Text
                    

АДРЕС РЕДАКЦИИ: Москва 1-й Басманный пер., д. 3 т. Е-1-20-30 Академик В. М. РОДИОНОВ Лауреат Сталинской премии. Д КА ДЕМИ К Владимир Михайло- вич Родионов — крупнейший советский ученый и выдающийся ин- женер химической промышленности. Всю свою жизнь он посвятил орга- нической химии, добившись в этой области науки ценных результатов. Многочисленные открытия академи- ка Родионова легли в основу совет- ской химической промышленности. Им разработаны способы получения ценнейших фармацевтических препа- ратов, алкалоидов, душистых ве- ществ, анилиновых красителей, вита- минов и т. д. Особенно велики заслуги академи- ка Родионова в развитии советской анилокрасочной промышленности. Он был директором одного из первых Рис. И. ПЕТРОВА анилокрасочных заводов в СССР, а затем и руководителем всей анило- красочной промышленности страны. Занимаясь большой научно-иссле- довательской работой, Владимир Ми- хайлович уделяет большое внимание педагогической деятельности. Им вос- питаны сотни инженеров-химиков. Заслуги В. М. Родионова перед отечественной наукой были высоко оценены Советским правительством. Он дважды награжден орденом Тру- дового Красного Знамени, дважды удостоен Сталинской премии. Статья «Чудесные превращения» написана Владимиром Михайловичем по просьбе редакции нашего жур- нала. ЧУДЕСНЫЕ ПРЕВРАЩЕНИЯ IZAK поразительно многокрасочна природа! 1' девшись внимательно, мы можем насчит; 1/АК поразительно многокрасочна природа! Пригля- *\ девшись внимательно, мы можем насчитать сотни оттенков самых разнообразных красок у растений — их цветов и плодов, у животных — зверей, птиц, насекомых, и у мертвых тел — камней, почв. Способность природы создавать яркие краски давно интересовала пытливый ум человека. Людям хотелось не только понять, как и из чего возникают они в природе, но и каким образом самому научиться изготовлять их. Ведь коаски занимают в жизни человека очень большое место. Ими он раскрашивает свои одежды и жилища. Без красок невозможны были бы целые отрасли искус- ства, например, живопись. Положительно невозможно представить нашу жизнь без красок. Они не только ра- дуют наш глаз, но и имеют чисто практическое значение. На юге очень любят окрашивать стены домов белой краской. Белый цвет для стен — это. не случайный вы- бор. Известно, что белый цвет почти не поглощает сол- нечных лучей, отражает их. Поэтому-то на юге даже в самые жаркие летние дни в домах с белыми стенами бывает относительно прохладно. На севере часто окрашивают снег в темный цвет, что- бы он быстрее таял. Посыпанный сверху золой или пылью снег темнеет и больше поглощает солнечного тепла, а значит и быстрее тает. Незаменимую службу несут краски в военном деле. Самолеты, танки, пушки, одежда бойцов окрашиваются в так. называемые защитные, маскирующие цвета, в зави-
симости от времени года. Летом танк или автомобиль, выкрашенный в серовато-зеленый цвет, трудно различить на фоне зелени полей и лесов. Зимой бойцы, одетые в белые халаты, становятся на снегу не различимыми для врага. Мы пользуемся ежедневно услугами красок, не заду- мываясь об этом. Захотелось, например, почитать, — мы берем книгу или газету. И книга и газета отпечатаны краской. Необходимо написать письмо, — мы берем чер- нила, то-есть тоже краску. Переходя улицу, мы смотрим на сигналы светофора. Зажегся красный фонарь — итти нельзя. Зажегся зеленый — путь свободен. Стекла све- тофора и других сигнальных аппаратов окрашены различ- ными красками. По окраске мы различаем знамена раз- личных государств. Человек пользуется красками с древнейших времен. Известно, что многие народы еще на очень низком уров- не развития уже употребляют краски: татуируются, рас- крашивают свои тела. До нас дошли из глубокой древ- ности обрывки тканей, обломки изделий из глины, камня, дерева, металлов, окрашенные в яркие цвета. До наших дней сохранились многие древние сооружения — храмы, дворцы, разрисованные и расписанные ярчайшими нетуск- неющими узорами. Сейчас мы знаем, что первые красящие вещества люди научились получать из растений или находили их отло- жения в виде окисей металлов в готовом, созданном при- родой виде. С древних времен известен краситель ализарин, окра- шивающий ткани в яркий красный цвет. Добывался али- зарин из корней растения марены. Чтобы изготовлять краску из марены, ею засевали тысячи гектаров земли. Во Франции, например, еще в начале XX в. сбор корней марены достигал 500 000 тонн в год. И вся эта масса корней выращивалась и перерабаты- валась лишь для того, чтобы получить сравнительно не- большое количество ализарина. В Индии веками засевались тысячи гектаров земли растениями, дающими синий краситель — индиго. К концу XIX в. в Индии эти растения занимали свыше 500 000 гектаров плодородной земли. Черный краситель для окраски тканей долгое время добывали из тропического, так называемого кампешевого дерева. Алую краску изготовляли из насекомых, корич- невую из коры ольхи, чешуи лука и из других растений. Перерабатывая растения, люди получали готовые крас- ки, не имея ни малейшего понятия о том, как и из чего они возникли. Эту тайну красок, как и многих дру- гих соединений, помогла раскрыть одна из интереснейших современных наук — химия. Химики научились не только анализировать, то-есть разлагать всякое вещество на простейшие составные части, чтобы изучить его, но и синтезировать, то-есть искусственно создавать всевозмож- ные вещества из простейших химических элементов. Своими работами химики доказали, что природа, окружаю- щая нас, состоит всего лишь из девяти десятков простей- ших элементов, занесенных в знаменитую таблицу Мен- делеева. Сочетаясь в различных и бесконечных комби- нациях, эти элементы образуют почву, воду, растения — словом, все, что нас окружает. Из этих же простейших элементов состоят и краски. Причем сами по себе про- стейшие элементы, из которых образуются краски, часто совершенно бесцветны. Соединяясь друг с другом в опре- деленных комбинациях, эти простейшие вещества при- обретают вдруг новые качества, в том числе иногда ок- рашиваются, давая самые различные цвета и их от- тенки. В наше время, в век химии, уже никто не пытается добывать краски в больших количествах из растений. Исчезла марена с плодородных полей, освободились нивы Индии от растений, дававших индиго. Поля из-под них заняты хлебными злаками, садами, различными техни- ческими культурами. Теперь тысячи тонн красок различных цветов выраба- тываются на химических заводах йз самого неподходя- щего на первый взгляд для этой цели материала — из каменноугольного дегтя. Сначала кажется неправдоподобным, что из черного, неприятно пахнущего дегтя можно получить яркокрас- ную краску, не уступающую старинному ализарину, до- бывавшемуся из корней марены, или небесносинюю — индиго, по качеству и цвету гораздо лучшую, чем индиго из растений. Но это именно так. Каменный уголь долгие годы сжигали в печах, полу- чая от него лишь тепло. О других качествах угля веками даже не подозревали. Но когда на это топливо обратили серьезное внимание химики, то оказалось, что каменный уголь — это неисчерпаемый клад различных ценнейших химических веществ. Сжигая уголь, люди извлекали из него лишь сотую, а может быть тысячную долю того богатства, которое в нем заложено. Наш знаменитый хи- мик Дмитрий Иванович Менделеев частенько говорил, что сжигать в печах нефть — это все равно, что топить их ассигнациями. То же можно сказать и о сжигании каменного угля. И это не будет преувеличением. Со временем каменный уголь стали использовать для освещения. На специальных заводах его перегоняли в закрытых сосудах при высокой температуре и получали светильный газ. Но при выработке газа оставалось много, как тогда думали, отбросов: темной густой жидкости, издававшей скверный запах. Назвали эту жидкость ка- менноугольным дегтем. В среднем из-тонны угля полу- чалось до 60 килограммов — целая бочка — дегтя. Заводы, вырабатывавшие газ, не знали, как избавиться от этого дегтя. Сначала его попросту вывозили за город и выливали на землю. Но деготь убивал растения и от- равлял окрестности своим нестерпимым запахом. Попро- бовали спускать деготь в реки, чтобы избавиться от него. Но и здесь он проявил себя с самой худшей стороны: он отравлял воду. В реках, отравленных каменноуголь- ным дегтем, гибла рыба, вода загрязнялась, начинала издавать неприятный запах и становилась не пригодной для употребления. Вскоре газовым заводам настрого за- претили выливать деготь в реки. Как видите, при переработке угля в газ получался такой отброс, который не знали, как и куда выбросить. Но вот на каменноугольный деготь обратили внимание ученые-химики. Они стали изучать его, чтобы найти ему хоть какое-нибудь полезное применение. И чем строже ученые анализировали отход газовой промышленности, тем большее удивление вызывало у них это вещество. Наконец, все химики пришли к единодушному и неожи- данному заключению, что каменноугольный деготь — это один из самых ценных химических материалов, каждой каплей которого нужно дорожить. Не выбрасывать, не спускать в реки, а бережно собирать, перерабатывать этот деготь. Оказалось, что из неприятного на вид, липковатого дегтя можно получить... взрывчатые вещества огромной разрушительной силы. Удивительнее всего то, что скверно пахнущий деготь для химиков стал источником большин- ства синтетических (искусственно приготовляемых) ду- шистых веществ. Со временем химики научились добы-
вать из дегтя вещества с чудесным запахом розы, фиал- ки, ландыша. Постепенно душистые соединения, получае- мые из дегтя, стали вытеснять природные ароматические вещества из парфюмерии, так как они были дешевле и добывать их проще. Кроме всего перечисленного, химики научились выра- батывать из веществ, содержащихся в каменноугольном дегте, антифебрин, антипирин, пирамидон, сальварсан, стрептоцид, сульфазол, сульфидин и другие лекарствен- ные препараты. Из того же дегтя стали изготовлять фотографические проявители. Некоторые соединения, до- бытые из каменноугольного дегтя, оказались во много раз слаще сахара и меда. Всем известный сахарин полу- чается все из того же дегтя. И, как это ни странно, темный, грязноватый каменно- угольный деготь постепенно начисто вытеснил все при- родные красители. Он стал источником самых различных искусственных красок. Но путь чудесных превращений химических веществ от дегтя до краски — сложен и длинен. Потребовались десятилетия упорного труда многих ученых, пока этот путь- был прослежен и изучен, пока люди научились со- знательно превращать вещества. Первоначально химики подвергли каменноугольный де- готь нагреванию без доступа кислорода, как это они делали, добывая газ из угля. При такой обработке де- готь распадается на различные вещества: из него выде- ляются бензол, толуол, ксилол, фенол (карболовая кис- лота), нафталин, антрацен и другие соединения. Среди них не было красок. Наоборот, все названные вещества совершенно бесцветны. Продолжая работать с полученными из дегтя соеди- нениями, ученые скоро убедились, что самое ценное из них — углеводород бензол. Он-то и стал родоначальником |(j\\р1мен наугольная смола всех искусственных (синтетических) душистых веществ. Когда бензол подвергли обработке концентрированным раствором азотной кислоты, он превратился в новое ве- щество — нитробензол и стал пахнуть горьким миндалем. Это соединение нашло широкое применение в мыловарен- ной и парфюмерной промышленности. Но вот Николай Николаевич Зинин, наш соотечествен- ник, знаменитый химик, академик, попытался восстано- вить нитробензол и обработал его сернистым аммонием. При этом нитробензол превратился в анилин. Это-то ве- щество — анилин — и послужило основанием всей син- тетической красочной промышленности. Ученые считают анилин одним из самых важных соединений органической химии. Краски, полученные искусственно из анилина, так и называются анилиновыми. Но и анилин — это еще не краска. Анилин — бес- цветное маслянистое вещество с неприятным запахом, быстро темнеющее на воздухе. Лишь при воздействии на анилин азотистой кислотой и другими веществами можно получить краску любого тона. Анилин служит исходным материалом и для полу- чения многих лекарств. Вкратце путь от дегтя до краски таков: каменноуголь- ный деготь при перегонке дает около десяти важнейших химических материалов. Из них получают до трехсот пятидесяти полупродуктов, которые, в свою очередь, дают до тысячи различных красителей. Смешивая их между собой, химические заводы создают до пяти тысяч оттен- ков красок. Практически теперь возможно создать искусственно краску любого цвета, на который только способна фан- тазия. Анилиновые краски не только дешевле растительных, но и лучше их по качеству. Например, растительное индиго всегда отличалось примесями, неоднородностью тона. Искусственное индиго совершенно свободно от примесей и дает при окрашивании ровный тон. Анилиновые краски окрашивают любые материалы — бумажные, шерстяные, шелковые ткани, кожу, древесину, металлы, пластмассы, стекло. Сейчас разработаны остроумные способы закреп- ления красок на материале, чтобы они не смывались, не линяли. Часто получалось так, что с помощью химических пре- вращений удавалось получить отличный по цвету краси- тель. Но все попытки окрасить им какой-нибудь мате- риал были безуспешны. Краска не приставала к мате- риалу. Иногда же краситель неплохо окрашивал ткань и другие материалы, но затем быстро смывался, как говорят — линял, или выцветал на солнце. Некоторые красители хорошо окрашивают шерсть и шелк, но совершенно не красят бумажные ткани. Вот почему химикам приходится много времени затрачивать на поиски способов закрепления кра- сок на тканях, коже и других материалах. Для закрепления красителя на материале часто прибегают к различным добавкам, так называемым протравам. Чаще всего это окислы металлов. Вме- сте с краской они образуют на волокне нераствори- мые соединения — лаки. Но оказалось, что окислы различных металлов, соединяясь с одной и той же краской, дают совершенно новый цвет. Так, ализа- рин с окисью алюминия образует красный лак, с окисью хрома — коричневый, а с окисью железа — фиолетовый. Иногда, чтобы закрепить краску на материи, ее предварительно обрабатывают растворами таннина и соединений сурьмы или олова. На материале обра- зуется нерастворимый в воде осадок, который и закрепляет краску, делает ее несмываемой. Многие красители одновременно служат и ме- дикаментами. Пикриновая кислота — это хороший яркожелтый краситель для шерсти и шелка. Но она же служит отличным обеззараживающим сред- ством при ожогах. Неплохими обеззараживающими препаратами служат также зеленый малахито- вый краситель, яркий зеленый и кристаллический фиолетовый. Желтый краситель — флавин — при очень слабом растворе способен убивать бактерии, вызывающие гнойные нарывы, и совершенно без- вреден для человека. Красители тесно связаны не только с лекарственны- ми соединениями, но и со взрывчатыми, а также и с душистыми. Впервые анилин был получен в 1842 г., как мы уже говорили, академиком Зининым. И самое название анилин родилось также у нас. Другой знаменитый русский химик Александр Ми- хайлович Бутлеров немало потрудился над изучением строения органических соединений. Он создал теорию, которая помогла разобраться в строении многих соеди- нений, в том числе и добытых из каменного угля.
Первые искусственные анилиновые краски были по- лучены учеными неожиданно для них самих. Так, в 1856 г. наш соотечественник — химик Яков Натансон, изучая свойства анилина и родственных ему веществ, получил вещество красного цвета, которое оказалось хорошим красителем и впоследствии было названо фук- сином. В том же году английский химик Вильям Пер- кин пытался приготовить из анилинового масла хинин. Но у него из этого ничего не получилось. Вместо кри- сталлов хинина в опыте Перкина получилась густая смолистая масса. Когда же он стал отмывать от этой массы посуду спиртом, то с удивлением заметил, что спиртовый раствор приобрел красивый пурпурный цвет. Опущенный в этот раствор моток шерсти отлично окра- сился. Так появился искусственный краситель — мо- веин. Однако ни Перкин, ни другие химики долгое время не могли установить строения красителя и получали его наугад. Лишь зная строение химического вещества, расположение в нем атомов, можно создавать его со- знательно. Заслуга Бутлерова и заключается в том, что его теория помогает быстро устанавливать строе- ние органических соединений, в том числе и красите- лей, а затем и налаживать технологию их производ- ства. Работы Зинина и Бутлерова были крупнейшими миро- выми событиями в химии. Недаром один из современ- ников академика Зинина сказал о нем: «Если бы Зинин ничего другого не сделал, кроме открытия анилина, то и тогда имя его было бы записано золотыми буквами в истории химии». Однако открытия Зинина и Бутлерова не нашли при менения в царской России. Зато ими немедленно вос- пользовались зарубежные ученые и предприниматели. Уже к концу XIX в. многие немецкие красочные фаб- рики вырабатывали искусственные краски и выручали миллионные прибыли. Они вывозили анилиновые крас- ки во все страны мира, в том числе и в Россию. Лишь в годы советской власти открытия замёчатель ных русских химиков были широко' использованы в нашей стране. На их основе в годы сталинских пятилеток в СССР выросли гигантские химические комбинаты, перерабаты- вающие отходы газовой и металлургической промыш- ленности. Мы теперь научились неплохо использовать каменный уголь. На коксовых заводах из него «выго- няют» все, оставляя так называемый кокс, широко ис- пользуемый в металлургии. Все же «отходы» каменного угля с коксовых заводов поступают в распоряжение хи- мических комбинатов и подвергаются сложнейшим пре- вращениям. Отходы эти — каменноугольный деготь, различные газы и другие вещества — по своей ценно- сти намного превышают стоимость кокса. Так что вер- нее называть кокс отходом при переработке каменного угля, а деготь и газы — основным продуктом. Уже давно миновало то время, когда наша страна вынуждена была ввозить из-за границы краски, чтобы окрашивать ими свои ткани. Наши красочные заводы изготовляют теперь любые краски из отечественного сырья. Много сил положил на’ организацию отечествен- ного красочного производства академик И. А. Иль ж- ский. Десятки различных ценнейших веществ научились те- перь получать из каменноугольного дегтя. Но и до сих пор это замечательное вещество не изучено до конца. Со- ветские химики ежегодно открывают в нем все нозые и новые ценные соединения — лекарственные, кра<н- щие, ядовитые, взрывчатые, душистые и другие. Совсем недавно большая группа . советских химиков была удостоена Сталинской премии за разработку полу- чения новых соединений из каменноугольного дегтя. Я уверен, что наши талантливые подрастающие хи- мики сделают еще не одно блестящее открытие в мире чудесных превращений, связанных с каменноугольным дегтем. Иною. К. ЕВТЮХОВ НАЭЛЕКТРИЗОВАННЫЙ ЧЕЛОВЕК РАСКРБ1В учебник физики, мы обязательно встретим в нем опи- сание простого опыта, иллюстрирую- щего возникновение электрического заряда. Мы прочтем там, что доста- точно потереть стеклянную палочку о кусок кожи и на обоих материа- лах возникнут электрические заря- ды. Такие заряды в физике называют статическими, • то-есть покоящимися. Электростатические заряды возни- кают не только в лабораторных ус- ловиях. На производстве при трении приводного ремня машины о шкив, при переливании горючих жидкостей из одного резервуара в другой и во многих других случаях тоже возни- кают электрические заряды, и притом нередко большой силы. Электростатические заряды бывают двух родов: положительные и отри- цательные. Если сблизить тела, несу- щие разноименные заряды, то в ка- кой-то момент между ними с трес- ком проскочит искра: статическое электричество преодолеет сопротив- ление воздуха и произойдет разряд. В условиях производства, в поме- щении, где в воздухе содержится го- рючая пыль или какие-нибудь вос- пламеняющиеся газы, такая искра может привести к взрыву и пожару. Советская техника безопасности бдительно следит за тем, чтобы на наших предприятиях не случалось никаких аварий. Все, что может стать причиной несчастных случаев, подвергается внимательному изуче- Исследуя характер возникновения и распространения электрических за- рядов, ученые установили, что носи- телями электрических зарядов и ис- точником возникновения искр неред- ко становятся сами люди, обслужи- вающие производственные установки. Тело человека .— проводник элек- трического тока. Соприкасаясь с заряженным предметом, оно способно отводить через себя заряд в землю, если человек в этот момент соприка- сается с заземленными предметами. В противном случае электростатиче- ский заряд накапливается в теле человека и перемещается вместе с ним по всему помещению цеха. Ко- жаная или резиновая обувь, не про- водящая ток, препятствует «зазем- лению» рабочего и способствует .на- коплению заряда в его теле. Если такой человек, неся на себе, скажем, положительный электриче- ский заряд, соприкоснется с предме- том, заряженным отрицательно — хотя бы просто с заземленным пред- метом, — то произойдет разряд и проскочит искра. Советская техника безопасности нашла пути борьбы с этим опасным явлением. В цехах, где возможно об- разование электростатических заря- дов, пол делают из материала, хо- рошо проводящего электричество и применяют обувь на войлочной или веревочной подошве или на коже, подбитой гвоздями из цветного ме- талла (меди, цинка, бронзы). Благо- даря этому электричество беспрепят- ственно уходит в землю, не накап- ливаясь в теле рабочего. В том слу- чае, когда позволяет технологический процесс, искусственно повышают влажность воздуха. Увлажнение воз- духа уменьшает его сопротивление и облегчает статическому электричеству путь в землю. На станках, частях машин и дру- гих электризуемых предметах ста- раются делать хорошее заземление: у приводных ремней и лент ставят легкие графитовые или металличе- ские щетки, которые при движении ремней непрерывно снимают с них заряд статического электричества и отводят его в землю.
Ф. УШКАЛОВ л on 4 ATH и kW В МОСКВЕ f .< / Рис. Т. АФОН И НО И О 1663 г. в Измайловском имении царя Алексея был D заложен обширный ботанический сад. Главной целью этого ботанического сада была интродукция (введение в культуру) новых полезных для страны растений. В пер- вую очередь были сделаны попытки «завести» (то-есть внести в культуру) под Москвой такие растения, как ви- ноград, шелковица, «хлопчатая бумага» (хлопчатник) и другие технические культуры. Уровень науки того времени ограничивал возможности решения задачи, но само стремление осваивать ценные технические культуры свидетельствует о том, что госу- дарственные деятели на Руси намного опередили запад- ных соседей. В то время как московские люди изучали хлопковод- ство в тех странах, где оно развито, и завозили оттуда семена для посева в своей стране, в Западной Европе о хлопчатнике знали лишь по рассказам и описаниям пу- тешественников, описания же эти по достоверности, и стилю очень напоминают басни барона Мюнхгаузена. Вот, например, как описывал хлопчатник некий западно- европейский путешественник и «очевидец» Струйе, кото- рый якобы был в Поволжье, в Астраханских степях, в 1681 г.: «На западном берегу Волги есть большая сухая пу- стыня, называемая степь. В этой степи находится стран- ного рода плод, называемый «баромец», или «барнич». По внешнему виду и форме он напоминает очень овцу, имеет ноги, голову и хвост. Его кожа покрыта шерстью, очень белой, нежной, как пух. Он растет на низком стебле, около 2*/2 футов высотою, иногда и выше и поддержи- вается им как раз в месте пупка. Голова его свешивается вниз, как будто он пасется и щиплет траву' Когда же трава увядает, он гибнет». 30 августа 1665 г. садовник царя Алексея Василий Ни- китин привез в Москву «семена бумажные». 28 января 1666 г. садовник Измайловского ботанического сада Ла- рион Льгов был отправлен в Астрахань с заданием при- везти семян «хлопчатой бумаги», «семена» шелковичных червей да две тысячи черенков виноградных. В начале апреля 1666 г. все это было доставлено в Москву, в Измайловский сад. 14 марта 1667 г. тот же садовник Льгов сообщал из Астрахани, что им закуплено много всяких семян, в том числе и «семена бумажные». Хлопчатник в Измайловском саду не вызревал: при- чину этого видели в незнании правил выращивания его. Садовник Льгов снова был отправлен в Астрахань с на- казом найти опытного хлопковода, а также «велено ему призвать к Москве мастеровых людей: 1) кто бы бязи делал, 2) краски знал». Непосредственно культурой хлопчатника в Измайлов- ском саду занимался «бумажного дела мастер» (то-есть хлопковод)*Григорий Амосов с Терека. Он работал в саду в течение целого ряда лет. Неудачи с культурой хлопчатника не останавливали инициаторов. Каждый год завозились новые семена в на- дежде, что они будут развиваться лучше прежних. В 1675 г. царь Алексей послал указ астраханскому вое- воде Одоевскому, «чтобы у иноземцев сыскать семена бумаги хлопчатой самого доброва’ сколько мочно, и са- довника самого добрагова1 2 и Смирнова, который бы умел завесть бумагу3 на Москве». Семена «бумаги хлопчатой» и «добрый садовник» были вновь доставлены в Измайловский сад. Эти настойчивые попытки «завесть бумагу на Москве» продолжались 15 лет. Но как ни было велико желание первых инициаторов и энтузиастов хлопководства, их по- пытки не увенчались успехом. Тем не менее первые опыты внедрения культуры хлопчатника, проведенные в Измай- ловском саду, несомненно оказали свое положительное влияние, ближе познакомив передовых людей того вре- мени с хлопчатником как ценнейшей технической куль- турой. Попытка получить урожай хлопка в Москве впервые была осуществлена лишь через 264 года на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в 1939 г. Миллионы по- сетителей выставки могли видеть здесь не только цветы, но и созревшие коробочки. 1 Самого лучшего. 2 Самого опытного. 3 Добиться успеха в культуре хлопчатника.
