От автора
Глава I Социально-экономические изменения в США последней трети XIX в
Глава II. Внутренняя политика США в 1877—1890 гг. Рабочее и социалистическое движение
Глава III. Внутренняя политика США в 90-х годах XIX в. Рабочее и фермерское движение
Глава IV. Внешняя политика в 1877—1898 гг
Глава V. Социально-экономические изменения в США в конце XIX и начале XX в
Глава VI. Война США против Испании. Доктрина «Открытых дверей»
Глава VII. Внутренняя политика США в 1900—1914 гг
Глава VIII. Рабочее, социалистическое и негритянское движения в начале XX в
Глава IX. Внешняя политика США в 1900—1914 гг
Глава X. США и первая мировая война
Глава XI. Колониальная экспансия США в годы первой мировой войны
Глава XII. Рабочее и социалистическое движение в США в годы первой мировой войны
Заключение
Хронология событий
Список основной литературы и источников
Указатель имён
Указатель географических названий
Схемы и карты
Оглавление
Text
                    Л. И. З у Б О К
ОЧЕРКИ
ИСТОРИИ
(1377-1913)
МОСКВА
Государственное Л^дамелбство ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
4 9 У 6



ОТ АВТОРА В настоящей монографии сделана попытка дать общий обзор политической истории Соединённых Штатов Америки за период с 1877 до 1918 г. В результате героических усилий рабочих, трудящихся фермеров и широких негритянских масс буржуазия Севера добилась в Гражданской войне 1861—1865 гг. победы над плантаторами Юга. С системой рабовладения было покончено, основа могущества плантаторов была подорвана, сложились благоприятные условия для быстрого развития производительных сил. Вследствие политической и организационной слабости рабочего класса США плодами победы воспользовалась буржуазия, для которой началась эра благоденствия. Добившись победы, крупная буржуазия установила безраздельный контроль над государственным аппаратом, используя его в своих интересах. 1877 год в истории США после Гражданской войны является переломным. В этом году закончилась реконструкция Юга, которая не может быть отделена от истории Гражданской войны. В 1877 г. поэтому началась новая эпоха в истории США. В настоящей работе, рассчитанной на широкие круги советских читателей, автор поставил перед собой ограниченную цель: дать краткий обзор истории 'классовой борьбы в США с 1877 г. и до конца первой мировой,.войны. Особое место уделено в книге массовым движениям игборьбе народных масс, рабочих, трудовых фермеров и угнетённых негров, — подлинных производителей всех материальных ценностей против системы эксплуатации и национального гнёта, организованной крупной буржуазией. В первых четырёх главах освещены те социальные, экономические и политические изменения, которые произошли в США в 1877—1898 гг., т. е. в период перехода от старого к новому, монополистическому капитализму — империализму. 1*
4 От автора В главах V—IX анализируются характерные черты империализма США, превратившихся в начале XX в. в страну исключительного господства монополий и самых резких классовых и социальных контрастов; охарактеризована как внутренняя, так и внешняя политика господствующего класса; показана борьба народных масс против системы эксплуатации, коррупции и продажности государственного аппарата, превратившегося в орудие финансовой олигархии. В последних трёх главах рассматривается политика США в годы первой мировой войны и те изменения, которые произошли в рабочем и социалистическом движении США в связи с наступлением общего кризиса капитализма и победой Великой Октябрьской социалистической революции, открывшей новую эпоху в истории человечества — эпоху пролетарских революций в странах империализма и национально-освободительного движения в колониальных и зависимых странах. Необходимо, к сожалению, констатировать, что в советской историографии коренные вопросы истории ОША ещё мало изучены и обобщены. Это создавало 'большие трудности при написании работы и обусловило некоторую неравномерность в изложении затронутых в книге проблем.
ГЛАВА I СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ В США ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XIX в. Развитие Гражданская война 1861 —1865 гг., явив- экономики США шаяся результатом многолетней борьбы двух трети XIX в. систем — системы рабовладения на Юге и системы капиталистического наёмного труда на Севере, закончилась победой северян. Победа буржуазии Севера, ставшая возможной благодаря героическим усилиям рабочих, негров и трудящихся фермеров, и последовавшая за этим временная диктатура северян на Юге, покончив с системой рабовладения, подорвали основу могущества плантаторов. Возникли новые условия для быстрого развития производительных сил. Война и создавшиеся в послевоенный период условия умножили богатства буржуазии. Во время войны в результате чудовищных методов спекуляции, продажи правительству военного снаряжения, часто недоброкачественного, по десятикратной стоимости, взимания баснословных процентов по займам и т. д. чрезвычайно обогатились Морган, Рокфеллер, Вандербильт, Гульд и другие. После войны возможности спекуляции и эксплуатации естественных богатств страны были почти неограниченными и несравненно большими, чем в Европе. Последние три десятилетия XIX в. в истории США характеризуются исключительно быстрыми темпами развития капитализма и весьма существенными экономическими и политическими изменениями. Если США по своей промышленной продукции в 1840 г. стояли на пятом месте, а в I860 г. — на четвёртом, то в 1894 г. они уже заняли первое место, обогнав в своём развитии все остальные капиталистические страны. В 1894 г. объём продукции США был равен половине продукции всех европейских стран. Из колонии Европы, которой США были экономически до конца Гражданской войны *, они к концу XIX и началу XX в. 11 «Соединённые Штаты в их современном виде (1866 г ),— писал Маркс, — всё ещё следует рассматривать как колонию Европы». К- Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XVII, стр. 496.
6 Глава I превратились в высокоразвитую индустриально-аграрную страну. Пример США даёт наглядное подтверждение ленинского закона неравномерного экономического и политического развития капитализма. Превращение США в индустриально-аграрную страну означало, что темпы развития промышленности всё больше обгоняли темпы развития сельского хозяйства. До 1880 г. сельское хозяйство продолжало оставаться главным источником национального, богатства, согласно же переписи 1890 г., первое место в экономике страны заняла промышленность, а спустя десять лет стоимость промышленной продукции более чем в 3 раза превышала стоимость продукции сельского хозяйства К Если в 1860 г. стоимость фабричной продукции составляла около 2 млрд, долл., то за последующее десятилетие она увеличилась более чем в 2 раза, а за период с 1860 по 1880 г. утроилась. Роль, которую играла машинизация, видна из того факта, что, в то время как число занятых фабричных рабочих с 1860 по 1890 г. возросло в 3 раза, общий размер продукции увеличился в 5 раз. Рост объёма продукции США по сравнению с другими странами виден из следующих данных1 2. Объём продукции промышленности (в млн. долл.) I860 г. 1894 г. Англия 2 808 4 263 Германия 1 995 3 357 Франция 2 092 2 900 США 1 907 9 498 Приводимая ниже таблица указывает как на рост промышленности в США, так и на объём капиталовложений 3: 1 См. Ю. Кучинский, История условий труда в США с 1789 по 1947 г., Москва 1948, стр. 139. 2 L. Huberman, America Incorporated, New York 1940 (в дальнейшем: L. Huberman), стр. 4. 8 «The World Almanac and Book of Facts, 1925», стр. 286; «Statistical Abstract of the United States 1930», стр. 791.
Социально-экономические изменения в США последней трети XIX в. 7 • Годы Число предприятий, включая предприятия домашней промышленности Число занятых рабочих Заработная плата Стоимость продукции Сумма капиталовложений 1859 140 433 1311246 378 878 966 1 885 861 676 1009 855 715 1869 252 148 2 053 996 620 467 474 3 385 860 354 1 694 567 015 1879 253 852 2 732 595 947 953 795 5 369 579 191 2 790 272 606 1889 355 405 4 251 535 1 891219 696 9 372 378 843 6 525 050 759 1899 512 191 5 306 143 2 320 938 168 13 000 149 159 9 813 834 390 Как видно из приведённых данных, число предприятий увеличилось с 1859 по 1899 т. примерно в 3 с лишним раза, число рабочих—в 4 раза, стоимость выпущенной продукции — в 7 раз, а сумма инвестированного капитала возросла почти в 10 раз. Самый быстрый рост промышленности происходил на Востоке. Нью-Йорк, Нью-Джерси и большая часть Пенсильвании были наиболее промышленно развитыми областями. К 1890 г. в этих штатах в числе предприятий было не менее 447 с капиталом свыше миллиона долларов каждое. Здесь производились хлопчатобумажные, шерстяные и шёлковые изделия для всей страны; в этом же районе были литейные предприятия, нефтеочистительные заводы, обувные, бумажные фабрики и др. Но капитал восточных штатов захватывал и Запад. В штатах Среднего Запада возникали новые предприятия в таком количестве, что центр промышленности всей страны всё больше перемещался из Западной Пенсильвании в Северо-Восточное Огайо. В течение полустолетия—с 1850 до 1900 г. — центр промышленности передвинулся к западу на 350 км 1. Этому способствовали главным образом два фактора: во-первых, быстрое заселение Запада и постройка железных дорог; во-вторых, стремление приблизить промышленные предприятия к источникам сырья. Развитие промышленности в большой степени зависело, от добычи угля, железа, нефти. Кроме месторождений угля в горах Аппалачи были обнаружены большие запасы угля также к западу от них — в штатах Огайо, Индиана и Иллинойс. С развитием транспорта и применения паровых двигателей добыча угля в период с 1870 по 1900 г. выросла почти в 9 раз. 1 См. Ю. Кучинский, История условий труда в США с 1789 по 1947 г., стр. 140.
8 Глава I В 1870 г. в США добывалось всего 33 млн. т каменного угля; в 1890 г. добыча достигла 157,8 млн. г, а в 1900 г.— 269,7 млн. т'. Особенно быстрыми темпами развивалась железоделательная и сталелитейная промышленность. В то время как в 1860 г. в США производилось менее 1 млн. т чугуна, в 1890 г. здесь выплавлялось уже 9 203 тыс. т, что превышало выплавку чугуна Великобритании; к 1900 г. США производили 13 789 тыс. т чугуна и 10 188 тыс. г стали, заняв первое место в мировой продукции железа и стали 1 2. Высокие темпы развития железоделательной и сталелитейной промышленности объясняются введением более усовершенствованных способов производства и увеличением опроса на стальные рельсы и машины в связи с быстрым ростом железнодорожной сети. В 1864 г. в металлургической промышленности США впервые появилась бессемеровская сталь, которая начала вытеснять железо из всех областей. Железные рельсы заменялись стальными, Сталь начала применяться при постройке зданий, мостов, вагонов, при выработке проволоки и пр. При выплавке чугуна из руды кокс почти совершенно вытеснил антрацит и древесный уголь. К концу столетия на металлугических заводах начали применяться ещё более усовершенствованные методы: эпоха бессемеровской стали уступила место стали, вырабатывавшейся в открытых печах по способу Сименса. Быстро развивалась после Гражданской войны нефтяная промышленность. Нефть в США была открыта Дрэком в 1859 г. в Западной Пенсильвании. Вскоре нефть была обнаружена в штатах Огайо и Индиана, а позднее — в Западной Виргинии, Канзасе, Калифорнии, Теннесси, Оклахоме и других штатах. С 500 тыс. баррелей, добытых в 1860 г., добыча нефти достигла в 1900 г. 63 620 тыс. баррелей 3. Другим видом топлива, начавшим применяться после Гражданской войны, был естественный газ. В 1900 г. в США добывалось естественного газа на сумму в 23 698 674 долл.4 По. производству меди США к 1900 г. обогнали другие страны. Если в 1850 г. в США производилось всего 650 т меди, то 1 A. F. Burns, Production Trends in the United States since 1870, New York 1950, стр. 288—289. 3 J. Lippincott, Economic Development of the United States, New York 1931, стр. 372. 3 1 баррель сырой нефти = 42 галлонам = 158,98 литра. 4 R. С. Me Grane, The Economic Development of the American Nation, New York 1942 (в дальнейшем: R. C. Me Grane), стр. 397; см. также В. Лан., Классы и партии в США, Москва 1937, стр. 102.
Социально-экономические изменения в США последней трети XIX в. 9 уже в 1899 г. производство меди достигло 253 870 т, что составляло 54,8% мирового производства *. Больших успехов достигла в последнее десятилетие XIX в. обрабатывающая промышленность. За годы с 1890 по 1900 капитал, вложенный в обрабатывающую промышленность США, возрос с 6,5 млрд, до 9,8 млрд, долл., а стоимость её продукции —с 9,4 млрд, до 13 млрд. долл. В 1900 г. стоимость горнорудной промышленности впервые превысила миллиард долларов, увеличившись примерно в 7 раз по сравнению с 1860 г.1 2 Бурный рост капитализма в США сопровождался развитием техники. Это было время новых изобретений в промышленности. В 70-х годах Белл усовершенствовал телефон и на выставке по случаю столетия существования республики демонстрировал свой аппарат. Много труда стоило Беллу добиться признания и финансирования своего открытия. За это взялся Теодор Н. Вэйл, ставший в дальнейшем президентом «Американской телефонной и телеграфной компании» (American Telephone and Telegraph Company). Благодаря его деятельности в 80-х годах телефон прочно вошёл в быт населения; к 1900 г. в США было уже 1 355 тыс. телефонов 3. В 1879 г. Эдисон усовершенствовал электрическую лампочку, изобретателями которой были русские учёные Яблочков и Ладыгин. В начале 1880 г. Эдисон получил патент на своё изобретение и вплотную приступил к практической работе. Была построена первая электростанция. В 1881 г. их уже было 8, а в 1898 г. — 2 774 4. Электричество стало широко применяться в промышленности, на транспорте и в коммунальном хозяйстве. В 1882 г. Эдисоном был пущен пробный трамвай, который вскоре совершил переворот в городском транспорте. Вскоре Эдисон также усовершенствовал граммофон и совместно с Джорджем Истменом изобрёл кинематограф (1893 г.). В 1893 г. на текстильной фабрике в Коннектикуте был применён первый электрический мотор. Вслед за этим применение электромоторов в промышленности быстро распространилось. 1 R. С. Me Grane, стр. 397. 2 Там же. 3 Н. В. Parkes, The United States of America. A History, New York 1954, стр. 409. 4 J. D. Hicks, The American Nation. A History of the United States from 1865 to the present, New York 1945 (в дальнейшем: J. D. Hicks, The American Nation), стр. 174.
10 Глава I В 1879 г. Джордж Селден из Рочестера провёл опыты над двигателем внутреннего, сгорания. Однако только в 1893 г. Форд, используя изобретения европейцев, начал усовершенствовать автомобиль. Организация серийного производства и удешевление стоимости автомобиля ускорили его широкое применение в практической жизни. Если в 1895 г. в США всего было 300 автомобилей, то уже в 1905 г. — 78 тыс., а в 1915 г. количество автомобилей выросло до 2446 тыс.1 Ещё в 1867 г. Шолс, печатник из Мильвоки, изобрёл пишущую машинку. Его изобретением заинтересовался предприниматель Джемс Денсмор. После усовершенствований, проводившихся в течение десяти лет, пишущая машинка начала широко применяться на предприятиях. Развитие техники и применение более сложных машин на предприятиях привели к тому, что буржуазный строй стал более нуждаться в образованных рабочих. Движение за введение бесплатного начального, а затем и среднего образования, начавшееся ещё в начале XIX в., приняло особенно широкие размеры после Гражданской войны. Рабочие и фермерские организации вели борьбу за то, чтобы начальное и среднее образование стало доступным для всех детей, независимо от их происхождения, чтобы оно было не только бесплатным, но и обязательным. В условиях США, где имелся огромный фонд общественных земель, требования введения бесплатного образования, отвечающие интересам как трудящихся, так и буржуазии, могли быть реализованы. Характерно, что ещё в 1787 г., когда был принят акт «об управлении территорией, лежащей к северо-востоку от реки Огайо», в него был включён пункт, по которому на школьные нужды отдавалась Узе государственных земель, лежавших к западу от реки Огайо. В последующие десятилетия были приняты новые законы, по которым увеличивались земельные наделы школам, находившимся в ведения отдельных штатов. В результате до конца XIX в. федеральным правительством было выделено на народное образование около 150 млн. акров земли2, т. е. территория, равная Франции, Швейцарии и Бельгии, вместе взятым. Помощь народному образованию помимо федерального правительства оказывалась и отдельными штатами, городами и графствами. Большие земельные наделы для народного образования были выделены штатами Нью-Йорк, Алабама, Луизиана, Техас и др. 1 А. М. Schlesinger, Political and Social Growth of the United States 1852—1933, New York 1935 (в дальнейшем: A. M. Schlesinger), стр. 366. 2 См. «Народное образование в Соединённых Штатах Северной Америки», СПБ 1895, стр. 84.
Социально-экономические изменения в США последней трети XIX в. 11 Однако даже огромные доходы от земельных наделов не могли полностью покрыть расходы по народному образованию и во многих школах с родителей взималась небольшая плата за обучение детей. Только упорная борьба за бесплатное образование в 70—80-х годах привела к тому, что восторжествовала система даровой народной школы (free public school). Штат за штатом провели закон о бесплатном образовании. В целях обеспечения необходимых расходов по школьному образованию помимо постоянного фонда, полученного от реализации части общественных земель, в штатах были приняты законы о введении специальных налогов на содержание школ. Одновременно развивалось движение за создание средних школ, основная задача которых заключалась в подготовке молодёжи к экзаменам в высшие учебные заведения. Эти школы были доступны только детям имущих. Требования среднего народного образования привели в конечном счёте к появлению народной средней школы (public high school), которая была прямым продолжением начальной. Так сложилась система восьмилетнего начального образования и четырёхлетнего среднего. Однако необходимо отметить, что народная средняя школа в США отличается от европейских гимназий и лицеев своим утилитарным характером. Она не ставит себе целью дать академический курс и подготовить учеников к поступлению в высшие учебные заведения. Основная её задача — подготовка учеников к практической жизни. Средняя школа поэтому обычно состоит из общеобразовательного и специального отделений, готовящих учеников к практической деятельности в области торговли и промышленности. В результате всех этих мероприятий количество учащихся в начальной школе с 6900 тыс. в 1870 г. выросло до 15 млн. в 1900 г. Однако даже в 1900 г. только 72% детей имело возможность посещать начальную школу К Что касается средних школ, то в 1890 г. в них обучалось только 200 тыс. человек, через 20 же лет — свыше миллиона 1 2. Установление бесплатного образования было достижением трудящихся масс. Однако использовать его преимущества большинство трудящихся не могло. Потребовалось ещё несколько десятилетий, чтобы были приняты законы, запрещавшие детский труд. Но даже эти законы не могли дать гарантии обязательного посещения школ детьми, ибо огромное количество семейств трудящихся не могло отказаться от зара¬ 1 L. М. Hacker and В. В. Kendrick, The United States since 1865, New York 1933, стр. 242. 2 S. E. Morison and H. S. Commager, The Growth of the American Republic, Vol. II, New York 1942 (в дальнейшем: S. E, Morison and H. S. Com- rmger), стр. 305, 307.
12 Глава I ботка своих детей. Не удивительно поэтому, что к 1900 г. средний общеобразовательный уровень населения США лишь немногим превышал пятилетнее образование 1. И даже в 1918 г. 5 млн. детей от б до 18 лет вовсе не посещали школы 2. Как уже указывалось, установление и развитие системы народного образования в США было выгодно и для буржуазии, нуждавшейся в более подготовленной рабочей силе. Допустив организацию системы бесплатного -начального и среднего образования, господствующие -круги США вскоре прибрали её к рукам и создали все необходимые условия для полного её подчинения, организационного и идеологического, нуждам капитализма. Произошли изменения и в системе высших учебных заведений. Старые университеты и колледжи, в которых обучались в основном выходцы из зажиточных семейств, в недостаточной степени удовлетворяли нужды капитализма. Именно поэтому ещё в 1862 г. был принят закон Морриля, по которому каждый штат мог получить земельный надел из расчёта 30 тыс. акров на каждого конгрессмена данного штата для создания и субсидирования высших учебных заведений, готовящих специалистов по сельскому хозяйству и техническим наукам. Закон Морриля привёл к созданию во многих штатах сельскохозяйственных и технических колледжей, доступных не только для выходцев из зажиточных семей. Он создал условия для возникновения высших учебных заведений, которые ставили себе более ограниченные по сравнению со старыми университетами, практические цели — развитие сельскохозяйственного и технического образования и подготовку специалистов, в которых так нуждались США в период бурного развития капитализма. Наряду с быстрым ростом тяжёлой промышленности, развитием техники и образования, в последние десятилетия XIX в. значительно выросли также текстильная, обувная, швейная, лесная, мукомольная, консервная, табачная и ряд других отраслей промышленности. Однако, несмотря на значительный рост лёгкой промышленности, её темпы всё же отставали от темпов развития тяжёлой промышленности. В 1860 г. первое место в промышленности страны занимали мукомольная, хлопчатобумажная, деревообделочная и обувная промышленность. Железоделательная промышленность и машиностроение занимали вместе только пятое место. В конце столетия картина резко изменилась. Производство железа и стали заняло первое место, мясная промышленность — второе, машиностроение — третье, мукомольная — четвёртое, а хлопчатобумажная — даже седь¬ 1 А. М. Schlesinger, стр. 239. 2 R. G. Fuller, Child Labor and the Constitution, New York 1923, стр. 126.
Социально-экономические изменения в США последней трети XIX в. 13 мое место. Экономическая история США последнего десятилетия XIX в. характеризовалась развитием главным образом производства чугуна и стали. Необходимо отметить, что промышленное развитие США после Гражданской войны сопровождалось, как и в других капиталистических странах, рядом кризисов. Достаточно отметить кризисы 1873, 1883, 1893 гг. Как по времени, так и по своей длительности эти кризисы в основном совпадали с кризисами в странах Европы. Кризисы чередовались с новыми подъёмами в промышленности и создавали благоприятные условия для поглощения мелких и средних предприятий более крупными. Темпы развития производительных сил на Юге в значительной мере уступали темпам их развития на Севере и Западе. Это объясняется прежде всего тем, что в течение многих десятилетий на Юге развитие производительных сил тормозилось рабовладельческими производственными отношениями и база для роста капитализма была чрезвычайно слаба. Огромные разрушения во время Гражданской войны и те новые условия закабаления трудящихся масс, в первую очередь негров, которые возникли на Юге после Гражданской войны, также явились препятствием на пути быстрого развития производительных сил. Гражданская война и реконструкция внесли важные изменения в положение на Юге. Господство южных плантаторов в политической жизни было сокрушено. Рабство как система в США было отменено. Многие плантации оказались заброшенными. Часть рабовладельцев бежала, другие были разорены и выжидали лучших для себя времён. Крупные плантации были конфискованы или проданы за долги. Гражданская война произвела значительные опустошения в сельских местностях и в городах Юга. Такие города, как Чарлстон, Ричмонд, Атланта, Галвестон и др., представляли жалкую картину. По описанию одного северянина, Чарлстон превратился в город «пустых домов, повреждённых пристаней, опустошённых складов, одичавших садов, простиравшихся на мили улиц, заросших травой, бесплодных и безмолвных пространств»'. Вся экономическая жизнь Юга была потрясена. Сельское хозяйство находилось в очень тяжёлом состоянии. Большинство уцелевших железных дорог полностью обанкротилось. Большая часть промышленных предприятий была разрушена. Банки и страховые компании были разорены, государственные 11 S. Е. Morisoa and Н. S. Commager, стр. 13.
14 Ґлава t бумаги совершенно обесценились. Цена земельной собственности катастрофически упала. Земли, продававшиеся раньше по 100 долл, за акр, теперь стоили 5 долл. В одном только штате Миссисипи почти 6 млн. акров земли было продано из-за неуплаты налогов ’. За десятилетие с 1860 по 1870 г. действительная стоимость собственности в 11 штатах Юга упала с 5 202 055 тыс. долл, до 2 929 350 тыс. долл.1 2 Создавшиеся после Гражданской войны условия наложили свою печать на дальнейшее развитие Юга. Здесь и сельское хозяйство, и промышленность развивались более медленно, чем на Севере. Промышленность существовала на Юге ещё до Гражданской войны. К I860 г. здесь находилось около 15% всех промышленных предприятий страны, которые выпускали приблизительно 8% всей продукции3. Война разрушила большинство этих предприятий, но с 70-х годов многие из них начали восстанавливаться и появились новые. К 1880 г. Юг завоёвывает важное место в хлопкообрабатывающей промышленности, а к началу XIX в. здесь начинает быстро развиваться текстильная промышленность. Если в начале 70-х годов на текстильных фабриках Юга насчитывалось полмиллиона веретён, то через 15 лет их количество достигло почти 2 млн.4 Развитие текстильной промышленности на Юге сопровождалось ростом мелких промышленных городов и увеличением рабочего населения. Тяжёлые условия издольщины вынуждали многих белых фермеров уходить на предприятия. На Юге более широко, чем в других частях страны, применялся труд женщин и детей. Вокруг фабрик появились новые фабричные посёлки, в которых владельцы предприятий хозяйничали, как феодалы. Трудящиеся, бежавшие от гнёта издольщины, получали за свой труд плату, несравненно более низкую, чем существовавшая на Севере. 15 долл, в неделю на всю семью было обычным заработком на Юге, а такая сумма была недостаточной для обеспечения даже самого жалкого жизненного уровня. Рабочее время длилось от 12 до 14 часов. Помимо текстильной на Юге развивались и другие отрасли промышленности — табачная, горнорудная, железоделательная, сталелитейная, лесная и нефтяная. Бирмингем (штат Алабама) стал важным центром сталелитейной промышленности. В 1880 г. Юг давал 212 тыс. т железа, а в 1887 г. — 845 тыс. т, т. е. за семь-восемь лет производство увеличилось в 4 раза5. 1 S. Е. Morison and Н. S. Commager, стр. 14. 1 акр = 4047 м2. , 2 Там же. 3 Там же, стр. 26. 4 Там же, стр. 27. Б Там же, стр. 26.
Социально-экономические изменения в США последней трети XIX в. 15 К концу столетия Бирмингем стал важным центром производства чугуна. Лесная промышленность развивалась в Луизиане и Миссисипи, в долинах Техаса и Оклахомы добывалась нефть. И всё же, несмотря на рост железоделательной, лесной, табачной и текстильной промышленности, Юг в течение десятилетий после Гражданской войны оставался в основном аграрным. Средний Запад и Тихоокеанское побережье промышленно развивались быстрее. Темпы индустриализации Севера были ещё выше. Вследствие этого в 1900 г. промышленная продукция Юга составляла меньшую долю всей продукции страны, чем это было в 1860 г. Экономическая отсталость Юга в свою очередь не могла не повлиять на развитие культуры этой части страны. Юг в этом отношении отставал от других районов США. Прежде всего эта отсталость вследствие эксплуататорской политики буржуазии касалась негритянского населения. Но и белое население по своему культурному уровню отставало от остального населения США. В 1880 г. процент неграмотных в США среди белых был 9,4, среди негров — 70; в 11 южных штатах процент неграмотных среди белых равнялся 25, среди негров — 76,9. Такое положение продолжалось в течение многих десятилетий. Период превращения США в индустриаль- Концентрация ную страну явился периодом усиленной кон- и централизация центрации богатства в руках небольшой куч- „ .ка"и/а™ „ «и магнатов. В этот период перехода от капи- и появление тализма свободной конкуренции к империа- г трестов лизму возникли крупные монополии и тресты. Концентрация развивалась в это время почти такими же быстрыми темпами, как и сама индустриализация. Обогащение небольшой кучки магнатов, под контроль которых попали сотни промышленных предприятий, банков, страховых компаний, железных дорог, как мы увидим, стало возможным в результате спекуляции, ограбления и закабаления широких народных масс. Тенденция к концентрации производства появилась ещё до Гражданской войны и особенно усилилась в 70-е годы, главным образом после кризиса 1873 г. Тресты начали играть значительную роль к 1880 г., а в дальнейшем они становятся всё более господствующим фактором в экономике США. Уже в 1873 г. специальный комитет по расследованию деятельности корпораций, созданный конгрессом, заявил, что «страна вскоре будет полна гигантскими корпорациями, вла¬
16 Глава I деющими и контролирующими несметные богатства и приобретшими огромное влияние и власть» 1. Однако в это время образование трестов находилось ещё в начальной стадии. Тенденция к концентрации особенно усилилась в два последние десятилетия XIX в. Одна за другой отрасли промышленности, производящие продукты первой необходимости, попадали в руки небольшой группы капиталистов, которые не пренебрегали никакими беспринципными и жульническими средствами, для того чтобы добиться полного контроля над этими отраслями промышленности. Согласно данным 1890 г., одна восьмая часть населения владела семью восьмыми всего богатства и 1 % населения сосредоточил в своих руках больше богатств, чем остальные 99% 2- Процесс концентрации капитала в промышленности можно проиллюстрировать следующими данными. В 1860 г. 140 433 промышленных предприятия выпускали продукции на 1 895 861 тыс. долл. В 1900 г. число предприятий увеличилось до 207 514, в то время как стоимость выпускаемой продукции возросла в 6 раз, достигнув суммы в 11 406 977 тыс. долл.3 Ещё лучше иллюстрируют процесс концентрации данные по отдельным отраслям производства. В 1880 г. было 1 934 завода, выпускавших сельскохозяйственные машины, в 1890 г. их число уменьшилось до 910, в то время как капитал и выпуск продукции значительно возросли. За это же десятилетие число железоделательных и сталелитейных заводов уменьшилось на одну треть, а объём выпускаемой ими продукции увеличился почти на одну треть; число кожевенных предприятий уменьшилось на три четверти, а объём выпускаемой ими продукции возрос в 5 раз 4. Энгельс писал в 1882 г., что концентрация капитала в США происходит «с сказочной быстротой»5 6. Ожесточённая конкурентная борьба и глубокие экономические кризисы конца XIX в. вывели из строя огромное количество мелких и средних предприятий и ускорили процесс концентрации. В конкурентной борьбе между мелкими передними предприятиями, с одной стороны, и крупными — с другой, преимущества были на стороне последних. Они могли применить более усовершенствованную технику и лучше организовать весь процесс производства, закупать патенты, сокращать кон¬ 1 S. Е. Morison and И. S. Commagert стр. 136. 2 Н. В. Parkes, Recent America, New York 1941, стр. 6. 3 S. E. Morison and H. S. Commager, стр. 136. 4 Там же, стр. 136; А. Е. Martin, History of the United States, Vol. II, New Edition (в дальнейшем: A. E. Martin), стр. 246; J. D. Hicks, The American Nation, стр. 175. 6 /(. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XV, стр. 611.
Социально-экономические изменения в США последней трети XIX в. Г тингент рабочих и экономить на расходах на рабочую силу, использовать побочные продукты, сокращать расходы на рекламу и т. д. В то же время они имели возможность устанавливать и контролировать цены, совершенно не считаясь с интересами широких народных масс. В своей борьбе против рабочих тресты при неограниченной поддержке правительства прибегали ко всё более организованным и жестоким средствам, включая применение военной и полицейской силы, составление чёрных списков и т. д. Тресты заключали секретные соглашения с железнодорожными компаниями на получение льготных тарифов, покупали газеты, с тем чтобы распространять свою пропаганду и влиять на общественное мнение. Банковский капитал в США в конце XIX в. уже играл крупную роль в промышленности. Однако его руководящая монополистическая роль, сращивание банковского и промышленного капиталов стали совершенно явными лишь в начале XX в. Первой крупной корпорацией в США была компания '«Стандард ойл» (Standard Oil Company), организованная Д. Рокфеллером в 1870 г. В 1879 г. «Стандард ойл» уже распоряжалась 90—95% очищенной нефти. Рокфеллеру удалось договориться с владельцами железных дорог об установлении для грузов «Стандард ойл» предпочтительных тарифов, что облегчило ему борьбу со своими конкурентами. «Стандард ойл» покупал нефть в производительных районах по высоким ценам и продавал её на мировых рынках дешевле своих конкурентов. Таким образом, Рокфеллер добивался захвата всего дела в свои руки. Когда контролирующему положению «Стандард ойл» на железных дорогах угрожало сооружение трубопроводов независимой компанией, Рокфеллер нанимал головорезов, которым поручал разрушить эти трубопроводы. Когда же трубопроводы всё-таки были построены, Рокфеллер окупил такую долю акций конкурирующей компании, которая обеспечивала ему контролирующее положение в её предприятиях. В 1882 г. компания «Стандард ойл» была реорганизована в трест. В его состав вошло полностью 14 компаний. Кроме того, он контролировал большинство акций 26 других нефтяных компаний. Из 70 млн. долл, номинального капитала нового треста 46 млн. находились в руках девяти доверенных лиц (trustees), главным из которых был Д. Рокфеллер. Эти девять доверенных лиц по существу диктовали политику всем объединённым компаниям. Монопольное положение, завоёванное в области нефти «Стандард ойл». обе^прітпацп г му гтгрпм-- ,щ^,И$ш£«*«г^5рТОГТ)}еста q 8|млн. @,фф£> И182 'г.: пЬвыси-
18 Глава I лись к 1905 г. до 57 459 356 долл., его дивиденды за короткий период с 1882 до 1898 -г. с 5,25% выросли до 30% 1. За созданием «Стандард ойл» последовало образование подобных ему капиталистических монополий: «Американский трест хлопкового масла» («American Cotton Oil Trust») в 1884 г., «Национальный трест льняного масла» («National Linseed Oil Trust») в 1885 г. В 1887 г. трестификация затронула свинцовую, верёвочную, сахарную и водочную отрасли промышленности. В 1889 г. был организован спичечный, в 1890 г. — табачный трест. Четыре крупных экспортёра, среди которых были Д. Армор и С. Свифт, организовали мясной трест. Гуггенхейм захватил в свои руки месторождения меди. Маккормик образовал «Международную компанию жатвенных машин» («International Harvester Company»). Трестификация продолжалась ещё более интенсивно в 90-х годах, охватив эксплуатацию естественных богатств — угля, железа, нефти, газа, меди, лесов, а также транспорта. По подсчётам Муди, автора книги «The Truth about the Trusts» («Правда о трестах»), в конце 90-х годов в США насчитывалось 445 промышленных, транспортных и коммунальных трестов с капиталом в 20 379 162 551 долл.2 Таковы некоторые данные, характеризующие экономическое развитие США в последнюю треть XIX в. Уже к концу века концентрация и централизация капитала в руках небольшой кучки магнатов привели к тому, что монополии диктовали свою волю правительству и законодательным органам и по существу направляли всю внутреннюю и внешнюю политику страны. Генри Д. Ллойд выпустил в 1894 г. книгу под названием «Wealth against Commonwealth» («Богатство против общества»), в которой он писал: «Небольшое количество людей располагает властью, позволяющей им не допускать никого из посторонних к снабжению населения всеми видами тепла, света и энергии, которые применяются в современной жизни и промышленности, начиная со спичек и кончая локомотивами и электричеством. Они распоряжаются нашим каменным углем и значительной частью бурого угля, нашими печами, каминами и центральным отоплением, регуляторами при паровых котлах и самими паровыми котлами, газом и газовыми аппаратами, натуральным газом и газовыми трубами, электрическим освещением и всем электрическим оборудованием. Вы не 1 См. Фолькнер, История народного хозяйства CACLU, М.—Л. 1932, стр. 384—385. 2 John Moody, The Truth about the Trusts, New York 1904 (в дальнейшем: J. Moody), стр. 488—489.
Социально-экономические изменения в США последней трети XIX в. 19 можете освободиться от этой зависимости, если замените электричество газом и городской газопровод натуральным газом; даже если вы от керосина перейдёте к свечам, то вы всё-таки останетесь в их власти» ]. К концу XIX в. США выдвинулись на первое место по развитию производительных сил и по применению машин и новейшей техники. Вместе с тем США стали одной из первых стран по глубине пропасти между горсткой захлёбывающихся в роскоши миллионеров, с одной стороны, и миллионами трудящихся, вечно живущих на границе нищеты,—с другой. Быстрое развитие производительных сил Основные источники капитализма в США после Гражданской капиталистического BOgHH ВЫдВИНуВшее их на первое место в накопления ’ J г - в США после ряду других капиталистических стран, объ- Гражданской войиыясняется наличием ряда условий, более благоприятных, чем в любой европейской стране. К ним следует отнести: наличие фонда «свободных земель» и богатых естественных ресурсов, прежде всего угля, железа, леса, нефти и меди; возможность для американской буржуазии использовать европейские капиталы, нажитые ценой пота и крови рабочего класса, и довольно высокую технику Европы; экспроприация индейцев и быстрое заселение Запада; жесточайшая эксплуатация иммигрантов и негров и т. д. Исключительное значение для развития капитализма в США имело создание обширного внутреннего рынка. Этому содействовали прежде всего победа «американского пути» развития капитализма в сельском хозяйстве, уничтожение рабства на Юге, утверждение власти буржуазии. Быстрому развитию промышленности содействовало также строительство трансконтинентальных железных дорог, ускорившее заселение аграрного Запада фермерами. Если к этому добавить огромный прирост населения в результате европейской иммиграции, то станет ясным, какой огромной ёмкости внутренний рынок открылся для промышленности США. Наконец, следует отметить ещё один важный фактор, способствовавший быстрому развитию капитализма в США. Если не считать многочисленных карательных экспедиций npofne индейцев, США более чем полвека после войны за независимость имели возможность развиваться мирно, без войн и без громадных издержек, являющихся их неизбежным спутником. В течение десятилетий они не знали ни милитаризации, ни крупных военных расходов, которые тяжё- 11 Цит. по книге: Фолькнер, История народного хозяйства САСШ, М. — Л. 1932, стр. 387—388. 2‘
20 Глава I лым бременем ложились бы на государственную казну и на плечи трудящихся. Этому обстоятельству содействовали как географическое положение США, отдалённых от других стран двумя океанами, так и слабость соседних с США государств. Захваты, проводимые США в доимпериалистическую эпоху, не требовали ни больших армий, ни крупных военных расходов. Быстрое накопление богатств в большой сте- Захват земель пен,и было связано с политикой захвата зе- индейцев „ , мель индейцев и физического уничтожения огромной части индейских племён. Примерно с 30-х годов XIX в. правительство США начало переселять индейские племена из восточной части страны на специально созданную Индейскую территорию (в нынешние штаты Оклахома, северная часть Небраски, Канзас). Американские чиновники подкупали вождей восточных племён, и они за спиной своего народа подписывали «договоры» о продаже племенных земель в обмен на земли, обещанные племенам на Индейской территории. Но индейцы не признавали мошеннических договоров, боролись за право остаться на родине (война племён виннебагов, сиу, сак, фокс и многих других). Для индейцев создавались невыносимые условия, их деревни сжигались, посевы вытаптывались, правительство посылало против них регулярные войска. Целые племена под конвоем препровождались за Миссисипи. Подчиняясь силе, восточные племена поселились на отведённой для них территории. Правительство США в договорах заверяло индейцев, что на этот раз они гарантированы от всяких посягательств на их новые земли. Земли Индейской территории были обманом отняты у индейцев прерий, так же как были отняты земли у индейцев, живших в восточных штатах. Поэтому индейцы прерий встречали переселенцев враждебно. Однако после многочисленных столкновений переселенцы и племена прерий пришли к соглашению. Объединяющим началом было стремление индейских племён противостоять дальнейшей экспансии американцев. В 1860 г. на пространствах Запада было рассеяно свыше 300 тыс. индейцев, в отношении которых правительство. США проводило беспощадную грабительскую политику с целью захвата их земель. Судьба, постигшая калифорнийских индсй- цев-охотников, явилась как бы прообразом будущего всех индейских племён. В 1850 г. в Калифорнии было приблизительно 100 тыс. индейцев, через десять же лет число их составляло уже около 30 тыс. Правительство США вело в отношении их ту же политику, насильственно скупая их земли и
Социально-экономические изменения в США последней трети XIX в. 21 загоняя их в мелкие резервации, где собирательство и охота (основные занятия этих индейцев) прокормить их не могли. В годы золотой горячки в Калифорнии индейцев истребляли целыми селеньями. В отдельных районах Калифорнии лишь расходились в мнениях, убивать ли всех или сохранить женщин. Эти избиения в Калифорнии продолжались до 70-х годов; ещё в 1871 г. индейцев травили собаками, загоняли в пещеры и там пристреливали, и взрослых и детей. Разработка горных богатств, строительство железных дорог, занятие скотоводами обширных территорий — всё это приводило к тому, что и другие индейские племена постигла такая же печальная участь. Самым страшным для индейцев-охотни- ков было массовое уничтожение зверей американскими переселенцами. Стада бизонов давали индейцам пищу и одежду, а продажа кожи — деньги. От истребления американцами бизонов пострадали не только индейцы прерий, но и переселённые с востока земледельческие племена. У них не было ни сельскохозяйственных орудий, ни семян, хотя правительство США обязалось снабдить переселенцев всем необходимым, и индейцам приходилось добывать средства к существованию охотой с луком и стрелами (ружья у них были отобраны). В погоне за золотом и землями хищные спекулянты не останавливались ни перед чем. Грабительская политика буржуазного правительства, не считавшегося ни с какими договорами и соглашениями, содействовала захвату индейских земель. С 1862 г. правительство США начало период кровавых экспедиций с целью окончательного порабощения индейских племён. Эти грабительские набеги длились 35 лет и отличались необыкновенной жестокостью, беззакониями, новыми преступлениями против индейцев. В 1864 г. индейское племя чейе- нов было вытеснено из своей резервации в южной части Колорадо и насильно переселено в пустынные области штата. Однако и здесь войска США продолжали провокационные действия против мирных индейцев. Губернатор Колорадо потребовал, чтобы они сконцентрировались в указанных им постах, и тогда обещал прекратить военные действия. Поверив его заверениям, около 500 индейцев собралось в форте Лионе. Здесь они были окружены солдатами под командованием полковника Чивингтона; женщины, молившие о пощаде, были застрелены, а мужчины искалечены. Эта экзекуция вызвала восстание южных чейенов и арапа- хов. Карательные экспедиции продолжались в течение года и закончились подписанием в 1865 г. договора, по которому индейцы получили ежегодную ренту и должны были переселиться в место, указанное им президентом США,
22 Глава I «Между 1862 и 1867 гг. войны только с сиу, чейенами, навахами стоили правительству США 100 млн. долл.», — писал уполномоченный по делам индейцев Кольер ]. Подобные же набеги велись и против других племён, многие из которых вынуждены были переселиться в-"резервации, где они были брошены без необходимого снабжения. В большинстве случаев уполномоченные правительства США совершенно не считались с договором, заключённым с индейцами, не доставляя им продуктов или продавая их по незаконно высоким ценам. Агенты и торговцы обрекали индейцев на нужду и вымирание. В тех же случаях, когда в резервациях бывали обнаружены запасы металлов или нефти, индейцев сгоняли с территорий, где они обосновались, и переселяли на . новые земли. Жестокость и хищничество правительственных агентов, торговцев и спекулянтов вынуждали индейцев вести постоянную вооружённую борьбу за своё существование. Так, карательные экспедиции против племени сиу продолжались в течение нескольких лет. Восставшие нанесли в 1876 г. крупное поражение полку Костера, который своей жестокостью и преступлениями вызвал ненависть индейцев. В горных местностях индейцы подвергались таким же гонениям, как и в других областях. В Монтане племена кроу и блекфит были изгнаны с насиженных мест, в Колорадо были конфискованы и открыты для заселения обширные владения индейцев. На Юго-Западе грабительские мероприятия властей США привели к фактическому уничтожению племён апачей. В Айдахо индейское племя нец-персес в течение 15 лет боролось за свои земли. В 1877 г. оно вынуждено было уйти на Восток. Перенося невероятные лишения, индейцы прошли 1500 миль через горы и долины. Остатки племени были захвачены в плен и высланы на Юг. В 1879 г., возмущённое варварским обращением с ними, одно из племён апачей в Нью-Мексико под предводительством Викториа оставило свою резервацию. Преследуемое войсками, оно перешло реку Рио-Гранде и Продвинулось свыше 100 миль вглубь Мексики. Викториа был убит, а его племя полностью уничтожено. Другое племя апачей-чирихахуа в наказание за «непокорность» было целиком переброшено из Нью- Мексико во Флориду, потом в Оклахому. С 1886 по 1914 г. апачи пробыли в концентрационных лагерях, после чего правительство рассредоточило их по маленьким резервациям. Шесть лет были заключены в форте Солинер индейцы племени навахов. В результате политики грабежа и насилия индейцы 11 John Collier, The Indians of the Americas, New York 1947 (з дальнейшем: J. Collier), стр. 214.
