Text
                    ф
s
X
ш
со
о
СП
ш
О.
10
О
Ф
О
X
и
е;
ш
X
о
X
U
и
Ф
е-
о
о.
с
ф
ф
3
и
3
со
В. Н. Смирнов
ПСИХОЛОГИЯ
УПРАВЛЕНИЯ
ПЕРСОНАЛОМ
В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ
УСЛОВИЯХ
ACADEMIA
Психология

ВЫСШЕЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В. Н. СМИРНОВ ПСИХОЛОГИЯ УПРАВЛЕНИЯ ПЕРСОНАЛОМ В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ Рекомендовано Советом по психологии Учебно-методического объединения по классическому университетскому образованию в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению и специальностям психологии ACADEMIA Москва Издательский центр 'Академия 2007
УДК 001.25:574.23(075.8) ББК 68.9я73 С506 Рецензенты: доктор психологических наук, профессор кафедры уголовного права и процесса юридического факультета Российского университета дружбы народов А. И. Панкин; доктор психологических наук, заместитель начальника управления ор(анизацией работы с личным составом ДКО МВД России М. И. Марьин Смирнов В.Н. С506 Психология управления персоналом в экстремальных условиях : учеб, пособие для студ. высш. учеб, заведений / В.Н.Смирнов. — М. : Издательской центр «Академия», 2007. - 256 с. ISBN 978-5-7695-3557-4 В учебном пособии освещены актуальные проблемы психологическо- го совершенствования управления персоналом в экстремальных условиях. Книга написана на основе результатов научных исследований, анализа отечественного и зарубежного опыта. В пособии предложены система, методы и методики профессиональной экстремально-психологической под- готовки. Для студентов высших учебных заведений, обучающихся по психоло- iичсским специальностям. Может быть полезно преподавателям, практи- ческим психологам, научным работникам, исследующим проблемы экст- ремальной психолоши, руководителям разных рангов, специалистам эк- стремальных профессий (сотрудникам МВД, ФСБ, ФСИН, органов про- куратуры. МЧС, военнослужащим и др.). УДК 001.25:574.23(075.8) ББК 68.9я73 Оригинал-макет данного издания является собственностью Издательского центра «Академия», и его воспроизведение любым способом без согласия правообладателя запрещается © Смирнов В.Н., 2007 © Образовательно-издательский центр «Академия», 2007 ISBN 978-5-7695-3557-4 © Оформление. Издательский центр «Академия», 2007
ВВЕДЕНИЕ В последние десятилетия усилилась нестабильность социально- экономических, политических, экологических условий жизни. Уве- личилось количество стихийных бедствий, техногенных катаст- роф, социальных потрясений, войн, выросла преступность. На- блюдается неуверенность в завтрашнем дне, отсутствие психоло- гической подготовленности населения и недостаточная подготов- ленность профессионалов к жизнедеятельности в экстремальных условиях. Поэтому на первый план выходят не только проблемы подготовки специалистов, чья профессиональная деятельность на- прямую связана с экстремальными условиями, но и проблемы управления этими специалистами, группами, подразделениями в экстремальных условиях. Реформы, проходящие в России, обнажили проблему неэф- фективности системы государственного управления, и особенно управления в экстремальных условиях. В качестве одной из основных причин упущений при проведе- нии административных преобразований Президент России В. В. Пу- тин выделил «отсутствие квалифицированных управленческих кад- ров, способных успешно работать в условиях демократии и ко- ренных социальных инноваций»1. Анализ решения служебных задач в экстремальных условиях специалистами различного профиля свидетельствует о том, что им приходится выдерживать и преодолевать чрезмерные физиче- ские и эмоциональные нагрузки. Их деятельность имеет большую общественную значимость и связана с осознанной персональной ответственностью за результаты выполнения профессиональных задач (не сопоставимой с ответственностью специалистов в обыч- ных условиях), высокой степенью риска, опасностью для жизни и здоровья. Наиболее характерно особенности экстремальной дея- тельности специалистов проявляются в ходе проведения боевых операций в зоне локальных конфликтов, где жизнь, здоровье, успех, благополучие личного состава всецело зависят не только от личной и групповой профессиональной экстремально-психо- логической подготовленности, но прежде всего от профессиональ- 1 Путин В. В. Послание Президента Государственной думе Российской Феде- рации от 25.04.2005 Ц Российская газета. — 2005. — 26 апреля. 3
ного мастерства и профессиональной экстремально-психологичес- кой подготовленности руководителей. Особое внимание следует обращать на организацию профессио- нального психологического отбора, подготовки и сопровождения руководителей и личного состава, предназначенного для работы в экстремальных условиях. Ничто так не дезорганизует деятель- ность специалистов в экстремальных условиях, как некомпетент- ность управления, растерянность, метание и безответственная отдача приказов, противоречащих друг другу, обстановке, логике развития событий. В соответствии с этим на должности руководителей в экстре- мальных условиях должны отбираться и назначаться авторитет- ные, компетентные специалисты. При обучении руководителей и специалистов требуется соблюдать принцип: учить тому, что необходимо в экстремальных условиях, учитывать специфику де- ятельности (преимущественно коллективные способы выполне- ния служебных задач, повышенная опасность), формировать зна- ния, умения, навыки, связанные с большой ответственностью за результаты применения оружия. Требуется повышать компе- тентность руководителей и специалистов в оценке возможных вариантов развития экстремальных ситуаций, их сущности, осо- бенностей, способов действий в них, в учете экстремальных фак- торов риска. Необходимо формировать умения и навыки регули- рования позитивных психических состояний в экстремальных ус- ловиях. В процессе обучения следует использовать возможности моде- лирования условий, приближенных к служебно-экстремальным (тренировка выносливости в сложных метеоусловиях, принятие на себя повышенной ответственности за результаты своих дей- ствий и действий группы), сочетать значительные физические нагрузки с монотонными действиями в нестандартных услови- ях, связанных с риском для жизни, с напряжением интеллекту- альных сил. Требуется использовать экстремальные условия для формирования и развития самоконтроля (приемов самоприказа, самовнушения, самоподкрепления), бдительности, навыков пси- хологического воздействия на контрагентов и граждан. В экстремальных условиях командиру необходимо ориентиро- ваться на личный состав подразделения, проявление максималь- но возможной заботы о каждом сотруднике в предложенных усло- виях. Поэтому моральные установки командира являются неотъем- лемой частью всей профессиональной экстремально-психологи- ческой подготовки. В процессе подготовки необходимо использовать и возможно- сти специально создаваемых стрессовых ситуаций для повыше- ния психологической устойчивости и эффективности деятель- ности руководителей и специалистов. При этом нужно использо- 4
вать возможности самих экстремальных условий, профессиональ- но-психологический потенциал руководителей и специалистов, специфику управления специалистами и функциональными груп- пами в экстремальных условиях и особенности профессиональ- ной деятельности. Жизнедеятельность руководителей и специа- листов в экстремальных условиях определяет соответствующую организацию и условие проведения с ними восстановительно- реабилитационных мероприятий, от чего зависит не только их работоспособность, но и поддержание психологического комфорта за счет гармоничного включения реадапционных механизмов.
