ВВЕДЕНИЕ
Глава I. ЛЕНИНСКИМ КУРСОМ К СОЦИАЛИЗМУ
2. Решения XV съезда партии — боевая программа социалистического строительства
3. Ленинское единство — важнейшее условие укрепления и повышения руководящей роли партии
1. Развертывание наступления социализма по всему фронту. Трудности социалистического строительства и усиление правой опасности
2. Социально-экономические корни оппортунизма
3. Превращение правого уклона в главную опасность в партии
Глава III. РАЗОБЛАЧЕНИЕ ПРАВООППОРТУНИСТИЧЕСКОЙ РЕВИЗИИ ЛЕНИНСКОГО УЧЕНИЯ О СТРОИТЕЛЬСТВЕ СОЦИАЛИЗМА
2. О характере общественного развития и классовой борьбе в переходный период
3. О возможности победы социализма и темпах социалистического строительства
Глава IV. БОРЬБА ПАРТИИ С ПРАВЫМИ ОППОРТУНИСТАМИ ЗА ЛЕНИНСКУЮ ГЕНЕРАЛЬНУЮ ЛИНИЮ
2. Пути подъема и социалистического преобразования сельского хозяйства
3. Классовая политика и ее роль в укреплении союза рабочих и крестьян
Глава V. БОРЬБА ПАРТИИ ЗА ПРЕОДОЛЕНИЕ ПРАВОГО УКЛОНА
2. Поражение правых в Московской партийной организации
4. Выступление правых с политической платформой. Дальнейшее обострение внутрипартийной борьбы
5. Политическое осуждение правого уклона
1. Организационно-политическое укрепление рядов партии
2. Идейно-политическое и организационное поражение правого уклона
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Text
                    Ф.М. ВАГАНОВ
ПРАВЫЙ УКЛОН В ВКП(б) НЕГО РАЗГРОМ



Ф. М. Ваганов ПРАВЫЙ УКЛОН В ВКП(6) И ЕГО РАЗГРОМ (1928-1930 гг.) Издание второе, дополненное и переработанное МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1977
ЗКП1-11 В12 Ваганов Ф. М. В12 Правый уклон в ВКП(б) и его разгром. (1928— 1930 гг.). Изд. 2-е, доп. и переработ. М., Политиздат, 1977. 328 с. Автор монографии доктор исторических наук Ф. М. Ваганов во втором переработанном и дополненном новыми фактами и документами издании рассматривает основные этапы внутрипартийной борьбы, методы и средства преодоления правооппортунистического уклона в рядах ВКП(б) в период развернутого социалистического строительства. В книге показывается международное значение исторического опыта нашей партии для борьбы против современного правого оппортунизма. Книга рассчитана на преподавателей и студентов высших учебных заведений, научных работников, партийный актив, пропагандистов. „ 10203-309 „„ В 079(02) 77 ЮЗ ЗКП1-11+ЗКП1-12 © ПОЛИТИЗДАТ, 1977 г.
ВВЕДЕНИЕ Коммунистическая партия, возглавляя борьбу советского народа за построение социалистического общества, первой прокладывала дорогу к светлому будущему всего человечества. Она шла к своей цели неизведанным, неимоверно трудным и сложным путем. Строительство социализма осуществлялось в стране, которая отставала в экономическом отношении от развитых капиталистических государств, в условиях острой классовой борьбы, враждебного империалистического окружения и постоянной угрозы военной интервенции. В решении исторических задач советский народ, сплотившись вокруг партии и ее ленинской генеральной линии, проявил великий революционный энтузиазм и организованность, неистощимую энергию и сознательность. В своей деятельности по руководству социалистическим строительством партия опиралась на марксистско- ленинское учение. Ее сила и непобедимость заключены в верности основополагающим принципам этого учения, в решительной и бескомпромиссной борьбе со всякого рода оппортунистами, пытавшимися сорвать осуществление ленинского плана построения социализма в СССР. «Партия отстояла этот план, — говорится в Программе КПСС,— в острой борьбе против маловеров и капитулянтов, против троцкистов, правых оппортунистов, национал- уклонистов и других враждебных групп» I В конце 20-х годов, в один из ответственных периодов борьбы за социализм, партия столкнулась с ожесточенным сопротивлением правых уклонистов, возглавляемых группой Бухарина, Рыкова, Томского. В то время страна заканчивала восстановление народного хозяйства и при- 1 «XXII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет», т. III. М., 1962, стр. 236. 3
ступила к решению повых огромных задач социалистического строительства. XV съезд ВКП(б) (декабрь 1927 г.) определил пути коренной социалистической реконструкции экономики и организации наступления социализма по всему фронту. При осуществлении намеченного'’ политического курса, как говорится в постановлении ЦК КПСС «О 60-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции», партия «отстояла свой генеральный курс и последовательно провела его в жизнь в принципиальной борьбе с троцкизмом, правым и «левым» оппортунизмом, нациопал- уклонпстами, обеспечила ленинское единство партийных рядов» *. Правый уклон в ВКП(б) являлся тогда главной опасностью для судеб социалистической революции и социализма в пашей стране. Вопрос стоял так: либо партия будет и дальше идти по пути, указанному В. И. Лепиным, либо правым оппортунистам удастся свернуть ее с этой единственно верной дороги и направить развитие нашей страны в сторону от социализма, что создавало бы условия для реставрации капитализма. Партия считала, что только в результате развития мощной индустрии наша страна сможет закрепить победу пролетарской революции, гарантировать свою политическую и экономическую самостоятельность и успешно решить задачу коренной социалистической реконструкции народного хозяйства на основе его технического перевооружения. Правые же выступили с требованием замедления темпов социалистической индустриализации, преимущественного развития легкой промышленности, приспособления промышленности к запросам индивидуального крестьянского хозяйства. Они недооценивали задачу подготовки кадров специалистов из рабочего класса. Такая линия объективно вела к экономической зависимости нашей страны от империалистических государств, к превращению ее в их аграрно-сырьевой придаток, к срыву социалистической перестройки народного хозяйства и создания материально-технической базы социализма. Партия исходила из того, что только коллективизация мелких крестьянских хозяйств и создание крупного 1 «О 60-й годовщине Воликой Октябрьской социалистической революции. Постановление ЦК КПСС от 31 января 1977 года». М., 1977, стр. 14. 4
социалистического сельскохозяйственного производства могут вывести крестьянство, составлявшее большинство паселепия страны, из вековой нужды и отсталости, обеспечить социалистическое преобразование сельского хозяйства. Правые делали ставку па укрепление и дальнейшее развитие крестьянских, в том числе кулацких, хозяйств, боролись против курса па коллективизацию. Извращая ленинский кооперативный план, они утверждали, что основой социалистических преобразований в деревне является не колхоз, а снабженческо-сбытовая кооперация. Осуществление линии правых содействовало бы усилепию капиталистических элементов, что практически означало отказ от строительства социализма в деревпе. Для достижения своих политических целей правые стремились ослабить руководящую и организующую роль партии, подорвать единство ее рядов. Они вели ожесточенную борьбу против Центрального Комитета, пытались вступить в сговор с троцкистами для организации антипартийного блока и изменения ленинской политики партии. Несмотря па большие трудности внутреннего и международного порядка, происки империалистов и классовых врагов, партии удалось отстоять ленинскую линию социалистического строительства, идейно разоблачить и организационно разбить правое оппортунистическое течение. Последовательное проведение ленинской политики, неустанная политическая и организаторская работа по мобилизации рабочего класса, трудового крестьянства и советской интеллигенции, разгром правого уклона позволили партии развернуть широкое социалистическое наступление по всему фронту. Это была ее крупная победа в осуществлении ленинского плана построения социализма в СССР. Изучение героического пути пашей страны, ее революционных традиций, великого подвига рабочего класса и трудового крестьянства в борьбе за создание социалистического общества помогает нынешнему поколению в строительстве коммунизма. Коммунистическая партия учит при освещении исторических фактов и явлений строго руководствоваться марксистско-ленинской методологией, ее незыблемыми принципами. В свое время ЦК КПСС осудил попытки некоторых историков смазать принципиальный характер борьбы с оппортунистическими течениями в 5
рядах пашей партииЭти указания и поныне сохраняют свою силу. Анализ истории борьбы ВКП(б) с «левыми коммунистами», троцкистами, зиновьевцами и правыми уклонистами показывает, что разногласия касались программных, политических вопросов, судеб социализма в СССР и без разгрома оппортунизма партия не смогла бы осуществить ленинские заветы. Советскими историками проведена значительная работа по исследованию истории борьбы партии с правым уклоном в период строительства социализма. Разработка данной проблемы началась уже в конце 20-х годов1 2. Книги и брошюры того времени не могут быть отнесены к разряду научно-исследовательских работ, так как они писались по свежим следам внутрипартийной борьбы. И тем не менее можно с полным основанием утверждать, что их авторы были в числе первых летописцев борьбы нашей партии с правым оппортунизмом в период развертывания наступления социализма по всему фронту. Значительное место в литературе тех лет отводилось выяснению классовых корней правого уклопа, при чип его активизации и превращения в главную опасность. В брошюрах М. Курейко «Куда ведет правый уклон», С. Лисина «Против ревизионизма. Ленинизм в борьбе па два фронта», Я. Збиневича «О правом уклоне и примиренчестве» и других показывается, что появление правого оппортунизма в рядах партии обусловлено социально-экономическими причинами, свойственными переходпому периоду, что классовые корни правого уклона, как и оппортунизма вообще, уходят в мелкобуржуазную среду. Активизация правого оппортунизма объяснялась также наличием больших трудностей в социалистическом стро1 См. «О журнале «Вопросы истории». Постановление ЦК КПСС 9 марта 1957 г.» — «Справочник партийного работника». М., 1957, стр. 381—382. 2 См. А. М. Абрамов. О правой оппозиции в партии. М., 1929; II. Дольников. На борьбу с правым уклоном. М., 1929; II. Дольников, М. Левин. Почему партия борется с правым уклоном. М., 1929; Я. Збиневич. О правом уклоне и примиренчестве. Изд. газеты «Нижегородская коммуна», 1929; С. Крылов и А. Зыков. О правой опасности. М., 1929; М. Курейко. Куда ведет правый уклон. Ростов-на- Допу, 1929; С. Лисин. ГГротив ревизионизма. Ленинизм в борьбе на два фронта. Ташкент, 1929; В. Милютин. О правом уклоне. М.—Л., 1929; Л. Н. Поспелов и А. А. Л1лихтер. Трудности социалистического строительства и правый уклоп. М., 1929; II. II. Попов. Очерк истории ВКП(б). М., 1930; А. М. Горин. Правый уклоп и коллективизация сельского хозяйства. М., 1930. В
ительстве, которые встали перед страной и партией в конце 20-х годов. Эта актуальная в то время тема нашла освещение в книге П. Н. Поспелова и А. А. Шлихтера «Трудности социалистического строительства и правый уклон». В ней на основе многочисленного цифрового и фактического материала, экономического анализа авторы доказывают возможность и необходимость преодоления возникших трудностей. Особый интерес представляет раздел, в котором рассматривается вопрос о влиянии трудностей социалистического строительства на усиление оппортунистических шатаний в рядах партии, в частности правого уклона, показана опасность этого политического течения для социалистического строительства и борьба партии за претворение в жизпь ленинской генеральной линии. В 30—40-е годы советские историки в своих трудах пытаются обобщить опыт борьбы партии с правым укло- пом, подчеркивают историческое значение разгрома правого уклона в ВКП(б) *. Определенный интерес представляет книга И. М. Ва- рейкиса «В борьбе за генеральную линию на практике». Ее автор, в то время секретарь обкома ВКП(б) Центрально-Черноземной области, опираясь на накопленный опыт и личное участие в политической борьбе, освещает деятельность одной из крупных областных партийных организаций по разоблачению правооппортунистической платформы и претворению в жизнь ленинской генеральной линии партии. В книге содержатся интересные данные о преодолении правого уклона в практике работы отдельных партийных, советских и хозяйственных органов. В 50—60-е годы интерес историков к исследованию темы борьбы партии с правым уклоном значительно возрос. Эта проблема становится предметом специального изуче- 1 См. И. Варейкис. В борьбе за генеральную линию на практике. Воронеж, 1931; М. Г. Гайсинский. Борьба с уклонами от генеральной линии партии. Исторический очерк внутрипартийной борьбы послеоктябрьского периода. М.—Л., 1931; П. Ф. Юдин. В чем сущпость борьбы партии на два фронта.— «Большевик», 1933, № 11; Д. Г. Лурье. Правые отщепенцы и их теория «врастания кулака в социализм». М., 1936; «Краткая история ВКП(б)». Под редакцией В. Кнорина. М., 1936; «Правые реставраторы капитализма». Сборник статей. М., 1937; «История Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Краткий курс». Под редакцией комиссии ЦК ВКП(б). М., 1938; Е. М. Ярославский. Партия большевиков в борьбе за социалистическую индустриализацию страны (1926— 1929 гг.). Стенограмма лекций, прочитанных в Высшей партийной школе при ЦК ВКП(б). М., 1944. 7
хшя, а также составной частью исследований по вопросам единства партийных рядов, партийного строительства, индустриализации страны и социалистического преобразования сельского хозяйства Дальше своих предшественников в постановке и изучении ряда сторон истории борьбы партии с правым уклоном сумел продвинуться К. В. Некрасов. В работе «Борьба Коммунистической партии за единство своих рядов в период между XV и XVI съездами ВКП (б)» он рассматривает причины активизации нравооппортунистического уклона после XV съезда, дает, хотя и кратко, характеристику внутреннего и международного положения СССР, трудностей социалистического строительства и обострения классовой борьбы в стране. В книге освещаются и некоторые аспекты борьбы партии с правыми оппортунистами за чистоту марксистско- ленинской теории, в частности анализируется правооппортунистическое толкование лидерами правых ленинского учения о союзе рабочего класса с крестьянством, вывода партии об обострении классовой борьбы. Конечно, критика правооппортунистических взглядов по указанным теоретическим вопросам не является исчерпывающей, по сама постановка их и попытка показать, что правые, по существу, ревизовали ленинское учение, заслуживает определенного внимания. Вопросы борьбы с правым уклоном в той или ипой степени затрагиваются в книгах и брошюрах, освещающих деятельность партии по проведению социалистической индустриализации страны и сплошной коллективизации сельского хозяйства. 1 См. К. В. Некрасов, Борьба Коммунистической партии за единство своих рядов в период между XV и XVI съездами ВКП (б). Вологда, 1959; И. А. Сизых. Борьба КПСС с правыми оппортунистами в период развернутого наступления социализма по всему фронту. Сборник статей, вып. 1. Иркутск, 1959; В. И. Тетюшев. Борьба партии за генеральную лишпо против правого уклона в ВКП (б) в период между XV и XVI съездами.— «Вестник Московского университета», 1961, серия 9, История, № 3; II. Н. Иванов. Разгром правого уклона в ВКП (б) (1928—1930 гг.).— «Единство коммунистической партии — главное условие ее силы и непобедимости». Новосибирск, 1961; А. Г. Титов. Борьба Коммунистической партии с правым уклоном в 1928—1929 гг.— «Ученые записки Ивановского государственного педагогического института», 1968, т. 52; Г. А. Чигринов. Разгром партией правых капитулянтов. М., 1969; 3. И. Ключева. Идейное и организационное укрепление Коммунистической партии в условиях борьбы за построение социализма в СССР. М., 1970. 8
В монографии С. П. Трапезникова «Лепинизм и аграрный вопрос» 1 рассматривается борьба партии с правыми оппортунистами за осуществление курса на социалистическое преобразование сельского хозяйства. В труде аргументированно разоблачается бухаринская концепция по аграрному вопросу, показано ее идейное родство с социал- демократическими теориями Запада. С особой остротой критикуется попытка ревизии правыми ленинского кооперативного плана, извращение роли и назначения снабженческо-сбытовой формы кооперации, отрицание производственной кооперации как основного пути крестьянства к социализму. В книге подчеркивается, что правые оппортунисты в течение 1928—1930 гг. активно боролись против политики партии в области сельского хозяйства, всячески тормозили развертывание строительства колхозов и совхозов, всемер- по отстаивали линию па укрепление и свободное развитие кулацких хозяйств в деревпе. Партия имела полное основание квалифицировать взгляды и действия правых уклонистов, как выражение интересов капиталистических элементов, как попытку сорвать осуществление ленинского кооперативного плана. Борьба партии с правыми уклонистами по вопросам, связанным с хлебозаготовительной политикой в 1928— 1929 гг., рассматривается в книге Г. А. Конюхова «КПСС в борьбе с хлебными затруднениями в стране (1928— 1929 гг.)»2. Автор раскрывает принципиальный характер разпогласий между партией и правыми по вопросу о путях преодоления трудностей с хлебом, показывает острую политическую борьбу вокруг этой проблемы, имевшей прямое отношение к судьбам социалистического строительства в пашей стране. В последние годы появился также ряд работ, в которых исследуется борьба местпых партийных организаций против правооппортунистического уклона, за укрепление единства партийных рядов3. В ппх содержится интерес- 1 См. С. П. Трапезников. Лепиппзм и аграрный вопрос. В двух томах, т. II. М., 1974. 2 См. Г. Конюхов. КПСС в борьбе с хлебными затруднениями в стране (1928—1929 гг.). М., 1960. 3 См. Я. И. Потеряйко. Коммунистическая партия Украины — боевой отряд КПСС в борьбе за ленинское единство своих рядов против правого уклона (1928—1930 гг.). Одесса, 1968; О. М. Багдасарян. Борьба партийных организаций Закавказья за единство КПСС (1920—1936 гг.). Ереван, 1969; Б. К. Маркиянов. Укрепление 9
пый, преимущественно впервые публикуемый фактический материал, показывающий деятельность областных, краевых, республиканских партийных организаций по осуществлению политического курса партии, разъяснению ленинского плана построения социализма п преодолению правого уклона в практической работе. Теперь, когда имеется довольно многочисленная литература по отдельным аспектам даппой проблемы, перед советской исторической наукой па первый план выдвигается задача создания обобщающих монографических работ, в которых нашла бы более полное, комплексное освещение вся совокупность вопросов, относящихся к пдейпой, политической и организационной борьбе партии с правым уклопом. Исторический опыт идейного и организационного разгрома различных антилениискпх групп имеет важпое значение также для братских марксистско-ленинских партий и международного коммунистического движеппя в борьбе против современного правого и «левого» ревизионизма, маоизма и пациопализма. Ибо, как отмечал Л. И. Брежпев в Отчете Центрального Комитета XXV съезду КПСС, «и правый и левацкий ревизионизм отнюдь пе бездействуют и борьба за марксистско-лспппскио осповы коммунистического движеппя, против попыток их исказить или подорвать остается общей для всех задачей» Советские учепые, как впдпо, внесли большой вклад в разработку столь сложной и важной проблемы, какой является история борьбы Коммунистической партии нашей страпы с правым уклоном в один из острых и сложных моментов построения социализма. Определяя основпые паправлеппя дальнейшего развития общественных паук, XXV съезд партии поставил пород советскими исследователями задачу глубокого изучения и обобщения всомирпо-исторпческого опыта КПСС, ее борьбы за претворение в жизнь ленинского курса па построение социализма и коммунизма1 2. Важное место в ее решении занимают проблемы истории борьбы партии с различного рода оппортунистическими течениями, за укреплепие едипства рядов Коммунистической партии Белоруссии (1921— 1937 гг.). Минск, 1970; В. Е. Михайлов. Из истории борьбы КП (б) У против оппортунизма в период между XV и XVI съездами ВКП (б).—«Украинский исторический журнал», 1970, № 4. 1 «Материалы XXV съезда КПСС». М., 1976, стр. 31. 2 См. там же, стр. 214. 10
единства партийных рядов. Научные труды, посвященные этим вопросам, оказывали и будут оказывать большую помощь в деле коммунистического воспитания трудящихся. Актуальность и политическое значение всестороннего освещения борьбы с правым уклоном в рядах ВКП(б) возрастает также и в связи с обострением идеологической борьбы на мировой арене. Буржуазные историки и антикоммунисты предпринимают огромные усилия к очернению исторического опыта КПСС в строительстве социализма. В этих условиях неизмеримо повышается, как подчеркнул XXV съезд КПСС, «роль общественных наук в наступательной борьбе против антикоммунизма, в критике буржуазных и ревизиопистских теорий, разоблачении фальсификаторов идей марксизма-ленинизма» L Разоблачепие буржуазных фальсификаторов тем более важно, что к историческому опыту нашей страны и Коммунистической партии, к марксистско-ленинскому учению обращается все больше и больше стран, ставших па социалистический и некапиталистический путь развития. В капиталистических странах выходит немало книг, в которых фальсифицируется история борьбы КПСС с правыми оппортунистами1 2, выпускаются труды лидера правых уклонистов Бухарина. Буржуазные ученые рассматривают в своих работах идейное разоблачение Коммунистической партией различных оппозиционных групп, в том числе и правых уклонистов, как борьбу отдельных лиц за власть. Они всячески стараются скрыть социально-экономическую и классовую основу, объективный характер причин появления мелкобуржуазных течений в партийных рядах. Между тем только классовый подход к оценке внутрипартийной борьбы позволяет определить, интересы каких классов выражает та пли иная оппозиция, убедительно показать принципиальную разницу между пролетарской линией партии и мелкобуржуазной сущностью политической позиции оппортунистов. 1 «Материалы XXV съезда КПСС», стр. 214. 2 U. Stehr. Vom Kapitalismus zum Sozialismus. Bucharins Beitrag zur Entwicklung einer sozialistischen Theorie und Gesellschaft. Bertelsmann Universitatsverlag, 1973; S. F. Cohen. Bukharin and the bolshevik revolution. A political biography 1888—1938. N. Y., 1973, and London, 1974; A. Nove. Some observations on Bukharin and his ideas.—«Soviet Studies», 1974, p. 183—203. P. Linhart. Lenine, les paysans, Taylor. Essai d’analyse materialiste liistorique de la naissance du systeme productif sovietique. Paris, 1976. 11
Защищая правых уклонистов, антикоммунисты создают версию о том, что в 1925—1929 гг. произошло якобы «коренное изменение взглядов большевистской партии». В чем же они видят изменение этих взглядов? Я. Грей, например, утверждает, что Лений будто бы считал возможным построить социализм в России только тогда, когда произойдет пролетарская революция па Западе. Такой же точки зрения, по Грею, придерживались Троцкий и Бухарин. С. Хайтмап вторит Грею, доказывая, что «имелось очень близкое и значительное родство между идеями Ленина и Бухарина о проблеме строительства социализма в России». Но в партии под воздействием Сталина якобы возобладала другая, противоположная указаниям Лепина ориентация: что построить социалистическое общество в России можпо и без помощи западноевропейского пролетариата, опираясь лишь па внутренние силы и возможности. Подобное отождествление взглядов Лепина и Бухарина по вопросам построения социалистического общества в пашей стране является грубой фальсификацией. Буржуазные историки обвиняют пашу партию в том, что в 1928—1929 гг. опа, отклонив бухаринскую программу, приняла якобы троцкистскую политику. Это, по их мпепию, относится прежде всего к решениям XV съезда и XVI конференции ВКП(б) о высоких темпах индустриализации, о производственном кооперировании крестьян и решительном наступлении на кулака. Такие утверждения свидетельствуют о том, что нынешпие защитники правых онпортунистов лишь усердно повторяют то, что говорили о политике партии в эти годы Бухарин, Рыков, Томский. Отстаивая свою оппортунистическую платформу, правые уклонисты прибегли тогда к клевете и прямым наветам на ленинскую политику партии. Нынешние апологеты капитализма не скрывают своих симпатий к правым оппортунистам, с чувством глубокого сожаления пишут об их поражении в борьбе с партией. Опп даже упрекают правых в том, что те в наиболее острые моменты внутрипартийной борьбы не прибегали к более решительным действиям. С. Хайтмап, например, считает одной из причии поражения группы Бухарина неосмотрительный отказ в свое время от таких союзников, как Троцкий, Каменев, Зиновьев, пеумепие правых обеспечить «себе базу власти». «Если бы Бухарин и Рыков публично провозгласили свою платформу,— отмечает Я. Грей,— оии 12
тут же бы завоевали па свою сторону преобладающие массы крестьянства и многих членов партии... Но Бухарин и правая группа не сделали и попытки стать легальной оппозицией». Причины поражения правого оппортунизма в рядах ВКП(б) заключаются, разумеется, не в фактических просчетах Бухарина и его сторонников, как утверждают буржуазные историки, а в том, что они объективно выражали интересы капиталистических элементов и тем самым ли- тттПлй себя поддержки рабочего класса, трудящихся крестьян и партии, которая твердо и уверенно вела страну ленинским путем к социализму. Буржуазные фальсификаторы стремятся доказать, что правые не получили признания только потому, что по отношению к ним применялись недемократические методы борьбы, что они будто бы были поставлены в неравноправное положение. Подобные утверждения — чистейший вымысел. Борьба с правыми уклонистами велась при соблюдении ленинских методов преодоления оппортунистических тече- пий внутри ВКП(б). Партия использовала закрепленные в ее Уставе демократические принципы: право высказывания своих взглядов в ходе дискуссий, свободное обсуждение разных точек зрения в Политбюро и па пленарных заседаниях Центрального Комитета. Как известно, официальное закрепление в партийных решениях получила та политическая позиция, за которую высказалось большинство. Линия правых не получила и не могла получить поддержки прежде всего потому, что она не выражала интересов партии и советского народа, ее осуществление вело не к победе социализма, а к созданию условий для реставрации капитализма. Учитывая научную и политическую актуальность темы, автор видел свою обязанность в том, чтобы рассмотреть в дополненном и переработанном издании данной кпиги па основе многочисленных документов и материалов, значительная часть которых впервые вводится в научный оборот, вопросы борьбы КПСС против правооппор- тупистического уклона в ее рядах. Он стремился показать современному читателю принципиальный характер политических разногласий между партией и правыми оппортунистами, значение идейно-политического и организационного разгрома этого течения для торжества ленинского учения о победе социализма в нашей страпе. 13
В разработке вопросов, связанных с борьбой партии против правых уклонистов, автор опирался прежде всего на произведения В. И. Ленина. О причинах появления оппортунистических течений внутри партии, о социально-экономических п классовых корнях оппортунизма В. И. Лепин писал в таких работах, как «Империализм и раскол социализма», «Марксизм и ревизионизм», «О карикатуре на марксизм и об «империалистическом экономизме»», «О «левом» ребячестве и о мелкобуржуазности», «Детская болезпь «левизны» в коммунизме», «О борьбе внутри итальянской социалистической партии», «Еще раз о профсоюзах, о текущем моменте и об ошибках Троцкого и Бухарина», «Доклад об единстве партии и анархо-синдикалистском уклоне» и другие. Изучение ленинского идейного наследия имело важное значение для разоблачения теоретических концепций правых оппортунистов. Как известпо, Бухарин, претендовавший после смерти В. И. Лепина па роль идеолога партии, свои оппортунистические взгляды пытался выдавать за ленинские. Анализ и сопоставление произведений В. И. Ленина с выступлениями Бухарина по коренным вопросам теории социалистической революции и построения нового общества показывают, что взгляды последнего ничего общего с лепппизмом не имели. Рассмотрение ленинских высказываний о необходимости социалистической индустриализации, кооперирования крестьяпских хозяйств, наступления па капиталистические элементы раскрывает полную несостоятельность позиции правых по вопросам социалистического строительства. Во многих работах В. И. Ленина, в политических отчетах ЦК съездам партии, с которыми он выступал, в последних статьях и письмах всесторонне обоснована политика в области социалистического строительства в переходный период. Именно этими указаниями руководствовалась Коммунистическая партия в определении своей генеральной линии. Много внимания в своих трудах В. И. Лепин уделял разработке форм и методов борьбы партии с оппортунизмом. Ленинские выступления па X съезде РКП (б), резолюции съезда о единстве партии и анархо-синдикалистском уклоне, а также статьи «Заметки о поведении «левых коммунистов»», «Государство рабочих и партийная неделя», «О чистке партии», «Письмо членам Политбюро о чистке партии и условиях приема в партию», «Оппортунизм и крах II Интернационала» и другие работы послу14
жили методологической основой в исследовании основных этапов борьбы партии с правым уклоном и его преодоления. Таким образом, ленипское идейное наследие, марксистско-ленинская методология составили основополагающую теоретическую и политическую базу, исходный руководящий принцип в изучении и освещении автором данной монографии проблемы борьбы партии с правым оппортунизмом. Важнейший источник в работе над темой — стенографические отчеты XV, XVI съездов и XVI конференции ВКГ1(б). В них содержится многообразный материал, позволяющий уяснить суть генеральной линии партии, политической позиции правых и принципиальной борьбы партии с оппортунистами за твердое и последовательное проведение намеченного политического курса. В отчетах ЦК, в докладах по крупнейшим политическим и народнохозяйственным вопросам, обсуждавшимся на съездах, равно как и в выступлениях делегатов, дается глубокий анализ деятельности партии в области социалистического строительства. В этих материалах раскрывается ее непреклонная воля следовать ленинской дорогой к социализму, решительная и бескомпромиссная борьба с правым оппортунизмом, объективно содействовавшим нарастанию условий для реставрации капитализма в пашей стране. Большую ценность представляют также архивные источники. Среди них — стенографические отчеты пленумов Центрального Комитета ВКП(б). За исследуемый период состоялось пять пленарпых заседаний ЦК партии: в апреле, июле, ноябре 1928 г., в апреле и ноябре 1929 г. Стенографические отчеты пленумов ЦК — это уникальный источник для изучения избранной автором проблемы. По этим материалам можно проследить процесс возникновения разногласий внутри Политбюро и в Центральном Комитете, выяснить процесс оформления правого уклона в ВКП (б) и определить основные этапы борьбы партии с этим аптиленпнским течением. Важное место среди источников занимают и постановления ЦК ВКП (б) по различным вопросам, принятые в 1928—1930 гг. Центральный Комитет партии систематически заслушивал отчеты о работе областных, краевых, окружных партийных организаций. В принятых постановлениях содержится много материалов, имеющих прямое отношение к данной теме, позволяющих выяснить, как 15
партия, ломая сопротивление правых, последовательно осуществляла курс па социалистическую индустриализацию, социалистическое преобразование сельского хозяйства, наступление на капиталистические элементы. Много фактического материала,»содержится в обобщающих документах Информационного отдела ЦК ВКГ1(б) по вопросам деятельности партийных организаций в связи с борьбой с правым уклоном. Для Секретариата, Оргбюро и Политбюро ЦК систематически направлялись справки об освещении на местах вопроса о правой опасности. В частности, сообщалось об итогах обсуждения «Обращения ЦК ко всем членам Московской организации ВКЩб)», о поддержке партийными организациями, рабочими и крестьянами генеральной линии партии и разоблачении политической позиции правых уклонистов. В информационных материалах анализировалась работа партийных организаций по преодолению правооппортунистических настроений среди некоторой части коммунистов, борьбе с проявлениями правого уклона на практике. В книге использованы также архивные и печатные материалы ЦК компартий Украины, Белоруссии, Среднеазиатского Бюро ЦК, Закавказского крайкома партии, Московского, Ленинградского, Северо-Кавказского, Уральского, Нпжне-Волжского, Средпе-Волжского, Центральночерноземного краевых и областных комитетов партии, многих окружных и первичных партийных организаций. Стенографические отчеты съездов компартий республик, областных, краевых партийных конференций, протоколы плепумов и бюро партийных комитетов, информационные справки, доклады, записки содержат интересный материал о борьбе местных партийных организаций с правым уклоном в ВКП(б). Обоснование политики партии, необходимости борьбы с правым уклоном дается в докладах и выступлениях руководящих деятелей ВКП(б): А. А. Андреева, А. С. Бубнова, И. М. Варейкпса, К. Е. Ворошилова, Я. Б. Гамарника, Ф. И. Голощекипа, И. Д. Кабакова, М. И. Калинина, С. М. Кирова, С. В. Косиора, В. В. Куйбышева, А. И. Микояна, В. М. Молотова, Г. К. Орджоникидзе, Г. И. Петровского, II. П. Постышева, Я. Э. Рудзутака, И. В. Сталина, М. М. Хатаевпча, В. Я. Чубаря, Н. М. Шверника, Б. П. Шеболдаева, Р. И. Эйхе, Е. М. Ярославского и других. Многие из них возглавляли тогда крупные партийные организации, которые проводили огромную практическую работу 16
по осуществлению генеральной линии, разоблачению правооппортунистического уклона в ВКП(б). При разработке темы использованы также многочисленные материалы, опубликованные в периодической печати того времени — газете «Правда», журналах «Большевик», «Известия ЦК ВКП(б)», «Партийное строительство», «Под знаменем марксизма», «Коммунистическая революция», «Коммунистический Иптернационал», «Бюллетень ЦКК и НК РКИ РСФСР и СССР». Опираясь на эти источники, автор рассматривает деятельность Коммунистической партии по преодолению правого уклона как главной опасности в период развертывания наступления социализма по всему фронту. В частности, в предлагаемой читателю книге освещаются следующие вопросы: социально-классовые корпи правого уклона в ВКП(б) в переходный от капитализма к социализму период, влияние трудностей социалистического строительства и обострения классовой борьбы на усиление правооппортунисти- ческпх настроений в партийных рядах, причины, обусловившие превращение правого уклона в главпую опасность в пашей партии; идейпые истоки правого оппортунизма, критика теоретических концепций правых о характере и движущих силах Великой Октябрьской социалистической революции, о классах, классовой борьбе и характере общественного развития в переходный от капитализма к социализму период, о роли диктатуры пролетариата в построении экономического фундамента социалистического общества, о путях перехода крестьян к коллективному сельскохозяйственному производству, о возможности и темпах строительства социализма в СССР; борьба партии с правыми уклонистами за ленинскую генеральную линию, критика политической платформы правых по вопросам социалистической индустриализации и темпов ее осуществления, подъема и социалистического преобразования сельского хозяйства, классовой политики в деревне, наступления на капиталистические элемепты; основные этапы борьбы партии за полное преодоление, политический и организационный разгром правого уклона; историческое значение одержанной партией победы над правым оппортунизмом для судеб социалистической революции и построения социализма в СССР, международное значение опыта КПСС для борьбы с современным ревизионизмом.
Г л а в a I ЛЕНИНСКИМ КУРСОМ К СОЦИАЛИЗМУ 1. ЗАВЕТЫ ЛЕНИНА ПРЕТВОРЯЮТСЯ «В ЖИЗНЬ В 1927 г. Советский Союз торжественно отметил десятилетие победы Великой Октябрьской социалистической революции. Первое в мире рабоче-крестьянское государство за прошедший период не только отразило натиск внутренних п впешних врагов в годы граждапской войны и иностранной военной интервенции, по и в короткий исторический срок восстановило разрушенное до оспованпя народное хозяйство, провело круппые социалистические преобразования. На юбилейной сессии Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР подчеркивалось, что на одной шестой части земного шара марксистско-ленинское учение о возможности победы социалистической революции п построении социализма успешпо претворяется в жизнь. Находясь во враждебпом капиталистическом окружении, при пали- чии постоянной экономической блокады и угрозы военного нападения, преодолевая огромные трудности, рабочий класс, крестьянство и интеллигенция под руководством своего испытаппого вождя — ленинской партии созидали новое, социалистическое общество. В страпс широким фронтом развертывалось строительство промышленных предприятий, осуществлялась техническая реконструкция старых фабрик и заводов, изыскивались источники накопления, проводилась рационализация и совершенствование производственного процесса, подготовка кадров рабочих и инженерно-технического персонала. Во главе трудового подъема рабочего класса стояли коммунисты. В эти годы широкое распространение получили такие формы развития творческой активности масс, как производственные совещания, смотры и переклички, конкурсы на лучшее предприятие, движение ударничества в труде. 18
Большая организаторская и политическая работа партии приносила свои благотворные результаты. О значительных успехах социалистической индустриализации свидетельствовал неуклонный рост удельного веса промышленности в народном хозяйстве. Доля ее валовой продукции в 1926/27 г. поднялась до 38% против 32,4% в 1924/25 г.1 В стране добывалось 30,9 млн. тонн каменного угля, 10,1 млн. тонн нефти, производилось около 3 млп. топп чугуна, 2,7 млп. тонн проката. В развитии промышленности происходили также заметные структурные сдвиги. Последовательно проводилась линия на создание крупной индустрии. Появились такие отрасли промышленного производства, как машиностроение, станкостроение, автомобилестроение, турбостроение, авиастроение, химическая промышленность. Воздвигались корпуса Уральского завода тяжелого машиностроения, Магнитогорского и Кузнецкого металлургических комбинатов, Сталинградского тракторного завода, Ростовского, Саратовского заводов сельскохозяйственного машиностроения, Днепровской гидроэлектростанции, строилась Туркестано-Сибирская железнодорожная магистраль протяженностью 1500 километров. В 1927 г. вошли в строй Волховская, Штеровская, Саратовская, Харьковская электростанции. На капитальное строительство в 1926/27 г. было ассигновано 1090 млн. рублей 2. Укреплялись позиции социализма в промышленности и торговле, активно вытеспялпсь из них частнокапиталистические элементы. Удельный вес социалистического сектора в валовой продукции всей промышленности в 1926/27 г. составлял 86%. Вопрос «кто — кого» решался в пользу рабочего класса, в пользу социализма. Итоги проведенной работы в области социалистической индустриализации были подведены на XV съезде ВКП(б). Съезд с удовлетворением отметил, что промышленность в целом превзошла довоенный уровень, интенсивно развертывалась техническая реконструкция, страна сделала серьезный шаг к созданию собственной крупной индустрии, которая развивалась высокими темпами. Ее продукция в 1925/26 г. по сравнению с предыдущим годом увели- 1 См. «XV съезд ВКП(б). Стенографический отчет», ч. I. М., 1961, стр. 57—58. 2 См. «СССР. Год работы правительства (Материалы к отчету за 1926—1927 бюджетный год)». М., 1928, стр. 169, 170, 171. 19
пилась па 42,2%, в 1926/27 г. — соответственно па 18,2% Вырос и окреп рабочий класс — ведущая сила социалистического строительства. Всего в промышленности было занято 10 846 тыс. человек, что на 33% больше численности рабочих России в 1913 г.1 2 Партия последовательно проводила в жизнь ленинский кооперативный план. На съезде отмечалось, что «хозяйственная политика партии за истекший период способствовала, на основе постепенного усиления ведущей роли социалистического города, дальнейшему развитию сельского хозяйства, увеличению посевных площадей, росту товарности, внедрению элементов более высокой техники и агрикультуры: многополья, технических культур, механизации сельскохозяйственного производства»3. В 1926 г. село получило 2206,9 тыс. плугов, 945 тыс. борон, 310 тыс. сеялок, 204,8 тыс. жаток, молотилок, сортировок, 5829 тракторов. На развитие сельскохозяйственного производства в 1927 г. из государственного бюджета было выделено 245 млп. рублей4. Значительно усилилась плапово-регулирующая роль пролетарского государства в сельском хозяйстве. Производимая крестьянами товарная сельскохозяйственная продукция заготовлялась преимущественно государственными органами и кооперацией. Они же снабжали деревню промышленными товарами. Важнейшими факторами планового воздействия па развитие сельского хозяйства являлись проводимые государством работы по мелиорации и ирригации, агротехническая помощь, а также создание государственных и кооперативных прокатпых пунктов. Среди крестьянства все шире развертывалось кооперативное движение. Наиболее простая и доступпая форма кооперации — потребительская — имела весьма разветвленную сеть. В 1927 г. ею было охвачено 39,2% общего числа крестьянских хозяйств5. Зпачптельпое развитие получили также сельскохозяйственная кооперация, игравшая важную роль в проведении агрикультурных мероприятий, в заготовках сельскохозяйственной продукции, и производственные коллектпв- 1 См. «XV съезд ВКП(б). Стенографический отчет», ч. I, стр. 58, 59. 2 См. там же, стр. G8. 3 «КПСС в резолюциях и решепиях съездов, конференций и плепумов ЦК», т. 4. М., 1971, стр. 17. 4 См. «СССР. Год работы правительства», стр. 237—238, 110. 5 См. там же, стр. 35G. 20
ные хозяйства. В 1927 г. в стране насчитывалось 20 846 колхозов, 3744 совхоза. Все это — свидетельство жизненной силы ленинских идей о роли кооперации в объединении крестьянских хозяйств и постепенном переводе их па социалистический путь развития. По решающим показателям сельское хозяйство достигло довоенного уровня. Общая посевная площадь в 1927 г. составила 96,9% от уровня 1913 г., в том числе по зерновым культурам — 92,3%, пезерновым — 129,8%. Валовая продукция сельского хозяйства достигла 108,3% довоенного уровня, в том числе по зерновым культурам — 91,9% 1. Проведение классовой политики в деревне содействовало дальнейшему упрочению союза рабочего класса и бедняцко-середняцких масс крестьянства. Середняк, получая помощь и поддержку Советского государства, на собственном опыте убеждался в правильности того пути, по которому его вел рабочий класс. Усиливалась работа с беднотой, являвшейся прочной социальной опорой пролетариата в деревне. Экономическая политика Советского государства способствовала повышению доходности хозяйства и материальной обеспеченности бедпоты и середняка. Сокращалось число бедняцких хозяйств, удельный вес которых среди крестьянства до революции достигал 65%. Основную массу теперь составляли середняки. Осуществлялась политика ограничепия и вытеснения кулачества, были значительно ослаблены его позиции в кооперативных объединениях, Советах и других организациях крестьянства. Следуя заветам Лепина о том, что главная цель социализма — удовлетворение материальных и культурных потребностей трудящихся, партия проявляла заботу об улучшении благосостояния советского народа. Распределение национального дохода, возраставшего высокими темпами, производилось в интересах строительства социализма, удовлетворения потребностей членов общества. На предприятиях и в учреждениях улучшались условия работы, повышалась заработная плата, строго соблюдались советские законы о труде, расширялись социальное страхование, организация отдыха и лечения трудящихся. Увеличились ассигнования па жилищное строительство. В 1926/27 г. только по обобществленному сектору было сдано в эксплуатацию около 2 млн. квадратных 1 См. «СССР. Год работы правительства», стр. 207, 209. 21
метров жилой площади L Производилось все больше промышленных товаров, пользовавшихся первоочередным спросом у населения, постоянно снижались розничные цены на них. Быстрыми темпами развивалось цародное образование страны. В 1926/27 г. функционировали 102 081 школа первой и 931 второй ступени, 4934 семилетние, 777 девятилет- ппх школ и около 1600 школ крестьянской молодежи. В них обучалось более 10 млн. человек. На одну тысячу жителей в Советском Союзе приходилось более 94 учащихся 1 2. Большая работа проводилась по организации специального среднего и высшего образования. В 1926/27 г. в 1017 техникумах обучалось 180475 человек. Высшая школа насчитывала 136 учебных заведений, в которых получали образование 163171 студент3. Важнейшим орудием в области хозяйственно-политического и культурного строительства было Советское государство. За десять лет, прошедших после Великой Октябрьской революции, окрепла классовая основа диктатуры пролетариата — союз рабочего класса и крестьянства, качественно изменился рабочий класс — руководящая сила этого союза. Советы рабочих и крестьянских депутатов, в состав которых избирались лучшие представители рабочего класса, трудового крестьянства и интеллигенции, занимались вопросами хозяйственного и культурного строительства. Партия последовательно проводила ленинскую национальную политику, всемерно укрепляла Союз Советских Социалистических Республик. Быстрыми темпами поднимались экономика, культура, развивалась государственность пародов нашей страны, укреплялась дружба между ними. На международной арене Советский Союз выступал за укрепление мира и безопасности народов, за взаимовыгодные экономические связи. Ленинская политика мирного сосуществования государств с различным общественным строем лежала в основе внешнеполитической деятельности ВКП (б) и Советского государства. Упрочение внутреннего положения, рост авторитета СССР усиливали у империалистов злобу и ненависть к стра1 См. «СССР. Год работы правительства», стр. 473. 2 См. там же, стр. 509—511. 3 См. там же, стр. 519—520. 22
не социализма. В лице Советского Союза опп видели не только своего непосредственного классового противника, но и пример, вдохновляющий зарубежный пролетариат на борьбу против капитализма. Империалистические круги не хотели примириться с существованием СССР, стреми лись политически и экономически изолировать Советское государство, поставить его в зависимость от капиталистической экономики. Наиболее реакционные группы прибегали к всевозможным средствам грубого давления, шантажа и военных угроз. Провокационные действия империалистических стран не поколебали позицию СССР. Наша страна проявляла исключительную выдержку п стойкость в проведении своего внешнеполитического курса, продолжала бороться за мирное сосуществование, за расширение экономических и дипломатических связей со всеми странами. Учитывая капиталистическое окружение и постоянную военную угрозу, партия и правительство проводили работу по совершенствованию боевой и политической подготовки личного состава, военно-техническому переоснащению Вооруженных Сил страны. Красная Армия прочно охраняла неприкосновенность рубежей Советского государства. Первая страна социализма являлась великой притягательной силой для рабочих и крестьян капиталистических стран, служила немеркнущим маяком в их борьбе за свое освобождение. В успехах социалистического строительства СССР международный пролетариат черпал новые силы для революционного движения. В то же время он активно выступал в поддержку Страны Советов, неоднократно срывал замыслы империалистов, показывая тем самым образец практического осуществления принципов пролетарского интернационализма. 2. РЕШЕНИЯ XV СЪЕЗДА ПАРТИИ — БОЕВАЯ ПРОГРАММА СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО СТРОИТЕЛЬСТВА После того как в основпом было завершено восстановление народного хозяйства и Советский Союз вступил в полосу непосредственного социалистического строительства, Коммунистической партии предстояло выработать генеральную линию, соответствующую новым историческим условиям, определить очередные задачи общественно-политического и экономического развития страны. Этим 23
вопросам был посвящен состоявшийся в декабре 1927 г. XV съезд ВКП(б). При разработке политического курса партия руководствовалась лепипским планом построения социализма. Исторический опыт развития Советского государства за прошедшие десять лет позволил съезду сделать вывод о жизненности и правильности лепппского учеппя, о возможности построения социализма в одной стране. «Всемирно-исторический опыт десятилетнего существования диктатуры пролетариата, — отметил съезд, — блестяще подтверждает правильность ленинского пути, по которому идет ВКП(б)» 1 2, Социально-политическое и экономическое развитие страны: рост государственной промышленности, торговли, подъем сельскохозяйственного производства и кооперативного движения, укрепление союза рабочего класса с основными массами крестьянства, расширение социалистического сектора и последовательное вытеспепие капиталистических элементов, укреплеппе диктатуры пролетариата, возрастание руководящей роли ВКГ1(б) — все это создавало необходимые предпосылки для успешного продвижения ее к социализму. Съезд единодушно отметил, что партия должна «неуклонно двигаться по этому пути дальше, сплачивать под знаменем социалистического строительства все большие массы трудящихся нашей страпы, крепить братские узы солидарности с пролетариатом всех стран, делать СССР с каждым годом все более могущестг всппым форпостом мировой, социалистической революции »Т ■рассматривая перспективы социалистического развития СССР, XV съезд подчеркнул международное значение Октябрьской революции и исторического опыта Страпы Советов по созданию нового общества. «Итоги истекшего со дня Октябрьской революции десятилетия,— указывал съезд, — раскрывают огромное международное значение этой революции как составной части великого международно-революционного процесса, преобразующего капиталистическое общество в общество социалистическое»3. Теоретические выводы съезда о наличии реальных возможностей для построения социализма в нашей стране и международном зпаченпп опыта борьбы ВКП(б) за осу1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 21. 2 Там ясе. 3 Там же, стр. 31. 24
ществление этой задачи укрепляли уверенность коммунистов СССР в правоте марксистско-ленинского учения, в успехах социалистического строительства. Они вдохновляли коммунистов других стран на революционную борьбу против капиталистического строя. Важные шаги сделал XV съезд партии в организации социалистического планирования в СССР, принял директивы по составлению первого пятилетнего плана развития народного хозяйства — программы создания экономических основ социалистического общества. При разработке директив пятилетнего плана съезд исходил из того, что исторические срокп мирной передышки для СССР весьма ограничены. Капиталистическое окружение, постоянная военная угроза со стороны империалистических государств требовали строить плановые расчеты таким образом, чтобы в относительно небольшой отрезок времени сделать максимум для подъема советской экономики. В этой связи съезд предписал запланировать более быстрый, чем в капиталистических странах, темп народнохозяйственного развития. Только при этом условии СССР сможет догнать и перегнать, как отмечал В. И. Ленин, индустриально развитые капиталистические страны. Особое внимание в директивах по пятилетнему плану уделялось дальнейшему укреплению социалистического сектора во всех отраслях экономики и торговли. Плановые расчеты развития экономики должны были обеспечить безусловное увеличение численности и укрепление позиций рабочего класса в Советском государстве, повышение его руководящей роли в строительстве социализма, упрочение союза с основными крестьянскими массами. XV съезд ВКП(б) развил и конкретизировал программу социалистической индустриализации. Основу генеральной линии партии по-прежнему составляло дальнейшее проведение курса на индустриализацию, превращение пашей страны в промышленпо развитую державу. Руководствуясь ленинскими указаниями, съезд обратил внимание при составлении пятилетнего плана па определение правильного сочетания между развитием тяжелой и легкой промышленности. Интересы построения социализма в нашей стране и укрепления завоеваний пролетариата требовали создания условий для преимущественного развития тяжелой индустрии с одновременным подъемом и легкой промышленности. При этом особо подчеркивалось, что в пятилетием плане следует четко сфор25
мулировать и сделать научно обоснованные расчеты по осуществлению ленинского плана электрификации, развитию черной и цветной металлургии, машиностроения, добыче нефти, угля, торфа, подъему химической промышленности и других отраслей тяжелой индустрии. Пятилетний план, говорилось на съезде, должен предусматривать постоянное возрастание национального дохода и правильное его распределение с таким расчетом, чтобы все это обеспечивало «рост благосостояния рабочего класса, беднейшего и среднего крестьянства при сохранении максимальпо-возможпого темпа развития всего народного хозяйства» 1. В связи с тем, что л экономике СССР доминировало сельское хозяйство, съезд поставил задачу изменить сложившееся ранее соотношение между промышленностью и сельским хозяйством, добиться такого положения, при котором промышленность имела бы преобладающий удельный вес. Такая структура экономики позволяла отстоять экономическую и политическую независимость страны, создать материально-техническую базу социализма, укрепить диктатуру пролетариата и оборонную мощь социалистического государства. Тяжелая индустрия в конечном итоге должна была занять ведущее место в промышленности. «В соответствии с политикой индустриализации страны,— указывалось в решении съезда,—в первую очередь должно быть усилено производство средств производства с тем, чтобы рост тяжелой п легкой индустрии, транспорта и сельского хозяйства, т. е. предъявляемый с их стороны производственный спрос, был в основном обеспечен внутренним производством промышленности СССР»2. Эта принципиальная установка съезда имела важное значение для перспектив развития социалистической промышленности. Опа целиком исходила из лепипских положении о роли тяжелой индустрии в строительстве социализма, в защите его завоеваний от империалистической агрессии. В области капитальных вложений съезд дал четкую директиву о преимущественном направлении ассигнований на развитие промышленности с расчетом в кратчайший срок обеспечить превращение СССР пз аграрной страны в индустриально-аграрную державу. 1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 45. 2 Там же, стр. 38. 26
Ila XV съезде был дап глубокий марксистско-ленинский апализ развития сельского хозяйства, путей дальнейшего его подъема и социалистической перестройки. Несмотря на достигнутые успехи, сельское хозяйство продолжало отставать в своем развитии от промышленности и не удовлетворяло все возраставших потребностей страны в сельскохозяйственной продукции и сырье. Среднегодовые темпы ее производства были в четыре-пять раз пиже, чем темпы роста промышленной продукции. Деревня отставала также и в социально-политическом развитии. В городе быстро развивалась социалистическая промышленность, которая базировалась на общественной собственности па орудия и средства производства. Здесь господствовали социалистические производственные отношения, в то время как основу сельскохозяйственного производства составляло мелкое индивидуальное крестьянское хозяйство, базировавшееся па частпой собственности на орудия и средства труда. Партия помнила ленинское указание о том, что мелкотоварное крестьянское хозяйство — весьма благоприятная среда для роста п развития капиталистических элементов. Пока мы живом в мелкокрестьянской стране, не раз отмечал В. И. Лспип, для капитализма есть более прочная экономическая основа, чем для социализма. Выход состоял в том, чтобы и деревню перевести па социалистический путь развития. Будучи мелкими по своим размерам, не имея возможности приобретать и использовать крупную сельскохозяйственную технику, бедняцко-середняцкие хозяйства отличались низкой производительностью и товарностью. До революции товарность бедняцко-середняцких хозяйств составляла 14,7%, а удельный вес их в производстве товарного хлеба равнялся 28,4%. Основными производителями зерновой продукции были тогда хозяйства помещиков и кулаков, поставлявших на рынок 71,6% всего товарного хлеба. Теперь же основными производителями стали середняки и бедняки, которые давали 74% всей товарной продукции страны, в то время как товарность их хозяйств была ниже, чем до революции, и равнялась 11,2%. Кулацкие хозяйства давали 20% товарного хлеба, а колхозы п совхозы — всего лишь 6% 1. 1 См. «XVI конференция ВКП(б). Стенографический отчет». М., 1962, стр. 276—277. 27
Если до сих пор подъем крестьянских хозяйств происходил преимущественно на основе расширения посевных площадей за счет освоения новых земель, то теперь, когда посевные площади достигли довоенного уровня, дальнейшее развитие сельского хозяйства зависело прежде всего от интенсификации сельскохозяйственного производства, повышения производительпости труда, всемерпого использования сельскохозяйственных машин, улучшения культуры земледелия, применения достижений пауки и техники. Все эти обстоятельства выдвигали задачу определения дальнейших путей развития сельского хозяйства. Нужно было искать выход, причем такой, который бы, с одной стороны, позволял поднять производительные силы сельского хозяйства, с другой — обеспечивал перестройку индивидуального крестьянского хозяйства на социалистической основе. Учитывая наличие объективных и субъективных предпосылок, претворяя в жизнь Явлинский плап построения социализма в пашей стране, XV съезд ВКП(б) поставил «в качестве первоочередной задачи на основе дальнейшего кооперирования крестьянства постепенный переход распыленных крестьянских хозяйств на рельсы крупного производства (коллективная обработка земли па основе интенсификации и машинизации земледелия), всемерно поддерживая и поощряя ростки обобществленного сельскохозяйственного труда. Такое усиление подъема сельского хозяйства необходимо и в интересах повышения благосостояния основной массы крестьянства, и в интересах увеличения рынка (сбыта и сырья) для крупной промышленности, п в интересах технической перестройки и социалистического кооперирования деревни с преодолением тем самым капиталистических элементов деревни» *. Новизна постановки данного вопроса состояла в том, что кооперирование, коллективизация сельского хозяйства поднимались па уровень общепартийных задач в масштабах всей страпы. Определяющим элементом выдвинутого XV съездом курса па коллективизацию было развертывание производственного кооперирования крестьянских хозяйств, создапие колхозов и совхозов. Организация товариществ по совместной обработке земли, артелей, совхозов стала основным вопросом в работе партийных, советских, земельных организаций в деревне. 1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 17. 28
Партийные организации были призвапы умело сочетать создание крупных коллективных хозяйств с содействием трудящимся крестьянам в расширении посевных площадей, повышении урожайности, улучшении снабжения машинами, удобрениями, сортовыми семенами и т. д. Съезд подчеркнул, что индивидуальное крестьянское хозяйство продолжает оставаться пока основным производителем ' сёльскох’озяйствеппой продукции и поэтому пужпо всячески помогать его подъему. В решениях съезда предусматривалось расширение и укрепление сети потребительской сельскохозяйственной кооперации, вовлечение в нее широких масс крестьянства. Составной частью курса на коллективизацию сельского хозяйства являлась политика в отношении кулака. Учитывая некоторый рост абсолютного числа кулацких хозяйств, а также их сопротивление социалистическим мероприятиям, съезд разработал линию на дальнейшее, более решительное ограничение и вытеснение кулака. «Достигнутые успехи политики партии в деревне и создавшаяся в связи с этим новая обстановка, — указывалось в решении съезда, — позволяют партии пролетариата, пользуясь всей мощью хозяйственных органов и по-прежнему опираясь па бедняцко-середняцкие массы крестьянства, развивать дальше паступленпе па кулачество и принять ряд новых мер: ограничивающих развитие капитализма в деревне и ведущих крестьянское хозяйство по направлению к социализму» \ Таким образом, XV съезд выработал политику партии по всем важнейшим проблемам строительства социализма в СССР и выразил «твердую пролетарскую уверенность в торжестве социализма в нашей стране, несмотря па все трудности» 1 2. Он призвал партию, рабочий класс, трудовое крестьянство, советскую интеллигенцию сосредоточить своп силы и знания на успешном выполнении очередных задач социалистического строительства. 1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 63. 2 Там же, стр. 21.
