Подлинная  история тамплиеров
Благодарности
Введение
Часть  первая. Бедные  рыцари  Христовы
Глава  вторая.  Гуго  де  Пейн
Глава  третья.  Балдвин  II,  король Иерусалимский
Глава  четвертая.  Гуго,  граф Шампаньский
Глава  пятая.  Бернар  Клервоский
Глава  шестая.  Гуго  де  Пейн  и  его сподвижники  пускаются  в  путь
Глава  седьмая.  Церковный  собор  в  Труа
Глава  восьмая.  Плодитесь и  размножайтесь
Глава  девятая.  Жизнь  тамплиера  согласно уставу  ордена
Глава  десятая.  Мелисанда,  королева Иерусалима
Глава  одиннадцатая.  Фулк  Анжуйский, супруг  королевы
Глава  двенадцатая.  Храм  Соломона в  Иерусалиме
Глава  четырнадцатая.  Второй  крестовый поход
Часть  вторая. Годы  славы
Глава  третья.  Кто  же  такие  эти сарацины
Глава  четвертая.  Саладин
Глава  пятая.  Ричард  Львиное  Сердце
Глава  шестая.  Ассасины
Глава  седьмая.  Госпитальеры
Глава  девятая.  Тамплиеры  и  Людовик  IX Святой,  король  Франции
Глава  десятая.  Тамплиеры  и  деньги
Глава  одиннадцатая.  Тамплиеры в  Париже
Глава  двенадцатая.  Тамплиеры  в  Лондоне
Глава  тринадцатая.  Последняя  линия обороны.  Падение  Акры  и  утрата  Святой земли
Часть  третья. Конец  Ордена  бедных  рыцарей
Глава  вторая.  Филипп  Красивый
Глава  третья.  Пятница,  тринадцатое. Арест  и  суд
Глава  четвертая.  Обвинения  против тамплиеров
Глава  пятая.  Гийом  де  Ногаре
Глава  шестая.  Вьеннский  собор  и  конец Ордена  тамплиеров
Глава  седьмая.  Хронология  судебного процесса
Глава  восьмая.  Судебные  процессы  за пределами  Франции
Глава  девятая.  Тайные  обряды  инициации
Глава  десятая.  Маргарита  Порет
Глава  одиннадцатая.  Кем  же  были тамплиеры
Глава  двенадцатая.  Другие  бравые  парни. Региональные  военные  ордена
Глава  тринадцатая.  Бафомет
Глава  четырнадцатая.  Катары
Часть  четвертая. Начало  легенды
Глава  вторая.  Что  произошло с  тамплиерами
Глава  третья.  Святой  Грааль
Глава  четвертая.  Тамплиеры  в  Дании. Остров  Борнхольм
Глава  пятая.  Тамплиеры  и  Туринская плащаница
Глава  шестая.  Тамплиеры  в  Шотландии. Часовня  Росслин
Глава  седьмая.  Масонство  и  тамплиеры
Эпилог
Как  узнать,  что  перед  вами  — псевдоисторическая  литература
Хронология
Оглавление
Text
                    От  автора  бестселлера
«Подлинная  история  “Кода  Да  Винчи
 Шаран  Ньюман
 ПОДЛИНЩЩ
 история  а»


Шаран Ньюман ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ ТАМПЛИЕРОВ
Sharan Newman / THE REAL 1 HISTORY BEHIND THE TEMPLARS
Шаран Ньюман ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ ТАМПЛИЕРОВ Москва Книжный клуб 86.6
УДК 821-111(73).09 ББК 83.3-7 Сое Н92 Sharan Newman The Real History Behind The Templars Художник - П. Бем Перевод с английского В.И. 1енкина Печатается с разрешения автора, литературных агентств Don Congdon Associates и Andrew Nürnberg Associates Ньюман, Ш. H92 Подлинная история тамплиеров / Шаран Ньюман ; [перевод с англ. В.И. Генкина]. - М. : Книжный Клуб 36.6, 2008. - 496 с. ISBN 978-5-98697-119-3 Тамплиеры - кто они? Защитники христианства или коварные еретики? Где лежат - и лежат ли? - спрятанные ими сокровища? Куда делся Святой Грааль? Кто открыл Америку - Колумб или тамплиеры? А может быть, Орден храмовников не исчез и существует по сей день? Ответы на эти и многие другие вопросы - в книге Шаран Ньюман. Это не просто «подлинная история» - это подлинная энциклопедия рыцарей Храма! Охраняется Законом РФ об авторском праве ISBN 978-5-98697-119-3 Copyright © 2007 by Sharan Newman © В. Генкин, перевод, 2008 © Издание на русском языке, оформление. «Книжный Клуб 36.6», 2008
Благодарности Я благодарю: профессора Малкольма Барбера — за ту щедрость, с кото¬ рой он на протяжении нескольких лет делился со мной своими глубокими познаниями в истории тамплиеров, и бесконечное терпение, с которым он отвечал на мои бесчисленные вопросы, посылаемые ему по электронной почте; профессора Пола Кроуфорда из Калифорнийского уни¬ верситета Пенсильвании1 — за помощь в разработке темы «Тамплиеры, Филипп Красивый и Парижский университет»; доктора Розанну Элдер из Цистерцианского института2 — за сведения из последних изысканий о Бернаре Клервоском; Нормана Хинтона, заслуженного профессора в отставке (Иллинойский университет в Спрингфилде), — за помощь в ра¬ боте с источниками о тамплиерах на среднеанглийском языке; профессора Иануса Меллера Иенсена из Университета Южной Дании — за сведения об отражении идеалов Ордена тамплиеров в датских сказаниях; 1 Имеется в виду университет, расположенный в г. Калифорния, шт. Пенсильвания, который не следует путать с Калифорнийским уни¬ верситетом, имеющим факультеты и филиалы в различных городах Ка¬ лифорнии, и Университетом штата Калифорния. — Прим, перев. 2 Имеется в виду Институт цистерцианских исследований (Institute of Cistercian Studies) в г. Каламазу, шт. Мичиган. — Прим, перев. 5
профессора Курта Вилладса Йенсена из Университета Южной Дании — за сведения о том, насколько вероятным было пребывание тамплиеров в Дании; Кортни де Майо из Университета Райса — за день, потра¬ ченный на копирование для меня текстов маркиза д’Альбона; профессора Брайана Патрика Макгира из Роскилдского университета — за проверку сведений, приведенных мною в раз¬ деле о цистерцианцах в Дании; профессора Хелен Николсон из Кардиффского универси¬ тета — за сведения о тамплиерах и госпитальерах и за помощь в поисках иных источников информации; Джеффри Рассела, заслуженного профессора в отставке (Калифорнийский университет в Санта-Барбаре), — за проверку точности моих переводов с латыни и советы по средневековой теологии; г-жу Алессандре Черник — за проверку моих переводов с итальянского; Кайла Уолфли из Университета Болла (шт. Индиана) — за ко¬ пирование книг, которые я не смогла найти в своей библиотеке; а также всех членов научного сообщества медиевистов, которые обсуждали вопрос, в чем состоит «отлучение», когда я сама не могла найти исчерпывающий ответ. Эти люди с готовностью и тщанием помогали мне в моих исследованиях. Таким образом, все ошибочные утверждения, которые могут встретиться в этой книге, — всецело на моей со¬ вести.
Введение Как-то раз мне случилось выступать во Франции перед читате¬ лями книги Дэна Брауна «Код да Винчи». Я разъясняла те места в романе, где авторский вымысел разошелся с историческими фактами. На одном из выступлений ко мне на прекрасном анг¬ лийском обратился юноша из Нидерландов. Он спросил меня о тамплиерах. В ответ я заговорила о том, как литература связы¬ вает тамплиеров со Святым Граалем, и о легендах, окружающих исчезновение ордена в 1312 году. Какое-то время юноша вежли¬ во слушал, а потом прервал меня вопросом: «Они что, существо¬ вали на самом деле?» Слова замерли у меня на губах. Восприняв роман как вы¬ мысел, этот молодой человек предположил, что и тамплиеров автор просто придумал. По размышлении я усмотрела в этом определенную логи¬ ку. Ведь читая, скажем, научную фантастику, мы не можем точно определить, что в ней основано на строгих научных данных, а что является авторским вымыслом. Следует ли в таком случае ожидать, что читатели исторических романов непременно зна¬ ют, какие персонажи этих произведений существовали в дейст¬ вительности? А ведь история тамплиеров, или храмовников, стала рас¬ хожей темой рыцарских романов. С момента возникновения ор¬ дена его окружало великое множество легенд — некоторые из них создавались самими тамплиерами, а другие появились в ле¬ 7
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров тописях конца двенадцатого и начала тринадцатого веков. За го¬ ды своего существования Орден тамплиеров вызывал восхище¬ ние и навлекал на себя проклятия, его рыцарей почитали — и не¬ навидели. Одни считали, что тамплиер являет собой образец во¬ ина, в наибольшей степени приблизившегося к спасению души, другие видели в них лишь корыстолюбивых стяжателей. Массо¬ вые аресты тамплиеров 13 октября 1307 года вызвали потрясе¬ ние в Западном мире. Кто-то поднимал голос в их защиту, кто-то поверил в их причастность к ереси, но даже многие из тех, кто допускал, что выдвинутые против тамплиеров обвинения не¬ справедливы, все же считали, что они получили по заслугам. С той поры, как орден рыцарей Храма прекратил свое су¬ ществование, легенды о них множились и видоизменялись до полной неузнаваемости своих первоначальных героев. Впро¬ чем, за триста лет, прошедших после уничтожения ордена, о тамплиерах почти забыли, а если и вспоминали, то лишь как об анахронизме, который продолжал свое бессмысленное суще¬ ствование слишком долгое время после того, как в нем отпала всякая надобность. Другие же рыцарские ордена выжили благо¬ даря тому, что смогли измениться и приспособиться к новым ус¬ ловиям. Позже интерес к тамплиерам возрождался дважды. В пер¬ вый раз это произошло в конце восемнадцатого века, когда ор¬ ден вновь открыла для себя протестантская Европа и храмовни¬ ки стали для нее символом сопротивления папской тирании, а во Франции — еще и тирании монархии. Католики не отстава¬ ли — они напомнили, что тамплиеры были последней защитой Святой земли от врагов Христа. В конце восемнадцатого века связанное с тамплиерами мифотворчество сделало огромный скачок. В Европе набирало силу общество вольных каменщиков, или масонов. Благодаря энергичным усилиям барона Карла фон Хунда история тампли¬ еров была привита к масонским ритуалам. Это обстоятельство открыло дверь для возникновения множества мнимых теорий, которые в значительно большей степени были связаны с поли¬ тической ситуацией в Европе того времени, чем с истинной ис¬ торией рыцарей Храма. Второй раз мифы о тамплиерах возродились уже в двадца¬ том веке. Авторы конца викторианской эпохи, такие как Джес¬ си Уэстон, вплели историю тамплиеров в европейский фольк¬ 8
Введение лор. Однако теории, связывающие тамплиеров со всем чем угод¬ но, начиная со Святого Грааля и заканчивая ересью катаров и современными тайными обществами, стали привлекать вни¬ мание широкой публики значительно позже. В настоящее время эти теории расплодились в таком количестве, что я потеряла возможность следить за ними. Похоже, тамплиеры оказались за¬ мешаны во все события, кроме разве что убийства Кеннеди, хо¬ тя я не исключаю, что завтра их след будет найден и в этом пре¬ ступлении. Эта книга — попытка представить известные факты о рыца¬ рях Храма с момента возникновения ордена в 1119 или 1120 году до прекращения его деятельности в 1312 году, а также заглянуть за рамки этого периода. Я надеюсь, что моя работа поможет чи¬ тателю очередного издания о тамплиерах, будь то роман или ис¬ торическое сочинение, отделить действительность от вымысла и снабдит его неким фундаментом, опираясь на который, он смо¬ жет оценить идеи автора. Излагаемый материал я расположила в хронологическом порядке, при этом одни главы дают общее представление о событиях, а другие концентрируются на отдель¬ ных темах и исторических персонажах. Выделение полужирным шрифтом означает, что этой теме посвящен отдельный раздел. Некоторые разделы частично совпадают по тематике, представ¬ ляя события и людей под различными углами зрения. Мне нередко приходилось слышать, что сноски отпугива¬ ют читателей. Прошу вас, не надо бояться! Вы вовсе не обязаны их читать. Они лишь призваны показать, с каким старанием и тщательностью я собирала информацию для книги. А еще они позволяют всем желающим обратиться к указанным источни¬ кам и решить, права ли я в своих выводах. Но если вы удостаи¬ ваете меня доверием, то просто-напросто не обращайте на эти сноски внимания. Этим вы мне только польстите. Историку приходится быть отчасти ученым, отчасти детективом и отчас¬ ти психологом. Собранные свидетельства не всегда полны, и по¬ этому историк, делая свои заключения, непременно сообщает людям, на какие источники он опирался. Так что пусть мои сноски и ссылки не тревожат вас. Я бу¬ ду рада, если вы просто получите удовольствие от чтения моей книги.
- . . . Приблизительные границы латинских королевств Карта -нарисована Марсией Ноланд
Мелисанда, м. Фулк Анжуйский Алиса, м. Боэмунд Антиохийский Годиерна, м. Раймунд Триполийский Ивета (абатисса) 5 а л е* X Г X С * 2 г о * — X и С -в- л" 1 I® 0 - Г" 2 <3 о я Ч м #1 о 3 , СМ О- ^ Ю 8* 5 7 х о. из о К и £ 55 7 Я 1 х Я х . и « - 2 Я х * о* 5 X ■ Р. О е & 2 2 Я : и 8.1 - * 5 |1 I 3 ^ X си X £ о* см & 2 Е см ¡2 7 — * X X си а с°- уо X ^ ■12 из — . X 52 I ~ 12 10 ~ а. с X * л I 5. N я 9) си 2 а 9) А = I _ а 2 V- 5 3 5 § I 5 5 3 ЙЙ"Ч I -в- * Ё. я 2 В^ £■ _ X За. 7 « Л я УО ^ о Я « 5 * ж < Мария Антиохийская, ум. 1307
Часть первая БЕДНЫЕ РЫЦАРИ ХРИСТОВЫ
Глава первая Рождение Ордена тамплиеров Как обычно начинается легенда? В случае рыцарей иерусалимского Храма Соломо¬ на начало легенды погружено во мрак. Ни один летопи¬ сец не пишет о них. Нам лишь известно, что к 1125 году храмовники уже существовали, поскольку сохранилась грамота, датированная этим годом и заверенная подпи¬ сью 1уго де Пейна, где последний назван «Магистром Храма»1. Последующие поколения станут рассказывать исто¬ рию первых тамплиеров — каждый раз чуть-чуть иначе: «В начале правления Балдвина II из Рима в Иеру¬ салим приехал некий француз, чтобы вознести молит¬ вы. Он дал обет не возвращаться на родину, а три года помогать королю в войне, после чего стать монахом. Он и еще тридцать рыцарей, прибывших с ним, реши¬ ли закончить свои дни в Иерусалиме. Когда король и его бароны увидели, сколь успешно бьются эти рыца¬ 1 Charters of the Holy Sepulcher, № 105, in Thierry Leroy, Huges de Payns (troyes, 2001), p. 194. — Здесь и далее, если не указано иное, прим, автора. 15
Шарап Ньюман. Подлинная история тамплиеров ри... они дали ему совет остаться на воинской службе вместе с его тридцатью рыцарями и защищать город от разбойников, вместо того чтобы становиться монахом в надежде обрести спасение собственной души»1. Так говорит о возникновении Ордена тамплиеров Михаил Сирийский, патриарх Антиохийский, прибли¬ зительно в 1190 году. Примерно в то же время англича¬ нин Уолтер Man дает несколько иную версию: «Рыцарь по имени Пейн, родом из местности с тем же названием в Бургундии, прибыл в Иерусалим как паломник. Услышав же, что на христиан, которые поят лошадей у колодца неподалеку от ворот Иеруса¬ лима, часто нападают притаившиеся в засаде язычни¬ ки и что многие его единоверцы при этом погибают, он преисполнился жалости и... пытался защищать их, как только мог. Он часто бросался им на помощь из искусно выбранного укрытия и убил множество вра¬ гов»2. Уолтер описывает основателя ордена как одино¬ кого рейнджера, который со временем сплотил вокруг себя других рыцарей-единомышленников. Такая вер¬ сия вполне пригодна для сценария вестерна, но вряд ли подобный воин мог прожить достаточно долго, чтобы основать рыцарский орден. Более поздний автор, монах из Корби по имени Бернар, поведал историю первых тамплиеров по-дру- 1 Cm: Malcolm Barber and Keith Bate, The Templars: Selected Sources Translated and Annotated (Manchester University Press, 2002), p. 27. LJht. no: Chronique de Michel le Syrien, Patriarche Jacobite d’Antwch(1166-90), ed. and tr. J.B.Chabot (Paris: Ernest Lerous, 1905), p. 201. 2 Walter Map, De Nugis Curialium/Courtiers* Trijles, tr. Frederick Tupper and Marbury Bladen Ogre (London, 1924), p. 33. 16
Глава первая. Рождение Ордена тамплиеров тому. Его сочинение написано в 1232 году, через сто с лишним лет после возникновения ордена, но Бернар опирался на ныне утерянный текст некоего Ернула, человека благородного происхождения, который жил в Иерусалиме примерно в то же время, что и предыду¬ щие авторы. Вот что пишет Бернар: «Когда христиане завоевали Иерусалим, они рас¬ положились у Храма Гроба Господня, и многие другие пришли к ним со всех концов. И они повиновались на¬ стоятелю храма. Добрые рыцари посовещались меж собой и сказали: “Мы оставили свои земли и своих дру¬ зей и пришли сюда, дабы возвеличить и восславить власть Господа. Если мы останемся здесь и будем есть, пить и проводить время в праздности, то без пользы мы носим наши мечи. Меж тем эта земля нуждается в нашем оружии... Так соединим же наши силы и выбе¬ рем одного из нас предводителем... чтобы он вел нас в сраженье, когда таковое случится”»1. Таким образом, Бернар полагает, что эти воины вначале были паломниками, которые стояли лагерем у церкви Гроба Господня и подчинялись священнослу¬ жителю, и в боевой отряд они объединились исключи¬ тельно от безделья. Наконец, в нашем распоряжении есть документ, излагающий точку зрения Вильгельма, архиепископа Тирского. Его цитируют чаще других — эта версия счи¬ тается общепринятой. Поскольку Вильгельм родился в Иерусалиме и получил образование в Европе, он, с од¬ ной стороны, имел доступ к местным письменным ис¬ 1 I4ht. no: Anthony Luttrell, «The Earliest Templars», in Autour de la premiere croisade. Acts du Colloque de la Society for the Study of the Crusades and the Latin East (Clerment-Ferrend, 22—25 juin 1995) ed. M. Balard (Paris: Publications de la Sorbonne, 1996), p. 196. 17
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров точникам, а с другой — владел изысканным стилем, да¬ бы изложить свою историю должным образом. «В том же [1119] году несколько благородных ры¬ царей, любящих Господа всей душою, благочестивых и богобоязненных, предали себя в руки патриарха для службы Иисусу Христу, изъявив желание до конца своих дней жить, соблюдая целомудрие, проявляя покор¬ ность и послушание и отказавшись от владения каким- либо имуществом. Выделялись же из них более всего до¬ стопочтенные Гуго из Пейна и Годфруа из Сент-Омера. Поскольку у них не было ни церкви, ни постоянного жилища, король дал им временное пристанище в своем дворце, что размещался с южной стороны от Храма Гос¬ подня... Служба же этих рыцарей, вмененная им патри¬ архом и другими епископами для отпущения грехов, со¬ стояла в наилучшей защите дорог и троп, по коим шли паломники, от нападений разбойников и грабителей»1. Эти версии имеют кое-что общее. Все они предпо¬ лагают, что Гуго де Пейн был первым тамплиером и что король Иерусалима Балдвин II признал тамплие¬ ров либо как рыцарей, считавших своим долгом защи¬ щать паломников, либо как группу религиозных лю¬ дей, которые желали использовать свой военный опыт для охраны христианских поселений. Версии едино¬ душно утверждают, что храмовники сначала жили на том месте, где, по мнению крестоносцев, находился Храм Гроба Господня, то есть там, где был погребен Ии¬ сус Христос. Только объединившись в орден, эти люди заняли часть королевского дворца — где, как предпола¬ гали, находился Храм Соломона. Не исключено, что 1 См.: Barber and Bate, рр. 25—26. Цит. по: Guillaume de Tyre, Chronique, ed. R.B.C. Huygens, 2 vols. Corpus Christianorum Continuatio Mediavales 63 and 63A (Turnholt, 1986), pp. 553—554. 18
Глава первая. Рождение Ордена тамплиеров поначалу они делили это помещение с госпитальера- ми, чей орден существовал на Святой земле с 1070 года. Летописи не дают ясного представления, кому принадлежала идея создать орден, членам которого надлежало жить подобно монахам и сражаться подобно воинам. Монахи-воины? Это звучало абсурдно. Воинам приходилось проливать кровь, а кровопролитие было грехом. Монахи молились за спасение душ воинов, се¬ туя на их вынужденную жестокость. Воины представля¬ лись необходимым злом, которое допускалось для защи¬ ты общества от тех, кто попирал закон. Некоторые из них приходили к религии, отказывались от прежней, полной насилия жизни и становились монахами, но о монашеском ордене, чьим предназначением было бы участие в сражениях, прежде не слышал никто. Идея эта родилась от безысходности. Успехи пер¬ вых крестоносцев снова сделали доступными для хрис¬ тианских паломников Иерусалим и библейские святы¬ ни. И толпы людей стали прибывать туда из всех угол¬ ков христианского мира. Однако, хотя такие города, как Иерусалим, Трипо¬ ли, Антиохия и Акра, были захвачены крестоносцами, большая часть дорог, их соединяющих, оставалась в ру¬ ках мусульман. Не удалось захватить и кое-какие неболь¬ шие города. Паломники становились легкой добычей. На Пасху 1119 года около семисот паломников подверг¬ лись нападению на пути из Иерусалима к реке Иордан. Триста человек были убиты, еще шестьдесят — захваче¬ ны и проданы в рабство. Вполне возможно, что источником рассказа Уол¬ тера Mana о том, как Гуго де Пейн в одиночку охранял колодец, были не тамплиеры, а некий русский по име¬ ни Даниил, настоятель монастыря. Примерно в 1107 го¬ ду он описал место между Яффой и Иерусалимом, где паломники могли брать воду. Они проводили там ночь «в великом страхе», поскольку поблизости был мусуль¬ 19
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров манский город Аскалон, «откуда сарацины совершали свои набеги и убивали паломников»1. Однако, несмотря на опасность, христиане оста¬ вались непреклонными в своем желании совершить пу¬ тешествие на Святую землю. Ведь сделать Иерусалим вновь доступным для паломников как раз и было перво¬ начальной целью крестоносцев. Следовало принять ме¬ ры для защиты людей, но у короля Балдвина и других предводителей крестоносного воинства не было ни лю¬ дей, ни средств для охраны всех дорог к библейским святыням. Не важно, кому пришла в голову идея создать Орден тамплиеров, в любом случае она была встречена местной знатью с энтузиазмом. В конце концов было решено, что Гуго и его соратники могут наилучшим об¬ разом послужить Господу, обеспечивая безопасность Его паломников. Первоначально тамплиеры представляли собой изолированную группу, никак не связанную с папским престолом. Они получили благословение Гармунда2, па¬ триарха Иерусалимского, и вполне могли оказаться сре¬ ди участников церковного собора в Наблусе 23 января 1120 года. Собор был созван не с целью утвердить создание Ордена рыцарей Храма, а чтобы обсудить проблемы, накопившиеся за двадцать лет, прошедших с момента образования латинских королевств. Наибольшее беспо¬ койство вызывала саранча, уничтожившая урожаи по¬ следних четырех лет. Высказывалось единодушное мне¬ ние, что это несчастье было Божьим наказанием за па¬ 1 Цит. по: Edward Burnam, The Templars, Knights of God (Rochester, VT: Destiny Books, 1986), p. 16. 2 Встречаются и другие варианты написания этого имени, в част¬ ности Вармунд. Как его называла мать, я, к сожалению, не знаю. 20
Глава первая. Рождение Ордена тамплиеров дение нравов со времени, прошедшего после завоева¬ ния Иерусалима. Поэтому в большей части из двадцати пяти принятых собором деклараций речь шла о грехах плоти. Любопытно отметить, что в этом — церковном — соборе приняло участие не меньше представителей светской знати, чем церковных иерархов. Это обстоя¬ тельство указывает на то, что озабоченность сложив¬ шимся положением распространялась на все общество и решать возникшие проблемы были призваны все власть имущие. Собор в Наблусе вызвал мой интерес потому, что ряд ученых, изучающих историю храмовников, полага¬ ют его существенным для создания этого ордена. Одна¬ ко, обратившись к первоисточникам, я убедилась, что в документах собора тамплиеры вообще не упоминают¬ ся. Принятые в Наблусе каноны в основном выражают точку зрения церковников и светской знати на то, ка¬ кие грехи следует считать наиболее тяжкими. Семь ка¬ нонов запрещают супружескую измену, или бигамию, четыре касаются мужеложества. Еще пять канонов от¬ носятся к сексуальным и иным связям между христиана¬ ми и сарацинами — контакты допускались только после крещения последних. Похоже, участники собора пола¬ гали, что, прекрати люди заниматься всеми этими безо¬ бразиями, следующий урожай был бы богаче. Мы не имеем официальных свидетельств, были ли выполнены решения собора и удалось ли сохранить урожай следующего года. Но из различных источников становится ясно, что грехи плоти совершались в преж¬ них масштабах. Единственным каноном, который можно связать с тамплиерами, только-только возникшей общностью, был канон под номером двадцать: «Если священнослу¬ житель берет в руки оружие для защиты, то он этим не 21
11 lap ап Ньюман. Подлинная история тамплиеров совершает греха»1. О рыцарях, ставших военными-свя- щеннослужителями, в каноне ничего не говорится. Тем не менее и это упоминание означало сущест¬ венный отход от общепризнанной точки зрения. Не¬ смотря на некоторое ослабление строгости правил для тех, кто сражается за Господа, священникам и монахам всегда запрещалось участвовать в битвах. Однако за год до собора в Наблусе у стен Анти¬ охии, на месте, которое по сю пору известно под назва¬ нием Кровавое поле, состоялась битва, в которой пали граф Рожер и большая часть его воинов. Дабы спасти го¬ род, патриарх Бернар повелел раздать оружие всем, кто способен сражаться, включая монахов и священников. К счастью, им не пришлось вступить в схватку, но преце¬ дент был создан. Такова была атмосфера, в которой рождался Ор¬ ден тамплиеров. Одна из легенд о возникновении ордена, которую распространяли сами храмовники, гласит о том, что в течение первых девяти лет существования ордена в нем было только девять рыцарей. Впервые это число упоминает Вильгельм Тирский, и затем оно неодно¬ кратно повторялось более поздними летописцами. Неужели их было только девять? Вряд ли. Хотя сколько-нибудь заметного роста ордена в первые годы его существования не отмечалось, он все же не смог бы сохраниться, будь в его рядах так мало членов. Возмож¬ но, число девять было выбрано творцами легенды пото¬ му, что именно девять лет прошло с момента возникно¬ вения ордена до собора в Труа, на котором он получил официальное признание. 1 Benjamin Z. Kader, «On the Origin of the Earliest Laws of Frankish Jerusalem: The Canons of the Copuncil of Nablus, 1120», Speculum, April 1999, p. 334. 22
Глава первая. Рождение Ордена тамплиеров Некоторые историки полагают, что на тамплие¬ рах сказалось влияние средневекового числового сим¬ волизма. Девять — «круговое число»: при умножении на любое число оно дает результат, сумма составляющих цифр которого или равна девяти или делится на девять, «а потому его можно считать нетленным»1. Через много лет после основания ордена Данте предположил, что число девять было выбрано потому, что «девять — свя¬ тая цифра ангельского чина, утроенная святая цифра Троицы»* 2. Я не думаю, что первые тамплиеры были достаточ¬ но образованны, чтобы использовать подобные эзотери¬ ческие знания. Однако Вильгельм Тирский такими зна¬ ниями владел, и эту мысль мы впервые нашли именно в его тексте. Вполне возможно, что число девять как раз и является изобретением Вильгельма, а затем тамплие¬ ры позаимствовали его, добавили в свою версию леген¬ ды, и со временем оно стало непреложно связываться с орденом. Так или иначе, число девять вошло в символи¬ ку тамплиеров и присутствует на орнаментах в некото¬ рых часовнях ордена. Мы располагаем весьма скудными сведениями о первых годах существования рыцарей Храма. Сохра¬ нилось несколько грамот, написанных в Иерусалиме и Антиохии, на которых есть подписи первых тамплие¬ ров. Однако в них не отражены какие-либо пожалова¬ ния членам ордена — мы просто имеем свидетельства, что эти люди действительно существовали и находи¬ лись на Святой земле. Нет также никаких сведений о пожертвованиях ордену, сделанных до 1124 года. ' Barber and Bate, p. 3. 2 LJht. no: Marie Luise Buist-Thiele, «The Influence of St. Bernard of Clairvaux on the Formation of the Order of the Knights Templar», ed. Michael Gervers, The Second Crusade and the Cistercians (New York: St. Martin’s Press, 1992), p. 58. 23
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров Людям свойственно стремление заполнять пробе¬ лы, будь то белые пятна на карте или пропуски, делаю¬ щие историю или легенду незавершенной. Именно это и случилось с историей возникновения Ордена рыцарей Храма. Летописцы не сочли это событие достойным упо¬ минания, но спустя шестьдесят с небольшим лет, когда орден уже играл заметную роль в обществе, люди возы¬ мели желание узнать, как это все начиналось. Так стали рождаться и множиться легенды. И этот процесс продолжается в наши дни.
Глава вторая Гуго де Пейн Во всех версиях возникновения Ордена тамплиеров есть одна общая черта: основателем ордена неизменно называется некий рыцарь Гуго де Пейн. Одни утверждают, что этот рыцарь и несколько его товарищей первыми обратились к патриарху Иеру¬ салима с просьбой разрешить им жить в этом городе по монашескому закону. Другие сообщают, что эти рыцари пришли к иерусалимскому королю Балдвину II. Третьи считают, что сам Балдвин попросил Гуго и его сподвиж¬ ников взять на себя защиту пилигримов, во множестве прибывающих в Иерусалим с запада. Так или иначе, но Гуго присутствует во всех ут¬ верждениях и предположениях. Так кем же он был, этот Гуго? И где находится Пейн? Кем этот рыцарь был в прошлом, из какой семьи вышел? Что могло подвигнуть этого человека посвя¬ тить жизнь сражениям во славу Божью? Несмотря на всю важность этой фигуры, признан¬ ную и в те годы, жизнеописания Гуго де Пейна, выпол¬ ненного его современниками, обнаружить не удалось. Более того, ни один средневековый автор не упомянул, что ему довелось читать такой труд. Это обстоятельство 25
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров кажется мне интересным, поскольку оно указывает на определенные сомнения, которые пробуждала в людях идея монахов-воинов. Биографии иных основателей орденов, например Франциска Ассизского или Робера из Арбрисселя1, появились сразу же после их кончины. Главной целью таких жизнеописаний было запечатлеть живые свидетельства их святости на тот случай, если встанет вопрос о канонизации. В том немногом, что бы¬ ло написано о Гуго, не содержалось никакой хулы, но не оказалось и намеков на возможное причисление его к лику святых. Так как же нам отыскать какие-либо сведения о че¬ ловеке, который все это начал? Первую подсказку дает летописец Вильгельм Тир¬ ский. По его словам, Гуго прибыл из местечка Пейн, расположенного в графстве Шампань неподалеку от Труа. Вильгельм также упоминает спутника Гуго, некое¬ го Годфруа из Сент-Омера, что в Пикардии. Согласно Вильгельму, эти двое совместно основали Орден тамп¬ лиеров, но первым Великим магистром ордена стал Гу¬ го. Возможно, в этом проявился его характер предводи¬ теля, хотя нельзя исключить, что просто Гуго де Пейн имел хорошие связи. Пейн — городок близ Труа, в самом центре графем ва Шампань. Он расположен среди возделываемых пло¬ дородных земель, которые и в то далекое время слави¬ лись виноделием. О дате появления на свет и о родите¬ лях Гуго не сохранилось никаких сведений. Первое письменное упоминание о нем относится к периоду с 1085 по 1090 год, когда «Hugo de Pedano, Montiniaci dominus», то есть Гуго из Пейна, владелец Монтиньи, за¬ 1 Робер из Арбрисселя (1047—1117) — странствующий проповед¬ ник, родился в местечке Арбриссель (ныне Арбрессек) в Бретани. Ос¬ нователь монастыря Фонтевро и одноименного духовного ордена. — Прим, перев. 26
Глава вторая. Гуго де Пейн свидетельствовал своей подписью грамоту, согласно которой Гуго, граф Шампаньский, жаловал землю мо¬ настырю в Молесме. Чтобы иметь право оставить на грамоте свидетельскую подпись, Гуго де Пейн должен был к тому времени достичь возраста шестнадцати лет. Следовательно, можно считать, что родился он около 1070 года. В течение последующих нескольких лет свиде¬ тельские подписи «Hugo de Peanz» или «Hugo de Pedans» появились еще на нескольких грамотах. Назва¬ ние места каждый раз писалось немного иначе. Иногда слегка изменялось и написание имени — в те времена орфография допускала подобное творчество. Однако не вызывает сомнений, что эти подписи принадлежали одному человеку. Таким образом, мы получаем свиде¬ тельство, что Гуго принадлежал ко двору графа Шам- паньского, а возможно, и состоял с ним в родстве. По¬ следняя из этих грамот, написанных в Шампани, дати¬ рована 1113 годом. В следующий раз мы встречаем имя Гуго де Пейна уже в Иерусалиме в 1120 году, причем в этом случае его свидетельская подпись дает богатую пищу для размышлений, поскольку Гуго оставил ее на грамоте, подтверждающей право собственности Орде¬ на Святого Иоанна (госпитальеров). Таким образом, уже не опираясь на более поздние источники, мы полу¬ чаем подтверждение версии, что в 1119—1120 годах Гу¬ го находился в Иерусалиме. Однако лишь пятью годами позже Гуго засвидетельствовал грамоту в качестве «Ма¬ гистра рыцарей Храма».1 В промежутке между этими да¬ тами, в 1123 году, он оставляет свидетельскую подпись на грамоте Гармунда, патриарха Иерусалимского, о по¬ жертвовании в пользу монастыря Святой Марии в Ио- сафатской долине. На этот раз указывается только 1 Thierry Ixn oy, Hughes de Payns, Chevalier Champenois, Fondateur de LOdre des Templiers (Troyes: La Maison du Boulanger, 2001), p. 194. 27
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров имя — «Ни§огш с!е РеапБ», и какое-либо упоминание о тамплиерах отсутствует. Подпись Гуго располагается ближе к концу списка свидетелей, а это означает, что он не принадлежал к наиболее влиятельным персонам из числа подписавших. Как же Гуго попал в Иерусалим? Что произошло за те пять лет, которые разделяют его подпись как миря¬ нина на грамоте в Шампани и подпись магистра рыца¬ рей Храма? Об этом можно только гадать, но нельзя ут¬ верждать что-либо с полной уверенностью, пока у нас не появятся новые сведения. Наиболее вероятным представляется появление Гуго на Святой земле в свите графа Шампаньского. Граф совершил свое второе паломничество в Иеруса¬ лим в 1114 году. У нас нет списка сопровождавших его лиц, но вполне возможно, что Гуго де Пейн был одним из них. Гуго к тому времени достаточно часто бывал при дворе графа, чтобы оставлять свидетельские подписи на жалованных грамотах, а следовательно, был его вас¬ салом. Однако граф, возможно, освободил Гуго де Пей¬ на от обязательств перед сеньором, поскольку сам вер¬ нулся домой, а Гуго остался в Иерусалиме. Возникает вопрос: почему? Гуго не оставил нам никаких свидетельств и на этот счет. Было ли это епитимьей за его грехи? Паломничест¬ ва почти всегда совершались ради того, чтобы заслужить Божье прощение. В то же время многие полагали, что рыцари отправлялись на Святую землю исключительно из корыстных побуждений, дабы завладеть отвоеванны¬ ми землями и добром, отнятым у побежденных. Однако Гуго, оставшись в Иерусалиме, преисполнился решимос¬ ти жить как монах, отказавшись от обладания каким-ли¬ бо имуществом. Это вызывает еще большее удивление, если мы примем во внимание, что у Гуго на родине остались же¬ 28
Глава вторая. Гуго де Пейн на и по меньшей мере один ребенок. Елизавета, супруга Гуго, происходила из семейства владельцев Шаппе, по¬ местья, расположенного неподалеку от Пейна. Их сын Тибо стал настоятелем монастыря Ла Коломб. Сущест¬ вует предположение, что у Гуго было еще двое детей, Гибуин и Изабелла, но убедительных доказательств это¬ го я не нашла. В те времена женатый мужчина или замужняя жен¬ щина, пожелавшие вступить в духовный орден, были обязаны получить разрешение своей супруги (своего су¬ пруга), причем эта супруга (или супруг) были также обя¬ заны уйти в монастырь, соответственно женский или мужской. На практике, однако, такое случалось нечас¬ то, особенно среди знати. Когда Сибилла Анжуйская, графиня Фландрская, в 1151 году осталась в Иерусали¬ ме и стала монахиней Вифанской обители, ее муж Тьер¬ ри вернулся во Фландрию и продолжил жизнь миряни¬ на. Случалось, что оставшийся в миру супруг вступал в новый брак. Как сложилась судьбы Елизаветы, остает¬ ся неизвестным. Не исключено, что она умерла еще до того, как Гуго уехал из Шампани. Однако Гуго не порвал связи со своей родиной. Вернувшись в Европу, чтобы добиться поддержки свое¬ го ордена, он смог заручиться наиболее сильной под¬ держкой именно в Шампани. На соборе в Труа, всего в нескольких километрах к югу от Пейна, Орден рыца¬ рей Храма получил официальное признание папского престола. Вблизи Пейна находилось и несколько коман- дорств тамплиеров, причем по крайней мере одно из них было основано Гуго. Пожертвования поступали ту¬ да вплоть до начала четырнадцатого столетия и прекра¬ тились накануне ареста тамплиеров. Некоторые из та¬ ких пожертвований по сути являлись продажами. Так, в 1213 году некий рыцарь Генрих де Сен-Месмен пере- 29
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров дал тамплиерам Пейна два поля близ владений ордена и получил от них четырнадцать ливров. В другом случае Одо из Труа «отдал» храмовникам несколько мельниц. Одо собирался в крестовый поход, и тамплиеры снаб¬ дили его сорока ливрами, а также пообещали дать еще двадцать, когда (и если) он вернется. Однако, учредив командорство, Гуго, похоже, ос¬ тавил его без своей опеки. Примерно в 1130 году он вер¬ нулся в Иерусалим, а в 1136-м умер (как принято счи¬ тать, 24 мая). Тексты, датированные первой половиной двенад¬ цатого века, более ничего не говорят о Гуго де Пейне. Некоторые документы тамплиеров в Европе были унич¬ тожены после Вьеннского собора, положившего ко¬ нец существованию ордена. Вряд ли это стало следстви¬ ем секретности или еретичности содержавшейся в них информации — просто исчезла надобность в этих бума¬ гах, и дорогостоящий пергамент можно было очистить и использовать для других целей. Впрочем, основные хранилища документов орде¬ на, в которых могли содержаться дополнительные све¬ дения о Гуго, находились не в Европе, а в Иерусалиме. Их перевезли сначала в Акру, а затем на Кипр, где они и оставались до 1312 года. Война и поражение кресто¬ носцев привели к тому, что все еще уцелевшие архивы были рассеяны и уничтожены. Среди этих бумаг могло оказаться и жизнеописа¬ ние Гуго де Пейна. Мне представляется вполне вероят¬ ным, что кому-то приходила в голову мысль поведать миру о нем. Окидывая взглядом его деяния, мы можем сделать вывод, что Гуго де Пейн был человеком силь¬ ной воли, весьма набожным и способным убеждать дру¬ гих и вести их за собой. При этом он вряд ли получил хорошее образование. Ничто в жизни Гуго не указывает на его склонность к мистике или на то, что он учредил Орден тамплиеров для защиты каких-либо вновь обре¬ 30
Глава вторая. Гуго де Пейн тенных сокровищ или сохранения тайны, как утвержда¬ ют некоторые современные легенды. Скорее всего, Гуго де Пейн был очень благочес¬ тивым мирянином, который возжелал служить Госпо¬ ду, защищая Его паломников и Его землю. Все свое иму¬ щество, семью, все свои связи он использовал во имя этой цели. Вот и все, что мы можем сказать о Гуго де Пейне.
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров Глава третья Балдвин II, король Иерусалимский Балдвин из Ле Бурка воплотил в жизнь мечту многих ры¬ царей Первого крестового похода. Всего лишь дальний родственник предводителей крестоносцев Готфрида Бу- льонского и его брата Балдвина I, он по праву стал коро¬ лем, женился на принцессе и правил своим королевст¬ вом, завоеванным во славу Господа. Он же стал первым, кто передал Гуго де Пейну и его рыцарям Храм Соломона, положив этим начало реальной деятельности ордена и легендам, с ним свя¬ занным. Балдвин был сыном Гуго, графа Ретельского, и приходился кузеном братьям Эсташу, Готфриду и Балдвину Бульонским. С ними он отправился в Пер¬ вый крестовый поход и остался на Святой земле. Когда Эсташ вернулся домой и стал графом Бульонским, Гот¬ фрид, «Защитник Гроба Господня», скончался, а Балд¬ вин стал королем Иерусалима, их кузен получил под свою руку графство Эдесское. До появления крестоносцев Эдесса находилась под властью мусульман лишь короткое время, при этом три четверти ее населения составляли христиане. Боль¬ шинство из них относились к армянским монофизи- 32
Глава третья. Балдвин II, король Иерусалимский там1, которых греческая православная церковь считала еретиками. Вскоре после прихода крестоносцев Торос, прежний владетель Эдессы, был низложен своими же подданными. Армяне не возражали против правления явившихся из Европы крестоносцев при условии, что те позволят им исповедовать прежнюю форму христи¬ анства. В отличие от многих завоевателей своего времени Балдвин был склонен с уважением относиться к обыча¬ ям и традициям своей новой страны. Он принял армян¬ ского патриарха «с великим почетом, каковой положен был высокому церковному чину, пожаловал ему помес¬ тья, преподнес дары и выказал дружеские чувства»2. Различным христианским сектам графства дозволялось соблюдать собственные формы религиозной практики, насильственного обращения в католичество не проис¬ ходило. Желая сблизиться со своими новыми подданны¬ ми, Балдвин взял себе армянскую невесту. Морфия, так звали девушку, была дочерью армянского князя Гаврии¬ ла, правителя МелитеньР. Хотя этот шаг диктовался по¬ литическими соображениями и к тому же за невестой было хорошее приданое, похоже, что Морфия и Балд¬ вин искренне любили друг друга. Как правило, перед описанием нравов знати латинских королевств бледне¬ ют самые эротичные сцены из мыльных опер, но Балд¬ вин и Морфия ни разу не дали повода для скандальных 1 Монофизитство — направление в христианстве, постулирую¬ щее наличие у Христа только одной природы вопреки принятой на Халкидонском соборе (451 г.) православной позиции, разделяемой так¬ же католиками и протестантами, о двойственной природе Христа. — Прим, перев. - René Grousset, Histoire des Croisades et du Royanme Franc de Jérusalem (Paris,1934), p. 295. * Мелитена — ныне город Малатья на территории Турции. — Прим, перев. 2 Подлинная история тамплиеров 33
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров слухов или разговоров о разводе. Поскольку у супругов рождались только дочери, Балдвин не видел никаких препятствий к тому, чтобы старшая из них унаследова¬ ла Эдессу. Скончавшийся в 1118 году Балдвин I, король Иеру¬ салимский, не оставил наследника или каких-либо ука¬ заний о порядке наследования престола'. Иерусалим¬ ский патриарх Арнульф созвал на совет представите¬ лей знатных семейств, дабы решить, как поступить в сложившемся положении. Некоторые участники встречи предлагали призвать на трон Эсташа Бульон- ского, последнего из братьев короля. Другие высказы¬ вали мысль, что дожидаться приезда Эсташа небезопас¬ но — на время, необходимое для того, чтобы гонец доб¬ рался до Европы и вернулся с ответом, королевство ос¬ танется без власти и может подвергнуться нападению. Жослен де Куртенэ, один из первых крестонос¬ цев, предложил кандидатуру Балдвина де Бурка. Балд¬ вин состоял в родстве с покойным королем, он успешно правил Эдессой и, хотя у него до сих пор рождались только девочки, доказал, что может иметь детей. Сохра¬ нялась надежда, что у него еще родится сын. Совершенно случайно (а возможно, и нет) как раз в это время Балдвин де Бурк находился в Иерусалиме. Он принял предложение и без промедления был коро¬ нован. Как оказалось, Эсташ вовсе не стремился сесть на престол Иерусалима. Правда, услышав о смерти брата, 11 Он был женат дважды: в первый раз — на армянской княжне, от которой отказался, поскольку она побывала в плену у мусульман, где, по его словам, ее изнасиловали; вторично Балдвин I женился на Адела¬ иде Сицилийской, которую впоследствии также отверг. Один из источ¬ ников (Hans Eberhard Mayer, The Crusades, Oxford University Press, p. 71) утверждает, что «король по всем признакам был гомосексуалистом», од¬ нако не раскрывает, что это были за признаки. Похоронили Балдвина рядом с его братом Готфридом. 34
Глава третья. Балд вин II, король Иерусалимский он отправился в путь к Святой земле, но, едва добрав¬ шись до Италии, получил известие о коронации Балд- вина. Не особенно огорчившись, он вернулся домой в Булонь. Возможно, Эсташ понимал, что такое приобрете¬ ние, как Иерусалимское королевство, доставит ему нема¬ ло хлопот. А может быть, он припомнил, как обжигает летнее солнце Ближнего Востока нежную кожу северя¬ нина. Так Балдвин без сколько-нибудь серьезных усилий стал вторым королем Иерусалима, а Эдессу отдал своему приверженцу Жослену де Куртенэ. Перед новым королем возникло великое множест¬ во проблем — экономических и военных. Сама столица королевства была очищена от нехристиан еще первы¬ ми крестоносцами, но при этом европейцы не проявля¬ ли большого желания там селиться. Город стал местом для паломников — они осматривали святыни, покупали сувениры и возвращались домой. Балдвин предлагал любому католику на льготных условиях строить дома и открывать лавки в Иерусалиме. Право свободно тор¬ говать в городе, особенно продуктами питания, получи¬ ли также сирийцы, греки и армяне — все, кроме сара¬ цин и евреев. В какой-то степени эти меры увенчались успехом, но значение Иерусалима определялось преж¬ де всего историческими и духовными связями, а не тор¬ говлей. Что касается контроля крестоносцев над стра¬ ной, то для него были важны портовые города, и боль¬ шинство европейцев селилось вдоль побережья. Впрочем, за стенами городов власть короля почти утрачивала силу. Надежно охранять пространство меж¬ ду Иерусалимом и портами было невозможно — для это¬ го у Балдвина не хватало воинов. Паломников, которые прибывали на Святую землю с деньгами, на дорогах подстерегали грабители. Многие из них не понимали, что без должной охраны нельзя отправиться на денек в Вифлеем или освежиться в Иордане. В то же время их 35
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров постоянный приток был необходим для существования Иерусалимского королевства. У нас нет сведений, кто — Балдвин или Гуго де Пейн — первым предложил, чтобы группа рыцарей взя¬ ла на себя обязанность пасти паломников1. В любом слу¬ чае Балдвин загорелся идеей использовать новый ры¬ царский орден для решения этой проблемы. В Иеруса¬ лиме к тому времени уже давно действовали госпиталь¬ еры, которые давали паломникам пристанище и забо¬ тились о них, — ведь многие прибывали на Святую зем¬ лю с намерением там и умереть. Но в 1119 году, когда был учрежден Орден тамплиеров, госпитальеры не не¬ сли никаких воинских обязанностей. Существовала оп¬ ределенная ниша, которую рыцарям Храма предстояло заполнить. Балдвин отдал им часть королевского дворца, на месте которой, как полагали, находился Храм Соло¬ мона, и позволил использовать эти помещения по свое¬ му усмотрению. Последующие несколько лет Балдвин провел вне Иерусалима. Ему пришлось расхлебывать кашу, кото¬ рую заварил Рожер Антиохийский, когда решил, не до¬ жидаясь подкреплений, выйти за стены города и сра¬ зиться с туркменскими воинами Ильгази ибн Артука. Место, где Рожер убедился в том, что совершил непо¬ правимую ошибку, с тех пор носит название Кровавое поле. После гибели Рожера Балдвин возложил на себя бремя правления Антиохией — до той поры, пока не до¬ стиг положенного возраста и не приехал из Алулии Бо- эмунд, наследник Рожера. Кроме того, он присматри¬ вал и за Эдессой, и когда в 1123 году Балак, племянник Ильгази, захватил в плен графа Жослена, Балдвин спешно двинулся на север, чтобы навести порядок в го- 1 См. главу «Рождение Ордена тамплиеров».
