Text
                    ИСТОРИЯ
НАЦИОНАЛЬНО-
ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ
БОРЬБЫ
НАРОДОВ АФРИКИ
В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ


АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ АФРИКИ ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ ИСТОРИЯ НАЦИОНАЛЬНО- ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ БОРЬБЫ НАРОДОВ АФРИКИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ llSc£<? в ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ ВОСТОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА 1978
9(M)7 И 90 Руководители издания А. Б. ЛЕТНЕВ, В. Г. СОЛОДОВНИКОВ Ответственный редактор АНАТ. А. ГРОМЫКО Редакционная коллегия Н. С. ЛУЦКАЯ, Г. А. НЕРСЕСОВ, И. П. ЯСТРЕБОВА Авторский А. БАРТНИЦКИ (ПНР) Ю. Н. ВИНОКУРОВ Д. Р. ВОБЛИКОВ Н. И. ВОРОНЧАНИНА Н. И. ВЫСОЦКАЯ А. И. ГАЛЫБИН А. Б. ДАВИДСОН Ю. Н. ЗОТОВА Н. Бм КОЧАКОВА Н. А. КСЕНОФОНТОВА А. Б. ЛЕТНЕВ Н. С. ЛУЦКАЯ И. МАНТЕЛЬ-НЕЧКО (ПНР) коллектив: Г. А. НЕРСЕСОВ А. С. ОРЛОВА A. М. ПЕГУШЕВ Л. Н. ПРИБЫТКОВСКИЙ М. В. РАЙТ Л. РАТМАН (ГДР) Л. Н. РЫТОВ Б. Г. СЕЙРАНЯН Б. С. ТУПОВ B. М. ФЕДОРЕНКО А. М. ХАЗАНОВ И. П. ЯСТРЕБОВА Научно-техническую подготовку издания и составление указателей выполнила Е. Н. КРОХИНА Монография посвящена истории освободительной борьба африканских народов после 1917 г. Анализируются предпосыл¬ ки, закономерности и этапы борьбы за независимость, иссле¬ дуются особенности антиимпериалистических революций на континенте, прослеживается влияние мирового социализма на темпы и формы освободительного движения в африканских колониях. 10603-192 И 013(02)-78 33-78 © Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1978.
ПРЕДИСЛОВИЕ Эта книга является продолжением опубликованной в 1976 г. коллектив¬ ной работы институтов Африки, востоковедения и всеобщей истории Академии наук СССР «История национально-освободительной борьбы народов Африки в новое время», которая охватывает период с середины XVII в. до Великой Октябрьской социалистической революции и конца первой мировой войны. В настоящей работе освещается антиколониальная борьба на Африканском континенте в послеоктябрьскую эпоху — эпоху торжества социализма и об¬ щего кризиса капитализма. Характерная черта этой эпохи—кризис империа¬ листической колониальной системы, развернувшийся в период между двумя мировыми войнами и завершившийся после второй мировой войны крахом «традиционного» колониализма, ликвидацией создававшихся веками колони¬ альных империй. Соответственно хронологические рамки книги ограничены, с одной стороны, 1917—1918 гг., а с другой стороны — первой половиной 1970-х годов, когда, как отмечалось в докладе Генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева на XXV съезде партии, в Африке «развернулся заключительный этап крушения колониальной системы» [9, т. 1, с. 38—39]. При этом события в отдельных странах континента рассматриваются до завоева¬ ния ими политической независимости. Лишь в странах Юга Африки, в кото¬ рых борьба против колониально-расистского угнетения еще не завершена, изложение материала доведено до того рубежа, где история непосредственно смыкается с современностью. Конкретные проявления процесса деколонизации в условиях Африки со¬ ставляют предмет данного исследования. Авторам предстояло проследить ста¬ новление идеи национальной независимости, выделить основные этапы осво¬ бодительной борьбы, определить социальную базу движения, охарактеризовать его руководство, проанализировать его цели на различных стадиях, наконец, обрисовать его трудности. Постичь закономерности антиимпериалистической борьбы колониальных народов можно лишь в том случае, если исследовать ее в неразрывной связи с внутренними социально-экономическими процессами. В то же время нельзя анализировать эту борьбу вне связи с общими процессами всемирной истории, в особенности вне учета противоборства двух мировых систем. Только такой подход дает возможность показать, что ликвидация колониальных режимов — непреложный результат развития национально-освободительного движения, опирающегося на действенную помощь мирового социализма и международ¬ ного пролетариата. В подходе к изучению этого круга вопросов авторы учитывали резуль¬ таты исследований советских и тех зарубежных ученых, в которых с марк¬ систских позиций анализируются проблемы национально-освободительного 3
движения и взаимодействия трех основных потоков мирового революционного процесса. Они стремились продолжить разработку общих и специфических проблем освободительной борьбы в Африке, а также — привлечь внимание читателя к менее изученным сюжетам. К числу последних относятся, в част¬ ности, типы национально-освободительных движений на континенте; многооб¬ разие форм антиколониального протеста и его географическая неравномер¬ ность; классовая структура антиколониального фронта и ее эволюция; вклад африканского пролетариата в завоевание политической независимости; ранний этап формирования революционной демократии в Африке. Авторы не претендуют на полноту освещения анализируемых проблем хо¬ тя бы потому, что обобщающее исследование такого плана предпринимается в советской африканистике впервые. Необходимо отметить также, что за пре¬ делами книги остается период после завоевания странами Африки политиче¬ ской независимости — современный этап национально-освободительной револю¬ ции, когда решающее значение приобретают проблема углубления ее соци¬ ального содержания, вопрос о выборе пути развития, осуществление корен¬ ных социально-экономических и культурных преобразований, борьба против неоколониализма и т. д. Новая проблематика требует специальных исследований по самым раз¬ личным аспектам современной жизни народов молодых африканских госу¬ дарств— таким, как экономика, социальные отношения, политика, идеология, культура. Решению этой задачи наряду с уже опубликованными трудами со¬ ветских ученых призвана способствовать подготавливаемая Институтом Аф¬ рики АН СССР серия коллективных трудов «Африка семидесятых годов».
ВВЕДЕНИЕ Антиимпериалистическая борьба народов Африки в новей¬ шее время развертывалась в совершенно иных по сравнению с предшествующим периодом условиях. Первая мировая война и Октябрьская революция положили начало общему кризису ка¬ питализма. Утвердив знамя социализма на одной шестой части земного шара и расшатав устои мирового капитализма, Вели¬ кая Октябрьская социалистическая революция проложила на¬ родам колоний путь к победе над угнетателями. Оценивая перспективы развития национально-освободительного движения в обстановке начавшегося под непосредственным воздействием Октября кризиса колониальной системы, В. И. Ленин указывал, что «социалистическая революция не будет только и главным образом борьбой революционных пролетариев в каждой стране против своей буржуазии, — нет, она будет борьбой всех угне¬ тенных империализмом колоний и стран, всех зависимых стран против международного империализма» [3, с. 327}. Жизнь подтвердила правоту ленинского предвидения. Вдох¬ новленные великим примером революционной России, народные массы колониальных и зависимых стран поднялись на реши¬ тельную борьбу за независимость и свободу. В Африке, как и на других колониальных континентах, национально-освободи¬ тельное движение вступило в качественно новый этап. Конечно, в различных африканских странах революционный процесс развивался неодинаково, что объясняется неравномерностью их социально-экономического и политического развития, специфи¬ кой их внутреннего и международного положения. Тем не ме¬ нее, как показали исследования историков-марксистов и других прогрессивных ученых, не было ни одной страны Африканского континента, не испытавшей революционного влияния Октября. Октябрьская революция, пишет видный африканский историк Жозеф Ки-Зербо, стала «важной вехой в истории народов ко¬ лоний» [57, с. 472]. Нарастание общего кризиса капитализма, экономические кризисы, периодически потрясающие капиталистическую систе¬ му, обострение антагонизма между трудом и капиталом, рост межимпериалистических противоречий — все это побуждало империалистические державы искать выхода из трудностей, в частности, за счет более интенсивного угнетения колониальных 5
народов. В результате резко усилилась эксплуатация колоний, в том числе африканских, как сфер приложения капитала, источ¬ ников сырья и рынков сбыта промышленной продукции. Рост империалистического гнета после первой мировой вой¬ ны сопровождался исторически неотвратимыми изменениями в социальной структуре африканских стран. Вывоз капитала в колонии, их все более широкое экономическое «освоение» неиз¬ бежно вели к зарождению там капиталистического уклада. Распад докапиталистических отношений активизировался да¬ же в наиболее отсталых, глубинных районах континента. Все сильнее давали о себе знать отношения нового в целом для Аф¬ рики капиталистического типа. Начали вырисовываться грани классов буржуазного общества. Однако своеобразие процесса классообразования заключалось в том, что он был результатом не столько эволюции самого африканского общества, сколько подталкивания извне. При этом докапиталистические отношения подтачивались, но не уничтожались. Другой характерной чер¬ той классового расслоения в Африке было замедленное разви¬ тие национальной буржуазии, которому препятствовало иност¬ ранное империалистическое господство. В плане социальных противоречий это означало, что формирующемуся колониально¬ му пролетариату и всем трудящимся противостояла в качестве главного угнетателя не столько местная, чрезвычайно слабая буржуазия, сколько могущественный иностранный монополисти¬ ческий капитал. Следует подчеркнуть также региональную неравномерность социально-экономического развития стран Африки. Север и юг континента отличались от его тропической части более высокой степенью классовой дифференциации. В пределах же Тропиче¬ ской Африки по развитости социальных отношений Западная Африка опережала Восточную и Центральную. Эта особенность также наложила отпечаток на характер, уровень и темпы роста национально-освободительного движения в отдельных регионах и странах. Общим, однако, для всех практически стран континента бы¬ ло усиление отпора империалистическим угнетателям. Под влиянием внутренних социально-экономических сдвигов и про¬ цесса революционного обновления мира, начало которому поло¬ жила Октябрьская революция в России, даже в самых отда¬ ленных уголках Африки началось политическое пробуждение коренного населения. В водоворот общественно-политической жизни вовлекались широкие массы — крестьяне, рабочие, го¬ родские средние слои. Важную роль играли при этом ветераны войны. Их общественный кругозор отличался большей широтой. К тому же они были обогащены опытом обращения с боевой техникой. На роль военного фактора в политическом пробужде¬ нии колоний В. И. Ленин обращал серьезное внимание. В 1919 г. он пророчески говорил: «Империалистическая война 6
разбудила и Восток, втянула его народы в международную по¬ литику. Англия и Франция вооружали колониальные народы и помогали им познакомиться с военной техникой и усовершенст¬ вованными машинами. Этой наукой они воспользуются против господ империалистов» [3, с. 328]. Во многих случаях сопротивление, как и в период колони¬ ального раздела континента, все еще возглавляли представите¬ ли традиционных верхов (духовные и светские феодалы, вожди племен, руководители религиозных сект). Но в целом к руко¬ водству антиколониальным движением приходили новые си¬ лы — национальная буржуазия и национальная интеллигенция. После первой мировой войны общественная активность вы¬ ступала в более сложных формах по сравнению с началом века. Центрами политической жизни становились этнические ассоциа¬ ции и землячества, культурно-просветительные общества (как этнические, так и межэтнические), профессиональные союзы ра¬ бочих и служащих, выборные муниципалитеты в крупных горо¬ дах, редакции газет, издаваемых самими африканцами. В наи¬ более развитых странах континента — Египте, странах Магриба, ЮАС — крупную роль в освободительном движении стали иг¬ рать прогрессивные политические партии и общенациональные политические организации (в Тропической Африке создание партий было делом будущего, если не считать весьма скромно¬ го опыта в этой области нигерийских и сенегальских национа¬ листов 20-х годов). В северном и южном регионах сложились условия для воз¬ никновения коммунистических партий. В начале 20-х годов пе¬ редовые рабочие и интеллигенты ЮАС и Египта создали пер¬ вые в Африке компартии. В странах Магриба возникли местные секции Французской коммунистической партии (ФКП), из ко¬ торых впоследствии выросли компартии Алжира, Туниса rj Ма¬ рокко. Появление компартий знаменовало выход на обществен¬ ную арену пролетариата как самостоятельной политической си¬ лы, активно участвующей в борьбе за национальное и социаль¬ ное освобождение. Заметной вехой в развитии национального движения стало начало 30-х годов. Экономические потрясения в мире капита¬ лизма, начавшиеся в конце 1929 г., вскоре докатились до Аф¬ рики. Мировой экономический кризис 1929—1933 гг. способст¬ вовал дальнейшему политическому пробуждению африканских народов. Резко усилилась критика колониальных порядков. Бо¬ лее массовыми стали антиколониальные выступления. Деревня и город заявляли о себе по-разному. В деревне про¬ тест против иноземного господства, как правило, облекался в стихийные формы (отказ от уплаты налогов, уклонение от при¬ нудительных работ, бегство за пределы колонии, временами открытые, в том числе вооруженные, выступления против вла¬ стей). В городе, особенно там, где легально или полулегально 7
существовали профсоюзы, рабочие все чаще прибегали к заба¬ стовкам. Национальная буржуазия и интеллигенция требовали реформ колониального управления, либерализации колониаль¬ ного режима. Все более существенным фактором, определявшим настроения национальной интеллигенции, становился антира¬ сизм. Образованных людей, успевших приобщиться к европей¬ ским жизненным стандартам, особенно возмущало расистское высокомерие колониальной бюрократии, с которым им — клер¬ кам, учителям, переводчикам, офицерам — приходилось сталки¬ ваться каждодневно. Колониальный город и колониальная деревня политически пока еще были разобщены. Крестьянский протест не подкреп¬ лялся в большинстве случаев городскими выступлениями, и наоборот. Глубинные области все еще отставали от прибреж¬ ных, экономически и социально более развитых. Массовость движения (деревня) уживалась с его элитарностью (город). В идеологии господствовала эклектика, что отражало слабую дифференциацию общества, социальную мозаику движения, его многослойность. Отсутствовали еще четко осознанные цели, в особенности долгосрочные (национальная независимость). Лишь в странах Северной Африки левое крыло освободитель¬ ного движения ставило в повестку дня требование независи¬ мости. Борцам против колониализма не хватало политического опы¬ та. Но они упорно вели поиски организационных форм, наибо¬ лее соответствующих условиям колониальных стран и потреб¬ ностям освободительного движения. Началось формирование политических кадров. Если раньше их, за редким исключением, вообще не было, то к концу 30-х годов в колониях постепенно формируются кадры профессиональных политиков и публици¬ стов. Существенное влияние на развитие антиколониального дви¬ жения оказала африканская эмиграция в Западной Европе. У эмигрантов были собственные организации. В своей работе они выходили за рамки деятельности простых землячеств. Эми¬ гранты поддерживали тесные связи с соотечественниками. По возвращении на родину они попадали в фокус общественного внимания, ибо были людьми с более широким кругозором, с «европейскими» профессиями и стандартами поведения. В межвоенные годы в Африке резко возрос интерес к обще¬ ственной активности афро-американцев и вест-индцев. Их опыт изучался и активно усваивался. Все большую известность в Африке получали имена видных негро-африканских идеологов, в первую очередь Маркуса Гарви и Уильяма Дюбуа. Некоторые стороны гарвеизма как политического движения явно импонировали африканским националистам. Последние меньше задумывались над проектом переселения в Африку мил¬ лионов афро-американцев из стран Западного полушария, про- 8
Уильям Дюбуа ектом авантюристическим и неосуществимым. Для них гораздо большее значение имел антиколониализм Гарви и его «Всемир¬ ной ассоциации по улучшению жизни негров». В Африке знали, что Гарви выступал за лишение Англии и Франции мандата на управление бывшими германскими колониями, который эти державы получили после первой мировой войны. Он высказы¬ вался и за освобождение колониальных владений, никогда не принадлежавших Германии (например, Сьерра-Леоне и Берега Слоновой Кости) путем присоединения их к Либерии [60, т. 1, с. 40; т. 2, с. 406]. Еще большее влияние на умы африканских политиков ока¬ зал Уильям Дюбуа, «отец панафриканизма». Дюбуа лучше ви¬ дел перспективы борьбы за освобождение угнетенных народов негроидной расы, и шел он гораздо дальше Гарви. Дюбуа не ограничивался просветительством и борьбой за экономические права. Он обосновывал и отстаивал политические права афри¬ канцев и народов африканского происхождения. Но в отличие 9
от Гарви он считал, что завоевывать свои права угнетенные на¬ роды должны там, где они живут, а не путем грандиозных межконтинентальных миграций. Условием завоевания права на лучшую жизнь было объединение всех народов негроидной ра¬ сы, полагал Дюбуа. Весь свой незаурядный организаторский талант он поставил на службу конкретному воплощению этой идеи. Его усилиями были организованы первые панафриканские конгрессы. Главную роль в панафриканском движении играли афро¬ американцы и выходцы из Вест-Индии, что являлось законо¬ мерным отражением экономического и политического веса «цветной» американской буржуазии в негро-африканском мире. Вначале Африка играла в движении скорее второстепенную роль. Об этом свидетельствуют хотя бы данные о представи¬ тельстве от континента на первых четырех панафриканских (точнее паннегритянских) конгрессах. На I конгрессе (Париж, 1919) Африка была представлена 12 делегатами (из 57), на II (Лондон, Брюссель, Париж, 1921)—41 делегатом (из ПО). По-видимому, это была наиболее высокая степень африканско¬ го представительства в межвоенные годы: на III конгрессе (Лондон и Лиссабон, 1923) Африка была представлена слабо, а на IV (Нью-Йорк, 1927) вообще не было ни одного африкан¬ ца [56, с. 18—21; 29, с. 31—40]. Решения первых четырех панафриканских конгрессов выгля¬ дели весьма умеренными. Это были требования реформ коло¬ ниального управления, предоставления элементарных прав ко¬ ренному населению колоний. Сопровождались они призывами к благоразумию колониальных держав и упованиями на добрую волю Лиги наций. Тем не менее приобщение представителей буржуазно-демократических слоев африканского общества к панафриканскому движению имело определенное положитель¬ ное значение. Участие в движении африканских делегатов при¬ влекало внимание мирового общественного мнения к положе¬ нию на континенте. Начавшись как движение колониально-ре¬ формистское, панафриканизм постепенно наполнялся новым, более радикальным содержанием, что влекло за собой и идей¬ ную эволюцию африканских политиков. Межвоенное двадцатилетие вошло в историю освободитель¬ ного движения как период собирания сил перед решительным наступлением на колониализм. Именно тогда формировались предпосылки подлинно массовой антиимпериалистической борьбы. Новая страница в истории борьбы народов Африки за на¬ циональную независимость открылась после второй мировой войны и образования мировой социалистической системы. Решающий вклад Советского Союза в победу антигитлеров¬ ской коалиции явился мощным ускорителем национально-осво¬ бодительных революций. После второй мировой войны соотно¬ 10
шение сил в мире — между капитализмом и социализмом — ра¬ дикально изменилось в пользу социализма. Развернулся новый этап общего кризиса капитализма. Разгром гитлеровской Гер¬ мании, фашистской Италии и милитаристской Японии означал сокрушительный удар по империализму, а следовательно, по его* колониальной системе. Резко ослабленными вышли из войны крупнейшие колониальные державы. Из цепи капитализма вы¬ пал ряд новых зв'еньев — в Европе и Азии. В то же время со¬ циализм как система окреп и вырос. Возникло могучее содру¬ жество социалистических государств. Новыми победами озна¬ меновалось развитие международного рабочего и коммунисти¬ ческого движения. В этой исторической обстановке создались благоприятные условия для бурного подъема национально-освободительной борьбы. Волны антиимпериалистической революции охватили Азиатский и Африканский континенты, Латинскую Америку. Началось 'перерастание кризиса колониальной системы импе¬ риализма в ее полный распад. Сотни тысяч африканцев, мобилизованных в армию союзни¬ ков, внесли личный вклад в разгром фашизма, воюя в Запад¬ ной Европе, на Ближнем Востоке, в Юго-Восточной Азии. Уча¬ стие африканских солдат в боях на территории Европы, Азии и самой Африки, равно как и сопротивление прогитлеровскому режиму Виши во многих французских колониях, способствовало широкому распространению на континенте антифашистской, антирасистской идеологии. Солдаты колониальных армий Анг¬ лии, Франции, Бельгии, а также ЮАС были не только борцами против гитлеризма, итальянского фашизма и японского милита¬ ризма. Они становились сознательными врагами колониального режима, колониального гнета, как такового. Задачи, которые ставили перед собрй участники освободи¬ тельного движения, теперь заметно отличались от задач меж¬ военного периода. Тогда либерализация колониального управ¬ ления была пределом мечтаний многих националистов. А уже на заключительном этапе войны в повестку дня ставится иная задача —осуществление радикальных преобразований, сораз¬ мерных вкладу африканских народов в борьбу против фашизма. В 1944—1945 гг. во многих колониях впервые были созданы национальные политические партии и организации. Резко акти¬ визировалось профсоюзное движение. В ряде стран Африки бы¬ ли организованы филиалы обществ дружбы с СССР, существо¬ вавших в метрополии, деятельность которых способствовала ознакомлению африканцев с миром социализма, с его военны¬ ми, экономическими, политическими достижениями. «1943 год — это год Сталинграда, — писал впоследствии историк из Верхней Вольты Альбер Сафо Валима, — это победоносный для русских год, год, когда победу одержали и народ и система» [52, с. 83]. «Санитарный кордон», которым метрополии десятилетиями 11
ограждали колонии, был прорван. Лучшие умы Африки начали всерьез знакомиться с опытом социалистического строительства. «Открывая» новые для себя политические институты, новые формы отправления демократии, они стали преодолевать узость буржуазного видения мира. В годы второй мировой войны и в первое послевоенное деся¬ тилетие в недрах африканского общества происходили сущест¬ венные сдвиги. Усилилось расслоение крестьянства. Увеличи¬ лась численность рабочего класса. Окрепла экономически мест¬ ная буржуазия, в основном торгово-ростовщическая. Что же ка¬ сается феодально-аристократических слоев, то сфера их влия¬ ния на экономику и политическую жизнь стала сужаться. Эти сдвиги не могли не отразиться на расстановке и соот¬ ношении классовых сил. Усилилась роль рабочего класса в борьбе против колониаль¬ ного гнета. Однако руководство борьбой по-прежнему сохраня¬ ли за собой национальная буржуазия и национальная интелли¬ генция. В то же время резко возросла политическая роль мел¬ кой буржуазии. Именно из ее представителей, настроенных наиболее радикально, формировалось в послевоенные годы ле¬ вое крыло руководства освободительным движением, массовую базу которого составляли крестьяне, рабочие, городские средние слои. После 1945 г. обычными для Африки стали такие формы борьбы, как политическая манифестация, забастовка, бойкот, кампания гражданского неповиновения, направление петиций в международные организации, публикация обличительных мате¬ риалов в прессе. Выступления масс приобретали организован¬ ный характер. Элемент стихийности по-прежнему присутство¬ вал, но он уже не доминировал. Организованное политическое движение перестало быть монополией крупных административ¬ ных центров, все более и более распространяясь на глубинные районы. Главными организаторами антиимпериалистической борьбы были политические партии и профсоюзы. Не всегда и не везде вклад тех и других был равнозначным. Некоторые пробуржуаз- ные партии, успевшие приобщиться к идеологии реформизма, от¬ ставали от событий. В деятельности таких партий ощутимо да¬ вали себя знать трибалистские тенденции, соперничество лиде¬ ров, принадлежавших к различным районам, религиозным об¬ щинам, и т. д. Эти противоречия использовались и разжигались колонизаторами. В то же время многие политические партии, первоначально стоявшие на умеренных позициях, под влиянием боевых профсоюзов эволюционировали влево, становясь на путь решительной борьбы с колониализмом. Объявленные цели движения становились все более ради¬ кальными. Его участники уже не довольствовались требовани¬ ем реформ колониального управления. В первые же послевоен¬ 12
ные годы лозунг национальной независимости с новой силой провозглашается рядом политических организаций Северной Африки. К концу первого послевоенного десятилетия он полу¬ чает широкое распространение также в обширном тропическом регионе. Столь быстрая эволюция объяснялась действием и внутрен¬ них и внешних факторов. Приток к руководству освободитель¬ ным движением свежих сил в лице прогрессивно настроенных интеллигентов и профсоюзных активистов отражал общедемо¬ кратические сдвиги в колониях после войны. В то же время по¬ стоянная радикализация целей движения была вполне законо¬ мерным явлением в эпоху, когда социализм уверенно шагнул за рамки одной страны и превратился в мощный фактор соци¬ ального прогресса во всемирном масштабе. Хотя в целом в Африке преобладали невоенные формы и методы борьбы, в ряде стран — Алжире, Кении, на Мадагаска¬ ре, а позднее в Анголе, Гвинее-Бисау, Мозамбике и др. — раз¬ вернулась вооруженная борьба с колонизаторами. Успехи афри¬ канских патриотов, с оружием в руках сражавшихся за незави¬ симость, способствовали росту национально-освободительного движения на всем Африканском континенте. В 40—50-е годы заметно оживилась африканская теоретиче¬ ская мысль, что было вполне естественным в условиях развер¬ тывания антиимпериалистической революции. Сам факт разра¬ ботки африканцами определенных теоретических концепций от¬ ражал позитивные сдвиги на континенте. Значительная часть человечества, которой колонизаторы отказывали в праве на ду¬ ховное самовыражение, громко заговорила. Другое дело — со¬ держание этих концепций, которое далеко не всегда соответст¬ вовало объективной реальности. Обосновывая право африкан¬ цев на «автономию мышления», некоторые африканские бур¬ жуазные и мелкобуржуазные идеологи защищали тезис о свое¬ образной расовой исключительности негроидных народов, вос¬ ходящий к теоретическим построениям Уильяма Блайдена и Маркуса Гарви. Появились теории «негритюда» и «африкан¬ ской личности». Возникли различные варианты «африканского социализма», который теоретиками консервативного толка рас¬ сматривался как противовес марксистской теории классов и классовой борьбы. Выдвинутые концепции не оставались, впрочем, неизменны¬ ми. Под воздействием различного рода факторов они эволюцио¬ нировали. Проделывали определенную эволюцию и их авторы. В итоге одни оказывались на реформистских позициях, другие пополняли ряды революционной демократии. Последняя, пре¬ вратившаяся со временем во многих странах в наиболее ради¬ кальное крыло национально-освободительного движения, стала формироваться в Африке в основном в последнее десятилетие колониального господства. 13
Успехи мирового социализма способствовали дальнейшему распространению идей марксизма-ленинизма среди передовых рабочих, крестьян и демократической интеллигенции африкан¬ ских стран. На континенте возникли новые коммунистические партии (в Судане, Лесото, на Реюньоне) и марксистские груп¬ пы. Творчески применяя марксистско-ленинское учение с уче¬ том специфики своих стран, коммунисты шли в первых рядах борцов за национальное и социальное освобождение. Все боль¬ шее влияние идеи научного социализма стали оказывать на формирование мировоззрения африканской революционной де¬ мократии. Национально-освободительное движение развертывалось в ожесточенной борьбе с колонизаторами, использовавшими для сохранения своего господства все средства — от военно-поли¬ цейского подавления патриотических сил до различного рода конституционных маневров. Наряду со старыми колониальными державами широкое участие в империалистической эксплуата¬ ции народов Африканского континента стали принимать Соеди¬ ненные Штаты. Однако наряду с обострением межимпериали¬ стической борьбы за Африку послевоенному периоду присуща и другая тенденция — применение такой формы колониальной эксплуатации, как коллективный колониализм. Характерной чертой этого периода было также создание системы империали¬ стических военных блоков и союзов во главе с США. Направ¬ ленные прежде всего против СССР и других стран социализма, эти блоки в то же время ставили своей целью объединение сил мировой реакции для подавления национально-освободительно¬ го движения в колониях и зависимых странах. Особую опас¬ ность для Африки создало учреждение Организации Северо- атлантического союза (НАТО), в рамках которого были обра¬ зованы специальные органы для координации политики членов НАТО в Африке. В тесном сотрудничестве с НАТО действовал и сложившийся на Юге континента блок португальского коло¬ ниализма с южноафриканскими и родезийскими расистами. Консолидации сил-империалистической реакции народы Аф¬ рики противопоставили сплочение рядов антиимпериалистиче¬ ского фронта в общеконтинентальном масштабе. Эта тенденция отчетливо проявилась уже в 1945 г.— на V Панафриканском конгрессе в Манчестере, где по числу делегатов Африка впер¬ вые оказалась на первом месте. Среди них были представители действующих на континенте антиколониальных организаций — партий, профсоюзов, объединений крестьян. Манчестерский конгресс носил ярко выраженный антиимпе¬ риалистический и антиколониальный характер. «Обращение к колониальным народам мира», написанное К. Нкрумой и при¬ нятое конгрессом, нацеливало народы Африки на борьбу за по¬ литическую независимость. В другом документе — «Заявлении колониальным державам» (автором его был У. Дюбуа) — изла¬ 14
галось требование предоставить африканским колониям неза¬ висимость. Важнейшее значение имели призыв конгресса к объединению угнетенных народов, борющихся против колониа¬ лизма, п лозунг создания эффективно действующих антиимпе¬ риалистических организаций, обращенный к рабочим и крестья¬ нам колоний. Конгресс ознаменовал переход панафриканского движения на качественно новую ступень L Если до манчестерского конг¬ ресса оно было прежде всего идеологией, то после него оно стало преимущественно политикой. Панафриканизм включал в себя отныне борьбу за независимость. Авторы одной из послед¬ них французских работ по истории Африки с полным основа¬ нием пишут о том, что «политический и антиколониальный пан¬ африканизм» оформился, как таковой, именно после второй ми¬ ровой войны 1 2 (54, с. 392]. Своего рода продолжением панафриканских конгрессов яви¬ лись конференции народов Африки (Аккра, 1958; Тунис, 1960; Каир, 1961). Панафриканские принципы и лозунги получили на этих конференциях дальнейшее развитие и, главное, конкрет¬ ное, практическое воплощение. Впрочем, панафриканизм конца 50-х годов уже не был, строго говоря, таковым. В конференци¬ ях народов Африки участвовали теперь представители всех на¬ родов Африки, а не только негроидных. Впервые в истории континента они собирались вместе для обсуждения насущных проблем. Главной из них была борьба против отступающего, но еще не поверженного врага — колониализма. С распадом колониальной системы и появлением на конти¬ ненте большой группы завоевавших политическую независи¬ мость стран координация усилий борцов против империализма стала осуществляться также по государственной линии. Уже к концу 50-х годов на континенте, прежде почти сплошь коло¬ ниальном, насчитывалось девять независимых государств (Эфиопия, Либерия, Египет, Ливия, Тунис, Марокко, Судан, Гана, Гвинея), а в течение 1960 г., вошедшего в историю как «год Африки», их число увеличилось до двадцати шести. Со¬ стоявшиеся в 1958 г. в Аккре и в 1960 г. в Аддис-Абебе кон¬ ференции независимых африканских государств провозгласили 1 Итоги и значение V Панафриканского конгресса обстоятельно исследо¬ ваны в работах [56; 58]. Марксистский анализ панафриканизма в целом, зна¬ чения V конгресса в особенности, содержится в работах [20; 29; 35; 40; 62]. Последний, VI Панафриканский конгресс состоялся в 1974 г. в Дар-эс- Саламе, столице Танзании, без малого тридцать лет спустя после Манчестер¬ ского. 2 Вместе с тем не следует забывать и об идейном размежевании панаф¬ риканизма после войны. Прогрессивное крыло во главе с доктором Дюбуа эволюционировало влево, а сам Дюбуа на склоне лет стал членом компартии США. Консервативные круги ориентировались на Дж. Пэдмора. Сомкнувшись с откровенно реакционными элементами, последователи Пэдмора положили начало так называемому неопанафриканизму, в теории и практике которого явственно выступают антикоммунистические тенденции [49]. 15
долгом освободившихся стран оказание действенной помощи борющимся народам колоний. Обосновывая такую позицию, Кваме Нкрума заявил при закрытии конференции в Аккре: «Мы знаем, что их (угнетенных народов. — Ред.) дело — это наше дело, их страдания — это наши страдания и что наша собственная свобода будет всегда под угрозой до тех пор, пока на нашем континенте будет оставаться хотя бы одна колони¬ альная территория» [53, с. 25]. Конференции народов Африки и независимых государств Африки внесли существенный вклад в дальнейшее развитие на¬ ционально-освободительного движения. Они стали как бы под¬ готовительными этапами к созданию в 1963 г. Организации аф¬ риканского единства, поставившей одной из главных своих за¬ дач борьбу за полную ликвидацию колониальных и колониаль¬ но-расистских режимов на Африканском континенте. Поиски единства не ограничивались континентальными рам¬ ками. Антиимпериалистические силы в Африке активно вклю¬ чились в движение афро-азиатской солидарности. Роль афри¬ канских народов в этом движении, ставшем важным фактором международной жизни, быстро возрастала. Если в работе Бан¬ дунгской конференции участвовало только пять африканских стран [36, с. 142], то на Каирской конференции (декабрь 1957— январь 1958 г.) Африка была представлена 19 странами [33, с. 3]. Каирская конференция, а затем конференция в Конак¬ ри (1960 г.) завершили организационное оформление движения афро-азиатской солидарности. Была создана организация, в уставе которой (ст. II) официально провозглашалась историче¬ ская цель — «объединять и согласовывать борьбу народов Азии и Африки против империализма и колониализма, ускорить освобождение народов и обеспечить их экономическое, соци¬ альное и культурное развитие» (26, с. 342]. Отметим также, что одной из действенных форм солидарности стран Азии и Афри¬ ки явилось образование афро-азиатской группы в ООН, заняв¬ шей в этой международной организации резко антиколониали- стскую позицию. Огромное влияние на ход и результаты национально-освобо¬ дительной борьбы в странах Африки оказали успехи Советско¬ го Союза на пути строительства социализма и коммунизма, всемирно-исторический по своему значению опыт решения на¬ ционального вопроса в СССР, укрепление его экономического, политического и военного могущества, последовательно анти- колониалистская политика Советского государства, а после второй мировой войны — и других стран социализма. Шестидесятилетняя история Страны Советов — это история непримиримой борьбы против колониального рабства и расиз¬ ма, против угнетения империализмом народов Азии, Африки и Латинской Америки. Провозглашенный в ленинском Декрете о мире 8 ноября 1917 г. принцип самоопределения и свободы на- 16
родов стал краеугольным камне^м внешней политики Коммуни¬ стической партии и Советского правительства. Руководствуясь этим великим принципом, Советский Союз еще в период между двумя мировыми войнами оказывал постоянную и всевозрастав- шую моральную, политическую и дипломатическую поддержку борющимся африканским народам. Молодое Советское государство открыто и смело выступило на стороне патриотов Египта и Республики Риф в Марокко, бо¬ ровшихся против английских и франко-испанских колониальных оккупантов. Горячий отклик и поддержку в Советском Союзе получили революционные выступления рабочего класса и дру¬ гих прогрессивных сил Южной Африки против колониально¬ расистского режима. СССР был единственной великой держа¬ вой, твердо отстаивавшей во время итало-эфиопской войны 1935—1936 гг. право народа Эфиопии на свободу и независи¬ мость. Следуя принципам пролетарского интернационализма, Со¬ ветский Союз оказывал народам Африки помощь в подготовке кадров революционных борцов. В созданном в Москве Комму¬ нистическом университете трудящихся Востока получили теоре¬ тическую закалку многие видные деятели национально-освобо¬ дительного и рабочего движения на Африканском континенте. В ходе второй мировой войны Советский Союз выступил с программой борьбы за свободу не только порабощенных фа¬ шистскими оккупантами народов, но и всех угнетенных народов мира. Это требование Советское правительство с полной опре¬ деленностью сформулировало в декларации от 24 сентября 1941 г. о присоединении к Атлантической хартии и настойчиво отстаивало в период создания Организации Объединенных На¬ ций. Именно по настоянию СССР в принятом конференцией в Сан-Франциско (1945 г.) Уставе ООН были зафиксированы и тем самым получили международно-правовое признание принци¬ пы самоопределения народов, национального равноправия и от¬ каза от расовой дискриминации. Образование после второй мировой войны могучего социали¬ стического содружества сделало еще более эффективной по¬ мощь мирового социализма борющимся с колониальным и ра¬ систским угнетением народам. В то время как западные держа¬ вы во главе с США, превратившимися в послевоенные годы в главный оплот империалистической реакции, пытались любыми средствами сохранить господство империализма в колониальных и зависимых странах, социалистические государства развернули борьбу за искоренение колониального гнета. Одним из важных участков этой борьбы стала деятельность делегаций СССР и других социалистических стран в ООН, имевшая большое значение для разоблачения колониализма, для мобилизации колониальных народов и прогрессивных сил во всем мире на борьбу за уничтожение колониальной системы. 2 Зак. 141 17
Подлинным обвинительным актом против колониализма, поста¬ вившим его вне закона, явилась принятая XV сессией Генераль¬ ной Ассамблеи ООН (1960 г.) по инициативе СССР Деклара¬ ция о предоставлении независимости колониальным странам и народам. «Инициатива Советского Союза является историче¬ ской вехой на пути развития человечества», — заявил на сессии делегат Марокко в ООН [21, с. 202]. Наряду с защитой общих интересов африканских и других колониальных народов СССР решительно отстаивал право на независимость, полный государственный суверенитет и само¬ стоятельное развитие отдельных стран Африки. Так было при обсуждении в ООН вопроса о судьбе бывших итальянских ко¬ лоний (Ливии, Сомали, Эритреи), проблем подопечных терри¬ торий, Египта и Судана, стран Магриба, Кении, Замбии (Се¬ верной Родезии), Анголы. Так обстоит дело и сейчас, когда на повестку дня поставлены ликвидация апартхейда и расизма в ЮАР, предоставление независимости Намибии, передача власти представителям большинства народов Зимбабве. Трудно переоценить значение того факта, что благодаря по¬ мощи Советского Союза страны Африки перестали быть без¬ оружными в битве с колонизаторами. Поднявшиеся на воору¬ женную борьбу за независимость африканские народы получи¬ ли возможность применять в боях против империалистических угнетателей предоставленную им Советским Союзом и другими социалистическими странами современную военную технику, что во многом предопределило исход освободительной войны в та¬ ких странах, как Алжир, Ангола, Мозамбик, Гвйнея-Бисау. Советское оружие использовал народ Египта в борьбе против агрессии Израиля и западных империалистических держав. Вы¬ полняя свой интернациональный долг, СССР и другие страны социализма оказывают в настоящее время всю возможную под¬ держку национально-освободительным движениям на Юге Аф¬ рики. Неоднократно Советский Союз приходил на помощь наро¬ дам Африки в период острых военно-политических кризисов, порожденных империалистической агрессией против сбросивших колониальное иго государств. Роль Советского государства как надежного щита национальной независимости народов была ярко продемонстрирована во время Суэцкого кризиса осенью 1956 г., когда Египет подвергся тройственной империалистиче¬ ской агрессии Англии, Франции и Израиля. Страны социализма оказали широкую помощь египетскому и другим арабским на¬ родам также в 1967 г., когда этим народам снова пришлось от¬ ражать израильскую агрессию, и в 1973 г., когда резкое обост¬ рение кризиса на Ближнем Востоке вновь привело к арабо-из¬ раильской войне. Выступая за прочный мир в этом регионе, Советский Союз настойчиво добивается справедливого урегули¬ рования ближневосточного кризиса на основе безоговорочного 18
очищения оккупантами захваченных ими арабских земель и признания законных прав арабского народа Палестины, вклю¬ чая право на создание собственного государства. Свою преданность идеям свободы и независимости народов Советский Союз доказал также в период конголезского (1960 г.) и бизертского (1961 г.) кризисов, в дни, когда решал¬ ся вопрос о судьбе национально-демократической революции в Анголе (1975 г.). Действенную помощь героическому анголь¬ скому народу и его боевому авангарду — МПЛА — оказали также Куба и другие социалистические страны. Неизменной поддержкой со стороны стран социализма, и прежде всего Советского Союза, пользуется движение афро¬ азиатской солидарности. Опираясь на эту поддержку, движение солидарности стало мощным фактором национально-освободи¬ тельной борьбы народов. Коммунистическая партия Советского Союза записала в сво¬ ей программе, что она «считает своим интернациональным дол¬ гом помогать народам, идущим по пути завоевания и укрепле¬ ния национальной независимости, всем народам, борющимся за полное уничтожение колониальной системы» [8, с. 53—54]. Этот благородный принцип, основанный на общности коренных ин¬ тересов мирового социализма и национально-освободительного движения, получил подтверждение в решениях XXV съезда КПСС и законодательно закреплен в новой Конституции Со¬ ветского Союза. «... Несмотря на огромные собственные потребности, кото¬ рые были порождены первоначальной отсталостью СССР, не¬ смотря на огромные усилия, которые потребовались для того, чтобы противостоять враждебным фашистским и капиталисти¬ ческим силам, он оказывал и оказывает поддержку освободи¬ тельной борьбе других народов мира, — говорится в приветст¬ венном послании президента Танзании Джулиуса Ньерере това¬ рищу Л. И. Брежневу по случаю 60-й годовщины Октябрьской революции. — Мы, африканцы, хорошо чувствуем ту огромную поддержку, которую оказывает нам СССР в борьбе против ко¬ лониализма и расизма на нашем континенте как дипломатиче¬ скими средствами в Организации Объединенных Наций, так и в форме материальной и иной помощи» [41, 13.XI.1977]. Росту антиколониальных сил в странах Африки в новейшее время активно содействовало международное коммунистическое и рабочее движение. На заре новой исторической эпохи, кото¬ рую открыл Великий Октябрь, созданный В. И. Лениным Ком¬ мунистический Интернационал начертал на своем знамени ло¬ зунг «Пролетарии всех стран и угнетенные народы всего мира, соединяйтесь!». Решительно осудив проводимую правыми со¬ циал-демократами политику соглашательства с империалисти¬ ческой буржуазией в колониальном вопросе, Коминтерн на пер¬ вом же конгрессе (март 1919 г.) провозгласил, что «в противо¬ 2* 19
положность желтому социалистическому интернационалу, Интернационал Коммунистического пролетариата будет поддер¬ живать эксплуатируемые народы колоний в их борьбе с импе¬ риализмом...» [И, с. 179]. Характерно, что одним из первых крупных международных мероприятий Коминтерна было прове¬ дение под его эгидой в Баку I съезда народов Востока (сен¬ тябрь 1920 г.), который призвал угнетенные народы . усилить борьбу с колониализмом на основе тесного союза с социалисти¬ ческим Советским государством и революционным рабочим классом в странах капитала. Наконец, уже в те годы Комин¬ терн поставил задачу не только национального, но и социаль¬ ного освобождения колониальных стран. Важнейшая заслуга в этом отношении принадлежит В. И. Ленину, который выдвинул и обосновал идею некапиталистического пути развития, одоб¬ ренную II конгрессом Коминтерна (1920 г.). Коммунистический Интернационал и его секции, в том чис¬ ле коммунистические партии метрополий, а также связанные с Коминтерном международные организации трудящихся (Проф- интерн, Крестинтерн и др.) уделяли большое внимание револю¬ ционной деятельности непосредственно в странах Африки. Ком¬ мунисты Англии, Франции и других держав, имевших колонии в Африке, поддерживали прямые связи с коммунистическими и вообще прогрессивными организациями (в частности, с проф¬ союзами) на Африканском континенте, помогали их политиче¬ скому и организационному укреплению, подготовке националь¬ ных революционных кадров, пропагандировали идеи научного социализма среди передовых рабочих, крестьян и демократиче¬ ской интеллигенции. Компартии организовывали и возглавляли выступления трудящихся капиталистических стран в поддерж¬ ку национально-освободительных движений угнетенных народов, вели работу среди африканских рабочих, приезжавших на за¬ работки в метрополии. Коммунисты и представители революционных профсоюзов ряда капиталистических стран вместе с представителями нацио¬ нально-освободительных движений, в том числе африканских, принимали участие в конце 20-х — начале 30-х годов в деятель¬ ности Антиимпериалистической лиги (Лиги борьбы против им¬ периализма и за национальную независимость). В Антиимпе¬ риалистическую лигу входили также профсоюзы СССР. В этот же период (в 1928 г.) при Профинтерне был учрежден Между¬ народный профсоюзный комитет негритянских рабочих (МПКНР), а в 1930 г. в Гамбурге состоялась первая междуна¬ родная конференция негритянских рабочих, на которой из аф¬ риканских стран были представлены Сьерра-Леоне, Гамбия, Нигерия, Золотой Берег (Гана), ЮАС. Печатный орган МПКНР журнал «Нигроу Уоркер» успешно распространялся в африканских странах. Антиимпериалистическая лига и МПКНР внесли весомый 20
вклад в развитие национально-освободительного движения в Африке. Они способствовали укреплению боевого союза борцов против империализма на Африканском континенте с междуна¬ родным коммунистическим и рабочим движением. Союз этот еще более окреп после второй мировой войны — в обстановке мощного подъема антиимпериалистической борь¬ бы в капиталистических странах. Характерный для послевоенных лет процесс быстрого роста авторитета и влияния коммунисти¬ ческих партий позволил им резко расширить свою деятельность по оказанию помощи борющимся колониальным народам. Эф¬ фективную поддержку оказали коммунистические партии и ре¬ волюционные профсоюзы Франции, Англии, Бельгии, Португа¬ лии и других стран таким крупнейшим антиколониальным бит¬ вам, как алжирская революция, восстание Мау Мау в Кении, борьба против империалистической интервенции в Кон¬ го (Заир), революция в Анголе и т. д. Общее усиление миро¬ вого коммунистического и рабочего движения, и в частности рост его рядов в странах-метрополиях, подрывало позиции им¬ периализма на колониальной периферии и способствовало успе¬ хам антиимпериалистической революции на всем Африканском континенте. Важной формой боевого сотрудничества трех основных по¬ токов мирового революционного процесса явилась деятельность созданных в послевоенные годы международных демократиче¬ ских объединений трудящихся — Всемирной федерации проф¬ союзов, Всемирной федерации демократической молодежи, Международной демократической федерации женщин, — кото¬ рые сплотили в своих рядах миллионы борцов против социаль¬ ного и колониального гнета на всех континентах. Они провоз¬ гласили одной из своих главнейших задач освобождение наро¬ дов колониальных и зависимых стран от империалистического господства. Крупный вклад в дело мобилизации свободолюбивого чело¬ вечества на борьбу против колониализма и расизма внесли международные совещания коммунистических и рабочих пар¬ тий, состоявшиеся в послевоенные годы. Решения этих совеща¬ ний, призывающие всех людей доброй воли объединить усилия в поддержку африканских патриотов, стали боевой программой действий международного коммунистического и рабочего дви¬ жения. Вместе с тем совещания коммунистических и рабочих партий 1960 и 1969 гг., проходившие в условиях крушения колониаль¬ ной системы империализма, проделали огромной важности ра¬ боту по анализу основных проблем национально-освободитель¬ ного движения на новом этапе антиимпериалистической рево¬ люции. В документах этих совещаний во главу угла была по¬ ставлена задача борьбы против неоколониализма США и дру¬ гих империалистических держав, за укрепление политической и 21
завоевание экономической независимости освободившихся го¬ сударств, за осуществление коренных социальных преобразова¬ ний на путях некапиталистического развития. Творчески развивая ленинское теоретическое наследие, глу¬ боко обобщая исторический опыт, накопленный молодыми го¬ сударствами Азии и Африки, совещания коммунистических и рабочих партий подчеркнули, что путь капитализма не может разрешить проблем, которые встали перед освободившимися странами. Только некапиталистический путь ведет к избавле¬ нию трудящихся масс этих стран от эксплуатации и нищеты, «обеспечивает возможность ликвидации отсталости, унаследо¬ ванной от колониального прошлого, и создания условий для перехода к социалистическому развитию» [17, с. 313; см. также: 16, с. 67]. Первая фаза национально-освободительной революции в Африке, главным содержанием которой была борьба за поли¬ тическую независимость, в основном завершилась. Народы Аф¬ риканского континента одержали историческую победу, стали самостоятельными субъектами мировой политики. Однако на¬ кал антиимпериалистической борьбы в зоне национального освобождения не ослабевает. Наоборот, на современном этапе революции, в обстановке дальнейшего углубления общего кри¬ зиса капитализма, он еще более усиливается. Обостряются противоречия между освободившимися государствами и импе¬ риализмом, пытающимся сохранить систему эксплуатации раз¬ вивающихся стран в неоколониалистских формах. В самих этих странах все сильнее проявляются классовые антагонизмы. По справедливому замечанию советского исследователя, в результа¬ те усиления социального аспекта национально-освободительное движение «постепенно становится более „классовым44 и менее „национальным"» [22, с. 4]. Наряду с решением сложных проблем нового этапа в раз¬ витии революционного процесса на Африканском континенте чрезвычайно актуальное значение имеет задача ликвидации ко¬ лониально-расистского господства в ЮАР, Намибии и Зимбаб¬ ве, поддерживаемого мировой империалистической реакцией. Национально-освободительное движение в этом регионе не¬ уклонно растет, вступив в стадию вооруженной борьбы с угне¬ тателями. Общая обстановка на Юге континента резко измени¬ лась в последние годы в пользу борцов за свободу, что в значительной мере связано с крахом португальского колониа¬ лизма. Неминуемо и крушение последних бастионов колониа¬ лизма и расизма. Гарантией дальнейших успехов национально-освободитель¬ ной революции является единство международных антиимпе¬ риалистических сил, яркой демонстрацией которого явились работа XXV съезда КПСС, подлинно всемирное празднование 60-летия Великой Октябрьской социалистической революции. 22
«...Сегодня мы можем с уверенностью заявить: никакие силы в мире не сметут с лица земли результатов героической освобо¬ дительной борьбы многомиллионных масс в бывших колониях и полуколониях империализма», — говорится в докладе Л. И. Брежнева «Великий Октябрь и прогресс человечества» [19, с. 22]. И хотя народам Африки предстоит еще трудная борьба, ее окончательный исход не вызывает сомнений, ибо в одном строю с ними выступают страны социализма, междуна¬ родное коммунистическое и рабочее движение, все передовое и свободолюбивое человечество.