3. ЛЕНИНСКОЕ ЕДИНСТВО — ВАЖНЕЙШЕЕ УСЛОВИЕ УКРЕПЛЕНИЯ И ПОВЫШЕНИЯ РУКОВОДЯЩЕЙ РОЛИ ПАРТИИ Десятилетний опыт развития советского общества свидетельствовал, что в лице Коммунистической партии рабочий класс, все трудящиеся имеют испытанного вождя и организатора. В России было много партий, претендовавших па роль политического руководителя обществом/ Но историческую проверку выдержала лишь ленинская партия, партия самого передового и самого революционного класса — пролетариата. Коммунистическая партия превратилась в могучую политическую силу, пользовалась огромным авторитетом и признанием у рабочего класса, у трудящегося крестьянства. Советский народ верил ей и шел под ее знаменем к социализму. Усилиями партии, ее Центрального Комитета была выработана четкая политическая программа перехода от восстановления народного хозяйства к непосредственным задачам социалистического строптельства. Эта программа базировалась на научных основах, на творческом использовании и развитии марксистско-ленинского учения. Одпа из характерных черт научного руководства в данный период заключалась в том, что партия сделала крупный шаг в организации планирования экономической, социально-классовой и культурной жизни общества. На основе ленинских идей о едином хозяйственном плане по инициативе партии была проведена большая работа в деле подготовки первого пятилетнего плана. XV съезд ВКП(б) подчеркнул высокую ответственность партии, стоящей во главе первого в мире социалистического государства, объективную обусловленность возрастания ее роли в советском обществе по мере увеличения масштабов социалистического строительства, сложности социально-политических и экономических проблем. Партийные организации охватывали своим влиянием большинство участков сложного и разнообразного народнохозяйственного комплекса. Центральный Комитет выступал вдохновителем и организатором политического и трудового подъема рабочего класса, трудового крестьянства и интеллигенции. Внутренняя жизнь партии характеризовалась повышением активности коммунистов, развитием впутрипартий- 30
ной демократии, соблюдением ленинского принципа коллективности в работе партийных организаций. Коммунистическая партия выступала как партия научного социализма. Решения, принятые XV съездом, свидетельствовали о творческом развитии ею ленинского плана построения социалистического общества. На основе глубокого марксистско-ленинского анализа международной н внутренней обстановки она выработала научно обоснованную программу дальнейшего претворения в жизнь ленинских предначертаний. Съезд выразил уверенность, что могучий пролетарский авангард — ВКП (б) будет и впредь успешно выполнять свою историческую миссию — руководить и направлять строительство социализма в нашей стране. Огромпые задачи, стоявшие перед партией, требовали максимальной сплоченности ее рядов. Ленинское единство являлось необходимой гарантией дальнейшего укрепления авторитета Коммунистической партии, повышения ее руководящей и организующей роли в борьбе за построение социализма. Поэтому XV съезд специально рассмотрел вопрос об антипартийной, раскольнической деятельности троцкпстско-зиповьевского блока. Несмотря па неоднократные предупреждения, в частности XIII съезда, указавшего на мелкобуржуазный характер группы Троцкого, XV партконференции, отметившей социал-демократический уклон объединенной троцки- стско-зпповьевской оппозиции, фракционеры продолжали борьбу с партией и ее политической линией. В конечном итоге оппозиция сформировалась как меньшевизм в его своеобразном троцкистском обличье, идейно разорвала с ленинизмом, стала на путь капитуляции перед международной и внутрепней буржуазией, объективно превратившись в орудие борьбы против пролетарской диктатуры. XV съезд ВКП (б) в своем решении об оппозиции признал, что в идеологической области разногласия между партией и троцкистско-зиновьевским блоком носят программный характер. Оппозиционеры отстаивали тезис о невозможности построения социализма в СССР без государственной поддержки пролетариата Западной Европы, отрицали социалистический характер нашей революции и проводимой индустриализации, выступали против ленинского кооперативного плана и союза рабочего класса с основными крестьянскими массами, твердили о якобы наступившем перерождении диктатуры пролета- 31
риата. «Вся эта идейная установка,— говорилось в резолюции съезда,— превратила троцкистскую оппозицию в орудие мелкобуржуазной демократии внутри СССР и во вспомогательный отряд международной социал-демократии за его пределами» ’. В области тактической оппозиция, ведя борьбу против партии, перешла грань внутрипартийной дисциплины и стала на путь открытой борьбы против Советской власти. «Антисоветская тактика оппозиции, — отмечалось в решении съезда,— применяемая и за границей, связанная с пропагандой клеветнических наветов против СССР, фактически поставила оппозицию в одни ряд с открытыми врагами страны диктатуры пролетариата» 1 2. XV съезд партии отметил, что в организационных вопросах троцкистско-зиповьевский блок от фракционности перешел к созданию своей собственной партии, к формированию своих руководящих органов л аппарата, установлению своей внутрипартийной дисциплины, членских взносов, печатпых органов. Все это свидетельствовало о том, что оппозиция не только идейно, по и организационно порвала с лепинской партией. «Принимая во внимание,—указывалось в резолюции съезда,— что разногласия между партией и оппозицией из тактических переросли в программные, что троцкистская оппозиция объективно стала фактором антисоветской борьбы, XV съезд объявляет принадлежность к троцкистской оппозиции и пропаганду ее взглядов несовместимыми с пребыванием в рядах большевистской партии» 3. Съезд поручил ВКП(б) и дальше твердо и последовательно обеспечивать ленинское единство партийных рядов. Отвергнув антилепинские взгляды капитулянтов и их политическую платформу, партия уверенно шла ленинским курсом к победе социализма. 1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 70—71. 2 Там же, стр. 71. 3 Там же, стр. 21.
Г лава II ПРАВЫЙ УКЛОН—ГЛАВНАЯ ОПАСНОСТЬ В ВКП(б) 1. РАЗВЕРТЫВАНИЕ НАСТУПЛЕНИЯ СОЦИАЛИЗМА ПО ВСЕМУ ФРОНТУ. ТРУДНОСТИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО СТРОИТЕЛЬСТВА И УСИЛЕНИЕ ПРАВОЙ ОПАСНОСТИ Советская страна вступала в новый этап своего социально-экономического развития. Главная цель предыдущего периода — восстановление народного хозяйства — была в основном достигнута. На очередь выдвигались задачи развернутого социалистического строительства. Коммунистическая партия, вооруженная решениями XV съезда, с присущей ей энергией претворяла их в жизнь. Центральный Комитет, партийные организации страны продолжали широкую политическую и организаторскую деятельность по развитию творческой инициативы и политической активности рабочего класса, трудового крестьянства, советской интеллигенции. Особое внимание уделялось проведению индустриализации страны. В связи с некоторым отставанием черной металлургии был принят ряд мер по усилению партийного и хозяйственного руководства этой важнейшей отраслью тяжелой индустрии. В октябре 1928 г. Центральный Комитет обсудил доклад Днепропетровского окружкома партии о работе партийной организации. Обследование показало, что ряд металлургических предприятий Днепропетровского округа, в котором производилось 30% продукции черной металлургии страны, не выполняет планов, отстает в наращивании темпов производства черных металлов. ЦК ВКП(б) обязал окружную партийную организацию повысить уровень партийного руководства и тем самым обеспечить реконструкцию предприятий, улучшить организацию труда, поднять эффективность использования оборудования и добиться выполнения производственных заданий по выпуску высококачественной продукции черных металлов L 1 См. «Справочник партийного работника», вып. 7, ч. I. М., 1930, стр. 319. 2 Ф. АГ. Ваганов 33
Одним из крупнейших районов черной металлургии являлся Южный Урал. Центральный Комитет ВКП(б) в феврале 1929 г. проверил работу Златоустовской окружной партийной организации. При выполнении местными промышленными предприятиями производственного плана по черной металлургии в 1927/28 г. в целом на 104% задание по выплавке чугуна оказалось невыполненным. ЦК потребовал от Златоустовского окружкома принять меры «по расширению производства черной металлургии, в особенности металлургии высокого качества»; повышению производительности труда, подъему производственной и политической активности рабочего класса’. Аналогичное отставание в выполнении планов по производству черных металлов наблюдалось и в тресте «Юго- сталь», предприятия которого производили 1 2/з чугуна в стране. В постановлении ЦК ВКП(б), принятом в августе 1929 г., подчеркивалось, что в «интересах индустриализации страны необходимо это отставание Югостали ликвидировать возможно скорее» 2. ЦК разработал конкретные мероприятия по усилению нового строительства, улучшению организации производства, подготовке кадров, повышению роли партийных, профсоюзных и других общественных организаций. Главной энергетической базой индустрии была угольная промышленность. Пристальное внимание партия уделяла увеличению добычи угля в Донецком бассейне, о котором В. II. Ленин еще на XI съезде РКП (б) говорил, что «это — центр, настоящая основа всей нашей экономики. Ни о каком восстановлении крупной промышленности в России, пи о каком настоящем строительстве социализма не может быть и речи, ибо его нельзя построить иначе, как через крупную промышленность, если мы не восстановим, не поставим на должную высоту Донбасс»3. В постановлении «О задачах угольной промышленности Донбасса» (январь 1929 г.) ЦК ВКП(б) обязал парторганизации Донбасса обеспечить выполнение государственного плана по добыче угля, добиться повышения производительности труда, укрепления трудовой дисциплины, ускорения нового строительства шахт и оснащения их современным оборудованием, так как «индустриализация нашей страны теснейшим образом связана с ростом уголь1 «Известия ЦК ВКП(б)», № 7, 20 марта 1929 г., стр. 13—14. 2 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 284. 3 В. 11. Ленин. Поли. собр. соч., т. 45, стр. 105. 34
ной промышленности вообще п Донбасса в особенности... успешность работы Донбасса является залогом разрешения основных задач индустриализации» Значительное место в работе Центрального Комитета отводилось вопросам развития машиностроения. В июле 1929 г. была проверена работа Ленинградского машиностроительного треста, объединявшего такие крупнейшие заводы, как «Красный путиловец», Металлический, им. К. Маркса, им. Ленина и другие. Предприятия этого треста давали 14% продукции машиностроения Советского Союза. Обсуждая отчет треста, ЦК признал необходимым увеличить пятилетпее задание по ряду предприятий треста, наметил конкретные пути дальнейшего развития советского машиностроения1 2. Обширная программа становления такой повой отрасли отечественной промышленности, как химическая, была определена в резолюции ЦК ВКП(б) от 29 августа 1929 г. «О деятельности Северного химического треста», выпускавшего одну треть всей химической продукции СССР3. Одной из важнейших задач индустриализации являлось создание промышленности в национальных республиках как материальной базы их экономического и культурного подъема. Центральным Комитетом были приняты постановления о состоянии и работе партийных организаций Грузии, Узбекистана и Азербайджана, в которых намечались крупные меры по развитию промышленности 4. Активно разрешалась и проблема подготовки новых пролетарских специалистов для промышленности. Вопрос о кадрах за этот период был предметом обсуждения трех Пленумов Центрального Комитета ВКП (б) — апрельского и июльского (1928 г.) и ноябрьского (1929 г.). Усилия партии и рабочего класса по осуществлению социалистической индустриализации приносили свои плоды. Из года в год возрастали капиталовложения. С 811 млн. рублей в 1925/26 г. они увеличились до 1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 159. 2 См. «Справочник партийного работника», вып. 7, ч. II. М., 1930, стр. 210—213. 3 См. «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 295—309. 4 См. «Известия ЦК ВКП(б)», № 27, 10 сентября 1928 г., стр. 10—11; «Справочник партийного работника», вып. 7, ч. II, стр. 157— 160; «Известия ЦК ВКП(б)», 10 августа 1929 г., стр. 19—20. •>4 35
1330 млн. рублей в 1927/28 г., т. е. выросли на 164%. При этом все больше средств направлялось на строительство новых промышленных предприятий. Только в 1927/28 г. на эти нужды было израсходовано 73 млн. рублей L Быстрое развитие получали важнейшие отрасли тяжелой индустрии. В 1927/28 г. капиталовложения в черную металлургию составили 193 млн. рублей, в нефтяную промышленность — 213 млн., в химическую — 82 млн., в сельскохозяйственное машиностроение — 20 млн. рублей1 2. С ростом капиталовложений ежегодно увеличивалось вступление в строй новых производственных мощностей. В 1927/28 г. были введены в действие новые промышленные объекты общей стоимостью 1174 млн. рублей3. Среди них — Горловский коксохимический комбинат, первенец советского электромашиностроения Московский электрозавод, Карсакпайский медеплавильный завод, Сяський целлюлозно-бумажный комбинат, ткацкая фабрика Ле- нинаканского текстильного комбината и другие4. Было закончено строительство нефтепровода Грозный — Туапсе, строился нефтепровод Баку — Батуми. Уже в 1927/28 г. продукция крупной промышленности возросла на 22,5% против 15,8%, предусмотренных планом. Быстрым темпом развивалось машиностроение. Страна начала производить тракторы, врубовые машины, нефтяное оборудование, станки, двигатели внутреннего сгорания и другую технику. Неукоснительно проводился в жизнь ленинский план электрификации. Руководствуясь ленинским кооперативным планом и решениями XV съезда, партия приступила к широкому развертыванию строительства колхозов и совхозов. В январе 1928 г. Центральный Комитет создал специальную комиссию для разработки практических мероприятий по усилению колхозного движения в стране. В соответствии с директивами партии в марте 1928 г. Совнарком СССР принял постановление «О плане государственных мероприятий по сельскому хозяйству на 1927/28 г.», в котором предусматривалось увеличить капи1 Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС (далее — ЦПА ИМЛ), ф. 17, оп. 2, д. 397, вып. I, стр. 31, 33. 2 Там же, стр. 38, 40, 41, 36. 3 Там же, стр. 33. 4 См. «Экономическая жизнь СССР. 1917—1959 гг.». М., 1961, стр. 192, 193, 199. 36
таловложения в сельское хозяйство до 717 млн. рублей. В два раза возрастали ассигнования на колхозное строительство, создавался специальный фонд колхозов в размере 65 млн. рублей, намечались меры по подъему бедняцко-середняцких хозяйств. Центральный Комитет в первой половине 1928 г. заслушал отчеты и принял постановления о состоянии работы Свердловской, Казахской, Курской партийных организаций и обязал их партийные комитеты принять меры к дальнейшему росту и укреплению колхозов, к повышению удельного веса высших форм коллективных хозяйств, к улучшению подбора и подготовки организаторов колхозов В марте 1928 г. Президиум ЦИК СССР выступил со специальным обращением к крестьянству страны. «Наиболее верный путь к поднятию сельского хозяйства,— говорилось в обращении,— путь Ленина, путь объединения маломощных и середняцких хозяйств, создание товариществ, артелей, коммун и коллективов для совместной обработки земли, для общественного труда» 1 2. Важпое значение в деле усиления колхозного строительства имели проведенные под руководством партийных организаций в первой половине 1928 г. съезды колхозов в округах, губерниях, областях, краях и республиках. В июне 1928 г. состоялся Всесоюзный съезд колхозников, на котором были обсуждены очередные задачи колхозного движепия. Все это способствовало значительному повышению гимнов колхозного строительства. Число коллективных хозяйств возросло до 32 тыс. против 14,8 тыс. в 1927 г. Партия развернула также работу по укреплению старых и строительству новых совхозов. На основе предложений комиссий ЦК ВКП(б) 23 апреля 1928 г. Политбюро прппяло постановление «Об организации новых совхозов», в котором предусматривалось создание в течение 3—4 лет в РСФСР и на Украине новых крупных зерновых совхозов с таким расчетом, чтобы к концу этого срока годовое производство товарного хлеба в них составило 100 млн. I гудов3. 1 См. «Справочник партийного работника», вып. 7, ч. I, стр. 342— 311, 325—326, 339-341. ' «Правда», 3 марта 1928 г. 3 Ц11Л НМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 375, вып. III, стр. 3. 37
Партия считала своим долгом закрепить и умножить достигнутые успехи в проведении курса па коллективизацию. Состоявшийся в июле 1928 г. Пленум ЦК ВКП(б) снова подчеркнул всю важность и необходимость дальнейшего проведения мероприятий, направленных на социалистическую перестройку деревни. Во второй половине 1928 г. ЦК организовал проверку выполнения решений XV съезда о работе в деревне Полтавской, Бийской, Рубцовской, Самарской, Владимирской, Кубанской партийными организациями. Вопросы подъема сельского хозяйства и его дальнейшей социалистической реконструкции рассматривались на ноябрьском (1928 г.) Пленуме ЦК ВКП(б). В контрольных цифрах развития народного хозяйства на 1928/29 г. Пленум наметил конкретную программу дальнейшего подъема сельского хозяйства на основе активного строительства колхозов и совхозов, их организационно-хозяйственного укрепления, повышения производительности труда, а также всемерной помощи бедняцко-середняцким крестьянским хозяйствам. Пленум обобщил также богатый опыт Северо-Кавказского крайкома партии по развитию земледелия в одном из крупнейших сельскохозяйственных районов страны, на его примере показал конкретные пути социалистической перестройки деревни. Выдвигая курс на коллективизацию сельского хозяйства, партия последовательно осуществляла наступление на капиталистические элементы деревни. Проведение четкой классовой политики, индивидуальное налоговое обложепие кулацких хозяйств, ограничение их в наделении землей, в снабжении сельскохозяйственной техникой, в кредитах вело к вытеснению кулака, сокращению его удельного веса в экономике сельскохозяйственного производства. Одновременно партия призывала к сплочению бедноты, всемерному укреплению союза с середняцкими массами крестьянства. Усилиями партийных организаций по всей стране при сельских Советах, кооперации, комитетах крестьянской взаимопомощи создавались группы бедноты. Организованная беднота в союзе со средним крестьянством была решающей силой в борьбе с кулачеством, служила главной опорой рабочего класса в социалистическом преобразовании сельского хозяйства. Большая работа проводилась по завоеванию па сторону рабочего класса середняка, являвшегося, по словам 3»
В. И. Ленина, центральной фигурой в деревне и составлявшего основную массу крестьянства. Без завоевания середняка, без решительной поддержки им политики партии в деревне невозможно было осуществить перевод мелких крестьянских хозяйств на рельсы крупного социалистического производства. Таким образом, в результате усилий партии и Советского государства в стране происходили заметные сдвиги в развертывании строительства колхозов и совхозов. Политическая работа среди крестьянских масс, оказание экономической помощи, усиление снабжения деревни тракторами и другими сельскохозяйственными машинами — все это создавало материально-технические и политические предпосылки для перехода к сплошной коллективизации сельского хозяйства. Однако огромная работа партии по развертыванию социалистического наступления велась в сложных условиях. Обстановка постоянной военной угрозы, экономической блокады и политического давления со стороны империализма являлась объективным источником огромных внешних трудностей социалистического строительства в нашей стране. Рассматривая международное положение СССР, XV съезд отмечал, что противоречия между капиталистическим миром и Советским Союзом обостряются, что политика буржуазных государств «становится все более и более враждебной по отношению к СССР и создает прямую угрозу империалистического нападения извне» Социалистическая реконструкция народного хозяйства была сопряжена также с преодолением целого ряда внут- ■р он них трудностей. Страна должна была без какой-либо экономической помощи других государств за относительно непродолжительный срок построить экономический фундамент социализма. Предстояло создать мощную собственную промышленность. История еще не знала примера, когда бы такую проблему могло решить государство, рассчитывая только на свои внутренние накопления. В условиях капитализма индустриализация проводилась стихийно, начиналась с развития легкой промышленности, источниками накопления являлись беспощадная эксплуатация трудящихся, ограбление колоний, внешние займы и кредиты. Капитали- 1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 15. 39
стический метод индустриализации был неприемлем для Советской страны. Партия па основе ленинских указаний разработала советский метод индустриализации, который обеспечивал создание в короткий исторический срок мощной социалистической промышленности и построение материально-технической базы социализма. «В отличие от капиталистических стран, — говорилось в Обращении ЦК ВКП (б) ко всем членам Московской партийной организации, — мы подымаем нашу индустрию, как тяжелую, так и легкую без притока средств извне (без займов от капиталистов), на основе своих собственных внутренних ресурсов, на основе совместных усилий рабочего класса и крестьянства нашей страны» 1. Для развития промышленности нужно было найти внутренние источники накопления и рационально использовать их, строго соблюдая режим экономии. В тех исторических условиях это была нелегкая проблема. Требовались немалые усилия партии и рабочего класса, чтобы изыскать необходимые средства. Высокие темпы индустриализации требовали колоссального напряжения сил рабочего класса и трудового крестьянства, мобилизации всех материальных и финансовых ресурсов. К тому же страна испытывала большие трудности в связи с недостатком инженерно-технических кадров. На 100 рабочих приходилось меньше одного инженера и техника. Тогда как в развитых капиталистических странах одних средних специалистов имелось по 10—15 на каждую сотню рабочих2. На всех предприятиях СССР работало всего 130 коммунистов-инженеров. Значительная часть руководящих кадров промышленности не имела специального технического образования, а партийная прослойка среди них составляла лишь 23% 3. Технические кадры в основном принадлежали к числу так называемых старых буржуазных специалистов. Большинство из них лояльно относилось к Советской власти и принимало участие в индустриализации страны. Однако в их среде было немало людей, которые занимались вредительством, экономическими диверсиями. 1 «Известия ЦК ВКП(б)», № 31, 21 октября 1928 г., стр. 1. 2 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 375, вьш. III, стр. 43. 3 См. «К XVI съезду ВКП(б). Материалы к организационному отчету ЦК ВКП(б)», вып. III. М., 1930, стр. 13, 29. 40
Создание социалистической промышленности требовало притока большого количества новых технических кадров. Выпуск же их из высших и средних учебных заведений был весьма незначительным. В стране сложилось несоответствие между потребностями в квалифицированных кадрах специалистов и состоянием их подготовки. По решению партии основные капиталовложения направлялись в тяжелую индустрию, на строительство крупных предприятий. Только за 1925—1928 гг. общая сумма капиталовложений в промышленность составила 2 млрд. 200 млн. рублей L Вложение таких огромных средств, производственный результат от которых мог быть получен в виде промышленной продукции лишь через определепное время, естественно, обостряло на известный период имевшиеся трудности. Развернувшееся по всей стране промышленное строительство ощущало острый дефицит, или, как тогда говорили, «голод», в черных и цветных металлах, а также строительных материалах. Однако партия и правительство считали, что в данных условиях следует не приспосабливать государственный плап к паличию этих материалов, а расширять и увеличивать их выпуск до уровпя, обеспечивающего безусловпос выполнение производственной программы. В связи с индустриализацией в стране обострилась и зерновая проблема. Производство товарного хлеба составляло мепее половины довоенного уровня, что не обеспечивало нормального снабжения рабочего класса хлебом, а промышленности сырьем. Уже в пачале 1928 г. имели место серьезные хлебные затруднения. Для выполнения одной из важнейших и труднейших задач социалистической революции — полного выкорчевы- вапия корней капитализма в сельском хозяйстве, преобразования индивидуального крестьянского хозяйства на основе создания колхозов и совхозов требовались максимальная экономическая и финансовая помощь крестьянству, большие усилия по организации его перехода на социалистический путь развития. Таким образом, строительство социализма проходило в трудных условиях. Это были трудности роста, становления социалистического способа производства. Партия отчетливо видела их. Ноябрьский (1928 г.) Пленум ЦК 1 См. «Правда», 25 сентября 1928 г. 41
указывал, что «период социалистической реконструкции, при культурной отсталости рабочего класса и преобладании мелкого и мельчайшего крестьянского производства в стране, связап с особыми трудностями, тем более, что международный империализм дел'ает все новые и все более решительные попытки нажима извне, стремясь поставить СССР перед прямой экономической блокадой капиталистических держав и подготовляя военное нападение на него» \ Партия исходила из того, что рабочий класс в союзе с основными массами крестьянства сможет преодолеть имеющиеся трудности и обеспечить построение социалистического общества в нашей стране. В связи с социалистической реконструкцией народного хозяйства и решительным наступлением на капиталистические элементы в стране обострилась классовая борьба. Остатки капиталистических классов всеми силами боролись против мероприятий партии и Советского государства, надеясь повернуть развитие страны на капиталистический путь. Нельзя пе учитывать и того обстоятельства, что надежды внутренних врагов совпадали с замыслами империалистических государств. Капиталистические элементы страны стремились сомкнуться с внешним врагом и образовать единый фропт борьбы против Советского государства. Характеризуя новую полосу социалистического строительства, поябрьский (1928 г.) Пленум ЦК ВКП (б) отмечал, что она является «той эпохой пролетарской революции, когда рабочий класс в прочном союзе с крестьянскими массами, с должным учетом трудности и длительности задачи, приступает по всему фронту, включая и отсталую деревню, к выкорчевыванию корней капитализма, питающихся почвой мелкого товарного хозяйства. Это связано с усиленным вытеснением капиталистических элементов социалистическими, что не может не озпачать обострения классовой борьбы в стране» 1 2. Особенно активную борьбу развернуло кулачество. Будучи самым многочисленным эксплуататорским классом, располагавшим известной экономической мощью, кулаки пытались сохранить свои позиции, нанести удар по Советской власти. Их борьба пе прекращалась в течение всех лет после Октябрьской социалистической революции. Но теперь, когда страна приступила к социалистическому 1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 142. 2 Там же, стр. 144—145. 42
преобразованию деревни, когда усилилось наступление на капиталистические элементы, борьба кулачества стала более широкой и приняла самые острые формы. Возросшее и экономически окрепшее за годы нэпа кулачество использовало любые возможности для борьбы против Советской власти. Так было, например, в период хлебных затруднений в 1928—1929 гг. Владея не менее чем одной пятой всей массы товарного хлеба, кулаки отказывались продавать его по государственным ценам. Своими действиями они пытались сорвать снабжение хлебом рабочего класса и Красной Армии и тем самым вызвать обострение политической и хозяйственной обстановки в стране. Хлебные затруднения, как отмечал апрельский (1928 г.) объединенный Пленум ЦК и ЦКК, были «усугублены и осложнены стремлением кулацкой части деревни и спекулянтов использовать их, взвинтить цены на хлеб и сорвать советскую политику цен» Располагая крупными запасами хлеба, кулачество прятало его в своих закромах, создавая таким образом искусственные затруднения на хлебном рынке. Вместе с тем кулаки организовывали скупку привезенного на рынок хлеба. В Омском округе группа спекулянтов во главе с кулаками систематически скупала хлеб, а затем переправляла ого в Казахстан для перепродажи по более высоким ценам. Кулаки и спекулянты в Тюменском округе в течение месяца скупили более 200 тыс. пудов зерна и вывезли его в другие районы страны. В Одесском, Харьковском округах у кулаков и частников были обнаружены склады, где хранилось по 20—30 тыс. пудов хлеба, который они прятали с целью обострения положения на хлебном рынке1 2. Борьба кулачества не ограничивалась хлебным фронтом. Оно активно выступало против экономической политики Советского государства. Кулаки требовали свободы частной торговли, отмены монополии внешней торговли хлебом, изменения классовой политики в области сельскохозяйственного налога, в частности отмены индивидуального принципа обложения верхушечных слоев деревни. С особой силой боролось кулачество против строительства колхозов и совхозов. При этом оно пользовалось такими методами, как антиколхозная агитация, порча машин, поджоги, запугивание, подкуп и задабривание бед1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 80. 2 См. «Правда», 8, 13 января, 16 февраля 1928 г. 43
ноты, партийных и советских работников, распространение провокационных слухов, дискредитация деревенских активистов, влияние на отсталые прослойки крестьянства через церковь и духовенство, срыв производственного кооперирования крестьянства. В Лукьяновском и Сергачском уездах Нижегородской губернии кулаки испортили молотилку колхоза «Красная заря», подожгли гараж колхоза «Заря свободы», в котором находился трактор, убили двух активистов — организаторов колхозов 1. В Черниговском округе в одном из сел кулаки сожгли на корню весь хлеб, принадлежавший колхозу. В другом селе их усилиями было развалено товарищество по совместной обработке земли 2. Подобные факты имели место во многих районах страны. Кулаки пытались использовать трудности, переживаемые страной, в своих политических целях: требовали создания крестьянского союза, предоставления политических прав и равного представительства при выборах в органы власти и т. д. Наиболее враждебно настроенные кулацкие и антисоветские элементы объединялись в подпольные группы и организации, вели агитацию под лозунгами «За Советы без коммунистов», «За установление диктатуры крестьянства вместо диктатуры пролетариата». Отдельные слои контрреволюционного кулачества выступали за вооруженное свержение Советской власти. В распространявшихся в то время листовках они писали: «От власти нам ничего хорошего не получить, надо находить выход самим. Пора опять браться за оружие»; «От неумелого руководства коммунистов гибнет СССР. Да здравствует царская Россия»; «Мы дождемся того момента, когда будет война и когда дадут нам в руки винтовки, тогда власть будет в наших руках». Кулачество применяло и такие острые формы борьбы, как террор. Поджоги жилых построек партийно-советского актива, физическая расправа, избиение, подлое убийство из-за угла стали весьма частым явлением в деревне. Количество террористических актов в этот период значительно возросло. В декабре 1927 г. и семь месяцев 1928 г. по стране их было зарегистрировано 14403. Террористические 1 См. «К XXI Нижегородской губернской конференции ВКП(б)». Издание Нижегородского губкома ВКП(б), 1928, стр. 74. 2 ЦПА ИМЛ, ф. 17, он. 67, д. 506, л. 6. 3 ЦПА ИМЛ, ф. 17, он. 2, д. 417, л. 201. 44
выступления кулачества еще больше усилились в 1929 г. Только по Сибири их число достигло 1135 против 226 в 1927 г. На Украине с октября 1928 г. по август 1929 г. было совершено 848 случаев террора L В Московской области с января по сентябрь 1929 г. при 2198 нападениях было убито 480 активистов, над 830 работниками совершена физическая расправа1 2. Рассматривая обстановку в деревне, Средне-Волжский краевой комитет партии в своем решении от 19 июля 1928 г. отмечал, что «факты террора и массовые выступления являются результатом растущей активности и озлобления кулачества. Кулачество и антисоветские элементы используют ошибки местных органов, всякие случайные поводы... для того, чтобы спровоцировать массовые волнения и придать им антисоветский характер»3. Оценка классовой борьбы, данная Средне-Волжским крайкомом партии, отражала действительную обстановку в деревне, характерную для всей страны. Об усилении активности классовых противников Советской власти свидетельствовало и раскрытие в 1928 г. так называемого «шахтинского дела». Как было установлено, большая группа старых специалистов в Шахтинском угольном районе Донбасса в течение длительного времени занималась экономической диверсией. Вредители портили машины, заполняли водой шахты, приводили в негодность рудники, совершали поджоги, тратили крупные денежные сродства на объекты, которые не могли быть восстановлены, затягивали разработку проектов строительства новых шахт, провоцировали рабочих на антисоветские выступления. Всеми силами стремились они сорвать восстановление угольной промышленности, вывести из строя на случай военных осложнений этот важнейший топливно-энергетический район. Подрывная работа проводилась под непосредственным руководством и по заданию бывших шахтовладельцев, находившихся за границей. Подобные факты подрывной деятельности классовых врагов в промышленности имели место на Сормовском судостроительном заводе, на предприятиях Ленинграда, Брянска, Баку, Нижнего Новгорода и других городов. 1 См. «Очерки истории Коммунистической партии Украины». Киев, 1964, стр. 361. 2 См. Л. Козлова. Московские коммунисты в борьбе за победу колхозного строя (1927—1933 гг.). М., 1960, стр. 43. 3 ЦП А ИМЛ, ф. 17, он. 67, д. 484, л. 27. 45
Рассматривая вопрос о «шахтинском деле», апрельский (1928 г.) объединенный Пленум ЦК и ЦКК ВКП(б) отмечал, что оно «вскрыло новые формы и новые методы борьбы буржуазной контрреволюции против пролетарского государства, против социалистической индустриализации» \ Усиление классовой борьбы в стране, сопротивление капиталистических элементов наступлению социализма свидетельствовало о перегруппировке сил классовых врагов пролетариата на данном этапе социалистического строительства. С переходом от восстановленйя народного хозяйства к его социалистической реконструкции имевшиеся противоречия между социалистическими формами хозяйства и капиталистическими элементами резко обострились. Классовые противники социализма в момент поворота к решению непосредственных социалистических задач стали не только оказывать сопротивление мероприятиям Советской власти, но и перешли к активной борьбе с ней. Такое обострение классовой борьбы было неизбежным на пути продвижения к социализму. Ноябрьский (1928 г.) Пленум ЦК партии имел все основания утверждать, что «переживаемые трудности связаны с обострением классовой борьбы в городе и в особенности в деревне, с возросшим сопротивлением, которое оказывают социалистическому наступлению капиталистические элементы страны, в частности возросшее в условиях нэпа кулачество» 1 2. Под давлением мелкобуржуазной стихии на рабочий класс, в условиях трудностей социалистического строительства и обострения классовой борьбы в стране в рядах партии появились и постепенно получили известное распространение настроения и взгляды, которые свидетельствовали об отходе части коммунистов вправо от ленинской политики партии. Питательной почвой для подобного рода настроений внутри партии были неустойчивые, подверженные мелкобуржуазному влиянию и опасности перерождения элементы в ее непролетарском секторе, а также наиболее отсталые, не прошедшие еще необходимой фабрично-заводской закалки, связанные с деревней и городской мелкой буржуазией рабочие. Эти взгляды касались принципиальных вопросов политического курса партии. Их сторонники утверждали, будто взятый темп развития промышленности слишком высо1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 84. 2 Там же, стр. 128. 46
кий, чрезмерно перенапряженный, что большие капиталовложения в промышленность производятся в ущерб сельскому хозяйству, много внимания уделяется развитию тяжелой индустрии и недооценивается легкая промышленность. Предлагалось сократить промышленное строительство, приспособить его к наличию строительных материалов и металла, т. о. к так называемым узким местам. «Мы переиндустриализировались, мы зарвались в капитальном строительстве», «Нельзя ли помедленнее развивать промышленность?» — такого рода высказывания нередко звучали на собраниях, в беседах, в печати. Хлебные затруднения с еще большей силой заострили впимание на вопросах дальнейшего развития сельского хозяйства. У некоторых коммунистов возникли сомнения в правильности линии партии, принятой XV съездом. Организацию коллективных хозяйств и строительство совхозов они рассматривали как преждевременное насаждение коммунизма в деревне, противопоставляли ленинскому кооперативному плану, считали, что партия недооценивает индивидуальное крестьянское хозяйство. Обострение классовой борьбы в стране выдвинуло на первый план вопросы взаимоотношений классов. Среди некоторой части коммунистов появились идеи, что на данном этапо социалистического строительства рабочий класс должен идти в союзе со всем крестьянством, в том числе и с кулаком. Высказывалось мнение, что следует отказаться от политики решительного наступления на кулака, без которого страна якобы не выйдет из хлебных затруднений. Подобные взгляды свидетельствовали о том, что в рядах партии усиливалась правая опасность, наметился отход некоторых коммунистов от ленинской линии на построение социализма в СССР. В этих условиях требовались твердость в проведении политического курса, активная работа по сплочению пролетариата и его союзников для преодоления трудностей и сопротивления капиталистических элементов, дальнейшее укреплепио единства и сплоченности рядов ВКП(б). 2. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КОРНИ ОППОРТУНИЗМА Правый уклон как политическое течение в рядах нашей партии получил распространение и превратился в главную опасность в конце 20-х годов. Чем объясняется 47
появление этого течения в партии? Какие социально-экономические причипы вызвали усиление правого уклона в период социалистического строительства? Исторический опыт показывает, что отклонения от пролетарской линии внутри партии ,имели место в прошлом, а в некоторых партиях имеют место и сейчас. Эти отклонения проявляются в отходе части коммунистов то вправо, то влево от основного политического курса. Политическая лииия партии, как известно, базируется па классовых интересах пролетариата. В ее определении партия исходит из учета исторической роли пролетариата — главной революционной силы в борьбе за свержение капитализма и построение социалистического общества. Наличие политической линии, основанной на научном познапии закономерностей общественного развития— важнейшее условие, позволяющее партии уверенпо вести рабочий класс к достижению его конечных целей. Решающее значение в осуществлении этой липни имеет единство политических взглядов и действий впутри партии. Однако бывало и так, что известная часть коммунистов, будучи не согласна с политическим курсом, выдвигает в противовес ему другую политическую линию. В результате возникает внутрипартийная борьба, в которой, как показывает история не только КПСС, но и других коммунистических партий, противостоят, с одной стороны, силы, выражающие классовые интересы пролетариата, с другой — силы, отходящие от классовых позиции пролетариата и объективно выражающие иптересы преимущественно мелкой буржуазии. Экопомизм, меньшевизм, отзовизм, ликвидаторство, «левый коммунизм», троцкизм, правый уклон — вот далеко пе полный перечень политических течений, которые боролись против пролетарского, ленинского направления в нашей партии. Каковы же причины подобных явлений? Имеют ли они объективную основу, или это результат влияния субъективных факторов? Исчерпывающие ответы на эти вопросы дал В. И. Ленин. Владимир Ильич сделал глубоко научный анализ социально-экономических процессов и пришел к выводу, что борьба внутри партии является отражением борьбы классов и социальных группировок в обществе. Одна из причин, порождающих отклонение от политической линии партии,— это давление мелкобуржуазной стихии на рабочий класс и его партию. В статье «Марк48
сизм и ревизионизм» В, И. Ленин писал, что «рядом с пролетариатом всегда стоят широкие слои мелкой буржуазии, мелких хозяев. Капитализм родился и постоянно рождается из мелкого производства. Целый ряд «средних слоев» неминуемо вновь создается капитализмом... Эти новые мелкие производители так же неминуемо опять выбрасываются в ряды пролетариата. Совершенно естественно, что мелкобуржуазное мировоззрение снова и снова прорывается в рядах широких рабочих партий» Пролетариат как класс непрерывно пополняется за счет представителей мелкой буржуазии, и в связи с этим неизбежно в его ряды пропинают настроения и взгляды, отражающие интересы мелкой буржуазии. Наряду с этим сам пролетариат тесно соприкасается с мелкой буржуазией, постоянно испытывая на себе ее давление и влияние. Мелкая буржуазия по своей социально-экономической природе весьма неустойчива, она может бросаться из одной крайпости в другую. Разорение и переход в ряды пролетариата вызывает в ней «сверхреволюционпые» настроения, и она выступает с требованиями немедленных, без учета условий и соотношения сил, «прямых и решительных действий» против капитализма. Такого рода настроения пропинают в рабочий класс, а через него и в партию. И в пей появляются группы крайне «революционных» людей, которым чужда кропотливая и длительная работа в массах по подготовке их к революции. Прикрываясь псевдореволюционной «левой» фразой, опи пытаются сбить партию с верпого пролетарского курса. С другой стороны, мелкая буржуазия весьма привержена к частной собственности. Разочаровавшись в немедленном «революционном» достижении своих целей, она пытается укрепить свое экономическое положение, сохранить себя как социальную прослойку, выступая против каких-либо кореппых преобразований и изменений. Эти настроения также проникают в среду пролетариата, а затем и в ряды партии, образуя питательную почву для правого оппортунизма. Мелкая буржуазия, таким образом, составляет социально-классовую базу правого и «левого» уклонов от последовательно революционной линии партии. Оба эти ук- лопа по своей классовой сущности мелкобуржуазны и выражают колебания, неустойчивость мелкой буржуазии. 1 /?. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 17, стр. 25. 49
В. И. Ленин пеодпократпо отмечал, что большевизм вырос, закалился и окреп в борьбе па два фронта — с открытым оппортунизмом, являющимся главным врагом, а также с ультрареволюцпонпостыо «левых» фразеров. Ленинские положения о корнях и., социально-классовой сущности оппортунизма помогают выяснению причин, обусловивших появление правого уклона в ВКП(б). Известно, что в нашей стране преобладало крестьянство, которое в 1928 г. составляло 72,9% к общему числу населения Тогда насчитывалось 25 млн. крестьянских хозяйств. В условиях Советской власти определяющим в их развитии был процесс расширения и укрепления середняцких хозяйств, которые составляли осповпую массу крестьянства, являясь его центральной фигурой. В то же время мелкотоварное производство, хотя и в ограниченном количестве, неизбежно порождало кулацкое хозяйство. По своей природе, указывал В. И. Лепин, крестьяне, в том числе и середняк, характеризуются двойственностью положения. С одпой сторопьт, это тружепики, ведущие свое хозяйство на оспове личпого труда. В этом смысле опи естественно тяготеют к пролетариату и при правильной его политике могут уверенно пойти за пим по социалистическому пути. С другой стороны, это собственники, стремящиеся к накоплению и расширению своего хозяйства и в целях обогащения способные па использование наемного труда. Частнокапиталистическая тепдепция тяпет мелкого производителя к сельской буржуазии, п при определенных условиях он может оказаться у лее в плепу. Этой двойственной природой определяется и промежуточное положение мелкого производителя. Оп не может играть самостоятельной роли в обществепно-экономиче- ской жизни. Он или находится под влияпием буржуазии, или идет за пролетариатом. Говоря о даппом свойстве мелкой буржуазии, В. И. Лепип указывал: «Либо под руководством пролетариата, либо под руководством капиталистов — середины пет» 1 2. Для политического поведеппя мелкого производителя характерны колебания то в одну, то в другую сторону, что является следствием его экономического положения. В определенные исторические периоды, когда происходят известные круппые повороты в обтцествеппо-экопомической 1 См. «Социалистическое строительство Союза ССР (1933— 1938 гг.)». М.—Л., 1939, стр. 16. 2 В. И. Ленин. Поля. собр. соч., т. 43, стр. 137. 50
жизни, колебания мелкой буржуазии могут резко усиливаться. «Класс мелких земледельцев,— писал В. И. Ленин,— не может не переживать в переходную эпоху ряда колебаний. Трудности переходного положения, влияние буржуазии неизбежно вызывают от времени до времени колебания в настроении этой массы» Ч Колебания в рядах мелкой буржуазии усилились во второй половине 20-х годов, когда наша страна приступала к коренной социалистической реконструкции народного хозяйства. В деревне развертывалось производственное кооперирование, что означало ломку старых экономических отношений. Проводилась политика ограничения и вытеснения капиталистических элементов, расширялись и укреплялись позиции социализма в экономике страны. В этих условиях остро обозначилось противоречие между тенденцией к сохранению веками сложившихся хозяйственных устоев и тенденцией их революционного преобразования и создания новых, социалистических форм хозяйства. Все это вело к активизации мелкобуржуазной стихии. Колебания имели место также п в среде мелкой буржуазии города. Кустари, ремесленники, торговцы выражали свое недовольство политикой Советского государства, активно противодействовали наступлению социалистического сектора. Усилившаяся мелкобуржуазная стихия оказывала воздействие и на рабочий класс. По многочисленным каналам просачивались в его среду мелкобуржуазные настроения. Мелкие производители, говорил Ленин, «окружают пролетариат со всех сторон мелкобуржуазной стихией, пропитывают его ею, развращают его ею, вызывают постоянно внутри пролетариата рецидивы мелкобуржуазной бесхарактерности, раздробленности, индивидуализма, переходов от увлечения к унынию»1 2. Так или иначе рабочий класс испытывал известное давление оживившейся в связи с развертыванием социалистического наступления мелкой буржуазии, тем более что он вместе со служащими составлял лишь 17,3% общего числа населения. Однако и в самом рабочвхМ классе происходили количественные и качественные изменения. В связи с индустриализацией, большим размахом промышленного строитель1 В. И, Ленин. Поли. собр. соч., т. 44, стр. 10. 2 В. И. Ленин. Поля. собр. соч., т. 41, стр. 27. 51
ства быстро росли его ряды. Основное пополнение происходило за счет мелкой буржуазии города и особенно деревни. Не имея пролетарской закалки, эти элементы, попадая в среду рабочего класса, приносили туда мелкособственнические настроения. Конечно, рабочий класс твердо придерживался пролетарской идеологии, уверенно шел за своим авангардом — Коммунистической партией. Он представлял решающую и последовательно революционную силу в социалистическом строительстве, ведя за собой широкие крестьянские массы. Но и в его рядах оказались, хотя и немногочисленные, элементы, которые проявляли неустойчивость, колебания. Таким образом, рабочий класс испытывал, с одной стороны, давление усилившейся мелкобуржуазной стихии, окружавшей его, а с другой — влияние неустойчивой, подверженной мелкобуржуазным настроениям некоторой части рабочих в своей собственной среде. Под воздействием этих факторов преимущественно в отсталых слоях рабочего класса появились сомнения в возможности осуществления задач социалистического строительства. Подобные настроения, проникая в ряды партии, естественно, оказывались весьма благоприятной почвой для появления такого оппортунистического течения, как правый уклон. Большое влияние па формирование правого оппортунизма в рядах партии оказало характерное для данного периода обострение классовой борьбы в стране, усиление сопротивления капиталистических элементов социалистическим мероприятиям Советского государства. Кулаки и нэпманы составляли тогда 4,6% всего населения. Хотя их удельный вес в общей массе населения был невелик, однако они еще продолжали играть заметную роль в экономической жизни. На долю нэпманов приходилась одна треть розничного товарооборота и седьмая часть производства промышленной продукции. Кулаки давали 20% товарного хлеба. При общем снижении удельного веса капиталистического уклада в народном хозяйстве все еще продолжался его абсолютный рост. Существовавшие слои буржуазии активно боролись против социалистической индустриализации страны, решительного наступления па капиталистические элементы, предчувствуя, что политика государства ведет к ослабле52
нию их экономических сил, вытеснению из всех сфер народного хозяйства, а затем и полной ликвидации. Ноябрьский (1928 г.) Пленум ЦК ВКП(б) отмечал, что обострение сопротивления социалистическому строительству со стороны буржуазно-капиталистических слоев (кулачество, нэпманы, буржуазная интеллигенция, контрреволюционные элементы) внесло колебания и в ряды наших союзников из мелкобуржуазной среды. В свою очередь, эти колебания нашли отражение в мелкобуржуазных настроениях менее устойчивой части рабочего класса, в оппортунистических тенденциях отдельных слоев партии. Все это привело к тому, что «усилилась правая, откровенно-оппортунистическая опасность (ведущая к сдаче партийных позиций под напором мелкобуржуазной стихии)» L Отсюда идейное сходство требований капиталистических элементов и политической позиции правого уклона. Конечно, нельзя понимать это совпадение как непосредственное выражение правыми оппортунистами интересов кулака и нэпмана. Но объективно позиция правого уклона была отражением мелкобуржуазного давления на рабочий класс и его партию, выражением интересов именно капиталистических элементов. Проводя ленинскую генеральную линию на построение социализма, наша партия всегда учитывала наличие колебаний либо «влево», либо вправо от нее. Эти явления представляли собой лишь возможность возникновения того или иного уклона. Но при определенных обстоятельствах такая возможность могла превратиться в действительность, становясь политическим течением, угрожая сбить партию с правильного ленинского пути. Вот почему партия призывала коммунистов к преодолению подобных тенденций. XIV съезд в резолюции по отчету ЦК с предельной четкостью указал, например, на наличие в рядах ВКП(б) двух уклонений от ее политической линии. Наиболее опасным в тот период являлся «левый», троцкистский уклон, сторонники которого проповедовали сверхиндустриализацию, игнорирование середняка как центральной фигуры крестьянства. Прикрываясь «левой, революционной» фразой, троцкисты выдвигали требования, ведущие, по существу, к разрыву экономического союза с ним, а следовательно, и к срыву социалистического строительства в целом. Съезд признал, что этот уклон «гро- * «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 145. 53
зит возвратом к политике раскулачивания, срывом нынешней линии партии в деревне, линии, уже обеспечившей серьезные политические успехи, срывом смычки между пролетариатом и крестьянством и, стало быть, срывом всей пашей строительной работы» I Наряду с троцкистской оппозицией существовала и правая опасность. Она состояла в том, что отдельные коммунисты выступали против наступления на капиталистические элементы, в частности на кулаков, требуя создания условий для дальнейшего подъема и укрепления их экономических позиций. XIV съезд ВКП(б) осудил уклон, состоявший «в недооценке дифференциации в деревне, не видящий опасностей, связанных с ростом кулачества и различных форм капиталистической эксплуатации, не желающий понять всей необходимости отпора кулачеству и ограничения его эксплуататорских стремлений...»1 2. Но главную опасность в тот период представляли троцкисты и зи- новьевцы. И партия сосредоточила свои силы на их идейном и организационном разгроме. Правые оппортунисты, скрывая свои разногласия с партией, не решались тогда открыто выступить и даже принимали участие в борьбе против троцкистской оппозиции. Но, борясь с троцкистами, как показал И. В. Сталин па ноябрьском (1929 г.) Пленуме ЦК ВКП(б), правые «рассчитывали не на то, чтобы повести наступление на капиталистические элементы города и деревни, насадить колхозы и совхозы, принять большевистские темпы в развитии индустрии и выкорчевать корни капитализма, а на то, чтобы уйти от наступления на кулачество, подождать с колхозами и совхозами, подождать с быстрыми темпами развития индустрии, расчистить дорогу для мирного врастания кулака в социализм» 3. После XV съезда, когда партия провозгласила курс па коллективизацию, быстрыми темпами осуществляла социалистическую индустриализацию и усилила наступление на кулака и нэпмана, на первый план в качестве главной опасности в ВКП (б) выдвинулся правый уклоп. 1 «КПСС в резолюциях...», т. 3. М., 1970, стр. 249. 2 Там же. 3 ЦПА ИМЛ, ф. 17, он. 2, д. 441, вып. I, стр. 136. 54
3. ПРЕВРАЩЕНИЕ ПРАВОГО УКЛОНА В ГЛАВНУЮ ОПАСНОСТЬ В ПАРТИИ Правая опасность неизмеримо возросла, когда обнаружилось, что оппортунистические идеи разделяются и поддерживаются некоторыми членами Центрального Комитета и Политбюро. В ЦК наметились принципиальные расхождения во взглядах на политический курс партии. Бухарип, Рыков, Томский, Угланов и некоторые другие, занимавшие ответственные посты в партии и Советском государстве, все чаще стали выступать против политической линии партии, намеченной XV съездом ВКП(б). Со временем эти действия переросли в острую борьбу за воплощение идеологии правого уклона в официальной политике партии. Напуганные сложностью международной и внутренней обстановки, оппозиционеры потребовали пересмотра ленинского курса на индустриализацию страны, отказа от социалистического преобразования сельского хозяйства, от наступления па капиталистические элементы. Практически эти требования озпачали ослабление позиции диктатуры пролетариата под папором мелкобуржуазной стихии и классовых врагов Советской власти. Первые выступления правых уклонистов против генеральной линии партии относятся к началу 1928 г. Это было время, когда Центральный Комитет, партийные организации страны с огромным воодушевлением приступили к практическому осуществлению задач, поставленных XV съездом ВКП(б). В принятых им документах коммунисты видели конкретное воплощение ленипских идей строительства социализма в нашей страпе. Исходя из своих теоретических и политических взглядов, правые незамедлительно пачали атаку на ЦК, обвиняя его в том, что оп якобы отступает от указаний XV съезда партии. Они принялись распространять идеи, будто бы вопреки решениям XV съезда страна взяла слишком быстрый разбег в индустриализации, вкладывает непо- мерпо мпого средств в тяжелую промышленность и недо- оцепивает легкую, увлекается строительством колхозов и совхозов, чрезмерно наступает на кулака. В письмах и заявлениях правые утверждали, что своей практической деятельностью ЦК идеологически дезориентирует партию, отходит от ее решений. Прикрываясь такими обвинениями, они хотели навязать партии свою линию. 59
Непосредственным поводом для усиления атак правых на политический курс партии послужили обострившиеся трудности социалистического строительства, в частности хлебные затруднения. В письме «Первые итоги заготовительной кампании и дальнейшие задачи партии», направленном 13 февраля 1928 г. всем партийным организациям страны, Центральный Комитет партии дал глубокий анализ причин хлебозаготовительных затруднений и определил меры по их преодолению. При этом ЦК указал на необходимость «продолжать нажим на кулаков — действительных крупных держателей товарных излишков хлеба, проводя этот нажим исключительно на основе советской законности (в частности, применив на практике в отношении отдельных злостных элементов, из числа владеющих излишками в две тысячи и более пудов товарного хлеба, статью 107 Уголовного Кодекса РСФСР и соответствующую статью украинского кодекса), по пи в коем случае пе задевая этими и подобными им мерами середняцкую часть крестьянства» Лидеры правого уклопа Бухарин, Рыков, Томский недооценивали отрицательную роль кулака в хлебпых затруднениях. Они утверждали, что дело не в кулаке, который не мог дезорганизовать хлебный рынок, а в том, что в стране недостаточно производится хлеба. «А если хлеба у нас вообще мало,— указывал в своей записке в ЦК Бухарин,— то как же нас «регульнул» кулак?» 1 2 То, что страна испытывала недостаток товарного хлеба в условиях осуществления индустриализации, никто и никогда не отрицал. Вместе с тем было хорошо известно, что валовой сбор зерна в 1927/28 г. был не меньше, чем в предыдущем. Следовательно, хлебные затруднения возникли не из-за отсутствия хлеба в стране, как считали правые, а потому, что имевшийся товарный хлеб осел в деревне, и прежде всего в закромах кулака. В то же время правые начали усиленно пропагандировать тезис: памеченные, мол, партией мероприятия по преодолению хлебных затруднений па практике означают возврат к продразверстке, отмену новой экономической политики. Распространение подобных взглядов вносило идейный и политический разнобой в ряды партии, в ее ра1 И. В. Сталин. Соч., т. 11, стр. 17—18. 2 ЦПА НМЛ, ф. 17, он. 2, д. 417, стр. 93. 56