ПО СОВЕТСКОМУ КАЗАХСТАНУй^^^ Н. Н. МИХАЙЛОВ Лауреат Сталинской премии Рис. А. ОРЛОВА 1—1АКАНУНЕ нового, 1950 1 1 состоялась встреча работников редакции нашего журнала с писате- лем Николаем Николаевичем Михай- ловым. Н. Н. Михайлов рассказал нам о своих творческих планах. В этом номере журнала мы печа- таем в сокращенном виде выступле- ние тов. Михайлова и прочитанную им главу из его новой книги «Твоя Родина». — Когда я беру в руки этот жур- нал, — сказал тов. Михайлов — когда я вижу слова «Знание—сила», во мне рождается радостное чувство благодарности. Какой день в жизни литератора самый памятный? Не тот ли, когда после мечтаний и волне- ний юности он видит, наконец, свое слово напечатанным? В журнале «Знание—сила» двадцать лет назад было опубликовано мое первое про- изведение — рассказ о поездке на Кавказ. Корреспондентский билет журнала «Знание—сила» сопровождал меня во всех путешествиях моей молодости — на Памир и в Кара-Кум, на Мур- ман и на Тянь-Шань. едва ли знают, что благодаря их журналу в 1930 году в самой глубине Тянь-Шаня был открыт перевал к тогда еще вовсе не исследованному леднику Северный Иныльчек на «белом пятне» у подножья Хан-Тенгри. Журнал «Зна- ние—сила» поддержал организацию альпинистской экспе- диции, в которой я участвовал и мы назвали перевал именем «Пролетарской печати». Прошло два десятка лет, и я сно- ва в редакции журнала. Меня спра- шивают, над чем я работаю, каковы мои планы. Знание своей страны увеличивает силу любви к ней. Своей работой я стараюсь способствовать тому, чтобы советские люди лучше знали богат- ства родной земли, чтобы они еще больше восторгались красотой ее, еще глубже понимали великое зна- чение своего труда по преобразова- нию страны. Задача большая, и сделанное мною, конечно, ничтожно в сравне- нии с нею. Сколько еще нужно написать! Нужно написать книгу значительно- го объема, которая бы дельно, под- робно и вместе с тем художественно рассказывала о всех наших краях и республиках. Нужна книга о том, как будет выглядеть наша страна в будущем, лет через десять — пят- надцать, когда воплотятся Сталин- ские планы преобразования природы. Нужна книга, которая показывала бы контраст отношения к Природе в странах капитализма и в стране строящегося коммунизма. Нужна вдох- новенная книга о Москве — оплоте мира во всем мире... Сейчас я заканчиваю работу над книгой, которая назы- вается «Твоя Родина». Это мысленное путешествие по Советскому Союзу, задуманное с таким расчетом, чтобы более или менее цельно, а значит кратко показать всю нашу страну в ее многообразии. уг/ЕЛЕЗНАЯ дорога, идущая из Москвы на юго-восток, 71 в городе Чкалове пересекает реку Урал и скоро вступает в пределы Казахстана. Сухая плоскость. Строгое величие необозримых степей. Быстрый бег поезда... Перед нашими глазами встает картина новой, преобра- женной страны. До революции над казахским народом как ярмо тяго- тела власть царя. Подневольным трудом народ кормил тунеядцев — чиновников и кулаков, полуфеодалов и баев. Постоянная кочевка, частые голодовки, два процента грамотных, темнота суеверия, повальные болезни, оскор- бительное бесправие. Лишь доски музеев, страницы книг да рассказы стари- ков говорят нам об этих тяжелых временах. Трудно лю- дям нового мира представить Казахстан нищей колонией, отсталым захолустьем, страной народных слез... Великая социалистическая революция освободила и возродила ка- захский народ. С помощью великого русского народа казахи преобра- зили свою родную землю. Свободный, социалистический Казахстан с каждым днем богатеет. И богатства его слу- жат трудовому народу. Мы пересекаем северную часть Казахстана. Поля Северного Казахстана распаханы под пшеницу и просо, на них — полоски молодых деревьев. Именно здесь, в Актюбинской области, колхозник-казах Чаганак Берсиев в 1943 г. собрал с гектара 201 центнер проса — урожай невиданный и неслыханный. До расцвета колхо- зов земля эта давала проса центнера по три с гектара... Великий ученый Вильямс, подсчитав, сколько солнеч- ной энергии способно воспринять растение, говорил, что достижим урожай зерна в двести центнеров с гектара. Утверждение это могло показаться фантастичным. А со- ветский крестьянин не только собрал урожай, предска- занный Вильямсом, но и превысил его. В местности, которая казалась неплодородной, получен урожай, наивысший в мире. И получен казахом, а каза- хов колонизаторы считали народом, не способным к земледелию... Берсиевское движение стало народным. Высокой агро- техникой овладевают массы колхозников. По урочищам Казахстана с давних времен разбросаны одинокие мазары — землистого цвета сооружения с круглым куполом и стрельчатой аркой.' Это могильники забытых ханов и мулл... Сейчас посмертная почесть ока- зана крестьянину. Чаганак Берсиев скончался в 1944 г., и в родном колхозе ему сооружен мавзолей. А в Актю- бинске ему, бывшему кочевнику, ставшему великим земледельцем, воздвигнут памятник. Под Актюбинском мы увидим и промышленность. В степи один за другим встают своими корпусами, трубами, дымом новые заводы. Один из них дает больше- фосфор- ных удобрений, чем давала вся царская Россия. Возле за- вода сад с лиственными деревьями, зеленое пятно на фоне полынной степи. За Актюбинском — недавно образовавшийся железно- дорожный перекресток. Отходит ветвь к берегам Каспий- ского моря, к Эмбе. Там под поверхностью полупустыни
залегают сотни нефтеносных соляных куполов. Куполы эти вскрыты, вырос лес вышек. Чувствуется, что мы вступили в край, богатый мине- ралами. Хром, фосфориты, нефть, никель, калий, бор... А дальше будут и другие сокровища. Недра Казахстана исчерпывают почти всю менделеевскую таблицу элемен- тов. И на залежах этих, как видим, при советской власти выросла крупная индустрия. Казахстан богатствами своих недр напоминает Урал, хотя там, где мы едем, он не гористый, а плоский. И дей- ствительно, Урал не дает себя забыть: поезд замедлил свой бег, он переваливает Мугоджарские горы — южное, совсем уж невысокое продолжение, вернее окончание, Уральского хребта. Мы продолжаем погружаться в бескрайние просторы Казахстана... После РСФСР Казахстан по площади — самая большая из наших союзных республик. Он про- стерся от отрогов Урала до пиков Тянь-Шаня, от ни- зовьев Волги до верховьев Иртыша. Размах природы в такой большой стране огромен. В Ка- захстане морозная зима, но на крайнем юге, в Бостан- дыке, растут нежный грецкий орех, миндаль и фисташка, виноград зимует без прикрытия. На западе, у побережья Каспия, лежит впадина Карагие с самой низкой точкой в Союзе — 132 метра ниже уровня океана, а на востоке в пределы Казахстана входят высочайшие горные цепи. Весной на равнине — свежая зелень, красная россыпь тюльпанов и маков. Летом — шелест высохшей, бурой травы. Запах по- лыни. Неумолчный звон цикад. В безоблачном небе пы- лает знойное солнце. Осенью — снова в степи зеленый оттенок. Зимой — белая сверкающая гладь. Ветер гонит сухой порошок снега... Г1ОСЛЕ долгого пути по равнине, на которой мы уже * ‘ видим поросший серым саксаулом песок, поезд под- ходит к Аральскому морю. Большое озеро лежит среди пустыни. За желтой по- лосой прибрежного песка видна синяя водная поверх- ность. У города Аральска над водой поднимаются мачты грузовых и рыболовных судов. Возле Аральского моря работает созданная при совет- ской власти научная станция по освоению пустынь. Имен- но здесь открыли новый «траншейный» способ земледе- лия: посадки ведутся на дне глубоких траншей, ближе к уровню грунтовых вод-, в укрытии от ветров. Там растут арбузы и дыни. Поезд идет дальше на юго-восток, вдоль реки Сыр- Дарьи. Он пересекает пустынную Туранскую низменность. Плоскость с редкой травой. Местами солончаки и бар- ханные пески. Возле озер и у рек — нескончаемые за- росли камыша. У станции — огороды: гряды из-за засухи не насыпаны, а вырыты. Летом в вагоне жара — тер- мометр показывает +45°. Из умывальника течет вода ко- фейного цвета. Окна рассох- лись, стали сами собой откры- ваться. Постоишь у окна, и пыль заскрипит на зубах. На берегах Сыр-Дарьи сеют рис. Это самое богатое рисом место в Казахстане. А бу- дет оно еще богаче: у города Кзыл-Орда на Сыр-Дарье строится большая плотина. Она поднимает воду для по- лива новых полей. На работе с просом в казахских колхозах, как мы ви- дели, выросли берсиевцы. А здесь распространяется дви- жение жахаевцев и киммансамовцов — по имени рисо- водов-новаторов Ибрая Жахаева и Ким Маи Сама. Звено колхозника-казаха Ибрая Жахаева, лауреата Сталинской премии, получило на берегах Сыр-Дарьи в 1947 г. наивысший в мире урожай риса — 171 центнер с гектара. Мы проехали район проса и район риса, и в обоих ме- стах отметили, что социалистический Казахстан, страна бывших кочевников, стоит на вершине земледельческой культуры. В СТОРОНЕ от дороги видны стада овец и верблюдов. Видны и колхозные поселки. Казахстан — одна из важ- нейших животноводческих баз СССР. Его колхозно-совхозные стада дают много шерсти, мяса, кожи. До Октябрьской революции казахи, меняя пастбища, ьесь год переходили с места на ме- сто. Жизнь была тяжела. Природа держала людей в своих руках: покроется земля ледяной коркой — и начинается бескормица, а с ней падеж скота. Баи, жившие трудом народа, ухитрялись оставаться в выгоде, а бедняки уми- рали с голода. При советской власти прошла коллективизация!, баев не стало. Казахи осели на землю. Они построили сотни культурных поселков с удобными светлыми домами, со школами, с огородами, которых при вечных кочевках не знали. А в последние годы эти поселки обзавелись и электричеством: всюду строятся сельские электрические станции.
Скот и сейчас перегоняется с одних пастбищ на другие в зависимости от времени года, но уд?е по научно-разработан- ным маршрутам. Со стадами, кроме пастухов, следуют вете- ринары-зоотехники. На случай зимней бескорми- цы колхозы заготавливают корм, им помогают в этом деле государственные машинно-жи- вотноводческие станции. При заготовке кормов применяются самоходные и тракторные сенокосилки, широкозахватные грабли, стогометалки. Вводится электрическая стрижка овец, механическая дойка коров. Строятся загоны для защиты скота от хо- лода зимой. кий снег поблескивает в лучах солнца, а вечером, после зака- та, когда в городе уже темне- ет, светится нежным краснова- тым огнем. Склоны гор покрыты зеленью лесов. До них километров два- дцать, но бывает прозрачный, светлый час, когда с улиц го- рода кажется, будто видишь На далеких пастбищах создаются межколхозные цен- тры с жилыми домами и культурными учреждениями, с радиостанциями. Научные экспедиции изучают и подго- тавливают для колхозов новые пастбища в глубине пустынь. ПОСЛЕ двух дней пути по сухим буро-желтым рав- * 1 винам впереди возникает лиловый контур гор. Поезд приближается к ним, и они вырастают. Это первые отроги Тянь-Шаня. востоку. Он проходит Растрескавшаяся земля, су- хая полынь, серые тона пусты- ни. И вдруг поезд врывается в свежую зелень оазиса. Пу- стыня отрезана, как ножом. Вот сбежавшая с гор речка ушла в сторону, исчезли де- ревья, снова черствая пустыня. Но не надолго. Снова речка — и снова зелень. Начинаются оазисы Южного Казахстана. На станции Арысь наш поезд поворачивает налево, к через города Чимкент и Джамбул. Возле города холмятся «прилавки», возглавляемые Ве- ригиной горой. Горбы у них голые, а подножья спуска- ются в яблоневые сады. Если мы придем сюда в начале мая, когда сады розовато-белые, а воздух густ от избыт- ка аромата, и в конце сентября, когда под деревьями на- сыпаны целые горы больших красных шаров, то поймем, почему этот город зовут «отцом яблок» (алма — яблоко, ата — отец). Яблоневые сады сливаются с городом. Он распланиро- ван в клетку — одни улицы идут по пологому склону сверху вниз, другие их пересекают. Сквозь город с жур- чанием проносятся ручьи с гор, чтобы исчезнуть внизу, в безграничной степи. При взгляде сверху подгорная рав- нина ощущается как море. Деревья — в каждом дворе и на каждой улице. Вдоль асфальтовых аллей в четыре ряда растут пирамидальные тополя. На жителя приходится 98 квадратных метров зе- чени. Это один из самых зеленых городов во всем мире. В зелени видны домики. Побеленными стенами квар- талы напоминают Украину, деревянными ставнями и груз- ными карнизами — Сибирь, арыками — Среднюю Азию. Это остатки старого города Верного, уже оттесняемые на окраины. А на главных улицах господствуют двух- и трех- этажные дома новой стройки. Изумительный театр — он так умело поставлен, что снеж- ные вершины хребта, образуя фон, входят в его архитектур- ный образ. Строгий Дом пра- вительства. Внушительное зда- ние Верховного Совета. Огром- ная строительная площадка Академии наук Казахской ССР. Университет, институты, школы, гостиницы, кино, жилые дома... А за городом — корпуса новых заводов и фабрик. В горах — гидростанции. В Верный казах лишь пригонял барана на базар или шел работать чернорабочим — «джигитом» к купцу... В Алма-Ате мы увидим казаха — крупнейшего ученого, пре- зидента Академии наук. Услышим казашку — народную артистку СССР. Встретим казахов-писателей со всесоюз- ной славой. И в них почувствуем всю силу возрожденного казахского народа. Все время справа от нас, на юге, виден высокий горный хребет. На вершинах лежит вечный снег. Это Киргизский Ала-Тау. Реки, стекающие с него, орошают поля хлопчатника и сахарной свеклы. Вдоль оросительных каналов рядами тянутся пирамидальные тополя. Уже начался Турксиб — железная дорога, связываю- щая Среднюю Азию с Сибирью. Она построена в первой пятилетке по предложению товарища Сталина. ПОЕЗД преодолевает трудный Чокпарский перевал, и * * теперь справа рядом с нами идет уже другой горный хребет, еще более высокий — Заилийский Ала-Тау. Вершины гор сверкают снегом и голубоватыми пото- ками льда. Ниже линии вечного снега лежат богатые луга. Еще ниже по склонам гор растут узкие и.-высокие тянь-шаньские ели. И, наконец, внизу начинается степь... И вот у подножья высоких гор замечаем большой го- род, он весь в зелени. Город раскинулся на широ- ком, слегка покатом «конусе выноса» — на естественной на- сыпи, которую образовала река, тысячелетиям# выносив- шая из горного ущелья землю и обломки камня. Этот город под горами и над равниной — Алма-Ата. Мы в столице Советского Ка- захстана. Вплотную над городом стоят снежные вершины. Днем дале- ТЛЗ АЛМА-АТЫ можно проехать по Турксибу через * 1 оазисы в долине реки Или, через Семипалатинск на Иртыше к Алтаю, с его крупной горной промышлен- ностью. Но мы сядем в самолет и перенесемся в центральную часть Казахстана, в места, пока еще не связанные пря- мым железнодорожным путем со своей' столицей. По- строить туда железную дорогу — одна из задач послево- енной пятилетки. Самолет пронесет нас над песками Тау-Кума. Над озе- ром Балхаш — наполовину пресным, наполовину соленым. Над HOBbi^i городом меди на его северном берегу. Над бо- гатым минералами казахским «мелкосопочником» — остат- ком древних, стертых време- нем гор. И опустится в Кара- ганде. Мы—в .индустриальной серд- цевине Казахстана.
В этот обширный край, где могло бы поместиться сразу несколько самых крупных европейских государств, не было дорог. Сюда можно было добраться только на вер- блюде. Здесь казахи кочевали со своими стадами, терпя нужду и голод. Здесь вовсе не было городов и не было промышленности, если не считать медеплавильных заво- диков, принадлежавших англичанам. Сейчас в Караганде, в Балхаше, в Джезказгане — пере- довая, мощная индустрия. Угольные шахты и разрезы, рудники, медные комбинаты, металлургический завод, огромные электростанции. Край перекрещен железными дорогами. На том месте, где поднялся большой город Балхаш, еще в первой пятилетке обитала лишь одна семья. На том месте, где казахским геологом, руководителем ученых Казахстана, Канышем Имантаевичем Сатпаевым разведаны богатства Джезказгана, стояли юрты кочев- ников. На том месте, где сейчас растет Караганда — третья угольная база Союза, были две полукустарные шахтенки... В СССР сейчас вводится комплексная механизация угледобычи. Широкое применение получают такие ма- шины, как горный комбайн, который не только отбивает уголь от пласта, но и грузит его на транспортер. В Донбассе сейчас вводятся горные комбайны, там же, в Донбассе, изобретенные. Такую же победу мы отметим и здесь: комбайн Макарова, работающий в шахтах Ка- раганды, в Караганде и родился. Именно здесь горный комбайн был создан впервые в истории техники. А но- вый город Караганда и заложен-то всего лишь во второй пятилетке... Среди степи — большие дома, тополевые аллеи, сады, научные учреждения. А возле Караганды уже растут дру- гие новые города, еще более молодые: Сарань, Темир- Тау... Возраст окрестной природы — миллионы лет. Возраст народа — тысячелетия. Но все же возраст этой страны — три десятка лет. Потому что страна эта заново создана большевиками. МАГНИТ ОЧИЩАЕТ СЕМЕНА О СОВРЕМЕННОЙ технике широко используются маг- ниты. Им приходится выполнять самую различную работу. Об этой работе мы подробно рассказывали в статье «Магнит в современной технике»*. За последнее время наши ученые и инженеры сумели найти магнитам новое, не совсем обычное применение: их заставили очи- щать семена полезных культур от семян сорняков. Такое применение магнита может показаться невероят- ным, ведь все мы знаем, что магниты притягивают к себе только металлы, а тут — семена! Однако задача эта действительно решена. Инженеры одного завода совместно с сотрудниками Всесоюзного научно-исследовательского института сельскохозяйствен- ного машиностроения создали электромагнитную семе- очистительную машину ЭМС-1, которая с большим успе- хом «выбирает» семена сорняков. Дело в том, что поверхность семян многих культурных растений — проса, льна, клевера, люцерны и других — гладкая. Поверхность же семян тех диких растений, кото- рые обычно засоряют их, как правило, шероховатая. В массу семян, засоренных «дикарями», вводят очень мел- кий металлический порошок, который въедается в поры сорняков, обволакивая их металлическим налетом, но не задерживается на глянцевой поверхности очищаемых се- мян. После такой операции магниту не представляет боль- шого труда извлечь из смеси семена сорняков. Новая семеочистительная машина не имеет себе рав- ных в мире по чистоте работы. Сельское хозяйство нашей страны получит ценную и удобную машину для очистки семян. * «Знание—сила», № 5, 1949. А. РОЗЕН Фото Е. КАШИНОИ В 1883 г. профессор Санкт-петербургского горного института Иван Тиме описал в своей книге «Основы машиностроения» новый режущий инструмент. Раскрывая его возможности, Тиме писал: «При обработке четырех- гранных гнезд... в видах обеспечения полного однообра- зия в размерах, в четырехгранные отверстия, оконченные на долбежной машине, с небольшим запасом на окон- чательную отделку, ударами молотка загоняют стальную зубчатую оправу, вроде метчика к низу утоненную, при- чем снимается весьма тонкая стружка, и отверстие полу- чает окончательную правильную форму данных размеров». Уровень развития техники того времени не позволял широко применить способ, предложенный профессором Тиме. Долгое время отверстия, сделанные на долбежном станке, приходилось выравнивать вручную. Однако сейчас инструмент, о котором писал профессор Тиме, называе- мый протяжкой, нашел широкое применение на практике. Протяжка представляет собой длинный стержень, на котором расположен ряд постепенно «вырастающих» зубьев-резцов. Каждый последующий зуб на несколько сотых миллиметра выше предыдущего. Проходя через отверстие в изделии, такой «ступенчатый» инструмент, снимает стружку и образует вырез нужной глубины и нужной формы одним ходом; при изготовлении деталей сложной конфигурации это дает выигрыш во времени. Операция протяжки длится секунды, причем, в резуль- тате ее получается настолько чистая поверхность, что де- тали не нуждаются в дополнительной обработке. Они выходят одинаковыми, стандартными. Протяжка, которую заслуженно называют иногда «ин- струментом неограниченных возможностей», может иметь самые различные размеры и формы. Число зубьев-резцов протяжки может доходить до сотни. Протяжка все шире и шире применяется нашими заво- дами. Она дает возможность значительно ускорить и удешевить изготовление деталей самых различных ма- шин, находящихся в массовом производстве.
