ОТ АВТОРА
Введение. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВЕННО-МОНОПОЛИСТИЧЕСКОГО КАПИТАЛИЗМА
Против ревизионистских и догматических извращений в трактовке проблем государственно-монополистического капитализма
Противоречивый характер государственно-монополистического капитализма
О пределах эффективности государственного регулирования экономики
Государственно-монополистический капитализм и борьба трудящихся
Глава первая. ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ГОСУДАРСТВЕННО-МОНОПОЛИСТИЧЕСКОГО КАПИТАЛИЗМА В ЯПОНИИ
Роль монополий в экономике
Сырьевая и продовольственная проблемы. Проблема внешней торговли
Хроническая безработица и аграрное перенаселение
Форсирование инвестиций
Зависимость Японии от США и роль милитаризации
Глава четвертая. РОЛЬ ГОСУДАРСТВА В РАСПРЕДЕЛЕНИИ НАЦИОНАЛЬНОГО ДОХОДА И НАКОПЛЕНИИ КАПИТАЛА
Государственная собственность и предприятия, находящиеся под государственным контролем
Государственные финансы и национальный доход
Государственное потребление. Роль государственных финансов и кредита в накоплении капитала
Роль Японского банка.Нефинансовые средства государственного регулирования в сфере кредита и инвестиций
Глава пятая. ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В ОБЛАСТИ ВНЕШНЕЙ И ВНУТРЕННЕЙ ТОРГОВЛИ. РОЛЬ КАРТЕЛЕЙ
Внутренняя торговля. Роль картелей
Глава шестая. БУРЖУАЗНОЕ ПСЕВДО ПЛАНИРОВАНИЕ И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ЦИКЛ
Влияние, государственного регулирования на циклический ход воспроизводства
Глава седьмая. ГОСУДАРСТВЕННО-МОНОПОЛИСТИЧЕСКИЙ КАПИТАЛИЗМ И КЛАССОВАЯ БОРЬБА
Государственно-монополистический капитализм и усиление эксплуатации трудящихся
Общедемократическая борьба и борьба за социализм
ПРИЛОЖЕНИЕ СТАТИСТИЧЕСКИЕ И ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ
СПИСОК ТАБЛИЦ, ПОМЕЩЕННЫХ В ТЕКСТЕ
ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА
ОГЛАВЛЕНИЕ
Text
                    АКАДЕМИЯ НАУК СССР
■
■


ШИ-
‘.м'У
ГОСУДАРСТВЕННО
МОНОПОЛИСТИЧЕСКИЙ
КАПИТАЛИЗМ
вяпонии
ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР
1


АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ мировой экономики И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИИ Я. А. ПЕВЗНЕР ГОСУДАРСТВЕННО- МОНОПОЛИСТИЧЕСКИЙ КАПИТАЛИЗМ В ЯПОНИИ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ войны ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР Москва 1961
Ответственный редактор доктор экономических наук А. Г. МИЛЕЙКОВСКИЙ
ОТ АВТОРА Современный государственно-монополистический капита¬ лизм охватывает буквально все стороны экономической и поли¬ тической жизни любой из развитых стран капитализма. Нельзя, следовательно, анализировать государственно-мо¬ нополистический капитализм без рассмотрения других особен¬ ностей современного капитализма. В то же время выяснение специфики государственно-монополистического капитализма нельзя смешивать с анализом самих по себе весьма сложных и требующих специального внимания смежных и переплетаю¬ щихся проблем. Это привело бы к тому, что предмет исследо¬ вания был бы заслонен, а работа разрослась бы до чрезмерно больших размеров. Такого рода трудности, возникавшие в процессе работы, автор старался преодолеть следующим образом: во-первых, необходимый анализ общих социально-экономических про¬ блем современного монополистического капитализма Японии сосредоточен по преимуществу в первых двух главах, а в при¬ ложении помещен ряд таблиц, характеризующих состояние современной японской экономики; во-вторых, стараясь в той степени, в какой это возможно, избежать повторений с преж¬ ними работами, мы часто по ряду вопросов отсылаем читате¬ ля к ранее изданным у нас в стране книгам или статьям по проблемам экономики и политики современной Японии. Исходя из сказанного выше, работа строится по следующе¬ му плану. В первых трех главах рассматривается вопрос об объектив¬ ной необходимости возникновения государственно-монополи¬ стического капитализма, вытекающей из противоречия между общественным характером процесса производства и частным способом присвоения на современном этапе, из того факта, что в экономике страны господствуют магнаты дзайбацу и что они не могут господствовать, не прибегая к помощи государства 3
для преодоления противоречий, возникающих в процессе капи¬ талистического воспроизводства. Здесь же рассматривается во¬ прос о зависимости Японии от американского империализма и о ремилитаризации как факторах, влияющих на характер госу¬ дарственно-монополистического капитализма в современной Японии. В следующих трех главах анализируются содержание госу¬ дарственно-монополистического регулирования (главным об¬ разом в 50-х годах), его влияние на различные стороны эко¬ номики, в особенности на процесс обновления основного ка¬ питала и на развитие экономического цикла. В последней главе рассматривается противоречивый ха¬ рактер государственно-монополистического капитализма, его использование монополиями с целью усиления своего господ¬ ства, и классовая борьба, которая разворачивается вокруг го¬ сударственно-монополистического капитализма. * * * Данная книга представляет собою одну из работ в серии монографий о государственно-монополистическом капитализме, подготовляемых в Институте мировой экономики и междуна¬ родных отношений Академии наук СССР. Работа над всей се¬ рией проходила и проходит при дружеской взаимопомощи ее участников и при содействии многих других товарищей. Автор выражает признательность всем товарищам, приняв¬ шим участие в обсуждении данной работы и внесшим предло¬ жения об ее улучшении. Свою особую благодарность автор выражает научным со¬ трудникам Института В. Б. Рамзесу и Н. К. Куцобиной, ока¬ завшим большую помощь в подборе и анализе материалов и в подготовке рукописи к печати.
Введение НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВЕННО-МОНОПОЛИСТИЧЕСКОГО КАПИТАЛИЗМА Империализм и государственно- монополистический капитализм Государственно-монополистические тенденции как одно из свойств монополистического капитализма начали развиваться с наступлением империалистической эпохи. Свойство это свя¬ зано с самим существом капиталистической монополии, в ко¬ торой высокое развитие общественного характера производства соединяется с господством финансовых магнатов. Опираясь на свое богатство, последние получают возможность выходить да¬ леко за пределы непосредственно контролируемых ими пред¬ приятий и компаний, использовать государственную власть в качестве органа для регулирования экономики с целью усиле¬ ния эксплуатации трудящихся, расширения сферы эксплуата¬ ции, получения монопольных сверхприбылей. Выделяя основные характерные черты экономики и политики эпохи империализма, В. И. Ленин в 1919 г. (в проекте програм¬ мы партии) отметил как одну из таких черт смену «свободной конкуренции монополистическим капитализмом» !, что озна¬ чает неотделимость государственно-монополистического капи¬ тализма от империализма. Вместе с тем В. И. Ленин не один раз писал о «перераста¬ нии монополистического капитализма в государственно-монопо¬ листический капитализм»1 2, подчеркивая, что государственно- монополистический капитализм — явление, постоянно находя¬ щееся в процессе развития, изменяющееся под воздействием экономических и политических противоречий, характерных для империализма как высшей и последней стадии капитализма. С наступлением эпохи общего кризиса капитализма отме¬ ченная выше возможность широкого государственного вмеша¬ тельства в экономику под контролем и в интересах монополий 1 В. И. Ленин. Сочинения, т. 29, стр. 83. 2 См., напр., В. И. Ленин. Сочинения, т. 25, стр. 382; т. 26, стр. 350 и др. 5
превращается в закономерность. Государственно-монополи- стический капитализм становится такой же неотъемлемой ча¬ стью общественной жизни империалистических государств, как эксплуатация рабочего класса, как капиталистические моно¬ полии и конкуренция. Государственно-монополистический капитализм получил ги¬ гантское развитие в годы первой мировой войны в странах, участвовавших в войне, особенно в Германии. Уже тогда жизнь неумолимо поставила перед общественной мыслью вопросы, требующие ответа: в чем заключается экономическая необхо¬ димость государственно-монополистического капитализма, ка¬ ковы его содержание и классовая сущность? В чем состоят причины государственного вмешательства в экономику, како¬ вы его характер, направление, средства, существенные черты? В каком направлении развиваются государственно-монополи¬ стические тенденции, будут ли они усиливаться или ослаблять¬ ся, какова их будущность, историческая роль? И уже в первые же годы общего кризиса капитализма отве¬ ты на эти вопросы были даны марксистско-ленинской политиче¬ ской экономией, рассматривающей все стороны общественной жизни с позиций рабочего класса, с позиций диалектического и исторического материализма. В своих работах, написанных в период первой мировой вой¬ ны и сразу после нее и посвященных анализу основных проблем империализма, В. И. Ленин уделял огромное внимание пробле¬ мам государственно-монополистического капитализма. Он показал, что государственно-монополистический капитализм возникает на базе монополистического капитализма, на ба¬ зе чрезвычайно высокой концентрации производства и централи¬ зации капитала, породивших в условиях капитализма монопо¬ лии, господство которых определило переход капитализма в им¬ периалистическую стадию. Капиталистические монополии, бу¬ дучи экономической основой современного капитализма, явля¬ ются также и экономической основой капитализма государ¬ ственно-монополистического. Поскольку сохраняется частная собственность на средства производства и господство монополий, государственно-монопо¬ листический капитализм не имеет и не может иметь какой- нибудь иной экономической основы, кроме капиталистиче¬ ской монополии. «Самой распространенной ошибкой,— писал В. И. Ленин,— является буржуазно-реформистское утвержде¬ ние, будто монополистический или государственно-монополи¬ стический капитализм уже не есть капитализм, уже может быть назван «государственным социализмом» и тому подоб- * 3 В. И. Л е н и н. Сочинения, т. 25, стр. 414. 6
ное»3. В своих замечаниях на книгу Бухарина «Экономика переходного периода В. И. Ленин подверг критике опре¬ деление ее автором государственного капитализма, указав на то, что нельзя определять государственный капитализм «без акций и трестов», «без монополий»4. Разумеется, государственно-монополистический капита¬ лизм — это не только господство монополий. С развитием го¬ сударственно-монополистических тенденций капитализм при¬ обретает ряд новых черт, но ни одна из его сторон не может быть понята и правильно охарактеризована без учета того обстоятельства, что его экономической основой является гос¬ подство монополий, господство финансового капитала. Ни одна из сторон государственно-монополистического капи¬ тализма не может быть понята, если не учитывать того, что современное буржуазное государство подчинено монополисти¬ ческому капиталу, причем с усилением государственно-моно¬ полистических тенденций приобретает большую роль сращи¬ вание государственного аппарата с монополиями как важней¬ шая форма подчинения государства монополиям. Анализируя быстрое развитие государственно-монополи¬ стического капитализма в годы первой мировой войны, В. И. Ленин подчеркивал вынужденный характер столь быст¬ рого развития, тот факт, что его колоссальный рост связан с необходимостью, которую породила война, ее гигантские мас¬ штабы, ее ожесточенность. Ленин писал о том, что война, до¬ ведя до неслыханного напряжения силы народов, заставляет «делать гигантские шаги вперед по пути государственного ка¬ питализма» 5. Говоря о Германии, Ленин указывал, что здесь напряжение сил народа для ведения войны «заставило (под¬ черкнуто мной.— Я. П.) перейти к регулированию всей хозяй¬ ственной жизни свыше, чем полусотни миллионов человек из одного центра», к регулированию «под руководством кучки юнкеров-дворянчиков в интересах горстки финансовых тузов»6 ...«война сделала то, что не было сделано за 25 лет»7,— под¬ черкивал Ленин. «Монополистический капитализм переходит в государственно-монополистический капитализм, обществен¬ ное регулирование производства и распределения, в силу дав¬ ления обстоятельств, вводится в ряде стран, некоторые из них переходят к всеобщей трудовой повинности» 8. В том факте, что «общественное регулирование производства и распределения» вводилось «в силу давления обстоятельств», * «Ленинский сборник», XI, стр. 376. 5 В. И. Ленин. Сочинения, т. 23, стр. 222. 6 Там же, стр. 263. 7 Там же, т. 24, стр. 210. * Там же, стр. 276 (курсив наш.— Я.П.). 7
проявляется органическая связь между степенью государствен¬ но-монополистического капитализма и действием закона не¬ равномерного развития капитализма в империалистическую эпоху. В. И. Ленин прямо указывает на это, подчеркивая, что более высокое развитие государственно-монополистического ка¬ питализма в Германии было связано с тем, что против англо¬ французской группы капиталистических держав «выдвинулась другая группа капиталистов, еще более хищническая, еще более разбойничья — группа пришедших к столу капиталистических яств, когда места были заняты, но внесших в борьбу новые при¬ емы развития капиталистического производства... Группа эта внесла начала огосударствления капиталистического производ¬ ства, соединения гигантской силы капитализма с гигантской силой государства в один механизм, ставящий десятки миллио¬ нов людей в одну организацию государственного капита¬ лизма» s. В. И. Ленин неоднократно указывал, что государственно- монополистический капитализм в годы войны в той или иной степени развился во всех империалистических странах, но под¬ черкивал особенно высокую степень его развития в Германии 9 10 11. Это было связано с особой агрессивностью германского импе¬ риализма, а также с тем, что из всех воевавших государств Германия вела войну с наибольшим напряжением всех сил. Говоря о Японии, Ленин в 1916 г. указывал, что здесь моно¬ полия военной силы и особое удобство грабить Китай «отчасти восполняет, отчасти заменяет монополию современного, новей¬ шего финансового капитала»и. Это указание В. И. Ленина чрезвычайно важно потому, что «господство военной силы» имеет черты, сходные с государственно-монополистическим ка¬ питализмом. и часто составляет одну из его существенных сто¬ рон. В условиях империализма, в условиях ожесточенной конку¬ рентной борьбы империалистов и империалистических войн го¬ сударственно-монополистический капитализм так же, как и «господство военной силы», может выступать как фактор, ко¬ торый не только «восполняет» господство слаборазвитого фи¬ нансового капитала (как это имело место в Японии и России в тот период, когда об этом писал Ленин), но и усиливает по¬ зиции империалистов в борьбе против конкурентов и соперни- ков, в стремлении финансового капитала той или иной страны 9 В. И. Л е н и н. Сочинения, т. 24, стр. 368. 10 В. И. Ленин писал о том, что Германия была ниже Америки «во мно¬ гих отношениях, в отношении техники и производства, в политическом от¬ ношении, но в отношении организованности финансового капитализма, в отношении превращения монополистического капитализма в государствен¬ но-монополистический капитализм — Германия была выше Америки» (Б. И. Л е н и н. Сочинения, т. 29, стр. 149). 11 В. И. Л е н и н. Сочинения, т. 23, стр. 104. 8
догнать другие империалистические страны по уровню эконо¬ мического развития, мобилизовать все средства и возможности для того, чтобы побить конкурентов на внешних рынках, уси¬ лить подготовку к войне или выиграть войну. Другими словами, развитие государственно-монополистиче¬ ского капитализма в сильнейшей степени связано с обострением международных противоречий в эпоху империализма, особенно со времени первой мировой войны, положившей начало общему кризису капитализма. Вырастая так же, как и господство монополий, на базе вы¬ сокой степени капиталистического обобществления (концентра¬ ции и централизации капитала), государственно-монополисти¬ ческий капитализм демонстрирует процесс загнивания капита¬ лизма, обнаруживает тот факт, что противоречие между обще¬ ственным характером производства и частным способом при¬ своения дошло до предела, что само развитие производитель¬ ных сил диктует необходимость ликвидации частной собствен¬ ности на средства производства, ставшей оковами их развития. Самый главный объективный результат развития государ¬ ственно-монополистического капитализма, определяющий его историческое значение, заключается в том, что государствен¬ но-монополистический капитализм ускоряет создание мате¬ риальных предпосылок социализма, «...социализм,— писал В. И. Ленин,— есть не что иное, как ближайший шаг вперед от государственно-капиталистической монополии. Или иначе: со¬ циализм есть не что иное, как государственно-капиталистиче¬ ская монополия, обращенная на пользу всего народа и по¬ стольку переставшая быть капиталистической монополией» 12. Диалектика развития государственно-монополистического капитализма такова, что, ускоряя создание материальных предпосылок социализма, государственно-монополистический капитализм в то же время направлен против социализма, про¬ тив рабочего класса и всех трудящихся. Монополистический характер государственного капитализ¬ ма в том и состоит, что, прибегая к широкому государственному вмешательству в экономику, финансовый капитал любой стра¬ ны придает этому вмешательству реакционный характер. В хо¬ де решения конкретных задач, которые вызвали необходи¬ мость тех или иных мер государственного вмешательства (гонка вооружений, общественные работы и многие другие), монополистический капитал добивается усиления своего конт¬ роля над немонополизированным предпринимательством, усиления эксплуатации трудящихся и увеличения своих прибы¬ лей. Характеризуя развитие государственно-монополистиче¬ 12 В. И. Л с и и н. Сочинения, т. 25, стр. 332. 9
ского капитализма, Ленин писал, что «все эти шаги к большей монополизации и большему огосударствлению производства неизбежно сопровождаются усилением эксплуатации трудя¬ щихся масс, усилением гнета, затруднением отпора эксплуата¬ торам, усилением реакции и военного деспотизма и вместе с тем неизбежно ведут к неимоверному росту прибыли крупных капиталистов за счет всех остальных слоев населения, к зака¬ балению трудящихся масс на много десятилетий данью капи¬ талистам в виде уплаты миллиардных процентов по займам» 13. Таким образом, раскрывая сущность и историческую роль государственно-монополистического капитализма, В. И. Ленин показал, что он возникает на базе монополистического капита¬ лизма, дальнейшего развития концентрации производства и централизации капитала; его развитие ускоряется «в силу дав¬ ления обстоятельств», войны, разрухи и т. д. С развитием государственно-монополистических тенден¬ ций подчинение буржуазного государства монополиям все чаще выступает в форме сращивания государственного аппара-. та с аппаратом монополий. Государственно-монополистиче¬ ский капитализм ускоряет обобществление производства и соз¬ дание материальных предпосылок социализма и в то же время обращен против социализма, против рабочего класса и всех трудящихся; государственное регулирование используется мо¬ нополиями для усиления эксплуатации и повышения прибылей. Победа социалистической революции и строительство со¬ циализма в СССР и странах народной демократии, загнивание капиталистической экономики и развитие государственно-мо¬ нополистического капитализма, как один из факторов загнива¬ ния,— один из показателей того, что капитализм уже давно из¬ жил себя как общественная система; рост и усиление в капи¬ талистических странах общественных сил, борющихся против капитализма, за социализм,— все это исторические факты, полностью подтверждающие справедливость и обоснованность ленинского анализа государственно-монополистического капи¬ тализма. Против ревизионистских и догматических извращений в трактовке проблем государственно-монополистического капитализма Ленинская теория государственно-монополистического ка¬ питализма побеждала в борьбе против буржуазных и оппор¬ тунистических взглядов, против ревизионизма и догматизма. Самой характерной чертой буржуазной политической эконо¬ мии в период общего кризиса капитализма является оттесне¬ 13 В. И. Л е н и н. Сочинения, г. 24, стр. 276—277. 10
ние на задний план эпигонов «классической» школы, сторон¬ ников невмешательства государства в экономическую жизнь 14 и выход на сцену других, 'более дальновидных идеологов монополистического капитализма, защищавших его интересы с иных позиций. Зомбарт и Шпанн в Германии, Чейз и Лорвин в США, Кейнс в Англии, Парето в Италии, Перру во Франции, Т. Фукуда в Японии и многие другие видные буржуазные эко¬ номисты и социологи выступали каждый со своей «системой», «теорией», анализом. Однако всех их объединяло то, что и до¬ военную практику государственного вмешательства в экономи¬ ку, и опыт первой мировой войны, и сохранявшиеся после вой¬ ны некоторые виды государственного экономического контроля они рассматривали как «организованный капитализм» или как путь к нему. Они считали, что «государственное регулирование» является или должно стать существенным средством обеспече¬ ния максимально благоприятных условий прибыльного пред¬ принимательства капиталистического класса. Эволюция теоретических взглядов буржуазных апологетов по вопросам участия государства в экономике происходит под воздействием растущей необходимости государственного эко¬ номического регулирования. Объективная действительность эпохи общего кризиса капи¬ тализма — глубина и разрушительность экономических кри¬ зисов, хроническая недогрузка предприятий и массовая хро¬ ническая безработица в странах капитала, с одной стороны, и успехи социалистического планового хозяйства в Советском Союзе, с другой,— все это вынудило буржуазную политиче¬ скую экономию пересмотреть многие важные выводы «клас¬ сической» школы. После мирового экономического кризиса 1929—1933 гг.. совпавшего с успешным выполнением первого пятилетнего пла¬ на в СССР, пальма первенства в буржуазной экономической науке окончательно перешла к учениям, канонизирующим вме¬ шательство капиталистического государства в экономику, госу¬ дарственное регулирование как необходимую подпорку, без которой может рухнуть все здание капитализма 15. 14 Их наиболее типичные представители — Дж. Б. Кларк в США, А. Маршалл в Англии, Ш. Жид во Франции, Л. Мизес в Германии, К- Та- 1 ахаси в Японии и др. 15 В буржуазной экономической науке и сейчас имеются сторонники псевдоклассической школы, выступающие против государственного вмеша¬ тельства в экономику,— Л. Мизес, Ф. Хайек и др. Но их влияние подорвано; в идеологическом реквизите современного империализма им принадлежит столь же небольшое место, как, например, то, которое в политической жиз¬ ни Англии занимает либеральная партия — некогда могущественная пар¬ тия Асквита и Ллойд-Джорджа. Подробную критику современных взглядов буржуазной политической 11
В одном ряду с открытыми апологетами монополистиче¬ ской буржуазии выступали теоретические лидеры социал-демо¬ кратии— Каутский, Реннер, Гильфердинг, Макдональд, Леон Блюм и многие другие деятели II Интернационала. В буржу¬ азных теориях «организованного капитализма» они нашли «оп¬ равдание» своей оппортунистической политики, измены делу борьбы пролетариата за социалистическую революцию. Откры¬ тые защитники капитализма смотрели на государственное вме¬ шательство в экономики как на средство борьбы против социа¬ лизма за сохранение и упрочение капиталистического строя. Социал-демократические лидеры выдавали такого рода вмешательство за социализм или шаги к нему, стараясь вопре¬ ки действительности, внушить трудящимся мысль о том, что социализм вырастает из недр самой капиталистической эконо- мики и что последняя на основе государственного контроля постепенно трансформируется в экономику социалистическую. В период подготовки и ведения второй мировой войны, а также после ее окончания буржуазные теории «регулируемой экономики», согласно которым придается большая роль непро¬ изводительному потреблению как фактору стабилизации эко¬ номики, были использованы для оправдания войны и последу¬ ющей новой гонки вооружений. В послевоенные годы буржуазно-реформистские теории относительно экономической роли современного капиталисти¬ ческого государства выступают в виде теорий «нового капита¬ лизма», «смешанной (т. е. «социалистическо-капиталистиче¬ ской») экономики», «государства всеобщего благосостояния» и т. д. и т. п. «Характерно, — говорил после своего исторического визита в США Н. С. Хрущев, — что в Америке сейчас многие деятели не называют существующий там строй капитализмом, а при¬ думывают такие названия, как «народный капитализм», «демо¬ кратический капитализм», «гуманный капитализм». Вот види¬ те, до чего дошло дело — они сами стыдятся называть вещи своими именами. В самом деле, разве не противоестественно называть капитализм «народным» или «гуманным»? Кто не знает, что капитализм живет за счет нещадной эксплуатации труда миллионов. Великий Маркс дал глубокий научный ана¬ лиз развития общества, а жизнь полностью подтвердила его теорию» 16 экономии см. в следующих работах: И. Г. Блюмин. Критика современ¬ ной буржуазной политической экономии Англии. М., 1953; его же. Очер¬ ки современной буржуазной политической экономии США. М., 1956; его же. Кризис современной буржуазной политической экономии М., 1959. 16 «Правда», 8 октября 1959 г. 12
Открыто отвергая марксизм, современные идеологи правой социал-демократии (Стрэчи в Англии, Б. Каутский в Австрии), Олленхауэр в ФРГ, Ги Молле во Франции, Нисио в Японии) пошли по пути капитуляции перед буржуазным государством и буржуазной идеологией еще дальше, чем их предшествен¬ ники— оппортунистические вожди II Интернационала. Условия, сложившиеся в период экономического подъема 1950-х годов, способствовали временному усилению среди тру¬ дящихся и мелкой буржуазии капиталистических стран рефор¬ мистских иллюзий. В этот же период поднял голову междуна¬ родный ревизионизм, на который империалистическая реак¬ ция всегда возлагала большие надежды, как на свою агентуру внутри рабочего движения. «На современном этапе, — указывает Декларация Совеща¬ ния представителей коммунистических и рабочих партий со¬ циалистических стран, состоявшегося в Москве 14—16 ноября 1957 г., — важное значение приобретает усиление борьбы про¬ тив оппортунистических течений в рабочем и коммунистиче¬ ском движении. Совещание подчеркивает необходимость ре¬ шительного преодоления ревизионизма и догматизма в рядах коммунистических и рабочих партий. Ревизионизм и догма¬ тизм в рабочем и коммунистическом движении как в прош¬ лом, так и в настоящее время имеют международный харак¬ тер. Догматизм и сектантство затрудняют развитие теории марксизма-ленинизма и ее творческое применение в конкрет¬ ных изменяющихся условиях, подменяют изучение конкретной ситуации цитатами и начетничеством, ведут к отрыву партии от масс. Партия, замкнувшаяся в сектантстве, оторвавшаяся от широких масс, ни в коем случае не может принести победы делу рабочего класса. Осуждая догматизм, коммунистические партии считают в современных условиях главной опасностью ревизионизм, ины¬ ми словами, правый оппортунизм, как проявление буржуазной идеологии, парализующей революционную энергию рабочего класса, требующей сохранения или восстановления капитализ¬ ма. Однако догматизм и сектантство могут представлять так¬ же основную опасность на отдельных этапах развития той или иной партии. Каждая компартия определяет, какая опасность для нее представляет в данное время главную опасность» 17. Под видом «критики догматизма», «защиты марксизма-ле¬ нинизма», извращая содержание и смысл самокритики в ком¬ мунистических и рабочих партиях, ревизионисты настойчиво пытаются втащить в мировое коммунистическое движение 17 «Декларация Совещания представителей коммунистических и рабо¬ чих партий социалистических стран, состоявшегося в Москве 14—16 ноября 1957 г. Манифест мира», М., 1957, стр. 15—16. 13
отравленные идеи о постепенной «трансформации капитализ¬ ма», о невозможности иных путей к социализму, кроме мирно¬ го перехода, под которым они понимают путь соглашательства, отказа от революционных методов борьбы, от руководящей роли рабочего класса и его партии, т. е. капитуляцию перед буржуазией. XX съезд КПСС выдвинул тезис о том, что на основе уже достигнутых исторических побед социализма возникла возмож¬ ность мирного развития социалистической революции. Вместе с тем в своем докладе на XX съезде КПСС Н. С. Хрущев предупреждал: «...в тех странах, где капитализм еще силен, где в его руках огромный военно-полицейский аппарат, там неизбежно серьезное сопротивление реакционных сил. Там пе¬ реход к социализму будет происходить в условиях острой клас¬ совой, революционной борьбы. При всех формах перехода к социализму непременным и решающим условием является по¬ литическое руководство рабочего класса во главе с его пере¬ довой частью. Без этого невозможен переход к социализму» 18. Положение марксистско-ленинской теории о возможности мирного перехода к социализму заключает в себе призыв к дальнейшему сплочению и укреплению сил социализма, сил рабочего класса как необходимого условия для реализации возможностей мирного перехода. А реформистско-ревизионист¬ ская трактовка этого положения предназначается для того, чтобы ослабить революционные силы рабочего класса и всех трудящихся, т. е. ослабить любые возможности перехода к социализму (в том числе и возможности перехода к социа¬ лизму мирным путем). Ревизионистская трактовка проблем государственно-моно¬ полистического капитализма занимает большое место в про¬ грамме Союза коммунистов Югославии и в выступлениях его лидеров по вопросам теории. «Растущая волна государственно¬ капиталистических тенденций, — указывается в программе СКЮ,— в капиталистическом мире, очевиднее всего подтвер¬ ждает, что человечество неудержимо и самыми разнообразны¬ ми путями глубоко входит в эру социализма, когда социализм все больше становится содержанием повседневной практики всего человечества...» 19. Марксистско-ленинская критика программы СКЮ не раз и с полным основанием подчеркивала ее эклектический характер. Признавая взятое из арсенала марксизма-ленинизма положе¬ ние о том, что усиление государственного вмешательства в эко¬ 18 Н. С. Хрущев. Отчетный доклад Центрального Комитета Ком¬ мунистической партии Советского Союза XX съезду партии. М.. 1956т стр. 44. 19 «Международная политика». Белград, 1 июня 1958 г., стр. 8. 14
номику происходит на базе общего кризиса капитализма, что оно объясняется банкротством капитализма как общественной системы, невозможностью в современных условиях развития производства без государственного регулирования, югославская программа в то же время отрицает классовый характер госу¬ дарственного регулирования, его подчиненность монополиям. Она отрицает тот факт, что, будучи вынужденным прибегать к государственно-монополистическому регулированию эконо¬ мики, финансовый капитал осуществляет это регулирование в своих интересах, в интересах укрепления и расширения капи¬ талистической собственности. Югославские же ревизионисты вообще отказываются от ленинской категории «государствен¬ но-монополистический капитализм» и, применяя термин «госу¬ дарственный капитализм», выхолащивают тем самым классо¬ вое содержание современного государственного экономиче¬ ского регулирования, которое заключается в том, что это регулирование в конечном счете несет дальнейшее уси¬ ление концентрации производства и централизации капитала под контролем и в интересах монополий. Не «втягивание в со¬ циализм» является следствием развития государственно-моно¬ полистического капитализма, а усиление гнета монополий, рост их прибылей, милитаризация экономики и подчинение всей экономической и политической жизни интересам подготов¬ ки или ведения войны 20. Капитуляция перед империализмом, отказ от борьбы за ликвидацию буржуазной диктатуры и за установление власти рабочего класса как необходимого условия перехода к социа лизму — таково истинное содержание трактовки проблем госу¬ дарственно-монополистического капитализма югославскими и всеми другими ревизионистами. Обращаясь к проблемам государственно-монополистиче¬ ского капитализма, марксистско-ленинская экономическая мысль в Советском Союзе и в других странах была обращена прежде всего на всестороннюю разработку ленинского положе¬ ния о монополистическом характере современного государ¬ ственного капитализма, о подчинении буржуазного государства монополиям 21. 20 Критику современного ревизионизма см. в следующих работах: «Ре¬ визионизм — главная опасность». М., 1958; А. Бутенко. Основные черты современного ревизионизма. М., 1959; И. Н. Дворкин. Критика экономи¬ ческих теорий правых социалистов (западногерманских и австрийских). М., 1959^ «Реформизм, Ревизионизм и пР°^лемы современного капитализма». 21 Эти вопросы трактуются во многих работах советских авторов, но специально в плане развития государственно-монополистического капитализ¬ ма они наиболее подробно рассмотрены в книгах: И. Кузьминов. Го¬ сударственно-монополистический капитализм. М., 1955, и А. И. Шнеер- с о н. Подчинение буржуазного государства монополиям. М., 1956. 15
Правда, как показали дискуссии и обсуждения, развернув¬ шиеся после XX съезда КПСС, работы советских экономистов часто страдали тем недостатком, что в них само содержание государственно-монополистического капитализма целиком сво¬ дилось к «подчинению и использованию буржуазного государ¬ ства монополиями с целью извлечения максимальной прибы¬ ли». Это вело к упрощению проблемы, к игнорированию мно¬ гих, весьма важных, сторон государственно-монополистическо¬ го капитализма22. Но значение указанных выше работ состоит в том, что в них отстаивается и разрабатывается тезис о подчи¬ нении государства монополиям, что определяет происхождение государственно-монополистического капитализма, его классо¬ вое содержание и его историческое место. Отражая современ¬ ную капиталистическую действительность, тезис этот направлен против оппортунизма, против ложных, апологетических утвер¬ ждений о надклассовом характере современного буржуазного государства, против ревизионистской трактовки государствен¬ ного регулирования экономики в отрыве от монополий как ре¬ шающей силы в экономике современного капитализма. Выяснение этих вопросов в марксистской литературе, отпор попыткам ревизионистов пересмотреть ленинские положения о монополистическом капитализме, о господстве монополий как об основном факторе, определяющем характер современного общественного строя в странах капитализма, все его характер¬ ные черты и свойства, в том числе и развитие государственно- монополистических тенденций, являются необходимым усло¬ вием для дальнейшей позитивной разработки проблем совре¬ менного государственно-монополистического капитализма. * * * В ходе разработки указанных проблем, развернувшейся на основе решений XX съезда КПСС и Совещания представителей коммунистических и рабочих партий в ноябре 1957 г., преодо- леваются имевшие место в прошлом недостатки, схематизм и 22 «...Констатируя факт подчинения государства финансовой олигар¬ хии, мы не продвигаемся вперед в области понимания и правильной оцен¬ ки экономической роли современного буржуазного государства, в раскры¬ тии сущности государственно-монополистического капитализма. И раньше государство было подчинено буржуазии, но оно не играло прежде той эко¬ номической роли, какую играет сейчас. Поэтому нельзя ограничиваться констатацией факта подчинения государства классу капиталистов. Это по¬ могает лишь раскрыть, какой класс или какая фракция класса являются господствующими, но не раскрывает в целом содержания государственно- монополистического капитализма. Анализ должен быть продолжен. Необ¬ ходимо вскрыть, какие объективные процессы вызвали необходимость эко¬ номической деятельности буржуазного государства в интересах финансо¬ вой олигархии и в каких формах эта деятельность осуществляется». А. Арзуманян. Ленин и государственно-монополистический капитализм. «Коммунист», 1960, № 7, стр. 27. 16
упрощенство, известный отрыв теории от практической дея¬ тельности организаций рабочего класса и всех трудящихся. Так же как и ревизионизм, догматизм выступает в разных формах, но самая важная его сторона заключается в отрицании или умалении экономической роли капиталистического государ¬ ства, в отрицании реальности государственно-монополистиче¬ ского капитализма как фактора, серьезно влияющего на раз¬ витие экономики. Между тем, признание реакционности государственно-мо¬ нополистического капитализма, его ограниченности не имеет ничего общего с мелкобуржуазным анархическим нигилизмом по отношению к капиталистическому государству, с призна¬ нием его беспомощности или инертности по отношению к эко¬ номике. «... государство,— писал В. И. Ленин,— ни в каком случае не есть нечто инертное, оно всегда действует и действует очень энергично, всегда активно: и никогда пассивно...» 23. Для схоластического подхода к проблемам государственно- монополистического капитализма характерно то, что его носи¬ тели отвергают любую трактовку этих проблем, кроме ниги¬ листической, отвергают их анализ во всей сложности и много¬ образии. Как уже указывалось, без признания тезиса о под¬ чинении буржуазного государства монополиям невозможен правильный, объективный анализ государственно-монополи¬ стического капитализма. Но в то же время сведение содер¬ жания государственно-монополистического капитализма к то¬ му, что буржуазное государство подчинено монополиям, иг¬ норирует его специфику как особого явления, «снимает» вопросы о специфических причинах, породивших государст¬ венно-монополистические тенденции, об их происхождении и реальном содержании, о перспективах и об особенностях классовой борьбы в связи с развитием государственно-моно¬ полистического капитализма. Общей основой развития госу¬ дарственно-монополистического капитализма является кон¬ центрация производства и централизация капитала под контролем монополий. Но зависимость между тем и другим опосредствована рядом других явлений. Концентрация производства отнюдь не всегда, отнюдь не при любых условиях приводит к развитию государственно-мо¬ нополистических тенденций. В истории монополистического капитализма очень часто бывало так, что рост концентра¬ ции производства происходил одновременно с ослаблением государственно-монополистического капитализма 24. 23 В. И. Ленин. Сочинения, т. 1, стр. 336. 24 Самым ярким примером является положение в период относитель¬ ной стабилизации капитализма (1923—1929 гг.) — большой рост концен- 2 Я. А. Певзнер 17
Из концентрации производства, из роста общественного ха¬ рактера процесса производства вытекает историческая необхо¬ димость социализма. К развитию же государственно-монопо¬ листических тенденций капитализм приходит только потому, что рост общественного характера труда происходит в условиях гос¬ подства монополий и сопровождается резким обострением про¬ тиворечий между общественным характером производства и частным способом присвоения, в условиях, когда монополисти¬ ческая буржуазия еще не свергнута, еще удерживает в своих руках господство в экономике и политике, но уже не может осуществлять расширенное воспроизводство без активного го¬ сударственного вмешательства в экономику25. Общеизвестно, что масштабы современного производства все чаще не умещаются в рамки даже самых больших монопо¬ лий. Даже в период расцвета капитализма государство неред¬ ко было вынуждено брать на себя строительство таких пред¬ приятий, как железнодорожные магистрали, ибо колоссаль¬ ные размеры необходимых для этого капиталовложений и некоторый риск в отношении размеров прибыльности ограни¬ чивал приток частного капитала. Необходимость участия государства в развитии производи¬ тельных сил все более растет по мере развития науки, техники, размеров предприятий. Это особенно ярко проявилось в связи с развитием производства атомной энергии: до определенного момента, до того, как научные исследования и техника произ¬ водства не достигли на основе государственного участия такого уровня, при котором обеспечивается высокая прибыльность, во всем капиталистическом мире ни одна из монополий не вложи¬ ла в атомную промышленность ни гроша. Именно социалисти¬ ческий строй, при котором не прибыли, а благосостояние наро¬ трации происходил при одновременном общем ослаблении государственно- монополистических тенденций по сравнению с военными и первыми после¬ военными годами. 25 «Можно ли,— пишет А. А. Арзуманян,— прямо и непосредственно из обобществления труда вывести государственно-монополистический ка¬ питализм? Нет, государственно-монополистический капитализм нельзя без всякого опосредствования выводить из обобществления труда как таково¬ го. Такое механическое сведение государственно-монополистического ка¬ питализма к обобществлению труда исключает из анализа и из определе¬ ния главное — капиталистические монополии, производственные отношения капитализма на последней стадии его развития... Государственно-монополистический капитализм представляет собой империалистическую реакцию на вызванную развитием производительных сил объективную тенденцию, диктующую необходимость перехода к социа¬ лизму. Государственно-монополистические меры выступают как последние подпорки прежнего механизма рыночного хозяйства, применяемые в целях управления производством в интересах монополий. Но подпорки эти весьма неустойчивы и непрочны». А. Арзуманян. Ленин и государствен¬ но-монополистический капитализм. «Коммунист», 1960 г. № 7, стр. 23—24. 18
да является целью производства, обеспечил приоритет Советское го Союза в производстве атомной энергии для мирных целей. Поскольку же такое производство, хотя и с опозданием, все же развивается и в капиталистических странах, его развитие по¬ всюду происходит при очень большом участии государства. Аналогичным является положение в крупном гидроэлектро¬ строительстве, в строительстве железных и шоссейных дорог, которое в ряде стран (США, Канаде, Японии и др.) также осу¬ ществляется при большом государственном участии. Но если поближе присмотреться к конкретному содержанию государственно-монополистического капитализма, к его раз¬ личным составным частям, к их происхождению и изменению, то нетрудно увидеть, что роль концентрации производства, роль капиталистического обобществления как факторов, из которых государственное регулирование экономики вырастает прямо и непосредственно,— относительно невелика. Решающая же роль в развитии государственно-монополи¬ стических тенденций принадлежит причинам, факторам, связан¬ ным с развитием общественного характера производства не не¬ посредственно, а косвенно, факторам, обусловленным тем, что при господстве монополий происходит резкое обострение ос¬ новного противоречия капитализма — противоречия между об¬ щественным характером производства и частным способом присвоения — и всех других его противоречий. Марксистско-ленинская научная методология требует стро¬ гого различия между прямой причинной связью, когда одни явления вырастают из других прямо и непосредственно, и косвенной причинной связью, когда на пути между коренной, начальной причиной и ее конечными последствиями лежит ряд опосредствующих звеньев. Нарушение этого требования марксистско-ленинской науки неизбежно приводит к схема¬ тизации, к упрощенчеству в изучении явлений общественной жизни 26. Капиталистическая концентрация производства является 26 Это положение марксистско-ленинской методологии наиболее полно разработано В. И. Лениным в связи с вопросом о связи между производ¬ ством и потреблением, «...отличие взглядов мелкобуржуазных экономистов от взглядов Маркса,— писал В. И. Ленин,— состоит не в том, что первые признавали вообще связь между производством и потреблением в капита¬ листическом обществе, а второй отрицал вообще эту связь (это было бы абсурдом). Различие состоит в том, что мелкобуржуазные экономисты считали эту связь между производством и потреблением непосредствен¬ ною, думали, что производство идет за потреблением. Маркс же показал, что эта связь лишь посредственная, что сказывается она лишь в конечном счете, ибо в капиталистическом обществе потребление идет за производ¬ ством. Но хотя и посредственная, а все-таки связь есть; потребление в конечном счете должно идти за производством...» (В. И. Ленин. Со¬ чинения, т. 4, стр. 145—146). 2* .19
основой развития государственно-монополистического капи¬ тализма. Значит ли это, что такие его факторы, как принуди¬ тельное уничтожение посевов сельскохозяйственных культур в США во время кризиса 1929—1933 гг. и после него, строгий Государственный контроль над внешней торговлей, карточная система во время войны и многие другие подобные явления государственно-монополистического капитализма могут быть объяснены непосредственно ростом концентрации производ¬ ства? Значит ли это, что огромные различия в степени разви¬ тия государственно-монополистического регулирования в от¬ дельных странах и в разные периоды могут быть объяснены различиями в уровне концентрации производства? Ответы на все эти вопросы могут быть только отрицатель¬ ными. Несмотря на то, что основой роста государственно-моно¬ полистического капитализма являются концентрация производ¬ ства и монополии, в большинстве случаев государственно-моно¬ полистические тенденции развиваются не непосредственно на основе концентрации и других форм капиталистического обоб¬ ществления, а в результате резкого обострения всех противо¬ речий капитализма в эпоху его общего кризиса — империали¬ стических войн, гонки вооружений, экономических и полити¬ ческих кризисов. Необходимо при этом иметь в виду, что в общественной жизни не бывает таких явлений, которые наблюдались бы «в чистом виде». Возьмем, например, такой фактор, как милита¬ ризация, который играет огромную, во многих случаях решаю¬ щую роль в развитии государственно-монополистического ка¬ питализма. Производство современного вооружения требует создания гигантских предприятий, огромного развития специа¬ лизации и кооперации, централизации управления производ¬ ством и т. п., т. е. оно несет с собой сильнейшее развитие обще¬ ственного характера процесса производства. Вместе с тем пер¬ спектива прибыльности военных предприятий всегда сомни¬ тельна, ибо никто не может точно предвидеть, как долго продлится война, будет ли в невоенные годы гонка вооруже¬ ний. продолжаться в прежних темпах или произойдет сокра¬ щение военных заказов со стороны государства. Именно рост военной техники, огромные масштабы военных предприятий привели к тому, что в современную эпоху, как никогда в про¬ шлом, расширилось участие государства в развитии военной промышленности, что наиболее наглядно видно опять-таки на примере производства атомно-водородного оружия, производ¬ ства, созданного в капиталистических странах на государст¬ венный счет. Но в основе самого процесса милитаризации лежит не не¬ посредственно концентрация производства, а прежде всего аг- 20
рессивная политика империализма и экономическая неустой¬ чивость, стремление использовать милитаризацию как сред¬ ство «поддержания деловой активности», получения монопо¬ лиями сверхприбылей. Ясно, что и то и другое не вытекают из концентрации производства непосредственно, а порождаются всей суммой экономических, социальных и международных противоречий современного монополистического капитализма. В империалистическую эпоху, особенно в период общего кри¬ зиса капитализма, с установлением господства монополий внут¬ ренние и международные противоречия капитализма обостря¬ ются в такой степени, что монополистическая 'буржуазия не может обойтись без -широкого государственного вмешатель¬ ства в экономическую жизнь. Как указывается в Заявлении Совещания представителей коммунистических и рабочих партий, состоявшегося в ноябре 1960 г., «Мировая капиталистическая система охвачена глу¬ боким процессом упадка и разложения. Противоречия импе¬ риализма ускорили перерастание монополистического капи¬ тализма в государственно-монополистический капитализм. Усиливая власть монополий над жизнью нации, государствен¬ но-монополистический капитализм соединяет силу монополий с силой государства в единый механизм для спасения капита¬ листического строя, для максимального увеличения прибылей империалистической буржуазии посредством эксплуатации рабочего класса и ограбления широких слоев населения» («Правда», 6 декабря 1960 г.). В доимпериалистическую эпоху участие буржуазного госу¬ дарства в экономической жизни ограничивалось главным обра¬ зом тем, что оно забирало часть национального дохода для со¬ держания государственного аппарата, армии, полиции и т. п. В эпоху империализма государство все чаще выступает не только как потребитель национального дохода, но и как «совокупный капиталист», как участник процесса воспроиз¬ водства. Основным методом государственно-монополистическо'го регулирования экономики является перераспределение в поль¬ зу монополистического капитала национального дохода уже после того, как произошло его первичное распределение на при¬ быль и заработную плату. Этой цели служат финансово-кредит¬ ная система — налоги, деятельность государственных финансо¬ вых и кредитных органов, через которые производится государ¬ ственное финансирование. В некоторой степени государственное регулирование распро¬ страняется жакже и на область первичного распределения наци¬ онального дохода — его распределения на прибыль и заработ¬ ную плату. Помимо своих основных, обычных политических 21
функций охраны капиталистического строя, буржуазное госу¬ дарство под прикрытием «арбитража», а иногда и без всякого прикрытия выступает как орган монополий по ограничению или понижению зарплаты, по проведению различных мер с целью интенсификации труда и увеличения нормы эксплуатации. Государственное регулирование играет важную роль в сфере обращения — прежде всего и главным образом в области внешней торговли, валютных операций и экспорта капитала. На современном этапе общего кризиса капитализма во всех империалистических странах осуществляются государствен¬ ное лицензирование импорта и экспорта, государственный эк¬ спорт капитала и гарантирование частного экспорта, возра¬ стающую роль приобретают межгосударственные экономиче¬ ские соглашения об экспорте-импорте товаров и капиталов типа «общего рынка» или «плана Шумана» и т. п. Что касается непосредственного производства националь¬ ного дохода, то здесь роль государства в невоенные годы огра¬ ничена размерами государственной собственности и сравнитель¬ но невелика. Как правило, доля продукции предприятий, находящихся в государственной собственности, в валовом на¬ циональном доходе во много раз ниже, чем доля монополий и других частных предприятий. Различные методы и средства государственного регулирова¬ ния играют неодинаковую роль в отдельных странах и в разные периоды времени. Многие из них можно найти и в капиталисти¬ ческой действительности доимпериалистического периода, но в то время их влияние на экономику было совершенно иным. В период первоначального накопления капитала государ¬ ству принадлежала очень большая роль как органу, содейство¬ вавшему экономическому прогрессу. В последующий период свободной конкуренции сложилась определенная система бюд¬ жета, налогов, государственного кредита, система финансиро¬ вания государственного аппарата. И в этот период имело ме¬ сто строительство на государственный счет железных дорог, создание государственной собственности, участие государства в эксплуатации колоний, государственный протекционизм. Тот факт, что государственное регулирование экономики имело место и на заре капитализма и, в меньших масштабах, в пору его расцвета, служит одним из доказательств вздорности реформистского тезиса о перерастании капиталистического го¬ сударственного регулирования в социализм. И в прошлом и в настоящем капиталисты использовали и используют госу¬ дарство для того, чтобы обеспечивать рост своих богатств на основе усиления эксплуатации трудящихся, и только враги трудящихся могут видеть в такого рода государственном регу¬ лировании «рост социализма». 22
Но нельзя вместе с тем не видеть тех новых черт в государ¬ ственном регулировании экономики, которые принесла с собой эпоха монополистического капитализма. Главное здесь заклю¬ чается в том, что участие государства в процессе воспроизвод¬ ства всего общественного капитала превратилось для капита¬ лизма в необходимость. Государственный протекционизм в пе¬ риод «свободной конкуренции», без сомнения, содействовал раз¬ витию отдельных отраслей экономики, усилению эксплуатации колоний и т. п., но он не был необходимым элементом процесса воспроизводства. Последнее могло развиваться и зачастую действительно развивалось без всякого участия государства. Поэтому экономические функции занимали в деятельности государства второстепенное место. С наступлением империализма, и в особенности с началом общего кризиса капитализма, эти функции приобрели такое же значение, как и функции политические и военные. К тому же и в самих военных функциях буржуазного государства произош¬ ли большие изменения. В современной войне нельзя обходиться одним лишь повышением налогов, расширением числа под¬ рядчиков армии и строительством нескольких дополнитель¬ ных арсеналов, как это было в войнах XIX в. Современная война и подготовка к ней требуют мобилизации всех эконо¬ мических ресурсов, перестройки для нужд войны всей эко¬ номики, что немыслимо без ее общегосударственного регули¬ рования. Агрессивный характер монополистического капи¬ тализма обусловливает милитаристскую направленность государственного регулирования не только в военное, но и в мирное время, усиливает его паразитический характер. «Почему же,— пишет О. В. Куусинен,— государственно-мо¬ нополистический капитализм получил такое развитие на протя¬ жении последних десятилетий? Во-первых, потому, что государ¬ ственно-монополистический капитализм оказался для самых крупных монополий чертовски прибыльным делом, наиболее эффективным способом обирать все общество, весь народ. Но это не единственная причина. Другая, и не менее важная, причина состоит в том, что государственно-монополистиче¬ ский капитализм оказался единственным способом сохране¬ ния пошатнувшегося господства монополий. Первое время это было своего рода «чрезвычайное» мероприятие, приме¬ нявшееся в периоды войн, наиболее тяжелых экономических и политических кризисов и свертывавшееся после их оконча¬ ния. Теперь же без государственно-монополистического ка¬ питализма империалистическая буржуазия господствовать уже не может и в относительно нормальные периоды» 27. 27 «Проблемы мира и социализма», 1960, № 4 (20), стр. 8. 23
Противоречивый характер государственно-монополистического капитализма Необходимость государственно-монополистического регули¬ рования экономики возникла на почве законов капиталисти¬ ческой экономики, приведших в своем развитии к господству монополий и к колоссальному обострению всех противоречий современного капитализма. Но диалектика развития государ¬ ственно-монополистического регулирования капитализма та¬ кова, что те же самые законы капитализма, которые привели к необходимости такого регулирования, ставят границы для его дальнейшего развития. Крайняя противоречивость государственного регулирования капиталистической экономики, его неустойчивость и ограни¬ ченная эффективность, его тяжелые для трудящихся классов социальные последствия, его милитаристская направлен¬ ность — все эти и многие другие черты государственно-моно¬ полистического капитализма связаны с тем, что историческая необходимость регулирования экономики из одного центра прокладывает себе дорогу в условиях, когда такому регулиро¬ ванию противостоит сам капиталистический строй, само гос¬ подство частной собственности на средства производства. «Государственное регулирование хозяйства и государствен¬ ная собственность,— пишет по этому поводу академик Е. Вар¬ га,— отнюдь не являются идеалом монополистов. Монополи¬ сты идут на это, если капитализму угрожает опасность,— во время мировых войн и в периоды глубоких кризисов перепро¬ изводства. Иногда они за национализацию, но только за на¬ ционализацию убыточных отраслей хозяйства и при условии получения выгодной компенсации. Но когда они чувствуют себя прочно, они требуют и добиваются отмены или измене¬ ния государственного регулирования и осуществления репри¬ ватизации государственных предприятий. Поэтому развитие государственно-монополистического капитализма идет в этих направлениях неравномерно»28. Противоречивость последствий законов капитализма в сов¬ ременную эпоху, возникающая на их почве необходимость го¬ сударственного вмешательства в экономику и в то же время ограниченная степень этого вмешательства — все это опреде¬ ляет и самый характер государственно-монополистического капитализма. Эта противоречивость наиболее наглядно проявляется в крайней неравномерности государственно-монополистических мероприятий «во времени и пространстве». 28 «Коммунист», 1959, № 17, стр. 48. 24