боту. Поэтому Центральный Комитет вынужден был в своем письме от 13 февраля 1928 г. подчеркнуть: «Разговоры о том, что мы будто бы отменяем нэп, вводим продразверстку, раскулачивание и т. д., являются контрреволюционной болтовней, против которой необходима решительная борьба. Нэп есть основа нашей экономической политики и остается таковой па длительный исторический период» \ Известная недооценка роли кулака как классового противника Советской власти имела место, в частности, в некоторых деревенских партийных организациях и у отдельных коммунистов. Нередко нарушался ленинский лозунг— опора на бедноту, союз с середняком, борьба с кулаком. Слабо проводилась работа по организации и сплочению бедноты, не осуществлялись меры по ограничению и вытеснению капиталистических элементов, не давался отпор сопротивлению кулачества мероприятиям Советского государства. Указывая на этот факт, в том же письме ЦК отмечал: «В наших организациях, как в партийных, так и иных, народились в последнее время известные, чуждые партии, элементы, не видящие классов в деревне, не понимающие основ пашей классовой политики и пытающиеся вести работу таким образом, чтобы никого нс обидеть в де- рсвпе, жить в мире с кулаком и вообще сохранить популярность среди «всех слоев» деревни» 1 2. Эти предупреждения Центрального Комитета имели важное значение для борьбы с усиливавшейся правой опасностью в партии. Различные точки зрения наметились по ряду аспектов в связи с «шахтинским делом». Правые стремились смазать классовую основу экономической контрреволюции в угольной промышленности, объясняя «шахтинское дело» лишь упущениями в работе партийных, советских и профсоюзных организаций. Преклоняясь перед буржуазными специалистами, правые недооценивали задачу подготовки ускоренными темпами кадров специалистов из числа рабочего класса. По словам Г. К. Орджоникидзе, «шахтинское дело в области воспитания новых кадров поставило новую задачу перед партией и разрешение ее вызвало среди членов Политбюро некоторый разнобой, размолвку»3. Наметившиеся разногласия по принципиальным вопро1 И, В. Сталин. Соч., т. 11, стр. 15. 2 Там же, стр. 13. 3 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 417, стр. 227. 57
сам политики партии дали себя знать и на апрельском (1928 г.) Пленуме ЦК ВКП(б). Если большинство членов ЦК считало, что в основе возникших трудностей лежат социально-экономические причины, а промахи в планировании лишь осложняют их, то Рыков’, Томский, Угланов доказывали, что трудности появились якобы в результате неправильной политики, ошибок в руководстве и недостатков в планировании1. Особое место в речах правых занял вопрос о политическом настроении рабочего класса и крестьянства. Ими высказывалась мысль, что в стране будто бы растет широкое недовольство политикой партии, а также работой руководящих органов, в деревне позиции Советской власти ослабли, отношения с середняком ухудшились, обстановка осложняется 2. Такого рода суждения, как показали члены ЦК, не соответствовали действительности. Таким образом, с начала 1928 г. правые первыми начали борьбу против политического курса партии, против ЦК. «...Буквально на второй день после XV съезда,— отмечал К. Е. Ворошилов на XVI съезде ВКП(б), — Рыков, Томский и Бухарин показали свое истинное лицо, начали на наших глазах праветь и выступать против политики ЦК... которая была единственно правильной, единственно возможной политикой в наших условиях» 3. В выступлении на апрельском (1929 г.) объединенном Пленуме ЦК и ЦКК С. В. Косиор сказал, что разногласия появились в начале 1928 г. в связи с хлебными затруднениями, когда у Бухарина, Рыкова, Томского наметилась принципиально иная оценка важнейших вопросов политики, иной подход к решению очередных задач социалистического строительства. «Я утверждаю,— заявил С. В. Косиор,— что борьба внутри Политбюро была начата не ЦК. Эти разногласия с Политбюро возникли у этих трех товарищей, и они вытащили их на улицу за двери Политбюро — повели атаку против ЦК» 4. Не соглашаясь с политикой партии, стремясь очернить практическую работу ЦК по ее осуществлению, правые под предлогом обсуждения общеполитических вопросов добивались изменения политического курса партии. 1 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 354, вып. II, стр. 47, 48, 54, 78. 2 Там же, стр. 30, 50, 59. 3 «XVI съезд ВКП(б). Стенографический отчет». М., 1930, стр. 289. 4 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 417, стр. 38, 93. 58
В письме па имя И, В. Сталина Бухарин в июне 1928 г. высказал свое недовольство тем, что его предложения обсудить общие вопросы политики не находили поддержки Политбюро. Он писал: у пас нет «ни линии, ни общего мнения», работа ведется без наличия «целостного плана». Эти необоснованные упреки могли означать лишь, что у Бухарина и его единомышленников Рыкова и Томского возникли сомнения в правильности линии партии и они хотели бы обеспечить себе право на распространение идей и предложений, идущих вразрез с решениями XV съезда партии. В этом же письме Бухарин попытался изложить взгляды правых по ряду основных вопросов политики партии. В нем утверждалось, что деятельность ЦК по осуществлению решений XV съезда ВКП(б) «идеологически дезориентировала партию», переросла «в новую политическую линию, отличную от линии XV съезда». Такого рода оценка работы ЦК свидетельствовала о том, что правые ошибочно толковали решения XV съезда и стремились направить развитие страны в соответствии со своими политическими взглядами. Идеологическая дезориентация партии, по мнению автора письма, выразилась в проведении работы по широкому развертыванию строительства колхозов и совхозов, что якобы никак не вытекало из решений XV съезда. Обвиняя партию в недооценке индивидуальных крестьянских хозяйств, Бухарин многозначительно спрашивал: «Остается ли курс на вовлечение мелких сбережений или он устарел? На подъем индивидуальных хозяйств или это тоже устарело?» Постепенно обострявшиеся разногласия в ЦК усиливали правый уклон в рядах партии. Чувствуя идейную поддержку со стороны некоторых членов Политбюро, правые элементы начали еще активнее распространять и отстаивать свои взгляды. 15 июня 1928 г. кандидат в члены ЦК Фрумкин направил членам Политбюро письмо, в котором в обобщенном виде изложил политическую линию правых. Эти взгляды и предложения, как заявил автор, были присущи не только ему, «они поддерживались многими коммунистами». Хотя в этом утверждении было некоторое преувеличение, но такие настроения действительно имели место в рядах партии. Характеризуя международное и внутреннее положение Советского государства, автор утверждал, что в нем проис59
ходит процесс ослабления политических и экономических сил и это обстоятельство является «основным и решающим фактором наступления капиталистического мира на СССР». Политическая обстановка внутри страны якобы ухудшилась, «деревня, за исключением небольшой части бедноты, настроена против нас», и «эти настроения начинают уже переливаться в рабочие и городские центры», «союзник — середняк повернулся к нам спиной». Установка на организацию колхозов и совхозов будто бы «привела основные массы середнячества к беспросветности, бесперспективности», а взятый темп социалистического строительства может привести лишь к гибели Советской власти. Переживаемые страной трудности Фрумкин считал непреодолимыми, если партия не изменит своей политики. Основную причину такого положения автор письма видел в политической переориентировке партии, которая произошла, по его утверждению, в результате отхода ЦК от решений XIV и XV съездов. В письме предлагалось отказаться от строительства совхозов и колхозов «в ударном и сверхударпом порядке», не создавать ограничений для производства хлеба кулацкими хозяйствами, ибо «каждый миллион пудов хлеба, от какой группы он ни поступал бы, укрепляет диктатуру пролетариата», восстановить свободный хлебный рынок, максимально повысить цены на заготовляемый хлеб и т. д. «Я отдаю себе ясный отчет в том,— писал Фрумкин,— что проведение этих мероприятий потребует ослабления нашего нажима на частника, на мелкую буржуазию, но без этого не обойтись. Иначе погибнет все дело социалистического строительства... Необходимо прежде всего дать другую ориентировку своим собственным партийным рядам». Несмотря на то что письмо адресовалось только членам Политбюро ЦК, оно усиленно распространялось в Московской партийной организации, превращаясь в идейное знамя, вокруг которого сплачивались правые элементы. Центральный Комитет не мог не реагировать на письмо Фрумкина. Бухарин, Рыков, Томский и Угланов высказались против того, чтобы давать политическую оценку выдвинутых в письме положений. Угланов, например, позднее признавал, что он был «против необходимости посылки ответа на письмо Фрумкина...» I 1 ЦПА ИМЯ, ф. 17, оп. 2, д. 417, стр. 67. 60
Но оставлять без принципиальной оценки выдвинутые в письме взгляды и предложения, претендовавшие, по существу, на обоснование другой политической линии партии, означало бы объективно содействовать их дальнейшему распространению и, следовательно, усилению правых настроений в партии. Ответ на письмо Фрумкина был подготовлен И. В. Сталиным и внесен Секретариатом ЦК на рассмотрение Политбюро. В конце июня 1928 г. Политбюро одобрило текст ответа1. Центральный Комитет прежде всего раскрыл несостоятельность оценки в письме внутреннего и внешнего положения СССР. Партия считала, что в стране происходит не ослабление, а постоянное возрастание и укрепление политических и экономических сил. Капиталистические государства наступают на СССР не потому, что слабеют его силы, а потому, что укрепление позиций социализма представляет серьезную опасность для существования капитализма. Тезис о наступающей угрозе гибели Советской страны и разрыва союза рабочего класса с основными крестьянскими массами Центральный Комитет ВКП(б) расценил как непомерное преувеличение переживаемых трудностей, как проявление неустойчивости впадающих в панику элементов. «Конечно, было бы неправильно недооценивать значение наших трудностей,— говорилось в ответе Политбюро.— Но было бы еще более неправильно преувеличивать их значение, потерять равновесие и удариться в панику. Нет сомнения, что кулак озлоблен против Советской власти: было бы странно требовать от кулака дружеских отношений к Советской власти. Нет сомнения, что кулак имеет влияние среди некоторой части бедноты и середняков. Но делать на этом основании вывод, что большинство бедноты и середняков настроено против Советской власти, что «эти настроения начинают уже переливаться в рабочие центры»,— значит потерять голову и впадать в панику» 2. ЦК показал, что партия не меняла своей политической линии, она последовательно проводит решения XV съезда. Предложения о возврате назад, к XIV съезду, на деле означали отказ от политики решительного наступления на кулака, от строительства колхозов и совхозов, от ускорения темпов социалистического строительства. 1 См. И. В. Сталин. Соч., т. И, стр. 116—126. 2 Там же, стр. 117—118. 61
Ставка в разрешении зерновой проблемы только на индивидуальные крестьянские и особенно кулацкие хозяйства при явной недооценке роли совхозов и колхозов свидетельствовала о том, что правые игнорировали курс на социалистическое преобразование сельского хозяйства, выдвинутый XV съездом ВКП (б). Также не соответствовали действительности утверждения о якобы наступившем разрыве союза рабочего класса с основными, в частности середняцкими, массами крестьянства. Правда, в связи с фактами перегибов и администрирования в период хлебозаготовок среди некоторой части середняков имели место нездоровые настроения. Но, как известно, ЦК принял решительные меры к исправлению допущенных ошибок. В целом же союз с середняком не только не был подорван, а существенно укрепился, ибо партия в течение первой половины 1928 г. провела ряд мероприятий, поднимавших заинтересованность середняков в развитии своего хозяйства. «При первом взгляде может показаться,— отмечалось в ответе Политбюро,— что письмо Фрумкина составлено под флагом защиты дела союза с середняком. Но это только видимость. На самом деле письмо Фрумкина является ходатайством за облегчение кулака, ходатайством за отмену ограничений в отношении кулака. Кто хочет укрепить дело союза с середняком, тот не может требовать ослабления борьбы с кулачеством» Таким образом, в ответе Политбюро ЦК, с которым был ознакомлен актив партии, содержалась развернутая критика взглядов правых, ставилась задача усиления идейного разоблачения нараставшей правой опасности. Интересы борьбы за осуществление ленинского плана построения социализма требовали всемерного укрепления единства и сплоченности рядов партии. Любые колебания, отход от политической линии представляли большую опасность не только для партии, но и для социалистического строительства. В. И. Ленин не раз подчеркивал: «Мы — партия, борющаяся в условиях обостренных трудностей. Мы должны сказать себе: чтобы единство было прочным, нужно, чтобы был осужден определенный уклон. Раз он наметился, нужно его выявить и обсудить» 1 2. Каковы особенности уклона как политического течения внутри партии? Глубокую и всестороннюю характеристику 1 И. В. Сталин. Соч., т. 11, стр. 125—126. 2 Я. И. Ленин. Поля. собр. соч., т. 43, стр. 101. 62
ему дал В. И. Ленин. Он указывал, что уклон — это такое внутрипартийное течение, когда часть членов партии допускает нзвестпые политические колебания, неустойчивость, отходит от общепринятой партийной политики. Уклон отличается от оппозиционных фракционных групп прежде всего тем, что у его носителей отсутствует четко выраженная политическая программа, нет организационной связи между его сторонниками. Поэтому Лепин считал возможным поправить сбившихся с верного партийного пути, если, конечно, уклонисты пе будут настаивать на своих ошибках. Задачу же партии по отношению к уклону Владимир Ильич видел в том, чтобы вовремя обнаружить возпикповение уклона, своевременно принять меры к предотвращению углубления и расширения его влияния. «Уклон не есть еще готовое течение,— говорил В. И. Ленин,—Уклон это есть то, что можно поправить. Люди несколько сбились с дороги или начинают сбиваться, но поправить еще можно. Это, намой взгляд, и выражается русским словом «уклон». Это — подчеркивание того, что тут еще нет чего-либо окончательного, что дело — легко поправимое,— это желание предостеречь и поставить вопрос во всей полноте и принципиально» L Партия пе могла оставаться равнодушной к попыткам изменить ее политический курс. На основе глубокого анализа социально-экономической обстановки, а также политической оценки получивших известное распространение взглядов партия пришла к выводу, что в ее рядах активизировалось правооппортупистическое течение, В решениях ноябрьского (1928г.) Пленума ЦК ВКП (б) отмечалось, что в партии оформился «правый (откровенно оппортунистический) уклон, который находит свое выражение в стремлении снизить темп и задержать дальнейшее строительство крупной индустрии, в пренебрежительном или отрицательном отношении к колхозам и совхозам, в недооценке и затушевывании классовой борьбы, в частности борьбы с кулаком, в бюрократическом невнимании к нуждам масс, в недооценке борьбы с бюрократизмом, в недооценке военной опасности и т. д.» 1 2 Квалифицируя взгляды и действия некоторых коммунистов как уклон от генеральной линии, партия исходила из предельно четких ленинских указаний по этому вопро- 1 В. И. Ленин. Полп. собр. соч., т. 43> стр. 101. 2 «КИСС в резолюциях...», т. 4, стр. 136. G3
су. Она понимала, что если не поставить открыто и прямо вопрос о нравом уклоне, то эта болезнь может распространиться и охватить значительные слои коммунистов. Вот почему были приняты меры по разъяснению членам партии и широким массам трудящийся социально-классовых корней правого оппортунизма, по разоблачению его политической линии, которая объективно выражала интересы капиталистических элементов, в особенности кулачества. Анализируя внутрипартийное положение, а также новую полосу социалистического строительства, партия пришла к выводу, что правый уклон является главной опасностью в ее рядах. В резолюции ноябрьского (1928 г.) Пленума ЦК констатировалось, что «в настоящее время главной опасностью в ВКП является опасность правого, откровенно оппортунистического уклона, что вытекает как из современной социально-экономической обстановки, так и из того факта, что в борьбе с троцкистской идеологией партия уже одержала ряд решающих успехов» Ч Чем же объяснялось, что правый уклон стал главной опасностью в партии? Прежде всего тем, что его политическая линия объективно отражала настроения и интересы капиталистических элементов вообще и кулака в частности. Ведь хорошо было известно, что против мероприятий Советской власти в области социалистической индустриализации, социалистического преобразования сельского хозяйства выступали главным образом капиталистические элементы. Они стремились если не сорвать, то затормозить социалистическое строительство, надеясь на возможность реставрации капитализма в нашей стране. В сложившейся обстановке осуществление линии правого уклона косвенно совпадало с требованиями капиталистических элементов и могло привести к ослаблению сил социализма. «Когда пе сразу видно, — учил В. И. Лепин, — какие политические или социальные группы, силы, величины отстаивают известные предложения, меры и т. п., следует всегда ставить вопрос: «Кому выгодно?»... В политике не так важно, кто отстаивает непосредственно известные взгляды. Важно то, кому выгодны эти взгляды, эти предложения, эти меры» 1 2. 1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 137. 2 В. И. Ленин. Поли. собр. сон., т. 23, стр. 61. 64
Если применить этот ленинский принцип к оценке политической позиции правых, то легко можно увидеть, чьи надежды она выражала. Поэтому не случайно XVI партийная конференция признала, что взгляды и лппия правых являются «идеологическим отражением напора на Советское государство капиталистических элементов...» В. И. Ленин неоднократно указывал па наличие условий для реставрации капитализма в нашей стране. «Пока мы живем в мелкокрестьянской стране, — писал он, — для капитализма в России есть более прочная экономическая база, чем для коммунизма»1 2 3. Партия в своей политике учитывала это предупреждение Владимира Ильича. Конечно, в стране за истекшие годы произошли известные изменения: быстро развивалась промышленность, развертывалось кооперативное движение в деревне, увеличился государственный сектор в торговле, укрепились позиции социализма. Однако СССР все еще продолжал оставаться страной, где преобладало мелкое крестьянское хозяйство, существовала постоянная угроза со стороны капиталистического окружения. Следовательно, была опасность реставрации капитализма. Игнорирование ее правыми оппортунистами усыпляло бдительность партии и рабочего класса в отношении кулаков и нэпманов, усиливших борьбу против Советского государства. Опасность правого уклона заключалась также в том, что его представители весьма тонко маскировали подлинную сущность своей идеологии и политики. Как и все оппортунисты, они пытались отступничество прикрывать флагом марксизма-ленинизма, лицемерно заявляя, что стоят на позициях партии, что у них имеются «незначительные» разногласия лишь в средствах и методах их осуществления. На самом же деле они имели свою политическую линию, которая расходилась с ленинской политикой партии, была прямой ее противоположностью. Такое поведение правых могло ввести в заблуждение коммунистов и широкие беспартийные массы. Правые проповедовали, что трудности и обострение классовой борьбы вызваны якобы неправильной политикой партии, что не следует повышать темпы индустриализации, которые 1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 214. 2 В. II, Ленин. Поли. собр. соч., т. 42, стр. 158. 3 Ф. М. Вагапов 05
будто бы достигнуты «ценою величайшего перенапряжения сил и средств», что кулак — это совсем не враг, а «справный мужик», дающий стране хлеб, что строительство колхозов и совхозов — преждевременная затея и подрывает стимулы индивидуального; крестьянского хозяйства и т. д. и т. и. Эта проповедь создавала иллюзию возможности более спокойного движения вперед и могла вызвать сомнения в правильности ленинской политики, проводимой партией и ее Центральным Комитетом. Вместо сплочения партийных рядов вокруг генеральной линии правые вносили дезорганизацию в рабочий класс и его партию, своими действиями сеяли пессимизм и неверие в успешпое решепие задач социалистического строительства. Партия имела огромный опыт политической борьбы с троцкистской оппозицией, коммунисты хорошо знали суть ее идеологии и политики, своевременно принимали меры к разоблачению и изоляции выступлений троцкистов. Но этого нельзя было сказать в отношении правого уклона. Значительные слои коммунистов и даже отдельные партийные организации, находясь под впечатлением недавней борьбы с троцкистами, не замечали усиления правой опасности, недооценивали всей важности борьбы с ней. Опасность правого уклона возрастала также в связи с тем, что в обстановке социалистического наступления стали поднимать голову классовые враги Советской власти, политические противники ВКП(б), усилились возрождение и распространение буржуазной идеологии. Наряду с прямыми антисоветскими выступлениями они пытались использовать в своих целях имевшиеся разногласия в партии, поддерживая политическую линию и практические действия правых уклонистов. Враги диктатуры пролетариата и социализма стремились воспользоваться любым поводом для борьбы с партией и ее ленинской политикой. В. И. Лепип неоднократно обращал внимание па подобного рода приемы противников Советской власти и предупреждал представителей уклонов и оппозиций, что их борьбу против партии могут поддержать классовые враги пролетариата и независимо от воли оппозиционеров и уклонистов могут стать их союзниками. Касаясь событий 1921 г., когда особенно активизировались троцкисты и анархо-синдикалисты, Ленин говорил: «...враги, убедившись в безнадежности коптрреволю- 66
Чип под открыто белогвардейским флагом, напрягают теперь все усилия, чтобы уцепиться за разногласия внутри РКП п двинуть контрреволюцию так или иначе путем передачи власти политическому оттенку, наиболее близкому по внешности к признанию Советской власти» \ Па разногласиях в ВКП(б) пытались нажить себе политический капитал меньшевики. Они систематически публиковали в «Социалистическом вестнике» статьи о внутреннем положении в ВКП(б), о правом уклоне и его программе. Меньшевики злорадствовали по поводу имевшихся разпогласпй, предвещая скорый распад партии и гибель диктатуры пролетариата. Так, в передовой статье • Великий капуп» они не без восторга писали: «Нельзя и не иужпо пророчествовать о сроках. Но сомнения быть но может: большевистская диктатура катится к кризису, она осуждена историей на слом» 1 2. Критикуя Советскую власть и Коммунистическую партию, меньшевики с симпатией относились к правому уклону. Они хорошо понимали, что в случае победы его политической липни могут быть созданы условия для возрождения в России социал-демократии. «Целый ряд требований правой оппозиции, — указывалось в одной из их статей, идет навстречу меньшевизму или социалдемократии и постольку меньшевизм может их поддерживать. Только здесь наконец, в среде «правой оппозиции», могут сформироваться сколько-нибудь значительные кадры коммунистов-рабочих, для которых отказ от утопизма окажется путем для сближения с социал-демократией»3. Отношение меньшевиков к правому уклону предельно четко сформулировано в статье «Правая оппозиция», в которой говорилось, что этот уклон может «при известных условиях сыграть роль поворотного пункта и потому заслуживает самого пристального и внимательно- I о отношения» 4. Внешние и внутренние враги, учитывая наряду с дру- 1ими факторами и внутрипартийную обстановку, заметно активизировали действия против Советской страны. Империалистические государства усиливали экономический нажим. Они нс останавливались и перед прямой военной yiрозой. Особенно злобствовали белогвардейское охвостье 1 //. II Ленин. Нола. собр. соч., т. 43, стр. 90. ■ (’.оцвалигтический вестник» № 5, 8 марта 1929 г. -Социалистический нсстппк» № 22, 21 ноября 1929 г. * «Социалистический вестник» № 20, 28 октября 1929 г. 67
и выброшенные революцией русские капиталисты. Один из них, Устрялов, откровенно заявил: «Когда говорит Бухарин, мы можем молчать». Вокруг политического знамени правого уклона консолидировались классовые враги Советского государства и политические противники партии. Они использовали борьбу правых против партии во враждебных целях. Это обстоятельство, бесспорно, увеличивало опасность правого уклона. Коммунистическая партия понимала, что без полного разгрома правого оппортунизма невозможно было обеспечить успешное социалистическое строительство в СССР. Она при этом исходила из мудрого ленинского указания: «Имея в своих рядах реформистов, меньшевиков, нельзя победить в пролетарской революции, нельзя отстоять ее. Это очевидно принципиально» 1 В. И. Ленин. 11олп. собр. соч., т. 41, стр. 41G.
Г лава III РАЗОБЛАЧЕНИЕ ПРАВООППОРТУНИСТИЧЕСКОЙ РЕВИЗИИ ЛЕНИНСКОГО УЧЕНИЯ О СТРОИТЕЛЬСТВЕ СОЦИАЛИЗМА Коммунистическая партия в период перехода от капитализма к социализму руководствовалась и твердо стояла па прочном фундаменте ленинского учения о возможности построения социализма в СССР. В решениях XIV партийной конференции на основе ленинских положений был дан ясный и копкретпый ответ советскому народу на вопрос о судьбах социализма. Партия призывала пролетариат и трудящееся крестьянство «строить социалистическое общество в уверенности, что это строительство может быть и паворпяка будет победоносным...» Ленинизм составляет научную основу политического курса и практической деятельности партии. Это ее вернейший компас, указывающий пути и средства построения социализма и коммунизма. Все антипартийные течения и группы, выступавшие против партии, прежде всего пытались подвергнуть ревизии ленинское учение. Особую активность они стали проявлять, когда наша партия осталась без Ленина. «После смерти Ленина,— I опори гея в постановлении ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствий»,— в партии активпзи- рппались враждебные течения — троцкисты, правые оппортунисты, буржуазные националисты, стоявшие на позициях отказа от ленинской теории о возможности победы социализма в одной стране, что на деле вело бы к реставрации капитализма в СССР. Партия развернула беспощадную борьбу против этих врагов ленинизма» 2. Активное формирование идеологии правого уклона началось ещо в период политической борьбы с троцкизма 'Гак, в феврале 1924 г. Бухарин выступил в Комму- iiiiciплоской академии с докладом «Ленин как марксист». 1 «КПСС п резолюциях...», т. 3, стр. 214. о преодолении культа личности и его последствий. Поста- iinii >> ни. Центрального Комитета КПСС». М., 1956, стр. 12. 69
Прикрываясь флагом ленинизма, оп выдвинул концепцию врастания капиталистических элементов в социализм, концепцию мирного, эволюционного развития п затухания классовой борьбы в переходный период. В книжке «Путь к социализму и рабоче-крестьянскйй союз» Бухарин с правооппортунистических позиций давал оценку характера Октябрьской социалистической революции, извращал классовую сущность и задачи диктатуры пролетариата, обосновывал необходимость союза пролетариата со всем крестьянством, в том числе и с кулаком. ‘ Взгляды правых по вопросам строительства социализма в нашей стране были изложепы также в таких статьях Бухарина, как «Теория пролетарской диктатуры», «Критика экономической платформы оппозиции», «О повой экономической политике п наших задачах», «О характере нашей революции и возможности победоносного социалистического строительства в СССР». Доклад «Политическое завещание Лепина», с которым выступил Бухарип в япваре 1929 г., представлял собой теоретическое и политическое кредо правого уклопа. Оценивая это выступление Бухарина, «Правда» в редакционной статье с полным основанием указывала, что, «когда по этому поводу некоторые товарищи вспомнили об Эдуарде Берпштейпе, ревизовавшем Маркса под флагом марксизма, это не было полемическим преувелпченпем. Бухарин заслужил такую аналогию. Как можно было иначе реагировать на попытку прикрыть оппортунизм и капитулянтство знаменем Лепина!» 1 Теоретические концепции Бухарина, Рыкова и других являлись продолжением, в несколько видоизмененной форме, тех же взглядов на Октябрьскую социалистическую революцию и возможность победы социализма в нашей стране, которых они придерживались раньше. Как известно, на VII партийной конференции (апрель 1917г.), когда вопросы социалистической революции выдвинулись в качестве важнейшей практической задачи партии, Рыков, например, вместе с Каменевым защищал тезис, что в России нет объективных условий для социалистической революции, что социализм может победить лишь в передовых странах Запада. Опровергая подобную точку зре- нпя, В. II. Ленин в заключительном слове па конференции указывал: «Тов. Рыков говорит, что социализм дол1 «Правда», 24 августа 1929 г. 70
жен прийти из других стран, с более развитой промышленностью. Но это не так. Нельзя сказать, кто начнет и кто кончит. Это не марксизм, а пародия на марксизм» 1. Неверие в возможность закрепления социалистических завоеваний пролетариата и строительства социализма лежало еще в основе борьбы возглавляемой Бухариным | рупиы «левых коммунистов» (1918 г.), которую она вела против политической линии партии в трудный для Советской власти период. На VII экстренном съезде РКП (б) (март 1918 г.) лидер «левых коммунистов» прямо заявлял: «Русская революция либо будет спасена международной революцией, либо погибнет под ударами международного капитала» 2. Бухарин считал дело диктатуры пролетариата в России безнадежным, если не произойдет победоносная мировая социалистическая революция. В своей фракционной газете «Коммунист» он писал, что революция в России либо должна «замереть», либо «переброситься дальше». Единственное ее спасение «левые коммунисты» видели в беспощадной «революционной борьбе» против империализма, в ускорении восстания западноевропейского пролетариата и превращении социалистической революции в «пободопоспую международную революцию». Главная задача победившего пролетариата России состояла, по утверждению «левых коммунистов», не в организации социалистического строительства, а в «открытом вооруженном восстании, классовой войне против всесветной буржуазии». Как видно, в вопросе о возможности победы соцпализ- ми в одной стране Бухарин и его сторонники не разделяли взглядов В. И. Ленипа и партии. Ультрареволюционная фраза, которой они прикрывались, не могла скрыть их непарно в силы пролетариата нашей страны, в его способность организовать социалистическое строительство. Они отстаивали тезис: социализм не может победить в России, но произойдет лишь в развитых капиталистических странах Запада. В книге «Экономика переходного периода» Бухарин отнес Россию к наиболее слабым народнохозяйственным системам, подчеркивая тем самым, что в шиной стране не было достаточных объективных и субъек- Iявных условий для социалистической революции и толь1 Н. И. Ленин. Полп. собр. соч., т. 31, стр. 363. ■ Седьмой экстрсппый съезд РКП (б). Март 1918 года. Стено- I |и1фп‘|гсы|й отчет». М., 1962, стр. 24. 71
ко своеобразие обстановки предопределило ее успех. В замечаниях па эту книгу В. И. Лепин указывал, что данное положение Бухарина неверно, «без известной высоты капитализма у пас бы ничего не вышло» I Подобные идеи, по только с’ другой, правооппортупи- стической позиции, развивали они, когда партия приступила к практическому осуществлению ленинского плана построения социализма. И тот факт, что Бухарин, Рыков, Томский оказались во главе правого уклона в ВКП(б),— не случайное явление. Их теоретические концепции представляли собой всесторонне разработанную систему взглядов, главный смысл которых состоял в пересмотре, ревизии ленинского учения о построении социализма в СССР. Антимарксистские, аптиленинские концепции Бухарина являлись теоретическим обоснованием политической позиции правого уклона в ВКП(б). «Эти взгляды Бухарин высказал не только в одной речи или в одной статье,— отмечал на апрельском (1929 г.) Пленуме ЦК и ЦКК А. И. Микоян.— Нет, здесь мы имеем дело пе просто с неудачной фразой, а целой системой взглядов... с сознательно продуманной, теоретически неправильной концепцией и политической линией Бухарина» 1 2. Позднее Бухарин сам признавал, что он «был в значительной мере идейным поставщиком целого ряда формулировок, которые постепенно создавали определенную правооппортунистпче- скую концепцию» 3. Все это свидетельствовало о том, что политическая позиция лидеров правых в этот ответственный период борьбы за социализм представляла, по существу, логическое завершение их предшествующих отступлений от ленинизма. Знакомство со взглядами Бухарина убедительно подтверждает вывод Ленина о том, что он был «в политике дьявольски неустойчив»4, что «его теоретические воззрения очень с большим сомнением могут быть отнесены к вполне марксистским, ибо в нем есть нечто схоластическое (он никогда не учился и, думаю, никогда не понимал вполне диалектики)»5. Ленинские замечания с исключительной глубиной и точностью указывают на самые существенные пороки 1 В. И, Ленин. Замечания па книгу Н. Бухарина «Экономика переходного периода». Май 1920 г. М., 1932, стр. 56. 2 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 417, стр. 121, 122. 3 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 514, вып. II, стр. 66. 4 В. И, Ленин. Полп. собр. соя., т. 49, стр. 194. 5 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 45, стр. 345. 72
теоретических воззрений Бухарина. Отход от марксизма, непонимание материалистической диалектики, эклектицизм и абстрактность — все это характерно для философских, экономических и политических бухаринских концепций. Их гносеологические корни гнездятся в механическом толковании закономерностей развития человеческого общества. Всю общественную жизнь Бухарин рассматривал через призму так называемой теории равновесия между «людскими элементами общественной системы» и нпешпей средой. В противоположность марксистско-ленип- скому пониманию общественно-экономической формации Бухарин давал неправильное определение общества и производственных отношений, совершенно упуская социально-экономическое и классовое их содержание, сводя все дело к технической трудовой координации людей как «живых машин». Общественные классы, по Бухарину, представляли собой всего лишь техническую категорию мсхапическп расставленных работников в производстве, а не большие группы людей, различающиеся по их месту в общественном производстве, по их отношению к средствам производства, по способам получения дохода, как учил В. И. Лепин. Марксистскую диалектику и ее основной закон едипстна и борьбы противоположностей Бухарин подменил мсхаппческой теорией равновесия, позаимствованной у эмпириокритика Богданова. Отступал Бухарин и от марксистского понимания предмета политической экономии, характера экономических за копов и категорий. Известпа, например, борьба Бухарина против монополии внешней торговли. Монополия внешней торговли позволяла сосредоточить в руках государства как ввоз, так и вывоз товаров, что преграждало проникновение иностранного капитала в страну, создавало благоприятные условия для развития собственной промышленности и укрепления экономических позиций диктатуры пролетариата. Бухарин выступил за отмену монополии Bnemneii торговли, требовал па основе протекционизма и таможенной политики введения системы свободной торговли. Принятие этих предложений, как указывал В. 11. Лепин, привело бы к укреплению экономических позиций капиталистических элементов, к полнейшей «■беззащитности русской промышленности» и свободному и неограниченному проникновению иностранного капитала. «На практике,—писал В. II. Ленин,—Бухарип становится на защиту спекулянта, мелкого буржуа и верхушек 73
крестьянства против промышленного пролетариата, который абсолютно не в состоянии воссоздать своей промышленности, сделать Россию промышленной страной без охраны ее никоим образом не таможеппой политикой, а только исключительно монополией внешпей торговли» \ Характерной чертой в методологии Бухарина, отмечал В. И. Лепин, являлся эклектицизм, когда вместо кон- кретпого и глубокого исследования существенных связей, совокупности всех явлений производится механическое соедипепие различных свойств и черт' разнородных явлений. С наглядной убедительностью эклектический метод Бухарипа был показан В. И. Лениным в дискуссии о профсоюзах (1921 г.). В. И. Лепин вскрыл несостоятельность попытки Бухарипа мехаппческп объединить несовместимые точки зрения ЦК и Троцкого. «Никакого обоснования, никакого самостоятельного анализа у Бухарипа пет и тени... — писал В. И. Лепин. — Поэтому и тезисы бухаринской группы — сплошь эклектическая пустышка» 1 2. Какова суть правооппортупистическпх концепций, в чем конкретно состоял отход правых от лепипизма, с предельной ясностью вырисовывается при выяснении их позиции по принципиальным вопросам лепинской теории социалистической революции и ленинского плана строительства социализма. 1. О ЗАКОНОМЕРНОСТИ И ДВИЖУЩИХ СИЛАХ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ В. И. Ленин всесторонне раскрыл и научно обосновал вывод о том, что Великая Октябрьская социалистическая революция — это объективный факт общественного развития, проявление общеисторической закономерности. Революция, совершившаяся в Россип, открыла новую эру эру торжества социализма и коммунизма. Бухарип попытался пересмотреть это основополагающее положепие лепипизма. Он утверждал, что социалистическая революция в Россип была «особым исключением» из всемирно-исторической закономерности. Свой взгляд по даппому вопросу оп простраппо высказал в докладе «По1 В. И, Ленин. Полп. собр. соч,, т. 45, стр. 336. 2 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 42, стр. 292. 74
литическое завещание Лепина». Если с точки зрения всемирной истории, говорил он, проделывать пролетарскую революцию должны развитые страны, страны с чрезвычайно развитой экономической базой, вполне и вполне «достаточной» для перехода к социализму, то могут быть особые исключения, определяемые своеобразием внутренней и внешней обстановки. Это своеобразие обстановки как раз у нас имело место, ибо у пас революция была связана, во-первых, с мировой войной, во-вторых, с началом гигантского революционного брожения среди сотен миллионов восточных народов и, в-третьих, с особо благоприятным сочетанием классовых сил внутри страны, сочетанием, которое Маркс еще в пятидесятых годах про- иного века считал самым выгодпым, а именно сочетанием крестьяпской войны с пролетарской революцией. И вот эти-то обстоятельства, эта совершенно своеобразная и оригинальная обстановка была основой для всего развития нашей революции1. Здесь, во-первых, проводится совершенно определенная мысль: Октябрьская социалистическая революция в России есть пе результат проявления общей закономерности исторического развития, прорыва наиболее слабого звена в цепи империализма и вполне закономерного перехода от капитализма к социализму, а представляет собой всего лишь особое исключение из этой закономерности, определяемое сугубо случайным своеобразием исторической обстановки. Во-вторых, утверждается: основой для всего развития нашей революции послужили такие условия внешней обстановки, как война, брожение народов Востока, и внутренней — сочетание крестьянской войны с пролетарской революцией. Эти положения Бухарин выдвинул в докладе в связи с оценкой и изложением содержания одной из последних статей В. И. Ленина «О нашей революции». Может быть, то, о чем говорил Бухарин, действительно содержится в ленинской статье? Разумеется, ничего подобного там нет и не могло быть. О чем же идет речь у Ленина при рассмотрении им вопроса о нашей революции в связи с ее оценкой западноевропейскими социал-демократами и русскими меньшевиками? Критикуя их взгляды, Владимир Ильич указывал на иодаптство и догматизм этих людей, на неспособность пред1 См. «Правда», 24 января 1929 г. 75
ставить развитие социалистической революции иначе, как по заранее составленному западноевропейскому образцу. Отстаивая творческий подход к марксизму, Ленип особо выделял вопрос о своеобразии, об особенностях развития Октябрьской социалистической революции в России. Но, говоря об этом, он здесь же подчеркивал, что социалистическая революция в нашей стране — это не исключение, а вполне закономерное явление общественного развития, она есть суть той объективной закономерности, которая выражает собой естествепноисторический процесс перехода от капитализма к социализму. «...Им (т. е. социал-демократам и меньшевикам.—Лет.) совершенно чужда всякая мысль о том, — писал В. И. Ленин, — что при общей закономерности развития во всей всемирной истории нисколько не исключаются, а, напротив, предполагаются отдельные полосы развития, представляющие своеобразие либо формы, либо порядка этого развития. Им не приходит даже, например, и в голову, что Россия, стоящая па грапице стран цивилизованных и стран, впервые этой войной окончательно втягиваемых в цивилизацию, стран всего Востока, стран внеевропейских, что Россия поэтому могла и должна была явить некоторые своеобразия, лежащие, конечно, по общей линии мирового развития, но отличающие ее революцию от всех предыдущих западноевропейских стран и вносящие некоторые частичные новшества при переходе к странам восточным» Как известно, западноевропейские социал-демократы и русские меньшевики утверждали, что в экономическом и культурном отношении Россия не созрела для перехода к социализму и такой переход якобы может совершиться только в наиболее развитых капиталистических странах. Поэтому они считали неправомерным факт свершения социалистической революции в России и невозможным построение социализма в нашей стране. Разоблачая несостоятельность подобных взглядов, В. II. Ленпп подчеркивал, что, во-первых, ссылки социал-демократов и меньшевиков на недостаточный уровень цивилизации в России для создания социализма не могут быть причиной отказа от социалистической революции; во-вторых, конкретноисторические условия в России сложились таким образом, что для того, чтобы создать предпосылки для необходимого уровня цивилизации, рабочий класс в союзе с трудо- 1 В. II. Ленин. Полп. собр. соч., т. 45, стр. 379. 76
ним крестьянством вынужден был вначале изгнать помещиков и капиталистов, т. е. установить диктатуру пролетариата, а потом, уже па основе Советской власти, начать движение к социализму. «Что если полная безвыходность положения, удесятеряя тем силы рабочих и крестьян, открывала нам возможность иного перехода к созданию основных посылок цивилизации, чем во всех остальных западноевропейских государствах? Изменилась ли от этого общая линия развития мировой истории?» 1 — спрашивал Лепин. Разумеется, общие закономерностп перехода от капитализма к социализму от этого не менялись. Своеобразие обстановки в России лишь несколько видоизменило порядок исторического процесса: Россия вынуждена была вначале совершить социалистическую революцию, установить диктатуру пролетариата и догонять наиболее развитые капиталистические страны в экономическом отношении уже па путях строительства социализма. Отсюда видно: В. И. Ленин не только не считал нашу революцию «особым исключением», о чем заявлял Бухарин, но, напротив, указывая на ее характерные особенности, в то же время решительно подчеркивал главное, основное — ее общеисторическую закономерность, чего не могли и не хотели понять социал-демократы и меньшевики. Отмечая особенности обстановки, в которой проходила социалистическая революция, ее связь с первой мировой войной, с ростом революционного движения на Востоке, а также «союз «крестьянской войны» с рабочим движением», Владимир Ильич тем самым хотел лишь указать, что все это не могло не внести «новые черты», «некоторые своеобразия» в развитие нашей революции, которые отличали ее от других революций. Бухарин же эти своеобразные черты, характеризующие лишь особенности революции, рассматривал как «основу для всего развития нашей революции». Взгляды, которые Бухарин усердно выдавал за ленинское завещание, как показывают факты, ничего общего с ленинизмом не имели. Они, скорее, совпадали со взглядами на нашу революцию социал-демократов, с той лишь разницей, что последние считали вообще неправомерной революцию в октябре 1917 г., тогда как Бухарин признавал ее в качестве «особого исключения». 1 В. II. Ленин. Поля. собр. соч., т. 45, стр. 380. 77
Творчески развивая марксизм в повых исторических условиях, В. И. Ленин разработал вопрос о расстановке классовых сил в буржуазно-демократической и в социалистической революции. Еще в 1905 г. в работе «Две тактики социал-демократии в демократической революции» Владимир Ильич дал принципиальное решение этого вопроса: «Пролетариат должен провести до конца демократический переворот, присоединяя к себе массу крестьянства, чтобы раздавить силой сопротивление самодержавия и парализовать неустойчивость буржуазии. Пролетариат должен совершить социалистический переворот, присоединяя к себе массу полупролетарских элементов населения, чтобы сломить силой сопротивление буржуазии и парализовать неустойчивость крестьянства и мелкой буржуазии» 1. Следовательно, в период буржуазно-демократической революции стратегический лозунг партии состоял в том, что пролетариат как самый революционный класс, являясь в то же время руководящей силой, выступает в союзе со всем крестьянством. Этот союз пролетариата со всем крестьянством при изоляции буржуазии позволял свалить власть царя и помещиков и провести социально-экономические преобразования буржуазно-демократического характера. На этапе социалистической революции пролетариат выступает уже вместе с беднейшим крестьянством против капитализма в городе и деревне при нейтрализации среднего крестьянства. Союз пролетариата с беднейшим крестьянством при руководящей роли в нем пролетариата позволял свергнуть власть буржуазии, установить диктатуру пролетариата и начать строительство социализма. Решающее различие между буржуазно-демократической и социалистической революциями состоит в том, что в ходе первой власть переходит в руки буржуазии или в лучшем случае создается революционно-демократическая диктатура пролетариата и крестьянства, а в ходе второй власть берет в свои руки пролетариат и устанавливает свою диктатуру. События 1917 г. полностью подтвердили правильность и жизненную силу стратегии и тактики нашей партии. Теоретические выводы о расстановке классовых сил в буржуазно-демократической и социалистической революциях, проверенные на историческом опыте, по праву считаются 1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 11, стр. 90. 78
научным вкладом В. И. Ленина в теоретическое развитие марксистского учения. Опираясь на эти выводы, партия разработала стратегию и тактику в период перехода от капитализма к социализму. В. И. Ленин и партия считали, что совершившаяся в октябре 1917 г. революция по своему характеру и движущим силам была социалистической, что се дальнейшее развитие неизбежно завершится построением социалистического общества в нашей стране. «Ход революции подтвердил правильность нашего рассуждения,— писал Ленин.— Сначала вместе со «всем» крестьянством против монархии, против помещиков, против средневековья (и постольку революция остается буржуазной, буржуазно-демократической). Затем, вместе с беднейшим крестьянством, вместе с полупролетариатом, вместе со всеми эксплуатируемыми, против капитализма, в том числе против деревенских богатеев, кулаков, спекулянтов, и постольку революция становится социалистическою» L В противовес этим научно обоснованным положениям ленинизма, правые придерживались другой концепции о движущих силах нашей революции и возможности ее дальнейшего развития. В докладе «Политическое завещапие Ленина» Бухарин, давая общую оценку революции, как он выразился, «с точки зрения возможности социалистического строительства в нашей стране», утверждал: революция в России смогла победить потому прежде всего, что ее движущими силами выступали пролетариат и все крестьянство; наличие такого весьма «благоприятного сочетания классовых сил», «крестьянской войны с пролетарской революцией» и явилось, дескать, решающим условием ее успешного завершения. Более того, он считал, что союз рабочего класса со всем крестьянством должен быть продлен п удержан на весь период строительства социализма.«Ибо если лишиться этого особо благоприятного сочетания классовых сил,— говорил Бухарин,—то выпадает вся основа развертывания социалистической революции в нашей страпе» 1 2. Ленинская оценка характера Октябрьской социалистической революции, ее движущих сил, как известно, не только не совпадала с бухаринской, а являлась ее противоположностью. Сразу же после Февральской буржуазнодемократической революции партия заявила, что первый 1 Н. II. Ленин. Поли. собр. соч., т. 37, стр. 311—312. «Правда», 24 января 1929 г. 79
этап революции закончен и наступает период социалистической революции. Иа этом этапе революции пролетариат должен выступать в союзе с беднейшим крестьянством за свержение власти буржуазии и установление диктатуры пролетариата. Вот что писал В. Й. Ленин в «Письмах из далека» в марте 1917 г.: «Рабочие, вы проявили чудеса пролетарского, народного героизма в гражданской войне против царизма, вы должны проявить чудеса пролетарской и общенародной организации, чтобы подготовить свою победу во втором этапе революции» *. Союзником пролетариата в социалистической революции, указывал он, будет масса полупролетарского и беднейшего крестьянства. С ней пролетариат пойдет па победоносную социалистическую революцию. Ленинская стратегическая линия расстановки классовых сил была положена в основу деятельности партии в период подготовки и проведения Октябрьской социалистической революции. Ее практическое осуществление позволило создать политическую армию, которая низвергла власть буржуазии и утвердила диктатуру пролетариата. Несколько позднее, оценивая движущие силы революции, Владимир Ильич писал: «С крестьянством до конца буржуазнодемократической революции,— с беднейшей, пролетарской и полупролетарской частью крестьянства вперед к социалистической революции! Такова была политика большевиков, и это была единственная марксистская политика» 1 2. Но вместе с тем известно, что в октябре 1917 г. пролетариат поддерживало все крестьянство. В чем же тут дело? Дело в том, что такие общекрестьянские требования, как конфискация помещичьих земель и передача их в распоряжение крестьян, отмена права частной собственности на землю и осуществление национализации земли, не были решены во время Февральской буржуазно-демократической революции 1917 г. Временное буржуазное правительство и после революции ничего не сделало для удовлетворения требований крестьян по земельному вопросу. Коммунистическая партия разъясняла в тот период крестьянам, что Временное правительство пе может и не хочет решать земельного вопроса, он может быть решен лишь тогда, когда у власти будет пролетариат. Только пролетарская революция и власть рабочего класса разрешат кресть1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 31, стр. 21. 2 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 37, стр. 322. 80
янский вопрос и тем самым доведут до конца буржуазнодемократическую революцию. И действительно, па следующий же день после победы Октябрьского вооруженного восстания II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов принял закон о земле, юридически закрепив вековую мечту крестьян, доведя до копца демократическую революцию. Потеряв всякую веру в удовлетворение своих требований буржуазным правительством, крестьянство в целом поддержало социалистическую революцию. И в этом пе было ничего удивительного. В. И. Ленин указывал: нельзя пытаться поставить искусственную стену между буржуазно-демократической и социалистической революциями пли представлять дело так, что вначале только буржуазно-демократическая, а затем в чистом виде социалистическая революция. В данных конкретно-исторических условиях в России произошло известное переплетение непосредственно социалистических задач с задачами доведения до копца буржуазно-демократической революции. В процессе пролетарской революции крестьянство как целое выступало до того момента, пока пе наступила социалистическая революция в деревне (лето — осень 1918 г.). Это объяснялось тем, что в первый период пролетарской революции внутри крестьянства еще не назрел классовый антагонизм, который развился и вылился наружу лишь во второй половине 1918 г. «Через год после пролетарской революции в столицах,— писал Ленин,—паступила, под ее влиянием и при ее помощи, пролетарская революция в деревенских захолустьях, которая окончательно укрепила Советскую власть... Завершив буржуазно-демократическую революцию вместо с крестьянством вообще, пролетариат России перешел окончательно к революции социалистической, когда ему удалось расколоть деревню, присоединить к собе ее пролетариев и полупролетариев, объединить их против кулаков и буржуазии, в том числе крестьянской буржуазии» L В. И. Ленин далее отмечает, что было бы теоретической нелепостью непонимание той бесспорной истины, что общекрестьянская революция есть революция буржуазная и сделать ее социалистической можно лишь через ряд переходов, переходных ступеней. В России действительно произошло соединение пролетарской революции с крестьян1 И. Ленин, Поли. собр. соя., т. 37, стр. 315. 81
ской войной. На этот факт указывал и В. И. Ленин. Но тезис Бухарина о так называемом «особом сочетании пролетарской революции с крестьянской войной» нс только не совпадал с ленинским толкованием, а, наоборот, был его противоположностью. Анализируя развитие социалистической революции в нашей стране, В. И. Ленин пришел к единственно верному выводу: поддержка пролетарской революции крестьянской войной в России являлась не основным содержанием социалистической революции, а была лишь производным результатом того, что Февральская революция не решила земельный вопрос. «Именпо большевики, только большевики,— писал Ленин,— только в силу победы пролетарской революции, помогли крестьянству довести буржуазпо-де- мократическую революцию действительно до конца. И только этим они сделали максимум для облегчения и ускорения перехода к социалистической революции» L Главным содержанием Октябрьской социалистической революции, как известно, было свержение власти буржуазии и установление диктатуры пролетариата. Какие же классы выступали за ее установление? Этими классами были пролетариат и руководимое им беднейшее крестьянство. По Бухарину же получалось, что главной движущей силой в Октябрьской социалистической революции выступали пролетариат и все крестьянство. Следовательно, пе только рабочий класс и бедпейшее крестьянство, по и сельская буржуазия боролась за установление диктатуры пролетариата. Таким образом, рассматривая вопрос о движущих силах Октябрьской социалистической революции, Бухарин, во-первых, подверг пересмотру ленинский стратегический тезис о том, что в социалистической революции пролетариат выступает в союзе с беднейшим крестьянством, при нейтрализации середняка, борясь против буржуазии города и деревни; во-вторых, в оценке Октябрьской революции Бухарип, по существу, скатился па позицию отрицания се социалистического характера. Такая точка зрения коренным образом расходилась с положением ленипизма. «Классовое соотношение сил при буржуазной революции,— писал В. И. Лепин,— большевики формулировали так: пролетариат, присоединяя к себе крестьянство, нейт- В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 37, стр. 326. 82
ралпзует либеральную буржуазию и разрушает до конца монархию, средневековье, помещичье землевладение. В союзе пролетариата с крестьянством вообще и обнаруживается буржуазный характер революции, ибо крестьянство вообще есть мелкие производители, стоящие на почве товарного производства. Далее, добавляли тогда же большевики, пролетариат, присоединяя к себе весь полупролетариат (всех эксплуатируемых и трудящихся), нейтрализует среднее крестьянство и ниспровергает буржуазию: в этом состоит социалистическая революция в отличие от буржуазно-демократической» L Имело ли место сочетание «пролетарской революции с крестьянской войной» в ходе социалистической революции в нашей стране? Да, имело. В. И. Ленин не раз указывал на это обстоятельство. Но оно не могло быть и не было основой развития Октябрьской революции, как утверждал Бухарин. Выше уже говорилось, что революцию в Октябре 1917 года совершил под руководством Коммунистической партии пролетариат в союзе с беднейшим крестьянством, он установил свою диктатуру. Что же касается поддержки пролетариата всем крестьянством, то этот факт отражал особенность революции, облегчая ее победу. «...Отсталость России,— писал Ленин,— своеобразно слила пролетарскую революцию против буржуазии с крестьянской революцией против помещиков. Мы с этого начали в Октябре 1917 года, и мы не победили бы тогда так легко, если бы мы не начали с этого. Маркс еще в 1856 году указывал, говоря о Пруссии, на возможность своеобразного сочетания пролетарской революции с крестьянской войной» 1 2. Пересмотр ленинской оценки движущих сил Октябрьской социалистической революции понадобился правым для ревизии положений В. И. Ленина и партии о соотношении классовых сил в переходный от капитализма к социализму период. В упомянутом выше докладе Бухарин заявлял: «Главной гарантией социалистического строительства у нас есть забота о наиболее благоприятном сочетании классовых сил, которое обеспечивало бы нам возможность дальнейшего строительства социализма, забота о сочетании «пролетарской революции» с «крестьянской войной» в повой форме, па этот раз «строительной» форме. <г)то главное». 1 В. II. Ленин. Поли. собр. соч., т. 37, стр. 306. 2 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 38, стр. 306. 83
