Предисловие ко второму изданию
Вероломное нападение
План «ОСТ»
За честь Родины
Оборона Таллина
Удары танкистов и артиллеристов
Герои Бреста
Вставай, страна огромная
От Советского Информбюро
Отвага артиллеристов
Из выступления по радио Председателя ГКО И. В. Сталина 3 июля 1941 г
Эвакуация промышленных предприятий
«Мы вам поможем!»
Начало массового военного производства
Урал в эти дни
Письмо Гордея и Софии Легедзовских сыновьям на фронт
Всенародная помощь фронту
Пятый день войны
Звериный облик фашизма
Ты лжешь, чужеземец
Ни единого шага без преступлений
Грабители
Безграничный террор и грабежи
Цинизм фашистских палачей
Коммунисты и комсомольцы - вперед
Военные комиссары
Их место было впереди
Провал гитлеровского плана молниеносной войны
Защитники Могилева
Орудие наводчика Кавуна
На каждом рубеже
Признание гитлеровцев
Разгром фашистской дивизии
Помощь авиаторов и зенитчиков
Неуязвимость Москвы с воздуха
Прямой наводкой
«Мы считаем долгом чести...»
«Если бы ты все это видел!»
Награды — отважным
Смоленское сражение
Рождение Советской Гвардии
Контрудар на Ельню
На подступах к столице Украины
Ухудшение положения на юге
Героическая оборона Одессы
В сражение вступает Северный флот
Большой урон врагу
Смелый рейд подводников
Мужество летчиков
Боевое мастерство авиаторов
В болотах и на сопках Карелии и Заполярья
На Мурманском направлении
Бомбовые удары по Берлину
Беспримерный прорыв Балтфлота
Героический гарнизон Ханко
Начало героической обороны Ленинграда
Ко всем трудящимся Ленинграда
Непреклонная вера в победу
Ополченцы Ленинграда
Так жили ленинградцы
Предстояла суровая блокадная зима
Все — на защиту города
Трудовой ленинград — фронту
Моряки дали клятву
Под ударами защитников Ленинграда
По водному и ледовому пути
Важное значение Тихвина
Штурм Тихвина
Начало севастопольской эпопеи
Ответ севастопольцев
Пулеметчица Нина Онилова
Легендарный подвиг
Временный успех врага
Без оперативной паузы
Ростов снова стал советским
Подвиг ракетчиков
Народные мстители вступают в бой
Кузнец —партизанский командир
Под ногами оккупантов горела земля
Героическая оборона Москвы
Народные ополченцы в защите Москвы
Расчеты врага сорваны
В городе оружейников
Попытка обойти Москву с севера
«Клянемся беспощадно бить врага...»
Москва в осаде
Огонь —на себя
Столицу защищала вся страна
Рейд конников Доватора
Зоя
Когда ожесточаются сердца
«Генеральное» наступление захлебнулось
Парад в осажденной Москве
Слезные признания врага
Отступать некуда — позади Москва
Контрнаступление советских войск под Москвой
«Никто никого не слушался...»
Калинин освобожден
От Советского Информбюро
Сражается гвардия
Сочетание огня и маневра
Text
                    ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ
Второе дополненное пятитомное издание «Великая Отечественная война в фотографиях и кинодокументах» является фотолетописью героических лет борьбы советского народа против фашистского нашествия на нашу страну. Каждому году войны посвящается отдельная книга. Оно осуществляется по постановлению Госкомиздата СССР и реализуется по подписке. Это позволит подписчикам получить все пять томов издания. Первый том выходит к 40-летию Победы.
«Победа Советского Союза в Великой Отечественной войне,—указано в постановлении ЦК КПСС «О 40-летии Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 —1945 годов»,—со всей полнотой раскрыла преимущества социализма, его огромные экономические, социально-политические и духовные возможности. Это была Победа созданного великим Лениным Советского государства, самого передового общественного строя, социалистической экономической системы. Великая Отечественная война убедительно продемонстрировала монолитное единство партии и народа, нерушимость союза рабочего класса, колхозного крестьянства и трудовой интеллигенции, дружбы и братства народов СССР».
Выразительным и образным языком фотографий и кинокадров рассказывается о массовом героизме воинов на фронтах, самоотверженности тружеников тыла, мужестве подпольщиков и партизан—о великом подвиге советского народа, отстоявшего под руководством Коммунистической партии свободу и независимость нашей Родины и освободившего от фашистского рабства другие народы.
Первый том издания рассказывает о вероломном нападении фашистской Германии на СССР, о том, как в едином порыве поднялся на защиту своей Родины весь советский народ. В книге широко освещаются события, которые привели к позорному провалу вражеского плана «молниеносной войны» и развеяли миф о непобедимости гитлеровского вермахта. Она завершается показом первого крупного поражения врага в результате контрнаступления советских войск под Москвой.
В книге использованы фонды музеев и архивов, личные архивы военных фотокорреспондентов и кинооператоров. Многие материалы публикуются впервые.



В ФОТОГРАФИЯХ И КИНОДОКУМЕНТАХ «ПЛАНЕТА». МОСКВА, 1985
РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: П. А. КУРОЧКИН (председатель), Г. А. АММОН, М. А. ГАРЕЕВ (зам. председателя), В. В. ГУРКИН, К. П. КАЗАКОВ (зам. председателя), Г. Я. КОВАЛЕНКО, А. Е. КОВАЛЬ, О. А. НАЗАРОВ, Ю. В. ПЛОТНИКОВ, О. Ф. СУВЕНИРОВ, Ю. В. ТОРСУЕВ, К. Я. ЧЕРМАШЕНЦЕВ СОСТАВИТЕЛИ: Н. М. АФАНАСЬЕВ, М. А. ТРАХМАН АВТОР ТЕКСТА В. В. КАЗАРИНОВ ХУДОЖНИКИ: С. Ю. САХАРОВА, Г. Г. ФЕДОРОВ О «Планета», 1975 © «Планета», 1985 с изменениями
В ФОТОГРАФИЯХ И КИНОДОКУМЕНТАХ ИЗДАНИЕ ВТОРОЕ, ДОПОЛНЕННОЕ |5| «ПЛАНЕТА». МОСКВА, 1985
77 + 9(С)27 В 77 4911020000-137 подписное 027(01 )-85
ВЕЛИКИЙ ПОДВИГ НАРОДА (Предисловие к первому изданию) Е полным основанием можно сказать, что каждый из нас, современников, взяв в руки это издание, которое представляется мне уникальным, не скользнет равнодушным взглядом по его страницам, а испытает глубокое душевное волнение, прилив больших и сильных чувств. Ибо перед нами дорогие нашему сердцу образы соотечественников — главных творцов Победы над германским фашизмом. Это они заслонили своей грудью Родину в дни нависшей над ней смертельной опасности, в ожесточенных битвах отстояли ее свободу и независимость. Это им принадлежит решающая роль в освобождении многих народов и государств от угрозы фашистского порабощения, в спасении будущего мировой цивилизации, прогресса и демократии. «Подобно тому,— писал Карл Маркс,— как мумии мгновенно распадаются, когда подвергаются воздействию атмосферы, так и война выносит окончательный приговор социальным учреждениям, которые утратили свою жизнеспособность». «Всякая война,— говорил В. И. Ленин,— нераздельно связана с тем политическим строем, из которого она вытекает», и, следовательно, успех ее больше всего зависит «от внутреннего порядка той страны, которая вступает в войну»... Война, навязанная Советскому Союзу германским фашизмом, была самым крупным вооруженным выступлением ударного отряда мирового империализма против социализма. Все, кто пережил грозное лихолетье, знают, какие колоссальные полчища, полностью отмобилизованные, обладавшие боевым опытом, сосредоточили нацистские главари в надежде «молниеносно» сокрушить Советский Союз: пять с половиной миллионов человек, тысячи самолетов и танков, десятки тысяч орудий. Они не сомневались в успехе «похода на Восток», тем более, что в их распоряжении находились громадные экономические ресурсы не только самой Германии и сообщников по агрессии, но и всех оккупированных государств Западной Европы. Нацистским извергам, ослепленным звериной ненавистью к Стране Советов, не было дано осуществить их бредовый замысел! Несмотря на численное превосходство в силах и средствах, на использование преимущества внезапного нападеня, они потерпели такое сокрушительное поражение, равного которому не знала ни одна страна современного мира. На1 развалинах некогда могущественного «третьего рейха» они вынуждены были подписать Акт о безоговорочной капитуляции. Гитлеровский «новый порядок» с его человеконенавистничеством, зверствами, затмевавшими варварство средневековья, рухнул навсегда. Память ветеранов и поныне хранит тот бурный восторг, с каким честные люди всех континентов праздновали Победу, хорошо понимая, что в ее достижении решающую роль сыграл Советский Союз. Именно на его плечи легло основное бремя войны. Его титаническими усилиями был прегражден путь германскому фашизму к господству над миром. Своими выдающимися успехами на полях беспримерных по накалу и размаху сражений Совет¬ ский Союз убедительно доказал жизнеспособность и несокрушимость первого в мире социалистического государства. Наша Победа явилась торжеством нового общественного и государственного строя, рожденного Великой Октябрьской социалистической революцией, торжеством социалистической экономики, идеологии марксизма-ленинизма, социально- политического и идейного единства советского общества, братской дружбы народов Советского Союза. С вершины десятилетий, минувших после войны, самой тяжелой из всех войн, когда-либо пережитых нашей Родиной, еще ярче высвечиваются глубинные источники Победы, предстает ее неповторимое величие. Наиглавнейший источник — испытанное руководство Коммунистической партии. Старшее поколение советских людей хорошо помнит довоенное время, когда партия, предвидя вероятное единоборство с империалистическими хищниками, готовила страну и народ к обороне. В решении этой задачи она следовала заветам В. И. Ленина: революция только тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться; война есть испытание всех экономических и организационных сил нации; побеждает на войне тот, у кого больше резервов, больше выдержки в народной толще. В сложных условиях капиталистического окружения ленинская партия коммунистов мобилизовала трудящихся на борьбу за индустриализацию страны и коллективизацию сельского хозяйства. Под ее мудрым руководством в кратчайший исторический срок была создана могучая социалистическая индустрия, новые отрасли военной промышленности, разработаны совершенные образцы боевой техники. Были приняты важные меры по повышению боевой мощи Армии и Флота. В ходе энергичнрй созидательной деятельности партии и народа Советский Союз превращался в несокрушимую крепость социализма, способную отразить любое нападение мирового империализма. В. И. Ленин учил, что когда судьба страны и народа решается в вооруженной схватке с классовым врагом, «идеалом партии пролетариата является воюющая партия». В тяжелейшую пору испытания партия с необычайной быстротой превратила страну в единый боевой лагерь, перестроила народное хозяйство на военный лад, привела в движение неисчислимые резервы. И вышло так, что Советский Союз не только догнал, но и вдвое превзоше'л Германию по выпуску основных видов военной техники. С 1 июля 1941 г. по 1 сентября 1945 г. у нас было произведено 834 тыс. орудий и минометов, около 103 тыс. танков и самоходно-артиллерийских установок, более 112 тыс. боевых самолетов. Эти данные еще раз убедительно подтверждают бесспорную правду истории: экономический строй Германии не выдержал и не мог выдержать состязания с экономическим строем Советского Союза. Эти цифры — свидетельство трудового подвига патриотов советского тыла, на знамени которых был начертан призыв партии: «Все для фронта, все для победы!» В годы Великой Отечественной войны мне довелось трудиться на посту начальника Генерального 9
штаба, по поручению Ставки Верховного Главнокомандования я координировал действия фронтов в ряде крупнейших наступательных операций, командовал 3-м Белорусским фронтом на заключительной стадии разгрома фашистской Германии. Ставка поручила мне быть главнокомандующим советскими войсками в войне против милитаристской Японии. И буквально с каждым днем я воочию убеждался в неиссякаемом могуществе нашей социалистической Родины, в том, как ее колоссальные потенциальные возможности волей Коммунистической партии превращались в действительность, направлялись на разгром врага. С первого и до последнего дня войны Коммунистическая партия была поистине воюющей, сражающейся партией, мудрым руководителем всенародной войны. Об этом красноречиво говорит тот факт, что свыше восьмидесяти процентов коммунистов находилось в Армии и на Флоте, а также в отраслях, связанных с военным хозяйством. Коммунисты всегда были на самых трудных участках, поднимали боевой дух масс, вели их на подвиги, вселяли непоколебимую уверенность в полной победе над врагом. Общеизвестно, что и в наиболее суровое время, когда под давлением превосходящих сил врага нашим войскам приходилось отступать на новые рубежи обороны, и в период подготовки наступательных операций стратегического масштаба происходил наибольший приток отличившихся в боях воинов в ряды партии. В годы войны неизмеримо возрос ее авторитет, еще теснее сплотились ее ряды, прочнее стало единство партии и народа. Неотразимая сила идей Коммунистической партии нашла выражение в массовом героизме воинов. Напомним, что свыше трехсот раз был повторен подвиг Н. Гастелло, направившего свой вспыхнувший факелом самолет на колонну вражеских машин. Более двухсот воинов, подобно политруку А. Панкратову и рядовому А. Матросову, закрыли своим телом дышащие смертью амбразуры огневых точек врага. В списки полков навечно зачислено около трехсот военнослужащих, совершивших особо выдающиеся подвиги. Более семи миллионов участников войны удостоены боевых орденов и медалей. Более одиннадцати тысяч храбрейших из храбрых заслужили высшую награду — звание Героя Советского Союза. И когда думаешь о мотивах, побуждавших воинов на свершение подвига со смертельным риском для жизни, вспоминаются ленинские слова: «Убеждение в справедливости войны, сознание необходимости пожертвовать своей жизнью для блага своих братьев поднимает дух солдат и заставляет их переносить неслыханные тяжести». Коммунистическая партия выступила вдохновителем всенародной борьбы в тылу врага Она придала ей невиданную в прошлом массовость, наилучшую форму организации и в виде небольших отрядов, неуловимых для оккупантов, и крупных соединений, обладавших способностью совершать с боями тысячекилометровые рейды в тылу врага, взаимодействовать с регулярными войсками. На объятой пламенем народного гнева временно оккупированной территории летели под откос воинские эшелоны, взрывались склады с горючим и боеприпасами, уничтожались вражеские гарнизоны, разрушались коммуникации. Земля буквально горела под ногами фашистских захватчиков. Партизанская борьба, в которой ярко проявился глубокий патриотизм советских людей, вылилась в важный фактор Победы, имела большое стратегическое значение. Страницы летописи Великой Отечественной войны, выраженной в документальных фотоснимках и кинокадрах, воскрешают в памяти былые сражения, происходившие на обширном фронте от льдов Арктики до Черного моря. Мы всматриваемся в мужественные лица воинов сорок первого года, тех первых героев, в сознание которых нерушимой клятвой вошли слова: «Выстоять и победить!» Уже в приграничных боях, при обороне Бреста, Лиепаи, Перемышля, Моонзундских островов, полуострова Ханко, на всех направлениях фронта советские воины, защищая каждую пядь родной земли, проявили такую непоколебимую стойкость, какой гитлеровцы не встречали на других театрах второй мировой войны. «Русские сражаются до последнего человека...» — признавал в начале войны против Советского Союза начальник генерального штаба сухопутных войск вермахта Гальдер. И мы преисполнены благодарности тем, кто сохранил образы героев для потомов, для истории, кто шел в рядах советских воинов не с оружием, а с фото- и киноаппаратом в руках,— военным фотокорреспондентам и кинооператорам. Это было их воинским долгом перед Родиной. Многие из них погибли, и мы чтим память этих самоотверженных людей. Это издание освещает все периоды Великой Отечественной войны, напоминает о каждой ступени, по которой наши доблестные воины восходили к немеркнущей славе победителей. Оно убеждает в том, что в первые же дни и недели вторжения на советскую территорию гитлеровская военная машина, под ударами которой в короткие сроки разваливались армии буржуазных государств Западной Европы, начала давать серьезные перебои. «Блицкриг» на Востоке не удавался. Радужные иллюзии нацистских военачальников, с нескрываемым апломбом и самомнением считавших себя единственными мастерами вождения войск в современной войне, начали блекнуть. Первый мощный удар враг получил в битве под Москвой. В ходе контрнаступления и последовавшего за ним общего наступления советских войск на западном направлении был развеян миф о непобедимости вермахта. Народы мира воочию убедились, что только армия социалистического государства может оказать достойное сопротивление фашистским полчищам и только она в состоянии окончательно их разгромить. Победа в битве под Москвой заложила прочный фундамент наших будущих боевых успехов, а фашистская Германия была поставлена перед мрачной перспективой ведения затяжной изнурительной войны. Следующее крупнейшее поражение враг потерпел в битвах на Волге и в предгорьях Кавказа. Под Сталинградом советские войска преподали вермахту урок устройства грандиозных «Канн» XX века. Правящей верхушке гитлеровской Германии ничего не оставалось, как отметить гибель сотен тысяч немецких солдат в руинах Сталинграда трехдневным трауром. Победа на Волге положила начало массовому изгнанию оккупантов из пределов советской земли, внесла огромный вклад в достижение коренного перелома в Великой Отечественной и всей второй мировой войне. Она предопределила 10
начало распада фашистского блока, увеличила размах освободительного движения в странах, находившихся под игом гитлеризма. Используя успех, достигнутый в битве на Волге, советские войска в последующие месяцы зимней кампании 1942— 1943 годов вели наступление почти на всем советско-германском фронте. Летом 1943 года произошла Курская битва — одна из величайших битв второй мировой войны. Гитлер намеревался тогда взять реванш за Сталинград. Отдавая войскам приказ на наступление, он был уверен в победе, заранее окрестил ее «факелом для всего мира», призванным доказать, что «какое бы то ни было сопротивление немецкой армии в конечном счете бесполезно». Но «факел» не вспыхнул! В ходе сражений вермахт понес такое сокрушительное поражение, от которого не смог оправиться до конца войны. Советские войска, стремительно действуя на фронте в две тысячи километров, освободили Левобережную Украину, вступили в восточные районы Белоруссии, сокрушили вражескую оборону на Днепре, закончили освобождение Северного Кавказа. С победой под Курском и выходом на Днепр завершился коренной перелом в Великой Отечественной войне и второй мировой войне. Советская Армия прочно взяла в свои руки стратегическую инициативу. В 1944 году даже ярые приверженцы Гитлера не сомневались в том, что бесславный конец неотвратим. Лишь чувство страха и обреченности вынуждало врага отчаянно сопротивляться, оттягивая час неминуемой расплаты за преступления перед народами европейских стран. Тот год советские войска ознаменовали гигантским наступлением от Баренцева моря до Черного. Враг нигде не получал передышки. Результат этого наступления — сокрушительный разгром основных стратегических группировок вермахта, очищение от фашистской нечисти всей территории Советского Союза и восстановление государственной границы. Май 1945 года возвестил, что час истории пробил. Всего шестнадцать суток потребовалось нашим войскам, чтобы взломать мощную оборону врага по Одеру и Нейсе, сломить яростное сопротивление почти миллионной группировки и довершить разгром ее остатков в самом Берлине. Это был венец Победы. Война закончилась там, откуда она пришла. Наша Победа не имела бы того всемирно- исторического значения, с которым она вошла в века, если бы советские воины не оказали бескорыстной помощи народам Европы в вызволении из-под ярма фашистской оккупации. Они принесли свободу народам Польши, Румынии, Болгарии, Венгрии, Чехословакии и других стран. Во имя этого они не щадили своей жизни. Непреложным остается тот факт, что главным фронтом второй мировой войны был советско- германский. По своей протяженности он в два-четыре раза превосходит североафриканский, итальянский и западноевропейский фронты, вместе взятые. Активные боевые действия на нем составили тысячу триста двадцать дней, чего не было на других фронтах. На советско-германском фронте вермахт и сателлиты фашистской Германии потеряли шестьсот семь дивизий, а на всех остальных фронтах — только сто семьдесят шесть дивизий. Советская же армия нанесла решающий удар и по сухопутным силам милитаристской Японии. Это подтверждает, что главная тяжесть борьбы с агрессорами лежала на плечах советского народа. Великая Отечественная война продемонстрировала превосходство творческого по сути своей советского военного искусства. Достаточно сказать, что для боевой деятельности Советской Армии была типичной такая сложнейшая форма маневра, как наступление по сходящимся направлениям с целью окружения и уничтожения крупных группировок вражеских войск. Коммунистическая партия, весь советский народ воздают должное самоотверженной борьбе народов европейских государств против фашистской оккупации. В борьбе против фашизма важную роль сыграло движение Сопротивления в оккупированных странах. В авангарде борьбы против самого опасного врага человечества шли коммунистические и рабочие партии. Коммунисты проявили себя подлинными патриотами и интернационалистами, последовательными борцами за свободу и независимость народов. Прямым следствием разгрома германского фашизма и японского милитаризма явилось падение реакционных режимов в ряде стран Европы и Азии. Возникла мировая социалистическая система, углубился общий кризис капитализма, ускорилось развитие мирового революционного процесса. Произошли коренные изменения в соотношении сил на мировой арене в пользу социализма. Империализм лишился возможности безнаказанно распоряжаться судьбами народов и ныне не может не считаться с мощью социалистических государств. Вместе с тем нельзя забывать, что природа империализма не изменилась, силы реакции и агрессии не сложили оружия. Это требует постоянной заботы об укреплении оборонного могущества социалистической Родины. Коммунистическая партия и Советское правительство делают все для того, чтобы мирный труд и безопасность страны были надежно защищены. Необходимость и правильность такого курса подтверждают уроки минувшей войны. Все дальше во времени беспримерная эпопея Великой Отечественной войны. За десятилетия, прошедшие со дня Победы, советский народ не только залечил бесчисленные раны войны, но и добился выдающихся успехов в коммунистическом строительстве. В самоотверженном труде на благо своей Отчизны советские люди проявляют высокую сознательность, горячий патриотизм и преданность идеалам коммунизма, за которые бесстрашно, до последнего дыхания сражались герои-фронтовики. Подвиги советских воинов, совершенные ради свободы и независимости нашей Родины, никогда не померкнут в памяти народной. Выражением всенародного почета и благодарности героям Великой Отечественной войны являются сотни памятников и обелисков, воздвигнутых на необъятной советской земле. Пусть же и это издание тоже станет своеобразным памятником тем, кто в кровопролитных сражениях отстоял наше счастливое настоящее и еще более светлое будущее, имя которому— коммунизм. Маршал Советского Союза А. М. ВАСИЛЕВСКИЙ, дважды Герой Советского Союза 11
июня 1941 года, на рассвете, разрывы тысяч и тысяч бомб, снарядов и мин, обрушившихся на советские приграничные земли, возвестили всему человечеству: фашизм начал решительный штурм первой в мире страны социализма. Развязанная ударными силами империализма вторая мировая война вступила в решающую фазу, в которой на карту были поставлены само существование целых народов, прогресс человечества, свобода и независимость миролюбивых государств. Фашистская Германия обрушила на Советскую страну удар многомиллионных полчищ вымуштрованных, обильно оснащенных боевой техникой солдат, всю мощь своей гигантской военной машины. Многие годы готовился гитлеровский рейх к нападению на СССР. Захватив почти всю Европу и поставив себе на службу ее развитую экономику, фашисты, поощряемые международной империалистической реакцией, решили, что настало время для давно задуманного «похода на Восток». К 22 июня 1941 года гитлеровское командование сосредоточило у западных границ Советского Союза огромную армию: 190 отборных дивизий общей численностью 5,5 миллиона человек. На вооружении этих войск имелось 4980 боевых самолетов, около 4300 танков и штурмовых (самоходных) орудий, 47 200 орудий и минометов. 193 корабля военно- морского флота имели задачей уничтожить при содействии авиации и сухопутных войск советские военно-морские силы в Северном, Балтийском и Черном морях. История еще не знала такого гигантского сосредоточения войск для нападения на одно государство. Агрессивные страны — фашистская Германия, Италия и милитаристская Япония — задолго до этого готовили новую войну за передел мира, за порабощение народов десятков стран. Коммунистическая партия и Советское государство предпринимали все необходимые меры для обуздания сил агрессии и создания системы коллективной безопасности. Однако антисоветская политика рравящих кругов Англии и Франции, стремившихся натравить гитлеровскую Германию на СССР, задушить ее руками единственное в мире социалистическое государство, сорвала осуществление советских предложений. Не имея иного выхода, Советский Союз был вынужден пойти на переговоры с Германией и в 1939 году заключить с ней договор о ненападении сроком на 10 лет. Этот договор сыграл положительную роль. Он продлил почти на два года мирное развитие нашей страны, что имело огромное значение для повышения ее обороноспособности. За это время были осуществлены многие важные меры политического, экономического, идеологического и военного характера. В частности, значительно возросло производство вооружений, боевой техники, боеприпасов, увеличена численность Вооруженных Сил. Многое было сделано и для воспитания советских
людей в духе постоянной готовности к защите социалистической Родины. Наряду с другими обстоятельствами нашей стране не хватило времени, чтобы выполнить все намеченное для укрепления обороны. А фашистская Германия располагала многими преимуществами, которые не могли не оказать существенного влияния на ход боевых действий, особенно в первые месяцы войны. Советский Союз имел в западных военных округах 170 дивизий и 2 бригады. Общая численность нашей армии не превышала 2,7 млн. человек. Кроме устаревшей боевой техники, она имела 1475 тяжелых и средних танков новой конструкции, 37500 орудий и инометов, 1540 самолетов новых типов. Но в первом эшелоне армий прикрытия, на удалении от границы в 40—50 километров, находились только 56 дивизий, остальные были во втором эшелоне и в резерве на расстоянии до 400 километров от границы. В трех-пяти километрах позади пограничных застав дислоцировались, как правило, лишь малочисленные авангарды войск. Это и привело к тому, что на всех направлениях главных ударов гитлеровские войска сразу получили многократное численное и техническое превосходство. Фашистская Германия всячески старалась замаскировать свою всестороннюю подготовку к военной агрессии против СССР, чтобы обеспечить внезапность нападения. Только после того, как началось вторжение главных сил гитлеровских войск на советскую территорию, к народному комиссару иностранных дел СССР прибыл немецкий посол и от имени своего правительства заявил, что Германия решила начать войну против Советского Союза. В этом заявлении не было никакого объяснения причин внезапного нападения. Планы уничтожения единственного в мире социалистического государства были разработаны еще в книге Гитлера «Майн кампф» и в директиве, известной под названием план «Барбаросса», утвержденной в декабре 1940 года. В этих творениях бесноватого фюрера и его подручных не содержалось каких-либо определенных претензий к СССР. С предельной циничностью и откровенностью в них говорилось о необходимости военного разгрома и ликвидации Советской страны: заправилы фашистской Германии понимали, что без этого невозможно завоевание мирового господства. А для маскировки своих агрессивных замыслов Гитлер провозгласил себя «спасителем мировой цивилизации от смертельной опасности большевизма». Антикоммунизм не раз развязывал руки самым реакционным силам на земле, объединял их под знаменами мракобесия, служил и служит ширмой для самых черных и бесчеловечных деяний. Но еще никогда этим силам не удавалось выполнить свои зловещие замыслы. Историей многократно подтверждено, что фашизм— порождение не национальное, а классовое. Гитлеризм был детищем не только реакционно настроенных капиталистов и помещиков Германии, но и международной империалистической реакции, пестовавшей его для борьбы против социализма, против СССР. Она возлагала большие надежды на Г итлера, активно подталкивала его на путь агрессии против Советского государства, не желая признавать, что германский фашизм отводил в своих планах и капиталистическим странам незавидную участь. Гитлеровские воротилы вынашивали планы завоевания всего мира, порабощения всех народов. Правящие классы буржуазных государств надеялись как-то договориться с фашистскими завоевателями, питали беспочвенные иллюзии относительно того, что Гитлер ограничится разгромом и порабощением СССР. Военное поражение СССР нацистская Германия считала решающим шагом на пути к завоеванию мирового господства. Гитлер и его ближайшее окружение не могли считать достигнутые завоевания в Европе достаточно прочными, окончательными, пока существует СССР. Вот почему планы и методы ликвидации Советского государства отличались особым, невиданным варварством и жестокостью. Официальные документы, подготовленные гитлеровской кликой еще до нападения на СССР и хранившиеся в глубочайшей тайне, а затем переданные во все армии как руководство к действию, свидетельствуют, какими были намерения взбесившихся фашистских людоедов: истребить физически десятки миллионов русских, украинцев, белорусов и людей других национальностей; после ликвидации Советского государства оставить на огромных просторах нашей страны только такое количество населения, которое потребовалось бы фашистским колонизаторам в качестве рабов,— около 14 млн. человек. Накануне нападения на СССР заправилы фашистской Германии окончательно сформулировали главную цель войны, которую обязаны были помнить и осуществлять все исполнители бредовых планов германского фашизма, военные и гражданские: «Предстоящая кампания — это нечто большее, чем Просто вооруженная борьба; это — конфликт двух мировоззрений. Учитывая размеры русских просторов, для окончания этой войны недостаточно будет разгромить вооруженные силы противника... Необходимо при всех обстоятельствах избежать замены большевистской России государством интернациональным. Уроки истории учат, что такое государство опять станет врагом Германии». В одном нельзя отказать правителям фашистской Германии: они тоже понимали, что, пока существует могучее Советское государство, основанное на принципах интернационализма, невозможно осуществление планов порабощения народов земного шара даже на короткий срок. У советских людей не было ни малейшего сомнения относительно человеконенавистнических целей нашествия фашистских орд. Наш народ понимал, что война будет длительной и жестокой, потребует колоссальных жертв, напряжения всех моральных и физических сил, преодоления величайших трудностей. Поэтому разработанная Коммунистической 15
партией программа ведения войны как Великой Отечественной, всенародной стала программой жизни и деятельности всех советских людей. «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!»—этот лозунг, провозглашенный Коммунистической партией, выразил надежду и веру всего многонационального советского народа. И он грудью встал на защиту своей социалистической Родины. С первых же минут Великой Отечественной войны в жесточайшие сражения против фашистских поработителей вступили не только отважные советские пограничники и малочисленные войска Советской Армии, находившиеся вблизи границы. Тысячи жителей приграничных городов и других населенных пунктов —коммунисты и беспартийные, мужчины и женщины — с помощью партийных органов и военных комиссариатов вооружались и включались в самоотверженную борьбу плечом к плечу с советскими воинами. В отличие от всех прошлых войн в истории человечества война против фашистского нашествия с первого же дня стала подлинно всенародной, Отечественной. Колоссальная армия вторжения врага, заблаговременно и всесторонне подготовленная и оснащенная самым совершенным по тому времени вооружением, только на советской земле сразу испытала силу жесточайшего отпора. Советскому народу предстояло защитить не только завоевания Октябрьской революции и социалистического общества. История возложила на его плечи величайшую историческую интернациональную миссию, которую народы других стран не могли бы выполнить без решающей помощи СССР: предотвратить установление фашистского рабства на Земле, навсегда покончить с самым отвратительным порождением империалистической реакции — германским фашизмом. Армия вторжения нацистской Германии обладала огромным численным и материальным превосходством над защитниками советских приграничных рубежей. Но она не имела, да и не могла иметь таких высочайших морально-политических и боевых качеств, какие отличали советских воинов. Рано или поздно это должно было привести — и через четыре года напряженной войны привело! — к сокрушительному разгрому фашистских полчищ. Вероломное нападение фашистской Германии на СССР вызвало гнев и возмущение прогрессивных сил всего мира. Коммунистические и рабочие партии капиталистических стран, выражая волю своих народов, резко осудили фашистскую агрессию против СССР, стали вдохновителями и организаторами широкого народного движения за оказание всемерной помощи советскому народу в его освободительной войне. Они заявили, что советский народ защищает не только себя, но и народы всего мира, борющиеся против порабощения германским фашизмом. С такими воззваниями и декларациями выступили коммунистические и рабочие партии Англии, США, Югославии, Болгарии, Венгрии и многих других стран. Компартия Югославии заявила, что борьба СССР является борьбой и югославского народа, призвала развернуть партизанскую войну по всей стране и превратить ее во всенародное вооруженное восстание. И югославские народы ответили на этот призыв делом: тысячи патриотов встали под знамена славных партизанских войск, чтобы беспощадно истреблять ненавистных фашистских поработителей. Это заставило гитлеровское командование постоянно держать в Югославии крупные массы своих войск, чтобы подавить вооруженное сопротивление народа. Однако с каждым днем оно становилось все более могучим. Активизировалось сопротивление фашистским оккупантам и в других странах Западной Европы. Народы этих стран все более убеждались в том, что час их освобождения от фашистских угнетателей приближается с каждым днем, и придет он с востока. Горячие чувства симпатии к советскому народу и готовность оказать ему всемерную поддержку выразили не только коммунистические партии, но и многие другие прогрессивные партии и организации капиталистических стран. Так начало складываться единение всех демократических и прогрессивных сил мира против фашистской Германии. В день вероломного нападения на СССР фашистская Германия сама подписала себе исторически неизбежный и справедливый приговор. И этот справедливый приговор истории был приведен в исполнение. 16
22 ИЮНЯ 1941 ГОДА: 3 ЧАСА 45 МИНУТ, 4 ЧАСА.. Рассвет 22 июня 1941 года. У границы СССР завершено сосредоточение колоссального количества немецко-фашистских войск и боевой техники. Они заняли исходные для вторжения рубежи, получили конкретные боевые задачи. Штабы всех степеней разработали подробнейшие планы выполнения этих задач. 3 часа 45 минут. Фашистские войска притаились на рубежах атаки, командиры заняли командные и наблюдательные пункты, танкисты и летчики приготовились к запуску моторов танков и самолетов. Публикуемые на первых страницах трофейные фотографии показывают, что происходило у западной границы СССР на рассвете 22 июня. Вот на берегу Буга, севернее Бреста, командующий танковой группой генерал Гудериан со своим штабом за четверть часа до нападения. Он уточняет, все ли готово к началу боевых действий. Вот притаились фашистские артиллеристы. Они готовы открыть огонь. 4 часа утра. Загрохотали залпы десятков тысяч орудий, взревели моторы тысяч танков и самолетов. Вероломное вторжение началось... Не раз провозглашая верность договору о ненападении, правители гитлеровской Германии подготовили все необходимое для вторжения в СССР внезапно, воровским способом. Нравы грабителей и разбойников они перенесли в область межгосударственных отношений. 17
ОНИ ПЕРВЫМИ ПРИНЯЛИ НА СЕБЯ УДАР ВРАГА Первыми приняли на себя массированные удары врага подразделения пограничных застав, малочисленные авангарды войск, оторванные от главных сил своих соединений, и летчики частей, базировавшихся на пограничных аэродромах. Фашистские войска, прошедшие почти триумфальным маршем по многим странам Западной Европы, начали вторжение на советскую землю после ураганной артиллерийской и авиационной подготовки нагло, самоуверенно, в строю походных колонн. Но подразделения погранзастав, авангардов советских войск не дрогнули перед врагом, имевшим многократное численное превосходство. Они сражались героически, самоотверженно, до последнего патрона, до последней капли крови. Уже в этих неравных боях в полной мере проявились величайшее мужество, моральное превосходство и пламенный патриотизм советских воинов — те качества, которые все годы войны изумляли мир и уже тогда, в первые часы и дни войны, предопределили неизбежность разгрома фашистских полчищ. Самоотверженные защитники приграничных рубежей до конца выполнили свой воинский долг перед Родиной. Их подвиги навсегда останутся в памяти народной как символ беспредельной преданности воинов социалистическому Отечеству.
Нет, не триумфальное шествие ожидало зарвавшихся фашистских разбойников на советской земле На следующем развороте. Западнее Минска. Расчет противотанкового орудия открыл огонь по вражеским танкам 23
Брест и Брестская крепость в огне Надпись на стене, сделанная 20 июля 1941 года одним из защитников крепости... 26
ГРОМАДНЫЕ ПОТЕРИ ВРАГА Как сообщило Советское Информбюро 29 июня, за первые 8 дней войны фашисты потеряли огромное количество танков и самолетов. Десятки тысяч вражеских солдат и офицеров в первые же дни войны нашли свой бесславный конец на советской земле. Такие огромные потери несли лучшие дивизии фашистской Германии, предназначенные для того, чтобы совершить победный марш по всей советской земле. Вражеские солдаты и офицеры начали убеждаться в том, что война против СССР — не триумфальный поход, к чему они привыкли на землях западноевропейских государств, а повседневные кровопролитные сражения, в которых каждый шаг вперед стоит им сотен и тысяч жизней. Советско-германский фронт стал теми жерновами, которые беспощадно перемалывали армию вторжения врага... О росте эффективности сопротивления советских войск гитлеровским захватчикам свидетельствуют такие сопоставления: до середины июля потери врага составляли в среднем 4—4,2 тысячи человек в день; во второй половине июля — более 7 тысяч, а в августе потери достигли почти 9 тысяч. К концу третьего месяца войны общие потери гитлеровской армии превысили полмиллиона солдат и офицеров, тогда как до нападения на Советский Союз вооруженные силы фашистской Германии, захватившие почти всю Европу, потеряли менее 300 тысяч человек. Пулеметчики вели огонь до последнего патрона
ИЗ ДИРЕКТИВЫ № 21 (ПЛАН «БАРБАРОССА») Германские вооруженные силы должны быть готивы разбить Советскую Россию в ходе кратковременной кампании еще до того, как будет закончена война против Англии... Общий замысел. Основные силы русских сухопутных войск, находящиеся в Западной России, должны быть уничтожены в смелых операциях посредством глубокого, быстрого выдвижения танковых клиньев. Отступление боеспособных войск противника на широкие просторы русской территории должно быть предотвращено. Путем быстрого преследования должна быть достигнута линия, с которой русские военно- воздушные силы будут не в состоянии совершать налеты на имперскую территорию Германии. Конечной целью операции является создание заградительного барьера против Азиатской России по общей линии Волга — Архангельск. Таким образом, в случае необходимости последний индустриальный район, оставшийся у русских на Урале, можно будет парализовать с использованием авиации. В ходе этой операции русский Балтийский флот быстро потеряет свои базы и окажется, таким образом, не способным продолжать борьбу. Эффективные действия русских военно- воздушных сил должны быть предотвращены нашими мощными ударами уже в самом начале операции... Сотни тысяч бомб и снарядов обрушились на советские города и села в первые дни войны. Сотни городов и сел были разрушены и сожжены оккупантами. Многие тысячи советских людей, оставшихся без крова, и те, кто оказался в прифронтовой полосе, двинулись на восток. Воскресло уже давно забытое, тревожное слово «беженцы». С детьми, немудреным скарбом, который удалось вытащить из пепелища родного дома, они тянулись нескончаемой вереницей по дорогам. Не сосчитать, сколько погибло и было изувечено людей на этих трагических дорогах, сколько детей лишилось родителей и сколько родителей потеряло детей в результате варварских бомбардировок и обстрелов.