Анализ государственно-монополистического капитализма по¬ казывает, что его развитие отнюдь не носит прямолинейного ха¬ рактера. Оно усиливается вместе с резким обострением внут¬ ренних и международных противоречий капитализма (кризис, подготовка к войне, война и ее последствия) и ослабляется, когда для капиталистического класса уменьшается необходи¬ мость в государственно-монополистическом регулировании экономики. Во всех европейских империалистических странах после пер¬ вой мировой войны, в США после экономического кризиса 1929—1933 гг. и во всех без исключения империалистических странах в первые годы после второй мировой войны наблюда¬ лось большее или меньшее ослабление государственно-монопо¬ листических тенденций; но, как правило, они не ослабляются до «исходного уровня». В том и состоит одно из проявлений общего кризиса капитализма, особенно на его современном этапе, что необходимость государственного вмешательства все возрастает и что она остро ощущается даже при относитель¬ ном «благополучии». Эта общая тенденция роста государственно-монополисти¬ ческого капитализма не должна скрывать специфики его дви¬ жения: его усиление проходит не прямолинейно, а в виде кри¬ вой, которая подымается скачками в периоды экономических и военно-политических кризисов и падает, когда опасность для капитализма той или иной страны ослабляется 29. При этом наблюдается огромная неравномерность в разви¬ тии (в усилении или ослаблении) различных сторон, отдель¬ ных элементов государственно-монополистического регулиро¬ вания экономики. В наибольшей степени ослабляются те на¬ правления государственно-монополистического капитализма, которые связаны с контролем над непосредственно предпри¬ нимательской деятельностью монополий. Сюда относится прежде всего контроль над номенклатурой продукции, над ценами товаров и акций, ограничение размеров дивидендов, лицензирование инвестиций и т. п. Сюда относится также и уменьшение налогов на монополии 30. 29 Более подробно этот вопрос рассмотрен нами в статье «Государ¬ ственно-монополистический капитализм в Японии» (см. «Мировая эконо¬ мика и международные отношения», 1958, № 3). 30 В некоторых случаях снижение налогов на монополии не сразу об¬ наруживается: в годы войны наряду с прямыми налогами монополии в ряде стран вкладывали часть своих капиталов в государственные займы в принудительном порядке, т. е. займы эти в большей или меньшей степени носили налоговый характер. После войны принудительность размещения государственных займов была повсюду ликвидирована, так что даже в тех случаях, когда видимые размеры налогового обложения остались прежни¬ ми (впрочем, в большинстве случаев последние также были снижены), фак¬ тически произошло снижение налогов на монополии. 25
В меньшей степени снижается участие государства в инве¬ стиционной деятельности, в финансировании различных отрас¬ лей народного хозяйства из государственного и местных бюд¬ жетов и из средств государственных и полугосударственных кредитных институтов. Это объясняется тем, что капиталисти¬ ческие государства стремятся сосредоточить в своих руках средства форсирования накопления капитала и воздействия на ход цикла с той целью, чтобы предотвратить или затормо¬ зить развитие кризиса. Что касается участия государства в международных эконо¬ мических связях, то после войны это участие не только не осла¬ бевает, но во многих отношениях усиливается. Отчасти это объ¬ ясняется тем, что сами экономические связи между странами в невоенные годы намного шире, чем во время войны, когда страны разделены на воюющие лагери, но главная причина в ином: и в мирные годы эпохи общего кризиса между империали¬ стами усиливается торговая война, война за рынки сбыта то¬ варов и капиталов, за источники сырья и т. д.; и в мирные годы (особенно после второй мировой войны) ограничение торговли со странами социалистического лагеря является одним из глав¬ ных элементов агрессивной политики американского империа¬ лизма и его сателлитов. Наконец, одно из важнейших проявле¬ ний общего кризиса капитализма заключается в том, что с раз¬ витием во воем мире революционной борьбы рабочего класса, с ростом национально-освободительного движения и освобожде¬ нием колоний от империалистического гнета, с постоянной уг¬ розой войн исчезает былая политическая устойчивость капита¬ лизма и вместе с тем резко ослабевают стимулы к частному экспорту капитала, так как монополии боятся экспортировать капитал в другие страны без государственной гарантии. Со все¬ ми этими факторами связано возникновение и развитие новых форм государственно-монополистического капитализма, таких, как государственный экспорт капитала, «государственная по¬ мощь» слаборазвитым и другим странам, носящая главным об¬ разом военный характер, создание «европейского объединения угля и стали», «Евратома» и других подобных международных организаций. За изменчивостью отдельных форм государственно-монопо¬ листического капитализма нельзя не видеть, что и в целом раз¬ витие государственного вмешательства в экономику постоянно наталкивается на внутреннее сопротивление, идущее из недр самой экономики, самих капиталистических производственных отношений. Монополистический характер современного капита¬ листического государства означает прежде всего то, что госу¬ дарство, будучи органом финансового капитала, стремится обеспечить максимально благоприятные условия для капитали¬ 26
стического воспроизводства, для усиления эксплуатации трудя¬ щихся монополиями и для расширения сферы эксплуатации. Но у монополистического капитала нет и не может быть иных средств для достижения этих целей, для решения острей¬ ших внутренних социально-экономических противоречий, кро¬ ме перечисленных выше мер по контролю, учету, регулирова¬ нию, т. е. мер, которые затрагивают коренные принципы ка¬ питалистической экономики. Монополии всегда стремятся к осуществлению подобного ро. да мер и поддерживают их в тех случаях, когда они приносят немедленную и непосредственную выгоду (например, когда идет речь о прибыльных государственных заказах или о государст¬ венных субсидиях и т. п.). Но во многих случаях государственные контроль и регули¬ рование, будучи вынужденными и направленными на защиту коренных интересов монополистической буржуазии, не толь¬ ко не приносят немедленных выгод, а, напротив, сопровожда¬ ются ущербом, который для одних монополий может быть крат¬ ковременным и незначительным, а для других — длительным и серьезным, а иногда и разорительным. Государство, например, часто в связи с милитаризацией поддерживает монополии в военной и тяжелой промышленности в ущерб монополиям в гражданской и легкой промышленности, поощряет монополии в экспортных отраслях в ущерб монополиям в отраслях, ра¬ ботающих на внутренний рынок, и т. д. При наибольшем его развитии, особенно в годы войны, госу¬ дарственно-монополистический капитализм вместе с непосред¬ ственными большими выгодами для одной части монополий приносит различные ограничения в предпринимательстве дру¬ гой их части (не говоря уже о немонополизированных обла¬ стях капиталистического предпринимательства). Наиболее ярко это проявляется в отношении регулирования цен, взимания налогов, принудительных займов и в отношении государственной собственности. Нет и не может быть такого капиталистического предприя¬ тия, владельцы которого принимали бы контроль над ценами «по своей охоте»: капиталисты всегда стараются продавать товары как можно дороже, что приводит к возникновению «черного рынка» даже при самом строгом контроле. Только насущная необходимость, вызванная чрезвычайными обстоя¬ тельствами, заставляет капиталистический класс «смиряться» с государственным контролем над ценами, ликвидируя этот контроль, как только прекращается или ослабляется необхо¬ димость в нем. Как бы ни были в конечном счете выгодны высокие налоги и принудительные займы для монополий, которые на основе 27
таких налогов и займов получают от государства высокопри¬ быльные заказы и перекладывают бремя налогов на трудящих¬ ся, нет и не может быть такой монополии, которая добровольно шла бы на повышение налогов на ее собственную прибыль, что почти всегда происходит при большом усилении государ¬ ственно-монополистического регулирования. Монополистический капитал при определенных условиях поддерживает государственное предпринимательство в тех об¬ ластях, где инвестирование связано с большим риском, где перс¬ пективы прибылей неблагоприятны или неясны, но расширение государственной собственности при капитализме всегда имеет весьма узкие пределы, определяемые господством частной собственности на средства производства 31. При рассмотрении вопроса о взаимоотношениях буржуаз¬ ного государства с монополиями необходимо учитывать также и специфическую роль буржуазного государственного аппара¬ та. Процесс сращивания буржуазного государства с монополи¬ ями имеет для последних не только положительные, но иногда и некоторые отрицательные стороны. Буржуазное государство, являясь органом подавления экс¬ плуатируемых классов в интересах господства финансового капитала, будучи оторвано от народных масс и направлено против них, представляет собой бюрократический аппарат со своей собственной чиновничьей и военной иерархией, аппарат, 31 В работе «Основы марксизма-ленинизма» (М., 1959) указывается на то, что «несмотря на все выгоды, которые приносит монополиям су¬ ществующая в различных видах государственная собственность, они до¬ пускают ее только при особых обстоятельствах и в ограниченном масшта¬ бе» (стр. 280). «Монополисты решительно сопротивляются всякому расши¬ рению даже капиталистической национализации. Ведь всякая национализация лишний раз в наглядной форме показывает трудящимся, что обществен¬ ное хозяйство может отлично обходиться без капиталистов. Тем самым национализация, подрывая «священный принцип» частной собственности, помогает разрушать иллюзии, в сохранении которых буржуазия очень за¬ интересована. Монополисты знают, кроме того, что, пока предприятия на¬ ходятся в частной собственности, они остаются полными хозяевами этих предприятий. А после национализации, хотя монополисты в общем и под¬ чиняют государственные органы своей воле, они все-таки не могут застра¬ ховать себя от нежелательного постороннего вмешательства в свои дела, так как государство стремятся использовать и другие монополисты, кон¬ курирующие с ними. Кроме того, государство иногда вынуждено действо¬ вать в интересах всего господствующего класса, которые не обязательно во всем совпадают со стремлениями и целями отдельно взятых трестов и концернов. Поэтому монополисты всегда предпочитают частную форму собственности. Государственную собственность сни рассматривают лишь как орудие укрепления своей частномонополистической собственности» (стр. 286—287). Более подробно о роли государственной собственности в странах капитализма см. следующие работы: А. И. Ш н е е р с о н. Под¬ чинение буржуазного государства монополиям; С. Далин. Государствен¬ ная собственность и монополии в США. «Мировая экономика и междуна¬ родные отношения», 1957, № 6. 28
обладающий известной самостоятельностью по отношению к другим группировкам господствующих классов, «...классовый характер царской монархии,— писал В. И. Ленин,— нисколько не устраняет громадной независимости и самостоятельности царской власти и «бюрократии», от Николая II до любого урядника. Эту ошибку — забвение самодержавия ц монархии, сведение ее непосредственно к «чистому» господству верхних классов — делали отзовисты в 1908—1909 году...» 32. Это, полное глубокого смысла, замечание, должно быть отнесено и к бюрократическому государственному аппарату в современных буржуазных республиках 33. Как бы далеко ни заходил процесс сращивания государ¬ ства с монополистическим капиталом и образования «личной унии», вмешательство государственного аппарата в непосред¬ ственное предпринимательство (усиление налогового контроля, необходимость получения лицензий для импорта, экспорта, а в годы войны и для инвестиций, для получения кредитов и т. д.), что является атрибутом государственно-монополистиче¬ ского капитализма при его большом развитии, не может не противоречить интересам монополий, которые в силу самой своей природы стараются избежать какого бы то ни было ограничительного контроля. Немаловажную роль играет и социально-политическая сто¬ рона. Поскольку государственно-монополистический капита¬ лизм уже возник, развился в силу объективной необходимости, буржуазные апологеты, делая «хорошую мину при плохой иг¬ ре», выдвигают для обмана трудящихся тезис о «смешанной», «капиталистическо-социалистической» экономике. Но буржуаз¬ ные классы не могут не видеть, что многие элементы государ¬ ственно-монополистического капитализма, в особенности госу¬ дарственная собственность, наглядно обнаруживают перед всем обществом тот факт, что частная собственность на сред¬ ства производства себя изжила. Более 80 лет назад Ф. Энгельс писал: «Если кризисы показали неспособность буржуазии к дальнейшему управлению современными производительными силами, то переход крупных производственных предприя¬ тий и средств сообщения в руки акционерных компаний 32 В. И. Ленин. Сочинения, т. 17, стр. 322. 33 «Буржуазное государство,— пишет В. Чепраков,— есть организация господствующего капиталистического класса. Но, разумеется, марксисты вовсе не смотрят упрощенно на взаимоотношения современного буржуаз¬ ного государства и монополий. Государство — социальный организм, а вовсе не отдел в канцелярии треста. И, как всякий социальный организм, оно имеет свои законы движения, свои интересы. Отсюда и возникают сложные отношения государственного аппарата с монополиями» («Ком¬ мунист», 1957, № 17, стр. 72). 29
(и трестов) и в собственность государства доказывает ненуж¬ ность буржуазии для этой цели»34. При этом Ф. Энгельс предупреждал против извращенного, реформистско-оппортунистического толкования факта усиле¬ ния роли капиталистического государства в экономике. «Но ни переход в руки акционерных обществ (и трестов),— продол¬ жает Энгельс,— ни превращение в государственную собствен¬ ность не уничтожают, однако, капиталистического характера производительных сил... Современное государство, какова бы ни была его форма, есть по самой своей сути капиталистичес¬ кая машина, государство капиталистов, идеальный совокупный капиталист. Чем больше производительных сил возьмет оно в свою собственность, тем полнее будет его превращение в сово¬ купного капиталиста и тем большее число граждан будет оно эксплуатировать. Рабочие останутся наемными рабочи¬ ми, пролетариями. Капиталистические отношения не уни¬ чтожаются, а, наоборот, доводятся до крайности, до высшей точки» 35. Сама капиталистическая действительность порождает кон¬ фликт между все возрастающей объективной необходимостью государственного регулирования экономики и многими из тех средств, при помощи которых регулирование осуществляется. Результатом этого конфликта и является неравномерность и противоречивость развития государственно-монополистичес¬ кого капитализма. Будучи вынужден идти на усиление госу¬ дарственного вмешательства в экономику, монополистический капитал стремится всемерно ограничить это вмешательство и ослабить его тогда, когда обстоятельства позволяют. Имен¬ но потому, что инициатива и руководящая роль в осуществле¬ нии государственного регулирования экономики принадлежат монополиям, которые в силу своей природы не способны ру¬ ководствоваться чем-либо иным, кроме стремления к полу¬ чению наивысших прибылей, государственно-монополистиче¬ ский капитализм не может вырасти в какую-то особую систе¬ му хозяйства. Для отношения монополий к государственному регулиро¬ ванию экономики весьма характерным является следующее • заявление председателя Национального комитета француз¬ ских предпринимателей (CNPF) Жоржа Вилье, сделанное им в январе 1958 г. в декларации, которая была единогласно одобрена генеральной ассамблеей этого комитета. Трактуя государственное вмешательство в экономику как «государст¬ венный социализм», Вилье протестует против этого вмеша¬ 34 Ф. Энгельс. Анти-Дюринг. 1953, стр. 262—263. 35 Там же. 30
тельства, заявляя о том, что оно «подрывает авторитет главы предприятия, лишая его настоящей ответственности и разру¬ шая финансовое равновесие в ведении его хозяйства невыно¬ симыми налогами и повинностями». «Частная инициатива и бережливость или государственный социализм,— говорит Вилье,— выбор неизбежен». «Мы,— продолжает он,— не защищаем либерализм теоре¬ тический и доктринерский; мы заняты тем, что стараемся сами ввести на наших предприятиях наиболее современную техни¬ ку; мы не игнорируем той роли, которую отводит прогресс экономической науки государству в борьбе против кризисов средствами, возражать против которых было бы невежеством. Но, убежденные в ценности свободы и частной инициативы, мы отказываемся видеть в государстве нечто заменяющее от¬ ветственность глав предприятий в ведении хозяйства. Мы требуем полного применения нашей ответственности в откры¬ той и законной конкурентной борьбе. На общественной вла¬ сти лежит обязанность создать условия, необходимые для развития экономики, и при этом CNPF в союзе с организация¬ ми получателей заработной платы (заметьте: рабочие и слу¬ жащие, чей труд создает богатство для Вилье, и его коллег по CNPF — всего лишь «получатели заработной платы» — Я.П.) может оказать помощь ее действиям. Но авторитет де¬ мократического государства не может растворяться в много¬ образных задачах ведения хозяйства, где его вмешательство искажает естественное равновесие» 36. «Крайне правые партии Италии,— пишет Н. Васильков,— национально-монархическая, народно-монархическая и италь¬ янское социальное движение, выражающие интересы наиболее консервативных кругов итальянской буржуазии и помещиков, относятся непримиримо отрицательно к огосударствлению и вообще к вмешательству государства в экономическую жизнь страны 37. Н. Васильков приводит далее следующее сообщение итальянской газеты «Унита» от 27 февраля 1958 г.: «На своей ежегодной конференции, состоявшейся в феврале 1958 г., Кон- финдустрия 38 в лице своего президента Де Микелли выдви¬ нула целую программу требований в отношении государствен¬ ных предприятий. Эти требования сводятся к следующему: 1. Государственное вмешательство должно перестать рас¬ ширяться и поглощать отрасли, в которых частная инициатива имеет право рассчитывать на защиту. 36 «Le Monde», 16 janvier 1958, р. 14. 37 Н. В а с и л ь к о в. Государственная собственность в Италии.— «Го¬ сударственная собственность в странах Западной Европы». М., 1961. 38 Конфедерация итальянской промышленности — объединение италь¬ янских предпринимателей, в котором господствуют монополии. 31
2. Государственные предприятия должны действовать в равных условиях с частными предприятиями, и государство не должно избавлять их от банкротства. 3. Каждое предприятие должно иметь полную финансовую самостоятельность, чтобы за счет прибылей одного предприя¬ тия не покрывались убытки другого. 4. Руководство государственными предприятиями должно быть передано частному капиталу, как только это представит¬ ся возможным в экономическом и финансовом отношении. 5. Государственные предприятия должны быть лишены особых государственных гарантий при проведении ими опера¬ ций на денежном рынке». В дальнейшем в данной работе будет показано, что и япон¬ ская монополистическая буржуазия занимает по отношению к государственному вмешательству такую же позицию. Вопрос о неравномерности, противоречивости развития го- сударственно-мо1нополистического капитализма имеет большое теоретическое и политическое значение, так как от его пра¬ вильного решения зависит также решение более важного во¬ проса: представляет ли государственно-монополистический ка¬ питализм особую фазу в развитии монополистического капита¬ лизма? Может ли быть в ходе развития государственного ре¬ гулирования экономики преодолено действие основных зако¬ нов—закона стоимости, анархии производства и конкуренции? За всем этим скрывается вопрос о том, могут ли в недрах капитализма развиваться социалистические производственные отношения или производственные отношения, переходные от капитализма к социализму. На вс? эти вопросы международ¬ ный ревизионизм дает положительные ответы. Вот примеры ревизионистского решения вопроса о том, представляет ли государственно-монополистический капита¬ лизм особую фазу в развитии империализма. Комментируя проект программы СКЮ, один из его извест¬ ных лидеров Э. Кардель писал: «Программа трактует явления государственного капитализма и усиление роли бюрократизма (под этим подразумевается положение программы о росте са¬ мостоятельности буржуазного государственного аппарата.— Я. П.) как типичный признак переходного периода» 39. Японский экономист X. Кота в своей книге «Финансовый ка¬ питал в Японии» (Токио, 1957) выдвигает тезис о том, что исто¬ рия империализма в Японии делится на два периода—период частномонополистического капитализма (с 90-х годо® XIX в. до экономического кризиса 1930 г.) и последующий период го¬ сударственно-монополистического капитализма. 39 «Международная политика», Белград, 16 мая 1958 г. 32
В статье члена президиума ЦК КПЯ Иосио Сига «Совре¬ менный ревизионизм в Японии», напечатанной в журнале «Дзэ- нэй» (1959, № 10), приводятся следующие слова из ревизиони¬ стской книги Т. Икуми «Современный марксизм» (1958): «Из¬ вестно, что капитализм, который в XIX в. быстро развивался на началах либерализма, уже в 70-х годах начал переходить к монополистической стадии. XX век принес с собой зрелость мо¬ нополистической стадии капитализма... Развитие этой пере¬ ходной стадии породило изменения, наблюдаемые в настоящее время. Особенность нынешнего периода состоит в том, что его нельзя назвать ни просто монополистической стадией, ни обыч¬ ным переходным периодом. Это — особая стадия, стадия, ког¬ да уже начал осуществляться переход к социализму». Реши¬ тельно критикуя эту точку зрения, И. Сига вполне справедливо подчеркивает, что «государственно-монополистический капи¬ тализм ни в коем случае не является более совершенной по сравнению с монополистическим капитализмом, новейшей и по¬ следней стадией капитализма». И действительно, вышеприведенные суждения не имеют ни¬ чего общего с научным анализом современного капитализма. Возникновение новой фазы в развитии той или иной обще¬ ственной формации непременно предполагает существенное из¬ менение в ее экономической базе. Как известно, возникновение империалистической фазы в развитии капитализма было свя¬ зано с переходом от свободной конкуренции к господству мо¬ нополий. Что касается государственно-монополистического капитализма, то его развитие не приводило к существенным изменениям в экономической основе общества. Такое изменение могло бы произойти в том случае, если бы государственная собственность превратилась в господствую¬ щую или преобладающую форму собственности. Но опыт всех капиталистических стран, включая (см. гл. IV) и Японию, с достаточной наглядностью свидетельствует о том, что такого рода изменение в экономической базе капитализма невозмож¬ но. Государственная собственность при капитализме не имеет ничего общего с общенародной собственностью. Это—коллек¬ тивная собственность класса капиталистов во главе с его моно¬ полистической верхушкой, которая возникает и функционирует в интересах увеличения прибылей монополий. Государственная собственность возникает в тех отраслях капиталистического предпринимательства, которые необходимы для нормального хода воспроизводства или для политических целей буржуазии, но где получение монополистических сверхприбылей по тем или иным причинам невозможно или сомнительно. К числу таких отраслей относятся научные исследования, результаты которых трудно предвидеть, гидроэнергетическое и дорожное 3 Я. А. Певзнер зл о
строительство, где огромная величина инвестиций сочетается с весьма длительным периодом оборота капитала. В известные периоды к числу таких отраслей может относиться и военное производство, так как монополисты отнюдь не склонны строить предприятия по производству военной продукции на свой счет, если нет гарантии получения государственных заказов на период столь длительный, в течение которого произведенные затраты окупятся. Поскольку государство таких гарантий дать не может, оно часто вынуждено само строить арсеналы и дру¬ гие военно-промышленные предприятия. Государственная соб¬ ственность иногда возникает в результате национализации нерентабельных или малорентабельных предприятий (как это имело место в отношении угольной промышленности Англии), которая сопровождается выплатой прежним владельцам огром¬ ных компенсаций. Но при этом капиталистический класс всегда стремится ограничить размеры своей коллективной, государственной собственности —в интересах собственности частной. И по своему объему и удельному весу, и по своему характеру, по методам управления и эксплуатации государственная собствен¬ ность выступает как придаток частной капиталистической соб¬ ственности, которая при капиталистическом строе всегда остается господствующей формой. Существенное изменение экономической основы империа¬ лизма могло бы заключаться в том, что государство при помощи своего бюджета обеспечивало бы устойчивый рынок для боль¬ шей части продукции капиталистических предприятий. Такое положение имело место лишь в сравнительно короткие периоды времени, в периоды мировых войн, в периоды военного госу¬ дарственно-монополистического капитализма. В минуту смер¬ тельной опасности, когда на карту ставится существование колониальной империи, империалистического господства, самого капиталистического строя, в такую минуту капитализм, отступая от своих принципов, вводит регулирование всей эко¬ номики из одного центра. До 40—50% и более национального продукта проходит через государственные каналы, обменива¬ ется не через свободный рынок, а через казну или под контро¬ лем государства 40. И в этих, военных, условиях целиком сохраняется частная собственность на средства производства, а вместе с ней и 40 «Когда капиталисты работают на оборону,— писал В. И. Ленин,— т. е. на казну, это уже — ясное дело — не «чистый» капитализм, а осо¬ бый вид народного хозяйства. Чистый капитализм есть товарное про¬ изводство. Товарное производство есть работа на неизвестный и сво¬ бодный рынок. А «работающий» на оборону капиталист «работает» вовсе не на рынок, а по заказу казны, сплошь и рядом даже на деньги, получен¬ ные им в ссуду от казны». (В. И. Ленин. Сочинения, т. 25, стр. 51). 34
основные элементы анархии капиталистического производства. Обострение кризиса капиталистической системы находит, по¬ мимо прочего, свое выражение в том, что многие элементы государственно-монополистического регулирования, возник¬ шие в связи с войной, сохраняются и после ее окончания (осо¬ бенно после второй мировой войны). Но в целом государ¬ ственное регулирование после войны резко ослабляется. Ни¬ когда государственно-монополистический капитализм не раз¬ вивался до такого уровня, при котором были бы подорваны основы товарного производства. Поскольку экономическая база империализма с развитием государственно-монополистического капитализма не претерпе¬ вает и не может претерпеть коренных изменений, госу¬ дарственно-монополистический капитализм нельзя рассматри¬ вать как особую фазу в развитии монополистического капи¬ тализма. Те явления, которые объединяются понятием «государствен¬ но-монополистический капитализм», скорее всего следует определить как вмешательство государства в экономическую жизнь, как государственное регулирование экономики в интересах монополистического капитала, осуществляемое на основе присущего монополистическому капитализму подчинения государства монополиям. О пределах эффективности государственного регулирования экономики Государственно-монополистический капитализм углубляет пропасть между богатством и нищетой и тем самым усиливает противоречие между производством и потреблением, усиливает предпосылки экономических кризисов. Но вместе с тем история развития государственно-монополистического капитализма на¬ глядно подтверждает известное положение марксистско-ле¬ нинской политической экономии, согласно которому не само по себе противоречие между производством и личным потреб¬ лением лежит в основе экономических кризисов и циклов, а указанное противоречие представляет собою лишь одно из проявлений более глубокого, коренного противоречия капита¬ лизма — противоречия между общественным характером труда и частным характером присвоения 41. 41 В. И. Ленин пишет: «...отрицает ли вторая теория (имеется в виду теория кризисов Маркса.— Я.П.) факт противоречия между производ¬ ством и потреблением, факт недостаточного потребления? Разумеется, нет. Она вполне признает этот факт, но отводит ему надлежащее, под¬ чиненное место, как факту, относящемуся лишь к одному подразделению всего капиталистического производства. Она учит, что этот факт не может 3* 35
Пропасть между богатством и нищетой, между производ¬ ством и личным потреблением никогда не бывает столь глубо¬ кой, как во времена войн, когда все народное хозяйство работает с максимальной загрузкой и напряжением, а кучка финансовых плутократов обогащается на крови и голоде мил¬ лионов трудящихся. Между тем ни в одной из капиталистиче¬ ских стран в течение 10 лет первой и второй мировых войн не было циклического кризиса экономики. Это объясняется тем, что во время войны при снижении потребительского спроса общий объем спроса относительно объема производства возрастает в связи с государственными военными заказами, которые производятся на основе государ¬ ственного перераспределения национального дохода. Во время второй мировой войны в руках империалистиче¬ ских государств при помощи налогов,.займов и других средств концентрировалось от 40 до 60% национального дохода. Можно считать эмпирически установленным, что при концентрации столь высокой доли национального дохода в руках государст¬ ва для ведения войны развитие циклического кризиса пере¬ производства невозможно. Но только на время! Одна из осо¬ бенностей экономики военного времени заключается в том, что военный спрос быстро возрастает в промежутки столь краткие, что народное хозяйство не поспевает за его ростом. Но в усло¬ виях мирного времени растягиваемая на ряд лет милитариза¬ ция не спасает от кризисов; капиталистическая экономика «приспосабливается» к даже весьма значительному уровню государственных закупок, «приспосабливается» в том смысле, что циклическое движение возобновляет свой обычный ход. В США 20—23-процентная по отношению к национальному доходу доля государственных закупок военных товаров с нача¬ ла 50-х годов подстегнула конъюнктуру, но не предотвратила циклического падения производства в 1953 и 1957—1958 гг. Если бы указанная доля была выше, «приспособление» заняло бы больше времени, но, результат был бы тот же. По-мнюму обстоит дело в том случае, когда государство увеличивает свою долю в производстве товаров невоенного назначения, что происходит в послевоенные годы во всех империалистических странах Европы и в Японии. Во всех этих странах после второй мировой войны более или менее значи¬ тельно увеличилась доля государства в инвестициях, в стро¬ ительстве новых и в переоборудовании старых предприятий различных отраслей народного хозяйства. Государственные объяснить кризисов, вызываемых другим, более глубоким, основным проти¬ воречием современной хозяйственной системы, именно противоречием между общественным характером производства и частным характером при¬ своения» (В. И. Ленин. Сочинения, т. 2< стр. 148—149). 36
капиталы вкладываются, как правило, в производство средств производства с целью создания новых отраслей, поднятия тех¬ нического уровня промышленности и транспорта. Первоначальный эффект подобных затрат аналогичен тому, который получается в результате затрат на милитаризацию,— общая сумма спроса увеличивается и на известный промежуток времени спрос превышает предложение, что стимулирует об¬ щий подъем производства. Но конечные результаты двух раз¬ ных видов государственных затрат (военных или гражданских) весьма различны: готовая военная продукция не служит удовлетворению потребительского спроса, и ее предложение не может превысить спрос, поскольку последний строго опре¬ делен объемом государственных заказов. Конечным результа¬ том любых государственных затрат на гражданское производ¬ ство (так же как и затрат частных) является рост производ¬ ства товаров личного потребления. Спрос же на эти товары растет медленнее, чем увеличивается их производство. Причем участие государства в инвестициях не приносит с собой разу¬ меется, ни регулируемого общего снижения цен на потреби¬ тельские товары, ни повышения уровня заработной платы. Ни в экономическом, ни тем более в социальном плане государственное предпринимательство (в любых его видах) отнюдь не представляет собой какой-то особый сектор капита¬ листического производства; оно является специфически по¬ строенной и специфически управляемой частью капиталисти¬ ческого производства, призванной служить интересам моно¬ полистического капитала. Государство выступает как «совокупный капиталист», меж¬ ду прочим, в том смысле, что все его 'предпринимательство в хозяйственной области носит коммерческий характер, разме¬ ры издержек производства и цен определяются общим поло¬ жением на рынке товаров и рабочей силы. Государственно-мо¬ нополистические предприятия очень часто отпускают свою продукцию предприятиям монополий по сравнительно низ¬ ким ценам (за счет своих прибылей или за счет государствен¬ ного бюджета), но это приносит лишь рост прибылей монопо¬ лий, а отнюдь не рост потребления народных масс. Поэтому капиталистическое хозяйство после известного промежутка времени «приспосабливается» к государственным инвестициям невоенного характера так же, как и к закупкам военных товаров. Оно входит в обычную колею цикла, и вы¬ званный такого рода инвестициями рост производства приво¬ дит в конце концов к нарушению равновесия между предло¬ жением и спросом, а восстановление равновесия, разрешение противоречий происходит обычным для капитализма путем — через экономические кризисы. 37
Но было бы глубоким заблуждением считать, что государ¬ ственно-монополистическое регулирование вообще не оказы¬ вает влияния на ход воспроизводства или что его влияние незначительно42. Общеизвестно, что обновление основного капитала является материальной основой цикла, и если оно ускоряется в результате государственного регулирования, то в движение цикла вносится известный корректив. Реальный размер этого корректива определяется количе¬ ственной стороной, изменениями в абсолютном и относитель¬ ном объеме государственного предпринимательства. В про¬ цессе своего абсолютного и тем более относительного роста (разумеется, роста существенного) государственное предпри¬ нимательство может ускорить подъем производства или за¬ тормозить его снижение. Когда абсолютный или относительный рост государствен¬ ного инвестирования прекращается, происходит постепенное «приспособление» капиталистической стихии к новым усло¬ виям. Речь идет в данном случае о прекращении роста на том действительном уровне, который был достигнут в странах империализма после второй мировой войны, т. е. на уровне, при котором через государство распределяется от 25 до 35% национального дохода. Дальнейшее увеличение национального дохода, как и в предшествующий период, оказало бы вырав¬ нивающее влияние на экономическую конъюнктуру. 42 Существовавшая в прошлом недооценка марксистами возможностей буржуазного государства влиять на ход воспроизводства в последние годы преодолевается. В статье о государственно-монополистических процессах в экономике США известный американский экономист-марксист В. Перло, подчеркивая неспособность капитализма изжить кризисы, пишет следующее: «Все же вряд ли было бы правильным считать, что монополистический капитал вообще не может оказать влияния на капиталистический цикл. Многие марксисты, и я в том числе, неправильно преуменьшали эффектив¬ ность государственно-монополистического капитализма в этом отношении. Даже в эпоху свободной конкуренции капиталисты в целях сохранения своих прибылей принимали меры по ограничению некоторых последствий действия экономических законов. Очевидно, что монополии, располагая таким инструментом, как капиталистическое государство, обладают еще более эффективными средствами защиты своих прибылей и воздействия на объективные процессы капиталистического воспроизводства. В отдель¬ ных случаях монополии и подчиненное им капиталистическое государство могут добиваться частичных и временных успехов в проведении антикри¬ зисных мер. Поэтому необходимо тщательно и конкретно изучать такие меры буржуазных правительств с тем, чтобы уметь всесторонне оценивать перспективы капиталистической экономики, предвидеть возможные зигзаги и повороты в ее развитии» («Проблемы мира и социализма», 1959, № 6. стр. 50). 38
Однако в невоенных условиях вряд ли возможен дальней¬ ший рост доли государственных закупок в национальном до¬ ходе сверх той доли, которая была достигнута в 50-х годах. Здесь вступает в действие противоречивость государственно- монополистических тенденций, о чем шла речь выше. Рост участия государства в распределении национального дохода — это повышение налогов либо на доходы трудящихся, либо на прибыли капиталистов, либо на те и другие. Нечего и говорить о том, что увеличение налогов на разные классы имеет различное социальное значение. Для трудящихся нало¬ ги — это чистый вычет из заработной платы, причем не только невозвратимый, но и обращаемый против них, поскольку он служит повышению прибылей и укреплению классового гос¬ подства буржуазии. Борьба трудящихся против повышения налогов — это одно из направлений классовой борьбы, причем с углублением общего кризиса рост налогов, который усили¬ вает падение заработной платы ниже стоимости рабочей силы, наталкивается на все возрастающее и во многих случаях ус¬ пешное сопротивление рабочего класса и других слоев трудя¬ щихся. Что касается монополий, то изымаемые у них при помо¬ щи налогов средства возвращаются затем в виде государст¬ венных субсидий, кредитов, особо выгодных заказов. Тем не менее капиталистический класс, в том числе и его монополистическая верхушка, всегда выступает против повы¬ шения налогов на свои прибыли. Все средства давления, начи¬ ная от парламентских «лобби» и кончая содержанием спе¬ циального аппарата для уклонения от налогов, направляются на то, чтобы добиваться снижения налогов и чтобы избежать их уплаты. Сам капиталистический общественный строй, где господ¬ ствует капиталистическая собственность и происходит жесто¬ кая борьба капиталистов за наивысшие прибыли, ставит пре¬ делы для возрастания налогов на прибыли и, следовательно, для роста той доли национального дохода, которая распреде¬ ляется через государство. Сосредоточить в руках государства путем налогов целиком или почти целиком всю ту часть при¬ бавочной стоимости, которая идет на накопление,— это значит закрыть путь для «самовозрастания» индивидуального капи¬ тала, что является одной из основных черт, основным прин¬ ципом капиталистического производства. Такой результат возможен только путем уничтожения са¬ мой капиталистической эксплуатации, путем революционной ликвидации капиталистического государственного строя рабо¬ чим классом и его союзниками. Само же капиталистическое государство всегда защищало и будет защищать капиталисти¬ 39
ческий принцип, по которому за капиталистами обеспечивает¬ ся возможность по своему усмотрению распоряжаться всей суммой прибыли, достающейся им путем эксплуатации трудя¬ щихся на основе экономических законов капиталистического хозяйства. Именно это и определяет крайнюю ограниченность эффек¬ тивности капиталистического государственного регулирования экономики. И именно поэтому мы полагаем, что о регулирова¬ нии экономики в условиях капитализма можно говорить толь¬ ко как о тенденции. Ряд факторов, характерных для периода общего кризиса капитализма, обусловливает неизбежность усиления этой тен¬ денции. К их числу относятся прежде всего попытки импери¬ алистов применить регулирование с этой целью, чтобы оття¬ нуть неизбежную победу социализма в великом историческом соревновании двух систем 43. К их числу относятся усилившиеся попытки использовать государственное регулирование с целью решения внутренних социально-экономических противоречий, особенно с целью ослабить губительные для монополистического капитала по¬ следствия экономических кризисов. К их числу, наконец, от¬ носятся агрессивная политика империализма, гонка воору¬ жений с целью подготовки войны против мировой социалисти¬ ческой системы и обострение неравномерности и противоре¬ чий внутри империалистического лагеря. Но как ни велико действие вышеперечисленных факторов, все же указанная тенденция не может привести к планомер¬ ному и устойчивому регулированию экономики в общегосу¬ дарственных масштабах. Действие этой тенденции в условиях товарно-денежных отношений в конечном счете лишь туже затягивает узел присущих империализму противоречий. В пя¬ тидесятых годах развитие государственно-монополистического капитализма выступило как один из факторов дальнейшего обострения общего кризиса капитализма, его перехода в но¬ вый этап. 43 «...Сами попытки выдать меры по регулированию за «планирование» капиталистической экономики,— пишет А. Мнлейковский,— обусловлены со¬ существованием и соревнованием анархической бесплановой экономики ка¬ питализма с социалистической плановой экономикой. Не случайно первые эксперименты в области «планирования» были начаты в 30-х годах, когда небывалый по силе экономический кризис потряс все мировое капиталисти¬ ческое хозяйство, и единственной страной, шедшей в то время вперед был Советский Союз, успешно выполнявший свой первый пятилетний план.» («Мировая экономика и международные отношения», 1960, № 4, стр. 44). 40
Государственно-монополистический капитализм и борьба трудящихся Государственное вмешательство распространяется в боль* шей или меньшей степени на все капиталистические предприя¬ тия, в том числе и монополистические, и этот факт буржуаз¬ ные экономисты и социологи используют для пропаганды те¬ зиса о надклассовом характере государственного контроля. Лживость этого тезиса разоблачается всем ходом развития государственно-монополистического капитализма. Монополи¬ стический характер государственного капитализма в том и состоит, что, будучи вынуждены в силу объективной необхо¬ димости прибегать к широкому государственному вмешатель¬ ству в экономику, монополии придают этому вмешательству реакционный характер, стремятся его использовать как сред¬ ство дальнейшего усиления собственного контроля над немо- нополизированным предпринимательством, как средство уси¬ ления эксплуатации трудящихся классов и увеличения своих прибылей, как средство для мобилизации экономических ре¬ сурсов с целью милитаризации и ведения войны, борьбы за мировое господство, увековечения отсталости экономически слаборазвитых стран. Реакционным целям соответствуют и реакционные средства регулирования экономики. Государство сосредоточивает в своих руках финансовые ресурсы, главным образом путем ра¬ зорительных для широких народных масс налогов и инфляции. Милитаризация экономики сопровождается усилением реак¬ ции в политической области, фашизацией, наступлением на профсоюзы, запрещением забастовок. Наиболее мощные и влиятельные монополии используют государственное вмеша¬ тельство в экономическую жизнь для своего дальнейшего обогащения, для получения высокоприбыльных государствен¬ ных заказов, государственных кредитов и субсидий, для ограб¬ ления государственной казны. Государственно-монополистические тенденции занимают огромное место в общественной жизни капиталистических стран и представляют собою область острой классовой борь¬ бы между трудящимися и буржуазией, а также борьбы внутри буржуазного лагеря, между его различными группами и фрак¬ циями. Поскольку вмешательство буржуазного государства в экономику постоянно затрагивает кровные, коренные и теку¬ щие, интересы рабочего класса и всех трудящихся, маркси¬ стско-ленинские партии не могут оставаться в стороне. Как указывается в Заявлении Совещания представителей коммунистических и рабочих партий (ноябрь 1960 г.), комму- 41
мистические партии «ведут самоотверженную борьбу за то, чтобы уже в современных условиях сделать все для защиты интересов рабочего класса и народных масс, для улучшения условий их жизни, расширения демократических прав и сво¬ бод народа, не откладывая этого до победы социализма. Со¬ знавая, что основная тяжесть борьбы за освобождение своего народа от ига капитала лежит на его плечах, рабочий класс и его революционный авангард будут все энергичнее вести на¬ ступление против господства угнетателей и эксплуататоров во всех областях политической, экономической и идеологиче¬ ской жизни каждой страны. В ходе этой борьбы происходит подготовка масс и создаются условия для решающих битв за свержение капитализма, за победу социалистической рево¬ люции. Главный удар в современных условиях все решительнее направляется против капиталистических монополий как ос¬ новных виновников гонки вооружений, оплота реакции и аг¬ рессии, против всей стоящей на страже их интересов системы государственно-монополистического капитализма» 44. Одно из направлений общедемократической борьбы со¬ стоит в том, чтобы помешать реакционным силам использо¬ вать государственное регулирование экономики для усиления эксплуатации трудящихся, для подготовки и ведения новых войн. Повсеместно коммунистические партии ведут борьбу про¬ тив милитаристской направленности государственно-монопо¬ листического капитализма, против того, чтобы государствен¬ ное регулирование экономики использовалось с целью подго¬ товки и ведения войн, увековечения отсталости экономически слаборазвитых стран и т. п. Вместе с тем коммунистические партии активно борются против фашизма и фашистской опас¬ ности, против наступления политической реакции, которым зачастую сопровождается усиление государственно-монопо¬ листического капитализма. В борьбе за мир и против политической реакции, в борьбе за национальные и демократические интересы народов всех стран весьма важное место занимает многосторонняя деятель¬ ность прогрессивных организаций, направленная на срыв принятия и выполнения военных бюджетов, на срыв попыток монополистической буржуазии усилить бюрократический ап¬ парат, исполнительную власть за счет парламента и других буржуазно-демократических организаций, на срыв попыток загнать в подполье, подавить деятельность организаций тру¬ дящихся. 44 «Правда», 6 декабря 1960 г. 42
«В настоящее время,— указывается в Декларации Сове¬ щания представителей коммунистических и рабочих партий социалистических стран от 14—16 ноября 1957 г.,— важней¬ шей задачей во всем мире является борьба в защиту мира. Коммунистические и рабочие партии всех стран добиваются совместных действий в самых широких масштабах с любыми миролюбивыми и не желающими войны силами. Участники Совещания заявляют о поддержке ими усилий всех госу¬ дарств, партий, организаций, движений и отдельных лиц, выступающих за мир, против войны, за мирное сосуществова¬ ние, создание коллективной безопасности в Европе и Азии, сокращение вооружений, запрещение применения и испыта¬ ний ядерного оружия... Рабочий класс и народные массы, борясь с 'опасностью войны, за свои жизненные интересы, все более направляют острие этой борьбы против крупных монополистических групп капитала, как главных виновников гонки вооружений, орга¬ низаторов и вдохновителей планов подготовки новой мировой войны, оплота аргессии и реакции» 45. Развитие государственно-монополистического капитализма приносит с собой расширение фронта экономической борьбы трудящихся. Раньше экономическая борьба рабочих и служа¬ щих, их борьба за лучшие условия труда была сосре¬ доточена на предприятии, в компании, в отдельной отрасли производства. И теперь такого рода объекты борьбы сохра¬ няются, но рядом с ними во весь рост встал еще один — госу¬ дарство не только как орган политического господства буржу¬ азии, но и как «совокупный капиталист», как орган, прямо участвующий в процессе воспроизводства, в процессе капита¬ листической эксплуатации. Поскольку капиталистическое государство сохраняется и вместе с тем по необходимости участвует в процессе воспро¬ изводства, усилия рабочего класса и всех демократических сил направляются на то, чтобы заставить капиталистическое государство осуществлять в широких масштабах меры по раз¬ витию гражданских отраслей экономики с целью ограничения роста безработицы или ее уменьшения, а также меры по решению задач, имеющих положительное значение для на¬ родного хозяйства и культуры (развитие атомной и другой энергетики для мирных целей, орошение транспортное строительство, государственное строительство школ и жи¬ лищ и т. п.). При этом партии рабочего класса постоянно разоблача¬ ют все ухищрения монополий, направленные на то, чтобы 45 «Правда», 2 ноября 1957 г. 43
использовать государственное вмешательство для своего еще большего обогащения. В противовес политике инфляции и увеличения налогов на трудящихся коммунистические партии повсюду выступают за высокопрогрессивное обложение налогами крупной бур¬ жуазии. В противовес срыву и саботажу монополиями мер по национализации и политике реприватизации государственной собственности компартии повсюду выступают за расширение национализации, за национализацию буржуазным государст¬ вом основных отраслей экономики без компенсации их вла¬ дельцам или с минимальной компенсацией, за увеличение удельного веса государственного сектора во всех сферах эко¬ номики, за контроль парламента, местных самоуправлений и профсоюзов над всеми видами государственного предпри¬ нимательства с тем, чтобы использовать государственное предпринимательство для ограничения всевластия монопо¬ лий, в интересах трудящихся классов. В процессе такого рода экономической борьбы компартии сотрудничают со всеми прогрессивными силами, активно участвуют в деятельности профсоюзов, кооперативов и других массовых организаций трудящихся. В отличие от всех рефор¬ мистов и в противовес им коммунистические партии считают, что результатом такого рода деятельности может быть лишь ограничение эксплуатации трудящихся, но не ее ликвидация. Коммунистические партии ни при каких условиях не отказы¬ ваются от борьбы против иллюзий о том, что государственно- монополистический капитализм может перерасти в социализм. В своем отношении к государственно-монополистическому ка питал из м у ко м м у нистические п а ртии к ап ита листич ес ких стран исходят из того, что развитие государственно-монопо¬ листических тенденций является весьма ярким свидетельством зрелости материальных условий перехода к социализму, сви¬ детельством возможности и необходимости этого перехода. Это обстоятельство, как учил В. И. Ленин, должно быть «для действительных представителей пролетариата доводом за близость, легкость, осуществимость, неотложность социа¬ листической революции, а вовсе не доводом за то, чтобы тер¬ пимо относиться к отрицанию этой революции и к подкра¬ шиванью капитализма, чем занимаются все реформисты»46. В своем отношении к государственно-монополистическому капитализму компартии руководствуются марксистско-ленин¬ ским учением о том, какое место должно принадлежать ре¬ формам в процессе революционной борьбы за социализм. 46 В. И. Л е н и н. Сочинения, т. 25, стр. 414—415. 44
«Было бы совершенно неправильно предполагать,— писал В. И. Ленин,— будто мы, для того, чтобы вести непосредст¬ венную борьбу за социалистическую революцию, можем или должны отбросить борьбу за реформы. Ни в какой мере. Мы не можем знать, насколько скоро удастся добиться успеха, насколько скоро объективные условия допустят наступление этой революции. Мы должны поддерживать всякое улучше¬ ние, действительное улучшение и экономического и политиче¬ ского положения масс. Разница между нами и реформистами ...заключается не в том, что мы против реформ, а они за. Ничего подобного. Они ограничиваются реформами и опуска¬ ются, благодаря этому, по меткому выражению одного (ред¬ кого!) революционного сотрудника «Schweizerische Metallar- beiterzeitung» (№ 40), до роли простых «больничных сиделок капитализма». Мы говорим рабочим: голосуйте за пропорцио¬ нальные и т. п. выборы, но не ограничивайте этим свою дея¬ тельность, а выдвигайте на первый план систематическое рас¬ пространение идеи немедленной социалистической революции, готовьтесь к ней и по всей линии вносите соответствующие ко¬ ренные изменения во всю партийную деятельность» 47. Коммунистические партии постоянно ведут борьбу против сектантской замкнутости, догматического подхода к пробле¬ мам государственно-монополистического капитализма. Вредность догматического подхода заключается в том, что вследствие его на многих весьма важных участках фронта политической борьбы революционный авангард рабочего клас¬ са обрекается на пассивную оборону. Установление марксист¬ ско-ленинской наукой диалектического характера государствен¬ но-монополистического капитализма, признание того факта, что государственно-монополистический капитализм ускоряет созревание материальных предпосылок социализма, но в то же время сам по себе, в рамках буржуазного строя, носит реакционный характер — не только не допускает пассивного, н и ги л исти ческого от и о ш ени я к госу д а рст в ен но - м о но пол ист и - ческому капитализму, но, напротив, требует активного отношения революционного авангарда рабочего класса к каждому из государственно-монополистических мероприя¬ тий с целью сплочения народных масс на борьбу за соци¬ ализм. «Коммунисты выступают за общую демократизацию эко¬ номической и общественной жизни, всех административных, политических, культурных организаций и институтов» — указы¬ вается в Заявлении Совещания представителей коммунисти¬ ческих и рабочих партий. 47 В. И. Л е н и н. Сочинения, т. 23, стр. 148—149. 45
«Борьбу за демократию,— говорится в том же Заявле¬ нии,— коммунисты рассматривают как составную часть борь¬ бы за социализм. В процессе этой борьбы коммунисты посто¬ янно укрепляют свои связи с массами, повышают уровень их политической сознательности, подводят массы к пониманию задач социалистической революции и необходимости ее осу¬ ществления. В этом коренное отличие марксистско-ленинских партий от реформистов, признающих реформы в рамках ка¬ питалистического строя в качестве конечной цели и отверга¬ ющих необходимость социалистической революции. Маркси¬ сты-ленинцы твердо убеждены, что народы капиталистиче¬ ских стран в ходе повседневной борьбы придут к пониманию того, что только социализм является действительным выходом для них» 48. В прошлом, в невоенные годы, государственно-монополисти¬ ческий капиталиЗхМ никогда не достигал такой высокой степе¬ ни развития, какой он достиг во второй половине пятидесятых годов. Столь высокое развитие государственно-монополисти¬ ческого капитализма и милитаризма в невоенных условиях — один из ярких показателей резкого обострения коренных про¬ тиворечий капитализма и один из факторов их дальнейшего углубления, один из факторов, характеризующих наступле- ниеновогоэтапа общего кризиса капитализма. 48 «Правда», 6 декабря 1960 г.