Раз наша революция проходила при особо благоприятном сочетании пролетарской революции с крестьянской войной, рассуждал Бухарин, то, следовательно, это сочетание, т. е. союз пролетариата со всем крестьянством, является главным, определяющим для последующего ее развития, вплоть до построения социализма. Он недвусмысленно утверждал, что в условиях переходного периода от капитализма к социализму пролетариат должен продолжать социалистическую революцию в союзе со всем крестьянством, в том числе и сельской буржуазией. Если этот союз, это соотношение классовых сил будет нарушено или пе будет продлено после завоевания пролетариатом политической власти, то социалистическое строительство лишится своей основы. Такое утверждение Бухарина, в сущности, означало отрицание возможности построения социализма в нашей стране. Троцкисты, рассматривая перспективы развития революции в СССР, доказывали, что пролетариат не имеет внутри страны союзника для построения социализма, так как крестьянство представляет собой якобы сплошную реакционную массу. И если не подоспеет помощь от западноевропейского пролетариата, то не только строительство социализма, но и само существование диктатуры пролетариата — дело безнадежное. Правые же считали, что дальнейшее развитие социалистической революции и строительство социализма возможно только при наличии союза рабочего класса со всем крестьянством, т. е. и с сельской буржуазией, которая, хотя и в своеобразной форме, также будет участницей социалистического строительства, а затем постепенно врастет в социализм. Таким образом, если троцкисты под флагом «левой, революционной» фразы прямо отрицали возможность построения социализма в нашей стране, то правые, не отрицая па словах эту возможность, практически сводили ее на нет. Партия стояла па принципиально иных позициях. После установления диктатуры пролетариата социалистическая революция вступила в новый этап своего развития — этап строительства социалистического общества. В достижении этой цели рабочий класс нашей страны может прочно опираться па бедноту, всемерно укреплять свой союз с середняком и вести борьбу с кулачеством. Как известно, в период проведения Октябрьской социалистической революции партия выступала за пейтралпза- 84
цию середняка. После же установления диктатуры пролетариата надлежало вести линию на завоевание середняка на сторону пролетариата. «Победить буржуазию может только диктатура пролетариата,— писал Ленин,— Сверг- путь буржуазию может только пролетариат. Вести за собой массы против буржуазии может только пролетариат. Отсюда, однако, ни в коем случае не следует,— это было бы глубочайшей ошибкой,— что и в дальнейшем строительстве коммунизма, когда буржуазия уже свергнута, когда политическая власть уже в руках пролетариата,—будто и дальше нам можно обойтись без участия средних, промежуточных элементов» \ Поэтому В. И. Ленин уже в 1918 г. в статье «Цепные признания Питирима Сорокина» выдвинул новый лозунг расстановки классовых сил в условиях социалистического строительства. «В деревне паша задача,— писал Лепин,— уничтожить помещика, сломить сопротивление эксплуататора и спекулянта-кулака; опереться для этого мы можем прочло только па полупролетариев, на «бедноту». Но сред- пий крестьянин нам не враг. Он колебался, колеблется и будет колебаться: задача воздействия на колеблющихся не одинакова с задачей низвержения эксплуататора и победы над активным врагом. Уметь достигать соглашения с сродним крестьянином — пи па минуту не отказываясь от борьбы с кулаком и прочно опираясь только на бедноту — это задача момента, ибо именно теперь поворот в среднем крестьянстве в нашу сторону неизбежен в силу вышеизложенных причин» 1 2. В. И. Ленин четко сформулировал новый стратегический лозунг: опора пролетариата на бедноту, прочный союз с середняком, борьба с кулаком. Этот лозунг официально был закреплен в решениях VIII съезда партии, а также в принятой им новой Программе партии. При открытии съезда Владимир Ильич сказал: «...лучшие представители социализма старого времени,— когда они еще верили в революцию и служили ей теоретически и идейно — говорили о нейтрализации крестьянства, т. е. о том, чтобы сделать из средпего крестьянства, если не активно помогающий революции пролетариата, то, по крайней мере, пе мешающий ей, нейтральный, не становящийся на сторону наших врагов об!цсственный слой. Эта отвлеченная, теоретическая 1 В. II. Ленин. Поли. собр. соч., т. 38, стр. 189. 2 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 37, стр. 194—195. 85
постановка задачи для нас вполне ясна. Но она недостаточна. Мы вошли в такую стадию социалистического строительства, когда надо выработать конкретно, детально, проверенные на опыте работы в деревне, основные правила и указания, которыми мы должны руководиться для того, чтобы по отношению к среднему крестьянину стать на почву прочного союза» *. В. И. Ленин выразил уверенность в том, что «с этой задачей мы справимся, и тогда социализм будет абсолютно непобедим» 1 2. Новый лозунг по крестьянскому * вопросу определял стратегическую расстаповку классовых сил на весь период перехода от капитализма к социализму. Этот лозунг партия считала безусловно обязательным и проводила политику, которая позволила пролетариату уверенно вести за собой основные массы крестьянства и содействовала изоляции кулачества. Оценка социалистической революции на этом этапе ее развития, данная партией, исходила из революционного соотношения классовых сил и вела к призпанию пе только возможности, по и осуществимости построения социализма в СССР. Обоснование и практическая постановка правыми уклонистами вопроса о классовых силах являлась попыткой подменить действительно революционный лозунг партии — опора пролетариата на бедноту, прочный союз с середняком и борьба с кулаком — оппортунистическим лозунгом союза пролетариата со всем крестьянством, в том числе и с кулаком. Здесь, как впдпо, заложен не простой оттенок, а совсем ипая точка зрения. 2. О ХАРАКТЕРЕ ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ И КЛАССОВОЙ БОРЬБЕ В ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД Правые уклонисты в период острой внутрипартийной борьбы всячески поносили классовую политику партии, оказывали ожесточенное сопротивление наступлению на капиталистические элементы, выступали против тезиса об обострении классовой борьбы. В основе их действий лежали немарксистские взгляды па характер общественного развития в условиях переходного периода и взаимоотношений классов в эпоху диктатуры пролетариата. 1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 38, стр. 128—129. 2 Там же, стр. 205. 86
В противовес марксистско-ленинскому учению правые выдвинули концепцию об эволюционном характере развития в переходный период, о затухании классовой борьбы и врастании капиталистических элементов в социализм. После того как завоевана диктатура пролетариата, гово- рил Бухарин, в нашей страпе начался новый «органический период» и все наше дальнейшее «развитие к социализму идет эволюционным путем», начинается «действительное врастание в социализм». Эволюционный характер развития в переходный период Бухарин выдавал за «особую закономерность», которая будто бы радикально измепяла существо противоречий и формы их преодолепия. В этом так называемом «натуральном ряде» развитие происходит эволюционным путем потому, что все противоречия, в том числе противоречия между социализмом и капитализмом, а следовательно, между пролетариатом и буржуазией, не являются антагонистическими. Причем эти противоречия постепенно якобы будут изживаться мирным путем. Эволюционизм, который протаскивался под предлогом изменения характера общественного развития после установления диктатуры пролетариата, был прямой попыткой ревпзип и пзвращеппя марксистско-ленинского анализа противоречий в условиях переходного периода. Еще Маркс указывал, что в переходный период происходит революционное преобразование старого, капиталистического общества в новое, коммунистическое. Развивая эти идеи Маркса применительно к копкретно- псторпческим условиям России, В. И. Леппп в статье «Экономика и политика в эпоху диктатуры пролетариата» писал: «Теоретически не подлежит сомпепию, что между капитализмом и коммунизмом лежит известный переходный период... Этот переходный период пе может не быть периодом борьбы между умирающим капитализмом и рождающимся коммунизмом; — или иными словами: между побежденным, по пе уничтоженным, капитализмом и родившимся, по совсем еще слабым, коммунизмом» В процессе создаппя экономического фундамента социализма, как известно, шла острая борьба между социалистическим и капиталистическим укладами. Вопрос стоял прямо: кто — кого? Или капитализм сумеет победить социализм, и тогда неизбежно будет свергнута диктатура 1 В. II. Ленин. Поли. собр. соч., т. 39, стр. 271. 87
пролетариата, либо развивающийся социализм окончательно разобьет экономически капитализм, и тогда восторжествует новый, социалистический строй. Имея в виду взаимоотношения между капиталистическими и социалистическими формами хозяйства, Ленйн указывал: «Это не есть соревнование, это есть отчаянная, бешеная, если не последняя, то близкая к тому, борьба не на живот, а на смерть между капитализмом и коммунизмом» Ч Иначе и не могло быть, ибо ни один общественный класс в истории не сдавал добровольно, без борьбы политического и экономического господства. Хотя политически буржуазия в нашей стране была побеждена и были значительно подорваны ее экономические позиции, тем не менее она еще продолжала сохранять известную силу. «Эта историческая правда состоит в том,— писал Ленин,— что правилом является при всякой глубокой революции долгое, упорное, отчаянное сопротивление эксплуататоров, сохраняющих в течение ряда лет крупные фактические преимущества над эксплуатируемыми... Переход от капитализма к коммунизму есть целая историческая эпоха. Пока опа не закончилась, у эксплуататоров неизбежно остается надежда на реставрацию, а эта надежда превращается в попытки реставрации» 1 2. Следовательно, переходньш период характеризуется не мирным сосуществованием социалистического и капиталистического укладов, не эволюционным движением всех укладов и классов к социализму, о чем писали правые, а тем, что в процессе острейшей борьбы осуществляется революционное преобразование старого общества в новое, социалистическое. Продолжая ревизовать марксизм-ленинизм, правые выдвинули концепцию врастания капиталистических элементов в социализм. Они утверждали, что в переходный период пролетариат и капиталистические элементы города и деревни мирно сосуществуют, развивают свои экономические уклады и что взаимоотношения между ними заключаются не в борьбе, а всего лишь в хозяйственной конкуренции. Если, скажем, в городе есть торговая лавка нэпмана, то надо рядом с пей построить советскую. И пусть они ведут торговлю, конкурируют между собой. Лавка, которая будет более жизнеспособной и владелец которой 1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 45, стр. 95. 2 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 37, стр. 2G3, 2G4. 88
окажется энергичнее и разворотливее, выйдет победителем. Ею может, вероятнее всего, оказаться советская лавка. Следовательно, нэдмапу ничего не остается дальше делать, как потихоньку закрыть свое предприятие и затем врастп в социализм. Таким образом, городские нэпманы, мелкие производители волей-неволей будут вынуждены мирно сдавать свои позиции, подчиняться законам Советской власти, так как пм «все равно некуда податься». Что же касается сельской буржуазии, т. е. кулаков, то и они точно так же постепенно, без какого-либо сопротивления врастают в социалистическое общество. В деревне кулацкие кооперативные организации сосуществуют с кооперативными организациями трудящихся слоев крестьянства, конкурируют с ними, развиваются параллельно друг другу. Но так как кооперации трудового крестьянства будет оказываться помощь социалистического города и пролетарской власти, то она покажет свое преимущество, и кулацкие кооперативные гнезда будут вынуждены через советские хозяйственные органы «мирно врастать в пашу социалистическую систему». «Основная сеть наших кооперативных крестьянских организаций,— писал Бухарин,— будет состоять из кооперативных ячеек не кулацкого, а «трудового» типа, ячеек, врастающих в систему наших общегосударственных органов и становящихся таким путем звеньями единой цепи социалистического хозяйства. С другой стороны, кулацкие кооперативные гнезда будут точно так же через банки и т. д. врастать в эту же систему; но они будут до известной степени чужеродным телом, подобно, например, концессионным предприятиям». По своему содержанию и социально-политическому смыслу данная концепция была не чем иным, как попыткой теоретически обосновать правомерность и необходимость в условиях диктатуры пролетариата сохранения капиталистических элементов, постепенного их врастания в социалистическое общество. Проповедь врастания кулаков и нэпманов в социализм не имела ничего общего с ленинским учением о классовой борьбе. «Бухаринская теория врастания кулаков в социализм,— указывал И. В. Сталин на апрельском (1929 г.) Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б),— представляет... отход от марксистско-ленинской теории классовой борьбы» Она наглядно показывала, что правые оппортунисты выступали как ревностные защитники ка1 И. В. Сталин, Соч., т. 12, стр. 33. 89
питалистических элементов вообще и кулаков в частности. Если развитие в переходный период являлось эволюционным процессом мирного врастания капиталистических элементов в новое, социалистическое общество, то и характер классовой борьбы и ее формы после установления диктатуры пролетариата, по утверждению правых, претерпевали качественные, коренные изменения. В условиях капитализма пролетариат и его партия, писал Бухарин, вели линию на обострение классовой борьбы, на превращение ее в гражданскую войну. В условиях же диктатуры пролетариата Коммунистическая партия становится партией «гражданского мира», рабочий класс «уже не проповедует внутри страны гражданской войны, а проповедует внутреннее замирение на основах признания полностью новой власти, ее законов, ее учреждений, и на основании подчинения этим законам, ее учреждениям со стороны всех слоев, в том числе и бывших противников этой власти». Следовательно, характер классовой борьбы в переходный период определяется «гражданским миром» между пролетариатом и буржуазией, их «целесообразным» сотрудничеством в деле социалистического строительства и постепенным врастанием капиталистических элементов в социализм. Коммунистическая партия исходила из указаний В. И. Ленина о том, что в условиях диктатуры пролетариата классовая борьба не прекращается, она продолжается, принимая лишь новые формы. После того как в нашей стране была установлена диктатура пролетариата, классы не исчезли и не могли сразу исчезнуть, они оставались еще в течение длительного времени. Конечно, положение классов в условиях диктатуры пролетариата и их взаимоотношения видоизменились. Пролетариат, свергнув буржуазию и завоевав политическую власть, из бесправного и эксплуатируемого превратился в господствующий класс, который держит в своих руках государственную власть и осуществляет руководство строительством нового, социалистического общества. Класс капиталистов, потерпев поражение в революции, потерял политическую власть, а затем и свою экономическую основу. Но он еще существовал и никак не мог примириться с тем положением, в котором оказался. Интересы пролетариата и буржуазии после установления диктатуры пролетариата продолжали оставаться диаметрально противоположными, непримиримыми. 90
Страх перед окончательным разгромом и исчезновением с исторической арепы, стремление во что бы то ни стало вернуть утраченное положение вынуждали капиталистические элементы прпмепять любые средства для борьбы с пролетариатом п его властью. «Энергия сопротивления их возросла,— писал Ленин,— именно вследствие их поражения, в сотпи и в тысячи раз. «Искусство» государственного, воепного, экономического управления дает им перевес очепь и очень большой, так что их значение несравненно больше, чем доля их в общем числе населения. Классовая борьба свергнутых эксплуататоров против победившего авангарда эксплуатируемых, т. е. против пролетариата, стала неизмеримо более ожесточенной. И это не может быть иначе, если говорить о революции, если не подменять этого понятия (как делают все герои II Интер- пационала) реформистскими иллюзиями» !. Отсюда неизбежно вытекает, что оставшиеся капиталистические элементы не могут примириться с пролетариатом и проводимыми им мероприятиями по укреплению своего политического и экономического господства. Более того, опи оказывают ожесточенное сопротивление Советской власти, вплоть до вооруженной борьбы. Рабочий класс взял власть в свои руки вовсе не для того, чтобы затем мирно сосуществовать со своим врагом, к чему призывали правые. Разбив буржуазию политически, он ставит перед собой задачу разбить ее и экономически, доведя дело до полной ликвидации эксплуататорских классов. Таким образом, взаимоотношения между пролетариатом и капиталистическими элементами города и деревни после установления диктатуры пролетариата характеризуются острой классовой борьбой. Несомненно, В. И. Ленин видел различие в классовой борьбе пролетариата с открыто враждебной буржуазией и той ее частью, особенно из среды буржуазных специалистов, которая лояльно относилась либо шла на службу Советской власти. Имея в виду именно такое различие, Владимир Ильич относил «использование» буржуазии к одной из форм классовой борьбы. «Не только подавление сопротивления, не только «нейтрализация»,— писал он,— по взятие па работу, принуждение служить пролетариату» 1 2. 1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 39, стр. 280. 2 Там же, стр. 264. 91
В переходный период кроме остатков разбитой буржуазии сохраняется еще мелкое товарное производство, которое рождает капитализм и буржуазию постоянно, ежедневно и в массовом масштабе. Если учесть, что в пашей стране преобладало крестьянское хозяйство, то станет ясно, что, несмотря на ограничения, абсолютный рост сельской буржуазии шел довольно быстро. В. И. Ленин неоднократно указывал, что кулачество — это злейший враг Советской власти и рабочего класса. В своей речи па первом совещании по партийной работе в деревне 18 ноября 1919 г. он говорил, что кулаки «в массе своей стоят на стороне капиталистов и недовольны происшедшим переворотом. И мы должны ясно себе представлять, что против этой группы крестьян нам придется вести еще долгую и упорную борьбу» Ч При этом нельзя забывать и того факта, что крестьянство, в частности середняк, как и всякая мелкая буржуазия, в период борьбы между пролетариатом и капиталистическими элементами, при крутой ломке старых общественных отношений проявляет колебание то в сторону пролетариата, то в сторону буржуазии. Пролетариат обязап учитывать это положение середняка и вести такую политику, которая отрывала бы его от буржуазии и содействовала более прочному укреплению союза с ним. Данный процесс происходит не самотеком, не стихийно, а в острой борьбе пролетариата с буржуазией за влияпие и привлечение на свою сторону середняка. Классовая борьба между пролетариатом и капиталистическими элементами в переходный период есть закономерное, исторически неизбежное явление, имеющее объективные, не зависящие от воли людей или партий причины, уходящие своими корнями во взаимоотношения различных классов, в реальное соотношение классовых интересов и сил. Партия, равно как и пролетариат, никогда не проповедовала необходимости гражданской войны и обострения классовой борьбы в советских условиях. Она лишь на основе глубокого научного апалмза экономики, классов и их взаимоотношений пришла к выводу о неизбежности классовой борьбы, о том, что в эпоху диктатуры пролетариата классовая борьба сразу не исчезает, как пе исчезают классы, а продолжается, достигая в отдельные периоды наиВ. 11. Ленин. Поли. собр. соч., т. 39, стр. 311—312. 92
большего ожесточения. «Диктатура пролетариата,— писал Ленин,— не есть окончание классовой борьбы, а есть продолжение ее в новых формах. Диктатура пролетариата есть классовая борьба победившего и взявшего в свои руки политическую власть пролетариата против побежденной, но пе уничтоженной, не исчезнувшей, не переставшей оказывать сопротивление, против усилившей свое сопротивление буржуазии» 1. Характер классовой борьбы, несмотря на некоторые изменения в положении различных классов, не претерпевает коренных изменений. Меняются лишь формы этой борьбы. У пролетариата, разумеется, не было бы возражений, если бы свергнутые капиталисты примирились, не пытались вернуть себе утраченное положение и власть. Маркс высказывал даже мысль: пролетариат мог бы пойти на то, чтобы откупиться от буржуазии, т. е. выплатить ей известное вознаграждение за известные ее потери. Но это зависит не только и не столько от желания пролетариата, сколько от фактического поведения буржуазии, которая в силу своего классового существа не хочет примириться с утратой экономического и политического господства, пытается сделать все для свержения власти пролетариата. В. И. Ленин доказал, что после того, как рабочий класс завоевал политическую власть и установил свою диктатуру, формы его классовой борьбы не могут быть прежними. Если в условиях капитализма рабочий класс, борясь против буржуазии, использовал в качестве форм классовой борьбы экономические и политические стачки, демонстрации, вооруженное восстание, то для переходного периода характерны такие новые формы классовой борьбы, как подавление сопротивления эксплуататоров, гражданская война, нейтрализация мелкой буржуазии, использование буржуазных спецов, воспитание ноиой дисциплины. Одни формы классовой борьбы, например подавление сопротивления эксплуататоров, воспитание новой, социалистической трудовой дисциплины, привлечение па свою сторону основных масс крестьянства, пролетариат использует в течение всего периода перехода к социализму. Другие формы, например гражданская война, характерны лишь для первого этапа существования диктатуры пролетариата. Л такая форма, как использование буржуазных спецпалп- 1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 38, стр. 377. 93
стов, остается до момента создания пролетариатом собственных инженерно-технических кадров. Игнорируя ленинские указания, правые выдвинули иные формы классовой борьбы, суть которых определялась так называемым «гражданским миром», мирным сотрудничеством всех классов в переходный период. «Для буржуазных слоев нашего общества...— писал Бухарин,— совершенно очевидна полная безнадежность всяких попыток повести против нового строя активную и острую политическую борьбу». Видя, как укрепляется Советская власть, утверждали правые, капиталистические элементы не посмеют выступить против нее, а будут спокойно развивать свое хозяйство в рамках, заранее установленных диктатурой пролетариата, и постепенно, без борьбы врастать в социализм. Правые оппортунисты пытались обосновать в качестве новой формы классовой борьбы хозяйственную конкуренцию между государственной промышленностью, торговлей и кооперацией, с одной стороны, и частным предпринимателем, частным торговцем и кулаком — с другой. «Сотрудничество с буржуазией при диктатуре пролетариата,— заявлял Бухарин,— есть новая форма классовой борьбы». Мирная, безобидная форма классовой борьбы в виде хозяйственной конкуренции между сосуществующими укладами в конце концов будто бы приведет к победе социалистических форм хозяйства над капиталистическими. На самом же деле победа социалистических форм хозяйства могла быть обеспечена не в результате сотрудничества с капиталистическими формами хозяйства, а в борьбе с ними, в результате подавления их сопротивления и полной ликвидации. К новым формам классовой борьбы Бухарин относил и льготы государства кооперативным предприятиям, систему налогового обложения, страховые платежи, кредиты и т. д. Говоря об этом, может быть, он действительно хотел ограничения и вытеснения капиталистических элементов? Отнюдь нет. Дело в том, что в представлении правых оппортунистов, к примеру, налоговое обложение кулацких хозяйств или частных предпринимателей необходимо проводить в таких размерах, при которых они имели бы возможность пе только сохранять свое хозяйство на прежнем уровне, но довольно быстро развивать и укреплять его. А вопрос: кто победит — социалистический или капиталистический сектор,— должен решаться путем мирной хозяй94
ственной конкуренции. «Меньше зажима, больше свободы оборота», ибо, позволяя кулаку развивать хозяйство, указывал Бухарин, не только «мы ему оказываем помощь, по и он нам. В конце концов, может быть, и внук кулака скажет нам спасибо, что мы с ним так обошлись». Наша партия никогда не отказывалась от применения таких рычагов классовой политики, как наиболее высокое налоговое обложение кулацких хозяйств и частноторговых предприятий, с одной стороны, и предоставление льгот и кредитов бедняцким и середняцким крестьянским хозяйствам, различным видам кооперации — с другой. Но это нечто другое в сравнении с тем, что проповедовали правые. Проводимая партией политика действительно вела к ограничению эксплуататорских тенденций капиталистических элементов, к вытеснению их из экономики. Она была выражением революционного характера классовой борьбы между пролетариатом и капиталистическими элементами, тогда как линия правых создавала условия для роста хозяйства кулака, частного предпринимателя и торговца, усиления их эксплуататорских тенденций и экономических позиций. Взгляды правых по вопросам классовой борьбы совпадали с позицией мелкобуржуазных демократов, которым, говорил В. И. Ленин, «свойственно отвращение к классовой борьбе, мечтания о том, чтобы обойтись без нее, стремление сгладить и примирить, притупить острые углы. Поэтому такие демократы либо отмахиваются от всякого признания целой исторической полосы перехода от капитализма к коммунизму, либо своей задачей считают выдумку планов примирения обеих борющихся сил вместо того, чтобы руководить борьбой одной из этих сил» Ч Весьма актуальное значение в период развертывания наступления социализма по всему фронту приобрел вопрос об обострении классовой борьбы. Оценивая обстановку в конце 20-х годов, партия пришла к выводу, что в стране происходило обострение классовой борьбы. Правые же уклонисты не только не признавали этого бесспорного фак- 1 а, но и вообще отрицали наличие объективных предпосылок для такого обострения. Партия в решении этого вопроса опиралась на ленинские указания о том, что после завоевания пролетариатом политической власти классовая борьба носит ожесточен- 1 /< II. Ленин. Поли. собр. соч., т. 39, стр. 272. 95
ный характер, что в определенные периоды социалистического строительства в силу объективных причин она достигает наивысшего обострения. В. И. Лепип определенно подчеркивал, что «сопротивление эксплуататоров начинается до их свержения и обостряется после...», что после установления диктатуры пролетариата происходит «особая (высшая) ожесточенность классовой борьбы», что «классовая борьба поднимается на более высокую ступень, подчиняя себе все и всякие формы» \ Партия никогда не абсолютизировала эти положения и не понимала классовую борьбу как беспрерывный, все возрастающий процесс ее обострения. Она исходила из того, что классовая борьба имеет место в продолжение всего переходного периода, а на отдельных его этапах достигает наибольшей остроты. Следуя своей концепции о взаимоотношении классов, правые выдвинули тезис: в переходный период классовая борьба не только не обостряется, но по мере продвижения к социализму постепенно затухает и в связи с врастанием капиталистических классов в социализм бесследно исчезает. Раз враждебные классы, говорили они, мирно сосуществуют, то ниоткуда не вытекает неизбежность обострения классовой борьбы. Единственно возможный случай ее обострения — когда советские органы в силу их слабости допускают ошибки. Обострение классовой борьбы объяснялось не субъективными факторами или политикой партии, якобы разжигавшей ее, как утверждали правые. В основе обострения борьбы классов лежали объективные социально-экономические причины. В условиях, когда предрешалась участь капиталистических элементов города и деревни и с полной очевидностью вырисовывался окончательный ответ на вопрос «кто — кого?», нэпманы и особенно кулачество любыми способами пытались отсрочить время своей гибели. Партия считала своим долгом дать марксистско-ленинский анализ соотношения классовых сил, указать на неоспоримый факт обострения классовой борьбы и с учетом этого обстоятельства проводить четкую пролетарскую политику, ведущую к победе социализма. Правые оппортунисты игнорировали этот вывод партии, заявляли, что оп теоретически несостоятелен, так как ни в нашей стране, ни в капиталистических государствах якобы не произошло и не происходит никаких классовых сдвигов. Они голо1 В. 11. Ленин. Поли. собр. соч., т. 39, стр. 262, 281. 96
словно утверждали, что если бы партия проводила правильную политику, то кулак не сопротивлялся бы, а помогал социалистическому строительству. Уже на апрельском (1928 г.) объединенном Пленуме ЦК и ЦКК ВКП (б) Рыков, Томский, Угланов доказывали, что имевшиеся трудности не связаны с обострением классовой борьбы и являются лишь результатом ошибок в руководстве народным хозяйством. Рыков прямо заявил, что «шахтинское дело» стало возможным только из-за плохой работы партийных, хозяйственных, советских и профсоюзных организаций. «Корень событий,— говорил он,— заключается в общих недостатках методов нашей работы по всей... сети партийных, профсоюзных и хозяйственных организаций...» 1 Аналогичной точки зрения придерживался и Угланов. Выдавая свои взгляды за настроения рабочих, он утверждал, что рабочие будто бы говорят: «Мы работаем здорово, еще лучше будем работать, но вот вы, руководители, поменьше допускайте ошибок и тогда у нас не будет таких дел, как шахтинское» 2. То же самое повторяли правые и на июльском (1928 г.) Пленуме ЦК ВКП(б). Бухарин утверждал, что политика партии начинает «перерастать количественно» в такие классовые разногласия, из которых «может проистечь раскол», «что за один год кулак не мог вырасти в такую силу, за один год не мог совершиться такой процесс дробления, чтобы вызвать такое быстрое и кризисное потрясение всей нашей экономики», что дело не в кулаке, а в допускаемых якобы ошибках по руководству хозяйством3. Особенно активно правые выступали против тезиса об обострении классовой борьбы на ноябрьском (1928 г.) Пленуме ЦК и апрельском (1929 г.) объединенном Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б). Бухарин, Рыков и Томский пытались протащить свою антиленинскую точку зрения о затухании классовой борьбы, о том, что вывод об ее обострении в данных исторических условиях якобы несостоятелен. «Нельзя же возводить в закон нашего развития усиление классовой борьбы»,— говорили они. Ведь партия не заинтересована в обострении классовой борьбы, так как все эти пожары, убийства лишь вредят делу, кулак наступает, потому что его якобы вынудили к этому. 1 ЦПА ИМЛ, ф. 17, он. 2, д. 354, вып. II, стр. 78. 2 Там же, стр. 50. 3 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 375, вып. II, стр. 108, 109, 110. 4 Ф. М. Вагапов 97
На апрельском (1929 г.) Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) Бухарин дошел до абсурдного утверждения: поскольку, дескать, партия считает обострение классовой борьбы в данный период фактом, а такое толкование, как ои выразился, уже получило «права гражданства», то это есть... «идейная капитуляция перед троцкистами» L Такое обвинение против партии показало всю глубину идейного падения правых, выдало их с головой как ревностных выразителей интересов капиталистических элементов. XVI партийная конференция, разоблачив взгляды правых, записала в резолюции: «Вопреки решениям XV партийного съезда правые уклонисты стремятся подменить линию партии «на усиление наступления на кулака» политикой мирного сожительства с кулаком и «врастания кулака в социализм»... Тем самым линия правых ведет к увековечению кулацкой кабалы и эксплуатации бедняцких и середняцких масс крестьянства со стороны кулачества. Отсюда оппортунистическое отрицание правыми факта обострения классовой борьбы в деревне вопреки неоднократным указаниям Ленина на то, что диктатура пролетариата означает не прекращение классовой борьбы, а ее продолжение в новых формах, иногда в самых острых формах, особенно в связи с успешным вытеснением капиталистических элементов социалистическими в условиях нэпа» 1 2. Таким образом, попытки правых ревизовать ленинское учение о классовой борьбе, протащить свою концепцию о ее затухании и мирном врастании капитализма в социализм закончились полным идейным и политическим поражением. Одно из главных мест в марксизме-ленинизме занимает учение о диктатуре пролетариата. Раскрывая закономерности развития коммунистической формации, К. Маркс и В. И. Ленин установили, что в переходный период от капитализма к социализму политическая организация общества возможна лишь в форме диктатуры пролетариата. Только наличие ее обеспечит закрепление завоеваний социалистической революции и построение социализма. Классики марксизма-ленинизма глубоко и всесторонне разработали вопрос об объективной необходимости диктатуры пролетариата, раскрыли ее классовую сущность, оп1 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 417, стр. 78. 2 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 214. 98
ределили роль и задачи пролетарского государства в переходный период. Правые попытались подвергнуть пересмотру учение о диктатуре пролетариата. Прежде всего они отступали от ленинского обоснования ее необходимости, признавая, по существу, лишь одно обстоятельство, которое якобы вынуждало рабочий класс устанавливать диктатуру,— капиталистическое окружение. «Если бы не было наличия империалистических сил вовне,— писал Бухарин,— побежденная отечественная буржуазия, опрокинутая в открытом столкновении классов, не могла надеяться на буржуазную реставрацию. Процесс деклассирования буржуазии шел бы более или менее быстро, а вместе с тем исчезла бы и необходимость в специальной организации противобуржуазной репрессии, в государственной организации пролетариата, в его диктатуре». Что же касается внутренних факторов, то, по мнению правых, в условиях переходного периода, когда происходит эволюционное развитие, устанавливается так называемый гражданский мир, а капиталистические элементы постепенно врастают в социализм, пролетариат может обойтись и без диктатуры. Классики марксизма-ленинизма считали, что без диктатуры пролетариата невозможно осуществить переход от капитализма к коммунистическому обществу. Переходный период представляет собой целую историческую полосу общественного развития. Он насыщен глубокими революционными процессами, охватывающими все стороны политической, экономической, социальной жизни, когда происходит коренная ломка старых отношений, создается новая общественно-экономическая формация — коммунизм. Государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата. «Сущ- пость учения Маркса о государстве усвоена только тем,— писал В. И. Ленин,— кто понял, что диктатура одного класса является необходимой не только для всякого классового общества вообще, не только для пролетариата, свергнувшего буржуазию, но и для целого исторического периода, отделяющего капитализм от «общества без классов», от коммунизма» *, Диктатура пролетариата как господство одного класса — исторически неизбежная стадия развития общества. 1 /?. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 33, стр. 35. i 99
Чтобы закрепить свои завоевания, пролетариат вынужден установить диктатуру, ибо свергнутая буржуазия, оставаясь в первое время во многих отношениях сильнее, чем пролетариат, будет пытаться вернуть свое господство, будет оказывать всяческое сопротивление становлению нового общественного строя. Социализм вырастает в ходе напряженной классовой борьбы со свергнутой, но до конца еще не побежденной буржуазией. Пока остаются классы и для того, чтобы перейти к обществу без классов, также необходима диктатура пролетариата, которая есть «период классовой борьбы,— говорил В. И. Ленин,— которая неизбежна, пока пе уничтожены классы, и которая меняет своп формы, становясь первое время после свержения капитала особенно ожесточенной и особенно своеобразной. Завоевав политическую власть, пролетариат не прекращает классовой борьбы, а продолжает ее ™ впредь до уничтожения классов — но, разумеется, в ипой обстановке, в иной форме, иными средствами» !. Одним из важнейших обстоятельств, которое обусловливает необходимость диктатуры пролетариата, является осуществление задач построения социализма. Создание нового общественного строя, который во всех отношениях стоит выше капиталистического, требует огромных усилий со стороны пролетариата в области как политического, так и экономического строительства. Пролетариат под руководством партии призван создать крупную, основанную на современной технике индустрию, провести глубокие социалистические преобразования в сельском хозяйстве, осуществить культурную революцию. Выполнение этих исторических задач возможно лишь при наличии диктатуры пролетариата, одна из главных функций которой — организация строительства социалистического общества. Диктатура пролетариата нужна и для отражения внешнего нападения со стороны империалистических государств, т. е. для обороны первого в мире социалистического государства. Таким образом, диктатура пролетариата вызывалась не только внешними обстоятельствами, но и теми огромными задачами, которые выпали на долю пролетариата после завоевания им политической власти. Правые придерживались иной точки зрения по этому важному вопросу маркспстско-ленипского учепия, по сути 1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 39, стр. 14—15. 100
дола, отрицали необходимость диктатуры пролетариата. Бухарин, например, еще в 1916 г. выступал против В. И. Ленина по вопросу о государстве. В статье «Империалистическое разбойничье государство», опубликованной в журнале «Интернационал молодежи», он защищал полу- анархистскую формулу «взрыва» государства, утверждая, что рабочий класс должен быть принципиально враждебен ко всякому государству, в том числе и к диктатуре пролетариата. Эти взгляды, извращавшие марксистское понимание вопроса об отношении к государству, были раскритиковали Лениным. Марксисты считали, говорил Владимир Ильич, что пролетариат в ходе социалистической революции должен разбить, сломать старую, буржуазную государственную машину, но для закрепления своей победы и построения социализма он должен создать пролетарское государство, которое может быть только революционной диктатурой пролетариата. «От анархистов нас отличает (а) использование государства теперь и (Р) во время революции пролетариата («диктатура пролетариата») — пункты, важнейшие для практики... (Их-то и забыл Бухарин!)» !. Однако Бухарип не только не признал и не исправил своей ошибки в этом вопросе, по, напротив, в 1925 г., после смерти В. И. Ленина, опубликовал не принятую в 1916 г. редакцией «Сборника социал-демократа», в состав которой входил Ленин, статью «К теории империалистического государства». В ней Бухарин продолжал отстаивать свои взгляды. Более того, в примечании к статье он пытался слова доказать, что в вопросе о государстве В. И. Ленин якобы «пришел к тем же выводам», которые сделал Бухарин в 1916 г, В связи с этим И. В. Сталин на апрельском (1929 г.) Пленуме ЦК и ЦКК говорил: «Казалось бы, дело ясное: Бухарин допустил полу анархистские ошибки,— пора исправить эти ошибки и пойти дальше по стопам Ленина. Но так могут думать лишь ленинцы. Бухарин, оказывается, с этим не согласен. Он утверждает, наоборот, что ошибался не он, а Ленин, что не он пошел или должен пойти по стопам Ленина, а, наоборот, Ленин оказался вынужденным пойти по стопам Бухарина» 1 2. Партия квалифицировала бухарипскую версию как попытку подменить ленинское учение о государстве полуанархистской концепцией. 1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 33, стр. 171. 2 И. В. Сталин. Соч., т. 12, стр. 76. 101
В 1918 г., возглавляя группу «левых коммунистов», Бухарин, по существу, отрицал роль пролетарской диктатуры в хозяйственно-экономическом строительстве нового общества. В тезисах «левых коммунистов» в области внутренней политики был обойден вопрос о задачах диктатуры пролетариата в отношении создания материально-технической базы социализма. В связи с этим В. И. Ленин указывал: «Крайне характерно, что у авторов тезисов нет ни звука о значении диктатуры пролетариата в экономической области жизни. Они говорят только «об организованности» и т. п. Но это признает и мелкий буржуа, чурающийся именно диктатуры рабочих в экономических отношениях. Пролетарский революционер никогда не мог бы в такой момент «забыть» об этом «гвозде» пролетарской революции, направленной против хозяйственных основ капитализма» L В опубликованной в это же время рецензии на книгу В. И. Ленина «Государство и революция» Бухарин снова пытался односторонне рассматривать роль диктатуры пролетариата, предавая забвению ленинские идеи о ее главном назначении. В связи с этим Ленин писал: «...как ни ценен мне отзыв людей вроде Бухарина, я должен по совести сказать, что характер рецензии обнаруживает печальный и знаменательный факт: Бухарин смотрит на задачи пролетарской диктатуры, повернувшись лицом к прошлому , а не к будущему. Бухарин заметил и подчеркнул то, что может быть общего в вопросе о государстве у пролетарского и мелкобуржуазного революционера. Бухарин «не заметил» как раз того, что отделяет первого от второго. Бухарин заметил и подчеркнул, что старый государственный аппарат надо «разбить», «взорвать», что буржуазию надо «додушить» и т. п. Взбесившийся мелкий буржуа тоже может хотеть этого. И это, в главных чертах, уже сделала революция наша с октября 1917 г. по февраль 1918 г. Но чего не может хотеть даже самый революционный мелкий буржуа, чего хочет сознательный пролетарий, чего еще не сделала наша революция, об этом также говорится в моей брошюре. И об этой задаче, задаче завтрашнего дня, Бухарин промолчал» 1 2. 1 В. IL Ленин. Поли. собр. соч., т. 36, стр. 312. 2 Там же, стр. 313. 102
Творчески развивая марксизм, В. И. Ленин определил классовую сущность диктатуры пролетариата, указал на ее исторические задачи в условиях перехода от капитализма к социализму. Классовую основу диктатуры пролетариата составляет союз пролетариата с непролетарскими трудящимися массами, и прежде всего с беднейшим крестьянством. «Диктатура пролетариата,— писал В. И. Ленин,— есть особая форма классового союза между пролетариатом, авангардом трудящихся, и многочисленными непролетарскими слоями трудящихся... в целях полного свержения капитала, полного подавления сопротивления буржуазии и попыток реставрации с ее стороны, союза в целях окончательного создания и упрочения социализма» В. И. Ленин сделал важнейший вывод о том, что высшим принципом диктатуры пролетариата является поддержание союза рабочего класса с трудящимся крестьянством и укрепление руководящей роли рабочего класса в нем. И это единственно возможная форма существования социалистического общества. Иначе пролетариат не может удержать политическую власть. Правые оппортунисты пытались протащить свою концепцию о классовой сущности диктатуры пролетариата. Главное ее содержание сводилось к утверждению, что классовая основа диктатуры пролетариата — это союз рабочего класса со всем крестьянством. Вопреки фактам они стремились доказать, что именно союз пролетариата со всем крестьянством был решающей силой и в период социалистической революции, и в годы гражданской войны. Он должен быть основной движущей силой и в условиях социалистического строительства. Правые выдвинули так называемую теорию о двухклассовом обществе в переходный период, основная цель которой состояла в доказательстве того, что крестьянство в целом — это такой же основной класс, как и рабочий класс, что все крестьянство, без какого-либо подразделения его на социальные группы,— союзник пролетариата и вместе с ним составляет классовую базу диктатуры пролетариата. В. И. Ленин не раз указывал, что социальный строй Советской республики основан на сотрудничестве рабочего класса и трудящегося крестьянства, подчеркивая при этом: имеппо трудящегося крестьянства. «Внутреннее полити1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 38, стр. 377. 103
ческое положение Советской России определяется тем,— писал он,— что здесь мы видим в первый раз во всемирной истории существование, в течение целого ряда лет, только двух классов: пролетариата, который воспитан десятилетиями очень молодой, но все же 'современной крупной машинной промышленностью, и мелкого крестьянства, составляющего огромное большинство населения» Партия, говорил Ленин, в своей политике по отношению к крестьянству должна исходить из строжайшего учета его социальных группировок. Крестьяне бывают разные: большинство крестьян (бедняки и середняки), являясь мелкими собственниками, живут за счет своего труда, не эксплуатируют других. Это — трудящиеся крестьяне, они союзники пролетариата. Часть же крестьян — кулаки — ведет свое хозяйство за счет найма рабочей силы и ее эксплуатации. Это — сельская буржуазия, классовый враг пролетариата. «В этом разграничении вся суть социализма» 1 2. В. И. Ленин неоднократно предупреждал, что в понятие «союз», «соглашение» может быть вложено самое различное содержание, тогда как пролетариат стоит за создание такого союза, который бы служил делу упрочения диктатуры пролетариата. «Под соглашением между рабочим классом и крестьянством можно понимать что угодно,— писал он.— Если не иметь в виду, что соглашение, с точки зрения рабочего класса, лишь тогда является допустимым, правильным и принципиально возможным, когда оно поддерживает диктатуру рабочего класса и является одной из мер, направленных к уничтожению классов, то формула соглашения рабочего класса с крестьянством, конечно, остается формулой, которую все враги Советской власти и все враги диктатуры в своих взглядах и проводят» 3. Это непосредственно относится к правым оппортунистам, вкладывавшим в формулу союза рабочего класса с крестьянством такое содержание, которое не вело к укреплению классовой основы диктатуры пролетариата. Наоборот, осуществление их идеи расширения рамок союза за счет сельской буржуазии могло подорвать данную основу, привести к утрате руководящего положения рабочего класса в этом союзе. 1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 44, стр. 5. 2 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 39, стр. 277. 3 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 43, стр. 301—302. 104
Для того чтобы пролетариат мог осуществить свое политическое руководство крестьянством, утверждали правые, оп должен подвести под это «базис хозяйственной гегемонии. А эта хозяйственная гегемония не может быть осуществлена иначе, как приспособлением промышленности к крестьянскому рынку». Руководящая роль пролетариата, считали они, заключалась в такой экономической смычке, которая бы служила основой для свободного хозяйственного развития всех социальных групп крестьянства, в том числе и сельской буржуазии, а также в том, чтобы приспособить социалистическую промышленность к запросам и нуждам единоличного хозяйства. Это была линия на укрепление положения мелкого производителя, упрочение его как основной фигуры в сельскохозяйственном производстве. В. И. Ленин и партия исходили из того, что главной задачей пролетариата, занимавшего руководящее положение в союзе, является отвоевание в ожесточенной классовой борьбе у буржуазии трудящихся крестьян и привлечение их на свою сторону. В результате правильных экономических форм связи между рабочим классом и большинством крестьянства имеется возможность на оспове крупной социалистической промышленности переделать социальную природу мелкого производителя путем преобразования его хозяйства в крупное социалистическое коллективное хозяйство. «Теперь пролетариат держит в руках власть и руководит ею,— писал В. И. Ленин.— Он руководит крестьянством... Если бы мы с этой линии, коренной и основной, сбились, тогда мы перестали бы быть социалистами и попали бы в лагерь тех мелких буржуа, в лагерь эсеров имепь- шевиков, которые являются сейчас самыми злейшими врагами пролетариата» \ Что же касается экономической основы руководства рабочего класса крестьянством, т. е. крупной социалистической промышленности, то ее назначение состоит не в том, чтобы «приспособиться» к крестьянскому рынку, как утверждали правые, а в том, чтобы подвести материально- техническую базу под социальное преобразование мелкого крестьянского хозяйства. Задача пролетариата, говорил В. И. Ленин, «заключается в руководстве переходом этих мелких хозяев к обобществленному, коллективному, общинному труду... это можно обеспечить, когда имеешь 1 В. II. Ленин. Поли. собр. соч., т. 43, стр. 318. 105
сильнейшую крупную промышленность, способную дать мелкому производителю такие блага, что он увидит на практике преимущество этого крупного хозяйства» 1. Правые оппортунисты видели главное назначение диктатуры пролетариата в «мирно-организационной работе», в регулировании взаимоотношений и сотрудничества различных классов и социальных групп в переходный период. Бухарип, например, дошел до утверждения, что будто К. Маркс и В. И. Ленин рассматривали диктатуру пролетариата «почти исключительно как инструмент подавления классового противника». Но так как в советских условиях обстановка изменилась, то якобы задача подавления сопротивления эксплуататоров в известной мере стала уже «излишней» и центр тяжести переместился па сотрудничество как главную черту «пролетарского гражданского мира». Все это и вызвало, по мнению правых, изменение задач пролетарской диктатуры, чего будто бы не могли предвидеть пи Маркс, ни Лепин, поскольку они «пе располагали в то время достаточным эмпирическим материалом». Все это было грубой фальсификацией, которая понадобилась правым для того, чтобы прикрыть свой оппортунизм. Классическое ленинское определение задач диктатуры пролетариата полностью опровергает их измышления. «Диктатура пролетариата,— писал Лепин,— есть упорная борьба, кровавая и бескровная, насильственная и мирная, военная и хозяйственная, педагогическая и администраторская, против сил и традиций старого общества» 2. Правооппортунистическая концепция диктатуры пролетариата, ее классовой сущности и основных задач свидетельствовала о том, что правые пытались выхолостить ее основное содержание и назначение, приспособить это могучее оружие в руках рабочего класса к такому пути развития, который открывал бы возможность усиления капиталистических элементов города и деревни, создавая тем самым серьезную опасность для социалистического строительства и победы социализма в пашей стране. 1 В. И. Ленин, Поли. собр. соч., т. 43, стр. 26. 2 В, И. Ленин. Поля. собр. соч., т. 41, стр. 27. 106
3. О ВОЗМОЖНОСТИ ПОБЕДЫ СОЦИАЛИЗМА И ТЕМПАХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО СТРОИТЕЛЬСТВА Классики марксизма-ленинизма считали, что тип социализма в смысле его основных черт и закономерностей как первой фазы коммунизма может быть только один. В научное понятие социализма они включали такие наиболее существенные признаки, как диктатура пролетариата, руководящая роль партии, общественная собственность на орудия и средства производства, высокая производительность труда, принцип «от каждого — по способностям, каждому — по труду», крупные социалистические предприятия в промышленности и коллективные хозяйства в земледелии, развитая социалистическая культура, высокий уровень благосостояния трудящихся и т. д. Поэтому независимо от конкретно-исторических особенностей каждой страпы основные закономерности и черты социализма будут общими для всех стран. Другое дело, что формы проявления общих закономерностей, методы и средства осуществления социалистических задач могут быть самыми разнообразными, ибо они во многом зависят и обусловливаются историческими условиями и особенностями данной страны. В. И. Ленин неоднократно указывал на это. «Все нации придут к социализму,— писал он,— это неизбежно, но все придут не совсем одинаково, каждая внесет своеобразие в ту или иную форму демократии, в ту или иную разновидность диктатуры пролетариата, в тот или иной темп социалистических преобразований разных сторон общественной жизни» \ Правые же отрицали общие закономерности, общие черты социализма, как определенной ступени перехода к коммунистическому обществу, выдвигали на первое место конкретно-исторические условия, особенности и специфические черты, присущие той или иной стране. Они считали, что построение социализма находится в прямой зависимости от ее экономического развития. Подобное теоретическое измышление понадобилось правым для того, чтобы сделать вывод о так называемом отсталом типе социализма, создаваемого якобы в СССР. Вухарип так и заявлял: «...наш социализм, который строим мы, является неизбежно отсталым типом». Такой вывод основывался им на специфических особенностях социалы 1 И. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 30, стр. 123. 107
но-экономпческого развития дореволюционной России, а также па своеобразии внутренней и внешней обстановки в период Октябрьской социалистической революции. Вслед за буржуазными пропагандистами правые считали ее «особым исключением» и утверждал^, что поскольку революция победила в экономически отсталой стране, то социализм, который в ней строится, может быть только отсталым типом социализма. Действительно, Россия в экономическом отношении по сравнению с круппыми капиталистическими государствами была менее развитой страной, с преобладанием крестьянского сельскохозяйственного производства. В. И. Ленин считал Россию страной со средним уровнем развития капитализма и не делал вывода об отсталом типе строящегося в ней социализма. Он не раз указывал, что «мы будем в состоянии удержаться пе на уровне мелкокрестьянской страны... а па уровне, поднимающемся неуклонно вперед и вперед к крупной машиппой индустрии» L В. И. Ленин признавал бесспорную возможность построения подлинного социализма как первой фазы коммунистического общества. Победа Великой Октябрьской социалистической революции и установление диктатуры пролетариата открывали перед Советской Россией величественные перспективы и огромные возможности в деле коренного, качественного изменения всей общественной жизни, перестройки экономики на новой материально-технической и социально-экономической оспове. Определяя очередные задачи Советской власти в первый период ее существования, Владимир Ильич говорил, что теперь, когда пролетариат п его авангард — Коммунистическая партия успели закончить в главных чертах дело завоевания власти и подавления эксплуататоров, задача заключается в создании нового общественного и экономического строя. «Это — самая трудная задача, ибо дело идет об организации по-повому самых глубоких, экономических основ жизни десятков и десятков миллионов людей. И это — самая благодарная задача, ибо лишь после ее решения (в главных и основных чертах) можно будет сказать, что Россия стала не только советской, но и социалистической республикой» 1 2. Социалистическая республика в понимании В. И. Ленина — это передовая страна и по политическому строю, 1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 45, стр. 405—406. 2 В. И. Ленин. Ноли. собр. соч., т. 36, стр. 173. 108
и по организации общественного производства, и по уровню технического прогресса. Он неоднократно подчеркивал, что после победы социалистической революции мы перегнали все, даже самые развитые, капиталистические страны по своему политическому строю. Но мы сильно отстали в экономическом отношении. Владимир Ильич твердо верил в возможность решения этой задачи в исторически короткие сроки. «...Остается несомненным:—писал он,— с точки зрения основной экономической проблемы диктатуры пролетариата у нас обеспечена победа коммунизма над капитализмом» ]. В. И. Лепин разработал гениальный план построения социализма в нашей стране. Этот план революционного преобразования и превращения ее в передовую индустриально-аграрную социалистическую державу опровергал измышление правых об отсталом типе нашего социализма. В ленинском плане, как известно, предусматривалось: проведение индустриализации страны и создание тяжелой промышленности — основы материально-технической базы социализма. «Единственной возможной экономической основой социализма,— писал Ленин,— является крупная машинная индустрия. Тот, кто забывает это, тот не коммунист» 1 2; преобразование мелкого, распыленного крестьянского хозяйства в крупное, коллективное механизированное социалистическое сельское хозяйство; осуществление культурной революции, превращение Россип в страну сплошной грамотности, создание высококвалифицированных кадров для всех отраслей народного хозяйства, воспитание нового, советского человека. Мы имеем все возможности для решения этой важнейшей задачи, говорил В. И. Ленин, «потому что нигде народные массы не заинтересованы так настоящей культурой, как у нас; нигде вопросы этой культуры не ставятся так глубоко и так последовательно, как у нас; нигде, ни в одной стране, государственная власть не находится в руках рабочего класса, который в массе своей прекрасно понимает недостатки своей, не скажу культурности, а скажу грамотности; нигде он не готов приносить и не приносит таких жертв для улучшения своего положения в этом отношении, как у нас» 3; 1 Н. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 39, стр. 274—275. /?. //. Ленин. Поли. собр. соч., т. 44, стр. 50. 3 /7. //, Ленин. Полн. собр. соч., т. 45, стр. 364—365. 109