ГЛАВА 1 ОСОБЕННОСТИ ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ УСЛОВИЙ 1.1. Экстремальные условия как элемент жизнедеятельности специалистов и функциональных групп Становление психологии управления персоналом в экстремаль- ных условиях как составной части практической психологии вос- требовано временем и обществом. Научно-технический прогресс решает многие социальные и экономические проблемы. В то же время он приводит и к отрица- тельным последствиям, связанным с нарушением экологическо- го равновесия, стихийными бедствиями, авариями, взрывами, пожарами, приводящими к большим человеческим жертвам и ма- териальному ущербу. Большое количество погибших, раненых воз- никает за счет социальных конфликтов и катастроф (войны, кон- фликты, революции, терроризм). Снизить количество гибнущих специалистов, получающих физические травмы, повреждения, психогенные реакции можно за счет совершенствования процес- са управления специалистами, подразделениями и группами в эк- стремальных условиях. Психология управления персоналом в экстремальных условиях изучает процесс оптимизации жизнедеятельности специалистов, функциональных групп, их состояний, иных психических изменений в результате управленческого взаимодействия руководителей с подчи- ненными в опасных для жизни и здоровья ситуациях, связанных с воз- действием сильных и чрезмерных стрессовых факторов. Объектом изучения психологии управления персоналом в эк- стремальных условиях являются специалисты и функциональные группы, включенные в управленческие отношения в процессе жизнедеятельности в экстремальных условиях. Предмет психологии управления персоналом — это психоло- гические аспекты оптимизации взаимовлияния руководителей, подчиненных, функциональных групп в условиях риска для их жизни и здоровья, структурной целостности, приводящие к дос- тижению социально ожидаемых и эффективных результатов. 6
Именно опасность для жизни и здоровья делает ситуацию объек- тивно экстремальной. Экстремальную ситуацию надо отличать от обычной ситуации с элементами напряженности (например, пе- регрузки в работе, дефицит времени, недостаток информации, повышенная ответственность и т.д.) и от сложной ситуации (на- пример, межличностные конфликты, недостаток денежных средств, несправедливость руководства). Экстремальные ситуации всегда характеризуются сильными психологическими, а часто и психотравмирующими воздействия- ми событий, происшествий или обстоятельств на специалистов, но не все психотравмирующие события обязательно связаны с экстремальными ситуациями. Так, гибель животного под колеса- ми автомобиля может быть психотравмирующим событием для одного человека и незначительным эпизодом для другого. Но она не является экстремальной ситуацией для окружающих. Отсюда следует, что помимо ситуаций объективно экстремаль- ных следует выделять субъективно экстремальные ситуации, за- висящие от личностной апперцепции конкретного специалиста. В отличие от объективно экстремальных ситуаций количество субъективно экстремальных ситуаций для конкретных специалис- тов может быть как значительно меньшим (для психологически подготовленных), так и большим. Имеют место случаи, хотя и достаточно редко, когда человеком все ситуации, кроме ситуа- ции сна, воспринимаются как экстремальные (потенциально опас- ные для жизни и здоровья). Для большинства видов деятельности специалистов и функцио- нальных групп органов внутренних дел, подразделений министер- ства обороны, МЧС, ФСБ экстремальные условия являются ха- рактерными. Вместе с тем понятие особые (экстремальные) условия более емкое. Оно включает в себя как содержание, так и форму его вы- ражения. Оно не ограничивается характеристикой обстановки (си- туации), возникающей лишь при стихийных бедствиях, эпидеми- ях, эпизоотиях, а включает в себя более широкий круг обстоя- тельств социального характера [12|. В понятие условия, кроме элементов обстановки, входит дея- тельностный аспект, что отличает «условия» от понятия «ситуа- ция», имеющее нейтральное по отношению к деятельности зна- чение. А. Н.Леонтьев предостерегал от понимания деятельности че- ловека как отношения, существующего между человеком и об- ществом. При таком понимании общество составляет для чело- века внешнюю среду, к которой он вынужден приспосабливать- ся, чтобы выжить. При этом упускается главное: в обществе че- ловек находит не просто внешние условия, к которым он дол- жен приноравливать свою деятельность; сами общественные ус- 7
ловия несут в себе мотивы и цели его деятельности, ее средства и способы; словом, общество производит деятельность образую- щих его индивидов [ 111. К сожалению, это предостережение многими учеными и прак- тиками не учитывается, когда речь заходит об экстремальных ус- ловиях. А. М.Столяренко справедливо считает, что отношение к любому экстремальному событию только как к негативному в жиз- ни человека ошибочно с позиций фило- и онтогенеза человека. Развитие человеческих качеств в истории человечества происхо- дило в каждом индивиде в процессе преодоления противоречий между требованиями жизни и возможностями и вело к совершен- ствованию возможностей. А экстремальность — показатель особо- го состояния системы «человек в ситуации», изменяющейся в оп- ределенном диапазоне в зависимости от степени подготовленно- сти и выбора поведения индивида [25]. Социально-значимые психологические ценности и мотивы специалистов занимают ведущую роль во всей их психической деятельности и поведении в экстремальных условиях. Именно от них зависит в решающей степени успешность подготовки и про- фессиональной деятельности специалистов и функциональных групп в экстремальных условиях. Экстремальные условия нега- тивно действуют только на неподготовленных или недостаточно подготовленных специалистов и функциональные группы. На под- готовленных специалистов и группы экстремальные условия дей- ствуют как дополнительный обучающий фактор, который повы- шает их профессиональную готовность [23]. Отсюда можно сде- лать вывод, что экстремальность — объективно-субъективное явление (наличие реальных угроз жизни и здоровью, с одной стороны, и их различное восприятие сотрудниками — с другой): одни люди могут воспринимать экстремальные условия как ги- перэкстремальные, другие — как экстремальные, третьи — па- раэкстремал ьные, четвертые — как оптимальные условия и объект- но-субъектные явления (объектом воздействия экстремальных условий может быть индивидуальный и групповой субъект жиз- недеятельности). В научной литературе встречается подмена понятий «борьба с преступностью», «борьба с терроризмом» на понятие «борьба с экстремальными условиями». При этом не учитывается факт, что экстремальные условия — это не только преступники, террорис- ты, их пособники или сочувствующие, которые составляют фак- торы опасности самой обстановки для сотрудников, но и риски, угрозы иного рода: личностного (факторы психогенного риска), группового (факторы социально-психологического риска), дея- тельностного (факторы поведенческого риска). Поэтому «борьба с экстремальными условиями» превращается, с одной стороны, в «борьбу с самим собой», а с другой — в борьбу с одним из элементов 8
Рис. 1. Система жизнедеятельности специалистов и функциональных групп в экстремальных условиях объективно существующей системы (рис. 1), разрушение которой ведет к прекращению существования и других ее элементов. Объективно экстремальные условия — это реальные угрозы, опасности и трудности. Однако специалист, функциональная груп- па имеют выбор не только между избежанием или принятием их как нежелательного зла, но могут добиться успеха, если отнесут- ся к экстремальным условиям как к необходимому элементу сво- ей профессиональной жизнедеятельности. Тогда вектор деятель- ности будет направлен не на преодоление «экстремальности», не на борьбу с ней, а на ее познание (оценку), осмысление, твор- ческое преобразование и использование. В связи с этим можно заключить, что экстремальные условия жизнедеятельности спе- циалистов объективно не противостоят им, а определяют условия и являются необходимым компонентом жизнедеятельности. Этот факт лег в основу концепции профессиональной экстремально-пси- хологической подготовки сотрудников спецподраздслсний и по- зволил построить систему подготовки сотрудников спецподразде- лений не на принципе противодействия экстремальным факто- рам, а на использовании фактора экстремальности как обучаю- щего компонента [23]. В представленном понятии требуется уточнить составляющие. Термин профессиональная по отношению к подготовке означает «полностью отвечающая требованиям данной трудовой деятель- ности»1. Термин психологическая, употребляемый применительно к под- готовке, означает, что предмет воздействия в этом процессе име- 1 Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка. — М., 1997. — С. 623. 9