ПЛАН «ОСТ» В рамках плана «Барбаросса» был разработан так называемый генеральный план «Ост», уточнявший основные положения общего замысла войны против СССР, пути ограбления оккупированных территорий, физического уничтожения .советских людей. Вот основные положения этого плана: на всей оккупированной территории (до линии Архангельск— Волга) должно остаться только около 14 миллионов местных жителей; после окончания войны число переселенцев на оккупированную территорию для немедленной колонизации должно составлять примерно 4 миллиона 550 тысяч человек; 65 процентов украинского населения и 75 процентов белорусского населения должны исчезнуть с лица земли, остальное население подлежит онемечиванию — будет рабами фашистских господ. Окончательный подрыв мощи Советского государства после завершения оккупации необходимо осуществить путем полного уничтожения государственного управления без последующей организации нового разветвленного государственного аппарата, захвата в свои руки всей экономики, в том числе вывоза в Германию всех запасов сырья, материалов, машинного оборудования и особенно транспортных средств, продовольствия и других материальных ценностей; разгромить русских как народ, разобщить их, превратить их в примитивных, расовонеполноценных, тупых людей, управление которыми не доставит много хлопот. «Для нас,— подчеркивалось в плане «Ост»,— важно ослабить русский народ до такой степени, чтобы он не был в состоянии помешать нам установить... господство в Европе...» Фашистские войска получили указания о том, как обращаться с пленными советскими армейскими политработниками (комиссарами частей и соединений, политическими руководителями подразделений). В них предписывалось: 1. Носителей государственной политической идеи и политических руководителей (комиссаров) следует уничтожать. 2. Если указанные лица будут захвачены войсками, то решение об их уничтожении принимает офицер, обладающий дисциплинарной властью (такой властью наделены все офицеры от командира взвода и выше.— Ред.). Для такого решения достаточно установить, что данное лицо является носителем государственной политической идеи. 3. Политические руководители подразделений не признаются пленными, с ними должно быть покончено не позднее, чем в пересыльном лагере. В тыл их не отправлять...» Так скрупулезно разработали правители фашистской Германии планы уничтожения Советского государства и массового истребления советского народа. 30 Одна из первых жертв фашистских варваров
ЗА ЧЕСТЬ РОДИНЫ За каждый колос, опавший С твоих, отчизна, полей; За каждый волос, упавший С головок наших детей; За стон от боли жестокой, Слетающий с братских губ, Отплатим мы око за око, Отплатим мы зуб за зуб. Не быть рабыней отчизне, И нам рабами не жить! За счастье свободной жизни Не жалко голов сложить! Отсюда наше бесстрашье Начало свое берет. Священна ненависть наша, Расплаты близок черед! Нет краше, страна родная, Счастья — тебе служить, Идем мы, смерть презирая, Не умирать, а жить! 1941 Евгений Березницкий 31
На командном пункте 8-й танковой дивизии 22 июня 1941 года в районе Рава- Русская. Командир дивизии полковник П. Фотченков с офицерами штаба разрабатывают план контратак против фашистских войск Контратаки советских воинов, принявших на себя первые удары врага 33
Корабли Краснознаменного Балтийского флота в бухте Таллина перед войной Пулеметчики в обороне Таллина ОБОРОНА ТАЛЛИНА Мужественно обронялись у стен Лиепаи воины 67-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора Н. А. Дедаева. Вместе с ними сражались моряки во главе с капитаном I ранга М. С. Клевенским и его заместителем М. И. Поручиковым, пограничники майора В. И. Якушева и лиепайские рабочие, которыми руководили секретари горкома партии М. Бука и Я. Заре. В Эстонии, на рубеже Пярну — Тарту — Чудское озеро, до 22 июля стойко оборонялись войска 8-й армии. Создав и на этом участке фронта большое численное превосходство, фашисты прорвали фронт обороны армии и 7 августа вышли к Финскому заливу. Часть сил 8-й армии отошла к Таллину. В боях за Таллин враг имел громадное численное превосходство. Воины частей 8-й армии, моряки Балтфлота и рабочие Таллина мужественно отбивали атаки гитлеровских полчищ, но удержать город не смогли. 27 августа фашисты ворвались в столицу Эстонии, начались кровопролитные уличные бои. К тому времени тяжелая обстановка сложилась под Ленинградом. Требовалось сосредоточить максимум сил для его обороны. Балтфлот ушел в Ленинград. Эвакуация Таллина затруднила оборону Мо- онзундских островов. Фашистские войска получили приказ любой ценой захватить острова, откуда советская авиация совершала налеты на Берлин и другие важные центры Германии. В начале сентября вражеская группировка— две пехотные дивизии — при поддержке авиации начала штурм острова Сааре- маа (Эзель). Ожесточенные бои продолжались здесь полтора месяца. Фронт в это время находился уже под Ленинградом, в 400 километрах восточнее. В обороне островов активно участвовали коммунисты. Их возглавлял секретарь уездного комитета Компартии Эстонии А. М. Муй. Оборона полуострова Ханко. Беседа о положении на фронтах
УДАРЫ ТАНКИСТОВ И АРТИЛЛЕРИСТОВ Воины 28-й танковой дивизии под командованием полковника И. Д. Черняховского вступили в ожесточенное сражение с фашистскими войсками в Литве. 23 июня заместитель командира 55-го танкового полка этой дивизии майор Б. П. Попов несколько раз водил танкистов в контратаки. Вблизи деревни Калтиненай Шилальского района его танк уничтожил 4 вражеских орудия и около взвода солдат. Майор Б. П. Попов погиб в этом бою. Посмертно ему присвоено звание Героя Советского Союза. На другой день дивизия И. Д. Черняховского наголову разгромила моторизованный полк гитлеровцев. Так начался боевой путь человека, ставшего впоследствии одним из прославленных советских полководцев. В начале войны развернулись жестокие бои на Шяуляйском направлении. В сражении с 22 по 26 июня 9-я отдельная истребительная противотанковая артиллерийская бригада под командованием полковника Н. И. Полянского уничтожила около трехсот вражеских танков. Героями боев стали многие воины бригады. Так, например, наводчик орудия 636-го полка этой бригады рядовой А. Ф. Серов только в одном бою 23 июня уничтожил 11 фашистских танков. Танк старшего сержанта Г. И. Найди- на 9-го полка 5-й танковой дивизии 24 июня находился в засаде у шоссейной дороги вблизи местечка Рудишкяй Тра- кайского района. Когда колонна вражеских танков и артиллерии втянулась на дорогу, проходящую по болоту, первым выстрелом Найдин разбил головной танк. Вторым выстрелом Найдин уничтожил последний в колонне танк. Гитлеровцы оказались «запертыми» с обеих сторон, они не могли проскочить ни вперед, ни назад. Воспользовавшись замешательством, а потом и начавшейся паникой в стане врага, отважный экипаж Найдина продолжал беспощадно расстреливать танки и орудия гитлеровцев. Старший сержант понимал, что теперь самое важное в том, чтобы не дать врагу опомниться. И экипаж Найдина развил такой высокий темп огня из единственного орудия своего танка, что фашисты не смогли оказать организованного сопротивления. В считанные минуты он разгромил всю вражескую колонну, в которой было 12 танков и 10 орудий. Около полсотни гитлеровцев отвоевались навсегда. За выдающийся подвиг, совершенный в этом бою, старшему сержанту Г. Н. Найдину Указом Президиума Верховного Совета СССР присвоено звание Героя Советского Союза. Стрелковое подразделение в обороне Таллина Конец фашистского танка
Полковник Майор Б. П. Попов Полковник Рядовой А. Ф. Серов Старший сержант Д. Черняховский Н. И. Полянский Г. Н. Найдин
Наряд пограничников на Тереспольском укреплении на берегу Буга. Слева направо: рядовые Н. Т. Левинец и В. И. Крамаренко. Оба погибли при защите Тереспольского укрепления ГЕРОИ БРЕСТА Оборона Бреста — яркая героическая страница в летописи Великой Отечественной войны 1941 —1945 годов. Пройдет длинная череда лет, одно поколение будет сменяться другим, но в благодарной памяти человечества не забудется подвиг защитников Бреста. Брест — это не только крепость, это весь город, весь пограничный район, где гитлеровцы встретили жесточайший отпор как на земле, так и в воздухе... В первый же день войны, 22 июня 1941 года, фашистские бомбардировщики совершили массированные налеты на многие аэродромы приграничных военных округов. В результате внезапности налетов советская авиация в первой половине дня 22 июня потеряла около 1200 самолетов, большинство из них было уничтожено на земле. Вражеская авиация, обладав¬ шая и без того большим численным превосходством, на решающих направлениях стала безраздельно господствовать в воздухе. Но, несмотря на это, советские летчики бесстрашно вступали в бой с воздушными пиратами, даже когда один наш самолет встречался с десятком вражеских. Летчики 123-го авиационного истребительного полка, располагавшегося в районе Бреста, только за один день 22 июня сбили 30 фашистских самолетов. Командир этого полка капитан Б. Н. Сурин сам водил в бой эскадрильи и лично сбил 3 самолета. Лейтенант С. М. Гудимов одну вражескую машину сбил, а вторую — таранил. Летчик соседнего, 124-го, авиаполка младший лейтенант Д. В. Кокорев в первые минуты после начала фашистского вторжения настиг вражеский самолет и атаковал его. Когда у него внезапно отказали пулеметы, Кокорев догнал гитлеровского стервятника и винтом своего самолета обрубил ему хвостовое оперение. Фашист рухнул вниз. Свою поврежденную машину Кокореву удалось посадить на землю. В тот же день воздушные тараны совершили еще несколько летчиков. Оборону границы в районе Бреста должны были вести четыре стрелковые дивизии 4-й армии Западного фронта. Война застала их далеко от границы. По пути к ней они подверглись массированным ударам фашистской авиации и артиллерии, понесли большие потери и не смогли вступить в бой организованно. Но дрались они с удесятеренной ожесточенностью. Большой урон врагу нанесли артиллеристы 447-го корпусного артполка под командованием полковника А. А. Маврина, бойцы 17-го погранот- ряда, возглавляемого майором А. П. Кузнецовым, танкисты 22-й танковой дивизии. Враг располагал многократным численным превосходством. Наши разрозненные части и подразделения в итоге вынуждены были отступить. В Брестской крепости и в самом городе остались лишь малочисленные подразделения 42-й и 6-й стрелковых дивизий и других частей. Вместе с пограничниками они организовали круговую оборону крепости и несколько очагов сопротивления в городе. Главным опорным пунктом советских воинов была Цитадель — центральная часть крепости. Она приковала на длительный период большую массу фашистских войск. 24 июня в крепости состоялось совещание командиров подразделений и групп, защищавших отдельные участки и секторы Цитадели. Решили создать единый штаб обороны и командования. Руководителем обороны был назначен капитан И. Н. Зубачев, полковой комиссар Е. М. Фомин — его заместителем по политической части. И начались те трудные, кровопролитные бои, которые вписали в бессмертие имена всех защитников крепости, сделали легендарной ее оборону. Враг предпринимал одну яростную атаку за другой, не давал героическому гарнизону ни минуты передышки. Крепость уже была маленьким островком в глубоком тылу врага. Но она держалась! 29—30 июня гитлеровцы предприняли генеральный штурм Цитадели. Шквал артиллерийского огня и град авиабомб обрушились на позиции горстки храбрецов. Кирпич мощных крепостных стен не выдерживал ударов взрывной волны и огня и во многих местах покрывался расплавленным слоем стеклообразной массы. А крепость продолжала сражаться. Уже погиб основной состав штаба ее обороны, погибли большинство ее защитников. Наконец, фашистам удалось ворваться в Цитадель. Они расстреляли 38
Герои боев в Брестской крепости и в городе. Первый ряд (слева направо): полковой комиссар Е. М. Фомин, майор А. П. Кузнецов, лейтенант А. М. Кижеватов, полковник А. А. Маврин, капитан Б. Н. Сурин: второй ряд: медсестра П. J1. Ткачева, полковник И. В. Кононов, старшина П. П. Баснев, майор П. М. Гаврилов, майор М. Я. Стафеев тяжело раненного полкового комиссара Фомина. Капитана Зубачева взяли в плен (он так и погиб в одном из концлагерей). Гитлеровцы торжествовали. Но преждевременно! Снова ожила Брестская крепость и заговорила огнем. В восточном ее форте командир 44-го стрелкового полка майор П. М. Гаврилов, собрав оставшихся в живых воинов, продолжал сопротивление наседавшим со всех сторон фашистам. Только на тридцать второй день гитлеровцы захватили его в плен, полуживого от напряжения непрерывных боев, голода и жажды... Тогда знамя борьбы подхватили те, кто смог скрыться в лабиринтах подвалов и подземных переходов. Вероятно, один из этих безвестных героев из последних сил нацарапал штыком или кинжалом на каменной стене западных казарм: «Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина! 20/VII.41 г.» Большинство защитников крепости пали смертью героев. Часть их, тяжело раненных и обессиленных нечеловеческим напряжением и голодом, попала в плен. Но и там они продолжали борьбу против врага в подпольных антифашистских группах, организовывали побеги из концлагерей и тюрем, вступали в партизанские отряды на оккупированной советской территории или в ряды движения Сопротивления Франции, Италии, Чехословакии, Польши и других стран... Длительное и ожесточенное сопротивление гитлеровским ордам оказали не только защитники крепости. Военный комиссар Брестской области майор М. Я. Стафеев организовал стойкую оборону облвоенкомата. Железнодорожный вокзал защищала группа советских воинов во главе со старшиной П. П. Басневым. Героические подвиги совершили . многие врачи и медсестры, спасая жизнь раненых. Бои за Брест стоили фашистам больших потерь. Пусть герои Бреста и не смогли изменить положение на фронте, но, приковав к себе крупные силы врага, они лишили их возможности в течение длительного времени участвовать в общем наступлении. Начинаясь маленьким родником, вбирая в себя воды тысяч ручьев, речушек и рек, Волга становится великой русской рекой. Так и наша великая Победа над гитлеровскими полчищами слагалась из больших и малых боевых успехов советских войск, из больших и малых потерь врага... Герои Бреста внесли достойный вклад в нашу Победу. 39
ероломное нападение гитлеровской Гер- | Щ мании вызвало бурное негодование все- I \ ® I го советского народа. В едином порыве он поднялся на защиту своей Родины. На I | I митингах, прокатившихся по всей стра- 1 I I не’ советские люди заклеймили позором I I фашистских варваров и поклялись жес- I J токо покарать зарвавшихся завоевате¬ лей. Военкоматы штурмовали тысячи юношей и девушек, мужчин и женщин — коммунисты, комсомольцы и беспартийные. Они требовали немедленной отправки на фронт, подавали заявления с просьбой послать их в тыл врага, в партизанские отряды. Вдохновителем и "организатором всенародной борьбы против фашистского нашествия выступила Коммунистическая партия. Партия ясно сознавала всю глубину опасности, нависшей над нашим Отечеством. Она понимала, что для разгрома гитлеровских полчищ потребуется колоссальное напряжение моральных и физических сил советского народа, мобилизация всех экономических возможностей страны, и обратилась к советским гражданам с призывом: «Все для фронта, все для победы!» И советский народ подчинил всю свою жизнь священной цели защиты социалистического Отечества. В постановлении Центрального Комитета КПСС «О 40-летии Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов» о роли партии говорится: «Своей многогранной деятельностью она обеспечила прочное единство политического, государственного и военного руководства, армии и народа, фронта и тыла. По ее призыву вся страна поднялась на смертный бой с фашизмом». В считанные дни партия и правительство разработали всеобъемлющую программу мобилизации всех сил и возможностей страны для достижения победы. Она была изложена в Заявлении Советского правительства от 22 июня, в директиве Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) партийным и советским организациям прифронтовых областей от 29 июня и в речи И. В. Сталина по радио 3 июля 1941 года. На основе этой программы были разработаны конкретные планы перестройки всей экономики страны на военный лад, оперативно-стратегического руководства боевыми действиями войск на фронтах и развертывания партизанской войны на временно оккупированной врагом территории. Величайшее мобилизующее и организующее значение имела эта программа защиты Отечества от фашистского порабощения — программа разгрома врага. Социалистическое государство сильно сознательностью масс. Эту мысль В. И. Ленин особо подчеркнул в заключительном слове по докладу о мире на Втором Всероссийском съезде Советов 8 ноября 1917 года. «Оно сильно тогда,— говорил он,— когда массы все знают, обо всем могут судить и идут на все сознательно». И наша партия прежде всего сказала советскому народу всю правду о смертельной опасности, какая грозила нашей Родине. В директиве от 29 июня 1941 года и в речи И. В. Ста-
лина по радио откровенно говорилось, что в начавшейся войне решается вопрос о жизни и смерти Советского государства — быть советским народам свободными или впасть в порабощение. Партия не скрыла, что в первые дни войны временные преимущества позволили врагу достигнуть крупных боевых успехов. И все же выразила непоколебимую уверенность в том, что гитлеровские полчища получат сокрушительный разгром. Партия мобилизовала не только экономику страны, но и сознание масс. Величайшая опасность, нависшая над Родиной, как никогда сплотила весь народ и еще теснее объединила его вокруг Коммунистической партии, которой он вручил свою судьбу и судьбу всей страны. С первого дня войны Центральный Комитет партии занимался всеми вопросами военного строительства, повседневно вникал в руководство боевой деятельностью Армии и Флота, в разработку военно-политических планов, занимался мобилизацией коммунистов и комсомольцев на фронт. Особое внимание ЦК ВКП(б) обращал на необходимость повышения роли партийно-политических органов в войсках, усиление их ответственности за боевую деятельность войск и подготовку резервов для фронта. Директива от 29 июня и постановление Политбюро ЦК ВКП(б) от 18 июля 1941 года приковывали внимание всех партийных, советских, комсомольских и других организаций прифронтовых областей к делу разжигания всенародной борьбы против фашистских захватчиков на временно оккупированной ими территории. В первые же дни войны партия выдвинула задачу огромного военного и политического значения: создать на захваченной врагом территории невыносимые для оккупантов условия, беспощадно преследовать и истреблять гитлеровцев и их пособников, срывать все мероприятия оккупационных властей. На помощь фронту партия мобилизовала весь могучий советский тыл. Советская экономика в предельно короткий срок перестраивалась на военный лад. Выдвинутый партией лозунг «Все для фронта, все для победы!» нашел полное воплощение во всех народнохозяйственных планах и в директивах ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР по хозяйственным вопросам. Генеральной задачей всей промышленности стало производство боевой техники, вооружения и боеприпасов. Металлы и другие материалы в первую очередь получали предприятия, выпускавшие военную продукцию. К производству многих видов оружия и боеприпасов были привлечены предприятия легкой промышленности и даже кустарные мастерские. Партия осуществила ряд мер, чтобы в кратчайший срок обеспечить фронт всем необходимым, ликвидировать превосходство врага в танках, самолетах, в автоматическом стрелковом оружии. Колоссальный объем работы в предельно короткое время был выполнен по эвакуации промышленного оборудования, запасов сырья и материалов, квалифицированной рабочей силы и специалистов промышленности и транспорта, имущества колхозов и совхозов из прифронтовых районов в тыл страны. На новых местах оборудование предприятий нередко монтировалось и вводилось в действие прямо под открытым небом, стены и крыши цехов возводились позднее. По призыву партии на территориях, которые захватывал враг, стремились не оставлять никаких материальных ценностей, которыми он мог бы воспользоваться... Тысячи опытных рабочих и специалистов действовавших предприятий уходили в ряды Вооруженных Сил. На предприятиях оставался лишь самый минимум квалифицированных специалистов, без которых невозможно было вести массовый выпуск военной продукции. На смену уходившим на фронт становились тысячи женщин и подростков. В большинстве своем они не имели производственной квалификации и опыта. Требовалось время, чтобы научить этих людей управлению станками, выпуску продукции высокого качества. Но и эти трудности были преодолены в самые сжатые сроки. Выпуск вооружения, боевой техники, боеприпасов и разнообразного снаряжения для защитников Родины повышался с каждым днем. Неуклонно приближался тот момент, когда враг утратил превосходство над Советской Армией в численности войск и решающих средств боевой техники. Весь народ, вся огромная страна поднялась на смертельный бой за святое и правое дело. Каждый прожитый день и на фронте, и в тылу измерялся ответом на вопрос: что сделал ты для победы? Усилия всего народа — воинов, рабочих, колхозников, интеллигенции — были подчинены одной общей цели: отстоять Родину от фашистских варваров. И для этой цели никто не жалел ни своих сил, ни жизни. Особый смысл и значение приобрело понятие «патриотизм». Любовь к социалистической Родине стучала в сердце каждого советского человека: стоял ли он сутки напролет у станка, производя оружие, или шел на таран вражеского самолета, отдавал ли последние сбережения в фонд обороны или кровь для раненых бойцов. Всеобъемлющая программа разгрома фашистских войск, выработанная Коммунистической партией, вооружила советский народ ясностью цели, создала такую атмосферу в стране, когда, выражаясь словами В. И. Ленина, народные массы знали все, могли судить обо всем и шли на все сознательно. Это умножило силы Советского государства и Вооруженных Сил. Разработав программу разгрома врага, партия обратилась к народу с призывом быстро организоваться и действовать, не теряя ни одной минуты, не упуская ни единой возможности в борьбе с врагом. В первые дни Великой Отечественной войны поэт В. И. Лебедев-Кумач и композитор А. В. Александров создали песню «Священная война», которая сразу облетела весь фронт, всю страну. Она выражала сокровенные думы и чаяния всего советского народа. 43
Вставай, страна огромная, Вставай на смертный бой С фашистской силой темною, С проклятою ордой. Пусть ярость благородная Вскипает, как волна,— Идет война народная, Священная война! Эта песня стала гимном советского народа в годы суровых военных испытаний. Разработка и осуществление программы перестройки всей страны на военный лад проходили в обстановке ожесточенных сражений на всех участках гигантского советско-германского фронта. Стремясь завоевать господство в воздухе, фашистское командование бросило на уничтожение советской авиации около половины своих боевых самолетов, находившихся на советско-германском фронте. В первые же часы вражеского вторжения фашистская бомбардировочная авиация нанесла массированные удары по 66 основным аэродромам Прибалтийского, Западного, Киевского особых округов и Одесского военного округа. В результате этого Советская Армия сразу потеряла около 1200 самолетов, главным образом новых типов, не уступавших по своим тактико-техническим данным фашистским. Больше всех — 738 самолетов — потерял Западный особый военный округ. Восполнить такие громадные потери в короткий срок было невозможно. Но даже в этих условиях советские летчики совершили 22 июня около 6 тысяч самолето-вылетов, сбили в воздушных боях больше 200 вражеских самолетов. Однако на решающих направлениях фашистская авиация на длительное время захватила господство в воздухе. Первыми в схватки с наземными войсками вступили отважные советские пограничники. Фашисты в тысячи раз превосходили их по численности и вооружению. И все же пограничники сражались героически, самоотверженно, до последней капли крови. Мало кто из них остался живым, но своим героическим подвигом они дали советскому командованию время, хотя и незначительное, для развертывания войск прикрытия. А тогда каждый час выигранного времени значил очень много. С первых часов начавшейся войны войска прикрытия, малочисленные по своему составу, оказались под массированными ударами наземных и воздушных сил врага и не смогли занять намеченные ранее рубежи обороны, зачастую вступали в бой с ходу, отдельными частями и подразделениями. Но даже оказываясь в окружении, советские воины сражались самоотверженно, до последнего патрона, до последней капли крови. Организованно встретили фашистское нашествие моряки Северного, Балтийского и Черноморского военных флотов. Они отбили внезапные налеты вражеских бомбардировщиков на основные военно- морские базы на рассвете 22 июня, сорвали попытки фашистов нанести удар по боевым кораблям. Обладая многократным численным превосходством в живой силе и вооружении, фашистские полчища в первый день войны прорвались на советскую территорию на глубину от 10 до 50 км. Предпринятые на ряде направлений контрудары советских войск не дали значительных результатов. Гитлеровским полчищам удалось добиться крупных оперативных успехов. В конце июня советское командование приняло решение о переходе наших войск на всем фронте к стратегической обороне. Итоги этих дней и недель, самых тяжелых для советского народа и его воинов, уже свидетельствовали о первых провалах в выполнении гитлеровских планов «молниеносной войны». Врагу не удалось, как он рассчитывал, уничтожить главные силы Советской Армии в приграничных сражениях. Сопротивление наших войск росло с каждым днем. А в глубоком тылу ускоренными темпами готовились мощные резервы для фронта. Было неимоверно трудно формировать, вооружать и обучать новые полки и дивизии Советской Армии, но с каждым днем на фронт шел все более мощный поток свежих резервов. Массовый трудовой героизм проявили работники сельского хозяйства. Большинство исправных тракторов и автомашин колхозы и совхозы отдали на оснащение войск. В этой отрасли экономики осталось еще меньше мужчин, чем в промышленности и на транспорте. И на селе основной рабочей силой стали женщины и подростки. Именно им предстояло убрать первый военный урожай с громадных площадей. Убрать в основном вручную. В прифронтовых районах уборка урожая нередко производилась под огнем врага. С помощью десятков тысяч горожан, студентов и школьников, труженики сельского хозяйства выполнили важнейшую для всей страны задачу — заложили в государственные закрома такое количество продовольствия, без которого невозможно было бы успешное ведение войны. Всем своим ходом война показала, что выполнение таких неимоверно трудных задач было посильно только советскому народу, руководимому Коммунистической партией. Вручив свою судьбу в руки испытанной Ленинской партии, советский народ уверенно шел по многотрудному, тернистому пути Великой Отечественной войны. 44
УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР О мобилизации военнообязанных по Ленинградскому, Прибалтийскому особому, Западному особому, Киевскому особому, Одесскому, Харьковскому, Орловскому, Московскому, Архангельскому, Уральскому, Сибирскому, Приволжскому, Северокавказскому и Закавказскому военным округам На основании статьи 49 пункта «л» Конституции СССР Президиум Верховного Совета СССР объявляет мобилизацию на территории военных округов—Ленинградского, Прибалтийского особого, Западного особого, Киевского особого, Одесского, Харьковского, Орловского, Московского, Архангельского, Уральского, Сибирского, Приволжского, Северокавказского и Закавказского. Мобилизации подлежат военнообязанные, родившиеся с 1905 по 1918 год включительно. Первым днем мобилизации считать 23 июня 1941 года. Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. Калинин По всей стране началась отправка призывников на сборные пункты Москва. Кремль 22 июня 1941 г. Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А. Горкин
46
Страшное слово — война — с невероятной быстротой облетело всю страну. И повсюду — на промышленных предприятиях, в колхозах и совхозах, учреждениях и учебных заведениях — 22 и 23 июня прошли бурные митинги. И решения были единодушными: разгромить гитлеровскую Германию и жестоко покарать виновников и преступников войны 47
СТАВКА ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДОВАНИЯ Эшелоны с войсками день и ночь шли к фронту Последние километры до передовых позиций войска шли пешком На следующем развороте. Москва. Торжественный марш полка перед отправкой на фронт 23 июня 1941 года была образована Ставка Главного Командования. В Ставку вошли: народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко (председатель), начальник Генерального штаба генерал армии Г. К. Жуков, И. В. Сталин, В. М. Молотов, Маршалы Советского Союза К. Е. Ворошилов и С. М. Буденный, народный комиссар Военно-Морского Флота адмирал флота Советского Союза Н. Г. Кузнецов. В период всей Великой Отечественной войны Ставка находилась в Москве. 10 июля того же года постановлением Государственного Комитета Обороны Ставка Главного Командования преобразована в Ставку Верховного Командования, а 8 августа — в Ставку Верховного Главнокомандования. С того времени Верховным Главнокомандующим до победоносного окончания войны являлся И. В. Сталин. В ходе войны в состав Ставки ВГК последовательно включались военачальники, занимавшие пост начальника Генштаба — Б. М. Шапошников, А. М. Василевский, А. И. Антонов. Последнее изменение в составе Ставки проведено 17 февраля 1945 года. Постановлением ГКО тогда в состав Ставки были включены И. В. Сталин, Г. К. Жуков, А. М. Василевский, А. И. Антонов, И. А.. Булганин, Н. Г. Кузнецов. Рабочим органом Ставки ВГК постоянно являлся Генеральный штаб.
ОБРАЗОВАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО КОМИТЕТА ОБОРОНЫ В ПРЕЗИДИУМЕ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР, ЦК ВКП(б) И СОВНАРКОМЕ СССР (30 июня 1941 г.) ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР, ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ ВКП(б) И СОВЕТ НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ СССР ВВИДУ СОЗДАВШЕГОСЯ ЧРЕЗВЫЧАЙНОГО ПОЛОЖЕНИЯ, В ЦЕЛЯХ БЫСТРОЙ МОБИЛИЗАЦИИ ВСЕХ СИЛ НАРОДОВ СССР ДЛЯ ПРОВЕДЕНИЯ ОТПОРА ВРАГУ, ВЕРОЛОМНО НАПАВШЕМУ НА НАШУ РОДИНУ, ПРИЗНАЛИ НЕОБХОДИМЫМ СОЗДАТЬ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ ПОД ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВОМ т. СТАЛИНА И. В. В РУКАХ ГОСУДАРСТВЕННОГО КОМИТЕТА ОБОРОНЫ СОСРЕДОТОЧИВАЕТСЯ ВСЯ ПОЛНОТА ВЛАСТИ В ГОСУДАРСТВЕ. ВСЕ ГРАЖДАНЕ И ВСЕ ПАРТИЙНЫЕ, СОВЕТСКИЕ, КОМСОМОЛЬСКИЕ И ВОЕННЫЕ ОРГАНЫ ОБЯЗАНЫ БЕСПРЕКОСЛОВНО ВЫПОЛНЯТЬ РЕШЕНИЯ И РАСПОРЯЖЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО КОМИТЕТА ОБОРОНЫ. («Правда», 1 июля 1941 г.) В СОСТАВ ГКО, КРОМЕ И. В. СТАЛИНА, ВОШЛИ: В. М. МОЛОТОВ (ЗАМЕСТИТЕЛЬ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ), К. Е. ВОРОШИЛОВ, Г. М. МАЛЕНКОВ, НЕСКОЛЬКО ПОЗДНЕЕ —Н. А. БУЛГАНИН, В кавалерийской разведке Н. А. ВОЗНЕСЕНСКИЙ, Л. М. КАГАНОВИЧ И А. И. МИКОЯН.
ОТ СОВЕТСКОГО ИНФОРМБЮРО СООБЩЕНИЕ ОТ 4 ИЮЛЯ 1941 г. Образец исключительной отваги и прекрасного умения водить танк показал старший лейтенант Юхнич. Окруженный пятью фашистскими танками, он метким орудийным огнем расстрелял четыре вражеских машины, а затем, пустив свой танк на предельную скорость, сокрушительным ударом опрокинул последнюю вражескую машину. «Я не знаю, прочитаешь ли ты когда-нибудь эти строки? Но я твердо знаю, что это—последнее мое письмо. Сейчас идет бой жаркий, смертельный. Наш танк подбит. Кругом нас фашисты. Весь день отбиваем атаки. Улица Островского усеяна трупами в зеленых мундирах, они похожи на больших недвижимых ящериц. Сегодня шестой день войны. Мы остались вдвоем — Павел Абрамов и я. Ты его знаешь. Я тебе писал о нем. Мы не думаем о спасении своей жизни. Мы—воины и не боимся умереть за Родину. Мы думаем, как бы подороже гитлеровцы заплатили за нас, за нашу жизнь...» Из письма танкиста А. Голикова жене, 28 июня Танковый таран На следующем развороте. Разведчики вступили в бой с вражеским дозором 53
ОТВАГА АРТИЛЛЕРИСТОВ 293-й пушечный артиллерийский полк Резерва Главного Командования вступил в бои западнее Витебска. Поддерживая огнем 153-ю стрелковую дивизию полковника Н. А. Гагена, артиллеристы в первом же бою отбили танковую атаку. На поле боя остались 6 вражеских танков. Новую атаку фашисты начали более крупными силами. Бой оказался еще более жестоким и завершился тем, что на поле осталось 14 разбитых танков. Артиллеристы тоже понесли большие потери, но не отступили с занимаемых позиций. Противник рвался к Витебску. Две недели потребовалось ему, чтобы пройти от Минска до Витебска. Обойдя части дивизии с северо-запада, фашисты захватили город. Дивизия оказалась в полуокружении, а артиллерийский полк был отрезан от остальных частей. Но командир полка майор Е. С. Никитин вывел полк к частям дивизии. В течение многих дней артиллеристы героически дрались с врагом в полном окружении юго- восточнее Витебска. Замаскировавшись, артиллеристы наголову разгромили крупную моторизованную колонну противника, растянувшуюся по открытому большаку на несколько километров. Сковав большие силы врага, 153-я дивизия перемалывала его живую силу и технику. Артиллеристы помогали стрелковым частям отбивать танковые атаки, в большинстве случаев сокрушая их прямой наводкой. Например, в бою 17 июля больше десяти немецких танков были превращены в груду металлолома. Однако все меньше сил оставалось и у наших войск, сдавленных вражеским кольцом. 18 июля, когда наши войска вели ожесточенные бои за Смоленск, полковник Н. А. Гаген готовил прорыв окружения. В эту ночь 293-й артполк получил важную боевую задачу: нанести удар по Витебскому аэродрому, где фашисты сосредоточили более ста самолетов. Для этого командование полка сформировало сводный дивизион из 12 орудий во главе с командиром — капитаном Г. Е. Анисиным и комиссаром — политруком И. И. Москвиным. Пушки были выдвинуты на минимальное расстояние от цели. Командир одной из батарей — лейтенант Виктор Молодых — проник к самой кромке аэродрома. Когда дивизион открыл огонь по этой цели, В. Молодых искусно корректировал его по телефону. Каждое орудие выпустило свыше 60 снарядов. На аэродроме бушевало море огня, начались сильные взрывы, горели заправленные к полетам самолеты, в которых дежурили экипажи. Многие из них в попытке спастись включали моторы, чтобы взлететь, но сталкивались друг с другом на взлетных полосах. Позднее из рассказов очевидцев и сведений, полученных от витебских подпольщиков, стало известно, что фашисты потеряли тогда более пятидесяти самолетов, много летного состава и солдат аэродромного обслуживания. Взлетные полосы были так перепаханы воронками, Догорает сбитый фашистский самолет Советские летчики делятся впечатлениями о только что проведенном воздушном бое А внизу — фашистские авиаторы. Их взяли в плен. Больше они не будут бомбить советские войска, города и села. Березовые кресты обозначали путь наступления вражеских войск на всех участках советско-германского фронта
что в течение нескольких суток взлет и посадка самолетов оказались невозможными. Хотя сводный дивизион, разгромивший аэродром, понес вскоре тяжелые потери, и гитлеровцам удалось изолировать его от основных сил полка, такие удары по врагу были немаловажной поддержкой для наших войск, участвовавших в знаменитом Смоленском сражении. Артиллеристы 293-го полка вместе со всей дивизией прошли с боями больше 120 километров по тылам вражеских войск, вырвались из окружения, соединились с 16-й армией и дрались в ее составе в северной части Смоленска. Из нового «котла» они вышли через знаменитую Соловьеву переправу на Днепре. Полк сохранил свое знамя и, получив пополнение и новую технику, возобновил удары по врагу на дальних подступах к Москве. Так самоотверженно действовали сотни частей и подразделений, оказавшиеся в тылу врага. Они внесли весомый вклад в срыв гитлеровского плана «молниеносной войны». Подвиги личного состава 153-й стрелковой дивизии были высоко оценены. Она в числе первых четырех дивизий стала в сентябре 1941 года гвардейской. Тысячи советских людей — мужчины и женщины, совсем юные и пожилые—шли в военкоматы. Просьба одна — отправить на фронт, чтобы гневом, ненавистью, своими руками истреблять вторгнувшиеся в нашу страну фашистские орды 59
Вооружаются воины рабочих коммунистических батальонов Вслед за мобилизацией военнообязанных и записью добровольцев советский народ начал создавать отряды народного ополчения Вот оно — яркое проявление дружбы советских народов: добровольцы, комсомольцы Таллина, прибыли на защиту Ленинграда 60
Диверсант не пройдет! Группа бойцов рабочего батальона Ижорского завода под Ленинградом. Они работают на заводе, но в любую минуту готовы вступить в бой. И не раз им приходилось делать это, выходя из цехов завода Рабочий батальон Куйбышевского района Ленинграда отправляется на фронт 62
Рабочие Кировского завода стали боевым экипажем танка Летчики Ленинградского фронта знакомятся с планом очередного удара по вражеским войскам Бойцы народного ополчения направляются мимо Кировского завода на фронт 65
ИЗ ВЫСТУПЛЕНИЯ ПО РАДИО ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ГКО И. В. СТАЛИНА 3 ИЮЛЯ 1941 г. Вооружается, строит оборонительные сооружения учится без промаха разить врага трудовая Москва 66 ...Враг жесток и неумолим. Он ставит своей целью захват наших земель, политых нашим потом, захват нашего хлеба и нашей нефти, добытых нашим трудом. Он ставит своей целью... разрушение национальной культуры и национальной государственности русских, украинцев, белорусов, литовцев, латышей, эстонцев, узбеков, татар, молдаван, грузин, армян, азербайджанцев и других свободных народов Советского Союза, их онемечивание, их превращение в рабов немецких князей и баронов. Дело идет, таким образом, о жизни и смерти Советского государства, о жизни и смерти народов СССР... Великий Ленин, создававший наше государство, говорил, что основным качеством советских людей должно быть храбрость, отвага, незнание страха в борьбе, готовность биться вместе с народом против врагов нашей Родины. Необходимо, чтобы это великолепное качество большевика стало достоянием миллионов и миллионов Красной Армии, нашего Красного Флота и всех народов Советского Союза. Мы должны немедленно перестроить всю нашу работу на военный лад, все подчинив интересам фронта и задачам организации разгрома врага... Красная Армия, Красный Флот и все граждане Советского Союза должны отстаивать каждую пядь советской земли, драться до последней капли крови за наши города и села, проявлять смелость, инициативу и сметку, свойственные нашему народу. Мы должны организовать всестороннюю помощь Красной Армии, обеспечить усиленное пополнение ее рядов, обеспечить ее снабжение всем необходимым, организовать быстрое продвижение транспортов с войсками и военными грузами, широкую помощь раненым. Мы должны укрепить тыл Красной Армии, подчинив интересам этого дела всю свою работу, обеспечить усиленную работу всех предприятий, производить больше винтовок, пулеметов, орудий, патронов, снарядов, самолетов, организовать охрану заводов, электростанций, телефонной и телеграфной связи, местную противовоздушную оборону. При вынужденном отходе частей Красной Армии необходимо угонять весь подвижной железнодорожный состав, не оставляя врагу ни одного паровоза, ни одного вагона, не оставлять противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего. Колхозники должны угонять весь скот, хлеб сдавать под сохранность государственным органам для вывозки его в тыловые районы. Все ценное имущество, в том числе цветные металлы, хлеб и горючее, которое не может быть вывезено, должно безусловно уничтожаться. В занятых врагом районах нужно создавать партизанские отряды, конные и пешие, создавать диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога лесов, складов, обозов. В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия. Войну с фашистской Германией нельзя считать войной обычной. Она является не только войной между двумя армиями. Она является вместе с тем великой войной всего советского народа против немецко-фашистских войск. Целью этой всенародной Отечественной войны против фашистских угнетателей является не только ликвидация опасности, нависшей над нашей страной, но и помощь народам Европы, стонущим под игом германского фашизма. («Правда», 4 июля 1941 г.)
Боевая подготовка рабочих На следующем развороте, батальонов на улицах и в Бронебойщики готовы выехать предместьях столицы на фронт 67
ЭВАКУАЦИЯ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ Эшелон за эшелоном с оборудованием демонтированных в прифронтовых районах предприятий шел на восток страны 24 июня 1941 года был создан Совет по эвакуации производительных сил страны в составе Н. М. Шверника (председатель), А. Н. Косыгина и М. Г. Первухина (заместители председателя), А. И. Микояна, М. 3. Сабурова и других. В Совете имелась группа инспекторов во главе с А. Н. Косыгиным, которая контролировала эвакуацию промышленных предприятий из прифронтовых районов в тыл страны. За первые полгода войны из угрожаемых районов было вывезено 1523 промышленных предприятия (до войны они давали 33 процента продукции всей промышленности страны), в том числе 1360 крупных. В Поволжье перебазировано 226, на Урал — 667, в Западную Сибирь— 244, в Казахстан и Среднюю Азию — 308 предприятий. За время эвакуации на Восток ушли 1,5 миллиона вагонов с оборудованием, сырьем, топливом, людьми. В тыловые районы перебазировались более 10 миллионов человек. Запорожский завод имени Энгельса вступил в строй действующих на новом месте через 20 дней после эвакуации. Эвакуированные из Ленинграда Кировский и из Харькова дизельный заводы размещались на территории Челябинского тракторного завода. За три недели здесь было смонтировано 5800 металлорежущих станков, 230 новых электропечей и большое количество другого оборудования. Работая поначалу под открытым небом, отогреваясь в морозы у костров, 70
рабочие наладили производство танков Т-34 и день ото дня увеличивали их выпуск. В сентябре—октябре 1941 года была проделана грандиозная работа по созданию танковой промышленности на востоке страны. Здесь начали действовать и наращивать мощности восемь танкостроительных, шесть корпусных и три дизельных завода. Была образована и новая база самолетостроения, созданы центры по производству артиллерии, стрелкового вооружения, боеприпасов. Крупные промышленные предприятия, эвакуированные из Москвы в глубокий тыл, также в короткое время входили в строй действующих и начинали выпуск вооружения и боеприпасов Для фронта. А на производственных площадях эвакуированных заводов предприятия, оставленные в Москве, по приказу Государственного Комитета Обороны вновь организовали выпуск военной продукции. Прямо из заводских ворот она отправлялась войскам Западного фронта. Огромнейшие усилия для сохранения колхозного и совхозного добра приложили труженики сел. Нелегкой была эвакуация скота. Управляющий фермой совхоза «Засижье» Гаврилов руководил перегоном более 700 голов скота. Значительную часть пути пришлось пройти по району действия вражеской авиации. Однако весь скот был доставлен без потерь. Ценнейшее племенное стадо совхоза «Носково» перегоняла в тыл работница О. Н. Суровникова. Она вывела все стадо из опасной зоны и доставила его на место назначения без потерь. Так начиналась жизнь сотен заводов на новых местах. Без крыши над головой, без четырех стен, которые и завод делали родным домом. И только для сохранения наиболее ценного оборудования от дождя и снега воздвигался навес- времянка 71
«МЫ ВАМ ПОМОЖЕМ!» Осенью 1941 года Советская страна была поставлена в крайне тяжелое положение в связи с вызванными оккупацией потерями урожая. На захваченной гитлеровцами к ноябрю 1941 года территории производилось до 38 процентов всей зерновой продукции, 84 процента сахара, находилось 38 процентов поголовья крупного рогатого скота и 60 процентов поголовья свиней. Только могучие возможности колхозного строя, героические усилия тружеников колхозов и совхозов, принятые партией и правительством меры позволили преодолеть колоссальные трудности, порожденные войной. Колхозы и совхозы восточных районов страны, прежде всего, Поволжья, Урала, Сибири, Казахстана и Средней Азии, стали основными поставщиками продовольствия и сельскохозяйственного сырья, основной животноводческой базой. Осенью 1941 года площадь озимых посевов, несмотря на сложности военного времени, увеличилась по сравнению с 1940 годом (по сопоставимой территории) более, чем на 2 миллиона гектаров. Колхозы и совхозы расширили площади сенокосов, заготовили силоса на 67 процентов больше, чем в предвоенном году. По призыву партии сотни тысяч тружениц деревень и сел заменили ушедших на фронт мужчин, стали трактористами, комбайнерами, ремонтниками в МТС и совхозах. За первые два месяца войны в МТС получили специальности шоферов, трактористов, комбайнеров почти 175 тысяч женщин. Труженики села не отставали от тружеников города, Они тоже работали по-фронтовому. В прифронтовых областях труженики села вели уборку урожая нередко под огнем врага. Молодой комбайнер колхоза «Большевик» Запорожского района Куценко, как сообщалось в сводке Совинформ- бюро 29 июля, ежедневно убирал по 25—30 гектаров хлеба, сэкономил большое количество горючего. По две и больше нормы в день выполняла комбайнер колхоза «Большевик» Красноармейского района Буколова. На комбайне «Коммунар» она ежедневно убирала по 30—34 гектара зерновых. По 29 гектаров скашивали на таких же машинах женщины-комбайнеры Васильевской МТС Серая и Смоленко. Рекордную выработку дал комбайнер Никольской МТС Александр Величко. В сводке Совинформбюро 3 августа сообщалось, что сцепом двух комбайнов за один день он убрал 65 гектаров озимой пшеницы и намолотил больше тысячи центнеров зерна. Самоотверженно трудились колхозники в глубоком тылу страны. Комбайнер Юдинской МТС Новосибирской области депутат Верховного Совета СССР И. А. Многолетний один убрал сцепом трех комбайнов урожай с 2250 гектаров, сэкономил много горючего. По инициативе колхозницы Арзамасского района Горьковской области Тужевой больше тысячи девушек района заменили комбайнеров и трактористов, ушедших на фронт. В уборке урожая 1941 года на помощь труженикам колхозов и совхозов пришли сотни тысяч жителей городов. Активно участвовали в этом деле десятки тысяч студентов и школьников. Все понимали, что своевременная уборка урожая, выполнение государственных планов хлебопоставок и поставок других сельскохозяйственных продуктов — тоже помощь фронту, тоже удар по врагу. «Мы вам поможем: все, что от нас зависит, сделаем, чтобы обеспечить победу. Уборку обильного урожая мы закончили давно. Весь хлеб мы обмолотили и завезли в колхозные амбары, полностью выполнили поставки по хлебу, картофелю, молоку, овощам, дали государству тысячи центнеров сельскохозяйственных продуктов. Дадим еще больше хлеба и мяса, сколько потребуется!..» Так сообщали фронтовикам 26 октября 1941 года со страниц «Правды» колхозники сельхозартели «Спартак» Саратовской области. 72
Всем тяготам вопреки, любой ценой уйти от ненавистных фашистских захватчиков! В тыл страны из прифронтовых районов эвакуировались сельскохозяйственные машины, перегоняли гурты скота колхозов и совхозов
Рязанская область. Вручение переходящего Красного знамени ЦК ВЛКСМ передовой тракторной бригаде Дарьи Гармаш
НАЧАЛО МАССОВОГО ВОЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА На второй день начавшейся войны — 23 июня — Советское правительство ввело в действие мобилизационные планы по производству вооружения и боеприпасов, разработанные в мирное время. Промышленные наркоматы получили задания о резком увеличении выпуска танков, артиллерийских орудий, боевых самолетов и другой военной техники. Через неделю Совнарком СССР отменил ранее утвержденный план промышленного производства на третий квартал 1941 года и ввел в действие мобилизационный народнохозяйственный план на этот квартал, рассчитанный на увеличение выпуска военной техники более чем на 25 процентов. В чрезвычайно короткие сроки машиностроительные и станкостроительные заводы переходили на выпуск танков и самолетов. Металлургические заводы расширяли выпуск бронированного листа, снарядных заготовок, высококачественных сталей. Заводы радио- и электротехнической промышленности переходили на производство моторов и генераторов для танков, миноискателей, звукоулавливателей, радиолокационного оборудования. Нефтеперерабатывающие заводы в первую очередь стали выпускать авиабензин, горючее для танков и военных кораблей. Заводы часовой промышленности перешли на выпуск взрывателей. В паровозных и вагонных депо развернулось производство бронепоездов. Социалистическая система хозяйства позволила с наибольшей эффективностью использовать все производительные силы страны для массового военного производства. Урал становился гигантским арсеналом, с каждым днем расширял производство могучей боевой техники. На танковых заводах с небывалым ускорением повышались темпы выпуска танков 75
УРАЛ В ЭТИ ДНИ Урал... До фронта тысячи километров. Но люди и здесь чувствуют себя бойцами. Ощущение фронта стало всенародным. Каждый цех и завод живет войной. Все подчинено интересам фронта. Здесь куется материальная основа победы. Сталь и медь—Урал. Оружие и машины — Урал. Топливо, хлеб, лес — Урал. Суровый, бесконечно прекрасный, неисчерпаемо богатый и могучий край. Сильные, мужественные люди. Говорят так: «Если это возможно, то уже сделано, если невозможно, то будет выполнено». Раньше на предприятиях были оценки: плохо, удовлетворительно, хорошо и отлично. Сейчас уральские заводы работают только на хорошо и отлично. О лучших цехах, предприятиях говорят: «Этот сработал по-военному!» Такова высшая оценка. Производственные сводки лаконичным языком цифр и фактов рисуют величайший патриотический подъем. Красноуральск: знатный бурильщик Красногвардейского рудника Илларион Янкин еще в июле закончил 16- месячную программу по добыче медной руды. Кушва: токарь станции Гораблагодатская Мезенин выполнил программу двух с половиной лет. Алапаевск: мартеновцы увеличили садку печи на 25 процентов, ускорили завалку печи, выдача стали значительно увеличилась. Серов: три дня давалось на изготовление приспособления для выпуска новой продукции, инструментальщики сделали их за 40 часов. Тагил: слесари Уралвагонзавода Осетков, Сенников, Одинцов 34 часа бессменно несли ответственную вахту. Никогда так не трудились. За одну неделю в старом горнозаводском гнезде Кушве появилось более тысячи новых стахановцев. Двойная, тройная выработка стала обыкновением. В чугунолитейном цехе Уралмашзавода шестеро формовщиков заменили двенадцать человек. В Алапаевске четверо сварщиков выполняют теперь работу семерых и сами удивляются: «Раньше мы говорили, семерых не хватает, а ныне четверых достаточно». Иной раз техника упрямится, преграждает путь пределами. Речь идет о законных пределах, с которыми раньше волей-неволей мирились. Теперь—нет! Одному из мартенов Верх-Исетского завода полагался холодный плановый ремонт. Норма простоя —13 суток. Это означало недодачу сотен тонн металла. Люди решили: «Сделаем за семь суток». Перед ремонтом надо охлаждать печь целую смену. Ждать? Некогда. Сталевар Александр Попов ринулся в печь через завалочное окно. Подручные сталеваров Страусов, Стулов, питомец ФЗО Иванов — за ним. Охватило нестерпимым жаром. Обожгло лица. Люди разворачивали стенки, выбрасывали отслуживший кирпич. Выскакивали на минуту выкрутить мокрые от пота рубашки. «Отдохните» — предлагали им. Они отвечали: «На фронте труднее». Человеческая воля оказалась выше технических пределов. Печь пошла через шесть дней и несколько часов... Когда кончается рабочая смена, Урал обучается военному делу, вспоминает свой партизанский опыт, обновляет боевые навыки, горячо мечтает о схватке с заклятым врагом. Урал ведет великий счет своим людским резервам, чтобы бросить на врага в нужный час новые полки неустрашимых воинов. И. Пикетанов. «Красная звезда», 28 августа 1941 г. 76