Социально-экономические изменения в США последней трети XIX в. 23 были не только лишены своих лучших земель, но и всех средств существования. К 80-м годам все индейские племена были помещены в резервациях. Но очень скоро и эти земли понадобились американцам. В 1887 г. был принят закон Дауэса, главной целью которого было покончить с племенным строем индейцев в резервациях и с общинным владением землёй. Согласно этому закону земля делилась между индейцами, но только по истечении 25 лет индеец становился её владельцем и мог получить права американского гражданства. Оставшиеся после такого перераспределения земли могли быть куплены правительством для продажи поселенцам. Этот закон дал возможность отобрать у индейцев новые земли. В результате его проведения индейцы США потеряли свои лучшие земли. В одной только Оклахоме племена криков, семинолов, чоктавов, чикасоу и чероков потеряли за 20 лет 5 872 500 га из своих 6480 тыс. га. А все индейцы США лишились за период с 1887 по 1933 г. 36,5 млн. га'. Быстрое развитие промышленности, стремле- Строительство ние как можно скорее освоить огромные тер- ритории, захваченные у индейцев, экономя- дорог ческая и политическая необходимость соеди¬ нить старые штаты Востока с тихоокеанскими штатами, обеспечить лучшие средства перевозки сельскохозяйственных продуктов Запада и промышленных товаров индустриально развитых штатов и т. д. ускорили развитие железнодорожного транспорта. Если «до Гражданской войны пионеры, двигаясь на Запад, ожидали прокладки железных дорог, то после войны железные дороги проводились на Запад и ждали переселенцев» 1 2. Строительство путей сообщения способствовало образованию и развитию обширного внутреннего рынка, что в свою очередь ускоряло. процесс индустриализации. Следующие цифры дают представление о росте железнодорожного строительства в США: в 1865 г. было 35 тыс. миль железных дорог. В течение последующих восьми лет было построено столько же. Этому первому этапу железнодорожного строительства положил конец кризис 1873 г. После того как США несколько оправились от кризиса, постройка железных дорог возобновилась. За годы с 1874 по 1887 было проложено около 87 тыс. миль железнодорожного пути. К 1900 г. в США функционировало свыше 190 тыс. миль железных дорог3, что превышало общую длину 1 См. Уильям 3. Фостер, Очерк политической истории Америки, Москва 1955, стр. 296. 2 L. Huber man, стр. 9. 3 Там же, стр. 10.
24 Глава I всех дорог Европы и равнялось почти половине железнодорожной сети всего мира. Это бурное развитие железнодорожного строительства в свою очередь отражалось на самых различных сторонах американской жизни. Оно стимулировало переселение на Запад, ускоряло развитие железоделательной и сталелитейной промышленности и воздействовало во многих отношениях на развитие земледелия. Сооружение дорог стало возможным благодаря громадной помощи, которую оказывали железнодорожным компаниям федеральное правительство и власти штатов. Эта помощь осуществлялась путём передачи им больших фондов земель и крупных денежных сумм, т. е. путём расхищения народных богатств. Такая практика оказания помощи федеральным правительством частнокапиталистическим компаниям по строительству каналов и железных дорог началась ещё за несколько десятилетий до Гражданской войны. Конгресс даровал землю-штату Иллинойс, с тем чтобы помочь в строительстве Центральной железной дороги. Одна только компания «Центральная Илли- нойсская» («Central Illinois») получила 2595 тыс. акров земли от штата К Эта практика получила большое распространение во время и после Гражданской войны, когда нужно было разрешить вопрос о сооружении трансконтинентальных железных дорог. Правительство начало раздачу земли непосредственно самим железнодорожным компаниям. В 1862 и в 1864 гг. были приняты два федеральных закона, разрешавших постройку трансконтинентальной дороги. Она должна была состоять из двух линий: из Союзной тихоокеанской, которая шла от Омахи до Огдена, и Центральной тихоокеанской, которую предполагалось построить к востоку от Сакраменто до соединения с Союзной. Правительство предоставило обеим частным железнодорожным компаниям субсидии в размере 16 тыс. долл, за каждую милю железнодорожного пути в равнинных местностях, по. 32 тыс. долл, за милю в холмистой местности и 48 тыс. долл. — в гористой. Кроме того, железнодорожные компании получали земельные участки шириной по 10 миль с каждой стороны полотна, т. е. по 20 кв. миль на каждую милю дороги. Получив такое поощрение, обе железнодорожные компании приступили к строительству, причём каждая стремилась построить возможно большее число миль железнодорожного пути, чтобы получить большую долю федеральных субсидий и земель. Чем извилистее и длиннее был путь, тем больше были субсидии. Отсюда 11 А. С. Bining, The Rise of American Economic Life, New York 1955 (в дальнейшем: A. C. Bining), стр. 225.
Социально-экономические изменения в США последней трети XIX в. 25 понятно, что выгоднее было ориентироваться по течению рек, чем заниматься изысканием более коротких маршрутов. На строительстве Центральной тихоокеанской дороги работало более 10 тыс. китайских рабочих, на строительстве Союзной— около 12 тыс. бывших солдати иммигрантов, которые подвергались безжалостной эксплуатации. Обе линии встретились у мыса Промонтори (штат Юта) 10 мая 1869 г. Строительство дорог частными компаниями сопровождалось коррупцией, подкупом и беззастенчивой погоней за огромной прибылью. Типичным жульничеством являлось заключение контрактов на строительство новых линий. Директора железной дороги часто составляли часть, а то и весь совет директоров строительной компании. Будучи директорами дороги, они голосовали за контракты, выгодные для них же в качестве директоров строительной компании, и не давали возможности заключения этих контрактов другим, не связанным с ними, компаниям, которые могли бы взяться за постройку на более выгодных для правительства условиях. Таким путём директора умножали свои и без того громадные доходы, повышая стоимость железнодорожного строительства. Например, директора Союзной тихоокеанской дороги организовали строительную компанию, получившую название «Credit МоЫПег». Директора дороги вошли в состав совета директоров «Credit МоЫПег» и играли там решающую роль. Заключённый на строительство Союзной тихоокеанской дороги контракт был исключительно выгоден как для заправил железнодорожной компании, так и для «строителей». Через посредство строительной компании заправилы Союзной тихоокеанской дороги заплатили себе же 94 млн. долл, за постройку дороги. Фактически же они израсходовали всего 44 млн. долл., включая суммы на подкупы, а оставшиеся 50 млн. долл, положили себе в карман К Естественно, что только с помощью взяток можно было обеспечить получение таких прибылей. Поскольку в совет директоров, согласно уставу входило пять человек, назначаемых правительством, их привлекали к участию в компании, уделяя им небольшую долю барышей. Единственной опасностью было возможное расследование со стороны конгресса. Чтобы предотвратить эту угрозу, компания послала в конгресс одного из своих людей — Эймса, который был избран от Массачусетского округа. Для того чтобы помешать конгрессу провести расследование дел компании «Credit МоЫИег», Эймс роздал веду- 11 Matthew Josephson, The Robber Barons. The Great American Capita^ lists, 1861—1901, New York 1934, стр. 92.
26 Глава I щим членам конгресса 343 акции компании. Для видимости эти акции были «проданы», но купившие их уплачивали их стоимость— 100 долл. — из полученного на них в первый год дохода, который в несколько раз превышал эту сумму \ Среди вовлечённых в эту сделку был будущий президент — Джемс Гарфильд и два вице-президента США — Скайлер Колфакс и Генри Вильсон. Эймс сообщал в управление компании, что акции распределены «наиболее выгодно для неё». Слухи об этих сделках в конце концов привели к тому, что конгресс вынужден был провести расследование дел компании, в процессе которого выяснились скандальные факты. Однако это. расследование фактически не изменило положения дел. Эймсу, который был признан виновным в подкупе членов конгресса с целью оказания влияния на голосование, было вынесено лишь порицание от палаты представителей. Несколько членов конгресса, в том числе вице-президент Скайлер Кол- факс, вынуждены были выйти в отставку и отказаться от общественной деятельности. Главные же расхитители из Союзной тихоокеанской дороги и «Credit МоЫНег» остались безнаказанными. Строительство Центральной тихоокеанской дороги прово-, дили две компании. Они имели ещё большие доходы, чем «Credit МоЫНег». Их прибыль достигла 63 млн. долл, на капитал в 121 млн. долл., т. е. более 50%. Большую часть этих доходов получили четыре крупных воротилы — Станфорд, Ген- тингтон, Крокер и Гопкинс, — каждый из которых оставил после своей смерти не менее 40 млн. долл.1 2 Постройка Центральной тихоокеанской дороги стоила свыше 90 млн. долл., в то время как, по расчётам комитета конгресса, она должна была стоить 22 млн. Согласно данным того же комитета, сооружение пяти трансконтинентальных дорог должно было стоить 286 млн. долл., а стоило оно 634 млн. долл.3 Подобным же образом шло строительство Северной дороги, Южной тихоокеанской и дороги Санта-Фе. Все три в 1884 г. достигли Тихоокеанского побережья. «Фактически, — как пишет Фостер, — дороги были построены правительством, которое затем передало их частным компаниям... Американский народ заплатил за железные дороги в несколько раз больше их действительной стоимости, но они всё-таки принадлежат капиталистам» 4. 1 А. С. Bining, стр. 502; S. Е. Morison and Я. S. Commager, стр. 72; Фолькнер, История народного хозяйства САСШ, стр. 327—328. 2 J. D. Hicks, The American Nation, стр. 77. 3 S. E. Morison and Я. S. Commager, стр. 114. 4 Уильям 3. Фостер, Очерк политической истории Америки, стр. 307,
Социально-экономические изменения в США последней трети XIX в. 27 Огромные доходы получали железнодорожные компании от спекуляции земельными участками. Союзная дорога получила 20 млн. акров общественных земель, железнодорожная система Санта-Фе — 17 млн., Центральная и Южная тихоокеанские дороги — 24 млн., Северная — 44 млн. акров. Площадь всех земель, розданных правительством в помощь железнодорожному строительству, доходила до 158 293 377 акров ', т. е. равнялась общей территории штатов Новая Англия, Нью-Йорк и Пенсильвания и превосходила территорию Германии и Франции. Многие из дарованных земель содержали залежи угля и других ископаемых, часть была покрыта строевым лесом. Ценность этих земель со временем возрастала и обеспечивала дополнительные возможности для спекуляции, суля обогащение железнодорожным магнатам. Одни только земли, дарованные Центральной дороге Иллинойса, принесли ей доход, равный стоимости всего строительства дороги. Постройка Северной тихоокеанской дороги стоила около 70 млн. долл., а к 1917 г. «по отчётам компании, валовой доход от продажи земель превышал сумму в 136 000 000 долл., причём большое количество ценных земель оставалось ещё не проданным» 2. Наряду с помощью, оказываемой федеральным правительством, ещё более существенную помощь железнодорожные компании получали от штатов, графств и муниципалитетов. Штаты часто освобождали их от налогов, защищали от конкуренции, давали им выгодные хартии (право на строительство). Многие штаты приобретали акции железнодорожных компаний; другие предоставляли кредит, либо непосредственно покупая облигации, либо беря на себя обязательства по облигациям, выпускаемым железнодорожными компаниями. Многие штаты, особенно Техас, Миннесота, Иллинойс и Висконсин, широко раздавали земли. Один Техас дал железнодорожным компаниям 32 млн. акров земли. Общая площадь земель, розданных штатами на железнодорожное строительство, достигала 55 млн. акров. Графство и муниципалитеты охотно подписывались на акции и часто жертвовали деньги. 86 графств штата Иллинойс субсидировали железные дороги на сумму свыше 16 млрд. долл. Муниципалитеты штата Канзас передали железным дорогам штата свыше 12 млрд. долл. Согласно самым умеренным подсчётам, штат Канзас дал железным дорогам 75 млн. долЛ., штаты Небраска и Айова — по 60 млн. каждый и т. д.3 По общим подсчётам, штаты, графства и города для поощрения железнодорожного строительства выпустили займов на * 81 S. Е. Morison and Я. S. Commager, стр. 112. а Там же. 8 Там же, стр. 113.
28 Глава / сумму, достигавшую 300 млн. долл.; если к этому прибавить денежные субсидии федерального правительства, то полученные железными дорогами суммы достигнут громадной цифры в 707 100 тыс. долл. 1 Железнодорожные магнаты, не отличавшиеся большой щепетильностью, беспощадно грабили как казну, так и народ. Такие железнодорожные заправилы, как Гульд, Дрю, Вандербильт и другие, являлись спекулянтами, готовыми применять любые жульнические методы в целях личного обогащения. Типичным для этой группы железнодорожных магнатов был Вандербильт. Когда ему указали на то, что публика возмущена его методами, он ответил: «К чорту её, публику». Когда же его спросили о законности одного из проводимых им мероприятий, он заявил: «Закон? Что мне беспокоиться о законе? Разве у меня нет власти?» 2. В течение десятилетий железнодорожные магнаты продолжали свои злоупотребления. Путём установления неодинаковых тарифов на перевозку грузов железнодорожные компании определяли, кому процветать и кому разоряться. Устанавливая более низкие тарифы на перевозку грузов связанных с ними компаний и трестов, железнодорожные заправилы помогали им в их борьбе против слабых конкурентов. «Стандард ойл» и другие тресты добились больших доходов в значительной степени благодаря сделкам с железнодорожными компаниями. Давая привилегии трестам, железнодорожные компании непомерно повышали тарифы на перевозимые по железным дорогам грузы трудовых фермеров. При равных других условиях различные тарифы устанавливались для разных местностей. В руках железнодорожных компаний «находилась судьба всех городов; они могли обречь на гибель самый цветущий город со всей его промышленностью путём предоставления соперничающему с ним другому городу половинного тарифа, и это делалось сплошь и рядом» 3. В целях обогащения железнодорожные магнаты часто прибегали к «разводнению» акционерного капитала, выпуская время от времени акции на несуществующий капитал. Присваивая себе основные пакеты действительных и фиктивных акций, они тем самым присваивали себе львиную долю дивидендов мелких и средних акционеров. Акционерный капитал Эрийской железной дороги за 1868—1872 гг. в спекулятивных целях был разведён с 17 млн. до 78 млн. долл.4 Согласно по¬ 1 R. С. Me Grane, стр. 330. 2 Lewis Corey, The House of Morgan, New York 1930, стр. 92. 8 P. Ф. Петтигру, Торжествующая плутократия, Москва 1922, стр. 82. 4 См. Фолькнер, История народного хозяйства САСШ, стр. 328.
Социально-экономические изменения в США последней Трети XIX в. 29 казаниям эксперта Чарльза Адамса, строители Центральной нью-йоркской дороги вводили на стоимость каждой мили дороги от Нью-Йорка до Буффало 50 тыс. долл, «чистой воды». Другой железнодорожный эксперт — Г. В. Пур показал комиссии по расследованию в 1885 г., что в капитале Центральной нью-йоркской железной дороги было на 48 млн. долл, «воды», на которую компания в течение 15 лет платила по 8% дивидендов х. Тот же эксперт показал, что из обязательств железных дорог, достигавших в 1883 г. 7,5 млрд, долл., 2 млрд. долл, представляли собой «воду» 1 2. Острая конкурентная борьба между железнодорожными компаниями и ряд соглашений, заключённых между ними, ускорили концентрацию железнодорожного транспорта. Путём покупки, аренды и приобретения большинства акций, снижения в районах конкурирующей дороги тарифов и другими жульническими методами крупные железные дороги поглотили множество мелких линий. К концу столетия большинство железных дорог оказалось сосредоточенным в руках шести групп промышленников: группа Моргана и Моргана — Бельмонта контролировала 24 035 миль железных дорог, группа Гаррима- на — 20 246, группа Вандербильта — 19 517, Пенсильванская группа — 18 220 миль, группа Гульда— 16 074 мили и группа Хилла— 10 373 мили. Из всей протяжённости железнодорожных линий лишь' около 40 тыс. осталось в руках независимых компаний 3. Вся история возникновения и развития железных дорог США показывает, что, как писал прогрессивный автор Петтигру, «они были построены и многократно оплачены американским народом, но в настоящее время находятся в руках шайки негодяев-спекулянтов, пользующихся ими для обогащения себя и своих фаворитов, грабежа и эксплуатации всего населения. Отнять у них железные дороги, не уплатив ничего этим ворам, — это не конфискация и не воровство, а возвращение награбленного имущества его законным собственникам» 4. Одновременно со строительством железных 3ЗаЄпаЄдаІЄ Дорог и жестокой расправой с индейцами происходило быстрое заселение Запада и Тихоокеанского побережья. До Гражданской войны многие районы Запада были либо совсем не заселены, либо заселены крайне слабо. К таким районам относились штаты Канзас, Небраска, Дакота, часть Колорадо, Вайоминг и Монтана. 1 Ch. R. Lingley, Since the Civil War, New York 1926, стр. 210. 2 См. Фолькнер, История народного хозяйства САСШ, стр. 328. 3 S. Е. Morison and Я. S. Commager, стр. 138—140. 4 Р. Ф. Петтигру, Торжествующая плутократия, стр. 93.
ЗО ^ Глава І С началом строительства трансконтинентальных железных дорог положение изменилось. Железнодорожные компании продали поселенцам большую долю земель, находившихся в их владении. Каждая владевшая землёй железная дорога создавала особое земельное управление. Агенты железнодорожных компаний широко рекламировали в США и в Европе новые районы, чтобы привлечь переселенцев. В результате этой пропаганды сюда было привлечено большое количество переселенцев, искавших лучших условий существования. Ветераны Гражданской войны устремились в Канзас и Небраску. Фермеры с нижнего течения Миссисипи продавали свои дорогостоящие участки, с тем чтобы приобрести на Западе более дешёвую землю. Мелкие дельцы, находившиеся в затруднительном положении, рабочие и разорившиеся фермеры восточных районов в поисках лучшей жизни отправлялись на Запад. Сюда же устремлялись европейцы, поверившие пропаганде агентов железнодорожных и судовых компаний. Жажда наживы влекла на Запад и многочисленных авантюристов, и спекулянтов. Первый большой наплыв переселенцев был вызван открытием месторождений золота в Колорадо, близ пика Пайк, в 1859 г. В период золотой горячки первого года в Колорадо хлынуло около 100 тыс. человек Г Впоследствии были обнаружены богатые залежи минералов в Монтане, Айдахо, Вайоминге и Аризоне. Последний наплыв золотоискателей произошёл в западную часть территории Дакота, в резервацию воинственного племени сиу, в 1874 г. и в последовавшие за ним годы. В последние десятилетия XIX в. новые рудники стали важными промышленными центрами страны. За 30-летний период с 1860 по 1890 г. в них было добыто на 1 241 827 032 долл, золота и на 901 160 660 долл, серебра1 2. Заселение Запада означало, что земледелие и промышленность получили новые обширные территории. Освоение западных земель и развитие сельского хозяйства США ускорилось в связи с применением закона о гомстедах, утверждённого президентом Линкольном в 1862 г. Этот закон предоставлял фермерам-переселенцам право занимать любой участок пустовавшей земли площадью не более 160 акров, который после обработки в течение пяти лет становился собственностью переселенца. Принятие этого закона усилило борьбу между трудовыми фермерами и спекулятивными компаниями за освоение огромных территорий на Западе. В США, как известно, не было ни королевских фамилий, ни крупной земельной' аристократии, ни духовенства, владевших крупными зе¬ 1 А, Е. Martin, стр. 107. 2 S. Е. Morison and Н. S. Commager, стр. 90.
Социально-экономические изменения в США последней трети XIX в. 31 мельными угодьями. Однако утверждавшееся у власти буржуазное правительство, в руках которого в то время всё ещё находилось 1 048 111 608 акров земли *, т. е. больше половины всей площади страны, готово было раздать эти земли за бесценок промышленникам, банкирам и спекулянтам. Закон о гомстедах, явившийся результатом борьбы трудящихся за свои интересы, стал оружием в руках фермеров в борьбе за землю. До конца столетия среди фермеров-переселенцев было распределено по закону о гомстедах 81 млн. га земли 1 2. За последние два десятилетия XIX в. в США поступили в обработку новые земли, площадь которых превышала территорию Англии, Франции и Германии, вместе взятых. Значительно выросло число фермеров: с 2 млн. в 1860 г. до 5,7 млн. в 1900 г. Площадь обрабатываемой ими земли увеличилась с 407 млн. до 841 млн. акров, а стоимость их собственности — с 7 980 млн. до 20 514 млн. долл.3 Штаты Миссури, Небраска, Канзас, Оклахома, Миннесота, Северная и Южная Дакота, Вашингтон и Калифорния стали центрами производства пшеницы; в Айове, Небраске и Канзасе преобладала кукуруза. Производство пшеницы между 1860 и 1900 гг. увеличилось в 4 раза, кукурузы — в 3 с лишним раза. Сбор зерновых хлебов за этот период поднялся с 1 242 млн. до 4 435 млн. бушелей; сбор хлопка вырос с 3 841 тыс. до 10 123 тыс. кип 4. США превратились в самого крупного поставщика пшеницы в мире. В. И. Ленин указывал, что основным фоном развития сельского хозяйства США в эти годы является «перерастание патриархального крестьянина в буржуазного фермера»5 6. Этот путь развития капитализма в сельском хозяйстве Ленин называл «американским» в отличие от «прусского». Обилие «свободных» земель в некоторых районах США не устранило капитализма, а, наоборот, ускорило его развитие. «Американский путь» развития капитализма в сельском хозяйстве был менее болезненным, чем «прусский». Но он также сопровождался обнищанием, обезземеливанием и разорением сотен тысяч фермеров. Новые поселенцы, обычно фермеры со своими семьями, продвигались на Запад, борясь за получение земель, на которых они могли бы обосноваться. Но здесь они наталкивались на всякого рода препятствия, порождаемые спекуляцией землёю, со стороны железнодорожных компаний и правитель¬ 1 Ch. A. Beard and М. R. Beard, The Rise of American Civilization, Vol. II, New York 1933, стр. 170. 2 См. Уильям 3.Фостер, Очерк политической истории Америки, стр. 309. 3 Е. R. Johnson, History of Domestic and Foreign Commerce of the United States of America, Vol. I, Washington 1915—1922, стр. 257—259. 4 Там же, стр. 259; «Statistical Abstract of USA, 1934», стр. 599. 1 бушель = 35,24 литра; кипа хлопка в США=226,7 кг. 6 В- Я. Ленин, Соч., т. 13, стр. 216,
32 Глава I ственных чиновников. Железнодорожные компании и другие спекулятивные организации содержали огромное число подставных лиц, агентов, которые под видом «свободных фермеров» получали наделы. Все эти наделы переходили к компаниям и в дальнейшем продавались фермерам по спекулятивным ценам. Эти жульнические махинации стали возможны потому, что правительство США служило лишь интересам буржуазии и помещиков, а земельный департамент федерального правительства выполнял все требования земельных спекулянтов. Огромное влияние на сельское хозяйство оказало применение сельскохозяйственных машин, получившее широкое развитие в последние десятилетия XIX в. В 1878 г. Джон Анлеби изобрёл сноповязалку, применение которой содействовало увеличению продукции зерна, в частности пшеницы. В дальнейшем был сделан ряд усовершенствований в жатвенных машинах. На Дальнем Западе, где имелись более крупные фермы, стали применять 50-сильные паровые тракторы, приводившие в действие плуги, бороны и жатвенные машины. Для обработки и шелушения кукурузы в районах среднего Запада также были введены машины. Особенно большую роль играло применение интегральной сеялки. Производство сена увеличилось благодаря внедрению косилок, конных граблей и других усовершенствованных орудий. Широко стали применять картофельные сажалки и копалки, точилки, сечки для корма и т. д. Внедрение в производство сельскохозяйственных машин и орудий значительно облегчило труд фермера. Характерно, что в 1899 г. правительством было выдано 65 898 патентов на сельскохозяйственные машины и орудия К Стоимость выпущенных в этом же году сельскохозяйственных машин определялась в 101 млн. долл., в то время как в 1850 г. она составляла лишь 6 843 тыс. долл.1 2 Общая стоимость сельскохозяйственных машин и орудий с 1860 до 1900 г. выросла с 246 млн. до 761 млн. долл.3 С развитием механизации сельского хозяйства затруднения трудящихся фермеров возрастали, так как они не в состоянии были приобретать новый инвентарь и вынуждены были закладывать гомстеды. Лишь незначительный процент переселенцев смог осилить вставшие перед ним трудности. Часть переселенцев, не выдержав борьбы, возвращалась на Восток, другие — превращались в арендаторов. 1 F. A. Shannon, America’s Economic Growth, New York 1940, стр. 377— 378. 2 Там же, стр. 378. „ 3 Э. Л. Богарт, Экономическая история Соединённых Штатов, Москва 1927, стр. 235.
Социально-экономические изменения в США последней трети XIX в. 33 В 1880 г. были впервые собраны статистические данные о землепользовании в США. Оказалось, что уже тогда 25,5% фермеров были не собственниками, а арендаторами земли. В последующие годы обезземеливание росло. В 1890 г. арендаторы составляли уже 28,4% от числа всех землевладельцев, а в 1900 г. процент этот вырос до 35,3 К Тем не менее поток переселенцев на Запад, прибывших с востока и юга Европы, всё возрастал. В течение 20 лет после 1870 г. в США прибыло 8 млн. иммигрантов, часть которых направилась на Запад. Сотни тысяч иммигрантов, главным образом из Северной Европы, устремились в прерии Миннесоты и Дакоты. Десятки тысяч южан также переселялись на Запад. Сюда же направлялись и тысячи солдат, соблазнённых обещанными им привилегиями. В результате население этих районов увеличивалось с невиданной быстротой. В двадцатилетний период, с 1870 по 1890 г., население Калифорнии удвоилось, Техаса — утроилось, Канзаса — увеличилось в 4 раза, Айдахо — в 6, Монтаны и Вайоминга — в 7, Небраски — в 8, Колорадо — в 10, Вашингтона — в 14, Дакоты — в 40 раз. Всё население территории, лежащей к западу от Миссисипи, с 1870 по 1890 г. возросло с 6877 тыс. до 16 775 тыс. человек1 2. В 1889— 1890 гг. в Федерацию США было принято шесть новых штатов: Северная и Южная Дакота, Монтана, Вашингтон, Айдахо и Вайоминг. В это же время земли Оклахомы, отнятые у индейцев, были открыты для поселенцев и спекулянтов. 20 тыс. переселенцев ожидали сигнала для перехода границы. 22 апреля 1889 г. такой сигнал был дан, и в течение суток возникли поселения Гутри и Оклахома. Через десять лет население штата Оклахома достигло почти 800 тыс. человек3. Таким образом, к концу столетия были заселены огромные территории Запада. Новые западные штаты стали играть важную роль в экономической и политической жизни страны. Запад в этот период стал не только важным сельскохозяйственным, но постепенно и промышленным центром. Он являлся также обширным внутренним рынком, который способствовал более быстрым темпам индустриализации всей страны. Жестокая После Гражданской войны крупная буржуа- эксплуатация зия стала фактическим хозяином США. Она негров захватила основные богатства страны. Из её рядов выдвинулась небольшая клика промышленных и 1 Е. С. Kirkland, A History of American Economic Life, New York 1933, стр. 507; Фолькнер, История народного хозяйства САСШ, стр. 318. 2 S. Е. Morison and Н. S. Commager, стр. 98; А. М. Schlesinger, стр. 142. 8 S.'M £. Morison and Я. S. Commager, стр. 103.
34 Глава I финансовых магнатов, как Рокфеллер, Морган, Вандербильт, Гульд, Хантингтон и им подобные, — «самое отвратительное в истории мирового капитализма сборище тёмных дельцов, стяжателей, спекулянтов землёй, мошенников, кравших чужие изобретения, и политических интриганов, орудовавших с помощью взяток» 1. Установив безраздельный контроль над государственным аппаратом, капиталисты использовали его. в своих интересах. В первую очередь все силы государственного аппарата были направлены против трудящихся, которых капиталисты считали, «так же как и природные богатства страны, своей личной собственностью, которую можно использовать, эксплуатировать, уничтожать — делать с ней всё что угодно» 2. Одним из важнейших вопросов, ставших перед господствующими кругами США в последние десятилетия XIX в., был вопрос об «освобождённых» неграх. Для того чтобы «разрешить» этот вопрос, буржуазия Севера пошла на сговор с бывшими плантаторами Юга. В результате сговора аграрный вопрос на Юге остался неразрешённым и основные завоевания, которых добились трудящиеся в годы Гражданской войны, были фактически отменены. «Освобождённые» негры земли не получили. Хотя в результате Гражданской войны бывшим рабовладельческим латифундиям был нанесён удар, на Юге не восторжествовало свободное фермерское землевладение. Укрепившаяся у власти буржуазия Севера пошла по пути предательства союзников в войне — негров, рабочих и фермеров. Она отказалась по- настоящему освободить негров, предоставить им равные с белыми политические и гражданские права, а главное, наделить землёй за счёт ликвидации плантационной системы. Постепенная передача местных органов власти на Юге бывшим рабовладельцам и победа идеологии «превосходства белой расы» привели к дальнейшему усилению дискриминации негров, к установлению правящими кругами нового режима террора против негритянского народа, к проведению ряда законов, которые фактически устанавливали новые формы рабства негритянских трудящихся. В результате этой политики Юг стал тюрьмой для негритянского народа. Подавляющее большинство «свободных», но не имеющих ни гроша негров не могло приобрести земли. Но даже те немногие, которые имели деньги, не могли её купить, так как бывшие рабовладельцы, считавшие землю наиболее выгодной сферой приложения капитала, не желали продавать её неграм. Во весь период, предшествовавший первой мировой империалистической войне, число 1 Уильям 3. Фостер, Очерк политической истории Америки, стр. 316. 2 Там же.
Социально-экономические изменения в США последней трети XIX в. 35 негров-фермеров, владевших земельными участками, было незначительным. Денежная оплата труда была невыгодна помещикам, и они изобретали новые формы эксплуатации труда негров. После Гражданской войны одной из таких форм эксплуатации труда в сельском хозяйстве была издольщина. Издольщик не имеет ничего: средства производства: земля, инвентарь, рабочий скот — всё принадлежит помещику. За пользование средствами производства землевладелец забирает половину урожая. Кроме того, из оставшейся половины он вычитает за продукты питания и другие предметы первой необходимости, которые он выдаёт издольщику в виде аванса. Остаток урожая едва обеспечивает издольщику и его семье самое жалкое, полуголодное существование. В большинстве случаев после раздела урожая издольщик оказывается в долгу у хозяина и вынужден оставаться в прежнем положении, чтобы отработать свой долг. Условия труда издольщика во многом напоминают рабство. Он полностью зависит от землевладельца. Возникшие на Юге арендные отношения в форме издольщины, безусловно, являлись пережитками рабства. Именно об этих пережитках рабства писал в 1914—1915 гг. В. И. Ленин, что они «решительно ничем не отличаются от таковых же пережитков феодализма, а в бывшем рабовладельческом юге Соед. Штатов эти пережитки очень сильны до сих пор» 1. Кроме арендаторов-издолыциков были ещё две категории арендаторов. Первую составляли арендаторы, почти не отличавшиеся от издольщиков. Такому арендатору принадлежала часть средств производства, у него были свой рабочий скот, инвентарь и семена. Землевладельцу он выплачивал четверть или треть урожая. Подобно издольщику он полностью зависел от кредитов, выданных ему землевладельцем. Через магазины или банки землевладельцы -или местные торговцы путём ссуд так закабаляли негров арендаторов, что все их доходы за год шли на погашение задолженности. Один из современников так описывал положение негра арендатора: «Он платит 7з своего урожая за пользование землёй, непомерно высокую плату за регистрацию контракта, за который расплачивается своей кровью и потом; он платит за очистку своего хлопка в 2—3 раза больше, чем это стоит на самом деле, и, наконец, если что-нибудь у него остаётся, это идёт посредникам» 2. Ко второй категории принадлежали арендаторы, платившие определённую сумму за пользование землёй и в остальном менее зависимые от землевладельца. 1 В. И. Ленин, Соч., т. 22, стр. 12. 2 С. G. Woodson, The Negro in our History, Washington 1945, стр. 428,
36 Глава ї Непомерно тяжёлые условия жизни негров арендаторов и издольщиков, бесчеловечное отношение к ним землевладельцев, часто бывших рабовладельцев, система кредитования, навязываемая помещиками и торговцами, обман и жульничество, при помощи которых негров лишали полученного тяжким трудом урожая, и политическое бесправие — всё это заставляло •негров покидать южные аграрные штаты и переселяться в промышленные районы. В 1879 г. тысячи негров из штатов Миссисипи, Луизиана, Алабама, Теннесси и Северная Каролина переселились в Канзас. Один из негритянских руководителей — Генри Адамс основал колонизационный совет и организовал для переселения на Запад 98 тыс. негров Г В то же время другой негр из Теннесси — Синглтон также организовал колонию для переселения на Запад и Север. Он опубликовал брошюру под названием «Преимущества жизни в свободном штате», которая широко распространялась среди негров. Ему удалось убедить несколько тысяч негров покинуть Юг. Это движение вызвало большое оживление среди негров. Один из очевидцев так описывал переселение негров: «Бездомные, не имеющие ни гроша, оборванные негры толпились на пристанях Сен-Луи, стремясь попасть на пароходы... Газеты были полны описанием бедственного положения негров, и сам воздух насыщен криками отчаянья этой категории американских граждан, опасающихся от преследований, терпеть которые у них не было больше сил. Их печальные рассказы об оскорблениях, страданиях и несправедливостях трогали сердца даже более счастливых представителей этой расы на Севере и Западе. В Вашингтоне, Сен-Луи, Топике и многих других городах организовывались общества, состоящие почти исключительно 'из негров, по оказанию помощи переселенцам» 1 2. Господствующие круги Юга были крайне встревожены переселением 'негров и различными способами стремились приостановить его. и задержать негров на южных плантациях. Неграм запрещали переезжать с места на место, их бросали в тюрьмы по ложным обвинениям. Сурово применялись законы о бродяжничестве и о соблюдении контрактов. Особые наказания применялись за переманивание рабочих. Эксплуататоры делали всё возможное, чтобы дать почувствовать неграм, что они живут в стране, где господствует идеология «превосходства белой расы». Не довольствуясь всем этим, господствующие круги Юга ввели новую систему рабства — так называе¬ 1 См. Уильям 3. Фостер, Негритянский народ в истории Америки, Москва 1955, стр. 470. 2 Julia Е. Johnsen, Selected Articles on the Negro Problem, New York 1921, стр. 247.
Социально-экономические изменения в США последней трети ХЇХ в. 37 мый пеонаж. Это был принудительный труд, который арендатор должен был выполнять до выплаты всей задолженности хозяину, с которым он заключил контракт. Система пеонажа (долгового рабства) возникла на Юге после Гражданской войны. Воспользовавшись тем, что «освобождённые» негры не имели ни земли, ни денег, помещики Юга превратили огромное количество негров в пеонов. В такое же положение попала и часть белых арендаторов. В сельскохозяйственных районах Юга развилась система сельских магазинов. Владельцы этих магазинов отпускали товары в кредит живущим на грани нищеты трудящимся массам. Чтобы обеспечить себе получение причитавшихся ему денег, хозяин магазина получал от покупателя закладную на его урожай, а по возможности и на его имущество. Если покупатель был арендатором, как это обычно и бывало, то торговец получал закладную лишь на Цасть его урожая. В дальнейшем, когда белые землевладельцы стали переселяться в города и заниматься торговлей, арендатор подвергался двойной эксплуатации со стороны землевладельца, который являлся одновременно и помещиком и ростовщиком. Обычно в обмен на обязательство снабжать его весь год продуктами и предметами первой необходимости фермер-арендатор подписывал закладную на часть своего будущего урожая, которая смогла бы покрыть его счёт в магазине. Если к концу года счёт фермера в магазине превышал стоимость его урожая, он вынужден был давать тому же купцу новую закладную на следующий год. Эта система превращала арендатора в постоянного должника. Поскольку же многие из издольщиков и других арендаторов были не в состоянии в конце года уплатить все долги, они обычно превращались в своего рода пеонов. Пеонаж ставил арендаторов в крайне тяжёлое положение, отдавая их полностью во власть эксплуататоров. Арендаторы должны были платить любые цены, какие угодно было установить торговцу и которые обычно в 2 раза превышали цены, установленные при расчёте наличными. Поскольку же закон всегда был на стороне купца-землевладельца, арендаторы не в состоянии были бороться против него и против всей системы ростовщичества и эксплуатации. Единственным путём для арендатора избежать нового закабаления было бегство в такие дальние места, где рука правосудия не могла бы его настигнуть. Таким образом, система издольщины и пеонажа ставила беднейших фермеров Юга, и в первую очередь трудящихся негров, в положение постоянной зависимости и приводила к обнищанию большей части сельского населения. Плантатора довоенного времени сменили новые эксплуататоры — купец, землевладелец-ростовщик и банкир.
38 Глава I Характеризуя Юг после Гражданской войны, Ленин писал: «Замкнутость, заскорузлость, отсутствие свежего воздуха, какая-то тюрьма для «освобожденных» негров — вот что такое американский юг» х. Наряду с жестокой эксплуатацией негров, Рост умножавшей богатства капиталистов, тор- рабочих жествующая буржуазия организовала также беспощадную эксплуатацию трудящихся фермеров и рабочих. Развитие капитализма в сельском хозяйстве, внедрение новых машин и гнёт трестированного капитала ускорили дифференциацию в рядах фермерства. Тысячи фермеров теряли свою экономическую независимость. Сотни тысяч мелких фермеров' борясь до последнего за своё независимое существование, часто в отчаянии вынуждены были бросать землю и бежать в города в поисках работы на заводах и фабриках или же искать убежище в отдалённых районах Запада. Рабочие, которые в прежнее время ещё могли надеяться приобрести мелкую собственность, теперь уже окончательно были превращены в промышленных рабов трестированного капитала, стремящегося получить как можно больше прибавочной стоимости. С возникновением монополий значительно усилилась эксплуатация рабочих. Особенно жестоко эксплуатировались рабочие-иммигранты. Быстро растущая промышленность предъявляла большой спрос на рабочую силу. Большим резервуаром дешёвой рабочей силы являлась иммиграция. В период между 1860 и 1900 гг. в США прибыло 14 млн. иммигрантов1 2. Если до 1880 г. иммигранты прибывали главным образом из Западной и Северной Европы, то после 1880 г. они приезжали в основном из Восточной и Южной Европы. Для поощрения иммиграции конгресс США в 1864 г. принял закон, согласно которому агентствам разрешалось нанимать рабочих по контракту в европейских странах. При этом часть их будущего заработка выдавалась им в виде аванса, чтобы оплатить расходы за проезд. По существу законтрактованный труд во многом напоминал белое рабство времён XVII столетия. Помимо отдельных агентств по вербовке была создана специальная «Американская эмиграционная компания» с капиталом в 1 млн. долл., которая должна была заниматься вербовкой рабочих в других странах 3. Руководителями этой компании были крупные промышленники, банкиры, губернаторы штатов, публицисты. 1 В. И. Ленин, Соч., т. 22, стр. 15. 2 S. Е. Morison and Н. S. Commager, стр. 176. 3 А. С. Bitting, стр. 418.
Социально-экономические изменения е США последней трети XIX в. 39 Система принудительного труда давала промышленникам возможность снижать зарплату и рабочим других категорий, что вызывало возмущение во всей стране. Протесты и выступления рабочих заставили правительство принять в 1885 и в 1888 гг. законы, запрещавшие ввоз законтрактованных ірабочих. Тем не менее предприниматели часто обходили этот закон, продолжая практику вербовки по контракту К Приток иммигрантов изменил состав рабочего класса. По переписи 1900 г., белые рабочие, родившиеся в США, составляли меньше половины всего состава рабочего класса. Используя многомиллионную массу иммигрантов преимущественно в качестве чернорабочих и малоквалифицированных рабочих, американская буржуазия уже в конце XIX в. создавала более благоприятные условия для коренных американских рабочих. Из этой части лучше оплачиваемых, в основном квалифицированных рабочих и сложилась рабочая аристократия. Она послужила базой для развития оппортунистических тенденций в рабочем движении. Кроме иммигрантов в производство всё больше вовлекались женщины и дети. Согласно переписи 1870 г., на платной работе было занято детей в возрасте от 10 до 15 лет — 739 164. Из них 114 628 работали на фабриках и в мастерских. К 1900 г. число работающих детей в возрасте между 10 и 15 годами достигло 1 750 1781 2. Что касается женщин, то в 1870 г. они составляли 13% общего количества рабочих и служащих, в 1900 г. процент этот возрос до 18,53. Заработная плата женщин была ниже заработной платы мужчин примерно на одну треть или наполовину. Ещё ниже были‘заработки детей. В основном как заработок женщин, так и детей являлся необходимым добавлением к бюджету рабочей семьи, без которого она не могла существовать. Недаром один из свидетелей в своих показаниях перед сенатской комиссией заявил: «Портной без жены и в большинстве случаев без детей — ничто» 4. В отчёте бюро статистики штата Массачусетс за 1870 г. приводится данная надсмотрщиком характеристика положения детей на текстильных фабриках. «Дети, — заявил он, — были утомлённые и сонные. Я знаю случаи, когда они засыпали стоя, во время работы. Мне приходилось лить им воду на лицо, чтобы разбудить их, после 1 А. С. Bining, стр. 418. 2 F. L. Shannon, American Economic Growth, стр. 505. 8 R. C. Me Grane, стр. 437. 4 Ю. Кучинский, История условий труда в США с 1789 по 1947 г., стр. 191.
40 Глава / того как я обращался к ним до тех пор, пока не охрип. Я это делал осторожно, чтобы не повредить им» К Тяжёлые условия на фабриках, заводах и шахтах, где отсутствовали элементарные правила безопасности, дополнялись не менее тяжёлыми условиями быта в рабочих кварталах городов. Индустриализация сопровождалась ростом крупных городов. Население некоторых из них в течение трёх десятилетий после Гражданской войны выросло в 2—10 раз. Число крупных и мелких городов с населением в 8 тыс. и выше в 1860 г. равнялось 141, а в 1900 г. — 547; общее количество их населения с 5 млн. повысилось до 25 млн., что составило около трети населения страны и в 2 раза превысило численность населения 1860 г. В 1860 г. не было ни одного города с миллионным населением, в 1890 г. в Нью-Йорке было полтора миллиона жителей, а в Чикаго и Филадельфии — свыше миллиона в каждом. За три десятилетия население Филадельфии и Балтимора удвоилось, население Канзас-Сити и Детройта возросло в 4 раза, Сан-Франциско — в 5 раз, Кливленда — в 6, Чикаго — в 10, Миннеаполиса — в 50 раз 1 2. Рост городов и увеличение городского населения ставили ряд новых проблем: жилищный вопрос, вопрос о городском транспорте, о водопроводе и канализации, о пожарной охране, о санитарном надзоре, здравоохранении и т. д. Потребовались два десятилетия — 80-е и 90-е годы, — для того чтобы устройством канализации улучшить санитарные условия и сократить число эпидемических заболеваний, главным образом тифа и холеры. Огромные пожары, в результате которых большая часть Чикаго и Бостона была превращена в пепел, были вызваны недостатком водоснабжения и скверной постановкой пожарного дела. Быстрая концентрация населения в городах привела к появлению огромных перенаселённых домов, в которых ютились рабочие, подвергавшиеся беспощадной эксплуатации промышленников, домохозяев и торговцев. Особенно тяжёлым было положение негров и иммигрантов. Обычно они селились в кварталах, застроенных лишёнными удобств домами. В мрачных и грязных трущобах проходила их безрадостная жизнь. Эти тяжёлые условия подчёркивались контрастом с баснословной роскошью, которой окружали себя господствующие классы в своих особняках и поместьях. Положение эксплуатируемой массы трудящихся усугублялось коррупцией, царившей среди городских властей, непо¬ 1 Ю. Кубинский, История условий труда в США с 1789 по 1947 г., стр. 191. 2 А. М. Schlesinger, стр. 149—151; Ch. R. Lingley, стр. 431—435.