ет психологическую природу и что для его изменения использу- ются психологические средства, «Подготовка — обучение, передача необходимых знаний, от- работка умений и навыков для какой-либо деятельности»1. «Экстремальная — крайняя, необычная по трудности, сложно- сти»* 2, В совокупности с термином «психологическая» «экстремаль- ная подготовка» означает, что предмет воздействия — психика специалиста, находящаяся или готовившаяся к воздействию эк- стремальных факторов (неожиданность, внезапность, ограничен- ный резерв времени и т.д.). Кроме того, термин «экстремальная» указывает на применение в процессе подготовки совокупности объединенных общей целью специфических приемов, методов, учитывающих размеры и степень воздействия экстремальных фак- торов на психику специалистов. Деятельность специалистов в экстремальных условиях прохо- дит преимущественно в составе малых функциональных групп (бри- гад, отделений, оперативных групп, команд), которые имеют свои характерологические особенности, К этим особенностям относят- ся общие закономерности формирования и развития функцио- нальных групп. Процесс формирования группы и ее дальнейшего развития может быть представлен как процесс сплачивания этой группы, но не на основе увеличения ее эмоциональной привле- кательности, а путем включения индивидов в процесс совмест- ной деятельности [2], Было разработано понятие коллективного субъекта деятельно- сти (или субъекта совместной жизнедеятельности). Совместная дея- тельность стала рассматриваться уже не только как фактор, опре- деляющий психологию группы, и не только как средство суще- ствования групповой психологии, но и как собственно психоло- гический феномен группы. А,Л,Журавлев выдвинул динамиче- скую концепцию совместной жизнедеятельности, суть которой заключается в том, что совместная жизнедеятельность разверты- вается в различных групповых процессах, совокупность и после- довательность которых позволяет описывать психологические осо- бенности содержания и формы организации совместной жизне- деятельности. В совместной жизнедеятельности наиболее полно представлена взаимосвязь и взаимозависимость (через взаимодей- ствие и взаимоотношение) основных психологических феноме- нов и понятий: личности, группы и жизнедеятельности, схемати- чески образующих вершины «треугольника», его стороны при этом символически обозначают взаимодействия и взаимоотношения, а плоскость треугольника — совместную жизнедеятельность [22], Кон- цепция совместной жизнедеятельности представляет удачную схе- ’ Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка. — М., 1997. — С. 534. 2 Там же. — С. 908. 10
му, наиболее полно объясняющую психологию устойчивых про- фессиональных групп, которыми являются функциональные груп- пы подразделений органов внутренних дел. А. В. Брушлинский, раскрывая понятие субъект. констатировал, что человек не рождается, а становится субъектом в процессе сво- ей деятельности, общения и других видов активности. Субъект — это человек на высшем уровне активности, целостности (систем- ности), автономности и т.д. [20]. Одним из теоретических досто- инств понятия «субъект» является его интегральный характер и возможность использования в психологии для обозначения харак- теристик как индивида (индивидуальный субъект), так и группы (групповой, коллективный субъект). Каждый индивидуальный субъект может существовать и действовать только при наличии других субъектов. Но это справедливо и для группового субъекта, который обладает качеством (способностью) к групповой само- рефлексии, т.е. идентификацией группы, формированием чувства, образа — Мы. Кроме того, групповой субъект обладает такими признаками, как взаимосвязанность, взаимозависимость (интен- сивность, теснота взаимных связей, зависимостей между индиви- дами в группе и содержание этих зависимостей) членов группы и совместная активность (способность проявлять различные формы совместной активности, причем как внутригрупповой, так и меж- групповой) [20]. В процессе контактов, совместной жизни и активности начи- нают действовать и социально-психологические механизмы: со- циальное восприятие, подражание, внушение, убеждение, зара- жение, принуждение, групповое давление, «массовая сила», ко- торые укрепляют психологическую силу взаимного сцепления между членами группы, энергию их взаимных действий. Положи- тельные изменения в психологии групп благотворно отражаются на психическом состоянии, поведении и действиях их членов. Это выражается, например, в феномене социально-психологического облегчения, уменьшения силы негативных эмоций или их вытес- нения, повышении чувства уверенности, улучшении качества дей- ствий [25]. Проявляя в экстремальных условиях активность в совместной профессиональной деятельности, специалист изменяет эти ус- ловия. Но он одновременно изменяет и психологические харак- теристики функциональной группы и свою психику. Процесс ак- тивности идет и в направлении от группы к специалисту: функ- циональные группы специалистов, проявляя в экстремальных ус- ловиях активность в совместной профессиональной деятельнос- ти, изменяют эти условия, одновременно изменяют психику конкретных специалистов, взаимодействующих с ними групп и свои психологические характеристики. В результате влияние эк- стремальных условий на специалистов и функциональные груп- 11
пы в значительной степени определяется характером самой со- вместной профессиональной деятельности и активностью спе- циалистов и групп. Кроме того, специалисты и функциональные группы не только испытывают на себе обоюдное влияние и вли- яние экстремальных условий, но и сами изменяют экстремальные условия. Поэтому особенно важным становится этап профессиональной экстремально-психологической подготовки специалистов и групп к служебно-экстремальной деятельности, который обязан сделать эту деятельность максимально успешной, осознанной, ответствен- ной, инициативной, целеустремленной, безопасной, приносящей личное удовлетворение. Такая подготовка позволяет специалис- там, функциональным группам не только влиять на экстремаль- ные условия деятельности, но и профессионально воспринимать экстремальные условия, предварительно сформировав у них экст- ремально-ориентированное сознание. Экстремально-ориентированное сознание — знание и понимание специалистами своих возможностей определять цели, оценивать ва- рианты своей деятельности в экстремальных условиях, учитывать последствия этой деятельности и познавать самого себя как эле- мент целостной функционирующей системы (рис. 1). А. В. Брушлинский считал, что личность — это функциональ- ная, функционирующая система. Ее функционирование подчиня- ется (согласуется) не только с ее системными, индивидуальными особенностями, но также с внешними условиями и требования- ми. Именно в момент их согласования или разрешения противо- речия между ними образуется то интерактивное пространство (меж- ду личностью и действительностью), которое должно быть орга- низовано как новая система субъектом [20]. В рамках систем но-ситуативного подхода военные психологи исследуют ситуацию как психологическую единицу анализа дея- тельности, представляют ее как интегральную характеристику соответствия возможностей военнослужащих характеру решаемых задач в конкретных природно-климатических, временных, соци- ально-политических и групповых условиях [7]. В связи с этим, в качестве предметных компонентов будем рас- сматривать не отдельного специалиста как субъекта профессио- нальной деятельности, а функционирующую систему, которую целесообразно представить в виде: «специалист —жизнедеятель- ность (деятельностный компонент) и экстремальные условия (об- становочный компонент) —функциональная группа» (рис. 1). Пред- ставленная система образует коллективный субъект профессио- нальной жизнедеятельности в экстремальных условиях, В данной системе экстремальные условия были разделены на деятельностную и обстановочную составляющие, а обстановоч- ная составляющая выделена из категории жизнедеятельности. 12