Наука против религии Ф. ОЛЕЩУК НАУКА — ОРУЖИЕ ЧЕЛОВЕКА АД НОГОТЫСЯЧЕЛЕТНЯЯ история * * развития человечества — это исто- рия борьбы человека с силами при- роды и общественным гнетом. В про- цессе этой борьбы человек постепенно познает законы, управляющие приро- дой и жизнью общества. Знание этих законов, то есть наука, представляет величайшее благо для человека. Да- вая верное представление об окру- жающей действительности, наука во- оружает человека, делает его все больше и больше повелителем приро- ды и общественной жизни. В очень отдаленные времена, напри- мер, у людей возникла необходимость определять время по звездам, вычи- слять по движению планет сроки на- ступления зимы, весны, лета, осени. Из этих, в общем очень скромных по- требностей выросла астрономия — наука о законах движения небесных тел. Но в своем дальнейшем развитии астрономия значительно расширила круг первоначально стоявших перед нею задач и вооружила человека пра- вильным представлением о Вселенной и законах ее развития. Необходимость искать съедобные, лекарственные и другие полезные ра- стения привела в свое время к воз- никновению ботаники. Дальнейшее развитие этой науки увенчалось тем, что человек научился не только осваивать, но и переделывать в своих интересах растительный мир. Точно так же медицина, выросшая из потреб- ности облегчать страдания заболевших людей, в настоящее время позволяет людям не только излечивать возник- шие болезни, но и устранять самую возможность появления многих из тех болезней, которые еще недавно угро- жали человеку почти неминуемой смертью. Когда в процессе общественного развития появился рабочий класс, когда борьба пролетариата против бур- жуазии приняла острые формы, воз- никла наука — марксизм. Марксизм- ленинизм — вершина человеческих знаний. Марксизм-ленинизм дает цель- ное, законченное, последовательное, до конца научное представление о зако- нах природы и общества. Он воору- жает рабочий класс и его коммунисти- ческие партии необходимым оружием в борьбе за свержение несправедли- вого, эксплоататорского обществен- ного строя, за построение нового бес- классового строя — социалисти- ского, коммунистического. Таким образом, всякая наука воз- никает и развивается в процессе прак- тической, творческой, созидательной деятельности человека, в его борьбе с природой, в производстве жизнен- ных благ, в практической революцион- ной классовой борьбе. Наука обладает силой потому, что она основывает свои положения и вы- воды на опыте и практике. Правиль- ность, истинность^всякого положения, выдвинутого наукой, проверяется мно- говековой практикой, опытом всего человечества. Тесно связанная с прак- тикой, наука помогает человеку по- беждать природу, становиться ее гос- подином. Вооруженный научными зна- ниями человек приспосабливает при- роду к своим потребностям, перекраи- вает географию Земли, выводит новые породы растений и животных, улуч- шает условия своего существования. Вооруженный марксистско-ленин- ской наукой рабочий класс в капита- листических странах ведет под руко- водством коммунистических партий успешную борьбу против империа- листов, пытающихся обрушить на че- ловечество ужасы новой мировой вой- ны. Вооруженные теорией марксизма- ленинизма народы стран Восточной Европы строят успешно социализм, а люди Советской страны, построив со- циализм, идут под знаменем учения Ленина—'Сталина вперед, к комму- низму. ОПИУМ ДЛЯ НАРОДА СОВЕРШЕННО обратную роль иг- рает в общественной жизни ре- лигия. Религия, так же как и наука, яв- ляется идеологией, мировоззрением, то есть системой взглядов и представ- лений об окружающей человека при- роде и общественной жизни. Однако идеи бывают разные. Есть идеи пере- довые, — в жизни общества они иг- рают полезную роль, помогая ему развиваться, двигаться вперед. Тако- вы научные идеи. Но есть идеи ре- акционные, которые в жизни общества играют вредную роль, ибо они ме- шают развитию общественной жизни, тормозят движение общества вперед. Таковы религиозные идеи. Наука является правильным отра- жением в сознании человека окружаю- щей его действительности, поэтому в жизни общества она играет полезную роль. Религия же, наоборот, играет вредную роль, так как она является отражением неправильным, извращен- ным. Наука вооружает человека в борьбе с природой и общественным гнетом. Религия, наоборот, разору- жает его, делает бессильным, слабым, безвольным. Именно поэтому классики марксизма-ленинизма учат отрицатель- ному отношению к религии. Маркс называл религию «опиумом народа». Опиум, как известно, сред- ство, при помощи которого одурмани- вается, затемняется сознание чело- века. Употребляя опиум, человек на- рушает нормальную деятельность своего мозга и в результате живет в области вымыслов, пустых фантазий, несбыточных представлений. Опиум отвлекает внимание человека от окру- жающей действительности и уводит его в мир фантазии, мир вымыслов. Опиум вредит человеку, ибо он ме- шает ему бороться за действительное улучшение условий жизни. Подобно опиуму, религия одурмани- вает сознание человека рассказами о существовании «потустороннего» сверхъестественного мира. Всякая ре- лигия старается внушить людям, что, кроме мира материального, который будто бы является временным, прехо- дящим, существует еще мир духов- ный — мир вечный, от которого зави- сит жизнь мира материального. Как бы ни отличались различные религии одна от другой своими внеш- ними формами, обрядами, всех их род- нит вера в сверхъестественное, то есть в то, что над природой и обще- ством стоят какие-то высшие незем- ные силы — бог, ангелы, черти, духи и т. п. Эти силы, по представлениям религии, могут вмешиваться и вме- шиваются в ход событий и явлений природы и в жизнь общества и на- правляют их по своему желанию, во- преки и в нарушение естественных за- конов. Больше того, религия учит, что именно боги по своему произволу со- творили мир и создали все, что в нем находится. АНТИНАУЧНЫЕ СКАЗКИ '^АТО фантастическое, нелепое пред- ' ставление религии в корне проти- воречит здравому смыслу и опровер- гается выводами науки и всей много- вековой практикой человечества. По- этому естественно, что те, кто пропо- ведуют религию, требуют слепой веры в ее утверждения. Известный фран- цузский ученый XVIII века Гольбах писал, что религиозный человек «обя- зан верить всему, чему ему велят ве- рить, в противном случае он годится только для костра». Верующие люди без всякого раз- мышления обязаны принимать самые 10
йёЛепые религиозные утверждения, хотя они явно противоречат здравому смыслу. Каждый из нас, например, знает, что Солнце ежедневно «всходит», а вече- ром «заходит», — это незыблемый закон природы. Но вот религиозная книга библия рассказывает, что будто бы однажды Иисус Навин приказал" Солнцу остановиться, и оно на неко- торое время действительно останови- лось... Мало того, что это никак не вяжется с нашей практикой и нашим опытом, это противоречит и законам природы. Наука совершенно ясно ут- верждает, что если бы Земля остано- вилось хотя бы на одно мгновение, то это сразу привело бы к катастрофе. Но религиозному человеку предла- гается верить, что это невероятное событие было на самом деле... Другой пример. Все мы знаем, что пища с неба не падает, что ее надо добывать упорным и настойчивым тру- дом на земле. Но в библии рассказы- вается, что однажды, когда евреи блуждали по пустыне и голодали, будто бы вдруг, по повелению бога, с неба начала падать манна и они таким образом без всякого труда со своей стороны удовлетворяли потреб- ность в пище. Рассказ также совер- шенно невероятный, ибо те, кто его преподносят верующим, не могут до- казать, что это действительно было так или что это возможно. Верующих людей заставляют слепо верить в то, что такие чудеса возможны в жизни. ВЕРА В СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННЫЕ СИЛЫ РЕЛИГИЯ, следовательно, учит ве- рить в чудеса, верить в то, что все в природе и в общественной жиз- ни зависит от бога, происходит по во- ле божьей. Религия учит, что бог всемогущ, он создал мир и он же может менять течение событий в при- роде и обществе как только ему взду- мается. А отсюда делается вывод, что вмешательство сверхъестественных сил в жизнь природы и общества можно вызвать различными колдов- скими приемами и средствами — мо- литвами, обрядами, заклинаниями, жертвами и т. д. Иными словами, ре- лигия внушает человеку, что- он мо- жет изменять действие законов при- роды не путём изучения и понимания этих законов, не в процессе творче- ского труда, а путем обращения с молитвой к богу, с просьбой о его вмешательстве. Русский писатель И. С. Тургенев по этому поводу писал: «Всякая молитва в сущности сводится к следующему: «Сделай, господи, так, чтобы дважды два было пять, а не четыре». Но что значит признавать вмеша- тельство сверхъестественных сил в де- ла природы, возможность чудес? Это значит, прежде всего, отрицать законо- мерность в явлениях природы и в жиз- ни общества. А это никак не вяжется с человеческой практикой и с жиз- ненным опытом людей. Мы знаем, что сколько бы верующий человек ни мо- лился богу, Солнце будет «всходить» утром и «заходить» вечером, природа будет расцветать летом и увядать зи- мой, никакая «манна» никогда не бу- дет падать с неба и т. д. ПОРОЖДЕНИЕ БЕССИЛИЯ РЕЛИГИЯ возникла в очень отда- ленные, первобытные времена в результате бессилия дикаря в его борьбе с природой. Не имея никакого представления о причинах появления дождей, грома, молнии, разлива рек, засухи, эпиде- мий и т. п., первобытные люди начи- нали думать, что все эти явления вызваны вмешательством каких-то не- ведомых могущественных сил, стоя- щих над человеком и природой. И они начинали поклоняться этим неве- домым силам, приносить им жертвы, пытаясь умилостивить их гнев. «Бессилие эксплуатируемых классов в борьбе с эксплуататорами, — писал В. И. Ленин. — так же неизбежно порождает веру в лучшую загробную жизнь, как бессилие дикаря в борьбе с природой порождает веру в богов, чертей, чудеса и т. п.». Придавлен- ность трудящихся масс в эксплоата- торском обществе, их чувство бесси- лия в борьбе с гнетом природы и об- щественным эксплоататорским гнетом, их мучительные и тягостные страда- ния — вот что заставляет людей ве- рить в существование сверхъестест- венных сил, падать ниц перед несуще- ствующими небесными владыками. «Десятки и сотни раз пытались трудящиеся, — говорил товарищ Сталин, — на протяжении веков сбросить с плеч угнетателей и стать господами своего положения, но каж- дый раз разбитые и опозоренные вы- нуждены были они отступить, тая в душе обиду и унижение, злобу и от- чаяние и устремляя взоры на неведо- мое небо, где они надеялись найти избавление». РЕЛИГИЯ УВЕКОВЕЧИВАЕТ БЕССИЛИЕ ЧЕЛОВЕКА РОЖДЕННАЯ бессилием перво- бытного человека перед природой и общественным гнетом, религия не только не освобождает человека от него, но еще более закрепляет и уве- ковечивает это бессилие. Человек, который верит в бога, является рабом природы и обществен- ных отношений. Религия обманывает человека, мешает ему познать зако- ны, управляющие природой и обще- ственной жизнью, и таким образом ме- шает ему стать господином природы, хозяином своей жизни. Оттого, что верующие крестьяне в засушливое лето обращаются к богу с просьбой о дожде и совершают крестные ходы на поля, дождь не пойдет, урожай не станет лучше. Наоборот, такого рода действия, вну- шенные религией, способны только ухудшить положение верующего кре- стьянина: направляя свои усилия по ложному пути, надеясь на бога, он не принимает мер, которые бы действительно предотвратили возник- новение засухи. Чтобы предохранить засушливые степные районы нашей страны от повторения засухи, совет- ское правительство и большевистская 11 партия создают защитные лесные Мас- сивы и вводят правильную, научно обоснованную агротехнику. Это дей- ствительное, научное, а не мнимое, ре- лигиозное средство борьбы с засухой. Еще пример. Оттого, что верующий человек в случае болезни помолится на икону, поставит в церкви свечу, закажет молебен, или обратится к кол- дуну, болезнь не пройдет, не исчез- нет. Наоборот, больной может от всего этого заболеть еще хуже, ибо время для лечения будет упущено, болезнь разовьется, а знахарь может даже рекомендовать средства, кото- р'ые окажутся вредными для здо- ровья. Таким образом, религиозные взгля- ды на природу не помогают человеку познавать ее законы и использовать полученные знания для переделки при- роды в своих интересах. Наоборот, они задерживают развитие науки и тянут человечество назад, к тому по- ложению полного бессилия перед при- родой, в котором оно находилось в первобытные времена. РЕЛИГИЯ освящает УГНЕТЕНИЕ С ЩЕ более вредную роль религия играет в общественной жизни. Она обёщает человеку призрачное блаженство — на том свете, в за- гробном мире, в раю; она сулит ве- рующему человеку благо на небе, а не на земле. Этим самым религия ме- шает верующим трудящимся бороться за улучшение жизни на земле, за лик- видацию эксплоататорского классо- вого гнета. Больше того, религия освящает классовый гнет и закрепляет его именем и авторитетом бога. Каждая религия учит, что деление общества на классы, а следовательно, и экс- плоатация человека человеком, уста- новлены богом. Еще в V веке извест- ный церковный деятель Августин пи- сал: «Рабство есть наказание за гре- хи, поэтому человечество должно пе- реносить это наказание, как проявле- ние справедливости божьей». Предста- вители религии считают, таким обра- зом, что классовый строй незыблем, что сам бог установил различие лю- дей по классовому положению. Всякая религия освящает именем бога также незыблемость частной соб- ственности — этой основы эксплоа- таторского, капиталистического строя. Религия запрещает трудящимся даже Мечтать об освобождении от власти буржуазии и помещиков, запрещает самую .мысль о передаче земли, заво- дов, фабрик, железных дорог, магази- нов из частной собственности поме- щиков, фабрикантов, купцов и других представителей эксплоата- торских классов в собственность го- сударства трудящихся, грозя за это всеми земными и небесными карами. Религия всячески оправдывает и за- щищает эксплоататорскую государ- ственную власть в капиталистических странах, как божественное установле- ние. Широко известно положение ре- лигии о том, что «нет власти, которая не от бога». Поэтому, по учению церкви, обязанность трудящихся в ка- питалистических странах заключается
в том, чтобы подчиняться эксплоата- торской власти, а не противодейство- вать ей. Следовательно, религия от- влекает верующих трудящихся от уча- стия в революционном движении. Всякая классовая борьба, направлен- ная на свержение эксплоататорского строя, — смертельный грех с точки зрения религии. Известно, что в пер- вые дни Великой Октябрьской социа- листической революции религиозные организации как в России, так и за рубежом объявили ей войну. Извест- но также, что ныне в странах народ- ной демократии католическая церковь ведет непримиримую борьбу с режи- мом народной демократии, с компар- тиями. РЕЛИГИЯ — ВРАГ КОММУНИЗМА О УСЛОВИЯХ нашей страны рели- гиозные пережитки играют осо- бенно вредную роль. Они препят- ствуют развитию и укреплению на- шего социалистического обществен- ного строя, мешают верующим лю- дям стать сознательными и активными строителями коммунистического об- щества. Религия в основе своей враждебна коммунизму. Теория научного комму- низма учит человека критически ис- следовать окружающую его действи- тельность, чтобы изменять ее в своих интересах. Религия же, наобо- рот, призывает верующего человека верить только тому, что изложено в «священных» книгах, объявляя все остальное излишним и Ненужным. Коммунизм учит становиться на сторону нового, растущего: разви- вать передовые научные идеи, поддер- живать революционные общественные движения. Религия цепляется за ста- рое, отжившее свой век, обращает взоры верующего человека назад, к тому, что было сто и тысячу лет назад. Научный коммунизм призывает тру- дящихся добиваться счастливой жизни здесь, на земле. Религия учит, что счастье возможно только после смер- ти на небе. Гимн пролетариата гла- сит: «Никто не даст нам избавленья, ни бог, ни царь и ни герой, добьемся мы освобожденья своею собственной рукой». Религия же призывает верую- щих ждать избавления от небесного спасителя. Коммунизм — за общественную соб- ственность, религия — за частную соб- ственность. Коммунизм — за реши- тельную, беспощадную борьбу про- тив капиталистов и эксплоататоров, религия — за добровольное подчине- ние эксплоататорскому гнету и наси- лию. Коммунизм — знамя революции, прогресса, движения вперед, рели- гия — знамя реакции, регресса, дви- жения назад. Вот почему религиозные пережитки по самому существу своему вредят тому великому делу, которое осуществляют сейчас трудящиеся мас- сы в нашей стране под руководством большевистской партии. Вот почему религиозные пережитки нетерпимы в нашей жизни, в нашем обществе, в нашем быту. Большевистская партия и советская власть призывают бороться за полное преодоление религиозных предрассуд- ков и суеверий, за воспитание всех людей в духе марксизма-ленинизма, за превращение всех трудящихся на- шей страны в активных и сознатель- ных строителей коммунизма. Опираясь на марксистско-ленинское учение о природе и обществе, созна- тельные люди нашей страны ведут активную, развернутую антирелигиоз- ную пропаганду. Широко распростра- няя политические и научные знания, они помогают отсталым верующим бы- стрее преодолевать религиозные пред- рассудки и суеверия и становиться сознательными строителями комму- низма. ДО начала XVI1I столетия северо- западная часть американского ма- терика была еще совершенно не из- вестна европейцам. Только в 1732 году мужественные русские мореплаватели Иван Федоров и Михаил Гвоздев, выйдя на небольшом судне из устья р. Камчатки к берегам Америки, после долгого и тяжелого плавания первы- ми из европейцев бросили якорь у полуострова Аляска. Через девять лет после плавания Федорова и Гвоздева русская экспе- диция Чирикова и Беринга проло- жила новый морской путь из Кам- чатки к тихоокеанским берегам Аме- рики, вдоль Алеутских островов к южной части полуострова Аляска. По следам Чирикова и Беринга за пушными богатствами вновь открытых земель стали снаряжать экспедиции сибирские купцы. На утлых парусных суденышках «шитиках» (из-за отсут- ствия железа судна скрепляли — «шили» — кожаными ремнями)' они отправлялись за мехами котиков, мор- ских бобров и лисиц. Из года в год безвестные русские мореходы совер- шали плавание к Алеутским остро- вам и, идя от острова к острову, до- бирались до американского материка. В это время широко известным ста- новится имя Григория Шелехова, справедливо прозванного современни- ками «Российским Колумбом». Шеле- хов с товарищами совершает путеше- ствия к берегам Северо-Западной Америки, открывает на своем пути многочисленные острова. Шелехов первым основывает постоянные рус- ские поселения в Америке для про- мыслов пушнины, осваивает и присое- диняет к российским владениям от- крытые земли. В 1799 году была учреждена спе- циальная купеческая «Российско-Аме- риканская компания». Компании было предоставлено исключительное право промышлять пушнину в «Русской Америке», как ее тогда называли, за- нимать открываемые земли и вклю- чать их в российские владения. «Рос- сийско-Американская компания» при- соединила к владениям России огром- ную территорию полуострова Аляска и многих островов и основала много- численные русские поселения. Про- должая исследование северо-западных берегов Америки в поисках земель, пригодных для земледелия, компания далеко к югу от Аляски, в Калифор- нии, несколько севернее нынешнего города Сан-Франциско, у самых ис- панских владений основывает русское поселение и крепость. Здесь за много верст от своей родины, у южной гра- ницы российских владений в Аме- рике, в честь славянских народов русские поселенцы дают безымянной реке, впадающей в Тихий океан, название «Славянка». Впоследствии за этой рекой закрепилось название «Русская река», и под этим именем она нанесена на всех картах мира. Открытие и изучение русскими пу- тешественниками-мореплавателями Се- веро-Западной Америки принадлежит к числу величайших географических открытий. Буржуазные ученые вся- чески стараются замолчать тот факт, что первыми из европейцев открыли Аляску и близлежащие острова рус- ские путешественники-мореплаватели. Русские названия на карте Аляски, название «Русская река» в Калифор- нии — неоспоримое историческое сви- детельство величайших заслуг рус- ских людей в деле открытия и изу- чения тихоокеанских берегов Северо- Западной Америки. 12
китти теншебднни АРКАДИЙ АДАМОВ Рис. И. БРЮЛИНА. Фото А. БУЛГАКОВА В ЦВЕТУЩЕЙ Араратской долине, недалеко от столицы Армении — большого и шумного города Ере- вана, на левом берегу реки Занги стоит Кармир-блур — «Красный холм». Его неровные, голые скло- ны еще недавно были покрыты красной землей. В бесчисленных норах водились лисы. Ереванские охот- ники часто бывали в этом уединенном и пустынном месте. Порой их взгляд останавливался на мощ- ной каменной кладке, выступавшей на склонах Кармир-блура, обращенных к Занге. Эти остатки гово- рили о том, что на холме некогда стояла большая древняя постройка. В 1936 г. один геолог нашел на склоне холма камень из древней кладки. На нем сохранилось не- сколько строк надписи, выполненной клинописью. В этой надписи можно было прочесть имя урартскс~с царя Русы, сына Агишти, жившего в середине VII в. до н. э., то-есть около 2600 лет тому назад. На основании находки этого камня предполагали, что и древняя крепость относится к этому времени. Древнее рабовладельческое государство Урарту достигло к VIII в. до н. э. наивысшего расцвета и включало в то время в свой состав значительную часть Закавказья. Урарты закрепляли здесь свою власть не только огнем и мечом. Они старались и экономически освоить эти области, проводя там боль- шие строительные работы. Они заботились об ирригационной системе, сооружали большие каналы, на- саждали виноградники, фруктовые сады и рощи, строили крепости, дворцы, храмы, развивали земле- делие и скотоводство. Культура Урарту достигла очень высокого для того времени развития, а в металлургическом про- изводстве и технике ирригационных сооружений даже превзошла достижения других народов Передней Азии. История Урарту имеет большое значение для истории народов Закавказья как ее прямых культурных наследников. Культурные и торговые связи Урарт}' были очень значительными и распространялись не только на все Закавказье, но и на северную часть Причерноморья, где обитали в то время скифские племена. Но можно ли узнать во всех подробностях и представить себе события, происшедшие на этом холме больше двух с половиной тысяч лет назад? Можно ли узнать, что за руины видны над рекой, кто жил здесь тогда, кто строил эти гигантские стены, кто оборонял их от врагов? Оказывается, можно. СКИФЫ ИДУТ НА ШТУРМ... Общий вид раскопок одного из кварталов древнего поселения. рыми еще так недавно торговал наместник урартского ца- СКИФЫ ИДУТ НА ШТУРМ... ря. Гигантского роста, в войлочных остроконечных шапках, ЗВ шароварах и кожаных рубахах, вооруженные луками, «71 УШНОЙ летней ночью, в самом начале августа, мечами и кинжалами, скифы готовились к нападению. jHlI когда непроглядная тьма опустилась на поля и холмы и только глухо шу- мели у подошвы Кармир-блура воды невидимой Занги, полчища врагов бесшумно окружили крепость. Город и крепость Тейшебаини славился бо- гатством и роскошью. Под лучами щедрого южного солнца четко вырисовывались на склонах холма уступчатые линии крепости. Окна каждого яруса выходили на плоские крыши нижнего. Сложенная из огромных жел- товатых сырцовых кирпичей, с массивными башнями по углам и большим, опоясанным толстой стеной, двором, крепость представляла величественное и грозное зрелище. Она была названа по имени бога войны, грома и бури Тейшебы, которого изображали в высокой шапке с рогами, с боевым топором и палицей в руках, и должна была наводить страх и трепет на народы Закавказья, вошедшие в состав Урартского царства. И вот теперь .полчища врагов окружили в темноте эту крепость. То были скифы, с кото-
Общий вид кладовой с карасами после раскопок. Никто из защитников крепости, укрывшихся в цита- дели, не ожидал в эту ночь нападения. Безмятежно за- нимался своим ремеслом привратник в каморке у главных ворот крепости: он вырезал из оленьего рога головку барана, стараясь сделать ее похожей на ту, что лежала сейчас перед ним; он выпросил ее однажды у скифов- торговцев. Спокойно спали жители крепости в своих лачу- гах из веток и прутьев во дворе, спали в дворцовых залах бородатые воины в длинных с бахромой платьях до пят и бронзовых шлемах, в стойлах спокойно дремал скот и молча трудились рабы в огромных кладовых, добывая масло из кунжута. Но вот раздались воинственные клики и тучи стрел полетели в крепость. Боевые стрелы с острыми бронзо- выми наконечниками и зажигательные стрелы с горящими пучками просмоленной пакли со свистом и шипеньем за- мелькали над головами урартов. Скифы штурмовали крепость не со стороны хорошо за- щищенных главных ворот, а через боковой вход. Вспых- нули пожары. Как факелы, горели хижины во дворе кре- пости. Люди, не понимая со сна, что происходит, едва успевали выскочить из объятых огнем жилищ. Под рух- нувшими кровлями остались погребенными мечи, кинжалы, щиты из ивовых прутьев с бронзовыми бляхами, украше- ния женщин, утварь. А огонь перекинулся уже на кре- пость. Здесь пожар достиг страшной силы — загоре- лись мастерские кунжутного масла. От жара плавились не только рухнувшие сырцовые стены, но и керамические изделия. Среди растерявшихся людей носились обезумев- шие от ужаса лошади, коровы, ослы. Они перескакивали с одного яруса на другой, с ревом мчались по плоским крышам и падали вниз. А кругом рушились стены и балки потолочных перекрытий. Наконец враг ворвался в крепость. Побежденным не было пощады. Скифы проникали в уцелевшие от огня помещения крепости, вдребезги разбивали там жертвен- ники и статуи богов, грабили ценности — украшения, оружие, утварь. Так две с половиной тысячи лет назад перестал суще- ствовать последний оплот урартской власти в Закав- казье. О жизни крепости Тейшебаини до нападения на нее скифов, о ее роли в истории древнего Кавказа, о ее раз.- рушении врагами узнали недавно советские историки- археологи. В нашем описании нет ни одной выдуманной подробности — все было так, как здесь рассказано. Больше того, мы еще о многом не успели рассказать. КАК РАБОТАЕТ АРХЕОЛОГ ЗЛЕКАТЕЛЬНА и трудна работа ар- хеологов. Здесь нужна большая на- стойчивость, много знаний, богатое воображение и острый глаз. Самая незначительная и на первый взгляд пустяковая находка иногда рассказывает опытному археологу много интересного. Однажды, спустя несколько лет после начала раскопок на Кармир-блуре, в дверях одной из кладовых была об- наружена часть бронзового запора—накидная петля. Покры- тая толстым зеленым слоем коррозии, сломанная пополам, вся в земле и глине, она не привлекла в первый момент внимания археологов. Кроме нее, было много других, куда более, казалось бы, интересных находок. Что важного могла она сообщить ученым, кроме, разве, способа закры- вания дверей? И, однако, именно эта петля ответила на два важных вопроса, над которыми бились археологи с самого начала раскопок на Кармир-блуре: когда была по- строена крепость и как она называлась. Дело в том, что после тщательной очистки от коррозии на петле неожи- данно выступила надпись: «Русы, сына Аргишти, крепость города Тейшебаини». Следовательно, раскапываемая часть дворца относилась ко времени царствования Русы, то-есть к середине VII в. до н. э., и называлась она именем бога Тейшебы. Порой случается, что событие, казалось бы, не имею- щее никакого отношения к работе археолога, оказывает ему неоценимую помощь. Вот, например, гроза... Да, обыкновенная гроза пронес- лась над Кармир-блуром, когда там только начала работу археологическая партия. И что же? Вдруг, совсем не- ожиданно, внимательный глаз ученого обратил внимание на одно странное обстоятельство: поверхность холма вы- сыхала неравномерно. Через некоторое время темные влажные полосы исчертили один из его склонов. Их не- медленно нанесли на бумагу. Что же оказалось? Разва- лины стен задерживали влагу дольше, чем грунт, запол- нявший помещения. Так проступила на мгновение плани- 14