Часть 1 НАРОДЫ СЕВЕРНОЙ АФРИКИ В БОРЬБЕ ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ Г Л А В А I НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ В МАРОККО ПОСЛЕДСТВИЯ УСТАНОВЛЕНИЯ ПРОТЕКТОРАТА В 1912 г. в Марокко был установлен режим протектората, разделивший единое, феодальное, многоукладное государство на три зоны влияния: французскую, испанскую и международную зону Танжера, окончательный статут которого был разработан в конце 1923 г. Хотя формально султан был оставлен на троне и ему была обещана полнота светской и духовной власти, у него отняли руководство внешней политикой, управление внутренними дела¬ ми, армией. Фактически он не имел реальной власти, так как генеральный резидент, чиновник, назначенный управлять фран¬ цузской зоной протектората, являлся полновластным диктато¬ ром, контролирующим жизнь страны. Была создана француз¬ ская администрация, которая исключала возможность проявле¬ ния со стороны местного чиновничества к^кой-либо инициати¬ вы. Марокканское правительство — Махзан лишался контроля над рядом министерств. Администрация испанской зоны дейст¬ вовала подобными методами. После установления режима протектората в страну хлынул поток иностранцев. К 1921 г. во французской зоне насчитыва¬ лось более 160 тыс. иностранцев, из них 128 тыс. французов. Образовалась довольно значительная и очень влиятельная французская колония. В задачу генерального резидента входи¬ ло превратить завоеванную страну в «полезное Марокко». Для наделения колонистов землей еще в 1919 г. властями протектората был создан «Правительственный опекунский со¬ вет общинных земель», который установил норму земельных наделов для коренного населения, изымая все «излишки». 24
К 1921 г. между французскими колонистами было распределе¬ но уже около 900 тыс. га лучшей земли. Наряду с государст¬ венной проводилась и частная колонизация, в результате чего марокканские феллахи были лишены наиболее плодородных земель, и им приходилось либо арендовать землю, либо ухо¬ дить в засушливые и неорошаемые районы, либо искать зара¬ ботков в городе. Но французских поселенцев привлекали в Марокко не толь¬ ко пахотные и пастбищные земли. Французские монополии ста¬ ли полными и безраздельными хозяевами в марокканской эко¬ номике, захватив ключевые позиции в хозяйстве страны. Так, «Банк де Пари э де Пей Ба», связанный с «Компани женераль дю Марок», действовал в различных сферах: в сельском хо¬ зяйстве и добывающей промышленности, в рыбных промыслах и на железных дорогах, в портах и на электростанциях. В ин¬ тересах этого банка была проведена реорганизация политиче¬ ского и административного режима. Были созданы кредитно- финансовые учреждения, гарантировавшие и направлявшие ин¬ вестирование капиталов. Экономика Марокко приобретала однобокий, уродливый ха¬ рактер. Ассигнования вкладывались только в те отрасли про¬ мышленности, которые были выгодны французским монополи¬ ям. В основном это была горнодобывающая и строительная промышленность, а также транспорт. Развитие этих отраслей промышленности требовало рабочих рук, которые с избытком поставляло разоренное и лишенное земли крестьянство. Вокруг быстро растущих городов создава¬ лись рабочие поселки, так называемые бидонвили. Так как в своем подавляющем большинстве пришельцы, начиная рабо¬ тать, не имели никакой квалификации, то получали нищенскую заработную плату и влачили полуголодное существование. Установление режима протектората пагубно отразилось на положении не только крестьянства, наиболее многочисленной части марокканского общества, но и ремесленников, составляв¬ ших одну треть населения марокканских городов и обеспечивав¬ ших городских и сельских жителей необходимыми изделиями широкого потребления. Наплыв иностранных фабричных деше¬ вых товаров разорил их. Не меньше пострадала и национальная, в основном торго¬ вая буржуазия, традиционные связи которой были нарушены. Национальная интеллигенция, состоявшая преимущественно ■из выходцев из буржуазной среды, также была оттеснена во всех сферах своей деятельности французскими иммигрантами. Таким образом, все слои марокканского общества, за исключением небольшой группы компрадоров и некоторых круп¬ ных феодалов, перешедших на службу к французским властям, были недовольны режимом протектората. Раздробление страны на три зоны, ее экономическое и политическое порабощение 25
иностранными монополиями вызвали законное возмущение ма¬ рокканцев. Однако наиболее сильное сопротивление захватчи¬ кам, возникшее непосредственно под влиянием Великой Октябрь¬ ской социалистической революции, развернулось на еще не по¬ коренных иностранными войсками территориях. РЕСПУБЛИКА РИФ К началу первой мировой войны французским и испанским войскам удалось покорить равнинные районы страны, но гор¬ ные области оставались фактически независимыми. Вместе с тем именно эти области, таившие в своих недрах полезные ископаемые, были наиболее привлекательны для испанских и французских монополий. Поэтому вскоре после окончания первой мировой войны ис¬ панские колонизаторы попытались захватить расположенную в их зоне горную область Риф. Эта попытка натолкнулась на ге¬ роическое сопротивление рифов, которые в 1921 г. разгромили под Ануалем высланную против них испанскую армию. В середине сентября 1921 г. вождь рифского племени бени урийагиль Абд аль-Крим созвал на съезд племенную знать ри¬ фов. Арабский историк Амин Саид пишет об этом съезде: «Он (Абд аль-Крим. — Н. Л.) произнес перед ними длинную речь, в которой объяснил цель движения: изгнание оккупантов и осво¬ бождение страны» (14, с. 386]. Племенная знать единодушно решила поддержать Абд аль¬ Крима. Были созданы национальное правительство и Нацио¬ нальное рифское собрание, которое съезд уполномочил действо¬ вать от своего имени. Съездом была принята программа действий — «Националь¬ ный обет», — излагавшая цели движения. В обете были сфор¬ мулированы условия мира, которые рифское правительство бы¬ ло готово предложить испанцам. Открытие Национального собрания состоялось 19 сентября 1921 г., на нем была провозглашена независимость страны Риф и образовано национальное республиканское правительство под руководством вождя революции Мухаммеда ибн Абд аль-Кри- ма аль-Хаттаби, который получил титул эмира [14, с. 386]. От¬ метим, что, по утверждению некоторых авторов, Республика Риф была провозглашена в январе 1923 г. (18а, с. 33]. Национальное собрание объявило всеобщую мобилизацию, утвердив президента республики верховным главнокомандую¬ щим. Было принято знамя Республики Риф: на красном флаге белая полоса с изображением на ней зеленой шестиугольной звезды и полумесяца. Согласно сообщениям Амина Саида, Национальным собра¬ нием был выработан проект конституции Республики Риф, од¬ 26
нако в своей книге он не приводит ее текста. Сам Абд аль¬ Крим в личной беседе с автором этой главы также говорил о наличии конституции, но текст ее у него не сохранился. По этой конституции высшая законодательная и исполнительная власть должна была быть сосредоточена в руках Национального со¬ брания, возглавленного президентом республики. Было создано правительство Рифа, состоявшее из пяти чле¬ нов: президента республики, он же военный министр и ми¬ нистр внутренних дел, советника президента (нечто вроде премьер-министра) и трех министров — иностранных дел, фи¬ нансов и торговли. Административной единицей Республики Риф было 'пле¬ мя (на территории проживало 18 племен), во главе которого стоял каид. В соответствии с обычным правом вся власть на местах была сосредоточена в его руках: он был и правителем племени, и судьей, и военачальником, и сборщиком налогов. Однако его власть не была единоличной: наряду с вождем во главе каждого племени стоял общинный совет джамаа. Подоб¬ ная форма общинного самоуправления была распространена и раньше у племен Магриба. Но в Республике Риф каиды под¬ чинялись центральной власти республики — министерству внутренних дел и находившемуся в его ведении совету, ведав¬ шему племенными делами. Кроме того, приговоры каидских су¬ дов также могли быть обжалованы перед центральной властью республики. Таким образом, Республика Риф представляла собой боевой союз племен, сложившийся во время войны, которому были при¬ даны формы государственной организации. Основной целью Республики Риф была борьба за независимость. Тщательно проследив внутреннюю политику Республики Риф на протяже¬ нии всего ее существования, можно прийти к выводу, что все мероприятия рифского правительства — строительство стратеги¬ ческих дорог, проведение телефонных линий, а также налоговая политика — были подчинены одной цели — обороне республики, войне за независимость. Особое внимание было уделено прекращению межплеменных распрей и сплочению племен в один прочный боевой союз, спо¬ собный противостоять иностранным захватчикам. Американский журналист Скут Маурер, посетивший Республику Риф в 1925 г., утверждал, что эта цель была достигнута: между семьями и ро¬ дами прекратились кровавые распри и была обеспечена без¬ опасность личности, имущества, путей сообщения. В Республике Риф существовало два налога: подушная по¬ дать, вносимая всеми, кроме бедняков и инвалидов войны, и на¬ лог с доходов, выплачиваемый деньгами или натурой в размере 5%. Все средства, получаемые от сбора налогов, шли на нужды армии. Низкая ставка налога по сравнению с обложением в фео- 27
Абд аль-Крим дальних странах Востока и в западноевропейских колониях и освобождение бедняков от уплаты подушной подати свидетель¬ ствуют о том, что в общественном строе Рифа сохранились зна¬ чительные элементы патриархальных отношений. Вместе с тем руководители Республики Риф пытались при¬ вить своим соплеменникам понимание значения освободитель¬ ной войны, отбрасывая клерикальные моменты. В течение 1922—1923 гг. Республика Риф героически сра¬ жалась с численно превосходящими ее силы испанскими вой¬ сками. В 1924 г. рифы нанесли сокрушительное поражение испан¬ ской армии. Испанские колониалисты потеряли к концу 1924 г. всю территорию, завоеванную ими после 1912 г. Они занимали лишь узкую полоску земли у укрепленных городов побережья. Создание первой независимой арабской республики внуша¬ ло опасения французскому правительству, которое боялось, что победы рифов окажут влияние на североафриканские владения 28
франции. Эти опасения усилились, когда рифская армия стала одерживать победы над испанскими захватчиками. Кроме того, французские дельцы лелеяли мысль, воспользовавшись испано- рифской войной, поживиться за счет испанских владений в Ма¬ рокко. Французское правительство решило уничтожить Республику Риф. Летом 1924 г. французские войска захватили плодородную долину р. Верги, житницу Рифа, обрекая население республики на голод. В апреле 1925 г. рифы предприняли контрнаступление, кото¬ рое развивалось столь успешно, что им удалось прорвать ли¬ нию французских укреплений и подойти непосредственно к Та¬ зе. 5 июля 1925 г. гражданскому населению города было пред¬ ложено эвакуироваться. Французская администрация Марокко была охвачена пани¬ кой. Генеральный резидент Франции в Марокко (маршал Лио- тэ) требовал все новых подкреплений. Однако положение оккупационных войск было столь пла¬ чевно, что правительство Франции было вынуждено сменить Лиотэ, назначив на его место генерала Петэна. К началу 1925 г. французская армия насчитывала 100 тыс. человек, было увеличено число танков, тяжелых орудий и са¬ молетов. Тем не менее боевая готовность французской армии была да¬ леко не блестящей. Широкая антивоенная кампания, проведен¬ ная Французской коммунистической партией, раскрыла глаза многим солдатам и матросам. В ряде случаев солдаты перехо¬ дили на сторону рифов, моряки поднимали восстания и отка¬ зывались стрелять в марокканцев. Неудачи французских войск в их борьбе против рифской республики побудили французское правительство обратиться к Испании с предложением о совместном проведении блокады и военных действий против Рифа. Как ни велики были противо¬ речия между двумя державами, но грозящая их заморским вла¬ дениям опасность толкнула завоевателей на сговор. В июне 1925 г. в Мадриде была созвана франко-испанская конференция. Ее участники заключили соглашение, по которо¬ му обе стороны обязывались вести согласованно военные дейст¬ вия и совместную блокаду Рифа. К этому времени французское командование довело числен¬ ность своих войск в Марокко до 200 тыс., испанское — свыше 100 тыс. Этой франко-испанской армии рифы могли противопо¬ ставить не более 70 тыс. Оккупационная армия была оснаще¬ на первоклассной военной техникой: танками, артиллерией, авиацией, а рифы имели только ружья и несколько трофейных орудий. Объединенное наступление против Республики Риф началось в сентябре 1925 г. Испанцы высадили десант в Алусемасской 29
бухте и захватили столицу Рифа — Адждир. Французская ар¬ мия также начала наступление. Однако Республика Риф героически сопротивлялась. Не вступая в открытые бои с противником, сохраняя свои главные силы, рифская армия применяла партизанские методы борьбы и внезапными ночными атаками изматывала силы противника. Все же под давлением численно превосходящих сил франко¬ испанской армии рифы были вынуждены отступить. К началу сезона дождей (середина октября) рифская армия потеряла почти всю завоеванную ею в период наступления территорию. Племена захваченных французами областей вынуждены были сдаваться «на милость победителя». Число бойцов рифской ар¬ мии из французской зоны уменьшилось. В то же время фран¬ цузское командование довело численность своих войск почти до 300 тыс. человек, что вместе с 400 тыс. вспомогательных войск, укомплектованных из местных племен, составляло вну¬ шительную цифру — 700 тыс. человек. Таким образом, вме¬ сте с испанской армией против рифов сражалось 800 тыс. че¬ ловек. В течение зимы французское командование развернуло по¬ мимо военной большую агитационную работу. В районы, при¬ мыкавшие к театру военных действий, были посланы многочис¬ ленные эмиссары, которые доказывали местному населению, что Франция могущественна и хорошо вооружена, что рифская ар¬ мия не сможет сопротивляться столь сильной державе и что война для рифов бесперспективна. Они советовали племенным вождям сдаваться «на милость победителя», гарантируя им «благосклонное» отношение со стороны французской админист¬ рации. Эта агитация дала свои плоды, тем более что ополчение племен устало от войны, от голода. Выжженные французскими войсками посевы, угнанный скот, разоренные жилища — все это делало свое дело. Но многие племена, сдавшись «на милость победителя», продолжали поддерживать рифов. Рифская армия, хотя и значительно поредевшая, в течение зимы продолжала вести партизанскую войну. Используя пре¬ красное знание местности, рифы внезапно появлялись там, где их не ожидали. Несмотря на то что им пришлось оставить большую территорию, они сохранили боевой дух и высокие мо¬ ральные качества. В продолжение войны Республика Риф неоднократно пред¬ лагала и Франции и Испании начать мирные переговоры, вы¬ двигая основным условием признание независимости Рифа. Но все предпринятые ею попытки оканчивались неудачей. Марокканская война, принесшая большие потери и француз¬ скому и испанскому народам, вызвала недовольство в широких слоях населения Франции и Испании, требовавших заключения мира с рифами. Поэтому правительства этих держав были вы¬ 30
нуждены созвать в апреле 1926 г. в г. Уджде (близ алжиро-ма¬ рокканской границы) мирную конференцию. Однако они и не помышляли о том, чтобы договориться с рифами. Цель конференции была чисто демагогической — убе¬ дить общественное мнение Франции и Испании в том, что ри¬ фы якобы не хотят мира. На конференции в Уджде французские и испанские делегаты выдвинули четыре условия мира, в том числе подчинение рифов верховной власти марокканского султа¬ на (т. е., по существу, включение их в систему протектората) и разоружение рифской армии. Хотя на время конференции было объявлено перемирие, но ни французская, ни испанская армии не прекращали наступа¬ тельных операций. Французы захватили один из рифских райо¬ нов в долине р. Верги, а испанцы высадили десант в Алусемасе. Вследствие упорного нежелания франко-испанской делега¬ ции дс^овориться с рифами 6 мая конференция была сорвана. На следующий день началось широкое и тщательно подготов¬ ленное весеннее наступление французской и испанской армий. Французские войска, обрушив на рифов всю мощь своей техни¬ ки, сумели расколоть рифскую армию на две части и окружить ее штаб-квартиру — Таргист. Положение рифских войск стано¬ вилось критическим. 25 мая 1926 г. президент Республики Риф сдался «на милость победителя». Однако после капитуляции Абд аль-Крима военные действия не прекратились. Отдельные рифские племена оказывали упорное сопротивление. Восстания вспыхивали и на уже покоренной территории, однако движение шло на убыль. Летом 1926 г. военные действия продолжались в районе Та¬ зы, Среднего Атласа и Джибалы. Решив покончить с «тазским пятном», как называло этот очаг сопротивления французское командование, французские войска подвергли район усиленной воздушной бомбардировке. После девятидневного отчаянного сопротивления 19 июля пле¬ мена вынуждены были сдать оружие. Упорное сопротивление испанским войскам оказывали пле¬ мена джибала испанской зоны Марокко. Лишь в августе 1926 г. они сдали Шавен (Шишаван). «УСМИРЕНИЕ» МАРОККО В течение ряда лет в горных округах Среднего Атласа, Анти-Атласа и в прилегающих к ним степях шли бои: огнем и мечом французские войска вновь завоевывали «свои» зоны. В 1928 г. французская печать сообщала о крупных военных действиях в районе Тафилалета. В 1929 г. ожесточенные сраже¬ ния происходили в районе Тадлы. В том же году вспыхнули восстания и в районе Марракеша (Маракиш), где французско- 31
му продвижению стойко противостояли сформированные круп¬ нейшими марокканскими феодалами отряды — паши Марраке¬ ша Хадж Сами и каида Хаму; ожесточенное сопротивление французским войскам было оказано в районе Джебель Саго. В основном это была борьба еще не покоренных берберских племен, воинственных и свободолюбивых. Французское командование применяло самые варварские ме¬ тоды борьбы. По большей части исход боя решала авиация, она бомбила не только воинские соединения, но и мирные селе¬ ния. В 1930 г. вновь шли бои возле Айт-Якуба, в 1931 г. фран¬ цузскому командованию удалось сломить сопротивление в райо¬ не Тадлы, но оно продолжалось до 1933 г. в районе Джебель Саго. Лишь отрезав племена от источников воды, французские войска смогли овладеть этим горным массивом. В 1934 г. была проведена военная экспедиция против пле¬ мен тамму и каббах в горах Анти-Атласа и в долине Дра. Французскому правительству понадобилось 22 года, чтобы рас¬ правиться с национально-освободительным движением марок¬ канского народа. Если первое сопротивление иностранным захватчикам было оказано крестьянскими массами, то начиная с середины 20-х го¬ дов возникла оппозиция и в городах. Между 1926 и 1930 гг. ма¬ рокканская молодежь городов начала создавать свои нелегаль¬ ные организации. Одна группа, возглавленная Аллялем аль- Фаси, состояла в основном из молодежи, получившей мусуль¬ манское образование, вторая, руководимая Ахмедом Балафред- жем и названная «Общество друзей истины», — из окончивших западные высшие учебные заведения. В 1927 г. обе группы объединились, но к активным действи¬ ям они перешли только в начале 30-х годов. Поводом для про¬ явления недовольства французской политикой в Марокко по¬ служило опубликование в мае 1930 г. указа (дахира) о «бер¬ берской юстиции». Согласно этому декрету судопроизводство, находившееся ра¬ нее в руках каидов, так же как и в других частях мароккан¬ ского государства, передавалось вождям берберских племен. Берберские суды подчинялись непосредственно французским «бюро военной разведки». Этим власти протектората стреми¬ лись расколоть арабов и берберов. Действуя по принципу «раз¬ деляй и властвуй», они вводили новый закон якобы для того, чтобы возродить обычное право берберов, их язык, самобыт¬ ность, а на деле противопоставляли друг другу арабское и бер¬ берское население страны. Эта мера вызвала законное возму¬ щение и тех и других. Начались массовые демонстрации про¬ теста в обеих зонах страны. Администрация обрушилась на на¬ селение с репрессиями. Это было первое массовое сопротивле¬ ние проводимой властями протектората политике. 32
В мае 1933 г. страна вновь была охвачена волнениями в связи с декретом, согласно которому сокращалось число школ (медресе) при мусульманских мечетях. Из арабской части Ра¬ бата у султанского дворца собралось несколько тысяч арабов, они были рассеяны французскими войсками. Французская ад¬ министрация срочно перебросила в Рабат подкрепление из Мекнеса и Порт-Лиотэ (Кенитра), так как подавить восстание имеющимися в городе войсками она не смогла. Это были сти¬ хийные выступления, но они послужили толчком для создания первой политической партии. Первая политическая организация национальной буржуа¬ зии — Магрибинский блок национального дела 1 — возникла в 1934 г. Ее участники — группа марокканской буржуазии и ин¬ теллигенции — разработали «программу требований мароккан¬ ского народа». Программа предусматривала сохранение фран¬ цузского протектората и оккупационного режима при значи¬ тельном расширении полномочий и функций султанского государственного аппарата. Национальная буржуазия требова¬ ла объединения всего Марокко, участия марокканцев в адми¬ нистративном управлении. Однако власти протектората не шли на осуществление этих, весьма скромных требований. В октябре 1936 г. состоялся первый национальный конгресс партии. На нем выдвигался ряд практических предложений о предоставлении местному населению индивидуальных и полити¬ ческих свобод, о развитии образования, о разработке прогрес¬ сивных социальных законов. Французская администрация запретила в марте 1937 г. Ма¬ грибинский блок. Взамен его лидеры образовали две новые партии: Национальное движение (Хизб аль-харака аль-каумия) во главе с Мухаммедом аль-Ваззани и Национальную партию для осуществления требований (аль-Хизб аль-ватани ли тах- кик аль-маталиб) во главе с Аллялем аль-Фаси, Балафреджем и Мухаммедом Лиазиди. Обе организации выступали с резкой критикой дискриминационных действий французской колониаль¬ ной администрации. В сентябре—октябре 1937 г. вся страна была охвачена анти- французскими волнениями. В конце августа в Мекнесе власти отвели воду р. Бу-Феркан на поля французских колонистов, что привело к острому недостатку воды в городе. Это вызвало силь¬ ное недовольство. Были организованы демонстрации протеста, французские войска расстреливали демонстрантов (20 убитых и 100 тяжело раненых). Сотни человек были арестованы. В этой обстановке состоялось собрание Национальной партии, на кото¬ ром был принят Национальный пакт. В нем был выражен про¬ тест против подавления демократических свобод, террора, за- 1 1 В исследованиях французских авторов он назывался Комитет действия. 3 Заж. 141 33
крытия национальных газет и организаций, осуждались расовая дискриминация, экономическая политика, которая в интересах колонизаторов обрекала население на голод и нищету. Нацио¬ нальный пакт, однако, призывал ограничить борьбу «законны¬ ми средствами». Так же как в 1919 г. египетская национальная буржуазия, марокканские националисты стремились путем пе¬ реговоров с французской администрацией добиться изменения существующего положения. Народные массы шли дальше этой программы национальной буржуазии. 22 октября в берберском центре Хемиссете происходили де¬ монстрации протеста против берберской политики правительст¬ ва. В это же время вспыхнули волнения в Марракеше, Фесе, Порт-Лиотэ. Против демонстрантов были направлены войска, оккупировавшие арабскую часть г. Феса. Мечеть Караупин была окружена во время пятничной молитвы, и все находящие¬ ся в ней верующие арестованы. Колонизаторы запретили оппо¬ зиционные газеты; Национальная партия была объявлена вне закона. Лидеры политических партий были арестованы и вы¬ сланы из Марокко. Алляль аль-Фаси был выслан в Экватори¬ альную Африку, а аль-Ваззани — в Сахару. Балафредж бежал в Танжер. В период итало-германской агрессии против республикан¬ ской Испании фашистские государства использовали племена Рифа и джибала против Испанской республики. Они клеветали на Испанскую республику, называя ее врагом ислама и марок¬ канского народа. В виде компенсации за помощь испанская ад¬ министрация обещала даровать испанской зоне Марокко авто¬ номию, а также предоставить свободу слова, печати, собраний. Однако иллюзии вскоре рассеялись, поскольку все обещания остались на бумаге. Уже в июн,е 1938 г. в Тетуане стихийно возникла антифашистская демонстрация. На одном из спектак¬ лей в местном театре зрители, аплодируя арабской патриотиче¬ ской пьесе, кричали: «Смерть Франко! Смерть изменникам!» В сентябре 1938 г. вспыхнуло крупное восстание в сельской местности. Племена джибала взялись за оружие в районе Эль- Ксар-эль-Кебира. Они прервали связь между обеими зонами. Испанская администрация послала на подавление восстания крупные военные силы. В столице испанской зоны — Тетуане было арестовано около тысячи человек. В конце 30-х годов в испанской зоне Марокко против колонизаторов выступила пар¬ тия национальной буржуазии и интеллигенции — Партия нацио¬ нальных реформ (Хизб аль-ислах аль-ватани), возглавленная Абд аль-Халиком Торресом. Партия призывала к борьбе за не¬ зависимость. Непосредственно перед второй мировой войной в испанской зоне Марокко усилилась активность немецких аген¬ тов. Уже после прихода Гитлера к власти германское прави¬ тельство проявило большую заинтересованность в Марокко. К на¬ чалу войны страна была наводнена немецкими шпионами и 34
фактически превращена в гитлеровский плацдарм в Северной Африке. Разгул реакции, многочисленные аресты и ссылки обескрови¬ ли национально-освободительное движение в Марокко, а начав¬ шаяся война отодвинула на некоторое время все неразрешен¬ ные проблемы. Таким образом, национально-освободительное движение в Марокко между двумя мировыми войнами мы можем условно разделить на два периода: первый (1912—1934)—сопротивле¬ ние иностранному вторжению берберских и арабских племен, возглавленных вождями; второй (1935—1939) —зарождение политических партий и национально-освободительного движения городских средних слоев под руководством национальной бур¬ жуазии и интеллигенции 2. Такова была обстановка в Марокко накануне высадки союз¬ ников в Северной Африке. МАРОККО В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ. ПРОНИКНОВЕНИЕ АМЕРИКАНСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА В МАРОККО Во время второй мировой войны, после капитуляции Фран¬ ции в июне 1940 г., Марокко перешло под власть «правитель¬ ства Виши» и использовалось державами «оси» как продоволь¬ ственная, сырьевая и стратегическая база. Тогда же испанские власти в Северном Марокко, воспользовавшись сложившейся благоприятной обстановкой, захватили международный порт Танжер и включили его в свою зону. Территориальные воды Марокко служили укрытием для германских военных и транс¬ портных кораблей, а с марокканских аэродромов совершались налеты на Гибралтар. Ослабление экономических связей с мет¬ рополией привело к увеличению роли США в экономике Марок¬ ко. В конце 1941 г. было заключено соглашение Вейгана—Мэр¬ фи, по которому США поставляли в Северную Африку некото¬ рые промышленные товары и горючее. Обязательным условием соглашения было недопущение реэкспорта поставок державам «осн». В конце 1941 г. США денонсировали соглашение из-за невыполнения этих условий. В ноябре 1942 г. англо-американские войска высадились в Северной Африке, что привело практически к полному прекра¬ щению связей с Францией. Союзники разгромили и изгнали с Африканского континента фашистские войска, создали на тер¬ ритории французской зоны Марокко американские военные ба¬ зы. Американское командование оставило у власти всех ви- 2 1912 год берется на том основании, что установление протектората по¬ родило сопротивление марокканцев. 3S 3*
шистских чиновников, даже генерала Ногеса, организовавшего сопротивление высадке союзных войск в Северной Африке. 22 января 1943 г., во время Касабланкской конференции, президент США Рузвельт встретился с марокканским султаном и вел с ним переговоры об американо-марокканском сотрудни¬ честве. Эта беседа породила у марокканского султана иллюзии о возможности сотрудничества с капиталистическими странами на новой основе и положила начало проникновению американ¬ ского капитала в Марокко. Освободительные идеи, которые несла Советская Армия на своих знаменах, оказали революционизирующее влияние на весь колониальный и зависимый мир, и на Марокко в частности. Возобновилась деятельность коммунистических групп. Руково¬ дил этими группами адвокат-алжирец Леон-Рене Султан. Они пополнялись возвращающимися активистами, репрессированны¬ ми или мобилизованными в армию в 1939 г. Это было крепкое ядро, на основе которого в начале 1943 г. была создана Марок¬ канская коммунистическая партия 3. В своей газете «Аль-Ватан» («Родина») она излагала программу партии, в которой выдви¬ галось требование предоставления Марокко независимости. В этом документе указывалось, что марокканцы должны сами распоряжаться своей судьбой, в нем подчеркивалась необходи¬ мость введения демократических свобод и создания Законода¬ тельного собрания. Компартия призывала принять участие в борьбе прЬтив гитлеризма. Активно включалась в борьбу за независимость и нацио¬ нальная буржуазия. Партия независимости (Хизб аль-Истик- ляль), созданная в 1944 г. на базе Национальной партии для осуществления требований, также внесла в свою программу до¬ стижение суверенитета Марокко. Для того чтобы довести свою программу до сведения султана, французской администрации и союзников, партия «Истикляль» 11 января 1944 г. вручила им текст манифеста. Она требовала независимости, предоставле¬ ния султану свободы создания новых институтов управления, объединения всего Марокко. Манифест вызвал подлинный эн¬ тузиазм в стране, что обеспокоило французскую администра¬ цию. Был отдан приказ об аресте двух лидеров национального движения. Вспыхнувшие в связи с этим арестом волнения были подавлены с исключительной жестокостью; особенно кровопро¬ литные бои происходили в г. Фесе. В течение нескольких не¬ дель осаждаемый город был лишен воды, электричества, продо¬ 3 В 1920 г. в Марокко была основана Марокканская федерация коммуни¬ стической партии Франции, которая состояла в основном из французских ра¬ бочих и интеллигенции, но впоследствии в -нее начали привлекаться и пред¬ ставители местного населения. До начала второй мировой войны федерация не сумела стать подлинно национальной партией и во время войны прекра¬ тила свою деятельность. 36
вольствия. Чтобы захватить цитадель героического сопротивле¬ ния, были брошены танки. Несколько ранее, в декабре 1942 г., в испанской зоне Ма¬ рокко Партии национальных реформ и Магрибинского единства опубликовали совместный манифест, в котором они настаивали на предоставлении независимости Марокко, упразднении зон, восстановлении внутреннего и внешнего суверенитета. Однако в отличие от программы политических партий французской зоны их манифест не предусматривал участия в борьбе против фаши¬ стской коалиции, в этом была их основная ошибка. МАРОККО ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ Вторая мировая война внесла большие изменения в полити¬ ческую и экономическую жизнь Марокко. Перед марокканским народом встали новые задачи, продик¬ тованные изменением международной обстановки. Был поднят вопрос о восстановлении международного режима Танжера, не¬ законно захваченного Испанией. С этой целью в августе 1945 г. была созвана специальная конференция, принявшая решение о восстановлении султанского суверенитета над танжерской зоной и всех организаций, предусмотренных танжерским статутом. Испанским войскам пришлось покинуть международную зону. Участники конференции предложили Советскому Союзу принять участие в управлении Танжером, но наше правительство, ува¬ жая национальный суверенитет Марокко, отказалось от этого предложения. В послевоенный период страна стала объектом американской экспансии; как французские, так и американские монополисти¬ ческие группировки стремились вложить свои капиталы в до¬ бывающую промышленность. Резко увеличилась добыча полез¬ ных ископаемых, возросло военное и гражданское строительст¬ во, широко развернулось сооружение военных баз на террито¬ рии Марокко. Все это требовало рабочих рук. Увеличился при¬ ток крестьян в города, значительно возросла численность про¬ летариата. К 50-м годам в Марокко насчитывалось 400 тыс. ра¬ бочих в промышленности и около 1,5 млн. в сельском хозяйстве. Происшедшие после войны изменения в экономике Марокко не внесли улучшения в положение большинства марокканского общества. Уровень жизни коренного населения продолжал оста¬ ваться очень низким. Особенно тяжелым было положение фел¬ лахов. Они страдали от безземелья, были обременены налога¬ ми, посылались на принудительные работы. Увеличилось коли¬ чество безземельных крестьян. Если в 1933 г. издольщики и сельскохозяйственные рабочие, не имевшие земли, составляли 33% деревенского населения, то к 1952 г. их стало 60%• Среди городского населения больше всех пострадали ремес¬ 37
ленники, представлявшие 35% горожан. Прекращение в годы войны торговых связей с Европой позволило им увеличить вы¬ пуск продукции на внутренний рынок, с восстановлением же торговых отношений большинство ремесленников разорилось или влачило полунищенское существование, ибо их изделия не могли конкурировать с дешевыми заграничными фабричными товарами. Национальная буржуазия, обогатившаяся в военные, годы, стремилась вложить свои капиталы в промышленность, в чем ей препятствовала французская и испанская администрация в Марокко, защищавшая интересы монополий своих стран. Доля национального капитала в акционерных компаниях ограничива¬ лась лишь 5%. Таким образом, все слои марокканского общества, за исклю¬ чением некоторых феодалов, сотрудничавших с французской администрацией (ярким представителем которых был паша Марракеша аль-Глави), страдали от режима протектората и стремились упразднить его. Под влиянием общего подъема национально-освободительно¬ го движения в колониальных и зависимых странах в Марокко значительно оживилась политическая жизнь, что выразилось, в частности, в активизации работы профессиональных союзов. В мае 1943 г. они провели свой съезд, на котором присутство¬ вали делегаты, представлявшие 55 тыс. синдикалистов, из ко¬ торых 33 тыс. были марокканцы, несмотря на то что закон за¬ прещал им вступать в профсоюзы. В 1946 г. было создано Объ¬ единение профессиональных союзов Марокко. Усилилось также забастовочное движение. Наряду с экономи¬ ческими все чаще выдвигались политические требования: пре¬ кратить строительство американских военных баз, отказаться •от вербовки марокканцев для ведения войны во Вьетнаме. Коммунистическая партия Марокко, желая создать единый фронт борьбы, предложила партии «Истикляль» и Демократи¬ ческой партии независимости (созданной в 1946 г. бывшими чле¬ нами Партии национального движения) объединить свои усилия. Однако руководство этих партий отказалось от сотрудничества с коммунистами. Партии национальной буржуазии рассчитывали в своей борьбе опереться на поддержку других арабских стран. Кроме того, они использовали антиколониальные настроения части по¬ мещиков и придворного окружения султана Мухаммеда бен Юсуфа, сочувствовавшего и втайне помогавшего этим партиям. 10 апреля 1947 г. он выступил в Танжере с большой речью, в которой заявил о праве марокканского народа на свободу, су¬ веренитет и единство страны. Выступление султана, впервые открыто сформулировавшего национальные требования, получи¬ ло широкий отклик населения всех трех зон. В апреле 1947 г. по стране прокатилась волна антиимпфриа- 38
диетических демонстраций. Французская администрация ответи¬ ла на ний репрессиями. В одном из рабочих кварталов Каса¬ бланки был устроен погром, во время которого было убито 74 и ранено несколько сотен рабочих. Возобновление репрессий в Марокко было не случайным яв¬ лением. Во Франции началось наступление реакции. Комму¬ нисты: под нажимом США были удалены из правительства. В испанской зоне Марокко также усилился террор. В февра¬ ле 1948 г. фашистские власти запретили въезд в Тетуан лидеру Партии национальных реформ Абд аль-Халику Торресу. Эта мера вызвала двухдневную всеобщую забастовку протеста в Те- туане, после которой 8 февраля произошла большая народная демонстрация, расстрелянная войсками. В 1948 г., впервые в истории Марокко, почти вся страна была охвачена мощной волной пролетарских забастовок. В мар¬ те забастовали железнодорожники, в апреле — металлисты, шахтеры, работники полиграфической промышленности, служа¬ щие государственных учреждений. Эти забастовки, зачастую перераставшие из экономических в политические, принимали все больший размах. Так, в забастовке шахтеров Хурибги участво¬ вало 10 тыс. человек. Французская администрация ввела в горо¬ де осадное положение. Жилища рабочих были разгромлены. На работы в шахте были принудительно мобилизованы крестьяне соседних деревень. Террор властей вызвал массовые митинги и демонстрации протеста по всей стране. Администрация учинила кровавую расправу над демонстрантами, в Уджде и Джераде было убито и ранено около ста человек. Профсоюзы ряда городов опубли¬ ковали протест против «повседневного нарушения элементар¬ ных профсоюзных свобод». Наиболее активное участие в забастовочном движении при¬ нимали рабочие-шахтеры, имевшие сильные профсоюзные орга¬ низации. Чтобы разгромить их, французская администрация арестовала свыше 2 тыс. человек. Один из секретарей проф¬ союза шахтеров Джерады, Бу Хамид, был приговорен пожиз¬ ненно к каторжным работам. Профсоюзы шахтеров Хурибги и Джерады были разогнаны, а федерация рабочих добывающей промышленности распущена. Власти протектората обновляли состав рабочих на шахтах, сгоняя тысячи семей с насиженных мест. Забастовочное движение 1947—1948 гг. показало, что марок¬ канский рабочий класс в послевоенные годы не только числен¬ но вырос, но неизмеримо поднялась его политическая созна¬ тельность. Это была уже крупная политическая сила, не толь¬ ко активно борющаяся за свои права, но и вышедшая на меж¬ дународную арену. Так, марокканские докеры систематически отказывались грузить и выгружать оружие, предназначенное для «грязной войны» во Вьетнаме. 39
Возросло и влияние Марокканской коммунистической пар¬ тии, идейной руководительницы марокканского рабочего клас¬ са. 22—24 апреля состоялся II съезд компартии Марокко, на котором присутствовало 300 делегатов — представителей раз¬ личных районов страны, принявших воззвание бороться за мир и отмену протектората. Коммунисты предложили партиям национальной буржуазии образовать единый фронт, но они вновь отвергли это предложе¬ ние. Национальная буржуазия в тот период организовала в Каире Комитет освобождения Северной Африки, в который во¬ шли представители как марокканских, так и алжирских и ту¬ нисских политических партий. Возглавил этот комитет вождь национально-освободительного движения 1921 —1926 гг. Абд аль-Крим, обосновавшийся в 1947 г. в Каире. Этот комитет обращался с многочисленными декларациями в Организацию Объединенных Наций, пытаясь найти там спра¬ ведливое разрешение североафриканской проблемы. Он требо¬ вал отмены колониального режима в Северной Африке и про¬ возглашения независимости всех стран Магриба. КОНТРНАСТУПЛЕНИЕ ИМПЕРИАЛИЗМА И ВНУТРЕННЕЙ РЕАКЦИИ Борьба за достижение национальной независимости охвати¬ ла все классы марокканского общества. Марокканский султан Мухаммед бен Юсуф понимал, что необходимо изменение отно¬ шений между Марокко и Францией. С этой целью в октябре 1950 г. он выехал в Париж, где рассчитывал обсудить с фран¬ цузским правительством вопрос о возможности изменения ма¬ рокканского статуса. Он настаивал на предоставлении Марокко политической и экономической автономии, на расширении прав султана, на свободе профсоюзов. Но французское правительство отказалось выполнить требования султана, получив поддержку других империалистических держав. В конце декабря 1950 г. состоялась встреча Черчилля, аме¬ риканского посла в Париже Брюса и генерала Жюэна (гене¬ рального резидента Франции в Марокко), на которой была вы¬ работана программа подавления национально-освободительного движения в Марокко. Будучи недовольны политикой, проводи¬ мой султаном Марокко, участники совещания решили свергнуть султана с помощью внутренней реакции, возглавленной пашой г. Марракеша аль-Глави. Состоя акционером ряда французских обществ, аль-Глави находился в дружеских отношениях с властями протектората. 13 февраля 1951 г. султану предложили подписать ряд до¬ говоров и протокол, осуждающий сочувствующих национально- освободительному движению. Он отказался это сделать. Тогда 40
Жюэн отдал приказ окружить танками султанский дворец и предложил Мухаммеду бен Юсуфу либо подписать все доку¬ менты, либо отречься от престола. Подчиняясь силе, султан принял ультиматум. 24 февраля 1951 г. был распущен Совет министров, а 25-го он подписал протокол. Реакция торжествовала победу. Были арестованы и броше¬ ны в тюрьмы прогрессивно настроенные политические деятели. Особенным репрессиям подверглись коммунистическая партия и ее генеральный секретарь Али Ята, над которым был устроен в Касабланке судебный процесс. Были арестованы также члены Исполкома партии «Истикляль». На разгул реакции и усиление террора народ ответил мас¬ совыми демонстрациями протеста, переходившими в кровавые сражения с местной полицией и французскими войсками. Осо¬ бенно ожесточенными эти столкновения были в Фесе и Мекне- се, которые были объявлены на осадном положении. Участились волнения среди сельского населения страны, ко¬ торые власти пытались подавить с помощью войск и полиции. Район между Тадлой и Хенифрой был превращен ими в воен¬ ную зону. По сведениям газеты «Юманите», с ноября 1950 по конец июня 1951 г. французскими властями в Марокко было арестовано 30 тыс. марокканцев. Многие заключенные были подвергнуты пыткам. Генерал Жюэн превратил Марокко в тю¬ ремный застенок. Он лично сформировал новый кабинет и опубликовал несколько указов, которые султан Мухаммед бен Юсуф отказался подписать. Конфликт продолжал назревать. Репрессии, проводившиеся в Марокко, вызвали законное возмущение во всем мире. В феврале 1952 г. Организация Объ¬ единенных Наций направила в Марокко делегацию. Ее приезд вызвал многочисленные демонстрации, участники которых хо¬ тели показать делегатам истинное положение вещей в стране. Генерал Гийом, сменивший Жюэна на посту генерального резидента, продолжал политику своего предшественника. Тюрь¬ мы были переполнены, коммунистическая партия и партии на¬ циональной буржуазии подвергались преследованиям, в стране шла глухая, упорная война. Империалисты США, Англии и других стран помогали фран¬ цузским колонизаторам сохранять власть над Марокко. Обсуж¬ дение марокканского вопроса, внесенного в повестку дня VI сессии Генеральной Ассамблеи ООН представителями шести арабских государств, было сорвано колониальными державами. В декабре 1952 г. марокканский вопрос был включен в повест¬ ку дня VII сессии Генеральной Ассамблеи. Однако и на этот раз колониальные державы отклонили законное требование Ма¬ рокко о предоставлении независимости, хотя ряд государств во главе с Советским Союзом поддержали справедливые чаяния марокканского народа. Чувствуя свою безнаказанность, французские власти в Ма¬ 41
рокко усилили террор. 8 декабря 1952; г. была расстреляна в Касабланке массовая демонстрация протеста против злодейско¬ го убийства тунисского профсоюзного деятеля Фархата Хаше- да. Было убито 250 человек4, более 5 тыс. арестовано. Вслед за тем 11 декабря 1952 г. коммунистическая партия и партия «Истикляль» были объявлены вне закона. Двенадцать руково¬ дителей компартии и 30 деятелей партии «Истикляль» были арестованы. РЕАКЦИОННЫЙ ПЕРЕВОРОТ Заключив руководящих деятелей национально-освободитель¬ ного движения в тюрьму, власти протектората пытались навя¬ зать «реформы», имевшие целью усиление контроля над сул¬ танским правительством. Мухаммед бен Юсуф отказался утвер¬ дить эти «реформы», и французская администрация решила избавиться от строптивого султана. Антисултанскую кампанию возглавил паша Марракеша аль- Глави. В апреле 1953 г. он созвал в Фесе съезд феодалов-кол¬ лаборационистов, на котором был разработан заговор против Мухаммеда бен Юсуфа. Была составлена петиция, подписанная 270 пашами и каидами, требовавшая низложения султана. Премьер-министр марокканского правительства публично разо¬ блачил заговор и его организаторов. Тем не менее петиция бы¬ ла направлена в Париж. Султан опротестовал перед француз¬ ским правительством методы властей протектората в Марокко. Эта провокация вызвала всеобщее негодование. Национальные политические партии направили в Лигу арабских стран обра¬ щение с просьбой созвать политический комитет Лиги и обсу¬ дить обстановку, создавшуюся в Марокко. В танжерских газетах 6 июня появилось воззвание 318 уле¬ мов, осуждавших петицию. Однако в тот период силы демокра¬ тии были слабее сил реакции. Сказалось нежелание политиче¬ ских партий национальной буржуазии сотрудничать с комму¬ нистической партией. Отсутствие единого демократического фронта, сплоченного и целеустремленного, способствовало раз¬ гулу террора. После поездки аль-Глави в Париж подготовка к переворо¬ ту приняла лихорадочные темпы. В распоряжении заговорщи¬ ков к середине августа было более 50 тыс. человек. 12 августа 1953 г. Мухаммед бен Юсуф обратился к прези¬ денту Франции с призывом о помощи, а представитель партии «Истикляль» Бен Абуд направил телеграмму Генеральному 4 По сведениям газеты «Юманите», число убитых во время массовых рас¬ стрелов манифестаций в Касабланке достигло 1600 человек. Трупы убитых были спешно увезены на кладбище и сожжены [26, 30.XII.1952]. 42
секретарю ООН, прося о немедленном вмешательстве. Однако эти призывы были тщетны. Дворец султана был окружен войсками, и генеральный ре¬ зидент предъявил Мухаммеду бен Юсуфу ультиматум. Под прямой угрозой низложения султан вынужден был уступить — согласиться на проведение реформ, на отказ от участия в зако¬ нодательстве. В тот самый день, когда Гийом предъявил сул¬ тану ультиматум, аль-Глави и его сообщники предложили кан¬ дидатуру Мухаммеда бен Арафы в качестве нового султана Марокко. Это предложение под давлением властей протектора¬ та (очевидно, считавших неудобным к моменту направления султану своих требований низложить его) временно не было предано гласности. Тем не менее 15 августа 1953 г. сторонники аль-Глави избрали Мухаммеда бен Арафу имамом и публично передали ему духовную власть. Однако уже 20 августа султан Мухаммед бен Юсуф был низложен и выслан сначала на Кор¬ сику, а впоследствии на о-в Мадагаскар. В знак протеста против государственного переворота нача¬ лись многочисленные демонстрации во многих районах страны. Произошли столкновения населения с войсками и полицией. Были расстреляны сотни патриотов. В Уджде, Касабланке, Ра¬ бате, Марракеше тюрьмы были забиты марокканцами. Число аре¬ стованных достигло 20 тыс. Ряд видных должностных лиц, в том числе паша г. Сефру Си Беккаи, подали в знак протеста в отставку. В ряде городов французская администрация ввела комендантский час, и после 17 часов по арабским кварталам в течение всей ночи ходил вооруженный патруль. Администрация испанской зоны Марокко не одобрила произ¬ веденного переворота и отказалась признать нового султана. Испанское правительство решило воспользоваться моментом, чтобы упрочить свой авторитет в арабском мире, став в позу защитника незаконно изгнанного монарха. Новый султан начал свое правление подписанием всех пред¬ ложенных ему французской администрацией указов, которые урезали его и без того мизерные права и полномочия. Низложение Мухаммеда бен Юсуфа, идущее вразрез с обя¬ зательствами французского правительства по договору 1912 г.г вызвало возмущение общественного мнения за рубежом. Пра¬ вительства ряда арабских и азиатских стран обратились с ме¬ морандумом в Секретариат Организации Объединенных Наций о включении марокканского вопроса в повестку дня VIII сессии Генеральной Ассамблеи. Французская делегация демонстративно не принимала уча¬ стия в обсуждении марокканского вопроса на сессии, заявив, что это внутреннее дело Франции. Несмотря на то что арабо-азиатскому блоку, энергично под¬ держанному Советским Союзом и другими социалистическими странами, не удалось собрать большинства при голосовании их 43.
проекта резолюции, сам факт постановки вопроса в междуна¬ родной организации показал, что марокканская проблема не является, как утверждали французские политики, «личным де¬ лом Франции». Выступления делегатов, раскрывших позорные методы колониальных поработителей Марокко, прозвучали на весь мир с трибуны Организации Объединенных Наций. Кроме того, благодаря поправкам, внесенным в резолюцию представи¬ телем Индии, за марокканским народом признавалось право на полное самоопределение в соответствии с Уставом ООН. Однако, несмотря на признание Организацией Объединен¬ ных Наций права марокканского народа на независимость, французская администрация продолжала проводить в Марок¬ ко политику террора и репрессий. Продолжались многочислен¬ ные аресты прогрессивных деятелей. Особенно пострадала от репрессий Марокканская коммунистическая партия, лучшие сы¬ ны которой томились в тюрьмах и ссылках. Несмотря на это, она продолжала из глубокого подполья принимать участие в сопротивлении марокканского народа. Некоторые группы националистов начали применять методы индивидуального террора, направленные против французских солдат и офицеров. Создавались вооруженные отряды из городского и сельско¬ го населения, которые нападали на военные склады, воинские поезда, на казармы. Меньше чем за год, с августа 1953 по июль 1954 г., было совершено 335 вооруженных нападений и 390 поджогов. Народ с оружием в руках завоевывал свой суве¬ ренитет. 26 декабря 1953 г. генеральная резиденция опублико¬ вала декрет, устанавливающий смертную казнь для тех, кто об¬ винялся в совершении «террористических актов». Несмотря на варварскую систему заложников, на введение осадного поло¬ жения, все большее количество молодежи уходило в партизан¬ ские отряды. Марокканские коммунисты приняли активное уча¬ стие в вооруженной борьбе. Вместе с другими патриотическими силами они вошли в военную организацию «Черный полуме¬ сяц», сражавшуюся за независимость Марокко. Марокканский народ не был одинок в своей борьбе. Горя¬ чий отклик нашли марокканские события в арабских странах. Народы Ливана, Сирии, Египта требовали прекращения терро¬ ра. Каирское радио призывало к разрешению марокканской проблемы. Вместо этого в Марокко были посланы дополнительные войска. Однако, несмотря на террор, 30 марта 1954 г., в годов¬ щину подписания договора о протекторате, марокканский на¬ род вышел на улицы городов на массовые демонстрации. Французское правительство было вынуждено маневрировать. В мае 1954 г. генерал Гийом был заменен дипломатом Лако- стом. Начав дипломатические переговоры, Франция рассчиты¬ вала с помощью незначительных уступок разрядить атмосферу. 44
Был создан даже специальный департамент по марокканским и тунисским делам. Кроме того, были обещаны политические ре¬ формы. Но от обещаний до реальных изменений режима было еще далеко. Генеральный резидент упорно отказывался под различ¬ ными предлогами принять полномочную марокканскую делега¬ цию. Обстановка в стране не разрядилась. В июне 1954 г. фран¬ цузские реакционные элементы создали террористическую ор¬ ганизацию — Союз за французское присутствие, — которая при попустительстве полиции развернула погромную деятельность. Они убивали ,не только марокканцев, но в провокационных це¬ лях и своих соотечественников. В Марокко направлялись воин¬ ские подкрепления из метрополии. Народ бойкотировал фран¬ цузские товары и требовал ведения переговоров. Основным ло¬ зунгом населения Марокко в тот период было возвращение на трон законного султана. Вместо мирного разрешения проблемы Лакост пустил, вход полицию и французские войска. В ряде городов вновь произо¬ шли расстрелы демонстраций. Но ни полиция, ни французские войска, ни даже помощь отрядов аль-Глави французскому командованию не могли подавить волю народа к свободе. 20 ав¬ густа 1954 г., в годовщину низложения султана, была проведе¬ на всеобщая забастовка. Закрылись лавки, магазины, не вышли на работу рабочие, докеры. Во время августовских событий было арестовано 30 тыс. че¬ ловек. 18 ноября, в день тронного праздника 5 Мухаммеда бен Юсуфа, борьба разгорелась с новой силой. Три дня продолжа¬ лась всеобщая забастовка, марокканский народ вновь требовал возвращения Мухаммеда бен Юсуфа. ЦК Марокканской коммунистической партии в послании к французскому премьер-министру, направленном 3 декабря 1954 г., изложил требования марокканского народа. Француз¬ ское правительство оставило это обращение без ответа. Французские монополисты не хотели отдавать Марокко. На¬ значенный в июне 1955 г. вместо Лакоста генеральным рези¬ дентом Жильбер Гранваль пытался ограничить разгул террора. Ознакомившись с обстановкой в Марокко, он рекомендовал французскому правительству принять ряд энергичных мер с целью сохранения власти в руках Франции. В частности, Гран¬ валь считал необходимым низложение незаконного султана. Его решительные действия встретили злобный отпор марокканской и французской реакции. Их совместные усилия вынудили Гран- валя подать в отставку, и в конце августа он был сменен Буайе де Латуром. Политика французской администрации в Марокко привела к усилению национально-освободительного 5 Тронный праздник — день вступления султана на трон. 45
движения. Каиды берберских племен Среднего Атласа отошли от аль-Глави и направили 11 августа 1955 г. телеграмму в Па¬ риж, требуя возвращения Мухаммеда бен Юсуфа. Их примеру последовали рифские племена, примкнувшие к национально- освободительному движению. Этот переход берберских племен изменил соотношение сил в Марокко в пользу национально- освободительного движения. Заранее готовясь к 20 августа 1955 г. (день свержения сул¬ тана), французские власти спешно перебрасывали в Марокко значительные военные соединения из Индокитая. В памятную годовщину весь народ в обеих зонах страны вновь вышел на демонстрации. В Касабланке, Мекнесе, Тетуане, Танжере, Мар¬ ракеше, Рабате, Хенифре, Сафи и других городах народ тре¬ бовал возвращения незаконно свергнутого султана. Наиболь¬ шего размаха движение достигло в Хурибге, где восставшие подожгли фосфатные " предприятия. Для подавления восстания 4 тыс. местных жителей и 1,5 тыс. берберов, пришедших им на помощь, власти протектората прибегли к помощи авиации. Французская политика в Марокко зашла в тупик. Подавить сопротивление народных масс силой уже не представлялось возможным. Новый султан не пользовался никакой популяр¬ ностью. ФРАНКО-МАРОККАНСКИЕ ПЕРЕГОВОРЫ Французское правительство было вынуждено начать в ав¬ густе 1955 г. в Экс-ле-Бене (Франция) франко-марокканские переговоры, которые завершились подписанием соглашения о низложении Бен Арафы, создании тронного совета и сформиро¬ вании нового правительства. Французское правительство отка¬ зывалось от принципа совместного суверенитета, введенного в 1953 г. Представители партии «Истикляль» и Демократической пар¬ тии независимости отправились в сентябре на Мадагаскар к сосланному Мухаммеду бен Юсуфу. Туда же для переговоров с султаном прибыла французская делегация, возглавляемая ге¬ нералом Катру. Несмотря на то что соглашение между фран¬ цузской делегацией и султаном было достигнуто, положение продолжало оставаться неясным, ибо правая группировка во Франции оказала сопротивление решениям, принятым в Экс-ле- Бене. Видя нежелание администрации протектората считаться с требованиями марокканского народа, патриоты вновь взялись за оружие. В начале октября восстали горные племена Рифа и Атласа. Положение французской администрации становилось очень тяжелым, так как восстание охватило обширные районы страны. Поэтому, несмотря на упорный саботаж правых, На¬ 46
циональное собрание Франции в октябре 1955 г. одобрило пе-* реговоры с марокканцами. Активную поддержку марокканское му народу оказала коммунистическая партия Франции. 25 октября аль-Глави высказался за возвращение на трон низложенного с его же помощью султана. Отказ аль-Глави от поддержки Бен Арафы завершил провал французских планов в Марокко. 30 октября Мухаммед бен Арафа отрекся от престо¬ ла, а 5 ноября французское правительство официально призна¬ ло Мухаммеда бен Юсуфа законным султаном. Это было круп¬ ное поражение французской и марокканской реакции. На другой день была опубликована франко-марокканская декларация, гласящая о намерении султана создать новое пра¬ вительство, уполномоченное вести переговоры с французским правительством о независимом статусе Марокко. Это была еще одна крупная победа марокканского народа, за которым уже официально признавалось право на независимое существование. Внешними факторами, способствовавшими победе мароккан¬ ского народа, были крушение колониальной системы после вто¬ рой мировой войны и помощь международных организаций, в Частности ООН, с трибуны которой публично разоблачалась французская колониальная система. Значительную роль сыграл афро-азиатский блок, поддержанный Советским Союзом и дру¬ гими социалистическими странами. Важнейшим из внутренних факторов была освободительная борьба народа страны. После свержения султана на борьбу с колонизаторами поднялись все слои населения. И хотя не было единого плана борьбы и восстания крестьянских масс носили скорее стихийный, чем организованный, характер, все же раз¬ мах движения был настолько велик, что французская админи¬ страция вынуждена была пойти на уступки. Прибытие Мухаммеда бен Юсуфа в Париж было с большим удовлетворением встречено в Марокко. Туда же направились и представители различных политических партий, с которыми он провел многочисленные консультации. Делегация коммунисти¬ ческой партии Марокко после беседы с султаном опубликовала заявление, в котором выдвигала ряд требований, основным из которых она считала отмену Фесского договора 1912 г. Мухаммед бен Юсуф 16 ноября 1955 г. прибыл в Рабат и был торжественно встречен населением. Он заявил о намере¬ нии создать в Марокко конституционную монархию. Был отме¬ нен дахир о берберской юстиции, признаны права профсоюзов, французская администрация областей заменялась мароккан¬ цами. Недоверие народных масс к властям протектората было столь сильно, что, несмотря на изменения, происшедшие в Ма¬ рокко со времени возвращения султана, восстание в Рифе и Среднем Атласе не прекращалось. В начале февраля 1956 г. Мухаммед бен Юсуф выехал в 47
Париж для ведения переговоров о будущих франко-мароккан¬ ских отношениях. Переговоры были очень напряженными, так как французская сторона не шла на уступки. 2 марта 1956 г. были подписаны декларация о независи¬ мости Марокко в рамках франко-марокканской «взаимозави¬ симости» и протокол о франко-марокканских отношениях в пе¬ реходный период. Был отменен Фесский договор 1912 г. о про¬ текторате. Марокко получало право ведения самостоятельной внешней политики, организации национальной армии. В ряде отраслей должно было осуществляться франко-марокканское сотрудничество. Французская зона Марокко получила независимость. Одна¬ ко положение с испанской зоной оставалось неясным. Лишь 13 марта 1956 г. испанское правительство пригласило султана для переговоров в Мадрид. 5 апреля независимость Марокко была официально признана Испанией, а 7-го была подписана совместная испано-марокканская декларация, в которой, одна¬ ко, не был разрешен вопрос о приморских городах-крепостях Сеуте и Мелилье, а также о южных территориях. 8 октября 1956 г. в Федале открылась конференция пред¬ ставителей восьми стран — членов Международного контроль¬ ного комитета: Франции, Испании, Англии, США, Италии, Португалии, Голландии и Бельгии, — созванная по инициативе марокканского правительства. Через три недели, 29 октября, конференция закончила свою работу. Была подписана деклара¬ ция об отмене международного режима зоны Танжера, в кото¬ рой вступало в силу марокканское законодательство. Воссоединением Танжера с Марокко окончился режим про¬ тектората. Разделенное на три зоны, 44 года томилось Марокко под его гнетом. Ценой жизни своих лучших сынов, самоотвер¬ женной борьбой добился марокканский народ национальной не¬ зависимости. Эта победа стала возможной в результате не только общего участия марокканского народа в национально- освободительной борьбе, но и сложившейся международной об¬ становки.