Социально-экономические изменения в США последней трети XIX в. 41 мерно высокими налогами. Нет сомнения в том, что коррупция, процветавшая в американских городах, превосходила все злоупотребления городов .европейских стран. По мере обострения классовых противоречий федеральное правительство и власти штатов всё чаще прибегали к открытому насилию. Буржуазно-демократические права, которыми могли пользоваться и рабочие и трудящиеся фермеры, стали рассматриваться как опасные для капиталистов и их правительств. По мере того как стачки и другие формы классовой борьбы принимали всё более организованный и наступательный характер, правящий класс старался отнять у трудящихся даже самые элементарные демократические права, ограничить или совсем лишить их возможности организованных действий. Он искусственно разжигал национальную рознь, натравливая друг на друга рабочих разных национальностей. Раздувалась ненависть к иностранным рабочим и распространялись бредовые идеи о «превосходстве белой расы», которая имеет поэтому право третировать «цветные» народы и совершать против них любые преступления. Эти расовые теории оправдывали самую жестокую эксплуатацию рабочих и бедных фермеров. В целях борьбы против рабочих организаций капиталисты организовали вооружённые силы не только в отдельных штатах (так называемая милиция), но и в федеральном масштабе. Милиция и федеральные войска проходили специальную подготовку для борьбы с рабочими, фермерами. Не довольствуясь этим, отдельные корпорации создавали частные бандитские отряды для расправы с бастующими рабочими. Классовая борьба 'принимала всё более острые формы. Рабочие стремились усилить свои организации, вели борьбу за более высокую заработную плату и более короткий рабочий день, за расширение своих политических прав. В условиях небывалого гнёта монополистических организаций, усиления относительного и абсолютного обнищания широких трудящихся масс и доведения эксплуатации рабочего класса до чудовищных размеров перед ним ребром вставал вопрос о переходе к революционным методам борьбы. Концентрация и централизация капитала буржуазной привели к разложению буржуазной демократии тии. Коррупция политических деятелей, политические скандалы в муниципалитетах, штатных и федеральных правительственных учреждениях, моральное разложение богачей и невиданная роскошь, которая больше, чем когда-либо раньше, подчёркивала классовое деление американского общества, явились также следствием концентрации богатства и власти в руках небольшой кучки магнатов.
42 Глава I Корпорации имели большие возможности для различных манипуляций при выпуске акций и облигаций. Выпуск фиктивных акций, «разводнение» капиталов — всё использовалось ради 'накопления богатств за счёт народа. «Организовывались нефтяные компании, которые не пробуравили ни одной скважины, горные компании, которые не вырыли ни одной шахты, железнодорожные компании, не проложившие ни одной рельсы, — с одной целью — отнять у доверчивых вкладчиков их накопления» *. Железнодорожные компании шантажировали города и графства, отказывавшие им в земле и субсидиях; они без всякого стеснения давали взятки; подкупали членов конгресса, одаряя их акциями; путём поголовного подкупа они забрали в свои руки законодательные органы, обеспечив себе их невмешательство. Они устанавливали высокие тарифы на участках, где не было конкурирующих дорог, и путём произвольного установления тарифов ставили одни промышленные предприятия и местности в более выгодные условия, чем другие, часто взыскивая за меньшее расстояние большую плату, чем за более длинное. В результате всех этих жульнических манипуляций страдали больше всего трудящиеся фермеры. Из переписки железнодорожного магната Хантингтона видно, что Южная тихоокеанская дорога тратила ежегодно 600 тыс. долл, на то, чтобы путём подкупов сохранить свои привилегии. «Чтобы добиться чего-нибудь, нужны деньги, — писал он, — я полагаю, что за 200 000 долл, я могу провести наш законопроект, но я думаю, что он этого не стоит» 1 2. Хантингтон обрабатывал нужных ему людей не только в Вашингтоне, но и в Виргинии, Калифорнии, Неваде и пр. В одной из своих заметок он сокрушается о том, что дорого стоит устройство дел: «От 200.000 до 500.000 долл, тратится в каждую сессию и этому конца не видно» 3. Комитетом по расследованию было установлено, что «Эрийская железнодорожная компания» в один год израсходовала 700 тыс. долл, на подкупы и судебные издержки 4. Сотрудничество между политическими кругами и железнодорожными воротилами было настолько тесным, что прогрессивные публицисты и политические деятели ставили вопрос о том, существуют ли в США вообще какие-нибудь демократические учреждения. Они писали, что вряд ли будет преувеличением сказать, что после Гражданской войны законодательные органы некоторых шта¬ 1 J. D. Hicks, The American Nation, стр. 85. 2 M. Josephson, The Robber Barons. The Great American Capitalists, 1861 — 1901, стр. 84. 3 Там же, стр. 223. 4 См. Фолькнер, История народного хозяйства САСШ, стр. 329.
Социально-экономические изменения в США последней трети XIX в. 43 тов стали своего рода советами железнодорожных и других компаний. Избрание в конгрессы или в законодательные органы людей, которые проводили бы «здоровую», «деловую» политику, выгодную для железнодорожных магнатов и для капиталистов других отраслей промышленности, считалось самым дешёвым и удобным средством для проведения угодных им законов. И железнодорожные заправилы очень мало беспокоились, какую партию им надо ‘поддерживать для проведения такой «здоровой», «деловой» политики. Эта политика американских богачей описана в книге Фредерика Т. Мартина «Passing of the Idle Rich» («Нравы праздных богачей»). «Не имеет абсолютно никакого значения, какая партия стоит у власти -и какой президент держит бразды правления, — пишет он. — Мы не политики и не учёные: мы богачи, мы владеем Америкой. Одному богу известно, как мы этого добились, но мы намерены сохранить это положение, бросив на чашу весов всю громадную силу нашей поддержки, ваше влияние, наши деньги, наши политические связи, наших подкупленных сенаторов, наших алчных членов конгресса и наших ораторов-демагогов, с тем чтобы помешать всякому закону, всякой политической платформе, всякой президентской кампании, которые стали бы угрожать нашей собственности. В одно' и то же время финансовый туз может употребить своё влияние и свои деньги, для того чтобы избрать республиканца губернатором на побережье Тихого океана и демократа губернатором на Атлантическом побережье» 1. Из крупных скандалов, характеризующих разложение буржуазной демократии, наиболее известны разоблачение компаний «Credit Mobilier», «Whiskey Ring», злоупотребления в комитете по делам индейцев, в департаменте почты. Организация демократической партии в Нью-Йорке («Таммани Холл») представляла пример наиболее разительной и в то же время наиболее типичной коррупции. Коррупция процветала не только в муниципалитетах, но и в учреждениях штатов и в федеральных органах. Законодательные палаты Айовы, Миннесоты, Калифорнии обвинялись в том, что они находились под контролем железнодорожных компаний, и это обвинение было вполне обоснованно. Разоблачение «Whiskey Ring» в середине 70-х годов доказало, что ряд богатых винокуров и сборщиков налогов в течение нескольких лет при уплате налогов обкрадывал правительство на миллионы долларов. Незаконная и преступная деятельность была выявлена и в государственных учрежде- 11 Цит. по S. Е. Morison and Я. 5. Commager, стр. 218; Ch. A. Beard and М. R. Beard, The Rise of American Civilization, Vol. II, стр. 303.
44 Глава / ниях, особенно в департаменте почты, в военном и морском департаментах. Ещё большую сенсацию произвело разоблачение республиканского лидера палаты Джемса Блэйна, несколько раз выставлявшегося кандидатом в президенты, которого обвиняли в том, что за денежное вознаграждение он использовал свою власть в конгрессе для проведения высоких тарифов в пользу железнодорожных корпораций. Алчность новоиспечённых богачей не знала предела. Они захватывали богатейшие природные ресурсы страны. Они присвоили себе огромные богатства промышленности и сельского хозяйства, созданные тяжёлым трудом рабочих и трудящихся масс. Они разработали утончённую систему эксплуатации трудящихся с целью получения огромных прибылей. Моральное разложение новых богачей нашло своё отражение в их образе жизни, в той невиданной роскоши, которая царила в их среде в городах, куда они переезжали, чтобы выставлять напоказ своё богатство. По словам одного из таких богачей, они «помимо своей воли были втянуты в такие условия, когда безделье стало модой... яд без труда добытого богатства вначале образовывал лишь пятно, на теле общества, но скоро распространился на все члены, пока со временем не превратился в проказу, охватившую всё общество с головы до ног» *. В своей книге «Возникновение американской цивилизации», авторы Ч. и М. Бирд описывают жизнь этих бездельников- богачей в период президентства Кливленда и Гаррисона. Они рисуют, например, картину верховой прогулки, во время которой любимую лошадь кормили цветами и поили шампанским; в честь собаки, «украшенной ожерельем стоимостью в 15.000 долларов устраивался банкет; в одном доме сигары были завёрнуты в стодолларовые кредитки; в другом на обед были поданы устрицы с чёрными жемчужинами; весёлые собутыльники устроили однажды роскошный праздник в шахте, явившейся источником богатства хозяев. Когда такие развлечения надоели, плутократия стала изобретать более причудливые выходки: то между гостями сажали обезьян, то людей, одетых золотыми рыбками, заставляли плавать в бассейне, или из пирогов выскакивали хористки» 2. Таких примеров можно привести неограниченное количество. Все они характеризуют ту глубину разложения, до которой дошли богачи США уже в конце XIX в. Рядом с улицами богачей в грязных кварталах ютились рабочие, подвергав- 11 Ch. A. Beard and М. R. Beard, The Rise of American Civilization, Vol. II, стр. 391. 8 Там же, стр. 392,
Социально-экономические изменения в США последней трети XIX в. 45 шиеся жесточайшей эксплуатации. В Нью-Йорке, являвшемся одним из самых богатых городов мира, из 100 тыс. жителей трущоб 20 тыс. жили в подвалах; в Бостоне одна пятая всего населения жила в перенаселённых многоквартирных домах, сдаваемых для беднейшего населения. К концу столетия Запада как «отдушины» более не существовало. Недовольные своей жизнью рабочие уже не могли двигаться на Запад на «свободные» земли, и добиваться клочка земли. Классовая дифференциация стала более резкой и определённой. США превратились в реакционное бюрократическое государство. Одним из результатов Гражданской войны и Буржуазные партиищериода «реконструкции» было образование Г°аппаРатВСШАЙ ^олее Централизованного государства, в последней трети Монополии нуждались в более централи- XIX в. зованном государственном аппарате, в режиме жестокой эксплуатации трудящихся масс страны, в подавлении национальных меньшинств, в покорении и порабощении народов других стран. Изменения в экономической, политической и общественной жизни страны в результате Гражданской войны не могли не сказаться на развитии политических партий и их деятельности. В США попрежнему оставались две партии: республиканская и демократическая, но они претерпели серьёзные изменения. Победа буржуазии в Гражданской войне и её борьба за установление централизованного государства, естественно, привели к тому, что партия буржуазии Севера — республиканская партия в. течение почти четверти века держала власть в своих руках. Постепенно из партии вытеснялись мелкобуржуазные демократические элементы и она превратилась в партию крупных промышленников и финансистов. Выполняя волю трестированного капитала, стоявшие у власти республиканцы самым беспощадным образом 'подавляли выступления рабочих и трудящихся фермеров против коррупции, спекуляций и новых форм эксплуатации. Это, однако, не мешало республиканской партии эксплуатировать традиции Гражданской войны и демагогические лозунги в целях мобилизации голосов рабочих, трудящихся фермеров и негров. Рабочих республиканская партия обманывала своим требованием введения протекционистских тарифов под демагогическим лозунгом: «Высокие цены — высокая заработная плата, низкие цены — низкая заработная плата». Республиканская партия с некоторым успехом апеллировала к трудящимся фермерам. Это. объясняется тем, что по¬
46 Глава I следние продолжали -видеть в республиканской партии партию Линкольна, проведшую закон о гомстедах. В партии были политические деятели, которые представляли интересы этих фермеров, часто образуя левое крыло внутри республиканской партии и составляя фракцию в конгрессе. Для того чтобы мобилизовать трудящихся фермеров на сторону республиканской партии и подчинить их интересам крупного капитала, политиканы этой партии охотно шли на некоторые уступки, используя методы демагогии. Республиканская 'партия пользовалась также поддержкой более чем миллиона ветеранов Гражданской войны, помнивших, что их главнокомандующим был республиканец Линкольн и что при помощи этой партии они добились пенсии. Успешным был и призыв республиканцев к неграм, которым внушалось, что их «освобождение» и даже получение ими избирательных прав в основном являются результатом деятельности республиканской партии. И, наконец, республиканскую, партию поддерживали чиновники федеральных и штатных учреждений, существование которых в большой степени зависело от этой партии. Таких чиновников были тысячи, так как за 28 лет пребывания у власти республиканская партия имела все возможности распределить государственные должности между своими наиболее преданными приверженцами. Вынужденная оставаться в «оппозиции» в течение двух с лишним десятилетий после Гражданской войны, демократическая партия также перестроилась. Если до Гражданской войны демократическая партия опиралась главным образом на плантаторов Юга, то теперь она стала ориентироваться на крупных помещиков, богатых фермеров и новую буржуазию Юга. Эти социальные слои видели в демократической партии лучшего защитника идеологии «превосходства белой расы». Одновременно демократическую партию поддерживала та часть промышленников и финансистов Севера, которая, как и помещики и новая буржуазия Юга, не была заинтересована в покровительственных пошлинах. В восточных штатах демо-%. кратическую партию поддерживали купцы, которые были заинтересованы в импорте, а следовательно, в низких тарифах, и обслуживающие их деятельность адвокаты, финансисты и чиновники городских учреждений. Низкие тарифы были также выгодны и части банкиров, связанных с европейскими капиталистами. Однако по мере индустриализации Среднего Запада и Юга демократы перестали быть такими ревностными сторонниками свободной торговли и партия должна была маневрировать, с тем чтобы завоевать поддержку различных элементов и примирить их.
Социально-экономические изменения в США последней трети XIX в. 47 Будучи в «оппозиции», демократическая партия подхватывала лозунги мелкой и средней буржуазии, апеллировала к рабочим и безземельным фермерам. Она выдвигала лозунги против засилья монополий, высоких тарифов, выступала за дешёвую валюту, за биметаллизм, т. е. за чеканку серебряной монеты наряду с золотой. Короче говоря, стремясь нанести поражение своему конкуренту — республиканской партии, демократическая партия не скупилась на демагогические обещания. Она сулила всяческие блага рабочим, фермерам и городской буржуазии, надеясь при их помощи пробраться к власти. К концу XIX в., по мере развития монополистического капитализма и роста рабочего движения, разница между партиями всё более и более стиралась. Демократическая и республиканская партии являлись орудием одного и того же правящего и угнетающего народные массы класса — капиталистов. Капиталисты финансировали аппараты обеих партий. По признанию одного из представителей сахарного треста — Хев- мейера, в каждом штате сахарозаводчики оказывали денежную поддержку той партии, которая там господствовала, там же, где положение было не вполне определённо, «пожертвования» поступали в кассу обеих партий. Сахарный трест не являлся исключением. До 1880 г. «Стандард ойл» поощряла лидеров обеих партий. В обмен на прибыльные концессии, получаемые от правительства, Джон Д. Рокфеллер обычно жертвовал крупные суммы в фонд республиканской партии; компаньон Рокфеллера полковник Оливер X. Пэйн вносил щедрые пожертвования в кассу демократической партии и, не задумываясь, властно требовал от них желательной для него политической «услуги за услугу» *. Один из представителей железной дороги Эри заявил: «В демократическом штате — я демократ, в республиканском — я республиканец, в колеблющемся штате — я колеблющийся, но я всегда за Эри» 1 2. Монополистические объединения полностью подчинили своей воле как республиканцев, так и демократов. Обе партии энергично боролись против рабочего класса, всячески тормозя в интересах эксплуататоров рост классовой сознательности пролетариата. «Я ясно видел, — писал прогрессивный сенатор Петтигру, — что обе партии вдохновляются собственническими интересами эксплуататоров и что спор между ними шёл, собственно, о том, кому занимать должности, раздавать милости и собирать бесчисленные миллионы на цели кампании. С той поры и по 1 См. Ф. Ландберг, 60 семейств Америки, Москва 1948, стр. 63. 2 М. Josephson, The Robber Barons; The Great American Capitalists, 1861—1901, стр. 132.
48 Глава I настоящий день обе партии одинаковы, как две горошины из одного стручка» К Американская буржуазия умело использовала двухпартийную систему. Если у власти стояли республиканцы, то демократы, критикуя правительство и изображая себя защитниками народных интересов, привлекали на свою сторону значительную часть недовольных. В случае победы демократов на выборах роль «оппозиционной» партии играли -республиканцы. Таким образом, попеременно одна из этих буржуазных партий становилась центром притяжения недовольных, что служило серьёзным препятствием для создания третьей, подлинно народной партии. Большую роль в политической жизни страны играла борьба между двумя партиями буржуазии за доходные должности. Система подкупа государственного аппарата открывала перед чиновниками и депутатами законодательных учреждений широкие возможности обогащения за счёт народа. Победившая на выборах партия распределяла среди своих сторонников «добычу» — ответственные и выгодные места в государственном аппарате. Так, в 1884 г., когда на президентских выборах победа досталась демократической партии, 100 тыс. чиновни- ков-республиканцев были уволены и заменены демократами 1 2. Подобный «делёж добычи» превратился в традицию американской политической жизни. Двухпартийная система создавала превосходные возможности для пышного расцвета коррупции и грабежа в государственном аппарате. После каждой избирательной кампании тысячи желающих получить место приезжали в Вашингтон и вновь избранный президент и его кабинет распределяли в течение нескольких недель должности среди угодных им лиц. Чтобы укрепить положение партии, во многих районах были созданы многочисленные синекуры. Находясь под угрозой увольнения, чиновники становились пешками, действовавшими в интересах той или другой партии, и были совершенно деморализованы. Практика раздачи государственных должностей сторонникам партии, победившей на выборах (spoil system), глубоко вкоренилась в политическую систему США и привела к образованию продажной группы «боссов» — профессиональных политиканов в графствах, городах и штатах. Такие боссы очень часто не занимали официальных должностей в партии, однако их власть была почти безграничной. Жульническим путём они добивались того, что в их руки попадало право выдвигать должностных лиц, вознаграждать преданных и карать 1 Р. Ф. Петтигру, Торжествующая плутократия, стр. 237. 2 Ch. R. Ling ley, стр. 192—193.
Социально-экономические изменения в США поел едней трети XIX в. 49 не повинующихся им, контролировать и направлять политику и при этом наполнять свои карманы народными деньгами. Во время президентства Гранта типичный авантюрист и спекулянт — В. М. Твид стал боссом Таммани-холла. Твид имел своих людей на всех наиболее важных постах в городе и в штате. Год за годом клика Твида, утвердившая свою монополию на всё коммунальное хозяйство, грабила население и муниципалитет, пока, наконец, в её руках не сосредоточилось 80% всех сумм, тратившихся городом и графством. Когда клика Твида была разоблачена, выяснилось, например, что, в то время как .на содержание арсеналов за определённый период должно было пойти 250 тыс. долл., было затрачено 3200 тыс. долл. Постройка здания суда стоила 3 млн. долл., но в расходных книгах было записано около 11 млн. долл. 1 По общим подсчётам, клика Твида стоила Нью-Йорку не менее 100 млн. долл. 2 Клика Твида даёт один из многочисленных примеров, показывающих, как местные политические боссы, демократические или республиканские, грабили массы и наживали себе капиталы на политике. Во время федеральных и штатных выборов, в том числе и президентских, тратились огромные средства на покупку голосов. В Индиане в 1880 г. один голос стоил от 20 до 70 долл. Считалось, что в Коннектикуте можно купить 15% всех голосов. Подобное же положение существовало и в Нью-Йорке. Предприниматели оказывали всяческое давление на своих рабочих, с тем чтобы заставить их голосовать «за кого надо». Буржуазный профессор Вудборн следующим образом характеризует власть боссов. «Босс, — пишет он, — не считается с мнением людей, но контролирует их интересы. Его клика формируется для достижения личных целей, игнорируя общественные нужды» 3. Агентами монополистической буржуазии кроме политических боссов были также «лобби» (lobby). Монополисты держали своих лобби в Вашингтоне и в законодательных палатах штатов. Единственной их обязанностью было влиять на членов конгресса и законодательных палат в пользу того или иного законопроекта, выгодного для их корпорации. Чтобы добиться проведения выгодного для той или иной монополии закона, лобби «обрабатывали» законодателей при помощи прямых взяток, обещаниями обеспечить переизбрание 1 J. D. Hicks, The American Nation, стр. 88—89. 2 S. E. Morison and H. S. Commager, стр. 74. 8 J. A. Woodburn, Political Parties and Party Problems in the United States, New York — London 1924, стр. 414. 3 Л. И. Зуоок
50 Глава I в конгресс на предстоящих выборах и т. д. Часто лобби подготовляли для членов конгресса текст вносимых для обсуждения законопроектов. Этот вид коррупции блестяще охарактеризовал в своём романе «Золочёный век» Марк Твен. Один из персонажей романа, рассуждая о методах коррупции, говорит: «Законодательное мероприятие стоит денег. Рассудите сами. Чтобы его провести, вам нужно прежде всего большинство в комиссии палаты представителей. Это будет стоить, скажем, десять тысяч долларов на человека. Итого — сорок тысяч. Большинство в сенатской комиссии считайте по стольку же — ещё сорок тысяч. Небольшой куш председателям комиссий, не меньше чем по десять тысяч, вот вам ещё двадцать тысяч, — и ста тысяч как не бывало... Десять высоконравственных членов палаты представителей и сената по три тысячи каждый, итого тридцать тысяч; высоконравственные стоят дороже, так как они придают стиль мероприятию. Два десятка мелкой сошки из числа депутатов, которые вообще ни за что не голосуют, если их не смажешь, по пятьсот долларов на брата, — всего десять тысяч... Ну, там кое-какие мелочи жёнам и детям депутатов — это полезнейшее дело ещё десять тысяч. Затем идёт пе¬ чать...» 1 Законодательные органы, федеральные и штатные, могут от времени до времени прекращать свою работу. Однако лобби работают беспрерывно. Они наводняют коридоры законодательных палат и вестибюли соседних отелей, работая как «агенты связи» между корпорациями и законодателями. Они содержат обширные конторы и используют труд крупных адвокатов, экономистов и других специалистов. Вся их деятельность стала неотъемлемой частью деятельности законодательных органов США. Они превратились в своеобразную «третью палату» конгресса. Решающее значение имело не то, кто стоит во главе правительства, но кто стоит за ним. В рассматриваемые нами десятилетия действительной силой в стране были такие крупные монополисты-боссы, как Конклинг, Платт и Хилл из Нью- Йорка, Рендолл, Камерон и Квей из Пенсильвании, Ханна, Форакер и Брайс из Огайо. «Избранные» сенаторы защищали интересы отдельных капиталистических групп. Даже буржуазные историки признавали, что существовали «сенаторы от «Стандард ойл», сенаторы от сахарного треста, сенаторы от угольной промышленности. Такие сенаторы, как Олдрич из' Род-Айленда, Депью из Нью-Йорка, Элкинс из Западной Виргинии, Гормен из Мэриленда, Сойер из Висконсина, Махон из 11 Марк Твен, Рассказы и памфлеты, Ленинград 1952, стр. 171.
Социально-экономические изменения в США последней трети XIX в. 51 Виргинии, Дольф из Орегона, Станфорд из Калифорнии и Кларк из Монтаны, были больше известны своими предприятиями, чем своей политической ориентацией» К Официальные правители страны — президенты, как республиканцы, так и демократы, являлись лишь орудием в руках ведущих монополистов. Они не внесли в политическую жизнь США ничего, что имело бы важное историческое значение. Никакие действительно значительные события не вызывали серьёзной борьбы между партиями, наоборот, они всячески избегали всего, что могло бы взволновать массы. Когда же под давлением массового движения та или иная партия вынуждена была ставить на обсуждение какой-нибудь вопрос, она прибегала к всевозможным средствам, для того чтобы парализовать движение, выдвинувшее его. 13* 1 S- Е. Morison and Н. S. Commager, стр. 216.
ГЛАВА U ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА США В 1877—1890 гг. РАБОЧЕЕ И СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ Торжество После победы над рабовладельческим Югом реакции на Юге буржуазия США укрепилась у власти и направила всю силу государственного аппарата против своих союзников в войне — против рабочих, негров и фермеров. Государственный долг в результате войны достиг к 1 сентября 1865 г. 2800 млн. долл.1 Встал вопрос о том, кто будет оплачивать военные расходы. Буржуазия решила переложить их на плечи трудящихся масс. Процесс поправения республиканской партии, в том числе и бывших радикальных республиканцев, был довольно быстрым. Правые республиканцы открыто и беззастенчиво агитировали за прекращение всякой борьбы против плантаторов Юга. Вся их деятельность была направлена к одной цели: созданию условий для быстрого обогащения буржуазии. Вопросы экономического и политического характера, встававшие перед правительством США после войны и реконструкции южных штатов, рассматривались и разрешались только под этим углом зрения. Стоявший у власти с 1869 г. президент Грант, переизбранный в 1872 г., проводил примиренческую политику в отношении бывших плантаторов Юга. Воспользовавшись этим, бывшие рабовладельцы начали проводить бешеную расистскую кампанию на Юге с целью расколоть коалицию негров и белых бедняков. Подняли голову террористические организации вроде Ку-клукс-клана, «Рыцарей белой камелии», «Рыцарей чёрного креста» и др. Расправа с прогрессивными деятелями и суды Линча стали обычным явлением. Только в одном округе штата Флорида в 1871 г. Ку-клукс-кланом было убито 53 негра. В городе Виксберге (штат Миссисипи) накануне муниципальных выборов 1874 г. было убито'200 негров2. Несчётное количество негров, белых бедняков и «саквояжников» пало жертвой 1 А. Е. Martin, стр. 126. 2 См. Уильям 3. Фостер, Негритянский народ в истории Америки, стр. 424—425.
Внутренняя политика в 1877—1890 гг. 53 террористических банд, организованных бывшими плантаторами. Пресса плантаторов на Юге и органы печати крупной буржуазии Севера проводили кампанию клеветы и лжи против правительств, избранных на основе законов о реконструкции южных штатов, которые создали систему государственных школ, отменили дискриминационные расовые законы, организовали широкую систему народного образования и провели ряд других прогрессивных реформ. Крупная буржуазия Севера и плантаторы Юга сделали всё от них зависящее, чтобы изолировать радикальных республиканцев. Тем не менее, опираясь на массовое движение в стране, лучшие из них продолжали борьбу. 31 мая 1870 г. конгресс США принял закон, предусматривавший наказание за попытку помешать гражданам пользоваться правом голоса. 28 февраля 1871 г. был принят другой закон, который давал право федеральным чиновникам и судебным органам контролировать составление избирательных списков. 20 апреля 1871 г. был принят закон, известный под названием Куклуксклановского. акта. По этому закону министерство юстиции США получало чрезвычайные полномочия для борьбы против заговоров и выступлений, угрожавших нарушением политических прав граждан отдельных штатов. Этот закон давал президенту право отменить применение Habeas Corpus Act в районах действия террористических банд бывших плантаторов. Противники этих законов прозвали их «принудительными законами». На основании этих законов за период с 1870 по 1876 г. было осуждено 1208 человек'. Однако эффективность принудительных актов оказалась незначительной. Правительство Гранта не принимало решительных мер против террористических банд на Юге, и так называемые «принудительные законы» фактически в жизнь не проводились. Положение ещё более осложнилось в 1872 г. В мае 1872 г. конгресс принял «акт об амнистии». По этому акту число бывших активных участников мятежа, лишённых избирательных прав и права занимать государственные должности, сократилось с 160 тыс. примерно до 5001 2. Почти одновременно был • принят закон о полной ликвидации Бюро освобождённых3. 1 James S. Allen, Reconstruction. The Battle for Democracy (1865— 1876), New York 1937, стр. 188. 2 J. S. Bassett, A Short History of the United States, New York 1921, стр. 634—635; A. E. Martin, стр. 76—77. 3 Бюро освобождённых было создано актом конгресса 3 марта 1865 г. для оказания помощи «освобождённым» неграм. Оно превратилось в огромное учреждение с филиалами во всех южных штатах. Оно подыскивало работу для негров, организовывало школы, больницы и т. д. Располагая крупными суммами для своей деятельности, руководители бюро использовали своё служебное полежение для личного обогащения путём казнокрадства.
54 Глава II В 1875 г. и в 1883 г. Верховный суд США отменил основные пункты «принудительных законов». Всё это облегчило бывшим плантаторам борьбу за реставрацию старых порядков. Бесчинства tfa Юге усиливались. Пропаганда, проводимая среди белых бедняков, заражённых расовыми предрассудками, приняла ещё большие размеры. Республиканская партия постепенно превращалась в партию крупной буржуазии, которая не была заинтересована в разрешении негритянского вопроса. Политическая коррупция и взяточничество, охватившие все органы государственного аппарата, бешеная спекуляция железнодорожных заправил земельными участками, хищение государственных средств и т. д. не могли не вызвать недовольства среди рабочих и трудящихся фермеров. Часть рабочих во время избирательных кампаний голосовала за демократов. В результате в республиканской партии в начале 70-х годов произошёл раскол. Оппозиционные' элементы внутри партии образовали отдельную партию под названием «либеральных» республиканцев. Они выступали против коррупции и разложения государственного аппарата, против расхищения государственных земель и т. д. Однако по вопросу о реконструкции «либеральные» республиканцы занимали реакционную позицию, выступая за всеобщую амнистию бывших вождей мятежников. По существу «либеральные» республиканцы стояли за полный отказ от революционных завоеваний и выдачу негритянского населения на Юге плантаторам, проводившим политику организованного насилия. Под флагом либерализма они проводили политику в интересах крупной буржуазии. Раскол в лагере республиканцев был на руку демократической партии и плантаторам, уже в известной степени обуржуазившимся и стремившимся к власти. На Юге они начали захватывать власть в одном штате за другим. Ещё в 1870 г. бывшие плантаторы захватили власть в Северной Каролине. В Джорджии в 1872 г. губернатором был избран демократ. В Техасе в 1872 г. в результате применения террора власть перешла к демократической партии, в Алабаме демократы захватили власть в 1874 г., в Миссисипи — в 1875 г. и т. д. Накануне президентских выборов 1876 г. под властью радикальных республиканцев остались только два штата — Южная Каролина и Луизиана *. Да и в этих штатах она оспаривалась реакционными демократами, которые организовали свои конкурирующие правительства. 11 См. Уильям 3. Фостер, Негритянский народ в истории Америки, стр. 431.
внутренняя политика в 1877—1890 гг. 55 По существу к этому времени буржуазия Севера уже действовала совместно с реакционными силами Юга против трудового народа. Она добилась сохранения Союза, установления централизованной власти и лишения плантаторов решающего влияния на государственные дела. Экономически она добилась решающих успехов для быстрого развития производительных сил, получив возможность устанавливать высокие протекционистские тарифы, эксплуатировать естественные богатства страны и расширившийся внутренний рынок, изобретать всё новые и новые формы эксплуатации рабочих, трудящихся фермеров и негритянских масс. Она также получила доступ к естественным богатствам и рынкам бывшего рабовладельческого Юга. Добившись всех этих побед в результате Гражданской войны, капиталисты Севера могли теперь заключить союз со своими бывшими политическими противниками на Юге. Союз этот был направлен против рабочих, фермеров и негров. Президентские выборы 1876 г. происходили в Президентство обстановке растущего недовольства широких (1877—1881 гг.) масс политикой господствующих кругов. Республиканская партия, стремясь во что. бы то ни стало добиться победы, не скупилась на обещания. Она объявила о необходимости покончить с произволом террористических банд на Юге и о защите политических и гражданских прав всех без исключения граждан; она высказалась за введение протекционистских тарифов и за реформу гражданской службы. В то же время кандидатом в президенты был выдвинут Хейс, открыто выступавший за соглашение с бывшими рабовладельцами Юга с целью покончить с тем «различием», которое существовало между Севером и Югом. Иначе говоря, Хейс выступал за создание единого фронта эксплуататоров для борьбы с нарастающим движением рабочих и фермерских масс. Платформа демократической партии, если не считать вопроса о тарифах, мало чем отличалась от республиканской. Демократы также высказались за реформу гражданской службы, клялись в верности принятым за последние годы поправкам к конституции США1, клеймили республиканскую администрацию и разоблачали коррупцию государственных чиновников — республиканцев, осуждали протекционистские тарифы. Кандидатом в президенты демократическая партия выдвинула нью-йоркского финансиста Тилдена. Результаты выборов оказались неблагоприятными для господствующей партии. Первые сведения о результатах выборов 4 Речь идёт о 13-й, 14 и 15-й поправках к конституции.
56 Глава II были следующие: за Тилдена голосовали 184 выборщика, за Хейса—165 (для избрания требовалось 185 голосов) К Окончательный исход избирательной кампании зависел от выборов в штатах Флорида, Южная Каролина и Луизиана. По всем данным, победить в этих штатах должна была демократическая партия. Но допустить к руководству федеральным правительством демократическую партию господствующие круги ещё не решались. Поэтому за спиной народных масс и был заключён договор между буржуазией Севера и бывшими плантаторами Юга. Демократическая партия соглашалась помочь избранию Хейса при условии, что он покончит с «диктатурой» северян на Юге и окончательно восстановит власть бывших плантаторов. Эта сделка и решила исход выборов. Была создана специальная комиссия, состоявшая из 15 человек (5 от сената, 5 от палаты представителей и 5 от Верховного суда), которая должна была определить законность избрания выборщиков от отдельных штатов. Разыгрывая в течение многих недель комедию проверки, комиссия в конце концов решила исход выборов в пользу Хейса, с трудом добившись для него большинства в один голос. После своего избрания Хейс немедленно занялся вопросом о Юге. К этому времени прежние рабовладельцы посредством таких организаций, как Ку-клукс-клан, постепенно восстановили свою власть. Из 11 штатов, входивших прежде в «конфедерацию», все, за исключением двух — Южной Каролины и Луизианы, отделались от власти северян и «саквояжников», установленной после окончания войны. В Южной Каролине и Луизиане со времени выборов 1876 г. существовало два соперничающих правительства — республиканское и демократическое. Для сохранения порядка в обоих штатах всё ещё находились федеральные войска. В Луизиане «саквояжник»— республиканец Паккард из Мэна был утверждён в должности губернатора. Однако его права оспаривались ветераном армии южан демократом Никольсом. Чтобы «навести порядок» в Луизиане, Хейс направил туда комиссию, которая признала невозможной поддержку Паккарда и приложила все усилия к тому, чтобы создать условия для утверждения Никольса и его законодательной палаты. Некоторых членов законодательной па- 11 A. Schlesinger, стр. 166. Выборы президента США, согласно конституции, двухстепенные. Каждый штат имеет право избрать столько выборщиков, сколько он имеет сенаторов и представителей в конгрессе США. Партия, получившая в том или ином штате большинство хотя бы в один голос, обеспечивает за собой все голоса выборщиков штата. Выборщики собираются в Вашингтоне и выбирают президента. При такой системе выборов не исключена возможность избрания президента от той партии, которая не получила большинства голосов избирателей.
Внутренняя политика в 1877—1890 гг. латы Паккарда убедили занять места в палате Никольса. Федеральные войска после этого были отозваны, а правительство Паккарда распущено. Таким образом, при помощи федерального правительства в Луизиане было восстановлено господство бывших рабовладельцев. Почти такие же методы были применены и в Южной Каролине. Федеральные войска также были отозваны, а оба претендента вызваны в Вашингтон для совещания с президентом, в результате чего власть была передана демократу южанину и его сторонникам. Одним из злободневных избирательных лозунгов 1876 г. было обещание реформы гражданской службы. После того как Хейс стал президентом, движение за реформу гражданской службы охватило всю страну. Народ требовал, чтобы были введены экзамены для всех поступающих на государственные должности, с тем чтобы эти должности могли заниматься лишь людьми, которые на основании экзаменов доказали свою пригодность, чтобы не принимались во внимание партийные соображения и чтобы чиновник оставался на занимаемой должности потому, что он хорошо с ней справляется, а не по произвольному желанию политиканов. Часть как республиканских, так и демократических лидеров поддерживала требование реформы гражданской службы. В 1877 г. в Нью-Йорке была организована Ассоциация реформы гражданской службы, подобные же ассоциации возникли в других штатах. Через четыре года была организована Национальная лига реформы гражданской службы 1. В прессе появились сотни статей, указывающие на пагубные последствия существующей системы гражданской службы и доказывающие необходимость её реорганизации. Было доказано, что во время президентских выборов республиканцы заставляли зависящих от партии чиновников делать «добровольные взносы» в партийный фонд, когда же чиновники отказывались от таких взносов, они подвергались всяческим запугиваниям со стороны своих начальников. Аналогичное положение существовало и в демократической партии, а особенно процветало в Таммани-холл. Были установлены цены на должность судьи, на места в конгрессе и в законодательных органах штатов, взимались также сборы с полицейских, пожарных и со школьных учителей. Таким образом, обе партии торговали должностями. Под давлением развернувшегося движения Хейс издал 22 июня 1877 г. постановление, запрещавшее всем правительственным чиновникам США занимать должности в политиче¬ 1 Ch. R. Lingley, стр. 145,
58 Глава II ских организациях и устанавливающее, что впредь не будут допускаться поборы в пользу партии с этих чиновников. Вскоре Хейс должен был заняться вопросом о должностях в нью-йоркской таможне. Через нью-йоркский порт проходило три четверти всех ввозимых в США товаров. Через него же проходила большая часть туристов. Должности в таможне рассматривались как доходные места. Поэтому туда назначались люди, помогавшие партии. Начальником таможни был генерал Артур, помощник сенатора Конклинга, являвшегося боссом республиканской партии. Главным таможенным чиновником порта был Корнель, председатель республиканского комитета Нью-Йорка. Прогрессивная пресса разоблачила деятельность ряда политических боссов республиканской партии штата Нью-Йорк, коррупцию, взяточничество и хищения, царившие в порту. Разоблачения прессы, вынудили правительство создать комиссию для расследования дел таможни. Это расследование подтвердило все обвинения, и президент потребовал увольнения Артура и Корнеля. Увольнение Артура и Корнеля рассматривалось политическими боссами как «незаконное» и недопустимое вмешательство со стороны исполнительной власти в политику штата Нью-Йорк и увеличило разрыв между президентом и боссами. Смещённые чиновники — Артур и Корнель —были вскоре вознаграждены политическими боссами республиканской партии. Корнель был выставлен кандидатом в губернаторы Нью-Йорка, а Артур — в вице-президенты США. Все мероприятия Хейса объяснялись главным образом желанием успокоить общественное мнение и проводились в узко партийных или личных интересах. Это видно хотя бы из того, что в то время, когда много говорилось о реформе государственной службы, тысячи должностей были розданы в виде награды за услуги, оказанные республиканской партии. Сам Хейс признавал, что «не может быть полной реформы гражданской службы до тех пор, пока общество не освободит членов конгресса от контроля над распределением должностей. Нельзя ждать справедливого законодательства до тех пор, пока члены конгресса заняты раздачей должностей своим сторонникам...» К Политика Хейса на Юге и назначение южан на ответственные посты в федеральном правительстве, а также половинчатая политика в отношении реформы гражданской службы вызвали огромное недовольство среди народных масс. В то же время некоторые деятели республиканской партии также были недовольны этими мероприятиями, поскольку эти мероприя- 11 М. Josephson, The Politicos, 1865—1896, New York 1938, стр. 274.
Внутренняя политика в 1877—1890 гг. 59 тия ущемляли интересы их партии. Этим объясняется создание против Хейса «оппозиции» в конгрессе. «Оппозиция» считала, что Хейс зашёл слишком далеко в своей политике на Юге, что нужно выждать, пока там окрепнет власть республиканцев. «Оппозиция» обвиняла президента в том,что он отказался от всего, за что партия вела борьбу. Высказывая Хейсу и его сторонникам всяческое презрение, она называла их «отщепенцами», а себя — «стойкими» членами партии. Борьба внутри республиканской партии отражала недовольство огромной массы мелкой буржуазии города и деревни поправением партии, её превращением в партию крупной буржуазии. Среди противников президента были и такие люди, как Джемс Блэйн, являвшийся представителем преуспевающих промышленников и финансистов. Его основным принципом было положение о том, что «люди, спасшие Союз (т. е. республиканцы), должны им управлять» К Со временем Блэйн и его сторонники покинули ряды «стойких». Основные органы республиканцев «Harper’s Weekly» и «New York Times», поддерживавшие Хейса во время избирательной кампании, теперь обвиняли его в измене и притворстве. Пресса демократической партии в течение нескольких месяцев во время выборов и непосредственно после них называла Хейса «узурпатором», «президентом, занявшим этот пост при помощи подкупов», «президентом де-факто» и т. д. Демократы, имевшие большинство в конгрессе, в предвидении избирательной кампании 1880 г. были заинтересованы в том, чтобы продолжалась политика дискредитации президента. Демократы вновь поставили вопрос о законности избрания Хейса, несмотря на то что во время выборов избирательная комиссия, решавшая этот вопрос, имела поддержку большинства демократов — членов конгресса. Назначенная палатой следственная комиссия допросила свыше 200 свидетелей. Семь членов этой комиссии из демократов, составлявших большинство, представили отчёт о расследовании условий, в которых происходили выборы 1876 г. во Флориде и в Луизиане, и найденные подложные избирательные бюллетени. На основании этого они делали заключение о том, что в действительности избранным должен был быть не Хейс, а Тилден. Республиканцы же, составлявшие меньшинство в комиссии, представили отчёт, совершенно противоречащий отчёту демократов. Для того чтобы свести на нет действия демократов, республиканцы, которым принадлежало большинство в сенате, через Комиссию по привилегиям и выборам начали аналогичное рас- ' 1 Е. Е. Sparks, National Development, New York 1907, стр. 109.
60 Глава II следование. Эта комиссия получила от телеграфной компании 30 тыс. посланных во время выборов обеими партиями телеграмм, в числе которых было много шифрованных. Когда телеграммы были возвращены телеграфной компании, выяснилось, что были уничтожены телеграммы, разоблачавшие методы, применяемые республиканцами, и сохранены лишь те, которые изобличали коррупцию демократов. Изменившиеся социально-экономические от- Рабочее^двиокение ношения после Гражданской войны повлияли в 70-х годах также и на развитие рабочего и фермерского движения. Ряд исторически сложившихся в США условий тормозил развитие классового сознания пролетариата и задерживал рост и влияние социалистического движения. Основной причиной слабости рабочего движения в США в эпоху домонополистического капитализма являлась текучесть рабочей силы и отсутствие сколько-нибудь значительного постоянного ядра рабочего класса. В этот период на Западе ещё был большой фонд «свободных» земель, который привлекал не только иммигрантов и фермеров, но и городские слои населения. В то время как европейские рабочие вынуждены были с самого начала вести упорную борьбу за улучшение своего положения, часть американских рабочих в случае недовольства условиями работы в промышленности могла свободно уйти на Запад, осесть на землю и превратиться б фермеров. Этим обстоятельством необходимо объяснить тот факт, что в США только к концу XIX в. сложились значительные кадры постоянных рабочих. Другой причиной слабости рабочего движения в США в этот период следует считать умелое использование буржуазией того факта, что в США рабочий класс по своему составу многонационален. В него входили белые и негры, предки которых уже несколько поколений жили в США, и эмигранты из разных стран Европы и Азии. Натравливая друг на друга рабочих различных национальностей и внушая коренным американским рабочим идею их мнимого 'превосходства над «цветными» рабочими и над иностранцами, буржуазия США раскалывала ряды рабочего движения. Она использовала в своих целях страх коренных рабочих перед возможностью снижения уровня их заработной платы из-за мощного, притока иммигрантов. За счёт бешеной эксплуатации массы иммигрантов и негров буржуазия США могла подкармливать верхушку коренных американских рабочих. Эта часть рабочих, поставленная в лучшие условия существования и организованная в тред- юнионы, послужила базой для развития оппортунистических тенденций в рабочем движении.
