В.Е. Ларионов - Исток Русского племени
Таинственный исток русского племени
Скифский жребий
По сокровенному пути таинственных лабиринтов. Земля предков
«Вавилоны» — центры мироздания
Солярная символика
Культурно-исторический фон лабиринтов
Метафизика лабиринтов
Критское творение Дедала
Лабиринт в христианской традиции
Возвращение в отчий дом
По стопам апостола Андрея
Антропология Гипербореи и возвращение скифского наследства
Антропология арийского племени
Загадочный скифский язык
Единый скифский народ
Археологический след и антропологический тип
Северный исток
Сарматский вопрос
Наши предки в преданиях старины
Мы и европейцы
Воспоминания о прародине
Расово-генетическое ядро и национальная колыбель
Родная география, родной язык
Национальный костюм
Древние анты — цепь преемства
Священное Писание и скифский народ
Историософия славянского рода
Славянский этногенез
Славяне и угро-финны
Славяне и Балты
Антропология и политика
Лик и образ русского племени
Кровь и дух, завещанные нам
Содержание
Text
                    v  исток
 УССКОГО  ПЛЕМЕНИ


Владимир Ларионов Исток Русского племени Москва «Вече» 2008
ББК 63.3(2) JI25 Ларионов В.Е. JI25 Исток Русского племени / В.Е. Ларионов. —М.: Вече, 2008. — 448 с. — (Тайны Земли Русской). ISBN 978-5-9533-2014-6 Несмотря на обилие книг по отечественной истории, генезис славянства и русского народа до конца не изучен. Ни труды уче¬ ных, ни энтузиазм самоучек-исследователей до сих пор не дали убедительного ответа, откуда пошла Русская земля, где берет свое начало таинственный и древний исток славянского племени. В чем причина того, что мы не знаем доподлинно свою родословную? Автор книги приглашает читателей к увлекательному путе¬ шествию на поиски нашей древней прародины, на священную зем¬ лю предков, ставшую колыбелью некогда единого, великого арий¬ ского племени, потомков библейского праотца Иафета. ББК 63.3(2) ISBN 978-5-9533-2014-6 © Ларионов В.Е., 2008 © ООО «Издательский дом ♦Вече*, 2008
Таинственный исток русского племени Удивительно, но один из самых больших европейских этносов, расселившийся на шестой части земной суши ли¬ шен достоверного научного знания о прародине своих слав¬ ных пращуров. О колыбели славянства и русского народа современный российский гражданин имеет самые смутные представления. И это, не смотря на изобилие книг, посвя¬ щенных данной тематике, вышедших за последние десять лет. Но ни труды ученых мужей, не инициатива самоучек- энтузиастов не смогли дать убедительный ответ современ¬ ному русскому человеку: откуда пошла Русская земля, где таинственный и древний, сокрытый от нас, исток славян¬ ского племени. В чем причина того, что мы, в отличие от большинства европейцев, не знаем доподлинно о своей прародине. Поче¬ му же именно происхождение славян покрыто такой тай¬ ной и вызывает многочисленные споры, в то время как ис¬ торическое место других народов индоевропейской языко¬ вой семьи, живых и мертвых, давно определено. Ведь не случайно же это, в самом деле. Помимо недоброжелатель¬ ства Западного мира к славянству в целом, есть и иные при¬ чины, которые обуславливают определенную трудность в поисках прародины древних славян. Еще более удивительной предстает эта проблема, если учитывать поразительный факт — научного материала для совершенно точного определения искомой прародины бо¬ лее чем достаточно. И основной массив этого фактического материала был накоплен еще в XIX веке. Может быть, не¬
4 кая шаблонность отечественной научной мысли, ее веко¬ вая зависимость от западной науки и не позволяет нашим ученым воспользоваться тем научным богатством, что ско¬ пили для них блестящие умы российской императорской исторической школы, до сих пор не получившие должной оценки на родине. Речь идет о трудах исторических гени¬ ев, чьи удивительные прозрения превосходят добросовест¬ ность изложенческого метода Карамзина, Соловьева и Клю¬ чевского. Речь идет о Гедеонове, Венелине, Хомякове, За¬ белине, Передольском, Иловайском, наконец. Настало время воспользоваться работами наших удиви¬ тельных соотечественников, отдать дань их поразительной интуиции, таланту и уровню образованности, увы, для нас недостижимому. Автор книги считает всех перечисленных историков той или иной мере своими наставниками и, ру¬ ководствуясь, во многом, методологией старой историчес¬ кой школы, а также, используя богатейший, старый и со¬ вершенно новый археологический, исторический и антро¬ пологический материал, пытается внести максимально возможную, на данном отрезке исторического времени, яс¬ ность в вопросе прародины славян, прародины великого русского племени. Любой интересующийся историей древнего славянства человек наверняка сталкивался с тем, что всегда повергало в изумление автора данной работы. Возьмем многочислен¬ ные карты расселения древних племен в Европе, приведен¬ ные в исторических изданиях: от исторических энцикло¬ педий до работ крупнейших отечественных, современных историков: Рыбакова, Гумилева, Кузьмина и др. Сравним с картами, которые публикуются в работах западных исто¬ риков. И что же мы увидим? У одних историков границы исконного славянского мира находятся значительно восточней, у других намного западней. Север и юг этих границ также определяется по- разному. Западным ученым присуща тенденция — огром¬ ные территории исторически населенные славянами до глу¬ бокой древности, «дарить» балтам, германцам, угро-фин¬ нам, фракийцам, кельтам и кочующим по историческим
5 монографиям североиранцам, чья историческая прароди¬ на находилась не в степях Евразии. Если взять все опубликованные карты и, наложив их друг на друга, попытаться определить ту территорию, ко¬ торую все единогласно отдают под прародину древнего сла¬ вянства, то мы с вами очутимся в географическом центре Припятских топей. Вот из этого болота нам и предлагается выводить наших предков. Далее нам дается следующая схе¬ ма. Отсидевшись в болотах Припяти, переждав лихолетия переселения воинственных готов и гуннов, славяне реши¬ ли расселяться дальше. Но оказывается, все приличные для производящего хозяйства места были уже заняты, и давно. Даже родная Припять и то не принадлежала им безраздель¬ но. Часть акций на лучшие земельные угодья будущего Белорусского Полесья была у балтов. Вообще с Белорусским Полесьем в древности происходило что-то неладное. Буду¬ чи якобы прародиной славянства, оно же являлось эпицен¬ тром распространения балтской топонимики. Худо-бедно, просачиванием и самозахватом земли явоч¬ ным порядком удалось расселиться до Днепра на востоке и Одера на западе. Используя историческую неразбериху во время переселения народов в IV—VI веках до Р.Х., славяне расселяются на якобы опустевшие земли от Эльбы до Дона, от Ладоги до древней Спарты. Там, где земли признаны не опустевшими, славянам разрешена учеными мужами без¬ застенчивая ассимиляция. Причем, и это самое удивитель¬ ное, славяне признаются дикими, некультурными и не во¬ инственными, но ассимилируют всегда более культурные и воинственные племена. Чудеса в решете! Не менее удивительно и само расселение болотных жи¬ телей. Ну, представьте, какой человеческий коллектив могли пропитать болота при присваивающем или вялом призводящем хозяйстве. Очень небольшой. И вдруг эта маленькая группа оголодавших оборванцев, искусанных комарами, расселяется от Эльбы до Дона, занимая самую большую площадь из всех индоевропейских народов. Может, озверев от такой жизни, славяне были неуемно воинственны? Да нет же, все авторы, наши, и особенно не¬
6 мецкие и английские, рисуют славян как добровольных холопов своих германских соседей-господ, мирных и жен¬ ственных, придающихся мирной игре на свирели и роман¬ тическим играм на купальскую ночь. Вот, в общих чертах, схема истории племени, которое господствует на территории самого большого за всю исто¬ рию человечества государства — России. Вот такой исто¬ рией отравлены мозги не одного поколения русских людей, которые, устыдившись прошлого и не веря в будущее, пря¬ чутся от реальности в суррогатных традициях, алкогольно¬ го одурения, коллективного и одиночного, традициях спе¬ циально изобретенных вместе со лживой славянской исто¬ рией для околпачивания и порабощения некогда самого сильного, смелого и независимого народа на Земле. Нунуж прямо такого сильного и смелого, — скажет скеп¬ тик, опять же вспоминая некогда читанный ему в вузах курс древней славянской истории. А как же иначе ответим мы. Каким же это образом смог наш народ отвоевать такое огромное жизненное пространство у своих крайне воин¬ ственных и гордых, что признают единогласно все истори¬ ки, соседей. Может, в этом надо видеть Божий промысел, и только. Безусловно, промысел Всевышнего о нашем племени таинственно и в то же время очень интимно ощущается в нашей исторической судьбе. Но дело не только в этом. Объективные факторы исторического процесса не отменя¬ ется особым Божиим смотрением о народе. Наоборот, они выявляются еще более рельефно. И, с позиции объектив¬ ной исторической школы, еще никто из историков, повто¬ ряющих глупости о нашей исторической отсталости, нево- инственности, некультурности и мизерной исторической прародины, лишенной географических преимуществ, не смог объяснить, как мы ассимилировали великие и куль¬ турные народы, как вды отвоевывали их земли и кем мы эти земли заселяли, если уровень хозяйства древних славян оставлял желать лучшего, по сравнению с соседями, или, в лучшем случае, признается аналогичным с окружающим иноэтническим миром.
_ 7 Ведь не было же у славян особого секрета плодовитости. И продуктов питания в суровой природной обстановке сла¬ вяне получали столько же, что и их соседи — балты и гер¬ манцы. Но почему-то расплодились только славяне. Отку¬ да этот фантазийный этнографический и популяционный взрыв у славянства в VI столетии? Действительно, если мы будем слепо держаться пороч¬ ной и лживой схемы нашей древнейшей истории, нам не ответить на вопрос, как это все с нами произошло, что мы из отсталого племени стали вдруг ведущим народом чело¬ вечества, не плодя новых нелепостей. Древняя судьба славянства неразрывно связана со ски¬ фами. И это чувствовали самые первые отечественные лето¬ писцы и историки. Там, в «Великой Скифии», начальной летописи, надо искать наши сокровенные племенные исто- Скифский гребень
8 ки. Именно характер и судьба скифского племени столь ясно запечатлелись в характере русского племени, в древнем ве¬ ликорусском начале, которое есть, как писал публицист М.О. Меньшиков: «...начало собирания земли, победы и одо¬ ления... ». Он же продолжал свою мысль следующим пасса¬ жем: «Столь живое у великорусов свойство великой арийс¬ кой расы — покорять и господствовать — поникло под на¬ плывом низкой психологии покоренной инородчины. Народ-завоеватель, львиным порывом разбросавший сосе¬ дей, захвативший громадную территорию, печально осла¬ бел, подчинился совершенно незаметно внутреннему за¬ воеванию... Мы в духовном и политическом плену у некое¬ го чужеземного нашествия, которое просочилось в наши государственные ткани и сделало их хрупкими и дряблы¬ ми... ». Чтобы вернуть тонус нашим залитым водкой мозгам и львиную силу нашим государственным мышцам, чтобы спасти поколение живущих, тех, кого еще можно спасти и вырастить грядущие поколения, которые вырвутся, из ду¬ ховного и политического плена, мы должны обрести свою национальную историю, свою истинную прародину. Это не вопрос научной любознательности. Это вопрос жизни и смерти народа. Почему поиски прародины народа столь важны, просто жизненно необходимы и вызывают энтузиазм профессио¬ нальных ученых и далеких от исторической науки людей? Каждый человек на Земле по-особому привязан к месту, где он родился, где прошли его детские и юношеские годы. Привязанность эта особого рода. Она не есть лишь сенти¬ ментальная ностальгия по утраченной свежести чувств и впечатлениям молодости, прошедшей в данной географи¬ ческой местности. Каждый человек, если не чувствует, то знает, что связь его с местом рождения есть связь особого мистического свой¬ ства. Спросите у людей, которые никогда не видели места своего рождения, и вдруг на склоне лет приезжающих по¬ смотреть забытый погост у заброшенной деревеньки, что они испытывают. А ведь их молодость, первая любовь и пер¬ вые победы прошли в дали от места рождения.
9 И все равно они чувствуют особый магнетизм места, в ко¬ тором, по воле Всевышнего, человек увидел свет. Обретение прародины для народа схоже с чувством отдельного челове¬ ка, обретающего Родину, когда вся его, даже уже почти про¬ житая, жизнь вдруг приобретает некую интуитивно постиг¬ нутую, неведомую прежде высокую осмысленность, а био¬ графия становится историей, пусть даже сугубо личной и для себя. Народ, нашедший и очистивший священный ис¬ ток своей исторической жизни получает живительный им¬ пульс к возрождению, к возвращению из почти небытия к творческому созиданию к национально-государственному величию через исполнение своей уникальной исторической миссии.
Скифский жребий Тема данной книги имеет глубочайшее метафизическое значение для постижения священных путей истории сла¬ вянства, России и русского народа в его соборном единстве. Север, манящий и пронзительный, хрустальный и сияю¬ щий, притягивает к себе загадочным образом душу любого истинно русского человека. Есть ли этому объяснение? Безусловно. Именно по этой причине мы начинаем наш захватывающий путь к истокам нашего национального бытия именно с севера, с того самого Севера, где берет нача¬ ло и античная Скифия и Древняя Русь. На древних картах античности вся Земля условно дели¬ лась на четыре доли, что неслучайным образом наводит на мысль о четырех реках из Священного Писания, разделяв¬ ших некогда и рай на четыре части, а также заставляет вспомнить таинственные карты Средневековья с континен¬ том Арктидой, разделенным на четыре сектора четырьмя потоками, стекающими с горы Меру, венчавшей некогда сакральный полюс древних. Итак, античность делила мир по сторонам света на че¬ тыре части, которые назывались в честь наиболее извест¬ ных народов древней обитаемой ойкумены. Запад называл¬ ся Кельтикой. Юг был Эфиопией. Восток — Индией. Ну а Север — Скифией. В центре же древнего универсума рас¬ полагались очаги человеческой культуры: Египет, Вавило¬ ния, Эллада и Рим. От начала исторического бытия Север — наша геополи¬ тическая судьба, а Скифия — историческая! С античных времен все северные страны почитались Скифией, страной холодной и загадочной, Скифией, чей народ оспаривал у
11 египтян право называться самым древним народом на Зем¬ ле. И, надо сказать, эллинская мысль склонялась в этом спо¬ ре в пользу скифов. Откуда у древних скифов была такая не¬ поколебимая уверенность в том, что нет древнее их народа? Уже этот вопрос должен был бы вызвать огромный ин¬ терес научного мира. Однако никто и нигде не попытался дать вполне обоснованный ответ на эту таинственную скиф¬ скую претензию на своего рода исключительность. Анонимный автор «Пасхальной хроники», созданной в VII веке, писал: «Главные и знаменитые матери всех ере¬ сей такие: варварство, скифство, эллинство, иудаизм, от этих матерей и другие ереси выросли». Нам почти все изве¬ стно о верованиях древности, которую автор хроники назы¬ вает временем варварства. Мы знаем досконально религию древних эллинов и иудаизм. Но что собой являла еще одна «мировая» дохристианская религия — скифство, которую древние явно отличают от многочисленных языческих за¬ блуждений варварства, нам остается только гадать. Далеко не случайно в Священном Писании, в послании апостола Павла, скифы удостоились совместного упомина¬ ния вместе с эллинами и иудеями, что совершенно точно Бой славян со скифами. Худ. В.М. Васнецов
12 предуказывало особую роль этого племени как историче¬ ски единого народа, который еще только будет призван стать вслед древним иудеям и цареградским эллинам к тому, чтобы понести перед народами невечерний свет Ис¬ тинной Веры. И хотя скифство и знаменует собой одну из форм древних языческих заблуждений наряду с эллин- ством, но равно как эллины обратились от своего языческо¬ го прошлого к солнцу Христовой веры, так и скифы — на¬ следники Нового Завета. Послание это, действительно, ясно свидетельствует об особом духовном мире скифов, не сводимом к иным язы¬ ческим верованиям Европы, кои подразумеваются под об¬ щим именем — эллинство. Может ли быть случайностью и память о древнем походе скифов на Ближний Восток, ос¬ тавшуюся в имени города Скифополь, расположенного не где-то, а в Святой Земле. И разве не можем мы усмотреть особое промыслитель- ное значение в том, что апостол Андрей, названный Перво- Похороны знатного руса. Худ. ГИ. Семирадский
13 званным, будучи первым призванным Господом к апостоль¬ скому служению, стал апостолом именно Скифии. И не через знаменитого ли в древности скифского муд¬ реца Анахарсиса наш народ сделал свой первый шаг в Цер¬ ковь Христову?! Как, каким образом?! С глубокой древности в христианской традиции извес¬ тен один важный обычай, по-особому заставляющий нас, христиан, относиться к наследию античной философской мысли. Мудрецы античного мира, «еллинские» философы, достигавшие, исключительно путем личного интеллекту¬ ального поиска, определенного понимания божественных истин, долженствующих, только значительно позже, от¬ крыться во всей полноте с воплощением Господа Иисуса Христа, с первых веков христианства изображались на сте¬ нах катакомб и в притворах первых храмов. Среди «пророков» от язычников изображали: Орфея, Омира (Гомера), Солона, Платона, Птолемея, Ермия, Арис¬ тотеля, Плутарха, Иродиана, Трисмегиста, стоика Зенона, Менандра, Сокрагга, римскую Сивиллу, Вергилия, Афро- дитиана, Диогена и скифа Анахарсиса, единого от скифов удостоившегося чести быть в чине «равнопророческом». Митрополит Филарет (Дроздов) считал: «Таким изображе¬ нием отцы наши хотели выразить, что никогда языческая мудрость не восходила выше низших ступеней христиан¬ ского храма». Потому и изображались «внешние» филосо¬ фы в притворах. Однако ведь и мы попадаем в церковь не иначе, как пройдя притвор. И не только это хотели сказать наши предки, вводя изоб¬ ражения античных философов в стены храма Божиего. Ведь не без промысла же Всевышнего свершилось то, что именно римляне и греки стали самыми многочисленными и верны¬ ми чадами древней церкви, представ пред ликом вечности воистину Новым Израилем, Израилем Ромеев — народом Божиим, восприняв это священное историческое послуша¬ ние через апостолов от Ветхого Израиля — иудеев. Но уже тогда, в гиперборейских лесах Господь пестовал будущих насельников Третьего Рима, «Третий Израиль» — народ скифский, чьим первым членом Церкви Божией
14 Митрополит Филарет (Дроздов) в своей келье, 1850 г. промыслительно стал Анахарсис, прообразовав будущее вхождение в Ее святые стены и всего народа славянорус¬ ского. Скифский мудрец предварил народ скифский, сиречь русский в стенах церковных на паперти для оглашенных, чтобы будущие потомки древних скифов обрели свое место в ряду верных. А может ли быть случайностью для нашей националь¬ ной истории то, что Скифский квадрат, описанный еще Геродотом, в предвечном замысле Всевышнего от начала Истории мыслился как подножие Престола Божиего, о чем писали святые отцы Церкви, о чем свидетельствовали наши прозорливые старцы. Разве нет прямой связи между древ¬ ней Скифией и современной Россией в свете сокровенных, по определению неслучайных совпадений. Разве не Рос¬ сия мыслилась подвижниками благочестия подножием Престола Господнего, Уделом Пресвятой Богородицы.
15 И описанный Геродотом географический квадрат Скифии, со сторонами по четыреста километров, разве не прооброзо- вал собой это священное подножие. Эти вопросы есть не просто очередные загадки русской истории, которые автор на досуге разгадывает перед лю¬ бознательным читателем. Отнюдь. Вопросы эти напрямую касаются становления нашего национального духовного характера, который предопределил нашу историческую судьбу, нашу национальную психею. Есть в истории Скифии и иные таинственные законо¬ мерности, которые позволяют нам заявить свое исконное историческое право на скифское наследие, отторгнутое от нас радением позитивистской науки. Северное Причерно¬ морье с VIII века до Р.Х. занимают царские скифы, их сме¬ няют царские сарматы, далее здесь живут роксоланы и, наконец, русы. Византийские греки называли наших предков скифа¬ ми и тавро-скифами отнюдь не только потому, что отдава¬ ли дань античной литературной моде, не из любви к сти¬ лизации исторических трактатов под глубокую античную древность. Безусловно, когда и древний, и более поздний, византийские эллины писали о Скифии, они нередко име¬ ли ввиду некое географическое обобщение. Скифами час¬ то назывались племена, обитавшие в разное время в север¬ ной части известной грекам ойкумены, племена, как пра¬ вило, далеко не родственные между собой. Однако по отношению к русским Средних веков, эпитет «скифы» столь постоянен, что просто невозможно не видеть в нем совершенно устойчивый этноним. Мы часто заблуждаемся насчет «детской» неразборчи¬ вости древних к вопросам этногенеза. Греки прекрасно были осведомлены о своих северных соседях, и никогда для них не было загадкой, каким образом царские скифы пре¬ вратились в русов. Эллинские историки ведали, что это был один и тот же народ, и недвусмысленно говорили об этом в своих трактатах. И вот что удивительно! Современная позитивистская ис¬ торическая наука, как-то уж очень усердно старающаяся
16 на поприще разделения истории скифов и славянства, стыд¬ ливо обходит стороной свое же, некогда любимое, а теперь гонимое детище — антропологию. А ведь именно эта на¬ ука, а отнюдь не археология может указывать на генети¬ ческую преемственность древних племен, населявших один и тот же регион. И сделано было на этом поприще не¬ мало, особенно до 1917 года. Делается и ныне. Сегодня час¬ тично утрачены многие антропологические коллекции им¬ ператорского периода, но остались научные, неоспоримые выводы, которые позволяют нам вместе с А. Блоком с гор¬ достью воскликнуть: «Да, скифы мы!». Не рано ли восклицать на радости — скажет осторож¬ ный скептик. Ведь собран достаточный материал, который позволяет выстроить сегодня стройную и, вроде бы, логич¬ ную, историческую картину, где скифы должны быть оп¬ ределены как иранское племя, населявшее степи Евразии? Отдадим должное осторожности нашего скептического читателя и попробуем вместе с ним разобраться, столь ли уж логичную схему предлагает нам сегодня историческая наука в отношении скифов. Для начала констатируем, что в действительности, с исторической точки зрения, скиф¬ ский вопрос сегодня темен как никогда. Как же могло случиться, что нам приходится заново от¬ крывать свою Скифию, страну, где древние царские скифы уже одним только своим гордым именем предвещали появ¬ ление на исторической арене их потомков — христианского русского племени, которому по праву народа единого со все¬ ми верными Христу, по праву принадлежности к Новому Израилю, и слова апостольские — вы царственное священ¬ ство, род избранный?.. Где царская Русь стала в истории максимально возможным земным воплощением священно¬ го национального идеала — Святой Русью? Царственность и святость таинственной Скифии при¬ знавали и другие народы древности. Кельты помнили о сво¬ их предках-киммерийцах, изгнанных из Скифии. Для скандинавов Скифия всегда была священной прародиной, Великим Свитьодом, или Великой Швецией, из которой они выселились в Швецию Малую.
17 Древние считали Скифию «шапкой», или.вершиной мира, из которой текут великие реки на Юг, Запад Север и Восток. Там, за глубокими снегами лежала счастливая Ги¬ перборея, прародина народов арийского корня, безраздель¬ но доставшаяся в наследство единственно скифам. Эта священная страна — наша с вами Родина. Нам раз¬ гадывать священные тайны древней земли. Нам отвечать на поставленные историей вопросы и на самый главный из них — достойны ли мы скифского наследства? Наследуют предкам только их законные потомки. Для возвращения права законного наследия нам необходимо вспомнить свое происхождение, избавиться от навязанных нам лженаучных мифов о нашей исторической неполноцен¬ ности и обрести в истории не просто лицо, а истинный на¬ циональный лик! Отправимся по сокровенному лабиринту отечественной истории к ее святым истокам.
По сокровенному пути таинственных лабиринтов. Земля предков Соловецкая земля — земля святых подвижников и му¬ чеников российских, прославленных и безвестных. Солов¬ ки, или Соловейские острова, как говорили в старину помо¬ ры, земля поклонения священному солнцу древних. Неразрешимая, казалось, загадка, каким образом за этими северными островами в незапамятные времена за¬ крепилось древнее по-славянски звучащее название. В свое время советский исследователь Севера В.В. Ско¬ пин, автор книги «На Соловецких островах» писал: «Тех¬ ника безрастворной валунной кладки, применяемая при возведении Соловецкого монастыря и многочисленных ка¬ налов, указывает на устойчивость использования этого стро¬ ительного материала на Соловецких островах. За столетия здесь выработались определенные традиции, позволяю¬ щие, хотя и с большой долей условности, но сравнить нео¬ литические валунные насыпи II тыс. до н.э. с садками XVI века, рвы XVII века со стенами каналов XX века. Ко¬ нечно, основным условием использования валуна была ши¬ рокая распространенность и доступность этого дешевого и прочного материала, однако среди стихийной, мало трону¬ той человеком природы Севера памятники далекого про¬ шлого и более близкие к нам порой удивительно перекли¬ каются, создавая иллюзию существования здесь единой древней цивилизации». Иллюзию ли? Интуиция не подвела автора книги.
19 Не секрет, что по убеждению советских ученых первы¬ ми насельниками Русского Севера были финно-угорские племена. Хорошим академическим тоном считалось всю многосложную топонимику Севера объяснять из угорских наречий. И вдруг в самом центре этого чисто гипотетичес¬ кого финно-угорского языкового ареала появляются Солов¬ ки, название, без натяжек реконструируемое от «соло» или «коло», — солнца древних арьев или, лучше сказать еще единого, неразделенного индоевропейского племени. Конечно, находились, да и найдутся «специалисты», ко¬ торые с помощью филологической эквилибристики докажут, что «Соловки», при перестановке фонем (а нужное правило в современной филологии, конечно, отыщется) — это древнее финно-угорское слово, ну, например — «Икволос», что в пе¬ реводе будет, весьма убедительно, звучать, как «остров», или «вода», или «влага». Видимо, кроме Соловков, угры и финны не ведали иных островов, да и воды, за исключением Белого моря, не знали. Я нисколько не утрирую такой «научный» филологический подход к решению загадок, заданных древ¬ ней топонимикой. Достаточно посмотреть научные публика¬ ции 70-х годов прошлого уже века, посвященные топоними¬ ке Московского региона, да и самому имени — Москва. Нарисованная псевдонаучная утопия — всего лишь квинтэссенция паранаучного подхода уходящей в небытие исторической школы, чьей задачей была не историческая истина, а обслуживание идеологии, с ее маниакальной при¬ верженностью к примитивно понимаемому интернацио¬ нальному братству народов, которую надо было находить везде, где ее и быть не могло — в древней истории, топони¬ мике, антропологии. Именно этот подход долгое время и не давал приблизиться к пониманию главной загадки Соло¬ вецкого архипелага — таинственных лабиринтов. Возьмем на себя смелость бестактно вторгнуться на тер¬ риторию, долгое время считавшуюся запретной для иссле¬ дователей, находившихся вне «академической обоймы по¬ священных». Приготовьтесь не просто к увлекательному исследова¬ тельскому путешествию в прошлое. Мы с вами отправля¬
20 емся на поиски нашей древней прародины, земли, ставшей колыбелью некогда единого, великого арийского племени, потомков библейского праотца Иафета. Если готовы, тогда пристегните ремни — многие выво¬ ды и факты могут показаться головокружительными. Но в начале договоримся доверять здравому смыслу и видеть в корневой морфеме названия островов именно солнце — объект поклонения наших предков, а не примученные на филологической дыбе варианты, предвзято берущиеся из финно-угорских языков. Это одно из первоначальных условий нашего взаимопо¬ нимания. Позволим себе априорно утверждать, что Соло¬ вецкие острова это именно солнечные острова, опираясь на безусловную привязанность морфемы «соло» или, как ва¬ риант ее же — «коло», к главному небесному светилу. Но если у вас еще есть сомнения на этот счет, дальней¬ шее наше совместное путешествие в глубины веков, воз¬ можно, поможет вам принять вышеуказанную точку зре¬ ния автора. Посидим на дорожку и... в путь. Итак, мы делаем первый шаг в таинственный лабиринт истории. Соловецкий архипелаг является самым восточ¬ ным из европейских и фактически самым северным ареа¬ лом распространения загадочных каменных лабиринтов во всей Европе. И, хотя Соловецкие лабиринты составля¬ ют сравнительно немногочисленную группу в ряду дерно¬ во-кустарниковых и каменных лабиринтов Северной час¬ ти Европейского континента, именно здесь находится са¬ мое древнее сооружение такого рода, и, что самое важное, именно на Соловецком архипелаге, на Большом Заяцком острове находится и самый большой из известных лаби¬ ринтов! Прошло более 150 лет с тех пор, когда появились пер¬ вые научные публикации, посвященные этой проблеме ла¬ биринтов.
21 В 1844 году Е. Байер описал каменный лабиринт на ос¬ трове Вир, в Финском заливе. В том же году Массманн ис¬ следовал более поздние дерново-кустарниковые «вундер- крайзы» в Германии. С тех пор историография вопроса зна¬ чительно выросла, однако проблема так и не получила разумного объяснения, хотя неразумных было и есть более, чем хотелось бы. Культура лабиринтов на Соловках представлена не толь¬ ко собственно каменными лабиринтами как таковыми, но и менгирами, сейдами, каменными курганами, объединя¬ емыми в единый археологический комплекс с дюнными стоянками с кремневым и кварцевым инвентарем II тыс. доР.Х. В начале II тыс. в этом ареале прослеживаются стоянки оленеводов-саамов. Этого оказалось достаточно на началь¬ ном этапе изучения проблемы, чтобы признать древнюю культуру таинственных лабиринтов протосаамской. Странно, но в расчет не принимались древние устные предания самих саамов, в которых они связывают лабирин¬ ты с древними племенами, которые жили на Русском Севе- Один из лабиринтов на Соловках
22 ре до прихода туда саамов из-за Урала. Достоверно извест¬ но, что саамы никаких лабиринтов сами не строили и не могли объяснить их практический или сакральный смысл. Лабиринты были признаны наземными планами рыб¬ ных ловушек. Законный вопрос: для какой надобности са¬ амам этот каменный чертеж? Ответ, который дали на этот вопрос классики марксистско-ленинской исторической школы, потрясает своей большевистской прямотой и неза¬ тейливостью. Оказывается, бедные саамы по рассеянности часто забывали, как ставить рыбные ловушки, и им прихо¬ дилось идти на берег и по каменным чертежам восстанав¬ ливать их в памяти, а потом стремглав бежать к воде, чтобы по пути опять не запамятовать. Сложно взять в толк, поче¬ му лабиринты-ловушки надо было устраивать так, чтобы рыба как легко входила туда, так же легко и выходила. Здесь будет уместно упомянуть вкратце и другие версии относительно назначения лабиринтов. Мне приходилось слышать мнение о том, что рисунок многих лабиринтов по¬ вторяет внутриматочные мышцы женщины. Предположе¬ ние это более чем забавное, но зерно истины оно в каком-то смысле улавливает. Дело в том, что в центре лабиринтов воз¬ двигались маленькие каменные насыпи, под которыми на¬ ходят останки людей, кремированных, однако, в другом ме¬ сте. В таком случае автор этого предположения пытается провести аналогию с древними арийскими захоронениями степной зоны в скорченном положении, повторявшими позу эмбриона. Налицо идея вторичного рождения покойника для инобытия в царстве теней. Однако эту гипотезу мы не можем считать удовлетворительной хотя бы потому, что мно¬ гие лабиринты имеют разные формы и конфигурации, мно¬ гие из которых при самом изощренном воображении муж¬ чины после долгого, вынужденного одиночества не могут на¬ помнить детородных женских органов. Есть еще одна экстравагантная теория. Суть ее в том, что лабиринты служили для своеобразной инициации мо¬ лодежи под пристальным вниманием погребенного пред¬ ка. Предполагается, что инициируемый должен был су¬ меть войти в лабиринт и также успешно из него выйти.
23 Подразумевалось, что сделать это было многим испытуе¬ мым не под силу. Те, кому довелось видеть лабиринты соб¬ ственными глазами, могут засвидетельствовать, что это испытание может оказаться не под силу только субъектам с серьезными нарушениями вестибулярного аппарата, вследствие чрезмерного и долговременного употребления горячительных напитков. Из уважения к нашим предкам мы не можем допустить, чтобы их «допризывная» молодежь часто страдала этим недугом цивилизованного человече¬ ства. О сакральной стороне, метафизике подобной иници¬ ации даже не упоминалось. Прежде чем перейти к изложению наших соображений касательно назначения лабиринтов в древности, коснемся того экологического и исторического ландшафта Соловков, который удивительным образом сохранил для нас в нетро¬ нутом виде сооружения наших предков, населявших таин¬ ственную, влекущую и страстно в последнее время искомую русскими интеллектуалами, Гиперборею, чьим неоспори¬ мым археологическим памятником являются священные лабиринты, о чем будет сказано подробно. Большинство лабиринтов на Соловках лежат, относи¬ тельно уровня моря, на уровне первой морской террасы, сформировавшейся не ранее III тыс. до Р.Х., тогда как пос¬ ледние по своему расположению лабиринты можно дати¬ ровать концом второго — началом первого тысячелетия до нашей эры. По времени это почти совпадает с началом ме¬ галитических культур в Скандинавии и на Британских ос¬ тровах. Очень важно отметить, что экологический фон Соловец¬ ких островов был неизменным в течение последних трех тысячелетий. Удивительно, что памятники первобытной археологии все также лежат нетронутыми, на тонком, все¬ го в несколько сантиметров, слое почвы. Еще более удиви¬ тельно то, что на Большом Заяцком острове Соловецкого ар¬ хипелага древнейшие лабиринты, в том числе и самый боль¬ шой из известных в Европе, были бережно сохранены для нас мучениками Соловецкого лагеря особого назначения. Светлая им память.
24 _ Лабиринт Большого Соловецкого острова Одним из самых загадочных археологических объектов этого острова является маленькая круглая розетка из белого кварцита. Ровный круг диаметром около 1,5 метра разбит на два равных сектора, один из которых дополнительно раз¬ делен на шесть равных долей. Безусловно, розетка имеет связь с древним солярным культом древних индоевропей¬ цев. Глядя на этот круг белесых камней, на память прихо¬ дит замечательное исследование индийского ученого нача¬ ла XX века JI.Б. Тилака, автора книги «Арктическая праро¬ дина в Ведах», в которой он безупречно обосновал на базе материала древних Вед и священной иранской книги Авес¬ ты тезис о том, что прародиной арийских племен, пришед¬ ших в Индию, была Арктика, Гиперборея древних эллинов. В частности, Л.Б. Тилак указывает, что в гимне Ригве- ды (1, 164, 12) первая строка стиха описывает год, имею¬ щий 12 форм и пять сезонов, а вторая строка уже определя¬ ет год в шесть сезонов и 12 месяцев, называя его, однако, «сапташва» — семилошадный, или «саптачакра» — семи¬ колесный, что относится к семи месяцам, или семи солн¬ цам, или семи лучам. Эти древние эпитеты, сохраненные в тексте Ригведы, уже не отражают, даже в контексте ука¬ занного гимна, актуальную реальность, но явно свидетель¬
_ 25 ствуют о древнейшей традиции, когда год у далеких арий¬ ских предков состоял из семи месяцев, или из семи солнц, как это указано в легенде об Адити и ее сыновьях. Именно это свидетельство Тилака, возможно, содержит смысловой ключ к отгадке сакрального символизма кварцевой розет¬ ки, поделенной на семь секторов. Кроме этого, Большой Заяцкий остров просто поражает обилием каменных насыпей-курганчиков. Это выделяет его из всех археологических памятников Севера. Перед нами крупнейшее святилище древности! Подобный, но не столь внушительный археологический объект есть и в Финлян¬ дии. В начале XX века финский археолог Пяккенен в устье реки Торнео рядом с лабиринтами насчитал около тридца¬ ти каменных куч культового характера. Вероятно, подобные курганчики древности сопутствова¬ ли ранее всем святилищам с лабиринтами. Надо заметить, что в Финляндии лабиринты и каменные насыпные гробницы составляют единый комплекс. По информации Аспелина, приведенной в популярной книге Вадима Бурлака «Магия пирамид и лабиринтов», в Финляндии вообще существует около пятидесяти известных лабиринтов, расположенных в тридцати церковных приходах. Это значительно больше, чем в Швеции и Норвегии, что сразу же ставит под сомнение абсо¬ лютную справедливость мнения ученого Виноградова, вы¬ сказанное в 20-х годах XX века о том, что культура лабирин¬ тов якобы была присуща исключительно германцам и заим¬ ствована у них лопарями и финнами. Впрочем, немаловажно, что именно в Финляндии назва¬ ния лабиринтов отличаются исключительным многообра¬ зием, многие из которых свидетельствуют не только об их сравнительно позднем происхождении, но и об определен¬ ном отсутствии прямой преемственности между создате¬ лями лабиринтов и современными финнами. У финнов встречаются следующие имена для лабиринтов: Забор, или Дорога великанов, Игра святого Петра, Девичьи пляски, Ограда монахинь, Троя, Гибель Иерусалима, Ниневия, Иерихон, Каменная ограда, Лиссабон. Такие наименова¬ ния лабиринтов, как Лиссабон, говорят об их совсем по-
План лабиринта в Швеции зднем происхождении, хотя бы в силу того, что название это, совершенно определенно, появилось после знаменито¬ го землетрясения, уничтожившего весь исторический Лис¬ сабон в XIX веке. Позднее происхождение угадывается и в названиях «церковного» и «литературного» круга. Наиболее древнее название — это, конечно же, «Дорога великанов». И имен¬ но оно говорит о том, что лабиринты воспринимались фин¬ нами как элемент чуждой культуры неизвестного племе¬ ни. Лопари считали лабиринты святилищами неизвестных богов, впрочем, что не мешало им иногда идентифициро¬ вать лабиринты со святилищами своих божеств: Сторюнка- ре и Тиермеса.
27 И если Сейды — каменные глыбы, есть, несомненно, дело рук саамов, то в отношении лабиринтов сами они гово¬ рят, что те созданы саивами — духами! Чуткое ухо индоло¬ га легко уловит в имени духа созвучие с именем грозного бога Шивы. Случайно ли это созвучие? Вопрос ждет своих исследователей. Вернемся из Финляндии на наш Север. Возле старин¬ ного поморского селения Умбы известный советский исто¬ рик и публицист А.Л. Никитин видел и описал еще один значительный археологический объект. Речь идет о камен¬ ных камерах из плит. Видимо, это тоже были кенотафы — погребальные камеры душ умерших, каковыми являются и многочисленные курганчики из валунов. Что касается каменных камер, то они впоследствии будут воспроизво¬ диться в погребальных обрядах многих индоевропейских народов. Никитин был уверен, что, не смотря на различия, каменные насыпи Большого Заяцкого острова и каменные склепы Умбы принадлежали одному народу. Просто на Большом Заяцком острове не было плит. Важно, что подоб¬ ные формы погребений существовали и на Британских ос¬ тровах в раннем бронзовом веке (2500—1500 годы до Р.Х.). На Севере существуют и переходные формы подобных сооружений. Например, кучи, сложенные на галечнике и обложенные валунами. В целом обряд погребения был вез¬ де одинаков: тело или то, что от него осталось после крема¬ ции, помещали на поверхность почвы и над ним возводили погребальное сооружение. Впрочем, как мы уже отмечали, часто это были символические памятники над духом умер¬ шего — кенотафы. Не упустим и важное свидетельство о непременной предварительной кремации погребенных ос¬ танков. Этот факт, в ряду доказательств связи культуры лабиринтов с индоевропейской традицией, имеет немало¬ важное значение. Еще одно замечательное место Соловецкого архипела¬ га — Капорская губа. Из трех известных здесь лабиринтов хорошо сохранился один. При разборке одной из каменных груд около лабиринта в подкурганной яме, заполненной гу¬ мусом, были обнаружены кальцинированные кости чело-
28 Лабиринт на Заяцком острове века, кварцевый скребок, кварцевые и кремневые отщепы, рыбьи позвонки и фрагменты костей тюленя. Здесь же, в пределах мыса Лабиринтов, зафиксированы следы кварце¬ вой индустрии. Ансамбль древних каменных сооружений, включавший три лабиринта, 17 каменных груд-курганов, каменную гряду искусственного происхождения и другие сооружения, представляет собой первое из известных на Со¬ ловках святилище I тыс. до Р.Х. На полуострове Колгуй сохранился лабиринт, который является почти полным аналогом каменному лабиринту у Перечь-Наволока Большого Соловецкого острова. Рядом, на той же террасе, расположена первобытная стоянка Колгу- евская-1. Кремневый инвентарь стоянки имеет много ана¬ логий среди каменных орудий из дюнных стоянок Летнего берега Белого моря и датируется II—I тыс. до Р.Х. Стоянка и каменные лабиринты Колгуя составляют еди¬ ный синхронический ряд, в силу чего уместно предполо¬ жить, что лабиринты были построены обитателями стоян¬
29 ки Колгуевская-1, а сами они перебрались на остров с Онеж¬ ского полуострова. К западу от стоянки Колгуевская-1 рас¬ положена стоянка Колгуевская-2, которую датируют рубе¬ жом третьего и второго тысячелетия до Р.Х. Так причудливый рисунок лабиринтов очерчивает воз¬ можные границы древней прародины европейцев — Ги¬ пербореи, или, как говорили иранцы, Айрьяна Ваэджи — арийского рая. Думаете — смелое и поспешное заключе¬ ние? Как говорил, уже упомянутый нами выше, JI.Г. Тилак, традиции в «Вендидаде», главной части Авесты — священ¬ ной книги древних персов, касающиеся древнего иранско¬ го рая на далеком севере, обитателям которого год казался одним днем, и который был разрушен снегом и льдом, ког¬ да земля была накрыта толстым ледяным слоем, убедитель¬ но показывают нам географическую локализацию обще¬ арийской прародины. Этими фактами нельзя пренебрегать, так как гимны священных текстов Авесты и Ригведы являются древней¬ шей фиксацией жизни древних арийских колен. И если традиции западных индоевропейцев указывают, по изыс¬ каниям зарубежного профессора Райса, на Финляндию и на Белое море как на родину арьев, то традиции Вед и Аве¬ сты уводят нас гораздо далее к северу — ведь непрерывно длящаяся в течение тридцати дней заря, описанная в Ве¬ дах, возможна только в наскольких градусах от точки Се¬ верного полюса. И хотя локализация по широте арийской родины более или менее определима, нет ничего в традициях индоевро¬ пейцев, касательно меридионального расположения этих земель. JI.Г. Тилак считал, что коль скоро все основные дан¬ ные о полярной локализации мы черпаем из священных текстов «азиатских» арьев, то и прародина должна лежать у полюса напротив сибирского берега. Однако мы можем здесь возразить ученому. Лучшая сохранность сведений о прародине могла остаться у восточной ветви арийского пле¬ мени только вследствие того, что сакральная география прародины, попав в освященные религиозной традицией
30 книги Вед и Авесты, стала восприниматься как часть неиз¬ меняемого культа. А, кроме того, мы можем вполне обосно¬ вано предположить, что восточные арьи уходили с поляр¬ ной прародины одними из последних, как и их ближай¬ шие сородичи славяне. Однако и сам Тилак приводит свидетельства о том, что и западная ветвь арьев сохраняла четкие воспоминания о полярной родине. Норвежские ле¬ генды помещают страну бессмертных, где-то к северу от Финляндии, у Белого моря! Общескандинавская мифоло¬ гия там же, на севере, видит жилище богов. Смутные ле¬ генды островных кельтов тоже видят в далеком Севере стра-
31 ну предков. И это все — отнюдь не новости для научного мира, не дань моде на экстравагантные теории. Вопрос о возможности обнаружения родины арьев и дру¬ гих наций в области Северного полюса обсуждался и докто¬ ром Уорреном в конце XIX столетия в его книге «Найден¬ ный рай, или Колыбель человеческой расы на Северном по¬ люсе» . До него ученый-писатель де Сапорта выразил ту же мысль в ясных формулировках. В связи с этим Тилак заме¬ чает, что даже Библия вопрос о точном месторасположении Эдема оставляет открытым. Архиепископ Великого Новгорода начала XIV века Ва¬ силий Калика (калика — перехожий русских былин, бога¬ тырь во смирении или в паломничестве. — Примеч. авт.) писал в «Послании» к Тверскому владыке Феодору о путе¬ шествии дружины новгородцев под предводительством Ми¬ рослава и сына его Якова в Ледовитом океане. Новгород¬ цев прибило к высоким и неизвестным горам. «И видеша на горе той написан Деисус лазорем чудным и велми из- дивлен паче меры, яко не человечеськыма руками творен, но Божиею благодатию; и свет бысть в месте том самосия- нен.., светлуяся паче солнца; а на горах на тех ликования многа слышахуть и веселия гласы вещающа». Архиепис¬ коп Василий считал, что новгородцы нашли на Севере вра- —tx >юк>—^ ''0—V *j—т“ЧГ мJ ж-)») Страница Яшты, древнейшей книги Авесты
32 та земного рая, утерянного прародителями. Крайне важно для нас и еще одно древнее свидетельство. Оно, правда, не содержит в себе информации о райских землях, но подво¬ дит нас к еще одной тайне исторического бытия нашего словенорусского народа. В XV веке западноевропейский путешественник Мав- ро Урбино писал, ссылаясь на сообщение Филиппа Калли¬ маха, папе Иннокентию Восьмому, что россияне из Биар¬ мии, плавающие по Северному морю, открыли за 107 лет до этого сообщения дотоле неизвестный, обитаемый славян¬ ским народом и подверженный вечной стуже остров. Рус¬ ские, по уверению Урбино, назвали сей остров Филиподия; он превосходил величиной Кипр и показывался на картах под именем «Новая Земля». Этим неизвестным островом могла быть и известная ныне Новая Земля, или даже Шпицберген! И уже в XIV веке издревле обитающие там, люди гово¬ рящие на словенском языке встречают потрясенных мос¬ ковитов! Описывая это открытие, не возможно не пользо¬ ваться большим количеством восклицательных знаков. Оно полностью переворачивает все привычные академические штампы о позднем славянском расселении на Севере. На¬ род, обитающий там, не назван был информаторами италь¬ янцев, русским, но словенским. Не значит ли это, что эти исконные славяне не участвовали до XIV века в этногенезе единого русского народа. Это может действительно означать только одно: русские обнаружили на севере исконное население региона, кото¬ рое сохраняло свой исконный язык и генотип. И, что пря- мо-таки кажется чудесным, люди эти были славянского языка и не имели никакой связи с континентом и основ¬ ным массивом славянства! Думается, что эти загадочные славяне не были и новгородскими поморами, попавшими на остров в IX—X веках, что, вероятно, подчеркнули бы московиты, рассказывая о своем чудесном открытии. Оказывается, Русский Север — есть исконная террито¬ рия словеноруссов с незапамятных времен, о чем еще в XV веке хорошо помнили наши предки. Таким образом, по¬
_ 33 иски загадочной Гипербореи и хождение по таинственным лабиринтам для нас приобретают особый, священный смысл возвращения исторического наследства — славянской пра¬ родины, возвращения на святую родину наших предков, и престают быть лишь изощренными интеллектуальными «играми в бисер», с имеющимся историческим, археоло¬ гическим и антропологическим материалом... Не таким уж удивительным, в свете вышесказанного, выглядит сообщение арабского средневекового космогра¬ фа Димешки, который, описывая северный предел обитае¬ мого мира, таинственный остров древних авторов Туле, пи¬ сал, что земля Тулия населена славянами. Современный исследователь В.Н. Дёмин в книге «Русь летописная» приводит интереснейший факт. Оказывается в «Великопольской хронике» XV века утверждается, что этноним «поляки» происходит от Северного полюса. По су¬ ществу, это утверждение древнего польского автора не со¬ всем верно. Конечно, этноним «поляки» не происходит от Северного полюса. Но дело, разумеется в другом. Перед нами свидетельство того, что в памяти средневековых за¬ падных славян жили предания о северной прародине. Вернемся на Соловки. На северном побережье Анзерс- кого острова есть уникальный спиралевидный лабиринт. Односпиральные лабиринты относятся к простейшим ти¬ пам, и, вероятно, к самым древним. Спираль в конструкции лабиринтов закручена слева направо — прием, который ча¬ сто употребляли древние строители. Однако у Анзерского лабиринта с Кирилловской губы есть свои неповторимые особенности: стенка у входа в лабиринт была намеренно искривлена, с целью облегчить входящему доступ в это за¬ гадочное святилище древних. Анализ Соловецких архео¬ логических данных, сопоставление лабиринтов с разнооб¬ разным этнографическим материалом и историческими источниками, но главное, с репрезентативными аналога¬ ми лабиринтов в петрографике, пиктографике и приклад¬ ном искусстве народов Европы, о чем речь пойдет ниже, убеждает в культовом, сакральном назначении лабиринтов. Соловецкие лабиринты в основном сосредоточены в четы- 2 - 7090 Ларионов
34 рех святилищах (по одному на Большом Заяцком острове и Большом Соловецком, два на Анзере). Их подробно описал советский ученый Н.Н. Виноградов, о котором мы еще упо¬ мянем ниже по ходу нашего расследования. Установлено, что северяне погребали умерших в камен¬ ных курганах, как затем их потомки погребали своих соро¬ дичей в курганах земляных, где на новых землях в дали от прародины это позволяли климат и почва. Души умерших погребались в кенотафах, а также в каменных ящиках (доль¬ менах). Есть мнение, что ритуальные действия, связанные с лабиринтами, нашли свое дальнейшее развитие в культо¬ вой составляющей традиционных танцев индоевропейцев. Это, прежде всего, хороводные танцы русских славян и лен¬ точные танцы в хореографии немецкой Тюрингии. Ученый А. А. Куратов считает, что сюда же можно отнести военные и спортивные игры в античных лабиринтах: « людус Тройэ», «троянская игра», «троянский замок». Нечто подобное про¬ исходило и вокруг старонемецких «вундеркрайзов». Сложность в понимании значения лабиринтов происхо¬ дит от того, что современная европейская культура утрати¬ ла ключи понимания сакральных символов. Тем более, если речь идет о дохристианских символах арийских предков. Однако справедливости ради надо отметить, что христиан¬ ская церковь обладала в древности таким пониманием. Бо¬ лее того, лабиринт был по-новому осмыслен в рамках ран¬ нехристианской религиозной культуры. Само слово лабиринт «labyrinthus», по остроумной до¬ гадке Артура Эванса, открывшего на Крите древнюю ми- нойскую культуру, принадлежавшую, предположительно, первым индоевропейцам Средиземноморского региона — карийцам, ликийцам и родственным им пеласгам, этимо¬ логически связано с «labris», лабрисом — двухлезвенным топором — неотъемлемым атрибутом Зевса, сакральным символом, выражавшим принцип единства царской влас¬ ти в светской и духовной ипостасях у древних арийцев. Итак, лабрис — символ царской власти, а Зевс Лабран- дский — божество, покровитель царя, но подробнее об этом чуть позднее.