ГЛАВА II НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ В АЛЖИРЕ АЛЖИРСКОЕ ОБЩЕСТВО ПОСЛЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ ( Первая мировая война не изменила существенно экономи¬ ческие отношения в стране. Алжир как был до войны, так и продолжал оставаться аграрной страной. Около 80% местного населения было занято в сельском хозяйстве. Правда, в Алжире была развита горная промышленность, поставлявшая во Францию железную руду, цинк, свинец, сурь¬ му, фосфаты, каменную и поваренную соль, но она целиком находилась в руках иностранных акционерных компаний. Свы¬ ше 60% добычи железной руды принадлежало французской компании «Сосьете де л’Уэнза», обрабатывающая промышлен¬ ность, перерабатывающая сельскохозяйственное сырье, находи¬ лась в руках французских фирм. В сельском хозяйстве Алжира сложилось два основных сек¬ тора: так называемый современный, к которому принадлежали фермерские капиталистические хозяйства иностранных колони¬ стов, владевших лучшими землями побережья, и незначитель¬ ная часть алжирских, и традиционный, включавший в себя по¬ давляющую часть местного населения и отличавшийся разнооб¬ разием общественных укладов — от родо-племенного строя до зарождения капиталистических отношений. В традиционном секторе ведущую роль играли полунатуральное хозяйство араб¬ ских крупных помещиков-феодалов, которые сдавали землю в аренду феллахам, и общины арабских племен. В песках Сахары у кочевых племен процветали родо-пле¬ менные отношения, в южных предгорьях Атласа у полукочевых племен господствовал патриархально-феодальный уклад, в сельскохозяйственных районах были распространены различные формы полуфеодальной и чисто феодальной аренды [9, с. 534]. Политика французской администрации, направленная на раз¬ дел земель между членами общины, привела к возникновению мелкотоварного уклада. Несмотря на то что площадь страны равнялась 2 381 тыс. кв. км, в Алжире обрабатывалось очень небольшое количество земли (около 3%), а остальные земли представляли собой 1 Статья написана по материалам Р. Г. Ланды и В. Б. Луцкого. 4 Зак. 141 49
пастбища, которые к югу переходили в бесплодную пустыню — Сахару. В 1911 г. в Алжире среди французского сельскохозяйствен¬ ного населения имелось 56,5% собственников земли, а издоль¬ щиков— только 4%, среди же местного населения собственни¬ ки составляли 49,6%, а издольщики — 30,8% [1, с. 246, 247]. Если же учесть еще 16,1% сельскохозяйственных рабочих, то почти половина коренного сельскохозяйственного населения страны приходилась на безземельных и малоземельных кре¬ стьян. Разоренные крестьяне становились батраками и сельскохо¬ зяйственными рабочими у колонистов, в городах они пополня¬ ли ряды мелких служащих и рабочего класса, причем в боль¬ шинстве своем не имевшего квалификации. В связи с нарушением во время войны традиционных свя¬ зей между колонией и метрополией после ее окончания в Ал¬ жире начался довольно быстрый рост пищевой промышлен¬ ности (мукомольной, консервной, табачной и др.). Это привело к росту алжирского пролетариата, армия которого постоянно пополнялась разорившимися крестьянами, вымываемыми из де¬ ревень ходом экономического развития и превращением земли в объект купли-продажи. Если в 1917 г. в Алжире насчитывалось 17 тыс. рабочих, занятых в промышленности, ijb) к 1936 г. число рабочих и слу¬ жащих алжирцев уже достигало 243 тыс., а европейцев — 173 тыс. [7, с. 19]. Рабочий класс Алжира после первой миро¬ вой войны не представлял собой организованной силы. Немно¬ гочисленный и разбросанный по отдельным мелким предприя¬ тиям, он не обладал развитым классовым сознанием, слишком сильны еще были связи с деревней. Кроме того, ему запреща¬ лось участие в профессиональных союзах и политических пар¬ тиях — преимущества, которыми пользовались французские рабочие в Алжире. Но даже если французский и алжирский рабочие имели одну и ту же квалификацию, заработная плата первого была вдвое больше. Но не только ряды местного пролетариата пополняла ал¬ жирская деревня. Значительное число безземельных крестьян эмигрировало во Францию. Если сначала эмиграция возникла стихийно, из-за невозможности найти работу на родине, то впо¬ следствии французские власти поощряли ввоз дешевой рабочей силы в метрополию. Как было отмечено выше, хозяйства колонистов носили ярко выраженный капиталистический характер, в них применялся наемный труд и обработка земли производилась всеми видами сельскохозяйственных машин. Происходила концентрация зе¬ мель в руках крупных земельных собственников. Ряд француз¬ ских помещиков были объединены в сельскохозяйственные кооперативы, которые освобождались от налогов и пользова¬ 50
лись другими льготами, в том числе ссудами по низким процен¬ там. Всего этого были лишены алжирцы. Хозяйство арабских по¬ мещиков-феодалов велось примитивным способом. Крестьянин- издольщик находился в вечной долговой кабале и являлся не¬ оплатным должником своего господина. Соответственно с двумя секторами в Алжире сосуществова¬ ли и два общества, разделенные социально-политическим барье¬ ром, — европейское и местное. Иностранная колония пользова¬ лась всеми правами французских граждан, в том числе изби¬ рательным и правом объединения в политические и профессио¬ нальные организации, и помимо этого существовавшими приви¬ легиями в трудоустройстве, служебном продвижении и оплате за труд. Что же касается коренного алжирского населения, то оно, за ничтожным исключением, юридически имело иной статус и считалось не французскими гражданами, а подданными. Оно подчинялось «туземному кодексу», который регулировал его правовое или, точнее, бесправное положение, так как колони¬ альная администрация пользовалась по отношению к алжир¬ скому населению всей полнотой гражданской, судебной и поли¬ цейской власти. Особенно бесправными были жители террито¬ рии юга, где был введен закон военного времени. В городе традиционный сектор был представлен ремеслен¬ никами, а также мелкими, средними и крупными торговцами, купцами, ростовщиками. Из трех последних категорий и части феодальной верхушки формировалась национальная буржуа¬ зия, которая, однако, не обладая достаточной конкурентной способностью в борьбе с иностранным капиталом, предпочита¬ ла вкладывать свои капиталы не в промышленность, а в тор¬ говлю. Некоторые представители национальной буржуазии стреми¬ лись к национальной ассимиляции с французами, отказываясь целиком от своей национальной культуры. Они сотрудничали с французскими властями. В условиях колониального гнета наиболее революционной и сознательной силой были городские слои местного населения, испытывавшие на себе непосредственное влияние капиталисти¬ ческих отношений. Большинство национальной буржуазии и буржуазной интеллигенции, мелкое чиновничество и служащие, рабочие и безработные, постоянно ощущавшие национальный гнет и политическое бесправие, не говоря уже об экономической эксплуатации, и были резервом национально-освободительного движения, которое было только усмирено, но не ликвидировано полностью, да и не могло быть ликвидировано, так как про¬ должали существовать причины, его породившие. В изменении существующего положения были заинтересова¬ ны все слои алжирского общества, за исключением небольшой 4* 61
группы алжирской элиты — чиновничества и компрадорской буржуазии, связанной с колониальной администрацией и круп¬ ными помещиками-феодалами, а также с верхушкой духовенст¬ ва, находившейся под покровительством колонизаторов. НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ ПОСЛЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ Победа Великой Октябрьской социалистической революции нашла отражение и в Алжире. Одним из первых очевидцев, при¬ несших весть о ней, был находившийся на Черном море среди французских моряков (часть из которых подняла восстание в поддержку Советской России) алжирец из Орана Хаджи Омар. «Вследствие большой отдаленности, — писал секретарь ал¬ жирской компартии Ларби Бухали, — скудных в то время средств информации и, наконец, строгости колониального режи¬ ма, державшего наш народ в состоянии изоляции, было бы пре¬ увеличением утверждать, что Октябрьская революция оказала в Алжире немедленное и прямое влияние. Правильнее считать, что это влияние проникло в нашу страну косвенными путями» [3, с. 15]. Большую роль в проникновении в Алжир идей марксизма-ленинизма сыграло французское рабочее движение. По окончании войны часть передовой национальной интелли¬ генции Алжира и Туниса рассчитывала на получение их стра¬ нами национальной независимости. С целью добиться суверени¬ тета легальным путем она направила от имени Алжиро-Тунис¬ ского комитета телеграмму в адрес Парижской мирной конференции, решавшей в тот период судьбы послевоенного устройства мира, требуя независимости. Однако этот демарш оказался напрасным: Франция-победительница не собиралась терять своих владений в Северной Африке. В Алжире усилилось забастовочное движение, росли анти- французские настроения. Недовольство колониальным режимом было столь велико, что французские власти решили прибегнуть к лавированию и в 1919 г. объявили о проведении «реформ». Эти реформы декларировали отмену налоговых различий меж¬ ду европейским и мусульманским населением и предоставление избирательных прав для некоторой части алжирцев: феодалов, предпринимателей и чиновников. Данная «уступка» не устроила даже феодалов, не говоря о городских слоях местного населе¬ ния. Возглавил организацию недовольных колониальным режи¬ мом внук легендарного алжирского героя Абд аль-Кадира — эмир Халид. Пользовавшийся большой популярностью, он был в 1920 г. избран в муниципалитет г. Алжира, но колониальные власти вскоре незаконно аннулировали его мандат. В июне 1924 г. эмир Халид направил обращение к премьер- министру Франции Эдуарду Эррио, в котором излагал основ¬ 52
ные национальные требования: гарантии свободы прессы и объ¬ единений, распространение на Алжир закона об обязательном обучении, применение к алжирцам французского социального и рабочего законодательства. Французское правительство не выполнило большинства из¬ ложенных эмиром Халидом требований. Самого же эмира французские власти выслали из Алжира, умер он в Египте. Позднее возглавленное им национальное движение вылилось в организацию Федерации избранных мусульман [3, с. 20], кото¬ рая требовала демократизации местного самоуправления, но впоследствии, стремясь к ассимиляции, настаивала на предо¬ ставлении избранным, т. е. буржуазии и интеллигенции, фран¬ цузского гражданства 2. В состав Федерации (основанной 11 сентября 1927 г.) вхо¬ дили 150 представителей алжирского населения, избранных в органы местного самоуправления. (Согласно закону 1919 г. ал¬ жирское население, получившее право голоса, избирало одну треть муниципальных, одну четвертую часть генеральных со¬ ветников и 24 из 72 финансовых делегатов, обсуждавших ал¬ жирский бюджет.) Ассимиляторская позиция Федерации объяснялась ее клас¬ совым составом, так как большинство национальной буржуа¬ зии, воспитанной во французских учебных заведениях, считало, что равноправие можно приобрести только путем полной асси¬ миляции. Несмотря на свои реформистские настроения, Федерация все же содействовала пробуждению в алжирском народе нацио¬ нальных чаяний, поскольку ее борьба за равноправие алжирцев с французами находила широкий отклик у алжирского населе¬ ния. Одной из особенностей политической жизни Алжира была организация политических групп не непосредственно на терри¬ тории страны, а в метрополии. Несколько ранее Федерации, в 1926 г., в Париже при активном содействии французских ком¬ мунистов был создан союз «Северо-африканская звезда». Эта организация выдвинула ряд национально-революционных требований. Она ставила своей задачей защиту материальных, духовных и социальных интересов североафриканских мусуль¬ ман. Союз имел свой печатный орган — газету «Икдам» («От¬ вага»). Власти метрополии с неодобрением смотрели на деятель¬ ность этого союза, и после трехлетнего существования, в тече¬ ние которого он постоянно подвергался преследованиям, Союз был распущен. Через три ,года, в 1932 г., он возник вновь под именем «Славная североафриканская звезда» и просущество¬ 2 Р. Г. Ланда называет организацию Федерацией туземных избранников [9, с. 540]. 53
вал под этим названием еще два года. Программа организации включала предоставление Алжиру независимости, а также про¬ ведение целого ряда реформ — как политических, так и соци¬ ально-экономических. В 1934 г. ей пришлось вновь менять наи¬ менование из-за непрекращающихся репрессий и продолжать борьбу уже как «Национальный союз североафриканских му¬ сульман». Если первые годы своего существования эта организация функционировала только во* Франции, то начиная с 1936 г. она стала проводить работу в Алжире, завоевав и там большую по¬ пулярность. В противовес ассимиляторским тенденциям Федерации в Ал¬ жире в 1931 г.3 образовалась группа Ассоциация алжирских улемов4, которая объединяла прогрессивные элементы нацио¬ нальной буржуазии, буржуазной интеллигенции и духовенства. Организация эта боролась за развитие национальной культуры и языка, за использование передовых достижений европейской науки и техники для дальнейшего развития страны, за созда¬ ние национальных школ. Ассоциация стремилась к созданию «Великого Магриба» — союза арабов и берберов, к развитию национального капитализма. Она вела большую просветитель¬ скую работу, выпускала журнал «Аш-Шихаб» («Метеор») и не¬ сколько газет, выступала против косности официального му¬ сульманского духовенства. Она пыталась вырвать крестьян из-под влияния реакционных марабутских братств, поддержи¬ вавших у них суеверия. Улемы организовали школы, препода¬ вание в которых резко отличалось от преподавания в корани¬ ческих школах. Это была попытка объединения лучших мусуль¬ манских традиций с европейским школьным образованием. Во главе улемов стоял шейх Абдельхамид Бен Бадис. Их поддерживали многие национальные деятели, разделявшие про¬ грамму Ассоциации. И совершенно справедливо отмечает советский исследова¬ тель новейшей истории Алжцра Р. Г. Ланда: «В целом анти¬ империалистическая и антифеодальная деятельность улемов-ре¬ форматоров, быстро завоевавших популярность среди коренного населения страны, способствовала развитию национального са¬ мосознания алжирцев» [9, с. 542]. Просветительская деятельность улемов и их популярность вызвали серьезные опасения у колониальных властей. С 1933 г. они запретили улемам выступать в мечетях, сократив тем са¬ мым поле их пропагандистской деятельности.. Школы, основан¬ ные улемами, находились под строжайшим контролем, а спе¬ циальный циркуляр вменял в обязанность чиновникам француз- 3 Ларби Бухали писал, что эта организация была создана 5 мая 1935 г., хотя ее деятельность началась фактически гораздо раньше [см. 3, с. 21]. 4 В современном Алжире так называются мусульманские ученые-бого¬ словы. 54
€кой администрации защищать марабутов от улемов-реформа¬ торов. Мусульманское духовенство, желая ослабить влияние на массы Ассоциации организовало Союз улемов-традиционали¬ стов. Этот союз вел активную пропаганду за так называемую чистоту нравов, за мусульманскую старину, за сохранение сред¬ невековых традиций. УЧАСТИЕ АЛЖИРСКОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ В АНТИКОЛОНИАЛЬНОМ ДВИЖЕНИИ Оппозиция колониальному режиму, возглавленная нацио¬ нальной буржуазией и интеллигенцией, сыграла большую роль в истории национально-освободительного движения. Но наибо¬ лее последовательными борцами за независимость родины были алжирские коммунисты. Первые коммунистические секции возникли в Алжире в 1920 г.; к 1924 г. они были объединены в Алжирскую федера¬ цию Французской коммунистической партии. Первоначально Федерация состояла только из французских рабочих, для кото¬ рых выпускала газету «Социальная борьба» («Ля лютт со- сиаль»). В первые годы своего существования Алжирская фе¬ дерация не проводила никакой работы среди арабского и бер¬ берского населения. С 1928 г. положение изменилось, и не толь¬ ко в ряды партии, но и в ее руководство стали привлекаться трудящиеся арабы и берберы. Постепенно Алжирская федера¬ ция коммунистической партии приобрела большое влияние сре¬ ди рабочего класса Алжира — как арабов и берберов, так и французов. В ноябре 1931 г. ЦК компартии Франции указал алжирским коммунистам на необходимость укрепления своих рядов и раз¬ вертывания массовой работы, особенно среди крестьянства. В период мирового экономического кризиса 1929—1933 гг. положение алжирских трудящихся резко ухудшилось из-за дли¬ тельной засухи, вследствие которой значительно уменьшилось поголовье скота. В течение зимы 1930/31 г. из-за отсутствия кормов погибло большое количество крупного и мелкого скота. Потери поголовья, по данным газеты «Юманите», достигли 80% [10, с. 463]. Особенно тяжело ударил кризис по сельскохозяйст¬ венным рабочим. Если раньше арабские сельскохозяйственные рабочие получали 12—13 фр. вдень, то во время кризиса — 6 фр. Иными словами, араб-батрак не имел даже необходимого прожиточного минимума (европейский рабочий получал от 25 до 30 фр.). В результате кризиса резко увеличилось число безработных в городах. Безвыходное положение и нищета заставляли поки¬ дать родные места в поисках работы в метрополии. Только за 65
1930 г. число эмигрантов превысило 40 тыс. Но французское правительство высылало безработных обратно на родину. Вследствие нищеты, голода, безработицы обострились все социальные и политические противоречия в стране. Начался подъем профсоюзного движения. В 1934 г. была создана Алжирская коммунистическая пар¬ тия. Коммунисты Алжира сразу же активно включились в ан¬ тифашистскую борьбу, призывая народные массы к объедине¬ нию, проводили антифашистские выступления. Они содействова¬ ли образованию Всеобщего объединения алжирских профсою¬ зов. В этой профсоюзной организации сотрудничали также и мусульманские трудящиеся, несмотря на то что по закону вплоть до 1936 г. мусульманскому населению запрещалось при¬ нимать участие в работе политических партий и профсоюзных организаций. Во Всеобщей единой конфедерации труда алжир¬ ские коммунисты активно трудились, вовлекая в ее ряды ал¬ жирских рабочих, распыленных по многочисленным мелким и мельчайшим предприятиям и не охваченных раньше профсою¬ зами. Коммунистическая партия Алжира выработала программу, в которую входили требования национальной независимости стра¬ ны, эвакуации французских колониальных войск, прекращения колонизации. Она боролась за отмену «туземного кодекса», за предоставление рабочему классу политических прав, свободы печати, профсоюзов, роспуск фашистских организаций, освобож¬ дение политических заключенных. Партия наметила ряд перво¬ очередных экономических задач: повышение заработной платы для рабочих, страхование рабочих за счет предпринимателей и государства, введение 8-часового рабочего дня, организация фондов помощи безработным. Для трудящегося крестьянства — экспроприация земель, отмена рыночных налогов, изменение условий аренды земли и т. д. Были разработаны также требо¬ вания для ремесленников, для женщин-работниц, для рабочей молодежи. Программа-максимум предусматривала национали¬ зацию банков, промышленных предприятий, экспроприацию зем¬ ли у колонистов и феодалов с передачей ее феллахам. Коммунисты принимали участие в забастовочном движении, которое особенно усилилось в 1934—1935 гг. Под их непосредст¬ венным руководством были проведены мощные забастовки за¬ нятых на фермах европейских колонистов. Большое выступле¬ ние крестьянства, поддержанное городским пролетариатом, про¬ изошло 3—5 августа 1934 г. в районе Константины. Коммунистическая партия поддерживала патриотические начинания других национальных партий страны. При ее участии был создан Комитет народного единства, поставивший своей задачей объединение всех демократических сил страны в еди¬ ный антифашистский фронт. Политическая активность коренного населения возбудила не¬ 56
довольство колониальных властей. В марте 1935 г. был издан «декрет Ренье», по которому каждый, кто «провоцировал» де¬ монстрации, подвергался аресту или штрафу. Но усиление ре¬ прессий не могло запугать патриотов. Осенью 1935 г. в ряде районов вспыхнуло недовольство тру¬ дящихся против налоговых и судебных инспекторов, превышав¬ ших свои полномочия и безжалостно грабивших арабское на¬ селение. Правительство Блюма для достижения компромисса с араб¬ ской национальной буржуазией выдвинуло в мае 1936 г. «Зако¬ нопроект Виоллетта», по которому предполагалось предоставить полные права французских граждан значительному числу ал¬ жирского населения. Комитет народного единства возглавил борьбу за принятие этого проекта, но реакционные власти Алжи¬ ра, отражавшие интересы зажиточного европейского меньшинст¬ ва, упорно сопротивлялись его осуществлению. В этой сложной обстановке победа Народного фронта во Франции явилась существенной поддержкой национально-осво¬ бодительному движению алжирского народа. Алжирцам были предоставлены некоторые демократические свободы, право вступать в политические партии и объединяться в профессио¬ нальные союзы. 7 июня 1936| г. в Алжире был создан Мусуль¬ манский конгресс, в который наряду с коммунистами вошли также улемы, Национальный союз североафриканских мусуль¬ ман и другие национальные организации. Конгресс выработал Национальную хартию, в которой были выдвинуты требования равноправия местного населения и отмены «туземного кодекса». Вторая сессия Мусульманского конгресса, обсуждавшая сложив¬ шуюся в стране обстановку, собралась спустя год — в июле 1937 г. Несколько раньше, в марте 1937 г., партия Национальный союз североафриканских мусульман была преобразована в Пар¬ тию алжирского народа. Позиции этой партии не были четки¬ ми и определенными: с одной стороны, она выдвигала ряд де¬ мократических требований, с другой — готова была для дости¬ жения своих целей прибегнуть к помощи германского фашиз¬ ма. Руководил партией Мессали Хадж, ярый националист, ко¬ торый, однако, пользовался большой популярностью, особенно в кругах городской мелкой буржуазии. Из-за возникших разно¬ гласий в Мусульманском конгрессе эта партия вышла из его состава. Раскол Народного фронта во Франции повлек за собой в 1938 г. распад Мусульманского конгресса. Поднявшая голову реакция поспешила провалить в том же году «законопроект Виоллетта». В этот напряженный период, в канун второй мировой вой¬ ны, алжирские коммунисты направили свои усилия на борьбу за объединение масс. 17—18 октября 1936 г. состоялся первый 57
учредительный съезд Алжирской коммунистической партии, при¬ нявший манифест, в котором, в частности, говорилось: «Мы не скрываем и ни на один миг не упускаем из виду нашей конеч¬ ной цели, которая состоит в освобождении алжирского народа от феодального, капиталистического и империалистического гнета... И если мы стремимся разбить цепи аннексии и угнете¬ ния, приковывающие нас к империалистической Франции, то лишь для того, чтобы создать между нами прочные узы братст¬ ва, которые добровольно соединили бы наш народ с братским французским народом в основанное на взаимных интересах со¬ дружество свободной и счастливой Франции, идущей рядом со свободным и счастливым Алжиром» [3, с. 22—23]. В 1937—1938 гг. алжирские коммунисты вели активную борьбу против деятельности фашистских лиг в Алжире. В кон¬ це 1938 г. ими были созданы комитеты народного единства, бо¬ ровшиеся против фашистского влияния в Северо-Западной Аф¬ рике. Алжирские коммунисты осудили фашистский путч в Испании и приняли участие в интернациональных бригадах, за¬ щищая Испанскую республику. Многие из них погибли в Испа¬ нии смертью героев. Комитеты народного единства вели разъяснительную работу среди , местного населения, они категорически требовали от французского правительства не идти ни на малейшие уступки державам «оси». Они разоблачали желание местной реакции пойти на сговор с Муссолини, который был весьма заинтересо¬ ван в Восточном Алжире, а также происки испанских фаши¬ стов, пытавшихся привлечь на свою сторону проживавших в Ал¬ жире испанцев. Напряженная обстановка и усиление реакции во Франции (особенно в 1938 г., после заключения Мюнхенского соглаше¬ ния) затрудняли работу коммунистической партии. Когда же в сентябре 1939 г. началась война с Германией, колониальные власти распустили компартию, бросив в тюрьмы и концентра¬ ционные лагеря ее лучших борцов. Была также запрещена и Партия алжирского народа, которая выступила за предостав¬ ление независимости Алжиру. АЛЖИР В ПЕРИОД ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ Поражение Франции в июне 1940 г. и создание правительст¬ ва Виши не могли не сказаться на положении Алжира, куда были направлены «германо-итальянские комиссии по наблюде¬ нию за выполнением условий перемирия». Германское командо¬ вание выкачивало продовольственные и минеральные ресурсы из страны, что вызывало дополнительные экономические трудности. Начали расти цены, уровень жизни трудящихся масс понижал¬ ся, усилились болезни, из-за недоедания резко возросла детская 58
смертность. В то время, когда алжирский народ голодал, фран¬ цузская администрация отсылала продовольствие африканско¬ му корпусу Роммеля. В тайном ультиматуме правительству Виши от 29 июля 1941 г. германское правительство предложило передать немец¬ кому командованию военно-морские базы Марокко, Алжира, Сенегала. С осени 1942 г. немецко-итальянские войска начали создавать свои базы на побережье Северной Африки. Несколь¬ ко ранее «правительство Виши» по требованию Гитлера начало строительство Транссахарской железной дороги от Орана к так называемой Французской Западной Африке. Эта дорога позво¬ лила бы гитлеровскому командованию вывозить необходимое сырье. • В тяжелых условиях подполья алжирские коммунисты, про¬ должали борьбу против фашизма. «Необходимо, — писали они в листовке, распространяемой в феврале 1942 г., — помешать тому, чтобы вишийские предатели продолжали использовать территорию нашей страны в интересах гитлеровской военной машины. Все должны принять активное участие... в союзе с на¬ шими французскими братьями и со всеми народами, сражающи¬ мися за уничтожение фашистского варварства» (3, с. 25]. В тот период в тюрьмах и концентрационных лагерях нахо¬ дились тысячи алжирских и французских коммунистов, нацио¬ налистов и испанских эмигрантов-республиканцев. Поэтому ак¬ тивистам компартии нужно было много сил и мужества, чтобы не прекращать борьбы. В 1942—1943 гг. после изгнания германо-итальянских ар¬ мий из Северной Африки, страны Магриба были заняты армия¬ ми союзников. Разгром гитлеровских войск под Сталинградом зимой 1942/43 г. способствовал победе англо-американских сил. В битве за освобождение Северной Африки приняли участие и французские войска, в которых находилось коренное население Северной Африки и других африканских владений Франции. К маю 1943 г. последние фашистские части покинули Тунис. Однако приход союзников не изменил внутреннее положение Алжира. Фашистские законы Виши не были отменены, вся про¬ фашистская администрация и чиновничество также были остав¬ лены на своих местах. Во главе страны был поставлен адмирал Дарлан. Когда же в декабре 1942 г. адмирал был убит, его за¬ менили генералом Жиро, человеком крайне реакционных взгля¬ дов 5. И только под давлением внешнеполитических факторов, вызванных блестящими победами Советской Армии и коренным переломом в ходе военных действий, повлекшими за собой рас¬ пространение освободительных идей во всех колониальных и за¬ висимых странах, союзное командование было вынуждено отме¬ нить весной 1943 г. расистские вишистские законы и выпустить 5 Генерал Жиро был американским ставленником [см. 16]. 59
из тюрем, находившихся там политических деятелей и борцов- антифашистов. Во время второй мировой войны в Алжире нашли убежище организации, связанные с движением Сопротивления во Фран¬ ции. К июню 1943 г. положение дел настолько изменилось, что командование американских войск в Северной Африке уже не могло препятствовать созданию на территории Алжира Фран¬ цузского комитета национального освобождения, возглавляемого генералом де Голлем. После высадки союзников ряд алжирских буржуазных дея¬ телей составили манифест, названный Манифестом алжирского народа, в котором потребовали провозглашения республики и проведения в стране ряда демократических реформ. В ответ на это требование союзное командование арестовало и выслало на юг Алжира составителей манифеста Фархата Аббаса и Мессали Хаджа. Лидеры национальной буржуазии послали 26 мая 1943 г. французским властям в дополнение к манифесту «Про¬ ект реформ», в котором, повторяя требования манифеста, до¬ полнили его новыми положениями о проведении ряда социаль¬ но-экономических реформ. По окончании войны они настаивали на проведении выборов в Учредительное собрание и выработке им конституции. Коммунистическая партия, воспользовавшись высадкой англо-американских войск, вышла из подполья и начала свою легальную деятельность. Ее газета «Либерте» пользовалась большой популярностью среди алжирского населения. В ноябре 1943 г. в Алжире открылась Консультативная ас¬ самблея Франции, в которой активную роль играли комму¬ нисты. В апреле 1944 г. представители компартии Франции во¬ шли в состав Французского комитета национального освобожде¬ ния, провозгласившего себя в июне 1944 г. Временным правительством Франции и после освобождения Парижа в ав¬ густе 1944 г. переехавшего туда. Экономические трудности, вызванные войной и усугублен¬ ные неурожаями 1943—1945 гг., привели к обнищанию значи¬ тельной части алжирского населения. Вместе с тем национальная алжирская буржуазия, воспользовавшись нарушением традици¬ онных торговых связей с метрополией, во время войны сумела значительно обогатиться. Окрепшая экономически, она не хоте¬ ла мириться с тем зависимым положением, в которое была по¬ ставлена колониальными властями. Судя по всему, на алжирскую национальную буржуазию большое влияние оказали общая международная обстановка и то обстоятельство, что Франция была сильно ослаблена и еще не оправилась от поражения, которое она потерпела в ходе вто¬ рой мировой войны. Однако колониальная администрация Ал¬ жира сумела внести раскол в ее ряды. Часть лидеров, стоявших на более правых позициях, отошла от движения, удовлетворив¬ 60
шись указом де Голля от 7 марта 1944 г., приравнявшим верхи алжирского населения к французским гражданам. И хотя этот указ не отвечал национальным интересам большинства алжир¬ цев, он вполне устраивал тех, у кого сильны были ассимиля¬ торские тенденции. Значительная же часть национальной бур¬ жуазии продолжала борьбу, но уже в рамках новой ассоциации, созданной Фархатом Аббасом в марте 1944 г. и названной «Друзья манифеста и свободы». Эта ассоциация помимо его по¬ следователей объединяла алжирских улемов и находившуюся в подполье Партию алжирского народа 6. Она пользовалась боль¬ шим авторитетом среди местного населения, особенно среди крестьянства и городской бедноты. Обездоленные массы были значительно революционнее своих руководителей, и их недо¬ вольство колониальным режимом вылилось в мае 1945 г. в большое восстание в Восточном Алжире. Возникшее стихийно из-за расстрела демонстраций местного населения Гельмы и Сетифа, проходивших в связи с Днем По¬ беды над гитлеровской Германией, восстание быстро распрост¬ ранилось на соседние районы, охватив более 50 тыс. человек. Неподготовленное и неорганизованное, оно принимало раз¬ личные формы— от поджога ферм колонистов и до вооружен¬ ной борьбы. Для «усмирения» местного населения были присланы значи¬ тельные подкрепления, в том числе и авиация. В результате было убито свыше 40 тыс. человек. После этой кровавой рас¬ правы колониальная администрация продолжала расстреливать, арестовывать и ссылать алжирских патриотов. «Друзья манифеста и свободы» не принимали участия в этом восстании. Тем не менее 15 мая 1945 г. организация была распущена, что причинило большой ущерб национально-освобо¬ дительному движению. АЛЖИР ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ Послевоенный период в Алжире характеризуется двумя фак¬ торами: изменением социальной структуры общества и усиле¬ нием национально-освободительного движения. В связи с интен¬ сивным процессом разорения крестьянства резко уменьшилось число собственников земли и издольщиков за счет увеличения числа сельскохозяйственных рабочих. Две трети самодеятель¬ ного сельского населения составляли поденщики, сезонники и постоянные сельскохозяйственные рабочие, и только 7з — соб¬ ственники земли. 6 Состоящая из разнородных элементов, ассоциация не имела единого мнения по ряду вопросов и первоначально находилась под влиянием сто¬ ронников умеренных действий. Со временем в ней выделилось более реши¬ тельное крыло. Внутренние разногласия затрудняли работу этой организации. 61
Те же, кто не находил себе работы в деревнях, устремились в города, где также невозможно было найти применение своим силам. От 1 млн. до 1,5 млн. полностью или частично безработ¬ ных составляли резерв рабочей силы. Изменилась также социальная структура городского населе¬ ния. Благодаря росту промышленного производства увеличился численный состав рабочих, в том числе алжирцев (до войны их было около 30%). Более 50% промышленных, транспортных и строительных рабочих были алжирцами. Пролетаризирующееся крестьянство и промышленный проле¬ тариат стали массовой базой усилившегося в Алжире нацио¬ нально-освободительного движения. После 1945 г. единственной легальной партией была Алжир¬ ская коммунистическая партия, которая принимала активное участие в политической жизни страны. Она боролась за улуч¬ шение положения трудящихся масс, в том числе за демократи¬ зацию общественной жизни, за амнистию политических заклю¬ ченных, принимавших участие в майском восстании 1945 г. Ком¬ мунисты провели широкую кампанию против вишистских чинов¬ ников, оставленных на прежних постах. В результате активной работы компартии в начале 1946 г. многие из политических за¬ ключенных были амнистированы. Чиновники, замешанные в зверской расправе с мирным населением в мае 1945 г., были ли¬ шены должностей. Коммунистическая партия Алжира приобретала все больший авторитет. В июле 1946 г. она разработала программу, отразив¬ шую насущные требования основного населения страны. В ней компартия связывала вопрос национального освобождения с экономическими проблемами — борьбой за передачу безземель¬ ным и малоземельным феллахам земель крупных собственни¬ ков и капиталистических компаний, за улучшение условий тру¬ да у абочих и крестьян. Учитывая настоятельную необходимость объединения всех демократических сил, она предложила идею создания Национально-демократического фронта, в задачи ко¬ торого входили ликвидация колониальной администрации, вве¬ дение арабского языка в качестве официального и обязательное обучение ему во всех школах и др. Но лидеры буржуазно-на¬ циональных партий ни в то время, ни позднее не шли на сбли¬ жение с коммунистами. Несколько ранее, в начале 1946 г., возобновили свою дея¬ тельность партии национальной буржуазии. Вновь появились на политической арене улемы, а авторы манифеста создали новую партию — Демократический союз Алжирского манифеста (УДМА). УДМА выдвигал своей целью образование республики, фе¬ дерированной с Францией. Он отвергал французскую политику ассимиляции, но был готов признать руководство Франции в области обороны и внешней политики. Лидеры УДМА считали, 62
что можно достичь национального самоопределения путем по¬ степенных реформ. УДМА пользовался такой популярностью среди местного населения, что в июне 1946 г. получил на выбо¬ рах в Учредительное собрание Франции 11 из 13 депутатских мест, предназначенных для коренного населения страны. Однако предложенный УДМА в августе 1946 г. проект конституции, выдвигавший создание в Алжире автономной рес¬ публики, был отклонен Учредительным собранием Франции. Часть сторонников УДМА стала склоняться к необходимости немедленного отделения от Франции, идею которого выдвигала созданная в ноябре 1946 г. партия Движение за торжество де¬ мократических свобод (МТЛД) 7. Социальной базой этой партии были мелкие торговцы, ремесленники, учащаяся моло¬ дежь, служащие, часть рабочих, а в некоторых областях — кре¬ стьяне. Усиление влияния этой партии, в частности, сказалось в гом, что на выборах в Национальное собрание Франции 10 ноября 1946 г. МТЛД завоевало 5 из 15 мест, предоставленных корен¬ ному населению Алжира. В сентябре 1947 г. взамен предложений, выдвинутых УДМА и МТЛД,. был опубликован «Органический статут Алжира», при¬ нятый парламентом Франции под нажимом европейских «сеньо¬ ров» Алжира и связанных с ними французских монополий 8. По существу, в стране сохранялся колониальный режим. Правда, статут предусматривал в дальнейшем некоторую де¬ мократизацию режима, в том числе отмену военного положения на юге страны, провозглашение равноправия между француз¬ ским и арабским языками, предоставление избирательных прав женщинам, освобождение мусульманского культа от конт¬ роля со стороны государства и т. д. Но все это осталось только посулами. Обнародование статута вновь продемонстрировало алжир¬ цам,-еще верящим в возможность равноправного сотрудничест¬ ва с Францией, иллюзорность их надежд. Ярким свидетельством того, что большинство алжирцев склонялось к идее отделения от Франции, послужили муниципальные выборы в октябре 1947 г., на которых большинство мест, предназначенных для ко¬ ренного населения, получили представители МТЛД. После удаления из правительства коммунистов в мае 1947 г. и усиления реакции в метрополии в Алжире также началось резкое поправение. Все политические партии, профсоюзные организации и демо¬ кратическая печать находились под жесточайшим контролем. 7 МТЛД было основано на базе находившейся в подполье Партии ал¬ жирского народа. 8 Это произошло во время наступления во Франции реакции. В мае 1947 г. коммунисты были удалены из правительства. 63
В апреле 1948 г. были проведены первые выборы в Алжир¬ ское собрание (Алжирскую ассамблею) на основании нового статута. С помощью грубого нажима, террора и насилия собра¬ ние было сформировано из покорных проводников французской политики в Алжире. По существу, подавляющее большинство собрания было назначено властями или являлось их ставленни¬ ками (102 человека). Из национальных сил удалось лишь про¬ вести девять представителей МТЛД, восемь — УДМА и одного коммуниста. Но не только в подавлении демократических свобод, в под¬ тасовке результатов выборов и назначении своих ставленников в Алжирское собрание проявлялась расовая дискриминация французской администрации. Она применялась и при приеме на работу, когда преимущественное право предоставлялось евро¬ пейцам, и при оплате труда. Национально-освободительное движение не прекращалось. В 1947—1954 гг. начался подъем забастовочного движения, ру¬ ководимого большей частью профессиональными союзами. В декабре 1947 г. по всему Алжиру проходили забастовки. Сто тысяч трудящихся, как арабов, так и европейцев, бастова¬ ли в течение 11 дней, требуя повышения заработной платы. В результате им удалось добиться ее увеличения на 15%. Заба¬ стовочная волна охватила также и сельскохозяйственных рабо¬ чих. В сентябре 1948 г. в департаментах Алжир и Оран возник¬ ла забастовка 10 тыс. сельскохозяйственных рабочих, также требовавших повышения заработной платы. После 21 дня они добились надбавки до 31%. В течение 1948—1951 гг. бастовали портовые рабочие, железнодорожники, горняки, металлурги, трамвайщики, обувщики, табачники и многие другие. В ходе забастовок рабочие требовали принятия закона о коллективных договорах, увеличения заработной платы, опла¬ чиваемых отпусков. Отдельные забастовки продолжались 45, 60 и даже 100 дней, в них принимало участие до 120 тыс. человек. Новым явлением была стачечная борьба женщин-мусульма¬ нок. Работницы пищевой промышленности городов Алжира и Бона, работницы табачных фабрик, жены оранских докеров отважно выступали против полиции. Исключительную солидарность проявили алжирские докеры с боровшимся за свое освобождение вьетнамским народом. Они провели десятки забастовок, в течение двух лет отказывались грузить суда, направлявшиеся во Вьетнам. С 15 февраля по 2 марта 1950 г. оранские докеры отказывались выполнить распо¬ ряжение префекта, который пытался заставить их грузить ору¬ жие для войны во Вьетнаме. Мостовые Орана были политы кровью рабочих, в которых стреляла полиция. Власти арестова¬ ли профсоюзных лидеров, но все трудящееся население Орана поддержало бастующих. И 2 марта администрация была вы- 64
нуждена пойти на уступки: профсоюзные деятели были осво¬ бождены из тюрем. Также активно боролись против войны во Вьетнаме и докеры Алжира и Бона. Забастовочное движение 1947—1954 гг. показало, что рабо¬ чий класс Алжира становится в авангарде антиколониальной борьбы, что он уже представляет собой реальную силу. Если учесть, что из 400 тыс. рабочих Алжира 300 тыс. были корен¬ ными алжирцами, то можно говорить об алжирском рабочем классе и его классовой борьбе, возглавляемой профессиональ¬ ными союзами, находящимися под влиянием коммунистов. Профессиональное движение Алжира поддерживало связь со Всеобщей конфедерацией труда Франции. Постоянные контак¬ ты оно имело и с профсоюзами Марокко и Туниса. Каждый год созывались объединенные конференции профсоюзов стран Се¬ верной Африки. Руководя профсоюзами, компартия сочетала борьбу за об¬ щедемократические свободы с защитой экономических требова¬ ний рабочего класса и сельскохозяйственных рабочих. Можно с полным основанием сказать, что 1948—1954 годы явились генеральной репетицией будущей национально-освобо¬ дительной войны алжирского народа. Это выразилось и в мас¬ совости забастовочного движения, и в возникновении в горах Кабилии и Ореса партизанских отрядов (декабрь 1947 г.) — первых очагов будущего восстания, и в резком недовольстве су¬ ществующим положением почти всех слоев алжирского обще¬ ства. В Алжире сложилась такая обстановка, когда противоречия между местным населением и французской администрацией были накалены до предела. Увеличение безработицы и низкая заработная плата обрекали рабочий класс на нищенское суще¬ ствование. Городские ремесленники и мелкие торговцы из-за европейской конкуренции пребывали на грани разорения. Сред¬ няя национальная буржуазия не видела выхода на местный ры¬ нок для своих товаров и постоянно находилась под угрозой дискриминации. О том, насколько низок был жизненный уро¬ вень алжирского населения, говорят данные ООН. В 1948 г. средний рацион алжирца составлял менее 2/з необходимого ми¬ нимума [9, с. 550]. Именно поэтому почти все слои алжирского населения стре¬ мились к изменению существующего положения. Нельзя сказать, что колониальная администрация не понима¬ ла создавшейся ситуации. Она была вынуждена лавировать меж¬ ду недовольным алжирским населением и европейской верхуш¬ кой. Администрация пыталась создать видимость участия корен¬ ных алжирцев в политической жизни Франции. Так, 17 июня 1951 г. были проведены очередные «выборы» алжирских депу¬ татов в Национальное собрание Франции. Однако политические 5 За ж. 141 66
прогрессивные организации не только разоблачили эту фальси¬ фикацию выборов, но и образовали в конце июля 1951 г. Ал¬ жирский фронт защиты и уважения свободы, объединявший компартию Алжира, МТЛД, УДМА и Ассоциацию алжирских улемов. Алжирский фронт требовал: аннулировать результаты «выборов» 17 июня 1951 г.; обеспечить гражданские свободы — совести, мнения, печати и собраний; освободить политических заключенных; предоставить свободу исповедания ислама; сво¬ боды голосования. Создание Алжирского фронта можно считать крупной побе¬ дой алжирских национальных сил, несмотря на то что сущест¬ вующие внутри Фронта разногласия не смогли быть преодоле¬ ны и в мае 1952 г. сторонники УДМА вышли из его рядов, а в ноябре того же года его покинули и активисты МТЛД. Тем не менее за небольшой срок своего существования Фронт сумел провести ряд демонстраций и митингов, привлекая большое ко¬ личество трудящихся. Фронт помог усилению активности масс, вовлечению их в политическую жизнь страны. Компартия Алжира прилагала все усилия для того, чтобы сохранить этот союз. В мае 1953 г. она вновь предложила на¬ циональным партиям восстановить единство Фронта, но послед¬ ние отказались от этого предложения. Не было единства не только внутри Фронта, но и внутри политических партий. Так, в наиболее популярной националистической партии —МТЛД в связи с приливом в нее широких слоев трудящихся начали на¬ мечаться разногласия. Часть руководства понимала, что необ¬ ходимо было пересмотреть программу и тактику, приспособив их к текущему моменту. Это нашло свое отражение на II съез¬ де МТЛД (апрель 1953 г.), на котором обсуждались вопросы выработки социально-экономической программы и высказыва¬ лись пожелания установления единства действий всех нацио¬ нальных партий и связей с прогрессивными силами Франции. Съезд осудил также и шовинистические перегибы, имевшие¬ ся в партии. Решения съезда не были одобрены председателем партии Мессали Хаджем, который противопоставил себя другим членам ЦК. В июле 1954 г. в партии произошел раскол на сто¬ ронников Мессали Хаджа — мессалистов и Центрального ко¬ митета — централистов. Раскол партии не мог не ослабить ее. Наиболее революци¬ онная ее часть влилась в подпольную Специальную организа¬ цию, возникшую в 1947 г. и создавшую в марте 1954 г. Рево¬ люционный комитет единства и действия. Это была самостоя¬ тельная группа, не примыкавшая ни к мессалистам, ни к централистам. Мессали Хадж отказался поддержать это дви¬ жение, которое заявило о своем намерении начать вооруженное восстание. Для руководства борьбой Революционный комитет решил разделить Алжир на вилайи, направив в каждую вилайю коман¬ 66
дующего, который должен был осуществлять руководство на местах 9. В октябре 1954 г. Комитет был реорганизован во Фронт на¬ ционального освобождения (ФНО), который из вооруженных отрядов своих сторонников организовал Армию национального освобождения (АНО), первоначально насчитывавшую 3 тыс. бойцов. ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ ВОЙНА АЛЖИРСКОГО НАРОДА (1954—1962 гг.) В ночь на 1 ноября 1954 г. началась освободительная война алжирского народа. ФНО принял на себя руководство восста¬ нием. Из горных районов Ореса и Кабилии вооруженные отря¬ ды совершали нападения на отдельные французские воинские и полицейские части, на административные учреждения. Вскоре партизанская война охватила всю страну. Характерной чертой Алжирской освободительной войны явился ее глубоко народный характер. Если сначала это были партизанские отряды из мест¬ ных крестьян, то вскоре под знамена ФНО начали стекаться также рабочие, ремесленники, интеллигенция, мелкая и средняя буржуазия. Для того чтобы подавить восстание в зародыше, в Алжир были переброшены значительные военные подкрепления. Кара¬ тельные отряды разрушали мирные деревни, сжигали посевы, сгоняли жителей в концентрационные лагеря, стремясь тем са¬ мым изолировать повстанцев и лишить их помощи. Усилились гонения и на политические партии. Обе фракции МТЛД были запрещены, а наиболее активные из их лидеров были репрессированы. По крупным городам Алжира прокати¬ лась волна арестов. Назначенный в январе 1955 г. генерал-губернатором Алжира Жак Сустель хотел разрешить алжирскую проблему «интегра¬ цией» Алжира, т. е. слиянием его с Францией. Планом интегра¬ ции предусматривалось выполнение некоторых мер, намеченных еще статутом 1947 г. и так и не проведенных в жизнь, а также осуществление некоторых экономических, социальных и адми¬ нистративных реформ, не затрагивающих, однако, основ фран¬ цузского господства в Алжире. Эта «уступка» была отвергнута алжирцами. Национально-освободительная борьба разрасталась. К кон¬ цу августа 1955 г. на северо-востоке страны в 40 различных местах было поднято знамя восстания. Несмотря на численное превосходство и лучшее вооружение, французские войска несли 9 Было создано 6 вилай (зон): 1-я — район Ореса, 2-я — север департа¬ мента Константина, 3-я — Кабнлия, 4-я — район г. Алжира, 5-я — Оран и 6-я— южные территории. 5* 67
значительные потери. Французские власти ввели в действие за¬ кон о коллективной ответственности, по которому множество деревень было сметено с лица земли, а старики, женщины и дети расстреляны. Велись операции по «прочесыванию» мест¬ ности — по существу, настоящие карательные экспедиции, рас¬ правлявшиеся без суда и следствия с каждым «подозритель¬ ным» человеком. Эта политика породила колебания в рядах тех алжирцев, которые раньше были верными друзьями французской админи¬ страции. Даже те делегаты Алжирского собрания, которые от¬ личались правыми взглядами, отказались принимать участие в его заседаниях. Они присоединились к делегатам УДМА, обра¬ зовав так называемую группу 61-го, в которую кооптировали часть депутатов и сенаторов, представлявших Алжир во фран¬ цузском парламенте. Группа 61-го резко осудила план интеграции, показав тем самым, что алжирскому народу, даже самой правой его части, чужды ассимиляторские настроения. Алжирская война была непопулярна среди французского на¬ рода. Это ярко продемонстрировали выборы в парламент Фран¬ ции 2 января 1956 г., когда большинство избирателей отдало свои голоса партиям, обещавшим прекратить войну в Алжире. Социалист Ги Молле возглавил правительство только потому, что обещал решить будущее Алжира путем переговоров. Однако вскоре стало ясно, что это были лишь предвыборные обещания: Ги Молле предложил алжирцам прекратить сопро¬ тивление. Назначенный в феврале 1956 г. новый генерал-губернатор Робер Лакост, получив от правительства Франции специальные полномочия, пытался разрешить алжирскую проблему с пози¬ ции силы. Если ц 1955 г. в Алжире было 200 тыс. солдат, то в 1956 г. их стало 400 тыс. Впоследствии армия была доведена до 800 тыс., не считая печально «знаменитого» своими зверствами Иностранного легиона, состоявшего из уголовников всех нацио¬ нальностей, в том числе бывших гитлеровцев, а также воору¬ женных отрядов крупных колонистов. Вся эта хорошо оснащен¬ ная современнейшим вооружением милитаристская машина была направлена на подавление Армии национального освобож¬ дения. Но не так просто было победить эту армию. Весной 1956 г. к ФНО примкнули члены УДМА и Ассоциация алжирских уле¬ мов, несколько раньше в него вошли централисты. Присоеди¬ нившись к ФНО, эти организации самораспустились, а их лиде¬ ры вошли в руководство ФНО. Исключение составляло правое крыло МТЛД, лидер которого Мессали Хадж не только не во¬ шел в общий Фронт, но в конце 1954 г. создал новую организа¬ цию — Алжирское национальное движение. Но так как Мессали Хадж занял резко враждебную позицию по отношению к ФНО, 68
то его новая организация не имела успеха. Вокруг ФНО спло¬ тилось большинство алжирского народа. Отношения между ФНО и алжирской компартией были не¬ сколько сложнее. Хотя с самого начала восстания алжирские коммунисты были связаны с партизанскими отрядами и оказы¬ вали им материальную и моральную помощь, а с июня 1955 г. и непосредственно принимали участие в вооруженной борьбе, но компартия не входила в ФНО, так как руководство послед¬ него настаивало на самороспуске компартии, на что она не хо¬ тела идти. Поэтому летом 1956 г. между ФНО и АКП была достигнута договоренность, по которой самостоятельные отряды «бойцов освобождения», созданные АКП, передавались в состав АНО и под руководство ФНО. В боях за родину погибли тысячи ком¬ мунистов, в том числе члены ЦК АКП Мухаммед Керруф, Та¬ хар Гомри, Лайд Ламрани и Вуали Талеб. Для координации дальнейшей работы в августе 1956 г. в Ка- билии, в долине Суммам, был созван съезд, на котором присут¬ ствовали кроме руководителей ФНО и командиры повстанче¬ ских отрядов различных вилай. Съезд избрал орган — Национальный совет алжирской рево¬ люции. При нем были созданы Исполнительный и Координа¬ ционный комитеты. На съезде была принята так называемая суммамская про¬ грамма.' В основу этой программы было положено обращение ФНО к алжирскому народу от 31 октября 1954 г., в котором ставился вопрос о ликвидации колониального режима и создании в Ал¬ жире демократической «социальной» республики. В программе декларировались уважение основных свобод граждан вне зави¬ симости от их религиозной и расовой принадлежности, гаран¬ тия экономических и культурных интересов европейцев, прожи¬ вающих в Алжире, и необходимость создания равноправных от¬ ношений между Алжиром и Францией. В области внутренней политики подчеркивалась настоятель¬ ная необходимость проведения аграрной реформы. В области внешней политики ФНО настаивал на переговорах с француз¬ ским правительством о признании за Алжиром права на неза¬ висимость, а также на вынесении алжирской проблемы на об¬ суждение мировой общественности. Съезд сохранил принятое в начале революции деление на вилайи. На освобожденной от врага территории создавались новые органы управления — «народные собрания». В каждой из вилай действовала, по существу, своя армия. В ряде случаев крестья¬ не делили между собой земли феодалов. Алжирская армия состояла из регулярной армии АНО, в ко¬ торую вливалась молодежь, не только живущая в Алжире, но и специально вернувшаяся из Франции для защиты родины (ее 69
бойцы назывались муджахидами), и вспомогательных отрядов мусабилей (обычно это были крестьяне близлежащих деревень, возвращавшиеся после военных операций к мирному труду). Такая система обеспечивала успешное ведение партизанской войны, неуловимость партизан, внезапность их появления. АНО была уже сильной армией, в 1956 г. в ее рядах было 60 тыс. че¬ ловек (через два года в рядах бойцов за независимость было уже 130 тыс. — 60 тыс. регулярных войск и 70 тыс. партизан). Конечно, в сравнении с 400-тысячным войском французов ал¬ жирцы были в меньшинстве, что давало основание французско¬ му командованию заявлять, что «остается последняя четверть часа» до полной победы. Однако победа для него так и не на¬ ступила. Алжирская армия, несмотря’на свою меньшую числен¬ ность, была сильна верой в справедливость своей борьбы. На стороне французского правительства были США и дру¬ гие страны — члены НАТО, которые помогали и кредитами и вооружением 10 11, на стороне алжирского народа — все прогрес¬ сивное человечество, Советский Союз и другие социалистические страны, а также блок афро-азиатских стран в ООН. Борющийся Алжир получал из социалистических стран во¬ оружение, медикаменты. В пограничных районах Марокко и Ту¬ ниса беженцам оказывалась посильная помощь, в том числе и от французского пролетариата. ФКП развернула широкую кам¬ панию за справедливый мир в Алжире. В повестку дня Организации Объединенных Наций неод¬ нократно вносился алжирский вопрос, и представители СССР и других стран требовали признания за алжирским народом права на независимость. Но ультраколониалисты не хотели даже думать о таком ре¬ шении алжирской проблемы. 13 мая 1958 г. при поддержке вер¬ хушки военных они организовали мятеж в Алжире11, что по¬ влекло за собой конец Четвертой республики во Франции. К власти пришел генерал де Голль. Его требования капитуля¬ ции были решительно отвергнуты алжирским народом. К этому времени в Танжере и Тунисе состоялись конференции правящих партий Марокко и Туниса при участии лидеров ФНО, на кото¬ рых было принято решение об усилении помощи борющемуся Алжиру и о создании алжирского правительства. 19 сентября 1958 г. в Каире собрался Национальный совет алжирской рево¬ люции, провозгласивший независимую Алжирскую республику, он создал Временное правительство Алжирской республики (ВПАР) с резиденцией правительства сначала в Каире, а затем 10 Это была не бескорыстная помощь, так как после открытия в Алжир¬ ской Сахаре богатых месторождений нефти (1955—1956 гг.), суливших гигант¬ ские прибыли, иностранный капитал был очень заинтересован в их эксплуа¬ тации. 11 На стороне мятежников был командующий французской армией в Ал¬ жире генерал Салан, который установил в стране открытую военную дикта¬ туру («режим полковников»). 70
в г. Тунисе. Национальный совет алжирской революции был призван контролировать деятельность ВПАР. Состав ВПАР был довольно пестрым, в него входили пред¬ ставители различных слоев и классов Алжира, однако в тот период все они стремились к достижению государственного су¬ веренитета своей родины и объективно стояли на революцион¬ ных позициях. ВПАР как представитель алжирского народа заявило о своей готовности вести переговоры с Францией о признании независимости Алжира. Образование ВПАР было принято с большим удовлетворени¬ ем рядом социалистических и афро-азиатских стран. В течение 1958—1960 гг. Временное правительство было признано офици¬ ально более чем 30 странами (СССР признал его де-факто в октябре 1960 г.). Успехи алжирцев вызвали бешеную реакцию финансовой аристократии Франции и алжирских «ультра». Они требовали от де Голля полного разгрома алжирской революции. Но ни размах военных действий, ни та жестокость, с которой они про¬ водились, ни массовые репрессии и террор, ни бесчинства па¬ рашютистов не могли сломить алжирское сопротивление. Тогда французское правительство сделало попытку догово¬ риться мирным путем. 2 октября 1958 г. де Голль выступил в г. Константине с заявлением, что он хочет провести реформы в Алжире. Это выступление вошло в историю под названием «плана Константины». Алжирскому населению обещали пере¬ дать 250 тыс. га земли, уравнять его в заработной плате и в пенсиях с французами, привлечь на административные посты как в Алжире, так и в метрополии, предоставить работу 400 тыс. безработным. Кроме того, было обещано развитие про¬ мышленности. По существу, «план Константины» повторил ре¬ формы 1956—1957 гг. Он был отвергнут алжирским народом, борьба за независимость продолжалась с прежней силой. В сентябре 1959 г. де Голль признал право алжирского на¬ рода на самоопределение, что явилось победой всех демократи¬ ческих сил как в Алжире, так и во Франции. Но и после при¬ знания французское правительство не хотело вести переговоров с ВПАР. По мнению французского правительства, быть истин¬ ным выразителем чаяний алжирского народа могли лишь ал¬ жирская буржуазия, интеллигенция и часть феодальных кругов. К I960 г. международная обстановка резко изменилась. Рас¬ пад колониальной системы на Африканском материке привел к образованию независимых государств. Недаром 1960 год был назван «годом Африки». В этой новой ситуации колонизаторы, признав суверенность новых государств, стремились сохранить за собой контроль над экономикой. Они хорошо знали, что раз¬ вивающиеся страны будут нуждаться в финансовой помощи, и готовы были оказать ее, поставив во главе новых государств своих ставленников. 71
Эта политика не вызвала доверия у алжирских «ультра», привыкших к прямому колониальному господству и не желав¬ ших никаких нововведений. Об этом заявил в январе 1960 г. ди¬ визионный генерал Массю, публично осудивший политику де Голля. После того как Массю был смещен и отозван в мет¬ рополию, «ультра» подняли против французского правительства новый мятеж. Но генерал де Голль подавил мятеж, предложив алжирцам новую форму сотрудничества — создание алжирского Алжира, тесно связанного с Францией, т. е. предоставление стране внутренней автономии, но под контролем Франции. Под давлением французского общественного мнения и в ре¬ зультате героической борьбы алжирского народа французское правительство было вынуждено 14 июня 1960 г. заявить о со¬ гласии вести переговоры с делегацией ВПАР, которую они на¬ зывали «руководителями повстанцев». В конце июня делегация приехала в Мелен, пригород Парижа. Однако переговоры не привели ни к чему, так как алжирским делегатам пытались на¬ вязать капитуляцию, на что они ответили отказом. Непреклонность и волю к достижению независимости проде¬ монстрировали алжирцы и в декабре 1960 г., когда генерал де Голль приехал в Алжир. Его приезд был отмечен мощными массовыми демонстрациями во всех крупных городах страны. Хотя полиция и войска устраивали облавы и расстрелы демон¬ странтов, хотя тысячи патриотов были посажены за решетку, демонстрации продолжались несколько месяцев. Правительство Франции решило провести в 1961 г. рефе¬ рендум, но вопрос, заданный населению, был так сформулиро¬ ван, что имел скрытый смысл, включая в себя сразу два отве¬ та — о праве Алжира на самоопределение и о согласии на ор¬ ганизацию государственной власти в Алжире до самоопределе¬ ния, т. е. о согласии на продолжение колониального управления на неопределенное время. Референдум не принес французской администрации желае¬ мых результатов, так как 43% алжирских избирателей вообще не голосовали, следуя призыву ФНО и АКП, а остальных заста¬ вили голосовать силой. Политика, проводимая французским правительством в Ал¬ жире, потерпела провал. В этих условиях оно вынуждено было в марте 1961 г. вновь заявить о возобновлении переговоров. Но в связи с упорным сопротивлением «ультра» начало перегово¬ ров затягивалось. В конце апреля 1961 г. группа реакционных генералов (Шалль, Жуо, Салан и Зеллер) на решение о начале перегово¬ ров ответила организацией нового путча, названного «генераль¬ ским». Но этот мятеж был быстро подавлен, так как армия от¬ казалась в нем участвовать и помогла его ликвидации. Провал путча был также предопределен единодушным выступлением против него народов Франции и Алжира. 72
В мае 1961 г. вновь возобновились переговоры, которые про¬ текали в очень напряженной обстановке, так как французская сторона настаивала на отторжении Сахары, на сохранении при¬ вилегий европейского меньшинства и даже на разоружении АНО. Но, несмотря на то что переговоры дважды прерывались, алжирская делегация последовательно отстаивала интересы ал¬ жирского народа. Она чувствовала поддержку не только алжирских и фран¬ цузских трудящихся, но и правительств социалистических стран во главе с Советским Союзом, помощь группы афро-азиатских стран в ООН, которые на Генеральной Ассамблее осудили французскую политику в Алжире. 5 июня 1961 г. в Алжире был проведен Национальный день борьбы против раздела Алжира, отмеченный многочисленными демонстрациями во всех городах страны. Народ еще раз пока¬ зал свою волю к независимости и единству. Серьезным препятствием на пути переговоров продолжали оставаться «ультра». Они создали в феврале 1961 г. «Секрет¬ ную вооруженную организацию» (ОАС), которая занялась тер¬ рористической деятельностью как в Алжире, так и во Франции. Сея ужас среди мирного населения, оасовцы усиленно разжига¬ ли расистские настроения среди европейцев, проживающих в Алжире, взрывали частные дома и административные здания, устраивали массовые линчевания алжирцев, убивали ни в чем не повинных людей — как алжирцев, так и французов. Они подкладывали бомбы замедленного действия в публичные зда¬ ния — кафе, кинотеатры, расклеивали угрожающие плакаты, посылали письма с предупреждениями о расправе. Пользуясь потворством властей, они пытались запугать алжирских пат¬ риотов. Хотя в 1961 г., в конце июля, официальные переговоры были сорваны, франко-алжирские контакты продолжались. Прави¬ тельству де Голля необходимо было ликвидировать столь затя¬ нувшийся алжирский кризис, тем более что попытки запугать лидеров сопротивления разгулом террора оасовских банд и тем самым вырвать у них какие-либо уступки не увенчались успе¬ хом. Представителям Франции пришлось 18 марта 1962 г. подпи¬ сать в Эвиане франко-алжирские соглашения о прекращении войны, получившие название эвианских соглашений. Хотя в эвианских соглашениях и были сделаны некоторые существенные уступки французской стороне, в целом же они означали выдающуюся победу алжирского народа, так как создали основу будущей независимости Алжира. 8 апреля 1962 г. состоялся референдум, во время которого подавляющее большинство французского народа одобрило эви- анские соглашения. Но оасовцы не приняли этих соглашений. Они лелеяли меч¬ та
ту разделить Алжир на французскую и алжирскую части. ОАС создала «временную центральную власть», которую возглавил Салан. Оасовцы стремились создать для алжирцев в прибреж¬ ных городах такую атмосферу, чтобы они покидали свои дома и бежали в глубь страны. Оасовские банды продолжали линче¬ вание алжирцев, обстрел арабской части городов из пулеметов и минометов. Террор оасовцев был направлен как против ал¬ жирцев, так и против демократически настроенных французов. ОАС всеми имеющимися в ее распоряжении средствами стре¬ милась помешать выполнению эвианских соглашений. Хотя французская полиция арестовала многих руководите¬ лей этой организации, в том числе и генерала Салана, ОАС тер¬ роризировала французскую администрацию, не давая ей воз¬ можности осуществлять власть. Ею были захвачены банки и склады оружия. Однако оасовцам не удалось вызвать алжирцев на ответные действия, чтобы вновь развязать войну и сорвать эвианские со¬ глашения. Алжирский народ сумел подавить свое законное возмущение и не поддаться на провокации. Видя безнадежность всех попыток вновь начать войну, руко¬ водители ОАС незадолго до проведения референдума бежали во Францию и Испанию. Единственно, чего им удалось добить¬ ся, — это посеять панические настроения у европейского насе¬ ления и спровоцировать массовое бегство французов из Алжи¬ ра. Только за один год из Алжира выехало 800 тыс. человек (около 80% всего европейского населения). Поощряя бегство европейцев из страны, оасовцы хотели создать Алжиру дополнительные трудности, лишив страну не¬ обходимых кадров как в экономической, так и в культурной и политической области. Но так как они лишились своих сторон¬ ников в Алжире, к концу лета 1962 г. им пришлось прекратить свою преступную деятельность. Референдум, проведенный 1 июля 1962 г., подтвердил непре¬ клонное желание алжирского народа к независимости, за ко¬ торую голосовало 98%. Через два дня после референдума Франция официально при¬ знала независимость Алжира, но Фронт национального осво¬ бождения провозгласил Днем независимости 5 июля. В этой да¬ те был заложен большой политический смысл, так как 5 июля 1830 г. французские войска вторглись в г. Алжир и захватили его. С тех пор 5 июля считалось у алжирцев днем национально¬ го траура. Спустя 132 года этот день стал символом независи¬ мости алжирского государства, добытой в тяжелых боях с по¬ работителями.