Психологической характеристикой представленной системы выступает психологический потенциал специалистов (способнос- ти, социально значимые ценности, мотивы, цели, экстремально значимые психические качества, знания, умения, навыки) и функ- циональных групп (профессионализм групп, удовлетворенность от- ношениями в коллективе, деятельностью; «надситуативная актив- ность», экстремально-психологическое мастерство групп), помно- женный на их готовность к действиям в экстремальных условиях. При этом уровень психологического потенциала специалистов и групп зависит от их умений взаимодействовать между собой и воз- действовать на окружающую среду в экстремальных условиях. Представленная система обладает рядом психологических ха- рактеристик: - сформированного, профессиональных социально значимых ценностей, важных психологических качеств и регуляция боевых психических состояний; - мобилизованность; - состояние социально-психологического климата в профес- сиональных группах; - регуляция боевых психических состояний групп; - степень осмысленности и оценка специалистами экстремаль- ных условий их деятельности; - адекватность решений и действий специалистов и функцио- нальных групп. Динамика взаимодействия структурных компонентов системы «специалист—жизнедеятельность— экстремальные условия (обста- новочный компонент) —функциональная группа» характеризует- ся причинно-следственными зависимостями, объединенными понятием функциональной модели этой системы. Она имеет сле- дующие функциональные зависимости: - психологическая динамика системы протекает как взаимо- действие специалистов, функциональных групп, жизнедеятель- ности и экстремальных условий (обстановочный компонент), т.е. как единство индивидуальных, групповых, деятельных и обста- новочных компонентов; - экстремальные условия не статичны, а находятся в постоян- ном динамическом развитии, что детерминирует у специалистов возникновение опережающей динамики психической деятельно- сти, а у групп — опережающей динамики психологических харак- теристик; - экстремальные условия воздействуют на поведение специа- листов как непосредственно через их личностные качества и со- стояния, так и опосредованно — через характеристики функцио- нальных групп (благоприятность/неблагоприятность социально- психологического климата, сплоченность, напряженность, удов- летворенность межличностными взаимоотношениями); 13
- экстремальные условия воздействуют на характеристики функ- циональных групп как непосредственно через личностные каче- ства и состояния специалистов, так и опосредованно через их ситуационно-значимое поведение и деятельность; - специалисты и функциональные группы воздействуют на из- менение динамики экстремальных условий посредством ситуаци- онно-значимого поведения и деятельности; - специалисты и группы влияют (изменяют, корректируют, регулируют) на свои психологические характеристики, В зависимости от приоритетов можно выделить три типа экстремальных условий. Первый тип, в котором перводействуюшее значение при- надлежит экстремальным условиям (обстановочный компонент), был назван обстановочным. Это наиболее представленный практи- кой тип экстремальных условий (например, горячие точки, мас- совые беспорядки, действия вооруженных преступников, терро- ристов и т.д,). Обстановочные экстремальные условия способствуют актуализации ситуационно-значимого поведения специалистов и/ или функциональных групп, адекватного им qo своему содержа- нию, Только в этом случае образовывается представленная систе- ма, Если же воздействующего стимула недостаточно (например, при реальной угрозе жизни заложников и готовности спецподраз- деления, приказ на проведение силовой операции не поступил) или психологические характеристики специалистов и/или групп недостаточно развиты для их восприятия (некачественный отбор, недостаточная психологическая подготовка отдельных специали- стов или групп), то система не образуется или образуется усечен- ная система: «специалист —жизнедеятельность + экстремальные условия (обстановочный компонент)» или «функциональная груп- па-жизнедеятельность + экстремальные условия (обстановочный компонент)». Излишне говорить, что любая усеченная система заведомо ущербна при наличии в ней свободного звена, не увя- занного с основной структурой. Второй тип, где действующее значение принадлежит от- дельным специалистам, был назван личностным. Личностный тип экстремальных условий составляют те, которые вызываются пси- хологической готовностью специалистов к ситуационно значимо- му поведению (например, условия задержания террориста специ- алистом в свободное от служебных обязанностей время). Третий тип, в которой перводействующее значение при- надлежит функциональной группе, был назван групповым. Груп- повой тип экстремальных условий составляют условия, которые вызываются психологической готовностью функциональной груп- пы к ситуационно значимому поведению (например, своевременно проведенная, хотя и не санкционированная операция, позволив- шая избежать дополнительные жертвы и обезвредить преступни- 14
ков, или несанкционированный, вооруженный досмотр жилых помещений — «зачистка» в горячих точках, сопровождаемая гра- бежом и насилием, приводит к массовым возмущениям и нару- шениям правопорядка со стороны населения). Имеются различные классификации экстремальных факторов психогенного риска. Например, Г.С.Човдырова классифицирует эти факторы по: особенностям психосоциальной мотивации эк- стремальных условий (адаптация к новым условиям, болезнь), времени действия (длительного, кратковременного) и характеру действия на органы чувств (слухового, осязательного и т.д.). Военные психологи классифицируют экстремальные факторы психогенного риска исходя из их влияния на боевую деятельность войск: по специфичности (угроза жизни, ранения) или неспеци- фичности (напряженная деятельность, тяжелые экологические условия) их для боевой обстановки, внешнему (социальные, бо- евые) и внутреннему (физиологические) признаку воздействия, признаку непосредственного (опасность, внезапность) или опо- средованного (дефицит времени, увеличение темпа действий) эмо- ционального воздействия. А. М.Столяренко исходит из иной классификации, выделяя об- становочные (материально-обстановочные, социально-обстановоч- ные) и деятельностно-личностные (содержательные, организа- ционные, операциональные элементы деятельности личности) экстремальные факторы психогенного риска. Исходя из специфики деятельности сотрудников специальных подразделений и придерживаясь системного подхода «специалист- жизнедеятельность + экстремальные условия (обстановочный ком- понент)—функциональная группа», целесообразно выделить сле- дующие группы экстремальных факторов: экстремальные факто- ры условий деятельности, личностные экстремальные факторы психогенного риска и экстремальные факторы социально-психо- логического риска функциональных групп. Экстремальные факторы условий деятельности делятся на об- становочные и деятельностные (факторы поведенческого риска). Обстановочными факторами будем считать: - отношение общества к специалистам, работающим в экстре- мальных условиях, и выполняемым ими задачам; - содержание обстановки (разрушения, затопления, пожары, минирование местности, дальняя перестрелка); - высокую динамику, подвижность информационного напол- нения экстремальных условий (от тишины до внезапных взрывов, массовых обрушений и перекрестного огня); - неизвестную информацию, касающуюся обстановки (о на- личии хорошо организованных, подготовленных и превосходя- щих численностью вооруженных преступных групп, о пребыва- нии людей в завалах или в горящих помещениях и т.д.); 15