35 Что касается Церкви, то она размещала изображения лабиринтов как заново осмысленный древний символ, трактуя его как образ пути души заблудшего грешника к спасению. Такие изображения мы можем видеть в величе¬ ственных соборах в Шартре, Реймсе, С. Бертене, Амьене. В церкви в Сиббо, Ниланд, Финляндия, на стенной рос¬ писи можно видеть загадочную святую, или даже язычес¬ кую богиню, в лабиринте. Значительное количество различного рода лабиринтов находится на землях кельтов. Особенно много их в Ирлан¬ дии. Но лабиринты встречаются и на окраине кельтского мира. В испанской провинции Галисии на камне высече¬ ны спиралеобразные лабиринты, идентичные по своей ико¬ нографии с ирландскими. И это неслучайно, ведь Галисия, находящаяся на северо-западе Испании — место, куда гал¬ лы пришли задолго до римской экспансии на Иберийский полуостров. В Музее национального искусства Каталонии, в Барсе¬ лоне, находится крупнейшее в Европе собрание романского искусства. В одном из залов представлены фрески, вывезен¬ ные из маленькой романской церквушки, храма святой Ма¬ рии, в деревушке Таул ль, в испанских Пиренеях. На пер¬ вом столбе центрального нефа, слева от входа, прямо под фреской святого Климента, сохранилось граффити — вели¬ колепный лабиринт квадратной формы, примерно 40 на 40 сантиметров. Форма и рисунок этого лабиринта из Испа¬ нии роднит его не только с лабиринтами Русского Севера, но и с квадратными «вавилонами», или с тройной оградой, как называл эти символы философ-традиционалист Рене Генон. Кстати, именно золотой геральдический «вавилон» весь¬ ма своеобразного рисунка на красном щите является гер¬ бом самой северной части Испании, древней Наварры. На фасаде церкви францисканцев 1611 года, в Вене, мы также можем видеть простые односпиральные лабиринты. Там же, в Вене, во дворце Хофбург, в собрании сокровищ Габсбургов находится очень примечательный кожаный футляр 1400 года для реликвария в форме креста. Футляр украшен односпиральными лабиринтами. Но самое инте¬
36 ресное в нем — это его форма и рисунок расположения ла¬ биринтов. Футляр удивительным образом напоминает зна¬ менитый и таинственный Валаамский крест, совершенно уникальной, неповторимой формы. Для нас, славян, несомненно важным свидетельством является почитание в уже христианской Праге танцеваль¬ ного лабиринта древней княгини Любуши. Священный танец, солнечный культ арийцев и лаби¬ ринт — тема особая. Известен рисунок танцевального лаби¬ ринта гильдии сапожников в Польше. Танец в лабиринте для древних имел то же значение, что и русский хоровод — свя¬ щенный, круговой танец, посвященный солнечному боже¬ ству славян Хорсу. Танец как богослужение, вот в чем сакральный смысл подобного священнодействия. Если говорить о наиболее распространенной форме ла¬ биринтов, известных и в Европе и в Азии, и в Америке, то необходимо обратить внимание, что лабиринты имеют вход, но не имеют выхода. Иными словами, человек, совершаю¬ щий таинство прохождения по лабиринту, оказываясь в его центре, уже не может вернуться обратно, «в ту же реаль¬ ность» . Он переходит уже на другой уровень бытия, на уро¬ вень инобытия, пройдя как бы по спирали. Возвращаясь назад, он все равно пребывает на ином уровне сакрального пространства, но снова на периферии, что предусматрива¬ ет новое паломничество к сакральному центру лабиринта, уже на новом уровне. Спираль имеет самое прямое отношение и к вопросам православной метафизики. Святой Дионисий Ареопагит в своем трактате «О божественных именах» описывал траек¬ торию движения ангелов, или божественных логосов, а так¬ же и специфические движения человеческой души. Так, он утверждал, что логосы-ангелы движутся по окружнос¬ ти, когда целиком сосредоточены на созерцании Боже¬ ственной Славы. По прямой линии — в случае попечения о низших ступенях духовной иерархии. По спирали — при сосредоточении на Боге и одновременном размышлении о низших уровнях мироздания. Человеческая душа, в свою
Святой Дионисий Ареопагит очередь, движется по кругу, чтобы сосредоточиться на себе и отвернуться от мира — этим она объединяется с ангель¬ ской иерархией и по спирали восходит горе. Здесь в полноте перед нами развернута идеограмма хри¬ стианского понимания символики лабиринта. Душа чело¬ века движется по спирали при дискурсивном понимании и восприятии божественных откровений. По прямой же душа человека движется, когда она выходит из себя вовне и, от- вергаясь от множественности многообразных символов, воз¬ водится к простому и цельному созерцанию. Индейцы Америки, курды и многие другие народы со¬ хранили в своих магических обрядах лабиринт как рису¬ нок, способный защищать от злых духов, которые начина¬ ют блуждать в нем, не подвергая опасности человека, нари¬ совавшего такой охранительный магический рисунок на земле. У лопарей же лабиринты есть saivo, — города обита¬ лища мертвых душ. Иногда отмечались и жертвоприноше¬ ния лопарей у лабиринтов. Но само использование лабиринта только в обрядах при¬ митивной магии говорит нам о том, что метафизика лаби¬
38 ринта была не известна этим народам, получившим их в наследство от иной высокоразвитой культурной традиции. Мы еще обратимся к этому вопросу. Вернемся к теме религиозных танцев как особых мисте- риальных действий. Например, в кельтской традиции мес¬ том особого почитания считались урочища, которые носили названия — temenos (окруженная рвом священная террито¬ рия, букв, «отдельное место») с храмовой постройкой. Пос¬ леднему, однако, придавалось второстепенное значение.' Temenos обычно имел форму квадрата или прямоугольника, но даже если форма была и неправильной, стороны все равно оставались прямыми. Иногда святилища располагались вок¬ руг деревьев и столбов, возможно, украшенных разной резь¬ бой или цветами, как это мы можем видеть на «майских де¬ ревьях» в современной Англии и Германии. В центре круглой, окруженной рвом «священной терри¬ тории» около городка Голоринга, неподалеку от Кобленца в Германии, обнаружено характерное углубление. В целом этот археологический комплекс относят к VI веку до Р.Х. Археологи подтверждают: святилище обходили, возможно, в круговом танце, как и «майские деревья» в Англии. Вспомним русский хоровод вокруг берез под всем извес¬ тную песню о том, как «во поле березка стояла...». Вокруг священного кургана в Норме, в департаменте Марна, во Франции, относящегося к культуре Латен-2, поверхность земли на площади около 20 кв. метров сильно спрессована, словно здесь из поколения в поколение совершались риту¬ альные шествия и танцы вокруг некоей центральной точки. Вообще, каменные и земляные насыпи, лабиринты и «майские деревья» в верованиях арийских народов пред¬ ставляли собой единый сакральный комплекс. Священные места отмечались разными символическими фигурами на холмах, «майскими деревьями», пирамидами и лабирин¬ тами. У германцев пирамиды из камней возводили обычно там, где проходили наиболее важные церемонии (blots). Это слово обозначает кровавое жертвоприношение. Каждая пирамида имела свое собственное имя, например знамени¬ тая гора Флоки (Flokavarda, Landnamabok). Часто такие со¬
39 оружения воздвигались германцами и кельтами около зна¬ чимых границ. Ствол Веландера, пограничный знак непо¬ далеку от Уайт лифа в Букингемшире, упомянут в древней саксонской хартии 903 года. Он представлял собой своеоб¬ разное «майское дерево», или фаллический символ, посвя¬ щенный богу-кузнецу Веланду. Самый известный из таких столбов в истории — Ирмин- сул, стоявший у Эресбурга (ныне Обер-Марсберг, Вестфа¬ лия, Германия). Этой большой деревянной колонне, уста¬ новленной на открытой местности, поклонялись все сак¬ сы. На их языке колонна называлась как Ирминсул, что в приблизительном переводе на латынь переводилось как «столб мира». К этому столбу саксы относились как к сак¬ ральному центру вселенной. Лабиринты же у германцев использовались в весенних ритуалах при предсказании погоды и церемониях в честь умерших, как, например, в Розаринге, в Лаасе, Упланд, в Швеции, где прямая «дорога мертвых» и каменный лабиринт примыкали к старинному кладбищу. Возвращаясь к ритуальным танцам, укажем, что на изображениях минойского Крита часто изобража¬ лись танцующие на огороженном пространстве вокруг олив¬ кового или фигового дерева люди. Иногда над ними можно видеть парящую богиню. Найджел Пенник (Nigel Pennick) справедливо полагает, что это символизирует доступность богини взору, или сверхчувственному контакту, как счи¬ таем мы, вошедших в состояние транса людей. В Илиаде рассказывается, как царь Минос построил для своей дочери Ариадны «танцевальный круг». Рядом с не¬ которыми древними гробницами тоже были специальные площадки для танцев. Видимо, танец в лабиринте у древ¬ них арийцев почитался особым священнодействием, по¬ средством которого можно было вступать в сверхчувствен¬ ный контакт с душами предков, находящихся в стране мра¬ ка, или ночного солнца, обители, куда уходил солнечный диск во время долгой полярной ночи на прародине. Но от¬ чего такой контакт гарантировался только танцем в лаби¬ ринте или просто в спирали. Более чем вероятно, что про¬ стейшие спиральные лабиринты Русского Севера вовсе не
40 случайно располагались у воды. И неслучайно спираль про¬ стейших лабиринтов представляла собой графическое изоб¬ ражение водной воронки! Замечательный современный ученый, автор труда «Голубиная книга. Священное сказа¬ ние русского народа» M.JI. Серяков приводит интересней¬ шие соображения касательно глубинных архетипов, свя¬ занных с водной стихией у индоевропейцев. В частности, он пишет: «Понятие глубины в русском языке в первую очередь связано с водой. Как у нашего на¬ рода в частности, так и у индоевропейцев в целом эта сти¬ хия всегда знаменовала собой иной (по отношению к Зем¬ ле) мир и фиксировала момент перехода туда. В этой связи весьма показательна русская загадка о рыбе: «Кто на том свете живет, а на этом мрет?». Столь же недвусмысленные указания дают и тексты отечественных сказок: «Вот клу¬ бочек катился-катился и прямо в море: море отступилось, дорога открылась; дурак ступил раз-другой и очутился со своими провожатыми на том свете». Ничем принципиально в этом отношении не отличается и мировосприятие и других индоевропейских народов. Так, анализируя структуру средневекового германского эпоса «Песнь о нибелунгах» и выделяя в ней три различные моде¬ ли, А.Я. Гуревич подчеркивает: «Любопытно отметить, что переход из одного пространства-времени в другое соверша¬ ется каждый раз посредством преодоления водной прегра¬ ды... Связь перемещения из одного пространства-времени в другое с преодолением водного препятствия не случайна. Напомню, что путь на тот свет пролегал, согласно веро¬ ваниям германцев, по морю, и поэтому корабль играл пер¬ востепенную роль в их погребальных обрядах. Немного от¬ влекаясь от главной темы, нельзя не отметить специаль¬ но в рамках наших поисков, что все вышесказанное говорит нам о том, что попытки современных ученых искать перво¬ начальную прародину индоевропейцев в степных простран¬ ствах Евразии абсолютно не состоятельны. Близость моря- океана — фактор, прослеживаемый по древнейшим преда¬ ниям арийских народов, должен быть главным ключом к поиску прародины.
41 Предков славян тоже не загнать в болота Припяти, где его прародину с таким упорством зачастую ищут. M.JI. Серяков справедливо указывал, что новгородская былина о Садко стоит особняком и не имеет параллелей в эпическом творчестве других славянских народов. Следо¬ вательно, она не была заимствована у славянских соседей. Сюжет о морском боге и певце мог возникнуть только во времена индоевропейской общности. Представления о мор¬ ской глубине, в которой избранные певцы могут узреть не¬ видимые обычному взору тайны божественного космоса и инобытия, должны были существовать у предков новгород¬ ских словен уже в III веке до Р.Х. А неотъемлемое присут¬ ствие в сюжете пучины именно морской, но не речной и озерной, должны обратить наши взоры к берегам морей Бе¬ лого и Балтийского как к самым вероятным ареалам перво¬ начального обитания предков славян. Вернемся к месту и роли водной преграды в мифах и погребальных обрядах. Вода как зримый образ иного мира, рассматривалась в качестве места обитания сверхъесте¬ ственной силы, душ предков. Определив, что в глубинах вод обитают боги, индоевропейцы там же и место упокое¬ ния душ пращуров. На Русском Севере был распространен обычай «караулить душу»: когда человек умирал, рядом с телом оставляли чашку с водой, за которой наблюдали род¬ ственники. Считалось, что в момент окончательного исхо¬ да души из тела вода в сосуде заколышется. Однако индо¬ европейцы не противопоставляли небо водному простран¬ ству. Души предков обитали и там и там. Чтобы лучше понять такой дуализм восприятия иного мира, обратимся к индийской мифологии. Весьма показа¬ телен в этом отношении пример Адитьев — верховного класса небесных богов. M.JI. Серяков пишет, что «Слово «глубокий» в применении к Адитьям (класс богов-сыно- вей богини Адити, возглавляемых Варуной) надо понимать буквально, поскольку они принадлежат к глубине ниж¬ него мира, что, в свою очередь, составляет понятие, унас¬ ледованное из индоиранской мифологии. Это было царство мертвых, а Варуна был богом смерти... Нижний мир но¬
42 чью выглядит как висящий над землей в перевернутом по¬ ложении». Царство Варуны мыслилось как подземные космические воды, днем находящиеся под землей, а но¬ чью становящиеся небом. Таким образом, воронкообразная спираль лабиринта по¬ зволяла мистически осуществлять связь с душами предков, находящимися в космических водах, местонахождение ко¬ торых и в глубинах и на небесах. Само солнце, в представле¬ нии древних, ночью блуждает в лабиринте космических вод. Мотив лабиринта сохранился в орнаментике вышивок и резьбы на дереве у всех северных арийцев, оставшихся после расселения арийских племен на прародине или рас¬ селившихся недалеко, на Скандинавском полуострове. Например, лабиринт можно видеть на бельевом катке в музее острова Готланд, в Швеции, а также на деревянной скальне для перемотки ниток из деревни Нюхча Пинеж- ского района Архангельской области. В петрографике Да¬ гестана часто встречаются изображения спиральных и под¬ ковообразных лабиринтов. Существенной деталью дагестан¬ ских лабиринтов является то, что их изображения всегда сопровождают могильные комплексы, что мы наблюдаем, в основном, и на Соловках. А это уже подводит нас вплот¬ ную к двум важным умозаключениям. Первое, это то, что осмысление лабиринта в христианстве как пути, который проделывает душа, видимо, очень близко к назначению ла¬ биринтов в древности. Более важные открытия на данном направлении нас ждут дальше. Второе, это явная принад¬ лежность лабиринта культуре древних арьев. По отноше¬ нию ко всей Евразии мы можем говорить об этом достаточ¬ но аргументировано. Что касается лабиринтов, найденных на иных континентов, мы также имеем косвенный факти¬ ческий материал о принадлежности этой культуры древ¬ ним белым культуртрегерам. Исследования и путешествия знаменитого норвежца Тура Хейердала придают подобно¬ му выводу веские основания. В таком случае в Дагестане перед нами явное матери¬ альное свидетельство продвижения арьев на юг через Кав¬ каз в период древних миграций. Очень возможно, что это
43 Норвежский ученый, путешественник и писатель Тур Хейердал были предки тех, кто стал известен позднее на Ближнем Востоке как народ опытных коневодов и получивших в со¬ временной науке имя митанийцев, или митанийских арь- ев, действительно принесших на Восток высокое искусст¬ во конной выездки. Забегая вперед, укажем и на спиральный орнамент, ко¬ торый был принесен арьями в Индию. Ярчайшим приме¬ ром сохранности спирального лабиринта как символа сол¬ нца у индийских арьев являются детали декора четырех ворот ступы Санчи — буддийской святыни I века до Р.Х. Архитравы — поперечные балки ворот символизируют не¬ беса, на концах которых изображены солярные спирали. Внимательно рассмотрим специфику рисунков лабирин¬ тов. По мнению ученого мужа А.А. Миллера, прообразом любого лабиринта является спираль, а квадратный лабиринт выступает в качестве позднейшего варианта круглого и под¬ ковообразного лабиринтов. Почему именно спираль была первообразом усложненных форм позднейших лабиринтов, мы могли понять, когда чуть выше разбирали связь лаби¬ ринта с водной стихией, с воронкой водоворота.
44 Северные ворота Большой ступы в Санчи. Индия Теперь перейдем от символа глубины к символу высо¬ ты, бинарно представленных вместе, в символике лабирин¬ та. В первую очередь речь должна идти об изображениях, которые с виду не имеют прямой связи с лабиринтами. Од¬ нако на глубинном семантическом уровне такая связь про¬ слеживается. Не случайно, эти рисунки назывались наши¬ ми предками общим с лабиринтами именем — вавилоны. «Вавилоны» — центры мироздания В первую очередь нам необходимо вспомнить один из рисунков на камне рядом с могилой князя Трувора, брата легендарного Рюрика, в древнем русском городе Изборске. На нем изображен своеобразный квадратный символ, если
45 угодно, своего рода лабиринт: три разновеликих квадрата, один в другом, связанные между собой двумя крестообраз¬ ными линиями, идущими под прямым углом. В северной Руси такие изображения, а равно и всевозможные по кон¬ фигурации лабиринты называли «вавилонами». Симво¬ лизм рисунка таких «вавилонов» символизировал мировую гору, космический центр мироздания. Каким образом, мы покажем ниже. Точно такой же «вавилон», как и на могиле Трувора, был найден на камне двухтысячелетней давности во Франции, на древней границы между двумя крупнейшими племена¬ ми древней Галлии: карнутами и битуригами, претендо¬ вавшими на ведущую роль во всем континентальном галль¬ ском мире. Тогда этот символ выражал своеобразный сак¬ ральный центр этого мира. Философ-традиционалист Рене Генон называет символ тройного квадрата «тройной друидической оградой» и ви¬ дит в нем символ друидической иерархии. Французский историк Луи Шарпантье считает, что одной из тайн тамп¬ лиеров было возрождение кельтских древних ритуалов. Не случайно, по мнению Шарпантье, арестованные королем Франции Филиппом Красивым тамплиеры, содержавшие¬ ся в замке Шинон, рисовали на стенах узилища загадоч¬ ные знаки: пылающие сердца, кресты, поле с квадратами, карбункулы и тройную друидическую ограду. Советский академик Б.А. Рыбаков предположил, что у нас это изобра¬ жение связано с расчетами зодчих Древней Руси. В своем исследовании древних символов А. Голан утвер¬ ждал, что «знак в виде нескольких вписанных друг в друга прямоугольников — это план «священной горы», олицет¬ воряющей середину земли». Ему мы обязаны добавить, что это не просто гора и не просто середина земли, это образ полярной горы древних арьев Меру — сакрального центра вселенной. Однако самое удивительное в том, что эти же «вавило¬ ны» с точно таким же рисунком автором этих строк были обнаружены и в священном граде Константинополе, и ни где-то, а в самых сакральных, узловых точках топоса Царь-
46 Французский мыслитель, исследователь сакральной традиции и ее различных версий Рене Генон града. Один такой «вавилон» находится на хорах Софий¬ ского собора. Рисунок процарапан на перилах рядом со зна¬ менитым автографом норвежского викинга Хальфдана. Другой же «вавилон» можно видеть во дворике Семибашен¬ ного замка, прямо у Золотых ворот, в которые, по преданию должны войти освободители града Константина — «ксан- фон генос», русый род, воплощенный в мощь русской пра¬ вославной армии. Удивительно, один и тот же рисунок «ва- вилона» находится не только в самых священных точках индоевропейского мира, но и в главных святынях Вселен¬ ского Православия. Есть он и в Иерусалиме. Целых три «ва- вилона» одинаковой величины автор, вместе с женой, обна¬ ружили на плитах базилики святого Иоанна Богослова в Эфесе. Еще один подобный «вавилон» можно увидеть в му¬ зее Великого Новгорода. На деревянной плашке XII сто¬ летия точная копия с несколькими дополнительными эле¬ ментами «вавилона» из Святой Софии Цареградской. Под¬ пись под плашкой: «доска для игры в «мельницу».
47 Дело в том, что в Средневековье на Руси и в Европе дей¬ ствительно знали игру с черными и белыми фишками на «вавилонах», в которой по-особому передвигались. Игра от¬ части напоминала наши крестики-нолики. И в Германии и в России игра называлась одинаково — «мельница». Счи¬ тается, что в эту игру играли еще римские воины. Однако крайне важно учитывать, что изображение «вавилонов» часто встречается именно высеченным на камне, да еще и на неровной поверхности. При этом прямые линии рисун¬ ка идеальны. Чего проще для игры было бы нарисовать «тройную ограду» на земле или на песке, не особенно забо¬ тясь об идеальности рисунка, нужда в котором отпадала с окончанием быстротечной игры. Мы всегда должны помнить, что многие современные игры, такие как хоккей, баскетбол и другие, происходят из священнодействия, своеобразных религиозных церемоний, чей игровой момент оторвался от сакральной концепции в более поздние времена. Постепенно сакральный смысл ри¬ туала утрачивался, и священнодействие, в отрыве от правиль¬ ного понимания символических игровых установок, стано¬ вится просто азартной игрой, иногда, как в случае с «вавило- ном», сохраняя забытую священную символику. Чертежом для игры в «мельницу» называют и изображение «вавило¬ на» на камне в замке Гамбахер, возле Нойштадта, в Пфаль¬ це, германского императора Фридриха Барбароссы. На пли¬ те мостовой римского периода в Иерусалиме, как мы уже говорили, та же «тройная ограда» — «вавилон». Перед нами традиция переноса символа сакрального центра вселенной в священные точки арийского и в даль¬ нейшем христианского мира. Автор замечательной работы «Голубиная книга» М.Л. Се- ряков отмечает, что, поскольку четверка была числовым символом Земли, горизонтальной плоскости, а по вертика¬ ли мир делится на три части, то перед нами, кроме всего прочего, и символическое изображение мироздания. На Руси этот знак был особенно распространен. Встречается он так¬ же и в других местах древней арийской ойкумены: в Болга¬ рии, Дагестане, Азербайджане и на Северном Кавказе.
48 Уже когда данная работа, посвященная исключительно лабиринтам, увидела свет в весьма неполном, сокращенном варианте в журнале «Национальные интересы» в середине 2001 года, автору довелось ознакомиться с совершенно но¬ вым и уникальным трудом Романа Багдасарова, книгой «Свастика: священный символ». Исследуя метафизику сва- стичного символа, автор по необходимости приходит и к теме лабиринтов. Самое интересное в его работе то, что, начав путь с друго¬ го конца, со свастики, Роман Багдасаров приходит к тем же выводам относительно сакральной сущности и происхожде¬ ния ни только свастики, но и лабиринтов Севера, к каким пришел и автор данного исследования. Но, кроме всего про¬ чего, описание в книги Багдасарова священного города арь- ев на Урале, известного современной науке как Аркаим, привели меня к убеждению, что план этого древнего города не только являлся своеобразным лабиринтом, но, что самое удивительное, по сути, повторял структуру «вавилонов». Только вместо концентрических квадратов мы имеем три кольца. В остальном сакральный рисунок идентичен клас¬ сическому квадратному «вавилону». Древнее поселение арь- ев на Южном Урале, названное по расположенной рядом горе Аркаимом, относится к XVII—XVI векам до Р.Х. Обратимся к тексту книги Багдасарова: «Поселок имел три линии оборонительных сооружений и четыре входа... Закручивающиеся улицы, радиальные перемычки и про¬ ходы придают Аркаиму явное сходство со свастикой... Вход располагался с торца западного отрезка стены, где стена и ров резко поворачивали на юго-восток. Этот проход совпа¬ дал со входом в туннель, проложенный внутри оборонитель¬ ной стены. Проход имел форму лабиринта. ...Стену цитаде¬ ли опоясывала кольцевая улица и, чтобы попасть на терри¬ торию внутреннего круга поселения, нужно было пройти по всей ее длине. Лишь в конце улицы через особые ворота можно было проникнуть к центральной площади. Другого пути не было, поэтому извилистый маршрут имел не толь¬ ко оборонительное, но (как в трипольской культуре) и ри¬ туальное значение. Входящие-въезжающие в Аркаим по¬
49 стоянно вычерчивали свастикообразные маршруты. Хотя ряд функций градостроительной схемы Аркаима читается как спираль и свастика, в целом городище соответствует более сложной фигуре индоарийской метафизики — ман- дале... В санскрите мандала имеет следующие значения: круг, диск, шар, орбита, кольцо, окружность, колесо, мяч, круглая повязка, круговое построение войск, округ, тер¬ ритория, страна, множество, группа, собирание, общество. Часть Ригведы, род растений, определенная жертва... Ман¬ дала объединяет в себе идеи макро- и микрокосма, симво¬ лику равноконечного креста, квадрата, мирового дерева... Замечательно, что принцип мандалы — это общий прин¬ цип построения дворцов. Храмов, мегалитических соору¬ жений для, казалось бы, самых разных культур в Азии, Европе, Центральной Америке... Возможность существова¬ ния оборонительных сооружений подобного типа подкреп¬ ляется наличием определенной полевой тактики чакра- вьюга (Chakra-vyuha), описываемой Махабхаратой. В чак¬ ра-вьюге армия выстраивается кольцеобразным порядком, который противник пытается разрушить. Когда сын Ард- жуны Абхиманью находился во чреве своей матери Субхад- ры, Кришна, развлекая ее, рассказывал, как преодолевать препятствия чакра-вьюги. Бог дошел до устройства седь¬ мого кольца, но, увидев, что Субхадра задремала, решил сменить тему. Это обстоятельство оказалось роковым для Абхиманью, который внимательно слушал рассказ Криш¬ ны, но так и не дождался его конца. В ходе битвы с Каура- вами Абхиманью попытался захватить чакра-вьюгу и по¬ гиб, дойдя только до седьмого кольца. История Абхиманью несет в себе не только воинский, но и инициатический под¬ текст. Проход через свастический лабиринт чакра-вьюги был духовным испытанием для сына Арджуны. Возмож¬ но, что с идеями инициации связано то, что барьеры, пре¬ граждающие вход в святилище или гробницу, у разных народов принято украшать спиралевидно-свастическим рисунком. Прямоугольные каменные блоки с разнонаправ¬ ленными спиралями лежат на порогах храма Эль Тарксина (остров Мальта, 2400—2300 годы до н.э.) и могильного кур¬
50 гана в Нью-Гранже (Ирландия, III—IV тыс. до н.э.). Про¬ ходя между закрученными в разную сторону «вихрями», душа получает доступ к неподвижной оси, вокруг которой вращается мир». Подводя итог сказанному, мы должны заметить, что древние арьи придали Аркаиму не просто одну из сакраль¬ ных конфигураций, но и сознательно уподобили его, как и иные свои поселения, центру мироздания, воспроизводя тот священный архетип самоидентификации человека по от¬ ношению к макрокосму, который единственно мог заро¬ диться у арийцев на полярной прародине. Идеи центра мира, безусловно, связывают «тройную ог¬ раду» с многочисленными вариантами лабиринтов. Рассмот¬ рим иные варианты этого священного символа древности. Солярная символика Временем возникновения иного по форме, подковооб¬ разного лабиринта, ученый А.А. Миллер считает эпоху бронзы, а спиральный лабиринт был отнесен им к энеоли¬ ту. Эта датировка была подтверждена и наскальными ри¬ сунками в Южной Швеции, отнесенными их исследовате¬ лем Яном де Фрисом к бронзовому веку. Ян де Фрис четко связывал шведские наскальные рисунки с солярным куль¬ том. Точно к такому же выводу пришел Д. Эоган, исследо¬ вавший мегалитические захоронения в долине реки Бойн, в Ирландии. На одном из изображений был вырезан при¬ бор, напоминающий солнечные часы. В графстве Мит были найдены аналогичные изображе¬ ния на мегалитических камнях, датированных временем прихода сюда индоевропейцев, а именно II тыс. до Р.Х. По мнению Д. Эогана, происхождение этих изображений так¬ же можно связать с культом солнца. Мотив солнца — один из древнейших сюжетов перво¬ бытного искусства. Для нас же особенно важным является то, что спираль древнейших лабиринтов связана именно с поклонением солнцу наших древних арийских предков, и
51 не только. В дореволюционной работе «Чаши из человечес¬ ких черепов и т.п. примеры утилизации трупов» JI.Ф. Вое¬ водский писал, что «апалатчи во Флориде приветствовали восходящее и заходящее солнце у дверей своих жилищ. Они рассказывали, что солнце само построило себе коническую гору, Олаими, с тропинкой, ведущей по спиральной линии к пещере, которая находилась на восточной стороне горы и представляла собой солнечный храм. При восходе солнца, когда лучи его падали в храм через главное отверстие, так же точно и в полдень, когда лучи падали туда через другое отверстие, нарочно для этого проделанное, апалатчи при¬ ветствовали его пением и воскурениями». Перед нами уди¬ вительным образом раскрывается круг представлений, свя¬ занный у древних с солнцем и лабиринтом. Удивительно, что представления эти бытовали у индейцев Америки так же, как у индоевропейцев Европы и поздних индуистов. Не пугаясь быть обвиненными в «политнекорректнос- ти», отметим факт, что многие современные исследовате¬ ли, и в особенности упоминавшийся нами выше Тур Хей¬ ердал, нашли множество доказательств тому, что цивили¬ зацию американским индейцам принесли загадочные белые люди с Востока, нашедшие отражения в легендах аме¬ риканских аборигенов. Об этом действительно говорят очень многие древние предания индейцев. Об этом же, на наш взгляд, красноречиво рассказывают и многочислен¬ ные лабиринты Америки, совершенно идентичные евро¬ пейским. Может, и не так далеки были от истины те уче¬ ные, которые пытались доказать, что кельты неоднократ¬ но пересекали Атлантику задолго до викингов и Колумба?! В действительности лабиринты, по форме идентичные европейским, достаточно широко представлены в Амери¬ ке. Они есть в Аризоне, в Нью-Мехико, в Северной Мекси¬ ке, Эквадоре, Бразилии и даже на плато Наска в Перу. Неужели же мы имеем дело с культурой, которая в древ¬ ности оторвалась от конкретных носителей и стала неким общим сакральным достоянием всего послепотопного че¬ ловечества. Наверное, такой вывод был бы в духе времени политкорректным, и, опять же, в духе времени, неверным.
52 Сакральные символы всегда появлялись в определенном духовном поле соврешенно определенной этнической груп¬ пы и заимствовались иными человеческими популяциями исключительно через непосредственных носителей этой са¬ мой религиозной культуры. В редких случаях такие сим¬ волы передавались не непосредственно, а через посредни¬ ка. В таком случае, чаще всего, сакральный смысл симво¬ ла забывался или же подвергался искажениям. В случае с Американским континентом мы сталкиваемся с определен¬ ной тайной. С одной стороны, сами аборигены в своих ми¬ фах рассказывают о таинственных белых пришельцах, но¬ сителях высокой культуры, ставших инициаторами даль¬ нейшего развития и процветания цивилизаций инков, майя, ацтеков. С другой стороны, современная наука не в состоянии определить, кем были эти белые пришельцы и откуда они пришли. В этой связи особый интерес представляет белое племя чачапои, жившее в Перу до инков. От этих племен остались хорошо сохранившиеся мумии. Поразительно не только то, что это были люди высокого роста и европеоидной наруж¬ ности, но и тот факт, что даже волосы у чачапои были бело¬ курыми. Откуда пришли эти белокурые племена? Вопрос далек от своего разрешения. В наше время накапливается материал о раннем проникновении кельтов в бассейн Миссисипи. Может быть, западные индоевропейцы давно освоили поездки на другой континент, задолго до Средних веков? Подготовленный читатель, конечно, может с нами здесь и поспорить. Почему, собственно, всякий раз, когда где-то на земном шаре находится белый народ, его надо обя¬ зательно привязать к индоевропейцам? Действительно, ведь были же высокие и светлые обитатели Канарских островов гуанчи, вроде бы, не связанные своим происхождением с индоевропейским миром. Были и рыжеволосые ливийцы с семитскими чертами лица, древние соседи египтян. Все справедливо. Вот только сочетание двух факторов — антропологического и культурологического, а именно зна¬ комство этих племен с символикой лабиринта, заставляет нас обращать свои взоры к индоевропейскому миру. Налом-
53 ним еще раз, что лабиринты Америки еще очень мало изуче¬ ны. Дальнейшие исследования должны пролить свет на эту загадку. Однако фактор нахождения лабиринтов в Америке нисколько не рушит нашей общей конструкции для Евра¬ зии. Взять хотя бы Индию. Лабиринты здесь встречаются от Гималаев до дравидского юга. Много их в штате Тамилнад. Из Индии культура лабиринтов проникла на Суматру и Яву. В Непале и Пакистане тоже есть лабиринты. Надо отметить, что известные лабиринты Азии, и на¬ земные и высеченные на камне, и встречающиеся в каче¬ стве символического рисунка на предметах искусства и культа, все же значительно моложе европейских лабирин¬ тов, особенно каменных лабиринтов Севера России. Нет никаких сомнений, что именно арьи принесли в Индостан с собой с Севера этот сакральный солярный символ. И зна¬ чительное бытование лабиринтов на юге ничего не меняет в нашей уверенности в арийском происхождении этого свя¬ щенного изображения. Достаточно вспомнить, что именно дравидский юг во времена мусульманского нашествия на север Индии стал хранителем древней культуры, занесен¬ ной сюда арийскими северянами вместе с религией брах¬ манизма, эволюционировавшей в индуизм, с варновой сис¬ темой, с индоевропейской мифологией, в комплексе с ко¬ торыми и следует рассматривать культуру лабиринтов. В связи с вышеуказанными фактами может возникнуть и еще одно предположение касательно культуры почита¬ ния лабиринта. Оно вполне законно. Может ведь так стать¬ ся, что лабиринты — это общее наследие всего культурно¬ го человечества, доставшееся ему от допотопных предков. В действительности эта мысль не может отметаться с поро¬ га. Важно понять, что она нисколько не противоречит и нашей основной лейтмотивной идее о том, что именно ин¬ доевропейцы в древности были не только владельцами и носителями данного символа, но и обладали эксклюзивно ключами к священному пониманию солярной природы это¬ го символа. С полной уверенностью можно констатировать, что связь спирального лабиринта и солярного культа есть имен¬
54 но специфическая черта древних индоевропейских рели¬ гиозных воззрений. Факт этот не противоречит возможно¬ сти нахождения схожих культов у неиндоевропейских на¬ родов. Однако мы легко можем установить, по ряду специ¬ фических черт, что культ этот у вышеозначенных народов заимствован. Очень важно отметить, что на одной бляшке времен палеолита, сделанной из кости мамонта и найден¬ ной в Восточной Европе, есть точечное изображение спира¬ левидного лабиринта. Это одна из древнейших находок с рисунком спирали в качестве орнамента. Со спиралевидными лабиринтами связана еще одна уди¬ вительная загадка. Существует гипотеза английских иссле¬ дователей, что места нахождения кромлехов в Великобрита¬ нии характеризуются обильным выходом на поверхность не¬ кой неуловимой приборами «теллурической» (земной) энергии. В Роллрайте, на одном из многочисленных кромле¬ хов, сложенном в виде круга со вписанной в него спиралью, были проведены измерения напряженности магнитного поля. Оказалось, что каменный круг словно экранирует маг¬ нитное поле Земли: внутри круга оно заметно слабее. Что еще более замечательно, в спирали магнитное поле наоборот усилено. Этот спиральный вихрь делает семь витков и выхо¬ дит за пределы круга. Может быть, создатели сооружения зарыли в нем какие-то магнитные минералы, расположив их в форме спирали. Но это только гипотеза англичан. Вне всякого сомнения, спираль имела ритуальное значение. На камнях кромлехов находят много изображений спирали, хотя, собственно, в Роллрайте их нет, но они в обилии встре¬ чаются в других местах, не только на камнях, составляющих группы кромлехов, но и на плоских валунах. Интересные результаты дали и измерения радиоактивности, проведен¬ ные в Роллрайте и на другом мегалитическом сооружении — каменном круге Моэл-Ти-Ухаф в Уэльсе. Отдельные участки площадок, занятых кромлехами, от¬ личаются от окружающей местности по своей радиоактив¬ ности — она либо выше, либо ниже фона. Круглосуточные измерения колебания радиоактивности выявили в Рол¬ лрайте кратковременные, по несколько минут, «вспыш¬
55 ки», когда радиоактивность повышается раза в три, а затем снова падает до нормы. Эти факты могут представлять для нас определенный ин¬ терес. Поостережемся делать скороспелые выводы об особой «энергетической» чуткости древних, но не забудем отметить, что подобного рода факты вряд ли есть случайность. Это еще одна загадка, к которой мы подошли в результате нашего пу¬ тешествия, и которая так же еще ожидает своих исследовате¬ лей. Трудно судить, есть ли здесь связь между энергией солн¬ ца и вышеупомянутыми феноменами на уровне прикладной физики, но в «царстве» метафизики связь солярной энергии и лабиринтов прослеживается с очевидностью. Если говорить о типологии лабиринтов в целом, то уче¬ ные считают обоснованным разделить все известные на се¬ годня лабиринты на пять подгрупп. Первый тип — круг- лоспиральные лабиринты, или просто спиральные. Второй тип — это подковообразные, лево- и правосторонние лаби¬ ринты. Третью группу составляют биспиральные лабирин¬ ты. Четвертый тип — концентрически-круговые. К пятой группе относятся прямоугольные лабиринты-« вавилоны », повторяющие, впрочем, рисунок кругло-овальных камен¬ ных лабиринтов. Есть и еще один тип лабиринта, но он пред¬ ставлен пока единичной находкой. Речь идет о мозаике на полу римского дворца в сербском Гамзиграде, бывшем рим¬ ском городе Ромулиане, названном по имени матери импе¬ ратора Галерия, который, собственно, и родился в этом го¬ роде. Мозаичный лабиринт представляет собой равносто¬ ронний шестигранник. Культурно-исторический фон лабиринтов Говоря о древних культурах, которые можно рассмат¬ ривать в контексте лабиринтов, прежде всего необходимо упомянуть археологический, культурный ареал северного побережья Фенноскандии и берегов Баренцева и Белого морей II — начала I тыс. до Р.Х. Увязанность лабиринтов с
56 этим культурным кругом убеждает нас в том, что нет ника¬ кого основания связывать его с гипотетическими протосаа¬ мами. На протяжении трех тысячелетий северодвинского мезолита существует преемственность культур. Связь этих культур с Соловками очевидна. Керамика стоянки Колгуев- ская-2 является своеобразным связующим звеном между Соловецкой культурой строителей лабиринтов и памятни¬ ками Северодвинского бассейна, датируемых IV—III тыс. до Р.Х. Материалы Соловецких стоянок показали, что мор¬ ская связь между материком и островами существовала все¬ гда. Все это говорит о том, что у беломорского населения в III тыс. до Р.Х. были развиты мореплавание и традиция промысловой охоты на морского зверя. Не пройти нам и мимо вопроса о наскальных рисунках Русского Севера. Низовья реки Выг у впадения ее в Белое море знамениты многочисленными наскальными изобра¬ жениями. Теперь доказано, что эти рисунки на скалах род¬ ственны подобным же изображениям в Швеции, только хронологически немного старше. Много рисунков, связан¬ ных с морем, морским промыслом, охотой на морского зве¬ ря, с морскими походами и с батальными сценами на воде. На всех изображениях один и тот же тип судна с высоко поднятым форштевнем, украшенным головой лося точно также, точно также как это можно видеть на лодках брон¬ зового века среди наскальных изображений Швеции; с вы¬ ступающим снизу килем таранного свойства, с украшен¬ ным румпелем на корме. Рисунки представляют нам суда двух видов. Большие суда, с командой до 24 человек, и ма¬ лые, для экипажа в 2—3 человека. Каркас судов обтягивал¬ ся кожами морских животных. Именно эти мореходы и могли принести при своем пе¬ редвижении в Европу память о прародине, которая транс¬ формировалась, например у кельтов, в цикл легенд о поте¬ рянном рае, «островах блаженных», об утерянной стране Туле, прародине всех индоевропейцев. Память о священ¬ ных островах сохранилась у всех народов, у которых мы находим культуру лабиринтов, созданных из камней, дер¬ на, в виде изображений, выбитых на скалах.
57 Культура развитого мореплавания существовала в Бе- ломорье в III—II тыс. до Р.Х., что точно соответствует хро¬ нологически лабиринтам нашего Севера. Развитое мореход¬ ство еще раз убеждает нас в том, что эта древняя культура никак не могла принадлежать саамам-оленеводам, кочев¬ никам, а равно и другим угро-финнам, лесным охотникам, не знавшим мореходства в столь отдаленное время. И, ко¬ нечно, нелишним будет здесь вспомнить о высокой куль¬ туре мореплавания у индоевропейцев: скандинавов, греков, кельтов и, конечно, славян-поморов, что особенно для нас важно учитывая то, что речь идет именно о Белом море и традиции мореплавания и морского промысла в этом реги¬ оне, имеющей несомненную многовековую преемственную связь. Итак, с помощью лабиринтов и сопутствующих им ар¬ хеологическим комплексов мы в целом очертили границы священной прародины арьев, античной Гипербореи. Но пока мы можем говорить лишь о пунктирной линии, как этой границы, так и о линии связи культуры лабиринтов с позднейшими индоевропейцами, расселившимися на ог¬ ромных пространствах Евразии. Чтобы пунктир стал жир¬ ной линией, нам необходим новый доказательный матери¬ ал, безусловно, связанный с историческими европейцами, который подтвердит нашу догадку о лабиринтах как о ма¬ териальных памятниках искомой арийской прародины в Приполярье. Вначале мы должны себе четко представить этническую ситуацию на Севере Европы от первобытных времен до ран¬ него Средневековья. Для людей, связующих это, вроде бы, не составляет труда. Ведь нам со школьной скамьи извест¬ но, что огромные пространства от Скандинавии до Заура¬ лья с незапамятных времен занимали финно-угорские пле¬ мена, а германцы, балты и славяне пришли на Север очень поздно. Однако эта аксиома имеет очень мало общего со стро¬ гими данными науки, не зараженной политикой. Оказыва¬ ется, финские языки в районе Белого моря и Прибалтики — не изначальные. Они появились с первыми представителя¬ ми этих племен сравнительно поздно, вряд ли раньше пер¬
58 вых веков нашей эры. Это также верно и для всей Восточ¬ ной Европы в целом. Финский филолог Э. Сэтеле датировал выход к морю лю¬ дей, говоривших на финно-угорских языках, не ранее VII века нашей эры. Это значит, что указанные племена достигли Прибалтики и Беломорья тогда, когда здесь не первое тысячелетие обитали индоевропейцы. Эта этничес¬ кая парадигма Севера принципиальна в нашем дальней¬ шем путешествии в глубь веков по таинственным древним культурам Русского Севера. Чтобы определить место Соловков в контексте культур¬ ного ареала лабиринтов, обратимся к исследовательским трудам Н.Н. Виноградова, который в 20-х годах XX сто¬ летия изучал каменные сооружения Соловков, превратив¬ шихся вдруг из «островов блаженных», в острова смерти. Тогда количество различных каменных сооружений древ¬ ности на Соловках достигало пятисот единиц! Впослед¬ ствии архангельский археолог А.А. Куратов удвоил эту цифру. К великому сожалению, многие сооружения на¬ всегда утрачены для науки с тех пор. То, что сохранили тысячелетия, лишь немного покрыв камни благородной патиной Приполярья — лишайником и цветистым мхом, было сметено XX веком технологической и социальной бес¬ новатости. В 1592 году два русских посла, князья Звенигородский и Васильчиков, ожидая переговоров со шведами на грани¬ це, составили «сказку», или докладную записку, по наше¬ му, государю о «вавилонах», то есть больших лабиринтах, которые они видели близ города Колы и близ Варенгского летнего погоста, сооруженного воеводой Валитом, посажен- ником Новеграда, разбившим здесь мурман и норвежцев. В результате личного осмотра местности, они писали: «вкладено каменьем, как бы городовой оклад в двенадцать стен, а назван был тот оклад Вавилоном». Это первая наша отечественная информация о лабирин¬ тах. Русские названия лабиринтов — именно «вавилоны». Их сооружение приписывалось позднейшим русским на¬ селением то разбойникам, то пустынникам, то сказочной
59 лопи! На берегах Белого моря насчитывается более трети всех известных лабиринтов. Остальные, до 80 лабиринто¬ образных сооружений, по самым грубым подсчетам, раз¬ бросаны на огромном пространстве — от Белого моря до ос¬ тровов Силли. Они известны в юго-западной Англии — не менее трех, в Швеции — 12 лабиринтов, в Норвегии четы¬ ре, а в Финляндии — около 50, на берегах Балтики, Ботни¬ ческого залива и на островах Северной Атлантики. Как ви¬ дим, чем ближе к эпицентру распространения этой куль¬ туры, к Соловецкому архипелагу, тем лабиринтов больше. Первый отечественный серьезный исследователь лабирин¬ тов А.А. Спицын писал о них следующее: «Кажется, что каменные лабиринты по устройству весьма разнообразны...- лабиринты, уже известные, могут быть соединены в две группы: малые без перемычек... и большие с перемычка- ми...(Варенгский, Кольский и Понойский) ...Соловецкие лабиринты... представляют собой один длинный целостный ряд почти тождественных загадочных сооружений... охва¬ тывающих весь северо-запад Европы, начиная от Дании и до Северного Ледовитого океана... Все эти сооружения... называемые в различных местах различным названиями, принадлежат одной и той же на¬ родности, одному и тому же племени, оставившего следы своего пребывания на столь значительном пространстве...». В 1927 году, как мы уже говорили выше, лабиринты России исследовал Николай Виноградов. С выводами Ви¬ ноградова, однако, никак нельзя согласиться в свете на¬ копившихся материалов. Например, признавая, что лаби¬ ринты являются естественным звеном мегалитов европей¬ ского Севера, и родственны кромлехам Британии, он неожиданно утверждал, что кромлехи не связаны с кельта¬ ми, а принадлежат к древним германцам, вытесненным кельтами на Север. Далее он считал, что скандинавы пере¬ дали культуру лабиринтов финнам и лопарям. Лабиринты нашего Севера он считал в свете своей гипотезы самыми молодыми. Виноградов правильно рассудил, что религиозное отно¬ шение финнов к каменным лабиринтам связано с культом
60 предков, и именно в этом направлении следует искать на¬ стоящую отгадку лабиринтов. Однако ведь в свете герман¬ ской мифологии, в которой он предполагал отыскать эту отгадку, вопрос не решается. Кельты в действительности предшествовали германцам на севере Европы и именно им принадлежат кромлехи. Впрочем, есть мнение, что разви¬ тая культура мегалитов предшествовала появлению индо¬ европейцев и связана с палеоевропейскими племенами, чьи живым осколком являются современные баски. Самое же главное для нас то, что совершенно очевидно, что древней¬ шие лабиринты и культура, неразрывно связанная с ним, расположены на Русском Севере. Наш современник, историк, археолог и публицист A.JI. Никитин ближе всех подошел к решению не только загадки лабиринтов, но и сложному вопросу об этнической принадлежности строителей этих уникальных каменных сооружений. Он сказал почти все о лабиринтах, от «А» до... Что-то помешало ему сказать самое главное. Алфавит по¬ знания остался не дописан. Трудно сказать, что помешало ученому сделать очевидно напрашивающийся вывод из логической цепочки его же соб¬ ственных рассуждений. Вполне вероятно, главная причи¬ на — это отсутствие четкого представления об арийской пра¬ родине и невнимательное отношение к древним русским преданиям, где Север всегда рассматривался исконной рус¬ ской территорией со времен легендарных прародителей Сло- вена и Руса, в чью могучую державу, согласно легендарным преданиям новгородского севера, на заре славянской праис¬ тории входили земли Беломорья до Урала. Никитин задавался вопросом, кто мог оставить эту столь распространенную по северу культуру, с лабиринтами как своеобразными визитными карточками. Ведь определен¬ ный тип памятника связан со столь же определенным на¬ родом, который его оставил, с той или иной археологиче¬ ской культурой, представленной совокупностью устойчи¬ вых и характерных признаков. Огромные расстояния и отсутствие у лабиринтов каких либо находок долгое время не позволяли принять единственно возможный вывод, что
61 каменные сооружения в виде лабиринтов сложены одним народом древности. Никитин к такому выводу подошел, но вместо очевид¬ ного факта, что перед нами путь древних арийцев из поляр¬ ной прародины в Северную Европу удивительно точно «мар¬ керованный» лабиринтами, ученый выстроил сложную конструкцию с взрощенными искусственным путем про¬ тосаамами, которые раньше говорили на каком-то другом языке, но тем не менее и тогда состояли в странном родстве с просто саамами. Затем эти таинственные строители лаби¬ ринтов, которые в отличие от саамов оленей не гоняли, а предпочитали мореходство, перешли на международный саамский язык первобытной дипломатии и внезапно исчез¬ ли на удивление для просто саамов. Если отбросить пого¬ ловную политическую эмиграцию на Марс, то вопрос ка¬ жется неразрешимым. Куда ушли хозяева Европейского Севера? Или сознательно забыли свои увлечения морски¬ ми путешествиями и стали пасти оленей? Учтем, что чистые саамы представляют собой класси¬ ческий образец уральской расы. Они очень низкорослы, имеют черные жесткие волосы и значительную монголо¬ идную примесь. Древнейший антропологический матери¬ ал Русского Севера с озера Лача, например, показывает нам первых насельников этого сурового края как людей высокого роста с ярко выраженными чертами древних нордических протоевропейцев с показательной для этого расового типа долихоцефалией — длинноголовостью. Не¬ понятно, зачем надо было огород городить с протосаама¬ ми, если означенные непротосаамы никогда не были ис¬ торически, или археологически зафиксированы ни в Польше, ни в Германии, ни в Англии, ни в Ирландии. А вот лабиринты там есть, й не просто как археологичес¬ кая диковинка, а как элемент живой народной традиции! Даже людям, далеким от проблем истории, религии и тра¬ диционной культуры, известен знаменитый в Англии Хэм- птон-Кортский лабиринт, описанный Джеромом К. Дже¬ ромом в его замечательной книге «Трое в лодке, не считая собаки».