ГЛАВА III НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ В ТУНИСЕ ТУНИС МЕЖДУ ДВУМЯ МИРОВЫМИ ВОЙНАМИ Великая Октябрьская социалистическая революция оказала огромное революционизирующее влияние на Тунис. Через фран¬ цузскую и тунисскую прессу, через рабочих и фронтовиков, воз¬ вращавшихся из Франции, в страну проникали идеи Октября. В июне 1919 г. в Тунисе была опубликована первая совет¬ ская Конституция, вызвавшая шйрокий интерес к первому в ми¬ ре социалистическому государству. Для Туниса, как и для дру¬ гих угнетенных стран, исключительное значение имел провоз¬ глашенный Советским правительством принцип самоопределе¬ ния народов, который сыграл большую роль в пробуждении на¬ ционального сознания тунисского народа. Первые послевоенные годы в Тунисе отмечены резкой акти¬ визацией политической жизни и усилением классовой и анти¬ империалистической борьбы. В эти годы во многих городах страны происходили уличные манифестации, кампании бойкота, забастовки. Вся арабская печать и левые французские газеты вели почти открытую кампанию против французских колониаль¬ ных властей. В результате забастовочной борьбы достигло зна¬ чительных успехов рабочее движение: на Тунис был распростра¬ нен ряд социальных законов метрополии. Рабочий класс начал выступать на политической арене как самостоятельная сила. Весной 1919 г. была создана Социали¬ стическая федерация Туниса как часть Социалистической пар¬ тии Франции (СФИО). Она объединила не только рабочих-ев¬ ропейцев, фронтовиков, молодежь, но также трудящихся-му¬ сульман. В мае 1919 г. большинство Федерации высказалось за присоединение к III Интернационалу и в следующем, 1920 г. образовало Тунисскую федерацию Французской коммунистиче¬ ской партии. Меньшинство осталось в рядах тунисской федера¬ ции СФИО. Одновременно рабочий класс начал организовываться и по профсоюзной линии. Нелегально действовавшие профсоюзы в 1919 г. на своем первом съезде создали тунисское Департа¬ ментское объединение профсоюзов Всеобщей конфедерации тру¬ да (ВКТ). Руководство во вновь созданной организации при¬ надлежало европейцам. Профсоюзные лидеры-европейцы, зара¬ 75
женные шовинистическими настроениями, проявляли пренебре¬ жительное отношение к трудящимся-арабам. В 1924 г. тунисцы- мусульмане создали свою автономную профсоюзную организа¬ цию — Тунисскую всеобщую конфедерацию труда, что положило начало длительному расколу в рабочем движении Туниса. При всей своей слабости профсоюзы способствовали развитию клас¬ сового самосознания у тунисских рабочих, так как они на прак¬ тике учили рабочих самоорганизации и основам классовой борьбы. Несмотря на распространение социалистических идей и ак¬ тивизацию рабочего класса, Тунисская федерация ФКП в эти годы не смогла стать боевой марксистской партией тунисского рабочего класса. Она не имела четкой и дисциплинированной организации, централизованного руководства. Она не сумела преодолеть троцкистские и анархо-синдикалистские тенденции в своих рядах и раскол в рабочем движении и не смогла возгла¬ вить освободительную борьбу тунисского народа. Руководящее место в национально-освободительном движе¬ нии, как и в период, предшествующий первой мировой войне, по-прежнему оставалось за национальной интеллигенцией, вы¬ ражавшей интересы тунисской национальной буржуазии и не¬ которой части либеральных помещиков. Весной 1920 г. на базе младотунисских организаций, которые практически распались во время войны, была создана политическая организация — партия Дестур !. Ее непосредственную социальную опору составляли богатые мусульманские фамилии, связанные с землевладением и торговлей. Возглавили Дестур Абд аль-Азиз Таальби и Ах¬ мед ас-Сафи. Наибольшей известностью и популярностью в массах пользовался Таальби. Еще в 1919 г. группа Таальби вы¬ пустила в свет брошюру «Тунис-мученик», которая идеологи¬ чески подготовила создание партии. В этом памфлете, опубли¬ кованном анонимно, выдвигался ряд национальных требований: восстановление конституции 1861 г.1 2 и передача законодатель¬ ной власти тунисскому Высшему совету, демократизация мест¬ ного управления и разделение властей, провозглашение основ¬ ных демократических свобод, легализация профсоюзов, обяза¬ тельное начальное образование и т. п. Памфлет произвел глубокое впечатление как в самом Туни¬ се, так и за границей. Хотя вскоре после выхода в свет брошю¬ ра была запрещена, она нелегально ходила по рукам и с инте¬ ресом читалась в самых различных тунисских кругах. Многие положения «Туниса-мученика» вошли впоследствии в программу Дестура, опубликованную в прокламации в марте 1920 г. Интересно, что ни памфлет, ни программа Дестура не 1 Дестур — по-арабски «конституция». Официально партия называлась Ли¬ берально-конституционная партия. 2 Первая тунисская конституция, обнародованная в 1861 г., предусматри¬ вала создание совещательного органа — Высшего совета. 76
требовали упразднения системы протектората. Причем в про¬ грамме в отличие от «Туниса-мученика» не содержалось даже требования принудительной натурализации (принятие тунисско¬ го гражданства) колонистов или их исключения из обществен¬ но-политической жизни страны. Программа выступала главным образом за равноправие арабов с французами и за развитие вы¬ борных начал в общественно-политической жизни страны. В сущности, партия Дестур ставила перед собой задачу — объ¬ единить под своим руководством народные массы, чтобы до¬ биться от Франции проведения реформ. Выдвинутые Дестуром требования, несмотря на свой умерен¬ ный характер, вызвали широкий отклик в стране. В этих лозун¬ гах народ увидел прежде всего антифранцузскую направлен¬ ность, начало борьбы за независимость. Националистов поддер¬ жал также бей Мухаммед ан-Насер. В апреле 1922 г., воспользовавшись предстоящим в Тунис визитом президента Франции Мильерана, он предъявил французам настоящий уль¬ тиматум и, пригрозив отречением, потребовал безотлагательного проведения реформ. Его требования, которые в принципе совпа¬ дали с программой Дестура, были поддержаны массовыми на¬ родными демонстрациями. Пытаясь предупредить дальнейший рост национально-освободительного движения, власти вступили на путь «реформ». В июле 1922 г. были опубликованы декреты о реформах, в результате которых создавались представитель¬ ные учреждения — Большой совет и советы областей и каида- тов. Как и упраздненная Консультативная конференция, Боль¬ шой совет состоял из двух секций, тунисской и французской. Его делегаты частично назначались, частично избирались пу¬ тем двухстепенных выборов. При этом европейское меньшинст¬ во было представлено 56 делегатами, а тунисское большинст¬ во— 41 делегатом. Полномочия Большого совета и советов каидатов и областей, по существу, сводились к обсуждению во¬ просов, связанных с бюджетом. Реформы 1922 г. фактически ничего не изменили. Однако при всей своей ограниченности они внесли замешательство в ряды Дестура и усилили разногласия среди его членов, начав¬ шиеся еще в/ 1921 г., когда часть дестуровцев под руководст¬ вом Геллати откололась от партии и создала свою Реформист¬ скую партию. Реформисты, стремившиеся сотрудничать с вла¬ стями, с удовлетворением встретили июльские декреты. Все другие национальные партии — Тунисская федерация СФИО, Дестур и Федерация ФКП — выступили с резкой критикой. Реформы 1922 г. явились первой попыткой спасти колони¬ альный режим протектората соглашениями с определенными группами тунисского населения. Они получили одобрение вен¬ ского двора и привели к разрыву между беем и Дестуром. Ли¬ дер Дестура Таальби был вынужден уехать за границу. Его отъезд в значительной мере ослабил партию. 77
Преемники Таальби не стремились перестроить свою дея¬ тельность в соответствии с социально-экономическими требова¬ ниями масс. Они упорно держались старых принципов и кон¬ цепций. В 1924 г. они отказались от союза с коммунистами. В 1925 г. произошел разрыв Дестура с тунисскими националь¬ ными профсоюзами. Дестур стал быстро терять доверие в широ¬ ких массах и постепенно превратился в иммобильную организа¬ цию. Воспользовавшись разногласиями между национальными партиями и Тунисской всеобщей конфедерацией труда, власти предприняли репрессии с целью ослабить национально-освобо¬ дительное и рабочее движение. Было закрыто большинство коммунистических, дестуровских и других оппозиционных газет, ограничены общественные сво¬ боды, запрещены стачки и деятельность профсоюзов. Тунисская федерация ФКП перешла на нелегальное положение. Дальнейший рост антиимпериалистического движения был связан с мировым экономическим кризисом 1929—1933 гг., который тяжело отразился на экономике Туниса. Кризис в Тунисе принял исключительно затяжной характер. Начавшись в 1930 г., он продолжался вплоть до 1935 г. Особенно жестоко кризис поразил те отрасли экономики, продукция которых ори¬ ентировалась на экспорт, — горнодобывающую промышленность и сельское хозяйство. Кризис привел к резкому снижению за¬ работной платы и увеличению рабочего дня. Обострилась проблема массовой безработицы. В условиях кризиса заметно усилились социальные, полити¬ ческие и национальные противоречия. В обстановке общественного подъема выделилась группа молодых интеллигентов, получивших образование во француз¬ ских университетах. В ноябре 1932 г. она начала издавать газе¬ ту «Аксьон Тюнизьен», вокруг которой сплотилась оппозиция официальному руководству Дестура. Новая газета освещала на своих страницах самые волнующие проблемы тунисской дейст¬ вительности и сумела завоевать популярность среди широких масс мусульманского населения. Антиколониальная пропаганда «Аксьон Тюнизьен» находила поддержку со стороны беднейших слоев города и деревни. Среди руководителей этой группы выделился молодой адво¬ кат Хабиб Бургиба, недавно вернувшийся из Франции и актив¬ но включившийся в политическую борьбу. Первое время оппозиция, еще не вполне осознавшая свою силу и опасавшаяся ослабления национального движения в ре¬ зультате раскола, стремилась сотрудничать с руководством Дестура. На -съезде Дестура в мае 1933 г. была даже вырабо¬ тана совместная программа. Однако сотрудничество было не¬ долгим. Разногласия по самым различным политическим, идео¬ логическим, организационным вопросам были слишком велики. 78
Расхождения отражали различную классовую базу Дестура и оппозиции. Дестур, опиравшийся на буржуазно-помещичьи и клери¬ кальные круги, стремился сохранить традиционный мусульман¬ ский уклад жизни и рьяно выступал против всякого влияния западноевропейской цивилизации. В его среде были чрезвычай¬ но распространены панисламистские и панарабские лозунги. Оппозиция состояла из представителей разночинной интел¬ лигенции и мелкой предпринимательской буржуазии, которые были враждебны феодальной аристократии и буржуазии. Воз¬ главлявшая ее молодежь находилась под влиянием западноев¬ ропейских социально-политических доктрин и выступала за светский националистический идеал и либеральные лозунги европейской демократии. Молодые националисты стремились совместить задачи национально-освободительного движения с борьбой за некоторые социальные и политические реформы, а также обновить формы и методы партийной работы в массах. В сентябре 1933 г. произошел раскол. Хабиб Бургиба и его сторонники вышли из Исполкома Дестура и предложили не¬ медленно созвать чрезвычайный съезд партии. На этом съезде, состоявшемся в Ксар-Хеллале в марте 1934 г., партия была ко¬ ренным образом реорганизована, избрано новое руководство и взят курс на развертывание национально-освободительного дви¬ жения с использованием всех средств массовой политической борьбы. Обновленная партия получила название Новый Дестур в отличие от той части партии Дестур, которая не признала правомочности Ксар-Хеллальского съезда и осталась верной прежнему руководству и методам работы. Старое руководство созвало в апреле 1934 г. в г. Тунисе съезд своих сторонников, завершив таким образом раскол Дестура. Эта часть Дестура стала называться партией Старый Дестур. После раскола еще сильнее проявилась политическая иммо¬ бильность партии Старый Дестур. Она по-прежнему не прием- лела никаких новых идей и принципов. Вся ее деятельность сводилась к попыткам дискредитировать «раскольников» и к призывам к массам не верить новым лидерам. Новый Дестур, напротив, стал превращаться в массовую по¬ литическую организацию. В стране быстро возникла хорошо организованная и разветвленная сеть партийных ячеек и клу¬ бов. Несколько месяцев неустанной партийной пропаганды сде¬ лали Новый Дестур самой популярной и авторитетной партией в народе. Весной 1934 года Федерация ФКП также развернула ак¬ тивную работу в массах. Однако она была еще организационно слаба, состояла из нескольких кружков, объединявших главным образом рабочих-европейцев. В отличие от Нового Дестура, имевшего широкую социальную базу, коммунисты не смогли установить достаточно прочных связей с массами. Вследствие 79
этого ведущую роль в национально-освободительном движении заняла партия Новый Дестур. Активная деятельность национальных партий принесла свои результаты. Национально-освободительное движение стало при¬ нимать все более организованные и массовые формы. Особенно широкий размах в 30-х годах получило крестьянское движение. Большой популярностью в деревне пользовались лозунги Ново¬ го Дестура, крестьяне посылали властям петиции с требования¬ ми земли и хлеба и организовывали в их поддержку митинги и демонстрации. Нередко крестьянские выступления переходили в вооруженные столкновения с полицией. В городах страны ши¬ рилось рабочее и антиколониальное движение. В 1933 г. коло¬ ниальные власти были вынуждены шризнать профсоюзы. Новый Дестур установил тесные связи с прогрессивными и либеральными кругами Туниса и Франции. Когда над Франци¬ ей нависла угроза фашизма, левые тунисские партии организо¬ вали 12 февраля 1934 г. мощную забастовку, положившую нача¬ ло широкой кампании в защиту республики и демократии. Весной и летом 1934 г. по главным городам Туниса прошла волна антифашистских рабочих митингов и демонстраций. Рост антиимпериалистических настроений и выступлений в Тунисе в 1933—1934 гг. серьезно обеспокоил французское правительство. В июле 1933 г. оно назначило генеральным резидентом в Туни¬ се Марселя Пейрутона, который был известен своими профа¬ шистскими взглядами и жестокими методами. В сентябре 1934 г. Пейрутон фактически ликвидировал демократические свободы, запретил выход национальных газет и самовольную организацию уличных митингов и демонстраций. Еще в мае 1933 г. его пред¬ шественником была распущена партия Старый Дестур. 3 сен¬ тября 1934 г. власти арестовали и отправили без суда и след¬ ствия в концлагерь на границу Сахары восемь руководителей Нового Дестура и шесть руководителей компартии. Известие об этих арестах вызвало волну возмущения. 3 сен¬ тября, которое ныне отмечается как национальный праздник — начало борьбы за независимость, по всей стране прокатились митинги и демонстрации. 4 сентября в г. Тунисе началась ор¬ ганизованная Новым Дестуром всеобщая забастовка под лозун¬ гом «Освобождение заключенных и отмена чрезвычайных за¬ конов». На следующий день демонстрации протеста и стачки произошли в 23 городах и селениях страны. С 3 по 6 сентября в Тунисе было организовано более 20 демонстраций. Волнения¬ ми была охвачена значительная часть территории. События по¬ казали, что Новый Дестур стал самой влиятельной политиче¬ ской партией в стране. Угроза, нависшая над французскими колонизаторами, была достаточно серьезной. Французское правительство пошло на от¬ дельные успокоительные меры. 21 марта 1936 г. «резидент-са¬ трап» Пейрутон был отозван со своего поста, а на его место на- 80
значен известный своими либеральными взглядами Гийон. Выезжая в Тунис, Гийон заявил, что он намерен стремиться к разрядке сложившегося напряженного положения. Весной 1936 г. во Франции на парламентских выборах одержали побе¬ ду партии Народного фронта. Победа Народного фронта и при¬ ход к власти правительства Леона Блюма привели к значитель¬ ным переменам в жизни Туниса. Были легализованы нацио¬ нальные партии, освобождены политические заключенные. Возобновился выход многих газет. Провозглашена свобода сло¬ ва, печати, митингов и демонстраций. Демократические свободы в условиях победы Народного фронта значительно содействовали политической активности масс. Политические партии вновь развернули широкую работу. В этот период активизировали свою работу тунисские комму¬ нисты. Возросло их влияние в массовых организациях, особен¬ но в профсоюзах. С 1937 г. начал выходить печатный орган коммунистов на арабском языке «Ат-Талиа» («Авангард»). В мае 1939 г. коммунисты, работавшие до этого в рядах тунис¬ ской федеральной организации ФКП, созвали свой первый съезд и объявили об образовании Тунисской коммунистической партии (ТКП). Коммунистическая партия установила единство действий с другими левыми силами в Тунисе. Образовалось Народное объ¬ единение Туниса (в него вошли коммунистическая, социалисти¬ ческая, радикальная и радикал-социалистическая партии), ко¬ торое стало организационной формой Народного фронта в Ту¬ нисе. При поддержке Нового Дестура оно боролось за осуществление в Тунисе программы Народного фронта и соци¬ альные и конституционные преобразования. В 1936—1937 гг. в Тунисе были проведены некоторые со¬ циально-экономические реформы, направленные на улучшение положения трудящихся: введена сорокачасовая рабочая неделя, оплачиваемые отпуска, было принято положение о коллектив¬ ных договорах, в деревне — отменены подушная подать и деся¬ тина, признана общинная собственность на земли племен, кото¬ рыми они владели до протектората, и т. п. Что касается вопроса о франко-тунисских отношениях, то здесь возникли значительные трудности, связанные с напряжен¬ ной международной обстановкой. В отличие от социальных за¬ конов вопрос о национальной независимости мог решаться лишь с учетом внутреннего и внешнего положения Франции. В усло¬ виях растущей угрозы международного фашизма выступления против Англии и Франции объективно приобретали характер борьбы против антифашистских и демократических сил. Прини¬ мая во внимание сложность момента, руководители Нового Де¬ стура, коммунистической партии и Тунисской федерации СФИО сняли на данном этапе лозунг о немедленной ликвидации про¬ тектората и отделении Туниса от Франции. Временный отказ от 6 Зак. 141 81
лозунга национальной независимости не означал отказа от борьбы за национальное освобождение вообще. Он лишь под¬ чинял национальное движение в Тунисе цели, близкой как де¬ мократическим силам Франции, так и Туниса, — борьбе против фашизма и войны. Национальные партии Туниса в сложившей¬ ся ситуации выступали лишь за частичное изменение характера франко-тунисских отношений. Взамен старого лозунга Новый Дестур выдвинул идею о так называемом юридическом протек¬ торате. Под этим подразумевалось признание Туниса в качестве отдельного самостоятельного государства при сохранении тес¬ ных отношений с Францией, основанных по-прежнему на Бар- доском договоре и Ля-Марсской конвенции. Правительство Лео¬ на Блюма в ответ на требования тунисских партий неоднократ¬ но обещало предоставить тунисскому народу автономию. Однако выполнение этих обещаний, несмотря на их ограничен¬ ный характер, все время откладывалось. Нерешительность французского правительства, начавшего отходить от принципов Народного фронта и все более ориенти¬ роваться на правых, стала вызывать законное недоумение и воз¬ мущение в Тунисе. 21 июня 1937 г. ушло в отставку правитель¬ ство Леона Блюма. Новое французское правительство вообще «забыло» об обещаниях, данных Францией Тунису. Усиление реакционных тенденций во Франции привело к постепенному от¬ казу от принципов и политики Народного фронта. В этих условиях Новый Дестур под давлением экстремист¬ ского крыла отказался от политики сотрудничества с француз¬ ским правительством и перешел в оппозицию. Переход партии в оппозицию сопровождался резким усилением националисти¬ ческих и экстремистских выступлений. Сложность политической обстановки в Тунисе усугублялась начавшейся борьбой между национальными политическими пар¬ тиями, между двумя профсоюзными организациями. Партии Новый и Старый Дестур враждовали друг с другом. Дело доходило до открытых столкновений. Усилились разногла¬ сия также между Новым Дестуром и партиями Народного фронта. Тунисские коммунисты и социалисты не одобряли на¬ ционалистических выступлений Нового Дестура, считая, что в данных международных условиях активизация этой партии не соответствует интересам антифашистского движения. Новый Дестур взял на себя инициативу возрождения Тунисской все¬ общей конфедерации труда [4, с. 243]. Воссоздание этого проф¬ союзного центра, который практически распался в 1925 г., было совершенно неоправданно. Причин, вызвавших его появ¬ ление в 1924 г., уже не существовало. Образование второго профсоюзного центра нанесло большой вред рабочему движе¬ нию. Фактическая ликвидация во Франции Народного фронта означала крах всех надежд Туниса получить независимость из 82
рук французского правительства. Французские колониальные власти в Тунисе, занимавшие в период Народного фронта осто¬ рожную позицию, перешли к открытому подавлению националь¬ но-освободительного движения. В начале 1938 г. было расстре¬ ляно несколько демонстраций, в том числе демонстрация би- зертских трудящихся 8 января 1938 г. Новый Дестур призвал тунисский народ выступить против репрессий, за осуществление национальных требований. В Ту¬ нисе начало развертываться широкое движение протеста. 8 ап¬ реля 1938 г. во всех более или менее крупных населенных пунк¬ тах страны состоялись демонстрации, в которых приняло уча¬ стие около 1 млн. человек, т. е. почти все политически активное население Туниса. Они проходили под девизом французской ре¬ волюции: «Жить свободными или умереть сражаясь!» Развитие событий вскоре вышло из-под контроля Нового Дестура и при¬ няло стихийный характер. 9 апреля, когда тунисцы вновь вы¬ шли на улицы, французская армия расстреляла безоружную де¬ монстрацию. Началась полоса жестоких репрессий и повальных арестов. Были разгромлены партийные, профсоюзные и другие массовые организации. Власти ввели осадное положение. Все руководство Нового Дестура, редакторы национальных газет и другие деятели национально-освободительного движения были арестованы и брошены в тюрьмы. 12 апреля была распущена партия Новый Дестур. Партия ушла в подполье, сумев пере¬ строить свою деятельность в условиях военно-политических ре¬ прессий. Тунисское национально-освободительное движение по¬ несло тяжелые потерн. Осенью 1939 г. власти запретили Тунис¬ скую коммунистическую партию. ТУНИС В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ После начала второй мировой войны, с лета 1940 г., Тунис находился под властью «правительства Виши». В ноябре 1942 г. страну оккупировали итало-немецкие войска. Воспользовавшись ослаблением французских позиций, вступивший на трон в июне 1942 г. Монсеф-бей пытался маневрировать между державами «оси» и англо-американской коалицией. Он сумел установить непосредственный контакт с Петэном и сформировал правитель¬ ство во главе с Мухаммедом Шеником, видным представителем тунисской буржуазии, бывшим председателем Тунисской торго¬ вой палаты. Взяв власть в свои руки, правительство Шеника приступило к реформам, которые подрывали режим протекто¬ рата. В своей внешней политике Монсеф-бей и Мухаммед Шеник проявили достаточно реализма и придерживались строгого ней¬ тралитета. Они отклонили поддержку итало-германских вла¬ стей, которая была обещана в ответ на объявление войны союз¬ 6* 83
никам. Правительство Шеника продержалось несколько меся¬ цев. С приходом англо-американских войск в мае 1943 г. старые колониальные порядки были восстановлены. Англо-американ¬ ское командование под предлогом невмешательства во внутрен¬ ние дела Туниса не препятствовало действиям новой француз¬ ской администрации. Шеник был смещен, а Монсеф-бей низло¬ жен и выслан из страны. Во время войны значительно укрепился престиж Тунисской коммунистической партии. Несмотря на запрещение партии, арест ее членов, ТКП вела широкую работу среди населения, разоблачая преступления немецко-итальянских фашистов и ан¬ тинародную политику «вишистского правительства». В февра¬ ле—марте 1942 г. «вишистские власти» провели в Бизерте три процесса над тунисскими коммунистами. К суду были при¬ влечены 20 активистов и руководителей ТКП. В период оккупации Туниса фашистскими войсками комму¬ нисты возглавили движение сопротивления. Созданные ТКП боевые отряды патриотов устраивали диверсии на транспорте и линиях связи, саботировали и срывали поставки оккупантам продовольствия и фуража, содействовали наступательным опе¬ рациям союзнических армий. Многие коммунисты за мужество и героизм были награждены боевыми наградами «Сражающей¬ ся Франции». Партия Новый Дестур в период войны заняла выжидатель¬ ную позицию. Некоторые ее члены поверили обещаниям держав «оси» о предоставлении Тунису независимости. Нужна была большая работа коммунистической партии и некоторых лиде¬ ров Нового Дестура, чтобы убедить тунисцев в лживости фа¬ шистской пропаганды. ПОДЪЕМ НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ Победа народов Советского Союза и других стран антигит¬ леровской коалиции, а также возникновение мировой социали¬ стической системы изменили соотношение сил на мировой аре¬ не. Новая международная обстановка, развитие национально- освободительного и демократического движения вынудили французские правящие круги пойти на уступки требованиям ту¬ нисского народа. В сентябре 1945 г. в Тунисе была восстановлена деятель¬ ность Большого совета, отменена предварительная цензура пе¬ чати, проведены выборы в Учредительное собрание Франции. В 1947 г. был создан тунисский Совет министров, который фак¬ тически стал частью колониальной администрации. Режим про¬ тектората не был упразднен, и положение Туниса во француз¬ ской колониальной империи, называемой теперь Французским 84
Союзом, как и раньше, определялось Бардоским договором 1881 г. и Ля-Марсской конвенцией 1883 г. Реформы 1945—1947 гг. не удовлетворили тунисцев. Фран¬ ция сохранила свои экономические и политические позиции в Тунисе. В стране по-прежнему безраздельно господствовал французский монополистический капитал. В послевоенные годы Тунис (как и другие колонии Фран¬ ции) стал объектом экспансии американского империализма. Различного рода «доктрины», «план Маршалла» (1948—1951), Атлантический пакт (1949 г.) облегчали проникновение США в Тунис, вызывая недовольство французских колонизаторов. Усиление колониальной эксплуатации Туниса, зависимость страны от Франции и проникновение американского капитала, ухудшение положения народа привели к новому подъему на¬ ционально-освободительного движения. Однако в первые после¬ военные годы его успехи сдерживались отсутствием политиче¬ ского и организационного единства между национальными партиями и расколом рабочего класса. Наиболее крупной профсоюзной организацией по-прежнему было Департаментское объединение Всеобщей конфедерации труда, проводившее политику интернационального сплочения трудящихся. В 1946 г. оно реорганизовалось в Объединение профсоюзов трудящихся Туниса. Наряду с ним в 1945 г. был образован из отдельно действовавших автономных профсоюзов Всеобщий союз тунисских трудящихся, тесно сотрудничавший с партией Новый Дестур. Этот центр возродил традиции тунис¬ ского национального синдикализма, фактически объединив в своих рядах исключительно рабочих и служащих мусульман 3. Кроме того, в Тунисе имелось еще несколько небольших профсоюзов, примыкающих к профсоюзным организациям мет¬ рополии, в частности группа «Форс увриер». Объединение профсоюзов трудящихся Туниса, компартия и даже Всемирная федерация профсоюзов неоднократно призы¬ вали лидеров Всеобщего союза тунисских трудящихся ликвиди¬ ровать роковой для рабочего движения раскол, но так и не до¬ бились существенного успеха. Инициатором сплочения всех национальных сил в единый фронт выступила коммунистическая партия. 4 августа 1946 г. она опубликовала национальную программу, выдвинув следую¬ щие требования: отмена режима протектората, выборы в На¬ циональное собрание, суверенное и учредительное, избираемое путем прямых и всеобщих выборов, образование правительства, ответственного перед избранниками народа. Программа откры¬ вала путь к объединению всех сил страны в борьбе за нацио¬ нальную независимость. 3 Устав ВСТТ допускал возможность лицам других национальностей вхо¬ дить в эту организацию, но не предоставлял им права занимать руководящие должности. 85
Создание Национального фронта, безусловно, имело бы большое значение для дальнейшего развития национально-осво¬ бодительной борьбы. Однако, ориентируясь на поддержку извне и не желая тесного сотрудничества с коммунистами, руководст¬ во остальных национальных партий сдержанно отнеслось к предложениям ТКП. Организационного оформления Нацио¬ нальный фронт так и не получил. Тем не менее, понимая необ¬ ходимость единства действий, националистические лидеры, со своей стороны, созвали 23 августа 1946 г. Национальный конг¬ ресс, на котором присутствовали представители различных партий и национальных организаций. Этот конгресс, проходив¬ ший под руководством Нового Дестура, должен был выработать программу национальных требований и передать ее для рас¬ смотрения генеральному резиденту. Делегаты, несмотря на ворвавшуюся полицию, успели принять Декларацию независи¬ мости, в которой провозгласили «неотъемлемое право тунисско¬ го народа обрести свою неприкосновенную независимость» [5, с. 19]. Из опубликованной 24 марта 1946 г. программы националь¬ ных требований Нового Дестура было видно, что его позиции во многом совпадали с позицией ТКП. Эта общность взглядов по многим вопросам позволила в дальнейшем обеим партиям сотрудничать. Одним из примеров такого сотрудничества было совместное участие в движении сторонников мира. В тунисском Комитете за свободу и мир, созданном в апреле 1949 г., актив¬ но работали представители Нового Дестура, Старого Дестура и коммунистической партии. Правда, это сотрудничество продолжалось недолго. Через год, в 1950 г., Политбюро Нового Дестура вынесло решение о выходе членов своей партии из Комитета за свободу и мир. В связи с этим из партии был исключен один из старейших ее членов — доктор Слиман бен Слиман, который не подчинился решению руководства и возглавил Комитет. 8 сентября 1949 г. из эмиграции возвратился в Тунис Хабиб Бургиба. С его возвращением связаны серьезные изменения в тактике Нового Дестура. Отказавшись от лозунга немедленной независимости, Бургиба выдвинул программу, которая получила название политики «почетного компромисса». Суть ее заключа¬ лась в том, чтобы постепенно, путем компромисса и сотрудни¬ чества с Францией, привести Тунис к внутренней автономии. Особые надежды возлагались на помощь США, которым было обещано, что с достижением внутреннего суверенитета Тунис примкнет к атлантической системе «защиты свободного мира». Компартия Туниса выступила против политики «почетного компромисса», так как считала, что в данный момент, когда французские правительство и Национальное собрание находятся под влиянием правых группировок, нельзя рассчитывать на успешные и действенные переговоры. 86
В августе 1950 г. было сформировано новое тунисское пра¬ вительство во главе с Мухаммедом Шеником, в которое вошли и представители Нового Дестура. С августа 1950 по февраль 1951 г. велись франко-тунисские переговоры. Опубликованные 8 февраля 1951 г. декреты о реформах не внесли никаких существенных изменений в традиционную струк¬ туру тунисского государства. Ход событий, таким образом, под¬ твердил правильность позиции, занятой теми партиями и от¬ дельными политическими деятелями, которые выступали против какого бы то ни было компромисса с империализмом, утверж¬ дая, что очередные реформы и создание нового правительства являются попытками ввести в заблуждение тунисский народ. Состоявшийся II—13 мая 1951 г. IV съезд ТКП указал на всю гибельность политики «почетного компромисса». Реформы одинаково разочаровали и верхи и низы тунисско¬ го общества. Неоднократные требования бея и правительства Шеника возобновить переговоры и попытки склонить Францию к признанию внутренней автономии ни к чему не привели. В ноябре 1951 г. переговоры с Шеником были прерваны, а 15 декабря французское правительство вручило тунисскому но¬ ту, в которой категорически отвергалось предложение о созда¬ нии «однородного», т. е. целиком тунисского, правительства. Более того, в ноте подчеркивалось, что Франция намерена со¬ хранять в неприкосновенности установленный 70 лет назад ре¬ жим протектората. Весть об отказе Франции удовлетворить минимальные тре¬ бования Туниса вызвала в стране бурю негодования. Новый Дестур, Старый Дестур, коммунистическая партия, Объедине¬ ние профсоюзов трудящихся Туниса, Всеобщий союз тунисских трудящихся и другие национальные организации призвали на¬ род к решительной борьбе за независимость. 21—23 декабря 1951 г. в стране прошла всеобщая трехдневная стачка протеста. Тунисское правительство заявило о своем намерении обратить¬ ся в ООН. Декабрьская национальная стачка означала конец прова¬ лившейся политики «почетного компромисса». Новый Дестур снял свой лозунг о внутренней автономии и заявил, что «осво¬ бождение тунисского народа не может быть осуществлено в рамках теперешнего режима» [1, с. 59]. В условиях политического кризиса и перед лицом поднимаю¬ щейся волны народного сопротивления французское правитель¬ ство перешло к политике силы. Осуществление твердой власти было возложено на нового генерального резидента де Отклока, известного своими тесными связями с правыми буржуазно-ко¬ лонистскими кругами. Де Отклоку вменялось в обязанность до¬ биться от бея согласия на отставку правительства Мухаммеда Шеника и воспрепятствовать обращению Туниса с жалобой в Организацию Объединенных Наций. Для достижения своих це¬ 87
лей ему предоставлялось право применять все средства, какие он сочтет необходимыми. Де Отклок прибыл в Тунис 13 января 1952 г. Военный эскорт резидента не оставлял сомнений насчет его решительных намерений. Начались репрессии. 18 января были арестованы и высланы на юг страны акти¬ висты национально-освободительного движения: руководители Нового Дестура Бургиба, Мунджи Слим, лидеры коммунисти¬ ческой партии Мухаммед Эннафаа и Морис Низар. Тюрьмы на¬ полнились новодестуровцами, коммунистами, деятелями проф¬ союзов. 18 января была восстановлена предварительная цензура печати, запрещена партия Новый Дестур. 28 января 1952 г. в Тунисе были начаты операции по «прочесыванию», ставившие целью запугать население и арестовать наиболее «подозритель¬ ных» лиц. Особенно «прославился» своим садизмом и свире¬ постью командующий французскими вооруженными силами в Тунисе генерал Гарбэ, не останавливавшийся перед массовыми убийствами женщин и детей. В итоге всех этих массовых ре¬ прессий власти арестовали тысячи активных участников нацио¬ нально-освободительного движения. С конца января до начала апреля 1952 г. в концлагеря и тюрьмы было брошено около 20 тыс. тунисских патриотов. На требование де Отклока взять назад из ООН тунисскую жалобу и сместить кабинет Шеника бей ответил отказом. 26 марта 1952 г. колонизаторы пошли на такую крайнюю меру, как арест правительства Шеника и образование марионеточного правительства во главе с Баккушем. В марте 1952 г. полиция совершила налет и учинила разгром в здании ЦК тунисской компартии. Несколько членов ЦК было арестовано. Весной 1952 г. началась террористическая деятельность французских расистских тайных организаций, среди которых наибольшую известность своими злодеяниями получила орга¬ низация «Красная рука». Играя на шовинистических чувствах расистских элементов европейского населения, она организова¬ ла в стране целый ряд черносотенных убийств, погромов, терро¬ ристических актов. В конце 1952 г. «Красная рука» активизи¬ ровала свою преступную деятельность. Репрессии усиливались вплоть до конца 1952 г. Власти вве¬ ли осадное положение в стране и приняли ряд чрезвычайных мер. Был установлен комендантский час, введена смертная казнь за всякое выступление против «безопасности» государст¬ ва. 5 декабря 1952 г. был убит один из видных деятелей нацио¬ нально-освободительного движения — генеральный секретарь Всеобщего союза тунисских трудящихся Фархат Хашед. Звер¬ ское убийство Фархата Хашеда вызвало бурю протестов в Ту¬ нисе и за границей. Обстановка, сложившаяся в Тунисе, вынудила группу афро¬ азиатских стран внести тунисский вопрос на рассмотрение Ор¬ 88
ганизации Объединенных Наций. Обращение 13 арабских и азиатских государств о созыве специальной сессии Генеральной Ассамблеи для рассмотрения тунисского вопроса было немед¬ ленно поддержано правительствами Советского Союза и других стран социализма. Тунисский вопрос обсуждался на VII, VIII и IX сессиях Генеральной Ассамблеи ООН. Хотя в ходе работы сессии большинство государств — членов Генеральной Ассамб¬ леи, обычно следовавших за делегацией США, отклоняли резо¬ люции группы арабских и азиатских стран и принимали мало- обязывающие резолюции, сам факт рассмотрения тунисского вопроса в ООН имел большое значение. Он привлек к тунисско¬ му вопросу внимание мировой общественности, горячо поддер¬ живавшей справедливую борьбу тунисского народа; заставил французское правительство искать какие-то оправдания своей политики в Тунисе и идти на примирительные жесты. В июне 1952 г. французское правительство разработало оче¬ редной проект новых реформ, касавшихся центральной админи¬ страции, общественной службы и местного самоуправления. Марионеточный кабинет Баккуша не принимал никакого уча¬ стия в их подготовке. Единственное, что было разрешено тунис¬ ским* министрам,— это внести в проект свои редакционные по¬ правки. Отредактированный таким образом проект «развития демократии» был фактически направлен на дальнейшее укреп¬ ление колониального режима протектората и ни в коей мере не отвечал национальным требованиям. В связи с отказом бея одобрить проекты предложенных реформ власти обвинили его в «абсолютизме» и в препятство¬ вании демократизации страны. В ответ на это 1 августа 1952 г. бей собрал около 40 представителей национальных партий и других организаций, которые должны были изучить проекты реформ. Это собрание, получившее название «совещание 40», единодушно отклонило план реформ, и его отрицательный от¬ вет был направлен беем президенту Французской Республики. Несмотря на это, правящие круги Франции потребовали от ге¬ нерального резидента провести эти реформы. Нажим на бея усилился. В обстановке грубого давления и разгула колониали¬ стской реакции бей вынужден был подписать декреты о рефор¬ мах, согласившись, правда, лишь с двумя из семи. Эти декреты касались реформы муниципальных и каидатских советов. Вы¬ боры в них были назначены на апрель—май 1953 г. Власти протектората придавали этим выборам большое по¬ литическое значение, так как надеялись при их успешном исхо¬ де оправдаться в глазах французской и мировой обществен¬ ности. В своей резолюции Тунисская коммунистическая партия отмечала, что «французское правительство нуждается в этих выборах, чтобы любой ценой уверить международное общест¬ венное мнение в том, что „либеральные реформы" проводятся в Тунисе с согласия тунисского народа» [1, с. 77). 89
Участие национальных партий в избирательной кампании уже само по себе означало бы косвенное одобрение навязанных реформ. Поэтому все национальные партии и организации вы¬ ступили против фарса выборов и призвали народ к их бойкоту. Несмотря на серьезное давление властей, кампания бойкота прошла успешно. По официальным данным, в выборах в каи- датские советы приняло участие менее 50% избирателей, а в муниципальные едва 33% общего числа лиц, внесенных в изби¬ рательные списки (1, с. 77]. Попытки навязать Тунису реформы и террористический ре¬ жим, установленный в стране, встретили активное противодей¬ ствие тунисского народа. В стране то и дело вспыхивали от¬ дельные стачки и возникали демонстрации. В январе 1952 г. стали создаваться первые боевые отряды, так называемые фел- лага. Партизаны действовали не только в сельских местностях, но и в городах, даже таком крупном, как г. Тунис. В мае 1952 г., в годовщину подписания Бардоского договора, патриоты произ¬ вели взрыв в резиденции генерального секретаря тунисского правительства и в доме премьер-министра Баккуша. Патриотические действия усилились весной—летом 1952 г., когда вокруг плана утверждения реформ разгорелась дово*льно напряженная борьба. Уже в июне 1952 г. стало совершенно оче¬ видно, что тунисцы ведут хорошо организованную и системати¬ ческую партизанскую борьбу. Партизаны взрывали линии связи и мосты, совершали нападения на карательные войска. Вскоре они объединились в Армию освобождения, которая продолжала свои действия вплоть до политического урегулирования в де¬ кабре 1954 г. Открытые столкновения и бои между сравнитель¬ но крупными группами партизан и французскими войсками от¬ мечались в октябре—декабре 1952 г. в районах Дальнего Юга и ливийско-тунисской границы, в августе—сентябре 1953 г. — в Сахеле и т. п. Против партизан были брошены крупные силы. Численность французских войск в Тунисе была доведена в 1952 г. до 74 тыс. (3, с. 515]. Вооруженная партизанская борьба накладывала отпечаток на всю политическую атмосферу Туниса 1952—1954 гг. и обу¬ словливала исключительную сложность и напряженность ситуа¬ ции того времени. В национально-освободительной борьбе участвовали все на¬ циональные партии. Хотя организационно Национальный фронт так и не был создан, дестуровцы и коммунисты в одних рядах боролись против общего врага. В некоторых случаях партии устанавливали непосредственные контакты между собой. В течение 20 месяцев упорной борьбы французские власти не смогли подавить народного движения. Политика силы при¬ шла к банкротству. Это понимали и во французских политиче¬ ских кругах. 26 июня 1953 г. был сформирован новый прави¬ тельственный кабинет — во главе с «независимым республикан- 90
нем» Жозефом Ланьелем. Признавая бесплодность методов де Отклока, Ланьель заявил в правительственной декларации о готовности французского правительства вступить на путь пере¬ говоров. Открытым признанием бесперспективности политики силы явилась отставка де Отклока с поста генерального рези¬ дента в сентябре 1953 г. Комментируя этот шаг французского правительства, Политбюро ТКП заявило 12 октября 1953 г., что смещение де Отклока «справедливо рассматривается нашим народом как успех его патриотической борьбы, которую не могли подавить никакие репрессии» [1, с. 79]. Новым генеральным резидентом в Тунисе стал Пьер Вуазар. Ему вменялось действовать более гибкими методами. Вуазар намеревался создать «атмосферу доверия». Было снято осадное положение в большинстве районов, отменена цензура, освобож¬ дена группа заключенных. Как и многие его предшественники, Вуазар выдвинул проект новых реформ, заявив, что при их про¬ ведении намерен исходить из старого принципа совместного су¬ веренитета. 2 марта 1954 г. было организовано новое правительство во главе с Салахом Мсали. Оно состояло из «независимых», при¬ мыкавших к умеренному крылу национально-освободительного движения. На кабинет Мсали возлагалась задача проведения новых реформ. 4 марта декреты об этих реформах были опубликованы. Со¬ гласно им Большой совет Туниса ликвидировался и заменялся Тунисским собранием. Но в нем оставалось такое же соотноше¬ ние французов и тунисцев, как и раньше в Большом совете. Как в правительстве, так и в представительных органах был полностью сохранен принцип совместного представительства. Другие декреты внесли ряд незначительных изменений в систе¬ му местного управления. Реформы, как и следовало ожидать, не дали ничего нового. Все национальные партии и организа¬ ции страны высказались против реформ как очередного манев¬ ра колонизаторов, пытавшихся сохранить режим протектората. Правительство Мсали не получило доверия в народе. Недоволь¬ ство реформами вызвало усиление антиимпериалистического движения. Развернулись массовые демонстрации и стачки. Была объявлена и успешно прошла весной 1954 г. кампания бойкота французских товаров. Крупную забастовку провели 14 марта студенты мусульманского религиозного университета Аз-Зитуна. Одновременно с ростом забастовочного движения усилилась и партизанская борьба. Особенно активными действия партизан стали весной и летом 1934 г., когда в стране поднялось движе¬ ние протеста против мартовских реформ. При явном военном превосходстве французов командование Армии освобождения придерживалось тактики партизанской войны: группы действо¬ вали неожиданно, избегая лобовых столкновений со значитель- 91
ними силами противника. Партизаны получали моральную и материальную поддержку от местного крестьянского населения. Пытаясь подавить партизанское движение, власти вызвали из Франции дополнительные войска — пять подразделений мото¬ ризованной полиции и парашютистов. Летом 1954 г. вновь было введено осадное положение в округах наиболее активных пар¬ тизанских действий. В июне 1954 г. возобновились операции по «прочесыванию». Для усиления регулярных частей французской армии власти решили вооружить колонистов. Из них формиро¬ вались особые боевые отряды. Положение в стране резко обострилось. Правительство Мса- ли ушло в отставку, заявив о своем «нежелании управлять во¬ преки воле тунисского народа» [1, с. 83]. Французская политика в Тунисе зашла в тупик. Новое правительство Франции, сформированное 19 июня 1954 г. под руководством радикала Мендес-Франса, проявило достаточно реализма, решив пойти на серьезные уступки на¬ ционально-освободительному движению. В июле 1954 г. оно начало неофициальные переговоры с представителями Туниса, в частности с лидером партии Новый Дестур Хабибом Бургибой. В основу переговоров была положе¬ на программа внутренней автономии, выдвинутая партией Но¬ вый Дестур еще в 1950 г. В конце июля была достигнута прин¬ ципиальная договоренность. 31 июля 1954 г. Мендес-Франс лично прибыл в Тунис и в торжественной обстановке зачитал бею декларацию, в которой говорилось, что Франция провозглашает внутреннюю автономию Туйиса. Это заявление фактически явилось отказом от ноты 15 декабря 1951 г., послужившей сигналом к вооруженной борьбе тунисского народа. Основные положения декларации предполагалось уточнить в ходе последующих двусторонних пе¬ реговоров. Признание внутренней автономии, означавшее конец режи¬ ма «совместного суверенитета», было важной победой тунисско¬ го национально-освободительного движения. Национальные пар¬ тии выступили с заявлениями, где выражали большое удовлет¬ ворение по поводу достигнутых соглашений. Проведение новой политики французского правительства было поручено генералу Буайе де Латуру, который сменил Вуа- зара на посту генерального резидента. Новый резидент принял ряд либеральных мер, в том числе освободил некоторых полит¬ заключенных, среди которых находился Мухаммед Эннафаа, секретарь Тунисской коммунистической партии. Формирование нового тунисского правительства было возло¬ жено на Тахира бен Аммара, представителя умеренного крыла национального движения. В правительство в числе других во¬ шли и члены партии Новый Дестур. Переговоры начались 4 сентября 1954 г. Из-за острых раз- ft?
ногласий о характере будущих франко-тунисских отношений и даже о понимании самого термина «внутренняя автономия» переговоры затянулись на девять месяцев. После падения в фев¬ рале 1955 г. правительства Мендес-Франса новое правительст¬ во, Эдгара Фора, взяло на себя обязательство выполнить все обещания своего предшественника. Переговоры закончились 3 июня 1955 г. подписанием согла¬ шения о внутренней автономии. Тунис был признан автономным государством, осуществляю¬ щим свой внутренний суверенитет. Ему предоставлялось право образовывать собственные законодательные органы и однород¬ ное национальное правительство. Вместе с тем Франция по-прежнему сохранила в своем ве¬ дении вопросы обороны и внешней политики. На территории Туниса оставались французские войска, ущемлявшие суверени¬ тет страны. Кроме того, соглашение предусматривало создание финан¬ сового и таможенного союза между Францией и Тунисом, исключительное право Франции на оказание финансовой и тех¬ нической помощи, особый статус французских граждан и ряд других положений, ограничивающих суверенитет Туниса. Пол¬ ностью сохранялось господство иностранного капитала, так как по соглашению запрещалось производить национализацию французских предприятий и экспроприацию земель француз¬ ских колонистов в Тунисе. Несмотря на серьезные ограничения внутренней автономии, подписанные соглашения в целом приветствовались тунисским народом как крупная победа национально-освободительной борьбы. Коммунистическая партия и большинство партии Но¬ вый Дестур во главе с X. Бургибой отмечали, что, хотя согла¬ шение це давало Тунису полной автономии, тем не менее по сравнению с прошлым положением оно представляло опреде¬ ленный прогресс. Партия Старый Дестур и оппозиционная часть партии Новый Дестур во главе с генеральным секретарем Салахом бен Юсефом заняли по отношению к соглашению рез¬ ко отрицательную позицию. После вступления в силу этого соглашения последний фран¬ цузский генеральный резидент в Тунисе покинул страну, а 14 сентября 1955 г. было сформировано первое однородное ту¬ нисское правительство, куда не вошел ни один француз. В Ту¬ нисе возобновилась легальная деятельность политических пар¬ тий, профсоюзных и других массовых организаций трудящихся. Было снято осадное положение, амнистированы все политиче¬ ские заключенные. Передача тунисскому правительству ответственности за управление внутренними делами Туниса сопровождалась ликви¬ дацией последствий колониальных репрессий и демократизаци¬ ей общественно-политической жизни. Началась тунисификация 93
(замена французских чиновников тунисцами) государственного и административного аппарата. Достигнутое соглашение о внутренней автономии рассматри¬ валось национальными партиями и тунисским народом как этап на пути к независимости. Съезд Нового Дестура, происходив¬ ший 15—21 ноября 1955 г., в своей резолюции специально под¬ черкнул, что это соглашение имеет конечной целью полную не¬ зависимость страны. Сложившаяся во Франции обстановка способствовала даль¬ нейшему успешному развитию переговоров. На очередных пар¬ ламентских выборах 2 января 1956 года победили левые силы: коммунисты, социалисты и радикалы. Сформированное социа¬ листом Ги Молле французское правительство выразило свое согласие на дальнейшее урегулирование североафриканских проблем. По инициативе тунисского правительства 27 февраля в Па¬ риже начались переговоры между тунисской правительственной делегацией и французским правительством относительно отме¬ ны Бардоского договора 1881 г. и предоставления Тунису пол¬ ной политической независимости. 20 марта 1956 г. был подпи¬ сан протокол о признании Францией независимости Туниса. Тунис стал независимым государством, обладающим суверени¬ тетом как во внутренних, так и во внешних делах. Бардоский договор, 75 лет прослуживший юридическим основанием про¬ тектората, был признан утратившим силу. Свою независимость тунисский народ завоевал в результате упорной и длительной борьбы. Руководящая роль в этой борь¬ бе принадлежала партии Новый Дестур, выражавшей интере¬ сы национальной буржуазии. Однако победа тунисского народа стала возможной благодаря участию в национально-освободи¬ тельном движении всех классов и слоев тунисского общества. Как отмечал впоследствии в своей резолюции VII съезд тунис¬ ской компартии, фактически существовал Национальный фронт против империализма. 26 марта 1956 г. прошли выборы в Национальное учреди¬ тельное собрание. Победу одержал возглавляемый партией Но¬ вый Дестур Национальный фронт. 14 апреля 1956 г. председа¬ тель Нового Дестура Хабиб Бургиба сформировал первое пра¬ вительство независимого Туниса. В истории Туниса начался но¬ вый период — период политической независимости.
ГЛАВА IV НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ В ЛИВИИ В годы первой мировой войны ливийский народ (арабы и берберы) продолжал освободительную борьбу против итальян¬ ских захватчиков. Но условия этой борьбы в восточной части страны — Киренаике — ив западной — Триполитании (включав¬ шей и Феццан) были различные. Киренаика была менее разви¬ та в социально-экономическом отношении, чем Триполитания. Основную массу населения здесь составляли кочевые племена. Антиимпериалистическую борьбу в Киренаике возглавлял ре¬ лигиозно-феодальный орден сенуситов Призывая к восстановлению ортодоксальных догм ислама, этот орден выражал интересы феодализирующейся верхушки племен. В Триполитании городского населения было больше, чем в Киренаике. И борьбу против итальянских захватчиков здесь возглавили не только шейхи племен, но и городская знать и представители интеллигенции. Однако, воспользовавшись противоречиями, существовавши¬ ми между лидерами национально-освободительной борьбы в Киренаике и Триполитании, а также разобщенностью племен в Триполитании, противоречиями между арабами и берберами, итальянцы вначале овладели этой провинцией 1 2. К этому времени в Ливии столкнулись интересы двух им¬ периалистических группировок — Тройственного союза и Антан¬ ты, стремившихся использовать Ливию как плацдарм для осу¬ ществления своих колонизаторских планов в Африке. Оккупи¬ ровав в октябре 1914 г. зону Суэцкого канала, Англия (после вступления Турции в войну против Антанты в ноябре 1914 г.) установила протекторат над Египтом. Начавшаяся мировая вой¬ на отвлекла силы и внимание Италии от Ливии. Итальянские коммуникации здесь оказались растянутыми, а снабжение войск нарушено. Этим не замедлили воспользоваться ливийские патриоты. Впервые осуществленные совместные военные дей¬ ствия борцов из Триполитании и Киренаики привели их к по- 1 Главой ордена сенуситов в то время был Ахмед аш-Шериф. 2 Захватив к марту 1914 г. не только Триполитанию (север), но и Феццан (юг), колонизаторы к октябрю 1915 г. были вынуждены покинуть Феццан и почти всю Триполитанию. 95
беде над итальянцами при Эль-Кардабии (Каср-Бу-Хади) в ап¬ реле 1915 г. [18, с. 42; 24, с. 160]. Победа ливийцев при Эль-Кардабии имела далеко идущие последствия. В июле итальянцы начали массовое отступление из Триполитании. Поражение итальянцев в Триполитании ска¬ залось и на их положении в Киренаике. В обеих провинциях в руках итальянцев остались лишь прибрежные города. В это время Германия стремилась к тому, чтобы Турция на¬ чала военные действия на западной границе Египта, побудив сенуситские подразделения выступить против англичан. Для этого в 1915 г. в Киренаику на немецких подводных лодках в распоряжение Ахмеда аш-Шерифа доставлялись немецкие и турецкие офицеры, вооружение, финансовые средства и др. В этих условиях Ахмед аш-Шериф начал наступление на Египет в ноябре 1915 г. Но уже в марте 1916 г. он потерпел поражение. После этого престиж Ахмеда аш-Шерифа резко пал, и шейхи племен Киренаики создали в Адждабии правительство во главе со сторонником англичан эмиром Идрисом ас-Сенуси 3 [И, с. 379; 17, с. 86—87]. Англия, воспользовавшись затруднительным положением Италии, терпевшей поражения в Европе и Ливии, направила своих представителей вместе с представителями Италии на переговоры с Идрисом ас-Сенуси. В результате этих переговоров в апреле 1917 г. в Акраме (близ Тобрука) были подписаны соглашения. В этих соглаше¬ ниях отмечалось, что обе стороны намерены прекратить воен¬ ные действия в Киренаике. Итальянцы, подписав соглашение с сенуситами и оставаясь на прибрежной территории, получили передышку. Англия устанавливала дружественные отношения с сенуситами на весь период мировой войны. Успехом как италь¬ янцев, так и англичан явилось изгнание из Киренаики турок. Соглашения в Акраме укрепляли положение Идриса ас-Се¬ нуси, но ослабляли единство борцов в Киренаике и Триполита¬ нии. Идрис ас-Сенуси признавался, если не де-юре, то де-фак¬ то, правителем неоккупированной Киренаики. Вместе с тем со¬ глашения предусматривали роспуск лагерей сенуситов, демоби¬ лизацию бойцов и постепенное, в течение года, разоружение племен (14, с. 140; 17, с. 90; 18, с. 48]. ЛИВИЯ ПОСЛЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ В условиях подъема национально-освободительной борьбы в странах Востока под влиянием Великой Октябрьской социали¬ стической революции ливийский народ также усилил свою борьбу. 3 В 1918 г. последний стал и главой ордена сенуситов. 96
После того как в октябре 1918 г. Турция капитулировала перед союзниками, триполитанские лидеры (шейхи племен, представители интеллигенции и городской знати) собрались 16 ноября в Мисаллате и объявили о создании независимой Триполитанской республики4. Были избраны органы власти — Высший (правительство), Консультативный и Судебный (ша¬ риатский) советы. В первый вошли четыре наиболее влиятель¬ ных деятеля: Ахмед аль-Мурайид (председатель), Рамадан аш-Шетайви ас-Сувейхили, Сулейман аль-Баруни и Абд ан-На- би Бельхейр. Второй состоял из 24 менее видных деятелей с примерно равным представительством племен и городского на¬ селения. В третий вошли улемы (четыре мусульманских уче- ных-богослова) (18, с. 49; 19, с. 228]. Высший совет направил послания главе итальянского прави¬ тельства, президенту США, английскому премьер-министру и главе французского правительства с призывом о признании Три¬ политанской республики. В приложении к посланию в Италию триполитанское правительство выражало готовность обсудить условия мирного договора (немедленное прекращение военных действий и установление перемирия, закрепляющего положение статус-кво, полная свобода действий правительства Триполи¬ танской республики и др.) [13, с. 16—17; 15, с. 228—231; 18, с. 49—52]. Вначале правительство Италии отвергло предложения Три¬ политанской республики. Реакционные силы в Италии, высту¬ павшие за захват Триполитании, добились сосредоточения здесь 80-тысячной итальянской армии. Итальянские власти в Триполитании провоцировали столкновения между арабами и берберами, между шейхами различных племен и группировок (Сувейхили, Мурайидов и др.) 5 * 7. Вместе с тем правительство ослабевшей в результате мировой войны Италии, встретив ре¬ шительное сопротивление патриотов Триполитании, было вы¬ нуждено пойти на известные уступки освободительному движе¬ нию. В марте 1919 г. оно пошло на переговоры с руководите¬ лями Триполитанской республики в Хил аз-Зейтуне. Однако 4 Мнения буржуазных авторов по вопросу о Триполитанской республике расходятся. Как пишет бывший комиссар ООН в Ливии Пелт, Эванс-Причард считал, что Триполитанская республика была создана по инспирации Турции и Германии, а Энрико де Леоне утверждал, что Абд ар-Рахман Аззам, спо¬ собствовавший созданию республики в Триполитании, действовал по указа¬ нию Англии. Э. Леоне, а также Джамиль Абу Наср, по нашему мнению, преувеличивают роль Аззама в создании Триполитанской республики. Что же касается самой республики, то Наср считал ее недолговечной и утверждал, что она просуществовала не до 1923 г., о чем пишет и Пелт, а была якобы самораспущена в августе 1919 г. Более объективную оценку Триполитанской республике дает аз-Зави, но полностью раскрыл ее значение советский иссле¬ дователь Н. И. Прошин [5, с. 129—151]. 5 В августе 1920 г. в межплеменном столкновении Рамадан аш-Шетайви ас-Сувейхили был убит [18, с. 53]. 7 Зак. 141 97
переговоры закончились безрезультатно. Но в апреле 1919 г. было объявлено о прекращении состояния войны. 1 июня 1919 г. итальянское правительство заключило в Суан бен Адем с руководителями Триполитанской республики до¬ говор и объявило о введении конституции («Основного за¬ кона») [23, с. 524]. В соответствии с «Основным законом» провинции должна была быть предоставлена автономия, а коренному населению — равные с итальянцами гражданские и политические права, пред¬ полагалось также создать избираемый местный парламент и др. Но время шло, а итальянцы не торопились с претворением обещанного закона в жизнь. Тогда триполитанские лидеры создали в сентябре 1919 г. Партию национальной реформы (11, с. 380; 18, с. 53]. Руководителями этой партии стали Ахмед аль-Мурайид, Рамадан ас-Сувейхили, Абд ар-Рахман Аззам, Мухаммед Халед аль-Гаргани и редактор печатного органа партии газеты «Знамя Триполи» Осман аль-Гариани. Програм¬ ма партии предусматривала защиту прав триполитанцев, уско¬ рение введения «Основного закона» и др. Готовя с конца 1919 г. конференцию триполитанских деяте¬ лей с целью их дальнейшего сплочения, Аззам, аль-Гаргани и аль-Гариани отдавали себе отчет в том, что сторонники Сувейхили выступают за то, чтобы эмиром Триполитанин был Идрис ас-Сенуси, а Мурайид и его сторонники — против этого. Стремясь объединить патриотов, организаторы партии вна¬ чале пытались примирить группировки Сувейхили и Мурайи- дов. Но, убедившись в бесплодности своих усилий, они начали кампанию за признание в Триполитании руководства Идриса ас-Сенуси [11, с. 381]. В сентябре 1920 г. в руководство Партии национальной ре¬ формы вошел Бешир ас-Саадави6. Благодаря его посредниче¬ ской деятельности и призывам к враждовавшим лидерам, а главное — в результате того, что триполитанские лидеры начи¬ нали понимать, какой вред их общему делу причиняет отсутст¬ вие единства, в октябре 1920 г. в Азизии удалось провести предварительную встречу. На этой встрече было решено создать комиссию по примирению арабов и берберов, посколь¬ ку междоусобная война ослабляла борьбу против захватчиков. Однако и на съезде триполитанских лидеров, который состоял¬ ся в ноябре 1920 г. в Гарьяне (в 120 км к югу от Триполи), враждующие стороны примирить не удалось. Берберы и даже их глава Сулейман аль-Баруни (которому было направлено приглашение председателя съезда Ахмеда Мурайида) на съезд 6 Бешир ас-Саадави — деятель из Хомса. После заключения в 1912 г. меж¬ ду Италией и Турцией Уши-Лозаннского договора он эмигрировал из Ливии и занимал важные административные посты в различных арабских странах, входивших в состав Османской империи [И, с. 381]. 98
не явились, п столкновения между арабами и берберами про¬ должались. Тем не менее съезд в Гарьяне, в котором участвовало 47 делегатов, принял декларацию, призывавшую к созданию сильного мусульманского правительства. Съезд избрал правительство — Центральную организацию реформ — в составе Абд ар-Рахмана Аззама, Бешира ас-Саада- ви и др. во главе с Ахмедом Мурайидом. Съезд постановил послать в Рим делегацию с целью до¬ биться признания Триполитанской республики [13, с. 18—19; 15, с. 2361 Возглавить ее должен был Мухаммед Халед аль-Гар- гани. Несмотря на недовольство губернатора Триполи Мерка- телли, в феврале 1921 г. делегация направилась в Рим7. Одна¬ ко эта делегация, хотя и пробыла в Италии около девяти меся¬ цев, ничего не добилась в итальянских правительственных кру¬ гах. Поддержку этой делегации оказали лишь коммунисты и социалисты. После этого, как отмечали английские буржуазные авторы, руководитель делегации Мухаммед Халед аль-Гаргани напра¬ вился на «мусульманский революционный конгресс в Москве» (так в текста) [8, с. 147; 14, с. 143]8. Эта его поездка явилась еще одним свидетельством роста влияния идей марксизма, Ве¬ ликой Октябрьской социалистической революции на освободи¬ тельную борьбу народов. Значение Триполитанской республики, просуществовавшей с 1918 по 1923 г., весьма велико. Она явилась как бы прообра¬ зом будущего независимого ливийского государства. В октябре 1919 г. итальянские власти оказались вынужде¬ ны ввести конституцию («Основной закон») и в Киренаике. «Основной закон» фактически передавал власть на местах вож¬ дям племен. Консолидация освободительных сил ливийского народа бес¬ покоила итальянцев. Они опасались возможного объединения усилий триполитанских и киренаикских патриотов [15, с. 299]. С целью ослабления позиций Идриса ас-Сенуси губернатор Ки- ренаикн Джиакомо де Мартино начал переговоры с представи¬ 7 Как отмечает аз-Зави, делегация выехала в Рим в декабре 1920 г. Аз-Зави пишет, что делегация была избрана в составе Мухаммеда Фархата аз-Зави (глава делегации), членов — Мухаммеда Нури ас-Саадави, М. X. аль- Гаргани и секретаря Абд ас-Саляма аль-Бусейри. Судя по высказываниям других авторов, в частности Н. И. Прошина, главой делегации был М. X. аль- Гаргани [5, с. 142]. 8 Как пишет советский ученый Г. 3. Соркин, первый съезд народов Во¬ стока состоялся в Баку 1—7 сентября 1920 г. На съезд прибыло более 2 тыс. делегатов от 37 национальностей, в том числе от Египта, Сирии, Турции и других стран. Первый съезд народов Востока назывался по-разному: Бакин¬ ский съезд народов Востока, Съезд революционных народов Ближнего Во¬ стока, Съезд рабоче-крестьянских организаций Ближнего Востока. Съезд об¬ судил вопросы: задачи съезда народов Востока, национальный и колониаль¬ ный и др. [6, с. 24; 7, с. 4]. 7* 99
телем Идриса ас-Сенуси — Омаром пашой аль-Кехья. Было решено, что соглашение, достигнутое в Акраме, должно быть заменено новым соглашением, которое и было подписано в Ар-Раджме 25 октября 1920 г. По этому соглашению Идрис ас- Сенуси признал раздел Ливии на две части — Киренаику и Триполитанию, согласился на роспуск лагерей сенуситов в те¬ чение восьми месяцев, а также с захватом итальянцами горо¬ дов Киренаики и побережья. Италия же признала ас-Сенуси эмиром неоккупированной территории Киренаики и обещала оказывать финансовую помощь эмиру и шейхам племен. Итальянское правительство считало, что в результате до¬ говора в Ар-Раджме оно теперь осуществляло суверенитет над всей Киренаикой (за исключением оазисов, находившихся под управлением Идриса ас-Сенуси). Критики же данного соглашения полагали, что оно наноси¬ ло ущерб престижу Италии, поскольку признание Идриса ас- Сенуси эмиром означало его неограниченное владычество в Киренаике. После подписания соглашения в Киренаике был создан парламент (правда, формально), в который члены пле¬ мен избрали своих шейхов. Состоялось пять сессий парламен¬ та. Свое первое заседание парламент провел в апреле 1921 г., а последнее — в конце 1922 — начале 1923 г., т. е. после прихо¬ да фашистов к власти в Италии [8, с. 148—150; 9, с. 18—19]. Создание элементов государственности в обеих провинциях и стремление усилить освободительную борьбу позволили в тот период преодолеть разногласия и установить контакты между представителями Триполитании и Киренаики. На конференции, которая состоялась в Сирте в январе 1922 г., участвовали от Триполитании шейх Ахмед ас-Сувейхили, Абд ар-Рахман Аззам, а от Киренаики — шейх Салех Латеуш, шейх Наср аль-Аами и др. Были обсуждены причины разногласий и пути их преодоле¬ ния. Подписанное 1 января 1922 г. соглашение состояло из 12 пунктов. Для него характерен дух солидарности, сотрудни¬ чества и единства. Так, в ст. 1 говорится: «Мы должны объеди¬ ниться против нашего врага...», а ст. 9 гласит: «Если враг... совершит нападение на одну из провинций, другая провинция должна оказать помощь жертве агрессии... с тем чтобы преду¬ предить врага против продолжения его агрессии и, если враг не остановиться, атаковать его» [13, с. 20—22; 15, с. 305—307]. Таким образом, конференция представителей Триполитании и Киренаики в Сирте в начале 1922 г. имела историческое зна¬ чение, поскольку здесь было решено объединить усилия патрио¬ тов обеих провинций в освободительной борьбе. Однако из-за позиции Идриса ас-Сенуси, попыток итальян¬ цев разъединить Триполитанию и Киренаику сотрудничество между обеими провинциями не налаживалось. Из Триполитании в Адждабию была послана делегация, 100
чтобы официально предложить Идрису ас-Сенуси стать эмиром Триполитании. Но последний длительное время колебался. С одной стороны, он опасался, что отклонение предложения триполитанцев может оттолкнуть триполитанских лидеров, а с другой — итальянцы предупреждали его «не вмешиваться в де¬ ла Триполитании», поскольку это будет означать нарушение соглашения в Ар-Раджме [13, с. 19]. Наконец в ноябре 1922 г. (т. е. после прихода фашистов к власти в Италии) Идрис ас- Сенуси принял это предложение. Но уже в декабре 1922 г. он, сославшись на заболевание, эмигрировал в Египет9. До отъезда в Египет Идрис ас-Сенуси передал свои права, как эмир Триполитании, и свои полномочия, которыми он поль¬ зовался в Киренаике до соглашения в Ар-Раджме. Своим за¬ местителем в Триполитании он оставил кузена Сафи ад-Дина ас-Сенуси. В Киренаике замещать его по религиозной линии в качестве временного главы сенуситского братства был оставлен его брат Мухаммед ар-Рида ас-Сенуси, а по военной — руково¬ дитель племен и один из видных членов ордена сенуситов — Омар аль-Мухтар. С конца 1922 г. положение в Ливии значительно ухудши¬ лось. В начале 1923 г. фашистское командование начало на¬ ступление в Триполитании и Киренаике. К 1924 г. сопротивле¬ ние в Триполитании из-за трений между руководителями кла¬ нов стало слабее (11, с. 383}. Однако окончательно овладеть Триполитанией итальянским захватчикам удалось лишь в 1928 г., а Феццаном — в 1930 г. В Киренаике же борьба народа с итальянскими фашистами продолжалась дольше. 6 марта 1923 г. фашисты вероломно за¬ хватили здесь пять сенуситских лагерей. Еще через полтора месяца они ворвались в административный центр сенуситов Адждабию. А 1 мая губернатор Киренаики генерал Бонджио- ванни объявил все соглашения, заключенные Италией с ливий¬ цами, недействительными [11, с. 383; 14, с. 153]. После этого фашисты направили в Ливию дополнительные войска, оснащенные новейшей военной техникой и вооружени¬ ем. Они возобновили войну, поведя ее с неслыханной жесто¬ костью, сгоняли крестьян с земель, захватывали стада, засыпа¬ ли колодцы, обрекали целые племена на голод. Касаясь войны в Ливии, Пальмиро Тольятти говорил на VII конгрессе Коминтерна: «Итальянские фашисты... показали, как фашизм проводит свою колонизаторскую деятельность... Война итальянцев в Ливии велась с начала до конца как вой¬ на, рассчитанная на истребление туземного населения» (3, с. 484]. Итальянские фашисты, надеясь на то, что племена не ока¬ жут сопротивления, если ими не будут руководить шейхи орде¬ 9 Тахир аз-Зави охарактеризовал отъезд Идриса ас-Сенуси как преда¬ тельство национальных интересов. 101