Глава третья. Балдвип II, король Иерусалимский роде. К несчастью, он попал в ту же западню, что и Жос- лен, и в апреле 1123 года стал пленником Балака. Бароны Иерусалима выбрали регентом Эсташа де Гарнье, владетеля Сидона и Кесарии. Тот вполне управ¬ лялся с делами, пока в 1124 году после уплаты огромно¬ го выкупа Балдвин не вышел на свободу. В заложницах у Балака осталась его пятилетняя дочь Ивета. Пока Балдвин находился в заточении, франки в союзе с венецианцами отбили у турок город Тир. По¬ следовавший за этим событием договор подписали пат¬ риарх Иерусалимский, архиепископ Кесарийский, еще три епископа, настоятель монастыря Святой Марии Иосафатской и приоры Храма Гроба Господня, Храма Господня и храма Горы Сионской. Подпись магистра тамплиеров отсутствовала даже среди свидетельских, что указывает на весьма скромную роль, которую играл Орден рыцарей Храма в то время. Получив свободу, Балдвин должен был заново про¬ демонстрировать свою силу. Он безотлагательно со¬ брал армию и двинулся на мусульман в северной Сирии. Затем он предпринял попытку захватить Дамаск, но, как и все другие крестоносцы после него, потерпел не¬ удачу. В перерыве между боевыми походами Балдвин вы¬ дал свою дочь Алису замуж за Боэмунда И, графа Анти¬ охийского, теперь уже достаточно взрослого, чтобы принять на себя обязанности правителя. Свою третью дочь Годиерну он впоследствии выдал за графа Трипо- лийского. Кроме того, Балдвин направил в Европу деле¬ гацию, предлагая руку старшей дочери Мелисанды ов¬ довевшему Фулку, графу Алжуйскому. И хотя до той по¬ ры тамплиеры были мало известны в Иерусалиме, два рыцаря этого ордена, Гуго де Пейн и Годфруа де Сент- Омер, вошли в состав этой делегации. Поездка в Европу стала для храмовников поворот¬ ным пунктом. Гуго и Годфруа вернулись в Иерусалим во 57
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров главе отряда рыцарей, с деньгами и одобрением ордена папским престолом. Последнее обстоятельство дозво¬ ляло тамплиерам собирать пожертвования и учреждать удаленные от боевых действий филиалы для управле¬ ния своим имуществом. Такие филиалы, получившие название командорств, или прецепторий, обеспечива¬ ли текущие нужды ордена в лошадях, фураже, прови¬ зии, а также наличных деньгах. Делегация сослужила также добрую службу Балд- вину и всему Иерусалимскому королевству. Гуго и Год- фруа напомнили людям о целях крестоносцев. Рыцари Храма не стремились стяжать богатства, захватывать земли для себя лично и утвердиться во власти. В конеч¬ ном счете они все это обрели, но в 1125 году никто не мог предвидеть подобное развитие событий. Европа увидела благородных воинов, которые покинули свои дома и семьи для того лишь, чтобы защищать святые места, где Иисус Христос некогда жил и умер ради всех людей. Пример тамплиеров был укором для тех, кто в свое время не присоединился к крестоносцам. В августе 1131 года Балдвин II умер, оставив Иеру¬ салимское королевство в надежном положении. Дочь и зять родили ему внука, будущего Балдвина III, который продолжал линию престолонаследия. Началось строи¬ тельство нового храма Гроба Господня. Балдвин, по всей видимости, понимал, что создал прочное основание для дальнейшего расширения пределов королевства. Он мог и не относить создание Ордена тамплие¬ ров к наиболее важным достижениям своего правле¬ ния, но вышло так, что рыцари Храма пережили латин¬ ский Иерусалим более чем на сотню лет, а легенда о тамплиерах будет жива и через многие годы после то¬ го, как неприступные замки крестоносцев обратятся в никчемные груды камней.
Глава четвертая Гуго, граф Шампаньский Один из первых тамплиеров был также одним из не¬ многих представителей высшей знати, когда-либо при¬ мкнувших к рыцарям Храма. Гуго Шампаньский принад¬ лежит к числу наиболее загадочных членов этого орде¬ на на ранней стадии его существования. История Гуго, первого графа Шампаньского, как это свойственно политической жизни одиннадцатого- двенадцатого веков, представляет собой, по сути дела, историю семейных связей. Когда он родился, графства Шампань еще не существовало. Большую часть жизни Гуго именовал себя графом Труа — по названию главно¬ го владения своих предков. Гуго был младшим сыном Тибо I, графа Блуа, Мо и Труа, и Адели де Бар-сюр-Об. Свои владения Тибо рас¬ ширил, прибрав к рукам земли, принадлежавшие его племяннику, и таким образом получил возможность вы¬ делить долю в наследстве своему последнему отпрыску. Стефан-Генрих, старший брат Гуго, получил лучшие земли — Блуа и Мо, а Гуго унаследовал Труа и кое-что от своей матери, а также имущество среднего брата Одо, который умер молодым. 39
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров Гуго, в отличие от Стефана-Генриха, не присоеди¬ нился к Первому крестовому походу в 1096 году: то ли не проявил интереса, то ли был слишком поглощен на¬ ведением порядка в своих обширных землях. В их чис¬ ле был и городок Пейн близ Труа. Сын владельца этой местности Гуго де Пейн стал одним из сподвижников Гуго и вошел в число его придворных. В 1094 году Гуго удачно женился на Констанции, дочери французского короля Филиппа I, и в качестве приданого получил Аттиньи — местность к северу от своих владений. На порог нового, двенадцатого столетия Гуго вступил многообещающим молодым вельможей с об¬ ширными владениями и связями с особами королев¬ ской крови. В 1102 году в Палестине был убит Стефан-Генрих. После его смерти остались юные сыновья и беспощадная супруга Адель, дочь английского короля Генриха 1. Эта была вторая поездка Стефана на Святую землю. По слу¬ хам, Адель выказала недовольство незначительностью военных подвигов мужа во время его первого похода, когда он оставил свои войска, не достигнув Антиохии. Она заставила Стефана-Генриха снова отправиться в Па¬ лестину, чтобы проявить должное мужество в сражени¬ ях, а уж только потом возвращаться домой. По всей види¬ мости, гибель мужа в бою ее удовлетворила. Примерно в то же время, в 1103 году, с Гуго случи¬ лась странная история. Когда он проезжал по долине реки Сюипп, ему встретился вернувшийся со Святой земли паломник по имени Александр. Найденный в женском монастыре Авенэ документ рассказывает, что произошло далее. «Гуго... нередко платил выкуп за пленников и помогал неимущим. Среди таких был и не¬ кто Александр, вернувшийся из дальних странствий и впавший в крайнюю бедность. Граф оставил его в сво¬ ем доме. Высокородный рыцарь и его семья так благо¬ 40
Глава четвертая. Гуго, граф Шампаньский склонно относились к этому человеку, что тот даже ел и нередко спал в личных покоях графа»1. Однако Александр отплатил своему благодетелю черной неблагодарностью. Однажды ночью «сочтя вре¬ мя и место подходящими, [он] попытался перерезать горло спящему графу»2. В манускрипте нет объяснения подобного поведе¬ ния пилигрима, об этом человеке вообще больше ниче¬ го не сказано. Увы, такие разочарования нередки при чтении исторических документов. После этого нападения Гуго выжил только благо¬ даря тому, что его слуги доставили господина в располо¬ женную поблизости обитель Авенэ, где он оставался не¬ сколько месяцев до полного выздоровления. Гуго щед¬ ро отблагодарил монахинь, чьи заботы и молитвы, по мнению графа, совершили то, чего не смогли сде¬ лать врачи, — спасли его от смерти. Не исключено, что смерть брата в сочетании с тем обстоятельством, что ему самому едва удалось из¬ бежать конца, привели Гуго к решению совершить па¬ ломничество на Святую землю. Он отправился в путь в 1104-м и вернулся, по всей видимости, в 1107 году. Остается неясным, участвовал ли Гуго вместе с сопро¬ вождавшими его рыцарями в сражениях с сарацина¬ ми или же он просто посетил обычные для паломни¬ ка места. Пока Гуго отсутствовал, его супруга Констанция решила, что с нее хватит. Они состояли в браке уже одиннадцать лет, однако детей у них не было. Посколь¬ ку большинство знатных семей Франции состояли в родстве, Констанция смогла добиться расторжения брака на том основании, что муж приходится ей двою¬ 1 Theodore Evergates, tr., Feudal Society in Medieval France: Documents from the County of Champagne (University of Pennsylvania Press, 1991), p. 124. 2 Там же. 41
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров родным братом. Такой способ обойти запрет на развод применялся в Средневековье сплошь и рядом. Впослед¬ ствии Констанция вышла за Боэмунда I, правителя Ан¬ тиохии, где и закончила свои дни. Ее потомки, особен¬ но женщины, играли видную роль в истории латинских королевств. Таким образом, по возвращении в Шампань в 1107 году Гуго оказался холостяком. Вскоре он снова женился, на этот раз на Елизавете де Варэ, дочери Сте¬ фана Бургундского, прозванного Храбрым. Елизавета состояла в родстве с некоторыми весьма влиятельны¬ ми дамами того времени. Она приходилась племянни¬ цей Клемане, графине Фландрской, и Матильде, герцо¬ гине Бургундской, а Аделаида, супруга французского короля Людовика IV, была ее двоюродной сестрой. В октябре 1115 года граф Гуго встретился с папой Каликстом II1 во время церковного собора в Реймсе, ку¬ да вместе со своими рыцарями сопровождал епископа Майнца. Папа, кстати, приходился Елизавете дядей. Однако семейная жизнь графа Шампаньского вновь не удалась. Гуго публично отказался признать сво¬ им рожденного Елизаветой сына. Точная дата его появ¬ ления на свет неизвестна, но предположительно ребе¬ нок родился в 1117 году, через четырнадцать месяцев после того, как Гуго отправился в свое второе паломни¬ чество в Иерусалим. Жена пыталась уверить его, что ее беременность длилась все это время. Однако Гуго со¬ слался на мнение своих врачей, которые в один голос заявляли, что граф вообще не может иметь детей. Так или иначе, но ребенок, получивший имя Эд, а заодно и мать были отвергнуты. По всей видимости, сомнения в том, что младенец законнорожденный, разделяли и другие члены семьи, 1 В указанное время на папском престоле находился Пасхалий II, Каликст II занимал папский трон с 1119 по 1124 год. — Прим, перев. 42
Глава четвертая. Гуго, граф Шампаньский поскольку протестующих голосов граф не услышал. Хо¬ тя со временем Эд приобрел друзей, он так и не смог за¬ ручиться достаточной поддержкой, чтобы оспаривать титул следующего графа Шампаньского у Тибо, племян¬ ника Гуго. Сын Елизаветы получил в лен небольшое по¬ местье, где и жил в мире и тишине. Гуго не захотел жениться в третий раз. В 1125 году он отказался от своего титула и вернулся в Иерусалим, где вступил в недавно созданный Орден тамплиеров. Там он и скончался, предположительно в 1130 году. История Гуго, графа Шампани и Труа, — одна из са¬ мых загадочных в ряду многочисленных историй, свя¬ занных с храмовниками. Согласно легенде, орден был учрежден в 1119 году, когда Гуго де Пейн решил остать¬ ся в Иерусалиме, а граф Гуго вернулся в Труа. Повлиял ли граф на решение будущего основателя ордена не по¬ кидать Святую землю? Как произошло, что сюзерен Гу¬ го де Пейна граф Гуго дал своему вассалу соизволение оставить службу? Значит ли это, что граф участвовал в первоначально разработанном плане создания ордена монахов-рыцарей? Этого мы не знаем. Ни один летописец не оставил подобных сведений. Упоминается лишь, что Гуго закон¬ чил свои дни как тамплиер. Быть может, летописцы по¬ считали неловким свидетельствовать, что граф Шам¬ паньский подчинился человеку, который некогда был его вассалом? По всей видимости, граф Шампаньский был прекрасным воином. Большую часть жизни он про¬ вел в сражениях или в паломничестве. Он гораздо боль¬ ше подходит для роли основателя Ордена тамплиеров, чем Гуго де Пейн. Но он таковым не стал. И умер рядовым тамплие¬ ром. Шампань отошла к Тибо, правнуку Вильгельма За¬ воевателя и сыну графа Стефана-Генриха, павшего как воин Господа. А Гуго остался в памяти лишь как приме¬ чание на полях грандиозной истории тамплиеров.
Глава пятая Бернар Клервоский Он называл себя химерой своего века. Он был весь соткан из противоречий. Монах, которого редко видели в его обители, церковный служитель, вечно втянутый в поли¬ тические дела, мирный человек, убеждавший тысячи дру¬ гих в необходимости сражаться и умирать за веру, — таким предстает перед нами Бернар, настоятель Клервоского монастыря. Бернар появляется на исторической сцене в 1113 го¬ ду. Он стучит в ворота монастыря Сито и выражает жела¬ ние стать монахом. В сущности, обычный сюжет из жизне¬ описания средневековых святых. Однако история Берна¬ ра имеет свои особенности. Вместо того чтобы бежать от мира, он берет его с собой: убеждает тридцать своих дру¬ зей и родственников вступить в монастырь вместе с ним. Родился Бернар в 1090 году. Он был третьим сы¬ ном Тесцелина де Труа Фонтен и его супруги Алеты де Монбар, довольно знатной семьи, владевшей землями неподалеку от Дижона. Братья Бернара состояли на во¬ енной службе у герцога Бургундского. Детство его ни¬ чем не омрачалось. Бернар искренне любил своих ро¬ дителей, особенно мать, которая скончалась, когда он был еще подростком. 44
Глава пятая. Бернар Клервоский В начале двенадцатого века в больших семьях су¬ ществовала традиция хотя бы одного отпрыска предназ¬ начать для церковного служения. Такую судьбу отец и определил для Бернара. Однако, когда он прибыл в ци- стерцианский монастырь Сито, его братья Ги, Жерар, Варфоломей, Андре и Нивар, а также его дядя Годри ре¬ шили стать монахами вместе с ним. Ги к тому времени ус¬ пел жениться, и у него были малютки-дочери, однако Бернар убедил брата оставить семью и присоединиться к нему. Мало того, он убедил жену Ги дать на это согласие и самой уйти в монастырь1. Такому энтузиазму было тес¬ но в стенах одной обители. Через три года Бернар оста¬ вил Сито и основал свой собственный цистерцианский монастырь в Клерво, к северу от Дижона. Не приходится сомневаться, что Бернар с юных лет обладал невероятным даром убеждения. Но как слу¬ чилось, что этот глубоко набожный монах оказался во¬ влеченным в дела тамплиеров? На первый взгляд такая связь кажется довольно странной. Однако, если присмотреться внимательней, дис¬ танция, разделяющая Бернара Клервоского и рыцарей Храма, не столь уж и велика. Основатель Ордена тамп¬ лиеров Гуго де Пейн был родом из мест, расположенных неподалеку от владений семейства Бернара. Не исклю¬ чено, что они были знакомы еще до того, как Бернар ушел в монастырь Сито. Не вызывает сомнений, что Бернар знал Гуго Шампаньского, который отказался от своего титула, чтобы вступить в Орден тамплиеров в Ие¬ русалиме. В письме графу, датированном 1125 годом, Бернар сокрушается по поводу того, что Гуго решил ехать так далеко, чтобы посвятить себя служению Госпо¬ ду. Хотя такова, конечно же, воля Всевышнего, продол¬ 1 Ги не мог стать монахом без согласия супруги. Для жен и других женщин из семей, главы которых выражали желание стать цистерциан¬ цами, был основан монастырь Жюлли. 45
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров жает Бернар, ему будет не хватать графа, который все¬ гда проявлял щедрость к цистерцианцам. Первых храмовников и Бернара сильнейшим об¬ разом связывала общая принадлежность к миру нетиту¬ лованной родовой знати. Мужчины их круга обычно со¬ стояли на военной службе у своих сюзеренов. Они не отличались хорошим образованием: умели читать по- французски, но не знали латыни. При этом многие чув¬ ствовали неудовлетворенность той ролью, которую им приходилось играть в обществе. Церковь посылала им противоречивые сигналы: с одной стороны, запрещала убивать других христиан, с другой — чтила рыцарей как защитников слабых. К тому же литература того време¬ ни превозносила доблестных воинов, которым сопутст¬ вует удача. Рыцари знали, что успех в ратном деле слу¬ жит ключом для продвижения в обществе. Все это казалось справедливым для земной жиз¬ ни — но тогда как быть с жизнью вечной? Бернар понимал, что, как бы он этого ни хотел, все мужчины не станут монахами. А вот рыцарский ор¬ ден, члены которого сражаются за Христа, может при¬ близиться к такому идеалу. Не исключено, что именно граф Гуго натолкнул Балдвина II, короля Иерусалима, на мысль, что тамплиерам следует обратиться к Бернару, чтобы тот, в свою очередь, убедил папу Иннокентия II1 и высшую знать Европы в необходимости поддержать новый орден. Бернар, если за что-то брался, никогда не останав¬ ливался на полпути. В 1129 году он присутствовал на со¬ боре в Труа, где и состоялось официальное признание тамплиеров. Но еще до этого события он со свойствен¬ 1 Иннокентий II вступил на папский престол в ИЗО г., то есть по¬ сле собора в Труа, на котором Орден тамплиеров получил признание. Поэтому это предположение автора представляется сомнительным. — Прим, перев. 46
Глава пятая. Бернар Клервоский ной ему страстностью выступил в защиту тамплиеров в своем сочинении «Похвала новому рыцарству»1. Сочинение это написано в форме послания Гуго де Пейну в ответ на его просьбу выступить с пропове¬ дью перед членами ордена. Оно вызывает некоторое за¬ мешательство у ученых: Бернар пишет подобно римско¬ му военачальнику, который посылает своих центурио¬ нов на битву с варварами. Вначале Бернар сравнивает рыцарей Храма с обыч¬ ными, светскими рыцарями. Обычный рыцарь сражает¬ ся и убивает ради собственного блага и славы. Он одева¬ ется как щеголь, носит длинные локоны и остроносые туфли, рукава модных одежд влачатся за ним, и сам он ук¬ рашен золотом и каменьями. Бернар противопоставляет все это простому и удобному одеянию тамплиеров. Пыш¬ ность одежды осуждается в обоих вариантах (на фран¬ цузском языке и на латыни) устава ордена, в чем можно усмотреть определенное влияние Бернара. Но рассуждениями об одеянии Бернар еще только разогревается. Он идет дальше идеи крестоносцев о том, что сражение за Господа есть занятие, заслуживающее по¬ хвалы. Несколько раз в своем послании Бернар утвержда¬ ет, что убийство врагов Господа — дело благое и смерть в битве с противниками христианской веры служит безус¬ ловным пропуском в рай. «Ибо смерть за Христа не есть грех, убиваешь ли ты или погибаешь сам, но добродетель великая и славная, — говорит Бернар и добавляет: — Если он убивает злодея, то не человекоубийство совершает, а, если можно так сказать, злоубийство»2. 1 Впрочем, точная дата написания «Похвалы новому рыцарст¬ ву» неизвестна, оно могло быть написано в любое время между 1125 и 1130 годом. 2 Bernard of Clairvaux, «Exhortatio ad Milites Templi», Sancti Ber¬ nard! Abbatis Clarae-Vallensis, Opera Omnia Vol. I (Paris: Mabillion, 1839). Caput III 4, cols. 1256-1257. 47
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров Мы видим здесь не только классический пример превращения врага в нечто нечеловеческое — Бернар еще высказывается и в том смысле, что смерть в бою от¬ крывает прямой путь в Царство небесное. «Если бла¬ женны те, кто умирает во Господе, то насколько более велики те, кто умирает за Него?»1 Даже те, кто совер¬ шил тяжелейшие преступления, могут обрести спасе¬ ние — «нечестивцы, грабители святынь, насильники, убийцы, клятвопреступники и прелюбодеи». Бернар до¬ бавляет, что вступление в ряды тамплиеров — дело для всех выгодное. Европа будет рада избавиться от подоб¬ ных людей, а защитники Святой земли с радостью их примут.2 Вряд ли из этих слов можно составить лестное мнение о той среде, из которой производился набор в Орден рыцарей Храма. Воздав хвалу образу жизни и целям рыцарей, Бер¬ нар затем приглашает читателя в путешествие по глав¬ ным святыням, посещаемым паломниками, среди кото¬ рых Храм Соломона, Вифлеем, Назарет, Масличная гора, Иосафатская долина, Иордан, Голгофа, Гроб Господень и Вифания. Итак, монах уверяет рыцарей, что убийство языч¬ ников не только позволительное, но и благое дело. Правда, в одном месте своего послания Бернар счел нужным умерить свой пыл — он замечает, что неверных не следует уничтожать, если под рукой имеется какой- нибудь другой способ предотвратить их нападения на паломников, однако все же будет лучше, если погибнет язычник, чем христианин3. Нет сомнения, что «Похвала новому рыцарству» вполне соответствует традициям крестоносцев. Еще за * 41 Bernard of Clairvaux, Caput I 1, col. 1255. - Там же, Caput V 10, col. 1262. 4 Там же, Caput II 4, col. 1257. 48
Глава пятая. Бернар Клервоский триста лет до Первого крестового похода Карл Вели¬ кий завоевывал земли саксов под предлогом «обраще¬ ния» язычников. Но Бернар не упоминает о возможно¬ сти убеждения, когда ведет речь о сарацинах. Он недву¬ смысленно восхваляет их уничтожение. Неужели это послание было призвано подбодрить храмовников, придать им твердости? Может быть, ры¬ цари не были уверены в справедливости своего дела? Или слова Бернара предназначались для всего христи¬ анского мира, в том числе для тех, в ком сочетание ры¬ царя и монаха в одном лице вызывало тревогу? Бернар свидетельствует, что сочинил «Похвалу новому рыцар¬ ству» по настоянию Гуго де Пейна. Но кому же оно бы¬ ло адресовано на самом деле? Не вызывает сомнений, что таким образом Бер¬ нар пытался обеспечить благожелательное отношение к ордену в Европе. Его сочинение очень напоминает призыв к вступлению в ряды рыцарей Храма. Сначала Бернар подчеркивает, насколько тамплиеры благород¬ нее тех хлыщей, которые шатаются от замка к замку и причиняют кучу хлопот. Затем он сообщает, что Ор¬ ден рыцарей Храма способен наставить на путь истин¬ ный даже отъявленных преступников — причем делает это вдали от Европы. И наконец, проводит читателя по местам паломничества, которых сам никогда не видел, но которые хорошо знакомы храмовникам. Так, он на¬ поминает о том, почему рыцари-монахи столь необхо¬ димы. Ведь не хочет же христианский мир, чтобы биб¬ лейские святыни оставались в руках язычников? Зададим теперь себе вопрос: почему было важно, чтобы подобное обращение исходило от аббата Берна¬ ра? Почему бы с ним не выступить папе или хотя бы ар¬ хиепископу? Один из ответов на этот вопрос заключается в том, что с 1120 по 1147 год Бернар, настоятель монас¬ тыря Клерво, был, пожалуй, самым влиятельным чело¬ 49
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров веком в христианском мире. Неистощимая страсть, с которой он некогда убедил своих друзей и родствен¬ ников оставить мирскую жизнь ради строгого монашес¬ кого устава, теперь была обращена Бернаром на всю Ев¬ ропу. Он писал много и никогда не смягчал слов. К его советам прислушивались многие правители, он распе¬ кал других аббатов за отсутствие строгости и своими ре¬ чами заставлял беспутных парижских школяров поки¬ дать очаги разврата и принимать монашество. Вот уже тридцать с лишним лет я пытаюсь найти разгадку Бернара, но она ускользает от меня. Это была в высшей степени харизматическая личность. Он владел словом так, что перевод не способен передать воздейст¬ вие его сочинений во всей полноте. Чтобы оценить его игру с языком, стоит изучить латынь. Его частная жизнь безупречна. Но с другой стороны, он был чудовищно нетер¬ пим. В свои письма он вкладывал столько недовольства, что люди цепенели от ужаса, увидев его печать на по¬ слании. В служении делу, которое он полагал правым, он шел до конца. Пример этого — назидательное посла¬ ние тамплиерам. Еще один пример деяния, которого я не могу ему простить, — твердо выраженное Бернаром убеждение, что труд философа Пьера Абеляра надле¬ жит осудить без всякой пощады. Этот неумеренный энтузиазм в конце концов об¬ ратился против него самого в 1149 году, после неудачи Второго крестового похода, к которому он призывал. Первым признаком того, что события развиваются не так, как ему хотелось бы, стало известие о том, что не¬ кий монах по имени Радульф побуждал крестоносцев уничтожить всех евреев в Рейнланде. Бернар пришел в ужас и поспешил на место кровавых событий, чтобы остановить убийц. В значительной степени это ему уда¬ лось. Эфраим, еврей из Бонна, в то время еще ребенок, писал позднее: «Господь услышал наш плач, и обратил 50
Глава пятая. Бернар Клервоский к нам Свой лик, и одарил нас милосердием Своим... Он послал доброго священника, чтимого всем духовенст¬ вом Франции, имя которому Бернар Клервоский, дабы укротить злодеев. Вот что сказал им Бернар: “Хорошо, что вы выступаете против исмаилитов. Но тот из вас, кто захочет убить еврея, уподобится человеку, подняв¬ шему руку на самого Иисуса”»1. Что же это был за человек? При жизни одни его считали святым, другие — наглецом, который повсюду сует свой нос. Как бы то ни было, вскоре после смерти Бернар Клервоский был канонизирован Многие порицали его за восхваление крестонос¬ цев и нетерпимость к Пьеру Абеляру и другим филосо¬ фам. Одним из самых яростных хулителей Бернара был английский автор Уолтер Man. В 1153 году, когда Бернар скончался, Many исполнилось только тринад¬ цать лет; впоследствии связи с цистерцианскими мо¬ нахами и восторженное отношение к Абеляру сделали его убежденным критиком аббата. Он называл Берна¬ ра Люцифером, сияющим ярче иных звезд на ночном небе, и сочинял истории о неудачных попытках насто¬ ятеля монастыря Клерво творить чудеса, в частности описал, как тот пытался воскресить умершего ребен¬ ка: «Магистр Бернар приказал принести тело в комна¬ ту, а затем удалил всех, и возлег на мальчика, и молил¬ ся, а потом встал; но мальчик не восстал, он остался лежать, ибо был мертв. После чего я [Man] заметил: “Он был самым злополучным монахом, ибо не доводи¬ лось мне прежде слышать, чтобы какой-то монах воз¬ лег на мальчика, и тот бы не встал сразу же после мо¬ наха”»2. 1 Ephraim of Bonn, Sefer Zekira, tr. Schlomo Eidelman in The Jews and the Crusaders (University of Wisconsin Press, 1977), p. 122. - Walter Map, De Nugis Curialium, tr. Frederick Tupper and Marbury Bladen Ogle (London: Chatto 8c Windus, 1924), p. 49. 51
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров Уолтер Man нападал на тамплиеров, госпиталье¬ ров, евреев и еретиков, но наиболее ядовитые замеча¬ ния он приберегал для цистерцианцев и их почитаемо¬ го настоятеля. Больше всего он сетовал не на испорчен¬ ность или кощунственное поведение Бернара и — если брать шире — тамплиеров, а на их гордыню и жадность. Впрочем, такая характеристика сопровождала рыцарей Храма весь период существования ордена. Бернар, возможно, не задумывался о своей славе и доходах — его гордыня заключалась в абсолютной убежденности в собственной правоте. Последовавшие за ним цистерцианцы смогли добиться больших успе¬ хов в накоплении ценностей и сбережении земель; впрочем, в этом они уже ничем не отличались от других монашеских орденов. Какое бы мнение мы ни составили о Бернаре Клервоском, он был слишком сложной фигурой, чтобы подходить к нему упрощенно. В первой половине две¬ надцатого столетия он оказал сильнейшее влияние на общество, и, по моему убеждению, его личность до сей поры, несмотря на усилия многих исследователей, не получила удовлетворительного объяснения. Это весьма прискорбное обстоятельство, ибо без учета ро¬ ли Бернара Клервоского невозможно понять и оценить первые годы существования Ордена тамплиеров и по¬ разительный рост его мощи.
Глава шестая Гуго де Пейн и его сподвижники пускаются в путь В 1127 году рыцари Храма прочно утвердились на Свя¬ той земле. Уже на первом этапе своего существования орден произвел такое сильное впечатление на Фулка Анжуйского, что в 1124 году он пожаловал рыцарям тридцать тысяч ливров из доходов со своих земель. По¬ жертвования поступали ордену и от других знатных се¬ мейств — причем в наибольшем количестве из Шампа¬ ни, откуда был родом Гуго де Пейн. В то же время число рыцарей, решивших посвя¬ тить свою жизнь Ордену тамплиеров, было по-прежне¬ му невелико. Поэтому Гуго и его сподвижники — Год- фруа де Сент-Омер, Пейн де Мондидье и Робер де Кра- он — отправились в путешествие по Европе с целью привлечь в орден новых людей. Гуго Шампаньский, который в это время еще был жив, к экспедиции не при¬ соединился. Стоит заметить, что выбранные для поездки ры¬ цари были выходцами из разных частей Европы: Год- фруа был родом из Пикардии, то есть с севера, а Ро¬ бер — из Бургундии. Не исключено, что они сделали 53
IПаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров остановку в Риме, хотя каких-либо документов, указы¬ вающих на это обстоятельство или на их встречу с па¬ пой Гонорием II, не сохранилось. Затем их путь лежал в Труа, где находилась резиденция графов Шампань- ских. Племянник iyro Шампаньского — Тибо, который правил Шампанью, приветствовал рыцарей в своих владениях. Гуго де Пейн смог наконец впервые за де¬ сять с лишним лет увидеть семью и сделать соответству¬ ющие распоряжения по управлению своими землями. В начале 1128 года рыцари прибыли в Анжу, где их старый друг граф Фулк сделал новые пожертвования ордену. Эти дары были поделены между тамплиерами, епископом Шартрским, обителью Святой Троицы в Вандоме и монастырем Фонтевро. Не исключено, что именно тогда Фулк получил послание короля Балдвина, в котором тот предлагал графу руку своей старшей до¬ чери Мелисанды. На Вознесение (28 мая) 1128 года Фулк решил присоединиться к ордену, то есть «принять крест» (вместе с королевством). На церемонии присут¬ ствовали Гуго де Пейн и коннетабль Иерусалима Готье де Бур, посланный к Фулку специально для того, чтобы передать предложение Балдвина. Затем рыцари отправились в графство Пуату, к се¬ веро-западу от Анжу, и собрали щедрые дары ордену от тамошних владетельных особ. Можно предположить, что там Гуго видел юную Алиенору Аквитанскую, кото¬ рая в будущем, во время Второго крестового похода, совершит паломничество на Святую землю в качестве супруги французского короля Людовика VII. Однако в нашем распоряжении нет никаких документов, кото¬ рые могли бы подтвердить, что Алиенора или ее отец, граф Пуату, встречались с храмовниками. Затем Гуго нанес визит английскому королю Ген¬ риху I, двор которого находился в Нормандии, после чего отплыл в Англию и Шотландию. Генрих, по всей видимости, оделил тамплиеров «золотом и серебром» 54
Глава шестая. Гуго и его сподвижники пускаются в путь и в дальнейшем ежегодно снабжал их «оружием и други¬ ми припасами»1. Хроники монастыря Ваверли в Англии сообщают, что Гуго прибыл «с двумя рыцарями Храма и двумя свя¬ щенниками». Рыцари объехали всю Англию и добра¬ лись до Шотландии, «и многие в тот год стали кресто¬ носцами и отправились на Святую землю»2. Гуго был уверен, что в следующем пункте маршру¬ та их ждет хороший прием. Тьерри, граф Фландрский, был сам весьма расположен к тамплиерам и побуждал к щедрости своих баронов. 13 сентября 1128 года граф Тьерри на торжественном собрании в присутствии епи¬ скопа Теруанского признал справедливыми пожертво¬ вания в пользу тамплиеров, сделанные его предшест¬ венником Вильгельмом Клито. Засвидетельствовали это заявление Гуго, Годфруа де Сент-Омер, Пейн де Мондидье «и многие другие братья»1. Не имея тому под¬ тверждения, я все же думаю, что этими «другими брать¬ ями» были новобранцы, в которых так нуждался орден. На публичных собраниях обыкновенно произносились воодушевляющие речи, и захваченные торжественнос¬ тью обстановки молодые люди частенько приносили клятву верности, от которой уже не могли отказаться. Приблизительно в январе 1129 года рыцари нако¬ нец вернулись в Труа, где некий Рауль Красе и его су¬ пруга Элен подарили им дом с пристройками, служба¬ ми и участком земли, а также поля неподалеку от Прей- 1 Robert of Torigni, Gesta Normannorum Ducam, Vol. Il, Book VII, pp. 32—34, ed. and tr. Elisabeth M. C. Van Houts (Oxford: Oxford Médiéval Texts; 1995), p. 257. Я написала «по всей видимости», потому что ника¬ ких доказательств щедрости Генриха, кроме этого утверждения Робер¬ та, не нашла. Thierry Le Roy, Hugues de Payns. (Troyes: Maison du Boulanger, 1999), pp. 72-76. * Marquis d’Albon, Cartularie Général de VOrdre du Temple 11197-1150 (Paris, 1913), Charter no. 16. 55
Шарап Ньюман. Подлинная история тамплиеров за. Этот дар, по всей вероятности, и стал командорст- вом Труа. Засвидетельствовали акт дарения Гуго, Год- фруа, Пейн де Мондидье и еще два рыцаря — Ральф и Иоанн. Похоже, экспедиция тамплиеров увенчалась успехом. Теперь лишь одно препятствие мешало Гуго де Пейну считать положение Ордена рыцарей Храма не¬ зыблемым. И он был намерен это препятствие устра¬ нить.
Глава седьмая Церковный собор в Труа В конце 1128 года Гуго де Пейн возвратился из поездки по Северной Франции, Англии и Фландрии в родную Шампань. Здесь он наконец добился официального признания тамплиеров в качестве духовного ордена. В январе 1129 года в городе Труа1 состоялся цер¬ ковный собор. Папа Гонорий II в соборе не участвовал. Он послал туда своего легата, кардинала-епископа Мат¬ фея Альбанского, который некогда был священником в Париже. В Труа прибыли также архиепископ Реймсский Рено де Мартинье и архиепископ Сансский Анри Санглиер. Среди присутствовавших было не¬ сколько аббатов, в том числе четверо цистерцианцев и среди них Бернар Клервоский, а также десять епис¬ копов и два «мэтра», то есть ученых-клирика, Обри из Реймса и Фуше. Бернар Клервоский поддерживал тамплиеров, но желания присутствовать на соборе не выказывал, ссылаясь на жестокую лихорадку. Все же ему пришлось 1 Старые источники называют датой собора в Труа 1128 год, но эта путаница связана с тем, что в двенадцатом веке отсчет нового года нередко начинался весной, а не в середине зимы. 57
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров явиться в Труа. В 1128 году Бернар уже славился своей мудростью и набожностью, и его участие в соборе было крайне важно для тамплиеров. Он и после собора про¬ должал помогать ордену. Гуго рассказал участникам собора, как и с какой це¬ лью он создал Орден рыцарей Храма. Он просил свя¬ тых отцов дозволить членам ордена носить монашес¬ кое облачение, дабы видно было, что храмовники — это рыцари-монахи, и дать им устав, чтобы жили они, как подобает монахам. Посовещавшись, члены собора ре¬ шили, что тамплиерам надлежит носить белое облаче¬ ние, как это делали цистерцианцы. Они также вручили Гуго монашеский устав, написанный на латыни по обра¬ зу и подобию уставов других духовных орденов. Однако святые отцы оказались не готовы сочи¬ нить монашеский устав для людей, желавших посвятить себя главным образом сражениям, а не молитвам. Про¬ явив благоразумие, они обратились за советом к мужам, которые знали толк в активной жизни, — прибывшим на собор Тибо, графу Шампани, племяннику и наследнику Гуго Шампаньского, и Вильгельму, графу Неверскому. Секретарь собора Матвей объяснил присутствие этих «невежд» тем обстоятельством, что они из любви к Ис¬ тине внимательно изучили устав тамплиеров и исключи¬ ли из него все, что представлялось им неразумным. «Именно поэтому они предстали перед собором»1. Латинский устав предусматривал удовлетворение потребностей рыцарей. В отличие от других монахов, которые употребляли в пищу рыбу и яйца, тамплиерам дозволялось трижды в неделю есть мясо. Переутомив¬ шийся рыцарь мог не подниматься среди ночи для мо¬ литвы. Устав также разрешал рыцарям иметь лошадей и слуг для ухода за ними. 1 Laurent Dailliez, Règle et Status de l’Ordre du Temple, 2nd ed. (Paris: Éditions Dervy, 1972). Reprint of the Latin Rule from 1721, pp. 327—359. 58
Глава седьмая. Церковный собор в Труа Священники воспользовались случаем, чтобы ре¬ шительно выступить против тогдашней моды. Вводил¬ ся запрет на чересчур длинные волосы, туфли с длин¬ ными изогнутыми носами, излишне длинное и украшен¬ ное кружевами платье. По всей видимости, в те времена встретить на дороге щегольски одетого рыцаря было обычным явлением. Благородное увлечение охотой с собаками и соко¬ лами было также поставлено под запрет — единствен¬ ным исключением стала охота на львов, «поскольку он (лев) все время бродит в поисках жертвы, чтобы насы¬ титься, и сила его направлена против всех, а потому и сила всех может быть направлена против него»'. Это положение устава показывает, что опасность для палом¬ ников исходила не только от разбойников в человечес¬ ком обличье. Впрочем, не исключено, что участники собора усматривали тут библейскую аналогию — лев терзает христолюбивых паломников. Прочие разделы устава касаются правил поведения за трапезой, заботы о недужных братьях и других обыча¬ ев монашеской жизни; например, все имущество рыца¬ рей становилось общим, им надлежало семь раз в день возносить молитвы и т.д. Поскольку никто не предпола¬ гал, что храмовники понимают латынь, им было велено просто повторять в нужное время «Отче наш». В одном пункте собор не допустил никаких по¬ слаблений. Это касалось отношений с женщинами. По¬ скольку за рыцарями утвердилась репутация сердцее¬ дов и волокит, регламентации этой сферы жизни были посвящены целых два раздела устава. Члену ордена не дозволялось целовать даже собственную мать или сест¬ ру. «Мы полагаем опасным для любого слуги церкви об¬ ращать чересчур много внимания на женские лица, а потому ни один брат не имеет права целовать вдову, 11 Ьаигет ОаНМег, р. 348. 59
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров или деву, или свою мать, или свою сестру, или подругу, или какую-либо другую женщину»1. Для большинства монастырей, где монахи большую часть времени прово¬ дили, не видя женщин и не ведая искушения, такой за¬ прет был обычным делом. Однако в случае с тамплиера¬ ми у членов собора были определенные опасения: по¬ сле жаркой схватки с сарацинами рыцарь Храма мог и позабыть, что, хотя грабить побежденных ему не воз¬ браняется, насиловать их женщин уже нельзя. Вскоре выяснилось, что устав нуждается в некото¬ рых уточнениях и дополнениях, но Гуго де Пейн резуль¬ татами собора был вполне удовлетворен. В 1131 году он вернулся в Иерусалим со свежим пополнением, пожерт¬ вованиями и официальным уставом, по которому следо¬ вало жить рыцарям Храма. Теперь деятельность Орде¬ на тамплиеров стала частью религиозной жизни как Востока, так и Запада. Ьаигет ОаПНег, р. 359.
Глава восьмая Плодитесь и размножайтесь! Путь, проделанный Гуго и его товарищами, можно про¬ следить по свидетельствам о пожертвованиях, которые они получили. Владетельные сеньоры и знать помельче выстраивались в очередь, чтобы принести тамплиерам свои дары. Дело было не только в том, что все они вери¬ ли в благую миссию ордена: как это случается и в наши дни, помощь, оказанная тамплиерам важными персона¬ ми, побуждала их вассалов одаривать рыцарей Храма, дабы их имена звучали в связи с благотворительными деяниями правителей. После собора в Труд Гуго де Пейн вернулся в Ие¬ русалим, но другие храмовники продолжили путешест¬ вие по Европе в надежде получить дополнительную поддержку. На юге агитацией за Орден тамплиеров ре¬ тиво занимался рыцарь Гуго Риго. Ранее, в 1128 году, он был в Тулузе, где некто Пьер Бернар и его жена Борел- ла отдали рыцарям Храма все свое имущество, огово¬ рив одно условие: если их дети пожелают вступить в ор¬ ден, это будет им дозволено. Несколько последующих лет Риго провел в сборах различных пожертвований для ордена — от земельных угодий и виноградников до «рубахи и штанов», подаренных бедной женщиной, ко- 61
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров торая также отписала тамплиерам в завещании «свой лучший плащ»1. По разным свидетельствам, Гуго Риго в 1130-е годы собирал пожертвования на юге Франции и севере Испании. Однако, в отличие от других монашеских орденов, тамплиеры не создали стройной системы по сбору по¬ жертвований и их сохранению2. Ведь дарили обычно не деньги, а различное имущество. Конечно, неплохо по¬ лучать в дар поля, дома, вина, лошадей, одежду и даже рабов, но все это богатство невозможно быстро обра¬ тить в наличные. Иногда дар представлял собой опреде¬ ленную долю ежегодного урожая или обозначенное ко¬ личество сыров. Кроме того, многие пожертвования поступали в распоряжение тамплиеров только после смерти дарителя. Особенности приносимых ордену подарков при¬ вели к необходимости обустраивать специальные пунк¬ ты для приема передаваемого в дар имущества и пере¬ сылки его из Европы в Палестину. Такие крупные мона¬ стыри, как Клюни или Сито, открывали подчиненные им филиалы — приораты, в которых постоянно находи¬ лось лишь несколько монахов. При этом Орден тампли¬ еров для ведения боевых действий отчаянно нуждался в мужчинах, способных носить оружие, а потому вновь принятых членов всячески побуждали как можно ско¬ рее отправляться в Иерусалим. Таким образом, зани¬ маться подаренным имуществом было просто-напросто некому. Сравнительно слабая организация тамплиеров на первых порах существования ордена видна хотя бы по многообразию титулов, которыми именовался в грамо¬ 1 Marquis d’Albon, Cartularie General de l’Ordre du Temple 1119?-1150 (Paris, 1913), p.12, no. 18. 2 На это обстоятельство мне указал профессор Малкольм Бар¬ бер, за что я ему весьма благодарна. 62
Глава восьмая. Плодитесь и размножайтесь! тах Гуго Риго. Иногда его называли «братом общест¬ ва», иногда указывали только имя, а то и величали «прокуратором»' — последнее слово неплохо отражало смысл его работы, но эта должность не нашла отраже¬ ния в уставе. Со временем храмовники, по-видимому, смогли от¬ крыть местные резиденции на манер тех, которые гос¬ питальеры основали еще раньше — в основном в Испа¬ нии, Италии и на юге Франции, начав получать пожерт¬ вования с Запада сразу же после Первого крестового похода (ок. 1100 года). Мало-помалу стали возникать и множиться мест¬ ные отделения ордена, в которых рыцари группирова¬ лись по языку. В основном это были французские, ис¬ панские и английские отделения, реже — итальянские и немецкие. В Скандинавию тамплиеры не проникали, но несколько командорств появилось в Венгрии и Хор¬ ватии. Окситания В этой книге Окситания определяется как южная часть Франции, протянувшаяся вдоль Пиренеев от Атланти¬ ческого океана на западе до Марселя на востоке. Боль¬ шая точность мне здесь не нужна: в двенадцатом и три¬ надцатом веках тамошние жители привыкли к изменчи¬ вым границам. Западная часть Окситании была поделе¬ на между различными графствами и владениями про¬ чих титулованных персон, а восточная находилась под не слишком строгой властью Священной Римской им¬ перии. Окситанский (или провансальский) язык был ближе к тому, на котором говорили жители Северной Испании, чем к французскому. 11 В этой должности сочетаются функции юриста и управляющего. 63
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров Первый документально подтвержденный дар тамплиерам поступил из Марселя. Мы не знаем, каким образом даритель Гийом Марсельский узнал о сущест¬ вовании ордена, но в начале 1120-х годов он передал рыцарям Храма церковь на Лазурном берегу. Однако в 1124 году тамплиеры вернули этот дар — еще одно сви¬ детельство их глубокого убеждения, что мирная жизнь на морском побережье не для них. Не исключено так¬ же, что расходы на содержание церкви превышали сто¬ имость самого подарка. После того как Гуго де Пейн добился признания ордена папским престолом, дары тамплиерам в Оксита- нии хлынули потоком. В значительной степени орден обязан этим энергичной рекламной деятельности двух своих членов — Гуго Риго и Раймунда Бернара. После со¬ бора в Труа они провели несколько лет в поездках, со¬ бирая пожертвования. Гуго действовал к северу от Пи¬ ренеев, а Раймунд сосредоточил свои усилия на Испа¬ нии и Португалии. Создается впечатление, что за период с 1130 по 1136 год Гуго Риго объездил весь юг Франции. Сам и с помощью других братьев ордена он принимал под¬ ношения, скупал земли и открывал новые командорст- ва, продемонстрировав блестящие организаторские способности. В 1132 году Гуго Риго присутствовал на церемо¬ нии, во время которой самое могущественное в Оксита- нии семейство де Тренкавель отправило на службу тамплиерам некоего Понса Гасконского с его домочад¬ цами. Понс имел дом и иное имущество близ Каркасо- на, на которое Тренкавели обещали не покушаться. Члены этого семейства энергично поддерживали орден на раннем этапе его существования, а их влияние в Окситании побуждало и других делать пожертвова¬ ния храмовникам. В 1133 году семьи Бернара де Кане и Аймерика де Барбера подарили ордену замок Дузен, 64
Глава восьмая. Плодитесь и размножайтесь! которому суждено было стать главным командорством ордена в Окситании. Более того, Аймерик и его брат Вильгельм Ксаверий сами решили примкнуть к тампли¬ ерам. Правда, они не захотели немедленно приступить к несению службы, а наметили определенную дату в бу¬ дущем, оговорив, что если по какой-то причине не смо¬ гут влиться в ряды рыцарей, то выплатят ордену сто су. Эти семьи продолжали дарить тамплиерам земель¬ ные наделы еще на протяжении двадцати лет, а возмож¬ но, и дольше. Упоминания о Гуго де Риго в документах прекра¬ щаются с 1136 года — возможно, по причине его смерти. Его преемником стал Арнольд де Бедочьо. Он приехал из Каталонии и не испытывал проблем с окситанским языком. Постоянной резиденцией Арнольда был Ду- зен, но пожертвования он собирал по всей Окситании. От Гуго Бурбутона он принял в дар Ришеренд, который со временем стал вторым крупным командорством в Окситании. Как и в других районах, большинство тамплиеров, живших в этих командорствах, происходило из близле¬ жащих мест. Молодых мужчин обычно вскоре отправля¬ ли на Восток, а пожилые и немощные оставались, чтобы снабжать боеспособных членов ордена провиантом. Хорватия и Венгрия В Хорватии первые командорства ордена стали появ¬ ляться через несколько лет после Второго крестового похода (1148—1150)1 (тогда же там обосновались и пер¬ вые госпитальеры). Причины этого до конца остаются неясными, однако вполне возможно, что магистр тамп¬ 1 Большинство историков относят Второй крестовый поход к периоду 1147—1149 гг. — Прим, перев. 3 Подлинная история тамплиеров 65
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров лиеров во Франции Эверар де Барр1, который сопро¬ вождал армию Людовика VII, принял такое решение, чтобы защищать паломников, идущих на Святую землю через Хорватию. К 1169 году папа даровал ордену старый монастырь бенедиктинцев во Вране. Однако этот дар сопровождало одно условие: храмовники должны были давать приют всем папским легатам и их свите, иногда весьма многочис¬ ленной. Загребский епископ Продан также оделил тамп¬ лиеров участками земли со строениями в городе и вокруг него, причем без указанных выше обременительных усло¬ вий, поскольку у него уже было где приклонить голову2. В 1173 году королем Хорватии и Венгрии стал Бе¬ ла III. В отличие от прежних королей, он не стал связы¬ вать себя прочным союзом с Византийской империей, а обратил свои взгляды на запад. Бела выступил реши¬ тельным сторонником Третьего крестового похода (1189—1192) и поклялся сам принять в нем участие (че¬ го, впрочем, не сделал). В 1185 году он отправил к фран¬ цузскому королю Филиппу II своих посланников, прося руки Маргариты, сестры Филиппа. Бела «почитал за честь породниться с древним королевским родом и был много наслышан об уме и набожности принцессы»3. Маргарита была вдовой Генриха Плантагенета, «Моло¬ дого короля»4, смерть которого привела на английский трон Ричарда Львиное Сердце. Филипп и Маргарита приняли предложение, и вместе с посланниками Белы III она отправилась в Венгрию. 1 Об Эвераре де Барре см. также в гл. «Великие магистры (1136— 1191)». 2 Епископ, впрочем, мог заглянуть к тамплиерам на обед. 2 Eudes Rigord, Vie de Philippe Auguste, ed. and tr. M. Guizot (Paris, 1825). 4 Король Генрих Молодой (1155—1183) — сын английского коро¬ ля Генриха II Плантагенета и Алиеноры Аквитанской, правивший Анг¬ лией совместно с отцом. — Прим, перев. 66
Глава восьмая. Плодитесь и размножайтесь! Бела III умер в 1192 году. Корона перешла к Эмери- ху, его сыну от предыдущего брака1. Вновь овдовевшая и бездетная Маргарита продала свою часть наследства, «присоединилась к крестоносцам и во главе отряда славных рыцарей вместе с германцами пришла в Тир»2. Вскоре после этого Маргарита умерла, по всей видимо¬ сти, не в сражении. Хотя в летописях не упоминается, что среди рыцарей, пришедших с нею на Святую зем¬ лю, были тамплиеры, их присутствие в отряде Марга¬ риты более чем вероятно. Примером величайшего доверия, оказанного Ор¬ дену рыцарей Храма, явилось решение, принятое в 1217 году королем Андреем II: отправляясь в кресто¬ вый поход, он не взял с собой тамплиеров, а вверил их попечению свое королевство. Магистр Венгрии и Хор¬ ватии Понтий де Крус управлял обеими странами из ко- мандорства во Вране. Любопытно отметить, что, хотя в Хорватии было немало своих тамплиеров и госпитальеров, начальст¬ венные должности в местных отделениях этих орденов занимали, как правило, французы и итальянцы. При этом хорватские храмовники несли службу и в дру¬ гих странах — недаром на церемонии приема в члены ордена новичка предупреждали, что рыцари Храма обя¬ заны идти туда, куда их пошлют. Британские острова Английский король 1енрих I, как уже говорилось, одари¬ вал тамплиеров «золотом и серебром», а первые земель¬ ные наделы в Англии пожаловал ордену его племянник 1 Согласно некоторым источникам, Эмерих был братом Белы III. 2 The Continuator of William of Tire, in The Conquest of Jerusalem and the Third Crusade, tr. Peter W. Edbury (Ashgate, Aldershot 1998), p. 143. 67
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров Стефан, сменивший Генриха на престоле. Стефан был сыном Стефана-Генриха, графа Шампаньского, погиб¬ шего во время своего второго похода в Палестину1. Ма¬ тильда, супруга Стефана, приходилась племянницей ге¬ роям Первого крестового похода Готфриду Бульонскому и Балдвину Г. Уже по этой причине король и королева были готовы сделать все возможное, чтобы оказать са¬ мую горячую поддержку защитникам Святой земли. Первое пожертвование Матильды датируется Г Г 35 го¬ дом. Она посвятила этот дар своему отцу Эсташу Бульон¬ скому, который после смерти своего брата Балдвина ед¬ ва не стал королем Иерусалима. Стефан же, одобрив подношения ордену своих вассалов, затем и сам пожало¬ вал тамплиерам земли и имущество. Хотя тамплиеры появились в Англии в Г Г 35 году, если не ранее, первая запись о магистре ордена в этой стране Гуго Аржентене датируется Г Г40 годом. В Г Г 85 году тамплиеры составили перечень своих владений в Англии. Документ сохранился до наших дней, и он свидетельствует, что в этом отношении Ор¬ ден рыцарей Храма мало отличался от других монашес¬ ких орденов. В имущество тамплиеров входят земель¬ ные наделы и отары овец, десятины от церковных вла¬ дений и плата за аренду земли и домов. Тамплиеры были частью христианского сообщества в той же мере, что монахи и монахини традиционных духовных орденов. В Бристоле, например, гильдия ткачей даже имела свою часовню в церкви тамплиеров. Тамплиеры сохранили большую часть своих вла¬ дений на востоке Ирландии после покорения этой страны английским королем Генрихом ГГ. Здесь Генрих впервые одарил орден землей в Г Г 85 году. Англо-нор¬ маннские поселенцы в Ирландии последовали его при¬ меру, и к Г308 году «ирландские земли составляли треть 1 См. главу «Гуго, граф Шампаньский». 68
Глава восьмая. Плодитесь и размножайтесь! наиболее ценных владений тамплиеров и приносили доход, превышающий 400 фунтов в год»1. Магистром тамплиеров в Ирландии был один из высших чиновников ирландского казначейства. Хотя местное население и связывало присутствие храмовни¬ ков с нашествием англичан, магистр время от времени иг¬ рал роль посредника между ирландцами и англичанами. Тамплиеры не только собирали десятину и аренд¬ ную плату за принадлежавшие им в Ирландии земли, но и разводили там лошадей для рыцарей Храма. Во времена первых командорств тамплиеров Шот¬ ландия была независимой страной, хотя брачные узы тесно связывали ее королевскую семью с английской ко¬ роной. Король Давид I (1124—1153) пожаловал ордену десятину от доходов церкви в Ренфрюшире. Скорее все¬ го, этим его щедрость не ограничилась, но дарственные грамоты не сохранились. Похоже, что в те годы в Шот¬ ландии не было магистра и все управление имуществом тамплиеров осуществлялось из Англии. Наиболее важным командорством ордена в Шот¬ ландии был Балантродоч, расположенный к югу от Эдин¬ бурга. Община была небогатой, большую часть ее дохода давали овцы и водяная мельница, которой владели тамп¬ лиеры. В найденном неполном перечне настоятелей ко- мандорства значились только норманнские имена. Ивлин Лорд замечает: «О шотландских тамплие¬ рах нам известно меньше, чем о рыцарях этого ордена где-либо еще на Британских островах... Возможно, именно поэтому деяния ордена здесь окружены леген¬ дами, которые затемняют истину и окутывают жизнь тамплиеров тайной»2. Мы еще вернемся к этим легендам и этой тайне. 1 Evelyn Lord, The Knights Templar in Britain (London: Longman, 2002), p. 138. ' The Charters of David /, ed. G.W.S. Barrow (Woodbridge, Eng.: Boydell Press, 1999), p. 143. 69
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров Испания и Португалия На раннем этапе существования тамплиеров множество весьма крупных пожертвований поступило в их адрес с Пиренейского полуострова. В этом нет ничего удиви¬ тельного. Правители Арагона, Наварры, Кастилии и зем¬ ли, которая вскоре станет называться Португалией, отво¬ евывали эти территории у мусульман на протяжении бо¬ лее четырехсот лет. Яростное стремление крестоносного воинства овладеть Святой землей сопровождалось жела¬ нием побороться за более близкие к дому земли. Один из первых иберийских даров тамплиерам поступил от пор¬ тугальской королевы Терезы, дочери Альфонсо Кастиль¬ ского. Она преподнесла им замок Заур с прилегающими к нему землями. Возможно, Тереза хотела, чтобы орден снабжал ее воинами для борьбы с маврами. В 1122 году, когда о тамплиерах мало кто знал, Аль¬ фонсо I, король Арагона, основал военное братство в Белчите. Порядки там отличались от принятых у тамп¬ лиеров и в других военных орденах, и подчинялось это братство не епископу, а королю. Членство в этой органи¬ зации могло быть временным и не обязывало братьев, взыскующих только духовной близости, еще и сражаться. «Братство в Белчите, без сомнения, является воен¬ но-духовной организацией, которая объединяла мона¬ хов, решивших защищать христианский мир от врагов- мусульман. Любой человек, пожелавший принять участие в этом достойном деле лично или помочь богоугодному делу в иной форме — паломничеством, подаянием, пере¬ дачей в дар лошадей и оружия, пожертвованиями семьям плененных воинов, — получал отпущение грехов. Кроме того, члены братства могли оставлять за собой те земли, которые они захватили у мусульман»1. 1 Theresa М. Vann, «A New Look at the Foundation of the Order of Calatrava», in Crusaders, Condottieri, and Cannon: Mediei>al Warfare in Societies around the Mediterranean, ed. Donald J. Kagay and L.J. Andrew Villalon (Leiden, Netherlands: Brill, 2003), p. 110. 70
Глава восьмая. Плодитесь и размножайтесь! Трудно предположить, что, создавая свой орден, Альфонсо уже слышал о тамплиерах. Его действия указы¬ вают на то, что идея крестоносцев посвятить жизнь сра¬ жению во имя Господа приводила к возникновению воен¬ ных монашеских орденов не только в Иерусалиме. Тамп¬ лиеры стали столь популярны и послужили примером многим другим потому, что необходимость в таких брат¬ ствах давно и остро ощущалась. В отличие от других частей Европы, где дары тамп¬ лиерам предназначались для создания запасов, необходи¬ мых, чтобы создать сносные условия для жизни в Палес¬ тине, в Испании и Португалии им часто жертвовали ук¬ репленные замки, расположенные, как правило, на гра¬ нице с мусульманскими территориями, а иногда и на са¬ мих этих территориях. Местные правители надеялись, что храмовники ста нут сражаться с сарацинами на месте, а не в далекой Палестине. В ИЗО году граф Барселонский даровал ордену за¬ мок Граньена, «на моей границе с сарацинами». Со всей очевидностью, граф хотел, чтобы тамплиеры защищали замок и, следовательно, участвовали в реконкисте. Все это происходило за много лет до того, как тамплиеры бы¬ ли призваны защищать пограничные замки латинских ко¬ ролевств. Орден не выказывал особого желания вести войну на два фронта. Однако рыцарей постепенно втягивали в нее — так, Альфонсо Арагонский завещал свое королев¬ ство госпитальерам, Храму Гроба Господня и тамплиерам, разделив его между ними. Все эти три наследника в ко¬ нечном счете отказались от управления Арагоном, удо¬ вольствовавшись щедрыми пожертвованиями. Последними такое решение приняли тамплиеры. По соглашению с новым правителем Раймундом Берен- гаром, графом Барселонским и «властителем Арагона», они получили несколько замков в Испании; кроме того, ордену перечислялась десятая часть доходов короны от налогов и судебных сборов и ежегодно выплачивалась 71
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров тысяча солидов. Граф Раймунд обещал передать ордену пятую часть всех отвоеванных у мавров земель, если тамплиеры примут участие в боевых действиях. Он призывал их строить новые замки и обещал не заклю¬ чать договоров с маврами без одобрения ордена. С этого времени Орден рыцарей Храма был проч¬ но связан с испанской реконкистой.