Ручные гранаты, и минометы, и бронепоезда... Каждое предприятие вносило свой вклад в дело защиты советской земли от вражеского нашествия На следующем развороте. В цехе авиастроительного завода 77
И теплые вещи для фронтовиков... И трудовые сбережения в фонд обороны... 80
Сотни тысяч советских людей, в большинстве своем — женщины и девушки, шли на пункты переливания крови, чтобы стать донорами, отдавать свою кровь для спасения раненых воинов Стахановка московского завода имени Менжинского комсомолка Аня Лилова одной из первых сдала кровь для лечения раненых воинов 81
ПИСЬМО ГОРДЕЯ И СОФИИ ЛЕГЕДЗОВСКИХ СЫНОВЬЯМ НА ФРОНТ До глубины души возмущены мы, колхозники села Стрижаково Винницкой области, дикими, злодейскими действиями фашистских варварских орд, вторгшихся на нашу овеянную вечной боевой славой, не терпящую капиталистической эксплуатации колхозную, социалистическую землю. Дорогие мои дети! Вас, шесть моих сыновей — в доблестной Красной Армии. Даю вам наказ вашей матери и мой: удесятерите смертельный удар по гитлеровским полчищам... Вас, дорогие сыны, наша родина-мать снабдила первоклассной военной техникой. Вас выучила и воспитала партия... За вами — мы все. Весь тыл, от мала до старика, будет работать, не покладая рук, на Отечественную войну во имя победы Красной Армии над фашистскими захватчиками. За нас, стариков, не беспокойтесь. Мы работаем в родном колхозе, как и все колхозники, и, несмотря на уход лучших, передовых колхозников на Отечественную войну, на защиту Родины, с хозяйством своим мы справимся. Так веди же ты, мой дорогой старший сын Антон Гордеевич, свою стальную танковую часть за Родину, за советский народ, на сокрушительный удар по фашистам! Ты, дорогой сын Андрей Гордеевич, по примеру старшего брата Антона, со своим подразделением бей фашистов во сто крат сильнее. За свободу, за честь советского народа не щади ни сил, ни крови, ни жизни! Ты, дорогой сын Иван Г ордеевич, морской летчик, топи вражеские корабли на морях и под водой! Ты, сын дорогой Григорий Гордеевич, с винтовкой и гранатой в руках очищай путь на поле боя от фашистских псов! Ты, сынок Николай Г ордеевич, на своем сухопутном советском самолете отомсти гитлеровским стервятникам за налеты на наши мирные советские города, бей их — и побольше — на их же земле! И ты, наимладший мой дорогой сынок Виталий, лейтенант-танкист, веди грозные машины на штурм озверелого врага, точно и метко втыкай в пасть извергам свои снаряды, бей оголтелого зарвавшегося противника! Наше дело правое, мы победим! Ваши родители Гордей и София Легедзовские Уборка урожая в прифронтовой зоне. Воины резервных частей помогают колхозникам 82
ВСЕНАРОДНАЯ ПОМОЩЬ ФРОНТУ ОТ СОВЕТСКОГО ИНФОРМБЮРО Утреннее сообщение 14 августа 1941 г. Одним из новых замечательных проявлений советского патриотизма стало всенародное движение за создание многомиллионного фонда обороны на основе добровольных взносов и отчислений трудящихся. К 22 сентября от патриотов столицы в отделения и главную кассу Московской городской конторы Госбанка поступили денежные взносы в размере 49 971 158 рублей. («Красная звезда», 23 сентября 1941 г.) В фонд обороны продолжают поступать от советских граждан большие суммы денег, облигаций государственных займов, драгоценности, продовольственные товары и др. По данным Народного комиссариата финансов, в фонд обороны к 21 сентября поступили денежные взносы на сумму 587,5 миллиона рублей. В Московскую областную контору Госбанка (без города Москвы) внесено 26,8 миллиона рублей, в Ленинградскую городскую — 23,1 миллиона рублей, в Хабаровскую краевую—19,7 миллиона рублей, в Казахскую республиканскую —15,5 миллиона рублей, в Азербайджанскую республиканскую—14,6 миллиона рублей и т. д. В фонд обороны трудящиеся передали также 1,2 килограмма платины, 42 килограмма золота, 1 890,4 килограмма серебра, на 1 383 154 рубля иностранной валюты по курсовой стоимости, 875,1 миллиона рублей облигаций государственных займов. Из колхозной деревни в фонд обороны поступило 12 959,2 тонны зерна, 6409,3 тонны мяса скота и птицы, 5886,6 тонны молока и молочных продуктов (в переводе на молоко), большое количество овощей. («Красная звезда», 26 сентября 1941 г.) Только в сентябре — ноябре 1941 года труженики тыла страны собрали для Красной Армии 1 175 000 пар валенок, свыше 500 000 полушубков, свыше 4 500 000 пар шерстяных перчаток и варежек, меховых руковиц, шерстяных носков, 3 миллиона килограммов шерсти, 2 миллиона овчин, множество теплого белья, свитеров, фуфаек, шапок-ушанок, ватных курток и т. п. («Правда», 9 января 1942 г.) В летописи всенародной помощи фронту множество изумительных страниц. Писатель Михаил Шолохов передал в фонд обороны Государственную премию в сумме 100 тыс. рублей. Поэты Александр Твардовский и Василий Лебедев-Кумач внесли по 50 тыс. рублей. Народный артист СССР А. А. Остужев с сентября 1941 года до окончания Великой Отечественной войны ежемесячно отчислял в фонд обороны половину своей заработной платы. Эшелоны с вооружением, боеприпасами, горючим, продовольствием день и ночь шли к фронту На следующем развороте. Огромную колонну танков, построенных на добровольные пожертвования москвичей, делегация тружеников столицы передает танкистам На стр. 88—89. Сотни тысяч москвичей и жителей Подмосковья возводили гигантские рубежи обороны на дальних и ближних подступах к столице 84
Капитан Н. Ф. Гастелло ПЯТЫЙ ДЕНЬ ВОЙНЫ Шел пятый день войны... И опять засновали по летному полю бензозаправщики, машины, подвозившие боеприпасы. Самолет капитана Гастелло находился на самом краю аэродрома, около него деловито хлопотал беспокойный техник Ваня Филоненко. — Как машина? — спросил подошедший Гастелло. — Полный порядок, товарищ капитан! Гастелло направился в штаб. Боевой приказ из дивизии уже был получен. Он, как всегда, предельно короток и ясен: «Двести седьмому полку в составе четырех самолетов парами бомбардировать мотомехчасти противника, прорвавшиеся в район Молодеч- но — Радошковичи. Высота бомбометания 600—800 метров. Маршрут: Смоленск, Борисов, Минск». Положение в полку сложилось крайне тяжелое. На пятый день войны в нем оставалось всего несколько самолетов. Лишь позавчера из очередного вылета в полк не вернулись девять машин, из них экипажи трех командиров эскадрилий — самых близких боевых друзей Гастелло. Вылет двух бомбардировщиков назначался на полдень. Капитан Гастелло вместе со своим заместителем, старшим лейтенантом Воробьевым, склонился над картой. До цели было около пятисот километров... Недавний выпускник штурманского училища лейтенант Григорий Скоробогатый, к своему огорчению, попал на должность адъютанта эскадрильи. Это было хлопотливым и довольно скучным занятием. На нем лежала вся забота о штабном хозяйстве четвертой эскадрильи. И молодой штурман, мечтавший летать, чуть не каждый день обращался к Гастелло с просьбами о переводе в боевой экипаж. Но заменить Скоробогатого было некем, и поэтому командир эскадрильи на все просьбы своего адъютанта отвечал отказом. — Товарищ капитан! — как и вчера, раздался вкрадчивый голос.— Возьмите в полет. Совестно мне возиться с бумажками в такое время. — Ладно,— ответил Гастелло.— Полетите со мной вторым стрелком. Экипажи выстроились у самолета командира. — Друзья,— сказал Гастелло,— фашисты уже рвутся к Минску. Командир дивизии требует от нас: ни одной бомбы мимо цели. Будем бить врага только прямым попаданием. Ясно? — Ясно, товарищ капитан,— дружно ответили авиаторы. — Кажется, учтено все. Еще раз повторяю — бомбы сбрасывать двумя сериями: в первом заходе — пять, остальные — во втором. Стрелкам особо бдительно следить за воздухом. Прикрытия и сегодня не будет. Гастелло не сомневался в своем экипаже. Это был сплоченный, дружный коллектив. И штурман, почти еще мальчик, девятнадцатилетний Толя Бурденюк, и чуть мешковатый, малоразговорчивый северянин радист Алексей Калинин, и второй стрелок, так рвавшийся в полет, веселый и хозяйственный Гриша Скоробогатый — все они в совершенстве знали свое дело... Все четверо, словно по команде, начали надевать парашюты. Вновь появился пикап, и дежурный сообщил время вылета. Экипаж занял свои места. — От винтов! — скомандовал Гастелло. — Есть от винтов,— ответил техник Филоненко. Через минуту самолет вырулил на старт. В бирюзово-прозрачном небе взлетела и тотчас рассыпалась мелкими зелеными искрами ракета — сигнал к взлету. Взревели моторы, и Гастелло легко оторвал от земли тяжело нагруженную машину. Следом за командиром поднялся самолет старшего лей¬ тенанта Воробьева. Совершив прощальный круг над аэродромом, самолеты развернулись на запад. Под крылом мелькали поля и березовые рощицы, извилистые нити речушек— родная смоленская земля. Вскоре далеко позади остался и Днепр. До Борисова бомбардировщики шли на высоте около трех тысяч метров, держась чуть севернее минского шоссе. Видимость была прекрасной. По шоссе непрерывным потоком к линии фронта двигались наши войска. За Борисовом Гастелло начал снижение до заданной высоты. В воздухе было спокойно, истребители противника не появлялись. Левее показались окраины большого города. Над ним стоял сизоватый дым пожарищ. Город горел. Минск... — Товарищ капитан,— сообщил штурман Бурденюк,— посмотрите вниз. А на земле шел бой. Яркие вспышки орудийных выстрелов и черные шапки разрывов. Среди кустарника просматривались ползущие на восток приземистые танки, некоторые из них стояли, объятые огнем. — Молодцы артиллеристы,— сказал Гастелло своему штурману,— вот так и мы должны. Еще несколько минут полета, и вот уже назначенный по приказу район Радошковичей. Полотно шоссе, идущего на Минск, заполонил непрерывный и плотный поток автомашин, танков... Там был враг. В густом кустарнике, у самого края дороги, рядом с крохотной деревушкой сгрудились автомашины, цистерны с горючим, танки, мотопехота — сотни машин. «Декшняны»,— заметил Гастелло на своей карте название деревушки. В кустарнике, вероятно, находился заправочный пункт фашистских механизированных частей. Покачав крыльями, Гастелло сообщил о своем решении второму самолету, бомбить скопление машин врага. Воробьев ответил, что сигнал принят. Самолеты снова пошли на снижение. Теперь можно разглядеть, как возле машин суетятся вражеские солдаты. Некоторые из них бегут к кустам. Гастелло подал сигнал атаки. Самолеты с оглушающим ревом пикируют на скопление фашистской боевой техники. Первая серия бомб со свистом устремляется вниз. Одна, вторая... пятая. Они ложатся точно посреди вражеских машин. С земли поднимается пламя, взлетают куски дерева, огромные черные клубы дыма, растекаясь огненными ручьями, горит бензин. Самолет слегка подбрасывает вверх — взрывная волна... Гастелло повторяет заход. И снова воют стокилограммовые бомбы. Стрелки-радисты и бомбардиры длинными очередями ведут огонь из всех пулеметов, расстреливая пехоту, водителей, экипажи танков. Слов- 90
Лейтенант Сержант А. А. Калинин Лейтенант А. А. Бурденюк Г. Н. Скоробогатый но мыши, враги разбегаются по кюветам, кустам, ямам... Задание выполнено. Можно теперь и домой... Но в эту минуту, словно опомнившись, яростно залаяли вражеские зенитные пушки, крупнокалиберные пулеметы, скрытые на опушке недалекой рощи, на окраине деревушки, в кустах у обочин шоссе. Белые облачка разрывов мгновенно окружили советские самолеты. Десятки орудий, пулеметов обстреливали обе краснозвездные машины. И тогда произошло непоправимое. Слишком небольшой была высота, на которой находился самолет командира четвертой эскадрильи. Один из сотен вражеских снарядов разорвался возле левого мотора. Стальные осколки пробили ничем не прикрытый бензобак. По плоскости стремительно потянулись серовато-черные полосы дыма. Вспыхнул левый мотор. Огонь мгновенно перебросился на крылья, начал приближаться к кабине. Все усилия Гастелло решительным маневром сбить пламя были тщетны. Самолет запылал... Огненные языки уже лизали кабину летчика, охватывали фонарь штурмана. Еще можно было покинуть горящую машину. Парашюты имелись у каждого. Но внизу, на земле, находился озверевший враг. И тогда — плен... Никто никогда не узнает, что сказал в последнее мгновение своим боевым друзьям Николай Францевич Гастелло. Связь в полете между командиром и остальными членами экипажа поддерживается лишь по СПУ — самолетному переговорному устройству. Но ясно одно, что Анатолий Бурденюк, Григорий Скоробогатый и Алексей Калинин знали о решении командира. Оно было и их решением. За эти несколько минут бомбардировщик успел уже проскочить далеко в сторону, почти к самой железной дороге, и теперь ему, чтобы вернуться к месту скопления вражеских танков, надо было пролететь назад более километра. Все произошло на глазах командира второго самолета — заместителя Гастелло, старшего лейтенанта Федора Воробьева и его штурмана Анатолия Рыбаса. Капитан Гастелло с глубоким правым креном развернул охваченный пламенем бомбардировщик и, резко снижаясь, пошел вдоль шоссе. Дойдя почти до высоты бреющего полета, самолет летел над колонной. Огненный хвост тянулся за машиной. Калинин и Скоробогатый были еще живы, их пулеметы в упор расстреливали вражескую пехоту. Бензозаправщики и автомашины вспыхивали одна за другой. Беспощадным смерчем, все воспламеняя вокруг, советский бомбардировщик стремительно пронесся от хвоста огромной колонны до ее головы. Здесь он врезался в группу вражеских танков, стоявших у бензозаправщиков. Раздался оглушительный взрыв, и столб пламени, куски металла и земли высоко взметнулись к безоблачному июньскому небу. И еще послышалось несколько взрывов, это рвались цистерны с бензином... На аэродроме ждали возвращения группы Гастелло. Когда уже истекло расчетное время полета, на горизонте показалась черная точка. Самолет! Но только один... Он развернулся над летным полем и пошел на посадку. И тогда все увидели, что нет бомбардировщика с хвостовой пятеркой. Машина капитана Гастелло, командира четвертой эскадрильи двести седьмого дальнебомбардировочного авиационного полка не вернулась на свой аэродром... А. Акишин Указами Президиума Верховного Совета СССР Н. Ф. Гастелло посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, лейтенанты А. А. Бурденюк и Г. Н. Скоробогатый и старший сержант А. А. Калинин награждены орденами Отечественной войны I степени. В книге «Бессмертные подвиги», выпущенной Воениздатом МО СССР в 1980 году, перечислено больше двухсот экипажей бомбардировщиков и штурмовиков, а также летчиков- истребителей, совершивших тараны, подобные тарану экипажа капитана Н. Ф. Гастелло. Только через 10 лет после войны удалось установить, что первым подобный подвиг совершил на третий день войны экипаж бомбардировщика 33-го бомбардировочного авиаполка под командованием капитана Г. А. Храпая (штурман — лейтенант В. В. Филатов, стрелок- радист— старший сержант Г. Тихомиров). Это произошло у города Броды. Двигатели бомбардировщика Гастелло. Найдены на месте огненного тарана, совершенного 26 июня 1941 года 91
I"- ападение фашистской Германии на СССР не было обычной войной, которая не раз разгоралась на земном шаре. В этой войне фашизм преследовал не только I захватнические цели, обычные для большинства прошлых войн. Провозгласив себя «спасителями мировой цивилизации от угрозы большевизма», гитлеровская клика ставила задачу навсегда уничтожить первое в мире и единственное в то время социалистическое государство рабочих и крестьян, истребить десятки миллионов советских людей. Это была, подчеркивается в постановлении ЦК КПСС «О 40-летии Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов», «небывалая в истории по своим масштабам и ожесточенности битва против наиболее реакционной ударной силы империализма— гитлеровского фашизма, ставившего своей целью уничтожение первого в мире социалистического государства, установление мирового господства». 14 июня 1941 года, когда все планы военного разгрома СССР и порабощения советского народа были уже утверждены, Гитлер заявил на совещании высшего генералитета фашистской армии: «Речь идет о борьбе на уничтожение. Если мы не будем так смотреть, то, хотя мы и разобьем врага, через тридцать лет снова возникнет коммунистическая опасность... Мы ведем войну не для того, чтобы законсервировать своего противника, а для того, чтобы уничтожить его». Еще в период установления «нового порядка» в странах Центральной и Западной Европы фашистские оккупанты не признавали никаких норм международного права и человеческой морали. Во всех этих странах они действовали такими бесчеловечными методами, перед которыми бледнели все ужасы средневековой инквизиции. Виселицы, концлагеря и еврейские гетто становились наиболее характерными ориентирами на оккупированных фашистами территориях европейских государств. На советской земле даже такой бесчеловечный «новый порядок» фашистские правители не считали достаточно жестоким. Еще более свирепым насилием и террором в сочетании с гнусной антисоветской пропагандой они намеревались добиться рабской покорности советских людей, чтобы навсегда парализовать их волю к сопротивлению, вытравить в их сознании саму мысль о возможности жить в человеческих условиях. Особую злобу и ненависть гитлеровцы питали к великому русскому народу, без массового истребления которого они не считали возможным ни закрепление победы над СССР, ни достижение мирового господства. Поэтому и планы уничтожения русского народа были разработаны наиболее всесторонне и отличались исключительной жестокостью. Почти за год до нападения на СССР правительство фашистской Германии утвердило директиву о разработке плана «Ост». Это был план зверского истребления народов Восточной Европы и в первую
очередь народов Советского Союза, а также колонизации советской земли. По этому плану, рассчитанному на длительный период, территории трех Прибалтийских советских республик, Белоруссии, Украины и европейской части РСФСР отводились для заселения германскими колонистами. Здесь должна была остаться только небольшая часть советских людей в качестве рабов «расы господ». После завершения колонизации вся эта громадная территория должна была стать составной частью фашистской Германии. А если учесть, что вся советская земля за Уралом предназначалась в качестве добычи милитаристской Японии, то для советских народов, в случае победы агрессоров на западе и на востоке, не осталось бы ни одной пяди земли. Фашистское правительство заблаговременно предусмотрело, как распорядиться советским добром, созданным десятилетиями напряженного труда наших народов. Оно утвердило «Директивы по руководству экономикой во вновь оккупированных восточных областях», разработанные Герингом, который был не только рейхсмаршалом авиации, но и главой специального штаба «Ольденбург». На громадный аппарат штаба были возложены обязанности массового ограбления советских оккупированных территорий. Продовольствие, нефть, сырье для промышленности, промышленные предприятия, средства транспорта и другое имущество — такова «номенклатура» грабежей, возведенных в ранг государственной политики. Для осуществления своих целей германский фашизм создал и обучил огромный карательный аппарат, состоявший из профессиональных убийц. Главному палачу фашистской Германии — Гиммлеру задолго до начала войны была вручена вся полнота власти на оккупированной советской территории. Ему было дано право действовать «самостоятельно и на свою ответственность»: этот человек, утопивший в крови рабочее и демократическое движение в Германии, пользовался особым доверием гитлеровской клики. А Гиммлер знал только один образ действий — убивать. Именно так он инструктировал и своих многочисленных подчиненных, уже не раз испытанных им в качестве профессиональных головорезов. Выступая в начале 1941 года на одном из совещаний, посвященном вопросу об отношении к советским людям на оккупированной территории, он даже установил контрольную цифру истребления советского населения на первый период оккупации—30 миллионов человек. Необходимо отметить одну деталь всесторонней подготовки фашистской Германии к нападению на СССР. В то время как советские люди самоотверженно трудились на различных участках социалистического строительства, радовались достигнутым успехам, вдохновлялись планами на будущее — в фашистской Германии составлялась огромнейшая «Особая розыскная книга СССР». В эту книгу с поразительной педантичностью записывались всевозможные данные, характеризующие жизнь и де¬ ятельность сотен тысяч советских людей — коммунистов и беспартийных. Для чего? Для того чтобы, как только начнется война, разыскать и уничтожить этих людей. Так скрупулезно спланировали фашисты свои злодеяния на советской земле. В реализации намеченных планов разбоя и грабежей на советской территории гитлеровские заправилы рассчитывали не только на специально подготовленный аппарат, но и на вооруженные силы. Им отводилась большая роль и в этом черном деле. Солдат, офицеров и генералов правители Германии стремились превратить в активных соучастников выполнения разбойничьих планов на советской земле. Их сознание было отравлено ядом нацизма, животной злобой к советским народам, к советскому укладу жизни. Всеми доступными средствами их воспитывали в духе беспощадности к советским людям и личной материальной заинтересованности в военном походе против СССР. Личное участие в грабежах и насилиях, в массовом истреблении советских людей провозглашалось неотъемлемым правом, нормой поведения каждого фашистского вояки. В «Памятке немецкого солдата», изданной специально для войск, которым предстояло действовать в войне против СССР, говорилось: «У тебя нет сердца и нервов, на войне они не нужны. Уничтожь в себе жалость и сострадание — убивай всякого русского, советского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик,— убивай...» В приказах верховного командования фашистской армии неоднократно подчеркивалось, что масштабы массового террора должны соответствовать задаче полного искоренения у советских людей даже мыслей о сопротивлении, внедрению в их сознание только одного инстинкта — рабского повиновения завоевателям. В одном из этих приказов, подписанном 16 сентября 1941 года, прямо подчеркивалось, что человеческая жизнь на оккупированной советской территории «абсолютно ничего не стоит», а достижение бессловесного раболепия советских людей «возможно лишь путем применения необычайной жестокости». Так были созданы все условия для превращения многомиллионной фашистской армии в армию насильников, грабителей и убийц. Первые же шаги гитлеровских завоевателей по советской земле сопровождались невиданными в истории войн актами разбоя, насилия и массового истребления мирного населения. Во Львове и Вильнюсе фашисты зверски замучили тысячи представителей советской интеллигенции — ученых, врачей, писателей, архитекторов. В своем большинстве это были беспартийные люди, активно трудившиеся на благо советского народа. По замыслам гитлеровских заправил, на оккупированной территории должно было остаться только достаточное количество рабов. Рабы из среды интеллигенции не требовались—они могли стать слишком большой опасностью для рабовладельцев. Во всех городах и 95
даже небольших населенных пунктах возводились виселицы, повсеместно применялись массовые расстрелы. «Новый порядок» на советской земле с первых же дней оккупации становился «порядком» безграничного произвола и зверств завоевателей, безмерных страданий советских людей. Вслед за войсками двигалась огромная свора чиновников монополий и специального аппарата, подготовленного для всестороннего ограбления советской земли. Немедленно начиналось изъятие и отправка в Германию всевозможных материальных и культурных ценностей, являвшихся достоянием советского народа. Как грибы после дождя, возникали всевозможные «общества», их филиалы и конторы. Все колхозы, совхозы и машинно- тракторные станции со всем их имуществом были объявлены собственностью германского государства. Огромные массивы колхозных и совхозных земель передавались немецким помещикам, многие из которых были вышвырнуты с советской территории Великой Октябрьской революцией. Вглядитесь внимательно в фотографии, помещенные в настоящей главе. Большинство их сделано в 1941 году не советскими фотокорреспондентами, а самими гитлеровцами. Сделанные «на память» о пребывании на советской земле, они стали документами, изобличающими звериный облик оккупантов. Повсеместно на оккупированной территории гитлеровцы ввели массовую публичную порку мужчин и женщин за мелкие провинности: вовремя не снял шапку перед завоевателем, посмотрел на него, как ему показалось, не совсем почтительно... Слова «расстрел», «казнены», «повешены» были наиболее распространенными в лексиконе фашистских оккупантов на советской земле. Они отвечали целям войны фашистской Германии против СССР, выражали ее политику по отношению к советскому народу. Публикуемые здесь фотографии, фоторепродукции распоряжений и объявлений напоминают о том, что было уготовано германским фашизмом советским людям. Вглядитесь в эти обличительные документы, вдумайтесь в их содержание и никогда не забывайте, что такое фашизм! Справедливое возмущение всех честных людей вызывают назойливые попытки буржуазной историографии обелить германский фашизм, как выражаются некоторые военные историки, «очистить ореол» гитлеровского вермахта от якобы незаслуженных обвинений в зверствах на советской земле. Особенно рьяно подвизаются на этом позорном поприще некоторые американские историки. Они постоянно испытывают по отношению к нашей стране животную злобу только за то, что СССР является олицетворением всемирного социального прогресса в развитии человечества, постоянно мешает американскому империализму творить произвол во всем мире. Эти фальсификаторы истории доходят до чудовищных вымыслов о том, что невиданные ранее зверства по отношению к мирному населению творили не гитлеровцы на советской земле, а наши войска, когда они пришли в Германию. Чтобы оболгать Советский Союз, буржуазные историки не останавливаются ни перед чем, они способны пустить в ход любые злобные вымыслы. Встав на священную борьбу против фашистского нашествия, советский народ, его Воруженные Силы никогда не ставили перед собой задачу уничтожения немецкого народа и Германии как государства. Коммунистическая партия нашей страны выдвинула перед советскими воинами, перед всем советским народом справедливую задачу, отвечающую интересам всех народов,— истребить фашистских захватчиков и освободить советскую землю от вражеской оккупации; помочь порабощенным народам, в том числе и немецкому народу, освободиться от фашистской тирании; навсегда покончить с германским фашизмом, чтобы он никогда не смог снова угрожать народам мира. Эти справедливые задачи воодушевили весь советский народ на беспощадную борьбу против фашистского нашествия. И никакими зверскими репрессиями гитлеровцам не удалось запугать советских людей, поставить их на колени, превратить в своих бессловесных рабов. Но те бесчисленные зверства, которые фашисты осуществили на советской земле, навсегда останутся в памяти народов, чтобы никогда не иссякла ненависть к фашизму — исполнителю воли и планов империалистической реакции. Вот они забрались на колокольню церкви. Они — завоеватели, им все позволено. Можно и колокольный перезвон учинить 96
С первых дней фашистской агрессии на оккупированной советской территории гитлеровцы повсеместно основали концлагеря. Два-три гектара земли, все обустройство которой заключалось в заборе из колючей проволоки. Домашний скот обычно содержат в несравненно более комфортабельных условиях Обычные объявления на оккупированной советской земле Такие «опознавательные знаки», вроде инвентарных бирок или клейма, оккупанты заставляли советских людей носить повседневно 98
Вдумайся, читатель, в сущность лозунга, расписанного на школьной доске, выставленной этими фашистскими выкормышами как знамя, под сенью которого они идут в бой: «Русский должен умереть, чтобы мы жили!» Это — квинтэссенция зверской идеологии германского фашизма, которой было отравлено сознание широких масс населения Германии. Они с явным удовольствием сфотографировались «на память», выставив вперед этот лозунг, выражающий откровенность фашистских головорезов Вот они пришли в советское село Заложники — женщины и дети — могут быть мишенью для упражнений в стрельбе Виселицы и расстрелы стали обычными на оккупированной территории Расстрел и повешение — банальная для фашистов казнь. Зарыть пленного советского танкиста живым в землю — более «изысканный» способ казни, он оценится командованием гораздо выше Для местного населения даже за пользование водой — расстрел. Иного языка оккупанты не знали После кровавых дел — мародерство...
Казнь советских граждан в Минске 26 октября 1941 года. Судя по трофейному снимку, офицер-палач с явным удовольствием исполняет свое черное дело Они довольны: «навели порядок» в очередном советском населенном пункте, теперь могут отправиться дальше. А на память о бандитских похождениях на советской земле—фотоснимок этой изнасилованной, а затем убитой девушки... 102
РАССКАЗ ЛЕЙТЕНАНТА ГЕРАСИМОВА На фронте М. А. Шолохов встретился с лейтенантом Герасимовым. Он и рассказал писателю о том, что видел сам и запомнил на всю жизнь. ...Вскоре перешли мы в наступление и тут действительно насмотрелись... Сожженные дотла деревни, сотни растрелянных женщин, детей, стариков, изуродованные трупы попавших в плен красноармейцев, изнасилованные и зверски убитые женщины, девушки и девочки-подростки... Особенно одна осталась у меня в памяти: ей было лет одиннадцать, она, как видно, шла в школу; немцы поймали ее, затащили на огород, изнасиловали и убили. Она лежала в помятой картофельной ботве, маленькая девочка, почти ребенок, а кругом валялись залитые кровью ученические тетради и учебники... Лицо ее было страшно изрублено тесаком, в руке она сжимала школьную сумку... Это было неподалеку от Ружина. А около Сквиры в овраге мы наткнулись на место казни, где мучили захваченных в плен красноармейцев. Приходилось вам бывать в мясных лавках? Ну, вот так примерно выглядело это место... На ветвях деревьев, росших по оврагу, висели окровавленные туловища, без рук, без ног, со снятой до половины кожей... Вы думаете, можно рассказать словами обо всем, что пришлось видеть? Нельзя! Нет таких слов. Это надо видеть самому... Михаил Шолохов
ТЫ ЛЖЕШЬ, ЧУЖЕЗЕМЕЦ! Бесконечное число виселиц. Кажется, всех солдат и офицеров гитлеровцы учили не только воевать, но и уметь казнить советских людей. Не потому ли они делали это с такой профессиональной сноровкой и нескрываемым удовольствием? Курганами славы покрыта родная равнина, И Днепр, и Морава, *и Висла, и Волга-река. Ты лжешь, чужеземец, что медленна кровь славянина, Что в грозные годы душа славянина кротка. От нас убегали монгольские орды Мамая, Солдат Бонапарта мы в наших снегах погребли, На полчища Гитлера кованый меч поднимая, Мы грудью прикрыли просторы славянской земли. От Волги и Дона до Савы, Моравы и Дравы Коврами цветов мы над пеплом покроем луга, Могилы славян вознесутся курганами славы, И пахаря плуг разровняет могилы врага. 1941 г. Алексей Сурков 104
НИ ЕДИНОГО ШАГА БЕЗ ПРЕСТУПЛЕНИЙ С неслыханной жестокостью опустошают немецко-фашистские войска захваченные села, грабят и истребляют население деревень и городов. В деревне Мисин фашистские офицеры согнали девушек-колхозниц в созданный оккупантами публичный дом. Бежавший из оккупированного Днепропетровска рабочий железнодорожного депо Н. А. Кузьменко рассказал, что у кладбища фашисты расстреляли из пулеметов больше ста человек, пытавшихся помешать гитлеровцам разграбить все их имущество. Жуткую картину наблюдали жильцы дома № 4 по Пушкинской улице — Г. С. Нефедов, Д. 3. Кириленко, Я. Г. Жуковская, А. М. Петруничева. «Вечером по Пушкинской улице,— говорят они,— фашистская банда гнала, избивая плетьми и палками, группу совершенно раздетых жителей города. Окровавленные люди падали — их зверски били и гнали дальше. В конце улицы арестованных нагнал конный фашистский разъезд. Солдаты и офицеры были совершенно пьяны. Офицер, налетев на арестованных, выхватил шашку и ударил по голове молодую женщину. Раздались крики. Офицер набросился на другую женщину. Та закрыла лицо рукой. Ударом шашки рука была отрублена. Несчастные бросились в разные стороны. Это послужило сигналом для солдат. Они набросились на арестованных и зарубили 27 человек». Из сообщений Совинформбюро 30 августа и 6 сентября 1941 г. Этот бандит заранее испытывает громадное удовольствие от того, как тайком от всех он сожрет украденного им у жителя села гуся
На месте тысяч населенных пунктов, захваченных фашистскими полчищами, оставались лишь развалины печей с закопченными трубами Это произошло в районе города Калинковичи Белорусской ССР. Фашистские изверги создали концлагерь под открытым небом, заразили его обитателей сыпным тифом, после чего погнали всех в сторону обороны войск 65-й армии генерала П. И. Батова с явным расчетом распространить эпидемию в советских войсках Удел большинства советских людей, оказавшихся на оккупированной фашистами земле: жить в шалаше или землянке; ступа, в которой можно раздробить остатки спрятанного от оккупантов зерна, чтобы, смешав его с лебедой, сварить нечто похожее на кашу На следующем развороте. Такого — пахать землю на женщинах да подростках — не было даже при крепостном праве. При фашистских оккупантах было
ГРАБИТЕЛИ Один из высокопоставленных гитлеровских сановников на оккупированной советской территории похвалялся: — Я намереваюсь грабить, и грабить эффективно! Публикуемые здесь трофейные фотоснимки подтверждают намерение фашистских оккупантов не только грабить, но и поставить советских людей в такие тяжелые условия, которых не было даже при крепостном праве. Вот гитлеровский комендант объявляет жителям только что захваченного советского населенного пункта: все колхозы распускаются, земля будет поделена между военными лицами и помещиками — переселенцами из Германии. Вводится всеобщая трудовая повинность с десятилетнего возраста, продолжительность рабочего дня устанавливается 14 часов... А новоявленный повелитель объезжает на пароконной пролетке «свои» владения. Судя по выражению лица этого фашистского выкормыша, он очень доволен своей судьбой—дожил, наконец, до того, что может распоряжаться имением и повелевать сотнями рабов. Едва ли он думал в то время, что настанет день, когда ему придется расстаться с этим богатством и спасаться постыдным бегством. Довольны и эти «хозяева», осматривающие совхозную ферму. Весь облик офицера и солдат свидетельствует, что они всерьез уверовали в то, что быть им хозяевами на нашей земле. Уже прикидывали, какую прибыль будут извлекать из награбленного добра, сколько людей будут гнуть спину на каждого из них. И не думали, что счастье-то призрачное, недолговечное. 110
Сотни тысяч советских людей фашистские оккупанты гнали на каторжный труд в Германию. Летом и зимой перевозили их «с комфортом» — в дырявых грузовых вагонах. А на промышленные предприятия тоже пришли «новые хозяева» — посланцы тех крупнейших монополий Германии, которые поставили к власти Гитлера и его камарилью. Вывеска концерна «Фридрих Крупп» появилась на машиностроительном заводе в Краматорске 112
БЕЗГРАНИЧНЫЙ ТЕРРОР И ГРАБЕЖИ В захваченных районах Советской Украины немецко- фашистские мерзавцы продолжают зверскую расправу с мирным советским населением. В селе Мединова Слобода Житомирской области гитлеровцы расстреляли двух девушек за сопротивление офицерам-насильникам. Третья девушка, защищаясь от преследовавшего ее офицера, ударила его по лицу первым попавшимся ей предметом. В тот же день фашисты расстреляли отважную девушку, ее родителей, малолетних братьев, сестер и 5 заложников. В селе Липовка неизвестными были убиты два немецких солдата. Фашисты заподозрили одного колхозника в соучастии в убийстве. Они арестовали его вместе со всей семьей и живьем закопали в землю. В местечке Базар немецкий комендант собрал всех жителей на площади и предложил им в 24 часа представить 200 полушубков, 200 пар теплых рукавиц и 100 пар валенок. Из толпы вышел престарелый учитель, пенсионер Григоренко и сказал, что фашистские солдаты уже забрали всю одежду не только зимнюю, но и летнюю, даже детскую. Разъяренный комендант ударил старика пистолетом по голове и сбил его с ног. В толпе раздались голоса возмущения. Тогда сопровождавшие коменданта солдаты открыли по толпе стрельбу. Совинформбюро. Сообщение 19 сентября 1941 г. Каждый гитлеровский чин вел себя как человек, наделенный безмерной властью, дающей ему право самому, никого не спрашивая, определять—жить людям данного села, округи, города или быть казненными Как женщина на этой фотографии, убитая вместе с группой других людей на глазах их детей, односельчан. Беспричинно—захотелось гитлеровцам показать свою власть—и показали 114
Виселицы, рвы для расстрелянных — привычная картина для тысяч советских населенных пунктов, оказавшихся под властью оккупантов. Расстреливали в домах, на улицах, даже в церквах и соборах, хотя провозглашали себя самыми набожными людьми на свете 116
ЦИНИЗМ ФАШИСТСКИХ ПАЛАЧЕЙ Командир 2-го кавалерийского полка СС рапортовал начальству: «Нам не удалось полностью выполнить приказ об уничтожении женщин и детей, так как болота, куда их загнали, были недостаточно глубокими для того, чтобы они могли утонуть. Но все же акцию следует считать удавшейся, поскольку уничтожено 6526 человек». Это донесение — не плод больного воображения шизофреника. Деловым тоном командир полка доносит вышестоящей инстанции о выполнении задания. Ссылкой на недостаточную глубину болота он заранее просит снисхождения за то, что его не удалось выполнить полностью. Вероятно, таким же деловым тоном он доносил бы начальству о выполнении задания, скажем, по расчистке дороги от снега или по наведению порядка в казармах своего полка в связи с предстоящим посещением влиятельной персоны. С такой же деловитостью комендант Карасубазара (Крым) докладывал своему руководству 14 декабря 1941 года: «76 мужчин, женщин и детей — евреи деревни — четыре дня назад доставлены на свалку и оттуда не вернулись». В инструкции «Хозяйственно-политические указания для хозяйственной организации «Восток», подписанной так называемым штабом особого назначения «Ольденбург», многие десятки миллионов советских людей были названы лишними, им предстояло либо умереть, либо переселиться в Сибирь.
а начале сороковых годов в капиталистическом мире мало кто верил, что на свете есть сила, способная обуздать гигантскую военную машину фашистской Германии. И для этого были основания. В мае 1940 года Голландия пала через шесть дней после начала наступления гитлеровских войск, Бельгия — через пол месяца, Франция продержалась немногим более месяца. А в войне против Германии в то время участвовала почти вся Западная Европа, там действовала английская экспедиционная армия, этим странам активно помогали Соединенные Штаты Америки. К счастью для людей всей Земли, имелась такая сила, которая могла противостоять фашистским полчищам,— первое в мире и единственное тогда социалистическое государство рабочих и крестьян. Во главе его стояла закаленная в революционных боях, умудренная опытом организации разгрома иностранной интервенции и белогвардейщины в годы гражданской войны и опытом руководства социалистическим строительством ленинская партия— Всесоюзная Коммунистическая партия. Сразу после начала фашистской агрессии против Советского Союза партия разработала всеобъемлющую программу ведения войны как войны Отечественной, всенародной. Эта программа завоевания победы охватывала все сферы жизни и деятельности советского народа в условиях военного времени, предусматривала мобилизацию всех сил и средств страны в такой степени, чтобы обеспечить безусловный разгром зарвавшихся фашистских орд. Организаторами выполнения этой великой задачи на фронте и в тылу стали верные сыны большевистской партии — коммунисты. Руководствуясь ленинским учением о защите социалистического Отечества, партия сосредоточила в рядах действующей армии и флота, а также в решающих отраслях военной экономики свои главные силы, способные выполнить поставленные перед ними задачи. Об этом свидетельствуют данные партийного учета. К началу 1941 года в рядах ВКП(б) состояли 3 872 465 человек, в том числе в Советской Армии и Военно-Морском Флоте 559 182 человека — чуть меньше одной седьмой части ее состава. К концу того же года, несмотря на тяжелые потери в боях, в результате чего общая численность партии снизилась до 3 063 876 человек, в Вооруженных Силах находились уже 1 234 373 человека— 40,3 процента всего состава партии. Если же учесть подпольщиков и партизан, действовавших в тылу врага, то окажется, что почти половина всей партии с оружием в руках отстаивала свободу и независимость нашей Родины. Около трети состава партии — в большинстве своем коммунисты преклонного возраста и женщины — ковали оружие победы в тылу страны, обеспечивали фронт всем необходимым. Так выполнялся ленинский завет о том, что в пору военных испытаний «идеалом партии пролетариата является воюющая партия».
ЦК ВКП(б) принимал все меры для постоянного пополнения рядов фронтовиков коммунистами и комсомольцами. 27 и 29 июня 1941 года Политбюро постановило отобрать для отправки на фронт наиболее подготовленных в военном отношении коммунистов и комсомольцев. За первое полугодие по партийному призыву, добровольцами и по общей мобилизации в Вооруженные Силы пришли один миллион сто тысяч коммунистов. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 июля 1941 г. реорганизованы действовавшие в войсках органы политической пропаганды и введен институт военных комиссаров. 20 июля действие этого Указа было распространено на Военно- Морской Флот. По решению ЦК ВКП(б) в армию и на флот были направлены 2,6 тысячи руководящих партийных работников — начальниками политотделов, военными комиссарами соединений и частей. 47 тысяч руководящих партийных, советских, профсоюзных и комсомольских работников, прошедших соответствующую военную подготовку, влились в ряды командно-начальствующего состава армии и флота. В Вооруженные Силы ушли 500 секретарей центральных комитетов компартий союзных республик, краевых, областных, городских и районных комитетов партии, 270 ответственных работников аппарата ЦК ВКП(б). Секретари центральных комитетов компартий Эстонии, Латвии, Литвы, Белоруссии и Украины, секретари областных комитетов партии, руководящие работники ЦК ВКП(б) лично занимались организацией партизанского движения и подпольной работы парторганизаций на временно оккупированной территории. Многие из них сами оставались в тылу врага, чтобы повседневно руководить партизанской и подпольной деятельностью, вовлекать в активную борьбу против ненавистных захватчиков все население оккупированных районов. В партизанские отряды в первую очередь шли коммунисты и комсомольцы, секретари районных и городских партийных и комсомольских органов. Неуклонно росла численность партийных рядов в войсках действующей армии и флота, несмотря на огромные потери коммунистов, которые всегда шли в первых рядах сражавшихся. Многие фронтовики, не успев в короткие минуты затишья оформить документы о вступлении в партию, перед возобновлением боя передавали военным комиссарам, парторгам и своим командирам коротенькие заявления: «Вступая в предстоящий бой, я клянусь беспощадно истреблять ненавистных фашистских извергов. Если я погибну в этом бою, прошу считать меня коммунистом». Тяга фронтовиков в ряды Коммунистической партии являлась убедительнейшим свидетельством ее авторитета, признания ее руководящей и вдохновляющей роли в организации разгрома вражеского нашествия. Фронтовики знали, что вступление в ряды большевистской партии дает им только одно преимущество по сравнению с беспартийными — быть всегда впереди атакующих воинов, выполнять самые важные, смертельно опасные боевые задания. И чем труднее, чем опаснее складывалась боевая обстановка на фронте, тем сильнее была тяга фронтовиков в партию и комсомол. Так, в наиболее тяжкий период обороны Москвы — в октябре и ноябре 1941 года — в войсках Западного фронта было подано около шести тысяч заявлений о приеме в партию и почти столько же — в комсомол. С первых дней войны надежным помощником и неисчерпаемым резервом партии стал славный Ленинский комсомол. По призыву партии комсомол, в рядах которого тогда насчитывалось больше десяти миллионов юношей и девушек, подчинил всю свою деятельность задаче разгрома гитлеровских полчищ. В первые дни войны в ряды действующей армии и флота ушли около двух миллионов комсомольцев. Вместе с коммунистами они составляли тот костяк Вооруженных Сил, который определял их высокие моральные и боевые качества. Стрелковая, пулеметная, саперная или танковая роты, минометная или артиллерийская батареи, авиационная эскадрилья — небольшие подразделения, но именно они составляют основу боевой мощи полков и дивизий всех родов войск. И с первых до последних дней Великой Отечественной войны было непреложной закономерностью: если в таком первичном тактическом подразделении имелась даже очень малочисленная низовая партийная организация, всего лишь из трех-пяти человек, его боеспособность неизмеримо возрастала. Поэтому постоянной заботой командиров и политработников было своевременное восстановление ротных и других партийных организаций. Величайшее достоинство коммуниста-фронтовика состояло не только в том, что он сам сражался с ненавистным врагом самоотверженно, до последней капли крови. Личным примером бесстрашия в бою и страстным партийным словом он вел за собой беспартийных, вселял в них непоколебимую уверенность в победе. Когда не оставалось иного выхода, коммунисты и комсомольцы без колебаний шли на героическое самопожертвование, чтобы и своей гибелью нанести врагу максимальный урон, обеспечить выполнение боевой задачи. Об этом свидетельствуют сотни и тысячи выдающихся подвигов коммунистов и комсомольцев. А какой потрясающей силы документы находили в партийных и комсомольских билетах погибших воинов! Вот записка, найденная в комсомольском билете бойца 737-го полка 206-й стрелковой дивизии А. В. Соболева, погибшего осенью 1941 года. «Пусть враг помнит, что воины Красной Армии в плен не сдаются, а в случае необходимости умирают, но умирают только героями. Я уже вывел из строя не менее 20 фашистов и дальше буду драться за Родину, отдавая каплю за каплей свою кровь. Если мне придется умереть, то умру только героем... убежденный, что фашизм будет разбит и победа будет за нами». 121
А эта записка была в комсомольском билете бойца Латышского добровольческого отряда Б. Лурье, погибшего в боях при обороне Таллина. «Я умираю за Родину, за коммунизм... Жалко умирать в 24 года, но в настоящей борьбе, когда на весы истории человечества ставятся миллионы жизней, я свою так же отдаю, зная, что будущее поколение и вы, оставшиеся в живых, будете нас чтить, вспоминать как освободителей мира от ужасной чумы...» «Коммунисты и комсомольцы, за нашу великую Родину — вперед!» — этот боевой призыв поднимал на врага сотни и тысячи людей. С первых дней начавшейся войны Коммунистическая партия подчинила одну из главных отраслей своей деятельности — идеологическую работу — задаче разгрома фашистского нашествия. Все средства идеологической работы — печать, радио, литература и искусство, устная агитационная и пропагандистская работа — использовались для достижения единой цели: помочь каждому советскому человеку— воину на фронте и труженику в тылу — полностью осознать смертельную опасность, нависшую над нашей Родиной, правильно определить свое место в этой обстановке и отдать все свои силы и способности священному делу разгрома гитлеровских полчищ. Партия дала исчерпывающий анализ кровавой сущности и социальной природы германского фашизма и предсказала неизбежность его поражения. Партия обосновала объективную необходимость объединения усилий СССР, США и Великобритании в единой антигитлеровской коалиции. Партия убедительно доказала, что исход второй мировой войны, как и связанная с этим судьба демократии и прогресса человечества, будет предрешен на советско-германском фронте. Большое значение имела разработка Коммунистической партией марксистско-ленинского учения о войнах справедливых и несправедливых, о защите социалистического Отечества. В агитационнопропагандистской работе главное внимание уделялось разоблачению разбойничьих целей германского фашизма в войне против СССР и других стран. Ее основой были положения из Заявления правительства СССР от 22 июня, речи И. В. Сталина от 3 июля, его доклада о XXIV годовщине Октябрьской революции, приказов наркома обороны. Большое внимание уделялось воспитанию всего населения страны, особенно воинов-фронтовиков, в духе советского патриотизма как источника стойкости и мужества советских людей в кровопролитной борьбе против вражеского нашествия, как основы непоколебимой убежденности в достижении победы. Важное значение придавалось дальнейшему укреплению дружбы народов СССР как одного из важнейших источников монолитной сплоченности многонационального социалистического общества. И жизнь показала, что расчеты гитлеровцев путем различных провокаций и политических диверсий посеять межнациональную рознь в нашей стране, разорвать узы дружбы советских народов с русским народом потерпели крах. В вооруженной борьбе против гитлеровских завоевателей дружба народов СССР стала еще более монолитной и нерасторжимой. Очень важное значение имело воспитание советских людей, особенно фронтовиков, в духе ненависти к фашистским захватчикам. Лозунг Коммунистической партии «Смерть фашистским оккупантам!» стал всенародным, могучим призывом к беспощадному истреблению вражеских полчищ. На фронте и в тылу с целью воспитания советских людей в духе жгучей ненависти к врагу широко использовались бесчисленные факты зверств гитлеровцев на временно оккупированной советской территории. ЦК ВКП(б) повседневно руководил идеологической работой на фронте и в тылу, добивался повышения ее действенности, боевитости и целенаправленности. Непосредственно этот участок работы возглавлял кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б), секретарь ЦК А. С. Щербаков. Постоянное личное участие в агитационно-пропагандистской работе принимали члены Политбюро, Центрального Комитета партии, видные партийные, государственные и общественные деятели, ученые. Среди них — М. И. Калинин, А. А. Жданов, Д. 3. Мануильский, Е. М. Ярославский, А. А. Вознесенский, Н. М. Шверник и другие. На фронте к личному участию в агитационно-пропагандистской работе широко привлекались командиры и политработники всех степеней. Идеологическая деятельность партии, перестроенная в соответствии с задачами, которые решал советский народ в связи с начавшейся войной, поддерживала и укрепляла моральный дух народных масс. Она стала одним из решающих факторов победы над вражескими полчищами. Много страданий перенес советский народ в связи с фашистским вторжением на нашу землю. Ему пришлось преодолеть неисчислимые трудности и лишения. Но в результате повседневной убедительной вдохновляющей деятельности Коммунистической партии советский народ, доблестные советские воины даже в самые тяжкие дни войны не теряли веру в победу, уверенность в торжестве нашего правого дела. 122
Западный фронт, июль 1941 года. Политрук роты И. В. Новожилов беседует с вступившими в партию младшим лейтенантом С. М. Тимахиным и рядовым А. Д. Шмелевым Бесстрашие в бою, решимость самоотверженно отстаивать каждую пядь родной советской земли, жгучая ненависть к фашистским захватчикам — эти благородные качества характеризовали коммунистов- фронтовиков