- отсутствие информации или затруднительность ее получения в сложившихся условиях (в окружении, неисправностях средств связи в полевых условиях и большой удаленности от основных сил, плохой видимости и т.д.); - противоречивость поступающей информации и дезинформа- ция (расхождение между поступающей информацией от централь- ного и местного пункта управления и сведениями очевидцев); - дискомфортные условия (отсутствие необходимого времени на отдых, достаточного количества пищи, воды, контрастные климатические условия и т.д.). К деятельностным (факторы поведенческого риска) экстре- мальным факторам относятся: - характер профессиональной деятельности специалистов и групп (шахтеры, спасатели, водолазы, минеры, снайперы, груп- пы разведки, прикрытия и т.д.); - неосвоенность или недостаточная освоенность профессиональ- ной деятельности сотрудником или группой (отсутствие навыков передвижения, маскировки и т.д.); - повышенная степень риска профессиональной деятельности (угроза жизни и здоровью); - монотонность или повышенная эмоциональная насыщенность деятельности (служба на блок-посту или активные боевые действия); - недостатки в управлении действиями спецподразделений, профессиональных групп и отдельных специалистов (противоре- чивые устные и письменные распоряжения, нелогичность руко- водства развитием событий в горячих точках); - отсутствие авторитета у командира (например, при назначе- нии командиром специалиста из другого подразделения, не име- ющего навыков руководства людьми); - ожидание момента начала активных действий (эффект пред- стартовой лихорадки перед проведением служебной операции); - использование оружия на поражение (убийство преступника в первый раз в условиях единоборства с ним); - высокая динамика профессиональных действий (при задер- жании вооруженного преступника, пожаре повышенной сложно- сти и т.д.); - недостаточное обеспечение профессиональной деятельности (отсутствие необходимого вооружения, боеприпасов, специаль- ных средств, средств связи, личной защиты и т.д.); - промежуточные результаты выполнения профессиональных действий (как позитивные, так и негативные могут отрицательно влиять на сотрудников, вызывать у них эйфорию или уныние). К личностным экстремальным факторам психогенного риска относятся: - действующие на органы чувств (наблюдение смерти, контакт с ранеными, взрывы, свист пуль, удары воздушной волны и т.д.); 16
- опасные для жизни и здоровья сотрудников (применение ору- жия преступниками, авиационный или артиллерийский обстрел, угроза взрыва со стороны террориста и т.д.); - мотивационные (недостаточная значимость для сотрудников содержания профессиональной деятельности, например ожида- ние пенсии); - неподготовленность профессионального восприятия обста- новки (непонимание или затруднения в понимании происходя- щих событий); - деперсонализация непатологического характера (проявление цинизма по отношению к профессиональной деятельности, ха- рактеристика ее как бесполезной); - настроечные (выполнение профессиональных действий по привычке, отсутствие веры в успех или безразличие к результатам деятельности). К групповым экстремальным факторам социально-психологи- ческого риска относятся: - нездоровый социально-психологический климат в спецпод- разделениях и профессиональных группах (отсутствие психологи- ческой совместимости, повышенная напряженность, разобщен- ность; неудовлетворенность межличностными взаимоотношения- ми, стилем руководства); - низкий уровень боевого психологического состояния спец- подразделений и профессиональных групп (отсутствие слаженно- сти, взаимопонимания); - групповая изоляция (удаленность от основных сил в «горячих точках» при отсутствии контакта с населением); - несогласованность действий между подразделениями и про- фессиональными группами (обстрел своего неопознанного под- разделения). Таким образом, экстремальные условия объективно не проти- востоят персоналу, работающему в этих условиях, а предопреде- ляют их деятельность и успешность, в связи с чем систему подго- товки специалистов и функциональных групп к профессиональ- ной деятельности в экстремальных условиях целесообразно стро- ить не на принципе противодействия экстремальным факторам, а на использовании экстремальности как обучающего компонента. 1.2. Отбор специалистов для работы в экстремальных условиях Профессиональный отбор, в том числе и отбор специалистов для работы в экстремальных условиях, получил широкое распро- странение во многих странах мира и за длительную историю про- шел ряд этапов. 17
Первый этап заключался в интуитивной оценке кандида- та, его психических, деловых качеств и состояний. На этом этапе не существовало четких критериев отбора. Решение принималось в основном по результатам собеседования. Второй этап заключался в сравнении кандидатов с лица- ми, имеющими клинические расстройства и отсеивание их по кос- венным показателям, так как не было исследований по значимо- сти профессионально важных качеств для конкретных профессий (профессиограмм, психограмм). Третий этап — создание статистических норм, основан- ных на психологических измерениях представителей конкретных профессий. Так, для кандидатов в полицию США были разработаны тес- товые показатели, сведенные к четырем факторам: эмоциональ- ная адаптированность; интегрированность или самоконтроль; ин- теллектуальная эффективность; межличностные коммуникации. Разработка критериев профессионального отбора предполагает проведение самостоятельного исследования, состоящего из четы- рех последовательных этапов. На первом этапе — проводится анализ профессиональ- ной деятельности. На втором этапе — подбираются или конструируются пси- ходиагностические методы (батареи тестов). На третьем этапе — осуществляется поиск критериев эф- фективности профессиональной деятельности. Как правило, ис- пользуется метод экспертных оценок. Наиболее перспективен ме- тод полярных групп, т.е. сравнение психологических характерис- тик наиболее успешных профессионалов (мастеров своего дела) и лиц, от которых организация хотела бы избавиться. На четвертом этапе — разрабатывается модель приня- тия решения. Психологические переменные, которые обнаружи- вают взаимосвязь с эффективностью профессиональной деятель- ности, отбираются в качестве диагностического правила. Модель строится на предположении о существовании линейной зависи- мости между тестовыми показателями и критериями профессио- нальной успешности. Например, в США лиц, показавших низкие оценки, не при- нимают на службу, даже если людей не хватает, поскольку они имеют слишком мало шансов для успешного ее выполнения. При некомплекте вакансий в некоторых видах вооруженных сил США из-за низких тестовых испытаний получает отказ при- мерно каждый четвертый обратившийся. В последнее время в органах внутренних дел России из-за не- благоприятных количественных (демографических, миграционных, криминальных, снижение рынка трудовых ресурсов) и качествен- ных (ухудшение физического и психического здоровья, снижение 18
интеллектуальных способностей, уровня общего развития) фак- торов наметилась тенденция умышленно игнорировать основной принцип профессионального отбора: преобладание числа канди- датов над числом вакансий как в органы внутренних дел, так и для работы в экстремальных условиях. Поэтому на первое место выдвигается требование к адаптационным резервам личности и в соответствии с этим выделение групп риска. Обращает на себя внимание, что 46 % «не рекомендованных» и 64 % «условно рекомендованных» тем не менее принимались на службу. Вместе с тем среди указанных категорий сотрудники уволь- нялись на первом году службы в 10 раз чаще, чем по категории «рекомендованные в первую очередь», и в 3 — 4 раза чаще, чем по категории «рекомендованные». Кроме того, вероятность развития психических расстройств в первые три года службы даже в обыч- ных служебных условиях сотрудников, имевших неблагоприятный прогноз о профессиональной пригодности, в 10 — 20 раз выше, чем у «рекомендованных». Анализ статистики в органах внутрен- них дел в 2001 г. показал, что из числа всех суициндентов, про- шедших профессионально-психологический отбор и принятых на службу, около половины принадлежали к группе риска и имели низкую степень профессиональной пригодности [16]. Научно-валидизированные методы отбора могут давать гораз- до лучший результат, чем следовало ожидать от случайного выбо- ра, но они не могут гарантировать абсолютно безошибочное пред- сказание последующей профессиональной успешности кандидата на работу. Этому есть несколько причин. • Методы отбора измеряют только часть существенных аспек- тов профессиональной успешности. • Неадекватное использование методов отбора. • Изменения поведения человека с течением времени. • Неудовлетворительность существующих критериев отбора. • Плохое знание требований профессии, которые к тому же значительно изменяются с течением времени. Многие ошибки, совершаемые при принятии решений о год- ности к работе, остаются незамеченными из-за того, что не все- гда проводятся исследования по валидизации оценочной проце- дуры. Лица, принимающие решения, не получают обратной связи для того чтобы оценивать успешность своей системы профотбора. Кроме того, большое количество ошибок при отборе не проверя- ется, так как отвергнутые кандидаты в дальнейшем не наблюда- ются в психодиагностических центрах. Важным является оценка применяемых методов. Наиболее высокую валидность (достоверность сведений) дают измерения когнитивных способностей (интеллект и связанные с ним конструкты — г — 0,45), но они более применимы для оцен- ки обучения и не дают достаточно точного предсказания успеш- 19