Глава девятая Жизнь тамплиера согласно уставу ордена На раннем этапе существования ордена, когда число тамплиеров было невелико, рыцари жили по тем же правилам, что и причт церкви Гроба 1осподня, где они нашли себе пристанище на первых порах. Однако на со¬ боре в Труа, помимо признания их статуса квазимона- шеского ордена, тамплиеры получили список из семи¬ десяти девяти правил, которые подробно предписыва¬ ли, как им надлежит жить. Собрание этих правил было названо уставом. Первый устав был написан на латыни, однако боль¬ шинство монахов не могли читать на этом языке. Более того, лишь малая их часть вообще могла читать. Поэтому почти сразу после собора устав перевели на французский. Не успел появиться этот перевод, как в жизни ордена на¬ чали возникать проблемы, не находившие разъяснений в первоначальном своде правил, и устав пришлось расши¬ рить. Так продолжалось до тех пор, пока — к середине три¬ надцатого века — он не стал включать в себя почти семь¬ сот наставлений, касающихся всех аспектов жизни.1 1 Существует несколько изданий устава тамплиеров. Самый ран¬ ний из известных мне — Maillard de Chambure, Règle et status secrets des 73
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров Запомнить все правила не представлялось возмож¬ ным, да никто и не ожидал этого от рыцарей. Начальники командорств (командоры) имели в своем распоряжении полный перечень наставлений, а большинство рыцарей, сержантов и слуг знали лишь то, что было необходимо для службы и каждодневной жизни. Многие разделы устава тамплиеров ничем не от¬ личались от уставов других монашеских братств. В обязанности членов ордена входило участвовать в уставных молитвах — заутренях, службах первого ча¬ са, службах третьего часа, службах девятого часа, ве¬ черних и ночных богослужениях. Храмовники вкуша¬ ли трапезу молча, слушая благочестивую молитву. Раз в неделю они сходились на общее собрание, где всем раздавали задания, а провинившимся назначали епи¬ тимьи. Монахам надлежало исповедоваться в своих прегрешениях, просить прощения и покорно прини¬ мать наказания. Если братья обвиняли монаха в нару¬ шении устава, а тот не признавал своей вины, то обычно учиняли подобие суда. Диапазон прегреше¬ ний был весьма широк — от умышленно порванного облачения или оплеухи брату-тамплиеру до посеще¬ ния борделя и перехода в ислам. Соответственно и на¬ казания варьировались от неурочных постных дней и приема пищи на полу в отдельной келье до исключе¬ ния из ордена. Тамплиеры не имели права владеть каким-либо лич¬ ным имуществом и могли носить при себе только ту сум¬ Templiers (Burgundy, 1840). Далее последовало издание Henri de Curzon, La Règle du Temple (Paris: Librairie Renouard, 1886). Есть также издание на старофранцузском с параллельным текстом на современном француз¬ ском (Paris: Édition Dervy, 1972), современный французский перевод ус¬ тава с предисловием, дающим представление об общественной жизни тамплиеров (Alain Degris, Organisation 8с Vie des Templiers: Sociologie Feodale d'Orient 8c d'Occident. — Paris: Guy Trédaniel, 1996), a также английский пе¬ ревод (J.M. Upton-Ward, Rule of the Templars: The French Text of the Rule of the Order of Knights Templar. — Woodbridge, Eng.: Boydell and Brewer, 1992). 74
Глава девятая. Жизнь тамплиера согласно уставу ордена му денег, которая была необходима для поездок и иных действий, совершаемых по заданию ордена. Если после смерти тамплиера у него находили припрятанное золото или серебро, «его не хоронили на кладбище, а выбрасы¬ вали собакам». Если же тайник обнаруживали при жизни тамплиера, его немедленно изгоняли из ордена. Только «истинные» рыцари, то есть люди благо¬ родного происхождения, ставшие пожизненными чле¬ нами ордена, могли носить белые плащи. У сержантов, слуг и рыцарей, которые вступили в орден на ограни¬ ченный период, плащи были либо черные, либо корич¬ невые. Из-за жаркого климата Восточного Средиземно¬ морья храмовникам дозволялось от Пасхи до Дня всех святых (1 ноября) носить полотняные рубахи. Кроме того, в отличие от других монахов, члены ордена могли трижды в неделю есть мясо, но не в пятницу, когда они получали «постное мясо» — рыбу или яйца. Особое внимание уделялось вооружению тамплие¬ ров. Каждому рыцарю надлежало иметь трех лошадей и одного оруженосца, который за ними ухаживал. Если оруженосец не получал платы, то рыцарь не имел права его бить, какие бы оплошности тот ни совершал. Рыца¬ ри должны были лично проверять состояние своих ло¬ шадей и вооружения не менее двух раз в день. Все это, разумеется, выполнялось в те периоды, когда рыцари находились в командорстве, то есть в мес¬ те постоянного пребывания. Однако значительное вре¬ мя тамплиеры жили походной жизнью. К преступлени¬ ям, за которые следовало немедленное изгнание из ор¬ дена, относились бегство с поля боя или утрата знамени. Здесь правила для рыцарей и иных воинов различались. Если простой воин или слуга потерял оружие, ему дозво¬ лялось отступить без позора. Однако устав гласил, что рыцарь, «вооруженный или безоружный, не должен по¬ кидать свое знамя, но обязан оставаться при нем, даже будучи раненным, пока не получит дозволения». 75
Шарап Ньюман. Подлинная история тамплиеров И тамплиеры жили согласно этим правилам. Они первыми шли в сражение и последними отступали. Сколько бы укоров ни прозвучало в их адрес за многие годы, никто не поставил под сомнение храбрость рыца¬ рей Храма. Число тамплиеров, павших в боях, было ог¬ ромным. Возможно, это обстоятельство и привело к тому, что в устав было введено изменение. Латинская версия устава запрещала вступать в орден мужчинам, отлучен¬ ным от церкви. Но во французском варианте устава го¬ ворилось, что если преступление было невелико и за него провинившемуся всего лишь воспрещалось слу¬ шать обедню, то с разрешения командора он может быть прощен. Вступление в орден могло быть и мерой наказания за убийство. В этом смысле орден напомина¬ ет средневековый вариант иностранного легиона. Еще одно отличие тамплиеров от большинства других монашеских братств состояло в том, что испыта¬ тельный срок для новобранцев ордена был очень ко¬ ротким. Срок между подачей прошения и приемом кан¬ дидата в члены ордена первоначально зависел от воли начальника командорства или магистра и других брать¬ ев. Но на каком-то этапе испытательный период вооб¬ ще исчез. Скорее всего, это произошло из-за острой не¬ хватки воинов на Востоке. Для проверки понимания новобранцами целей ордена и их способности жить по его уставу просто не оставалось времени. Это означало, что для многих храмовников един¬ ственным руководством оказывался перечень правил, которые им зачитывали при приеме в члены ордена. На различных судах над тамплиерами, состоявшихся в начале четырнадцатого века, важную роль сыграло то обстоятельство, что каждый человек проходил свою, несколько отличную от другого, процедуру вступления в орден. Возможно, конечно, что какой-нибудь тампли¬ ер или даже удаленное командорство в полном составе 76
Глава девятая. Жизнь тамплиера согласно уставу ордена не выполняли или не знали всех правил устава. Но как бы то ни было, о существовании устава знали все, и но¬ вобранцы в том числе, — во многих командорствах он был одной из тех книг, что читали вслух во время тра¬ пез. Таким образом, со временем храмовники приобща¬ лись к общим правилам поведения. Братья, умевшие читать, получали устав для тща¬ тельного изучения. А потому, если какой-нибудь началь¬ ник просил тамплиера сделать нечто идущее вразрез с благочестием, тамплиер неминуемо понимал, что просьба эта носит неофициальный характер. Двумя преступлениями, которые влекли за собой немедлен¬ ное изгнание из ордена, были ересь и мужеложество, и тем не менее наиболее тяжкие обвинения, выдвину¬ тые против тамплиеров в 1307 году, касались именно этих грехов. Подробнее об этом будет идти речь в других разде¬ лах книги, но здесь нам важно отметить, что устав тамп¬ лиеров категорически запрещал указанные деяния, на¬ ряду с убийством лошади или оставлением знамени. Так неужели весь орден мог пойти наперекор этим осново¬ полагающим предписаниям? Возможно ли, чтобы по¬ добное вершилось тамплиерами год за годом, рыцари Храма ездили по всей Европе и никто не распознал в них скрытых еретиков? О жизни рыцарей хорошо знали их сержанты и слуги, многие из которых не со¬ стояли членами ордена, а были просто наняты за опре¬ деленную плату. В тогдашнем обществе человек мог избежать вме¬ шательства в свою жизнь и насладиться уединением, только став отшельником и живя в пустыне (впрочем, и это не всегда удавалось). Если бы устав тамплиеров оказался столь грубо нарушен, кто-нибудь непременно обнаружил бы это и сделал всеобщим достоянием на¬ много раньше того дня, когда Филипп Красивый ре¬ шил выдвинуть против ордена свои обвинения.
Глава десятая Мелисанда, королева Иерусалима Балдвин II, второй король Иерусалимский, предусмот¬ рительно женился не на невесте из Европы, а на армян¬ ской принцессе Морфии, которую приметил в быт¬ ность свою правителем армянского города Эдесса. Брак оказался удачным во всех отношениях, кроме одного — у супругов рождались только дочери. Всего их было че¬ тыре. Не лишним будет заметить, что женщины унасле¬ довали престолы многих государств, образованных кре¬ стоносцами. По счастью, все они оказались умными и сильными, а окружающим их мужчинам хватило муд¬ рости не мешать им править. Старшая дочь Балдвина, Мелисанда, стала первой из нового поколения правителей, которые родились в латинских королевствах, образованных на Святой земле. Она знала лишь одну родину — Иерусалим. С ма¬ теринской стороны она унаследовала богатую восточ¬ нохристианскую культуру. От отца ей достались обшир¬ ные семейные связи с королевскими домами Святой земли и Европы. Нам особенно приятно отметить, что в мире, где верность своему роду нередко уступала пре¬ дательству, Мелисанда и три ее сестры сохранили вза¬ имную преданность. Все четверо прожили бурную 78
Глава десятая. Мелисанда, королева Иерусалима жизнь, полную тревог, но всегда могли опереться друг на друга. Вторая дочь Балдвина, Алиса (или Алике), вышла за¬ муж за Боэмунда II, сына Боэмунда Антиохийского и Кон¬ станции, сестры французского короля Людовика VI1. Бо- эмунду, высокому красивому блондину, в это время было около восемнадцати. Казалось, Алису ждет счастливая жизнь, но Боэмунд вскоре погибает в бою, оставив су¬ пругу с маленькой дочкой на руках. Девочку назвали Констанцией в честь бабушки. Хотя это и не относится к истории тамплиеров, хочу отметить, что Алиса, радея о ребенке, не хотела уступать кому-либо правление стра¬ ной. На протяжении последующих лет она несколько раз пыталась вернуть себе власть над Антиохией, не ос¬ тавляя этих усилий и после того, как юная Констанция вышла замуж за Раймунда Пуатье. Третья сестра, 1одиерна, в 1133 году сочеталась браком с Раймундом, графом Триполийским. У нее роди¬ лись дочь Мелисанда и сын Раймунд. Какое-то время су¬ пруги жили мирно, но граф, по всей видимости, был крайне ревнив и своими подозрениями доводил Годиер- ну до бешенства. В 1152 году Мелисанде пришлось от¬ правиться в Триполи, чтобы примирить сестру с мужем. Вскоре Раймунд Триполийский стал первым христиани¬ ном, павшим жертвой ассасина, и 1одиерна сделалась регентшей при своем сыне, которому в то время испол¬ нилось двенадцать лет. Она правила Триполи еще дол¬ гие годы. Самое тяжелое детство досталось Ивете, младшей дочери Балдвина. Пятилетней девочкой ее отослали Ба- лаку ибн Артуку в качестве заложницы в обмен на осво- 1 Констанцию вы должны помнить. Это она добилась расторже¬ ния брака со своим мужем Гуго Шампаньским, когда тот совершал па¬ ломничество в Палестину. В 1125 году Гуго стал тамплиером, и, таким образом, бывшие муж и жена оба оказались на Святой земле. 79
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров вождение отца. Турки держали ребенка у себя, пока Балд- вин не собрал необходимую для выкупа сумму Это печаль¬ ное событие или какиелю семейные неурядицы стали причиной того, что Ивета решила стать монахиней. Впрочем, это не означало, что она совершенно устрани¬ лась от мирской жизни. Ее старшая сестра Мелисанда по¬ строила для Иветы монастырь в Вифании — на том месте, где, как предполагается, Иисус воскресил Лазаря из мерт¬ вых. Аббатиса Ивета приобрела большое влияние в цер¬ ковных кругах и при дворе Иерусалимского королевства. В то время как браки младших дочерей к вящему удовольствию Балдвина укрепляли связи между латин¬ скими королевствами, его старшая дочь Мелисанда должна была унаследовать иерусалимский трон, и Балд- вин хотел, чтобы ее мужем стал не просто один из пред¬ водителей крестоносцев, но человек, стоящий в сторо¬ не от постоянных свар между местными властителями. Он остановил свой выбор на Фулке Анжуйском. В 1120 году граф Анжуйский совершил паломниче¬ ство в Иерусалим и произвел на Балдвина большое впе¬ чатление. К 1127 году, когда Мелисанда достигла брач¬ ного возраста, Фулк уже овдовел — его дети были ее ро¬ весниками. Балдвин послал в Анжу своего коннетабля Готье де Бура с предложением руки Мелисанды и трона. В состав депутации входил и Гуго де Пейн, совершав¬ ший поездку по Европе в поисках новобранцев для Ор¬ дена тамплиеров. Фулку предложение пришлось по душе, и он от¬ правился с Готье в Иерусалим. К тому времени графу было немногим более сорока, а Мелисанде около восем¬ надцати. Приземистый и рыжий, он вряд ли походил на суженого, который являлся юной принцессе в мечтах. Надо полагать, Мелисанда не пришла в восторг от это¬ го брака, особенно после того, как увидела молодого красавца, которого заполучила в мужья ее сестра Алиса. Однако она извлекла из этого союза все возможное. 80
Глава десятая. Мелисанда, королева Иерусалима Король Балдвин II скончался двумя годами позже, 21 августа 1131 года. Почувствовав близкий конец, он велел отнести себя в дом патриарха при церкви Гроба Господня, чтобы умереть по возможности ближе к тому месту, где был погребен Христос. Перед тем как отойти в мир иной, он призвал к себе Мелисанду и Фулка с их годовалым сыном и официально передал им власть над королевством. В отличие от ситуации, возникшей в Англии не¬ сколькими годами позже, никто не оспорил права Ме- лисанды на власть. Трудно не удивиться этому — ведь она была женщиной, да еще очень молодой. До этого судьба короны Иерусалима обычно решалась баронами и епископами путем голосования, причем выбор всегда падал на родственника завоевавшего город Готфрида Бульонского, но не самого близкого. Балдвина II пред¬ почли последнему из живых братьев 1отфрида — Эста- шу Бульонскому. Не исключено, что Мелисанда столь легко заняла место на троне благодаря тому, что за Фул- ком стояла военная сила. Это вовсе не означает, что Мелисанда затем пере¬ дала бразды правления мужу. Фулк, разумеется, заботил¬ ся о защите королевства, а Мелисанда отправляла пра¬ восудие, выслушивая доводы сторон и вынося решения. Она разрешала споры по земельному праву между знат¬ ными семьями и церковью, разбирала дела насильни¬ ков, убийц, изменников. Мелисанда и Фулк были коронованы 14 сентября 1131 года. Вскоре после этого только что овдовевшая Алиса решила, что ее зять, пусть он и правитель Иеру¬ салима, не может быть регентом Антиохии при ее доче¬ ри Констанции. Она бросила вызов Фулку и поставила Мелисанду в положение, когда та вынуждена была вы¬ бирать между сестрой и мужем. Мелисанда не решилась пожертвовать стабильностью государства в угоду сест¬ ринской любви. После нескольких стычек Алиса со сво¬ 81
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров ими воинами отступила в Латакию, однако мы еще о ней услышим. Впрочем, Мелисанда далеко не во всем соглаша¬ лась с Фулком. Вильгельм Тирский излагает историю любовной связи королевы с ее двоюродным братом Гу¬ го де Ле Пюизе. Согласно его рассказу, как-то раз за обе¬ дом пасынок Гуго обвинил отчима в том, что тот являет¬ ся любовником Мелисанды и замышляет убийство ко¬ роля. Молодой человек предложил Гуго доказать свою невиновность в поединке. В назначенный для поединка день Гуго исчез и был признан виновным. Его земли конфисковали. Кстати, во время описываемых событий Виль¬ гельму было всего три года, так что эти сведения он почерпнул из слухов через много лет после смерти всех героев этой истории. Как бы то ни было, Гуго дей¬ ствительно потерял свои владения и отправился на Сицилию. Но пусть даже история с обвинением в измене и правдива, Мелисанде, похоже, удалось выйти из нее без малейшего пятнышка на своей репутации. Не имея иных источников, мы никогда не докопаемся до прав¬ ды. Так или иначе, но после этой истории Фулк оконча¬ тельно подчинился воле своей супруги. Мелисанда и ее друзья воспользовались этим эпизодом, чтобы показать ему, кто в доме хозяин. Фулк умер в результате несчастного случая на охо¬ те в 1143 году, оставив двух сыновей — тринадцатилет¬ него, ставшего королем Балдвином III, и девятилетнего Альмариха. Мелисанда не стала выходить замуж вторично и сохранила власть над Иерусалимом. Она дала ясно по¬ нять, что является не регентшей, а полноправной коро¬ левой, которая правит вместе со своим сыном. Виль¬ гельм Тирский, вообще говоря, недолюбливающий женщин во власти, тем не менее был высокого мнения 82
Глава десятая. Мелисанда, королева Иерусалима о ней как королеве. По его словам, Мелисанда правила успешно и на законных основаниях. Мелисанда с успехом правила за себя и сына, пока Балдвин не перешагнул порог двадцатилетия. Тогда ему надоело лишь формально называться королем, и он вос¬ стал против матери. В результате они было договори¬ лись о разделе Иерусалимского королевства, но не про¬ шло и нескольких недель, как Балдвин решил захватить власть целиком. Он осадил Иерусалим и вынудил Мели- санду к сдаче. Потерпев поражение, она удалилась в свое поместье близ Наблуса. Вскоре она вернулась, но вела себя уже более по¬ корно. Со временем мать и сын примирились, и в извест¬ ной степени власть к Мелисанде вернулась — во всяком случае, она подписывала грамоты о пожертвованиях раз¬ личным религиозным организациям. Мелисанда выступала за возвращение земель, от¬ нятых у местных христиан вторгшимися из Европы крестоносцами. Ее армянские корни обусловили сочув¬ ственное отношение к правам монофизитов, чьи пред¬ ки никогда не покидали Святой земли. Она преподнес¬ ла щедрые дары греко-сирийскому странноприимному дому Святого Саввы в Иерусалиме. В 1161 году у Мелисанды случился удар, и по проше¬ ствии нескольких месяцев, 11 сентября, она скончалась. В последние дни рядом с нею были ее сестры Годиерна и Ивета. Для большинства людей история тамплиеров и ко¬ ролевств, основанных крестоносцами, связана исключи¬ тельно с мужчинами. Действительно, если какое-нибудь латинское королевство и не воевало в какой-то момент, то оно определенно находилось в ожидании очередной войны. И все-таки это не был только мужской мир. Так случилось, что в то время на Святой земле выживало больше младенцев женского пола, чем мужского. И уж конечно, количество молодых мужчин, павших в сраже¬ 83
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров ниях, значительно превышало средние потери в Запад¬ ной Европе. Как бы то ни было, в течение двух веков эти королевства очень часто попадали в женские руки. Большинство женщин-правительниц выходили за¬ муж за мужчин, которые хорошо владели мечом и мог¬ ли возглавить армию. И очень часто они становились молодыми вдовами с малыми детьми на руках — вернув¬ шись с полей сражений, тамплиеры оказывались в ми¬ ре, которым управляли женщины. А нам, чтобы лучше понять этот орден, необходимо знать не только о гром¬ ких военных победах рыцарей Храма, но и об общест¬ ве, частью которого они были. Интересная иллюстрация сложившегося положе¬ ния — история Филиппа Наблусского. Филипп был сы¬ ном Ги де Милли и, подобно Мелисанде, родился на Востоке. Его имя впервые появляется в документах в 1138 году. Большую часть жизни Филипп был воином, он сыграл заметную роль в защите Иерусалимского ко¬ ролевства. Во время противоборства Мелисанды со своим сыном Филипп в числе немногих принял ее сто¬ рону. Он был женат и имел троих детей. В 1166 году Фи¬ липп вступил в Орден рыцарей Храма и передал тамп¬ лиерам значительную часть своих земель около грани¬ цы с Египтом. В августе 1169 году Филипп стал Великим магистром1. Но и в качестве Великого магистра тамплиеров Филипп Наблусский был больше привязан к своей ро¬ дине, чем к интернациональному ордену. В 1171 году он отказался от своего поста, чтобы отправиться в Кон¬ 1 Malcolm Barber, «The carrer of Philip of Nablus in the kingdom of Jerusalem», in Peter Edbury and Jonathan Phillips, eds., The Experience of Crusading, Volume Two: Defining the Crusader Kingdom (Cambridge University Press, 2003), pp. 60—75. По мнению Барбера, Филипп был избран Ве¬ ликим магистром по настоянию короля Альмариха (младшего сына Мелисанды). Если это так, то тамплиеры были не так независимы, как это может показаться. 84
Глава десятая. Мелисанда, королева Иерусалима стантинополь по поручению короля Альмариха. Умер Филипп 3 апреля 1171 года. Изучая тамплиеров как изолированную группу лю¬ дей, которые связаны со страной проживания лишь во¬ енными и финансовыми узами, мы никогда не получим полной картины. Филипп Наблусский, прежде чем стать членом ордена, прожил долгую жизнь как воена¬ чальник и королевский советник и играл заметную роль в политической жизни Иерусалимского королев¬ ства. Его история показывает, что вступление в ряды тамплиеров было естественным решением для челове¬ ка, который достиг преклонных лет и, возможно, испы¬ тывает тревогу за свою душу, но не хочет поворачивать¬ ся спиной к обществу. Не имея представления об этом обществе, мы ни¬ когда не поймем тамплиеров. Одно из сокровищ, оставшихся от времени прав¬ ления Мелисанды, — ее псалтырь. Он был изготовлен монахами церкви Гроба Господня приблизительно в 1140 году. Книга богато иллюстрирована. В ней есть не только виды Иерусалима того времени, но и портрет Мелисанды и Фулка, по которому можно судить о разни¬ це в возрасте супругов. Интересно отметить, что обла¬ чение короля и королевы выполнено скорее в визан¬ тийском стиле — не так, как это было принято в Европе.
Глава одиннадцатая Фулк Анжуйский,супруг королевы Фулк, граф Анжуйский, происходил из семьи, предста¬ вители которой славилась как воинскими подвигами, так и эксцентричностью. Его отец Фулк Решен был гра¬ фом Анжу и Турени. Его мать Бертрада стала позором христианского мира. Бросив маленьких детей, она сбе¬ жала к французскому королю Филиппу I, который ради нее оставил свою первую жену. Никакие угрозы, даже угроза церковного отлучения, не смогли принудить их расстаться. У них родилось трое детей, в том числе дочь Цецилия, которая вышла замуж за Танкреда, графа Триполийского, и неоднократно встречалась со своим единоутробным братом, когда тот сел на иерусалим¬ ский трон. В отличие от своих родителей, Фулк был вполне благопристойно и, по-видимому, счастливо женат пер¬ вым браком на Эремберге, унаследовавшей графство Мен. У них родилось четверо детей: Жоффруа, Хелия, Сибилла и Матильда. Еще до своего отъезда в Иеруса¬ лим Фулк устроил брак Жоффруа и дочери английского короля Генриха I. Сибилла к тому времени уже была за¬ мужем за Тьерри, графом Фландрским. Матильда вы¬ шла за английского кронпринца Генриха, но вскоре ов¬ 86
Глава одиннадцатая. Фулк Анжуйский, супруг королевы довела (Генрих утонул во время крушения «Белого ко¬ рабля»1) и ушла в монастырь Фонтевро. Хелия, по-види- мому, умерла молодой. В течение последующих трех по¬ колений эти семейные связи будут играть важную роль в жизни латинских королевств. Фулк овдовел, когда ему было тридцать с неболь¬ шим. С храмовниками он впервые встретился, когда со¬ вершил паломничество в Иерусалим, и они произвели на него неизгладимое впечатление. «Фулк, граф Анжуйский... жаждал обрести путь к Господу, дабы спасти свою душу. Посвятив себя искуп¬ лению совершенных им грехов и злодеяний... он отпра¬ вился в Иерусалим, где и оставался какое-то время, при¬ мкнув к рыцарям Храма. По возвращении же домой и с их согласия стал он добровольным данником ордена и платил ему по тридцать ливров в год анжуйской моне¬ той. Так, следуя Божьему побуждению, сей благород¬ ный властитель выплачивал ежегодное содержание до¬ стославным рыцарям, которые жизни свои положили на алтарь духовного и телесного служения Господу на¬ шему и, все мирские соблазны отринувши, каждоднев¬ но страдания принимают»2. Фулку еще не было сорока, когда к нему явилась де¬ легация от Балдвина II и предложила оставить родной дом и детей ради иерусалимского трона и руки его во¬ семнадцатилетней наследницы. Сколько времени понадобилось Фулку для реше¬ ния, остается неизвестным до сих пор. Он оставил 1 «Белый корабль» — судно, потерпевшее крушение 25 ноября 1120 года в проливе Ла-Манш у берегов Нормандии, в котором погибло много членов знатных семей, включая наследника английского престо¬ ла Вильгельма; именно так, а не Генрихом, звали этого принца. — Прим, перев. 2 Orderic Vitalis, The Ecclesiastical History of Orderic Vitalis, Vol. VI, ed. and tr. Marjorie Chibnall (Oxford: Medieval Texts, Oxford University Press, 1978), Book XII 29 (pp. 308-311). 87
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров графство на своего сына Жоффруа, который был на год младше его новой невесты. Матильда, жена Жоффруа, восемью годами старше своего супруга, в прошлом уже была императрицей. Так что юный граф мог позавидо¬ вать удаче отца. В числе рыцарей, которые привезли графу при¬ глашение Балдвина, был Гуго де Пейн, с которым Фулк, по всей видимости, близко познакомился, когда жил с тамплиерами в Иерусалиме. Гуго как раз начал свое пу¬ тешествие по Англии, Фландрии и Франции с целью до¬ биться поддержки нового ордена, и сознание того, что будущий король Иерусалима благорасположен к рыца¬ рям Храма, придавало ему оптимизма. Еще до отъезда в Иерусалим для вступления в брак с Мелисандой Фулк подтвердил свое намерение выплачивать содержание тамплиерам. Мелисанда, скорее всего, помнила Фулка, хотя ей едва исполнилось десять лет, когда он жил в Иерусали¬ ме. Какими бы ни были ее чувства, она, похоже, не воз¬ ражала против замужества. Вильгельм Тирский пишет: «Фулк был рыжеволос... Он отличался верностью, мяг¬ ким характером и, в отличие от многих рыжих мужчин, был обходителен, добр и милосерден»1. Брак был за¬ ключен немедленно по прибытии Фулка в Иерусалим. В качестве свадебного подарка Балдвин пожаловал мо¬ лодым города Тир и Акру. Они же отблагодарили коро¬ ля, незамедлительно родив сына2. Фулк был, по-видимому, вполне удовлетворен титу¬ лом графа, который сохранялся за ним до кончины Балдвина, последовавшей 21 августа 1131 года. Через три недели он и Мелисанда были коронованы в церкви 1 William of Tyre, Chronique, ed. R.B.C. Huygens (Turnholt, 1986), CCCM LXIIIA Book 14, 1, p. 631. 2 Брак был заключен в 1129 году, а сын, будущий Балдвин III, по¬ явился на свет в начале 1130 года. 88
Глава одиннадцатая. Фулк Анжуйский, супруг королевы Гроба Господня и провозглашены королем и королевой Иерусалима. Одной из первых задач нового короля стала необ¬ ходимость разобраться со свояченицей Алисой, кото¬ рая желала править Антиохией в качестве регентши при своей малолетней дочери. В этом намерении Алису поддерживал граф Понс Триполийский, который был женат на Цецилии, единоутробной сестре Фулка, рож¬ денной от французского короля Филиппа. Так что в первой битве королю противостояли не сарацины, а члены его семьи. Алиса не принадлежала к числу жен¬ щин, которые изъявляют покорность, но Фулк вышел победителем из этой истории, сумел помириться с гра¬ фом и уладить дела в Антиохии, посадив туда своего ко¬ менданта. В 1133 году Фулк получил известие, что на Анти¬ охию напали вторгнувшиеся из Персии мусульмане. Король устремился на выручку единоверцам, но в этот момент к нему обратилась Цецилия. Она умоляла Фул¬ ка помочь ее мужу, осажденному в замке Монферран воинами Зенги, атабека1 Алеппо. Фулк, по всей видимо¬ сти, не держал зла на сестру за враждебные действия двухлетней давности и решил сделать круг, чтобы по¬ дойти к замку Понса. Как пишет Вильгельм Тирский, Зенги, узнав о приближении Фулка, снял осаду. Однако Ибн аль-Каланиси2 утверждает, что Зенги повел свои войска навстречу Фулку и почти разбил его армию, за¬ ставив ее отступить. Но так или иначе Понс и его вой¬ 1 Атабек, или атабей (от тюркских слов «ата» — отец и «бей» или «бек» — вождь) — наследственный титул у сельджуков. Лицо, носившее его, обычно было губернатором провинции, подотчетным монарху; иногда атабек становился независимым правителем. Таким был, напри¬ мер, Зенги. ~ Ибн аль-Каланиси (1070—1160) — арабский политик и хро¬ нист. — Прим, перев. 89
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров ны были спасены. Есть сведения, что в их числе были и тамплиеры, хотя о какой-нибудь особой роли рыца¬ рей Храма в обороне замка ничего не говорится. В течение следующего года Фулк неоднократно от¬ ражал нападения на Антиохию, но знатные семейства Антиохии желали иметь собственного правителя. За¬ конной наследнице Констанции в то время было толь¬ ко девять лет, но отчаянные времена требовали отчаян¬ ных действий. После многочисленных встреч короля, предста¬ вителей антиохийской знати и патриарха Антиохии было решено послать за Раймундом, братом Вильгель¬ ма, герцога Аквитанского. Раймунду было около двад¬ цати лет, и он был свободен. К нему отправился госпи¬ тальер Йевер с предложением жениться на юной Кон¬ станции и стать правителем Антиохии. Раймунд, похоже, был не прочь. Согласно закону, брачные отношения не могли осуществляться в полном объеме, пока Констанции не исполнится двенадцати, но Раймунд, по-видимому, счел, что титул искупает эти неудобства. Чтобы Алиса, мать Констанции, не прове¬ дала об этом плане, патриарх убедил ее, что Раймунд прибывает для вступления в брак с самой Алисой1. Мо¬ жете представить, какие чувства овладели ею, когда Раймунд наконец приехал и тут же женился на малышке Констанции. Фулк, впрочем, с удовольствием переложил труды по защите Антиохии на чужие плечи. Он уже понимал, что политика на Святой земле ведется теми же метода¬ ми, что в Европе. Фулк также осознал, что не все мусуль¬ 1 William of Tyre, Chronique, ed. R.B.C. Huygens (Turnholt, 1986), CCCM LXIIIA Book 14, 1, p. 641. Поскольку Алисе было двадцать лет с небольшим, она сочла это вполне возможным. Однако она не явля¬ лась наследницей трона. 90
Глава одиннадцатая. Фулк Анжуйский, супруг королевы манские государства одинаковы и что они разобщены. В 1129 году он заполучил город Баниас у ассасинов, ко¬ торые согласились платить дань пришельцам из Евро¬ пы, чтобы не оставаться во власти Зенги'. Кроме того, Фулк заключил договор с Дамаском для совместной за¬ щиты от того же Зенги, который явился из Мосула, что¬ бы править Алеппо, и быстро принялся захватывать земли как латинских королевств, так и враждебных ему мусульманских сект. Почти все время Фулк проводил в сражениях — с мусульманами, греками или своими родственниками. Почти наверняка тамплиеры помогали ему в ратных трудах, но в сохранившихся источниках упоминания об этом очень скудны. Мы даже не знаем, как умер Гуго де Пейн, хотя известно, что произошло это в мае 1135 или 1136 года. Преемник Гуго — Робер де Краон — в Анжу состоял в свите Фулка. В 1127 году в Турени он поставил свиде¬ тельскую подпись на грамоте Фулка. По всей видимос¬ ти, он остался в Европе, чтобы участвовать в основании местных командорств. В 1133 году он находился во Франции на посту сенешаля тамплиеров. К моменту из¬ брания Великим магистром Робер де Краон все еще не покидал Франции, поскольку в 1136 году принимал там пожертвования ордену, но в 1139 году он уже был на Святой земле. В 1148 году, спустя много лет после смер¬ ти Фулка, он участвовал в военном совете, состоявшем¬ ся близ Акры. По всей видимости, в 1140-е годы количество хра¬ мовников все еще было невелико. Хотя после собора в Труа число членов ордена выросло, не так уж много людей стремилось стать одновременно воинами и мо¬ нахами. Разумеется, до нас дошли далеко не все сведе- 11 См. главу «Ассасины». 91
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров ния о деятельности ордена во времена правления Фул- ка — время и войны уничтожили множество дворцовых хроник, а также документов, хранимых тамплиерами в латинских королевствах. Свидетельством того, что тамплиеры пользова¬ лись уважением в военной среде, служат записи о некой осаде, имевшей место в 1139 году. Робер, магистр орде¬ на, сражался в отряде под командованием Бернара Ва- шера, одного из королевских рыцарей. Они преследо¬ вали мусульман, которые совершили нападение на де¬ ревню. Решив, что враг уже обратился в бегство, воины «разбрелись по окрестностям, самым позорным обра¬ зом грабя местных жителей, вместо того чтобы пресле¬ довать неприятеля»1. Вражеские воины воспользова¬ лись этим для нового нападения. Несколько рыцарей попытались спешно организовать оборону, но им не удалось сплотить ряды. Мусульмане преследовали хрис¬ тиан по суровой скалистой местности вблизи Хеврона. Среди убитых был «достойнейший воин, рыцарь Храма Одо Монфокон. Гибель его исторгла горестные слезы у всех»1 2. Эта история, конечно, не говорит в пользу кресто¬ носцев; впрочем, члены ордена не упомянуты в числе мародеров. А то обстоятельство, что Одо назван до¬ стойнейшим рыцарем Храма, говорит о возросшей из¬ вестности тамплиеров. Из сказанного мы можем заключить, что король Фулк доверял своему прежнему сподвижнику Роберу, ставшему Великим магистром ордена. Ему была крайне важна помощь для поддержания хотя бы подобия по¬ рядка в том хаосе, который царил в королевстве. Фулк погиб не в сражении, как этого можно было ожидать. Погожим осенним днем неподалеку от Акры 1 \УПНат сТ Туге, р. 683. 2 Там же. 92
Глава одиннадцатая. Фулк Анжуйский, супруг королевы он совершал верховую прогулку с Мелисандой, когда кто-то заметил бегущего по полю кролика. Преиспол¬ нившись мальчишеского задора, король присоединил¬ ся к погоне, но не удержался на лошади. Падая, он уда¬ рился головой. Пролежав четыре дня без памяти, ко¬ роль скончался. Фулк оставил после себя Иерусалим под надежной защитой, не последнюю роль в которой играл Орден рыцарей Храма. Двое детей продолжат его род и станут участниками невероятно сложной паутины семейных связей, чреватых конфликтами, которых не удастся из¬ бежать и тамплиерам.