Внутренняя политика в 1877 1890 гг. 61 Необходимо также отметить, что в США после Гражданской войны отсутствовали общедемократические задачи, в борьбе за разрешение которых рабочий класс мог бы пройти школу самостоятельной политической деятельности. Американская же буржуазия целой системой экономических и политических мер, применяя методы «кнута и пряника» и умело используя двухпартийную систему, препятствовала созданию самостоятельной массовой политической партии рабочего класса. Политическая арена в США (как и в Англии) в последней трети XIX в. «при почти абсолютном отсутствии буржуазно-демократических исторических задач — была всецело заполнена торжествующей, самодовольной буржуазией, которая по искусству обманывать, развращать и подкупать рабочих не имеет себе равной на свете» Г Отсутствие самостоятельной политической партии пролетариата в США облегчало капиталистам и их агентам использование двухпартийной системы в целях обмана трудящихся масс и давала им возможность прибегать ко всяким средствам и ухищрениям, для того чтобы держать рабочих в оковах этой системы и воспрепятствовать развитию подлинно пролетарской идеологии. В силу указанных причин рабочее движение в США развивалось медленно, носило большей частью характер экономических выступлений и только постепенно приобретало черты политической борьбы. Первыми крупными выступлениями рабочих в защиту своих интересов после Гражданской войны были стачки 70-х годов. Быстрый рост промышленности США после Гражданской войны явился толчком для развития массовых организаций. Накануне кризиса 1873 г. в США уже насчитывалось 30 национальных союзов, объединявших около 300 тыс. рабочих1 2. Однако кризис 1873 г. и усилившаяся реакция привели к распаду существовавших профсоюзов. Кризис начался в сентябре 1873 г. банкротством банкирского дома «Джей Гульд и К0». Вслед за ним последовало банкротство других банков. К концу года количество банкротств превысило 5 тыс.3 В последующие годы кризиса, включая 1878 г., число банкротств возросло до 47 тыс., причём потери превышали 1 млрд. долл.4 Начавшись с краха крупных банков, кризис привёл к резкому падению уровня промышленного производства. Сокращение производства и закрытие ряда 1 В. И. Ленин, Соч., т. 12, стр. 333. 2 См. Ф. Фонер, История рабочего движения в США, Москва 1949, стр. 494—495. 3 См. там же, стр. 494. 4 См. В. Лан, Классы и партии в США, стр. 109,
62 Глава її предприятий неизбежно вызвали рост безработицы, охватившей 3 млн. человек. Из-за отсутствия социального страхования безработные влачили жалкое существование. Буржуазия использовала кризис 1873 г., для того чтобы снизить жизненный уровень рабочих. Заработная плата во многих отраслях промышленности была урезана, рабочий день длился 15—18 часов. Особенно тяжёлым было положение негритянских рабочих на Юге, где недельный заработок всего, семейства (отец, мать, дети) мог обеспечить ему лишь нищенское существование. Профессиональные союзы были ослаблены. Из 30 национальных союзов, существовавших в 1873 г., к концу кризиса осталось не более 8—9 с числом членов не более 50 тыс. человек L Американская буржуазия, так же как и европейская, после разгрома Парижской Коммуны считала, что в рабочем движении наступило длительное затишье. Однако эти мечты буржуазии не осуществились. Несмотря на террор буржуазии, стремившейся задушить или по крайней мере приостановить развитие рабочего движения, рабочие основных отраслей промышленности мужественно боролись против наступления предпринимателей. В ряде основных отраслей промышленности, как, например, в железоделательной и каменноугольной, в то время уже были национальные профессиональные союзы. Однако Национальный рабочий союз (National Labor Union), во главе которого стоял один из выдающихся деятелей рабочего движения — Уильям Сильвис, распался в 1872 г. За шесть с лишним лет своего существования Национальный рабочий союз имел много заслуг. Он проводил активную борьбу за 8-часовой рабочий день, за организацию неорганизованных, за равную оплату для женщин за равный с мужчинами труд. Он также выступал за самостоятельные политические действия рабочего класса и был первой национальной рабочей организацией, признавшей негритянских делегатов. «Национальный рабочий союз был для своего времени высшим достижением в развитии рабочего движения, оказавшим большое влияние на рабочее движение последующих десятилетий» 1 2. После распада Национального рабочего союза профсоюзные организации переживали тяжёлый период. Преследования буржуазией и её военно-полицейским аппаратом рабочих организаций и лидеров рабочих принимали всё более жестокий характер. Провокаторы и шпики наводняли рабочие органи- 1 John Commons, History of Labour in the United States, Vol. II, New York 1926 (в дальнейшем: J. Commons), стр. 46—47; Ф. Фонер, История рабочего движения в США, стр. 495. 2 Уильям 3 Фостер, Негритянский народ в истории Америки, стр. 448.
63 Внутренняя политика в 1877—1890 гг. зации. Часть из них проникла в профсоюзные организации с целью разрушения их изнутри. В этих условиях часть рабочих организаций вынуждена была действовать как подпольные организации. Среди них были организации горняков, железнодорожников, «Орден рыцарей труда» и т. д. Характерным примером буржуазного террора того времени является борьба шахтовладельцев против революционных горняков. Невыносимые условия труда и жестокие преследования активистов-шахтёров вызвали забастовку шахтёров. В 1874— 1875 гг. горняки антрацитной промышленности провели забастовку, в которой приняло участие 7 тыс. рабочих. Забастовка закончилась победой угольных магнатов. Профессиональные союзы были разгромлены. Их легальное существование в угольных районах стало невозможным. Среди горняков было много рабочих-ирландцев, уже имевших опыт подпольной работы у себя на родине. Благодаря их деятельности и была создана нелегальная организация «Древний орден гибер- нианцев» (ирландцев). Ячейки этой организации появились почти во всех угольных районах, и число их в одно время достигало 6 тыс. Рост силы и влияния организации горняков, её беспощадная борьба против штрейкбрехеров наводили страх на предпринимателей. Чтобы учинить расправу над организованными горняками, шахтовладельцы и агенты-провокаторы пустили в ход клеветническую версию о том, что горняки организовали подпольную террористическую организацию «Молли Магвайрс» К Против горняков были брошены все силы, находившиеся в распоряжении угольных магнатов и местных властей. Шпионы, провокаторы-пинкертоновцы проникли в ряды рабочих организаций: они провоцировали различные преступления, обвиняя в них рабочих, с тем чтобы создавать уголовные дела против активных деятелей организации. В результате деятельности провокаторов убийства в угольных районах приняли массовый характер. Против руководителей «Древнего ордена гибернианцев», выданных провокаторами местным властям, было выдвинуто, обвинение в убийствах. В качестве свидетелей против них были выставлены сыщики и клятвопреступники из уголовного мира. Капиталистический суд расправился с вождями горняков. 19 виднейших деятелей горняков были казнены 1 2. 1 По имени ирландской террористки XVIII в., мстившей английским помещикам за убийство её мужа. 2 Anna Rochester, Labor and Coal, New York 1931 (в дальнейшем: Anna Rochester), стр. 164—167; «Вопросы истории» № 11, 1949 г., стр. 137; Louh . Adamic, Dynamite: The Story of Class Violence in America, New York 1935 (в дальнейшем: L. Adamic), глава 2.
64 Глава II Значительным событием в рабочем движении США того времени было выступление железнодорожных рабочих. За период с 1873 по 1877 г. железнодорожные магнаты добились снижения заработной платы на 25%. Однако это их не удовлетворило, и в июле 1877 г. они потребовали, чтобы рабочие согласились на новое снижение заработной платы на 10%. В ответ на понижение зарплаты железнодорожники трёх главных линий: Пенсильванской, Балтимор—Огайо и Центральной нью-йоркской объявили забастовку К 16 июля на железной дороге Балтимор — Огайо 40 кочегаров и тормозных кондукторов бросили работу. На станции Кэмден, недалеко от Балтимора, рабочие задержали грузовой состав. Прибывшая полиция расправилась с бастующими. Забастовка мгновенно распространилась по всей линии. В Мартинебурге (Западная Виргиния) рабочие отказались пустить поезда, если не будет отменён приказ о снижении заработной платы. После того как местная милиция отказалась стрелять в бастующих, губернатор штата обратился к федеральному правительству с просьбой прислать войска. Прибывшие воинские части начали расправу с бастующими, поезда были пущены штрейкбрехерами. Однако бастующие, организовав и расставив боевые пикеты по всей линии, всячески препятствовали отправке поездов и продолжали контролировать три четверти железнодорожной линии Балтимор — Огайо. Из Мартинсбурга забастовка перебросилась на другие железнодорожные центры и в конечном счёте охватила все основные железные дороги страны. Против бастующих были пущены в ход армия, милиция и добровольцы. В некоторых городах борьба приняла форму гражданской войны. В Балтиморе 21 июля в результате столкновения забастовщиков с войсками было убито 10 рабочих и 25 ранено1 2. Выступления рабочих принимали угрожающий для правительства характер. Кабинет министров разработал ряд мероприятий по подавлению забастовочного движения. В Балтимор, Питтсбург были направлены федеральные войска. Была опубликована прокламация президента, ультимативно требовавшая от рабочих прекращения забастовки до 22 июля. Штаты Мэриленд, Пенсильвания и Западная Виргиния были объявлены на осадном положении. Правительство объявило набор 75 тыс. 1 Подробно см. статью А. Полетаева, Классовые бои американского пролетариата в 1876—1877 годах, «Вопросы истории» № 11, 1949 г., стр. 135—148; С. Иелн, Из истории забастовочного движения в США, Москва 1950, стр. 29—59. 2 А. Полетаев, Классовые бои американского пролетариата в 1876— 1877 годах, «Вопросы истории» № 11, 1949 г., стр. 141.
Внутренняя политика в 1877—1890 гг. 65 волонтёров для подавления бастующих рабочих. Балтимор был наводнён войсками. Рабочие оказывали ожесточённое сопротивление. В результате упорных трёхдневных боёв обе стороны насчитывали несколько десятков убитых и тяжело раненых. В Питтсбург, где милиция браталась с рабочими, прибыли федеральные войска. Несмотря на то что при первых же столкновениях среди бастующих оказалось 20 человек убитых и 50 раненых !, бастующие перешли в наступление. Борьба приняла крайне ожесточённый характер, и рабочим удалось выгнать войска из города, захватив при этом много огнестрельного оружия и три пушки. Расправившись с солдатами, рабочие уничтожили огромное количество железнодорожного инвентаря, причинив ущерб железнодорожным магнатам на 5 млн. долл.1 2 Такие же события развернулись в Нью-Йорке, Нью- Джерси, Скрэнтоне, Чикаго, Филадельфии, Сен-Луи и т. д. Испугавшись размаха забастовки, правительство привело в боевую готовность всю армию и флот. В один только Питтсбург была послана армия в 10 тыс. человек. В Сен-Луи рабочим удалось разбить правительственные силы, и в течение двух недель рабочие были хозяевами города.. Железнодорожников поддерживали рабочие других отраслей промышленности и фермеры, озлоблённые спекуляциями железнодорожных магнатов. Однако, несмотря на свою героическую борьбу, железнодорожники не могли устоять против объединённых сил предпринимателей и государства. Они потерпели поражение, но из этого поражения они извлекли необходимый урок. Забастовка, охватившая почти весь железнодорожный транспорт, оказала большое влияние на дальнейшее развитие рабочего движения. Она доказала необходимость сплочённости и организованности рабочего класса, необходимость боевой, революционной программы действия; она показала рабочим, что при отсутствии подлинного революционного штаба победить организованную буржуазию трудно. Одновременно с железнодорожниками забастовали шахтёры угольных районов Пенсильвании. Положение горняков было весьма тяжёлым. Они 'получали мизерную заработную плату, рабочий день был неограниченным. В угольных посёлках свирепствовал террор предпринимателей. Шахты были наводнены провокаторами. Невыносимые условия труда и произвол шахтовладельцев толкнули рабочих на открытую 1 А. Полетаев, Классовые бои американского пролетариата в 1876 — • 1877 годах, «Вопросы истории» № 1, 1944 г., стр. 142. 2 J. Commons, стр. 190.
66 Глава її борьбу. В знак солидарности с бастующими шахтёрами Пенсильвании выступили железнодорожники угольных линий: Центральной — Нью-Джерси, Делавэрской и др. Против бастующих шахтёров были брошены войска. Карательные мероприятия проводили генерал Ханкок и губернатор Пенсильвании Хартрафт. В течение августа 10 тыс. солдат, не считая милиции, зверски расправлялись с бастующими. Истощённые и терроризированные шахтёры вынуждены были возобновить работу. Массовое движение 1877 г. было подавлено. В жестоком 'подавлении массовых выступлений рабочих приняли участие войска федерального правительства и отдельных штатов. Все группировки правящих классов, республиканцев и демократов, объединились против рабочих. Выполняя волю крупных промышленников и финансистов, Хейс использовал всю власть государственного аппарата, для того чтобы самым зверским образом расправиться с рабочими. Так называемые «реформаторы»— Карл Шурц, Гораций . Уайт и другие—настойчиво требовали от правительства применения вооружённой силы против бастующих, сетовали на слабость милиции и настаивали на создании большой постоянной армии, с тем чтобы избежать недавних «ужасов Коммуны» Г Не менее 300 рабочих отдало свои жизни, борясь за справедливые требования горняков и железнодорожников. Героическая борьба рабочих и террор вооружённой до зубов буржуазии разоблачили подлинный характер пресловутой американской «демократии». Несмотря на свой героизм, рабочие в 1877 г. не могли победить, ибо у них не было подлинно боевой, хмарксистекой партии. Те социалистические организации, которые существовали в то время, были организационно и идеологически слабы. Они занимали сектантскую позицию в отношении массового движения, и их деятельность ограничивалась в то время только пропагандой. Маркс и Энгельс живо откликнулись на борьбу железнодорожников. 25 июля 1877 г. Маркс писал Энгельсу о событиях в США: «Что скажешь ты о рабочих Соединенных Штатов? Этот первый взрыв против возникшей после гражданской войны associated capital олигархии будет, конечно, подавлен, но, весьма вероятно, может послужить в Соединенных Штатах исходным пунктом для образования серьезной рабочей партии» 1 2. '«История с нм ерика некими стачками очень меня обрадовала,— отвечал Энгельс. — Американцы совсем иначе всту- 1 М. Josephson, The Politicos, 1865—1896, стр. 255. 2 К- Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XXIV, стр. 484.
Внутренняя политика в 1877—1890 гї. 67 пают в движение, чем рабочие по сю сторону океана. Всего только двенадцать лет после отмены рабства, и движение уже достигло такой остроты» К Массовое рабочее движение 70-х годов уско- Образование рИЛ0 образование в США Социалистической рабочей партии рабочей партии. История возникновения этой партии неразрывно связана с деятельностью I Интернационала и его вождей — Маркса и Энгельса. Влияние I Интернационала на рабочее движение США шло двумя каналами: через посредство организованных в стране секций Интернационала и через те связи, которые Интернационал устанавливал с массовым американским движением, главным образом с Национальным рабочим союзом, руководимым Сильвисом. Ещё в 1857 г. в Нью-Йорке был создан коммунистический клуб, в котором активное участие принимали Зорге, Вейде- мейер и Фогт. В 1865 г. в Нью-Йорке группой лассальянцев был образован Всеобщий германский рабочий союз. Борьба внутри союза между рядовыми членами и руководителями- лаесальянцами, отрицавшими необходимость работы внутри профсоюзов, привела к победе марксистских элементов. В 1868 г. они объединились с коммунистическим клубом и образовали Социальную партию Нью-Йорка, которая примкнула к Национальному рабочему союзу под названием «Рабочий союз № 5». Этот союз благодаря деятельности Зорге несколько позднее провозгласил себя первой американской секцией Международного товарищества рабочих. Руководство Интернационалом возложило на первую американскую секцию почётную задачу образования секций в других городах страны. В конце 1870 г. в Нью-Йорке были организованы ещё две секции — чешская и французская. В декабре того же года три секции Нью-Йорка образовали Временный центральный комитет во главе с Зорге. В мае 1871 г. Временный центральный комитет уже объединял десять секций и был переименован в Североамериканский Центральный комитет Международного товарищества рабочих. Активная деятельность ЦК привела к организации секции Интернационала в центральных промышленных районах страны. После падения Парижской Коммуны в США эмигрировало много её участников, что послужило толчком к дальнейшему оживлению и расширению секций Интернационала. Новые секции возникли в Чикаго, Сен- Луи, Филадельфии, Питтсбурге, Сан-Франциско и т. д. Большинство секций состояло из немцев. Чешские секции возникли 11 К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XXIV, стр. 487.
в Нью-Йорке и Чикаго; французские — в Нью-Йорке, Петерсоне, Бостоне, Новом-Орлеане; скандинавские — в Нью-Йорке, Чикаго; голландские секции — в Нью-Йорке и Сен-Луи. Перенесение в 1872 г. Генерального совета I Интернационала в Нью-Йорк также содействовало росту его влияния в США. Ряд секций Интернационала проводил активную работу, участвуя в забастовочном движении, организуя неорганизованных и движение безработных. Так в 1873—1874 гг., когда кризис привёл к росту безработицы, секции Интернационала в Нью-Йорке, Чикаго и других городах возглавили движение безработных. Официальный орган Интернационала «Die Arbei- ter Zeitung» опубликовал программу требований безработных. Среди многочисленных требований содержались три основных: 1) предоставление работы всем желающим и способным к труду, с обеспечением обычной заработной платы при 8-часо- вом рабочем дне; 2) выдача питания деньгами или натурой по крайней мере на одну неделю всем, кто в ней нуждается; 3) приостановка действия всех законов о выселении жильцов, не внёсших платы за квартиру1. Демонстрация безработных в Нью-Йорке привела к столкновению с полицией; много рабочих было тяжело ранено. В демонстрации в Чикаго приняло участие 20 тыс. рабочих. Из этого движения выросла новая социалистическая партия — «Рабочая партия Иллинойса». Деятельность секций Интернационала тормозилась, однако, борьбой лассальянцев против интернационалистов, возглавляемых Зорге, и подрывной работой профессиональных политиканов и мелкобуржуазных «реформаторов» (реформаторы земельных отношений, денежной системы, реформаторы брака и пр.), которые проникали в американские секции Интернационала, чтобы использовать их в своих карьеристских целях. Против интернационалистов выступила и 12-я секция Интернационала, которую возглавляли две американские буржуазные дамы — сёстры Вудхол и Клафлин, проповедовавшие установление международного языка, спиритизм и свободную любовь. В своей борьбе против Интернационала 12-я секция не пренебрегала никакими средствами. Фракционная борьба подрывала силу и единство рядов сторонников Интернационала в США. Генеральный совет распустил 12-ю секцию, которая отказалась подчиниться решениям Интернационала. II конгресс американской федерации Интернационала состоялся в Филадельфии 11 апреля 1874 г. Конгресс упразднил Федеральный совет, передав его функции Генеральному совету 11 Эта программа была перепечатана в журнале «Communist» № б, 1931 г., стр. 565—566.
Внутренняя политика в 1877—1890 гг. 69 Интернационала. Принятая резолюция по политическому вопросу отвергла всякое сотрудничество с буржуазными и мелкобуржуазными партиями и организациями. Секциям предлагалось не принимать участия в политических кампаниях, пока они не будут достаточно сильны; только после того, как влияние интернационалистов вырастет в достаточной мере, они должны будут направить свои усилия на завоевание муниципалитетов, сельских и городских коммун, а затем перенести свою деятельность в графства, штаты и центральные органы США. Резолюция эта отражала сектантские настроения части сторонников Интернационала в США и оказала вредное влияние на развитие социалистического движения. II конгресс был не в состоянии ликвидировать борьбу внутри отдельных секций и приспособить работу секций к особенностям американского рабочего движения. Внутрипартийная борьба привела к образованию отдельных партий. Так, в Чикаго образовалась Рабочая партия Иллинойса, в Нью-Йорке некоторые секции образовали Социал-демократическую рабочую партию Северной Америки и т. д. Положение изменилось только в самой незначительной мере в 1876—1877 гг. Социалистические группы и партии использовали массовое движение в стране для пропаганды социалистических идей. Движение за создание объединённой партии ширилось. Созданный в июле 1876 г. объединительный съезд считал, что новая партия должна направить свою энергию в первую очередь на решение экономических задач, политическая же деятельность отодвигалась на задний план. Членам партии рекомендовалось на время воздержаться от участия в выборах. Партия приняла название Рабочей партии Соединённых Штатов. Борьба между лассальянцами и интернационалистами продолжалась и после объединительного съезда. Ссылаясь на поражение рабочих во время массовых забастовок 1877 г., лассальянцы пытались доказать, что рабочие могут добиться успеха в борьбе против класса капиталистов, используя избирательный бюллетень, и отказывались выполнять решения съезда. На II съезде партии, состоявшемся 26 декабря 1877 г. в Ньюарке, было представлено 29 секций: 17 немецких, 7 английских, 3 чешские, 1 французская и 1 женская секция В составе секций преобладали иммигранты. В отчёте Исполнительного комитета указывалось, что партия насчитывает 72 секции, имеет около 7 тыс. членов, 21 печатный орган, из которых чикагская «Arbeiter Zeitung» и филадельфийская «Tageblatt» издавались ежедневно. Съезд реорганизовал партию. Была 11 J. Commonsу стр. 277.
70 Глава II подчёркнута необходимость участия в политической жизни. В программу и устав партии были внесены соответствующие изменения. Партия приняла название Социалистической рабочей партии. Лассальянцы одержали победу. Принятые на съезде решения были пропитаны духом лассальянства. Главной деятельностью партии было признано участие в избирательных кампаниях. Основной принцип партии гласил: «Знание — арсенал, разум — оружие, баллотировочный шар — метательный снаряд» К Решения съезда оказали вредное влияние на дальнейшее развитие социалистического движения в США. Объединённая партия продолжала сектантско-оппортунистическую тактику. Она не связалась с растущим массовым движением; в 80-х годах от неё отвернулась часть революционных рабочих и перешла в лагерь анархистов, которые были особенно сильны в Чикаго. В своих письмах и указаниях американским социалистам Маркс и Энгельс основной огонь своей критики направляли против сектантства и доктринёрства, указывая на необходимость, как пишет В. И. Ленин, «слиться с рабочим движением, вытравить из своих организаций узкий и заскорузлый сектантский дух» 1 2. Они настойчиво и терпеливо учили американских рабочих, как правильно применять революционную стратегию и тактику в условиях США. Они указывали социалистам США на необходимость идти нога в ногу с общим движением рабочего класса, проявлять свою руководящую роль активной деятельностью внутри массовых организаций пролетариата, ни на минуту не скрывая своих собственных взглядов, не отступая от своих политических позиций и не теряя самостоятельности своей организации. Они воспитывали социалистов США в духе непримиримости к буржуазии и её агентуре в рядах рабочего движения. Раскрывая подлинный характер капиталистического строя США, Маркс и Энгельс предостерегали социалистов против идеализации американской буржуазной демократии. Сектантство, которое Маркс и Энгельс считали основной опасностью в американском рабочем движении, усугублялось ещё тем обстоятельством, что в течение ряда лет коренные американские рабочие не втягивались с достаточной энергией в общее русло рабочего движения и социалистическое движение охватывало главным образом иностранцев. Маркс и Энгельс неоднократно указывали на необходимость создания 1 См. Ф. Фонер, История рабочего движения в США, стр. 554. 2 См. В. И. Ленин, Соч., т. 12, стр. 332.
Внутренняя политика в 1877—1890 гг. 71 массовой пролетарской партии, в которую должны быть втянуты коренные американские рабочие. Они высоко оценивали и поддерживали тех социалистов в Америке, которые понимали необходимость слияния с общим движением в стране и беспощадно критиковали тех, кто проводил сектантскую политику, превращая революционную теорию в догму, считая, что её надо выучивать наизусть и этого уже достаточно на все случаи жизни. Фермерское Одновременно с широким стачечным движение нием в 70-х годах в США назревало большое в 70-х годах XIX в.недовольство среди фермеров. Оно было вы- Образование ^ звано нечеловеческой эксплуатацией их мо- Гринбекско-рабочей НОполиями, банками, железнодорожными партии корпорациями и той системой издольщины и пеонажа, которую помещики и капиталисты установили на Юге. За годы кризиса значительно пали цены на продукты сельского хозяйства. Если в 1866 г. фермеры получали за бушель пшеницы 1,45 долл., то в 1889 г. — лишь 69 центов; 23 млн. бушелей ржи в 1867 г. дали фермерам 23 млн. долл., а в 1889 г. 28 млн. бушелей принесли им лишь 12 млн. долл, и т. д.1 Фермеры начинали думать о политических выступлениях. В различных местах возникали фермерские клубы, целью которых была борьба против монополий, против их методов подкупа и спекуляций. Возникшая ещё в 1867 г. фермерская организация, известная под названием «Покровителей сельского хозяйства», усилила борьбу против железнодорожных компаний, требовавших высоких тарифов на перевозку сельскохозяйственных продуктов. Вскоре были образованы местные, штатные и национальные организации со штабом в Вашингтоне. Организации эти носили название «Грендж» (т. е. ферма, фермерская организация), и движение в целом, представлявшее главным образом интересы зажиточного фермерства, стало называться движением гренджеров. «Гренджи» и фермерские клубы положили основу политическому движению фермеров, которое впоследствии вылилось в движение против монополий, за аграрные реформы и за создание фермерских партий. К 1874 г. гренджер- ские партии существовали в 11 штатах: Индиане, Иллинойсе, Мичигане, Висконсине, Миннесоте, Айове, Миссури, Канзасе, Небраске, Калифорнии и Орегоне. В 1874 г. была выработана «Фермерская декларация независимости», настаивавшая на различных реформах, порицавшая кредитную систему, быструю смену мод и другие подобные явления, приводящие к чрезмерной роскоши, бичевавшая злоупотребления при взимании налогов, 1 5. Е. Morison and Я. S. Commager, стр. 203—204
72 Глава II поддерживавшая кооперативные предприятия. Особенно рез>ко она нападала на политику железнодорожных компаний. Гренджерское движение в период своего расцвета объединило свыше 1500 тыс. человек, и его отделения были в 32 штатах. Наиболее значительным результатом гренджерского движения было учреждение государственного контроля над транспортными компаниями. В таких штатах, как Иллинойс, Висконсин, Миннесота и Айова, где гренджерское движение было наиболее сильно, были проведены законы, устанавливавшие максимальную плату за проезд пассажиров, запрещавшие дискриминацию в железнодорожных тарифах, были созданы железнодорожные комиссии, облечённые правом проводить в жизнь эти законы и обследовать транспортные предприятия. Но если «Гренджи» действовали главным образом против железнодорожных монополий, то развившееся почти одновременно с ними движение в пользу гринбеков 1 прежде всего вело борьбу против валютной политики правительства. В период Гражданской войны федеральное правительство выпустило на 450 млн. долл, гринбеков — бумажных денег, совершенно ничем не обеспеченных, кроме обязательства правительства уплатить их стоимость. Гринбеки принимались наравне с другими деньгами во всех случаях, кроме таможенных сборов и платежей по некоторым правительственным облигациям. После войны гринбеки начали обесцениваться. Банкиры и промышленники требовали возобновления платежей в звонкой монете по всем правительственным облигациям, изъятия из обращения гринбеков, перевода всей национальной задолженности на золото. Ещё законом от 30 июня 1864 г. количество циркулирующих гринбеков было снижено с общей суммы в 431 млн. долл, до 400 млн. долл. Законом 1866 г. были проведены мероприятия по дальнейшему изъятию гринбеков. Эта политика правительства приводила к разорению задолжавших фермеров. Поэтому фермеры настаивали на праве платить свои долги в обесцененных гринбеках. В целях более успешной борьбы против правительственных мероприятий фермеры решили созвать конференцию для образования партии гринбекеров. На конференции, которая собралась 25 ноября 1872 г. в Индианополисе, была принята программа, требовавшая проведения денежных реформ: 1) изъятия из обращения национальных банкнот; 2) признания бумажных денег единственной монетой обращения, которые должны обмениваться на про¬ 1 Это движение получило своё название от слова — greenback, т. е' зелёная спинка (в данном случае оборотная сторона доллара).
Внутренняя политика в 1877—1890 гг. 7Я центные бумаги Соединённых Штатов; 3) оплаты звонкой монетой лишь таких бумаг, на которых обозначено, что они оплачиваются звонкой монетой. Но правительство продолжало проводить свою валютную политику, направленную против интересов фермеров. В 1875 г. был принят закон о возобновлении обмена бумажных денег на золотую валюту, который предусматривал сокращение находившихся в обращении гринбеков до 300 млн. долл. Для того же, чтобы воспрепятствовать быстрой дефляции, решено было выпустить государственных банкнот на сумму, равную 0,8 стоимости изъятых гринбеков. Посредством продажи государственных облигаций в казначействе предполагалось накопить золотой фонд, с тем чтобы он служил резервом для банкнот, оставленных в обращении. В январе 1879 г. секретарь казначейства должен был по требованию начать выплату золота взамен гринбеков; однако изъятые таким образом грин- беки могли по закону вновь быть пущены в обращение. Во время президентской кампании 1876 г. был созван съезд, который способствовал объединению других фермерских организаций вокруг партии гринбекеров. Съезд состоялся в Ин- дианополисе 17 мая 1876 г. Принятая на съезде платформа касалась главным образом не процентов по долгам, а общего уровня цен. Она требовала немедленной и безоговорочной отмены закона 1875 г. и была направлена против политики сокращения находящихся в обращении гринбеков. Выставлялось требование выпуска бумажных денег, аннулирования банкнот и отказа от продажи золота на иностранных рынках. Право выпуска денег, согласно требованию платформы, не должно передаваться правительством корпорациям, и всякий документ, носящий печать Соединённых Штатов, должен рассматриваться как деньги. Петер Купер был выставлен съездом как кандидат в президенты. Однако кампания 1876 г. проводилась не особенно энергично, так как у партии не было средств и она не установила прочных связей с рабочими организациями. В результате во время выборов было собрано лишь 100 тыс. голосов, главным образом в сельской местности. После стачек 1877 г. усилились связи между фермерами и рабочими. Революционные выступления рабочего класса в 1877 г. вызвали сочувствие у широких масс трудящихся фермеров. Несмотря на то что трудящиеся фермеры сами находились в тяжёлом положении, они готовы были оказать бастующим рабочим максимальную помощь. Солидарность рабочих и трудящихся фермеров во время забастовок привела к расширению движения за создание объединённой партии рабочих и фермеров.
74 Ґлава It Такие партии возникли в Пенсильвании, Огайо и в Нью- Йорке. Объединение рабочих со сторонниками Гринбекской партии в Огайо и Пенсильвании, а также рост движения в других штатах подготовили создание национальной фермерско- рабочей партии. Было выпущено воззвание, призывавшее к созыву в Толедо в феврале 1878 г. «национального съезда рабочих и сторонников денежной реформы». Это воззвание было подписано рядом известных деятелей Гринбекской партии и рабочими лидерами. На съезде в Толедо присутствовало 160 делегатов. Была основана Гринбекско-рабочая партия, платформа которой заключала типичные для Гринбекской партии требования. В введении говорилось, что «по всей стране ценность земельной собственности упала, промышленность парализована, торговля находится в состоянии упадка, доходы предприятий и зарплата снизились, невиданная нужда охватила беднейшие и средние слои населения, в стране царят обман, растраты, банкротства, преступления, страдания, нищета и бедствия» и что «такое положение вещей было создано законодательными органами в интересах и по указке заимодавцев, банкиров и держателей ценных бумаг» Г Помимо обычных требований гринбекёров в программу были включены следующие требования рабочих: законодательство о сокращении рабочего времени, организация национальных и штатных бюро труда, рабочей статистики, отмена системы контрактования труда отбывающих тюремное наказание, прекращение ввоза рабского труда в США. Во время избирательных кампаний в 1878 г. объединённая Гринбекско-рабочая партия получила свыше миллиона голосов, и 15 представителей были посланы в конгресс2. В Новой Англии движение было настолько сильным, что получило почти треть всех поданных голосов. В Мэне сторонники Гринбек- ско-рабочей партии избрали 32 депутата в верхнюю палату и 151 депутата в нижнюю, а также одного представителя в конгресс США. Достигнув высшей точки своего развития в 1878 г., гринбек- ское движение начало постепенно идти на убыль. Национальный съезд Гринбекско-рабочей партии выставил кандидатом на пост президента в 1880 г. генерала Уивера (от Айовы), который провёл активную кампанию по всей стране. Он был первым кандидатом, обращавшимся с призывом непосредственно к избирателям. Однако партия получила лишь 300 тыс. голосов. Во время следующей избирательной кампании в 1884 г. 1 J. Commons, Vol. II, стр. 244—245. 2 См. Уильям 3. Фдстер, Негритянский народ в истории Америки, стр. 489.
75 Внутренняя политика в 1877—1890 гг. она участвовала в выборах последний раз. Кандидатом был выставлен Бенджамин Батлер (от штата Массачусетс), получивший лишь 175 тыс. голосов Потерю влияния партии можно объяснить многими причинами. Прежде всего произошло некоторое улучшение экономического положения в стране, что привело к тому, что неустойчивые элементы вновь голосовали за республиканскую или демократическую партии, как они поступали раньше, до развития гринбекского движения. Слабость движения объясняется отсутствием пролетарского руководства. Программа Гринбекско- рабочей партии, как и программа других фермерских организаций, в основном была экономической и ограничивалась повседневными требованиями. У Гринбекско-рабочей партии не было программы, действительно классовой, которая ставила бы своей основной задачей свержение существующего капиталистического режима. Эта слабость движения была использована • буржуазными партиями. В последующие выборы демократическая партия демагогически включила в свою платформу ряд требований фермеров, с тем чтобы довести до конца процесс разложения Гринбекско-рабочей партии. Недовольство политических боссов Хейсом и ^политикаЯ их стРемление сохранить систему раздачи в 1880—1884 гг. должностей своим приверженцам привели к тому, что избирательная кампания 1880 г. началась раньше, чем обычно. Хейс заявил, что снимает свою кандидатуру, что было на руку «стойким», желавшим выставить другого кандидата. Наступившее в 1879 г. улучшение в экономической жизни страны, чему в большой мере способствовало увеличение экспорта в Европу, пострадавшую от неурожая, создавало благоприятные условия для республиканцев. Массовое движение рабочих и фермеров ослабело. Республиканцы демагогически утверждали, что улучшение экономического положения является результатом возобновления в 1879 г. платежей в звонкой монете и увеличения золотого запаса. «Стойкие» мечтали о возвращении к власти Гранта, создавшего в бытность свою президентом исключительные условия для быстрой наживы капиталистов. Избрания Гранта желали также такие политические боссы, как Конклинг из Нью-Йорка, Камерон из Пенсильвании, генерал Логан из Иллинойса. Многие крупные капиталисты были готовы оказать ему свою помощь. Одновременно выставлялось много видных кандидатов, среди которых были Джемс Блэйн, секретарь казначейства Джон Шерман, сенатор Эдмунд от Вермонта, которого поддерживали 1 F. Е. Haynes, Social Politics in the United States, Boston — New York 1924 (i дальнейшем: F. E. Haynes), стр. 162—163.
76 Глава II «реформаторы». На съезде республиканской партии, состоявшемся 2 июня 1880 г., выяснилось, что Гранту не хватало нескольких голосов, для того чтобы его кандидатура была выставлена. При первом голосовании он получил 304 голоса, Блэйн — 284, Шерман — 93. Для выдвижения же нужно было не менее 378 голосов. Хотя в течение более 30 баллотировок Грант получал свыше 300 голосов, он не мог разбить оппозицию. На 36-й баллотировке необходимое количество голосов получила кандидатура Джемса Гарфильда от штата Огайо, так как сторонники Шермана и Блэйна отдали ему свои голоса. Сторонники Конклинга и Гранта на второе место выставили Артура, отстранённого Хейсом от должности начальника нью- йоркской таможни, личного друга Конклинга. Кандидатом демократов был генерал Ханкок из Пенсильвании, участник Мексиканской и Гражданской войн, палач рабочего движения в 1877 г. Избирательная кампания приняла ожесточённый характер. Демократы обвинили Гарфильда в том, что он был участником афёры «Credit Mobilier». Республиканцы приписывали себе процветание, наступившее в стране. Благодаря пожертвованиям крупных капиталистов, а также двухпроцентному налогу на чиновников в руках республиканцев сосредоточились громадные суммы для финансирования кампании. Победителем оказался Гарфильд, получивший 214 голосов выборщиков, в то время как Ханкок получил только 155 голосов. Гарфильд занимал президентский пост только четыре месяца, в течение которых его круглые сутки осаждали искатели должностей. Отстранение 400 служащих почти исключительно по партийным соображениям вызвало борьбу между руководящей группой республиканской партии, возглавляемой сенатором Конклингом, и теми республиканцами, которые стояли за реорганизацию гражданской службы. Эта борьба, от которой зависело и формирование кабинета, по существу представляла собой лишь борьбу за право раздачи выгодных мест между двумя группировками республиканской партии, каждая из которых преданно служила интересам своих господ. Гарфильда атаковали обе эти группы. Не было предела жадному стремлению получить выгодную должность. Каждый оказавший во время избирательной кампании какую бы то ни было услугу партии претендовал на получение тёплого местечка. Яркой иллюстрацией создавшегося в Вашингтоне положения служит дело помощника главного почтмейстера Бреди, ставленника Гранта. Бреди стоял во главе «star routes», т. е. почтовых линий для перевозки почты в тех районах Запада, где не было ни железных дорог, ни пароходов. Передача кор-
Внутренняя политика в 1877—1890 гг. 77 реепонденции проводилась через частных подрядчиков. Несмотря на то что в течение долгого времени ходили слухи о злоупотреблениях в этой области, ни Хейс, ни главный почтмейстер не .обращали на это внимание. Новый же почтмейстер, назначенный Гарфильдом, под давлением общественного мнения начал расследование. В результате было установлено, что Бреди и его клика находились в заговоре с сенатором Дорси (от Арканзаса) и с подрядчиками и, непомерно повышая оплату за перевозку почты, делили между собой полученную прибыль. Путём различных махинаций клика Бреди ограбила казну на миллионы долларов К Требуя «прекращения расследования, Бреди угрожал Барфильду разоблачением методов, применявшихся последним во время избирательной кампании. Когда же расследование было закончено, Бреди выполнил свою угрозу, опубликовав письмо Барфильда, в котором тот одобрял взимание двухпроцентного сбора с правительственных чиновников для финансирования избирательной кампании. Суд над Бреди, Дорси и их соучастниками явился наглядным подтверждением коррупции, существовавшей в судейской системе США. Были применены все формы политического давления, для того чтобы помешать осуждению главных подсудимых, хотя их виновность не вызывала ни тени сомнения. Долгое время во всём Вашингтоне не находилось присяжных для суда над такими важными чиновниками и такими влиятельными членами республиканской партии. Когда же, наконец, присяжные и судья были найдены, их атаковали партийные чиновники и адвокаты-республиканцы, требуя оправдания подсудимых и терроризируя обвинителей. Печать республиканской партии всячески старалась преуменьшить вину подсудимых и обелить их. Некоторые присяжные были подкуплены. В отношении других применялись угрозы и шантаж. Всем подсудимым, за исключением одного, наименее значительного и наименее виновного, удалось избежать наказания. Такая позорная комедия суда не могла не вызвать возмущения масс, которое было использовано так называемыми «реформаторами», выступавшими за проведение закона о реорганизации гражданской службы. В разгаре этих разоблачений был убит Барфильд1 2. После смерти Барфильда президентом США стал Честер Артур. Он был известным адвокатом, деятелем республиканской партии в Нью-Йорке и близким другом монополиста Конклинга. Когда Артур вступил на пост президента, уже велось следствие 1 А. Е. Martin, стр. 178—179; Ch. R. Lingley, стр. 171. 2 Гарфильд был убит выстрелом из револьвера на вокзале в Вашинг- * тоне неким Гвито, который долгое время тщетно добивался государственной должности.
78 Глава II по делу о злоупотреблениях на почте. Естественно, что он не мог допустить осуждения Бреди, Дорси и других связанных с этим делом, так как это привело бы к разоблачению всей системы коррупции, господствовавшей в республиканской партии. Все ждали, что Артур будет беспрекословно продолжать практику раздачи общественных должностей своим приверженцам. Однако растущее недовольство масс, агитация за реформу гражданской службы, которую вела группа «реформаторов» в обеих партиях, а также временные успехи Гринбекской партии заставили Артура пойти на уступки. В 1883 г. был принят закон о гражданской службе, известный как закон Пендель- тона. Согласно этому закону комиссия из трёх членов должна была выработать новые правила приёма на работу чиновников, прошедших конкурсные экзамены, запрещалось назначение на должности и снятие с работы по партийным соображениям. Эти правила распространялись на 14 тыс. должностей, что составляло около 12% общего числа государственных должностей, однако президенту предоставлялось право расширять это число по своему усмотрению. Принятие закона, однако, не означало прекращения прежней системы гражданской службы. Президент и политические боссы продолжали практику награждения своих сторонников и наказания своих врагов. Не прекращались подкупы и подлоги. Но время от времени принимались законы, подобные закону Пендельтона, чтобы успокоить недовольство масс или нейтрализовать растущее влияние новой, третьей партии. Во время президентской кампании 1884 г. как демократическая, так и республиканская партии в демагогических целях поддерживали закон Пендельтона. Помимо закона Пендельтона деятельность конгресса при Артуре была главным образом посвящена вопросу о налогах и тарифах Ссылаясь на образовавшиеся в государственном казначействе накопления, крупные промышленники подняли вопрос об «освобождении» промышленности от бремени ненужных налогов. Действуя в их интересах, Артур поддерживал мероприятия, направленные на освобождение промышленников от внутренних налогов. В 1883 г. налоги были оставлены только на табак, спирт и спиртные напитки. Одновременно с этим встал вопрос о тарифах. Снижения тарифов на товары, ввозимые в США из других стран, требовали фермеры. Своё требование они обосновывали тем, что высокие пошлины на европейские товары не только дают возможность монополистам США поднимать цены на промышленные товары, но что европейские потребители неохотно покупают 1 Таможенные налоги.