на, просчитались. Бедуины выступили в защиту своих земель, своей независимости. Душой движения сопротивления итальян¬ ским захватчикам был Омар аль-Мухтар. Он возглавил вер¬ ховное командование. Военная организация была простой. Каждое племя создавало свой собственный партизанский отряд и выдвигало из своей среды командный состав [11, с. 383—384; 16, с. 82—83]. Была организована и центральная администра¬ ция. Главной задачей последней было взимать налоги с племен и организовывать караваны, которые доставляли вооружение из Египта. Зверства фашистов, экспроприация земель племен и ордена сенуситов приводили к тому, что в национально-освободитель¬ ное движение в Ливии включались не только массы бедуинов, но и часть феодалов и мусульманского духовенства (шейхи племен и вожди ордена сенуситов). Партизанские отряды держали врага в постоянном страхе. Поскольку партизанские отряды оставались частью своих пле¬ мен (в перерывах между боями они прятали оружие и вели обычную кочевую жизнь), итальянцам было трудно отличить воинов от бедуинов. Население помогало партизанам получать вооружение и информацию о передвижении вражеских войск. Стремясь лишить партизан Омара аль-Мухтара поддержки населения, генерал Грациани приказал переселить 80 тыс. бе¬ дуинов вместе со скотом из Киренаики в район Сирта. Там они находились под строгим контролем. А чтобы отрезать партизан от источников поставки вооружения, вдоль границы Ливии с Египтом были построены заграждения из колючей проволоки длиной 300 км (от оазиса Джагбуб, который фашисты захвати¬ ли в 1926 г., до моря). Лишившись поддержки населения, отрезанные от баз, по¬ ставлявших вооружение, партизанские отряды оказались в очень тяжелом положении. 11 сентября 1931 г. Омар аль-Мухтар был ранен в бою и схвачен фашистами, а еще через несколько дней — повешен (11, с. 384]. Организованное вооруженное сопро¬ тивление народа фашистским захватчикам в Киренаике прекра¬ тилось, однако борьба за независимость продолжалась. Несмотря на огромное превосходство в численности войск и в технике, на зверское истребление населения, захватчики по¬ тратили на завоевание Ливии свыше 20 лет. Это свидетельство¬ вало о широкой народной поддержке национально-освободи¬ тельной борьбы против итальянских фашистов. Колонизация же страны продолжалась почти 30 лет. До прихода фашистов к власти в Италии (1911 —1921) проводи¬ лась частичная колонизация Ливии. После же прихода фаши¬ стов к власти в Ливии начался второй период (1922—1940) — массовой колонизации. Для поощрения итальянских капиталовложений в сельское хозяйство Триполитании предоставлялись большие льготы. Це¬ 102
ны на землю были очень низкие (в среднем 50 итал. лир за 1 га). Отменялись налоги на 25 лет. С 1925 г. колонизации Ливии в Риме стали уделять больше внимания. Прежний губернатор Вольпи был заменен высокопо¬ ставленным фашистом генералом де Боно. В 1926 г. Ливию по¬ сетил Муссолини. Де Боно выработал программу колонизации, осуществление которой началось в 1928 г., когда Триполитания и Киренаика были объединены и губернатором Ливии стал мар¬ шал Бадольо [11, с. 385]. Итальянским колонистам, направлявшимся в Ливию, выда¬ вались субсидии. Закон, принятый в июне 1928 г., предусматри¬ вал, что государственные земли в Ливии, пригодные для обра¬ ботки, могут быть предоставлены лишь итальянцам. Что же касается ливийцев, то «они могли продолжать вести кочевой образ жизни, работать у итальянских колонистов в качестве батраков или арендовать землю на годичный срок». В Киренаике для колонизации в 1932 г. были использованы захваченные владения ордена сенуситов и частные земли. Толь¬ ко в Киренаике фонд «приобретенных» таким путем для целей колонизации земель составил около !/г млн. га. Фашистское го¬ сударство взяло на себя расходы, связанные с расселением итальянских колонистов. Так, в 1928 г. государство оплатило 25% затрат, связанных с колонизацией, в виде прямых субси¬ дий, а 50% средств предоставляли банки. В последующие годы затраты фашистского государства на колонизацию Ливии еще более увеличились. Фашистское правительство побуждало итальянцев направ¬ ляться в Ливию в качестве колонистов. В 1939 г. число италь¬ янцев в Триполитании достигло 44 тыс., а в Киренаике — 40 тыс.10. Если учесть, что население Триполитании составляло (по переписи 1931 г.) 523 тыс. человек, а Киренаики (по пере¬ писи 1923 г.) — 185 тыс., то накануне второй мировой войны число итальянцев составляло примерно Vio коренного населения страны [11, с. 386]. Так менялся национальный состав, а также социальная структура страны. Захватив страну, итальянские колонизаторы превратили ее в аграрно-сырьевой придаток и рынок сбыта итальянских товаров. Лучшие земли, отнятые у местного населения, были переда¬ ны в основном высшим офицерам итальянской армии, крупным чиновникам, акционерным компаниям и колонистам (к началу второй мировой войны было экспроприировано 800 тыс. га, в том числе 230 тыс. га обрабатываемой земли). Крупнейшими землевладельцами были Вольпи (55 тыс. га), генерал Граци- ани и др. [3, с. 485]. Некоторые итальянцы владели зем¬ лей на правах частных концессий. Их механизированные капи¬ талистические хозяйства давали значительную часть товарной 10 По другим данным, в Ливии было ПО тыс. итальянцев [4, с. 140]. 103
продукции страны. Владельцы хозяйств размером 25—30 га использовали труд более 20 тыс. неквалифицированных араб¬ ских рабочих11. Хозяйничанье итальянских колонизаторов па¬ губно сказалось на экономике Ливии. В результате военных действий сильно сократилось поголовье скота (в Киренаике — основной скотоводческой провинции — поголовье скота умень¬ шилось с 1410 тыс. голов в 1910 г. до 140 тыс. в 1933 г.). Если до итальянской оккупации Ливия была в состоянии оплачивать свой импорт, то в 1935 г. дефицит торгового баланса страны достиг 337 млн., а в 1939 г.— 773 млн. итал. лир, что превыша¬ ло стоимость экспорта страны за этот год[1, с. 109—НО]. Фашистские власти установили в Ливии режим жесточайше¬ го гнета. Хотя племенам Киренаики, в 1930 г. угнанным в рай¬ он Сирта, в 1932 г. было разрешено возвратиться в родные места, они находились под постоянным контролем и не могли покинуть лагеря без официального разрешения. Шейхов пле¬ мен утверждали в должности итальянские власти. После 1932 г. шейхи ордена сенуситов были отправлены в ссылку, а завии ордена — разрушены или превращены в воен¬ ные посты итальянской армии. Колонизаторы подавляли национальную культуру. Населе¬ ние Ливии было почти поголовно неграмотно. В немногочис¬ ленных школах преподавание велось на итальянском языке 11 12, ливийцев, получивших высшее образование, насчитывались еди¬ ницы. Прогрессивные деятели национальной культуры подверга¬ лись гонениям. На произведения ливийских литераторов, высту¬ павших против колониализма (поэт Рафик аль-Махдауи и др.), был наложен запрет. Одновременно, готовясь к захвату Эфиопии и стремясь упрочить свои позиции в Ливии, фашистское правительство Италии начало принимать меры по привлечению на свою сто¬ рону арабской знати. С этой целью в 1935—1937 гг. почти 200 феодалам были возвращены конфискованные у них земли, ливийцам было разрешено получать в концессию земли, пред¬ ставителей арабской знати было решено включить в муниципа¬ литеты городов и т. п. Готовясь ко второй мировой войне и захвату Египта, а затем к созданию итальянской колониальной империи, итальянские фашисты включили в свою армию ливийский корпус [3, с. 486—487], ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА И ПЕРВЫЕ ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ В борьбе за независимость страны активно участвовали и ливийские политэмигранты (только из Киренаики в 1923— 11 По другим данным, их было 30 тыс. [3, с. 486]. 12 За исключением уроков религии, которые велись на арабском языке <11, с. 387]. 104
1932 гг. эмигрировало 20 тыс. человек). В своем подавляющем большинстве это были представители мелкой буржуазии, интел¬ лигенции, шейхи племен. Ливийские политэмигранты, спасаясь от оккупантов, рассея¬ лись по всему Ближнему Востоку (Египту, Сирии и другим странам). Уже в 1928 г. в Дамаске был образован Триполита- но-Киренаикский комитет обороны во главе с Беширом ас- Саадави. Этот комитет издавал антиитальянские пропагандист¬ ские материалы, которые публиковались в прессе стран Ближ¬ него Востока. Комитет выдвинул лозунг создания объединенно¬ го независимого ливийского государства. В годы второй миро¬ вой войны этот лозунг приобрел большую популярность. В ок¬ тябре 1939 г. политические эмигранты из Ливии созвали в Александрии совещание, на котором потребовали создания объединенной независимой Ливии во главе с Идрисом ас-Се- нуси [22, с. 170—171; 24, с. 378—380]. В том же, 1939 г. лидеры политэмигрантов в Каире просили Идриса ас-Сенуси сотрудничать с Консультативным советом, созданным из представителей Триполитании и Киренаики. Од¬ нако Идрис ас-Сенуси отказался выполнить их просьбу [5, с. 183; 9, с. 31—33]. В июне 1940 г. между Идрисом ас-Се¬ нуси и английским командованием была достигнута договорен¬ ность о том, что сформированные в Египте ливийские подраз¬ деления будут сражаться под английским командованием, а англичане обещали Идрису ас-Сенуси в случае победоносного окончания войны помочь ему утвердиться в Киренаике. В годы второй мировой войны в Ливии произошли важные изменения. Территория страны была превращена воюющими сторонами в арену боев. После объявления в июне 1940 г. Ита¬ лией войны Англии в сентябре того же года итальянские войска вторглись в Египет с ливийской территории. Однако к концу 1940 г. они были не только изгнаны из Египта, но и по¬ теряли значительную часть Ливии (Киренаику). Весной 1941 г. в Ливию были введены войска фашистской Германии (танко¬ вый корпус Роммеля). В течение 1941 г. военные действия шли с переменным успехом. Но в январе 1942 г. германо-итальян¬ ские войска заняли Бенгази, в июне — Тобрук, а к началу июля дошли до Эль-Аламейна. Задача изгнания фашистских войск из Египта и Ливии в огромной степени была облегчена благодаря решающим побе¬ дам Советской Армии над германскими захватчиками. После поражения у Эль-Аламейна, нанесенного армии Ром¬ меля английскими войсками при участии пяти ливийских ба¬ тальонов, 20 ноября 1942 г. английские войска освободили Бен¬ гази. 23 января 1943 г. английские войска и ливийские ба¬ тальоны заняли Триполи, а к 7 февраля 1943 г. они вместе с войсками «Сражающейся Франции», наступавшими с юга, осво¬ бодили Ливию от итало-германских войск [5, с. 184; 9, с. 42]. 105
Так «провалились планы Гитлера и Муссолини по захвату Северной Африки и Ближнего Востока. С февраля 1943 г. Ливия находилась под управлением воен¬ ной администрации Англии (Триполитании и Киренаика) и Франции (Феццан). Страна фактически была расчленена импе¬ риалистами на три части, разделенные таможенными барьера¬ ми. Кроме того, в каждой из трех провинций была введена своя валюта. Англия, Франция и США создали на территории Ливии военные базы: Англия — в Эль-Адеме и близ Тобрука, Фран¬ ция — в Феццане, а США — крупнейшую базу Уилус-Филд близ г. Триполи. Английские и французские колониальные власти сохранили с небольшими изменениями фашистское итальянское законода¬ тельство и налоговую систему. Колониальный гнет, острый не¬ достаток продуктов питания, быстрый рост цен вызвали усиле¬ ние политической активности масс. В августе 1943 г. трудящие¬ ся г. Триполи вышли на демонстрацию. В период второй мировой войны и в первые послевоенные годы активизировались политические силы. В 1943—1946 гг. в стране возникли политические организации и партии. Характер¬ но, что наряду с партиями, в которых лидерами были традици¬ онные феодальные деятели, шейхи племен и т. п., появились партии, куда входили националистически настроенные молодые представители средних городских слоев (военных, интеллиген¬ ции, мелкой буржуазии). Причем влияние последних, в част¬ ности в Киренаике, усиливалось. Здесь были созданы две поли¬ тические организации: Национальный фронт (Аль-Джабха аль- Ватанийя), в котором продолжало сказываться влияние тради¬ ционных лидеров (шейхов племен, мусульманского духовенст¬ ва), и клуб Омара аль-Мухтара, объединявший преимуществен¬ но молодых представителей мелкой буржуазии. После того как в июне 1949 г. Идрис ас-Сенуси провозгласил Киренаику «не¬ зависимым государством», летом 1950 г. состоялись выборы в парламент Киренаики. Клуб Омара аль-Мухтара провел в пар¬ ламент (состоявший из 60 депутатов) всего несколько своих представителей. Несмотря на это, когда правительство Кире¬ наики во главе с Сакизли внесло предложение заключить тор¬ говое соглашение с Израилем, депутаты клуба Омара аль¬ Мухтара выступили против этого предложения, и правительство Сакизли потерпело поражение (11, с. 389]. В Триполитании действовало около десяти различных на¬ ционалистических групп. Все они выступали за немедленное предоставление Ливии независимости и за единство страны. Но по вопросу о том, чтобы во главе страны был Идрис ас-Сенуси, мнения среди триполитанских партий расходились [9, с. 84— 89; И, с. 3901. Некоторые триполитанские националисты, выступавшие за 106
независимость, опасались, что если они будут слишком реши¬ тельно выступать против Идриса ас-Сенуси и англичан, то, воз¬ можно, снова попадут под управление Италии. Эти опасения не были лишены оснований. Итальянская колония в Триполита¬ нии все еще была велика и политически активна. Итальянское же правительство во главе с Бономи, которое было сформиро¬ вано после свержения Муссолини в 1943 г., пыталось сохранить за собой бывшие итальянские колонии. Правительство Бономи подчеркивало, что Италия была втянута в войну фашистами и что отстранение последних от власти сделало Италию дружест¬ венной союзникам. Поэтому итальянское правительство, отка¬ зываясь от каких-либо претензий в отношении Киренаики, тре¬ бовало возвращения Италии Триполитании [11, с. 390]. Патриотические ливийские организации активизировали свою деятельность и за пределами Ливии, в частности в Егип¬ те. Так, орган компартии Сирии и Ливана опубликовал выдерж¬ ки из меморандума Трнполитанского комитета в Каире, с ко¬ торым он в сентябре 1946 г. обратился в Лигу арабских стран и другие организации. В этом меморандуме Триполитанский ко¬ митет указал на то, что Ливня подпала под военный и полити¬ ческий контроль Англии. Комитет подчеркивал, что ливийцы выдвигали три следующих требования: 1) полная независимость страны; 2) единство Ливии в границах от Туниса до Египта и от Средиземного моря до Судана; 3) вступление Ливии в Лигу арабских стран. В меморандуме отмечалось, что ливийский народ отвергает империалистическую политику Англии, что за единство и неза¬ висимость страны выступают основные политические организа¬ ции Ливии (21, 21.Х.1946]. Созданный в Египте в марте 1947 г. ливийскими политэми¬ грантами под руководством Бешира ас-Саадави Национальный совет освобождения Ливии вначале выступал за то, чтобы во главе страны был Идрис ас-Сенуси. Однако вскоре под давле¬ нием ряда триполитанских организаций Саадави стал отдавать приоритет вопросу о единстве страны, нежели вопросу о руко¬ водстве страной. Судьба Ливии, как и других бывших итальянских колоний, обсуждалась в 1945—1948 гг. Советом министров иностранных дел (СМИД) СССР, США, Англии, Франции и Китая. Пер¬ вая сессия СМИД проходила в Лондоне в сентябре—октябре 1945 г. Советская делегация не согласилась с предложением США (к которому, по существу, присоединилась и Англия) о передаче итальянских колоний под опеку ООН, поскольку в этом случае США и Англия, располагая послушным большин¬ ством в ООН, смогли бы подчинить их себе и использовать для создания там военных баз. На второй сессии СМИД, проходившей в Париже летом ЮТ
1946 г., по вопросу об итальянских колониях было решено, что СССР, США, Англия и Франция в течение года со дня вступле¬ ния в силу мирного договора определят их окончательную судьбу [2, т. III, 1973, с. 157—160]. Однако после подписания мирного договора с Италией 10 февраля 1947 г. Англия и США, создавшие здесь свои круп¬ ные военные базы, всячески тормозили решение вопроса о судьбе бывших итальянских колоний. В самом договоре этот вопрос не был определен. В ст. 23 лишь указывалось, что «Ита¬ лия отказывается от всех прав и правооснований на итальян¬ ские территориальные владения в Африке». Одновременно с подписанием мирного договора правитель¬ ства СССР, Англии, США и Франции издали специальную де¬ кларацию (вошедшую в приложение XI к договору), в которой они взяли на себя обязательство в течение года после вступле¬ ния договора в силу (т. е. до 15 сентября 1948 г.) определить судьбу бывших итальянских колоний. В противном случае этот вопрос должен был быть передан на рассмотрение Генеральной Ассамблеи ООН. Судьбой бывших итальянских колоний зани¬ малось специальное совещание заместителей министров иност¬ ранных дел. Не выработав согласованных рекомендаций, оно 31 августа 1948 г. прекратило свою работу. Состоявшееся 13— 15 сентября этого же года в Париже совещание представите¬ лей четырех держав также не приняло никаких решений, и вопрос о бывших итальянских колониях был передан на рас¬ смотрение III сессии Генеральной Ассамблеи ООН, где колони¬ заторы продолжали задерживать его решение. ЗАВОЕВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ НЕЗАВИСИМОСТИ Империалисты попытались провести в ООН план раздела Ливии под видом осуществления опеки Англии над Киренаикой, Италии — над Триполитанией и Франции — над Феццаном. Основу этого плана составило заключенное 7 мая 1949 г. согла¬ шение между Англией и Италией, которое известно под назва¬ нием «Соглашения Бевин—Сфорца» (по имени министров ино¬ странных дел этих стран). В соответствии с этим соглашением империалистические державы предлагали отсрочить предостав¬ ление Ливии независимости на десять лет; Италия должна была получить право опеки над Триполитанией с 1951 г. Но решительные выступления ливийского народа против расчленения страны, борьба делегации Советского Союза в ор¬ ганах ООН за единую и независимую Ливию, поддержанная делегациями других социалистических и ряда афро-азиатских стран, заставили империалистов отступить. План Бевина—Сфорца был отвергнут на III сессии Гене¬ ральной Ассамблеи ООН в конце мая 1949 г. Сообщение о про¬ 108
вале этого плана колонизаторов вызвало всеобщее ликование. В городах Триполитании состоялись дотоле небывалые по чис¬ лу участников демонстрации. В Триполи, например, в демонст¬ рации приняло участие 40 тыс. человек. Однако колонизаторы пытались оттянуть разрешение вопро¬ са о предоставлении Ливии независимости. Против планов за¬ падных держав решительно выступил Советский Союз. В нояб¬ ре 1949 г. на IV сессии Генеральной Ассамблеи ООН советская делегация внесла предложения, предусматривавшие немедлен¬ ное предоставление Ливии независимости, вывод в трехмесяч¬ ный срок иностранных войск с ее территории и ликвидацию иностранных военных баз. В Триполи прошли крупные демонстрации под лозунгами: «Долой англо-американский империализм!», «Да здравствует единая Ливия!». Растущие симпатии народа к Советскому Сою¬ зу были выражены в лозунге: «Да здравствует Советский Союз — защитник независимости народов!» [1, с. 123—124}. В этой обстановке Генеральная Ассамблея ООН приняла решение (21 ноября 1949 г.) о предоставлении Ливии незави¬ симости к 1 января 1952 г. В начале 50-х годов в Ливии зарождалось рабочее движе¬ ние. Успешно прошли забастовки портовых рабочих, рабочих американской компании «Эссо Стандард» и др. [12, с. 25]. Вна¬ чале рабочие требовали повышения заработной платы. Но в последующем они потребовали принятия трудового законода¬ тельства. В результате этих требований 30 апреля 1951 г. был принят закон, определявший условия труда лиц, работавших по трудовым соглашениям. Статьи 4—И этого закона определяли условия заключения и расторжения трудовых соглашений. Согласно ст. 12 для ряда категорий рабочих устанавливался 8-часовой рабочий день и 48-часовая рабочая неделя. Правда, этот закон распространялся лишь на немногие про¬ фессии рабочих, и то только в Триполитании. Но уже сам факт принятия его в условиях, когда страна находилась еще под англо-французским управлением, свидетельствовал о растущей организованности рабочего класса Ливии [1, с. 116—117]. Одна¬ ко положение рабочих продолжало оставаться очень тяжелым. Так, квалифицированный рабочий получал в 1950—1951 гг. 104 итал. лиры в день, неквалифицированный — 80 лир, а не¬ квалифицированный сельскохозяйственный рабочий — 50—• 70 лир. Прожиточный же минимум семьи из четырех человек составлял 130 лир в день[1, с. 114; 10, с. 30]13. 13 Следует иметь в виду, что в семье, как правило, работал один человек. В условиях полицейских репрессий, раскола профсоюзного движения (вплоть до свержения монархии в 1969 г. ливийские профсоюзы так и не бы¬ ли объединены) борьба рабочего класса носила в основном экономический характер [5, с. 346—347]. 109
Империалисты в период создания в 1950—1951 гг. времен¬ ных органов власти, воспользовавшись тем, что реакционные элементы выступали против унитарного государства, постара¬ лись навязать ливийскому народу выгодное им федеративное устройство государства. Это, в частности, проявилось в созда¬ вавшихся временных государственных органах. Так, вначале был создан Подготовительный комитет в составе семи человек от каждой провинции независимо от численности населения в ней [20, с. 152—154]. Затем были сформированы Национальное учредительное собрание из 60 человек (по 20 человек от каж¬ дой провинции), временное ливийское правительство и три пра¬ вительства провинций [19, с. 263]. 7 октября 1951 г. была принята конституция страны, а 24 де¬ кабря 1951 г. состоялось провозглашение нового суверенного государства Соединенного королевства Ливии. Королем Ливии стал эмир Идрис ас-Сенуси под именем Идриса I [4, с. 143; 19, с. 267]. Сорокалетний период империалистического угнетения стра¬ ны закончился. Ливия стала первым в послевоенные годы неза¬ висимым государством Африки. Эта победа оказалась возмож¬ ной благодаря упорной борьбе ливийского народа, последова¬ тельной борьбе делегации Советского Союза в органах ООН за единую и независимую Ливию. Эта борьба делегации СССР в ООН была поддержана делегациями ряда социалистических, а также афро-азиатских стран. Однако в Ливии сохранились военные базы и войска импе¬ риалистов. После революции в Ливии (свержения монархии), 1 сентября 1969 г., военные базы империалистов были ликвиди¬ рованы, а их войска — выведены из страны к середине 1970 г. Новые руководители Ливии принимают энергичные меры по развитию промышленности и сельского хозяйства. В стране осуществляются прогрессивные социально-экономические пре¬ образования. Между Ливией и Советским Союзом, а также другими социалистическими странами развиваются дружествен¬ ные отношения.
ГЛАВА V НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ В ЕГИПТЕ В результате первой мировой войны колониальная империя Великобритании еще более увеличилась. Соответственно воз¬ росло и значение Египта для британского империализма, как страны, обеспечивающей связь между Африкой и Азией, между Европой и афро-азиатским миром. Хозяйственная жизнь Египта была подчинена Великобрита¬ нии и направлена главным образом на то, чтобы поставлять дешевое сырье и приносить огромные прибыли метрополии. В. И. Ленин отмечал, что «Англия из Египта все > делает стра¬ ну, производящую только хлопок... и затрудняет промыш¬ ленное развитие» {1, с. 78]. Но египетский народ, не желавший мириться с колониаль¬ ной и феодальной эксплуатацией и вдохновленный всемирно- историческим примером Великого Октября, поднял знамя вос¬ стания против чужеземного господства. Египет стал центром антиколониального движения, охватившего арабские страны от Марокко до Ирака. Начался новый этап в развитии нацио¬ нально-освободительной борьбы египетского народа. ОБОСТРЕНИЕ КОЛОНИАЛЬНЫХ ПРОТИВОРЕЧИИ Война принесла египетскому народу тяжкие лишения. Свы¬ ше одного миллиона египтян были призваны в трудовые и верблюжьи корпуса и выполняли, как правило, вспомогатель¬ ные работы по обслуживанию действующей британской армии на различных театрах войны. В городах нильской долины рас¬ пространился хронический голод, вызванный повышением цен на продовольствие (на некоторые продукты до 135%) при не¬ изменной заработной плате. Тяжелее всего приходилось город¬ ской бедноте. 540 тыс. египетских наемных рабочих трудились по 11—14 часов в день и получали за это грошовую плату (не более 5—6 пиастров). Их подвергали побоям и денежным штрафам. Не удивительно, что рабочие Египта играли важную роль в антиимпериалистических выступлениях 1919 г. В сельском хозяйстве резко усилился процесс социальной дифференциации. К концу войны 11 тыс. египетских и 1700 ино¬ странных (главным образом британских) землевладельцев вла¬ 111
дели более чем 2320 тыс. федданов, или 40% пахотной земли. В то же время 1 414 920 малоземельных феллахов, т. е. 91,1% всех землевладельцев, владели лишь 1425 тыс. федданов (пли 26,1% пахотной земли). Еще хуже была участь 1 млн. поден¬ ных сельскохозяйственных рабочих: их заработная плата не превышала 3 пиастров или горсти кукурузы, чечевицы и сахар¬ ного тростника. Смертность среди детей феллахов в 1917 г. до¬ стигала 32%. Прогрессирующая социальная дифференциация способство¬ вала еще большей поляризации классовых сил. Основной со¬ циальной опорой британского колониализма являлся класс крупных землевладельцев. Против политических и социально-экономических преобразо¬ ваний выступала компрадорская, инонациональная буржуазия, тесно связанная с иностранным монополистическим капиталом и земельной аристократией. Своим возвышением она была обя¬ зана социальной стратегии колонизаторов и стремилась к укреплению своих политических позиций. Процесс формирования буржуазии как класса находился в Египте еще в начальной стадии. Молодая национальная бур¬ жуазия — ее мануфактуры и мелкие промышленные предприя¬ тия были лишь островами среди докапиталистических хозяйст¬ венных форм, господствовавших в экономике страны, — во вре¬ мя войны укрепила свои экономические позиции. Война прервала наводнение Египта изделиями капиталистической про¬ мышленности Европы и способствовала возникновению много¬ численных местных предприятий, мелких и средних, в таких отраслях промышленности, как текстильная, кожевенная, табач¬ ная, пищевая, мыловаренная и др. Однако национальная буржуазия, не имея значительных капиталов, не могла серьез¬ но конкурировать с иностранными компаниями, особенно в условиях колониального режима. Классовые интересы молодой египетской буржуазии требовали ее безраздельного господства над национальными богатствами и производительными силами в рамках суверенного государства. Поэтому она присоедини¬ лась к общенациональному патриотическому фронту и совмест¬ но с либеральным крылом землевладельцев выдвинула притя¬ зания на руководство. После окончания войны расстановка сил четко определи¬ лась: британские колонизаторы, придворная клика из окруже¬ ния султана Фуада и связанная с иностранным финансовым капиталом феодально-компрадорская реакция противостояли всей нации. Не хватало только искры, чтобы произошел взрыв революционного движения. Повод для начала восстания дали действия колониальных властей. Несмотря на многочисленные обещания предоставить стра¬ не независимость, Великобритания обнародовала в начале ноября 1918 г. проект новой конституции Египта, который со¬ 112
хранил режим протектората. Этот акт произвола вызвал в Египте волну возмущения. В городах и деревнях стали возни¬ кать нелегальные организации, устраивались массовые собрания и распространялись тысячи антибританских листовок. Три де¬ путата распущенного в начале войны Законодательного собра¬ ния— Саад Заглул-паша, Абд аль-Азиз Фахми-бей и Али Аш- Шаарави-паша — выступили 13 ноября 1918 г. с протестом про¬ тив действий колониальных властей и выдвинули требование предоставления Египту независимости. Когда британский верховный комиссар отказался удовлетворить требования егип¬ тян, они вместе с другими лидерами освободительного дви¬ жения образовали «аль-Вафд аль-Мысри» («Египетская делега¬ ция»). Стремясь придать своей деятельности характер организации, обладающей полномочиями выступать от имени нации, группа из семи человек во главе с Заглулом разработала документ — Хартию национальных требований, под которой собирались подписи членов существовавших тогда представительных орга¬ нов, а также отдельных влиятельных лиц и всех слоев населе¬ ния (6, с. 103]. Вафд охватывал как представителей аристократии, состав¬ лявшей его правое крыло, так и представителей формирующих¬ ся национальной буржуазии, интеллигенции и мелкобуржуазных слоев города и деревни, а также религиозных лидеров. Этот пестрый социальный состав с самого начала таил в себе глу¬ бокие социальные противоречия; лишь в первое время они были скрыты общими антиколониальными целями. Руководящая группа Вафда, представлявшая в первую оче¬ редь интересы крупных землевладельцев, которые разбогатели благодаря повышению цен на хлопок и стремились вкладывать свои капиталы в неаграрные отрасли хозяйства (оптовая тор¬ говля, финансовые учреждения, промышленность), и националь¬ ной (преимущественно торговой) буржуазии, намеревалась достигнуть государственной самостоятельности «мирными и законными средствами». Она решительно отвергала революци¬ онные методы борьбы, предпочитая переговоры с метрополией, подкрепленные политическими заявлениями, сбором подписей и мирными демонстрациями в доказательство сплоченности на¬ ции. По окончании мировой войны в Египте возникла революци¬ онная ситуация, и в этой обстановке Вафд был преобразован в Национальный комитет по организации борьбы с империали¬ стами и вскоре стал признанной партией борьбы за независи¬ мость, временно объединившей главные течения национальной оппозиции и ставшей организатором антиколониального движе¬ ния. Саад Заглул приобрел огромную популярность в Египте. Активную деятельность в массах развернула основанная Заглу¬ лом весной 1919 г. подпольная вафдистская организация во 8 Зак. 141 113
главе с Абд ар-Рахманом Фахми 1. Она не только внимательно следила за действиями колониальных властей и их агентов в государственном аппарате, но и распространяла через своих эмиссаров лозунги Вафда по всей стране. После того как Саад Заглул в посланиях от 2 и 4 марта 1919 г., направленных султану Фуаду и британскому верховно¬ му комиссару, объявил статус протектората незаконным и от¬ казался распустить Вафд, он и еще три руководителя нацио¬ нального движения были арестованы и высланы на о-в Мальту. Колонизаторы рассчитывали, что освободительное движение, лишенное своего руководства, будет сломлено. Но расчеты их не оправдались — Египет ответил революцией. МАРТОВСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1919 г. Начало революционным событиям 1919 г. положила демон¬ страция в Каире 9 марта, основными участниками которой были студенты и ученики старших классов. Демонстранты, востор¬ женно встреченные населением, требовали ухода британских оккупантов, освобождения арестованных вождей Вафда и про¬ возглашения политической самостоятельности Египта. Дом, где жил Саад Заглул, был объявлен «Домом нации». 10 марта учащиеся Каира начали всеобщую забастовку. Университет аль-Азхар, самое крупное исламское учебное заве¬ дение, превратился в один из очагов национального движения. Каждый вечер в университетском дворе собирались тысячи египтян из всех слоев населения, чтобы слушать зажигательные речи, направленные против британского колониализма. День 10 марта завершился штурмом редакции пробританской газе¬ ты «Аль-Мукаттам» и столкновениями между британскими войсками и демонстрантами. С 11 марта в Каире остановилось все городское движение: забастовали трамвайщики, шоферы такси и рабочие других профессий. Улицы заполнялись демонстрантами. Участие про¬ летариата в революции повысило боеспособность освободитель¬ ного движения и расширило его социальную базу. В этот день купцы и мелкие торговцы закрыли свои лавки. Британские тор¬ говые дома и банки подверглись бойкоту. «Я вынужден при¬ знать,— телеграфировал 11 марта в Лондон М. Читэм1 2, — что имеет место движение с целью уничтожения государственной 1 Абд ар-Рахман Фахми происходил из мелкобуржуазной семьи. Во вре¬ мя восстания 1919 г. и в последующие годы он выделялся как активный проф¬ союзный деятель, впоследствии стал руководителем террористической органи¬ зации и секретарем ЦК Вафда. 2 Тогда временно исполняющий обязанности британского верховного ко¬ миссара. 114
власти, которое может иметь серьезные последствия» [20, 1949, № 3714]- Между 12 и 14 марта участились стычки с британскими войсками. 15 марта к забастовке присоединилось 4 тыс. желез¬ нодорожников Каира и его окрестностей, чтобы затруднить ок¬ купантам переброску и доставку военного снаряжения. Столица была полностью отрезана от остальной страны. 16 марта состоялась первая в истории Египта демонстрация женщин, до сих пор не допускавшихся к политической дея¬ тельности. 300 египтянок вышли на улицу с лозунгами: «Да здравствует свобода и независимость!», «Долой английский про¬ текторат!», «Свободу Сааду Заглулу!». Это выступление поло¬ жило начало женскому движению в борьбе за независимость и социально-политические права женщин. Из столицы революционное движение распространилось на провинцию. Этому Дольше всего способствовали студенты, по¬ спешившие в свои родные места в качестве эмиссаров револю¬ ции. В Александрии, Порт-Саиде, Думьяте, Танте, Эль-Мансуре, Даманхуре, Эз-Заказике, Зифте, Кафр-эш-Шейхе, Бени-Суэйфе, Эль-Файюме, Эль-Минье, Асьюте и ряде других городов прохо¬ дили забастовки и демонстрации. В некоторых городах власть перешла к «временным правительствам» или «национальным комитетам», а в нескольких провинциальных центрах была да¬ же провозглашена республика. Во многих деревнях феллахи объединялись в партизанские отряды, которые нападали на британские гарнизоны и военные поезда. Наиболее ожесточенные бои происходили в Асьюте. Около трех тысяч вооруженных феллахов и бедуинов в течение четырех дней осаждали британский гарнизон города. 17 марта британское министерство иностранных дел дало указание «безжалостно подавлять все восстания» [20, 1919, № 3714}. Для такого призыва к беспощадному подавлению было найдено обоснование: «Восстания принимают полуболь- шевистскую форму... Они не только организуются, но и опла¬ чиваются... Можно с уверенностью предполагать наличие влия ния извне» [20, 1919, № 3714]. Путем применения самолетов, танков и тяжелой артиллерии оккупационной армии удалось постепенно сломить общенацио¬ нальное сопротивление. Когда 25 марта 1919 г. в Египет при¬ был новый верховный комиссар лорд Алленби, революция уже шла на убыль. Египетский народ потерял более тысячи человек убитыми. К тюремному заключению было приговорено 3347 бор¬ цов за свободу. Несмотря на победу колонизаторов, мартовская революция 1919 г. имела очень важное значение. Во время революции образовался антиколониальный фронт всех патриотически настроенных классов и слоев общества. Вне и против него были только придворная клика, высшие чиновни¬ 8* 116
ки, феодальные помещики и компрадорская буржуазия, а так¬ же немногие высшие офицеры армии и полиции. Мартовское восстание имело характер антиколониальной ре¬ волюции буржуазно-демократического типа. Однако, хотя рево¬ люция возглавлялась буржуазными силами, она питалась рево¬ люционным порывом народных масс. Политические выступле¬ ния молодого рабочего класса и действия феллахов дополнили основную антиколониальную тенденцию революции социальны¬ ми целями, определили размах революционной борьбы. Заба¬ стовки рабочих, баррикадные бои во многих городах и дерев¬ нях, штурм казарм и правительственных зданий, а также раз¬ дел поместий некоторых иностранных и отечественных крупных землевладельцев свидетельствовали о качественно новых мо¬ ментах в характере национально-освободительной революции. Мартовское восстание было первой в арабском мире анти¬ колониальной освободительной революцией, совершившейся под влиянием Великого Октября. Революционные события в Египте дали новый толчок борьбе арабских народов Азии и Африки против империалистического порабощения. Египетский историк ар-Рафии с полным правом писал: «Египетский народ имеет все основания гордиться этим восстанием» [6, с. 415}. Одним из элементов колониальной политической стратегии, основанной на принципе «разделяй и властвуй», было натрав¬ ливание религиозных общин друг на друга. Однако это не да¬ ло ожидаемого результата: копты и мусульмане, так же как и во время восстания Ораби, вместе боролись против общего вра¬ га. На зеленых знаменах демонстрантов были изображены тесно переплетенные между собой полумесяц и крест. Остается рассмотреть вопрос о причинах поражения рево¬ люции, несмотря на ряд факторов, благоприятствовавших ей. Забастовочная борьба британского пролетариата подрывала господство буржуазии в метрополии. Определенное значение имело и то, что значительные британские боевые силы были двинуты в Советскую Россию, чтобы задушить молодую рабо¬ че-крестьянскую власть. Кроме того, немаловажную роль сыграла борьба других колониальных и зависимых народов против британского империализма. Мартовская революция 1919 г. в Египте не добилась своих целей прежде всего из-за нерешительности руководства партии Вафд, не имевшей ни ясной программы борьбы, ни обществен¬ но-политической концепции, ни единой организации в общена¬ циональных рамках. Напуганные размахом, методами и целями народного движения, лидеры Вафда не проявили инициативы, чтобы организовать и вооружить патриотов, вовлечь армию и еще не демобилизованные «трудовые отряды» в антиколониаль¬ ные выступления. Руководители Вафда видели свою задачу скорее в сдерживании революции, чем в организации массовой борьбы. 116
ПОЛИТИЧЕСКИЕ МАНЕВРЫ БРИТАНСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА (АПРЕЛЬ 1919—НАЧАЛО 1922 г.) Опыт стихийного массового движения в марте 1919 г. пока¬ зал колонизаторам, что в Египте нельзя опираться только на штыки. Великобритания попыталась укрепить свое господство посредством соглашения с правым крылом националистов. В ап¬ реле 1919 г. Сааду Заглулу было разрешено вернуться в Еги¬ пет и возглавить делегацию Вафда, которая должна была вы¬ ехать в Париж на мирную конференцию. Однако державы Антанты не дали египетской делегации выступить со своими требованиями. США и Франция 24 и 25 апреля 1919 г. призна¬ ли британский протекторат над Египтом. Египетское освободительное движение ответило на британ¬ скую <тактику убаюкивания» твердой решимостью вести борь¬ бу. Строго секретные донесения британской «Интеллидженс сервис», чья широко разветвленная агентура следила за дейст¬ виями египетских сил освобождения, сообщали о новой револю¬ ционной волне. Вот каковы были донесения британских агентов только с 19 апреля по 1 мая 1919 г. [20, 1919, № 3717]: 19 апреля — стычки между египетскими повстанцами и бри¬ танскими войсками под Тантой; первая в египетской истории всеобщая забастовка государственных служащих. 20 апреля — массовый митинг протеста против британского господства в университете аль-Азхар; бои между сельскими жи¬ телями и британскими воинскими частями около Абу Тур; по¬ литические забастовки портовых рабочих Порт-Саида и желез¬ нодорожников в Эз-Заказике, Телль эль-Кебире и др.; арест 181 демонстранта в округе Васита. 21 апреля — демонстрация протеста в Рашиде (Розетта). 26 апреля — забастовки рабочих различных предприятий в Александрии. 27 апреля — вооруженные столкновения между феллахами и британскими войсками около Дайрута. 29—30 апреля — демонстрации протеста тысяч студентов и школьников против британского влияния на народное образо¬ вание. 1 мая — первомайские демонстрации рабочих в Порт-Саиде и Суэце. Британское правительство решило послать в Каир для изу¬ чения создавшегося положения комиссию под председательст¬ вом министра колоний лорда Милнера. Одно уже сообщение об этом новом политическом маневре вызвало возмущение в Егип¬ те. Образованный в апреле 1919 г. Центральный комитет Вафда отказался вести переговоры на основе статуса протектората при осадном положении и призвал народ к бойкоту миссии Милнера. Когда 7 декабря 1919 г. лорд Милнер под сильной полицейской и военной охраной прибыл в Египет, его встрети¬ 117
ли внушительные демонстрации протеста, особенно рабочих и студентов. 9 марта 1920 г. 51 член прежнего Законодательного собрания объявили в «Доме нации» британский протекторат незаконным, а египетское государство — независимым и суве¬ ренным. 18 марта 1920 г. миссия Милнера, ничего не добив¬ шись, покинула страну. Британское правительство не отказалось, однако, от такти¬ ки раскола национальных сил. По предложению лорда Милне- ра; оно в мае 1920 г. пригласило в Лондон для переговоров Адли Якан-пашу, влиятельного представителя симпатизировав¬ шей Вафду части египетской аристократии и компрадорской буржуазии, а также находившуюся в Париже делегацию Ваф- да во главе с Саадом Заглулом. «Наша цель,— говорилось в одном из докладов лорда Милнера, — должна состоять в том, чтобы привлечь на сторону англичан умеренные элементы еги¬ петского национализма. Заключение договора между обеими сторонами является лучшим средством для обеспечения англий¬ ского господства» [20, 1920, № 4978]. Но хотя назначенный 16 марта 1921 г. премьер-министром Адли Якан-паша и Саад Заглул согласились на значительные уступки, переговоры, по сути дела, окончились провалом: 19 октября они были прерва¬ ны, не дав никаких результатов. Это произошло потому, что наиболее агрессивная группировка в правительстве Великобри¬ тании во главе с новым министром колоний Уинстоном Черчил¬ лем и министром иностранных дел лордом Керзоном соглаша¬ лась на провозглашение независимости Египта при условии присутствия британских войск и контроля над египетской фи¬ нансовой и внешней политикой, т. е. при фактическом сохране¬ нии колониального господства. В ответ всю страну охватили народные демонстрации, мас¬ совые выступления и забастовки. Как и два года назад, эти вы¬ ступления были неорганизованными; их участники стихийно переходили от мирных форм борьбы к насильственным и наря¬ ду с национальными требованиями выдвигали социальные. В городах возводились баррикады, в деревне действовали пар¬ тизанские отряды. Британские власти вновь, чтобы сбить рево¬ люционную волну, стали на путь террора. По приказу англий¬ ского верховного комиссара Алленби Саад Заглул-паша и ряд его сторонников были арестованы и сосланы на Сейшельские острова. Хотя в общем новый революционный подъем не достиг уров¬ ня 1919 г., он вызвал перегруппировку общественных сил в стране. Напуганное ростом массового движения, перешло в ла¬ герь реакции преимущественно связанное с крупным землевла¬ дением правое крыло вафдистов во главе с Мухаммедом Мах- муд-пашой, Мухаммедом Али-Беем и др. Вследствие перехода представителей крупных землевладельцев на сторону колони¬ заторов буржуазный характер руководства Вафда усилился; 118
оно более определенно стало выражать интересы отечествен¬ ного капитала. Это особенно ярко проявилось в призыве Вафда от 23 янва¬ ря 1922 г. к всеобщему бойкоту английских банков, пароходов, страховых компаний и товаров. Такая форма борьбы грозила исключительному положению английского монополистического капитала на египетском рынке и способствовала бы расшире¬ нию экономических позиций национальной буржуазии. Учитывая все это, британское правительство после тайных переговоров с представителями египетской реакции отказалось от протектората. После провала осуществления плана Милнера Великобритания была вынуждена опубликовать одностороннюю декларацию (28 февраля 1922 г.) об отмене протектората и о провозглашении независимости Египта. 15 марта султан Фуад, тесно связанный с представителями крупных землевладельцев и колониальными властями, получил королевский титул. Со¬ гласно параграфу третьему декларации в компетенцию британ¬ ского правительства входили следующие вопросы: «а) охрана имперских путей сообщения, проходящих через Египет; б) обо¬ рона Египта против всякой прямой или непрямой иностранной агрессии или вмешательства; в) защита иностранцев, прожи¬ вающих в Египте, и национальных меньшинств; г) соуправле- ние Суданом» [22, с. 102}. Тем самым открытая оккупация Египта сменилась замаски¬ рованной. Орудием для осуществления этого нового варианта колониальной политической стратегии империализма служили британская оккупационная армия, британские чиновники, зани¬ мавшие ключевые посты в государственном аппарате, а их со¬ циальной опорой внутри страны были крупные землевладель¬ цы и формирующаяся буржуазия. Реальная власть по-прежне¬ му оставалась в руках британского верховного комиссара. «Ре¬ волюция,— говорится в Национальной хартии 1962 г., — кончи¬ лась тем, что были провозглашены лишенная содержания неза¬ висимость и куцая свобода под пушками оккупантов...» [11, с. 23]. Тем не менее формальное упразднение протектората озна¬ чало первую частичную победу египетского освободительного движения. Она была не проявлением «добровольной политики деколонизации» британского империализма, а результатом упорной и самоотверженной антиколониальной борьбы египет¬ ского народа, который сумел использовать новую международ¬ ную обстановку, сложившуюся благодаря победе Великого Ок¬ тября. Провозглашение номинальной независимости оказало глубо¬ кое влияние на различные слои египетского общества и дея¬ тельность политических партий. В новой обстановке окончательно отмежевались от Вафда те представители земельной аристократии, компрадорской бур¬ 119
жуазии и высшего чиновничества, которые раньше были члена¬ ми этой партии или сочувствовали ей. В конце октября 1922 г. они основали под руководством Адли Якан-паши, Абд аль-Ха- лика Сарват-паши Партию либералов-конституционалистов («Хизб аль-Ахрар ад-Дустуриин»), проводившую политику со¬ трудничества с оккупационными властями. После отхода консервативного крыла от партии Вафд пос¬ ледняя временно подпала под влияние радикальных буржуаз¬ ных сил. Вафдисты подвергли британскую декларацию незави¬ симости резкой критике и требовали очищения Египта от войск колонизаторов, введения буржуазно-демократической конститу¬ ции и немедленного освобождения политических заключенных. Основная линия вафдистской стратегии и тактики состояла в том, чтобы под давлением массового движения вырвать у Ве¬ ликобритании уступки в пользу класса буржуазии, в частности добиться участия партии Вафд в управлении страной. Созданная в 1907 г. Мустафой Камилем Национальная пар¬ тия (Хизб аль-Ватани), объединявшая представителей нацио¬ нальной буржуазии, мелкой буржуазии и прогрессивной интел¬ лигенции, накануне и во время первой мировой войны подверг¬ лась суровым репрессиям. Многие лидеры ватанистов вынуж¬ дены были покинуть страну. В послевоенные годы, когда возник Вафд, «Хизб аль-Ватани» уступила вафдистам роль политиче¬ ского лидера национальных сил и отошла на второй план. В ре¬ зультате процесса политической дифференциации значительная часть ватанистов (преимущественно представителей буржуаз¬ ных слоев) примкнула к Вафду. В то же время в рядах левого, демократического крыла Национальной партии наметилась тен¬ денция к установлению более тесной связи с трудящимися мас¬ сами. Чрезвычайно важным явлением в социально-политической жизни Египта этого времени был рост рабочего движения, ко¬ торое начало формироваться в самостоятельную политическую силу. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ЕГИПЕТСКОГО РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ По окончании первой мировой войны египетский пролета¬ риат был еще численно невелик. В стране насчитывалось при¬ мерно полмиллиона наемных рабочих, но большая их часть со¬ храняла тесную связь с докапиталистическими формами произ¬ водства, и только меньшинство принадлежало к находившемуся в зачаточном состоянии капиталистическому сектору, который был представлен главным образом расположенными в городах Нижнего Египта текстильными, хлопчатобумажными и табач¬ ными фабриками, фабриками по переработке пищевых продук¬ 120
тов и предприятиями, связанными с транспортом. Постоянный приток крестьян и полупролетарских масс задерживал органи¬ зационное сплочение рабочего класса и формирование его клас¬ сового самосознания. Тем не менее в послевоенный период в связи с общим подъемом национально-освободительного движе¬ ния и проникновением социалистических идей началось быстрое превращение египетского пролетариата из «класса в себе» в «класс для себя». Небольшое ядро организованных в профсоюзы промышлен¬ ных рабочих активно способствовало вовлечению более широ¬ ких трудовых слоев в национально-освободительное движение. Только с августа 1919 до декабря 1921 г. состоялась 81 заба¬ стовка с участием 30 тыс. рабочих различных предприятий. За это время возникло 95 местных профсоюзных организаций (в Каире, Александрии и городах зоны Суэцкого канала). Ограниченные чаще всего одним районом или даже одной фаб¬ рикой, они объединяли в первую очередь рабочих-египтян. Од¬ нако наметилась тенденция к сотрудничеству с иностранными, особенно итальянскими и греческими, рабочими, которые пере¬ давали египетским товарищам по классу свой опыт борьбы и оказывали на них идеологическое влияние. Так, итальянский рабочий Пицутто, участник венгерской революции, основал в Каире в мае 1919 г. Биржу труда, объединявшую около 20 тыс. рабочих (преимущественно иностранных). Она принимала уча¬ стие з забастовочной борьбе и выступала за классовую соли¬ дарность с египетским пролетариатом. Вафдисты видели в молодом профсоюзном движении опору в борьбе за осуществление своих классовых целей. Поэтому они создавали и собственные профсоюзные организации, стремясь подчинить рабочих своему влиянию и расширить свою полити¬ ческую базу. Организацией рабочих в аппарате руководства Вафда занимался Абд ар-Рахман Фахми, один из соратников Саада Заглула. Новым важным явлением в политической и идеологической жизни Египта в тот период явилось возникавшее в Египте со¬ циалистическое движение [24]. Первые социалистические ячейки появились в Египте в 1918 г. под влиянием Великого Октября преимущественно по инициативе иностранцев, но также и египтян, которые по свое¬ му социальному происхождению были связаны с мелкобуржуаз¬ ными слоями. За руководство молодым социалистическим движением боролись представители различных идеологических направлений — гегельянцы, фабианцы, анархо-синдикалисты (Салама Муса, Мухаммед Абдалла Аннан, Али аль-Анани), с одной стороны, а с другой — близкая к марксизму группа пред¬ ставителей передовой интеллигенции (Антун Марон, Хусни аль- Ораби, Азиз Мирхам, Мустафа аль-Мансури, Сафван Абу аль¬ Фатх). В 1921 г. сосредоточенные в Александрии, Каире и 121
Порт-Саиде ячейки объединились в «Хизб аль-иштираки аль- Мысри» (Социалистическая партия Египта), в 1922 г. она на¬ считывала около 1500 членов. Хотя идеологические разногласия повредили боеспособности этой первой социалистической орга¬ низации, ее участие в антиколониальной борьбе, ее деятельность в профсоюзах и основанные ею вечерние школы подняли ее ав¬ торитет среди промышленных рабочих. На созванном Социалистической партией в 1921 г. в Алек¬ сандрии съезде представителей 20 профсоюзов Египта было основано первое в истории египетского рабочего движения профсоюзное объединение — Всеобщая конфедерация труда (ВКТ), которая уже в 1922 г. охватывала 32 организации с 50 тыс. членов и вступила в Красный Интернационал профсою¬ зов (Профинтерн). В 1922 г. в Каире действовали 38 профсоюзов, в Александ¬ рии— 33, в зоне Суэцкого канала—18, Танте — 4, Даманху- ре — 1 и др. [30, с. 2011 В борьбе против колониального режима и за осуществление классовых интересов пролетариата ведущую роль в Социали¬ стической партии играли марксисты. Они разъясняли пролета¬ риату значение Великой Октябрьской революции и требовали установления дипломатических отношений между Египтом и Советской Россией. В ноябре 1922 г. марксисты устроили в Александрии первую демонстрацию по случаю годовщины Ве¬ ликого Октября. В 1921 —1924 гг. марксисты проводили большую работу по укреплению своего влияния в наиболее крупных профсоюзах, создавали партийные комитеты на местах. Влияние марксистов среди рабочих масс стало весьма значительным. Разногласия между марксистами, с одной стороны, и представителями раз¬ личных мелкобуржуазных социалистических течений внутри партии — с другой, наметившиеся в предшествующие годы, пе¬ реросли в открытую борьбу. После того как от Социалистиче¬ ской партии откололись ее правые и центристские силы (мел¬ кобуржуазные интеллигенты), в январе 1923 г. на втором съез¬ де она была преобразована в Коммунистическую партию Егип¬ та («Хизб аш-шуюый аль-Мысри») и присоединилась к Коминтерну. Председателем партии стал Хусни аль-Ораби, ге¬ неральным секретарем—Антун Марон. В программе коммуни¬ стической партии содержались требования немедленной и под¬ линной независимости Египта, аннулирования египетского госу¬ дарственного долга, отмены капитуляций, национализации Суэцкого канала, введения восьмичасового рабочего дня, рав¬ ной оплаты рабочих-египтян и европейцев, признания профсою¬ зов, введения законодательства по охране труда, эмансипации женщин, конфискации поместий, превышающих 100 федданов, и их раздела между малоземельными и безземельными крестья¬ нами, освобождения от налогов всех крестьян, имеющих мень¬ 122
ше 10 федданов земли, создания сельских комитетов для защи¬ ты прав феллахов. Таким образом, определяя направление главного удара — против колониализма, программа одновре¬ менно выдвигала социальные требования, отвечавшие чаяниям трудящихся масс города и деревни. Не удивительно, что партия подверглась репрессиям со сто¬ роны блока колонизаторов и египетской реакции. Первая вол¬ на террора началась уже в марте 1923 г. массовыми арестами коммунистов. ПЕРВОЕ ВАФДИСТСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО Спустя год после издания декларации о независимости, 19 апреля 1923 г., была принята конституция Египта. Она пре¬ дусматривала кое-какие буржуазно-демократические права, но в то же время предоставляла королю широкие полномочия и гарантировала иностранцам их привилегии. Конституция подверглась резкой критике со стороны пред¬ ставителей прогрессивных политических течений. Они требова¬ ли обеспечения действительного государственного суверенитета Египта, немедленного вывода из Египта и Судана британских войск, освобождения политических заключенных и предоставле¬ ния народу широких демократических свобод. В январе 1924 г. состоялись первые после провозглашения независимости парламентские выборы, на которых внушитель¬ ную победу одержала партия Вафд: 188 мест из 215. Лидер Вафда Саад За-глул, в сентябре 1923 г. освобожденный из тюрьмы, сформировал 28 января 1924 г. первое вафдистское правительство. Благодаря мощной поддержке народных масс власть приобрела буржуазная группа руководства националь¬ но-освободительного движения. Теперь вопрос заключался в том, будут ли вафдисты оберегать единый национальный фронт и осуществлять требования национальных сил, ибо только при этом условии они могли устоять в борьбе с внешними и внут¬ ренними врагами. Главной опорой Заглула были зажиточные слои деревни (старосты, шейхи), влияние которых особенно возросло после принятия избирательного закона от 26 мая 1922 г. Однако на¬ стоятельное требование трудящихся удовлетворить их элемен¬ тарные материальные интересы было категорически отклонено вафдистским кабинетом. По отношению к рабочему движению правительство Заглу¬ ла занимало двойственную позицию. Подъем рабочего движения всерьез напугал молодую и политически неискушенную египет¬ скую буржуазию. Особую тревогу у нее вызвало усиление влия¬ ния КПЕ, деятельность которой способствовала радикализации рабочего движения, что угрожало позициям национальной бур¬ 123
жуазии. К тому же на вафдистов оказывалось сильное давле¬ ние со стороны иностранных монополий, действовавших в Егип¬ те, а также английских колониальных властей, которые угро¬ жали в случае 'неспособности вафдистского правительства уста¬ новить «порядок» в стране, использовав для этого свои войска. Усилившиеся в феврале и марте 1924 г. забастовки, нередко завершавшиеся занятием фабрик рабочими, беспощадно подав¬ лялись полицией и войсками. Были распущены Всеобщая кон¬ федерация труда и коммунистическая партия, а их руководи¬ тели и рядовые члены подверглись жестоким репрессиям. В ре¬ зультате организованного в сентябре — октябре 1924 г. анти¬ коммунистического процесса Хусни аль-Ораби, Антун Марон и еще четверо коммунистов были приговорены к трем годам тю¬ ремного заключения, пятеро других коммунистов — к шести месяцам принудительных работ каждый. Антун Марон умер в тюрьме 14 августа 1925 г. после голодовки. В то же время руководство Вафда старалось усилить свое влияние на рабочее движение. В марте 1924 г. оно основало Всеобщее объединение египетских рабочих, руководителем которого стал Абд ар-Рах¬ ман Фахми, а почетным председателем — король Фуад. Суть вафдистской рабочей политики была изложена пропагандиро¬ вавшим ее журналом партии «Аль-Уммаль» («Рабочие») в сле: дующей формуле: «Рабочие должны сплотиться под флагом и под руководством Вафда и добиваться рефор^м легальными методами» [24, с. 423]. Путем распространения реформистской идеологии тред-юнионизма вафдистам удалось значительно ос¬ лабить египетское рабочее движение. Находясь у власти, Саад Заглул и другие вожди вафдисгов стали высказываться по отношению к феодально-монархической реакции значительно умереннее. В свою очередь, король Фуад I и его окружение начали заигрывать с Саадом Заглулом, чтобы удержать партию Вафд от осуществления радикальных мер, требуемых прогрессивными силами, и в конечном счете поме¬ шать ей укрепить свои позиции. Британские секретные сообще¬ ния из Каира свидетельствуют, что Саад Заглул в какой-то мере попал в сети интриг короля. А главное — руководство Ваф¬ да не сделало тех выводов, к каким пришли, например, кема- листы в Турции, понявшие, что борьба против империалистов неразрывно связана с борьбой против феодально-монархической системы. Не оправдались и надежды лидеров Вафда достичь решения национальных задач путем соглашения с лейбористским каби¬ нетом Макдональда, созданным в январе 1924 г. В ходе перего¬ воров, которые Саад Заглул вел с британским правительством в Лондоне в сентябре — октябре 1924 г., англичане отвергли требования египетской стороны, добивавшейся предоставления Египту реальной, а не фиктивной независимости. Провал лон¬ донских переговоров и расправа правительства Заглула с рево¬ 124
люционным рабочим движением вызвали обострение политиче¬ ской обстановки в Египте. Чтобы сохранить влияние на массы и ослабить внутреннюю оппозицию, Заглул в ноябре 1924 г. в ноте правительству Ве¬ ликобритании потребовал отзыва британских офицеров из во¬ оруженных сил Египта. Ответом Лондона на это требование было назначение Ли Стэка, британского генерал-губернатора Судана и душителя суданского освободительного движения, главнокомандующим египетской армией. В обстановке резкого обострения египетско-британских от¬ ношений Ли Стэк был 19 ноября 1924 г. убит в Каире студен¬ том-анархистом. Британский империализм немедленно восполь¬ зовался этим инцидентом как предлогом для свержения ваф- дистского кабинета. По поручению консервативного правитель¬ ства Болдуина, сменившего в Великобритании лейбористское, верховный комиссар Алленби предъявил египетскому премьеру ультиматум. В нем содержались не только требования принести извинения за убийство Ли Стэка и уплаты штрафа в сумме 500 тыс. ф. ст., но также условия военно-политического харак¬ тера: вывод египетских войск из Судана, запрещение народных демонстраций, восстановление всех прерогатив британских со¬ ветников в египетском государственном аппарате и согласие на использование нильских вод для расширения хлопковых плантаций, принадлежавших англичанам в Судане. Когда же палата депутатов Египта заявила о готовности удовлетво¬ рить требования Великобритании, непосредственно связанные с убийством Ли Стэка, но отвергла те пункты ультиматума, которые были несовместимы с интересами египетского народа, британские войска заняли таможню в Александрии. В важней¬ ших египетских портах появились британские военные корабли, а египетские войска в Судане были разоружены. Эти новые акты агрессии британского империализма в Егип¬ те вызвали бурный протест демократической общественности и особенно международного рабочего движения. Во многих стра¬ нах, в том числе в Советском Союзе, были основаны общества «Руки прочь от Египта!». Коминтерн заявил в своем воззвании: «Консервативное правительство Англии возобновило свою дея¬ тельность разбойничьим нападением на Египет. Под предлогом убийства генерала Ли Стэка консервативное правительство предприняло первую решительную попытку ликвидировать даже ту жалкую „независимость" Египта, которой он пользовался до сего времени...» [13]. 24 ноября 1924 г. кабинет Саада Заглула капитулировал перед угрозами империалистов и подал в отставку. Партия Вафд не сделала даже попытки утвердить с помощью народа уже завоеванные позиции. В заявлении британского верховного комиссара от 13 декабря 1924 г. с удовлетворением констатиро¬ валось, что правительство Саада Заглула отдало «приказ му- 125
дирам и губернаторам всеми средствами, даже силой, не допу¬ скать демонстраций протеста» [20, 1924, № 10022]. Капитуляция вафдистов знаменовала окончание той фазы египетского освободительного движения, в ходе которой впер¬ вые к политической власти пришли представители националь¬ ной буржуазии. ЗАГОВОР РЕАКЦИИ ПРОТИВ ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ Б результате отставки вафдистского кабинета изменилось соотношение сил между национальным движением и объединен¬ ной внешней и внутренней реакцией. В период революционного подъема король Фуад был вынужден мириться с правительст¬ вом, которое не осмеливалось открыто сотрудничать с правыми силами. Но теперь он счел своевременным с согласия британ¬ ского правительства захватить исполнительную власть в свои руки и нанести решительный удар по национально-освободи¬ тельному движению и его вафдистакому руководству. Секретные доклады британского верховного комиссара в Каире министерству иностранных дел [20, 1924, № 10044—47; 1925, № 10088; 1926, № 11582—83; 1927, № 12357—59; 1928, № 13118—22] раскрывают во всех подробностях коварный за¬ говор колонизаторов против освободительного движения египет¬ ского народа. На основании этих докладов выясняется главная тенденция этого заговора, сводящаяся в основном к следую¬ щему. После отставки Заглула Фуад I поручил формирование правительства начальнику королевской канцелярии Зивар-па- ше. Новый премьер немедленно заверил лорда Алленби в своей лояльности и разработал план «прямой и открытой войны про¬ тив партии Вафд». В то же время — с целью обмана народных масс — он резервировал за собой право критиковать время от времени политику Великобритании. Алленби обещал «полную поддержку» этой политике Зивар-паши. Кабинет Зивара на¬ чал с разгона парламента и введения нового избирательного закона, лишившего избирательных прав 60% избирателей, что было грубым нарушением конституции 1923 г. С помощью войск и жандармерии были подавлены выступления рабочих, боров¬ шихся за повышение заработной платы в Александрии и Думья- те. Началась новая волна арестов членов коммунистической партии и видных вафдистов, были закрыты прогрессивные га¬ зеты, и среди них издававшаяся марксистами «Аль-Хисаб» («Расплата»). В провинциях с руководящих постов были уст¬ ранены все сочувствовавшие Вафду лица. Правительство Зивара безоговорочно выполнило все усло¬ вия британского ультиматума, включая вывод египетских войск 126
из Судана. Подозревавшиеся в оппозиционных настроениях офицеры были расселены по различным провинциям. Эта мера, имевшая целью расколоть и изолировать демократические силы в армии, а также обеспечить контроль над ними, вызвала рез¬ кое недовольство в военных кругах. Она ускорила процесс за¬ ражения армии «микробом» национализма. Реформа избирательной системы и репрессии против нацио¬ нально-освободительного движения представлялись королю Фуаду и его окружению недостаточными, чтобы помешать по¬ беде вафдистов на предстоящих парламентских выборах. Реше¬ но было противопоставить Вафду на выборах политическую организацию реакционных сил — земельной аристократии, ком¬ прадорской буржуазии и высшего чиновничества. Новая партия, получившая название «Хизб аль-иттихад» (Партия единения), была основана в январе 1925 г. Из казны короля она обильно снабжалась средствами для создания пропагандистских центров и опорных пунктов в провинции. Газеты «королевской партии», как ее в насмешку стали называть, «Аль-Иттихад» («Едине¬ ние») и «Либерте» («Свобода») старались внушить имущим слоям населения ужас перед «призраком большевизма», в то время как газета «Шааб аль-Мысри» («Египетский народ») про¬ пагандой в пользу «народного короля» Фуада пыталась воздей¬ ствовать на трудящиеся массы. Тем не менее на выборах 12 марта 1925 г. Вафд получил в палате депутатов 116 мест, тогда как все остальные партии — только 87. На своем первом заседании 23 марта 1925 г. парла¬ мент подавляющим большинством голосов избрал председате¬ лем Саада Заглула, а вице-председателями — двух других де- путатов-вафдистов. В ответ король Фуад I с одобрения бри¬ танского верховного комиссара распустил парламент. Снова последовали репрессии. Когда более трех тысяч рабочих в Эль- Махалла эль-Кубра начали под руководством нелегального ко¬ митета Вафда политическую забастовку, их разогнала -конная полиция, а вожаки забастовки были арестованы. 31 мая 1925 г. были арестованы члены нового Центрального комитета комму¬ нистической партии: одни из них были приговорены к тюрем¬ ному заключению, другие — к высылке. Террор задел также Вафд и «Хизб аль-Ватани». Закон о союзах от 28 октября 1925 г. предоставил на усмотрение короля роспуск или разре¬ шение деятельности политических партий. Выборы были отло¬ жены на неопределенное время. Однако национальные силы не были сломлены и вскоре пе¬ решли в контрнаступление. «Хизб аль-Ватани» организовала митинг, в котором приня¬ ло участие около 12 тыс. членов партии, под руководством Му¬ хаммеда Хафиза Рамадана, избранного в 1923 г. председателем партии. Участники митинга приняли решение усилить борьбу за завоевание полной политической самостоятельности Египта 127
и за установление буржуазно-демократического строя. Шаг вле¬ во сделала Партия либералов-конституционалистов. Опасаясь подрыва своего влияния в массах, возмущенных политикой ка¬ бинета Зивара, она отозвала своих представителей из прави¬ тельства. 13 ноября 1925 г., в годовщину основания «аль-Вафд аль- Мысри», был основан объединенный Исполнительный комитет Вафда, Национальной партии и Партии либералов-конституцио¬ налистов с целью создания возможно более широкой платформы для борьбы против колониально-роялистской диктатуры 21 но¬ ября 134 депутата и 56 сенаторов, представители трех партий, выступили с требованием созвать заседание обеих палат парла¬ мента. Ввиду того что здание парламента по приказанию Зи- вар-паши было оцеплено полицией, эта демонстрация протеста против нарушения 'конституции состоялась в отеле «Континен¬ таль». Депутаты дали клятву не прекращать борьбы до тех пор, пока не будет уничтожен диктаторский режим и не будут вос¬ становлены (конституционные права. В феврале 1926 г. Национальный конгресс коалиции трех партий потребовал немедленно назначить новые выборы. Это требование было поддержано низшими слоями государственно¬ го аппарата и учащейся молодежью. По всей стране проходили демонстрации студентов и школьников, которыми руководили студенческие комитеты. Под давлением нарастающего массового протеста король и новый британский верховный комиссар лорд Ллойд вынуждены были дать согласие на восстановление парламентаризма. Вы¬ боры 22 мая 1926 г. принесли Вафду решительную победу. В па¬ лату было избрано 144 вафдиста, 28 либералов-конституциона¬ листов, 17 сочувствующих вафдистам независимых депутатов, 7 представителей Партии единения, 5 ватанистов. Все вожди Партии единения провалились на «выборах черни», как их на¬ звал король Фуад I. Но, получив, как и на январских выбо¬ рах 1924 г., абсолютное большинство, Вафд вновь не отважился повести патриотические силы на решительную борьбу с коло- ниализмом и внутренней реакцией. Уступив нажиму англичан, Заглул отказался возглавить кабинет (он занял пост предсе¬ дателя палаты депутатов) и обещал поддержку правительству либералов-конституционалистов. Правда, вафдисты вошли в правительство, но все они были представителями консерватив¬ ного крыла партии, отобранными при непосредственном участии верховного комиссара. Очередная капитуляция вафдистского руководства лишь на время затормозила рост освободительного движения. Уже в 1927 г. оно вновь активизировалось, вылившись в так называе¬ мый армейский кризис — борьбу патриотических сил против военного диктата британского империализма и его контроля над египетской армией. В ходе этой борьбы вновь дали знать 128