Глава двенадцатая Храм Соломона в Иерусалиме Завоевав Иерусалим, первые крестоносцы преиспол¬ нились желания отыскать и восстановить все святы¬ ни, связанные с жизнью Иисуса Христа, а также важ¬ ные места, упомянутые в Ветхом Завете. Однако у них было довольно туманное представление о том, где эти места находятся. Отчасти опираясь на традицию, от¬ части гадая, они решили, что мечеть Купол Скалы бы¬ ла некогда Храмом Гроба Господня или Храмом Господ¬ ним, а соседняя мечеть Аль-Акса стоит на развалинах Храма Соломона, хотя это мог быть и дворец Соломо¬ на. Это «нечто Соломона» было поблизости. В тринад¬ цатом веке Жак де Витри, французский летописец и участник Пятого крестового похода, предположил, что название «Храм Соломона» дали этим развалинам просто для того, чтобы как-то отличить их от других сооружений1. Балдвин I, король Иерусалимский, был первым ла¬ тинским королем, сделавшим мечеть Аль-Акса своей ре¬ зиденцией. Судя по всему, постоялец он был неради- ' Jacques de Vitry, Histoire Orientale, tr. Marie-Genviève Grossel (Paris, 2003), p. 179. 94
Глава двенадцатая. Храм Саломона в Иерусалиме вый. Летописец Первого крестового похода Фульхерий Шартрский был обескуражен состоянием здания. «К большому сожалению, кровля пришла в плачевное состояние и нуждается в починке с тех пор, как здание перешло в руки короля Балдвина и наших людей»1. К 1119 году, когда король Балдвин II предложил тампли¬ ерам расположиться здесь, сооружение буквально раз¬ валивалось и отдельные его фрагменты использовались для других зданий, в том числе при перестройке Храма Гроба Господня. Новые правители Иерусалима развернули широ¬ кое строительство. Причт Гроба Господня соорудил храм Вознесения на Масличной горе. Подобно многим церквам на Святой земле и на Западе, он по примеру Ку¬ пола Скалы имел восьмиугольную форму. Храмовники приступили к перестройке мечети, как только у них появились средства для приобретения материалов и найма рабочих. Они построили новое мо¬ настырское здание, новую церковь, а также сооруже¬ ния общего пользования — складские помещения, зер¬ нохранилища и баню. Однако тамплиерам не пришлось тратиться на ко¬ нюшни. За них это сделали мусульмане, когда Иерусали¬ мом правили халифы из династии Фатимидов. По край¬ ней мере, Фатимиды очистили подземные сводчатые галереи древнего дворца. Построил ли эти помещения Соломон, или царь Ирод, или кто-нибудь еще — как бы то ни было, они стали превосходным местом для содер¬ жания необходимого тамплиерам числа боевых коней, вьючных лошадей и верблюдов. Примерно в 1170 году еврейский паломник Вениамин из Туделы писал, что в Храме Соломона живут триста рыцарей. Упомянул он 1 U.HT. no: Adrian J. Boas, Jerusalem in the Time of the Crusades: Society, Landscape and Art in the Holy City under Frankish Rule (London: Routledge, 2001), p. 79. 95
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров и о конюшнях, оставшихся, по его мнению, со времен Соломона. На протяжении многих лет тамплиеры постоянно ремонтировали свои строения. Они сделали все возмож¬ ное, чтобы мечеть Аль-Акса не обрушилась на их головы. Они приступили к строительству новой церкви по соседей ву со своей штаб-квартирой. Кроме того, они укрепляли внешние стены Храмовой горы и Одинарные ворота, веду¬ щие к конюшням, а также ворота Хульды1, через которые можно было попасть в подземные помещения мечети. Один из пилигримов так описывал Храмовую гору в тринадцатом веке: «Вошед в ворота, по правую руку ты видел Храм Соломона, где жили братья из Ордена Храма. Меж Драгоценными и Золотыми воротами была церковь Храма Господня, и все это наверху, куда вели крутые ступени. Поднявшись же по ним, ты попадал на площадь... всю мощенную мрамором, и посередине сто¬ яла эта церковь. Была она совершенно круглой»2. Есть предположения, что тамплиеры пытались ве¬ сти раскопки в помещениях, которые, по их мнению, были внутренними тайными покоями Храма Соломона, но никаких следов этого не осталось. Если Соломон и хранил там какие-то сокровища, то их во время своих раскопок нашли Фатимиды. Хотя многие из сохранившихся в Европе церквей тамплиеров и госпитальеров имеют круглую или вось¬ мигранную форму, оба эти ордена возводили и вполне традиционные церковные сооружения. В замках Торто- са и Кастель Блан в Сирии часовни были прямоугольны¬ ми, как и целый ряд других церквей тамплиеров в Анг¬ лии и Франции. 1 Ворота названы так по имени пророчицы, жившей во времена иудейского царя Иосии (VII в. до н.э.). — Прим, перев. 2 Crusader Syria in the Thirteenth Century: The Rothelin Continuation of the History of William of Tyre with Part of the Eracles or Acre Text, tr. Janet Shirley (Ashgate, Aldershot, 1999), p. 17. 96
Глава двенадцатая. Храм Соломона в Иерусалиме Когда в 1187 году Саладин завоевал Иерусалим, он первым делом постарался уничтожить все следы хра¬ мовников. По его приказу только что построенная ор¬ деном церковь была разрушена, а все пространство вну¬ три и вокруг мечети Аль-Акса очищено для повторного использования. «К востоку от киблы они построили большой дом и еще одну церковь. Саладин же повелел оба здания разрушить и открыть прекрасный лик михра- ба1. Еще повелел он убрать стену перед мечетью и расчи¬ стить двор вокруг нее, дабы людям, приходящим туда по пятницам, не приходилось тесниться»2 *. Я не исключаю, что предположение, будто тамп¬ лиеры нашли в Иерусалиме артефакты прежних вре¬ мен, возникло в результате заблуждения: за них приня¬ ли находки, сделанные во время постройки замка Шато Пелерен*. Закладывая фундамент для церкви, строите¬ ли нашли несколько финикийских монет. Летописца тех времен озадачили незнакомые изображения на этих монетах. Сама же церковь имела форму двенадца¬ тигранника4. Рыцари Храма Соломона располагались в этом храме всего лишь шестьдесят восемь лет. После паде¬ ния Иерусалима они перевели свою главную резиден¬ цию в Акру. 1 Кибла — направление в сторону Каабы, михраб — ниша в стене в мечети, указывающая киблу. — Прим, перев. 2 Цит. по: Arab Historians of the Crusades, ed. and tr. Francesco Gabrielli (Dorset, 1969), p. 164. 4 Замок тамплиеров Шато Пелерен (Замок Пилигримов), он же Атлит Неприступный, был построен в 1218 г. на побережье между ны¬ нешними Хайфой и Яффой. Это единственная крупная крепость орде¬ на, которую не смогли взять сарацины. — Прим, перев. 1 Для такой формы могли быть самые разные причины, в том числе мистического свойства. Не исключено также, что выбор формы диктовался особенностями места, выбранного для строительства, — это был выступающий в море мыс. 4 Подлинная история тамплиеров
Глава тринадцатая Папы не остаются в стороне (кто бы сомневался!) В основе множества теорий о заговоре тамплиеров и некоторых современных претензий к ордену лежит утверждение, что рыцари Храма не подчинялись ника¬ ким местным светским или церковным властям, а их действия направлялись исключительно папским пре¬ столом. Они якобы появились на свет как некая папская мафия, предназначенная для выполнения тайных зада¬ ний и содействия претворению в жизнь темных планов Ватикана. Действительно, местные епископы не имели влас¬ ти над тамплиерами. Но точно так же обстояло дело с орденом госпитальеров. Да и многие другие крупные монашеские братства — например, цистерцианцы, францисканцы, клюнийцы — подчинялись только папе. Резиденции орденов были разбросаны по разным тер¬ риториям, и их независимость от местной церковной власти помогала оградить монахов от вовлечения в ме¬ стные политические споры. Это не всегда удавалось, но таков, по крайней мере, был план. Рассмотрим теперь привилегии, дарованные па¬ пами тамплиерам и другим монашеским орденам. 98
Глава тринадцатая. Папы не остаются в стороне (кто бы сомневался!) Первая папская булла, подтверждающая привиле¬ гии тамплиеров, была издана Иннокентием II 29 марта 1139 года, то есть через десять лет после того, как со¬ бор в Труа утвердил устав ордена. Такая задержка объ¬ ясняется только одним — отсутствием интереса к тамп¬ лиерам. Большую часть своего пребывания на престоле Иннокентий провел во Франции, переезжая из одного места в другое, поскольку римляне избрали папой дру¬ гого человека, Анаклета II, и не пустили Иннокентия в Рим. Лишь после смерти Анаклета Иннокентий смог вернуться. Храмовники все это время не особенно зани¬ мали мысли папы. По традиции, папские буллы получают название по своим первым словам. Булла 1139 года известна как «Опте Datum Optimum», то есть «каждый благой дар». В данном случае даром были сами тамплиеры, которых 1осподь отвратил от мирского насилия и наставил на путь защиты христианства. Обычно подобные папские декларации по поводу духовного ордена содержат пункты, освобождающие от выплаты десятины местным епископам, дающие мо¬ нахам право самим выбирать настоятеля, а также про¬ чие указания, обеспечивающие независимость ордена от местных властей. Такая свобода была очень важна, поскольку множество монастырей, мужских и жен¬ ских, находились в зависимости от местной знати и их имущество нередко использовалось во благо светского сеньора, а не церкви. Однако булла «Опте Datum Optimum» отлича¬ лась от текста, который обычно сопровождал дарова¬ ние льгот монашескому братству. Большинству монахов не адресуют подобных слов: «Труд ваш в том состоит, чтобы, не ведая страха, сражаться с врагами Господа... Добытое же у них имущество вы можете без всякого ко¬ лебания обращать в свою пользу, и да не посмеет никто отторгнуть у вас и малую толику добытого против ва¬ 99
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров шей воли»1. По сути, это означало, что тамплиеры мог¬ ли оставить у себя все, что им удалось отнять у сарацин. В отличие от них, европейские монахи никогда не соби¬ рали армий и не разграбляли городов. Добыча служила прекрасным стимулом для вои¬ нов и весьма удобным способом заполучить необходи¬ мые средства для текущих расходов, однако в дальней¬ шем неумеренные грабежи вызывали отпор населения. Тамплиеров обвиняли в том, что их жажда наживы не¬ редко берет верх над здравым смыслом. Классический пример — укор Вильгельма Тирского в адрес Великого магистра Бернара де Тремле, который первым ворвал¬ ся в Аскалон и не дал никому, кроме тамплиеров, войти в город, поскольку не желал делиться добычей. Оценка этой истории самим Бернаром неизвестна, поскольку он сам и все его воины были в том бою убиты. Остальные привилегии тамплиеров выглядели вполне обычно. Ватикан брал орден под свое покрови¬ тельство. За вменяемые храмовникам преступления их мог судить только сам папа2 *. Члены ордена были обяза¬ ны вести монашескую жизнь, «соблюдая целомудрие и отказавшись от личного имущества», и повиноваться магистру. Только магистр имел право вносить измене¬ ния в устав. Тамплиер не мог оставить орден и перейти в другое монашеское братство*. Подобные правила рас¬ пространялись и на прочие духовные ордена. В знак личной поддержки тамплиеров Иннокен¬ тий пообещал выплачивать ордену ежегодно одну мар¬ ку4 золота. 1 «Отпе Datum Optimum», цит. по: Malcolm Barber and Keith Bate, The Templars: Selected Sources Translated and Annotated (Manchester University Press, 2002), p. 60. 2 Это стало предметом спора, когда Филипп Красивый приказал арестовать и судить тамплиеров без дозволения папы Климента V. * Несмотря на этот запрет, магистр Эверар де Барр в 1153 году перешел к цистерцианцам. 4 Примерно 250 граммов. — Прим, перев. 100
Глава тринадцатая. Папы не остаются в стороне (кто бы сомневался!) В то же время тамплиерам не было дозволено про¬ поведовать. Это должно было утешить местный причт и епископов. Орден мог иметь свои часовни, но при этом предполагалось, что службу в них ведут местные священники. Исключения допускались, когда тамплие¬ ры отправлялись в поездки для набора новых членов. Существует множество документальных свидетельств о проповедях рыцарей Храма, в которых они убеждали слушателей вступать в свои ряды. Госпитальерам подобная грамота была пожалована ранее, в 1113 году, но в ней не было пункта о добытых трофеях. Папа даровал им свою защиту и право выби¬ рать магистра, а также освободил от выплаты десятины местным властям. Право выбирать магистров командорств было очень важным. Папы и светские правители Европы в те¬ чение многих лет оспаривали друг у друга эту привиле¬ гию. Настоятелями монастырей и епископами местные властители хотели видеть своих кандидатов. Нередко эти посты занимали их родственники или люди, оказав¬ шие государю какие-то услуги. Папы и церковники на ме¬ стах возражали против такого положения вещей по це¬ лому ряду причин, в том числе и потому, что репутация и интеллектуальный уровень назначенных правителями иерархов оставляли желать лучшего. Предполагалось, что епископов избирает народ и причт общины и что та¬ ким же образом происходят выборы папы. В действи¬ тельности все происходило иначе, и папам никогда не удавалось оградить выборы епископа от влияния свет¬ ской власти. Однако в случае многонациональных мона¬ шеских орденов, таких как цистерцианцы, францискан¬ цы, госпитальеры и тамплиеры, успехи папского престо¬ ла в этом отношении были куда заметнее1. 1 Следует все же отметить, что некоторые Великие магистры тамплиеров были избраны на этот пост благодаря своим связям с пра¬ вителями. См. главы о Великих магистрах. 101
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров Из-за привилегий все эти ордена в разное время испытали на себе неприязнь священнослужителей на местах. Но в 1144 году храмовники получили еще одну привилегию, которая привела просто-таки в бешенство местных епископов и прочих священников. Очередная булла называлась «Milites Templi» («Рыцари Храма»). Она признавала, что содержание монаха с лошадью и вооружением обходится гораздо дороже, чем монаха в рясе и сандалиях. А потому папа Целестин II призывал всех верующих жертвовать кто сколько может в пользу ордена тамплиеров. Более того, тем, кто изъявлял желание выплачивать тамплиерам ежегодно определенную сумму, папа дозволял на одну седьмую сократить любой платеж, вмененный церко¬ вью за какую-нибудь провинность1. Эта часть буллы не наносила заметного ущерба епи¬ скопам и священникам, которые при желании могли на одну седьмую увеличить указанный платеж. А вот ниже¬ следующее было чревато серьезными проблемами: «Ког¬ да братья ордена, посланные собрать пожертвования, вступают в город, замок или деревню, которые находят¬ ся под интердиктом, там надлежит раз в году открывать церкви, дабы встретить посланных с радушием и изъяв¬ лением уважения к ордену и его рыцарям, и проводить божественные службы, но в отсутствие отлученных»2. У пап и епископов было два инструмента, чтобы побудить паству соблюдать церковные законы. Первый из них — отлучение от церкви. Отлучение означало, что лицу, нарушившему церковный закон, воспрещалось входить в храм и причащаться. Кроме того, с отлучен¬ ным не имел права общаться ни один христианин. По¬ добная мера до такой степени осложняла жизнь, что должна была заставить провинившегося образумиться. 1 Напоминает современные налоговые льготы для тех, кто зани¬ мается благотворительностью. 2 Malcolm Barber and Keith Bate, The Templars: Selected Sources Translated and Annotated (Manchester University Press, 2002), p. 65. 102
Глава тринадцатая. Папы не остаются в стороне (кто бы сомневался!) Второй мерой являлся интердикт. Это было осо¬ бенно эффективное средство против королей и иных правителей, которым простое отлучение казалось мел¬ кой неприятностью. Смысл интердикта заключался в том, что за грехи правителя наказанию подвергались все жители данной местности. Там не проводились цер¬ ковные службы, никто не мог обвенчаться, исповедать¬ ся или причаститься. Запрет не распространялся толь¬ ко на крещение и — для тех, кто лично не был отлучен, — соборование перед смертью. Слова Целестина означали, что жители города, находящегося под интердиктом, могли один раз в году поспешить в церковь и приобщиться святых тайн. Это также означало, что в благодарность за такую возмож¬ ность тамплиеры будут получать подношения — те, ко¬ торые обычно шли в карманы местных священников и которых эти священники лишились после закрытия церквей. Легко понять, что подобное решение папы не спо¬ собствовало дружеским отношениям между тамплиера¬ ми и местным духовенством. Взаимная неприязнь толь¬ ко усилилась, когда тамплиеры стали открывать собст¬ венные церкви, вступив тем самым в прямую конкурен¬ цию с местными священнослужителями. Право на строительство собственных церквей бы¬ ло даровано ордену папой Евгением III. В 1145 году он издал буллу «Militia Dei» («Рыцарство Господне»). Пони¬ мая, что духовенство на местах будет недовольно, он по¬ старался подсластить пилюлю: «Мы верим, что от внимания вашей общины не со¬ крылось то, насколько полезным для восточной церк¬ ви... и угодным Богу оказалось рыцарство Господне, ко¬ торое наречено Орденом Храма... А поскольку живут эти рыцари по монашеским законам и со всем жаром стремятся посещать божественные службы, мы даруем им право набирать священников для своих церквей из числа посвященных в сан и получивших на это дозволе¬ 103
I I lap ап Ньюман. Подлинная история тамплиеров ние от своего епископа. Дабы содействовать им в этом стремлении, но ни в коей мере не желая ущемишь ваши пра¬ ва в отношении своей паствы или уменьшить десятину или поступления от погребальных служб\ мы дозволяем этим братьям строить молельни, прилегающие к Храму, где они живут, чтобы они могли там слушать богослужения, ибо пагубно для душ этих братьев при посещении церк¬ ви смешиваться с толпами людей и встречаться с жен¬ щинами»1. (Курсив мой. — Ш.Н.) Эти три буллы стали главными дарами папского престола тамплиерам. В основном в них содержались те же привилегии, которые получали и другие ордена. В двенадцатом веке действия пап в отношении латин¬ ских королевств сосредоточились на главной задаче: со¬ брать побольше воинов и денег для защиты завоеван¬ ных крестоносцами земель. Папы ясно давали понять, что деятельность храмовников направлена на сохране¬ ние христианских государств на Святой земле. Разумеется, и тамплиеры, и госпитальеры извлек¬ ли свою выгоду из полученных привилегий. На Треть¬ ем Латеранском соборе в 1179 году, где присутствовал папа Александр III, прозвучали жалобы духовенства в адрес рыцарствующих монахов. В вину обоим орде¬ нам вменялось то, что они допускают в церкви отлучен¬ ных и позволяют им причащаться, разрешают хоро¬ нить отлученных от церкви на своих кладбищах, нани¬ мают и увольняют священников без согласия местных епископов. Собор постановил, что тамплиеры и госпиталье¬ ры должны немедленно прекратить эту порочную практику под угрозой интердикта. И это был далеко не последний случай, когда рыцарский орден подвергался критике за использование в своих интересах предо¬ ставленных ему папским престолом возможностей. Причем если в 1179 году жалобы звучали в адрес обоих 1 Barber and Bate, р. 66. 104
Глава тринадцатая. Папы не остаются в стороне (кто бы сомневался!) орденов — госпитальеров и тамплиеров, то в 1207 году папа Иннокентий III направил послание уже только тамплиерам, указав в нем, что они «так далеко зашли в своей гордыне, что ничтоже сумняшеся искажают об¬ лик своей матери, Римской церкви, которая в доброте своей по-прежнему печется о братьях из Ордена рыца¬ рей Храма»1. В некоторых художественных произведениях, а то и в изданиях, претендующих на научность и докумен¬ тальность, содержится предположение, что тамплиеры имели определенное влияние на пап, а потому им мно¬ гое сходило с рук. На самом деле таких свидетельств нет. Тамплиеры были всего лишь одним из нескольких монашеских орденов, которые подчинялись непосред¬ ственно папе. И, как показывают папские указы и про¬ цитированное письмо Иннокентия III, злоупотребив¬ ших своими привилегиями тамплиеров быстро ставили на место. Конечно же храмовники извлекали выгоду из доз¬ воления открывать церкви в местах, находящихся под интердиктом. Они вообще не пропускали ни одного удобного случая пополнить свою казну2. Гордыня и алч¬ ность — в таких грехах наиболее часто обвиняли тамп¬ лиеров и госпитальеров. Эта проблема коренится в тех благах, которыми оделял их папский престол в стремле¬ нии обеспечить безопасность паломников, пришедших на Святую землю. Что касается каких-то тайных союзов между папа¬ ми и тамплиерами, то за два века существования ордена до суда, на самом суде и даже после суда не удалось обна¬ ружить даже намека на них. Источником этого мифа, по всей видимости, стали авторы двадцатого века. 1 Цит. по: Alan Forey, The Military Orders (London, 1992), p. 203. 2 См. главу «Тамплиеры и деньги».
Глава четырнадцатая Второй крестовый поход В течение определенного времени правители латин¬ ских королевств не уставали говорить всем, кто выказы¬ вал желание их слушать, что им нужна помощь, причем не только деньгами, но и воинами. Реакция на это была довольно вялой до 1144 года, когда сельджукский ата- бек Зенги захватил Эдессу. Эдесса была первым государ¬ ством, основанным крестоносцами. Она всегда была христианским городом, и в описываемое время ее насе¬ ление состояло в основном из восточных христиан. Но защищать этот самый восточный город крестонос¬ цев, удаленный от других латинских королевств, было очень трудно. Известие о падении Эдессы подвигло французско¬ го короля Людовика VII, которому тогда было двадцать с небольшим лет, заявить о своем намерении отпра¬ виться в крестовый поход. Двумя годами раньше, по¬ вздорив с Тибо, графом Шампаньским, Людовик в юно¬ шеском азарте поджег церковь в городке Витри. Такой поступок и сам по себе достоин осуждения, но церковь к тому же была полна людей, искавших убежища, и око¬ ло тысячи трехсот человек сгорели заживо. 106
Глава четырнадцатая. Второй крестовый поход Людовик чувствовал угрызения совести, и в конце концов «движимый состраданием, проливающий слезы король... вскоре решил совершить паломничество в Ие¬ русалим»1. Разумеется, он не сразу воплотил в жизнь свое намерение. Но когда мусульмане захватили Эдессу и папа Евгений III издал буллу, призывающую Запад прийти на помощь латинским королевствам, французский король первым заявил о своем согласии, объявив об этом своим соратникам на Рождество 1145 года в городе Бурж. Соратники выслушали его и вернулись к празд¬ ничным развлечениям. Людовик не обладал даром убеждения, он не смог уговорить своих друзей оставить уютные дома и отправиться в полное опасностей путе¬ шествие на Восток. Чтобы зажечь воинов энтузиазмом, нужен был кто-то другой. Эту роль взял на себя папа Евгений, надумавший от- правиться во Францию и проповедями призвать к кресто¬ вому походу, как это сделал его предшественник Урбан II в 1095 году. Однако в это время у папы начались пробле¬ мы в Риме, которые позже закончились его изгнанием и восстановлением власти сената. И тогда Евгений обра¬ тился к своему наставнику Бернару Клервоскому. И вот на Пасху 1146 года Людовик и его двор собра¬ лись у церкви Марии Магдалины во французском городе Везлэ, чтобы послушать аббата Бернара, призывающего к крестовому походу. Папа Евгений прислал необходи¬ мые для данного случая письма, в которых обещал отпу¬ щение грехов всем воинам, которые последуют за своим королем, и защиту их семьям, остающимся дома. Дар убеждения, которым славился Бернар Клер- воский, сделал свое дело. Толпа у церкви была столь ве¬ лика, что люди перевернули трибуну, на которой стоя¬ ли король и аббат. Каким-то чудом никто не пострадал. Охвативший присутствующих энтузиазм был так велик, 1 ОшПашпе с1е \angis. Скготдие, ес1. М. Ош/оГ (Рапя, 1825), р. 25. 107
Шарап Ньюман. Подлинная история тамплиеров что даже королева, Алиенора Аквитанская, присоеди¬ нилась к крестоносцам, а с ней жены многих знатных рыцарей и по меньшей мере одна незамужняя двоюрод¬ ная сестра Людовика. Пока шли приготовления к великому походу, Бер¬ нару стало известно об очередном проявлении освя¬ щенной веками традиции крестоносцев — резне евреев в Рейнланде. Он поспешил в Германию, чтобы остано¬ вить кровопролитие. Заодно ему удалось убедить импе¬ ратора Священной Римской империи Конрада III воз¬ главить свой собственный поход в Палестину. Конрад, которому в то время было за пятьдесят, первоначально не проявлял интереса к этому предприятию, тем более что он уже успел побывать в Иерусалиме. У императора хватало забот в своих владениях. Но Бернар проявил настойчивость, и она принесла плоды. Эверара де Барра, магистра Ордена тамплиеров в Париже, убедили помочь в организации похода — связи храмовников и французских крестоносцев были достаточно крепки. К апрелю 1147 года, как раз перед выступлением короля и его армии, Эверар собрал 130 рыцарей Храма, «носивших белый плащ», которые должны были сопровождать короля и королеву. Это значит, что в то время в Париже находилось еще по крайней мере в три раза больше сержантов и слуг тамп¬ лиеров, которые вместе с упомянутыми рыцарями со¬ ставляли самый большой отряд ордена за пределами ла¬ тинских королевств. Зрелище, по-видимому, было впе¬ чатляющим. Пожертвования, которые в этот период получали тамплиеры, были не так уж и велики, как можно поду¬ мать. Правда, в одной из грамот говорится, что Бернар де Байоль подарил ордену земельный надел в Англии, который сам получил от Генриха I, — и это был непло¬ хой куш. Но, кроме этой, известны лишь две грамоты, имеющие отношение к пожертвованиям: настоятель со¬ 108
Глава четырнадцатая. Второй крестовый поход бора Парижской Богоматери Варфоломей жертвует в пользу ордена шестьдесят су, а дама по имени Гента пе¬ редает тамплиерам мельницу, но только после своей смерти. А прожила Гента долго... Рожер Сицилийский предложил французам свои корабли, чтобы доставить их на Святую землю, но Лю¬ довик решил избрать сухопутный маршрут по примеру Первого крестового похода. Армия вышла из Парижа ГГ июня Г147 года и несколькими днями позже прибы¬ ла в Мец, где состоялся общий смотр войск. Тамплиеры и французская армия Германские войска под предводительством Конрада опередили французских крестоносцев, что создало из¬ вестные сложности для продвижения Людовика и его армии: им приходилось идти по землям, где явно не хва¬ тало продовольствия и фуража, а население не выказы¬ вало доброжелательности. Одо Дейльский, монах из Сен-Дени, который сопровождал Людовика, с возмуще¬ нием писал, что менялы их обманывали, а местные жи¬ тели не желали продавать товары по справедливой це¬ не. «А потому паломники, не желая терпеть лишения среди изобилия, добывали себе необходимые съестные припасы грабежом и разбоем»1. Магистр Эверар де Барр при этом не присутство¬ вал. Опережая армию, он отправился в Константинополь вместе с другими послами, чтобы облегчить продвиже¬ ние крестоносцев, столь нуждавшихся в провианте. Задача послов была не из легких. Одо обвинял гре¬ ков в скаредности и вероломстве, но я думаю, что и чита¬ телям того времени было нетрудно представить, как по¬ 1 Odo of Deuil, De perfectione ludovici VII in orientum, ed. and tr. Virginia Ginerick Berry (New York: Norton, 1948), Book III, p. 41. 109
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров ступили бы они сами, если бы к ним нагрянули толпы во¬ оруженных «паломников», взбешенных тем, что не полу¬ чили пищи и крова за цену, которую они сочли справед¬ ливой. Однако Эверару удалось разрядить острую ситуа¬ цию, когда подошедшие к Константинополю французы подверглись нападениям греков. Император Мануил был достаточно предусмотрителен, чтобы не впустить крестоносцев в город, он позволил им расположиться лагерем у стен Константинополя и организовал для них торговлю продовольствием. Людовика, Алиенору и не¬ скольких знатных рыцарей император принял во двор¬ це, однако, когда крестоносное воинство отправилось дальше, он, надо полагать, вздохнул с облегчением. Путь к Антиохии Когда французы покинули Константинополь, тамплие¬ ры образовали авангард и арьергард армии. Похоже, Эверар чувствовал уязвимость войска, которое сопро¬ вождал. Дело было не только в присутствии королевы Алиеноры и ее дам, хотя летописец позже порицал их за участие в походе. «Жены не могли обходиться без служанок, а потому в этом христианском войске, где надлежало царить целомудрию, постоянно толклись толпы женщин»1. В рядах французской армии было немало палом¬ ников, торговцев, членов семей, увязавшихся за воина¬ ми, и прочего люда. Все они, включая молодых и бес¬ путных рыцарей, не имели понятия о дисциплине. Многие страдали от болезней, холода и дождей — при¬ ближалась зима. 1 William of Newburgh, The History of English Affairs, Book I, ed. and tr. P. G. Walsh and M. J. Kennedy (Warminster: Aris & Phillips, 1988), pp. 128—129. 110
Глава четырнадцатая. Второй крестовый поход Самое тяжелое поражение в начальной стадии похода крестоносцы потерпели в январе 1147 года у Кадмской горы. Головной отряд французов перева¬ лил через гору и принялся устраивать лагерь на проти¬ воположном склоне. В это время большая часть армии еще находилась на марше — она двигалась медленно из-за вьючных животных и множества тех самых нево¬ оруженных людей. Когда крестоносцы взбирались по узкому гребню, который с одной стороны круто обры¬ вался вниз, на них напали. Вот как описывает это Одо Дейльский: «В этом месте люди теснились, продвигаясь впе¬ ред, затем сгрудились в плотную толпу и остановились. Не заботясь о лошадях, они пытались удержаться на ме¬ сте, вместо того чтобы продолжать подъем. Вьючные лошади срывались с крутых утесов, увлекая в бездну тех, с кем поневоле сталкивались... Стрелы мусульман и греков не давали упавшим подняться, толпы врагов торжествовали... Они набросились на нас без страха, поскольку им больше не угрожал наш передовой отряд (он был на другой стороне горы), а арьергарда они не видели. Они кололи и рубили, и беззащитные люди сот¬ нями падали, как овцы под ножом мясника»1. Можно себе представить весь ужас того, что про¬ исходило на склоне в тусклом свете январского дня. Тропа размокла от дождя и стала скользкой, люди стал¬ кивались и срывались в бездну, воздух оглашали крики несчастных и ржание гибнущих лошадей. Прибавьте к этому разящие вражеские стрелы. Одо отправили к королю — сообщить о происходящем. Людовик со сво¬ ими воинами бросился на помощь, но путь им прегра¬ дил неприятель. Король потерял лошадь и едва спасся. Это был печальный день для французов. 1 Odo of Deuil, De perfectione ludovici VII in orientum, ed. and tr. Virginia Ginerick Berry (New York: Norton, 1948), pp. 116—117. 111
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров Считается, что виновником несчастья был Жоф- фруа де Ранком, командовавший авангардом и нарушив¬ ший приказ не переваливать через гору, а защищать ос¬ новную часть движущейся армии. Жоффруа входил в свиту королевы, а потому Алиеноре досталось тоже. Некоторые утверждали, что она-то и велела Жоффруа не дожидаться других, а двигаться вперед, чтобы короле¬ ва и ее дамы могли с удобствами устроиться на ночлег. Мы вряд ли когда-нибудь узнаем, как все было на самом деле. По-видимому, каждый делал то, что считал в дан¬ ный момент разумным, не отдавая себе отчета в возмож¬ ных последствиях. Так или иначе, но тамплиеры и Эверар де Барр ока¬ зались единственными, кто не заслуживал упрека. «Тамп¬ лиеры и магистр ордена Эверар де Барр, рыцарь, почита¬ емый за благочестие и явивший пример для всей армии... защищали людей с достойной восхищения храбростью»1. На самом деле в это время Эверар был лишь магистром ордена в Париже, а Великим магистром на Святой земле по-прежнему оставался Робер де Краон. Однако для Одо воплощением власти в ордене был именно Эверар. На следующий день было решено, что дальше ар¬ мию поведут храмовники, а потому все, включая короля, должны были им повиноваться. Решение оказалось дей¬ ственным, и 20 января 1148 года французы достигли Ада¬ лин. Чтобы выжить, крестоносцы пустили на мясо мно¬ жество лошадей. Однако тамплиеры предпочли голо¬ дать, но сохранить жизнь своим боевым коням и только благодаря этому смогли устоять против очередной атаки мусульман. Тем самым они вселили в неприятеля уверен¬ ность, что крестоносное воинство сильнее, чем оно было на самом деле. После этих событий Людовик решил продолжить путь к Антиохии по морю. 1 Ос1о оГ Оеш1, рр. 124—125. 112
Глава четырнадцатая. Второй крестовый поход Антиохийская интерлюдия Пребывание Людовика и Алиеноры в Антиохии не име¬ ет прямого отношения к тамплиерам, но оно оказалось важным эпизодом крестового похода и косвенным пу¬ тем повлияло на будущее Франции. В Антиохию их при¬ гласил Раймунд, дядя Алиеноры, который за десять лет до этого приехал сюда из Пуатье, чтобы жениться на Констанции, наследнице антиохийского престола, в то время девятилетней девочке1. Констанция, кстати, при¬ ходилась Людовику троюродной сестрой. К нашему разочарованию, Одо Дейльский не сооб¬ щает никаких сведений о дальнейших событиях — его записи обрываются до прибытия крестоносцев в Анти¬ охию. Но вот что пишет Иоанн Солсберийский2, нахо¬ дившийся в то время в Риме: «Король заподозрил прин¬ ца [Раймунда] в чересчур близких отношениях с короле¬ вой, ему не понравились их слишком частые беседы»3. Вскоре Людовик решил, что уже достаточно погостил у Раймунда, и приготовился следовать дальше, в Иеруса¬ лим. Однако Алиеноре тяготы пути порядком надоели, и она заявила мужу, что будет дожидаться его возвраще¬ ния в Антиохии. Людовик, известный своим буйным нра¬ вом, заставил королеву ехать вместе с ним. Хотя доказательств того, что королева изменила Людовику, не существует, эта история стала частью ле¬ 1 См. главу «Мелисанда, королева Иерусалима». 2 Иоанн (Джон) Солсберийский (ок. 1115—1180) — английский богослов. Будучи секретарем архиепископа Кентерберийского Томаса Бекета, поддерживал его в борьбе с английским королем Генрихом II. Главные сочинения: «Поликратикус» (изложение политических и эти¬ ческих воззрений), «Металогикус» (введение в логику Аристотеля) и «Папская история», охватывающая 1143—1152 гг. — Прим, перев. *John of Salisbury, Historia Pontificalis, tr. and ed. Marjorie Chibnall (London: Thomas Nelson, 1956), p. 52. 113
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров генды об Алиеноре Аквитанской, а количество мифов об этой женщине не уступает количеству мифов и ле¬ генд о тамплиерах. Лично я не верю в ее измену. Алиено- ра, разумеется, могла флиртовать со своим дядей, но ей вряд ли удалось пойти дальше. Почти все время она на¬ ходилась в окружении слуг и сопровождавших ее дам. Кроме того, этот эпизод не упоминался при ее разводе с Людовиком, который последовал спустя три года. В свою очередь, Раймунд наверняка хорошо помнил, что он правит Антиохией только благодаря своей жене, и вряд ли хотел рисковать своим положением. Впрочем, гормоны нередко заглушают голос здравого смысла, а значит, такая любовная связь была возможна, хотя до¬ казательств ее не существует. При этом отсутствие дока¬ зательств не является помехой слухам и сплетням — секс служит хорошей приправой для любой истории. Это на¬ шло подтверждение и в истории суда над тамплиерами. Полагая, что теперь все складывается благополуч¬ но, Эверар де Барр оставил короля и его войско и отпра¬ вился в Акру, чтобы собрать деньги для Людовика. Ко¬ роль не рассчитывал потерять столько воинов, лошадей, оружия и иного имущества и ощущал немалую нужду в на¬ личных деньгах. Ему пришлось написать домой настоя¬ телю Сен-Дени Сюже, облаченному полномочиями ре¬ гента на время отсутствия короля и королевы. Послания Людовика напоминают жалобы студента, который толь¬ ко-только узнал цены на книги и пиво. «Я и представить себе не мог, сколько мне придется потратить за такой ко¬ роткий срок», — писал король1. У тамплиеров Людовик взял в долг тридцать ты¬ сяч су, что составляло около половины его годового до¬ хода, и этим его долги не ограничивались. Для обеспе¬ чения похода был введен специальный налог, но за про¬ шедшее с тех пор время предводителям крестоносцев 1 Яидегн АЬЬаш Б. Эюпуви, «Кр15Го1а» Р1,1.еПег 58, со1. 1378. 114
Глава четырнадцатая. Второй крестовый поход стало ясно, что войны никогда не считаются с бюдже¬ том, особенно в тех случаях, когда армия терпит пора¬ жение. Так король Франции впервые заключил финан¬ совое соглашение с Орденом тамплиеров, и это стало началом долгих взаимоотношений, приведших в конце концов к фатальному исходу. Катастрофа в Дамаске Пока Людовик переживал неприятности в Антиохии, император Конрад оправлялся от болезни в Константи¬ нополе, а Альфонс Иордан, граф Тулузский, рожденный на Святой земле, прйплыл со своим войском в Акру. Излечившись от недуга, Конрад прибыл в Иеруса¬ лим раньше других крестоносцев и остановился «в поко¬ ях тамплиеров, там, где некогда был возведен царский дворец, он же Храм Соломона»1. Поиграв какое-то время в туриста, Конрад отправился в Акру, где попытался уго¬ ворить своих рыцарей, досыта наевшихся Палестиной, побыть здесь еще немного и напасть на Дамаск. «Ибо он условился с королем этой страны (Балдвином III), и пат¬ риархом, и рыцарями Храма взять Дамаск»2. О том, что произошло в дальнейшем, мы знаем как из христианских летописей, так и от Ибн аль-Кала- ниси, который в это время был в Дамаске. Обе стороны утверждают, что между Иерусалимом и Дамаском суще¬ ствовал договор о перемирии. Захвативший Эдессу Нур ад-Дин, преемник Зенги, был суннитом и подчинялся халифу Багдада, в то время как большинство жителей Дамаска были шиитами и сторонниками египетских ха¬ 1 Otto of Freising, The Deeds of Frederick Barbarossa, tr. Charles Christopher Mierow (New York: Norton, 1953), p. 102. 2 Там же. Интересно отметить, что Отто не упоминает о Мели- санде, которая все еще правила Иерусалимом. 115
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров лифов из династии Фатимидов. Население Дамаска бо¬ ялось Нур ад-Дина не меньше, чем крестоносцев. По¬ этому не совсем понятно, зачем Людовику и Конраду понадобилось захватывать город. Поход на Дамаск начался в погожий день в конце мая 1148 года. Впереди двигался со своими воинами Балдвин III, который знал дорогу, за ним следовал Лю¬ довик с французами, замыкали колонну Конрад и его рыцари. На много миль к западу и северу от городских стен Дамаска простирались фруктовые сады. По ним и решили идти крестоносцы, чтобы взять город в осаду. Вильгельм Тирский, который во время этих событий проходил курс наук во Франции, пишет, что они выбра¬ ли такой маршрут, «чтобы воины не испытывали нужды в воде и фруктах»1. Однако устроить пикник крестоносцам не уда¬ лось. Сначала на них напали крестьяне, которые ухажи¬ вали за плодовыми деревьями, а затем и отряды всадни¬ ков из города. Несмотря на эти атаки, они вышли к ре¬ ке и разбили лагерь, а уже на следующий день сошлись в жаркой битве с мусульманами. Исход ее поначалу предсказать было трудно, но, похоже, удача сопутство¬ вала жителям Дамаска. Летописцы расходятся в описаниях. По словам Ибн аль-Каланиси, христиане укрылись в своем лагере и оставались там весь день или около того: попытки кре¬ стоносцев выйти за лагерные укрепления защитники Да¬ маска пресекали, обрушивая на них град камней и стрел. Затем, получив известие, что Нур ад-Дин движется на вы¬ ручку городу, христиане двинулись восвояси. Вильгельм дает более сложное объяснение исходу осады. Он утверждает, что жители Дамаска подкупили «некоторых знатных рыцарей», чтобы те убедили своих ' William of Tyre, Chronique, ed. R.B.C. Huygens (Turnholt, 1986), CCCM LXIIIA Book 17, 3, p. 763. 116
Глава четырнадцатая. Второй крестовый поход предводителей переместить армию к другой стороне крепостной стены, где деревья не мешали коннице, да и стены казались пониже. Короли и император согла¬ сились на этот маневр. Однако на пустынной равнине не оказалось воды и еды, а когда воины попытались вер¬ нуться на прежнее место, выяснилось, что дороги к са¬ дам надежно перекрыты. Под угрозой голода крестонос¬ цы были вынуждены вернуться в Иерусалим. Обе версии заканчивались одинаково: крестонос¬ цам не удалось взять Дамаск. По моему мнению, описание этих событий мусульманской стороной ближе к истине. Услышав о войсках, идущих на помощь защитникам горо¬ да, Балдвин, Людовик и Конрад поняли, что для победы у них не хватит сил. История с подкупом больше похожа на попытку оправдаться. К тому же я не нашла свиде¬ тельств, что некие рыцари, якобы давшие королям заве¬ домо дурной совет, подверглись после этого наказанию. Кто-то в армии — Вильгельм не называет имен — в поисках виновников неудачи обвинил в поражении тамплиеров. Иоанн Солсберийский пишет: «Кто-то воз¬ лагал вину на тамплиеров, другие — на тех, кто захотел поскорее вернуться домой, король, однако, неизменно ограждал братьев Ордена Храма от обвинений»1. В 1147 году, за год до поражения французского ко¬ роля и германского императора под Дамаском, англий¬ ские и фламандские крестоносцы высадились на Пире¬ нейском полуострове и захватили Лиссабон. Храмовни¬ ки сражались вместе с королем Альфонсо, удостоились почестей и получили все церковное имущество города Сантарем. Немецкие армии успешно двигались на вос¬ ток, неся крест и меч в земли язычников. Таким образом, два эпизода Второго крестового похода завершились для крестоносцев благополучно, и границы христианского мира были расширены. Однако в памяти людей осталась 1 _1<>Ьп о! БаНвЬигу, р. 57. 117
IIIарап Ньюман. Подлинная история тамплиеров именно неудача двух великих правителей Европы, кото¬ рые вернулись со Святой земли, не достигнув поставлен¬ ной цели. Поскольку поход закончился печальным прова¬ лом, нужно было найти виновного. По мнению Одо Дейльского, королей предали греки. Другие хронисты, в частности Вильгельм Ньюбургский1, писавшие через много лет после этих событий, полагали, что кресто¬ носцы были слишком обременены грехами, чтобы Гос¬ подь даровал им победу. Генрих Хантингтонский2, кото¬ рый также не был очевидцем похода, согласен с этой точкой зрения. Крестоносцы, по его мнению, «погряз¬ ли в блуде и прелюбодеяниях... а также повинны в гра¬ бежах и иных злодействах»3. Однако желание найти виновных на стороне, не покидало неудачливых крестоносцев. Конрад был убежден, что причиной беды была измена. Среди воз¬ можных предателей он упоминал тамплиеров, а также Балдвина III и правителей Сирии. В людской памяти ярче всего запечатлелись как раз тамплиеры. Упреки в их адрес не утихали, несмотря на все их заслуги и успешные действия в Испании. Я думаю, в какой-то степени в этом повинна чересчур активная пропаганда ордена самими тамплиерами и Бернаром Клервоским. Их называли рыцарями Христа, безупреч¬ ными и непобедимыми. Им надлежало преодолевать лю¬ бые преграды, в том числе хаос и неурядицы в армии, пришедшей из Европы, и междоусобицы среди правите¬ лей латинских королевств. У героев одна беда — нельзя взять отпуск. 1 Вильгельм Ньюбургский (1036—1198) — английский хронист. — Прим, перев. - Генрих Хантингтонский (1084—1155) — английский хронист. — Прим, перев. ' Giles Constable, «The Second Crusade as Seen by Contemporaries», Tradition, Vol. IX (New York: Fordham University Press, 1953), p. 273.
Часть вторая ГОДЫ СЛАВЫ
Глава первая Великие магистры (1136-1191) Робера де Краона, преемника Гуго де Пейна, называли также Робером Бургундцем, однако, похоже, ему при¬ шлось немало поездить по свету. Определенно извест¬ но, что в 1120-е годы он жил при дворе Фулка Анжуй¬ ского, а графство Анжу никогда не было частью Бур¬ гундии. Некоторые хронисты утверждают, что Робер был женат, но оставил жену, чтобы вступить в Орден рыцарей Храма. Не исключено, что он какое-то время жил в Бургундии до того, как отправился в Палестину, и вернулся туда в 1133 году, чтобы от имени ордена принять подаренную тамплиерам деревню близ коман- дорства Бур. В то время он значился в документах се¬ нешалем ордена. Великим магистром Робер стал в 1136 году. Какое-то время спустя он все еще находил¬ ся во Франции, поскольку известно, что он принял в орден несколько человек по рекомендации Бертрана де Бальма. Как вы могли заметить, жизнь большинства тамп¬ лиеров до их вступления в орден редко представляла настолько большой интерес, чтобы о ней сохранились надежные сведения. Источником той малости, которая до нас дошла, как правило, служат грамоты более значи¬ 121
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров тельных персон, где будущие тамплиеры оставляли сви¬ детельские подписи. Робер был на посту магистра в тот период, когда тамплиеры получили от папского престола много важ¬ ных привилегий, поэтому годы, проведенные им в Ев¬ ропе, можно полагать успешными. В 1139 году папа Ин¬ нокентий II в булле «Ошпе Datum Optimum» поставил в известность епископов, что Орден тамплиеров нахо¬ дится под его защитой. В том же году Робер участвовал «в безрассудном и пагубном налете под Хевроном» — первой известной нам схватке с мусульманами, в кото¬ рой принимали участие тамплиеры. Судя по всему, именно Робер в качестве магистра вел согласительные переговоры по завещанию Альфон¬ со I, короля Арагона и Наварры, который разделил свои владения между тамплиерами, госпитальерами и брать¬ ями Храма Гроба Господня в Иерусалиме1. Можно ска¬ зать, что Робер де Краон, хотя его военные способности и оставляли желать лучшего, был тем руководителем, в котором орден нуждался в первые годы своего роста. deepaj) де Ба£р Невезучему Эверару де Барру случилось быть магист¬ ром парижских тамплиеров в 1147 году, когда Людо¬ вик VII решил отправиться во Второй крестовый по¬ ход. О том, что он там пережил, вы уже прочитали в четырнадцатой главе первой части. Эверара избрали магистром, поскольку он безупреч¬ но выполнял свой долг по защите паломников, в том чис¬ ле короля Людовика и королевы Алиеноры. В военном 1 Marquis d’Albon, Cartularie Général de VOrdre du Temple 11191-1150 (Paris, 1913), no. 145, p. 102; no. 72, p. 55; no. 324, pp. 204—205. См. так¬ же главы «Тамплиеры и деньги» и «Плодитесь и размножайтесь!». 122
Глава первая. Великие магистры (1136-1191) деле, в дипломатии, в усердном служении Господу он про¬ явил себя образцовым тамплиером. Став магистром, он вместе с Людовиком вернулся во Францию. Однако вскоре Эверар понял, что не создан для жизни тамплиера. Возможно, ему надоела политика. Мы нигде не нашли изложения мотивов, которые пону¬ дили Эверара вскоре после прибытия в Париж покинуть орден. По слухам, он со временем стал цистерцианцем, но я не смогла найти этому подтверждения. Имя Эверара неожиданно всплыло на страницах эпического произведения, написанного через триста лет после его смерти. В поэме «Саладин», появившейся в середине пятнадцатого века, Вильгельм де Барр, сын Эверара, в 1191 году едет в Иерусалим с королем Филип¬ пом II и там встречается с отцом, магистром Ордена тамплиеров. Тут следует иметь в виду два обстоятельства: во-первых, к указанному времени Эверар давно лежал в могиле, а во-вторых, нет сведений о том, что у него был сын по имени Вильгельм. Однако сам факт появления в литературном сочинении весьма загадочной фигуры Великого магистра довольно интересен. Бернар де Тремле 1153 Бернар де Тремле, по всей видимости, был родом из Бургундии, точнее, из Доля. Этим исчерпываются све¬ дения о его происхождении. Когда Эверар де Барр ре¬ шил покинуть орден, Бернара избрали Великим магист¬ ром. Нам неведома точная дата его избрания, как неиз¬ вестно, находился ли он в это время на Святой земле. Однако к битве при Аскалоне он приехать туда успел, хотя лучше бы этого не случилось1. Ночью 15 августа 1 См. главу «Между Вторым и Третьим крестовыми походами (1150-1191)». 123
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров 1153 года король Иерусалима попытался отбить кре¬ пость Аскалон у египтян. Его воинам удалось проделать брешь в стене, и Бернар увлек своих храмовников через этот пролом в город. Вильгельм Тирский пишет, что ворвавшиеся в Ас¬ калон рыцари ордена не позволили другим воинам по¬ следовать за ними, чтобы ни с кем не делить добычу. Этим воспользовались мусульмане, чтобы отрезать тамплиерам обратный путь к пролому. Оказавшихся в ловушке рыцарей перебили, и на следующий день их тела висели на башнях города. Вильгельм не был очевид¬ цем этого эпизода, а Ибн аль-Каланиси, который изла¬ гал точку зрения защитников Аскалона, упоминает толь¬ ко о бреши в стене: «Наконец путь для них открылся, и христиане смогли нанести удар в этом месте город¬ ской стены. Обрушив ее, они ворвались в город, и вели¬ кое множество воинов пало с обеих сторон»1. Разумеет¬ ся, аль-Каланиси также не видел этих событий собствен¬ ными глазами. Поэтому единственным достоверным для нас фактом является смерть Бернара в этом бою. Так тамплиеры снова остались без Великого магистра. Андре де Монбар 1154-1156 Пятый Великий магистр тамплиеров славен не так сво¬ ими свершениями, как родственной связью с одним из самых известных людей двенадцатого столетия. У нас нет точных сведений о месте рождения Анд¬ ре де Монбара, но мы знаем, что он был шестым ребен¬ ком Бернара де Монбара и его супруги Гумберги. Два его старших брата, Миль и Годри, ушли в обитель, кото¬ 1 Ibn al-Qalanisi, The Damascus Chronicles of the Crusades, ed. and tr. H. A. R. Gibb (London: Dover, 2002; reprint of 1932 ed.), p. 316. 124
Глава первая. Великие магистры (1136-1191) рую основал их племянник Бернар Клервоский. Не ис¬ ключено, что Андре был моложе своего знаменитого племянника. Вызывает удивление, каким образом Андре удава¬ лось так долго сопротивляться давлению семьи и не уходить в монастырь. Бернар убедил стать монахами своего монастыря в Клерво всех его братьев, за исклю¬ чением одного, и большую часть дядьев и кузенов. Со временем тягу к религиозной жизни ощутил и Анд¬ ре, но монастырскому уединению и дням, проведенным в молитвах, он предпочел Орден рыцарей Храма. При¬ нял ли он такое решение самостоятельно, или в этом ему помог Бернар, остается тайной. Однако мы знаем, что между ними были близкие отношения и что Бернар одобрил выбор своего дяди1. Существуют разногласия относительно того, ког¬ да Андре появился в Иерусалиме. Еще до 1126 года Балдвин II, король Иерусалимский, отправил к Берна¬ ру Клервоскому двух своих посланников. В письме ко¬ роль сообщал, что это братья Храма, которые хотят по¬ лучить от папы одобрение их ордена и устав для него. Балдвин просил Бернара употребить свое влияние на папу и «правителей христианского мира», дабы помочь тамплиерам. Посланцев короля звали Андре и Гунде- мар. Это произошло еще до поездки Гуго де Пейна. Некоторые авторы полагают, что упомянутым Ан¬ дре и был Андре де Монбар. Однако на этот счет есть серьезные сомнения. Во-первых, у дяди Бернара не бы¬ ло нужды в рекомендательном письме к своему племян¬ нику. Во-вторых, мы нигде не встречаем упоминания о связи Андре де Монбара с тамплиерами до 1140-х го¬ дов. В 1148 году «Андреас де Мунбар», сенешаль Ордена 1 См. ниже в этой главе о письмах Бернара Клервоского Андре де Монбару и касающихся Андре де Монбара. Очень жаль, что в нашем распоряжении не оказалось писем де Монбара Бернару Клервоскому. 125
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров тамплиеров, засвидетельствовал получение Орденом Святого Лазаря дара от Барисана д’Ибелина1. Это пер¬ вое упоминание Андре де Монбара, которое мне уда¬ лось найти. Я склоняюсь к мнению, что Андре поспешил всту¬ пить в орден вместе со многими другими после собора в Труа и к концу 1140-х годов продвинулся до поста се¬ нешаля. По всей видимости, Андре сообщал своему пле¬ мяннику свежие новости из Иерусалима. Доказательст¬ ва этому мы находим в двух письмах Бернара королеве Мелисанде. В первом, написанном в 1140-е годы, Бер¬ нар обращает к Мелисанде такие слова: «И если сии по¬ хвалы моего дражайшего дяди Андре справедливы, а я верю ему всем сердцем, то вам суждено милостью Божь¬ ей править как здесь, так и в жизни вечной»2. Во втором письме Бернар выражает беспокойство по поводу некоторых дошедших до него слухов о поведе¬ нии Мелисанды. Речь, по-видимому, шла о нежелании королевы отказаться от власти, когда ее сын Балдвин III достиг совершеннолетия. Однако Андре написал Берна¬ ру, что эти слухи ложны. «Мой дядя Андре, к счастью, держит меня в курсе дела, и слова его не вызывают у ме¬ ня сомнений. Он отвергает хулу в ваш адрес и пишет, что вы исполнены миролюбия. Вы правите мудро и сле¬ дуете разумным советам, вы расположены к братьям Храма и питаете к ним любовь»1. В то же время Бернар писал и самому Андре, горь¬ ко сожалея по поводу внутренних проблем, от которых 1 Барисан д'Ибелин (ум. 1150) — важная фигура в Иерусалимском королевстве, основатель династии Ибелинов. — Прим, перев. 2 Bernard of Clairvaux, Opera Omnia, vol. 1 (Paris, 1889), col. 435, let¬ ter CCVI. 21 Там же, cols. 374-375, letter CCLXXXIX. 126
Глава первая. Великие магистры (1136-1191) страдало Иерусалимское королевство. Пребывая в уве¬ ренности, что влияние и личное обаяние Бернара мо¬ гут прекратить распри между кланами крестоносцев, Андре просил своего племянника приехать в Иеруса¬ лим. Поколебавшись, Бернар все же решает, что такое путешествие ему не под силу. Таким образом, встрече дяди и племянника не суж¬ дено было состояться. Бернар скончался в Клерво в 1153 году, за год до того, как Андре стал Великим маги¬ стром. С 1148 по 1150 год Андре был участником Второго крестового похода, к концу которого он занял пост сене¬ шаля ордена. Около 1150 года он отправляет письмо Ве¬ ликому магистру Эверару де Барру, который вернулся во Францию с королем Людовиком VII. В письме он сетует на состояние дел на Святой земле: «Нам остро не хвата¬ ет рыцарей и сержантов, велика наша нужда в деньгах, и мы умоляем вас о скорейшем возвращении»1. Андре, без сомнения, пользовался доверием коро¬ левы и, как и Филипп Наблусский, который еще не вступил в орден, принадлежал к ее сторонникам. В 1150 и 1151 годах они оба, Андре и Филипп, скрепля¬ ли свидетельскими подписями грамоты Мелисанды о пожертвованиях Ордену Святого Лазаря. В борьбе между Мелисандой и ее сыном Балдви- ном Андре принял сторону королевы и ее младшего сы¬ на Альмариха. Это не помешало ему в дальнейшем нала¬ дить хорошие отношения и с Балдвином III. В 1155 году Андре засвидетельствовал одну из жалованных грамот короля монастырю Святой Марии Иосафатской, а поз¬ же он заверял своей подписью другие грамоты Балдви- на III. 1 LJht. no: Malcolm Barber, The New Knighthood (Cambridge University Press, 1994), p. 70.