Внутренняя политика в 1877—1890 гг. 79 сельскохозяйственные продукты США. Требование снизить тарифы исходило главным образом от демократической партии, в то время как республиканцы становились всё большими сторонниками протекционистских тарифов. В 1882 г. конгресс назначил тарифную комиссию, основной задачей которой было снижение пошлин, с тем чтобы, сократив доходы, уменьшить накопления казначейства. Её председателем был назначен известный лобби — секретарь Национальной ассоциации шерстяных промышленников Джон Л. Хейс. Поскольку члены комиссии являлись главным образом представителями отраслей промышленности, на которые распространялись протекционистские тарифы, естественно, что особенно оберегались интересы этих отраслей промышленности. Проведя многочисленные расследования в различных городах и допросив несколько сот свидетелей, комиссия представила отчёт, в котором предлагала внести некоторые весьма умеренные изменения, а именно провести общее снижение пошлин на ввозимые в США товары приблизительно на 20%. Ознакомление с этими предложениями показывает, что они ни в коей мере не ущемляли интересов промышленников и что положение последних даже улучшалось благодаря значительному снижению пошлин на ввоз ряда сырьевых материалов. Тем не менее представленный на обсуждение конгресса отчёт комиссии привёл к борьбе между различными группировками. Лобби устремились в Вашингтон, для того чтобы при помощи интриг и подкупов охранять интересы магнатов лесной, железоделательной, сахарной, шерстяной и других отраслей промышленности. Поскольку сенат и палата представителей не могли прийти к какому-нибудь соглашению, политиканам республиканской партии удалось передать разрешение этого вопроса небольшому объединенному комитету от двух палат конгресса, большинство членов которого были республиканцами — сторонниками протекционистской политики. Утверждённый в конце концов законопроект, снижая пошлины на одни предметы, повышал их на другие. Этот законопроект совершенно игнорировал требования населения о снижении налогов на предметы широкого потребления. Благодаря жульническому изменению классификации пошлины на многие предметы не только не снижались, но увеличивались. Так, например, повышались пошлины на стальные бруски, на шерстяную одежду. Короче говоря, новый тарифный закон доказывал, что как палата, так и сенат защищали интересы крупных промышленников. Рост влияния промышленного и банковского капиталов в эти годы нашёл своё отражение также в агитации за соору¬
80 Глава 11 жение большого военного флота. Дискуссии, происходившие в конгрессе, показали, что представители крупного капитала уже в то время мечтали о завоевании мирового господства. 5 августа 1882 г. конгресс утвердил проект сооружения двух военных судов из стали, изготовленной в США, начав этим реализацию планов сооружения большого военно-морского флота. Политика, проводившаяся Артуром, отвечала стремлениям ярых экспансионистов, которые в последующие годы ещё более открыто и настойчиво требовали милитаризации США, с тем чтобы подготовить их к борьбе за мировое господство. Президентские выборы 1884 г. привели к по- Президентские ражению республиканской партии. Как уже выборы 1884 г. указывалось ранее, никакой принципиальной политика разницы между двумя партиями не было, но Кливленда в качестве «оппозиционной» демократическая партия могла разоблачать коррупцию и разложение, господствовавшие среди республиканцев и среди тысяч правительственных чиновников, являвшихся ставленниками этой партии. В программе республиканской партии содержались требования протекционистских тарифов и принятия закона о торговле между штатами 1 и более широкого применения закона о гражданской службе. Программа демократической партии осуждала мероприятия, проведённые республиканцами во рремя их пребывания у власти, предлагала пересмотр тарифного закона с целью удовлетворения требований всех отраслей промышленности и проведения «честной» реформы гражданской службы. Республиканцы выставили кандидатуру Джемса Блэйна. В течение многих лет он был признанным вождём республиканцев в конгрессе, выставлялся кандидатом на пост президента в избирательных кампаниях 1876 и 1880 гг. и занимал пост государственного секретаря в кабинете Гарфильда. Кандидатура Блэйна вызвала недовольство той группы республиканцев, которая под давлением масс настаивала на проведении некоторых реформ, направленных на устранение наиболее откровенных и циничных методов коррупции в правительственных органах. В первую очередь она выступала за реформу государственной службы. Эта группа, известная под названием «независимых», считала, что избрание Блэйна неизбежно приведёт к возрождению порядков, существовавших при Гранте, когда буржуазия получила неограниченные возможности для спекуляции. Они обвиняли Блэйна во взяточничестве, называли его профессиональным политиканом и интриганом и заявляли, 11 Т. е. закона, регулирующего деятельность железнодорожных компа-
81 Внутренняя политика в 1877—1890 гг. что поддержат кандидата «оппозиционной» партии в том случае, если он будет отвечать их требованиям. Кандидатом демократов был мало известный юрист штата Нью-Йорк — Гровер Кливленд, бывший мэр города Буффало, а перед выборами губернатор штата Нью-Йорка. В противоположность Блэйну Кливленд не имел большого опыта в политике. Это давало возможность демократам утверждать, что он является бесспорно честным человеком, никогда не участвовал подобно Блэйну ни в каких нечистоплотных делах и будет проводить реформы, направленные на «благо» общества. Однако, несмотря на то что демократы, стремясь мобилизовать голоса широких масс, рекламировали Кливленда как «реформатора», он сам заявил, что интересы капиталистов ни в коей мере не пострадают при нём и что переход власти от одной партии к другой не приведёт к каким-либо серьёзным переменам в существующем положении вещей. Как Блэйн, так и Кливленд обещали капиталистам процветание в случае их избрания. Одновременно с этим обе партии прибегали к самой беззастенчивой демагогии, с тем чтобы обмануть трудящиеся массы. Известный политический деятель Англии — Джемс Брайс, касаясь манёвров американских политиканов во время избирательной кампании, писал: «Обе партии выступали против 'Монополистов и власти корпораций... обе обещали защищать права американских граждан во всём мире, противодействовать Бисмарку, не дававшему хода американскому бекону, и освободить американских граждан (ирландского происхождения) из английских тюрем» !. Разница между платформами республиканской и демократической партий выступала только в вопросе о тарифах. Капиталисты, заинтересованные в высоких протекционистских тарифах, стояли за республиканцев, в то время как магнаты железоделательной промышленности, которым выгодно было снижение тарифа на импортируемую руду, и другие промышленники, стоявшие за изменение тарифной системы, поддерживали демократов. Кампания велась в типичном для буржуазной демократии США духе: оба кандидата всячески обвиняли друг друга в политиканстве, в разложении и без стеснения обливали грязью. Республиканцы потерпели поражение, так как массы, возмущённые господствовавшей коррупцией и её последствиями, голосовали против них. Блэйн получил 182 голоса выборщиков, Кливленд — 219 голосов. Джей Гульд в своей поздравительной телеграмме писал: «Губернатор Кливленд, я сердечно 11 J. Bryce, The American Commonwealth, Vol. II, New York 1923—1924, стр. 214. 4 Л. И. Зубок
82 Глава II поздравляю Вас с избранием. Все признают, что в качестве губернатора Вы действовали мудро и осторожно, и я верю, что на более широком поприще, в качестве президента, Вы проявите себя ещё лучше и интересы крупного капитала страны будут в Ваших руках в полной безопасности» *. В течение своего четырёхлетнего пребывания на президентском посту Кливленд полностью оправдал надежды крупной буржуазии. Политиканы демократической партии, которые более двух десятилетий ожидали получения тысяч выгодных должностей, теперь требовали, чтобы Кливленд удовлетворил их притязания. Формируя кабинет, Кливленд старался примирить различные группировки в партии. В состав кабинета вошли и южане и северяне. Из лиц, назначенных на дипломатическую й на консульскую службу, 38 были северянами и 32 — южанами. В своей речи после избрания Кливленд обещал провести реформу гражданской службы, оздоровить финансы и вести «справедливую» политику по отношению к рабочим и к фермерам Запада. Поскольку по меньшей мере 100 тыс. демократов претендовали на получение государственных должностей, они день и ночь осаждали нового президента. «Живу в каком-то кошмаре, — жаловался он в одном из своих писем. — Эти ужасные, проклятые искатели мест виснут на мне и везде окружают меня» 2. Если президент, будучи связан избирательными обещаниями о реформе государственной службы, был несколько стеснён в увольнении прежних чиновников и назначении новых из числа сторонников демократической партии и независимых республиканцев, то его секретари действовали гораздо более свободно. Поэтому руководящим деятелям демократической партии президент рекомендовал обращаться непосредственно к секретарям, которые и удовлетворяли их требования. К концу президентства Кливленда почти все республиканцы были выгнаны с занимаемых ими мест и около двух третей из 120 тыс. чиновников федеральных учреждений было сменено. Из общего числа в 58 тыс. крупных чиновников, в том числе почтмейстеров 4-го класса, сборщиков налогов, чиновников земельных отделов, было уволено свыше 45 тыс.; были смещены все 85 сборщиков внутренних налогов, из 111 сборщиков таможенных пошлин было уволено 100 человек. В то время как происходили все эти смещения, Кливленд расширил закон о гражданской службе, распространив его на 27 380 государственных должностей (вместо 14 тыс. по закону Пендельтона), Однако всем было ясно, что это делалось лишь для усиления партийного контроля. 1 М. Josephson, The Politicos, 1865—1896, стр. 373. г Там же, стр. 378; А. Е. Martin, стр. 204—205.
Внутренняя политика в 1877—1890 гг. 83 Несмотря на то что демократы захватили почти все доходные места в государственном аппарате, политические боссы этой партии оставались недовольны. Они жаловались на то, что всё ещё республиканцы остаются на прежних местах, и открыто выступали против реформы гражданской службы. Там- мани-холл принял резолюцию против реформы гражданской службы, утверждая, что она урезывает привилегии, которыми справедливо должны пользоваться «первые слуги народа». С другой стороны, «независимые» республиканцы, которые поддерживали демократическую партию во время выборов, разочаровались в Кливленде. Одним из вопросов, волновавших в то время массы, были злоупотребления железнодорожных компаний. Многие считали, что лучшим средством для ограничения власти железнодорожных корпораций явится учреждение над ними какой- либо формы государственного контроля. Усиление мощи монополистического капитала привело к тому, что доходы некоторых железнодорожных компаний превышали доходы целых штатов, а жалование железнодорожных чиновников было выше жалованья губернаторов и судей. Железнодорожные корпорации подкупали законодательные органы и судей. Всё это не могло не вызывать недовольства трудящихся масс. В национальном масштабе агитацию за вмешательство правительства начали гри-нбекеры, которые выставляли требование установления справедливых и единых железнодорожных тарифов. Они агитировали за проведение законов, которые положили бы конец образованию пулов *, разводнению капиталов, практике установления неодинаковых тарифов. Гренджерское движение, направленное против произвола железнодорожных компаний, также содействовало принятию некоторыми штатами законов против злоупотреблений железнодорожных компаний. Под давлением общественного мнения ещё в 1878 г. в конгресс был внесён законопроект об установлении контроля со стороны федерального правительства над деятельностью железнодорожных компаний. Речь шла главным образом о злоупотреблениях железнодорожных компаний, в частности о неодинаковых железнодорожных тарифах. С этого времени вопрос о злоупотреблениях железнодорожных компаний постоянно поднимался в конгрессе. В 1885 г. сенат назначил комиссию из пяти членов для обследования пассажирского и товарного движения. Во главе комиссии стоял сенатор Кулон от Иллинойса. Главной задачей этой комиссии было не столько ограничение власти железнодорожных корпораций, сколько 11 Пул ^соглашение на честное слово) — соглашение между отдельными предприятиями с целью установления контроля над ценами путём распределения между собой спроса. 4*
84 Глава II стремление умерить движение против злоупотреблений железнодорожных компаний посредством агитации, демагогических обещаний и пр. В результате проведённого обследования комиссия пришла к заключению, что «основным злом» являются не чрезмерно высокие железнодорожные тарифы, а установление неодинаковых тарифов. Комиссия предложила законопроект о регулировании железнодорожных тарифов в национальном масштабе со стороны представителей федеральной власти. 4 февраля 1887 г. был принят закон о межштатной торговле, воспрещавший установление неодинаковых железнодорожных тарифов для различных лиц, товаров и местностей и взимание более высоких тарифов за более короткие расстояния, чем за длинные, а также запрещавший соглашения между железными дорогами (пулы). От железнодорожных компаний требовалось, чтобы были вывешены напечатанные тарифы для сведения публики. Для наблюдения за проведением в жизнь этого закона назначалась комиссия из пяти членов с условием, что они не должны иметь отношения к железнодорожным компаниям и владеть акциями этих компаний. Эта комиссия получила право обследовать дела железных дорог, требовать от них годовых отчётов и вызывать свидетелей. Однако комиссия не имела права устанавливать тарифы или навязывать свои решения железнодорожным компаниям. В случае отказа дороги принять предложение комиссии последняя должна была передать дело на рас- смотрение федерального суда. Однако деятельность комиссии не достигла никаких практических результатов. В 1898 г. она сама заявила, что попытка регламентирования железных дорог со стороны федеральных властей не удалась. В тех случаях, когда дело доходило до суда, последний принимал сторону железнодорожных компаний. Кроме того, неоднократно принимались решения об ограничении прав комиссии, что в конечном счёте привело к полному игнорированию закона со стороны железнодорожных магнатов. Поддержка, оказываемая судами железнодорожным корпорациям, привела лишь к усилению их власти, и новый закон из орудия против произвола железнодорожных заправил превратился скорее в орудие защиты их интересов. 80-е ГОДЫ были переломным периодом в ИСТО- Массовое рабочее рИИ рабочего движения США. В массах движение 80-х годов росло стремление дать отпор наступлению трестированного капитала. Быстро росло количество членов тред-юнионов, к 1885 г. оно достигло 300 тыс.1 11 3. Перельман, История тред-юнионистского движения в Соединённых Штатах, М. — Л. 1927, стр. 54.
Внутренняя политика в 1877—1890 гг. S5 К 80-м годам относится рост и упадок организации «Ордена рыцарей труда» и возникновение Американской федерации труда. 80-е годы характеризуются бурными массовыми выступлениями неквалифицированных и малоквалифицированных рабочих в стачках, демонстрациях, бойкотах и т. д., которые нередко заканчивались открытыми столкновениями с силами буржуазного государства. В 1883 г. бастовали телеграфисты, которые требовали установления однодневного отдыха в неделю, 8-часового рабочего дня для дневной смены и 7 часов работы для ночной и повышения заработной платы на 15%. Стачка закончилась поражением рабочих. Характерной для второй половины 80-х годов была борьба рабочих за 8-часовой рабочий день. В эту борьбу, закончившуюся всеобщей забастовкой 1 мая 1886 г., были втянуты сотни тысяч коренных рабочих и иммигрантов. Движение за 8-часовой рабочий день распространилось на основные промышленные центры страны: на Нью-Йорк, Филадельфию, Чикаго, Луизвилл, Сен-Луи, Мильвоки, Балтимор. В общей сложности оно охватило 340 тыс. рабочих. Около 200 тыс. рабочих добились 8-часового рабочего дня К Однако в течение последующих двух лет эта победа в большинстве случаев была сведена на нет, и только 15 тыс. рабочих сохранили 8-часовой рабочий день. В связи с движением за 8-часовой рабочий день в ряде городов США происходили стачки и демонстрации. Особенно острый характер приняло это движение в Чикаго, где большим влиянием среди рабочих пользовались анархо-синдикалисты. Наиболее популярными агитаторами среди них считались Парсонс, Шпис, Фильден, Энгел и Шваб. По инициативе Шиллинга и других анархо-синдикалистов в Чикаго была создана Ассоциация для борьбы за 8-часовой рабочий день. Они создали Центральное объединение профессиональных союзов (Central Labor Union) в Чикаго, которое организовало активную борьбу за 8-часовой рабочий день и вывело на улицу свыше 80 тыс. рабочих. 3 мая во время массового митинга на Сенной площади полиция открыла стрельбу по бастующим, в результате чего шесть человек было убито и много ранено. Возмущённые рабочие организовали 4 мая массовый митинг протеста против расстрела на Сенной площади. Против рабочих были посланы вооружённые отряды полицейских. В то время как ораторы разъясняли полицейским мирный характер митинга, провокатором была 11 А. Бимба, История американского рабочего класса, Москва 1930, стр. 137; L. Adamic, глава 6.
86 Глава II брошена бомба, которой было убито семь полицейских, четыре рабочих и много ранено *. Началась стрельба, во время которой было много убитых и раненых. Власти арестовали «вождей стачечного движения — видных анархистов. Суд над обвиняемыми начался 21 июня 1886 г. и продолжался 40 дней. Обвинению не удалось доказать, что лицо, бросившее бомбу (оно так и осталось неустановленным), действовало по совету или указанию обвиняемых. Несмотря на это, семеро обвиняемых были приговорены к смертной казни, один — к 15-летнему тюремному заключению. Один из осуждённых — Линг покончил самоубийством, двум — Фильдену и Швабу—казнь была заменена пожизненным заключением, четверо — Парсонс, 'Фишер, Энгел, Шпис — были казнены И ноября 1887 г. Развернувшиеся в 80-х годах события были поворотным пунктом в рабочем движении США. Именно в эти годы рабочее движение приняло направление, которое нанесло удар теориям о беспочвенности социализма в США, представлявшим своего рода теории американской исключительности. Больше всего в развернувшемся движении Энгельс ценил то, что в него втянуты были коренные американские рабочие. 29 апреля 1886 г. Энгельс писал: «Впервые среди английской части существует настоящее массовое движение. То, что оно еще идет ощупью, неловко, что оно неясно и невежественно, — это неизбежно. Все это наладится; движение будет и должно развиваться, учась на своих собственных ошибках. Теоретическое невежество свойственно всем молодым народам, но вместе с тем им присуща и практическая быстрота развития... Вступление массы коренного рабочего населения Америки в движение я считаю одним из самых значительных событий 1886 г.»1 2. Крупную роль в массовом движении США пкм.яп^т"» сыграл «Орден рыцарей труда», возникший в р р ру 1869 г. Организовали Орден портные во главе с Урна Стефенсом, в последующие же годы в него вошло много рабочих и других профессий. В течение девяти лет Орден существовал как нелегальная организация, а в 1878 г. перешёл на легальное существование. Орден ставил себе ограниченные цели: устройство кооперативов, взаимопомощь и борьбу за «справедливые условия труда». В программе Ордена говорилось о необходимости со всей силой «поддерживать законы, изданные для того, чтобы привести в гармонию интересы труда и капитала, ибо лишь труд придаёт жизнь и ценность капиталу, — а также законы, направленные на облегчение поло¬ 1 William Z. Foster, History of the Communist Party of the United States, New York 1952, стр. 67. 2 К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XXVII, стр. 553—554.
87 Внутренняя политика в 1877—1890 гг. жения рабочих» К Орден агитировал за солидарность всех рабочих для борьбы с организованным капиталом. Основами программы Ордена были конспирация, кооперация и воспитание. Руководители Ордена считали, что общество можно реорганизовать мирным путём, без революции и тем самым тормозили революционную борьбу. Когда в 1878 г. Орден вышел из подполья и перешёл на легальное положение, его программа и принципы были соответственно изменены. В новой программе говорилось: «Необычайное усиление и наступательная политика капиталистов и акционерных обществ в том случае, если против них не будут приняты меры, неизбежно приведут к обнищанию и безнадёжной деградации трудящихся масс. Необходимо поэтому, если мы желаем пользоваться всеми благами жизни, положить предел накоплению богатств в одних руках и помешать накопленному капиталу творить зло». Но и после 1878 г. «Рыцари труда» считали возможным реорганизовать общество' путём кооперативной деятельности, а не путём классовой борьбы. Пришедший на смену Стефенсу руководитель Ордена — Паудерли, считая, что кооперация способствует «замене системы наёмного труда кооперативной промышленной системой», всячески тормозил открытую борьбу широких масс против предпринимателей. Он пытался привить Ордену оппортунистические принципы, отрицал классовую борьбу и стачечную тактику и ратовал за «мирное третейское разбирательство конфликтов». Программа Ордена требовала, чтобы государство провело следующие мероприятия: учредило бюро рабочей статистики; раздавало землю действительным поселенцам, а не спекулянтам и железнодорожным компаниям; выкупило телефон, телеграф и железные дороги для уничтожения «монопольного пользования средствами передачи сведений и перевозки людей и товаров»; ввело подоходный налог. В организационном отношении Орден также имел существенные недостатки. Он отказался от цехового принципа организации, но в то же время не понял преимущества принципа производственных профсоюзов. Местные организации Ордена строились по территориальному принципу, в их состав входили рабочие и трудящиеся независимо от их специальности. В Орден входили также мелкие буржуа и зажиточные фермеры. Такая форма организации совершенно не отвечала требованиям стачечной борьбы. В Ордене существовала суровая дисциплина. Во гдаве местных и окружных организаций и генеральных 1 «Documentary History of American Industrial Society», Vol. X, Cleveland 1910, стр. 23—24.
88 Глава II ассамблей стоял исполнительный комитет, руководимый Пау- дерли, директивы которого были обязательными для всех организаций и его членов. В 80-е годы именно «Орден рыцарей труда» оказался той организацией, в которую устремились американские рабочие в момент подъёма массового движения. В 1879 г. Орден насчитывал только 20 151 члена, а в 1886 г. число их превысило 700 тыс. Основную массу членов составляли необученные рабочие. Больших успехов добился «Орден рыцарей труда» в организации негритянских трудящихся. С самого начала своего существования он вёл упорную борьбу за организацию рабочих независимо от цвета их кожи. Негры с энтузиазмом вступали в ряды Ордена, особенно в штатах: Виргиния, Каролина, Джорджия и Алабама. К 1886 г. в южных штатах 60 тыс. негров были членами этой организации, которая не только на словах, .но и на деле доказала, что является борцом за равенство негров, против всех проявлений дискриминации. Один из руководителей Ордена — Мак-Нейл писал: «Ни линия Мейсона, ни линия Диксона, ни разница в цвете кожи не разделяют Север, Юг, Восток и Запад. Когда рабочие соединяются, собираются .на заводах Новой Англии или в мрачных рудниках Пенсильвании, их объединяет общий дух солидарности. Никакая лицемерная демагогия о расе и религии не может удержать их от стремления к свободе» К Орден принял участие в целом ряде боевых стачек и других выступлений рабочего класса; в 1885 г. «Орден рыцарей труда» провёл 196 стачек. Несмотря на то что руководители Ордена, проявив оппортунизм, выступили против движения за 8-часовой рабочий день, рядовые массы оказали этому движению самую активную поддержку. После чикагских событий в мае 1886 г. «Орден рыцарей труда» начал быстро терять своё влияние. Политика классового сотрудничества, проводимая мелкобуржуазным руководством Ордена, борьба внутри Ордена между пролетарскими и мелкобуржуазными элементами, неуменье вовлечь в организацию квалифицированных рабочих, провал целого ряда забастовок в 80-х годах, жестокие репрессии правительства, неудача кооперативной деятельности Ордена, борьба Американской федерации труда против него и т. д. — всё это обусловило окончательное поражение Ордена, и к концу XIX в. он совершенно распался. Руководящая роль в профессиональном движении перешла к Американской федерации труда. 1 Charles Н. Wesley, Negro Labor in the United States, New York 1927, стр. 256.
Внутренняя политика в 1877—1890 гг. 89 Квалифицированные рабочие, недовольные «Орденом рыцарей труда», стремились сохранить свои организации по цеховому принципу, гармонировавшему с их цеховой идеологией. И даже тогда, когда концентрация и централизация капитала приняли гигантские размеры, когда начали возникать и развиваться мощные предпринимательские организации, верхушка высокооплачиваемых рабочих не хотела отказаться от цеховщины. Развернувшееся после 1879 г. движение за консолидацию сил профсоюзов не ставило перед собой задачи создания производственных союзов, которые могли бы помериться силами с трестированным капиталом. Речь шла об объединении профсоюзов при сохранении цехового принципа и проведении политики классового сотрудничества. Именно для этой цели по инициативе нескольких национальных тред-юнионов и была созвана 2 августа 1881 г. конференция в Терре-Хоте (штат Индиана). На этой предварительной конференции было принято решение о созыве в Питтсбурге (15 ноября 1881 г.) конгресса с большим количеством представителей. Уже в самом обращении к организованным рабочим, призывавшем прислать делегатов на более широкую конференцию, содержались узкоцеховые, тред-юнионистские принципы. В обращении говорилось о необходимости объединения всех разрозненных тред-юнионов в одну федерацию, целью которой будет «работа на пользу всех индустриальных классов». Создание федерации, по словам воззвания, должно дать рабочим возможность добиться той «справедливости, которой изолированные и отделённые друг от друга рабочие и профессиональные союзы никогда не добьются». В обращении указывалось на необходимость «организовать систематическую пропаганду принципов тред-юнионизма, доказывать важность создания защитительных рабочих и профессиональных организаций и их связи со съездами федерации» К На конференции, состоявшейся в Питтсбурге 15 ноября 1881 г., присутствовало 107 делегатов от восьми национальных объединений профсоюзов, 11 от городских профсоюзов, 42 от местных профсоюзов и 46 представителей от «Ордена рыцарей труда». Результатом работ конференции было основание Федерации организованных тред-юнионов и рабочих союзов Соединённых Штатов и Канады. Один из руководителей профсоюза сигарочников — Са- муэль Гомперс, возглавивший комиссию по организационным вопросам, добивался создания узкоцеховой тред-юнионистской федерации. Однако делегаты дали ему отпор. Победили 1Возникновение Американской федерации труда 1 J. Commons, Vol. II, стр. 319.
90 Глава II сторонники создания такой федерации, в которую вошли бы обученные и необученные рабочие, белые и негры, коренные рабочие и иммигранты. В принятой на конференции программе говорилось: «Как известно, в государствах цивилизованного мира идёт борьба между угнетателями и угнетёнными, между капиталом и трудом; борьба эта будет становиться всё острей год от года и принесёт миллионам трудящихся неисчислимые бедствия, если только они не объединятся для организованной защиты и отпора. История рабочих всех стран — это история беспрерывной борьбы и нищеты, порождаемой невежеством и разъединением, тогда как история непроизводящей части общества всех веков показывает, что хорошо организованное меньшинство способно творить чудеса в пользу или во вред людям. В соответствии со старой истиной «в единении сила», создание федерации, охватывающей все тред-юнионистские и рабочие организации Северной Америки, создание союза, основанного на прочном фундаменте, обширном, как сама страна, где мы живём, — вот в чём наше единственное спасение» 1. Программа федерации содержала следующие требования: 1) прйзнание профсоюзов законными, 2) обязательное обучение детей, 3) проведение закона о 8-часовом рабочем дне, 4) отказ от применения законов о заговоре к рабочим организациям, 5) учреждение бюро рабочей статистики, 6) проведение покровительственного тарифа для американских рабочих; отмена принудительного труда заключённых и т. д. Для достижения этих целей профессиональным организациям рекомендовалось «добиться собственного представительства во всех законодательных учреждениях посредством избирательной урны и использовать все честные средства, с помощью которых этот результат4 может быть достигнут» 1 2. Конференция в Питтсбурге приняла специальную резолюцию сочувствия ирландскому народу, борющемуся за свое освобождение от гнёта британских колонизаторов. В резолюции говорилось: «Мы выражаем ^этим героическим борцам за дело освобождения человечества наше горячее сочувствие; такое же слово поддержки и сочувствия мы обращаем к угнетённым других стран, борющимся за свободу и равноправие» 3. Представители «Рыцарей труда» не возражали против основных решений конференции. Они, однако, объявили их недостаточными и выступили против цехового принципа организации. Поскольку «Рыцари труда» отказались при¬ 1 См. Ф. Фонер, История рабочего движения в США, стр. 585—586. 2 J. Commons, Vol. II, стр. 324. 3 См. Ф Фонер, История рабочего движения в США, стр. 588.
Внутренняя политика в 1877—1890 гг. 91 соединиться к новой федерации, тред-юнионисты начали против них открытую борьбу. На III съезде федерации в 1883 г. председателем её был избран Гомперс. За исключением одного года, он оставался на этом посту до своей смерти в 1924 г. Вначале Американская федерация труда развивалась очень слабо. Однако, перехватив руководство массовым движением за 8-часовой рабочий день у «Рыцарей труда», АФТ вступила в период подъёма. Вскоре, однако, из боевой организации, которой она была в первые годы своего существования, АФТ превратилась в консервативную, антисоциалистическую организацию. Под руководством Гомперса она «превратилась в оплот рабочей аристократии и бюрократии, подкармливаемых империалистами за счёт угнетения народов других стран, неквалифицированных и неорганизованных рабочих внутри страны и негритянского народа» К Преследуя узкие тред-юнионистские цели, клика Гомперса по существу превратилась в агентуру американской буржуазии в рабочем классе. Она относилась с глубокой ненавистью к социализму и открыто выступала против идеи классовой борьбы. Она прилагала все усилия к тому, чтобы не допустить образования самостоятельной массовой политической партии пролетариата. В дальнейшем вся эта верхушка федерации по своей идеологии, манерам, быту и привычкам мало отличалась от буржуазии, с которой она так прочно срослась. Взгляды этой группы как нельзя лучше определил один из вождей федерации друг Гомперса — Штрассер в своих показаниях перед сенатской Комиссией по вопросам труда и просвещения. На вопрос о том, каковы конечные цели федерации, Штрассер ответил: «Я прежде всего думаю о той профессии, представителем которой я являюсь; я прежде всего думаїр о рабочих сигарной промышленности, об интересах тех людей, которые наняли меня для того, чтобы я представлял их интересы. Мы не имеем никаких конечных целей. Мы идём вперёд изо дня в день. Мы боремся лишь за осуществление таких задач, которые могут быть реализованы немедленно в течение нескольких лет. Мы говорим в нашем уставе, что мы против теоретиков. Мы все люди практические» 1 2. Иначе говоря, узкоцеховые интересы ставились выше интересов класса, борьба за конечные цели отвергалась. Для достижения своих оппортунистических целей вожди типа Гомперса и Штрассера проповедовали и проводили на практике 1 Уильям 3. Фостер, Очерк политической истории Америки, стр. 461. 2 J. Commons, Vol. II, стр. 309.
92 Ґлава її сотрудничество с предпринимателями и буржуазным государством, которым по существу они и служили. Их узкодеховой практицизм был выражен в формуле: «Справедливая заработная плата за справедливый дневной труд». В 1886 г. федерация была реорганизована и переименована в Американскую федерацию труда (АФТ), опиравшуюся главным образом на рабочую аристократию и игнорировавшую многомиллионные массы необученных и полуобученных рабочих. «Гомперсовцы, — пишет Фостер, — сосредоточивали своё внимание на цеховых союзах, создавая по 15—20 независимых профессиональных союзов в каждой из таких отраслей хозяйства, как железнодорожный транспорт, строительная, металлургическая, полиграфическая и пищевая промышленность, производство готового платья и т. д. И каждый из этих союзов действовал совершенно независимо от других. Штрейкбрехерство, в котором участвовали целые профсоюзы, было возведено АФТ в систему; обычно часть профсоюзов какой- нибудь одной отрасли промышленности продолжала работать, в то время как другая часть бастовала. Буквально сотни забастовок потерпели поражение в результате такого предательства интересов рабочего класса» *. Защищая узкоцеховые интересы рабочей аристократии, гомперсисты отказывались организовать необученных и полуобученных рабочих. Тягчайшим преступлением клики Гом- перса является отказ допустить негров в профсоюзы АФТ. Проводя политику сотрудничества с предпринимателями, руководители АФТ противились попыткам создания массовой политической партии пролетариата. Вступая в соглашение то с одной, то с другой из конкурирующих буржуазных партий, вожди АФТ приковывали рабочих к существующей двухпартийной капиталистической системе. Во время избирательных кампаний они призывали рабочих голосовать за тех кандидатов буржуазных партий, которые в прошлом проводили или обещали в будущем проводить законодательные мероприятия, выгодные АФТ. Внутри АФТ с самого начала возникло левое крыло. Левое крыло проводило интенсивную борьбу за 8-часовой рабочий день. Под его нажимом оппортунистическое руководство АФТ вынуждено было принять официальное решение о необходимости проведения всеобщей забастовки за 8-часовой рабочий день. Левое крыло в АФТ состояло из различных элементов. В его состав входили беспартийные активисты, социалисты и анархо-синдикалисты. Оно не имело ясной революционной программы. 11 Уильям 3. Фостер, Очерк политической истории Америки, стр. 462.
Внутренняя политика в 1877—1890 гг. 93 Отсутствие подлинно революционной программы ослабляло левое крыло. Тем не менее оно проводило большую положительную работу внутри АФТ, борясь за поддержку стачечной борьбы, за признание классовой борьбы, за реорганизацию цеховых профсоюзов в союзы производственные, за проведение политической революционной борьбы против существующего капиталистического строя. В 80-х годах, когда развернулось массовое Борьба Энгельса революционное движение в США, Энгельс массовой^раб^чей Усиливает свою борьбу за создание массовой партии рабочей партии в США. Энгельс бичевал сектантскую политику руководства Социалистической рабочей партии, которое не смогло использовать создавшиеся в стране благоприятные условия для роста социалистического движения, не смогло установить действительную связь с массами и выполнить ту огромную историческую задачу, которая выпала на её долю. Ф. Энгельс объяснил это тем, что немецкие социалисты в США не сумели сделать из марксистской теории рычаг, который привёл бы в движение американские массы, «что они в большинстве случаев сами не понимают этой теории и относятся к ней доктринерски и догматически...» 1. Энгельс неоднократно указывал Социалистической рабочей партии на необходимость работы внутри «Ордена рыцарей труда». Из-за сектантского презрения к массовому движению руководителей Социалистической рабочей партии, указывал Энгельс, «американские массы вынуждены были искать своего собственного пути и нашли его, кажется, прежде всего в «Рыцарях труда», путаные принципы и смехотворная организация которых соответствуют, повидимому, их собственной путанице» 1 2. Энгельс указывал, что «Рыцари труда» являются важным фактором движения и Социалистической рабочей партии не следует относиться к ним «с пренебрежением со стороны, а их нужно революционизировать изнутри»3. Но вместо этой необходимой работы внутри Ордена в целях завоевания масс, вместо кропотливой, каждодневной борьбы за непосредственные интересы масс, разъяснения необходимости создания самостоятельной массовой политической партии пролетариата руководители Социалистической рабочей партии — Розенберг и другие продолжали свою оппортунистическую политику. Сектантский характер деятельности руково¬ 1 /С. Маркс, Ф. Энгельс, Избранные письма, Госполитиздат, 1953, стр. 396. 2 Там же, стр. 396. 3 Там же, стр. 400.
94 Глава 11 дителей партии выявился особенно тогда, когда они отказались от участия в движении за 8-часовой рабочий день, а также от защиты анархо-синдикалистов, участников чикагского процесса, которым угрожала смертная казнь. Беспощадно критикуя оппортунистическую сектантскую тактику руководства Социалистической рабочей партии, борясь против оппортунистов в рядах Социалистической рабочей партии, Энгельс поддерживал здоровое, подлинно марксистское ядро партии, которому он всячески помогал вывести партию на широкую историческую дорогу. В результате борьбы марксистского ядра партии и благодаря помощи Энгельса из Социалистической рабочей партии в 1889 г. была исключена лассальянская фракция во главе с Розенбергом. Энгельс считал, что, чем скорее партия освободится от «шлака», тем лучше. «...Здоровые элементы, — писал Ф. Энгельс Зорге 8 февраля 1890 г., — в конце концов, объединятся, и тем скорее, чем больше отойдет шлака; и этого будет достаточно, чтобы в тот момент, когда сами события двинут американский пролетариат вперед, они взяли на себя руководящую роль в силу своего теоретического и практического превосходства, — и ты тогда убедишься в том, что ваша долголетняя работа не пропала даром» *. Жестокое подавление рабочего движения и преследования его руководителей, казнь вождей чикагских рабочих, цинизм американских судов толкнули рабочих на путь самостоятельного политического действия. В Нью-Йорке ещё в 1882 г. возник Центральный рабочий союз, насчитывавший до 50 тыс. членов 2. Этот союз вёл активную борьбу за 8-часовой рабочий день и встал во главе движения за самостоятельную избирательную кампанию. Для более успешной борьбы с буржуазными партиями была организована Объединённая рабочая партия Нью-Йорка, к которой примкнули профсоюзы и Социалистическая рабочая партия. В качестве кандидата в мэры города во время муниципальных выборов 1886 г. в Нью-Йорке Объединённая рабочая партия выставила Генри Джорджа, друга Паудерли и Гомперса, ставшего известным благодаря своей агитации за единый поземельный налог. Свою теорию о едином налоге Джордж изложил в книге «Progress and Poverty» («Прогресс и бедность»). Корень социальных экономических зол Джордж видел не в частной собственности на средства производства, а в частной собственности на землю, в земельной ренте. Поэтому он предлагал уничтожить земельную ренту и национализировать землю, добиваясь 11 К■ Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XXVIII, стр. 183. ! J. Commons, Vol. II, стр. 441—444.
Внутренняя политика в 1877—1890 гг. 95 этой цели путём прогрессивного налога на землю. Налог этот должен постепенно возрастать, достигнув размера земельной ренты. Все остальные налоги должны быть отменены. Предвыборная платформа Джорджа наряду с требованием единого налога содержала следующие пункты: реформа судебной процедуры, отмена имущественного ценза для присяжных, отмена вмешательства полиции в мирные собрания, проведение в жизнь закона о безопасности и санитарной инспекции зданий, равная оплата за равный труд 'без различия пола, самоуправление для города Нью-Йорка и т. д. Рабочие Нью-Йорка с энтузиазмом бросились в эту избирательную кампанию. Социалисты во время кампании провели огромную работу, не жалея ни времени, ни сил, для того чтобы добиться победы. Все споры между различными группировками, течениями и организациями рабочих были отодвинуты на задний план, даже «Рыцари труда» были втянуты в кампанию. В результате выборов Генри Джордж получил 68 110 голосов, кандидат республиканской партии Теодор Рузвельт — 60 435 голосов,демократ Гюит — 90 552 голоса’.Если принять во внимание тот факт, что буржуазные партии прибегали ко всем мерам, вплоть до фальсификации итогов голосования, то нет сомнения, что рабочие добились крупного успеха. •Маркс и Энгельс подвергли резкой критике учение Генри Джорджа. Маркс писал: «Его основной догмат заключается в том, что все было бы в порядке, если бы земельная рента выплачивалась государству (ты найдешь подобное требование также в «Коммунистическом Манифесте», там, где говорится о переходных мероприятиях). Этот взгляд первоначально принадлежал буржуазным экономистам и был впервые (если не считать подобных требований в конце XVIII столетия) выдвинут сразу после смерти Рикардо его первыми радикальными последователями. В 1847 г. я в своем сочинении, направленном против Прудона, писал об этом следующее: «Мы понимаем, почему такие экономисты, как Милль (отец, а не сын Джон Стюарт, повторивший это, только в несколько измененной форме), Шербюлье, Хильдич и другие, требовали присвоения ренты государством и употребления ее для замены налогов. Это было лишь открытое выражение ненависти промышленного капиталиста к земельному собственнику, являющемуся в его глазах бесполезным и излишним в общем ходе буржуазного производства»» 2. Ф. Энгельс писал А. Бебелю 18 января 1884 г.: «Джордж — настоящий буржуа, и его план — все государственные расходы 11 F. Е. Haynes, стр. 125. г К- Маркс, Ф. Энгельс, Избранные письма, стр. 349,
96 Глава II покрывать земельной рентой — лишь повторяет план рикардов- ской школы и, стало быть, насквозь буржуазен» К Ф. Энгельс рассматривал движение, возглавляемое Генри Джорджем, как неизбежное зло. И действительно, через некоторое время политическое рабочее движение, объединённое вокруг Генри Джорджа, распалось. Силы Объединённой рабочей партии были подорваны фракционной борьбой между сторон¬ никами «единого налога», социалистами и тред-юнионистами. Последние скоро разочаровались в движении. Джордж добился исключения Социалистической рабочей партии из Объединённой рабочей партии, сам же он вскоре перекочевал в ряды демократической партии. Вскрывая всё теоретическое убожество джорджианства, Энгельс вместе с тем учил американских социалистов необходимости использовать всякое частичное движение рабочего класса для поднятия влияния социализма. Советы Энгельса американским социалистам об отношении к движению Генри Джорджа являются конкретными уроками применения марксистской тактики. Энгельс писал американским социалистам, что «первым важнейшим шагом всякой вновь вступающей в движение страны должна быть организация рабочих в самостоятельную политическую партию, все равно, каким бы путем это ни было достигнуто, лишь бы она была действительно рабочей партией» 1 2. Советы Маркса и Энгельса американским социалистам представляют, как указывал Ленин, образец тактики, которую в данной исторически сложившейся обстановке следовало применить, чтобы создать действительно (Массовую партию пролетариата. В 1887 г. снова началась борьба вокруг вопроса о. таможенных пошлинах. При этом как республиканская, так и демократическая партии, (борясь за интересы определённых слоёв буржуазии, демагогически представляли её как борьбу за интересы народных масс. В новогоднем послании конгрессу от 6 декабря 1887 г. Кливленд характеризовал существующие законы о таможенных пошлинах как «порочные, непригодные и непоследовательные» .и заявил, что они должны быть пересмотрены. Обращаясь к массам, он утверждал, что высокие пошлины удорожают Борьба вокруг таможенных тарифов. Избирательная кампания 1888 г. и избрание Гаррисона 1 К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XXVII, стр. 344. 2 Энгельс — Ф. А. Зорге, 29 ноября 1886 г. (К. Маркс, Ф. Энгельс, Избранные письма, стр. 397). См. также письмо Энгельса Ф. Келли-Вишневецкой от 28 декабря 1886 г. Там же, стр. 399—401.
Внутренняя политика в 1877—1890 гг. 97 ЖИЗНЬ и «являются бременем для людей со средними средствами и для бедняков» К Большинство промышленников стояло за высокие протекционистские тарифы, те же капиталисты, чьи предприятия зависели от импорта, настаивали на снижении тарифов. ‘ Банкиры, финансисты и купцы поддерживали предлагаемое Кливлендом умеренное изменение пошлин на импортные товары. Не было единства также и среди фермеров. Одним было выгодно снижение цен на ютовую продукцию и понижение таможенною тарифа, другие же, например овцеводы, боялись конкуренции импортируемой шерсти и стояли за протекционистские тарифы. Поскольку в 1888 г. должны были происходить выборы, республиканцы старались использовать борьбу вокруг тарифов в своих политических целях. Блэйн, бывший в то время в Европе, в присланной оттуда телеграмме, называл послание Кливленда «манифестом свободной торговли» и обвинял его в поощрении английских промышленников за счёт промышленников США. Применяя обычную для республиканской партии демагогию, он утверждал, что политика Кливленда приведёт к тому, что американские рабочие не смогут конкурировать с дешёвым трудом европейских рабочих и что фермеры также понесут большие убытки. Эти доводы Блэйна легли в основу программы республиканской партии в избирательной кампании 1888 г. Апеллируя к рабочим, республиканцы демагогически называли себя «верными друзьями бедняков». Законопроект Миллса о пересмотре тарифов, внесённый на обсуждение палаты, предусматривал значительное понижение тарифа. Однако он был составлен в интересах тех районов, где большинство составляли демократы, что приводило к ущемлению интересов промышленных предприятий, находящихся в республиканских штатах. Пошлины на железную руду, которая всё в больших размерах добывалась в Джорджии, Алабаме и Теннесси, были сохранены в прежних размерах, в то время как пошлины на готовые изделия из железа и стали были сильно снижены. Интересы угольных магнатов также не были задеты. Таким образом, демократы стремились перераспределить доходы от таможенных пошлин в интересах тех монополий, которые поддерживали демократическую партию. Республиканцы поэтому были заинтересованы в провале законопроекта. В палате депутатов, где демократы имели лишь незначительное большинство в 12 голосов, республиканцы 11 М. Josephson, The Politicos, 1865—1896, стр. 398; Н. S. Comtnager, Documents of American History, Vol. II, New York 1945 (в дальнейшем Я. S. Commager), стр. 126—129.