всемерное повышение руководящей роли партии, укрепление диктатуры пролетариата и Советского государства, развитие советской демократии и широкое вовлечение трудящихся масс в управление всеми делами страны. В ленинском плане с исключительной силой раскрываются все основные и существенные черты подлинного социализма, этой более высокой и качественно новой ступени развития общества. Его материально-техническую базу составляет крупное обобществленное социалистическое производство в промышленности и сельском хозяйстве, основанное на машинной технике, электрификации, с социалистическими предприятиями в промышленности, колхозами и совхозами в земледелии. Утверждения правых о так называемом отсталом типе социализма были не чем иным, как апологетикой неминуемой отсталости нашей страны и в будущем. Настоящий цивилизованный тип социализма якобы могут создать лишь передовые капиталистические страны с развитой промышленностью, в которых со временем произойдет «вполне закономерная» пролетарская революция. Буржуазные фальсификаторы, а также современные ревизионисты снова подняли на щит правооппортуписти- ческие концепции о различных типах социализма в различных странах, об отсталом, или, как теперь говорят, деформированном, типе социализма в СССР. Их усилиями пропагандируется национальный, специфический для каждой страны путь к социализму. Отрицая общие закономерности строительства социалистического общества, современные ревизионисты пустились в конструирование так называемых своих моделей социализма, которые будто всецело определяются историческими и национальными особенностями этих стран. Коммунистические и рабочие партии, творчески обобщая на основе марксистско-ленинского учения исторический опыт, признали, что общие закономерности строительства социализма присущи всем странам, ставшим на социалистический путь. Эти закономерности не противостоят, а органически сочетаются со специфическими особенностями отдельных стран. «Братские партии на основе исторического опыта убедились, — говорится в Заявлении коммунистических и рабочих партий социалистических стран, — что идти вперед по пути социализма и коммунизма можно, лишь строго и последовательно руководствуясь общими закономерностя110
ми строительства социалистического общества и в первую очередь укрепляя руководящую роль рабочего класса и ого авангарда — коммунистических партий. При этом каждая братская партия, творчески решая вопросы дальнейшего социалистического развития, учитывает национальные особенности и условия» Ч Социализм как первая фаза коммунистической формации представляет собой с точки зрения общих закономерностей единый тип социалистического общества. Концепции различных типов социализма несовместимы с марксистско-ленинским учением о социализме и коммунизме. Проповедуя отсталый тип социализма, правые предсказывали очень медлепные темпы строительства и долгий путь движения к нему. При этом они спова ссылались па якобы низкий уровень экономического развития России, преобладание в пей крестьянского хозяйства, а также отсутствие государственной помощи со стороны пролетариата западноевропейских стран. Все это, вместе взятое, говорил Бухарин, «чрезвычайно замедлит наш хозяйственный рост, а вместе с ним и весь темп социалистического строительства в нашей стране». Правые считали, что наличие минимальной материальной базы, а также особые, по их мнению, условия рождения нашей революции и весьма благоприятное сочетание «пролетарской революции с крестьянской войной» создают предпосылки для «продвижения вперед на рельсах социалистической революции». Но это продвижение к социализму по времени будет очень п очень длительным. Конечно, признавал Бухарин, «можно строить социализм даже без непосредственной технико-экономической помощи из других стран», по при этом «мы будем плестись черепашьим шагом». На первый взгляд может показаться, что постановка вопроса о медленных темпах, долгом пути движения к социализму имеет под собой объективную причину — отсталость России и отсутствие государственной помощи со стороны западноевропейского пролетариата. К тому же, как известно, В. И. Лепин также неоднократно говорил об этих обстоятельствах, которые не могли пе сказаться на продолжительности переходного периода и на темпах социалистического строительства. Но в том-то и дело, что, указывая па одни и те же факторы, Ленин п Бухарин 1 «Правда», 4 августа 1968 г. 111
приходили к различным теоретическим и политическим выводам. В. И. Лепин признавал факт экономического отставания России, преобладания в ней мелкого крестьянского хозяйства. Он указывал и на то, что империалисты в период интервенции и гражданской войны хотя и не смогли опрокинуть Советскую власть, однако разрушили почти до основания и без того слабое хозяйство страны. Владимир Ильич также учитывал возможную экономическую блокаду со стороны капиталистических государств. Тем пе менее при этой сложнейшей и труднейшей внутренней и внешней обстановке он высказывал паучно обоснованную убежденность в недалекой победе социализма в пашей стране. «Мы и добьемся того,— утверждал Лепин,— чтобы нагнать другие государства с такой быстротой, о которой они и пе мечтали» Он считал не только возможным строить социалистическое общество, но п в самое исторически непродолжительное время обеспечить победу социализма в пашей стране. Какой уверенностью и оптимизмом проникнута речь В. И. Ленипа на пленуме Московского Совета 20 ноября 1922 г.! Он говорил: «Социализм уже теперь пе есть вопрос отдалеппого будущего... Мы социализм протащили в повседневпую жизнь... из России пэповской будет Россия социалистическая» 1 2. Из этих ленинских положений с полной определенностью вытекает, что создание социалистического общества является неотложной практической задачей, и, если партия в течение десяти — двадцати лет будет проводить правильную политику, победа социализма будет обеспечена. Ускорение темпов строительства социализма, необходимость максимального выигрыша времени мирпой передышки диктовались как международным, так и внутренним положением СССР. Быстрое продвижение к социализму Коммунистическая партия считала возможным лишь при политике, опирающейся на точный учет всех объективных и субъективных факторов. «В фантастическую быстроту каких бы то ни было перемен у нас никто пе поверит, — писал Лепин, — по зато в быстроту действительную, в быстроту, по сравнению с любым периодом 1 В. И. Ленин. Полп. собр. соч., т. 45, стр. 247. 2 Там же, стр. 309. 112
исторического развития, взятым, как он был, — в такую быстроту, если движение руководится действительно революционной партией, в такую быстроту мы верим и такой быстроты мы во что бы то ни стало добьемся» !. Победа социалистической революции и установление диктатуры пролетариата открыли невиданную возможность быстрого развития общества. Трудящиеся России, сбросив ярмо царизма и капитализма, первыми в истории взяли власть в свои руки и решили создать новый, более высокий, чем капитализм, общественный строй. Осуществление этой задачи вызвало огромный политический и трудовой энтузиазм широких народных масс — решающей силы общественного развития. Рабочие п крестьяне знали, что они теперь работают на себя, на свое Советское государство. «В последнем счете потому паша революция все остальные революции далеко оставила за собой, — говорил Ленин, — что она подняла через Советскую власть к активному участию в государственном строительстве десятки миллионов тех, которые раньше оставались незаинтересованными в этом строительстве» 1 2. В условиях Советской власти происходит закономерное возрастание роли народных масс в истории и тем самым ускоряется весь процесс общественного развития. Именно в творчестве и силе народных масс Коммунистическая партия видела неизбежность победы социализма в исторически короткий срок. В. И. Ленип со всей силой научной аргументации доказал, что наша страна имеет как объективные, так и субъективные предпосылки для построения социалистического общества. Мощными рычагами, ускоряющими решение задачи, являлись: повышение производительности труда, этого самого важного фактора для победы нового общественного строя; организация новой системы общественного производства, базирующейся па общественной собственности па орудия и средства производства; создание социалистической дисциплины труда п его оплаты, исключающей эксплуатацию человека человеком; воспитание культурпых и технически грамотных тружеников общества и т. д. Ленинские указания были положены в основу деятельности Коммунистической партии и ее политики в переходный период. 1 И. Ленин. ГТолп. собр. соч., т. 45, стр. 247. 2 /Л 11. Ленин. Поли. собр. соч., т. 42, стр. 140. ИЗ
Вырабатывая свою генеральную линию, партия исходила из необходимости максимально возможного темпа социалистического строительства, обусловленного внутренней и международной обстановкой, в которой развивалась революция в нашей стране. Поэтому партия не могла согласиться с проповедью правых о медленном, бесконечном движении к социализму. Правые оппортунисты пытались также ревизовать ленинский кооперативный план. Классики марксизма-ленинизма Считали, что социалистическое общество можно построить только тогда, когда в земледелии будет произведено преобразование единоличного крестьянского хозяйства в круппое, основанное на современной технике коллективное хозяйство. Конкретная программа такой перестройки была памечепа в ленинском кооперативном плане. Социалистическая переделка экономического уклада весьма многочисленного класса, каким являлось крестьянство в России, требовала относительно большого времени. «Мы прекрасно знаем, — говорил В. И. Ленин, — что такие величайшие перевороты в жизни десятков миллионов людей, касающиеся наиболее глубоких основ жизни и быта, как переход от мелкого единичного крестьянского хозяйства к общей обработке земли, могут быть созданы только длительпым трудом, что они вообще осуществимы лишь тогда, когда необходимость заставляет людей переделать свою жизнь» L Имея в виду историческую перспективу решения задачи кооперирования, Владимир Ильич указывал: десять — двадцать лет правильных связей с крестьянством — вполне достаточный срок для создания социалистических отношений в деревне. В кооперативном плане были разработаны принципы, методы и формы кооперирования. Сложность задачи и особенности крестьянства как класса мелких товаропроизводителей требовали большой осторожности в проведении работы по объединению крестьян. Вступление крестьян в кооперативные объединения должно было проходить на строго добровольной основе, только после того, как они сами убеждались в необходимости и полезности этого шага. На первом этапе осуществления ленинского плана предусматривалось объедипепие крестьянских хозяйств в 1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 37, стр. 357. 114
снабженческой, сбытовой, кредитной, сельскохозяйственной кооперациях — наиболее простых и доступных формах приобщения крестьян к коллективизму. По мере создания крупной промышленности, усиления снабжения деревни машинами намечался постепенный переход к производственной кооперации — основной форме организации коллективного сельскохозяйственного производства при социализме. Так, переходя от одной формы кооперации к другой, от простой к более сложной, крестьянство постепенно втягивалось в кооперативное движение, переделывая с помощью государства свой экономический уклад жизни, психологии и быта. Партия считала, что коллективные производственные объединения есть та самая столбовая дорога, которая приведет крестьянство к социализму. Простейшие формы кооперации — это лишь подготовительная ступень для перехода широких крестьянских масс на путь производственного кооперирования. Именно колхозы и совхозы, по ленинской идее, представляют основу социалистического строя в земледелии, социалистическую форму п содержание организации крупного общественного сельскохозяйственного производства. Позиция же правых коренным образом расходилась с установками ленинского кооперативного плана. Они утверждали, что крестьян к социализму можно привести лишь через снабженческо-сбытовую кооперацию, т. е. через процесс обращения, а не через процесс производства. Весь смысл ленинского кооперативного плана правые сводили только и прежде всего к «кооперативному обороту», который, по их утверждению, был главным средством в укреплении союза рабочего класса с крестьянством. «У нас некоторые товарищи считают, — говорил Бухарин, — что главный путь к социализму — это колхозы. Я считаю это утверждение неправильным. Столбовая дорога пойдет через обыкновенную кооперацию: сбыт, закупку, кредит — словом, через сельскохозяйственную кооперацию». Правые исходили из того, что основной интерес крестьянина — подороже продать и подешевле купить. И вот этот главный интерес мелкого производителя лучше всего могла удовлетворить кооперация по сбыту и закупке, при содействии которой он имел возможность осуществить свои мелкособственнические устремления. Поскольку такого рода интерес проявляется у большинства крестьян115
ства, правые считали, что снабженческо-сбытовая кооперация — основная, ведущая форма объединения крестьян, их столбовая дорога к социализму. Созданная по всей стране кооперативная сеть, по их идее, будет состоять из отдельных середняцких, кулацких, смешанных и частично бедняцких кооперативов. Большой удельный вес в этой сети займут объединения середняков, составляющих основную массу крестьянства. Все эти кооперативные ячейки, включая и кулацкие, должны будут постепенно врастать в социалистическую систему ц стать таким путем «звеньями единой цепи социалистического хозяйства». В представлении правых мелкотоварный производитель в лице объединенного в кооператив единоличного крестьянского хозяйства не мепял своей социально-экономической природы. Наоборот, он сохранялся как социальный тип, как основа сельскохозяйственного производства не только в переходный период, но не претерпевал каких- либо изменений в условиях уже победившего социализма, ибо враставшие в социалистическую систему крестьянские кооперативные объединения представляют собой сумму крестьян, ведущих каждый в отдельности свое единоличное хозяйство. Подобное понимание правыми задач пролетариата в условиях его диктатуры по отношению к крестьянству определяло принципиально другую их линию в вопросах перестройки единоличного крестьянского хозяйства. Что касается колхозов, то они, по мнению правых, наиболее целесообразная форма объединения лишь бедняцкой части крестьянства. В связи с тем что беднота не имеет необходимых средств для производства сельскохозяйственной продукции и, следовательпо, ей нечего сбывать, она заинтересована в коллективных хозяйствах, а не в снабженческо-сбытовой кооперации. Поэтому, подчеркивал Бухарин, колхозы являются естественной формой организации бедняцких хозяйств. Оценивая зпачепио простейших форм кооперации, В. И. Лепип указывал, что в пих удачно сочетается частный интерес крестьянства с основным, ведущим интересом пролетариата — подведением их к более высокой форме кооперирования, производственной, а значит, к созданию социалистического сельскохозяйственного производства. Правые же видели в кооперации лишь средство удовлетворения частнособственнических устремлений крестьянства. Они ограничивались только снабженческо-сбы116
товой формой, считали ее основной дорогой крестьян к социализму, игнорируя колхозы и совхозы. В. И. Ленин, напротив, вовсе не считал достаточным для социалистического переустройства деревни кооперирование крестьянских хозяйств по линии сбыта и закупок. Эта форма кооперирования должна была стать, и она действительно потом стала, наилучшпм и всеобщим путем подготовки дальнейшего перехода крестьянских хозяйств к объединению по линии производства. Поэтому Владимир Ильич не случайно оговаривал, что простая кооперация — это еще не социализм, это лишь все необходимое для перехода к социализму, рост кооперации в условиях нэпа лишь совпадает с социализмом. «В самом деле,—писал Ленин, — власть государства на все крупные средства производства, власть государства в руках пролетариата, союз этого пролетариата со многими миллионами мелких и мельчайших крестьян, обеспечение руководства за этим пролетариатом по отношению к крестьянству и т. д. ...разве это не все необходимое для построения полного социалистического общества? Это еще не построение социалистического общества, но это все необходимое и достаточное для этого построения» *. Главной, основной формой кооперации, которая действительно решала задачу социалистической переделки единоличного крестьянского хозяйства, была производственная кооперация, т. е. колхозы. «Если крестьянское хозяйство может развиваться дальше, — указывал Лепил,—необходимо прочно обеспечить и дальнейший переход, а дальнейший переход неминуемо состоит в том, чтобы наименее выгодное и паиболее отсталое, мелкое, обособленное крестьянское хозяйство, постепенно объединяясь, сорганизовало общественное, крупное земледельческое хозяйство... Именно так смотрит и наша коммунистическая партия»1 2. Говоря о сельскохозяйственных артелях и коммунах, Владимир Ильич подчеркивал: «Зпачепие всех предприятий такого рода громадно, потому что, если бы прежнее бедное, нищенское, крестьянское хозяйство осталось по-старому, тогда ни о какой прочной постройке социалистического общества не могло бы быть и речи» 3. 1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 45, стр. 370. 2 В. II. Ленин. Поли. собр. соч., т. 43, стр. 148. 3 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 39, стр. 372. 117
Владимир Ильич Ленин рассматривал кооперацию в сочетании с диктатурой пролетариата. Поэтому массовое кооперирование крестьянских хозяйств и насаждение коллективизма сначала по линии сбыта продуктов земледелия и снабжения крестьянских хозяйств промышленными изделиями, а затем по линии создания социалистического сельскохозяйственного производства было единственным путем, который с объективной неизбежностью вел к победе социализма в земледелии. Таким образом, при осуществлений ленинского кооперативного плана происходят глубоко революционные преобразования в сельском хозяйстве, положение крестьянина качественно изменяется: из мелкотоварного производителя он превращается в члена крупного коллективного хозяйства, т. е. происходит коренная переделка социально-экономического положения всего крестьянства как класса. Кооперация, на которую делали ставку правые, наоборот, увековечивала мелкотоварное единоличное крестьянское хозяйство. Будучи опосредствующим звеном, она содействовала бы развитию капиталистических элементов и мелкобуржуазных тенденций крестьянства, создавала условия к еще более глубокой его дифференциации, к укреплению частной собственности и эксплуатации наемного труда. По своему существу такая кооперация была выражением капиталистического пути развития сельского хозяйства.
Г лава IV БОРЬБА ПАРТИИ С ПРАВЫМИ ОППОРТУНИСТАМИ ЗА ЛЕНИНСКУЮ ГЕНЕРАЛЬНУЮ ЛИНИЮ 1. СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ И ТЕМПЫ ЕЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ Коммунистическая партия руководствовалась ленинскими указаниями о том, что создание крупной промышленности является главным звеном в построении социализма. Только индустриализация страпы могла обеспечить дальнейшее укрепление диктатуры пролетариата и ее основы — союза рабочего класса с крестьянством, создавала условия для социалистического преобразования сельского хозяйства, для роста культурно-технического уровня трудящихся и подъема их материального благосостояния. Налично собственной технически развитой промышленности могло гарантировать экономическую и политическую самостоятельность СССР и его воепно-оборон- пую мощь. XIV съезд ВКП(б), обсуждая очередные вопросы социалистического строительства, выдвинул и обосновал курс па индустриализацию. Для того чтобы обеспечить экономическую самостоятельность СССР и не допустить превращения его в придаток капиталпстпческого мирового хозяйства, необходимо было, как отмечал съезд, «держать курс на индустриализацию страны, развитие производства средств производства и образование резервов для экономического маневрирования» L Состоявшийся в апреле 1926 г. Пленум ЦК партии наметил практические мероприятия по осуществлению социалистической индустриализации, еще раз подчеркнув, что индустриализация страны — решающая задача, выполнение которой определяет успех победы социализма. Создание собственной круппой промышленности имело важное значение для укрепления диктатуры пролетариата, а также ее классовой основы— союза рабочего 1 «КПСС в резолюциях...», т. 3, стр. 247. 119
класса с крестьянством. В. И. Ленип называл круппую промышленность экономической базой пролетарской диктатуры. Тяжелая индустрия — важнейшее условие построения материально-технической базы боциализма. Вместе со своим главным звеном — машиностроением она обеспечивает непрерывный технический прогресс, приток современной техники во все отрасли народного хозяйства, позволяет осуществлять в широких масштабах механизацию и автоматизацию в промышленности, Сельском хозяйстве, строительстве и па транспорте. Без создания круппой промышленности, высокой производительности труда, без технического прогресса певозможеп переход к социализму. Крупная промышленность представляет собой ключ к социалистическому преобразованию сельского хозяйства, служит основой развития производительных сил в деревне, решающей предпосылкой для победы колхозного строя. Только промышлеппость, осповаппая на повейшей технической базе, писал Ленип, «даст возможность такой радикальной помощи, технической и социальной, оказываемой городом отсталой и распыленной деревне, чтобы эта помощь создала материальную основу для громадного повышения производительности земледельческого и вообще сельскохозяйственного труда, побуждая тем мелких земледельцев силой примера и ради их собствеппой выгоды переходить к крупному, коллективному, машинному земледелию» *. Снабжая тракторами и другими машинами крестьян, рабочий класс поддерживал их движение к социализму, содействовал становлению нового, социалистического способа производства в земледелии. Создание современной промышленности позволяло нашему государству догнать и перегнать капиталистические страны по уровню развития экономики п обеспечить свою технико-экономическую независимость. Советский Союз в то время сильно отставал от индустриально развитых капиталистических стран. В 1928 г., например, выплавлялось стали: в СССР — 4,3 млн. топп, в США — 52,4 млп. топп, во Франции — 9,5 млн. топп, в Англии — 8,7 млп. топн; чугуна: в СССР — 3,3 млп. тонн, в США — 38,3 млн. тонн, во Фрапцпи — 10 млн. топн, в Англии — 6,7 млн. топя; добывалось угля: в 1 в. 7/. Ленин. Поля. собр. соч., т. 41, стр. 179. 120
СССР — 35,5 млн. тонн, в США — 522,0 млн. тонн, в Англии — 241,3 млп. тонн, во Франции — 51,4 млп. топи Ч Если в политическом отношении наша страна, установив диктатуру пролетариата, опередила капиталистические страны, то по уровню экономического развития еще находилась позади них. Не обладая развитой промышленностью, СССР мог превратиться в аграрный придаток капиталистических государств, потерять свою экономическую самостоятельность и завоевания социалистической революции. Будучи единственным социалистическим государством, находящимся в капиталистическом окружении, Советский Союз должен был позаботиться о создании такой структуры своей экономики, которая позволила бы отстоять завоевания диктатуры пролетариата и обеспечить победу социализма. Экономика ясе страны в 1928 г. характеризовалась тем, что доля промышленности в народном хозяйстве составляла 45,2%, а сельского хозяйства — 54,8% 1 2. Внутри промышленности удельный вес отраслей тяжелой индустрии равнялся лишь 39,5% 3. Преобладающее место в ней принадлежало легкой промышленности. Что же касается социалистического сектора, то он занимал в валовой продукции промышленности 82,4%, в валовой продукции сельского хозяйства — всего лишь 3,3, в розничном товарообороте — 76,4 и в национальном доходе — 44% 4. Исходя из конкретного анализа экономики страны, партия выдвинула на первый план задачу создания крупной промышленности, проведения социалистической индустриализации страны. Правые оппортунисты были не согласны с этой политикой партии. Ревизуя ленинские положения о значении тяжелой промышленности в построении социализма, они отрицали ведущую и преобразующую роль промышленности по отношению к сельскому хозяйству. Вместо преимущественного развития тяжелой индустрии и создания на ее основе новых производственных форм смычки между го1 См. «Страны социализма и капитализма в цифрах». М., 1957, стр. G0—64. 2 См. «XVI съезд ВКП(б). Стенографический отчет», стр. 25. 3 См. «Промышленность СССР. Статистический сборник». М., 1957, стр. 13. 4 См. «Народное хозяйство СССР. Статистический сборник». М., 1956, стр. 31. 121
родом и деревней правые требовали всемерного подъема легкой промышленности и укрепления смычки лишь по линии удовлетворения личных потребностей крестьянства. Правые боролись против ускорения подготовки пролетарских кадров для промышленности. С особой силой атаковали они партию в вопросе о быстрых темпах индустриализации, в то время как высокие темпы развития социалистической промышленности имели решающее значение в осуществлении задач построения социализма в СССР. В своей политике партия исходила из ленинских указаний о роли и значении тяжелой индустрии в построении социалистического общества. Преимущественный рост производства средств производства по сравнению с производством средств потребления — это экономический закон, обеспечивающий неуклонное развитие социалистического общества. В. И. Ленин указывал: «...без спасения тяжелой промышленности, без ее восстановления мы не сможем построить никакой промышленности, а без нее мы вообще погибнем как самостоятельная страна... Тяжелая индустрия нуждается в государственных субсидиях. Если мы их не найдем, то мы, как цивилизованное государство,—я уже не говорю, как социалистическое,— погибли» *. Переход к крупному хозяйству, основанному на машинной индустрии, Ленин рассматривал как наиболее целесообразный путь коренной социалистической реорганизации экономического строя страны, повышения материального и культурного уровня трудящихся. Вместе с тем, разумеется, важное значение имела и легкая промышленность, призванная удовлетворять непосредственные нужды и запросы широких трудящихся масс. Между тяжелой и легкой промышленностью должно быть такое соотношение, при котором развитию тяжелой индустрии отводится ведущая роль. XV съезд партии в директивах по составлению первого пятилетпего плана особо подчеркивал: «В области соотношения между развитием тяжелой и легкой индустрии равным образом необходимо исходить из оптимального сочетания обоих моментов. Считая правильным перенесение центра тяжести в производство средств производства, нужно при этом учитывать опасность слишком большой увязки государственных капиталов в крупное строительство, реализующееся па рынке лишь через ряд лет; с другой стороны, необходимо иметь 1 В, И. Ленин, Поли. собр. соч,, т. 45, стр. 287, 288. 122
в виду, что более быстрый оборот в легкой индустрии (производство предметов первой необходимости) позволяет использовать ее капиталы и для строительства в тяжелой индустрии при условии развития легкой индустрии» г. Преимущественное развитие тяжелой индустрии при одновременном подъеме легкой промышленности, органическое единство и взаимосвязь этих отраслей — вот что лежало в основе политики партии в области индустриализации. Правые уклонисты и в этом вопросе отошли от ленинских указаний и генеральной линии партии. Как только Центральный Комитет стал осуществлять директивы XV съезда ВКП(б), правые не замедлили выступить с требованиями, направленными, по существу, на пересмотр общепринятой линии о соотношении между тяжелой и легкой промышленностью. Дискредитируя политику партии, они заявляли, что в тяжелую индустрию будто бы направляется слишком много средств, тогда как легкая промышленность якобы недооценивается и на ее развитие не выделяется нужных ассигнований. Угланов, например, выступая в начале 1928 г. на пленумах Московского комитета партии утверждал, что страна слишком «заиндустриализи- ровалась», что партия «зарвалась» в капитальном строительстве тяжелой промышленности и недооценивает легкую. Правые элементы в МК практически пытались закрепить линию на преимущественное развитие легкой промышленности. Не случайно до октября 1928 г., т. е. до момента снятия Угланова с поста секретаря МК, на бюро Московского комитета партии рассматривались только вопросы развития текстильной промышленности. Более того, при одобрении и поддержке правых было внесено предложение о сокращении плана капитального строительства на 18 млн. рублей. Позднее МК признал совершенно необоснованным предполагавшееся сокращение, которое отрицательно могло отразиться на развитии московской промышленности 1 2. По инициативе Угланова в июне 1928 г. состоялся пленум МК, на котором рассматривался вопрос о развитии текстильной промышленности. Обсуждение на этом пленуме вопроса о текстильной промышленности правые пытались использовать в своих политических целях, 1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 35. 2 Партийный архив Института истории партии МК и МГК КПСС, ф. 3, оп. 9, ед. хр. 19, л. 203. 123
как свидетельство того, что Московская партийная организация в противовес линии партии придает особое значение легкой промышленности. Свой тезис преимущественного развития легкой промышленности правые мотивировали тем, что она служит укреплению союза рабочего класса и крестьянства. Действительно, продукция легкой промышленности, удовлетворяя запросы и нужды сельских жителей, содействовала упрочению связей между городом и деревней, между рабочими и крестьянами. Но эти связи укреплялись лишь по линии предметов личного потребления (мануфактура, обувь, трикотаж, одежда и т. д.), т. е. смычка между рабочими и крестьянами осуществлялась, как тогда говорили, по линии текстиля. Однако с укреплением экономического положения нужды крестьянства на промышленные товары стали выходить за рамки личных потребностей. Все заметнее возрастал спрос на продукцию производственного назначения (плуги, бороны, жатки, молотилки). Быстрое развитие производственной кооперации также требовало усиления снабжения коллективных хозяйств более сложной сельскохозяйственной техникой — тракторами, комбайнами, автомашинами. Следовательно, союз рабочего класса с крестьянством в данный период можно было укреплять на основе не только торговой, по и производственной смычки. При этом производственная форма смычки, как считала Коммунистическая партия, со временем должпа была стать важнейшим рычагом социалистического преобразования сельского хозяйства. Советское государство, отмечалось в решениях ноябрьского (1928 г.) Пленума ЦК партии, должно «воздействовать на крестьянское хозяйство в возрастающей степени через производственную смычку с деревней (усиление тяжелой индустрии, сельскохозяйственного машиностроения, химической промышленности и т. д.), меняя ее техническую базу, способствуя через производственное кооперирование крестьянства укрупнению хозяйства...» *. Поэтому не ослабление внимания к тяжелой промышленности, па чем настаивали правые, а всемерное ее развитие при одновременном подъеме также легкой промышленности — вот чего требовала задача укрепления союза рабочего класса с крестьянством. 1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 129. 124
Правые уклонисты не признавали повой, производственной формы смычки, игнорировали необходимость ее развития и укрепления. Томский, например, на апрельском (1929 г.) Пленуме ЦК и ЦКК говорил, что никаких новых форм смычки не существует *. По этому поводу Г. К. Орджоникидзе указывал: «...когда говорят о смычке, обычно понимают ее так: дай мужику ситец, дай ему соль, керосин и другие промышленные продукты. Этого сейчас недостаточно. Реальное содержание ленинской смычки в данное время должно быть перенесено в область производственную — это смычка через трактор, через молотилку, через комбайны, плуги и т. д. Вот эту смычку сейчас партия проводит в деревне, чего никак не могли понять многие правые» 1 2. Одним из принципиальных вопросов, вокруг которого развернулась острая политическая дискуссия, был вопрос о темпах социалистической индустриализации. Правильное его решение имело исключительно важное значение для судеб социализма. » При разработке своей политической линии партия руководствовалась ленинскими указаниями о том, что Советское государство должно догнать более развитые в технико-экономическом отношении капиталистические страны. Иначе Россия не сможет отстоять свое право на существование не только как социалистическая, но и как самостоятельная страна. «...Либо погибнуть,— говорил Ленин,— либо догнать передовые страны и перегнать их также и э ко нолгически... Погибнуть или на всех парах устремиться вперед. Так поставлен вопрос историей» 3. Следовательно, быстрые темпы социалистической индустриализации были обусловлены всем объективным ходом развития социалистической революции в нашей стране, внутренним и международным положением Советского Союза. Быстрый темп развития индустриализации в данных условиях означал, во-первых, наибольшие капиталовложения в промышленность по сравнению с сельским хозяйством, с тем чтобы в ближайшие годы она могла занять ведущее место в народном хозяйстве, что будет способствовать превращению страны из аграрной в индустриальноаграрную державу; во-вторых, такое распределение капи1 ДПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 417, стр. 35. 2 Г. Орджоникидзе. Генеральная линия партии и правый уклон. М., 1929, стр. 16. 3 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 34, стр. 198. 125
таловложений внутри самой промышленности, при котором большая часть их направлялась на развитие тяжелой индустрии, производящей средства производства, что обеспечило бы новое соотношение между легкой и тяжелой промышленностью, превратив последнюю в ведущую отрасль всей промышленности; в-третьих, направление государственных капиталовложений только в предприятия социалистического сектора, с тем чтобы полностью вытеснить капиталистические элементы из промышленности. XV съезд партии особо подчеркнул: «Наиболее быстрый темп развития должен быть придан тем отраслям тяжелой индустрии, которые подымают в кратчайший срок экономическую мощь и обороноспособность СССР, служат гарантией возможности развития в случае экономической блокады, ослабляют зависимость от капиталистического мира и содействуют преобразованию сельского хозяйства на базе более высокой техники и коллективизации хозяйства» Принятый партией курс на быстрые темпы индустриализации вызвал ожесточенное сопротивление правых уклонистов. Политическая позиция правых по вопросу о темпах индустриализации непосредственно связана с их концепцией о чрезвычайно медленных темпах социалистического строительства вообще. Не веря в способность рабочего класса такой страны, как Россия, разрешить проблему индустриализации, преодолеть имевшиеся на этом пути трудности, они считали, что намеченный партией темп нереален и его осуществление может оказаться гибельным для дела социализма. Высокие темпы могут якобы привести к усилению хозяйственных диспропорций, к расстройству всей экономики страны, к политическим осложнениям во взаимоотношениях между рабочим классом и крестьянством. Эти взгляды были изложены в статье Бухарина «Заметки экономиста (К началу нового хозяйственного года)». Она была опубликована 30 сентября 1928 г. в «Правде» и приурочена к моменту разработки контрольных цифр развития народного хозяйства на 1928/29 г. Цель ее состояла в том, чтобы оказать давление на соответствующие органы при распределении средств по отраслям народного хозяйства. Все содержание ее сводилось к проблеме темпов индустриализации страны. 1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 38. 126
Бухарин доказывал, что высокие темпы якобы достигнуты «ценою величайшего напряжения бюджета, ценою отсутствия резервных накоплений, ценою сокращения доли потребления», что имеющееся «перенапряжение капитальных затрат... в конечном счете снизит темп развития». По мнению автора, страна будто бы взяла «бешеный разгон темпа», и поэтому «нельзя ли и здесь, в вопросе о темпе, потребовать точного выполнения решений XV съезда?». Между тем никакого «бешеного разгона темпа» индустриализации не было, а генеральная линия партии точно отвечала решениям XV съезда. Под предлогом экономического анализа состояния народного хозяйства, соотношения между промышленностью и сельским хозяйством, тяжелой и легкой индустрией Бухарин пытался опорочить проводившуюся партией политику. В этой статье оп поставил также вопрос о невозможности сохранения взятого темпа на последующий период, в частности на 1928/29 хозяйственный год. Удержать взятый темп развития промышленности, по его мысли, можно было лишь при условии, если сельское хозяйство обеспечит полностью внутренние потребности страны, даст необходимое количество хлеба на экспорт и для создания резервов. Но так как сельское хозяйство якобы не развивается, а стоит на месте, даже «регрессирует», и в данный период не способно выполнить эту задачу, то сохранить взятый темп не представляется возможным. Темп индустриализации, говорилось в статье, чрезвычайно превышает темп развития сельского хозяйства, следовательно, прежде всего надо подтянуть последнее и лишь после этого можно ставить вопрос о быстром развитии промышленности. Особенно обрушился Бухарин на линию партии в капитальном строительстве. Искажая действительность, он утверждал, что якобы все накопления направляются только на капитальное строительство, между производственным (в том числе и капитальным строительством) и личным потреблением «струна натянута крайне туго» и вот- вот может лопнуть. В связи с дефицитом некоторых строительных материалов был выдвинут тезис равнения на узкие места, т. е. приспособления строительной программы к наличию строительных материалов. Нельзя же строить фабрики из кирпича будущего! — восклицал Бухарин. Конечно, план строительных работ не всегда обеспечивался полностью строительным материалом. Но линия партии п этом вопросе заключалась пе в снижении плана 127
строительства, а в организации производства недостающих строительных материалов. Если правые отстаивали линию на приспособление планов к так называемым узким местам, то партия исходила из того, что следует подтягивать эти узкие места, восполнять недостаток строительпых материалов путем развертывания их производства. «Установка Бухарина в этой статье,— говорил В. В. Куйбышев па апрельском (1929 г.) Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б),—заключалась в том, чтобы приспособить темп развития промышленности, промышленного строительства к этому узкому месту: раз мало кирпича — нужно меньше строить» !. Красной питью через все «аргументы» правых оппортунистов проводилась мысль о нереальности быстрых темпов индустриализации. Для доказательства этой идеи они не останавливались перед искажением действительности, преувеличивали имевшиеся трудности, нарочито в темных красках рисовали экономическую политику партии и политическое положение в стране. Не менее рельефно свою позицию по вопросу о темпах лидер правых Бухарип высказал и на апрельском (1929 г.) Пленуме ЦК и ЦКК. Такую же линию в вопросе о темпах индустриализации занимал Рыков. В докладе на ноябрьском (1928 г.) Пленуме ЦК о контрольных цифрах развития народного хозяйства па 1928/29 г. он попытался теоретически обосновать необходимость сокращения капиталовложений для промышленности, снижения темпа развития индустриализации. «Нельзя думать так,— заявил он,—что каким-то «законом» всего переходного периода является постоянное возрастание темпа или даже удержание из года в год одного и того же темпа». Ежегодное увеличение ассигнований на развитие промышленности — это «голая арифметика», «вещь маловероятная и экономически ничем не обоснованная», «создавать же фетиш из темпа ни в коем случае невозможно», вполне допустимо «и понижение кривой вложений». Если имеющиеся трудности останутся и в будущем, то мы «не сможем пе только выдержать взятого темпа индустриализации, но, может быть, даже меньшего» и контрольные цифры развития промышленности пе будут выполнены1 2. Но правые пе ограничивались общей постановкой вопроса о темпах индустриализации. В подготовленных Ры1 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 417, стр. 215. 2 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 397, вып. I, стр. 6, 7, 148. 128
ковым предложениях по промфинплану на 1927/28 г. предусматривалось замедление капитального строительства по ряду крупных металлургических и машиностроительных предприятий. Политбюро ЦК отклонило эти предложения и поручило комиссии в составе Г. К. Орджоникидзе, В. В. Куйбышева, Г. М. Кржижановского найти дополнительные средства. В результате ассигнования были увеличены на 20 млн. рублей, в том числе па строительство Сталинградского тракторного, Керченского металлургического, Мариупольского трубного заводов, Россельмаша отпускалось 10 750 тыс. рублей. Кроме того, был создан финансовый резерв в сумме 7 млн. рублей на развертывание строительства Кузнецкого металлургического завода, Уральского завода тяжелого машиностроения и других предприятий \ В период разработки контрольных цифр развития народного хозяйства на 1928/29 г. правые настойчиво добивались замедления темпа индустриализации. Один из активных представителей правого уклона, тогдашний заместитель наркома финансов СССР Фрумкин, используя свое служебное положение, внес от имени Наркомата финансов предложение уменьшить ассигнования на капитальное строительство до 650 млн. рублей против запланированных 750 млн,—800 млн. рублей. При этом он пытался доказать, что якобы всякое увеличение капиталовложений отрицательно скажется на индустриализации, так как эти средства все равно не будут освоены из-за недостатка строительных материалов. В своей основе вопрос об увеличении или уменьшении ассигнований на капитальное строительство являлся вопросом о темпе развития промышленности. Поэтому дискуссии, возникшие при его решении, носили не только хозяйственный, но и политический характер. Предложения правых уклонистов были нацелены на снижение темпов индустриализации, на отход от ленинской линии партии в этом важнейшем вопросе социалистического строительства. Оценивая борьбу правых против быстрых темпов индустриализации, XVI партконференция указывала: «ЦК мобилизовал волю и активность рабочего класса для осуществления максимально возможного темпа индустриализации в связи с мероприятиями по экономическому подъему широких масс крестьянства и созданию общественного 1 См. «Из истории борьбы ленинской партии против оппортунизма». М., 1966, стр. 493—494. 5 Ф. М. Ваганов 129
крупного сельского хозяйства... Правые уклонисты стремятся свернуть темп развития индустрии. Партия со всей решительностью отвергает эту позицию. Не капитулянтские предложения о сокращении темпа развития индустрии, а закрепление смычки путем усиления индустриализации и быстрого развития отраслей промышленности, обслуживающих производственные потребности реорганизующегося сельского хозяйства,— такова позиция партии» L При определении темпов развития промышленности партия учитывала внутренние и международные условия развития социалистической революции в нашей стране. Размеры прироста промышленной продукции, так же как и объем капиталовложений, определялись паучпо обоснован’ ными экономическими расчетами. Опп устанавливались после тщательного изучения, обстоятельных дискуссий, с учетом достигнутого уровня развития промышленности, а также требований ленинской генеральной линии па индустриализацию страны. Темп был максимально возможным в данной обстановке, т. е. настолько высоким, насколько позволяли финансовые и материально-технические ресурсы. Ежегодный прирост промышленной продукции в СССР достигал в эти годы более 20%. В первом пятилетием плане, например, предусматривался ежегодный прирост валовой промышленности на 20—22%. Реальны ли были намечаемые темпы развития промышленности? Жизнь, практика тех лет доказывала, что они были вполне выполнимы. Так, по пародпохозяйствеппому плану па 1927/28 г. намечалось увеличение промышленной продукции на 15,8%. Фактически же прирост составил 22,5%. В 1928/29 г. предусматривалось возрастание промышленной продукции на 21,4%. На самом деле производство продукции выросло па 24% 1 2. Конечно, выполнение этих задач потребовало большой организаторской и политической работы партии, огромных усилий рабочего класса и всех трудящихся. Приходилось преодолевать немало трудностей, отказывать себе в самом необходимом, экономить во всем, максимально использовать имевшиеся резервы. Спекулируя па трудностях, на колоссальном напряжении моральных и физических сил рабочего класса, правые демагогически заявляли: ничто и никто пе дпктует нам 1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 215. 2 См. там же, стр. 122, 434. 130
такой линии в индустриализации. Достигнутые успехи, по их мнению, были результатом «чрезмерного перенапряже- пня сил и средств», вызванного будто бы неправильной политикой партии. Партия, оставаясь верной ленинским заветам, твердо держала курс на максимально возможный темп развития промышленности. Высокий уровень темпа индустриализации в те годы — это не проявление субъективизма, как иногда пытаются доказывать буржуазные фальсификаторы истории, а объективная социально-экономическая н политическая необходимость. В связи с социалистической индустриализацией стал вопрос о кадрах специалистов и хозяйственных руководителей. Страна испытывала острый недостаток инженерно- технических кадров. Для удовлетворения полной потребности промышленности не хватало 68% инженеров и 69% техников *. К тому же среди инженерно-техпических работников, занятых в промышленности, 20,4% с высшим образованием и 24,2% со средним образованием составляли старые специалисты, начавшие свою работу до 1917 г. Удельный вес специалистов, вышедших из рабочих, рав- пялся лишь 27,2%; 43,4% инженеров и техников не имели специального технического образования 1 2. Партия взяла курс на создание новых кадров специалистов и руководящих работников промышленности из рабочего класса. Апрельский (1928 г.) объединенный Пленум ЦК и ЦКК ВКП(б) обязывал партийные организации энергичнее готовить и выдвигать пролетарских специалистов на замену чуждых социалистическому строительству элементов из среды буржуазных специалистов. «В этом одпа из основных задач хозяйственного строительства, без успешного осуществления которой не может быть проведена социалистическая индустриализация» 3,— подчеркивалось в принятом решении. Учитывая важность проблемы кадров в социалистическом строительстве, июльский (1928 г.) Пленум ЦК отмечал, что в современных условиях «подготовка новых специалистов превращается в важнейшую задачу всей партии» 4, и в связи с этим разработал 1 См. «Выполнение пятилетнего плана промышленности. Материалы к докладу В. В. Куйбышева на XVI съезде ВКП(б)». М., 1930, стр. 122. ' См. «К XVI съезду ВКП(б). Материалы к организационному отчету ЦК ВКП(б)», вып. III, стр. 21, 29, 37. 3 «КИСС в резолюциях...», т. 4, стр. 90. 4 Там же, стр. ИЗ. 131
целую систему мероприятии по коренному улучшению деятельности высших и средних учебных заведений по подготовке инженерно-технических кадров для промышленности. Партия считала, что силами одних старых специалистов не разрешить всей сложности вопросов социалистического строительства. В данный период наиболее актуальной и в техническом и в политическом отношении была проблема ускоренной подготовки новых инженеров и техников из рабочего класса. Что же касается буржуазных специалистов, то партия руководствовалась указаниями В. И. Ленина о том, что Советское государство может использовать два метода их привлечения: старый, буржуазный (за высокую плату), а также новый, пролетарский (контроль снизу, со стороны масс). По мере продвижения по пути социалистического строительства, создания технических кадров из рабочих Советское государство будет переходить к пролетарскому методу использования старых специалистов L Против политики партии выступили правые капитулянты. Они недооценивали курс на форсированную подготовку кадров из рабочего класса, делали ставку лишь на использование старых, буржуазных специалистов, замазывали факты политической дифференциации среди них, а также борьбу против социалистического строительства, которую вели отдельные враждебно настроенные группы буржуазных спецов. После «шахтинского дела», когда была вскрыта контрреволюционная, вредительская работа части буржуазных специалистов в Донбассе и еще более остро стал вопрос об ускорении подготовки новых, пролетарских кадров, правые усилили атаки на линию партии. По их инициативе в срочном порядке было созвано Политбюро ЦК, на котором Бухарин, Рыков и Томский пытались доказать, что только буржуазные специалисты являются технической силой, способной обеспечить дело индустриализации, что без них социализм пе построишь1 2. На апрельском (1928 г.) Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) Рыков в докладе о «шахтинском деле» преувеличивал роль старых, буржуазных специалистов, проявлял недоверие к молодым кадрам из рабочего класса 3. 1 См. В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 36, стр. 179. 2 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 417, стр. 227. 3 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 354, вып. II, стр. 79. 132
Партия осудила позицию правых по вопросу об ипже- нерпо-технических кадрах промышленности, направленную, по сути дела, на свертывание темпов социалистической индустриализации. «Вся эта установка правых,— указывалось в резолюции ноябрьского (1929 г.) Пленума ЦК,— ничего общего не имеет с линией партии. Партия должна сосредоточить все свои усилия на разрешении проблемы кадров, важнейшей для социалистического строительства» Создание крупной промышленности, основанной на передовой технической базе, требовало огромных капитальных вложений. Как известно, капиталистические страны отказывали нам в займах и кредитах. Советское государство проводило индустриализацию за счет внутренних ресурсов. Поэтому первостепенное значение имело изыскание средств для развития промышленности. В. И. Ленин всесторонне обосновал возможность собственного накопления средств и раскрыл пути решения этой задачи. Национализация промышленности, транспорта, банков, монополия внешней торговли, сокращение издержек обращения, расходов на содержание аппарата управления, строжайшее проведение режима экономии, планомерное, целенаправленное расходование народных средств — все это создавало благоприятные условия для мобилизации финансовых ресурсов страны и направления их на нужды индустриализации. Мы имеем возможность, писал Владимир Ильич, «ценой величайшей и величайшей экономии хозяйства в нашем государстве добиться того, чтобы всякое малейшее сбережение сохранить для развития нашей крупной машинной индустрии, для развития электрификации, гидроторфа, для достройки Волховстроя и прочее. В этом и только в этом будет наша надежда» 1 2. Партия руководствовалась мудрыми ленинскими указаниями и последовательно проводила их в жизнь. Правые были не согласны с линией партии в отношении источников накопления и их использования для социалистической индустриализации. Они выступили с требованием немедленной ликвидации так называемых «ножниц», т. е. известного разрыва в ценах на промышленные •1 опары и сельскохозяйственную продукцию, введения мак1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 336. 2 В. И, Ленин. Поли. собр. соч., т. 45, стр. 405. 133
симально высоких цеп па заготовляемый у крестьяп хлеб, импорта товаров легкой промышленности и хлеба вместо промышленного оборудования. Более того, правые стали па опасный путь клеветнических обвипеппй партии в проведении политики «военно-феодальной эксплуатации крестьянства». Одним из источников, дававшим пзвестпые суммы для финансирования промышленности, был так называемый добавочный палог, который платило крестьянство. Суть этого палога заключалась в том, что крестьяне, покупая по сравнительно высоким цепам промышлеппые товары, переплачивали за пих. В то же время опи педополучали, продавая сельскохозяйственные продукты по относительно низким ценам. Проблема, как тогда говорили, «перекачки» средств из сельского хозяйства в промышленность, одной пз форм которой был добавочный налог, имела важпое не только экономическое, но и политическое зпачепие. Она затрагивала интересы многомиллионных масс крестьянства, и от верпого ее решения зависели в извсстпой степепи классовые взаимоотношения между рабочими и крестьянами. Правые стояли за немедленное упразднение добавочпого палога, что влекло за собой серьезный ущерб для дела индустриализации. Партия, конечпо, пе могла пойти па удовлетворение требований правых. Липия партии по этому вопросу основывалась па решепиях XV съезда. Добавочпый палог — это вынуждеппая, времеипая мера, которая служила дополнительным источником мобилизации средств для развития промышленности. Крестьянство, будучи заинтересовано в индустриализации, а также получая от государства большую помощь, имело возможность уплачивать этот палог. Вместе с тем партия считала необходимым па основе повышения производительности труда постепенно ликвидировать несоответствие® ценах на промышленную и сельскохозяйственную продукцию, тем самым упразднить добавочный налог с крестьянства, уничтожить так называемые «ножницы» между городом и деревней. Па июльском (1928 г.) Пленуме ЦК партии прп обсуждении хозяйственной политики в связи с хлебозаготовками Политбюро впесло предложение поднять па 18—20 копеек государственную цепу за пуд хлеба. Такой размер повышения цепы основывался па финансовых возможностях Советского государства. Партия знала, что данное 134
повышение цены за хлеб не может возместить всех затрат па его производство, крестьянство все еще будет платить, хотя и в меньшем размере, так называемый добавочный налог. Правые выступили против такого размера повышения цены на хлеб. Не решаясь прямо поддержать требование о немедленном введении цен, полностью возмещающих затраты крестьянства на производство хлеба, Бухарин, Рыков, Томский стояли за максимально высокое повышение цен. «Для того, чтобы избегнуть возможности новых неудач с хлебозаготовками,—заявлял Рыков,— едва ли нужно особенно скупиться на прибавку цепы на хлеб» 1. Томский предложил повысить на 40 копеек цену за пуд хлеба. Для осуществления такого повышения требовалось не менее 300 млн. рублей. Эта весьма значительная по тому времени сумма могла быть покрыта только за счет уменьшения ассигнований па промышленность. Члены Центрального Комитета, обсуждая этот вопрос, поддержали внесенное предложение Политбюро, так как интересы проведения индустриализации страны обусловливали необходимость сохранения па известный период так называемого добавочного налога. Видя, что их требования были не только отклонены, но и осуждены, как не отвечающие генеральной линии, правые стали на путь клеветы и демагогических обвинений партии, противопоставления рабочего класса крестьянству. Томский, например, в выступлении на июльском (1928 г.) Пленуме ЦК утверждал, что индустриализация страны якобы проводится не совместными усилиями рабочего класса и крестьянства, а лишь за счет крестьянства 2. 1 шлее того, в заявлениях от 30 января и 9 февраля 1929 г. правые выдвинули клеветнические обвинения по адресу ЦК, якобы проводившего политику индустриализации па такой нездоровой базе, как «проедание» резервов, «военнофеодальная эксплуатация крестьянства», выпуск бумажных обесцененных денег. Политбюро ЦК и Президиум ЦКК ВКП(б) на заседании 9 февраля 1929 г. отвергли эти враждебные выпады против партийной линии. В принятой резолюции указывалось, что партия всегда боролась и будет бороться с троцкистской теорией «военно-феодальной эксплуатации кре- < и.листва». Что же касается так называемого сверхналога, 1 ЦПА НМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 375, вып. II, стр. 78. •’ Г; см ла», стр. 138. 135
который все еще платит крестьянство, то он «не может быть уничтожен теперь же, если мы не хотим отказаться от индустриализации.,. его надо сокращать шаг за шагом, с тем чтобы через несколько лет уничтожить его вовсе» !. Важное значение имел также’ вопрос об использовании накоплений, которые давала внешняя торговля. Партия указывала, что средства, получаемые от экспорта, должны направляться преимущественно на приобретение машин, оборудования для строящихся предприятий, т. е. на развитие промышленности. Правые же придерживались иной точки зрения. Они настаивали на импорте хлеба из-за границы, требуя израсходовать для этих целей валютные ресурсы. Рыков, например, неоднократно входил с официальными предложениями о ввозе хлеба в страну. «Если серьезно относиться к тем серьезным затруднениям в этом году...— говорил он на апрельском (1929 г.) Пленуме ЦК и ЦКК,— то можно и нужно было идти и на затрату некоторой части валюты на покупку хлеба» 1 2. Эту же линию защищал и Бухарин: «Я лично полагаю, как и некоторые другие товарищи, что можно и должно в качестве некоторой исходной временной меры... поставить вопрос о ввозе хлеба» 3. Буржуазпые фальсификаторы истории, поднимая на щит лидеров правого уклона, пытаются квалифицировать их позицию в вопросе об источниках индустриализации как якобы отвечавшую интересам страны. Они всячески рекламируют обвинения против партии, с которыми правые выступали в те годы. Но факты убедительно показывают несостоятельность позиции правых и их защитников — идеологов капитализма. Рабочий класс, трудящиеся массы своим самоотверженным трудом создавали накопления, которые направлялись на подъем отечественной промышленности, на развитие и укрепление позиций социализма. Основным источником образования средств для индустриализации была прибыль, которую давали промышленные предприятия. Если в 1926/27 г. чистый доход промышленности составлял 642 млн. рублей, то в 1928/29 г. он достиг 1140 млп. рублей, т. е. увеличился почти в два раза4. 1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 190. 2 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 417, стр. 174. 3 Там же, стр. 88. 4 См. «Построение фундамента социалистической экономики в СССР (1926—1932 гг.)». М., 1960, стр. 521, 528. 136