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров Его черед занять место Великого магистра настал в 1154 году, после героической, но бессмысленной гибе¬ ли Бернара де Тремле при осаде Аскалона. О жизни Бертрана де Бланфора до его вступления в Орден рыцарей Храма ничего не известно — обычное дело для многих Великих магистров. Существует вер¬ сия, что он принадлежал к тому же семейству, которое подарило тамплиерам замок Дузен в долине Од, непода¬ леку от города Лиму на юге Франции (в двадцати пяти милях к северу от Пиренеев). Этот дар был сделан уп¬ равляющим Бланфоров от их имени и с согласия. Но Бертран не упомянут ни в одной из семи гра¬ мот семейства Бланфор (или Бланшфор) о пожаловани¬ ях храмовникам1. Тем не менее именно неправильное прочтение этих грамот натолкнуло некоторых людей (но не историков) на мысль причислить Бертрана к се¬ мейству Бланфор. Увидев имя «Бернар де Бланшфор» на грамотах Дузена, они решили, что имеют дело с оши¬ бочным написанием «Бертран». Однако имена Бернар и Бертран никогда не были взаимозаменяемыми. В об¬ щем, происхождение Бертрана остается неясным. Пробыв на посту Великого магистра всего лишь около года, Бертран вместе с Одо де Сент-Аманом, так¬ же будущим тамплиером и Великим магистром, был в июне 1157 года при осаде Баниаса захвачен в плен Нур ад-Дином. Освободился он только в конце мая 1159 года. Таким образом, два года предводитель тамплиеров про¬ вел в неволе. 1 Douzens, charters, А 38, 185, 200, 207; С 4, 5, 6. См. также главу «Катары». 156-1169 >ан де Бланфор 128
Глава первая. Великие магистры (1136-1191) В качестве Великого магистра Бертран посылал письма в Европу, сообщая о состоянии дел и прося оказать ордену помощь в его деяниях. Сохранилось несколько таких писем. Самое драматическое событие, связанное с пребы¬ ванием Бертрана на посту Великого магистра, произош¬ ло в 1168 году, когда тамплиеры отказались помочь коро¬ лю Альмариху в его походе на Египет. Альмарих полагал, что контроль над Египтом, в частности над портом Алек¬ сандрии, чрезвычайно важен для безопасности Иеруса¬ лимского королевства. Но королевство было связано мирным договором с правителем Египта Шаваром, и Бертран решил воздержаться от участия в военных действиях1. Кампания закончилась неудачей, поскольку Шавар обратился за помощью к своему сопернику Нур ад-Дину. Бернар оказался прав, но — как бы то ни было — отношения между королем и орденом разладились. Бертран де Бланфор умер в 1169 году. Его преем¬ ник охотно поддерживал короля — главным образом по¬ тому, что начинал свою карьеру при его дворе. Филипп Наблусский 1169-1171 Филипп Наблусский родился на Святой земле в семье Ги де Милли и его жены Стефании Фламандки, по всей ви¬ димости, выходцев из Нормандии. С начала 1100-х го¬ дов они владели Наблусом. У Филиппа было два брата — Ги и Генрих Буйвол2. Еще молодым человеком Филипп приобрел вес при дворе Мелисанды, королевы Иерусалима. Он под¬ 1 См. также главу «Между Вторым и Третьим крестовыми походами». 2 Не имею понятия, почему он получил это прозвище. Очень хо¬ телось бы узнать. 5 Подлинная история тамплиеров 129
Шарап Ньюман. Подлинная история тамплиеров держивал королеву в период ее регентства. Когда же по¬ взрослевший Балдвин решил править самостоятельно и между ним и матерью возник конфликт, Филипп ос¬ тался на стороне Мелисанды. Именно в Наблус, вотчи¬ ну Филиппа, удалилась королева, когда Балдвин захва¬ тил Иерусалим. После примирения Балдвина и Мелисанды имя Филиппа стало появляться на королевских грамотах, и это свидетельствует о том, что он вновь обрел достой¬ ное место при дворе. По-видимому, ему удалось в извест¬ ной мере умилостивить Балдвина III и войти к нему в до¬ верие. В 1153 году, когда Аскалон наконец был отбит у египтян, Филипп находился среди рыцарей, воевав¬ ших на стороне короля. Скорее всего, он был и участни¬ ком печального для христиан сражения, в котором пал Великий магистр тамплиеров Бернар де Тремле. Еще до 1144 года Филипп вступил в брак с женщи¬ ной по имени Изабелла. У супругов родилось трое де¬ тей: Ранье, Хелена и Стефания1. Ранье, единственный сын, не пережил отца; но в 1168 году он еще здравство¬ вал, поскольку поставил свидетельскую подпись на гра¬ моте в обители Святой Марии Иосафатской. В 1148 году Барисан д’Ибелин засвидетельствовал пожертвование монастырю Святого Лазаря, располо¬ женному у стен Иерусалима, которое сделал дед Филип¬ па по материнской линии Ранье Рамский. Самого Фи¬ липпа среди свидетелей не было. Однако подписание грамоты происходило в часовне тамплиеров, и несколь¬ ко братьев ордена принимали участие в церемонии. В 1150 году Филипп, все еще мирянин, засвидетельство¬ 1 Malcolm Barber, «The Career of Philip of Nablu in the Kingdom of Jerusalem», The Experience of Crusading, vol. 2, Defining the Crusader Kingdom (Cambridge University Press, 2003), p. 63. Судьба Стефании сло¬ жилась несчастливо. Она потеряла трех мужей, последний — Рейнальд де Шатильон — был обезглавлен самим Саладином. 130
Глава первая. Великие магистры (1136-1191) вал жалованную грамоту Мелисанды прокаженным, опекаемым Орденом Святого Лазаря. Самые ранние свидетельства его связи с храмовни¬ ками датируются только 1155 годом. Именно в этом году принц Альмарих подтвердил дар Филиппа, его братьев, супруги и детей, передаваемый все тому же Ордену Свято¬ го Лазаря. Церемония совершалась в Иерусалиме — по всей видимости, в той самой часовне тамплиеров, в кото¬ рой подписывалась жалованная грамота в 1148 году. Свои свидетельские подписи на грамоте поставили Великий магистр Андре де Монбар и еще несколько тамплиеров. Все это еще не указывало на то, что Филипп пред¬ полагал вступить в орден, — резиденция тамплиеров в Иерусалиме часто служила местом для самых разных деловых акций. Но можно с уверенностью сказать, что Филипп и тамплиеры поддерживали знакомство. В 1161 году умерла Мелисанда, и примерно в это же время Балдвин III договорился с Филиппом о включении Наблуса в Иерусалимское королевство. В обмен Филипп становился правителем Трансиордании. Трудно сказать, было это для него повышением или, напротив, понижени¬ ем статуса. Трансиорданией называется территория к вос¬ току и югу от Мертвого моря. Значительная ее часть вхо¬ дит в современную Иорданию. Владения Филиппа могли включать местность, где сейчас находится город Амман, и простирались до Красного моря. Эта территория была больше Наблуса, и по ней проходил караванный путь меж¬ ду Александрией и Багдадом. Но король Балдвин решил, что сборы с караванов и бедуинов за безопасное пересече¬ ние этих владений будут слишком жирным кушем для Фи¬ липпа, и оставил их себе. Филипп, впрочем, получил все остальное, включая и ответственность за оборону населе¬ ния этой территории от возможных нападений. Таким образом, Филипп Наблусский превратился в Филиппа Трансиорданского — по крайней мере на ка¬ кое-то время. 131
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров Через два года Балдвин III умер. Поскольку детей у короля не было, на трон взошел его брат Альмарих. В борьбе Мелисанды за престол он принял сторону ма¬ тери и был весьма дружески расположен к человеку, ко¬ торый не оставил ее в трудное время. Такое отношение, по всей видимости, распространялось на всю семью Филиппа, поскольку его брат Ги занял пост сенешаля королевства. Спешу ответить на возможный вопрос: что стало с Генрихом Буйволом, мне неведомо. В Орден тамплиеров Филипп вступил 17 января 1166 года, «возможно, после смерти жены»1. Сразу же по¬ сле этого он передал ордену северную часть Трансиорда¬ нии, включая Амман и прилегающую к нему террито¬ рию. Филиппу, должно быть, пришлось нелегко, когда магистр тамплиеров Бертран де Бланфор отказался уча¬ ствовать в походе Альмариха на Египет в 1168 году, — ведь земли Филиппа граничили с областью, которую Альмарих замыслил завоевать. Филипп все-таки принял участие в египетской кампании и участвовал в сражени¬ ях против курда Ширкуха и его племянника Саладина. Примерно в это время умерла Хелена, дочь Фи¬ липпа. И, продолжая служить королю, он своими мо¬ литвами, своей жертвенной жизнью словно помогал ду¬ шам жены и дочери. Скрупулезное исполнение обязан¬ ностей члена ордена было очень важно для человека, потерявшего так много близких ему людей. Когда Бертран де Бланфор умер, Филипп был из¬ бран Великим магистром тамплиеров — по-видимому, не без влияния Альмариха. С другой стороны, братья ордена и сами могли прийти к мысли избрать своим предводителем человека, который хорошо ладит с ко¬ ролем. Нам неизвестно, как в действительности обстоя¬ ло дело. 1 Malcolm Barber, The New Knighthood (Cambridge University Press, 1994), p. 106. 132
Глава первая. Великие магистры (1136-1191) Впрочем, Филипп недолго пробыл Великим маги¬ стром. Его верность королю оказалась сильнее предан¬ ности ордену. В 1171 году он отказался от своего поста и вернулся на королевскую службу в качестве посла в Константинополе. В апреле того же года Филипп умер. Семья Филиппа продолжала помогать Ордену Свя¬ того Лазаря. В 1183 году Онфруа Торонский, внук Фи¬ липпа, решил выплачивать прокаженным по двадцать византинов1 ежегодно в память о деде и во благо его ду¬ ши. Среди тех, кто заверил свидетельской подписью этот дар, не было тамплиеров, но в церемонии прини¬ мал участие госпитальер брат Гвидо. Карьера Филиппа не так уж уникальна для Велико¬ го магистра, хотя, кроме него, орден покинул только Эверар де Барр. Зато он оказался далеко не единствен¬ ным, кто был избран на этот пост благодаря добрым от¬ ношениям со светскими правителями. Одо де Сент-Аман 1171-1179 Одо (Эд) де Сент-Аман начал свою карьеру при дворе короля Балдвина III. В июне 1157 года при осаде Баниа- са он (тогда королевский маршал) оказался в числе дру¬ гих приближенных короля и рыцарей Храма, которые попали в плен к Нур ад-Дину. 25 апреля 1164 года, когда Одо де Сент-Аман вмес¬ те с Филиппом Наблусским и другими свидетелями по¬ ставил свою подпись на одной из грамот короля Альма- 1 Византины — первоначальное название византийских золотых солидов. Впоследствии византинами, или безантами, назывались рас¬ пространенные в Западной Европе в IX—XIV вв. все восточные золо¬ тые монеты. — Прим, перев. 133
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров риха, он еще не был членом ордена. Вскоре после этого он в качестве королевского представителя высокого ранга — Одо занимал должность главного придворного виночерпия — отправился в Константинополь, чтобы сопровождать на пути в Иерусалим невесту Альмариха принцессу Марию, внучатую племянницу императора. К 1165 году Одо, без сомнения, стал одним из доверен¬ ных лиц короля. У нас нет точных сведений о том, когда же Одо вступил в Орден рыцарей Храма. По всей видимости, это произошло после женитьбы Альмариха. Я не исклю¬ чаю, что король прочил его в Великие магистры еще до того, как Одо стал тамплиером. Если мое предположе¬ ние справедливо, то последствия этого решения были печальны, как и в случае с назначением Генрихом II на пост архиепископа Кентерберийского Томаса Бекета, которое состоялось приблизительно в то же время. Так или иначе, после добровольной отставки Фи¬ липпа Наблусского Великим магистром становится Одо де Сент-Аман. Первым вызов новому магистру бросил «тамплиер-изменник» Малик, брат царя Киликийской Армении1. Переменив веру (Малик перешел из восточно¬ го христианства в западное), он вступил в Орден рыца¬ рей Храма. Я не знаю другого примера, когда местный христианин стал храмовником. Впрочем, в ордене Малик не задержался. Когда его брат умер, Малик захотел сесть на киликийский трон и обратился к Нур ад-Дину за помо¬ щью. Получив таковую, он отбил престол у своего пле¬ мянника и изгнал из Киликийского царства тамплиеров. Не очень хорошее начало для новоиспеченного Великого магистра. Но дальше дела пошли еще хуже. 1 Киликийская Армения, или Киликийское царство — армянское феодальное княжество, а затем царство, существовавшее в Киликии (южная часть нынешней Центральной Турции) с 1080 до 1378 г. — Прим, перев. 134
Глава первая. Великие магистры (1136-1191) Вскоре в Иерусалим прибыл посол секты ассаси- нов. Он сообщил королю Альмариху, что ассасинам на¬ доело платить дань тамплиерам и госпитальерам. Вме¬ сто этого они хотели бы стать христианами. Вильгельм Тирский писал: «Король принял посланцев с откры¬ тым сердцем и удовлетворил их просьбу, поступив весь¬ ма мудро»1. Не берусь комментировать сказанное, но, согласно тому же Вильгельму Тирскому, на обратном пути на посла напали тамплиеры и убили его. Получив известие, что тамплиеры нарушили дого¬ вор, король Альмарих пришел в ярость. Он отправился к своему старому другу Одо де Сент-Аману и потребо¬ вал, чтобы виновных привели на королевский суд. Одо, однако, отказался, заметив, что члены орде¬ на подсудны только магистру и папе. Он сообщил Аль¬ мариху, что наложил епитимью на Вальтера де Месни- ля, предводителя отряда, напавшего на ассасина, и тот будет отправлен к папе для решения его судьбы. Альма- риха это не удовлетворило, и король силой взял коман- дорство тамплиеров в Сидоне, где содержался Вальтер. Тамплиера заковали в цепи и отвезли в Тир. Там он, оче¬ видно, и умер. Этот эпизод положил конец дружбе между Одо и королем Альмарихом. Эта история представляется мне довольно стран¬ ной. Некоторые авторы полагают, что она хотя бы час¬ тично соответствует действительности, поскольку при¬ мерно в то же время в Англии ее описал Уолтер Man. Однако в 1179 году, всего лишь через два или три года после якобы происшедшего убийства посла ассасинов, в Риме состоялся церковный собор, среди участников которого были Вильгельм Тирский и Уолтер Man. И хо¬ тя Уолтер никогда не говорил, что услышал эту исто¬ 1 William of Tyre, Chmnique, ed. R.B.C. Huygens (Turnholt, 1986), CCCM LXIIIA Book 20, 30, p. 954. 135
Шарап Ньюман. Подлинная история тамплиеров рию от Вильгельма, когда они беседовали за кружкой пива, я вполне допускаю, что Вильгельм мог излить свою неприязнь к Одо де Сент-Аману такому благодар¬ ному слушателю, как Уолтер Man. После ссоры с королем у Одо могли возникнуть весьма серьезные неприятности, но Альмарих вскоре умер, оставив решать эту проблему своему сыну Балдви- ну IV, болезненному подростку тринадцати лет. Поскольку Вильгельм, архиепископ Тирский, был автором чуть ли не единственной летописи того време¬ ни, нам приходится часто сталкиваться с его предубежде¬ ниями. Вильгельм решительно не принадлежал к числу почитателей Одо. Он считал магистра тамплиеров чело¬ веком заносчивым и высокомерным и даже не пытался взглянуть на него объективно. Впрочем, я не думаю, что он сочинил все, что известно об Одо. Мне просто трудно определить, какие истории правдивы, а какие нет. В 1179 году в битве с Саладином «Одо и ведомые им рыцари во время атаки действовали таким образом, что ряды христиан оказались рассеченными, что привело к их поражению»1. Вильгельм пишет: «Среди наших вои¬ нов, захваченных в плен, был Одо де Сент-Аман, Великий магистр рыцарей Храма. Был он человек скверный, высо¬ комерный, заносчивый, и ярость клубилась в ноздрях его. Он не боялся гнева Божьего и не радел о людях»2. Не без удовольствия Вильгельм добавляет, что годом поз¬ же в Египте Одо умер, так и не выйдя на свободу. Да уж, с летописцами лучше сохранять добрые от¬ ношения. 1 John L. La Monte, Feudal Monarchy in the Latin Kingdom of Jerusalem (Cambridge, MA: Medieval Academy of America, 1932), p. 219, William of Tyre XXI, xxix. 2 William of Tyre, Chronique, ed. R.B.C. Huygens (Turnholt, 1986), CCCM LXIIIA Book 21, 28, p. 1002. Я не представляю, что означает клу¬ бящаяся в ноздрях ярость. Уж не страдал ли Одо от аллергии? 136
Глава первая. Великие магистры (1136-1191) Арно де Ла Тур Ру ж 1181-1184 Опытный храмовник, «магистр Прованса и отдельных частей Испании» с 1167 года1, Арно был родом из Ката¬ лонии, где, скорее всего, и вступил в орден, но все сведе¬ ния о нем начинаются с периода, когда он оказался в Провансе. Еще до вступления в орден Арно передал в дар тамплиерам виноградники и иные земли из своих фа¬ мильных владений близ Лериды. Его брат Раймунд так¬ же покровительствовал ордену, хотя и не стал его чле¬ ном. В 117В году Арно принимал от имени тамплиеров дар Понса де Молье, состоявший из двух сервов, лес¬ ных угодий и доли в доходе от поместья. В грамоте имя Арно стоит первым, но он все еще назван просто «ры¬ царем Храма», без указания на какую-либо должность в ордене. В 1179 году в булле папы Александра III, кото¬ рая подтверждала права тамплиеров на собственность в Провансе и Испании, он именуется магистром ордена на этих территориях. Булла датирована мартом 1179 года, что наводит меня на мысль, не был ли Арно представителем тампли¬ еров на Третьем Латеранском соборе, который прохо¬ дил как раз в это время. Одо де Сент-Аман в это время был занят войной с Саладином. Не исключено, что и другие предводители тамплиеров не могли приехать со Святой земли. На соборе присутствовали Вильгельм Тирский и епископы Вифлеема и Кесарии. Одно из ре¬ шений собора касалось жалоб этих епископов на тамп¬ лиеров, госпитальеров и другие ордена, не подчиняв¬ 1 Dominic Sellwood, Knights of the Cloister: Templars and Hospitallers in Central-Southern Occitania c. 1100-1300 (Woodbridge: Boydell, 1999), p. 155. 137
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров шиеся местному духовенству; им вменялось в вину зло- употребление привилегиями, дарованными папским престолом. Не исключено, что в поисках Великого магистра, не связанного с королевским двором Иерусалима, ор¬ ден мог остановиться на кандидатуре Арно. Он хорошо проявил себя на другой территории, где тоже шла вой¬ на, и к тому же умел ладить с властями. Так или иначе, Арно был избран Великим магис¬ тром. Одной из его первых — и весьма неприятных — обязанностей стало участие в депутации, отправившей¬ ся в Антиохию предположительно в 1181 году, чтобы убедить правителя города Боэмунда оставить свою лю¬ бовницу и вернуться к законной супруге. В группу уве¬ щевателей входили также магистр госпитальеров, иеру¬ салимский патриарх и несколько представителей знат¬ ных родов. Боэмунд пообещал выполнить все, о чем его просили, но как только посольство покинуло Анти¬ охию, вернулся к своей возлюбленной, а промедлив¬ ших с уходом представителей знати вышвырнул из го¬ рода. В ответ он был отлучен от церкви, а Антиохия объявлена территорией под интердиктом. Но и страх перед муками ада не укротил Боэмунда. Какие бы надежды ни возлагали на Арно тампли¬ еры, сведений о его деяниях как Великого магистра очень мало. В те три года, которые он находился на этом посту, Саладин продолжал набеги на латинские королевства, а несчастный Балдвин IV становился все менее дееспособным из-за поразившей его проказы. Положение становилось угрожающим, и Арно вместе с иерусалимским патриархом Ираклием и магистром госпитальеров Рожером де Муленом отправился в по¬ ездку по Италии, Франции и Англии, дабы найти там поддержку. В Иерусалим Арно не вернулся. Он умер в Вероне в 1184 году. 138
Глава первая. Великие магистры (1136-1191) После Арно, который, судя по всему, был человеком све¬ дущим, храмовники в поисках нового магистра обрати¬ лись к личности яркой, но не отличавшейся рассуди¬ тельностью — таково, во всяком случае, мое мнение. Жерар де Ридефор был либо фламандцем, либо англо- норманном. В поисках удачи он приехал в Иерусалим и к 1179 году стал маршалом королевства. По одной из версий, Жерар поначалу служил Рай- мунду, графу Триполийскому. В награду за службу он хо¬ тел получить в жены некую богатую наследницу. Одна¬ ко Раймунд решил выдать эту девицу за купца из Пизы, который, по всей видимости, был кредитором графа1. Жерар почувствовал себя уязвленным, к тому же пизан¬ ский купец не имел общественного статуса безземель¬ ного рыцаря, что делало оскорбление еще более тяж¬ ким. По прошествии времени Жерар, отказавшись от мысли о женитьбе, вступил в Орден тамплиеров. Воз¬ можно, эта история и не соответствует действительно¬ сти, но к Раймунду Триполийскому Жерар относился с явной антипатией. Новообращенный тамплиер незамедлительно оку¬ нулся в местные политические интриги. В это время Рай¬ мунд Триполийский был объявлен опекуном малолетне¬ го короля Балдвина V, преемника пораженного проказой Балдвина IV. Но ребенок умер, не дожив до семи лет. На¬ следницей трона многие признавали его мать Сибиллу, дочь короля Альмариха. Другие полагали более подходя¬ щей для престола кандидатуру Раймунда Триполийского, да и сам он придерживался того же мнения. А теперь до¬ гадайтесь, на чью сторону встал Жерар? Тщанием Жера¬ 1 По одной из версий, купец предложил Раймунду за невесту столько золота, сколько весила девушка. — Прим, перев. 139
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров ра и патриарха Иерусалимского Сибилла и ее муж Ги де Лузиньян были коронованы. Латинские королевства оказались разобщены. Же¬ рар стал убеждать короля Ги послать войска в Триполи и заставить Раймунда покориться иерусалимской короне. Возобладала более разумная точка зрения, но в опасении возможного нападения Раймунд успел заключить договор с Саладином, сила которого с каждым днем возрастала1. Весной 1186 года Ги и Сибилла пожелали примирить¬ ся с Раймундом. Для переговоров были посланы Жерар, магистр госпитальеров Рожер и еще несколько человек. В это же время, воспользовавшись договором о перемирии с Раймундом, в Триполи со своими людьми прибыл стар¬ ший сын Саладина Аль-Афдаль. Существует несколько вер¬ сий происшедшего, в зависимости от того, кому эти версии принадлежат. Узнав о появлении мусульман, Жерар отпра¬ вился в ближайшее командорство тамплиеров и собрал около восьмидесяти рыцарей, к которым присоединились десять госпитальеров и сорок воинов королевского гарни¬ зона. Как утверждают летописи, магистр госпитальеров и маршал тамплиеров пытались отговорить Жерара от на¬ падения на мусульман, но тот был непреклонен. Это столкновение с мусульманами известно как битва при Крессонском источнике. В ней был убит ма¬ гистр госпитальеров Рожер де Мулен, погибли все вои¬ ны короля и большинство тамплиеров. Но Жерар де Ри- дефор уцелел. На следующий день несколько человек, включая Жерара и архиепископа Тирского, отправились на мес¬ то сражения, чтобы позаботиться о погребении пав¬ ших воинов. Но на полпути Жерар повернул своего ко¬ ня обратно — «так тяжелы были полученные им раны»2. 1 См. главы «Саладин» и «Между Вторым и Третьим крестовыми походами (1150—1191)». 2 Peter W. Edbury, The Conquest of Jerusalem and the Third Crusade: Sources in Translation (Ashgate, Aldershot, 1998), p. 34. 140
Глава первая. Великие магистры (1136-1191) Графу Раймонду пришлось самому участвовать в погре¬ бении, и был он «весьма опечален и раздосадован по причине несчастья, свершившегося накануне из-за гор¬ дыни магистра тамплиеров»1. Единственным положительным следствием этого эпизода стало примирение короля Ги и графа Раймунда. Ни один из них не выказал порицания Жерару. Когда Саладин прознал, что граф Раймунд помирил¬ ся с иерусалимским королем, он напал на его главный го¬ род — Тиверию. Жена Раймунда Эшива сообщила мужу о том, что из последних сил удерживает цитадель города. Читая мусульманские и христианские источники, в которых говорится об этих событиях, я была пораже¬ на тем, что все они (по крайней мере, все авторы того времени) приводят одни и те же причины начала воен¬ ных действий короля Ги и Саладина. Королю советова¬ ли «изгнать Саладина из королевства при первой же возможности, (поскольку) он только начинает свое правление, а если сарацины примут его за нерешитель¬ ного глупца, Саладин этим непременно воспользуется к своему благу»2. Советники Саладина, в свою очередь, убеждали его «грабить земли крестоносцев и вступать в сражение с любой армией христиан, которая вздумает ему помешать... Жители Востока проклинают нас, — продолжали советники. — Они говорят, что мы теперь не бьемся с неверными, а вместо этого стали сражаться с мусульманами. Нам следует сделать что-то, дабы оп¬ равдаться перед ними и заглушить голоса хулителей»3. В общем, как истинные мужчины, они вывели на бой армии, чтобы не потерять лица. Сражение, известное как битва при Хаттине, раз¬ вернулось 4 июля 1187 года. Крестоносцы были разбиты 1 Edbury, р. 34. 2 Там же, р. 37. ' Цит. по: Arab Historians of the Crusades, tr. Francesco Gabrieli (Dorset, 1969), p. 119. 141
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров за шесть часов. Король Ги, Жерар де Ридефор и множе¬ ство других рыцарей были захвачены в плен. Животво¬ рящий Крест, который всегда брали с собой в сражение, оказался то ли потерян, то ли также захвачен Салади¬ ном. Саладин велел отрубить головы всем плененным в этой битве тамплиерам, за исключением Жерара де Ри- дефора. Великий магистр оставался в неволе около года. За это время армии Саладина прокатились по всей Свя¬ той земле, захватили Иерусалим и многие прибрежные города. Говорили, что Жерар заплатил за свою свободу крепостью храмовников в Газе, которую ее защитники сдали по его приказу. Освободившись из плена, Жерар присоединился к королю Ги в попытке отбить у мусульман Акру, и на этот раз он не уцелел. В октябре 1191 года Жерар де Ри¬ дефор пал в битве1. Следует ли признать, что опрометчивые действия Великого магистра и его скверные советы королю ста¬ ли причиной неразумных решений, которые привели к падению Иерусалима? Трудно сказать. Упомянутый на¬ ми анонимный летописец считает Жерара де Ридефора виновным. Но в этом случае возникает вопрос: почему король продолжал доверять ему? И почему тамплиеры продолжали ему повиноваться? Может быть, магистра оклеветали? Или он обладал таким влиянием на людей, так завораживал их, что все сходило ему с рук? Однако настало время переключить наше внимание с Великих магистров на двух других персонажей, кото¬ рые по сей день неизменно ассоциируются в умах боль¬ шинства людей с историей крестовых походов. Но снача¬ ла опишем сцену, на которой происходило действие. 1 Согласно некоторым источникам, эта битва произошла в октя¬ бре 1189 года. Кроме того, существует версия, что Жерар не пал на ио¬ ле боя, а снова попал в руки мусульман и был казнен по приказу Салади¬ на. — Прим, перев.
Глава вторая Между Вторым Третьим крестовыми походами (1150-1191) В 1149 году Людовик VII и его армия вернулись во Фран¬ цию. Они не добились ровным счетом ничего — только разрушили перемирие между Иерусалимом и Дамаском да придали храбрости мусульманам, которым стало яс¬ но, что европейские воины не так уж и страшны. Положение крестоносцев ухудшилось. 29 июля 1149 года лихой Раймунд Антиохийский, очаровавший свою племянницу Алиенору Аквитанскую, пал в сраже¬ нии. Нур ад-Дин отправил его голову и правую руку в Багдад, а тело отвезли в Антиохию для погребения. После смерти Раймунда остались его жена Констанция и четверо малолетних детей. Подобно Мелисанде, Кон¬ станция была наследницей антиохийского престола и по праву могла править Антиохией. Ее кузен Балдвин III должен был приехать и помочь Констанции занять по¬ ложенное ей место. В мае 1150 года Нур ад-Дин захватил в плен жившего в изгнании графа Эдессы Жослена. Че¬ рез девять лет граф умер в неволе. Его жена Беатриса провела некоторое время в заточении в крепости Тель- Башир. В конце концов ее убедили отдать свои земли грекам, но и те не смогли их удержать. Вильям Тирский писал по этому поводу: «Итак, за грехи наши графства 143
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров оказались обреченными — ими управляли женщины, ли¬ шенные источников добрых и мудрых советов»1. В результате Второго крестового похода победа до¬ сталась атабеку Нур ад-Дину. Возмущенные нападением на город крестоносцев, жители Дамаска в 1154 году доб¬ ровольно согласились, чтобы ими управлял Нур ад-Дин. Теперь он был достаточно силен, чтобы подчинить себе всю мусульманскую Сирию. Поскольку север Святой земли находился под жест¬ ким контролем Нур ад-Дина, король Балдвин обратил свой взор на юг. Поблизости от покинутой жителями Га¬ зы выросла крепость, запиравшая южный торговый путь к прибрежному Аскалону, который находился под управлением халифов из династии Фатимидов и имел большое значение для торговли между Египтом и Ближ¬ ним Востоком. Когда строительство крепости было за¬ вершено, ее передали тамплиерам. Вильгельм Тирский, далеко не всегда находивший добрые слова в адрес орде¬ на, тем не менее писал: «Эти сильные и бесстрашные во¬ ины до последнего дня честно и искусно исполняли по¬ рученное им дело»2. Поскольку занимавший в то время пост Великого магистра Эверар де Барр находился в Ев¬ ропе, трудно сказать, кто на самом деле руководил тамп¬ лиерами. Мы располагаем весьма скудными сведениями на этот счет. К 1153 году стало ясно, что Эверар не собирается возвращаться на Святую землю, и Великим магистром был избран Бернар де Тремле. О нем почти ничего не известно, а пребывание Бернара на посту Великого ма¬ гистра оказалось столь кратким, что у нас нет никаких свидетельств его административной деятельности. Впрочем, своей смертью этот человек явил нам пример 1 William of Tyre, Chronique, ed. R.B.C. Huygens (Turnholt, 1986), CCCM LXIIIA Book 17, 11, p. 775. 2 Там же, Book 17, 12, p. 776. 144
Глава вторая. Между Вторым и Третьим крестовыми походами (1150-1191) храмовника, в котором сочетаются положительные и отрицательные черты. Если верить Вильгельму Тирскому, король Балдвин не строил планов по захвату Аскалона. Город был велико¬ лепно укреплен, и Балдвин собирался лишь досадить его обитателям, опустошив окружавшие Аскалон сады1. Но де¬ ла складывались удачно, и он решил взять город в осаду. Поскольку планы короля изменились, он запросил подкрепления. Местные правители, а также патриарх Иерусалимский, епископы, архиепископы, тамплиеры и госпитальеры в едином порыве ответили на призыв Балдвина. С собой они несли Животворящий Крест, са¬ мую важную христианскую святыню, которая сопровож¬ дала крестоносцев при всех крупных столкновениях с неприятелем. Защита этой святыни обычно возлага¬ лась на тамплиеров. Осада длилась несколько месяцев. В какой-то мо¬ мент даже группу паломников из Европы силой обрати¬ ли в наемных воинов. В конце концов осаждавшим уда¬ лось проделать брешь в одной из стен города, и Бернар де Тремле с тамплиерами первыми ринулись в пролом. По причине, споры о которой не утихают до сих пор, другие воины не последовали за рыцарями Храма, и оказавшиеся в ловушке тамплиеры погибли2. Несмот¬ ря на эту неудачу, осада продолжалась, и в июне 1153 го¬ да Аскалон пал. Жителям позволили покинуть город3. 1 Ну разве не любопытен тот факт, что желание полакомиться фруктами не в первый раз становится важной темой в описании этих военных действий? 2 См. главу «Великие магистры (1136—1191)». 4 William of Tyre, Chronique, ed. R.B.C. Huygens (Turnholt, 1986), CCCM LXIIIA Book 17, 30, p. 803. Об этом же говорит арабский историк Ибн аль-Каланиси в Ibn al-Qalanisi, The Damascus Chronicles of the Crusades, ed. and tr. H. A. R. Gibb (London: Dover, 2002; reprint of 1932 ed.), p. 316: «...и все, кто мог уйти, покинули город и отправились морем или сушей в Египет и другие места». 145
Шарап Ньюман. Подлинная история тамплиеров Взятие Аскалона ознаменовало достижение цели, к ко¬ торой тщетно стремились крестоносцы Франции и Гер¬ мании. Латинские королевства обрели контроль над всем Средиземноморским побережьем от Египта до территории, ныне принадлежащей Турции. Казалось, все идет хорошо. Однако удача сопутствовала христианам недолго. В начале 1157 года их отряд столкнулся с группой турк¬ мен близ города Баниас и, несмотря на действующий договор о перемирии, напал на них. В ответ Нур ад-Дин немедленно осадил город. Разгорелась битва, в которой мусульмане одержали победу. Несколько предводите¬ лей христианской армии были взяты в заложники, в том числе королевский маршал и будущий тамплиер Одо де Сент-Аман и Великий магистр ордена Бертран де Бланфор. Король Балдвин едва избежал плена. Несколько последующих лет Балдвин III укреплял границы своих владений и заключал союзы, которые по¬ могли бы ему защитить Иерусалим от Нур ад-Дина. Труд этот, однако, был прерван внезапной смертью короля в 1163 году. Вильгельм Тирский убежден, что Балдвина отравил придворный врач, который дал ему укрепляю¬ щее средство, якобы полезное при наступающей зиме. Летописец осуждает бытующую на Востоке традицию до¬ верять «евреям, самаритянам, сирийцам и сарацинам», которые, по его мнению, «отличаются крайним невеже¬ ством в медицине»1. Поскольку у Балдвина не было детей, трон пере¬ шел к его брату Альмариху (Амори). Правда, возникло небольшое затруднение: оказалось, что Альмарих же¬ нат на своей четвероюродной сестре Агнес, а это счита¬ лось инцестом. (Приходись Агнес ему пятиюродной се¬ строй, проблем бы не возникло.) Но Альмарих согла¬ 1 William of Tyre, Chmnique, ed. R.B.C. Huygens (Turnholt, 1986), CCCM LXIIIA Book 18, 34, p. 859. 146
Глава вторая. Между Вторым и Третьим крестовыми походами (1150-1191) сился расторгнуть свой брак, поставив условие, что его дети, Сибилла и Балдвин, будут признаны законными. Кстати, и Агнес не нуждается в нашем сочувствии — она незамедлительно вышла замуж за Гуго д’Ибелина, кото¬ рого любила с детства. Вильгельм Тирский хорошо знал Альмариха и ос¬ тавил нам весьма интересный портрет этого короля. Как и большинство монархов Святой земли европейско¬ го происхождения, он был блондином. Рост имел чуть выше среднего, скажем, от пяти футов шести дюймов до пяти футов восьми дюймов. Альмарих слегка заикался, а потому не любил произносить речи. Сдержанный в пи¬ тье и еде, он тем не менее отличался тучностью, да та¬ кой, что «груди его походили на женские и свисали чуть ли не до пояса»1. А ведь Альмариху тогда не было и трид¬ цати! Вильгельм также замечает, что король был скуп, неприятен в общении и склонен совращать замужних дам. Вот такому человеку Вильгельм служил, и такой че¬ ловек ему — как можно предположить — нравился. Как бы то ни было, Альмарих был сильным власти¬ телем, который стремился к справедливому правлению своим королевством. Наиболее важным его достижени¬ ем стало правило «опоры на вассала» (assise sur liège), согласно которому все мелкие землевладельцы и пред¬ ставители знати не самого высокого ранга должны бы¬ ли подчиняться непосредственно королю. При кон¬ фликте интересов нужды короля перевешивали нужды его вассалов. Вполне возможно, что мнение храмовников об Альмарихе не было столь высоким, как мнение Виль¬ гельма Тирского, хотя их точка зрения и не нашла доку¬ ментального подтверждения. Большая часть периода правления Альмариха прошла в попытках завоевать Египет и не впустить Ширкуха, эмира Нур ад-Дина, 1 William of Tyre, Book 19, 3, p. 868. 147
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров в пределы своего королевства. В 1165 году Ширкух ов¬ ладел замком, который находился под охраной тампли¬ еров. Альмарих решил, что защитники замка вступили в сговор с сарацинами, и повелел повесить двенадцать чле¬ нов ордена. Поскольку наказание тамплиеров было преро¬ гативой Великого магистра и папы, Бертран де Бланфор возмутился. В это время с суннитом Ширкухом повздорил пра¬ витель Египта шиит Шавар1, и Альмарих направил в Ка¬ ир посольство с предложением заключить договор про¬ тив общего врага. Во главе делегации был Гуго Кесарий¬ ский, владевший арабским языком, и тамплиер Жоффруа Фуше, бывший прокуратором ордена (нечто вроде юри¬ дического советника Великого магистра). Кроме того, он имел дипломатический опыт, поскольку поддерживал по¬ стоянные контакты с правителями Европы. Договор был подписан, и Шавар с Альмарихом объ¬ единили свои силы. Однако в 1168 году Альмарих снова решил вторгнуться в Египет. Предлогом для такого шага послужило то ли соглашение Шавара с Нур ад-Дином, то ли слухи о таком соглашении. Предводитель тампли¬ еров Бертран де Бланфор отказался присоединиться к походу на Египет и послать туда своих рыцарей, ибо счел невозможным нарушить договор, заключенный при содействии члена ордена. По мнению Великого ма¬ гистра, тамплиерам негоже было нападать на дружест¬ венное государство, которое им доверяет. Это, считал Бертран, противоречит не только пунктам договора, но и религиозным законам. Вильгельм Тирский полага¬ ет, впрочем, что истинная причина, по которой Берт¬ ран отказался идти на Египет, заключалась в том, что инициатором похода был командор госпитальеров Жильбер д’Ассайи. Как бы то ни было, отношения меж¬ ду тамплиерами и королем испортились. 1 См. главу «Саладин». 148
Глава вторая. Между Вторым и Третьим крестовыми походами (1150-1191) Поход Альмариха закончился неудачей, а вскоре Дамаск и Египет объединились под властью одного пра¬ вителя, имя которому Салах ад-Дин Юсуф ибн Айюб, или Саладин. Крестоносцам стало не до Египта — их ко¬ ролевства начали междоусобные войны, а на престоле Иерусалима оказался Балдвин IV, совсем юный и к тому же пораженный проказой. Судьба Балдвина IV, единственного сына Альмари¬ ха, сына Мелисанды, принадлежит, пожалуй, к самым пе¬ чальным страницам истории Иерусалимского королев¬ ства. Первые признаки проказы у ребенка заметил его учитель Вильгельм Тирский, когда мальчику было девять лет. Вильгельм увидел, что во время игр с другими деть¬ ми, когда мальчишки пинали и щипали друг друга, Балд¬ вин ведет себе необычайно смело. И тогда учитель по¬ нял, что ребенок просто-напросто не ощущает боли. Балдвин IV правил королевством и возглавлял во¬ енные походы, пока болезнь не довела его до полной беспомощности. В 1185 году «прокаженный король» умер и на престол вступил сын его сестры Сибиллы Балдвин V. Новому королю было около шести лет; по¬ сле смерти дяди ему довелось «править» лишь несколь¬ ко месяцев. В 1186 году он скончался. После смерти Балдвина V его мать Сибилла стала законной наследницей иерусалимского трона. Однако определенная часть знати предпочитала видеть своим королем Раймунда Триполийского. Сибиллу поддержал Жерар де Ридефор, бывший в то время Великим магис¬ тром тамплиеров. У тамплиеров и госпитальеров, а так¬ же у иерусалимского патриарха были ключи от ларя, в котором хранились королевские короны. Жерар убе¬ дил магистра госпитальеров помочь ему открыть ларь, чтобы официально короновать Сибиллу. Восхождению Сибиллы на престол препятствова¬ ли враги ее мужа Ги де Лузиньяна. И тогда в обмен на поддержку Раймунда Сибилла пообещала развестись 149
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров с Ги, если ей позволят самой выбрать другого супруга. Раймунд и его сторонники согласились на эти условия. Сибилла развелась с Ги де Лузиньяном и после корона¬ ции вышла замуж за него же. Так Ги стал королем Иерусалима. При его царство¬ вании королевство распалось на части, а Иерусалим пал. Существует множество летописных сведений о Третьем крестовом походе, причем большая часть за¬ писей сделана в течение пятидесяти лет после этих со¬ бытий. В результате до нас дошли разные точки зрения на происшедшее как христианских, так и мусульман¬ ских хронистов. Естественно, роль храмовников в этих событиях также представлена с различных позиций. Весь фокус в том, чтобы решить, какая из этих точек зрения достаточно близка к истине — если такая вооб¬ ще существует. Один из авторов весьма впечатлен отвагой тамп¬ лиеров в период, предшествовавший походу. Он пишет, что в битве при Крессонском источнике, которая про¬ изошла за два месяца до падения Иерусалима, «некий тамплиер... по имени Жакелен де Мейи принял на себя удары всех вражеских воинов, проявив невиданное му¬ жество. Остальные рыцари, его братья по оружию, бы¬ ли пленены или пали в бою, и сей воитель за дело Госпо¬ да нашего бился один, покрыв себя неувядаемой сла¬ вой»1. Безымянный летописец представляет дело так, будто в этой битве магистры тамплиеров и госпиталье¬ ров с горсткой своих рыцарей противостояли тысячам вражеских воинов, которые пришли грабить и опусто¬ шать Святую землю. Однако другой хронист рисует нам иную картину этого сражения. По его словам, Саладин и Раймунд, 1 The Chronicle of the Third Crusade, ed. and tr. Helen J. Nicholson (Ashgate, Turnholt, 1997), p. 25. 150
Глава вторая. Между Вторым и Третьим крестовыми походами (1150-1191) граф Триполийский, были связаны мирным договором. Сарацины под командой сына Саладина пришли на зем¬ лю графа, где никому не причинили вреда; они уже по¬ кидали владения Раймунда, когда магистр Жерар де Ри- дефор приказал тамплиерам напасть на них. Что каса¬ ется графа, то он запретил нарушать перемирие. «Ма¬ гистр тамплиеров был славным рыцарем и сильным во¬ ином, но он не считался с другими, и дерзость его не знала границ»1. Согласно летописцу, Жерар побудил ос¬ тальных рыцарей атаковать мусульман, и последствия этого были катастрофическими. Захваченным в плен магистру госпитальеров Рожеру де Мулену и всем тамп¬ лиерам отрубили головы. В живых остался только ма¬ гистр Жерар де Ридефор. Как это ни странно, Жерар и в дальнейшем высту¬ пал советником короля Ги де Лузиньяна. Его следующая рекомендация привела к очередному бедствию — битве у Хаттина, или Рогов Хаттина (так называлась мест¬ ность с двумя остроконечными скалами на берегу Тиве¬ риадского озера) и захвату Иерусалима Саладином. 1 Peter W. Edbury, The Conquest of Jerusalem and the Third Crusade: Sources in Translation (Ashgate, Aldershot, 1998), pp. 154—155.
Глава третья Кто же такие эти сарацины ? В первом пункте латинского устава тамплиеров цель ор¬ дена определялась как «защита бедных и церквей» Свя¬ той земли. И хотя устав не указывал, от кого же следует все это защищать, все понимали, что наибольшая опас¬ ность для «бедных и церквей» исходила от сарацин. Но кем же были эти сарацины? Происхождение слова остается неясным, но еще римляне называли так жителей Аравийского полуострова, а затем оно стало означать всех мусульман. Крестоносцам было удобно употреблять общее название, поскольку они имели смутное представление о различиях в верова¬ ниях и происхождении различных народов Ближнего Востока. Население этой территории было (и остается) очень пестрым, ибо по ней проходили самые различ¬ ные народы. На Ближнем Востоке пересекаются пути, соединяющие Европу, Африку и Азию, — армии, идущие для завоевания совсем иных мест, не могли, двигаясь к желанной цели, миновать эту землю. Первые люди, решившиеся покинуть Африку, прошли, прежде чем расселились по всему миру, именно здесь. Этой терри¬ торией правили хетты, финикийцы, греки, персы, ев¬ 152
Глава третья. Кто же такие эти сарацины ? реи, римляне, арабы. К концу одиннадцатого столетия на полоске земли от Суэца до Константинополя сосуще¬ ствовали армяне-христиане, якобиты1, православные греки, ортодоксальные иудеи, караимы, самаритяне, арабские мусульмане, персидские сунниты, друзы, еги¬ петские шииты, а также недавно пришедшие сюда тур¬ ки — ультраортодоксальные сунниты. И это только то, что касается религии. Появление здесь европейцев все¬ го лишь добавило новый ингредиент в богатейшую смесь. Западные пришельцы столкнулись с серьезной проблемой: они совершенно не разбирались во взаимо¬ отношениях многочисленных религиозных течений. Европейцы не понимали, что гонителями якобитов бы¬ ли не столько мусульмане, сколько византийцы; или что шиитский город Дамаск предпочитал иметь дело с хри¬ стианами, чтобы не оказаться во власти суннитских ха¬ лифов Багдада. В известном смысле храмовники скорее и лучше сориентировались в этих хитросплетениях, чем ново¬ явленные правители королевств и графств, основан¬ ных крестоносцами. Усама ибн Мункыз, эмир Шайзара, оставил запись о своих посещениях церкви, выстроен¬ ной рядом с Храмом Соломона в Иерусалиме, где на¬ ходилась резиденция тамплиеров, а до и после кресто¬ носцев — мечеть Аль-Акса. «Когда бы я ни приходил в мечеть, которая была в руках тамплиеров, моих дру¬ зей, они предоставляли в мое распоряжение неболь¬ шую молельню, чтобы я мог вознести там свои молит¬ вы»2. Усама не был в восторге от европейцев, но среди них, в том числе и среди тамплиеров, были его друзья. 1 Якобиты — одна из монофизитских сект, названная по имени ее основателя Якова Барадеуса. — Прим, перев. 2 Цит. по: Arab Historians of the Crusades, ed. and tr. Francesco Gabrielli (Dorset, 1969), p. 79. 153
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров Некоторые группы мусульман были данниками тамплиеров и госпитальеров. Например, ассасины еже¬ годно платили каждому из этих орденов по две тысячи византинов. В 1230 году эти ордена объединили свои усилия, чтобы взыскать долг с города Хамы, жители ко¬ торого уклонялись от платежа. Однако чаще всего тамплиеры и сарацины встре¬ чались на поле битвы. Среди главных противников хра¬ мовников были три мусульманских предводителя — Зен- ги, Нур ад-Дин и Саладин. Зенги (атабек Имад аль-Дин) Первым из мусульманских врагов крестоносцев был атабек из Мосула, известный им под именем Зенги (Зан- ги, Занки). На раннем этапе своей карьеры Зенги состо¬ ял на службе у суннитских халифов Багдада и воевал с шиитскими правителями Египта и Дамаска. Его пер¬ вая встреча с тамплиерами состоялась в 1137 году близ Монферрана в графстве Триполи. Перед этим у стен мусульманской крепости Хомс Зенги нанес поражение войску Понса Триполийского. После этого на север двинулась армия короля Фулка, в составе которой были и тамплиеры. Норманнский историк Ордерик Виталий так описывает дальнейшие события: «Многие тысячи язычников пали, но по воле Гос¬ пода, чья кара всегда справедлива и неотвратима, хри¬ стиане потерпели поражение, и почти все воины, за исключением тридцати рыцарей, были убиты. Лишь королю удалось бежать с десятью своими рыца¬ рями и еще восемнадцатью рыцарями Храма и достиг¬ нуть замка... Монферран, где они упорно оборонялись от осадившего замок неприятеля... Зенги же, хотя и потерял великое множество своих воинов, павших 154
Глава третья. Кто же такие эти сарацины ? под мечами христиан, ликовал, празднуя долгождан¬ ную победу»1. Вообще говоря, в это время Зенги был настроен скорее на захват шиитских городов, чем на схватку с христианами. Но, поскольку те оказались рядом, было бы глупо не воспользоваться удобным случаем. Победа над Фулком принесла Зенги особенное удовлетворение. Он осадил Монферран, где укрылись остатки армии христиан, и тем пришлось есть лошадей и собак, пока наконец осада не была снята. Арабский летописец полагает, что Зенги, хотя и снял осаду, все же остался победителем: «При сложив¬ шемся положении ему пришлось даровать осажденным свободу, и он заключил с ними соглашение, по которо¬ му они признали его власть как сюзерена и обязались выплатить пятьдесят тысяч динаров»2. Ордерик не упоминает ни об этой дани, ни о том, что король Фулк признал в Зенги своего сюзерена. По его версии, Фулк и Зенги договорились обменяться пленными, а Фулк, не зная, что помощь уже на подходе, сдал замок в обмен на свободу. Мне показалось интересным, что Зенги и Фулк воюют по одинаковым правилам: пеших воинов убива¬ ют, предводителей и знатных рыцарей берут в плен, чтобы получить выкуп. Как бы далеки ни казались ми¬ ры этих людей, культура ведения войны у них одна и та же. Все они — часть общей традиции, созданной римля¬ нами, греками и персами, которые вторгались на терри¬ тории друг друга на протяжении многих веков. И хотя Фулк был по крови германцем, а Зенги — тюрком, они 1 Orderic Vitalis, The Ecclesiastical History of Orderic Vitalis, ed. and tr. Marjorie Chibnall (Oxford University Press, 1978), vol. VI, book XIII, v. 94, pp. 496—497. 2 Ibn al-Qalanisi, The Damascus Chronicles of the Crusades, ed. and tr. H. A. R. Gibb (London: Dover, 2002; reprint of 1932 ed.), p. 243. 155
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров выросли в обществах, которые придерживались сход¬ ных законов ведения войны. После победы над Фулком Зенги вновь сосредото¬ чился на своей главной цели — покорении шиитских го¬ родов. В 1139 году он начал подготовку к осаде Дамаска. После нескольких кровопролитных сражений у стен го¬ рода правители Дамаска отправили гонцов к Фулку с просьбой о помощи. Фулк согласился и заключил дого¬ вор с Дамаском. Узнав об этом, Зенги отступил от горо¬ да и стал утешать себя нападениями на небольшие горо¬ да и селения, как мусульманские, так и христианские, грабя жителей и присваивая «лошадей без числа, овец, коз, коров и прочее добро»1. После расправы Зенги с шестью монахами, жившими в церкви на берегу Иор¬ дана, тамплиеры построили там замок. Зенги так и не удалось захватить Дамаск, а потому самой его крупной победой стало взятие Эдессы в канун Рождества 1144 года. Именно это событие привело к то¬ му, что состоялся Второй крестовый поход. Нур ад-Дин Сын Зенги — Нур ад-Дин (Нур аль-Дин, Нуретдин) стал достойным преемником отца. Так же, как и Зенги, он наводил страх на латинские королевства. «Высокий, смуглый, при бороде, но без усов, с приятными чертами лица и мягким взглядом красивых глаз» — так описыва¬ ет его внешность хронист2. В отличие от Зенги, который стремился к подчи¬ нению шиитов и христиан, Нур ад-Дин видел свое при¬ 1 Ibn al-Qalanisi, р. 262. 2 Цит. по: Arab Historians of the Crusades, ed. and tr. Francesco Gabrielli (Dorset, 1969), p. 68. Описание принадлежит арабскому истори¬ ку Ибн аль-Атхиру (1160—1233). Ему было 14 лет, когда Нур ад-Дин умер. 156
Глава третья. Кто же такие эти сарацины ? звание в том, чтобы вообще ликвидировать латинские королевства и вернуть Иерусалим под власть мусуль¬ ман. Эта мысль прослеживается в ряде надписей на об¬ щественных сооружениях, оставленных Нур ад-Дином. То, что эти надписи выполнены по-арабски, а не на пер¬ сидском или одном из тюркских языков, как то было при его отце, — один из признаков его решимости вер¬ нуться к чистой форме ислама. Нур ад-Дину приписыва¬ ют возвращение в исламский мир идеи джихада — рели¬ гиозной войны. Самым выдающимся достижением Нур ад-Дина считается овладение Дамаском в 1154 году посредством правильной пропаганды, а не с помощью силы. Прави¬ тели Дамаска заключили союз с европейцами, но их под¬ данные предпочли слушать рассказы об «истинном мод¬ жахеде» Нур ад-Дине, который единственный может обеспечить победу исламу. Они предпочли низложить своих предводителей и пригласить в город Нур ад-Дина. Умер Нур ад-Дин в Дамаске 15 мая 1174 года. Виль¬ гельм Тирский писал с уважением, что «это был чело¬ век знаменитый, справедливый государь, гонитель хри¬ стиан, коварный, осторожный и верующий сообразно традициям своего народа»1. Преемником Нур ад-Дина стал не его сын, а дру¬ гой правитель, сделавшийся для Запада символом сара¬ цин, — курд по имени Саладин. 1 William of Tyre, Chronique, ed. R.B.C. Huygens (Turnholt, 1986), CCCM LXIIIA Book 20, 31, p. 956.