ровка скрытой под землей древней крепости. Работа уче- ных была значительно облегчена. Бригады рабочих во главе с научными сотрудниками уверенно приступили к раскопкам... Но прежде чем, попасть на Кармир-блур, руководитель экспедиции, член-корреспондент Академии наук Армян- ской ССР лауреат Сталинской премии Борис Борисович Пиотровский и его сотрудники проделали большую много- летнюю работу по изучению древних поселений Закав- казья в поисках самого выгодного объекта для раскопок. Месяцами бродили в горах ученые, внимательно осма- тривали многочисленные руины, собирали вокруг осколки древней глиняной утвари, снимали планы, расспрашивали местных жителей. Так был обследован обширный район предгорья, берега озера Севан и течение Занги. В 1934 г. начали, было, раскопки крепости около селения Цовинар на берегу Севана, но их пришлось прекратить: объект оказался неудачным. Поиски возобновились. Наконец, тер- пение и настойчивость ученых были вознаграждены: они попали на Кармир-блур, где их ждали огромной важности открытия. НАХОДКИ ДОКАЗЫВАЮТ ЮСЛЕ нескольких лет упорного труда (раскоп- ки велись в летние месяцы) в результате мно- гочисленных находок перед археологами от- крылась подробная картина жизни и трагической гибели города и крепости Тейшебаини. Первые же разведывательные работы установили, что крепость занимала огромную площадь в 16 000 кв. метров и имела около 120 помещений. Находки свидетельство- вали об обширных торговых связях ее жителей со скиф- скими племенами на севере, а также с Ираном, Северо- западной Индией. Малой Азией, Египтом, Кипром и Юж- ной Грецией. Тейшебаини лежал на оживленных торговых путях и в период расцвета Урартского царства играл важную роль. Это был крупный административный центр, где жил наместник урартского царя, управлявший За- кавказьем, куда стекалась огромная дань от окрестных племен. Но вот в начале VI в. до н. э. под ударами многочисленных войск мидийцев, обитавших к юго- востоку от Урарту, на юге современного Ирана, пала сто- лица Урарту, город Тушна, и центральная часть государ- ства вошла в состав нового, Мидийского царства. Вскоре после этого скифы напали на Тейшебаини и уничтожили крепость. Как же установили археологи подробности этой страш- ной битвы? Сейчас мы проследим шаг за шагом все их доказательства. Скифы напали на крепость в первых числах августа. Откуда это известно? Оказывается, к моменту их нападе- ния жители крепости только что собрали хлеб. Жилища во дворе крепости уже имели запасы свежего зерна. В глиняных сосудах и в ямах, вырытых в полу хижин, со- хранилось много пшеницы, ячменя, проса. Но дворцовые кладовые еще пустовали; в некоторых из них были об- наружены остатки лежалых, прошлогодних зерен пше- ницы и в них вредители-долгоносики. Кроме того, уда- лось установить, что виноград к тому времени еще не созрел. Несмотря на огромное количество остатков ви- ноградных кустов, удалось обнаружить лишь одну горсть виноградных косточек от неспелой грозди, лежавшей в глиняной чаше. Мало того, археологи отыскали в одном Караси с клинописью, обозначающей их емкость. из жилищ, рядом с очагом, под плотным слоем углей от сгоревших и обвалившихся стен и кровли, пучок чудом сохранившейся травы и цветов. Ботаники подтвердили, что время их цветения — начало августа. Так была уста- новлена дата нападения скифов на крепость Тейшебаини. Ну, а почему археологи решили, что нападение было совершено ночью, внезапно? И на это, оказывается, есть свои точные и неопровержимые доказательства. Жители крепости в такой панике выскочили из объятых пламенем жилищ, что воины оставили там даже свое оружие, жен- щины — дорогие их сердцу украшения: кучки бус, рако- вины каури, пластинчатые пояса и т. и. Исключительно благоприятные для археологов условия — плотный слой угля и обвалившихся сырцовых стен — сохранили в жи- лищах даже деревянные изделия (ложки, совки, корзины) и обрывки тканей. Кроме того, в сторожке привратника, около лежанки, были найдены заготовки из оленьих ро- гов и образец — затертая от долгого пользования го- ловка какого то животного с бараньими рогами, подобная тем, которые часто находят в скифских курганах на Ку- бани и Украине. Следы страшного пожарища — расплавленные сырцо- вые кирпичи и керамические изделия — свидетельствуют о море огня, бушевавшем в крепости. Среди остатков
Изображение на бронзовом колчане урартских боевых колесниц и всадников. рухнувших потолочных перекрытий археологи обнаружили костяки лошадей, коров и ослов. Судя по положению ко- стей, животные упали с большой высоты, в то время как стойла их, естественно, помещались внизу. Следовательно, ясно, что животные в испуге метались по крепости. Не менее точно установили археологи и место, откуда скифы штурмом проникли в крепость. Это были боко- вые ворота в крепостной стене. Именно здесь было найдено множество бронзовых наконечников от скифских стрел (в отличие от железных урартских), согнутых и обломанных, застрявших в сырцовой кладке стен. Кроме того, около боковых ворот оказались сожженными лег- кие постройки во дворе крепости. Совершенно ясно, что именно здесь скифы нанесли главный удар и пошли на приступ. Наконец, скелеты убитых защитников крепости, разби- тые жертвенники и глиняные статуи богов, а также почти полное отсутствие предметов роскоши, оружия и богатой утвари в тех помещениях, которые уже успели отрыть, говорят о том, что победители жестоко расправились со своими врагами, разрушили и ограбили крепость. Так археологам удалось воссоздать во всех подробно- стях одно из самых драматичных событий в бурной исто- рии древнего государства Урарту. Упорный и напряжен- ный труд увенчался успехом. пок помещения. Но они ошиблись в своих рас- четах, хотя впоследствии нисколько не жале- ли об этом. Наоборот, раскопки прошлого года позволили сделать Б. Б. Пиотровскому и его сотрудникам исключительно важные и интересные открытия. Для археологов на Кармир-блуре год выдался на редкость «уро- жайным». Еще летом 1948 года огромное помещение, по обыкновению, подготовили к будущим рас- копкам. Были вынуты верхние слои земли и до пола оставалось около полутора метров — так называемый «культурный слой», где уже можно было ждать находок. Эта работа и позволила археологам определить размеры помещения. И вот прошлым летом четыре бригады ра- бочих под руководством научных сотрудников приступили к раскопкам. Каждый кусок земли разрыхлялся и тщательно просматривался. Неожиданно в центральной части зала начали попадаться глиняные обломки с древней стен- ной росписью. Это была первая из ценных находок: нигде в Закавказье раньше не нахо- дили такой росписи. Больше того, это вообще была первая урартская стенная роспись. Сделана она была на глиняной штукатурке стен и цен-, тральных больших столбов, подпиравших своды этого огромного помещения, и сохранилась очень плохо. Гли- няные осколки буквально рассыпались, когда их брали в руки. Тогда ученые осторожно пропитали этот пористый материал раствором желатина и глицерина, и глина сразу приобрела необходимую крепость. На исходе третьей недели раскопок одна из бригад не- ожиданно обнаружила в углу зала огромный глиняный сосуд (карас), забитый землей. Вокруг его горловины шла древняя клинописная надпись, сообщавшая о емко- сти сосуда, — в переводе на наши единицы она была равна 900 литрам. Вскоре в противоположной стороне зала тоже были об- наружены карасы. Они оказались на три четверти вко- панными в земляной пол. Один из карасов откопали пол- ностью, высота его превышала два метра. Теперь археологам стало ясно, что это помещение не дворцовый зал, а огромная кладовая. Дальнейшие рас- копки дали возможность представить, как выглядела эта кладовая накануне разрушения скифами крепости. 2600 ЛЕТ НАЗАД WTi r7 О РАБОТА еще далеко не закончена. Отрыта W\j]y лишь пятая часть дворцовых помещений. Все * это пока — кладовые и мастерские, раскопки только сейчас подходят к центральной части дворца. Вероятно, в этом году экспедиция Академии наук Армян- ской ССР и Государственного Эрмитажа, работающая каждое лето на Кармир-блуре, приступит, наконец, к рас- чистке одного из центральных дворцовых залов... Ученые предполагали, что они уже прошлым летом зай- мутся расчисткой одного из таких залов. На эту мысль их наводили огромные размеры подготовленного для раско- (СТРЫЙ запах прелого камыша, сти и вина висел в воздухе. В речном свете, тонкими полосами сыро- суме- г----- -----, _______ _________ лью- щимся с десятиметровой высоты из небольших, располо- женных у самого потолка окон, еле различимы были огромные серые столбы, идущие вдоль кладовой. С обеих сторон от них в два ряда размещались вкопанные в пол огромные карасы, приготовленные для вина нового урожая. Сейчас они стояли пустые. Было тихо. Ни малейшего шума не доносилось сквозь толстые двухметровые стены, сложенные из сырцовых кирпичей. Пол был усеян камышовой трухой; она сыпа- лась с потолка, где слой камыша был уложен прямо на бревенчатую решетку свода. В центре кладовой, у од-
ного из столбов, разместился жертвенник — низкий продолговатый каменный выступ, уставленный глиняными фигурками богов. Вот за одним из карасов раздалось тяжелое шлепанье — это большая жаба разгуливала по кладовой. То там, то здесь по полу с пис- ком пробегали маленькие серые зверьки — это были мыши. Мелькнула тень побольше, раз- дался отчаянный писк — большой кот, весело мурлыча, с хрустом поедал добычу. Вот он кончил трапезу, облизнулся и снова отправил- ся на охоту, медленно обходя карасы. Не- ожиданно около одного из них он остановил- ся, чутко прислушался и уловил на дне со- суда какое-то движение. Мягко вскочив на край караса и убедившись, что по дну его мечется мышь, кот бездумно прыгнул вниз и вцепился зубами в свою добычу. Но обратно выскочить уже не мог: для этого нужно было сделать вертикальный прыжок чуть не в два метра высотой. Вскоре из караса понеслись отчаянные во- пли животного. Но хозяева кладовой больше не появились: скифы начали штурм, и скоро объятые пламенем потолочные перекрытия рухнули вниз, за ними обвалились стены, и кладовая вместе с карасами ока- залась погребенной под развалинами. Незадолго перед этим здесь появились на мгновение разгоряченные боем скифские воины. Они вдребезги раз- били фигурки богов, схватили кое-что из утвари, валяв- шейся на полу, и, убедившись, что карасы пусты, выско- чили вон из кладовой... Все мельчайшие подробности описанной картины были подтверждены находками археологов. Архитектура кладо- вой была изучена по аналогии с другими, более сохра- нившимися помещениями того же типа. Были отрыты все 82 караса, обнаружен жертвенник и осколки разбитых гли- няных божков кругом. Последнее обстоятельство, а также удивительно малое количество металлических предметов, обнаруженных в кладовой, свидетельствуют о том, что скифы успели ограбить ее. Даже история с неосмотри- тельным котом, и та была открыта после находки на дне одного из карасов скелетов его и мыши. В другом месте на полу был обнаружен скелет большой жабы. НЕОБЫЧАЙНАЯ НАХОДКА РАСКОПКАМИ огромной кладовой не огра- кичились успехи археологической экспедиции. Минувшим летом ученым посчастливилось сде- лать еще одну необыкновенную находку. Очищая карасы от набившейся в них земли, рабочие обнаружили в одном из них, сильно разрушенном, плот- ный слой угля. Под ним оказались доски; когда и их убрали, глазам археологов представилась груда металли- ческих плоских чаш. Они были покрыты зеленым слоем окислов и солей. Когда же начали вынимать их, под чашами вдруг блеснуло золото... Люди столпились вокруг караса, с волнением ожидая появления новой находки. Но снова пошли чаши. Однако как они отличались от первых! Сверкающие на солнце, абсолютно целые, с ровными краями, клинописными над- писями и небольшими рисунками посредине, они ошело- мили археологов своей сохранностью, тонким мелодичным звоном, а главное — материалом: это было не золото! Металлические чаши. Чтобы понять всю важность последнего открытия, сле- дует иметь в виду, что обычно только золото сохранялось в земле тысячелетиями, не разрушаясь. Ни один другой металл не выдерживал такого срока и рассыпался. И вот теперь обычный сплав из серебра, меди и олова про- лежал в земле, абсолютно сохранившись, две с полови- ной тысячи лет! Все новые и новые чаши появлялись между тем из караса. Пиотровский не успевал читать древние клино- писные надписи на их дне: «собственность царя Сардура», «из дворца царя Аргишти». Уже имена четырех урартских царей промелькнули в этих надписях. А чаши все появ- лялись... 50... 60... 70! У Бориса Борисовича уже рябит в глазах от клинописи, от сверкания чаш, от волнения... 80... 90... 97. Все! Девяносто семь великолепных уникаль- ных чаш! Одновременно с основными раскопками велась подго- товка следующего помещения к будущему году: здесь снимались верхние слои земли, где находки обычно не встречались. Но на этот раз и здесь нашли ценную вещь — большой обломок клинописной глиняной таб- лички. Этот обломок является наиболее крупным из четырех, найденных до сих пор на Кармир-блуре. Первые три были обнаружены в 1946 году в кучах древнего мусора на полу одной из кладовых. Один из обломков является, по- видимому, «нарядом на работу», а два других — юриди- ческими документами с именами свидетелей, скрепивших какую-то торговую сделку. Находки эти представляют исключительную ценность не только потому, что до сих пор на территории СССР клинописные таблички не были обнаружены и что вообще науке были известны до сих пор лишь две целых таб- лички и четыре обломка, относящихся к урартскому пе- риоду. Главным образом ценность новых находок за- ключается в том, что они свидетельствуют о наличии в Тейшебаини большого крепостного архива. Это — бес- ценный источник сведений о жизни крепости и всего древ- него государства. Эта мысль уже волнует археологов. Ведь с каждым шагом они приближаются к этому открытию, каждое но- вое помещение может оказаться хранилищем архива. Так изучают советские археологи жизнь, быт, культуру и историю Урарту — древнейшего государства на терри- тории Советского Союза. 17
Инж. Е. РОМАШКОВ (См. четвертую страницу обложки) ГТ ОСМОТРИТЕ на карту страны, и вы найдете там ряд 1 * названий, за которыми скрываются интересные собы- тия. Невдалеке от Москвы есть город Волоколамск, к северу от него лежит город Вышний-Волочек; есть под Москвой река Сходня. Эти названия родились не слу- чайно. Около Волоколамска пролегал двенадцатикило- метровый «волок» — сухопутная дорога, по которой пе- ретаскивали суда из реки Ламы в реку Озерну. На ри- сунках в старинных книгах можно видеть первобытную технику «волочения»: суда ставились на тележные колеса или просто на катки и передвигались лошадьми. -Подоб- ный волок, по которому корабли волокли из Невы в Волгу, был и около города Вышнего-Волочка, а река Сходня когда-то называлась «Восход'ня», потому что суда «восходили» по ней, поднимаясь вверх по течению от реки Москвы к волоку на реку Клязьму. Водные пути всегда играли большую роль в жизни русского государства, и вполне понятно, что в реформах Петра Первого видное место занимали работы, связан- ные с судоходством на реках и озерах. В первые годы XVIII столетия под руководством рус- ского гидротехника Сердюкова начала строиться Вышне- волоцкая система, соединившая Неву и Волгу по древ- нему пути через Волхов, Мету, Цну и Тверцу, с устрой- ством каналов и шлюзованных участков. Тогда же в обход бурного Ладожского озера был по- строен Ладожский канал и начато, но не закончено, строи- тельство канала из Дона в Волгу. После Великой Октябрьской революции, когда все средства сообщения объединились в руках государства, началась серьезная реконструкция водных путей нашей Родины. В годы сталинских пятилеток были созданы та- кие грандиозные гидротехнические комплексы, как Бело- морско-Балтийский канал имени И. В. Сталина, соединив- ший в 1933 г. кратчайшим водным путем Белое и Бал- тийское моря, канал имени Москвы — первый этап на пути превращения нашей столицы в порт пяти морей, Иваньковская, Угличская, Щербаковская плотины, даю- щие электроэнергию и обеспечивающие судоходные глу- бины по всей верхней Волге до Горького, и многие дру- гие сооружения. Под названием «канал» обычно подразумевают искус- ственное русло, применяемое для судоходства, сплава леса, энергоиспользования, подачи воды на орошение и т. п. Ширина и глубина канала проектируются в зави- симости от размеров судов, которые будут по нему пла- вать, от грузооборота или от количества передаваемой по каналу воды. Старинные каналы, по которым бурлаки тянули малень- кие деревянные баржи, имели очень небольшие размеры, а канал имени Москвы, пропускающий большие пароходы и даже целые караваны большегрузных барж, имеет ши- рину и глубину, измеряемые десятками метров. Обычно канал представляют себе как выемку, создан- ную мощными экскаваторами. Но это не всегда так. На высоких и ровных местах канал действительно проходит в выемке, причем иногда (как, например, на канале Москва—Волга) глубина такой выемки может доходить до 25 метров. В том случае, когда приходится делать слишком глубокую выемку, ее можно заменить тоннелем и заставить, таким образом, канал уйти под землю. На косогорных участках канал обычно идет наполовину в вы- емке, наполовину в насыпи, а на пониженных местах мо- жет итти целиком в насыпях. Такой участок канала хо- рошо известен москвичам. Он пролегает около Покров- ского-Стрешнева; под ним в тоннеле проходит Волоколам- ское шоссе с двухпутной трамвайной линией. Берега канала обычно делаются с откосом различной крутизны и укрепляются против размыва. Для этого их мостят камнем, укрывают дерном, бетонными плитами. Чтобы обеспечить на реке глубины, необходимые для судоходства, ее разделяют на несколько ступеней; уро- вень воды каждой ступени поддерживается плотинами. Переход со ступени на ступень производится через шлюз — своего рода коробку, как бы вставленную в плотину и соединяющую две соседние ступени реки. С обоих концов (верхнего и нижнего) шлюз имеет плот- но закрывающиеся ворота. Предположим, что вода в шлюзовой камере стоит в уровень с нижней ступенью, или, как говорят, нижним бьефом. Открыв нижние ворота, мы введем в шлюз суд- но. Затем закроем эти ворота и заполним через особые затворы шлюз водой до уровня верхней ступени (верх- него бьефа). Вместе с водой поднимается и пароход. За- тем, открыв верхние ворота, мы выпустим судно в верх- нюю ступень реки. Во всех случаях, когда нужно соединить водным путем два пункта, расположенные на разной высоте, этот путь устраивается в виде шлюзовой лестницы. В одной камере судно можно поднять или опустить на высоту до 15—16 метров, не больше. Постройка более высоких шлюзов потребует очень дорогой и сложной кон- струкции ворот. Если же требуется осуществить подъем или спуск на большую высоту, шлюз делают двухступен- чатым (двухкамерным) и даже трехступенчатым. В некоторых случаях, когда постройка многоступенча- того шлюза может стоить очень дорого, а сам шлюз зай- мет много места, прибегают к шлюзам шахтного типа1. Взамен шлюза иногда выгодно сделать судоподъем- ники — своего рода лифты для судов. Судно вводится в «кабину» такого лифта, заполненную водой, а затем «кабина», с помощью гидравлического домкрата или про- тивовеса поднимается в верхний бьеф либо, наоборот, опускается из верхнего бьефа в нижний. Более 3500 километров искусственных водных путей насчитывается сейчас в Советском Союзе. Некоторые из них, построенные в дореволюционное время, сейчас за- ново перестраиваются в соответствии с новыми требова- ниями, но большинство построено в годы советской власти. Многие из этих сооружений по их размерам, совершен- ству оборудования и архитектурной отделке не имеют себе равных в мире. 18
!!'Й| *Н А. ФЕДОРЕНКО Рис. И. ФРИДМАНА Т/АЖДОЕ утро в шесть ча- сов открываются двери станций Московского метропо- литена. Первые пассажиры, под мраморными сводами на- / пройдя ___г_____ ___ ... земного вестибюля, привычно направ- ляются к ленте эскалатора. Много времени сберегает эскалатор пассажиру метро. Ведь на некоторых станциях, для того чтобы подняться с платформы на поверхность, нужно пре- одолеть высоту многоэтажного дома. На первый взгляд эскалатор устроен очень просто. Но откроем небольшую дверь, и мы попадем в машинный зал эскалатора. Нашим глазам предстанут сложные машины, без которых не могла бы работать движущаяся лестница. В центре машинного зала несколько мощ- ных электромоторов, приводящих в дей- ствие эскалатор. На наклонных направ- ляющих, уходящих вниз, едут ступеньки. Каждая ступенька опирается на че- тыре ролика. По первой паре на- правляющих рель- сов катится одна пара роликов, по второй — другая. Когда пассажир только вступает на эскалатор или схо- дит с Него, на- правляющие рель- сы находятся на разных уровнях. Ступеньки в этот момент, сохраняя горизонтальное по- ложение, совме- щаются и под но- гами гладкая лен- та, составленная из отдельных пла- стин. Через не- сколько метров от начала эскалатора рельсы заняли оди- наковый - уровень, и ступеньки опу- скаются. На гла- зах у пассажиров лента превращает- ся в лестницу. Это превращение отчет-. СКОРО исполняется пятнадцать лет с того дня, как была пущена в ход первая очередь московского метрополитена. Подземный транспорт прочно вошел в быт столицы; он перевозит ежегодно около 600 миллио- нов пассажиров. Советский метрополитен — самый лучший метрополитен в мире. Ни в одном городе земного шара нет таких подземных дворцов, какие имеет метро Москвы. Это понятно, ибо у нас, не в пример капиталистическим странам, метро построено трудящимися для трудящихся. Строительству метро партия, правительство и товарищ Сталин уделяют большое внимание. Эта отеческая забота вождя о транспорте столицы ощущается ежедневно работниками Московского метрополитена, непрерыв- но получающими все новую и новую передовую советскую технику. Первую очередь метро строила вся страна. На стройку партия и ком- сомол столицы послали своих лучших сынов. Даже в трудные годы Великой Отечественной войны не прерывалось строительство Московского метро. 1 января 1943 года была сдана в экс- плоатацию новая очередь метро. В 1944 году, когда еще шли бои с закля- тым врагом, началась постройка большого кольца, первый участок кото- рого был сдан в эксплоатацию 1 января 1950 года. Много интересного происходит ежедневно в работе метрополитеновцев столицы. В большинстве случаев это интересное скрыто от глаз пассажи- ров, поэтому мы и послали нашего корреспондента и художника на метро, чтобы наши читатели узнали о том, чего не видит пассажир. ливо видно на рисунке нашего художника. Одна, две минуты и пасса- жир попадает на платформу подземной станции. Лента эска- латора движется непрерывно, и за один лишь час работы он перевозит де- вять-десять тысяч че- ловек. Из глубины тоннеля доносится шум прибли- СХЕМА ЭСКАЛАТОРА
жающегося поезда. Блесну- ли его огни, и шесть свер- кающих лаком и стеклом вагонов словно по команде услужливо открыли свои двери. Пассажиры входят в вагон... Но мы с вами на этот раз пойдем не с пассажирами. Наше путешествие будет проходить в кабине машини- ста. Мы вошли в нее, и пе- ред нами управление меха- низмами подземного поезда. Машинист поворачивает рукоятку. Раздается щелкающий звук — сжатый воздух закрыл все двери вагонов. Другая рука машиниста нажимает на широкую деревянную кнопку, напоми- нающую гриб. Включаются моторы. Поезд трогается. СХЕМА [ТАНИЯ МОТОРОВ ПОЕЗДА ЕГИЙ РВДЬС Пассажиры метро не ощу- щают тех резких толчков, кото- рые приходится испытывать при поездке по железной доро- ге и в трамваях. Автоматиче- ские приборы, включаемые ма- шинистом, плавно повышают скорость и разгоняют поезд. Поезд разогнался и набрал нужную скорость. Машинист выключил моторы. До ближай- шей станции мы движемся по инерции. Быстро летит поезд в трубе тоннеля. Кольца чугунных тюбингов, из кото- рых составлена эта труба, стреми- тельно несутся ему навстречу. Подземная электричка не имеет подвешенных в воздухе проводов, подобных тем, от которых питаются током моторы трамваев и троллейбу- сов. Роль такого провода выполняет в метро третий рельс. Он находится слева от рельсов, по которым катит- ся поезд, чуть выше их. Деревянный короб, в котором размещен этот рельс, не имеет дна, поэтому снизу к гладкой поверхности рельса и при- жимаются пружинами металлические токосъемные башмаки, по которым ток попадает в моторы поезда. Моторы, движущие поезда метро, питаются постоянным электрическим током, а электростанции вырабаты- вают ток переменный. Задачу пре- вращения переменного тока в посто- янный решают тяговые подстанции, целая система которых обслуживает Московский метрополитен. Сначала трансформаторы подстанций пони- жают напряжение поступающего к ним тока, а затем специальные вы- прямители превращают его из пере- менноге в постоянный. Если переменный ток очень удобен для передачи на большие расстояния, то постоянный ток передать на боль- шие расстояния без потерь трудно и поэтому тяговые подстанции метро отстоят на сравни- тельно небольших расстояниях одна от другой вдоль ли- нии метро. Рельс, питающий поезда током, разбит на отдельные изолиро- ванные друг от друга участки, с тем, чтобы в слу- чае необходимости можно было от- ключать отдельные звенья, оставляя всю линию под то- ком. Каждый из этих участков по- лучает ток от двух подстанций с двух концов. Управление всеми подстанциями сосредоточено в руках одного чело- века —> диспетчера. Находясь далеко от линии, он следит за ее работой с помощью приборов. Стоит какой- нибудь подстанции нарушить режим работы, как приборы немедленно по- шлют диспетчеру сигнал. Мало того, они не просто сообщат ему о неис- правности, но укажут * Диспетчер может не- медленно принять ме- ры для исправления положения;. Не вста- вая го своего кресла, он произведет нужные переключения, снабдив обесточенный участок током с других под- станций. Если для тяги на метрополитене исполь- зуется ток постоян- ный, то для освеще- ния станций и тонне- ее причины. лей применяют переменный ток. Здесь тоже широко используют автоматику, бдительно следящую за тем, чтобы в метро никогда не погасал свет. Если ток перестанет поступать от одного источника, то автоматически вклю- чится другой. Даже если все источ- ники тока выйдут из строя, то лампы будут гореть от мощных аккумуля- торных батарей. Мы стремительно едем вперед, но освещение тоннеля не слепит глаза машиниста. Лампочки прикрыты кол- пачками и бросают свет на стены и на путь. Зато хорошо видны огни светофоров. Поезд без задержек дви- жется вперед. Мы въезжаем на станцию. Стоянка длится всего несколько секунд. Ма- шинист и его помощник смотрят на часы и на странный циферблат, ви-
сящий рядом с ними. В центре его горит составленная из лампочек боль- шая цифра, вокруг нее вспыхивают поочередно каждые пять секунд яр- кие точки. Это световой индикатор времени. Он показывает поездной бригаде число минут и секунд, про- шедшее с того момента, когда пре- дыдущий поезд покинул станцию. Едва! на циферблате светового ин- дикатора вспыхнула 1 минута 40 се- кунд, поезд трогается с места. Еще через б секунд пе- редние колеса въе- хали в тоннель и прошли мимо све- тофора!. На цифер- блате последний раз мигнула 1 ми- нута 45 'секунд и. Bice погасло. Начи- нается новый от- счет времени. Итак, мы снова в тоннеле. Впере- ди нас на 1 мину- ту 45 секунд не- сется предыдущий поезд. С тем же интервалом в 105 секунд движется поезд, следующий за нами. 34 поезда в час в каждом на- правлении проносится в те часы, ког- да пассажиров особенно много. Не- смотря на такие маленькие интервалы между поездами, обеспечивается пол- ная безопасность движения. В тоннеле через каждые 500—600 метров, а также при выезде со стан- ции и на въезде в нее, устанавли- ваются светофоры с красными и зелеными огнями. Участки рельсов около светофоров не имеют непосредственного сопри- косновения друг с другом. Они сое- динены через дроссельную катушку. Дроссельная катушка обладает одним замечательным свойством; она легко пропускает через себя постоянный ток, которым питаются поезда, но в то же время преграждает путь пере- менному току. В результате примене- ния дроссельной катушки для соеди- нения рельсов они как бы изолиро- ваны друг от друга для переменного тока, свободно пропуская постоянный. Значит переменный ток может про- текать только в пре- делах какого-то весьма ограниченно- го участка. В своем движении этот ток проходит через ка- тушку специального устройства — реле. Ток намагничивает сердечник, расположенный вну- три катушки, который притяги- i вает к себе якорь-рычажок, включающий зеленый сигнал. Как только на рельсы этого участка вступят колеса поезда, они замкнут электрическую цепь, и ток пойдет не по ка- тушке, а через колеса вагона, минуя ее. Сердечник размагни- тится, якорь отпадет, зеленый свет погаснет и вспыхнет крас- ный. Но только лишь колеса по- езда покинут этот блок-уча- сток, как на нем снова заго- рится зеленый свет, разрешая движение следующему поезду. ка. Взглянув на табло. Проходя один за другим участки всегда можно опреде- автоблокировки, поезд запирает за лить, где находятся в собой путь следующему не только красным огнем светофора. Едва успе- вает загореться красная лампочка, как с правой стороны рельса верти- кально поднимается рычажок. Попро- буй машинист проехать красный сигнал! Рычажок зацепит за скобу, расположенную у колес переднего вагона и повернет ее. Немедленно выключаются все моторы, включая тормоза, и поезд остановится. Наш поезд прибыл на конечную станцию. Пассажиры покинули его вагоны. Поезд уходит в тупик. Попрощавшись с бригадой, мы на- правились в блок-пост — комнату, где сосредоточено все управление путями и стрелками тупиковой стан- ции. На стене висит табло — схемати- ческий план путей и стрелок стан- ций. Каждый путь — узкая светящаяся полоска, разделенная на отдельные участки, соответствующие участкам автоблокировки. Все, что происходит на табло, тесно связано с реальным движением поездов. Все полоски све- тятся, только часть полосы, соответ- ствующая участку, на котором в дан- ный момент находится поезд, темна, и перед ней горит красная лампоч- данный момент поезда и куда они движутся. Вот поезд пошел в тупик. Пере- двигая рычаги на пульте, дежурный переводит стрелки, направляя поезд на соответствующий путь. Тысячи людей работают на метро, обслуживая гигантские потоки пасса- жиров, исчисляемые миллионами че- ловек в сутки. Мчатся по тоннелям ярко освещенные поезда. Высокие мраморные колоннады, огни люстр встречают москвичей на станциях. Пассажир не чувствует,1 что он нахо- дится под землей.