62 Вернемся к фактам. Опираясь на расчеты геологов, изу¬ чавших колебания береговой линии в прошлом, археологи полагают, что лабиринты появились в III тыс. до Р.Х. и их перестали строить уже в начале I тыс. до Р.Х. По-видимому, именно в этот временной отрезок и совер¬ шались крупные миграции индоевропейских племен севе¬ ра в Европу и Азию. И именно в Европе бытование лаби¬ ринтов в народной культуре дожило до нашего времени. Однако средневековые европейцы, похоже, не сохранили целостного понимания сакрального значения лабиринтов, хотя и обрывки традиции, донесенной до нас консерватив¬ ным фольклором, очень существенно продвигают нас по пути решения проблемы назначения этих сооружений для наших предков. В Англии и Ирландии народная молва считала лабирин¬ ты входами в подземные чертоги — сиды. На них при лун¬ ном свете танцуют эльфы и прекрасные феи. Рядом с лаби¬ ринтами там можно видеть своеобразные конструкции из трех небольших плит, собранных в виде арок-входов в под¬ земелье. Точно такую конструкцию автор этих строк на¬ блюдал на Большом Заяцком острове. Эти факты в совокуп¬ ности позволяют связать лабиринты с царством мертвых, с царством первопредков, с инобытием в загробном или зача¬ рованном мире. В Британии, на полуострове Корнуолл, в Тинтагеле есть знаменитый лабиринт, который местные предания связы¬ вают с легендарным королем Артуром. Возможно, и загад¬ ка знаменитого Стоунхенджа в Британии лежит в плоско¬ сти проблемы происхождения и сакрального назначения лабиринтов. Это так же справедливо и для таинственного Тиуновского святилища в Вологодской области. Оба этих сакральных объекта имеют между собой какую-то еле уло¬ вимую связь. Есть в Британии и еще одно примечательное место, которое позволяет нам по-новому взглянуть на па¬ мятники отечественной истории. Речь идет о горе Гластон- бери-Тор. Башня разрушенной церкви святого Архистра¬ тига Михаила стоит на вершине. С этим холмом связана одна замечательная история, которая стала известна автору уже
63 Стоунхендж в XIX в. после того, когда работа над загадкой лабиринтов была за¬ кончена. Однако кратко эту историю необходимо сообщить читателю, так как она удивительным образом подтвержда¬ ет главные концептуальные установки, сделанные в про¬ цессе поиска ответа на загадки священных лабиринтов. В 1944 году ирландский бизнесмен Джеффери Расселл увидел таинственный сон. Проснувшись, он перенес на бувдагу образ, навеянный сновидением. Это была странной формы, крученая в семь витков, спираль. Расселл сохра¬ нил рисунок, но вскоре забыл о нем. Восемнадцать лет спу¬ стя, перелистывая журнал «Кантри лайф», он внезапно увидел фотографию резного рисунка на камне. Камень был обнаружен в окрестностях Тинтагеля, знаменитого замка времен короля Артура в кельтском Корнуолле. Расселл был как громом поражен. В рисунке на камне он узнал ту са¬ мую загадочную спираль из своего сна восемнадцатилет¬ ней давности. То, что он нарисовал по памяти, было ни чем иным, как сверхсознательным коллективным архетипом древнего представления о лабиринте. Вскоре он снова уви¬ дел этот символ. На этот раз это была античная монета, от¬ чеканенная в Кноссе, о которой мы упомянули в тексте. В 1966 году Расселл побывал в священном месте Бри¬ танских островов — Гластонбери. Король Ина, один из пер¬ вых правителей англо-саксонского королевства в Уэссек¬ се, построил здесь, в аббатстве Гластонбери, церковь в на¬
64 чале VIII века. Но еще до этого там стояла маленькая дере¬ вянная старая церковь, сохранявшаяся до пожара 1184 года. В древнем предании говорится, что эта церковь имела чудесное происхождение. Согласно «Житию св. Дун¬ стана», святого мужа X века, который восстановил аббат¬ ство после долгих лет забвения: «В этом месте по Божьему соизволению первые неофиты католического закона обна¬ ружили деревянную церковь, построенную не человечес¬ кой рукой... освященную в честь Христа и святой Девы Ма¬ рии» . Хронист Вильгельм из Мальмсбери, писавший в на¬ чале XII века и своими глазами видевший старую церковь, добавил, что она была создана апостолами Спасителя. Со¬ гласно местным преданиям, именно в Гластонбери в 63 году н.э. прибыл Иосиф Аримафейский с учениками, привезя с собой священные реликвии, в том числе и загадочный Свя¬ той Грааль. Во дворе аббатства до сих пор растет «Святой терновник», привезенный Иосифом со Святой Земли. Он всегда зацветает на Рождество Христово. При аббате Ри¬ чарде Уайтинге в 1539 году разразилась катастрофа. Глас¬ тонбери попал в список упраздненных монастырей при первом протестантском короле Генрихе Восьмом. Началось разграбление монастырских реликвий. Аббат Уайтинг скрыл в стенах монастыря священные сокровища. Даже под пытками он не раскрыл секрета. Его повесили на вершине холма Гластонбери-Тор, откуда открывался вид на аббат¬ ство. Королевские уполномоченные нашли в стенах и по¬ гребах аббатства до пятисот драгоценных предметов. Чаша Святого Грааля найдена не была. Эта земля продолжает хра¬ нить свою священную тайну. Итак, рядом с аббатством возвышается холм Гластонбе¬ ри-Тор. Тор — внушительная возвышенность высотой око¬ ло 500 футов и видимая на расстоянии 25 английских миль. На вершине холма стоят остатки средневековой часовни св. Михаила. Поразительной особенностью холма Тора яв¬ ляется его форма. Диона Форчун описала холм в 1934 году: «При наблюдении с расстояния Тор представляет собой со¬ вершенную пирамиду, но по мере приближения... начина¬ ешь видеть, что он имеет очертания лежащего геральди¬
65 ческого льва с башней на вершине... Его пирамидальная фор¬ ма, словно вырастающая в центре широкой равнины, слиш¬ ком замечательна и соразмерна для природного образова¬ ния, не исправленного работой человеческих рук. С близ¬ кого расстояния ясно виден террасированный маршрут, в три яруса огибающий ядро холма; несомненно, это было сделано человеком». Джеффери Рассел подошел к пробле¬ ме происхождения этих террас более тщательно, чем Дио¬ на Форчун. Рассмотрев холм с разных углов, он увидел не три, а семь спиральных витков, повторяющих рисунок Тин- тагельского камня и его таинственного сна. Рассел пришел к выводу, что весь холм Тор еще в доисторические времена был превращен в огромный трехмерный лабиринт. Перед нами огромное культовое сооружение древних кельтов. Замечательная легенда относительно древнего на¬ значения холма-лабиринта содержится в «Житии св. Кол- лена». Преподобный Коллен был валлийским святым VII века. После ухода из аббатства Гластонбери он вел жизнь отшельника у подножия холма Тор. Однажды он ус¬ лышал беседу двух крестьян, разговаривающих о замке Гвинна, сына Нудда, скрытом внутри холма. Гвинн был королем Фаэри, народа фей, и правителем Аннона, кельт¬ ского аналога Нижнего мира. Отшельник Коллен счел этот разговор суеверной чепухой. Однако в ту же ночь призрач¬ ный посланец обратился к отшельнику и пригласил его в замок. Приглашения продолжались много ночей к ряду и Коллен, наконец, согласился. Вооружившись бутылочкой святой воды, он поднялся на вершину холма, и был прове¬ ден через тайный вход в глубины Нижнего мира. Там мо¬ нах оказался в сияющем замке Гвинна, где нарядно одетые феи и эльфы праздновали и пировали под чудесную музы¬ ку. Св. Коллен отказался от предложенной еды, которая была бы смертельна для него и в ответ на уговоры Гвинна, начал разбрызгивать вокруг себя святую воду. Видение зам¬ ка тотчас же исчезло, и Коллен оказался один на вершине холма Тор. Гвинн, чье имя означает «белый» — известный персонаж валлийского фолклора. Он был дохристианским кельтским божеством, точно так же, как и его отец Нудд, 3 - 7090 Ларионов
66 или Ноденс, которого почитали в юго-западной Британии. Собственно Нудд — валлийский аналог Нуаду, одного из богов племен богини Дану в ирландской мифологии. Но¬ денс — родственное божество, связанное с культом вод и источников, почитавшееся в Британии. История о волшеб¬ ном замке Гвинна, скрытом внутри возвышения Тор, по¬ зволяет нам понять спиральную структуру холма. Форма лабиринта, без сомнения, служила у кельтов символом вхо¬ да в нижний мир. Спиральные тропы, ведущие вверх и вниз, внутрь и наружу, символизировали смерть и возрождение, по мнению английских исследователей Питера Джеймса и Ника Торопа. Именно такой вход в подземный сид и был на вершине холма Тор. И неслучайно во времена раннего хри¬ стианства вход в преисподнюю был «запечатан» часовней архистратига Михаила. Здесь будет уместно вспомнить и еще один западный источник, связанный с проблемой лабиринтов и их священ¬ ного значения в религиозных веровниях древних европей¬ цев. Речь пойдет о герое знаменитого средневекового цик¬ ла легенд о чаше Грааля, о Гаване. В своих скитаниях и по¬ исках Гаван удостоился видения высокой твердыни — горы Легруа (Логруа). Дорога вела рыцаря вверх по спирально¬ му пути. Гору сию невозможно было взять приступом. На нее допускались лишь те, кому это было уготовано Промыс¬ лом. Хозяйкой горы была гордая дева Оргелуза. Образ горы и спирального подъема по ней вновь встречается нам в не¬ мецкой средневековой поэзии, также связанной с циклом легенд о Граале. В «Состязании певцов на Вартбурге», по¬ явившемся в середине XIII столетия, говориться, что ко¬ роль Артур ушел со своими придворными внутрь некоей горы. С ним там укрылся Персеваль и святыня Грааля. В дальнейшем немцы будут верить, что и король Фридрих Барбаросса, погибший в Малой Азии во время Крестового похода, также почивает в одной из гор Альпийской цепи, если не сам, то его дух. Средневековый баварский поэт уточняет, что гора, куда скрылся король Артур и святой Грааль, находится в Ин¬ дии. Эту весть людям принес посланец этих таинственных
Император Священной Римской империи Фридрих I Барбаросса
68 затворников — Лоэнгрин. Лоэнгрин — в немецкой поэзии не просто посланец Круглого стола и Грааля, но и вестник того, что святая гора Мунсальвеш также лежит в Индии, в преддверии потерянного рая, отделенного от материально¬ го мира, как верили в Средневековье, таинственной стек¬ лянной горой, у подножия которой лежало царство не ме¬ нее таинственного пресвитера Иоанна. Вернемся в Европу. Итак, святилище в Гластонбери — рукотворный холм. Прибытие именно сюда, к языческой святыне, Иосифа из Аримафеи имеет явные параллели и у нас, в священной гео¬ графии России. Это, прежде всего, святилище о. Валаама, созданное во времена легендарного прибытия туда апосто¬ ла Андрея. Есть легенды, правда, позднего происхождения, говорящие о непосредственном участии в этом деле самого апостола с учениками. Но самая явная аналогия усматривается в священном рукотворном кургане легендарного прародителя славяно- руссов князя Славена в селе Бронницы под Новгородом. Структура Бронницкого холма требует дополнительно¬ го изучения. И как знать, не хранит ли курган древнего князя Славена остатки лабиринта или спиральной терра¬ сы. По крайней мере, собиратель древних русских истори¬ ческих преданий Александр Артынов собственными гла¬ зами видел в XIX веке, что вход на вершину кургана устро¬ ен винтообразно по сторонам его. Сейчас склоны кургана поросли лесом, и спиралевидный ход на склоне определить визуально не удается. Древние легенды края говорят о под¬ земных палатах, куда путники попадали, будучи зачаро¬ ванными волхвами, на кургане древнего князя Славена. Одно можно сказать наверняка. До сих пор видно, что холм в Бронницах представляет собой рукотворную гору с любопытной структурой: на больший конусообразный кур¬ ган поставлен меньший. Графическое изображение холма, сделанное в XVIII веке, выставленное в новгородском му¬ зее, позволяет констатировать еще один примечательный факт — раньше основной массив холма был фланкирован со стороны реки Меты двумя малыми насыпями.
69 Историю же о святом Коллене можно сопоставить с дру¬ гой средневековой британской легендой. По мнению Рас¬ селла, спираль Гластонбери конкретно упоминается в сред¬ невековой валлийской легенде-поэме под названием «Добы¬ ча Аннона». Она содержит наиболее ранние, из известных, стихов о короле Артуре, в которых он пытается добыть со¬ кровища Нижнего мира, приплыв туда на корабле со своей дружиной. В каждом рефрене упоминается название одного из не¬ приступных замков кельтской преисподней. Названия зам¬ ков, которые могут быть вариантами названия одного и того же места (входа в Аннон) действительно наводят на мысль о Гластонбери. Каэр Педриван, который назван «вечно вра¬ щающимся», в переводе означает «четырехугольный за¬ мок»; Гластонбери-Тор имеет форму грубого ромба. Каэр Видир означает «замок из стекла», который в Средние века прямо связывали с Гластонбери, правда, не совсем справед¬ ливо. Каэр Веддвайт, «замок пиршеств», напоминает о пир¬ шественном зале в замке Гвинна, скрытом в холме Тор. Каэр Сиди, что означает «спиральный замок», совершенно спра¬ ведливо рассматривается Расселлом как конкретное ука¬ зание на лабиринт в Гластонбери. Есть, правда, и альтерна¬ тивное прочтение, «Каэр Сидди» — «замок волшебного народа сидов». В поэме неоднократно упоминается маги¬ ческое число 7, как число воинов Артура, выживших после атаки на каждый замок. Образ входа в Нижний мир через спиральный замок, окруженный водой и связанный с чис¬ лом 7, является общим для замков из поэмы и Гластонбери- Тор. Другая средневековая поэма, в которой говорится, что король Артур однажды осадил замок Гластонбери, подтвер¬ ждает эту связь. Его жена Гвиневра была похищена Мелва- сом, чьей цитаделью был Тор. Мелвас — одно из других имен првителя Нижнего мира, который предстал перед св. Колленом в образе Гвинна. Итак, описание «спирального замка» в поэме «Добыча Аннона» хорошо подходит для Гластонбери. Однако, конеч¬ но, не один замок Тор служил прототипом легенд о Ниж¬ нем мире.
Ш 70- Кельты полагали, что в Аннон есть несколько входов, но в Гластонбери — самый важный. Мы знаем, что спираль как символ входа в подземный мир известна на Британс¬ ких островах издревле. Возможно, ее принесли сюда самые первые волны кельтского переселения. К примеру, гроб¬ ница в Ньюгрейндже, построенная около 3500 года до Р.Х., украшена десятками спиральных розеток. Гластонбери- Тор был превращен в гигантский лабиринт на рубеже III и II тыс. до Р.Х. Но крайне важным для нашего повествова¬ ния о солярном символизме лабиринтов, является то, что холм Тор в древние времена исполнял функции храма сол¬ нца! Ромбовидная форма холма и его своеобразная рукот¬ ворная география сориентированы на важные для кельт¬ ского религиозного календаря фазы солнца, в частности, на восход солнца в священный праздник Бельтайн 1 мая. В этот праздник кельты праздновали победу летнего солн¬ ца над зимним. Таким образом, на далеких британских ос¬ тровах мы находим подтверждение всем нашим предполо¬ жениям касательно загадки и сакральной функции соло¬ вецких лабиринтов. Волны переселявшихся кельтов донесли до далеких Бри¬ танских островов и сохранили древнейшие религиозные представления далекой северной прародины, свидетель¬ ством чему и является священный холм Гластонбери-Тор. В книге немецкого автора Германа Керна «Через лаби¬ ринт» приведены интереснейшие иллюстрации. На одной из них мы видим картину итальянского мастера XVI века Лоренцо Леомбруно. На картине изображена священная гора Олимп, как бы вырастающая из лабиринта и сама име¬ ющая спиралевидную форму. Удивительно, но эта гора на¬ поминает по формам Гластонбери-Тор. Интереснейшая иллюстрация к мысли, что центр лабиринта у древних мог знаменовать гору Меру — центр мироздания. Эту же мысль по-своему иллюстрирует картина, приведенная в той же книги голландского живописца Йохана ван ден Авелена. На картине начала XVIII столетия изображен парк замка Соргвлет, недалеко от Гааги. В парке посреди искусствен¬ ного лабиринта высится гора и на ней растет одинокое де¬
71 рево. Перед нами символ не только мифической полярной вершины, но и мирового древа. Вернемся непосредственно к лабиринтам Севера. В Норвегии лабиринты располагаются в глубине фиор¬ дов. Норвежцы считали, что эти сооружения являются тво¬ рениями зловещих великанов йотунов, сокрушенных, в борьбе богом Тором. Йотуны скандинавов — это во лоты, или велеты древних русов. Эти великаны в древности рассмат¬ ривались на Руси как древние и могучие предки. Под Нов¬ городом еще в Средневековье сохранялись их могилы на Во- лотовом поле. И, наверное, не случайно именно на этом поле был похоронен и дед Рюрика, князь-старейшина Госто- мысл. После того как в Скандинавии узнали об «Илиаде» Го¬ мера, лабиринты стали называть «троянскими замками», о чем мы писали выше. Свою роль в этом сопоставлении сыг¬ рало и древнее предание германцев, нашедшее отражение в сагах об участии предков германского племени в Троянс¬ кой войне во главе с богом Одином. На Русском Севере дело обстояло несколько иначе. Как мы уже говорили, таинственные концентрические квадраты назывались «вавилонами». К лабиринтам было Манускрипт «Илиады». V в.
21 некое двойственное отношение. С одной стороны, это те же таинственные «вавилоны», а с другой — сооружения, не несшие в себе никакой таинственности. По мнению рус¬ ских обитателей Белого моря, все лабиринты построены Петром Великим или Пугачевым в память об их присут¬ ствии на данном месте. А.Л. Никитин делает скороспеш¬ ный вывод о том, что для русских лабиринты были чем-то, никак не связанным с древней историей предков, а зна¬ чит, и не имеют к ним никакого отношения. Это, конечно, не так. Народная память вещь неоднозначная. Она и корот¬ ка и глубока одновременно. Мы уже говорили, что лаби¬ ринт — неотъемлемая часть самых архаичных истинно рус¬ ских народных росписей по дереву, равно как и художе¬ ственной резьбы. При Петре Беломорье стало заселяться потоком высе¬ ленцев из Центральной России, для которых жизнь на но¬ вом месте как бы и начиналась с царского указа. Они, ли¬ шенные привычной территории обитания и корневой свя¬ зи с землей предков, видели во всем незнакомом и новом плоды деятельности не всегда понятного царя-новатора. Совсем другое дело — коренные поморы. Считается, что поморы — потомки переселенцев из Ладоги и Новгорода, пришедших к Белому морю не ранее X века от Р.Х. Одна¬ ко, не все так уж просто. Еще в середине XX века неоднозначный, но, безуслов¬ но, талантливый советский академик Марр пришел к вы¬ воду о том, что топонимика Русского Севера заставляет по¬ лагать первопоселенцами здесь неких индоевропейцев, которых Марр условно назвал северными сарматами. Вот тут-то и вспомнили таинственную античную карту геогра¬ фа Птолемея, где именно на Беломорье показаны искон¬ ными жителями сарматы-гипербореи. Раньше ученый мир полагал это ошибкой античного географа. Но уже сейчас приходится признать, что Древний мир преподнес еще один урок той интеллектуальной высоты, на которой он находил¬ ся, и на которую мы всегда будем взирать снизу вверх, даже создав компьютер седьмого или иного поколения. Отдадим должное тем ученым, которые не побоялись во времена ака¬
73 демика Марра просто вслух произнести предположение о существовании на Севере исконных сармато-руссов, род¬ ственных более поздним пришельцам из Ладоги и Новго¬ рода и бывших прямыми предками поморов. Впрочем, даже в том, что русское население в дальней¬ шем не видело в лабиринтах ничего таинственного, гово¬ рит о многом. Лабиринты никогда не воспринимались как творение чуждых русским народов, не рассматривались как позорные капища чуди белоглазой и никогда не разруша¬ лись как святилища язычников. Для осознания факта, что лабиринты и «вавилоны» свя¬ зывались народной традицией с древними русами, для нас имеет громадную ценность одно историческое предание, попавшее на страницы русской летописи. «Ходилъ князь великт рюрикъ с племянникомъ своимъ олгомъ воевати лопи и корелу. Воевода же у рюрика валить». Связь имени воеводы Валит со словом «волот» более чем очевидна. Поход Рюрика со своим воеводой на лопь и корелу подтверждает¬ ся наличием на той территории Болотова городища между рекой Деньгой и рекой Восмой, о чем свидетельствует в сво¬ ей замечательной работе «Голубиная книга» М.Л. Серяков. Он же пишет, что в этих северных местах бытовало весьма древнее предание о богатыре — правителе Валите. Предание это, впервые официально зафиксированное в 1601 году русскими послами во время переговоров об уста¬ новлении точной русско-норвежской границы, служило важным доводом русской стороны в претензии на северные земли. «Был в Кореле и во всей Корельской земле большой владетель, именем Валит, Варент тож, и послушна была Ко¬ рела к Великому Новгороду с Двинскою землею, и посажен был тот Валит на Корельское владение от новгородских по¬ садников». Валит побил мурманских немцев на Варангс- ком погосте и положил там большой камень и, что крайне важно, каменный лабиринт-«вавилон». Названная по его имени Валитова губа и Валитово городище находились на самой крайней границе русской Лапландии. Норвежцы на¬ зывали это место Варангер Фиорд, что является прямым то¬ понимическим указанием на связь Валита с варягами-ру-
21 сами Рюрика, а равно дает нам лишнюю возможность зас¬ видетельствовать непричастность норвежцев и прочих шве¬ дов к варягам Руси. В честь славного воеводы Рюрика племенная верхушка карелов стала именоваться валитами. Местное предание с очевидностью связывает «вавилон» с деятельностью слове- норусского воеводы. Это еще одно свидетельство в пользу того, что лабиринты не рассматривались ни русскими, ни карелами как странные сооружения неведомых чужезем¬ цев. Со временем священный смысл лабиринтов был забыт, но они воспринимались как нечто свое, не враждебное ду¬ ховному миру русского православного человека. Справед¬ ливости ради надо отметить, что потеря правильного пони¬ мания назначения лабиринтов произошла сравнительно поздно. Что такое лабиринты, очень хорошо было известно монахам нашей зцаменитой северной обители — Спасо- Преображенского Соловецкого монастыря еще в XV — нач. XVI века. Святые мужи знали, что это святилища, связан¬ ные с культом почитания предков. Они не были алтарями мракобесия диких язычников. Это были места языческой надежды на возрождение ушедших. Умершие сравнива¬ лись у наших предков с солнцем, которое поблуждав в ла¬ биринте мрака, снова возвращается к людям. И это было не что иное, как неосознанное, но смутно припоминаемое, не¬ когда обещанное явление на Землю Солнца Истины, кото¬ рое русский народ соборно узнал во Христе в 988 году. И именно так относились к памятникам языческого, но не суетного ожидания наши монахи. И они положили на свя¬ щенном Большом Заяцком острове, осьмиконечный крест, и не один, из валунов той же формы, что были положены в хитросплетениях древних лабиринтов, лежащих рядом и мудро сохраненных монахами как могилы предков. На разбросанных по Русскому Северу каменных курга¬ нах кенотафах поморы устанавливали поклонные деревян¬ ные кресты. В дальнейшем для этих крестов уже специ¬ ально сооружались каменные насыпи. И диктовалось это не только практическими соображениями сохранности ос¬ нования креста от гниения в каменной насыпи или просто
75 фактом отсутствия почвы. Здесь действовал закон устой¬ чивой исторической преемственности по отношению к сво¬ им предкам. Русскому православию не чужда была идея воцерковления языческих предков, сыновья привязан¬ ность к отцам, с которыми они страстно хотели оставаться единой соборной личностью во Христе, в неразрывной свя¬ зи ушедших, живущих и будущих поколений. Точно так же освящались через посмертное крещение перед перезахоронением в Десятинной церкви в Киеве ос¬ танки князей-язычников, братьев св. Владимира, Яропол- ка и Олега. Крест Большого Заяцкого острова потомки мо¬ гут причислить по ошибке ко времени построения лабирин¬ тов. Он идеально вписан в священный ландшафт острова. Он яснее ясного говорит нам о том, что наши святые под¬ вижники Соловецкой обители точно знали, что лабиринты эти — наши, что народ, который строил их в память об ушед¬ ших прародителях — это наши прямые предки. Вот при¬ мер для подражания все забывшим потомкам, которые счи¬ тают себя правое л авными и попирают прах предков, прах отцов, под предлогом того, что они были язычниками. Наши предки воспринимали свою историю в гармони¬ ческом единстве памяти о всех поколениях словенорусско- го народа, как до, так и после Крещения Руси. В этом отно¬ шении к предкам и к истории мы вправе усматривать ис¬ конное, коренное русское православие, претерпевшее за последние века определенную коррозию примыкавших к догматике этических идеалов. Но оно было. Оно было у на¬ ших древних отцов Церкви, оно таинственно сохранено у креста на Большом Заяцком, освящающего могилы язы¬ ческих предков и незримо, но провиденциально охраняв¬ шего тайну прародины до наших времен. Метафизика лабиринтов Теперь самое время окунуться в метафизику лабирин¬ та. Приспело и время отдать должное интуиции все того же A. JI. Никитина, который удивительно точно определил сак-
Ш Zi= ральную суть лабиринтов. Начнем с описания сложного биспирального лабиринта: «Двойная каменная спираль — образ более художественный, чем точный, хотя он и бытует в научной литературе. На самом деле, идущий по «спира¬ ли» проходит на каждом витке не полную окружность, а, дойдя до крутого поворота, начинает движение в обратном направлении». Здесь мы позволим себе маленький, но важный коммен¬ тарий. Дело в том, что устройство дорожек в лабиринте не про¬ сто позволяет, а прямо-таки заставляет человека пройти по закрученной спирали. Нет сомнений, что именно прохож¬ дение по лабиринту и составляло важный аспект культо¬ вой церемонии предков. «Полувитки, заполняющие свои¬ ми почти смыкающимися дугами круг или овал, имеют конечной точкой центр лабиринта». И вот что удивительно, европейский исследователь Най¬ джел Пенник заметил, что центром композиции всех би- спиральных лабиринтов является равносторонний крест. Это еще раз подтверждает солярный символизм лабирин¬ тов, и для православного сердца подсказывает вряд ли слу¬ чайную, священную предвосхитетельную аналогию того Креста, на котором был распят Спаситель — Солнце Исти¬ ны, Крестной смертью искупивший падшее человечество, разорвавший оковы смерти и выведший праведников из адо¬ вой тьмы. И мы, во след нашим предкам, имеем дерзновение ве¬ рить, что в том полку праведных могли оказаться и наши языческие предки, сохранившие на своей гиперборейской прародине память об Истинном Боге. Разве не языческие волхвы, маги Ирана, первыми притекли к колыбели Бого- младенца с дарами, символизируя, помимо и всего проче¬ го, принятие Христа всем индоевропейским миром племен, потомков праотца Иафета. Итак, солярный крест и культ умерших предков — в ос¬ нове метафизического смысла лабиринта. Перед нами заме¬ чательный праобразовательный символизм креста, символа победы над грехом и смертью у христиан, явленный задолго
77 до прихода Спасителя на дальнем Севере в колене Иафета. И, что самое удивительное, исчезнувший материк прароди¬ ны — Арктида, по свидетельству древних географов, разде¬ лялся крестообразно четырьмя реками-потоками. В середине этого крестового материка располагалась священная гора, центр мира древних арьев, Меру. Гора Меру в индийской мифологии связывала мир лю¬ дей с миром богов. Точно такую же функцию в мифах арий¬ ских племен Европы играл символизм мирового дерева и омфала — каменного сооружения, обозначавшего центр или ось мира. И поразительно, что биспиральные лабиринты, имея в основании крест в самой середине, а в центре креста своеобразный омфал — каменный курганчик, как бы сим¬ волизируют собой этот священный материк. И самое глав¬ ное то, что лабиринт воедино связал два древнейших свя¬ щенных прасимвола — круг и крест, неразрывно связан¬ ных в сознании древних с солнцем. Как мы уже сказали, священное дерево мифологии се¬ верных европейцев, впрочем, как и их средиземноморских собратьев, являлось образом небесной оси, ориентирован¬ ной на небесный полюс, отмеченный Полярной звездой, вокруг которого вращаются созвездия. Деревья, олицетво¬ рявшие собой те или иные святилища древних богов — дуб Зевса в Додоне, ива Геры на Самосе, оливковое дерево Афи- ны-Паллады в Афинах, — воспринимались как оси, связу¬ ющие мир земной с миром небесным. Эти представления, конечно, могли возникнуть еще на полярной прародине, где Полярная звезда всегда была перпендикулярно над го¬ ловой, зримо выражая собой точку небесной оси. Омфал же впоследствии был переосмыслен как ось, соединяющая со¬ бой мир людей и мир подземный, продолжая тем самым небесную ось в страну мрака и теней. Явление критской богини танцующим в ее святилище, построенном вокруг дерева, восхождение богини Деметры из-под земли за ом- фалом — все это один и тот же образ, модель небесного, зем¬ ного и потустороннего миров, связанных воедино косми¬ ческой осью, модель, которую удивительно точно символи¬ зируют и лабиринты.
Ш Z8_ Философ-традиционалист Рене Генон считал, что путь по лабиринту символизировал собой посвящение адепта в Малые и Великие мистерии, связанные с солярным куль¬ том. Достижение центра лабиринта, символа сакрального центра мира, было посвящением в Малые Мистерии, за этим следовало мистическое восхождение к Небу, что, в свою очередь, являлось посвящением в Великие Мистерии. То, что именно с блужданием по небу дневному и небу ночному солнца были связаны лабиринты, мы можем говорить, вспомнив известную осетинскую легенду о злом «антибо¬ ге» Сырдоне, который жил в лабиринте, под землей, там, куда спускалось солнце ночью, и губил там солнечного бога Созырко. Но к этой теме мы вернемся чуть позднее. Еще раз дадим слово А.Л. Никитину: «По своему ри¬ сунку лабиринт больше всего напоминает положение сталь¬ ной спирали на керамическом основании электроплитки. Узкий, постоянно меняющий свое направление проход уво¬ дил идущего не просто в центр, но как бы в глубь лабирин¬ та, отмеченный всегда группой камней или неясной камен¬ ной конструкцией». Гениально. Именно вглубь ведут спирали лабиринта, а затем опять выводят на поверхность идущего. Еще более в мысли о том, что лабиринт символизирует вход в священное пространство для души, убеждает один интереснейший ар¬ хеологический экспонат. В Риме в Музее древней культуры Рима, расположенном в исторических термах императора Диоклетиана, в отделе долатинской эпохи X—IX века до Р.Х. обильно представлены маленькие погребальные урны в виде домиков. И вот у одного домика, на крышке двери, чудом сохранилось белое изображение односпирального ла¬ биринта, вписанного в квадрат крышки. Смысл лабиринта на погребальной урне более чем прозрачен. Говоря же о больших, наземных лабиринтах, следует от¬ метить следующее: вопреки мнению многих исследователей, мы можем уверенно высказаться за то, что предки не запу¬ тывали выход душе мертвеца в мир живых, но сами совер¬ шали свои сокровенные паломничества к душам ушедших предков. А под неясными для А.Л. Никитина каменными
79 конструкциями недавно были найдены кальцинированные костные останки людей и небогатый инвентарь. Покойника сжигали в ином месте и прах хоронили в центре лабиринта. Такого почета удостаивались не все. Многие подобные захо¬ ронения совершались и в небольших каменных курганах. Лабиринты предназначались, видимо, для жрецов и старей¬ шин, брахманов и кшатриев арийских первопредков. Так почему же символом именно солнца были лабирин¬ ты, и почему в основании этих священных сооружений пра- образовательно лежал крест. Дело, конечно, не в том, что крест издавна символизи¬ ровал солнце у древних. Это старое академическое и одно¬ временно профаническое объяснение ничего не объясня¬ ет. Крест без божественного вневременного архетипа Крес¬ та Голгофы не мог сам собой у древних, да еще как символ солнца. Он мог возникнуть только у тех, кому обетование праотца Ноя уготовило шатры Симовы — Церковь Воин¬ ствующую, у колена нашего прародителя Иафета, обитав¬ шего в своих от Бога определенных пределах в странах пол¬ ночных и ставшего впоследствии носителем Истинной веры — Христовой. И здесь нам не обойти тему свастики, символа, который всюду является визитной карточкой древних арийцев. Дав¬ но уже обоснована солярная природа этого символа. Но принципиально ново, на наш взгляд, то, что мы можем рас¬ сматривать свастику как предельно сжатое, лаконичное выражение того же самого метафизического солярного принципа, что в более сложном и развернутом виде дает лабиринт. Это мы можем понять, если проанализируем ге¬ незис свастичных изображений античности. Многие древ¬ ние вазы несут изображение свастики, где каждый из ее лучей образует завитки односпирального лабиринта. Не случайно в Ирландии изображения лабиринтов и свастики часто встречаются вместе. Вопрос: как же наши предки увязывали идею восходя¬ щей и нисходящей спирали с солнцем? Эту загадку не уда¬ лось решить ни А.Л. Никитину, ни Найджелу Пеннику, хотя оба подошли вплотную к разрешению этой проблемы.
80 Все становится предельно ясно, если только иметь ре¬ альное представление о том, что прародиной арийского че¬ ловечества был материк Арктида, о чем писал замечатель¬ ный знаток Вед Л.Б. Тилак в начале XX столетия. Описывая восхождение солнца, которое длилось около месяца, Тилак выразительно живописует тот священный восторг, который испытывали наши предки в приполяр¬ ных областях, наблюдая феерическое зрелище кругового, по спирали пребывающего огненного кольца зари. Закан¬ чивалось это спиральное вращение розового, а затем и ярко¬ золотого кольца победным восхождением солнца из океана мрака, куда оно так же по спирали и уходило для долгой полярной ночи, в царство мертвых. Вот тот божественный архетип священного пути солнца, который и породил свя¬ тилища — лабиринты, сначала односпиральные, а затем и более сложные по идейной нагрузке и биспиральные с раз¬ личными вариациями. По поводу последних мы можем высказать еще одно предположение. В Ведах и эпосе описывается период, в котором солнце характеризуется как «качающееся» или «танцующее». Это те сутки в циркумполярной зоне, когда солнце кратковре¬ менно появляется над горизонтом, постепенно возрастая в дни восхода или же «ныряя» за горизонт в дни своего захода. В Ригведе о боге Варуне говорится, что «он создал себе золотое качание солнца, как качели», а также и то, что сол¬ нце крутится в небесах непрерывно. Только в Арктическом регионе солнце подобно качелям, когда оно в течение дол¬ гого дня не скрывается за горизонтом каждые 24 часа и постепенно наращивает периоды «выныривания». Биспиральные лабиринты со сложным узором, когда «дорожка» ведет сначала в одну сторону, а затем резко по¬ ворачивает в другую, могут символизировать именно такое «качание» солнца на землях полярной прародины. Под¬ тверждают многие наши догадки и исследования Романа Багдасарова, с которыми автор познакомился уже после пер¬ вых публикаций этой работы, и который уже цитировался выше, изучавшего священный символ древних — свастику: «...в северных широтах были выделены четыре кардиналь¬
81 ные вехи солнечного пути по небосклону: два солнцестоя¬ ния и два равноденствия, соответствующие четырем сторо¬ нам сета и четырем сезонам, которые можно воспринимать и как четыре времени суток в глобальном масштабе. Движе¬ ние солнца между кардинальными точками небосклона со¬ ответствовало вращению равных элементов свастики вокруг неподвижной точки — полюса. Весенне-летнее солнце со¬ ответствовало центростремительной, сворачивающей обо¬ роты вокруг полюса свастике, а летне-осеннее — центро¬ бежной, увеличивающей обороты и разворачивающейся во внешнюю периферию. Драматический путь солнца из кро¬ мешной тьмы на периферии к точке летнего солнцестояния запечатлен также в символике лабиринта. Знаменитые лабиринты, выложенные в Приполярье, восходят к древнейшему солярному культу, когда там оби¬ тали предки человечества. Свастика и лабиринты отража¬ ют разные аспекты одного и того же явления — движения солнца и звезд вокруг «особенной точки» симметрии не¬ бесной сферы (вероятно, Полярной звезды)». Все наше путешествие по изгибам священных «вавило¬ нов» неизменно возвращает нас к началу нашего пути, к Со¬ ловкам, к Большому Заяцкому острову. И это не случайность. Да, Заяцкий остров является уникальным заповедником раз¬ нообразных лабиринтов, но не только. С давних пор идут спо¬ ры о том, почему остров получил такое название. Не будем перечислять всех гипотез, а сразу же предложим свою. Мы уже проследили семантическую связь лабиринта с солярным культом предков и установили в рамках этого культа отноше¬ ние лабиринтов разной формы и свастикой. И вот что удивительно и вряд ли случайно: по свидетель¬ ствам этнографов, в Печерском районе Архангельской об¬ ласти (ныне Республика Коми) свастику называют «заяц» или «заяцы» во множественном числе. Это указывает на представление о свастике как о солярном символе, вспом¬ ним здесь «солнечного зайчика» — отраженных от стек¬ лянной поверхности солнечных лучей. Вспомним также, что древние литовцы поклонялись некоему «заячьему» богу. Православный церковный канон запрещает употреб¬
82 ление зайчатины в пищу. В указе патриарха Иоасафа ска¬ зано: «а зайцев по заповеди Божией, отнюдь ясти не подо¬ бает» . И это табу явно идет с седой языческой древности. Итак, заяцы — это свастики. Но ведь и название свя¬ щенного острова — Заяцкий, но никак не заячий, что опять же неслучайно, как не может быть ничего случайного на этом священном месте древних. В древнем арийском эпосе «Рамаяна» говорится, что бог Варуна, хранитель Запада и хозяин подземного мира и его водной стихии, попросил зодчего Вишвакармана постро¬ ить на священной горе Запада Асте лабиринтоподобный замок, чтобы на закате «уловить» и заключить в него сол¬ нечную деву по имени Сурья. Сурья сохраняет возможность продолжать свой путь по этому лабиринту, чтобы взойти на небосклон утром. Этот замок-лабиринт выступает в каче¬ стве образа потустороннего мира, куда попадает солнечный диск после захода. Вот почему древние арийцы строили на новых землях лабиринты, но, не имея перед глазами того обожествленно¬ го природного явления, они сохраняли представление о том, что лабиринты служат входами в подземное царство мерт¬ вых, освящаемое «ночным солнцем». Волхвы седой древ¬ ности, повторив по лабиринтам путь обожествленного сол¬ нца, склонялись над разверстой бездной иного мира и при¬ носили жертву солнцу, чая его возвращения. Осколки этой метафизической доктрины сохранились в убеждении средневековых европейцев, что, пройдя путь по лабиринту к центру, то есть вглубь, они получали воз¬ можность общаться с душами умерших предков. Недаром рядом с лабиринтами на Большом Заяцком острове нахо¬ дится большое количество каменных курганчиков, многие из которых являются кенотафами — курганами, воздвиг¬ нутыми не над телом умершего, а над его как бы душой. Огромное количество подобных сооружений на этом остро¬ ве позволяет предполагать, что остров был святилищем крупного племенного образования. Путь, отмеченный лабиринтами, приводит нас и на юг, к античной цивилизации древних греков. Кроме неоспо¬
83 римого подтверждения принадлежности культуры лаби¬ ринта в ее метафизическом аспекте индоевропейским на¬ родам, седая античность помогает проследить и некоторые закономерности в сакральном понимании лабиринта у раз¬ личных арийских племен. Яркой иллюстрацией этому мо¬ жет служить древнегреческая нумизматика. По сообщению A.JI. Никитина, он видел на античной монете изображение специфического каменного алтаря, точно повторявшего облик алтаря, возле нашей Умбы, в Беломорском регионе. Известны многочисленные монеты с острова Крит с отчетливыми изображениями лабиринтов разной формы, многие из которых имеют прямые аналоги на Русском Севере. Мы уже отмечали, что на Русском Севере каменные со¬ оружения составляют с лабиринтами единый археологичес¬ кий комплекс. Античный мир тоже позволяет нам сделать заключение о том, что пришедшие в Средиземноморье арий¬ ские племена принесли с собой не только специфические конструкции каменных жертвенников, но и религиозно¬ магическую идею лабиринта. Критское творение Дедала Обратимся к известному древнегреческому мифологи¬ ческому персонажу — Миносу, сыну Зевса, критскому царю и его загадочному лабиринту, с чудовищем Минотав¬ ром. Это древнегреческое предание заслуживает нашего особого внимания для понимания проблемы перенесения, традиции построения лабиринтов индоевропейцами с се¬ верной прародины в Средиземноморье. Дело в том, что автохтонное население острова Крит не принадлежало к индоевропейским народам. Исконные жители острова относились к средиземноморской расе, были смуглыми и низкорослыми людьми. Но возникно¬ вение блестящей минойской культуры на Крите с конца III тыс. до Р.Х. до конца II тыс. до Р.Х. мы можем связы¬ вать только с проникновением на Крит индоевропейских
84 народов. Расцвет минойской культуры пришелся на 1700—1350 годы до Р.Х. После этого блестящая цивили¬ зация была подорвана чудовищным катаклизмом — взры¬ вом вулкана Санторин. Землетрясения, цунами, тучи пеп¬ ла не только положили конец великой культуре. Погибло огромное количество населения. До катастрофы Крит на¬ селяло не менее миллиона человек. Такого количества людей на острове с тех пор не будет уже никогда. Природ¬ ная катастрофа полностью изменила растительный мир острова. И сейчас только небольшой участок на самой восточной оконечности острова, на пляже Вай, украшенном дикорас¬ тущими пальмами, чудом сохранившимися после древней катастрофы, напоминает нам о том, что некогда остров по¬ крывала тропическая растительность. Но кто же создал эту величественную культуру: местные племена или пришлые индоевропейцы? Отец истории Геро¬ дот писал, что одним из племен, обитавших на Крите до появ¬ ления здесь эллинов-дорийцев, были пеласги. Для греков пеласги были варварским племенем, говорившем на непонят¬ ном языке. Пеласги — древнейшая волна индоевропейцев, заселивших Аттику. И знаменитое святилище в Дельфах из¬ древле являлось самым священным местом пеласгов. Оракул в Додоне достался в наследство эллинам именно от этого наро¬ да. Первую стену вокруг афинского акрополя также построи¬ ли пеласги! Другое древнее имя пеласгов было — эгиалеи. По¬ зднее потомки пеласгов стали зваться ионянами и эолийца- ми. Видимо, эллинские ионяне смешались с покоренными пеласгами. Об их борьбе сообщают глухие предания. Возможно, язык пеласгов был родственен языку хетто- лувийских индоевропейских племен. Прямыми потомка¬ ми пеласгов в Древней Греции считали жителей Аркадии. Геродот полагал, что исконными жителями Крита являют¬ ся переселившиеся затем в Малую Азию карийцы и род¬ ственные им кании. С карийцами в Малой Азии оказались и лелеги (любопытно, что малороссияне называют аистов — лелеками), их союзники по борьбе с лидийцами. С Крита же на малоазиатский берег пришли и ликийцы.