Глава четвертая Саладин Согласно средневековой (да и современной) легенде, это был образцовый рыцарь эпохи крестовых походов. Силь¬ ный и милосердный, мудрый и отважный. Именно он уничтожил мечту о христианском Иерусалиме и положил начало постепенному исчезновению латинских коро¬ левств с исторической сцены. На Западе его называют Саладином. Салах ад-Дин Юсуф ибн Айюб родился в 1138 году в семье, происходившей из курдского племени равадия и состоявшей на службе у багдадских халифов. Все чле¬ ны семьи были ревностными суннитами, и Юсуф, то есть Саладин, тоже стал примером идеального воина для правоверного мусульманина. Отец Саладина — Айюб правил сирийским городом Баальбек. Сам Саладин родился в Тикрите, что севернее Багдада, а детские годы провел в Мосуле. В 1152 году че¬ тырнадцатилетним юношей он поступил на службу к сы¬ ну Зенги — Нур ад-Дину, взявшему, как уже упоминалось, Эдессу и тем самым приблизившему начало Второго крестового похода. Шиитский Дамаск нередко становился вынужден¬ ным союзником иерусалимских королей перед лицом 158
Глава четвертая. Саладин угрозы со стороны новообращенных суннитов. После того как в 1157 году Нур ад-Дин взял этот город, единст¬ венной шиитской твердыней остался Египет. Эта стра¬ на была в значительной мере ослаблена внутренними раздорами. Шиитская династия Фатимидов теряла власть. После дворцового переворота (ок. 1162 года) визирь Шавар лишился своего поста и бежал в Сирию, где убедил Нур ад-Дина помочь ему вернуть свой пост в Египте. Нур ад-Дин послал в Египет войско под нача¬ лом Асада аль-Дина Ширкуха, который взял в поход сво¬ его племянника Саладина. В 1164 году Шавар снова обрел власть над Егип¬ том, а Ширкух и Саладин вернулись в Сирию. Шавар, надо сказать, все время опасался вторжения бывших со¬ юзников. Не доверяя суннитам, он обратился к Альма- риху, королю Иерусалима, который в течение некото¬ рого времени уже вел переговоры с египтянами, и по¬ просил у него защиты от Ширкуха, если таковая пона¬ добится. Представителями короля на этих переговорах были Гуго Кесарийский и тамплиер Жоффруа Фуше. Альмарих согласился выступить единым фронтом с Шаваром. Их объединенная армия вполне могла вы¬ бить Ширкуха из Бальбиса — города, который тот успел захватить. Однако, пока Альмарих со своими воинами был в Египте, Нур ад-Дин воспользовался удобным мо¬ ментом, чтобы напасть на латинский город Баниас1. Та¬ кая ситуация складывалась довольно часто — латинским королевствам приходилось обороняться сразу на мно¬ гих фронтах. В 1167 году Альмарих и Шавар вновь сошлись в битве с Ширкухом. В этом сражении Саладин отли¬ чился, пленив королевского посланника Гуго Кесарий¬ 1 William of Туте, Chronique, Book 19, 5—11, рр. 872—879. Баниас был городом ассасинов, но те предпочли сдать его европейцам, чтобы не по¬ пасть под власть суннитов. 159
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров ского и многих других рыцарей. Он долго защищал осажденную Альмарихом Александрию, но все же был вынужден уйти из Египта вместе со своим дядей. Наконец, в 1168 году Альмарих получил сообще¬ ние, что Шавар шлет послания Нур ад-Дину с просьбой помочь удержать власть. У нас нет уверенности в том, что это сообщение соответствовало истине. Вильгельм Тирский писал, что храмовники отказались участво¬ вать в походе на Египет, поскольку не верили, будто Ша¬ вар нарушил договор с христианами. Впрочем, соглас¬ но ему же, тамплиеры отказались от похода из-за того, что его инициатором выступил магистр госпитальеров Жильбер д’Ассайи. Так или иначе, Шавар потерпел значительный урон от нападения христиан. Но после заключения оче¬ редного перемирия Альмарих вернулся в Иерусалим, открыв тем самым путь Ширкуху и Саладину. Шавар приветствовал их как спасителей, но Шир- кух более не питал доверия к человеку, который заклю¬ чал договоры с неверными против мусульман. Он пола¬ гал, что причиной такого поведения была принадлеж¬ ность египетских халифов к шиитам — в его представле¬ нии, еретикам. А потому Ширкух решил свергнуть Ша- вара и отправил Саладина арестовать визиря. Шавар был схвачен и обезглавлен, его голову Са¬ ладин отправил в Каир1. Визирем Египта стал Ширкух, а Фатимиды какое-то время оставались марионеточны¬ ми халифами. Биографы Саладина пишут, что Ширкух «был боль¬ шой чревоугодник, более всего любивший жирное мясо, и постоянно страдал несварением желудка»2. 22 марта 1 Они не уставали посылать отрубленные головы в Каир или Баг¬ дад. Любопытно, что там делали с таким количеством голов? 2 Baha’al-Din Ibn Shaddad, The Rare and Exellent History of Saladin, tr. D. S. Richards (Ashgate, Aldershot, 2002), p. 45. 160
Глава четвертая. Саладин 1169 года Ширкух умер (возможно, после обильной тра¬ пезы), и визирем Египта стал Саладин. В 1170 году он за¬ хватил Газу, пограничный город, долгое время удержива¬ емый тамплиерами. Подобно Нур ад-Дину, Саладин был фанатичным мусульманином, считавшим своим долгом изгнание всех неверных со Святой земли. Он также полагал не¬ обходимым либо усмирить еретиков внутри ислама, к которым он относил шиитов, либо обратить их в ис¬ тинную веру. Одной из первоочередных его задач в Египте было «усиление суннитской веры, наставле¬ ние местного населения на путь истинного благочес¬ тия, привития ему сокровенных знаний суфизма»1. Во исполнение этой задачи он, в частности, повелел в 1180 году распять еретика суфия Сухравади2, посколь¬ ку тот «отвергал Божественный закон и полагал его не имеющим силы»3. В 1171 году, когда последний халиф из династии Фатимидов умер, Саладин занял его место, положив на¬ чало династии Айюбидов (по имени отца Саладина). Обосновавшись в Египте, Саладин обратил свою энергию на изгнание христиан и обретение независи¬ мости от Нур ад-Дина, не желая при этом напрочь по¬ рывать с ним отношения. В достижении обеих этих це¬ лей ему помогли смерти Нур ад-Дина (15 мая 1174 года) и короля Альмариха (11 июля того же года). Наследни¬ ком Нур ад-Дина стал неопытный подросток, наследни¬ ком Альмариха — тринадцатилетний Балдвин IV, кото¬ 1 ВаЬа’аШт 1Ьп 5Ьас1с1ас1, р. 45. - Сухравади Шихаб ад-Дин Яхья аль-Мактул (1155—1191) — иран¬ ский суфий, философ-мистик, создатель учения «об озарении» («иш- рак»). Имел почетные титулы «Шейх аль-ишрак» («Учитель озарения») и «аль-Мактул» («Убиенный»). Был обвинен в вольнодумстве, прошиит- ской пропаганде и прочих «заблуждениях» и казнен по приказу Салади¬ на. — Прим, перев. ' ВаЬа’аМЭт 1Ьп 5Ьаёс1ас1, р. 20. 6 Подлинная история тамплиеров 161
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров рый к тому же с девяти лет страдал проказой. Ни один из них не мог стать сильным правителем, хотя Балдвин и прикладывал к этому старания. Саладин чувствовал себя духовным преемником Нур ад-Дина. Он захватил Дамаск и женился на вдове его правителя. Объединив под своей властью Египет и Дамаск, он мог угрожать латинским королевствам как с востока, так и с запада. Иерусалим жил в ожидании удара. Но вместо этого, к огромному облегчению хрис¬ тиан, Саладин обратился к востоку, чтобы завершить покорение земель, которые Нур ад-Дин оставил своему юному сыну, — в том числе Мосула и Алеппо. В 1180 году Саладин заключил союз с сельджук¬ ским султаном Анатолии Кылыч-Арсланом II, чтобы сов¬ местно идти на Мосул. Он выдал одну из своих дочерей за сына султана. Новый зять отстранил своего отца от власти и в дальнейшем сделался верным союзником Са¬ ладина. Мосул, однако, не думал сдаваться, и в 1185 году Саладин заключил четырехлетнее перемирие с юным Балдвином, хотя сам раньше осуждал тех, кто вступает в союз с неверными, дабы воевать с другими мусульма¬ нами. Тогда же Саладин захватил Алеппо и посадил там правителем своего брата Аль-Адила. То, что произошло в дальнейшем, можно оцени¬ вать по-разному. Как бы то ни было, судьба Иерусалима оказалась в зависимости от действий одного-единствен- ного человека, да еще необузданного нрава. Жил на свете рыцарь Рейнальд Шатильонский. Был он хорош собой, обаятелен и смел до безрассудст¬ ва, но при этом беден и... глуп. Наслушавшись рыцар¬ ских романов, столь популярных во Франции, он в 1150-х годах явился в Антиохию в поисках счастья. Как это ни удивительно, но он на самом деле обрел там счастье в лице Констанции, принцессы Антиохийской. Еще девятилетней девочкой ее выдали за Раймунда Пу¬ 162
Глава четвертая. Саладин атье. Когда Раймунд умер, Констанция не захотела, что¬ бы ее следующий брак также диктовался государствен¬ ными интересами, и сама выбрала себе в мужья Рей- нал ьда1. Родственники Констанции не были в восторге от этого выбора. Когда в 1160 году Рейнальда захватил в плен Нур ад-Дин, никто и пальцем не пошевелил, что¬ бы предложить за него выкуп. Освободился он только в 1176 году, когда Констанция уже была в могиле. Она была наследницей антиохийского трона, но Рейнальд не стал испытывать судьбу, заявляя свои права на иму¬ щество покойной. Он снова стал солдатом удачи, наем¬ ником без гроша в кармане. 1оды, проведенные в неволе, не убавили его внеш¬ ней привлекательности, и вскоре Рейнальд женился на Стефании де Милли, дочери и наследнице тамплиера Филиппа Наблусского. По условиям брака он получил власть над Трансиорданией. Рейнальд вел себя точно так же, как действовали мусульманские разбойники в первой половине двенад¬ цатого века, — грабил паломников, идущих в Мекку, сжигал города и селения; последней каплей стало его нападение на мусульманский караван, который шел из Каира в Багдад. «Рейнальд вероломно захватил его, жестоко пытал людей... а когда те напомнили ему о до¬ говоре, ответил: “Просите своего Мухаммеда, чтоб ос¬ вободил вас!”»2. Это переполнило чашу терпения Саладина. К 1187 году Балдвин IV был уже мертв. Иерусали¬ мом правили его сестра Сибилла и ее муж Ги де Лузинь- 1 Эту историю излагают многие книги о крестоносцах, есть она и в летописи Вильгельма Тирского. О Констанции см. также главу «Ме- лисанда, королева Иерусалима». 2 Baha’al-Din Ibn Shaddad, The Rare and Exellent History of Saladin, tr. D. S. Richards (Ashgate, Aldershot, 2002), p. 37. 163
Шарап Ньюман. Подлинная история тамплиеров ян. Ги тоже был склонен к авантюрам и далеко не у всех вызывал дружеские чувства. В частности, у Ги и его еди¬ номышленника Великого магистра тамплиеров Жера¬ ра де Ридефора случился столь серьезный конфликт с Раймундом Триполийским, что последний предпочел заключить отдельный договор с Саладином. Но даже Ги уговаривал Рейнальда вернуть добро, захваченное им при нападении на караван. Рейнальд наотрез отказался, и всем стало ясно, что у Саладина появилась веская при¬ чина для удара. Закончилось все разгромом христиан у Рогов Хат- тина 4 июля 1187 года. Среди захваченных в плен у Хат- тина были король Ги, магистр Жерар де Ридефор, мно¬ жество храмовников и госпитальеров, а также Рейнальд Шатильонский. Однако самым тяжким испытанием для христиан стала потеря Животворящего Креста, кото¬ рый выносили на поле битвы в золотом ковчеге. Саладин приказал привести знатных пленников в свой шатер. Королю Ги он протянул чашу с водой. Уто¬ лив жажду, король протянул чашу Рейнальду. Саладин пришел в ярость. «Я не дозволял пить этому нечестив¬ цу! — вскричал он. — И я не сохраню ему жизнь»1. С эти¬ ми словами Саладин обнажил меч и собственноручно отсек голову Рейнальду Шатильонскому2. Думаю, Саладин испытал чувство глубокого удов¬ летворения, хотя наверняка испортил ковры. Короля Ги и Жерара де Ридефора победитель от¬ пустил, получив за них выкуп, а всех остальных тампли¬ еров и госпитальеров приказал обезглавить. «Он пове¬ 1 Цит. по: Arab Historians of the Crusades, ed. and tr. Francesco Gabrielli (Dorset, 1969), p. 124. 2 Baha’al-Din Ibn Shaddad, The Rare and Exellent History of Saladin, tr. D. S. Richards (Ashgate, Aldershot, 2002), p. 75. Этот источник ут¬ верждает, что Саладин отсек Рейнальду руку, а подоспевшие воины за¬ вершили дело. Впрочем, исход для Рейнальда не меняется. 164
Глава четвертая. Саладин л ел казнить этих людей, ибо они слыли самыми жесто¬ кими из всех христианских воинов, и таким образом он освободил от них всех мусульман»1. После этой победы Саладин мог разгуливать по Святой земле практически свободно. 10 июля он взял Ак¬ ру, 4 сентября — Аскалон. Королева Сибилла как могла за¬ щищала Иерусалим, но воинов у нее было мало. Город пал 2 октября 1187 года. Саладин потребовал у жителей выкуп. Патриарх Иерусалима попросил у госпитальеров тридцать тысяч византинов, чтобы заплатить выкуп за семь тысяч бедняков. Деньги были предоставлены, но их не хватило, чтобы выкупить всех. Тогда к тамплиерам, госпитальерам и всем состоятельным горожанам были обращены просьбы о дополнительных пожертвованиях, но «дали они все же меньше, чем следовало»2. Даже христианские хронисты отмечают милосер¬ дие Саладина и его семьи по отношению к жителям Ие¬ русалима. Саиф аль-Дин, брат Саладина, освободил ты¬ сячу человек, а сам Саладин даровал свободу несколь¬ ким тысячам8. Однако многие жители заплатить выкуп не смогли и были проданы в рабство. Один мусульман¬ ский летописец не без удовольствия рассказывает о судьбе женщин Иерусалима: «Множество порядоч¬ ных женщин было опозорено... скаредницы были вы¬ нуждены предлагать себя, попрятавшихся находили и обнажали то, что те стыдливо скрывали, над серьез¬ ными насмехались... девственниц лишали чести, гордя- 1 Цит. по: Arab Historians of the Crusades, ed. and tr. Francesco Gabrielli (Dorset, 1969), p. 124. - Chronique d'Emoul et de Bernard le Trésorier, ed. m. L. De Mas Latrie (Paris, 1871), p. 226. * Там же, p. 228. Это было написано через много лет после паде¬ ния Иерусалима. Нам неизвестно, насколько правдиво такое свиде¬ тельство, но из него следует, что Запад действительно видел в Салади¬ не истинного рыцаря. 165
Шарап Ньюман. Подлинная история тамплиеров чек насиловали... строптивых укрощали, а счастливых заставляли рыдать!»1 Тут уж никуда не денешься — рыцарское благород¬ ство имеет свои пределы. Затем Саладин занялся очищением города от скверны. «Тамплиеры соорудили себе жилье у мечети Аль-Акса, их кладовые, уборные и другие необходимые помещения располагались в самой мечети. Все здесь было возвращено в прежнее состояние»2. Когда в Европе стало известно о падении Иеруса¬ лима, папа Урбан IV3 скончался — как говорили, не вы¬ держав тяжести удара. Английский король Генрих II и французский король Филипп И, вечно враждовавшие между собой, согласились заключить перемирие и ввес¬ ти в своих странах особый налог, получивший извест¬ ность как «Саладинова десятина», чтобы собрать сред¬ ства для похода с целью отбить город. Отвоевывать Святую землю отправились импера¬ тор Священной Римской империи Фридрих Барбарос¬ са, король Франции Филипп Август и король Англии Ричард Львиное Сердце. В европейских летописях Са¬ ладин предстает опасным, но великодушным правите¬ лем. В мусульманских хрониках Ричард, в свою очередь, описан как опасный, но вместе с тем образованный го¬ сударь. По всей вероятности, обе стороны ощущали, что их герои заслуживают достойных противников, и каждый герой получал больше похвал со стороны вра¬ га, чем от своих хронистов. Я не раз слышала и читала, что великодушный Са¬ ладин, прознав о болезни Ричарда, послал к нему свое¬ 1 Цит. по: Arab Historians of the Crusades, ed. and tr. Francesco Gabrielli (Dorset, 1969), p. 163. 2 Там же, p. 144. s На самом деле это был Урбан III. Урбан IV занимал папский трон почти через сто лет (1261—1264). — Прим, перев. 166
Глава четвертая. Саладин го врача. Однако, изучая первоисточники, как христи¬ анские, так и мусульманские, я не нашла подтвержде¬ ния этой истории. Правда, у Бахи аль-Дина я встретила упоминание об эпизоде, когда Ричард попросил Салади¬ на прислать ему фруктов и мороженого, до которых ко¬ роль был особенно охоч. Султан «послал ему просимое, в то же время надеясь, что его посыльные по пути туда и обратно смогут получить полезные сведения»1. Во время крестового похода Саладину было пятьде¬ сят с небольшим, в его бороде появилась седина. Ричар¬ ду едва перевалило за тридцать, а Филипп был еще лет на десять моложе. Султану могло казаться, что он воюеу со школьниками. Однако Ричард удивил его военным и дип¬ ломатическим искусством. Читая хроники, особенно описания бесконечных — перемежающихся стычками — переговоров, которые вели государи через своих послан¬ ников, я пришла к заключению, что то было соперниче¬ ство равных. Оба правителя сражались во имя веры, каж¬ дый — своей. Они следовали одинаковым правилам и применяли сходную тактику боевых действий. А были ли они истинными джентльменами или просто варварами — это зависит от выбранной точки зрения. В конечном счете Саладин смирился с разделени¬ ем страны и позволил христианским паломником вновь приходить в Иерусалим. Сам он вернулся в Дамаск, от¬ куда продолжал управлять своими обширными владени¬ ями. В конце февраля 1193 года Саладин заболел и, не¬ смотря на усилия докторов, скончался 3 марта в возрас¬ те пятидесяти пяти лет. Он оставил многочисленных детей и внуков, однако его династия просуществовала только три поколения. Без его направляющей руки бра¬ тья и сестры враждовали друг с другом, пока власть не 1 Baha’al-Din Ibn Shaddad, The Rare and Exellent History of Saladin, tr. D. S. Richards (Ashgate, Aldershot, 2002), p. 228. 167
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров захватили мамелюки — военная каста, из членов кото¬ рой состояла египетская дворцовая стража. Саладин был настолько крупной фигурой, что на Западе его и уважали, и боялись. В отличие от тамплие¬ ров, он стал героем рыцарских романов. К пятнадцато¬ му веку о нем сложили несколько легенд. Согласно од¬ ной из них в юные годы Саладин приезжал во Фран¬ цию, где стал возлюбленным французской королевы. Кому-то казалось немыслимым, что человек, наде¬ ленный подобными достоинствами, принадлежит к со¬ вершенно иной культуре. Автор рыцарского романа тринадцатого века «Дочь графа де Понтье» решил, что Саладину пристало иметь каких-нибудь европейских предков. Героиню романа похищает некий сарацин¬ ский владыка, который полон добрых чувств к своей пленнице. Но даже родив ему детей, она мечтает вер¬ нуться в христианский мир, и в конце концов ей удает¬ ся бежать. Одна из ее покинутых дочерей со временем становится бабушкой «благородного Саладина»1. Пря¬ мо скажем, история не слишком правдоподобная, но она показывает, что легенда о «благородном Салади¬ не» проникла даже в стан его врагов. И легенда эта дожила до наших дней. 1 La Fille du Comte de Pontieu (Paris: Société des Anciens Textes Français, 1923), p. 50.
Глава пятая Ричард Львиное Сердце «Был он статен, высок и строен, с волосами скорее ры¬ жими, чем желтыми, прямыми ногами и мягкими дви¬ жениями рук. Руки были длинными, и это давало ему преимущество перед соперниками во владении мечом. Длинные же ноги гармонично сочетались со всей его фигурой... Силою своей, как и учтивостью, он превос¬ ходил других мужчин»1. Ричард I, граф Пуату и король Англии, прозван¬ ный Ричард Львиное Сердце, — это еще один персонаж, истинную историю которого затмила легенда. Как и в случае с храмовниками, легенда о Ричарде родилась при его жизни и продолжала изменяться и распростра¬ няться еще долгое время после его смерти. Родился Ричард в Оксфорде 8 сентября 1157 года. Его мать Алиенора, графиня Пуату и герцогиня Аквитан¬ ская по праву рождения, была еще и королевой Фран¬ ции, прежде чем заняла английский престол2. Отец Ри¬ 1 Richard of Algate, Itinerarium Peregrinorum et Gestis Regis Recardi, tr. A. F. Scott, in The Plantagenet Age (New York: Crowell, 1976), p. 4. 2 Существует великое множество жизнеописаний Алиеноры Ак¬ витанской. Среди них есть немало увлекательных, но мне не удалось об¬ наружить ни одного исторически достоверного. 169
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров чарда Генрих Плантагенет со стороны матери, Матиль¬ ды, вел свой род от Вильгельма Завоевателя, а со сторо¬ ны отца, Жоффруа Анжуйского, — от самого дьявола. Легенда гласит, что среди дальних предков Ричарда была жена графа Анжуйского Мелузина, под личиной ко¬ торой укрылся демон. Мелузина казалась самой обычной женщиной, но всегда покидала церковь посреди службы. Как-то раз вассалы, заподозрившие неладное, силой при¬ нудили ее остаться в церкви на освящение тела Христо¬ ва, и в момент службы Мелузина издала громкий вопль и исчезла навсегда, оставив пораженных мужа и детей. Плантагенеты, похоже, всегда гордились ею. Впрочем, эту историю рассказывали и о других средневековых се¬ мьях, она стала расхожей темой в литературе, так что Плантагенеты не были единственным родом, который мог похвастать столь необычным предком. Тем не менее, как свидетельствует современник Ричарда, тот однажды сказал: «Нет ничего необычного в том, что дети, вырос¬ шие в семье с такой историей, то и дело нападают друг на друга и на своих родителей, — ведь все они произошли от дьявола, и к дьяволу они вернутся»1. Ричард состоял в прочном родстве с первыми кре¬ стоносцами и правителями латинских королевств. Его прадед Фулк Анжуйский начал свою вторую жизнь в ка¬ честве короля Иерусалима, заключив брак с наследни¬ цей иерусалимского престола Мелисандой, а дядя его матери Раймунд Пуатье получил трон, женившись на наследнице Антиохии2. И сама его мать Алиенора вы¬ звала пересуды половины Европы своими приключени¬ 1 Giraud de Barri, De Principi lnstructione, III 27, p. 31. То же, пред¬ положительно, говорил о Плантагенетах святой Бернар, проклиная их. Хотя история этой легенды далека от нашей темы, любопытно за¬ метить, что к концу тринадцатого века и Алиенора была причислена к демонам, став королевой фей. 2 О том, к чему это привело, см. главы «Мелисанда, королева Ие¬ русалима» и «Второй крестовый поход». 170
Глава пятая. Ричард Львиное Сердце ями во время Второго крестового похода, в который отправилась с первым мужем, королем Франции Людо¬ виком VII. Ричард был третьим сыном 1енриха и Алиеноры. Первый, Вильгельм, умер во младенчестве. Второго, 1енриха, готовили к тому, что он станет следующим ан¬ глийским королем. Ричарду предстояло унаследовать земли матери, а потому он проводил большую часть вре¬ мени в Пуату и Аквитании. Земли эти были не только об¬ ширнее владений английской короны, но и богаче, да и вино там производили превосходное. Так что я дале¬ ка от мысли укорять Ричарда в пристрастии к нему. Нередко приходится слышать, что Ричард за всю свою жизнь провел в Англии меньше года. Это не сов¬ сем точно. Будучи королем, он действительно прожил в Англии менее года, но в юные годы он неоднократно переплывал Ла-Манш в обоих направлениях. По всей вероятности, родители часто оставляли его на попече¬ ние няни 1одиерны, которая родом была из окрестнос¬ тей Оксфорда. Ричард очень любил ее и, став королем, пожаловал Годиерне хорошую пенсию, которая позво¬ лила ей уйти на покой и безбедно жить в Уилтшире. Как и большинство англо-норманнских аристокра¬ тов, Ричард так и не научился говорить по-английски. В то же время он читал и писал по-французски и по-про¬ вансальски и «знал латынь в достаточной степени, что¬ бы отпустить на этом языке шутку, посрамив не столь образованного архиепископа Кентерберийского»1. Ричард стал королем в июле 1189 года, когда ему было двадцать два года. Его старший брат Генрих к тому времени умер. Сам Ричард находился в состоянии вой¬ ны с отцом и в натянутых отношениях с младшими бра¬ тьями Жоффруа и Иоанном. Мать же Ричарда к тому 1 John Gillingham, Richard the Lionheart (New York: Times Books, 1978), p. 33. 171
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров времени уже несколько лет содержалась в заключении по приказу своего мужа за участие в заговоре. Решитель¬ но в этой истории ощущается связь с демонами. За год до восхождения на престол Ричард был среди первых, кто откликнулся на призыв папы Григо¬ рия VII1 к участию в Третьем крестовом походе. Став королем, он должен был не только выполнить свою клятву, но и проявить уважение к обязательствам свое¬ го отца Генриха II, также обещавшего присоединиться к крестоносцам. Однако, прежде чем двинуться в поход, Ричард явился в Вестминстер для официальной церемонии по¬ мазания и коронации. 13 сентября 1189 года он стал Ричардом I, королем Англии, и немедленно приступил к сбору средств для финансирования похода на Святую землю. Английский хронист Роджер Хауденский писал: «Он выставил на продажу всё, чем владел и распоряжал¬ ся: титулы лордов и графов, должности шерифов, замки, города, земли — всё». Он также продолжил собирать на¬ лог, начало которому положил 1енрих II, — так называе¬ мую «Саладинову десятину» (из этого названия становит¬ ся ясно, что население Европы знало, кто отвоевал у кре¬ стоносцев Иерусалим). Нельзя утверждать, что все пла¬ тили подать охотно, менее всего проявляло энтузиазм ду¬ ховенство, но Ричард умел убеждать. Как и его отец, он возложил сбор десятины на тамплиеров, что, разумеет¬ ся, не прибавило рыцарям Храма популярности. Требование все новых и новых платежей от насе¬ ления наряду с привычным религиозным пылом, со¬ провождавшим подготовку крестоносного воинства к походу, привели к вспышке в Англии насилия по отно¬ шению к евреям. Все началось с того, что прибывших 1 Это был Климент III, занимавший папский престол с 1187 по 1191 г. Пана Григорий VII был на престоле столетием раньше (1073— 1085). — Прим, перев. 172
Глава пятая. Ричард Львиное Сердце на коронацию Ричарда евреев, которые хотели вручить королю свои дары, на церемонию не пустили. Запрет касался женщин и евреев. Собравшаяся на улице толпа, которую, видимо, тоже не впустили, напала на евреев и убила несколько человек. В Лондоне началось всеоб¬ щее буйство. Люди грабили и поджигали еврейские до¬ ма, убивали их обитателей. Ричард не отличался любовью к евреям, но, с тех пор как они впервые прибыли в страну при Вильгельме Завоевателе, все еврейское население Англии находи¬ лось под особым покровительством короны. Кроме то¬ го, евреи были источником крупных поступлений в каз¬ ну. Разгневанный Ричард попытался остановить убийст¬ ва, но за несколько месяцев бесчинства распространи¬ лись и на другие английские города. Кульминацией насилия стала жуткая резня в пят¬ ницу, 16 марта 1190 года, на шабат а-гадолъ\ во время ко¬ торой в Йорке были убиты сто пятьдесят человек, пы¬ тавшихся найти убежище в одной из башен города. Хро¬ нист Вильгельм Ньюбургский, который жил поблизости от этого места, писал: «И в этой толпе было немало свя¬ щенников, а один из них, по виду отшельник, неистовст¬ вовал пуще иных... то и дело возглашая, что враги Хрис¬ товы смерти достойны»1 2. Подстрекателями беспоряд¬ ков были Ричард Малебис и Вильгельм Перси, друзья епископа Дарема. Король наложил на них пеню и отоб¬ рал земли. Помочь восстановить свои дома евреям не предложил никто. Сам Ричард к этому времени уже покинул Англию. По пути к Восточному Средиземноморью Ричард решил заключить союз с Санчо VI, королем Наварры, 1 Шабат а-гадоль, или Великий шабат — последний шабат (суббо¬ та) перед еврейской Пасхой. — Прим, перев. 2 William of Newburgh, The History of English Affairs, Book I, ed. and tr. P. G. Walsh and M. J. Kennedy (Warminster: Aris & Phillips, 1988). 173
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров и обручился с его дочерью Беренгарией1. Этот шаг не¬ медленно осложнил его отношения с королем Франции Филиппом II. Дело в том, что Ричард еще в юности был помолвлен с Алисой, сестрой Филиппа, росшей при ан¬ глийском дворе. Но, встретившись на Сицилии, англий¬ ский и французский короли разногласия устранили — Ричард попросту откупился. Королева Алиенора, которой в то время было око¬ ло семидесяти, привезла Беренгарию к Ричарду, и 12 мая 1191 года на Кипре состоялось венчание. Похоже, что все время до свадьбы король посвятил завоеванию этого острова. Позже выяснилось, что удерживать его слиш¬ ком хлопотно, и Ричард продал остров тамплиерам. Те тоже сочли Кипр не слишком удобным владением, и он перешел к Ги де Лузиньяну, вдовцу Сибиллы, королевы Иерусалима. Наконец короли Франции и Англии прибыли к стенам Акры, которая четыре года назад была захва¬ чена Саладином. Они совместными усилиями осадили город, и после долгой и трудной зимы осада увенчалась успехом — Акра пала. Здесь произошли два события, о которых в даль¬ нейшем Ричард часто вспоминал. Одно из них в то вре¬ мя казалось малозначительным. Австрийский герцог Леопольд сражался у Акры дольше, чем подошедшие позже короли Франции и Англии. Когда же город пал, он велел поднять свои знамена вместе со знаменами Ричарда и Филиппа. Ричард, подумав, что Леопольд на¬ меревается присвоить третью часть добычи, приказал сорвать их: он уже договорился с Филиппом поделить все пополам. Оскорбленный Леопольд решил увести своих воинов домой и, уходя, затаил злобу против Ри¬ чарда. 1 Остается неясным, видел ли ее Ричард до свадьбы или предо¬ ставил выбор своей матери. 174
Глава пятая. Ричард Львиное Сердце Второе событие нанесло ущерб репутации Ричар¬ да сразу же. Он захватил около трех тысяч мусульман, населявших город, и потребовал за них выкуп в сто ты¬ сяч византинов. В какой-то момент ему показалось, что Саладин платить этот выкуп не расположен. Ричард хо¬ тел покинуть Акру, но не мог этого сделать, не избавив¬ шись от пленников. Однажды утром он вывел мусуль¬ ман за городские стены и всех умертвил. Это подтверж¬ дают и арабские, и христианские источники. Вот что пишет арабский летописец: «Называют множество причин этого жестокого деяния. По одной из них, это было возмездие за ранее убитых мусульманами христианских пленников. По дру¬ гой — король Англии собирался идти на Аскалон и за¬ хватить его, но при этом не хотел оставлять у себя в ты¬ лу город с большим числом (вражеских воинов). Истин¬ ную причину знает только Бог»1. Какой бы ни была причина случившегося в Акре, Ричард не выиграл от этого ни в глазах мусульман, ни в глазах своего народа. Даже королевский летописец поэт Амбруаз, почитавший Ричарда совершенным ры¬ царем, не смог найти нужных слов; вот как он объяснил этот эпизод: «Ричард, король Английский, уже предав¬ ший смерти великое множество мусульман, не хотел, чтобы те досаждали ему, и дабы проучить их за горды¬ ню и сломить в них веру, а также жаждая отмщения за христиан...»2. Думаю, звучит не слишком убедительно. Вскоре Ричард понял, что, даже захватив Иеруса¬ лим, он не сможет его удержать. В 1191 году он заключа¬ 1 Baha’ al-Din, цит. по: Francesco Gabrielli, Arab Historians of the Cru¬ sades, tr. from Italian by E. J. Costello (Dorset, 1989), p. 224. Я знаю, что это перевод перевода, и не испытываю по этому поводу восторга, но приходится довольствоваться тем, что есть. [В данном случае — это перевод перевода перевода. — Прим, перев.] 2 Ambroise, Estoire de la Guerre Sainte, ed. Marianne Ailes and Malcolm Barber (Woodbridge, UK: Boydell Press, 2003), pp. 89, 11. 175
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров ет с Саладином перемирие на три года и отправляется домой. Хотя он и добился определенных успехов, захва¬ тив прибрежные города, Святая земля, цель крестового похода, осталась под властью мусульман. Из-за кораблекрушения на обратном пути Ричард был вынужден идти через земли Леопольда Австрийско¬ го. Как и его спутники, он шел под видом простого па¬ ломника, возвращающегося со Святой земли. Однако их маскировка оказалась не очень искусной. Ричард и его спутники были куда богаче обычных паломников и на постоялых дворах требовали самого лучшего обслужи¬ вания. В результате Ричарда узнали люди Леопольда, и король был схвачен. Полтора года он провел в неволе, удерживаемый сначала Леопольдом, а затем императо¬ ром Священной Римской империи Генрихом VI. Папа немедленно отлучил Леопольда, но, похоже, это никого не взволновало. Поведение самого Ричарда в этот период порази¬ ло и его врагов, и его друзей. Он сочинял стихи, шутил с приставленными к нему стражниками и очаровал всех и каждого. Генрих VI потребовал за Ричарда выкуп. Такое не было принято среди христианских государей, но ни па¬ па, ни тем более кто-либо другой не смогли воспрепят¬ ствовать императору. Поскольку Иоанн, младший брат Ричарда, не был заинтересован в его возвращении, бре¬ мя поиска денег — ста тысяч фунтов — пало на Алиено- ру. Эта сумма превышала годовой доход короля, да еще собирать ее приходилось в стране, которая только что отдала последнее на крестовый поход. На что только не способна мать в стремлении осво¬ бодить из заточения любимого сына! Алиенора тут же засыпала письмами папу Климента III, в которых напо¬ минала понтифику, что король Англии был еще и «вои¬ ном Христовым, помазанником Божьим, паломником 176
Глава пятая. Ричард Львиное Сердце креста»1. Она же приняла на себя труды по сбору денег. Двадцатипятипроцентным налогом обложили все дви¬ жимое имущество. Церквам было предписано сдать все золото и серебро. Цистерцианцы и гильбертинцы2 наде¬ ялись, что их сие не касается, поскольку в церквах этих орденов не было излишеств и они обходились простым орнаментом. Алиенора, со своей стороны, предложила им сдать вместо золота годовой настриг шерсти. Захватив сокровища и заложников, которых так¬ же потребовал Генрих VI, она отправилась в Германию и 17 января 1194 года прибыла в Шпейер, к месту зато¬ чения Ричарда. Алиеноре в это время минул семьдесят один год. Ричарда освободили через месяц. Алиенора с сыном вернулись в Англию, где он в рамках специаль¬ ной церемонии возложил на себя корону, чтобы напом¬ нить всем, кто в доме хозяин. Как это ни странно, но его жена Беренгария (помните?) на церемонии от¬ сутствовала. Она осталась на континенте. Триумфаль¬ ное возвращение Ричарда разделила с ним мать. Оставшиеся годы правления Ричард расхлебывал ка¬ шу, которую заварили его младший брат Иоанн и король Франции Филипп. Во время отсутствия Ричарда они по¬ старались урвать от его владений кто сколько смог. Братец даже утверждал в какой-то момент, что Ричард мертв и ко¬ ролем Англии должен стать он, Иоанн. Алиенора положи¬ ла конец этим притязаниям, но тем не менее в южных вла¬ дениях Ричарда начались мятежи, и он вскоре покинул Англию. Вернуться назад ему было не суждено. История смерти Ричарда также стала темой леген¬ ды. Голые факты сводятся к тому, что во время осады 1 Цит по: Ralf V. Turner, «Eleanor of Aquitaine in the Governments of Her Sons Richard and John», Eleanor of Aquitaine, Lord and Lady, ed. Bonnie Wheeler and John Carmi Parsons (Palgrave NYC, 2003), p. 85. 2 Гильбертинцы — монашеский орден, основанный св. Гильбертом ок. 1130 г. в Семпрингхэме, где он служил священником. — Прим, перев. 177
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров замка Шалю-Шаброль в Лимузене на юге Франции ко¬ ролю прострелили плечо арбалетной стрелой. Через двенадцать дней Ричард умер от осложнений после ра¬ нения. Это произошло б апреля 1199 года. Королю не исполнилось и сорока двух лет. Не успели короля похоронить (в обители Фонтев- ро, где проводила свои последние годы его мать), как по стране поползли слухи. Говорили, что Ричард осадил замок Шалю-Шаброль, прослышав о неком спрятанном там сокровище и желая его заполучить. К тому же был Великий пост, а церковь запрещала вести военные дей¬ ствия в предпасхальные дни и на Пасху1, и это делало действия короля еще более предосудительными. Речь могла идти или о золотых статуях, оставших¬ ся от римлян, или о спрятанных в замке золотых моне¬ тах, или о других изделиях из золота и серебра. Согла¬ сия в этом вопросе нет. К тому же ни одна из дошедших до нас версий ничего не говорит о судьбе, которая по¬ стигла это «сокровище» после того, как Ричард умер, пытаясь им завладеть. Хотя Ричард действительно погиб, ведя войну во время Великого поста и тем заслужив гнев Божий, исто¬ рия о сокровище представляется скорее выдумкой, более похожей на рассказы о сокровищах тамплиеров. Ричард усмирял мятеж виконта Лиможа, а Шалю-Шаброль был всего лишь одним из замков, которые он осаждал. Во всем этом нет ничего необычного. Ричард пал в бою подобно многим другим королям, стоявшим во главе своих армий. Его вспоминают как героя и как варвара, как за¬ щитника бедноты и как скареда, как вечно отсутствую¬ 1 John Gillingham, Richard the Lionheart (New York: Times Books, 1978), p. 11. Довольно разумное решение церковных властей. Дело в том, что, очнувшись от зимнего оцепенения, рыцари по обыкнове¬ нию стремились тут же приступить к очередной драке, а церковный за¬ прет заставлял их подождать хотя бы до Пасхи. 178
Глава пятая. Ричард Львиное Сердце щего государя и как отважного рыцаря. Подобно мно¬ гим, я впервые узнала о Ричарде Львиное Сердце из фи¬ нала истории о Робине Гуде, где добрый король Ричард возвращается на родину, чтобы освободить ее от злого принца Иоанна1. Нелегко расстаться с таким светлым образом. Но, увы, это всего лишь образ. Как и сам Робин Гуд, Ричард из этой истории — всего лишь герой леген¬ ды. Его звездным часом стал крестовый поход, хотя ему и не удалось отвоевать Иерусалим. Конечно, он был личностью, привлекавшей к себе людей. Его сподвиж¬ ники любили своего предводителя, враги испытывали к нему уважение. Живой интерес вызывает вопрос, был ли Ричард гомосексуалистом. Я, право, не уверена, что это так уж важно, да к тому же у нас нет достаточных сведений на этот счет. По всей видимости, у Ричарда был внебрач¬ ный сын, которого звали Филипп. Это имя не было да¬ но в честь кого-либо, как в случае Эдуарда II2. Ричард и Беренгария очень мало времени проводили вместе, и детей у них не было, хотя этот брак длился восемь лет. Однако для этого могли существовать и другие причины, помимо равнодушия короля к женщинам. Не исключено, что королева была бесплодна. Или Ри¬ 1 Читатели, разумеется, знают эту историю по роману Вальтера Скотта «Айвенго», где имя плохого принца переведено как «Джон». В этой книге мы следовали традиции перевода английских имен царст¬ вующих особ. Поскольку после смерти Ричарда «принц Джон» все же стал королем Иоанном, мы и решили оставить ему королевское имя. Согласно той же традиции русского перевода, становясь монархом, Джеймс превращается в Якова, Джордж — в Георга, Уильям — в Виль¬ гельма, а Чарльз — в Карла. — Прим, перев. 2 Возможно, автор намекает на то, что английский король Эду¬ ард II (1284—1327) был назван в честь своего отца Эдуарда I (1239— 1307) и, в свою очередь, назвал Эдуардом своего сына, будущего коро¬ ля Эдуарда III (1312—1377). — Прим, перев. 179
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров чард не находил ее привлекательной. Тот факт, что он не оставил наследника, привел к серьезной угрозе ста¬ бильности в королевстве. Надо признать, что даже ко¬ роли с гомосексуальными наклонностями (как и коро¬ левы, я полагаю) исполняли свой долг перед короной и производили на свет потомство. Но имеет ли все это отношение к перечню свер¬ шений и неудач короля Ричарда? На самом деле единст¬ венным человеком, для которого это имело значение, была Беренгария. После смерти Ричарда она удалилась в Ле Мане, что в Нормандии, и основала там обитель. В этой обители она и умерла в 1230 году. Жена Ричарда не играла сколько-нибудь заметной роли в его жизни, не вошла она и в легенду о нем. Ри¬ чард был тем, кого принято называть «настоящим муж¬ чиной» — мужественным воином, блестящим страте¬ гом, человеком, который не боялся испачкать руки, и вместе с тем утонченным любителем музыки и по¬ эзии. Его деяния во время Третьего крестового похода, достойное поведение в неволе и драматическая смерть — все это послужило материалом для легенды о короле Ричарде Львиное Сердце. Как и в случае тамплиеров, вымышленная жизнь Ричарда кажется нам гораздо привлекательнее, нежели реальная.