Значительные средства страна получала за счет внешней торговли. Вырученная от экспорта валюта шла на приобретение машин, оборудования, необходимых для технической реконструкции ведущих отраслей тяжелой промышленности. Важную роль в мобилизации средств для развития промышленности имели займы индустриализации и накопления трудящихся в сберегательных кассах. Поступления от паселения по займам индустриализации за 1928/29 г. составили 1451 млн. рублей1. Это свидетельствовало о большой поддержке трудящимися политики партии. В результате повышения производительности труда, режима экономии росло и расширялось социалистическое накопление, систематически увеличивались капитальные вложения в промышленность. Если капиталовложения в промышленность в 1925/26 г. составляли 830 млн. рублей, то в 1927/28 г. они возросли до 1614,1 млп., а в 1928/29 г.- до 2073 млн. рублей2. Таким образом, позиция правых уклонистов в области индустриализации представляла прямой их отход от ленинских указаний о роли и значении крупной промышленности в строительстве социализма и в корне расходилась с политикой партии. Партия, ее Центральный Комитет в упорной борьбе с правыми уклонистами отстояли ленинскую политику социалистической индустриализации страны и провели ог- ромпую политическую и организаторскую работу по ее практическому осуществлению. 2. ПУТИ ПОДЪЕМА И СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ПРЕОБРАЗОВАНИЯ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА 1> определении путей развития сельского хозяйства и разрешения зерновой проблемы правые занимали позицию, отличную от линии партии. Эта позиция свидетельствовала об их ошибочном, антинаучном подходе к разрешению крупных социально-классовых и экономических проблем. 1 См. «Построение фундамента социалистической экономики в СССР (1926—1932 гг.)», стр. 503. 2 См. «СССР за 15 лет. Статистические материалы по народному хонийству». М., 1932, стр. 72. 137
Задачи социалистического строительства с объективной необходимостью требовали дальнейшего, более быстрого развития производительных сил сельского хозяйства, коренной его перестройки на основе создания крупного коллективного производства. Если социалистическая промышленность, базируясь па обществеппой собственности па орудия и средства производства, развивалась высокими темпами, то сельское хозяйство, осповаппое па частпой собствеппостп мелкого индивидуального крестьянского хозяйства с его отсталой техникой, разйпвалось значительно медленнее. Между тем увеличение чпслеппостп городского пасолс- ппя, в частности рабочего класса, необходимость создания продовольственных резервов требовали резкого увеличения производства хлеба и других сельскохозяйственных продуктов, а также сырья для промышленности. Партия и правительство понимали, что низкий уровень сельскохозяйственного производства, особенно его зерпо- вой отрасли, прп быстром темпе развития социалистической промышленности таит в себе, как отмечал июльский (1928 г.) Пленум ЦК, «опасность разрыва между социалистическим городом и мелкокрестьянской деревней, стало быть, опасность нарушения основного условия социалистического преобразования всего народного хозяйства» *. Перед партией во всем объеме стал вопрос: каким путем обеспечить создание крупного механизированного сельскохозяйственного производства? Опыт организации крупного капиталистического сельскохозяйственного производства, которое создавалось за счет беспощадной эксплуатации миллионов мелких и мельчайших крестьянских хозяйств, их разорения и нищеты, был неприемлем для Советской страны. Новый путь решения этой большой и сложной задачи был открыт В. И. Лепиным в его знаменитом кооперативном плане. В нем былп выработаны и пауч- по обоснованы принципы, методы и формы перевода многомиллионных крестьянских хозяйств па рельсы круппого коллективного социалистического сельскохозяйственного производства. Руководствуясь ленинскими указаниями, партия твердо и бесповоротно пошла по социалистическому пути подъема и дальнейшего развития сельского хозяйства. Капиталистическому пути создания единоличного крупного 1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 105. 138
хозяйства, осповаииого на частной собственности па орудия и средства производства, б.ыл противопоставлен, как указывала XVI партконференция, советский путь «создания крупного общественного хозяйства, через производственное кооперирование, коллективизацию, дающие возможность мелкому и мельчайшему хозяйству при содействии и под руководством Советской власти укрупниться па началах коллективного труда и подняться на высший уровень техники и культуры» L При этом особо подчеркивалось, что если капиталистическое хозяйство создавалось путем разорения и уничтожения мелких крестьянских хозяйств, то коллективное хозяйство советского типа будет создаваться на основе всемерного экономического развития бедняцко-середняцких хозяйств, повышения культуры земледелия, улучшения снабжения техникой, финансовой и материальной помощи со стороны Советского государства. Именно в этот конкретно-исторический период партия выдвинула курс на коллективизацию мелких крестьяпских хозяйств и развернула активную политическую и организаторскую работу по осуществлению этой задачи. «В настоящий период,— сказано в резолюции «О работе в деревне», принятой XV съездом ВКП (б),— задача объединения и преобразования мелких индивидуальных крестьянских хозяйств в крупные коллективы должна быть поставлена в качестве основной задачи партии в деревне. Категорически указывая на то, что этот переход может происходить только при согласии на это со стороны трудящихся крестьян, партия признает неотложным широко развернуть пропаганду необходимости и выгодности для крестьянства постепенного перехода к крупному общественному сельскому хозяйству и всемерное поощрение на практике имеющихся уже и заметно растущих элементов крупного коллективного хозяйства в деревпе» 1 2. XV съезд партии разработал конкретную программу подготовки массовой коллективизации крестьянских хозяйств, которая сводилась, во-первых, к укреплению и развитию бедняцко-середняцких хозяйств, повышению их производительности при постоянной экономической, финн псовой, агрикультурной помощи со стороны Советского государства; во-вторых, к активному развертыванию сети 1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 209. 'Гам же, стр. 57. 139
коллективных хозяйств, совершенствованию их форм, постепенному переходу от простейших производственных объединений к высшей форме — сельскохозяйственной артели; в-третьих, к укреплению старых и строительству новых совхозов в целях повышения' их роли в социалистической реконструкции сельского хозяйства; в-четвертых, к последовательному проведению политики наступления на капиталистические элементы деревни как одного из важнейших условий борьбы за поворот трудового крестьянства на путь коллективизации сельского хозяйства. При практическом решении поставленных XV съездом задач партия столкнулась с противодействием правых оппортунистов, которые выступили против развертывания строительства колхозов и совхозов, усиления наступления на кулака. Вначале они замалчивали, обходили вопрос об организации колхозов и совхозов, затем стали утверждать, что создание коллективных хозяйств противоречит ленинскому кооперативному плану и является преждевременным делом. В записках в ЦК (май — июнь 1928 г.) Бухарин в связи с проводимой работой по производственному кооперированию заявлял: «Если все спасение в колхозах, то откуда деньги на машинизацию? И правильно ли вообще, что колхозы у нас должны расти на нищете и дроблении?» Не менее откровенно излагалось отношение к колхозам и в другой его записке: «Никакая коллективизация не возможна без известного накопления в сельском хозяйстве, ибо машины нельзя получить даром, а из тысячи сох нельзя сложить ни одного трактора» Более прямолинейно выдвигал и всячески отстаивал тезис о преждевременности строительства колхозов и совхозов правый оппортунист Фрумкин. В письмах в ЦК (июнь, ноябрь 1928 г.) он пытался даже экономически обосновать нецелесообразность организации коллективных хозяйств. Линия партии в этом вопросе квалифицировалась им как новая «политическая установка по отношению к деревне», которая будто бы привела крестьянские массы «к беспросветности и бесперспективности». Стремясь умалить значение крупных хозяйств, Фрумкин заявлял, что якобы «коллективное хозяйство не будет выделяться из общей массы всех крестьянских хозяйств повышенной товарностью». Он требовал прекращения 1 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 417, стр. 93, 94. 140
строительства колхозов и совхозов в «ударпом и сверхударном порядке». Все эти доводы и обоснования выдвигались с единственной целью: доказать преждевременность и ненужность развертывания производственного кооперирования крестьянских хозяйств. Одна из характерных черт в тактике правых против курса на коллективизацию — это стремление замолчать вопрос об организации колхозов и совхозов. Особенно ярко опа проявилась в их поведении па июльском (1928 г.) 11лепуме ЦК, где шел серьезный разговор о путях преодоления хлебного кризиса, разрешения зерновой проблемы, об организации строительства новых зерновых совхозов. Выступая по этим приковавшим внимание всей партии вопросам, Бухарин, Рыков, Томский свели все дело подъема сельского хозяйства лишь к развитию индивидуальных хозяйств. Этот факт имел принципиальное значение, и их речи прозвучали как несогласие с политикой партии в области социалистического преобразования сельского хозяйства. «Крайне странно,— подчеркивал выступивший на Пленуме ЦК И. В. Сталин,— что некоторые товарищи в своих больших речах сосредоточили все внимание на вопросе об индивидуальных крестьянских хозяйствах, не сказав ни одного, буквально ни одного слова о задаче поднятия колхозов, как актуальной и решающей задаче нашей партии» L Члены Центрального Комитета расценили выступления правых как попытку обойти решения XV съезда партии и оказать сопротивление осуществлению курса на коллективизацию. Пленум ЦК подтвердил важность и необходимость твердого проведения курса на коллективизацию и потребовал от партийных организаций активнее вести работу по объединению крестьянских хозяйств в крупные коллективы, способные поднять производительность сельскохозяйственного производства и преобразовать его на социалистический лад. Выступая за изменение политики партии в области производственного кооперирования, правые одновременно предпринимали меры к замедлению строительства колхозов и совхозов. Уже в марте 1928 г., когда в соответствии с указаниями XV съезда изыскивались средства на финансирование колхозного движения, Рыков вошел в Политбюро ЦК с официальным предложением о сокращении ассигно1 И. В. Сталин. Соч., т. 11, стр. 184. 141
ваний на организацию колхозов. В своей записке он указывал, что на строительство колхозов якобы тратится много денег и выделенные средства все равно не будут израсходованы и не дадут нужного экономического эффекта. На самом же деле на колхозное строительство отпускалось несравненно меньше средств, чем этого требовали интересы социалистического строительства. Страна не имела возможности в одинаковой степени финансировать и индустриализацию и колхозное движение. В феврале 1928 г. в результате больших усилий специальной комиссии Политбюро ЦК удалось выделить для колхозного фонда всего лишь 20 млн. рублей. И вот из этих весьма скромных ассигнований Рыков потребовал изъять 5 млн. рублей Ч Как известно, июльский (1928 г.) Пленум ЦК партии специально рассмотрел вопрос об организации новых зерновых совхозов, призванных в ближайшие годы дать стране значительное количество товарного хлеба. На их строительство предусматривалось выделить 350 млн. рублей. Правый оппортунист Фрумкин предложил уменьшить намеченные ассигнования до 100 млн.— 150 млп. рублей, ибо на опытное дело, заявил он, нельзя тратить так много средств 1 2. Эти же политические цели преследовались правыми, когда они выдвинули и всячески распространяли тезис о том, что якобы ЦК недооценивает значения индивидуальных крестьянских хозяйств, а все внимание сосредоточил на строительстве колхозов и совхозов. Такое нарочито подчеркнутое противопоставление крестьянских хозяйств колхозам и совхозам не соответствовало действительности. Партия последовательно проводила в жизнь указания XV съезда о том, что подъем сельского хозяйства в данных условиях должен осуществляться на основе развития индивидуальных бедняцко-середняцких хозяйств, организации колхозов и совхозов. Эти задачи были неразрывно связаны между собой и последовательно проводились в жизнь. Наряду с максимальной помощью крестьянским хозяйствам развертывалось и строительство колхозов и совхозов, оказывалась помощь в их организационно-хозяйственном укреплении. Вопреки фактам, правые с исключительной настойчивостью продолжали утверждать, что в результате прово1 ЦПА НМЛ, ф. 17, он. 2, д. 417, стр. 214. 2 Партийный архив Института истории партии МК и МГК КПСС, ф. 3, оп. И, ед. хр. 656, л. 15. 142
димой политики крестьянские хозяйства будто бы пе имеют стимула к расширению производства, потеряли всякую перспективу своего развития, что якобы и привело к упадку сельского хозяйства, к обострению продовольственных и сырьевых трудностей. В октябре 1928 г. в комиссии по выработке тезисов по контрольным цифрам развития народного хозяйства на 1928/29 г. Бухарип отстаивал тезис о том, что в связи с созданием колхозов «основная масса крестьянства потеряла всякий стимул к производству», «пастроепия крестьянства ликвидаторские», «мы связали производительные силы сельского хозяйства», оно не развивается, а деградирует, поэтому необходимо «произвести коренной поворот политики» Ч В том же духе высказался на ноябрьском (1928 г.) Пленуме ЦК партии и Рыков. Он заявил, что проводимые мероприятия «ударили по хозяйственному интересу» крестьянства, которое якобы «перестает расширять хозяйство», что мы «пе сумели создать достаточных стимулов для крестьянина к подъему своего хозяйства», что его заинтересованность «совсем пропадает», в результате можпо «оказаться в положении, близком к гражданской войне» 1 2. В заявлении от 30 января и 9 февраля 1929 г. Бухарин, Рыков, Томский особо подчеркивали, что, несмотря на решения ЦК о всемерпом стимулировании индивидуальных крестьянских хозяйств, на деле все якобы «пошло по-другому», что эти директивы «остались только литературными произведениями». Однако простое сопоставление этих обвинений с фактическим положением опровергало домыслы правых. ЦК постояпно обращал внимание партийных организаций на необходимость помощи бедняцко-середняцким слоям де- ревпи. «...Всемерное стимулирование хозяйственного интереса основных масс крестьянства,—указывал ноябрьский (1928 г.) Пленум ЦК партии, — является в настоящее время одной из центральных наших задач»3. В соответствии с партийными директивами проводилась и практическая работа по подъему производительных сил мелких крестьянских хозяйств. Советское государство оказывало огромную помощь беднякам и середнякам в развитии их хозяйств. Ежегодно возрастали вложения средств в сельское хозяйство. Только в 1927/28 г. было выделено 1 ЦП А ИМЛ, ф. 17, он. 2, д. 417, стр. 127. 2 ЦП А ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 397, вып. I, стр. 10, 148. 3 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 129. 143
771 млн. рублей, на 1928/29 г. планировалось выделить 1030 млн. рублей1. В 1928—1929 гг. по линии контрактации крестьяне получили 435 млн. рублей2. За счет государственных средств проводились землеустроительные работы. Летом 1928 г. были повышены заготовительные цены па хлеб. Весной того же года бедняцко-середняцкие хозяйства получили семенную ссуду в размере 29 млн. пудов. Был снижен сельскохозяйственный налог на 25 млн. рублей, причем 35% маломощных крестьянских хозяйств полностью освобождались от уплаты сельхозналога; пе облагались налогом и все посевные площади, освоенные крестьянами в эти годы. Сессия ЦИК СССР, состоявшаяся в июле — августе 1928 г., приняла широкий план мероприятий по повышению урожайпости в крестьянских хозяйствах и увеличению государственной помощи сельскому хозяйству. И несмотря па эти бесспорные и известные факты, правые уклонисты настойчиво продолжали обвинять Центральный Комитет партии в том, что проводимая им политика будто бы пе стимулирует хозяйственной инициативы крестьян. Подобные обвинения лишний раз показывали, что, прикрываясь мнимой заботой о крестьянстве, правые выступали в защиту кулака, хозяйство которого действительно не стимулировалось государством, а, наоборот, проводилась линия на ограничение и вытеснение его. Индивидуальное обложение, повышенные ставки налога, лишение права в получении кредитов и сельхозмашин, чрезвычайные меры в период хлебозаготовок — все это не давало возможности развернуться кулакам в хозяйственном отношении. Что же касается развития хозяйств бедняков и середняков, то государство всячески стимулировало их экономическую заинтересованность и хозяйственную инициативу. Во все возрастающем размере им оказывались помощь и содействие в расширении посевных площадей, повышении урожайпости, в приобретении сельскохозяйственных машин, удобрений, сортовых семян и т. д. Демагогия об отсутствии экономических стимулов у единоличных хозяйств предназначалась для того, чтобы дискредитировать перед крестьянскими массами политику партии, которая якобы все внимание сосредоточила на 1 См. «Правда», 24 октября 1928 г. 2 См. «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 81, 127. 144
строительстве колхозов п совхозов и недооценивает значение индивидуальных крестьянских хозяйств. Правые выдвигали и усиленно распространяли тезис о так называемой деградации сельского хозяйства. Они стремились доказать, что в результате неправильной политики сельское хозяйство в своем развитии будто бы остановилось и начался его упадок. Автор этой «теории» Фрумкин в письме в ЦК писал: «Мы имеем перед собой картину застойных явлений в сельском хозяйстве, в особенности в области зерновых культур... Мы не можем и пе должны писать в печати о деградации. Но внутри партии мы не должны скрывать, что это отставание равносильно деградации». Бухарин в статье «Заметки экономиста» вслед за Фрумкиным утверждал, что сельское хозяйство стоит на месте и даже «регрессирует». Однако фактическое положение опровергало домыслы правых оппортунистов. Сельское хозяйство, хотя и медленными темпами, уверенно развивалось. В 1929 г. посевные площади, например, по сравнению с 1925 г. увеличились почти на 23 млн. гектаров, в том числе под зерновыми культурами — на 8,3 млп. гектаров. Возросло поголовье скота, поднялась его продуктивность. Валовая продукция сельского хозяйства в 1929 г. составляла 121% к уровню 1913 г. L В связи с отставанием сельского хозяйства от темпов роста социалистической промышленности правые оппортунисты стали выступать за пересмотр политики партии в области соотношения в развитии промышленности и сельского хозяйства. В целях якобы ликвидации отставания сельского хозяйства они требовали замедления темпа индустриализации, пытались выдвинуть в качестве главной задачи развитие сельского хозяйства. Партия никогда пе противопоставляла развитие промышленности сельскому хозяйству. Наоборот, опа исходила из признания органической взаимосвязи этих отраслей, необходимости пропорционального их развития, установления экономически обоснованного соотношения между пими. Партия лишь подчеркивала, что интересы строительства социализма требуют в первую очередь обеспечить создание крупной социалистической промышленности, что поднять производительные силы сельского хозяйства можно только через индустриализацию. Наряду с 1 См. «СССР за 15 лет», стр. 135; «Народпое хозяйство СССР в 19G1 г. Статистический ежегодник». М., 1962, стр. 292. 145
этим ею была разработана и осуществлялась программа подъема и социалистического преобразования сельского хозяйства. Основная линия партии в области сельского хозяйства сводилась к тому, чтобы на основе развития промышленности подвести материально-техническую базу для его технической и социальной реконструкции, вместо мелкотоварного крестьянского хозяйства организовать крупные коллективные хозяйства, оснастить их современной техникой, обеспечив условия для повышения производительных сил и ликвидации отставания сельского хозяйства. Эта задача могла быть решена лишь при наличии развитой крупной промышленности, которая и создавалась в ходе социалистической индустриализации. Поэтому предложение правых о перемещении центра строительной работы из промышленности в сельское хозяйство было неприемлемым, оно расходилось с ленинским планом построения социализма и с генеральной линией партии. После того как их требования по нашли поддержки, правые стали заявлять, что ЦК якобы недооценивает значение сельского хозяйства, игнорирует его потребности, направляя все средства па развитие промышленности. Искажая истинное положение, правые всячески преувеличивали опасность диспропорции в развитии промышленности и сельского хозяйства, предрекая, что это может вызвать губительные последствия не только в экономическом, но и в политическом отношении, привести к разрыву союза рабочего класса с крестьянством. Но это были наветы на политику партии. Партия отчетливо видела отставание сельского хозяйства и опасность имевшейся диспропорции для социалистического строительства. Опа проводила большую и разностороннюю работу по дальнейшему подъему сельского хозяйства, ускорению темпов его развития и повышению производительных сил. Однако осуществлявшиеся меры не могли дать тогда таких результатов, которые бы привели к полпой ликвидации отставания сельского хозяйства. Это объясняется тем, что развитие сельского хозяйства происходило па базе мелкого единоличного крестьянского хозяйства, имевшего ограниченные возможности для повышения производительности сельскохозяйственного производства. Создаваемая же промышленность была еще не в состоянии обеспечить в полной мере техническую реконструкцию сельского хозяйства. Поэтому пар146
тия считала, что ликвидировать диспропорцию и отставание сельского хозяйства можно лишь на основе индустриализации страны и социалистического преобразования мелкого крестьянского хозяйства. Стремясь во что бы то ни стало добиться изменения политики партии, правые уклонисты выступили с предложением составить параллельно с пятилетпим планом специальный двухлетний план по сельскому хозяйству. Эту идею высказал, в частности, Рыков в подготовленных им в апреле 1929 г. тезисах по пятилетнему плану развития народного хозяйства. Ссылаясь па имевшиеся якобы кризисные явления в сельском хозяйстве, он предложил составить «рабочий план для ближайших двух лет» в целях скорейшего «выпрямления сельскохозяйственного фронта», поставив его осуществление «в особо благоприятные условия» L Как известно, в пятилетием плане были определены обоснованные контрольные цифры развития промышленности и сельского хозяйства, установлено соотношение темпов роста той и другой отрасли и указаны пути осуществления этих задач. Правые же выдвинули идею составления двухлетнего плана только для сельского хозяйства. Каков же был замысел такого предложения? Он заключался в том, чтобы, воспользовавшись двухлетним планом по сельскому хозяйству, выполнение которого будет поставлено в особо благоприятные условия, добиться изменения линии партии на первоочередное развитие промышленности. Определяя пути подъема сельского хозяйства на основе дальнейшего развития индивидуальных крестьянских хозяйств и строительства колхозов и совхозов, партия сумела соединить решение текущих задач с длительными и весьма важными с точки зрения интересов социализма целями. Она хорошо понимала, что надо было преодолеть трудности сегодняшнего дня, тормозившие продвижение страны вперед, но не менее важно было преодолеть дробность, распыленность и низкую производительность крестьянского хозяйства, последовательно проводить работу но переводу его на рельсы крупного механизированного и высокопроизводительного сельскохозяйственного производства. Умелое и единственно возможное в данных условиях сочетание текущих и перспективных задач — ' ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 17, л. 35. 147
отличительная черта политики партии в области сельского хозяйства. Этого никак не могли или не хотели попять правые уклонисты. Они видели только сегодняшний день, только текущие трудности, игнорировали перспективные задачи по коренному преобразованию мелкого крестьянского хозяйства. В своих поисках разрешения возникших проблем правые пе пошли дальше мелкого товаропроизводителя, основного и решающего, в их представлении, звена в преодолении трудностей и в подъеме сельского хозяйства. Оценивая эту позицию правых, Г. К. Орджоникидзе говорил: «Сегодня, может быть, развязав кулацкую стихию, можно было бы получить лишний пуд хлеба из его рук, — хотя и это очень сомнительно, — по для завтрашнего дня это было бы усиленным наступлением возрождающегося капитализма на нас... Но надо твердо помнить, что тогда вопрос о доведении Октября до конца, о построении социализма в нашей стране не только пе был бы разрешен, по был бы поставлен под величайшую угрозу» \ Линия правых уклонистов на свертывание организации колхозов и совхозов, имевших решающее значение в построении социализма в деревне, на всемерный подъем только индивидуальных, включая и кулацкие, хозяйств была отвергнута и осуждена всей партией. «Курс правых на отказ от строительства крупных социалистических фабрик и от все возрастающей поддержки развития коллективов, на отказ от систематического и упорного перевода сельского хозяйства на базу крупного производства, — отмечала XVI партийная конференция, — партия рассматривает, как прямой переход на позицию кулаков, прямой отказ от руководящей роли рабочего класса в области развития сельскохозяйственного производства»1 2. Партия считала, что при наличии диктатуры пролетариата, социалистической промышленности, при всемерном укреплении руководящей роли рабочего класса имеются все возможности на основе добровольности и убеждения обеспечить перевод многомиллионных крестьянских масс на социалистический путь развития. 1 Г. Орджоникидзе. Генеральная линия партии и правый уклоп, стр. 15. 2 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 213—214. 148
3. КЛАССОВАЯ ПОЛИТИКА И ЕЕ РОЛЬ В УКРЕПЛЕНИИ СОЮЗА РАБОЧИХ И КРЕСТЬЯН Политическая позиция правого уклона в принципе расходилась с линией партии по вопросам классовой политики в деревне. Партия руководствовалась решениями VIII съезда и принятой им Программы РКП (б), в которых научно обосновывался стратегический лозунг расстановки классовых сил: в своей борьбе за построение социализма пролетариат прочно опирается на бедноту, укрепляет союз с середняком и ведет борьбу с эксплуататорскими тенденциями и сопротивлением кулака. Эти важнейшие указания были положены в основу политической линии и практической деятельности партии по укреплению союза рабочего класса с трудящимися массами крестьянства. Экономические и политические мероприятия, осуществлявшиеся партией и Советским государством, носили строго классовый характер. С одной стороны, они были направлены на оказание помощи бедняцко-середняцким массам крестьянства в развитии их хозяйств, содействуя тем самым упрочению их доверия к рабочему классу и более тесному союзу с ним. С другой стороны, эти мероприятия ограничивали развитие кулацких хозяйств и их эксплуататорских тенденций, содействуя тем самым ослаблению и вытеснению капиталистических элементов деревни. Различными были точки зрения партии и правых по вопросу о кулаке и политике по отношению к нему. Правые рассматривали кулака как производителя сельскохозяйственной продукции, ведущего хозяйство с применением техники, более высокой культуры земледелия, имеющего необходимые накопления для расширения производства. Кулаки, по их утверждению, — это «культурные слои» деревни, крестьяне-передовики, и их хозяйство является своего рода эталоном, образцом для всего крестьянства. Правые предлагали, чтобы всю деревню, т. е. бедняков и середняков, довести до уровня крепкого кулацкого хозяйства. Еще в 1925 г. Бухарин выдвинул в качестве главного лозунга по отношению к крестьянству: «В общем и целом всему крестьянству, всем его слоям нужно сказать: обогащайтесь, накапливайте, развивайте свое хозяйство». Центральный Комитет ВКП(б) тогда же осудил бухаринский лозунг «обогащайтесь». Бухарин вы- 149
вужден Выл публично отказаться от него. Но это отречение было лишь простым формальным актом. В дальнейшем Бухарин продолжал придерживаться линии па неограниченное развитие капиталистических элементов. Обосновывая «участие» капиталистических элементов в социалистическом строительстве, правые считали вполне нормальным и даже полезным тот факт, что кулаки и нэпманы наживали свои накопления за счет эксплуатации трудящихся. Ибо, заявлял Бухарин, в конечном счете эксплуатация трудящихся приносила пользу этим же трудящимся, а также и социализму. Поэтому необходимо всемерно помогать зажиточным крестьянам, т. е. кулакам, в накоплении и пайме работников, а бедноте наниматься к ним па работу. Излишняя боязнь наемного труда, боязнь накопления, боязнь прослойки капиталистического крестьянства и т. п., писал Бухарин, может привести нас к неправильной экономической стратегии в деревне. Правые считали, что развитие кулацких хозяйств не представляло какой-либо опасности для Советской власти, так как рамки диктатуры пролетариата якобы автоматически ставили ограничения кулаку и тем самым исключали возможность превращения его в социально опасного противника. Таким образом, пролетариат, по мнению правых, строит социализм не в борьбе с капиталистическими элементами, а при участии их. Главная задача пролетариата состоит не в ограничении и ликвидации капиталистических элементов, а в предоставлении им свободы развития и мирного врастания в социализм. Если В. И. Ленин учил, что кулак — это классовый противник пролетариата и с ним предстоит долгая и упорная борьба, вплоть до «последнего решительного боя», то правые утверждали обратное: при соответствующей политике сельская буржуазия будет вынуждена смириться с Советской властью и постепенно врастет в систему социализма. Отсюда, заявлял Бухарин, теоретически неправильно, а практически бессмысленно представлять дело так, будто мы когда-нибудь будем проводить экспроприацию кулака. Такая позиция не имела ничего общего с ленинской постановкой вопроса. В своей политике по отношению к кулачеству партия исходила из указаний Ленина: «Кулаки— бешеный враг Советской власти... Миру не бывать: кулака можно и легко можно примирить с помещиком, царем и попом, даже если они поссорились, но с рабочим 150
классом никогда»1. Ссылаясь на положение Энгельса о возможности в конкретно-исторических условиях отдельных стран обойтись без экспроприации круппых крестьян, В. И. Ленин писал: «В России это предположение пе оправдалось: мы стояли, стоим и будем стоять в прямой гражданской войне с кулаками. Это неизбежно» 2. Партия подготовила и организовала решительное наступление па кулака. Это наступление осуществлялось по линии ограничения прав кулака па аренду земли, наем рабочей силы, па получение кредитов, сельхозмашин, принципа индивидуального обложения сельхозналогом, применения чрезвычайных мер в связи с саботажем государственных хлебозаготовок. Проведение такой политики позволяло активнее привлекать на сторопу пролетариата основные крестьянские массы, укреплять союз с середняком и бедпотой, успешно вести борьбу с кулаком. Ноябрьский (1928 г.) Пленум ЦК ВКП (б) подчеркивал, что опора на бедноту, прочный союз с середняком и дальнейшее усплеппе наступления па кулака есть пеизмеппая основа классовой политики и ее проведение в жизнь — одна из важных задач партии. Правые оппортунисты пытались сорвать осуществление классовой политики партии в деревне. Их требования отмены чрезвычайных мер, индивидуального налогового обложения кулачества, снятия ограничений в развитии кулацких хозяйств, свободы рыночных отношений и т. д. на деле вели к усилению капиталистических элементов, к упрочению экономических и политических позиций кулака, к подрыву классовой основы диктатуры пролетариата. Оппортунисты запугивали партию якобы уже наступившим разрывом союза с середняком, заявляли, что стране грозит раскол между рабочим классом и крестьянством, что в деревне создался целый антисоветский фронт. Зараженные неверием в силы рабочего класса, они утверждали, что рабочий класс будто беспомощеп в отстаивании социалистических позиций в деревне и ему не остается ничего другого, как без конца уступать капиталистическим элементам. Политическая обстановка в стране, заявлял Фрумкин, ухудшилась, «деревня, за исключением небольшой части бедноты, настроена против нас... Эти настроения начипают уже переливаться в рабочие и город1 В. И. Ленин. Поля. собр. соч., т. 37, стр. 40. 2 В. И. Ленин. Поля. собр. соч., т. 38, стр. 145. 151
ские центры». На апрельском (1928 г.) объединенном Пленуме ЦК и ЦКК Рыков доказывал, что отношения с середняком грозят опасностью разрыва, нажим на кулака привел к сокращению им посевных площадей, а перекрыть их невозможно1. На июльском (1928 г.) Пленуме ЦК он утверждал, что отношения с деревней «натянулись подобно струне», страна накануне «гражданской войны» с крестьянством, мы уже имеем элементы разрыва с середняком и вообще «с такой политикой мужик не примирится» 2. Бухарин в свою очередь вещал, что в стране уже якобы наступила волна массового недовольства крестьянства, классовые разногласия между рабочими и крестьянами приняли такие размеры, что может произойти раскол 3. Однако фактические взаимоотношения между рабочим классом и крестьянством опровергали подобные утверждения. Беднота и середняки прочно поддерживали политику партии и Советской власти. Они на собственном опыте убеждались в том, что Советское государство оказывает им большую экономическую помощь и политическую поддержку. Союз рабочего класса и основных крестьянских масс становился все более прочным, соотношение классовых сил складывалось в пользу пролетариата и его диктатуры. Поведение правых уклонистов было направлено на то, чтобы приостановить наступление на капиталистические элементы, под флагом «защиты» середняка укрепить его союз не с рабочим классом, а с кулаком и тем самым подготовить действительный раскол между рабочим классом и основными массами крестьянства. Острую борьбу правые вели вокруг вопроса о применении чрезвычайных мер в отношении кулачества в период хлебных затруднений. Располагая крупными запасами хлеба, кулаки не продавали его государству по твердым ценам, всячески препятствовали успешному проведению хлебозаготовок. Они организовывали массовую скупку на рынке зерна и вывозили его в другие районы для продажи по спекулятивным цепам, оказывали экономическое давление на крестьянство, с тем чтобы последнее не продавало хлеб государству. В этих условиях партия и правительство признали возможным применить к кулакам, 1 ЦПА ИМЯ, ф. 17, оп. 2, д. 354, вып. II, стр. 80. 2 ЦПА ИМЯ, ф. 17, оп. 2, д. 375, вып. II, стр, 76, 77. 3 Там же, стр. 108, 116. 152
злостно не продававшим хлеб по твердым государственным ценам, 107-ю статью Уголовного кодекса РСФСР. На основании этой статьи виновные кулаки привлекались к судебной ответственности, а принадлежавший им хлеб конфисковывался в пользу государства. Это была чрезвычайная, но необходимая мера для того, чтобы сломить саботаж кулачества и обеспечить страну хлебом. Эти меры, несмотря на их административный характер, применялись при активном участии бедноты и середняка, что содействовало изоляции кулака и сплочению бедняцко-середняцких масс. В ходе хлебозаготовок был дан открытый бой кулачеству, выступившему против мероприятий Советской власти. Однако правые оказывали сопротивление применению чрезвычайных мер по отношению к кулаку. Бухарин, Рыков, Томский, Угланов считали, что эти меры якобы имели больше отрицательных последствий, чем положительных, что применение их поставило на грань разрыва союз рабочего класса и крестьянства и привело будто бы к осложнению политической обстановки в стране. В то же время они утверждали, что их применение было вызвано не кулацким саботажем, а явилось следствием якобы неправильной политики партии в прошлом. Это была клевета. На самом деле партия и правительство пошли па чрезвычайные меры в связи с ожесточенным сопротивлением, «хлебной забастовкой» кулачества в трудный для страны период, чтобы предотвратить срыв снабжения хлебом рабочего класса и Красной Армии. Чрезвычайные меры сыграли положительную роль в ликвидации хлебных затруднений и укреплении политического положения в стране. Однако их применение имело некоторые отрицательные последствия: в ряде мест чрезвычайные меры коснулись и части середняка. Апрельский (1928 г.) объединенный Пленум ЦК и ЦКК ВКП(б) в категорической форме осудил имевшиеся факты перегибов и извращений. «Такого рода извращения партийной линии, — отмечал Пленум, — не имеют пичего общего ни с партийным курсом вообще, ни с теми экстраординарными мероприятиями, которые ЦК проводил в жизнь в связи с особыми трудностями, обнаружившимися во время текущей хлебозаготовительной кампании» 1. Центральный Комитет тогда же потребовал от 1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 79. 153
партийных и советских органов строгого соблюдения директив партии по этому вопросу. В период хлебозаготовительных трудностей, в начале 1929 г., правые уже открыто выступили против административных и общественных мер по отношению к кулаку. В целях усиления нажима на кулаков, па продававших хлеб по государственным ценам, Уральский областной и Сибирский краевой комитеты партии внесли предложение в ЦК о применении метода самообложения в хлебозаготовках. Суть этого метода заключалась в том, что на общем сельском собрании принималось решение о продаже излишков хлеба всеми крестьянами, в том числе и кулацкими хозяйствами, для которых устанавливалось повышенное задание. Решение имело обязательную силу, и, если кулаки не выполняли его, по отношению к ним применялись административные меры. При рассмотрении данного вопроса в Политбюро ЦК Рыков выступил и голосовал против предложений партийных комитетов, назвав их «чрезвычайными мерами худшего типа». На апрельском (1929 г.) Пленуме ЦК и ЦКК Бухарин заявил, что применение чрезвычайных мер в принципе несовместимо с нэпом, что чрезвычайные меры «запирают нам все входы и выходы» и, по существу, отменяют новую экономическую политику 1. Но эти громкие фразы нс могли скрыть подлинный смысл борьбы правых против чрезвычайных мер, ибо хорошо было известно, что они применялись лишь в отношении кулачества, в частности той его части, которая, имея излишки хлеба, по продавала их государству и тем самым ставила под угрозу обеспечение рабочего класса хлебом. «Рыков п Бухарин, очевидно, стоят в принципе против всякого применения чрезвычайных мер в отношении кулачества,— отмечал И. В. Сталин на апрельском (1929 г.) Пленуме ЦК и ЦКК. — Но это ведь буржуазно-либеральная политика, а не марксистская политика» 2. Партия считала, что применение чрезвычайных мер вызвано сложившейся обстановкой в стране, ярым сопротивлением кулачества политике хлебозаготовок, пытавшимся на базе хлебных затруднений задушить Советскую власть и сорвать социалистическое строительство. При этом она опиралась на опыт применения чрезвычайных 1 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 417, стр. 84, 89. 2 И. В. Сталин. Соч., т. 12, стр. 89. 154
мер в период хлебпых затруднений в 1918 г. (комбеды) и указания В. И, Ленина о том, что могут быть обстоятельства, когда комбедовские, т. е. чрезвычайные, методы будут совершенно необходимы1. Партия была далека от мысли, что чрезвычайные меры есть постоянный и при всех условиях необходимый метод. Но она в противовес правым, отрицавшим их применение при любых условиях, признавала: в известные периоды в целях преодоления сопротивления кулачества можно и должно применить чрезвычайные меры. «Выступая против мероприятий партии, мобилизующих бедняцко-середняцкие слои деревни иа борьбу с злостпым укрывательством и спекуляцией хлебом со стороны кулачества,— говорится в резолюции апрельского (1929 г.) Пленума ЦК и ЦКК, — правые оказывают тем самым объективно содействие кулацким попыткам срыва хлебозаготовок и снабжения хлебом рабочего класса и бедпоты. В основе этой политической линии правых лежит теория постоянных уступок крестьянству, свидетельствующая о забвении правыми руководящей роли пролетариата в союзе с крестьянством и означающая явную ревизию лепииского учения о смычке с середняком» 2. Политический смысл чрезвычайных мер состоял в том, что посредством их партия дала открытый бой кулачеству. В результате произошло дальнейшее сплочение бедноты и середняка вокруг мероприятий Советской власти и усиление изоляции кулака от основных крестьянских масс. Этот открытый бой явился одной из существенных предпосылок успешно осуществленной впоследствии ликвидации кулачества как класса. Наступление на кулака проводилось также по линии индивидуального обложения сельскохозяйственным налогом. Такой порядок налогообложения распространялся лишь на самую богатую часть крестьянства, т. е. кулачество. Закон о едином сельскохозяйственном налоге, принятый ЦИК и СНК СССР, предусматривал полпое освобождение от налога 35% маломощных крестьянских хозяйств и более высокое обложение на основе индивидуального подхода 3% верхушечных слоев деревни. Принцип индивидуального обложения налогом позволял местным органам власти более правильно определять 1 См. В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 45, стр. 44. 2 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 183—184. 155
доходы кулацких хозяйств и в индивидуальном порядке облагать их повышенными ставками сельскохозяйственного налога. Это был подлинный подоходный налог, выражавший собой па практике классовую политику Советского государства, ограничивавший па деле развитие кулацких хозяйств. Правые под различного рода предлогами выступали против принципа индивидуального обложения кулаков. Преувеличивая имевшие место отдельные ошибки в применении этого принципа, они утверждали, что индивидуальное обложение ведет якобы к массовому переобложе- нию не только кулака, но и середняка. Под флагом защиты середняка правые требовали отмены повышенного обложения кулацких хозяйств. Отражая давление капиталистических элементов, правые выдвинули так называемую теорию постоянных уступок крестьянству. Они считали, что тактика партии в отношении крестьянства должна исходить из учета его колебаний то в сторону пролетариата, то в сторону кулака. Если середняк пачпет колебаться в сторону кулака, в этот момент пужно сделать ему уступку. И так непрерывно уступать, с тем чтобы удержать его в союзе с пролетариатом. На этой тактике, по мнению правых, и построено ленинское учение о смычке между рабочим классом и крестьянством. Наиболее полно подобный взгляд был изложен в выступлении Томского на июльском (1928 г.) Пленуме ЦК. Он утверждал, что укрепление союза рабочего класса с крестьянством возможно лишь «путем постоянных известного рода уступок». Так якобы было в 1921 г., во время кронштадтского мятежа, когда середняк пошел на союз с кулаком и партия вынуждена была уступить. Такая же обстановка сложилась и в 1928 г., когда наша политика будто бы толкнула середняка в сторону кулака, п мы должны теперь уступить, чтобы удержать его за рабочим классом. «Мыслима ли другая форма обеспечения союза между рабочим классом и крестьянством без ряда уступок со стороны рабочего класса этому среднему крестьянству? Нет, немыслима»,— заявил Томский. По этой концепции выходило, что, чем больше середняк будет колебаться в сторону кулака, тем ему выгоднее, ибо таким поведением он будет вынуждать рабочий класс к постоянным уступкам в пользу его частнохозяйственных интересов. Тогда встает вопрос: сможет ли рабочий класс, 156
делая пепрерывные уступки, удержать за собой среднее крестьянство? Конечно, нет. Поощряя и укрепляя частнохозяйственные интересы середняка постоянными уступками, рабочий класс тем самым будет содействовать развитию частнособственнической тенденции, которая все больше и больше будет тянуть середняка не к рабочему классу, а к кулаку. Партия всегда учитывала, что известные уступки отдельным требованиям трудового крестьянства нужны и целесообразны с точки зрения укрепления союза, руководящей роли пролетариата и социалистического строительства. «Мы открыто, честно, без всякого обмана, крестьянам заявляем,— говорил В. И. Ленин,— для того, чтобы удержать путь к социализму, мы вам, товарищи крестьяне, сделаем целый ряд уступок, но только в таких-то пределах и в такой-то мере, и, конечпо, сами будем судить — какая это мера и какие пределы» При этом Ленин подчеркивал, что эти уступки пролетариат делает бедняцко-середняцким массам крестьянства в целях привлечения их па свою сторону и обеспечения более успешного продвижения по пути построения социализма. Партия вместе с тем считала, что укрепление союза рабочего класса с основными массами крестьянства не ограничивается тактикой необходимых в определенных условиях уступок. Эта задача должна решаться по многим направлениям: экономическая и финансовая помощь со стороны государства, преимущественное и льготное кредитование, снабжение сельхозмашинами, удобрениями, сортовыми семенами, организация сельскохозяйственной кооперации, колхозов, совхозов, прокатных пунктов, тракторных колонн, МТС, а также по линии организации бедноты, укрепления Советов и т. д. Опираясь на эти экономические и политические предпосылки, рабочий класс действительно сможет укрепить союз с основными крестьянскими массами и уверенно вести их к социализму. Но правые не только стояли за постоянные уступки. Они выступали практически за такие уступки, которые были направлены па удовлетворение интересов зажиточных слоев крестьянства, и в частности кулака. Так, в 1928 г. ЦК признал необходимым повысить заготовительные цены на хлеб. Данное повышение цен было, конечно, известной уступкой, по такой уступкой, размеры которой 1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 43, стр. 320. 157
определялись ЦК и которая была направлена на удовлетворение интересов основной фигуры крестьянства — се- редпяка с целью укрепления союза с ним. Правые же требовали максимально высокого повышения цеп па хлеб, хотя им было хорошо известно, что за немедленное установление таких цен выступали прежде всего кулаки, отказавшиеся продавать хлеб по твердым государственным ценам. Следовательно, поднять цены до такого уровпя, как предлагали правые, означало уступить требованиям кулака, который всеми средствами боролся против хлебозаготовительных мероприятий Советской власти. Это была уже такая уступка, которая удовлетворяла требования капиталистических элементов. Под предлогом стимулирования продажи хлеба крестьянами правые внесли предложение об установлении более высоких цен в весенний период хлебозаготовок. Повышение действовавших на хлебном рынке цен в весеннее время также выгодно было прежде всего зажиточной части крестьянства — кулакам. Известпо, что бедпяки и основная масса середняков продавали свой хлеб государству в первой половине хозяйственного года, т. е. осенью. Кулачество же укрывало свой хлеб, приберегая его до «лучших времен». В этих условиях введение повышенных цен на хлеб с весны являлось экономической поддержкой кулака и озпачало удовлетворение его требований. Кроме того, государство весной выделяло большую семенную ссуду для бедняцко-середняцких хозяйств. Повысив цены весной, государство вынуждено было бы за семеппой хлеб брать с бедняков повышенную плату, в то время как, покупая у них хлеб осенью, оно платило за него по более низким ценам. Все это свидетельствует о том, что правые стояли за принципиальные уступки верхушечным слоям крестьянства, что содействовало усилению мелкобуржуазной стихии, укрепляло капиталистические элементы деревни. Партия придавала большое значение организации и сплочению бедноты, как основной опоры рабочего класса в деревне. Создание групп бедноты позволяло превратить бедняцкие слои крестьянства в крупную организованную политическую силу, активно оказывавшую помощь в проведении политики партии в деревне. «Осуществление решений XV партсъезда в деле дальнейшего наступления па капиталистические элементы деревни,— указывал июльский (1928 г.) Пленум ЦК,— обязывает всю партию и всех коммунистов вести настойчивую и систематическую работу 158
по усилению политической активности и организованности бедноты и подъема ее хозяйства» Ч Чем организованнее была беднота, тем прочнее становились позиции рабочего класса в деревне, тем больше укреплялся союз с середняком и успешнее велась борьба с кулаком. Исходя из своей концепции «мирного сожительства» всех социальных группировок крестьянства, правые игнорировали задачу организации и сплочения бедноты, так как мобилизация широких бедняцких масс, повышение их классового п политического сознания ослабляли экономическое и политическое влияние кулака в деревне, вели в конечном итоге к изоляции его от основных крестьянских масс. XVI партконференция в принятой резолюции констатировала: «Правые уклонисты пытаются замазать роль и значение самостоятельной организации широких масс бедноты. Попытки замазывания или умолчания этой важнейшей задачи партии па деле направлены не только против бедняка, но и против середняка, поскольку организация бедняцкого крестьянства имеет своей целью усиление опоры Советской власти в деревне, усиление отпора кулаку, укрепление на почве этого отпора союза бедняка и середняка-крестьянина. Партия решительно отвергает эти попытки тянуть партию в оппортунистическое болото политики отказа от укрепления опоры партии в деревне, политики развязывания кулака в его борьбе с беднотой»1 2. В целях обоснования своей линии в области классовых взаимоотношений правые извращали суть новой экономической политики. Нэп, как известно, был такой политикой в условиях переходного периода, которая, в известных пределах допуская развитие капиталистических элементов при наличии власти в руках пролетариата, создает условия для возрастания и победы социалистического сектора над капиталистическими элементами, для построения фундамента социалистической экономики. Партия рассматривала нэп как систему хозяйственных отношений, которая изменяется, совершенствуется по мере укрепления классовых позиций пролетариата, по мере продвижения страны к социализму. Она руководствовалась указанием В. И. Ленина, который еще в 1922 г., на XI съезде, говорил, что отступление окончено, началась перегруппировка сил для организации наступления. 1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. ПО. 2 Там же, стр. 215. 159
Весь комплекс экономических мероприятий, составлявших основное содержание новой экономической политики на данном этапе, предусматривал, с одной стороны, всемерное укрепление и дальнейшее развитие социалистического сектора во всех областях народного хозяйства, расширение и упрочение позиций социализма; с другой стороны, их осуществление так или иначе подрывало экономические позиции частнохозяйственного сектора (и кулацкого хозяйства), ограничивало развитие капиталистических элементов города и деревни, вытесняя их, из всех сфер экономики. Тем самым создавались необходимые условия для продвижения страны по пути социализма, для создания в конечном итоге материально-технического фундамента и повой социально-классовой основы социалистического общества. Правые не видели или не хотели замечать всей сложности проявления сущности нэпа в новых исторических условиях. Они рассматривали нэп как застывшую форму, подчеркивая лишь одну, и притом не определяющую, сторону — свободу для развития капиталистических элементов и рыночных отношений, не регулируемых государством. Но дело не ограничивалось только односторонним толкованием новой экономической политики. Правые прилагали немало усилий для изменения соответствующих экономических мер, проводимых партией и государством, в духе своего понимания нэпа. И когда оказывалось, что их предложения отклонялись, они обвиняли партию в том, что она якобы своей политикой отменяет нэп. Правые утверждали, что в стране ограничен товарооборот, скованы рыночные отношения, «зажаты» стимулы хозяйственной инициативы крестьян, нет «свободы» в экономической жизни страны. Угланов, например, на июльском (1928 г.) Пленуме ЦК настойчиво доказывал необходимость расширения нэпа, предоставления свободы для частных предприятий: для нас, в конце концов, все равно, кто производит продукцию, только бы производили ее. Под предлогом критики якобы существующей сильной централизации, сковывающей инициативу мест, он проводил линию на ослабление регулирующей роли государства по отношению к капиталистическим элементам!. Выступая на апрельском (1929 г.) Пленуме ЦК и ЦКК, Рыков квалифицировал ме1 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 375, вып. II, стр. 44, 45. 160
роприятия, проводимые партией и государством, как отмену нэпа. Бухарин па этом же Пленуме ЦК усматривал в классовой политике партии попытку перескочить нэп1. Извращая существо нэпа, правые игнорировали новую производственную форму связи рабочего класса с крестьянством, стремились противопоставить ее рыночным формам смычки. Между тем партия никогда пе отрицала роли и значения рыночных отношений, за которыми сохранялась в данное время ведущая роль в укреплении связей между городом и деревней. Но наряду с ними появились новые, производственные формы смычки, которые также развивались и имели большое значение с точки зрения преобразования сельского хозяйства на социалистической основе, чего никак не хотели признать правые оппортунисты. Эти действия правых, как, впрочем, и все другие, базировались па их политических взглядах, согласно которым развитие всех групп крестьянства, включая и сельскую буржуазию, должно проходить без каких-либо ограничений, на основе частного накопления, свободных рыночных отношений и хозяйственной конкуренции. Главным в повой экономической политике, по утверждению правых, было предоставление большей свободы для развития и накопления капиталистических элементов, а не наступление и вытеснение их из экономики страны. Партия квалифицировала толкование нэпа правыми как стремление защитить кулака и создать условия для свободного его развития. Учитывая важность и сложность задач социалистической перестройки сельского хозяйства, а также непрерывные нападки правых оппортунистов на проводившуюся политику в деревне, партия сочла необходимым рассмотреть этот вопрос па XVI конференции. После обсуждения доклада М. И. Калинина «О путях подъема сельского хозяйства и налоговом облегчении середняка» конференция разработала широкую комплексную программу дальнейшего претворения в жизнь ленинского кооперативного плана. Конференция вновь подтвердила правильность выдвинутого XV съездом курса па коллективизацию. Она подчеркнула, что единственно возможным путем развития производительных сил сельского хозяйства в условиях Советской власти является создание круппого социалистиче1 ЦИА ИМЛ, ф. 17, оп. 2,-д. 417, стр. 178, 179, 84, 85. О Ф. М. Ваганин 161
ского производства на основе организации колхозов и совхозов. «Капиталистическому пути создания единоличного крупного хозяйства, ~ говорилось в резолюции конференции,— Советская власть противопоставляет пролетарский метод создания крупного общественного хозяйства через производственное кооперирование, коллективизацию, дающие возможность мелкому и мельчайшему хозяйству при содействии и под руководством Советской власти укрупниться на началах коллективного труда и подняться па высший уровень техники и культуры» *. Конференция всесторонне проанализировала ошибки правых уклонистов в крестьянском вопросе и дала политическую оценку их борьбе против ленинской политики партии в области сельского хозяйства. Истекший после XV съезда партии период показал, что правые стремились задержать и свернуть колхозное и совхозное строительство, которое имело важное значение для построения социалистического общества и развития производительных сил сельского хозяйства. Они пытались подменить решительное наступление на кулачество мирным сожительством с ним, врастанием кулака в социализм, что не могло не вести к увековечению кулацкой кабалы и эксплуатации бедняцких и середняцких масс крестьянства. Вместо проводимого партией ленинского лозунга: рабочий класс в период борьбы за социализм прочно опирается на бедноту, укрепляет союз с середняком и ведет борьбу с кулаком — правые выступали за союз со всем крестьянством, в том числе и с кулаком. Они отрицали факт обострения классовой борьбы в деревне, что пе соответствовало реальной действительности, притупляло революционную бдительность и ослабляло боеспособность партийных организаций в проведении классовой политики и социалистической перестройки сельского хозяйства. Вопреки ленинскому указанию о том, что «единственной материальной основой социализма может быть крупная машинная промышленность, способная реорганизовать и земледелие» 1 2, правые боролись против социалистической индустриализации и высоких темпов ее проведения и тем самым подрывали реальную возможность создания необходимых материально-технических предпосылок для 1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 209. 2 В. II. Ленин. Поли. собр. соч., т. 44, стр. 9. 162
осуществления социалистического преобразования сельского хозяйства. XVI партийная конференция решительно осудила политическую позицию правых капитулянтов и призвала всю партию твердо следовать курсом, разработанным В. И. Лепиным. «Идя ленинским путем,— указывалось в резолюции конференции,— отвергая с такой же решительностью сползание правых на линию отказа от руководящей роли рабочего класса в хозяйственном строительстве, с какой ранее был отвергнут партией троцкистский отказ от союза с середняком,— партия сможет решить стоящую перед ней задачу ускорения развития всего сельского хозяйства, задачу укрепления союза с середняком и усиления руководящей роли рабочего класса в этом союзе пролетарскими методами создания крупного общественного земледелия и подтягивания всей массы бедняцких и середняцких хозяйств к высшему уровню техники, культуры и организации» 1 «КПСС п резолюциях...», т. 4, стр. 215—216.