85 По античному преданию, когда сыновья Европы и Зевса Минос и Сарпедон поссорились, последний увел своих со¬ племенников в землю Милиаду в Азии. Пришельцы с Кри¬ та именовались термилами, как и во времена Геродота час¬ то называли ликийцев. Итак, первый культурный импульс на Крите связан был с переселением сюда первых индоев¬ ропейцев: ликийцев, карийцев, пеласгов. От этих волн, возможно, происходили и древние крит¬ ские племена полихнитов и пресиев. Именно древние язы¬ ки карийцев и ликийцев нужно привлекать для расшиф¬ ровки знаменитого диска, найденного во втором по значи¬ мости из критских дворцов в Фесте. Здесь, к слову, отметим, что Фестский диск не является единственным в своем роде. Самое интересное, что на него похож и знаменитый диск с письменами таинственных этрусков. Диск, на котором надпись тоже расположена по спирали (это вряд ли случай¬ но, и вероятнее всего, сама спираль несет дополнительную смысловую нагрузку) имеет, как и его собрат из Феста, текст с обратной стороны. Находящийся в археологичес¬ ком-музее в Фиренце, в Италии, этот удивительный пред¬ мет должен рассматриваться в совокупности с диском из Феста, и может привести ученых к расшифровке древних текстов на обоих дисках. Фестский диск. Крит. XVII в. до н.э.
86 Но сейчас нас, прежде всего, интересует все то, что свя¬ зано с лабиринтом, который построил для Миноса Дедал. Правда, Диодор Сицилийский сообщает, что самый пер¬ вый из известных древним эллинам лабиринтов был пост¬ роен в Египте уроженцем Мендета, ставшим царем Мар- ром. Именно его гробница якобы и была первым лабирин¬ том. Геродот рассказывал, что примерно во XVIII веке до Р.Х. в Египте, в Фаюмском оазисе, существовал огромный надземный дворец-лабиринт. По преданиям, под ним были и подземные сооружения. Во времена Диодора рассказы¬ вали, что Дедал посетил Египет, и, восхищенный увиден¬ ным, построил подобное сооружение для царя Миноса. Во времена самого Диодора Сицилийского египетский лаби¬ ринт еще существовал, а вот местонахождение Критского чуда ему было не известно. В другом месте Диодор говорит о том, что и лабиринт Марра в Египте построил сам Дедал за много лет до царство¬ вания царя Миноса. За свои необычайные дарования Дедал был обожествлен в Египте и удостоился чести иметь святи¬ лище в свою честь близ Мемфиса. Однако данные, приве¬ денные Диодором, относятся к тому периоду, когда в ан¬ тичном мире буквально вошло в моду приписывать все куль¬ турные достижения египтянам. Как бы там ни было, надо отметить, что лабиринт на Крите был подземным сооруже¬ нием, созданным специально для сына царя Миноса, и связь с гробницей Марра, на которую указывал Диодор Сицилий¬ ский, возможно, не случайна. Минос, в античной традиции, считался сыном Зевса и Европы. А его собственным сыном был страшный Минотавр, ко¬ торому приносились человеческие жертвы. Минотавр — человек с головой быка. Жертвоприноше¬ ния совершаются в храмовом комплексе, именуемом лаби¬ ринтом, который и построил мастер Дедал. По преданию, которое передает нам Геродот, Минос в поисках Дедала при¬ был в Сиканию (Сикелию). Все критяне, кроме полихни- тов и пресиев вступили великим походом в Сикелию и в те¬ чение пяти лет осаждали город Камик. Осаждавшие так и
87 не вернулись на Крит, а на опустевшие земли стали пересе¬ ляться эллины. Этническая картина острова стала еще бо¬ лее запутанной. Эту же ситуацию передают и знаменитые фрески из Кносского дворца. Мы можем судить о том, что Крит населяли, по крайней мере, две разных расы — одна смуглая, другая белокожая. Белокожее население без со¬ мнения, занимало господствующее положение и было ин¬ доевропейским. Но к какому племени мы можем отнести Миноса? К какому народу мы можем смело отнести ини¬ циативу построения лабиринта? Вот главные вопросы. Известно, что через три поколения после Миноса разра¬ зилась Троянская война, где критяне были верными союз¬ никами Менелая. По древнему критскому преданию, пер¬ воначальные индоевропейские поселенцы на острове были карийцы-лелеги. По Геродоту, именно карийцы поставляли экипажи для кораблей царя Миноса. Теснимые ионянами и дорийцами исконные критяне переселялись в Малую Азию. Однако носители дворцовых культур Кносса и Феста не все пересе¬ лялись в Азию. Они оставались на Крите, издавна подчи¬ ненные грекам-ахейцам. Ахейское вторжение на Крит на¬ чалось около 1450 года до Р.Х. Хотя, возможно мы имеем дело лишь со второй волной ахейского завоевания. Как бы там ни было, легендарный Минос, по Геродоту, был царем ахейцев и предпринимал походы против Египта и Сирии. Именно с ахейцами мы можем связать происхож¬ дение легенды о рождении Зевса на Крите в пещере Идео, и его первых детских годах жизни в пещере Диктео, быв¬ ших местами священного паломничества в античные вре¬ мена. Последними из эллинов на Крит приходят высоко¬ рослые и светловолосые дорийцы. Именно от них, по пре¬ данию, Ликург и получил знаменитое законодательство, вывезенное им в Спарту. Богатейший нумизматический материал говорит о том, что идея священного лабиринта была неотъемлемой частью духовной жизни критских до- рийцев-эллинов. И не только на греческих монетах, но и на более поздних римских, всегда на Крите изображался с одной стороны лабиринт и надпись «КНОСИОН», что и за¬
88 ставляет многих ученых ошибочно видеть именно в Кнос- ском дворце древний лабиринт. Дело в том, что со временем лабиринт стал своего рода гербом Крита. Но, вернемся во времена Миноса. Легенда повествует о том, что афиняне были вынуждены платить Миносу страш¬ ную дань. Ежегодно на съедение минотавру в таинствен¬ ный лабиринт направлялись юноши и девушки из лучших афинских семей. Видимо, в ахейском мире, который был миром воюющих городов-государств, первенствующая роль принадлежала Криту, где правил сын самого Зевса — Ми- нос. Однажды с партией обреченных на жертвенное закла¬ ние на Крит прибывает афинянин Тесей. Герой проникает в сложный лабиринт, убивает Минотавра и освобождает Афины от позорной зависимости могучему Криту. Где же находился этот знаменитый лабиринт и как он выглядел в древности? Более поздние монеты с Крита пере¬ дают нам рисунки лабиринтов, которые удивительным об¬ разом идентичны лабиринтам Соловков и Британии. Но что же мы можем сказать о лабиринте, построенном Дедалом. После того как Артур Эванс в начале XX века раскопал Кносский дворец, в научном мире восторжествовала точка зрения, что именно этот дворец со сложнейшей структу¬ рой комнат и помещений и вызвал в воображении диких эллинов ассоциацию с лабиринтом — сложным и сакраль¬ ным путем подземного светила. Однако имеется ряд серь¬ езнейших возражений против такой упрощенной трактов¬ ки проблемы лабиринта на Крите. Дело в том, что после Кносса на Крите обнаружили не менее величественные дворцовые постройки минойского периода в Фесте, в Малии, в Закроссе и в других местах. Кносс был первым среди равных. О лабиринте же преда¬ ния сообщают как об уникальном сооружении мастера Де¬ дала. Кроме всего прочего, лабиринт был сооружением подземным, что никак не согласуется с многоэтажными надземными дворцовыми постройками. При этом суще¬ ствуют древние венецианские карты времен Средневеко¬ вья, где лабиринт указан в центре Крита, возле древнего города Гортины, который был столицей Крита в римский
Кносский дворец. Крит период, и где в византийской базилике покоится святой апостол Крита Тит. И действительно, под Гортиной были найдены гранди¬ озные подземные сооружения. Многие подземелья еще в римское время были расширены и продлены, что дало по¬ вод скептикам назвать эти шахты исключительно римс¬ ким сооружением, которое в глазах уже диких венециан¬ цев (до них дикими на Крите были первые эллины) пре¬ вратились в лабиринт Дедала. Вообще, это навязчивое желание все проблемные вопро¬ сы истории решать путем приписывания древним племе¬ нам нашей собственной дикости и глупости является мало¬ продуктивным подходом. Все венецианские карты восходят к одной известной римской карте острова, автором которой был Птолемей. Уж он то хорошо знал, что древние гортинские подземелья воз¬ никли задолго до римской власти на острове. И он первый однозначно отметил на своей карте эти подземелья как ла¬ биринт. И не столь уж важно, что его первоначальная фор¬ ма была искажена более поздними работами. Важно, что с древности предание Крита именно в Гортине помещало со¬ оружение Дедала.
90 Однако это нисколько не умаляет сакральной роли двор¬ цовых построек и отнюдь не отменяет их глубинную связь с подземным сооружением, где обитал Минотавр. Рисунок лабиринта с критских монет не совпадает со сложной се¬ тью подземных ходов Гортины. Но это говорит лишь о том, что монеты несли древний символ, принесенный с север¬ ной прародины и примененный к новой реалии — сложно¬ му подземному сооружению Дедала, в основе которого, впро¬ чем, мог лежать древнейший односпиральный лабиринт, усложненный дополнительными ложными ходами. Исследователи сюжета о Минотавре считают, что его про¬ исхождение возможно связать с символикой царской власти, обрядами посвящения и наследования харизмы царствования. Наверное, миф отражает отголоски древних обрядов переда¬ чи царской власти в рамках традиций обычного права. Здесь очень важно напомнить, что на Крите солнце, равно как и бо¬ жество эллинов — Зевс, почитались в образе быка. Таким об¬ разом, и здесь, на далеком юге, арийцы сохранили основную метафизическую идею лабиринта как жертвенный алтарь, посвященный солнцу. Можно лишь предполагать, что чело¬ веческие жертвоприношения явились уже следствием влия¬ ния автохтонного населения региона, принадлежавшего к южным потомкам Иафета, к средиземноморской расе. Итак, на Крите во времена царя Миноса совершались жертвоприношения солнечному божеству с головой быка. Все это лишний раз убеждает нас в правильности вывода о том, что в глазах древних поселенцев севера лабиринты были одновременно и путем в страну мертвых, и алтарями божественному солнцу. Ведь по убеждению предков солн¬ це ночью сходило и освещало царство мертвых, и, пройдя сложным подземным путем, возвращалось на свои небес¬ ные дороги. Само слово лабиринт «labyrinthus», по остроумной до¬ гадке первооткрывателя минойской культуры Крита, Ар¬ тура Эванса, этимологически связано с «labrys», лабри- сом — двухлезвийным топором — неотъемлемым атрибу¬ том Зевса, сакрального символа, выражавшего принцип единства царской власти в светской и духовной ипостасях
91 у древних арийцев. Здесь же необходимо вспомнить и имя царя — основателя великой державы хеттов в Малой Азии во II тыс. до Р.Х. Примечательно, что царя звали Лабарна! Его имя поразительным образом созвучно с именем священ¬ ного стяга равноапостольного царя Константина — Лаба- румом. С некоторой долей условности, учитывая, что в некото¬ рых языках литера «б» могла заменяться буквой «в», мы можем продолжить ряд сопоставлений именем славянско¬ го вождя VI века, противника аваров Лавриты. Имена эти, по крайней мере, заставляют нас искать смысл слов «labris» и «labyrinthus» в области древних индоевропейских наре¬ чий и языков. Возьмем древнеармянский язык. Писатель древности Епифаний Кипрский свидетельствовал, что сыновья и вну¬ ки Ноя числом семьдесят два человека, ставшие прароди¬ телями всех известных позднее исторических народов, дви¬ нулись заселять пустующую землю с горы Лубар из преде¬ лов Армении, из района горы Арарат, Издатель Епифания Петавий полагал, что название сей горы происходит от ар¬ мянского глагола labar, имеющего общее значение «ис¬ ход». Страбон называл эту гору именем Нибар. С Лубара люди переселяются в долину Сеннаар. Итак «лабар» — это исход, выход. Разве не здесь ключ к загадке слова «лаби¬ ринт»? Лабиринт и мог восприниматься как исход, выход за пределы видимого материального мира. В этом древне¬ армянском слове нам следует искать и разгадку связи меж¬ ду словом «лабар», лабиринтами и священным знаменем Лабарум! Ведь и крестный символ на этом знамени указы¬ вал ветхому миру совершенно новый исход. Минойская культура возникла на Крите в момент, ког¬ да сюда пришли первые индоевропейцы Средиземномор¬ ского региона: карийцы, ликийцы и, возможно, им род¬ ственные, пеласги. Сейчас филологи сходятся во мнении, что само слово « лабрис» — двойная секира, происходит из древнего языка ликийцев, или лидийцев, также возмож¬ ных выселенцев с Крита в Малую Азию. В древнем гречес¬ ком языке «лабрис» звучал как «лаврис».
92 Ну как тут опять нам не вспомнить князя славян давше¬ го в 6 веке гордый ответ аварским послам, Лавриту! Не кто иной, как Геродот, сообщает нам, что ликийцы прибыли в Ликию, находившуюся в дальнейшем на южной оконечно¬ сти Малой Азии, там, где теперь любимый многими турис¬ тический город Кемер, в Турции, с Крита. До их прихода страна та звалась Милиадой, а жители именовались соли- мами. Из Ликии на Делос пришел поэт Олен, сочинивший гимны в честь божественных пришельцев на остров из Ги¬ пербореи Арги и Опис, прибывших на Делос вместе с самими гиперборейскими божествами: Аполлоном и Арте¬ мидой. В свете этих данных не так уж удивительно видеть в музее древнего города Иерополиса, находящегося неда¬ леко от Лаодикии и прибрежной Ликии, надгробие с изоб¬ ражением Аполлона Лаирбеноса, Аполлона с Лабрисом. Исторические нити, связывающие Крит, Ликию и Ги¬ перборею, тесно переплетены. Итак, лабрис — символ царской власти, а Зевс Лабранд- ский — божество, покровитель царя. В Малой Азии, в древ¬ ней Карии, земле, принявшей волну переселенцев с Кри¬ та, карийцев, с V века до Р.Х. известно святилище Зевса, носившее имя Лабранда. Это был важный религиозный центр, посвященный богу-громовержцу, который суще¬ ствовал и после принятия христианства. Жители покину¬ ли город только в XI столетии н.э.! В критских произведениях искусства часто встречается изображение подобного двойного топора, отчасти похожего на топоры ближневосточных небесных божеств, правда, они всегда находятся в руках у женщины, богини или ее жрицы. Именно на языке доэллинских критян этот топор и называл¬ ся «labrys». Топор этот зафиксирован археологами и за преде¬ лами Крита. На «дунайских пластинах», как окрестили ар¬ хеологи небольшие металлические пластины, обнаруженные в могильниках Паннонии, Мезии и Фракии, также отражена тематика солярного божества, вооруженного двойным топо¬ ром и попирающего чудовище копытами своего коня. Отсюда в действительности и происходит название тво¬ рения Дедала — лабиринт. Бык Минотавр, культ которого
93 процветал на Крите и жрецом которого был критский пра¬ витель, прославлялся как одна из персонификаций Зевса Критского. Для христианского мировоззрения исключительной важности фактом является находка изображения креста в Кносском дворце. Имя дворца, донесенное до нас греческими предания¬ ми, «Лабиринт», видимо, и значило «Дом Л абриса», «Дву¬ острой Секиры». Это тем более вероятно, что нет почти ни одной палаты во всем здании дворца без изображения этой секиры. Крест недаром найден в Кносском дворце: «Дом Секиры», «Лабриса» — «Лабиринт», есть и «Дом Креста». Внешняя, даже геометрическая, связь между ними очевид¬ на. Пересечение двух секирных осей, продольной и попе¬ речной, образует крест. Тут же, в Кноссе, найден гречес¬ кий сатир (монета) с очень древним изображением лаби¬ ринта из переплетенных угольчатых крестиков, свастик. «ДомСекиры» были «ДомомКреста» впраобразователь¬ ном смысле для эллинского народа, ставшего Новым Изра¬ илем после иудеев. Очевидна и внутренняя, сокровенная связь между крес¬ том и секирой. Крест — знамение Бога-Жертвы, и Секира тоже. Современный православный мыслитель Р.В. Бычков приводит в своей работе «Введение в философию бунта» ин¬ тересное свидетельство. В четвертой гробничной шахте Ми¬ кенского акрополя найдена серебряная бычья голова с двой¬ ным топором между рогами на темени; множество таких же топоров находится и между критскими «рогами посвяще¬ ния», kerata. «Бог Телец, или Агнец, закланный от начала Mipa, — вот что знаменуется Крестом и Секирой одинаково. Все, приведенные выше, свидетельства «от внешних» не имели бы для нас ровно никакого значения, если бы Господу и Спасу нашему не было бы благоугодно среди прочих боже¬ ственных именований, во множесве рассеянных по Священ¬ ному Писанию, усвоить себе и имя божественной Секиры (Мф. 3,10; Лк. 3,9).», пишет Р.В. Бычков. Однако изображение лабриса не было жестко привяза¬ но только к Кносскому дворцу. Его изображение было и в
94 других дворцах острова, и, наверняка, в подземном лаби¬ ринте в Гортине. Мотив лабриса сохранялся в Древнем Риме республиканском, сохранялся и в имперском культе. В Но¬ вое время лабрис был одним из военных атрибутов. На ре¬ шетке мемориальной части Александровского сада у стен Московского Кремля сохранились аллегорические изобра¬ жения двухлезвийного топора. Но лабрис — это далеко не все, что связывает Крит с древ¬ ней прародиной арийцев на севере и с культурами разных индоевропейских народов. Минойская эпоха на Крите ос¬ тавила нам в наследство многое, что еще предстоит осмыс¬ лить ученым и исследователям. В минойское время появ¬ ляются орнаменты, которые очень напоминают плетеные орнаменты кельтов, скандинавов и северных славян. Сре¬ ди древних изображений на минойской посуде можно ви¬ деть изображение крестов, которые много позднее в евро¬ пейской геральдике получат названия: равносторонний греческий крест и кельтский крест в круге. Односпираль¬ ный лабиринт и просто спиральные орнаменты украшают до 80% минойской керамики. Нельзя не упомянуть здесь и знаменитый диск с нерасшифрованными до сих пор зна¬ ками, найденный итальянской экспедицией в городе Фес- те в 1908 году, на Крите, о котором мы упоминали выше. Диск сейчас находится в археологическом музее столи¬ цы Крита городе Ирак л ион. Иероглифы Фестского диска расположены по спирали с обеих сторон, повторяя рисунок древнейших односпиральных лабиринтов Русского Севе¬ ра. Отгадка тайных знаков диска, возможно, лежит в этой плоскости. Связь спирали и солнечного культа у древних индоевропейцев очевидна. Возможно, перед нами гимн сол¬ нцу, написанный на древнем языке ликийцев или карий- цев, а может быть, и пеласгов. Во всяком случае, среди ог¬ ромного ископаемого иероглифического материала с Кри¬ та спиральная надпись зафиксирована только на этом диске и на золотом перстне, найденном в Мавро-Спили, в районе Кносса, где надпись по спирали сделана критским линей¬ ным письмом «А», отличным от иероглифов диска из Фес- та. Это уже о многом говорит.
95 Свастика, правосторонняя и левосторонняя, была так¬ же любимым символом исконных носителей минойской культуры и минойцев-ахейцев. Но самое главное, есть ар¬ хеологические находки, которые таинственным образом связывают минойцев с Русским Севером. Речь прежде все¬ го идет об архаичной керамике, которая имеет прямые ана¬ логи в древнейшей северной росписи по дереву — мезенс¬ кой, известной среди русских поморов. Еще один важный факт. Минойцы хоронили своих покой¬ ников в маленьких саркофагах, отвозя их на необитаемые ос¬ трова. Но ведь это же полная аналогия с комплексом лабирин¬ тов-захоронений на Заяцком острове Соловецкого архипела¬ га, который тоже был необитаем и использовался только как место успокоения предков! В Кносском дворце тронный зал царя украшают фресковые изображения грифонов, ставших излюбленным сюжетом скифского и славянского искусства. Их сакральная функция «охранников» священной персоны царя в Косском дворцовом ансамбле несомненна. Ведь и по преданиям скифов грифоны охраняли золото на Севере. В нас¬ тенной росписи Кносского дворца не может не привлечь вни¬ мание двухголовая птица. Птица эта не орел, но ее сакраль¬ ная сущность подтверждается всем ансамблем фресковой росписи дворца. И мы не вправе назвать исторической слу¬ чайностью удивительную символическую параллель. Если у минойцев двухлезвенный топор — лабрис сим¬ волизировал духовную и светскую власть царя, то в даль¬ нейшем в Византии и на Руси символом двойной власти самодержца станет двухголовый орел, чьими прототипами, без сомнения, являются как лабрис с двумя лезвиями, так и таинственная, с ярким оперением птица, с фрески Кнос¬ ского дворца. Автор этого текста, будучи на Крите, сделал и еще одно любопытное наблюдение. Минойцы часто изображали свя¬ щенный лабрис между рогов быка. Часто изображались толь¬ ко два рога и лабрис между ними. Рисунок этого изображе¬ ния удивительнейшим образом совпадает с рисунком тре¬ зубцев рюриковичей, начиная с эмблемы князя Владимира Святого, известной по золотым монетам IV типа, где между
96 «крыльями» изображается прямая «штанга» или «копье», увенчанное крестом. Совпадение не только по рисунку, но и по сакральному смыслу, где лабрис крестообразной формы заменяется на спасительное знамение креста! По мнению одного из известнейших религоведов наше¬ го времени М. Элиаде, в древности прохождение лабирин¬ та, при определенных условиях, равнозначно было обряду инициации, посвящения. И образ этот, разумеется, не ис¬ черпывается только обрядовой стороной. М. Элиаде счита¬ ет: «Высший обряд инициации заключается в том, чтобы войти в лабиринт и выйти из него, но и любая человеческая жизнь, даже очень бедная на события, напоминает путе¬ шествие по лабиринту (...) Образом лабиринта, например, являются сложные изгибы интерьера храма, трудные па¬ ломничества по святым местам, и даже самоистязание ас¬ кета, ищущего путь к самому себе...». Великолепный дворец египетских фараонов в Фаюмском оазисе греки также именовали лабиринтом. Метафизика Румынский ученый, антрополог, историк религии Мирча Элиаде
97 лабиринта теснейшим образом смыкается с метафизикой пещеры и вполне ей тождественна. Святитель Григорий Нисский, сравнивая явление Бога Моисею с посвящением в божественные тайны царя-пророка Давида, говорит о «со¬ крытом святилище», используя термин, характерный для неоплатонической школы философии, означающий закры¬ тые от посторонних глаз святилища служителей древних мистерий, а символически — сокровенные глубины чело¬ веческой души, в которой происходит постижение боже¬ ственных таинств. В русском «Житии великого князя Димитрия» говорит¬ ся о держании князем «в сердце пещеры», что может озна¬ чать и получение особых от Бога данных даров в державном строительстве по промыслу Господа, «харизмы власти» над христианским народом через постижение со смирением тайны божественного домостроительства. Путь в «пещеру сердца» — это все то же паломничество по священным из¬ гибам лабиринта духовного преображения. Итак, нами установлены два несомненных факта. Во- первых, культура лабиринтов принадлежала древнейше¬ му населению Русского Севера, поклонявшемуся солнцу и душам предков, священным алтарем, и символом чего слу¬ жил комплекс каменных сооружений, который мы, вослед античной традиции, называем лабиринтом. Во-вторых, со¬ кровенный путь лабиринтов от беломорского побережья, через юг Финляндии и север Германии уводит нас на запа¬ де до священного «изумрудного» острова кельтов —Ирлан¬ дии, а на юге до острова Крит, то есть по пути волнового, растянувшегося на сотни лет, расселения древних индоев¬ ропейцев со своей арктической прародины. Лабиринт в христианской традиции Христианская культура содержит в себе множество эле¬ ментов первобытной, языческой и ветхозаветной религи¬ озных традиций. В христианской сакральной символике и обрядах есть черты, близкие составляющим древних язы- 4 - 7090 Ларионов
98 ческих культов наших предков. Образы тварного мира — стихии природы, служащие объектами непосредственно¬ го религиозного почитания у язычников, появляются и в ортодоксальной христианской символике и церковных об¬ рядах. Но, и это принципиально важно уяснить, в христи¬ анстве внешнее заимствование не имеет ввиду простого повторения сущности языческого поклонения и обожеств¬ ления тварных стихий и объектов. Связь эта имеет свойство образно-символической системы церковной обрядности и дохристианского духовного насле¬ дия. Здесь речь может идти о специфическом почитании мест, связанных с жизнью святых, духоносных мужей, пещер, где они обитали, деревьев, с которыми связаны страницы священ¬ ной истории христианских народов. Наконец, в этом же ряду и почитание живоносных источников как символов особой Божией благодати, почивающей на данном месте. Особенно ярко эта связь проявляется в символике и обрядности почита¬ ния Страстей Христовых. Такие элементы этого почитания христианами, как камень — символ Голгофы, змей, дорога, Царский лабиринт как символ Христова Сошествия во ад, были ранее неотъемлемой частью языческих, религиозных традиций Европы, которые находили отражение в придвор¬ ных ритуалах и символах дохристианских монархий. Комп¬ лекс этих символов представляет собой «священный образец», в основе которого лежит идея подражания христианского го¬ сударя Страстям Спасителя. Образы уподобления монарха Христу, Его Страданиям, Крестной смерти, Сошествию во ад и Воскресению параллельны одновременному процессу во- церковления языческой, но почитаемой священной династии и народных культов на Руси. Похожие символы и обряды в ритуальной практике хри¬ стианских царств не являются механическим заимство¬ ванием из языческого мира, но представляют собой созна¬ тельное использование преображенных в свете Христовой истины древнейших архетипов, обращенных на службу христианской державе. Это же справедливо и для некото¬ рых элементов языческих культов, воцерковленных для литургического священнодействия в православии.
99 Выше мы уже писали о каменной кладке православного осьмиконечного креста рядом с лабиринтами на Большом Заяцком острове Соловецкого архипелага. Исследователь К.А. Щедрина в своей замечательной историко-богословс- кой брошюре «Царей держава» утверждает, что таких крес¬ тов, длиной около 6 метров, на острове несколько. К. А. Щед¬ рина считает, что практику сакрального замещения сим¬ волов на Большом Заяцком острове должно рассматривать в контексте традиции отмечать особым знаком-памятником какое-либо сакральное географическое место, и обычай этот имеет глубокие исторические корни. Для нас важное зна¬ чение, в этом контексте, приобретают сведения священной истории, почерпнутые из Ветхого Завета. К.А. Щедрина пишет: «Вспомним действия Иисуса Навина при переходе с Ковчегом Завета через воды Иорда¬ на. «Возьмите себе отсюда из середины Иордана, где сто¬ яли ноги священников неподвижно, двенадцать кам¬ ней...Спросят вас сыны ваши: «К чему у вас эти камни?»... В память того, что вода Иордана разлилась перед Ковчегом Завета...И другие двенадцать камней поставил Иисус по¬ среди Иордана на месте, где стояли ноги священников, не¬ сших Ковчег Завета. Они там и до сего дня... И двенадцать камней, которые взял из Иордана, Иисус поставил в Галга- ле. (Нав. 4,3—9)». Известен древний обычай утверждать алтарную часть христианских храмов на двенадцати кам¬ нях. Почитание камней в Древнем мире было неразрывно связано с почитанием небесных светил. Камни зачастую располагались в определенной связи с движением звезд. Предметом особого почитания в язычестве служили ме¬ теориты, которые считались упавшими остывшими звезда¬ ми. Кстати, имя «Вефиль», которым патриарх Иаков назвал камень на месте своего прообразовательного сна, было заим¬ ствовано греками и финикийцами для обозначения упавших метеоритов, которым они поклонялись. Почитание метео¬ ритов, но не самостоятельно, а в связи с каким-либо проявле¬ нием Божиего Промысла, известно и в христианстве. Блаженный Прокопий Устюжский своей молитвой от¬ вел от Великого Устюга метеоритный дождь. Камни упа¬
100 ли недалеко от города, в соседнем лесу. По свидетельству А.Н. Муравьева, до революции в Устюге, в ограде храма свя¬ того Прокопия Устюжского на пьедестале лежал камень из той самой метеоритной тучи. Лес, над которым прошел ме¬ теоритный дождь, был издавна местом паломничества. Пу¬ тешественники сообщали, что крестьяне с особым благого¬ вением относились к этой заповедной местности, и к са¬ мим камням. «Надо беречь Божию милость», — говорили они, рассказывая истории о наказании за непочтительное употребление священных метеоритных камней. Согласно древним языческим представлениям, с душой человека свя¬ зывалась как определенная звезда, так и камень. К.А. Щедрина указывает: «Семантическую связь меж¬ ду человеком, камнем и звездой можно неоднократно уви¬ деть и в христианских патериковых и житийных повество¬ ваниях. Так, например, согласно афонскому преданию, монастырь Симонопетр (то есть «скала Симона») был осно¬ ван в XIII веке отшельником Симоном. «Неоднократное яв- Блаженный Прокопий Устюжский
101 ледие ярко светившейся звезды над скалою, с трех сторон объятой глубокой пропастью, побудило св. отшельника воздвигнуть на ней обитель и престол ее посвятить в память вифлеемской звезды Рождеству Христову». Звезда, стояв¬ шая над камнем, стала знаком особого Божиего попечения о святом месте». Представление о связи камней и светил не¬ бесных, не имеющее, однако, характер поклонения, было присуще и поздней иудейской культуре. Иосиф Флавий, рассказывая о символике одежд перво¬ священника, пишет, что два камня, употреблявшихся вме¬ сто застежек ризы первосвященника, на которых были на¬ чертаны имена двенадцати колен Израилевых, «представ¬ ляют солнце и луну; через двенадцать камней наперсника можно разуметь или двенадцать месяцев, или число небес¬ ных знаков, которых круг именуют греки зодиаком». Воз¬ вращаясь опять к арийским древностям античного мира, напомним об обычае в Элладе насыпать на перекрестках кучи камней — гермы в честь божества Гермеса. От имени Гермеса, собственно, и происходит название этих насыпей. Каждый проходящий мимо должен был в знак почтения добавить свой камень в кучу. Очень важно для нас и то, что гермы у греков ставились и на месте погребений. Камень, или куча камней, установленных над могилой, будучи па¬ мятниками или памятными знаками, становились также и вместилищем души умершего, вследствие чего получи¬ ли название «лифос эмпсюхоз» — камень живой. Абсолютно также надо понимать, как мы уже писали, и многочисленные каменные кучи Русского Севера, что, не¬ сомненно, указывает на родственность культур и духовно¬ го мира народов Белого и Средиземного морей. В который раз, возвращаясь к исходной точке нашего пу¬ тешествия, мы именно здесь обязаны рассказать еще об од¬ ной тайне священного Большого Заяцкого острова. На мысу, рядом с лабиринтами и круглой розеткой из белого кварци¬ та, возвышается деревянная церковь во имя святого Андрея Первозванного. Во время своего путешествия на Север с це¬ лью посещения архангельского порта и паломничества в Со¬ ловецкую обитель Петр посетил и Большой Заяцкий остров.
102 И не просто посетил, а привез с собой из Москвы рубленную церковь во имя Первозванного апостола и, собрав ее, освя¬ тил, но, кроме этого, а это мало кому известно, освятил в этом храме и самый первый Андреевский стяг, которому с этого момента суждено было стать флагом русского флота! Здесь удивительная загадка русской истории. Почему царь поставил церковь не рядом с Соловецкой Спа- со-Преображенской обителью, а на священном острове древ¬ них лабиринтов? Нам остается возможность только гадать. Строительство церкви и освящение флага были бы объяс¬ нимы на Валааме, куда действительно, по церковному пре¬ данию, добирался св. апостол Андрей. Но Петр Великий как бы продлил священным актом хра¬ моздательства путь апостола еще северней, в пределы вос¬ создаваемого нами древнего общеарийского дома. Что знал царь о Большом Заяцком острове, навсегда ос¬ танется сакральной загадкой нашей истории. Одно мы мо¬ жем утверждать наверняка. Выбор Петром Первым Боль¬ шого Заяцкого острова для столь символического акта, как освящение первого Андреевского флага и построение им церкви во имя Апостола просветителя Скифии, — акт глу¬ боко продуманного священнодействия царя. Путь же апостола Андрея освящает собой неразрывную связь Беломорского региона с миром Средиземноморья и прообразует тот стержень, концами которого были на севе¬ ре Соловки, а на юге Иерусалим, вокруг которого и раскру¬ чивалась спираль Священной русской истории. Этот путь мы проследим в отдельной главе. Соловецкие каменные насыпи, сопутствующие лаби¬ ринтам, после принятия русским народом Христовой веры, пережили знаковое преображение. Языческая каменная груда — вместилище души умершего, в христианстве пе¬ реосмысливается и становится символом Голгофы, освящен¬ ной Крестной Смертью Христа. До революции берега Русского Поморья были отмечены многочисленными поклонными крестами — навигационны¬ ми или обетными. Основание креста по традиции, а зачас¬ тую из-за отсутствия почвенного слоя, укреплялось в камен¬
103 ной куче, часто обнесенной срубом. Такая конструкция, между прочим, предохраняла основание креста от гниения. По письменным источникам, такие кресты прослеживают¬ ся с XVI века, а появились, конечно, намного раньше. Инте¬ ресно, что эта традиция «северных» крестов широко распро¬ странилась не только в России, но и на Афоне. К.А. Щедрина пишет: «...наиболее интересными с точ¬ ки зрения ритуала сакрального замещения являются по¬ клонные кресты, распространенные на Соловецких остро¬ вах, история которых не ограничивается временем поселе¬ ния первых подвижников. Кресты были установлены насельниками обители в XVI—XIX веках по ...северному обычаю, в каменных грудах, причем, как показали совре¬ менные исследования, некоторые из насыпей являлись ничем иным, как частью доисторического погребально¬ культового комплекса, помимо каменных груд включавше¬ го и знаменитые Соловецкие лабиринты». Под шапками насыпей, бывших основаниями многих крестов, обнаружены остатки захоронений с кварцево-крем- ниевым инвентарем, предусматривающих трупосожжение. Заметим, что уникальность такого отношения к языческим сакральным памятникам становится еще более контрастной, если мы вспомним общую тенденцию разрушения древних капищ христианскими подвижниками. Такое трепетное отношение святых отцов Соловецкой обители к святилищам на островах назвать случайностью не позволяет здравый смысл, а равно и их общецерковное почитание. Мимоходом упомянем интересный факт, что традиция насыпания герм — каменных курганчиков, сохранялась в России до XIX века, видимо, под влиянием романтизма и классицизма и, конечно, специфической масонской похо¬ ронной эстетики. Примеров тому множество на Донском кладбище в Москве. Из более древних аналогов необходимо вспомнить русские языческие жальники — намогильные холмики, обложенные камнями. Священное Предание Церкви сохранило многочислен¬ ные подробности истории Крестных Страданий и Воскре¬ сения Спасителя, дополняющие Евангельское повествова¬
104 ние и позволяющие уточнить многие вопросы по поводу сложного символического ряда христианской культуры. Одним из таких Преданий, прочно утвердившихся в си¬ стеме церковных представлений о мироустройстве, стало почитание могилы первочеловека Адама, находящейся в «центре мира» — в голгофской пещере под местом Распя¬ тия Иисуса Христа. Точнее, нужно говорить о месте погре¬ бения главы Адама. Таким образом, с местом голгофского погребения главы Адама связывается представление о пе¬ щере, как о месте, где совершилось искупление и спасение рода человеческого. Пещера в дохристианском мире наделяется практиче¬ ски у всех народов сакральной семантикой. В иудейской традиции пещера была местом погребения усопших пред¬ ков, обладая по этой причине ритуальной нечистотой; в язы¬ ческих культах пещера нередко — святилище, место не¬ постижимого обитания божества. В пещере-храме мог рас¬ полагаться и «центр мира», например «омфал» — «пуп Земли», камень, почитавшийся в Дельфийском пещерном святилище, что свидетельствует об отождествлении священ¬ ного камня и каменной пещеры. Символически с посещением пещеры в языческих куль¬ тах и иудейской традиции связывается переход от реально¬ го мира к сакральному, потустороннему миру, царству мер¬ твых, что в сфере метафизики, как мы уже писали выше, сближает образы пещеры и лабиринта. Это в свою очередь позволяет нам рассматривать и лабиринты как символиче¬ ские пещеры, уводящие в глубь земли. Выход же из такой гробницы или святилища означал новое рождение, обнов¬ ление, посвящение, получение особых свойств через ини¬ циацию. И если в языческие времена архетипом подобного воскресения являлось солнце, что абсолютно неоспоримо для наших арийских предков, то для христиан.подобное символическое нисхождение в глубины земли является свя¬ щенным уподоблением Спасителю, сшедшему во ад и вос¬ хитившего оттуда души праведников. Символика умирания — обновления лежала в основе практически всех обрядов языческих инициаций, в новей¬
105 шее время заимствованная и франкмасонством, имеется в виду пребывание испытуемого профана в гробе с костями. С древнейших времен обряд инициации или посвящения служил целью сообщения человеку особых свойств и спо¬ собностей, выделяющих его среди других людей. Особенно важен был этот ритуал инициации для получения харизмы власти. Таким образом, обряды, связанные со смертью и возрождением, призванные выделить человека, наделить его особыми сакральными свойствами, становились неотъемлемой частью дохристианских обрядов посвяще¬ ния, и лабиринтам здесь отводилась особая роль. У древних историков, таких как Геродот, Страбон и дру¬ гих термин «лабиринт» употреблялся не только по отноше¬ нию к Кносскому дворцу на Крите, но и использовался при описании сложных построек культового характера — хра¬ ма, царского дворца, усыпальницы. Как мы уже писали выше, в русской народной традиции в значении «лаби¬ ринт», то есть чего-либо запутанного и извилистого, при¬ менялось слово «вавилон». Вавилонами называли и запу¬ танный криволинейный орнамент, и большие погреба, вы¬ рытые ходами в холмах, и северные лабиринты и, как мы уже писали выше, загадочные рисунки на камнях в виде трех концентрических квадратов, иногда всего двух, кото¬ рые, в частности, можно видеть рядом с могилой брата Рю¬ рикова Трувора в Изборске. Семантика этого знака, которую мы раскроем чуть ниже, возможно, позволит нам вплотную приблизиться к тайне, связанной с призванием князей от варягов и их вы¬ сокого харизматического статуса. Происхождение самого понятия «вавилон» связано с трансформацией библейско¬ го предания о сооружении Вавилонской башни и «смеше¬ нии языков» (Быт. 11,1—9), в котором название города Ва¬ вилон переводится как «смешение». С образом этого горо¬ да в христианской культуре связывается целый комплекс представлений, окрашенных в эсхатологические тона. Ва¬ вилон — воплощение греха, языческой мерзости, «город блудницы», «врата ада». Однако святоотеческие толкова¬ ния утверждают, что и на месте нечестивого града может
106 возникнуть «селение праведников», обратившихся к ис¬ тинной вере. В русской средневековой литературе с горо¬ дом Вавилоном связывалось происхождение царской влас¬ ти вообще и преемственности царской власти православны¬ ми государями. «Сказание о граде Вавилоне» второй половины XV века, вошедшее в состав официальной динас¬ тической доктрины московских царей «Сказания о князь¬ ях Владимирских», было очень популярно на Руси и пользо¬ валось огромным авторитетом. Связано это было с устойчи¬ вым интересом читающей русской публики к вопросам происхождения и легитимности, как сейчас говорят, пере¬ дачи священных символов царской власти. К. А. Щедрина повествует: «Согласно «Сказанию», цар¬ ские регалии — золотые венцы, созданные царем Навухо- донасором, хранились в мертвом городе Вавилоне. Три по¬ сланника византийского императора (из Греции, России и Грузии) отправляются за инсигниями. Достигнув Вавило¬ на, который был окружен кольцом «глиняного змея», они получают венцы с помощью святых трех отроков вавилон¬ ских Анании, Азарии и Мисаила, чьи мощи хранились в городе, и возвращаются к своему царю. Император, приняв реликвии, дает обещание защищать св. город Иерусалим от неверных». Крайне интересно, что средневековый хри¬ стианский автор обратился к образу Вавилона для разъяс¬ нения вопросов, связанных с легитимностью христианс¬ кой царской власти. В «Сказании» необходимо отметить неотъемлемые элементы инициации: путь по приказу царя, испытание глиняным змеем на пути к священным релик¬ виям харизмы царской власти, золотым венцам. Змей здесь является образом лабиринта-вавилона. В контексте идеи священной легитимности власти мы можем рассматривать и загадочный знак-вавилон на могиле родного брата осно¬ вателя династии Рюриковичей Трувора, хотя, конечно, весь сакральный смысл этого знака на могиле этим не исчерпы¬ вается. Распространенный образ прохождения по лабиринту- пути, нисхождение в пещеру и убийство змея, обитающего в ней, на языке академической школы семиотики — ми¬
107 фологема, которая реализуется в различных вариантах в церковном предании. Тема победы над змием является от¬ ражением аскетического подвига христианского подвиж¬ ника в многочисленной житийной литературе. К.А. Щедрина пишет: «Исторический путь Церкви свя¬ зывается в Священном Писании с бегством от преследующе¬ го змея и победой над ним (Откровение Иоанна Богослова). С образом змееборчества в лабиринте связан целый комплекс представлений в идеологической структуре христианской государственности. Сюда можно отнести сюжеты, связан¬ ные с победой над внешним врагом, который каждый раз становится «персонификацией» змия. Важной оказывается и победа над внутренним врагом, которая может быть представлена двояким образом: как ас¬ кетический подвиг в сердце самого монарха и как борьба со внутренними врагами Церкви, которые автоматически ста¬ новятся врагами государства». Итак, царское служение — есть подвиг змееборчества, есть постоянное противостояние неправедному употребле¬ нию священной власти. Эта борьба происходит на двух уров¬ нях. Внешне — это политическая борьба, с посягающими, на древнее наследие монарха. Внутренний аспект этой борь¬ бы заключался в противостоянии «древнему змию» в самом себе. Этот аспект напрямую соотносится с христианской аскетической практикой «памяти смертной» и иконогра¬ фически выражался в образе нисхождения в лабиринт, сим¬ волизирующего царскую инициацию. В западной христианской и герметической традициях сохранились подобные же воззрения на сакральный ха¬ рактер лабиринтов, которые, впрочем, разбавлены изряд¬ ной долей ущербной оккультной мистики. Исследователь герметической традиции и христианской символики ка¬ толических костелов, художник и композитор Даниэль Готье пишет следующее: «Нет никакого сомнения в том, что лабиринт представляет собой смысл духовного палом¬ ничества, продвижения от внешнего покрова материи — involucra, к spiritus — внутреннему свету и божественно¬ му откровению. Пропорциональная матрица лабиринта
108 может представлять те законы гармонии, которые приве¬ дут человека к осознанию и единству. Интересно, что в центре гигантского лабиринта собора в Шартре помещена медная табличка с выгравированными изображениями Тезея, Минотавра и Ариадны. Присутствие в христианском храме образов языческих героев может по¬ казаться несколько странным, но сам миф важен как для герметиков, так и для христиан. Ибо священная нить муд¬ рости Христос (квадривий, посвящение), врученная Цер¬ ковью (Ариадной, Девой-Матерью, Софией) истинно веру¬ ющему, священнослужителю или посвященному (Тезею, философу), может привести его к победе над иррациональ¬ ным, всепожирающим огнем неизменной животной при¬ роды (Минотавром, грехом, невежеством). В этом смысле лабиринт можно, считать символом Великой Работы, в ходе которой грубая материя преобразуется во внутренний свет и золотую мудрость, истинный философский камень». Совершенно неожиданно исследование путей лабирин¬ тов выводит нас к одной важной для православного само¬ сознания теме. Речь идет о священной реликвии прикро- венной ныне империи ромеев — лабаруме, знамени свято¬ го царя Константина, знамени вечной победы христиан над полчищами Гога и Магога. Вопрос об этимологии императорского знамени, «лаба- рума», однозначного решения в научных кругах не полу¬ чил. Однако этимологическая близость следующего образ¬ ного ряда признается всеми. Вчитайтесь: лавр — лавра — лабиринт — лабрис — лабарум! Речь идет о своеобразной се¬ мантической трансформации корневого понятия, связанно¬ го с главной составляющей царского культа. Лабарум, став символом особого посвящения императора Константина, при переходе им из язычества в христианство, являл собой Крест — орудие победы царя над врагами. В этом случае, через посвятительную традицию царь выступал древним архетипом героя змееборца, победителем врага человеков от начала, а лабиринт традиционно связывался с инициатичес- ким преодолением пути. Здесь и надо искать этимологичес¬ кие корни лабарума, здесь — в лабиринте!
109 Мимоходом упомянем, что и на древнейшем гербе Мос¬ ковии всадник-змееборец почитался царем, попирающим змия. И лишь при Петре Великом было определено видеть в нем святой образ Георгия Победоносца. Очень важно, что свое новое священное качество рато¬ борца со змием император Константин вполне осознавал, так что наши построения не имеют ничего общего с науко¬ образным теоретизированием. По свидетельству историка Евсевия, при входе в свой дворец царь изобразил картину: над своей головой знамя спасения — лабарум, а под ногами падающего в бездну дракона. Евсевий продолжает: «Под видом дракона надобно разуметь враждебного и неприяз- Чудо Георгия о змие. Икона конца XIV в.
110 ненного зверя через тиранию безбожников преследовавше¬ го Церковь Божию. Ибо писания в книгах божественных пророков называют этого зверя драконом, коварным змеем (...) этим, конечно, указывал он на тайного врага рода чело¬ веческого, которого представлял извергнутым в бездну по¬ гибели силой спасительного знамения, находившегося над своей главой». К.А. Щедрина считает: «Практически знамя Констан¬ тина имело те же функции, что и обычное полковое зна¬ мя. Евсевий называет знаменосцев привычными выраже¬ ниями: вексилларий (от лат. vexillum — знамя), дракона- рий (греч. брахшу — боевой значок) от знамени парфян с изображением дракона). Использование последнего наи¬ менования позволяет соотнести лабарум — знак Креста? с известным ветхозаветным прообразом Крестной жертвы Спасителя — медным змием. «Послал Господь на народ множество ядовитых змей, которые жалили народ и умер¬ ло множество народа из сынов Израилевых (...) И сказал Господь Моисею: сделай себе медного змея и выставь его на знамя (...) и ужаленный, взглянув на него, останется жив» (Чис. 21, 6—9). Как видно из текста книги Чисел, змей был укреплен пророком Моисеем именно на знаме¬ ни». Начиная с василевса Константина, мотив попирания врага в образе змея остается в императорском, а в дальней¬ шем и в царском искусстве на протяжении долгого време¬ ни, преобразовавшись из самостоятельного «архетипичес- кого» сюжета триумфа во образ подражания Спасителю, Его Победе, Его Страданиям, Сошествию во ад и Воскре¬ сению. Так, следуя по извилистым дорожкам древних лабирин¬ тов, мы подошли к удивительному чуду истории, когда из глубины духа святой василевс воздвиг над мир'ом знамя спасения — лабарум! Для нашего же исследования сокро¬ венных путей таинственных лабиринтов эта конечная точ¬ ка нашего путешествия есть священный залог того, что мы двигались в правильном направлении и не сбились с един¬ ственно верного пути к Истине, к Альфа и Омеге, Началу и Концу!