Вот мы попали на станцию «Кур- ская». Нам хорошо знакомы брон- зовые снопы, красиво разместив- шиеся в круглых нишах стен. Снопы эти видели многие, а вот о том, что скрывается за ними, знают единицы. За снопами спрятан вы- ход вентиляции, снабжающей стан- цию чистым воздухом. О вентиляции Московского метро следует рассказать. Ни на одной подземной дороге в капиталистиче- ских странах подобной очистки воз- духа не существует. Известный совет- ский писатель А. Серафимович писал: «Все познается сравнением. В Па- риже я спустился в метро и попя- тился. Трущоба, неприятная тру- щоба, в которой задыхаешься от горького, удушающего воздуха, кру- гом окурки, грязь...» Совсем иное положение у нас. Воздух Московского метро свеж и чист. Если тоннели неглубоки, то спе- циальные вентиляционные шахты со- единяют их с поверхностью. Здесь осуществлению вентиляции помогает движение самого поезда. Подобно поршню в цилиндре, поезд, мчась по тоннелю, гонит впереди себя воздух. Позади состава воздух разрежается, и это разрежение спо- собствует засасыванию новых порций воздуха. Потоки воздуха, рожденные движением поездов, вполне успешно выгоняют в вентиляционные шахты испорченный воздух и засасывают свежий, если тоннели заложены не- глубоко. Другая картина на станциях глу- бокого залегания. Здесь не обойтись без мощных вентиляторов. Они могут либо нагнетать в тоннель свежий воздух, либо наоборот — вытягивать из него испорченный. Но вот что интересно: вентиляция помогает регулировать температур- ный режим. Летом, когда на улице тепло, все станционные вентиляторы нагнетают свежий воздух, а венти- ляторы, расположенные на перего- нах, выгоняют испорченный. В лет- ний период воздух в тоннелях и на станциях обменивается до пяти раз в час. Потоки воздуха, рожденные работой вентиляторов, создают летом нормальную прохладную температуру. Кроме того, часть тепла поглощает- ся окружающим грунтом, имеющим более низкую температуру. Зимой холодный свежий воздух поступает через вентиляторы, распо- ложенные в тоннелях, откуда, посте- пенно нагреваясь, он попадает к станциям. Нагревается воздух без помощи каких-либо специальных со- оружений: моторы поездов выделяют при работе много тепла. Кроме того, тепло выделяется при торможении, при работе различных механизмов. Под землей всегда ца- рит ровный климат: зи- мой температура не опу- скается ниже 12—14 гра- дусов, а летом не под- нимается выше 20 гра- дусов. С шести часов утра до часа ночи не переставая бегут один за другим поезда метро. Но вот стрелки часов перевалили за полночь. Москва засы- пает. Час ночи. Закрываются двери станций. Выключается ток, питающий поезда... Когда последний пассажир поки- дает подземную дорогу, начинается ночная жизнь метро. Кипит работа на станциях и в тон- нелях. Энергично трудятся мастера чистоты. Пылесосами убирают пыль. По станционным залам движутся механические поломоечные машины: Специальные промывочные машины, проходя по тоннелям, обмывают их стены мощной струей воды, вырываю- щейся под давлением 4 атмосферы. По путям рабочие везут небольшие машины для чистки рельсов. Работа кипит: рокочут механизмы мрамор- щиков, которыми полируют стены. Ведь за мрамором надо следить, иначе он потускнеет, загрязнится, и очарование его расцветки и рисун- ков исчезнет. Больше всего достается в эти часы путейцам. Коротка путейская ночь. Всего три часа отделяют сигнал «напряжение выключено» от сигнала, предупреждающего о необходимости покинуть тоннель. За этот короткий срок нужно исправить обнаруженные днем неполадки, произвести сплошной осмотр пути, рельса, несущего ток. Состоянию пути работники метро- политена уделяют особое внимание. Ведь пути приходится выдерживать огромную нагрузку — за один толь- ко час проходит до 34 поездов. На помощь путейцам приходят ме- ханизмы, сокращающие время рабо- ты. Ток выключен, но в тоннелях ра- ботает транспорт — это мотовозы, дрезины, доставляющие оборудование и материалы к местам, где ведутся работы. Магнитный дефектоскоп проверяет рельсы. Рельс намагничивается на небольшом участке. Если в рельсе возникает трещина, то на пути маг- нитных силовых линий встретится воздух, и магнитное поле изменится. Это изменение будет немедленно за- фиксировано дефектоскопом. Вот рабочий катит по путям не- большой ящик на легкой подставке. Это стыкоскоп — прибор, проверяю- щий электропроводность стыков рель- сов. В другом месте несколько пу- тейцев протягивают крепление рель- сов, шлифуют сварной стык вновь положенного рельса специальным станком, привезенным на мотовозе. Работник службы СЦБ* и связи проверяет исправность светофора и автостопа. Кипит работа и в огромных залах депо. По ночам здесь собираются десятки вагонов подземных поездов. Каждый из них пробегает за день до 500 километров. За ночь ремонт- ные бригады должны проверить все механизмы вагонов. Каждый вагон ставится над специальной канавой. Это позволяет рабочим подойти к нему снизу. Слесари исправляют все недостатки, замеченные днем поездной бригадой. Электрики проверяют осве- щение каждого вагона, исправность его моторов. В тоннели подается первый свето- вой сигнал. На несколько секунд все погружается в тьму. Это первое пре- дупреждение о том, что уже пора заканчивать работы. Подан второй сигнал. Скоро будет дан ток, питающий моторы поездов. Начинается новый день столичного метро. * СЦБ — сигнализация, централиза- ция и блокировка — условное сокра- щенное название, которым пользуются на транспорте. 22
ВАЛЕНТИН ИВАНОВ рис А ШПИРА НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКИЙ РОМАН (Продолжение, начало см. в ж-ле «Знание—сила» №№ 8, 9, Ю, 11, 12 за 1949 г.). КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДЫДУЩИХ ГЛАВ В 1950 году мы продолжаем печатать отдельные главы из научно-фантастического романа В. Иванова «Энергия подвластна нам». Ниже публикуется краткое содержание предыдущих глав, опубликованных в нашем журнале в 1949 году. Советские ученые академик Федор Александрович и молодой доктор технических наук Степанов прове- ряют работу атомных установок на Соколиной горе. В это время приходит радиограмма из Красноставской энер- гетической станции особого назначения о том, что в районе этой станции обнаружены излучения космиче- ского характера. По распоряжению академика Степанов направляется на Красноставскую станцию, где дает рас- поряжение использовать мощную технику станции для нейтрализации космических излучений. На далеком сибирском озере однажды ночью племянник академика Федора Александровича Николай и его друг председатель колхоза Кизеров наблюдают странное свечение луны. Впоследствии, оказавшись в сфере этого свечения, Николай лишается чувств. Кизеров отправляет своего друга в районную больницу. Врачи во главе с профессо- ром Станишевским тщательно пытаются определить при- чины заболевания Николая. Последний хранит упорное молчание. В это время в столице островной империи известный физик Форрингтон принимает у себя бывшего министра иностранных дел, который выражает протест по поводу того, что Форрингтон в своем интервью уверен в возможности мирного использования атомной энергии. Форрингтон не согласен с бывшим министром, который толкает ученых на работу по использованию атомной энергии в военных целях. В этот же день Форрингтон вылетает на континент в замок на Рейне, в котором обосновалась группа специалистов во главе с представи- телем заокеанских монополий Макниллом. По указке этих монополий Макнилл в содружестве с фашистом Хаггером работает над «совершенствованием» атомной пушки, излучения которой отражаются от лунной поверхности и возвращаются на землю. Однако Макниллу и Хаггеру не удается сделать эти излучения смертельными для человека. В ДЕРЕВНЯХ "ТЕМНАЯ, как печь, горница в доме председателя Ле- 1 бяженского колхоза встретила Алексея Федоровича огненной точкой горящей папиросы. Николай не спал. — Ну, Алеша, как прошла твоя лекция? Освеженный и несколько успокоенный быстрым дви- жением в ночном прохладном воздухе, старший брат ответил: — Я, кажется, сказал то, что хотел. Ты знаешь, я в первый раз говорил перед такой аудиторией. Но чув- ствовал, что меня понимают. Ты понимаешь, я чувство- вал, что каждое мое слово доходит... Но почему ты не спишь? На светящемся циферблате ручных часов стрелки ухо- дили за полночь. В темноте было слышно, как Николай натягивал сапоги. Он ответил: — Здесь душно. Я хочу покурить на улице. С помощью Форрингтона они надеются «усовершенство- вать» свои работы. Некое посольство в столице нашей родины получает приказание Макнилла направить на далекое сибирское озеро «своего человека». Последний должен вести наблю- дения за характером лунных излучений. Посольство с помощью своего резидента, скрывающегося под фамилией Степаненко, посылает в Сибирь шпиона Заклинкина. Заклинкин в пути знакомится с сыном академика Федора Александровича — Алексеем, направляющимся в Чистоозерское, где отдыхает после болезни его двоюрод- ный брат Николай. Заклинкин «втирается» в доверие Алексея и вместе с ним едет в Чистоозерское. В замке на Рейне Макнилл и Хаггер демонстрируют Форрингтону «атомную пушку». На экране Форрингтон видит, как излучение оказывает действие на Николая в районе далекого сибирского озера. Форрингтон возмущен, он требует прекратить демонстрации. Макнилл и Хаггер убеждаются, что Форрингтон — это один из тех ученых, которые раз и навсегда перешли в лагерь мира и демо- кратии, возглавляемый Советским Союзом. Хаггер сбра- сывает Форрингтона с платформы высокой цитадельной В Чистоозерском происходит встреча братьев — Алексея и Николая. Последний рассказывает Алексею о событиях на озере «Большие мочищи», о своем внезапном заболева- нии в тот момент, когда он наблюдал странное свече- ние луны. Заклинкину не удается узнать, о чем братья беседуют между собой. Своим поведением, всем своим нутром он вызывает подозрение у колхозников. Насторо- женно присматривается к нему председатель колхоза Кизеров. Неприятное впечатление производит Заклинкин на кузнеца Федора. По просьбе секретаря райкома партии Шумских, Алексей выступает с лекцией в районном клубе. Его выступление о завоеваниях советской науки в области атомной энергии было прослушано с напряженным вни- манием. Братья вышли и сели на широкую скамью у забора. Небо мерцало большими желтыми звездами над спящим селом. — А ты не хочешь спать? — спросил младший. — Нет, я чувствую какой-то подъем. Дай мне папи- росу! — Смотри, не приобрети дурной привычки! — пошутил Николай. Алексей Федорович курил, неловко держа папиросу. В густой темноте ничего не было видно, кроме двух красноватых точек. — Сколько времени, ты думаешь, мы пробудем здесь, Алеша? — Отец сказал мне, когда я говорил с ним из Обска, что он дает мне отпуск и просит меня пробыть здесь недели две. Он хочет, чтобы я отдохнул и привез тебя здоровым. — Давай подводить итоги, — предложил Николай. Собственно. говоря, почти все было окончено. После 23
прочтения записной книжки Николая Павел Иванович ежедневно выставлял сторожей на озере, но ничего осо- бенного там больше не наблюдалось. Братья решили сменять сторожей, чередуя дежурства на время остающихся нескольких лунных ночей. Следо- вательно, через немного дней можно будет уехать, Завтра должен прибыть лаборант от Станишевского для приема растений, преждевременно потерявших хлорофилл и остатков погибших птиц. Отчет готов, результаты анализов послужат потом при- ложением, главное, — это описание наблюдений. — Отец решит, — говорил Алексей Федорович, — у меня много мыслей и предположений, но ты знаешь, я не люблю игры воображения. Нужно уметь себя ограни- чить. Всему свое время. Алексей помог брату в окончательной редакции от- чета. Изложение обладало должной полнотой. Наблюде- ния Николая Сергеевича были очень ценны. — Как великолепно, что я здесь оказался! — говорил младший брат. — Но медлить нельзя, надо завтра же отослать отчет. — Полуночники! — с этим приветом из темноты, на- чинавшей чуть светлеть, — всходила поздняя, ущербная луна, — вырос Павел Иванович. — А ты не полуночник, командир? — отозвался Нико- лай. — Председатель колхоза может спать или не спать в любой час дня или ночи. Это его дело. А вам кто раз- решил? Павел Иванович сел и, переменив шутливый тон на серьезный, спросил: — Все о том же, итоги подводите, обсуждаете? Выслушав, задал еще вопрос: — Как отчет пошлете, а? И, не получив ответа, вдруг, неожиданно и непри- вычно для братьев, язвительно, вызывающе поддразнил: — А вы поручите вашему гражданину милому, Заклин- ки ну! Алексей Федорович счел долгом заступиться: — Поручать ему я, конечно, не собираюсь. Я его не знаю. Но вы его не взлюбили! За что же? Бесцветный, но безобидный человек. Очевидно, это была ночь откровенности. Павла Ивано- вича прорвало: — Э-эх, Алексей Федорович! Мы здесь по-деревенски судим, по.колхозному. Или любим, или не любим! Вы что же думаете, на вас люди не смотрят? Не беспо- койтесь! В каждом доме скажут по два слова — и пол- ная характеристика! Я споткнусь — мне заметят... Да я не про себя говорю. Вот, к примеру, Николай. Вы думаете, его здесь принимают с моих слов? Нет, я тут не при чем. Его здесь ценили, мерили, весили по- своему. Он нам прошлой осенью советы давал по строи- тельству. Толково вышло. Ему записали. Любит он в наших камышах комаров своей кровью кормить? Охот- ник? Понятно! Нашу степь любит? Понятно! Ему у нас двери открыты. В любой дом войдет — за стол посадят, спать положат. Вот — вы у нас несколько дней. Вам, Алексей Федорович, первое слово уже записали. Лекцию прочли? Завтра запишут второе. Поживете еще, запишут третье и баста! И в самую точку попадут, будьте уве- рены! Я вас знаю, но я тут не при чем. У нас народ вольный, на слово не верит. А вот такая штучка, как ваш (он резко нажал голосом на слово «ваш») знако- мый? Сразу, как бельмо на глазу! Охотник? Врешь! Ружья не держал и не хочет. Инженер? Федор, полу- грамотный, больше его в десять раз знает! Еще сказать? Хватит! У нас таких ценят с первого взгляда! Чего он к вам привязался? Чего он сегодня шатался на Боль- шие Мочищи? Здесь командир полка' резко прервал свою речь и достал папиросу. Огонек спички в неподвижном воздухе осветил острый профиль и сердито сдвинутые брови. — Так как же будем? Что же вы решите с отчетом? Братья молчали, не находя ответа. — Так вот вам, друзья и мои дорогие гости, — Павел Иванович сказал это сердечно и тепло, — здесь я коман- дир полка и я за все отвечаю! Ваше письмо дойдет, самое позднее... послезавтра. А там дальше — завтра посмотрим! ТДТАК, сам того не подозревая, молодой инженер Ана- * 1 толий Николаевич Заклинкин крепко попал на заме- чание! Анализ, данный Павлом Ивановичем Кизеровым, был безупречно прост и ясен. А вывод? Этот вывод сам Заклинкин сделал мгновенно! Дома обоих Кизеровых — председателя колхоза и кузнеца — стояли рядом, разделенные только дворами. Разбужен- ный в тишине ночи шумом быстро проскочившего и резко затормозившего автомобиля, Заклинкин вышел во двор и задержался там. Пока он стоял и почесывался, до него донеслись звуки голосов братьев, усевшихся на скамью. Заклинкин в густой темноте, неслышно ступая босыми ногами, пробрался вдоль забора, притаился, отделенный только досками и под- слушивал, сначала спокойно, а потом с восторгом! То- лечка не понимал многого и с жад- ностью запоминал, повторяя про себя услышанное. Ка- кая удача! Какая удача! Как все за- мечательно полу- чается! Но когда заго- ворил бывший ко- мандир полка по- бедившей армии, председатель» кол- хозной артели, За- клинкин начал дрожать, как в ознобе. Его про- бивал холодный пот не только от содержания, но и от гневного тона отставного майо- ра. Заклинкину уже казалось, что петля душит его драгоценную шею. Он уже видел се- бя, схваченного этими, «грязными мужиками». Они" душили его, умно- го, ловкого, способ- Заклинкин, притаившись у забора, подслушивал разговор братьев. кого, красивого! Он внезапно вспомнил пощечину, полученную от Агаши. Когда трое людей ушли в дом, Заклинкин уже нена- видел их ярой, дикой злобой крысы, попавшей в капкан. Заклинкин вполз в честный дом кузнеца и солдата Фе- дора Кизерова, улегся и, дрожа от страха и злости, во- ображал, что бы он с ними сделал, со всеми: с братья- ми, с Павлом Кизеровым, со старой Феклой, с Шурой- Сашурой, с Агашкой, со всем этим колхозом, с этими идиотскими врачами, а там есть одна прехорошенькая, с золотистыми волосами, — уж над ней бы он особо поте- шился! Уж он их бы и руками, и ногами, и зубами, и ножом, и клещами, и огнем! Уж они бы почувствовали! Несколько утешив себя приятными видениями,' Заклин- кин стал рассуждать спокойнее. Главное, это скорее уехать. Вряд ли его могут здесь задержать, что здесь могут знать? Ведь он ничем себя не выдал. Но своим инстинктом собаки Заклинкин чувствовал прямую угро- зу себе в словах председателя колхоза и окончание его монолога понял лучше, чем братья. Завтра1, вернее, се- годня — в дорогу. Оставаться не было смысла. Он раз- ведал в несколько раз больше, чем было приказано. Не только премия, его ждет и сверхпремия. И там, в столице, можно будет «переменить» кожу, это Андрей Иванович Степаненко мог легко устроить. Ведь ему еще два года «работы», а там дальше обещано — за границу и но- вое гражданство. 24
Ночь шла бесконечно. Инстинкт все твердил: беги, беги! 3 В СТРАДНУЮ пору, когда день год кормит, люди рано встают. Павел Иванович начал действовать на рассвете, еще до восхода солнца. Он соединился по телефону с одним из своих друзей в районном центре, начальником рай- отдела милиции. Тот обещал сговориться с аэродромом в областном городе, чтобы было место на московском самолете для посланца в столицу. Обещай он также по- — Медлить нельзя. Надо завтра же отослать отчет. содействовать, чтобы из Чистоозерского сейчас же при- слали самолет для переброски гонца в «область». Покончив с этой частью разговора, Павел Иванович повел такую речь: — Теперь слушай. У тебя дел много? Ты бы сам -сюда прилетел да пожил бы у меня денек, другой! — А что, у тебя есть дело? — ответил на пригла- шение приятель, руководствуясь не смыслом малознача- щих слов, а тоном «командира полка». Но Павел Иванович не был склонен к дальнейшей беседе. Он сделал паузу, откашлялся и закончил: — А вот ты прилетай, мы с тобой и решим, есть дело или нет! Все! — Ладно, жди! — получил командир удовлетворив- ший его ответ и повесил трубку. В эту длинную ночь Заклинкин не заснул ни на мину- ту. С первым лучом рассвета он был уже одет, но не выходил во двор. Подсмотрев, что председатель колхоза, наконец-то, прошел по улице, Толя сделал над собой немалое усилие и побежал проститься с братьями: — Я очень доволен знакомством с Сибирью. Теперь я поеду кончать отпуск в другом месте. Братья еще только вставали. Ранний визит и быстрый отъезд Заклинкина не произвел впечатления на занятых людей. А кузнец Федор Григорьевич посмотрел вслед недол- гому гостю и сплюнул. Осенью наши автоколонны быстро и весело возят спелое, тяжелое зерно на линейные станции железных дорог. Заклинкин сделал около двухсот километров, сидя на колхозной пшенице, и к вечеру в скором поезде уже мчался «домой». 4 ПАВЕЛ Иванович представлял братьям гонца. Поте- рявший на войне ногу солдат, колхозник Тагилов Петр, не спеша вешал на грудь, под рубашку, мешочек с толстым пакетом, а председатель колхоза его инструк- тировал: — Ты хоть и не пьяница, а пом- ни — ни капли! И о пакете — ни сло- ва! И лучше ни с кем в разговоры не пускайся. Помалкивай. И не спи. Выспишься после врученья пакета. Адрес есть на пакете. Ты его не вынимай понапрасну. Вот адрес тебе на отдельной бумажке — не потеряй. В столице погости, если понравится... Тагилов сидел молча, глядя в сто- рону. Слушал внимательно и посту- кивал костылем. Поднял голову и посмотрел пронизывающими серыми глазами на Алексея Федоровича. По- том взглянул на «командира полка»: — Это, как на войне? — Да, Петр Кондратьевич, и я на тебя полагаюсь. Мы с тобой отве- чаем за большое дело. Если бы тебя не было, я сам бы поехал. — Доставлю. Будет сделано! — Ты, Петр Кондратьевич, там нашего Ни- колая Сергеевича увидишь мать и жену. Ты о болезни скажи — так, чуть поболел и здо- ров. А то напугаешь! — закончил напутствие Кизеров. Ястребиный взор смягчился. Петр Тагилов понимающе кивнул, положил в карман письма братьев домой, крепко пожал руки, еще раз, на прощанье ткнул лица взглядом и, ловко помогая себе костылем, пошел за Павлом Ивановичем, который нес на плече солидный мешок с деревенским угощением дому акаде- мика Федора Александровича, — так уж по- лагается по старому сибирскому обычаю. Алексей Федорович смотрел им вслед и, сбившись с привычки, не ставил им отметок в зачетные книжки, а думал просто: какие у нас везде люди! Потом, чему-то обрадовав- шись, подхватил на руки Шуру-Сашуру и креп- ко поцеловал ее в смуглую щеку. «Змейка» взвизгнула, засмеялась, выскользнула из осторожно-неумелых рук, отскочила для безопасности на порог, потерла щеку и спросила: — А ты всегда такой колючий? Николай, не узнавая брата, смеялся над его непри- вычной резвостью: — Он, как еж, колючий, ты его берегись! А ты, Але- ша, становишься экспансивным. Я тебе советую, на вся- кий случай, бриться здесь каждый день. Знаешь, ты становишься любезным с дамами! Это — ново! Маленькая дама, не решаясь покинуть порог, сооб- щила: — Папаня бреется через день и тоже бывает колючий! Не смущаясь, Алексей Федорович широко улыбался и потирал подбородок: правда, нужно побриться. 5. ПАВЕЛ Иванович встретил друга из районной милиции 1 ' и усадил в самолет своего гонца в Москву. Поглядев вслед самолету, друзья неспеша пошли, мирно беседуя по дороге. Что мог сказать «командир полка» о Заклинкине? Ни- чего, если серьезно подумать. Совсем ничего! Но друг слушал его внимательно. Евгений Геннадьевич (так звали начальника милиции) направился в кузницу. 25