Глава первая ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ГОСУДАРСТВЕННО-МОНОПОЛИСТИЧЕСКОГО КАПИТАЛИЗМА В ЯПОНИИ Япония принадлежит к числу тех стран, где в чрезвычайно сильно развитом государственно-монополистическом капита¬ лизме, сквозь ряд специфических черт, связанных с особен¬ ностями ее исторического развития, легко можно проследить основные общие черты, характерные для всего современного империализма. В данной работе анализируются государственно-монопо¬ листические тенденции в Японии после войны, особенно в 50-х годах, т. е. в период, когда завершилось восстановление экономики, перешедшее в экономический подъем (1952— 1957 гг.). На смену последнему пришло кризисное падение производства в ряде важнейших отраслей и общее депрес¬ сивное состояние экономики (1957—1958 гг.), а затем начал¬ ся ее новый рост. Самые важные специфические черты государственно-мо¬ нополистического капитализма в этот период заключались в том, что основной целью регулирования экономики были ре¬ конструкция и обновление основного капитала промышлен¬ ности и что эта цель достигалась путем мер по восстановле¬ нию и укреплению монополий дзайбацу, которые в предыду¬ щий период понесли большие потери в связи с поражением в войне. Однако для того, чтобы лучше выяснить положение дел в указанный период, необходимо обратиться к прошлому и хо¬ тя бы вкратце познакомиться с этапами развития государст¬ венно-монополистического капитализма. Характер государственно-монополистических тенденций, их конкретные формы и проявления в немалой степени связаны со всей историей капитализма той или другой страны, в част¬ ности и в особенности с тем, какую роль играл в ее истории государственный капитализм. Марксистская наука различает понятия государственного капитализма и государственно-монополистического капита¬ лизма. 47
В современную эпоху государственный капитализм полу¬ чил широкое развитие в странах, освободившихся от колони¬ альной зависимости, где он является орудием национальной буржуазии в ее борьбе за создание или укрепление экономи¬ ческой независимости. В прошлые эпохи государственный капитализ^м чаще все¬ го играл прогрессивную роль, выступая в форме государст¬ венного протекционизма, т. е. различных государственных мер, направленных на поощрение развития капиталистиче¬ ской промышленности и других отраслей экономики. Роль государственного протекционизма была особенно велика в период первоначального накопления капитала !. Что касается государственно-монополистического капита¬ лизма, то, как мы видели, он возникает на совершенно иной основе, в последней стадии капитализма, в эпоху его умира¬ ния, в качестве средства оттянуть гибель отжившего социаль¬ ного строя. Но несмотря на коренные различия между тем и другим, многие специфические черты государственно-монополистиче¬ ского капитализма связаны с историческим прошлым данной страны, в том числе и с тем, в какие периоды и в каких фор¬ мах развивался государственный капитализм. Сравнение истории японского капитализма с историей капитализма на Западе показывает, что процесс первоначаль¬ ного капиталистического накопления, который в странах За¬ падной Европы предшествовал длительному периоду свобод¬ ной конкуренции, в Японии продолжался после революции Мэйдзи (1867—1868 гг.) параллельно с развитием свободной конкуренции вплоть до вступления этой страны в монопо¬ листическую стадию развития капитализма. Между исследователями истории Японии нет единства по вопросу о том, к какому времени следует отнести ее вступле¬ ние в стадию империализма. Одни считают, что Япония всту¬ пила в стадию империализма одновременно со всем капитали¬ стическим миром (т. е. на рубеже XIX и XX вв.) 2, другие свя- Анализируя роль и- методы государственного протекционизма в ев¬ ропейских странах, Маркс писал: «Известные отрасли производства уже при самом начале капиталистического производства требуют такого ми¬ нимума капитала, которого в это время еще не встречается в руках от¬ дельных индивидуумов. Это вызывает, с одной стороны, государственные субсидии частным лицам, как во Франции в эпоху Кольбера и в неко¬ торых немецких государствах до нашего времени, с другой стороны — образование обществ с узаконенной монополией на ведение известных отраслей промышленности и торговли» (К. Маркс. Капитал, т. I, сгр. .314—315). 2 Именно такова точка зрения, которой придерживается большин¬ ство советских историков-японоведов. В фундаментальной работе по новой истории Японии, выпущенной в 1958 г. Институтом востоковедения Ака- 8 ' ч
зывают ее переход к империализму с русско-японской войной, третьи — с шервой мировой войной. Но к какому бы времени ни относить начало империалистической стадии развития капитализма в Японии, нельзя сомневаться в том, что уже с конца XIX — начала XX в., в особенности после русско-япон¬ ской войны, государственный протекционизм все больше «наполнялся монополистическим содержанием»* 3, т. е. пре¬ вращался в государственно-монополистический капитализм. В развитии последнего в Японии следует выделить три периода: первый период — с первых лет нынешнего сто¬ летия до 1937 г., когда Япония напала на Центральные демии наук СССР, указывается: «...О Японии на рубеже двух столетии можно говорить как о стране, ставшей на путь империалистического раз¬ вития. Японскому империализму были уже в общем свойственны все те признаки, которыми обладали другие империалистические страны в на¬ чальной стадии развития империализма. Однако общее отставание Япо¬ нии в промышенном развитии обусловило то, что некоторые из этих признаков были выражены менее ярко. В отличие от классического им¬ периализма новейшего типа японский империализм был военно-феодаль¬ ным, т. е. представлял собой такую социально-экономическую систему, где черты развитой капиталистической экономики (монополистический ка¬ питал) сочетались с отсталыми формами полуфеодальных отношений, а также со значительной политической ролью помещичьего класса» («Очер¬ ки новой истории Японии». М., ИВЛ, 1958, стр. 366). 3 Это выражение заимствовано нами из статьи «Государственно-мо¬ нополистический капитализм в России» (авторы В. И. Бовыкин, И. Ф. Гин¬ дин, К. Н. Тарновский) в журнале «История СССР» (№ 3, 1959, стр. 101). Ряд положений этой статьи представляет большой интерес для анализа развития государственно-монополистического капитализма не только в царской России, но и в других капиталистических странах, в особенности в Японии, где положение было во многих отношениях аналогично с тем, какое сложилось в России до начала первой мировой войны. В некото¬ рых случаях авторы вполне обоснованно подчеркивают эту аналогию. Так, например, они пишут: «Период домонополистического капитализма от¬ личается как от эпохи первоначального накопления, так и от империализ¬ ма незначительным непосредственным вмешательством государства в хозяйственную жизнь. Так было в главных капиталистических странах. Напротив, в России (также в Японии) в течение всего периода домоно¬ полистического капитализма непосредственное государственное вмеша¬ тельство в хозяйственную жизнь осуществляется в самых широких мас¬ штабах» (стр. 89). К Японии в полной мере подходит и следующая характеристика по¬ ложения в России: «Период империализма в России характеризуется, во- первых, быстрыми темпами и высоким уровнем монополизации промыш¬ ленности, транспорта и банков, созданием мощных промышленных и банков¬ ских монополий и выделением в составе крупной буржуазии влиятельной финансовой олигархии; во-вторых, естественным поворотом экономиче¬ ской политики царского правительства, с ее методами государственного вмешательства, от «насаждения капитализма» к последовательной под¬ держке монополистического капитала. Сложившиеся еще в домонополисти¬ ческий период формы государственного вмешательства в условиях господ¬ ства монополистического капитала со свойственным ему активным стремле¬ нием к использованию госаппарата в своих интересах начинают быстро наполняться государственно-монополистическим содержанием» (стр. 113). 4 Я. А. Певзнер
районы Китая; второй период —с 1937 г. до окончания второй мировой войны; третий период начинается с ка¬ питуляции японского империализма и продолжается по на¬ стоящее время. Такого рода периодизация не совпадает с общей перио¬ дизацией новой и новейшей истории вообще и в частности с периодизацией истории Японии. В общей периодизации крупнейшей вехой является первая мировая война, с которой связывается начало общего кризиса капитализма. В странах Запада первая мировая война принесла с собой невиданный дотоле рост государственно-монополистического капитализм1а. Для Японии первая мировая война также была крупнейшей вехой в ее истории и в развитии ее экономики, но что каса¬ ется государствен'ню-монополистического капитализм1а, то здесь первая мировая война не принесла каких-нибудь корен¬ ных изменений. Пример Японии этого периода может служить лишним подтверждением тому факту, что сами по себе концентрация производства и рост монополий отнюдь не всегда и не при всех обстоятельствах несут с собой рост государственно-моно¬ полистического капитализма. В силу особого положения Япо¬ нии в войне огромный скачок в развитии промышленности и монополий происходит без большого участия государства как раз тогда, когда в Европе и в США роль государства в экономике гигантски возросла 4. Одним из самых существенных показателей степени раз¬ вития государственно-монополистических тенденций является доля общих государственных расходов в распределении на¬ ционального дохода. В период с 1911 по 1929 г. доля эта колебалась в пределах от 11,4 до 13,5% 5. С 1930 по 1937 г. она составляла в среднем 16,5%, а с 1938 по 1944 г.— 27,3% 6. 11 —13,5%—это выше той доли, которая характер¬ на для капиталистического государства на протяжении всей его истории до монополистического капитализма, да возникновения государственно-монополистических тенден¬ ций 7. Разумеется, определять степень развития государственно- монополистических тенденций только по доле участия госу- 4 Подробный анализ этих вопросов см. «Очерки новой истории Японии»; А. Л. Гальперин. Англо-японский союз. М., 1947; Я. А. Певзнер. Монополистический капитал Японии. М.» 1950. Введение. 5 Только общегосударственные расходы, без местных. 6 «Нихон кэйдзай-но кодзо бунсэки» («Анализ структуры японской экономики») под ред. И. Накаяма, т. 2. Токио. 1954, стр. 123. 7 В европейских странах эта доля составляла в XIX в. от 5 до 10% (с исключениями в большую сторону для отдельных стран в периоды войны). 50
царства в распределении национального дохода было бы вульгаризацией, которая неизбежно привела бы к искаже¬ нию действительности8. Специфика государственно-монополистического капитализ¬ ма в Японии в этот период определялась прежде всего воен¬ но-феодальным характером японского империализма и его особой агрессивностью, которая в большой мере объяснялась тем, что японский империализм вышел на арену мировой борьбы империалистов тогда, когда мир уже был поделен между другими, «старыми» империалистическими держава¬ ми. В указанных выше «Очерках новой истории Японии» рассматриваемый период характеризуется следующим обра¬ зом: «Агрессивность, свойственная монополистическому капита¬ лизму вообще, усиливалась в Японии военным авантюризмом со стороны помещичьих кругов, которые после революции пришли к власти наряду с буржуазией... Если в странах классического империализма господство принадлежало исключительно финансово-промышленной бур¬ жуазии, то в Японии, как в стране военно-феодального импе¬ риализма, господствовал блок двух классов, на данном этапе помещичье-буржуазный с тенденцией к равновесию сил меж¬ ду помещичьей и буржуазной группами. Подобно тому как в России имело место «господство черносотенного помещика в государстве» (В. И. Ленин. Соч., т. 13, стр. 226), и в Япо¬ нии государственный аппарат в значительной мере находился в руках бюрократии и помещиков (точнее, немногочислен¬ ной части этого класса). Однако, как указывалось выше, по¬ сле японо-китайской войны наблюдается заметное усиление влияния буржуазии... Политическим выражением военно-феодального характера японского империализма явилось существование формально конституционной, а на деле абсолютистской монархии, фор¬ мы диктатуры двух господствующих классов, обладающей известной самостоятельностью и создавшей громадный бюро¬ кратический аппарат управления. 8 Помимо того, что сами по себе финансовые показатели, при всей их важности, все же не могут исчерпать характеристику различных сторон государственно-монополистического капитализма, надо иметь в виду, что помимо расходов, проходящих по общегосударственному бюджету, есть еще расходы местных органов и бюджеты государственных предприятий. «Если подсчитать,— писал проф. Л. Зиман,— итог чистых доходов и рас¬ ходов всех звеньев государственного и местного хозяйств, то окажется, что государство в Японии- в настоящее время (1929—1930 гг.— Я. /7.) концентрирует в своих руках, по-видимому, не менее четверти всего на¬ ционального дохода... До такого высокого уровня развития государствен¬ ного капитализма еще не дошла ни одна крупная страна» (БСЭ, изд. I, т. 65, стр. 600, статья Л. Зимана «Япония. Экономический очерк»). 4* 51
Процесс сращивания экономических интересов буржуазии и помещиков обусловливал единство всего правящего лагеря в проведении крайне реакционной внутренней и агрессивной внешней политики. Этим диктовалось особое внимание к соз¬ данию мощной военной машины, способной держать в подчи¬ нении свой народ, захватывать колонии и грабить народы соседних стран. Милитаризм выдвинулся на первый план как орудие осуществления указанных задач господствующих классов. Непосредственная близость стран, более слабых в экономическом и военном отношениях (Корея, Китай), дала японскому империализму возможность использовать свое военное превосходство над ними» 9. В этих условиях основная черта государственно-монопо¬ листического капитализма в Японии заключалась в его мили¬ таристской направленности, которая проявлялась даже в срав¬ нительно мирные периоды. Еще не смолкло эхо японо-китайской войны, как япон¬ ский парламент уже в конце 1895 г. принимает десятилетнюю программу развития тяжелой и военной промышленности, ре¬ организации и укрепления вооруженных сил страны 10. В 1900—1901 гг. Япония участвует в подавлении анти¬ империалистического восстания «И-хэ-цюаней» в Китае («боксерское восстание»), за которым последовало дальней¬ шее усиление реакционного направления в ее внешней поли¬ тике, подготовка к войне против России. Разразившийся в 1900—1901 гг. промышленный кризис способствовал усиле¬ нию вмешательства государства в экономику. В 1901 г. стро¬ ятся государственные металлургические заводы Явата, что положило начало современной японской черной металлургии, государство активно поощряет создание картелей и других монополистических объединений. Многие из военно-экономических мероприятий, введенных в годы войны с Россией (например, косвенные налоги на ряд продовольственных продуктов и на алкогольные напитки), были сохранены и после войны, и, кроме того, в 1906 г. госу- 9 «Очерки новой истории Японии», стр. 365—366. 10 Там же, стр. 339. Принятию этой программы предшествовала ши¬ рокая кампания шовинистической пропаганды, направленной главным об¬ разом против России. О характере этой пропаганды можно судить по следующим строкам из статьи японского посла в Англии Тадасу Хаяси, напечатанной в 1895 г. в газете «Дзидзи симпо»: «Если необходимы новые военные суда, мы должны их построить любой ценой... Мы должны по¬ строить верфи, чтобы ремонтировать наши суда. Л\ы должны построить металлургические заводы для того, чтобы обеспечить производство орудий и амуниции. Сеть железных дорог должна быть расширена, чтобы мы могли провести быструю мобилизацию войск... Мир восстановлен, но он не может быть длительным миром...» (Цит. по кн. А. Гальперин. Англо-японский союз, стр. 57). 52
царство главным образом из военно-стратегических сообра¬ жений выкупило все основные линии железных дорог. Госу¬ дарственные военные верфи, арсеналы и предприятия госу¬ дарственных железных дорог составляли в этот период крупнейшую часть тяжелой промышленности, которая еще делала первые шаги в своем развитии. Зарождавшееся япон¬ ское машиностроение до первой мировой войны -было сосре¬ доточено преимущественно на военных предприятиях, и еще в 1914 г. на государственные предприятия приходилось 95,4% всех занятых в машиностроении11. Следующие данные могут дать известное представление о том, какое место принадлежало государству в 1925 г. в про¬ мышленности и на транспорте. Т Доля частного и государственного капитала в промышленности и на транспорте* (в млн. иен) Отрасли Частный капитал Государст¬ венный капитал Металлургия 206 220 Машиностроение 593 137 Текстильная промышленность 1131 4 Прочие , ... . 3859 108 Итого ,. . . 5789 469 Железные дороги 585 2500 Прочие виды транспорта 673 — Всего . . . 7047 | 2969 * БСЭ, изд. I, т. G5, стр. 597. Железнодорожный транспорт -и металлургия — таковы бы¬ ли основные области государственного предпринимательства в сфере материального производства. Государству принадлежала также огромная и многооб¬ разная роль в развитии внешнеэкономической экспансии японского империализма. Здесь государство выступало, во-первых, в качестве организатора внешнеторговых картелей, члены которых за¬ частую законодательным путем принуждались к выпуску для и В дальнейшем, до 1936 г., и абсолютное число занятых на госу¬ дарственных предприятиях, и их доля в общем числе занятых в машино¬ строении почти непрерывно снижались и составляли в 1920 г. 49,3%, в 1930 — 35% и в 1936 г.— 5,6% («Нихон кэйдзай-ио кодзо бунсэки», т. 1, стр. 272). 53
экспорта продукции определенного качества; при этом вхо¬ дившие в картели монополии получали от государства пря¬ мые или косвенные субсидии. Во-вторых, государством и на государственные в основном средства были созданы военно¬ колонизационные компании, сыгравшие огромную роль в эксплуатации японскими монополиями колоний и оккупиро¬ ванных территорий 12. Наконец, важную роль в экономическом развитии страны играли государственные финансы и государственные кредит¬ ные институты. Для экономического развития Японии в период империа¬ лизма большое значение имели контрибуции 'И иностранные займы — первые целиком, а вторые в своей большей части получались государством и направлялись главным образом на поддержку грюндерских операций, долгосрочного инве¬ стирования монополий. Влияние государства на рынок ссуд¬ ных капиталов обеспечивалось также через систему «специ¬ альных», т. е. полугосударственных, банков. К числу послед¬ них относились Японский банк — центральный эмиссионный банк страны, «Йокохама спеши банк» — центральный банк внешнеторговых расчетов, специальные колониальные банки Кореи и Тайваня, банк по финансированию освоения о. Хоккайдо, Промышленный банк, занимавший важное ме¬ сто в долгосрочном кредитовании промышленности, и более 20 ипотечных банков. Кроме того, в руках государства нахо¬ дилась сеть почтово-сберегательных касс, а их вклады по¬ ступали под контроль депозитного бюро министерства финан¬ сов. В 1929 г. остаток ссуд, выданных всеми частными банками, составлял 9035 млн. иен, специальными полугосу- дарственными банками — 4095 млн. иен и депозитным бюро министерства финансов—1512 млн. иен13. Из этих цифр не¬ трудно видеть, сколь велика была роль государственных и полугосударственных кредитных институтов. Начало 30-х годов ознаменовало резкое, скачкообразное обострение международных и внутренних противоречий япон¬ ского империализма. Кризис 1929—1933 гг. принес с собою сокращение промышленного производства, большой рост безработицы, усиление стачечной борьбы рабочих и аграрно¬ го движения в деревне. Международные и внутренние условия 12 Такова была «Южно-Маньчжурская железная дорога» (ЮМЖД, сокращенно по-японски Мантэцу), созданная в 1906 г. для эксплуатации богатств Маньчжурии и других частей Китая; «Восточно-колонизационная компания» (Тоё кайхацу), созданная в 1908 г. для эксплуатации Кореи, и др. 13 БСЭ, изд. I, т. 65, стр. 597, статья Л. Зимана «Япония. Экономиче¬ ский очерк». О курсе иены см. данные на стр. 000. 54
складывались таким образом, что в Японии с этого времени начали брать верх самые реакционные, самые агрессивные круги господствующих классов. После оккупации в 1931 г. Маньчжурии политика японского монополистического капи¬ тала и помещичьего класса определялась их стремлением пре¬ творить в жизнь давно взлелеянные планы насильственного передела мира и расширения японской колониальной империи. В японской буржуазной исторической литературе период 1931—1936 гг., во время которого резко усилилась подготов¬ ка к агрессивной войне, получил наименование чрезвычай¬ ного времени (хидзёдзи). Нападение Японии в 1937 г. на Китай положило начало новому этапу в развитии государственного вмешательства в экономическую жизнь, его огромному усилению с целью моби¬ лизации экономических ресурсов для ведения агрессивной вой¬ ны. С этого времени расширение и углубление государствен¬ но-монополистического регулирования и контроля шло сле¬ дом за подготовкой к очередному этапу агрессии, а затем — следом за расширением фронта войны и ухудшением воен¬ ного положения Японии. В ноябре 1937 г. был принят «Закон о мобилизации военной промышленности», а в марте 1938 г.— «Закон о всеобщей мобилизации страны», и постепенно все отрасли экономики были поставлены под военно-государ¬ ственный контроль. В 1941 —1944 гг. правительственные за¬ купки выросли более чем в 2!/2 раза по сравнению с 1934— 1936 гг. и составили в среднем 32,9% национального дохода. Еще 27,9% национального дохода, шедшие на инвестиции, также расходовались под прямым или косвенным контролем государства14. При помощи карточной системы государство контролировало также расходы на потребление. Посредством налогов и займов, государственных заказов и принудительных закупок, системы лицензий, максимальных цен и рациони¬ рования, через сеть так называемых контрольных организа¬ ций и путем расширения государственного предприниматель¬ ства под прямой или косвенный -контроль государства были поставлены экспорт и импорт, внутренняя торговля (не толь¬ ко потребительскими товарами, но и товарами первого под¬ разделения и ценными бумагами), кредиты и инвестиции, номенклатура продукции (как в крупной промышленности, так и в мелкой и средней, а также в сельском хозяйстве), мобилизация и распределение рабочей силы и ее эксплуата¬ ция (предельные ставки заработной платы, особый режим на военных заводах) и т. д. 14 «Нихон кэйдзай-то кокумин сёгоку». Токио, изд. Управления эко¬ номического планирования, 1954, стр. 113. 55
Только при помощи такого рода мер удалось в течение 10 лет, с 1935 по 1944 г., добиться увеличения промышленной продукции в 3,3 раза при одновременном резком изменении ее структуры 15 и вплоть до 1944 г. при огромном дефиците товаров всех видов не допустить усиления инфляции до раз¬ меров, при которых был бы неизбежен крах промышленно¬ го производства и всей экономики 16 Выступая 30 января 1960 г. на теоретической конферен¬ ции, созванной ЦК СЕПГ в Берлине, член Президиума и сек¬ ретарь ЦК КПСС О. В. Куусинен сказал: «Вы, представители германского рабочего класса, раньше всех других познако¬ мились с государственно-монополистическим капитализмом и имели полную возможность убедиться, насколько он сво¬ боден от каких бы то ни было прогрессивных и тем более социалистических «примесей». Речь идет о социально-эконо¬ мической системе, которая восторжествовала при гитлеров¬ ском режиме... Государственно-монополистический капита¬ лизм показал здесь свой хищный облик во всей его непри¬ глядности, показал, во что он выливается, когда трудящиеся не могут преградить путь его алчным домогательствам»17. Эта характеристика полностью и целиком применима и к Японии, где государственно-монополистический капитализм в годы войны, служа интересам агрессивной войны японско¬ го империализма, принес с собой гибель, нищету и разорение миллионам трудящихся как в тех странах, которые были жертвами японской агрессии, так и в самой Японии. Окончание войны знаменует собой начало третьего периода в развитии государственно-монополистического капитализма. Военная капитуляция японского империализма, происшед¬ шая в тот момент, когда сырьевые, продовольственные и дру¬ 15 Доля тяжелой промышленности в общем объеме промышленной продукции выросла с 36,7% в среднем за 1928—1932 гг. до 67,2% в сред¬ нем за 1938—1942 гг. и соответственно понизилась доля продукции лег¬ кой промышленности («Нихон кэйдзай-но кодзо бунсэки», т. 1, стр. 259). Особенно сильно в указанные и последующие военные годы возросли во¬ енное машиностроение, судостроение, химическая промышленность, чер¬ ная и цветная металлургия, электроэнергетика. 16 Подробный анализ развития военной экономики и государственно- монополистических тенденций в годы войны, см. в следующих работах: Ш. Л и ф. Война и экономика Японии. М., Партиздат, 1940; Т. А. Б и с- с о н. Военная экономика Японии. М., ИЛ, 1949; К. Попов. Экономика Японии в годы второй мировой войны (Г. Треварта, Япония. М., ИЛ» 1949, послесловие); Я. А. П е в з н е р. Монополистический капитал Японии; Дж. Б. Коен. Военная экономика Японии. М., ИЛ, 1951; М. И. Лукь¬ янова. Японские монополии во время второй мировой войны. М., Изд-во АН СССР, 1953; А. И. Динкевич. Военные финансы Японии (1937— 1946 гг.). М., ИВЛ, 1968. 17 «Проблемы мира и социализма», 1960, № 4, стр. 7. 56
гие материальные ресурсы были почти исчерпаны, ć особен¬ ной силой выдвинула необходимость государственного регули¬ рования всей экономической жизни. Но военный крах японского империализма сопровождал¬ ся также крахом всей системы военно-экономического кон¬ троля. Пример Японии еще раз подтвердил то, что в прошлом при подобных же обстоятельствах обнаруживалось и в дру¬ гих империалистических странах: система военно-экономиче¬ ского контроля опирается на принуждение и в условиях остро¬ го товарного дефицита является эффективной только при сильном государственном аппарате и при -высокой централи¬ зации государственной власти, при ее способности контроли¬ ровать все сферы экономической жизни, в том числе и столь сравнительно слабо централизованную, как сфера товарного обращения. С начала августа 1945 г. по март 1946 г. экономика Японии находилась в состоянии почти полного паралича и величайшего хаоса. Прекращение военного производства означало остановку почти всей крупной обрабатывающей и большей части добывающей промышленности, энергетики, транспорта. Прежние экономические связи, которые под де¬ визом «все — для войны» осуществлялись через органы военно-экономического контроля, были ликвидированы вместе с самими этими органами. Общеяпонский рынок фактически распался, а образование новых экономических связей тормо¬ зилось вследствие создавшихся социально-экономических усло¬ вий. На подъем демократического движения японские монопо¬ лии ответили скрытым экономическим саботажем, отказом от развертывания работ по восстановлению и реконверсии про¬ мышленности. В это же время среди рабочего класса Японии получила широкое распространение ’идея демократического контроля, которая находила свое воплощение в многочисленных слу¬ чаях установления рабочего контроля над производством. Движение за демократический контроль беспощадно подав¬ лялось японскими и оккупационными властями и ни в этот, ни в более поздние периоды не могло сыграть решающую роль в восстановлении экономики. Но если оккупационные и японские власти были единодуш¬ ны и весьма активны в подавлении движения за демократи¬ ческий контроль, то этого отнюдь нельзя сказать об их отно¬ шении к капиталистическому саботажу. Политическое «двое- центрие» породило в первые месяцы пассивность и безот¬ ветственность: японские власти ничего не предпринимали 57
без указания экономического отдела С КАП 18, а С КАП и главнокомандующий Макартур получили из Вашингтона прямое указание о том, чтобы стоять в стороне от работ по восстановлению экономики. «Вы,— писал президент Трумэн в своей директиве Макартуру от 1 ноября 1945 г.,— не не¬ сете никакой ответственности за экономическое восстановле¬ ние Японии или за укрепление японской экономики. Вы долж¬ ны разъяснить японскому народу, что: 1) ни прежде, ни теперь на Вас не возложена обязан¬ ность поддерживать какой-либо определенный уровень жиз¬ ни в Японии; 2) уровень жизни будет зависеть от того, с какой осно¬ вательностью Япония избавится от всех милитаристских устремлений и направит использование всех людских и есте¬ ственных ресурсов целиком и единственно для мирной жизни, от того, как она будет осуществлять соответствующий эконо¬ мический и финансовый контроль и сотрудничество с оккупа¬ ционными силами и с правительствами, которые они пред¬ ставляют» 19. В рассматриваемый период (конец 1945 г.) американский империализм еще не расчистил путь для созданного позднее тесного союза с дзайбацу. Еще действовала сила «инерции войны», и международная обстановка была такова, что для США разоружение японского империализма оставалось акту¬ альной задачей. Оно осуществлялось не только путем демо¬ билизации вооруженных сил: ликвидация прежней системы военно-экономического контроля и удары, которые в тот период наносились по японским монополиям (кампания по ликвидации дзайбацу), также были направлены против японского милитаризма, который в течение четырех лет вел войну против Соединенных Штатов Америки. В этом свете директива Трумэна Макартуру выглядит как смесь демагогии и утопии: в капиталистической Японии ее военный потенциал, господство монополий и ее экономика срослись воедино, и было абсолютно немыслимо, нанося уда¬ ры по первому и по второму, «не брать на себя ответствен¬ ности за экономическое восстановление Японии». Целью ди¬ рективы было свалить с США, как главной оккупирующей державы, ответственность за послевоенную разруху, а ее реальное значение свелось к тому, что безответственность и оккупационных, и японских государственных органов еще бо¬ 18 SCAP — «Supreme Command of Allied Powers», «Верховное коман¬ дование союзных держав» — фактически командование американских ок¬ купационных войск. 19 Цит. по кн. Shigeto Tsuru. Business Cycles in Postwar Japan, Tokyo, 1953. 58
лее усилилась, экономическая катастрофа продолжала углуб¬ ляться. Не прошло и месяца, как жизнь отбросила трумэновскую директиву, заставила оккупационные власти отказаться от пассивной позиции в отношении японской экономики и откры¬ то выступить в качестве инициаторов весьма важных мер по осуществлению государственно-экономического контроля. Меры эти положили начало новому этапу в развитии государственно-монополистического капитализма после вой¬ ны. Своеобразие государственного регулирования экономики •в период с 1946 по 1948 г. определялось прежде всего тем, что ввиду ослабления государственного аппарата в эти годы невозможно было применять прямые меры контроля в та¬ ких масштабах и с таким эффектом, как во время войны. Только в области внешней торговли (что было тесно свя¬ зано с неоплачивавшимся ввозом продовольствия из США) и в области распределения продовольствия широко применя¬ лись прямые средства контроля (т. е. непосредственный контроль над движением товаров), а в остальных сферах государство влияло на воспроизводство почти исключительно при помощи финансовых средств. Постоянно подчеркиваемая марксистской экономической наукой ограниченная эффективность кредитно-денежных средств контроля в этот период проявилась с особенной си¬ лой. В условиях острого дефицита средств потребления и средств производства всех видов «финансовые меры кон¬ троля» означали не что иное, как постоянное следование государства за ростом цен, за разгулом спекуляции с целью ограничения ее наиболее тяжелых, опасных в социальном отношении последствий. После окончания войны государственные финансы нахо¬ дились в плачевном состоянии. Кроме обычных выплат по государственному долгу, государство было обязано в корот¬ кие сроки покрыть свои срочные обязательства на сумму в 140 млрд. иен. Сюда входили обязательства по уплате воен¬ ных компенсаций на 81,2 млрд, иен (главным образом ком¬ пенсации военно-промышленным компаниям в связи с эва¬ куацией предприятий и т. п.) 20. Эта колоссальная сумма, превышавшая годовой национальный доход страны, была прямым результатом вакханалии мародерства, какой в годы войны являются взаимоотношения между монополиями и государством21. Демобилизация армии, оплата расходов 20 Hanya I to. Essays in Public Finance. Tokyo, 1954, March, p. 66. 21 Прекрасный анализ классового содержания финансовой политики японского правительства в годы войны содержится в работе А. И. Ди н- кевнча. Военные финансы Японии (1937—1945 гг.), стр. 90—113. 59
на содержание оккупационных войск, экстренные расходы по размещению репатриантов и т. п.— все это требовало боль¬ ших средств, в то время когда объем производства, а вместе с тем и сбор налогов и возможности размещения займов резко сократились. Но японское правительство не торопилось признать свое финансовое банкротство и вплоть до мая 1946 г. производило выплату монополиям военных компен¬ саций 22. СКАП, стоявший в первые недели оккупации в стороне от финансовых дел японского правительства, уже в ноябре 1945 г. издает директиву, состоявшую из трех пунктов: изъя¬ тие военных прибылей, приостановление выплаты пособий и пенсий личному составу прежних вооруженных сил и за¬ прет выпуска государственных облигаций, а также уплаты, военных компенсаций без разрешения СКАП 23. Под нажи¬ мом СКАП японское правительство принимает меры в двух направлениях: во-первых, по аннулированию своих долгов, во-вторых, по увеличению «налоговых сборов путем введения чрезвычайных налогов 24. Но эти меры не смогли ликвидировать дефицитность государственных финансов. Общая сумма дефицита по ос¬ новному счету государственного бюджета, по специальным счетам (т. е. по счетам государственных железных дорог и других государственных предприятий, а также по счетам Бан¬ ка финансирования восстановления составила (в млрд, иен} за 1946 г.—107, 1947 г.—118 и 1948 г.—157 25. Наибольшая часть этого дефицита покрывалась путем добавочного выпуска банкнот Японским банком, что не мог¬ 22 Всего было выплачено 12,3 млрд, иен; кроме того, 27,2 млрд, иен было переведено на блокированные счета концернов в банках («Oriental Economist», 1946, August). 23 Интересно, что несмотря на явную безвыходность положения, япон¬ ское правительство было против директив СКАП’а о прекращении выплаты военных компенсаций и об их аннулировании (см. «Oriental Economist», 1955, October, р. 510). Как это не раз бывало в истории, буржуазия оккупи¬ рующей страны (в данном случае США) лучше понимала и лучше защища¬ ла классовые интересы буржуазии страны оккупированной (в данном случае Японии), чем это способна была сделать сама буржуазия побежденной страны. 24 В июне 1946 г. был введен стопроцентный налог на государственные обязательства оплаты военных убытков, что означало аннулирование круп¬ нейшей части государственного долга. Еще раньше, в марте 1946 г., был введен чрезвычайный налог на имущество отдельных лиц и корпораций. В момент введения налога имелось в виду получать по 43 млрд, иен в год, но фактические поступления составили за 1946—1950 гг. 28,7 млрд, иен, причем вследствие инфляции ценность собираемых средств падала из месяца в месяц (Hanya Ito. Указ, соч., стр. 66—68). Тем самым инфля¬ ция помогла монополиям резко сократить фактические размеры чрезвычай¬ ного налога на имущество. 25 Hanya 11 о. Указ, соч., стр. 64. 60
ло не ускорить развитие инфляции. Банк финансирования восстановления (другое его название в нашей печати — Кас¬ са для финансирования восстановления) был создан в августе 1946 г. для долгосрочного кредитования строительства и ре¬ конструкции, но фактически его средства шли также и на пополнение оборотного капитала государственных и частных монополий. Банк получал средства путем продажи своих облигаций Японскому банку (его долг последнему вырос с 4 млрд, иен в январе 1947 г. до 131 млрд, иен в марте 1949 г.), что явилось важнейшей причиной инфляции26. Попытка правительства приостановить инфляцию путем денежной реформы (февраль 1946 г.) провалилась. Реформа носила абортивный характер27; если сразу после реформы с февраля по март 1946 г. сумма банкнот в обращении упала с 62 млрд, до 15 млрд, иен, то уже к сентябрю того же года эта сумма увеличилась до 60 млрд, иен, а индекс цен черного рынка в ноябре превзошел февральский уровень28. Не буду¬ чи в состоянии приостановить рост цен, правительство в те¬ чение 1946 г. было вынуждено 5 раз пересматривать госу¬ дарственный бюджет в сторону увеличения, так как рост цен опрокидывал все прежние наметки. Так продолжалось до конца 1948 г. Хотя в течение 1946—1948 гг. объем про¬ мышленного производства увеличился по сравнению с концом 1945 г. почти «в 2V2 раза, но спрос настолько превышал предложение, что при слабости прямого государственного 26 Дж. Б. Коен пишет об этом следующее: «Поскольку постоянно растущая стоимость продукции лишала компании возможности выплачи¬ вать свои долги Банку восстановления, и Банк поэтому не мог выкупить свои обязательства у Японского банка, займы, вызванные инфляционным ростом стоимости, постоянно монетизировались центральным банком и по¬ этому все больше и больше денег втягивалось в оборот и не возвраща¬ лось обратно. Тем самым инфляция порождала инфляцию» (J. В. С о h е п. Japan’s Postwar Economy. Indiana University Press, 1958, p. 85). 27 Реформа была объявлена 17 февраля 1946 г. В ней предусматри¬ вались следующие мероприятия. Во-первых, выплата средств с депозитов и сберегательных вкладов приостанавливалась, и они блокировались. Во- вторых, банкноты Японского банка достоинством свыше 5 иен подлежали изъятию из обращения не позже 2 марта. В-третьих, старые иены должны были быть обменены на новые из расчета 1:1. В-четвертых, частным лицам было разрешено обменять лишь по 100 иен, а остальные суммы блокировались в качестве сберегательных вкладов. В-пятых, с блокирован¬ ных вкладов была разрешена выплата по 300 иен главам семей и по 100 иен на каждого члена семьи. Предпринимателям разрешалось выпла¬ чивать в счет заработной платы по 500 иен в новых иенах, а остальную сумму снимать с блокированных вкладов. Плата за транспорт, связь и прочие услуги допускалась толы<о в новых иенах. В-шестых, на 3 марта было назначено обследование, данные которого должны были стать осно¬ вой для определения размеров имущественного налога («Нихон дзайсэй токухон», 1955, стр. 156—157). 28 Напуа 11 о. Указ, соч., стр. 62. 61
контроля за тот же период цены «черного рынка» на средства потребления выросли более чем в 3 раза, а на средства производства — почти вчетверо; индекс фиксированных офи¬ циальных оптовых цен за тот же период увеличился в 15,5, а розничных — в 18 раз; сумма банкнот Японского банка в обращении возросла в 12,4 раза, а сумма депозитов всех банков страны — только в 3,1 раза29. При сложившихся в эти годы условиях единственным ре¬ альным способом воздействия правительства на цены, огра¬ ничения их роста было субсидирование производителей. Суть системы субсидирования заключалась в следующем: на определенные виды товаров устанавливалось два рода цен — официальные закупочные и официальные продажные, при¬ чем первые были выше вторых, а разница покрывалась суб¬ сидиями из государственного бюджета, в котором расходы на подобное субсидирование занимали крупное место30. От 60 до 80% субсидий шло на поддержание известного уровня цен на промышленное сырье, полуфабрикаты, топливо (ка¬ менный уголь, чугун и сталь, сода) и удобрения. Что же ка¬ сается продовольствия, то здесь субсидии были сравнительно невелики, так как, во-первых, правительству удалось сохра¬ нить систему принудительных закупок продовольствия у крестьян (по сравнительно низким ценам), во-вторых, пра¬ вительство опиралось на неоплачиваемый импорт продоволь¬ ствия из США по фонду ГАРИОА31. Помимо «субсидий для регулирования цен», правитель¬ ство через Банк финансирования восстановления и по дру¬ гим каналам направляло в народное хозяйство средства для субсидирования восстановительных работ. И при этом еже¬ годно еще от четверти до трети всех бюджетных средств шло на оплату содержания оккупационной армии. Сложившаяся таким образом система финансового регу¬ лирования была глубоко порочна с точки зрения интересов восстановления и развития экономики и во многих отноше¬ ниях неприемлема для японской монополистической бур¬ жуазии. 29 «Нихон дзайсэй токухон», 1955, стр. 157. 30 В 1946 г. на подобного рода субсидирование были израсходованы суммы, составлявшие 9,9% всех государственных расходов, в 1947 г.—20,1%, в 1948 г —23,3% и в 1949 г —24,2% («Нихон дзайсэй токухон», 1955, стр. 160 и 176). 31 Фонд GARIOA (Government Aid Relief in Occupied Area) был учреж¬ ден американским правительством в 1946 г. Кроме того, имелся фонд EROA (Economic Rehabilitation in Occupied Area), учрежденный в 1948 г. для по¬ ставок сырья. До упразднения этих фондов в июле 1952 г. Японии была предоставлена помощь на общую сумму в 2140 млн. долл. («Нихон дзайсэй токухон», 1955, стр. 159—160). 62
Подобная система не открывала сколько-нибудь опреде¬ ленной перспективы преодоления инфляции, напротив, по¬ следняя все более углублялась, а восстановление экономики шло сравнительно медленно32. Ее неприемлемость для мо¬ нополистической буржуазии определялась прежде всего тем, что возникла новая система регламентации предпринима¬ тельства под сильным иностранным контролем. Хотя офи¬ циальные закупочные цены на основе субсидий были намно¬ го выше официальных продажных цен, но они были ниже цен «черного рынка», так что соответствующие компании счи¬ тали, что их заставляют продавать с убытком. Поскольку суб¬ сидии опускались под товары, независимо от того, кто был их поставщиком, изрядная часть субсидий доставалась средним и мелким предпринимателям, чья доля в общем объеме производства в период восстановления была выше, чем в. другие периоды. В качестве одной из мер по торможению* инфляции правительство запрещало производить переоценку активов компаний, что вносило дезорганизацию в счетовод¬ ство и бухгалтерию, в учет прибылей и убытков. Кроме* того, амортизационные отчисления производились согласно довоенной оценке основного капитала, и поэтому компании,, не имея возможности пополнять свои амортизационные фон¬ ды, были вынуждены прибегать к банковским кредитам33. Банки же в условиях инфляции отпускали только кратко¬ срочные кредиты. Долгосрочное кредитование (в частности, через Банк финансирования восстановления) целиком взяло* на себя государство, но в силу дефицитности бюджета раз¬ меры государственного финансирования намного отставали от минимальных потребностей. К тому же большие препят¬ ствия для монополий возникали в связи с действовавшей в то время в условиях инфляции налоговой системой. «Быстро развивавшаяся инфляция,— пишет Дж. Б. Коен,— привела к тому, что предвоенная капитализация компаний устарела, но они не могли производить переоценку активов из-за того, что существовал 65-процентный налог на «при¬ быль от переоценки». Кроме единого для всех 35-процентно¬ го налога на прибыли, существовал еще налог на чрезмерную прибыль, ставки которого базировались исключительно на отношении прибылей к капитализации. Это означало, что. любая прибыль в послевоенных экономических условиях, когда цены в 300 раз выше довоенных, подлежала обложе¬ нию налогом на сверхприбыль по высшей, 20-процентной 32 См. табл. 19 в Приложении. 33 См. статью Г. Г. П и р о г о в а. Роль монополистических банков в эко¬ номике современной Японии. «Мировая экономика и международные отно¬ шения», 1959, № 2. 63
ставке. К общегосударственным добавлялись еще префектур* ные налоги на предпринимательство в размере 15—18% от прибылей. Таким образом, компании облагались налогом в 60—65% по отношению к их прибылям. Из-за растущего не¬ соответствия между издержками производства и официаль¬ ными ценами они не только побуждались к тому, чтобы продавать на черном рынке, но также и ко всяческому укло¬ нению от уплаты налогов»34. Отсутствие единого обменного курса во внешней торгов¬ ле открывало возможности широкого произвола для чиновни¬ ков СКАП при определении условий внешнеторговых сде¬ лок. Все эти и многие иные регламентации, шедшие со стороны СКАП, не могли не вызывать недовольство японских монополий, особенно в условиях, когда осуществлялся «план декартелизации» и вводилось новое трудовое законо¬ дательство. Таким образом, второй этап в развитии государственно- монополистических тенденций после войны характеризовался прежде всего тем, что государственное регулирование эко¬ номики осуществлялось под контролем оккупирующей импе¬ риалистической страны в стране оккупированной, в стране с подорванным войной хозяйством. Спасти, укрепить капи¬ талистический строй (что было немыслимо без восстановле¬ ния хозяйства) и упрочить свои позиции в Японии — такова была цель американского империализма. И несмотря на то, что политика США в Японии без сомнения была направлена на спасение и укрепление капиталистического строя, ее цели во многих отношениях приходили в столкновение с текущими интересами дзайбацу. Толчком к последующим изменениям в экономической по¬ литике СКАП и японского правительства явилось изменение экономической и политической обстановки. Экономической основой изменений явился тот факт, что к 1948—1949 гг. в восстановлении народного хозяйства были достигнуты известные успехи: объем промышленного произ¬ водства достиг примерно двух третей довоенного. В то же время победы китайского народа в войне против гоминдановской клики, на которую делал ставку американ¬ ский империализм, побудили последний ускорить укрепле¬ ние союза с японской реакцией, что потребовало изменений в экономической политике США в Японии. Поворот в развитии государственно-монополистических тенденций, положивший начало третьему этапу, известен под названием «линии Доджа». Американские эмиссары в 34 J. В. Cohen. Указ, соч., стр. 85. 64
Японии — банкир Додж и крупный чиновник финансового ведомства Шоуп после консультации с японскими монопо¬ листами разработали планы «оздоровления» японской эконо¬ мики, которые вполне отвечали интересам дзайбацу и были ими с восторгом приняты35. Начало «линии Доджа» связано с предписанной государ¬ ственным департаментом генералу Макартуру (а послед¬ ним— японскому правительству) «программой стабилизации японской экономики», которая была провозглашена 18 де¬ кабря 1948 г. Программа эта содержала следующие 9 пунктов: 1) скорейшее достижение равновесия в государственном бюджете путем резкого сокращения расходов и других не¬ обходимых мер; 2) усиление налогообложения; 3) предо¬ ставление финансовыми органами кредитов в строгом со¬ ответствии с проектом содействия экономическому восстанов¬ лению страны; 4) принятие мер к стабилизации в области заработной платы; 5) усиление, а в случае необходимости расширение контроля над ценами; 6) усиление контроля над внешней торговлей и расходованием иностранной валюты; 7) усовершенствование системы распределения и рациониро¬ вания, особенно в целях максимального расширения экспор¬ та; 8) увеличение отечественного производства всех видов сырья и готовой продукции; 9) обеспечение более эффектив¬ ного осуществления программы поступления продоволь¬ ствия 36. В предписании СКАП японскому правительству, содер¬ жавшем эту программу, заключалась также следующая декларация: «Настоящее распоряжение предусматривает ряд мер, направленных к максимальному расширению экспортного производства в Японии и одновременно к быстрей¬ шей стабилизации государственных финансов, денежного обращения, цен и заработной платы... в будущем помощь может быть признана желательной лишь в зависимости от наращивания концентрированных усилий японского народа, направленных к достижению этих целей. В связи с этим: а) в будущем и предпринимателям, и рабочим категориче¬ ски запрещается создавать препятствия форсированному развитию производства, 6) возникновение политических раздоров считается абсолютно недопустимым, в) не допу¬ скается и критика вышеуказанных мер с идеологической 35 Следует отметить, что эти изменения в экономической политике США в Японии не носили изолированный характер. В это же время аналогичные изменения произошли и в Европе («план Маршалла», денежные реформы в Западной Германии и в Австрии и т. д.). 36 «Нихон дзайсэй токухон», 1955, стр. 170—171. 5 Я. А. Певзнер 65
точки зрения... проведение этого курса потребует новых огра¬ ничений в различных отраслях жизни японского народа, оно потребует временного отказа от части привилегий и свобод, присущих свободному обществу... однако, если это бремя в равной степени возьмет на себя весь народ, удары по жизни индивидуума смогут быть максимально ослаблены» 37. Приведенная декларация и сами пункты «программы» могут создать впечатление о том, что имелось в виду усиле¬ ние оккупационного контроля в области экономики. Но в действительности суть программы заключалась в предостав¬ лении японским монополиям и их правительству большей самостоятельности в деле усиления эксплуатации трудящих¬ ся, в «нормализации» монополистического предприниматель¬ ства путем изменения форм государственного контроля. В этом смысле «линия Доджа», несомненно, представляла собою экономическую подготовку к сан-францисскому «мир¬ ному договору» и «пакту безопасности», заключение которых в сентябре 1951 г. знаменовало укрепление американо-япон¬ ского союза на базе большей самостоятельности японской реакции, но при сохранении полуоккупационного режима, господствующего положения американского империализма и подчиненного положения Японии. Прибывший в Японию Додж выступил 15 апреля 1949 г. с заявлением о том, что две «подпорки», на которые опира¬ лась до того времени японская экономика (американские кредиты и субсидии со стороны японского правительства), «слишком длинны» и для создания устойчивости японской экономики их следует укоротить. Додж не поскупился на де¬ магогическую критику положения, при котором громадная часть налогов, собираемых со всего населения, переходит в виде субсидий в карманы немногих, и когда суммы, выручае¬ мые от продажи товаров, полученных по американским кредитам, расходуются в виде субсидий японскими прави¬ тельственными органами 38. В чем же заключалось содержание реальных изменений в экономической политике, произведенных на основе «линии Доджа»? Не вдаваясь в подробный анализ соответствующих государ¬ ственных мер39, отметим, что наиболее серьезные изменения произошли в области финансового контроля и контроля над внешней торговлей. Если до 1949 г. государственная финансовая 37 Цит. по «Нихон дзайсэй токухон», 1955, стр. 170—171. 38 Там же, стр. 175. 39 См. об этом Я. А. П е в з н е р. Экономика Японии после второй миро¬ вой войны. М., 1955; А. И. Д и н к е в и ч. Экономика послевоенной Японии. М., 1958; «Проблемы современной Японии». М., ИВЛ, 1958. 66
политика тесно увязывалась с политикой контроля над цена¬ ми, с частично возродившимся начиная с 1946 г. рациониро¬ ванием, то «линия Доджа» означала дальнейшие шаги в вос¬ становлении «нормального» капиталистического ценообразо¬ вания при отказе от широкого государственного субсидиро¬ вания товаров. С проведением «линии Доджа» государственное финанси¬ рование стало более целеустремленным в интересах монополи¬ стического капитала. В первые годы после войны с закрытием военных предприятий при угрозе их демонтажа и при проведе¬ нии «кампании по декартелизации» крупная промышленность оказалась в значительной степени парализованной, и государ¬ ство вынуждено было оказывать поддержку части действовав¬ ших средних и мелких предприятий. «Линия Доджа» положила конец такого рода 'всеобщему «иждивенчеству» и принесла вос¬ становление «нормального», с точки зрения монополистического капитала, порядка. Теперь государственное финансирование в иных формах сосредоточивается на приоритетных отраслях, в которых абсолютное преобладание принадлежит крупным’ предприятиям монополий. Те же мелкие и средние предприя¬ тия, которые без помощи не могут существовать, погибают, а другие более полно подчиняются монополиям. С прекращением государственных субсидий и кредитов Бан¬ ку восстановления дефицитность государственного бюджета бы¬ ла ликвидирована и даже образовалось некоторое превыше¬ ние доходов над расходами, которое было использовано для, снижения государственного долга. Банку восстановления разрешалось отпускать новые кре¬ диты только по мере погашения прежних долгов, а все обяза¬ тельства Банка восстановления перед Японским банком долж¬ ны были быть погашены. Тем самым операции Банка восстанов¬ ления уже не могли вести к форсированию инфляции. Государ¬ ственные и «распределительные» органы кодан (см. о них гл. V), которые оперировали на средства Банка восстанов¬ ления, были ликвидированы, а их функции перешли к частным монополиям 40. Изменения в области внешнеторгового контроля были ча¬ стью той же самой политики. Здесь была отброшена прежняя система множественности обменных курсов иены, при которой определенный уровень внутренних цен на импортируемые то¬ вары^ также поддерживался при помощи государственных суб¬ сидий, и введен единый официальный обменный курс 1 долл. = = 360 иен. Среди реформ 1949 г. существенное значение имело создание эквивалентного фонда, который складывался из 40 J. В. С о h е п. Указ, соч., стр. 88—89. 5* 67
сумм в иенах, вырученных от продажи в Японии продоволь¬ ствия, предоставлявшегося Соединенными Штатами. «Линия Доджа» принесла с собой изменение форм государ¬ ственного регулирования экономики. «Практическая установка Доджа,— писал американский журнал «Лайф» (9 декабря 1957 г.),— сводилась к тому, что одна унция устойчивых денег стоит фунта военных директив и контроля». На основе «линии Доджа» сохранились или были возобнов¬ лены и получили дальнейшее развитие те формы и методы ре¬ гулирования, которые были наиболее приемлемы для японско¬ го монополистического капитала. Было покончено с таким неестественным, с точки зрения монополий, положением, ког¬ да средние и мелкие предприятия некоторых отраслей находи¬ лись как бы на частичном государственном иждивении. Вместо субсидий для поддержания цен стало применяться государственное финансирование приоритетных отраслей промышленности41. Практически это означало, во-первых, расширение и укрепление финансового положения государ¬ ственных компаний в области промышленности и транспорта и удешевление товаров и услуг, предоставляемых этими ком¬ паниями монополиям; во-вторых, расширение возможностей государственных банков и других государственных кредитных институтов по кредитованию монополий. Тем самым государ¬ ственный финансовый контроль стал более гибким и целена¬ правленным, более эффективным в смысле обеспечения ин¬ тересов монополий и их воздействия на развитие основных отраслей экономики. В буржуазной японской литературе проамериканского нап¬ равления Додж нередко превозносится как автор политики, оказавшей «чрезвычайно благотворное влияние на японскую экономику». Именно с «линией Доджа» японская буржуазная печать нередко связывает начавшийся в 1951 г. подъем произ¬ водства. В действительности поворот в развитии японской эко¬ номики был обусловлен отнюдь не «программой Доджа», а объ¬ ективными условиями — тем, что с завершением восстановле¬ ния были созданы реальные возможности для обновления основного капитала, причем непосредственным толчком к подъему явилась военная интервенция США в Корее. Для оценки действительного влияния «программы Доджа» на эко¬ номику следует иметь в виду, что между ее опубликованием и началом подъема экономики (1951 г.) прошло свыше 2 лет, и в 1949 г.— первом году действия программы — резко сокра¬ тились темпы прироста промышленной продукции. 41 С этой целью было создано правительственное Управление кредитного контроля. 68
Прежние методы государственного контроля, продиктован¬ ные разрухой, не могли не быть отброшены после того, как за¬ вершилось восстановление. Но отказ от этих методов, восста¬ новление обычного хода монополистической конкуренции, вве¬ дение наиболее приемлемых для дзайбацу методов и средств подчинения и использования государства в своих интересах — все это было «оформлено» в виде программы, разработанной американским эмиссаром после консультаций с японскими монополистами в благожелательном для последних духе. Это должно было знамено&тль взаимную заинтересованность обе¬ их сторон в намечавшихся изменениях. Иными словами «мис¬ сия Доджа» носила больше всего политический характер. Хотя, как увидим ниже, борьба вокруг форм и методов государственного регулирования экономики ни на минуту не прекращалась, сложившаяся в 1949—1950 гг. система в даль¬ нейшем не претерпевала коренных изменений. Ее применение определялось конкретными социально-по¬ литическими и экономическими условиями Японии, возникно¬ вением глубоких противоречий, характерных для послевосста- новительного периода и для нового этапа общего кризиса ка¬ питализма. Восстановление мощи монополий и углубление противоречий между монополиями и интересами всей нации; настойчивые попытки японского монополистического капитала восстановить и укрепить свои международные позиции в новых условиях, в условиях возрастания неустойчивости всей капи¬ талистической системы мирового хозяйства, неуклонного ослабления позиций империализма в экономическом соревно¬ вании с социализмом, ускоряющегося распада колониальной системы; ремилитаризация и попытки реакции восстановить террористический режим — таковы важнейшие факторы, вли¬ явшие на развитие государственно-монополистического капи¬ тализма в Японии в послевоенный период.