ЛИЧНЫЙ ПРИМЕР ОТВАГИ Важнейшей задачей партийных и комсомольских организаций действующей Армии и Флота являлось всемерное повышение авангардной роли коммунистов и комсомольцев в боях. Коммунистам и комсомольцам всегда — и в обороне, и в наступлении — поручалось выполнение наиболее важных и опасных боевых задач. Самоотверженность, решимость стоять насмерть в бою, высокое воинское мастерство, личный пример отваги и мужества—вот что являлось главным мерилом авторитета коммуниста и комсомольца на фронте, ничем иным завоевать его было невозможно. Коммунисты и комсомольцы являлись основной силой идейнополитической работы в войсках. Находясь на переднем крае, перенося вместе со всеми воинами тяготы фронтовой жизни, первыми вызываясь на выполнение самых трудных заданий, они воспитывали воинов в духе пламенного советского патриотизма. Массы беспартийных воинов Армии и Флота видели в лице Коммунистической партии испытанного организатора и искусного руководителя всенародной борьбы против ненавистных фашистских захватчиков. Это было причиной и той великой притягательной силы, которая влекла советских воинов в ряды Коммунистической партии и ее надежного помощника и резерва — Ленинского комсомола. Секретарь партбюро полка политрук Б. Дунаев беседует с воинами, принятыми в ряды партии Коммунисты стояли насмерть
ВОЕННЫЕ КОМИССАРЫ 16 июля 1941 года был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о реорганизации органов политической пропаганды и введении института военных комиссаров в Советской Армии. 20 июля он был распространен и на Военно-Морской Флот. Навязанная нам война, говорилось в Указе, в корне изменила обстановку в Советской Армии, расширила объем политической работы и потребовала, чтобы политработники не ограничивались пропагандой, а взяли на себя ответственность и за военную работу в войсках. Война усложнила деятельность командиров полков и дивизий. Им повседневно требовалась помощь со стороны политических работников. Все это потребовало повышения роли и ответственности политработников, как это имело место в период гражданской войны. В соответствии с этим и отвечая пожеланиям Государственного Комитета Обороны и главкомов стратегических направлений фронта, Президиум Верховного Совета СССР реорганизовал управления и отделы политической пропаганды в политические управления и политические отделы Советской Армии, ввел во всех полках и дивизиях, штабах, военно-учебных заведениях и учреждениях Вооруженных Сил институт военных комиссаров, а в ротах, батареях, эскадронах — институт политических руководителей. Одновременно 126
было утверждено Положение о военных комиссарах в полках и дивизиях. В положении подчеркивалось, что военный комиссар является представителем партии и правительства в Советской Армии и наряду с командиром несет полную ответственность за выполнение войсковой частью боевой задачи, за ее стойкость в бою и непоколебимую готовность драться до последней капли крови с врагами нашей Родины. Комиссарами полков и дивизий и политруками подразделений назначались опытные коммунисты, обладавшие необходимой военной подготовкой. Их важнейшей обязанностью продолжало оставаться воспитание личного состава войск в духе безграничной преданности социалистической Родине и делу Коммунистической партии, ненависти к фашистским захватчикам и постоянной готовности самоотверженно отстаивать каждую пядь советской земли. Однако теперь, наравне с командирами подразделений, частей и соединений, они в полной мере отвечали также за выполнение боевых задач. Развивая славные традиции военкомов периода гражданской войны, в напряженные моменты боя они вместе с воинами подразделений и частей отражали натиск вражеских полчищ, возглавляли контратаки. Введение института военных комиссаров и политических руководителей содействовало значительному повышению боеспособности войск. Митинг в танковом батальоне. Батальонный комиссар М. Л. Мисак зачитывает приказ Верховного Г лавнокомандующего. Справа — командир батальона майор М. А. Кокка 127
Пулеметчик пишет заявление с просьбой о приеме в ряды партии Вручение Красного знамени... Танковые экипажи почти полностью состояли из коммунистов и комсомольцев, поэтому танковые подразделения и части отличались особенно высокой боеспособностью На следующем развороте. Воспользовавшись кратковременным затишьем на передовой, коммунисты полка собрались обсудить свои задачи в идущих боях 129
Командир пулеметного взвода младший Проявила отвагу и высокое боевое В бою под Ельней пал смертью храбрых комиссар артиллерийского полка Михаил Васильевич Орлов. Полк отомстил фашистам за смерть любимого комиссара. Накануне боя герой-политработник написал для «Красной звезды» статью. Ниже публикуется ее текст, а также статьи комиссара Л. Тулина и политрука К. Грязнова из той же газеты. * * * Презрение к смерти рождает победу. Вот мысль, которую мы, политработники, должны неустанно пропагандировать в массах. Пропагандировать словом и делом. Помню, мы с секретарем партбюро полка проводили беседу в одной батарее. Мы рассказывали бойцам о подвигах двух коммунистов — Березкина и Горбенко. Бойцы слушали, затаив дыхание. У молодежи в глазах загорался огонь. — Мы будем такими же, товарищ комиссар,— сказал, порывисто поднимаясь с земли, комсомолец-связист Хомяков.— Дайте нам только поближе встретиться с врагом. лейтенант В. А. Минаева, комсомолка, мастерство в битве под Москвой Было это в первые дни боев под Ельней. Скоро Хомякову представился случай. Вместе с командиром взвода он был послан к наблюдательному пункту. Под сильным обстрелом неприятеля Хомяков наладил связь с командиром батареи. Неожиданно с тыла по ним открыли огонь притаившиеся в блиндаже фашисты. Хомяков бесстрашно бросился врукопашную. Во время схватки он увидел, что фашистский офицер целится в командира. Хомяков убил врага. Фашистов было много. Смерть глядела смельчакам в лицо. Но ни боец, ни командир не дрогнули. Они дрались как львы. 18 фашистов поплатились жизнью. Подоспевшие на помощь артиллеристы захватили пленных и забрали все оружие врага. Комсомолец Хомяков пал в бою. Но его подвиг принес победу. Врага уничтожили. На комсомольских собраниях бойцы почтили память героя- комсомольца и поклялись драться так же отважно, как он. Вот уже месяц полк ведет непрерывные бои с фашистскими ордами. Сколько таких храбрых, как Хомяков, бойцов имеем мы в своих батареях! В жарких схватках с ненавистным врагом, как сталь, закаляются наши люди. На моих глазах молодые, необстрелянные бойцы после первых же стычек с врагом становились отважными воинами. Одна мысль, одно стремление — победить или умереть — живет в наших бойцах и командирах. В бою всегда впереди идут коммунисты и комсомольцы. Где трудно и опасно — там коммунист, там комсомолец... Священная месть за погибших товарищей, за поруганную фашистами землю пламенем горит в сердцах наших воинов. Смерть за смерть, кровь за кровь — вот наш ответ ненавистному врагу. Наш полк наступает. У фашистов уже отбито несколько сел и деревень. Придет день, и вся наша земля будет очищена от гитлеровской банды. Коммунисты и комсомольцы, ваше место в кровавых боях — впереди! Смело смотрите в лицо смерти, и победа будет за нами. Батальонный комиссар М. Орлов * * * С первых же дней Отечественной войны коммунисты нашего соединения показали, что они — достойные сыны великой партии Ленина. В жестоких воздушных схватках с наглым врагом большевики личным примером отваги и самоотверженности воодушевляют всех летчиков. Младшего лейтенанта Бычкова всего несколько дней назад приняли в члены партии. Молодой коммунист, молодой летчик, он зарекомендовал себя смелым, находчивым бойцом... Однажды Бычков обнаружил в воздухе девятку самолетов, шедших с грузом бомб. Он нагнал фашистские бомбардировщики и врезался в их строй. Неожиданная и дерзкая атака советского истребителя вынудила стервятников рассеяться. Увязавшись за одним из них, Бычков открыл огонь. Самолет сбросил бомбы куда попало и, отстреливаясь, пошел на снижение. Это излюбленный маневр фашистов, когда им приходится туго в воздухе. Но эти приемы давно известны нашим истребителям. Бычков набрал высоту и снова напал на бомбардировщик, поливая его длинными очередями. Самолет загорелся и врезался в землю. В другой раз Бычков так же смело атаковал шестерку вражеских машин. Искусной атакой он отделил фашистский бомбардировщик от строя и быстро уничтожил его. — Как член партии клянусь, что буду драться еще лучше до тех пор, пока наглый враг не будет разгромлен окончательно,— так сказал молодой большевик Бычков, выступая на митинге, посвященном награждению лет¬ ИХ МЕСТО БЫЛО ВПЕРЕДИ 132
Слева направо: командир зенитной батареи лейтенант JI. Шипко, награжденный орденом Красного Знамени. За июнь — июль 1941 года его батарея сбила 21 вражеский самолет; сержант Я. Г. Рыбак, комсомолец, командир орудия 55-й стрелковой дивизии. 24 июня в бою на рубеже р. Щара (Белоруссия) подбил пять фашистских танков; Герой Советского Союза старший лейтенант Н. М. Чепурной, коммунист, командир батальона 14-й танковой дивизии. В боях с 6 июля по 4 августа 1941 года был несколько раз ранен, но не покидал поля боя; старший лейтенант Ф. В. Крайнев, коммунист, командир противотанковой артиллерийской батареи. В боях под Москвой, ведя огонь прямой наводкой, отважные воины батареи Крайнева уничтожили пятнадцать вражеских танков; Герой Советского Союза старший сержант Я. Д. Беляев, комсомолец, командир бронемашины 100-й стрелковой дивизии. В бою под Минском его машина была подбита, тяжело раненный, истекая кровью, продолжал вести огонь по врагу чиков, отличившихся в боях. В числе награжденных значилось и его имя. Коммунист, командир эскадрильи старший лейтенант Плотников имеет немалый личный боевой опыт. Он участник многих воздушных боев, дважды орденоносец. В Отечественной войне против германского фашизма Плотников показал себя отличным тактиком и умелым организатором. Эскадрилья успешно сражается и всякий раз наносит чувствительные удары по авиации врага. Несколько дней тому назад шесть истребителей под командованием старшего лейтенанта Плотникова вступили в бой против 24 вражеских самолетов. Это невыгодное для наших летчиков соотношение сил ни на минуту не поколебало отважного командира и его подчиненных. Бой был трудным. В один момент на машину Плотникова навалились сразу пять «мес- сершмиттов». На выручку командиру пришел пилот Цветков. Он внезапно атаковал и поджег фашистский самолет, зашедший в хвост командирской машине. В это время Плотников, заняв выгодную позицию, сбил другой. Неравный бой закончился победой советских истребителей. Потеряв семь машин, фашисты вышли из боя и дали тягу. Все шесть истребителей Плотникова вернулись на свой аэродром. Сейчас на счету у эскадрильи уже 12 сбитых вражеских самолетов. Батальонный комиссар Л. Тулин Под ураганным огнем младший политрук Абрамичев вместе со своими товарищами-саперами подползал к мосту, который требовалось взорвать. Минометы, пулеметы, орудия — все направлено против горстки смельчаков. Фашисты прилагают все усилия, чтобы не допустить их к мосту. Абрамичев ранен. Но ползет вперед. Наконец-то мост! Минута — и мост взлетает на воздух. Путь врагу прегражден. Политрук К. Грязное Три коротких рассказа с разных участков фронта, о воинах разных родов войск, но одного высокого звания— коммуниста и комсомольца. Боевое задание комиссара коммунисту перед боем Это было в бою под Ш. Пользуясь численным перевесом, фашисты охватили полукольцом батальоны капитанов Попутчика и Белоусова. Шквал огня обрушился на нашу оборону. Был момент, когда казалось, что под вражеским нажимом роты вот-вот начнут отходить. В этот момент раздался клич: «Коммунисты, вперед!» И десятки людей бросились вперед. Это были рядовые бойцы, командиры и политработники,— это были коммунисты и комсомольцы. Не обращая внимания на вражеский огонь, они ринулись в контратаку, а за ними поднялись роты. Грозное «Ура!» огласило поле боя. Враг не выдержал стремительного красноармейского напора и откатился назад. Славные политбойцы, коммунисты и комсомольцы в трудную минуту подняли боевой дух батальона и ликвидировали опасность, нависшую над нашими ротами. Заявления о приеме в партию и комсомол 133
|ачав агрессию против Советского Союза, фашистская Германия рассчитывала на «молниеносную войну». Идея «блицкрига» была заложена еще в 1940 году в плане |«Барбаросса». Директивой № 21 вооруженным силам Германии предписывалось «быть готовыми разбить Советскую Рос- —J сию в ходе кратковременной кампании». Руководители вермахта были абсолютно уверены в том, что располагают для этого достаточными силами. Армия вторжения была мощной, оснащенной новейшей боевой техникой, полностью отмобилизованной. На полях сражений в Западной Европе она приобрела опыт ведения войны с применением крупных масс боевой техники — танков, авиации, артиллерии, в том числе и штурмовой (самоходной). Завоевав за несколько недель западноевропейские страны, гитлеровские заправилы рассчитывали, что война против СССР потребует не больше времени. За полгода до нападения на СССР Гитлер заявил: «Следует ожидать, что русская армия при первом же ударе немецких войск потерпит еще большее поражение, чем Франция в 1940 году». А один из авторов плана «Барбаросса», генерал Йодль, «конкретизировал» на совещании генералитета установку на «блицкриг» против Советского Союза такими словами: «Через три недели после начала наступления этот карточный домик развалится». Свыше 63 процентов вооруженных сил нацистской Германии были брошены против нашей Родины. Оставив в оккупированных странах Запада минимальное количество войск, фашисты двинули против СССР главные силы своей армии. Они полагали, что для наращивания этого удара в дальнейшем не потребуется много дополнительных сил, поэтому оставили в резерве только 24 дивизии. Однако гитлеровцы просчитались. Фашистская армия столкнулась с ожесточенным сопротивлением советских войск. За жизнь советских воинов фашисты расплачивались дорогой ценой. И гитлеровскому командованию пришлось непрерывным потоком перебрасывать на советско-германский фронт одну дивизию за другой. До конца 1941 года, когда по замыслам фашистских правителей война должна была уже закончиться полным поражением СССР, для пополнения и усиления групп армий «Север», «Центр» и «Юг» были переброшены из Германии и оккупированных европейских стран 21 дивизия и 15 бригад. Начальный период Великой Отечественной войны, когда советские войска вынуждены были отступать под давлением численно превосходящих полчищ врага, был самым тяжелым. В этот период Политбюро ЦК ВКП(б) и Ставка Верховного Главнокомандования стремились решить главную задачу: организовать стратегическую оборону. Сущность ее состояла в том, чтобы возможно более длительное время задержать фашистский вермахт на оборонительных рубежах, нанести ему максимальные потери, ослабить его ударную мощь, выиграть таким образом время для создания, переброски и развертывания
мощных резервов, для переброски промышленности из прифронтовых районов в глубь страны и эвакуации максимально возможного количества населения. Все это и должно было изменить соотношение сил, обеспечить возможность перехода в контрнаступление и сорвать фашистский план «молниеносной войны». На выполнение этой задачи и была направлена деятельность партийных организаций в действующей армии, прифронтовых областях и республиках. В войсках коммунисты несли всю полноту ответственности за боеспособность подразделений и частей, за выполнение каждым воином своего долга перед Родиной, когда решался вопрос о ее жизни и смерти. Главные усилия коммунистов направлялись на активную политико-воспитательную работу в войсках и воздействие на беспартийных личным примером отваги и самоотверженности в выполнении боевых задач. Быть первыми в атаке и контратаке и последними, замыкающими при отходе подразделения на новый рубеж обороны стало непреложным требованием к коммунистам. Так они и действовали, и беспартийные воины видели в их действиях образец выполнения воинского долга перед Родиной в час нависшей над ней смертельной опасности. Неисчислимы подвиги коммунистов-воинов, совершенные ими в самый тяжелый и опасный период войны. Многие из них навечно вошли в историю Великой Отечественной войны. Один из таких подвигов — самоотверженность политрука роты А. К. Панкратова в бою под Новгородом. Чтобы обеспечить выполнение ротой поставленной перед ней боевой задачи и спасти ее от гибели, в критический момент боя А. К. Панкратов бросился на вражеский пулемет, своей грудью закрыл его губительный для роты огонь. Он первым совершил такой подвиг самопожертвования, ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. За годы войны подобный подвиг совершили более двухсот воинов и партизан. Большинство из них — коммунисты и комсомольцы. Любовь к Родине, неодолимая сила духа советских воинов, вера в свое правое дело и в победу над врагом являлись источником их самоотверженности в защите каждой пяди родной земли. Воодушевленные призывом партии подняться на священную Отечественную войну, советские люди явили миру беспримерный массовый героизм. На фронте, в тылу и на временно оккупированной территории они отдавали делу победы все свои силы, день ото дня наращивая отпор врагу. И с первых шагов фашистов по советской земле начали срываться пунктуально отмеренные сроки осуществления плана «Барбаросса» и последующие «уточнения» к нему. Целый месяц героически сражался небольшой гарнизон легендарной Брестской крепости против многократно превосходящих сил врага. В течение десяти дней отбивали ожесточенные атаки фашистской пехоты, танков и авиации мужественные за¬ щитники Лиепаи. Почти двадцать дней самоотверженно защищали Таллин воины 8-й армии, сошедшие на берег моряки Балтфлота и рабочие столицы Эстонии. Почти неделю удерживали в своих руках советские воины отбитый у фашистов Перемышль и отошли от города лишь по приказу командования. Полтора месяца, до 21 октября, продолжались бои на Моонзундских островах, когда фронт находился уже под Ленинградом, на четыреста километров восточнее архипелага. Ошеломляющее впечатление на гитлеровцев произвел контрудар механизированных сил Юго- Западного фронта. 23 июня в районе Луцк — Броды — Ровно развернулось самое крупное с начала войны танковое сражение, в результате которого наши войска на неделю задержали наступление на Киев, нанесли фашистам серьезные потери и сорвали замыслы врага окружить главные силы советских войск на львовском выступе фронта. Излюбленной тактикой действий фашистской армии в Западной Европе были концентрированные удары мощных танковых группировок на нескольких направлениях с последующим окружением крупных масс войск противника и ликвидацией их в ходе приграничных сражений. После этого фашистские войска выходили на оперативный простор и уже редко встречали организованное и длительное сопротивление войск своих противников. Но на советско-германском фронте такой способ боевых действий «дал осечку» с первых же дней войны. Начальник штаба верховного главнокомандования фашистской Германии Кейтель в беседе с командующим группой армий «Центр» 25 июля 1941 года был вынужден отметить, что такие глубокие оперативные охваты были успешными на Западе из-за слабой воли противника к сопротивлению. «По отношению к русским,— подчеркнул он,— они не приводят к полному успеху; русские то и дело, нанося крупными силами удары по нашим охватывающим флангам, сковывают силы, уклоняясь от окружения и полного уничтожения. Танковые войска, представляющие особую ценность, несут в результате фланговых ударов противника слишком большой урон». Впервые за время второй мировой войны гитлеровский вермахт оказался перед лицом такого упорного сопротивления и таких огромных потерь. Менее чем за месяц боевых действий гитлеровцы потеряли 100 тысяч солдат и офицеров,. 41 процент первоначальной численности танков, почти 1 300 самолетов. Расчеты нацистов на «молниеносную войну» оказались несостоятельными. А хвастливые представители фашистского командования, включая и самого Гитлера, успели к тому времени провозгласить в лживых заявлениях, опубликованных в газетах, будто фронт советских войск распался даже быстрее, чем они ожидали. Фашистская клика поначалу была настолько уверена в выполнении плана «молниеносной войны», что в середине июля разработала план отвода большей части войск с советско-германского фрон¬ 137
та. В документе, разосланном узкому кругу командования фашистской армии 15 июля 1941 года, указывалось, что «основная часть пехотных соединений должна в начале августа, после достижения линии Крым — Москва — Ленинград, приступить к обратному маршу в Германию». Завершение дальнейших операций по окончательному разгрому СССР, как и оккупацию захваченных советских территорий, планировалось осуществить «по возможности малыми силами». Коммунистическая партия и Советское правительство использовали выигранное в ходе стратегической обороны время для перестройки народного хозяйства на военный лад, укрепления действующей армии и подготовку мощных резервов не только войск, но и вооружения и боеприпасов. Все отчетливее выявлялся активный характер стратегической обороны. Упорной защитой каждого рубежа в сочетании с контратаками и контрударами советские войска сумели на время стабилизировать фронт вдоль южной границы Эстонии, на линии прежних границ на Украине, на реке Луге, на Западной Двине и Днепре, сорвать стремительное продвижение вражеских полчищ в центре советско- германского фронта. Полной неожиданностью для врага явилось Смоленское сражение. В ходе этого двухмесячного сражения войска Западного фронта не только заставили врага перейти к обороне, но и нанесли сильный контрудар на Ельню, разгромили несколько вражеских дивизий и освободили город. Здесь, на Смоленщине, родилась советская гвардия, олицетворявшая собой наивысшую боеспособность наших войск. Больше двух месяцев доблестные защитники Киева сковывали мощную группировку вражеских войск в составе 6-й полевой армии и главных сил 1-й танковой группы. Семьдесят три дня мужественно и с высоким боевым мастерством сражался против врага, имевшего пятикратное превосходство в силах, легендарный гарнизон Одесского оборонительного района. Почти на пять месяцев надежно заперли морские подступы к Ленинграду героические защитники полуострова Ханко, обеспечившие кораблям Балтийского флота возможность наносить удары по морским коммуникациям врага. С конца октября 1941 года, больше восьми месяцев, продолжалась героическая оборона Севастополя. Она сковала в Крыму крупную группировку врага, также имевшую многократное численное превосходство над гарнизоном города-героя, связанного с советским тылом только морскими путями и по этой причине испытывавшего большие трудности в обеспечении вооружением, боеприпасами и продовольствием, в эвакуации раненых. Нараставшую силу ударов фашистские полчища испытывали не только на фронте, но и на оккупированной территории, где разгоралось пламя партизанской войны. В результате большой организационной работы, проведенной Центральным Комитетом ВКП(б), центральными комитетами компартий республик Прибалтики, Карелии, Белоруссии и Украины, партийными органами прифронтовых областей Российской Федерации, партизанская борьба в тылу врага начиналась буквально с первых дней оккупации того или иного района, приобретая всенародный характер. Удары народных мстителей тоже способствовали срыву вражеских планов «молниеносной войны». Значительно тревожнее стало и положение в тылу самой фашистской Германии. Разрушительные бомбардировки Берлина и ряда других военно- промышленных центров, проведенные советской авиацией в августе и сентябре 1941 года, развеяли хвастливые заверения Геринга в том, что ни один самолет противника не окажется в небе над Германией. Неблагоприятные сведения, проникавшие различными путями с советско-германского фронта, порождали среди населения Германии настроение неуверенности, недоверия к официальной фашистской пропаганде. Фашистская армия еще обладала численным превосходством над советскими войсками, особенно в решающих средствах борьбы — танках и самолетах. Гитлеровское командование еще удерживало в своих руках стратегическую инициативу. Советским войскам предстояло преодолеть множество неимоверных трудностей, чтобы изменить ход войны. Но с каждым днем становилось все яснее, что стратегия «молниеносной войны» терпит крах. Она была порочна в своей основе, ибо преувеличила возможности фашистской Германии и недооценила силы и возможности Советского Союза, советского народа. Срывы в планах «молниеносной войны» имели величайшее военное, политическое и международное значение. Они со всей ясностью вскрыли авантюризм нацистской политики, гитлеровской стратегии. Весь мир убеждался в силе и прочности социалистического государства, в высоких моральных и боевых качествах советских воинов, в их безграничной преданности социалистической Родине и делу Коммунистической партии. Эти срывы стали предвестниками нашей великой победы над соединенными силами фашистского разбойничьего блока. До победы было еще далеко, но ее неотвратимость становилась все более очевидной. 138
НА ПОДСТУПАХ К МИНСКУ Крайне тяжелая обстановка сложилась на Западном фронте в конце июня. Здесь, на подступах к Минску, развернулось одно из наиболее ожесточенных сражений начального периода войны. Войска 3-й и 10-й армий Западного фронта в первых боях понесли большие потери и, ожесточенно обороняясь, отходили к Минску. Часть их сил попала в окружение. 13-я армия (командующий генерал-лейтенант П. М. Филатов) 26 июня начала кровопролитные бои в Минском укрепленном районе. На четыре стрелковые дивизии этой армии, понесшие значительные потери, наступали три танковые дивизии, прорвавшиеся с северо- запада, и две танковые дивизии наносили удар во фланг. 28 июня фашистские танковые дивизии прорвались к Минску с севера и юга и захватили его. В тот же день одна из вражеских танковых дивизий захватила восточнее Минска районный центр Смолевичи и перерезала железную и шоссейную дороги Минск — Москва. Пути отхода значительной группировки войск Западного фронта на восток были закрыты. В войсках уже не хватало боеприпасов и продовольствия, вражеская авиация почти непрерывно подвергала их массированным бомбардировкам. Однако они настойчиво бились за прорыв кольца окружения, и некоторые части и подразделения вырвались из него. Оставшиеся в тылу врага воины начали партизанские действия. 27 июня 1941 года. Севернее Минска. Контратака подразделений 331-го стрелкового полка 100-й стрелковой дивизии в районе Острошицкого Городка
ЗАЩИТНИКИ МОГИЛЕВА И в районе Могилева шли ожесточенные бои. Здесь оборонялись войска 13-й армии. 11 июля гитлеровцы овладели плацдармами на восточном берегу Днепра, южнее Орши и севернее Нового Быхова. Вскоре четыре стрелковые дивизии и часть 20-го механизированного корпуса советских войск оказались в окружении. Генерал- майор Ф. А. Бакунин возглавил руководство окруженными войсками и организовал круговую оборону города. Совместно с правофланговыми войсками 21-й армии, действовавшей южнее, защитники Могилева до 26 июля вели ожесточенные бои с врагом, сковав на подступах к городу части двух моторизованных корпусов фашистской армии. Плечом к плечу с войсками действовали истребительные батальоны и части народного ополчения. К. Е. Ворошилов впоследствии так писал о значении обороны Могилева: «Оглядываясь сквозь призму лет, можно сказать: если Брест явился образцом беспримерного мужества горстки советских людей, их стойкости в борьбе против ударной группировки гитлеровской армии на пограничном рубеже нашей Родины, то на втором стратегическом рубеже — по реке Днепр—более обширным очагом такого же упорного сопротивления стал город Могилев... В условиях окружения защитники Могилева выдержали массированный штурм танковых и механизированных соединений гитлеровцев... Бои на днепровском рубеже отразили начало нового патриотического подъема советских воинов, благодаря которому и стала возможной такая длительная оборона Могилева, а затем разгром вражеских войск под Москвой». В боях под Могилевом враг потерял более пятисот танков, не менее тридцати тысяч солдат и офицеров, огромное количество боевой и транспортной техники. 140 Артиллеристы меняют огневую позицию в ходе напряженного боя
ОРУДИЕ НАВОДЧИКА КАВУНА Кавун волновался. Настороженный слух его вбирал гул и грохот боя. Казалось, уже лязгают гусеницы немецких танков. Но когда он увидел на повороте первый танк, темно-серые глаза Кавуна блеснули спокойно и остро... Через мгновение Кавун выстрелил. Над танком взвилось пламя. Громада его развернулась поперек дороги... Появился второй танк. Кавун выстрелил. И этот остановился... Показался третий танк. Командир взвода скомандовал Кавуну: — Бей по центру! Иван Кавун навел орудие. Снова выстрел, и третий танк запылал и остановился, словно прибитый к земле гигантским гвоздем... Оставшись без орудия, наводчик Кавун становился все молчаливее. О печали наводчика Кавуна доложили генералу армии Герою Советского Союза товарищу Жукову. — Что? Такой наводчик без орудия? — переспросил генерал.— Послать ему немедленно орудие! Адъютант, проследите! Через несколько дней в батарею доставили новое орудие. К щиту была приклепана светлая металлическая пластинка и на ней вырезана надпись: Орудие наводчика Ивана Павловича Кавуна». Владимир Ставский Наводчик орудия 46-го гаубичного артполка рядовой И. П. Кавун. В бою 28 июня под Минском он уничтожил 3 фашистских танка Западнее Минска горят вражеские танки 142
НА КАЖДОМ РУБЕЖЕ К концу июня обстановка на Западном фронте стала еще более тяжелой для советских войск. 16 дивизий фронта, понесшие крупные потери в предшествовавших боях, оборонялись в полосе До- кшицы — Смолевичи — Слуцк — Пинск. Протяжение фронта составляло около 350 километров — по 20—25 километров на каждую дивизию далеко не полного штатного состава. 27 июня войска армий Резерва Ставки по приказу Советского Главного командования начали выдвигаться на рубеж Краслава—Дисна — Полоцкий укрепленный район — Витебск — Орша — река Днепр, до Лоева. Они получили приказ Ставки нанести мощные контрудары по фашистским войскам и не допустить их прорыва на московском направлении. В 200—400 километрах восточнее этого рубежа должны были подготовить и прочно удерживать оборону 24-я и 28-я резервные армии. Особое внимание войск обращалось на создание прочной обороны на смоленском, рогачевском и калужском направлениях. Группа армий Резерва Ставки передавалась в состав Западного фронта, командующим которого был назначен Нарком обороны СССР Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко. В начале июля фашистские войска начали наступление на витебском, оршанском, могилевском и бобруйском направлениях. Особенно кровопролитные бои развернулись на рубеже реки Березины у города Борисова. Здесь оборонялись курсанты танкового училища, которым командовал корпусный комиссар И. 3. Сусай- ков, и только что подошедшая сюда 1-я Московская мотострелковая дивизия. Командир этой дивизии полковник Я. Г. Крейзер и возглавил оборону бере- зинского рубежа. У Березины фашистские войска были остановлены на несколько дней. Такое же упорное сопротивление они встретили на рубеже Западной Двины в районах Дисны и Витебска. 6 июля войска 20-й армии под командованием генерал- лейтенанта П. А. Курочкина нанесли контрудар севернее и западнее Орши. Враг понес тяжелые потери и был отброшен на 30—40 километров в сторону Пепеля. Остановлены были вражеские войска и южнее Орши, в полосе обороны 21-й армии. К 9 июля наступление фашистских войск было приостановлено на всем фронте от Дисны до Жлобина. Они кричали о «молниеносной войне». Для них она закончилась действительно «молниеносно» — пленом в первых же боях Фашистские танки, подбитые в боях в районе Минска 144
ПРИЗНАНИЕ ГИТЛЕРОВЦЕВ Захваченный в плен штабной офицер немецкой танковой дивизии пытался при обыске уничтожить находившееся у него письмо, но оно было отобрано и доставлено в штаб нашей дивизии. Автор письма, офицер одного из полков 19-й фашистской дивизии, писал: «...Это письмо, а не рапорт, и поэтому я позволю себе некоторую откровенность. То, что сейчас у нас творится в полку, не поддается описанию: в полку не осталось ни одного танка. Какой же это танковый полк!.. Штаб дивизии сообщил нам, что новые танки мы получим не скоро. Приказано воевать с тем, что у нас есть. Я могу сказать: от нас требуют невозможного. Без танков наши люди не солдаты, а какие-то пугливые кролики. Они привыкли сидеть за броней. Тут они чувствуют себя уверенно. Лишенные танков, они теряют почву, беспомощно озираются вокруг, жмутся и ищут, где бы укрыться. Пехотинцы, как тебе известно, так же боеспособны до тех пор, пока они видят поблизости наши машины». Ефрейтор Отто 3. в письме к родителям сообщал: «До Москвы осталось очень немного. И все-таки мне кажется, что мы бесконечно далеки от нее... Мы шагаем по немецким трупам... Сегодня мы шагаем по трупам тех, кто пал впереди; завтра мы сами станем трупами и нас так же раздавят...» Бодро шагали вперед, понуро — в плен в первые дни войны На следующем развороте. Самоотверженно защищая каждую пядь родной земли, советские воины приближали провал вражеских планов «молниеносной войны» На стр. 148—149. Артиллеристы сражались до последнего снаряда На стр. 150—151. На штурмовку вражеских полчищ
РАЗГРОМ ФАШИСТСКОЙ ДИВИЗИИ Одна из сотен контратак в Смоленском сражении Бои под Смоленском носили ожесточенный характер и нередко заканчивались разгромом вражеских полков и дивизий. В одной из сводок Совинформбюро сообщило, например, о разгроме 137-й фашистской пехотной дивизии войсками 16-й армии (командующий генерал- лейтенант М. Ф. Лукин). Это произошло во время контратаки, предпринятой войсками армии. Фашисты начали отступать. Гитлеровское командование бросило на помощь 137-ю пехотную дивизию, которая вступила в бой прямо с марша. Не дав ей развернуться, одни части 16-й армии начали энергичное наступление во фланг противнику, а другие быстро окружили эту дивизию. Была проведена мощная артподготовка, после чего началась стремительная атака. Дважды водил в штыковую атаку свое подразделение политрук Ященко. Бойцы этого подразделения уничтожили около сотни фашистов и захватили 4 орудия, 14 пулеметов, несколько минометов, 47 лошадей. Отважно сражалось подразделение лейтенанта Купца. Фашисты пытались вырваться из окружения, но были встречены и отброшены нашими пехотинцами и танкистами. Бой продолжался несколько часов. Фашисты понесли огромные потери убитыми и ранеными, а также в вооружении, боеприпасах и транспорте.
Начальник политуправления Западного фронта дивизионный комиссар Д. А. Лестев и командующий группой войск генерал-майор К. К. Рокоссовский на командном пункте в районе Ярцево Западный фронт. Контратака стрелковых подразделений при поддержке танков Артиллеристы поддерживают контратаку стрелковых подразделений огнем
ПОМОЩЬ АВИАТОРОВ И ЗЕНИТЧИКОВ Стрелок-радист старший сержант П. Королев. За мужество и высокое боевое мастерство награжден орденом Красного Знамени У панорамы орудия Старший лейтенант И. И. Сомов — штурман бомбардировщика, отличившийся в меткости бомбометания по вражеским войскам Последнее пике вражеского самолета в первые же дни войны Большую помощь войскам в Смоленском сражении оказывала истребительная и бомбардировочная авиация. Она в несколько раз уступала по численности вражеской авиации, но истребители смело вступали в воздушные бои, и бомбардировщики наносили сильные удары по вражеским танковым колоннам, переправам через Днепр и Западную Двину и по фашистским войскам на поле боя. В одном из сообщений Совинформбюро было сказано о том, как авиасоединение под командованием Аладинского разгромило большое скопление вражеских бронетанковых и моторизованных войск. °а два дня боев авиасоединение уничтожило около тысячи солдат и офицеров, 80 танков, 600 автомашин. Зенитчики фронта надежно обороняли важные объекты в тылу войск. На одном из участков вражеская авиация пыталась разгромить важный для наших частей железнодорожный мост. Зенитчики, оборонявшие его, каждый раз встречали фашистских стервятников массированным и метким огнем. Вражеским бомбардировщикам не удалось осуществить прицельное бомбометание. Особенно хорошо действовали зенитные расчеты Демченко и Алейника. Проявив высокое воинское мастерство и решительность, за один день они отбили несколько налетов фашистской авиации и сбили 7 самолетов.
НЕУЯЗВИМОСТЬ МОСКВЫ С ВОЗДУХА «Трофей» зенитной батареи лейтенанта Турукало Гитлеровская камарилья намеревалась разрушить Москву с воздуха еще задолго до приближения вермахта к городу. Для этого группа армий «Центр» получила большое количество бомбардировщиков специально для налетов на Москву. Ставка Верховного Главнокомандования своевременно приняла все необходимые меры для того, чтобы сорвать замыслы врага. Партийная организация Москвы призвала все население столицы активно участвовать в защите города с воздуха. Были сформированы 25 батальонов и комсомольско-молодежный полк местной противовоздушной обороны, 4 ремонтно-восстановительных полка, создано 3600 групп самозащиты. В эти формирования вступили больше 24 тысяч добровольцев. Помимо этого было создано 12 736 противопожарных команд, в состав которых зачислили больше 205 тысяч человек. Не считая убежищ предприятий и учреждений для укрытия рабочих и служащих во время налетов вражеской авиации, оборудовали 6618 бомбоубежищ вместимостью на 1,2 млн. человек. В ночь на 22 июля фашистские бомбардировщики совершили первый массированный налет на Москву. В нем участвовало больше 250 самолетов, он продолжался пять с половиной часов. Однако основная масса бомбардировщиков была рассеяна на подступах к
городу. В Москву прорвались лишь одиночные самолеты. Они сбросили бомбы бесприцельно, значительного ущерба городу не нанесли. Главная заслуга в защите Москвы от вражеских бомбардировок принадлежит летчикам-истребителям и зенитчикам Московской зоны ПВО. С той памятной ночи на 22 июля до конца года в налетах на Москву участвовало 4212 бомбардировщиков, но только 120 из них прорвались к городу. Чаще всего они сбрасывали бомбы бесприцельно. Существенного урона столице эти бомбардировки не причинили. В большинстве случаев еще на дальних и ближних подступах к столице летчики-истребители и зенитчики сбили 1300 вражеских самолетов. В центре города, напротив Большого театра, был установлен для всеобщего обозрения первый из сбитых вражеских бомбардировщиков. Десятки тысяч москвичей и приезжих, рассматривая эту машину, с чувством глубокой благодарности думали о защитниках города. Позднее выставки разгромленной вражеской боевой техники были организованы в Центральном парке культуры и отдыха имени М. Горького и стали традиционными. Каждый раз посетители видели все новые образцы вражеской боевой техники и убеждались в том, что у нас есть кому и есть чем громить эту технику, проникались верой в неизбежность нашей общей победы над фашистскими полчищами. Лейтенант Турукало (справа) с воинами батареи 157
А. Суркову Воинская часть идет на передовые позиции. Возможно, последняя беседа с воинами в спокойной обстановке Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины, Как шли бесконечные злые дожди, Как кринки несли нам усталые женщины, Прижав, как детей, от дождя их к груди. Как слезы они вытирали украдкою, Как вслед нам шептали: «Господь вас спаси!» И снова себя называли солдатками, Как встарь повелось на великой Руси... Ты помнишь, Алеша: изба под Борисовом, По мертвому плачущий девичий крик, Седая старуха в салопчике плисовом, Весь в белом, как на смерть одетый, старик. Ну что им сказать, чем утешить могли мы их? Но горе поняв своим бабьим чутьем, , Ты помнишь, старуха сказала: «Родимые, Покуда идите, мы вас подождем»... 1Q41 г. Константин Симонов 158
ПРЯМОЙ НАВОДКОЙ В сводках Совинформбюро и в военных корреспонденциях часто сообщалось о подвигах артиллеристов Западного фронта. Атаки пехоты противника чаще всего осуществлялись в сопровождении большого количества танков. Советские артиллеристы смело вступали в схватки с танками, наносили им большие потери. ...При разгроме 47-го фашистского танкового корпуса только одна артиллерийская батарея Попова огнем с закрытых позиций и прямой наводкой разбила 21 вражеский танк и 2 артиллерийские батареи. ...Части 6-й стрелковой дивизии юго-западнее Кричева прикрывали отход войск на новый оборонительный рубеж. Один из полков этой дивизии занял оборону на восточном берегу болотистой речушки Добрость и приготовился к встрече врага. Когда вражеские танки подошли к речке, подразделения полка открыли по ним сосредоточенный огонь. При этом особенно отличилось орудие старшего сержанта Николая Сиротинина, замаскированное у моста через речку. Первым же выстрелом Сиротинин поджег головной танк. За ним запылал второй, третий... Фашисты открыли по орудию Сиротинина ураганный огонь. Воины расчета погибли, ранен был и Сиротинин. Но он продолжал вести огонь до тех пор, пока не упал, сраженный насмерть. Вся вражеская танковая колонна была уничтожена. Фронтовики никогда не забудут самоотверженного и героического труда военных медиков. Под огнем врага они оказывали первую медицинскую помощь на поле боя, на себе выносили раненых в укрытия. Под бомбами и артиллерийским обстрелом производили сложнейшие хирургические операции, которые в мирное время казались бы невозможными, ради спасения раненых жертвовали своей жизнью...
«МЫ СЧИТАЕМ ДОЛГОМ ЧЕСТИ...» Группа немецких офицеров, перешедших на сторону Советской Армии, обратилась с открытым письмом ко всем офицерам германской армии. В своем письме немецкие офицеры пишут: «Мы считаем долгом чести, будучи серьезно озабочены будущим нашей немецкой родины, обратиться ко всем нашим товарищам и ко всем немецким офицерам всей немецкой армии. Единодушно мы пришли к убеждению, что мы, немецкие офицеры, должны сделать все для того, чтобы отклонить от Германии крупнейшую в ее истории катастрофу. Мы знали наци, как бессовестных авантюристов с темным прошлым. Для них Германия была просто трамплином для их личной карьеры. Нам было стыдно стоять вытянувшись перед каким-то Гитлером или Герингом. Нам становилось все яснее, что авантюристская политика Гитлера подвергает опасности наше германское отечество. Близилась война, а у Германии не было друзей. Наци ненавидели весь мир, и эта ненависть переносилась на Германию. Союз с фашистской Италией — вот все, чего добился Гитлер, но Италию мы хорошо знали. Чего Германия должна была безусловно избегать—это войны на два фронта. Государственный деятель вроде Бисмарка достиг бы этого, но Гитлер не Бисмарк, а выскочка. Вся его политика основывалась на блефе. Блефом он действовал по отношению к нам и так же хотел он действовать по отношению ко всему миру. Последствия были катастрофичны. Сейчас мы воюем и против Англии, и против России. Это подлинное безумие. В войне против России германская армия истечет кровью. Эта война бесперспективна. Она может закончиться лишь такой катастрофой, по сравнению с которой катастрофа 1918 года — это лишь детская игра. Возможно, что Германия еще некоторое время сможет продолжать войну, но чем дальше война будет продолжаться, тем ужаснее будет ее конец. Со всей ответственностью за свои слова мы заявляем вам: лишь тогда, когда Гитлер будет свергнут, будет покончено с войной, и Германия будет спасена. За это убеждение наше мы отвечаем своим именем и своей честью немецких офицеров». Воззвание подписали: подполковник Гаушильд, капитан Лоевский, капитан Риггер, капитан фон Веншовский, старший лейтенант Рикс. Сообщение Совинформбюро 20 августа 1941 г. Ночной залп «катюши»
«ЕСЛИ БЫ ТЫ ВСЕ ЭТО ВИДЕЛ!» Все сдавшиеся в плен фашистские солдаты сообщают об огромных потерях, которые ежедневно несут вражеские войска. Ефрейтор 3 роты 271 пехотного полка Карл Лангребе рассказывает, что из 160 солдат в его роте осталось только сорок. «Всюду,—говорит Лангребе,—мы проходим через пустые села, покинутые населением. Посевы уничтожены, скот угнан. Нам негде достать картофеля... По дорогам нас обстреливают партизаны». У многих убитых и раненых фашистских солдат найдены письма, которые они не успели отправить на родину. Ефрейтор 3 роты 206 полка 99 пехотной дивизии Пауль Клаус сообщал 14 августа 1941 года своим родителям: «Военная операция в России носит совершенно другой характер, чем во Франции. У меня мало надежды снова встретиться с вами. Половина нашего полка истреблена красными. Противник тщательно замаскирован. Передвижение войск незаметно. Русские—это выносливый, упорный и хитрый противник. Русский солдат стоит нескольких французов». О том же пишет своему брату в Берлин и солдат Вилли Шредер: «Дорогой брат, прошло десять дней тяжелых боев. Если бы ты все это увидел и почувствовал, то пришел бы в ужас». Сообщение Совинформбюро 31 августа 1941 г. Пленные. Сотни их закончили свой бесславный путь под Смоленском. И убедились в том, что лучше остаться без награждения «железными крестами», чем в дополнение к ним получить еще один — березовый 161
НАГРАДЫ — ОТВАЖНЫМ Район Ельни. Под покровом ночи форсирование реки Угра Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калинин беседует с фронтовиками после вручения им правительственных наград в Кремле На всех фронтах с севера до юга советские воины проявили необычайное мужество, героизм и стойкость. Каждый новый день войны рождал и новые подвиги, и новых героев. И Родина отмечала высокими правительственными наградами тех своих героев, которые самоотверженно сражались против фашистов. За стойкость и мужество в обороне, за героизм, проявленный в контрударах наших войск в период Смоленского сражения, 7 воинов Западного фронта получили звание Героя Советского Союза, 928 человек были награждены орденами и медалями СССР. Когда позволяли условия, ордена и медали награжденным вручались в торжественной обстановке перед строем подразделений и частей. Командиры и политработники на митингах призывали всех воинов равняться на отличившихся, множить их подвиги в боях против фашистских поработителей. Наиболее отличившихся в боях против фашистов приглашали и в Москву, в Кремль. Награжденных принимал и лично вручал им ордена и медали «всесоюзный староста» — Председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Иванович Калинин. Каждый раз после вручения орденов М. И. Калинин долго беседовал с награжденными. Подробно расспрашивал о положении на том или ином участке фронта, о настроении личного состава войск, по-отечески советовал, как лучше вести воспитательную работу в войсках.
СМОЛЕНСКОЕ СРАЖЕНИЕ К 10 июля 2-я и 3-я немецко-фашистские танковые группы вышли к Полоцку, Витебску, Орше, Могилеву, Рогачеву, Жлобину. В первых эшелонах армий Западного фронта оборонялись 24 дивизии. Ширина обороны каждой из них в среднем составляла 25—30 км. Оборона не была подготовлена в инженерном отношении. Противник же бросил в сражение 29 дивизий, в том числе 9 танковых и 7 моторизованных, создав здесь двойное превосходство в людях, артиллерии и самолетах и почти четырехкратное — в танках. В такой обстановке и началось самое крупное в первые месяцы Великой Отечественной войны Смоленское сражение. Оно развернулось на территории по фронту до 650 км и в глубину до 200—250 км. Основу войск Западного фронта, действовавших в районе Орши и Смоленска, составляли силы 16-й армии под командованием генерала М. Ф. Лукина и 20-й армии под командованием генерала П. А. Курочкина. Фашистские танковые дивизии глубоко охватили с севера 16, 19-ю и 20-ю армии. Обороняясь в междуречье Березины и Днепра, 20-я армия сумела задержать противника, рвавшегося к Смоленску. В последующих боях 16-я и 20-я армии смелыми контрударами наносили чувствительные потери войскам противника. Однако 22 июля танковые группы генералов Гота и Гудериана сомкнулись в районе Ярцева. Основные силы оказались в окружении. Но они продолжали ожесточенные бои и приковали к себе 12 фашистских дивизий, из них 3 танковые и 2 моторизованные. Командование фронтом приказало генералу П. А. Курочкину оставить район Смоленска и прорвать кольцо окружения в районе Соловьева-Заборье и переправиться через Днепр. 16-я и 20-я армии под массированным огнем врага форсировали Днепр и заняли оборону на его восточном берегу. О героизме и самоотверженности воинов свидетельствовали строки боевого донесения командующего 20-й армией: «Моральное состояние личного состава — здоровое, но усталость огромная. Люди по три-четыре дня не кормлены, без сна. Переправа продолжается». Высокую оценку боевых действий 16-й и 20-й армий дал Главнокомандующий Западным стратегическим направлением Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко. В донесении в Ставку он писал: «Считаю, что боями этих дней мы совершенно расстроили наступление противника». Героическое сопротивление советских войск не позволило гитлеровскому командованию добиться решающего успеха на главном направлении. Ударные группировки врага были измотаны. 30 июля группа армий «Центр» получила приказ перейти к обороне. В течение августа и первой половины сентября советские войска неоднократно наносили удары по противнику. В начале сентября они разгромили ельнинскую группировку фашистов. Потерпели поражение вражеские войска и в районе Духовщины. Дальнобойное орудие ведет огонь по важным объектам в тылу врага 164
Командующий 16-й армией генерал-лейтенант М. Ф. Лукин Командующий 20-й армией генерал-лейтенант П. А. Курочкин Смоленское сражение. Начинается контратака 166
РОЖДЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ГВАРДИИ Из приказа народного комиссара обороны СССР 18 ноября 1941 г. «В многочисленных боях за нашу Советскую Родину против гитлеровских орд фашистской Германии 100, 127, 153 и 161 стрелковые дивизии показали образцы мужества, отваги, дисциплины и организованности. В трудных условиях борьбы эти дивизии наносили неоднократно жестокие поражения немецко-фашистским войскам, обращая их в бегство, наводя на них ужас. Этим нашим стрелковым дивизиям удалось бить врага и гнать перед собой хваленые немецкие войска...» Этим приказом наркома стрелковые дивизии: 100-я (командир генерал-майор И. Н. Руссиянов), 127-я (командир полковник А. 3. Акименко), 153-я (командир полковник Н. А. Гаген) и 161-я (командир полковник П. Ф. Москвитин) первыми в Советских Вооруженных Силах были преобразованы соответственно в 1, 2, 3 и 4-ю гвардейские дивизии с вручением им гвардейских боевых знамен. Вражеские танки, захваченные нашими войсками в Смоленском сражении 167
КОНТРУДАР НА ЕЛЬНЮ Атака в боях за Ельню 168 В конце июля Генеральный штаб подверг всестороннему анализу положение на фронтах. Наряду с другими выводами он высказал И. В. Сталину предложение в ближайшие дни организовать контрудар на Ельню. Оно основывалось на том, что на московском стратегическом направлении противник понес большие потери, поэтому некоторое время не сможет вести крупную наступательную операцию. В тот же день Г. К. Жуков был освобожден от должности начальника Генерального штаба, назначен командующим Резервным фронтом, ему и поручалось провести контрудар на Ельню. Наступление было начато 30 августа. Главный удар наносили войска 24-й армии. Бои сразу приняли ожесточенный характер: для вражеских полчищ ельнинский плацдарм был очень важен в предвидении генерального наступления на Москву. Во второй половине августа фашистское командование вынуждено было отвести с передовых позиций две танковые и моторизованную дивизии и моторизованную бригаду, которые понесли очень большие потери, заменить их пятью пехотными дивизиями. Не выдержав мощных ударов советских войск, 5 сентября фашисты начали поспешное отступление. 8 сентября опасный ельнинский выступ фронта был ликвидирован.