Ill Возвращение в отчий дом Современный исследователь Русского Севера Н.М. Тере- бихин отмечет, что практически всегда основание монасты¬ ря на Севере Руси было связано с определенными духовны¬ ми задачами, способствующими христианизации края. Ме¬ сто для будущей обители выбиралось особенно тщательно, зачастую этому способствовали чудесные промыслительные события. «История монастырского строительства показыва¬ ет, — пишет Н.М. Теребихин, — что святые подвижники стремились не просто к уединению, но устрояли свои от¬ шельнические скиты и кельи в самом центре сакральной географии языческого мира там, где располагались (...) свя¬ тилища и могильники. Наложение христианской системы координат на языческую топографию (...) порождало новую систему сакральных ценностей, приводило к переосмысле¬ нию семантики древних культов». Самые известные монас¬ тыри Северной Фиваиды находятся на месте бывших язы¬ ческих святилищ наших предков Валаамский, Коневецкий и Соловецкий. Древние предания Валаама и Коневца донес¬ ли до нас память о древних капищах на святых островах. На острове Дивном Валаамского архипелага сохранилось зага¬ дочное каменное кольцо с диаметром около 100 метров. Коль¬ цо находится в чаще елового леса. В середине XIX века в цен¬ тре кольца был установлен крест. На Соловках об этом красноречиво свидетельствуют ла¬ биринты и могильники. Патриарх Никон, будучи пост- риженником Соловецкого Анзерского скита, знал о лаби¬ ринтах и каменных насыпях. Знал и не призывал к разру¬ шению как капищ язычников! А ведь Никон, будучи архиепископом в Новгороде, уничтожил палицы Перуна, которые семьсот лет хранились в храме святых Бориса и Глеба в Уовгородском кремле. Никон-патриарх объявил войну даже шатровым русским церквям, совершенно спра¬ ведливо усматривая в этом чисто национальном стиле про¬ должение дохристианских архитектурных традиций рус¬ ского народа. И при такой нетерпимости к языческому про¬
112 шлому он не трогал лабиринты, даже не ставил вопрос об их разрушении. Удивительно! Отгадка, возможно, вот в чем. Н.М. Теребихин замеча¬ ет, что «монастырское освоение Севера, в отличие от чисто миссионерского движения, характеризовалось более высо¬ ким уровнем богословской рефлексии, стремлением к осоз¬ нанному воплощению в пространстве «обращаемых» земель образов Обетованной земли». Символическая программа крестного монастыря патриарха Никона на острове Кий в Белом море, задуманного в комплексе с Валдайским Ивер- ским и Воскресенским Новоиерусалимским монастырями самим патриархом и царем Алексеем Михайловичем, воп¬ лотила одну из составляющих символик рая, образа обето¬ ванной земли на далеком северном острове. Патриарх Никон
из Со времен архиепископа новгородского Василия Кали¬ ки смотрели русские люди на Север как на место потерян¬ ного земного рая, впрочем, сохраняя в этом предании и смут¬ ные воспоминания об утерянной прародине. До сих пор не получила достаточно внятного объясне¬ ния тяга русского монашества на Север. Обычно говорится о поисках пустыни, места уединенного и безлюдного, для молитвенного молчания удобного. Однако уединение в XV веке можно было найти и в пределах нынешней Мос¬ ковской области. Ведь и сейчас при необходимой осторож¬ ности можно жить в полном уединении в пределах Лосино¬ го Острова, московского лесопарка, даже в границах коль¬ цевой автодороги. А пятьсот лет назад легко было навсегда уйти от мира, просто перейдя за Волгу, к Керженцу, как это делали старообрядцы в XVII веке и позднее. Можно было уходить к Уралу. Но нет, святые подвижники стремятся именно на Север. И ведь не безлюдно было там. Рядом со святыми иноками еще при их жизни складываются не толь¬ ко монашеские общины, но и слободы крестьян. Патриарх Никон повелел высечь для себя гробницу и ус¬ тановить ее в соборе Воскресенского монастыря в Новом Иерусалиме, из камня, найденного на Белом море. Только ли любовь патриарха к Северу побудила его к принятию столь загадочного решения, потребовавшего и больших трудов по обработке камня, равно как и по его перевозке в Москву. Север, без всякого сомнения, был для русского монаше¬ ства той священной землей предков, с которой они связы¬ вали и надежду на воплощение новой обетованной земли. Здесь на Севере издревле таинственно зрело то, что мы в священном трепетном восторге выражаем кратко и емко — Святая Русь. Отсюда, с Русского Севера, с общеарийской пра¬ родины индоевропейцы разнесли по свету архетип почита¬ ния священных островов блаженных, земного рая. Особенно это проявилось в мифологии кельтов. Здесь и таинственный остров Авалон, и загадочная островная прародина кельтов Туле. Об этом острове писал в IV веке до Р.Х. греческий море¬ плаватель Пифей. Оттуда, с островов священного Севера вы¬ водили кельты и друидическую сокровенную традицию.
114 Поиск святых островов привел ирландских монахов пер¬ выми в холодную Исландию задолго до викингов. И опять же с этой древней сакральной традицией мы можем связывать появление наших самых священных оби¬ телей монашеского подвига на островах нашего Севера, на Валааме, на острове Коневец в Ладоге, на острове посреди Валдайского озера, на Соловках, на острове Кий, посреди Белого моря, наконец и самая знаменитая обитель патри¬ арха Никона — Воскресенский Ново-Иерусалимский мо¬ настырь, о чудо, специально делается островным! Постав¬ ленный в глубокой излучине реки Истры, с которой, ис¬ кусственным рвом соединена была речка Золотушка, монастырь оказывался полностью окружен водной стихи¬ ей. Более того, даже небольшой скит Никона рядом с мона¬ стырем был тоже поставлен на маленьком острове. Все это поразительно соответствует одному из видений Апокалипсиса, когда Иоанн Богослов видит среди моря пра¬ ведников, поющих несмолкаемую песнь Богу! Уж не в зем¬ ной ли проекции рая на Севере? Но это лишь смелое пред¬ положение. Таинственная «Голубиная книга», апокрифическое сказание северорусского народа, содержит в себе древней¬ шее духовное наследие древних арьев, переосмысленное после принятия христианства все в том же мифологичес¬ ком ключе, но с использованием христианского символи¬ ческого языка, предельно ясно освещает древнюю тради¬ цию почитания северной островной прародины — Священ¬ ной земли. «Почему ж Окиян море всем морям мати? Обкинуло то море вокруг земли всю, Во нем Окияне во море пуп морской; С-подвосточной со сторонушки Выставала из моря церковь соборная Со двенадцатью престоламы, Святу Климанту, папы римскому, Святу Петру Александрийскому; Потому жь Океян море всем морям мати.»
115 Пуп моря, на котором стоит церковь Климента, тожде¬ ственен пупу моря, на котором лежит древняя священная реликвия славян: Алатырь-камень, описанный в «Голуби¬ ной книге». Очевидно, что изначальным в северорусской традиции является представление о неком сакральном цен¬ тре на острове, где находится чудесный Алатырь-камень и пребывает высшее божество. Эти же представления сдела¬ ли из святилища на острове Рюген посвященного Святови- ду сакральный центр языческого славянства, и не только западного, но и северного, вспомним остров Буян наших сказок. «Голубиная книга» яркое свидетельство того, что архетип священного камня в центре вселенной, на острове, донесен исторической памятью народа из глубин седой древности, и красноречиво свидетельствует об устойчивом мифологизированном образе прародины арийцев. В святоотеческих комментариях с образом Севера связы¬ вается понятие о пределах обитания дьявола, сатаны, кото¬ рый с помощью подвластных ему языческих народов, живу¬ щих в северных землях, вредит народу Божию. Такое же представление было и у древних иранцев, которые помеща¬ ли на Севере страну злого Ангра-Манью, противника добро¬ го Ахура Мазды. Жутким холодом изгнал Ангра-Манью древ¬ них арьев с прародины и сам воцарился там. В Библии Вавилон рассматривался как северный город, ставший противником духовного Иерусалима. В то же вре¬ мя толкования Священного Писания указывают на Север, как на место, где должен воссиять свет Христовой веры. Евфимий Зигабен в Толковой Псалтири пишет: «Те наро¬ ды, которые прежде были членами дьявола и которыми дья¬ вол обладал, те самые после сделались горами Сиона, то есть сделались высотами и оградами Христианской Церкви (...), но что я говорю, что народы сделались оградами Церкви, они сами, собственно, сделались городом Христовым, так как из народов составилась Христова Церковь». Не удивительно ли, что свет Истины воссиял и на Севере, воистину преобразовав горы Гиперборейские в Сионские вы¬ соты, а народ, живущий на этих горах, по воле Господа стал народом-церковью, последним оплотом Веры православной.
116 Согласно древнему пророчеству, Вавилон должен стать рав¬ ным Иерусалиму по благочестию. Свят. Афанасий Великий еще в IV веке писал, объясняя псаломское выражение: «Реб¬ рами северовыми был прежде и Павел, от которого возгоре¬ лись все бедствия на Земле, но ныне стал он горами Сионски¬ ми, имея в себе глаголющего Христа‘(...) сие слово показыва¬ ет, что Сион — язычники, приявшие Евангельское слово». К.А. Щедрина совершенно справедливо полагает, что акт переноса князем Андреем Боголюбским столицы из Киева в северный Владимир необходимо рассматривать в общем контексте иного восприятия Севера у русских как новой земли обетованной для нового церковного народа. И подобно ветхозаветному Ковчегу Завета в новый стольный град переносится святыня — икона Богородицы, написан¬ ная, по преданию, святым евангелистом Лукой, названная впоследствии Владимирской. По-особому запечатлелась и идея лабиринта в древней русской церковной архитектуре, в особенности опять же на Севере. В лестничных башнях древних соборов спирале¬ видная лестница поднимается к куполу. В Георгиевском соборе Юрьева монастыря в Новгороде спираль лестницы приводит в подкупольное пространство башни с сохранившимися фресками XII века. Изначально под куполом была фреска Христа. Таким образом спираль- лабиринт лестницы воистину приводил верующего к Солн¬ цу Истины, к самому Христу и Богу нашему. Спускаясь вниз по этой же лестнице, мы оказываемся перед фреской страшного суда. Иными словами, повторяя путь древних инициаций, мы символически спускаемся в царство мерт¬ вых, которые восстанут при втором и славном пришествии Спасителя. Точно такие же спиралевидные лестницы ба¬ шен древних соборов Руси можно видеть и в Софии Киев¬ ской, и в храме Антониева монастыря Великого Новеграда. Мы с вами находимся в конце нашего путешествия по лабиринту истории. И тут возникает законный вопрос — а зачем нам пона¬ добилось столь тщательно разбирать замысловатые рисун¬ ки лабиринтов исторических дорог северного человечества
117 древности. Дело в том, что в последние 100 лет историчес¬ кий официоз, где вольно, а где и сознательно лишал нас Отечества, лишал реального чувства родной п'очвы под но¬ гами в буквальном смысле. Огромные пространства Восточной Европы советские и зарубежные ученые «заселяли» всеми, кем хотелось. Се¬ вер единогласно «отдавали» угро-финнам. Центральную Россию тоже поначалу заселили ими же. Но затем, ввиду многочисленных противоречий и нестыковок в области ан¬ тропологии и археологии для Нечерноземья были, выведе¬ ны в научных инкубаторах «восточные балты». Юг России безропотно «отдавался» столь же гипотетич¬ ным северным иранцам, запад же «отдали» северным ил¬ лирийцам и фракийцам. Куда же девать всем неудобных славян? Славянские племена буквально втискивали между все¬ ми перечисленными этносами, находя для их начального этногенеза самым подходящим местом Припятские боло¬ та, где и до сих пор невозможно существовать крупному этническому массиву. Более того, автор этих строк видел в конце 80-х годов в Риге, в Домском соборе, карту расселения индоевропейс¬ ких народов в древности, где затертые между германцами и «великими» балтами славяне ютились у истоков Вислы, занимая территорию размером даже не с губернию. Щед¬ рая рука вечно комплексующего латыша отвела славянам площадь величиной с волость! Хотелось бы спросить у по¬ томков тех, кто пас свиней немецких баронов, и пел по ве¬ черам монотонные песни не о чем, как это забитые и всеми зажатые славяне вдруг оттеснили всех и в VI веке заняли половину Европы, не посчитавшись с амбициями ни воин¬ ственных германцев, ни многочисленных балтов. Может быть, живя в той же климатической зоне и в том же этно- кормящем ландшафте, что и балты, германцы и кельты- славяне открыли секрет быстрого воспроизводства людских потерь, прямых и косвенных, путем клонирования. Не очень достоверно. В реальности наш климат был су¬ ровее, чем у всех наших соседей. Этногенетического взры¬
118 ва у славян не было. Излишков продовольствия, впрочем, тоже не наблюдалось. Так как же эти хитрецы оттеснили всех и вся. Может быть, повышенной военной агрессивнос¬ тью. Но в этом славянам решительно отказывают все соседи. Воинская доблесть у славян — это нонсенс для современных иностранных исследователей. И это утверждают представи¬ тели тех этносов, которым мы давали, даем и будем всегда давать «на орехи». Не умеющие воевать с нами мечем они открыли против нас боевые действия на бумаге своими заос¬ тренными на ложь и клевету перьями. И, увы, здесь им со¬ путствует удача. Нас уже удалось убедить в том, что мы жи¬ вем не на своей земле, а на земле мифических восточных балтов и угро-финнов. Нас лишили родной земли, которую мы заселяли от на¬ чала, а не как временные квартиранты без прописки. Мы — словно, историческое недоразумение. В условиях тоталь¬ ной информационной войны у нас даже почву выбивают из- под ног. И кто, скажите, встанет сейчас, да еще из зомби¬ рованной разными «телепузиками» молодежи, грудью на защиту неродной земли, взятой на время в долг у чуди да мери. Никто. Впрочем, многим из них вообще нет дела до того, на какой земле они родились и живут и что это для них значит. Нет идеальной мотивации. Нет идеалов. Их предметность и иерархия подвержены насильственной де¬ вальвации теми, у кого нет святыни в сердце, нет души, нет жизни. «Не умирай за Родину, ее у тебя больше нет. Новая иерархия ценностных определений, на которые нас, как соборного субъекта исторического процесса, сейчас на¬ таскивают, призвана стать похоронной, заунывной мело¬ дией, под которую нас как великий народ спроваживают в гроб вместе.и порознь. В иное время было бы нелепо закан¬ чивать историческое исследование столь заостренной по¬ литической тематикой, в иное, но не в наше. Время каби¬ нетных умствований, не доходящих до ума и сердца подав¬ ляющего болыпинста, должно безвозвратно уйти. Размывание национального самосознания этноса начи¬ нается с размывания совершенно конкретного понятия не¬ разрывной духовной и физической связи с родной почвой,
119 куда мы вросли корнями, и где эти корни настойчиво пере¬ грызают паразиты, отнимающие нашу историю, наших предков, оставляя нас сиротами на жестоком ветру глоба¬ лизации с Запада, отнимая у нас волю к сражению за свя¬ тыни, которых нам не оставляют. Путешествие по лабиринтам — это наше возвращение в украденный отчий дом, к корням, к предкам, к самым исто¬ кам нашей исторической жизни. Это священная инициа¬ ция новых русских поколений, где новое качество личность получает через таинство обретения Родины первопредков. Лабиринты Русского Севера — это зримая связь с не¬ зримым, священная тайна сверхличной жизни этноса в его соборном единстве поколений, идущих во времени из про¬ шлого в будущее. Если дать себе волю в метафорических изысках, то мы можем считать лабиринты важными точка¬ ми исторического процесса становления нашего народа, отмеченных на реке времен вихревыми концентрически¬ ми кольцами замысловатой каменной кладки. Символами неразрывной связи всех русских поколений, населявших наш и только наш Русский Север, являются не только кре¬ сты каменной кладки на языческое святилище Большого Заяцкого острова, не только поклонные кресты, имевшие в основании каменные могилы-холмы некрещенных пред¬ ков, но и все святые обители Северной Фиваиды, славно и благолепно венчавшие собой долгую историческую жизнь этого северного края земли, которому Господь от начала судил стать Святой Русью. Итак, мы совершили путь во времени по лабиринту сна¬ чала вниз, в глубь тысячелетий к исходной точке, от кото¬ рой и началась историческая жизнь всех арийских наро¬ дов, в том числе и народа святорусского, к горе Меру, что сияла некогда священной белизной посреди таинственной Арктиды-Гипербореи. А далее мы совершили восхожде¬ ние по спиральной лестнице православных храмов вверх, под купол, освященный Крестом Искупительной Жерт¬ вы, проделав одновременно и инициатический путь пред¬ ков к обожествляемому солнцу и поднявшись вослед пра¬ дедам к Солнцу Истины, вере православной, в чьих благо¬
120 датных лучах высвечивается истинный смысл всего того, что наши пращуры лишь предугадывали в лучах ласково¬ го солнца севера. Мы воочию убедились, что древние лабиринты стали той символической лестницей для нас, по которой мы совер¬ шили духовное восхождение от самых наших корней, со¬ кровенно сокрытых в древней Гиперборее, нашей праро¬ дине, до горних высот Христовой веры, за которыми в небе уже угадывается облик Руси Небесной, священного прооб¬ раза земной Святой Руси. Наше земное отечество имеет для нас несомненную не¬ тленную ценность, потому как всеми своими незримыми для нитями исторической судьбы связано с Отечеством Не¬ бесным, со своим духовным первообразом, который высве¬ чивают для нас лучи Истинной веры. В конце 2000 года, в телепередаче «Вы — очевидец», был показан удивительный сюжет. Любительская камера зафиксировала в небе над Соловками чудесную и потряса¬ ющую картину. Облака и просветы голубого небосклона со¬ ставляют очень точный образ Спасо-Преображенского Со¬ ловецкого монастыря с хорошо узнаваемыми храмами и башнями. На небе над Соловками как бы явлена икона — зримое воплощение первообраза того монастыря, которому Господь судил от века возникнуть на этой Священной зем¬ ле в XV столетии. Сокровенный путь по таинственным лабиринтам помог нам обрести национальные корни у самых истоков вечно свежих и благодатных ключей, питающих могучее дерево, имя которому — Русский народ!
По стопам апостола Андрея Андрей получил Скифию Ориген II век по Р.Х. Как мы уже писали выше, путь апостола Андрея освя¬ щает собой неразрывную связь Беломорского региона с ми¬ ром Средиземноморья и прообразует тот стержень, конца¬ ми которого были на севере Соловки, а на юге Иерусалим, вокруг которого и раскручивалась спираль священной рус¬ ской истории. Мы проделали долгий путь от берегов Белого моря до теплых вод Средиземноморья, вослед расселявшим¬ ся племенам индоевропейцев. Теперь нам предстоит совер¬ шить обратный путь по стопам первозванного Апостола Ан¬ дрея, чье путешетсвие освятило землю наших индоевропей¬ ских предков, оповестило ее святым благовестием и предзнаменовало собой зарю появления на землях древней арийской прародины нашей священной национальной ко¬ лыбели — Святой Руси. Начнем, с Божией помощью, повествование о священ¬ ном путешествии святого апостола Андрея, путешествии, которое бросило первый яркий пучек света на огромную территорию Скифии, вызвав ее к истинной исторической жизни. Исполнившись Духа Святого, апостолы по завету Гос¬ пода нашего Иисуса Христа вышли на проповедь Благой Вести всем языкам. По церковному преданию, св. Андрею Первозванному в жребий досталась Скифия. Какой же была та таинственная, хладная страна, что была оглашена первым Христовым апостолом? Отец исто¬ рии Геродот описывал Скифский квадрат, в основании ко¬ торого лежал северный берег Черного моря, а боковые гра¬
122 ни уходили прямо на север, от устьев Дуная и Дона соответ¬ ственно. Длина каждой грани равнялась примерно 400 ки¬ лометров. Северная грань квадрата находилась в стране мра¬ ка, где снежные хлопья представлялись Геродоту белоснеж¬ ными перьями неведомых птиц страны полунощной. Но за последующие 500 лет от времен «отца истории» Скифский квадрат значительно раздвинул свои границы. Античный мир знал уже и Скифский океан — Балтийское море. Имел он и смутные сведения об Уральских горах. А северная гра¬ ница суровой и загадочной Скифии терялась за священны¬ ми Рифейскими горами. Там, в стране Гиперборейской, свод небес венчали семь мудрецов и Матица — созвездие Большой Медведицы и неба «гвоздь», Полярная звезда. Наступали времена, когда квадрату Скифскому было суждено свыше стать основанием Престола Отца Небесно¬ го, уделом Пресвятой Богородицы. Святой Андрей Первозванный самая — загадочная лич¬ ность среди двенадцати апостолов Христовых. С одной сто¬ роны, он брат апостола Петра, рыбак с Галилейского озера первым откликнулся на призыв Спасителя следовать Ему во след. С другой стороны, о нем известно гораздо меньше, чем о других апостолах. Удивительным кажется и имя это¬ го апостола, которое, конечно же, носит глубоко неслучай¬ ный характер. И правда, не удивительно ли, что житель Галилеи носит греческое имя, да еще какое! Андрей в пере¬ воде на русский язык — мужественный! А каким же еще мог быть этот удивительный святой, отправившийся с Еван¬ гельской проповедью к свирепым варварам Севера. Пора¬ зительно и то, что Андрей не был просто рыбаком, и до пер- вопризвания. Долгое время он являлся учеником Иоанна Предтечи, что, безусловно, предопределило его первоизбранность. Учениками и помощниками святого Андрея в его путеше¬ ствиях были апостолы из семидесяти: Стахий, Амплий, Урван, Наркисс, Апеллий и Аристовул. Стахий был постав¬ лен им первым епископом Византия — Цареграда. Гречес¬ кий город Патры стал последним звеном в апостольском пу¬ тешествии св. Андрея. Здесь он по приказу римского про¬
123 консула в 70 году был распят на косом кресте, получившим с тех самых пор имя «Андреевского». На три года пережил Первозванный апостол апостолов Первоверховных Петра и Павла. На этом кресте началась его жизнь в Вечности и Славе Господней. Вернемся к на¬ чалу его крестоносного земного пути. Для русского пра¬ вославного народа очень важно осознавать духовную цен¬ ность того, что иерархия Русской православной церкви имеет апостольское преемство через греческую иерархию от апостола Андрея Первозванного, а через святого Кли¬ мента папы римского присоединилась к этой золотой цепи преемства и от первоверховного апостола Петра. Извест¬ ный русский историк Стефан Лешевский писал: «Нити этой золотой цепи апостольского преемства переплетались в веках, и каждый русский священник и епископ полу¬ ченную ими благодать священства ведет преемственно от всех этих великих апостолов». После основания первой христианской общины в Византии, св. Андрей прибыл в Херсонес. Здесь он основал, приблизительно в конце 30-х годов, первый в Европе христианский храм и совершил Евхаристию! В конце I века, в 99 году, сосланный туда св. папа Климент Римский обнаружил здесь 2 тыс. христиан и множество храмов — результат проповеди Первозванно¬ го апостола. Папа Климент не случайно был одним из самых почита¬ емых святых на Руси и особенно на Севере. В нем русичи видели преемника первоапостольской проповеди св. Анд¬ рея. Первый деревянный храм в честь св. Климента появил¬ ся в Новгороде на прежней Иворовой улице во времена рас¬ пространения христианства. В 1153 году архиепископ Нифонт ставит сразу две ка¬ менные церкви в честь св. Климента — в Новгороде и Ла¬ доге. Когда св. Климент прибыл в Тавриду, гонений на хри¬ стиан в этой римской провинции еще не было. В IV столетии на месте древней горницы, где и была, по всей видимости, совершалась одна из самых ранних Евха¬ ристий Скифии, был возведен храм Пресвятой Богороди¬ цы, построенный священномучеником Херсонесским
124 св. Василием, принявшим мученическую кончину в 7 мар¬ та 310 года. В этом храме крестился Владимир Красное Сол¬ нце, получив при крещении христианское царственное имя — Василий. Еще одно звено в золотой цепи апостольс¬ кого преемства Русской церкви. В XIX веке на этом святом месте был воздвигнут Свято-Владимирский собор, где в дра¬ гоценной оправе хранилась частица мощей равноапостоль¬ ного князя. По Несторовой версии, св. Андрей из Херсонеса отпра¬ вился прямо на север, но археологические находки XX века заставляют в этом усомниться. В Танаисе, на Дону, был рас¬ копан тайный христианский храм с престолом, светильни¬ ками и печатями для просфор с крестами. Находки пещер на Среднем Дону с материальными свидетельствованиями существования древней христианской общины говорят о том, что св. апостол Андрей совершил путешествие и про¬ поведовал и на берегах Сарматского Дона. Не случайно же в IV веке жил знаменитый отец монашества сармат Амат, поставленный блаженным Иеронимом рядом с Ма¬ карием Великим, и оба они были учениками Антония Ве¬ ликого — светоча Фиванской пустыни. Иероним описал мученическую кончину Амата: «Сарацины, вторгнувшись в монастырь блаженного Антония, убивают сармата». Хри¬ стиане, сарматы Нижнего Дона, видимо, не пережили гот¬ ского и гуннского погромов II—IV веков. Впрочем, в IV веке Иоанн Златоуст говорил, что и скифы и сарматы переводят Священное Писание на свой язык. Может быть, ростки христианства, насаженные св. Ан¬ дреем на Дону, пережили бурный IV век. Очень важно от¬ метить здесь одну интересную догадку историков. Изучая религиозные верования сарматского населения Танаиса, пришли к выводу, что у древнего населения этих мест су¬ ществовала особая форма единобожия, что, вне всякого со¬ мнения, облегчило проповедь христианства св. Андреем в этих местах. Древние надписи Танаиса, сделанные на греческом язы¬ ке, говорят о почитании «Бога Высочайшего», что нельзя объяснить из греческой языческой религиозной мысли и
125 должно быть приписано влиянию сарматского населения. Между Танаисом и Херсонесом есть еще одно место, нераз¬ рывно связанное с началом христианства у народа русско¬ го. Стефан Лешевский писал: «В Керчи (в древнерусском Корчеве. —Авт.)... в самой древней его части... стоит храм, живой свидетель непрекращающейся жизни Христовой Церкви в пределах нашего отечества, где во все эти про¬ шедшие XVI веков его существования не прекращалось со¬ вершение Божественной Литургии. Храм небольшой, в форме креста, купол его круглый и держится на четырех мраморных колоннах ...этот храм древнее храма Святой Со¬ фии в Константинополе...Только в этом месте мог быть храм, в котором служил св. Капитон, посланный Константином Великим вскоре после Миланского эдикта 312 года в Тав¬ риду. В 325 году в нем служил св. Кадм, епископ Боспор- ский, участвовавший в 1-м Вселенском соборе, а до св. Ка¬ питона служили священномученики первохристианские. Служили, конечно, не в этом архитектурном храме, а на этом месте в тайном храме... Все признаки (храма) свиде¬ тельствуют отнюдь не о византийском стиле, как непремен¬ но строили бы при Юстиниане, а о стиле малоазийских ионян, с которыми все время поддерживало связь Боспорское цар¬ ство, так что первоначальные элементы его строительства — доранневизантийские, то есть должны быть отнесены к V— VI векам, а первоначальная Церковь — ко времени Боспорс- кого, епископа св. Кадма... или, возможно, св. Капитона (пос¬ ле 312 года)». С. Ляшевский считает, что этот храм Иоанна Крестителя в Керчи может располагаться на месте древней «Сионской горницы», где мог совершать Божественную Литургию св. Андрей. Ведь на пути из Херсонеса в Танаис ему никак да и незачем было миновать столицу Боспорского царства — Пантикапей, современную Керчь. Ляшевский также писал: «К этому храму, который дол¬ жен стать, как самый древний, национальной церковной святыней, в XII веке было нелепо пристроено продолжение храма в мавританском стиле, в эпоху генуэзского владыче¬ ства там, а в XIX веке пристроен большой придел, соеди¬ ненный с этим древнейшим храмом в одно целое. Это жи¬
126 вой памятник нашей древнейшей христианской истории на территории земли Русской». По древнерусскому летописному преданию, св. апостол Андрей поплыл из Херсонеса Таврического вверх по Днеп- ру-Славутичу. Поднявшись на киевские горы, он с учени¬ ками поставил деревянный крест, и, благословив горы над Днепром, предсказал, что в стране этой просияет вера Хри¬ стова и Бог воздвигнет храмы многие. Археология свиде¬ тельствует, что в I веке на территории будущего Киева было уже три поселения. Возможно, что одно из них географ II века Птолемей называет Сар, что можно перевести как «глава», или даже «царь». Причем морфема «Сар» имеет древнее арийское происхождение и в дальнейшем нашла свое отражение в богатейшем пласте индоевропейской гид¬ ронимики. Сейчас на месте первого Креста апостола в Киеве стоит лучшее творение архитектора Растрелли: Андреевская цер- Святой апостол Андрей Первозванный. Греческая икона
127 ковь. На одной из стен — прекрасная картина: на фоне мрач¬ ного и сурового пейзажа проповедь святого апостола слуша¬ ют задумчивые белокурые люди. По давней догадке истори¬ ков, многие из этих сумрачных исполинов могли отправить¬ ся вместе со св. Андреем далее к таинственному Северу, помогая оглашать землю, которой Господь судил стать Свя¬ той Русью. В Киеве издревле чтили память об апостоле Анд¬ рее. В 1086 году великий князь Всеволод Ярославич возво¬ дит при Янчином монастыре в Киеве Андреевскую церковь. После разорения Киева татарами церковь эта в летописях не упоминается. В 1089 году Всеволод возводит Андреевский храм в Переяславле. В 1215 году князь Мстислав Галицкий возводит на Андреевском холме, где апостол водрузил крест, Крестовоздвиженский храм. Сам путь апостола Андрея заложил собой незыблемую ось не только русской, но и в целом христианской истории. Выйдя из Иерусалима, Андрей основал первую христиан¬ скую общину в Византии, в городке, которому предначер¬ тано было стать Новым Римом и воистину Царем-городом, Царьградом. Затем дошел до Киева, Новгорода, и, наконец, Валаама. Дадим слово нашему святому летописцу Несто¬ ру: «Когда Андрей учил в Синопе и прибыл в Корсунь, он узнал, что недалеко от Корсуни — устье Днепра, и захотел отправиться в Рим, и направился в устье Днепровское и от¬ туда пошел вверх по Днепру. И случилось так, что он при¬ шел и остановился под горами на берегу. И утром поднялся и сказал бывшим с ним ученикам: «Видите ли горы эти? На этих горах воссияет благодать Божия, будет город вели¬ кий и воздвигнет Бог много церквей». И поднялся на горы эти, благословил их, и поставил крест, и помолился Богу, и сошел с горы этой, где впоследствии возник Киев, и пошел по Днепру вверх. И прибыл к словенам, где ныне стоит Новгород, и увидел живущих там людей — каков их обы¬ чай и как моются и хлещутся, и удивился им. И отправил¬ ся в страну варягов, и пришел в Рим, и доложил о том, как учил и что видел, и рассказал: «Удивительное видел я в* Словенской земле на пути своем. Видел бани деревянные, и разожгут их сильно, и разденутся догола, и обольются
128 квасом кожевенным, и возьмут молодые прутья, и бьют себя сами, и до того себя добьют, что вылезут еле живые, и обо¬ льются водою студеною, и так оживут. И делают это посто¬ янно, никем не мучимые, сами себя мучат, совершая та¬ ким образом омовение себе, а не мучение». Слушавшие это удивлялись. Андрей же, прибыв в Рим, пошел в Синоп». Но это было позднее. А пока путь апостола лежал в глубь Скифии. От гор Киевских апостол пришел к Словенску Великому, предшественнику Господина Великого Новгорода. С давних, незапамятных пор существует в Новгороде Великом одно предание. Дело в том, что недалеко от Волховского моста со стороны Софийской на Торговую сторону даже в самые хо¬ лодные зимы образовывалась водная дорожка поперек замер¬ зшего Волхова. Древние новгородцы говорили, что именно в этом месте св. апостол Андрей переплыл Волхов. Далее пре¬ дание гласит, что направился он с учениками к священному острову словенорусов, где были главные капища Велеса и Перуна. По дороге св. Андрей благословил край тот и оста¬ вил посох свой в селе Грузино, что на Волхове. Житие преподобного Михаила Клопского, составленное в Новгороде в 1537 году боярским сыном Тучковым по по¬ ручению архиепископа Макария, сообщает о жезле Перво¬ званного апостола следующее: жезл этот во время составле¬ ния Жития находился в Андреевской церкви села Грузи¬ на, был он сделан из «дерева незнаемого», имел «грозную надпись» и прославился многими знамениями, как «пове¬ дают о сем многие достоверные и благоговейные мужи». В то время, когда Грузином владел граф А.А. Аракчеев, здесь возводится новый Андреевский собор, с которым свя¬ зано несколько тайн. В колонны собора Аракчеев положил под стеклянные колпаки загадочные документы. На одной из фресок собора был изображен апостол Павел с портретом императора Павла Петровича в мундире гатчинского пол¬ ка. Здесь хранились трофейные французские знамена и знаменитое Евангелие, в котором было написано завеща¬ ние графа Аракчеева и в котором граф П.А. Клейнмихель уничтожил несколько листов! Но самое необычное сокро¬
129 вище храма составляла грамота Петербургского митропо¬ лита Серафима (Глаголевского) с благословением совершать литургию при отверстых царских вратах. Возвратимся к священному жезлу апостола Андрея, водруженным им в селе и получившем в честь этого события свое имя — Гру- зино (Друзино). Дерзновенно позволим себе предположить, что священ¬ ная реликвия была оставлена первой христианской общи¬ не и что семена истины, брошенные Первозванным апосто¬ лом в землю гиперборейского Севера, не пропали, не были выморожены языческим суеверием наших предков. Пре¬ дания пращуров и Церкви не позволяют нам малодушно усомниться в этом лишь по причине отсутствия точных на то указаний в летописи преп. Нестора и в трудах академи¬ ков минувшего столетия. Если академическую науку рань¬ ше и теперь смущает тот факт, что апостол обнаружил на северных землях именно славян, а не балтов и угро-финов, то нас, напротив, этот факт, в совокупности с другими, ко¬ торые будут приведены ниже, удостоверяет в истинности сказания о путешествии св. Андрея в Скифию, вплоть до Ладоги. Наша древняя «Степенная книга» приводит поистине пророческое толкование о священнодействии апостола Ан¬ дрея в землях будущей России, имевших преобразователь¬ ное значение. Благословением Киевских гор и водружени¬ ем креста св. Андрей указал на будущие истоки крещения руссов и на священноначалие в России, связанное святыми узами с Киевом. Жезл же, водруженный под Новгородом, предзнаменовал собой самодержавное на Руси скипетроп¬ рав ление. Так св. апостолом была предопределена самобыт¬ ная русская священная симфония властей — царей от нов¬ городской древней державной династии и священнонача¬ лия от крестильной купели русского народа, от Киева. Память об апостольском посещении Новгорода отрази¬ лась не только в преданиях. Первый храм в Новгороде во имя Андрея Первозванного был построен еще в конце XI века. Новгородская летопись под 1417 годом сообщает, что «того же лета совершены быша шесть церквей камен- 5 - 7090 Ларионов
130 ных», среди которых упомянут и храм св. апостола Андрея на Щитной улице. Близ Новгорода существовал и мужской Андреевский монастырь. Итак, путь св. Андрея лежал к острову Валааму. Ис¬ торики Русской православной церкви считают, что в ос¬ нове этого названия лежало имя славянского бога Веле¬ са, которого св. апостол и его спутники могли отожде¬ ствить с библейским Ваалом. А затем пришлые карелы исказили слово «Ваал» на свой лад. Само имя Велеса, ви¬ димо, восходит к общеарийскому божеству, которое ре¬ конструируется из санскрита как Вала. Имя этого боже¬ ства просматривается в топонимах Русского Севера: Вал¬ дай и тот же Валаам. В скандинавской мифологии от Валы происходят воинственные девы валькирии, в чьем имени, кроме всего прочего, слышится и древнее имя славянского рая — Ирия. Прибыв на Валаам, апостол благословил скалы камен¬ ным крестом, который был вытесан учениками. Крест на этом святом месте стоит и поныне. По местному преданию Валаамской обители, св. апостол впервые причалил к ост¬ рову на месте нынешней Никоновой бухты. Впоследствии недалеко появился Воскресенский скит. В течение двух последующих тысячелетий крест апостола в бухте только обновлялся. Предание говорит о том, что, обратив в веру Хри¬ стову жрецов Велеса и Перуна, св. Андрей разбил с их по¬ мощью капища и основал первый на Руси монастырь. Этой христианской общине он оставил и многих своих учени¬ ков. Сейчас на острове Валаам нет или пока не найдено ма¬ териальных свидетельств древнего монашеского обитания. Нет и древних памятников, которые могли бы быть немы¬ ми свидетелями апостольской проповеди. Однако еще в середине XIX столетия путешественни¬ ки описывали древнее мегалитическое сооружение на глав¬ ном острове архипелага. Две вертикальные плиты были пе¬ рекрыты каменным блоком, а над ними насыпан земляной холм. Есть и еще один загадочный памятник на уже не Рус¬ ском Севере, который местные предания связывают с про¬ поведью северянам Благовестил св. Андреем Первозван-
Вид на Никольский скит. Остров Валаам ным. Так называемый камень Бальдера близ Фалькепин- га, кроме всевозможных высеченных знаков, несет на себе, и четкое изображение косого Андреевского креста! В древнейшей рукописи «Оповедь», хранившейся в мо¬ настырской библиотеке Валаама, об этих событиях сообща¬ лось: «Св. Андрей от Иерусалима прошел Голядь, Косог, Ро- день, Скеф, Скиф и С л овен смежных лугами, достиг Смо¬ ленска и ополчений Скоф и Славянска Великого, и Ладогу оставя, в ладью сев, в бурное вращающееся озеро на Валаам пошел, крестя повсюду и поставлял по всем местам кресты каменные. Ученики же его Сила, Фирс, Елисей, Лукослав, Иосиф и Косма повсюду сделали ограды и все посадники доезжали от Словенска и Смоленска, и многие жрецы окре¬ стились и капища Перуна и Велеса разрушили и уничто¬ жили». (Отметим, что нельзя путать спутника апостола Андрея Силу с Силуаном, одним из семидесятиО апосто¬ лов, называемого в книге Деяний начальствующим между братьями (XV, 22) и верным братом (I Петр. V:16). Он был уроженцем Антиохи. Силуан сопутствовал апостолу Павлу во время нескольких его апостольских путешествий. По преданию он был епископом Коринфской церкви, где и скончался. Память его празднуется Церковью 4 января и
132 30 июля. В русских переводах Библии имя Силуан руси¬ фицировано; он упоминается как Сила.) Бесценны строки древнего предания для верующего рус¬ ского сердца. Что за восхищение охватывает душу, когда мы читаем бесспорно славянские имена среди спутников св. Андрея, — вполне вероятно Силы, и, определенно, Jly- кослава! Кроме того, здесь, в этом предании есть один этно¬ ним, а именно «голядь», который мы затронем в нашем нижеследующем исследовании, касательно балтской про¬ блемы. Любопытно вот что. В русских летописях этноним «голядь» встречается буквально один-два раза. Географи¬ ческую локализацию этого племени по летописи мы вос¬ станавливаем лишь гипотетически. А здесь голядь пред¬ шествует кавказским касогам. Если бы этот текст был всего лишь выдумкой или наро¬ читой фальсификацией, то автор не рискнул бы начинать его с неведомой голяди, да еще косвенно указывая ее изна¬ чальную локализацию, далекую от той, которая была обще¬ принята в научных кругах прошлого и настоящего. Соблазн и безумие для доморощенных неопаганистов — свидетельство «Оповеди». Они ищут жреческий слой сло- венорусов среди темных колдунов сельских низов и не по¬ нимают очевидного: славянское жреческое сословие, в лучших своих представителях, равно, как и воинское, пер¬ вым приняло Христа. (Остатки изначального единобожия у наших языческих предков видны и в спорной с научной точки зрения «Влесовой книге».) О пребывании св. Андрея в земле Новгородской и на Ва¬ лааме рассказывает и другой памятник древности: «Все- летник» киевского митрополита Илариона 1051 года, ори¬ гинал которого утерян. Во «Вселетнике» говорилось: «Но¬ ября 30-го св. ап. Всехвального Андрея Первозванного и Церкви поборника восхвалим: зане, якоже древле тому прийти в Киев, Смоленск, Новгород, Друзино (Грузино) и Валаамо». Собиратель и популяризатор древних преданий Александр Артынов, живший в селе Угодичи под Ростовом Великим в XIX веке, сохранил для нас удивительную ле¬ генду о посещении апостолом Андреем Русского Севера.
133 Ее Артынов записал в 1830-е годы со слов жителя села Гру- зино, что на Волхове. У великого князя Словенска Великого, который в пре¬ даниях зовется Помпеем, или по другому Избором-Проме- кою, были сыновья. Старшего звали Перей-Туча, а млад¬ шего Мунгом. Жили они на том самом месте, где теперь на берегу Волхова, в 80 километров ниже Новгорода, недале¬ ко от Чудова стоит село Грузино. В XIX веке здесь было имение графа А. А. Аракчеева. По преданию, именно на ме¬ сте села святой апостол Андрей водрузил свой жезл. На том самом месте в Средние века находилась Андреевская цер¬ ковь, в которой наши предки хранили бесценную релик¬ вию — апостольский жезл! У князя Перея-Тучи был сын Яромир. После купания в Волхове Яромир тяжко заболел, и жрецы предсказали, что для его излечения потребуется вода и кровь, но кровь не словенорусская, а иная. С тех пор завелся на берегу Вол¬ хова страшный обычай, о котором Иосиф Волоцкий ска¬ зал впоследствии как о крайней степени языческого не¬ честия наших предков. Каждого десятого иноземца, про¬ плывавшего мимо Грузино, убивали, мазали его кровью тело больного княжича, а затем омывали больного ребен¬ ка Волховской водой. Но болезнь Яромира усиливалась. И вот однажды на берегу Волхова все увидели удивитель¬ ного старца. В ту же ночь больному княжичу приснился чудесный сон: «На корабле, плывущем по Волхову, стоял дивного вида чужеземец, и невидимый голос с небес ска¬ зал, что только этот самый странник в силах излечить боль¬ ного Яромира». В св. апостоле Андрее княжич узнал дивного старца из своего ночного видения. Когда привели апостола к одру умирающего ребенка, он уже лежал без дыхания. Тогда св. Андрей, видя горе родителей, сказал князю Перею: «Бог, которого я слуга, может воскресить и исцелить сына твое¬ го, только веруй в него, как я верую, крестись и будь хрис¬ тианином. Перей-Туча отвечал старцу: «Если будет слово твое право, то я со всем домом моим приму христианскую веру!»
134 Святой апостол совершил обряд крещения над безды¬ ханным Яромиром, и мальчик ожил. Апостол причастил его, и ребенок стал совершенно здоров. Видя такое небыва¬ лое чудо, которое в точности и произошло по предсказанию волхвов, а именно вода купели святого крещения и святая кровь Спасителя через причастие вернули жизнь княжи¬ чу, весь дом Перея-Тучи с ним во главе принял святое кре¬ щение от Первозванного апостола. В их числе и брат его Мунг, получивший имя Германа и племянники Мунга и Перея, дети их сестры Доротеи: Имн, Пимн и Римн. Через некоторое время домашние Перея-Тучи и вместе с ними Мунг-Герман отправились с апостолом на Север и прибыли на святой остров Валаам. Герман остался на Валаме пропо¬ ведовать слово Христово волхвам Велеса. В память о своем прибытии на остров святой апостол с помощью Германа водрузил каменный крест на месте сво¬ ей высадки на берег. По слову апостола Андрея и другие крещеные из дома князя Перея пошли проповедовать по разным странам. Имн-Аркадий отправился на берега Вис¬ лы. Пимн-Кустодий ушел в Словенск Великий. Римн вме¬ сте с князем Переем ушли в Ростов. Римн поселился на бе¬ регу Нерли в пещере мудреца Клеобула. А князь Перей, в крещении Пётр, стал жить в окрестностях Ростова близ Бру- товщинина ручья, где ранее был терем скифской царицы Артаксии, а впоследствии возвышался Ростовский Спасо- Песоцкий монастырь. В этой легенде есть, конечно, и значительная доля на¬ родной фантазии. Может быть, и некоторые имена вымыш¬ лены гораздо позднее описываемых событий. Но одно не под¬ лежит никакому сомнению. Апостол Андрей явился осно¬ вателем первохристианского общежития на севере Европы, на Валаамском острове, а его ученик из рода древних словен¬ ских князей Герман стал основателем первой монашеской обители христианской ойкумены. Уже потом, в 1840 году, Артынов , списывая рукопись стольника Андрея Богданови¬ ча Мусина-Пушкина, встретил в ней следующее: «Князь Пе- рей-Туча получил себе имя Иоанна, которого апостол Анд¬ рей рукоположил во иерея новокрещенным им христианам.
135 Жрецы же, изгнанные Переем-Тучей из дому за то * что точ¬ но на словах предсказав выздоровление Яромира, не смогли однако, осознать священную суть своего же пророчества, воз¬ двигли против него в Словенске великую крамолу, от кото¬ рой он ушел в Ростовскую область к другу своему Землесилу со всем домом своим и со всеми христианами паствы своей поселился с ними на берегах реки Могилки. Князь Землесил был сыном ростовского князя Зонара. По смерти его стал княжить уже его сын — Буривой. Пре¬ дание рассказывает, что он был искренним другом, исце¬ ленного св. апостолом Андреем, Яромира, который пере¬ брался в Ростов вместе со своим отцом Переем-Тучей. За исповедуемое друзьями-князьями христианство они были нелюбимы местным жречеством, но беспримерная их храб¬ рость и воинские подвиги заставляли жрецов мириться с положением вещей». Легенда эта заставляет нас вспомнить предания антич¬ ности о древних таврах, населявших Крым. Еще древние арабские авторы писали, что русы губят всех иностранцев, приходящих в их страну, как и их якобы древние предки — тавры, обитатели Крыма, во времена глубокой древности. И вот, древние легенды новгородчины рисуют нам тот же языческий обычай. Не есть ли это еще одно свидетельство достоверности народных преданий?! Но главное, что донес до нас Артынов — это древнюю связь Новгорода Великого и Ростова Великого еще в доапостольские времена. И Бо¬ жественным Провидением эти города стали первыми цен¬ трами Христовой Веры на Святой Руси. Мы берем на себя смелость утверждать: христианство на острове Валаам дожило в виде монашеской общины вплоть до X века, до прихода из Ростова святых Сергия и Германа во времена княгини Ольги. В «Оповеди» есть сви¬ детельство этому. На острове существовала до времени св. Сергия государственная система и вече, по образцу нов¬ городского. «Вселетник» говорит о семи судебных истцах при вече. До X века на Валааме была своя монета и законы каких-то двенадцати князей! Уж не во образ ли двенадцати ли Апостолов?!