Кузнец посмотрел вслед недолгому гостю и сплюнул. Федор Григорьевич вместо приветствия радостно гарк- нул: — На заре нынче птица валом валила на Гагарье! Если не взял ружья — бери мое! Мне сегодня некогда! — А у тебя гость? — Уехал, да ну его к лешему! — Что так? — А так! Время сказать, что председатель колхоза не сразу узнал об отъезде Заклинкина. Скажем правду, — узнав, крепко сжал зубы Павел Иванович! Правильно предчув- ствовал Толя своим собачьим чутьем. Решительный, ве- рящий себе «командир полка» хотел задержать незван- ного гостя. Пусть без закона, пусть превышение власти, пусть выговор, пусть за самоуправство накажут — там посмотрим! А кузнец Федор о Заклинкине спокойно говорить не мог. И даже после того как начальник милиции поки- нул кузницу, Федор догнал его. — Геннадьич! Слышь! Евгений Геннадьич! Постой! Там у меня этот... оставил мешок и ружье. Охотник, ружье забыл! Ты у меня их прими! «Действительно странно», — подумал Евгений. Ген- надьевич. А кузнец Федор (ведь вот обозлился мужик) все добавлял: — Какой он московский! Я знаю московских! Он — прощелыга! — Раз вещи оставил, значит вернется или напишет. — А ну его к лешему. ...Возиться с ним! — и Федор начал сильно ругаться и даже показал Евгению Геннадь- евичу кулак. — Принимай! Не примешь? Так я бабе велю вы- кинуть в озеро! В доме кузнеца, под лавкой, начальник милиции об- наружил новенькую двухстволку с начинавшими ржа- веть стволами (нечищены после стрельбы) и резиновый плавательный костюм. Зная решитель- ный характер кузнеца, Евгений Ген- надьевич взял вещи, спасая их от не- минуемого потопления. Приласкав свою старую знакомую Шуру-Сашуру, «дядя Женя» навел раз- говор на Заклинкина. Оказалось, что проявление Толиной «любознательности» имело свидетеля. Шустрая «змейка» со- общила папиному и своему другу: — А этот длинный дядька с усиками, что у дяди Федора жил, сюда прихо- дил и чемодан-то Николая открывал! — А как же ты это видела, хозяйка! Ты здесь была? — удивился Евгений Геннадьевич. — Нет, я с улицы смотрела. — А он чего-нибудь взял? — Бпал в руки бумажку, посмотрел и назад положил. — А ты никому не говорила? — Нет, я забыла. — Ну и ладно, умница. Дядька просто ошибся. Человек больших практических знаний и опыта, раз- думывая над скудными данными и наблюдениями, отно- сящимися к Заклинкину, Евгений Геннадьевич разво- дил руками: все, вроде, пустое... Ниточек не то что на веревочку, на тонкий шнурочек не набирается. Хоть бы стащил что из чемодана! Нет, пустое дело! Взял бумажку, назад положил... Уехать сильно торопился — вещи забыл... Чорт же его знает! Мало ли какие чу- даки по свету шатаются. Жаль, что не видал я его... В результате размышлений родилось в скором вре- мени очень, подробное письмо Евгения Геннадьевича в Москву, к одному из его друзей, письмо, по совести сказать, весьма бедное фактами. Одно лишь в письме было заметно: имя молодого инженера Анатолия Нико- лаевича Заклинкина связалось с именем одного из крупнейших ученых нашей страны. А Заклинкин, еще сидя на колхозной пшенице и с облегчением ощущая стремигельное увеличение расстоя- ния между собой и «проклятым» председателем Лебя- женского колхоза (а ведь как хорошо все шло!), клял так же свою забывчивость. Не раз вспоминал он и в поезде об оставленных в Лебяжьем ружье и плава- тельном костюме. Здесь школа Андрея Ивановича Степаненко оказа- лась недостаточной. Почему же? Потому, что одно дело, это рассуждать об опасности далекой, незримой, ощу- щаемой только разумом. Послушен разум и гонит неприятную мысль. Так легко быть храбрым! Но очень и очень большим, глубоким и черным ка- жется глазок пистолетного дула, гуляющий в крепкой чужой руке перед носом! Это — целая бездна! И чтобы остаться спокойным, глядя смерти в лицо, нужно иметь и душу и свойства души, которых ни за какие деньги не купишь, ни за какую валюту! НА ЗЕМЛЕ 1/ОГДА в азиатских пустынях, за десять минут до за- 14 хода, солнце собирало неизвестно откуда над собой облака и играло на них всеми красками мира, каких еще нет на пали гое художника, а от снеговых гор на пустыню полз мрак, явно принимая власть — в эти минуты мы понимали Манеса, ученика Зороастра. Мы понимали древнего перса с его философской легендой о двух равных силах, с его богом Света Ормуздом и богом Тьмы Ариманом, по-братски делящими власть над миром. Мы бывали в пустынях. Ормузд лил нам на головы расплавленный свинец, жег и сдирал с нас кожу, оста- навливал голос в иссохшей гортани. Он обманывал нас дрожащим виденьем воды и деревьев, но мы шли, не веря миражам. На нас Петр Тагилов, не спеша спрятал под рубашку толстый пакет. 26
нападал Ариман с головой крокодила, с раздутою шеей кобры, с телом слона на ногах сколопендры. Он бил хвостом скорпиона, обливал трупным ядом фаланги и желто-зеленым ядом малярии, метал миллионы острых стрел песка, а мы — побеждали пустыни! Но в наших широтах есть другие часы и минуты. Темное небо слегка бледнеет. Вот смутные пятна строе- ний, деревьев, кустов уже начинают получать очертанья. Зьезды тускнеют. Глаз вновь обретает возможность ощущать перспективу. На озере легкий туман приподни- мается и вновь падает. Пискнет пташка. Минута — от- ветит другая. И не успеешь, вдыхая свежий воздух, за- метить — а станет светло. Восток розовеет, желтеет и вспыхнет — сверкают лучи и выходит наше родное красное солнышко! А дышится, как на рассвете, а бодрость какая! Ну как тут не жить, не любить, не творить?! Для своего второго урока Алексею Федоровичу пред- седатель колхоза выбрал подобное раннее утро. — Нравится вам у нас, Алексей Федорович? — Очень нравится! — А вы у нас подольше поживите. Через неделю кончим с уборкой зерновых. Дела пойдут помельче, будем посвободнее и начнем гулять. Всем районом. У нас для начала тут три свадьбы сыграют — потом у сосе- дей... Павел Иванович ехал в полевой стан и вез с собой Алексея Федоровича после его дежурства на озере Большие Мочищи. — Вы подумайте, есть у нас поговорка одна, груба, да верна! Вы вот не курите? Не обязательно, даже хо- рошо. Не пьете? Хорошо! Пить, так в меру! А вот не женаты? Это дело другое... Павел Иванович смеялся: — Да вы посмотрите кругом, какие у нас девушки. В столице себе не нашли — мы вам найдем! И сейчас в словах председателя колхоза звучала уже не шутка. — Да, мы вас женим — вот выбирайте по всему рай- ону любую. Любую сосватаем. Прожил прошлой зимой Павел Иванович гостем недели две в доме академика, оставил по себе хорошую па- мять и сам ко многому пригляделся. Да и не так уж сложны были для его острых сибирских глаз сын ” и отец. И не так важно, что он не имел никакой подго- товки, чтобы их оценить как ученых — это было сде- лано без него. Заметил же он то, что другие едва ли видели — какой-то особый оттенок в отношении стар- шего брата к жене младшего. Вероятно, без долгих рассуждений понял он, что Алексей Федорович до сих пор не нашел жены по себе. Сам Павел Иванович женился не рано. Чего мы не знаем — говорил ли о чем-нибудь Павел Иванович с главным врачей рай- онной больницы? Может быть, не одна Лидия Нико- лаевна заметила к кому, как казалось, часто обращал свой доклад московский профессор? — Смотрите, Павел Иванович, чтобы я вас не пой- мал на слове! За этими словами, возможно, последовало бы что-ни- будь и более определенное, но они уже подъехали к стану. О ЕРА Георгиевна была потрясена до глубины души лекцией в районном клубе. Идя домой вместе с Лидией Николаевной, она без всякой причины стала плакать, сначала тихо, потом все громче и громче. Ее старшая подруга обняла ее, вытирала платком горячие слезы на нежном лице, приговаривала: — Ну же, девочка моя... успокойтесь, не надо. Ну что? Довольно, моя хорошая... Молодая женщина старалась улыбнуться, оправдыва- лась сквозь слезы: — Правда, как глупо, я сама не знаю, что со мной, я больше не буду... — но слезы все текли и текли. Лидия Николаевна привела к себе свою Верочку, по- слала сказать, чтобы дома ее не ждали. Напоила свое- го друга валерианкой, постелила постель на широком диване в своей спальне, и очень строго сказала: Заклинкин с облегчением ощущал как стремитель- но увеличивается рас- стояние между ним и председателем колхоза. — Спите! Дождалась мерного, ровного дыханья, постояла не двигаясь, чуть-чуть прикоснулась к чистому лбу под волной мягких волос и тихонечко вышла. Села Лидия Николаевна в своей столовой, где с большого портрета на стене смотрел вдаль до сих пор любимый покойный в погонах подполковника медицин- ской службы и сердито стала ему говорить: — Ведь он чуть не всю свою лекцию свалил на бед- ную девочку! И ведь какую лекцию, если бы ты его слышал! Что же это? Ведь я мою девочку такой никогда не видела. А он понимал, что нельзя же так? Он же на нее смотрел почти все время... Обе женщины в последующие дни об Алексее Федо- ровиче не сказали ни слова. Вера Георгиевна кончала обработку истории болезни Николая. Станишевский просил прислать ему копию как можно скорее. 3 I Т ТЛИ ясные дни начала второй декады августа. Не за горами и первый, ранний в других местах, а здесь обычный во второй половине месяца осенний за- морозок. Товарищ Шумских прислал с оказией объемистый пакет с бумагами и схемами, сопровождаемый запи- ской. В ней секретарь райкома со свойственной ему лаконичностью и ясностью просил Алексея Федоровича с содержанием дела ознакомиться, не теряя времени, так как завтра будет за ним прислана машина — ехать в райцентр на ответственное совещание по вопросу о раз- витии электрификации района. Когда районные работники обсудили свое нужное дело и приняли решение, Алексей Федорович отправил- ся в дом главного врача. Радушно встретив гостя, Лидия Николаевна послала за «своей» Верочкой, не предупре- див ее о посетителе, а потом ушла под предлогом ве- чернего обхода больницы. ...А Алексей Федорович смотрел на милое лицо, слушал ее и сам говорил, вновь и все больше увлекаясь заме- чательным чувством возможности полной прекрасной искренности с человеком, делавшимся все ближе и ближе с каждой минутой. И он сказал вдруг, без предупреждения и без паузы: — Я не знаю, как это полагается говорить... Прошу быть моей женой. ЛИДИЯ Николаевна волновалась, но заставила себя не торопиться с возвращением. Войдя в комнату, она сразу поняла, что нужные слова были уже сказаны. Может быть немного грубовато, чего они не заметили, старшая заставила «молодежь» поцеловаться. 27
Алексей Федорович смотрел на милое лицо... Их поздравляли, кто как умел, и они не сму- щались. Товарищ Шум- ских потребовал, чтобы нужные записи были сделаны здесь, в рай- центре, и без промедле- ний, и произнес ново- брачным очень краткую, но очень теплую речь. Председатель колхоза, Павел Иванович Кизе- ров, знал, что его люби- •мая Сибирь забыта не будет и особенно в гости не звал — сами при- едут! Темучин-Чингиз, очень любивший свадьбы, в от- личие от своего крово- жадного предка и тезки, сказал Алексею Федоро- вичу: — Самый хороший женщина достался тебе. Я старый! А то бы тебе ее не видать! И мужу было приятно услышать это от старого степ- ного орла. Пусть Алексей Федорович сам разбирается, почему все были так им довольны. А Агаша, про себя жалела, что Николай Сергеевич женат. Вот если бы он был не женат... Но умная и строгая девушка крепко держит свое сердце. Ни жизнь чужую ломать, ни делиться она не собирается. Свет не клином сошелся! А дышится как на рассвете, а воздух какой! День пришел. Ну как тут не жить, не любить, думал Алек- сей Федорович, глядя на жену. И она чувствовала то же. Жить — любить — творить! В ГОРОДЕ |_[ЕТ, не о конечности человеческого существования 1 1 задумался Федор Александрович, прочтя известие о смерти Артура Д. Форрингтона, большого ученого, сво- его ровесника, истинной причине смерти которого было суждено остаться тайной. И не о себе он подумал, не о том, что и он, наверное, не так уж далек от естествен- но-неизбежного завершения жизни. Вскоре после двадцатого года, по случайно задевшему его поводу, как-то сказал Федор Александрович сыну и нескольким близким друзьям: — Я хочу одного — умереть на работе! Подчеркнув привычно поднятым пальцем вполне оче- видную истину, Федор Александрович с мыслью о смерти покончил навсегда. Жизнь была до предела пол- ной! И задумался он сейчас совсем о другом. Раз в полугодие, по порядку, установившемуся уж? более шести лет тому назад, Федор Александрович дол- жен был делать краткий доклад о работах института энергии. Дважды в год он отчитывался перед неболь- шим собранием, вернее, совещанием. Место указывалось в одном из ------' ------------- ---------” -------- ной стеной, зданий, за той расположенных за древней крепост- самой стеной, на которую так вни- мательно смотрит через новую плоскую площадь хорошо вам известный дом с квадратными окнами. Несмотря на свидания с членами этих совещаний-соб- раний, а изредка и с предсе- дателем их в порядке текущей работы, окончание каждого полугодия встречал Федор Александрович с особым на- строением мысли и чувства. Академика никогда не огра- ничивали в праве составления зависящего от него списка участников. Конечно, от полу- годия к полугодию этот раздел изменялся. В нем было три категории: те, кто дол- жен был докладывать, те, кто должен был выпол- нять намеченное по важ- ным заданиям и, наконец, третьи. Для них первое присутствие на полуго- дичных совещаниях было посвящением в высшие степени рыцаря энергии, так как побывавший там однажды уходил уже иным, чем входил. 2 СТАРЫЙ горный хре- бет, образуя раздел двух частей света, на- чинается под заполярной тундрой и, заняв на карте по меридиану бо- лее восемнадцати граду- сов или больше двух тысяч четырехсот кило- метров, выходит отрогами в ковыльные степи и прячет свои последние скалы в горячих песках. Если сложить все воды, проливавшиеся на Урал иля легшие снегом из туч только за последнюю сотню ты- сячелетий воедино, — то хватит на все океаны. Если сложить все усилия ветра, давившего на хребет со дня его рождения и до нашего дня, и сумму усилий бросить в пространство, это будет куда больше, чем рычаг, о котором мечтал Архимед, и рухнут любые планеты. Да и живая жизнь биллионами биллионов корней растворя- ла в поисках пищи жесткие камни, делая их плодород- ными. Все эти силы, называемые эррозией, превратили ныне в низкие некогда высокие горы. Старый хребет, перед которым храбрый красавец Кавказ — мальчик, бесконечно богат. Недаром некоторые из наших ученых в конце девятнадцатого века напоминали студентам: — Если вас на экзамене спросят, где в мире имеется тот или иной минерал или металл, и вам память изме- нит, назовите наши старые горы! Ошибки не будет! В тишине прохладного в жаркие августовские дни Старого корпуса Института Энергии, составляя свой раз- дел списка, Федор Александрович думал о старых горах. На несколько расположенных в их складках за- водов уже были посланы вызовы, так как до полугодич- ного совещания оставалось только два дня. Красностав- скую же Станцию Особого Назначения представит Степанов. 3 О ХОДИТ Степанов. LJ— Посмотрите-ка, Михаил Андреевич, наших участни- ков совещания. Не забыт ли кто-нибудь мной? Внимательно читает ответственный список Степанов, останавливаеггся на каждом имени... Тихо в большом, старом кабинете. Степан Семенович, технический служитель, неслышно проходит по комнате, поправляет по дороге телефонный аппарат (он сдвинут с места и трубка соскользнула с одного рожка). Сте- пан Семенович выходит — все в порядке у них с Федо- ром Александровичем в кабинете. Федор Александрович откинулся на спинку своего жесткого кресла. Он смотрит на темную, склоненную голову своего ученика. Волосы тщательно зачесаны на- зад, но на темени упрямится хохолком непослушная прядь. Густые брови разделены глубокой, не по воз- расту, прямой морщиной. Углы рта опущены. Вчера, для предстоящего полугодичного совещания, был доработан доклад о последних наблюдениях Красно- ставской Энергетической Станции Особого Назначения. Учитель и ученик кончали его вместе. Хотя Федор Александрович и называет попрежнему загадочные излучения лунными аномалиями, но в самом конце доклада есть ответственнейшие слова: «...послед- ние наблюдения могут дать право предполагать искус- ственную причину...» 28
— Вы включили...? — и Михаил Андреевич назвал две фамилии новичков, прерывая мысли старо- го академика. — Да, я считаю, пора. Они за- служили это. Новые люди на на- ших совещаниях — это наш успех. Да! А теперь нужно на- чать пересматривать наш учебный план. Опять. И план эксперимен- тальных работ тоже. Последующие часы были посвя- щены оживленному обмену мне- ниями с несколькими работника- ми Института Энергии. Подготов- лялся проект решения Министер- ства о создании эксплоатацион- ного факультета нового профиля. Федор Александрович прочитал известие о смерти Артура Д. Фаррингтона. ОЕЧЕРЕЛО. Пришел час, когда D на улицах холмистого горо- да, открытых на закат, низкое солнце слепит пешеходов и води- телей машин, тянет за ними длинные тени. Улицы, рас- положенные по меридиану столицы, уже закрываются среди домов первыми, еще ясными сумерками. Зной спадает и близится ночная прохлада, такая желанная в дни этого необычайно жаркого августа. Технический служитель Института Энергии, по своему негласному праву, вошел без предупреждения и остано- вился перед столом академика. Зная привычки Федора Александровича, он молча стоял и смотрел на старого ученого. — Что, Степан Семенович? — Человек приехал, сейчас с аэродрома. Был у вас дома, ждать не хочет ни минуты. Говорит — от Алексея Федоровича с Николаем Сергеевичем. — Где же он? — Здесь. Постукивая механической ногой и помогая себе косты- лем, вошел гонец Лебяженского «командира полка». Не смущаясь, пристальными взглядами, осматривающими странного посетителя, он внимательно оглядел кабинет и людей, чуть задерживаясь на каждом пронизывающим взором ястребиных глаз, очень светлых на фоне загоре- лого, усталого лица. — Мне лично профессора, Федора Александровича! — Это я, садитесь, пожалуйста, чем могу быть вам полезен? Но гость не собирался воспользоваться приглашением сесть. Пристально смотрел на приподнявшегося в. кресле Федора Александровича. — Я у вас дома был. Мне сказали, вы на работе... Тут посетитель замялся и добавил: — Мне бы подтверждение, чтобы ошибки не вышло! «Видно старого солдата», подумал Михаил Андреевич. — Вот я, — он назвал себя. — Вот это — товарищи... и он перечислил присутствовавших. — Мы все под- тверждаем, что перед вами действительно Федор Алек- сандрович. Его сын и племянник сейчас должны быть в Западной Сибири, в селе Лебяжьем, У Павла Ивано- вича Кизерова. Посол был удовлетворен. — Вижу, дело верное, — сказал он, сел на стул, рас- стегнул гимнастерку, дернул нитку зубами и вытащил из холщевого мешочка, хранившегося на груди, доволь- но толстый пакет. — Вам от сына. — Он встал и, не обращая внимания на Степана Семеновича, хотевшего взять письмо, шагнул сам и вручил его Федору Александровичу. — Приказано в собственные руки! — добавил он. Федор Александрович положил пакет в ящик стола: — Очень благодарен. Прошу вас быть моим гостем. Степан Семенович отвезет вас ко мне домой. Но гость не уходил. — Это срочное! В собственные руки! — повторил он. Федор Александрович посмотрел на своего гостя с не- которым удивлением, но ястребиные глаза'выражали со- вершенную решимость: —- Вы тут же прочтите! — про- должал гонец тоном приказания^ и обложка срочного письма была ра- зорвана. Прочтя первую страницу, академик поднял плечи, бросил взгляд на посланца, кивнул голо- вой и продолжал чтение. Окончив, он пожал руку Петру Ко-ндрать- евичу: — Очень, очень вам благодарен. Вы поручение отлично выполнили. Сегодня вечером мы с вами уви- димся. Проходя через актовый зал, Та- гилов ответил сопровождавшему его Степану Семеновичу: — Все живы, здоровы. Что пи- шут, не мое дело, не знаю. Ска- зано: важное, срочное. Все. Сидя в автомобиле, Петр Кон- дратьевич вынул потертый, еще фронтовой пистолет Павла Кизе- рова, извлек патрон, досланный в патронник ствола, защелкнул кас- сету назад в плоскую ручку и громко, протяжно зевнул. Сейчас ему очень захотелось спать. Закачало с непривычки в самолете за две с по- ловиной тысячи километров. фЕДОР Александрович спокойно прочел письмо из Ле- бяжьёго. Не торопясь, он положил в карман пиджака отдельную, маленькую записку от сына. Затем он ска- зал, что переносит начатую работу на завтра, попросил остаться с ним только двоих — Ивана Петровича и Михаила Андреевича — и поручил своему старому дру- гу прочесть вслух письмо из Сибири, в котором подробно описывались наблюдения Николая. — Что же это все значит? — спросил Иван Петрович, окончив чтение. Он был знаком с последними августов- скими наблюдениями Красноставской только в общих чертах и не понимал волнения, которого теперь не скрывал руководитель Института Энергии. Федор Александрович стоял, опираясь руками о стол и подавшись вперед. Против него, с окаменелым, не- подвижным лицом, напряженно скрестив руки на груди, сидел его ученик. Так они глядели друг другу в глаза-, слушая чтение, и со стороны могло показаться, что сей- час произойдет что-то решительное, что эти два челове- ка сейчас бросятся друг на друга. Листы письма задрожали в руках Ивана Петровича. Он кинул их на стол и схватил себя за бородку: — Что же это? Да говорите же, наконец! Жесткие, подрубленные усы старого академика чуть шевелились, точно Федор Александрович беззвучно го- ворил. Мысль, как молния, металась между ним и Сте- пановым, освещая и связывая все, решительно все! События двух ночей на озере объясняли наблюдения тех же двух ночей на Красноставской! Озеро в степи пришлось в предполагаемом квадрате прикосновения к Земле волн, которые до сих пор назывались только лунными аномалиями! Что это за волны, теперь было известно! Да, -сейчас никто не мог отрицать и сомне- ваться! Сомнения кончены! Федор Александрович, овладевая волнением, заго- ворил: — Конечно, как и отку- да — сейчас не в этом дело! Ведь теперь мы всё понимаем и Красно- ставская проверена. Михаил Андреевич предвидел, да-с! дело в том, что вторую ночь ключил защи 29
Академик пожал руку Петру Кондратъевичу и сказал: — Вы отлично выполнили поручение... , этому получился законченный опыт и имеются сопоставимые данные. А если бы он защиту не выключил? Что мы могли бы сказать? По- светило две ночи на озере и только! А действия — ни- какого! А как теперь быть с докладом? Как, Михаил Андреевич? Степанов отвечал взволнованным, прерывающимся голосом: — Федор Александрович, право же, вы преувеличи- ваете. Ведь каждый, на моем месте, провел бы ту же работу... С юношеской живостью вскочил старый ученый и неожиданным движением обнял одной рукой молодого. Поднялся внушающий палец и остро уткнулся в грудь Степанову: — Вот, изволите видеть! Я могу ему сказать, как он мне первый зачет сдавал и на чем я его тогда про- валил! А он мне теперь замечания делает. Преувели- чиваю? Нет, не преувеличиваю! Уметь решать, уметь управлять, это значит — предвидеть. Так нас учит наша партия, да-с! И наша наука! — Вы мне обещали никакой работой не брезговать, — продолжал Федор Александрович, — а самая трудная работа — это решать! Теперь, Михаил Андреевич, я вам буду сдавать зачет, вы принимайте, а Иван Петрович запишет... И академик стал медленно говорить, точно читая невидимую запись: — Высказанные предположения полностью подтверж- даются наблюдениями на озере Большие Мочищи, рас- положенном в восьми километрах к югу от села Ле- бяжьего • Чистоозерского района Обской области. На- блюдаемые в течение последних двух с половиной лет Красноставской Энергетической Станцией Особого Назначения излучения имеют искусственный источник, расположенный, очевидно, в Восточном Полушарии и использующий Луну, как отражающий экран. Излучения вызывают гибель птиц и малых животных. На насеко- мых действия не отмечено. Облучение человека вызы- вает тяжелую болезнь, а возможно, и смерть. С целью препятствия поражению этими излучениями нашей территории, Красноставская Станция, во время стояния Луны в нашем Полушарии, Готова к работе на отраже- ние всеми сериями, находящимися на ее вооружении что нашу территорию вполне обеспечивает. Все! Окончив диктовать, Федор Александрович спросит Степанова: — Принимаете? — Да, — серьезно ответил молодой ученый старому академику. г • 6 1Г ОГДА они шли по пустынному коридору и спуска- лись по широкой каменной лестнице в актовый зал Михаил- Андреевич говорил: — Чрезвычайно осторожное, этакое настороженное поведение вестника из Лебяжьего пока- залось мне и напоминанием и предосте- режением. Действительно, ведь сюда, в Кййзь Старый корпус, может беспрепятственно, без проверки, с улицы, войти - каждый, кому только этого захочется! — Я так привык! — решительно воз- Д разил старый ученый. — Моя дверь всегда открыта. Во всех наших других , местах, в лабораториях, в Эксперимен- ИИМк тальном корпусе и так далее — это со- ИИЖ всем другое. Здесь же нет ничего инте- Ресного — ведь я вас отлично понимаю, Михаил Андреевич. Я не храню здесь ни одного документа. Я за всю свою жизнь ^В^№№. никогда не имел повода жалеть о том, что ко мне 'своб°дно приходит каждый, МК кому я нужен. Я так привык. И в этом mil wBJ вы меня никогда не переубедите! ИН ИЖ У ЦЕНТРА ЭНЕРГИИ ЦЕЛОВЕК постоянных привычек, Фе- 1 дор Александрович, ни за что не соглашался покинуть старый дом с ме- зонином, старый кабинет в Институте Энергии и многое другое в жизненной обстановке. Раз навсегда установил он неизменяемый порядок: перед полугодовым совещанием собирались за час до начала в малой аудитории Экспериментального Корпуса Института, кратко обменивались последними замечания- ми и соображениями, а затем, с точным расчетом вре- мени, ехали молча в назначенное место. В пути и до начала совещания разговоры Федором Александровичем были запрещены: — Прошу покорно не рассеиваться! Двадцать пять человек в пяти автомобилях молчали. Старый академик, прямо сидя на заднем сиденьи, ду- мал о сыне. Не часто бывало, чтобы Алеша отсутство- вал! Но отец улыбался. В привезенном нарочным письме со многими подробностями о ночах на далеком степ- ном озере была небольшая записка. В ней Алексей пи- сал о своей женитьбе. Эх, глупый Алеша! Ну, я ему послал крепкую телеграмму! А Ане мы сделаем сюр- приз... Ах, ты, белобрысый мальчишка... 2 )удАШИНЫ медленно проходили через ворота в башне 1 1 старинной крепости, описывали кривую вправо и оста- навливались. Двадцать пять человек вошли группой, оставили паль- то, шляпы, кепи и фуражки и поднялись вверх, в зал, по широким, мраморным ступеням, покрытым красным ковром. До начала оставалось пять или шесть минут и с другой стороны в зал уже входил Председатель полу- годичных совещаний. Когда пять машин выходили через ворота башни в пустую площадь, над ними, после четверного перезвона, куранты ударили дважды. Люди в автомобилях мол- чали. Они снова переживали все то, что было на совеща- нии, они думали о своем приобщении к высшей степени знания. (Продолжение следует) 30