Глава вторая ФИНАНСОВАЯ ОЛИГАРХИЯ (ДЗАЙБАЦУ) И РОЛЬ МОНОПОЛИЙ Государственно-монополистический капитализм — объектив¬ ный фактор, возникающий независимо от воли и сознания монополистов или представителей государственной власти. Го¬ сударственное регулирование экономики — многогранный про¬ цесс, развивающийся по-разному в различных странах в зави¬ симости от конкретных условий их исторического развития. Но каковы бы ни были конкретные условия, каковы бы ни были насущные социально-экономические проблемы, для ре¬ шения которых необходимо государственное регулирование, происхождение и характер последнего определяются господ¬ ством монополистического капитала. В то время как процесс обобществления производства перерос рамки монополий и не¬ умолимо требует общегосударственного регулирования эконо¬ мики, направление и масштабы регулирования определяются интересами монополий. Поэтому выяснение конкретных причин, порождающих неизбежность государственно-монополистического капитализ¬ ма, необходимо начать с анализа частного способа присвое¬ ния, который в настоящее время в Японии проявляется глав¬ ным образом в господстве финансовой олигархии (дзайбацу). Финансовая олигархия (дзайбацу) При капиталистическом способе производства процесс его обобществления носит капиталистический характер, т. е. вы¬ ступает в наше время в форме централизации производства и капитала в руках монополий. При научном анализе необхо¬ димо различать эти два органически связанных между собой и развивающихся вместе, но не тождественных процесса,— процесс развития общественного характера производства и процесс усиления его капиталистического характера. Во многих марксистских работах такое различие не де¬ лается, а усиление частного характера присвоения объясняет¬ 70
ся так, будто оно непосредственно вытекает из факторов, ха¬ рактеризующих развитие общественного производства. При таком подходе «теорема» объявляется доказанной са¬ ма собой. Между тем в общественной науке любая истина яв¬ ляется объектом классовой борьбы, и ее провозглашение без доказательств не только не достигает цели, но и может стать орудием в руках противника. При анализе рассматриваемого вопроса нельзя забывать о том, что большинство буржуазных экономистов и социологов вовсе не отрицают развития обще¬ ственного характера процесса производства, не отрицают и не могут отрицать того факта, что во всех империалистических странах основная часть производства сосредоточена в руках небольшого числа компаний, концернов, финансовых групп. Буржуазная апологетика выражается не в отрицании кон¬ центрации производства и централизации капитала, а в том, что буржуазные экономисты не только не признают, что развитие указанных процессов сопровождается накоплением богатства на одном полюсе и нищеты на другом, но и пыта¬ ются всячески доказать, что развитие общественного харак¬ тера процесса производства идет параллельно с ослаблением господства монополий и монополистов. Такого рода «теории» широко распространяются после войны во всех странах капи¬ тала, но в Японии, империализм которой потерпел в войне поражение, их роль особенно велика. Как указывал в отчет¬ ном докладе VII съезду Коммунистической партии Японии первый секретарь ЦК КПЯ Сандзо Носака, «В Японии, осо¬ бенно в последние два-три года, монополистический капитал и реакция, пользуясь моральной поддержкой империалистов США, сосредоточивают такого рода наступление против на¬ шей партии и марксизма-ленинизма. Для этого наступления они мобилизовали всех, кого могли,— от «господ» из Ассо¬ циации японских организаций предпринимателей (Никкэйрэн) до наемных ученых и прочих буржуазных теоретиков, журна¬ листов и ревизионистов. Они распространяют «теории» о том, будто капитализм стал совсем не таким, каким предвидел его Маркс, что капиталисти¬ ческое общество порождает не пролетариат, а некую бесклас¬ совую народную массу, они стремятся доказать, что марксизм якобы устарел и стал непригодным... Все вражеские «теории» сводятся к тому, чтобы внедрить идею классового- сотрудни¬ чества, отрицающую классовую борьбу, создать версию незыб¬ лемости капитализма и скрыть кризис империализма» ’. Среди прочих средств, к которым прибегает буржуазная апологетика, одно из важных мест занимает усиленное рас- 1 «VII съезд Коммунистической партии Японии». М., Госполитиздат, 1959 г., стр. 46. 71
пространение идей об «ослаблении неравномерности в распре¬ делении. богатств» и т. п,2 Буржуазная, апологетика опирается на то обстоятельство, что капитализм, особенно на монополистической стадии своего развития, вырабатывает и совершенствует средства для затуше¬ вывания частного характера присвоения. Так, развитие акцио¬ нерной формы капитала маскирует растущее господство финан¬ совых магнатов в той же степени, в какой оно в действитель¬ ности его усиливает, в какой оно усиливает паразитизм капиталистического класса и его монополистической верхушки, ускоряет процесс отделения функции собственности от функ¬ ции капитала. «Капитализму,— писал В. И. Ленин,— вообще свойственно отделение собственности на капитал от приложе¬ ния капитала к производству, отделение денежного капитала от промышленного или производительного, отделение рантье, живущего только доходом с денежного капитала, от предпри¬ нимателя и всех непосредственно участвующих в распоряже¬ нии капиталом лиц. Империализм или господство финансово¬ го капитала есть та высшая ступень капитализма, когда это отделение достигает громадных размеров»3. В сочетании с известными ограничениями во взаимном вла¬ дении акциями и с коммерческой тайной акционерная форма создает большие трудности для анализа концентрации собствен¬ ности, которые нельзя преодолеть утверждениями о том, что централизация производства и капитала сами по себе равно¬ значны концентрации собственности. До окончания второй мировой войны Япония представляла собой страну, где господство финансовой олигархии нашло весьма ярко выраженный характер. Все отрасли экономики 2 В Японии существует специальное общество «Доюкай» («Содруже¬ ство»), созданное монополистами с целью пропагандирования «народного капитализма», «демократизации системы управления предприятиями» («кэйсэй кэйтай-но минсюка»), превращения предпринимательства в «орудие общества» (сякай-но коки), (см. Синтаро Куга. Гэндай сихонка рон. Токио, 1959, гл. IX). Вот образец такого рода пропаганды: вице-президент японского Банка развития Сохэй Накаяма писал в 1956 г. в журнале «Дзи- цугё-но Нихон»: «... Постепенно исчезает такое общество, где только горстка людей присваивает себе все прибыли... Мы должны выработать новые взгляды, соответствующие новому капитализму. Они сводятся к тому, что следует покончить с бытовавшими до сих пор представлениями, будто дан¬ ная компания несет ответственность только перед акционерами, и понять, что она одновременно несет также ответственность как перед обществом в целом, так и перед своими рабочими и служащими. Я бы даже сказал, что она несет большую ответственность перед обществом, чем перед акцио¬ нерами» (цит. по статье Д. П е т р о в. Японский вариант «нового капитализ¬ ма» и реальная действительность. «Мировая экономика и международные отношения», 1957, № 5, стр. 82). 3 В. И. Л е н и н. Сочинения, т. 22, стр. 226. 72
(кроме сельского хозяйства) находились под прямым или косвенным контролем 15—20 концернов, среди которых гос¬ подствующее положение принадлежало четырем — Мицуи, Мицубиси, Сумитомо и Ясуда. Каждый из концернов пред¬ ставлял собой пирамиду из десятков (в крупнейших концер¬ нах— до двухсот) «дочерних», «внучатых» и иных компаний прямой и косвенной зависимости, действовавших в самых раз¬ личных отраслях народного хозяйства. На вершине пирамиды находились «мотикабу кайся» — головные держательские ком¬ пании, все или большая часть акций которых были в руках семьи — владельца концерна. При такой организации господ¬ ствующее положение финансовых магнатов, семей Мицуи. Ивасаки (концерн «Мицубиси»), Сумитомо, Ясуда, Окура, Сибусава и других, было для всех очевидным. После проведения послевоенных мер по «декартелизации» положение изменилось существенным образом. Одна из этих мер состояла в том, что головные держатель¬ ские компании были ликвидированы, а их акции были изъяты у прежних владельцев и пущены в открытую продажу. В апре¬ ле 1947 г. был принят «Закон о запрещении частных монопо¬ лий и oi6 обеспечении справедливых и честных сделок», а в феврале 1948 г.— «Закон о ликвидации чрезмерной концентра¬ ции экономической силы». Согласно этим двум основным законам и различным другим указам и распоряжениям, запрещалось создание специальных держательских компаний. Неспециализированным кредитно-фи¬ нансовым компаниям не разрешалось приобретать акции (кроме не имеющих права голоса) в других компаниях. Кредитно-фи¬ нансовым компаниям (банкам, страховым й доверительным компаниям и др.) запрещалось приобретение акций в род¬ ственных по характеру предпринимательства компаниях. Ни¬ какая компания не имела права владеть более чем 25% акций другой компании. Ограничивалось (но не запрещалось) пра¬ во занятия одним лицом руководящих должностей одновре¬ менно во многих компаниях. Слияния компаний, покупка од¬ них компаний другими не запрещались, но для этого тре¬ бовалось разрешение так называемого «комитета честных и справедливых сделок». Законы провозглашали запрещение «чрезмерной концентра¬ ции», имеющей характер «скрытой монополии», а также органи¬ зацию всякого рода картелей и других объединений, которые могут служить ограничению «свободной конкуренции», сокра¬ щению производства с целью поднятия цен, созданию монополий. Законы эти обходились и постепенно ослаблялись, но все же они привели к определенным изменениям в формах монополий. 73
Современная структура японских монополий является более сложной, чем до окончания войны. Наибольшую роль играют три гигантские «синтетические» группы, унаследовавшие ком¬ пании и названия трех наиболее крупных прежних концернов,— Мицуи, Мицубиси, Сумитомо. Кроме того, есть пять весьма крупных трестов в тяжелой промышленности, которые не входят в указанные три группы, и ряд других (второстепенных «син¬ тетических» групп и отдельных трестов. В современных группах и трестах господство финансовых магнатов, в отличие от прошлого, тщательно замаскировано. Это можно проследить на примере «синтетических» групп Су¬ митомо и Дайити4. В настоящее время финансовая группа Сумитомо — одна из могущественнейших в стране. Кроме банка и других кредитно- финансовых компаний, под ее контролем находится десять ос¬ новных компаний, причем только шести из них непосредственно подчиненно 58 филиалов. Помимо этого, Сумитомо косвенно контролирует еще шесть формально независимых компаний. Эти компании объединяет переплетающееся владение ак¬ циями основных компаний Сумитомо, дополняемое тем, что основные компании владеют контрольными пакетами акций в своих филиалах. В подробном обзоре финансовой группы Суми¬ томо, помещенном в мартовском и апрельском номерах япон¬ ского буржуазного журнала «Ориентл экономист» за 1955 г., приведены данные о взаимном держании акций 12 компаний Сумитомо5. Каждая из этих компаний имеет значительный пакет акций в большинстве или в нескольких других компа¬ ниях из того же самого числа. При этом банк Сумитомо вла¬ деет акциями в И из 12 компаний, и в свою очередь 11 ком¬ паний имеют акции банка Сумитомо. «Сумитомо синтаку» (доверительная) имеет акции во всех остальных 11 компани¬ ях, а 11 компаний имеют акции «Сумитомо синтаку», контро¬ лируемая банком Сумитомо компания по страхованию жизни «Сумитомо сэймэй» владеет акциями во всех указанных ком¬ паниях и т. д. Таким образом, на основе взаимного держания акций все основные компании переплетены между собой. Центральное место в качестве контролирующего органа за¬ нимает банк Сумитомо, который не только владеет крупными пакетами акций, но и выступает как главный кредитор основ¬ ных и филиальных компаний. 4 Описание финансовой группы Мицубиси содержится в работе Я. А. Певзнер. Экономика Японии после второй мировой войны. М., 1955, стр. 59—63. 5 Этот обзор помещен в русском переводе в сборнике «Промышленность и банки Японии». М., ИЛ, 1956, стр. 242—268. 74
Кому же принадлежит банк Сумитомо, кто его контроли¬ рует? В указанном обзоре сообщается о том, что на сентябрь 1954 г. банк Сумитомо выпустил 45,6 млн. акций, причем круп¬ нейшими акционерами -банка являлись: «Сумитомо киндзоку когё» (1004 тыс. акций); «Сумитомо кайдзё касай хокэн» (803 тыс. акций); «Сумитомо сэкитан» и «Сумитомо кагаку когё» (по 600 тыс. акций), а также «Сумитомо дэнки когё» и «Ниппон итагарасу» (по 500 тыс. акций). Хотя финансовая группа, в центре которой находится банк Дайити, еще не входит в «большую тройку», но ее значение быстро возрастает. Кроме самого банка и находящих¬ ся в его ведении кредитно-финансовых компаний (доверитель¬ ной «Дайити синтаку» и страховой «Асахи сэймэй»), в эту группу входят 47 основных и филиальных компаний. Внутри группы отчетливо различимы шесть подгрупп: Сибусава (3 компании), Фурукава (9 компаний), Кавасаки (5 компа¬ ний), «Судзуки сётэн» (5 компаний), Фудзияма (3 компании) и Мэйто (4 компании). Компании, входящие в группу Дайити, также связаны между собой на основе взаимного владения акциями. Согласно данным, приведенным в журнале «Экономисуто» от 27 октября 1956 г., банк Дайити владеет акциями всех компаний его группы, при¬ чем в 31 из 47 компаний он входит в число десяти главных дер¬ жателей акций. В свою очередь, компании группы Дайити вла¬ деют акциями банка Дайити. Переплетающееся владение акци¬ ями наблюдается и внутри вышеназванных подгрупп (компа¬ ния «Фурукава когё», например, связана с пятью 'компания¬ ми своей подгруппы, компания «Кавасаки кисэн» и компания «Мэйдзи сёдзи» — с тремя и т. д.). Помимо владения более или менее значительными пакетами акций различных компаний, банк Дайити контролирует свою группу при помощи кредитования. В кредитовании 36 из 47 компаний банк «Дайити» либо занимает первое место, либо уступает его только государственным кредитно-финансовым органам, Японскому промышленному банку и Банку долго¬ срочного кредитования. Сам же банк Дайити контролируется следующими компа¬ ниями, которые владеют наибольшим количеством его акций: 6 «Фудзи сэйтэцу» (1920 тыс.), «Нитто кагаку» (1500 тыс.), «Фурукава когё» (1500 тыс.), «Фурукава дзюкогё» (1300тыс.), «Кавасаки дзюкогё» (1207 тыс.), а также «Тоё босэки» и «Фудзи дэнки» (по 1 млн.). Других данных о персональном составе крупнейших акцио¬ неров — частных лиц в печати, как правило, не приводится. 6 Данные на конец 1955 г. («Экономисуто», 27 октября 1956 г., стр. 45). 75
Не только указанные источники, но и другие справочники по* акционерным компаниям и различные рекламные издания и лучшем случае приводят данные о 2—3 держателях акций — физических лицах и о 5—6 крупнейших держателях-компани¬ ях — юридических лицах. По этим последним также приво¬ дятся лишь аналогичные данные, т. е. главным образом дан¬ ные о крупнейших держателях — юридических лицах. Таким образом образуется замкнутый круг — компании контролиру¬ ются компаниями, а финансовые магнаты как бы «исчезают» из поля зрения. Этот замкнутый круг — результат прежде всего самой меха¬ ники 'монополистического предпринимательства. Положение действительно таково, что имеется множество компаний, в кото¬ рых все акции принадлежат юридическим лицам, и, следова¬ тельно, по сведениям о распределении акций данной компании нельзя судить о том, кто является ее истинным владельцем. Дело осложняется еще и вследствие коммерческой тайны, кото¬ рая выполняет двойную роль: помогает монополистической буржуазии скрывать централизацию собственности, а всей бур¬ жуазии— уклоняться от налогов7. Только после глубокого и всестороннего исследования можно выяснить истинных вла¬ дельцев соответствующих компаний и предприятий. Проникнуть в тайну владения акциями капиталистическим классом, вскрыть и показать концентрацию собственности в ру¬ ках кучки богачей — задача, требующая всемерного использова¬ ния материалов о персональном составе акционеров отдельных компаний, а также различных косвенных показателей, данных о налоговом обложении, данных, которые вскрываются в про¬ цессе различных судебных тяжб, выборочных обследований и т. д. Эту большую работу выполнили многие прогрессивные экономисты в странах Запада, особенно в США, где так называ¬ емое антимонополистическое законодательство уже много лет помогает сокрытию процесса концентрации собственности8. Для Японии, где до окончания войны механизм господства 7 В этой связи представляет интерес следующее обстоятельство: когда в 1950 г. была проведена налоговая реформа («реформа Шоупа»), вносились предложения об обязательной регистрации всей собственности на ценные бу¬ маги, без чего немыслим мало-мальски точный учет личных доходов бур¬ жуазии, подлежащих обложению. Но такое предложение не было принято. «Предложение об обязательной регистрации ценных бумаг, — пишет об этом японский экономист Ханъя Ито, — встретило возражения вследствие труд¬ ностей его проведения в жизнь, и оно не было принято и осуществлено, в результате чего не было введено такого рода совершенное и полное обло¬ жение налогами доходов от капитала, какое было желательно» (Hanya 11 о. Essays in Public Finance. Tokyo, 1954, p. 104). 8 В США за последние годы вышли работы С. W. М i 11 s. The Power Elite. N. Y., 1956 и V. P e г 1 о. The Empire of High Finance. N. Y., 1967. 76
дзайбацу не был скрыт столь глубоко, задача исследователя собственности монополистов в изменившихся, «американизи¬ рованных» условиях является сравнительно новой и еще ждет своего решения. Но и те данные, которые имеются сейчас, не¬ смотря на их недостаточность, все же дают известное пред¬ ставление о степени концентрации собственности. При всем несовершенстве налоговой статистики и статистики владения акциями из них можно получить некоторые сведения по этому вопросу. В 1946 г. в связи с планами введения новых налогов на иму¬ щество было проведено обследование, которое показало, что стоимость всех видов личного имущества (движимого и не¬ движимого) в целом по стране составляла 403 млрд. иен. Из этой суммы 128 млрд, иен, или около 32% всего имущества, принадлежало 500 тыс. человек, т. е. немногим более чем 1% самодеятельного населения страныВ 9. В 1952 г. по подсчетам, произведенным на основе данных налоговой статистики, на 5% населения приходилось 26% всех доходов, подлежащих обложению подоходным налогом 10. Разумеется, эти последние цифры не дают верного представ¬ ления о распределении доходов, так как они не учитывают не- распределяемой прибыли компаний, которая составляет наи¬ большую часть доходов крупного капитала (амортизационные отчисления, резервы и интвестиции из текущих доходов и т. д.). Обратимся к данным о распределении акций (см. табл, на стр. 78). Из первой части таблицы видно, что основными вла¬ дельцами акционерного капитала являются частные лица, на долю которых (вместе с брокерами) приходится свыше трех пятых общей суммы всех акций. Вторая часть таблицы содержит данные, свидетельствующие о высокой концентрации собственности на акции. Но огромный недостаток этих данных заключается в том, что по ним нельзя судить о концентрации собственности на акции в руках частных лиц, так как в них объединены вместе лица частные и юриди¬ ческие. В этом как раз и сказывается действие коммерческой тайны. О социальном составе акциедержателей — частных лиц известно лишь (на основании данных за 1949 г.) то, что 12% из них принадлежало к числу чиновников и служащих11. В этих и в более ранних работах сделан глубокий и интересный анализ со¬ става акционеров, показано спрятанное за коммерческой тайной лицо фи¬ нансовой олигархии, раскрыт механизм господства горстки крупнейших бо¬ гачей. 9 Hanya Ito. Указ, соч., стр. 67. 10 Там же, стр. 107. 11 «Кигё кэйэй кэнкю дзихо». Изд. университета г. Кобэ, 1952, вып. 2, стр. 17. 77
Таблица 2 Распределение акций 783 компаний среди держателей разных категорий и групп (на март 1955 г.)* А. По категориям Категория акциедержателей Число акциедер¬ жателей (в тыс., в скобках — % к общей сумме) Количество акций (в млн., в скобках — % к общей сумме) Правительственные и муниципальные уч¬ реждения . Банки и другие финансовые органы . . . в том числе: Инвестиционные тресты Брокеры Прочие юридические лица в том числе: Иностранные юридические лица Иностранные частные лица Частные лица 4,3 (0,05) 21,1 (0,25) 1,7 (0,02) 84,0 (1,01) 68,7 (0,83) 0,3 (0,00) 9,4 (0,11) 8 122,7 (97,75) 41,2 (0,44) 2 213,3 (23,67) 650,5 (6,96) 660,9 (7,07) 1358,9 (14,54) 142,2 (1,52) 18,2 (0,19) 5 056,5 (54,09) Итого . . 8 310,2 (Ю0,00)| 9 349,0 (100,00) Б. По группам (в зависимости от числа акций в руках одного держателя) Г руппы акциедержателей Число акциедер¬ жателей (в % к общей сумме) Количество акций (в % к общей сумме) ДО 100 акций 12,11 0,38 ОТ 100 до 499 » 52,85 10,75 » 500 до 999 » 17,82 9,69 » 1000 до 4 999 » ... 15,63 22,95 » 5 000 до 9 999 » ... 0,79 4,49 10 000 до 49 999 » ... 0,59 10,04 » 50 000 до 99 999 » .... 0,09 5,29 свыше 100 000 » 0,12 36,41 Всего ... 100,00 | 100,00 * «Емиури нэнкан», 1957, стр. 876 (27); «Дзайсэй кинъю токэй гэппо», 1956, № 61. январь, стр. 108—109. Все акции по номиналу в пересчете на 50-иеновые. 78
Крестьяне—бедняки и середняки, которые, по подсчетам тео¬ ретического органа ЦК КПЯ журнала «Дзэнэй» (июль 1956 г.) составляют более 90% населения деревни, и рабочие в Японии, как правило, не являются владельцами даже небольшого числа акций. Подавляющее большинство частных лиц, владеющих ак¬ циями,— это городская и сельская буржуазия. Приведенная в таблице цифра не выражает действительного числа частных акциедержателей, так как она получается в результате про¬ стого сложения числа лиц, купивших акции каждой из 783 учтенных компаний. Но ведь необходимо учесть, что лица, принадлежащие к средним и особенно к верхним -слоям бур¬ жуазии, покупают акции не одной, а многих, иногда десятков и даже сотен компаний 12. Однако некоторые данные налоговой статистики и статисти¬ ки компаний все же приоткрывают завесу над тайной размеров собственности финансовых магнатов (табл. 3). К материалам таблицы следует добавить, что по данным за следующий 1956 г. число лиц, получивших в течение одного года доход свыше Г00 млн. иен, увеличилось с 2 до 6, свы¬ ше 30 млн. иен дохода в 1956 г. получили 48 человек против 23 в 1955 г.13 В 1957 г. число лиц с доходом свыше 100 млн. иен составило уже 8 человек, а от 30 млн. до 100 млн. иен — 63 человека 14. В то же время, согласно офици¬ альным данным, средний размер годовой заработной платы японских рабочих (до вычета налогов) составлял в 1955 г. 223 488 иен 15. Интересно, что среди лиц, указанных в таблице, нет фами¬ лий Ивасаки (бывшие .владельцы концерна Мицубиси), Ми¬ цуи, Сумитомо. Это объясняется тем, что послевоенная реор¬ ганизация монополий не обошлась без серьезного перераспре¬ деления собственности и синекур внутри монополистической верхушки. Названия финансовых групп «Мицубиси», «Суми¬ томо», «Мицуи»»—это перешедшие по наследству «фирмен¬ ные знаки», сами же владельцы бывших крупнейших концер¬ нов потеряли большую часть своих богатств и уступили паль¬ му первенства другим 16. 12 Профессор университета в г. Кобэ Ясутаро Хираи пишет: «Большин¬ ство держателей акций вкладывает капитал не в одну компанию, поэтому я полагаю, что действительное число держателей акций является значитель¬ но меньшим, чем это следует из публикуемых данных» («Кигё кэйэй кэнкю дзихо», вып. 2, стр. 17). 13 «Oriental Economist», 1957, May, р. 256. 14 С. Куга. Указ, соч., стр. 44 (приложение). 15 «Родо токэй тёса гэппо». 1957, № 9, стр. 95. 16 «До войны,— пишет журнал «Дзайкай дзимбуцу» (1956, ноябрь, стр. 33),— самыми богатыми были люди из семей, возглавлявших концер¬ 79
Доходы 20 самых богатых (в тыс. Фамилия и имя Должность или общественное положение 1. Коносукэ Мацусита Президент компании «Мацусита дэнки» . . 2. Сёдзиро Исибаси Президент компании «Бриджстон тайр» . . 3. Тосио Цугэ . . . Президент компании «Санъё дэнки» 4. Сукэдзо Идэмицу Президент компании «Идэмицу косан» . . . 5. Отодзо Ямамото Президент компании «Хирано танко» . . . 6. Ясуто Ямаока Вице-президент компании «Ямма дизэру» 7. Сэнносукэ Хираока Владелец завода «Хирасэн расу» ... 8. Нобуо Кондо ..... Президент компании «Кондо босэки» 9. Куниити Накамура . Директор фабрики «Накамура гобан» 10. Macao Ватанабэ . «Дзимпо танко» *** И. Сюндзи Минами . . Президент компании «Осака дзосэн» . 12. Манкити Накадзима . «Накадзима когёсё» *** 13. Айитиро Фудзияма . . . Президент «Дайнихон сэйто» . 14. Кикудзи Ямада Президент торговой палаты г. Фукуока . . 15. Сэйдзиро Уэда .... «Уэда когё» *** 16. Кацуносукэ Симада Советник компании «Хоккайдо танко кисэн» 17. Кэнкити Накабэ . Президент компании «Тайё гёгё» ... 18. Акира Ямагата .... Президент компании «Энсуй косэйто» . . . 19. Матадзаэмон Китамура Лесовладелец 20. Такакити Асо Директор компании «Асо когё» ♦ «Дзайкай дзимбуцу» 1956, ноябрь, стр. 34. '♦ Имеется в виду личный доход от предприятия, получаемый помимо дивидендов. '♦ Должность не указана. В приведенной таблице особого внимания заслуживает гра¬ фа «доходы в виде дивидендов», так как по приведенным в ней данным можно составить некоторое представление о концентра¬ ции собственности на акции. ны 'Мицуи, Мицубиси, Сумитомо, но сейчас о них забыли». Это утверждение не совсем верно; некоторые лица из указанных семей и в настоящее время являются крупными дельцами. Например, в компаниях группы Мицубиси мы и сейчас встречаем членов семьи Йвасаки: так, Цунэя Ивасаки — директор компании «Токе кайдзё» (страхование на море и от огня); Такая Ивасаки — директор «Мицубиси сэйси» (производство бумаги) и Хикоята Ивасаки — директор «Мицубиси фудосан» (компания по управлению не¬ движимой собственностью) («Промышленность и банки Японии», М., ИЛ, 1956, стр. 237). Верно, однако, и то, что эти и подобные им лица в настоящее время не принадлежат к первому десятку богачей, как это было в прошлом. 80
Таблица 3 людей в Японии в 1955/56 гг. иен) * Доходы в виде дивидендов Доходы от пред¬ принима¬ тельства** Жалованье и тантьемы Вся сумма доходов (включая прочие) Сумма налогов на доходы Сумма дохо¬ дов после вычета налогов 104708 13 635 121 321 46 774 74 547 93 714 — 5 347 100954 36 646 64 308 81 027 — 10 447 96 982 37 403 59 579 78 846 — 9172 88 190 32 887 55 303 122 70111 427 71 253 728 70 525 64 555 — 3 947 70 016 25 449 44 567 443 51272 — 52 318 33158 19 160 48 942 — 967 51 010 17 710 33 300 305 49 298 42 49 322 31 176 18 146 30 46 608 783 47 569 612 46 957 19 917 — 1187 46 967 23 794 23173 21 45 416 1040 46 604 761 45 843 8 199 — 33 032 42 652 24 574 18078 36 000 — 5 499 41 499 15 448 26 051 431 45 309 — 38 226 23 949 14 277 194 — 3 475 37 469 15 608 21861 25 827 — 4 937 36 490 12 058 24 432 28474 — 8015 36490 14 484 22 006 4 590 — 1807 35 543 18 147 17 396 22 863 — 11344 34 454 14 727 19 727 Объяснения причин очень большой разницы отношения суммы налогов к сумме доходов у разных монополистов в источнике не содержится. Финансовый год в Японии начинается с 1 апреля и кончается 31 марта. Если сложить доходы от дивидендов тех из десяти назван¬ ных богачей, у которых на дивиденды приходится основная часть доходов, то в сумме получается около 485 млн. иен. Исхо¬ дя из 15-процентного дивиденда (средний размер дивиденда по стране- в 1955 г.) указанному объему доходов соответствует сумма акций в 3,5 млрд, иен, т. е. -при номинале в 50 иен — 70 млн. акций. 70 млн. акций в руках 10 человек — это около 1 % от общей суммы акций, которыми владеют 8,3 млн, зарегистрированных акциедержателей. Судя по неполным данным о крупнейших акциедержателях — физических лицах, которые публикуются в 6 Я. А. Певзнер 81
справочниках о компаниях, к их числу принадлежат капитали¬ сты, владеющие от 1 до 10—12% всех акций данной компании, но чаще всего 2—3% 17. В своей работе «Империализм, как высшая стадия капита¬ лизма» В. И. Ленин писал: «... достаточно владеть 40% акций, чтобы распоряжаться делами акционерного общества, ибо из¬ вестная часть раздробленных, мелких акционеров не имеет на практике никакой возможности принимать участие в общих собраниях и т. д. «Демократизация» владения акциями, от которой буржуазные софисты и оппортунистические «тоже- социал-демократы» ожидают (или уверяют, что ожидают) «демократизации капитала», усиления роли и значения мелкого производства и т. п., на деле есть один из способов усиления мощи финансовой олигархии» 18. С тех пор, как были написаны эти слова, «техника» господ¬ ства финансовой олигархии далеко ушла вперед, и теперь уже не 40, а гораздо меньше—20, 10 и даже 5% акций во многих случаях бывает достаточно для того, чтобы «распоряжаться делами акционерного общества» 19. Именно так обстоит дело в настоящее время в Японии. Подавляющее большинство акционеров не принимает в делах компаний никакого участия20. Сделки с акциями на бирже про¬ изводятся только в сотнях акций 21. Даже одна тысяча акций с 17 Например, Кацуми Ямагата владеет 4337 тыс. акций компании «Син Нихон кисэн», общее число выпущенных акций которой равно 42 млн.; в руках Ивао Есуми находится 100 тыс. из 5 млн. акций компании «Рася когё», Айитиро Фудзияма принадлежат 389 тыс. из 14,4 млн. акций компа¬ нии «Дай Ниппон сэйто». Из 27,7 млн. акций компании «Коа сэкию» 1050 тыс. находятся в руках Гэнъити Тояма; из 74,9 млн. акций компании «Мацусита дэнки сангё» 13 526 тыс. принадлежат Коносукэ Мацусита. Кид- зиро Накагава имеет 1,5 млн. акций компании «Харима Дзосэн», выпустив¬ шей в общей сложности 80 млн. акций, и т. д. (См. Japan Company Directo¬ ry», 1958, рр. 55, 59, 85, 139, 171, 206). 18 В. Й. Л е н и н. Сочинения, т. 22, стр. 216. 19 В начале 30-х годов в США 20 крупнейших акционеров, располагав¬ ших все вместе 4% акций «Американской телефонной и телеграфной корпо¬ рации» (в которой в то время было 470 тыс. акционеров), контролировали все ее дела. В «Пенсильванской железной дороге» (183 тыс. акционеров) контроль принадлежал 20 акционерам, владевшим вместе 5,1% акций (С. Да л ин. Экономическая политика Рузвельта. М., Соцэкгиз, 1936. стр. 101. Число таких примеров можно было бы многократно умножить. 20 В статье об акционерном деле в Японии Хидэо Симамото пишет: «Пока дела корпорации идут нормально, акционеры не посещают общих собраний... Извещения о собраниях должны посылаться всем держателям акций компаний, зарегистрированных на бирже, но большинство из них пре¬ небрегает даже своей обязанностью поставить подпись на извещениях и вер¬ нуть их в корпорацию» («Doshisha Law Review», журнал Ассоциации юри¬ стов при университете Досися, 1956, № I, р. 4). 21 «Кигё кэйэй кэнкю дзихо», вып. 2, стр. 14. 82
номинальной стоимостью каждой акции в 50 иен приносит в год приблизительно 5—6 тыс. иен дохода — сумма настолько не¬ большая, что ради нее никто не станет принимать участие в деятельности компаний. Практически можно считать, что 98,4% акционеров низших групп, которые владеют 43,4% всех акций, полностью отстранены от участия в делах крупных компаний. Круг лиц, сколько-нибудь серьезно влияющих на их дела, огра¬ ничивается теми, кто имеет свыше 40 тыс. акций, т. е. несколь¬ кими тысячами человек, среди которых решающее влияние принадлежит лишь нескольким сотням человек. Рассматривая вопрос о возможности контроля при владе¬ нии сравнительно небольшой долей акций, нельзя забывать и о других средствах, при помощи которых он осуществляется. Из таблицы видно, что в доходах богачей значительный удель¬ ный вес занимали жалованье и тантьемы. Не только крупные акционеры данной компании, но и другие богачи контролиру¬ ют соответствующие компании, занимая в них должности- синекуры, должности, которые, не возлагая особых обязан¬ ностей, приносят большие доходы и дают возможность контро¬ лировать предпринимательство и занимать ключевые позиции в государственном аппарате. В этом отношении весьма характерным является при¬ мер Айитиро Фудзияма, имя которого упоминается в приведен¬ ной выше таблице в качестве президента крупнейшей в стране сахарной компании «Дайнихон сэйто». Получив за один год в качестве дивидендов 8,2 млн. иен, он за то же время «зара¬ ботал» 33 млн. иен в качестве жалованья и тантьем. В ком¬ ментариях к таблице журнал «Дзайкай дзимбуцу» в ноябре 1956 г. сообщил о том, что Фудзияма является также директо¬ ром крупной химической компании «Нитто кагаку» и десятков других компаний. От всех этих и многих других компаний он получал не только регулярное жалованье, но и крупные ежегодные денежные «подношения» в день «поминовения умерших» («бон»). Когда же в июле 1957 г. Фудзияма был назначен на должность министра иностранных дел (в каби¬ нете, возглавлявшемся премьером Киси), выяснилось, что он занимал руководящие почетные посты в 184 компаниях. В одной из первых работ, посвященных анализу современ¬ ной японской монополистической буржуазии, в книге Синтаро Куга «Современная японская буржуазия» («Гэндай сихонка рон». Токио, 1959) приводятся весьма интересные данные по вопросу о соотношении между крупными собственниками и администраторами. Эти данные имеют важное значение в связи с тезисом буржуазных апологетов, утверждающих будто бы в современном капиталистическом обществе управляющие заняли место крупных собственников. 6* 83
:;О ,С:. Куга считает, что к числу крупных собственников цбдЖны быть отнесены те, кто получает в виде дивидендов 3,,мдц, иен в год, что соответствует собственности на 600 тыс. ётойеновых облигаций. 7 Приняв эти данные за критерий, автор отмечает, что по своему социальному положению высшие администраторы мало' отличаются от крупнейших собственников. Президенты и 'директора крупных компаний получают жалованье и танть¬ емы в размере 10—20 млн. иен в год. К тому же высшие администраторы сами формируются из крупных акционеров, а став администраторами, умножают свое богатства. «Нельзя Отрицать,— пишет автор,— что между крупными собственника¬ ми и управляющими существует единство, тогда как отноше¬ ния между теми и другими с одной стороны, и рабочими с другой — носят антагонистический характер». Опираясь на данные, опубликованные в справочнике «Схе¬ мы семей финансистов», изданном «Справочным бюро личного состава», С. Куга относит к числу лиц, имеющих доход свыше 10 млн. иен в год, т. е. к числу самых богатых капиталистов (независимо от того, являются ли они только собственниками или занимают также руководящие должности в компаниях) 300 семей современной Японии. Среди них на первых местах стоят банкир и финансист Юдзу Ниитани, чье имущество оценивается в 3—5 млрд, иен, и «король электромашинострое¬ ния» — Коносукэ Мацусита, чье имущество равно приблизи¬ тельно 4 млрд. иен22. При всей социальной близости между собственниками и администраторами на первом месте все же находятся собст¬ венники, владельцы большого числа акций. Именно они определяют состав управляющих, и последние целиком от них зависят. «При увеличении размеров предприятий,— пишет Куга,— естественно, происходит отделение капитала от управ¬ ления, но последнее, решающее слово в управлении принадле¬ жит при этом целиком и полностью владельцам капитала». Во многих случаях владелец компании и ее президент — одно и то же лицо, но в принципе даже самые высокопостав¬ ленные лица в компаниях — не более чем служащие владель¬ ца. «Ч!тобы быстрее добиться богатства,— пишет журнал «Тоё кэйдзай симпю» в статье о современных богачах Японии,— нужно быть не находящимся на жалованье президентом компа¬ нии, а владельцем, пусть даже средней или мелкой фирмы» 23. Замкнутые, олигархические группы, контролирующие монополистические компании, а значит и всю экономику стра¬ ны, образуются из нескольких сот крупнейших акциевладельцев 22 Синтаро Куга. «Гэндай сихонка рон», Токио, 1959, стр. 143. 23 «Тоё кэдзай симпо», 1958, № 2859, стр. 59 84
и высших администраторов, объединенных, как увидим даль¬ ше, в разного рода «организации деловых людей» и занимакэ- щих ключевые должности в государственном аппарате. Лица, никем не избранные и никем не уполномоченные, опираясь на свое богатство, накопленное в результате эксплуа¬ тации трудящихся, осуществляют монопольный контроль над корпорациями, в непрерывном росте которых воплощается развитие общественного характера процесса капиталистиче-' ского производства. Роль монополий в экономике Общественный характер процесса производства проявля¬ ется в разделении труда, специализации производства и раз¬ витии обмена, в концентрации и централизации производства, в увеличении роли кредита и. в централизации капитала24. Рассмотрим каждый из этих факторов в отдельности. Разделение труда, специализация производства и развитие обмена — процессы, развивающиеся с ростом техники и потому бесконечные в своем развитии. Но в плане развития общест¬ венного характера производства эти процессы связаны с вытес¬ нением натуральных форм хозяйства, с повышением роли общенационального рынка, с участием страны в международ¬ ном разделении труда. В этом аспекте специализация и обмен достигли в Японии такого же уровня, как в наиболее передо¬ вых в экономическом отношении странах современного капи¬ тализма — в США, Англии, ФРГ. В 1953 г. 77,8% валовой стоимости продукции всего народ¬ ного хозяйства приходилось на промышленность (в том числе 72,6%—на обрабатывающую)25, продукция которой носит 24 «Обобществление труда капиталистическим производством,— писал В. И. Ленин,— состоит совсем не в том, что люди работают в одном поме¬ щении (это только — частичка процесса), а в том, что концентрация капи¬ талов сопровождается специализацией общественного труда, уменьшением числа капиталистов в каждой данной отрасли промышленности и увели¬ чением числа особых отраслей промышленности;—в том, что многие раз¬ дробленные процессы производства сливаются в один общественный про¬ цесс производства» (В. И. Ленин. Сочинения, т. I, стр. 158—159). В. И. Ленин неоднократно подчеркивал, что с переходом капитализма в монополистическую стадию гигантски ускоряется процесс обобществления производства и подготовка материальных предпосылок социализма. «Обоб¬ ществление труда,— указывал В. И. Ленин,— в тысячах форм идущее вперед, все более и более быстро проявляющееся за те полвека, которые прошли со смерти Маркса, особенно наглядно в росте крупного произ¬ водства, картелей, синдикатов и трестов капиталистов, а равно в гигант¬ ском возрастании размеров и мощи финансового капитала,— вот главная материальная основа неизбежного наступления социализма» (В. И. Ленин. Сочинения, т. 21, стр. 54). 25 Б. М. П и ч у г и н. Япония. Экономика и внешняя торговля. М.,_ Внеш- торгиздат, 1957, стр. 30. 85
почти целиком товарный характер. Остальная часть продукции распределялась следующим образом: сельское хозяйство — 14,3%, лесное хозяйство — 2,8% и рыболовство—5,1%, причем две трети продукции сельского хозяйства носило товарный характер 26. Местный рынок (в пределах уезда или префектуры) имеет существенное значение для сельского хозяйства и для мелкой промышленности, производящей товары домашнего обихода. Но основная масса продукции промышленности и крупная часть товарной продукции сельского хозяйства реализуется на рын¬ ках общеяпонском и международном. Япония чрезвычайно глубоко вовлечена в капиталистическое международное разделение труда, а ее обрабатывающая про¬ мышленность, которая составляет базу всей японской экономи¬ ки, не могла бы существовать без широкой внешней торговли. Об уровне концентрации производства следует судить по той доле, которую предприятия разного размера занимают в различных отраслях народного хозяйства. Из данных таблицы 1 в Приложении можно видеть, что из 554 тыс. предприятий на 2289 крупных и крупнейших (с чис¬ лом занятых свыше 300) приходится 59,4% всей продукции. Это — высокая степень концентрации производства, хотя по ее уровню Япония сейчас, как >и до войны, отстает от США и наи¬ более развитых западноевропейских стран: мелким и особенно средним предприятиям принадлежит крупное место не только в численности занятых, но и в объеме продукции27 От концентрации производства, в основе которой лежат раз¬ меры предприятий, следует отличать централизацию производ¬ ства и капитала в капиталистических компаниях. О высоком общем уровне централизации производства можно судить по данным о централизации капитала в руках акционерных компаний, выручке от продажи и прибылях (см. табл. 4 на стр. 87). 2и По данным за 19-55 г., товарность сельского хозяйства составляла 66,6%, в том числе по продовольственным продуктам — 64,6%, по продукции животноводства — 84,7% и по продукции шелководства — 99,8% («Нихон-но ноге кэйдзай», изд. Экономим, отд. мин-ва с.-х. и лесоводства, 1957, стр. 99). 27 См. Приложение, табл. 1, 2. О довоенном уровне концентрации см. Я- А. П е в з н е р. Монополистиче¬ ский капитал Японии. М., 1950, стр. 31; М. И. Л у к ь я н о в а. Японские мо¬ нополии во время второй мировой войны. М., 1953, гл. VI. Сравнение при¬ веденных выше данных о концентрации с довоенными выходит за рамки данной работы. Отметим лишь, что такое сравнение требует специального исследования, так как в связи с развитием техники для анализа динамики концентрации все большее значение приобретают градации в зависимости от размеров капиталов и от энерговооруженности и, наоборот, уменьшается значение градации по численности рабочих. 86
Таблица 4 Централизация капитала, выручка от продажи и прибыли (1957 г.)* Размеры компании (по величине акционер¬ ного капитала, в млн. иен) Число компаний Оплачен¬ ный капитал Весь ис¬ пользуемый капитал Выручка от продажи Прибыль (в млр д. иен) ДО 2 330 973 215 2 539 7 339 130 от 2 до 10 49 209 167 1940 4 789 74 от 10 до 100 8 386 198 2 360 4876 127 свыше 100 1387 1110 9 030 11531 433 в целом 389 955 1690 15 869 28 535 764 в % до 2 84,9 12,7 16,0 25,7 17,0 от 2 до 10 12,7 9,9 12,3 16,8 9,7 от 10 до 100 2,1 11,7 14,8 17,1 16,6 свыше 100 0,4 65,7 56,9 40,4 56,7 в целом 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 * Синтаро Куга. Указ, соч., стр. 10, Приложение. Что касается отдельных отраслей производства, то весьма богатый фактический материал по этому вопросу собрав в ра¬ боте Исследовательского экономического бюро Комитета чест¬ ных и справедливых сделок («Косэй торихики иинкай») 28 под названием «Новейшие тенденции концентрации в основных отраслях производства»29. Соответствующие сводные данные из этого источника (в котором анализируется положение отдельно в каждой отрасли) приведены в Приложении (табл. 3). Несмотря на то, что по данным за 1955 г., в ряде отраслей централизация производства по сравнению с довоенными годами несколько понизилась, уровень ее очень высок. По этим данным на десять или менее компаний приходилось свыше 75% всей продукции в 46 отраслях промышленности (из обще¬ го числа 65). К этим отраслям относятся и такие крупные, как черная металлургия, судостроение, транспортное машинострое¬ ние, электромашиностроение, ряд отраслей химической про¬ мышленности, производство штапельного волокна и искусствен- 28 Этот комитет был создан в процессе послевоенной реорганизации мо¬ нополистического предпринимательства (см. об этом предудыщий пара¬ граф). 29 «Сайкин-ни окэру сюё сангё-но сэйсанрёку сютю-но доко», т. 1 и 2. 1956, декабрь. 87
кого шелка. От 50 до 75% производства приходилось на то же число компаний в 12 отраслях промышленности, среди которых такие крупные, как каменноугольная промышленность и хлоп¬ копрядение. В пяти отраслях (среди которых существенное место принадлежит производству швейных машин) на десять или менее компаний приходилось от 25 до 50% промышленной продукции, и только в двух (хлопко- и шерстеткачество) на то же число компаний приходилось менее 25% производства. Из данных об отдельных компаниях по всем отраслям, при¬ водимым в том же источнике, можно видеть, что 75—80% всего промышленного производства сосредоточено в руках 500— 600 компаний 30. В 1955 г. на десять наиболее крупных компа¬ ний судоходства приходилось 38% всего тоннажа судов, а только одна компания «Ниппон цуун» контролировала отправ¬ ку и доставку 66% грузов, поступавших во все транспортно¬ экспедиторские компании Японии. Таким образом, уровень централизации производства значи¬ тельно выше, чем уровень его концентрации по предприятиям. Высокая централизация имеет место не только в сфере промышленного производства и транспорта, но и во внешней торговле и, что особенно важно, в сфере кредита. По данным того же источника, в 1955 г. на десять наиболее крупных японских компаний внешней торговли (из общего числа 3 тыс.) приходилось 44% всего внешнеторгового оборо¬ та страны. В области кредита в Японии в 86 частных банках сосредо¬ точено 60,4% общего остатка ссуд (по состоянию на март 1957 г.), причем на 13 наиболее крупных (так называемых городских) коммерческих банков в том же году приходилось 37,0% остатка депозитов и 33,2% остатка ссуд31. К этому следует добавить, что все дело страхования жизни сконцентри¬ ровано в руках 20 страховых компаний по страхованию жизни, причем на десять из них в 1955 г. приходилось 81,3% поступле¬ ний по стоаховым полисам 32. Страхование от огня и на море также сосредоточено в руках 20 компаний, и на десять из них в том же году приходилось 75% поступлений 33. 30 В 1955 г. общее число компаний по 59 отраслям составляло 2970. По другим отраслям: в хлопкоткацкой промышленности было 16 449 компаний; в производстве растительных масел — 6500; винно-водочных изделий — 3702; молочных продуктов — 2963; в мукомольной промышленности — 1090; в до¬ быче каменного угля — 742 компании (подсчитано по тому же источнику). 31 Рассчитано по «Daiwa Bank. Comments on Japanese Economy», N 2, October, 1957, p. 3—4. В апреле 1957 г. был открыт новый банк — «Нихон фудосан гинко» и, таким образом, общее число частных банков составило 87 («Oriental Economist», 1958, January, р. 14). 32 Сайкин-ни окэру сюё сангё-но сэйсанрёку сютю-но доко», т. 2, стр. 194. 33 Там же, стр. 200. 88
В мае 1951 г. с целью стимулирования долгосрочных инве¬ стиций был принят закон об инвестиционных трестах по ценным бумагам34. В настоящее время функции инвестиционных трестов выполняют по совместительству семь фирм по торговле ценными бумагами, причем решающая роль принадлежит че¬ тырем крупнейшим фирмам — «Номура сёкэн», «Ямаити сё¬ кэн», «Никко сёкэн» и «Дайва сёкэн»35. Сделки этих фирм составляют 40—50% общей суммы биржевых сделок, их годо¬ вой оборот примерно равен обороту важнейшей в Японии Токийской биржи36. Таким образом, кредит почти полностью сосредоточен *в руках небольшого числа банков, страховых компаний и инвестиционных трестов. К слабо централизованным отраслям экономики относятся сельское хозяйство, которое раздроблено среди 6 млн. с неболь¬ шим крестьянских парцелл, и внутренняя торговля 37. Централизация производства (выражается не только в боль¬ шом или значительном удельном весе крупных компаний, но и в существовании картелей, которые объединяют все или подав¬ ляющее большинство предприятий данной отрасли и в которых крупные компании господствуют над всеми остальными 38. 34 Инвестиционные тресты распространяют так называемые бенефициар¬ ные сертификаты на определенный срок. Держателям сертификатов ежегод¬ но выплачиваются дивиденды. Полученные от продажи сертификатов сред¬ ства депонируются в трест-банки или в доверительные отделы крупных бан¬ ков, которые по указанию инвестиционных трестов приобретают акции и облигации корпораций. По истечении срока действия сертификатов остаю¬ щиеся активы реализуются и распределяются между держателями пропор¬ ционально сумме сертификатов. Согласно данным «Хомпо кэйдзай токэй» (1957, стр. 176), в распоряжении инвестиционных трестов находилось в кон¬ це 1956 финансового года 621 142 тыс. котировавшихся на бирже акций, т. е. 3,8% от общего числа котировавшихся акций и 15% от числа котиро¬ вавшихся акций, которые имелись у финансовых учреждений. 35 «Banking Systems», Columbia University Press, N. Y., 1956, p. 562. 36 Кё Кимура. Ен дайсёкэн моногатари. Токио, 1955, стр. 22. 37 Во внутренней торговле в 1954 г. было зарегистрировано 213 тыс. ком¬ паний и 1501 тыс. индивидуальных предприятий («Емиури нэнкан», 1957, стр. 874 (29)). Сведениями о доле компаний разного размера во внутритор- говом обороте мы не располагаем. Но можно с уверенностью сказать, что внутренняя торговля принадлежит к числу наименее централизованных от¬ раслей экономики. Однако и здесь сравнительно небольшое число крупных компаний занимает господствующее положение в области оптовой торговли, а в розничной торговле располагает тысячами универмагов и крупных спе¬ циализированных магазинов. В качестве примера можно указать на одну из крупнейших компаний «Марубэни Иида». В течение одного месяца (март 1957 г.) сумма оборотов этой компании составила 177,1 млрд, иен, из кото¬ рых 50% (89,0 млрд, иен) приходилось на внутреннюю торговлю. Эта ком¬ пания имеет филиалы в 18 крупных городах страны и представительства в 36 торговых центрах за рубежом («Oriental Economist», 1957, September, рр. 484—485). 38 Возрождение картелей после войны и их роль рассматриваются в главе IV. 89
Усиление господства крупных компаний происходит и на основе «закрепления» и группирования предприятий, получив¬ шего широкое распространение в послевоенной Японии. Име¬ ются два вида группирования — вертикальное и горизон¬ тальное. В основе вертикального группирования лежит закрепление предприятий и взаимоотношения господства и подчинения, возникающие между крупными и средними и мелкими пред¬ приятиями при сохранении внешней самостоятельности послед¬ них. Непосредственным поводом к созданию большого числа вертикальных групп послужило, например, широкое обновле¬ ние оборудования на монополистических предприятиях, осуще¬ ствленное в 1951 —1954 гг. Крупные предприятия, оснащенные новой техникой, для достижения успеха в ожесточенной конку¬ рентной борьбе должны были принять меры к улучшению ор¬ ганизации производства на связанных с ними системой субкон¬ трактов средних и мелких предприятиях. Эта задача решалась при помощи отбора лучших средних и мелких предприятий и преимущественного предоставления им заказов, снабжения их сырьем, займами и кредитами на льготных условиях и т. д. Одновременно монополисты приобрели крупные пакеты акций «облагодетельствованных» предприятий, направили на них свой административный персонал для участия в управлении. В вертикальную группу электротехнической компании «Токе Сибаура дэнки», например, входит 40 мелких компаний. Причем в 12 из них она владеет более 90% акций, в девяти компаниях — более 60%, в восьми компаниях — более 50% акций. Президенты и директора 14 компаний — это бывшие служащие «Токе Сибаура дэнки». Десяти компаниям она пре¬ доставляет долгосрочные и краткосрочные кредиты39. Отличие вертикального группирования от горизонтального состоит в том, что «если первое осуществляется в целях выкола¬ чивания монопольной прибыли, то второе — в целях совместно¬ го дележа монопольной прибыли...»40. Содержание горизон¬ тального группирования составляют взаимоотношения «сотруд¬ 39 «Кигё кэйрэцу-но дзиттай» под редакцией Есио Кобаяси. 1958, стр. 162. 49 «Гэндай Нихон-но докусэн сихон», изд. Общества по изучению моно¬ полистического капитала, 1958, стр. 88—89. Следует отметить, что рассмот¬ ренное выше современное деление на вертикальное и горизонтальное груп¬ пирование в Японии отличается от классических понятий вертикальной и го¬ ризонтальной трестификации, по которым первое представляет собой ком¬ бинирование предприятий на разных этапах производства определенной группы конечных продуктов (например, железная руда — чугун — сталь — прокат), а вторая — объединение предприятий, производящих одинаковую продукцию. 90