Г лава V БОРЬБА ПАРТИИ ЗА ПРЕОДОЛЕНИЕ ПРАВОГО УКЛОНА 1. УСИЛЕНИЕ БОРЬБЫ ПАРТИИ С ПРАВОЙ ОПАСНОСТЬЮ Осуществление задач социалистического строительства в условиях обострения классовой борьбы, возрастания опасности правого уклона, наличия огромных трудностей внутри страны и постоянной угрозы военного нападения со стороны империалистических государств требовало монолитного единства и боеспособности Коммунистической партии. Единство партийных рядов — одна из закономерностей развития и отличительных черт марксистско-ленинской партии. Оно является источником внутренней крепости, содействующим повышению руководящей и организующей роли партии в борьбе за построение социализма. «Партия — сознательный, передовой слой класса, его авангард,— говорил В. И. Ленин.— Сила этого авангарда раз в 10, в 100 раз и более велика, чем его численность. Возможно ли это? Может ли сила сотни превышать силу тысячи? Может и превышает, когда сотня организована. Организация удесятеряет силы» L В. И. Ленин неоднократно указывал, что, чем ответственнее стоящие перед партией задачи, чем больше трудностей, которые необходимо преодолеть, чем глубже революционные преобразования, тем сплоченнее должна быть партия, тем прочнее должно быть единство ее рядов. «Накануне революции,— писал Владимир Ильич,— и в моменты самой ожесточенной борьбы за ее победу малейшие колебания внутри партии способны погубить все, сорвать революцию, вырвать власть из рук пролетариата... Если колеблющиеся вожди отходят прочь в такое время, это не 1 В. Л. Ленин. Поли. собр. соч., т. 24, стр. 34. 164
ослабляет, а усиливает и партию, и рабочее движение, и революцию» \ В период борьбы с правыми оппортунистами задача укрепления ленинского единства партии стояла с особой остротой. В целях достижения своих политических целей правые пытались добиться свободы группировок и открытого противопоставления генеральной линии партии своей платформы. Под предлогом развертывания критики и самокритики на основе Обращения ЦК ВКП (б) от 2 июня 1928 г. оппортунисты использовали этот важный принцип внутрипартийной и общественно-политической жизни для нападок на политику партии. Они призывали коммунистов «смело» и «решительно» выступать с критикой, даже если она касается общепринятого политического курса партии, пе бояться уклонения от него. Это делалось для того, чтобы добиться легализации оппортунистического течения. Уже в начале 1928 г. Угланов заявлял, что люди, сомневающиеся в правильности генеральной линии партии и критикующие ее, должны иметь свободу для выступления, «таких людей не надо оглушать, пришивать им уклоны — правого, кулацкого» 1 2. Он призывал к критике Центрального Комитета партии, его важнейших решений. «Без этого пе обойтись,— говорил Угланов.— Весь вопрос заключается в том, что, если выйдет спор в МК или ЦК партии по тому или иному вопросу, товарищи не должны говорить: «Ага, тут чем-то пахнет, организуем группу и изобличим уклонистов». Против этого надо вести решительную борьбу... Товарищам — любителям искать уклоны и организаторам борьбы против этих «уклонов» нужно дать по рукам» 3. На июльском (1928 г.) Пленуме ЦК ВКП(б) Томский настойчиво проводил мысль о «терпимости» к критике генеральной линии партии, обосновывал право на распространение правооппортунистических взглядов4. Сторонник правых, заведующий агитпропотделом МК Мандельштам в статье «Основное в партийном просвещении», опубликованной 11 августа 1928 г. в «Правде», пи1 Н. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 41, стр. 417. 2 Нартийпый архив Ипститута истории партии МК и МГК Kill < ф. 3, он. 9, од. хр. 3, л. 140. 1 Объединенный пленум МК и МКК ВКП (б) 23—25 апреля 192В г. Доклады и резолюции». М., 1928, стр. 23. 1 ЦП Л НМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 375, вып. II, стр. 138. 165
сал, что «надо научить партийную массу не бояться того или иного оттенка мысли, уклоняющегося от основной большевистской линии, не бояться самого слова уклон» !. Призыв не бояться уклонения от генеральной линии партии практически означал лишь возможность широкой пропаганды правых взглядов и сплочения на этой основе всех сторонников правого уклона. Этот тезис настойчиво защищался правыми в Московском комитете ВКП(б). Лишь после вмешательства ЦК партии бюро МК 29 августа 1928 г. приняло решение, в котором признавалась ошибочность выдвинутого в статье Мандельштама положения. Рыков на ноябрьском (1928 г.) Пленуме ЦК ВКП (б) также пытался обосповать допустимость свободы группировок в партии. Он утверждал, что поднятая кампания «словесной трескотпи» вокруг так называемого правого уклона является надуманной, что в действительности никакого уклопа нет, а если есть люди, которые не согласны с политикой партии, то опи совсем по уклонисты и незаслуженно называются правыми1 2. Попытки правых оппортунистов добиться легализации своего политического течения не имели успеха. В своей борьбе правые попытались использовать центральный орган партии — газету «Правда». В начале 1928 г. в состав редакции кроме Бухарина входили его последователи Слепков, Астров, Марецкий, Зайцев, Цейтлин. Они публиковали статьи с изложением правооппортунистических взглядов. Например, в июле 1928 г. в «Правде» появилась статья «К текущему моменту», где с позиций правых давалась характеристика хозяйственных затруднений, причипами которых объявлялись просчеты в планировании и ошибки в руководстве, осуждалось применение чрезвычайных мер по отношению к кулаку, высказывалась идея, что главная задача партии в деревне — развитие индивидуальных крестьянских хозяйств. Оценивая обстановку в редакции «Правды» в этот период, Е. М. Ярославский на апрельском (1929 г.) объединенном Пленуме ЦК п ЦКК отмечал: «Со времени Октябрьской революции не было более тяжелого, неопределенного положения в редакции центрального органа, чем то, которое мы переживали в последние месяцы» 3. 1 «Правда», 11 августа 1928 г. 2 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 397, вып. I, стр. 13, 14, 143. 3 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 417, стр. 5. 166
Политбюро ЦК освободило от работы в «Правде» Слеп- кова и Астрова, направило для укрепления ее редакции крупных работников партии Е. М. Ярославского, М. А. Савельева и Г. И. Крумина. Большевистская «Правда», руководимая ЦК, несмотря на ряд организационных трудностей, сыграла в эти годы огромную роль в разоблачении правого уклона, в мобилизации коммунистов, рабочего класса и трудового крестьянства на борьбу за успешное осуществление задач социалистического строительства. Атаки правых на линию партии и ее Центрального Комитета особенно усилились в середине 1928 г. К этому времени была более благоприятная для правых расстановка сил в руководящих органах. Правые рассчитывали на известную часть членов и кандидатов в члены Политбюро (Бухарина, Рыкова, Томского, Угланова), на большинство в Оргбюро ЦК, на поддержку их руководством СНК, ВЦСПС, Московского комитета партии, ряда райкомов ВКП(б) г. Москвы, а также газет «Правда», «Ленинградская правда», «Рабочая Москва», «Труд» *. Учитывая конкретную ситуацию, правые потребовали обсудить на предстоящем Пленуме ЦК общехозяйственное и политическое положение в стране и выдвинули докладчиком Рыкова. Ими уже были разработаны соответствующие тезисы. Добиваясь постановки этого вопроса, правые намеревались дать со своих позиций оценку положения в стране, внести такие предложения, которые существенно изменили бы политику партии. Но их замысел не нашел поддержки. Тогда правые решили выступить со своими тезисами на заседании Политбюро, которое состоялось 27 июня 1928 г. Бухарин с одобрения и согласия Рыкова, Томского и Угланова зачитал написанный от руки пространный документ о хозяйственном положении. Члены Политбюро предложили раздать для ознакомления только что прочитанный текст. Понимая, что официальное вручение документа, содержащего оценки и предложения, которые расходились с линией партии, могло обернуться против них, Бухарин наотрез отказался от представления тезисов в письменном виде. Дискуссия, развернувшаяся по тезисам Бухарина, еще раз подчеркнула несостоятельность содержавшихся в них положений. Во-первых, при оценке отношений рабочего 1 ЦПА НМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 417, стр. 5. 167
класса с крестьянством утверждалось, что союз между ними находится на грани разрыва. Во-вторых, выдвигалось требование о создании условий для так называемой свободы торговли и рыночных отношений, не регулируемых государством, а также об ослаблении наступления на капиталистические элементы. В-третьих, недооценивалось значение строительства колхозов п совхозов, все внимание концентрировалось лишь на подъеме и развитии индивидуальных крестьянских, в том числе и кулацких, хозяйств \ После серьезной критики выдвинутые в документе предложения были отклонены. Для выработки резолюции о политике хлебозаготовок в связи с общим хозяйственным положением была образована комиссия в составе Баумапа, Бухарина, Микояна, Рыкова, Сталина. Подготовленные комиссией тезисы 2 июля 1928 г. были одобрены Политбюро и внесены на рассмотрение Пленума ЦК партии. Возникшие накануне Пленума разногласия, казалось, были исчерпаны принятием единых тезисов по такому важному вопросу, как политика хлебозаготовок и хозяйственное положение страны. Поэтому Политбюро не сочло нужным информировать членов ЦК партии об имевших место разногласиях. Тот факт, что наконец удалось выработать единый документ по весьма важным хозяйственно-политическим вопросам, создавал благоприятные условия для сплочения руководящего ядра вокруг ленинской линии партии. К тому же международное и внутреннее положепие страны, интересы социалистического строительства требовали монолитного единства партийных рядов. Однако Бухарин, Рыков, Томский думали ипаче. Проголосовав за тезисы Политбюро, они продолжали оставаться па прежпих позициях. Это подтвердили последующие события. В первой половине июля 1928 г. собрался Пленум Центрального Комитета партии. На его рассмотрение были внесены вопросы о политике хлебозаготовок в связи с хозяйственным положением, об организации новых зерновых совхозов, об улучшении подготовки кадров для народного хозяйства. В работе Пленума приняли участие 160 членов ЦК, ЦКК и ревизионной комиссии. Острая идейная борьба развернулась вокруг оценки хозяйственного и политического положения страны, взаи- 1 См. «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 197; ЦГ1А И МЛ, ф. 17, оп. 2, д. 417, стр. 4, 228. 168
моотпошений между рабочим классом и крестьянством, разрешения зерновой проблемы и практических мер по проведению предстоящей хлебозаготовительпой кампапии. Ход прений показал, что Бухарин, Рыков, Томский, а также Угланов, Угаров, Осинский, Сокольников и другие в оценке всех этих вопросов расходятся с большинством членов Центрального Комитета. Говоря о хозяйственном и политическом положении в страпе, Бухарип, например, утверждал, что за последний период в экопомпке страны обнаружились «огромные зияющие дыры и провалы», опа «встала дыбом» и, в свою очередь, «может поставить дыбом и классы». Возникшие трудности, заявил оп, не вытекают из реконструктивного периода, а есть результат пеправильной политики и ошибок в руководстве хозяйственным строительством. Правые пе признавали классовой подоплеки хозяйствеппых трудностей, отрицали роль кулачества в обострении положения с хлебом. Правые отступали от указаний XV съезда ВКП(б) и в вопросе о путях разрешения зерновой проблемы. Ее осуществление они отрывали от задач социалистического преобразования сельского хозяйства, а выход из хлебпых затруднений видели лишь в развитии индивидуального крестьянского, и кулацкого в том числе, хозяйства. Рост производительных сил в сельском хозяйстве, заявлял Бухарип, будет сопровождаться ростом кулака, без которого пам пе обойтись, и задача состоит лишь в том, чтобы умело «снимать пенки с накоплений кулака и обращать их па дело социалистического строительства» В своих выступлениях правые оппортунисты игнорировали значепие колхозов п совхозов в решении зерповой проблемы и особенно в социалистическом преобразовании крестьянских хозяйств. Члены Центрального Комитета дали достойный отпор попыткам правых измепить линию XV съезда партии в области сельского хозяйства. Пленум ЦК ВКП(б) признал необходимым продолжать и дальше линию па подъем индивидуального мелкого и среднего крестьянского хозяйства, вовлекая его в различные формы кооперации, па проведение коллективизации, создание крупных коллективных хозяйств, па укрепление существующих и строительство новых зерновых совхозов1 2. 1 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 375, вьш. II, стр. 116. 2 См. «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 106. 169
А теперь, говорил он, поднимается на трибуну Рыков и задним числом заявляет, что мы наделали ошибок1. Применение чрезвычайных мер сыграло большую роль в укреплении экономического прложения страны. Поставленная задача улучшения снабжения страны хлебом была выполнена. В связи с этим Пленум ЦК признал необходимым провести такую подготовительпую работу к предстоящей хлебозаготовительной кампании, которая исключала бы «необходимость применения каких бы то ни было чрезвычайных мер»2. Дискуссия на Пленуме ЦК партии показала, что Бухарин, Рыков, Томский, Угланов, Угаров и некоторые другие члены ЦК добивались изменения политической линии партии в духе правого уклона. «Отдельные товарищи,— говорил А. И. Микоян на Пленуме,— перед лицом переживаемых затруднений пытаются воспользоваться этим и изменить партийную политику, отменить решения XV съезда партии о наступлении на кулака и частника, развязать силы капитализма, широко раздвинуть рамки нэпа, дать больше прав и возможностей для капиталистических элементов города и деревни, смазать курс XV съезда на коллективизацию как одну из основных задач партии, сорвать строительство новых совхозов и поднятие старых. Партия должна дать дружный отпор всяким попыткам нападений на решения своего съезда и установленную им ленинскую политику» 3. Пленум ЦК отметил: возникшие трудности, обострение классовой борьбы, напор мелкобуржуазной стихии усиливали колебания в рядах партии. Эти колебания шли, с одной стороны, по линии отказа от политического курса, выдвинутого XV съездом ВКП(б), а с другой —по линии возрождения разбитой троцкистской идеологии. «На отдельные прослойки партии до сих пор оказывает влияние чуждая ей идеология. Партия в своей политике должна исходить из решительной борьбы как с теми элементами, которые являются выражением буржуазных тенденций в нашей стране и пытаются обойти решение XV съезда «развивать дальше наступление на кулачество», так и с теми элементами, которые стремятся придать чрезвычайным и временным мерам характер постоянного или дли- 1 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 375, вып. II, стр. 88. 2 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 109. 3 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 375, вып. II, стр. 11. 172
тельпого курса и тем поставить под угрозу дело союза рабочих и основных масс крестьянства» 1 Июльский (1928 г.) Пленум ЦК ВК11(б) подтвердил незыблемость прдпятого XV съездом политического курса и наметил меры по дальнейшему проведению его в жизнь. Решения Пленума сыграли большую роль в сплочении коммунистов вокруг ленипской линии партии па основе борьбы против правых элементов, а также остатков троцкистской идеологии. Факты свидетельствовали о том, что разногласия продолжали оставаться. Если в первое время правые ограничивались выступлениями внутри Политбюро, то теперь все принципиальные вопросы своих расхождений они вынесли на более широкую арену — на Пленум Центрального Комитета партии. Однако их позиция по нашла поддержки среди членов ЦК. Пленум закрепил линию партии и осудил попытки правых к ее пзмепенпю. Бухарин, Рыков, Томский, Угланов и другие в даппой обстановке вынуждены были голосовать за резолюции, выработанные ЦК. Но опп не отказались от своих взглядов, не перешли па общепартийные позиции. Еще в ходе работы июльского (1928 г.) Пленума ЦК ВКП(б) Бухарин встретился с оппозиционером Каменевым и имел с пим беседу по важнейшим вопросам партийной политики. В качестве связного выступил Сокольников, который и сообщил Камепеву о желании Бухарина встретиться с пим. В своей записке от 9 июля 1928 г. па имя Каменева Сокольников писал: «Очень нужно бы с Вами переговорить и посоветоваться — пет ли у Вас возможности побывать здесь па этих днях. Это было бы крайне важпо. Пленум, видимо, кончится завтра, сегодня же идут прения по микояновскому докладу и завязываются «сражения»»2. (Пакт переговоров Бухарина с Каменевым об объединении сил для борьбы с ЦК тогда не был известен. О нем Политбюро ЦК узпало лишь в январе 1929 г. Но беседа Бухарипа с Каменевым, проходившая в тот день, когда Пленум ЦК принимал резолюции, за которые голосовали Бухарин, Рыков, Томский, неопровержимо подтверждает, что правые пе собирались складывать своего оружия. Они готовились к дальнейшей борьбе против партии объединенными усилиями. 1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 108. 2 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 441, вып. I, стр. 131. 173
Несколько позднее, на апрельском (1929 г*) Пленуме ЦК и ЦКК, Е. М. Ярославский говорил: «На июльском Пленуме Бухарин голосовал за резолюцию вместе со всеми нами, признавая, что у нас линия правильная. А в июле же месяце (11 — 12. VII) Бухарин идет к Каменеву и ведет с ним разговоры совершенно противоположного порядка. Мне кажется, что... это можно формулировать так, что у Бухарина все это время были очень глубокие идейные шатания... они являлись отражением борьбы и колебаний определенных классовых прослоек в нашей стране. Это несомненно» *. Сведения об имевших место разногласиях накануне и на июльском (1928 г.) Пленуме стали просачиваться за пределы ЦК. В связи с этим начали распространяться различного рода разговоры, слухи. Подобная «информация» доходила до партийных организаций столицы и делегатов, прибывших на VI конгресс Коммунистического Интернационала, что вносило известную дезорганизацию, усиливало колебания неустойчивых элементов, мешало уверенной и активной работе партии. В этих условиях Политбюро ЦК исходя из факта единогласного принятия решений июльским (1928 г.) Пленумом, а также в интересах укрепления единства партии и сплочения рядов коммунистического движения решило сделать официальное заявление сеньорен-конвенту VI конгресса Коминтерна об отсутствии разногласий. 30 июля 1928 г. члены Политбюро Сталин, Бухарин, Ворошилов, Рудзутак, Молотов, Рыков, Томский, Калинин, Куйбышев подписали следующий документ: «...нижеподписавшиеся члены Политбюро ЦК ВКП (б) заявляют сеньорен-конвенту конгресса, что они самым решительным образом протестуют против распространения каких бы то ни было слухов о разногласиях среди членов Политбюро ЦК ВКП(б)»1 2. Наличие споров по практическим вопросам, без которых не обходится самая спаянная руководящая группа, говорилось в этом документе, ни в коем случае не может служить основанием для разговоров и слухов о разногласиях. Авторы заявления писали, что все они стоят на одной политической линии и считают своим долгом предупредить всякую спекуляцию на этих слухах в вопросах Коминтерна. 1 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 417, стр. 5. 2 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 190. 174
Такое заявление вселяло уверенность, что в дальнейшем в Политбюро и ЦК будет единство взглядов и действий, а также дружная работа по осуществлению политической линии партии. Однако последующие события показали, что Бухарин, Рыков, Томский лишь на словах были за единство, а на деле продолжали атаки на партию. 2. ПОРАЖЕНИЕ ПРАВЫХ В МОСКОВСКОЙ ПАРТИЙНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ Московская партийная организация занимала в планах правых первостепенное значение. Они хорошо понимали, что от позиции коммунистов столицы во многом зависели судьба их политической платформы и успех борьбы против Центрального Комитета. Они также учитывали, что секретарем Московского комитета партии был Н. А. Углапов — ревностный сторонник правого уклона. Его активно поддерживали секретарь МК В. А. Котов, председатель Московской контрольной комиссии Г. С. Мороз, председатель Московского городского совета профсоюзов В. М. Михайлов, заведующий агитпропотделом МК Н. Н. Мандельштам. На позиции правых стояла и часть секретарей районных и уездных партийных комитетов: Краснопресненского — М. Н. Рютин, Рогожско-Симонов- ского — М. А. Пеньков, Замоскворецкого — Е. Ф. Куликов, Хамовнического — В. А. Яковлев, Московского уездного — П. П. Сафронов. Эти ответственные работники сразу же после XV съезда партии развернули широкую кампанию по пропаганде взглядов правого уклона среди партийного актива и коммунистов столицы. Сначала была принята тактика не лобовой, а замаскированной атаки на политический курс партии. Особую активность проявлял Угланов. Используя свое положение кандидата в члены Политбюро ЦК и секретаря МК партии, он стремился в докладах и выступлениях дать одностороннюю характеристику переживаемых страной трудностей, высказывал сомнения в правильности политики партии, пытался обосновать необходимость ее изменения. Характерны в этом отношении доклады Угланова на пленумах Московского комитета, состоявшихся в первой половине 1928 г. Все внимание в них концентрировалось 175
на недостатках в хозяйственном строительстве п настроениях в связи с этим рабочего класса. Тенденциозный подбор только отрицательных фактов и преднамеренное умолчание о достижениях в социалистическом строительстве создавали неправильное представление о политике и практической деятельности партии. Оценивая, например, хозяйственное положение, Угланов заявлял, что хотя кризиса еще и нет, но страна находится в «большом хозяйственном ухабе» ‘ Это происходит, по его утверждению, в результате ошибок в руководстве, промахов в планировании экономического развития страны, и во всем виновен прежде всего штаб партии — Центральный Комитет. Поэтому якобы рабочие, «в отличие от периода XV съезда партии, более критически настроены к руководству партии». Они, по словам Угланова, заявляли: «Мы партии доверяли и доверяем, по что-то у вас уж очепь часто совершаются крупные ошибки... Мы работаем, поднимаем производительность труда па значительную высоту... а вы, товарищи руководители-управляющие, вы с порученным делом справляетесь крайне плохо» 1 2. Подобная характеристика пастроений рабочего класса страны была сознательной попыткой дезинформации партийного актива с определенной политической целью, ибо обобщающие выводы Углапова о критических настроениях рабочих по соответствовали действительности. Одно дело, говорил по этому поводу па апрельском (1928 г.) пленуме МК ВКП(б) К. Я. Бауман, когда рабочие проявляют недовольство ошибками и недостатками в работе партийных, советских, хозяйственных органов, и другое — когда высказывается недовольство политикой Советской власти и партии. Партийный руководитель, отмечал он, обязан «различать законное недовольство головотяпством и извращением партийной липни и одновременно недовольство политикой Советской власти, политикой правительства»3. Ссылаясь на настроеппя отсталой части рабочих, которые находились под сильным влиянием мелкобуржуазной 1 «Второй пленум МК ВКП(б). 31 января —2 февраля 1928 г. Доклад и резолюции». М., 1928, стр. 23. 2 Партархив Института истории партии МК п МГК КПСС, ф. 3, оп. 9, ед. хр. 3, л. И. 3 «Объединенный пленум МК п МКК ВКГ1(б). 23—25 апреля 1928 г. Доклады и резолюции», стр. 32—33. 176
стихии, Угланов уже в этих выступлениях пытался всячески аргумептировать необходимость пересмотра принципиальных вопросов политики партии. Он считал, что страна будто бы взяла слишком быстрый разбег в области индустриализации. «Надо не бежать вперед, задрав голову,— говорил Угланов,— надо поменьше строить, претензии па большую стройку надо убавить... Тут, очевидно, зажать нужпо накрепко, хоть места и жалуются на централизм московских товарищей» Особенно обрушился Угланов па московские хозяйственные органы, которые, имея прибыль, ставили вопрос о расширении капитального строительства. Указывая па факты, когда отдельные предприятия за счет прибылей перевыполняли план капитального строительства, Угланов заявлял: «За это будем отдавать под суд, смещать, выгонять из партии того, кто будет так хозяйствовать!» 1 2 В противоположность линии партии па развитие тяжелой промышленности Угланов и его сторонники высказывались за преимущественное развитие легкой промышленности, в частности текстпльпой. По мнению Угла- пова, эта отрасль недооценивалась, па ее развитие пе обращалось должного внимания, темп ее роста резко отставал от темпа развития тяжелой ппдустрии. Вопрос о текстильной промышленности в июне 1928 г. был даже выпесеп па рассмотрение пленума МК ВКП(б). В обычной обстановке обсуждение такого вопроса пе могло вызвать каких-либо сомнепий. Однако парочито подчеркнутое выпячивание легкой промышленности могло быть истолковано как попытка смазать, умалить значение курса партии па развитие тяжелой индустрии. Имен- по этот смысл и вкладывался в факт созыва специального пленума Московского комитета партии. На пленуме обсуждался вопрос об отчислениях из накоплений легкой промышленности на развитие тяжелой индустрии. Угланов выступил фактически против отчислений, сказав, что следует «подсчитать хорошенько, чтобы можно было и текстилю поворачиваться, развиваться» 3. Характерны для этого времени ошибочные заявления Углапова о преимущественном развитии лишь тех отрас1 «Второй пленум МК ВКП(б). 31 января — 2 февраля 1928 г. Доклады и резолюции», стр. 20. 2 Там же, стр. 23. 3 «Четвертый пленум МК ВКП(б). 29 июня — 2 июля 1928 г.». М., 1928, стр. 81. 177
лей индустрии, которые призваны удовлетворять частнохозяйственные запросы крестьян, например на кровельное железо. «Спрос на него огромен,— говорил он.— Крыши сейчас кроют железом, а не соломой... По этой линии крестьянство предъявляет спрос к тяжелой индустрии» Так же неправильно истолковывался Углановым курс партии на коллективизацию крестьянских хозяйств. В его интерпретации строительство колхозов и совхозов не являлось практическим делом сегодняшнего дня. Коллективизация крестьянских хозяйств, говорил он,— это задача «если не отдаленного будущего, то во всяком случае ряда лет, ряда ближайших десятилетий», что «линия па организацию крупного общественного сельского хозяйства встречает еще сопротивление» со стороны крестьянства1 2. Не находила правильного объяснения и политика в отношении кулачества. Высказывая опасения, что партийные организации будут чрезмерно нажимать на кулака, Угланов говорил: «По-моему, сейчас надо бояться не того, что они достукают его (т. е. кулака.—Лет.), а того, что могут перестукать. Надо бояться, что они наломают сверх меры». Без кулацких хозяйств нам не обойтись, подчеркивал Угланов, поэтому мы не должны задерживать их развитие. «Нельзя ни в коей мере допускать мысли, что нужно сразу вышибать капиталистические элементы в нашей страпе,— это неправильно, к тому же наш кулак — это всего-навсего «кулачишка»»3. Пропагандой взглядов, отходящих вправо от генеральной линии, Угланов занимался не только на пленумах МК. В этот период он весьма активно выступал и па пленумах райкомов, собраниях партийного актива: Рогожско- Симоновского, Бауманского, Краснопресненского районов, в Серпухове, Богородске, в партийных организациях Свердловского университета, Института красной профессуры, в Тимирязевской сельскохозяйственной академии — и везде, распространяя взгляды правого уклона, пытался внести разнобой и неправильное толкование решений XV съезда партии. В целях подкрепления своих взглядов в области экономической политики авторитетом руководящих работни1 «Второй пленум МК ВКП(б). 31 января —2 февраля 1928 г. Доклады и резолюции», стр. 22. 2 Там же, стр. 17. 3 Партархив Института истории партии МК и МГК КПСС, ф. 3, оп. 9, ед. хр. 2, л. 24. 178
ков заводов и фабрик, а также для оказания давления на ЦК по инициативе и при личном участии Угланова в МК стали практиковать созыв совещаний хозяйственников. Совещания, по сути дела, сводились к жалобам и нареканиям на якобы плохое руководство высших партийных и хозяйственных инстанций, невозможность осуществления в заданных объемах капитального строительства, к разглагольствованиям о необходимости преимущественного развития легкой промышленности и т. д. Позднее, на апрельском (1929 г.) объединенном Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б), активный сторонник правых Мороз говорил: «Почему так получилось? Именно потому, что мы хотели подкрепить свою позицию... о необходимости ослабления темпа индустриализации мнением пе только своим, но и якобы мнением хозяйственников» L В течение первой половины 1928 г. систематически проводились закрытые заседания членов бюро МК и ряда райкомов партии, совещания узкого круга партийного актива. На них давалась односторонняя характеристика хозяйственной и политической обстановки в стране, неправильная информация о практической деятельности ЦК. По мнению правых, оп якобы отходит от общепартийных решений. Они высказали мысли о необходимости критического отношения к политической линии в области темпов индустриализации, будто бы чрезмерно превышающих возможности, об изменении соотношения в развитии тяжелой и легкой промышленности в пользу последней. Имея в виду эти факты, Е. М. Ярославский на апрельском (1929 г.) Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) отмечал, что правые элементы в МК «собирали узкий актив и накачивали насчет того, что нынешние затруднения являются результатом неправильной политики, неправильного руководства, и говорили о том, что необходимо изменить как самую политику, так и руководство» * 2. Пытаясь оказать давление на Центральный Комитет, правые уклонисты из МК во время встреч с руководящими деятелями ЦК в одностороннем, выгодном для них плане информировали о настроениях рабочего класса, преувеличивали имевшиеся трудности, создавали впечатление, что единственный выход из этого — изменение политики партии. > ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 417, стр. 105. 2 Там же, стр. 5. 179
Так, в марте 1928 г. состоялась беседа Углапова, Уха- пова, Михайлова и Котова в ЦК с И, В. Сталиным, во время которой работники МК пытались навязывать своп взгляды и предложения по важнейшим вопросам политики партии1. В апреле 1928 г. они снова характеризовали в Центральном Комитете политическое и хозяйственное положение как якобы крайне тяжелое и потребовали рассмотреть этот вопрос па предстоящем Пленуме ЦК, который, по их идее, должен был внести коррективы в политическую линию 2. В ходе работы июльского (1928 г.) Пленума ЦК ВКП (б) правые элементы из МК потребовали новой встречи в ЦК. В результате было констатировано, что отдельные работники вели ничем пе оправданную критику деятельности ЦК, обвиняя его в отходе от политического курса партии. Это делалось для того, чтобы оказать давление па ЦК с целью изменения политики партии в духе правого уклона. Им было указано на неправильные действия 3. Убедившись, что их взгляды и предложения не находят поддержки, правые элементы в МК пошли па обострение борьбы с Центральным Комитетом, усилили нападки на линию, проводившуюся партией. Сторонник правых Мороз па апрельском (1929 г.) объединенном Плепуме ЦК п ЦКК ВКП (б) признал, что «мы первые в Москве стали прорабатывать Центральный Комитет... Л инициатива с нашей стороны началась именно потому, что мы были недовольны политической линией ЦК. Проработка наша шла, конечно, пе только в лицах, а речь шла о том, что политическая линия ЦК неправильна, что опа нуждается в выправлении. В каком разрезе? Необходимо ослабление темпа индустриализации, смягчение наступления па кулака» 4. Центральный Комитет терпеливо поправлял правых в МК, разъяснял ошибочность их взглядов, указывал па опасность действий, которые пе укрепляли, а расшатывали единство рядов партии. Однако они игнорировали предупреждения и помощь ЦК. Поддерживаемые и вдохнов1 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 417, стр. 64. 2 Там же, стр. 65. 3 См. «Шестой объединенный пленум МК и МКК ВКП(б). 18— 19 октября 1928 г.». М., 1928, стр. 77. 4 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 417, стр. 105. 180
ляемые Бухариным, Рыковым, Томским, правые в МК пошли па усиление борьбы, пытаясь противопоставить Московскую партийную организацию ЦК и всей партии. В конце июля 1928 г. состоялось собрание актива Московской партийной организации, на котором присутствовало около 3 тыс. человек. С докладом об итогах июльского (1928 г.) Пленума ЦК партии выступил Рыков. Он снова пытался многие принципиальные вопросы политики партии осветить в духе взглядов правых. С докладчиком солидаризировался Угланов. Позднее, на апрельском (1929 г.) объединенном Пленуме ЦК и ЦКК, К. Е. Ворошилов говорил, что Рыков «должен был бы дать твердую, четкую установку, вытекающую из решений Пленума. На самом же деле он произнес речь, которая вызвала — и не могла не вызвать — тяжкое недоумение среди товарищей, собравшихся па активе» L На том же Пленуме ЦК, касаясь доклада Рыкова, К. Я. Бауман спрашивал: «Разве не было у докладчика, Рыкова, желания заострить отдельные вопросы не так, как они записаны на июльском Пленуме, а в определенном духе?» 1 2 Именно наличие в докладе положений, пе совпадавших с решениями июльского Пленума ЦК, вынудило Рыкова при подготовке его для печати впестп в текст исправления и изменения3. Разумеется, ни Рыков, ни Угланов не могли открыто и прямо противопоставить свою позицию линии партии. Но для партийного актива Москвы было ясно, что в ЦК и МК есть люди, которые, будучи не согласны с политикой партии, пытались в завуалированной форме протаскивать правооппортунистические взгляды. После собрания у правых уклонистов из МК возникла идея пересмотреть состав партийного актива Москвы. Но комиссия, созданная для рассмотрения данного вопроса, отвергла эту затею. В то же время была сделана попытка создать учетно-распределительный сектор, где предполагалось сконцентрировать подбор и расстановку кадров. Ни первое, ни второе мероприятие не вызывались интересами дела. Многие коммунисты расценили их как своего рода попытку некоторых руководящих работников организовать подбор нужных людей 4. 1 ЦПА ИМЛ, ф. 17, он. 2, д. 417, стр. 196. 2 Там же, стр. 46. 3 Там же, стр. 196. 4 См. «Шестой объединенный пленум МК и МКК ВКП(б). 18— 19 октября 1928 г.», стр. 77. 181
Вместо усиления борьбы с правым уклоном в духе решений июльского (1928 г.) Пленума ЦК правые элементы в МК стали на путь защиты его идеологии и политики. Они пытались доказывать, что в действительности никакого правого уклона не существует, вопрос о нем выдуман и распространяется троцкистами. Такого рода утверждения, по их замыслу, должны были, во-первых, показать, что отстаиваемая ими линия будто бы ничего общего с правым уклоном не имеет; во-вторых, внедрять в сознание партийных масс мысль: проводимая ЦК политика свидетельствует о сползании партии па позиции троцкизма. Свои взгляды правые элементы в МК попытались протащить па пленуме МК и МКК партии, состоявшемся в сентябре 1928 г. В докладе «О ближайших задачах Московской организации», с которым выступил Угланов, не нашли отражения нринципиальные вопросы политики партии. Ничего не сказав об успехах в социалистическом строительстве, Угланов сосредоточил все внимание лишь на недостатках и ошибках. При этом так показывал их, что создавалось искаженное впечатление о политическом и хозяйственном положении в стране, которая находится чуть ли не перед катастрофой. Докладчик не только не указал на необходимость борьбы с правым уклоном, не попытался раскрыть суть этого течения и опасность, какую оно представляло для социалистического строительства. Он вообще обошел вопрос о правом уклоне, будто его не существовало в партии. Зато усердно доказывал, что в партии, как и прежде, основной и единственной опасностью является троцкизм. Если июльский (1928 г.) Пленум ЦК ставил задачу борьбы против усиливавшегося правого уклона и против остатков троцкизма, то Угланов в своем докладе говорил лишь о необходимости борьбы с троцкистами, замалчивая вопрос о правом уклоне Ч В ходе прений некоторые члены МК указывали па ряд серьезных упущений в докладе. Однако Угланов отклонил эти замечания, а инакомыслящих подверг резкой критике. В принятом пленумом МК решении не нашла четкого 1 После пленума в связи с замечаниями ЦК ВКП(б) Угланов внес в текст доклада около десятка уточнений и дополнений принципиального характера. Доклад был опубликован в переработанном виде (см. «Шестой объединенный пленум МК и МКК ВКП(б). 18—19 октября 1928 г.», стр. 10—И). 182
изложения линия партии в области социалистического строительства. Ничего не говорилось об индустриализации страны, путях подъема сельского хозяйства. Отсутствовало указание об усилении мелкобуржуазной стихии, обострении классовой борьбы и необходимости преодоления правого уклона. Как же могло случиться, что руководящий орган Московской партийной организации одобрил и принял документы, содержавшие серьезпые недостатки? Это произошло, конечно, не потому, что члены МК и МКК стояли па других позициях и пе поддерживали политики партии. Прежде всего объяснялось это тем, что во главе МК стояли люди, разделявшие взгляды правых уклопистов. Вся подготовка к пленуму МК, разработка доклада и проекта решения находились в их руках. И они постарались в эти документы вложить такое содержание, которое было выгодно им. Не будучи осведомленными о разногласиях в ЦК и о той борьбе, которая там велась вокруг генеральной линии, члены МК и МКК с доверием отпеслись к документам, представленным от имени бюро МК. К тому же нельзя не учитывать еще одного обстоятельства. Для того чтобы не дать возможности членам МК и МКК разобраться в существе предложенного проекта резолюции, его, как это практиковалось раньше, предварительно не раздали им. На этот раз проект решения стали вручать членам МК и МКК только тогда, когда пачалось его чтение, т. е. перед самым утверждением резолюции, которое, кстати сказать, было проведено пеобычпо быстро1. В связи с тем, что резолюция сентябрьского плепума МК и МКК была опубликована в печати, Центральный Комитет партпи признал необходимым обратить внимание всех партийных организаций на допущепные в пей ошибки. «Правда» опубликовала статьи: «На два фропта», «Коминтерн в борьбе с правыми уклонами», «О задачах местных организаций». В них четко излагались задачи партийных организаций в области руководства социалистическим строительством и развертывания борьбы с усиливавшимся правым уклоном. В статье «Важный урок» была подвергнута критике позиция руководителей МК и резолюция, принятая па пленуме в сентябре 1928 г. «Недооценка правой оппортунистической опасности,—говорп- 1 См. «Шестой объединенный пленум МК и МКК ВКП(б). 18— 19 октября 1928 г.», стр. 101. 183
лось в статье,— сказалась за последнее время в передовой организации партии — Московской. Отдельные руководители организации, бесспорно, допустили в своей работе ряд ошибок. Одна из основных ошибок заключалась в том, что сентябрьский пленум МК и МКК не указал па существование правой опасности, которая должна быть разоблачена перед рабочим классом» 1. Бюро МК, в частности Угланов, неправильно отнеслось к замечаниям ЦК и статьям, опубликованным в «Правде». Несмотря на принципиальный характер допущенных ошибок, о них не сочли нужным проинформировать членов МК, МКК и партийный актив районов. Вместо того чтобы по-партийному взяться за их исправление, руководящие работники МК проявляли ничем пе объяснимую медлительность, стали распространять слухи о якобы начавшейся травле Московского комитета партии. Все это обостряло и без того сложную обстановку в Московской партийной организации. Только 2 октября 1928 г., т. е. спустя более двадцати дпей после сентябрьского пленума МК и МКК, бюро МК сочло необходимым обратиться с открытым письмом ко всем членам Московской организации ВКП(б), в котором в соответствии с решениями XV съезда и июльского (1928 г.) Пленума ЦК партии излагались очередные задачи коммунистов Москвы. Утверждение текста письма па бюро МК проходило в острой дискуссии, особенно по вопросу о необходимости борьбы с правым у клопом. Лишь преодолев сильное сопротивление правых, удалось включить в текст письма положение о том, что «с этими настроениями (речь идет о правом уклоне.—Лет.) необходимо бороться так же, как и с примиренческими отношениями к пим среди отдельных прослоек в партии и рабочем классе» 2. Припятие письма, в котором исправлялись ошибки сентябрьского пленума МК и МКК, создавало благоприятные условия для укрепления едипства в Московском комитете партии. Но это пе произошло прежде всего потому, что Угланов и его сторонники все еще не теряли надежды на одобрение партийным активом и коммунистами ошибочных решепий. В ходе подготовки и проведения районных собраний партийного актива, пленумов райко1 «Правда», 20 октября 1928 г. 2 «Шестой объединенный пленум МК и МКК ВКП(б). 18—19 октября 1928 г.», стр. 79. 184
мов партии по итогам сентябрьского пленума МК и МКК правые широко вербовали себе сторонников, проводили индивидуальные беседы с партийными активистами, созывали закрытые заседания бюро, совещания узкого круга «своих» людей, активизировали пропаганду взглядов правого уклона и критику линии партии. Они делали все, чтобы предстоящие собрания партийного актива в районах прошли в духе тех идей и взглядов, которые нашли отражение в решениях сентябрьского пленума МК и МКК. Так, секретарь Хамовнического райкома партии Яковлев на бюро, а затем и на собрании районного партийного актива в конце сентября 1928 г. пытался отстаивать положения и выводы, сделанные в докладе Угланова на сентябрьском пленуме МК и МКК, обошел вопрос о правом уклоне и борьбе с ним. Даже после собрания партийного актива, которое высказалось в поддержку линии партии, Яковлев 4 октября снова выступил на бюро райкома, а затем на собрании партийной ячейки Первого Государственного университета против тезиса об усилении правого уклона. В связи с такой позицией большинство членов райкома и районной контрольной комиссии выразили ему политическое недоверие Ч На собрании партийного актива Рогожско-Симонов- ского района, состоявшемся 3 октября 1928 г., с докладом об итогах сентябрьского пленума МК и МКК выступил секретарь райкома Пеньков. Вразрез с линией партии докладчик настойчиво доказывал необходимость снижения капиталовложений в тяжелую промышленность, свертывания строительства колхозов и совхозов и всемерного развития индивидуальных крестьянских хозяйств. Вместо борьбы с правым уклоном и разоблачения его политической позиции Пеньков призывал положить в основу хозяйственной политики партии статью Бухарина «Заметки экономиста». Этот документ, как оп говорил, «указывает пути, по которым пужно идти» 1 2. Выступавшие на активе коммунисты подвергли критике положения, выдвинутые в докладе Пенькова, показали, что позиция, занятая секретарем райкома, пе соответствует политическому курсу партии. 1 См. «Шестой объединенный пленум МК и МКК ВКП(б). 18— 19 октября 1928 г.», стр. 25, 100. 2 Партийный архив Института истории партии МК и МГК КПСС, ф. 80, on. 1, ед. хр. 301, л. 85. 185
Аналогичные попытки добиться одобрения решения сентябрьского пленума МК и МКК имели место п па собрании партийного актива Краснопресненского района. В докладе секретаря райкома Рютина и написанном им проекте резолюции, который даже не обсуждался на бюро райкома, также отсутствовала четкая постановка вопроса о правом уклоне и примиренчестве. На пленуме Замоскворецкого райкома партии секретарь райкома Куликов активно защищал ошибочные установки, которые были даны Углановым на сентябрьском пленуме МК и МКК партии. Куликов выступил против предложений ряда членов райкома о внесении в резолюцию пленума дополнений по вопросу об усилении борьбы с правой опасностью *. Несмотря на организованный натиск правых, партийный актив Московской организации оказался политически зрелым, сорвал их попытки протащить свою линию. На собраниях актива получили единодушное одобрение политический курс XV съезда ВКП(б) и практическая работа ЦК по его осуществлению, была вскрыта ошибочность решений сентябрьского пленума МК и МКК. Получив отпор партийного актива столицы, правые предприняли шаги к тому, чтобы заручиться поддержкой в первичных партийных организациях, где должны были обсуждаться итоги сентябрьского пленума МК и МКК. Так, секретарь Рогожско-Симоновского райкома партии Пеньков 12 октября 1928 г. собрал закрытое совещание поддерживавших его членов бюро райкома, на котором была принята директива, обязывавшая партийные организации на предстоящих собраниях одобрить решения сентябрьского пленума МК и МКК. Пеньков вызывал к себе секретарей крупных партийных организаций и давал им те же указания. На партийном собрании завода «Серп и молот» он призывал коммунистов безоговорочно поддержать линию, выраженную в решениях сентябрьского пленума МК и МКК1 2. Такую же установку партийным организациям дал секретарь Краснопресненского райкома партии Рютин. Он потребовал от секретарей партийных организаций представлять ему на просмотр проекты постановлений собраний коммунистов. Когда же на партийном собрании Ав- 1 См. «Шестой объединенный пленум МК и МКК ВКП(б).18— 19 октября 1928 г,», стр. 114, 72. 2 См. там же, стр. 33, 69, 70, 138. 186
торемонтпого завода было принято решение, где указывалось на отсутствие четких директив со стороны МК по вопросу о правом уклоне и борьбе с ним, секретарь этой организации был немедленно вызван в районную контрольную комиссию для объяснения. На закрытом заседании бюро райкома, собранном по требованию ряда членов бюро в связи с неправильными действиями Рютина, он продолжал защищать линию руководства МК, тенденциозно освещал внутрипартийное положение, заявляя, что полностью разделяет установки статьи Бухарина «Заметки экономиста». Попытка поддержать линию руководства МК имела место и в Московском уездном комитете партии. Секретарь укома Сафронов на совещании секретарей партийных организаций старался убедить присутствовавших в правильности решений сентябрьского пленума МК и МКК. Выступая па партийном собрании Люберецкого завода, он по указал па наличие правого уклона в партии и на необходимость преодоления его, вновь высказался за одобрение решений пленума МК и МКК. Но коммунисты завода не поддержали секретаря укома. В своем решении они указали на ошибки руководства МК, заявив, что «борьба с правым уклоном в нашей партии есть наша очередная и важнейшая задача, мы со всей силой и пролетарской настойчивостью должны ударить по этому мелкобуржуазному уклону, пытающемуся стянуть нас с нашей правильной классовой линии как хозяйственной политики, так и взаимоотношений с крестьянством» 1. Действия правых элементов не могли не вызвать законное беспокойство партийного актива Москвы. Коммунисты видели, что руководство МК, Краснопресненского, Рогожско-Симоновского, Замоскворецкого, Хамовнического районных, Московского уездного комитетов партии в противовес линии партии выступало в защиту взглядов правого уклона, пыталось закрепить эти взгляды в партийных решениях, стало на путь фракционной борьбы. Проявляя заботу о единстве рядов ВКП(б), коммунисты вносили предложения об оздоровлении внутрипартийной обстановки в Московской партийной организации. Когда стало ясно, что секретарь Краснопресненского райкома партии Рютин, а также часть членов бюро продолжают отстаивать линию правого уклона и пытаются 1 «Правда», 13 октября 1928 г. 187
провести в жизнь ошибочные решения сентябрьского пленума МК и МКК, группа членов райкома и бюро 15 октября 1928 г. обратилась в МК партии с заявлением. В нем указывалось, что секретарь райкома Рютин своими действиями защищал и отстаивал взгляды правого уклона, принимал меры к закреплению их в партийных решениях. «На последнем заседании бюро РК от 11 октября 1928 г. при обсуж депин вопроса о самокритике,— отмечалось в письме,— Рютин и другие члены бюро вели недопустимую, безобразную линию, направленную против ЦК и линии партии». Эти и все предшествовавшие факты, писали активисты, свидетельствовали о совершенно пепормальпой обстановке, которая создалась в районной парторганизации в связи с неправильным руководством со сторопы секретаря райкома Рютина. Бюро МК партии 16 октября 1928 г. рассмотрело вопрос о Рютине и приняло решение об освобождении его от обязаппостей секретаря райкома партии. Состоявшийся 22 октября 1928 г. пленум Краспопреспепского РК и РКК партии подтвердил данное решение. «Краснопресненская организация,— отмечалось в принятой пленумом резолюции,— никому не позволит ревизовать решепия XV съезда партии и последующих пленумов ЦК и, пе ослабляя борьбу с остатками троцкистской оппозиции, нанесет сокрушительный удар по правому оппортунистическому уклону и примиренческому отношению к нему» 1. 16 октября 1928 г. большая группа партийных активистов (58 человек) Рогожско-Симоновского района в связи с неправильными действиями секретаря райкома Пенькова и части членов бюро обратилась с официальным письмом в райком партии, направив копии письма в МК, ЦК и ЦКК ВКП(б). В письме активисты поставили перед членами райкома вопрос о необходимости обсуждения неправильного поведения секретаря райкома и некоторых членов бюро. Их действия в письме расценивались как попытка «вести фракционную работу в духе правого уклона и примпренчества с ним, направленную против принципиальной линии ЦК». Авторы письма подчеркивали, что эти действия — «не случайные ошибки, а сознательно затушеванная форма борьбы против липин партии и ЦК и пе выражают мнения нашей организации». 1 Партийный архив Института истории партии МК и МГК КПСС, ф. 3, оп. 11, ед. хр. 655, л. 6. 188
Учитывая сложившуюся обстановку в руководящем органе районной партийной организации, активисты района высказались за созыв внеочередного пленума райкома партии. «Мы требуем от бюро РК и президиума РКК,— говорилось в письме,— в интересах единства партии, сохранения ее четкой принципиальной политической линии, выраженной XV партсъездом, дать нам ясный и недвусмысленный ответ на поставленные вопросы и созвать в ближайшие дни внеочередной объединенный пленум РК и РКК, где поставить вопрос о политическом руководстве райопом, так как паша парторганизация до сего времени пе видела еще такой беспринципности и путаницы в руководстве» L 22 октября 1928 г. был созван объединенный пленум райкома партии и районной контрольной комиссии, который осудил действия Пенькова, расценив пх как проявление фракционной борьбы против политической линии партии в духе правого уклопа. Члены РК и РКК выразили политическое недоверие Пепькову и освободили его от должности секретаря райкома партии. В принятом решении пленума едиподушпо поддерживалась линия партии. Члены МК, районных комитетов партии, видя, что правые элементы не только пе принимают мер к исправлению допущенных ошибок, по и настойчиво продолжают борьбу, выступили с предложениями о созыве внеочередного пленума Московского комитета ВКП(б). Они считали неотложной задачей оздоровление обстановки в Московской партийной организации, создавшейся в результате неправильных действий руководителей МК и ряда райкомов партии. Выступления правых, их попытки навязать свои взгляды всколыхнули всех коммунистов, все партийные организации столицы. Они осуждали поведение руководителей МК и ряда райкомов, требовали принятия необходимых мер к укреплению единства партийных рядов в Московской организации. Опираясь на волю широких масс коммунистов, большинство членов МК, а также районные комитеты партии высказались за обсуждение на внеочередном пленуме МК сложившегося в Московской партийной организации положения. 16 октября 1928 г. бюро Бауманского райкома партии единодушно приняло резолюцию, в которой, в ча1 «Шестой объединенный пленум МК и МКК ВКП(б). 18—19 октября 1928 г.», стр. 138. 189