Инж. Ю. СТЕПАНОВ Специальный корреспондент журнала «Знание—сила» Рис. Ф. ЗАВАЛОВА Т1ЕСЯТКИ тысяч советских инженеров, техников, работников науки, новаторов производства, объединен- ных в научных инженерно-технических обществах,двигают вперед технику страны социализма. Недавно наш специальный корреспондент побывал в Саратове и попросил председателя Саратовского отде- ления Всесоюзного научного инженерно-технического общества машиностроителей тов. Данилова сообщить читателям журнала о работах саратовских инженеров. Вот что он рассказал: В СОВРЕМЕННОЙ тех- нике большое значе- ние имеют способы по- вышения стойкости доро- гой быстрорежущей ста- ли, применяемой для изготовления высококаче- ственных инструментов. Среди таких способов широкое распространение получило так называе- мое цианирование. Оно заключается в том, что инструмент погружают в расплавленные цианис- тые соли или вводят в сосуд со смесью специ- ального цементирующего газа и аммиака. Поверхность стальной детали насыщается уг- леродом и азотом. В ре- зультате после термиче- ской обработки, а в не- некоторых случаях и без нее, поверхностный слой стали становится очень твердым и хорошо сопротивляется из- носу и коррозии. Цианирование требует применения спе- циальных ванн для разведения цианистых солей или аппаратов для получения цементирующего газа. Кроме того, цианистые соли крайне ядовиты и использование их сопряжено с соблюдением особых предосторожностей. Начальник лаборатории одного из саратовских заводов А. П. Ревенко предложил использовать для цианирова- ния природный саратовский газ. Установка с применением саратовского газа, созданная коллективом лаборатории под руководством инженера Ревенко, очень проста. Инструмент, уложенный на сетчатые приспособления, нагревается примерно до 600 градусов и в таком состоя? нии омывается в течение 2—3 часов саратовским газоМ и аммиаком. За это время углерод и азот, содержащиеся в газах, обогащают поверхностные слои инструмента на глубину в несколько сотых долей миллиметра и твердость ме- талла увеличивается без дополнительной термической обработки. Испытания различных инструментов, обработанных са- ратовским газом, показали замечательные результаты: стойкость их повысилась примерно в два раза. Использование саратовского газа для повышения стой- кости инструмента позволит государству сохранить боль- шое количество ценного металла при незначительных затратах средств. рЕЗЕЦ, оснащенный * пластинкой твердого сплава, — основа ско- ростного резания метал- лов. Но для того чтобы резец мог снимать струж- ку, он должен иметь вполне определенную форму. Другими словами, резец нужно не только оснастить твердым спла- вом, но и правильно за- точить. Однако, заточка пла- стинки из твердого спла- ва — дело не простое. Для этого применяют особые шлифовальные камни — «карборунд- экстра». Изготовление камней «карборунд-эк- стра» — трудоемкий и длительный процесс, тре- бующий очень большого расхода электроэнергии. На изготовление одной тонны «карборунд-эк- ЭЛЕКТРО- КОНТАКТНАЯ ЗАТОЧКА стра» электроэнергии идет столько, что ее хватило бы на выплавку нескольких десятков тонн стали. Трудоемка и работа по заточке инструмента такими кругами: она ве- дется вручную и при незначительных подачах. Недавно советские ученые изобрели более совершен- ный способ заточки — анодно-механический*. Но этот способ требует специальной аппаратуры и применение его на ряде предприятий затруднительно. Инженер за- вода им. Орджоникидзе тов. Перлин предложил совер- шенно новый — электроконтактный способ заточки рез- цов с пластинками из твердых сплавов. Способ инженера Перлина очень прост и доступен любому предприятию. Вращающийся со скоростью 3000 оборотов в минуту чугунный или стальной диск присо- единяется к одному из полюсов источника электрического тока. Второй полюс соединяется с затачиваемым рез- цом. В момент заточки резец прижимается к диску, цепь замыкается и появляется электрический ток. Так как в месте контакта диска и резца ток встречает большое сопротивление, — здесь выделяется теплота. Эта тепло- та оплавляет поверхность инструмента, не успевая рас- плавить диск, так как его контактирующая поверхность непрерывно перемещается. Быстро вращающийся диск мгновенно разбрасывает расплавленные частицы метал- ла, осуществляя таким образом заточку инструмента из твердого сплава. • О способе анодно-механической заточки инструмента см. журнал «Знание—сила» № 8 за 1949 год.
Качество заточки электроконтактным способом доста- точно высоко — режущая кромка инструмента получает- ся чище, чем при обработке обычным абразивным кру- гом. Кроме того, при электроконтактной заточке не обра- зуется абразивная пыль и поэтому отпадает необходи- мость в устройстве специальной вентиляции. Проста и конструкция электрозаточного станка. На обоих концах вала электромотора укреплены диски — чугунный и стальной. Чугунный диск предназначен для черновой заточки инструмента, стальной — для оконча- тельной доводки режущих граней. Резец закреплен в специальной оправке. Ток, поступающий из сети, прохо- дит трансформатор, снижающий его напряжение. Станок инженера Перлина может быть построен в лю- бой мастерской. А это позволяет еще шире внедрить инструменты из твердого сплава, а вместе с ними и скоростные методы обработки металлов. В 1949 г. такие сГЙнки уже выпускал Саратовский станкозавод. ДЛИННЫЙ и сложный путь проходит сли- ток стали от выплавки в мартене до превращения в готовое изделие. Его подвергают прокатке, ковке, штамповке и дру- гим операциям механиче- ской обработки. Некото- рые из этих операций требуют предварительно- го нагрева стальной заго- товки. Готовые же де- тали часто в свою оче- редь приходится нагре- вать, производя так назы- ваемую термическую об- работку. Но каждая операция тепловой обработки свя- зана с потерями дорого- стоящего металла: около взаимодействуя в нагретом .—л.--- превращается в ЦЕНА ОКАЛИНЫ 5 процентов от веса металла, _____ состоянии с кислородом атмосферы, окалину. На первый взгляд, потери как будто бы не велики — всего одна двадцатая часть металла. Однако припомним, что в 1950 году, последнем году сталинской послевоен- ной пятилетки, наши металлурги выплавят 25,4 миллиона тонн стали. Пять процентов от этого количества соста- вят более миллиона двухсот тысяч тонн, — сколько ма- шин можно было бы изготовить из них дополнительно! Но не только окалина губит металл. Он гибнет и от происходящего при нагреве обезуглероживания — выго- рания углерода из поверхностей металла. В результате поверхность стали теряет твердость, режущую способ- ность и прочность. Для борьбы с обезуглероживанием и окалиной в пе- чах, в которых производят тепловую обработку металла, создают атмосферу из искусственно приготовленных газовых смесей. Эти газы и предохраняют металлы от возникновения окалины и выгорания углерода. Недо- статком такого способа было то, что для каждого вида стали требовалась своя особая газовая смесь. Инженер одного из саратовских заводов Н. Г. Лян- дерс, проделав большое число опытов, создал универ- сальную газовую смесь, которая защищает от обезуглеро- живания и появления окалины детали из самых различ- ных сталей: конструкционных, инструментальных, жаро- упорных и т. д. Получается газовая защитная смесь инженера Лян- дерса очень просто: при сжигании метана — газа., ко- торым богата саратовская земля, в определенном коли- честве воздуха. Для выработки смеси на заводе построена специальная установка. Попадая в смеситель этой устновки, воздух и метан автоматически перемешиваются в нужном соот- ношении и направляются в камеру сгорания. Образую- щаяся газовая смесь после очистки поступает в терми- ческую печь в тот момент, когда там происходит нагре- вание стали. Использование установки инженера Ляндерса на заво. дах страны позволит ежегодно сэкономить много стали. ТСЯИСЖ ЛИПЫ р ДИНСТВЕННЫЙ опо- соб, которым можно изготовить деталь, не прибегая к обработке ре- занием или давлением, является литье, но до недавнего времени полу- чить этим способом осо- бо точные детали не уда- валось. Между тем, литье .представляет боль- шой интерес при изготов- лении деталей из трудно поддающихся механиче- ской обработке твердых сплавов. Советские ученые про- водят интересные работы в области точного литья. Так, например, научный сотрудник Саратовского автодорожного института Я. М. Довгалевский раз- работали новый очень точный метод отливки де- талей из разных материалов, в том числе и из очень прочных сталей, с трудом поддающихся механической об- работке. Сущность нового метода такова. По точно изготовлен- ной обычными методами механической обработки латун- ной или стальной модели — копии будущих деталей, отливается форма из легкоплавкого сплава. Затем в полученную форму под давлением заливается масса, состоящая в основном из пчелиного воска. Запол- няя форму и застывая в ней, масса приобретает очер- тания детали. Извлеченная из формы восковая копия обмазывается огнеупорной керамической обмазкой и окружается формовочным материалом. Полученная таким образом форма просушивается, причем в процессе сушки восковая масса под действием высокой температуры плавится и вытекает из формы. Внутри формы остается свободное пространство, очерта- ния которого точно воспроизводят конфигурацию воско- вой модели. Заливая в это пространство расплавленный в электри- ческой печи металл, получают деталь. Точность размеров изготовленной таким способом детали очень высока: отклонения от заданных размеров не превосходят нескольких сотых долей миллиметра. Та- кой точности могут позавидовать многие виды механи- ческой обработки. При этом расход металла сокращается по сравнению с механической обработкой в несколько раз. Например, изготовление фрезы обычными механиче- скими методами требовало 2,4 килограмма высококаче- ственной стали. Применение нового способа снизило рас- ход металла в три раза — до 800 граммов. Еще большая экономия получилась при использова- нии точного литья для изготовления небольшой по раз- мерам шестерни. Расход металла снизился от 175 грам- мов до 40. Высоко и качество точно отлитых деталей: по своей прочности они не уступают таким же деталям, изготов- ленным механической обработкой из особо твердых ста- лей, что достигается подбором химического состава сплава, не достижимого при обработке ковкой. 32
ДЕТАЛИ, изготовленные на станке, никогда не бывают абсолютно одинаковыми. Их качество всегда ко- леблется хотя бы в очень незначи- тельных пределах, улавливаемых по- рой лишь точными измерительными приборами. Работу станка налажи- вают так, чтобы колебания качества деталей не выходили за пределы определенной допустимой величины, за которой уже начинается брак. И обычно контролер, проверяя го- товые изделия, следит только за тем, не нарушена ли эта. допустимая нор- ма. Соответственно этому и построе- на вся. техника контроля — приборы и приспособления для измерений. Для упрощения и ускорения контроля применяются измерительные калиб- ры, рассчитанные на максимальный и минимальный размер допустимых отклонений. Конечно, такой метод приводит к тому, что контролер лишь регистри- рует уже появившийся брак, но ни- как не может предупредить его появление. Но возможно ли это вообще? Мож- но ли найти такой метод контроля уже изготовленных деталей, который не столько указывал бы на появле- ние брака, сколько предупреждал бы о его появлении? На первый взгляд такая задача представляется неразрешимой. Конт- ролируя готовые детали, можно, ка- залось бы, предупреждать только повторение брака, но никак не его появление! Однако это не так. Со- ветские ученые и инженеры нашли такой метод контроля, который дает возможность предупреждать именно появление брака. Дело в том, что в большинстве случаев причиной брака служит ка- кое-нибудь нарушение в работе стан- ка. Срабатывается какая-либо деталь, ослабевает крепление, изнашивается резец, нарушается смазка — станок начинает «шалить». Вначале, когда такие дефекты станка только возникают, они или вовсе не отражаются на качестве его продукции или сказываются лишь в очень незначительной степени, не вы- ходящей за пределы нормальных до- пусков. Но со временем дефект уве- личивается, его влияние на качество продукции становится все заметнее, и наконец наступает момент, когда искажение продукции станка дости- гает размеров недопустимых: идет брак. Таким образом, как мы видим, брак в большинстве случаев не по- является внезапно, а постепенно раз- вивается, вырастает из очень незна- чительных отклонений от нормы. Значит, если внимательно следить за колебаниями размеров изготовляе- мых деталей, то можно заранее заметить, что незначительное искаже- ние начинает систематически по- являться и возрастать, грозя вый- ти за пределы допусков. Конечно, для этого нужно точно измерять про- дукцию, а не только следить за ее величиной по калибру, определяю- щему лишь два размера — «не боль- ше» и «не меньше» допустимого. На практике новый метод контро- ПРОВОЛОКА ВМЕСТО РЕЗИНЫ р ЛЕНТОЧНЫХ транспортерах, ко- и торые широко используются для транспортировки самых различных материалов, обычно используют лен- ту из резины, либо из прорезиненной ткани. Но такие ленты не позволяют транспортировать острые предметы, их нельзя использовать в горячих цехах, да и вообще резина подвер- гается быстрому истиранию. Учитывая недостатки резиновых лент, конструкторское бюро Цен- трального Научно-исследовательского института Министерства путей сооб- щения разработало новые типы лент, ля осуществляется так. Контролер периодически точно измеряет несколь- ко деталей (5—10 штук), обработан- ных на станке, и вычисляет средний размер этих деталей. Полученные данные в виде точек он наносит на специальную карту, где линиями ука- заны предельные, т. е. наименьшие и наибольшие допустимые размеры из- готовляемой детали. Если точки, на- носимые контролером, начинают упор- но приближаться к одной из огра- ничивающих линий, то это и будет сигналом о том, что в процессе изготовления детали появились какие- то неполадки и что вскоре начнет поступать брак. Контролер немедлен- но сообщает о своих наблюдениях мастеру и рабочему-станочнику. Ста- нок осматривают, выясняют причины неполадок и устраняют их. Таким образом, новый метод конт- роля предупреждает появление брака. А это дает большой экономический эффект. На заводе «Электросчетчик» применение этого метода снизило количество брака при обработке сложной детали С 0,24 до 0,06 про- цента. Новый метод контроля предста- вляет собой серьезный вклад совет- ских инженеров в широко развер- нувшееся в нашей промышленности движение за экономию средств, за выпуск продукции только отличного качества. выполненных из плоских проволочных спиоалей. Проволочные ленты не сложны в изготовлении, применение их не тре- бует изменения в конструкции транс- портеров, а стойкость к износу очень велика. Ленты, изготовленные из стальной углеродистой проволоки вы- держивают температуру нагрева до 350—400°, если же материалом будет жароупорная хромоникелевая сталь, го лента сможет работать до темпе- ратуры 1150 градусов. Применение проволочных лент зна- чительно расширит возможности ис- пользования конвейерных установок. 33
пищевые пред- наименыпими ельскохозяйственные продукты, проступаю- щие на “сд приятия, надо перерабо- тать с .................... потерями, затратой вре- мени и сил. Поэтому наши фабрики и заводы оснащаются новым высо- копроизводительным ав- томатическим оборудова- нием, которое улучшает условия труда рабочих, высвобождает сотни и тысячи людей, увеличи- вает выход пищевых продуктов высо- кого качества. Одна из таких машин — маслобой- ный шнековый пресс непрерывного действия установлен недавно на мно- гих наших маслобойных заводах. Вот что рассказал об этой машине лауреат Сталинской премии замести- тель министра пищевой промышленно- сти СССР С. Ф. Кипоренко: — Еще недавно на советских ма- слобойных заводах работали гидрав- лические прессы открытого типа. По внешнему виду они напоминали эта- жерки с шестнадцатью полками — плитами пресса. На каждую плиту укладывали приготовленное для пере- работки, то есть очищенное от обо- лочки, измельченное и пережаренное семя подсолнуха, льна, хлопка или другой масличной культуры. Чтобы семя не сползало с плиты, его предварительно запаковывали в салфетки из специального пресс-сукна, изготовленного из верблюжьей шер- сти. Делалось это на формовочной машине. Рабочий должен был шест- надцать раз ходить от машины к прес- су с пудовым пакетом в руках. Затем пресс приводился в действие. Включалось давление, и все шест- надцать плит прижимались друг к другу, а затем к головке пресса. Вы- жатое из семян масло стекало по ма- шине. Оставшиеся пакеты со жмыхом вручную выгружались с полок пресса. Открытые прессы не отличались вы- сокой производительностью. Кроме того, в жмыхе — отходе маслобой- ного производства — они оставляли до девяти процентов масла. Таким об- разом, терялось много ценного про- дукта, а жмых с высоким содержа- нием масла не мог долго храниться, так как при этом он портился, про- горкал. Внедрение нового пресса закрытого типа, сконструированного советскими машиностроителями, коренным обра- зом изменило условия труда на масло- бойных заводах. Маслобойный шнеко- вый пресс непрерывного действия со- стоит из цилиндра, в котором вра- щается винт с лопастями. Расстояние между лопастями постепенно умень- шается. Вал винта имеет форму ко- нуса. Измельченное и пережаренное семя автоматически поступает в при- емник пресса из жаровни, расположен- ной над ним. Отсюда вращающийся шнек протягивает семя к выходному отверстию. Семя сдавливается лопа- стями шнека и прижимается ими к стенкам цилиндра. Выдавленное масло стекает в трубы, из которых попадает в цех для очистки. Жмых так же ав- томатически выходит из машины в виде непрерывной полосы или отдель- ных полосок, свернутых в виде ра- кушек. На маслобойных заводах, где уста- новлены такие прессы, все операции производятся автоматически. Это поз- волило создать непрерывный техноло- гический процесс, перевести все цехи на поток. Стало возможным отка- заться от формовки полуфабриката, а следовательно, и от формовочных ма- шин и шерстяных салфеток. Одно это дает небольшому заводу, с суточной производительностью в сто тонн, сот- ни тысяч рублей экономии в год. Советские инженеры продолжают совершенстововать прессы непрерыв- ного действия. Уже созданы три типа ДЕСЯТКИ тысяч различных сельско- хозяйственных машин получает ежегодно наше социалистическое зем- леделие. Значительная часть их — комбайны, жатки, сенокосилки — пред- назначена для уборки урожая. Работа уборочных машин во многом зависит от качества режущего аппарата: чтобы чисто срезать стебли убираемой куль- туры, не мять и не разрывать их, его ножи-сегменты должны затачиваться очень остро — толщина их лезвий со- ставляет всего 20 микрон. Миллионы сегментных ножей тре- буются ежегодно нашим уборочным машинам. Но изготовлять эти детали нелегко. До сих пор никому в мире не удавалось механизировать заточку и шлифовку их. Операции эти произво- дились ручным способом на простых точилах, при помощи примитивных приспособлений. Рабочий, затрачивая много времени на установку, съем деталей и подачу их к точильному кругу, за смену успевал заточить всего 1500 изделий. При этом дорого- таких машин. Одна из них с суточной производительностью девяносто тонн заменяет шесть прессов открытого типа. Эта машина оставляет в жмы- хе не девять процентов масла, как старые гидравлические прессы, а всего пять-шесть процентов. Увеличе- ние же выхода масла только на один процент позволяет заводу сред- ней мощности давать государству до- полнительно триста тонн масла в год. Кроме того, жмых, содержащий меньше масла, способен сохраняться значительно дольше, что имеет важ- ное значение для развития животно- водства. Советское правительство высоко оценило работу инженеров, создавших новый маслобойный пресс. За разра- ботку его и внедрение в производство группе работников Министерства ма- шиностроения и приборостроения и Министерства пищевой промышленно- сти присуждена Сталинская премия. стоящий абразивный круг стачивался всего за 8 часов. Советские инженеры сконструиро- вали два шлифовальных станка, кото- рые впервые в мире позволили авто- матизировать заточку и шлифовку ножей-сегментов. Вот что рассказал о новых маши- нах нашему корреспонденту главный конструктор Московского завода шли- фовальных станков, лауреат Сталин- ской премии К- А. Самойлов: — Работа новых станков почти пол- ностью автоматизирована. Вручную приходится только закладывать сталь- ные заготовки в бункеры станков. Все остальные операции станка вы- полняют сами. Вот, например, как работает ста- нок, затачивающий ножи-сегменты. Заложенные в его бункер заготовки проталкиваются автоматически дейст- вующими механизмами в специальные приспособления — призмы, установ- ленные на вращающемся столе. В призме заготовка крепко схватывается рычагами. Над вращающимся столом смонтированы два шлифовальных кру- 34