Глава шестая Ассасины К сожалению, слово «ассасин» стало сейчас настолько распространенным1, что мы редко задаем себе вопрос, как, почему и когда оно возникло. Профессия наемного убийцы стара как мир, но первые люди, получившие на¬ звание «ассасины», жили в конце одиннадцатого века на территории современного Ирана. Сами они вовсе не называли себя ассасинами. Этим именем их нарекли си¬ рийцы, когда в том же одиннадцатом веке они стали се¬ литься в горной части Сирии. Основал секту ассасинов Хасан ибн Саббах. Этот мусульманин-шиит родился в 1060 году в персидском го¬ роде Кум и еще ребенком переехал в город Рей (совре¬ менный Тегеран). Семья Хасана принадлежала к шии- там-двунадесятникам2, а не к доминирующей шиитской группе, но это не мешало членам семьи занимать уважа¬ емое место в обществе. В своем жизнеописании Хасан 1 Assassin — наемный убийца, террорист, убийца-фанатик (англ.). 2 Направление в исламе, сторонники которого признают своими духовными руководителями двенадцать имамов из рода Али, зятя про¬ рока Мухаммеда. В литературе встречается и другое название этого движения — твелверы (от англ, twelve — двенадцать). — Прим, перев. 181
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров пишет, как он встал на путь более радикальной веры: «С самого детства, с семи лет, я ощутил любовь к пости¬ жению различных наук и пожелал стать ученым-бого- словом; до семнадцати лет я искал тропу знаний, но ос¬ тавался в лоне двунадесятников — веры моих предков»1. Затем Хасан встретил человека, который увлек его исма- илитской ересью, разновидностью шиитского ислама, которую исповедуют приверженцы потомков Исмаила, сына имама Джафара ас-Садика, жившего в восьмом ве¬ ке. За несколько веков исмаилиты развили философию и мировоззрение, существенно отличающиеся от основ¬ ного направления ислама. После углубленных занятий и духовных поисков Хасан наконец был обращен в новое вероучение. Это произошло во время серьезной болезни. «Я подумал: не может быть сомнений в истинности этой веры, толь¬ ко великий страх мешал мне принять ее. Теперь мой час пробил, и я умру, если не прикоснусь к истине»2. Чтобы понять место ассасинов в исламском мире в те времена и сейчас, нужно иметь представление о различных течениях внутри ислама. Две главные ветви ислама — это шиизм и суннизм. Разделение на эти направления произошло почти сразу после смерти пророка Мухаммеда. Первое разногласие касалось вопроса, кто должен стать преемником проро¬ ка. Сторонники Абу Бакра, дяди Мухаммеда, стали сун¬ нитами. Шииты взяли сторону Али, двоюродного брата и зятя Мухаммеда, женатого на его дочери Фатиме. Вскоре между этими направлениями обозначились фун¬ даментальные различия, причем религиозную практи¬ ку они затрагивали мало. Шииты полагали, что мусуль¬ манину надлежит иметь учителя (имама) и не следует 1 Вегпагс! Ье\у18, ТНе А55<шгп5; А Ял(Иса1 ЗесЛ т Ыат (Ьопс1оп: \Уе1с1епГ1е1с1 ап<1 ЫкоЬоп, 2001), р. 38. - Там же, р. 39. 182
Глава шестая. Ассасины пытаться самостоятельно толковать текст Корана. В то же время сунниты считали, что мусульманская община может сама выбрать себе главу и что, следуя главным за¬ поведям Корана, мусульманин сохраняет определенную свободу в выборе типа поведения. Позже шииты разделились, поскольку не смогли прийти к единому мнению, кто был самым главным и почитаемым имамом. Сначала имама выбирали из по¬ томков Али и Фатимы. Затем шииты раскололись на по¬ следователей Хасана и Хусейна, внуков пророка. Те, кто полагал, что истинным имамом был Хусейн, видели в его потомках своих имамов вплоть до середины вось¬ мого века. Сложности начались, когда имам Джафар назна¬ чил своим наследником не старшего сына Исмаила (воз¬ можно, из-за пристрастия последнего к вину), а более молодого Мусу. Большая часть общины признала Мусу имамом, но нашлись и такие, кто с этим не согласился. Исмаил умер прежде своего отца, и это должно было положить конец разногласиям. Однако исмаили- ты отказались присоединиться к последователям Мусы. Вместо этого они выдвинули идею, согласно которой, хотя «видимый» имам уже покинул землю, существуют «скрытые» имамы, которые посылают своих представи¬ телей, чтобы продолжать наставление правоверных. Когда же наступает подходящий момент, скрытый имам появляется среди людей и встает во главе мира, где во¬ царяется справедливость1. Тем временем последователи Мусы и его потом¬ ков стали жить по законам суннитов. Когда двенадца¬ тый имам Мухаммед аль-Махди исчез (приблизительно в 874 году), его последователи решили, что он вернется 1 J. J. Saunders, A History of Médiéval Islam (London: Routledge and Kegan Paul 1965), p. 127. Мысль о том, что некий тайный спаситель ждет своего часа, чтобы выйти на сцену, совсем не нова. 183
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров «в конце времен», а другие им не нужны. Они приня¬ лись ожидать возвращения имама, не особенно забо¬ тясь о земных делах. Так появилось движение двунаде- сятников, представители которого считали исмаили- тов еретиками и вообще не мусульманами» Можете себе представить, какой прыжок при¬ шлось сделать Хасану ибн Саббаху, чтобы перейти из двунадесятников в исмаилиты. Он покинул родную се¬ мью и провел несколько лет в странствиях, посвящая себя изучению исмаилизма, а затем и проповеди этого вероучения. В это время значительная часть исламского мира находилась под властью сельджуков. Сельджуки были ярыми суннитами ортодоксального толка, лишенны¬ ми — в отличие от последователей традиционного исла¬ ма — терпимости к христианам и евреям. Более того, они были полны решимости силой вернуть всех шии¬ тов на путь суннизма. Неудивительно, что в шиитских общинах к ним испытывали крайнюю неприязнь. Секта исмаилитов Хасана претерпела изменение, теперь ее члены стали низаритами, по имени человека, которого они считали истинным имамом. В большинст¬ ве мусульманских документов ассасинов как раз и назы¬ вают низаритами. Они обосновались в замке Аламут, на севере Ирана, примерно в 1090 году. С этого време¬ ни и пошла по свету легенда об ассасинах. На первых порах низариты хотели сокрушить мощь сельджукских завоевателей. Они проникали в окружение сельджукских султанов и старались продвинуться по службе, пока не занимали посты, позволявшие прибли¬ зиться к султану достаточно близко, чтобы совершить убийство. Подойти вплотную к хорошо охраняемой жертве было делом чести для низарита. В сущности, убий¬ ство одновременно означало осознанное самоубийство. Благодаря скрытности и внезапности своих уда¬ ров низариты внушали ужас и ненависть сельджукам 184
Глава шестая. Ассасины и другим суннитам. «Убивать их так же законно, как уто¬ лять жажду, — говорили сельджуки. — Пролить кровь еретика — дело более похвальное, чем умертвить семь десятков неверных греков»1. Нередко убийство одной важной персоны приводило к массовому уничтожению местных исмаилитов, хотя те и не были низаритами. Сунниты, двунадесятники и исмаилиты отдалялись друг от друга все дальше и дальше. Низариты становятся ассасинами Крестоносцы обратили внимание на низаритов лишь в конце двенадцатого века. К этому времени они полу¬ чили известность как хашшишины, или ассасины — так называли их сирийцы. Вот что писал о них в 1180-х го¬ дах Вильгельм Тирский: «Неподалеку от Тира... живет некий народ, владеющий десятью замками и землей во¬ круг этих замков, и числом он, как мы часто слышали, шестьдесят тысяч или более того... И мы, и сарацины называем этих людей ассасинами, но откуда взялось это название, мне неведомо»2. Только в начале девятнадцатого века французский историк Сильвестр де Саси определил, что слово «асса- син» произошло от слова «гашиш». Это открытие поро¬ дило несколько мифов. Согласно одному из них, молодые низариты под воздействием наркотиков проникались ве¬ рой, что побывали в раю и смогут вернуться туда, лишь приняв мученичество. Другая легенда, повторяемая и со¬ временными историками, утверждает, что гашиш прида¬ вал низаритам смелости для совершения убийства. 1 Bernard Lewis, The Assassins: A Radical Sect in Islam (London: Weidenfield and Nicolson, 2001), p. 48. 2 William of Tyre, Chronique, ed. R.B.C. Huygens (Turnholt, 1986), CCCM LXIIIA Book 20, 29. 185
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров Впервые я услышала это объяснение еще студент- кой, но и тогда оно показалось мне довольно странным. Во-первых, гашиш обычно не усиливает агрессив¬ ность, скорее, он оказывает обратное действие. Я пред¬ ставляла себе хихикающих мужчин в черных плащах, ко¬ торые крадутся по дворцовым покоям в поисках жертвы, то и дело останавливаясь, чтобы полюбоваться тут рос¬ кошным фонтаном, там — игрой красок в залитом солнеч¬ ным светом саду. Однако большинство современных ис¬ ториков полагают, что это название выражает презрение к низаритам, представляя их такими же жалкими и ни¬ чтожными, как тех, кто пристрастился к наркотикам. Интересно отметить, что, как и в случае тамплие¬ ров, легенды об ассасинах затмили их реальную историю. Ассасины и тамплиеры Вильгельма Тирского ассасины интересовали ма¬ ло, поскольку они редко нападали на христиан. Более того, сирийские ассасины время от времени заключали союз с крестоносцами, чтобы противостоять общим врагам. В 1128 году ассасинам Баниаса угрожал Дамаск. Их предводитель и еще несколько человек были распя¬ ты на стенах Дамаска, «дабы все видели, как Бог посту¬ пает с гонителями истинных мусульман и примерно на¬ казывает неверных»1. Не желая покоряться Дамаску, ас¬ сасины предпочли сдать Баниас Балдвину II, королю Иерусалима. Начиная примерно с 1152 года сирийские ассаси¬ ны платили храмовникам ежегодную дань в размере двух тысяч византинов. Предположительно, это было наказанием за убийство графа Раймунда Триполийско- 1 Ibn al-Qalanisi, The Damascus Chronicles of the Crusades, ed. and tr. H. A. R. Gibb (London: Dover, 2002; reprint of 1932 ed.), p. 193. 186
Глава шестая. Ассасины го, совершенное как раз в 1152 году, но точных данных на этот счет у нас нет. Вскоре такой же платы потребо¬ вали и госпитальеры, обосновавшиеся в крепости Крак- де-Шевалье на границе с землями ассасинов. В связи с этим Вильгельм Тирский рассказывает нам еще одну поразительную историю о тамплиерах. Предводитель ассасинов (Вильгельм называет его «Старе*ц Горы») изъявил желание заключить союз с кре¬ стоносцами. Он прислал к Альмариху, королю Иеруса¬ лимскому, своего представителя по имени Боабдил и его устами попросил наставлений по обращению в христианство. Загвоздка состояла в том, что условием такого обращения ставилось освобождение ассасинов от ежегодной уплаты тамплиерам двух тысяч византи¬ нов. Альмариху идея понравилась, но Орден рыцарей Храма был против. Когда посланец ассасинов возвра¬ щался в Сирию, тамплиеры подстерегли его и убили. Далее Вильгельм описывает, в какую ярость при¬ шел король. Альмарих попытался арестовать предводи¬ теля отряда, напавшего на ассасина, Вальтера де Месни- ля, но тамплиеры возмутились и обратились к папе. Трудно сказать, куда бы зашло это дело, но король Аль¬ марих вскоре умер1. Одним из регентов при его сыне Балдвине IV стал Раймунд, сын убитого графа Триполий- ского, который вовсе не был заинтересован в наказании тех, кто убивал ассасинов. Так ассасины, оставшись му¬ сульманами, продолжили платить дань тамплиерам. Все это вызывает недоумение историков. Некото¬ рые полагают, что Вильгельм просто-напросто выдумал этот эпизод. К тому же описанные им события не под¬ тверждаются другими источниками того времени. Представляется странным, что ассасины вдруг пожела¬ 1 Несколько иначе этот эпизод описывает автор этой книги в главе «Великие магистры (1136—1191)», раздел «Одо де Сент-Аман». — Прим, перев. 187
Шараи Ньюман. Подлинная история тамплиеров ли принять христианство просто для того, чтобы сэко¬ номить деньги. В той же мере странно, что тамплиеры, рыцари Господа, пренебрегли случаем обратить в ис¬ тинную веру сразу так много душ. Вильгельм Тирский полагал, что алчность рыцарей взяла верх над их благо¬ честием, и использовал описанный эпизод как доказа¬ тельство того, сколь низко пал орден за время, прошед¬ шее с его основания, когда он славился смирением своих членов. Мы вряд ли узнаем истину, если не будут найдены какие-либо новые документы. Однако современники Вильгельма верили в рассказанную им историю, и это показывает, что отношение к храмовникам станови¬ лось все более противоречивым. Ассасины продолжали платить дань ордену и в се¬ редине тринадцатого столетия, когда они предприняли еще одну попытку положить этому конец, направив сво¬ его посланника к французскому королю Людовику IX, который в то время прибыл в Акру во главе крестового похода. Возникает вопрос: почему ассасины покорно пла¬ тили эту дань, вместо того чтобы сражаться? Одно из объяснений заключается в том, что их обычные спосо¬ бы избавляться от неугодных правителей не подходили для рыцарских орденов. Жан де Жуанвиль, биограф Людовика, пишет, что «ни тамплиеры, ни госпиталье¬ ры не боялись ассасинов, поскольку их предводитель прекрасно знал: прикажи он убить магистра одного из этих орденов, на место убитого встанет другой, ничуть не хуже, а потому он ничего не выиграет от этой смер¬ ти. По этой причине он не желал приносить своих асса¬ синов в жертву ради деяния, которое не даст ему ника¬ ких преимуществ»1. ‘Joinville, Life of St. Louis, tr. Margaret R. B. Shaw (Penguin, 1963), p. 277. 188
Глава шестая. Ассасины Король Людовик отказался отменить дань, а маги¬ стры тамплиеров и госпитальеров1 высказали угрозы в адрес посланника, который вскоре снова вернулся с дарами для короля и сделал еще одну попытку прими¬ рения. Людовик, в свою очередь, послал к ассасинам го¬ ворящего по-арабски священника Ива ле Бретона с от¬ ветными дарами, дабы склонить их к принятию христи¬ анства, но миссия ле Бретона не удалась. Через восемьдесят лет после Вильгельма Тирско¬ го Жуанвиль, оценивая отношение ордена к ассасинам, увидел в тамплиерах героев и защитников веры. Христиане, похоже, полагали, что ассасины не явля¬ ются мусульманами. Жуанвиль пишет, что они считают се¬ бя последователями не Мухаммеда, а его дяди Али. Испан¬ ский еврей Вениамин из Туделы также относил ассасинов к отдельной группе. Путешествуя по Ближнему Востоку в 1169 году, Вениамин пишет в путевых заметках: «Отсюда четыре дня пути до земли Мулахид. Ее населяют люди, ко¬ торые не исповедует веры Мухаммеда. Высоко в горах до¬ ма их, и поклоняются они Старцу из страны хашшиши- мов. Есть среди них и четыре общины Израиля, которые идут с ними во время войны. Они не подчиняются персид¬ скому царю, но живут высоко в горах и спускаются с них, только чтобы захватить добычу и снова вернуться в горы, и никто не может справиться с этим народом»2. Христианские авторы также называли террито¬ рию, где жили ассасины, словом «Мулахид», переняв его у мусульман. Слово это означает «еретик». Вера в то, что ассасины способны нанести удар в лю¬ бом месте, была широко распространена среди христиан 1 В это время магистром тамплиеров был, предположительно, Рено де Вишье, а магистром госпитальеров — Гийом де Шатонеф. 2 Benjamin of Tudela, Travels in the Middle Ages, tr. A. Asher (Malibu: Pangloss Press, 1983; reprint of 1840 ed.), p. ПО. Мне нигде более не встре¬ чалось упоминание о том, что евреи воевали вместе с ассасинами. Если кто-нибудь встретит такую информацию, пожалуйста, дайте мне знать. 189
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров и мусульман. Французский летописец Гийом де Нанжи рассказывает, как Старец Горы послал ассасина во Фран¬ цию, чтобы тот убил короля Людовика IX (Людовика Свя¬ того). «Но в пути Господь смягчил его сердце, побудив ас¬ сасина думать о мире и согласии, а не об убийстве»1. Ассасины прекратили платить дань только после падения крепости госпитальеров Крак-де-Шевалье в 1271 году. В четырнадцатом столетии во время монгольского нашествия все твердыни ассасинов пали, а сами они рас¬ сеялись. Однако в течение некоторого времени им уда¬ валось держать в страхе весь исламский мир. Никто не ведал, где и когда они нанесут удар. О фанатизме ассаси¬ нов и об их пороках ходили легенды. Наиболее часто по¬ вторялась история о матери, которая узнала, что отряд ее сына преуспел в убийстве некоего султана, и возлико¬ вала — ведь теперь, подумала она, он стал мучеником. Уз¬ нав же, что сын остался жив, мать предалась скорби. На протяжении всей истории существовали люди, которые пытались изменить мир, убирая ключевых ли¬ деров. Хороший пример тому — убийство эрцгерцога Фердинанда и его жены, которое привело к Первой ми¬ ровой войне. Нам, разумеется, неизвестно, подобную ли цель преследовали ассасины. Следует заметить, что ассасины, хотя и были гото¬ вы принять смерть, исполняя свой долг, не убивали кого придется, наугад, но уничтожали только заранее выбран¬ ную жертву из числа важных фигур. Такая стратегия бы¬ ла предметом их гордости. История этой секты — это сложное переплетение веры, самоотверженности, фана¬ тизма, мистицизма и прагматизма. Во многих отношениях они были сродни тампли¬ ерам. 1 Guillaume de Nangis, Chroniques capétiennes Tomes I. 1113— 1270, tr. François Guizot (Paleo, 2002), p. 169.
Глава седьмая Госпитальеры Как и предполагает его имя, Орден рыцарей Святого Иоанна, или госпитальеры, начинал как благотвори¬ тельное общество, которое помогало бедным паломни¬ кам, пришедшим на Святую землю, найти пищу и кров. Основан он был, по всей видимости, в конце одиннад¬ цатого века купцами из итальянского города Амальфи. Я написала «по всей видимости», поскольку записи об основании этого ордена в хрониках отсутствуют, а сами госпитальеры, подобно тамплиерам, создали легенду, в одной из версий которой утверждается, что орден по¬ явился еще до Иисуса Христа и с ним были связаны ро¬ дители Иоанна Крестителя. В 70-е годы одиннадцатого века (а орден возник с наибольшей вероятностью именно в этот период) Иерусалимом правил египетский халиф из династии Фатимидов. Халиф позволял европейским паломникам приходить в город, чтобы поклониться местам, связан¬ ным с жизнью Иисуса. В Храме Гроба Господня служи¬ ли представители Сирийской православной церкви, подчинявшиеся православному патриарху Иерусали¬ ма. В то же время паломники из Италии нуждались в приюте и иной помощи, которую могли получить от 191
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров людей, исповедующих их веру и говорящих на их род¬ ном языке. Военный аспект в деятельности ордена появился как дополнительная услуга паломникам — в особеннос¬ ти тем, кто шел к Иордану, чтобы войти в воды реки, в которой принял крещение Иисус Христос. Госпиталь¬ еры построили странноприимный дом, получивший на¬ звание «Красная чаша», где паломники, направлявшие¬ ся к Иордану, могли бы утолить жажду и переночевать, не опасаясь за свою жизнь. Дом этот, естественно, сле¬ довало охранять от возможных набегов — так через ка¬ кое-то время в составе ордена появился отряд рыцарей. Однако традиция оказания гостеприимства паломни¬ кам не была забыта, более того, как часто подчеркива¬ лось, эта сторона деятельности госпитальеров остава¬ лась наиглавнейшей. К концу двенадцатого столетия ордена тамплие¬ ров и госпитальеров стали часто упоминаться в паре, как будто они заменяли друг друга. Правители имели обыкновение включать в делегации для ведения дипло¬ матических переговоров по одному представителю от каждого из этих орденов. С первых лет существования обоих братств в тамплиеры обычно шли представите¬ ли франкоязычных территорий, причем этот орден был исключительно военным, а госпитальеры набира¬ лись из итало- и испаноговорящих областей Европы, и сферой их особого внимания оставалась забота о больных паломниках и их защита. Однако по мере роста ордена госпитальеров в нем также стали преоб¬ ладать французы. Не вызывает сомнения, что военная составляю¬ щая все же присутствовала в жизни госпитальеров уже на ранней стадии. В 1144 году Раймунд Триполийский передал ордену крепость Крак-де-Шевалье. И мало-по¬ малу в собственности госпитальеров оказалось больше земель латинских королевств, чем было у тамплиеров. 192
Глава седьмая. Госпитальеры Нередко тамплиеров и госпитальеров представ¬ ляют как соперников, чуть ли не врагов. Я же склонна видеть в них братьев. Иногда они прекрасно ладили и оказывали взаимную поддержку в противостоянии остальному миру. В иных случаях они оказывались по разные стороны баррикады, и им приходилось сра¬ жаться друг с другом. Когда же Великий магистр тамп¬ лиеров Гийом де Боже, проявив воинскую доблесть, пал при осаде Акры, предводитель госпитальеров вос¬ кликнул в скорби: «Скончался... пронзенный копьем магистр Ордена Храма. Да смилостивится Господь над его душою!»1 Многие жалованные грамоты свидетельствуют о передаче земель в равной доле храмовникам и госпи¬ тальерам. Наибольшее изумление вызывает грамота Альфонсо I, короля Арагона и Наварры, подписанная им в 1131 году. Согласно этому документу, Альфонсо пе¬ редавал все свое королевство тамплиерам, госпиталье¬ рам и Храму Гроба Господня2. Сохранить этот дар орде¬ нам не удалось — наследники Альфонсо, с которыми тот не пожелал считаться, выразили протест, и между сто¬ ронами было достигнуто соглашение. Но этот эпизод наглядно демонстрирует, что уже на ранней стадии сво¬ его существования госпитальеры и тамплиеры в обще¬ ственном сознании были тесно связаны друг с другом и с Храмом Гроба Господня. Сближению их в глазах на¬ селения способствовала и традиция, согласно которой оба ордена часто строили церкви с круглым нефом, под¬ ражая архитектуре Храма Гроба Господня. Госпитальеры, как и тамплиеры, ссужали деньгами светских властителей. Во время Второго крестового похода французский король Людовик VII взял ссуду как 1 Helen Nickolson, The Knights Hospitaller (Woodbridge, UK: Boy-dell and Brewer, 2001), p. 37. 2 См. также главу «Плодитесь и размножайтесь!». 7 Подлинная история тамплиеров 193
Ill ар an Ньюман. Подлинная история тамплиеров у магистра французских тамплиеров Эверара де Барра, так и у магистра госпитальеров Раймунда дю Пюи. Получили госпитальеры и свою порцию критики, особенно от писавшего в конце двенадцатого века после¬ довательного защитника белого, не монашествующего ду¬ ховенства Уолтера Mana. Mana возмутили привилегии, дарованные Третьим Латеранским собором тамплиерам и госпитальерам. Оба этих ордена Уолтер считал глубоко и в равной степени порочными. «Многими ухищрениями они вытесняют нас из церквей»1, — пишет Man. Эти орде¬ на, полагает он, заманивают к себе обедневших рыцарей, суля им деньги, но только после того, как те станут члена¬ ми братства. Они препятствуют поступлению пожертво¬ ваний в местные приходы. Впрочем, у нас нет доказа¬ тельств, что эти обвинения имеют под собой почву. Время от времени и папы распекали госпитальеров. В 1209 году Иннокентий выговаривал им за то, что члены братства содержат наложниц и «постыдным образом вме¬ шиваются в светские дела, подобно обычным мирянам»2. Надо признать, что размолвки между орденами тоже случались — в основном они касались споров о зе¬ мельных наделах, но в целом они вполне успешно суще¬ ствовали бок о бок. В крестовом походе Ричарда Льви¬ ное Сердце госпитальеры и тамплиеры образовывали передовой отряд и арьергард его армии, ежедневно ме¬ няясь местами. Кроме того, устав Ордена рыцарей Храма содержит ясное указание, что в случае крайней нужды рыцарь-тамплиер должен искать спасения в бли¬ жайшем укрепленном пункте госпитальеров: «Правило 167. А если случится, что кто-либо из братьев не может направиться к своему знамени, по¬ скольку оказался слишком далеко впереди, из страха пе¬ ред сарацинами, которые находятся между ним и знаме¬ 1 Walter Map, De Nugis Curialium/Courtiers’ Trifles, tr. Frederick Tupper and Marbuiy Bladen Ogre (London, 1924), p. 44. 2 Alan Forey, The Military Orders (London: McMillon, 1992), p. 199. 194
Глава седьмая. Госпитальеры нем, либо он не ведает, что со знаменем сталось, надле¬ жит ему следовать к первому же христианскому знаме¬ ни, какое он встретит. И буде он встретит знамя госпи¬ тальеров, то пусть остается при нем и уведомит о том предводителя этого отряда»1. Пункты, по которым эти два ордена имели расхож¬ дения, были политического свойства. Хотя теоретически им не следовало участвовать в спорах местных лидеров, в реальной жизни они неизбежно оказывались втянуты¬ ми в эти раздоры. Самым скверным оказалось вовлече¬ ние госпитальеров и тамплиеров в длительное соперни¬ чество между итальянскими городами-государствами 1е- нуей и Венецией. Большая часть Акры была поделена между рыцарскими орденами и итальянцами, и только небольшая территория оказалась во владении других ре¬ лигиозных групп и англичан. В борьбе за земли монасты¬ ря Святого Саввы, которая продолжалась с 1256 по 1258 год, госпитальеры поддерживали генуэзцев, а храмовни¬ ки взяли сторону венецианцев, что привело к неодно¬ кратным схваткам между рыцарями этих орденов. Драматические коллизии возникали и во время кон¬ фликтов, связанных с престолонаследием Иерусалима. Один из таких конфликтов разгорелся на позднем этапе истории латинских королевств, когда собственно Иеруса¬ лим уже давно был потерян европейцами. В 1277 году на корону претендовали король Кипра Гуго П1, потомок Си¬ биллы, сестры Балдвина IV, и Карл Анжуйский, брат фран¬ цузского короля, купивший право на трон у Марии Анти¬ охийской, двоюродной сестры Гуго2. В этом противостоя¬ нии госпитальеры поддерживали 1уго, а тамплиеры — Кар¬ ла. Такая позиция тамплиеров объяснялась тем, что их Ве¬ ликий магистр Гийом де Боже состоял с Карлом в родстве. 'J. М. Upton-Ward tr., The Rule of the Templars (Woodbridge: Boy-dell, 1992), p. 60. 2 О Карле Анжуйском см. также в главе «Тамплиеры и Людовик IX Святой, король Франции». 195
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров У госпитальеров было одно преимущество перед тамплиерами: если критика в их адрес становилась слишком уж резкой, они могли затаиться в своих при¬ ютах и странноприимных домах. После поражения кре¬ стоносцев во Втором крестовом походе они, похоже, так и поступили, хотя их участие в военных действиях во время похода было довольно скромным. Тамплиеров и госпитальеров довольно часто вме¬ сте упоминали в хрониках. «Итак, госпитальеры и ры¬ цари Храма укрепили свои силы, взяв с собой великое множество туркополей»1. Король Ричард «приказал тамплиерам и госпитальерам приблизиться»2. «Граф Раймунд Триполийский пожелал, чтобы эти крепости и замки находились в руках тамплиеров и госпиталье¬ ров»'. Город Мессину отдали под совместный контроль обоих орденов, пока решался вопрос о его дальнейшей судьбе. В состав многих посольств чуть ли не в обязатель¬ ном порядке входило по одному тамплиеру и одному гос¬ питальеру, призванных исполнять обязанности свидете¬ лей, а иногда и телохранителей. Имена этих рыцарей почти никогда не упоминаются — указывается только их принадлежность к орденам. Папы, в том числе Кли¬ мент V, обычно держали при своем дворе в достаточно высоком ранге одного тамплиера и одного госпиталье¬ ра. Папский престол использовал братьев обоих орде¬ нов, не делая между ними различия, в качестве доверен¬ ных посланцев и брал у тамплиеров и госпитальеров ссу¬ ды для укрепления своего финансового положения. 1 Helen Nicholson tr., The Chronicle of the Third Crusade (Ashgate, Aldershot, 1998), p. 258. Туркополи — воины легкой кавалерии, набира¬ лись из местных жителей Палестины. — Прим, перев. 2 Там же, р. 370. 4 Peter W. Edbury tr., The Conquest of Jerusalem and the Third Crusade (Ashgate, Aldershot 1998), p. 14. 196
Глава седьмая. Госпитальеры Даже критика в адрес этих орденов звучала так, будто они суть одно и то же. Пьер Дюбуа, состоявший на службе у Филиппа Красивого, писал, что тамплие¬ рам и госпитальерам следует жить за счет своих владе¬ ний на Святой земле и на Кипре, а деньги, получаемые на Западе, надлежит отдавать на миссионерские школы и для оплаты наемных воинов. Вполне возможно, что в 1307 году Филипп Краси¬ вый был заинтересован в осуждении госпитальеров в не меньшей степени, чем тамплиеров, но просто к Ор¬ дену рыцарей Храма в тот момент было легче подо¬ браться. Когда Жака де Моле призвали к папе Климен¬ ту V и королю, предполагалось, что на встрече будет присутствовать и магистр госпитальеров Фулк де Вил- ларе. Но «на Родосе его задержали сарацины, и он не смог прибыть в назначенный срок. Посланцы уведоми¬ ли его, что причины его отсутствия были сочтены удов¬ летворительными»1. Вот так! Фулк избежал судьбы Жака де Моле, и госпиталье¬ ры оказались в выигрыше после роспуска Ордена тамп¬ лиеров Вьеннским собором, поскольку большая часть владений рыцарей Храма в конце концов перешла к ним, хотя для того, чтобы заполучить эти земли, гос¬ питальерам пришлось идти на сделки с различными ко¬ ролями. Пока шел суд над тамплиерами, госпитальеры за¬ нимались захватом острова Родос. 11 августа 1308 го¬ да папа Климент объявил о крестовом походе госпи¬ тальеров для защиты Кипра и Армении. Он обещал отпущение грехов тем, кто даст деньги на этот поход, и велел разместить в церквах специальные ящики для сбора пожертвований с надписью «Орден госпиталье¬ ров». Но Фулк де Вилларе решил, что остров Родос — 1 Guillaume de Nangis, Chroniques capétiennes Tome II. 1270-1328, tr. François Guizot (Paleo, 2002). 197
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров более удобная цель, и тут же захватил его. Выбор Фул- ка оказался правильным: остров оказалось довольно легко удержать, и госпитальеры оставались на нем до 1522 года. Закрепившись на Родосе, госпитальеры обратили свои взгляды на море. Они наняли пиратский флот, по¬ ручив ему грабить мусульманские торговые суда, а так¬ же корабли итальянцев, которые вели торговлю с му¬ сульманами. Пиратская добыча послужила хорошим до¬ веском к обычным доходам ордена. В пятнадцатом веке с приходом на Восток турок- османов госпитальеры вновь оказались на переднем крае. К этому времени они уже помирились с прежни¬ ми, знакомыми врагами — такими, как мамелюки, и те¬ перь ордену предстояло встретиться с новой разновид¬ ностью захватчиков. Ведомые султаном Сулейманом Великолепным, турецкие полчища захлестнули Восточ¬ ную Европу и напали на Родос. Последний Великий ма¬ гистр на острове был вынужден сдать его туркам. Это произошло 1 января 1523 года. Остатки госпитальеров не имели постоянного пристанища в течение семи лет. В 1530 году импера¬ тор Священной Римской империи, он же король Ис¬ пании Карл I, передал госпитальерам острова Маль¬ тийского архипелага — Гозо, Камино и Мальту. Оттуда христиане продолжали лелеять мечту вернуть себе Святую землю. С той поры госпитальеры получили название маль¬ тийских рыцарей, и это имя осталось за орденом до на¬ ших дней. В следующий раз им придется уступить уже не мусульманам, а иной силе — Наполеону Бонапарту. В течение более двух столетий после прибытия на Мальту госпитальеры занимались пиратством. Затем французская Директория, придя в себя после револю¬ ции, решила, что Мальту, по-видимому, захватили враги 198
Глава седьмая. Госпитальеры Франции — австрийцы и русские1. Для наведения поряд¬ ка к острову послали Наполеона, который взял остров без боя. Магистр и братья-госпитальеры покинули Мальту 17 июня 1798 года, прихватив с собой кое-какие реликвии. Множество других реликвий, а также все письменные источники, которые госпитальеры унасле¬ довали от тамплиеров, попали в руки французов. Значи¬ тельную часть этой добычи Наполеон приказал погру¬ зить на флагманское судно своего флота «Ориент». После этого, желая предоставить армии возмож¬ ность славно провести лето, Наполеон отплыл в Еги¬ пет. «Вечером 1 августа британский флот, возглавляе¬ мый Нельсоном, догнал французов в заливе Абукир у се¬ верного побережья Египта и наголову разбил их. «Ори¬ ент» взорвался и затонул со всеми реликвиями ордена на борту»2. Подумать только, сколько тайн удалось бы разгадать, если бы этот корабль нашли! История госпитальеров в последующие годы изо¬ биловала необычными событиями. Так, например, од¬ ним из Великих магистров ордена стал русский царь Павел I, сын Екатерины Великой. Впрочем, этот экспе¬ римент продлился недолго. В 1834 году папа Григорий XVI передал мальтий¬ ским рыцарям больницу, и там они вернулись к своим первоначальным обязанностям — заботе о недужных и бедных паломниках. В этом качестве орден распростра¬ нился по миру и даже открыл протестантские филиалы. Почему же госпитальеры уцелели, в то время как тамплиерам это не удалось? Насколько я понимаю, все 1 Австрийцы были особенно враждебно настроены: ведь францу- зы отрубили голову Марии Антуанетте, урожденной австрийской прин¬ цессе. 2 Helen Nicholson tr., Тhe Chronicle of the Third Crusade (Ashgate, Aldershot, 1998), p. 136. 199
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров дело в особенностях, которые отличают эти ордена друг от друга. Госпитальеры всегда подчеркивали, что их первоочередная задача — забота о бедных и недуж¬ ных. Когда настали трудные времена, они вернулись к этой деятельности. Несмотря на то что госпиталье¬ ры, подобно тамплиерам, занимались банковскими опе¬ рациями, среди их клиентов не было столь важных пер¬ сон, а потому в сознании обычных людей этот орден не ассоциировался с несметными богатствами. Кто знает, может быть, и тамплиеры смогли бы уцелеть, открой они десяток богаделен и лазаретов... А может быть, и нет.
Глава восьмая Великие магистры (1191-1292/93) Робер де Сабле 1191-1193/94 Робер де Сабле был родом из Анжу — самой сердцевины владений Ричарда Львиное Сердце до того времени, когда тот сел на английский трон. Робер принял сторо¬ ну Ричарда, когда король вместе со своим братом Генри¬ хом, «Молодым королем», восстал против их отца, Ген¬ риха ГГ. Он сопровождал Ричарда в крестовом походе, выполняя обязанности казначея и королевского по¬ сланника. До избрания преемником Жерара де Ридефора, убитого при осаде Акры в ГГ9Г году, Робер пробыл чле¬ ном ордена достаточно короткое время. Хронист Ирак¬ лий пишет: «После этого тамплиеры избрали своим ма¬ гистром человека знатного происхождения, который находился в их доме, и звали того человека брат Робер де Сабле»1. Эту фразу можно истолковать так, будто Ро¬ бер просто гостил в резиденции тамплиеров, когда воз¬ никла нужда в новом Великом магистре. На пути к Святой земле Ричард несколько дней по¬ тратил на захват Кипра, а поскольку большой нужды 1 Peter W. Edbury tr., The Conquest of Jerusalem and the Third Crusade [Eracles] (Ashgate, Aldershot, 1998), p. 83. 201
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров в еще одном острове у короля не было, он предложил своему приятелю Роберу и братьям-тамплиерам купить его. И просил за все какую-то сотню тысяч византинов, сущие пустяки. Но таких денег у храмовников не оказа¬ лось, и они передали Ричарду в счет требуемого плате¬ жа земли и имущество на сорок тысяч византинов, а тем временем послали своих людей на Кипр, чтобы сооб¬ щить тамошнему населению о заключенной сделке и со¬ брать подати. Как оказалось, они совершили грубую ошибку. «Они посчитали, что смогут управляться с населе¬ нием острова так же, как привыкли обходиться с сель¬ ским людом Иерусалимского королевства. Они думали, что силою двадцати братьев смогут держать в повинове¬ нии весь Кипр, дурно обращаясь с его жителями и изби¬ вая непокорных. Притесненные греки возненавидели их правление... Они подняли мятеж и осадили тамплиеров в их замке в Никосии. Увидев такое множество людей у стен замка, тамплиеры были весьма удивлены и расте¬ ряны. Они сказали осаждавшим, что тоже являются хри¬ стианами, что пришли на остров не по своей воле и что охотно покинут Кипр, если им позволят это сделать»1. Киприоты, не забывшие обид, причиненных им армией Ричарда, захотели отыграться на тамплиерах. Однако двадцать рыцарей смогли отразить нападение и вернуться в Акру, где было принято решение, что Кипр не стоит тех усилий, которые необходимы для ус¬ мирения его жителей. Робер де Сабле явился к Ричарду и попросил вер¬ нуть задаток и взять остров обратно. Ричард ответил, что остров, конечно, возьмет, но полученный заклад не вернет. В то время льготного периода для пересмотра сделки не существовало, и тамплиерам ничего не оста¬ валось, как смириться. 1 Р«ег \У. Ес1Ьигу, р. 112. 202
Глава восьмая. Великие магистры (1191-1292/93) Впоследствии Ричард продал остров Ги де Лузи- ньяну, который, женившись на Сибилле, унаследовав¬ шей трон, стал королем Иерусалима. Сибилла и две ее дочери умерли в 1190 году, предположительно, во вре¬ мя эпидемии. Корона — номинально, ибо сам Иеруса¬ лим еще в 1187 году был захвачен Саладином, — пере¬ шла к Изабелле, сестре Сибиллы, поскольку Ги никогда не вызывал симпатии ни у кого, кроме своей жены. Тог¬ да Ги отправился к Ричарду и изъявил желание купить у него Кипр на тех же условиях, что были ранее пред¬ ложены тамплиерам. Взяв деньги в долг у триполий- ских купцов, Ги рассчитался с Ричардом, который та¬ ким образом умудрился дважды продать один и тот же остров. Ги затем женился вторично, и его потомки прави¬ ли Кипром на протяжении трех последующих столетий. Мне неведомо, привели ли события, связанные с Кипром, к охлаждению некогда теплых отношений между Ричардом и Робером де Сабле. Королям многое сходит с рук. В 1192 году, когда Ричард решил вернуть¬ ся в Англию, он попросил у Робера десять рыцарей и четырех сержантов для охраны в пути. Вынужден¬ ный возвращаться через земли своего врага Леопольда Австрийского, король попал в плен и провел в неволе два года, прежде чем за него заплатили выкуп. Робер не пренебрегал и своими обязанностями организатора и управляющего. В 1191 году он добился того, чтобы новый папа Целестин III подтвердил все права, дарованные ордену прежними понтификами. Надо сказать, что период его пребывания на посту Великого магистра оказался довольно спокойным. Ро¬ бер де Сабле скончался 28 сентября 1193 (по некото¬ рым источникам — 1194) года. 203
Шарап Ньюман. Подлинная история тамплиеров Жильбер Эраль 1194-1200 Другим преуспевшим храмовником оказался Жильбер Эраль. В 1183 году он возглавлял командорство ордена в Иерусалиме, а затем отправился в Испанию, где и на¬ ходился во время своего избрания на пост Великого ма¬ гистра. Одним из первых его достижений на этой должно¬ сти стало подтверждение в 1194 году папским престо¬ лом привилегий тамплиеров1. Такого подтверждения приходилось добиваться каждому новому магистру, и эти привилегии становились основой финансового благополучия ордена. 5 марта 1198 года (а возможно, и раньше) Жиль¬ бер находился в Акре. Во время его правления между тамплиерами и госпитальерами велись имущественные споры, причем накал этих споров был так велик, что улаживал их папа Иннокентий III. Когда епископ Сидона отлучил Жильбера от церк¬ ви, Иннокентию пришлось снова вмешаться и заявить, что такие действия в отношении тамплиера вправе со¬ вершать только он. Я не смогла найти сведений о том, чем же Жильбер прогневал епископа, но, думаю, он был весьма рад, что успел к тому времени добиться под¬ тверждения закона, согласно которому только папа имел право отлучать от церкви члена ордена. Умер Жильбер 21 декабря 1200 года. Его время на посту Великого магистра стало периодом консолида¬ ции сил после потери крестоносцами обширных зе¬ мель, захваченных Саладином. Жаркие споры, кото¬ рые он вел с госпитальерами, упоминаются в летопи¬ сях, но лишь мимолетно — видно, хронисты не сочли их достаточно интересными. 1 Подтверждение исходило от папы Целестина III, который уже давал таковое Роберу. Но кому мешало лишнее подтверждение? 204
Глава восьмая. Великие магистры (1191-1292/93) Филипп де Плессъе 1201-1209 Филипп, как и де Сабле, был анжуйцем, он пришел на Святую землю с Ричардом I. Младший отпрыск в роду, он к тому времени был уже женат и имел сыновей. Пе¬ реговорам о мире с мусульманами Филипп предпочитал сражения. Папа Иннокентий III поддерживал его, одна¬ ко в посланиях укорял за грех гордыни и злоупотребле¬ ния привилегиями. Филипп умер 12 ноября 1209 года. Гийом Шартрский 1210-1219 Гийом Шартрский, известный так же, как Гийом де Пю- изе, был выходцем из рода, который традиционно под¬ держивал движение крестоносцев. Еще до того как стать Великим магистром, он был ранен в схватке с ар¬ мянскими воинами, ведомыми киликийским принцем Львом из династии Рупенидов. В 1215 году Гийом поста¬ вил свою подпись под соглашением о разделении прав на землю между тамплиерами, госпитальерами и Орде¬ ном Сантьяго, которое было заключено при посредни¬ честве папы Александра III1. Гийом оставался на посту Великого магистра в начале Пятого крестового похода, во время которого христианские армии под началом Андрея Венгерского и отлученного от церкви Фридри¬ ха II попытались завоевать Египет2. В том походе погиб¬ ли отец Гийома граф Мильо де Бар-сюр-Сен и его брат Вальтер. Сам Гийом, находясь вместе с крестоносцами в Дамьетте, заболел и 26 августа 1219 года скончался. 1 В это время папский престол занимал Иннокентий III. Понтифи¬ кат Александра III приходился на период 1159—1181 гг. — Прим, перев. 2 См. также главу «Тамплиеры и Людовик IX Святой, король Франции». 205
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров Пьер де Монтегю 1219-1231 Пьер де Монтегю был, по всей видимости, избран в срочном порядке на собрании членов ордена под Да- мьеттой после смерти Гийома Шартрского. Как и его предшественник, Пьер вышел из семьи, тесно связан¬ ной с религиозной жизнью на Святой земле. Брат Пье¬ ра — Герен был Великим магистром госпитальеров; та¬ кая вот буквальная демонстрация братских уз, соединя¬ ющих эти два ордена. Дядя Пьера — Эсторж занимал пост архиепископа Никосии, другой дядя — Бернар был епископом Пюи, что во Французских Альпах. Кроме то¬ го, у Пьера был двоюродный брат, который не стал свя¬ щенником, а женился на киприотке и погиб, сражаясь против войск императора. Хотя его семья происходила из Оверни, в начале своей карьеры Пьер жил в Испании, затем в Провансе и в 1206 году стал магистром тамплиеров на этой терри¬ тории. Он отличился в ряде сражений в Испании. Пятый крестовый поход закончился полным пора¬ жением, и Пьер оказался среди тех, кто пытался что-то сделать. Он отправил письмо Алану Мартелу, прецептору ордена в Англии, где описал отчаянное положение, в ко¬ тором оказалась армия крестоносцев, когда египтяне от¬ крыли шлюзы в дельте Нила и тем самым отсекли все пу¬ ти снабжения. «Лишенная провианта, армия Христа не могла ни наступать, ни отступать, ни вообще двигаться куда-либо... Она оказалась запертой в ловушке, как рыба в сети»1. Заканчивается письмо, как и большинство по¬ сланий от крестоносцев, просьбой прислать денег. Пьер также оказался в центре борьбы между импе¬ ратором Священной Римской империи Фридрихом II 1 LJht. no: Malcolm Barber, The New Knighthood (Cambridge Uni-ver- sity Press, 1994), p. 130. 206
Глава восьмая. Великие магистры (1191-1292/93) и папским престолом. Это было застарелое соперниче¬ ство светской и духовной властей. Италия была частью владений, унаследованных Фридрихом, и это привело его к конфликту с папским государством. Затем Фрид¬ рих женился на Изабелле, наследнице иерусалимского трона, и стал проявлять интерес к возможности отвое¬ вать Иерусалим у мусульман. Несколько пап отлучали императора от церкви, и в 1250 году он умер, так и не покаявшись. Когда после поражения под Дамьеттой Фридрих прибыл в Акру, тамплиеры и госпитальеры отказались следовать за ним, поскольку он был отлучен от церкви. Следствием этого явилась отвратительная сцена, во вре¬ мя которой, как пишут некоторые хронисты, Фридрих обвинил тамплиеров в попытке его убить, а тамплиеры, в свою очередь, обвинили императора в измене. Фридрих вскоре покинул Акру и позже отомстил храмовникам и госпитальерам, конфисковав их италь¬ янские владения и бросив в тюрьмы множество брать¬ ев. Когда в 1231 году Пьер де Монтегю умер, тамплиеры еще не вернули себе итальянские земли. Договор о при¬ мирении между Фридрихом и папой был заключен только в 1239 году, когда должность Великого магистра тамплиеров занимал Арман де Перигор. Как мы уви¬ дим, это произошло не случайно. Арман де Перигор 1231-1244 По всей видимости, Арман де Перигор был выходцем из Гиени, южной провинции Франции. Перед тем как занять должность Великого магистра, он был прецепто- ром ордена на Сицилии и в Калабрии, поэтому многие считают, что на избрание Армана главой тамплиеров оказал влияние император Фридрих II, власть которого 207
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров в то время распространялась и на Сицилию. Однако прямых доказательств такого влияния мы не имеем. Пока Арман находился на посту Великого магист¬ ра, тамплиеры принимали участие в бесчисленных стычках как с мусульманами, так и с войсками императо¬ ра. Фридриху путем переговоров удалось вернуть хрис¬ тианам большую часть Иерусалима, а также подписать с египетским султаном восьмилетний мирный договор. Между тем Арман и не думал этот договор соблю¬ дать. Результатом его действий явилась очередная бойня, в которой погибло множество тамплиеров. В 1237 году, не прислушавшись к совету графа Вальтера Яффского, Арман с отрядом рыцарей напал на мусульманских вои¬ нов, которые «заготавливали продовольствие в местнос¬ ти между Атлитом и Акрой». Тамплиеры в этом сражении потерпели сокрушительное поражение. Уцелели только девять рыцарей и сам Великий магистр. Мало-помалу Арман все же узнавал особенности жизни в латинских королевствах — вернее, в том, что от них осталось. Он начал разбираться в сложных от¬ ношениях между потомками Саладина, которые посто¬ янно спорили, кто из них является лучшим в династии Айюбидов и может претендовать на трон, заключали союзы против своих соплеменников и воевали друг с другом — то есть ничем не отличались от христиан¬ ских правителей. Некоторые мусульманские вожди объединялись с христианами, чтобы нанести пораже¬ ние своим братьям и другим родственникам. В 1237 го¬ ду Арман решил, что, внеся раскол в ряды Айюбидов, их можно победить. В ноябре 1239 года с запада в эти места пришла но¬ вая сила, так сказать, свежая кровь. Тибо, граф Шам- паньский, привел с собой рыцарей, которые жаждали битвы и наживы. Осторожность, которой наделил тамп¬ лиеров и госпитальеров тяжкий опыт поражений, вызы¬ вала у вновь прибывших только досаду. Граф Генрих 208
Глава восьмая. Великие магистры (1191-1292/93) де Бар заявил, что он проделал весь этот путь не для то¬ го, чтобы сидеть без дела, и что он со своими людьми на следующий же день отправляется за добычей. «Они [магистры] прекрасно знали, что их намере¬ ния и мотивы не были благими, что двигали ими лишь зависть, злоба, гордыня и жадность... Они говорили им [рыцарям], что, поддавшись своим желаниям и отпра¬ вившись воевать, они рискуют потерять жизнь или по¬ пасть в неволю, чем причинят великий позор и вред христианскому миру. Те же с яростью отвечали, что ни¬ чего подобного они не сделают, что они пришли сюда сражаться с язычниками и не намерены откладывать встречу с противником»1. Генрих и его воины двинулись к равнине близ Га¬ зы, где, как они слышали, местные жители держат свой скот. Там они решили разбить лагерь, чтобы подкре¬ питься и провести ночь, а наутро тихо выйти из лагеря и захватить пасущихся лошадей. «Так велики были их гордыня и самонадеянность, что они вовсе не думали о своих врагах, на чью землю вторглись. Враги же были весьма близко. И тогда им стало ясно, что Господу наше¬ му неугоден выбранный ими путь служения Ему»2. Султан Аль-Адиль Абу Бакр II оказался в это время в Газе и узнал о приближающемся отряде христиан. Он со¬ брал всех воинов, которые были в округе, и вышел с ними навстречу грабителям. Под утро некоторые рыцари по¬ чувствовали опасность и решили вернуться. Однако Ген¬ рих де Бар и многие другие из его воинов решили биться. Отряд окружили и разгромили. Всех, кому удалось выжить, отвезли в Каир и продали в рабство. Хотя летописец из монастыря Ротелин считал, что эти рыцари получили по заслугам, многие в Европе 1 TheRothelin Continuation of the History of William of Tyre, in Crusader Syria in the Thirteenth Century, tr. Janet Shirley (Ashgate, Aldershot, 1999), p. 46. 2 Там же, p. 48. 209
Шаран Ньюман. Подлин ная история тамплиеров придерживались иного мнения. Наоборот, тамплиеров и госпитальеров порицали за то, что они не пришли на помощь Генриху. Появилось даже стихотворение, напи¬ санное попавшим в рабство графом Монфором и до¬ шедшее до Запада: Если бы госпитальеры, Тамплиеры и иные братья-рыцари Показали нашим воинам путь, Каким следовало двигаться, То все наши рыцари Не томились бы в темнице1. Чтобы как-то приглушить нарекания в адрес рыца¬ рей Храма, годом позже Арман от имени ордена пожерт¬ вовал в пользу магистра и братьев Святого Лазаря весь доход от имущества храмовников в английской части Акры. Пять поколений переселенцев из Европы на Свя¬ тую землю сменили друг друга к этому времени, и ко¬ нечно же они успели как следует узнать особенности политической жизни Ближнего Востока. В 1240-х годах они были прекрасно осведомлены о перипетиях борь¬ бы, разгоревшейся между наследниками Саладина в Египте и Дамаске. В 1244 году тамплиеры, во главе ко¬ торых стоял Арман де Перигор, убедили некоторых христианских правителей оказать Дамаску военную по¬ мощь. Объединенная армия христиан двинулась к Газе и 18 октября потерпела жестокое поражение в битве при Л а Форби (Гарбии). Среди погибших был архиепи¬ скоп Тира Пьер, а также епископ Рамлы. Магистр гос¬ питальеров Гийом де Шатонеф попал в плен. На волю он выйдет только в 1250 году. Арман де Перигор также не избежал плена. Там он и умер, и дата его кончины осталась неизвестной. 1 ТЬе КшЬеНп СопппиаПоп... р. 53. 210
Глава восьмая. Великие магистры (1191-1292/93) Гийом де Соннак 1247-1250 Гийом де Соннак занимал пост прецептора ордена в Ак¬ витании, когда его избрали Великим магистром. До это¬ го он возглавлял командорство в Аузоне. Поскольку ни¬ кто не знал наверняка, жив Арман де Перигор или умер, Гийом чувствовал себя всего лишь играющим роль Ве¬ ликого магистра. И надо признать, что роль эта оказа¬ лась не из легких. Гийом сопровождал короля Людовика IX в еги¬ петском походе и был вынужден принять участие в бит¬ ве при Мансуре, в которой пал брат короля Робер. По общему мнению, атака христиан было непрости¬ тельной ошибкой, причем главным виновником как раз считали Робера. Сенешаль графа Шампаньского Жан де Жуанвиль пишет: «Тамплиеры, как мне впос¬ ледствии рассказывал их Великий магистр, потеряли в этом сражении около двухсот восьмидесяти пеших и всех конных воинов»1. Сколько же отчаяния в этой простой фразе! Во все годы существования ордена об¬ щее количество рыцарей Храма на Святой земле в среднем не превышало трех сотен. Даже если при¬ нять, что многие из погибших при Мансуре были сер¬ жантами, потери тамплиеров составили не менее чет¬ верти их общего числа. Там же в Египте 11 февраля 1250 года в очередном сражении Гийом де Соннак был тяжело ранен и вскоре умер. ‘Joinville, Life of St. Louis, tr. Margaret R. B. Shaw (Penguin, 1963), p. 219. 211
Шарон Ньюман. Подлинная история тамплиеров Рено де Вишье 1250-1256 Когда пришла весть о смерти Гийома де Соннака, Рено де Вишье был маршалом ордена. Для обычной процеду¬ ры избрания Великого магистра не было времени, да и самих рыцарей осталось в живых совсем немного. Рено возглавил орден временно, до возвращения из Египта в Акру, где можно было собрать достаточное ко¬ личество братьев. Когда Людовика и многих его приближенных за¬ хватили в плен и держали до выкупа, Рено взял на себя ответственность и позволил Жану де Жуанвилю взять деньги из казны ордена для освобождения короля. Вернувшись с остатками армии в Акру, «король, взяв в соображение услугу, оказанную ему Орденом ры¬ царей Храма, помог Рено стать магистром тамплие¬ ров»1. От остальных храмовников возражений не по¬ следовало, поскольку Рено показал себя с лучшей сторо¬ ны в самых тяжелых обстоятельствах. Людовик, по-видимому, считал, что таким образом расплатился с Рено сполна, а потому в дальнейшем ника¬ ких особых милостей Великому магистру не оказывал. В 1251 году Рено послал маршала ордена Гуго де Жуй для переговоров с султаном Дамаска о разделе одной плодо¬ родной местности между двумя странами. Когда Гуго вернулся в Акру с готовым договором, Людовик пришел в ярость из-за того, что у него не испросили разрешения на переговоры. Он заставил тамплиеров идти босиком к своему шатру, после чего Рено пришлось вернуть дого¬ вор представителю султана и во всеуслышание заявить, что он сожалеет о своих действиях, на которые не полу¬ чил королевского дозволения. Что касается Гуго, то он был изгнан из Иерусалимского королевства. 1 ^птИе, р. 267. 212
Глава восьмая. Великие магистры (1191-1292/93) Рено умер 20 января 1256 года, а Людовик жил еще достаточно долго, чтобы возглавить еще один столь же неуспешный крестовый поход. О Рено де Вишье забы¬ ли. Людовика причислили к лику святых. Не поменять ли их местами? Став Великим магистром, Тома Берар оказался лицом к лицу с новой страшной угрозой всем народам Ближне¬ го Востока, а также с насущной необходимостью справ¬ ляться с непрекращающимися сварами и раздорами между обитателями разных частей Акры. Чаще всего возникали ссоры между купцами италь¬ янских городов-государств Генуи, Пизы и Венеции. Все они имели в Акре финансовые интересы и были непри¬ миримыми соперниками в торговых делах в Восточном Средиземноморье. «В 1258 году во время беспорядков, получивших известность как «Война святого Саввы», магистр тамп¬ лиеров Тома Берар нашел убежище в башне Святого Ла¬ заря, когда его собственная крепость попала под пере¬ крестный обстрел пизанцев, генуэзцев и венецианцев»1. В сущности, обычный рабочий день Великого ма¬ гистра. Тома Берар не прекращал попыток возвратить земли, потерянные христианами за последние восемь¬ десят лет. В 1260 году тамплиеры и семейство Ибелинов напали на крупный лагерь мусульман близ Тиверии, но были наголову разбиты. Множество тамплиеров па¬ ло в бою или было пленено. Среди захваченных мусуль¬ манами рыцарей оказались и будущие Великие магист¬ 1 David Marcombe, Leper Knights (Boydell, UK 2003), p. 11. 213
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров ры Гийом де Боже и Тибо Годен. Уцелевшего маршала тамплиеров Стефана де Сесси Берар заподозрил в тру¬ сости либо измене, в гневе сорвал с него облачение ры¬ царствующего монаха и изгнал из Святой земли. Учиты¬ вая острую нехватку воинов, можно сделать вывод, что Стефан был весьма посредственным тамплиером. Впрочем, все эти события бледнеют в сравнении с наводящим ужас нашествием на Ближний Восток монголов. Ведомые Чингисханом полчища к этому вре¬ мени уже захватили большую часть Китая и вторглись на территорию древней персидской империи. Впереди завоевателей летела молва об их жестокости. Однако церковные иерархи, считая монголов «язычниками», полагали возможным их обращение в христианство и даже надеялись, что совместными силами они смогут вновь освободить Иерусалим. С приближением монго¬ лов им навстречу отправились францисканские мисси¬ онеры. Тома Берар считал эти надежды тщетными. В мно¬ гочисленных письмах, посылаемых в Европу, он подчер¬ кивал крайнюю серьезность положения. Одно из таких писем 1261 года, адресованных казначею тамплиеров в Англии, сохранилось. Вот что писал Тома: «Мы уже многажды сообщали вам о внушающем великий страх приближении татар [монголов]... и вот они здесь, под нашими стенами, стучат в наши ворота, и теперь уже не время скрывать стычки с ними, а надле¬ жит открыто признать их поражающие воображение деяния, которые потрясают христианский мир извне и грозят неисчислимыми страданиями»1. Далее Тома перечисляет все земли, захваченные монголами, рассказывает о том, как жители Антиохии ' Thomas Berard, umt. no: Malcolm Barber and Keith Bate, The Templars: Selected Sources Translated and Annotated (Manchester University Press, 2002), p. 101. 214
Глава восьмая. Великие магистры (1191-1292/93) умоляли монголов пощадить их город и ограничиться выкупом, и о том, как был полностью разрушен Алеппо. Затем Берар переходит к главной причине, побудившей его взяться за перо: «Скудость и слабость христиан не дает нам надеж¬ ды отстоять другие земли и города, если Господь не явит своей милости... Заклинаю вас не испытывать сомне¬ ний, что в отсутствие незамедлительной помощи от ва¬ ших стран наших сил для отражения столь бешеного на¬ пора этих великих полчищ совершенно недостаточно, и весь христианский мир по сю сторону моря непремен¬ но окажется в безраздельной власти татар. В доверше¬ ние ко всему уведомляю, что укрепление замков наших вкупе с городом Акрой, вызванное необходимостью по¬ править дела, повлекло столь значительные расходы, что орден оказался в крайне тяжелом финансовом поло¬ жении»1. Жалобы на финансовую несостоятельность орде¬ на имели под собой основания. Тома с радостью принял бы ссуду от итальянцев, но все они покинули город. Ма¬ гистр уже заложил кресты, кадила и вообще все, что еще оставалось у тамплиеров. В ожидании помощи Тома искал любые источники для пополнения казны. В 1261 году он вел переговоры с архиепископом Никосии о выплате Кипром причита¬ ющейся храмовникам десятины. Кроме того, он продал францисканцам земли ордена в Лукке. А уж если братья Святого Франциска оказываются богаче тамплиеров, то мир, без сомнения, перевернулся. Тома Берар умер 25 марта 1273 года. А вскоре пре¬ кратило свое существование и последнее государство крестоносцев. 1 Пе Тетр1ст... р. 104. 215
Шарап Ньюман. Подлинная история тамплиеров Гийом де Боже 1273-1291 Об избрании Гийома де Боже (или де Клермона) Великим магистром сообщает Гуго де Ревель, Великий магистр гос¬ питальеров, в письме графу Фландрскому. «Добрые рыца¬ ри Храма избрали своим магистром и главой ордена бра¬ та Гийома де Боже... Посланцы ордена отправились во Францию с кошельком [несомненно пустым] и этой ново¬ стью»1. Магистр Гуго далее пишет, что дела на Святой зем¬ ле обстоят из рук вон плохо и «средства, которые король Франции просил у папы для помощи Святой земле, мож¬ но полагать потерянными»* 2. Прямо скажем, письмо не внушает оптимизма. Гийом родился в 1230 году, или около того, пред¬ положительно во Франции. Он имел родственные свя¬ зи с семейством Боже-Форе, которое, в свою очередь, состояло в дальнем родстве с французскими монарха¬ ми. Гийом стал членом Ордена рыцарей Храма еще мо¬ лодым человеком. Мы не знаем точно, когда он приехал на Святую землю, но в тридцать лет Гийом участвовал в битве близ Тиверии и попал в плен к мусульманам. Не¬ сколько раньше, в 1254 году, он был командором в Лом¬ бардии. В одном из документов 1272 года он упоминает¬ ся как магистр ордена на Сицилии. Там Гийом и нахо¬ дился во время своего избрания Великим магистром. Понимая, насколько скверно обстоят дела в Акре, Гийом не сразу отправился на Святую землю, а в тече¬ ние двух лет «объезжал командорства тамплиеров во Франции, Англии и Испании»1. Его секретарь с гордое- ' «Six letters relatives aux croisades», in Archives de TOrient Latin Tome / (Paris, 1884), p. 390. 2 Там же, p. 391. * The Templar of Tyre, ed. and tr. Paul Crawford (Ashgate, Aldershot, UK 2003), p. 69. 216
Глава восьмая. Великие магистры (1191-1292/93) тью свидетельствует, что «он собрал значительные средства и только потом приехал в Акру»1. Но были ли эти средства достаточны? Как и многие другие магистры, Гийом вышел из се¬ мьи, члены которой были связаны с крестовыми похода¬ ми. Один из его родственников по имени Гумберт де Бо¬ же погиб под Дамьеттой во время похода Людовика Свя¬ того в Египет. Пока Гийом пытался сохранить последний латинский город на Святой земле, его брат Луи, конне¬ табль Франции, пал в Испании, сражаясь в армии короля Филиппа III. Несмотря на внешние угрозы, орден все еще актив¬ но участвовал в политической борьбе. Поскольку власти¬ тель Джубайла стал членом ордена, Гийом принял его сто¬ рону в борьбе с епископом и принцем Тортосы и послал ему на помощь тридцать своих воинов. В отместку «принц повелел разрушить до основания командорство тамплие¬ ров в Триполи и вырубить принадлежавшие ордену леса»2. Несмотря на все страхи перед монгольским наше¬ ствием, конец латинским королевствам на Святой земле положил все же Египет — как и опасались многие коро¬ ли и предводители крестоносцев последнего периода. Гийом де Боже умер при осаде Акры в 1291 году. Он пал в гуще битвы, пронзенный копьем. Тибо Годен 1291-1292/93 Предпоследний Великий магистр ордена прожил на Святой земле много лет. Он побывал в плену у мусуль¬ ман, а после освобождения возглавлял командорство тамплиеров во все сокращающейся христианской части 1 ТЬе Тетпр1аг о/ Туге, р. 69. 2 Там же, р. 72. 217
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров Иерусалима. Во время осады Акры Тибо и еще горстке храмовников удалось покинуть город на корабле и до¬ браться до принадлежавшего ордену замка в Сидоне, расположенного на побережье севернее Акры. Султан послал «одного из своих эмиров, Санжара аль-Шуяй, ко¬ торый осадил замок с моря, имея при себе осадные ма¬ шины»1. Тибо «увидел грозившую опасность и решил, что ему не следует начинать свой срок пребывания в должности магистра со сдачи осажденного замка»2. А теперь догадайтесь, что произошло дальше. «Ти¬ бо созвал братьев на совет и с их согласия отправился на Кипр, пообещав прислать подкрепление»’. Я подозре¬ ваю, что анонимный «тамплиер из Тира», снабдивший нас этими сведениями, ушел из Сидона вместе с Тибо, иначе мы бы ничего не узнали. Прибыв на Кипр, Тибо не проявил особого энтузиазма в поисках подкрепления для оставшихся воинов. В конце концов другие тампли¬ еры, добравшиеся до острова, сообщили своим товари¬ щам в Сидоне, что помощи ждать не следует. Сидонский замок был сдан мамелюкам, и султан велел сровнять его с землей. Тибо Годен остался на Кипре и направил в Европу просьбу прислать ему воинов взамен павших в Акре. Как ни странно, но он это подкрепление получил. Трудно сказать, успел ли Тибо, сдавший врагу две крепости тамплиеров, вселить мужество в своих вои¬ нов и вдохновить их на борьбу. Уже 16 апреля 1292 года он умер. Теперь расхлебывать кашу предстояло Жаку де Моле, последнему Великому магистру. Его судьба заслу¬ живает отдельной главы, но сначала мы вернемся назад, чтобы составить более полную картину крестоносного движения в тринадцатом веке. 1 The Templar of Tyre, p. 118. 2 Там же. 4 Там же.