98 Глава. II сознательно затянули обсуждение законопроекта на семь с лишним месяцев. В сенате, где большинство принадлежало республиканцам, вопрос этот также оттягивался и был поставлен лишь после президентских выборов 1888 г., когда законопроект путём поправок был настолько изменён, что стал неприемлемым для демократов. Таким образом, борьба по вопросу о таможенных тарифах продолжалась и во время избирательной кампании. Партии организовывали как общества защиты протекционистских пошлин, так и общества борьбы за реформу тарифа. Выпускались брошюры в пользу и против покровительственных тарифов. Агитаторы обеих партий разъезжали по всей стране, «разъясняя» фермерам и работам избирательные программы партий, и стремились отвлечь внимание масс от действительно важных вопросов, стоящих перед ними. Демократы вновь выставили кандидатуру Кливленда, считая его лучшим представителем крупных корпораций. Кливленд заслуживал доверие капиталистов тем, что жестоко подавлял стачечное движение: при нём федеральные войска расправлялись со стачками и демонстрациями во время движения за 8-часовой рабочий день в 1886 г., при нём были казнены руководители стачки в Чикаго. В программе демократической партии были изложены планы Кливленда по таможенному вопросу. В ней говорилось о том, что партии должен быть дан контроль над конгрессом, с тем чтобы провести законопроект Миллса. В целях обмана трудящихся и завоевания их голосов на выборах в программу были включены заявления, что «все чрезмерные обложения являются несправедливыми», что монополии «грабят наших граждан, лишая их выгод, которые даёт конкуренция» К Республиканцы выставили кандидатуру сенатора Гаррисона от Индианы. В своей программе республиканская партия обращалась ко всем классам. Капиталистам тяжёлой промышленности она обещала сохранить высокие покровительственные тарифы и осуждала законопроект Миллса, утверждая, что если бюджет будет превышать потребности, то это явится благоприятным фактором для отмены внутренних налогов. Ублажив таким образом промышленников, республиканцы обращались к массам. Демагогически заверяя в своей оппозиции ко всем объединениям капиталистов, организующим тресты, они обещали провести законы против злоупотреблений корпораций и других монополий. Промышленные магнаты хорошо знали цену таким обещаниям, и эти программные заявления нисколько не влияли на отношение капиталистов к республиканцам. 1 At. Josephson, The Politicos, 1865—1896, стр, 42Q.
Внутренняя политика в 1877—1890 гг. 99 Несмотря на то что вопрос о таможенных пошлинах был основным вопросом в кампании 1888 г., не он решил исход выборов. Поражение демократической партии объясняется главным образом тем, что широкие массы рабочих и фермеров были крайне недовольны политикой Кливленда. В результате выборов Гаррисон получил 233 голоса выборщиков, Кливленд — 168 голосов, хотя число первичных избирателей, высказавшихся за Кливленда, было несколько больше: он получил 5 540 050 голосов, а Гаррисон — 5 444 337 голосов. Республиканцев не без основания обвиняли в покупке голосов нью-йоркских избирателей. И хотя подкуп во время президентских выборов был не новостью, никогда до этого коррупция не достигала такого откровенного и циничного характера. Переход власти к республиканцам во главе с ПГао^с^ТнТВ° президентом Гаррисоном не принёс никаких Тариф Мак-Кинли изменений, так как означал лишь усиление той группы капиталистов, которая стояла за протекционистские тарифы. По словам Юджина Дебса, вождя рабочего движения, новый президент—Гаррисон в прошлом «особенно отличался тем, что служил железнодорожным компаниям и как юрист и как солдат. Он являлся обвинителем в суде над стачечниками (в 1877 г.) ...и организовал и командовал подразделением солдат во время забастовки...» К Эта характеристика Гаррисона справедливо рисует его верным и преданным защитником интересов крупных капиталистов. Его кабинет, в который входили Джемс Блэйн в качестве государственного секретаря и миллионер Уонемекер в качестве главного почтмейстера, являлся настоящим кабинетом дельцов. Никогда прежде связь между правительством и капиталистами не сказывалась так определённо и не признавалась так открыто. Не только кабинет, но и обе палаты представляли интересы крупных корпораций. Современники метко называли сенат клубом миллионеров. Как правило, сенаторы представляли уже не интересы штата, а интересы ведущих монополистических организаций независимо от территории, на которой они находились. Различные комитеты сената состояли из представителей тех или иных монополий, и в них в большом числе входили адвокаты ведущих корпораций. Представители нижней палаты обычно находились в тесном контакте с сенаторами и адвокатами корпораций, интересы которых они защищали. В палату представителей, избранную 11 Debs: His Life, Writings and Speeches, Chicago 1908, стр. 105.
Глава II і 00 при Гаррисоне, входило 159 демократов и 166 республиканцев. При таком незначительном большинстве трудно было провести тот или иной закон, поскольку демократы были заинтересованы подорвать влияние республиканской партии, находящейся у власти, и лишь диктаторские методы председателя палаты Томаса Рида от штата Мэн спасали положение. По установившимся традициям оппозиционное меньшинство, желая сорвать или затормозить принятие того или иного законопроекта, при перекличке членов конгресса не отзывалось и таким образом числилось отсутствующим и срывало кворум. Рид игнорировал все правила, на основании которых в течение долгого времени охранялись права меньшинства. По его распоряжению председатель получал право считать присутствовавшими тех членов, которые прибегали к молчанию, как к средству борьбы против действий большинства. Это нововведение облегчало проведение законов в интересах крупных корпораций. Одним из первых мероприятий правительства Гаррисона было принятие закона о пенсиях для ветеранов войны (июнь 1890 г.). Согласно новому закону солдаты, прослужившие 90 дней во время Гражданской войны, могли получить пенсию в размере от 6 до 12 долл, в месяц, в соответствии со степенью их трудоспособности; вдовы солдат в том случае, если они должны были зарабатывать на жизнь своим трудом, также получали пособие. Впервые пенсии выдавались независимо от того, является ли нетрудоспособность результатом военной службы или нет. После принятия этого закона описок пенсионеров увеличился более чем в 2 раза, а общая сумма выдаваемых пособий возросла с 89 млн. долл, в 1889 г. до 159 млн. долл, к 1893 г.1 Принятие этого закона явилось своего рода компенсацией за голоса ветеранов и их семей. Ветераны были объединены в организацию, известную под названием «Великая армия республики». Политиканы, стоящие во главе этой организации, использовали её во время избирательных кампаний как политическую силу, в большинстве случаев поддерживающую консервативных и реакционных кандидатов. Крупные суммы были также истрачены на флот. Среди промышленников и банкиров всё усиливались экспансионистские настроения, жажДа завоевания колоний, которые предоставили бы им возможность эксплуатировать другие народы. Эти настроения нашли своё отражение в требовании строительства сильного флота и различных морских сооружений. Правительство Гаррисона, состоявшее из крупных капиталистов, уделяло 11 А. Е. Martin, стр. 234—235.
Внутренняя политика в 1877—1890 гг. 101 много внимания этому вопросу. Расходы на военный флот увеличились с 17 млн. долл, в 1888 г. до 30 млн. долл, в 1893 г., а число военных судов последней конструкции возросло с 3 в 1889 г. до 22 в 1893 г. 1 США, стоявшие на двенадцатом месте среди морских держав, заняли пятое. Таким образом, республиканцы открыто поддерживали те мероприятия, которые в конечном счёте сулили новые прибыли монополистам. Впервые в истории страны ассигнования, утверждённые на одном конгрессе, превысили миллиард долларов; демократы, желая нажить себе на этом политический капитал, обвиняли республиканцев в расточительности и назвали 51-й конгресс «конгрессом миллиарда долларов». Важным законом, принятым во время президентства Гаррисона, был так называемый тариф Мак-Кинли, утверждённый в 1890 г. О тарифе Мак-Кинли совершенно справедливо говорили, что он является «апогеем протекционизма» 2. Условия закона были выработаны сенаторами от Огайо Мак-Кинли и Олдричем. Самые существенные статьи закона были продиктованы такими организациями, как национальные ассоциации шерстяных промышленников, жести, железа и стали, а также владельцами сахарных плантаций. Основной задачей этого закона была не только охрана интересов уже существующих отраслей промышленности, но и тех, которые находились в стадии организации или появлению которых могли способствовать высокие протекционистские тарифы. Закон повышал средний уровень тарифов приблизительно на 50% и устанавливал особенно высокие пошлины на лучшие сорта шерсти, хлопка, льняного полотна и сукна, а также на железо, сталь, стекло и жесть. Для того чтобы не допустить образования излишков в казначействе, были отменены пошлины на сахар, что снижало доходы казначейства более чем на 50 млн. долл. Одновременно с этим была установлена премия в 2 цента на фунт сахара внутреннего производства, что стоило государству 10 млн. долл, ежегодно. Для поощрения, растущего американского экспорта по настоянию государственного секретаря Блэйна президенту было дано право увеличивать пошлины -на ряд товаров (сахар, кофе, кожи и др.), в том случае, если бы американские продукты были обложены более высокими пошлинами в других странах. 1 Л. М. Schlesinger, стр. 284; D. R. Dewey, National Problems 1885—1897, New York 1907 (в дальнейшем D. R. Dewey), стр. 185—186. 2 Мак-Кинли получил прозвище «ангела-хранителя» монополистов. В протекционистских тарифах нуждались его дед и отец — владельцы предприятий железоделательной промышленности. В районе, который он представлял, также было много промышленников, которым выгодны были высокие тарифы.
102 Глава II Новый тариф, который привёл к повышению цен, был очень выгоден крупным монополиям. Не удивительно поэтому, что один из монополистов того времени — Хевмейер заявил, что «тариф является матерью трестов». Дискуссия, развернувшаяся в палате и в се- Борьба нате по тарифному закону, указывала на на- D0 “Г™оиу личие противоречий как в рядах правящей Закон Шермана партии, так и среди демократов. В середине 70-х годов и особенно после проведения закона о возобновлении платежей в звонкой монете 1879 г. (Resumption Act) сторонники инфляции перенесли своё внимание с гринбеков на серебряные деньги. Агитация за хождение серебряных денег наравне с золотыми распространялась главным 'образом среди должников, в частности в западных штатах. Обе буржуазные партии стремились возглавить движение, с тем чтобы помешать истинным друзьям трудящихся фермеров руководить им и чтобы сорвать его. В 1861 г. в стране добывалось золота на 43 млн. долл., а серебра — всего на 2 млн. долл. В результате этого серебряные деньги, как 'более дорогие, вышли из употребления. Во время и после Гражданской войны на Западе были открыты новые запасы серебра, и к 1873 г. в США добывалось серебра на 36 млн. долл. Это привело к понижению его стоимости. Теперь стало более выгодным продавать серебро правительству для чеканки монет, чем продавать его ради спекулятивных целей. Однако, когда владельцы серебряных рудников обратились к правительству, они обнаружили, что этот рынок сбыта уже для них не существует, так как по решению международной монетной конференции 1867 г. многие европейские государства строго ограничили хождение серебряной монеты или вовсе вывели её из употребления. В США законом 1873 г. серебряный доллар был изъят из списка чеканящихся в стране монет. Все стоявшие за увеличение количества звонкой монеты, за более дешёвые деньги и за чеканку серебра называли этот закон «преступлением 1873 г.», утверждая, что он привёл к большему спросу на золото, а следовательно, к повышению стоимости золотого доллара. С удорожанием же доллара долги, накопившиеся за период, когда деньги были дешёвые, возрастали, принося прибыли кредиторам за счёт разорения должников. Они утверждали, что демонетизация серебра является заговором против должников, направленным на обогащение кредиторов. Эти рассуждения являлись повторением доводов о дешёвых деньгах, приводимых гринбеке- рами. Закон 1873 г. описывался как «преступление, которое привело к тысячам самоубийств, которое вызвало слёзы
Внутренняя политика в 1877—1890 гг. 103 сильных мужчин и принесло голод и нужду вдовам и сиротам» К С середины 70-х годов инфляционисты, стоявшие за более дешёвые деньги, стали требовать неограниченной чеканки серебра. В 1878 г. был принят закон Бланда — Алисона, предусматривающий покупку правительством ежемесячно серебра не менее чем на 2 млн. и не более чем на 4 млн. долл, для чеканки серебряных долларов в установленной пропорции к золоту. Но секретари казначейства использовали свою власть в интересах Уолл-стрита против должников и рабочих, и покупали только минимальное количество серебра для чеканки, а это приводило к тому, что фактически сохранялся золотой стандарт. К концу 80-х годов агитация за дешёвые деньги возобновилась с ещё большей силой. В западных штатах трудящиеся, фермеры, горняки и поселенцы открыто выступали против монополистов. Владельцы же рудников западных штатов использовали возмущение должников в своих интересах. Добыча серебра в США увеличивалась и к 1890 г. достигла 57 млн. долл., что содействовало его дальнейшему обесцениванию 1 2. На конференциях, происходивших во многих городах Запада в начале 1890 г., принимались резолюции, требующие неограниченной чеканки серебра. В сенате блок западных политиканов, усилившийся благодаря принятию шести новых западных штатов, задерживал утверждение закона о тарифах Мак-Кинли, добиваясь компенсации по валютному вопросу. Различие экономических интересов отдельных групп правящего класса более или менее отчётливо проявлялось в сенате. Сенаторы от восточных штатов, представлявшие крупные монополии, отстаивали протекционистские тарифы и золотые деньги, но вынуждены были пойти на компромисс, для того чтобы не потерять влияния в западных штатах. Многие сенаторы от западных штатов под влиянием своих избирателей и владельцев серебряных рудников Запада были сторонниками инфляции посредством чеканки серебряной монеты. Во время обсуждения тарифного закона они отказывались голосовать за него до тех пор, пока республиканцы восточных штатов не обещают сделать чего-нибудь в пользу серебра и даже угрожали объединиться с демократами. В результате этой борьбы в июле 1890 г. был принят компромиссный закон Шермана о покупке серебра, который не удовлетворял ни одну из сторон. 1 S. Е. Morison and Н. S. Cotnmager, Vol. И, стр. 246, 2 Там же.
104 Глава II Согласно новому закону секретарь казначейства должен был покупать ежемесячно 450 тыс. унций серебра в слитках, выпуская для его оплаты казначейские билеты, которые являлись законной платёжной единицей и могли быть выкуплены золотом или серебром по усмотрению секретаря казначейства. В законе говорилось далее, что «установленной политикой ОША является сохранение паритета между обоими металлами на основании существующей пропорции или той, которая должна быть определена законом» К Закон Шермана был составлен крайне туманно и предоставлял исполнительной власти решение вопроса о том, должны ли государственные деньги основываться на золоте или серебре. Закон не устанавливал неограниченной чеканки серебряной монеты, что являлось основным требованием обременённого долгами Запада и против чего вели борьбу кредиторы восточных штатов. Предложение Шермана о покупке определённого количества серебра в унциях гарантировало чеканку лишь ограниченного количества серебряных монет. Кроме того, секретарь казначейства имел возможность истолковать закон как фактическое обещание того, что билеты всегда будут обмениваться на золото или на его эквивалент. Такое толкование фактически означало сохранение золотого стандарта и вызвало резкое недовольство сторонников инфляции. По словам одного из таких инфляционистов, закон был составлен так, что казался серебром Западу и золотом Востоку. Закон Шермана являлся типичным для республиканцев мероприятием, направленным на то, чтобы спасти партию от раскола перед избирательной кампанией и сохранить выгодный для монополистов тариф. Выступая в конгрессе по поводу этою закона, один из республиканских политиканов заявил: «Джентльмены, это всё чистая политика. Мы республиканцы хотим снова прийти к власти и не хотим, чтобы вы (в сторону демократов) снова получили большинство, так как мы считаем, извините нас, себя лучшими парнями, чем вы. Вот содержание этого закона о чеканке серебра; он является чистой политикой (смех со стороны республиканцев)»1 2. Подобно закону о серебре закон Шермана законРШе°шшаЙ пРотив трестов, принятый в 1890 г., имел закон р чисто политическую цель — смягчение агитации против монополий. Усиление трестов, их незаконная деятельность и всё возрастающая эксплуатация фермеров и рабочих привели к возникновению движения против монополий. В это движение были вовлечены фермеры средних и 1 А. Е. Martin, стр. 242; Н. S. Commager, Vol. II, етр. 137—138. 2 Ch. R. Lingley, стр. 319.
Внутренняя политика в 1877—1890 гг. 105 западных штатов, рабочие городов. Движение поддерживали и компании, ещё не поглощённые трестами. В 80-х годах усилились выступления против монополий. Агитация «Ордена рыцарей труда», а позднее гринбекеров против трестов помогла направить общественное мнение против новой опасности, угрожавшей трудящимся массам. Движение против трестов вынудило судебные инстанции принимать демагогические решения в целях успокоения масс. Таким, в частности, было решение Верховного суда Мичигана по делу о спичечном тресте. «Конечно, — говорилось в этом постановлении, —сомнительно, чтобы свободное правительство могло долго существовать в стране, где допускается такое непомерное накопление богатства в сейфах корпораций, которые могут использовать его по своему усмотрению для захвата в свои руки богатства и торговли всей страны ради личных интересов и ради возвеличения отдельных людей в ущерб интересам общества и народа» 1. Повсюду распространялась литература, разоблачавшая роль монополий. По своему духу она была реформистской. В 1880 г. была опубликована книга Генри Джорджа «Progress and Poverty», в следующем году в журнале «Atlantic Monthly» была напечатана статья Генри Джорджа под названием «История одной крупной монополии», разоблачавшая деятельность компании «Стандард ойл». Книга Генри Адамса «Democracy», вышедшая в 1880 г., разоблачала коррупцию в Вашингтоне. Генри Френсис Кеннан в 1885 г. опубликовал свою книгу «Денежные воротилы», в которой он нарисовал картину террора, направленного против профсоюзов. Возникли различные политические организации антимонополистического характера. Во время избирательной кампании 1884 г. образовалась партия «антимонополистов», которая, однако, не имела особого успеха. Растущее в народе возмущение заставило республиканскую и демократическую партии поместить в своих программах пункты, посвящённые вопросу о трестах. К 1890 г. 8 штатов приняли законы против трестов, а к концу 90-х годов 27 штатами и территориями были приняты законы против монополий, а 15 штатов внесли соответствующие статьи в свои конституции. Под давлением общественного мнения республиканцы вынуждены были внести в конгресс ряд законопроектов против монополий. В декабре 1889 г. был внесён законопроект Шермана, который на основании статьи конституции о межштатной торговле, предусматривал запрещение деятельности трестов, направленной на сокращение торговли. После прохождения 11 Л. Е. Martin, стр. 251.
106 Глава II этого законопроекта по комиссиям и трёхмесячного обсуждения в конгрессе его язык и формулировка статей стали совершенно туманными. 2 июля 1890 г. законопроект был утверждён. Основные статьи его сводились к следующему: 1. Всякий договор и всякое объединение в форме треста или в иной форме, а также тайное соглашение, направленное на ограничение торговли между штатами или с иностранными государствами, впредь будет считаться незаконным. 2. Всякое лицо, монополизировавшее или пытающееся монополизировать... какую-нибудь отрасль торговых операций между несколькими штатами или с иностранными государствами, будет считаться правонарушителем. Закон Шермана не только не наносил ущерба крупным корпорациям, а, наоборот, служил прикрытием их деятельности. Во время происходившей в сенате дискуссии по этому вопросу один из сенаторов заявил: «Поведение сената... было не похоже на честную подготовку закона о запрещении и наказании трестов. Оно было направлено к тому, чтобы получить закон под таким .названием, с которым мы могли бы преподнести его стране» К Закон Шермана являлся лишь предвыборным мероприятием, рассчитанным на то, чтобы уверить массы, что партия собирается противодействовать трестам. Время показало безвредность закона Шермана для монополистов. Во всех делах, поднимаемых против трестов, суды и главным образом Верховный суд США, являвшиеся послушным орудием в руках реакции, всегда толковали закон Шермана в пользу монополий. При таких условиях республиканское правительство, в действительности защищавшее интересы крупных трестов, могло спокойно издавать законы и возбуждать дела против трестов, поднимая этим свой престиж среди масс, будучи уверенным, что суды не дадут тресты в обиду. Характерным примером поведения судов является дело крупнейшего сахарного треста в 1895 г., во время которого выявилась вся бесполезность закона Шермана. Сахарный трест скупил почти все заводы, получив таким путём контроль над 98% всей сахарнорафинадной промышленностью страны. Верховный суд, рассмотрев дело сахарного треста, заявил, что один акт покупки сахарно-рафинадных предприятий ещё не является ограничением торговли. Более того, согласно толкованию суда, промышленное производство не является частью междуштатной торговли, а поэтому попытка монополизировать промышленность не обязательно является попыткой монополизировать торговлю. 11 М. Josephson, The Politicos, 1865—1896, стр. 460.
Внутренняя политика в 1877—1890 гг. 107 Закон оказался бесполезным ещё и потому, что тресты начали перестраиваться. Некоторые образовывали акционерные компании, которые обеспечивали себе контроль над корпорациями в своей отрасли промышленности путём покупки необходимого количества акций, другие заключали контракты, объединяясь с дирекцией предприятия и т. д. Например, трест «Стандард ойл» изменил свою организацию, выделив компанию «Стандард ойл оф Нью-Джерси» в качестве акционерной корпорации. Акции членов объединения были обменены на акции организации Нью-Джерси, причём контроль остался в тех же руках. Закон Шермана не тормозил развитие трестов. Характерно, что в период 1860—1890 гг. было организовано 24 промышленных объединения с общим номинальным капиталом в 436 млн. долл., а в последующее десятилетие образовалось уже 157 таких объединений с общим капиталом в 3150 млн. долл.1 Доходы реорганизованных трестов непомерно возрастали. Так, например, если «Стандард ойл» с 1882 по 1891 г. ежегодно получал не менее 8 млн. долл, прибыли, то после его реорганизации на основании закона Шермана его прибыли значительно возросли. Так, с 1892 по 1896 г. прибыли «Стандард ойл» возросли с 19 млн. до 34 млн. долл, в год, а к началу XX в. они поднялись до 57 млн. долл.2 Важно также отметить, что самые крупные промышленные и финансовые корпорации возникли после принятия закона Шермана. Корпорации были организованы в телеграфной и телефонной связи. В железнодорожном транспорте происходило слияние различных конкурирующих дорог. К концу XIX в. больше половины железных дорог уже было в руках шести финансовых фирм. В 1889 г. была организована «Объединённая медная компания» («Amalgamated Copper С°»), контролировавшая 60% всего производства меди в стране, а через несколько лет она была переименована в «Корпорацию США» («U. S. Corporation»). В области банков и финансов к началу XX в. доминирующее положение заняли группы Рокфеллера и Моргана. Таким образом, закон Шермана нисколько не помешал усилению трестов. Зато он был весьма широко использован против рабочего движения. В законе содержался пункт, гласивший, что каждое лицо и каждая организация, наносящие ущерб имуществу другого лица или организации, привлекаются к судебной ответственности. Этот пункт буржуазный суд США широко использовал против рабочих организаций. 1 См. В. Лан, Классы и партии в США, стр. 115. 2 Там же, стр. 115.
108 Глава II В период с 1890 г. по март 1897 г. Верховный суд вынес 12 решений против рабочих союзов на основании закона Шермана. Перед избирательной кампанией 1890 г. рес- заі^онодательств^ пУбликанская партия снова выдвинула во- Джимкроуизм прос об избирательных правах негров. И снова этот вопрос был поставлен не потому, что негры на Юге фактически были лишены всех политических прав, а для того, чтобы усилить позиции партии. На Юге, как уже было указано, белое население после ликвидации диктатуры северян в основном отдавало свои голоса демократической партии. Господствующие круги южных штатов, в том числе бывшие плантаторы, считали, что благодаря деятельности этой партии они добились восстановления своих прав и принятия мер, лишавших «освобождённых» негров политических прав. Так возник «надёжный Юг», т. е. Юг, голосующий за демократическую партию. Что касается негров, то запугиванием или силой им .не давали голосовать/ а в тех случаях, когда им всё же удавалось подать свои голоса, при подсчёте политиканы их не считали. Было выяснено, что вследствие таких жульнических приёмов республиканцы в 1884 г. потеряли 24 места в палате и 32 места в коллегии выборщиков. Кроме того, в течение 12 лет республиканцам не удавалось захватить в свои руки контролирующее положение одновременно и на президентском посту и в конгрессе. Политиканы из республиканской партии начинали разрабатывать планы привлечения на свою сторону всех негров, для того чтобы сломить силу «оппозиционной» партии на Юге. Негритянское население на Юге увеличилось с 4 млн. в 1860 г. до 6 млн. в 1880 г. и до 8 млн. в конце XIX в. Преданные своими северными союзниками, негры переживали тяжёлые времена, ведя постоянную борьбу с голодом и нищетой. Согласно переписи, в 1890 г. свыше 3 млн. негров, т. е. почти 0,6 всего негритянского населения старше десятилетнего возраста, являлись наёмными рабочими К Основным занятием негров было земледелие, и большинство их жило на Юге. Из всех занятых в сельском хозяйстве негров 64% являлись рабочими на фермах, производящих хлопок, сахар, рис, кукурузу ;и табак. По существу их труд ни в чём не изменился, изменилась лишь форма эксплуатации. Теперь оплата труда происходила или деньгами или частью урожая. Как уже указывалось выше, при издольщине работник получал обычно от одной четверти до одной пятой урожая. Негры, не занятые в сель- 11 L. G. Greene and С. G. Woodson, The Negro Wage Earner, Washington 1930, стр. 36—37.
Внутренняя политика в 1877—1890 гг. 109 оком хозяйстве, работали в качестве домашней прислуги или -выполняли другие работы, связанные с личным обслуживанием. Лишь незначительная часть их превращалась в квалифицированных рабочих. Так называемые «принудительные законы» 1870—1871 гг., по которым должны были жестоко караться лица, препятствовавшие гражданам осуществлять свои -конституционные права и прежде всего право голоса, фактически были отменены благодаря решениям Верховного суда. Закон о гражданских правах 1875 г., который обеспечивал неграм равные с белыми права в отелях, театрах и в других публичных местах, фактически нарушался и в 1883 г. был объявлен не соответствующим конституции. Негритянские дети должны были посещать особые школы, но большей частью даже в районах, где негры составляли большинство населения, школ вовсе не существовало. Смешанные браки были запрещены. В 1881 г. в Теннесси был принят закон Джима Кроу, по которому негры должны были ездить в отдельных вагонах или купэ. В других штатах Юга также принимались подобные законы, ставящие негров в самое унизительное положение. В общественных местах, в отелях, в театрах и пр. негры занимали самые худшие места, а то и вовсе туда не допускались. В период между 1883 и 1903 гг. произошло свыше 1985 судов Линча1. Только за один 1892 г. линчеванию подверглось 235 негров 2. Законы против «бродяг», принятые южными штатами, давали белой полиции почти неограниченную власть над неграми. Полиция могла арестовать каждого безработного или переходящего с одного места на другое негра и отдать его в руки плантатора, владельца рудника или вербовщика железнодорожной компании, которые обрекали его на принудительный труд. Произвол и жестокость полиции в отношении негров не только не преследовались, но всячески поощрялись. Законы о бродяжничестве применялись крайне широко, и им давалось всегда угодное хозяевам толкование. По этим законам негры-должники или те, на которых был наложен штраф, могли быть арестованы и отданы по контракту любому лицу для отработки своего долга или штрафа. В южных штатах процветала система приковывания к одной цепи узников, которые должны были вместе выполнять работы по прокладке дорог или другие тяжёлые работы, проводившиеся в том или ином штате. 1 «The Negro in Chicago. A Study of Race Relations and a Race Riot», Chicago 1922, стр. 582. 2 В. Brawley, A Short History of the American Negro, New York 1927, стр. 151.
110 Глава 11 Республиканская партия, предавшая негров, теперь стремилась мобилизовать их голоса. Такие демагоги, как Блэйн, Лодж, Шерман и другие, выступали за восстановление избирательных прав негров. 19 июня 1890 г. в палату был внесён законопроект о контроле центрального правительства над выборами в конгресс, который демократы окрестили «законом насилия» (The Force Bill). Открыто выступая против этого законопроекта, они выставляли обычные для белых шовинистов аргументы и заявляли, что они сделают всё, чтобы не подчинить южные штаты контролю центрального правительства, а в том случае, если такой контроль в какой-либо форме будет установлен, найдут способы лишить негров избирательных прав и сохранить господство белых. Некоторые южане даже угрожали, что в случае принятия закона на Юге будет организовано движение за бойкот товаров Севера. Хотя законопроект и был утверждён 2 июля 1890 г. палатой, он погиб медленной смертью в сенате. Шовинизм белых и человеконенавистнические «теории» расового превосходства были не менее распространены на Севере, чем на Юге. Интересы капиталистов Севера и правящих классов Юга всё более сближались. В борьбе же против трудящихся масс и против национально-освободительного движения негритянского народа они действовали единым фронтом. Такое единство правящих кругов и слабость рабочего движения сделали возможным принятие в 90-х годах южными штатами законов, легализовавших политическое угнетение негров. Первенство в этом отношении принадлежит штату Миссисипи, принявшему в 1890 г. новую конституцию, по которой право голоса имели лишь лица, уплатившие за два года, предшествовавшие выборам, все налоги. Это условие лишало права голоса большое число негров. Кроме того, была ещё статья, отстранявшая негритянские массы от участия в голосовании. Эта статья заключалась в требовании, чтобы каждый голосующий или сам мог прочесть любой параграф конституции штата или разъяснить его содержание в том случае, если его ему прочтут. Поскольку же руководство над проведением кампании находилось целиком в руках белых политиканов, понятно, каковы были последствия такого ограничения. Через пять лет было принято подобное же дополнение к конституции в Южной Каролине. В 1898 г. в Луизиане было изобретено новое препятствие, которое не допускало негров к избирательным урнам. Оно заключалось в знаменитой статье «о дедушке» (Grandfather clause), согласно которой голосовать могли все пользовавшиеся избирательным правом до января 1867 г., а также потомки этих граждан, независимо от их образования
Внутренняя политика в 1877—1890 гг. 111 и имущественного положения *. Введение этой статьи означало, что все белые могли пользоваться правом голоса, так как их предки пользовались этим правом до 1867 г. С другой стороны, оно лишало этого права негров, предки которых не пользовались до января 1867 г. избирательным правом. После введения этих ограничений число зарегистрированных «егров- избирателей в Луизиане сократилось с 130 344 в 1897 г. до 5320 в 1900 г.1 2 Ограничительные дополнения были внесены в конституции других штатов: в 1900 г. — в Северной Каролине, в 1901 г. — в Алабаме и Мэриленде, в следующем году — в Виргинии. Таким образом, к концу XIX в. объединёнными усилиями капиталистов Севера и Юга было узаконено бесправие негров. Реакционные силы капитализма находили всё новые формы порабощения миллионов негритянского населения, представлявшего для них резервуар дешёвой рабочей силы, которую они могли беспощадно эксплуатировать, наживая на этом громадные богатства. В своей борьбе против растущего рабочего и национально- освободительного движения негров правящие круги не только унаследовали из арсенала рабовладельцев их идеологическое оружие, но продолжали развивать теории «превосходства белой расы». Северные капиталисты, эксплуатировавшие богатства Юга, всё больше урезывали завоёванные в результате войны буржуазно-демократические права и восстанавливали власть бывших плантаторов для совместной борьбы против национально-освободительного движения негров и развивающегося движения рабочих и трудящихся фермеров. 1 Поправка эта была признана решением Верховного суда 1915 г. противоречащей конституции США. 2 Уильям 3. Фостер, Негритянский народ в истории Америки, стр. 512.
ГЛАВА III ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА США В 90-х ГОДАХ XIX в. РАБОЧЕЕ И ФЕРМЕРСКОЕ ДВИЖЕНИЕ Положение Заселение Запада, как мы видели, шло чрез- фермеров вычайно быстрыми темпами, и он начинал играть -важную роль в экономической и поли- тической жизни страны. Население десяти штатов, расположенных к западу от Техаса, Канзаса и Небраски, в 1890 г. достигло 3 163 125 человек, а . население трёх территорий — Юты, Нью Мексико и Аризоны — 427 125 человек1. В 1889— 1890 гг. Северная и Южная Дакота, Монтана, Айдахо и Вайоминг в связи с ростом населения были превращены из территорий в штаты и приняты в Союз. Трудящиеся фермеры постоянно чувствовали давление растущих монополий, и в них усиливалась ненависть к монополистическим организациям, приобретшим контроль чнад центральным правительством. Они ненавидели тресты и другого рода корпорации, жестоко эксплуатировавшие рабочих и трудящихся фермеров. При утверждении закона о серебре, антитрестовского закона Шермана, а также тарифа Мак-Кинли представители аграрных штатов в конгрессе и в сенате заставили представителей промышленных штатов пойти на некоторые уступки. Однако все эти уступки являлись просто политическим манёвром и не принесли никаких существенных результатов. В статье, напечатанной 28 апреля 1887 г. в «Progressive Farmer», следующим образом было описано положение сельского хозяйства: «В нашей промышленной системе есть нечто крайне порочное. Что-то развинтилось. Колёса не вертятся. Никогда железные дороги так не процветали, и всё же сельское хозяйство заброшено. Никогда банки не производили более выгодных операций, и всё же сельское хозяйство терпит нужду. Промышленные предприятия никогда не приносили больших доходов и не были в более цветущем положении, и всё же сельское хозяйство находится в состоянии упадка. Города процветают, раз- 1 А. Е. Martin, стр. 284.
Внутренняя политика в 90-х гг. Х!Х в. 113 раетаются и благоденствуют, а сельское хозяйство прозябает. Никогда жалованье и другие вознаграждения не были так соблазнительно высоки, а сельское хозяйство никогда не было таким покинутым»*. Это описание отражает действительное положение трудящихся фермеров. Период процветания, наступивший в 1879— 1880 гг., после шестилетнего кризиса и депрессии, принёс фермерам очень мало облегчения. Вследствие быстрого роста производства продуктов сельского хозяйства, растущей конкуренции на мировых рынках с другими производящими зерновые продукты странами — Россией, Аргентиной, Канадой и Австралией,— а^также вследствие повышения тарифов в ряде стран на американские сельскохозяйственные продукты цены на эти продукты непрерывно падали вплоть до 1897 г. Цена на курузу с 63 центов за бушель в 1881 г. упала в 1890 г. до 28 центов1 2. С 1883 по 1889 г. средняя цена на пшеницу снизилась до 73 центов за бушель, а на овёс — до 28 центов. В 1889 г. кукуруза продавалась в Канзасе по 10 центов за бушель и обычно служила топливом наравне с углем 3. За период 1885— 1890 гг. стоимость урожая кукурузы сократилась более чем на 70 млн. долл.4 Производство хлопка за четыре десятилетия, последовавшие за Гражданской войной, увеличилось более чем в 2 раза, в то время как цены на него сократились также более чем вдвое. Поскольку фермеры многих западных и южных штатов часто вынуждены были продавать свои продукты по цене, которая не оплачивала стоимости производства, их задолженность из года в год возрастала и многие вынуждены были закладывать свою землю. К 1890 г. в Канзасе были заложены земли половины всего населения, в Небраске, Южной Дакоте и Миннесоте — одной трети населения. В течение четырёх лет, с 1889 по 1893 г., более 11 тыс. ферм Канзаса было заложено. В некоторых графствах было заложено 90% земель или даже больше5. В том случае, когда трудящиеся фермеры не могли добыть денег в залог под своё недвижимое имущество, они закладывали скот. Многие семьи в Дакоте не возвращались на Восток только из-за того, что их лошади были заложены 6. На Юге, как мы уже указывали, система, при которой фермер закладывал свой ещё не собранный урожай на самых невыгодных для него условиях, охватила от 80 до 90% всех 1 J. D. Hicks, The Populist Revolt, Minneapolis 1931, стр. 54. 2 A. M. Schlesinger, стр. 257; A. E. Martin, стр. 286. 3 J. D. Hicks, The Populist Revolt, стр. 56. * A. E. Martin, стр. 286. 5 R. C. Me Grane, стр. 443—444. 3 J. D. Hicks, The Populist Revolt, стр. 84. Б Л. IT. Чубок
114 Глава III хлопководов, доведя их до положения пеонов. Помимо того, большая часть недвижимой и личной собственности также была уплачена за долги. В Джорджии около 0,2 земель, подлежащих налоговому обложению, было заложено К Такое положение привело на Юге к тому, что земли постепенно переходили в руки ростовщиков, кредитных компаний и к немногочисленным богатым фермерам. Многочисленные случаи потери права выкупа закладной усиливали возмущение фермеров против капиталистов, к которым они попадали в полную зависимость. Помимо постоянной задолженности землевладельцу на плечи трудящихся фермеров ложилось ещё непосильное бремя налогов. В Канзасе, например, налоги на земли фермеров составляли свыше 90% всех доходов штата1 2. В то же время железнодорожные компании и крупные монополии всячески избегали уплаты налогов, а многие были и вовсе от них освобождены. В западных штатах и графствах проводились общественные работы и разрабатывались всевозможные проекты, которые совершенно не учитывали возможности населения их оплатить. Железнодорожные, трамвайные и другие компании получали громадные субсидии от штатов и графств, вся же тяжесть налогов падала на трудящихся фермеров и рабочих. Повышение цен за грузовые перевозки, за хранение зерновых продуктов в элеваторах, а также на сельскохозяйственные машины и на другие необходимые для фермера предметы и орудия ставило его в положение, худшее, чем то, которое существовало в 70-х годах. Характеризуя положение фермеров в Небраске, один из журналистов того времени писал, что фермер выращивает три урожая: «Один урожай — кукуруза, второй — железнодорожные тарифы, третий — проценты. Первый производится фермером, трудящимся в поте лица, два же остальных собираются людьми, сидящими в своих учреждениях за конторками и оттуда распоряжающимися фермерскими хозяйствами» 3. Для того чтобы оплатить доставку бушеля кукурузы на рынок, фермерам Канзаса, Небраски и Айовы нужен был ещё один бушель. Для фермеров Миннесоты и Дакоты обычным явлением была уплата половины стоимости пшеницы за её перевозку в Чикаго и на другие отдалённые рынки восточных штатов. Росло справедливое возмущение фермеров грабежом железнодорожных компаний и корпораций, который выражался не только в повышенных тарифах, но и во всевозмож- 1 J. D. Hicks, The Populist Revolt, стр. 85. 2 A. E. Marlin, стр. 287. 8 J. D. Hickst The Populist Revolt, стр. 83.
Внутренняя политика в 90-х гг. XIX в. 115 ных жульнических методах, применяемых ими в политической и экономической жизни. Однако с точки зрения фермеров западных штатов основным злом была спекуляция землями. Обширные земли, полученные железнодорожными корпорациями, распродавались ими несчастным иммигрантам по ценам, которые в 3—10 раз превышали их стоимость, с тем чтобы впоследствии при помощи грабительской системы кредитования поставить их в положение постоянной задолженности К Одна из газет западных штатов в середине 1889 г. писала: «Совсем недавно народ владел этой прекрасной областью. Теперь же он бьётся за землю, за возможность трудиться, за право получить от земли продукты, необходимые для пропитания своих жён и маленьких детей»1 2. По словам сенатора Пеф- фера (от Канзаса), к концу 90-х годов XIX в. для фермеров «уже не стало Запада, куда они могли бы уйти. Теперь они должны были бороться за свои старые дома, вместо того чтобы строить себе новые» 3. Им приходилось вести суровую борьбу против объединённых сил крупных корпораций и буржуазного государства, защищавшего интересы монополий. Трудящиеся фермеры были также возмущены грабительской политикой, проводимой владельцами элеваторов. Элеваторы принадлежали железнодорожным компаниям или лицам, тесно связанным с ними. В обоих случаях элеваторы захватывали монополию на покупку и продажу зерна в свои руки. Где бы ни строились элеваторы, железнодорожные компании требовали, чтобы отправка зерна проходила через них. Спайка между железнодорожными и элеваторными компаниями приводила к тому, что фермер не мог посылать своё зерно непосредственно на рынок или продавать его конкурирующему торговцу, у которого не было элеватора. В результате фермеру не оставалось ничего другого, как продавать своё зерно владельцам местного элеватора по любой цене, которую тот назначал. В тех случаях, когда было несколько элеваторов, они обычно организовывали пул или вступали в другого рода соглашения, с тем чтобы избежать конкуренции и иметь возможность устанавливать любые цены. Если фермер не мог сам назначить цену на свои продукты, то ещё менее он мог участвовать в установлении цен на товары, которые он должен был покупать, в первую голову на сельскохозяйственный инвентарь. Здесь снова он оказывался в полной зависимости от трестов, которые вместе с железнодорожными компаниями и политическими боссами связывали 1 J. D. Hicks, The Populist Revolt, стр. 72. 2 Там же. 8 Там же. 5*
116 Глава III руки фермерам и опустошали их карманы. Население Канзаса ежегодно ограблялось трестами на 40 млн. долл.1 Тарифная политика, направленная на то, чтобы охранять интересы эксплуататоров за счёт трудящихся, создавала для капиталистов восточных штатов внутренний рынок, с высокими протекционистскими ценами на промышленные товары. Фермеров же эта политика оставляла беззащитными и отдавала их на милость трестов, которые вынуждали их продавать свои продукты по самым низким, а порой просто разорительным ценам. Ко всему этому надо добавить ещё грабительские проценты, которые должны были платить фермеры, занимая деньги у отдельных капиталистов, банков и страховых компаний восточных штатов. При благоприятных условиях кредиторы брали 12%, в тяжёлые же времена — до 30—40% годовых. Будучи в то время не в состоянии понять, что разрешить аграрный вопрос можно, лишь свергнув капиталистический строй, трудящиеся фермеры считали, что Одним из средств против их бедственного положения является большое количество дешёвых денег. В этом вопросе доводы гринбекской партии и сторонников дешёвой валюты были одинаковыми. С возобновлением платежей в звонкой монете после 1879 г. недовольство фермеров усилилось. Вопрос о деньгах вызывал ожесточённые споры, велась агитация за свободную и неограниченную чеканку серебряных монет. Фермеры считали, что правительство поднимало стоимость доллара в интересах кредиторов. Для того чтобы фермер мог выплатить тысячу долларов, полученных несколько лет тому назад под залог земли, он должен был собрать теперь не 1 тыс., а 1500 бушелей пшеницы 2. Как пишет буржуазный историк Дьюи, в конце 90-х годов в США создалось положение, при котором «непроизводящие классы сосредоточили в своих руках более чем на сто тысяч миллионов долларов закладных на энергию, труд и продукцию цивилизованного мира и получали ежегодно по меньшей мере 500 000 000 долл, в виде процентов на эту сумму» 3. В этих условиях трудящиеся фермеры всё больше и больше убеждались в невозможности добиться какого-либо улучшения своего положения от двух существующих буржуазных партий. Для них становилась всё яснее необходимость создания собственной партии для борьбы за свои требования. В этих условиях возник единый фронт фермеров, независимо от их социальной дифференциации, для борьбы против общего врага — монополистического капитала. 1 У. D. Hicks, The Populist Revolt, стр. 79. 2 M. Josephson, The Politicos, 1865—1896, стр. 474. 3 D. R. Dewey, <5тр. 234.
Внутренняя политика в 90-х гг. XIX в. 117 Деятельность В 80-х годах число членов «Гренджей» на- ^альянсов Х чало быстро уменьшаться, упав до 100 тыс. Популистское Место «Гренджей» занимали более ради- движение кальные фермерские объединения — альянсы. История аграрного движения 80-х и начала 90-х годов в основном представляет собой историю этих альянсов. Путём слияния они в конечном счёте образовали две крупные группы — «Северо-западный альянс» и «Южный альянс». Программа «Северо-западного альянса» своей целью ставила «объединение американских фермеров для защиты против классового законодательства, против вторжения объединённого капитала и тирании монополий». «Северо-западный альянс» пользовался особенно большим влиянием в Канзасе, Небраске, Айове, Миннесоте, Дакоте. В 1890 г. в «Северо-западный альянс» входило десять отделений штатного масштаба и пять находились в состоянии организации, кроме того, в него входили многочисленные местные организации '. Общее число членов превышало миллион человек. Образование «Южного альянса» началось с объединения скотоводов в штате Техас в середине 70-х годов. Вскоре он распространился в другие штаты, где стал объединять фермерские организации. К началу 90-х годов «Южный альянс» объединял свыше миллиона членов. Его участие в политической жизни было более активным, чем участие «Гренджей». Он издавал официальный журнал «National Economist» и 195 газет. На его содержании находились 35 тыс. лекторов 2. Поскольку в «Южный альянс» негры не допускались, последние вынуждены были создать свои собственные организации. В конце 80-х годов был основан «Национальный альянс цветных фермеров и кооперативный союз». К 1891 г. число членов этой организации достигло 1,25 млн. человек. Существовало И организаций штатного масштаба, а в тех местностях, где было много негров фермеров, образовывались местные организации 3. «Национальный альянс цветных фермеров» был боевой организацией, защищавшей насущные интересы негритянских фермеров. Из его среды выдвинулись талантливые руководители (Гейнор, Дженкинс, Уайт и другие), которые шли навстречу любым опасностям и трудностям в борьбе за требования трудящихся негров. Они вели неутомимую борьбу за установление единства действий с белыми фермерами Юга. Руководители «Южного альянса» прекрасно понимали, что * *1 J. D. Hicks, The Populist Revolt, стр. 103. a Уильям 3. Фостер, Негритянский народ в истории Америки, стр. 490. * J.D. Hicks, The Populist Revolt, стр. 115; См. Уильям 3. Фостер, Негритянский народ в истории Америки, стр. 492.