о себе противоречия представляемых Вафдом слоев египетской буржуазии с империализмом. Требования вафдистов, «Хизб алыВатани» и части либе¬ ралов-конституционалистов (стремившихся сохранить союз с Вафдом, чтобы удержаться у власти) включали отмену британ¬ ского верховного командования над египетской армией и уда¬ ление с командных должностей всех британских офицеров, уве¬ личение численности египетских вооруженных сил, оснащение их современным .оружием, создание египетских военно-воздуш¬ ных сил и т. д. Атаки против британского военного засилья в Египте ве¬ лись в палате депутатов и в печати, в первую очередь в органе ватанистов «Аль-Ахбар» и в находившихся под контролем Ваф¬ да газетах «Аль-Ахрам» и «Аль-Баляг». «Аль-Ахрам» писала 26 мая 1927 г.: «Армия, находящаяся под иностранным контро¬ лем,— это армия рабов. Британцы говорят о защите Египта, но в действительности используют египетских солдат и египетские богатства исключительно для осуществления своих политических великодержавных целей». Правительство Великобритании сделало все, чтобы поме¬ шать осуществлению национальных требований египтян. Эту позицию выражала нота от 29 мая 1927 г., направленная премь¬ ер-министру Сарват-паше, в которой лондонский кабинет на¬ стаивал на сохранении неограниченного контроля англичан над египетской армией. Более того, Англия добивалась узаконения этого режима специальным договором. В качестве «компенса¬ ции» выражалось согласие на небольшую уступку — на увели¬ чение в будущем численности египетской армии с 10 500 до 12 000 и создание эскадрильи египетских ВВС. Свои требова¬ ния Англия подкрепила политикой «устрашения»: к берегам Египта (в Александрию и Порт-Саид) были направлены три военных корабля. В разгар конфликта по вопросу об армии 23 августа 1927 г., скончался основатель и глава Вафда Саад Заглул. Его преем¬ ником на посту председателя партии и председателя палаты депутатов стал Мустафа ан-Наххас-паша. На первых порах смена руководства не изменила позиции Вафда в военном вопросе. И когда в конце 1927 г. Сарват-паша за спиной парламента подписал с британским правительством договор, сохранявший военную и другие формы колониальной зависимости Египта, вафдистское большинство в палате депу¬ татов отказалось его ратифицировать и добилось падения ка¬ бинета. 17 марта 1928 г. Мустафа ан-Наххас сформировал коалици¬ онное правительство, в котором вафдисты заняли руководящие позиции. Однако и второй вафдистский кабинет не отважился на радикальные изменения социального и политического уст¬ ройства Египта. По существу, единственным его шагом навстре¬ 9 Зак. 141 129
чу требованиям демократических сил была попытка легализо¬ вать свободу собраний на основе законопроекта о внутреннем* порядке. Но стоило британскому правительству и королю Фуаду воспротивиться этому решению, как вафдисты покорно ушли в отставку (25 июня 1928 г.). Партия Вафд, правда, еще сохра¬ нила свою гегемонию в освободительном движении, но, как от¬ мечается в Национальной хартии египетской революции, «утра¬ тила всякую революционную силу» [11, с. 25]. Усиление соглашательских тенденций в политике вафдист- ского руководства объяснялось не только страхом перед револю¬ ционными выступлениями народных масс, но и теми экономи¬ ческими уступками, которые сделали колонизаторы египетской’ буржуазии, прежде всего той ее части, которая группировалась вокруг банка «Мыср»— первого национального предприятия: финансового сектора, основанного в 1920 г. Многим капитали¬ стам из этого банка, связанным с иностранным капиталом, пре¬ имущественно его главным акционерам, были предоставлены значительные правительственные субсидии для основания 12 торговых, промышленных и транспортных компаний. Кроме того, изданный в том же году Закон об акционерных обществах обязывал иностранных концессионеров привлекать к участию1 в новых компаниях (в размере 25%) египетский капитал. Ко¬ нечно, иностранный капитал сохранил свою гегемонию. В 1933 г. из общей суммы капиталовложений в экономику Египта, рав¬ ной 96,24 млн. ег. ф., его доля составляла 81,37 млн., т. е. 84,5%. Практически главным результатом нового законодатель¬ ства было увеличение компрадорского слоя в финансовом и промышленном секторах, выступавшего в качестве младшего’ партнера иностранного монополистического капитала. И в области политической жизни британский империализм стремился закрепить свои позиции. Премьер-министром стал: председатель партии «Хизб аль-Ахрар ад-Дустуриин» Мухам¬ мед Махмуд-паша, хотя эта партия располагала в парламенте только 30 из 214 мест. Послушное своим иностранным хозяе¬ вам, правительство Мухаммеда Махмуда распустило парламент, провело чистку государственного аппарата (все сочувствующие освободительному движению были уволены). Усилились репрес¬ сии против профсоюзов и прогрессивного студенчества. Широко» практиковалось массовое исключение студентов-патриотов из. университетов. Наконец, в мае 1929 г. кабинет Мухаммеда Мах¬ муда заключил соглашение с Англией об использовании ниль¬ ских вод в Судане. Революционные силы египетского освободительного движе¬ ния ответили на «режим железного кулака», как его называли’ в народе, баррикадными боями в июне 1928 г. в Танте, Каире, Александрии и устроенной 15 марта 1929 г. внушительной де’ монстрацией протеста перед абдинским дворцом Фуада I в; Каире. Но здесь на помощь властям пришло руководство Ваф- 130
да, которое в своем манифесте призвало нацию «сохранять спо¬ койствие и положиться на вождей». «Вафд не способен к сопро¬ тивлению, — с удовлетворением констатировал верховный ко¬ миссар,— он даже отклоняет бойкот британских товаров как метод борьбы». РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ В ПЕРИОД МИРОВОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА 1929—1933 гг. Египет особенно тяжело пострадал в годы мирового эконо¬ мического кризиса. Вследствие монокультурного характера эко¬ номического развития, огромной зависимости от уровня спроса и цен на хлопок, составлявшего от 80 до 90% всего экспорта, Египет обладал крайне незначительной способностью экономи¬ ческого маневрирования. Экспорт хлопка при резком падении цен с 26 до 10 реалов за 1 кинтар (с 1929 до 1933 г.) сократился более чем на 60%. Запасы хлопка увеличились вчетверо, а по¬ севные площади под хлопчатником сократились наполовину. Общая стоимость сельскохозяйственной продукции уменьши¬ лась со 100 млн. ег. ф. в 1929 г. до 45 млн. в 1933 г. И без того незначительный золотой запас высасывали иностранные долги. Платежный баланс стал пассивным. Бремя кризиса в первую очередь легло на малоземельных и безземельных феллахов и на рабочих. Чтобы выполнить требо¬ вания империалистических кредиторов, в деревню направляли, как в годы, предшествовавшие восстанию Ораби-паши, кара¬ тельные экспедиции для взимания налогов. Напротив, крупные землевладельцы, высшее мусульманское духовенство, королев¬ ская семья и иностранные компании (всем им к 1930 г. при¬ надлежало больше половины всей земельной площади) вос¬ пользовались кризисом для укрепления своих позиций в дерев¬ не. За неуплату арендной платы в срок они лишали десятки мгысяч обедневших крестьянских хозяйств земли, а сами полу¬ чали от правительства, главным образом при посредстве осно¬ ванного в 1931 г. сельскохозяйственного кредитного банка, круп¬ ные субсидии. В годы кризиса происходило массовое бегство отчаявшихся феллахов в города, где они искали спасения от голода и нуж¬ ды, но только увеличивали армию безработных (число их до¬ стигло 300 тыс.), поскольку кризис поразил и египетскую про¬ мышленность. Непрерывно росли цены на основные продоволь¬ ственные товары, тогда как дневная заработная плата фабрич¬ ного рабочего сократилась с 20—30 до 6—10 пиастров. Харак¬ терным признаком кризиса были также многочисленные бан¬ кротства мелких и средних предприятий. Экономический кризис привел к обострению социальных ^противоречий, особенно между иностранным капиталом и свя- 9* 131
занной с ним внутренней реакцией, с одной стороны, и огром¬ ным большинством народа — с другой. Египет находился на¬ кануне новой революционной ситуации. В январе 1930 г. лейбористский кабинет Макдональда, же¬ лая успокоить массы, санкционировал вторично сформировать правительство во главе с ан-Наххасом. Но когда лидер вафди- стов отказался от заключения нового договора с Англией, за¬ креплявшего британское господство в Египте, он был в июне 1930 г. заменен банкиром и крупным землевладельцем Исмаи¬ лом Сидки-пашой, тесно связанным с британским монополисти¬ ческим капиталом. С санкции Великобритании Сидки-паша при¬ нял ряд драконовских мер: был распущен парламент, запре¬ щена национальная печать, введены новая конституция и из¬ бирательный закон, расширявшие привилегии крупных аграри¬ ев за счет ограничения прав трудящегося населения страны,, создана новая политическая организация крупных землевла¬ дельцев и финансовых магнатов — «Хизб аш-Шааб» (Народная партия). Однако эти меры не могли остановить мужественного сопро¬ тивления египетского народа. Его протест вылился в мощные демонстрации, голодные походы, стачечную борьбу и барри¬ кадные бои, показавшие, что революционные силы не сломле¬ ны. Эта волна протеста, привлекшая к Египту внимание миро¬ вой общественности, достигла первой фазы подъема во время вооруженных столкновений демонстрантов (рабочих, студентов и ремесленников) с полицейскими отрядами в Мансуре, Суэце, Александрии и Каире. В Александрии 15 июля 1930 г. была проведена двухчасовая всеобщая забастовка, свидетельствовав¬ шая о росте политической активности рабочего класса. В Порт- Саиде и Суэце патриотическим силам удалось, правда на неко¬ торое время, овладеть положением и создать собственные орга¬ ны власти. 21 и 22 июля деревенская беднота организовала походы в города, чтобы объединиться с восставшими. В этих боях наряду с требованием полной политической независимо¬ сти Египта впервые прозвучал призыв к свержению прогнив¬ шего монархического режима. В деревне распространился ло¬ зунг «Земля тем, кто ее обрабатывает». Для борьбы с освободительным движением британский им¬ периализм направил в египетские порты Средиземноморский флот, а Сидки-паша объявил военное положение. Тюрьмы были переполнены арестованными патриотами, свыше 100 человек было убито. Новые бои вспыхнули во время бойкотировавшихся народом парламентских выборов в мае 1931 г., которые проводились на основе введенной правительством Сидки-паши реакционной кон¬ ституции 1930 г. (в выборах участвовало лишь от 4 до 6% из¬ бирателей). В Каире, Порт-Саиде и некоторых городах дельты Нила дело дошло до ожесточенных стычек с конной полицией. 132
Только в Каире были убиты 21 человек, среди них 13, рабочих товарной станции Булак, рабочего предместья столицы. В де¬ ревнях феллахи нападали на избирательные пункты; 400 омд (деревенских старост) в знак протеста .против правительствен¬ ной политики насилия сложили с себя полномочия. Обострение кризисного положения сказалось как в росте числа забастовок, так и в стремлении рабочих освободиться от политического и идеологического влияния буржуазии путем создания самостоя¬ тельных профсоюзов. Мощные массовые выступления продолжались и в последо¬ вавший за кризисом период, приняв особо грозный характер в 1935 г. В ноябре этого года в Нижнем Египте создалось поло¬ жение, похожее на гражданскую войну. В отдельных случаях рабочие занимали фабрики. В Каире патриоты совершили на¬ падение на британское генеральное консульство. В ноябре — декабре 1935 г. огромного размаха достигли демонстрации учащейся молодежи; многие демонстрации завер¬ шались кровавыми столкновениями с полицией. Студенты Ка¬ ирского университета и учащиеся старших классов проявили героизм и самопожертвование. Среди демонстрантов находился и семнадцатилетний школьник Гамаль Абдель Насер, который в этих боях был ранен и получил революционное боевое креще¬ ние. Революционное крыло национально-освободительного дви¬ жения требовало полного уничтожения колониального ига, ко¬ ренных социальных реформ и широких демократических свобод. Под впечатлением подъема революционной волны, сопро¬ тивление которой могло бы смести вафдистов и отстранить их от руководства освободительным движением, лидер Вафда ан- Наххас выступил с призывом к борьбе против реакционного правительства и за восстановление конституции 1923 г. «Силь¬ ное давление левых сил на ан-Наххаса становится опасным», — предостерегал новый верховный комиссар Майлс Лемпсон свое министерство иностранных дел [20, 1936, № 20151]. В обстанов¬ ке мощного подъема антиимпериалистического движения бур¬ жуазно-помещичьи и компрадорско-монархические партии Египта, для того чтобы предотвратить повторение событий 1919 г., были вынуждены пойти на создание так называемого «национального фронта». 12 декабря 1935 г. партии, вошедшие в «национальный фронт», обратились с верноподданническим письмом к королю с просьбой восстановить конституцию 1923 г.; письмо с аналогичной просьбой было направлено и британско¬ му верховному комиссару. Реакции пришлось идти на уступки. 13 декабря 1935 г. была восстановлена конституция 1923 г., а 10 мая 1936 г. ан-Наххас возглавил третий вафдистский ка¬ бинет. 133
ЕГИПЕТ НАКАНУНЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ Партия Вафд сформировала правительство в напряженной обстановке, не только внутренней, но и международной. В не¬ посредственной близости от Египта фашистская Италия гото¬ вила агрессию против Эфиопии, крупные итальянские войско¬ вые соединения концентрировались на границе Южного Судана и Киренаики. Угроза военного вторжения итальянского фашиз¬ ма представлялась реальной и для Египта. Воспользовавшись сложившейся обстановкой, британский империализм навязал Египту кабальный договор. Вафдистокое руководство, отражая интересы либеральных кругов египетской буржуазии и крупных землевладельцев, ви¬ дело в таком договоре не только средство предотвращения внешней опасности, но и путь к укреплению своей власти в борьбе с реакционным монархическим блоком, с одной сторо¬ ны, и с революционно-демократическим крылом освободитель¬ ного движения —с другой. Таким образом, заключенный на двадцатилетний срок договор от 26 августа 1936 г. явился результатом компромисса между колониальной державой и представляемыми партией Вафд слоями египетского общества. Важнейшие статьи договора сводились к следующему: Ве¬ ликобритания обязывалась содействовать вступлению Египта в Лигу наций, отозвать британских офицеров, которые* коман¬ довали соединениями египетской армии, и британских советни¬ ков из государственного аппарата, отказаться от режима капи¬ туляций и вместо должности верховного комиссара учредить должность посла. Египетская сторона соглашалась на разме¬ щение британских сухопутных войск, военно-воздушных и воен¬ но-морских сил в Александрии и в зоне Суэцкого канала. Она обязывалась построить сеть стратегических дорог согласно бри¬ танским планам. Направив в Египет военную миссию и постав¬ ляя оружие, британский империализм сохранял фактический контроль над египетскими вооруженными силами. Договор обеспечивал Египту несколько более благоприятные условия для дальнейшей борьбы за полное освобождение от империалистического господства3 [вступление в Лигу наций (26 мая 1937 г.), отмена режима капитуляций по соглашению в Монтре (8 мая 1937 г.)]. Договор мог лишь ослабить тиски колониализма, но не затрагивал основ его и в этом смысле не отвечал национальным интересам египетского народа. Договор 1936 г. обострил процесс политической поляризации в египетском обществе, в результате которой партия Вафд всту¬ пила в фазу глубокого кризиса (от него она так и не оправи¬ 3 Договор предоставлял египетскому правительству большую самостоя¬ тельность в вопросах определения численности армии. Отмена капитуляций создала более благоприятные условия для усиления египетской национальной буржуазии. 134
лась до самого своего запрещения в 1953 г.). Часть правого руководства Вафда, группировавшаяся вокруг Ахмеда Махира и Махмуда Фахми ан-Нукраши, тесно связанная с банковским и промышленным капиталом, вышла из Вафда и основала в 1937 г. Партию Саад, в название которой в демагогических целях было включено имя Саада Заглула. В результате этого раскола классовая структура руководства Вафда существенно изменилась: отныне в партии господствовало связанное с бри¬ танским монополистическим капиталом крыло крупной аграр¬ ной буржуазии. Именно эти силы во главе с будущим генераль¬ ным секретарем Фуадом Сираг ад-Дином принудили вафдистов отказаться от былых прогрессивных традиций и окончательно перейти с правого крыла национально-освободительного движе¬ ния на сторону реакции. От дискредитировавшей себя в глазах народа договором 1936 г. партии Вафд начали отходить многие ее прежние сторонники из числа представителей мелкобуржуаз¬ ных слоев, и она стала терять свою базу в массах. Египетское освободительное движение оказалось лишенным руководства перед лицом британского империализма и внутрен¬ ней реакции. Демократические элементы, еще остававшиеся в рядах Вафда, и египетские коммунисты, не имевшие после за¬ прещения компартии в 1924 г. единой организации, были не в состоянии заполнить образовавшийся вакуум. В этой обстанов¬ ке правоэкстремистские элементы с помощью демагогии, частич¬ но заимствованной из арсенала фашизма, и националистической фразеологии пытались использовать в своих целях тяжелое по¬ ложение народа: отчаяние безработных, страх за существование обнищавших и политически дезориентированных крестьян, ра¬ зочарование договором 1936 г. всех патриотических сил, осо¬ бенно рабочих, передовой интеллигенции и учащейся молодежи. Среди представителей правоэкстремистского течения наряду с такой организацией, как Ассоциация братьев-мусульман («Джам’ийят аль-ихван аль-муслимин»), было движение «Мыср аль-Фатат» («Молодой Египет»), основанное в 1933 г. по фа¬ шистскому образцу и воспринявшее как идеологию, так и ор¬ ганизационные принципы фашизма. Лидер «Мыср аль-Фатат» Ахмед Хусейн, который вместе со своим заместителем присут¬ ствовал в 1936 г. на всегерманском съезде фашистской партии в Нюрнберге, годом ранее организовал вооруженные ударные отряды «зеленые рубашки» с целью уничтожения своих полити¬ ческих противников террористическими методами. С 1936 г. ак¬ тивность профашистского движения в Египте усилилась, посто¬ янным явлением стали вооруженные столкновения между «зеле¬ ными рубашками» и полувоенной организацией вафдистской молодежи «синие рубашки», официально основанной в январе того же года. Рассматривать оживление профашистских тенденций в Егип¬ те только как реакцию на антинациональный компромисс ваф- 135
листов с британским империализмом не соответствовало бы ис¬ торической правде. Оживление это было связано также с под¬ готовкой фашистских держав ко второй мировой войне и их за¬ хватническими планами. Египет вследствие своего (ключевого положения особенно привлекал внимание фашистских агрессо¬ ров. При этом германский империализм, чтобы сохранить Мус¬ солини в качестве союзника в готовившейся мировой войне, предоставил своему партнеру по «оси» «преимущественное пра¬ во» экспансии в Египте. Проникновению итальянского фашизма способствовало на¬ личие в Египте итальянской колонии, насчитывавшей около 60 тыс. человек. Фашистские элементы этой колонии были объ¬ единены в подпольные отряды «чернорубашечников», проходили военное обучение и были вооружены. Активную деятельность развернул пропагандистский центр итальянского фашизма в Египте «Ажанс д’Эжипт э д’Орьян». Не упускал случая внедриться в Египет и германский импе¬ риализм, в первую очередь путем поставок оружия египетской армии, увеличения своего экспорта в Египет, контактов с при¬ дворной камарильей, создания агентурной сети и т. д. Фашистская идеология нашла поддержку со стороны еги¬ петского королевского дома и его окружения. Фуад I, получив¬ ший образование в Италии, сохранял тесные связи с итальян¬ ским двором. Организация «Мыср аль-Фатат» имела значи¬ тельные финансовые субсидии от короля, который поощрял как распространение фашистской идеологии в печати, так и попытки принца Аббаса Халима привить фашистские взгляды профсоюзам, чтобы удержать их от классовой борьбы. После смерти Фуада I в 1936 г. эту линию продолжал его сын и на¬ следник— король Фарук I. Главную тяжесть борьбы против фашистской опасности нес¬ ли революционно-демократические и марксистские силы египет¬ ского освободительного движения. Уже в начале 30-х годов против политического и идеологического проникновения фашиз¬ ма в Египет выступило действовавшее в Каире и Александрии Общество борьбы против антисемитизма. Египетский социалист Исам ад-Дин Хифни Насиф раскрывал в своих статьях суть международного фашизма и разоблачал его планы мирового господства. Египетские борцы за мир, находившиеся под влия¬ нием марксистов, вербовали добровольцев для поддержки ан¬ тифашистского сопротивления в Испании. Центром антифашистской борьбы в 30-е годы был Демо¬ кратический клуб, из которого вышел целый ряд деятелей, иг¬ равших после второй мировой войны значительную роль в ор¬ ганизации революционного рабочего движения. Прогрессивные •силы Египта, прежде всего представители рабочего класса и демократической интеллигенции, выдвинули лозунг создания «широкого фронта борьбы против фашистской опасности и бри¬ 136
танской оккупации». Этот лозунг четко отражал основную тен¬ денцию демократических сил — соединение антифашистского движения с борьбой за ликвидацию империалистического гос¬ подства вообще. Революционно-демократический лагерь освободительного движения заметно расширился благодаря образованию в еги¬ петской армии группы патриотически настроенных офицеров. Под давлением национальных сил вафдистский кабинет либе¬ рализовал условия приема в военное училище, вследствие чего туда стали допускать молодежь из городских средних слоев и зажиточного крестьянства. С притоком новых сил в египетской армии сложилась чис¬ ленно значительная и сплоченная группа патриотически наст¬ роенных офицеров, а влияние феодальных и проколониальных элементов на армию значительно ослабло. Из круга молодых офицеров-патриотов, окончивших в начале 1938 г. курс в воен¬ ном училище в Абасийе, а затем служивших в гарнизоне Ман- кабада (близ Асьюта) вместе с лейтенантом Гамаль Абдель Насером, позднее вышла тайная революционная военная орга¬ низация «ад-Дуббат аль-Ахрар» («Свободные офицеры»). Но для революционных изменений время еще не пришло. Вожди партии Вафд, ослабленной фракционной борьбой и ли¬ шившейся прежней популярности после заключения договора 1936 г., не смогли удержаться у власти. Под нажимом короля Фарука I кабинет ан-Наххаса в конце 1937 г. подал в отставку. Парламент был распущен. Формирование правительства взял на себя лидер либералов-конституционалистов Мухаммед Мах¬ муд-паша (позднее, в августе 1939 г., его сменил приближенный короля Али Махир). На состоявшихся в апреле 1938 г. выборах партия Вафд потерпела тяжелое поражение: ан-Наххасу уда¬ лось провести в парламент всего 12 своих сторонников. Таким образом, в период между двумя мировыми войнами антиколониальная борьба в Египте достигла большого разма¬ ха, чему способствовали как внутренние факторы (относитель¬ ная интенсивность по сравнению с большинством других афри¬ канских стран процесса формирования современных классов и социальных слоев), так и внешние — прежде всего влияние Октябрьской революции. Основной массовой силой освободительного движения, при¬ нявшего общенациональный характер, были формирующийся рабочий класс, крестьянская беднота и студенчество. Благодаря их активности и революционным выступлениям у британского империализма был вырван ряд уступок (в 1922 и 1936 гг.), подрывавших политические устои колониального господства в Египте. Однако рабочий класс Египта еще не достиг той степени зрелости, при которой он мог стать гегемоном национально- освободительного движения. В этой обстановке во главе движе¬ 137
ния оказалась партия Вафд, которой были свойственны две особенности, присущие национальной буржуазии: стремление <к созданию суверенного государства и одновременно ярко выра¬ женный социальный консерватизм, враждебность самостоятель¬ ным классовым выступлениям трудящихся масс и на этой ос¬ нове готовность к соглашению с колониализмом и внутренней реакцией. Такая позиция завела руководство Вафда в полити¬ ческий тупик. К концу рассматриваемого периода вафдисты, оказавшиеся неспособными продолжать активную антиколо¬ ниальную борьбу, уже не пользовались прежним влиянием в народных массах. Национально-освободительное движение нуж¬ далось в революционном руководстве. К решению этой задачи начали готовиться новые социальные силы. ЕГИПЕТ В ПЕРИОД ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ В период второй мировой войны Египет был превращен в основной стратегический плацдарм Великобритании на Ближ¬ нем Востоке и в важнейшую базу снабжения продовольствием британских войск в этом районе. Его материальные и людские ресурсы, коммуникации и армия были поставлены под контроль английского командования. Вся хозяйственная жизнь страны была подчинена англий¬ скому (а позднее англо-американскому) Средневосточному центру снабжения. За полученные товары, обслуживание союз¬ нических войск Англия не рассчитывалась твердой валютой, а записывала соответствующие суммы на счета Египта как долг Англии4. Это была новая форма колониального ограбления, при которой Египту пришлось оплатить военные расходы мет¬ рополии, составившие к концу войны 402 млн. ф. ст. [3, с. 199]. Война пагубно отразилась на экономике Египта, в первую очередь в связи с прекращением экспорта хлопка, от которого зависело благосостояние значительной части его населения. Эко¬ номические меры, предпринятые Средневосточным центром снабжения и правительством с целью найти выход из тяжелого положения, не смогли предотвратить тяжелый кризис в сель¬ ском хозяйстве. Сотни тысяч голодных и разоренных крестьян бежали в города. Зато промышленность получила импульс для заметного раз¬ вития. Этому способствовало то обстоятельство, что спрос на египетские товары вырос как из-за сильного сокращения ввоза иностранных товаров, так и благодаря наличию громадного контингента британских войск. К середине 1942 г. «в долине 4 До 1947 г. Египет входил в стерлинговую зону. 138
Нила была создана миниатюрная военная экономика» [10, с. 128]. Значительно увеличилось производство нефти, цемента, пряжи. Наибольших успехов добились пищевая, химическая (медикаменты) и текстильная отрасли промышленности. В це¬ лом промышленное производство за годы войны возросло почти в 1,5 раза [4]. Английские военные власти построили несколько ремонтных и сборочных предприятий, сооружали различные военные объекты, на которых работало около 250 тыс. египет¬ ских рабочих. Вследствие упомянутых причин за десять лет (с 1937 по 1947 г.) значительно увеличилось население крупных городов: Каира — с 1300 тыс. до 2100 тыс., Александрии — с 680 тыс. до 930 тыс. А население остальных 20 больших городов выросло в эти же годы на 50%—с 3 млн. до 4,5 млн. человек [8]. Экономическая политика английских властей породила силь¬ ную инфляцию, так как Национальный банк Египта (это был английский банк) рассчитывался с египтянами обесценивши¬ мися деньгами. В 1945 г. количество бумажных денег в обра¬ щении возросло по сравнению с 1939 г. более чем в 5 раз. Цены на продукты за это же время, по официальным данным, увели¬ чились в 3—4 раза, а фактически больше. Вследствие дефици¬ та, а также искусственного взвинчивания поставщиками и тор¬ говцами цен на основные продукты питания страна переживала серьезный продовольственный кризис. Цены на основные продукты питания неудержимо росли, поднимаясь (по официальным данным) ежемесячно на 4%. Инфляция и продовольственный (кризис привели к тому, что огромных размеров достигли различного рода злоупотребления и спекуляция на черном рынке. Военная конъюнктура обогатила различные слои капитали¬ стов и землевладельцев (иностранцы, египтяне, левантийцы). Разбогатела и прослойка так называемых нуворишей, занимав¬ шаяся спекуляцией и различными махинациями. Несмотря на то что война обогащала различные группы крупных землевладельцев и предпринимателей, на первом эта¬ пе войны в Египте даже в рядах представителей господствую¬ щего класса не было единства по вопросу об отношении к вою¬ ющим державам. Штабом египетской реакции была дворцовая камарилья во главе с королем, которая, сотрудничая с Англи¬ ей, симпатизировала в то же время державам «оси». Активизировала свою деятельность фашистская Националь¬ ная мусульманская партия [так она стала именоваться в 1940 г. и была больше известна как партия «Мыср аль-Фатат» («Мо¬ лодой Египет»)], имевшая прямые контакты с итальянской и германской фашистскими партиями. На фашистские державы ориентировались и некоторые группы царедворцев, крупных феодалов, финансистов и бюро¬ кратов во главе с «сильным человеком» Египта премьер-ми¬ 139
нистром Али Махиром, а также ряд влиятельных лиц в пар¬ тии либералов5. Египетская реакция готовилась сменить британское господ¬ ство на фашистское, видя в фашизме наилучшее средство обуз¬ дания трудящихся масс. С санкции короля была сформирована так называемая «Территориальная армия» численностью 25 тыс. (вооруженные добровольческие отряды). По существу, она была орудием укрепления позиций правящей феодально¬ компрадорской верхушки. Другая группировка господствующего класса, объединенная вокруг Партии Саад, выступала за актив¬ ное сотрудничество с Англией и требовала объявления войны державам «оси». Вступление Италии в войну в июле 1940 г. осложнило внут¬ риполитическое положение в Египте. Англии пришлось оказать сильный нажим, чтобы вынудить кабинет Махира порвать ди¬ пломатические отношения с Италией. Теперь уже симпатии египетского премьера к фашистскому блоку не вызывали сом¬ нений. Существовавшие и до этого разногласия между Махиром и английским послом приняли враждебный и острый характер. По требованию последнего 23 июня 1940 г. король удалил ка¬ бинет Махира в отставку; было сформировано новое, проанг- лийское правительство, в которое вошли представители реакци¬ онных партий «меньшинства»6 * 8. Новый кабинет не замедлил подчеркнуть свою лояльность Великобритании. По требованию англичан было предложено уйти в «отпуск» начальнику генерального штаба египетской армии генерал-лейтенанту Азиз аль-Масри, который пытался провести реформы по усилению боеспособности армии и пред¬ принял шаги для удаления английской военной миссии. Он пользовался огромным авторитетом среди патриотически наст¬ роенных молодых офицеров, поэтому его принудительная от¬ ставка вызвала среди них открытое возмущение. В сентябре 1940 г. итальянская армия вторглась в Египет. 9 из 14 итальянских дивизий, размещенных в Ливии под коман¬ дованием маршала Грациани, продвигаясь вдоль Средиземного моря, овладели 16 сентября Сиди-Баррани (в 80 км от грани¬ цы). Однако им не удалось развить свой успех. Войска Велико¬ британии, получив крупные подкрепления, остановили итальян¬ цев. 4 декабря 1940 г. началось контрнаступление, а уже в ян¬ варе 1941 г. британская армия ворвалась в Киренаику и разби¬ 5 Али Махир— один из лидеров Вафда первого периода, в середине 20-х годов вышел из партии и стал руководителем дворцовой партии «Аль-Итти¬ хад» («Единение»), состоявшей из узкого круга крупных сановников. Вна¬ чале они были связаны с Англией, а накануне войны переориентировались на державы «оси». Из-за непопулярности этой узкой группы Махир в 40—50-е го¬ ды предпочитал выступать на политической арене как «независимый». 8 Партии Саад и «Аль-Ахрар ад-Дустуриин» (либералов-конституционали¬ стов), названные так в противоположность Вафду —партии «большинства». 140
ла армию Грациани при Тобруке. Свыше 300 тыс. итальянских солдат было взято в плен. Убедившись в полной неспособности итальянской армии из¬ менить ход военных действий в Северной Африке в свою поль¬ зу, гитлеровское командование в марте 1941 г. направило в Ливию Африканский танковый корпус под командованием ге¬ нерала Роммеля. До середины 1942 г. военные действия в Се¬ верной Африке шли с переменным успехом. В начале 1942 г. армия Роммеля подошла к границам Егип¬ та, а позже вступила на его территорию. В этих условиях вновь активизировалась деятельность фа¬ шистской агентуры. Ряд тайных организаций вступили в пря¬ мой контакт с армией Роммеля и германской разведкой. Двор¬ цовые круги, считая момент подходящим, стали подготавливать профашистский переворот. В начале февраля 1942 г. наступил наиболее драматический период в истории Египта в годы войны. Профашистские круги, используя недовольство масс, орга¬ низовали в Каире несколько демонстраций под лозунгом «Впе¬ ред, Роммель!» и с требованием возвращения к власти Махира. Пропаганда фашистских держав всячески поощряла анти- английские настроения. В их заявлениях подчеркивалось, что политика держав «оси» основывается на принципе «Египет египтянам», что фашистские войска «вступают на египетскую землю не как во враждебную страну, а с целью изгнать англи¬ чан из Египта». Даже некоторые отряды египетского освободительного дви¬ жения, преимущественно его правое крыло, не сумели в тот период осознать, что фашизм является наиболее агрессивной разновидностью империализма, ударным отрядом мировой ре¬ акции, угрожающим всем демократическим силам. Так, напри¬ мер, генерал аль-Масри и члены ряда тайных националистиче¬ ских организаций офицеров установили контакты с фашистским командованием в надежде с их помощью добиться свержения британского ига и завоевания национальной независимости [16, с. 35]. 4 февраля дворец Абдин (резиденция короля) был окружен английскими войсками. Британский посол предъявил королю ультиматум: либо поручить лидеру Вафда ан-Наххасу сформи¬ ровать правительство, либо отречься от престола. Фарук вы¬ брал первое. Вафдистский кабинет обеспечил Англии надежный тыл и облегчил ведение военных действий. Правительство по¬ вело энергичную борьбу против профашистской агентуры. Правительство ан-Наххаса приняло ряд важных социальных и экономических реформ в интересах народных масс [7, с. 61]. В сентябре 1942 г., несмотря на сильную оппозицию со сто¬ роны представителей господствующего класса, был принят за¬ кон о профсоюзах. Впервые в истории страны было признано право рабочих профсоюзов на легальное существование. Этот 141
закон явился результатом многолетней борьбы рабочего клас¬ са. Реформы Вафда были известным шагом вперед в развитии египетского социального законодательства, хотя они и носили весьма умеренный характер. Они свидетельствовали о том, что в отличие от буржуазно-помещичьих партий «меньшинства» руководство партии не могло не считаться с настроениями (Мно¬ готысячной массы рядовых вафдистов — представителей город¬ ских средних слоев, рабочих и крестьян. Однако в этих законах нашло отражение и влияние правого, буржуазно-землевладель¬ ческого крыла партии, которое сформировалось в годы войны. Важное историческое значение имел тот факт, что в резуль¬ тате Советско-египетских neperoBQpoB 26 августа 1943 г. между Египтом и Советским Союзом впервые были установлены ди¬ пломатические отношения. Ход войны в Северной Африке в значительной степени за¬ висел от развития событий на советско-германском фронте. Вслед за разгромом немцев под Москвой зимой 1941/42 г. на¬ чалось отступление в Ливии, и, напротив, во время летнего на¬ ступления 1942 г. на Волгу и Кавказ германо-итальянские вой¬ ска организовали прорыв на египетском фронте, готовясь за¬ хватить весь Ближний Восток. Вклинившись на 400 км в глубь египетской территории во второй половине октября 1942 г., фашистские армии подошли к Эль-Аламейну, где развернулось решающее сражение. В ре¬ зультате 12-дневных боев 8-я британская армия под командо¬ ванием Монтгомери нанесла сильный удар по германо-итальян¬ ской армии. Началось беспорядочное отступление частей Ром¬ меля на Запад. В начале ноября англо-американские войска высадились в Алжире, 13 мая 1943 г. фашистская армия в Се¬ верной Африке капитулировала. Большое влияние в этой кампании сыграло то обстоятель¬ ство, что немецкое командование, поглощенное гигантской бит¬ вой на Волге, было вынуждено перебросить часть войск с Аф¬ риканского на Восточный фронт. Опасность фашистского на¬ шествия на Египет была предотвращена. К весне 1942 г. в египетском общественном мнении начался перелом в сторону антифашистской коалиции. Этому в немалой степени способствовало участие в антигитлеровской коалиции Советского Союза в качестве решающей силы, что придало вой¬ не ярко выраженный освободительный характер. Неизмеримо увеличился интерес к СССР и к коммунистическим идеям. На арабском языке в Каире был опубликован ряд произведений классиков марксизма-ленинизма. В крупных городах были открыты клубы и центры, в которых изучались марксистская литература, а также достижения Советского Союза в строитель¬ стве социализма. В 1942—1945 гг. в Египте было основано несколько под¬ польных коммунистических групп. Их издания пользовались 142
^большим влиянием среди прогрессивных кругов интеллигенции, учащейся молодежи и рабочего класса. В годы войны арабский национализм вырос в большую по¬ литическую силу. По мере удаления военных действий от Егип¬ та все шире стало развертываться национально-освободительное движение, основными лозунгами которого были: ликвидация .англо-египетского договора 1936 г., эвакуация английских войск из долины Нила и единство Египта и Судана. 26 августа 1944 г., в день 8-й годовщины подписания догово¬ ра 1936 г., ан-Наххас выступил с большой речью, в которой -сформулировал основные требования египетского народа. Это выступление вызвало раздражение английских властей, которые считали, что в новых условиях гораздо разумнее вос¬ становить союз с представителями высших слоев господствую¬ щего класса. В октябре 1944 г. было создано коалиционное правительство, в которое вошли видные деятели буржуазно-помещичьих пар¬ тий «меньшинства»: «Саад», либералов, Вафдистского блока7. Главное, что объединяло эти разнохарактерные силы, — не¬ нависть к Вафду и ан-Наххасу. Новое правительство поставило перед собой задачу свести на нет все те завоевания, которых добились трудящиеся в 1942—1944 гг. Первым его актом было освобождение из заключения реак¬ ционных политических деятелей, арестованных в годы войны (Али Махир, Ахмед Хусейн8 и др.). Начались репрессии про¬ тив демократов, лидеров профсоюзов и вафдистов. Однако эти меры не могли остановить растущего с каждым днем освободительного, антиимпериалистического движения. В области внешней политики египетское правительство про¬ должало ориентироваться на Великобританию. По совету за¬ падных держав Египет объявил 26 февраля 1945 г. символиче¬ скую войну фашистским державам и этим актом получил право участвовать на конференции в Сан-Франциско, стать членом — основателем новой международной организации, которая заме¬ нила Лигу наций. В июне 1945 г. египетская делегация под¬ писала Устав ООН. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ЕГИПТА В ПЕРВЫЕ ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ После окончания второй мировой войны борьба египетского .народа за национальную независимость достигла наивысшего подъема. 7 Эта партия образовалась в 1943 г. в результате выхода из Вафда. Ее лидером был бывший ближайший сподвижник ан-Наххаса и генеральный се¬ кретарь Вафда Макрам Убейд. Партия вплоть до роспуска не играла замет- .ной роли в политической жизни страны. • Ахмед Хусейн — лидер Национальной мусульманской партии. 143
Международная обстановка для этого сложилась чрезвы¬ чайно благоприятная, ибо борьба в Египте проходила после исторической победы Советского Союза над фашистскими агрес¬ сорами, в условиях обострения общего кризиса капитализма, ослабления старых колониальных держав, создания и быстрого укрепления стран социалистического содружества, могучего роста антиимпериалистического движения в странах Азии и Африки. В годы войны произошли и весьма существенные изменения в социально-экономической структуре египетского общества, уси¬ лился и углубился процесс классового расслоения, выросли и консолидировались революционные и демократические общест¬ венные силы. Заметно окрепла египетская буржуазия, в осо¬ бенности группы промышленной буржуазии. Если к периоду окончания первой мировой войны доля египетского капитала, вложенного в акционерные компании, составляла лишь около 9%, то уже в годы войны и в первые послевоенные годы вклады египтян были значительно выше, чем иностранцев, и к 1948 г., по некоторым подсчетам, приблизились к 40% [9, с. 67]. Несмотря на относительный рост национальной буржуазии, она еще находилась в стадии формирования. Промышленная буржуазия была настолько слаба, что не могла сформулиро¬ вать собственную, отличную от «аграриев» платформу. Сла¬ бость египетской буржуазии обусловливалась также ее крайне пестрым национально-этническим и религиозным составом. Кроме того, империалистам удалось расколоть египетскую бур¬ жуазию и привлечь к сотрудничеству наиболее состоятельные слои компрадорско-землевладельческой и бюрократическо-фи¬ нансовой верхушки. Египетский пролетариат, несмотря на определенный числен¬ ный рост, еще не сложился как самостоятельный класс. Соглас¬ но данным за 1947 г., численность рабочих (без сельскохозяй¬ ственных) превысила 1 млн. (вместе с ремесленниками и ку¬ старями) [8; 19, с. 190]. Однако численность современного пролетариата была зна¬ чительно ниже. В 1947 г. на предприятиях с числом занятых 10 и более рабочих насчитывалось 271 тыс. против 170 тыс. в 1931 г. [8]. Если же учесть еще рабочих современного транс¬ порта и крупных строек, то примерная численность современно¬ го пролетариата должна была быть 350—400 тыс. человек. По* своей структуре и составу он качественно отличался от рабо¬ чего <класса развитых капиталистических стран (несмотря на высокую концентрацию). Низок был процент квалифицирован¬ ных рабочих и представителей современных отраслей производ¬ ства; основную массу его составляли текстильщики и пищевики. Широко были представлены слои, связанные с сельским и ку¬ старно-ремесленным производством, высока была текучесть. Рабочий класс Египта был еще очень молод и как класс, и по 144
возрасту основной его массы и поэтому почти не имел опыта политической борьбы. Значительная его часть находилась под влиянием различных мелкобуржуазных и буржуазных идеоло¬ гических течений. В послевоенные годы заметно возросло число рабочих, объ¬ единенных в профсоюзы, тем не менее основная масса рабочих не входила в профсоюзы (в 1949 г., например, только 19,5% общего числа промышленных рабочих были членами профсою¬ зов) (17]. Кроме того, многие профсоюзы были организационно слабы и нередко вскоре после создания распадались. Представители демократических профсоюзов Египта во гла¬ ве с Мухаммедом Юсуфом аль-Муддараком и Давидом Наху- мом участвовали в первом, учредительном конгрессе Всемир¬ ной федерации профсоюзов (ВФП) в сентябре — октябре 1945 г. в Париже [26]. Экономические и социальные завоевания египетского проле¬ тариата в тот период были скромнее, чем в менее развитых в промышленном отношении арабских странах. Деятельностью ряда наиболее хорошо организованных и бое¬ вых профсоюзов руководили коммунисты. Хотя коммунистам не удалось создать единой, монолитной партии рабочего (класса, коммунистическое движение становилось существенным факто¬ ром общественной жизни страны. Главную роль в марксистских и коммунистических группах играли интеллигенция и студенчество. Они оказывали заметное влияние на развитие освободительного движения и его радика¬ лизацию. Однако их влияние распространялось в основном на городские социальные слои. Развитие промышленности и сферы обслуживания, расшире¬ ние государственного аппарата, увеличение армии в период войны и в последующие годы привели к быстрому росту город¬ ских средних слоев, мелкой буржуазии и интеллигенций. Это была наиболее просвещенная, активная и политизиро¬ ванная часть населения. С 1937 по 1947 г. число учителей возросло с 32 тыс. до 52 тыс., врачей и среднего медицинского персонала — с 3,3 тыс. до 5,7 тыс., аптекарей и фармацевтов — с 1,2 тыс. до 1,6 тыс., клерков — с 102 тыс. до 127 тыс., инженеров — с 8,4 тыс. до 15,8 тыс. и, что заслуживает особого внимания, писателей и журналистов —с 1,2 тыс. до 8,2 тыс. [14, с. 87—88]. Значительно вырос и офицерский корпус. Экономическое положение этих слоев отличалось крайней неустойчивостью. В Египте, как и в большинстве стран с колониальной системой экономики, по¬ ложение средних городских слоев принципиально отличалось от этой категории в развитых капиталистических странах: они по своему экономическому и социальному положению стояли много ближе к пролетарским, допролетарским и полупролетарским трудящимся массам города. Ю Зак. 141 145
Серьезной революционной силой было крестьянство — самая многочисленная часть населения. К «категории бедняков относилось около 2,5 млн. владель¬ цев (с семьями) наделов до 5 федданов (среди них около 2 млн. имели участки менее 1 феддана). Бедняки, составлявшие более 94% общего числа землевладельцев, владели менее 34% всех обрабатываемых площадей, а 12,5 тыс. египетских и ино¬ странных крупных землевладельцев (менее 0,5% из общего числа) владели более 36% всех обрабатываемых земель. Согласно официальной статистике, число сельскохозяйствен¬ ных рабочих и батраков (безземельных крестьян) в 1947 г. со¬ ставляло 1743 тыс. [8]. Это была самая обездоленная и эксплуа¬ тируемая часть египетского общества. Аграрный вопрос являлся острейшей социальной проблемой, требующей безотлагательного решения. НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ В 1945—1947 гг. Первые послевоенные годы ознаменовались в Египте бурным подъемом освободительного движения. Антиимпериалистическая борьба сильно обострилась в фев¬ рале 1946 г., когда стало известно, что правительство ведет переговоры с Великобританией о заключении договора о сов¬ местной обороне, что было равносильно вовлечению Египта в агрессивный империалистический блок. В авангарде освободительной борьбы египетского народа находилась молодежь, в первую очередь студенчество и ученики старших 'классов средних учебных заведений. 9 февраля Подготовительная комиссия по созданию Нацио¬ нального комитета учащихся, действовавшая с лета 1945 г., созвала общее собрание представителей учащихся, на котором были выработаны следующие требования: 1) прервать тайные англо-египетские переговоры; 2) аннулировать договор 1936 г. и соглашение 1899 г. о Судане; 3) немедленно эвакуировать все английские войска из страны [28, с. 16]. После собрания десятитысячная демонстрация учащихся на¬ правилась к королевскому дворцу, чтобы передать свои требо¬ вания королю. Это была самая большая со времени начала войны демонстрация в Каире. На мосту Аббаса демонстрация была встречена полицейскими, которые учинили над учащимися жестокую расправу. Несколько десятков было убито и около двухсот ранено. Это событие, известное в истории как «бойня на мосту Аббаса», вызвало новые митинги и демонстрации по всей стране, что привело к правительственному кризису и сме¬ не кабинета. Активную роль в освободительном движении играл и еги¬ 146
петский пролетариат. В октябре 1945 г. под влиянием комму¬ нистических групп был образован Комитет рабочих, борющихся за национальное освобождение, .под руководством которого про¬ шел ряд забастовок. В конце второй декады февраля представители Националь¬ ного комитета учащихся и Национального комитета рабочих (образованного в середине февраля) приняли решение о соз¬ дании Национального комитета рабочих и учащихся (НКРУ) — органа единого антиимпериалистического фронта, который воз¬ главил борьбу народа. По решению НКРУ 21 февраля было объявлено Днем эва¬ куации английских войск. По всей стране была проведена об¬ щенациональная забастовка, проходили демонстрации. В ре¬ зультате спровоцированных английскими войсками столкновений в Каире было убито 23 и ранен 121 демонстрант. Массовые ма¬ нифестации продолжались и в последующие дни. 4 марта 1946 г. по решению НКРУ по всей стране был проведен День национального траура (по жертвам 21 февраля); в этот день безмолвные шествия переросли в новые столкновения с полици¬ ей и английскими войсками. Особенно много жертв со стороны демонстрантов было в Александрии [7, с. 95—107]. НКРУ возглавил своеобразный Национальный фронт, в ко¬ тором участвовали представители рабочего класса, интелли¬ генции, мелкой и средней национальной буржуазии. В него во¬ шли представители марксистских организаций и групп, профсоюзов рабочих, левые вафдисты, члены Ассоциации брать¬ ев-мусульман и др. «Братья-мусульмане»9, превратившиеся в значительную политическую силу, энергично пытались захва¬ тить руководство в НКРУ, а когда их усилия не дали резуль¬ татов, они вышли из него, нанеся движению ощутимый ущерб. Критикуя империализм и западное влияние, «братство» бо¬ ролось за возрождение средневекового теократического хали¬ фата, в котором роль конституции должен был играть Коран. В Ассоциацию входило немало честных патриотов, однако глав¬ ную роль играли в ней наиболее отсталые, фанатичные и на¬ ционалистически настроенные группы мелкой буржуазии, кре¬ стьянства, городского полупролетариата и пролетариата и часть интеллигенции. Благодаря умелой пропаганде, доступным и простым лозунгам и идеологическим концепциям «братству» удалось привлечь в свои ряды многих бывших членов других партий, в том числе и некоторых вафдистов. Однако руководство освободительным движением находи¬ лось в руках демократических и патриотических организаций. В период подъема освободительного движения рабочему классу удалось объединить демократические профсоюзы в Конгресс 9 К этому времени Ассоциация имела свои ячейки во всех губернаторст¬ вах, провинциальных городах и многих деревнях Египта и филиалы в ряде арабских стран. 10* 147
профсоюзов рабочих Египта (КПРЕ), который в июне 1946 г. объединял 135 профсоюзов, включавших 150 тыс. рабочих. Однако успех был частичным, так как Конгресс объединил лишь 135 из 488 профсоюзов (по официальным данным, а по другим — их насчитывалось около 600). Среди вошедших в КПРЕ были и такие профсоюзы, в которых руководящую роль играли «Братья-мусульмане» или буржуазные партии. Они вскоре откололись от Конгресса, выступив, в частности, против установления контактов с ВФП. В мае — июне КПРЕ организовал ряд крупных забастовок. Особенно успешной и упорной были забастовки текстильщиков Шубры аль-Хаймы (20 тыс.) и Александрии (12 тыс.). Быстрый рост забастовочного движения и его размах вы¬ звали серьезные опасения египетской реакции. Забастовок по¬ добного масштаба не было в истории Египта. В июле реакционное правительство приняло ряд законов, запрещавших забастовки и предусматривавших суровые меры наказания за участие в них; был опубликован также ряд анти¬ коммунистических законов. Начались массовые аресты комму¬ нистов, левых вафдистов и профсоюзных активистов, ведущих деятелей демократического и освободительного движения. Были разгромлены НКРУ и КПРЕ, а также распущены 11 «прокоммунистических» организаций и 150 профсоюзов {27; 8, 10, 13.VII.1946]. Политика террора и репрессий но отношению к прогрес¬ сивным и патриотическим силам несколько ослабила демокра¬ тическую струю национально-освободительного движения. Премьер-министр Исмаил Сидки 10, один из лидеров компра¬ дорско-феодальной и бюрократической верхушки, подавив анти¬ империалистические выступления, вновь начал переговоры с Великобританией о создании англо-египетского Совета обороны и сохранении английских баз. Сидки под давлением египетской общественности, требовавшей прекращения этих переговоров и обращения в ООН для разрешения конфликта с Англией, не решался принять английские условия. Наконец в октябре 1946 г. в Лондоне был подписан договор Сидки — Бевина, в котором все английские условия были приняты. В ответ на подписание кабального соглашения в Египте начался новый мощный подъем антиимпериалистического дви¬ жения, в ходе которого была образована новая организация Национального фронта — Фронт молодежи долины Нила (ФМДН), в который вошли учащиеся, рабочие, служащие, ин¬ теллигенты. Вновь, как в феврале, по всей стране возобнови¬ лись митинги и демонстрации протеста. В этих условиях пар¬ ламент отказался ратифицировать проект кабального договора, 10 Как уже отмечалось, в начале 30-х годов он возглавлял кабинет н был известен как сторонник диктаторских методов управления. 148
а вконец скомпрометировавший себя Сидки был вынужден удалиться в отставку. Новый глава кабинета, лидер саадистов Нукраши, в июле 1947 г. обратился в Совет Безопасности ООН с просьбой раз¬ решить египетский вопрос. Однако Совет Безопасности в силу преобладания в нем послушных англо-американскому блоку государств оказался неспособным найти справедливое решение. Только СССР, Польша и Сирия поддержали законные требова¬ ния египтян. В сентябре 1947 г. в Египте возобновились антиимпериали¬ стические выступления. Началась новая волна забастовок, в которых наряду с рабочими Каира активное участие принимали текстильщики Эль-Махалла-эль-Кубры и Александрии. Особым упорством отличалась забастовка 30 тыс. рабочих в Эль-Ма¬ халл а-эль-Кубре, жестоко подавленная полицией [7, с. 143— 144]. В 1942—1952 гг. в Египте было создано от 7 до 10 комму¬ нистических групп с центрами в Каире и Александрии11. Наи¬ более влиятельной и относительно сильной группой было Демо¬ кратическое движение национального освобождения (сокращен¬ ное наименование по-арабски — Хадету), образовавшееся в результате слияния нескольких коммунистических групп. В этот период антиимпериалистическое движение все боль¬ ше стало приобретать антифеодальный и антимонархический характер. ПАЛЕСТИНСКАЯ ВОЙНА 1948—1949 гг. Правящая верхушка решила вовлечь страну в войну, для того чтобы направить накопившееся недовольство в сторону внешнего врага. В мае 1948 г. Египет вместе с рядом араб¬ ских стран вступил в войну с Израилем. Немедленно после вве¬ дения военного положения начались репрессии против коммуни¬ стов. Пользуясь тем, что среди коммунистов было некоторое число евреев, правительство, обвинив коммунистов в просио¬ нистских настроениях, арестовало около 500 коммунистов, руко¬ водителей профсоюзов, учащихся и рабочих-активистов. Дея¬ тельность демократических и прогрессивных организаций была парализована. Военные действия вскоре показали, что Египет не был под¬ готовлен к войне. Плохо обученные и слабо оснащенные тех¬ никой арабские армии не имели единого командования и об¬ щего оперативного плана. Более того, планы короля Иордании находились в противоречии с целями других арабских госу¬ 11 История деятельности этих организаций, к сожалению, до сих пор сла¬ бо исследована. 149
дарств. Иордания захватила центральную часть Палестины, что вызвало отрицательную реакцию Египта, Сирии, Ирака и др. В результате израильская армия поодиночке разбила араб¬ ские армии в июле — октябре 1948 г. (за исключением иордан¬ ской) . Египетский народ воспринял поражение своей армии как национальное бедствие. Начались массовые антиправительст¬ венные выступления по всей стране. Недовольство распростра¬ нилось и на армию. Офицеры и солдаты особенно остро чувст¬ вовали продажность правящей верхушки. Предательство пра¬ вительства во главе с самим королем обрекло армию на пора¬ жение. Гнилость и разложение государственного аппарата мо¬ нархического Египта вызывали ненависть офицерства к суще¬ ствующему строю. Среди оппозиционных политических организаций заметно выросла роль Ассоциации братьев-мусульман, что объясняется рядом причин: во-первых, «Братья-мусульмане» в 1945—1947 гг. не под¬ вергались серьезным репрессиям со стороны властей, которые добивались союза с Ассоциацией для борьбы с Вафдом; во-вторых, король относился весьма благосклонно к «брать¬ ям» и пытался использовать их в борьбе против Вафда. Своим возвышением Ассоциация в некоторой степени была обязана королю, который субсидировал ее [15, с. 408]; в-третьих, «Братья-мусульмане» искусно использовали про¬ тиворечия между королем, Вафдом, партиями «меньшинства» и демократическими организациями; в-четвертых, антизападный «агрессивный национализм» и проповедь панисламизма выглядели в глазах многих не иску¬ шенных в политике молодых людей революционными и патри¬ отическими. Определенную роль в усилении влияния Ассоциации сыграла популярность ее руководителя — «верховного наставника» Хасана аль-Банны. В период Палестинской войны авторитет Ассоциации вырос еще больше благодаря активному участии? ее добровольцев в военных действиях и их несомненному му¬ жеству, что особенно бросалось в глаза на фоне бездействия и безразличия правящей верхушки.. Ассоциация использовала военную обстановку для усиления своих военизированных от¬ рядов. Именно в этот период «Братья-мусульмане» начали форми¬ ровать свои фаланги (катибат), которые составили основу добровольческой армии, сформированной в Египте для участия- в войне с Израилем. Потерпев поражение на поле брани, фалангисты вернулись в Египет озлобленные и негодующие (как и солдаты регуляр¬ ной армии). Они привезли с собой достаточное количество ору¬ жия, что сделало их грозной силой. 150
Почувствовав свою силу, «братья» стали рваться к власти. Они организовали ряд террористических актов против высо¬ копоставленных англичан и иностранных учреждений, а также •египтян, которые сотрудничали с англичанами. В октябре 1948 г. террористическая деятельность «Братьев- мусульман» стала представлять серьезную угрозу для правя¬ щих кругов. В начале декабря под руководством Ассоциации прошло не¬ сколько крупных антиправительственных демонстраций. В это время террористические акции «Братьев-мусульман» достигли таких масштабов, что король и члены кабинета почти не появ¬ лялись в общественных местах, боясь покушений. 8 декабря 1948 г. Нукраши вынес вердикт о запрещении Ассоциации. В ответ на это 28 декабря Нукраши был убит. Против «братьев» начались репрессии, а 12 февраля 1949 г. агентом правительства был убит аль-Банна. Ассоциация была разгромлена, а сохранившиеся группы ушли в глубокое под¬ полье. 7 января 1949 г. военные действия в Палестине были прекра¬ щены, а 24 февраля было подписано соглашение о перемирии, которое так и не было заменено мирным договором. Война 1948—1949 гг. вскрыла всю слабость и гнилость за¬ висимого монархического Египта. Правительства партий «мень¬ шинства», находившиеся у власти в течение шести лет (1944— 1949) не могли выйти из тяжелого политического кризиса. Для выхода из него было решено провести в январе 1950 г. парла¬ ментские выборы. Они принесли победу Вафду. АНГЛО-ЕГИПЕТСКИЕ ПЕРЕГОВОРЫ И ОТМЕНА ДОГОВОРА 1936 г. В январе 1950 г. было сформировано пятое по счету вафди- стское правительство во главе с Мустафой ан-Наххасом. Накануне выборов лидеры Вафда обещали добиться вывода английских войск из страны и объединить долину Нила; были обещаны также социально-экономичеокие реформы. Вафдисты освободили из тюрем политических заключенных (левых вафди- стов, членов Ассоциации братьев-мусульман, а также Хадиту и других марксистских групп), ввели некоторую надбавку к за¬ работной плате рабочих и служащих на дороговизну, отме¬ нили военное положение. Однако они не решились пойти на коренные экономические и социальные реформы, которые давно уже назрели. Это выз¬ вало новую волну забастовок. В течение 1950 г. в Египте про¬ изошло 49 забастовок рабочих крупных и средних предприятий; некоторые из них продолжались около месяца; в ряде случаев рабочие захватывали фабрики и их выступления подавлялись 151
воинскими частями. В сентябре 1951 г. вновь был образован Подготовительный комитет по созданию Всеобщей конфеде¬ рации профсоюзов Египта, в который первоначально вошли представители 115 профсоюзов, объединявших 65 тыс. рабо¬ чих. Народные демонстрации и забастовки приняли такие разме¬ ры, что правительство 23 ноября 1950 г. ввело чрезвычайное положение в трех крупнейших городах страны. Несмотря на требования учащихся и рабочих отказаться от переговоров с Великобританией, вафдисты с самого начала стали готовить почву для переговоров. На всех этапах истории партии Вафд после восстания 1919 г. ее лидеры считали важнейшим средством достижения незави¬ симости переговоры с британскими империалистами. Этот те¬ зис проистекал из классовой сущности вафдистского руковод¬ ства и отражал слабость египетской буржуазии и ее страх пе¬ ред народным движением. Оно предпочитало пойти на уступки империалистам и добиться с ними взаимовыгодного соглаше¬ ния, чем быть свидетелем народной революции. В марте 1950 г. египетское правительство обратилось к Ве¬ ликобритании с предложением приступить к переговорам, ко¬ торые начались в июне 1950 г. и продолжались около шест¬ надцати месяцев (до сентября 1951 г.). Англичане настаивали на необходимости создания системы совместной англо-египет¬ ской обороны, что предполагало английский контроль над во¬ енными базами в Египте, английское участие в воздушной обо¬ роне Египта. Англичане отказались вести переговоры об эва¬ куации английских войск. Как и в прошлые годы, обсуждение суданского вопроса шло при полном отсутствии взаимопони¬ мания. Движение за прекращение англо-египетских переговоров, зашедших в тупик, и расторжение договора 1936 г. ширилось в течение всей первой половины 1951 г., достигнув в августе ог¬ ромного размаха, когда по всей стране прошли многолюдные митинги, на которых представители как правых, так и левых партий подвергли резкой критике нерешительность вафдистов; состоялись также демонстрации, проходившие под лозунгами: «Долой договор 1936 года!», «Мы не хотим присоединения Егип¬ та к империалистическому блоку!». Авторитет Вафда падал буквально с каждым днем. Для того чтобы восстановить свой престиж и получить поддержку народных масс, у вафдистов был только один путь. 8 октября 1951 г. на рассмотрение парламента были выне¬ сены законопроекты о денонсации договора 1936 г. и двух со¬ глашений 1899 г. с Англией о кондоминиуме над Суданом. Им¬ периалистические державы предприняли отчаянную совместную попытку предотвратить принятие этих законопроектов. 13 октября послы США, Англии, Франции и Турции предло¬ 152
жили Египту проект договора о средневосточном командова¬ нии с центром в Египте. Предлагалось заменить английскую оккупацию международной; зона Суэцкого канала должна бы¬ ла превратиться в военную базу союзников, а египетская армия ставилась в прямую зависимость от них. 14 октября Египет отверг этот проект, а на следующий день парламент едино¬ гласно утвердил законопроекты о денонсации договоров 1936 и 1899 гг.; Судан был объявлен неотъемлемой частью Египта, а король получил титул короля Египта и Судана. Таким образом, пребывание британских войск в Египте по¬ теряло всякое «законное» основание. Отныне английская армия находилась в стране не только вопреки воле египетского наро¬ да, но и правительства и рассматривалась как враждебная, ок¬ купационная армия [5, с. 399]. ВООРУЖЕННАЯ НАРОДНАЯ БОРЬБА В ЗОНЕ СУЭЦКОГО КАНАЛА И ЗАГОВОР РЕАКЦИИ (15 ОКТЯБРЯ 1951—27 ЯНВАРЯ 1952 г.) Великобритания решила игнорировать денонсацию Египтом договора 1936 г.; численность английских войск была доведена до 85 тыс. человек, и они приступили к расширению зоны окку¬ пации. В ответ на враждебные акции Англии более 60 тыс. рабочих, обслуживавших оккупационные войска, в знак протеста поки¬ нули зону канала. Этот акт массового патриотизма произвел сильное впечатле¬ ние как внутри страны, так и за ее пределами. Рабочие Порт- Саида, Исмаилии и Суэца первыми организовали партизанские отряды. По всей стране создавались национальные комитеты учащихся и рабочих и формировались партизанокие «отряды освобождения», или «отряды фидаев», для борьбы с врагом. Сначала партизаны разоружали отдельных английских сол¬ дат, офицеров и нападали на их посты, устраивали засады на дорогах. С середины ноября египтяне стали нападать (преимущест¬ венно под покровом ночи) на английские лагеря, аэродромы, взрывали нефтебазы, поджигали склады боеприпасов, разру¬ шали водопроводную сеть, железнодорожные пути, линии свя¬ зи. Положение английоких войск становилось все более тя¬ желым. Одновременно в городах Египта проходили невиданные по своим масштабам демонстрации. Так, 14 ноября в Каире состо¬ ялась самая большая в истории Египта демонстрация, в кото¬ рой участвовало более миллиона человек. В зоне Суэцкого канала египетская полиция перешла на сторону партизан; осо¬ 153
бенно прославились своим мужеством отряды вспомогательной полиции «булук ан-низам». Во второй половине ноября произошло несколько открытых боев между партизанами и оккупантами. Масштабы движения заметно расширились, когда в борьбу стало включаться кресть¬ янство. На дороге вдоль канала Йсмаилия англичане несли столь большие потери от внезапных нападений фидаев, что назвали ее «дорогой смерти» [7, с. 178-249]. Однако героическая борьба народных масс была обречена на поражение из-за нерешительности и непоследовательности вафдистского правительства. С середины января английское командование стало приме¬ нять тактику «выжженной земли», уничтожая целые деревни и городские кварталы, где находились партизаны. 25 января 1952 г. английские войска учинили в Исмаилии зверскую рас¬ праву над плохо вооруженными полицейскими города, которые пытались оказать им сопротивление. В результате неравного боя погибли 64 и были ранены 200 египтян. Известия о побоище в Исмаилии вызвали бурю возмуще¬ ния по всей стране. 26 января в Каире вспыхнула мощная де¬ монстрация протеста против варварских действий английской военщины в Исмаилии. В этот критический для страны момент внутренняя реакция устроила грандиозную провокацию: поджог в центре столицы более 700 крупнейших зданий, принадлежавших преимущест¬ венно иностранцам. События «черней субботы», как стали называть впоследст¬ вии этот день, представляли собой финальную сцену подготов¬ ленного заговора с целью отстранения вафдистского правитель¬ ства. Не оказав сопротивления, оно поспешило уйти в отставку. Подобная капитулянтская позиция оказалась роковой для пар¬ тии, серьезно подорвавшей свой престиж. РЕВОЛЮЦИЯ 23 ИЮЛЯ 1952 г. Основная задача нового, «беспартийного» правительства, в котором отказались участвовать даже партии «меньшинства», заключалась в ликвидации вооруженной борьбы народа и под¬ готовке условий для соглашения с империалистами. Начались репрессии против активных участников вооруженной борьбы. Среди арестованных были командиры партизанских отрядов и руководители демократических организаций; распускались пар¬ тизанские отряды и национальные комитеты, комитеты оборо¬ ны и профсоюзы. Были введены чрезвычайное положение и военные трибуналы. Начался кратковременный период торжества реакции. В те¬ чение первого полугодия 1952 г. в Египте сменилось шесть ка- 154
Гамаль Абдель Насер бинетов, и ни одному из них не удалось «нормализовать» по¬ ложение, что свидетельствовало о затяжном кризисе египетских «верхов». В период подъема борьбы народа в зоне канала осо¬ бенно наглядно проявилась неспособность буржуазно-помещичь¬ их и мелкобуржуазных партий возглавить народное движение и привести его к победе. Наличие большого числа реакционных и правых партий и организаций в условиях монархического режима ослабляло фронт освободительной борьбы демократических и прогрессив¬ ных сил и предоставляло реакции и империалистам широкие возможности для маневра. В такой ситуации в роли авангарда выступила армия. В ночь с 22 на 23 июля 1952 г. тайная организация «Свободные офи¬ 155
церы» 12 захватила власть в Каире. Переворот был тщательно подготовлен и осуществлен по плану, разработанному ее лиде¬ ром подполковником Абдель Насером 13. 26 июля 1952 г., по требованию армии король Фарук отрекся от престола и в тот же день навсегда покинул страну. По своей форме выступление армии 23 июля 1952 г. напоми¬ нало обыкновенный верхушечный государственный переворот. Однако дальнейшее развитие событий показало, что это была антиимпериалистическая, антимонархическая и антифеодальная революция. Революция 23 июля 1952 г. явилась завершением длитель¬ ного исторического периода развития освободительного движе¬ ния в предшествующие десятилетия и началом независимого развития Египта. На смену традиционному господствующему классу к вла¬ сти пришли представители средних слоев и патриотической мелкобуржуазной интеллигенции в союзе с национальной бур¬ жуазией. В дальнейшем, в процессе четвертьвековой эволюции египетского общества происходила дифференциация социально¬ классовых сил. 12 Она начала складываться еще в 1938 г. в г. Манкабаде, где служил после окончания военного училища лейтенант Гамаль Абдель Насер со мно¬ гими своими сподвижниками. По-видимому, до 1949 г. было несколько само¬ стоятельных групп [25, с. 56]. 13 Абдель Насер родился 15 января 1918 г. в Александрии в семье поч¬ тового служащего. В 1935—1936 гг. принимал участие в антиимпериалисти¬ ческом движении. В 1936—1937 гг. в течение пяти месяцев учился в колледже права, в 1937—1938 гг. — в военном училище. Служил в Манкабаде, а с 1939 г. — в Александрии. В 1943 г. получил чин капитана и был назначен пре¬ подавателем пехотного училища. В 1945—1948 гг. учился в штабном коллед¬ же (Академия Генерального штаба). В 1948—1949 гг. находился в действую¬ щей армии в Палестине, был ранен, отличился во время боев. В 1949 г. в чи¬ не майора был назначен преподавателем Военно-административного училища,, а в 1951 г., уже в звании подполковника, стал профессором Академии ге¬ нерального штаба.