Советские войска вступают в освобожденную Ельню На следующем развороте. В стремительной контратаке В контратаку
НА ПОДСТУПАХ К СТОЛИЦЕ УКРАИНЫ Оборона Киева. Герой Советского Союза капитан Красноюрченко на командном пункте следит за ходом воздушного боя. Его отважные однополчане самоотверженно сражаются с фашистскими асами Герой Советского Союза А. Молодчий одним из первых советских летчиков в первые недели войны бомбил Берлин и другие важные военные объекты в фашистской Германии Г лавнокомандующий Юго-Западным направлением Маршал Советского Союза С. М. Буденный среди танкистов 8-й танковой дивизии в районе Днепропетровска Долетался 10 июля Государственный Комитет Обороны принял постановление об образовании Главнокомандования Северо-Западного, Западного и Юго-Западного направлений и о преобразовании Ставки Главного Командования в Ставку Верховного Командования. Главнокоманду- ющими стратегическими направлениями были назначены соответственно Маршалы Советского Союза К. Е. Ворошилов, С. К. Тимошенко и С. М. Буденный. К этому времени на старом пограничном рубеже западнее Киева по решению командования Юго-Западного фронта при массовом участии населения Киева и области был завершен большой объем работ по усилению главной оборонительной полосы города. Ширина ее составляла 55 километров, глубина 6—10 километров. Она полукольцом прикрывала город с запада в 30—35 километрах от окраины. Кроме того, возводились еще 2 полосы обороны, последняя — по окраинам Киева. Для создания этой полосы обороны использовали и находившиеся на окраинах города каменные строения. На ряде магистральных улиц устанавливались противотанковые заграждения. Город готовили к возможным уличным боям. На направлении главного удара, в полосе от города Сарны до Каменец-Подольска, группа армий «Юг» сосредоточила огромную массу войск — 38 дивизий. Она имела больше 400 танков, около 5,5 тысяч орудий. С воздуха ее поддерживали 700 самолетов. От Каменец-Подольска до устья Дуная против войск Южного фронта наступали 24 дивизии и 15 бригад вражеских войск. 172
УХУДШЕНИЕ ПОЛОЖЕНИЯ НА ЮГЕ В ночь на 18 сентября войска Юго-Западного фронта, оказавшиеся в окружении, начали отход на восток. Ударами на Ромны, Лохвицу и Лубны они должны были прорвать кольцо окружения. 37-я армия в это время утратила связь со штабом фронта, восстановить ее не могла и продолжала оборону Киева, хотя ее фланги уже были охвачены вражескими войсками. Только 19 сентября она оставила Киев и начала пробиваться из окружения. Отступление войск Юго-Западного фронта осуществлялось в крайне тяжелых условиях. Используя многократное численное превосходство в войсках и боевой технике, гитлеровцам удалось рассечь многие дивизии на части и изолировать их одну от другой. В напряженных многодневных боях войска несли тяжелые потери. Десятки тысяч бойцов и командиров погибли в неравной борьбе. Примерно третья часть личного состава войск фронта оказалась в плену. Большие потери и отступление войск Юго-Западного фронта еще более ухудшили обстановку. Была потеряна почти вся Левобережная Украина. Возникла реальная угроза прорыва фашистских полчищ в Донбасс, ухудшилось положение войск Южного фронта. Вражеское командование получило возможность усилить войска группы армий «Центр» для возобновления наступления на Москву. Для восстановления обороны советских войск на юге Ставка Верховного Главнокомандования была вынуждена израсходовать значительную часть резервов, созданных с большим трудом и требовавшихся на других участках фронта. Наступление врага удалось остановить только на рубеже Белополье — Лебедин — Красноград — Новомосковск, на дальних подступах к Харькову и Донбассу. Однако успех фашистских полчищ на Украине был достигнут только за счет ослабления их войск, действовавших на московском направлении. Сами высокопоставленные гитлеровские генералы в мемуарах, изданных в ФРГ после войны, поставили под сомнение стратегическое значение этого успеха. А один из них в своей книге воспроизвел слова начальника генерального штаба армии Гальдера, назвавшего сражение под Киевом «величайшей стратегической ошибкой в восточном походе». Таким образом, враг сам вынужден был признать, что героическая борьба войск Юго-Западного фронта в сражении под Киевом оказала большое влияние на срыв наступления на Москву, как и на провал всего плана «молниеносной войны». 174 Отход на новый рубеж обороны
ГЕРОИЧЕСКАЯ ОБОРОНА ОДЕССЫ Первые бои на подступах к Одессе начались 6—8 августа. Фашисты с самого начала боев бросили на Одессу крупные силы, поставив перед ними задачу не позднее 10 августа овладеть городом. У защитников Одессы было по 3—4 орудия на километр фронта. За 73 дня беспримерной обороны наших войск враг имел постоянно четырех-пятикратное превосходство в живой силе. Многократным было все время превосходство в авиации и танках. Фронтом стал весь город. 90 процентов коммунистов городской парторганизации ушли на передовые позиции с оружием в руках. Около ста тысяч одесситов строили рубежи обороны. Рабочие предприятий — почти сплошь женщины и подростки — дали защитникам города большое количество оружия и боеприпасов. Войска Приморской армии и Черноморский флот покрыли себя неувядаемой славой в ожесточенных боях за Одессу. Они отражали яростный натиск врага, нередко сами наносили контрудары. За время обороны Одессы из города было эвакуировано по морю 350 тысяч человек гражданского населения, раненых и больных и более 200 тысяч тонн грузов: промышленного оборудования, боевой техники, продовольствия и других материальных ценностей. Все войска, тылы и управление Приморской армии (до 80 тысяч человек) скрытно от врага были переброшены морем в Крым, когда там сложилась тяжелая обстановка для наших войск. Корабли Черноморского флота в обороне Одессы 176
Оборона Одессы. На командном пункте полка Ремонт танков на одном из заводов Одессы. Рабочие города, названного позднее городом-героем, не только ремонтировали, но и строили танки . из тракторов. Они одними из первых стали превращать мирных тружеников полей в боевые машины
Тяжелая артиллерия ведет огонь по вражеским войскам, штурмующим Одессу Пленные гитлеровцы, взятые бойцами 95-й стрелковой дивизии в районе Холодной Балки под Одессой 179
Жажда... Она мучила всех одесситов и защитников города. Как и все, эта женщина получала воду по карточке — полведра на день на всю семью. Но щедро делилась драгоценной влагой с воинами 180
Севастопольцы прибыли на защиту Одессы Строительство баррикад в городе
Южный фронт. Раненные в первые дни войны сержанты Г. И. Мигунов и В. С. Скворцов и старший сержант В. И. Бычков после лечения в полевом госпитале возвратились на передовую Моряки сошли с кораблей для защиты города от вражеских полчищ 182
Фашистское дальнобойное орудие, отбитое у врага в яростной контратаке и установленное на улице Одессы На узле связи Южного фронта 183
Защитники Одессы эвакуируются из города Транспорт с эвакуированными из Одессы войсками идет в Севастополь под охраной боевых кораблей 184
В СРАЖЕНИЕ ВСТУПАЕТ СЕВЕРНЫЙ ФЛОТ В первые недели Отечественной войны Северный флот (командующий контр-адмирал А. Г. Головко) сосредоточил свои усилия на оказании помощи сухопутным войскам, оборонявшимся на мурманском направлении. Наступление фашистской армии угрожало захватом Мурманска, имевшего первостепенное значение для использования северных морских коммуникаций, а также основных баз Северного военно-морского флота. Командование Северным флотом значительно усилило береговую оборону, послало на берег крупные силы морской пехоты. Корабли и авиация флота оказали большую помощь войскам оборонявшейся здесь 14-й армии в отражении вражеского наступления. Это позволило остановить наступление фашистских войск на рубеже реки Западная Лица и стабилизировать фронт на длительное время. Авиация и зенитная артиллерия флота активно участвовали и в отражении налетов бомбардировочной авиации противника на Мурманск и другие населенные пункты. Все попытки фашистских войск прорваться к Мурманску потерпели крах. Береговая оборона Северного флота сорвала попытки нападения фашистских военных кораблей на побережье Кольского полуострова и высадку десантов в тыл советских войск. Артиллеристы береговой обороны не только наносили повреждения вражеским кораблям, но и часто отправляли их на дно моря. Северный флот. Идет постановка минного заграждения
БОЛЬШОЙ УРОН ВРАГУ Северный военно-морской флот начали создавать за несколько лет до Великой Отечественной войны. Когда она грянула, в составе флота было несколько миноносцев, 15 подводных лодок и 20 мелких надводных кораблей, главным образом, торпедных катеров. • Основной ударной силой Северного флота в борьбе с противником на морских коммуникациях были подводные лодки и торпедные катера. Они наносили большой урон вражеским транспортам, доставлявшим грузы войскам, наступавшим на мурманском направлении. Начиная с сентября 1941 года, удары советских моряков причинили врагу такие большие потери, что это снизило наступательные способности его войск на суше. В боях на морских коммуникациях прославились экипажи многих подводных лодок и торпедных катеров. С первых дней войны отличилась одна из старейших подводных лодок, которой командовал капитан III ранга М. Бибеев. Героически сражались с врагом экипажи подводных лодок под командованием капитанов II ранга И. Фисановича и В. Котельникова, капитан-лейтенанта В. Старикова, дивизион подводных лодок капитана II ранга М. Гаджиева и многие другие. Боевая слава сопутствовала отважным действиям экипажей торпедных катеров С. Раскина, М. Кульчицкого, С. Демидова. В первые дни войны открыл счет потопленных вражеских кораблей экипаж торпед- Огонъ по врагу ного катера лейтенанта А. Шабалина.
СМЕЛЫЙ РЕЙД ПОДВОДНИКОВ Подводная лодка «Н», которой командует капитан-лейтенант Фиса- нович (Северный флот.— Ред.), больше двух суток находилась у берегов противника, но не встречала его кораблей. Тогда командир решил проникнуть в одну из крупных гаваней врага. В ночь на 21 августа лодка незаметно вошла в гавань. У первых двух пристаней кораблей не было. Командир лодки пошел в глубь гавани, где у причалов стояли два транспорта, один из которых водоизмещением в 5 тысяч тонн. Выбрав большой транспорт, подводники с дистанции в полтора километра выпустили по нему торпеду. Раздался глухой взрыв. Лодка отошла и на мгновение выдвинула перископ. Командир убедился в успешности атаки. Снайпер отряда моряков Северного флота ефрейтор Кошеленко, расположившись на сопке, прикрывал вместе с пулеметным отделением отход отряда на новые позиции. Пока пулеметное отделение вело огонь, тов. Кошеленко разложил в различных местах сопки запас патронов. По приказанию командира отряда пулеметчики отошли. На сопке против роты фашистов остался один снайпер. Перебегая от камня к камню, от одной кучки патронов к другой, тов. Кошеленко метким снайперским огнем бил по врагу. Два часа удерживал Кошеленко высоту, уничтожив больше 30 вражеских солдат. Сообщение Совинформбюро 27 августа 1941 г. Погрузка торпед на подводную лодку перед выходом в море на боевое задание 187
МУЖЕСТВО ЛЕТЧИКОВ Высадка десанта морской пехоты в тылу врага В рядах авиации Заполярья особенно прославилась эскадрилья, а затем полк, которым командовал капитан Б. Сафонов, ставший одним из первых Героев Советского Союза среди сражавшихся на Крайнем Севере. В одном из воздушных боев эскадрилья Б. Сафонова атаковала вражеские самолеты. Сам он с дистанции в 50—70 метров открыл огонь по «хейнкелю». Фашистский самолет загорелся и разбился о скалы. Затем капитан бросился в лобовую атаку на «мессершмитта». Враг открыл стрельбу с 400 метров. Капитан сблизился с противником на 200 метров и только после этого ударил по гитлеровцу из всех пулеметов. Фашистский самолет пытался скрыться, но, прижатый к земле, врезался в скалу. Это был одиннадцатый самолет, сбитый капитаном Сафоновым за первые дни войны. С начала войны до конца сентября 1941 года летчики части Героя Советского Союза Сафонова сбили в воздушных боях 132 фашистских самолета и 25 уничтожили на аэродромах. Сам командир сбил 14 самолетов, летчик Коваленко — 7, летчики Семененко, Половиков, Сорокин—.по 5 самолетов, Покровский, Максимович, Раздобудко — по 4, а летчики Туманов, Яковенко, Родин — по 3 самолета. В боях с частью Б. Сафонова фашисты потеряли более 300 пилотов, штурманов и стрелков-радистов, а наши потери в воздушных боях и на земле составили 29 самолетов. 188
Прославленный летчик- истребитель Севера Герой Советского Союза Б. Ф. Сафонов Командир дивизиона подводных лодок капитан II ранга М. Гаджиев Командир старейшей подводной лодки Северного флота, отличившейся в боях, капитан III ранга М. Бибеев 189
БОЕВОЕ МАСТЕРСТВО АВИАТОРОВ Командир звена морских бомбардировщиков- разведчиков капитан В. М. Сечкин. За боевые успехи награжден двумя орденами Красного Знамени Командир подводной лодки «К-22», получившей впоследствии звание гвардейской, капитан II ранга В. Н. Котельников Командир эскадренного миноносца «Урицкий» капитан- лейтенант Г. Васильев Подводная лодка «Щука». С боевого задания она возвратилась глыбой льда Авиация Северного флота встретила начало войны крайне малочисленной. В ее составе были всего лишь один истребительный авиационный полк и единственная эскадрилья бомбардировщиков. С начала войны она пополнялась самолетами и летчиками, но только в незначительных количествах — большая часть авиационной техники и летных кадров направлялась на другие участки фронта, где развертывались решающие сражения. Фашистская авиация в Заполярье имела четырехкратное численное превосходство. И все же летчики- североморцы отважно и успешно сражались с врагом. 25 июня, одновременно с летчиками Балтфлота, бомбардировщики Северного флота совершили массированный налет на 19 аэродромов противника, на которых было сосредоточено много вражеской техники. В этот день было произведено около 250 самолето-вылетов, в результате которых уничтожено большое количество самолетов врага. Оказывая помощь войскам 14-й армии, оборонявшей подступы к Мурманску, авиаторы-моряки наносили удары по наступавшим фашистским войскам, содействовали срыву этого наступления. Летчики- истребители участвовали в противовоздушной обороне Мурманска, Архангельска и других населенных пунктов Крайнего Севера, а также в охране транспортов, осуществлявших перевозки военных и народнохозяйственных грузов по Северному морскому пути. 190
В БОЛОТАХ И НА СОПКАХ КАРЕЛИИ И ЗАПОЛЯРЬЯ Обнаружена вражеская подводная лодка. Катер, морской охотник, под командованием лейтенанта Б. Ляха бомбит ее глубинными бомбами Один из прославленных на Северном флоте командиров морской пехоты младший лейтенант Авакян с бойцами своего взвода. За храбрость в бою награжден орденом Красного Знамени Боевые действия на Крайнем Севере начались несколько позднее, чем на остальных участках советско-германского фронта. Наступление на мурманском направлении фашисты начали 29 июня. Гитлеровское командование планировало в короткий срок вывести из строя Кировскую железную дорогу, связывающую Ленинград с Мурманском, захватить Мурманск, Кандалакшу, Беломорск и Вологду. По замыслу врага это имело бы решающее значение для хода боевых действий на севере СССР. Оборонявшиеся на мурманском направлении войска 14-й армии под натиском превосходящих сил врага вынуждены были отойти от границы на 20—30 километров. 10 июля вражеские войска начали наступление на петрозаводском и олонецком направлениях. Цель его состояла в том, чтобы соединиться с войсками группы армий «Север» на рубеже реки Свирь (восточнее Ладожского озера) и полностью изолировать Ленинград от страны. В Карелии оборонялась 7-я армия. В ее составе имелись всего 3 стрелковые дивизии, растянутые на большом протяжении фронта. Упорно отстаивая каждый выгодный рубеж, с помощью отдельных частей 23-й армии, оборонявшейся на Карельском перешейке, к 30 июля 7-я армия остановила врага северо-западнее Петрозаводска. 193
НА МУРМАНСКОМ НАПРАВЛЕНИИ Разведчики перед выходом в тыл врага Медсестра морской пехоты Нина Буракова. За героизм и сомоотверженность при оказании первой помощи раненым на поле боя награждена орденом Красного Знамени Старший краснофлотец Василий Кисляков. Вступил в единоборство с сотней гитлеровцев и вышел победителем. Ему первому на Северном флоте присвоено звание Героя Советского Союза Огонь по вражеским судам в заливе Июльское наступление фашистов на мурманском направлении закончилось провалом. Под воздействием контрударов наших частей они вынуждены были перейти к обороне. В сентябре фашистские войска, получив большое подкрепление, решили возобновить наступление и во что бы то ни стало овладеть Мурманском. Против воинских частей тов. Вещезерского гитлеровское командование бросило отборные войска. Фашисты, подняв неимоверный шум, двинулись к нашим окопам. С этой тактикой врага, рассчитанной на ошеломление, бойцы давно знакомы. Советские воины вели прицельный огонь из хорошо оборудованных окопов. В первый же день неприятель оставил на поле боя 800 убитых. На другом участке был окружен и мощной контратакой разбит батальон 88-го фашистского пехотного полка. Командир одной из рот разбитого батальона обер-лейтенант фон Барделебен вынужден был поднять белый платок. Гитлеровский офицер, участник .боев в Польше и Франции, заявил: «Я впервые встретил в бою красноармейцев. Они дрались мужественно и стойко». Успешно отбивал яростные атаки противника Н-ский стрелковый полк. Смелыми контратаками он не раз обращал врага в бегство. Прикрываясь дымовой завесой, неприятель бросил на подразделение Солдатова большие силы. Солдатов приказал бойцам не открывать
огня до тех пор, пока фашисты не подойдут вплотную. Не встречая сопротивления, гитлеровцы бросились к окопам. В это время застрочили пулеметы и автоматы, полетели гранаты. Браг откатился на исходные позиции, оставив десятки убитых и раненых. Батарея Каршенина за один день уничтожила 4 пулемета, 2 автомашины и до 300 солдат... Бойцы и командиры показали в боях образцы исключительной стойкости и мужества. К артиллерийскому наблюдательному пункту капитана Пасько подошла вражеская рота. Фашисты намеревались захватить капитана в плен. Быстро созрело отважное решение. Пасько приказал по телефону, чтобы батарея открыла огонь по наблюдательному пункту. На огневых позициях недоумевали — ведь это грозило смертью их командиру. Наконец, после повторного категорического приказания орудия начали обстрел пункта. Большая часть фашистской роты была уничтожена, остатки ее откатились назад. Пасько нашли на пункте раненым. В результате ожесточенных семидневных боев на мурманском направлении вражеские части понесли тяжелые потери. Второе большое наступление на Мурманск также потерпело полный крах. С 8 по 15 сентября фашистские части потеряли только убитыми более 2 ООО человек... П. Милованов, И. Дей ген («Красная звезда», 24 сентября 1941 г.) Разведчики лейтенанта К. Власова готовятся к выходу на боевое задание 195
БОМБОВЫЕ УДАРЫ ПО БЕРЛИНУ Недолго летал над советским Севером В августе—сентябре 1941 года советская авиация совершила несколько успешных налетов на столицу гитлеровского рейха. Хвастливые заявления Геринга о том, что ни одна бомба противника не упадет на Берлин, оказались блефом. В ночь на 8 августа группа дальних бомбардировщиков Балтийского флота под командованием полковника Е. Н. Преображенского вылетела с базы на Моонзундских островах и осуществила первую бомбардировку Берлина. Налеты советской бомбардировочной авиации были совершены также на военно-промышленные объекты Кенигсберга, Данцига и Мемеля. Бомбардировки произвели удручающее впечатление на население Германии. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 и 16 сентября 1941 года участникам бомбардировки Берлина — морским летчикам полковнику Е. Н. Преображенскому, капитану В. А. Гречишникову, капитану А. Я. Ефремову и капитану М. Н. Плоткину, летчикам Военно- Воздушных Сил капитану Н. В. Крюкову, майору В. И. Малыгину и майору В. И. Шелкунову — присвоено звание Героя Советского Союза. («Красная звезда», 2 сентября 1941 г.) 196
Герой Советского Союза полковник Е. Н. Преображенский и Г ерой Советского Союза капитан П. И. Хохлов готовятся к вылету в глубокий тыл фашистской Германии для бомбардировки военно- промышленных объектов Экипаж тяжелого бомбардировщика Героя Советского Союза Алексеева, бомбивший в ночь на 13 ноября 1941 года Кенигсберг 197
БЕСПРИМЕРНЫЙ ПРОРЫВ БАЛТФЛОТА После семидневных ожесточенных боев на подступах к Таллину командование Северо-Западным направлением с разрешения Ставки отдало приказ об эвакуации флота и таллинского гарнизона в Кронштадт и Ленинград. 28 августа 1941 года первые суда покинули Таллинский рейд. Боевые и транспортные корабли сразу же подверглись атакам вражеских самолетов и торпедных катеров. К тому же они были вынуждены преодолевать многочисленные минные заграждения. Но моряки с большим мужеством и мастерством выполнили сложную боевую задачу. Искусным маневром, артиллерийским и пулеметным огнем они самоотверженно защищали суда от ударов с воздуха, моря и суши. Гитлеровской авиации не удалось потопить ни один боевой корабль, лишь на минах подорвалось несколько эсминцев, сторожевиков и тральщиков. Советские моряки сумели сорвать намерение гитлеровского командования уничтожить Балтийский флот. К концу августа из Таллина в Кронштадт прибыли 112 кораблей, 23 транспортных и вспомогательных судна. На переходе погибли 15 кораблей и 31 транспортное и вспомогательное судно. Было спасено 90 процентов боевых кораблей, большинство транспортных и вспомогательных судов, тысячи людей, десятки тысяч тонн груза. Прибывшие на кораблях 18 тысяч бойцов и офицеров и личный состав флота активно включились в оборону Ленинграда. Глубинными бомбами — по подводной лодке врага На следующем развороте. Десант морской пехоты на остров, занятый противником 198
ГЕРОИЧЕСКИЙ ГАРНИЗОН ХАНКО Прославленный летчик- истребитель Балтфлота П. А. Бринько после приземления на родном аэродроме рассказывает однополчанам о только что проведенном воздушном бое Почти пять месяцев продолжалась героическая оборона дальних морских подступов к Ленинграду на полуострове Ханко. Гарнизон военно-морской базы под командованием генерала С. И. Кабанова и дивизионного комиссара А. Л. Расскина мужественно удерживал позиции на полуострове и прилегающих к нему островах. Он обеспечивал кораблям Балтийского флота возможность наносить удары по морским коммуникациям и тылам врага, не позволял врагу блокировать Балтфлот в восточной части Финского залива. К началу боев гарнизон полуострова, вместе с инженерными и строительными подразделениями, насчитывал 25 тысяч человек. Ханковцы не только оборонялись, но и нападали на врага сами. В июле десанты ханковцев с боями заняли больше десятка островов севернее и восточнее, в августе отбили у врага еще несколько островов. Вражеские войска повседневно подвергали позиции защитников полуострова и островов артиллерийскому и минометному обстрелу, бомбардировкам с воздуха. Но ханковцы стояли непоколебимо до тех пор, пока не получили приказ командования оставить полуостров. Было эвакуировано и включено в ряды воинов Ленинградского фронта около 23 тыс. бойцов и командиров, вывезено 1700 т продовольствия, 1000 т боеприпасов. Для защитников Ленинграда это имело огромное значение. 202
Полуостров Ханко. Боевая тревога... Береговая артиллерия ведет огонь по фашистским кораблям в Финском заливе 203
Командир отважных десантников капитан Б. М. Гранин (в центре) обсуждает с командирами замысел очередной операции Герой Советского Союза П. Т. Сокур. В одном из боев на полуострове Ханко уничтожил 13 гитлеровцев, вместе с бойцом С. Андриенко троих захватил в плен В обороне полуострова Ханко отважно действовали артиллеристы 17-й железнодорожной батареи. Командир батареи капитан П. М. Жилин на наблюдательном пункте 204
НАЧАЛО ГЕРОИЧЕСКОЙ ОБОРОНЫ ЛЕНИНГРАДА Захват Ленинграда сулил фашистскому вермахту крупный стратегический выигрыш: гибель Балтийского военно-морского флота, потерю нашей страной морских коммуникаций на Севере, возможность наступления на Москву с севера. «С падением Ленинграда,— говорил Гитлер,— может наступить полная катастрофа». Выполнение этой задачи гитлеровское командование возложило на мощную группу армий «Север». Она имела огромное численное превосходство над войсками Северо-Западного фронта, прикрывавшего Ленинград. 5 июля по решению Военного совета фронта спешно началось строительство Лужского оборонительного рубежа, протянувшегося от озера Ильмень до Финского залива. Командование фронта перебросило на Лужский рубеж все свои немногочисленные резервы: всего лишь одну дивизию народного ополчения, отдельную горнострелковую бригаду, курсантов Ленинградского училища имени С. М. Кирова и Ленинградского стрелковопулеметного училища. Здесь же была сосредоточена и сильная артиллерийская группа полковника Г. Ф. Одинцова. Несмотря на многократное численное превосходство, на незавершенное строительство укреплений, враг был остановлен здесь на целый месяц — до 10 августа 1941 года. Контратака советских подразделений на дальних подступах к Ленинграду
КО ВСЕМ ТРУДЯЩИМСЯ ЛЕНИНГРАДА ТОВАРИЩИ ЛЕНИНГРАДЦЫ, ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ! Над нашим родным и любимым городом нависла непосредственная угроза нападения немецко-фашистских войск. Враг пытается проникнуть к Ленинграду. Он хочет разрушить наши жилища, захватить фабрики и заводы, разграбить народное достояние, залить улицы и площади кровью невинных жертв, надругаться над мирным населением, поработить свободных сынов нашей Родины. Не бывать этому! Ленинград — колыбель пролетарской революции, мощный промышленный и культурный центр нашей страны никогда не был и не будет в руках врагов. Не для того мы живем и трудимся в нашем прекрасном городе, не для того мы своими руками построили могучие фабрики и заводы Ленинграда, его замечательные здания и сады, чтобы все это досталось фашистским захватчикам и разбойникам. Никогда не бывать этому! Не впервые ленинградцам давать отпор зарвавшимся врагам, и на этот раз коварные планы врага не осуществятся. Красная Армия доблестно защищает подступы к городу, морской и воздушный флот поражают врага, отбивая его атаки. Однако враг еще не сломлен и он не оставил еще своих подлых разбойничьих замыслов захватить Ленинград... Встанем, как один, на защиту своего города, своих очагов, своих семей, своей чести и свободы! Выполним наш священный долг советских патриотов и будем неукротимы в борьбе с лютым и ненавистным врагом, будем беспощадны в борьбе с трусами, паникерами и дезертирами, установим строжайший революционный порядок в нашем городе! Вооруженные железной дисциплиной, большевистской организованностью, мужественно встретим врага и дадим ему сокрушительный отпор. Ленинградский городской Совет депутатов трудящихся и городской комитет Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков) твердо уверены в том, что ленинградские рабочие, все трудящиеся города Ленина с честью выполнят свой долг перед Родиной, не дадут врагу застать себя врасплох, все свои силы отдадут делу обороны Ленинграда и, верные своим славным революциг онным традициям, наголову разобьют нахального и дерзкого врага. Будем стойки до конца, не жалея жизни будем биться с врагом, разобьем и уничтожим его! Смерть кровавым немецким фашистским разбойникам! Победа будет за нами! Главнокомандующий Маршал К. ВОРОШИЛОВ Секретарь Ленинградского городского комитета Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков) А. ЖДАНОВ Председатель исполкома Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся П. ПОПКОВ Северо-Западный фронт. Командир 70-й стрелковой дивизии генерал-майор А. Е. Федюнин ставит боевую задачу майору А. А. Ходаковскому Дальнобойное орудие ведет огонь по врагу на дальних подступах к Ленинграду 206
Из противотанкового ружья и винтовок по вражеским самолетам Артиллеристы ведут огонь по врагу Вражеская боевая техника, разгромленная у станции Войбакала Экипаж бомбардировщика перед боевым вылетом 207
НЕПРЕКЛОННАЯ ВЕРА В ПОБЕДУ С беспримерным мужеством и стойкостью обороняли каждую позицию защитники невской твердыни. За месяц напряженных боев противник смог преодолеть лишь 60 километров. Сильный удар по врагу нанесли в июле войска 11-й армии в районе Шимска: за четыре дня боев советские воины отбросили фашистов на 40 километров к западу. Подтянув свежие силы и создав почти трехкратное превосходство, гитлеровцы 14 августа прорвали оборону советских войск и на следующий день овладели Новгородом. Но контрудар советских войск из района юго- восточнее Старой Руссы заставил врага отойти, снизить темп наступления. Перегруппировав войска к началу сентября, гитлеровское командование предприняло новое наступление на узком участке от Ропши до Колпино. Здесь были сосредоточены две ударные группировки: одна в составе 8 и другая — 3 дивизий. Вечером 8 сентября, накануне штурма Ленинграда, гитлеровцы подвергли город варварскому артиллерийскому обстрелу и бомбардировкам с воздуха. На жилые кварталы и промышленные объекты было сброшено более 6 тысяч зажигательных бомб, тысячи артиллерийских снарядов. В ночь на 9 сентября вражеская авиация вновь совершила массированный налет на Ленинград. В течение сентября, несмотря на героические действия советских летчиков-истребителей и артиллеристов- зенитчиков, город почти ежедневно подвергался варварским бомбардировкам. За одну ночь 11 сентября гитлеровцы сбросили 12 тысяч зажигательных бомб на причалы и склады Угольной гавани, Лесного мола и Южной дамбы, подвергли их артобстрелу. В сентябре гитлеровская артиллерия обрушила на улицы и площади города более 5300, в октябре — 7590, в ноябре —11 230 снарядов. Бывали дни, когда фашисты вели артиллерийский обстрел и бомбардировки по 18 и более часов. Бомбардировки с воздуха и артиллерийские обстрелы города осуществлялись гитлеровцами в первую очередь для того, чтобы причинить как можно больше разрушений жилым кварталам и истребить максимально возможное количество мирного населения. Именно с этой целью они обрушивали огонь на центральные кварталы Ленинграда, где никогда не было никаких военных объектов. Расчет фашистских варваров был построен на том, чтобы запугать население, посеять панику, сломить волю защитников города к сопротивлению. Население Ленинграда несло большие потери. Погибали тысячи людей, еще больше становились калеками. Но никогда среди ленинградцев не возникала паника, ни на минуту не теряли они веры в победу над жестоким врагом. Находясь постоянно под угрозой гибели, они самоотверженно трудились на предприятиях, отправляли защитникам города оружие и боеприпасы. Защищая город, летчики-истребители и зенитчики сбили до конца года 312 вражеских самолетов. Не считаясь с такими громадными потерями, гитлеровцы продолжали систематические бомбардировки Ленинграда. На дальних подступах к Истребители охраняют город Ленинграду. Танкисты сержант от налетов вражеских Ф. С. Назаренко и младший бомбардировщиков сержант Г. С. Васьков ведут разведку Контратака советских подразделений в районе Урицка Бронепоезд «За Ленинград» перед выходом на боевую позицию
Г ерой Советского Союза М. П. Жуков Г ерой Советского Союза С. И. Здоровцев Герой Советского Союза П. Т. Харитонов 210 В ленинградском небе фашистский ас получил заслуженную кару
ОПОЛЧЕНЦЫ ЛЕНИНГРАДА 30 июня по инициативе партийной организации Ленинграда в городе началось формирование народного ополчения. Это была яркая демонстрация советского патриотизма. Тысячи заявлений поступали от коммунистов и беспартийных, от людей всех возрастов и профессий, порой от целых семей. В райвоенкомат Дзержинского района одним из первых принес заявление потомственный питерский рабочий, бывший красный партизан Николай Никандрович Бессонов. Он просил отправить на фронт всю его семью: себя, шестерых сыновей, двух дочерей. Просьба патриотов была удовлетворена. Все они бесстрашно сражались за родной город. В короткий срок в народное ополчение было отобрано свыше 160 тысяч ленинградцев, а заявлений поступило почти в два раза больше. Из ополченцев было сформировано 10 стрелковых дивизий, 16 отдельных артиллерийско-пулеметных батальонов, больше десяти истребительных отрядов для борьбы с вражескими воздушными десантами и диверсионными группами. Первую дивизию народного ополчения сформировали из трудящихся Кировского района. Ее костяк составили рабочие и служащие Кировского, в прошлом Путиловско- го, завода, богатого революционными и трудовыми традициями. 12 июля она первой из дивизий народного ополчения Ленинграда вступила в бой на Лужском рубеже, в районе станции Батецкой. 14 июля также на Лужском рубеже, в районе станции Веймарн, вступила в бой вторая дивизия народного ополчения, сформированная в основном из трудящихся Московского района. В эти же дни на фронт ушли дивизии и артиллерийско-пулеметные батальоны ополченцев Васильевского острова, Ленинского, Октябрьского, Невского, Выборгского и других районов. Добровольцы, сражаясь плечом к плечу с кадровыми частями Советской Армии, проявили высокое мужество, пролетарскую дисциплину, неколебимую веру в нашу победу. Доблесть ополченцев Ленинграда вынуждены были признать и наши враги. Вот что написал впоследствии немецкий генерал К. Типпельскирх об этих боях: «Немецкие войска дошли до южных предместий города, однако ввиду упорнейшего сопротивления обороняющихся войск, усиленных фанатичными ленинградскими рабочими, ожидаемого успеха не было». Натолкнувшись на железную, несгибаемую волю и стойкость ленинградцев, враг не смог ворваться в город, он залег вокруг, пытаясь убить все живое голодной блокадой, бомбежками и артобстрелами. Кроме создания партийных организаций в частях народного ополчения, Ленинградский горком ВКП(б) с 23 июня по 20 сентября 1941 г. провел 11 партийных мобилизаций, направив в армию и на флот 12 тыс. коммунистов, в том числе 10 400 человек — политбойцами. Десятки тысяч коммунистов и комсомольцев ушли на фронт и в партизанские отряды по общим мобилизациям и добровольцами. Военный комиссар 13-й стрелковой дивизии полковой комиссар Б. О. Галстян. Воины дивизии называли его «Нахимовым Пулковских высот». У подножия одной из них он и погиб 4 декабря 1942 года На защите Невской твердыни... 211
Гитлеровцы рассматривают Ленинград. С их наблюдательного пункта он виден и в бинокль, и невооруженным глазом... Сверхтяжелое орудие ведет варварский обстрел кварталов города После обстрела Ленинграда вражеской артиллерией 212
ТАК ЖИЛИ ЛЕНИНГРАДЦЫ Блокада поставила жителей Ленинграда в неимоверно тяжелые условия. Самым грозным испытанием стал голод. В блокированном Ленинграде оставалось 2 миллиона 544 тысячи жителей, в том числе 400 тысяч детей. Запасов продовольствия осенью 1941 года имелось на 30—35 дней. 30 августа 1941 года враг захватил станцию Мга и лишил город железнодорожной связи со страной. В середине сентября начал действовать «воздушный мост», а несколькими днями раньше на Ленинградский берег стали прибывать небольшие озерные суда с мукой. Расход продовольствия не покрывался этими перевозками. Запасы продуктов катастрофически уменьшались. Единственный выход был — снижать норму выдачи хлеба. С 12 сентября по 20 ноября 1941 года хлебный паек ленинградцев сокращался четыре раза. 20 ноября была установлена минимальная норма: рабочим — 250 граммов хлеба в день и 125 — служащим, детям, иждивенцам. При этом изменилось и качество хлеба. Ржаная мука в хлебе составляла лишь 50 процентов, а остальное — жмых, солодовая, ячменная и овсяная мука, а затем и пищевая целлюлоза. Голод усугублялся другими невзгодами. Наступила очень морозная зима. Температура воздуха нередко опускалась ниже 30 градусов. На зиму ленинградцы остались без дров, без электричества. Замерз водопровод, перестала действовать канализация. Военный совет Ленинградского фронта, городской и областной комитеты партии принимали экстренные меры для спасения жителей города. По заданию горкома партии несколько сотен коммунистов тщательно обследовали все места, где хранились в мирное время продукты. На пивоваренных заводах вскрыли полы и собрали 110 тонн солода. На мельницах со стен и потолков собрали мучную пыль. Ее обработали и использовали в хлебопечении. Трясли и выбивали каждый мешок, в котором когда-то была мука или сахар. Остатки продуктов находили на складах, в железнодорожных вагонах, в овощехранилищах. Всего таким образом нашли и использовали в пищу 18 000 тонн продуктов. Это было весомое подспорье в трудные декабрьские дни. Из хвои было налажено производство витамина С, эффективного противоцинготного средства. Ученые Лесотехнической академии под руководством профессора В. И. Шаркова по заданию горкома партии в короткий срок разработали технологию промышленного получения белковых дрожжей из целлюлозы. 1-я кондитерская фабрика начала ежедневный выпуск до 20 тысяч блюд из белковых дрожжей. Исполком Ленсовета разрешил разобрать на дрова часть деревянных сооружений и зданий, был налажен массовый выпуск железных печей- времянок для обогревания квартир. 27 декабря горком партии принял постановление об организации городского и районных стационаров. Они создавались и на всех крупных предприятиях. В стационары помещались наиболее ослабевшие ленинградцы. Теплое помещение, больничный режим, более рациональное питание помогли сохранить жизнь десяткам тысяч трудящихся. По почину комсомольцев Приморского района в городе стали создавать комсомольские бытовые отряды. Оказывая самую неотложную помощь больным и ослабевшим, комсомольцы спасли жизнь тысячам ленинградцев. Главной заботой в это время являлось строительство ледовой дороги через Ладожское озеро. 23 ноября из деревни Кобоны на ленинградский берег прибыла первая колонна автомашин, доставившая 70 тонн муки. Подвоз продовольствия медленно, но неуклонно нарастал. 25 декабря в Ленинграде повысили нормы выдачи хлеба. Рабочие стали получать по 350 граммов хлеба в сутки, все остальные — по 200. Но трудности на этом не закончились, смертность от дистрофии продолжала расти. Всего от голода погибли в городе 641 803 человека. 214
ПРЕДСТОЯЛА СУРОВАЯ БЛОКАДНАЯ ЗИМА Командующий Ленинградским фронтом генерал армии Г. К. Жуков на наблюдательном пункте пишет боевое приказание Танк курсирует по улицам города. Он предназначен для ликвидации вражеских парашютистов, если они будут выброшены для диверсий В Ленинграде не работал трамвай — не было электроэнергии. Для развозки муки в хлебопекарни приспособили ст аренький паровоз В ноябре в Ленинграде сложилось крайне тяжелое положение с продовольствием и для населения, и для фронта. Со всех концов страны к Ленинграду шли эшелоны с продовольствием, вооружением, боеприпасами. Но доставка их в осажденный город становилась все более трудной. Государственный Комитет Обороны принял специальное постановление «О транспортировке грузов для Ленинграда» еще в конце августа. Но доставка грузов по Ладожскому озеру потребовала провести большой объем работы — строительство подъездных путей, оборудование портов и причалов, углубление фарватеров и гаваней. Все они, как и транспортировка грузов, проводились под непрерывным вражеским огнем. Мешали сильные штормы, не хватало судов и пристаней для выгрузки доставленных грузов. И все же за время осенней навигации в Ленинград удалось доставить сравнительно большое количество грузов: 60 тыс. тонн. Ограниченный объем перевозок по воде и воздуху не покрывал текущего расхода продовольствия, вооружения и боеприпасов. Запас их уменьшался. Крайне тяжелым было и положение с сырьем и топливом для промышленных предприятий. Резко снизилась выработка электроэнергии. По этой причине остановился городской транспорт, вышли из строя водопровод и канализация. Предстояла суровая зима. 215
Возмездие вражеским летчикам, пытавшимся бомбить жилые кварталы города За водой на Невский проспект
ВСЕ —НА ЗАЩИТУ ГОРОДА! Вражеские полчища приближались к Ленинграду. Как набат прозвучало обращение Главнокомандующего Северо-Западным направлением маршала К. Е. Ворошилова, секретаря областного и городского комитетов ВКП(б) А. А. Жданова и председателя Ленгорисполкома П. С. Попкова «Ко всем трудящимся Ленинграда». В каждом сердце нашли отклик слова: «Встанем, как один, на защиту своего города, своих очагов, своих семей, своей чести и свободы!» С невиданной энергией, самоотверженностью приступили ленинградцы к строительству внутренней обороны города. Никто не оставался в стороне. На улицах, выходивших к южным и юго-западным окраинам города, появились противотанковые надолбы. Выросли мощные баррикады общей длиной в 25 километров. В черте города было построено 570 артиллерийских и 3600 пулеметных дотов, в каменных домах оборудовано до 17 тысяч амбразур. В мощные оборонительные узлы превращались заводы. На их территориях и вокруг строились доты, дзоты. Формировались рабочие боевые отряды. На Кировском заводе был создан артиллерийский дивизион в составе 800 человек. Он имел 12 орудий. Кировцы построили баррикады, высота которых достигала 2,5, а толщина — 3,5 метра. В надежные оборонительные заслоны превратились судостроительный завод имени А. А. Жданова, заводы «Большевик», «Электросила», фабрика «Скороход» и другие предприятия. В августе в городе сформировано 79 рабочих батальонов, в которых насчитывалось свыше 41 тысячи бойцов. Они предназначались для обороны города, охраны фабрик, заводов, учреждений. В их состав разрешалось на добровольных началах включать женщин и подростков. Все узлы сопротивления были объединены в единую хорошо развитую систему внутренней обороны города. В короткий срок Ленинград превратился в неприступную крепость, его жители были готовы сражаться за каждую улицу, за каждый дом. С середины июля в городе было введено обязательное военное обучение мужчин в возрасте от 17 до 55 лет. Велась массовая подготовка медсестер и сандружинниц. К концу года в Ленинграде насчитывалось свыше 6 тысяч медицинских сестер и около 10 тысяч сандружинниц. Широкое развитие получило донорство. В первые месяцы войны ленинградские доноры сдали 9440 литров крови и тем помогли спасти жизнь тысячам солдат и жителей города. А за всю войну ленинградцы сдали 31 172 литра крови. Была проведена большая, трудная, но совершенно необходимая работа по маскировке исторических зданий, укрытию памятников. Перестали блестеть позолоченные купола и шпили Исаакиевского собора, Петропавловской крепости, Инженерного замка, Адмиралтейства. Одни закрасили краской, на другие одели чехлы. Неузнаваем стал Смольный. Два батальона рабочих Ижорского завода, расположенного в пригороде Ленинграда — Кол пине, с оружием в руках отбивали атаки гитлеровцев. Началось это ночью 29 августа. Передовые части фашистов вышли тогда на подступы к Колпино, рассчитывая отсюда прорваться к Ленинграду. Вместе с бойцами 168-й дивизии полковника А. Л. Бондарева и частями 4-й дивизии народного ополчения ижорцы не только остановили, но и отбросили врага. В конце сентября враг был окончательно остановлен у стен Ленинграда. Все попытки фашистов штурмом овладеть городом были отбиты. Однако на долгие 872 дня Ленинград оказался в блокаде.
Ленинградцы читают обращение Военного совета фронта к жителям города Штаб Октября Смольный ленинградцы заботливо укрыли, замаскировали Бойцы рабочего батальона на охране города Ленинградцы возводят баррикаду на улице города Зенитная батарея на одной из площадей Ленинграда Защитное сооружение вокруг памятника В. И. Ленину у Финляндского вокзала 219
ТРУДОВОЙ ЛЕНИНГРАД —ФРОНТУ Защита Ленинграда требовала огромного количества оружия, боеприпасов, снаряжения. Производить их на предприятиях города становилось все труднее. К концу августа из Ленинграда были эвакуированы 92 крупных промышленных предприятия. С ними в тыл страны выехала и наиболее квалифицированная часть рабочих, инженеров и техников. Десятки тысяч производственников ушли в армию. На помощь пришли героические женщины Ленинграда. Они стали кузнецами, молотобойцами, научились собирать пулеметы, варить сталь, снаряжать патроны и бомбы. На завод «Большевик» на смену ушедшему на фронт мужу пришла Д. Я. Блинова. Он освоила «чисто мужскую» профессию литейщика и весь период блокады самоотверженно трудилась на этом посту. Так поступили тысячи бывших домохозяек. Вскоре на заводах и фабриках Ленинграда из каждых 100 работающих было 80 женщин. К станкам вернулись и те, кто находился на пенсии, пришли подростки. Фашисты ежедневно бомбили город, обстреливали из тяжелых дальнобойных орудий. Снаряды нередко рвались в цехах, рабочие погибали прямо у станков. Не хватало сырья, топлива, электроэнергии. Люди голодали. И тем не менее во второй половине 1941 года выпуск боеприпасов в городе увеличился по сравнению с первой в 10 раз. За первые шесть месяцев войны заводы Ленинграда дали фронту 713 танков, 480 бронемашин, 58 бронепоездов, 2405 полковых и 648 противотанковых пушек, 9977 минометов, много снарядов, авиабомб, мин. Инструментальный завод имени С. П. Воскова освоил производство автоматического оружия. Завод имени К. Маркса в содружестве с другими предприятиями стал выпускать знаменитые «катюши». На Кировском, Металлическом и других заводах ремонтировали танки. Работали в неотапливаемых цехах. Порой руки примерзали к металлу. Ослабевшие от голода люди иногда не могли стоять возле станков, их привязывали. Мастера Ф. В. Задворного с Металлического приводили на работу под руки. Он так и умер в цеху. И таких примеров много. Никто не роптал, не жаловался на трудности. Все работали, пока были силы. 25 декабря рабочий Кировского завода Н. А. Балясников накануне своей смерти записал в дневнике: «Как много лишений приходится переносить нам, ленинградцам! Кажется, больше уже и придумать нечего. Но не возьмут нас немцы, не сломят! Ни голодом, ни холодом, ни обстрелом. Умрем, но не пустим врага сюда». И не пустили. Все предприятия, оставшиеся в городе, как большие, так и малые, работали на оборону, выпускали оружие и боеприпасы. Рабочий Ленинград оказал воинам фронта и флота огромную помощь в защите колыбели Октябрьской революции. Зенитная батарея у Исаакиевского собора ведет огонь по фашистским бомбардировщикам 221
Рабочий батальон возвращается на свой завод Автоматы — защитникам города На Ижорском заводе рабочие трудились с винтовками за плечами: фронт был рядом. И нередко им приходилось, прервав работу, выбегать к линии обороны войск Ленинградского фронта, чтобы помочь им отбить очередную яростную атаку вражеских полчищ, пытавшихся прорваться в город. Ремонт танков. Из заводских цехов они выходили на передовую На охране важного объекта На переправе через Неву
МОРЯКИ ДАЛИ КЛЯТВУ Моряки Краснознаменного Балтийского флота сыграли важную роль в героической обороне Ленинграда на всех этапах Великой Отечественной войны. В самые критические дни защиты города, 14 сентября 1941 года, балтийцы дали трудящимся священную клятву: «Пока бьется сердце, пока видят глаза, пока руки держат оружие — не бывать фашистской сволочи в городе Ленина». Шесть отдельных бригад морской пехоты и других подразделений общей численностью свыше 80 тысяч человек ушли на сухопутный фронт. Они героически сражались на самых ответственных участках фронта. В защите города участвовала вся авиация флота, артиллерия кораблей и береговой обороны, подводники и торпедные катера. В неимоверно трудных условиях 1941 года подводники потопили 15 транспортных судов с войсками и боевой техникой и 4 боевых корабля. Особенно значительной была поддержка сухопутных войск силами артиллерии флота. В систему сухопутной обороны города вошла дальнобойная береговая и корабельная артиллерия. Вся артиллерия кораблей и фортов Краснознаменного Балтийского флота, базировавшихся на Кронштадт и Ленинград (345 орудий калибром 100— 406 мм), в критические дни напряженных боев по отражению сентябрьского штурма 1994 раза открывала огонь по противнику. Она израсходовала более 25 ООО снарядов крупного калибра, способствовала стабилизации линии фронта под Ленинградом. Для улучшения управления артиллерией Балтфлота были намечены огневые позиции, создано управление начальника артиллерии Морской обороны Ленинграда. Его возглавил контр-адмирал И. И. Грен. В систему противовоздушной обороны города включили всю авиацию и зенитную артиллерию флота. В середине ноября корабли Балтийского флота вошли в русло Невы в черте города. Это значительно повысило огневую мощь его обороны Морская пехота балтийцев оказала сухопутным войскам неоценимую поддержку в отражении яростных атак фашистских орд. Фашисты неоднократно пытались прорваться в Ленинград по льду Финского залива. Но каждый раз они попадали под шквал огня артиллерии Балтфлота и частей прикрытия, несли большие потери и откатывались назад. Вследствие огромных потерь группа армий «Север» в значительной степени исчерпала свои наступательные способности. 26 сентября на южных подступах к Ленинграду фронт окончательно стабилизировался. Гитлеровское командование вынуждено было отказаться от попыток овладеть Ленинградом штурмом. Оборона города продолжалась в неимоверно трудных условиях блокады, начавшегося голода, холода, отсутствия света и воды. В любое время суток враг мог нанести бомбовый удар по площадям и улицам, вести обстрел из орудий крупных калибров. К концу 1941 года во всех секторах города и в полосе военно-морской базы было создано 110 узлов обороны. Дух ленинградцев не был сломлен. Деловая жизнь города, его предприятий, невзирая ни на что, не прекращалась. Осуществить новый мощный штурм гитлеровцы уже не могли. Зарывшись глубоко в землю и прикрыв свою оборону надолбами, проволочными заграждениями и минными полями, они приступили к планомерному разрушению Ленинграда варварскими бомбардировками и артиллерийскими обстрелами. Моряки-балтийцы активно участвовали в срыве и этих коварных планов. Во всех боях на море, на суше и в воздухе моряки Краснознаменного Балтийского флота проявили боевую зрелость, мужество, беспримерную выдержку и стойкость. На дальних и ближних подступах к городу, взаимодействуя с воинами сухопутных войск и населением Ленинграда, они внесли достойный вклад в разгром врага. Моряки свято хранили и приумножали славные традиции и заветы своих отцов — матросов революционной Балтики. 224
Моряки Баптфлота самоотверженно защищали подступы к Ленинграду с моря и на суше Командир подводной лодки «Щ-323» капитан-лейтенант Ф. И. Иванцов и штурман лейтенант Г. Т. Кудряшов. За отличное выполнение боевых заданий награждены орденами Ленина Командир подводной лодки «Малютка» капитан-лейтенант А. И. Мыльников. Экипаж лодки под его командованием искусно прорвался через минные заграждения в бухту захваченного фашистами Таллина, дерзко торпедировал и потопил военный транспорт Моряки сошли с кораблей для защиты города на суше Матросский патруль ночью на набережной Невы Корабль ведет огонь по фашистским войскам
ПОД УДАРАМИ ЗАЩИТНИКОВ ЛЕНИНГРАДА К окраинам Ленинграда, на передовые позиции, идут танки, отремонтированные в цехах Кировского завода Встреча патрулей двух поколений: участников штурма Зимнего дворца в октябре 1917 года и моряков-балтийцев, ровесников Октября Наши части, защищающие подступы к Ленинграду, захватили в плен большую группу солдат 58 фашистской дивизии. Пленные говорят об упадке боевого духа солдат в связи с наступившими холодами и усилившимися контратаками советских войск. Пленный Айзель рассказывает: «Уже несколько недель на фронте беспрерывно стреляют дальнобойные орудия. Такого грохота еще никто из нас никогда не слыхал, а в полку есть старые солдаты, видавшие виды. Мы словно в пекле. Нельзя голову высунуть из окопа. Снаряды рвутся справа и слева, спереди и сзади». Ефрейтор 209 полка Эрих Мойхе говорит: «После одного ожесточенного боя в нашем полку осталось всего 150—170 солдат. Вскоре прислали пополнение, но уже 8 октября полк опять насчитывал не больше 200 солдат. Наш полк потерял все свое оружие». Старший ефрейтор того же полка Отто Латц сообщил подробные сведения о потерях своего батальона: «В первой и второй ротах осталось по 35 солдат, а в третьей роте всего 23. Из всех старых офицеров остался один лейтенант. Среди убитых офицеров — командир батальона Гартте. Батальон растерял под Ленинградом почти все пулеметы, противотанковые пушки, винтовки и автоматы». Сообщение Совинформбюро 16 октября 1941 г. 227
На Ладоге Танк на боевой позиции на Московском проспекте Пополнение идет на передовую
ПО ВОДНОМУ И ЛЕДОВОМУ ПУТИ Большую роль в защите Ленинграда сыграли моряки Ладожской военной флотилии под командованием капитана I ранга В. С. Чероко- ва и речники Северо-Западного пароходства. Проявляя массовый героизм и самоотверженность, они обеспечили перевозку по бурному озеру всех видов снабжения осажденному городу, фронту и флоту, эвакуацию предприятий и населения. Моряки Ладоги пробили первую брешь во вражеской блокаде. Рейсы судов флотилии и пароходства осуществлялись в чрезвычайно тяжелых условиях. Штормовые ветры сопровождались систематическими налетами фашистских бомбардировщиков и обстрелами артиллерии. Моряки флотилии и речники пароходства с 12 сентября по 15 ноября 1941 года, в самый критический период, оказали блокированному Ленинграду неоценимую помощь в борьбе с врагом — доставили 45 тысяч тонн продовольствия и обратными рейсами вывезли из города 38 446 женщин, детей и раненых. Кроме того, в Ленинград было доставлено 5400 винтовок, 1200 пулеметов, около 10 000 снарядов, более 110 000 мин и другое вооружение. Это был очень большой объем работы для тех кораблей, которые имелись на Ладоге. Но доставка продовольствия в таких малых количествах не могла обеспечить выдачу хлеба и других продуктов защитникам и жителям города даже по действовавшей в то время мизерной норме. Блокада Ленинграда порвала и линии телефонной и телеграфной связи города со страной. Это крайне затруднило руководство его обороной со стороны Ставки Верховного Главнокомандования. Военные и гражданские связисты нашли выход из трудного положения. В чрезвычайно короткий срок они провели обходную линию подводной связи Москва — Ленинград по дну Ладожского озера. Очень тяжелое положение с обеспечением Ленинграда и фронта продовольствием сложилось в середине ноября. На станции Войбока- ло, юго-восточнее Ладожского озера, лежало большое количество продовольствия, но его невозможно было доставить в город: озеро покрылось льдом. Он еще не был достаточно надежным для того, чтобы проложить по нему дорогу для автотранспорта. 22 ноября по тонкому, еще не окрепшему льду пошла первая автоколонна. Зима в районе Ленинграда оказалась на редкость суровой. На Ладожском озере бушевали метели. Непрерывными налетами бомбардировщиков и артиллерийскими обстрелами гитлеровцы разрушали ледяной покров озера. И все-таки «Дорога жизни» действовала! До 24 апреля 1942 года защитникам Ленинграда по льду было доставлено более 361 тысячи тонн различных грузов, в том числе 262,5 тысячи тонн продовольствия. Водно-ледовая коммуникация Ладожского озера, названная «Дорогой жизни», в течение 1941—1943 годов помогла осажденному Ленинграду выстоять и победить врага.