118 Глава III они не смогут добиться успеха в своей борьбе, если не будут сотрудничать с «Альянсом цветных фермеров», если на выборах негры не будут их поддерживать. Гнёт монополий, алчных землевладельцев и железнодорожных компаний толкал трудящихся фермеров, белых и негров, на создание единого фронта, на политическое сотрудничество. В результате ряд видных лидеров «Южного альянса» (Томас Уотсон, Бенжамин Тиллман и другие) в те годы выступал за совместные действия с неграми, в защиту избирательных прав негров и против линчевания. Хотя на конференции, созванной в конце 1889 г. в Сен-Луи для объединения Северного и Южного альянсов, добиться положительного результата не удалось, тем не менее представители южан «во имя единства согласились вычеркнуть слово «белый» из своего устава, а также предоставить неграм места в верховном совете новой организации» * *. Альянсы проводили большую общественную, экономическую и политическую работу. К общественной деятельности относилась организация собраний, пикников, съездов. Просветительная работа заключалась в организации сельскохозяйственных институтов, передвижных библиотек, в издании сотен газет и десятков журналов. Наиболее популярными газетами были: «National Economist», «The Non-Conformist», «The Farmer’s Alliance». Экономическая деятельность альянсов была более значительной, чем деятельность гренджеров. Местные отделения часто открывали кооперативные магазины, строили элеваторы и покупали машины для очистки хлопка от семян, причём средства для этого собирались с заинтересованных лиц. «Южный альянс» делал попытки организовать фермеров хлопкового пояса, с тем чтобы они взяли всё дело в свои руки. Среди хлопководов велась агитация за объединение для борьбы против монополий. В Техасе альянс организовал кооперативы по покупке и продаже, в Северной Дакоте проводил кооперативное страхование, альянс Иллинойса организовал кооперативы для отправки зерна непосредственно на центральные рынки. Возникли тысячи фермерских бирж, на которых производилась продажа сельскохозяйственных продуктов и покупка инвентаря. В 1890 г. альянсами было проведено различных операций почти на 10 млн. долл.2 Однако со временем эти кооперативные организации исчезли, так как им приходилось вести непосильную борьбу со всеми промышленниками, торговцами, железнодорожными корпорациями и т. д. 1 Уильям 3. Фостер, Негритянский народ в истории Америки, стр. 496. * S. Е. Morison and Н. S. Commager, Vol. II, стр 211,
119 Внутренняя политика в 90-х гг. XIX в. Гораздо большее значение, чем общественная и экономическая деятельность альянсов, имела их политическая работа. В первые годы существования альянсы объявили себя непартийными организациями и считали, что их члены должны оказывать давление на одну из существующих партий, добиваясь, чтобы в их программы включались требования фермеров и чтобы выставлялись желательные им кандидатуры. Когда же альянсы убедились в том, что им не приходится рассчитывать на партии, которые после избирательных кампаний отказываются от всех данных обещаний, они стали принимать всё более активное участие в политической жизни. Программы альянсов, хотя и подвергались с течением времени некоторым изменениям и отличались некоторыми особенностями в различных штатах, в основном были одинаковыми. Их основные требования сводились к следующему: учреждение государственного контроля над железными дорогами и другими средствами сообщения или передача их в полную собственность государству, инфляция, уничтожение национальных банков, запрещение иностранцам владеть землёй, установление более справедливой налоговой системы и т. д. В 1889 и 1890 гг. в альянсы вступило большое число новых членов, их влияние сильно возросло и, поскольку прежняя тактика отказа от образования новой партии в основном провалилась, альянсы всё больше вступали на путь независимого политического действия. Весной 1890 г. лидеры сторонников создания третьей партии призвали членов альянсов выставлять отдельно от буржуазных партий свои списки кандидатов во время избирательной кампании и тем продвинуть дело создания самостоятельной политической партии. Этот призыв нашёл поддержку у фермеров многих штатов. В Небраске были выставлены сторонники третьей партии, поддержанные грендже- рами и «Рыцарями труда». В Северной и Южной Дакоте, Миннесоте, Колорадо, Мичигане и Индиане возникли самостоятельные партии под различными названиями. Сторонники создания новой партии приняли самое активное участие в кампании, выдвигая из своей среды преданных и неутомимых агитаторов, которые разъезжали по всей стране, призывая фермеров объединиться на борьбу против монополий. Многие из них своей организационной и агитационной деятельностью завоевали известность во всей стране. Одним из самых талантливых агитаторов была Мери Елизабет Лиз из Канзаса, ирландского происхождения. Разоблачая в одной из своих речей капиталистическую систему, Мери Елизабет Лиз говорила: «Уолл-стрит управляет всей страной... Существует лишь правительство Уолл-стрита из представителей Уолл-стрита
120 Глава 111 и для Уолл-стрита. Великий простой народ нашей страны является рабом, а монополия — хозяином. Запад и Юг связаны и повергнуты ниц перед промышленным Востоком. Всем управляют деньги, а пост -вице-президента занимает лондонский банкир. Наши законы представляют собой продукт системы, которая наряжает негодяев в дорогие одежды, а честных людей заставляет ходить в рубище. Партии лгут нам, и политические лидеры вводят нас в заблуждение. Политиканы утверждают, что мы страдаем от перепроизводства, в то время как, согласно статистике, 10 000 маленьких детей каждый год умирают в США от голода, а более 100 000 продавщиц Нью- Йорка вынуждены торговать собой ради куска хлеба, которого не обеспечивает им их нищенская зарплата...» К , В защиту трудящихся фермеров выступал Джерри Симпсон, канадец по происхождению, выставленный кандидатом в конгресс от седьмого округа Канзаса. Во время избирательной кампании он разоблачал железнодорожные компании и спекулянтов, скупавших зерно, когда цены на него падали, и продававших его при повышении цен. «Если бы правительство защищало фермеров так же, как оно защищает спекулянтов, — заявлял он, — этого бы не могло быть» 1 2. В Миннесоте самым популярным оратором и защитником фермеров был Игнаций Доннелли. Находясь в лагере борцов за отмену рабства, он во время и после Гражданской войны 3 раза избирался в конгресс. Потеряв веру в республиканскую партию, он стал сторонником гренджеров и гринбекеров, а позднее примкнул к движению альянсов. Его речи привлекали громадные толпы слушателей, и он имел большой успех во время избирательной кампании. Все эти вожди нового движения были типичными представителями класса мелких земельных собственников. Они боролись против крупных корпораций и банкиров восточных штатов. У них не было никакой революционной теории, и они не понимали необходимости свержения капиталистической системы. Они верили в возможность найти выход из создавшегося положения, не ломая существующей системы. Как заявил один из вождей фермерского движения — Джон Линд из Миннесоты «фермеры жаловались не на свою бедность и страдания, а на то, что те, кто работал меньше и заслуживал меньшего, получал большую часть прибыли» 3. Значение нового народного движения состояло не столько в его платформе, сколько в его практической борьбе против 1 J. D. Hicks, The Populist Revolt, стр. 160; M. Joscphson, The Politicos, 1865—1896, стр. 476—477. 2 J. D. Hicks, The Populist Revolt, стр. 162. 3 M. Josephson, The Politicos, 1865—1896, стр. 479.
Внутренняя политика в 90-х гг. XIX о. 121 обеих политических партий господствующих классов, против непроизводящих слоёв общества (посредников, ростовщиков и др.)> монополий и коррупции политической машины республиканцев и демократов, а также в его стремлении создать отдельную третью партию. В этом отношении фермерское движение 90-х годов было прогрессивным. И это несмотря на то, что некоторые лозунги фермерских организаций, как, например, требования дешёвых денег и инфляции, были явно ошибочными. О них Энгельс писал: «Кажущаяся правдоподобной идея, будто, если нет денег, когда они нужны, так это происходит от того, что вообще денег на свете недостаточно — представление ребяческое...»'. В то время как на северо-востоке быстро распространялось движение за создание третьей партии, на Юге всё оставалось по-старому. Здесь альянсы старались внушить своим членам, что организация третьей партии вредна, поскольку она сможет разбить голоса белых избирателей. «Южный альянс» надеялся, что ему удастся заставить демократическую партию принять основные требования его программы, которые сводились к следующему: уничтожение национальных банков, выпуск гринбеков вместо национальных банкнот, свободная и неограниченная чеканка серебряных денег, запрещение железнодорожным и другим корпорациям владеть огромными земельными фондами, которые они не использовали для своих нужд, передача железных дорог в собственность государства и т. д. Результаты избирательной кампании 1890 г. показали, как глубоко было недовольство фермеров. Республиканская партия потерпела полное поражение. Демократическая же партия победила только благодаря тому, что её поддержали фермерские организации Юга и некоторых районов Запада. Другой причиной поражения республиканцев явилось недовольство тарифом Мак-Кинли, приведшим к повышению цен и удорожанию жизни. Автор нового тарифного закона — Мак-Кинли потерпел на выборах поражение. Штаты, считавшиеся согласно установившимся традициям республиканскими, — Мичиган, Массачусетс, Айова, Иллинойс, Висконсин, Канзас и Огайо — послали в конгресс в большинстве представителей демократической партии. В штате Новая Англия было избрано больше демократов, чем республиканцев. В результате в новую палату представителей было избрано 235 демократов, 88 республиканцев и 9 представителей фермерских альянсов; кроме того, из числа демократов 40 человек являлось также членами 11 К- Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XXIX, стр. 209.
122 Глава III альянсов, т. е. было обязано своим избранием усилившемуся влиянию фермерских организаций на Западе. Сенат оставался республиканским, хотя лишь незначительным большинством в восемь сенаторов ]. Избирательная кампания ясно доказала не только то, что республиканская партия потеряла свои прежние базы, но также и то, что обе партии капиталистического класса переживали кризис, явившийся результатом появления новых классовых сил и растущего возмущения монополиями. Во многих южных штатах фермерские альянсы добились избрания своих кандидатов. В Южной Каролине, Джорджии и Теннесси кандидаты альянсов были избраны на посты губернаторов, в Техасе победил кандидат, которого поддерживал альянс. Не менее чем в восьми штатах Юга законодательные палаты контролировались членами альянсов. Два-три сенатора поддерживали программу альянсов 1 2. Альянсы северных штатов также добились значительных успехов. В четырёх северо-западных штатах — Канзасе, Небраске, Южной Дакоте и Миннесоте — кандидаты третьей партии завоевали большое влияние, хотя ни в одном случце им не удалось добиться полной победы. Канзас и Южная Дакота смогли послать два своих представителя в сенат США 3. Эти успехи, однако, не могли удовлетворить сторонников третьей партии, так как практика показала, что даже в тех штатах, где им удалось добиться значительного влияния на законодательную палату, оказалось крайне трудным провести мероприятия в пользу трудящихся фермеров. Особенно трудным это было там, где члены альянсов выступали единым фронтом с демократами. Сторонники третьей партии всё яснее понимали, что пришло время создания третьей партии национального масштаба. На ряде конференций, собиравшихся в 1890 г. и состоявших из представителей различных альянсов и «Рыцарей труда», удалось добиться значительных успехов в выработке единой программы действий. В мае 1891 г. в Цинциннати собралась национальная конференция, на которой присутствовало 1400 делегатов, представлявших 33 штата и территории. Среди них были члены альянсов, «Ордена рыцарей труда», последователи Генри Джорджа, гринбекеры и пр. Стены здания, в котором происходила конференция, были украшены лозунгами: «В единении сила, в раздробленности — поражение», «Боритесь против всех Популистская партия. Требования популистов 1 S. Е. Morison and Я. S. Commagcr, стр. 235. 2 J. D. Hicks, The Populist Revolt, стр. 178 3 Там же, стр. 179—181.
Внутренняя политика в 90-х гг. XIX в. 123 монополий!», «У нас 9 миллионов заложенных хозяйств» и т. д.1 Конференция решила немедленно приступить к созданию Популистской (Народной) партии во главе с национальным исполнительным комитетом, состоявшим из председателя, избираемого на пленуме конференции, и трёх членов от каждого штата, избираемых делегациями этих штатов. Южные альянсы пытались помешать осуществлению этого решения, так как они поддерживали демократическую партию. Однако их попытки сорвать организацию третьей партии провалились. На конференции, собравшейся в Цинциннати, было принято обращение ко всем прогрессивным организациям страны, призывавшее их принять участие в конференции Популистской партии 1892 г., созываемой для выставления кандидата в президенты. На конференции, которая состоялась в Омахе (штат Небраска) в июле 1892 г., присутствовало около 1400 делегатов и несколько тысяч гостей. Большинство делегатов являлись членами «Северного альянса», затем следовали участники грен- джерского движения, гринбекеры, «Рыцари труда», члены же «Южного альянса», продолжавшие всё ещё свою деятельность в качестве «движения белых» в рядах демократической партии, почти полностью отсутствовали. Программа, выработанная Игнацием Доннелли, разоблачала обе политические партии трестированного капитала. «Мы собираемся, — говорилось во введении к программе,— в условиях, когда наше государство доведено до грани моральной, политической и материальной гибели. Коррупция господствует при проведении избирательных кампаний, в законодательных органах, в конгрессе и протягивает свою руку к мантии судьи. Народ деморализован... Газеты или подкуплены или их заставляют молчать; общественное мнение заглушено; торговля находится в упадке; наши дома заложены; рабочие влачат жалкое существование, а земля сконцентрирована в руках капиталистов. Сельскохозяйственные рабочие лишены права организации... Наёмная армия, существующая незаконно, организована для борьбы против них... Плоды труда миллионов расхищаются для того, чтобы небольшая кучка магнатов могла составить себе колоссальные состояния, невиданные в истории человечества. Против человеческого рода на обоих континентах составился заговор, который быстро охватывает весь мир. Если он не будет сразу же раскрыт и обезврежен, он угрожает ужас¬ 1 J. D. Hicks, The Populist Revolt, стр. 2І2.
124 Глава III ными общественными потрясениями, гибелью цивилизации... и деспотизмом... Мы были свидетелями... борьбы двух крупных политических партий за власть и за добычу... Они пришли к соглашению о том, чтобы при проведении избирательных кампаний избегать всех вопросов, кроме одного. Они старались заглушить жалобы ограбленного народа шумихой, поднятой вокруг вопроса о тарифах с тем, чтобы отвлечь внимание от капиталистов, корпораций, национальных банков, рингов, трестов, разводнённых капиталов, демонетизации серебра...» К В своей заключительной речи Доннелли следующим образом сформулировал задачи новой партии: «Власть правительства... должна быть расширена... с тем, чтобы угнетение, несправедливости и нищета прекратились на земле». Новая партия должна вести борьбу «за то, чтобы управление республикой вновь передать в руки «простых людей»» 1 2. Основные требования новой партии сводились к следующему: свободная и неограниченная чеканка серебряных и золотых монет в пропорции 16:1, введение прогрессивного подоходного налога, учреждение почтовых сберегательных банков, передача в собственность государства железных дорог, телеграфа и телефона, введение 8-часового рабочего дня, народное избрание сенаторов, ограничение президентского срока четырьмя годами и т. д. Своим вождём популисты избрали Джемса Уивера из Айовы, ветерана движения за реформы, выставлявшегося в 1880 г. кандидатом в президенты от Гринбекской партии. Поражение рабочих в 1886 г. привело к вре- за^в^часовой менн-ому затишью в рабочем движении. Пра- рабочий день вительство и монополисты пускали в ход всю силу государственного аппарата для подавления выступлений рабочего класса. В 1888 г. впервые в США был применён инженкшон (судебный приговор) против бастующих рабочих. Инженкшон объявлял стачку рабочих прядильной компании в Массачусетсе противозаконной. Судебные инстанции и чиновники министерства юстиции пользовались почти неограниченным правом лишать стачечников права слова, печати, собраний, пикетирования и т. д. Судебные инстанции могли наложить арест на средства профсоюзов и по малейшим и часто провокационным обвинениям бросать активных стачечников в тюрьму. В своей борьбе против рабочего класса монополистическая буржуазия не только использовала аппарат угнетения феде¬ 1 М. Josephson, The Politicos, 1865—1896, стр. 502—503. 2 Там же, стр. 503; 5. Е. Morison and Н. S. Commager. Vol. II, стр. 240—241; И. S. Commager, Vol. II, стр. 143—146.
Внутренняя политика в 90-х гг. XIX в. 125 рального правительства и отдельных штатов, но с начала 90-х годов она начала более широко применять подкуп верхушки профсоюзов, особенно профсоюзов квалифицированных рабочих, для того чтобы при её помощи срывать борьбу всего рабочего класса. Опираясь на этих «рабочих лейтенантов класса капиталистов», монополисты в то же время усилили репрессии и преследования передовых рабочих. Против лучших руководителей рабочего класса выдвигались провокационные обвинения с целью их изоляции или физического уничтожения. Рабочие протестовали против тяжёлых условий труда, против почти полного отсутствия на предприятиях мероприятий по технике безопасности и особенно настойчиво требовали сокращения непомерно продолжительного рабочего дня. Борьба рабочего класса США за 8-часовой рабочий день в 80-х годах привела только к частичному успеху. Если рабочим не удалось добиться установления 8-часового рабочего дня в большинстве отраслей промышленности, они всё же добились, в общем, снижения рабочего дня на 1 час1. Но общее положение продолжало ещё оставаться тяжёлым. В таких отраслях промышленности, как текстильная, лесопильная, железоделательная и т. д., всё ещё существовал 11—13-часовой рабочий день и во многих случаях семидневная рабочая неделя 2. В сталелитейной промышленности 12-часовой рабочий день при семидневной рабочей неделе был обычным явлением3. На транспорте в большинстве штатов существовала 70-часовая рабочая неделя; в штате Индиана для некоторых категорий железнодорожных рабочих рабочая неделя доходила до 77 часов, а в Виргинии — до 844. Затишье, наступившее в массовом рабочем движении после суровых боёв за 8-часовой рабочий день 1886 г., продолжалось недолго. Рабочие массы, несмотря на временное отступление, не отказались от борьбы за 8-часовой рабочий день. Руководство «Рыцарей труда» попрежнему отказывалось от участия в этой борьбе. Этим воспользовалась АФТ, стремившаяся завоевать влияние среди масс. Учитывая боевое настроение масс, съезд АФТ в 1888 г. принял решение о необходимости возобновления борьбы за 8-часовой рабочий день. 1 мая 1890 г. все рабочие, организованные и неорганизованные, должны были 1 «Industrial Relations. Final Report and Testimony», Vol. I, Washington 1916, стр. 776, 789—790. 2 D. D. Lescohier and Brandeis, History of Labor in the United States, 1896—1932, Vol. Ill, New York 1935 (в дальнейшем: D D Lescohier and E. Brandeis)y стр. 99. 3 Там же, стр. 101
126 Глава III выйти на улицу, предъявив требование об установлении 8-часового рабочего дня. Съезд поручил исполнительному комитету АФТ развернуть по всей стране активную кампанию, с тем чтобы разъяснить необходимость борьбы за 8-часовой рабочий день. Началась активная агитация за всеобщую забастовку. Впервые АФТ прибегла к помощи платных организаторов, которые рассылались по районам страны для организации кампании. Широко распространялись памфлеты, листовки и другая литература, разъясняющая цели кампании. Массовые митинги рабочих, с энтузиазмом приветствовавшие решение съезда АФТ, были организованы по всей стране. В «день труда» 1889 г. было устроено по стране не менее 420 таких массовых митингов 1. Однако размах движения испугал руководителей АФТ. Они начали распространять лживые слухи о том, что идея всеобщей забастовки не встречает сочувствия среди рабочих масс. И уже на съезде АФТ в 1889 г. Гомперсу и его друзьям удалось добиться отмены решения о всеобщей забастовке. По новому решению исполком АФТ должен был выбрать какой-нибудь один союз, поручив ему объявить забастовку 1 мая 1890 г. Выбор пал на союз плотников, за ним должны были последовать углекопы и т. д. Новое решение АФТ, отменившее всеобщую забастовку, по существу означало предательство движения за 8-часовой рабочий день. Оно вносило дезорганизацию в ряды рабочих, оно раскалывало их ряды перед сильным врагом — капиталистами, объединёнными в мощные организации. В начале 1890 г. Гомперс уже открыто выступал против всеобщей забастовки. В мае 1890 г. союз плотников объявил забастовку, требуя установления 8-часового рабочего дня. Союз плотников насчитывал в 1890 г. 53 769 членов и считался одним из самых сильных в АФТ. Бастующие добились установления 8-часового рабочего дня в 137 городах и 9 часов работы в большинстве других городов 2. Вслед за плотниками должны были выступить шахтёры. На съезде Объединённого союза углекопов в 1890 г. было принято решение, что шахтёры выступят 1 мая 1891 г. Это решение было несвоевременным. Во-первых, только десятая часть горняков состояла членами Объединённого союза. Во-вторых, за несколько месяцев до 1 мая 1891 г. шахтёры Коннексиль- 1 J. Commons, Vol. II, стр. 470. 2 Там же, стр. 474, 477.
127 Внутренняя политика в 90-х гг. XIX в. ского района участвовали в забастовке, которая закончилась неудачно. Неудача забастовки внесла дезорганизацию в ряды рабочих, и они отказались от забастовки за 8-часовой рабочий день. В 1891 г. союз пекарей обратился к руководству АФТ с просьбой оказать ему поддержку в организации забастовки за 8-часовой рабочий день. Однако руководство АФТ самым циничным образом ответило отказом, ссылаясь на то, что время для этого неподходящее. На этом по существу движение за 8-часовой рабочий день закончилось. Оно было сорвано руководством АФТ. Если в 80-х годах руководство АФТ под серьёзным нажимом масс возглавило движение за 8-часовой рабочий день, то уже в начале 90-х годов оно укрепилось и консолидировалось и начало не за страх, а за совесть выполнять свою роль прислужников капитализма. С тех пор, пишет Фостер, «деятельность покорного предпринимателям гомперсовского руководства причинила немало вреда профсоюзному движению и вообще борьбе рабочего класса» К На съезде АФТ в 1892 г. было принято решение, по которому исполнительному комитету федерации поручалось выработать инструкцию только для продолжения агитации за 8-часовой рабочий день. Если всё же сотни тысяч рабочих добились сокращения рабочего дня, то это объясняется главным образом тем, что рядовые рабочие проявили в борьбе за свои интересы энтузиазм и героизм, часто выступая вопреки воле продажных руководителей из АФТ. В первой половине 90-х годов стачечное движение распространилось на все промышленные районы страны. Официальные данные дают следующую картину развития стачечного движения в США за 1890—1894 годы2: Год Забастовки и локауты Количество бастующн 1890 1897 373 499 1891 1786 329 953 1892 1359 238 685 1893 1375 287 756 1894 1404 690 044 1 Уильям 3. Фостер, Очерк политической истории Америки, стр. 465. 2 F. Peterson, Strikes in the United States, 1880—1936. United States Department of Labor, Bulletin 651, August 1937 (в дальнейшем: F. Peter son), стр. 29.
128 Глава 111 Гомстедская Крупнейшим выступлением рабочих за свои забастовка интересы следует считать стачку в 1892 г. в сталелитейной промышленности. Стачка эта известна в истории под названием гомстедской забастовки. Она возникла в 1892 г. в Пенсильвании — в самом центре охраняемой высокими протекционистскими тарифами сталелитейной промышленности, монополию на которую при помощи правительства захватил в свои руки Эндрю Карнеги. Рабочие сталелитейной промышленности были организованы в один из самых сильных профессиональных союзов — Объединённую ассоциацию рабочих железной и сталелитейной промышленности, число членов которой достигало 25 тьгс. человек. Генри Фрик, главный управляющий компании Карнеги и непримиримый враг профсоюзов, объявил рабочим о снижении заработной платы. Переговоры, продолжавшиеся три месяца, были сорваны компанией. 30 мая 1892 г. она предъявила ассоциации рабочих ультиматум, требуя согласия на установление минимальной шкалы оплаты за тонну болванок — 23 долл, вместо 25. В случае непринятия этого требования до конца июня компания угрожала отказом от признания профсоюза. 30 июня 1892 г. начался локаут. Предприниматели превратили Гомстед в вооружённый лагерь. Завод был обнесён проволочной оградой. Ещё до окончания переговоров Фрик договорился с агентством Пинкертона о присылке в Гомстед 300 вооружённых агентов для «охраны» завода. Рабочие ответили дружной забастовкой. Гомстедская забастовка распространилась и на другие центры сталелитейной промышленности, в особенности на Питтсбург. Стачечный комитет во главе с Хью О’Доннелом стал полным хозяином Гомстеда. Была установлена связь с Питтсбургом и другими городами, приняты меры, чтобы не допустить штрейкбрехеров на завод. Для борьбы с пинкертоновцами было организовано ополчение, насчитывавшее 4 тыс. человек. Утром б июля рабочие были предупреждены своими патрулями о том, что 300 вооружённых пинкертоновцев на баржах пытаются по реке приплыть к Гомстеду. Почти всё рабочее население города собралось у пристани, решив во что бы то ни стало воспрепятствовать высадке пинкертоновцев. Вскоре завязался настоящий бой. С обеих сторон были убитые и раненые. Пинкертоновцы потерпели поражение и вынуждены были сдаться. Они были разоружены, временно задержаны, а затем выгнаны из Гомстеда. Для расправы с бастующими, показавшими организованность, дисциплину и героизм, компания обратилась за помощью к губернатору штата. 10 июля губернатор штата Пенсильвании опубликовал приказ о занятии Гомстеда войсками.
Внутренняя политика в 90-х гг. XIX в. 129 Восьмитысячный отряд национальной гвардии1 занял все стратегические посты в городе. Под защитой национальной гвардии компания начала приглашать на работу штрейкбрехеров. В течение двух недель ей удалось набрать тысячу человек. Компания и военные власти начали привлекать к суду руководителей и актив бастующих. Многие из них были брошены в тюрьму по обвинению в организации мятежа и заговора против существующей власти2. Хотя во многих случаях в судебных инстанциях рабочим удалось одержать победу, их силы были крайне истощены. Компания сумела за несколько месяцев набрать около 2 тыс. неорганизованных рабочих. Стало ясно, что дальнейшая борьба бесполезна. Часть локаутированных рабочих покинула Гомстед в поисках другой работы. После четырёх с половиной месяцев ожесточённой борьбы рабочие, измученные долгой голодовкой, истощив все фонды союза, вынуждены были 20 ноября вернуться на работу. Поражение забастовки привело к распаду профсоюза сталелитейных рабочих. Все завоевания рабочих, которых они с таким трудом добились в предыдущие годы борьбы, были отменены. Условия труда в сталелитейной промышленности в течение многих лет после поражения гомстедской стачки были крайне тяжёлыми. Двенадцатичасовой рабочий день стал обычным явлением. «Рабочие были лишены досуга, для семейной жизни и общественных интересов почти не оставалось времени. Рабочие знали только тяжёлый труд, скудную пищу и сон, когда они были уже в состоянии полного изнеможения. Заработная плата сильно снизилась, особенно у недавно прибывших иммигрантов; у них она была чрезвычайно мала» 3. Поражение рабочих сталелитейной промышленности объясняется главным образом предательством руководителей АФТ, которые в самый разгар забастовочной борьбы отказались от организации движения солидарности с бастующими сталелитейщиками рабочих других отраслей промышленности. В избирательной кампании 1892 г. республи- Выборы 1892 г. канская партия, которая была в известной ®*оро® степени дискредитирована, снова выставила Кливленда кандидатуру Гаррисона, несмотря на то что в широких кругах считали его. самым неудачным из всех президентов. Господствующие круги считали его выдвижение вполне логичным, так как выставление любой 1 Федеральная армия (наёмно-добровольная). 2 Подробно см. J. Я. Bridge, The Carnegie Millions and the Man who Made them, London 1903, стр. 214—216. 3 С. Иелн, Из истории забастовочного движения в США, стр. 100—101.
130 Глава III другой кандидатуры рассматривалось бы в то время как отказ от прежней политики республиканской партии. Демократическая партия вновь выдвинула кандидатуру Кливленда. Маневрирование последнего в вопросе о тарифах во время его первого президентства делало его приемлемым как для тех, кто желал понижения тарифов, так и для тех, кому было выгодно их повышение. Однако было известно, что Кливленд был горячим сторонником твёрдой валюты. Боссы демократической партии пустили в ход всю свою энергию и демагогию, чтобы привлечь сторонников серебряных денег и завербовать популистов в тех штатах, где они поддерживали демократов. С этой целью демократическая партия выдвинула кандидатом на пост вице-президента Стивенсона, политического деятеля Иллинойса, известного своей борьбой за серебряные деньги. Следуя совету политических боссов, Кливленд в своей речи, в которой он изъявил согласие на выставление своей кандидатуры, прибег к демагогическим обещаниям. Все трудности рабочих и фермеров он объяснил системой протекционистских тарифов. Хотя Кливленд был противником дешёвой валюты, его выступления можно было истолковывать так, будто он поддерживал расширение денежного обращения. Одновременно с этим Кливленд, обращаясь в одной из своих речей к сторонникам протекционистских тарифов, заявил: «Мы должны полагаться на здравый смысл наших соотечественников, которые отвергнут обвинение против партии (демократической)... в том, что она намерена разорить 'американских капиталистов, и мы знаем, что их нельзя запугать призраком свободной торговли, которая невозможна»1. Банкиры и финансисты, так же как и в 1884 г., поддерживали Кливленда. Многие промышленные корпорации, поддерживавшие раньше республиканцев, теперь также стали на сторону демократов. Они считали, что демократы лучше справятся с усиливающимся движением рабочих и фермеров. Эндрю Карнеги открыто выражал свои симпатии Кливленду. «Вы знаете, — писал он, — что в течение ряда лет основным волновавшим меня вопросом был вопрос о серебре и что я заявлял на страницах «North American Review», что если бы мне предложили голосовать либо за демократа, являющегося сторонником свободной торговли, который поддерживал бы твёрдую валюту, либо за республиканца, стоящего за высокие тарифы, но не понимающего значения устойчивой валюты, я голосовал бы за первого» 2. 1 М. Josephson, The Politicos, 1865—1896, стр. 515. 2 Там же, стр. 498.
Внутренняя политика в 90-х гг. XIX ё. 131 Популистский журнал «The National Economist» правильно утверждал, что все действия стоящих у власти республиканцев «диктовались или вдохновлялись интересами плутократии», управляющей восточными штатами; одновременно с этим он следующим образом характеризовал демократическую партию: «Особого рода демократы, известные как кливлендисты, пытаются перещеголять республиканцев в стремлении удовлетворить алчные требования того же ограниченного круга капиталистов и монополистов» К Как обычно, программы двух буржуазных партий были почти одинаковыми, отличаясь лишь отношением к тарифному вопросу. Республиканцы одобряли законы, принятые при Гаррисоне, и уверяли, что их политика привела к процветанию сельского хозяйства и промышленности. Демократы же осуждали законодательство республиканского правительства и доказывали, что никакого процветания нет. По валютному вопросу обе партии стояли за золотые и серебряные деньги и за установление паритета между ними посредством соответствующего законодательства. Демократы выступали против протекционистских пошлин, демагогически утверждая, что они служат для ограбления большинства американского народа ради обогащения небольшой группы. Выставление кандидатуры Кливленда вызвало резкое недовольство многих членов «Южного альянса», которые считали, что оно является «подчинением интересов всего народа интересам финансовых королей страны». Следствием этого было то, что во многих районах Юга популисты объединились с республиканцами. Например, в Джорджии популистский кандидат в губернаторы был поддержан республиканцами, хотя на другие должности были выставлены кандидаты отдельными списками. В Луизиане и Арканзасе популисты также сотрудничали с республиканцами. В Алабаме произошло слияние обеих партий. С другой стороны, демократы почти половины южных штатов (Северной Каролины, Южной Каролины, Техаса и Флориды) поспешили включить в свои программы требования популистов. Во многих районах и штатах политиканы демократической партии старались 'пойти на сговор с популистами, с тем чтобы подорвать влияние республиканцев и в то же время расколоть силы, стоящие за третью партию. В таких штатах, как Канзас, Орегон, Невада, Северная Дакота, произошло полное слияние обеих партий; в Колорадо, Айдахо и Вайоминге это слияние не было официальным. 11 М. Josephson, The Politicos, 1865—1896, стр. 511.
132 Глава III Демократы, которые в 1886 г. так жестоко расправлялись с бастующими рабочими, во время избирательной кампании демагогически нападали на республиканцев за подавление гом- стедской стачки. Кровавая расправа над стачечниками при республиканском правительстве ещё свежа была в памяти, и это явилось, бесспорно, одной из причин поражения республиканцев в избирательной кампании. Демократическая партия одержала полную победу. Кливленд получил 277 голосов выборщиков, Гаррисон—145 и Уивер — 22. При всеобщем же голосовании Кливленд получил 5 556 543 голоса, Гаррисон — 5 175 582 и Уивер — 1 040 886. Большинство в обеих палатах конгресса также получили демократы *. Несмотря на то что за популистов был подан лишь миллион голосов, они сыграли важную роль в избирательной кампании. Нет сомнения в том, что тысячи голосов, особенно на Западе и Юге, были поданы за демократов только потому, что их отождествляли с популистами. Популисты имели 10 представителей в палате, не считая тех, которые прошли благодаря их поддержке. В Канзасе, Северной Дакоте и Колорадо губернаторами были избраны кандидаты, выдвинутые популистами. Было известно, что не менее 50 должностных лиц и членов законодательных палат различных штатов и полторы тысячи чиновников графств своим избранием были обязаны приверженностью новой партии1 2. В 12 западных штатах за популистов было подано около 35% всех голосов, однако им не удалось добиться установления своего правительства ни в одном из штатов. Избрание Кливленда приветствовали капиталисты восточных штатов, так же как и бывшие плантаторы Юга. Генри Фрик, заслуживший любовь правящего класса своей расправой с рабочими, послал Карнеги, находившемуся в то время за границей, телеграмму следующего содержания: «Мне очень жаль президента Гаррисона, но я не вижу причины полагать, что наши интересы как-либо могут пострадать от смены правительства». На это Карнеги ответил: «Победил Кливленд! Нам бояться нечего, а может это всё и к лучшему. Теперь будут думать, что (правительство) займётся защищёнными отраслями промышленности и прекратится агитация против них. Кливленд — очень хороший парень» 3. Как только правительство Кливленда, которое пришло к власти частично благодаря поддержке популистов, взяло 1 J. S. Bassett, стр. 753. 2 J. D. Hicks, The Populist Revolt, стр. 267. 3 M. Josephson, The Politicos, 1865—1896, стр. 517.
Внутренняя политика в 90-х гг. XIX в. 133 бразды правления в свои руки, стало ясно, что его политика будет направлена против трудящихся масс, в интересах промышленных и финансовых монополий. Кабинет был составлен из людей, которые или сами являлись крупными капиталистами или исполняли функции адвокатов корпораций. Секретарь по военным делам Даниэль Ламонт, хорошо известный своими спекуляциями на акциях, служил посредником между Кливлендом и крупными дельцами, главным образом группой Рокфеллера. Генеральным прокурором был назначен Ричард Ольни, известный адвокат корпораций, директор банка и одновременно директор двух крупных железнодорожных компаний — Санта-Фе и Бостон — Мэн. Вместе с Элиу Рутом, в то время молодым юристом, он выступал защитником треста «Виски», прославившегося своими спекуляциями и жульничеством, а также своей попыткой взорвать динамитом конкурирующий винокуренный завод в Чикаго. Другие члены кабинета также представляли различные финансовые и промышленные группировки. Помимо того, Кливленд поддерживал постоянную связь с двумя крупнейшими финансистами — Морганом и Бельмонтом, которые действовали в качестве его советников. В самом начале деятельности нового кабинета (1893 г.) в стране начался кризис, превзошедший своими размерами кризис 1873 г. Кризис 1893 г., охвативший экономику Ев- политикаГ Ропы, вскоре распространился на США и на Кливленда другие страны Западного полушария. В связи с назревавшим с 1890 г. кризисом европейские банкиры проявляли крайнюю осторожность, и их обычные капиталовложения в американские облйгации и акции сократились. Политика, проводимая правительством США в вопросе о серебре, также не внушала им доверия, и при подведении торговых балансов они неохотно принимали американские ценные бумаги, требуя золота. В 1892 г. за границу было вывезено из США золота на 59 млн. долл., в 1893 г. — на 87 млн. долл. Такой отлив золота привёл к тому, что американские банкиры для пополнения своих золотых фондов всё чаще предъявляли в казначейство бумажные деньги для обмена их на золото. Положение на денежном рынке США становилось крайне неблагоприятным. В марте 1893 г. денежная масса состояла из 346 млн. долл, гринбеков, 328 226 тыс. долл, банкнот казначейства, выпущенных согласно закону Бланда — Алисона 1878 г., и 135 490 тыс. долл, банкнот, выпущенных по закону о покупке серебра 1890 г.1 Все они обменивались казначейством США на 1 А. Е. Martin, стр. 307.
134 Глава III звонкую монету. И хотя секретарь казначейства мог решать вопрос о том, производить ли обмен на золото или на серебро, правительство проводило политику сохранения установленной пропорции между обоими металлами и отказывало в уплате золотом, когда держатели бумажных денег этого требовали. Золотой запас продолжал сокращаться и в марте упал до 95 млн. долл., т. е. ниже принятого минимума в 100 млн. долл. В то время как подобным образом уменьшался золотой резерв, в казначействе накопилось около 150 млн. долл, серебра. Капиталисты выражали крайнее недовольство таким положением вещей. К президенту поступало бесчисленное количество протестов от различных финансовых группировок, и даже его заявление о том, что правительство предпримет все меры для того, чтобы «оправдать доверие населения и сохранить паритет между золотом и серебром, а также между всеми правительственными облигациями», не принесло успокоения. Всюду выражались опасения, что правительство будет не в состоянии продолжать обмен бумажных денег. Население пыталось превратить все виды собственности в золото, с тем чтобы не пришлось получать за неё обесцененное серебро. Вскоре Нью-Йоркская биржа зарегистрировала падение цен, за которым последовал ряд банкротств. Начался кризис. 20 февраля 1893 г. обанкротилась железная дорога Рединг. При капитале в 40 млн. долл, эта компания имела долг в 125 млн. долл.1 В первую неделю мая «Национальная верёвочная компания» объявила себя банкротом. За ней последовало банкротство железнодорожных компаний: «Зри», «Северной тихоокеанской», «Союзной тихоокеанской» и «Санта-Фе». Национальные банки были не в состоянии удовлетворить потребности в звонкой монете. В 1893 г. 158 национальных банков потерпели банкротство и сотни частных финансовых предприятий прекратили свои операции. Свыше 15 тыс. промышленных фирм, долг которых достигал суммы в 347 млн. долл., объявило о своей несостоятельности 2. Резко сократилась продукция угля и железа. Положение рабочих всё ухудшалось. О глубине кризиса в промышленности и торговле говорят следующие данные: добыча угля и нефти упала на 6—11%, выплавка стали — на 18%, добыча железной руды — на 25—30%, выпуск паровозов и пароходов сократился втрое и т. д. Цены основных промышленных товаров упали на 25—45 %• Свыше 4 млн. безработных бродило по улицам промышленных городов в поисках работы, фермеры 1 А. Е. Martin, стр. 308. 2 СИ. Lingley, стр. 324.
Внутренняя политика в 90-х гг. XIX в. 135 и издольщики западных и южных штатов находились в бедственном положении К Кризис 1893 г. в США был самым глубоким в истории XIX в. Его разрушительное действие было огромно. Больше всего пострадали от кризиса трудящиеся массы города и деревни. Одновременно кризис привёл к гибели многих предприятий, которые возникли в годы подъёма и спекуляции. Но вместе с тем кризис дал новый толчок росту монополий и привёл к ещё большему усилению их влияния в экономической и политической жизни страны. Промышленники и финансисты требовали от Кливленда созыва чрезвычайной сессии конгресса для отмены закона о покупке серебра 1890 г., считая, что этот закон затруднил платежи в золоте и усилил тенденцию к припрятыванию золота. Кливленд обратился с воззванием о созыве 7 августа специальной сессии конгресса с целью аннулирования «неразумных» валютных законов, т. е. отмены закона Шермана. В своём обращении к конгрессу Кливленд утверждал, что печальное положение, в котором находится страна, объясняется законом о покупке серебра. «Нет сомнения, — заявил он, — что ежемесячная покупка правительством 4 500 000 унций серебра, утверждённая этим законом (1890 г.), рассматривалась лицами, заинтересованными в производстве серебра, как известная гарантия повышения его цены. Однако результат получился совсем иной, так как после непродолжительного и незначительного повышения цена на серебро начала падать и достигла самого низкого уровня... За период с 1 июля 1890 г. по 15 июля 1893 г. запас золота в казначействе в монетах и слитках сократился более чем на 132 млн. долл., одновременно с этим запас серебряных монет и слитков увеличился более чем на 147 млн. долл. Поскольку правительство было вынуждено постоянно выпускать облигации для пополнения золотого запаса, который вновь истощался, ясно, что операции, производившиеся согласно существующему закону о покупке серебра, способствовали полной замене в казначействе золота серебром, а это должно привести к оплате всех правительственных облигаций в обесцененном серебре...» 1 2. Послание Кливленда вызвало одобрение монополистов. Фермеры же встретили его в штыки, справедливо обвиняя Кливленда в том, что он служит оружием Уолл-стрита и является врагом трудящихся масс. стр 1 А. М. Arnett, The Populist Movement in Georgia, New York 1922, 156—158. 2 A. E. Martin, стр. 310.4
136 Глава 111 Законопроект об отмене закона Шермана в палате представителей получил большинство голосов: 28 августа за него было подано 239 голосов, против 108. Немного более трети демократов и менее одной пятой республиканцев голосовали против законопроекта. Меньшинство стойко держалось до конца, и за принятие поправки о свободной чеканке серебра на основании установленной пропорции голосовало 125 представителей. В сенате дебаты продолжались гораздо дольше. Здесь западные республиканцы — сторонники серебряных денег блокировались с популистами средних штатов и с южными демократами против сторонников золотого обращения. Республиканцы же восточных штатов объединились с демократами, отстаивая политику правительства. Сенаторы западных штатов прибегали ко всевозможным методам обструкции; например, сенатор Аллен из Небраски говорил в продолжение 15 часов. Однако в процессе этой борьбы правительству путём щедрой раздачи всяких льгот и назначениями на государственные должности удалось завоевать на свою сторону многих сенаторов. 30 октября законопроект был утверждён сенатом. Голосование проходило не по линии партийной принадлежности: за законопроект выступало 22 демократа и 26 республиканцев, против — 22 демократа, 12 республиканцев и 3 популиста К После отмены закона о покупке серебра сторонники серебряных денег, объединившись с популистами, возобновили борьбу с удвоенной энергией. Американская лига биметаллистов усилила свою агитацию против восточных ростовщиков, против «международного золотого заговора» и против Кливленда, которого, по их словам, «проклинал народ». Должники отстаивали свободную чеканку серебра. Популисты доказывали, что количество находящихся в обращении денег недостаточно и должно быть увеличено не менее чем на 50 долл, на душу населения. Учитывая всё возрастающие трудности правительства в разрешении валютной проблемы, популисты и сторонники свободной чеканки серебра начали серьёзную подготовку к выборам 1894 г. в конгресс и к президентской избирательной кампании 1896 г. Отмена закона Шермана 1890 г. не принесла улучшений ни в области валютного обращения, ни в промышленности. Продолжались банкротства банков и железнодорожных компаний, закрывались промышленные предприятия, возрастала безработица. Воспользовавшись таким положением, Морган скупал железные дороги и промышленные предприятия. Семейство Рокфеллеров, захватившее контроль над Национальным город- 1 А. Е. Martin, стр. 311.