ничества», «деловой помощи», возникающие между отдельными крупными компаниями, между группами компаний. Они связа¬ ны между собой на основе взаимного держания акций, личной унии, консолидации финансовых средств, необходимых для внедрения новой техники, технологии, и т. д. Другими словами горизонтальное группирование — это не что иное, как одна из форм системы участия. Весьма благоприятной сферой для появления горизонталь¬ ных групп явились, в частности, новые отрасли промышлен¬ ности (нефтехимия, производство синтетического волокна, синтетических смол и т. д.), которые с самого начала оказались в руках монополистических предприятий. Создавая горизон¬ тальные группы, монополисты распространяют свой контроль на сырье, производство промежуточной и готовой продукции, наконец, на ее реализацию. Характерно, что многие горизон¬ тальные группы создаются компаниями, входившими ранее в дзайбацу, и банки бывших дзайбацу играют в этих группах большую роль. Одно из существенных, сохраняющихся до сего времени последствий «декартелизации» заключается в том, что в некото¬ рых отраслях промышленности существуют мощные тресты, более или менее независимые от других предприятий. Следует отметить пять наиболее крупных трестов в тяжелой промыш¬ ленности. Это металлургические тресты «Явата сэйтэцу», «Нип¬ пон кокан» и «Фудзи сэйтэцу» и машиностроительные ком¬ пании «Хитати сэйсаку» и «Токе Сибаура дэнки»41. Вне какой бы то ни было «синтетической» группы находится банк «Санва», который, впрочем, и до войны не принадлежал ни к одному из концернов дзайбацу. Таковы основные данные, характеризующие внутриотрас¬ левую концентрацию и централизацию промышленного произ¬ водства, транспорта, кредита и других отраслей народного хо¬ зяйства 42. В развитии капиталистического обобществления колоссаль¬ ное место принадлежит межотраслевой централизации, в осно¬ ве которой лежит развитие кредита, централизация капитала. Огромная, во многих отношениях решающая, роль кредита как средства централизации капитала общеизвестна. О том, насколько сильно возросла эта роль в послевоенной Японии и как она велика в настоящее время, можно судить по следую¬ щим данным. Если в первой половине 1936 г. в составе всех 41 С. К у г а. Указ, соч., стр. 45—48. 42 Более подробный анализ внутриотраслевой централизации производ¬ ства см. в кн. «Монополистический капитал современной Японии», М., ИЛ, 1960. 91
пассивов компаний обрабатывающей промышленности на заемные средства приходилось 33,8%, а на собственные — 66,2%, то в первой половине 1955 г. эти цифры составляли со¬ ответственно 60,1 и 39% 43. Цифры эти типичны не только для обрабатывающей про¬ мышленности, но и для других отраслей народного хозяйства (кроме сельского хозяйства). Они отражают колоссальную роль в народном хозяйстве кредита, а вместе с тем и его цен¬ трализации как фактора усиления общественного характера производства. Ведь столь большая роль кредита означает, что каждое из предприятий зависит от всего народного хозяйства не только в связи с продажей-покупкой товаров, но и в связи с тем, что оно работает в более или менее значительной мере за счет накоплений. Причем эти накопления стекаются в банки и другие кредитные учреждения из разных источников и лишь затем при помощи займов превращаются в основной и оборот¬ ный капитал 44. Межотраслевая централизация капитала находит свое вы¬ ражение в деятельности финансовых групп, которые в настоя¬ щее время являются основной формой монополистических объ¬ единений дзайбацу. Финансовые (или «с и н т ет и ч е с к и е») группы в существующем сейчас виде сложились в Японии после второй мировой войны. История их создания тесно связана с послево¬ енной реорганизацией японских монополий, произведенной по инициативе американских оккупационных властей под фальши¬ выми лозунгами «ликвидации дзайбацу» или «декартелизации^. Подробный анализ современных монополистических объ¬ единений дзайбацу и их послевоенной истории требует специ¬ 43 «Сэнго Нихон-но сихон тикусэки то кигё кэйэй». Изд. Управления экономического планирования при кабинете министров, 1957, стр. 102. По тем же данным, в 1955 г. в обрабатывающей промышленности США на заемные средства приходилось 36,3%, в Англии — 39,1%, в ФРГ — 52,2% (там же, стр. 103). 44 Не следует, однако, думать, что прогрессивный рост доли заемных средств является обязательным признаком развития общественного харак¬ тера процесса производства. Для США и Англии после войны, а также для ФРГ с середины 50-х годов характерно как раз обратное — рост самофинан¬ сирования, т. е. финансирования из внутренних источников. «Все американ¬ ские акционерные общества,— пишет академик Е. Варга,— расходовали в 1958 году на строительство предприятий и оборудование 26,5 миллиарда долларов. Они имели для этого внутренние ресурсы: перераспределенные прибыли — 6 миллиардов долларов, амортизационные доходы — 21,5 милли¬ арда долларов. В Англии в 1949—1956 годах от 67 до 89% капитальных вложений фи¬ нансировалось за счет внутренних ресурсов, от 7 до 11 — выпуском облига¬ ций, от 6 до 12% — банковскими займами» («Коммунист», 1959, № 17, стр. 50). 92
ального исследования, которое не входит в задачу данной ра¬ боты45. Но в связи с -рассмотрением капиталистического обоб¬ ществления производства необходимо указать на то, что в большинстве отраслей экономики господствует несколько ком¬ паний (см. в Приложении табл. 3, 4), причем самые крупные из них находятся в составе четырех мощных финансовых групп Мицубиси, Сумитомо, Мицуи и Дайити. В отдельных важней¬ ших отраслях народного хозяйства компании, входящие в эти группы, занимают следующее место: в угольной промышлен¬ ности на их долю приходится 43,2% добычи угля, в металлур¬ гической— 41,95% производства чугуна, 41,21%—стали, 63,44%—литых труб; «в судостроительной — 56,44% тоннажа спущенных на воду судов, в текстильной — 32,3% производ¬ ства хлопчатобумажной пряжи; на долю банков четырех групп приходится 21,5% остатков ссуд и т. д.46 Центрами финансовых групп являются коммерческие банки, и сами группы складываются главным образом на основе зави¬ симости компаний от банковских кредитов, дополняемой зави¬ симостью на основе взаимного владения акциями47. При воз¬ росшем значении кредита почти все японские банки выступают как центры финансовых групп большего или меньшего масшта¬ ба. В отношении 13 самых больших («городских») банков это наглядно показано в работе «Тенденции к концентрации бан¬ ков и вопросы банковского кредитования», переведенной на русский язык и изданной у нас в 1956 г.48 Впрочем, не одно только взаимное владение акциями и кре¬ дитование связывают между собой различные компании, обра¬ зующие «синтетические группы». Немаловажную роль играет личная уния. Под личной унией следует понимать не только персональные связи, оставшиеся в наследство от прежних кон¬ цернов, но и некоторые важные организационные формы обра¬ зования современных финансовых групп. Президенты компаний каждой из этих групп образуют Ассоциацию президентов, в ко¬ торой имеется «внутренний кабинет» из президентов наиболее мощных компаний, входящих в данную «синтетическую груп¬ пу» 49. Этот «внутренний кабинет» оказывает огромное влияние 45 См. по этому вопросу Я. А. Певзнер. Экономика Японии после вто¬ рой мировой войны, стр. 36—42; «Промышленность и банки Японии», раздел «Возрождение дзайбацу» (стр. 213—288); А. И. Д и н к е в и ч. Экономика послевоенной Японии. М., Госполитиздат, 1958, гл. 1. 46 Подробные данные по другим отраслям см. в Приложении (табл. 4) 47 В книге «Кигё кэйрэцу-но дзиттай» (1958, стр. 233), например, прямо указывается, что «крупные банки выполняют значительную часть функций держательских компаний бывших дзайбацу». 48 См. «Промышленность и банки Японии», стр. 289—466. 49 Такого рода «неформальным» органом группы Мицуи являются объ¬ единения «Гэцуёкай» («общество понедельника»), куда входят президен¬ 93
на деятельность всей группы компаний и представляет ее инте¬ ресы во вне, в том числе перед всеяпонскими объединениями монополистов и перед правительственными органами. Здесь, во «внутренних кабинетах» финансовых воротил формируется то «общественное мнение», которое в конце концов оказывает ре¬ шающее влияние на политику правительства либерально-демо¬ кратической партии. Кроме основных «синтетических групп» и наиболее мощ¬ ных трестов, существуют еще второстепенные «синтетические группы» и отдельные более или менее независимые тресты и другие компании. В целом современная структура японских монополий явля¬ ется более сложной, чем до войны, и выглядит приблизительно следующим образом. Наиболее высокое положение занимают три гигантские «синтетические группы», унаследовавшие часть компаний и названия трех наиболее крупных прежних концер¬ нов,— Мицуи, Мицубиси, Сумитомо. На четвертом месте стоит Дайити. Группы эти действуют по преимуществу в области тяжелой промышленности и химии. К числу компаний, зани¬ мающих наиболее высокое положение, относятся пять перечис¬ ленных выше наиболее крупных трестов в тяжелой промыш¬ ленности, которые, по-видимому, нельзя отнести к вышеука¬ занным группам (см. стр. 91). На более низком месте находят¬ ся второстепенные «синтетические группы», действующие также по преимуществу в тяжелой промышленности, такие как группы компаний бывших концернов Фурукава, Ниссан, Кава¬ саки. Затем следуют относительно независимые новые концер¬ ны и тресты в различных областях — в тяжелой промышленно¬ сти, внутренней торговле, обслуживании, в пищевой промыш¬ ленности, а также старые и новые компании в текстильной промышленности. Хотя мы не ставим перед собой задачу рассмотрения исто¬ рии и хода послевоенного процесса «ликвидации дзайбацу». отметим, однако, что этот американский «эксперимент» в Япо¬ нии был весьма поучителен. Он обнаружил реакционность и утопичность любой сколько-нибудь длительной «деконцентра¬ ции экономической мощи». Американская политика в отношении дзайбацу была про¬ диктована в основном интересами политической демагогии. Однако ее инициаторы преследовали не только демагогические цели. В первые годы после войны они стремились также ликви¬ дировать японский военный потенциал и ослабить своих только ты 27 компаний, и «Ицукакай» (15 компаний); группы Мицубиси — «Кинъё- кай» («общество пятницы» — 21 компания), Сумитомо — «Хакусуйкай» и т. д. Подобные же объединения есть у второстепенных групп (Фурукава и др ). 94
что побежденных после тяжелой войны конкурентов — дзай¬ бацу. Но военный потенциал неотделим от промышленного потенциала, а последний в условиях капитализма тесно пере¬ плетается с капиталистическим обобществлением производ¬ ства, т. е. с централизацией производства и капитала под кон¬ тролем монополий. Можно было, хотя бы на время, запретить военное производство, но нельзя было бить по централизации производства и капитала без того, чтобы одновременно не за¬ тронуть и само производство. И военно-политические интересы (союз с японской реакцией с целью превращения Японии в американский военный плацдарм, что было абсолютно немыс¬ лимо без восстановления и дальнейшего развития японской эко¬ номики), и чувство классовой солидарности заставили финан¬ совый капитал США и его правительство быстро отказаться от «политики декартелизации»50. Ее последствия сохранились только в виде изменившихся форм монополистического пред¬ принимательства, его перегруппировки и в виде еще не вполне ликвидированных, но и не соблюдаемых «антимонополистиче¬ ских законов». Независимо от политических маневров правительства США, «декартелизационная эпопея» в Японии лишний раз обнаружи¬ ла, что достигнутая степень обобществления производства не¬ обратима и что экономические реформы, проводимые самим капиталистическим государством, не могут подорвать господ¬ ство монополии51. 50 Начальник промышленно-финансового отдела СКАП майор Локк в феврале 1946 г. говорил: «Я не защищаю дзайбацу. Они были вдохнови¬ телями японской агрессии. Сегодня они держат в руках японское правитель¬ ство. Но что делать? Истребите дзайбацу, и на ближайшие десять лет воца¬ рится хаос или возникнет социалистическая экономика (следует признать, что американский майор в данном случае обнаружил гораздо больше трез¬ вого ума и проницательности, чем все вместе взятые мелкобуржуазные «романтические» школы политэкономии, чьи представители ратуют за «госу¬ дарственное ограничение монополий» — Я. П.) ...Уничтожьте банки дзайба¬ цу, и вся банковская система рухнет. Разорите дзайбацу, и мы не будем иметь в Японии объектов для капиталовложений. Вы сами знаете, что дельцы в нашем штабе в Токио хотят, чтобы была восстановлена старая Япония. Военные тоже считают, что можно избежать многих хлопот, если сохранить дзайбацу» (М. Г е й н. Японский дневник. М., ИЛ, 1951, стр. 155). Бывший американский сенатор, крайний реакционер, Ноуленд, протестуя против мер по «декартелизации», заявил в декабре 1947 г. о том, что эти меры могут повести к «превращению Японии в социалистическую или чисто сельскохозяйственную страну» («North China Daily News», December 20 1947). Заместитель военного министра США Ройял заявил в январе 1948 г/ «... на определенном уровне чрезмерная деконцентрация, нанося удар по военному потенциалу, может в той же мере разрушить эффективность япон¬ ской промышленности» (S. Tsuru. Business Cycles in Postwar Japan. Tokyo, 1953, p. 5(6). 01 Большой интерес в этом отношении представляет мнение известного английского буржуазного экономиста, специалиста по Японии, Дж. Алле- 95
Большой удельный вес промышленности в экономике стра¬ ны, ее высокая концентрация, централизация трех четвертей промышленного производства в руках нескольких сот компаний, огромная роль кредита и его централизация под контролем 15—20 крупнейших банков и других кредитных учреждений — все это показывает, что, независимо от степени развития госу¬ дарственно-монополистического капитализма, производитель¬ ные силы и капиталистическое обобществление труда достигли в Японии такого уровня, при котором в полной мере созрели материальные предпосылки социализма. В документе «К вопро¬ су о программе», подготовленном к VII съезду Коммунистиче¬ ской партии Японии, указывается: «В Японии с ее высоким уровнем производства существует экономическая база для построения социализма» 52. Этот вывод сделан с учетом боль¬ ших изменений в экономическом развитии Японии, происшед¬ ших за последнюю четверть века 53. Но высокое развитие общественного характера производ¬ ства сочетается с частным способом присвоения, с господством финансовой олигархии в экономике и политике, с борьбой мо¬ нополий за наивысшие прибыли на основе эксплуатации тру¬ дящихся. Вместе с тем общественный характер производства в сво¬ ем развитии неумолимо требует общегосударственного регули¬ рования экономики. О том, что производство переросло рамки на. «Скрыто существующие обстоятельства,- - пишет он,— все еще создают благоприятные условия для концентрации экономической силы в Японии, и то, что влияние этой силы распространяется другими путями, не дает оснований утверждать, что она будет менее реальной. Боль¬ шой бизнес Японии утратил некоторые из своих традиционных, так назы¬ ваемых феодальных атрибутов, но это попросту означает, что его организа¬ ция приняла форму, сходную с формой организации его партнеров на За¬ паде, при которой контроль сосредоточен на вершине, в руках группы ди¬ ректоров, укомплектованной с помощью кооптирования. Тот факт, что в настоящее время собственность на капитал является более широко распы¬ ленной, чем прежде, и большинство ценных бумаг находится в распоряже¬ нии инвесторов-учреждений, а не семей, пожалуй, усиливает могущество контролирующей группы» (G. С. Allen. Japan’s Economic Recovery. Oxford, University Press, 1958, p. 143). 52 «Акахата», 30 сентября 1957 г. 53 Еще в конце 20-х годов для империалистической Японии был характе¬ рен весьма большой удельный вес феодальных пережитков. В тезисах За¬ падноевропейского бюро Исполкома Коминтеона (1932 г.) указывалось: «Японский империализм рос в обстановке военно-полицейской реакции и на базе феодальных пережитков в стране. Характерным является преобладание легкой промышленности, и прежде всего текстильной, при относительно слабом развитии металлургической и особенно машиностроения» «Материа¬ лы по национально-колониальным проблемам», НИАНКП, 1933, 3 (9), стр. 7—8). Эта характеристика, правильная для конца 20-х годов, безуслов¬ но, не отвечает современному положению. 96
монополий, можно судить по роли, которую играют отдельные монополии в процессе производства. Если бы, например, метал¬ лургический трест «Явата сэйтэцу», который находится под контролем нескольких финансовых тузов, прекратил производ¬ ство, то это означало бы тяжелый удар по всей экономике стра¬ ны. В большей или меньшей степени то же самое относится и ко всем другим монополиям. Взаимная зависимость конкурирующих и враждующих друг с другом монополий обусловливает необходимость и неизбеж¬ ность совместных усилий монополий, осуществляемых через государство, с целью предотвратить возможность прекраще¬ ния производства той или иной монополией, что имело бы тя¬ желые последствия для всей экономики 54. Неизбежность государственного регулирования, вытекаю¬ щая из взаимной зависимости разных отраслей экономики, как уже указывалось во введении, многократно усиливается вслед¬ ствие обострения капиталистических противоречий. Монополи¬ стический капитализм порождает войны и милитаризацию, кризисы, торговые и валютные войны. В их ходе возникает ряд насущных народнохозяйственных проблем, без хотя бы вре¬ менного разрешения которых капиталистическое производство не может развиваться, а капиталистический строй — суще¬ ствовать. Решать эти проблемы в интересах монополистического ка¬ питала, не затрагивая основ капитализма, а, напротив, помогая монополистической буржуазии усиливать эксплуатацию тру¬ дящихся,— в этом функция государственно-монополистическо¬ го капитализма. Каковы же в конкретных условиях Японии те противоре¬ чия, проблемы и задачи, которые толкают вперед развитие государственно-монополистических тенденций? Ответ на этот вопрос мы постараемся дать в следующей главе. 54 На эту сторону дела обращает внимание немецкий экономист К. Цишанг: «При современном состоянии концентрации и централизации,— пишет он,— угроза или крах одной или нескольких монополий означает опасность для хозяйства в целом и даже опасность для империализма вооб¬ ще» («Проблемы политической экономии», ежегодник Института экономики Германской академии наук, т. 1. Берлин, 1957, стр. 38). 7 Я. А. Певзнер
Глава третья ОСНОВНЫЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЯПОНИИ Более 40 лет назад В. И. Ленин относил Японию к числу стран, прогресс которых демонстрирует неравномерность разви¬ тия капитализма в империалистическую эпоху, «...при капи¬ тализме,— писал В. И. Ленин,— немыслимо иное основание для раздела сфер влияния, интересов, колоний и пр., кроме как учет силы участников дележа, силы общеэкономической, финансовой, военной и т. д. А сила изменяется неодинаково у этих участников дележа, ибо равномерного развития отдель¬ ных предприятий, трестов, отраслей промышленности, стран при капитализме быть не может. Полвека тому назад Герма¬ ния была жалким ничтожеством, если сравнить ее капитали¬ стическую силу с силой тогдашней Англии; тоже — Япония по сравнению с Россией. Через десяток-другой лет «мыслимо» ли предположить, чтобы осталось неизменным соотношение силы между империалистическими державами? Абсолютно не¬ мыслимо» L На основе ленинского учения о неравномерности развития капитализма в империалистическую эпоху ученые-марксисты в Японии, Советском Союзе и других странах разработали вопрос о том, какое место принадлежало Японии в общем процессе обо¬ стрения неравномерности развития капитализма и какое влия¬ ние эта неравномерность оказывала на развитие японского им¬ периализма. Самый общий вывод, вытекающий из маркси¬ стских исследований новой и новейшей истории Японии и ее экономики, заключается в том, что развитие государственно- монополистических тенденций в этой стране было неразрывно связано с ее социально-политической структурой, с господ¬ ством финансового капитала и помещичьего землевладения. Интересы правящей верхушки лежали в основе внутренней и внешней политики страны, определяли империалистический, агрессивный характер этой политики, ее милитаристскую на¬ правленность. 1 В. И. Л е н и н. Сочинения, т. 22, стр. 281. 98
Характерной чертой японского империализма является исто¬ рически сложившееся противоречие между -его агрессивными устремлениями и экономической слабостью по сравнению с его империалистическими соперниками. И это всегда было одним из самых мощных стимулов в развитии государственно-монополи¬ стического капитализма, при помощи которого японский импе¬ риализм с первых же шагов старался укрепить свою военно-эко¬ номическую мощь. В эпоху империализма Япония превзошла все другие импе¬ риалистические страны по темпам развития промышленного производства. В результате усилилась тенденция к нивелировке уровня ее промышленного производства с уровнем производ¬ ства других капиталистических стран2. Нивелировка же про¬ изводства в условиях империализма, как это показал И. В. Сталин, является экономической -базой обострения про¬ тиворечий и усиления борьбы между империалистическими странами3. К началу 30-х годов Япония по размерам производства до¬ гнала Италию и приблизилась к Франции. Ее промышленность достигла такого уровня развития, при котором господствующие классы решились на торговую и валютную войну, на активную агрессию против Китая и подготовку войны против СССР и за¬ падных держав. Оккупация в 1931 г. Маньчжурии открыла но¬ вый этап в развитии японской агрессии 4. 2 См. об этом Ш. Л и ф. Война и экономика Японии. Партиздат. М., 1940, гл. 1. 3 Выступая против троцкистского тезиса об ослаблении неравномерно¬ сти, И. В. Сталин говорил: «Именно потому, что отставшие страны ускоря¬ ют свое развитие и нивелируются с передовыми странами,— именно поэто¬ му обостряется борьба за опережение одних стран другими, именно поэтому создается возможность для одних стран перегнать другие страны и вы¬ теснить их с рынков, создавая тем самым предпосылки для военных столкновений, для ослабления мирового фронта капитализма, для про¬ рыва этого фронта пролетариями различных капиталистических стран.- Кто не понял этой простой вещи, тот ничего не понял в вопросе об эконо¬ мической сущности монополистического капитализма» (И. В. Ст ал и н. Сочинения, т. 9, стр. 105). 4 Подготовка Японии к начатой в 30-х годах агрессивной войне де¬ тально освещена в работе японских марксистов «История войны на Тихом- океане». М., ИЛ (т. 1. 1957). Здесь, между прочим, рассказано о том, как задолго до нападения на Китай, в период так называемой «дипломатии Сидэхара» в Японии было создано «Управление ресурсов»; оно было глав¬ ным штабом, осуществлявшим «промышленную подготовку к войне» (стр. 151). Издаваемый этим управлением журнал в мае 1930 г. писал: «Точка зрения, согласно которой при создании государственной обороны основное значение придавалось вооруженным силам, претерпела существен-, ное изменение. Сейчас стало совершенно ясно, что оборона государств не является монополией армии, а есть поистине великое дело всего государ¬ ства, что война будет не борьбой между вооруженными силами, а борьбой между государственной мощью воюющих стран» (стр. 125). 7* 99
В период подготовки к войне Япония оставалась экономи¬ чески отсталою страной по сравнению с передовыми империа¬ листическими державами. В этих условиях японский империа¬ лизм стремился в короткий срок умножить свой военно-эконо¬ мический потенциал. В силу этого развитие государственно- монополистического регулирования экономики стало для него абсолютной необходимостью. Как мы видели выше, на разных этапах развития японского империализма на первое место в качестве факторов, влиявших на развитие государственно-монополистических тенденций, вы¬ двигались то одни, то другие обстоятельства. До окончания вто¬ рой мировой войны среди этих факторов первое место принадле¬ жало милитаризации 5. После же ее окончания японский моно¬ полистический капитализм встал перед лицом новых противо¬ речий, также неразрешимых без государственно-монополисти¬ ческого капитализма. После войны перед Японией встали та¬ кие проблемы, как ликвидация разрухи, усугубленной разви¬ тием инфляции, изменение характера и направления внешнеэкономических связей, необходимость восстановления и реконструкции промышленности и изменения в ее структуре. Все эти и без того сложные проблемы были еще более ослож¬ нены оккупацией Японии Соединенными Штатами, а затем — ее военно-политическим союзом с США, в котором она зани¬ мает неравноправное положение. Одни из проблем, вставших перед Японией после войны, но¬ сили временный, преходящий характер, другие же существуют на протяжении всей истории японского капитализма. Однако после войны они стали еще более острыми и требовали для своего разрешения государственного вмешательства. Центральной, наиболее важной для японских монополий проблемой, определившей необходимость и характер государ¬ ственно-монополистического регулирования после войны, яв¬ ляется проблема накопления капитала, проблема инвестиций. Экономические условия, которые сложились после войны,— потеря колоний, отставание японской промышленности по уров¬ ню ее технической оснащенности и снижение конкурентоспособ¬ ности японских товаров, стремление монополий снова пробиться на внешние рынки — все это настойчиво требовало еще больше увеличить абсолютные размеры и норму накопления по сравне¬ нию с той, и без того высокой, нормой, которая была характер¬ на для Японии в прошлом. Но падение производства было столь велико, что сразу после войны абсолютные размеры накопления 5 См. об этом «История войны на Тихом океане», т. 1—4. М., ИЛ, 1957— 1958; Я. А. Певзнер. Монополистический капитал Японии («дзайбацу») в годы второй мировой войны и после нее. М., 1950, гл. I—III и VI. 100
не могли ле понизиться, несмотря на столь благоприятный для накопления фактор, каким было резкое снижение военных рас¬ ходов. Подъем демократической борьбы рабочего класса после войны препятствовал повышению нормы эксплуатации. Прак¬ тически это выражалось в том, что в ходе массовой стачечной борьбы профсоюзы чаще всего срывали попытки капиталистов снизить реальную заработную плату рабочих и служащих и добивались ее постепенного повышения. В этих условиях го¬ сударство выступило как «совокупный капиталист», взяв на себя обязанности по превращению в капитал дополнительной - части стоимости, получавшейся главным образом путем уси¬ ления налогообложения трудящихся. Рост государственных инвестиций принес с собой расшире¬ ние рынка, в особенности рынка на товары первого подразделе¬ ния. «Государственные закупки и государственный кредит,— пишет С. Куга,— возмещаются из национального дохода. Источниками для получения капитала служат налоги, почто¬ вые сбережения, государственные займы, кредиты Японского банка — все это получается из предпринимательской прибыли и индивидуальных доходов. Но здесь имеет место не простое возмещение — те средства, которые, оставаясь в руках отдель¬ ных лиц, пошли бы на индивидуальное потребление, проходя через руки государства, превращаются в капитал, происходит принудительное накопление. При этом государство осуществляет инвестиции таких больших размеров, которые недоступны для отдельных капи¬ талистов. Все это приносит расширение рынка на средства производства и ведет к временному росту экономики безотно¬ сительно к размерам народного потребления»6. Инвестицион¬ ная политика — это государственная поддержка монополий, обеспечение высокой прибыльности как необходимого условия расширенного воспроизводства, и, наоборот, обеспечение рас¬ ширенного воспроизводства как необходимого условия устойчи¬ вой прибыльности монополистического предпринимательства. Инвестиционная политика неразрывно связана с конкретны¬ ми социальными условиями данной страны. В США, например, государство в интересах сельскохозяйственных монополий и бо¬ гатых фермеров тратит ежегодно миллиарды долларов для скупки «излишков» сельскохозяйственной продукции, «инве¬ стирует» свои средства для сокращения сельскохозяйственной продукции. В Японии, наоборот, сельское хозяйство не удовле¬ творяет ни потребностей населения в продовольствии, ни по¬ требностей промышленности в сельскохозяйственном сырье. 6 С. Куга. Гэндай сихонка рон, стр. 103—104. 101
Самым важным мероприятием государства после войны в области сельского хозяйства было проведение в 1946—1949 гг. земельной реформы, которая была осуществлена в интересах монополистического капитала в значительной степени за счел интересов помещичьего класса. Реформа была проведена под угрозой мощного подъема революционной борьбы крестьян¬ ства. Американские власти и японские правящие круги были вынуждены пойти на передачу (продажу с длительной рас¬ срочкой) крестьянам земель, арендовавшихся ими у помещи¬ ков. В результате этого была ликвидирована категория так называемых «отсутствующих помещиков», которые составляли наибольшую часть помещичьего класса 1. Нанеся удар по по¬ мещичьему землевладению, реформа содействовала повыше¬ нию продуктивности сельского хозяйства. Вместе с тем в инте¬ ресах монополий государство провело некоторые другие меры, такие как ограничение роста цен на продовольствие с целью сохранения низкого уровня заработной платы, ограничение расхода валюты на импорт продовольствия ради расширения импорта сырья и т. д. И хотя, как мы увидим ниже, масштабы и эффективность этих мер невелики, но все же при анализе го¬ сударственно-монополистических мероприятий мимо них нель¬ зя пройти. Для Японии характерно колоссальное аграрное перенаселе¬ ние, существование больших излишков рабочей силы в деревне и городе. Массовая безработица составляет настолько острую социальную проблему, что капиталистическое государство вы¬ нуждено принимать меры для того, чтобы тормозить ее рост пу¬ тем так называемых общественных работ и других мероприятий, требующих государственных инвестиций. С проблемой безработицы связан также вопрос о мелкой промышленности Японии. Мелкие и средние предприятия нахо¬ дятся в очень тяжелом положении, тысячи из них ежегодно ра¬ зоряются, многие влачат жалкое существование. Но в то же время мелкие и средние предприятия выполняют ряд важных функций в интересах монополистического капитализма. Мелкие предприятия имеют огромный удельный вес в общем числе заня¬ тых. Они поставляют значительную часть продукции на экспорт. При системе «группирования», существующей в Японии, мелкие и средние предприятия занимают немаловажное место в качест¬ ве одной из частей монополизированного производства. При этом помощь, которую правительство оказывает небольшой части мелких и средних предприятий, является одним из необхо¬ димых условий социальной демагогии. Как указывается в отчет- * 7 Подробный анализ послевоенной земельной реформы см. в кн. В. А. П о п о в. Земельная реформа и аграрные отношения в Японии. М.» Coiv экгиз, 1959. 102
ном докладе ЦК КПЯ VII съезду, «правительство Киси и моно¬ полистический капитал, стремясь удержать на своей стороне средних и мелких предпринимателей, ведут разговоры о разви¬ тии и поощрении средних, мелких предприятий, но под шумок таких разговоров втягивают эти предприятия в орбиту моно¬ полий или же усиливают их зависимость от последних, про¬ должают безудержный грабеж и наступление на них»8. Поскольку внутренние ресурсы сырья и топлива постоянно отстают от растущих потребностей народного хозяйства, для Японии первостепенное, жизненно важное значение имеют про¬ блемы внешней торговли. Она относится к числу тех отраслей народного хозяйства, в которых государственно-монополисти¬ ческие тенденции получили наибольшее развитие. Исходя из вышесказанного, среди насущных социально-эко¬ номических проблем, обусловливающих необходимость госу¬ дарственно-монополистического регулирования, мы выделяем для более подробного рассмотрения сырьевую и продоволь¬ ственную проблему и проблему внешней торговли, проблему хронической безработицы и аграрного перенаселения, а так¬ же вопрос о мелкой и средней промышленности. Далее рас¬ сматривается инвестиционная политика, которая как бы син¬ тезирует в себе все другие факторы, обусловившие необходи¬ мость государственного регулирования экономики. И, наконец, в заключении данной главы рассматриваются зависимость Японии от США и милитаризация как факторы, влияющие на характер современного государственно-монополистического капитализма в Японии. Сырьевая и продовольственная проблемы. Проблема внешней торговли Японская экономика всегда находилась в большой зависи¬ мости от импорта сырья и продовольствия. Самое общее представление о степени этой зависимости дают следующие данные (см. табл. 5 на стр. 104). При огромной потребности Японии в импорте его действи¬ тельные размеры относительно низки. Так, в 1952—1954 гг. ■средняя сумма импорта, приходящаяся на одного человека, составляла (в долл.): в Англии— 187, в США с их богатыми внутренними ресурсами — 72, в ФРГ — 83, в Италии — 50, а в Японии — всего 279. В 1957 г. эта сумма для Японии увели¬ чилась до 35 долл., а в 1959 г. до 39 долл.10 8 «VII съезд Коммунистической партии Японии». М., 1959, стр. 93—94. 9 Токутаро Я м а н а к а. Сюдзи Тё. Сэнго нихон кэйдзай сэйсаку-но <5унсэки. 1958, стр. 171. 10 «Кэйдзай токэй нэнкан». 1960, стр. 209. 103
Таблица 5 Удельный вес импорта в потреблении некоторых товаров (в %) * Товары 1934—1936 гг. 1952 г. 1956 г. 1957 г. 1958 г. Рис . . 18,6 9,0 6,8 2,8 4,0 Ячмень 1,1 ' 46,8 44,9 43,0 38,7 Пшеница 24,4 52,0 62,3 62,7 64,0 Соевые бобы 64,0 i I 24,3 61,2 Кукуруза . 67,3 ; 48,6 80,6 — 1 — Сахар . ... 96,0 95,9 94,6 — i — Уголь . . 9,6 i 7,2 7,5 11,0 1 8,6 Сырая нефть 90,8 ' 92,9 97,0 98,3 i 98,0 Керосин 40,0 i 17,9 13,6 — — Железная руда . . 85,6 ! 81,6 88,1 89,2 86,6 Фосфаты . . . 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 Бокситы . . — 100,0 100,0 100,0 100,0 Хлопок 100,0 1 100,0 100,0 । 100,0 100,0 Шерсть . 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 Кожа 67,5 68,1 51,5 : — — Каучук . . i 100,0 100,0 100,0 ! 100,0 100,0 Пульпа 1 26,7 I 4,8 6,8 — — Соль 67,1 i i 76,8 78,6 — — • «Кэйдзай ёран», 1958 г., стр. 194; «Хомпо’кэйдзай токэй», 1958 г., стр. 205—208, 217; «Гайкоку боэки гайке», 1959 г., Na 1, стр. 16—17. От импорта сырья целиком или почти целиком зависят основные отрасли промышленности—металлургия (а следо¬ вательно, и машиностроение и судостроение), текстильная, производство удобрений и др. Судоходство, рыбный промы¬ сел, автотранспорт и ряд подотраслей химической промышлен¬ ности работают почти целиком на импортной нефти или полу¬ чаемых из нее продуктах. Чрезвычайно велика зависимость- страны от импорта продовольствия, на который приходится в среднем 20% всего внутреннего потребления. Учитывая, что средние нормы потребления продовольствия в Японии и без того сравнительно низки п, прекращение его ввоза, без сомнения, принесло бы массовый голод. * 11 По данным «Yearbook of Food and Agricultural Statistics» (1955,. p. 201), в 1953—1954 гг. ежедневное количество калорий на душу населения составляло: в США — 3090, в Англии — 3140, в ФРГ — 2905, во Франции — 2795, в Италии — 2595, в Японии — 2165; ежедневное количество белков на душу населения в тех же странах равнялось соответственно (в г): 91, 85» 76, 95, 80, 58. 104
«Япония в послевоенный период,— пишет известный аме¬ риканский буржуазный исследователь японской экономики Дж. Б. Коен,— зависит от внешней торговли не меньше, а больше, чем когда бы то ни было 12. Происшедшие после войны изменения в международном положении Японии и в условиях -ее внешней торговли поста¬ вили эту страну перед необходимостью искать пути для ослабления зависимости от импорта. Эта необходимость была обусловлена прежде всего тем,, что Япония потеряла колонии и была изгнана со всех захваченных территорий13. Кроме того, оккупационный контроль США в 1945—1951 гг. не только определял харак¬ тер японской внешней торговли в тот период, но и обусло¬ вил ряд специфических трудностей в ее последующем раз¬ витии. В результате оккупационного контроля в Японии образо¬ вался долг Соединенным Штатам за поставки продоволь¬ ствия и других товаров по бессрочным кредитам 14. Оккупационный контроль, а затем «Пакт безопасности» и другие неравноправные договоры Японии с США обусловили зависимое положение японской экономики и, прежде всего, внешней торговли. Угрожая применить экономические санк¬ ции и опираясь на правящие реакционные силы внутри Япо¬ нии, США заставили ее отказаться от широкой внешней тор¬ говли со странами социалистического лагеря. Запрет или ограничение торговли Японии (как и других зависимых от США стран) со странами социалистического лагеря — одна из важных целей внешней политики амери¬ канского империализма. 12 J. В. С о h е п. Japan’s Postwar Economy. Indiana University Press, 1958, p. 112. Как заявило в 1956 г. Управление экономического планирова¬ ния, «за последние 6 лет промышленная продукция увеличилась на 100%, а потребление сырых материалов — на 134%, из чего видно, что для японской промышленности характерна ярко выраженная тенденция к большей зави¬ симости от импорта» (там же). 13 В результате поражения в войне Япония потеряла 44% прежней тер¬ ритории (Корею, Тайвань, Ю. Сахалин, острова Тихого океана), а так¬ же лишилась прежних сфер своего господства в Маньчжурии, Китае и др. О роли этих территорий в качестве источников продовольствия и сырья для промышленности можно судить хотя бы по тому, что около 20% риса„ бобовых культур, сахара и др. импортировалось из Кореи и с Тайваня. На долю колоний в 1937 г. приходилось 23,8%, а на долю «стран иенового блока» (Маньчжурия, Китай)—9,1% всего японского импорта (Тоити Нава, Нихон сихонсюги то боэки мондай. 1948, стр. 45). 14 Всего Япония получила в годы оккупации от США товаров на сумму в 2,1 млрд. долл. В результате переговоров, происходивших в 1955—1956 гг., США согласились признать ее долг в размере 703 млн. долл. (А. И. Д ин¬ ке в и ч. Экономика послевоенной Японии. Госполитиздат, 1958, стр. 67). 105
Абсолютная зависимость от (импорта влечет за собой необ¬ ходимость экспорта в крупных масштабах. На экспорт идет 10—12% национального продукта, но реальное значение экс¬ порта для Японии неизмеримо более велико, ибо без экспорта Япония не может получать необходимую для импорта валюту. Будучи втянута в агрессивную политику американского империализма, Япония лишена возможности вести торговлю со своими ближайшими великими соседями — Советским Союзом и Китаем, который в прошлом был ее крупнейшим торговым контрагентом. Между тем условия на мировом капиталистическом рын¬ ке изменились в худшую для Японии сторону. После войны в мировом капиталистическом экспорте значительно возрос удельный вес продукции тяжелой и уменьшился удельный вес продукции легкой промышленности. Для Японии это явилось серьезным ударом,, поскольку до войны она вывозила глав¬ ным образом продукцию легкой промышленности. Именно в отношении последней Япония наиболее конкурентоспособна, тогда как продукция ее тяжелой промышленности в прошлом была, как правило, дорогой и низкокачественной и успехом на мировом рынке не пользовалась. Положение осложнилось тем, что при восстановлении на мировом капиталистическом рынке довоенных позиций западноевропейских стран вырос по сравнению с довоенным удельный вес США, в том числе на традиционных для Японии рынках Юго-Восточной Азии15. Необходимость перехода на экспорт продукции тяжелой промышленности поставила японскую экономику перед чрез¬ вычайно трудными проблемами. Расширение тяжелой про¬ мышленности требовало ее модернизации и огромных ин¬ вестиций. Низкий уровень заработной платы в Японии, который являлся основой «социального демпинга» продукции лег¬ кой промышленности, в современных условиях не может обеспечить конкурентоспособности индустриальной продук¬ ции. Это объясняется тем, что органический состав капитала в тяжелой промышленности выше, чем в легкой, и, соответ¬ ственно, удельный вес заработной платы в стоимости едини¬ цы готовой продукции меньше. Кроме того, за годы войны японская промышленность по уровню своего технического развития еще больше отстала от 15 По вопросу об изменениях в структуре и в направлении японской внешней торговли см. следующие работы: Я. А. Певзнер. Экономика Японии после второй мировой войны. М.» Изд-во АН СССР, 1955, гл. V; Б. М. П и ч у г и н. Япония. Экономика и внешняя торговля. М., Внешторгиз- дат, 1957, гл. IV и V; А. И. Д и н к е в и ч. Экономика послевоенной Японии, гл. V. 106
промышленности США и западноевропейских стран, что не могло не уменьшить ее конкурентоспособность в целом (в том числе и по отраслям с низким органическим составом капитала) 16. Однако, несмотря на рост в японском экспорте доли про¬ дукции тяжелой промышленности, легкая и главным образом мелкая промышленность по-прежнему играют в нем огром¬ ную роль 17. Особенно большое место занимает в вывозе про¬ дукция кустарных и полукустарных предприятий (игрушки, предметы домашнего обихода), ткачества и т. д. К тому же в силу описанной выше системы «группирования» многие средние и мелкие предприятия обслуживают монополии и, в частности, поставляют детали для крупных монополистиче¬ ских предприятий, производящих продукцию на экспорт. Ввиду того, что изготовление экспортной продукции со¬ средоточено в основном на мелких предприятиях с низкой про¬ изводительностью труда, доля лиц, занятых производством на экспорт, очень велика. Следовательно, проблема экспор¬ та— это острая социальная проблема, так как от его объема и колебаний зависит судьба миллионов трудящихся и город¬ ской мелкой буржуазии. Если послевоенные трудности препятствовали восстанов¬ лению и росту японского экспорта, то их преодоление до крайности обострило проблему импорта и платежного баланса. Модернизация японской промышленности с неизбеж¬ ностью повлекла за собой рост импорта, особенно сырья 18. Как же в этих условиях складывались цены на внутрен¬ нем рынке и экспортные цены? 16 Подробно см. об этом в кн. Е. А. Пигулевская. Обновление ос¬ новного капитала японской промышленности и развитие послевоенного цик¬ ла. М., Изд-во АН СССР, 1960. 17 По расчетам, основанным на данных таможенной статистики, доля товаров продукции отраслей с низким органическим составом капитала со¬ ставляла в экспорте в 1966 г. 52% против 62% в 1934—1936 гг. К этим отраслям отнесены пищевая, текстильная промышленность (кроме произ¬ водства искусственного шелка), производство предметов домашнего обихо¬ да, кожевенная и деревообрабатывающая отрасли, точная механика и т. п. Соответственно доля отраслей с высоким органическим составом капитала выросла с 21 до 44%. К ним относятся химическая промышленность, про¬ изводство нефтепродуктов, металлургия, машиностроение, бумажная, про¬ изводство изделий из стекла. Остальные отрасли выделены в группу «про¬ чее» — сырье, разные виды топлива и т. д. («Oriental Economist», September 1957, р. 456). 18 Принимая данные 1950 г. за 100, индекс потребления сырья во всей промышленности, ежегодно увеличиваясь, составил в 1956 г. 260, а индекс потребления импортированного сырья в том же году достиг 351,5 («General Survey of Japanese Economy», September 1, 1957, Tokyo, p. 43). 107
Обороты внешней торговли Японии (в млн. 1934—1936 гг. | 1949 г. (в среднем) 1950 г. 1951 г. 1952 г. Экспорт . . Импорт . . Сальдо . . 906,1 940,8 -34,7 509,7 904,8 —395,1 820,0 974,3 —154,3 1354,5 1995,0 -640,5 1272,9 2028,1 —755,2 * «Кэйдзай ёран», 1958, стр. 180—181; «Дзайсэй кэйдзай токэй ёран»', 1957, стр. 114; Рост производства и рост импорта сырья и топлива (прирост в % к предыдущему году) 1951 г. 1952 г. 1953 г. 1954 г. 1955 г. 195 6 г. Объем производства в добыва¬ ющей и обрабатывающей про¬ мышленности -j-35,0 +8,5 +16,0 +9,2 +10,2 +21,3- Импорт сырья и топлива. . +44,4 +8,3 +43,1 —2,1 + 8,4 +34,2 («Цусё хакусё», 1957, стр. 71). Повышенный уровень внутренних цен по сравнению с ми¬ ровыми объясняется более высокой стоимостью продукции японской промышленности в связи с более низкой производи¬ тельностью труда, чем в других развитых капиталистических странах. Соотношение спроса и предложения в Японии так¬ же действовало в сторону повышения внутренних цен отно¬ сительно мировых. Сначала потребности восстановления народного хозяйства, потом экономический бум в связи с войной в Корее и затем реконструкция и модернизация про¬ мышленности создали огромный спрос на продукцию первого подразделения. Это, естественно, усилило тенденцию к росту цен, особенно внутренних цен, на сырье. Если принять средне¬ годовые цены в 1950 г. за 100, то в 1956 г. общий индекс оптовых цен составлял 149, а индекс экспортных цен — 109 19. Если принять за 100 внутренние оптовые цены в июне 1950 г., то в июне 1957 г. те же цены составляли: в Японии— 169,5; в США — 117,1 и в Англии — 132 20. Соотношение внутренних японских и мировых цен на то¬ вары разных групп неодинаково (табл. 63 Приложения). По 19 «Кэйдзай ёран», 1958, стр. 204 и 208. 20 «General Survey of Japanese Economy», 1957, p. 21. 108
Таблица • и ее внешнеторговый дефицит долл.) 1953 г. 1954 г. 1955 г. 1956 г. 1957 г. 1958 г. 1959 г. ; 1274,8 1629,3 2010,6 2495,4 2858,0 2876,6 3456,5 2409,6 2399,4 2471,3 3229,6 4283,6 3033,1 3599,5 —1134,8 —770,1 —460,7 —734,2 —1425,6 —156,5 -143,• «Гайкоку боэки гайке», 1959, № 1, стр. 5; «Кэйдзай токэй нэнкан», 1960, стр. 209. текстилю Япония, как и до войны, сохраняет высокую конку¬ рентоспособность, но продукция ее тяжелой промышленности дороже, чем продукция Соединенных Штатов, Англии и стран Западной Европы. Разница между японскими и мировыми ценами не только отрицательно влияет на японский экспорт, но и ставит Япо¬ нию перед необходимостью ограждать внутренний рынок от более дешевых иностранных товаров. В прошлом при подоб¬ ных обстоятельствах вопрос обычно решался путем введения высоких тарифов. Для Японии, однако, возможности «тариф¬ ного маневрирования» весьма ограничены, так как увеличение тарифов немедленно привело бы со стороны стран-контраген¬ тов к ответным мерам в отношении японского экспорта. На большинство импортных товаров пошлины сравни¬ тельно невелики и не могут быть увеличены 21. Поэтому ос¬ новным средством, к которому прибегает Япония для ограж¬ дения своего внутреннего рынка, является лицензирование ввоза, т. е. государственный контроль над его общим объ¬ емом и номенклатурой. Внешнеторговый баланс Японии после войны постоянно сводится с дефицитом. Если до войны (1937 г.) максимальный годовой размер пассивного сальдо внешнеторгового баланса Японии составил 608 млн. долл., то после войны дефицит выражается в следующих цифрах. По условиям торговых договоров и соглашений Япония в обстановке острой торгово-валютной борьбы между капита¬ листическими странами и валютными зонами не может по своему усмотрению маневрировать валютными ресурсами. 21 О таможенно-тарифной политике Японии см. Б. М. Пичугин. Указ, соч., гл. VI. 109
Всю выручку в долларах, получаемую от экспорта в долла¬ ровую зону, она должна расходовать на покупку товаров в той же зоне, в фунтах — в стерлинговой зоне и т. д. Поэтому осо¬ бо важное значение приобрели структура торговли по валют¬ ным зонам и балансы платежей по каждой из зон. Таблица 7 Доля США в импорте, экспорте и в отрицательном сальдо японского торгового баланса (в %) * Год Импорт Экспорт Сальдо 1934-1936 24 16 253 1952 38 18 71 1953 31 18 46 1954 35 17 74 1955 31 22 70 1956 33 22 71 1957 38 21 72 1958 35 24 239 1959 31 29 57 * «Кэйдзай ёран», 1957 стр. 169; 1958, стр. 183; «Гайкоку боэки гайкё», 1959, № 1, стр. 13. «Кэйдзай токэй нэнкан», 1960, стр. 213. Почти вся сумма внешнеторгового дефицита Японии при¬ ходится на ее торговлю с долларовой зоной, что вытекает из господствующего положения США на японском рынке. Дефицит своего торгового баланса Япония покрывает при помощи «невидимого экспорта», основную часть которого составляют «специальные заказы» (см. Приложение, табл. 64 и 65). «Специальные заказы» — это заказы на вооружение и разные виды довольствия и услуг для американских воору¬ женных сил в Японии, а также на вооружение для армий американских сателлитов в Азии и на Тихом океане (для марионеточных режимов в Южной Корее и на Тайване, для контролируемых Соединенными Штатами вооруженных сил Филиппин и Таиланда). Распределение «специальных зака¬ зов» производится через находящиеся в Японии «Американ¬ ское агентство снабжения» («American Procurement Agency), которое действует в контакте с японскими правительственны¬ ми органами и монополиями. Таким образом, все коммерче¬ ские и финансовые операции, с которыми связано покрытие 110
Таблица 8 Распределение внешней торговли Японии по валютным зонам (в млн. долл, и в % к сумме) * Экспорт Импорт Баланс Год Всего % долларо¬ вая зона % стерлинго¬ вая зона % X 2 3 о я 9-ь X * (D О F- У со О О % всего % долларо¬ вая зона % стерлинго¬ вая зона % зона открытых счетов % всего долларо¬ вая зона стерлинго¬ вая зона зсна открыт счетов 1952 1272,9 100 396,9 31 539,6 42 336,2 27 2028,1 100 1221,6 60 501,6 25 304,9 15 -755,1 —824,6 38,0 31,3 1953 1274,8 100 490,0 39 317,5 25 467,2 36 2409,6 100 1304,7 54 602,7 25 502,0 21 -1134,7 —814,6 285,2 —34,8 1954 1629,2 100 560,9 35 492,7 30 575,5 35 2399,4 100 1411,1 59 433,1 18 554,9 23 —770,1 -850,1 59,5 20,6 1955 2010,6 100 816,4 41 649,0 32 540,0 27 2471,4 100 1332,0 54 599,5 24 539,7 22 —460,8 -515,5 49,5 0,2 1956 2500,6 100 1095,2 44 906,4 36 498,8 20 3229,7 100 1725,1 53 1057,4 33 447,0 14 —729,1 -629,8 -151,0 51,8 1957 2858,0 100 1318,7 46 1247,2 44 291,9 10 4283,5 100 2403,7 56 1591,0 37 288,7 7 -1425,5 -1084,9 —343,7 3,2 1958 2876,5 100 1426,7 50 1242,1 43 207,4 7 3033,1 100 1719,9 57 1173,0 39 140,0 6 —156,5 -293,1 69,0 67,4 * «Нихон кэйдзай нэнкан», 1956, стр. 493, 1957, сгр. 491; «Токэй гэппо», изд. Статистического бюро при канцелярии премьер-министра. Токио, 1959, № 3, март, стр. 69.