«Дорога жизни». Днем и ночью, под бомбежками и артиллерийским обстрелом, шли по ладожскому льду транспорты с боеприпасами и продовольствием для защитников и жителей осажденного города 230
ВАЖНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ТИХВИНА Захвату Тихвина гитлеровское командование придавало большое значение. Ударом на этом направлении враг стремился выйти к реке Свирь и завершить окружение Ленинграда. Наступлением части сил группы армий «Север» на Бологое планировалось во взаимодействии с войсками группы армий «Центр» окружить и уничтожить войска Северо-Западного фронта. В результате длительных и ожесточенных боев 8 ноября вражеские войска заняли Тихвин. С захватом этого города была перерезана последняя железная дорога, по которой шли к Ладожскому озеру грузы для осажденного Ленинграда. Советское командование, понимая чрезвычайную серьезность создавшегося положения, сразу же после захвата Тихвина фашистскими войсками начало подготовку контрнаступления на этом направлении, сосредоточив ее в одних руках. Командующий 7-й Отдельной армией, оборонявшейся на рубеже р. Свирь, генерал армии К. А. Мерецков Ставкой Верховного Главнокомандования был временно назначен командующим и войсками 4-й армии. Она оборонялась на тихвинском направлении. К. А. Мерецкову была поручена и координация боевых действий 52-й армии и авиации, сражавшейся на тихвинском, малови- шерском и свирском направлениях. Идут резервы для контрудара на Тихвин 231
ШТУРМ ТИХВИНА В районе Тихвина действовала незначительная часть войск 4-й армии: во второй половине октября ее Волховская оперативная группа в составе пяти стрелковых дивизий, одной танковой и одной морской стрелковой бригад была отрезана от остальных сил армии и действовала вместе с 54-й армией Ленинградского фронта. Под Тихвином от этой армии остались лишь ослабленные потерями части двух стрелковых, кавалерийской и танковой дивизий. 11 ноября, после захвата Тихвина фашистами, в расположение обороны наших войск прибыла танковая бригада, стрелковый полк и несколько минометных батальонов. Вместе с частями 44-й стрелковой дивизии они вошли в Северную группу войск под командованием генерал-майора А. А. Павловича. По приказу генерала армии К. А. Мерецкова, руководившего организацией контрудара на Тихвин, Северная группа в тот же день перешла в наступление. Центральная группа в составе двух стрелковых дивизий под командованием генерал- майора П. А. Иванова действовала восточнее Тихвина. Южная группа под командованием генерал-лейтенанта Г. Ф. Яковлева, состоявшая из остатков двух стрелковых дивизий и одного танкового полка, оборонялась южнее города. На усиление 4-й армии из Вологды прибыла еще одна стрелковая дивизия и 2 танковых батальона. В середине ноября восточнее и южнее Тихвина наступление фашистских войск было остановлено. Несколькими контрударами войск 4-й армии они были отброшены назад на 5—15 километров. К этому времени была восстановлена связь 4-й армии с 52-й армией и с Ленинградским фронтом. И теперь войска 4-й армии перешли в наступление. С 19 по 25 ноября бои велись с переменным успехом. Наиболее тяжелые бои разгорелись восточнее и юго-восточнее Тихвина. Фашисты перешли к обороне. 25 ноября генерал армии К. А. Мерецков приказал начать штурм города. 9 декабря Тихвин был освобожден от врага. В боях за город фашисты только убитыми потеряли 7 тысяч солдат и офицеров. Наши войска захватили здесь больше сотни орудий и минометов, 190 пулеметов, 27 танков, большое количество другого вооружения и боеприпасов. Разгром тихвинской группировки врага имел огромное значение для обороны Ленинграда. Возобновление доставки грузов по Северной железной дороге почти до станции Мга (южнее Ладожского озера) позволило восстановить подвоз вооружения, боеприпасов и продовольствия по ледовой дороге и спасти от голодной смерти десятки тысяч ленинградцев, укрепить оборону города. Артиллеристы на рекогносцировке под Тихвином Кавалерия вступает в освобожденный Тихвин Танки, брошенные гитлеровцами под Тихвином
НАЧАЛО СЕВАСТОПОЛЬСКОЙ ЭПОПЕИ 30 октября 1941 года началась героическая оборона Севастополя, длившаяся больше восьми месяцев. К началу боев войска Севастопольского оборонительного района насчитывали всего 50 тысяч человек, 170 орудий, до 100 самолетов. Этими ограниченными силами защитники города сковали несколько дивизий фашистской армии. Первое ожесточенное наступление на город фашисты предприняли 11 ноября. Десять дней продолжались жесточайшие бои. Лишь на отдельных участках противник смог продвинуться на 4 километра. Второе наступление на Севастополь гитлеровцы начали 17 декабря. На этот раз фашистское командование выделило для штурма города семь пехотных дивизий, две горнострелковые бригады, 150 танков и до 300 самолетов, крупные силы артиллерии. Но враг снова был остановлен. Корабли Черноморского флота доставляли в осажденный Севастополь пополнение, снаряжение, боеприпасы, тесно взаимодействовали с сухопутными войсками, поддерживая их артиллерийским огнем. Моряки сражались и на суше; они стояли насмерть. К концу декабря все атаки врага были отбиты с огромными для него потерями. Гитлеровская 11-я армия не выполнила поставленную перед ней задачу. Скованная героическими защитниками Севастополя, она не смогла принять участие в запланированном прорыве через Тамань на Кавказ. Огонь орудий главного калибра по вражеским войскам, штурмующим Севастополь
Катера, морские охотники, перед выходом из бухты Севастополя в боевой рейд Оборона Севастополя. На командном пункте Приморской армии. Слева направо: начальник штаба генерал- майор Н. И. Крылов, командующий армией генерал- майор И. Е. Петров, начальник артиллерии армии генерал- майор Н. К. Рыжи В контратаке отряд морской пехоты
235
Бухту Севастополя бомбит вражеская авиация Матросский патруль в городе 236
ОТВЕТ СЕВАСТОПОЛЬЦЕВ С конца октября в Севастополе начал действовать Городской комитет обороны. В него вошли секретарь горкома ВКП(б) Б. А. Борисов, председатель горсовета В. П. Ефремов, начальник гарнизона контр-адмирал Г. В. Жуков, которого вскоре сменил генерал-майор береговой службы П. А. Моргунов, начальник городского отдела НКВД К. П. Нефедов. Городской комитет обороны призвал всех севастопольцев оказать всемерную помощь защитникам города. И севастопольцы единодушно откликнулись на его призыв. На предприятия пришли женщины и подростки. Город стал фронтом. Здесь уже не оставалось объектов, которые выходили бы за пределы дальности стрельбы фашистской артиллерии. И все-таки трудящиеся Севастополя продолжали изготовление вооружения и боеприпасов для его защитников. Большинство предприятий было переведено в подвалы, штольни, в глубокие земляные укрепления. Работа не прекращалась даже во время сильнейших бомбардировок и артиллерийских обстрелов. Нередко они продолжались по несколько часов подряд в любое время суток и велись по всему городу и порту. За ноябрь и декабрь 1941 года труженики Севастополя изготовили больше 400 минометов, около 20 тысяч ручных гранат, 32 тысячи противопехотных мин; отремонтировали большое количество танков, орудий, артиллерийских тягачей, автомашин. Трудовой подвиг севастопольцев был под стать героическому подвигу вооруженных защитников города. Оказывая помощь фронту, трудящиеся Севастополя проявили беспримерное мужество и самоотверженность. Под градом вражеских бомб и снарядов они день и ночь изготовляли оружие и боеприпасы Фашистский бомбардировщик получил то, что приготовили ему зенитчики Севастополя 238
ПУЛЕМЕТЧИЦА НИНА ОНИЛОВА «Анке-пулеметчице из Чапаевской дивизии, которую я видела в кинокартине «Чапаев». Я незнакома вам, товарищ, и вы меня извините за это письмо. Но с начала войны я хотела написать вам и познакомиться. Я знаю, что вы не та Анка, не настоящая чапаевская пулеметчица. Но в кинофильме вы играли как настоящая, и я вам всегда завидовала. Я мечтала стать пулеметчицей и так же храбро сражаться. Когда случилась война, я была уже готова, сдала на «отлично» пулеметное дело. Я попала—какое это было для меня счастье—в Чапаевскую дивизию, ту самую, настоящую. Я со своим пулеметом защищала Одессу, а теперь защищаю Севастополь. С виду я, конечно, очень слабая, маленькая, худая. Но я вам скажу правду: у меня ни разу не дрогнула рука. Первое время я еще боялась. А потом все прошло... Когда защищаешь дорогую, родную землю и свою семью (у меня нет родной семьи, и поэтому весь народ—моя семья), тогда делаешься очень храброй и не понимаешь, что такое трусость...» Н. Онилова Прославленная пулеметчица 25-й Чапаевской дивизии Нина Онилова уничтожила несколько сот вражеских солдат и офицеров. Указом Президиума Верховного Совета СССР Нине Андреевне Ониловой присвоено звание Героя Советского Союза. В лютой злобе из-за неспособности взять Севастополь штурмом, фашисты стремились стереть его с лица земли массированными бомбардировками с воздуха и артиллерийским обстрелом. Так они рассчитывали вызвать панику среди населения и подорвать волю героических защитников города к сопротивлению. Но не сбылись надежды врага! Население города спасалось не только в подвалах каменных домов, но и в пещерах. А на улицах города продолжалась жизнь. На огромной карте Европы постоянно обозначалась линия фронта. Вывешивались плакаты с призывом беспощадно истреблять фашистские полчища. В редкие минуты затишья к передовым позициям защитников города подъезжали кухни с горячей пищей, крепким чаем и холодной водой
241
ЛЕГЕНДАРНЫЙ ПОДВИГ В осенних боях 1941 года на подступах к Ростову-на- Дону легендарный подвиг совершили воины одной из артиллерийских батарей 317-й стрелковой дивизии. Командовал батареей лейтенант Сергей Оганян, политруком был Сергей Вавилов. Закаленные в сражениях на Днепре и в придонских степях, артиллеристы насмерть встали на степном кургане Бербер-оба против лавины фашистских танков, рвавшихся к Ростову. Среди них были русские и грузины, армяне и украинцы, казахи и белорусы, сыны других национальностей. Только за первый день боя —17 ноября — батарея отбила яростную атаку 50 фашистских танков, поддерживаемых бомбардировщиками. Почти трое суток боевая позиция батареи оставалась неприступной для врага. Артиллеристы бились до последнего снаряда. Смертью храбрых пал лейтенант С. Оганян. Командование батареей возглавил политрук С. Вавилов. Вскоре он также погиб. Когда к кургану подоспели воины других подразделений, они застали лишь одного смертельно раненного бойца Аслана Валиева. Он и рассказал о подвиге воинов батареи... Указом Президиума Верховного Совета СССР лейтенанту С. М. Оганяну и политруку С. В. Вавилову посмертно присвоены звания Героев Советского Союза, многие воины батареи награждены орденами и медалями. Весть о мужестве и стойкости, доблести и боевом мастерстве воинов батареи разнеслась по всему Южному фронту. Вскоре в газете «Комсомольская правда» появилась статья М. Котова и В. Лясковского о последнем бое батареи лейтенанта Оганяна. По заданию Политуправления Южного фронта была подготовлена небольшая книга «Бессмертие». Вскоре она была издана приложением к фронтовой газете «Во славу Родины» и разослана по войскам фронта. Легендарный подвиг воинов батареи стал известен десяткам тысяч воинов фронта и долго служил ярким примером самоотверженности в кровопролитной борьбе против гитлеровских полчищ. Южный фронт, район Матвеева кургана. Командир дивизии генерал-майор И. И. Хорун проверил состояние всего рубежа обороны, занятого частями дивизии. На снимке: И. И. Хорун проверяет качество наблюдательного пункта командира батареи артиллерийского полка Доставка горячей пищи бойцам на передовую позицию 242
ВРЕМЕННЫЙ УСПЕХ ВРАГА Захват Ростова был временным успехом фашистских войск. Одновременно с их наступлением на город 17 ноября началось контрнаступление части сил Южного фронта с севера, из района Новошахтинска и Краснодона, в юго-западном направлении к реке Миус и Таганрогу с целью нанести удар во фланг и тыл главной группировки гитлеровской 1-й танковой армии. Контрнаступление развивалось медленно, так как советские войска не имели в то время численного превосходства над врагом ни в живой силе, ни в танках. Продвижение вперед было незначительным, первоначально не влияло на события, происходившие в районе Ростова. И 21 ноября он был захвачен фашистами. Тем не менее, наши войска создали реальную угрозу для неприятеля. 1-я танковая армия вермахта после захвата города вынуждена была перейти к обороне и перебросить часть сил на север, чтобы противостоять нашему контрнаступлению. Гитлеровцы, развивая наступление узкой полосой — по фронту до 80 километров — вырвались на восток километров на 150, оказались в своеобразном «мешке» и не смогли продолжать наступление на Кавказ и Новочеркасск. У войск Южного фронта появилась возможность осуществить контрудар на Ростов. Стрелковые подразделения занимают новый рубеж обороны на западном берегу реки Каменка 243
БЕЗ ОПЕРАТИВНОЙ ПАУЗЫ Оборона Ростова. Артиллеристы ведут огонь по вражеским танкам Угроза прорыва советских войск в тыл 1-й фашистской танковой армии возрастала с каждым днем. Подготовка контрудара на Ростов велась в ограниченные сроки. По существу, между захватом города гитлеровцами (21 ноября) и нанесением по ним контрудара войсками Южного фронта (27 ноября) не было той оперативной паузы, какая обычно требуется для подготовки крупной операции. Перегруппировка войск для освобождения Ростова была осуществлена в течение 4—5 дней. Часть сил 37-й армии, действовавшей южнее Краснодона, была переброшена с ее правого фланга в район Стоянов и Генеральское (25 километров севернее Ростова). Вместе с войсками 9-й армии им предстояло наступать на юг, к Ростову. 56-я Отдельная армия, входившая тогда в состав Закавказского фронта, должна была наносить удары с востока и юга через Дон и с юго-запада от Азова. Задача нанесения контрудара, облегчалась не только оперативным положением сил и средств, но и наличием в войсках Южного фронта донских казачьих дивизий и частей ростовского народного ополчения. Главные силы 37-й армии и западная группа 56-й армии шли навстречу друг другу. Первая — с севера, к западной окраине Ростова, вторая — с юго-запада, с низовий Дона. 244
Старый казак показывает разведчикам, где затаились фашисты Оружие пополнению, прибывшему для участия в контрударе на Ростов
Кавалеристы на подступах к Ростову На командном пункте полка перед штурмом Ростова 246
РОСТОВ СНОВА СТАЛ СОВЕТСКИМ! Гитлеровцы, оборонявшиеся в районе Ростова, оказали упорное сопротивление наступавшим советским войскам, стараясь предотвратить соединение главных сил 37-й армии и западной группы 56-й армии. Они понимали, что попали бы тогда в окружение. Но остановить наступление наших войск фашисты уже не смогли и начали спешно выводить свои войска из ростовского «мешка». Воспользовавшись этим, восточная и центральная группы 56-й армии усилили натиск. Лед на Дону в это время еще не окреп, артиллерию переправить на восточный берег было невозможно. Вся тяжесть боев легла на плечи пехоты. Часть подразделений 33-го мотострелкового полка ночью 28 ноября перешла по тонкому льду Дон, проникла в город и заняла там оборону. В ту же ночь на другом участке в город ворвались подразделения ростовского народного ополчения и захватили две улицы. Утром 29 ноября они также возобновили штурм города. К этому времени в бой на окраинах Ростова вступили части 9-й и 56-й армий. Бои на площадях и улицах города доходили до рукопашных схваток. Гитлеровцы понесли большие потери. Немало погибло и советских воинов и ополченцев, среди них—секретарь Ростовского обкома ВКП(б) М. П. Богданов и секретарь Таганрогского горкома партии Л. И. Решетняк. 29 ноября город был освобожден от фашистских захватчиков. Начался штурм Ростова 247
Уличные бои в Ростове Пулеметчики поддерживают огнем атаку стрелков на окраинах Ростова Подразделение старшего лейтенанта Галушко ведет бой за Ростов
Командир батареи гвардии капитан И. А. Флёров ПОДВИГ РАКЕТЧИКОВ Первая страница боевой истории советских ракетных войск датируется 14 июля 1941 года. В этот день в 15 часов 15 минут был произведен первый залп оружия, любовно названного армейцами «катюшей». Было это под Оршей... Когда началась война, имелось лишь 7 пусковых установок и около трех тысяч ракет, изготовленных для проведения полигонных и войсковых испытаний. Они-то и были переданы на вооружение Первой отдельной экспериментальной батареи Резерва Верховного Командования, направленной на фронт для завершения испытаний непосредственно в боевой обстановке. Ее командиром назначили слушателя Артиллерийской академии имени Ф. Э. Дзержинского капитана И. А. Флёрова. В состав батареи включили еще несколько офицеров из слушателей той же академии, а солдат и сержантов подобрали главным образом из артиллеристов. Большинство из них были коммунистами и комсомольцами. Ни командир батареи, ни его подчиненные не имели никакого представления о врученном им боевом оружии, не знали, как управлять им в бою. Времени для обучения не было: пламя войны разгоралось с каждым днем все сильнее. И по решению командования на фронт вместе с батареей отправились участники создания этого оружия — инженеры Реактивного научно-исследовательского института А. С. Попов и Д. А. Шитов. Их обязали обучить личный состав батареи боевому применению нового оружия по пути на фронт. 13 июля 1941 года фашистские войска захватили Оршу — важнейший железнодорожный узел на западном стратегическом направлении. В то время они вели себя самоуверенно. Их авиация господствовала в воздухе, и гитлеровцы исключали возможность бомбардировки железнодорожного узла советской авиацией. Не опасались они с советской стороны и огневого артналета: знали, что у наших подразделений, окопавшихся восточнее города за рекой Оршица, мало артиллерии. Станцию Орша 14 июля заполонили железнодорожные эшелоны с войсками, боевой техникой, горючим, которые не разгружались тоже в расчете на безостановочное движение дальше, на восток. В этот день и прогрохотал первый в истории войн залп ракетного оружия. На железнодорожные пути за 15 — 20 секунд обрушилось около сотни боевых ракет 132-мм калибра. Это был огненный смерч, который сжигал на своем пути все. Мало кому из гитлеровцев удалось выскочить из гигантского костра, дым которого поднялся ввысь на несколько километров. В тот же день батарея нанесла удары по переправам через реки Днепр и Оршица, когда лавина фашистских войск приступила к форсированию этих рек. Из 112 ракет, составлявших один залп батареи, одна часть взорвалась непосредственно на переправах, другая — прямо в гуще вражеских колонн. Наступление врага на этом направлении было сорвано. Возобновить его гитлеровцы смогли лишь через несколько дней. Заряжание пусковых установок 250
I Слева направо, сверху вниз: генерал-майор артиллерии Г. С. Кариофилли, уполномоченный командующего артиллерией Советской Армии подполковник А. И. Кривошапов, электрик батареи сержант Д. М. Матвеев (впоследствии — командир батареи реактивной артиллерии), водитель пусковой установки, парторг батареи старшина И. Я. Нестеров, инженер А. С. Попов, инженер Д. А. Шитов, командир пусковой установки сержант И. Н. Коннов, радист, комсорг батареи А. А. Захаров, военком батареи политрук И. Ф. Журавлев, командир огневого взвода лейтенант А. В. Кузьмин, командир пусковой установки сержант В. И. Овсов, командир пусковой установки сержант И. Е. Гаврилов, военфельдшер II ранга Ю. В. Автономова, помощник командира батареи воентехник II ранга И. Н. Бобров, командир взвода управления лейтенант М. И. Науменко Так была «написана» первая страница боевой истории советских ракетных войск. Ее «авторы» — батарейцы капитана И. А. Флёрова — наносили сокрушительные удары под Рудней, Смоленском, Дорогобужем, на Днепре, под Ельней, Рославлем, в районе Спас-Деменска. Оказавшись в окружении, они прошли по тылам врага около двухсот километров, наводя страх на противника. В ночь на 7 октября 1941 года засада крупной группировки фашистской пехоты и танков встретила батарею у деревни Богатырь Угранского района Смоленской области. Гитлеровцы обе¬ щали высокие награды за захват необыкновенного секретного советского оружия, за которым они начали охотиться с первых залпов под Оршей. Но воины батареи до конца выполнили свой дол» перед Родиной. Под шквальным огнем танков, орудий, пулеметов они дали последний залп и, когда до цепей атаковавших фашистов оставалось не больше полусотни метров, взорвали все пусковые установки. В этом бою погибли капитан И. А. Флёров, взорвавший себя вместе с головной пусковой установкой, и большая часть состава батареи. Сорока трем воинам удалось прорваться. уйти в лес, через неделю соединиться с нашими частями и продолжать разить врага. День Победы из первых ракетчиков встретили только 23 человека. Батарея И. А. Флёрова открыла боевой путь новому мощному оружию, обладавшему великолепными боевыми качествами. В начале 1945 года в советских войсках было уже 7 дивизий, 40 отдельных бригад, 105 отдельных полков и 40 отдельных дивизионов реактивной артиллерии. Ни враг, ни наши союзники до самого конца войны не имели такого грозного оружия. 251
I | ашистские полчища черной тучей I 1 ползли по советской земле, упорно | продвигаясь в глубь страны. Снача- I I I ла отдельные районы, потом области I Р I и республики оказывались в руках 1 врага. 1 ■ На захваченной врагом территории I 1 немедленно начиналась партизан¬ ская борьба, развертывалась подпольная деятельность партийных и комсомольских организаций. В первые дни Великой Отечественной войны очаги всенародного сопротивления оккупантам возникали по инициативе отдельных коммунистов и комсомольцев, порой стихийно, без централизованного руководства и надлежащей подготовки людей, без создания законспирированных баз оружия, боеприпасов и продовольствия. Но с каждым днем развертывание всенародной борьбы против ненавистных поработителей становилось все более организованным и целеустремленным. Организатором, вдохновителем и руководителем подпольной деятельности в тылу врага и массового партизанского движения была Коммунистическая партия. Областные и районные комитеты партии, первичные парторганизации, командование и поли- торганы войск, коммунисты органов государственной безопасности, оставленные на оккупированной территории со специальными заданиями, создавали подпольные партийные и комсомольские организации, формировали партизанские отряды. Твердое и целеустремленное партийное руководство было главной силой, поднявшей миллионы советских людей в оккупированных республиках и областях на самоотверженную и беспощадную борьбу против фашистских завоевателей. Первоначально этой огромной по масштабам и значению работой руководил непосредственно Центральный Комитет ВКП(б). Ясные и всесторонне продуманные директивы, организаторская работа представителей Центрального Комитета в республиках и областях позволили успешно решить эту задачу в короткий срок. Директива Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года «Партийным и Советским организациям прифронтовых областей» и постановление Политбюро от 18 июля «Об организации борьбы в тылу германских войск» явились важнейшими программными документами. Они обязывали все партийные и советские органы прифронтовых областей поднять народ на беспощадную борьбу с фашистскими оккупантами. Для непосредственного руководства партизанской борьбой, диверсионной и подпольной деятельностью на оккупированной территории рекомендовалось выделить «опытных, боевых и до конца преданных нашей партии, лично известных руководителям парторганизаций и проверенных на деле товарищей». В районах, оказавшихся под угрозой захвата фашистскими войсками, ЦК ВКП(б) потребовал заблаговременно создать подпольные партийные и комсомольские организации и перевести часть коммунистов и
комсомольцев на нелегальное положение. Руководителей парторганизаций ЦК ВКП(б) призвал вдохновлять советских людей на партизанскую войну личным примером, чтобы вся эта борьба получила размах непосредственной, широкой и героической поддержки Советской Армии, сражающейся на фронте с германским фашизмом. Трудящиеся Белоруссии начали самоотверженную борьбу против фашистских захватчиков с первых же дней Отечественной войны. Сотни тысяч белорусов вступили в ряды армии, десятки тысяч боролись с врагом в рядах истребительных батальонов и формирований народного ополчения, свыше двух миллионов жителей городов и сел республики приняли участие в строительстве оборонительных сооружений. Вслед за прокатившимся огненным фронтовым смерчем на временно занятой врагом территории началась и продолжалась в течение всего мрачного периода оккупации всенародная партизанская война. Компартия и Правительство Белоруссии повседневно руководили организацией и ведением партизанской войны. На основе директивы СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня в тот же день были разработаны конкретные мероприятия, ставшие программой деятельности партийных организаций республики на длительный период. Первым секретарям горкомов и райкомов партии было предложено повсеместно и заблаговременно создать из надежных людей хорошо законспирированные подпольные ячейки и явочные квартиры, немедленно сформировать руководящее партийное подполье, заблаговременно и тщательно проинструктировать, обеспечить надлежащими документами, паролями, явками тех, кому предстояло возглавить самоотверженную борьбу народа в тылу врага. ЦК КП(б)Б изложил в своей директиве меры повсеместной мобилизации масс на самоотверженную борьбу против гитлеровских оккупантов. «Все местности Белоруссии,— подчеркивалось в этой директиве,— должны немедленно покрыться густой сетью партизанских отрядов, ведущих непрерывную ожесточенную борьбу на уничтожение врага». Компартия Белоруссии стремилась к тому, чтобы идея беспощадной борьбы против фашистских захватчиков овладела сознанием всего белорусского народа, чтобы каждый быстрее нашел свое место в священной всенародной войне, чтобы участие в ней стало нормой поведения не только коммунистов, но и всех советских граждан, оказавшихся в тылу врага. С этой целью ЦК Компартии Белоруссии призвал всех коммунистов и комсомольцев, способных носить оружие, но по разным причинам не мобилизованных в Советскую Армию, остаться на территории, занимаемой врагом. Для истребления оккупантов рекомендовалось использовать не только огнестрельное, но и подручное холодное оружие: топоры, косы, вилы — все доступные народу средства и все приемы борьбы против такого злобного врага были вполне целесообразны и оправданы. «Для уничтожения врага,— говорилось в директиве ЦК КП(б)Б,— не стесняйтесь прибегать к любым средствам... Пусть почувствует враг, как горит под ним наша земля». В необычайно короткие сроки были созданы 9 областных и 89 районных подпольных комитетов партии (чаще всего — парттройки). Общее число коммунистов, отобранных из добровольцев, проинструктированных в ЦК и обкомах партии для организации борьбы в тылу захватчиков, составляло 1225 человек. Этот боевой и авторитетный отряд коммунистов должен был стать ядром всех патриотических сил на оккупированной врагом территории Белоруссии. Часть комитетов приступила к работе в 1941 году. Подпольные организации создавал и комсомол республики. Для работы во вражеском тылу было оставлено 5 областных, 55 районных и городских комсомольских комитетов и свыше 600 первичных комсомольских организаций. На Украине для руководства организацией партизанского движения 30 июня была создана оперативная группа из ответственных работников Центрального Комитета партии и правительства республики. В западных областях Украины не удалось до захвата их фашистскими войсками закончить всю работу по формированию партизанских отрядов и партийного подполья. В связи с этим в прифронтовых областях приступили к подготовке организаторских групп. Они перебрасывались в тыл врага и приступали к созданию партизанских отрядов и партийного подполья. За короткий срок было подготовлено и переброшено через линию фронта 150 организаторских групп в составе более двух тысяч человек. Они стали ядром партизанских отрядов и подпольных партийных организаций, развернувших свою деятельность в оккупированных гитлеровцами районах республики. Одновременно с этим на территориях, еще не занятых врагом, было сформировано и обучено несколько партизанских отрядов по 150— 200 человек в каждом, а в Киеве — 2 партизанских полка, в каждом из которых насчитывалось больше тысячи человек. Они также были переброшены в тыл врага. Во второй половине июля было начато формирование партизанских отрядов, диверсионных групп и партийного подполья во всех областях Левобережной Украины. Здесь заблаговременно создавались базы оружия и продовольствия. Все это помогло с первых же дней оккупации Украины начать в тылу врага партизанскую войну, развернуть деятельность подпольных партийных и комсомольских организаций. Всего на Украине в 1941 году приступили к работе 13 областных и более 110 окружных, городских, районных и других подпольных партийных органов. Они повседневно руководили самоотверженной борьбой советских патриотов против оккупантов. Аналогичная работа была проведена центральными комитетами компартий Латвии, Эстонии, Литвы, Карелии, Молдавии, обкомами партии некоторых областей РСФСР. В ряде областей Российской 255
Федерации заблаговременно были сформированы подпольные партийные организации: в Ленинградской области — 28 райкомов и 2 межрайкома, в Московской области — 5 окружкомов, 4 горкома и 16 райкомов партии. Всего на оккупированной гитлеровцами советской территории в 1941 году действовало множество подпольных организаций, насчитывавших в своих рядах 65 500 коммунистов. Первыми в партизанские отряды шли коммунисты и комсомольцы, активно проявившие себя на работе в предвоенное время. Список партизанского отряда, например, Тургиновского района Калининской области, утвержденный постановлением бюро райкома партии, возглавили секретари райкома М. В. Августов, В. Ф. Гидина и А. Г. Журавлев. В отряде были председатель райисполкома Ф. А. Воробьев, начальник милиции П. Л. Лебедев, секретарь райкома ВЛКСМ А. А. Хромова, начальник райотдела НКВД Н. П. Вуколов, редактор районной газеты В. И. Седов, работники райкома партии и райисполкома. В Лотошинском районе командиром партизанского отряда был утвержден начальник райотдела НКВД И. С. Розов, комиссаром — секретарь райкома пар-, тии А. П. Грачев. В Слободском, Глинковском и Ярцевском районах Смоленской области партизанские отряды возглавили секретари райкомов и горкома партии М. Н. Шульц, Ф. Ф. Зимонин и Ф. В. Кузнецов. И так было на территориях всех республик и областей, захваченных врагом. Подпольные партийные и комсомольские комитеты, партизанские соединения Прибалтики, Белоруссии, Украины, Молдавии, западных областей РСФСР возглавляли секретари центральных и областных комитетов компартий и комсомола республик и областей, оставшиеся на оккупированной территории и подвергавшие себя той же опасности, что и рядовые коммунисты и комсомольцы. Они непосредственно руководили всей борьбой против ненавистных захватчиков, вселяли в народ уверенность в победе. И к концу 1941 года партизанское движение стало грозной для фашистских захватчиков силой. Оно имело большое стратегическое значение. С первых дней пребывания в тылу врага подпольные партийные и комсомольские организации развернули широкую массово-политическую работу среди населения. Они вселяли в него веру в победу советского народа над фашистскими захватчиками, призывали жителей городов и сел саботировать, срывать все мероприятия оккупационных властей, помогать партизанским отрядам продовольствием, одеждой и обувью, самим вступать в ряды народных мстителей, чтобы внести вклад в разгром гитлеровских полчищ. Они разоблачали гнусную ложь фашистской пропаганды, пытавшейся ввести в заблуждение советских людей на оккупированной территории, внушавшей им, что Советская Армия разгромлена. Партизанские отряды использовали любую возможность для беспощадного истребления гитлеровцев и их ставленников. Они устраивали засады на пути движения вражеских войск и транспортных колонн, доставлявших на фронт вооружение, боеприпасы, горючее, продовольствие; рвали линии связи, взрывали склады с воинским имуществом и мосты на шоссейных дорогах. Как только гитлеровцы восстанавливали движение по железным дорогам, партизаны начинали диверсии, названные позднее «рельсовой войной». Каждый шаг гитлеровцев на временно захваченной советской земле грозил им гибелью. Каждый день убеждал их в том, что ни лживыми посулами, ни свирепыми репрессиями нельзя покорить советский народ. 3 июля Совинформбюро уже сообщило о первых схватках партизан с вражескими полчищами. «По узкоколейной ветке,— говорилось в этом сообщении,— по направлению к фронту продвигался состав с боеприпасами для фашистской артиллерии. На пути продвижения состава охрана заметила густой дым, а затем и пламя, бушевавшее по обе стороны железнодорожного полотна. Желая проскочить опасную зону на полном ходу, машинист развил большую скорость. Маневр не удался: в самом центре лесного пожара путь оказался заваленным горящими деревьями. Когда охрана поезда стала разбрасывать преграду, раздались выстрелы из дробовиков и ручного пулемета. Смелое нападение партизан увенчалось полным успехом: поезд с боеприпасами взорвался; команда, сопровождавшая вагоны, уничтожена. Партизаны — отважные советские патриоты — успели вовремя скрыться». После этого почти ни одно сообщение Совинформбюро не появлялось без описаний отважных боевых действий советских партизан. Первоначально они действовали чаще всего небольшими группами, совершали диверсии на железных и шоссейных дорогах, истребляли мелкие группы оккупантов и их пособников. Но с каждым днем ряды партизан пополнялись сотнями и тысячами патриотов, встававших на путь активной вооруженной борьбы против ненавистных угнетателей. Отряды становились партизанскими подразделениями, полками и даже бригадами. Позднее возникли и партизанские дивизии. Руководимые подпольными партийными организациями, они переходили к разгрому крупных вражеских гарнизонов, к дезорганизации тыла фашистских войск. Партизанская борьба приобретала огромное значение, наносила врагу большой урон. «Правители фашистской Германии, ее военное командование,— указывается в Истории КПСС,— начиная войну против Советского Союза, никак не ожидали встретить организованное сопротивление народа, мощное партизанское движение. Но уже 23 июля генеральный штаб сухопутных войск Германии вынужден был признать, что немецкие войска столкнулись с партизанской войной. В середине сентября начальник штаба верховного командования Германии Кейтель в приказе отмечал: «С начала войны против Советской России на оккупированных Германией территориях повсеместно вспыхнуло коммунистическое повстанческое движение...» 256
Многообразна жизнь на партизанской базе. Одни охраняют ее от проникновения вражеской агентуры, другие собрались на очередную боевую операцию, третьи ведут сеанс радиосвязи с Большой землей. А в землянках идет набор текста партизанской листовки, проверяется состояние оружия... На оккупантов поднялись и стар и млад. Дед и внук партизанят в одном отряде 261
ПАРТИЗАНЫ ЛЕНИНГРАДА В июле в Ленинградском обкоме ВКП(б) была создана Партийная тройка по руководству партизанским движением во главе с секретарем обкома Г. X. Бумагиным. Она руководила формированием партизанских отрядов и созданием их материальных баз на территории всей области. В самом Ленинграде тогда же были образованы сборные пункты партизанских отрядов. Там они формировались и уходили в тыл врага. Будущие партизаны прибывали на эти пункты из многих районов области. Для непосредственной организации партизанских отрядов и руководства их боевой деятельностью обком ВКП(6) направил на оккупированную территорию 185 партийных, советских и комсомольских работников, в их числе 88 секретарей горкомов и райкомов партии. За короткий срок были сформированы 287 партизанских отрядов, 6 полков, 4 батальона, 4 бригады и 399 подпольных партийных организаций и диверсионных групп. Одними из первых ушли в тыл врага 13 партизанских отрядов из студентов и преподавателей института физкультуры имени Лесгафта. В районах Ленинграда в июле — августе было создано 168 партизанских отрядов. К осени из города ушли в тыл врага 18 тысяч партизан. 29 сентября был утвержден Ленинградский штаб партизанского движения. Его возглавил секретарь обкома партии М. Н. Никитин. Совместно с военными советами фронтов и армий обком ВКП(б) сформировал оперативные группы штаба. Четкая организация руководства партизанским движением позволила с первых же дней фашистской оккупации развернуть активную вооруженную борьбу. Во второй половине июля партизаны приступили к минированию мостов и дорог между Псковом и Порховом, к разрушению линий связи противника. В августе партизаны пустили под откос первый вражеский эшелон с войсками и боевой техникой, следовавший к Ленинграду. У самой линии фронта, в очень трудной обстановке, действовал партизанский отряд Е. Ф. Туваловича. Партизаны этого отряда взорвали 3 фашистских воинских эшелона. Партизанский отряд из студентов и преподавателей Ленинградского университета под командованием В. И. Дорофеева совершил смелый налет на крупную транспортную колонну врага. Бой доходил до рукопашной схватки. Гитлеровцы потеряли больше полусотни солдат и офицеров. За первые 20 дней пребывания в тылу врага этот отряд совершил 14 боевых операций. Смело действовали партизанские отряды, которыми командовали Д. И. Волков, А. А. Павлов, А. И. Сотников, Г. П. Григорьев, К. А. Волович и многие другие. Партизанский отряд Пушкинского района под командованием заместителя председателя райисполкома И. В. Емельянова (комиссар В. Н. Негри) действовал в прифронтовой полосе в Ореджском и Гатчинском районах. О его боевой деятельности Совинформбюро сообщало в сводке за 24 октября: «Около двух месяцев действует в захваченных фашистами районах Ленинградской области партизанский отряд под командованием тов. Е. На днях бойцы отряда встретили вражеский отряд в 200 солдат и офицеров. Завязался горячий бой. Враг был разгромлен. На поле боя осталось более ста убитых германских солдат и офицеров. За последние 2 недели отряд тов. Е. сжег 28 трехтонных и несколько полуторатонных автомашин противника, уничтожил 4 орудия, много зенитных пулеметов и 15 цистерн с горючими и смазочными материалами». Партизанские отряды ряда районов области выходили навстречу фашистским полчищам, не дожидаясь оккупации своих районов. Так, например, лужские партизаны под руководством секретаря райкома партии И. Д. Дмитриева перешли линию фронта в Плюсском районе и там получили боевое крещение. Только в августе 1941 года они уничтожили 7 танков, 47 автомашин с грузами, несколько десятков мотоциклов, истребили не одну сотню вражеских солдат и офицеров. 262
Партийные и комсомольские организации повседневно вели работу среди населения оккупированных районов по разжиганию партизанской войны. Особенно успешно она проводилась в Псковском, Осьминском, Сланцевском, Лужском, Ореджском, Гдовском и других районах области. Возглавляли ее секретари и члены райкомов партии. В Псковском районе, например, было создано 18 подпольных партийных групп, издавалась газета «Псковский колхозник». Газеты выходили и распространялись среди населения и в ряде других районов области. Особенно успешно действовали партизаны и подпольщики в южных районах области, удаленных от Ленинграда на 200—250 километров. На территории Дедовичского, Ашевского и Белебелковского районов в августе был создан партизанский край. На его территории восстановили 30 сельсоветов, 170 колхозов. В 53 селах возобновили работу школы, больницы, красные уголки, издавались газеты. Рубежи края отстаивали партизанские бригады. Отсюда они совершали налеты на прифронтовые гарнизоны врага. Партизанская атака На сгр. 266 — 267. Партизаны на привале 264
КУЗНЕЦ —ПАРТИЗАНСКИЙ КОМАНДИР Самоотверженно борются с фашистскими захватчиками житомирские партизаны. В зоне Хочин — Юрово — Бегунь партизанский отряд под командованием колхозного кузнеца тов. Л. совершает смелые налеты на фашистские войска и транспорты. Партизаны отбили у фашистов 300 винтовок, 150 пистолетов, 6 пулеметов, 165 ящиков с гранатами и более 35 тысяч патронов. В первых числах сентября партизаны задержали около деревни Перга две легковые автомашины, на которых ехали чиновники гитлеровского военного суда. Перебив всех фашистов, партизаны захватили два чемодана со следственными материалами. Отряд под командованием участкового врача тов. Я. подстерег на участке дороги между Возничами и Лученка- ми фашистскую автоколонну. Уничтожив охрану и шоферов, партизаны взорвали 4 грузовика со снарядами и 2 грузовика с запасными частями для танков. Бойцы партизанского отряда под командованием колхозника тов. Д. узнали, что недалеко от станции Лугины фашисты организовали мастерскую по ремонту поврежденных танков и автомашин. Ночью партизанский отряд окружил деревню, гдеНЬасположились фашисты, перебил вражеских солдат и пр'ивел в полную негодность 6 танков и 27 грузовиков. Жители города Олевск сообщили командиру партизанского отряда, работнику конторы Заготскот тов. Р., что гитлеровцы чудовищно издеваются над мирным населением. Третьего сентября фашисты согнали всех оставшихся жителей города в уцелевшее здание кинотеатра. В зале был установлен пулемет. Фашистский офицер вывел на сцену местную учительницу Галину Бринько и, угрожая револьвером, предложил ей читать вслух фашистскую листовку на русском языке, призывающую помогать фашистским войскам и снабжать их продовольствием. Славная патриотка швырнула листовку в лицо гитлеровцу с возгласом: «Проклятые гады! Советские люди вам не помощники!» Озверевший фашист тут же застрелил учительницу и приказал открыть из пулемета огонь по присутствовавшим в зале. Человек 20 было убито на месте. На следующий день партизаны напали на Олевск, перебили всех находившихся в городе гитлеровских оккупантов во главе с офицером. Сообщение Совинформбюро 13 сентября 1941 г. Партизаны чистят оружие на своей лесной базе, возвратившись из боевого похода Молодой партизан прощается с матерью Партизаны в боевом походе 268
Партизанская разведка В партизанском госпитале 271
Возвращение белорусских партизан с боевой операции 272
Партизаны готовят взрыв железной дороги Партизаны Волоколамска вступают в освобожденный город 273
Партизанский отряд, сформированный студентами и преподавателями Ленинградского института физкультуры имени Лесгафта ПОД НОГАМИ ОККУПАНТОВ ГОРЕЛА ЗЕМЛЯ... Когда фашистская Германия вероломно напала на нашу страну, В. 3. Корж сразу определил свое место в боевом строю. В конце июня его партизанский отряд начал боевые операции в Пинской области и стал грозой оккупантов. Он наводил на них такой страх, что даже в дневное вре¬ мя гитлеровцы боялись передвигаться по дорогам Ленино — Житковичи, Ми- кашевичи — Житковичи. Не менее смело и искусно действовал в Су рижском районе Витебской области отряд, возглавляемый старейшим коммунистом республики Минаем Филипповичем Шмыревым. Его лю¬ бовно называли «Батькой Минаем». Первую боевую операцию этот отряд провел 25 июля. У хутора Самохвали- ха он внезапно атаковал кавалерийское подразделение гитлеровцев, истребил до тридцати солдат и офицеров противника. Окрыленные первым успехом, партизаны «Батьки Миная» почти ежедневно наносили внезапные удары по противнику. Систематически проводя диверсии, смелые налеты и удары из засад, партизаны заставили оккупантов уже летом 1941 года объявить дороги Сураж — Усвяты, Су- раж— Велиж и Усвяты — Велиж запретной зоной для своих войск. Повсюду они повесили объявления: «Зона партизан». Прославился боевыми делами и полесский партизанский отряд «Красный Октябрь», которым руководили секретарь райкома партии Т. П. Бу- мажков и коммунист Ф. И. Павловский. Только в одном бою 18 июля партизаны вместе с подразделением советских войск под командованием подполковника Л. В. Курмышева разгромили штаб фашистской дивизии, захватили ценные штабные документы, пленных и богатые трофеи. За короткий срок — к началу августа — отряд «Красный Октябрь» взорвал более двадцати мостов, уничтожил свыше двадцати танков, несколько десятков авто- и бронемашин, пустил под откос бронепоезд, истребил свыше трехсот вражеских солдат и офицеров. Нередко партизанскими отрядами становились попавшие в окружение подразделения действующей армии. Смелыми операциями отличилось подразделение старшего лейтенанта Б. Н. Сабашникова, не сумевшее прорваться к своим. Бойцы и командиры решили действовать в тылу врага в качестве партизанского отряда. И первая же его боевая операция оказалась удачной. Отряд напал на аэродром вблизи Минска, уничтожил 9 вражеских самолетов, взорвал склады с горючим, истребил не один десяток гитлеровцев... В октябре Гомельскому подпольному горкому КП(б) Белоруссии, базировавшемуся в партизанском отряде «Большевик», стало известно, что в Ново-Белице фашисты создали склад горючего для танков, а в Гомеле открыли мастерскую по ремонту танков. Было принято решение немедленно разгромить эти объекты. Исполнение задания горком возложил на подпольную группу Т. С. Бородина. Член этой группы Иван Шилов хорошо знал немецкий язык. Одевшись в форму немецког о офицера, он смело подошел к часовому, охранявшему мастерскую. Заговорил с ним, отвлек его внимание, а тем временем подпольщики Т. С. Бородин, И. И. Железняков и Р. И. Тимофеенко незаметно проникли в здание и подожгли его. Эта подпольная группа вместе с партизанами отряда «Большевик» Хлеб партизанам 274