Часть II НАРОДЫ ТРОПИЧЕСКОЙ И ЮЖНОЙ АФРИКИ В БОРЬБЕ ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ ГЛАВА VI БОРЬБА НАРОДОВ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ АФРИКИ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ СУДАН ЭТАПЫ ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ борьбы Народы Судана завоевали политическую (Независимость це¬ ной больших жертв в самоотверженной борьбе, не прекращав¬ шейся в течение 58 лет колониального господства Англии. Этот период национально-освободительной борьбы суданцев можно условно разделить на три этапа в соответствии с коренными изменениями в международной обстановке и сменой социаль¬ ных слоев, участвовавших в движении, а также методов и форм их борьбы. Первый этап длился с 1898 по 1918 г. — с ко¬ лониального порабощения Судана до победы Великой Октябрь¬ ской революции в России и завершения первой мировой войны. Второй этап — с 1918 по 1939 г., т. е. между двумя мировыми войнами. Третий этап — с 1939 по 1955 г. включительно — со второй мировой войны до обретения Суданом политической не¬ зависимости 1 января 1956 г. На первом этапе борьбы ее основной движущей силой были крестьянство, кочевые и оседлые племена, возглавляемые их вождями, феодалами, духовенством. В северных и центральных провинциях страны восстания проходили под религиозными знаменами махдизма. Самым крупным было восстание в сул¬ танате Дарфур в годы первой мировой войны. Для его подав¬ ления потребовалось большое напряжение сил Британской им¬ перии. На втором этапе характер и социальный состав участников освободительного движения на отсталом юге и западе Судана не претерпели существенных изменений. Там происходили сти¬ хийные, разрозненные восстания отдельных племен нилотов 157
под руководством их вождей, жестоко подавляемые войсками колонизаторов. В Центральном и Северном Судане эпицентр антиколони¬ альной борьбы переместился в города. Под влиянием антико¬ лониального восстания в Египте (1919—1921) в Судане нача¬ лось размежевание политических сил. Феодалы, вожди племен, лидеры мусульманских религиозных сект вступили в сговор с колонизаторами. В антиимпериалистическую борьбу включались нарождавшаяся национальная буржуазия, часть помещиков, гражданокая и военная интеллигенция, городская мелкая бур¬ жуазия. Антиколониальное движение на этом этапе выражалось в совместных митингах и демонстрациях суданцев и египтян в ряде городов в поддержку египетской революции под лозун¬ гами объединения Судана и Египта; в создании первых бур¬ жуазных политических организаций (Суданское общество объ¬ единенных племен, Лига белого знамени), в издании газет и журналов, пропагандировавших идеи совместной борьбы судан¬ цев и египтян за изгнание колонизаторов из долины Нила и создание объединенного независимого государства; в волнени¬ ях гарнизонов египетских колониальных войск и восстании кур¬ сантов пехотного военного училища в Хартуме (27 декабря 1924 г.). В целом в освободительном движении суданцев на этом этапе оставалось еще много стихийного. Колонизаторы с большой жестокостью подавили все анти- английские выступления. Односторонним актом Англия устра¬ нила Египет от соучастия в управлении Суданом (в конце 1924 г. египтяне — чиновники, учителя, солдаты, офицеры и т. д.— были удалены из страны). С целью раскола антиимпериали¬ стических сил двух стран в Судане были созданы «Суданские оборонительные силы» из суданцев-солдат под командованием офицеров-англичан. Из полиции были удалены наиболее про¬ грессивные элементы, закрыты многие учебные заведения, а в оставшихся введен суровый, казарменный режим. В сельской местности вводилась система косвенного управления — власть вручалась невежественным и реакционным вождям племен, фе¬ одалам и духовенству. В последующие годы в условиях жесткого колониального режима радикально настроенная интеллигенция, группировав¬ шаяся вокруг Клуба выпускников хартумского колледжа, реор¬ ганизованного в 1938 г. в Генеральный конгресс1, занималась просветительской деятельностью, разрешенной администра¬ цией1 2 [29, с. 536]. В начале третьего этапа освободительной 1 Название «конгресс» было заимствовано у индийского конгресса. Ган¬ дизм оказал влияние на членов суданского конгресса: они обсуждали и одоб¬ ряли методы ненасильственного сопротивления, в частности бойкот. 2 Конгресс проводил сбор средств на строительство школ и организацию в них учебного процесса, чтение лекций, выставки, издавал журнал «Конгресс». 158
борьбы мировая война непосредственно коснулась Судана, ока¬ зала большое влияние на его экономику, положение трудящих¬ ся, психологию народа, активизировала освободительное дви¬ жение в стране. Судан стал объектом агрессии фашистской Италии. Тысячи суданцев сражались в английских войсках против немецко-итальянского экспедиционного корпуса в Аф¬ рике. На войну работали сотни тысяч суданцев на предприя¬ тиях, транспорте, оборонительных объектах, на полях. Вчераш¬ ние феллахи и кочевники из отсталых окраин страны были втя¬ нуты в водоворот современной общественной жизни. В Судан стали проникать марксистская литература, книги о Советском Союзе. Освободительный характер войны, в которой антифа¬ шистскую коалицию возглавлял Советский Союз, оказал рево¬ люционизирующее влияние на суданский народ. Отражением сдвигов в политическом сознании народа явился меморандум Генерального конгресса, посланный в апреле 1942 г. генерал- губернатору Судана. Главным требованием меморандума было предоставление Судану права на самоопределение сразу же после окончания войны [34, с. 127—128]. Администрация отклонила меморандум, но сочла необхо¬ димым сделать крошечную уступку правобуржуазным элемен¬ там (компрадоры и крупные плантаторы), чтобы отколоть от них революционные силы. В сентябре 1943 — мае 1944 г. была проведена административная реформа: созданы муниципалите¬ ты в городах, советы при губернаторах провинций и Консуль¬ тативный совет при генерал-губернаторе. В их состав наряду с феодалами и вождями племен допускались представители на¬ циональной буржуазии и государственные чиновники. Весь со¬ став Консультативного совета назначался генерал-губернато¬ ром. Консультативный совет не имел реальной власти. Генерал- губернатор— председатель Совета лишь выслушивал мнение- членов Совета и доводил до их сведения политику администра¬ ции, которую определял он сам В1месте со своим английским штабом. Однако реформа достигла цели: национальная бур¬ жуазия раскололась, правое ее крыло включилось в работу Консультативного совета и в провинциальные советы, а левое, представленное Генеральным конгрессом выпускников, партиен «Аль-Ашикка» («Родные братья») и другими юнионистскими группами, бойкотировало Консультативный совет. Юнионисты, сторонники объединения Судана с Египтом, разоблачали Кон¬ сультативный совет как вредную «говорильню». Положение народных масс Судана после окончания войны ухудшилось. Многие предприятия, работавшие на войну, были закрыты, а рабочие выброшены на улицу. В города и села возвращались демобилизованные солдаты. Им было трудно най¬ ти работу. Стоимость продуктов питания возросла за 1938— 1948 гг. в 3 раза. Месячной заработной платы рабочих и мелких служащих хватало только на хлеб. Многие суданцы голодали. 159’
Теперь в ряды активных борцов против (колониализма вступа¬ ли новые социальные слои: рабочие и служащие промышлен¬ ных предприятий, транспорта, сельскохозяйственные рабочие, арендаторы. В конце 1945 — начале 1946 г. в ряде городов Судана проходили многотысячные антианглийские выступле¬ ния: демонстрации, митинги, забастовки; их участники требо¬ вали ликвидации режима кондоминиума, вывода из страны оккупационных войск и образования национально-демократиче¬ ского правительства. Зона национально-освободительного дви¬ жения распространилась на все города и земледельческие рай¬ оны в Северном и Центральном Судане. В обстановке подъема антиимпериалистического движения Генеральный конгресс вырос в массовую политическую органи¬ зацию; его состав пополнился представителями рабочих и крестьян-арендаторов. К концу 1945 г. в его рядах насчитыва¬ лось уже 10 тыс. человек; в городах и сельской местности функ¬ ционировало около 100 комитетов Конгресса [17, с. 249]. 23 ав¬ густа 1945 г. Конгресс направил генерал-губернатору новый меморандум, в котором требовал образования в Судане нацио¬ нального демократического правительства и объединения Суда¬ на с Египтом в единое государство [17, с. 249]. Администрация снова отклонила меморандум конгресса. Образование политических партий. Социальные сдвиги, про¬ исходившие в Судане в период и после окончания второй миро¬ вой войны, обострение политической борьбы в стране и внутри Генерального конгресса, отражавшей позиции различных клас¬ сов и социальных групп в вопросах о путях достижения Суда¬ ном независимости и будущем статусе страны, привели к рас¬ колу Конгресса. Из его состава вышла правая группировка интеллигенции, представлявшая интересы феодально-клерикаль¬ ной элиты, вождей племен, компрадорской буржуазии, крупных чиновников, сотрудничавших с колониальной администрацией и иностранным капиталом. Она создала в 1945 г. партию «Аль- Ум.ма», которая пользовалась поддержкой имама секты «Аль¬ Ансар» Абд ар-Рахмана аль-Махди, а также английской ко¬ лониальной администрации. Председателем партии стал сын имама Сиддик аль-Махди, а генеральным секретарем — Абдал¬ ла Халиль, бригадный генерал в отставке. Рядовую массу пар¬ тии составляли кочейые и полуоседлые племена отсталых запад¬ ных провинций Дарфур и Кордофан, отчасти Гезиры — при¬ верженцы секты «Аль-Ансар». «Аль-Умма» выдвинула нацио¬ налистический лозунг «Судан для суданцев», направленный против государственного союза с Египтом. Этот лозунг также выражал стремление руководства «Аль-Уммы» изолировать Судан от демократических сил Египта и арабского националь¬ но-освободительного движения. Левонационалистические элементы Генерального конгресса, как уже было указано выше, создали партию «Аль-Ашикка», 160
в которую вошли радикально настроенная национальная бур¬ жуазия, средние и мелкие чиновники, представители буржуаз¬ ной интеллигенции, студенчества, ремесленников, крестьян- арендаторов и рабочих. Партию «Аль-Ашикка» возглавлял Исмаил аль-Азхари; ее поддерживали также глава секты «Аль- Хатмия» Али аль-Миргани и правительство Египта. Влияние «Аль-Ашикки» распространялось на городское и сельское насе¬ ление более развитых центральных и северо-восточных районов страны. Выражая интересы зарождавшейся национальной бур¬ жуазии, стремившейся оградить себя от конкуренции англий¬ ского капитала, «Аль-Ашикка» требовала ухода англичан из Судана, выступала за союз с Египтом, видя в нем опору в борь¬ бе против Англии. «Аль-Ашикка» призывала массы к борьбе за независимость под лозунгом «Единство долины Нила». Объ¬ ясняя суть этого лозунга, Исмаил аль-Азхари писал: «Мы не хотим для Судана ни британского, ни египетского господства. Но мы ясно видим, что единственный вопрос, поставленный сейчас на карту, — это британское господство, а не египетское; Египет сам является подчиненной страной, борющейся за свое освобождение. Вот почему мы считаем, что здравый смысл подсказывает нам объединиться с египтянами в борьбе за сво¬ боду наших наций» [36, 23.XI.1946] . Кроме этих двух основных партий из Генерального конгрес¬ са выделилось несколько мелких, примыкавших к «Аль-Ашик- ке» политических групп. Важным фактором национально-освободительного движения страны явилось создание в 1946 г. первой марксистско-ленин¬ ской группы — Суданское движение за национальное освобож¬ дение (СДНО),— положившей начало образованию Суданской коммунистической партии (так она стала называться с 1956 г.). В нее вошли суданцы — студенты Каирского университета и дру¬ гих учебных заведений, прогрессивные интеллигенты, несколько рабочих — всего 30 человек. СДНО создало свои секции в Хартумском университете и в г. Атбаре — рабочем центре страны. Центральный комитет СДНО возглавил Аввад Абдарразиг. Члены СДНО переводили на арабский язык произведения классиков марксизма-лениниз¬ ма [12, с. 25], пропагандировали в нелегальных кружках идеи марксизма, устанавливали связи с рабочими, интеллигенцией, в армии. Для этой цели использовались листовки, позволявшие оперативно доводить до масс позицию СДНО по злободневным вопросам. Коммунисты сотрудничали в легальных печатных ор¬ ганах— газете «Аш-Шабаб» («Молодежь») и журнале «Аль- М’тамар» («Конгресс»). СДНО организовало митинги и демонстрации в Хартуме и Атбаре, выдвинув лозунги права суданцев на самоопределение и эвакуации иностранных войск из страны. «Аль-Умма» и «Аль-Ашикка» вступили в борьбу с СДНО И Зак. 141 161
за влияние на массы. В руководстве СДНО в 1946—1947 гп шла борьба между правооппортунистической группой, возглав¬ ляемой Аввадом Абдарразигом, укрепившейся в Хартуме, и революционной — в Атбаре. Оппортунисты выступали выразите¬ лями интересов буржуазии, стремились подчинить СДНО ее влиянию, ограничивали деятельность СДНО в массах, пытались превратить СДНО в парламентскую фракцию на левом фланге буржуазных партий. Борьба завершилась летом 1947 г. изгна¬ нием оппортунистов из ЦК СДНО, образованием нового ЦК из революционных элементов, изданием первого партийного жур¬ нала СДНО — «Аль-Кядир» («Кадры»), в котором печатались (на ротаторе) статьи по теоретическим, политическим и орга¬ низационным вопросам [12, с. 26]. ЦК СДНО разработал про¬ грамму партии; главное место в ней занимала борьба против империализма. Создание профсоюзов и других демократических организа¬ ций. СДНО провело большую работу по организации рабочего класса, внесению в его среду революционного сознания. Под руководством коммунистов рабочие-железнодорожники Атбары в ходе борьбы добились создания первого профессио¬ нального союза — Организации по делам рабочих. 12 июля 1947 г. рабочие направились с петицией к администрации же¬ лезной дороги. В петиции излагалось требование признания администрацией профсоюза и его полномочий вести переговоры об их нуждах. Делегация не была принята, более того, полиция учинила расправу над демонстрантами. Было ранено 60 и аре¬ стовано 130 рабочих, в том числе руководители Организации по делам рабочих. В поддержку своих требований рабочие объявили забастов¬ ку. Забастовка охватила Атбару, Порт-Судан и Хартум; в ней участвовало 10 тыс. человек. Движение на транспорте было парализовано [27, с. 56]. Рабочие одержали победу. Админист¬ рация признала профсоюз железнодорожников. Профсоюз объ¬ единил более 20 тыс. рабочих и служащих суданских железных дорог [10, с. 132]. Его руководство сразу же повело борьбу за улучшение положения членов союза, потребовав от админист¬ рации повышения заработной платы на 25—40%, оплаты сверх¬ урочных работ, сокращения рабочего дня, установления опла¬ чиваемых отпусков. Администрация отклонила требования профсоюза. Тогда в январе 1948 г. профсоюз провел всеобщую забастовку железнодорожников, к которой присоединились ра¬ бочие и служащие электростанций Атбары и Порт-Судана. Дви¬ жение поездов прекратилось, погас свет в городах. Администрация ввела войска в районы забастовок, руково¬ дители забастовок были уволены и арестованы. Но рабочие держались дружно и добились принятия администрацией зако¬ на о профсоюзах (1949 г.), который признавал их права на организацию профсоюзов, на забастовки и создание единого 162
профсоюзного центра страны. В профсоюзное движение вовле¬ кались новые отряды рабочих. Организация по делам рабочих стала инициатором создания единого профсоюзного центра страны. В августе 1949 г. состоялся первый съезд суданских профсоюзов. Профсоюзное движение охватило и сельскохозяйственных рабочих. В 1946 г. рабочие хлопководческого района Гезиры создали с помощью коммунистов комитеты для защиты своих интересов. Они добились улучшения условий труда: установле¬ ния для постоянных рабочих 7-часового рабочего дня, повре¬ менной оплаты, оплаты сверхурочных работ и гарантированных отпусков [13, с. 118]. Под влиянием рабочего движения активизировалась борьба крестьян-арендаторов против колониального и феодального гне¬ та. В 1946 г. забастовали арендаторы Гезиры, потребовав рас¬ пределения среди них резервного фонда в сумме 1,3 млн. ег. ф., и добились частичного успеха — перераспределения 400 тыс. ег. ф. [34, с. 253]. Вторую забастовку арендаторы Гезиры провели в 1948 г., требуя увеличения их доли в прибылях от реализа- дии хлопка, а также национализации плантаций Гезиры. В ре¬ зультате этой борьбы администрация расторгла в 1950 г. кон¬ цессионный договор с английскими компаниями; функции уп¬ равления были переданы организации «Гезира Борд». Под (руководством С ДНО в это время начали возникать демократические организации молодежи и женщин. Напере¬ кор мусульманаким традициям и 'колониальным порядкам ОДНО выдвинуло программу уравнения женщин в правах с мужчинами, приобщения их к общественно-политической и культурной жизни страны. В 1946 г. СДНО создало в Хартуме Лигу женщин Судана, которая вела среди женщин просвети¬ тельскую работу [4, с. 66]. В 1948 г. под руководством СДНО возник Союз суданской молодежи, включившийся в национально-освободительное дви¬ жение [8, с. 224]. Маневры колониальных властей. Стремясь помешать спло¬ чению патриотических и антиимпериалистических сил, адми¬ нистрация снова вступила на путь конституционных маневров. В 1948 г. она навязала Судану конституцию, предусматривав¬ шую замену Консультативного совета Северного Судана так называемым Законодательным собранием и Совета при гене¬ рал-губернаторе Исполнительным советом. Генерал-губернатор получил право единолично назначать всех 12 министров Испол¬ нительного совета, в их числе 6 англичан, 20 из 50 сенаторов и 35 из 87 депутатов Законодательного собрания. Остальные сенаторы и депутаты избирались по двухстепенной системе. Вместе с тем генерал-губернатор сохранял свои прежние не¬ ограниченные полномочия: он мог отменить любое решение Законодательного собрания и Исполнительного совета; оста¬ 11* 163
вался главнокомандующим вооруженных сил страны [32, с. 113]. Целью конституции было закрепление господства Англии в стране. Демократические силы Судана выступили против «консти¬ туционной реформы. СДНО в воззвании к народу разоблачило ее колонизаторскую сущность и призвало бороться за подлин¬ ную независимость. Союз суданской молодежи также подверг критике конституцию и убеждал жителей долины Нила «сбро¬ сить империализм и его пособников в Судане и Египте» [46, 29.11.1948]. СДНО сыграло большую роль в организации Националь¬ ного фронта борьбы с целью противодействия кампании вы¬ боров в Законодательное собрание. Фронт объединил патрио¬ тические силы: «Аль-Ашикку» и другие юнионистские партии, «Аль-Хатмию», Генеральный конгресс и Союз суданской мо¬ лодежи. Вступив в сотрудничество с национальной буржуазией на антиимпериалистической основе, СДНО сохранило свою самостоятельность в Национальном фронте, полную независи¬ мость в организации народных масс и руководстве их борьбой. Вместе <с партиями и организациями Национального фронта «коммунисты активно участвовали в кампании протеста против выборов и конституционной реформы. Политическая обстанов¬ ка в стране накалилась. Национальный фронт борьбы призвал суданцев бойкотировать выборы в Законодательное собрание. По городам проходили антианплийские демонстрации под ло¬ зунгами: «Долой выборы!», «Долой английский империализм!», «Прогоним англичан из Судана!». Колониальные власти ввели в Хартум войска, мобилизова¬ ли полицейские силы. Административные здания, банки и дру¬ гие иностранные учреждения были огорожены колючей про¬ волокой. Самолеты с ревом носились над Хартумом и Омдур- маном, сбрасывали фугасные бомбы в их окрестностях, запу¬ гивая население [49, 17.Х.1948]. Партия «Аль-Умма» и секта «Аль-Ансар», возглавлявшие правые силы страны, остались верными колонизаторам; они создали Независимый фронт борьбы, который мобилизовал для участия в избирательной кампании кочевое и полуоседлое население, а также крупных чиновников и торговцев, связан¬ ных интересами с иностранными монополиями. В дни выборов 13—15 декабря 1948 г. к избирательным урнам явилось всего 19% избирателей [17, с. 266]. Народ бой¬ котировал выборы, ответил на них массовыми демонстрациями протеста. Рабочие Хартума, Порт-Судана и Атбары провели однодневную забастовку. Демонстранты в Хартуме разгромили английский клуб [35, 20.XII.1948]. Многотысячные демонстра¬ ции состоялись 13 декабря в Кости и Вад-Медани; в них уча¬ ствовали рабочие, ремесленники, торговцы, учащаяся моло¬ дежь. Демонстранты несли лозунги: «Независимость Судану!», 164
«Долой английский -империализм!», «Освободите политзаклю¬ ченных—действительных патриотов Судана!». На подавление забастовок и демонстраций колониальные власти двинули войска и полицию, применившие огнестрельное оружие и слезоточивые газы. Суданцы понесли большие жерт¬ вы: 10 человек было убито и около 100 ранено [34, с. 179]. Репрессивные меры и раскол национальных сил страны помогли колонизаторам навязать суданцам конституционную реформу. В Законодательном собрании более половины мест получили феодалы, крупные торговцы и чиновники — опора колониального режима [32, с. 130]. Из 30 мест, предназначав¬ шихся южносуданцам,’фактически было предоставлено лишь 13. 15 декабря 1948 г. состоялась первая сессия Законодатель¬ ного собрания. В этот день были проведены забастовки и де¬ монстрации протеста в Хартуме, Омдурмане и других городах. Национальный фронт борьбы развернул кампанию неповино¬ вения, бойкота Законодательного собрания и Исполнительного совета. Власти арестовали многих лидеров и участников этого движения [34, с. 179]. После выборов и открытия Законодательного собрания на¬ чался спад антиколониального движения. Реакция свирепство¬ вала по всей стране. Часть национальной буржуазии пошла на сотрудничество с английскими властями и феодально-клери¬ кальной реакцией. В этой обстановке в 1949 г. в Судане по инициативе студентов Хартумского отделения Каирского уни¬ верситета была создана реакционная религиозно-политическая организация «Братья-мусульмане» (Исламское движение за освобождение), объявившая своей целью объединение всех мусульман в единое государство, управляемое по законам ша¬ риата. «Братья-мусульмане» сотрудничали с «Аль-У-ммой». Действуя против прогрессивных организаций, они использова¬ ли социальную демагогию и террористические методы борьбы. Основной контингент этой организации -составляли студенты младших курсов, выходцы из сельской местности. Влияние «Братьев-мусульман» распространялось среди мелкобуржуаз¬ ных городских слоев населения и части молодежи. Напуганные репрессиями, неустойчивые буржуазные и мел¬ кобуржуазные элементы стали покидать Национальный фронт борьбы. Пеосимизм охватывал интеллигенцию. Малодушные ее представители уходили из СДНО. Оппортунистическая группа Аввада Абдарразига возобновила подрывную деятельность, стремясь столкнуть СДНО с революционного пути, ликвидиро¬ вать партию; она требовала ограничения деятельности СДНО пропагандой марксизма среди буржуазии, ссылаясь на отсут¬ ствие в стране развитого пролетариата. Подъем массового антиимпериалистического движения. Революционное ядро в руководстве СДНО дало бой оппортуни¬ стам. В январе 1949 г. был созван пленум ЦК СДНО, при¬ 165
нявший решение о единстве партии. Участники пленума осуди¬ ли подрывную деятельность оппортунистической группы Авва- да Абдарразига и исключили ее из партии. На пленуме был избран новый состав Центрального Комитета СДНО. Генераль¬ ным секретарем партии стал Абдель Халек Махджуб (1927— 1971)3. В 1950 г. состоялся I съезд СДНО, на котором была при¬ нята программа партии. Стала издаваться газета «Лива у Ах- мар» («Красное знамя»), пропагандировавшая в массах идеи марксизма-ленинизма [12, с. 31—37]. Партия расширяла сферу своего воздействия на трудящиеся массы; создала Лигу сту¬ дентов-коммунистов, Лигу женщин-коммунисток. 15 ноября 1950 г. была создана Федерация рабочих проф¬ союзов Судана (ФРПС), объединившая 53 профсоюза со 180 тыс. членов [6, 1952, № 10, с. 15]. Генеральным секретарем ФРПС был избран коммунист Шафиа Ахмед аш-Шейх. СДНО в упорной борьбе отвоевывало у буржуазных партий позиции в рабочем классе. Коммунисты занимали руководящие посты в профсоюзах. Под влиянием рабочего профдвижения и при непосредственной помощи ФРПС было создано 12 профсоюзов лиц свободных профессий (врачи, учителя, адвокаты и др.) [43, 1954, № 19, с. 8]. Профсоюзы превращались в школу политического воспита¬ ния рабочих, служащих, интеллигенции; они применяли новые методы политической борьбы: маасовые митинги, демонстра¬ ции, забастовки, походы протеста, митинги солидарности с международным рабочим движением. Рабочее движение шло в авангарде борьбы народа против колониализма. Издаваемая ФРПС газета «Ат-Талиа» воспитывала рабочих в духе про¬ летарского интернационализма. В марте 1950 и в апреле 1951 г. профсоюзы провели все¬ общие забастовки, требуя повышения заработной платы, сокра¬ щения рабочего дня и улучшения условий труда. Прекратили работу рабочие и служащие некоторых предприятий, транс¬ порта, мастерских, магазинов; жизнь в городах была парали¬ зована. Помимо экономических требований выдвигались и по¬ литические. Забастовка 1951 г. сопровождалась демонстрация¬ ми на улицах Атбары, Порт-Судана, Хартума, Эль-Обейда под лозунгами: «Удовлетворите наши требования!», «Долой импе¬ риализм» [33, 1951, № 23]. Федерация профсоюзов сочетала борьбу за нужды трудя¬ щихся с общенациональной борьбой против империализма; она поддержала борьбу студентов за создание их национального союза, за единство действий студентов и рабочих. Федерация ак¬ тивно участвовала в движении суданских сторонников мира (подробнее о нем см. ниже). 3 А. X. Махджуб занимал этот пост неизменно в течение 22 лет, до по¬ следних дней своей жизни. 166
16 декабря 1951 г. в Хартуме открылся второй съезд Судан- (эких профсоюзов. В его работе участвовали делегаты от 52 профсоюзов, представлявшие свыше 150 тыс. трудящихся, а также представители политических партий и делегация ра¬ бочих Египта. Съезд принял важное решение: включить в устав Федерации профсоюзов Судана раздел «Политические задачи Федерации», который предусматривал борьбу за экономическое и политическое освобождение Судана от господства колониа¬ лизма, за право суданского народа самому определять свою судьбу. Исполнительный -комитет Федерации получил полно¬ мочия участвовать в съездах, созываемых международными ра¬ бочими и политическими организациями; устанавливать тес¬ ные связи с международным рабочим движением через Всемир¬ ную федерацию профсоюзов; бороться против угрозы войны и использования Судана в военных целях [6, 1952, № 5]. Съезд продемонстрировал -рост организованности и поли¬ тической активности рабочего класса, более тесное слияние рабочего движения с национально-освободительной борьбой трудящихся. В 1949—1950 гг. усиливается влияние СДНО на крестьян¬ ство—союзника рабочего класса в борьбе против колониализ¬ ма и внутренней реакции. Свою деятельность СДНО развернуло в первую очередь среди крестьян-арендаторов, где для этого были наиболее благоприятные условия. Крестьяне-арендаторы не связаны частной собственностью на землю, они живут и трудятся в крупных хозяйствах с более высоким уровнем агри¬ культуры, а поэтому более политически активны. В. И. Ленин подчеркивал «необходимость поддерживать спе¬ циально крестьянское движение в отсталых странах против помещиков, против крупного землевладения, против всяких проявлений или остатков феодализма, и стараться придать крестьянскому движению наиболее революционный характер...» [2, с. 166—167]. В мае 1950 г. в Гезиру прибыли коммунисты “-представи¬ тели профсоюза железнодорожников и помогли хлопкоробам организовать первый профсоюз—Ассоциацию арендаторов Ге- зиры. Администрация, сопротивлявшаяся этому, была вынуж¬ дена отступить, так как Ассоциацию поддержали 26 тыс. из 29 300 всех крестьян-арендаторов [43, 1954, № 19, с. 370]. Тем не менее администрация зарегистрировала Ассоциацию лишь в мае 1951 г. — через год после ее создания [28, с. 33]. Губер¬ натор провинции (англичанин) объявил себя председателем Ассоциации, чтобы сохранить ее под своим контролем. В начале 50-х годов крестьянские выступления прокатились по стране. В горах Нуба 20 тыс. крестьян-арендаторов провели всеобщую забастовку и отказались отдавать выращенный уро¬ жай хлопка администрации, иностранным компаниям и поме¬ щикам. Арендаторы-хлопкоробы долины Гаш, эксплуатируемые 167
иностранными «компаниями, провели демонстрацию, которая была разогнана полицией [43, 1954, № 19, с. 370]. Крестьяне района Аль-Буави1и (Северная провинция) уклонялись от пе¬ ререгистрации пальм, проводившейся с целью повышения на¬ логов [47, 12.IX.1951]. Большинство выступлений крестьян вспыхивали стихийно, не имели организующего центра. В этой связи Исполком ФРПС опубликовал в феврале 1952 г. прокламацию «К товарищам крестьянам», в которой призывал их к созданию крестьянских союзов. В это время начались волнения в Северной провин¬ ции, пораженной засухой, охватившие 90 тыс. крестьян. С по¬ мощью руководства ФРПС крестьяне Северной провинции создали организационный комитет и провели в августе 1952 г. в г. Атбаре свой первый съезд, на котором был создан Союз крестьян Северной провинции. Съезд потребовал снижения на¬ логов и признания администрацией Союза крестьян [43, 8.V.1954]. Съезд обратился ко всем крестьянам страны с призывом орга¬ низовать свои местные крестьянские союзы. Вскоре были соз¬ даны Союз крестьян-хлопкоробов района Токара и дельты р. Гаш и Союз крестьян района Нубийских гор. 6 ноября 1953 г. в Вад-Медани состоялась конференция крестьян-арендаторов, на которой Ассоциация арендаторов бы¬ ла реорганизована в Союз -арендаторов Гезиры, руководство в Союзе перешло целиком в руки суданцев. На конференции был избран Исполнительный комитет из 46 человек, переизби¬ раемый ежегодно, и принят устав Союза, зарегистрированный администрацией в 1954 г. [27, с. 115]. Председателем Союза арендаторов Гезиры был избран зажиточный крестьянин, член партии «Аль-Ашикка». Его сменил единодушно избранный после освобождения из тюрьмы известный крестьянский дея¬ тель Амин Мухаммед аль-Амин, один из руководителей СДНО. Союз арендаторов Гезиры провел успешную борьбу за пере¬ распределение доходов от реализации хлопка: арендаторы и администрация стали получать по 44% и правление Гезиры — 10%. Оставшиеся 2% выделялись на финансирование социаль¬ ных мероприятий, проводимых правлением Гезиры. Союз предъ¬ явил администрации новые требования: увеличение доли арен¬ даторов в доходах до 50%, участие председателя и двух рядо¬ вых членов Союза арендаторов в заседаниях правления Гезиры и распределение поровну с администрацией оплаты расходов за использование машин на плантациях. Союз арендаторов Гезиры возглавил борьбу арендаторов за их насущные нужды и стал играть заметную роль в анти¬ империалистической борьбе народа. Коммунисты из руководства СДНО и ФРПС активизирова¬ ли также женское движение. В 1951 г. Союз женщин-учитель¬ ниц при их содействии был преобразован в профсоюзную ор¬ ганизацию [9, с. 28]. Опираясь на революционное ядро проф¬ 168
союза женщин-учительниц, СДНО создало в 1952 г. в Омдур- мане массовую организацию — Союз женщин Судана,—(кото¬ рая выдвинула демократическую -программу. Союз имел фи¬ лиалы в городах и сельских районах, вел культурно-просвети¬ тельную и политическую работу среди женщин, вовлекал в свои ряды сотни новых членов. Союз организовал вечерние курсы по обучению женщин грамоте и шитью, открыл несколь¬ ко начальных и неполных средних вечерних школ, проводил конференции и научно-популярные лекции, ведя борьбу про¬ тив суеверий и за распространение культуры среди женщин. Союз укреплял связи с международными женскими органи¬ зациями. Делегации суданских женщин вопреки запрету коло¬ ниальной администрации выезжали на международные встречи женщин и фестивали молодежи. Союз издавал свой печатный орган «Саут аль-Мар’а» («Голос женщин»); его редактором стала председатель Союза женщин Судана Фатьма Ахмед Иб¬ рагим, коммунистка, член ЦК СДНО. «Саут аль-Мар’а» стал идеологическим оружием в борьбе за развитие широкого де¬ мократического движения женщин, за права женщин и улуч¬ шение их положения, за распространение национально-демо¬ кратической культуры, за независимость страны и междуна¬ родный мир [9, с. 29]. Коммунисты вели борьбу с буржуазно-помещичьими пар¬ тиями также за влияние на учащуюся молодежь. Колониальная администрация свирепо расправлялась с прогрессивным дви¬ жением среди студенчества. Суданские студенты создали свой первый легальный национальный союз —Генеральный союз студентов, объединивший студенческие организации институтов и колледжей и союзы учащихся средних школ. Генеральный союз студентов и Союз суданской молодежи сотрудничали в социальной, культурно-просветительной и политической дея¬ тельности. Они оказывали помощь населению во время сти¬ хийных бедствий (засухи, наводнения), помогали феллахам в уборке урожая, в строительстве помещений для общественных нужд. Влияние союзов среди молодежи и населения росло; они создали отделения во всех провинциях Северного и Централь¬ ного Судана. Союз суданской молодежи вступил в Всемирную федерацию демократической молодежи, а Генеральный союз сту¬ дентов — в Международный союз студентов. СДНО вело большую работу по интернациональному вос¬ питанию трудящихся масс, приняв участие в движении солидар¬ ности за мир. Усилиями СДНО, профсоюзов, Генерального кон¬ гресса и других демократических организаций в 1950 г. в Су¬ дане был создан Национальный комитет борьбы за мир—пер¬ вая организация сторонников мира. Национальный комитет собрал 10 тыс. подписей под Стокгольмским воззванием Все¬ мирного Совета Мира (март 1950 г.) и 25 тыс. подписей под Берлинским воззванием [43, 1954, № 19, с. 370]. Национальный 169
комитет вел также борьбу против втягивания Судана в скола¬ чиваемый империалистическими державами Средневосточный пакт и участия в агрессии США против Корейской Народно- Демократической Республики. И когда инспирированная коло¬ ниальными властями «Аль-Умма» начала кампанию в Судане за посылку суданаких солдат в Корею, Национальный комитет борьбы за мир организовал демонстрации протеста в городах и деревнях страны. Генеральный конгресс послал в ООН теле¬ грамму, в которой заявил, что предложение «Аль-Уммы» о посылке денег и солдат в Корею выражает желание англичан, а не суданского народа [36, 1950, № 14—15]. Колониальные власти были вынуждены отказаться от этой затеи, но обрушили . репрессии на прогрессивные силы. В 1951 г. был запрещен Национальный комитет борьбы за мир. Однако антиколониальное движение продолжало нара¬ стать, охватывая новые социальные группы. Даже покорное властям Законодательное собрание приняло 5 декабря 1950 г. резолюцию, в которой делегаты просили «о даровании (Суда¬ ну.— Авт.) самоуправления до конца 3-й сессии этого собра¬ ния» [26, с. 137]. Генерал-губернатор отклонил резолюцию о самоуправлении Судана. Летом 1951 г. забастовали и провели антианглийскую де¬ монстрацию 1729 полицейских Хартума, Омдурмана и Порт- Судана. Зашаталась одна из опор колониального режима в Судане. Выступление было жестоко подавлено войсками, 349 полицейских уволено [28, с. 56—57]. Новый удар по господству Англии в Судане нанес Египет. 15 октября 1951 г., после длительных и бесплодных англо¬ египетских переговоров, египетский парламент принял решение о расторжении англо-египетского соглашения 1899 г. о совмест¬ ном управлении Суданом и договора 1936 г. Согласно приня¬ тому парламентом конституционному акту король Египта про¬ возглашался также королем Судана. Решения парламента Египта подрывали юридические основы господства Англии в долине Нила, что получило одобрение и поддержку подавляю¬ щего большинства суданцев. Но закон, провозглашавший под¬ чинение Судана монархическому Египту без согласия самих суданцев, встретил оппозицию ряда политических партий и организаций Судана. Английское правительство объявило ре¬ шение Египта недействительным. Жители Хартума и других суданских городов вышли на улицы приветствовать расторжение кабальных договоров. Про¬ исходили антианглийские демонстрации. Суданцы возобновили кампанию бойкота: отказывались выполнять колониальные за¬ коны и распоряжения властей, покупать английские товары. Генерал-губернатор стянул в города войска и полицию, вызвал из Египта дополнительные воинские части. Были аре¬ стованы руководители рабочего движения [10, с. 143], закрыты 170
школы и колледжи. «Аль-Умма» включилась в антиегипетскую кампанию, проводимую колониальными властями, чтобы на¬ править политические страсти суданцев против Египта. 25 ок¬ тября 1951 г. Законодательное собрание приняло резолюцию, отвергавшую -намерение Египта распространить свой сувере¬ нитет на Судан без консультации с суданским народом [34, с. 192]. В окрестностях Хартума были сконцентрированы отряды вооруженных ансаровцев. Суданская (печать сообщала о намерении имама Абд ар-Рахмана аль-Махди провозгласить себя королем Судана [51, 31.11.1951]. По инициативе СДНО в 1951 г. был создан Национальный фронт освобождения Судана, в который помимо ФРПС вошли «Аль-Ашикка» и другие юнионистские партии. Под руковод¬ ством и лозунгами Национального фронта — эвакуация ино¬ странных войск из страны и упразднение английской коло¬ ниальной администрации — проходили многие патриотические демонстрации, нередко заканчивавшиеся стычками с полицией и войсками. В декабре 1951 г. на совещании в Хартуме представителей партий Национального фронта и профсоюзов был создан Объ¬ единенный фронт борьбы за освобождение Судана, в который вошли также крестьянские и студенческие союзы. Программа Объединенного фронта требовала: ликвидации ре¬ жима кондоминиума, эвакуации английских и египетских войск, суданизации государственного аппарата, сформирова¬ ния временного правительства из суданцев, избрания Учреди¬ тельного собрания для определения будущего статуса Судана [44, 30.XII.1951]. Объединенный фронт сыграл важную роль в сплочении национальных сил в борьбе за независимость, в наступлении народных масс на империализм. ФРПС играла действенную роль в Объединенном фронте; она провела в 1952 г. ряд мощ¬ ных забастовок в защиту профсоюзных и демократических свобод. Английские власти арестовали членов Исполкома ФРПС. 28 апреля 1952 г. рабочие объявили всеобщую забастовку, требуя освобождения руководителей ФРПС. Объединенный фронт организовал демонстрации протеста в ряде городов. В Вад-Медани и Эль-Обейде произошли стычки демонстран¬ тов с полицией, в которых было убито шесть демонстрантов [19, 1.V.1952]. Борьбу рабочих Судана поддержали Всемирная федерация профсоюзов и другие международные организации. Колониаль¬ ные власти были вынуждены освободить профсоюзных руково¬ дителей. Объединенный фронт освобождения Судана провел большую кампанию борьбы против Средневосточного пакта. 171
РЕВОЛЮЦИЯ 1952 г. В ЕГИПТЕ —УДАР ПО КОЛОНИАЛИЗМУ В СУДАНЕ Новый удар по (колониальному режиму в Судане нанесла национальная революция 1952 г. в Египте. Правительство Рес¬ публики Египет, которому предстояло еще добиться вывода английских войск из эоны Суэцкого канала, не могло обеспе¬ чить безопасности своих южных границ до тех пор, пока в Судане хозяйничали британские колонизаторы и пока они со¬ храняли контроль над истоками Нила. Поэтому правительство Египта протянуло руку помощи суданскому народу, боровше¬ муся за независимость. 12 октября 1952 г. республиканское правительство Египта согласовало с руководством «Аль-Уммы» свою позицию в суданском вопросе. Суданцам предоставлялось право самим определять условия суверенитета: полная неза¬ висимость от Англии и Египта или объединение Судана с Египтом. Предполагался трехлетний переходный период, в те¬ чение которого англо-египетакая администрация должна быть ликвидирована и (проведены выборы в парламент. Власть в этот период должен был осуществлять генерал-губернатор в сотрудничестве с комиссией. Другая комиссия будет наблю¬ дать за парламентскими выборами, и третья проведет судани- зацию государственного аппарата. Египет обещал Судану де¬ нежную помощь. Пытаясь задержать предоставление Судану независимости, колониальные власти использовали южносуданских сепарати¬ стов. Основанный ими в 1952 г. в Джубе Политический коми¬ тет, возглавляемый Хилари Полем Логали, опубликовал 13 де¬ кабря того же года манифест, в котором фактически заявил о желании населения юга остаться под властью колонизато¬ ров [25, с. 71]. 10 января 1953 г. состоялись переговоры между лидерами «Аль-Уммы» и Национально-юнионистской партии (НЮП) при участии министра информации Египта Салаха Салима4. Они разработали и подписали Соглашение между суданскими пар¬ тиями. Лидеры партий договорились, что если их согласован¬ ное решение не будет принято во внимание Англией и Егип¬ том, то представляемые ими партии будут бойкотировать вы¬ боры в парламент [34, с. 213—214]. Добившись поддержки своего проекта соглашения северо¬ суданскими буржуазно-помещичьими партиями, правительство Египта упрочило свои позиции в переговорах с Англией. 12 февраля 1953 г. в Каире было подписано англо-египетское соглашение о Судане из 12 пунктов, предусматривавшее ан¬ 4 В 1952 г. «Аль-Ашикка», другие юнионистские партии и Генеральный конгресс выпускников, выступавшие за единство действий Судана с Египтом в борьбе против колониального господства Англии, объединились в Нацио¬ нально-юнионистскую партию (НЮП), возглавляемую Исмаилом аль-Азхари. 172
нулирование соглашения 1899 г. о кондоминиуме, предостав¬ ление Судану самоуправления, а через три года — независи¬ мости. Соглашение носило печать компромисса, оно сохранило ограничения свободы народа, предоставило генерал-губерна¬ тору значительную власть. Буржуазно-помещичьи партии без¬ оговорочно приняли это соглашение за спиной Объединенного фронта, в котором они участвовали. СДНО и ФРПС критико¬ вали соглашение как противоречащее требованиям масс о не¬ замедлительном предоставлении Судану независимости, созда¬ нии свободного, демократического Судана и об уходе колони¬ заторов до проведения выборов в Судане. Однако СДНО допу¬ стило и ошибку в оценке соглашения, рассматривая его только как маневр империалистов с целью сохранения своего влияния в Судане. СДНО недооценило соглашение как вынужденное от¬ ступление колонизаторов и результат освободительной борьбы народа, которая могла бы быть более плодотворной, если бы буржуазно-помещичьи партии, входившие в Объединенный фронт, не ограничились этим соглашением и поддержали тре¬ бования трудящихся [12, с. 45]. После подписания англо-египетского соглашения обостри¬ лись противоречия внутри Объединенного фронта освобожде¬ ния Судана. Буржуазные партии вышли из Объединенного фронта. Внутри СДНО вновь активизировались оппортунисти¬ ческие элементы, выступавшие с требованием бойкотировать выборы в парламент. Состоявшийся в марте 1953 г. пленум ЦК СДНО дал решительный отпор «левакам» и подверг кри¬ тике ошибки СДНО в оценке англо-египетского соглашения [12, с. 45—53]. Англия прилагала все усилия для сохранения Судана под своим влиянием. Колониальные власти в Судане чинили пре¬ пятствия созданию комиссии при генерал-губернаторе и назна¬ чению суданцев в избирательную комиссию, что привело к от¬ срочке выборов на полгода против намеченного соглашением срока [34, с. 216]. Стремясь подавить патриотические силы стра¬ ны «накануне выборов, власти издали в октябре 1953 г. закон № 22 «О подрывной деятельности», уполномочивавший поли¬ цию закрывать любую политическую организацию и привлекать к ответственности любого суданца по подозрению в «антипра¬ вительственной» деятельности. Закон запрещал выезд суданцев в социалистические страны и любые контакты с ними [27, с. 118]. В соответствии с этим законом были арестованы мно¬ гие прогрессивные деятели, члены СДНО, НЮП и других орга¬ низаций [10, с. 160]. Накануне избирательной кампании колониальные власти при содействии «Аль-Уммы» создали на Юге (в декабре 1953 г.) Либеральную партию Юга. Либеральная партия объединила южно-суданскую интеллигенцию и государственных чиновни¬ ков-выходцев из родо-племенной знати, воспитанных христи¬ 173
анскими миссионерами и английской администрацией в духе сепаратизма, недоверия к арабам и преклонения перед Запа¬ дом. Лидерами партии были Станислаус Пейсама и Бус Диу [22, с. 31]. Либеральная партия Юга вместе с «Аль-Уммой» вы¬ ступала за тесное сотрудничество с Англией, (против сближения Судана с Египтом. Некоторые южане вступили в северосудан¬ ские партии: «Аль-Умму», НЮП, СДНО и др. В избирательной кампании колониальная администрация и миссионеры поддерживали «Аль-Умму» и Либеральную партию Юга, а Египет — НЮП. В нарушение соглашения от 12 февра¬ ля 1953 г. обе стороны использовали печать, радио и другие средства пропаганды в пользу своих сторонников и порочили политических противников. Вопреки репрессиям колониальных властей накануне вы¬ боров СДНО создало демократическую организацию, возглав¬ ляемую коммунистами, — Антиимпериалистический фронт. В нее вошли наиболее активные и последовательные борцы за освобождение Судана: рабочие, ремесленники, крестьяне, слу¬ жащие, интеллигенция. В избирательной кампании Антиимпе¬ риалистический фронт выступил в поддержку НЮП под лозун¬ гами борьбы против империализма, против участия Судана в военных блоках, за вывод из страны иностранных войск, за мир, за независимость Судана. Комитеты Фронта были соз¬ даны в городах и деревнях далеких провинций; в них входили различные общественные элементы, которые проникались де¬ мократическими идеями; сближались с СДНО [12, с. 55]. Накануне выборов в парламент избирательная комиссия (три суданца, англичанин, американец и индиец-председатель) внесла поправки в избирательный закон: а) было разрешено вождям племен выдвигать свои кандидатуры, не слагая слу¬ жебных полномочий в колониальной администрации, что да¬ вало им возможность влиять на ход выборов; б) число изби¬ рательных округов с прямым голосованием было увеличено с 35 до 68, а с двухстепенным сокращено с 57 до 24; в) число избирательных округов для выпускников средних школ и вузов было увеличено с 3 до 5. Таким образом, поправки означали большую уступку правым силам и незначительную — патрио¬ тическим. Первые выборы проходили при сохранении власти колони¬ альной администрации и в присутствии иностранных войск в стране. В выборах участвовали все политические партии, а к урнам явилось 50% избирателей [34, с. 217]. Выборы в первый национальный парламент страны принесли победу 'Национально-юнионистской партии и демократическим силам, боровшимся за независимость в союзе с Египтом. В па¬ лате представителей НЮП получила 51 место, «Аль-Умма»— 22, Либеральная партия Юга—10, Антиимпериалистический фронт—1, остальные партии и независимые депутаты—13. 174
В сенате НЮП получила 32 из 50 избираемых мест и 10 из 20 назначаемых генерал-губернатором, «Аль-Умма»— 7, Либераль¬ ная партия Юга — 4, остальные партии — 9 [17, с. 282—283]. ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД 1 января 1954 г. состоялось заседание суданского парламен¬ та, на котором премьер-министром был избран лидер НЮП Ис¬ маил аль-Азхари. 6 января Исмаил аль-Азхари сформировал национальное однопартийное правительство; в его состав во¬ шли два министра-южанина. 9 января генерал-губернатор опуб¬ ликовал декларацию о переходе Судана на путь самоуправ¬ ления. Положение правительства было сложным. Не было ни средств, ни опытных администраторов. Между министрами-су¬ данцами и их заместителями-англичанами завязалась скрытая, упорная борьба за руководство. Деятели «Аль-Уммы» тоже «ставили палки в колеса» налаживаемого механизма государ¬ ственной власти. Фактическая власть в стране, армия и поли¬ ция оставались в руках генерал-губернатора. Англичане стре¬ мились дискредитировать национальное правительство, сорвать провозглашение независимости или расчистить путь для при¬ хода к власти «Аль-Уммы». Действуя в контакте с руководст¬ вом секты «Аль-Ансар» и партии «Аль-Умма», они стянули в Хартум и Омдурман несколько тысяч вооруженных ансаров- цев. 1 марта 1954 г., в день торжественного заседания парла¬ мента, на которое прибыли руководители Республики Египет, «ансаровцы устроили антиправительственные и антиегипетские демонстрации, кровавое побоище в столице, в которых было убито несколько десятков и ранено несколько сот человек [15, 2.1 II. 1954]. В южных провинциях были спровоцированы столк¬ новения племен. Торжественное собрание суданского парламен¬ та было сорвано, в стране введено чрезвычайное положение. Общественность и прогрессивная печать Судана и Египта разоблачили и осудили организаторов провокации [45, 2.III.1954; 48, 2.III.1954]. Всеобщий союз студентов Судана в обращении к населению писал, что эти столкновения явились «плодом тщательно подготовленного англичанами заговора против неза¬ висимости Судана, имеющего целью развязать гражданскую войну в стране» [14]. Организаторы провокации не смогли до¬ стичь поставленной цели. На защиту правительства выступили патриотические силы страны. По инициативе СДНО и ФРПС был создан Национальный комитет в защиту демократических свобод, который организовал кампанию за отмену введенного колониальными властями в октябре 1953 г. антикоммунистиче¬ ского закона о подрывной деятельности и других реакционных законов [43, 8.V.1954]. Антиимпериалистический фронт в петиции 175
парламенту от имени представителей печати, интеллигенции, Союза арендаторов, студентов, депутатов парламента и ФРПС потребовал аннулировать этот закон как противоречащий демо¬ кратическим свободам, гарантированным (конституцией [3, •с. 23]. Приступивший 10 марта к работе парламент отменил за¬ кон «О подрывной деятельности». Опираясь на поддержку демократических сил страны и на большинство в парламенте, правительство провело 24 апреля 1954 г. через парламент изменение состава комиссии при ге¬ нерал-губернаторе; представителя «Аль-Уммы» заменил в ней представитель НЮП, южанин. Это изменило соотношение сил в комиссии в пользу НЮП. Правительство форсировало работу комиссии по суданиза- ции (началась 24 февраля 1954 г.), т. е. по замене в государ¬ ственном аппарате англичан и египтян суданцами. Комиссия состояла из трех суданцев, англичанина и египтянина. Предста¬ вители колониальных властей всеми средствами противились увольнению англичан, особенно из органов юстиции, из армии и администрации Юга. Администрация представила в суданский парламент законо¬ проект о выплате компенсации и пенсий увольняемым англича¬ нам. Парламент утвердил соответствующий закон 8 июля 1954 г. Среди населения была проведена кампания сбора «выкупных денег» для скорейшей выплаты средств увольняемым чиновни¬ кам. К 31 июля 1955 г. было заменено суданцами 1219 высших чиновников. На службе у суданского правительства осталось около 200 английских специалистов. При распределении постов в центральном государственном аппарате правительство аль-Азхари отдавало предпочтение членам и сторонникам НЮП. Большое недовольство суданиза- ция вызвала на Юге, где она фактически свелась к арабизации государственного аппарата в силу ничтожно малого числа спе¬ циалистов из местного, африканского населения и политики северосуданцев-арабов. Из 138 ответственных постов в Южном Судане только 14 заняли южане, в том числе четыре — помощ¬ ников районного комиссара и два — начальников полиции рай¬ она. Остальные посты заняли арабы [37, с. 18—49]. Суданиза- ция распространилась и на сферу экономической и социальной жизни. В управление суданцев перешли принадлежавшие анг¬ лийской колониальной администрации гидротехнические соору¬ жения, оросительные системы, хлопковые плантации районов Гезиры, Барака, Гаш, гор Нуба, промышленные предприятия, электростанции, железнодорожный и водный транспорт, мор¬ окой порт в Порт-Судане, школы, больницы, административные здания и т. д. Все это составило государственный сектор эко¬ номики Судана. Остро нуждаясь в денежных средствах, правительство Ис¬ маила аль-Азхари резко повысило прямые налоги; они соста¬ 176
вили в 1954—1955 гг. 3 млн. ег. <р. против 1,8 млн. в 1949— 1959 гг. [20, с. 50—56]. 12 июля 1955 г. правительство аль-Азхари приступило к осу¬ ществлению денежной реформы, замене египетских и англий¬ ских денежных знаков национальными. Важным мероприятием переходного правительства явилось проведение впервые в Судане переписи населения, результаты которой были опубликованы уже после обретения страной не¬ зависимости. В 1955 г. был создан департамент геологии и то¬ пографии. К этому времени в стране насчитывалось всего ^гео¬ логов, в том числе 6 суданцев [13, с. 87]. В целях укрепления национальной армии были организова¬ ны курсы, подготовившие около 500 офицеров-суданцев. В ответ на экономическую блокаду, организованную Англи¬ ей, переходное правительство заключило в 1955 г. платежные соглашения с социалистическими государствами. Суданское пра¬ вительство продало Венгрии, ГДР, Польше, Чехословакии и Югославии хлопок, который отказалась закупать Англия. Ут¬ верждая право Судана на независимую внешнюю политику, Исмаил аль-Азхари посетил в 1954 г. ряд европейских госу¬ дарств, в апреле 1955 г. возглавил суданскую делегацию на конференции в Бандунге — первом крупном антиимпериалисти¬ ческом форуме афро-азиатских государств. Суданская делегация нанесла визиты также в Индию, Пакистан, Сирию, Ливан, Эфи¬ опию. 23 июля 1955 г. премьер-министр отправился в Каир на торжества в связи с годовщиной египетской революции. Прави¬ тельство Судана без английских посредников вступило в пере¬ говоры с Египтом по вопросу об использовании вод Нила. Деятельность переходного правительства протекала в об¬ становке непрерывных атак оппозиционных сил —«Аль-Уммы» и сепаратистов Юга, направляемых англичанами. Еще в октябре 1954 г., в ходе работы комиссии по.суданизации, в Джубе состо¬ ялась первая конференция Либеральной партии Юга, участники которой квалифицировали действия комиссии как несправедли¬ вые в отношении Юга и потребовали федерального статуса для Южного Судана [37, с. 27]. В мае 1955 г. министры-южане, чле¬ ны НЮП, подали в отставку в знак протеста против политики правительства в отношении Юга; они покинули НЮП и присо¬ единились к Либеральной партии Юга. В июне 1955 г. состоя¬ лась вторая конференция Либеральной партии в Джубе. Ее участники призвали всех южан-парламентариев, независимо от партийной принадлежности, объединиться в южный блок для борьбы за осуществление требований Юга о федеральном ста¬ тусе. СДНО уже тогда предлагало автономию для Юга в рамках единого Судана и предупреждало, что любая другая позиция поведет страну к расколу и политической нестабильности. СДНО и Антиимпериалистический фронт боролись за сплоче¬ 12 Зак. 141 177