дефицита внешнеторгового баланса, в настоящее время также осуществляются под наблюдением или контролем госу¬ дарственных органов. Необходимость государственного регулирования внешней торговли вызвана, следовательно, двумя основными при¬ чинами: во-первых, той 'большой ролью, которую внешняя тор¬ говля играет в экономике страны, во-вторых, теми особыми трудностями, с которыми было связано восстановление и дальнейшее развитие внешней торговли после войны (потеря колоний, ограничение свободы внешней торговли в связи с зависимостью от США, изменение в структуре экспорта и импорта, внешнеторговый дефицит и валютная зависи¬ мость, большая роль «специальных заказов» в «невидимом» экспорте). Особое значение среди мероприятий государства имеет регулирование объема экспорта и импорта, причем значение соответствующих государственных мероприятий далеко выхо¬ дит за рамки внешней торговли. Форсирование экспорта в по¬ слевоенных условиях невозможно без изменения структуры промышленности и ее модернизации. Сокращение импорта или ограничение его роста также сопровождается перестрой¬ кой промышленности. Государственное вмешательство здесь направляется на то, чтобы ускорить применение монополия¬ ми достижений науки и техники для развития производства на базе отечественного сырья и местных энергетических ре¬ сурсов. Тем самым необходимость государственного регулирова¬ ния внешней торговли вплотную подводит к необходимости регулирования инвестиций. Хроническая безработица и аграрное перенаселение. Проблема мелкой и средней промышленности Вплоть до окончания второй мировой войны японские империалисты широко использовали «теорию абсолютного перенаселения» Японии для оправдания своей агрессии. Пора¬ жение в войне заставило на время отказаться от открытой пропаганды агрессии, но потеря колоний, а также сокраще¬ ние возможностей эмиграции еще больше усилили мальту¬ зианское направление в политике и идеологии правящих кругов 22. 22 После войны в Японии выпускаются время от времени специальные правительственные «Белые книги по вопросам народонаселения», основная идея которых состоит в том, что падение жизненного уровня населения объ¬ ясняется его избыточным ростом. Со страниц буржуазных газет раздаются 112
Современное неомальтузианство в Японии выступает глав¬ ным образом в форме так называемой «оптимальной теории населения». Согласно этой теории, для того, чтобы сохранился определенный уровень благосостояния, численность населе¬ ния должна соответствовать размерам естественных ресурсов. Приверженцы «оптимальной теории» считают, что в послевоен¬ ной Японии такое соответствие нарушено, поскольку страна лишилась колоний, а численность ее населения сильно увели¬ чилась в связи с репатриацией 23. С точки зрения «оптимальной теории» ликвидация «избыт¬ ка населения» возможна двумя путями — либо путем планиро¬ вания экономики с целью расширения занятости, либо путем регулирования численности населения и сокращения рождае¬ мости. «Оптимальная теория», которой японское правительство следует в своей практической деятельности, исходит из того, что центр тяжести в разрешении вопроса о перенаселении дол¬ жен быть во втором способе, т. е. в сокращении рождаемо¬ сти. В апреле 1949 г. японский парламент принял закон о контроле над рождаемостью, направленный на широкое внедрение практики абортов и стерилизации. Применение этого закона способствовало тому, что рождаемость в Япо¬ нии понизилась с 28,1 на 1000 населения в 1950 г. до 19,3 в 1955 г. При снижении смертности прирост населения за те же го¬ ды сократился меньше, чем рождаемость, — с 17,2 до 11,6 на 1000 человек24. Однако, по расчетам правительственных ста¬ тистиков, к 1990 г. возрастная структура населения изменится таким образом, что рост населения прекратится 25. Япония с ее относительно быстрым ростом населения и бо¬ лее бедными (по сравнению с другими развитыми капитали¬ стическими странами) природными ресурсами всегда была «заповедным полем» для мальтузианцев всего мира. Однако сама японская действительность являет собой один из наи¬ более ярких примеров вздорности мальтузианских бредней об абсолютном избытке населения. Несмотря на сравнительно призывы к установлению предельных размеров семьи, а группа членов пар¬ ламента, как писал лондонский «Экономист» от 11 июня 1949 г., «с грустью вспоминала, что в добрые старые дни токугавской эпохи (1602—1867 гг.) детоубийство было общепринятой и весьма удачной формой ограничения народонаселения» (цит. по Я. Н. Г у з е в а т ы й. Мальтузианство на служ¬ бе реакционных сил в послевоенной Японии. «Вопросы философии», 1954, № 4, стр. 156). 23 К августу 1950 г. в Японию было репатриировано 6,2 млн. человек («The Japan Year-book», 1949—1952, р. 41). 24 «The Japan Economic Year Book», 1957, p. 144' 25 «Times», London, October, 5, 1956, p. 11. 8 Я А. Певзнер 113
быстрый рост населения26, размер национального дохода на душу населения в Японии постоянно увеличивается (в 1938— 1942 гг. он был в среднем, в 5,26 раз выше, чем в 1878— 1882 гг.) 27. В последующие годы он продолжал возрастать. Таким образом, главная проблема заключается не в слиш¬ ком быстром росте населения и не в его абсолютным избытке, а в увеличении безработицы, которая растет вместе с ростом капиталистического (производства. «Чем больше общественное богатство, функционирующий капитал, размеры и энергия его возрастания, а следовательно, чем больше абсолютная величина пролетариата и производительная сила его труда, тем больше промышленная резервная армия28. Для японского капитализма рост народонаселения пред¬ ставляет собой действительно острую проблему. Широкое рас¬ пространение мальтузианских идей в Японии объясняется тем, что естественные и демографические условия, в которых здесь осуществляется капиталистическая эксплуатация, обостряют и придают особую болезненность присущим всему капитализму процессам роста «промышленной резервной армии», роста от¬ носительного перенаселения. Буржуазия заинтересована в безработице, так как послед¬ няя является одним из самых действенных орудий интен¬ сификации труда, усиления эксплуатации трудящихся. Но вместе с тем безработица представляет собою социальную проблему, объект классовой борьбы. Острота проблемы для капиталистического класса все более усиливается, особенно на фоне успехов стран социалистического лагеря, где безра¬ ботица навсегда ликвидирована. Действительный смысл бур¬ жуазной «оптимальной теории» заключается отнюдь не в за¬ боте о ликвидации перенаселения, безработицы, а в том, что¬ бы не допустить ее роста сверх тех «оптимальных размеров», которые буржуазия, ее политики и ученые считают безопасны¬ ми для существования капиталистического государства, ка¬ питалистического строя. Маркс различал три постоянных формы перенаселения — текучую, скрытую и застойную. Текучая форма перенаселе¬ ния непосредственно связана с открытой безработицей. Пер¬ вым ее показателем является количество зарегистрированных полностью безработных (табл. 9). 26 Численность населения Японии увеличилась с 36 700 тыс. человек в среднем в 1878—1882 гг. до 71 336 тыс. человек в среднем в 1938—1942 гг. («Ниппон токэй нэнкан», 1955/56 г., стр. 10—11). 27 S. F. Tsuru and К. Okawa. Long-Term Changes in the National Income of Japan since 1878. «Income and Wealth», Series III. Bowes & Bo¬ wes, Cambridge, p. 39. 28 К. M арке. Капитал, т. I, 1953, стр. 650. 114
В период до общего кризиса капитализма текучая безрабо¬ тица развивалась преимущественно в периоды кризисов, а в годы оживления и подъема рассасывалась. Приведенные ци¬ фры относятся к периоду восстановления экономики (до 1951 г.) и к годам длительного циклического подъема; в силу этого они наглядно свидетельствуют о хроническом характере безработицы в современной Японии. Таблица 9 Доля занятых среди всего самодеятельного населения и число зарегистрированных безработных (в тыс. человек) * Год Общая численность населения Население в возрасте от 14 Лет и выше [А]** В том числе занятые [Б] Б/А, % Зарегистри¬ рованные безработные 1948 79 460 53 900 34 600 64 240 1949 81 280 54 850 36060 66 380 1950 82 880 55 240 35 720 65 440 1951 84 330 56 260 36 220 64 390 1952 85 580 57 440 37 290 65 470 1953 86 780 58 310 39 250 67 450 1954 88 030 59 280 39 580 67 580 1955 89110 60 920 41120 67 680 1956 90 060 62 660 42 280 67 640 1957 90 900 63 690 43 190 68 530 1958 91800 63070 43 120 68 560 1959 92 770 64 570 43 700 68 580 * «General Survey of the Japanese Economy». Ministry of Finance, The Japanese Go¬ vernment, September, 1, 1957, p. 51; «Родо токэй тёса гэппо», 1958, № 3, стр. 47—48; 1959, № 5, стр. 39; 1960, № 3, стр. 39. ** Начиная с 1953 г. дается население в возрасте от 15 лет и выше. Главное, однако, заключается в другом. Эти цифры не от¬ ражают действительных размеров безработицы, так как для Японии наиболее характерна не регистрируемая, открытая без¬ работица, а безработица скрытая и застойная, невидимая, «частичная». На каждого официально зарегистрированного полностью безработного в Японии приходится от 7 до 12—13 человек, ко¬ торые работают неполный рабочий день. В 1956 г. (год экономического подъема) в Японии насчиты¬ валось 640 тыс. безработных, 4570 тыс. занятых от 1 до 1Q часов в иеделю и 5300 тыс. человек, имевших работу от 20 до 34 часов в неделю. Исходя из 48-часовой рабочей недели, 8* 115
следует считать, что 9870 человек работали неполную рабо¬ чую неделю. При этом надо иметь в виду, что к этой категории относятся, например, домашние хозяйки, которые часть* времени тратят на приработки, а также студенты, работающие неполный день, чтобы иметь возможность учиться. Поэтому трудно точно учесть, какая часть населения вынуждена работать неполный рабочий день в силу того, что не может найти работы, так как для этого нет необходимых статистических данных. Статистика по труду на основе рабочих обследований публикует данные о частично безработных, разделяя их на лиц, которые меняют работу, и лиц, которые ищут дополнительную работу. Согласно данным канцелярии премьер-министра, в 1956 г. только среди населения «занятого работой, приносящей доход», число таких лиц составляло 3290 тыс. человек29. На основании подобного рода данных некоторые японские экономисты считают, что число полубезработных в Японии со¬ ставляет приблизительно 3 млн. человек.30 Цифру эту следует признать безусловно минимальной, так как выборочные обсле¬ дования, на оснований которых она составлена, почти всегда искажают картину полубезработицы в сторону ее занижения31. В 1954 г. Правительственный совет по вопросам борьбы с без¬ работицей исчислял число лиц, занятых неполный день, в 5,8 млн. человек32, и, судя по увеличению числа полностью безработных, с тех пор каких-нибудь изменений в лучшую сто¬ рону не произошло. «Невозможно понять положение с безра¬ ботицей в Японии без учета того факта, что показываемое ста¬ тистикой число безработных (680 тыс. человек) —это не боль¬ ше, чем выдающаяся над поверхностью моря часть айсбер¬ га»,—писал в 1955 г. бюллетень банка Фудзи33. Таким образом, даже на основании правительственных данных число полностью или частично безработных в городе и деревне составляет от 3,8 до 6,5 млн. человек, т. е. от 8 до 29 «General Survey of Japanese Economy». Ministry of Finance. The Japa¬ nese Government. September, 1, 1957, p. 41—42. 30 См., напр., статью Сигэто Ц у p у. Employment in Japan: Problems and Prospects «Far Eastern Survey», July 27, 1957, No. 7, pp. 100—101. 31 О заниженное™ приведенной цифры свидетельствует уже хотя бы то, что она учитывает полубезработицу только среди населения, «занятого ра¬ ботой, приносящей доход». Но в том же 1956 г. и по тем же данным кан¬ целярии премьер-министра в стране насчитывалось 22,3 млн. лиц в возрасте от 14 лет и выше, которые вообще не были заняты «работой, приносящей доход». Сюда относятся лица, занятые домашним хозяйством (11,4 млн.), учащиеся, инвалиды и т. д. Сколько из этого огромного числа хотело бы получить «работу, приносящую доход»,— неизвестно. 32 «General Survey of Japanese Economy», September 1, 1957, p. 41. 33 Цит. no kh. J. B. Cohen. Japan’s Postwar Economy, p. 55. 116
15% по отношению к общему числу лиц, занятых «работой- приносящей доход». Как ни велико это количество, оно не отражает ни действи¬ тельных размеров скрытой и особенно застойной безработицы, ни тенденций ее развития. Скрытая безработица связана главным образом с капита¬ листическим развитием сельского хозяйства, с ростом аграрно¬ го перенаселения. «Как скоро капиталистическое производ¬ ство овладевает сельским хозяйством, — пишет Маркс, — или по мере того как оно овладевает им, спрос на сельских рабочих абсолютно уменьшается вместе с «накоплением функционирую¬ щего в этой области капитала, причем выталкивание рабочих не сопровождается, как в промышленности неземледельческой, большим привлечением их. Часть сельскою населения находит¬ ся поэтому постоянно в переходном состоянии к превращению в городской или мануфактурный пролетариат и выжидает ус¬ ловий, благоприятных для этого превращения... Этот источ¬ ник относительно избыточного населения течет постоянно, но его постоянное течение к городам предполагает уже в дерев¬ не постоянное скрытое перенаселение... В силу этого сельского рабочего сводят к наинизшему уровную заработной платы и он всегда стоит одной ногой в болоте пауперизма»34. • Маркс пишет: «Третья категория относительного перенасе¬ ления, застойное перенаселение, образует часть актив¬ ной рабочей армии, но характеризуется крайней (нерегуляр¬ ностью занятий. Таким образом, она составляет для капитала неисчерпаемое хранилище свободной рабочей силы. Ее жизнен¬ ный уровень опускается ниже среднего нормального уровня ра¬ бочего класса, и как раз это делает ее для капитала широким базисом отраслей особенной эксплуатации. Она характеризуется максимумом рабочего времени и минимумом заработной платы. Под рубрикой работы на дому мы уже познакомились с ее глав¬ ной формой... Размер ее увеличивается, по мере того как с размерами и энергией накопления прогрессирует создание «из¬ быточных» рабочих. Но она образует в то же время само- воспроизводящийся и самоувековечивающийся элемент рабо¬ чего класса — элемент, принимающий относительно большее участие в общем приросте рабочего класса, чем все осталь¬ ные элементы»35. Следует обратить особое внимание на то, что размеры скры¬ того и особенно застойного перенаселения не могут быть опре¬ делены только лишь численностью частично безработных. «Промышленная резервная армия гораздо шире, она включает 34 К-Маркс. Капитал, т. I, 1953, стр. 648—649 (курсив наш.— Я.П.). 35 Там же, стр. 648—649 (курсив наш.— Я.П.). 117
в себя также и часть лиц, положение которых характеризуется «максимумом рабочего времени и минимумом заработной платы». Разумеется, между положением безработных из армии теку¬ чего перенаселения и частично безработными или занятыми из армии скрытого и застойного перенаселения существует боль¬ шая разница. Но тех и других объединяет крайняя неустойчи¬ вость их положения. Пособий по безработице едва хватает, чтобы жить впроголодь, к тому же они выдаются лишь в тече¬ ние не более 6 месяцев36. Заработки огромного большинства временных и поденных рабочих, ремесленников и мелких тор¬ говцев зависят от случая, от колебаний конъюнктуры, ухудше¬ ние которой в первую очередь бьет по мелким предприятиям. Наконец, между разными частями «армии перенаселения» существует и определенная количественная связь. Хроническая полная безработица не дает возможности тем, кто составляет армию скрытого и застойного перенаселения, находить по¬ стоянную работу, и, наоборот, большие размеры скрытого и застойного перенаселения препятствуют безработным находить временную и случайную работу 37. Характерная для всего капиталистического мира разница между производительностью в промышленности и в сельском хо¬ зяйстве в Японии проявляется особенно ярко. В 1905 г. произво¬ дительность труда в сельском хозяйстве составляла 47% от производительности труда в промышленности, в 1910 г.— 39%, в 1915 г — 33%; в 1925 г.—30%. С 1929 по 1941 г. она снизи¬ лась с 26 до 21% от производительности труда в промышлен¬ ности38. В последующие годы эта разница увеличилась еще бо¬ лее. По подсчетам японских экономистов с 1951 по 1956 г. про¬ изводительность труда в промышленности увеличилась на 61%, тогда как в сельском хозяйстве — лишь на 18% 39. 36 Этот вопрос подробно рассматривается в работе В. Н. X л ы н о в. Положение рабочего класса Японии. М., Соэкгиз, 1958 г. 37 Вот что пишет об этом Правительственное управление экономическо¬ го планирования: «В 1956 финансовом году насчитывалось 600 тыс. полно¬ стью безработных. Поскольку число занятых равнялось 43 млн., доля пол¬ ностью безработных составляла около 2%. При безработице, не достигаю¬ щей 3%, в развитых странах считается, что существует полная занятость. Обстоит ли в таком случае в Японии дело с занятостью благополучно? Ни в коем случае. В такой стране, как Япония, где преобладают сельское хо¬ зяйство и мелкое предпринимательство, действительная проблема заклю¬ чается в существовании недозанятости («underemployment») при низкой производительности и низких доходах. Положение с безработицей не может измеряться, как в большинстве развитых стран, только по числу полностью безработных» («Economic Survey of Japan», 1956—1957, p. 22). 38 «Нихон кэйдзай-но кодзо бунсэки», т. 2, 1954, стр. 171. 39 «Economic Observer», Karachi, 157, June, No. 11—12, p. 33. 118
Благодаря широкому применению удобрений и хорошей по¬ становке семенного дела урожайность основных культур в Япо¬ нии весьма высока40. Однако в обработке земли и уборке уро¬ жая в Японии господствует ручной труд, что обусловливает низкий уровень производительности труда. Господство же ручной обработки и уборки связано с аграр¬ ным перенаселением, с тем, что вводи или не вводи тракторы, сеялки, косилки и т. п., кормить все равно при существующих социальных условиях нужно одинаковое количество сельско¬ хозяйственного населения, в то время как общий размер обраба¬ тываемой площади не растет. Приведем данные и оценки, характеризующие степень аграр¬ ного перенаселения. В 1953 г. в среднем на одну семью, занятую в сельском хо¬ зяйстве, приходилось 6,17 человек, в том числе 3,08 занятых. Средняя же площадь обрабатываемой земли, приходящаяся на одно хозяйство, в том же году составляла 0,8 га41. При этом у 1068 тыс. хозяйств обрабатываемая площадь была ниже 0,3 га, а у 954 тыс. хозяйств — ниже 0,5 га 42, т. е. меньше, чем даже мог бы обработать (т. е. обеспечить всеми видами сельскохозяй¬ ственных работ) один трудоспособный. Именно сильнейшее аграрное перенаселение лежит в осно¬ ве того, что в японском сельском хозяйстве высокая урожай¬ ность соединяется с низкой производительностью труда. Наемный труд в сельском хозяйстве применяется сравни¬ тельно мало. В 1950 г. насчитывалось всего 525 тыс. постоян¬ ных сельскохозяйственных рабочих, т. е. 3,2% от общего числа занятых43 в сельском хозяйстве. И это несмотря на то, что в Японии до 10% всех хозяйств в деревне относятся к зажиточной верхушке44, заинтересованной в применении наемного труда тем более, что средний размер заработной платы сельскохозяй¬ ственных рабочих составляет только одну треть по сравнению со средним уровнем заработной платы рабочих и служащих 40 По данным «Yearbook of Food and Agricultural Statistics» (1955, pp. 21—22, 25—26, 36—37), в 1954 г. урожайность пшеницы (в центнерах с га) составляла в США 12,2, в Англии — 28,5, во Франции — 23,5, в Ита¬ лии— 15,2, в Японии —22,6; урожайность риса (в центнерах с га) была в США 28,3, во Франции — 26,7, в Италии — 48,0, в Японии — 48,1; урожай¬ ность ячменя (в центнерах с га) в США—15,1, в Англии — 27,3, во Фран¬ ции— 20,5, в Италии— 11,2, в Японии — 25,5. 41 Исчислено по «Покэтто норин суйсан токэй», 1956, стр. 18, 63. 42 «Покэтто норин суйсан токэй», 1956, стр. 63. 43 «Дзэнэй», 1956, специальный выпуск VI, стр. 73; «Норин хакусё», 1957, статистическое Приложение, стр. 13. 44 «Дзэнэй», 1956, специальный выпуск VI, стр. 73. Необходимо, одна¬ ко, иметь в виду, что зажиточные крестьяне нанимают на 2—3 месяца в го¬ ду (в разгар сельскохозяйственных работ) батраков; общее число сезонных сельскохозяйственных рабочих достигает 1,5—2 млн. человек. 119
в промышленности 45. Из-за нехватки земли кулачество стре¬ мится к обогащению не только путем эксплуатации наемного труда непосредственно в сельскохозяйственном про¬ изводстве, но также и путем торговли ростовщического кре¬ дита, сдачи в аренду сельскохозяйственных орудий и т. д. Большая часть японского крестьянства прибегает в побочно¬ му и отхожему промыслу. Таблица 10 Изменение числа крестьянских хозяйств, прибегающих и не прибегающих к побочным работам * 1938 г. 1950 г. (А) 1955 г. (Б) Б-А Всего, тыс. дворов ъ 5441 6176 6043 -133 Крестьянские хозяйства, не прибегающие к побочным работам 2484 3086 2105 -981 Общее число крестьянских хозяйств, при¬ бегающих к побочным работам .... 2957 3090 3938 +848 в том числе: хозяйства 1-й категории **.... 1655 1753 2275 +522 хозяйства 2-й категории *** . . . 1302 1337 1663 +326 Всего (в %) 100,0 100,0 100,0 — Крестьянские хозяйства, не прибегающие к побочным работам 45,7 50,0 34,8 — Общее число крестьянских хозяйств, при¬ бегающих к побочным работам .... 54,3 50,0 65,2 — в том числе: хозяйства 1-й категории 30,4 28,4 37,6 — хозяйства 2-й категории 23,9 21,6 27,6 — ♦ «Норин хакусё», 1957, Статистическое приложение, стр. 10. *♦ Хозяйства, получающие основной доход от сельского хозяйства. *** Хозяйства, получающие основной доход от побочных работ. Развитие побочного и отхожего промысла связано с так на¬ зываемой «проблемой вторых и третьих сыновей». Земельный участок обычно переходит по наследству к старшему сыну, тог¬ да как вторые и третьи сыновья вынуждены искать заработ¬ ка вне сельского хозяйства. А если они его не находят, то вы¬ нуждены оставаться в семье старшего брата, хотя он может обойтись и без их рабочей силы. Японские и иностранные исследователи приходят к выводу, что при существующем в настоящее время уровне интенсифика¬ <• 45 «Economic Survey of Japan», 1953—1954, p. 145 «Oriental Economist», 1956, July, p. 322. 120
ции сельского хозяйства (т. е. при господстве ручного труда на обработке земли и уборке) от 30 до 40% сельского населения является «лишним» в том смысле, что если бы трудоспособное население в деревне уменьшилось на указанную долю, то это не повлияло бы на объем сельскохозяйственного произ¬ водства 46. Кроме того, после земельной реформы 1946—1949 гг. в сельском хозяйстве увеличивается применение машин, что вле¬ чет за собой дальнейшее снижение потребности в рабочей силе47. Если с 1948 по 1954 г. численность работоспособного населения выросла на 5310 тыс. человек, то число занятых в сельском хозяйстве увеличилось всего на 300 тыс. человек48. Таким образом, практически можно считать, что сельское хозяйство совсем не поглощает прироста трудоспособного на¬ селения. Можно ли считать, что развитие сельского хозяйства, как потребителя рабочей силы, достигло предела и что в дальней¬ шем в связи с ростом механизации неизбежно уменьшение при¬ менения живого труда? 46 «Министерство сельского хозяйства и лесоводства Японии,— писал- журнал «Oriental Economist» (1956, July, р. 322),— подсчитало излишки сельскохозяйственного населения путем определения теоретической потреб¬ ности в нем и вычета полученной суммы из действительного населения. В 1952 г. излишек рабочей силы в деревне составлял приблизительно- 6,2 млн. человек». Токийский корреспондент лондонского «Таймс» писал о том, что в настоящее время 13 млн. акров земли в Японии обрабатывают 17 млн. человек, а могли бы ту же самую площадь обрабатывать 10 млн. человек. «Излишние обитатели деревни,— добавляет он,— поглощаются тра¬ диционной семейной системой» («Times» October, 5, 1956, р. 11). 47 Подробный анализ социальных и экономических последствий земель¬ ной реформы см. в статье В. А. Попов. К вопросу об усилении развития капитализма в японской деревне (расслоение крестьянства). «Проблемы со¬ временной Японии». М., ИВЛ, 1958. О росте числа машин, применяемых в сельском хозяйстве, см. Прило¬ жение табл. 21. В результате роста механизации и других улучшений в сель¬ скохозяйственном производстве затраты живого труда уменьшаются: Год Количество часов работы в сельском хозяйстве, затрачи¬ ваемых крестьянской семьей (в среднем по стране) Индекс Количество часов труда, приходящихся на 1 тан (0,099 га) Индекс 1934—193» 6078 100 220 100 (в среднем) 19э2 5056 83 198 90 19о5 4774 /8 192 87 «Нихон-но ноге кэйдзай». Токио, изд. министерства сельского хозяй¬ ства и лесоводства, 1957, стр. 21. 48 «Oriental Economist», 1956, July, р. 324. 121
Ответ на такой вопрос может быть только отрицательным. Площадь земли, используемой в сельском хозяйстве, за послед¬ ние десятилетия изменялась следующим образом: Таблица 11 Площадь земли, используемой в сельском хозяйстве (в тыс. тё) * Год Вся земля, используемая в сельском хозяйстве ♦♦ Обрабатываемая земля 1933-1935 7815 5982 1948-1950 7335 5024 1955 7891 5183 * «Нихон-но ноге кэйдзай». Токио, 1957, стр. 54; «Oriental Economist»» 957, September, р. 461. 1 тё=0,99 га. ** Без лесов, используемых для сельскохозяйственных нужд. Как видим, более чем за 20 лет площадь всей земли, исполь¬ зуемой в сельском хозяйстве, почти не увеличилась, а площадь обрабатываемой земли значительно сократилась. Это объяс¬ няется тем, что с 1938 по 1947 г. (кроме 1939 и 1940 гг). пло¬ щадь обрабатываемой земли, которая ежегодно изымалась для разнообразных несельскохозяйственных нужд, значитель¬ но превышала ту площадь, которая вводилась путем поднятия целины, мелиорации и т. д.49 По подсчетам японских правительственных органов, произве¬ денным в 1948 г., площадь земель, физически доступных для освоения, исчислялась в 5 млн. га 50. Площадь, которую япон¬ ское правительство тогда же считало практически возможным освоить до 1965 г., составляла 1537 тыс. га, т. е. около трети по отношению к обрабатываемой площади, имевшейся в то вре¬ мя 51. Освоение новых земель — основное средство для продуктив¬ ного повышения трудоемкости сельского хозяйства. Кроме того, в этих целях с успехом могут быть использованы и такие меро¬ 49 За период с 1938 по 1946 г. включительно в сельское хозяйство было введено 355 258 тё земли, а выведено из сельского хозяйства — 711 768 тё, т. е. площадь уменьшилась на 356 510 тё («Нихон-но ноге кэйдзай», 1957, стр. 53). 50 Э. А. Аккерман. Природные ресурсы Японии. Пер. с англ. М., ИЛ, 1955, стр. 333. Этот подсчет является минимальным. В 1949 г. в Япо¬ нии обрабатывалось 16,3% всей ее территории. На участки с уклоном до 15° (т. е. пригодные для обработки) приходится 35% всей площади (там же, стр. 36). 51 Там же, стр. 381. 122
приятия, как ирригация и мелиорация 52, борьба с эрозией поч¬ вы, развитие парникового хозяйства, внедрение новых, более трудоемких культур, развитие стойлового животноводства 53. Но в большинстве случаев применение этих методов (особенно освоение новых земель и ирригация) недоступно или мало до¬ ступно для крестьянских хозяйств, в том числе и для хозяйств, принадлежащих эксплуататорской верхушке деревни, так как оно связано с необходимостью огромных капитальных затрат. Так, в 1957 г. было объявлено о том, что министерство путей сообщения составило 10-летний план строительства автострад и улучшения шоссейных дорог. Этот план в случае его осущест¬ вления открывал доступ к новым целинным землям, к освоению 3340 тыс. те новых пахотных земель, что увеличило бы фонд обрабатываемых земель на две трети. Он мог способствовать освоению почти 1 млн. те пастбищ, что привело бы к росту пло¬ щади пастбищ на три четверти. Но для реализации этого плана требуется почти 1200 млрд, иен, т. е. более годового государст¬ венного бюджета 54. Мало вероятно, чтобы такой план могло осуществить даже общеяпонское правительство. Крестьянские же кооперативы или местные органы власти не в состоянии про. вести в жизнь и проекты гораздо меньшего масштаба 55. Необходимость проведения государственных мероприятий в области сельского хозяйства вызвана рядом причин. Во-первых, монополии заинтересованы в том, чтобы продовольственный ба¬ ланс страны не ухудшался. Его ухудшение влечет за собой рост дефицита внешнеторгового баланса, что отрицательно отража¬ ется на интересах монополий 56. Во-вторых, стремление удер¬ жать размеры безработицы в приемлемых для монополисти¬ 52 О том, насколько велики возможности повышения продуктивности сельского хозяйства путем ирригации и мелиорации, можно судить по следующему факту: из 3,2 млн. тё рисовых полей на поля с двухкратным урожаем приходится 1,2 млн. тё. По расчетам известного американского исследователя физической и экономической географии Японии Г. Треварта, при помощи ирригации и мелиорации площадь земли под двукратным урожаем можно удвоить (Г. Треварта. Япония. Физическая и эконо¬ мическая география. Пер. с англ. М., ИЛ, 1949, стр. 179). 53 Мы не говорим здесь о других способах повышения продуктивности сельского хозяйства (например, о большем применении удобрений, о ме¬ ханизации и т. п.), которые не увеличивают трудоемкости сельского хозяйства. 54 «Oriental Economist», 1957, March, р. 131. 55 Дзиро Сонода, руководитель отдела исследований сельского хозяй¬ ства газеты «Асахи», пишет: «Когда встает вопрос о строительстве пло¬ тины для орошения большой площади земли, министерство сельского хозяйства сразу же берет это дело под свой прямой контроль, так как подобная задача не под силу никакому префектуральному органу» («This is Japan», изд. «Асахи симбун», Токио, 1957, стр. 54). 56 Более подробно см. об этом § 2 настоящей главы и главу IV. 123
ческого капитала «оптимальных» размерах также требует известных шагов со стороны государства в отношении подня¬ тия трудоемкости сельского хозяйства. Принимаемые прави¬ тельством меры не дают сколько-нибудь значительных резуль¬ татов57, однако они широко используются как одно из важней¬ ших средств социальной демагогии. В несельскохозяйственных отраслях экономики возмож¬ ности увеличения трудоемкости более велики, поскольку они меньше связаны с естественными условиями. Тем не менее и в этих отраслях существует не только значительная полная или частичная безработица, но и имеется большая часть на¬ селения, которая, хотя и не относится к безработным или полубезработным, но фактически составляет армию скрытого или застойного перенаселения. Другими словами, город также не поглощает прироста трудоспособного населения, что при¬ водит к чрезвычайно сильному развитию в Японии найма вре¬ менных и поденных рабочих58, и обусловливает живучесть Таблица 12 Число предприятий разного размера и распределение занятых во всех отраслях экономики, кроме сельского хозяйства (на 1 июля 1954 г.)* Классификация по числу занятых Число предприятий Число занятых в тыс. % в тыс. % От 1 до 4 2634 80,2 5033 28,6 От 5 до 29 584,6 17,8 5753 32,7 От 30 и более 65,9 2,0 6832 38,7 Всего 3284,5 100,0 17618 100,0 * Tokutaro Y a m а пака, Yoshio Kobayashi. The History and Structure of Ja¬ pan’s Small and Medium Industries. Tokyo, 1957, p. 21. В таблицу включены все частные и государственные предприятия, кроме следующих: а) некорпорированные предприятия в сельском хозяйстве, лесоводстве, охоте, рыболов¬ стве и рыбоводстве; б) предприятия коммунального обслуживания; в) уличные продавцы; г) временно бездействующие некорпорированные предприятия; д) предприятия, которые непосредственно управляются иностранными вооруженными силами или иностранными правительствами. Классификация произведена по числу занятых (включая главу предприятия, членов, советов директоров, членов семьи владельца, занятых на работе, и обычных лиц наемно- го труда). 57 При наличии более чем 5- млн. крестьянских семей число семей- новоселов, переехавших на новые земли, поднятые после войны при содей¬ ствии правительства, составляет всего 150 тыс., причем их положение крайне тяжелое («VII съезд Коммунистической партии Японии». М., 1959, стр. 66—67). 58 О широком распространении в Японии труда временных и поденных рабочих и об их тяжелом положении см. Окоти и др. Рабочий класс Японии. Пер. с япон. М., ИЛ, 1959, ч. II, гл. 3, а также В. X л ы н о в. По¬ ложение рабочего класса Японии, 1958. 124
мелкой и средней 'промышленности. Выше (гл. I) мы видели, что, несмотря на сравнительно высокую концентрацию про¬ мышленности, мелкие и средние предприятия Японии зани¬ мают большой удельный вес, особенно в численности занятых. В обрабатывающей промышленности на предприятия с числом занятых до 30 приходится 42% всех занятых и еще 30% —на предприятия с числом занятых от 30 до 99. Если же взять все отрасли хозяйства (кроме сельского хозяйства), то картина преобладания мелких и средних предприятий является еще более разительной. Между экономическим положением мелких и крупных пред¬ приятий, их производительностью, положением рабочих и вла¬ дельцев в Японии существует гораздо большая разница, чем в других империалистических странах. Разница столь велика, что, пожалуй, следует признать недалеким от истины утверждение правительственной «Белой книги» о том, что в Японии «в одной стране бок о бок существуют экономически развитая и экономи¬ чески отсталая страны»59. Красноречивые данные об этом дает следующая таблица. Таблица 13 Индексы вновь произведенной стоимости и заработной платы на одного рабочего на предприятиях разного размера в обрабатывающей промышленности Японии, США, Англии и ФРГ (вновь произведенная стоимость на одного рабочего на предприятиях с числом занятых свыше 1000 человек=100) * Страны Год Классификация по числу занятых В среднем 1-4 4-9 10—49 50-99 100—499 500-999 Вновь произведенная стоимость Япония . . 1954 — 28,1 38,1 54,0 78,6 92,3 61,5 США . . . 1947 95,6*** — 91,8 97,1 102,5 103,8 99,8 Англия . . 1949 — — 84,3** 86,6 89,6 90,6 89,3 ФРГ .... 1954 76,4 — 74,5 74,6 85,8 98,1 88,4 Япония . . США . . . Англия . . ФРГ ***♦ Заработная плата 1954 — 34,5 45,0 55,5 69,3 86,8 62,1 1947 Yj к*** — 84,1 87,1 88,6 92,0 91,5 1949 — — 82,5** 83,7 85,5 89,3 89,7 1954 81,7 — 87,8 91,6 92,8 * «Родо токэй тёса гэппо», т. 10, 1958, № 4, стр, 23. ♦♦ Для предприятий с числом занятых от 11 до 49 человек. *** Для предприятий с числом занятых от 2 до 9 человек. Данные для ФРГ исчислены на основе валовой стоимости реализованной про дукции. 59 Цит. по «Japan Press», July, 24, 1957, No. 37, p. 136. 125
Сравнительно высокая производительность труда на мелких и средних предприятиях обрабатывающей промышленности за¬ падных стран объясняется узкой специализацией производства (производство отдельных деталей для крупных предприятий) и применением новейшей техники. Япония в этом отношении от¬ стает. Наряду с узко специализированными мелкими и средни¬ ми предприятиями в стране имеется много предприятий, произ¬ водящих потовые изделия (особенно предметы домашнего оби¬ хода) и применяющих ручной труд. Из приведенных в таблице данных можно сделать следую¬ щие выводы. В США и Англии смогли выдержать конкуренцию и сохраниться главным образом те мелкие предприятия, кото¬ рые по уровню производительности труда близки к крупным предприятиям. В Японии же до сих пор сохраняются и те пред¬ приятия, на которых производительность труда намного ниже,, чем на крупных. В основе «живучести» таких предприятий — крайне низкие размеры заработной платы рабочих и особо тя¬ желые условия их трупа 60. Проблема мелкого предпринимательства имеет еще один,, грозный для японского капитализма аспект. При общем медлен¬ ном росте занятости наиболее быстро растет занятость вне сфе¬ ры материального производства, т. е. в непроизводительных отраслях экономики. Так, например, за 7 лет, с 1948 по 1955 г., численность занятых в промышленности и строительстве увели¬ чилась всего на 950 тыс. человек, а в сферах обращения, креди¬ та и услуг число занятых за тот же период возросло на 5,4 млн. человек61. Более быстрый рост численности лиц, занятых в сферах обращения и обслуживания, в сферах, где и без того явный и огромный излишек предприятий и занятых,— одно из самых ярких проявлений усиления паразитизма и загнивания капита¬ лизма в Японии. 60 Если среднемесячную заработную плату на предприятиях обраба¬ тывающей промышленности с числом занятых свыше 500 человек принять за 100, то, по данным за 1956 г., аналогичный показатель для предприя¬ тий с числом занятых от 100 до 499 и от 30 до 99 человек равнялся соответственно 72,1 или 56,1. В том же году индексы среднемесячного ра¬ бочего времени на предприятиях различных размеров выглядели следую¬ щим образом: предприятия с числом занятых свыше 500 человек—100; с числом занятых от 100 до 499 и от 30 до 99 человек — соответственно 103,4 и 107,2 («Родо хакусё», 1957, стр. 222, 324). 61 «Oriental Economist», 1956 July, р. 323. Одним из показателей раз¬ бухания сферы обращения является, например, то обстоятельство, что в Токио — городе с населением более 8 млн. человек — имеется 157,6 тыс. торговых предприятий, т. е. одно торговое предприятие приходится при¬ мерно на 60 человек (см. «Yomiuri Japan News», October 1, 1956, No. 2222, p. 10). 126
Даже не обращаясь к статистике, с уверенностью можно сказать, что почти весь прирост рабочей силы вне сферы матери, ального производства приходится на мелкое предприниматель¬ ство. В стране с каждым годом увеличивается число лиц, кото¬ рые на свой страх и риск занимаются мелкой уличной торговлей (коробейники и др.), мелкими комиссионными делами, обслу¬ живанием туристов и т. п., растет число лиц «свободных про¬ фессий». Им удается кое-как перебиваться в условиях эконо¬ мического подъема, но экономический кризис поставил бы этих людей на край голодной смерти62. Нынешнее положение мелкой и средней промышленности приносит многообразные выгоды монополиям дзайбацу, которые используют разницу в заработной плате рабочих крупных и мел. ких предприятий для интенсификации труда, а также для того, чтобы и на крупных предприятиях удерживать заработную пла¬ ту на низком уровне, поскольку в ворота крупных предприятий постоянно стучатся не только безработные и полубезработные, но и рабочие мелких предприятий. Кроме того, монополии дер¬ жат эти предприятия в полной зависимости от себя и грабят их владельцев при помощи системы «группирования», системы скупки и субконтрактов63. Как было показано выше, мелкая и средняя промышлен¬ ность играет в Японии большую роль. Ее значение состоит в том, что она занимает большой удельный вес в производстве экспортной продукции, а также в том, что она призвана об¬ служивать монополистические предприятия. Кроме того, около двух третей всего живущего на собственный доход населения вне сельского хозяйства занято на малопроизводительных мел¬ ких предприятиях. В силу этого правящие круги Японии рас¬ сматривают проблему мелкой и средней промышленности, как одну из острых социальных проблем. Меры по оказанию помо¬ щи некоторой части мелких и средних предприятий (тех, в под¬ держке которых больше всего заинтересованы монополии), со¬ ставляют один из существенных элементов государственно- монополистического регулирования. «Бедность собственных ресурсов», на которую всегда ссыла¬ лись японские мальтузианцы, не помешала после войны боль- 62 Журнал «Oriental Economist» (1966, July, р 325) пишет: «Нельзя ожидать, что вторичные отрасли производства (по градации японской буржуазной статистики вся экономика делится на три части: первич¬ ные отрасли — сельское хозяйство, лесоводство и рыболовство, вторич¬ ные— промышленность и третичные — непроизводительные отрасли эко¬ номики.— Я. П.) после войны могут поглощать столь же много рабочей силы, как и до войны. В то же время третичные отрасли, по характеру своей структуры состоящие из множества мелких и семейных предприятий, становятся все менее устойчивыми и менее обеспеченными». 63 См. об этом в сб. «Промышленность и банки Японии». М., ИЛ, 1956. 127
шому росту промышленного и сельскохозяйственного произ¬ водства, национального дохода. Но, как и во всех странах ка¬ питализма, увеличение производства намного опережает рост занятости, которая отстает от роста трудоспособного населе¬ ния. Это влечет за собой рост скрытого и застойного перенасе¬ ления, частичной безработицы, увеличивает число лиц, кото¬ рые вынуждены искать работу на малопроизводительных пред¬ приятиях с крайне низкой оплатой труда. До войны промыш¬ ленность получала рабочую силу главным образом из «резерв¬ ной армии» сельского населения, а во время кризисов деревня с ее «семейной системой» оттягивала часть безработных. В на¬ стоящее же время существует огромная скрытая безработица как в деревне, так и в городе64. Японское буржуазное госу¬ дарство, как мы покажем ниже при анализе его экономических планов, отнюдь не ставит перед собой задачу ликвидировать безработицу. Но «проблема занятости» глубоко тревожит пра¬ вящие круги Японии, и попытки ее решения в интересах моно¬ полий, попытки ограничить безработицу наиболее выгодными для монополистического капитала оптимальными размерами составляют один из существенных элементов государственной экономической политики, и прежде всего политики в отноше¬ нии инвестиций. Форсирование инвестиций Одно из проявлений анархии и стихийности капиталисти¬ ческого производства — чревычайная затрудненность передви¬ жения капитала из одних отраслей экономики в другие. Мигра¬ ция капиталов (в процессе которой происходит превращение прибыли в среднюю прибыль и стоимости — в цену производст¬ ва) развивается на основе конкуренции, с изменением относи¬ тельной прибыльности различных отраслей. Для того чтобы ка¬ питал в более или менее значительных размерах перешел из одной отрасли в другую, требуется ряд условий: нахождение капитала в мобильной форме, например в виде денежных на¬ коплений в банках, уверенность капиталистов в рентабельно¬ сти новых производств, устойчивость спроса на новые изделия и др. Причем даже в условиях свободной конкуренции, мак¬ 64 Отмечая, что более чем из 5 млн. новых вакансий, заполненных в период с 1948 по 1954 г., 1650 тыс., или примерно 7з составляют члены семей, занятые на мелких «семейных» предприятиях и что из них около V4 пришла из сельского хозяйства и лесоводства, а 1200 тыс.— из других отраслей, журмал «Ориентл Экономист» писал: «Данное обстоятельство указывает на тот факт, что если до войны крестьянские семьи создавали резерв рабочей силы для промышленности, то ныне среди жителей городов также образовался резервуар потенциальной рабочей силы» («Oriental Economist», 1956, July, р. 324). 128
симально благоприятных для миграции капиталов, процесс ее затрудняется конъюнктурными колебаниями спроса и предло¬ жения, циклическим характером воспроизводства. Именно по¬ этому, как указывал Маркс, «не существует никакой необходи¬ мой связи, а наблюдается лишь случайная связь между всем ко¬ личеством общественного труда, затраченного на данный обще¬ ственный продукт... с одной стороны, и, с другой стороны, меж¬ ду теми размерами, в которых общество стремится покрыть по¬ требность, удовлетворяемую данным определенным продук¬ том... (Только там,— продолжает Маркс в скобках,— где про¬ изводство находится под действительным предопределяющим это производство контролем общества, общество создает связь между количеством общественного рабочего времени, затрачиваемым на производство определенного предмета, и размерами общественной потребности, подлежащей удовлет¬ ворению при помощи этого предмета)»65. В условиях монополистического капитализма миграция ка¬ питала наталкивается на еще более серьезные препятствия. Наибольшим препятствием являются сами монополии, кото¬ рые, овладев определенной отраслью производства, ставят все¬ возможные преграды для проникновения в нее других само¬ стоятельных капиталов66. Все большие препятствия для миграции капиталов ставит рост органического состава капитала. С развитием техники воз¬ растают размеры капиталов, необходимых для предприятия, а следовательно, при прочих равных условиях увеличиваются трудности для их мобилизации. Да и само развитие техники — рост размеров предприятий и их специализация, применение уникального оборудования, пригодного только для данного вида производства, крайне осложняет перевод капиталов из одной отрасли в другую. Огромным препятствием для свободного передвижения ка¬ питалов является милитаризация экономики. Милитаризация, 65 К. Маркс. Капитал, т. III. М., стр. 194—195. 66 Маркс писал о том, что подвижность капитала, легкость его пере¬ несения из одной сферы и из одного места в другое, «предполагает полную свободу торговли внутри общества и устранение всех монополий, кроме естественных, т. е. устранение монополий, которые возникают из самого капиталистического способа производства» (К. Маркс. Капитал, т. III, стр. 204). Следует отметить, что господствующая в Японии вертикальная орга¬ низация монополий, т. е. сосредоточение капиталов каждой из них не в одной, а во многих отраслях экономики, известным образом действует в обратном направлении, облегчает передвижение * капиталов из одной отрасли в другую, но только в рамках одной финансовой группы. В масштабах же всего народного хозяйства передвижение капиталов тем более затруднено, чем более мощными являются противостоящие одна другой финансовые группы. 9 Я. А. Певзнер 129
как известно, приносит монополиям колоссальные сверхприбы¬ ли, но — при непосредственном участии государства, которое обеспечивает их военными заказами, зачастую на свой счет строит военные предприятия. Сами же монополии, как показал опыт второй мировой войны, не рискуют производить большие инвестиции в военную промышленность, так как объем необхо¬ димых инвестиций — огромен, а размеры и устойчивость воен¬ ного спроса зависят от слишком многих факторов, которые меньше всего поддаются контролю монополий. К таким факто рам относятся темпы милитаризации и подготовки войны, кото¬ рым противостоит борьба народов за мир, масштабы и продол¬ жительность войны и ее исход. В данном случае, при развитии милитаризации, с особенной силой проявляется все возрастающая роль государства в эконо¬ мике, как фактора, противостоящего тенденции нормы прибыли к понижению. Наконец, новые многочисленные препятствия для миграции капитала возникли или усилились в ходе развития общего кри¬ зиса капитализма. Растущая политическая неустойчивость ка¬ питализма, обострение его противоречий, торговая и валютная войны — все это особенно затрудняет международную мигра¬ цию капиталов, их частный экспорт и в то же время препятству¬ ет в той или иной степени передвижению капитала внутри стра¬ ны. К такого же рода последствиям приводит также инфляция, которая, неся с собой понижение срочности кредитов, подавляе! стимулы для долгосрочного инвестирования. Действие всех этих факторов зависит от общего состояния экономики страны, от фазы цикла, нормы эксплуатации, состоя¬ ния денежного обращения и др. Самая характерная черта раз¬ вития японской экономики в первые годы после войны заключа¬ лась в огромной потребности новых инвестиций для целей вос¬ становления. В условиях резкого падения производства это породило острейший дефицит капиталов в материальной и де¬ нежной форме. Согласно официальным оценкам, потери национального иму¬ щества Японии за годы войны выражались в следующих абсо¬ лютных и относительных цифрах (табл. 14). По тем же оценкам стоимость всего национального богатст¬ ва Японии к концу войны (на 15 августа 1945 г.) была равна 188,9 млрд, иен, а в 1935 г. оно оценивалось (в ценах периода окончания войны) в 186,2 млрд. иен. Таким образом, в годы вой¬ ны была потеряна вся та часть национального имущества, ко¬ торая была накоплена за указанный десятилетний период67. 67 Shigeru Fuji. Japan’s Trade and Her Level of Living. Tokyo, 1955, p. 39. 130
Таблица 14 Сокращение национального богатства Японии в годы второй мировой войны (оценка в млн. иен периода окончания войны—август 1945 г.) * Потери (А) Национальное имущество к началу войны (Б) А/Б, % Все национальное богатство . . . 64 278 253 130 25,4 Строения 22 220 90 435 24,6 Порты и каналы 132 1764 7,5 Мосты 101 2 874 3,5 Промышленное оборудование 7 994 23 346 34,2 Железные дороги . . ..... 884 12 502 7,1 Автотранспорт . . Суда Предприятия по производству 639 2 913 21,9 электричества и газа 1618 14 931 10,8 Средства связи 293 1976 14.8 Средства водоснабжения 366 2180 16,8 Предметы домашнего обихода . . 17 493 80 941 21,6 Разное Предметы, не г.оддскшгсся клгс сификации 1243 6 207 20,0 3 936 — — * «Кэйдзай гран». 1958, стр. 17. Таблица 15 Норма накопления капитала (отношение капиталовложений к национальному доходу в %) * Страны 1919- 1924 гг. 1925—1930 гг. (в среднем) 1934—1937 гг. 1938 г. 1949-1953 ri. (в среднем) Япония . . 21,9 19,8 21,9 23,5 27,1 США 12,2 10,9 5,0 7,9 15,3 Англия .... 8,1 7,6 7,0 10,8 14,1 Германия . . . — 7,7 11,8 — 23,2 ** Франция . . — 11,2 — 13,2 20.2 * 1919—1937 гг. — «Нихон кэйдзай-но кодзо бунсэки», т. 1, стр. 233 (данные анг¬ лийского экономиста К.Кларка); 1938—1953 гг. — «Сэнго Нихон кэйдзай сэйсаку-но бун- сэки». 1958, стр. 30. ** ФРГ. 9* 131
Для Японии в прошлом всегда были характерны более быст¬ рые по сравнению с другими странами темпы накопления капи¬ тала. Норма накопления зависит от ряда различных факторов, среди которых самым важным является норма эксплуатации 68. Более высокая норма накопления выступает как орудие кон¬ курентной борьбы монополистического капитала данной стра¬ ны против монополистического капитала других стран, как фак¬ тор, усиливающий тенденцию к нивелировке уровней экономи¬ ческого развития стран империализма. При этом необходимо иметь в виду, что норма накопления находится в зависимости не только от нормы эксплуатации, но и от ряда других факто¬ ров. Прежде всего, движение нормы накопления носит цикли¬ ческий характер и зависит от различных колебаний конъюнк¬ туры. В Японии, как и во всех капиталистических странах, во время экономических кризисов вместе с сокращением произ¬ водства происходило уменьшение нормы накопления, не носив¬ шее, впрочем, столь глубокого характера, как в высоко разви¬ тых капиталистических странах, где при кризисах накопление иногда вообще временно прекращалось69. В борьбе за максимальные прибыли японским монополиям всегда приходилось сталкиваться с конкуренцией более разви¬ тых в экономическом отношении стран Запада и только сокра¬ щение разрыва в уровнях производительности труда могло обе- 68 Во многих марксистских исследованиях установлено, что в Японии норма эксплуатации более велика, чем в других империалистических стра¬ нах. Косвенно этот факт признается и буржуазными исследователями. Так, японский буржуазный экономист Итиро Накаяма считает, что самой важ¬ ной причиной высокой нормы накопления в Японии было то, что «народу была привита способность выдерживать бедность» — «the living habits of the people had been bred to sustain poverty» («Pakistan Economist», December 10, 1956, p. 23). Накаяма подчеркивает, что в отличие от других стран, «в Японии жизненный уровень не поднимался сколько-нибудь значительно в соответствии с ростом уровня производительности. Несоответствие этих двух уровней является характерной чертой японской экономики». По его мнению, за 75-летний период, с конца 60-х годов XIX в. и до конца вто¬ рой мировой войны, «реальный национальный доход увеличился примерно в 10 раз, тогда как жизненный уровень народа, исчисленный в данных о реальном доходе на душу населения, увеличился только в 2,5 раза» (там же, стр. 6). 69 По подсчетам японского экономиста Хисацунэ Такахаси, в Японии норма накопления в годы кризиса снижалась в следующих размерах: с 16% в 1906 г. до 4% в 1907 г. и 1,7% в 1908 г.; с 32,3% в 1918 г. до 18,8% в 1919 г., 19,4% в 1920 г. и 17,1% в 1921 г.; с 16,0% в 1929 г. до 2,5% в 1930 г. и 6,2% в 1931 г. («Нихон кэйдзай-но кодзо бунсэки», т. 1, стр. 292). Под «нормой накопления» в данном случае подразумевается отноше¬ ние той части прибавочной стоимости, которая идет на накопление, ко всей сумме национального дохода. Следует иметь в виду, что норма накоп¬ ления может снижаться и при стабильной и даже при растущей норме эксплуатации. 132 ♦