Герои партизанской борьбы и подпольщики. Слева направо, сверху вниз: партизанка, одна из организаторов партийного подполья в Витебске, Герой Советского Союза В. 3. Хоружая. Казнена фашистами в ноябре 1942 года; секретарь Нижинской подпольной комсомольской организации, связная Минского подпольного обкома КП(б)Б Ф. Г. Кононова. Замучена фашистами в марте 1942 года; секретарь Минского подпольного обкома КН(б)Б, командир партизанского соединения Герой Советского Союза В. И. Козлов; командир соединения партизанских бригад Оршанской зоны Витебской области Герой Советского Союза К. С. Заслонов. Погиб в ноябре 1942 года; командир отряда особого назначения Западного фронта, действовавшего в тылу врага, майор В. В. Жабо; Г1. К. Пономаренко, первый секретарь ЦК КП(б)Б. Организатор партизанского и подпольного движения в Белоруссии; секретарь Ленинградского обкома ВКП(б), руководитель Тройки по руководству партизанским движением Г. X. Бумагин; Герой Советского Союза А. В. Петрова; Герой Советского Союза М. Ф. Шмырев («Батька Минай»), командир 1-й Белорусской партизанской бригады; Герой Советского Союза В. 3. Корж, командир партизанского соединения Пинской области; секретарь Узденского подпольного райкома КП(б)Б Минской области С. П. Шибко; командир отряда «Большевик» И. С. Федосеенко уничтожила и склад горючего в Ново- Белице. В конце октября подпольщики Гомеля узнали, что в ресторане на улице Советской фашисты готовятся отпраздновать взятие Москвы, намеченное, по их сведениям, на 4 ноября. Когда гитлеровцы собрались, Иван Шилов в форме фашистского офицера вошел в ресторан и незаметно замаскировал там мину замедленного действия. Не дождавшись известия о взятии Москвы, гитлеровцы начали пирушку. В разгар веселья раздался мощный взрыв, от которого погибли десятки фашистов. Особое внимание партизаны и подпольщики уделяли железным дорогам, по которым шли эшелоны с войсками и военной техникой. С начала июля на железных дорогах летели под откос эшелоны, взрывались мосты, разрушалось железнодорожное полотно. Удары партизан по коммуникациям противника резко возросли в период битвы под Москвой. Когда гитлеровцы приступили к осуществлению операции «Тайфун», фашистское командование докладывало в Берлин, что только за несколько дней октября из-за партизанских диверсий на железных дорогах группа армий «Центр» недополучила 430 эшелонов с войсками, боеприпасами, боевой техникой. В разгар битвы под Москвой активную боевую работу на крупнейшем в Белоруссии железнодорожном узле — Орше развернули подпольщики, возглавляемые бесстрашным патриотом Константином Заслоновым. В течение трех месяцев, с ноября 1941 года, они сбросили под откос 6 вражеских эшелонов, вывели из строя больше 170 паровозов, взорвали несколько складов с боеприпасами и продовольствием, поворотный круг депо, электро¬ станцию, водоснабжение всего узла, 4 снегоочистителя, истребили больше 400 гитлеровских солдат и офицеров... Не счесть всех героических дел белорусских партизан! Но можно коротко сказать о результатах их деятельности: хотя фашисты и оккупировали всю республику, хозяевами они не почувствовали себя там ни на один день. На самом раннем этапе войны Коммунистическая партия и Советское правительство высоко оценили вклад народных мстителей Белоруссии в дело разгрома врага. 6 августа 1941 года большая группа белорусских партизан была награждена орденами и медалями СССР, а двум партизанским вожакам— Т. П. Бумажкову и Ф. И. Павловскому— первым из числа советских партизан присвоено звание Героя Советского Союза. 275
осковская битва — решающее сражение первого года войны. Она развернулась на пространстве в 750 километров по фронту и более 400 километров в глубину и продолжалась несколько месяцев. С обеих сторон в ней участвовали 172 дивизии, более 20 тысяч орудий и минометов, 3 тысячи танков и до 2 тысяч самолетов. После провала попыток с ходу прорваться к столице Советского Союза фашистское командование отдало приказ группе армий «Центр» перейти к обороне и приступило к разработке плана «генерального» наступления на Москву. Оно получило устрашающее название — «Тайфун». Замысел его сводился к тому, чтобы мощными ударами крупных танковых группировок из районов Духовщины, Рос- лавля и Шостки прорвать оборону советских войск и во взаимодействии с пехотными соединениями окружить и уничтожить в районах Брянска и Вязьмы основные силы Советской Армии, защищавшие Москву. Впоследствии фашистские пехотные соединения должны были развернуть фронтальное наступление, а танковые и моторизованные — обойти Москву с севера и юга. Для «генерального» наступления на Москву гитлеровское командование создало к концу сентября 1941 года три крупные ударные группировки, которые состояли из трех полевых армий, трех танковых групп и большого количества частей усиления. В них насчитывалось до 74,5 дивизий, в том числе 14 танковых и 8 моторизованных. В живой силе это составляло 1800 тысяч солдат и офицеров, в технике—1700 танков и штурмовых орудий, 14 000 орудий и минометов и 1390 самолетов. В целом группировка войск, предназначенная для взятия Москвы, составляла около 38 процентов пехотных и 64 процента танковых соединений вермахта, находившихся тогда на советско-германском фронте. Советское командование могло противопоставить врагу значительно меньшее количество войск, к тому же сильно ослабленных в предшествующих боях. Фашистские полчища имели численное превосходство в живой силе в 1,4 раза, в танках — в 1,7 раза, в орудиях и минометах — в 1,8 раза, в самолетах — в 2 раза, а на направлениях главных ударов их превосходство было еще значительнее. И дело не только в численном превосходстве врага. Западный фронт, например, имел 304 танка, но тяжелых и средних — только 39. Из 677 самолетов, имевшихся на Западном, Резервном и Брянском фронтах, только около 135 были новых типов. Танки и самолеты старых, довоенных типов значительно уступали фашистским по своим тактико-техническим характеристикам. Огромную роль в укреплении обороны столицы сыграла Московская партийная организация. Она подняла миллионы трудящихся города и области на оказание всесторонней помощи фронту. 13 октября собрание партийного актива столицы постановило: «Мобилизовать всю Московскую пар-
тийную организацию, всех коммунистов, комсомольцев и всех трудящихся Москвы на отпор немецко- фашистским захватчикам, на защиту Москвы, на организацию победы». Сотни тысяч москвичей — в подавляющем большинстве женщины — возводили оборонительные сооружения вокруг столицы. Общий объем земляных работ, выполненных в октябре — ноябре, составил 3 миллиона 104 тысячи кубометров. Только в ноябре было сооружено 802 километра противотанковых препятствий, 1528 километров лесных завалов, 611 километров проволочных заграждений. В ходе совершенствования обороны москвичи дополнительно вырыли 460 километров противотанковых рвов, возвели 870 километров других противотанковых препятствий, соорудили более 18 тысяч дотов, дзотов и пулеметных гнезд. С начала войны до осени на фронт ушли 100 тысяч коммунистов и 260 тысяч комсомольцев Москвы и Московской области. После собрания актива столичной партийной организации 13 октября на передовые позиции ушли 120 тысяч московских ополченцев, половина из них были коммунистами и комсомольцами. 106 крупных промышленных предприятий Москвы производили минометы, реактивные установки, боеприпасы. Военную продукцию выпускали и 654 (почти все!) предприятия местной промышленности. В первых числах октября ударные группировки врага прорвали оборону наших войск. Ударами танковых группировок по сходящимся направлениям из районов Духовщины и Рославля они окружили западнее Вязьмы четыре армии Западного и Резервного фронтов. Но расчеты гитлеровских стратегов не дали ожидаемых результатов. Полной неожиданностью для врага оказалась высокая боевая активность окруженных советских частей. Прорываясь из кольца, они наносили сильные контрудары, чем сковали в районе Вязьмы 28 вражеских дивизий и, по существу, выключили их из наступления на Москву. По решению Государственного Комитета Обороны, принятому 5 октября, на Можайский рубеж обороны срочно направлялись дополнительные силы и средства. Ускоренными темпами формировались новые стратегические резервы. Спешно перебрасывались войска с Дальнего Востока, из Средней Азии и других районов страны. В течение одной недели на Можайском рубеже был создан новый фронт обороны. Самоотверженно сражались войска Западного фронта с полчищами врага, рвавшимися к Москве. Воины 316-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора И. В. Панфилова, курсантский полк во главе с полковником С. И. Младенцевым и артиллеристы противотанковых артиллерийских полков неделю отбивали на Волоколамском направлении массированные атаки армейского фашистского корпуса, состоявшего из трех пехотных и одной танковой дивизий. Гитлеровское командование вынуждено было перебросить сюда еще один мотори¬ зованный корпус. Только под натиском многократного численного превосходства сил противника наши войска отошли на новые рубежи восточнее Волоколамска. Но выполнить основной замысел первого «генерального» наступления на Москву гитлеровскому командованию не удалось. Постановлением от 19 октября 1941 года Государственный Комитет Обороны возложил защиту столицы на рубежах в 100—120 километрах западнее Москвы на войска Западного фронта, командующим которого был назначен генерал армии Г. К. Жуков. В Москве и прилегающих районах с 20 октября было введено осадное положение. Военный совет Западного фронта обратился к войскам с призывом любой ценой отстоять Москву. Приближалась годовщина Великого Октября. Шли дни кровопролитных боев за столицу. 6 ноября фронт, вся страна услышали по радио спокойный, полный уверенности в победе голос Москвы. В подземном зале станции метро «Маяковская» состоялось торжественное заседание, на котором с докладом о 24 годовщине Великой Октябрьской социалистической революции выступил Председатель Государственного Комитета Обороны, Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин. В докладе был дан глубокий анализ сложившейся обстановки. В нем подчеркивалось, что гитлеровский план «молниеносной войны» против Советского Союза окончательно провалился, что враг будет разбит и победа будет за нами. В докладе был дан подробный анализ сущности германского фашизма и его бредовых захватнических планов. А на другой день в прифронтовой Москве состоялся исторический, необыкновенный по характеру и величайшему значению военный парад. В нем участвовали резервы, подготовленные в глубоком тылу, части народного ополчения, которым предстояло прямо с парада отправиться на передовые позиции защитников столицы. Сам факт проведения военного парада в условиях, когда фашистские полчища находились буквально у ворот Москвы и продолжали ожесточенные атаки, был ярчайшим свидетельством уверенности в том, что гитлеровцам никогда не топтать ее улиц и площадей. Г итлеровское командование стремилось любой ценой взять Москву. С этой целью оно бросило в сражение новые силы. Численное превосходство врага еще больше возросло. Верховное Главнокомандование, насколько было возможно, укрепило войска Западного фронта. Против танковых группировок врага, находившихся на флангах фронта, была направлена значительная часть резервов Ставки: в район Волоколамска прибыли одна танковая и пять кавалерийских дивизий, на Серпуховское направление — кавалерийский корпус генерала П. А. Белова, одна стрелковая и две танковые дивизии, а также две танковые бригады. Людьми и боевой техникой были пополнены и ранее действовавшие войска фронта, в том числе противотанковой артиллерией и гвардейскими минометными частями («катюши»). 279
В войсках Западного, Калининского и Юго- Западного фронтов развернулась целенаправленная партийно-политическая работа. Она проходила под лозунгами «Отстоим родную Москву!», «Под Москвой должен начаться разгром немецко-фашистских захватчиков!» Пополнение войск людьми и боевой техникой, а также проведенная партийно-политическая работа повысили боеспособность каждого подразделения, укрепили их морально-политическое состояние. Резко возрос приток заявлений воинов с просьбой о приеме в партию и комсомол. Среди защитников Москвы уже насчитывалось около 200 тысяч коммунистов— почти каждый четвертый воин был членом партии. Москва стала прифронтовым городом. Она жила только одним стремлением: оказать максимальную помощь фронту. Правительство и все центральные учреждения, переведенные в Куйбышев, обеспечивали планомерное руководство советским тылом. В Москве остались лишь Политбюро ЦК ВКП(б), Государственный Комитет Обороны, Ставка Верховного Главнокомандования и минимально необходимый для оперативного руководства страной и Вооруженными Силами правительственный и военный аппарат. Вместе с предприятиями и учреждениями из Москвы было эвакуировано в тыл около двух миллионов человек. Москва приобрела необычайно суровый, подлинно прифронтовой облик. Как и в среде защитников столицы, так и у москвичей не было сознания безнадежности и уныния. Даже в самые тяжкие дни битвы под Москвой они верили в неотвратимость разгрома врага. В ноябре положение оставалось очень опасным. Гитлер требовал от своих генералов любой ценой взять Москву. В середине ноября планировалось возобновить наступление, обойти Москву с северо- востока и юго-востока, окружить, не выпустить из города ни одного человека. 13 ноября на совещании высшего командования группы армий «Центр» в Орше Гитлер потребовал затопить Москву, чтобы сразу покончить с ее населением. Поняв, что осуществление его идеи технически невозможно, он приказал окружить Москву плотным кольцом войск по линии окружной железной дороги, обрушить на нее тысячи тонн снарядов и бомб, чтобы превратить в гигантскую груду развалин и похоронить под ними окруженные войска и все население. Создав многократный перевес в танках и артиллерии, в начале второй половины ноября фашистские орды возобновили «генеральное» наступление на: Москву. Вражеским полчищам удавалось прорвать оборону наших войск то на одном, то на другом направлении. Возникало критическое положение. По всей линии фронта шли кровопролитнейшие бои. За двадцать дней наступления на Москву фашисты потеряли больше 155 тысяч солдат и офицеров убитыми и ранеными, около 800 танков, большое количество артиллерии и самолетов. Восполнить эти потери в короткий срок было совершенно невозможно. Чувствовалось, что гитлеровский вермахт выдыхается, он не имеет ни сил, ни средств для продолжения наступления. Еще более значительный урон враг понес в морально- политическом отношении: оказался сомнительным престиж непобедимости его войск, сами фашистские вояки теряли веру в возможность захвата Москвы. Солдаты и даже офицеры гитлеровского вермахта, взятые в плен в боях под Москвой, все чаще заявляли на допросах о громадных потерях в людях и боевой технике, которые понесли фашистские войска. Такого уныния, безысходности, даже озлобленности на свое верховное командование, включая самого Гитлера, во вражеских войсках еще не бывало. Выигранное Советской Армией оборонительное сражение под Москвой завершило первый, наиболее трудный, этап борьбы СССР против фашистского нашествия. Верховное Главнокомандование заранее планировало на период зимы 1941—1942 годов крупное наступление советских войск на западном направлении. Но условия для наступления раньше сложились на флангах. Там и были предприняты первые контрудары советских войск: 12 ноября — юго-восточнее Ленинграда, 17 ноября — на юге, с 27 ноября по 3 декабря — в районах Калинина, Яхромы, Красной Поляны, Звенигорода, Наро-Фоминска, Тулы и Каширы. Так начался процесс перерастания обороны советских войск в контрнаступление. 280
На новый огневой рубеж Фашистский танк навсегда застыл на дальних подступах к Москве На следующем развороте. Залп гвардейских минометов («катюши») сопровождает начавшуюся контратаку 281
НОВОЕ СРЕДСТВО БОРЬБЫ ПРОТИВ ТАНКОВ Саперы минируют мост Бойцы расчета противотанкового ружья меняют огневую позицию Противотанковые пушки начали выпускать в нашей стране незадолго до Великой Отечественной войны. Когда началась война, в войсках этих орудий было мало. В условиях массированного применения танков и самоходных орудий борьба против них не могла быть задачей только артиллерии. Требовалось какое-то особое оружие, чтобы поражать танки. Над этим много размышлял выдающийся советский конструктор-оружейник В. А. Дегтярев. Он задался целью в самый короткий срок создать легкое, прочное и эффективное противотанковое ружье, которое пришло бы на вооружение стрелковых рот. Через месяц напряженного труда противотанковое ружье было создано! Оно позволяло уверенно поражать фашистские танки на дальности до 500 метров, вести прицельный огонь по амбразурам дотов и дзотов, по снижающимся для бомбардировки самолетам. Опытный бронебойщик мог произвести 10 прицельных выстрелов в минуту. Завод сразу же получил срочный заказ на выпуск максимально возможного количества противотанковых ружей. На фронт они доставлялись самолетами. Ружья быстро завоевали огромную популярность. 285
А. Самохин — один из первых танкистов бригады М. Е. Катукова, кому за подвиги в битве под Москвой присвоено звание Героя Советского Союза Прославленный снайпер, Герой Советского Союза Людмила Павличенко с будущими снайперами, курсантами школы ЦК ВЛКСМ в Подмосковье Сбит фашистский самолет. Его экипаж приземлился с парашютами и пытался скрыться. Советские воины настигли фашистов и взяли в плен 286
287
Боец А. Тихонов готовит связки гранат для отражения атаки вражеских танков Охране Москвы от фашистских бомбардировщиков помогали звукоулавливающие установки В кавалерийской разведке После «встречи» со снарядами советской артиллерии 288
НАРОДНЫЕ ОПОЛЧЕНЦЫ В ЗАЩИТЕ МОСКВЫ В первые же дни Великой Отечественной войны по инициативе ленинградцев и москвичей во многих городах и селах страны развернулось формирование частей и дивизий народного ополчения. ЦК ВКП(б) одобрил эту патриотическую инициативу. К 7 июля в Москве уже было сформировано 12 дивизий народного ополчения, в состав которых зачислили около 120 тыс. добровольцев, не подлежащих призыву по мобилизации. Это были люди в возрасте от 15 до 70 лет, в некоторых случаях и старше. В ряды ополченцев не принимали рабочих, служащих и специалистов оборонных предприятий, фабрик и заводов, выполнявших важные заказы фронта. Каждый район столицы формировал отдельную дивизию. Города и районы Подмосковья создавали подразделения и части народного ополчения. Они включались в состав московских дивизий или отправлялись на фронт в качестве пополнения для действовавших войск. Осенью Москва сформировала еще 3 добровольческие дивизии на базе созданных ранее рабочих и истребительных батальонов. Таким образом, столица дала фронту 15 дивизий народного ополчения, в которые были зачислены около 165 тыс. человек. Они вошли в состав войск 32, 33 и 24-й армий, 3 дивизии ушли на укомплектование Московской зоны обороны. Как правило, ополченцы действовали в боях на наиболее важных участках Западного, Резервного, Калининского и Брянского фронтов. В критические дни битвы за Москву они оказали значительную помощь кадровым войскам. Некоторые из них вступили в сражения еще до начала битвы. Так, например, 4-я дивизия народного ополчения, сформированная в Куйбышевском районе, с 10 сентября по 10 октября удерживала оборонительный рубеж у озера Селигер, надежно прикрыла стык между Западным и Северо-Западным фронтами. В конце сентября она преобразована в кадровую 110-ю стрелковую дивизию. 6-я дивизия, сформированная Дзержинским районом, участвовала в Смоленском сражении, в контрударе войск на Ельню. В напряженнейших боях на Ржевско- Вяземском рубеже сражались одиннадцать московских дивизий народного ополчения. Всюду ополченцы проявляли высокое мужество и отвагу, самоотверженно отстаивали занятые ими боевые рубежи, давали достойный отпор фашистским полчищам, рвавшимся к столице. А когда пришло время, вместе с другими войсками они погнали фашистов на запад. Десять московских ополченских дивизий продолжали свой славный боевой путь до последних дней войны.
На следующем развороте. Истребители охраняют Москву от налетов фашистской авиации После отражения вражеской атаки в Подмосковье В сводке Совинформбюро 1 ноября сообщалось: на одном из участков Калининского направления батарея дальнобойной артиллерии под командованием лейтенанта Беликова разгромила вражеский аэродром, уничтожив 14 самолетов. Артиллеристы ведут огонь по аэродрому
Командир корпуса противовоздушной обороны Москвы генерал-лейтенант Д. А. Журавлев и член Военного совета бригадный комиссар Н. Ф. Гритчин на командном пункте Аэростат воздушного заграждения у Большого театра
Противотанковые заграждения и баррикады на улицах столицы На заводах Москвы в кратчайшие сроки возвращали на фронт поврежденные в боях танки 295
Председатель исполкома Моссовета В. П. Пронин вручает Почетное знамя 12-му истребительному авиаполку, отличившемуся в защите столицы от налетов вражеской авиации 296
Дальномерщики готовят данные о дальности до фашистских самолетов На аэродроме 12-го гвардейского истребительного авиаполка. Самолеты находятся в готовности № 1
РАСЧЕТЫ ВРАГА СОРВАНЫ Еще до войны ЦК ВКП(б) и Советское правительство уделяли большое внимание созданию надежной противовоздушной обороны Москвы. На аэродромах Подмосковья была создана сильная группировка истребительной авиации, укомплектованная опытными летчиками. Зенитная артиллерия постоянно пополнялась новой боевой техникой. Проводились крупные учения истребительной авиации и зенитной артиллерии по отражению воздушного нападения на столицу. Авиаторы практиковались в организации вылетов на перехват бомбардировщиков противника. Заблаговременно был создан единый командный пункт противовоздушной обороны Москвы с надежными средствами связи с частями зенитной артиллерии и истребительной авиации. На подступах к Москве была развернута обширная сеть постов воздушного наведения, оповещения и связи. Данные о воздушной обстановке они передавали всем войскам зенитной артиллерии и истребительной авиации. С начала Великой Отечественной войны противовоздушная защита Москвы была возложена на Московский военный округ. В ноябре 1941 года по постановлению Государственного Комитета Обороны войска противовоздушной обороны выделены в самостоятельный вид вооруженных сил. Вся истребительная авиация, прикрывавшая важнейшие центры страны, перешла в состав войск ПВО страны. К моменту первого налета фашистских бомбардировщиков на Москву — к 22 июля 1941 года — противовоздушную оборону столицы обеспечивали войска, имевшие на вооружении 602 боевых самолета, 1044 орудия среднего и малого калибра, 336 установок счетверенных пулеметов. Войска заняли четко разработанный боевой порядок. Истребители находились на аэродромах в 100—120 км от города, оборона столицы была круговой, наиболее плотная группировка зенитной артиллерии создана на западном и южном направлениях. Для обеспечения ночных действий истребительной авиации на наиболее вероятных направлениях действий вражеской авиации — к югу и западу — было создано 16 световых прожекторных полей глубиной 30—35 км каждое. Центр, южная и западная окраины столицы прикрывались от низко летящих и пикирующих вражеских бомбардировщиков аэростатами воздушного заграждения. Разведка частями воздушного наблюдения, оповещения и связи велась с рубежей 200—250 км от столицы, радиолокационные станции обнаружения были развернуты на рубеже Ржев — Вязьма. Для обмана противника на подступах к Москве соорудили множество ложных объектов: макеты заводских корпусов, нефтебаз с подъездными путями и железнодорожными составами, ложных аэродромов и позиций зенитной артиллерии и других объектов. Эти работы не оказались напрасными: в ходе налетов на Москву вражеская авиация сбросила на эти объекты 697 фугасных, более 2500 зажигательных и 156 осветительных бомб, предназначенных для разрушения Москвы. А фашистская пропаганда кричала на весь мир о разрушении важных военных объектов советской столицы. Огневая позиция артиллерийской зенитной батареи в центре Москвы Контратака стрелкового подразделения с дымовой завесой
В ГОРОДЕ ОРУЖЕЙНИКОВ 16 октября собрание партийного актива Тулы призвало всех коммунистов и комсомольцев, способных носить оружие, вступить в ряды защитников города. Городской комитет обороны, который возглавлял секретарь обкома ВКП(б) В. Г. Жаворонков, 23 октября принял постановление об ускорении строительства оборонительных сооружений вокруг Тулы в самом городе и о формировании рабочего полка. 25 октября в Туле было введено осадное положение. 29 октября передовые части 2-й фашистской танковой армии достигли ближних подступов Тулы. Первый отпор им дали зенитный артиллерийский полк и Тульский рабочий полк, сформированный за несколько дней из созданных ранее рабочих батальонов. Затем подошли части Советской Армии. Больше недели две фашистские танковые дивизии и танковая бригада штурмовали город. Потеряв в лобовых атаках около 100 танков и тысячи солдат и офицеров, гитлеровцы решили обойти город с юго-востока. В начале декабря им удалось перерезать железную дорогу Москва — Тула в 15 км севернее города, однако контрударом они были отброшены. Вскоре войска левого крыла Западного фронта нанесли удар по ослабленным флангам 2-й танковой армии противника в направлении на Новомосковск и Епифань. Это заставило гитлеровцев 4 декабря начать поспешное отступление из района севернее Тулы. Угроза захвата врагом города была ликвидирована окончательно. Командующий 49-й армией генерал-лейтенант И. Г. Захаркин, член Военного совета бригадный комиссар А. И. Литвинов и командующий артиллерией армии генерал- майор Н. А. Калиновский наблюдают за ходом боя Огневая позиция артиллерийской батареи в Туле 300
Оборона Тулы. На заседании Городского Комитета Обороны. Слева направо: первый секретарь обкома ВКП (6) В. Г. Жаворонков, командующий 50-й армией генерал-лейтенант И. В. Болдин, член Военного совета армии бригадный комиссар К. Л. Сорокин Огневая позиция артиллерийской батареи на одной из улиц Тулы
На улице Тулы возводится баррикада Огневая позиция истребителей танков на улице Тулы 303
Интернациональная бригада, сформированная в Москве в дни ее обороны. Поляки, австрийцы, чехи, представители народов других стран, порабощенных фашистской Германией, у стен Кремля дали клятву верности советскому оружию во имя освобождения человечества от ига фашизма
ПОПЫТКА ОБОЙТИ МОСКВУ С СЕВЕРА В период «генерального» наступления на Москву успеха удалось добиться северной ударной группировке вражеских войск. Сломив сопротивление ослабленных потерями дивизий правого крыла Западного фронта, фашисты 14 октября захватили Калинин. Гитлеровское командование рассчитывало повернуть часть войск на юго-восток для обхода Москвы с севера, а частью сил намеревалось нанести удар во фланг и тыл войскам Северо-Западного фронта, чтобы ускорить захват Ленинграда. Осуществить эти расчеты противнику не удалось. Попытка прорыва во фланг и тыл Северо-Западного фронта была предотвращена оперативной группой войск под командованием генерал-лейтенанта И. Ф. Ватутина, спешно переброшенной в район Калинина. Особенно отличилась в этих боях 8-я танковая бригада под командованием полковника П. А. Ротмистрова (впоследствии Главный маршал бронетанковых войск). Трое суток танкисты и воины 256-й стрелковой дивизии вели ожесточенные бои и нанесли противнику сокрушительный удар. Гитлеровцы отступили к Калинину. Но 19 октября они вновь предприняли попытку прорыва, и им удалось выйти к важному опорному пункту обороны советских войск — село Медное. Ликвидацией этого опасного прорыва руководили командующий 31-й армией генерал-майор В. А. Юшкевич и член Военного совета армии бригадный комиссар А. Г. Русских. Много солдат и офицеров гитлеровской армии полегло на Калининском фронте 305
«КЛЯНЕМСЯ БЕСПОЩАДНО БИТЬ ВРАГА...» На Бородинском поле. Боевые расчеты противотанковых ружей готовы встретить вражеские танки В ответ на постановление Государственного Комитета Обороны о введении осадного положения защитники Москвы поклялись стоять насмерть. В письме москвичам воины 1-й гвардейской мотострелковой дивизии писали: «Мы клянемся нашим матерям, давшим нам жизнь. Клянемся народу, партии, Советскому правительству... что, пока держит винтовку рука, пока бьется сердце в груди нашей, до последнего вздоха мы будем беспощадно громить врага, уничтожать фашистскую мразь. Да здравствует наша социалистическая Родина, ее столица — Москва!» Всем сердцем и разумом воины понимали, что отступать дальше некуда — позади Москва. С невиданным упорством и мужеством они отстаивали каждую пядь подмосковной земли. К концу ноября фашисты, шедшие буквально по трупам своих солдат и офицеров, были окончательно остановлены у Яхромы на северо-западе, под Звенигородом и Кубинкой на западе и в районе Каширы на юго-востоке от города. «Это были грозные дни,— писал в своих воспоминаниях Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, в ту пору командующий Западным фронтом.— Мужественно встретила советская столица надвигающуюся опасность. Призывы Центрального и Московского комитетов партии отстоять советскую столицу, разгромить врага были понятны каждому воину, всем советским людям».
МОСКВА В ОСАДЕ На командном пункте Западного фронта. Справа налево: командующий фронтом генерал армии Г. К. Жуков, член Военного совета Н. А. Булганин и начальник штаба генерал-лейтен it В. Д. Соколовский 308 Шла вторая половина октября 1941 года. Фашистские войска, не считаясь с потерями, рвались к Москве. Все учащались и усиливались налеты гитлеровской авиации на город. Напряжение боев, угроза столице нарастали с каждым днем, с каждым часом. Собрание актива столичной партийной организации обратилось ко всем жителям города с призывом превратить Москву в неприступную крепость. До четырехсотпятидесяти тысяч москвичей возводили оборонительные сооружения на ближних подступах к городу. На промышленных предприятиях по инициативе комсомольцев создавались молодежные фронтовые бригады. Их девиз — в каждую смену давать не меньше 200 процентов нормы. Еще более возрос объем выпуска вооружений и боеприпасов предприятиями столицы. Посуровел, изменился внешний облик столицы. Окраины, многие улицы ощетинились противотанковыми «ежами» и надолбами, проволочными заграждениями, перегородились баррикадами, дотами и дзотами: только в черте города были возведены 144 артиллерийских дота и 15 артиллерийских огневых точек в домах, 95 пулеметных дотов, 538 дзотов и 480 огневых точек в домах, 1105 огневых точек с металлическими и железобетонными колпаками, 10 338 погонных метров баррикад. По ночам над городом повисали аэростаты противо- самолетного заграждения.
ОГОНЬ —НА СЕБЯ! Огромную роль в Московской битве сыграла советская артиллерия. В оборонительных боях на плечи ее воинов легла главная тяжесть борьбы с вражескими танковыми клиньями, артиллерией. Артиллеристы расчищали путь нашим войскам и в контрнаступлении. Высокое боевое мастерство и массовый героизм проявили в этих боях воины артиллерийских частей. Только 289-й артиллерийский противотанковый полк под командованием майора Ефременко в октябре — ноябре подбил на подступах к Москве 186 фашистских танков. Воины 296-го артиллерийского противотанкового полка, возглавляемые капитаном Алешкиным, уничтожили 88 танков. На одном из участков Западного фронта, сообщалось в сводке Совинформбюро 1 ноября, артиллеристы части под командованием военкома Немирова отбили атаку гитлеровцев, уничтожив 59 танков, 2 самолета и 600 автоматчиков врага. Расчет командира орудия сержанта Злобина уничтожил 8 танков, расчет Корцукова — 6 танков. Героический подвиг совершил командир батареи лейтенант Лебедев. К наблюдательному пункту, с которого он руководил артиллерийским огнем, прорвались фашисты. Рискуя жизнью, Лебедев вызвал огонь батареи на себя. Фашистская пехота была полностью разгромлена. Несмотря на ранение, лейтенант остался на своем посту и продолжал корректировать огонь батареи. Боевые расчеты противотанковой батареи готовы к отражению атаки вражеских танков 309
1-я Московская Пролетарская стрелковая дивизия. Истребители танков под командованием младшего сержанта А. И. Станкевича в засаде у Киевского шоссе Танковый десант отправляется на выполнение боевого задания
Стремительная атака конницы 311
312
Вручение гвардейского знамени 1-й Московской Пролетарской стрелковой дивизии. У знамени — командир дивизии Герой Советского Союза полковник A. И. Лизюков. Справа — военный комиссар дивизии полковой комиссар B. В. Мешков 313
На защиту Москвы один за другим шли воинские эшелоны с востока. На снимке: в Подмосковье прибыли воины 112-й стрелковой бригады 314
По улицам столицы — на передовые позиции Район города Клина. Октябрь. Даже в самые тяжкие дни обороны Москвы не унывали советские воины. Всюду находились весельчаки — и острое словцо, и задорная песня, и лихая пляска согревали душу и тело
Деревня Гусенево. Командир 316-й (впоследствии 8-й гвардейской) стрелковой дивизии генерал-майор И. В. Панфилов, начальник штаба полковник И. И. Серебряков и начальник политотдела старший батальонный комиссар С. А. Егоров на рекогносцировке Сибиряки прибыли защищать Москву. Утренний туалет на свежем воздухе Тяжелые танки бригады полковника П. А. Ротмистрова ведут бой в лесу
СТОЛИЦУ ЗАЩИЩАЛА ВСЯ СТРАНА Лыжный батальон идет по улице Горького столицы на передовую позицию Важнейшее значение в отражении немецкого наступления на Москву имел своевременный ввод в действие резервов. В течение ноября Ставка передала в состав Западного фронта из своего резерва и частично из других фронтов 11 стрелковых, 9 кавалерийских и танковую дивизии, 16 стрелковых и 8 танковых бригад, 4 отдельных танковых батальона, значительное число артиллерийских полков. Выдвижение и ввод резервов в сражение проходили организованно и скрытно. Ноябрьская оборона отличалась высокой активностью, широким применением контратак и контрударов с использованием танков и авиации. Немецко-фашистские войска так и не смогли нарушить целостность обороны советских фронтов и армий. Тактические прорывы им ни разу не удалось развить в оперативные... Были выполнены крупные воинские перевозки. Общий объем их составил 333,5 тыс. вагонов, из них 265,8 тыс. (79,7 процента) оперативных и 67,7 тыс. (20,3 процента) снабженческих. Наряду с доставкой войск и материальных средств в действующую армию транспорт по-прежнему выполнял большой объем эвакуационных перевозок из западных и юго-западных районов. Своим самоотверженным трудом работники органов военных сообщений, труженики советского транспорта и воины автомобильных войск внесли достойный вклад в срыв гитлеровских планов... «История второй мировой войны», т.4
РЕЙД КОННИКОВ ДОВАТОРА Кавалерийская казачья группа под командованием полковника Доватора проникла в тыл фашистов и в течение продолжительного времени громила фашистские войска и коммуникации. В первом же бою казаки полностью истребили 3-й батальон 430 германского пехотного полка. Казаки перехватили коммуникации, нарушали связь, захватывали радиостанции, жгли вражеские склады, рубили фашистских солдат и офицеров. Гитлеровское командование издало специальный приказ об «истреблении казачьего отряда». На следующий день этот приказ попал в руки наших кавалеристов. Прокладывая путь по болотам и глухим лесам, казаки появлялись там, где их меньше всего ожидали гитлеровцы. В одном из боев казаки разгромили еще один батальон противника, уничтожили 3 орудия, захватили 4 миномета, 9 станковых пулеметов, 16 ручных пулеметов, радиостанцию, сожгли автомашины и склады с обмундированием и продовольствием. Затем казаки совершили налет на фашистскую автоколонну и уничтожили 138 вражеских солдат и офицеров, разбили 58 грузовиков, 3 легковых автомашины, 3 цистерны с горючим. Гитлеровцы бросали против наших конников танки, самолеты, устраивали засады, но казаки были неуловимы. Кавалерийская группа своим смелым рейдом нанесла врагу большие потери. Из сообщения Совинформбюро 5 сентября 1941 г. Командиры прославленных кавалерийских соединений генерал-майор И. А. Плиев (третий слева) и генерал-майор Л. А. Доватор (второй справа) на командном пункте 319
Алексей Сурков В землянке в час фронтового затишья Вьется в тесной печурке огонь, На поленьях смола, как слеза, И поет мне в землянке гармонь Про улыбку твою и глаза. Про тебя мне шептали кусты В белоснежных полях под Москвой. Я хочу, чтобы слышала ты, Как тоскует мой голос живой. Ты сейчас далеко-далеко: Между нами снега и снега. До тебя мне дойти нелегко, А до смерти — четыре шага. Пой, гармоника, вьюге назло, Заплутавшее счастье зови. Мне в холодной землянке тепло От моей негасимой любви. Письмо с фронта 321
После жестокого боя. И знамя фашистского полка втоптано в снег С противотанковым ружьем в засаде Контратака воинов 1-й гвардейской мотострелковой дивизии
ЗОЯ (Из поэмы) Стала ты под пыткою Татьяной, онемела, замерла без слез. Босиком, в одной рубашке рваной Зою выгоняли на мороз. И своей летающей походкой шла она под окриком врага. Тень ее, очерченная четко, падала на лунные снега. Это было все на самом деле, и она была одна, без нас. Где мы были? В комнате сидели? Как могли дышать мы в этот час? На одной земле, под тем же светом, по другую сторону черты. Что-то есть чудовищное в этом. — Зоя, это ты или не ты?— Снегом запорошенные прядки коротко остриженных волос. — Это я, не бойтесь, все в порядке. Я молчала. Кончился допрос. Только б не упасть, ценой любою...— Окрик: — Рус! И ты идешь назад. И опять глумится над тобою гитлеровской армии солдат. Русский воин, юноша, одетый в справедливую шинель бойца, ты обязан помнить все приметы этого звериного лица. Ты его преследовать обязан, как бы он ни отступал назад, чтоб твоей рукою был наказан гитлеровской армии солдат, чтобы он припомнил, умирая, на снегу кровавый Зоин след. Но постой, постой, ведь я не знаю всех его отличий и примет. Малого, большого ль был он роста? Черномазый, рыжий ли? Бог весть! Я не знаю. Как же быть? А просто. Бей фашиста! Это он и есть. Встань над ним карающей грозою. Твердо помни: это он и был, это он истерзанную Зою по снегам Петрищева водил. И покуда собственной рукою ты его не свалишь наповал, я хочу, чтоб счастья и покоя опаленным сердцем ты не знал. Чтобы видел, будто бы воочью: русское село — светло, как днем,— залит мир декабрьской лунной ночью, пахнет ветер дымом и огнем. И уже почти что над снегами, легким телом устремясь вперед, девочка последними шагами босиком в бессмертие идет. Маргарита Алигер 324
Выбить фашистов из занятой ими подмосковной деревни! После боя под Звенигородом... 326
Летчики — участники штурмового удара по фашистским войскам в районе города Истра 2 декабря 1941 года. Слева направо: лейтенант М. Цыганов, младшие лейтенанты Л. Даубе и Н. Тетерин На аэродроме под Кубинкой (Подмосковье). Летчики уточняют боевую задачу 328
На подмосковном аэродроме. В центре — командующий воздушной армией Западного фронта Герой Советского Союза генерал-майор М. М. Громов 329
КОГДА ОЖЕСТОЧАЮТСЯ СЕРДЦА Дни тяжких испытаний наступают, Но, принимая тяготы войны, Пусть руки наши устали не знают, Сердца да будут ожесточены. Пусть в плоть и кровь сынов твоих, Россия, Войдет готовность биться до конца. Тогда легки невзгоды боевые, Когда ожесточаются сердца. Ни смерти страх, ни оголтелость вражья Не сломят воли честного бойца. Тогда в борьбе приходит к нам бесстрашье, Когда ожесточаются сердца. Залп! Воздух сотрясается морозный Орудий ревом, шквалами свинца. Трепещет враг пред нашей силой грозной, Когда ожесточаются сердца! 1941 Анатолий Чивилихин В контратаке на ближних подступах Москвы 330
Воины 32-й стрелковой дивизии — горьковчане А. И. Жирков и его сын Петр— участники Московской битвы В полевом госпитале Западного фронта. Участница первой мировой и гражданской войн военфельдшер Е. Ф. Барсукова 331
На заводе боеприпасов. Упаковка снарядов для отправки защитникам Москвы Москва, завод «Динамо». Уходя на фронт, рабочий передает свой станок младшим братьям, учащимся ремесленного училища Москва, обувная фабрика «Парижская коммуна». Здесь шили обувь для фронтовиков 332
«ГЕНЕРАЛЬНОЕ» НАСТУПЛЕНИЕ ЗАХЛЕБНУЛОСЬ Созданный фашистами численный перевес в людях и технике, особенно значительный на направлениях главных ударов, позволил им в начале октября 1941 года добиться некоторых успехов, сильными танковыми группировками прорвать в нескольких местах оборону советских войск. И все же план «генерального» наступления на Москву начал трещать по швам еще на первом этапе операции. Ко времени операции «Тайфун» в стране была проведена огромная работа по подготовке войсковых резервов. По Указу Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 года к 1 июля в ряды Вооруженных Сил пришли по мобилизации 5,3 миллиона человек. К концу 1941 года в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 августа 1941 года к ним прибавилось еще свыше 5 миллионов. По постановлению Государственного Комитета Обороны от 16 июля 1941 года в системе наркоматов Обороны и Военно-Морского Флота было осуществлено формирование и обучение запасных частей и соединений. За короткий срок было сформировано более 400 новых дивизий, что превышало довоенную численность армии и флота. Важнейшее значение для укрепления обороны на подступах к Москве имел ряд мер, предпринятых по решению Государственного Комитета Обороны, и среди них особенно важным было объединение Западного и Резервного фронтов в единый Западный фронт. К тому же в распоряжение Западного фронта Ставка выделила дополнительно 11 стрелковых дивизий, 16 танковых бригад, более 40 артиллерийских полков. Непосредственно на подступах к столице возводилась еще одна линия обороны — Московская зона. Против северной группировки фашистов, имевшей целью охват Москвы со стороны Калинина, был создан Калининский фронт во главе с генералом И. С. Коневым. К концу октября на фронте от Селижарова до Тулы оборонялись уже 10 армий. Упорно отстаивая каждый рубеж, защитники Москвы сначала затормозили, а затем и остановили продвижение врага. «Генеральное» наступление фашистов захлебнулось. Еще летом в ответ на предложение трудящихся, поддержанное советскими, партийными, профсоюзными и комсомольскими организациями Москвы и Московской области, Государственный Комитет Обороны принял постановление «О добровольной мобилизации трудящихся Москвы и Московской области в дивизии народного ополчения». По этому постановлению намечалось сформировать 25 дивизий, включив в них 200 тысяч москвичей и жителей Подмосковья. Однако добровольцев оказалось значительно больше, и летом 1941 года в Москве и Московской области было сформировано 35 дивизий народного ополчения, в которых насчитывалось 400 тысяч добровольцев. Первые 12 дивизий ополчения вступили в бой под Истрой, Наро-Фоминском, Малоярославцем и на других дальних подступах к столице. В середине октября на передовые позиции ушли и другие дивизии, в составе которых было около 120 тысяч москвичей. На заводах Москвы приступили к вооружению рабочих батальонов 334
Москва. Военный патруль в дни осады столицы Надежным убежищем от вражеских бомбардировок в ночное время становились станции метрополитена Москвички-сандружинницы отправляются на фронт защищать столицу «Окна ТАСС» на улицах столицы были и информацией и действенной наглядной агитацией для москвичей и приезжих По всей стране развернулось всеобщее военное обучение. Артисты Малого театра изучают винтовку. Занятие ведет М. И. Царев В одной из ночных бомбардировок Москвы вражеская бомба разрушила театр имени Евг. Вахтангова
Боевая подготовка рабочих батальонов на улицах и окраинах столицы Танки идут на защиту Москвы
Плакаты на улицах осажденной столицы И в период ожесточенных боев под Москвой не замирала культурная жизнь в столице. На снимке: концерт в Большом зале Московской консерватории имени П. И. Чайковского 339
Частыми и любимыми гостями в госпиталях Москвы были артисты. Народный артист СССР М. М. Тарханов беседует с ранеными Антифашистский митинг ученых в Москве в октябре 1941 года. Обращение к ученым всего мира подписывает академик Б. А. Келлер. Стоят (слева направо): академик А. Н. Фрумкин, академик Д. Н. Прянишников и профессор А. К. Тимирязев Неоценимую роль в спасении и быстрейшем возвращении раненых в строй сыграло патриотическое движение доноров, в котором участвовало 5,5 млн. человек. За годы войны Москва отправила *на фронт 500 тонн донорской крови, блокадный Ленинград —40 тысяч термоконтейнеров с бутылками крови, а всего медсанбаты дивизий и госпитали получили 1700 тысяч литров крови. В первую мировую войну из всех погибших от ран 65 процентов умерли из-за потери крови, в годы Великой Отечественной войны — только 1 процент раненых. На снимке: в лаборатории 2-го Московского медицинского института. Подготовка донорской крови для отправки на фронт. 340
Военный парад на Красной площади 7 ноября 1941 года. С трибуны Мавзолея В. И. Ленина выступает Верховный Г лавнокомандующий И. В. Сталин На следующем развороте. Мимо трибуны Мавзолея Ленина проходят части народного ополчения 342
ПАРАД В ОСАЖДЕННОЙ МОСКВЕ 3 ноября 1941 года ЦК ВКП(б) принял постановление о праздновании 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. В тот же день бюро Московского областного и городского комитетов партии приняли постановление о проведении праздника в Москве и области. Как и в мирное время, 6 ноября, только не в Большом театре, а в подземном вестибюле станции метро «Маяковская» состоялось торжественное заседание Московского Совета депутатов трудящихся совместно с партийными и общественными организациями столицы. С каким волнением люди всей страны приникли тогда к репродукторам, слушая спокойный и уверенный голос Москвы! Как слушали этот голос Москвы те, кто остался по ту сторону линии фронта, кто каждый день испытывал на себе все ужасы гитлеровской неволи! Смертная казнь грозила любому, кто осмелится поймать волну Москвы. И все же ее ловили — в подпольных райкомах и обкомах партии, в партизанских отрядах, чтобы назавтра все новости сделать достоянием советских людей, находившихся в оккупации. Военный парад состоялся 7 ноября в Москве, на Красной площади. Этот парад навсегда вошел в историю. Он потряс тогда не только советских людей, но и все прогрессивное человечество, с надеждой взиравшее на нашу страну. Парад... А рядом — фронт, рядом — война, кровопролитная, тяжкая, рядом — бои за Москву. Прямо с Красной площади войска и части народного ополчения уходили на боевые позиции, чтобы стать неприступной стеной у родной столицы. Чувство небывалой монолитности, веру в победу над зарвавшимся врагом вызвали у советского народа эти два поистине исторических события. Заключительные слова доклада: «Наше дело правое — победа будет за нами!» — стали его верой, его надеждой, его лозунгом и знаменем в борьбе. В войсковых подразделениях, в зависимости от условий боевой обстановки, были проведены митинги и собрания. Каждый фронтовик питался хотя бы на короткое время заполучить газету, в которой были напечатаны сообщения о торжественном заседании и военном параде в Москве. Еще более окреп боевой дух нашей армии, ее воля к победе над фашистскими полчищами. Весть о торжественном заседании и военном параде в Москве в дни, когда гитлеровцы трубили на весь мир, что не сегодня-завтра они вступят в красную столицу, облетела весь мир. Было ясно, что советский народ полон решимости сражаться до конца, до полного разгрома фашистских орд. Гитлеровская стратегия «молниеносной войны» провалилась. Трудящиеся стран антифашистской коалиции стали решительнее требовать от своих правительств немедленного открытия второго фронта в Европе.