ние прогрессивных, демократических сил Севера и Юга Судана с целью полного освобождения страны от колониального гос¬ подства и решения южной проблемы демократическим путем. Но отсталость населения Юга затрудняла деятельность СДНО. Что же касается буржуазно-помещичьих партий Севера, то для них было естественным угнетение национальных меньшинств и этнических групп. В переходный период обострилась борьба внутри правящей Национально-юнионистской партии по вопросу о будущем ста¬ тусе Судана и об отношении к Египту. Компрадоры и феодалы, входившие в НЮП, заняли враждебную позицию в отношении египетской революции. Правая группировка, возглавляемая деятелями Хатмии и министрами Миргани Хамзой, Халафаллой Халидом и Ахмедом Джали, требовала немедленно объявить об отмежевании Судана от Египта. Группа Исмаила аль-Азха¬ ри не согласилась на это. Три министра от Хатмии были выве¬ дены из состава правительства. Лидеры Хатмии вышли из НЮП и образовали 2 января 1955 г. Независимую республи¬ канскую партию [52, 3.1.1955], платформа которой сблизилась с программой «Аль-Уммы». Это способствовало временному примирению между лидерами двух соперничавших влиятельных мусульманских сект. Однако и позиция основного ядра НЮП, возглавляемого Исмаилом аль-Азхари, претерпела эволюцию в сторону отказа от тесного союза с Египтом, к созданию независимой республи¬ ки Судан. Этому способствовали обострение внутриполитиче¬ ской борьбы в Египте, запрещение политических партий и ак¬ тивная кампания в египетской печати за присоединение Судана к Египту. Стремясь развенчать происки колонизаторов, нейтрализо¬ вать правые силы страны и добиться в кратчайший срок неза¬ висимости Судана, СДНО, ФРПС и Антиимпериалистический фронт создали в начале 1955 г. широкую коалицию патриоти¬ ческих сил — Объединенный фронт независимости. В Объединен¬ ный фронт вошли: Независимая республиканская партия, Ли¬ беральная партия Юга, Союз крестьян Гезиры, Союз студентов, «Аль-Умма», а с апреля 1955 г. — и НЮП. 16 марта премьер- министр Исмаил аль-Азхари заявил, что он за полную неза¬ висимость Судана. «Те, кто управляет вами сейчас, — сказал он, — не подчинят вас ни англичанам, ни египтянам» [52, 16.III.1955]. Новый курс НЮП был сформулирован в резолюции ее пар¬ ламентской фракции 6 апреля 1955 г. Судан должен стать рес¬ публикой с собственным парламентом и правительством. Внеш¬ няя политика Судана должна согласовываться с политикой Лиги арабских стран. Вопросы использования вод Нила долж¬ ны решаться на основании официального соглашения, заклю¬ ченного между Каиром и Хартумом. Смешанная комиссия из 178
представителей Судана и Египта должна координировать обо¬ ронные мероприятия обеих стран [17, с. 284]. Объединенный фронт независимости поддержал программу НЮП. Рабочий класс, составлявший боевое ядро Объединенно¬ го фронта, подталкивал правительство на более решительные действия в отстаивании независимости. 12 апреля 1955 г. в газете «Ас-Сараха» была опубликована Национальная хартия, разработанная ФРПС. В ней излагались требования: эвакуация иностранных войск из Судана до 1 августа — начала сессии парламента; провозглашение независимости Судана в границах, предусмотренных соглашением; принятие парламентом демо¬ кратической конституции независимого Судана; проведение не¬ зависимой внешней политики; установление в совместных ин¬ тересах народов Судана и Египта добрососедских отношений и укрепление исторических связей между ними; разрешение демократическим путем проблемы Юга; установление подлинной независимости, основанной на принципах демократических сво¬ бод и уважения большинством прав меньшинства [3, с. 26]. Как видим, Национальная хартия была шире и демокра¬ тичнее программы НЮП, она требовала неотложного решения правительством основных проблем. 16 августа 1955 г. в Хартуме открылась 3-я, чрезвычайная сессия парламента. Парламентские фракции всех партий про¬ голосовали за полную независимость Судана. Это решение было вручено генерал-губернатору, чтобы он довел до сведения правительств Англии и Египта. В поддержку решения парла¬ мента в Хартуме состоялся многотысячный митинг, организо¬ ванный Объединенным фронтом независимости. В этой обстановке колонизаторы предприняли еще одну отчаянную попытку сорвать провозглашение независимости Су¬ дана. 18 августа, через день после решения суданского парла¬ мента о независимости, вспыхнул мятеж Экваториального кор¬ пуса в Торите. Заговор исподволь готовили англичане, миссио¬ неры й руководство Либеральной партии, а возглавили его офицеры-южносуданцы. Заговор был раскрыт, руководители Либеральной партии арестованы. 18 августа в Торите восстала рота солдат Экваториального корпуса. К восставшим солдатам присоединились местные жи¬ тели. Три дня длились погромы магазинов и лавок арабов- купцов, резня арабов —жителей города. Вслед за Торитом вос¬ стали гарнизоны Экваториального корпуса в других населен¬ ных пунктах провинции и в ее административном центре — Джубе. К солдатам присоединились местные жители. Восстание не распространилось на две другие провинции Юга: Бахр-эль- Газаль и Верхний Нил; их основное население — племена дин- ка, нуэр и шиллук — сохранило лояльность хартумскому пра¬ вительству. Мятеж был подавлен северосуданскими войсками. Наряду 12* 179
с мятежными солдатами Экваториального корпуса погибло мно¬ го гражданских лиц, сотни людей были арестованы, тысячи бе¬ жали в джунгли и в соседние африканские страны. Дорогой ценой заплатили суданцы за эту попытку Англии предотвратить крах колониального режима в Судане. Первое национальное правительство Судана, действовавшее еще под контролем генерал-губернатора, ответственно за ряд ошибочных мер, обостривших обстановку на Юге, и за подав¬ ление мятежа без серьезных попыток мирного решения конф¬ ликта. Прогрессивные силы страны разоблачали подлинных ини¬ циаторов мятежа, призывали правительство и народ на борьбу против империализма и за справедливое, демократическое ре¬ шение проблемы Юга. Центральный орган СДНО в связи с подавлением мятежа Экваториального корпуса писал: «Правительство должно по¬ нять, что военные операции не могут привести к решению проб¬ лемы Юга. Она является политической проблемой и может быть решена в первую очередь политическим путем. Решение этой проблемы зависит от искоренения недоверия и предоставления южанам достаточных гарантий, обеспечивающих их автоном¬ ное развитие в рамках единого Судана» [52, 25.VIII.1955]. СДНО предлагало созвать национальную конференцию и рассмотреть на ней вопросы: признание прав южан на автоно¬ мию в рамках единого Судана; прекращение огня на Юге; сроч¬ ное удовлетворение требований южан. Буржуазно-национали¬ стические партии отвергли эти предложения. Правительство осуществляло «жесткую» политику на Юге, которая приводила к углублению антагонизма между населением двух районов страны. Южане-сепаратисты создали в конце 1955 г. военную террористическую организацию «Анья-нья», в которую вошли бывшие солдаты и офицеры Экваториального корпуса и другие южносуданцы. Основные базы и лагеря «Анья-нья» сосредоточились в Эк¬ ваториальной провинции, а в соседних странах (Кении, Уганде, Бельгийском Конго), под крылышком колониальных вла¬ стей, политэмигранты из Южного Судана создавали сепара¬ тистские центры, руководившие подрывной деятельностью в Судане. ПРОВОЗГЛАШЕНИЕ НЕЗАВИСИМОСТИ СУДАНА Империализму не удалось остановить поступательное разви¬ тие истории. В октябре — ноябре 1955 г. египетские и англий¬ ские войска были выведены из Судана. 12 декабря генерал- губернатор подал в отставку. 19 декабря палата представите¬ лей, а 22 декабря сенат суданакого парламента единогласно 180
приняли резолюцию о провозглашении Судана суверенным го¬ сударством. Правительства Египта и Англии признали это ре¬ шение. Временная конституция Судана была одобрена 31 де- дабря 1955 г. на совместном заседании обеих палат парламен¬ та. Конституция провозглашала Судан унитарной демократи¬ ческой республикой с коллективным главой государства. Государственным языком Судана объявлялся арабский язык, а религией — ислам. В конституции не нашло отражения тре¬ бование представителей Юга о федерации или иной форме местного управления для его населения [23, с. 337—359; 3, с. 450—472]. 1 января 1956 г. в Хартуме в присутствии представителей правительств Англии и Египта состоялась торжественная цере¬ мония провозглашения независимости Судана. Трехцветный флаг Республики Судан взвился над дворцом бывшего генерал- губернатора после спуска флагов Англии и Египта. «В этот торжественный день 1 января 1956 года мы объяв¬ ляем о начале жизни первой суданской демократической рес¬ публики»,— сказал, выступая перед хартумцами, премьер-ми¬ нистр Исмаил аль-Азхари [26, с. 207]. * * * Независимость Судана была достигнута дорогой ценой. По весьма приблизительным данным, потери суданцев в националь¬ но-освободительной борьбе составили 25 тыс. человек убитыми. Были уничтожены материальные ценности на 10 млн. ег. ф. (5, с. 19]. И это, не считая сотен тысяч суданцев, погибших от колониальной эксплуатации, болезней, голода, на фронтах ко¬ лониальных, империалистических войн, которые Англия вела в течение полувека, не считая огромных материальных ценно¬ стей и капиталов, вывезенных колонизаторами из страны. . Национально-освободительное движение суданцев на треть¬ ем, заключительном этапе характеризуется следующими особен¬ ностями: а) оно развивалось в городах и принильских земледельче¬ ских районах Северного и Центрального Судана с преобладаю¬ щим арабо-язычным населением, в то время как негритянское население Юга страны было насильственно изолировано от него колонизаторами; б) движение возглавили и раскололи на два потока сопер¬ ничавшие буржуазно-помещичьи партии — проанглийская «Аль- Умма» и проегипетская НЮП, размежевание между которыми в силу незавершенности процесса классообразования произошло по принципу племенных, территориальных и религиозных свя¬ зей: «Аль-Умма» являлась политической организацией секты «Аль-Ансара», НЮП пользовалась поддержкой секты «Аль- Хатмия»; 181
в) единственная общесуданская политическая партия — ком¬ мунистическая (СДНО)—организовала и возглавила боевой авангард прогрессивных сил страны: профсоюзы рабочих, ин¬ теллигенции, союзы крестьян, студенчества, молодежи, наибо¬ лее самоотверженно и последовательно боровшиеся за незави¬ симость страны; г) освободительное движение в Судане развивалось под влиянием и при поддержке народа Египта, боровшегося за из¬ гнание их общего врага —английских колонизаторов — из до¬ лины Нила. Важным фактором, обеспечившим успешное завершение ос¬ вободительной борьбы народов Судана, явилось изменение меж¬ дународной обстановки на втором этапе общего кризиса капи¬ тализма: образование и укрепление содружества социалистиче¬ ских государств и рост их влияния на мировые события; мощный подъем рабочего движения в странах капитала; начав¬ шийся развал колониальных империй. ЭФИОПИЯ НАКАНУНЕ ИТАЛО-ЭФИОПСКОЙ ВОЙНЫ 1935—1936 гг. В конце XIX в. народы Эфиопии отразили вооруженное вторжение колонизаторов и отстояли свою независимость. Од¬ нако Эфиопия продолжала оставаться объектом экспансии им¬ периалистических держав, особенно Англии, Франции и Италии. Английский капитал господствовал в торговле, французский — на железной дороге Джибути — Аддис-Абеба, итальянский — в добывающей промышленности. Еще до первой мировой вой¬ ны и особенно в послевоенные годы с ними начали конкуриро¬ вать монополии некоторых других стран, таких, как США, Гер¬ мания, Япония. Последняя к 30-м годам заняла господствую¬ щие позиции в эфиопском импорте. После установления в Италии фашистского режима (1922 г.) активность итальянского империализма в Северо-Восточной Африке особенно усилилась. В 1925 г. Италия договорилась с Англией о разделе сфер влияния в Эфиопии. Однако осущест¬ влению этого сговора помешала твердая позиция эфиопского правительства, отказавшегося признать англо-итальянское со¬ глашение [19, с. 1518, 1521] и использовавшего в борьбе против него противоречия Англии и Италии с их главным соперни¬ ком — Францией. Понимая, что угроза ее независимости не устранена, Эфио¬ пия во второй половине 20-х и начале 30-х годов стала прини¬ мать меры к укреплению своей обороноспособности. В ряде районов страны было организовано обучение молодежи воен¬ ному делу. В 1934 г. был основан военный колледж. В Аддис¬ 182
Абебе был построен аэродром. В Эфиопии впервые появились свои летчики. Однако попытки эфиопского правительства ос¬ настить свою армию современным оружием натолкнулись на сопротивление империалистических держав. В 1928 г. государст¬ венный департамент США, действовавший в контакте с Англи¬ ей, Францией и Италией, отклонил просьбу Эфиопии о прода¬ же ей из фондов военного ведомства двух танков [18, с. 799— 802]. Частные американские компании были также предупреж¬ дены, что госдепартамент не одобряет продажу оружия Эфио¬ пии. Эфиопия смогла приобрести лишь винтовки и пулеметы преимущественно в Бельгии, Чехословакии, Югославии и в меньшей степени —в Японии [21, с. 607]. Кроме того, ввоз ору¬ жия в Эфиопию был затруднен из-за отсутствия у нее выхода к морю и необходимости транспортировать оружие через коло¬ нии империалистических держав. Пользуясь этим, Англия, Франция и Италия вынудили эфиопское правительство подпи¬ сать с ними в августе 1930 г. договор о транзите оружия, фак¬ тически поставивший ввоз его под иностранный контроль. В начале 30-х годов правительство Муссолини искало вы¬ ход из трудностей, в которых очутилась Италия в результате фашистского режима, на путях реализации широкой экспан¬ сионистской программы в Европе и Африке. В 1934—1935 гг. Италия стала накапливать в своих восточноафриканских ко¬ лониях крупные контингенты войск. С целью вызвать воору¬ женный конфликт с Эфиопией итальянцы спровоцировали не¬ сколько пограничных столкновений, наиболее серьезное из ко¬ торых произошло 5 декабря 1934 г. в оазисе Уольуоль. 20 и 23 марта 1935 г. итальянские части совершили новые вооружен¬ ные нарушения границ Эфиопии. Чтобы не дать Италии повод для агрессии, Эфиопия отодвинула свои войска на несколько десятков километров от границы и воздержалась от объявле¬ ния всеобщей мобилизации, хотя с военной точки зрения необ¬ ходимость в ней была очевидна. Итальянское правительство не слишком скрывало, что оно ждет только окончания периода дождей в Эфиопии (конец сентября —начало октября), чтобы начать военные действия. Подготовке нападения на Эфиопию содействовала прово¬ дившаяся западными державами политика «невмешательства», одним из проявлений которой было заключенное в январе 1935 г. министром иностранных дел Франции Лавалем соглаше¬ ние с Муссолини; секретная часть соглашения предусматрива¬ ла предоставление Италии «свободы рук» в Эфиопии [см. 14, с. 27—38]. Об этом было официально уведомлено британское правительство; более того, прямым поощрением итальянского агрессора было введение эмбарго на закупку Эфиопией ору¬ жия в Англии, этому же способствовал принятый конгрессом США в августе 1935 г. закон о нейтралитете, лишивший Эфио¬ пию возможности приобрести оружие в США. 183
В Лиге наций, обсуждавшей по настоянию Эфиопии вопрос об итало-эфиопском конфликте, правительства западных дер¬ жав оставались глухи к голосу эфиопского народа. И только Советский Союз последовательно поддерживал требование Эфиопии оградить ее от посягательств фашистского агрессора. Пользуясь попустительством западных держав, правительство Муссолини развязало войну в Африке. В ночь со 2 на 3 октября 1935 г. итало-фашистские войака вторглись в Эфиопию. НАЧАЛО ВОЙНЫ (ОКТЯБРЬ —ДЕКАБРЬ 1935 г.) Перед открытием военных действий на территории итальян¬ ских колоний в Северо-Восточной Африке была сосредоточена почти 350-тысячная итальянская армия, располагавшая новей¬ шим оружием, в том числе танками и самолетами. В ходе вой¬ ны ее численность увеличилась до 500 тыс. человек (включая различного рода вспомогательные силы). Эфиопская армия после всеобщей мобилизации (она была объявлена в сентябре) в количественном отношении несколько превосходила итальянскую. Наивысшая ее численность состав¬ ляла около 600 тыс. человек. Но это была армия феодального государства, организация которой отражала феодальную струк¬ туру общества. Она состояла из императорской гвардии и войск провинций, делившихся на регулярные и местные. Последние набирались из ополченцев в перисид мобилизации. Провинци¬ альные войска лишь формально объединялись общим военным командованием. Фактически же они находились в ведении пра¬ вителей провинций, областей, округов, а также вождей племен и в значительной степени были самостоятельны. Основная масса рекрутов не имела минимально необходи¬ мой военной подготовки. По существу, только императорская гвардия (всего 10 тыс. человек) была знакома с современными методами ведения войны. А главное — вооружение эфиопской армии не шло ни в какое сравнение с вооружением итальян¬ ской. Не хватало винтовок и патронов, не говоря уже о более эффективном оружии. Считалось, например, что в Эфиопии имеется около 500 пулеметов, но действовала из них только десятая часть. Эфиопская авиация состояла из семи устарев¬ ших пассажирских самолетов. На всю армию было лишь четыре радиостанции; в результате связь между ее частями поддер¬ живалась, как в старину, с помощью гонцов. Тем не менее и в этих трудных условиях эфиопские воины смогли оказать стой¬ кое сопротивление агрессору. Военные операции развернулись на двух главных фрон¬ тах— северном (южнее р. Мэрэб, главным образом провинция Тигре) и южном (область Огаден). На первом из них действо¬ вала армия численностью 150—200 тыс. человек под командо¬ 184
ванием расов Мулугеты, Сыюм-Мэнгэши, Каса-Хайлу, Ымру и дэджазмача Аялеу. Еще 150 тыс. человек было сконцентри¬ ровано на южном фронте, где руководство операциями осу¬ ществляли расы Нэсибу-Заманель и Дэста-Дамтоу5. На северном фронте активные действия начались с первого дня войны. Итальянский план предполагал нанесение здесь главного удара: по линии Адди-Грат — Адуа — Аксум, а затем Мэкэле— Дэссе — Аддис-Абеба. Фашистское командование ста¬ вило своей целью в кратчайшие сроки овладеть столицей Эфи¬ опии. Сосредоточенная на севере 100-тысячная итальянская ар¬ мия первоначально довольно быстро продвигалась, почти не встречая сопротивления, поскольку эфиопские войска были ото¬ двинуты от границы. Однако в начале ноября у горы Гундэт эфиопские войска под руководством дэджазмача Гэбрэ-Хыйуо- та, дэджазмача Уорэса и фитаурари Ассэгахэня попытались остановить противника. После тяжелых боев, в которых обе стороны понесли значительные потери, эфиопы вынуждены бы¬ ли отступить, и 11 ноября итальянская армия заняла Мэкэле. Вскоре, однако, наступление итальянцев захлебнулось, встретив южнее Мэкэле отпор со стороны сконцентрированных здесь крупных сил эфиопской армии. Недовольное этой неудачей, фашистское правительство произвело смену верховного коман¬ дования. Вместо де Боно главнокомандующим был назначен маршал Бадольо. Воспользовавшись тем, что линия расположения итальян¬ ских войск оказалась растянутой от Эритреи до Мэкэле, при¬ чем не всюду она была достаточно укреплена, эфиопы пред¬ приняли контрудар. В середине декабря группировка под ру¬ ководством раса ЬГмру атаковала правое крыло итальянской армии в направлении на Аксум. В случае успеха этих дейст¬ вий итальянская армия могла бы быть отрезана от Эритреи и оказалась бы в критической ситуации. Полностью этот план осуществить не удалось. Но близ р. Тэкэзе эфиопы окружили крупную итальянскую группировку. Несколько сот итальянцев было убито. Эфиопская армия захватила большое число плен¬ ных и военные трофеи — танки и пушки. Только немногим итальянцам из числа попавших в окружение удалось бежать. Значительные потери понесла и атакующая сторона. В бою погиб один из талантливейших военных руководителей Эфи¬ опии— фитаурари Шифэррау. На южном фронте после захвата в начале октября погра¬ ничных с Итальянским Сомали районов Эфиопии фашистские войска долгое время не проявляли особой активности. Коман¬ дующий этим фронтом генерал Грациани имел главной своей задачей отвлечение внимания эфиопов от северного фронта, 5 Рас, дэджазмач, фитаурари, баламбарас и др. — военно феодальные титулы, из которых наивысшим является рас. 185
где итальянцы собирались нанести решающий удар. К тому же войска Грациани в первые месяцы войны потеряли часть сво¬ его состава вследствие бегства больших групп сомалийцев, на¬ сильственно мобилизованных в колониальную армию, и пере¬ хода многих из них в лагерь противника. Первая серьезная битва на южном фронте произошла 2 но¬ ября 1935 г. в окрестностях Коррахе. Сосредоточенный здесь отряд Афэ-Уорка-Уольдэ-'Сэмаыта оказал стойкое сопротивле¬ ние врагу, стремившемуся выбить эфиопов с укрепленных по¬ зиций. Только бомбардировка с воздуха, во время которой Афэ-Уорк был смертельно ранен, заставила его воинов от¬ ступить. В декабре 1935 г. губернатор провинции Бале Бэйенэ-Мэрыд во главе набранного в этой провинции войска нанес пораже¬ ние итальянцам в районе р. Веби-Шебели. Но развить успех и перенести военные действия на территорию Итальянского Сомали, как намеревался Бэйенэ-Мэрыд, эфиопам не удалось. В то время 1как народ Эфиопии героически сражался про¬ тив фашистских орд, Лига наций практически почти ничего не сделала для обуздания агрессора. Хотя в октябре 1935 г. Лига в принципе приняла решение о применении к Италии финансовых и экономических санкций (вступили в силу 18 ноября 1935 г.), сразу же выявилось от¬ сутствие единства среди ее членов по вопросу о санкциях, не¬ которые вообще отказались присоединиться «к санкциям, а мно¬ гие согласились с ними только частично. Из числа великих держав последовательную поддержку Эфиопии оказал лишь Советский Союз. Он не только принял участие в санкциях, рекомендованных Лигой наций, но вы¬ ступал также за их расширение — включение в число запре¬ щенных к экспорту в Италию товаров нефти и нефтепродук¬ тов, поскольку именно эмбарго на нефть, целиком ввозившуюся Италией из-за границы, могло бы оказать наиболее эффек¬ тивное воздействие на агрессора. Позиция СССР была поддер¬ жана Румынией, Чехословакией, Финляндией, Аргентиной, Ира¬ ком и др. [20, с. 10]. Однако нефтяные санкции так и не были введены в силу: обсуждение этого вопроса застряло в коми¬ тетах Лиги, что во многом определялось сопротивлением Анг¬ лии и Франции. Более того, за спиной героического эфиопского народа Анг¬ лия и Франция заключили 9 декабря 1935 г. в Париже согла¬ шение («план Хора — Лаваля»), по которому значительная часть Эфиопии должна была перейти под власть Италии [15, с. 360—362]. Правительство Эфиопии категорически отвергло этот план «умиротворителей», означавший раздел и закабале¬ ние страны. «План Хора — Лаваля» вызвал возмущение-демо¬ кратической общественности многих стран, в том числе в Анг¬ лии и Франции. Представитель СССР в Лиге наций реши¬ 186
тельно осудил парижские предложения как направленные про¬ тив Эфиопии и противоречащие уставу Лиги [3, 20.XII.1935]. Трудящиеся всего мира выступили в защиту эфиопского на¬ рода. Коммунистические партии, демократические профсоюзы, прогрессивные деятели (культуры и науки требовали прекра¬ щения фашистской агрессии. Исполком Коминтерна 7 октября 1935 г. обратился с воззванием к народам мира «Долой войну», призывавшим к сплочению трудящихся всех стран в борьбе с колониальными захватчиками [9, с. 3—5]. В первых рядах бор¬ цов против агрессии шли итальянские коммунисты. В ряде городов Италии, несмотря на фашистский террор, передовые рабочие организовали антивоенные выступления. Война эфиопского народа за свободу оказала большое вли¬ яние на формирование политического сознания народных масс стран Африки и Азии. Вместе с компартией Италии 'коммуни¬ сты Алжира, Египта, Ирака, Палестины, Сирии, Туниса, ЮАС опубликовали декларацию, в которой призывали «широчайшие массы поборников мира, без различия партийных убеждений и организационной принадлежности, крепить и развивать это нарастающее движение против войны, за поддержку независи¬ мости Эфиопии» [9, с. 207]. Во многих афро-азиатских странах стали создаваться комитеты защиты Эфиопии. Проходили мас¬ совые демонстрации, собирались денежные средства, медикамен¬ ты, продовольствие, формировались добровольческие отряды в помощь Эфиопии. ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ В 1936 г. (ЯНВАРЬ—МАЙ) В начале 1936 г. война вступила в новый этап. Вновь ак¬ тивизировались военные действия на главном, северном фрон¬ те, где в течение января —февраля произошло несколько круп¬ ных сражений, практически определивших судьбу войны: пер¬ вая битва в Тэмбене (конец января), битва за гору Амба-Ара- дом (11 —17 февраля), вторая битва в Тэмбене (27 февраля — 1 марта). Исход этих боев решило громадное техническое пре¬ восходство итальянских войск. Так, накануне битвы за Амбу- Арадом главные силы эфиопской армии в этом стратегически важном районе, прикрывавшем «императорскую дорогу» на Дэссе, насчитывали 80 тыс. бойцов. Но это многочисленное войско, которым командовал рас Мулугета, имело лишь 50 пу¬ леметов и несколько пушек. В то же время итальянские войска (100 тыс. человек), атаковавшие армию Мулугеты, распола¬ гали 1344 тяжелыми и 486 легкими пулеметами, 250 пушками, 230 танками и 200 самолетами. Таким же примерно было соотношение сил и на других уча¬ стках фронта. Расположенные в горах к западу от позиций Мулугеты войска расов Сыюма и Касы-Хайлу насчитывали 187
60 тыс. бойцов. Еще западнее находилась армия расов Ымру и Аялеу (40 тыс. человек). Но обе эти группировки почти не имели артиллерии и пулеметов, не говоря уже о танках и ави¬ ации. Итальянцы же выставили против них 115-тысячное вой¬ ско, на вооружении которого было почти 2 тыс. пулеметов, бо¬ лее 200 пушек, большое число танков и военных самолетов. Не довольствуясь этим, фашистское командование примени¬ ло против эфиопов во второй битве в Тэмбене и в ряде после¬ дующих сражений отравляющие газы, грубо нарушив подпи¬ санный Италией Женевский протокол 1925 г. о запрещении химической войны. Тем не менее эфиопские войска проявили исключительную стойкость и подлинный героизм, сражаясь под лозунгом «По¬ бедить или умереть». Итальянцы понесли значительные потери в людях и технике, но потери эфиопской армии также были очень велики, причем не только среди рядовых бойцов. В бит¬ ве у Амбы-Арадом пал рас Мулугета, во второй битве в Тэм¬ бене погибло еще несколько эфиопских военачальников — дэд- жазмач Бэйенэ-Хабтэ-Марьям, Мэшэша-Уольде и др. На южном фронте в январе 1936 г. итальянцы под /коман¬ дованием Грациани также перешли в наступление. В длитель¬ ных боях (11 —16 января) им удалось сломить упорное со¬ противление войск раса Дэста-Дамтоу и дэджазмача Бэйенэ- Мэрыда. Однако эфиопские войска под (командованием Нэсибу продолжали сдерживать наступление противника до последних дней войны. После сражений в январе — феврале 1936 г. на северном фронте итальянцы предприняли наступление в направлении Аддис-Абебы. Положение осложнилось мятежом феодалов-се¬ паратистов в провинции Годжам, вспыхнувшим еще в конце 1935 г. Однако расчет итальянцев на развал эфиопского госу¬ дарства не оправдался. Народы Эфиопии оставались едины в освободительной борьбе. К концу марта эфиопское командование сконцентрировало в районе оз. Ашэнге остатки разбитых армий Мулугеты, Сыюма, Касы-Хайлу и Ымру, а также еще не вступившие в бой части общей численностью около 40 тыс. человек. Им противостояла примерно вдвое большая итальянская армия. Тем не менее было решено атаковать итальянцев. Однако застичь противника врасплох не удалось, так как итальянская разведка перехва¬ тила телеграмму из ставки императора в Аддис-Абебу, содер¬ жавшую сведения о готовившейся операции. 31 марта в районе Май-Чоу эфиопокая армия предприняла массированную атаку, развивавшуюся так стремительно, что итальянцы, даже зная о предстоящем штурме, не везде смогли выдержать натиск. Только 2 апреля, после трехдневных крова¬ вых боев, итальянские войска перешли в контрнаступление. Атаками с воздуха и мощным артиллерийским огнем была 188
почти уничтожена императорская гвардия. Потеряв только уби¬ тыми около 9 тыс. человек, эфиопы принуждены были отсту¬ пить. После битвы под Май-Чоу эфиопская армия на северном фронте практически перестала существовать. Боролись только отдельные ее группы, используя тактику партизанской войны. В середине апреля итальянцы вступили в Дэссе. В апреле же их войска, действовавшие в Западной Эфиопии, заняли Гон- дэр, Галлабат и подошли к оз. Тана. 2 мая император с семьей и частью министров выехал в Европу. Его заместителем в стране и главой правительства стал двоюродный брат императора рас Ымру. Правительство призвало войска и народ продолжать сопротивление. 5 мая 1936 г. итальянские моторизованные части заняли Аддис-Абебу. Муссолини официально объявил об окончании войны. Однако итальянские войска контролировали только одну треть Эфиопии, их гарнизоны чувствовали себя более или менее спокойно лишь в городах. За их пределами стала разго¬ раться партизанская война. 9 мая 1936 г. итальянское правительство издало декрет об аннексии Эфиопии. Одновременно было провозглашено образо¬ вание единой колонии Итальянская Восточная Африка, куда вошли Эфиопия, Эритрея и Сомали. Захват Эфиопии был признан не только фашистской Германией (1936 г.) и милита¬ ристской Японией (1937 г.), но также Англией и Францией (1938 г.). Подлинным другом Эфиопии в это тяжелое для нее время вновь показал себя Советский Союз, отказавшийся при¬ знать фашистскую аннексию и решительно выступивший на стороне борющегося эфиопского народа. На заседании Совета Лиги наций в мае 1938 г. представитель СССР М. М. Литви¬ нов подчеркнул, что признание результатов насильственных действий, к тому же в обстановке, когда подвергшаяся нападе¬ нию страна продолжает борьбу за независимость, равносильно прямому содействию агрессору и удару в спину жертве агрес¬ сии [1, с. 352]. Эта последовательно антиколониальная позиция Советского Союза явилась серьезной морально-политической поддержкой борющейся Эфиопии. В июле 1944 г. эфиопская га¬ зета «The Ethiopian Herald» писала: «Наша страна помнит, что, несмотря на отсутствие официальных отношений между Эфио¬ пией и СССР, последний не поколебался встать на защиту интересов Эфиопии в Лиге наций» (цит. по [4, с. 219—220]). БОРЬБА ЭФИОПСКОГО НАРОДА ПРОТИВ ИТАЛО-ФАШИСТСКОЙ ОККУПАЦИИ Начиная войну, фашистская Италия строила широкие пла¬ ны освоения будущей колонии. На захваченные у местного на¬ селения земли предполагалось переселить 500 тыс. итальянских 189
семейств; этим фашисты пытались обеспечить колониальной экспансии поддержку широких слоев населения Италии. Ко¬ лонизаторы рассчитывали также сделать Эфиопию своей воен¬ но-стратегической базой. Однако реализация этих замыслов встретила решительное сопротивление со стороны эфиопского народа. Так, например, оказалась практически невыполненной программа превращения страны в переселенческую колонию. Число переселенцев не превысило несколько тысяч семейств. Это объяснялось прежде всего напряженностью положения в оккупированной стране, непрекращавшейся борьбой эфиопских патриотов против захватчиков. Прибывшие колонисты, по при¬ знанию фашистской прессы, работали с лопатой в одной руке и с винтовкой в другой. Часть колонистов предпочла возвра¬ титься в Италию. Фактически Италии так и не удалось подчинить всю Эфи¬ опию ни в военном, ни в экономическом отношении. Несмотря на то что фашистское правительство оставило в Эфиопии 200-тысячную армию, обширные территории (особенно в трудно¬ доступных горных и пустынных районах) контролировались эфиопскими партизанами. Широкая партизанская война — характерная особенность эфиопского национально-освободительного движения в годы ок¬ купации. Еще до занятия Аддис-Абебы итальянцами часть эфи¬ опских войск на северном фронте, оставшихся в тылу врага, начала партизанскую борьбу в горах. Когда фашисты заняли Аддис-Абебу и рас Ымру перенес столицу в Горе, этот район сделался центром партизанского движения. Уже в мае 1936 г. начались первые серьезные бои, показав¬ шие, что сопротивление эфиопского народа не сломлено. Пар¬ тизанам удалось отбить на некоторое время г. Дэссе. Период больших дождей в 1936 г. ознаменовался расширением парти¬ занских операций, которые охватили все главные провинции: Шоа, Тигре, Годжам, Сидамо, Харэр и др. Генерал-губернатор Итальянской Восточной Африки Гра- циани заверял итальянское правительство, что в самое ближай¬ шее время в Эфиопии будет установлен «порядок». Но даже в Аддис-Абебе оккупанты не чувствовали себя спокойно. Дей¬ ствовавшие в окрестностях столицы партизанские отряды под руководством дэджазмачей Бальчи, Абэрра-Касы и Фыкрэ- Марьяма совершали нападение на транспорты, направлявшие¬ ся в Аддис-Абебу, с целью помешать поставке продовольствия для итальянского гарнизона. Оккупационные власти ввели в столице полицейский час, чтобы прервать контакты ее населе¬ ния с партизанами. Но борьба против захватчиков усилива¬ лась. В ночь на 16 октября 1936 г. партизанским отрядам уда¬ лось проникнуть в город. Битва за Аддис-Абебу продолжалась пять дней. Партизаны отошли только после того, как итальянцы получили значительные подкрепления. 22 октября отряды пат¬ 190
риотов атаковали итальянский гарнизон в Хадаме и вывели из строя на некоторое время железную дорогу, соединяющую Аддис-Абебу с Джибути. В этих боях было уничтожено около тысячи африканских солдат, находившихся на службе у италь¬ янцев, и 300 «чернорубашечников». Активно действовали пар¬ тизанские отряды в провинции Шоа, а также группировка раса Дэста-Дамтоу (в Сидамо). Численность последней превышала 90 тыс. человек. Колонизаторы пытались подавить сопротивле¬ ние с помощью жестокого террора. В мае 1936 г., овладев г. Ха¬ рэром, войска Грациани устроили там подлинное побоище, рас¬ стреляв 500 человек. Но зверства оккупантов не запугали эфи¬ опских патриотов. Значительная часть мужского населения Харэра, Джиджиги и Дыре-Дауа ушла в горы, где была созда¬ на крупная партизанская группировка во главе с фитаурари Баадэ. Фашистское командование двинуло против партизан 40-тысячную армию, располагавшую 50 самолетами. Бои в го¬ рах к северо-востоку от Харэра продолжались полтора меся¬ ца— с 10 июня до 23 июля 1936 г. Итальянцы пытались окру¬ жить силы Баадэ, но ему удалось увести свои отряды в Чэр- чэр. Потерпев неудачу, оккупанты расстреляли несколько тысяч местных жителей, обвиненных в помощи партизанам. Осенью 1936 г. итальянцы направили главный удар против одной из наиболее значительных партизанских группировок, возглавлявшейся расом Дэста-Дамтоу. В течение нескольких месяцев партизаны стойко отражали натиак врага, войска ко¬ торого несли значительные потери. В январе 1937 г. Грациани предпринял поход против Дэсты во главе 12-тысячной армии, которой были приданы крупные авиационные части. Сильно поредевшие в предшествующих боях войска партизан потерпели поражение 13—45 февраля в районе р. Аваш. Рас Дзета и ряд. других видных партизанских руководителей, попавших в плен •к итальянцам, были расстреляны. Несколько раньше (в декаб¬ ре 1936 г.) оккупантам удалось нанести поражение расу Ымру. Сам он был взят в плен и отправлен в заключение в Италию. Преследованиям подверглись и патриотические круги эфиоп¬ ского духовенства во главе с абунэ Петросом. После занятия Аддис-Абебы итальянскими войсками глава эфиопской церкви присоединился к партизанскому отряду с Сэллале. Большое влияние оказала угроза абунэ отлучить от церкви тех, кто не присоединится к борьбе против врага. Итальянцы арестовали Петроса. 30 июля 1936 г. он был расстрелян. Это новое пре¬ ступление колонизаторов еще более усилило ненависть к ним населения Эфиопии, особенно сельского, в среде которого цер¬ ковь пользовалась большим влиянием. Эфиопское крестьянство являлось основной движущей силой сопротивления населения оккупантам. Крестьянские массы бы¬ ли главным источником пополнения партизанских отрядов. Партизаны получали в деревнях продовольствие и другую по- 191
мощь. Чтобы прервать связи партизан с сельским населением, оккупанты не останавливались ни перед какими средствами. Они сжигали деревни и уничтожали посевы в районах распо¬ ложения крупных партизанских отрядов. Для устрашения крестьян широко практиковались карательные экспедиции. Об одной такой экспедиции Грациани доносил в Рим: «На террито¬ рии протяженностью более 25 (километров не осталось камня на камне; более 40 деревень разрушено и сожжено более 4 ты¬ сяч жилищ» [16, с. 23—24]. Провозглашенная Грациани в ок¬ тябре 1936 г. политика «всеобщего уничтожения врага» не при¬ вела, как на это рассчитывали оккупанты, к ликвидации движе¬ ния сопротивления. Разбитые в одном месте, партизанские отряды возникали в другом. Так, к началу 1937 г. в районе Анко- бэра сложилась крупная партизанская группировка числен¬ ностью в несколько десятков тысяч человек. Активизировались действия партизан в Годжаме и Западном Шоа. Народ слагал легенды о героях партизанской борьбы. Широкую известность приобрели имена Уольдэ-Йоханныса-Зэмэденэха — участника битвы за Аддис-Абебу (октябрь 1936 г.) и нескольких других крупных сражений с оккупантами; бывшего офицера импера¬ торской гвардии Абэрра-Гызау, ставшего командиром парти¬ занского отряда и погибшего в бою; руководителя партизан в округе Гимирра баламбараса Ымру-Гызау и его братьев Кэббэ- дэ-Гызау и Чэкола-Гызау — все они отдали жизнь за осво¬ бождение родины. В партизанском движении активно участвовали и женщины. Громкую славу в Эфиопии завоевали Шуарэгэд-Гедлие, вплоть до конца оккупации сражавшаяся с захватчиками в провинции Шоа, командиры партизанских отрядов Кэббэдэч-Сыюм (дочь раса Сыюма), Бэляйнэш и др. 19 февраля 1937 г. два эфиопских патриота совершили в Аддис-Абебе покушение на генерал-губернатора (он был легко ранен брошенной в него гранатой), которое показало междуна¬ родному общественному мнению, что народ Эфиопии не поко¬ рился оккупантам. Последовал приказ Грациани о расправе с патриотами. Резня в Аддис-Абебе продолжалась несколько дней. Вместе с войсками в ней принимали участие отряды, со¬ стоявшие из добровольцев — членов фашистской партии. Они поджигали дома и стреляли из пулеметов в жителей, пытав¬ шихся спастись. Только в столице было убито 30 тыс. человек. Каратели зверствовали и в окрестностях Аддис-Абебы. Де¬ ревья вдоль дорог, ведущих к столице, были превращены в виселицы. Террору оккупантов подверглось также население других городов, в частности Харэра и Дыре-Дауа. День 19 фев¬ раля до сих пор отмечается в Эфиопии как День плача народа. Массовые экзекуции продолжались и в дальнейшем. Казни патриотов, уничтожение целых населенных пунктов, заточение пленных партизан и лиц, заподозренных в сочувствии освобо¬ 192
дительному движению, в концентрационные лагеря — таков был «порядок», установленный оккупантами в Эфиопии. Эфиопский народ сложил в эти годы песню, в которой го¬ ворилось: Голову, от шеи отрезав, бросали, Гвоздями людей прибив, распинали, Людьми дом набив, поджигали, Вешали и четвертовали. Ни история, ни будущие поколения Никогда не забудут это! Потомство — молодые люди, Одетые в военные одежды, Уничтожат вас [фашистов], И после царившей ночи Наступит светлый день! [12. с. 123—124]. В результате репрессий движение Сопротивления понесло тяжелые потери, но оно не было сломлено. Во второй половине 1937 г. оживились партизанские действия в провинциях Уолло, Тигре, Бэгемдыре, Годжаме. В сентябре партизаны овладели, хотя и на короткое время, одним из главных центров провин¬ ции Тигре —Адуей. В сражении за Адую было уничтожено не¬ сколько сот итальянцев. В сентябре же партизаны разгромили итальянский гарнизон в Дэбрэ-Таборе (главном городе Годжа- ма) и отправленные к нему на помощь четыре батальона окку¬ пационной армии. В октябре крупную операцию против окку¬ пантов провели партизаны в Джимме. Таким образом, проводившаяся Грациани политика «все¬ общего уничтожения» не достигла цели. Своего рода призна¬ нием этого был отзыв Грациани в конце 1937 г. в Италию. Сме¬ нивший его принц Амадео д’Аоста, не отказываясь от репрес¬ сий, сделал ставку на подрыв движения сопротивления изнутри, в частности путем разжигания противоречий национального и религиозного характера среди населения Эфиопии. Колониза¬ торы старались натравить амхара на галла и сомали, сомали — на данакильцев, христиан — на мусульман, мусульман — на хри¬ стиан и т. д. Политика, основанная на принципе «разделяй и властвуй», нанесла определенный ущерб освободительному движению. Но подавляющее большинство населения страны осталось верно национальному единству. Об этом ярко свидетельствует тот факт, что в рядах партизанского движения объединялись пред¬ ставители различных народов и вероисповеданий. С целью оторвать от партизанского движения хотя бы часть его участников партизан призывали сдавать оружие, обещая личную неприкосновенность и возврат конфискованного иму¬ щества. Некоторые итальянские губернаторы назначали награ¬ ды за возвращаемое оружие и специальное денежное возна¬ граждение тем, кто прекратит борьбу. Но и тактика «нейтра¬ 13 Зак. 141 193
лизации», как часть так называемой «новой политики» Ита¬ лии оказалась малоэффективной. Лишь небольшое число пар¬ тизан сложило оружие. А наступившее на рубеже 1937 и 1938 гг. затишье на фронтах партизанской войны было весьма относительно. Так, в течение 1938 г. произошло несколько /круп¬ ных антиколониальных выступлений. К их числу относятся вос¬ стание в Годжаме, подготовленное созданной здесь патриоти¬ ческой организацией — Комитетом единства и сотрудничества, столкновения с итальянскими гарнизонами в Уолло, Бэгемды- ре, Агамсе и др. Еще больший размах освободительная борьба в стране при¬ обрела после объявления Италией войны Франции и Англии 10 июня 1940 г. и начала военных действий в Северо-Восточной Африке. С этого времени партизанское движение в Эфиопии стало одним из фронтов второй мировой войны. Заинтересо¬ ванное в поддержке со стороны эфиопских партизан, британ¬ ское правительство договорилось с Хайле Селассие I о совмест¬ ных действиях против Италии. В августе 1940 г. с территории Судана в расположение партизанских войск в Годжам была направлена англо-эфиопская миссия для переговоров о подго¬ товке вступления в страну союзнических войск. Получив ору¬ жие от англичан, партизанские отряды в Годжаме под пред¬ водительством битуоддэда Нэгаши-Бэззаббыха и дэджазмача Мэнгэши-Джэмбэре освободили большую часть территории этой провинции. 18 января 1941 г. эфиопо-суданскую границу в рай¬ оне местечка Омедла (провинция Годжам) перешел эфиопский двухтысячный отряд. Значительно усилилась партизанская война в других провинциях. Отряды партизан окружали италь¬ янские гарнизоны, изолируя их друг от друга. Одновременно с севера и юго-востока развернулось наступление союзнических войск (английских, французских, бельгийских и др.), продви¬ жение которых было облегчено успехами освободительного дви¬ жения в Эфиопии. 6 апреля 1941 г., когда окрестности Аддис¬ Абебы были уже очищены от итальянцев партизанами, ее за¬ няли английские войска. К началу 1942 г. итальянские окку¬ панты были полностью изгнаны из страны. Итальянская оккупация принесла народам Эфиопии тяжкие бедствия. Согласно подсчетам, которые эфиопское правитель¬ ство огласило в 1946 г., во время войны и оккупации погибло более 760 тыс. человек. Фашистские оккупанты разрушили око¬ ло 525 тыс. жилищ, уничтожили 14 млн. голов скота. Общий размер материального ущерба Эфиопии превысил 180 млн. ф. ст. [22, с. 548—549]. Избавившись от итальянского господства, стра¬ на оказалась перед новой опасностью. Пользуясь присутствием своих войск, британский империализм пытался закрепиться в Эфиопии. Заключенное 31 января 1942 г. англо-эфиопское со¬ глашение имело неравноправный для Эфиопии характер, огра¬ ничивая ее государственный суверенитет. В частности преду¬ 194
сматривалось сохранение английского оккупационного режима в Огадене и так называемой «зарезервированной зоне», примы¬ кавшей к Британскому Сомали. В декабре 1944 г. Эфиопия до¬ билась некоторого пересмотра условий соглашения 1942 г., но и по новому соглашению английские войска остались в Огадене и «зарезервированной зоне», за исключением участка, располо¬ женного к северу и северо-западу от железной дороги Аддис¬ Абеба — Джибути. Лишь через три года после окончания войны английские вой¬ ска были выведены из Огадена. И только в 1954 г. Эфиопии удалось добиться соглашения с Англией о полной эвакуации с ее территории английских войск. * * * Героическое сопротивление Эфиопии вторжению итало-фа¬ шистских захватчиков в 1935—1936 гг. и установленному ими оккупационному режиму, завершившееся изгнанием колониза¬ торов из страны, явилось важным этапом в развитии традици¬ онной освободительной борьбы эфиопского народа. Однако вос¬ становление государственного суверенитета Эфиопии не решило стоявших перед страной внутренних проблем, прежде всего проблемы ликвидации феодализма. Не была устранена и нео- колониальная по своей сущности зависимость Эфиопии от ино¬ странного монополистического капитала. В этих условиях в по¬ слевоенный период начался процесс постепенного перерастания освободительной борьбы трудящихся масс Эфиопии в антифео¬ дальную, антиимпериалистическую революцию, которая приве¬ ла к низложению монархии (сентябрь 1974 г.) и переходу власти в руки Временного военного административного со¬ вета. СОМАЛИ Период, непосредственно следующий за первой мировой вой¬ ной, был для Сомали временем завершения начавшегося еще в 1899 г. антиколониального движения под руководством на¬ ционального героя Мохаммеда Абдилле Хассана (см. 2]. После •окончания мировой войны, несмотря на то что колониальные власти направили в Сомали крупные контингенты войск, пов¬ станцы сражались против завоевателей еще в течение почти двух лет. Уход повстанческих отрядов из Британского Сомали (Сомалиленда) на территорию пограничной эфиопской обла¬ сти Огаден, поражения повстанцев в боях с вторгшимися в Огаден английскими войсками и смерть Абдилле Хассана (де¬ кабрь 1920 г.) явились последними страницами этой героиче¬ ской эпопеи. Но народ Сомали не прекратил борьбы против им¬ 13* 195
периалистической эксплуатации. Она продолжалась и в после¬ дующие десятилетия вплоть до начала итало-эфиопской войны 1935—1936 гг. Наиболее значительные антиколониальные выступления в период между двумя мировыми войнами имели место на тер¬ ритории Итальянского Сомали. Сомалийские крестьяне, кото¬ рых заставляли работать на плантациях европейцев, созданных на экспроприированных у коренного населения землях, развер¬ нули борьбу против применявшейся колонизаторами системы принудительного труда. Она протекала в различных формах — от пассивного сопротивления (отказ от работы, бегство в пустыни) до вооруженных столкновений с полицией и вой¬ сками. В середине 20-х годов ряд районов Итальянского Сомали вновь был охвачен повстанческими движениями. На юге, в верховьях р. Веби-Шебели, в 1924 г. вспыхнуло восстание под руководством шейха Хаджи Хассана, подавленное колонизато¬ рами лишь после длительных и кровопролитных боев. В ок¬ тябре 1924 г. началось восстание в Миджуртини, явившееся от¬ ветом на попытку колониальных властей разоружить войска сул¬ тана Миджуртини Османа Махмуда. Основная борьба развер¬ нулась в районе Баргаля. Итальянцы подвергли город жестоко¬ му артиллерийскому обстрелу, а затем захватили и разграбили его. Однако повстанцы под руководством сына султана Херци Богора продолжали вооруженное сопротивление захватчикам и нанесли им ряд поражений. Позднее войска Херци Богора из¬ гнали колонизаторов из Хордио. В ноябре 1924 г. вспыхнуло восстание в Эль-Буре, возглав¬ ленное местным вождем Омаром Самантарой. Повстанцы за¬ хватили оружейные склады и овладели центральным зданием форта. Итальянцы стянули к нему войска, но были окружены пришедшим на помощь Самантаре сомалийским отрядом во главе с одним из военачальников султана Оббии — Херци Гу- шаном. С трудом прорвав кольцо окружения, итальянцы отсту¬ пили к Буд-Буду. В ноябре же повстанцы нанесли поражение противнику в Боте. Колониальным войскам пришлось перейти к обороне. Лишь спустя год, сосредоточив против повстанцев крупные силы, колонизаторы смогли предпринять ответное наступление. В октябре 1925 г. они оккупировали территорию султаната Об¬ бии, который стал административным районом итальянской ко¬ лонии. В январе 1926 г. в сражении при Шиллаве были разбиты отряды Омара Самантары, остатки которых отошли на терри¬ торию соседней Эфиопии. Во второй половине 1926 г. инициа¬ тива перешла к итальянцам. В течение нескольких месяцев пов¬ станцы отражали атаки колониальных войск. Окончательный перелом в ходе борьбы произошел в январе 1927 г., когда коло¬ 196
низаторы после ’кровопролитных сражений разгромили основные силы Херци Богора и сам он бежал в Британский Сомалиленд. В течение 1927 г. итальянцы завершили оккупацию Миджурти- ни и принудили Оомана Махмуда отказаться от прав султана. Новая вопышка антиколониальных выступлений в Сомали непосредственно связана с итало-эфиопокой войной 1935— 1936 гг. На мобилизацию в ряды итальянской армии, готовив¬ шейся летом 1935 г. нанести удар по Эфиопии, значительная часть завербованных сомалийцев ответила переходом на сторо¬ ну эфиопов. Захватив с собой выданное им итальянским ко¬ мандованием оружие и снаряжение, неоколько тысяч сомалий¬ цев присоединились к армии Эфиопии и, когда началась война (октябрь 1935 г.), мужественно сражались в ее рядах против фашистских захватчиков. На территории Итальянского Сомали проходили демонстра¬ ции протеста против империалистической агрессии и использо¬ вания страны в качестве плацдарма для вторжения в Эфиопию. В ходе военных действий на южном фронте продолжался пере¬ ход солдат-сомалийцев на сторону эфиопских войск [6, с. 78]. Сомалийские патриоты участвовали в боях с итало-фашист¬ скими войсками и позднее —во второй мировой войне, когда союзники перешли в наступление в Восточной Африке (1941 г.). Сомалийцы были вправе рассчитывать, что поражение фашист¬ ской Италии принесет национальную независимость народу Итальянского Сомали. Но этого не произошло. В 1941 г. стра¬ на была оккупирована британскими войсками, а позднее (в 1949 г.) передана под управление Италии в качестве подопеч¬ ной территории. В период второй мировой войны и в послевоенные годы су¬ щественные изменения претерпела социальная база сомалий¬ ского освободительного движения. Если прежде она была поч¬ ти исключительно крестьянской, то теперь активное участие в борьбе за независимость приняли также представители посте¬ пенно формировавшихся новых общественных слоев — рабочие, интеллигенция, национальная буржуазия. Большое влияние на развитие антиимпериалистического движения сомалийского на¬ рода оказал разгром фашистской коалиции во второй мировой войне при решающей роли Советского Союза. В Итальянском Сомали (в г. Могадишо) группа молодых сомалийских интеллигентов создала в 1943 г. Клуб сомалий¬ ской молодежи. Первоначально Клуб занимался главным обра¬ зом культурно-просветительной работой. Но за несколько лет его деятельность переросла эти рамки и приобрела политический характер. В 1947 г. Клуб был пере¬ именован в Лигу молодых сомалийцев (ЛМС), вскоре ставшую ведущей политической партией страны. В январе 1948 г. ЛМС организовала несколько демонстра¬ ций, требуя прекращения британской военной оккупации и пре¬ 197
доставления независимости Сомали. Среди демонстрантов были члены женской секции ЛМС, в том числе активная участница борьбы за освобождение Хауа Осман Али, прозванная Такко — Пылающее (копье. И января, защищая штаб-квартиру ЛМС в Могадишо, (которая подверглась нападению приспешников ко¬ лонизаторов, молодая женщина (она родилась в 1916 г.) была убита. После завоевания независимости Хауа Такко была объяв¬ лена национальной героиней. Ей сооружен памятник в центре Могадишо. В 1948—1949 гг., когда в ООН обсуждался вопрос о судьбе бывших итальянских колоний, в Итальянском Сомали развер¬ нулась борьба против передачи страны под управление Италии. Требования сомалийского народа были активно поддержаны Советским Союзом. Правительство СССР предложило учредить над бывшим Итальянским Сомали коллективную опеку ООН на пять лет, после чего оно должно было получить независи¬ мость. Однако под нажимом англо-американского блока Гене¬ ральная Ассамблея ООН 21 ноября 1949 г. вынесла решение, предоставившее управление подопечной территорией Италии. Только благодаря твердой позиции Советского Союза удалось добиться хотя бы фиксированного срока опеки над Сомали, но не пятилетнего, как предлагала советская делегация, а де¬ сятилетнего. В период опеки основы колониального господства в стране не претерпели изменений. В Сомали возвратились итальянские войска. Все чиновники административного и судебного аппара¬ та назначались итальянским министром по делам Африки, главным образом из числа лиц, служивших в колониях при Мус¬ солини. Антиколониальные выступления сомалийского народа жестоко подавлялись властями. Сомалийцы говорили, что тюрь¬ ма в Могадишо была единственным институтом, использовав¬ шимся итальянским опекуном для воспитания сомалийского народа, который ему доверила ООН [12, с. 18]. «Мы живем при колониальном режиме, а не при режиме опеки»,— указывалось в одной из петиций, направленной сомалийцами в ООН [3, с. 211]. На колониальное угнетение и репрессии сомалийцы отвеча¬ ли антиимпериалистическими выступлениями: забастовками, де¬ монстрациями, митингами, отказом повиноваться властям. Важ¬ ным сдвигом в развитии национально-освободительного движе¬ ния в Сомали было появление профсоюзов. В декабре 1949 г. возник первый на подопечной территории профсоюз коренного населения, который объединял служащих государственного ап¬ парата. Вслед за тем были созданы профсоюзы местных учи¬ телей, рабочих-портовиков и др. Несмотря на усилия управ¬ ляющей власти подчинить профсоюзы своему влиянию, они возглавили борьбу трудящихся против иностранных монополий и империалистического господства в Сомали. В течение всего 198
периода опеки происходили заоастовки на предприятиях италь¬ янских компаний САИС, «Импреса имбарки э Сбарки Галлот- ти» и др. В марте 1952 г. в Галкайо (Миджуртини) произошел ин¬ цидент, положивший начало целой серии антиколониальных выступлений. Итальянский резидент приказал поднять в го¬ роде итальянский флаг. Сомалийцы, возмущенные этим прика¬ зом, стали решительно протестовать: «Это наша страна, и мы не хотим итальянского флага». Тогда 'карабинеры открыли по толпе огонь, пять человек было убито [10, 29.III.1952]. На преступление итальянских вл