ности в работе, а тем более успешности в экстремальных услови- ях, где на первый план выступают личностные характеристики. Личностные тесты имеют еще меньшую валидность — г = 0,15 (плохое знание профессий, недостаток подобранных методов). Рекомендации и служебные характеристики имеют валидность — г - 0,18, профессиональные пробы — г - 0,30, биографические опросники — г = 0,37, стажировка — г - 0,44. Как видно, большую валидность имеют оценочные методы, связанные с профессиональным содержанием. Поэтому целесооб- разно формировать команды для работы в экстремальных услови- ях из работников, имеющих определенный опыт и стаж работы в смежных профессиях, но это сделать удается не всегда. В большин- стве случаев заключение о годности кандидата делается раньше, чем проходит стажировка, что снижает качество профессиональ- но-психологического отбора. Сейчас чаще исследуются не только требования профессии к человеку, но и человека к профессии. Эти требования можно сфор- мулировать следующим образом. 1. Работа не должна быть разрушительной для психического и физического состояния человека. 2. Не должна наносить ущерб социальному статусу личности. 3. Должна соответствовать потребностям и квалификации ра- ботника. 4. Не должна допускать индивидуальное и коллективное влия- ние на условия труда и профессиональные системы. 5. Должна способствовать развитию личности, стимулировать скрытые возможности и расширять компетенцию, поскольку со- циальная личность развивается в контексте профессиональной де- ятельности. Как отмечают многие исследователи, существует положитель- ная связь между сложностью профессиональных задач, степенью свободы, широтой спектра действий в трудовой ситуации, с од- ной стороны, и психическим здоровьем, уверенностью в себе, гибкостью интеллекта, моральным сознанием, социальной ком- петентностью, внутренним контролем, мотивацией и творческим подходом к делу — с другой. В этой связи задачей психологического отбора к любым про- фессиональным действиям, и особенно к действиям в экстремаль- ных условиях, является определение предрасположенности кан- дидата к профессиональной деятельности, которая будет способ- ствовать развитию перечисленных качеств. В случае жесткого отбо- ра (годен — не годен) вопрос стоит следующим образом: кто из множества кандидатов подходит на определенную должность или работу? Таким образом, психологический отбор предполагает пе- реформулирование вопроса: какой вид деятельности наиболее подходит конкретному человеку? 20
Как правило, профессиональный отбор кандида- тов для действий в экстремальных усло виях вклю- чает несколько этапов. Первый этап — изучение социально-правового аспекта (возраст, образование, служба в армии, регистрация по месту жительства и т.п.), правового и морально-этического (лояльность профессии, отсутствие негативных биографических данных, ком- прометирующих поступков, связей и др.). Отсеиваются от 12 до 70 % кандидатов. Второй этап — медицинский отбор (явная или скрытая патология, углубленное исследование психической сферы). Отсеи- ваются до 15 % кандидатов. Третий этап — психологический отбор, в результате кото- рого выявляются психопатологии и профессионально важные ка- чества. Сложная профессия, любая профессиональная деятельность в экстремальных условиях предполагает многоуровневую систему психологических и физиологических требований к профессиона- лу. В связи с этим при отборе персонала к действиям в экстремаль- ных условиях можно выделить основные профессионально важные группы качеств специалистов. Физиологические особенности (состояние сердечно-сосудистой системы, особенности высшей нервной деятельности, опорно- двигательного аппарата и др.): 1) особенности высших психических функций (внимание, па- мять, восприятие, мышление); 2) характерологические черты; 3) мотивационно-ценностные особенности. Психологические различия между людьми могут быть настоль- ко значительными, что некоторые люди несмотря на достаточное здоровье и активное стремление овладеть определенной деятель- ностью не могут достигнуть необходимого минимума профессио- нального мастерства для работы в экстремальных условиях. Опыт показывает, что специалисты, не обладающие достаточными спо- собностями к работе в экстремальных условиях, не только значи- тельно дольше других и с большими трудностями овладевают этим видом деятельности, но и работают хуже других, чаще допускают ошибки и просчеты и ненадежны в работе. При всем многообразии комплексов профессионально важных качеств, можно указывать ряд личностных качеств, выступающих как профессионально важные для любого вида трудовой деятель- ности (положительная мотивация к деятельности, принятие от- ветственности, самоконтроль, умение делать профессиональную самооценку) и специфических, характерных для экстремальных условий (эмоциональная устойчивость, надежность, оптимальный уровень тревожности, низкий уровень напряженности и лабиль- 21
ности, высокий уровень экстравертированности, разумное отно- шение к риску и т.д.). Особенно следует выделить эмоциональную устойчивость, ко- торая позволяет более эффективно справиться со стрессом, уве- ренно и хладнокровно применять усвоенные навыки, принимать адекватные решения в обстановке дефицита времени. Устойчивые к стрессу люди характеризуются как активные, не импульсивные, настойчивые в преодолении трудностей. Эмоционально неустой- чивые люди эгоцентричны, пессимистичны, раздражительны, воспринимают окружающую среду как враждебную и имеют склон- ность акцентироваться на раздражителях, связанных с опасно- стью. Эмоциональная устойчивость может быть обусловлена моти- вацией и уровнем притязаний на достижение высоких результа- тов, адекватной длительностью и глубиной эмоционального пе- реживания, способностью трансформировать эмоции в положи- тельные. Важную роль в профессиональной деятельности играет само- оценка. Ее неадекватность уменьшает надежность работы в нестан- дартных условиях. Повышенная самооценка порождает склонность к риску. Высоко тревожные люди более чувствительны к эмоциональ- ному стрессу, с трудом выходят из этого состояния, наблюдаются эмоциональные нарушения невротического характера. Тревожность обусловливает риск заболевания неврозом. Менее тревожные быст- рее адаптируются в экстремальных условиях. Для высоко тревож- ных людей характерна ригидность личностных качеств и психи- ческих функций, затруднение социальных контактов, что снижа- ет адаптацию. Особенности нейродинамики и некоторые свойства темпера- мента оказываются значительными во многих видах профессио- нальной деятельности в экстремальных условиях. Установлено, что испытуемые с сильной нервной системой имеют большую склон- ность к напряженной деятельности. Состояние допустимых стрес- совых нагрузок в экстремальных условиях ухудшает действия лиц со слабой нервной системой и не оказывает влияния на специа- листов с сильной нервной системой. Профессионально важные психологические качества — сово- купность личностных, психологических, психофизиологических и антропометрических свойств индивида, обеспечивающих высо- кую вероятность успешности его профессионального становления и деятельности. Для работы в экстремальных условиях важно определить, яв- ляется человек интровертом или экстравертом. Экстраверты под- вержены усталости при ограничении контактов и при однообра- зии работы. Они имеют тенденцию к сплочению, поддержке, боль- шей выносливости и оптимизму, быстрейшему реагированию на 22