Внутренняя политика в 90-х гг. XIX в. 137 ским банком (National City Bank), простёрло свою руку на железные дороги, уголь, рудники и т. д. Таким образом, кризис содействовал дальнейшей концентрации и централизации капиталов и слиянию банковского капитала с промышленным. Финансовые затруднения правительства заключались не только в валютном вопросе, но также в резком снижении государственных доходов. Запасы казначейства истощились, его расходы превышали поступления, при этом оно пыталось сохранить установленную пропорцию между золотом и серебром при крайне неблагоприятном состоянии торговли. К январю 1894 г. золотой запас казначейства упал до 70 млн. долл. Положение осложнялось ещё тем, что золотой запас тратился не только на оплату кредитных билетов, но и на обычные расходы правительства. Чтобы выйти из этого положения, Кливленд просил конгресс утвердить выпуск облигаций для покрытия бюджетного дефицита. Однако конгресс, снедаемый разногласиями, отказал ему в этом. Тогда секретарь казначейства Кар- лейль решил действовать в соответствии с законом 1875 г. о возобновлении расчётов звонкой монетой, согласно которому секретарь имел право выпускать пятипроцентные облигации займа сроком на десять лет для обмена на государственные банкноты. 17 января 1894 г. были выпущены на 50 млн. долл, облигации займа, которые могли обмениваться на золото. Нью- йоркские банкиры должны были обеспечить правительство соответствующей суммой золота под этот заём. Выпуск новых облигаций ни к чему не привёл, так как нью- йоркские банкиры представили в нью-йоркское отделение казначейства кредитные билеты для обмена их на золото и получили таким образом от государства часть золота, которое они должны были вносить в казначейство, только на этот раз в вашингтонское отделение. К ноябрю золотой резерв сократился до 59 млн. долл., и правительство прибегло к выпуску новых облигаций, что опять не дало никаких положительных результатов. Все попытки пополнить золотой запас государственного казначейства не могли вывести правительство из заколдованного круга: полученное по займам золото снова выплачивалось держателям бумажных денег, а выпускаемые казначейством банкноты вновь и вновь могли быть представлены в казначейство для обмена. Поэтому в декабре 1894 г. Кливленд просил конгресс утвердить выпуск облигаций, дающих небольшой процент и рассчитанных сроком на 50 лет, с тем чтобы они могли не только заменить, но и вытеснить кредитные билеты. Конгресс никак не реагировал на этот призыв. В то время как финансисты горячо приветствовали воззвание президента, сторонники свободной чеканки серебра и популисты называли Клив-
138 Глава III ленда агентом Уолл-стрита и «изменником, сидящим в Белом доме». Между тем золотой резерв казначейства продолжал сокращаться и к февралю 1895 г. упал до 41 млн. долл. Поскольку дальнейшие займы при существующих условиях казались бесполезными, Кливленд їй секретарь казначейства организовали тайное совещание с банкирами Бельмонтом и Морганом о займе, который должен был «спасти положение». Морган предложил занять золото за границей, с тем чтобы правительство уплатило за него облигациями. Правительство заключило частное соглашение с банковским синдикатом Бельмонта-Моргана, которые действовали в контакте с Ротшильдом, о ссуде 3500 тыс. унций золота, которые оплачивались четырёхпроцентными облигациями, причём оплата по желанию правительства могла производиться по истечении 30 лет. Не менее половины золота должно было быть получено из-за границы. Таким образом, правительство получило бы 65 116 244 долл.1 для пополнения золотого резерва казначейства. Синдикат же Моргана получал не только проценты с правительства, но и право распространять эти облигации по более высокой цене. В то время как Морган уплачивал правительству США 104,2 долл, за 100 долл., сам он продавал эти облигации по 118,5 долл. В скором времени они продавались уже по 119 долл., а позднее — по 123 долл. Синдикат Моргана на всей этой операции заработал от 7,5 млн. до 9 млн. долл. Снова Кливленда справедливо обвиняли в измене и в том, что он продался банкирам Уолл-стрита и иностранным кредиторам. Популисты называли Моргана «нарушителем законов свободолюбивого народа». В конгрессе произошёл раскол среди демократов и республиканцев. Некоторые демократы одобряли политику правительства, другие же, главным образом представители западных и южных штатов, осуждали её. Соглашение с банковским синдикатом о ссуде улучшило положение казначейства лишь на несколько месяцев и не внесло серьёзных изменений в финансовое положение страны. Финансовый кризис продолжался несколько лет, и к весне 1896 г. золотой резерв снова упал ниже 50 млн. долл. Но к этому времени общее экономическое положение несколько улучшилось, и, когда правительство выпустило новый заём на 100 млн. долл., который на этот раз уже был проведён путём публичной подписки, фонды казначейства были восстановлены и деньги стали более устойчивыми. Другим вопросом, вызывавшим недовольство правительством Кливленда, был вопрос о таможенных пошлинах. 1 А. Е. Martin, стр. 314.
Внутренняя политика в 90-х гг. XIX в. 139 В 1893 г. в палату депутатов был внесён законопроект Вильсона о тарифе. Немедленно в Вашингтон направились лобби, представлявшие интересы различных промышленных группировок, которые всеми способами старались повлиять на представителей палаты, чтобы провести закон, выгодный той или иной монополии. Новый законопроект предусматривал во всех случаях, когда это возможно, применение тарифов без спецификации, a ad valorem (по цене товара). Расширялся список товаров, освобождённых от пошлин: в него включались железная руда, лес, железо и шерсть. Во всех других отношениях новый тариф, несмотря на некоторое его снижение, сохранял протекционистский характер тарифа Мак-Кинли и поэтому нисколько не ущемлял интересов промышленных трестов и монополий. Во время дискуссии вносились различные поправки, в числе которых было предложение о прогрессивном подоходном налоге со всех доходов свыше 4 тыс. долл, в год. После длительной борьбы, свидетельствовавшей о разногласиях в рядах демократов, при поддержке демократов — аграриев Запада и Юга это предложение было всё же принято. В целом законопроект Вильсона был утверждён палатой и передан 1 февраля 1894 г. в сенат, где вокруг него началась ожесточённая борьба. Протекционисты, используя влияние сенатора Гормана из Мэриленда, энергично выступали за изменение закона и отмену статей, освобождающих от пошлин сырьё. В продолжение пяти месяцев были приняты 634 поправки, так что по существу от первоначального законопроекта ничего не осталось. Сенаторы от Западной Виргинии, Мэриленда и Алабамы готовы были вступить в любые парламентские переговоры, с тем чтобы обеспечить протекционистские тарифы на уголь и железную руду. Большое давление оказывали также сахарные промышленники, требуя протекционистских тарифов на сахар, и, как впоследствии писал спикер палаты представителей Рид, «75 миллионов населения должны были взять на себя тяжесть налога на сахар ради того, чтобы получить голоса производящего сахар штата Луизианы, а требования сахарного треста были удовлетворены для того, чтобы обеспечить щедрые взносы в избирательный фонд демократической партии» *. Изменённый законопроект, получивший название закона Вильсона—Гормана, был составлен полностью в интересах монополий. Сахарный трест выиграл больше всех. Сенат утвердил сорока процентную ввозную пошлину ad valorem на необработанный сахар и увеличил на одну восьмую цента пошлины на фунт рафинада. Американский сахарный трест использовал 11 М. Josephsont The Politicos, 1865—1896, стр. 544.
140 Глава III эту надбавку для того, чтобы сейчас же поднять цену на сахар. Таким образом, установление пошлин на сахар давало сахарному тресту ежегодно 30 млн. долл, прибыли за счёт народных масс. Интересно отметить, что дебаты по вопросу о пошлинах на сахар продолжались несколько месяцев, в течение которых шансы на утверждение пошлин то уменьшались, то увеличивались. Руководители сахарного треста всеми возможными способами старались повлиять на сенаторов в Вашингтоне. Печать обвиняла сенаторов в том, что они спекулировали на акциях треста, стоимость которых зависела от их голосования. Было принято решение о проведении расследования, но крупные держатели акций отказались давать показания, и поэтому трудно было разоблачить взяточническую деятельность ряда сенаторов, действовавших заодно с главарями сахарного треста. Сенатор Квей показал, что он продавал и покупал акции с 1861 г., и не отрицал, что спекулировал на этих акциях, в то время как в сенате шли дебаты. «Я не считаю, — цинично заявил он, — что моя связь с сенатом может как-либо повлиять на покупку и продажу акций, когда я это желаю, и я буду продолжать это делать и впредь» 1. Протекционисты в сенате, возглавляемые Горманом, добились восстановления прежних ввозных пошлин также на уголь и железную руду. На многие предметы были сохранены пошлины ad valorem, а на ряд товаров тариф был повышен. В общем же новый закон лишь отменил ряд повышений тарифа Мак-Кинли и довёл пошлины почти до уровня, установленного законом 1883 г. В таком виде он вернулся в палату представителей, где и был утверждён окончательно. Кливленд не подписал его, но и не наложил на него вето, и таким образом по истечении десяти дней он без его подписи вошёл в силу (13 августа 1894 г.). Статья, устанавливавшая подоходный налог в 2% на ежегодный доход, превышавший 4 тыс. долл., вызвала резкий отпор в сенате и возмущение промышленников и банкиров. Однако в последний момент политиканы всё же решили провести её в надежде на то, что Верховный суд её не утвердит. И, действительно, в 1895 г. эта статья была признана Верховным судом не соответствующей конституции, что лишний раз подтвердило реакционную роль этого учреждения. Недовольство, вызванное в массах правительством Кливленда, политика которого преследовала единственную цель — помочь капиталистам выйти из кризиса, привело к поражению 1 Ch. R. Lingley, стр. 281,
Внутренняя политика в 90-х гг. XIX в. 141 демократической партии в избирательной кампании 1894 г. Республиканская партия получила подавляющее большинство в палате и большинство в сенате. В 24 штатах демократам не удалось провести ни одного своего кандидата. Демократическая партия делилась на две группы: на правое крыло, поддерживавшее политику Кливленда, и на «левых», которые, стремясь использовать популистское движение на Западе, отстаивали дешёвые деньги. Многие демократы западных и южных штатов объединились с популистами, принимавшими активное участие в кампании 1894 г. Ораторы Популистской партии разоблачали политику, проводившуюся Кливлендом, указывая на нужду и низкий уровень жизни трудящихся. «Теперь существует, — заявил Доннелли в одной из своих речей, — две партии, борющиеся друг против друга, аристократия против народа. 30 тысяч семей владеют половиной всего богатства страны, в созидании которого они не принимали никакого участия. Они присвоили то, что было создано трудом всего народа» х. Большая часть избирательных речей была посвящена вопросу о свободной чеканке серебра. Нужно помнить, что популисты отрицали революционную борьбу, полагаясь почти исключительно на парламентскую деятельность. «Мы верим, — заявил тот же Доннелли, — что путь реформы лежит не через факел и ружьё, а через избирательную урну» 1 2. В этом отношении партия популистов представляла собой типичную реформистскую партию. Хотя популисты и утверждали, что их силы окрепли, поскольку в избирательной кампании 1894 г. они получили 1 471 590 голосов, в то время как в 1892 г. за них было подано Г 041 028 голосов, однако результаты выборов отнюдь не оправдали их .надежд. Несмотря на то что в большинстве западных штатов, включая и те, в которых в 1892 г. популисты получили большинство, они получили большее количество голосов, им не удалось добиться господствующего положения ни в одном из штатов. Неудачи популистов в 1894 г. объясняются тем, что во многих районах они выступали не как самостоятельная партия, а объединялись либо с демократами, либо с республиканцами и представители, избранные в национальную палату или сенат путём голосования за единые списки, обычно примыкали к демократам или республиканцам. Лишь четыре члена палаты и четыре сенатора открыто заявляли о своей принадлежности к партии популистов. 1 J. D. Hicks, The Populist Revolt, стр. 331, 2 Там же, стр. 324.
142 Глава III Результаты избирательной кампании доказали, что классовое сознание рабочих и трудящихся фермеров всё ещё находилось на невысоком уровне. Даже среди сторонников третьей партии не было единства. Обе буржуазные партии спекулировали на требованиях масс. В 1892 г. фермеры и часть рабочих поддержали демократов, поскольку те обещали им понижение тарифов, снижение цен на продукты, реформу валютной системы и пр. Антинародная политика Кливленда привела к тому, что трудящиеся начали отходить от демократической партии. Однако парламентские иллюзии и вера в избирательную систему были ещё настолько сильны, что в 1894 г. массы стали поддерживать республиканцев, забывая, что в своё время республиканская партия показала себя не менее яростной защитницей интересов капиталистов, чем демократическая партия. Кризис 1893 г. временно парализовал про- Массовое мьгшленную жизнь США. Правительство, РГолодныйИпоходС стаРа'в111ееся вывести страну из кризиса, пе- безработных р ел ожило всю его тяжесть на плечи трудя¬ щихся. Фабрики или были закрыты или работали неполное время. Заработная плата была снижена. В рабочих кварталах индустриальных городов царили нужда и тяжёлые жилищные условия. На фабриках и в шахтах рабочие работали во вредных, антисанитарных условиях. Заработная плата не поспевала за всё растущей дороговизной. Неквалифицированный рабочий зарабатывал менее 10 долл, в неделю, квалифицированный — редко более 20 долл., заработок же женщин на Юге был не выше 3—4 долл, в неделю. Вообще положение трудящихся работниц текстильных предприятий Юга было поистине трагичным. Расследование, проведённое в 90-х годах, доказывает, что заработок промышленных рабочих не обеспечивал им даже самого низкого уровня жизни. Отчаянное положение безработных привело к тому, что во многих частях страны стихийно организовывались голодные походы. Безработные направлялись в Вашингтон, чтобы подать правительству петиции о принятии законов в пользу безработных. Тысячная армия безработных во главе с бывшим офицером Фраем весною 1894 г. начала свой поход из Лос-Анжелеса, захватывая по дороге проходившие поезда. Двухтысячный поход был организован из Сан-Франциско. Весной 1894 г. были организованы также походы из Среднего Запада и с Юга Одним из наиболее видных лидеров безработных в то время был бывший член Гринбекской партии, разорившийся предприниматель Джекоб Кокси. Кокси не был революционером. Несмотря на глубокую ненависть к банкирам и монополистам, которые фактически управляли государством, Кокси, как типич¬
Внутренняя политика в 90-х гг. XIX в. 143 ный реформатор, веривший в возможность повлиять на существующее правительство и заставить его провести мероприятия, которые разрешат проблему безработицы, предлагал следующий план: правительство должно выпустить на 500 млн. долл, беспроцентных облигаций для ремонта дорог; штаты, графства и муниципалитеты также должны выпустить такие беспроцентные облигации для проведения работ по реконструкции дорог, улиц, школьных зданий и пр.; облигации должны быть обменены на кредитные билеты и в течение 25 лет покрыты за счёт налогов. Такое финансирование общественных работ должно было явиться помощью безработным, каждому из которых гарантировалась работа, оплачивавшаяся не менее 1,5 долл, за восьмичасовой рабочий день Чтобы повлиять на конгресс и заставить его принять этот план, Кокси предложил безработным организоваться в группы или армии и двинуться на Вашингтон. Здесь они должны были передать свои требования в форме петиции и оставаться, пока они не будут удовлетворены. 24 марта 1894 г. группа безработных во главе с Кокси начала свой поход из Массилона (Огайо) на Вашингтон. Её примеру последовали безработные различных городов. Несмотря на то что поход безработных носил исключительно мирный характер, капиталистическая пресса и политиканы обеих партий подняли тревогу, утверждая, что священным правам частной собственности грозит опасность. Для того чтобы дискредитировать движение и мобилизовать силы против безработных, правительственные агенты и газеты начали распространять всякие лживые слухи. Они требовали, чтобы против безработных были приняты самые решительные меры. Генеральный прокурор Ричард Ольни обещал беспощадно расправиться с участниками голодного похода, число которых всё уменьшалось из-за трудностей в пути и отсутствия средств. Он мобилизовал тысячу судебных чиновников, которые тщательно следили за походом. Для «наведения порядка» Ольни посылал федеральные войска, которые разгоняли безработных и арестовывали их вождей. В ряде мест происходили схватки, в результате которых были убитые и раненые. Ольни заверял Кливленда, что принятые им меры помешали «по крайней мере 60 или 70 тыс.» безработных войти в Вашингтон 1 2. 1 D. D. Lescohier and Е. Brandeis, стр. 124—126; R. Ліс. Elroy, Grover Cleveland. The Man and the Statesman, Vol. II, New York 1923 (в дальнейшем: R. Me. Elroy), стр. 142. 2 M. Josephson, The Politicos, 1865-^1896, стр. 563.
144 Глава III В конечном счёте в Вашингтон пришло лишь свыше тысячи участников голодного похода. Кокси начал переговоры с полицией Вашингтона о том, чтобы было разрешено безработным пройти мирной демонстрацией по улицам мимо здания конгресса, в то время как комитет будет передавать конгрессу петицию о принятии закона о реконструкции дорог. •Несмотря на то что полиция отказала в этой просьбе, 1 мая 1894 г. армия Кокси вступила в город и прошла по Пенсильванской улице. Демонстрация трудящихся, достигающая 15— 20 тыс. человек, приветствовала безработных, но полиция не допустила безработных к зданию конгресса. Кокси и два главных его помощника были арестованы, и их продержали в тюрьме 20 дней, безработные же были разогнаны. 1894 г. был также годом подъёма стачечной борьбы. По официальным данным, 690 тыс. рабочих1 было вовлечено в стачечное движение против всё усиливающегося наступления предпринимателей, против снижения заработной платы. Стачечное движение охватило угольные районы Пенсильвании, Огайо и Иллинойса, а также железные доропи Чикаго и других индустриальных центров. 21 апреля .началась стачка углекопов, которой руководил Объединённый союз горняков. Союз этот имел лишь 20 тыс. членов, но в стачку было вовлечено свыше 125 тыс. горняков2. Позднее она расширилась, причём многие из бастующих вступали в союз. Стачечники требовали восстановления уровня заработной платы, существовавшего до кризиса 1893 г. Предприниматели, которым оказывало поддержку правительство, -не только не пошли на повышение зарплаты, но добились того, что рабочим после трёхмесячной борьбы пришлось вернуться на работу при новом снижении заработной платы. Самым крупным выступлением рабочих -в 1894 г. была пульманская забастовка. Пульман — маленький городок, расположенный у южной окраины Чикаго, был основан в 1880 г. Джорджем Пульманом. Всё в этом городке принадлежало компании «Пульман», салон-вагоны. 5 тыс. рабочих со своими семьями почти целиком зависели от компании, которая одновременно выступала и в роли предпринимателя, и в роли домовладельца. Положение рабочих было исключительно тяжёлым. Во время кризиса 1893 г. компания уволила около тысячи рабочих. Заработная плата занятых на производстве рабочих 1 F. Peterson, стр. 29. По данным J. Commons, History of Labour in the United States, Vol. II, число бастующих в 1894 г. достигло 750 тыс. человек. 2 Anna Rochester, стр. 179. Пульманская забастовка и политика репрессий Кливленда производившей
Внутренняя политика в 90-х гг. XIX в. 145 была с сентября 1893 г. по 1 мая 1894 г. снижена в среднем на 25—40%. Положение рабочих осложнялось ещё отказом компании понизить плату за квартиру и коммунальные услуги, которая была примерно на 20—25% выше, чем в Чикаго и других городах1. Доведённые до отчаянья безработицей, понижением заработной платы и нищетой, рабочие решили предъявить свои требования компании. Они избрали из своей среды комитет для переговоров с компанией о сохранении прежнего уровня заработной платы. Компания отказалась удовлетворить это требование и уволила трёх членов комитета. Это привело к объявлению стачки. Рабочие начали борьбу при чрезвычайно тяжёлых обстоятельствах. В своей книге «Chicago То-day» («Чикаго сегодня») Вильям Стед приводит выдержку из обращения бастующих к гражданам Чикаго, в которой описываются условия жизни пульманского рабочего городка в начале стачки. «Население, работающее в Пульманской компании, — говорилось в этом обращении, — бедствует и голодает. Свыше 5 тыс. человек, находящихся в самой крайней нужде, обращается к либерально мыслящим жителям Чикаго с просьбой о помощи... Они борются против рабства, худшего, чем рабство негров на Юге... В настоящий момент, когда они ведут борьбу за прожиточный минимум, за законный дневной заработок, за законный рабочий день, они не имеют ни гроша и им угрожают голод и отчаяние. ...Помогите им, как вы хотели бы, чтобы вам помогли в час беды. Их дело является делом всего человечества. Их борьба — это борьба честного труда против алчных корпораций»2. Пульманская стачка связана с деятельностью Юджина Дебса, одного из вождей социалистического движения США. Дебс родился 5 ноября 1855 г. в Терре-Хоте (Индиана). 14 лет Дебс поступил на службу на железную дорогу, вначале в качестве уборщика вагонов, потом красильщика и, наконец, кочегара на паровозе. С юношеских лет он решил посвятить свою жизнь борьбе за рабочее дело и стал одним из вождей профсоюзного и социалистического движения. Дебс принимал активное участие в «Братстве паровозных кочегаров» и в течение ряда лет был его секретарём и издателем журнала. Он проводил последовательную борьбу против принципов тред-юнионизма 1 «Report on the Chicago Strike of June — July 1894, by the United States Strike Commission», Washington 1895 (в дальнейшем: «Report on the Chicago Strike of June — July 1894»), стр. XXXV. 2 W. T. Stead, Chicago To-day, London 1894, стр. 178. Цит. по книге: Almont Lindsey, The Pulman Strike, Chicago 1942 (в дальнейшем: A. Lindsey), стр. 101. 6 Л. И. Зубок
146 Глава 111 и цеховщины, доказывая, что организация железнодорожников ло отдельным братствам делает их бессильными в борьбе против могущественных корпораций. Помимо того, братства объединяли лишь квалифицированных рабочих и громадная масса неквалифицированных или полуквалифицированных рабочих оставалась неорганизованной. Дебс вёл энергичную кампанию за создание производственного союза железнодорожников и в июне 1893 г. добился организации Американского железнодорожного союза, число членов которого в следующем году достигло 150 тыс. человек. Пульманские рабочие присоединились к этому союзу. Американскому железнодорожному союзу противостояла Всеобщая ассоциация предпринимателей, основанная в 1886 г., которая к 1894 г. объединяла владельцев 24 железнодорожных линий, контролировавших до 64 тыс. км железнодорожного пути, с капиталом свыше 2 млрд. долл, и с количеством рабочих, достигавшим 221 тыс. человек. Чистый доход всех членов ассоциации за один 1894 г. превышал 102 млн. долл.1 Ассоциация оказывала своим членам помощь во время конфликтов с рабочими и обеспечивала им набор штрейкбрехеров. После 1893 г. она вела усиленную борьбу против деятельности союза железнодорожников и таким образом против железнодорожников всегда выступали объединённые силы 24 могущественных корпораций, членов ассоциации. Стачка, начавшаяся в мае, охватила вначале лишь часть пульманских рабочих. Однако, когда компания объявила локаут всем рабочим, стачка стала распространяться. Стачечники обратились за поддержкой к союзу железнодорожников, и вскоре приехал Дебс, чтобы самому ознакомиться с положением, создавшимся в Пульманском городке. Дебс убедился в справедливости требований железнодорожников и со свойственной ему энергией и страстностью возглавил борьб^ рабочих. 21 июня 1894 г. союз уведомил компанию о том, что в случае отказа в течение четырёх последующих дней продолжить переговоры члены союза, где бы они ни работали, не станут прицеплять пульманские вагоны2. Компания отказалась от дальнейших переговоров, и 26 июня началась стачка солидарности, и движение по всей линии от Чикаго до Тихоокеанского побережья было парализовано. Несмотря на то что руководство Американской федерации * *1 «Report on the Chicago Strike of June — July 1894», стр. XXVIII; Grover Cleveland, The Government in the Chicago Strike of 1894, Princeton 1913 (в дальнейшем: G. Cleveland), стр 4—5. * См. С. Иелн, Из истории забастовочного движения в США, стр. 112.
Внутренняя политика в 90-х гг. XIX в. 147 труда не поддержало стачки солидарности, что ещё раз доказало реакционный характер этой организации, стачка вскоре распространилась на всю страну и охватила около 100 тыс. рабочих 1. Ассоциация предпринимателей и правительство мобилизовали силы против стачечников, решив не только сломить их сопротивление, но и уничтожить союз железнодорожников. Больше всего железнодорожные магнаты боялись организации единого союза, который объединил бы всех железнодорожников страны, считая, что до сих пор деятельность союза находилась ещё в зачаточном состоянии. Ассоциация организовала по всей стране агентства по мобилизации штрейкбрехеров. Она использовала шпионов и провокаторов, которые должны были подготовить почву, для того чтобы предприниматели могли начать судебное дело против руководителей стачки. Стачка охватывала одну за другой главные железнодорожные ветки, причём стачечники проявляли единство, непреклонную волю к борьбе и энергию и соблюдали возможно больший порядок. Будучи способным организатором и пламенным оратором, Дебс внушал стачечникам стремление к солидарности и дисциплине. В период с 26 июня по 3 июля, когда забастовка охватила все основные железные дороги, не было слышно ни об одном случае насилия. Дебс постоянно внуш'ал участникам этой крупнейшей стачки солидарности крайнюю бдительность по отношению к шпионам и провокаторам, стремившимся спровоцировать какие-нибудь насильственные действия, с тем чтобы призвать войска «для водворения порядка». Однако, несмотря на это, ведущие капиталистические газеты подняли кампанию против Дебса и стачечников. Воззвание, в котором Дебс, обращаясь к трудовому населению, утверждал, что «борьба с Пуль- манской компанией превратилась в борьбу между производящими классами и капиталистами страны», они называли «объявлением войны». «The Chicago Tribune» кричала о «тирании Дебса», «Nation» писала «о восстании железнодорожников против народа». Бессовестно извращая факты, капиталистическая пресса и агенты железнодорожных компаний и департамента юстиции старались возбудить общественное мнение против бастующих и дискредитировать союз, обвинив его в стремлении сбросить существующее правительство. Всё это делалось для того, чтобы оправдать вмешательство федерального правительства для защиты интересов железнодорожных магнатов. Железнодорожные магнаты находили также поддержку у главного прокурора Ольни. Ольни являлся директором нескольких железнодорожных корпораций, в ведение которых входили железнодорожные линии Чикаго, Барлингтон и Квинси, а 1 «Report on the Chicago Strike of June —July 1894», стр. XVIII.
148 Глава III также Центральная нью-йоркская дорога. Расправившись с движением безработных, он сосредоточил всё своё внимание на стачке железнодорожников. Агенты департамента юстиции были разосланы по всей стране, с тем чтобы провоцировать инциденты, требующие вмешательства правительства. Обычно их донесения поступали непосредственно к Ольни. Последний объявил стачку «заговором» и «восстанием», которое «угрожало существующему порядку». Одновременно с этим он старался создать такое положение, которое могло бы оправдать объявление стачки незаконной согласно антитрестовскому закону Шермана * *. Таким образом, этот преданный покровитель трестов намерен был использовать антитрестовский закон против рабочих. Правительственные агенты орудовали во всех районах, охваченных стачкой, провоцируя стачечников вступать в конфликты со штрейкбрехерами и шпионами. Вскоре Ольни заявил, что стачечники мешают нормальной работе почты, и «по требованию» правительственных чиновников Чикаго и окружного прокурора сюда были посланы войска. Однако присутствие войск и агентов-провокаторов не могло сломить боевой дух и солидарность рабочих, и стачка приобретала всё более революционный характер. То в одном, то в другом месте вспыхивали беспорядки, стачечники опрокидывали вагоны, а несколько деревянных вагонов было сожжено. Между тем результаты стачки железнодорожников стали ощущаться чрезвычайно остро: останавливались фабрики, закрывались бойни, была парализована перевозка зерновых продуктов и скота. 2 июля по совету Ольни окружной суд Иллинойса вынес чрезвычайное судебное предписание, запрещавшее членам союза и всем другим лицам вмешиваться в движение поездов или заставлять предпринимателей отказываться от исполнения своих обязанностей. Запрещалось также уговаривать железнодорожников прекратить работу 2. По существовавшим законам всякий не подчинившийся судебному предписанию мог быть привлечён к суду за неуважение к законной власти и судья мог вынести приговор без присяжных заседателей, причём подсудимый лишался права вызова свидетелей. В начале июля провокаторская деятельность правительственных агентов привела к тому, что участились случаи насилия. 6 июля наёмные провокаторы предпринимателей уничтожили железнодорожное имущество стоимостью в 340 тыс. долл. 1 Grover Clet/eland, стр. 15—20; Е. Berman, Labor Disputes and the President of the United States, New York 1924, стр. 17—18. * E. Berman, стр. 18—19.
Внутренняя политика в 90-х гг. XIX в. 149 Вечером в одном из депо Чикаго было сожжено не менее 700 вагонов. С 6 по 9 июля войска, численность которых была доведена до 14 тыс., ежедневно стреляли в стачечников и сочувствующих им. 7 июля от 20 до 30 человек было убито и несколько десятков ранено. 8 июля Кливленд обратился к гражданам Иллинойса с предупреждением, чтобы они не устраивали сборищ *. На следующий день президент обратился с новым воззванием, в котором призывал население всех мест, на которые распространилась стачка, «10 июля мирно разойтись по своим жилищам не позднее 3 часов дня» 1 2. 10 июля Дебс и его ближайшие помощники были арестованы, затем выпущены на поруки, снова арестованы и брошены в тюрьму по обвинению в неуважении к судебной власти. На здание союза был совершён полицейский налёт, во время которого все комнаты были обысканы, книги, бумаги, протоколы и переписка, в том числе и частная корреспонденция Дебса, были захвачены и переданы властям. Будучи ещё на свободе, Дебс через союзы Чикаго призывал объявить всеобщую стачку всех организованных рабочих страны. Однако руководство АФТ не только отказалось призвать рабочих к стачке солидарности с железнодорожниками, но настаивало на прекращении стачки3. Оно доказывало бастующим железнодорожникам безнадёжность борьбы против федеральных войск, посланных в районы забастовки. Штрейкбрехерская позиция руководства АФТ, жестокое применение судебных предписаний, действия федеральных и штатных войск, арест рабочих вождей и более 700 активных стачечников 4, а также бедственное положение стачечников и их семей — всё это в конце концов сломило героическую борьбу железнодорожников. Стачка закончилась, и движение на железных дорогах постепенно восстанавливалось. Американский железнодорожный союз, являвшийся одним из первых крупных производственных союзов, был разгромлен. Террористическая деятельность правительства во время пульманской стачки вызвала возмущение рабочих и всех прогрессивных организаций страны. Они открыто осуждали политику Кливленда и Ольни и применение судебных предписаний, запрещавших принимать какое-либо участие в стачке. На массовом митинге в Нью-Йорке, в котором приняло участие 10 тыс. человек, была принята резолюция, разоблачавшая единый фронт правительства и предпринимателей против рабочих, 1 Grover Cleveland, стр. 34—36. 2 R. Me. Elroy, Vol. II, стр. 166. 2 М. Josephson, The Politicos, 1865—1896, стр. 582—583, 4 Там же, стр. 583. я
150 Глава III борющихся за свои законные требования. Больше всего рабочие были возмущены постановлением правительства, узаконивающим применение судебных предписаний, запрещающих участие в стачках. Это постановление давало правительству сильное оружие в борьбе против рабочих, так как допускало заключение в тюрьму их организаторов за «оскорбление» суда без судебного разбирательства и без участия присяжных. «Продажность капиталистического правительства, — писал Дебс, — никогда ещё не показала себя так открыто, как в этот раз. Каждый департамент штатного управления был открыто отдан на обслуживание предпринимателей, и республиканские и демократические чиновники соперничали друг с другом в радостном желании услужить своим хозяевам» г. Дебс в то время ещё не понимал классовой природы буржуазного правительства, выполнявшего волю железнодорожных магнатов. Действия правительства были продиктованы классовыми интересами и стремлением разгромить бастующих железнодорожников, а не только его продажностью. Местные союзы принимали резолюции, осуждающие политику правительства, преследование рабочих и применение вооружённой силы против стачечников. В резолюции бостонских рабочих говорилось, что политика федерального правительства является доказательством его неразрывной связи с капиталистическим классом и узурпацией власти. В конгресс поступали петиции, требующие расследования штрейкбрехерской деятельности Ольни. В одном из писем, посланном на имя Кливленда, говорилось: «Народ нашей страны нельзя дольше обманывать, и если в этот раз не будет восстановлена справедливость, в течение трёх лет он поднимется и путём террора обеспечит себе те права, в которых ему отказывают современные законы...»* 2. Генри Ллойд, выступавший в своих произведениях против монополий, доказывал, что плутократия ошибается, если полагает, что может силой подавить право на стачку. «Я не отчаиваюсь, — писал он, — крайности, на которые идут защитники капитала, вселяют в меня надежду. Они сделают для нас то, что в 1861 г. сделал Юг для Севера» 3. Несмотря на то что пульманская стачка закончилась поражением, она имела чрезвычайно важное значение для развития классового сознания рабочих. Она разоблачила методы монополистов и правительства и показала рабочим, что только путём организации в сильные производственные союзы они смогут вести борьбу против объединённых сил предпринимателей и Г 1 А. Бимба, История американского рабочего класса, стр. 162, 2 L, Lindsey, стр. 322. 3 Там_же, стр. 359.
Внутренняя политика в 90-х гг. XIX в. 151 правительства. Пульманская стачка, которая была более чем просто экономической борьбой, безусловно, дала рабочим большой опыт и ценный урок для будущего. Подводя итоги пульманской стачки, союз железнодорожников справедливо писал: «Такое окончание наиболее значительной стачки нашего времени не является поражением и не может им быть, поскольку мы так близки к веку, когда массы, безусловно, займут то место в политике народов, которое теперь отдано привилегированным классам» Американская буржуазия была напугана массовым движением, развернувшимся в 1894 г. Капиталистическая пресса призывала к борьбе против «насильственных» действий. Газета «The Chicago Tribune» в многочисленных статьях кричала о «власти толпы», царившей в Чикаго, о «тираний'Дебса». «The New York Tribune», комментируя движение безработных, возглавляемое Кокси, писала, что оно является «заговором анархистов, направленным на свержение капитала». Другие реакционные газеты помещали статьи под такими заголовками, как «Бунт Дебса», «Мощный бойкот» и т. д.1 2 Шум, поднятый прессой, имел целью мобилизовать все силы буржуазной государственной машины на разгром массового движения и воспрепятствовать стремлению рабочих к независимому политическому действию. Президент и секретарь по военным делам готовы были бросить все вооружённые силы против рабочих. Правительство использовало положение, вызванное развитием массового движения, для увеличения федеральной армии, милиции штатов и сил департамента юстиции. Правительством был разработан план дислокации армии, с тем чтобы иметь возможность более эффективно осуществлять мероприятия, направленные против рабочего класса. Подавление пульманской стачки и примене- С одна л истич ес к ое ние вооружённой силы против бастующих не в 90-х годах могли не повлиять на развитие политического движения рабочих. Среди передовых рабочих, как в профсоюзных организациях, так и в Социалистической рабочей партии, обсуждался вопрос о причинах поражения крупных забастовок. Среди некоторых социалистически настроенных рабочих возродились лассальянские взгляды — признание только парламентской борьбы и отрицание необходимости участия в массовом профсоюзном движении. На некоторых из них оказывала влияние лассальянская группа во главе с Розенбергом, которая, хотя и была исключена из Социалистической рабочей партии в 1889 г., продолжала свою вредную 1 L. Lindsey, стр. 361. 2 L. Adamic, глава 11.
152 Ґлава Ш работу как отдельная группа. Другие деятели рабочего движения — Дебс, Хейвуд, Де Леон — справедливо считали, что цеховые союзы изжили себя, что для успешной борьбы с трестированным капиталом необходимо создать мощные производственные профсоюзы. Этим объясняется, почему Дебс организовал Американский железнодорожный союз, игнорируя существующие уже цеховые союзы железнодорожников. Этим же объясняется, почему в 1893 г. в западных штатах был основан революционный производственный союз металлистов — Западная федерация горняков — в условиях, когда уже существовал Объединённый профсоюз горняков, примыкавший к АФТ. В уставе Западной федерации горняков ясно говорилось о существовании непримиримой классовой борьбы; указывалось, что только call рабочий класс может и должен добиться своего освобождения. Западная федерация горняков считала необходимым вести борьбу за организацию рабочих в производственные союзы и признавала объединённые политические действия пролетариата как метод борьбы против эксплуататоров. Признанным вождём этой федерации стал Вильям (Билл) Хейвуд. Под руководством Хейвуда, преданного борца за дело рабочего класса, Западная федерация горняков провела ряд боевых стачек, которые привлекали внимание всей страны. Во время стачек горняков антрацитных районов, в 90-х годах, руководство федерации оказывало большую денежную помощь бастующим и готово было объявить забастовку солидарности, если Объединённый профсоюз горняков примет решение об объявлении всеобщей забастовки горняков всей страны. В социалистическом движении в 90-х годах Социалистическая рабочая партия по-прежнему проводила сектантскую политику, мешавшую ей связаться с массовым движением. К концу столетия, после почти 25-летнего существования, СРП насчитывала не более 5—6 тыс. членов, разбросанных по 26 штатам *. В 1890 г. в партию вступил Даниэль Де Леон. Даниэль Де Леон родился в 1852 г. в Венесуэле. Среднее и высшее образование он получил в Германии, Голландии и США. Он изучал историю, юриспруденцию, философию и математику. После окончания Колумбийского университета Де Леон был оставлен при нём в качестве доцента по международному праву. В середине 80-х годов ДеЛеон окончательно порвал с академической жизнью и решил посвятить себя рабочему движению. Он прошёл путь от учений Генри Джорджа и утописта Беллами до социализма. Вступив в Социалистическую 11 William. Z. Foster, The History of the Communist Party of the United States, crp. 88.
Внутренняя политика в 90-х гг. XIX в. 153 рабочую партию, он вскоре благодаря своей неутомимой анергии и способностям выдвинулся в руководство партии. Вся деятельность партии до 1914 г. связана с именем Де Леона. Де Леон много сделал для классового воспитания американского пролетариата. Он доказывал рабочим непримиримость их интересов с интересами буржуазии и необходимость самостоятельной политики пролетариата. Де Леон немало поработал над тем, чтобы партия опиралась на коренных американских рабочих, а не только на иммигрантов, как это было до 90-х годов. Однако даже деятельность Де Леона не изменила основного направления работы партии. Она по-прежнему оставалась оторванной от масс. Сектантство и доктринёрство всё ещё господствовали в партии. Это объясняется главным образом тем, что сам Де Леон никогда не стал последовательным марксистом и по ряду коренных вопросов, как мы увидим, сползал на рельсы синдикализма. В 1891 г. Даниэль Де Леон стал редактором официального органа СРП «The People» («Народ»). Его выступления в печати и с трибуны оказывали глубокое влияние на развитие не только Социалистической рабочей партии, но и всего левого крыла как в рабочем, так и в социалистическом движении. В 1892 г. Социалистическая рабочая партия впервые участвовала в избирательной кампании. Кандидатом в президенты был выдвинут Саймон Уинг, фотограф, бывший аболиционист, и Чарльз Матчетт, механик, активный деятель в «Ордене рыцарей труда». Партия получила 21 157 голосов, из которых 18 147 были собраны в штате Нью-Йорк1. На выборах в 1896 г. партия собрала 36 534 голоса * 2. В течение 90-х годов социалисты вели активную борьбу внутри АФТ, пытаясь добиться принятая тред-юнионами решения о создании массовой партии пролетариата. Руководство АФТ во главе с Гомперсом категорически выступало против независимого политического действия рабочего класса. Тем самым оно оказывало большую помощь буржуазии, ревностно охранявшей двухпартийную систему. Ещё на съезде АФТ в 1892 г. социалистам вопреки воле гомперсистов удалось добиться принятия резолюции, поручавшей исполкому АФТ проведение кампании среди членов тред- юнионов за независимое политическое действие. Однако в этой резолюции указывалось, что участие в политической борьбе не должно быть связано с основными функциями црофсоюзов. J. Commons, Vol. II, стр. 518. 2 William Z. Foster. History of the Communist Party of United States., стр. 86.
154 Глава III На съезде в 1893 г. социалисты внесли на обсуждение «политическую программу». В программу были включены следующие требования: введение 8-часового рабочего дня, организация правительственной инспекции на заводах и шахтах, уничтожение потогонной системы, отмена системы законтрактованного труда на общественных работах, национализация телеграфа, телефона, железных дорог и шахт, коллективное владение народом всеми средствами производства и распределения и т. д.* 1 Съезд принял резолюцию о передаче этой программы на обсуждение примыкающих к АФТ организаций. Объединённый профсоюз горняков, профсоюзы металлистов, портных, сапожников, деревообделочников, а также ряд городских объединений и объединений по штатам одобрили политическую программу. Однако исполком АФТ игнорировал волю рядовых членов и низовых организаций и продолжал политику поддержки одной из двух буржуазных партий. Гомперс, Штрассер и другие руководители АФТ выступали главным образом против пункта о «коллективном владении народом всеми средствами производства и распределения». На съезде АФТ в 1894 г. Гомперс открыто выступил против принятия политической программы. Ему удалось мобилизовать на свою сторону большинство делегатов, которые, игнорируя решения низовых организаций, выступили против программы. Таким образом, съезд высказался против независимого политического действия рабочего класса. 'Социалистически настроенные делегаты тогда объединились с оппозицией из Объединённого профсоюза горняков и провалили кандидатуру Гомперса в президенты АФТ. Это был единственный год, когда Гомперс был отстранён от руководства АФТ2. Работа социалистов внутри «Ордена рыцарей труда» привела к временному успеху. В 1893 г. удалось отстранить реакционера Паудерли от руководства Орденом и избрать руководителем Соврейна. Однако Соврейн вскоре порвал с социалистами. Разочарованные результатами своей работы внутри АФТ и в «Ордене рыцарей труда» социалисты вступили на ошибочный путь создания своей собственной профсоюзной организации. В 1895 г. по инициативе ДеЛеона был создан «Социалистический альянс квалифицированных и неквалифицированных ра¬ 1 J. Commons, Vol. II, стр. 509—510. 1 L. L. Lorwin, The American Federation of Labor History, Policies and Prospects, Washington 1933, стр. 38—39.
Внутренняя политика в 90-х гг. XIX в. 155 бочих». Во время своего расцвета альянс насчитывал немногим более 20 тыс. членов. Альянс, хотя и был профессиональной организацией, в то же время являлся как бы филиалом Социалистической рабочей партии и больше внимания уделял вопросам политической деятельности, чем экономической борьбы. По своей структуре альянс во многом напоминал организацию «Рыцарей труда». Создание альянса было ошибкой СРП. Оно только привело к дальнейшей изоляции партии от основной массы организованных рабочих. Гомперс и его сторонники получили возможность распоряжаться тред-юнионами. Они усилили борьбу против независимого политического действия пролетариата, против социалистов и Популистской партии. Неправильно поняв значение фермерского движения и восприняв лассальянскую антимарксистскую идею о том, что пролетариату противостоит сплошная враждебная ему, реакционная масса, СРП, руководимая Де Леоном, отказалась от участия в популистс