I—IЕДАВНО советские ученые созда- ‘ 1 ли новый вид стекла, обладаю- щий рядом -замечательных .свойств. Эти свойства позволяют значительно расширить области применения стек- ла. Новое стекло, напоминающее по своему внешнему виду обыкновенную резиновую губку или застывшую пену, так и названо — пеностекло. Вот что рассказал нашему коррес- понденту руководитель группы уче- ных, разработавшей производство пе- ностекла, лауреат Сталинской премии, доктор технических наук, профессор И. И. Китайгородский: — Научные сотрудники кафедры технологии стекла Московского орде- на Ленина химико-технологического института имени Д. И. Менделеева по- ставили перед собой задачу создать на основе обычного стекла менее теплопроводный и более легкий мате- риал. В лабораториях института про- вели тысячи опытов, пока, наконец, га. Зажатые в призмах заготовки вме- сте со столом проходят сначала под одним шлифовальным кругом, а затем под другим. Первый круг производит черновую заточку лезвия ножа, вто- рой — заканчивает обработку, после чего рычаги освобождают деталь, и магнитный аппарат-съемник выталки- вает ее в ящик для готовых изделий. По этому же принципу работает и другой станок-автомат, шлифующий плоскости ножей-сегментов. Точные электроизмерительные уст- ройства, установленные на обоих стан- ках, непрерывно контролируют работу шлифовальных кругов и по мере ста- чивания продвигают их к поступаю- щим деталям. Это позволяет обраба- тывать детали с большой точностью. тельно сократился. Более двухсот килограммов струж- ки снимают станки с заготовок за смену. При такой работе шлифоваль- ных кругов выделяется большое ко- личество тепла. Во избежание прижо- гов на обрабатываемую деталь каж- дую минуту подается триста литров охлаждающей жидкости. было найдено решение. В стекломассу ввели газообразователь и добились, что выделяющийся из него в процессе варки стекломассы газ придал стеклу пористость, а следовательно, и лег- кость. При этом сохранились все остальные качества стекла. Процесс изготовления пеностекла не сложен. Обыкновенное стекло измель- чают до порошкообразного состояния и тщательно смешивают с небольшим количеством (до 2,5 процента) какого- либо газообразователя — вещества, выделяющего при нагревании газ. Газообразователем может быть уголь, мрамор и ряд других веществ. Полу- чившуюся смесь (шихту) засыпают в металлические или керамические фор- мы, которые устанавливают в печь. Температуру внутри печи постепенно повышают. При 550—600 градусах частицы стекольного порошка сли- паются, образуя сплошную пленку. Свыше десяти тысяч сегментов — такова производительность каждого из новых станков. При этом расход дорогих шлифовальных кругов значи- Советское правительство высоко оценило труд коллектива инженеров, создавших высокопроизводительные шлифовальные автоматы. Конструкто- рам станков К- Самойлову, М. Роди- вилину, М. Калинкову и В. Базелеву присвоено высокое звание лауреатов Сталинской премии. Когда температура до- стигнет 750—780 граду- сов, ' начинает разла- гаться газообразователь. Выделившиеся газы, стре- мясь «вырваться» из слипшейся массы, разду- вают ее, придавая стеклу пористость и легкость. Для завершения процес- са достаточно поддержи- вать такую температуру в печи в течение 15—20 минут. После этого пе- ностекло отжигают, то есть дают ему медленно Цвет пеностекла зависит от газо- образователя. Перекись марганца при- даст ему красноватую окраску, уголь— черную, мрамор—молочно-белую и т. д. Пеностекло обладает рядом замеча- тельных свойств. Сохраняя все луч- шие свойства обычного стекла — не- горючесть, стойкость к кислотам,вла- ге и т. п., оно в то же время отли- чается от него большой механической прочностью, легко пилится, строгается, сверлится обычными инструментами. Благодаря этим свойствам новый вид стекла найдет самое различное применение в промышленности и быту. Пеностекло — прекрасный строитель- ный материал. Стены каркасных зда- ний, заполненные им, будут вдвое тоньше кирпичных. Тепло они сохра- нят также лучше кирпичных. Кроме того, стены из пеностекла будут со- вершенно звуконепроницаемыми. Пе- ностекло будет использовано при строительстве многоэтажных облегчен- ных жилых зданий каркасного типа, в качестве утеплителя полов на строй- ках в северных районах страны, как звукопоглотитель в обшивке стен и потолков радиостудий, концертных залов, шумных цехов и во многих других местах. Широкое применение найдет пено- стекло при строительстве складов и холодильников. Теплоизоляционные материалы, которыми до сего време- ни облицовывают эти здания, — пробка, торф и т. д., не прочны. В частности, крысы легко разгрызают такие стены и проникают в хранилища, принося огромные убытки. Плитку пеностекла крысам не разгрызть. Еще одним замечательным свой- ством обладает пеностекло: благодаря малому объемному весу (в четыре раза легче воды) оно не тонет. Из него мож- но делать отличные спасательные поя- са, буи, различные предметы морского и речного обихода. Причем, абсолютно не подвергаясь гниению, эти предметы смогут служить длительное время. Проведена специальная работа по применению пеностекла для обму- ровки паровых котлов. В речном и морском флоте такая обмуровка не только уменьшит вес парохода, но и понизит, в силу ее малой теплопро- водности, температуру в котельных помещениях, что значительно улучшит условия труда кочегаров. Дальнейшие работы по изучению и совершенствованию пеностекла позво- лят применить его и во многих других областях нашего народного хозяйства. 35
В СТРАНАХ НАРОДНОЙ ДЕМОКРАТИИ 'Т'ЕСНАЯ связь стран народной де- 1 мократии с Советским Союзом помогает им добиваться все новых и новых успехов. Наша страна оказы- вает своим зарубежным друзьям боль- шую помощь, помогая им развивать промышленность и сельское хозяйство. О некоторых фактах развития науки и техники в странах народной демо- кратии рассказывается в этом номере журнала. ПОЛЬША По сообщениям печати, коллектив первого в Польше тракторного заво- да «Урсус» уже завершил трехлетний план, выпустив 3330 тракторов. За 20 лет существования панская Польша не могла освоить корабле- строения. Недавно вышел в рейс один из шести грузовых кораблей, по- строенных в новой Польше. Эти ко- рабли показали высокие пловучие и ходовые качества. Они полностью построены из польских материалов и оснащены польскими механизмами. ЧЕХОСЛОВАКИЯ Как сообщает чехословацкий жур- нал «Veda a Zivot» в Чехословакии, восстанавливающей свое народное хо- зяйство, при строительстве дорог ши- роко применяется механизация*. Мощные путеукладчики укладывают целые отрезки колеи вместе со шпа- лами. Забивка костылей, прикрепляю- щих рельсы к шпалам, производится другой машиной. Специальная ма- шина может чистить полотно, не тре- буя снятия рельсов. Эта же машина может ссыпать в сторону балласт (балластом называется слой, пере- дающий давление поезда со шпал на земляное полотно), пришедший в не- годность, и засыпать новый. В про- цессе работы машина продвигается со скоростью 90 метров в час. Для уплотнения свежего балласта служит специальный мощный каток, способный передвигаться как по рельсам, так и без них. Подъемные краны, перемещающиеся вне желез- нодорожной колеи, быстро снимают рельсы, исправляют их и снова укла- дывают на место. Механизированы и такие работы, как стыковка рельсов друг с другом, привинчивание накла- док и т. д. Даже очистка полотна от сорных трав, делавшаяся раньше * О механизации строительства дорог в Советском Союзе, см. «Зна- ние-сила», № 6, 1949 г. вручную, сейчас производится меха- ническим или химическим путем. Зимой на дорогах Чехословакии широко применяются снегоочистите- ли, а с переездов, закруглений и стрелок снег и лед удаляются при помощи огнеметов или электрона- грева. Лес составляет естественное богат- ство народной республики Чехослова- кии. Лесное дело широко механизи- руется. На смену ручным орудиям — пиле, топору, рычагу — идут мощ- ные и умные механизмы. По сообщению журнала «Parallele», лесоруб пользуется теперь циркуляр- ной пилой с электрическим или бен- зиновым мотором. Применение этих пил повысило производительность труда на 600 процентов. Срубленные стволы перетаскивают- ся к дороге гусеничными тракторами, а в горах — подвесными вагонет- ками. Механизация транспортных средств привела к Повышению произ- водительности труда на 400—600 про- центов. Одновременно снизилась ве- роятность несчастных случаев. Погрузка стволов производится пе- редвижными кранами. Некоторые гу- сеничные тракторы снабжены особы- ми клещами для захвата стволов. Конечно, такая обширная механи- зация потребовала коренной пере- делки дорожной сети в лесах. На до- рогах работают мощные бульдозеры, каждый из которых может сделать в сутки несколько сот метров дороги. ВЕНГРИЯ Благодаря помощи Советского Со- юза в венгерском городе Сгеда стро- ится крупнейший в Венгрии текстиль- ный комбинат. По примеру Советского Союза Вен- герская народная республика уде- ляет большое внимание лесонасажде- ниям. За период пятилетнего плана будет посажено полтора миллиона молодых деревьев. Подобные работы идут и в другой народной респуб- лике — Албании. БОЛГАРИЯ Целый ряд мощных оросительны : систем создается в Болгарии. Народ ные стройки идут в районе реки Дуная, где к концу 1950 г. 40 000 гектаров пустующих ныне земель станут плодородными, и в районе реки Арда, воды которой ранее не использовались для нужд народного хозяйства. РУМЫНИЯ Недавно в Румынии была впервые изготовлена прядильная машина, ко- торая уже успешно работает на од- ной из текстильных фабрик. На заводе «Василе Роайта» нача- то серийное производство сельско- хозяйственных комбайнов. В этой работе техническую помощь оказы- вают советские инженеры. Комбайн, приводимый в движение мотором в 22 лошадиных силы, жнет, молотит, вяжет солому в снопы и ссыпает зерно в специальные прицепы. В Румынии начат серийный выпуск микроскопов, ранее ввозившихся из- за границы. Микроскопы дают уве- личение в 75—150 раз. По качеству они не уступают импортным и обхо- дятся дешевле их. АЛБАНИЯ В Изборске начато строительство текстильного комбината. Комбинат будет занимать площадь в 2 гектара и вырабатывать до 20 миллионов метров ткани в год. Значительную техническую помощь в этом строи- тельстве оказывает Советский Союз. 36
М. СОЛОВЬЕВ Кд ОИ путешествия» — так назвал ,,‘**свою книгу, вышедшую в изда- тельстве «Молодая гвардия», акаде- мик А. Е. Ферсман. С захватываю- щим интересом читается эта неболь- шая по своему объему книга, напи- санная выдающимся ученым и одно- временно большим мастером-писа- телем. В предисловии автор пишет: «Я хотел написать простую книгу для юношества о своих путешествиях, а написал историю своей любви к камню...» Этой любовью к своему делу пронизана вся книга, но «Мои путешествия» — это не просто лю- бовь к своему делу, не просто опи- сание интересных, богатых события- ми путешествий, — это рассказ о том, как большевики изменяют при- роду, о том, как мрачные пустыни стали очагами индустрии. «Мы не хотим быть фотографами природы, земли и ее богатств, — пишет академик Ферсман. — Мы хотим быть исследователями, твор- цами новых идей, завоевателями природы, борцами за ее подчинение человеку. Мы не хотим быть простыми точ- ными наблюдателями, бесстрастны- ми туристами, записывающими свои наблюдения в записную книжку. Мы хотим, чтобы из глубокого, вдумчи- вого исследования природы рожда- лась . не только мысль, но и дело. Мы не можем просто гулять по раздолью нашей Родины. Мы долж- ны быть участниками ее переустрой- ства и творцами новой жизни». В этих словах ученого-патриота изложена сущность его книги. От берегов Каспийского моря до реки Аму-Дарьи на расстоянии бо- лее 750 километров, тянутся грозные пески пустыни Кара-Кум. (Кара-Кум в переводе с туркменского значит, «черные пески»). Ее территория ог- ромна. По своим размерам Кара- Кум превосходит Англию вместе с Шотландией и Ирландией. О природе этой пустыни было известно немного, пока в 1925 г. за ее освоение не принялись советские люди. А. Е. Ферс- ман и Д. И. Щербаков (ныне член- корреспондент Академии наук СССР) возглавили первую экспедицию, на- правившуюся в «черные пески». В этих песках, как показали предвари- тельные исследования русских гео- логов, содержалось важное для про- мышленности полезное ископаемое — Возможность организации добычи этого важного промышленного сырья волновала участников экспедиции. «Я говорил, — вспоминает Алек- сандр Евгеньевич, — что меня вле- чет Каракумская пустыня не только своими замечательными химическими особенностями и своей своеобразной природой, но и ее неизведанными серными богатствами». Экспедиция увенчалась успехом. Д. И. Щербаков и А. Е. Ферсман нашли богатые месторождения серы. Конец этой экспедиции оказался на- чалом новых работ. Началась подго- товка к использованию богатств «Черных песков». Новая экспедиция, в которую входили люди самых раз- личных специальностей, углубилась в пески. Тяжел был труд изыскателей в суровых условиях пустыни. Днем люди изнывали от жары, а по ночам зябко кутались в одеяла, спасаясь от холода. Но, несмотря на все труд- ности, были проведены необходимые изыскания и принято решение о со- здании в грозных песках серного за- Решение было исключительно сме- лым, и воплотить его в жизнь было нелегко. На «верблюжьем транспор- те» поехали в пустыню вода, обору- дование, продукты, строительные ма- териалы, рабочие... Организаторам нового дела нужно было думать о тысячах мелочей, которые решали успех, хотя на первый взгляд были совсем незаметны. В августе 1928 г. взрывы дина- мита, рыхлившего для строителей грунт, ознаменовали начало построй- ки завода в пустыне. Постройка завода послужила мощ- ным толчком для того, чтобы превра- тить пустыню в район, не отличаю- щийся от других, уже давно освоен- ных человеком районов нашей необъ- ятной страны. Возле колодцев сразу же стали создаваться кооперативы, начали строиться школы, на место знахарей пришли врачи. Все это слу- чилось двадцать лет назад, в 1929 г. Прошло немного времени после того, как большевики построили за- вод в пустыне, и академик Ферсман вновь едет в пески Кара-Кум. Как изменилось лицо пустыни за несколь- ко лет существования нового про- мышленного центра! Теперь уже не верблюды, а автомобили везут в пески путешественников. Радиостан- ция надежно связывает завод со сто- лицей Туркмении. «Мы провели на заводе три дня, — вспоминает академик Ферсман. — Как не похожа была окружающая нас обстановка на ту, в которой мы ранее проводили наши дни и ночи при первом объезде бугров! Сейчас в нашем распоряжении был велико- лепный домик из фанеры, с хоро- шими койками, столами и скамей- ками. Умывались мы прекрасной во- дой из Кызыл-Такыра. Всегда у нас была холодная вода для питья, пре- красный чай и обед из трех блюд... Баня, кооператив, амбулатория, ме- теорологическая станция — все было к нашим услугам...» Книга . Ферсмана преисполнена большой любовью к камню, как пи- сал об этом в ее начале сам автор. Всю свою жизнь ученый посвятил геоло- гии. Его глаза видят биографию камня сквозь толщу тысячелетий, и он щедро делится с читателем тем, что увидел его взор. На страницах своей книги Ферсман раскрывает ин- тереснейшую картину образования горных пород, его большой писатель- ский талант позволяет ему говорить о камне так, что камень оживает перед глазами читателя, и он вместе с автором, увлекшись его страстью, начинает любить камни, о которых ему приходится читать. Имя академика Ферсмана широко известно не только как имя ученого, мастерски владеющего словом. Алек- сандр Евгеньевич прекрасный попу- ляризатор, и читатель чувствует это на каждой странице его книги «Мои путешествия». «Индустриализация Средней Азии» — так озаглавил автор послед- нюю главу своей книги. Эта глава как бы подводит итог многолетней деятельности отважного путешествен- ника, направленной на благо люби- мой Родины. Много приходится ездить геологам. Автомобили, само- леты, пароходы, лошади, верблюды везут их в самые отдаленные уголки нашей огромной страны. Потом про- ходит; время, и вслед за геологами приходят строители, сооружая новые заводы и фабрики. 37
HI ПЙ ST S СООБРАЗИ знаешь ли ты? 2. Почему при ходить на лыжах 1. Почему снег, состоящий из бес- цветных кристалликов льда, кажется нам белым и прозрачным? сильных морозах становится труд- 3. Зачем зимой между оконными рамами иногда ставят стаканчик с серной кислотой? 1. Какие пять элементов являются самыми распространенными на земле? 2. Какая жидкость имеет наи- меньший удельный вес? 3. Какой газообразный элемент является самым тяжелым? 4. Почему зимой водоемы не промерзают до дна? 5. Зачем на последнем вагоне езда даже днем вывешиваются налы (фонари и флажки)? 6. Почему для переноски раска- ленных болванок нельзя употреблять электромагнит? ПОДУМАЙ И ОТВЕТЬ 7. Почему уголь, растертый в по- рошок, сгорит мгновенно, если к нему поднести огонь? В деталь запрессована втулка, которую плотно входит металличе- ская пробка. Как вытащить втулку из детали, если под руками нет дру- гого инструмента, кроме молотка? ГОЛОВОЛОМКА Как разрезать эту фигуру на че- тыре части, чтобы из них можно бы- ло сложить квадрат? 38
Полезные сокеты сделай и ОБЪЯСНИ Фильтрование растворов — рабо- та кропотливая, требующая терпения. Жидкость, особенно если она сильно загрязнена, медленно просачивается через вату или фильтровальную бу- магу, и приходится подолгу ждать, пока воронка опорожнится и ее мож- но будет вновь долить. Если филь- трование производится в плоскую по- суду, например в тарелку или в кю- вету, то все время приходится дер- жать в одной руке воронку, а в дру- гой бутылку с фильтрующимся рас- твором. Но есть простые приспособления, которые значительно облегчают фильтрование. Простейшее из них — это проволочная подставка (рис. 1), которая ставится на дно посуды и надежно поддерживает воронку. САМОДЕЛЬНЫЙ АВТОСПУСК ДЛЯ ФОТОАППАРАТА Если вам нужно сфотографиро- вать себя, а автоспуска для фотоап- парата у вас нет, то из этого за- труднения поможет выйти очень простое и дешевое приспособление. Возьмите обыкновенную прищепку для белья и к ее губкам прибейте гвоздиками или привяжите проволо- кой две небольшие пластинки из же- сти, затем свяжите вместе хвостовые части прищепки ниткой так, чтобы губки с прикрепленными к ним пла- стинками разошлись, между ними поместите кнопку спускового троси- ка. Подготовив все для съемки, по- дожгите свободный конец нитки спичкой и быстро становитесь на место. Когда огонь дойдет до узелка, губки прищепки сомкнуться и на- жмут на спуск фотоаппарата. Длину нитки подбирайте так, чтобы вы успели занять свое место, пока она горит. Можно ускорить фильтрование, изогнув стеклянную трубку петлей и соединив ее с воронкой кусочком резиновой трубки, как показано на рис. 2. Стекающая с конца петли жидкость вызывает некоторый ваку- ум (разреженное пространство), вслед- ствие чего течение жидкости уско- Наконец, простой прибор, показан- ный на рис. 3, совсем освободит вас от необходимости все время держать бутылку или колбу с фильтруемой жидкостью. Жидкость из верхней бутылки сама будет поступать в во- ронку небольшими порциями, пока не вытечет из бутылки вся. Это самофильтрующее устройство можно соединить со стеклянной труб- кой, изогнутой в петлю, тогда фильт- рование ускорится. Отец позвонил дочке на работу и попросил ее купить целый ряд вещей, нужных ему к отъезду. Он сказал, что деньги на эти вещи оста- вит в конверте 'на письменном столе. Придя домой, дочка нашла конверт. Мельком взглянув на него, она уви- дела написанную цифру 98, вынула деньги и, не сосчитав их, положила в сумку, а конверт смяла и бросила в корзину для бумаги. В магазине она купила на 90 рублей вещей, а когда хотела расплатиться, то оказалось, что у нее не только не остается вось- ми рублей, как она предполагала, но даже нехватает четырех рублей. Дома она рассказала об этом отцу и спросила, не ошибся ли он, когда считал деньги. Отец ответил, что он сосчитал деньги правильно, а ошиблась она сама и, рассмеявшись, указал ей на ошибку. В чем была ошибка дочки? 1. Положите на вытянутую ла- донь левой руки двухкопеечную мо- нету, в правую руку возьмите пла- тяную щетку и попробуйте при ее помощи смахнуть монету, но не реб- ром, а щетиной. Сколько бы вы ни «чистили» монету, скинуть ее вам не удастся. Кажется, что монета при- росла к ладони. В чем здесь дело? крепкую и достаточно 2. Возьмите . ___ _________ длинную палку и вбейте в ее конец гвоздь. Положите затем палку на стол так, чтобы ее свешивающийся конец был несколько меньше половины, а гвоздь был обращен шляпкой книзу. Повесьте на эту палку ведро, а другую палку достаточной длины установите так, чтобы она одним концом упира- лась в левую часть дна ведра, а дру- гим — в гвоздь и в то же время ле- жала на правом краю ведра. Эта палка должна отклонять ведро в ле- вую сторону, как показано на ри- сунке. Теперь, если вы отпустите ру- ки, то ведро будет спокойно висеть. Оно будет висеть даже в том случае, если вы наполните его водой. Поду- майте, чем это можно объяснить? НА ТУРНИРЕ В НИЯХ рода _ _____ ________ ________ ных команд — победительниц район- ных первенств. В каждой команде было по девять шахматистов. Сколько всего шахматистов и ша- шистов участвовало в этом соревно- вании, если известно, что число ша- шистов всех восьми команд равняет- ся числу участников двух команд? шахматно-шашечных соревнова- на командное первенство го- участвовало восемь школь- 39
(ШДХМАТЫ1 Скрытая опасность Когда король находится за пешеч- ным прикрытием, тяжелые фигуры (ферзь и ладьи) должны бережно охранять последнюю горизонталь (пер- вую или восьмую). Из собственной В позиции, изображенной на диа- грамме № 1 ничто не предвещает быс- трой развязки. У черных две лишние пешки на ферзевом фланге, их ко- роль находится за «прочной баррика- дой», и белым, как кажется, трудно предпринять какую-либо атаку. В партии было сыграно: 1. Cf3:b7; ЛЬ8:Ь7. Одна из тяжелых черных фигур отвлечена от защиты восьмой горизонтали. Далее последо- 2. Cb2:f6, уничтожая коня, защи- щавшего важное поле «е8» и ставя пе- ред черными трудную задачу: чем бить слона? Черные сыграли 2.... Ф<18:Г6 (после 2.. g7:f6; 3. Фд5—Ь6; ФД8—Г8. 4. Ле1—е8! черные получили мат). Те- перь создалась позиция, к которой бе- лые стремились: все тяжелые фигуры Ход черных. В позиции, приведенной на- диа- грамме № 2, положение белых кажется безнадежным, так как в то время, когда черная пешка беспрепятственно устремляется к первой горизонтали, чтобы превратиться в ферзя, пешка белых неминуемо должна погибнуть. Однако в распоряжении белых имеется неожиданный маневр, с помощью ко- торого они добиваются ничьей. Как это сделать? ПЕРЕДАЧА ПЛАКА? И ПРОВОЛОКА В детском парке готовились к от- крытию катка. Двое ребят набили материю на большой подрамник и крупными буквами написали плакат: «Добро пожаловать!» Между двумя столбами у входа на каток ребята туго натянули про- Шкивы А, В, В, Г соединены пе- редачами так, как показано на ри- сунке. Возможно ли движение шки- вов при таком соединении? Если воз- можно, то в каком направлении бу- дет вращаться каждый шкив в том случае, когда шкив А вращается в направлении, обозначенном стрелкой? волоку и на нее решили повесить плакат. Но, как только они попы- тались это сделать, проволока обор- валась, и плакат упал на землю. Ребята поняли свою ошибку, и хотя, вторично вешая плакат, они связали проволоку, которая только что оборвалась, теперь она прекрасно выдержала тяжесть плаката. Какую ошибку допустили ребята, вешая плакат первый раз, и как они её потом исправили? СОДЕРЖАНИЕ Академик В. Родионов — Чудесные превращения................ 1 К- Евтюхов — Наэлектризованный человек......................4 Ф. Ушкалов — Хлопчатник в Москве............................5 Н. М и х а й л о в — По советскому Казахстану...............6 Магнит очищает семена ..................................... 9 А. Розен — Протяжка.........................................9 Ф. О лещу к — Наука против религии . ......................10 Л. Ефимов — «Русская река» в Америке.......................12 А. Адамов — Гибель крепости Тейшебаини.....................13 Е. Ромашков — Каналы и шлюзы...............................18 А. Федоренко — Сутки Московского метро................... 19 В. Иванов — Энергия подвластна нам.........................23 Ю. Степанов — У саратовских инженеров......................31 ** Наука и техника на службе родины С. Юрьев — Контроль предупреждает брак.....................33 И. Михайлов — Проволока вместо резины .................33 Пресс непрерывного действия ...............................34 Шлифовальные автоматы .....................................34 Пеностекло ............................ • ...... 35 В странах народной демократии ........................... 36 Советуем прочесть М. Соловьев — Путешествия геолога .........................37 Как, что и почему .......................................38 Шахматный отдел .......................................40 На обложке: 1-я стр. — Новая станция московского метро «Калужская» — рисунок художника И. Веселкина. 2-я стр. — рисунок художника Т. Афониной. 3-я стр. — рисунок художника Л. Яницкого. 4-я стр. — рисунок художника С. Каплан. Редколлегия: А. Ф. Бордадын (редактор), 10. Г. Вебер, Л. В. Жигарев (заместитель редактора). О. И. Писаржев- ский, В. С. Сапарин, Б. И. Степанов. Художественное оформление А. Ф. Благман Рукописи не возвращаются. Всесоюзное учебно-педагогическое издательство — «Трудрезервиздат». Журнал отпечатан в типографии № 2 «Советская Латвия» ЛРТПП (г. Рига). Обложка отпечатана в Образцовой типографии ЛРТПП (г. Рига). Объем 5 п. л. Бумага 61X86. Тираж 60.000. Заказ № 3212. Т00222.