изменившиеся условия и ситуацию. Поэтому, на первый взгляд, для большинства экстремальных ситуаций, которым свойствен ди- намизм, более подходит экстравертивный тип личности (т.е. ори- ентированный на окружение). Однако исследования показали, что процесс реадаптации к условиям мирной жизни лучше проходит у интровертированного типа личности [23]. Они быстрее восста- навливают свои физические и психологические силы. Безусловно этот фактор следует учитывать и рекомендовать для работы в эк- стремальных условиях лицам, у которых интро-экстраверсия пред- ставлена в психологической характеристике равномерно. В экстремальной ситуации требования к отдельным психиче- ским свойствам человека резко повышаются, при этом многие механизмы компенсации не срабатывают. Поэтому требуется оп- ределить критерии психологической пригодности работы специа- листов в экстремальных условиях. Профессиографический анализ деятельности, изучение опыта и материалов психологических обследований некоторых специа- листов: пожарных, МЧС, специальных подразделений милиции и ФСБ — позволяет построить профессиографический портрет и модель профессионально важных психологических качеств специ- алиста, работа которого проходит в экстремальных условиях. Установлено, что профиль личности профессионально успеш- ных в экстремальных условиях деятельности специалистов по тес- ту ММ PI (опросник Миннесотского многомерного личностного перечня) сглаженный. Однако предпочтение отдается кандидатам, в профилях которых имеются повышенные показатели по шкале 9 («гипомания»), так как эти люди быстрее адаптируются к услови- ям службы, легче переносят тяготы и лишения, связанные с не- стандартными, а порой и чрезвычайными условиями работы. Кан- дидаты с повышенными показателями по шкале 9 активны, дея- тельны, энергичны и жизнерадостны, любят работу с частой сме- ной ее условий, охотно контактируют с людьми, что способ- ствует успешности их профессионального обучения и деятель- ности. Профессионально неуспешные специалисты в экстремальной ситуации проявляют конформизм и излишнюю избирательность в контактах. Профиль профессионально неустойчивых личностей свидетельствует о преобладании в их поведении импульсивности и агрессивности, что осложняет межличностные контакты в кол- лективе и является источником конфликтов при общении с кол- легами и в особенности с руководителями. Эмоциональный фон профессионально неуспешных специалистов повышен, в их дей- ствиях отсутствует регуляция поведения. По стилю межличностного поведения профессионально успеш- ные сотрудники, в отличие от неуспешных, в ситуации конфлик- та проявляют ответственность, стремление к сотрудничеству и 23
способность следовать за лидером, внимательны к мелочам и пе- репроверке сделанного. По типу реагирования на ситуацию, регламентируемую соци- альными установками (нормы, правила, указания), профессио- нально успешные специалисты проявляют тенденцию к самоана- лизу, высокую чувствительность на воздействие среды. Профессионально неуспешные проявляют индивидуальность и субъективизм, склонны к нарушению дисциплины. Реакция на стресс у неуспешных специалистов отличается не- предсказуемостью, опорой на интуицию. По механизму защиты от стресса они дают собственное объяснение ситуации, не совпа- дающее с признанным. Успешные объясняют детали, если нужно сужают диапазон активности. Успешные внимательны к мелочам и перепроверке сделанно- го; неуспешные — к обобщениям. Успешные склонны к бесконф- ликтному сосуществованию, к избежанию стрессов, к соблюде- нию морально-нравственных норм поведения. Неуспешные — к индивидуализму и независимости. Успешные и неуспешные специалисты имеют разные потреб- ности и мотивы поведения. Успешные в большей степени ориен- тированы на дело, на окружение, тогда как неуспешные в боль- шей степени ориентированы на выделение своей роли в деле, на формальные показатели, внешние атрибуты деятельности. В экстремальных условиях негативные особенности неуспеш- ных проявляются сильнее, а положительные ослабляются. У ус- пешных, наоборот, усиливается самоконтроль, сдержанность, ос- торожность, снижается излишняя активность. Значительный про- цент неуспешных специалистов увольняют за пьянство, наруше- ния дисциплины, неисполнительность. В специальных подразделениях ОМОН (отряда милиции осо- бого назначения) и ОМСН (отряда милиции специального на- значения), предъявляющих высокие требования к скоростным и эмоционально-волевым качествам кандидатов, разработан пси- хофизиологический аспект психологического отбора, направлен- ный на измерение физической выносливости, быстроты и каче- ства реакций на внешние воздействия, характеристик внимания, эмоциональной устойчивости и других качеств, связанных с ос- новными свойствами мышечной, нервной и сердечно-сосудистой систем. Данный вид отбора проходят лица с выраженными специ- фическими чертами характера: повышенным мускулинизмом, агрес- сивностью, волей, эмоциональной устойчивостью, надежностью, оптимальным уровнем тревожности, низким уровнем напряжен- ности и лабильности. У этой категории лиц достаточно часто вы- соко выражен показатель по шкале 4 теста MMPI («психопатия»). Установлено, что у всех успешно отбираемых в специальные подразделения кандидатов шкала 9, а у 70 % — шкала 4 распола- 24
гается, как правило, выше средней величины (больше 50 баллов). При этом шкалы 9 или 4 располагаются на первых позициях в целом в 90 % случаев (табл. 1), причем шкала 9 располагается на первых позициях в 30 %, а шкала 4 — в 60 % случаев. В изученных профилях кандидатов в специальные подразделе- ния наиболее представительными являются сочетания: шкалы 9 и 4(10% случаев) и 4 и 9 (40 %). Схожие результаты были получены в исследованиях Н. В. Андреева [3] и В. М, Мельникова |14]. Следует отметить, что в дальнейшем в процессе профессио- нальной экстремально-психологической подготовки доминирова- ние шкалы 4 уменьшается. Во многом это связано с развитием таких черт характера, как самоконтроль, самооценка, самокри- тичность. Психологическое обследование перед отправлением работни- ков в зоны чрезвычайных происшествий, а также при приеме на службу в отряды специального назначения чаще всего осуществ- ляется в центрах психодиагностики с использованием различного набора методик и тестов, в специально оборудованных помеще- ниях и, как правило, в первой половине дня. Перед тестированием у обследуемых замеряется давление, оп- ределяется состояние сердечно-сосудистой системы (электрокар- диография — ЭКГ) и проверяется, насколько он полноценно от- дохнул. Тесты выполняются каждым индивидуально, но тестиро- вание может проводиться в группе. В большинстве случаев для те- стирования кандидатов в специальные подразделения использу- ют следующие методики. Таблица 1 Представленность основных типов профилей по методике MMPI 25
1. Многостороннее исследование личности (варианты Ф. Б. Бе- резина, М. П. Мирошникова или Л. Н.Собчик). 2. Исследование личности по Айзенку. Обследование и расчет степени профессиональной пригодно- сти одного кандидата занимает до 2 часов. Стандартизованный многофакторный метод исследования пси- хофизиологических качеств личности СМИЛ, вариант методики ММР1 Березина состоит из 377 утверждений, Собчик — из 566 утверждений, которые испытуемые определяют верными или не- верными. Методики содержат 10 основных и 3 оценочных шкалы. На основе обработки результатов строится профиль личности. Методика исследования свойств личности по Айзенку содер- жит 57 вопросов, 24 из которых направлены на выявление экстра- версии-интроверсии, 24 — на оценку эмоциональной стабиль- ности-нестабильности (нейротизма), 9 — на оценку искренно- сти обследуемого, его отношения к обследованию и достовернос- ти результатов. При этом под экстраверсией понимается контакт с действительностью, под интроверсией — обращенность в себя, замкнутость, тяга к новым впечатлениям, под нейротизмом — эмоциональная неустойчивость, тревожность. Таким образом, прогнозирование профессиональной пригод- ности кандидата к деятельности в экстремальных условиях прово- дится по интегральному показателю, включающему в себя 7 ко- личественных величин двух психических тестов MMPI и Айзенка — 5 шкал, теста MMPI : «F», «1», «2», «4», «8» и шкалы экстравер- сии и «нейротизма» теста Айзенка. Критерием для зачисления кандидата является показатель ус- пешности, который вычисляется по формуле у - -0,046Х[ + 0,053*2 + 0,087*3 - 0,1*4 - 0,027*5 + + 0,171*6 + 0,15*7 - 0,806, где у — показатель успешности; *j — баллы по шкале F (ММР1); *2 — баллы по шкале 1; *3 — по шкале 2; *4 — по шкале 4; *5 — по шкале 8; *6 — по шкале экстраверсии Айзенка; *7 — по шкале нейротизма Айзенка. Если в результате тестирования кандидат набирает более (+1,58) баллов, то с 95%-ной вероятностью он пригоден, если меньше (-0,92), то не пригоден. Если кандидат набирает количество баллов между этими пока- зателями, то его можно отнести к группе риска или резерва и использовать только в крайних случаях, когда нет других вариан- тов. В качестве дополнительных тестов при отборе специалистов к экстремальным условиям деятельности часто используют методи- ку многофакторного исследования личности Р. Кетелла, цветовой тест Люшера, методику диагностики нервно-психической устой- 26