Таблица 16 Темпы накопления капитала до и после окончания войны * Годы Размеры накопления капитала в неизменных ценах, млрд, иен ** Реет 1905—1913 с 1855,0 до 3306,0 2,2 раза 1913-1924 с 3306,0 до 4730,2 1,3 > 1924-1935 с 4730,2 до 8297,1 1,6 » 1935-1945 с 8297,1 до 9300,8 1,1 » 1945-1955 с 9300,8 до 15917,7 1,7 » ♦ «Сэнго Нихон кэйдзай сэйсаку-но б стр. 30. ** Пересчет в ценах 1955 г. у нс эки», 1958, спечить сохранение или укрепление позиций Японии в торговой войне империалистов. На общую норму накопления оказывают огромное влияние государственные мероприятия, финансовая, особенно налоговая и кредитная, политика, государственные инвестиции, субсидии, заказы. Изменяясь на разных этапах по своему удельному ве¬ су и характеру, эти факторы играли в Японии весьма важную роль на протяжении всей эпохи империализма. Наряду с низ¬ ким жизненным уровнем, как основным фактором, обеспечив¬ шим высокую норму накопления, И. Накаяма выдвигает такой фактор, как роль государства. «Правительство,— пишет он,— без колебаний использовало финансовую политику, включая налоговое обложение, государственный долг, выпуск денег. По¬ следнее было особенно важно для мобилизации фондов (здесь— в смысле средств для капитальных инвестиций.— Я. П.). Недо¬ статочность сбережений возмещалась инфляционными мерами по выпуску денег, но инфляционное влияние такой политики ликвидировалось путем роста производства на основе капи¬ тальных инвестиций. Чрезмерное кредитование имело место часто и в предвоенные годы, но оно не становилось большой помехой для развития экономики, так как, к счастью, сами ре¬ зультаты этого развития противостояли вредному влиянию чрезмерности кредитования»70. В борьбе за разрешение столь резко обострившихся после войны сырьевой, продовольственной и других проблем, а также за восстановление своих позиций на мировом капиталистичес¬ ком рынке монополистический капитал Японии широко исполь¬ зовал государство для увеличения масштабов инвестирования. 70 «Pakistan Economist», December 10. 1956, р. 23. 133
Вот, что пишет по этому поводу официальное издание Ис¬ следовательского бюро министерства финансов «Японские фи¬ нансы»:... «Для того, чтобы достичь подлинной экономической самостоятельности, необходимо, с одной стороны, провести ра¬ ционализацию промышленности, упрочить энергетическую ба¬ зу, поднять мощность транспорта, понизить стоимость товаров, увеличить конкурентоспособность на внешних рынках, и вместе с тем, с другой стороны, стремиться к увеличению производства продовольствия, расширять производство новых видов тканей и принимать другие меры по увеличению самообеспеченности. Во всех случаях наиболее острой является проблема финанси¬ рования. В сущности наиболее желательным было бы такое по¬ ложение, чтобы денежные фонды создавались из националь¬ ного накопления при помощи собственных сил частных лиц. Но так как инвестиции обязательно должны достигать очень большой величины, при этом должны быть долгосрочными, то ввиду больших опасностей в отношении возможностей изъятия производимых инвестиций очень трудно обеспечить поступление достаточно больших фондов со стороны одних только частных лиц. И это не только в области промышленного производства, но и в области транспорта и связи, и в области жилищного строительства, и в связи с необходимостью обеспечения фон¬ дами местных органов — все, что за пределами возможностей частных финансовых органов, в конце концов может быть вос¬ полнено только силами государства. Именно поэтому государ¬ ство, концентрируя в своих руках при помощи налогов на¬ циональное накопление, стремится обеспечить наиболее важ¬ ные инвестиции» 71. Полностью обходя вопрос о классовом содержании регули¬ рования инвестиций государством, которое направляет их на обеспечение сверхприбылей для монополистов, названный офи¬ циальный источник правильно констатирует вынужденный ха¬ рактер государственных инвестиций. В нем отмечается, что го¬ сударство идет на них лишь потому, что без его участия, си¬ лами одного только «частного капитала», т. е. монополий, не¬ возможно решить некоторые насущно необходимые народно¬ хозяйственные задачи. Выше мы показали невозможность выполнения планов дорожного строительства и одновременного поднятия новых земель без участия государства. То же самое относится и к планам строительства энергетических предприя¬ тий, и к работам по ликвидации последствий стихийных бедст¬ вий, и к программам рационализации важнейших отраслей промышленности, и к научно-исследовательской работе72. 71 «Нихон-»но дзайсэй». 1956, стр. 98—99. 72 Более подробно см. об этом в гл. IV. См. также «Монополистиче¬ ский капитал современной Японии». М., 1960, гл. V. 134
Зависимость Японии от США и роль милитаризации Военно-политический союз японского и американского мо¬ нополистического* капитала является одним из факторов, обусловливающих развитие государственно-монополистическо¬ го капитализма в Японии в послевоенный период, и в то же время — фактором, влияющим иа 'методы государственно-моно- политического регулирования экономики. В демократических кругах Японии существуют некоторые расхождения в оценке характера американо-японского воен¬ ного союза. Большинство расценивает этот союз, как антина¬ циональный, кабальный для Японии, обрекающий ее на положение зависимой, полуоккупированной страны. Однако некоторые считают, что поскольку монополистический капитал Японии восстановил и упрочил свое господствующее положение и поскольку этот союз отвечает классовым интересам монопо¬ листов обеих стран, положение в нем Японии не является неравноправным. Вторую точку зрения нельзя признать правильной. Никто, конечно, не может сомневаться в том, что военный союз с США выгоден не только для тех кругов американского империализ¬ ма, которые выступают против смягчения международной напряженности, за продолжение «холодной войны» и гонки вооружений, но также и для находящихся в настоящее время у власти основных группировок монополистического капитала Японии. Из недавних уроков прошлого последние сделали только один вывод, вывод о том, что поскольку в одиночку Япония не может и мечтать о реванше, ей следует сблокиро¬ ваться с более сильным, американским империализмом и опереться на него в борьбе за ремилитаризацию, за усиление позиций реакции внутри страны и позиций вовне путем участия в неоколониалистской политике современного империализма. Вряд ли можно сомневаться также и в том, что по мере укрепления японских монополий, их противоречия с американ¬ ским капиталом будут усиливаться и что японский финансовый капитал домогается и будет домогаться большей самостоятель¬ ности. Однако не следует забывать, что в любом империалисти¬ ческом союзе положение его участников не может определяться чем-либо иным, кроме их силы. Именно поэтому Япония никог¬ да не может стать равноправным участником военного союза с американским империализмом. Пока такой союз существует, она всегда будет находиться в зависимом положении. Как это было весьма обстоятельно показано в докладе по программному вопросу на VII съезде КПЯ (докладчик — нынешний генеральный секретарь ЦК КПЯ К. Миямото), экономическая зависимость от США определяется многооб¬ 135
разными факторами. Во-первых, тем, что США фактически монополизировали японский рынок, используя для этой цели ими же навязанный запрет торговли с Китаем, используя валютные трудности Японии; во-вторых, тем, что США внед¬ ряются в японскую экономику и устанавливают контроль над многими ее отраслями при помощи технических соглашений; в-третьих, тем, что так называемая бескорыстная помощь США в конце концов превратилась для Японии в долг свыше 1 млрц. долл., и многими другими 73. Военный союз японского империализма с американским содействует восстановлению и развитию милитаристской направленности государственно-монополистического капита¬ лизма в Японии. Состоявшийся в 1958 г. VII съезд Коммунистической партии Японии вскрыл опасность, которую принес Японии курс ее пра¬ вящих кругов на втягивание (страны в политику «холодной войны», проводившуюся правительством Эйзенхауэра—Дал¬ леса. На съезде с большой силой была подчеркнута опасность возрождения милитаризма. «Монополистический капитал Японии,— указывается в по¬ литическом отчете ЦК КПЯ съезду,— стремится возродить империализм: исключительно выросшие масштабы производ¬ ства вступают в противоречие с ограниченностью внутреннего рынка, причем в отличие от довоенного периода монополисти¬ ческий капитал не имеет ни колоний, ни экономических сфер влияния. Это противоречие еще больше обострилось в резуль¬ тате нынешнего экономического кризиса. Сейчас эти обстоя¬ тельства вновь толкают монополистический капитал Японии на путь внешней экспансии. Однако слабостью современного монополистического капи¬ тала является то, что в условиях прогресса и развития системы социализма он не в состоянии проводить такую поли¬ тику только своими собственными силами. Замыслы монополий, направленные на создание военной мощи и развитие военной промышленности, необходимых империализму, встречают сильное сопротивление народа. Помимо этого, обстановка в Азии изменилась коренным образом. Поэтому монополисти¬ ческий капитал Японии, вынашивая замыслы возрождения империализма и преследуя цели милитаризации в ее наиболее законченной форме, стремится использовать свое зависимое от США положение. В этом состоит характерная особенность продажности японских монополий, которая заключается в пре¬ дательстве интересов народа. Отдавая себя во власть авантю¬ ристической политики США, они рассчитывают с американ¬ 73 См. «VII съезд Коммунистической партии Японии», стр. 285—293. 13G
ской помощью установить в Японии милитаризм, противостоять развивающемуся лагерю социализма и национально-освобо¬ дительному движению и вновь осуществить империалистиче¬ скую экспансию в Азии»74. Подписание японским правительством в январе 1960 г. Соглашения о взаимном сотрудничестве и безопасности между Японией и США, представляющего собой военный договор, направленный против миролюбивых стран Азии и Дальнего Востока, полностью подтвердило обоснованность вышеприве¬ денного анализа, который был сделан на VII съезде КПЯ- Если судить по уровню военных расходов, то после войны милитаризация в экономике Японии не занимала большого удельного веса. Более того, в период циклического подъема экономики низкий уровень военных расходов (относительно довоенного времени и по сравнению с другими империалисти¬ ческими странами) явился одним из важных условий увели¬ чения объема инвестиций. Это, однако, не означает, что правящие круги Японии отказались от милитаризации. Не говоря уже о том, что под влиянием американских «специальных заказов» общий объем военного производства выше, чем это следует из данных о военных расходах 75. Необходимо иметь в виду, что те расходы, которые производились по бюджету, дали японскому импе¬ риализму возможность воссоздать ядро, из которого могут быстро вырасти крупные вооруженные силы, подобно тому, как из версальского рейхсвера вырос гитлеровский вермахт. К тому же японские вооруженные силы представляют собой в настоящее время как бы придаток вооруженных сил США, занимающих в Японии ключевые стратегические позиции, имеющих там, в частности, ряд мощных военно-воздушных и военно-морских баз. Кроме того, Япония с 1954 г. получала оружие от США по «договору о помощи во взаимной обороне». И если военные расходы Японии не выходили за рамки 2—3% национального дохода, то это объясняется отнюдь не «умеренностью» правящих кругов. В основе лежат иные факты. Во-первых, экономическая необходимость — для воз¬ рождения японского империализма нужны были огромные го¬ сударственные затраты на финансирование реконструкции про¬ мышленности. Во-вторых, сдерживающим фактором было 74 «VII съезд Коммунистической партии Японии», стр. 16—17. 75 Разница между военным производством по заказам японских воору¬ женных сил и по «специальным заказам» заключается в том, что первые идут за счет японского народа, а вторые — за счет народа США. Общее между теми и другими заключается в том, что они несут с собой рост воен¬ ного производства на территории Японии. 137
и остается сопротивление политике ремилитаризации со сторо¬ ны рабочего класса и всех трудящихся. В настоящее время в Японии планируется большое увели¬ чение ее собственных военных расходов. Это, с одной стороны, связано с возрождением японского империализма, с теми до¬ полнительными возможностями, которые появились в резуль¬ тате успехов в развитии экономики и роста национального дохода. С другой стороны, заинтересованность монополий в получении военных заказов усиливается в связи с обострением экономических противоречий, нашедших свое наиболее яркое выражение в экономической депрессии 1957—1958 гг.76 Подводя итоги сказанному выше, мы можем констатировать, что с начала 30-х годов вплоть до окончания второй мировой войны развитие государственно-монополистического капита¬ лизма в Японии было связано главным образом с милитариза¬ цией экономики, с подготовкой и ведением агрессивной войны. Без государственно-монополистического регулирования эконо¬ мики у японского империализма не было бы ни одного шанса для того, чтобы достигнуть успеха в начатой им войне за передел мира, за расширение колониальной империи. После окончания войны необходимость государственно-мо¬ нополистического регулирования определялась заинтересован¬ ностью японского монополистического капитала в том, чтобы использовать финансовые и другие ресурсы государства спер¬ ва с целью восстановления экономики, восстановления пошат¬ нувшихся после войны позиций монополий, а затем с целью форсирования реконструкции промышленности как главного и решающего условия восстановления позиций дзайбацу на 76 На страницах японской печати все чаще подчеркивается тесная связь между послевоенным развитием экономики и возрождением мили¬ таризма. Так, в журнале «Экономисуто» (27 декабря 1958 г. и 3 января 1969 г.) была помещена статья профессора университета в Екохама Итидзи Нагасу, в которой он пишет: «...для окрепшего после войны японского монополистического капитализма прежние рамки и формы становятся тесными. Снова появляется опасность разбуханий и взрывов, монополии снова стремятся к захвату заморских территорий, сфер влияния и с этой целью — к укреплению государственной 'власти и милитаризации, к разви¬ тию военной промышленности и к укреплению «контроля над массами», т. е. к фашизации». Корреспондент «Правды» И. Латышев сообщил о том, что на страницы японской печати проникли следующие заявления моно¬ полистов. Член правления мореходной компании «Токио сэмпаку» Хирадзё Кояма заявил: «Вопреки желаниям тех, кто хочет мира, я считаю, что для наших предпринимателей, занятых в морском транспорте, нет хороших перспектив в случае, если не будет войны и конфликтов». Свое отношение к идее разоружения один из хозяев авиакомпании «Кавасаки кокуки» выразил в следующих словах: «Я думаю, что этого не произойдет. Если же случится такое, то слез не хватит, чтобы выплакать наши огорчения» («Правда», 19 октября 1959 г.). 138
мировом капиталистическом рынке, как условия решения обострившейся сырьевой и продовольственной проблемы. Экономическая необходимость заставляет финансовый капитал Японии и после войны то в большей, то в меньшей степени прибегать к помощи государства, чтобы обеспечить условия для своего господства, для расширенного воспроиз¬ водства и получения монопольно высоких прибылей. Японский государственно-монополистический капитализм используется империализмом США для установления своего господства или контроля во многих областях экономической и политической жизни Японии. С усилением американо-японского военно-политического союза государственно-монополистическое регулирование в Японии снова приобретает милитаристскую направленность. Классовый, монополистический характер государственного регулирования экономики определяет направление, структуру^ масштабы соответствующих государственных мероприятий, их экономическую эффективность. Эти стороны, конкретное содержание государственно-мо¬ нополистического капитализма в Японии рассматриваются в последующих главах.
Глава четвертая РОЛЬ ГОСУДАРСТВА В РАСПРЕДЕЛЕНИИ НАЦИОНАЛЬНОГО ДОХОДА И НАКОПЛЕНИИ КАПИТАЛА Предварительные замечания Итогом производственной деятельности трудящихся классов в течение года является создание годового валового продукта и национального дохода. Валовой продукт есть «весь воспроизведенный продукт» \ отражающий всю стоимость созданных в течение года потре¬ бительских стоимостей (c + v + m). Национальный доход отра¬ жает только ту часть стоимости валового продукта, которая вновь создана в течение данного года (v+m) 1 2. Как мы увидим ниже, государственно-монополистический капитализм вторгается и в сферу создания валового продукта. Однако его главная роль заключается в том, что он оказывает влияние на распределение национального дохода, который создается и распределяется на основе капиталистических отношений эксплуатации и конкуренции. Распределение национального дохода — это сложный про¬ цесс, который состоит из двух ступеней. Первая ступень — первоначальное распределение между рабочими, капиталиста¬ ми и землевладельцами в виде заработной платы, прибыли и ренты. Вторая ступень — перераспределение уже распреде¬ ленного национального дохода на заработную плату и прибыль. «... В капиталистическом обществе,— пишет М. В. Колганов,— существуют группы и слои населения, которые не принимают участия в процессе материального производства ни как работ¬ ники производства, ни как собственники средств труда. К ним относятся государственные чиновники, учителя, артисты и др., т. е. все лица, занятые в государственном управлении, в сфере производства различного рода услуг и т. д. Эти группы получают свои доходы уже после того, как национальный доход распределен между участниками капита- 1 К. Маркс. Капитал, т. III, стр. 854. 2 Подробный анализ проблем национального дохода см. в кн М. В. Колганов. Национальный доход. М., 1959 140
диетического воспроизводства: рабочими, капиталистами и землевладельцами. Лица и группы населения капиталистиче¬ ского общества, не принимающие прямого участия в производ¬ стве, получают свои доходы в порядке вторичного распределе¬ ния или перераспределения национального дохода. Их доходы являются вычетом из заработной платы, прибыли и ренты» 3. Если рабочие и другие трудящиеся расходуют полученную ими часть национального дохода на личное потребление (на возмещение своей рабочей силы), то капиталисты, как правило, тратят на личное потребление лишь часть своих эксплуататор¬ ских доходов. Остальная часть инвестируется для расширения производства, в результате чего воспроизводство при капи¬ тализме носит расширенный характер. Какова же роль государства во всех этих процессах? В первичном распределении национального дохода на зара¬ ботную плату, прибыль и ренту капиталистическому государст¬ ву принадлежит та же роль, какую оно играло на протяжении всей истории капитализма. Не принимая почти никакого уча¬ стия непосредственно в первичном распределении, государство стоит на страже интересов эксплуататорского социального строя, является органом буржуазии в борьбе за усиление эксплуатации трудящихся. Государственно-монополистические тенденции проявляются в наибольшей степени во вторичном распределении, в пере¬ распределении национального дохода. Здесь решающая роль принадлежит государственным финансам, при помощи которых происходит перераспределение уже распределенного на при¬ быль и заработную плату национального дохода. Для того, чтобы лучше уяснить экономическую роль госу¬ дарства, следует представить себе его как «совокупного капи¬ талиста», что вполне соответствует и его социальной природе. Индивидуальный капиталист делит получаемую им прибыль на две части: одна часть расходуется им на личное потребле¬ ние, другая — на накопления. Точно так же поступает и госу¬ дарство. Наибольшая часть из доли прибавочной стоимости, которая тем или иным путем сосредоточивается в руках госу¬ дарства, расходуется последним на потребление. Государствен¬ ное потребление — это прежде всего содержание государствен¬ ного аппарата. Сюда входит оплата, всех лиц, находящихся на государственной службе (чиновники, личный состав воору¬ женных сил и т. д.), а также оплата материальных средств — государственных административных зданий, казарм, вооруже¬ ния и т. д. Продолжая наше сравнение, мы можем уподобить материальное имущество государства-капиталиста дворцу 3 М. В. Колганов. Указ, соч., стр. 94—95. 141
частного лица — финансового магната, а его чиновничество и личный состав вооруженных сил — прислуге и вооруженной охране того же частного лица. И так же, как расходы отдельно¬ го богача на свою резиденцию, на прислугу и вооруженную охрану представляют собою часть расходов на потребление, аналогичные расходы капиталистического государства также носят потребительский характер 4. Вместе с тем государство, так же как и капиталист индиви¬ дуальный, производит и расходы иного, инвестиционного ха¬ рактера, т. е. участвует в накоплении капитала. Однако крупный капиталист большую часть прибыли расходует на накопление, а на потребление, несмотря на безумную роскошь монополистической буржуазии, идет ее меньшая часть. Для государства же всегда было характерным обратное соотноше¬ ние. Львиная доля государственных расходов всегда носила потребительский характер, причем эта доля, естественно, особенно сильно возрастала bio время войны. Но на современном этапе общего кризиса капита¬ лизма становится характерным значительный и довольно быстрый рост участия государства в накоплении капитала. И в своей роли потребителя, и в своей роли инвестора госу¬ дарство выступает как орган монополистического капитала — в первом случае как его политический и военный орган, во втором случае — как орган по форсированию инвестиций. В целом следует сказать, что, хотя прямое участие госу¬ дарства в процессе производства невелико, его косвенная роль, осуществляемая через процесс распределения, весьма активна. Оно оказывает большое влияние на процесс капиталистическо¬ го производства, не затрагивая при этом его частнособствен¬ нической, анархической основы. Непосредственное участие государства в создании нацио¬ нального дохода ограничивается объемом и структурой госу¬ дарственной собственности. Ее рассмотрение в начале анализа важно еще и потому, что государственная собственность отно¬ 4 Разумеется, проводя аналогию между индивидуальным капиталистом и государством в их роли потребителей, нельзя забывать и об огромных различиях между ними. Большая часть государственного потребления связана с содержанием военно-полицейского аппарата, с милитаризацией и агрессивными войнами, т. е*. является по своему характеру особенно паразитической, приносит трудящимся классам неисчислимые бедствия. Расходы же на образование и социальное обеспечение, которые также относятся к государственному потреблению, занимают в государственных бюджетах капиталистических стран небольшое место. К тому же буржуаз¬ ное государство старается и эти расходы использовать для своих реакцион¬ ных целей (например, для воспитания детей и молодежи в милитаристском духе, для поддержания при помощи пенсионной системы милитаристских организаций из бывших военнослужащих и т. п.). 142
сится не только к сфере производства, но также и к сфере государственных финансов (поскольку доходы от нее поступа¬ ют в государственный бюджет) и к тем непроизводственным сферам экономики, к которым принадлежат различные эле¬ менты государственной собственности (например, государст¬ венные банки относятся к сфере кредита). Перераспределение национального дохода осуществляется через государственные финансы и государственный кредит. Эти сферы тесно переплетаются между собой, но не слива¬ ются. Они будут рассмотрены в двух разных плоскостях. Сначала — вопрос о роли государственных финансов в рас¬ пределении всего национального дохода, и, в связи с этим, вопросы о структуре государственных финансов, об источниках финансовых и кредитных ресурсов государства. Затем — вопрос о государственном потреблении и о роли государства в накоп¬ лении капитала, что является главным и решающим для определения экономической роли государства. Государственное финансирование (содержание на государ¬ ственный счет, кредитование и субсидирование) производится по двум каналам — по линии государственного бюджета и по линии государственных и полугосударственных кредитных институтов. Обе эти линии анализируются в соответствии с их ролью. Но кроме того, существует ряд средств полуадминист- ративного или административного характера, при помощи которых регулирование в сфере кредита осуществляется госу¬ дарством без финансовых затрат. Важнейшими из них являют¬ ся: а) деятельность совещательных органов правительства и монополий по регулированию инвестиций и тесно связанная с этой деятельностью кредитная политика Японского банка; б) использование налоговой системы и системы регулирова¬ ния амортизационных отчислений с целью воздействия на динамику инвестиций; в) государственная политика по регу¬ лированию ввоза иностранного капитала. Государственная собственность и предприятия, находящиеся под государственным контролем По данным официальной японской статистики, объем обще¬ государственной собственности в стоимостном выражении в 1957 г. был равен 2 029 172 млн. иен5. Следует иметь в виду, что эти данные официальной буржуазной статистики не могут правильно отражать эконо¬ мическую роль государственной собственности, поскольку 5 «Кокую дзайсан хакусё». Изд. министерства финансов, 1958, стр. 27. 143
в них суммируются несоизмеримые или очень трудно соизмери¬ мые величины — земельные участки, имеющие цену, но -не имеющие стоимости, строения, машины и оборудование, па¬ тентные права и фиктивный капитал в виде разного рода ценных бумаг. Таблица 17 Государственная собственность * (по состоянию на 31 марта 1956 г.) Виды собственности Количество Стоимость, млн. иен Доля, % Земельные участки, тыс. цубо ** 1 | 28 221887 280 789 14 Сады, тыс. деревьев 24 886 7 016 i — Леса, тыс. коку *** . . 3 485 225 558 281 I _ Бамбук, (тыс. связок)**** . . . 390 13 1 — Всего — 565 310 28 Строения (полезная площадь), тыс. цубо 11001 273 989 14 j Строения (вся площадь) тыс. цубо 14150 — Готовая продукция ... — 134 665 i 7 Машинное оборудование . — 10092 : 0 Пароходы, шт. . . 1720 596 249 т 39 106 — Парусные суда, шт. . 44 6153 т 404 — Парусно-моторные суда,гшт. . 3 755 4 532 i Всего . 5519 шт. 44042 2 Самолеты, шт Земельные участки, используемые на : 895 42 927 2 правах аренды, тыс. цубо ... 1 28 822 216 0 Патентные права « . . . • • Государственные инвестиции и ценные 1 1792 225 0 бумаги i 676 918 33 В целом . .! — 2029172 100 * «Кокую дзайсан хакусё», 1958, стр. 1. ** Цубо=3,31 м*; *** 1 коку=10 кубЛсякуД 1'сяку=0,303 м); **** В одну связку входит столько бамбука, сколько можно обвязать веревкой дли¬ ной в 3 сяку. Единственная возможность дать хотя бы приблизительную оценку роли государственной собственности заключается в том, чтобы разобрать роль каждой из ее составных частей в отдель¬ ности. д 144
Из данных таблицы видно, что основными компонентами государственной собственности являются: а) земельные участ¬ ки; б) лесные богатства; .в) строения; г) суда и самолеты; д) готовая продукция; е) государственные инвестиции и цен¬ ные бумаги. На земельные участки, находящиеся в государственной собственности, приходится четверть всей .площади Японии, причем 90% всей государственной земельной площади зани¬ мают леса 6. В апреле 1957 г. вся площадь под лесами занимала 23,3 млн. га, а общие запасы леса оценивались в 66 млрд, куб. футов7. Тогда же запасы леса на корню во владении го¬ сударства составляли около 35 млрд. куб. футов 8. По более ранним данным, относящимся к 1954 г., на частных владель¬ цев приходилось 56,6% всех земельных площадей (50,2% — отдельные лица; 2,7%—корпорации; 3,7%—прочие органи¬ зации), а на государство 43,4% (30%—общегосударствен¬ ные леса, 13,4%—леса местных органов). На ту же дату регулярная эксплуатация леса была возможна на площади в 15 млн. га с запасами леса, достигавшими 26 млрд. коку9. В государственную собственность входят большие площа¬ ди сравнительно менее ценных, неудобных для разработки лесов или тех лесных площадей, которые ввиду их полеза щитного назначения требуют особенно больших затрат. Основная же часть лесного фонда, эксплуатация которой при¬ носит наибольшие прибыли, находится в руках монополий, лесопромышленников и лесоторговцев, а также мелких вла¬ дельцев из числа крестьян и городской мелкой буржуазии. Среди 14,1 млн. цубо всей площади государственных строений почти 9 млн. цубо занимают административные зда¬ ния (включая все учебные заведения, находящиеся в руках правительства, а также строения, принадлежащие военному ведомству). Из остальной части 1,4 млн. цубо- приходится на фабрично-заводские предприятия, находящиеся в непосред¬ ственном ведении государственных органов, и 1,3 млн. цубо — на жилые дома. В том и другом случае доля принадлежащей государству площади составляет менее 1 % по отношению к общей площади 10. При определении удельного веса государственной соб¬ ственности в судоходстве 'следует иметь в виду, что в 1957 г. 6 «Кокую дзайсан хакусё». 1958, стр. 12 7 «Japan Economic Year-book». 1958, р. 72. 8 «Кокую дзайсан хакусё». 1958, стр. И. 9 «Japan Economic Year-book». 1958, р. 72—73. 10 «Кокую дзайсан хакусё». 1958, стр. 14. 10 Я. А. Певзнер 145
из 600 тыс. т судов, принадлежавших государству, прибли¬ зительно 100 тыс. т приходилось на военные суда. В том же году весь тоннаж торгового флота был равен 4251 тыс. б. р. т11. Кроме того, большая часть государственного флота состоит из старых судов, оставшихся после войны и мало пригодных к использованию. Совершенно иная картина наблюдается в области авиа¬ ции. Гражданский воздушный флот начал возрождаться толь¬ ко в 1954—1955 гг. Частные концерны располагали всего лишь 140 самолетами, тогда как правительство имело 620 военных самолетов12. В 1956 г. в руках правительства было 895 само¬ летов— это большая часть всего воздушного флота, но его экономическая роль невелика. Наибольшую сложность представляет собою анализ госу¬ дарственной собственности по статье «государственные инве¬ стиции и ценные бумаги», на которую приходится треть обще¬ го объема государственной собственности. Приведенную в табл. 56 цифру государственных инвести¬ ций и ценных бумаг (805 млрд, иен на 31 марта 1959 г.) не представляется возможным сравнить с суммой инвестиций и ценных бумаг по всей стране, так как японские источники не приводят сопоставимой общей цифры. Имеющиеся данные, однако, позволяют определить долю государства по отдель¬ ным видам такого рода собственности. По состоянию на март 1959 г. из 22 519 млн. акций, зарегистрированных по 789 наибо¬ лее крупным компаниям, правительственным организациям принадлежало 73,3 млн., или 0,3% всех акций 13. Однако в дей¬ ствительности роль государства в непосредственном предпри¬ нимательстве более значительна, чем это следует из приве¬ денной цифры, выражающей долю государства в акциях. Прежде всего эти данные не учитывают доли государ¬ ственных неакционированных предприятий, о которых пой¬ дет речь дальше при анализе специальных счетов государ¬ ственного бюджета и имущество которых учитывается по другим статьям государственной собственности. Что же ка¬ сается тех предприятий, в которых государство участвует пу¬ тем приобретения акций или ценных бумаг, то «средние циф¬ ры» здесь мало показательны — необходимо выяснить подроб¬ ней, о каких компаниях и предприятиях идет речь. Перечень всех компаний, в которых государство участвует своими инвестициями или посредством закупки ценных бумаг, приводится в Приложении в табл. 49 и 50. 11 «Ниппон кэйдзай нэнкан». 1957, стр. 471. 12 «Ниппон токэй нэнкан». 1955/56 г., стр. 222 13 «Хомпо кэйдзай токэй». 1959, стр. 178. 146
Какое же место занимают наиболее крупные из перечис¬ ленных в таблице государственных компаний в соответствую¬ щих отраслях экономики? По данным за 1955—1956 гг., на корпорацию «Ниппон ко- кую тэцудо» (Государственные железные дороги Японии) приходилось 98% всех железнодорожных перевозок и 54% всех внутренних грузовых перевозок 14. «Ниппон дэнсин дэнва кося» (Японская корпорация теле¬ графно-телефонной связи) полностью монополизировала в своих руках телеграфную и телефонную связь внутри страны, а также связь между Японией и внешним миром. «Ниппон сэнбай кося» (Японская корпорация по торговле товарами, на которые распространяется государственная мо¬ нополия) держит в своих руках всю внутреннюю торговлю солью, табаком, камфорой. Из других нефинансовых государ¬ ственных корпораций необходимо отметить «Дэнгэн кайхацу кабусики кайся» (Компания по освоению электроэнергетиче¬ ских ресурсов), которая ведет все основные работы по электро¬ энергетическому строительству, причем после завершения строительства электростанции продаются частным электро¬ энергетическим монополиям; к такому типу государственных корпораций относится также «Нихон коку» (Японская ком¬ пания воздушных сообщений), монополизировавшая авиа¬ транспорт. Среди предприятий, находящихся целиком или частично в руках государства, наиболее важную роль играют кредитно- финансовые институты. О том, какова доля государственных кредитно-финансо¬ вых институтов в финансовых ресурсах страны, можно судить по следующим данным (табл. 18, стр. 148). Приведенные данные показывают, что государственные кредитно-финансовые институты, имеющие характер юриди¬ ческих лиц, владея всего лишь 0,6% всех ценных бумаг, на¬ ходящихся в руках кредитно-финансовых институтов страны, в то же время отпускают существенную часть (около 10%) всех ссуд. Всего же на государственные кредитно-финансо¬ вые институты приходится около 16% депозитов и свыше одной пятой всех ссуд и ценных бумаг. Но и эти сами по себе достаточно убедительные цифры не в полной мере отражают роль государства на рынке ссуд¬ ных капиталов. В них отсутствуют данные о Японском банке, 14 По тонно-километрам. Остальные 46% перевозок в том же году приходились на каботажное и речное судоходство (35,5%), грузовой авто¬ транспорт (9,5%) и частные железные дороги (1%) — («Oriental Econo¬ mist», 1956, November, р. 536). 10* 147
Таблица 18 Финансовые ресурсы важнейших кредитно-финансовых институтов Японии (без Японского банка) на конец 1957 г. * Виды кредитно-финансовых институтов Депозиты Ссуды Владение цен¬ ными бумагами млрд, иен % млрд, иен % млрд, иен % Все частные кредитные институты 6468 63,4 5566 60,6 1077 70,2 Все государственные кредитные институты 1626 15,9 2077 22,7 315 20,6 В том числе: Государственные кредитно- финансовые институты, , имеющие характер юриди-1 ческих лиц 1 891 9,7 i 9 0,6 Бюро доверительных фондов 1232 12,0 951 10,4 282 18,4 Бюро страхования и бюро министерства почты . . . 394 3,9 236 2,6 24 1,6 Кооперативные кредитные учрежде¬ ния для сельского хозяйства и мелкой промышленности . . . . 1983 1 19,3 1412 15,4 138 9,0 Всего, включая прочие . . . 10202 100,0 9179 100,0 1534 100,0 * «Мировая экономика и международные отношения», 1959, № 2, стр. 62 (подсчет Г. Пирогова в его статье «Роль монополистических банков в экономике современной Япо¬ нии»). который формально является не государственным учрежде¬ нием, а акционерным обществом с небольшим основным ка¬ питалом в 100 млн. иен, из которых 45% принадлежит част¬ ным юридическим лицам. Это последнее обстоятельство не имеет ровным счетом никакого значения: Японский банк — это государственный кредитный институт, в котором все акционеры, кроме правительства, лишены права голоса, к то¬ му же само правительство назначает всех руководящих долж¬ ностных лиц. Нечего и говорить о том, что руководство цен¬ тральным эмиссионным банком страны намного повышает роль государства в сфере кредита. Итак, в государственной собственности Японии наиболее крупное место занимают такие типичные для капиталистиче¬ ского государства элементы, как земля, не используемая в сельском хозяйстве, неразрабатываемые леса, администра¬ тивные здания, вооружение и боеприпасы, т. е. то, что1 не является частью постоянного капитала и не составляет эле¬ ментов материального производства. 148
Знакомство с фиктивным капиталом, находящимся в ру¬ ках государства, показывает, что и здесь государственная собственность выступает в классическом виде: государство владеет железными дорогами и отчасти другими видами тран¬ спорта, предприятиями связи и государственными торговыми монополиями. Некоторым исключением является «Дэнгэн кайхацу» (Компания по освоению электроэнергетических ре¬ сурсов) ; но ни эта компания, ни ничтожные но своему эконо¬ мическому значению неакционированные промышленные пред¬ приятия (монетный двор и пр.) не меняют общей картины. В области материального производства государственная соб¬ ственность сейчас остается такой же, какой она была на заре империализма, если не меньше. Анализ динамики государственной собственности затруд¬ нен из-за несравнимости ее денежного выражения в разные годы. Причем использование индексов цен в данном случае не облегчает положения вследствие разного характера соб¬ ственности и огромной разницы в движении цен на ее раз¬ ные виды (таких, как, например, земля и военное снаряже¬ ние, леса и запасы продовольствия и т. д.). Но можно с уве¬ ренностью сказать, что после окончания второй мировой войны объем и удельный вес государственной собственности уменьшились. Об этом свидетельствует прежде всего после¬ военная денационализация, распродажа монополиям государ¬ ственного имущества — военных арсеналов15. Приведенные в Приложении табл. 50 данные показывают, что по отдельным видам государственной собственности не было заметного абсолютного роста — при увеличении нацио¬ нального богатства это означает относительное снижение доли государственной собственности16. 15 См. об этом в гл. V в кн. «Монополистический капитал современной Японии». М., ИЛ, 1960. 16 Отражая точку зрения монополий, японская буржуазная печать после войны единодушно выступает против расширения государственной собственности, клеймя ее как «бюрократическую» и «неэффективную». Так, например, авторы «Учебника японских финансов» пишут: «Вследствие позднего развития нашей страны, а также вследствие военной необходи¬ мости государственная собственность с самого 'начала имела большее значение, чем в Англии и США. Например, в 1930 г. на государственную собственность приходилось 8,17% всего национального имущества. Это — результат военно-бюрократического характера нашего государства в прош¬ лом, и нельзя отрицать, что отсюда проистекала (неэффективность госу¬ дарственной промышленности, подавление частного предпринимательства и другие отрицательные стороны национальной экономики. После войны очень важно все это подвергнуть критике и пересмотреть... Неэффектив¬ ность государственного предпринимательства подтверждается опытом» («Нихон-но дзайсэй». 1955, стр. 63—64). 149
Низкий удельный вес государственной собственности во всем национальном богатстве и в его отдельных частях не отражает ничего иного, как только то, что дзайбацу не усту¬ пают своей монополии на собственность никому, в том числе и своему государству, и что само государство постоянно1 сто¬ ит на страже частномонополистической собственности. В то же время было бы совершенно неправильно судить об экономической мощи государства только по абсолютным размерам и по доле его собственности в национальном иму¬ ществе. Соответствующие данные показывают, насколько нич¬ тожна роль государства в производстве национального дохода. Но, как уже отмечалось, центр тяжести экономической роли государства лежит не в производстве, а в распределении национального дохода, осуществляемого через сферы финан¬ сов и кредита. Дальше будет рассмотрена роль государства в этих сферах. Государственные финансы и национальный доход Среди факторов, характеризующих степень развития госу¬ дарственно-монополистического капитализма, представляется наиболее важным участие государства в распределении на¬ ционального дохода. Государственно-монополистический ка¬ питализм немыслим без сосредоточения в руках государства и расходования им части национального дохода. И чем боль¬ ше эта часть, тем выше, при прочих равных условиях, степень развития государственно-монополистических тенденций. Определить участие государства в распределении нацио¬ нального дохода можно путем анализа государственных фи¬ нансов. Однако из-за сложности их структуры для Японии та¬ кой анализ представляет известные трудности. Государственные финансы, как известно, состоят из двух частей — государственного бюджета и бюджетов местных органов. Наибольшую трудность представляет собою анализ государственного бюджета. Последний состоит из общего счета (иппан кайкэй) и ряда специальных счетов (токубэцу кайкэй). Описывая принцип и историю разделения бюджета на два вида счетов, авторы «Учебника японских финансов» цишут: «Общий счет, без сомнения, является основой бюдже¬ та, но путем анализа одного лишь общего счета нельзя по¬ нять содержание финансов, нужно учесть также и специаль¬ ные счета. При этом следует иметь в виду, что в мире мало есть стран, где было бы так много специальных счетов, как у нас. Это объясняется тем, что множество специальных сче¬ тов (перед первой мировой войной их было 50) необходимо 150
было со времен Мэйдзи в качестве орудия воздействия госу¬ дарства «а капиталистическое развитие. Именно поэтому структура бюджета усложнилась, а значение общего счета уменьшилось. Например, если принять всю сумму бюджет¬ ных расходов в 1942 г., во время войны на Тихом океане, за 100, то по общему счету эта сумма составляла 17, а по спе¬ циальным счетам — 83» 17. На разных этапах деление государственного бюджета на два типа счетов имело неодинаковое значение. Так, накануне и во время войны в доходной части бюджета к общему счету относились доходы от налогов, от государственных предприя¬ тий и государственного имущества, а к специальному счету — все виды государственных займов. В расходной же части бюджета к общему счету относились главным образом рас¬ ходы на образование, социальное страхование, а к специаль¬ ному— военные расходы. Такого рода деление расходов по счетам носило технический характер и не имело принципи¬ ального значения, так как в том и другом случае речь шла о безвозвратном расходовании государственных средств на различные цели. Иначе обстоит дело с делением бюджета на общий и специальный счета в послевоенное время. В то время как большая часть общего счета состоит из безвозвратных рас¬ ходов, специальные счета носят другой характер. Большин¬ ство из них представляет собою счета приходов-расходов по различным видам государственного предпринимательства, производимого с финансовой точки зрения на коммерческих началах, т. е. носит принципиально иной характер по сравне¬ нию с основным счетом. Разница между названными двумя частями государствен¬ ного бюджета столь велика, что суммировать обе эти части недопустимо ни в коем случае, а в особенности при анализе вопроса о доле государства в распределении национального дохода 18. 17 «Нихон дзайсэй токухон», 1955, стр. 83—84. 18 Проявляя поразительную некомпетентность, статистический еже¬ месячник «International Financial Statistics» в течение ряда лет система¬ тически публикует в графе «Государственный бюджет Японии» сумму общего и специальных счетов. Такое бессмысленное суммирование на страницах органа Международного валютного фонда лишь вводит в за¬ блуждение лиц, не знакомых со структурой японских государственных финансов. Такую же ошибку делают и авторы книги «Современная япон¬ ская экономика» («Гэндзай нихон кэйдзай рон». 1958). В диаграмме, напечатанной на стр. 65, они относят к национальному доходу сумму общего счета, местных финансов и специальных счетов. И в результате получается, что в 1950 г. государство участвовало в расходовании 82% национального дохода, что совершенно искажает действительное поло¬ жение. 151
Приходная часть общего счета государственного бюджета образуется из налогов и доходов от государственной собствен- ности и государственного предпринимательства. В расходной части основными статьями являются расходы на содержание государственного аппарата и на военные цели. Сюда же от¬ носятся расходы на социальное обеспечение и образование. С экономической точки зрения эти расходы носят потреби¬ тельский характер, так как возврата в виде денежных или материальных средств государство по этим статьям не полу¬ чает 19. Наряду с этим в бюджете есть также крупные (до 20% общей суммы) статьи расходов инвестиционного характера на общественные работы, на строительство шоссейных дорог, на поднятие новых земель, на ликвидацию последствий сти¬ хийных бедствий, на научные изыскания и т. п. Результаты соответствующих затрат далеко не всегда на¬ ходят отражение в финансовых счетах, в денежных оценках государственной собственности. Например, шоссейные доро¬ ги, принадлежащие государству, вообще не упоминаются в списках государственного имущества и, по-видимому, покры¬ ваются статьей «земельные участки». Только при переоценке последних могут найти в государственных счетах какое-то отражение работы по строительству дорог, укреплению бере¬ гов рек, лесонасаждениям и т. п. Результаты затрат на науч¬ ные исследования могут найти отражение в статье «патент¬ ные права». Но независимо от того, находят ли результаты затрат хотя бы частичное отражение в оценках государствен¬ ной собственности, их принципиальное отличие от первой группы расходов состоит в том, что они носят характер госу¬ дарственных инвестиций в предпринимательство производ¬ ственного (включая транспортное и строительное) назначе¬ ния, которое ведется непосредственно министерствами (или соответствующими отделами местных органов). Независимо от разницы между потребительскими и инве¬ стиционными статьями государственных расходов, вся их сумма должна быть отнесена к той части национального до¬ хода, которая расходуется непосредственно буржуазным го¬ сударством. К этой же части должны быть отнесены и рас¬ ходы местных государственных органов, которые в рассмат¬ риваемом аспекте принципиально ничем не отличаются от расходов общегосударственных. В плане анализа участия государства в распределении и 19 За исключением сооружаемых на часть средств по вышеуказанным статьям строений (военные сооружения, дома для государственных учреж¬ дений и т. п.), которые входят в государственную собственность 152
расходовании национального дохода наибольшую трудность представляет собой рассмотрение специальных счетов. Почти ежегодно число специальных счетов меняется — одни закрываются, другие возникают вновь. Существовавшие в 1957 г. 43 счета можно было бы подразделить на следую¬ щие категории20. 1. Специальные счета государственного предпринимательства — сюда следует отнести сле¬ дующие 8 счетов: монетного двора, государственных типогра¬ фий, государственных лесов, почтовой службы, телеграфа, го¬ сударственных ипподромов, государственных больниц, госу¬ дарственного строительства плотин и дамб специального назначения. В развернутом виде каждый из этих счетов представляет собою баланс соответствующих предприятий. 2. Специальные счета государственного контроля в области внутренней торговли — это прежде всего такие шесть счетов, как «счет по контролю над продовольствием», «счет по стабилизации цен на шелко¬ вые коконы и пряжу», «счет государственной алкогольной монополии», «счет государственной опиумной -монополии», «фонды платежей по товарам специального назначения», «специальный счет благородных металлов». Непосредствен¬ но к этой категории примыкает и с нею во многих отноше¬ ниях переплетается следующая. 3. Специальные счета государственного контроля в области внешней торговли — к ним относятся три счета: «счет специальных поставок из-за ру¬ бежа», по которому японское правительство оплачивает рас¬ ходы, связанные с поставкой в бессрочный кредит -оружия из США; «фонд иностранной валюты», на основе которого госу¬ дарство сосредоточивает в своих руках всю иностранную валюту, «фонд импорта особо важных товаров». В отношении второй и третьей категорий, на которые при¬ ходится около половины всех специальных счетов, следует признать, что входящие в них специальные счета к распреде¬ лению и расходованию национального дохода не имеют отно¬ шения. Здесь речь идет не о распределении вновь созданной стоимости, а лишь об обмене товаров под известным государ¬ ственным контролем. Посмотрим, что представляет собой наиболее важный из входящих во вторую и третью группу счетов — «счет по 20 Составлено по «Хомпо кэйдзай токэй». Изд. Японского банка, 1957 г., стр. 194; «Нихон дзайсэй токухон». 1955, стр. 109, «Нихон дзайсэй». 1956, стр. 31. 153