136 Из жития Аврамия Ростовского мы знаем: уже при св. Ольге на острове существовало монашеское братство! Аврамий родился в пределах Галича северного, в городе Чухломе (ныне Костромская губерния). В молодости будущий святой отправился в Новгородские пределы для ознакомления с иноческим подвижничеством. Житие святого указывает нам и точное место, где он при¬ нял пострижение. Случилось это на Валааме, в одной из многих обителей святого острова. В одном из списков жи¬ тия св. Аврамия мы узнаем, что родители Аврамия в Чух¬ ломе были еще язычники. Аврамия звали в детстве Ивери- ком и до восемнадцати лет он лежал расслабленным на одре не в силах подняться. Новгородские захожие купцы-путе¬ шественники сообщили мальчику начатки Христова уче¬ ния, и сердце отрока загорелось надеждой. Иверик после глубокого размышления уверовал во Христа, внезапно по¬ лучил исцеление от болезни, отправился на Валаам и при¬ нял крещение с именем Аверкия, а потом и пострижение в иноки с именем Аврамия. Эти события происходили еще до Крещения Руси кня¬ зем Владимиром! «Вселетник» повествует также о том, что мощи свв. Сергия и Германа должны были быть открыты в древнее время, так как в 1050 году они были переносимы из Валаама в Новгород уже в третий раз! Чудны дела твои, Господи! Далекий и суровый север¬ ный остров имеет почти двухтысячелетнюю беспрерывную православную историю. На Валааме был найден удивительной, сложной формы, костяной крест. (Сейчас он является эмблемой Православ¬ ного валаамского Общества в США и Канаде.) Из « Оповеди » мы узнаем, что о Валааме знали и в чужих землях, а в случа¬ ях опасности многие искали спасения на нем; что, наконец, и каменный крест св. Андрея Первозванного сохранялся там до времени преподобного Сергия Валаамского. Валаам — наша древнейшая духовная родина. Исстари принадлежавший славянам, он состоял в союзе со Словен¬ ском Великим — Господином Великим Новгородом. Толь¬ ко укоренением здесь монастырской традиции можно
137 объяснить, что вслед за созданием в 1030 году новгородс¬ кого Юрьева монастыря, уже в XII веке по числу обителей Новгород намного превзошел Киев и Чернигов, вместе взя¬ тые. И если этот процесс в Киеве был изначально иниции¬ рован святой горой — Афоном, то здесь, на Севере, несом¬ ненно, — Валаамом. Духовная связь первого русского монастыря и первой русской столицы никогда не прерывалась. И в XIV веке св. Феоктист, архиепископ Новгородский (с 1300 по 1310 годы) радел о благоустроении Валаамской обители. Кроме летописи преп. Нестора, «Оповеди» и «Вселет- ника», академическая наука располагает косвенными сви¬ детельствами пребывания св. апостола Андрея на Севере Скифии — Руси. Академик В.Г. Василевский проанализировал древние апокрифические тексты, посвященные св. Андрею. Среди них: «Деяния апостолов Андрея и Мефодия в стране антро¬ пофагов», «Деяния св. Апостолов Петра и Андрея», «Дея¬ ния и мучения св. Апостола Андрея». Академик сопоставил встречающиеся в текстах топогра¬ фические и этнографические данные с той традицией, кото¬ рую античные авторы связывают с народами, обитавшими в северном Причерноморье. В.Г. Василевский пришел к вы¬ воду: тексты, связанные с апостолом Андреем и вышедшие из гностической среды, сохранили живое свидетельство о посещении группой апостолов, включающей Андрея Пер¬ возванного, Петра и Матфея, ряда городов Северного При¬ черноморья и Скифии. Все, что говорится в сказаниях о на¬ родах, которых просвещали апостолы, укладывается в образ и представления, сложившиеся о них на протяжении веков на основании разного родавсвидетельств. Достоверно и принципиально важно для нас то, что в русской древней литературе есть следы таких сказаний об апостоле Андрее, какие нам теперь уже недоступны. Эти сказания, подобно хождению в землю антропофагов, могут быть соотносимы только с севером Скифии. Мы вправе по¬ лагать, что не только русское сказание о путешествии апо¬ стола Андрея по Русской земле, внесенное в нашу летопись,
138 основано прямо на недошедшем до нас изводе «Хождения», но что и в греческой литературе многие понятия, связан¬ ные с Русью, поддерживались знакомством с апокрифиче¬ ской христианской литературой. Эти свидетельства очень важны для дальнейших изысканий. Более чем сто лет назад академик В.Г. Василевский сде¬ лал вывод, с которым никак не желают мириться волхвы советской исторической науки: «...странное сказание о посещении Русской земли Первозванным апостолом, вне¬ сенное в нашу первоначальную летопись, никак не может быть считаемо изобретением или пустою выдумкою мест¬ ного тщеславия, но, по крайней мере, в основе своей соглас¬ но с воззрениями византийской учености XI столетия и, следовательно, находится в той или другой связи с древ¬ нейшими преданиями». В журнале Министерства народного просвещения 1877 года Василевский опубликовал интереснейшую рабо¬ ту: «Хождение ап. Андрея в страйу мирмидонян». В статье ученый, в частности, указывает: «Множество церковных писателей византийских писали об этом... У хрониста Иоанна Малалы (VI век) имя мирмидонян прилагается к болгарам, когда они обитали у Меотики, то есть у Азовско¬ го моря. Для Льва Диакона (X век) Мирмидония находи¬ лась там же, и мирмидоняне уже считались предками рус¬ сов, а владения руссов у Азовского моря назывались Мир- мидонией...Никита Пафлагонский (IX век) в похвальном слове ап. Андрею пишет так: «Получив в удел Север, ты обходил иверов и сарматов, тавров и скифов, всякую страну и город, которые лежат на севере Эвксинского Понта». О миссионерской поездке ап. Андрея в нашу страну писа¬ ли еще Ипполит Римский (ПГвек), Дорофей Тирский (IV век) и Епифаний Кипрский (IV век)». Древнейшие предания старины доносят до нас сведе¬ ния о том, что первые известные нам святые Русского Севе¬ ра свв. Сергий и Герман Валаамские, пришли на остров из земли Ростовской. Пришли же святые мужи в уже суще¬ ствовавшую монашескую общину во времена св. княгини Ольги. Еще одна загадка отечественной истории! Каким об¬
139 разом свет Христовой веры мог проникнуть в Ростов до вре¬ мени Крещения Руси при равноапостольном князе Влади¬ мире Святославовиче? Иные предания подтверждают легенды, зафиксирован¬ ные в «Оповеди». Эти предания также называю!1 Сергия одним из апостольских учеников, посетившего Валаам, где крестил между язычников и Мунга, которого эти легенды предполагают быть Германом, что расходится с версией сказания об апостоле Андрее села Грузино на Волхове. В рукописном житии св. Аврамия Ростовского видно, что обитель Валаамова имела уже в 960 году игумена Феоктис¬ та. Именно Феоктист окрестил будущего просветителя Рос¬ това, свергнувшего идол Велеса при озере Неро и основав¬ шего там Аврамиев монастырь. Итак, мы снова видим чу¬ десную духовную связь Ростова Великого и Валаама. Что касается мощей преподобных, то их обретение (кото¬ рое по счету?) софийский летописец приурочил к 1163 году. При архиепископе Иоанне I мощи были перенесены в Нов¬ город из-за угрозы шведского нашествия на святой остров. Обратное же перенесение мощей на Валаам последовало при том же великом святителе Новгорода, по миновании шведского набега в 1170 году. Эти данные мы приводим, чтобы показать ошибочность мнения, будто житие св. Сер¬ гия и Германа удобно отнести лишь к исходу XIV века. Это глубокое заблуждение. Благодаря трудам подвижника исторической науки Александра Яковлевича Артынова, о котором мы уже сказа¬ ли выше, можно пролить свет на тайну христианизации Ро¬ стовской земли. А.Я. Артынов родился в селе Угодичи под Ростовом и всю жиЗнь занимался поисками старинных до¬ кументов и рукописей по частным и монастырским архи¬ вам. Он записывал рассказы старожилов, горожан, кресть¬ ян, староверов края, делал извлечения из рукописных книг знаменитых и утраченных ныне библиотек Хлебникова, Трехлетова, Марокуева и других. В руках его были две зна¬ менитые рукописи: Хлебниковский ростовский летописец XVII века и рукопись бывшего владельца села Угодичи, стольника Мусина-Пушкина (XVII—XVIII веков).
140 Другой историк Ростовского края, А.А. Титов, писал со слов Артынова, что в селе Угодичи при рытье канавы для бута под сельскую Богоявленскую церковь была найдена монета римского императора Домициана, правившего с 81 по 96 год. То есть речь идет о времени, практически пер¬ воапостольском . Среди материалов сборника Мусина-Пушкина, посвя¬ щенных ростовской теме, обращает на себя внимание по¬ весть «Михей Русин, ростовец» о ростовском купце, встре¬ тившемся во время своих странствий с солунскими братья¬ ми Кириллом и Мефодием в Херсонесе Таврическом и принявшем от них святое крещение. Случилось это в 860 году, после чего Михей вернулся в Ростов и стал там первым христианином. В том же году, после победоносного похода на Царьград, крещение приняли князья киевских руссов — Аскольд и Дир. Причем Аскольд принял в крещении имя Николай. Не с тех ли пор повелось на Руси особое почитание св. Ни- 6 Руины Херсонеса
141 колы Чудотворца, по недоразумению иноземцев принимав¬ шегося за «русского бога»! Князь Аскольд-Николай был убит язычником Олегом Вещим, князем Ладоги и Новго¬ рода. На его могиле с незапамятных времен по настоящее время стоит церковь святого Николая Мирликийского. Еще одно предание говорит о том, что сын князя Олега принял христианство и бежал от отца в Моравию. В креще¬ нии его звали Александр. Трудно определить, где крестил¬ ся Александр. Возможно, на Севере, где не прерывалась христианская традиция, от апостола Андрея берущая на¬ чало. Александр мог бежать от отца-язычника из Киева (здесь впервые отношения Руси крещенной и Руси язы¬ ческой приняли характер политического противостояния). Известно, что во времена князя Игоря, в X веке, на По¬ доле стояла соборная церковь св. Илии. Кто и когда поста¬ вил этот храм возле древнего скифского города Самватаса, или Сара, неизвестно. Вероятно, церковь стояла уже во вре¬ мена князя Аскольда-Николая. А, может, и храм этот был звеном в непрерывной цепи преемственности от Первозван¬ ного апостола? Подобные предположения могут казаться невероятны¬ ми, но еще более невероятны находки археологов, сделан¬ ные недавно на правом берегу Дона, у села Костомарово. Здесь в пещерных образованиях найдены предметы хрис¬ тианского культа, близкие к апостольским временам. Новые факты еще ждут своего осмысления. А древние предания — чуткого слуха русской души. Таинственное предрешение судеб Скифии угадывается в просвещении ее Первозванным апостолом. Через тысячу лет, во времена окончательного крещения Руси Св. Влади¬ миром, последние воистину становятся первыми. И, если мы были крещены почти последними в Европе, исключая совсем уже диких литовцев, то по призванию мы остава¬ лись и остаемся первыми, первозванными. И вновь стано¬ вимся, по предопределению, последними — последними хранителями Истины Христовой. Появившись на страни¬ цах Библии с колчанами, набитыми смертью, бичом Божь¬ им для ветхозаветного Израиля, скифы принимают священ¬
142 ную хоругвь избранного Господом народа у эллинов, как и те в свою очередь восприняли ее у отпавших иудеев. Путешествие Первозванного апостола в землю, которой Господь судил стать Святой Русью, последним оплотом Ис¬ тины, есть предвосхищение этого избранничества. И не случайно путь Апостола пролегал через первую столицу Руси — Словенск Великий. Судьба этого города — таин¬ ственная, прикровенная судьба всего русского народа. Первым материальным символом священного центра православия стал белый клобук папы Селивестра. Он был прислан православными Запада и Востока в древнюю север¬ ную столицу потомков Иафета. «Повесть о Новгородском бе¬ лом клобуке» дает четкую историософскую оценку узурпа¬ ции светской власти у рода Меровингов Каролингами и от¬ падению римских пап в ересь гордыни и самосвятства. «Богопротивник же и человеческому роду супостат и враг, диавол сотвори рать велию на святую Церковь. Воздвиже некоего царя Карула имянем и папу Фармуса и научи их прельстити христианский род своими ложными учении и отступити повелеша от православныя Христовы веры и раз- дратиблагочестиесвятыяАлостольскияЦеркви... И святую Апостольскую Церковь оскверниша неправыми учении и служении. И святого белаго клобука не любяху и чести ему не воздаяху, якоже заповедано у бе исперва, но взямше его и положиша на том же блюде в приделе некоем церковныя сте¬ ны здключиша и на дверцах ндписанием написаше латинс¬ кую речию сице: «Зде сокровен есть белый клобук папы Се¬ ливестра» . Пребысть же лети многа тамо Богом храним». По древнему преданию, шапка Мономаха, бармы и само династическое имя князь Владимир Всеволодович получа¬ ет напрямую от цареградских василевсов и передает по на¬ следству своим потомкам — великим князьям владимир¬ ским и московским. Белый клобук как символ духовной власти будущие Пат¬ риархи Московские и всея Руси получают из священной сто¬ лицы Святорусской — Великого Новгорода, а тот, в свою оче¬ редь, — от последних православных Первого Рима через по¬ средство Рима Второго. Два Рима передают власть Третьему.
143 Первый Рим — духовную власть апостола Петра, Второй Рим — светскую власть христианских императоров. Симфо¬ ния властей получила свою законченную историческую фор¬ му в Москве. Повесть сообщает: «В древняя убо лета изволе¬ нием земнаго царя Константина от царствующего града сего царский венец дан бысть русскому царю. Белый же сей кло¬ бук изволением небесного царя Христа ныне дан будет ар¬ хиепископу Великаго Новагорода. И кольми сим честнее онаго, понеже архангельскаго чина есть царский венец и духовнаго суть... Яко же бо от Рима благодать и слава и честь отъята бысть, тако же и от царствующего града Благодать Святаго Духа отымется в пленение агарянское, и вся святая предана будут от Бога ве-лицей Рустей земли. И Царя рус- каго возвеличит Господь надо всеми языки и под властию их мнози царие будут от иноязычных». Именно новгородские архиепископы избраны были от Господа хранителями священной реликвии — Белого кло¬ бука — вплоть до введения патриаршества в Москве. И до этого времени Новгород оставался сакральным центром Святой Руси, местом, где сосредоточивались святыни древ¬ него христианства: посох апостола Андрея в селе Грузино на Волхове, клобук папы Селивестра. В 1352 году в пути из Пскова в Новгород, недалеко от города Порхова, в Рождественской обители, от морового поветрия умер архиепископ новгородский Василий Кали¬ ка. При жизни Василий совершил паломнические поезд¬ ки в Царьград и Святую землю. Именно архиепископу Ва¬ силию принадлежит идея создания храма Входа Господня во Иерусалим в новгородском Детинце, который задумы¬ вался им как святая святых христианского универсума — собранием всех святынь православия, последняя обитель Истины на Земле. Эти святыни Василий Калика привозил из своих паломничеств-путешествий, выкупал у заморских гостей. Его понимание Новгорода как преемника Царегра- да, вероятно, разделяли тогда многие в православном мире, особенно в Византии, над которой нависла угроза агарян- ского порабощения... Символично и последнее предсмерт¬ ное путешествие архиепископа Василия из Пскова. Имен-
но из псковского Елиазаровского монастыря происходит послание старца Филофея о державной роли Третьего Рима. При жизни Василия Калики был удивительный случай с новгородцами, занесенными волнами Ледовитого океана к таинственному острову, с которого доносилось ангельс¬ кое пение. Двое новгородцев, влезших на скалу, с радост¬ ными криками ринулись вниз, туда, откуда слышалось пение. Третьего заблаговременно привязали за ногу. И ког¬ да он с криком радости попытался спрыгнуть со скалы, его втащили обратно. Но он не поведал ни о чем — был он мертв. Архиепископ Василий считал, что новгородцы нашли на Севере врата земного рая, утерянного Адамом и Евой. В христианском мире был известен античный роман псевдо-Каллисфена о загадочных путешествиях Алексан¬ дра Македонского. Сербский перевод «Александрии» из¬ вестен на Руси с XV века, благодаря трудам монаха Кирил- ло-Белозерского монастыря Ефросина. Есть основания пред¬ полагать, что, по крайней мере, с греческим оригиналом был знаком уже Василий Калика. В славянской «Алексан¬ дрии» упоминается остров святых женщин; доплыть до него можно, но нельзя недостойному заглядывать в глубь; кто пожелает увидеть сокровенное, не останется живым... Сход¬ ные мотивы есть в сказаниях кельтов. Наиболее близкая параллель с преданием о земном рае в «Александрии» передана со слов новгородцев архиеписко¬ пом Василием в «Послании» к Тверскому владыке Феодо¬ ру. Василий Калика придерживался мнения, что рай зем¬ ной не скрыт от людей полностью. Дружину новгородцев, которые поведали архиепископу эту удивительную историю, возглавляли Мирослав и его сын Яков. Людей прибило волнами к высоким горам в Ледовитом океане. «И видеша на горе той написан Деисус лазорем чуд¬ ным и велми издивлен паче меры, яко не человечеськыма руками творен, но Божиею благодатию; и свет бысть в месте том самосиянен.., светлуяся паче солнца; а на горах на тех, ликования многа слышахуть и веселия гласы вещающа». Мы вправе задать себе один принципиальный вопрос: а не имел ли апостол Андрей в своем путешествии на далекий
Кирилло-Белозерский монастырь Север намерения достичь не просто отдаленного конца Зем¬ ли, но земли священной, непостижимым образом связанной с преданиями иафетических народов о земном рае? Очень трудно решиться доверить бумаге произволением одного че¬ ловеческого рассудка ответ на этот сложнейший вопрос ду¬ ховной истории Святой Руси. Самое большее, что мы можем себе позволить, — многозначительное троеточие... Мы неслучайно проделали путешествие в древнюю ис¬ торию Новгорода — Словенска. «Десятки вариантов леген¬ ды о Словене и Русе указывают на основание Словенска, будущего Новгорода, примерно в 2335 году до н.э., — пи¬ шет историк В.М. Золин, — Новгород упоминается на пер¬ вых страницах летописей как созданный еще до походов апостола Андрея и деяний князя Кия в первые века н.э.». Действительно, св. летописец Нестор, перечисляя пер¬ воначальное расселение славян, уже упомянул о первом городе — Новгороде. Кроме того, примечательна фраза ле¬ тописи о том, что славяне на Ильмене прозвались своим исконным именем — словене. Именно для этой группы словен мы вправе допустить их изначальную автохтон- ность. На это указывает и неизменность этнонима. Новго¬ родский исследователь прошлого века B.C. Передольский
146 даже доказывал неразрывную преемственность новгород¬ ского населения к первобытной стоянке человека, найден¬ ной в Коломцах, на Ильмене. Сходные Коломцам находки B.C. Передольский обнаружил на Славенском холме Нов¬ города. Эти археологические коллекции отчасти утеряны в годы войны. Историк Р.В. Багдасаров связывает упадок Словенска с неприятием большинством его жителей апостольской про¬ поведи в I веке от Р.Х. Ученый утверждает, что в VIII веке город возрождается благодаря сильному влиянию христи¬ анской общины, жившей в Неревском конце. И действи¬ тельно, именно в этой части древнего Новгорода стоял храм Преображения, сожженный новгородцами во время их на¬ сильственного крещения «огнем и мечом» воеводами кня¬ зя Владимира Путятой и Добрыней. Здесь археологами были найдены и древнейшие нательные крестики. Возмож¬ но, эта христианская община представляла собой потомков дружины князя новгородского Бравлина, потомка Словена Старого, принявшего крещение с дружиной у раки святого Стефана Сурожского в Суроже, в Крыму, в самом конце VIII века, после победоносного похода по всей византийс¬ кой Тавриде. B.C. Передольский пишет: «...значение новгородских сановников-правителей не установлено наукою, — как не установлено само развитие Ильменской страны, не зави¬ севшее от соседей, утративших чистоту крови первонасель¬ ников Европы путем сношения с азиатскими ордами, вре¬ мя от времени набегавшими на нашу часть света». В част¬ ности, Передольский указывает, что по скандинавским сагам русы Ильменской страны имели славного царя рус¬ ского Сигтрига. (Имя царя передано в скандинавском зву¬ чании.) Здесь — еще одно важное свидетельство того, что апостол Андрей шел не в дикий край варваров, а в древнее словенорусское царство, вне всякого сомнения, известное античному миру. Отголосок античной традиции мы нахо¬ дим в легенде о белом клобуке. В ней Словенск-Новгород назван Скифополем — столицей Скифии, каковой знали Русь именно в первоапостольские времена.
147 Упомянутая в нашем исследовании легенда получила широкое хождение в 1480—1490 годах стараниями борца с ересью жидовствующих новгородского архиепископа Ген¬ надия. Поздняя античная традиция переплетается в леген¬ де с ранними христианскими преданиями. Белый клобук — символ чистоты православной веры, был дарован папе Силь¬ вестру императором Константином. Из Рима белый клобук попал в Константинополь, оттуда был переслан в Новгород. Легенда свидетельствует: «...в Третьем же Риме, еже есть на Русской земле — благодать Святаго Духа воссия». Собирая материалы для написания этой легенды, новгородский ар¬ хиепископ послал! в Рим своего толмача. Там посланец Ген¬ надия нашел нужные ему материалы. На основе многочис¬ ленные древние греческие и латинские манускрипты, воз¬ никла на Руси устойчивая формулировка: «...в северной стране, Третьем Риме, ид еже Скифополь». Есть еще одно древнее предание, которое связывает Сло- венск-Новгород с античным миром, с Царьградом. Вскоре после посещения Словенска Великого апостолом Андреем с учениками князья словенские Лалох и Лахерн начали боевые действия против «скипетра Греческого царства». За это и за неприятие Благовестил апостола Господь попустил прийти Словенску в полное запустение, наслав на город моровую язву. Многие зримые и незримые узы связали царствующий град Константина и первую столицу славянского племени, оглашенных проповедью апостола Андрея. Господь не дал окончательно исчезнуть городу словенорусов. Возможно, это случилось и потому, что немногочисленные христиан¬ ские общины сохранились не только на Валааме, но и в ок¬ рестностях Словенска, например в Грузине. Память о проповеди апостола и о его первом кресте в зем¬ ле Русской сохранилась не только на Севере, в Новгороде, но и в Киеве, где на месте первого креста Первозванного апостола в 1215 году была построена деревянная церковь во имя Воздвижения Честного Креста, о чем мы упомянули выше. Ныне здесь находится величественная Андреевская церковь — шедевр архитектора Растрелли.
148 Да, перед нами открываются удивительные историче¬ ские связи, которые по-новому заставляют смотреть на про¬ цесс христианизации Руси. Апостол Андрей оглашает зем¬ ли Киева, Смоленска, Новгорода и остров Велеса. Над Ски¬ фией поднимаются первые кресты из дерева и камня. Через тысячу лет из Ростовской земли, получившей благую весть из рук святых солунских братьев-просветителей, на Вала¬ ам отправляются его первые известные нам св. Сергий и Герман. Их мощи становятся первыми христианскими свя¬ тынями нашей первой столицы: Новгорода Великого. Уди¬ вительна и чудесна логика божественного домостроитель¬ ства Святой Руси! Итак, мы вернулись в священный очаг словенорусско- го исторического бытия — Словенск Великий, хранящий великую тайну первых веков христианства на Руси. В Царьграде был известен святой старец: блаженный Ан¬ дрей, Христа ради юродивый, родом славянин из Новго¬ рода. С юродивым Андреем, прозванным греками Ски¬ фом, связан и святой праздник Покрова Пресвятой Бого¬ родицы. Во время службы во Влахернском храме именно Андрей стал тайнозрителем явления Богородицы с покро¬ вом над верующими в храме. Событие это относят к IX веку. Заметим, что в то время Влахерна — место, свя¬ зываемое преданиями с древними русскими князьями Jla- лохом и Лахерном, а именно с местом гибели Лахерна. Память о Юродивом Андрее жила в Новгороде всегда. Цер¬ ковь во имя этого святого существовала с древних времен в новгородском Ситецком монастыре, что находился к юго- востоку от города, в четырех верстах, недалеко от Кирил¬ лова монастыря за рекою Ситенкою. В 1371 году деревян¬ ная церковь св. Андрея Юродивого была заменена новго¬ родцами на каменную. Кроме св. Андрея Скифа свидетелем благодатного по¬ крова стал его ученик Епифаний. В русской иконографии праздника Покрова XIV—XV века, особенно на иконах нов¬ городского письма, изображали св. Андрея Юродивого, Епифания, Предтечу, апостолов и святителей. Это не слу¬ чайно. Новгородцы чтили память земляка св. Андрея.
Покров Пресвятой Богородицы. Икона XV в. Во Владимиро-Суздальской Руси почитание праздника Покрова связывается со св. князем Андреем Боголюбс- ким — первым русским великим князем, осознавшим себя всерусским самодержцем. Однако в его время в Новгороде, в Зверине монастыре, уже стояла церковь Покрова. В нов¬ городском рукописном наследии XII века сохранились древнейшие списки Слова на Покров. Отметим парадок¬ сальную ситуацию. Новый праздник Покрова приходит на Русь из Новгорода, родины св. Андрея Юродивого, но зак¬ реплен в русской православной традиции усилиями св. Ан¬ дрея Боголюбского, великого князя Владимира и Суздаля, древней Ростовской земли. А ведь именно его войска пыта¬ лись штурмом взять Новгород в 1170 году, расстреляв стре¬ лами святую икону «Знамения». Но оказывается, что имен¬
150 но св. Андрей Юродивый был святым ангелом князя Анд¬ рея, утвердившего праздник Покрова 1 (14) октября. Князь сам написал слово и службу на Покров. В Боголюбовском замке, в княжеской резиденции, недалеко от Владимира, князь Андрей возводит в XII веке каменную надвратную церковь в честь Андрея Первозванного! То, что наш первый известный из истории русский свя¬ той носит имя Первозванного апостола, конечно, не слу¬ чайно. Блаженный Андрей из Новгорода — это, возможно, еще одна ниточка преемственности, которая уводит нас ко временам, когда земля северной Руси видела св. Андрея Первозванного. (Символично и то, что на международную арену на рус¬ ских военных судах флаг св. Андрея вышел водным путем Первозванного апостола из Руси в Рим: Ладога — Нева — Балтийское море, или Скифский океан, как называли его географы поздней античности.) Активная деятельность венедских мореходов в Северном море удивительным образом связана, как нам представля¬ ется, с тем фактом, что Шотландия считает своим святым покровителем апостола Андрея, хотя нога святого ни разу не ступала на Британские острова. Венеды, или виндели- ки, — «цари-мореплаватели», как называет их француз¬ ский исследователь Жан Робен, — хозяева Северного моря. Именно венеды являются основателями знаменитой шотландской династии Сен-Клеров (или Синклеров) с их родовым имением Росслин (Rosslyn)! От них происходит легенда о скифском происхождении шотландцев и их обра¬ щении в христианство св. Андреем. Перед нами — не раз уже отмеченная исследователями цепочка генетической преемственности венедов, винделиков, этнонима «Русь» и крещения славян-венедов Скифии апостолом Андреем. (Важно отметить, что европейская генеалогия выводит Син¬ клеров от рода Меровея Винделика, основателя династии Меровингов.) Мы можем предположить, что венеды приносят на Бри¬ танские острова Благую Весть, полученную от апостола Андрея. Уместно задаться вопросом: откуда пришли эти
151 венеды? В легендарных преданиях Синклеров прямо ука¬ зано: из Скифии. И пришли из Скифии, конечно, не кель¬ ты — предки скоттов, а роды мореплавателей венедов. Таким образом, Россию и Шотландию связывает одно священное воспоминание о первоапостольском крещении, символически выраженное флагами с косым Андреевским крестом: белым в — Шотландии и лазоревым — в России. И этим своим новым символом Россия обязана императору Петру, который положил частички мощей апостола в осно¬ вание города Санкт-Петербурга и в основание Троицкого собора Александро-Невской лавры новой столицы. Петр же строит Андреевский собор в Кронштадте. При нем же на Соловках, на Большом Заяцком острове, возво¬ дится деревянная церковь в честь апостола Андрея, где хра¬ нился первый Андреевский флаг России. При Петре же высшей государственной наградой становится орден во имя Андрея Первозванного, апостола Руси. Здесь уместно сделать одно уточнение, связанное с сим¬ воликой Андреевского флага. Долгое время, да и теперь, геральдисты были уверены, что рисунок косого креста Ан¬ дреевского морского флага Петр Великий позаимствовал из Шотландии. Считалось, что до Петра этот символ не упот¬ реблялся на Руси. Однако в новгородском музее хранится знамя XVII века, графически решенное совершенно в «Ан¬ дреевской» традиции — косой крест, да еще и дублирован¬ ный в центре полотнища, в перекрестии большого Андре¬ евского креста! Блаженный Иероним в IV веке писал: «Гунны изучают псалтирь; хладная Скифия согревается огнем веры истин¬ ной; войска рыжих и белокурых гетов и даков носят за собой походные храмы». Под этими гуннами, гетами и даками Иероним подразумевал народы Скифии, в основном древних антов-славян, а также и готов. Потомки этих первохристиан и крестились в водах Днепра в 988 году. При императоре Константине Великом христианство стало государственной религией Первого и Второго Рима, выйдя из катакомб и молельных домов. При Владимире Святом христианство осветило Руси путь к Третьему Риму.
152 Апостольская традиция, не прерывавшаяся тысячелетие на Севере Руси, стала духовной основой новой вселенской им¬ перии: Святой Руси — России. Свой земной путь апостол Христов Андрей окончил в го¬ роде Патры на кресте. Но святые мученики, завершив свой век земной, продолжают путь жизни в неземной Славе, в лучах Солнца Истины и, шествуя впереди, указывают нам путь ко спасению. Существует интересное свидетельство таинственной связи и попечения апостола именно о славянах. Город крестной смерти апостола — Патры находится в Греции, северном Пелопоннесе, на Коринфском заливе. В самом начале IX века, в царствование византийского ммператора Никифора, на Патры напали славяне, уже два столетия обживавшие Грецию. Город был спасен благодаря заступничеству св. Андрея. Город действительно спасло чудо. Славяне, опустошив окрестности, обложили Патры, где исстари в соборе храни¬ лись мощи апостола. Голод и жажда заставили осажденных вступить в переговоры с осаждавшими. Стратиг фемы, к которой принадлежал город Патры, с войском находился недалеко, в Коринфе. Славяне, естественно, опасались, что он с войском мо¬ жет прибыть на помощь городу. Ожидая войска от страти- га, жители города послали вестового в горы, неподалеку от города. Вестовой должен был держать прямо знамя, видное со стен города. Но, завидев идущие войска стратига, он дол¬ жен был склонить знамя к долу. Случилось так, что конь дозорного споткнулся, и тот невольно опустил знамя. Воодушевленные жители города ринулись из города в атаку, считая, что с другой стороны на славян ударит войско стратига фемы. Однако никакого войска на помощь к городу так и не пришло. Но горожане этого даже не заметили. Тысячи свидетелей видели, что впереди войска горожан шествовал сам апостол Андрей и гнал славян от города. Но, самое удивительное, сами сла¬ вянские войны воочию видели Апостола, ведшего вперед жителей. И, будучи устрашены сим знамением, пришли в
153 город с миром. Послы их, припадая к мощам апостола Анд¬ рея, просили его помощи и защиты. Когда императору доложил о чуде сам коринфский стра- тиг, то Никифор распорядился, чтобы славяне со всеми сво¬ ими домочадцами и имуществом были приписаны к храму св. Апостола в городе Патры. С тех пор оберегаемые святым апостолом славяне сами приняли на себя священное обязательство содержать стра- тигов, царских посланцев и послов, когда те останавлива¬ лись в Патрах. Все необходимое к этому община славян со¬ бирала в складчину, считая это дело служением св. апосто¬ лу Андрею, который таким чудесным образом, буквально через явленное чудо ратного подвига (а что сильнее могло удивить и восхитить воинственных соседей эллинов?!), при¬ вел целую общину наших сородичей к вере Христовой. В Русском Пантелеймоновом монастыре на Афоне хра¬ нится священная реликвия — стопа Первозванного апос¬ тола. Хранится во образ первой ступеньки той лестницы, по которой народу русскому было даровано восходить к Господу Богу нашему Иисусу Христу.
Антропология Гипербореи и возвращение скифского наследства Мы не случайно начали наше путешествие в Скифию именно со св. апостолом. Многие реалии, оставленные нам «Андреевским преданием», находят свои неопровержимые подтверждения и на поле современных сугубо научных дис¬ циплин. В этом нет ничего удивительного. За последние сто лет многие важнейшие предания, сохраненные Церковью, нашли свое научное подтверждение. Столь важная для на¬ шей священной истории тема, как путешествие апостола в северную Скифию, не стоит особняком в ряду таких же под¬ тверждений. Взглянем на Скифский квадрат с точки зрения археологии, лингвистики, антропологии. Современная историческая наука считает, что непрерыв¬ ная череда родственных культур евразийской степной по¬ лосы, включая земли Северного Причерноморья, позволя¬ ет сделать вывод об однородности этно-генетических кор¬ ней основной массы древнего населения этих мест. Историк А.Г. Силаев в своей работе «Истоки русской ге¬ ральдики» справедливо указывает: культура киммерийцев, обитавших здесь (в Причерноморье. — Авт.) уже в I тыся¬ челетии до н. э., сложилась гораздо раньше — захоронения в ямах, над которыми насыпался курган, относятся к III тыс. до н.э. (Символика подобного погребального обряда, более чем прозрачна. Покойника готовили к новому рождению в мире ином. Яма символизировала утробу матери-Земли, а курган был зримым выражением беременности Земли, го¬ товой родить человека заново, в мир предков. —Авт.).
155 Ямная культура признана археологами протоарийской, от нее в III—II тыс. до Р.Х. ведут свое происхождение все народы индоевропейской семьи. Со временем погребальные ямы протоарийцев превратились в катакомбы степных арийцев, на смену которым киммерийцы принесли погре¬ бальные срубы. Таким образом, при сохранении обычая хоронить своих соплеменников под курганом налицо археологические сви¬ детельства жизнедеятельности родственных народов, нахо¬ дившихся на различных стадиях развития своей культуры. В этой последовательности исторических эпох киммерий¬ цы явились прямыми наследниками арьев Восточно-Евро- пейской равнины, не мигрировавших на Запад Европы или в Южную Азию, а оставшихся у себя «дома». Недаром в древ¬ ности киммерийцев сяитали потомками старшего сына пра¬ отца Иафета, гиганта Япета греческих мифов — Гомера. Что касается скифов, то они пришли не из глубин Азии, а с берегов Волги. Впрочем, для античности Азия начина¬ лась за Доном. Скифы были хорошо известны Гомеру и Ге¬ сиоду (нач. I тыс. до н.э.). Более того, в легендах о Геракле и иных мифах эллинов, возникших не позднее XIII века до Р.Х., скифы упоминаются в качестве учителей земледелия, выплавки меди, оружейного дела. По данным современной археологии, на протяжении всего скифского времени — железного века — основу на¬ селения Скифии составляло прежнее киммерийское насе¬ ление. Итак, киммерийцы и скифы, кто они? Древний лик Скифии Обратимся к античным свидетельствам, описывающим Скифию и скифов. Закономерно, что традиционно мы начинаем свое иссле¬ дование с отца ее величества Истории Геродота и его пове¬ ствования о древней Скифии. Удивительно, но из обширного труда Геродота мы не мо¬ жем почерпнуть точных сведений о том, как же, собственно,
156 выглядели скифы. Исключение составляют сведения о бу- динах, северных соседях царских скифов. Отец Истории подчеркивает, что будины отличны внешностью от собствен¬ но скифов. Будины: «...народ великий и многочисленный, голубоглазый и красноволосый». Будины — коренные жи¬ тели лесной зоны Центральной России. Казалось бы, можно сделать вывод о том, что скифы в расовом отношении отлича¬ лись от будинов. Однако в своей «Истории» Геродот проти¬ вопоставляет будинов гелонам, которые живут рядом, отчас¬ ти родственны скифам, но смешались с эллинами. Гелоны имели свой столичный город Гелон в земле бу¬ динов. Гелоны возделывали землю, выращивали хлеб и не походили на будинов «ни образом своим, ни цветом лица». Геродот утверждал, что гелонский язык родственен скиф¬ скому. С другой стороны, он же считал, что язык гелонов имеет нечто,общее и с языком греков. Гелонские предания связывают свое происхождение с прибытием в эти северные земли греческих колонистов. Очень важно отметить, что по внешнему виду Геродот про¬ тивопоставляет будинов только их соседям гелонам. Уче¬ ный мир пытался отождествить будинов и с протобалтами и с угро-финнами. Однако такие предположения не могут быть приняты нами. Тем более хорошо известно, что угро- финским народам Восточной Европы и Приуралья были присущи отчетливые монголоидные расовые признаки, которые и составляют в сочетании с европеоидной приме¬ сью отличительные черты уральской расы финнов и угров. А вот что писал псевдо-Гиппократ (460 год до Р.Х. — 377 год до Р.Х.) в трактате «О воздухе, водах и местностях» обо всех скифах. Отметим, что речь идет о населении При¬ черноморья V—IV веков до Р.Х. Иными словами, это лишь немногим позднее, по времени, путешествия Геродота. Псевдо-Гиппократ объединяет в этноним «скифы» все те же племена, которые незадолго до него описал Геродот. В ча¬ стности, он пишет: «В Европе есть скифский народ, живу¬ щий вокруг озера Меотиды и отличающийся от других на¬ родов. Название его — савроматы... Относительно внешне¬ го вида прочих скифов, именно сходства их между собой и
_157 несходства с другими народами, можно сказать то же, что и о египтянах, исключая то, что у вторых это обусловливает¬ ся знойностью климата, а у первых холодом... Мы уже гово¬ рили о климате Скифии и о внешности ее обитателей, — что скифское племя значительно отличается от прочих лю¬ дей и похоже только на само себя, подобно египтянам... Она лежит под самым Севером и у подножья Рипейских гор... Перемены погоды там не велики и не сильны: она стоит почти одинаково и мало изменяется. Поэтому-то и обитате¬ ли страны так похожи видом друг на друга... Все скифское племя — рыжее, вследствие холодного климата, так как солнце не действует с достаточной силой, и белый цвет как бы выжигается от холода и переходит в рыжий». Итак, мы видим, что все скифы, а равно и савроматы абсолютно по¬ добны будинам Геродота. Исключение из общего расового типа представляют лишь эллинизированные гелоны. Некоторые антропологические сведения относительно скифов мы можем почерпнуть и у знаменитого Аристоте¬ ля (384 год до Р.Х. — 322 год до Р.Х.). В книге «Метеоро- логика», в главе «О рождении животных» он пишет: «Пря¬ моволосы те люди, в которых много влажности: ибо влага течет у них в волосах, а не сочится по каплям. Поэтому понтийские скифы и фракийцы прямоволосы, так как и сами они отличаются изобилием влаги и окружающий их воздух влажен... На овец холодный климат имеет противо¬ положное влияние, чем на людей: скифы мягковолосы, а савроматские овцы отличаются жесткой шерстью». Клав¬ дий Гален (II век до Р.Х.) писал о германцах, савроматах и «всем скифском племени», что «у них волосы умеренно растущие, тонкие, прямые и русые. Кожа мягкая, белая и лишенная волос». Римский историк Тацит следующим об¬ разом описывает древних германцев: «Сам я присоединя¬ юсь к мнению тех, кто полагает, что населяющие Герма¬ нию племена, никогда не подвергавшиеся смешению че¬ рез браки с какими-либо иноплеменниками, искони составляют особый, сохранивший изначальную чистоту и лишь на себя самого похожий народ. Отсюда, несмотря на такое число людей, всем им присущ тот же облик: жест-
158 Римский врач и естествоиспытатель, классик античной медицины Клавдий 1ален кие голубые глаза, русые волосы, рослые тела...». Значи¬ тельный историк эпохи заката Римской империи Амми- ан Марцеллин (333—391) писал об аланах. Этническое наименование «аланы» распространялось на одно или несколько крупных этнополитических объе¬ динений позднесарматских племен юго-востока Европы. Этнической основой алан стали племена аорсов (русов!?) и сираков, с включением в их среду пришедших из Азии массагетов. «Массагеты — которых мы теперь называем аланами», — пишет Аммиан Марцеллин. В этнополити- ческий союз были включены подвластные кавказские пле¬ мена ясов, и, возможно, касогов, изначально «сарматс¬ ким» аланам отнюдь не родственных. Римский историк считает, что свое имя алане получили от гор, видимо, от Алаунской возвышенности, что находит-
159 с я в центре России. Возможно, здесь — намек и на Рипей- ские горы. Далее Марцеллин пишет: «Они мало-помалу, постоянными победами изнурили соседние народы и рас¬ пространили на них название своей народности, подобно персам... Почти все аланы высоки ростом и красивы, с уме¬ ренно белокурыми волосами; они страшны сдержанно-гроз¬ ным взглядом своих очей». Маркиан в V веке писал следу¬ ющее: «Река Рудон течет из аланской горы; у этой горы и вообще в той области живет на широком пространстве на¬ род алан-сармат, в земле которых находятся истоки реки Борисфена, впадающей в Понт». Современная исследова¬ тельница Н.И. Васильева так комментирует эту информа¬ цию: «Река Рудон античных географов — это Западная Двина, а Аланские горы, о которых упоминают и многие другие источники (причем некоторые из них указывают, что сам аланский народ получил имя от этих гор!), есть не что иное, как Валдайская возвышенность. Это значит, что аланы-сарматы в начале новой эры обитали не только в сте¬ пи, но и на территории Белоруссии, и в Средней России... Лес и степь Восточноевропейской равнины заселял один народ! ...Не следует полагать, что сарматы «расселились» на Север именно на рубеже нашей эры; никаких крупных миграционных процессов в это время не прослеживается. Очевидно, они «наследовали» свои северные земли еще со скифских времен». Советский лингвист В.И. Абаев, говоря о скифских язы¬ ках, к которым он относит, впрочем произвольно и язык осетин, отмесает, что при сравнении их языка (а сравнивал он именно осетинский язык и славянский, так как иного скифского лингвистического материала у ученых нет, кро¬ ме личных имен, которые зачастую у многих народов заим¬ ствованы у соседей) со славянскими языками, бросается в глаза «обилие специфических скифо-славянских схожде¬ ний», и что по количеству этих схождений скифо-славян- ские связи «далеко превосходят... связи скифского с лю¬ бым другим европейским языком и языковой группой». Иными словами, даже ученый-иранист признает, что. гипотетически восстанавливаемый скифский язык имеет
160 больше схождений со славянскими наречиями, чем с иран¬ ской языковой группой. В.И. Абаев отмечает, что «выявлено немало случаев, ког¬ да осетинский смыкается именно с севернорусскими (онежскими, архангельскими) говорами, минуя южнорус¬ ские»! Обратим внимание, что многие древние авторы под¬ черкивали, что на севере Европы (от Балтики до Урала или Ледовитого океана) обитали скифоаланы (Птолемей, II век до Р.Х.), русоланы (исландские саги), аланы, которые сами себя звали «веси» (Адам Бременский, XI век). Итак, ан¬ тичные и средневековые авторы называли население севе¬ ра Восточной Европы «аланами», или «русоаланами». Лин¬ гвист Н.Я. Марр называл эти племена «северными сарма¬ тами», или «руссами». А теперь представим себе, как выглядели восточные скифы. Греческий автор Филострат Старший писал о прекрас¬ ной парфянской принцессе Родогунде. По свидетельствам античных историков, парфяне также происходили от ски¬ фов и частично смешались с мидийцами — арьями Иран¬ ского плато. Итак, о Родогунде: «...Глаза у нее, меняя свой цвет, от голубых переходят в темно-синие, получая свою ве¬ селость от данного настроения, свою красоту от природы, повелительный взгляд от сознания власти». Вспомним, что писали древние авторы о славянах. В VI веке Прокопий из Кесарии свидетельствовал о южной группе славян, о склаве- нах: «Все они рослы и сильны, цвет лица не совсем белый, волосы не русые, не черные, но рыжеватые». И тут же при¬ ведем всем известное описание русов, сделанное арабским путешественником Ибн-Фадланом, видевшим их на Волге: «И не видел я людей с более совершенными телами, чем они. Они подобны пальмам, румяны, красны». В VI—VII веках нашей эры немало славян поселилось в малоазийских про¬ винциях Византии, которые после завоевания арабами Си¬ рии в 635—636 годах оказались ареной длительной арабо¬ византийской войны. Именно тут арабы впервые познако¬ мились со славянами, поразившими их своей внешностью. Наиболее раннее упоминание «златокудрых саклабов» со¬
161 держится в касыде (поэме) придворного панегириста ал-Ах- таля (ок. 640—710 годов), написанной в конце VII века. Оче¬ видно, что жители Восточной Европы на протяжении 2 тыс. лет сохраняли особый и единый антропологический тип. Эти данные позволяют окончательно решить и принци¬ пиальный вопрос об исходном антропологическом типе сла¬ вян перед началом их великого расселения по Централь¬ ной Европе и по Балканам. В период становления антропо¬ логической науки в Европе появились первые попытки определить славян в расовом отношении среди других ев¬ ропейских народов. Шведский исследователь А. Ретциус в 1842 году опре¬ делил место славян среди остальных народов с соматологи- ческой точки зрения, основываясь при этом на форме их головы, и создал систему, в основу которой было положено изучение относительной длины черепа и величины лице¬ вого угла. Ретциус объединил древних германцев, кельтов, римлян, индусов, персов, арабов и евреев в группу длинно¬ головых ортогнатов, а угров, европейских турок, албанцев, басков, древних этрусков, латышей и славян в группу ко¬ роткоголовых ортогнатов. Обе группы бы ли различного происхождения, поэтому раса, к которой относились славяне, была совершенно, по мнению шведа, чужда расе, к которой относились кельты и германцы. Очевидно, что одна из этих рас должна была быть «ариизирована» другой и принять от нее индоевропейский язык. Начались споры о том, кто из двух групп представлял собой исходных индоевропейцев. Спор велся на очень огра¬ ниченной научной базе. Вскоре выяснилось, что часть ев¬ ропейских кельтов тоже круглоголов. Что же касается славян, то об их расовой принадлежно¬ сти судили не по древним краниологическим сериям, а по населению XIX века Балканских стран, где славянский элемент за 700 лет был значительно разбавлен местными племенами, относившимися к динарской расе. А. Ретциус не учитывал изменения исторического ха¬ рактера, когда с течением времени связь индоевропейско- 6 - 7090 Ларионов
162 го языка с изначальной арийской расой стала более чем ус¬ ловной для многих европейских народов. Немецкие уче¬ ные XIX века, однако, взяли неточные выводы шведа на вооружение и создали свою теорию чистой германской расы. Опираясь на исследования немецких погребений меровин- гской эпохи V—VIII веков, они создали на основе системы Ретциуса теорию расового превосходства чистых герман¬ цев, с характерными расовыми чертами: длинная голова (до¬ лихоцефалы и мезоцефалы), довольно высокий рост, розо¬ вый цвет лица, белокурые волосы, светлые глаза. Этой расе была противопоставлена другая, более мелкая, с более ко¬ роткой головой (брахицефалы), более темным цветом кожи, каштановыми волосами и темными глазами. Главными представителями этой расы должны были быть, по мнению немцев, славяне и древние кельты. Немцы почти всегда считали длинноголовую и белоку¬ рую расу расой праарийцев. Во Франции большинство счи¬ тало, что темная, брахицефальная, кельто-славянская, как ее называли, раса передала свой индоевропейский язык се¬ вероевропейским белокурым иноплеменникам. Так как основные черты кельто-славян Европы XIX столетия (бра¬ хицефалия, темный цвет волос и глаз) приближали эту расу к среднеазиатским народам со сходными антропологичес¬ кими данными, то было высказано предположение о род¬ стве темных европейцев с финнами, уграми, монголами и тюрками. Тогда же возникла теория об исходе праславян из глубин Азии. Оккультистка Е.И. Блаватская даже нашла соответ¬ ствующее место первоначального славянского обитания в Индии. Впрочем, не зная текста Ригведы, она искренне счи¬ тала и родиной индоарьев Индию. Однако антропологичес¬ кая наука быстро развивалась и вскоре выяснилось, что сто¬ ронники туранского происхождения славян основывались в своих выводах на совершенно ложной посылке. Они опи¬ рались на результаты, полученные при изучении двух групп источников, очень отдаленных друг от друга по вре¬ мени: первоначальный германский тип был определен по ранним источникам — погребениям V—VIII веков, прас-
163 лавянский же тип был установлен по относительно поздним источникам. Таким образом, сравнивались две несравнимые величи¬ ны — современное для XIX века состояние одного народа с былым в древности состоянием другого. Как только были от¬ крыты древнеславянские погребения и появились новые кра¬ ниологические данные, сторонники «германской» теории сразу встретились с многочисленными затруднениями. Было установлено, что черепа из славянских погребений IX— XII веков в большинстве своем такой же удлиненной формы, как и черепа древних германцев, и очень близки им; тогда же было отмечено, что все исторические документы описывают древних славян как белокурый народ, со светлыми или голу¬ быми глазами, розовым цветом лица. Но что более всего пора¬ зило немцев, так это то, что у всех северных славян древние физические черты преобладали и тогда в середине XIX века. Древние погребения южнорусских славян содержали скелеты, из которых 80—90% имели долихоцефальные и ме- зоцефальные черепа. По восточнославянским племенам этот процент распределялся следующим образом: погребения северян на Пселе — 98%; погребения древлян — 99%; по¬ гребения полян в Киевской губернии — 90% . У древних западных славян и поляков следующее процентное содер¬ жание длинных черепов: в Плоцке — 97,5%, в Слабожеве — 97% , погребения древних полабских племен в Мекленбур¬ ге — 81%, погребения лужицких сербов в Лейбенгене в Сак¬ сонии — 85%, в Бургленгенфельде в Баварии — 93%. Чеш¬ ские антропологи при изучении скелетов древних чехов вы¬ яснили, что среди последних черепа долихоцефальных форм встречались чаще, чем у современных чехов. И. Геллих ус¬ тановил еще в 1899 году, что среди древних чехов 28% чере¬ пов долихоцефальные и 38,5% — мезоцефальные. Там, где в XIX веке в Чехии наблюдалось преобладание брахицефаль- ных форм, население VIII—XII веков имело ярко выражен¬ ную долихоцефалию или мезоцефалию. В сборнике «Русская расовая теория до 1917 года. Вып. 2», под редакцией В.Б. Авдеева приводится важное наблюдение о генеалогии великорусского племени, сделанное светилом
164 русской антропологической науки А.П. Богдановым: «Это ан¬ тропологическое указание на длинноголовый тип, как на ко¬ ренной и первобытный, из коего произошло великорусское население, имеет еще особый интерес, если мы сравним сред¬ нерусские курганные черепа со скифскими... На место ски¬ фов по истории являются славяне, но славяне-арийцы, а сле¬ довательно, по убеждению многих антропологов, — длинно¬ головые... Если признать между новгородскими черепами длинноголовые за славянские, то тогда сказание летописей, что и Киев, и Новгород — земли славянские, получает и есте¬ ственнонаучное объяснение, а вместе с тем это становится и в соответствие с тем предположением, что славяне, как и арий¬ цы, длинноголовые, и что они в сравнении с другими индоев¬ ропейскими племенами всего юнее даже в естественноисто¬ рическом смысле, всего менее отдалились от своего корня, что подтверждается и лингвистическими изысканиями». Чешский историк JI. Нидерле писал, что «Почти все древнеарабские свидетельства VII—X веков характеризу¬ ют славян как русых; один лишь Ибрагим ибн Якуб, еврей¬ ский путешественник X века, отмечает: «интересно, что жители Чехии смуглые». Слово «интересно» выдает его удивление по поводу того, что чехи смуглые, из чего можно заключить, что остальные северные славяне в целом не были таковыми. Впрочем, и в настоящее время среди северных славян преобладает тип блондина, а не шатена»! И уже тогда в конце XIX столетия большинство ученых согласились, что предки всех славян относились к белокурой и долихоцефальной, «германской», как ее тогда называли, расе, сформировавшейся в Север¬ ной Европе. Основоположник Немецкого антропологического обще¬ ства Рудольф Вирхов (1821—1902), систематизировав мно¬ гочисленные антропологические материалы, пришел к убеждению, что: «...и германцы и славяне были первона¬ чально блондины». Другой корифей немецкой антропологической школы, Иоганнес Ранке (1836—1916), считал: «Древняя типиче¬ ская форма как германского, так и славянского черепа была
165 длинноголовая, до лихоцефалическая. Подобно тому, как мы встретили на севере Средней Европы главную область распространения блондинов, мы видим на севере славян¬ ского и германского мира довольно компактное ядро длин¬ ноголовых черепов». Однако оставалась проблема, почему многие славяне со¬ временной Европы стали темными брахицефалами. В от¬ ношении древних чехов и южных славян все, в общем-то, ясно. В своем продвижении на юг славяне ассимилировали древнее темноокрашенное, брахицефальное доиндоевро- пейское население Европы. И тем не менее автор этих строк собственными глазами видел недавно в Македонии, что и среди этих самых южных славян до сих пор не редки бело¬ курые и голубоглазые люди. Современная же брахицефализация и потемнение насе¬ ления Европы связаны с процессом урбанизации и измене¬ нием среды обитания и режимом питания. Однако изна¬ чальный расовый тип остается у северных славян и в пер¬ вую очередь это касается русского народа. Летописцы Московского государства в XVII веке, каса¬ ясь проблемы происхождения этнонима «Русь» писали сле¬ дующее: «Едины глаголят, яко от Росса князя полунощно¬ го (русские получили свое имя. — Авт.)... иные от русых власов, понеже в сей стране из сисевыми власы мнози обре¬ таются», — свидетельствует Густынская летопись. Другой хронограф XVII века отмечает: «РусьубоСловя- не обое един есть род, понеже Русь нарицается от цвету лица и власов, ниже бо преизличну белость имеют...». Это дан¬ ные о том, как выглядел русский народ в XVII веке, 400 лет спустя татарского погрома. В XIX веке ученый В. Воробьев описывал великорусов: «На вид большая часть коренных великорусов кажется ро¬ ста... немного повыше среднего, с широкими плечами и крепким коренастым сложением, давшим им силу вынес¬ ти в своей долгой, более чем тысячелетней, жизни и мон¬ гольское иго, и многое множество всяких бед и невзгод. Мягкие, нередко волнистые русые волосы на голове расче¬ саны обыкновенно (у крестьян) на обе стороны с пробором
166 на середине головы, на затылке они нередко подстригают¬ ся в «кружок»; лицо обрастает усами и бородой; борода обык¬ новенно не стрижется и отрастает, особенно у пожилых, длинною, иногда же подстригается «лопатою», но никогда истый великорусский крестьянин не станет брить бороду... Глаза у великорусов чаще всего серые или серотголубые, нередко и светло-карие, темные же, почти черные, и чер¬ ные глаза, как и волосы — в редкость. Лицо — широкое, но и длинное, открытое... Эти приметы, равно как и целый ряд других мелких, мало сразу заметных примет, взятых вместе, отличают великоруса от других народов настолько, что пусть даже человек молчит, пусть будет он и без одеж¬ ды — в бане или на реке во время купания, сразу можно все-таки сказать, что перед вами стоит великорус, а не не¬ мец, еврей или француз». Действительно, столь характер¬ ная особенность антропологического типа, единого у огром¬ ного по численности народа, должна была складываться тысячелетиями на одной и той же территории. В конце XIX века русский антрополог Д.Н. Анучин вы¬ делил на территории Восточной Европы два ареала относи¬ тельной высокорослости (северный и южный) и два — низ- корослости (западный и восточный). Д.Н. Анучин пришел к важному выводу, что причины сложения этих ареалов сле¬ дует искать не в природных условиях, а в истории расселе¬ ния по Русской равнине славянских и финских племен. Спустя 40 лет, в 1932 году, основываясь на сведениях Центрального статистического управления по призывно¬ му населению 1927 года, другой замечательный русский антрополог, В.В. Бунак, подтвердил в целом выводы Ану¬ чина. Если наложить эти данные на тот теоретический кар¬ кас, который мы выстраиваем, развивая идею родственно¬ сти скифов и древних славянских обитателей Русского Се¬ вера, то относительная высокорослость северян и южан легко объясняется родственностью происхождения этих групп восточноевропейского населения. . В начале XX столетия антропологи сделали еще одно важное открытие, сближающее древних скифов со славян¬ ским населением Руси. Особенный интерес для нашей
167 темы представляет определенный тогда ареал длинноголо¬ вого русского населения в Рязанской, Пензенской и Там¬ бовской губерниях, что, несомненно, сближает по ряду важ¬ ных расовых показателей этих длинноголовых южнорусов со скифами Причерноморья более раннего периода. А вот свидетельства современных ученых, основанные не на точных антропологических показателях, а на визуальном изучении предметов скифского искусства. В книге Б.Я. Ста- виского «Между Памиром и Каспием» отмечается, что если судить по монетам, то Митридат Первый, основатель пар¬ фянской империи, имел чисто русские черты лица! В работе В.Н. Пилипко «Голова в шлеме из Старой Нисы» сказано, что во время раскопок дворца в Нисе — столице Пар¬ фянского царства, была найдена голова воина в шлеме, пред¬ ставлявшая собой часть несохранившейся статуи. У воина лицо русского богатыря. Для многих эти свидетельства по¬ кажутся неубедительными, ненаучными фантазиями ро¬ мантиков, готовых видеть русские лица всюду, даже у знаменитого египетского сфинкса (есть авторы, писавшие об этом). Оставим в стороне крайности и отметим, что известный немецкий мыслитель Освальд Шпенглер счи¬ тал, что в определении расового типа важнейшую роль играет не научное изучение черепа индивидуума — всего лишь мертвой материи, а именно живое визуальное определе¬ ние принадлежности человека к тому или иному этногенетическому коллективу. Рационально опреде¬ ление «свой-чужой», трудно объяс¬ нить, но нечто еле уловимое в чело¬ веческих чертах, находящее свое зеркальное отображение в душе дру¬ гого, делает такое определение очень точным. Немецкий мыслитель и философ, один из основоположников философии культуры Освальд Шпенглер
168 Итак, еще в прошлом веке многие ученые отмечали, что по дошедшим до нас образцам скифо-сарматского искусст¬ ва можно было заключить, что портреты скифской эпохи передают русский антропологический тип удивительно точно. Что это, случайность? Антропология арийского племени А что говорит современная антропология, накопившая огромный информационно-статистический материал, свя¬ занный со скифами и сарматами. На основании антропологических данных, подтверж¬ дающих точное физическое соответствие русских (славян) и раннесредневековых алан, сарматов античной эпохи, скифов железного века и киммерийцев эпохи поздней бронзы, специалистами делается вывод о решающем зна¬ чении скифо-сарматской составляющей в формировании современного русского типа. Академик В.П. Алексеев писал: «Несомненно, что большая часть населения, про¬ живавшая в южнорусских степях в середине I тыс. до н.э., является физическими предками восточнославянских племен эпохи Средневековья». Он же описывает и скифов по имеющемуся антропологическому материалу: «Это были классические европеоиды, отличавшиеся... удлинен¬ ной формой головы, относительнонизким и широким ли¬ цом, довольно массивным скелетом и сравнительно высо¬ ким ростом». Сами греки, не склонные давать варварам завышенные оценки, описывали скифов как людей красивых, атлети¬ ческого телосложения. Преемственность этнокультурных традиций «степного» корня отчетливо просматривается в одежде: высокие шап¬ ки, длинные подпоясанные рубахи, штаны, сапоги и каф¬ таны с откидными рукавами. Этот тип одежды, а также стрижку «под горшок», изображенные на предметах скиф¬ ского искусства, сохраняли не только древние русичи, но и великорусское население в XVI—XVII веках.