стности, говорилось: «Руководство бюро МК последнего периода не способствует сплочению рядов Московской организации, оно дезориентирует организацию в деле борьбы с правой опасностью, с примиренчеством и тем самым создает угрозу ослабления внутренней спайки в Московской организации. Учитывая создавшуюся обстановку, а также вызываемое ею ослабление руководства МК на основных участках работы, бюро Бауманского РК ставит вопрос о срочном созыве пленума МК для разрешения вопроса о руководстве Московской организацией» !. Бюро Сокольнического райкома и президиум РКК на заседании 16 октября также признали неотложным созыв пленума МК партии. «Бюро РК,— сказано в принятом в этой связи решении,— констатирует разрыв между Московским комитетом и районами. Такое положение в Московской организации, бывшей всегда опорой ленинского ЦК, абсолютно не может быть терпимо. Бюро РК ставит вопрос перед бюро МК о необходимости немедленного созыва пленума МК для обсуждения вопроса о состоянии Московской организации» 1 2. С такими же предложениями выступили и другие районные комитеты партии столицы. События, развернувшиеся в Московской партийной организации, не могли не привлечь внимание Центрального Комитета ВКП(б). Необходимо было принять меры к исправлению ошибок, допущенных руководством Московского комитета и ряда райкомов, к сплочению Московской организации вокруг ленинской линии партии. По решению Политбюро 16 октября 1928 г. состоялось объединенное заседание Секретариата ЦК и МК ВКП (б) с участием председателя ЦКК Г. К. Орджоникидзе и членов президиума МКК. На заседании рассматривался вопрос о положении в Московской партийной организации. В итоге обсуждения было признано целесообразным выступление ЦК со специальным обращением ко всем членам Московской организации ВКП(б). 18 октября 1928 г. Политбюро ЦК ВКП(б) утвердило текст Обращения ко всем членам Московской партийной организации. В этом документе, сыгравшем большую роль в борьбе с правым уклоном и примиренческим отношением к нему, излагалась политическая линия партии, вскры1 «Шестой объединенный пленум МК и МКК ВКП(б). 18—19 октября 1928 г.», стр. 74. 2 Там же. 190
вались ошибки руководства МК, указывались меры по сплочению Московской партийной организации. В Обращении подчеркивалось, что страна вступила в период «непосредственного социалистического преобразования народного хозяйства на базе повой техники» и главное содержание социалистической реконструкции заключается в проведении быстрыми темпами индустриализации и социалистической перестройки сельского хозяйства. Осуществление этих задач, отмечалось в Обращении, проходит в условиях экономического и политического нажима империалистических государств на нашу страну, больших внутренних трудностей п обострения классовой борьбы, что порождает колебания в рядах партии, в частности в сторону правого уклона. На этой почве усиливаются «настроения в пользу пересмотра основного курса партии: настроения снизить темп развития индустрии вообще, тяжелой в особенности...». Они выражаются «в недооценке роли совхозов и колхозов и в стремлении к пересмотру решений XV съезда партии о наступлении на капиталистические элементы деревни». Подобные настроения имели место у руководителей МК и ряда райкомов партии, которые «проявили за последнее время известную неустойчивость и колебания в деле борьбы с правыми уклонами от ленинской линии, допустив неприемлемое для большевистской партии примиренческое отношение к этим уклонам». Все это не могло не вызвать беспокойство партийного актива и коммунистов Москвы за руководство МК, особенно после сентябрьского пленума МК и МКК. Проявив высокую принципиальность в защите ленинской линии партии, партийные организации дали решительный отпор попыткам правых изменить ее. Центральный Комитет партии призвал всех коммунистов Москвы сплотить ряды в борьбе за проведение принятого XV съездом политического курса и выразил уверенность в том, что Московская партийная организация мобилизует широкие массы рабочего класса, трудового крестьянства па безусловное осуществление принятого темпа индустриализации, социалистического преобразования деревни, твердо держа путь к социализму'. 18—19 октября 1928 г. состоялся внеочередной объединенный пленум МК и МКК ВКП(б). В его работе припя- 1 См. «Известия ЦК ВКП(б)», № 31, 21 октября 1928 г. 191
ли участие 352 человека. На рассмотрение членов МК и МКК был вынесен вопрос о положении в Московской партийной организации. Участники пленума ознакомились с Обращением ЦК ко всем членам Московской организации ВКП(б). Пленум МК и МКК прошел под лозунгом большевистской критики ошибок, допущенных руководством МК, ряда районных и уездных комитетов партии. Для участия в обсуждении записались более 100 человек, выступили в прениях 36 человек. Доклад, который сделал Угланов, не удовлетворил участников пленума. Докладчик не был последовательным и принципиальным в оценке ошибок, допущенных руководством МК и ряда райкомов партии. Он пытался доказать, что эти ошибки не так уж серьезны, по этому поводу будто бы много «лишнего шума». Угланов обрушился с критикой на тех партийных активистов, которые последовательно боролись и отстаивали линию партии, заявив, что они своими действиями «взбудоражили» Московскую партийную организацию ’. Участники плепума глубоко и обстоятельно раскрыли существо ошибок правых, показали, что их действия были направлены против линии партии, что в своей борьбе они пошли па противопоставление Московской организации Центральному Комитету партии. Секретарь партийной ячейки московского автомобильного завода «АМО» Игнатов привел убедительные примеры фракционных действий секретаря Рогожско-Симопов- ского райкома партии Пенькова и руководителей МК. «Я думаю,— заявил он,— этих фактов достаточно, чтобы видеть, что известная попытка опереться на Московскую организацию против ЦК или противопоставить Московскую организацию ЦК — была. И смазывать это — нам нечего» 1 2. Секретарь партийной ячейки Люберецкого завода Гордиенко рассказал, какой отпор коммунисты завода дали попыткам секретаря Московского уездного комитета партии Сафронова добиться одобрения ошибочных решений сентябрьского плепума МК и МКК. Члены МК и МКК Стрельцов, Лазьяп, Чапке, Апасов, Ваньян, Кузнецов, По- лопскпй, Глезаров и многие другие участники плепума 1 См. «Шестой объединенный пленум МК и МКК ВКП(б). 18— 19 октября 1928 г.», стр. 19. 2 Там же, стр. 70. 192
осудили действия правых элементов в МК и в некоторых райкомах партии. На пленуме МК п МКК с речью о правой опасности в ВКП(б) выступил И. В. Сталин. Он показал, что правый уклон представляет серьезную опасность в партии и поэтому борьба с ним является одной из важных задач всех партийных организаций, в том числе и передового отряда ВКП (б) — Московской организации. Под воздействием острой и принципиальной критики правые вынуждены были заявить на пленуме МК и МКК о признании допущенных ими ошибок. В заключительном слове Угланов отметил, что после XV съезда партии у него были сомнения и колебания в вопросах политической линии партии. «В результате колебаний у нас, руководителей,— сказал он,— случилось, что вся рабочая группа МК поколебалась» L Поэтому ошибки сентябрьского пленума МК и МКК, а также последующие факты, продолжал Угланов, не были случайными. Они — прямой результат неправильной оценки хозяйственного и политического положения страны и практической деятельности ЦК. Секретарь Рогожско-Симоновского райкома партии Пеньков заявил, что ему пришлось признать свои ошибки. «В продолжение нескольких педель,— говорил Пеньков,— я думал об этом, я переживал очень много. Только в последний период я понял, что я совершил ошибку политического порядка, и теперь считаю, что метод, каким исправил эти ошибки Центральный Комитет, был правильным. Нужно было предупредить партию, что такой уклон есть, а при дальнейших трудностях в работе он может усугубиться» 1 2. С признанием ошибок на пленуме выступили также Рютин — бывший секретарь Краснопресненского РК, Яковлев — секретарь Хамовнического РК, Сафронов — секретарь Московского укома, Мороз — секретарь МКК, Михайлов — председатель Московского городского совета профсоюзов, Мандельштам — заведующий агитпропотде- лом МК — и другие. Пленум МК и МКК ВКП (б) единодушно одобрил Обращение Центрального Комитета ко всем членам Московской партийной организации, осудил допущенные политические ошибки в работе МК и ряда райкомов, укомов 1 «Шестой объединенный пленум МК и МКК ВКП(б). 18—19 октября 1928 г.», стр. 121. 2 Там же, стр. 44. 7 Ф. М. Ваганов 193
партии, принял меры к оздоровлению положения в Московской партийной организации. «Пленум признает,—говорилось в принятом постановлении,—что в работе МК и МКК за последний период, а также и на самом сентябрьском пленуме были допущены в руководстве некоторые ошибки. Политический вред этих ошибок заключается в неясной постановке вопроса о правой опасности, недостаточном отпоре правому уклону и примиренчеству с ним. Эти ошибки были углублены в практической работе руководителями отдельных районов» Пленум освободил от обязанностей членов бюро МК Мандельштама, Мороза, Рютина, Пенькова. Пленум МК и МКК выразил твердую уверенность, что Московская партийная организация была и остается непоколебимой опорой ленинского ЦК ВКП(б), что коммунисты Москвы, единые идейно, сильные своей железной большевистской дисциплиной, поведут рабочий класс на преодоление всех трудностей, па успешное разрешение задач социалистического строительства. Решения пленума МК и Обращение ЦК явились боевой программой коммунистов столицы в проведении генеральной линии партии, исправлении ошибок, допущенных руководством МК и ряда райкомов партии. С 20 по 25 октября 1928 г. во всех районах Москвы и уездах области прошли многочисленные собрания партийного актива. В Краснопресненском, Бауманском, Сокольническом, Рогожско-Симоповском, Замоскворецком, Хамовническом районах па собраниях партийного актива присутствовало более 9 тыс. человек. С докладами об Обращении ЦК и решениях октябрьского пленума МК выступили члены ЦК и МК партии. В прениях приняло участие 82 человека. Участники собраний с огромным воодушевлением одобрили Обращение ЦК и решения октябрьского пленума МК. «Собрание актива Рогожско-Симоновской организации,—говорилось в одной из резолюций,— целиком и полностью присоединяется к Обращению ЦК ВКП (б) к членам Московской организации, а также решениям VI пленума МК п МКК» 1 2. 1 «Шестой объединенный пленум МК и МКК ВКП(б). 18—19 октября 1928 г.», стр. 124. 2 Партархпв Института истории партии МК и МГК КПСС, ф. 3, он. 11, ед. хр. 654, л. 19. 194
Партийный архив Москвы единодушно высказался в поддержку политического курса партии, за твердое и последовательное проведение его в жизнь, за решительную борьбу с оппортунистическими колебаниями в рядах партии. Так, на собрании партийного актива Краснопресненского района все присутствовавшие 2600 человек заявили, что Краснопресненская партийная организация «никому не позволит ревизовать решения XV съезда партии и последующих пленумов ЦК и, пе ослабляя борьбы с остатками троцкистской оппозиции, нанесет сокрушительный удар по правому оппортунистическому уклону и примиренческому отношению к нему» L Меры по оздоровлению руководства Московской партийной организации, принятые пленумом МК и МКК, получили одобрение на собраниях партийного актива столицы. Диссонапсом прозвучали на этом фоне выступления кандидата в члепы ЦК Фрумкина в Замоскворецком и члена ЦКК Сольца в Краснопреспепском районах. Фрумкин защищал липию правого уклона, изложенную в своем первом письме в ЦК ВКП (б) в июне 1928 г. Он ратовал за свертываппе строительства колхозов и совхозов, требовал уменьшения средств, выделенных па организацию новых зерновых совхозов, доказывал необходимость предоставления широких возможностей для неограниченного развития кулацких хозяйств и т. д.1 2. Коммунисты Замоскворецкого района осудили выступление Фрумкина, квалифицировав его как новую атаку правых элементов против политики партии. На ряде собраний партийного актива выступил Угланов. Вместо принципиальной оценки имевших место фактов борьбы против линии партии он пытался свести этот вопрос к мелким и малозначащим недоразумениям. Как показали последующие события, Угланов, по существу, не отказался от своей ошибочной позиции. Выступая 6 ноября 1928 г. на торжественном пленуме Моссовета в связи с годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции, Угланов снова обошел такие важные вопросы политики партии, как строительство колхозов и совхозов, обострение классовой борьбы в стране, усиление темпов индустриализации и т. д. Этот факт обсуждался на пар- 1 Партархив Института истории партии МК и МГК КПСС, ф. 3, оп. И, ед. хр. 655, л. 6. 2 Там же, л. 15—17. 7* 195
тийпой фракции Моссовета, которая предложила Угланову перед опубликованием исправить стенограмму своей речи \ Продолжая упорствовать, Угланов без ведома МК, за своей подписью опубликовал 7. ноября 1928 г. в «Рабочей Москве» воззвание к трудящимся столицы, в котором содержались те же ошибки, что и в выступлении на пленуме Моссовета. Поступок Угланова вызвал возмущение коммунистов. Многие партийные организации города выразили политическое недоверие Угланову. Общее собрание коммунистов ячейки Брянского железнодорожпого узла в своем решении единодушно признало, что воззвание Угланова, опубликовапное в «Рабочей Москве», «не отвечает липни партийных решений XV съезда и октябрьского пленума МК. Общее собрание считает необходимым положить этому конец» 1 2. Однако Угланов не оценил оказанного ему доверия коммунистов, оставивших его секретарем МК после октябрьского пленума с расчетом, что он сделает правильные выводы из критики. Оп пе только пе принимал мер к исправлению допущенных ошибок, а делал все для того, чтобы продолжать борьбу с ЦК и линией партии. Собравшийся 27 ноября 1928 г. пленум МК партии освободил Угланова, а также Котова от обязанностей секретарей МК. Вместо них секретарями МК были избраны В. М. Молотов п К. Я. Бауман3. Оздоровление и укрепление руководства МК содействовало дальнейшему сплочению рядов Московской партийной организации вокруг ленинского ЦК. С большим подъемом проходили партийные собрания по обсуждению Обращения ЦК и решения октябрьского пленума МК на промышленных предприятиях столицы. Коммунисты проявили высокую активность, решительно поддержали политический курс партии, осудили попытки правых элементов в МК добиться одобрения линии правого уклона. Ведущая роль в борьбе с проявлениями правого уклона в руководстве МК принадлежала партийным ячейкам таких крупных промышленных предприятий, как заводы «Серп и молот», «Красный пролетарий», «Динамо», московский автомобильный завод «АМО», Коломепский паро1 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 397, вып. III, стр. 22. 2 Там же, стр. 23. 3 См. «Правда», 28 ноября 1928 г. 196
возостроительный, Люберецкий машиностроительный, СВАРЗ и другие. Рабочие-коммунисты требовали неукоснительного проведения линии на построение социализма, решительной борьбы с оппортунистическими колебаниями в рядах партии. Так, на партийном собрании завода «АМО» 24 октября 1928 г. коммунисты заявили: «Мы целиком одобряем решительную борьбу с правым уклоном, ревизующим решения XV съезда о темпе индустриализации страны, колхозного строительства деревни и замазывающим классовую борьбу. Мы решительно осуждаем примирепческие отношепия к правому уклону, замазывающие опасности его. Мы окажем полную поддержку ЦК в борьбе с этой опасностью» Члены партии завода «Серп и молот» единодушно приняли резолюцию, в которой говорилось: «Только решительный, непримиримый отпор правому уклону и остаткам троцкизма, сплочение рядов партии на основе принципиальной линии может обеспечить нам осуществление задач социалистического преобразования страны» 1 2. Прошедшие собрания с большой убедительностью показали, что коммунисты столицы твердо стоят на ленинских позициях. Поражение правых в Москве, Обращение ЦК к коммунистам столицы вызвали живейший отклик во всех партийных организациях. Повсюду проходили собрания коммунистов, партийного актива, пленумы партийных комитетов, где обсуждались сообщения о борьбе правых в Московской организации и Обращение ЦК ВКП(б). Состоявшийся в начале ноября 1928 г. пленум Центрального Комитета Компартии Украины единодушно одобрил Обращение ЦК и горячо приветствовал Московскую партийную организацию, которая «дала блестящий отпор правому уклону и примиренческому отношению к нему отдельных руководителей и исправила допущенные ошибки» 3. Пленум прошел под лозунгом всемерного укрепления единства партийных рядов, усиления борьбы с остатками троцкизма, сосредоточивая главный огонь против правого уклона. 1 «Правда», 6 ноября 1928 г. 2 «Правда», 26 октября 1928 г. 3 «Правда», 6 ноября 1928 г. 197
Центральный Комитет Компартии Белоруссии принял специальное решение, в котором одобрил принятые коммунистами столицы с помощью ЦК В КП (б) меры против правых элементов в руководстве Московской организации и призвал всех членов партии республики твердо стоять на ленинских позициях, ведя решительную борьбу на два фропта: как против оживления троцкистской идеологии, так и прежде всего против правого уклона, объективно выражавшего настроепия и интересы капиталистических элементов страны На прошедшем в конце октября 1928 г. пленуме Северо-Кавказского крайкома партии был обсужден вопрос «Об Обращении ЦК к Московской парторганизации». Пленум отметил, что правооппортунистический уклон должен встретить самый решительный отпор, а его мелкобуржуазную сущпость необходимо разоблачить перед широкими массами коммунистов и беспартийных. Члены краевого комитета партии приветствовали Обращение ЦК, направленное, как указывалось в принятом постановлении, «на укрепление внутрипартийного положения в Московской организации, одпой из важнейших организаций ВКП(б), на основе борьбы и непримиримого отпора попыткам справа ревизовать осповпые решения партии» 1 2. Вопрос о событиях в Московской организации и Обращение ЦК ВКП(б) обсуждались на пленуме Уральского обкома партии, прошедшем 29 октября — 2 ноября 1928 г. Пленум призвал коммунистов Урала активно бороться с правым оппортунизмом в партийных рядах. Его участники единодушно поддержали Обращение ЦК и меры по оздоровлению положения в Московской партийной организации 3. Собрания партийного актива прошли в Баку, Сталинграде, Туле, Кременчуге, Хабаровске, Саратове, Твери, Брянске, Харькове и многих других городах. Обращение ЦК ВКП(б) широко обсуждалось в первичных партийных ячейках фабрик, заводов, в сельских районах. Коммунисты ленинградского завода «Красный путиловец» заявили, что «с этими явно правыми элементами, паникерами, затушевывающими классовую борьбу, должна вестись самая решительная большевистская борьба. Партия никому 1 «Правда», 26 октября 1928 г. 2 ЦПА НМЛ, ф. 17, оп. 21, д. 3368, л. 95. 3 Партийный архив Свердловского обкома КПСС, ф. 4, оп. 6, ед. хр. 7, л. 1, 2. 198
не позволит тащить назад от проводимой генеральной линии» I Коммунисты повсюду выступали в поддержку мер, принятых Московской организацией против правых, горячо одобряя Обращение ЦК. Поражение правых в Московской партийной организации имело важное значение в борьбе всей партии за преодоление правооппортунистического уклона в ее рядах. Открытые выступления правых, как показали факты, не нашли поддержки коммунистов столицы. Все попытки в той или иной мере протащить правооппортунистпческую линию потерпели провал, а вдохновители и организаторы этих попыток оказались в полной изоляции и по требованию партийных масс были смещены с занимаемых руководящих постов. Московская партийная организация показала пример большевистской принципиальности, внеся достойный вклад в общее дело борьбы с правым уклоном в ВКП(б). 3. БОРЬБА С ПРАВЫМИ НА НОЯБРЬСКОМ (1928 г.) ПЛЕНУМЕ ЦК ПАРТИИ Трудности социалистического строительства, мелкобуржуазные колебания оказывали влияние на борьбу ан- тиленинских групп и течений против генеральной линии партии. Воспользовавшись обострением внутрипартийного положения, активизировали деятельность троцкистские группы. Они усиленно распространяли контрреволюционные листовки, провокационные слухи, вербовали в свои ряды антисоветски настроенных лиц, обвиняли партию в отходе от ленинизма, занимались подрывной деятельностью. Троцкий, находясь в Казахстане, давал директивы своим сподвижникам в Москве, Ленинграде и в других городах о развертывании борьбы против партии и Советской власти. Во время обсуждения Обращения ЦК ко всем членам Московской организации ВКП (б) троцкисты выступали иа партийных собраниях в Наркомпросе РСФСР, Глав- хлопкоме, МГУ (Москва), па заводах им. Ленина, им. Марти, Балтийском, «Большевик» (Ленинград) 1 2. На Ленинградской писчебумажной фабрике была разоблачена 1 «Правда», 20 октября 1928 г. 2 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 49, д. 79/2, л. 5. 199
троцкистская группа, которая вела подпольную антипартийную работу L Об активизации троцкистов на Украине говорил С. В. Косиор в начале октября 1928 г. па собрании секретарей партийных ячеек Харькова1 2. Центральный Комитет обратил внимание партийных организаций на необходимость усиления борьбы с троцкистскими элементами, которые снова начинали развертывать антипартийную и антисоветскую деятельность. Продолжали атаки на политику партии и правые уклонисты. Во второй половине 1928 г. Госплан и Высший Совет Народного Хозяйства разрабатывали контрольные цифры развития народного хозяйства па предстоящий хозяйственный год. Учитывая, что в контрольных цифрах находит конкретное отражение политика партии, правые решили предпринять новые шаги, направленные на ее изменение. В «Правде» со статьей «Заметки экономиста» выступил Бухарин. Освещая итоги развития народного хозяйства за прошедший год, автор но нашел места хотя бы коротко сказать о положительных результатах в социалистическом строительстве. Зато он не пожалел красок для описания недостатков и ошибок, которыми будто бы изобиловал прежде всего прошедший хозяйственный год, что якобы привело к крупным экономическим и политическим затруднениям в стране и диктует необходимость пересмотра политических установок партии в области развития основных отраслей народного хозяйства. Выступление Бухарина со статьей «Заметки экономиста» имело большой политический резонанс. Партия понимала, что этот шаг свидетельствовал о попытке правых вынести разногласия за пределы ЦК и открыть общепартийную дискуссию. Как иначе можно было расценить статью члена Политбюро, претендующую на освещение важнейших вопросов, по своему содержанию расходящуюся с политическим курсом партии? Говоря о факте публикации статьи, К. Е. Ворошилов на апрельском (1929 г.) Пленуме ЦК и ЦКК говорил: «Каждый грамотный партиец понимает, в чем тут дело. Каждый видит, что позиция Бухарина расходится с теми установками и решениями, которые были приняты на последних Пленумах ЦК» 3. 1 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 49, д. 69, л. 142. 2 См. «Правда», 7 октября 1928 г. 3 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 417, стр. 198. 200
Вопрос о статье Бухарина «Заметки экономиста» 8 октября 1928 г. рассматривался на Политбюро ЦК. В решении оно признало, что в ней имелись спорные положения и редакция «Правды» не должна была печатать ее без ведома ЦК. Вместе с тем Политбюро не сочло возможным отвечать в печати на статью Бухарина, так как это повлекло бы к развертыванию дискуссии, как того хотели правые, по вопросам, уже решенным всей партией. В то же время нельзя было проходить мимо ошибочных положопий, выдвинутых в «Заметках экономиста». В связи с этим па страницах центральных газет и журналов печатались материалы, в которых раскрывалось существо политики партии, объяснялось, почему необходим высокий темп развития промышленности, каковы пути подъема сельского хозяйства и преодоления трудностей. Бухарин, недовольный тем, что в статьях хотя и пе назывался автор «Заметок экономиста», по показывалась несостоятельность его позиции, потребовал от ЦК предоставить ему возможность выступить в печати с ответом па эту, как он говорил, «проработку». Политбюро ЦК отклонило такое требование. Еще одна попытка правых начать дискуссию в партии провалилась. Выступление со статьей «Заметки экономиста» показало, что правые, декларируя о единстве, не согласны с политической линией партии и при первой же возможности пападают па нее. Несколько позднее, на заседании Политбюро ЦК п Президиума ЦКК 9 февраля, а также па объединенном Пленуме ЦК и ЦКК в апреле 1929 г., отмечалось, что опублпкованпе Бухариным «Заметок экономиста» создало реальную «опасность дискуссии в партии», имело «своей целью дискредитирование линии ЦК» *. В начале ноября 1928 г. Фрумкпп направил, теперь уже членам ЦК партии, второе письмо, в котором продолжал развивать дальше взгляды правого уклона. Это был повый политический докумепт правых оппортунистов. Несмотря па то, что идеи первого письма Фрумкина были признаны несостоятельными, идущими вразрез с решениями партии, правые продолжали пападать па политику партии в области сельского хозяйства. Характеризуя состояпие сельского хозяйства, Фрумкин сделал вывод, что в результате якобы неправильной политики оно вступило в период деградации, т. е. застоя и упадка. 1 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 189, 196. 201
Партия обвипялась в ударности п сверхударности строительства колхозов и совхозов, в отходе в этом вопросе от решений XV съезда, в которых будто бы ничего пе говорилось о таком размахе организации колхозов и совхозов. «Мне кажется,— пирал Фрумкин,—ошибочной и даже вредпой постановка вопроса о совхозах, которую опять встречаем за последнее время». Эта неправильность, в представлении автора письма, заключалась в том, что партийные комитеты проводили будто бы чрезмерную работу по организации .колхозов и совхозов, па строительство их расходовались неоправданно большие суммы государственных средств. Фрумкин придерживался бухаринского взгляда па колхозы как форму объединения только бедпоты и утверждал, что созданные колхозы «преимущественно из бедпоты... пе будут выделяться из общей массы всех крестьянских хозяйств повышенной товарностью». На этом осповапип выдвигалось требование о расширении посев- пых площадей «во всех группах, в т. ч. и зажиточных, дающих повышенную товарность... Мы пе должпы мешать производству и кулацких хозяйств, борясь одновременно с их кабальпой эксплуатацией». Предложения, содержавшиеся в письме, были направлены па измепение политики партии. В частности, предлагалось сосредоточиться пе па проведении индустриализации, а па подъеме сельского хозяйства путем укрепления индивидуальных крестьяпских хозяйств, имевшиеся государственные средства и кредитные ассигнования направлять па развитие индивидуального хозяйства, в том числе и «крепких зажиточных крестьяп». Наступление па кулака следовало бы проводить таким образом, чтобы «давать ему возможность вести хозяйство, пока еще нужное нам», а строительство колхозов и совхозов осуществлять лишь в порядке опыта, эксперимента. В связи с тем что вопрос о контрольных цифрах народного хозяйства па 1928/29 хозяйственный год предстояло обсудить па очередном Плепуме ЦК ВКП(б), для подготовки проекта резолюции была создана комиссия в составе Бухарина, Кржижановского, Куйбышева, Микояна, Орджоникидзе, Рыкова, Сталина. Казалось, что единогласное одобрение Политбюро ЦК контрольных цифр развития народпого хозяйства на 1928/29 г. послужит хорошей основой для выработки общеприемлемьтх тезисов по этому вопросу. 202
Однако в ходе работы комиссии дали себя знать имевшиеся серьезные разногласия по важным политическим вопросам. Разработка проекта резолюции проходила в напряженной борьбе и продолжалась около десяти дней. Острые дискуссии развернулись по поводу оценок состояния сельского хозяйства, индивидуального обложения кулаков и по вопросам классовой борьбы. Бухарин и Рыков требовали записать в проекте резолюции тезис, что сельское хозяйство страны будто бы переживает глубокий кризис и находится в состоянии деградации. «Главное мое расхождение с большинством Политбюро,— как позднее признавал Рыков,— заключалось в том, что я считал этот кризис более глубоким и длительным». Они выступили также против припципа индивидуального обложения кулацких хозяйств налогом. Исходя из своей концепции мирного врастания кулака в социализм, Бухарин и Рыков отрицали обострение классовой борьбы в стране в данных исторических условиях. Если и были случаи сопротивления капиталистических элементов, утверждали они, то это обстоятельство объяснялось ошибочной политикой партии и слабостью местных органов власти. Члены комиссии отклонили эти требования. Видя, что выдвинутые ими требования не находят поддержки, Бухарин, Рыков, Томский подали коллективное заявление об уходе с занимаемых должностей: редактора газеты «Правда» и секретаря Исполкома Коминтерна, председателя СНК СССР, председателя ВЦСПС. Такой шаг мог лишь означать, что своей отставкой они хотят вынудить членов Политбюро принять их требования. «Отставка тогда была средством давления на работу комиссии Политбюро по составлению резолюции по контрольным цифрам для ноябрьского Пленума» указывал па апрельском (1929 г.) Пленуме ЦК и ЦКК Г. К. Орджоникидзе. Члены Политбюро, защищая принципиальную позицию, терпеливо доказывали Бухарину, Рыкову, Томскому необоснованность мотивов их отставки, объясняли, что гл кие действия подрывают единство партийных рядов и осложняют положение партии как руководящей силы социал истического строительства. 1 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 417, стр. 228. 203
В конце концов Бухарин, Рыков, Томский согласились взять обратно поданное заявление об отставке. Но тут же предъявили в ультимативной форме ряд требований, без удовлетворения которых, как указывалось в заявлении, невозможна дальнейшая совместная работа. Они предлагали пачать борьбу против якобы неправильно ведущейся кампании по разоблачению правого уклона; при обсуждении коммунистами политики партии не приписывать им каких-либо уклонов; пе принимать организационных мер в отношении людей, допускающих ошибки в духе правого уклона; строго наказать большую группу партийных работников и даже отдельные партийные комитеты за борьбу с правым уклоном; восстановить рапее освобожденных работников газеты «Правда» — сторонников Бухарина; прекратить критику руководителей МК партии за допущенные ошибки и т. д. Несмотря на то что большинство выдвинутых требований пе могло быть удовлетворено, Политбюро проявило максимум внимания в рассмотрении каждого пункта. Этому вопросу было посвящено несколько заседаний Политбюро ЦК. Причем они проходили в необычном порядке. На апрельском (1929 г.) Пленуме ЦК и ЦКК Г. К. Орджоникидзе по этому поводу говорил, что если Бухарин, Рыков, Томский были не согласны с мнением большинства членов Политбюро по тому или иному пункту их требований, то в этом случае окончательное решение не принималось, «прппцип подчинения меньшинства большинству был отброшен. Вместо единого Политбюро мы имели две договаривающиеся стороны» 1 2. Руководствуясь интересами сохранения единства, Политбюро выработало взаимоприемлемые решения, пошло на ряд частичных уступок, которые пе касались, конечно, генеральной линии партии и задач усиления борьбы с правым уклоном. Было достигнуто также соглашение, что все члены Политбюро на предстоящем Пленуме ЦК партии будут защищать выработанную резолюцию по контрольным цифрам развития народного хозяйства. При рассмотрении контрольных цифр развития парод- пого хозяйства в 1928/29 г. на ноябрьском (1928 г.) Пленуме ЦК партии, как п следовало ожидать, развернулась острая дискуссия. Хотя накануне и удалось выработать 1 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 417, стр. 228-231. 2 Там же, стр. 229—230. 204
единогласно принятый проект резолюции по этому вопросу, тем не менее правые не думали складывать оружие. С учетом внешних и внутренних условий Советского государства в контрольных цифрах намечался максимально возможный темп развития промышленности. На 1928/29 г. предусматривалось довести капиталовложения до 1650 млн. рублей против 1330 млн. рублей в предыдущем году. При этом две трети капиталовложений направлялось в отрасли тяжелой индустрии1. В плане определялся быстрый рост социалистического сектора промышленности. Конкретиую экономическую характеристику контрольных цифр развития народного хозяйства давали в своих докладах В. В. Куйбышев и Г. М. Кржижановский. Выступая на Пленуме в качество докладчика от Политбюро, Рыков настойчиво проводил мысль о нереальности контрольных цифр развития народного хозяйства, утверждая, что если и дальше будут иметь место такие же трудности, как сейчас, то страна пе выдержит взятого темпа индустриализации. Фрумкин в своей речи продолжал отстаивать требование об уменьшении ассигнований на капитальное строительство. Его выступление также было пронизано духом пессимизма и неверия в возможность выполнения контрольных цифр развития народного хозяйства. «Многие пункты плана тревожат»,—пророчествовал Фрумкин2. Члены ЦК подвергли критике положения доклада Рыкова и выступление Фрумкина, квалифицируя их как отход от принятого партией курса. «В тот момент,— заявил па Пленуме секретарь Нижне-Волжского крайкома партии Б. П. Шеболдаев,— когда мы ставили вопрос о крупнейшем подъеме, об огромнейшем напряжении сил для дальнейшего продвижения вперед в деле индустриализации, ставится вопрос о мыслимости понижения темпа индустриализации, делаются оговорки относительно плана развития нашей легкой промышленности, как плана явно недостаточного» 3. Указывая на несостоятельность утверждений Рыкова о возможности снижения темпа, секретарь ЦК КП Белоруссии Я. Б. Гамарник отмечал: «Мы решительно против сверхиндустриализации, против антисередняцкого, антп- 1 См. «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 133. 2 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 397, вып. I, стр. 124, 125. 3 Там же, стр. 136. 205
крестьянского контрреволюционного но сути плапа Троцкого, но мы за напряженный, усиленный темп индустриализации страны с тем, чтобы пе только добиться решающего положения индустрии в нашем народном хозяйстве, но догнать и перегнать в возможно более короткий исторический срок капиталистические страны» L Что касается поднятого Рыковым вопроса о темпе развития промышленности, сказал секретарь ЦК КП Украипы С. В. Косиор, то «мне кажется, неправильно он говорил, что можем иметь такое положение, что темп у пас не только не будет увеличиваться, но вложения в промышленность будут уменьшаться» 1 2. Пленум Центрального Комитета признал, что международная обстановка, постоянная воеппая угроза со стороны капиталистических государств, необходимость ликвидации техпико-экопомической отсталости страны, с одной стороны, задачи социалистической реконструкции народного хозяйства, в том числе и земледелия,—с другой, с объективной необходимостью диктуют быстрый темп индустриализации страны, требуют максимальной мобилизации спл партии, рабочего класса и всех трудящихся. Отвергая домогательства правых о снпжеппи темпа индустриализации, Пленум ЦК подтвердил: «Партия должна решительно и твердо продолжать курс на индустриализацию страны»; «высокие темпы индустриализации последних лет полностью сохраняются памп п в хозяйственном плане 1928/29 года»; «производство средств производства и развитие тяжелой промышленности являются исходным пунктом индустриализации страны» 3. Весьма горячо обсуждался па Пленуме ЦК и вопрос о путях подъема сельского хозяйства. Правые воспользовались трибуной Пленума ЦК, чтобы снова попытаться павязать партии свою точку зрения по вопросам сельского хозяйства. Отстаивая выводы и предложения, выдвинутые в письмах в ЦК, Фрумкин, например, утверждал, что сельское хозяйство переживает якобы процесс деградации и только замедление темпа индустриализации может создать условия для подтягивания сельского хозяйства к уровню развития промышленности. Оп снова выступал против развертывания строительства 1 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 397, вып. I, стр. 58. 2 Там жо, стр. 49. 3 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 123, 133, 128. 206
колхозов и совхозов, упорно защищал тезис о том, что путь преодоления отставапия сельского хозяйства лежит через развитие индивидуальных крестьянских хозяйств. Рыков защищал те же положения, что и Фрумкин. Он прежде всего постарался дать весьма мрачную характеристику состояния сельского хозяйства, прибегая к преувеличениям и передержкам. По его утверждению, сельское хозяйство находилось в чрезвычайно тяжелом положении, оно не развивалось, а стояло на месте, основные массы крестьян потеряли всякий стимул к производству и сократили посевные площади. «Если у крестьянина,— заявил Рыков,—такой стимул совсем пропадет, то мы окажемся в положении, близком к гражданской войпе» L Причппы отставапия сельскохозяйственного производства Рыков видел пе в распыленности и низкой товарности мелкого крестьяпского хозяйства, как считала партия, а в неправильной политике, которая якобы сковала хозяйственную инициативу крестьянства. Единственный путь подъема сельского хозяйства, по ого мпепшо, состоял в развитии крестьянских, в том числе и кулацких, хозяйств. «Главпая материальпая база для подъема сельского хозяйства,—говорил оп,—заключается в индивидуальных накоплениях самого крестьянства и в увеличении самодеятельности крестьянина в подъеме своего хозяйства» 1 2. В то же время Рыков недооценивал значения строительства колхозов и совхозов в разрешении зерповой проблемы и в социальпо-экономической перестройке деревни. Организация колхозов и совхозов, подчеркивал он,— это всего- навсего эксперимент, опыт, который пе будет играть заметной роли в развитии сельскохозяйственного производства 3. Члепы ЦК пе могли согласиться с такого рода утверждениями, которые расходились с общепартийной оценкой состояния сельского хозяйства и намеченными XV съездом путями его подъема и социалистической реконструкции. Критикуя Рыкова, С. В. Косиор сказал: «Действительно, после такой картины всякий из пас спросит себя: а в самом деле, пе паделали лп мы каких-либо больших ошибок в этой области, а теперь вот приходится за пих расплачиваться?.. Я понимаю, что нужно сейчас поставить зерновую проблему более резко. Но, мне кажется, что эти 1 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 397, вып. I, стр. 148. 2 Там же, стр. 139. 3 Там же, стр. 145. 207
вопросы нужно ставить таким образом, чтобы зря себя пе запугивать» !. На Пленуме ЦК ВКП(б) выступили также секретари крайкомов партии: Северо-Кавказского — А. Л. Андреев, Казахского — Ф. И. Голощекин, председатель Сибирского крайисполкома — Р. И. Эйхе, заведующий отделом ЦК по работе в деревне К. Я. Бауман и другие товарищи. Они привели убедительные примеры, показывающие несостоятельность утверждения правых о деградации сельского хозяйства, разоблачили их стремление смазать вопрос о строительстве колхозов и совхозов. По мнению Рыкова, говорил К. Я. Бауман, подъем сельского хозяйства возможен лишь па оспове развития и накопления индивидуальных крестьянских хозяйств, по как быть с теми крестьянскими хозяйствами, которые пе имеют пи лошадей, ни орудий? На Северном Кавказе, па- пример, у 48,5% крестьянских хозяйств пе было лошадей, у 56% не было пахотпых орудий. О каком накоплении и развитии этих хозяйств может идти речь? Поднять эти хозяйства можно лишь путем объединения их в производственную кооперацию и при максимальной помощи последней со стороны государства. Поэтому, продолжал оп, «строительство совхозов и колхозов является па данной стадии экономической необходимостью сегодняшнего дня, а нс какой-нибудь песней будущего» 1 2. Пленум Центрального Комитета пришел к выводу, что после XV съезда партии в области сельского хозяйства достигнуты известпые положительные результаты и в производстве сельскохозяйственной продукции и в социалистической перестройке деревни. Пленум утвердил контрольные цифры развития сельского хозяйства па 1928/29 г. и еще раз подчеркнул, что партия, пе снижая темпов индустриализации, примет необходимые меры к ликвидации отставания сельского хозяйства, к усилению производственного кооперирования и экономического стимулирования крестьянских хозяйств. В докладе Рыкова пе нашел правильного освещения и вопрос о классовой борьбе в стране. Несмотря на то что Политбюро еще пакануне Пленума ЦК признало певерным отрицание факта обострения классовой борьбы, Рыков продолжал настаивать на своем. Оп слова доказывал, что 1 ЦПА НМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 397, вып. I, стр. 50. 2 ЦПА НМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 397, вып. II, стр. 55. 208
социалистическое наступление пе может вызывать обострение классовой борьбы и если в отдельпых случаях имеется борьба кулака и нэпмана против Советской власти, то она объясняется неправильной политикой партии, разжигающей якобы классовые противоречия, а также слабостью советского и партийного аппарата. В своих выступлениях члены ЦК разоблачили подобную точку зрепия, дезориентирующую партию в проведении классовой политики. На основе обобщения многочисленных фактов и анализа характера социалистического наступления они показали, что классовая борьба в стране обострялась, кулак и пэпман оказывали ожесточенное сопротивление силам социализма. Анализируя обстановку в городе и деревне, Я. Б. Гамарник говорил: «Мы имеем обострение классовой борьбы в стране, усиление сопротивления классового врага нашему наступлению... Тот, кто замазывает, преуменьшает обострение классовой борьбы в пастоящпй момент, тот вредит нашей борьбе против классового врага, тот усыпляет бдительность рабочего класса» !. Развернутую характеристику взаимоотношений классов па примере Северного Кавказа дал в своей речи А. А. Апдреев. Он показал, что кулак представляет серьезную силу, держит под своим влиянием известную часть крестьянства, пролезает в кооперацию, советские и сельскохозяйственные органы, ведет активную борьбу против мероприятий Советской власти. К аналогичным выводам пришел Н. М. Шверник, рассказав о многочисленных выступлениях капиталистических элементов на Урале. «Я считаю,— заявил он,— что по мере развертывания социалистического строительства неизбежно будет развиваться классовая борьба и в городе, и в деревне, что капиталистические элементы будут стремиться всячески воздействовать как па рабочий класс, так и па отдельные прослойки пашей партии» 1 2. Не согласившись с выводами членов ЦК, Рыков в заключительном слове под предлогом критики допущенных якобы неточностей в речах некоторых ораторов вновь попытался отстаивать свой тезис. В частности, он обрушился па С. В. Косиора, в выступлении которого Рыков увидел, как оп выразился, «троцкистское ребро». 1 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 397, вып. I, стр. 57—58. 2 Там же, вып. III, стр. 42. 209
крестьянского контрреволюционного по сути плапа Троцкого, но мы за напряженный, усиленный теми индустриализации страны с тем, чтобы не только добиться решающего положения индустрии в нашем народном хозяйстве, но догнать и перегнать в возможно более короткий исторический срок капиталистические страны» !. Что касается поднятого Рыковым вопроса о темпе развития промышленности, сказал секретарь ЦК КП Украины С. В, Косиор, то «мне кажется, неправильно оц говорил, что можем иметь такое положение, что темп у пас не только не будет увеличиваться, по вложения в промышленность будут уменьшаться» 1 2. Пленум Центрального Комитета признал, что международная обстановка, постоянная военная угроза со стороны капиталистических государств, необходимость ликвидации технико-экономической отсталости страны, с одной стороны, задачи социалистической реконструкции народного хозяйства, в том числе и земледелия,—с другой, с объективной необходимостью диктуют быстрый темп индустриал и зацип страны, требуют максимальной мобилизации сил партии, рабочего класса и всех трудящихся. Отвергая домогательства правых о снпжеппи темпа индустриализации, Пленум ЦК подтвердил: «Партия должна решительно и твердо продолжать курс па индустриализацию страны»; «высокие темпы индустриализации последних лет полностью сохраняются нами и в хозяйственном плане 1928/29 года»; «производство средств производства и развитие тяжелой промышленности являются исходным пунктом индустриализации страны» 3. Весьма горячо обсуждался на Пленуме ЦК и вопрос о путях подъема сельского хозяйства. Правые воспользовались трибуной Пленума ЦК, чтобы снова попытаться павязать партии свою точку зрения по вопросам сельского хозяйства. Отстаивая выводы и предложения, выдвинутые в письмах в ЦК, Фрумкин, например, утверждал, что сельское хозяйство переживает якобы процесс деградации и только замедление темпа индустриализации может создать условия для подтягивания сельского хозяйства к уровню развития промышленности. Оп снова выступал против развертывания строительства 1 ЦПА ИМЛ, ф. 17, он. 2, д. 397, вып. I, стр. 58. 2 Там жо, стр. 49. 3 «КПСС в резолюциях...», т. 4, стр. 123, 133, 128. 206
колхозов п совхозов, упорно защищал тезис о том, что путь преодоления отставапия сельского хозяйства лежит через развитие индивидуальных крестьянских хозяйств. Рыков защищал те же положения, что и Фрумкип. Оп прежде всего постарался дать весьма мрачную характеристику состояния сельского хозяйства, прибегая к преувеличениям и передержкам. По его утверждению, сельское хозяйство находилось в чрезвычайно тяжелом положении, оно не развивалось, а стояло на месте, основные массы крестьян потеряли всякий стимул к производству и сократили посевные площади. «Если у крестьянина,— заявил Рыков,—такой стимул совсем пропадет, то мы окажемся в положении, близком к гражданской войпе» \ Причипы отставапия сельскохозяйственного производства Рыков видел но в распылеппости и пизкой товарности мелкого крестьяпского хозяйства, как считала партия, а в пеправильпой политике, которая якобы сковала хозяйственную инициативу крестьянства. Единственный путь подъема сельского хозяйства, по его мнению, состоял в развитии крестьянских, в том числе и кулацких, хозяйств. «Главная материальная база для подъема сельского хозяйства,— говорил оп,— заключается в индивидуальных накоплениях самого крестьянства и в увеличении самодеятельности крестьянина в подъеме своего хозяйства» 2. В то же время Рыков педооцепивал значения строительства колхозов и совхозов в разрешении зерновой проблемы и в социально-экономической перестройке деревни. Организация колхозов и совхозов, подчеркивал оп,— это всего- навсего эксперимент, опыт, который пе будет играть заметной роли в развитии сельскохозяйственного производства 3. Члены ЦК пе могли согласиться с такого рода утверждениями, которые расходились с общепартийной оценкой состояния сельского хозяйства и намеченпымн XV съездом путями его подъема и социалистической реконструкции. Критикуя Рыкова, С. В. Косиор сказал: «Действительно, после такой картины всякий из пас спросит себя: а в самом деле, пе наделали ли мы каких-либо больших ошибок в этой области, а теперь вот приходится за них расплачиваться?.. Я попимаю, что нужно сейчас поставить зерновую проблему более резко. Но, мпе кажется, что эти ’ ЦПЛ ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 397, вып. I, стр. 148. Там же, стр. 139. ’ Там же, стр. 145. 207
вопросы нужно ставить таким образом, чтобы зря себя пе запугивать» На Пленуме ЦК ВКП(б) выступили также секретари крайкомов партии: Северо-Кавказского — А. А. Андреев, Казахского — Ф. И. ГолощеКин, председатель Сибирского крайисполкома — Р. И. Эйхе, заведующий отделом ЦК по работе в деревне К. Я. Бауман и другие товарищи. Они привели убедительные примеры, показывающие несостоятельность утверждения правых о деградации сельского хозяйства, разоблачили их стремление смазать вопрос о строительстве колхозов и совхозов. По мнению Рыкова, говорил К. Я. Бауман, подъем сельского хозяйства возможен лишь па основе развития и накопления индивидуальных крестьянских хозяйств, но как быть с теми крестьянскими хозяйствами, которые не имеют пи лошадей, ни орудий? На Северном Кавказе, па- пример, у 48,5% крестьянских хозяйств пе было лошадей, у 56% не было пахотпых орудий. О каком накоплении и развитии этих хозяйств может идти речь? Поднять эти хозяйства можно лишь путем объединения их в производственную кооперацию и при максимальной помощи последней со стороны государства. Поэтому, продолжал оп, «строительство совхозов и колхозов является па данной стадии экономической необходимостью сегодняшнего дня, а не какой-нибудь песней будущего» 1 2. Пленум Центрального Комитета пришел к выводу, что после XV съезда партии в области сельского хозяйства достигнуты известные положительные результаты и в производстве сельскохозяйственной продукции и в социалистической перестройке деревни. Пленум утвердил контрольные цифры развития сельского хозяйства па 1928/29 г. и еще раз подчеркнул, что партия, не снижая темпов индустриализации, примет необходимые меры к ликвидации отставания сельского хозяйства, к усилению производственного кооперирования и экономического стимулирования крестьянских хозяйств. В докладе Рыкова не нашел правильного освещения и вопрос о классовой борьбе в стране. Несмотря на то что Политбюро еще накануне Пленума ЦК признало певерпым отрицание факта обострения классовой борьбы, Рыков продолжал настаивать на своем. Он снова доказывал, что 1 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 397, вып. I, стр. 50. 2 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 397, вып. II, стр. 55. 208
социалистическое наступление пе может вызывать обострение классовой борьбы и если в отдельных случаях имеется борьба кулака и нэпмана против Советской власти, то она объясняется неправильной политикой партии, разжигающей якобы классовые противоречия, а также слабостью советского и партийного аппарата. В своих выступлениях члены ЦК разоблачили подобную точку зрения, дезориентирующую партию в проведении классовой политики. На оспове обобщения многочисленных фактов и анализа характера социалистического наступления они показали, что классовая борьба в стране обострялась, кулак и нэпман оказывали ожесточенное сопротивление силам социализма. Анализируя обстановку в городе и деревне, Я. Б. Гамарник говорил: «Мы имеем обострение классовой борьбы в стране, усиление сопротивления классового врага нашему наступлению... Тот, кто замазывает, преуменьшает обострение классовой борьбы в настоящий момент, тот вредит нашей борьбе против классового врага, тот усыпляет бдительность рабочего класса» L Развернутую характеристику взаимоотношений классов па примере Северного Кавказа дал в своей речи Л. А. Апдрссв. Он показал, что кулак представляет серьезную силу, держит под своим влиянием известную часть крестьянства, пролезает в кооперацию, советские и сельскохозяйственные органы, ведет активную борьбу против мероприятий Советской власти. К аналогичным выводам пришел Н. М. Шверник, рассказав о многочисленных выступлениях капиталистических элементов на Урале. «Я считаю,—заявил он,—что по мере развертывания социалистического строительства неизбежно будет развиваться классовая борьба и в городе, и в деревне, что капиталистические элементы будут стремиться всячески воздействовать как на рабочий класс, так и па отдельные прослойки пашей партии» 2. Не согласившись с выводами членов ЦК, Рыков в заключительном слове под предлогом критики допущенных якобы неточностей в речах некоторых ораторов вновь попытался отстаивать свой тезис. В частности, он обрушился па С. В. Косиора, в выступлении которого Рыков увидел, как оп выразился, «троцкистское ребро». > ЦПЛ И мл, ф. 17, оп. 2, д. 397, вып. I, стр. 57—58. 2 Там же, вып. III, стр. 42. 209
Он выдвппул и старался оправдать свой тезис: «Чем дальше мы строим социализм, тем мепыпе классовая база у сторонников капиталистической реставрации, тем меньше классовых противоречий» L Согласпо такому взгляду совершенно исключалась возможность обострения классовой борьбы в определенные периоды, а степепь сопротивлеппя враждебных классов ставилась в прямую зависимость от их экономической борьбы. Л так как опа по мере укрепления позиции социализма сокращалась, то якобы уменьшалась п сила сопротивления капиталистических элементов. Раскрывая нссостоятельпость доводов Рыкова, С. В. Косиор подчеркнул, что «социалистическое наступление при нэпе неизбежно будет вызыв