Глава девятая Тамплиеры и Людовик IX , король Франции Людовик IX, король Франции, известный ныне как Лю¬ довик Святой, родился в 1214 году. Он был вторым сы¬ ном Людовика VIII и его супруги Бланки Кастильской. В 1226 году Людовик VIII скончался от дизентерии, воз¬ вращаясь с юга Франции, где он усмирял еретиков. Коро¬ лю было всего двадцать восемь лет, а наследнику престо¬ ла Людовику IX — девять. По счастью, регентшей при наследнике стала вдовствующая королева Бланка. В свои двадцать семь лет она состояла в браке более половины жизни и про¬ извела на свет двенадцать детей, семеро из которых вы¬ жили. Как и ее грозная бабка Алиенора Аквитанская, Бланка знала толк в управлении государством. Кроме того, в отличие от Мелисанды, королевы Иерусалима, Бланка была любима своими детьми. Она крепко держа¬ ла страну в руках, пока Людовик не достиг совершенно¬ летия, а затем со всеми необходимыми предосторожно¬ стями передала бразды правления сыну. Вся королевская семья отличалась набожностью, особенно Людовик. Он добился перемещения из Кон¬ стантинополя в Париж священных реликвий, связан¬ ных со Страстями Господними, в том числе тернового 219
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров венца, частицы Животворящего Креста и губки, смо¬ ченной уксусом, которую римский воин приложил к ус¬ там Иисуса, когда Спаситель принимал крестные муки. Для хранения этих святынь король построил церковь Сен-Шапель, которая и сейчас стоит на острове Сите в Париже. В 1244 году Людовика поразил недуг, перед кото¬ рым оказались бессильны все врачи. Думая, что его кон¬ чина близка, король «привел в порядок свои дела и об¬ ратился к своим братьям с настоятельной просьбой по¬ заботиться о его жене и детях, в то время еще совсем маленьких и беззащитных»1. В какой-то момент его близкие подумали, что он умер, но Людовик очнулся. Как пишут в хрониках, пер¬ вые его слова были обращены к парижскому епископу Гийому Оверньскому. «Я хочу отправиться в крестовый поход!» — прохрипел король. Когда Людовик окончательно выздоровел, его мать Бланка и епископ попытались отговорить его от задуманного. «Вы говорили это, находясь во власти не¬ дуга... Кровь прихлынула к вашему мозгу, и вы не отдава¬ ли себе отчета в словах», — убеждали они короля2. Однако Людовик не дал себя разубедить. В это вре¬ мя до Парижа дошла весть о захвате в июле 1244 года Иерусалима туркменами из Хорезма, которых теснили на запад монголы, а также о поражении христиан у Га¬ зы. Людовик решил, что именно он призван спасти Свя¬ тую землю. Король убедил и трех своих младших братьев — Ро¬ бера, Альфонса и Карла присоединиться к нему и другим представителям знатных родов королевства. За королем 1 The Rothelin Continuation of the History of William of Tyre, i;ht. no: Crusader Syria in the Thirteenth Century, tr. Janet Shirley (Ashgate, Aldershot, 1999), p. 66. 2 Matthew Pans, Chronica, tr. Richard Vaughn (New York, 1984), p. 131. 220
Глава девятая. Тамплиеры и Людовик IX Святой, король Франции не последовали только Тибо, граф Шампаньский и король Наварры, — он только что вернулся со Святой земли после тяжелого поражения и решил, что с него довольно1. Вместе с Людовиком в поход отправилась его су¬ пруга Маргарита Прованская. Дабы не подвергать рис¬ ку престолонаследие, они оставили двух своих юных сыновей на попечении их бабки2. Прочие члены семьи, за исключением Альфонса, отплыли из Франции в августе 1248 года. Альфонс ос¬ тался, чтобы присматривать за делами в королевстве и позаботиться о жене Робера, беременность которой не позволяла ей предпринять морское путешествие. Оба они присоединятся к королю позднее. Благоразумие заставило братьев плыть на разных кораблях, и все они благополучно добрались до цели. 17 сентября Людовик и его спутники высадились на Кипре, где их приветствовал Великий магистр тампли¬ еров Гийом де Соннак, прибывший на остров из Акры, чтобы присоединиться к королю. Было решено, что армия проведет зиму на Кипре. В ожидании весны Людовик не терял время зря — он по¬ мирил между собой госпитальеров и тамплиеров. Когда следующим летом Людовик и его армия по¬ кидали остров, Гийом сопровождал короля. Поскольку считалось, что ключи к Иерусалиму находятся в Египте, Людовик решил первым делом напасть на египетский город Дамьетту, чтобы перерезать пути снабжения про¬ довольствием, ведущие на север. Нельзя сказать, что высадка войск прошла гладко. Когда небольшие суда с воинами приблизились к бере- 1 Подробнее об этом см. в разделе «Арман де Перигор» главы «Великие магистры (1191—1292/93)». 2 Филипп родился 1 мая 1245 года, так что к тому времени, когда его родители отправились в крестовый поход, ему исполнилось только три года. 221
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров гу, они попали под обстрел мусульман. «Зрелище пора¬ жало великолепием, — вспоминал Жан де Жуанвиль. — Доспехи воинов султана, сплошь покрытые золотом, ослепительно сверкали в лучах солнца»1. Жуанвилю, ко¬ торый, по-видимому, состоял в родстве со всеми, вклю¬ чая короля, было в то время двадцать с небольшим, и этот поход стал важным событием в его очень, как оказалось, долгой жизни. Когда французы подошли к Дамьетте, выясни¬ лось, что ворота города распахнуты, а сам он пуст. Жи¬ тели Дамьетты помнили о последней осаде их города европейцами и предпочли уйти, чтобы не испытывать судьбу снова. Даже гарнизон, которым командовал Факр ад-Дин, оставил Дамьетту. Узнав об этом, султан, который в это время находился при смерти, приказал повесить всех воинов гарнизона. Людовик не скрывал восторга. Армия заняла го¬ род, и король с супругой устроились со всевозможными удобствами. Дамьетта оказалась превосходным местом, где можно было переждать ежегодный разлив Нила, и подходящей базой для набегов в глубь египетской тер¬ ритории. С приближение зимы армия начала движение че¬ рез дельту Нила к Мансуру. 7 декабря королевские вой¬ ска подверглись нападению египтян. «Однако тамплие¬ ры и другие воины нашего головного отряда не дрогну¬ ли и не потеряли мужества», — уверяет читателя Жуан¬ виль2. Следует признать, что, хотя о тамплиерах сказа¬ но многое, ни один человек, видевший этих воинов в битве, не смог упрекнуть их в трусости. ‘Joinville, Life of St. Louis, tr. Margaret R. B. Shaw (Penguin, 1963), p. 201. 2 TheRothelin Continuation of the History of William of Tyre, hht. no: Crusader Syria in the Thirteenth Century, tr. Janet Shirley (Ashgate, Aldershot, 1999), p. 91. 222
Глава девятая. Тамплиеры и Людовик IX Святой, король Франции И все же довольно скоро французов постигла пер¬ вая неудача, и храмовникам пришлось заплатить за нее немалую цену. 8 февраля брат короля Робер, граф Артуа, находился в передовом отряде вместе с тамплиерами. Они переправились через реку, и Людовик велел им ждать, пока к ним присоединится остальная часть войск. Однако Робер со своими воинами не пожелал медлить и напал на лагерь сарацин. Французы устроили кровавую резню, не щадя стариков, детей и женщин. Гийом де Соннак, Великий магистр тамплиеров, «рыцарь славный и отважный, воин мудрый и дально¬ видный, советовал графу Артуа остановиться и удер¬ жать своих людей»1. Но Робер только рассмеялся ему в лицо и устремился вперед. Тамплиеры не могли допу¬ стить, чтобы графа убили, и последовали за ним, наде¬ ясь все же убедить его вернуться. Тем временем граф Робер и его люди вошли в Ман¬ сур и вскоре оказались в переплетении узких улиц, где стали легкой мишенью для защитников города. «Эго был момент крайней опасности, но отряд мамелюков... отважных, как львы, и непревзойденных в сражении... заставил их обратиться в бегство. Французы были уби¬ ты без всякой пощады, все до одного», — пишет араб¬ ский источник2. По свидетельству Жуанвиля, тамплиеры потеряли в Мансуре 280 воинов. В течение нескольких дней Людовик сохранял на¬ дежду, что его брат всего лишь попал в плен и удержива¬ ется мусульманами до выкупа, но потом пришло извес¬ тие о смерти Робера. «’’Все во власти Господней, нам ли 1 The Rothelin Continuation... p. 95. 2 Jamal ad-Din Ibn Wasil, Mufarrij al-Kurub fi akhbar Bani Ayyub. LJht. no: Arab Historians of the Crusades, tr. Francesco Gabrieli (Dorset, 1982), p. 290. 223
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров роптать”, — сказал король, и крупные слезы полились из глаз его»1. Немногие уцелевшие тамплиеры продолжали сра¬ жаться за Людовика. Потерявший глаз еще в прежние дни, Гийом де Соннак всегда бился в первых рядах. 11 фе¬ враля он защищал баррикаду, сооруженную из обломков захваченных осадных машин неприятеля. Мусульмане принялись метать «греческий огонь», и сухое дерево бар¬ рикады вспыхнуло как факел. «Сарацины... не стали ждать, когда огонь утихнет, а бросились вперед и схвати¬ лись с тамплиерами среди пламени»2. Гийом потерял в этой битве второй глаз (первый он потерял в схватке за несколько лет до этого) и вскоре умер от ран. До избрания нового Великого магистра его обя¬ занности принял на себя маршал ордена Рено де Вишье. Однако других крупных сражений в Египте не по¬ следовало. Французы, запертые в дельте Нила, окру¬ женные со всех сторон неприятелем, изнемогали от мух, вшей и болезней. Корабли с продовольствием, по¬ сланные к ним из Дамьетты, были перехвачены и раз¬ граблены сарацинами. Среди воинов свирепствовала цинга. Даже король не избежал этой напасти, так скуд¬ на была его пища. Людовик пытался договориться о пе¬ ремирии, но поражение его армии было слишком оче¬ видно. Сарацины пошли в наступление 7 апреля. К этому времени Людовик страдал не только от цинги, но и от дизентерии, причем так сильно, что «пришлось отре¬ зать нижнюю часть его исподнего»3 4. Если уж король был так плох, можно себе представить, в каком состоя¬ нии находились другие воины. Французы потерпели со¬ 1 Joinville, Life of St. Louis, tr. Margaret R. B. Shaw (Penguin, 1963), p. 226. - Там же, p. 232. 4 Там же, p. 240. 224
Глава девятая. Тамплиеры и Людовик IX Святой, король Франции крушительное поражение. Людовик и два его оставших¬ ся в живых брата попали в плен. Королева Маргарита в это время находилась в Дамьетте и со дня на день должна была разрешиться от бремени. На нее и легла ответственность за даль¬ нейшие действия. Главной задачей королевы стало ос¬ вобождение пленников. Поторговавшись, султан согласился освободить короля и других узников в обмен на возвращение Дамь- етты и пятьсот тысяч ливров, или миллион золотых ви¬ зантинов. Позднее эту сумму удалось уменьшить до че¬ тырехсот тысяч ливров, что тем не менее превышало годовой доход короля. К сожалению, на следующий же день после согла¬ шения султан был убит своим телохранителем. Перего¬ воры вернулись к исходной точке, и французы уже не чаяли сохранить жизнь, но новый правитель не стал ме¬ нять условий выкупа. В записях Жуанвиля есть любопытное место: Людо¬ вику было предложено дать клятву, что он доставит огово¬ ренный выкуп. Текст клятвы, в частности, включал такую фразу: «Если король нарушит обещание, данное эмирам, то навлечет на себя бесчестье подобно христианину, ко¬ торый отрицает Бога и Божеский закон и в знак презре¬ ния к Нему плюет на крест и топчет его ногами»1. Подумать только — именно эти два прегрешения войдут в перечень главных обвинений против тамплие¬ ров на суде. Король отказался приносить клятву и, впол¬ не вероятно, с гордостью поведал об этом своим детям. Рассказ короля мог дойти и до его внука, Филиппа IV, а тот возьми да и реши, что совсем недурно было бы об¬ винить в этих преступлениях тамплиеров, которые так любят язычников. 1 ^туШе, р. 254. 8 Подлинная история тамплиеров 225
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров С другой стороны, Жуанвильумер только в 1317 го¬ ду, то есть после ареста тамплиеров он жил еще десять лет. Писать воспоминания он начал в 1305 году, если не раньше, и продолжал это занятие вплоть до своей смер¬ ти в возрасте девяноста одного года. Не мог ли Жуан- виль перепутать текст клятвы, которую отказался произ¬ носить Людовик, с тем, что он слышал о тамплиерах во время процесса? Ордену тамплиеров было суждено сыграть свою роль в поисках средств для выкупа короля Людовика IX. Когда все собранные в Дамьетте деньги пересчитали, оказалось, что не хватает тридцати тысяч ливров. При дворе сразу подумали, не обратиться ли за кратко¬ срочной ссудой к тамплиерам. Поскольку Великий ма¬ гистр ордена погиб, Жан де Жуанвиль, сенешаль графа Шампаньского, отправился к Этьену д’Оррикуру, кото¬ рый возглавлял местное командорство тамплиеров. Од¬ нако Этьен отказался дать указанную ссуду, объяснив свой отказ следующим образом: «Вам должно быть изве¬ стно, что мы связаны клятвой, согласно которой все деньги, доверенные ордену, мы можем выдать только тем, от кого их получили»1. Собственных денег у хра¬ мовников в Дамьетте не оказалось. Жуанвиля подобный аргумент не удовлетворил, и между ним и Этьеном завязался громкий спор. Тогда маршал ордена и исполняющий обязанности Велико¬ го магистра Рено де Вишье предложил следующий вы¬ ход из положения. Тамплиеры действительно не впра¬ ве дать эту ссуду, сказал он, но если деньги будут у них похищены, тут уж ничего не поделаешь. А возместить пропажу Людовик сможет из средств, находящихся в Акре. И вот благодаря изобретательности Рено де Ви¬ шье выкуп удалось заплатить. Людовик вернул мусуль¬ 1 ^¡гш11е, р. 258. 226
Глава девятая. Тамплиеры и Людовик IX Святой, король Франции манам Дамьетту и отправился в Акру вместе с женой и новорожденным сыном1. Большинство его сподвиж¬ ников, включая двух братьев, вернулись домой. Сам Людовик оставался на Святой земле до 1254 года. Его поход стоил тысячи жизней, не говоря уж об уплаченном за короля выкупе. А удалось этой ценой все¬ го лишь укрепить несколько городов Иерусалимского королевства. По всей видимости, Людовик понимал, сколь малого достиг, поскольку через десять лет он за¬ мыслил новый крестовый поход. Толчком к этому по¬ служило прибытие ко двору тамплиера из Акры, кото¬ рый сообщил об угрозе нашествия монголов. И снова с Людовиком отправились два его брата, а также сыновья Филипп, который не участвовал в пре¬ дыдущем походе, и Жан-Тристан с Пьером, которые во время этого похода появились на свет. Взял с собой ко¬ роль и дочь Изабель с ее мужем — очередным Тибо Шампаньским. Маргарита на сей раз предпочла остать¬ ся дома. Выразил желание участвовать в походе и анг¬ лийский принц Эдуард, однако к отъезду Людовика он не поспел и, во исполнение данного обета, несколько позже отправился в Акру сам. Что касается Людовика, то его целью на сей раз была не Акра и не Египет, а Тунис. Он держал это в тай¬ не до самого отплытия. Что стояло за подобным реше¬ нием, до сих пор является предметом обсуждения исто¬ риков. Некоторые считают, будто Людовик верил в то, что эмир Туниса склоняется к принятию христианства, но нуждается в военной поддержке. Одно время счита¬ лось, что вторгнуться в Тунис для обретения прочной 1 Маргарита родила сына через три дня после того, как узнала о пленении короля. Она нарекла мальчика Жаном-Тристаном («triste» в переводе с французского означает «печальный»). К моменту возвра¬ щения во Францию она родила еще одного ребенка и снова была бере¬ менна. История королевы весьма интересна, но поскольку тамплиеры здесь ни при чем, мне придется повременить с ней. 227
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров позиции в Африке предложил брат короля Карл Анжуй¬ ский, ставший к тому времени королем Сицилии. Одна¬ ко позже появились доказательства, что Карл вообще не ведал о намерении Людовика высадиться в Тунисе и был вынужден менять собственные планы, чтобы дей¬ ствовать в согласии с королем. Однако, какие бы причины ни побудили Людовика действовать тем или иным образом, этот поход вновь за¬ кончился полным провалом. На этот раз армия потерпе¬ ла поражение не от мусульман, а от летней жары. В Се¬ верной Африке французы высадились в августе. Людям не хватало воды, негде было укрыться от солнца, в лаге¬ ре свирепствовали болезни. Первым из членов королев¬ ской семьи скончался сын Людовика Жан-Тристан. За¬ тем заболел его старший сын Филипп. Следующим недуг поразил Людовика, который так до конца и не оправил¬ ся после своей болезни во время египетского похода. Почувствовав близкую смерть, король велел положить себя на пепел и раскинул руки крестом. Умер Людовик 25 августа 1270 года. Вскоре в лагерь прибыл Карл Анжуйский. Он при¬ казал выварить тело короля в воде и вине, дабы отде¬ лить плоть от костей, а кости отправить во Францию для погребения. Кроме того, Карл смог заключить с эми¬ ром весьма благоприятный для Сицилии договор. Так закончился последний значительный кресто¬ вый поход, когда-либо предпринятый европейским мо¬ нархом. Во время этого похода умерли брат Людовика Пьер и его жена и дочь и зять короля. Филипп III, сын Людовика, оправился от болезни, но его супруга Жанна скончалась после падения с лошади, успев родить мерт¬ вого ребенка. Интересно, стал бы их сын Филипп Кра¬ сивый таким жестоким, если бы его мать осталась жива? Единственный уцелевший брат короля Карл воз¬ двиг в своем дворце усыпальницу, где были захоронены 228
Глава девятая. Тамплиеры и Людовик IX Святой, король Франции останки Людовика. Почти сразу же после этого пошли слухи о чудесах на его могиле. Согласно всем источникам, Людовик неизменно питал приязнь к тамплиерам. Сотни рыцарей Храма бы¬ ли убиты или пленены во время египетского похода. Король высоко ценил их мужество и воинское искусст¬ во. Поэтому враждебность к ордену Филиппа Красиво¬ го, внука Людовика, никак нельзя связывать с памятью о деде. Вся связь храмовников с последним походом Людо¬ вика Святого сводится к тому, что через орден соверша¬ лись операции по переводу средств для армии. Однако после неудачных походов Людовика в народе укрепилось и без того распространенное мнение, что тамплиеры и госпитальеры проявили недостаточное усердие в за¬ щите Святой земли.
Глава десятая Тамплиеры и деньги «Целая страна на Востоке была бы уже покорена, ес¬ ли бы не тамплиеры, госпитальеры и прочие ордена, называющие себя духовными... Но тамплиеры, госпи¬ тальеры и их присные, жиреющие на неумеренных барышах, опасаются, что утратят власть над этой страной [Египтом], буде она заживет по христиан¬ скому закону»1. Эти слова английский летописец Мэтью Пэрис вложил в уста Робера Артуа, брата Людовика IX. Мэтью написал их вскоре после завершения безуспешного и весьма дорогостоящего похода Людовика в 1250 году. Предполагается, что Робер произнес это в ответ на со¬ вет магистра тамплиеров Гийома де Соннака воздер¬ жаться от нападения на мусульман близ египетского го¬ рода Мансура2. 1 Matthew Paris, Chronicles, ed. and tr. Richard Vaughn (Gloucester: Sutton, 1894), p. 241. 2 Об этом эпизоде см. также главу «Тамплиеры и Людовик IX Свя¬ той, король Франции». О Гийоме де Соннаке см. также главу «Великие магистры (1191—1292/93)». 230
Глава десятая. Тамплиеры и деньги В действительности Робер вряд ли мог сказать что- нибудь подобное. Жан Жуанвиль, очевидец тех собы¬ тий, не упоминает о таком высказывании Робера. Скорее всего, Мэтью отражает бытующее в Европе мнение о ска¬ зочных богатствах тамплиеров и госпитальеров. Сам он был монахом английского монастыря Святого Альбана и видел в храмовниках лишь соперников в получении различных даров и пожертвований от мирян. Предполагалось, что всем и каждому известно о богатстве тамплиеров и спрятанных в надежных мес¬ тах немыслимых сокровищах. А поскольку после роспу¬ ска ордена никаких сокровищ обнаружить не удалось, стало быть, они все еще хранятся в тайниках. В подобных утверждениях очень много допуще¬ ний. Тамплиеры действительно имели репутацию скуп¬ цов, но соответствует ли это действительности? Были ли они богаты? В какой форме существовало это богатство? Каково было финансовое положение ордена к 1312 году, когда он прекратил свое существование? Какова, в конце концов, истинная история тамплиеров и их денег? Начнем, пожалуй, с конца. 13 октября 1307 года тамплиеры командорства Божи (Кальвадос, Нормандия) были арестованы вместе со всеми остальными тамплие¬ рами Франции. В тот же день в присутствии трех чле¬ нов ордена, приписанных к Божи, пять официальных королевских представителей произвели опись имуще¬ ства командорства. Как выяснилось, братьям принадлежало: четырнад¬ цать молочных коров, пять телок, один бычок, шесть те¬ лят старше одного года, два взрослых быка, один теленок- сосунок, сотня овец, девяносто девять свиней и восемь поросят, один конь для командора и четыре упряжные лошади. Кроме того, у тамплиеров нашли солидный за¬ пас зерна — ведь урожай только что собрали и не прошло и двух недель, как орден получил положенную десяти¬ 231
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров ну, — а также полбочки вина и запас пива «для слуг и ра¬ ботников»1. В часовне не оказалось никаких излишеств: церковные облачения, один потир, книги и алтарный по¬ кров. В комнате командора нашли несколько серебряных и деревянных кубков, постельное белье и плащ-дождевик. Там же обнаружили голубую накидку, «принадлежавшую супруге Роже де Плана, которая хранилась в качестве за¬ лога за полученную ссуду, как сообщил командор Бертен дю Гуазель»2. У королевских представителей женская на¬ кидка в комнате командора вызвала было подозрения, но поскольку там же хранились кое-какие предметы одежды, принадлежавшие живущим по соседству мужчи¬ нам, они решили поверить объяснениям храмовников. В то время как в Париже и Лондоне тамплиеры ссужали деньги королям, провинциальные командорства, похо¬ же, исполняли функции местных ломбардов. Все, что нашли в командорстве, можно было обна¬ ружить в любом приличном фермерском хозяйстве Нормандии. Присутствовавшие при описи три тамплие¬ ра оказались единственными членами ордена, жившими в Божи. Кроме них в командорстве обитали двадцать шесть работников, включая капеллана Гийома Дюренде- на, который, по всей видимости, членом ордена не был, поскольку вместе с прочими работниками ожидал вы¬ платы жалованья, о чем и сообщил чиновникам короля. Все прочие описи имущества тамплиеров дали по¬ хожие результаты. Даже во влиятельном лондонском ко¬ мандорстве ордена обнаружилось не больше ценностей, чем в провинции. В погребе хранились кленовые кубки, двадцать две серебряные ложки, несколько полотняных скатертей и четыре большие пивные кружки. На ко¬ нюшне стояло семь лошадей, три из которых предназна¬ 1 Georges Lizerand, Le Dossier de l'Affaire des Templiers (Paris, 1923), p. 50. 2 Там же. 232
Глава десятая. Тамплиеры и деньги чались для сельских работ. В имущество начальника ко- мандорства, помимо одежды, входило постельное бе¬ лье, одна золотая пряжка и арбалет — правда, без стрел. По всей видимости, тамплиеры жили очень скром¬ но. Они не отказывали себе в еде и питье, но наличные деньги уходили на оплату счетов или отсылались в глав¬ ную резиденцию ордена на Кипре. Даже в Париже у них не оказалось тайников с драгоценными камнями или мо¬ нетами. Большая часть обнаруженных ценностей либо лежала у них на хранении (как в современных банках), либо была залогом за предоставленную ссуду. Так где же находились сокровища тамплиеров, ес¬ ли орден в действительности был так богат? Прежде чем размышлять о судьбе пропавших сун¬ дуков золота, было бы неплохо сделать попытку выяс¬ нить, насколько тамплиеры были богаты на самом деле. Откуда шли деньги тамплиерам Традиционно считается, что первым даром, который получили тамплиеры, стал сам Храм Соломона. «По¬ скольку у братьев не было ни своей церкви, ни постоян¬ ного пристанища, король позволил им временно жить в части своего дворца, которая находилась на южной стороне Храма Гроба Господня. Причт храма отдал им свой двор, расположенный у дворца, при условии, что тот будет использоваться для совершения церковных служб»1. Этим королем был Балдвин II. В то время (ок. 1120 г.) он обитал в мечети Аль-Акса и, скорее всего, пред¬ полагал, что предоставляет тамплиерам жилье только до того момента, когда те смогут обзавестись собственным 1 William of Tyre, Chronique, ed. R.B.C. Huygens (Turnholt, 1986), CCCM LXIIIA Book 12, 7, p. 553. 233
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров помещением. Однако случилось так, что первым переехал сам король, оставив рыцарям все здание1. Впрочем, оно к тому времени пришло в ужасное состояние, в срочном ремонте, в частности, нуждалась кровля, поэтому дар ока¬ зался не столь щедрым, как можно подумать2. Король и патриарх Иерусалима назначили тамп¬ лиерам определенное содержание, а тамплиеры в ответ пообещали защищать паломников от грабителей и раз¬ бойников на дорогах. Размеры этого содержания оста¬ ются неизвестными, ибо все письменные свидетельст¬ ва на этот счет утеряны, однако, по всей вероятности, тамплиеры получили самовозобновляемые источники дохода вроде ренты или десятины. Первое пожертвование в Европе поступило от не¬ коего Гийома Марсельского. Это случилось до 1124 года, когда Великий магистр Гуго де Пейн прибыл из Иеруса¬ лима, чтобы добиваться поддержки ордена. Гийом раз¬ делил дар, состоявший из церкви в Марселе и всего при¬ надлежавшего ей имущества, между Орденом рыцарей Храма Соломона, церковью Святой Марии и монахами обители Святого Виктора. Третья часть церкви была неплохим началом. Од¬ нако храмовники вскоре отдали свою долю епископу Фрежю в обмен на восемь сетье3 пшеницы ежегодно. Та¬ кой груз может без особенного напряжения нести на се¬ бе осел. Хлеба, испеченного из этого зерна, хватило бы на неделю для одного человека. 1 Такое случается нередко. Балдвин переехал в так называемую «Башню Давида». У короля было четыре дочери, и он, возможно, искал жилище с большим числом ванных комнат. 2 Adrian J. Boas .Jerusalem in the Time of the Crusades: Society, Landscape and Art in the Holy City under Frankish Rule (London: Routledge, 2001), p. 79. Боас цитирует хрониста Фульхерия Шартрского: «Из-за недостатка средств мы не могли поддерживать это здание в том состоянии, в кото¬ ром мы его нашли. Вот почему оно пришло в крайнюю ветхость». * Сетье — старинная мера сыпучих тел. 234
Глава десятая. Тамплиеры и деньги Более основательную поддержку орден стал полу¬ чать с 1127 года, когда Гуго де Пейн со товарищи вновь приехал в Европу. Прежде всего Гуго отправился к Фулку, графу Ан¬ жуйскому, который во время своего паломничества в Иерусалим жил с тамплиерами и ежегодно платил ор¬ дену тридцать ливров1. Согласно некоторым источни¬ кам, английский король Генрих I встретился с Гуго и его спутниками в Нормандии, одарил их золотом и сереб¬ ром и дал рекомендательные письма. Точных сведений о пожертвовании Генриха мы не имеем, но знаем навер¬ няка, что его преемник Стефан, а точнее, супруга Сте¬ фана Матильда Бульонская пожаловала ордену земель¬ ный надел, который стал одним из первых участков земли в Англии, отошедших в собственность тамплие¬ ров. Матильда отдала ордену поместье и церковь в Крессинге со всем, что к этому поместью относилось, включая леса, поля, пруды и реки, а также доход от мельниц и прочие местные налоги. Знатные семейства Фландрии, Шампани, Пуату и Арагона делали подобные же подношения. Когда Гуго де Пейн вернулся в Иерусалим, не¬ сколько тамплиеров, скорее всего новообращенных, остались в Европе, дабы распространять сведения об ордене2. К Г Г50 году орден имел владения во Франции, Арагоне, Кастилии, Фландрии, Англии, Португалии, Германии и различных графствах Прованса. Примером типичного владения тамплиеров явля¬ ется основанное в ГГ40 году командорство в Руерге, от¬ даленной области близ Пиренеев. Заметим, что цистер¬ цианцы и госпитальеры появились там раньше. Хотя храмовники организовали обширную сеть командорств и получили в дар немало земли и прочего имущества, 1 См. главу «Фулк Анжуйский, супруг королевы». 2 См. главу «Плодитесь и размножайтесь!». 235
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров другие ордена все еще преобладали в большинстве об¬ ластей и рыцари Храма чувствовали себя стесненными. В течение ста с лишним лет цистерцианцы, тамплиеры и госпитальеры соперничали за право получать десяти¬ ну от местных церквей. Дело дошло до того, что к тамп¬ лиерам стали обращаться с просьбами засвидетельство¬ вать грамоты о пожертвованиях в пользу цистерциан¬ цев в надежде, что рыцари Храма не станут оспаривать право на эти дары. Не исключено, что склонность тамп¬ лиеров подвергать сомнению права других орденов на различные пожертвования также способствовала рас¬ пространению молвы об их скаредности. Одной из областей, где успешно укоренился Орден тамплиеров, стала Южная Франция. Многие знатные семьи этих земель участвовали в Первом крестовом по¬ ходе, а графы Тулузские и Сент-Жиль находились в род¬ стве с графами Триполийскими. Среди переселенцев в латинские королевства Святой земли было множество выходцев из тех мест, где плодились и прекрасно себя чувствовали командорства тамплиеров, — Фландрии, Франции, Шампани, Аквитании, Прованса. В большей части Западной Европы на землях, при¬ надлежавших тамплиерам, процветало земледелие и жи¬ вотноводство. Присоединившиеся к ордену миряне, то есть братья, несущие службу, но не ставшие монаха¬ ми, выполняли большую часть сельскохозяйственных работ. Кроме них, в ордене были наемные работники, а в Испании — даже мусульманские рабы. Рыцари жили в командорствах, обычно в домах, подаренных ордену; многие дома были заняты сержантами. Здоровых муж¬ чин подходящего возраста немедленно посылали на Святую землю. На Британских островах тамплиеры владели фер¬ мами, где выращивали пшеницу, овес, рожь и ячмень. Часть урожая использовалась для собственных нужд, остальное зерно продавали. Кроме того, они разводили 236
Глава десятая. Тамплиеры и деньги овец и торговали шерстью. Храмовники имели то пре¬ имущество перед прочими торговцами шерстью, что им не приходилось платить таможенные пошлины. Од¬ нако цистерцианцы пользовались теми же привилегия¬ ми, и в их распоряжении были более крупные хозяйст¬ ва, так что тамплиерам пришлось довольствоваться не¬ значительной долей имевшегося рынка. Кое-какие деньги поступали ордену и от сдачи зем¬ ли в аренду мелким фермерам. Иногда арендатор рас¬ плачивался долей урожая, но обычно тамплиеры пред¬ почитали получать наличные; выплата ежегодной фик¬ сированной суммы нередко (особенно в урожайные го¬ ды) оказывалась для фермера выгодней. Один из источников 1185 года позволяет бросить взгляд на детали жизни тамплиеров в Англии. Ордену принадлежало множество небольших земельных наде¬ лов, которые они сдавали в аренду. Арендаторы распла¬ чивались шиллингами или натурой. В последнем случае платой могли быть не только эль и «два каплуна на Рож¬ дество» или «пятнадцать яиц на Пасху», но и обещание выступить в роли присяжного, сжать пол-акра принад¬ лежавшего ордену поля, подковать шесть лошадей тамплиеров или вспахать участок земли1. Некоторые командорства занимались разведени¬ ем лошадей для рыцарей и доставляли их на Святую землю. Жан Жуанвиль описывает, как таких коней гру¬ зили в трюм корабля в гавани Марселя во время Перво¬ го крестового похода Людовика IX. Это не единствен¬ ное упоминание о перевозке морем лошадей для тамп¬ лиеров. Разведение и выращивание боевых коней для европейских рыцарей производилось с особым тщани¬ ем, эти животные должны были выдерживать вес тяже¬ ло вооруженного воина. Однако, поскольку большая 1 Malcolm Barber and Keith Bate, The Templars: Selected Sources Translated and Annotated (Manchester University Press, 2002) pp. 184—190. 237
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров часть таких лошадей использовалась самими храмовый- ками, это занятие не давало большого дохода. Наибольшую прибыль в то время можно было по¬ лучить от мельниц и пекарен. Тамплиеры нередко по¬ лучали права на водяные мельницы, и одно из самых ожесточенных столкновений между госпитальерами и тамплиерами на Святой земле касалось именно прав на эксплуатацию водяных мельниц. Другим источником дохода служило право устраи¬ вать торговые ярмарки. На этих базарах продавалось все — от продуктов местного производства до привезенных изда¬ лека предметов роскоши. Приезжающие на ярмарку купцы должны были купить себе торговое место, а также запла¬ тить налог на предназначенный к продаже товар. Тампли¬ еры могли, во-первых, собирать эти платежи, а во-вторых, безвозмездно торговать своими товарами. Разумеется, звучало немало жалоб на то, что орден злоупотребляет этой привилегией. Приблизительно в 1260 году в городе Провенс, в Шампани, местные тор говцы жаловались графу, что тамплиеры собирают пла¬ ту с купцов, которые привезли на базар шерсть. Купцы напомнили графу, что за одно пенни в неделю они уже получили освобождение от платежа, который, по сути, являлся налогом с оборота. Из-за требуемой тамплиера¬ ми платы торговцы шерстью отправились со своим то¬ варом в другой город. «Государь, — обращались они к гра¬ фу, — когда б вы знали, сколь велик ущерб, который вы терпите, теряя арендную плату и не получая дохода от ваших пекарен, и ваших мельниц, и ваших ткацких ману¬ фактур, и прочих ремесел, коими вы владеете в этом го¬ роде, а также если б ведали и об убытках ваших поддан¬ ных... Бога ради, помогите нам»1. К сожалению, нам не¬ 1 Helen Nicholson, The Knight Templar (Sutton, 2001), p. 191. Любо¬ пытно отметить, что шерсть, о которой идет речь, была все еще на ов¬ цах. С купцов требовали плату вперед за будущие торговые операции. 238
Глава десятая. Тамплиеры и деньги ведомо, как граф Тибо отреагировал на эту слезную мольбу. Не знаем мы и того, сколько храмовники зарабо¬ тали подобным вымогательством. Другим источником доходов для тамплиеров стали привилегии, пожалованные им различными папами. Первая из них, данная папой Иннокентием II 29 марта 1139 года, позволяла тамплиерам оставлять у себя всю за¬ хваченную добычу. О подобном благе ни бенедиктинцы, ни цистерцианцы даже мечтать не могли. Это оказалось весьма прибыльным делом, особенно в Испании, хотя орден часто получал в дар от королей те или иные земли при условии, что тамплиеры сами их завоюют. Военные трофеи давали неплохой доход — по крайней мере, на первых порах. Именно по этой причине Вильгельм Тирский обвинил Великого магистра Бернара де Тремле в том, что тот не впустил никого в Аскалон, когда туда во¬ рвались тамплиеры. Вильгельм считал, что Бернар ока¬ зался достаточно скаредным, чтобы позволить кому-ни¬ будь, кроме тамплиеров, разграбить город. Папа также позволил тамплиерам строить собст¬ венные небольшие церкви и хоронить в них рыцарей ор¬ дена и членов их семей. Понятие «семья» было довольно неопределенным, оно могло включать в себя не только родственников, но и слуг, родственников этих слуг, а так¬ же всех мирян, которые становились братьями и сестра¬ ми ордена, пожертвовав ему какое-либо имущество. Одной из главных причин раздора между орденом и местным духовенством стала привилегия, пожалован¬ ная тамплиерам 9 января 1144 года папой Целестином II. За пожертвования в пользу храмовников папа дозволял на одну седьмую сократить любой платеж, вмененный местным священником за какую-нибудь провинность. Са¬ мо по себе это никому не приносило ущерба, ведь священ¬ ник мог соответствующим образом изменить наложен¬ ную епитимью. Но затем папа разрешил тамплиерам раз в год приезжать в селения, находящиеся под интердик¬ 239
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров том, и открывать там церкви. Это означало, что братья ордена получали подношения за обряды венчания и по¬ хорон, которые местные священники во время интердик¬ та совершать не могли. Для ордена это было настоящей золотой жилой. Самым крупным даром, полученным тамплиера¬ ми, стала треть целой страны. Удержать этот подарок орден не смог, но ему удалось его вернуть на очень вы¬ годных условиях. В 1134 году Альфонсо I, король Араго¬ на и Наварры, получивший прозвище Воитель, умер, не оставив прямых наследников. Вместо того чтобы ос¬ тавить трон какому-нибудь дальнему родственнику, он завещал поделить Арагон между тамплиерами, госпита¬ льерами и Храмом Гроба Господня в Иерусалиме. Прежде чем утихли шумные празднества в коман- дорствах по поводу такого дара, наследники поняли, что знать Арагона не согласится с подобным завещанием. Из монастыря вытащили Рамиро, брата покойного коро¬ ля, быстро женили его и короновали1. Тем временем в На¬ варре трон захватил граф Гарсиа Рамирес. Папа Инно¬ кентий II попытался настаивать на исполнении завеща¬ ния, однако эти усилия с самого начала были обречены. Госпитальеры и причт Храма Гроба Господня поладили с испанской знатью в Г140 году. Тамплиеры держались до 1143 года. За отказ от своей доли наследства они получи¬ ли несколько замков, десятую часть королевских дохо¬ дов, ежегодную ренту в одну тысячу солидов, пятую часть отвоеванных у мавров земель и освобождение от некото¬ рых налогов. Итак, мы видим, что тамплиеры (как и госпиталь¬ еры) имели самые разнообразные источники дохода. Но хватало ли им этих средств? 1 Joseph F. O’Callaghan, A History of Medieval Spain (Cornell University Press, 1975), pp. 233, 258. Рамиро сделал свое дело и после рождения дочери-наследницы вернулся в монастырь. 240
Глава десятая. Тамплиеры и деньги Куда уходили деньги тамплиеров ? Критики ордена, такие как Мэтью Пэрис, полагали, что тамплиеры и госпитальеры имели более чем достаточно денег, чтобы завоевать земли сарацин от Каира до Багда¬ да. Он, как и многие, был уверен, что храмовники трати¬ ли свои богатства на роскошную жизнь и наслаждения в восточном вкусе. Либо же они были скупцами, которые прятали свои сокровища под спуд вместо того, чтобы от¬ давать их на борьбу за освобождение Святой земли. Так ли это? На что в действительности тратили деньги тамплиеры? Прежде всего, тамплиеры жили не как обычные монахи. Каждый рыцарь имел трех лошадей с полным снаряжением и запасом ячменя, одного оруженосца и доспехи вдобавок к обычному одеянию. Ему полага¬ лись личные салфетки — для еды и другая, «чтобы обти¬ рать голову». Среди прочего имущества у него были: ко¬ тел для приготовления пищи, чаша для отмеривания ячменя, чаши для питья, две фляги, миска, ложка из ро¬ га и шатер1. Сержанты имели почти столько же личных ве¬ щей, что и рыцари, за исключением шатра и котла для приготовления пищи. Им полагалась одна лошадь. Средняя цена боевого коня в двенадцатом-тринад- цатом веках равнялась тридцати шести ливрам, что превышало стоимость приличной усадьбы. Известно немало историй о бедных рыцарях, которые продавали или закладывали свое родовое имение, чтобы купить хорошего коня. Большинство рыцарей вступало в ор¬ ден, уже имея хотя бы одну лошадь, но лошади гибли на 1 Laurent Dailliez, Règle et Status de TOrdre du Temple, 2nd ed. (Paris: Éditions Dervy, 1972). Reprint of the Latin Rule from 1721, p. 143. Кста¬ ти, вопреки распространенному мнению, люди в Средневековье тоже мылись. 241
Шаран Ньюман. Подлинная история тамплиеров войне так же часто, как люди, и находить им замену бы¬ ло в равной степени трудно. Тамплиеры также нанимали туркополей, воинов из числа местных христиан — сирийцев и греков. Это были всадники-лучники, что весьма характерно для восточ¬ ных армий. Некоторые из них становились братьями ор¬ дена, но большинство туркополей оставались наемника¬ ми. Командовал туркополями специально назначенный тамплиер, которого называли «туркопольер». Он же ста¬ новился командиром сержантов во время битвы. Добавьте к этому затраты на доставку людей и