СЛЕЗНЫЕ ПРИЗНАНИЯ ВРАГА Танки с парада отправляются на защиту Москвы За последние дни на различных участках Западного фронта захвачены в плен большие группы фашистов. Грязные, обросшие, в лохмотьях, они скорее напоминают бродяг, чем солдат регулярной армии. Пленный ефрейтор 46 полка 30 пехотной дивизии Р. Кляус говорит: «Русская зима оказалась страшнее, чем мы думали. Теплого обмундирования у нас нет. Мы коченеем от холода. Уже два месяца не меняли белья, не мылись. Вши заедают, появилась чесотка». Пленный, старший стрелок 6 полка Ян Людвиг, заявляет: «У меня нет больше сил и желания воевать. Наша дивизия находится непрерывно в боях и ни разу не имела отдыха. Сейчас ко всем нашим невзгодам и страданиям прибавились русские холода. Это уже свыше моих сил». * * * Пессимизмом проникнуто письмо Карла Гиммеля Рудольфу Эсмару. Гиммель сообщает: «Из госпиталя меня быстро выдворили... Я уже дома, но никакой радости не испытываю. К труду я непригоден. Питаемся очень скверно. Почти ничего достать нельзя... В квартире холодно. Жена горюет, убивается... Таких, как я, здесь очень много. Нас обманули, послав воевать в Россию за чуждые нам интересы. Мы оказались дураками». Сообщения Совинформбюро 15 и 16 ноября 1941 г. 347
Политрук В. Г. Клочков с дочерью перед уходом на фронт ОТСТУПАТЬ НЕКУДА — ПОЗАДИ МОСКВА! В грозные дни, когда решалась судьба Москвы, когда натиск фашистских полчищ был особенно силен, весь смысл жизни и борьбы защитников столицы состоял в том, чтобы любой ценой остановить врага, преградить ему дорогу. Высшим законом участников обороны Москвы стал тогда лозунг «Ни шагу назад!». Победа или смерть — иного не было дано воинам Западного фронта. И там, где наши бойцы прониклись решимостью до последней капли крови оборонять Москву, отстоять свои рубежи или умереть, гитлеровцы не могли пробиться вперед ни на один шаг. Середина ноября 1941 года — разгар второго этапа «генерального» наступления фашистов на Москву. Для войск Западного фронта это был период очень тяжелых боев. Враг еще имел значительное численное превосходство в людях и боевой технике. Его полчища не утратили наступательных способностей. Гитлеровцы еще верили в то, что заветная цель их наступления — Москва — продержится лишь считанные дни, что они овладеют советской столицей, и это станет завершающим ударом по советскому государству. В то неимоверно тяжелое для советских войск время 316-я стрелковая дивизия, которой командовал генерал- майор И. В. Панфилов, оборонялась на одном из самых трудных и ответственных участков фронта — у Волоколамского шоссе. Она имела задачу любой ценой преградить врагу путь к столице, до которой оставалось всего лишь несколько десятков километров. 16 ноября одно из стрелковых подразделений дивизии оборонялось у безвестного до того времени разъезда Дубосеково. Генерал И. В. Панфилов всегда хорошо знал положение на любом участке обороны дивизии. Понимая, что на рассвете фашисты снова ринутся в ожесточенную атаку, он еще раз проверил, все ли подготовлено к тому, чтобы достойно встретить врага, переговорил с командирами полков и многих подразделений и отдал приказ командиру батальона Гун- диловичу, одно из подразделений которого оборонялось у разъезда Дубосеково: «Держать рубеж, хотя бы на него пошла вся фашистская армия». А у разъезда оборонялись всего 28 человек. На их позицию пошла в атаку рота автоматчиков. Гитлеровцы были уверены в том, что на этом участке фронта, они легко прорвут оборону. Они приближались к панфиловцам даже не перебежками — шли густой цепью, рассчитывая, видимо, самим своим видом напугать советских бойцов. И жестоко поплатились за самоуверенность: панфиловцы подпустили их на близкое расстояние и открыли уничтожающий огонь. Оставив на поле боя больше семидесяти трупов, фашисты откатились. Панфиловцы же не понесли никаких потерь! Вслед за тем на позицию ринулись 20 вражеских танков. В этот момент в траншею и приполз политрук роты В. Клочков, чтобы подбодрить стрелков, вместе с ними отбивать вражеские атаки. Это он крикнул панфиловцам: «20 танков — не слишком много, меньше чем по одному на каждого!» Бой продолжался больше четырех часов. Вражеские танки открыли по позиции панфиловцев ураганный огонь из орудий и пулеметов. Он был сосредоточен на узком участке, где окопались защитники рубежа. Силы противоборствовавших сторон не входили ни в какое сравнение. Ведя огонь, гитлеровцы находились за надежной защитой танковой брони. Панфиловцы имели для борьбы с танками только противотанковые ружья, гранаты да бутылки с горючей смесью. Чтобы произвести выстрел из ружья, метнуть в танк противотанковую гранату или бутылку, требовалось подняться над бруствером окопа, оказаться беззащитным перед пулями и осколками снарядов. Защитники рубежа выдержали это тяжелое испытание. Уже 14 танков пылали на поле боя. Уже в рядах героических защитников рубежа были немалые потери — в полуразрушенном окопе лежали погибшие, стонали тяжелораненые. Но живые с возросшей ненавистью к врагу продолжали бой. И фашисты не выдержали напряжения такого жестокого боя: на большой скорости танки скрылись. Однако гитлеровцы не успокоились. Их взбесило невиданное упорство защитников рубежа. Напряженнейший бой гремел по всему фронту. Фашисты повсюду несли тяжелые потери и никак не могли прорвать оборону советских войск. Гитлеровское командование бросало в бой все новые силы, требовало от войск любой ценой выполнить поставленную перед ними задачу. И на позицию панфиловцев в новую атаку двинулись 30 танков. Сосчитав их, политрук сказал оставшимся в живых воинам: — Тридцать танков, друзья. Наверно, придется всем нам умереть. Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва! И снова кровопролитный бой. Еще более напряженный и неравный, чем первый. Каждый панфиловец сражался самоотверженно, пока мог держать в руках оружие, пока глаза видели вражеские танки. Уже десять танков пылали кострами. Все меньше оставалось у советских воинов боеприпасов. Один за другим падали они, сраженные насмерть, тяжело раненные, потерявшие сознание. Погиб и отважный политрук Клочков, разбивший последней гранатой еще один танк... Помощь подоспела, когда в окопе защитников рубежа, как казалось в тот день, никого не осталось в живых. Вражеские танки так и не смогли прорвать оборону дивизии на этом участке. О том, что произошло на этом рубеже, рассказал один из его защитников, тяжелораненый. Он не знал, что санитары подобрали на поле боя еще несколько тяжелораненых и доставили их в медсанбат, откуда они быстро были отправлены в тыловые госпитали. Погибшего политрука роты он назвал Диевым. Слыхал он, как один из бойцов роты, украинец по национальности, восхищаясь трудолюбием политрука, говорил о нем: «Наш политрук все дие (трудится, работает)». Тяжелораненому подумалось, что тот называет его фамилию — Диев. Вскоре он умер. Так и возникла ошибка. В газете «Красная звезда», напечатавшей 28 ноября передовую статью «Завещание 28 павших героев», политрук также был назван Диевым, в ней сообщалось, что погибли все 28 панфиловцев. Весть о выдающемся подвиге панфиловцев облетела весь необъятный фронт, стала достоянием всех фронтовиков. На героизме и самоотверженности политрука Клочкова и его боевых соратников воспитывались миллионы советских воинов. Так, погибнув смертью храбрых, панфиловцы продолжали оставаться в рядах защитников Родины, увлекая их своим примером на разгром врага. Позднее стало известно, что четверо сражавшихся у разъезда Дубосеко- 348
Митинг в панфиловской гвардейской стрелковой дивизии 7 ноября 1942 года, посвященный вручению правительственных наград Героям Советского Союза И. Р. Васильеву и Г. М. Шемякину во живы. Двое из них — Илларион Романович Васильев и Григорий Ме- лентьевич Шемякин — после длительного лечения в госпиталях возвратились в дивизию. А Указом Президиума Верховного Совета СССР всем двадцати восьми панфиловцам было присвоено звание Героев Советского Союза. 7 ноября 1942 года на многолюдном митинге воинов дивизии, ставшей гвардейской, И. Р. Васильеву и Г. М. Шемякину были вручены ордена Ленина и Золотые Звезды Героев Советского Союза. Такие же награды вручили еще двум панфиловцам — Ивану Демидовичу Шадрину и Дмитрию Фомичу Тимофееву. Выдающийся подвиг двадцати восьми панфиловцев навсегда вошел в историю Великой Отечественной войны как образец непоколебимой стойкости и бесстрашия советских воинов в бою, их беззаветной преданности Родине и верности воинскому долгу. Название безвестного до того времени разъезда Дубосеково стало символом неприступности обороны Москвы. Подвиг панфиловцев уже много лет служит благородному делу военно- патриотического воспитания советской молодежи и школьников. Десятки пионерских дружин носят славные имена политрука В. Клочкова и его боевых соратников. Тысячи комсомольцев и пионеров изучают боевой путь панфиловской дивизии, совершают походы по местам ее боев. Не раз посещали заветное поле Герои Советского Союза И. Р. Васильев и Г. М. Шемякин, другие ветераны панфиловской дивизии. И каждый раз там окружают их десятки и сотни местных жителей, участники походов по местам боевой славы. Слушая рассказы панфиловцев о боях у Волоколамского шоссе, у разъезда Дубосеково, юноши и девушки, школьники, а часто и убеленные сединой люди вновь и вновь испытывают чувства восхищения и глубочайшей благодарности тем, кто стоял насмерть на подмосковных рубежах и не пустил гитлеровские полчища к столице. Николай Тихонов На русском поле снежном, чистом, Плечо к плечу в смертельный миг Встал комсомолец с коммунистом И непартийный большевик. Гвардейцы! Братьев двадцать восемь! И с ними вместе верный друг, С гранатой руку он заносит — Клочков Василий, политрук, Он был в бою — в своей стихии... Нам — старший брат, врагу — гроза. «Он due, due, вечно дне»,— Боец-украинец сказал, Что значит: вечно он в работе. В том слове правда горяча: Он Диевым не только в роте,— В полку стал зваться в добрый час. И вот сейчас Василий Диев С бойцами примет смертный бой. Он с ними вместе, впереди их Перед грохочущей судьбой. «Ну что тут, танков два десятка, На брата меньше чем один»,— Он говорил не для порядка, Он видел подвиг впереди. Хвала и честь политрукам, Ведущим армию к победе, В бою, в походе и в беседе Сердца бойцов открыты вам. Пускай цитаты на уме. Но правда, правда в самом главном,— В живом примере, а пример. Живой пример — сей бой неравный! Герои Советского Союза Г. М. Шемякин и И. Р. Васильев с подполковником П. В. Логвиненко 349
онец ноября 1941 года... Уже пять тяжелейших месяцев продолжалось титаническое единоборство советского народа против фашистского вермахта. Пять месяцев, используя только свои материальные и духовные силы, Страна Советов громила гитлеровские разбойничьи орды. Внимание всего человечества было приковано к советско-германскому фронту, к битве под Москвой, не имевшей себе равных в истории. Трудящиеся всего мира, уже давно видевшие в лице СССР свою неосуществленную мечту о подлинной свободе, верили, что именно под Москвой должен начаться разгром фашизма, уже поработившего Западную Европу и пытающегося завоевать мировое господство. Советские люди никогда не допускали мысли о том, что гитлеровские грабь-армии могут захватить и осквернить Москву. Историческое торжественное заседание в подземном вестибюле станции метро «Маяковская» 6 ноября и военный парад на Красной площади 7 ноября окончательно укрепили веру советского народа в грядущую победу. Колоссальной силе агрессоров противостоял весь Советский Союз — его армия, его экономика, его новый общественный строй, его идеология. И наша страна не только выстояла, но и сумела под Москвой повернуть фашистские орды вспять. Вопреки расчетам стратегов и политиков фашистской Германии не поколебался советский строй, не надломился советский народ. Не иссякла боевая мощь Вооруженных Сил нашей страны, а, напротив, возросла и окрепла, как возросли и окрепли мужество и боевое мастерство защитников социалистического Отечества. Одновременно с упорными оборонительными боями, в ходе которых были измотаны и обескровлены отборнейшие дивизии гитлеровской армии, Верховное Главнокомандование Советских Вооруженных Сил вело ускоренную подготовку мощных резервов для фронта, накапливало боевую технику и вооружение. Только за месяц, со второй половины октября до середины ноября, в тылу были сформированы девять резервных армий, которые по мере надобности вводились в действие. Из глубокого тыла к Москве перебрасывались свежие воинские соединения, день и ночь шли эшелоны с боевой техникой, боеприпасами, снаряжением. Вся страна самоотверженно готовила мощный удар по врагу, упорно рвавшемуся к столице. Создание и сосредоточение у стен столицы крупных резервов, обеспеченных всем необходимым для ведения успешных боевых действий, было выдающимся достижением партии, организовавшей по- боевому работу тыла, мобилизовавшей народные массы на отпор фашистским захватчикам. И уже тогда, в пору наиболее напряженных боев на подступах к Москве, Советское Верховное Главнокомандование выработало общий план перехода от обороны к решительному контрнаступлению, в основе которого лежала идея одновременного разгрома
главных ударных группировок фашистских войск, действовавших севернее и южнее Москвы. Перед войсками Западного фронта была поставлена задача подготовить и во взаимодействии с Калининским и Юго-Западным (с 24 декабря — Брянским) фронтами нанести удары по танковым группировкам противника, разгромить и отбросить их от Москвы. 5 декабря ударные группировки Калининского, а на следующий день — Западного и Юго-Западного фронтов перешли в наступление и погнали на запад захватчиков, спесиво трубивших на весь мир, что они разглядывают в бинокли московские улицы, по которым вскоре пройдут победным маршем. Не вышло! Чего только не насочиняли потом битые гитлеровские генералы и иные буржуазные фальсификаторы истории: о десяти- и даже двадцатикратном численном превосходстве советских войск, о «генерале Морозе» и тому подобном, лишь бы оправдать провал фашистского наступления на Москву. Историческая действительность опровергает эти измышления. Достаточно сопоставить некоторые цифры. К началу декабря в составе готовившихся к контрнаступлению и усиленных резервами Ставки трех советских фронтов насчитывалось около 1100 тыс. человек, 7652 орудий и минометов (в том числе 415 реактивных пусковых установок), 774 танка и 1000 самолетов. Противник же имел на московском направлении 1708 тыс. человек, 13 500 орудий и минометов, 1170 танков и 615 самолетов. Советские войска не только не имели численного превосходства в силах и средствах (за исключением авиации), а наоборот, уступали врагу по численности личного состава, имели почти вдвое меньше артиллерии и минометов и на одну треть меньше танков. Что же касается мороза и снегов, то они одинаково затрудняли действия и наших войск, особенно механизированных и кавалерийских соединений. Неожиданные сильные удары советских войск севернее и южнее Москвы вызвали растерянность в стане врага. Гитлеровскому командованию пришлось поспешно пересматривать свои планы. Директивой № 39 от 8 декабря 1941 года Гитлер отдал войскам приказ перейти к обороне на всем восточном фронте и любой ценой удерживать достигнутые рубежи. Той же директивой предусматривалась переброска боеспособных дивизий с запада на восток, в частности из Франции, ибо маневр фашистских войск, на советско-германском фронте был невозможен из-за ударов наших армий и на других направлениях— под Тихвином и Ростовом. Нацистам пришлось прибегнуть к первой тотальной мобилизации в самой Германии. В армию были взяты мужчины, занятые в военной промышленности и ранее освобожденные от призыва. Фашистские войска оказывали упорное сопротивление нашему контрнаступлению. На некоторых участках фронта прорвать оборону врага удавалось лишь на второй и даже на третий день боев. Так, например, на участке наступления войск Калинин¬ ского фронта, южнее Калинина, некоторые населенные пункты по 2—3 раза переходили из рук в руки. Гитлеровское командование угрожало солдатам и офицерам жестокими карами за отступление без приказа свыше. Нацистская пропаганда распространяла в войсках лживые слухи, будто Советская Армия истребляет всех пленных. Фашисты стремились любыми средствами повысить стойкость и боеспособность своих войск. Однако ни свирепые приказы бесноватого фюрера, ни ложь геббельсовской пропаганды не могли исправить положения. Гитлеровская армия была уже не способна устоять под натиском советских войск. О стремительности и неудержимости нашего наступления красноречиво свидетельствует хроника тех победных дней: 7—8 декабря освобождены Яхрома, Крюково, и Мордвес, 9 декабря полностью очищен от гитлеровцев Елец, 11 декабря советские войска овладели городом Истра, 13 декабря освобождены Епифань и Ясная Поляна, 15 декабря — Клин, 16 декабря — Калинин, 20 декабря советские воины на плечах врага ворвались в Волоколамск, 26 декабря — отбили у фашистов Наро-Фоминск и Лихвин, 28 декабря освободили Козельск, 30 декабря— Калугу, 31 декабря — Белев. Важную роль в успехе контрнаступления сыграла партийно-политическая работа, проводившаяся в войсках под лозунгом партии «Под Москвой должен начаться разгром немецко-фашистских захватчиков!». Политорганы и партийные организации направляли свои усилия на воспитание у воинов высокого наступательного духа, уверенности в разгроме врага. Воинам разъяснялось, что на них возложено решение исторической задачи — положить начало разгрому гитлеровских оккупантов. Призывным словом и личным примером коммунисты— а их число на фронтах под Москвой возросло в декабре 1941 года до 200 тысяч человек — увлекали за собой своих однополчан на решительное и мужественное выполнение поставленных командованием задач. Радость первых побед, сознание высокого патриотического долга, жгучая ненависть к оккупантам, оставлявшим за собой следы невиданных злодеяний, множили силы советских воинов. Во имя освобождения родной земли они шли на беспримерные героические подвиги. В боях на подмосковных полях несколько бойцов и командиров, в их числе коммунист рядовой Я. Н. Падерин, сержант В. В. Васильковский, младший лейтенант Н. С. Шев- ляков, предвосхитили бессмертный подвиг Александра Матросова: своей грудью закрыли амбразуры пулеметных точек врага. Тысячи патриотов, среди которых были русские и украинцы, казахи и грузины, представители других народов нашей Родины, проявили в наступлении выдающееся мужество и отвагу, высокое боевое мастерство. Сводки Совинформбюро и газетные корреспонденции той поры изобиловали сообщениями о замечательных ратных делах и подвигах фронтовиков, 353
наполнявшими сердца советских людей великой радостью и гордостью за родную армию, за славных своих сынов и дочерей. Вот несколько таких сообщений. Гвардейские части под командованием офицера Осликовского за первые дни наступления на одном из участков сталиногорского направления выбили фашистов из 20 населенных пунктов, истребив при этом более тысячи вражеских солдат и офицеров. Части командира Захаркина, наступавшие в районе Тулы, стремительными ударами освободили несколько селений и за один день уничтожили 600 солдат и офицеров противника, захватили 15 вражеских танков, 2 бронемашины, 8 орудий и минометов, 18 пулеметов, 41 автомашину. Конники гвардейского корпуса генерала Белова, преследуя отступавшего противника на левом крыле Западного фронта, 12 декабря выбили немецко- фашистских захватчиков из 25 населенных пунктов и захватили 19 вражеских танков, 119 автомашин, много других трофеев. А в течение 15 декабря они овладели еще шестью населенными пунктами, захватили у врага 3 вагона с боеприпасами, 11 автоцистерн, 10 орудий и много другой боевой техники. Войска генерала Болдина за 2 недели наступления освободили от оккупантов 720 населенных пунктов, захватили и уничтожили 12 самолетов, 143 танка, 660 автомашин, 101 орудие и много другого военного имущества и снаряжения врага. В середине декабря, когда фланговые группировки вражеских войск отступали под ударами Советской Армии, возникли условия для перехода в наступление войск центра Западного фронта. В этот период времени наша авиация дальнего действия наносила мощные бомбовые удары по железнодорожным узлам Минск, Орша, Витебск, Полоцк, Смоленск, Вязьма, чтобы дезорганизовать переброску вражеских войсковых резервов на московское направление. 5, 33, 43-я и 49-я армии Западного фронта перешли в наступление. Фашистские войска оказывали ожесточенное сопротивление. И все же 33-я армия (командующий генерал М. Г. Ефремов) 26 декабря освободила Наро-Фоминск, а 4 января — Боровск. 43-я армия (командующий генерал К. Д. Голубев) 28 декабря заняла станцию Балабаново, продолжая наступление, 2 января освободила Малоярославец, захватила в этом городе огромные трофеи. Наступавшая южнее 49-я армия (командующий генерал И. Г. Захаркин) овладела городом Таруса и к концу декабря вышла на линию Малоярославец, Калуга. В целом к началу января 1942 года, войска Калининского, Западного и правого крыла Юго- Западного фронтов (с 24 декабря восстановлен Брянский фронт) разгромили ударные войска фашистской группы армий «Центр», прорвавшиеся в ходе операции «Тайфун» к ближним подступам Москвы на севере и юге. Задача, поставленная перед ними Верховным Главнокомандованием, была выполнена. Выйдя на рубеж Селижарово, Ржев, Волоколамск, Руза, Мосальск, Белев, Мценск, Новосиль, они сняли угрозу захвата вражескими полчищами Москвы и Московского промышленного района. Сломив упорное сопротивление гитлеровцев, наши войска отбросили их в ходе контрнаступления на 100—250 километров от столицы, освободили в общей сложности 11 тысяч населенных пунктов, в том числе 60 городов, вызволили из фашистской неволи 4 миллиона 880 тысяч советских граждан. Фашистский вермахт понес колоссальные потери: полному разгрому подверглись 11 танковых, 4 моторизованные и 23 пехотные дивизии, остальные дивизии группы армий «Центр» оказались обескровленными и деморализованными. Дороги и поля Подмосковья были загромождены искореженной и брошенной боевой техникой, вооружением врага, усеяны бесчисленными могилами и трупами гитлеровских вояк. Общий урон только сухопутных войск составил более 168 тыс. человек. Разгром самых сильных и опасных фланговых группировок фашистов, наиболее приблизившихся к Москве, снял непосредственную угрозу столице Советского государства. Миф о «непобедимости» гитлеровской армии был окончательно развеян. Бесповоротно было сорвано «генеральное» наступление на Москву. Под Москвой немецко-фашистским войскам было нанесено первое крупное поражение во второй мировой войне, окончательно похоронена стратегия «молниеносной войны», положено начало коренного поворота в ходе войны. Разгром гитлеровцев под Москвой оказал огромное влияние на ход Великой Отечественной и всей второй мировой войны. Эта наша победа означала, что советский народ сумел под руководством Коммунистической партии преодолеть тяжелые последствия, вызванные внезапностью нападения фашистской Германии, и в напряженнейшем единоборстве изменить ход войны. Победа под Москвой стала новым этапом борьбы Советского Союза против фашистских оккупантов.* Она означала, что война, несмотря на ее неудачное для наших войск начало, будет неизбежно выиграна Советским государством. Эта победа явилась наглядным подтверждением прочности и жизнеспособности социалистического общественного и государственного строя, несгибаемой стойкости советского народа и его Вооруженных Сил. Победа под Москвой явила всему миру великий героический подвиг советского народа. Она имела огромное международное значение, способствовала дальнейшему сплочению антигитлеровской коалиции, активизации движения Сопротивления в оккупированных нацистами странах и укрепила уверенность порабощенных народов в приближении избавления от фашистского ига. 354
Артиллерия 6 декабря 1941 года первой нанесла удар по фашистским позициям, чтобы расчистить дорогу для контрнаступления советских войск Командующий 33-й армией генерал-лейтенант М. Г. Ефремов (первый слева) на командном пункте 355
ОТ ОБОРОНЫ —К КОНТРНАСТУПЛЕНИЮ Наступательные возможности вражеских полчищ истощались с каждым днем. Особенно рельефно это проявилось в конце ноября — в начале декабря. В это время войска Калининского и Западного фронтов нанесли по врагу ряд сильных контрударов и заставили фашистские войска не только прекратить наступление и занять оборону, но в некоторых местах даже отступить. И к концу ноября Ставка окончательно разработала замысел контрнаступления. Численное превосходство в живой силе, артиллерии и танках еще оставалось на стороне врага. Только в авиации на стороне советских войск было заметное численное превосходство — в 1,6 раза. По этим причинам советскому командованию не удалось создать достаточно высокую оперативную плотность войск в полосе контрнаступления. На километр фронта плотность артиллерии составляла только от 14 до 27 орудий и минометов. Лишь в армиях, которым предстояло действовать на направлениях главных ударов, она доходила до 37—52 стволов. Танков имелось на километр фронта от 0,5 до 2 машин, лишь в полосе 16-й армии — немногим более шести машин. В этой же армии имелось больше и артиллерии, чем в других армиях, сражавшихся под Москвой: 7 артиллерийских полков стрелковых дивизий, 15 полков резерва Верховного Главнокомандования, 7 дивизионов реактивной артиллерии, а всего — более 900 орудий и минометов и 70 пусковых установок «катюш». И когда был дан приказ на переход в наступление, артиллеристы выполнили свои боевые задачи. Однако ограниченные ресурсы боеприпасов создавали для артиллеристов непреодолимые трудности. Об этом убедительно написал в своем труде «Воспоминания и размышления» Г. К. Жуков: «Вообще ресурсы нашей страны в то время были крайне ограниченны. Потребности войск еще не могли удовлетворяться так, как этого требовали задачи и обстановка. Дело доходило до того, что каждый раз, когда нас вызывали в Ставку, мы буквально выпрашивали у Верховного Гпавнокомандующего противотанковые ружья, автоматы ППШ, 10—15 орудий ПТО, минимально необходимое количество снарядов и мин. Все, что удавалось таким образом получить, тотчас же грузилось в автомашины и направлялось в наиболее нуждающиеся армии. Особенно плохо обстояло дело с боеприпасами. Так, из запланированных на первую декаду января боеприпасов нашему Западному фронту было представлено: 82- миллиметровых мин— 1 процент; артиллерийских выстрелов—20—30 процентов. А в целом за январь 50- миллиметровых мин—2,7 процента, 120-миллиметровых мин—36 процентов, 82-миллиметровых мин — 55 процентов, артиллерийских выстрелов—44 процента. Февральский план совсем не выполнялся. Из запланированных 316 вагонов на первую декаду не было получено ни одного. Из-за отсутствия боеприпасов для реактивной артиллерии ее пришлось частично отводить в тыл. Вероятно, трудно поверить, что нам приходилось устанавливать норму расхода ... боеприпасов — 1—2 выстрела на орудие в сутки». Тяжелая артиллерия наносит удар по вражеским позициям На следующем развороте. Контрнаступление началось! 356
Началось преследование отступающих фашистских полчищ 360
«НИКТО НИКОГО НЕ СЛУШАЛСЯ...» Неизбежная участь тех, кто с мечом к нам пришел... Сотни тысяч могильных крестов, десятки тысяч неубранных трупов гитлеровских вояк усеивали поля Подмосковья на пути поспешного бегства фашистов от Москвы. О том, какой жестокой ценой пришлось расплачиваться немецкому народу за чудовищные авантюры заправил «третьего рейха», говорят документы, признания самих битых фашистских вояк. «В начале войны наша дивизия насчитывала 14 тысяч человек,— сообщал на допросе пленный ефрейтор 3-й батареи зенитного дивизиона дивизии СС «Рейх».— Она трижды пополнялась и получила еще 7,5 тысячи человек. К моменту отступления от Москвы в ротах оставалось по 20—25 человек, в дивизии не более 3 тысяч человек. Таким образом, дивизия «Рейх» за время войны потеряла убитыми, ранеными и пропавшими без вести около 18 тысяч солдат и офицеров... Дисциплина в армии заметно расшаталась еще до отступления, а во время отступления никакого порядка вообще не было. Никто никого не слушался. Многие офицеры удрали на своих машинах». Пленный ефрейтор 87-го мотополка 36-й мотодивизии Лоренц Л. заявил: «Наша дивизия только в двух последних боях потеряла свыше 3 тысяч убитыми и ранеными. Несмотря на двукратное пополнение, в ротах насчитывается не больше 50 процентов состава». Освобождена еще одна деревня Волоколамского района — Скирманово. Бой здесь был ожесточенным 361
Командир 1-й гвардейской танковой бригады генерал- майор М. Е. Катуков наблюдает за боем Стрелковое подразделение в атаке 362
На командном пункте 16-й армии во время контрнаступления советских войск под Москвой. Слева направо: командующий артиллерией генерал-майор В. И. Казаков, член Военного совета дивизионный комиссар А. А. Лобачев, командующий армией генерал-майор К. К. Рокоссовский, начальник штаба генерал-майор М. С. Малинин Калининский фронт. 17-я гвардейская стрелковая дивизия. Командир дивизии полковник А. П. Квашнин ставит боевую задачу командиру полка На следующем развороте. Район Можайска. Одно из кладбищ разгромленной вражеской боевой техники 363
КАЛИНИН ОСВОБОЖДЕН! Красное знамя над освобожденным Калинином Первые встречи воинов- освободителей с жителями города Артиллеристы вступают в Калинин Жители Калинина возвращаются в освобожденный город После прорыва к Калинину танковых и моторизованных дивизий 3-й танковой группы фашистских войск калининское направление приобрело самостоятельное значение. Для улучшения руководства войсками, оборонявшимися на этом направлении, Ставка Верховного Главнокомандования 17 октября создала Калининский фронт. Командующим фронтом был назначен генерал И. С. Конев. Войска нового фронта быстро организовали прочную оборону и не пустили вражеские полчища дальше Калинина. Они начали контрнаступление первыми среди войск, участвовавших в битве под Москвой, 5 декабря. Через три дня напряженных боев соединениям 31-й армии удалось прорвать оборону врага южнее Калинина. 6 декабря в наступление перешла 30-я армия под командованием генерала Д. Д. Лелюшенко. Ее войска вышли к реке Лама. Для 9-й фашистской армии возникла угроза окружения. В первой половине дня 16 декабря полки 256-й и 250-й стрелковых дивизий 31-й армии ворвались на окраины Калинина с юга и юго-востока. Позднее с северо-востока в город вступили полки 234-й стрелковой дивизии 29-й армии. В этот же день Калинин был очищен от врага, что явилось первой значительной победой советских войск в контрнаступлении под Москвой.
Командир 9-й гвардейской танковой бригады полковник П. А. Ротмистров и военком бригады бригадный комиссар Н. В. Шаталов у гвардейского знамени, врученного бригаде за боевые успехи в Московской битве В ночь на 1 января 1942 г. командующий Калининским фронтом генерал-полковник И. С. Конев вручил ордена и медали солдатам и офицерам, отличившимся в боях за освобождение Калинина В освобожденном Волоколамске. Юра Синцов сбивает ненавистные фашистские знаки 367
368
Вручение гвардейского знамени 46-му мотополку 369
Известно, что хвастун Гитлер на весь мир растрезвонил о том, что 7 ноября 1941 года состоится торжественный парад фашистских войск на Красной площади в Москве. Известно также, что парад на Красной площади 7 ноября 1941 года действительно состоялся, но то был не парад разбойничьих гитлеровских орд, а парад войск Советской Армии... В последних сводках банда Гитлера уже не сообщает о продолжающемся «по плану» наступлении своих войск. Гитлеровцы заявляют о том, будто бы на Восточном фронте свирепствуют морозы и снегопады и «на широком пространстве Восточного фронта происходят лишь операции местного значения»... Итак, немецко-фашистские жулики и шулера вопят, будто их наступление прервала суровая зима, морозы... Все это является, конечно, сплошным враньем от начала до конца, ибо воровская армия Гитлера стала получать один за другим могучие удары от Советской Армии, независимо от наступающей зимы... Дело, следовательно, не в морозах, не в «наступлении зимней погоды», а в том, что зарвавшиеся гитлеровские картежники просчитались в своих кровавых планах... Что же касается так называемых «операций местного значения», то об этом следует заметить следующее. Когда гитлеровские войска заняли Ростов, то они раструбили на весь мир об этом, как о величайшей победе, открывшей им путь на Кавказ. Когда же Советская Армия вырвала Ростов у немецко-фашистских захватчиков, то гитлеровское командование лепечет, что это де «операция местного значения». Когда гитлеровские войска заняли Тихвин, то они раструбили на весь мир об этом, как о величайшей победе, поставившей в критическое положение ленинградские войска. Когда же Советская Армия вырвала Тихвин у фашистов, то гитлеровское командование лепечет теперь, что это де «операция местного значения». Когда фашисты захватили Елец, то они оповестили мир, что это крупнейшая их победа. Когда же наши части вырвали Елец у гитлеровцев, то они опять лепечут об «операции местного значения». Мелкие шулера из игорного дома «Гитлер и К°»... Совинформбюро. Сообщение 11 декабря 1941 г. Вражеские танки, В атаку! разгромленные танкистами бригады генерала М. Е. Катукова в районе Волоколамска 370
Радость встречи Знамя освобождения над городом Клином
В разгромленном гитлеровскими дикарями Доме- музее Л. Н. Толстого в Ясной Поляне Так фашистские варвары разгромили Дом-музей великого русского композитора П. И. Чайковского в Клину... Так выглядело большинство населенных пунктов, освобожденных от фашистских оккупантов 374
ОТ СОВЕТСКОГО ИНФОРМБЮРО В ПОСЛЕДНИЙ ЧАС ПРОВАЛ НЕМЕЦКОГО ПЛАНА ОКРУЖЕНИЯ И ВЗЯТИЯ МОСКВЫ 5—6 декабря началось контрнаступление Красной Армии под Москвой. Поражение немецких войск на подступах к Москве. С 16 ноября 1941 года германские войска, развернув против Западного фронта 13 танковых, 33 пехотных и 5 мотопехотных дивизий, начали второе «генеральное» наступление на Москву. Противник имел целью путем охвата и одновременного глубокого обхода флангов фронта выйти нам в тыл, окружить и взять Москву. Он имел задачу занять Тулу, Каширу, Рязань, Коломну—на юге, далее занять Клин, Солнечногорск, Рогачев, Яхрому, Дмитров — на севере и потом ударить на Москву с трех сторон и занять ее... До 6 декабря наши войска вели ожесточенные оборонительные бои, сдерживая наступление ударных группиро- Не пощадили фашистские варвары и выдающееся творение Растрелли—собор Новый Иерусалим 375
вок противника и отражая его вспомогательные удары на Истринском, Звенигородском и Наро-Фоминском направлениях. В ходе этих боев противник понес значительные потери. С 16 ноября по 6 декабря, по далеко не полным данным, нашими войсками было уничтожено и захвачено, не считая действий авиации: танков — 777, автомашин — 534, орудий —178, минометов —119, пулеметов — 224, потери противника убитыми — 55 170. 6 декабря 1941 года войска нашего Западного фронта, измотав противника в предшествующих боях, перешли в контрнаступление против его ударных фланговых группировок. В результате начатого наступления обе эти группировки разбиты и поспешно отходят, бросая технику, вооружение и неся огромные потери. К исходу 11 декабря 1941 года мы имели такую картину: а) войска генерала Лелюшенко, сбивая 1-ю танковую, 14-ю и 36-ю мотопехотные дивизии противника, заняли Рогачев, окружили город Клин; б) войска генерала Кузнецова, захватив город Яхрому, преследуют отходящие 6-ю и 7-ю танковые и 23-ю пехотную дивизии противника и вышли юго-западнее Клина; в) войска, где начальником штаба генерал Сандалов, преследуя 2-ю танковую и 106-ю пехотную дивизии противника, заняли город Солнечногорск; г) войска генерала Рокоссовского, преследуя 5-ю, 10-ю и 11-ю танковые дивизии, дивизию СС и 35-ю пехотную дивизию противника, заняли город Истру; д) войска генерала Говорова прорвали оборону 252-й, 87-й, 78-й и 267-й пехотных дивизий противника, заняли районы Кулебякино — Локотня; е) войска генерала Болдина, разбив северо-восточнее Тулы 3-ю и 4-ю танковые дивизии и полк СС («Великая Германия») противника, развивают наступление, тесня и охватывая 296-ю пехотную дивизию противника; ж) 1-й гвардейский кавалерийский корпус генерала Белова, последовательно разбив 17-ю танковую, 29-ю мотопехотную и 167-ю пехотную дивизии противника, преследует их остатки и занял города Венев и Сталиногорск; з) войска генерала Голикова, отбрасывая на юго-запад части 18-й танковой и 10-й мотопехотной дивизий противника, заняли город Михайлов и город Епифань. После перехода в наступление, с 6 по 19 декабря, частями наших войск занято и освобождено от оккупантов свыше 400 населенных пунктов. С 6 по 10 декабря захвачено: танков 386, автомашин — 4317, мотоциклов — 704, орудий — 305, минометов —101, пулеметов — 515, автоматов — 546... Немцы потеряли на поле боя за эти дни свыше 30 тысяч убитыми. Как и повсеместно, где хозяйничали фашистские варвары, в Калинине тоже остались почти одни руины В освобожденном Малоярославце. Два солдата отечественных войн Боевая техника, брошенная фашистами в Подмосковье На следующем развороте. Митинг в танковой бригаде генерала М. Е. Катукова в связи с присвоением ей гвардейского звания 376
СРАЖАЕТСЯ ГВАРДИЯ Одна из замечательных немеркнущих боевых традиций советских воинов — верность знамени части, символу воинской доблести, славы и чести. Под красными революционными стягами советские патриоты совершили на полях сражений за Родину чудеса героизма. Особой славой овеяны в годы Великой Отечественной войны гвардейские знамена, на которых запечатлен образ великого вождя трудящихся — Владимира Ильича Ленина. Советская гвардия родилась в Смоленском сражении. В битве под Москвой ряды гвардии пополнились новыми соединениями и частями. За высокое мужество, стойкость, дисциплину, боевое мастерство при защите столицы 316-я, 78-я и 18-я Московская стрелковые дивизии и две танковые бригады удостоены звания гвардейских. Ко времени завершения контрнаступления под Москвой в почетный список гвардейских вошли 107-я мотострелковая дивизия (2-я гвардейская мотострелковая дивизия), 8-я танковая бригада (3-я гвардейская танковая бригада). В ожесточенных боях против фашистских захватчиков танковые и мотострелковые части показали образцы мужества, отваги, дисциплинированности и организованности. В конце сентября — начале октября 1941 года фашистские войска, захватив Орел, пытались продвинуться дальше на север. Но уже на окраине города их встретили подоспевшие танки 1-й гвардейской бригады генерала Катукова. Фашисты неоднократно пытались окружить советских танкистов, бросали против них по 150—200 танков, непрерывно бомбили с воздуха. Но мужественные гвардейцы не дрогнули. Бригада Катукова остановила две танковые дивизии и одну мотодивизию противника, преградила им путь на Москву. Неодолимой стойкостью отличались воины 1-й гвардейской танковой бригады и в последующих боях. В сражениях против гитлеровских захватчиков прославились также 2-я и 3-я гвардейские танковые бригады, 1-я и 2-я гвардейские мотострелковые дивизии. За время боев под Москвой, например, одна лишь 3-я гвардейская танковая бригада уничтожила около 12 тысяч фашистских солдат и офицеров, подбила и захватила 161 вражеский танк, 452 автомашины, 150 орудий, 140 пулеметов и множество другой техники и вооружения. Танкистам приходилось попадать в самые трудные обстоятельства, сражаться в окружении, но они никогда не теряли самообладания и присутствия духа, всегда с честью выходили из положения, сохраняли живую силу и материальную часть. За октябрь, ноябрь, декабрь 1941 года воины 2-й гвардейской мотострелковой дивизии истребили 12300 фашистских солдат и офицеров, уничтожили и захватили 233 танка, 830 автомашин, 76 орудий, 91 миномет и другую технику противника. В октябрьских боях гитлеровцам удалось окружить дивизию. Героически сражаясь во вражеском кольце, она полностью сохранила свою боеспособность и вырвалась из окружения. После перехода наших войск в контрнаступление воины дивизии вместе с конниками нанесли удар по вражеским тылам, причинили им огромный ущерб, успешно справившись с возложенной на них задачей. Бесстрашие и смелость, отвага и мужество сочетались у гвардейцев с великолепным умением воевать. Это умение позволяло им наносить жестокие удары по врагу, меньше терять своих людей, больше уничтожать живой силы и техники противника. «Гвардейские части,— подчеркивала «Правда»,— цвет и знамя Красной Армии... Наша гвардия будет и впредь каждодневно множить силу советского оружия, громя и истребляя грабительские полчища захватчиков». Советская пехота двинулась в атаку на врага, окопавшегося в одной из деревень. Спасаясь от возмездия бегством, гитлеровские вояки подожгли ее 380
СОЧЕТАНИЕ ОГНЯ И МАНЕВРА Сила советской пехоты, богато оснащенной атоматическим оружием, заключалась в метком огне в сочетании с маневром. Важным средством этой грозной силы были пулеметы. В наступательном бою мощный огонь ручных и станковых пулеметов обеспечивал стрелковым подразделениям быстрое продвижение вперед. В обороне он позволял прочно удерживать занимаемые позиции, истреблять противника еще перед передним краем. Бойцы и командиры пулеметных подразделений наносили врагу огромные потери. В одном из боев, сообщалось в сводке Совинформбюро 10 декабря, пулеметный расчет старшего сержанта Бондарева умело поддерживал наступление своего подразделения. Минометным огнем гитлеровцы вывели пулеметный расчет из строя. Командир расчета был тяжело ранен, но не покинул поля боя. В это время на позицию бросился взвод вражеских автоматчиков. Старший сержант понимал, что, если гитлеровцы ворвутся в оборону нашего подразделения, это может привести к тяжелым последствиям. Собрав все свои силы и превозмогая боль, он встретил врага меткими очередями. Только троим автоматчикам удалось убежать. В другом бою пулеметчик-гвардеец Стешенко вместе со своим расчетом отразил атаку вражеской пехоты, пытавшейся захватить переправу через реку. После многочасового боя фашисты вынуждены были отступить, оставив около сотни трупов. Атака за атакой — так громили советские воины вражеские полчища в битве за Москву Отражение ночного воздушного налета вражеской авиации на Москву 382
Эти «завоеватели» поспешили сдаться в плен...
На следующем развороте. Радость встречи с освободителями 385
Эти приволокли с собой и оружие... Брошенное фашистами орудие теперь уже не страшно деревенским ребятишкам Эти еще пытались уйти... 388
389
На следующем развороте. Дорога гитлеровского вермахта на Москву А эти — отвоевались навсегда, не успев получить даже последней награды — березового креста На стр. 394—395. Он тоже станет танкистом! На стр. 396—397. Атакует конница 390
ОТ СОВЕТСКОГО ИНФОРМБЮРО В последний час ТРОФЕИ ВОЙСК ЗАПАДНОГО ФРОНТА ЗА ПЕРИОД С 11 ПО 17 ДЕКАБРЯ ...Всего за это время захвачено у противника: самолетов—8, танков—319, бронемашин— 48, орудий — 484, минометов — 231, пулеметов—659, автоматов—1083, автомашин—3729, мотоциклов — 440. За период с 11 по 17 декабря всего на Западном фронте уничтожено до 22 ООО немецких солдат и офицеров. ОТ СОВЕТСКОГО ИНФОРМБЮРО В последний час ТРОФЕИ ВОЙСК ЮГО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА ЗА ПЕРИОД С 7 ПО 25 ДЕКАБРЯ В боях с фашистскими оккупантами войсками Юго-Западного фронта с 7 по 25 декабря захвачены следующие трофеи: орудий—465, минометов—163, пулеметов—555, автоматов — 257, танков—25, бронемашин — 7, автомашин —1479, мотоциклов— 239, самолетов—5, радиостанций—14, зенитно-пулеметных установок— 29, мин — свыше 8700, винтовочных патронов—около 700 000, кабеля телефонного—173 километра и другое военное имущество. За этот период уничтожены 56 танков, 8 бронемашин, 35 орудий, 10 самолетов, 2678 автомашин, свыше 1700 повозок с грузом и другое военное имущество. За время с 7 по 25 декабря противник потерял убитыми и ранеными свыше 20 тысяч солдат и офицеров. Войсками Юго-Западного фронта освобождены от фашистских оккупантов сотни населенных пунктов. ОТ СОВЕТСКОГО ИНФОРМБЮРО В последний час ТРОФЕИ ВОЙСК ЗАПАДНОГО ФРОНТА ЗА ПЕРИОД С 26 ПО 31 ДЕКАБРЯ По неполным, предварительным данным войска Западного фронта за период с 26 по 31 декабря 1941 года захватили: танков— 60, бронемашин —11, орудий — 287, минометов— 91, пулеметов—461, автоматов — 309, винтовок—2211, автомашин — 938, мотоциклов— 249, велосипедов —1448, тракторов и тягачей — 30, радиостанций — 7, повозок— 226, паровозов — 40, вагонов — 425, железнодорожных эшелонов: с боеприпасами— 1, с обмундированием — 1, с имуществом связи — несколько вагонов, с продовольствием—14 вагонов; авиабомб, мин, снарядов —14 вагонов, овчин — 1 вагон, личных вещей офицеров и солдат—3 вагона, мотоциклов — 1 вагон, велосипедов— 1 вагон. В захваченных артиллерийских складах предварительно учтено: снарядов—20 360 и 1190 ящиков со снарядами, мин —12 910, патронов — 6 193 000. Уничтожено свыше 15 тысяч немецких офицеров и солдат. 398
ОТ СОВЕТСКОГО ИНФОРМБЮРО В последний час ТРОФЕИ ВОЙСК КАЛИНИНСКОГО ФРОНТА ЗА ПЕРИОД С 28 ДЕКАБРЯ 1941 г. ПО 3 ЯНВАРЯ 1942 г. Войсками Калининского фронта за период с 28 декабря 1941 года по 3 января 1942 г. захвачены у противника следующие трофеи: орудий разного калибра—340, танков и танкеток—19, самолетов—8, винтовок—3891, пулеметов—274, автоматов— 686, минометов — 53, ружей противотанковых—15, автомашин — 929, мотоциклов — 636, велосипедов — 622, радиостанций — 22, гранат—50 ящиков, ракет-^40 ящиков, мин разного калибра—свыше 36 100, снарядов— 37 889, винтовочных патронов — 425 000. Кроме того, захвачены тракторы, тягачи, лошади, повозки, телеграфный кабель и другое военное имущество. Такими были сообщения Советского информбюро на исходе сурового 1941 года. Долго тянулись месяцы и дни с 22 июня. Много горя принесли они советским людям. Но оно не сломило, а закалило их, сделало их священную ненависть к фашистам еще более жгучей, а волю к победе — непреклонной. И они добились ее. Ценою большой крови и многих жизней своих сыновей и дочерей, ценою лишений, неимоверных усилий, собранных в единый разящий кулак. Вся страна — не только фронт, но и тыл ее — стала боевым лагерем, ковавшим победу. И повернули вспять от стен Москвы вражеские полчища. Если суммировать хотя бы округленно сведения, содержавшиеся в сообщениях Совинформбюро, нетрудно будет убедиться, какой огромный урон в живой силе, боевой технике и вооружении был нанесен гитлеровским захватчикам в ходе нашей обороны, а затем и контрнаступления. Только в полосе действий войск Западного фронта фашисты потеряли убитыми, по неполным данным, свыше 87 тысяч солдат и офицеров. Боями заканчивался последний день 1941 года. Новый, 1942 год рождался в грохоте орудий, в сполохах рвущихся снарядов и бомб. Наступление советских войск продолжалось... 399
ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА В ФОТОГРАФИЯХ И КИНОДОКУМЕНТАХ 1941 ФОТОАЛЬБОМ Издание второе, дополненное СОСТАВИТЕЛИ: Н. М. АФАНАСЬЕВ, М. А. ТРАХМАН АВТОР ТЕКСТА В. В. КАЗАРИНОВ НЕКОТОРЫЕ ТЕКСТЫ ПОДГОТОВЛЕНЫ А. М. ВАСИЛЕВСКИМ, Н. М. АФАНАСЬЕВЫМ, П. М. ДУНАЕВЫМ, М. П. ЕФИМОВЫМ, Б. П. ИОНОВЫМ, А. М. НИКИТИНЫМ, Я. С. ПАВЛОВЫМ В фотоальбоме использованы также материалы, опубликованные ранее в различных изданиях АВТОРЫ ФОТОГРАФИЙ И КИНОКАДРОВ: С. В. АЛЬПЕРИН, М. В. АЛЬПЕРТ, В. И. АРКАШЕВ, Л. М. БАТЬ, Б. Е. ВДОВЕНКО, Н. Ф. ВЕРИНЧУК, A. С. ГАРАНИН, Н. С. ГРАНОВСКИЙ, М. П. ГРАЧЕВ, B. И. ГРЕБНЕВ, Э. Н. ЕВЗЕРИХИН, А. В. ЕГОРОВ, Г. А. ЗЕЛЬМА, М. М. КАЛАШНИКОВ, A. Б. КАПУСТЯНСКИЙ, Г. Б. КАПУСТЯНСКИЙ, B. С. КИНЕЛОВСКИЙ, С. И. КОРОТКОВ, С. Г. КОРШУНОВ, И. К. КРАСУЦКИЙ, Б. П. КУДОЯРОВ, А. А. ЛЕБЕДЕВ, Ф. Н. ЛЕВШИН, Г. А. ЛИПСКЕРОВ, С. И. ЛОСКУТОВ, М. Б. МАРКОВ-ГРИНБЕРГ, A. М. МЕЖУЕВ, Т. Н. МЕЛЬНИК, B. Н. МИНКЕВИЧ, А. С. МОКЛЕЦОВ, А. П. МОРОЗОВ, П. С. ПЕТРОКАС, М. С. РЕДЬКИН, М. И. САВИН, B. A. UABrАНиКИИ, Г. В. САНЬКО, н. М. СИТНИКОВ, Ю. Н. СКУРАТОВ, A. И. СТАНОВОВ, C. Н. СТРУННИКОВ, B. С. ТАРАСЕВИЧ, В. А. ТЕМИН, М. А. ТРАХМАН, А. В. УСТИНОВ, А. Н. ФРИДЛЯНСКИЙ, Е. А. ХАЛДЕЙ, Я. Н. ХАЛИП, А. Г. ХОДОВ, И. М. ШАГИН, А. С. ШАЙХЕТ, Б. Н. ЯРОСЛАВЦЕВ Документальные фотографии и кинокадры подобраны также в государственных архивах и фондах газеты «Правда», ТАСС, АПН, Центральной студии документальных фильмов, Центрального государственного архива кинофотодокументов, Архива МО СССР, Центрального музея Вооруженных Сил СССР, Музея истории Ленинграда, филиалов Государственного музея Революции СССР в Ленинграде и Вильнюсе, Центрального военно-морского музея, Военноисторического музея артиллерии, инженерных войск и связи, Мемориального музея «Брестская крепость», Музея истории Великой Отечественной войны в Минске, Смоленского областного краеведческого музея В фотоальбоме напечатаны плакаты художников О. БУРОВОЙ, Н. ГИЦЕВИЧА, Н. ЖУКОВА, В. ИВАНОВА, В. КЛИМАШИНА, В. КОРЕЦКОГО, В. СЕРОВА, М. СОЛОВЬЕВА, И. ТОИДЗЕ Редактор А. Е. ПОРОЖНЯКОВ Научный редактор Ю. В. ПЛОТНИКОВ Художественный редактор А. В. КУРБАЧЕВСКИЙ Технический редактор Т. X. ГИСАЕВА Корректоры Н. И. КОРШУНОВА, 3. М. ХАМЗИНА Т. А. КУЗЬМЕНКО ИБ № 793 Сдано в набор. 30.08.84. Подписано в печать 28.01.85. А11009. Изд. № 4/2-6183. Формат 60x90/8. Бумага мелованная. Гарнитура гельветика. Печать офсет. Печ. л. 50. Уел. п. л. 50. Уел. кр.-отт. 138,0. Уч.-изд. л. 64,249. Тираж 25 000 экз. Цена 12 руб. Заказ № 3521. Издательство «ПЛАНЕТА». 103031. Москва. Петровка, 8/11. МПО «Первая Образцовая типография» Союзполиграфпрома при Государственном комитете СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. 113054. Москва, Валовая, 28.