169 Изучение антропологического материала времен Боспор- ского царства было решающим в изучении этногенетических вопросов периода античности в Северном Причерноморье. История греческих колоний, возникших здесь в VI—V веках до Р.Х., тесно связана с историей скифо-сарматского мира. Правда, в случае с Боспором речь должна идти прежде всего о взаимоотношении двух миров: скифского и эллин¬ ского. Это ясно прослеживается и по антропологическому материалу. Например, курганы Юз-Оба, несомненно, яв¬ ляются некрополем греческой и эллинизированной вер¬ хушки Пантикапея. Период расцвета города Пантикапея в IV веке до Р.Х. нашел свое отражение в увеличении разме¬ ров некрополя, что свидетельствовало о росте населения. Прирост этот шел за счет оседания в городах скифов. В целом антропологи следующим образом характери¬ зуют греческое население Пантикапея. Исходя из сред¬ них величин, мужские черепа характеризуются умерен¬ ными размерами продольного и поперечного диаметров мозговой коробки, при малой ее высоте. Черепа сравни¬ тельно небольшие, грацильные, рельеф выражен слабо. Лица средневысокие при средней же ширине их, со сред¬ ними размерами носа и орбит, малыми углами горизон¬ тальной профилировки, профилированным переносьем, большим выступающим носом. Женские черепа отлича¬ ются большей величиной продольного диаметра при сред¬ ней величине поперечного и высотного диаметров. Лицо сильно профилированное, средневысокое, среднеширо¬ кое, со среднешироким и средневысоким сильно высту¬ пающим носом, большими размерами орбит. Итак, серия черепов европейских «боспорцев» может быть охарактеризована как мезокранная (среднеголовая), со средними размерами диаметров мозговой коробки, сред¬ нешироким и средневысоким ортогнатным профилирован¬ ным лицом, сравнительно низкими орбитами и выступаю¬ щим носом с хорошо профилированным переносьем. Иные мужские черепа из Пантикапея имеют большую величину продольного диаметра при средней величине по¬ перечного и малой — высотного диаметра, долихокранны
ж (длинноголовы), что свидетельствует о скифской этниче¬ ской компоненте в населении города. Лица у черепов среднеширокие, низкие, умеренно про¬ филированные на уровне назиона, с высоким, умеренно вы¬ ступающим носом и низкими орбитами. Чтобы более кон¬ трастно выделить собственно антропологический тип ски¬ фов, мы должны четко представлять, в чем их отличие от соседних этнических групп по расовым признакам. И тут нам не обойти своим вниманием ближайших соседей-ски- фов по Крыму — таинственных тавров. Ученые до сих пор не могут сказать, на каком языке разговаривали тавры, и насколько можно говорить об их родственном происхожде¬ нии с киммерийцами. Киммерийцы — самый загадочный народ нашей исто¬ рии. Венский археолог Ф. Ганчар находил возможным со¬ поставлять киммерийскую культуру с галыптатской куль¬ турой всего Подунавья. Коллекция бронзовых топоров, най¬ денных на территориях киммерийских племен, поражает высокой техникой обработки металлов, что позволяет сбли¬ жать киммерийцев с племенами, оставившими галыптат- скую культуру. Галыптат Средней Европы и культура Три- полья на Украине, действительно, тесно связаны между со¬ бой. Можно даже утверждать, что галыптатские племена вышли с территории, занятой трипольцами. Однако археология все-таки не позволяет с полной оп¬ ределенностью ответить на вопрос, кем были в этнолингви¬ стическом плане киммерийцы. Римский историк Страбон оценивает их как фракийцев. Страбон делал свои записи в первой половине I века н. э. и мог непосредственно общаться с потомками киммерийцев в Крыму и Причерноморье. Давно уже высказывалось мнение, что далеко не все киммерийцы были изгнаны скифами со своей родины. Часть из них осталась и слилась со скифами или продолжа¬ ли жить маленьким этническим анклавом. В Средневековье фракийцев считали славянами. Види¬ мо, по этой причине св. Дмитрий Ростовский писал о том, что киммерийцы наши древние предки. Татищев указы¬
171 вал на древнюю прародину кимме¬ рийцев в Тверской губернии у го¬ рода Кимры! Ряд ученых видели в киммерийцах иранское племя, давшее в язык скифов некоторое количество иранских корней. Другие полагают, что кимме¬ рийцы — это не ушедшие в Индию индоарьи. Кроме всего прочего, в Британии известны были кельто¬ язычные кимвры. Предания это¬ го народа, жившего в Уэльсе, го¬ ворили о прародине в Скифии и о предках киммерийцах. Сейчас сложно сказать, на каком языке говорили эти кимвры сразу после прихода в Британию. Возможно, что кельтский язык был воспринят ими от местного населения позднее. И уж, конечно, мы обязаны вспомнить кимвров, напав¬ ших вместе с тевтонами на Римскую империю и пришед¬ ших с Ютландского полуострова. На каком языке говори¬ ли союзники тевтонов, сказать сложно. Старая историче¬ ская школа считала их германцами. Сейчас же все больше ученых склонны видеть не только в кимврах, но и в тевто¬ нах первоначальных кельтов! Однозначно сейчас решить этот вопрос фактически невозможно. Напомним только, что все древние авторы единогласно считали киммерийцев потомками самого старшего сына праотца Иафета — Гомера. Необходимо серьезно относить¬ ся и к мнению ряда авторов, которые считают киммерий¬ цев родственным скифам племенем. Аккадская версия пер¬ сидских царских надписей знает киммерийцев как саков на Западе современного Туркестана. Они обитали к северу от Окса и назывались «гимир», или «гиммири». Саки — восточная ветвь скифов, известны персам как киммерий¬ цы. Факт более чем значительный. Наверное, на первых порах в киммерийский союз входили и праславянские пле¬ мена и кельты на западе. Но костяк действительно могли Русский дипломат и историк Василий Никитич Татищев
Ill составлять фракийцы. История донесла до нас глухие пре¬ дания о вековечной вражде скифов и фракийцев. Уж не яв¬ лялась ли эта вражда отзвуком того киммерийского погро¬ ма, который учинили скифы. Кроме этого, большинство ученых склонны видеть в потомках крымских киммерий¬ цев племя тавров, к антропологическому описанию кото¬ рых мы сейчас и перейдем. Краниология тавров достаточно изучена, и мы можем судить об их расовом облике. У тав¬ ров широкое распространение получил понтийский антро¬ пологический тип, он характеризуется мезо- или брахик- ранией, крупными размерами продольного и поперечного диаметров, высотным диаметром, широким и средневысо¬ ким лицом с высоким и узким, сильно выступающим но¬ сом с хорошо профилированным переносьем. Именно при¬ месью таврского элемента объясняется брахикрания, встре¬ чающаяся у скифов Крыма. Однако надо учитывать, что есть серии черепов, которые рисуют тавров Крыма как европео¬ идный мезокранный, грацильный вариативный тип с уз¬ ким или среднешироким лицом. Очень важен для нас факт, что именно тавры, а не скифы определили основной антропологический тип средневеко¬ вого неславянского населения Крыма! Тавры ограничили с юга контактную зону скифов с эллинами Причерноморья. К какому же расовому типу принадлежали, собственно, ски¬ фы? В настоящее время накоплен значительный краниоло¬ гический материал из скифских могильников. Первые данные по скифам из Среднего Приднепровья и скифам Причерноморья были опубликованы Г.Ф. Дебецем (1948 год). Материал позволял сделать очень важный вы¬ вод о большом сходстве черепов скифов с черепами палео- металлической эпохи тех же территорий. Это неумолимо свидетельствует об этногенетической автохтонности ски¬ фов для всего огромного скифского ареала обитания. Име¬ ющиеся различия в наклоне лба, степени развития надбро¬ вья и величине скулового диаметра соответствуют обычно¬ му направлению эпохальной изменчивости. Интересно, что серия из Причерноморья, скифы-кочевники, отличаются от скифов-пахарей из Среднего Приднепровья большим
173 разнообразием: здесь наряду с долихокранными формами прослеживается примесь брахикранных европеоидных форм. Отмеченная в эпоху бронзы (катакомбная культура) примесь брахикранов продолжает существовать и в скиф¬ ское время. Однако имеющийся палеоантропологический материал не дает абсолютно никаких указаний на вторже¬ ние в этот регион новых расовых типов в скифское время, по сравнению с предыдущими эпохами! Здесь мы вправе сделать несколько важных выводов. Во- первых, скифы-пахари Поднепровья, в которых ученый мир согласно видит древних славян, представляют длинноголо¬ вое нордическое население, генетически родственны осталь¬ ным скифам и являются расово основополагающим типом для всех скифов. Наличие брахикранной примеси у скифов - кочевников Крыма мы можем объяснить двояко. Или это есть следствие поглощения остатков киммерийского населения, или, если киммерийцы представляли тот же расовый тип, что и все население региона в палеометаллическую эпоху, то мы должны признать в скифах-кочевниках пришлые с вос¬ тока родственные племена. И действительно, две легенды, которые приводит в сво¬ ей Истории Геродот о происхождении скифов, позволяют именно так и подходить к этой проблеме. По одной леген¬ де, скифы — автохтоны, исконные жители своей страны, дети Геракла и змееногой дочери богини реки Борисфен. Изображение этой змеедевы русские носили до XIII века на медальонах, которые в археологии принято называть змеевиками, вместе с изображениями христианских свя¬ тых. И хотя в Византии тоже бытовали змеевики с изобра¬ жением медузы-горгоны, нельзя говорить о прямом заим¬ ствовании этого вида подвесок на Руси. Распространение змеевиков у русского средневекового населения объясня¬ ется лишь глубинной памятью языческих предков о змее¬ ногой деве — прародительнице всех скифов. Другая легенда рассказывает о происхождении скифов из Азии, которая, впрочем, для людей античного времени начиналась прямо за Доном. Очевидно, что родственные остальным скифам скифы-кочевники пришли из-за Дона
и были носителями своеобразного антропологического типа с примесью брахикранных (короткоголовых) форм черепа, что роднит их с сарматами. Но даже не смотря на этотч}жкт антропологи констатируют большое морфологическое сход¬ ство скифов Нижнего и Среднего Поднепровья и Крыма, отмечая небольшие различия между ними только локаль¬ ными вариантами одного и того же расового типа. Важно, что черепа скифов-пахарей, праславян из Среднего Под¬ непровья наиболее долихокранны (длинноголовы), с более четко выраженным рельефом. Поражает и значительное сходство скифских черепов с палеометаллическими крани¬ ологическими сериями древних и еще единых арьев с тер¬ ритории Украины. Несомненно, что и скифы-пахари и цар¬ ские скифы Нижнего Днепра и Крыма были одним наро¬ дом, автохтонного происхождения. Следует сказать и еще об одном значительном факте, ко¬ торый проливает свет на загадку внезапного «исчезнове¬ ния» из истории столь могущественного и огромного наро¬ да, как скифы. Отметим, что если в античное время в Сред¬ нем Поднепровье жили скифы-пахари, а в Крыму царские скифы, то в IX веке уже нашей эры на тех же землях, в Под¬ непровье живут поляне-русь, подданные князей Аскольда и Дира, а в Крыму проживает русь черноморская, тоже сла¬ вяне. Византийцам была известна и столица этой азово-чер¬ номорской Руси — город Руссия на Керченском полуостро¬ ве. Именно эти русы и составили в дальнейшем славянское население русского княжества Тьмутаракань. И именно эти русы генетически были прямыми потомками царских ски¬ фов, как и поляне-русь Несторовой летописи были прямы¬ ми потомками скифов-пахарей. И никуда скифы не исчезали. Древняя Византия, на¬ зывая русов скифами, была прекрасно осведомлена об этом факте, не в пример современным историкам. Трудно сказать, почему наши ученые советского перио¬ да столь старательно игнорировали этот лежащий на поверх¬ ности факт. Зачем понадобилось выдумывать группу «севе¬ роиранских языков» немецкому научному миру в XIX веке, предельно понятно. Эти «североиранцы» создавались в
175 истории с той же самой целью, что и украинцы-самостийни¬ ки в политике, направленной против России. Стояла четкая геополитическая задача оторвать скифское историческое наследие от славянства и доказать своего рода историческую «нелегитимность» расширения Российской империи до зе¬ мель Северного Причерноморья, Сибири и Средней Азии, некогда занимаемых единым скифским племенем, назы¬ вавшим себя, как свидетельствовал Геродот, сколотами — сынами коло-солнца! Мотивация немецких ученых, по крайней мере, понятна. Но мы-то с вами со школьной ска¬ мьи помним слова из «Слова о полку Игореве», что Даждь- божьи внуки, внуки солнца, это — мы, русские! И вся эт- ногенетическая история региона убеждает нас в этом. Да, скифы-сколоты,— это мы! Загадочный скифский язык Ни древние эллины, ни древние персы и словом не об¬ молвились о том, что язык скифов напоминал бы им язык действительно ираноязычных мидян и персов. А ведь в то время отличия гипотетического североиранского наречия от, иранского должны были бы быть столь невелики, что воспринимались бы древними как единый язык. Но этого- то и не было. Насколько логичней объясняется наличие иранских форм, слов и имен собственных в языке восточ¬ ных славян только общностью происхождения арьев на тер¬ ритории, где в дальнейшем обитали только славяне. И нем¬ ногочисленные «иранизмы» в славянских языках, возмож¬ но, есть реликт общеарийского единства, чьим коренным племенем и прямым наследником после миграции много¬ численных арийцев на Восток и на Запад остались именно восточные славянские племена. Очень важно здесь отметить, что индоарийских парал¬ лелей в языке славян значительно больше, чем иранских. Иранские же можно считать крайне незначительными. А если бы скифы были иранцами, при столь долгом сосед¬ стве со славянами мы наблюдали бы прямо обратную кар¬
176- тину языковых влияний на славян Приднепровья. Кроме того, даже в именослове богов скифов, который донес до нас Геродот, современная исследовательница Н.И. Васильева не без основания видит реликтовые формы именно индоа¬ рийских языковых форм, но никак не иранских. По свиде¬ тельству Геродота, скифский царь Иданфирс признавал своими владыками только верховных скифских богов: Па- пая и Табити. В иранском пантеоне аналогий именам этих богов нет. Зато индийский материал предоставляет нам воз¬ можность сравнивать скифскую богиню огня Табити с до¬ черью индоарийского божества Савитара, Тапати, бывшей в браке с мифическим царем Самвараньей. Говоря о попытках определить язык древних скифов, мы должны учитывать, что языковеды выделили пласт сла¬ вяно-иранских схождений (изоглосс). Это — слова из сфе¬ ры морали, права, медицины, быта: Сварог, Хоре, Вий, Ра- рог, Симаргл, бог, див, ящер, вера, ирий, рай, небо, святой, ватра (огонь), вопить, ворожить, гадать, гатать (закли¬ нать — близко к иранскому «гата»), жертва, могила, пи¬ сать, слово, чары, чаша, благо, зло, мудрый, сором, честь, вет («извет», «совет», «вещать»), вина, рота (клятва), гой (здоровый), хворый, мир. Польские термины «szatrzyc» (колдовать) и «poczwara» (чудовище) также родственны иранским изоглоссам. Важно, что все эти изоглоссы общеславянские. Некото¬ рые из этих слов известны (в несколько иных формах) и дру¬ гим индоевропейским народам. Все это говорит только о том, что и речи не может идти о заимствовании этих «схожде¬ ний» у скифов. В противном случае, параллели могли быть только у восточных и южных славян. Мы же наблюдаем, что все эти изоглоссы явно появились во времена общеславян¬ ского единства, задолго до VIII века до Р.Х., когда скифы стали заселять и обживать Южное Причерноморье. Более того, если некоторые из этих форм известны и другим индо¬ европейцам, то мы можем говорить лишь о большом пласте лексики у славян, оставшейся со времен общеарийского единства. Эти изоглоссы отнюдь не свидетельствуют о том, что скифы якобы говорили на североиранских наречиях.
177 Здесь мы можем вспомнить и доводы в пользу славян¬ ского языка древних скифов замечательного ученого XIX века Юрия Венелина. Венелин был уверен, что ключ к загадке, на каком язы¬ ке говорили скифы, лежит в области города Томи, на побе¬ режье Черного моря, за Дунаем, в том самом городе, где отбывал ссылку знаменитый римский поэт Овидий. Кста¬ ти говоря, Венелин был одним из первых, кто считал имя «сарматы» или «савроматы» для целого народа нарицатель¬ ным, а не настоящим этнонимом. Он справедливо указы¬ вал, что с древнегреческого языка этот древний этноним переводился как ящероглазые, точно так же как меланхле¬ ны — это те, кто носят черные одежды. Не беремся судить, как не брался и Венелин, что имелось в виду под «ящерог- лазостью» сарматов, согласимся, однако, что те, кто был для римлян таковыми, для греков оставались скифами. Здесь уместно привести и такую параллель. Те, кто для римлян были галлами, для греков являлись кельтами. А речь шла всегда об одном и том же народе. Венелин упоминает древнего автора «Истории» Халко- кондила. Этот византиец в третьем томе своей книги опи¬ сывает Чорную Сарматию — южнорусские земли и Белую Сарматию — Север Руси. Причем в Чорной Сарматии нахо¬ дятся города: Москва, Тверь, Киев и Чернигов. А Новгород расположен севернее Белой Сарматии, под которой следу¬ ет разуметь Белую Русь. Далее ученый указывает на очень примечательный факт. • Дело в том, что древние авторы Страбон и Птолемей всю массу сарматского народа очень четко отделяют от его ино¬ племенных соседей, и вся эта масса вписывается только и иск л ючительно в древнеславянскую территорию. Знамени¬ тые византийцы: Анна Комнин, Никифор Вриений и Кии- нам согласно называют Русь в XII веке уделом тавро-ски¬ фов. И их тавро-скифы точно соответствуют сарматам Стра¬ бона и Птолемея. Патриарх Фотий называет россов одним из самых кровожадных скифских племен. Со времен императора Ираклия, то есть с VII века, ви¬ зантийцы устойчиво называют славян скифами, исполь-
178 Патриарх Фотий зуя оба наименования как синонимы, тем более что тогда «славяне» не было собирательным именем для всего сла¬ вянского мира, а таковыми были имена скифов и сарма¬ тов. Безусловно, скифами называли тогда же и готов, и аваров, и болгар. Но для этих народов это был собиратель¬ ный, географический термин. Для славян же он явно но¬ сит следы устойчивого этнонима. Так лидера известного восстания против иконоборческих императоров Исаврий- ской династии Фому византийские авторы знали как вы¬ ходца из славянского рода, одновременно указывая на его скифское этническое происхождение! Получается, что древние авторы были хорошо знакомы с этим народом, и, называя его скифами, не просто отдава¬ ли дань литературной моде на античное подражание, но
179 следовали четкой традиции именно так называть совер¬ шенно определенный и узнаваемый народ. В этом невоз¬ можно усомниться. Так вот, вслед за Венелиным укажем, что с древних пор в Малой Скифии существовала епархия с центром в городе Томы. Аббат Валафрид Страбо около 840 года писал, что «слышал от верных братий, что у некоторых скифских пле¬ мен, преимущественно у томийцев, и доселе на их же язы¬ ке отправляется Богослужение». Итак, в IX веке византийцы и европейцы знают какой- то скифский язык, донесенный богослужением из древно¬ сти. Вопрос с каких пор он в употреблении в епархии, что можно сказать про эту епархию вообще? Поэт Овидий в первом веке говорит, что при нем почти все горожане говорили по-сарматски в этом городе. При¬ чем именно на одном, сарматском языке, говорили и горо¬ жане и приходящие из-за Дуная геты и прочие сарматы. Иногда поэт утверждает, что все кругом говорят по-скиф¬ ски, ставя знак равенства между скифами, сарматами и гетами. По работам императора ромеев Константина Багрянород¬ ного мы знаем, что и в X веке в Томах была епархия во главе с архиепископом. Константин говорит об этом так: «Скиф¬ ский архиепископ в Томах». Этот скифский архиепископ известен уже с четвертого века. Это значит только одно. Население в Томах, по крайней мере с IV века, не меня¬ лось. На самом деле мы можем говорить о том, что оно там не менялось со времен Овидия. Население это скифское. Таковым оно осталось и в X веке, когда византийцам стали известны русы из Киева. У византийских авторов, хорошо знакомых с языком на¬ селения Томы, нет сомнения, что и население этого города и пришельцы с Днепра суть одни и те же скифы, говоря¬ щие на одном наречии. Автор церковной истории Гермий Созомен Саламинский писал: «О вероисповедании скифов и епископе этого горо¬ да» (речь идет о Томах). Говорят, что и скифы по той причи¬ не придержались того же исповедания (православного).
180 Этот народ имеет много городов, сел и замков, но между ними важнейший — Томы, город обширный и богатый у берегов морских... Древний у них закон, который и доселе хранят, чтобы всеми Церквами этого народа управлял один епископ». Созомен писал свой труд при преемнике импе¬ ратора Валента, бывшего у скифов в этом городе, и увидев¬ ший их недовольство тем, что, пытался навязать томийцам арианскую ересь, императоре Феодосии Великом. Венелин пишет, что патриарх Фотий в IX веке в своем Окружном послании в разные епархии против латинского filioque в символе веры хвалит истинное православие скифов Томи- танской епархии, которых называет русь. Ученый счита¬ ет, что речь идет именно об этой епархии, и не о какой иной, нам не известной епархии у русов. В действительности, именно наличие этой древней скифской епархии, известной чуть ли не со времен первого Вселенского собора в Нике, может объяснить и наличие Евангелия, писанного по-русски, которое нашел в Херсо- несе, у одного крещеного руса св. Константин Философ в IX веке. Перевод Евангелия на язык новообращенных вар¬ варов — вещь в истории исключительная. Имена таких под¬ вижников распространения христианства известны. Не из¬ вестен только автор русского перевода. Странное дело. Мо¬ жет быть, имя его забыто за древностью сего деяния, совершенного для новокрещенных скифов в Малой Скифии. Это более чем вероятно. Кажется, Венелин нащупал абсо¬ лютно верное и единственно возможное решение вопроса о природном языке скифов. Впрочем, в этом вопросе нужны дополнительные исследования. Что касается именослова скифов, то и здесь ученый сде¬ лал интереснейшее наблюдение, которое историческая на¬ ука по непонятным причинам проигнорировала. Знамени¬ тую царицу массагетов, которые разбили персидского царя Кира, звали Томирис, или Томира. Венелин открыл, что в хранившихся в Бухарестской митрополии синодиках XV— XVI веков содержится, по крайней мере, тридцать упоми¬ наний имени Томира. Более того, он лично неоднократно встречал это имя у болгар!
181 К сожалению, ученый не проследил корни этого име¬ ни, то ли это имя исконно славянское, то ли принесено бол¬ гарами во Фракию. Впрочем, учитывая, что древние бол¬ гарские имена почти не сохранились в славяноболгарском именослове, будет естественнее и это имя считать за искон¬ но славянское, вполне древнее. Теперь подробнее рассмотрим вопрос о единстве скиф¬ ского племени, вопреки утверждению о, якобы, собиратель¬ ном названии «скифы» для различных этнических племен¬ ных образований степи и лесостепи Причерноморья. Напомним, что вслед за академиком Б.А. Рыбаковым многие историки согласно видят в скифах-пахарях славян. И опять же, вслед за Рыбаковым, искусственно разделя¬ ют славяноязычных, по их убеждению, пахарей от царских скифов, которых они причисляют к гипотетическим «севе- роиранцам». Однако сам Геродот не дает ни малейшего ос¬ нования к такому разделению скифов по языковой и этно¬ культурной принадлежности. Описывая войну скифов с Дарием — царем персидским, Геродот свидетельствует, что, узнав о покорении фракийцев и о переправе Дария через Дунай, скифы отправили свои стада и кибитки с женами и детьми на Север (возможно, в землю скифов-пахарей!) и на¬ чали выяснять свои отношения с союзниками. Савроматы, гелоны и будины обязались вступить в войну с персами. А вот невры, агафирсы, меланхлены, тавры и андрофаги отказа¬ лись от союза в войне против могущественных персов. Наиважнейший факт внутренних взаимоотношений племен скифского мира. Во-первых, Геродот не выделяет из общей массы ски¬ фов земледельческие племена. Это говорит о том, что все скифы были единым племенем и единой.политической си¬ лой. Участие в войне на стороне скифов савроматов, буди- нов и гелонов тоже, скорее всего, свидетельствует о близко- родственных отношениях этих племен внутри Скифского квадрата. Геродот же прямо говорит, что буквально все ски¬ фы называли сами себя сколотами, а имя скифов получили от эллинов. Геродот нигде не говорит об отличии языка ско- лотов-пахарей от царских скифов!
182 В то же время Геродот осведомлен о незначительном ди¬ алектическом отличие языка савроматов от всех остальных скифов. Современный знаток иранских языков В.И. Абаев пишет, что «Такие термины (в реконструируемом им язы¬ ке скифов), как название ярма и некоторых его частей, бо¬ роны, колеса, серпа, овса, урожая, ступы, несомненно, ве¬ дут к европейским языкам и чужды остальному иранско¬ му миру». Единый скифский народ Вернемся к свидетельствам антропологии. Нам очень важно очертить расовые границы именно скифского ант¬ ропологического типа. Для этого нам необходимо выяснить расовые особенности их ближайших соседей на Западе и Востоке, как мы уже сделали это в анализе антропологи¬ ческих параметров тавров Крыма, живших на южных ру¬ бежах Скифии. На Западе скифские антропологические черты ясно прослеживаются до Приднестровья. Далее начинаются зем¬ ли с антропологической точки зрения отличных от скифов фракийцев. Труднее определить восточные рубежи скифского расо¬ вого типа. Здесь пограничная зона проходит по территории Среднего Дона. Серии даже чисто скифских черепов здесь выделяются своей круглоголовостью, что отличает их от черепов жителей Поднепровья, и от брахикранных савро¬ матов Поволжья, саков Средней Азии, занимая среди мезо- брахикранных групп скифов Средней Азии и Сибири край¬ нее положение. Возможно, этот антропологический тип принадлежал загадочным меланхленам Геродота, но это пока лишь только предположение. Для полноты картины мы обязаны рассмотреть расовые характеристики ближайших родственников скифов — во¬ инственных сарматов, которые, по легенде, произошли от скифских мужчин и женщин из племени белокурых вой¬ те льнец — амазонок. Кроме этого, надо вспомнить и мно¬
_183 гочисленные свидетельства древних авторов о том, что сар¬ маты образовались после похода в Азию «царских» скифов, где скифы приняли в свои ряды часть ираноязычных ми- дийцев, ставших частью сарматского племенного союза. Именно от этих потомков выходцев из Мидии и происходят ираноязычные средневековые ясы — современные осети¬ ны, входившие впоследствии в аланский племенной союз, чьи главенствующие племенные образования, в отличие от ясов, никак нельзя считать ираноязычными! Перейдем к антропологическим особенностям сарматов. Нач. I тыс. до Р.Х. — в Крыму характеризуется преоблада¬ нием длинноголового массивного типа с небольной приме¬ сью мезодолихокранных (среднедлинноголовых) и брахик- ранных (короткоголовых) черепов. До лихокранное скифс¬ кое население заметно преобладает над брахикранным таврским. Однако начиная с I тыс. до Р.Х. брахикранные черепа с узким лицом прослеживаются как в могильниках тавров, так и скифов. Подобные аналогии есть и на Север¬ ном Кавказе, где брахикранное население, но уже с широ¬ ким лицом начинает доминировать начиная с этого же вре¬ мени. Именно этот антропологический тип ученые связы¬ вают с савроматами. И именно влиянием сарматского расового типа объясняется преобладание брахикранных вариантов в средневековом Крыму в отличие от античного периода. Например, основу народонаселения Херсонеса составили две резко отличные по крови группы племен — долихоцефальная и резко брахицефальная, причем приме¬ сей между ними было сравнительно мало, и они как будто жили в бытовой своей жизни особняком. Очень важно, что подобные же расовые различия со¬ храняются и в Средние века в совсем другом регионе. В средневековой Волжской Булгарии, в районе нынешне¬ го Цимлянского водохранилища, в могильниках четко различаются славянский долихокранный тип и брахик- ранный сарматский, но уже с небольшой монголоидной примесью. Именно сарматские расовые отличительные признаки легли в основу антропологического типа средне¬ вековых волжских булгар.
184 Интереснейший факт — царя Волжской Булгарии арабские авторы часто называли царем славян. Здесь бу¬ дет уместно сделать маленькое отступление от магистраль¬ ной скифской темы. Еще в XIX веке усилиями немецкой антропологической школы было обоснованно доказано, что первоначальные арийские племена на своей прародине от¬ личались относительной антропологической гомогеннос¬ тью. Это были высокие, сильные, светловолосые и светло¬ глазые люди с характерной для них долихоцефалией. В от¬ ношении роста, а также и цвета волос и радужной оболочки глаз спорить не приходится. А вот по отношению к поголовной длинноголовости древ¬ них арийцев необходимо сделать ряд серьезных уточнений, базируясь на новейшем антропологическом материале. Этот материал позволяет усомниться в гомогенности че¬ репного показателя у древних арийцев, что, впрочем, нис¬ колько не свидетельствует об изначальном или последую¬ щих расовых смешениях арийских народов с иными расо¬ выми группами. На примере скифов мы уже видели наличие короткого¬ ловых примесей в гомогенном скифском населении, пре¬ емственно и неизменно прослеживаемых в течение тыся¬ челетия и никак не связанных с инорасовым влиянием. Приведем последовательно ряд интересных фактов. Около ста черепов минойского времени, найденных на острове Крит, были в 1939 году изучены антропологом К.Ку¬ ном. Средний черепной указатель для серии равен 72 еди¬ ницам, хотя встречаются и брахикраны. Ученый усмотрел причину увеличения брахикрании в Греции и на островах во вторжении воинственных дорийцев с севера — предков храбрых спартанцев. Известно, что именно дорийцы отли¬ чались от остального эллинского населения светлой кожей и русыми волосами. Также и нордические культуры Гер¬ мании неолитического периода отнюдь не были гомогенны¬ ми. Некоторые группы хоронили своих покойников коллек¬ тивно в мегалитических могилах, другие — на регулярно распланированных кладбищах. Поразительно и разнообра¬ зие керамики у разных групп населения. Но главное —
185 в могилах встречаются как долихокранные, так и брахик- ранные черепа. Многие белокурые индоевропейцы были в древности и являются по настоящее время брахицефалами. К этому же типу принадлежали люди, похороненные в «круглых кур¬ ганах» на Британских островах около 1500 года до Р.Х. Это были представители древних кельтских племен. Кроме того, именно этот антропологический тип зафиксирован у всех древних кельтов Европы и умбро-латинов Италии. Ази¬ атские представители нордической расы в древности тоже были светловолосыми брахицефалами, например саврома- ты. Наконец, в Германии, России, Скандинавии и Литве, в тех самых районах, откуда представители нордической те¬ ории черпают свои самые мощные аргументы, брахицефаль- ный элемент существовал еще в неолитическое время. Эта же проблема озадачила ученых при поисках антропологи¬ ческого материала, безусловно, относящегося к древним хеттам Анатолии. Со времени открытия блестящей цивилизации хеттов в Малой Азии ученых заинтересовал вопрос, как выглядели древние хетты. Дело в том, что на древних памятниках этой цивилиза¬ ции можно четко выделить, по крайней мере, два разных расовых типа населения хеттского царства. В глаза броса¬ ется резкое различие между «арменоидным» типом с боль¬ шим крючковатым носом и покатым лбом (как у знамени¬ тых бегущих фигур из Язылыкая, у стража ворот в Богаз- кее или у золотой фигурки хетта из Британского музея) и более плоскими, прямыми физиономиями сфинксов в том же Богазкее и статуэток найденных там же. То, что суще¬ ствовало два типа хеттов, видимо, подтверждают египет¬ ские, очень тщательно и реалистично выполненные памят¬ ники. Египтяне также передают два совершенно разных типа хеттов. Мы вполне можем быть уверены, что «армено- идный» тип представляет основную массу автохтонного населения Малой Азии, племен хатти, хурритов и других аборигенов, тогда как прямые лица относятся к немного¬ численному индоевропейскому правящему классу.