контролю над продовольствием», на который приходится около 40% общей суммы всех специальных счетов. Как указывает официальное справочное издание министерства финансов, «счет по контролю над продовольствием» функционирует для того, чтобы закупать рис и другие зерновые у крестьян и осуществлять их карточное распределение. Основной принцип счета заключается в том, что денеж¬ ные средства, необходимые для закупок товаров внутри стра¬ ны и для их импорта, получаются из выручки от распределе¬ ния по карточкам. Но эта выручка происходит в течение всего года равномерно, а расходование — главным образом в пе¬ риод поставок риса: с осени и до конца года. В результате образуется разрыв в сроках; во время сбыта урожая скап¬ ливается большое количество продовольствия и требуется много денежных средств. Указанный счет выпускает специ¬ альные продовольственные облигации (в 1956 г. их было вы¬ пущено на сумму в 350 млрд, иен) и под них получает сред¬ ства из Японского банка и других финансовых институтов»21. 4. Счета государственного страхования — сюда относятся 13 счетов, среди которых наиболее крупным является «счет почтового страхования и почтового аннуите¬ та». Кроме того, имеются государственные счета по страхова¬ нию здоровья, от безработицы, от несчастных случаев на про¬ изводстве, от лесных пожаров, страхования автомобилей^ рыболовецких судов, сельского хозяйства и животноводства, экспортного страхования и др. Здесь прежде всего нужно иметь в виду, что за исключе¬ нием «счета почтового страхования», по которому соответ¬ ствующие суммы образуются из взносов отдельных лиц в почтово-сберегательные кассы, во всех остальных случаях го¬ сударство принимает в порядке перестрахования средства от капиталистических компаний, обществ взаимного страхова¬ ния и других юридических лиц. В своем страховом предпри¬ нимательстве государство, следовательно, выступает как все- японская страховая компания, которая сосредоточивает в своих руках часть прибыли капиталистов и часть трудовых доходов и распоряжается ими временно, с обязательством вернуть средства по первому требованию или на определен¬ ных условиях. К распределению национального дохода по¬ добного рода операции имеют отношение лишь в той степени, в какой происходит ежегодный прирост страховых сумм. В 1957 г. этот прирост по бюджету специальных счетов стра¬ 21 «Нихон-но дзайсэй». 1956, стр. 33. О Фонде иностранной валюты см. следующую главу. 154
хования должен был составить 124 млрд, иен, из которых для избежания двойного счета следует вычесть 30 млрд, иен, поступающих на эти счета в виде государственных субсидий с общего счета22. Остаток в сумме 94 млрд, иен представ¬ ляет собою часть национального дохода данного года, кото¬ рым государство может располагать в следующем году в том случае, если не произойдет резкого снижения новых поступ¬ лений. Опыт капиталистических стран показывает, что среди всех видов капиталистического предпринимательства в области кредита страховое предпринимательство в отношении цикли¬ ческих колебаний является наиболее устойчивым. Не опа¬ саясь банкротства в этой области, японское правительство широко использует средства вкладчиков почтово-сберегатель¬ ной сети для своих финансовых операций. 5. Инвестиционные специальные счета — сюда относятся прежде всего «счет бюро доверительных фон¬ дов» министерства финансов, «фонд экономической помощи», четыре сельскохозяйственных фонда («фонд сельского хозяй¬ ства, лесоводства и рыболовства», «фонд помощи переселе¬ нию на новые земли», «счет специальных мер по увеличению числа крестьян-собственников», «счет работ по улучшению земель»), «счет восстановительных работ в связи с ущербом, наносимым минеральным ресурсам». Особое место в этой же группе занимают инвестиционные счета, образованные на основе прежних и существующих сей¬ час поставок из США по бессрочным кредитам. Это — «счет промышленных инвестиций», к которому с 1953 г. перешли операции бывшего Эквивалентного фонда, и специальный счет использования средств, вырученных от продажи сельско¬ хозяйственной продукции, получаемой из США на основе соглашения о помощи во взаимной обороне. Всего к этой категории относятся девять счетов. По последствиям своего функционирования эти счета сходны с рассмотренными выше расходами по общему счету на общественные работы и т. п. Коренная разница, однако, заключается в источниках покрытия. Если по государствен¬ ному бюджету средства получаются при помощи налогов и доходов от государственной собственности, то здесь основ¬ ными источниками средств являются либо сбережения насе¬ ления, сосредоточиваемые государственной почтово-сберега¬ тельной сетью, либо отчисления из общего счета, либо, нако¬ нец, средства от продажи продукции, импортированной по бессрочным импортным кредитам. 22 «Хомпо кэйдзай токэй». 1957, стр. 192, 194. 155
Самый важный—«счет бюро доверительных фондов» ми¬ нистерства финансов, который представляет собой, в сущно¬ сти, самый большой в стране банк — на конец марта 1956 г. его средства составляли 901 млрд. иен23. Через государ¬ ственные кредитные институты эти средства направляются на кредитование монополий и разных государственных ком¬ паний. Для этих же целей используются и счета, образован¬ ные на основе поставок из США. Другие счета этой группы образуются либо путем субсидий из общего счета, либо пу¬ тем различных перечислений сумм, поступающих на те или иные счета в виде процентов по кредитам. Средства, проходящие по данной группе счетов, нельзя рассматривать как государственное изъятие из национально¬ го дохода, так как в одних случаях они уже были учтены по общему счету или при анализе счета почтовых сбережений, в других — они представляют собою денежное выражение американской «помощи». 6. Перераспределительные финансовые сче¬ та. К ним относятся пять счетов: «специальный счет регу¬ лирования репарационных платежей и платежей по другим специальным обязательствам», «специальный счет перерас¬ пределения переведенных налогов» (его назначение состоит в том, что с его помощью правительство производит перерас¬ пределение между префектурами местных налогов, что необ¬ ходимо ввиду различий в численности населения, в развитии экономики и в потребностях разных префектур); «специаль¬ ный счет консолидации государственных долгов», по которо¬ му производится выплата основных сумм и процентов по всем видам государственных займов (проходящих по общему и специальному счетам), «специальный счет регулирования платежей за определенные товары», при помощи которого пошлины, получаемые при импорте некоторых товаров (на¬ пример, бананов и ананасов), переводятся на «специальный счет промышленных инвестиций». Из этой группы счетов первые четыре имеют чисто тех¬ ническое значение, т. е. по ним проходят перераспределитель¬ ные операции в пределах государственных и местных бюд¬ жетов. Что же касается «специального счета регулирования пла¬ тежей за определенные товары», то здесь его сумму (в мас¬ штабах национального дохода незначительную: в 1956 г.— 23 Для сравнения укажем, что величина депозитов банка Дайити во второй половине 1956 финансового года равнялась 252 млрд, иен, банка Фудзи — 422 млрд, иен, байка Мицубиси — 379 млрд, иен и т. д. (см. «Japan Company Directory». 1958, рр. 236—239). 156
2,6 млрд, иен) следует добавить к той части национального дохода, которая расходуется под контролем государства. Подводя итоги рассмотрению структуры государственных финансов, размеров их отдельных частей, их соотношения с национальным доходом, можно сделать вывод, что участие государства в распределении национального дохода должно быть определено путем отнесения к последнему только дохо¬ дов или расходов по общему счету государственного бюдже¬ та и по аналогичным счетам местных бюджетов (разумеется, с исключением повторного счета). Что же касается специаль¬ ных счетов, то за небольшим исключением, которым при рас¬ четах практически можно пренебречь, они не отражают уча¬ стия государства в распределении национального дохода. Тот факт, что специальные счета не включаются в сумму государственных доходов или расходов, не должен умалять их большого реального значения. В них находит денежное отра¬ жение большая доля государственного участия в сферах кре¬ дита и производства, во внутренней и внешней торговле. Без учета операций специальных счетов нельзя выяснить роль го¬ сударства в накоплении капитала. Государственное потребление. Роль государственных финансов и кредита в накоплении капитала Как было показано выше, денежные средства, которыми ежегодно располагает государство24, складываются из двух больших частей: 1) доходы государства (главным образом прямые и косвенные налоги и прибыли от государственной собственности), представляющие собою его собственные сред¬ ства, и 2) кредитные ресурсы. Последние в свою очередь состоят из двух частей: а) кре¬ дитные ресурсы государственных финансовых институтов, не являющихся юридическими лицами (почтово-сберегательная сеть, сеть государственного страхования, бюро доверитель¬ ных фондов министерства финансов); б) кредитные ресурсы государственных финансовых институтов, являющихся юриди¬ ческими лицами (т. е. государственных и полугосударствен- ных банков). Как уже указывалось, государственное финансирование в плане целевого назначения делится на: а) государственное потребление (государственные закупки товаров и услуг); б) инвестиции и кредиты для развития экономики. 24 Здесь и дальше в этой главе (кроме специально оговариваемых случаев) имеются в виду общегосударственные и местные органы. 157
Государственное потребление включает в себя прежде всего содержание государственного аппарата. Кроме того, к нему относятся все материальные расходы вооружен¬ ных сил и гражданских государственных учреждений, включая строительство и ремонт военных сооружений, административ¬ ных зданий, государственных учебных и медицинских учреж¬ дений и другие расходы некоммерческого характера, т. е. рас¬ ходы на предприятия и учреждения, не приносящие прибыли. Сюда же относятся все виды государственных пенсий и посо¬ бий, платежи по репарациям, возмещение убытков государ¬ ственных предприятий и счетов, некоторые виды субсидий для поддержания цен на определенном уровне 25 и т. п. В организационном плане все эти расходы связаны с су¬ ществованием и деятельностью правительственной и местной администрации, начиная от императорского двора, парламен¬ та и правительства со всеми его министерствами, вооружен¬ ными силами и кончая сельскими управлениями. Экономическая роль государственного потребления зави¬ сит от его удельного веса в экономике и от общего состояния последней. Государственное непроизводительное потребление не при¬ носит с собой роста материального производства, но в то же время зависит от него, зависит от хода капиталистического цикла. В мирных условиях при стабильности военных рас¬ ходов непроизводительное государственное потребление яв¬ ляется постоянным и «привычным» элементом последнего и особого влияния на цикл производства не оказывает. Перейдем ко второй части государственного финансиро¬ вания— к инвестициям и кредитам для развития экономики. Здесь мы снова сталкиваемся со специальными счетами и счетами государственных монополий и предприя¬ тий. Некоторые из них выполняют чисто «бухгалтерские» функции и экономической роли не играют. Другие счета, как было показано выше, представляют собою не что иное, как балансы соответствующих государственных предприятияй, ко¬ торые ведутся на коммерческих началах. Отличие от обыч¬ ных капиталистических предприятий заключается здесь в том, что их убытки покрываются из государственного бюд¬ жета. 25 К государственному потреблению следует отнести те виды «цено¬ вых» субсидий, на основе которых выигрыш получают потребители товаров второго подразделения за счет государственного бюджета. В Японии подобная практика была распространена до 1949—1950 гг., т. е. до «линии Доджа» (см. стр. 64). Те же виды «ценовых» субсидий, на основе кото рых выигрыш получают потребители товаров первого подразделения, т. е капиталисты, должны быть отнесены к государственным инвестициям. 158
Но особое место среди подобного рода счетов принадле¬ жит государственным кредитным финансовым институтам, не являющимся юридическими лицами. При их помощи рамки государственного экономического контроля значительно раз¬ двигаются. В его сферу втягивается уже не только та часть национального дохода, которая попадает в распоряжение го¬ сударства при помощи налогов и на основе государственной собственности, но и та, которая складывается из поступающих в государственные органы сбережений разных слоев насе¬ ления. По своему происхождению вторая часть средств в руках государства имеет черты сходства с государственным долгом. В нее входит не только передаваемая на сбережение государ¬ ству часть национального дохода текущего года, но и ана¬ логичные части национального дохода предыдущих лет, так что на этой основе экономические ресурсы государства зна¬ чительно расширяются. Что касается использования соответствующих средств, то здесь по сравнению с обычным государственным долгом име¬ ется важное отличие. Средства, получаемые по линии госу¬ дарственного долга, т. е. путем размещения облигаций госу¬ дарственных займов, обычно используются для покрытия не¬ экономических государственных расходов — расходов по содержанию государственного аппарата, вооруженных сил и т. п. Средства же, концентрируемые в государственной сбере¬ гательной и страховой сети, идут преимущественно на финан¬ сирование частных и государственных монополистических предприятий. Механику государственного финансирования экономики схематически можно обрисовать следующим образом: 1. Средства из общего счета государственного бюджета, отпускаемые по статье «общественные работы», расходуются непосредственно общегосударственными и местными прави¬ тельственными органами (канцелярией премьер-министра, министерством сельского хозяйства и лесоводства, министер¬ ством транспорта, министерством строительства, местными государственными органами), которые производят работы при помощи собственного аппарата26. 2. Средства, которые, концентрируясь в руках министер¬ ства финансов, затем передаются для инвестирования в го¬ сударственные и полугосударственные предприятия: а) вкла¬ ды в почтово-сберегательные кассы, ‘передаваемые затем в бюро доверительных фондов министерства финансов; б) все 26 «Нихон дзайсэй токухон» 1955, стр. 99. 159
виды страховых взносов, сосредоточиваемых в руках госу¬ дарственной сети страхования; в) инвестиционные перечис¬ ления с генерального счета государственного бюджета; г) го¬ сударственный специальный счет, образуемый в результате продаж на внутреннем рынке продовольствия, получаемого из США по соглашению о «помощи во взаимной обороне»; д) счет промышленных инвестиций (см. о нем на стр. 155) 27. По бюджету 1957/58 г. сумма перечисленных выше средств составляла 324,7 млрд. иен. Из «первой государ¬ ственной инстанции» эта сумма подлежала переводу на сле¬ дующие государственные счета и предприятия (в млрд, иен) 28. Под облигации местных государственных органов ... . . 84,0 Правительственные компании и различные правительственные пред¬ приятия . . 13,5 В том числе: Корпорация «Государственные железные дороги Японии» . 8,0 Почтовые предприятия 2,3 Финансирование новоселов на вновь освоенных землях . 1,3 Специальные работы по улучшению земель. 0,9 Специальные работы по строительству плотин 1,0 Правительственные компании, которые являются самостоятельными юридическими лицами (полугосударственные) 227,2 В том числе: Японский банк развития . 25,0 Компания по освоению электроэнергетических ресурсов 44,0 Японский экспортно-импортный банк 10,2 Компания по освоению нефтяных ресурсов . ... 1,5 Корпорация по финансированию развития районов Хоккайдо и То- хоку .... 7,5 Компания по развитию Тохоку . . . 0,5 Корпорация по развитию сельского хозяйства, лесоводства и рыболов¬ ства ..... . 25,0 Корпорация по ирригационным работам в префектуре Айти 3,2 Народная финансовая корпорация 29 20?0 27 «Нихон-но дзайсэй». 1956, стр. 100. 28 «Хомпо кэйдзай токэй». 1957, стр. 187. 29 Банк по финансированию мелкого предпринимательства. Разница между «Народной финансовой корпорацией» и «Корпорацией по финан¬ сированию средних и мелких предприятий» состоит в том, что первая предоставляет главным образом оборотные средства и средства помощи средним и мелким предприятиям, а вторая — финансирует по преимуще¬ ству капитальные инвестиции. 160
Центральный банк торговых и промышленные; кооперативов . 3,5 Японский ипотечный байк 0,8 Корпорация по финансированию жилищного строительства 26,5 Корпорация жилищного строительства 21,5 Корпорация дорожного строительства . 4,0 Корпорация по строительству домов на средства социального обеспе¬ чения . 7,5 Корпорация по финансированию общественного предпринимательства местных органов 0,5 Корпорация экспрессных перевозок 2,5 Японская авиакомпания . 1,0 Японская компания по эмиграции 1,0 Общественная корпорация по развитию лесоводства 0,9 Итого. . 324,730 324,7 млрд, иен — это сумма, которая была направлена в течение 1957/58 финансового года в перечисленные выше го¬ сударственные и полугосударственные компании и предприя¬ тия из государственных финансовых фондов. Но эта цифра составляет не всю сумму новых инвестиций пе¬ речисленных компаний и предприятий. План инвестиций государственных и полугосударственных компаний в 1957/58 финансовом году состоял из следующих частей (в млрд, иен) 31: Средства из государственных финансовых органов 324 Долговые обязательства . . 84,5 Собственные капиталонакопления . 312,9 722 1 Таким образом, инвестиции, фактически контролируемые государством, более чем в два раза превышали средства, поступавшие непосредственно из государственных источ¬ ников. Каково же дальнейшее движение инвестируемых средств? Как и куда эти средства направляются? В приведенном выше списке имеются компании, которые производят инвестиции в собственное предпринимательство. К ним относятся все не¬ посредственно правительственные корпорации, на которые приходится 24,6% 32> а также такие, как например, «Компа¬ 30 Следует обратить внимание на то, что в приведенном списке отсут¬ ствуют некоторые государственные или полугосударственные компании, как, например, «Японская корпорация телеграфно-телефонной связи». Это зна¬ чит, что по программе 1957/58 г. в эти компании не имелось в виду произ¬ водить новые капиталовложения. 31 .«Oriental Economist», 1957, March, р. 126. 32 «Кэйдзай ёран». 1958, стр. 67. И Я. А. Певзнер 161
ния по освоению электроэнергетических ресурсов», «Корпо¬ рация дорожного строительства», «Японская авиакомпания» и др. Весьма крупная часть инвестируемых государством средств концентрируется в руках кредитно-финансовых инсти¬ тутов— Банка развития, Экспортно-импортного банка и др. Все эти институты направляют получаемые ими средства либо в государственные, либо (чаще всего) в частные моно¬ полии. Здесь-то как раз и находится звено, где государствен¬ ные финансы непосредственно смыкаются с финансами моно¬ полий, звено, через которое государство выступает как не¬ посредственный кредитор монополий33. Рассмотрим действие механизма государственного потреб¬ ления и участия государства в накоплении капитала на кон¬ кретном материале, заимствованном из официальных источ¬ ников и публикаций исследовательских органов монополий (см. разд. III в Приложении). Соответствующие статистиче¬ ские ряды, несмотря на недостатки в методологии официаль¬ ной статистики, могут быть использованы, так как они, во- первых, все же отражают динамику процессов и, во-вторых, искажения в исходных данных не так велики, чтобы нельзя было делать выводы из соотношений34. Рассмотрим следующие вопросы: 1. Каково участие государства (общегосударственных и местных органов) в расходовании валового или националь¬ ного дохода? Как показывают данные табл. 30—31 (см. Приложение), в невоенное время (до и после второй мировой войны) на всю сумму государственных (общегосударственных и местных) за¬ купок товаров и услуг (включая и инвестиции) приходилось, от 15 до 20—21% общей суммы расходования валового на¬ ционального дохода. Доля эта повышалась по мере прибли¬ 33 В данном случае подчеркивается непосредственный характер соеди¬ нения государственных финансов и монополий в отличие от косвенного- влияния самих государственных предприятий (таких, как «Государствен¬ ные железные дороги», «Компания по освоению электроэнергетических ресурсов» и т. п.). В последнем случае государственные инвестиции также служат интересам повышения прибылей монополий, но не непосредственно, а через ряд звеньев, главным образом путем принятия государством «а себя убытков и обеспечения низких цен. 34 Поясним это на примере. Допустим, что, по данным официальной статистики, на долю государственных закупок товаров и услуг приходится 20% национального дохода (это допущение отражает действительные величины). Но известно, что буржуазная статистика вследствие пороков своей методологии завышает действительные размеры национального дохода процентов на 15—20. Если учесть это завышение, то доля государ¬ ства должна быть определена не в 20, а приблизительно в 23—-24%. Разни¬ ца с величиной, приведенной в таблицах, существенная, но не столь большая, чтобы изменить общую картину. 162
жения войны и после ее начала: с 15,3% в 1930 и 1931 гг она увеличилась до 20,6% в 1932 г. (захват Маньчжурии в конце 1931 г.), затем в 1934—1936 гг. несколько снизилась, а после начала войны против Китая в 1937 г. сразу выросла до 23,4% и почти неизменно продолжала повышаться, до¬ стигнув максимума (42,1%) в 1944 г. В послевоенные годы доля государства снова понизилась приблизительно до уров¬ ня первой половины 30-х годов. По данным за 1959 г. вся сумма государственных расходов всех видов — бюджетных и внебюджетных (включая инвести¬ ционные расходы государственных предприятий) достигала 2 триллионов иен, что составляло около 20% валового на¬ ционального дохода. «Налицо,— пишет С. Куга,— рынок, имеющий огромный удельный вес для многих товаров. Изме¬ нения размеров государственных закупок вызывают измене¬ ния запасов сырья и материалов, связанных с производством указанных товаров, изменения инвестиций в оборудование. Поэтому сила влияния государственных расходов значитель- но^превышает рамки, ограниченные приведенной цифрой в Следует обратить внимание на соотношение между обще¬ государственными и местными расходами. По мере прибли¬ жения и затем развертывания войны общегосударственные расходы все больше вытесняли местные, в 1944 г. они достиг¬ ли 91,4% от общей суммы государственных расходов. После окончания войны доля местных расходов возросла по срав¬ нению не только с военными, но и довоенными годами, что явилось результатом проведенных после поражения японско¬ го милитаризма прогрессивных реформ. Наметившийся с 1953 г. новый рост доли общегосударственных расходов, не¬ сомненно, связан с наступлением реакции, с усилением мили¬ таризации. 2. Среди всей суммы государственных расходов и вало¬ вого или национального дохода какое место принадлежит го¬ сударственному потреблению и какое — государственному инвестированию? Если в отношении общей доли государства в расходовании валового дохода не наблюдается больших изменений по срав¬ нению с довоенными годами, то по-иному обстоит дело в отно¬ шении состава государственных расходов. По расчетам япон¬ ских экономистов, капитальные инвестиции составляли в 1934—1936 гг. в среднем 16,1 % от общей суммы правитель¬ ственных расходов, тогда как в 1955—1957 гг. в среднем они * 35 С. Куга. Гэндай сихонка рон. Токио 1969, стр. 103. 11* 163
достигли 43% 36 и соответственно понизилась доля государ¬ ственного потребления37. То же самое произошло и в соотношении между разными частями государственных расходов и национальным дохо¬ дом. В 1955 г. доля государственного потребления (без рас¬ ходов на инвестиции) в отношении национального дохода составляла 10,7% против 15,5% в среднем в 1934—1936 гг.; доля же государственных инвестиций за эти годы увеличи¬ лась с 3,2 до 8,7% 38. 3. Какое место принадлежит государству в общей сумме накопления капитала, в инвестициях в оборудование, в общем объеме средств, привлекаемых извне? Изменение доли госу¬ дарства в общем объеме накопления капитала представляет особый интерес. Как показывают данные табл. 44 в Прило¬ жении, абсолютные размеры инвестиционных затрат государ¬ ства в течение 1930—1936 гг. изменялись сравнительно мало, но их доля стояла на относительно высоком уровне (31 — 36%) в 1930—1932 гг., т. е. в период экономического кризи¬ са, когда резко упали абсолютные размеры частного накоп¬ ления. Затем, когда с преодолением кризиса частное на¬ копление восстановилось, доля государства в инвестициях (при их некотором абсолютном росте) начала быстро по¬ нижаться и упала до 12—14% накануне войны на Тихом океане. Во время войны общий объем накопления (в реальном выражении), носившего чисто военный характер, оставался на уровне 1939—1941 гг., и вопреки ожиданиям, доля госу¬ дарства в накоплении, хотя и несколько увеличилась, но была относительно невелика (14—18%). И это произошло в те годы, когда роль государства в экономической жизни резко возросла по линии государственного потребления, на которое шло от 30 до 40% валового национального дохода. Такой ре¬ зультат для Японии вполне естествен — война требовала больших расходов, и государство было вынуждено экономить на всем, в том числе и на инвестициях в военное лроизврд- 36 «Нихон-но кэйдзай (кэйдзай хакусё-но кайсэцу то хихан)», 1958. стр. 67. В Приложении в табл. 29 читатель найдет более подробные дан¬ ные по годам. Хотя последние не совпадают с приводимыми в тексте, но те и другие верно отражают общую тенденцию — рост удельного веса инвестиционных затрат. 37 Данные табл. 29 в Приложении показывают, что при резком пони¬ жении доли государственного потребления его абсолютные размеры в 50-х годах были на том же уровне, что и в 1934—1936 гг. Что же касается капитальных инвестиций, то резко возросла не только их доля, но и абсо¬ лютные размеры (см. в той же таблице графу «Д»). 38 См. там же. 164
ctboó5. Небольшие размеры общего прироста инвестиций и сравнительно низкая доля участия государства в инвестициях в военные годы — прямой результат огромного напряжения в войне. Вследствие этого в Японии усилилась отсталость ее техники и производительности труда по сравнению с США и странами Западной Европы. Таким образом, одна лишь общая доля участия государ¬ ства в распределении валового или национального дохода, будучи наиболее важным показателем, все же сама по себе недостаточна для определения роли государства в экономике и в ее регулировании. Его роль определяется еще и тем, как делится расходуемая часть на потребление и инвестиции, ибо функции и влияние тех и других на экономику не только не¬ одинаковы, но' зачастую противоположны. Несмотря на колоссальную потребность в инвестициях, их общий размер из-за упадка экономики сильно сократился, однако доля государственных инвестиций значительно возрос¬ ла, достигнув в 1947 г. 42,3% против 17,9% в 1944 г. В эти годы разгула спекуляции и сильнейшей инфляции банки мо¬ нополий почти целиком перешли на краткосрочное кредито¬ вание, и государство вынуждено было полностью взять на себя долгосрочное кредитование промышленности 39 40 41. «Линия Доджа» принесла с собой снижение как абсолют¬ ных размеров, так и доли государственных инвестиций, но затем, с началом экономического подъема, эта доля вновь увеличилась, восстановив и укрепив свое положение, увели¬ чивая свои собственные инвестиции, монополии одновремен¬ но с успехом добивались роста государственных инвестиций в те отрасли, быстрое развитие которых крайне важно для всей экономики и которые в то же время являются наиболее ка¬ питалоемкими и убыточными. С начала 50-х годов доля государства составляла 28—35% (против 18,7% в 1934—1936 гг.) в общем объеме инвестиро¬ вания, производимого путем капиталовложений в государ¬ ственные компании и путем долгосрочного кредитования мо¬ нополий 4!. 39 Это положение не является типичным для всех империалистических < тран. В США, например, в годы второй мировой войны государство взяло ча себя большую часть всех инвестиций. 40 Подробнее см. об этом ст. Г. Г. П и р о г о в. Роль монополистических банков в экономике современной Японии. «Мировая экономика и между¬ народные отношения», 1959, № 2. 41 Интересно, что приблизительно то же соотношение наблюдалось и в расходах местных государственных органов. В 1954 г. из 1136 млрд, иен расходов всех местных органов 724 млрд, приходилось на государствен¬ ное потребление и 371 млрд.— на инвестиции (остальные — неклассифи- цирсваны) (см. «Нихон-но дзайсэй». 1956, стр. 279); в 1955 г. эти ци- 465
Эти данные наглядно говорят о том, что в послевоенные годы государственно-монополистические тенденции проявля¬ ются прежде всего и главным образом в форсировании госу¬ дарством накопления капитала. Это отвечает коренным ин¬ тересам монополий и приносит большинству из них быстрый рост прибылей, способствует усилению их позиций в эконо¬ мике. Таким образом, государственное инвестирование оказыва¬ ет существенное влияние на весь ход воспроизводства. Мас¬ штабы и характер этого влияния определяются не только общей долей государственных инвестиций, но и их направле¬ нием, а также местом, которое они занимают в отдельных отраслях экономики. Как видно из данных, приводимых в табл. 28 Приложения, в 1934—1936 гг. и в период экономического подъема 1952— 1956 гг. около двух третей частных инвестиций приходилось на затраты на производственное оборудование. Каково же участие государства в такого рода затратах? Таблица 19 Источники капиталовложений в оборудование (в млн. иен, в скобках в %)* Год | i Обычные финансовые учреждения i Государственные фи¬ нансовые учреждения Облигации, акции 1951/52 78 744(34) 73 313 (32) 77 529 (34) 1952/53 89 424(28) 96 216 (30) 138 699 (42) 1953/54 141032 (37) 94 270 (24) 151 084 (39) 1954/55 95 984(38) 68 826 (28) : 1 85 891(34) 1955/56 90 519 (38) 66 055 (29) 73 581 (33) 1956/57 263 707 (47) 79 590(14) 217 792 (39) 1957/58 352 336 (51) 126 077(18) 215 518 (31) Всего 1 111 746 (41) 604 347 (23) 960094 (36) * «Экономисуто», 25 октября 1958 г., № 43, стр. 18. За семь‘лет экономического подъема на государство при¬ шлось около четверти инвестиций, вложенных в оборудование. В некоторых важнейших отраслях экономики доля госу¬ дарственного финансирования еще выше. фры составляли соответственно — 717 и 281 млрд, иен; в 1956 г.— 768 и 277 млрд, иен («Дзайсэй кэйдзай токэй ёран». 1957, стр. 56). См. табл. 37 в Приложении. 166
Поступление государственных средств в различные отрасли народного хозяйства * Доля государственных финансов в общей сумме средств на обо¬ рудование, поступаю¬ щих извне Доля государственных финансов в средствах, поступающих в отдель¬ ные отрасли народного хозяйства (первая по¬ ловина 1957/58 г.) ES3 Z пол у г. 7957/7959 г □ 1956/57 г * «Ежемесячный исследовательский бюллетень» (Банк развития). В сельское хозяйство, лесное хозяйство и морской промысел включена пищевкусовая промышленность. На первом месте (находятся те отрасли, которые требова¬ ли наибольших капиталов (см. табл. 52, 56, 57 в Приложении), т. е. энергетика (в особенности электроэнергетика и атомная энергетика), транспорт (главным образом морской) -и метал¬ лургия 42. Электроэнергетическое строительство сос¬ редоточено в руках полугосударственной компании «Дэнгэн кайхацу кайся» («Компания по освоению электроэнергетичес¬ ких ресурсов»). В течение 1951 —1954 гг. на долю государства 42 Подробный анализ положения в отдельных отраслях и роли госу¬ дарства в финансировании см. в работе: Е. Пигулевская. Обновление основного капитала японской промышленности и развитие послевоенного никла М.. I960. 167
и его кредитных институтов пришлось 49% общей суммы привлеченных извне фондов для инвестирования в электро¬ энергетику. По разработанной в 1955 г. шестилетней програм¬ ме развития электроэнергетики имелось в виду «вложить в эту отрасль до конца 1960 г. 600 млрд, иен, причем в течение 1956 г. должно быть вложено около 200 млрд. иен. Предпола¬ галось, что из этой суммы 142 млрд, иен внесут девять част¬ ных электроэнергетических (эксплуатационных) монополий, а остальная сумма, т. е. более четверти, будет покрыта за счет внутренних накоплений «Дэнгэн кайхацу кайся», а также кредитов Банка развития и других государственных источни¬ ков 43. Практически это означает следующее- электростанции строятся полугосударственной компанией, а затем передаются в собственность частных монополий. Однако монополии до мо¬ мента приобретения оплачивают менее трех четвертей затрат на их строительство, и огромные средства либо предоставля¬ ются им государством в долгосрочный кредит, либо списы¬ ваются. Еще более велико участие государства в развитии атом¬ ной энергетики. С начала возникновения этой отрасли монополии, не зная, насколько она будет прибыльна, не при¬ нимали участия в работах по исследованиям и экспериментам в этой области. Всю тяжесть расходов по созданию атомной энергетики взяло на себя государство44. Им были созданы Комиссия по атомной энергии, Исследовательский 'институт по атомной энергии и Государственная корпорация по атомному топливу. С 1956—1957 гг., когда стало ясно, что эта отрасль сулит большие прибыли, в нее начали усиленно проникать крупнейшие монополии. Монополистические группы Мицуби¬ си, Хитати, Сумитомо создали свои органы по атомной энер¬ гетике. Наибольшую активность проявляют упомянутые выше девять частных электроэнергетических компаний, которые считают, что на созданные государством атомные установки они имеют такое же монопольное право, как и на сооружаемые государством электростанции 45. 43 «Нихон-но дзайсэй». 1956, стр. 146—147. 44 В 1954 г. по государственному бюджету на развитие атомной энерге¬ тики было отпущено 237 млн. иен, в 1955 г.— 250 млн., в 1956 г.— свыше 2 млрд, иен («Нихон-но дзайсэй». 1956, стр. 224—225). 45 В связи с этим в 1956—1957 гг. развязалась ожесточенная кон¬ курентная борьба вокруг работ по атомной энергетике. Электроэнергети¬ ческие компании требовали, чтобы их допустили к участию в работе государственного Исследовательского института по атомной энергии. Электромашиностроительные монополии выступили против импорта из США или Англии атомных реакторов, заявив о своем намерении изгото¬ вить реакторы на своих предприятиях. Началась также борьба за эксплуа¬ тацию реакторов. Требуя для себя в этом отношении максимума прав. 168
В каменноугольной промышленности из 71 млрд, иен, привлеченных -извне и затраченных с 1949 по 1954 г. по про¬ граммам рационализации в качестве капитальных инвестиций, 58% было вложено правительственными кредитными институ¬ тами 46. В черной металлургии аналогичная величина за 1951 — 1954 гг. составила 20% 47. Правительство было крупным участником каждой из 14 программ судостроения, по которым после войны был вновь создан японский торговый флот. С 1949 по 1955 г., когда осуществлялись 5—И программы, на строительство было из¬ расходовано 228 млрд, иен, из которых на долю правительства (Банк развития) пришлось 124 млрд, иен, т. е. -более полови¬ ны, причем для 10 и 11-й программы соответствующая доля составила 90 и 80%. Иными словами, строительство флота происходило почти целиком на государственные кредиты. По пятилетней программе судостроения, намеченной на 1956— 1960 гг., имелось в виду, что доля правительства соста¬ вит 50% 48 *. Как было показано выше, желез нодорожныйтранс- п орт и связь в Японии находятся в руках государства. В области шоссейного транспорта и портов роль государства также велика по линии его участия в строительстве. Помимо того, что работы по строительству и ремонту дорог и портов ведутся министерством строительства и местными органами ' а средства, отпускаемые но общему счету по статье «общест¬ венные работы», в 1956 г. была создана полугосударственная «Корпорация дорожного строительства», которая получает ресурсы для строительства также по преимуществу из госу¬ дарственных источников. электроэнергетические монополии одновременно старались взвалить на государство максимум расходов. Вот что писал об этом японский прогрес¬ сивный экономический еженедельник «Japan Press», March 27, 1957, № 20: «...Электроэнергетические компании и компании тяжелого электромашино¬ строения все еще не уверены относительно прибыльности производства атомной энергии. Поскольку для закупки энергетических реакторов необхо¬ димы большие суммы, они не могут решиться на покупку реакторов при помощи одних только частных фондов. Они ищут возможности получить монопольные прибыли через соединение с государственным капиталом. Но вопрос заключается в том, как должны быть произведены эти государственные инвестиции. Электроэнергетические компании опасаются, что если правительственные инвестиции будут произведены с тем, чтобы создать «Компанию по развитию атомной энергетики», или с тем, чтобы использовать нынешнюю «Дэнгэн кайхацу» («Компания по освоению электроэнергетических ресурсов») для развития атомной энергетики, то не исключено, что эти компании будут оказывать давление на частные интересы». 40 «Нихон-но дзайсэй». 1956, стр. 148. 47 Там же, стр. 150. 4i Там же, стр. 151 —152. W4
Таковы те сферы и отрасли экономики, в которые направ¬ ляется основная часть внебюджетных (точнее, находящихся за пределами генерального счета бюджета) кредитно-финансо¬ вых ресурсов государства. Направленность государственного финансирования можно проследить и путем ознакомления с характером активных опе¬ раций 'важнейших государственных кредитных институтов. Среди институтов, -не являющихся юридическими лицами, как уже упоминалось, наиболее важным является Бюро довери¬ тельных фондов министерства финансов. На 31 декабря 1957 г. его активы были равны 1238 млрд, иен, из которых 282 млрд, было вложено в акции и облигации, в том числе 117 млрд, иен в государственные облигации и 161 млрд, иен в акции и обли¬ гации банков. 951 млрд, иен был вложен в ссуды, в том числе 425 млрд, иен в ссуды правительственных и полуправитель- ственных корпораций (Банк развития, «Компания по освое¬ нию электроэнергетических ресурсов» и т. п.) и 423 млрд, иен в аналогичные корпорации местных органов 49. Ежегодный прирост пассивов и активов Бюро доверитель¬ ных фондов составляет в настоящее время 150—180 млрд, иен. О направлении этого прироста можно судить пю следую¬ щим.итоговым данным за 1955 г. Из 163 млрд, иен прироста активов было направлено (в млрд, иен) 50: Кредиты на специальные правительственные счета . 4 В том числе: счет почт . . 0,5 счет финансирования переселенцев 1,0 счет строительства специальных дорог . 2,5 Кредиты государственным предприятиям 87.8 В том числе: Корпорации «Государственные железные дороги Японии» 11,5 Корпорации по финансированию жилищного строительства 14,3 «Народной финансовой корпорации» , .. 10,5 «Корпорации по финансированию средних и мелких предприя¬ тий» . . ... . . 11,5 «Корпорации по финансированию сельского хозяйства, лесовод¬ ства и рыболовства» . 16 5 Банку развития . . 15.5 Экспортно-импортному банку 8 Кредиты местным общественным организациям . 44 Фонду социального обеспечения лиц наемного труда 4,5 «Корпорации жилищного строительства» 1,8 ^Корпорации экспрессных перевозок» .' 1,0 «Компании по освоению электроэнергетических ресурсов» . 6,9 50 «Дзайсэй кэйдзай токэй ёран». 1957, стр. 82. 17#
Среди «клиентов» Бюро доверительных фондов находят¬ ся и государственные промышленные, строительные, транс¬ портные и иные нефинансовые компании, и государственные кредитные институты, являющиеся юридическими лицами. •Самые важные -из последних — Банк развития и Экспортно- импортный банк. По данным на сентябрь 1956 г., из 376 млрд, иен кредитов Банка развития 319 млрд, иен было вложено в «транспорт, связь и другие -предприятия общественного пользования» (к последним относится электроэнергетика). Из остальной суммы 31,4 млрд, иен было вложено в добывающую и 22,6 млрд, иен в обрабатывающую промышленность (почти целиком — в ка¬ питальное оборудование) 51. Банк развития, следовательно, специализировался на финансировании по преимуществу стро¬ ительства предприятий электроэнергетики, транспорта и связи52. На ту же дату из 57,4 млрд, иен кредитов Экспортно-им¬ портного -банка 50,2 млрд, иен было вложено в обрабатываю¬ щую промышленность и только 6,7 млрд, иен в оптовую и роз¬ ничную торговлю 53. Этот банк финансировал не столько непос¬ редственно внешнюю торговлю, сколько экспортные отрасли промышленности, создавая для них особо благоприятные ус¬ ловия. Напомним о том, что средства Бюро доверительных фондов министерства финансов создаются главным образом за счет сбережений, поступающих от населения в правительственную почтово-сберегательную сеть. Далее из «Бюро» они идут ли¬ бо непосредственно в правительственные предприниматель- 51 «Дзайсэй кэйдзай токэй ёран». 1957, стр. 87; «Хомпо кэйдзай токэй». 1957, стр. 139. < 52 О механизме деятельности Банка развития в книге «Монополисти¬ ческий капитал современной Японии» (гл. V) сообщается следующее: «Банк развития, осуществляющий кредитование монополистического капи¬ тала государственными денежными средствами, получает от правительства основной план использования фондов на каждый финансовый год, но отпуск отдельных кредитов он производит по своему усмотрению. При этом огромную роль играют рекомендации компетентных административ¬ ных органов. Эти рекомендации в совокупности с другими методами поли¬ тики в области промышленности зачастую становятся решающим факто¬ ром, обеспечивающим преимущество одних предприятий перед другими. Наиболее ярким примером в данном случае являются лицензии на соору¬ жение кораблей по судостроительным программам. По существу данные лицензии представляют собой рекомендации Банку развития об отпуске кредитов, причем определяются также и доли Банка развития и городских банков в финансировании. Выносятся также решения относительно прием¬ лемости или неприемлемости различных условий, содержащихся в контрак¬ тах судостроительных и судоходных компаний. В соответствии с этими решениями для судоходных компаний устанавливаются как масштабы производства, так и стоимость готовой продукции. м «Дзайсэй кэйдзай токэй ёран». 1957, стр. 86. 171
ские нефинансовые предприятия, либо в правительственные банки, а оттуда по двум каналам — опять-таки в не фин а псо¬ вые правительственные предприятия, непосредственно в круп¬ нейшие частные монополистические компании. Экономический и социальный смысл направленности госу¬ дарственных ассигнований очевиден. Государственные средст¬ ва идут прежде всего в те отрасли экономики, форсирован¬ ное развитие которых необходимо с точки зрения интересов капиталистического воспроизводства и которые в то же время по ряду причин (необходимость авансирования очень боль¬ ших сумм при относительной скудости кредитных ресурсов и при большой длительности оборота капитала в рассмотренных отраслях, необходимость больших затрат на эксперименталь¬ ные работы, о которых неизвестно, окупятся ли они, и т. д.) по сравнению с другими отраслями невыгодны или недостаточно выгодны для монополий с точки зрения их прибыльности. В больших масштабах, в более широкой области происходит в сущности ТО' же самое, что на протяжении всей истории капи¬ тализма происходило в ряде стран (Германии, Японии, Рос¬ сии) с железными дорогами. Их необходимость для капита¬ лизма очевидна, но если бы их строительство и эксплуатация были сосредоточены в руках частных компаний, потребова¬ лись бы столетия для достижения в этой области того, что при государственном участии было достигнуто за десятилетия. Таким образом, одна из важнейших сторон перераспреде¬ ления национального дохода заключается в том, что капита¬ листический класс и его монополистическая верхушка через государство перекладывают на плечи широких масс трудя¬ щихся расходы на развитие тех отраслей экономики, которые необходимы для нормального хода воспроизводства, для по¬ лучения монопольных прибылей в* других отраслях, для по¬ беды в конкурентной борьбе на мировом рынке и которые в то же время сами по себе на определенном этапе развития для монополий невыгодны или недостаточно выгодны. 4. Каковы объем и характер операций отдельных государ¬ ственных кредитных институтов? Какое место принадлежит государству в привлеченных извне средствах отдельных моно ¬ полий? Государственная поддержка монополий в наибольшей степени носит косвенный характер: развивая на свой счет необходимые для экономики, но невыгодные для монополий отрасли, государство обеспечивает монополистические пред¬ приятия по минимальным ценам сырьем, топливом, энергией и т. п.54 Более непосредственный характер поддержка носит в тех случаях, когда государство еще и прямо кредитует, мо- 54 В качестве примера можно привести положение с электроэнергией. По данным за 1956 г., стоимость 1 квт-ч электроэнергии для освеще- 172
Ho-полий. О масштабах такого рода кредитования можно су¬ дить по данным табл. 9—14 в Приложении, а также по следу¬ ющим данным (табл. 20). Таблица 20 Доля государства в заемном капитале монополистических групп Мицубиси, Мицуи и Сумитомо (на март 1956 г.)* Монополистические группы Общая сум¬ ма заемно¬ го капитала, млн. иен (А) Сумма заемно¬ го капитала, полученного из государствен¬ ных кредитных институтов, млн. иен (Б) Б/А, % По группе Мицубиси (58 компаний) . 181 106 44 173 24,4 По группе Мицуи (52 компании) 187 864 30 138 16,0 По группе Сумитомо (42 компании) 93 897 14 713 15,7 * «Зкономисутс», 19Е6, 13 октября, стр. 31, 20 октября, стр. 34, 27 октября, стр. 33 Из этих данным видно, что государственные кредиты зани¬ мают большое место в общей сумме заемного капитала са¬ мых мощных монополистических групп. Более детальные све¬ дения (табл. 9—14 в Приложении) показывают, что еще боль¬ шее место принадлежит государству в финансировании от¬ дельных, наиболее крупных монополистических компаний главным образом в таких отраслях, которые являются сферой наиболее деятельного участия государства (судостроение, су¬ доходство, добывающая промышленность, металлургия и др.). Об этом же можно судить и по следующим данным, из ко¬ торых следует, что на долю компаний дзайбацу приходилось 47% всех кредитов государственного Банка развития — глав¬ ного органа по долгосрочному кредитованию (см. табл. 21 на след, странице). Картина государственного финансирования экономики бы¬ ла бы неполной, если бы мы прошли мимо государственной помощи мелким и средним предприятиям и участия государ¬ ства в развитии сельского хозяйства. Эта помощь оказывается главным образом по линии вне¬ бюджетных государственных кредитно-денежных ресурсов. Основными государственными институтами по кредитованию и субсидированию мелких и средних предприятий являются ния жилых домов, ресторанов и т. д. равнялась 11,03 йены, для предприятий с установленной мощностью оборудования свыше 20 квт — 3.99 иены, т. е. в 2,76 раза меньше («Монополистический капитал современной Японии». М., ИЛ, 1960, гл. V. Здесь же см. по этому вопросу более подробные данные). 173
Таблица 21 Доля предприятий дзайбацу в кредитах Банка развития (1957 г.) * Получатели кредитов Величина кре¬ дитов млрд. 1 лен, °/0 Группа Мицуи 18,1 11,5 » Мицубиси 24,8 15,9 » Сумитомо 8,4 5,4 » Фудзи 9,8 6,3 » Дайити 12,0 7,7 Итого | 73,1 46,8 Прочие 1 83,1 53,2 Всего |156,2 | 100 ♦ «Сэнго Нихон кэйдзай сэйсаку-но бунсэки». Токио, 1958, стр. 88. «Народная финансовая «корпорация» («Кокумин кинъю коко») и «Корпорация по финансированию средних и мелких пред¬ приятий» («Тюсё кигё кинъю коко»). Удельный вес этих институтов сравнительно невелик и в общем объеме внебюд¬ жетного финансирования, и особенно, если учесть значение мелких и средних предприятий в японской экономике. В 1955/56 финансовом году оба указанных банка отпустили кредитов и субсидий на сумму 78,5 млрд, иец, т. е. около 15% всей суммы государственных кредитов и субсидий по вне¬ бюджетной линии. Для 1956/57 г. соответствующие цифры составили 86 млрд, иен, или около 17%, и для 1957/58 г. (по плану) —110 млрд, иен, или свыше 15% общей суммы55. Финансовая помощь средним и мелким предприятиям прежде всего связана с ролью, которую они играют в япон¬ ском экспорте, а также как субконтракторы монополий, о чем шла речь выше 56. Что- касается сельского хозяйства, то здесь государствен¬ ное экономическое регулирование распространяется главным образом на сферу торговли и рассматривается далее в гл. V. Вместе с тем, как отмечалось, из государственного бюджета по статье «общественные работы» отпускаются средства на поднятие новых земель, которые представляют собой инвес¬ тиционные расходы государства в области сельского хозяй¬ 55 «Кэйдзай ёран». 1958, стр. 66. 56 См. об этом главы II и III, а также сборник «Промышленность и банки Японии». М., ИЛ, 1956, стр. 123—134. 174
ства. Такие же функции выполняют государственные «Корпо¬ рация по развитию и механизации сельского хозяйства» и «Корпорация по ирригационным работам в префектуре Айти», получающие средства из разнообразных государственных ис¬ точников (с генерального счета государственного бюджета,, из Бюро доверительных фондов, со специального счета про¬ мышленных инвестиций). Кроме того, с 1958 г. из бюджета отпускаются известные суммы для субсидирования сельскохо¬ зяйственных кооперативов с целью строительства деревень в районах освоения новых земель. Все подобные меры играют определенную политическую роль в борьбе правительственной либерально-демократичес¬ кой партии за упрочение своих позиций в деревне, но их ре¬ альное экономическое значение сравнительно невелико*. В японской демократической печати постоянно подчеркивается тот факт, что все 'больше средств по статье «общественные работы» расходуется на строительство шоссейных дорог, имеющих в значительной степени военное значение, и в то же время очень мало средств отпускается на предотвращение стихийных бедствий и на ликвидацию их последствий, кото¬ рые особенно тяжелы для сельского хозяйства и для трудя¬ щегося населения деревни 57. Роль Японского банка. Нефинансовые средства государственного регулирования в сфере кредита и инвестиций Несмотря на то, что государственным и полугосудар- ственным кредитно-финансовым органам принадлежит боль¬ шое место на рынке ссудных капиталов, их доля неустойчива и имеет тенденцию к понижению. Широко используя госу¬ дарственные кредитно-финансовые органы в своих интере¬ сах, крупные монополии дзайбацу не уступали последним своей решающей доли ни в общем объеме капиталистической соб¬ 57 «Не стихийное, а общественное бедствие»,— так характеризовали прогрессивные общественные деятели Японии страшный тайфун, пронес¬ шийся над страной в сентябре 1959 г. и причинивший огромные разруше¬ ния. В речи, произнесенной по этому поводу в парламенте 28 октября 1959 г. генеральный секретарь социалистической партии Асанума сообщил о следующем: «За период с 1946 по 1957 год ущерб, причиненный стихий¬ ными бедствиями, выразился в следующих цифрах: затоплено 7500 тыс. те полей, пострадало 6040 тыс. домов, общая сумма ущерба — 2580 млрд, иен. За тот же период погибло 91 тыс. человек. Если мы возьмем средне¬ годовые данные, то получается, что ежегодно от стихийных бедствий погибало 7604 человека, затоплялось 630 тыс. те полей, причинялись разру¬ шения 500 тыс. домов, а общая сумма ущерба, причиняемого в течение года, составляла 215.4 млрд. иен. Таковы колоссальные потери, которые мы ежегодно несем от стихийных бедствий».