186 Это очень важные факты, которые позволяют вычеркнуть из предполагаемых областей, где ученый мир пытается най¬ ти прародину индоевропейцев, Малую Азию и Закавказье, где автохтонное население коренным образом отличалось ан¬ тропологически от пришлых завоевателей-арийцев. Изучение черепов, найденных в различных поселениях Анатолии, показывает, что в III тыс. до Р.Х. в Малой Азии преобладал длинноголовый, долихоцефальный тип, а число брахицефалов было крайне незначительно. С определенной долей уверенности мы можем отметить, что до прихода ин¬ доевропейцев длинноголовый тип мог принадлежать племе¬ нам хатти, родственных хурритам и относящихся к до ли¬ хокранному типу автохтонного населения Малой Азии. Во II тыс. до Р.Х. доля брахицефальных черепов возрастает в Анатолии до 50%. Но ни в том, ни в другом тысячелетии брахицефальный элемент не принадлежит «арменоидному» расовому типу, который является гипербрахицефальным, с уплощенным затылком. «Арменоидный» тип начинает до¬ минировать в Анатолии с I тыс. до Р.Х. Брахицефальный расовый тип пришельцев имеет некоторое сходство с евро¬ пейским «альпийским» типом и мог принадлежать только завоевателям индоевропейцам, которых в исторической на¬ уке принято называть хеттами/при том что мы так и не зна¬ ем, как они называли себя сами. Точно такая же картина наблюдается и для Ирана и Ирака, где антропологического материала имеется несравненно больше. И там брахицефаль¬ ный тип связывается с волной индоевропейского вторжения мидийцев и персов. В то же время антропологический материал, получен¬ ный в результате раскопок «Станы городов» на Южном Урале, в Аркаиме, расположенных в ареале андроновской археологической культуры древних индоевропейцев, жив¬ ших в этом регионе со второго тысячелетия до Р.Х., пока¬ зал, что антропологический тип древних андроновцев был ярко выраженным европеоидным. Краниологический тип характеризуется длинным и довольно высоким черепом, что сближает население Аркаима со скифами Причерно¬ морья. Средний рост взрослых мужчин устанавливается в
_187 пределах 172—175 см, женщины немного ниже — 161— 164 см. Ростовые показатели заметно ниже, чем у запад¬ ных соседей-андроновцев — индоевропейцев абашевской и фатьяновской антропологических культур. Население «Страны городов» отличалась хорошим здоровьем, что сви¬ детельствует в пользу адаптированности населения к ново¬ му ландшафту, находящемуся, впрочем, недалеко от ареа¬ ла прародины. Вопрос об изначальном краниологическом типе древних и единых индоевропейцев требует дальнейшего изучения. Думаю, у нас нет никаких оснований говорить априори об инорасойЫх влияниях на индоевропейцев до их массового переселения. Вероятное решение этой проблемы лежит в плоскости предположения, что в результате случайного подбора в одних группах нордических арьев стали преобла¬ дать долихоцефалы, а в других — брахицефалы. Заметим, что зачастую оба варианта в разных пропорциях встречаются в одном, нордическом светлоокрашенном пле¬ мени. Для скифской темы важно, что у праславян Приднеп¬ ровья и скифов Крыма преобладающим был долихокранный тип. Отметим, что древние племена культуры боевых топоров и шнуровой керамики, заселившие (или населявшие) север Восточной Европы от Камы до Скандинавии, были рослыми долихоцефалами, генетически связанными с населением Поднепровья. Вспомним еще раз античного ученого Клавдия Галена, который писал о светлых и высоких германцах и сар¬ матах как об «одном скифском племени». Несомненно, антропологические особенности герман¬ цев и сарматов были очень схожими, что и не удивительно, если эти племена индоевропейцев произошли от единых предков — племен культуры боевых топоров и шнуровой керамики. Здесь необходимо сделать единственное заме¬ чание. Гален под сарматами подразумевал, конечно, славян¬ ские племена, соседствовавших в его время с германцами. Важно отметить и «скифский след» в проблеме происхожде¬ ния скандинавов. Саги однозначно говорят о прародине се¬ верных германцев — это Величий Свитьод, или Великая, Холодная Швеция. В конце XVIII века, после публикации
188 древних скандинавских саг, с обилием географических и исторических преданий, стало понятно, что сами сканди¬ навы страной предков называли Великий Свитьод (срав. русск., свивать гнездо), что по-древнескандинавски мож¬ но перевести и как «великий улей». Страна эта называлась также Скандик, что означает «богатая страна» (срав. древ- нерусск. «скот» — богатство, слово, которое в несколько ином значении и сейчас существует в русском языке). Ве¬ ликий Свитьод скандинавских преданий — это «купол мира», откуда берут начало великие реки: Даугава (Запад¬ ная Двина), Дюна (Северная Двина), Данпар (Днепр), Да- наис (Дон), Данува (Волга), она же, возможно, древнерус¬ ский Дунай, как обосновано считает профессор Р.А. Доман- ский. Позднее название Дунай было перенесено на западноев¬ ропейский Истр. Именно с Купола Мира скандинавы под предводительством Одина начали свой путь к Балтийскому морю, и, переплыв его, прибыли на новую землю. Память о священной стране предков была увековечена на новой роди¬ не, на которую скандинавы и перенесли древнее название Скандик, а первый очаг в ней получил имя Малый Свитьод. Холодная Швеция — Великая Скифия была родиной пле¬ мен боевых топоров, поэтому мы вправе рассматривать расо¬ вый тип скифов-пахарей как исходный нордический тип для всех северных европейцев, в том числе и скандинавов. И памятуя о своих скифских корнях, древние сканди¬ навы после христианизации считали себя потомками Ма- гога, сына Ноя, потомками которого древние авторы еди¬ нодушно считали скифов. Континентальные германцы Средневековья считали себя потомками старшего сына Ноя — Гомера, точнее, его сына Ашкеназа. Однако имя этого старшего сына праотца Гомера, внука Ноя, также свя¬ зано с проблемой происхождения скифов. И если древние евреи считали только Магога отцом скифских племен, то древние ассирийцы именовали скифов — ашкузы. Мы должны помнить, что древние скифы не просто но¬ сители ярко выраженных нордических черт, они носители расовых особенностей, присущих некогда единому арийс¬
189 кому племени в его изначальной чистоте. И это не случай¬ но, если учесть, что скифы — автохтонное население обще¬ арийской прародины, прямые наследники двух сыновей Ноя — Гомера и Магога. Воистину, скифы — мы, да, азиа¬ ты — мы. Азиаты не в обыденном понимании, а в сакраль¬ ном смысле. Ведь Азия или Асия — это родина скандинав¬ ских богов асов, приведших свой народ в Малую Швецию из Великой. Мы можем выстроить следующую схему расселения арийцев из прародины по многочисленным антропологи¬ ческим данным, чего раньше не делалось. Центр протоев- ропейского расового ствола занимали племена — носители долихокранных и мезодолихокранных форм черепа, из ко¬ торых впоследствии произошли протославяне, протобалты и протогерманцы. Периферию центрального долихокранного ствола зани¬ мали племена — носители переходных мезокранных форм с примесью брахикранных вариантов. В процессе дальней¬ ших миграций, в результате естественного отбора возобла¬ дали брахикранные формы строения черепа у большинства окраинных племен арийского мира. На Западе — это бело¬ курые и короткоголовые племена кельтов, латинов и дру¬ гих италийцев, греков-дорийцев, фракийцев, а на Востоке светловолосые же брахицефалы: саки, сарматы, массагеты, древние хетты и иранцы. Тем не менее четкая генетиче¬ ская связь, через переходные мезокранные формы, с доли- хокранным расовым стволом у всех перечисленных племен, абсолютно неоспорима. Еще раз отметим для себя главные открытия антрополо¬ гов по поводу исходного физического типа древних скифов, чтобы двинуться дальше, на север, в священную Гипербо¬ рею, где в конечном итоге лежит главная отгадка нашего изначального происхождения. Итак, скифское население Неаполя, крымской столи¬ цы поздних скифов, удивительным образом антропологи¬ чески идентично скифам Приднепровья. В дальнейшем этот же расовый тип, без изменения, встречается у полян и русов средневековой Киевской земли. Это значит, что все¬
190 ми нами уважаемый мэтр русской истории Б.А. Рыбаков был не прав, разделяя скифов-пахарей и царских скифов на два разных этноса, славянский и иранский. Черепа скифов характеризуются долихокранией. Раз¬ меры мозговой коробки средние или, скорее, большие! Лишь поздние серии черепов из Неаполя Скифского в Кры¬ му отличаются большей короткоголовостью и грацильнос- тью, что объясняется эпохальной изменчивостью и явным сарматским влиянием. Археологический след и антропологический тип Что касается археологии, то скифы были, безусловно, носителями срубной культуры, имевшей распространение в Северном Причерноморье. На основе точных антрополо¬ гических данных, как мы уже говорили. Скифы Украины, во всяком случае в основной своей массе, не являются по¬ томками пришельцев из Азии. Физические типы скифов Причерноморья и лесостепи идентичны. Никаких принципиальных различий в сери¬ ях черепов степных скифов и их собратьев из лесостепной зоны нет! Таким образом, не смотря на локальные различия в аб¬ солютных размерах лицевого скелета и степени выражен¬ ности надбровья, все исследователи скифский антрополо¬ гический тип характеризуют как европеоидный долихо- кранный (с небольшой примесью брахикранных черепов), являющий собой «переживание» во времени пртоевропей- ского типа. Вот этот протоевропейский тип и станет нашей путеводной нитью еще дальше, в глубь веков, к искомому арийскому расовому единству. В распоряжении антропологов есть значительный ма¬ териал раннего, среднего и позднего палеолита. Здесь мы будем отчасти пользоваться общепринятыми в научном мире датировками, но сразу оговоримся, что мы должны воспринимать эти датировки как условные ориентиры, и
191 привлекаются они нами лишь для того, чтобы выстроить вертикальную ретроспективную схему генетической пре¬ емственности населения Восточной Европы в исторически обозримом прошлом. Основной палеоантропологический материал происхо¬ дит из Европейской части России. Наибольший интерес представляют остатки скелетов из стоянок Костенки, Во¬ ронежской области и Сунгирь, Владимирской области. На стоянке Костенки найдены останки двух детей и двух взрос¬ лых мужчин. Череп одного взрослого мужчины напомина¬ ет по своим характеристикам позднепалеолитических кро¬ маньонцев Западной и Центральной Европы, что и не уди¬ вительно, если учитывать Библейскую традицию, по которой эти земли были даны в удел одному сыну праотца Ноя, Иафету, и заселялись в то время действительно близ¬ кородственными человеческими коллективами. В 195& году у восточной окраины города Владимира, на высоком берегу реки Клязьмы в том месте, где в нее впада¬ ет ручей Сунгирь, археологи обнаружили стоянку людей, живших здесь в неимоверно суровых условиях резкого по¬ холодания, в эпоху позднего палеолита. Ученые считают, что люди пришли сюда около 30 тыс. лет назад (воздержим¬ ся от обширных комментариев датировки, отметив, что Биб¬ лейская традиция отрицает возможность столь древнего зарождения человечества), в один из климатических опти- мумов молого-шекснинского «межледниковья», заселяя освободившиеся от ледника просторы Русской равнины. Раскопки дали уникальный археологический матери¬ ал. Сходные стоянки на Среднем Дону: Костенки-1, Стре¬ лецкая, Волковская позволили специалисту О.Н. Бендеру выделить на Русской равнине костенковско-сунгирьскую историко-культурную область. Но, что еще более важно, эта общность подтверждается и антропологическим материа¬ лом. Одна археологическая подробность этой культурной и расовой общности очень важна для нашего исследования. На многих позднепалеолитических стоянках (Авдеево, Костенки-1 и т.д.) от Дона до Среднего Дуная найдены жен¬ ские фигурки «женщины-родоначальницы», имеющие
1921 много общих деталей. Перед нами археологически зафик¬ сированное единство и свидетельство продвижения насе¬ ления от Дона к Дунаю, но никак не наоборот, если судить по датировкам находок. Этот факт весьма значителен в воп¬ росе определения прародины всех индоевропейцев, носи¬ телей нордического расового типа. Поднимаясь от глубокой древности к скифскому време¬ ни, мы попадаем сначала в мезолит. В 1953 году, во время разведывательных археологических работ близ села Васи- льевка Днепропетровской области, на левом берегу Днеп¬ ра, был обнаружен могильник, оставленный людьми, жив¬ шими здесь в каменном веке, мезолите, по датировке, сде¬ ланной учеными, в 5—4 тыс. до Р.Х. Люди, погребенные в могильнике Васильевка, относятся к европеоидной расе, но отличаются от современного населения массивностью: большей длинной мозговой части черепа и гораздо более широким лицом. Могильник того же времени, 5—4 тыс. до Р.Х., был открыт и севернее, в Латвии, на берегу озера Буртниеки, в устье реки Руя. Было вскрыто 302 погребения, относящихся к мезолиту и неолиту. В результате проведен¬ ного исследования были выделены два морфологических варианта. Один из них — европеоидный, резко долихокран- ный со среднешироким, высоким, сильно профилирован¬ ным лицом и выступающим носом. Этот протоевропейский тип был в то время широко распространен на обширной тер¬ ритории от Поднепровья (стоянки Васильевка 1—3) до се- веро-запада современной территории Германии. Перед нами, картина расселения арийских народов от Днепра на Запад, представленная исключительно антропологическим материалом. Другой расовый подтип латышской стоянки: долихо-ме- зокранный, с большим широким и уплощенным лицом. В этих черепах не обязательно усматривать свидетельство влияния иного населения. В нем можно видеть, как счита¬ ют антропологи, черты сохранившегося древнего недиффе¬ ренцированного типа. Большой антропологический мате¬ риал для нашей темы предоставляют стоянки древних лю¬ дей эпохи неолита.
193 На берегу Днепра, в районе порогов, в 1949—1952 годах был обнаружен крупный поздненеолитический могиль¬ ник. Он находился в центре села Вовниги, Солонянского района Днепропетровской области Черепа из Вовнигского могильника характеризуются очень крупными размерами и хорошо развитым рельефом. Вместимость мозговой ко¬ робки, на зависть потомкам, живущим в век компьютер¬ ной дегенерации, очень велика. Череп длинный высокий и массивный. Лоб широкий и наклонный. Лицо резко про¬ филированное, очень широкое, средней высоты. Орбиты низкие и широкие. Носовые кости выступают сильно, про¬ филь спинки носа прямой, реже вогнутый. Черепа Вовниг¬ ского могильника принадлежат к кругу древних европео¬ идных форм и по многим признакам имеют морфологичес¬ кое сходство с позднепалеолитическими группами Европы. Своеобразие черепов из надпорожных могильников прояв¬ ляется в повышенной массивности и увеличении ширины лица, при сравнении с синхронными и более древними кра¬ ниологическими сериями, сохраняющими общие черты протоевропейского типа, что позволяет выделить надпорож- ную серию в особый надпорожно-приазовский вариант про¬ тоевропейского типа, чьими прямыми генетическими на¬ следниками будут поздние скифы. В числе особых признаков, характерных для неолити¬ ческого населения Надпорожья, обращает на себя внима¬ ние исключительно хорошее состояние зубной системы. Для неолитического населения Западной Европы кариес — явление обычное. Это очень красноречивый факт. Как отмечал классик немецкой антропологической школы Людвиг Вольтман — кариес свидетельствует: во- первых, о расовом смешении, во-вторых, о том, что этноп- леменная группа попадает в иные климатические условия, в иной этнокормящий ландшафт, по сравнению с той сре¬ дой, в которой складывался их расовый тип. Племя перехо¬ дит на другое питание, что сказывается на зубной системе. Таким образом, в неолите нордические европейцы еще не адаптировались в Западной Европе, а также там начался постепенный процесс метисации с коренными насельни- 1 - 7090 Ларионов
194 ками Запада и Юга Европы, представителями иберийской или средиземноморской расы. Этот процесс метисации пришельцев, индоевропейцев и автохтонов Европы и дал начало многим народам Европы. В неолите в Надпорожье-Приазовье жили группы ге¬ нетически родственных племен, относящихся к днепров¬ ско-донецкой культуре. Многие ученые именно этой эт¬ нокультурной группе приписывают изначальное приру¬ чение лошади. Прирученная лошадь для верховой езды и для колесниц, в дальнейшем — «визитная карточка» всех индоевропейских народов и культур, сложившихся под их прямым влиянием. В этой связи интересен и еще один нео¬ литический могильник. В 1956 году на левом берегу Днепра, над затопленным сейчас Вольным порогом — был найден могильник, отно¬ сящийся к памятникам уже упомянутой выше днепровс- ко-донецкой культуры, которая была распространена на территории Надпорожья в V—III тыс. до Р.Х. Могильник представлял собой родовой некрополь, в котором проводи¬ лись захоронения на протяжении нескольких поколений. Черепа из могильника исключительно большие, массив¬ ные, с сильно выраженным мышечным рельефом, имеют длинную и довольно широкую мозговую коробку. По че¬ репному указателю — на границе мезо- и долихокрании, что в этом плане сближает их с «недифференцированны¬ ми» черепами из латышского могильника, о котором было сказано выше. Лоб у черепов Вольненского захоронения в среднем широкий, покатый. Лицо очень широкое и высо¬ кое, ортогнатное, сильно профилированное в горизонталь¬ ной плоскости, альвеолярный прогнатизм выражен уме¬ ренно, клыковые ямки глубокие. Орбиты низкие. Нос высокий, средней ширины, сильно выступающий. Ниж¬ няя челюсть сильно выступающая и массивная. Весь ком¬ плекс признаков позволяет определить антропологичес¬ кий тип населения, оставившего Вольненский некрополь, как протоевропейский, не имеющий аналогий в неолите Западной Европы и Передней Азии, то есть автохтонный и исходный для йсторических индоевропейцев. Эти дан¬
195 ные позволяют нам исключить не только Малую Азию, но и Западную Европу из числа гипотетических прародин арийских народов. Черепа Вольненского могильника об¬ наруживают преемственность к черепам из Вовнигского могильника, а также с долихокранными вариантами из могильника Васильевка-2 и относятся к «надпорожно- приазовскому» варианту исходного протоевропейского расового типа. Как уже отмечалось, это единство типа на¬ селения Надпорожья связано с широкой распространен¬ ностью днепровско-донецкой культуры. Итак, мы установили несомненную синхронность и вза¬ имосвязанность между двумя процессами: распростране¬ нием протоевропейского расового типа на Запад из При¬ черноморья и миграциями индоевропейских племен в том же направлении, реконструируемых по материалам архео¬ логии, лингвистики, исторических источников, на основе мифологических сказаний племен, говорящих на различ¬ ных языках индоевропейской семьи. Под эти многочислен¬ ные свидетельства мы подвели этнегенетическую базу, ос¬ нову, позволяющую впервые связать многочисленную и разрозненную информацию воедино, в непротиворечивой концепции расселения арийцев с прародины. Основываясь на богатейшем антропологическом мате¬ риале, мы выяснили, что исторической базой, эпицентром процесса миграций индоевропейцев была территория, из¬ вестная впоследствии как Великая Скифия, очерченный Геродотом Скифский квадрат, уже тогда приуготовленный Провидением стать со временем подножием престола Все¬ вышнего на Земле в историческом воплощении Святой Руси. Известно, что индоевропейцы расселялись не только на Запад, но и в восточном направлении. Есть ли подтверж¬ дения нашей гипотезе на Востоке, подтверждения не толь¬ ко этнокультурного, лингвистического характера, которых не мало, но и антропологического. Дают ли антропологи¬ ческие данные, полученные на Востоке, нам право отстаи¬ вать свою гипотезу о Скифии как о прародине всех индоев¬ ропейцев? Такие данные есть и они не только не в противо¬ речии с нашей концепцией, но и ясно свидетельствуют о
196 том, что Азия не могла являться тем «ульем», из которого происходили все индоевропейцы. В Северной Туркмении, в юго-западной части древней Присарыкамышской дельты Амударьи, на возвышеннос¬ ти Тумек-Кичиджик, в 1972 году был обнаружен древний могильник. Раскопки этого памятника дали уникальный палеоантропологический материал, относящийся к кель- теминарской культуре неолита. Всего было вскрытр 37 по¬ гребений. Могильные ямы были неправильной овальной или капельной формы, узкие, в редких случаях — прямоу¬ гольные. Умерших клали на подсыпку из охры на спину, руки вытянуты вдоль туловища, головой на северо-восток. Серия черепов из могильника в основном мезокранная, с большим продольным и поперечным диаметрами. Лица средней высоты, широкие, мезогнатные, хорошо профили¬ рованные в горизонтальной плоскости. Нос выступающий, орбиты широкие при малой и средней высоте. Но, самое главное, по мнению антрополога Т.А. Тимофеевой, черепа из неолитического могильника Тумек-Кичиджик сходны с северными протоевропейскими черепами! Перед нами группа тех арийцев, которая начала свое миграционное дви¬ жение из Восточной Европы на Восток, те, которые вскоре после Среднеазиатской, «остановки» достигли в своем дви¬ жении Иранского плато, Инда и Ганга и встретили там або- ригенов-дравидов. Рассмотрим здесь и более поздний антропологический материал, полученный из погребений саков, или шаков, как их называли в Индии, из рода которых был знамени¬ тый мудрец из рода указанных шаков — шакьямуни, он же принц Сидхартха-Будда. Небольшой могильник саков был найден в долине реки Или в Казахстане. Черепа саков из этого могильника характеризуются средними размера¬ ми продольного и поперечного диаметров, брахикранны, имеют относительно низкий свод, хотя есть и до лихокран¬ ные черепа. Лица в основном средневысокие, но широкие, хорошо профилированные в горизонтальной плоскости, нос резко выступает, орбиты низкие и широкие, переносье и надбровье средневыраженные.
197 Сакские племена занимали огромную территорию Сред¬ ней и Центральной Азии от Приаралья до Восточного Тур¬ кестана, от Балхаша до Алтая и Памира. Они входили в одну культурно-историческую общность скотоводов, распрост¬ ранившуюся в VII—IV веках до Р.Х. от степей Причерно¬ морья до Южной Сибири и Китая (Дин-лины). Эти племена попадали на страницы древних трактатов под именами ски¬ фов, сарматов и саков. Прямая преемственность по отноше¬ нию к этой историко-культурной общности имеется и у бо¬ лее поздней культуры белокурых усуней на территории Семиречья, на Тянь-Шане и в Прииртышье, у сарматов Си¬ бири и Восточной Европы. Сакам были присущи европео¬ идные признаки андроновского антропологического типа и близких ему форм все того же протоевропейского антро¬ пологического типа, наблюдаемого у древнего населения тазабагъябской, скифской-срубной и андроновской куль¬ тур эпохи бронзы. Напомним, что именно андроновцы были строителями городов на Южном Урале, известных по находкам в Аркаи- ме и Синташте. И именно андроновский, в основном бра- хикранный тип светлоокрашенных арьев Урала, лег в ос¬ нову расового типа савроматов и саков, генетически связан¬ ных с древними носителями кельтеминарской культуры по всем основным антропологическим признакам. По поводу этнонима «шаки» мы можем привести еще одно поразительное свидетельство. Оказывается, албанские соседи называли раньше сербов и македонских болгар Skja, Skjeji, то есть славянами, произнося первый звук как «ш». Ну как тут еще раз вослед А. Блоку не воскликнуть: Да, скифы мы! Воистину шаки — мы! Оставляя Азию, вернемся в Восточную Европу, в брон¬ зовый век, время, непосредственно предшествовавшее рас¬ цвету собственно скифской эпохи на этих землях. И преж¬ де всего нас интересует фатьяновская этнокультурная об¬ щность, родственная другим культурам «боевых топоров и шнуровой керамики», распространившихся от Скандина¬ вии до Урала. От скифских степей мы удаляемся в лесную зону Русской равнины.
198 В советской историографии этносы леса и степи были искусственно разделены и противопоставлены. Ниже вы убедитесь, что исходя из антропологического материала не представляется никакой возможности разрывать связь меж¬ ду культурами леса и степи в предскифскую и скифскую эпоху, а тем более противопоставлять носителей этих куль¬ турных и природно-ландшафтных ареалов единого индо¬ европейского мира. Фатьяновские племена во II тыс. до Р.Х. распространились по Русскому Северу от Псковского озера и верховьев Западной Двины на Западе до реки Вятки на Востоке, от верховьев Десны до устьев Суры, Свияги и Ци- виля на Юго-Востоке и от Пензы на Юге до Северных Ува¬ лов в Вологодской области на Севере, то есть до самых ми¬ фических и реальных Рипейских гор, за которыми лежала страна блаженных — Гиперборея. Иными словами, фатьяновцы занимали северную поло¬ вину той территории, которую древние авторы знали как Скифию, и покрывали почти полностью территорию сло¬ жившегося позднее Русского государства. Уже одно это заставляет нас подозревать в фатьяновцах предков не ми¬ фических «восточных балтов», а восточнославянских пле¬ мен, живших на этих землях издавна. Если вспомнить Ге¬ родота, то мы также увидим, что Будины скифского време¬ ни, по крайней мере территориально, жили в границах фатьяновского культурного ареала. Многочисленные племена фатьяновцев имели единый антропологический тип, что крайне важно для нашего ис¬ следования. Фатьяновцам серьезное внимание уделили еще антропологи императорской России, например знамени¬ тый ученый с мировым именем А.П. Богданов. В советское время известный антрополог Г.Ф. Дебец в книге «Палеоантропология СССР» охарактеризовал тип фа¬ тьяновцев как долихокранный и считал его близким к типу населения культуры боевых топоров Эстонии и Юга Фин¬ ляндии, протобалтийских племен индоевропейцев. Мо¬ гильники фатьяновцев: Балановский, Кузьминский и Ши- шовский дали краниологические серии долихокранного типа со среднешироким и средневысоким лицом. Кранио¬
199 логическая коллекция, полученная в результате раскопок Д.А. Крайнова в 1975 году, позволила антропологу Р.Я. Де¬ нисовой более четко определить антропологический тип фа- тьяновцев. Характерной их особенностью является гипер- долихокрания, обусловленная очень большими размерами продольного и небольшими поперечного диаметра. В целом лицо средневысокое и среднеширокое. Большинство чере¬ пов имеют сильную горизонтальную профилировку. Высо¬ та и ширина носа средние, однако нос сильновыступаю- щий, с высоким переносьем. Переводя эти параметры на язык классической немецкой антропологической школы, перед нами — гипернордический народ. Археология связывает происхождение фатьяновцев с Во¬ сточным и Западным Причерноморьем. Антропология под¬ тверждает эти выводы. Археологи, культурологи и истори¬ ки пришли к еще одному важному выводу. Фатьяновская культура оставила глубокий след в хозяйственной, культур¬ ной и духовной жизни местных народов. Об этом красноре¬ чиво свидетельствуют многочисленные археологические, лингвистические и этнографические данные. Пережитки медвежьего культа, существовавшего у фатьяновцев, в кото¬ ром медведь почитался как покровитель скота, сохранился до нашего времени именно на землях восточных славян, на землях, заселенных ранее фатьяновскими племенами. Необходимо здесь вспомнить и культовую священную медведицу, которую натравили на князя Ярослава Мудро¬ го кривические волхвы на том самом месте, где впослед¬ ствии был основан город Ярославль. На гербе города красу¬ ется та самая медведица. Отметим, что культ этот был ка- кйм-то образом связан со славянским богом Велесбм, при капище которого и содержалась кудесниками эта медведи¬ ца. Любопытное совпадение — вся культура племен боевых топоров Восточной Европы названа по могильнику у села Фатьяново, недалеко от нынешнего Ярославля! Интересны и орнаментальные мотивы, известные со времен фатьянов¬ цев. Например, изображение знака солнца на наличниках и фронтонах крестьянских изб в пределах Волго-Окского междуречья, бытующее и поныне, прослеживается непре-
200 рывыо через славянское Средневековье этого региона в глубь веков, до эпохи культуры боевых топоров и шнуровой кера¬ мики фатьяновского типа. Мы должны себе четко представлять, что вопреки ста¬ рому мнению ученого мира народы, которым суждено по¬ кинуть арену Истории, гибнут без следа. Они еще могут передать иноэтничному населению технические навыки материального производства, но они не в силах оставить по себе наследников всего комплекса религиозных и культур¬ ных представлений. Верно и обратное, чужой народ ничего не может наследовать из духовного и культурного насле¬ дия предшественников. Как правило, новый народ появля¬ ется в Истории со своим мировоззрением, со своей особой религиозностью и со своей определяемой ценностной сис¬ темой духовного мира, культурой. При этом картины не меняют даже и отношения типа «побежденный — завоева¬ тель». Синтеза культур в этом случае тоже не получается. Определенная унификация возможна лишь в правовой сфе¬ ре, но и она носит поверхностный характер. Душа народов остается неизменной и они уносят ее с собой в могилу, не оставляя в наследство иным племенам. Поэтому, если сим¬ волы, связанные с духовной областью исторической куль¬ туры бытуют долгое время на одной и той же территории, мы вправе подозревать, что и население этой территории имеет генетическую преемственность к своим отдаленным предкам. Когда мы видим удивительное повторение скифского звериного стиля на археологических памятниках, в книж¬ ной миниатюре Новгородской земли, мы можем говорить о генетических потомках скифов в этом северном краю. Ког¬ да мы знаем, что знаменитая легенда из Геродотовой исто¬ рии о том, как возвращавшиеся из похода царские скифы победили плетками восставших рабов, удивительным об¬ разом воскресает в Новгороде, где та же легенда рассказы¬ вается о древнерусских дружинниках, вынужденных с плетками в руках брать Холопий городок, что недалеко от Хутынского монастыря, мы не можем допустить никакого иного объяснения, а должны просто признать факт тыся¬
201 челетнего бытования одного и того же мифологического наследия у одного и того же племени. Вспомним, что и легендарные праотцы Словен и Рус, основатели первых славянских городов — Словенска Вели¬ кого, предтечи Великого Новгорода, и Русы, ныне Старой Русы пришли в эти земли, согласно древним преданиям, из Скифской страны! И не случайно в древней легенде о белом клобуке святого римского папы Силевестра, прислан¬ ного в Новгород, как символ того, что городу суждено стать оплотом православия в мире, северорусский город назван Скифополем. Заканчивая наш антропологический экскурс от време¬ ни скифов в глубь времен, возвращаясь в обратном направле¬ нии, мы подошли к той странной исторической эпохе, когда скифы вдруг неожиданно и в одночасье, неким таинствен¬ ным образом как бы «исчезают» из Истории. По крайней мере, именно так трактует судьбу скифов традиционная ака¬ демическая наука, которая, вопреки всеобщему убеждению о ее непогрешимости, давно и, кажется, безнадежно, опута¬ на путами собственных мифов и предубеждений. Итак, нас убеждают, что скифы исчезли, оставив потом¬ кам свои богатые могилы. Однако антропологические дан- Варлаамо-Хутынский монастырь
202 ные говорят о другом. Заметим, что антропология выгодно отличается от археологии тем, что изучает не серии череп¬ ков и материальных остатков бытовой культуры, а генети¬ ческую преемственность населения, изучает непосред¬ ственно историю человека. Антропологические данные убеждают, что народ, который с палеолита живет на своей фактической прародине и сохраняет устойчивый комплекс расовых черт, присущий протоевропейскому расовому ство¬ лу, не мог исчезнуть между III—V веками нашей эры, да и никуда и не исчезал. Рассмотрим интересный могильник у села Николаев- ка-Казацкое Херсонской области на Украине. Могильник датируется интересующим нас временем, это I—III век нашей эры, преддверие времени, когда византийские ис¬ торики фиксируют славян-антов на этих территориях. Было вскрыто 206 могил с 310 погребениями. Захоронения про¬ водились в склепах-камерах, грунтовых и подбойных мо¬ гилах. Ученые сразу заговорили о морфологическом сход¬ стве людей, оставивших могильник Николаевка-Казацкое, с населением Неаполя Скифского. Отметим, что именно во II—I веках до нашей эры сарматские племена почти вы¬ теснили скифов из обширных степей Восточной Европы в Северное Причерноморье. Такую картину нам рисуют исторические источники. Археология свидетельствует, что к этому периоду многие кочевые племена скифов переходят к оседлому образу жиз¬ ни и начинают заниматься в основном земледелием. На Нижнем Днепре, где расположен памятник Николаевка- Казацкое, и на южном Буге возникают мелкие города. Наи¬ большего расцвета достиг Неаполь Скифский в Крыму. Археология Неаполя Скифского тоже наглядно свидетель¬ ствует о родственных связях древних скифов и поздних сла- вяноруссов. После раскопок Неаполя археолог П.Н. Шульц писал: «В жилых помещениях скифской столицы Крыма... находили красивые пластинки из резной кости, которыми украшались скифские ларцы. Узоры, с любовью выполнен¬ ные скифскими народными резчиками, живо напоминают по своему характеру русскую резьбу по дереву». И далее:
203 «...жилище с характерной крышей, навесы которой защи¬ щают стены от стока воды. На коньке крыши вертикально поставлена стрела, по сторонам ее как бы вырезанные из дерева головы двух коней, обращенные мордами в разные стороны. Все это живо напомнает нам русскую избу с таки¬ ми же резными коньками на такой же крыше». В склепах скифского некрополя археологами были обнаружены пре¬ красные росписи, и на одной из них изображен бородатый скиф в высокой шапке, в мягких сапогах. Широкополый кафтан на нем с откидными рукавами точно повторял по¬ крой древнерусского кафтана. Комментарии, как говорит¬ ся, излишни. Периодически скифские цари заключали мирные дого¬ воры или союзы с сарматскими племенами, а некоторые скифские племена, оставшиеся в степях Восточной Европы, сливались с сарматами, которые были родственны им и по языку и по происхождению. Однако, основываясь только и исключительно на палеоантропологическом материале из могильника-Николаевка-Казацкое, ученые пришли к выво¬ ду, что хотя люди, оставившие могильник, вероятно, и име¬ ли контакты с сарматами, но это очень слабо отразилось на их антропологическом типе. Гораздо сильнее эти контакты прослеживаются в отдельных элементах бытовой культуры. Население, оставившее бескурганный могильник Ни- колаевка-Казацкое, унаследовавшее антропологический тип скифов, приняло участие в формировании населения Черняховской культуры, а через Черняховский этап в фор¬ мировании славянских племен Среднего Поднепровья — полян и русов. Возможно ли, после этого все еще не дове¬ рять генеальной интуиции поэта: «Да, скифы — мы!» Мнение историков о том, что сарматское нашествие буд¬ то бы совсем уничтожило скифское население в корне, не верно еще по ряду причин. Во-первых, апостол Андрей при¬ шел с проповедью Благой Вести в земли, занятые по пре¬ имуществу сарматами, как полагают историки, но вся стра¬ на все равно носила имя Скифии для античного мира, и в их глазах была населена все теми же скифами. Во-вторых, есть неоспоримые свидетельства того, что имя царских скифов
204. доживает до гуннского нашествия. Скифы выступали в роли союзников гуннов. Так, по договору с гуннами «со стороны римлян ежегодно выплачивалось по 700 литров золота «цар¬ ским» скифам. Так было при гуннском царе Руе, а при его сыне Атилле положение для римлян еще более ухудшилось в этом смысле. Историк V века Приск Панийский употреб¬ ляет не только эпитет «царские», но и характерную чер¬ ту — всегда быть на лошади при решении важных вопро¬ сов на советах. На советы гуннских вождей, как пишет Приск, приглашались и «царские» скифы. Ученые давно отметили, что все, что касается собствен¬ но скифских обычаев и культуры, как ее описывают древ¬ ние авторы, выделявших скифов в чисто гуннской среде, например традиции деревянного зодчества (дворец Атил¬ лы), особенности одежды — все это носит чисто славянские культурно-бытовые черты. Так что вообще странно, как на¬ ука умудрилась похоронить скифов и затем сарматов при молчаливом, впрочем, согласии их живых потомков. Конеч¬ но, нам не обойти вниманием сообщение античного исто¬ рика Полибия о том, что «Эти последние (сарматы) много лет спустя, сделавшись сильнее, опустошили значитель¬ ную часть Скифии и, поголовно истребляя побежденных, превратили большую част страны в пустыню». Эти сведе¬ ния донес до нас Диодор. Но речь, конечно, идет о войне, когда роль царствующего племени в лице воинской знати перешла от собственно «царских» скифов к новому племен¬ ному союзу сарматов, а точнее, к самому сильному из сар¬ матских племен — роксоланам — руссам. Мы не можем на основании антропологических данных сделать заключение о поголовном истреблении скифов, чьи¬ ми потомками являются затем поляне киевские и ряд дру¬ гих южнославянских племен. Пройдет затем еще совсем немного времени, и скифы-поляне сольются в один славян¬ ский народ с сарматами-роксоланами, и на арену истории выйдет могущественная Русь. И современная археология уже отказывается от концепции массовых этнических миг¬ раций в Причерноморье и признает, что археологические культуры: катакомбная, срубная, зарубенецкая, черняхов¬
205 ская, «погребальных полей» — есть непрерывная цепь культур, переходящих одна в другую. Северный исток И теперь, когда мы, основываясь исключительно на ант¬ ропологическом материале, показали несомненную генети¬ ческую связь древних скифов и поздних славян, подкрепим нашу теорию многочисленными историческими, лингвис¬ тическими и археологическими свидетельствами. И начнем мы с рассмотрения замечательного труда нашего соотече¬ ственника, В.В. Битнера, одного из многочисленной плея¬ ды русских немцев, интеллектуальное подвижничество, ко¬ торого еще не оценено по достоинству. На рубеже XIX и XX веков он издал книгу, написанную в популярной манере: «Кто мы и откуда...». Однако легкий писательский стиль автора нисколько не умаляет значимо¬ сти его научных выводов. Интереснейшее замечание дела¬ ет В.В. Битнер о курганах: «Вне пределов России о курга¬ нах не знают почти ничего. Установлено, что часть курга¬ нов принадлежит позднейшему каменному веку. Таковы, например, курганы могильника, открытого B.C. Пере- дольским возле деревни Коломцы Новгородского уезда. Любопытно, что в насыпях находят иногда под погребени¬ ями более йоздней эпохи (бронзовой) гробницы, относящи¬ еся к каменному веку». Отметим сразу, что курганы, конечно же, известны и за пределами России. О курганах эпохи викингов знают в Скандинавии. Курганные насыпи известны и в землях древних кельтов. Но курганные насыпи, подобно скифс¬ ким «царским» могилам, и сопки новгородского севера все равно представляют собой вполне уникальное историчес¬ кое явление. Захоронения каменного века, которые Бит¬ нер называет курганами, представляют собой загадку. В та¬ ком точном значении слово «курган» — в смысле высокой могильной насыпи, вероятно, неприменимо к захоронени¬ ям каменного века.
206 Уникальным для курганной культуры Русского Севера является факт родовой принадлежности курганов и исполь¬ зовании их в качестве родовых усыпальниц путем поздней¬ ших захоронений и подсыпки земли на протяжении не¬ скольких веков. Этот же феномен описывал B.C. Пере- дольский, исследуя погребения в древних первобытных курганах в Коломцах. Этот же обычай мы видим и на приме¬ ре знаменитой Олеговой могилы в Ладоге, которая исполь¬ зовалась как родовая усыпальница с VIII по X век нашей эры. Особая курганная погребальная культура скифов нашла свое продолжение у древних славян, что еще раз свидетельствует в пользу генетического родства этих племен. Описывая ар¬ хаичные курганы Русского Севера, В.В. Битнер свидетель¬ ствовал: «Эти могилы представляют собой большие насыпи, под которыми на значительной глубине находится ряд ям и в каждой из последних по 1—3 скелета. В большей части слу¬ чаев, как показывают раскопки графа Бобринского, скеле¬ ты согнуты, и число их доходит до тринадцати в одной гроб¬ нице. Черепа принадлежат к длинноголовому типу». Последнее замечание крайне важно для нашего иссле¬ дования, так как этот факт красноречиво свидетельствует о едином антропологическом типе на всем Восточноевропей¬ ском пространстве в неолите от озера Ильмень до Северного Причерноморья. И еще раз отметим, что именно в неолите берет начало устойчивая традиция, дожившая до XIII века на Руси, использовать курганные насыпи в качестве свое¬ образных «родовых склепов» на протяжении очень длитель¬ ного времени. Переходим непосредственно к скифской теме. В.В. Бит¬ нер писал: «Загадочным является часто упоминаемый грека¬ ми народ скифы, о котором последним говорил Страбон, жив¬ ший около Рождества Христова, а после того имя скифов ис¬ чезает. Впрочем, Нестор говорит, что по Днестру до Дуная и моря жили тиверцы, уличи и многие другие славянские пле¬ мена, земли которых назывались греками Великая Скуфь, но почему она носила у них такое имя, он не знал. По словам Геродота, жившего за 500 лет до Р.Х., к севе¬ ру от Черного моря жили скифы и нейрои (жмудь, литва).
207 Какой же это удивительный народ, о котором сами славяне ничего не знают? Это тем более удивительно, что 700 лет спустя после P.X. на скифских землях живут славяне, о которых летопись выражается как об искони живущих на всем пространстве между Ильменем и Черным морем». Эту цитату необходимо снабдить уточняющим коммен¬ тарием. Греки в действительности называли не земли, а именно тиверцев и уличей Великая Скуфь. Во-вторых, В.В. Бит- нер считает нейроев, или невров, описываемых у Геродота, балтами, а современные ученые, во главе с Б.А. Рыбако¬ вым, славянами. Однако в свете того, что современной исторической нау¬ кой выявлено два очень важных факта касательно древней истории балтов, а именно их поздний выход к Балтийскому морю, где до них на землях современной Литвы и Латвии, как убедительно доказывал Шахматов, о чем поговорим ниже, жили древние славяне, и особые контакты между фракийскими языками и балтийскими, выявленные недав¬ но филологами, теория В.В. Битнера о том, что жители Бело¬ русского Полесья невры были балтами, выглядит плодотвор¬ ной для дальнейшего изучения. Впрочем, историки Б. А. Ры¬ баков, А.Д. Удальцов и другие видят в неврах венедскую группу славян и лишь андрофагов относят к балтам. Если бы балты изначально жили на современных зем¬ лях Прибалтики, их контакт с фракийцами мог происхо¬ дить только через посредство славян, отрезавших бы их в таком случае от ареала фракийцев. Однако лингвисты го¬ ворят о непосредственных контактах. Интересно, что для древних литовцев белорусское насе¬ ление это — гуды, то есть готы, пришельцы с севера, отку¬ да собственно, и пришли в Прибалтику германцы-готы, хотя теперь расселение этих племен обратное, и литовцы живут севернее белорусов. Уход готов из Прибалтики вместе со славянским насе¬ лением на юг через земли невров каким-то образом выну¬ дил их уйти на север, к Балтике, где они поглотили остат¬
208 ки готского и славянского населения и стали предками ли¬ товцев и латышей. Об этом этапе становления балтийских племен рассказывают и их самые древние предания. Рассмотрим некоторые особенности литовского и бело¬ русского населения с антропологической точки зрения. Во- первых, для нас интересно сообщение, оставленное графом Кибургом, начальником госпиталей Тевтонского ордена, прибывшего в Вильно в 1397 году. Католический епископ Литвы Андрей Васило сделал Кибургу свои замечания от¬ носительно своей паствы. В этих замечаниях есть опреде¬ ленная тенденциозность. Епископ любит свою католиче¬ скую литовскую паству и с неодобрением относится к пре¬ данному православному исповеданию русскому населению. Со слов Васило, Кибург рисует следующую картину. Ли¬ товцев он описывает народом высокого роста, темносоволо- сыми, честными и весьма способными к военному делу. Ру¬ сины же, по его словам, менее ростом, рыжеволосы и вооб¬ ще несимпатичны. Впрочем, в отличие от литовцев, русины не склонны к пьянству, и более зажиточны, а их женщины более целомудренны. По поводу роста, кажется, епископ выдает некую групповую особенность за общий антрополо¬ гический признак, что некорректно. Из других источников мы доподлинно знаем, что рус¬ ские и поляки всегда отличались высоким ростом. Впро¬ чем, видимо, в Вильно осели русины так называемого по¬ лесского типа — низкорослые блондины. Для нас любопыт¬ но здесь еще вот что. Безусловно, идеалом красоты Средневековья и более позднего времени был темный брю- нетический тип европейца. Но, кажется, не только ради любви к литовцам епископ наделяет их «модными» антро- полигическими чертами. До сей поры в Литве известен очень темный тип людей, и именно чистых литовцев. Это выдает определенное южное происхождение части балтов. Видимо, тот средиземноморский антропологический пласт, который выделяют многие антропологи в Прибалти¬ ке, вошел не в состав венедов, как считал А.Г. Кузьмин, а как раз в состав балтов. И может быть, легенда о римских переселенцах, которые заложили основы литовской народ¬
209 ности, не лишены рационального зерна? Интересно, что в XVII веке хорват Юрий Крижанич в своей книге «Полити¬ ка» сетовал на то, что славяне, а он имел в виду прежде все¬ го своих соотечественников и западных славян, не слиш¬ ком красивы по сравнению с западными европейцами. Не было среди соотечественников Крижанича жгучих брюнетов, которыми гордились в XVII веке Испания, Фран¬ ция и Италия, не было и ярких блондинов. С сожалением Крижанич говорит, что его соотечественники, все шатены с серыми глазами, редко голубыми. Для нас же это инте¬ реснейшее свидетельство того, что в позднем Средневеко¬ вье основным антропологическим типом западных и юж¬ ных славян был так называемый среднеевропейский, со многими признаками, который роднит этот тип с норди¬ ческим. Мода на брюнетов приходит и уходит, а антрополо¬ гические признаки славянских народов остаются показы¬ вая, их историческую преемственность к древним север¬ ным предкам. И то, что для Крижанича было некрасивым, для других иностранцев и в другоке время было признаком того, что славяне внешне очень красивые люди. Возможно, Крижанич как католик, живший в православной Моско¬ вии, получивший западное образование, получил вместе с ним и комплекс определенной неполноценности перед за¬ падноевропейцами, столь характерный для западного сла¬ вянства в целом и вовсе неизвестный русскому народу в то время. Вернемся к литовцам и их соседям, белорусам. В сборнике 1882 года «ЖивописнаяРоссия», посвящен¬ ном Белой Руси и Литве, есть примечательные строки: «У Белоруса русые, часто почти белые волосы, серые, свет¬ лые глаза... вообще наружностью белорусы отличаются как от великоруссов, так и от литовцев и латышей. Они средне¬ го роста, от 2 аршин 3 вершков, до 2 аршин 7 вершков и редко до 8 и 9 вершков. Волосы русые, лицо большею час¬ тью круглое... в молодости женщины очень красивы, но ско¬ ро стареются...». Говоря о балтийских соседях белорусов, сборник отме¬ чает: «Тяжелое прошлое наложило свою печать, как на фи¬ зиономию, так и на характер латыша. Он мрачен, задум¬
210 чив, какая-то скорбь и как будто недовольство отпечатаны на его лице, в типичном отношении совершенно схожем с одноплеменными литовцем и пруссом. У него светлые гла¬ за, русые волосы; он среднего роста, но статен и ловок... Многовековой гнет, конечно, имеет сильное влияние на ха¬ рактер латыша... Литовцы, за редким исключением, име¬ ют волоса белокурые, в юности совершенно белые, доходя¬ щие почти до цвета жемчуга; в среднем возрасте и в старо¬ сти волоса темнеют, но никогда не переходят в рыжий цвет. Глаза у большинства голубые. Нос большею частью антич¬ ный, в прямой линии с челом. Лицо и тело цвета совершен¬ но белого. Вообще, настоящий литовец физиономией раз¬ ниться от белоруса, у которого черты более мужественныя, волоса большею частью темного цвета, также и глаза. Жен¬ щины литовские отличаются приятной наружностью... сла¬ вятся своей красотой. Правильные черты лица, голубые гла¬ за, белокурые волосы, гибкий стан отличают их от белорус¬ ских женщин, хотя между последними тоже много красавиц». Любопытно, что сведения о литовцах и белору¬ сах XIV века, прямо противоположны сведениям из XIX ве¬ ка. В древности перед нами предстают темные и муже¬ ственные литовцы и рыжие, невоинственные русины, в конце XIX века все наоборот. Впрочем, сведения о белору¬ сах в «Живописной России» носят несколько непоследова¬ тельный характер, что внимательный читатель уже заме¬ тил. Интересно, что в XIX веке белокурость ассоциирова¬ лась с женственностью. Важно другое. Наряду с характерными нордическими чертами, у литовцев имеет¬ ся действительно сильная южная примесь. Причем темные литовцы значительно темнее своих темных белорусских со¬ седей, и это нельзя объяснить влиянием переселенных в Литву из Крыма караимов. Вернемся непосредственно к скифам. Действительно, В.В. Битнер подметил удивительный и необъяснимый факт. Вроде бы, скифы были более тысячи лет южными со¬ седями славян, а славянам о них никогда и ничего не было известно. Ни эпос, ни легенды не отразили даже поверхно¬ стного знакомства славян с чуждым ему иранским племе¬
211 нем. Наши летописи, в самой их самобытной части, не ис¬ пытавшей влияния античной учености, не ведают в про¬ шлом чуждого нам огромного и могущественного племени по соседству. Факт более чем удивительный. И еще, как уже отмечалось, в славянских языках можно отыскать мно¬ жество параллелей с санскритом, языком индийских арь- ев, и фактически нет заимствований из иранской группы индоевропейских языков. Это тем более поразительно, что по признанию многих историков скифы-пахари, по их мне¬ нию, несомненные праславяне, принадлежали к единому культурно-бытовому миру «царских» скифов, кочевников, но влияние последних почему-то совершенно не отразилось в лексике, хотя, казалось бы, естественно, должно было иметь место проникновение иранских слов, связанных с бытом и военным делом. Однако этого не происходило. По¬ чему? Ведь такое влияние обязательно бы происходило, если бы скифы разговаривали на североиранских диалектах. И единая скифская материальная культура на северных землях Причерноморья и Приднепровья существовала ты¬ сячу лет. А языковых заимствований нет. Убежденные «иранисты» в отчаянии хватаются за три слова в русском языке, которые якобы заимствованы из иранских диалектов, у скифов: «собака», «топор» и «хоро¬ шо» . Тут же приводятся их славянские эквиваленты: «пес», «секира», «добро». Но кроме неуклюжей попытки оторвать славянское лексическое наследие от общего индоевропей¬ ского словарного фонда эпохи единства, в этой попытке бо¬ лее ничего заслуживающего внимания усмотреть невоз¬ можно. Все эти несуразности улетучиваются как утренний туман под лучами восходящего светила, если спокойно, со смирением и без псевдоученой гордыни признать, что пра¬ вы были наши предки, правы были и византийские уче¬ ные мужи, когда видели в скифах тех, кем они всегда были — славян. Для ученого византийского мира для на¬ ших средневековых летописцев это был факт, не требую¬ щий никаких специальных комментариев. И то, что византийцы называют русское войско Святос¬ лава в X веке тавроскифами, это не дань античной литера¬
212 турной традиции, как некоторые стараются это предста¬ вить, это просто констатация факта, который в империи ромеев не вызывал никаких сомнений. Тавроскифы — это не вычурная фигура речи византийских историков, а бе¬ зусловная историческая реальность. Есть и древний гру¬ зинский пергаментный манускрипт об осаде Царьграда русскими в 626 году (войском князей Лахерна и Лалоха), в котором говорится: «Осада и штурм великого и святого гра¬ да Константинополя скифами, которые есть русские». Вопреки сложным построениям Б. А. Рыбакова в его кни¬ ге «Геродотова Скифия», где наш без кавычек выдающийся историк доказывает славянство скифов-пахарей и искусст¬ венно отрывает от них «царских» скифов, отец истории Ге¬ родот четко заявляет, что все скифы, и царские в том числе, называли себя сколотами, а не только скифы-пахари, как считает Рыбаков, и все сколоты говорили на одном языке. Мифический царь этих сколотов Таргитай, прародитель цар¬ ских скифов, фигурирует в самом архаичном пласте русско¬ го былинного эпоса под именем Тарха Тарховича. В России была и старая боярская фамилия Тарховых. Этимология этнонима «сколоты» совершенно верно воз¬ водится Б.А. Рыбаковым к культу солнечного диска у сла¬ вян — «коло». Кроме этого, филологи выстраивает цепоч¬ ку преемственной связи этнонимов: « сколоты », « скальвы », «склавины», «словене». Но самое интересное, что группа новгородцев, поселившаяся в XVI веке среди саамов, на са¬ мом севере современной Норвегии, принесла местным оле¬ неводам не только православную веру, но и самоназвание: сколты. И эти сколты до сих пор считают себя отдельным народом, неразрывно связанным с русской государствен¬ ностью, нё смешиваясь ни с норвежцами, ни с саамами, ревностно чтят память Иоанна Грозного, даровавшего им права на эти северные земли. В этнониме «сколты» слы¬ шится нечто, что отколото от единства, как в древности ско¬ лоты могли воспринимать своих полубожественных пред¬ ков, отколовшихся от солнечного бога-прародителя. Вспом¬ ните «Слово о полку Игореве», где русичи воспринимают себя даждьбожьими внуками, внуками солнечного бога.
213 Историк А.Д. Удальцов считал, что автохтонное насе¬ ление Поднепровья никогда не менялось, лишь видоизме¬ нялся этноним этого единого народа: сколоты-паралаты, затем «споры-спалы», потом «поляне». Алазонов Геродота Удальцов считал предками южной ветви славянства. Еще раз возвратимся в Геродотову Скифию. Когда царь скифов «царских», и остальных подвластных скифов Арианта по¬ велел каждому подданному принести наконечник стрелы, чтобы посредством такой своеобразной переписи населения узнать истинное количество скифов, то число наконечни¬ ков потрясло воинственного царя. Он повелел отлить из них священный котел и поставить в центр своей земли. Этот географический центр с этого момента приобретал значе¬ ние священного центра не только Скифии, но и универсу¬ ма в глазах скифов. И вот что удивительно. Котел этот был установлен в земле скифов-пахарей. Здравый смысл подсказывает, что царь не стал бы ста¬ вить столь священную реликвию в землю хотя и подчинен¬ ных, но чужеземцев. Скифы «царские» и скифы-пахари были одним народом сколотов, что, несомненно, доказыва¬ ется всем антропологическим материалом, как мы уже убе¬ дились, скифов Крыма и Приднепровья. В.В. Битнер приводит и еще один значимый довод в пользу идентичности славян и скифов. Этот довод может по¬ казаться ненаучным, но он имеет свою ценность в свете уже высказанной нами мысли, которая принадлежит О. Шпен¬ глеру, и развивалась в дальнейшем Ю. Эволой. Очень важно визуальное восприятие человека человеком, при котором на подсознательном уровне, подчас иррацио¬ нально, происходит молниеносное безошибочное определе¬ ние «свой-чужой» по внешним этногенетическим призна¬ кам. И это не удивительно. Антропологи изучают кость — мертвую материю. Человек — существо живое, одухотворен¬ ное, и его раса в известном смысле есть совокупность всех духовно-психических и физических элементов и св