чивости «Прогноз», тест диагностики межличностных отношений Т.Лири, прогрессивные матрицы Равена или краткий отбороч- ный тест умственных способностей (КОТ). Методика многофакторного исследования личности Р. Кетел- ла имеет 16 факторов, по которым строится профиль личности, и 4 фактора второго порядка. Цветовой тест Люшера основан на интерпретации 4 основных и 4 дополнительных цветов. Основными цветами считаются си- ний, сине-зеленый, оранжево-красный, светло-желтый. Допол- нительными: фиолетовый, коричневый, черный, нулевой (серый). Они символизируют негативные тенденции: тревожность, стресс, переживание страха, огорчения. По полученным результатам со- ставляется таблица, по которой определяются состояния канди- дата и уровень его конфликтности. Для диагностики нервно-психической устойчивости, риска дезадаптации в стрессе используют методику, разработанную Санкт-Петербургской военно-медицинской академией, под на- званием «Прогноз». Она состоит из 84 вопросов. Для диагностики межличностных отношений, как правило, используют тест ДМО (Т.Лири). Полученные характеристики дают возможность подобрать команду по психологической совмести- мости и включают 8 шкал. 1. Властный — лидирующий. 2. Независимый — доминирующий. 3. Прямолинейный — агрессивный. 4. Недоверчивый —скептический. 5. Покорный — застенчивый. 6. Зависимый — послушный. 7. Сотрудничающий — конвенциональный. 8. Ответственный — великодушный. По результатам тестирования составляются заключения на каж- дого испытуемого. Для определения интеллекта кандидатов применяют прогрес- сивные матрицы Равена. Стимульный материал состоит из 60 мат- риц или композиций с пропущенным элементом. Задания разде- лены на 5 серий по 12 однотипных по сложности матриц в каждой серии. Трудность задания возрастает от серии к серии. Каждое вер- ное решение оценивается в 1 балл и затем, в зависимости от воз- раста и сложности, переводится в 1Q показатель. Иногда применяют тест КОТ — краткий отборочный тест ум- ственных способностей (50 заданий, которые решаются при огра- ничении времени до 15 минут). В практике отбора персонала для действий в экстремальных условиях существуют специальные категории групп риска. В отря- ды или подразделения для действий в экстремальных условиях их включать не рекомендуется. 27
Группы риска подразделяются на семь категорий. 1-я категория. Показатели MMPI — пики профиля более 70 баллов: - доминирование 2-й, 7-й, 8-й шкал в сочетании с низким уровнем шкалы К; - пики по 4-й, 6-й, 8-й, 9-й шкалам как изолированные, так и в любом сочетании, особенно при низко расположенной 7-й шкале; - пики по 2-й и 4-й шкалам при низко расположенной 9-й шкале; - плато 7-й и 8-й шкал на уровне 70 баллов и более; - любое повышение профиля MMPI выше 80 баллов; - недостоверные результаты по MMPI при повторном тестиро- вании. 2-я категория. Результаты по методике «Прогрессивные мат- рицы Равена» ниже 28 баллов. 3-я категория. Показатели цветового теста Люшера, пред- полагающие наличие дезадаптации, особенно при недостоверно- сти профиля MMPI: - расположение 2 и более дополнительных цветов (0, 6, 7) на первых двух позициях или сочетание их с основными цветами (осо- бенно 7); - существенная отрицательная динамика между двумя выбора- ми, т.е. перемещение 2 — 3 основных цветов с первых позиций; - высокий показатель интенсивности тревоги (наличие 5 и бо- лее восклицательных знаков). 4-я категория. Акцентуации характера. 5-я категория. Психосоматические и вегетативные расстрой- ства: - явления нервно-эмоциональной (вегетативной) неустойчи- вости; - наличие отдельных психопатологических феноменов, пред- полагающих нервно-психическую патологию при отсутствии пол- ной нозологической картины; - психический инфантилизм. 6-я категория. Данные анамнеза: психопатологическая на- следственность, склонность к невротическим реакциям в экстре- мальных ситуациях, частое употребление алкоголя, черепно-моз- говые травмы. 7-я категория. Низкие адаптационные возможности к пси- хическим и физическим нагрузкам. Кроме того, для отдельных служб, предъявляющих высокие требования к скоростным и эмоционально-волевым качествам кандидатов (ОМОН, ОМСН, ОСН), разработан психофизиоло- гический аспект отбора, направленный на измерение физической выносливости, быстроты и качества реакций на внешние воздей- 28
ствия, характеристик внимания, эмоциональной устойчивости и других качеств, связанных с основными свойствами нервной и сердечно-сосудистой систем. В соответствии с комплексной программой медико-психологи- ческого обеспечения сотрудников органов внутренних дел Рос- сийской Федерации и военнослужащих внутренних войск МВД России (2004 г.), выполняющих задачи на территории Северо- Кавказского региона, психологический отбор сотрудников для ра- боты в экстремальных условиях имеет следующие особенности: - психологический отбор сотрудников и военнослужащих, на- правляемых для выполнения задач на территории Северо-Кавказ- ского региона, организуется в подразделениях и службах органов внутренних дел, соединениях и воинских частях начальником орга- на или подразделения, командиром соединения и воинской час- ти совместно со своими заместителями и цсихологами; - руководители органов внутренних дел, командиры соедине- ний и воинских частей несут персональную ответственность за формирование психологической готовности личного состава к командировке; - при отсутствии медико-психологических или иных противо- показаний к командировке психологический отбор и комплекто- вание подразделений проводится в соответствии с предъявляемы- ми к сотрудникам и военнослужащим профессиональными тре- бованиями; - непосредственный руководитель, командир совместно с пси- хологом подразделения готовит на каждого сотрудника служебно- психологическую характеристику в двух экземплярах; - служебно-психологические характеристики сотрудников пе- редаются в центры психодиагностики; в службу, формирующую подразделение; - кандидаты на должности руководящего состава и командира формируемого подразделения проходят углубленное психодиаг- ностическое обследование, при котором оцениваются лидерские способности, психологическая готовность к действиям в экстре- мальных условиях, коммуникативные навыки; - на основании служебно-психологической характеристики, результата психодиагностического и медицинского обследования специалистами центров психодиагностики, психологами соеди- нений и воинских частей готовится заключение о степени при- годности сотрудника и военнослужащего к выполнению задач в экстремальных условиях; - заключение по результатам психодиагностического и меди- цинского обследования представляется руководителю органа внут- ренних дел, командиру соединения и воинской части, формиру- ющему подразделение, для принятия решения о командировании сотрудника и военнослужащего; 29
- сотрудник и военнослужащий, не соответствующий предъяв- ляемым требованиям, заменяется другим из резерва. Структура заключений по результатам отбора включает: - оценку функционального состояния кандидатов, т.е. психо- физиологическую и психологическую предрасположенность к ра- боте в экстремальных условиях; - моральные, профессиональные особенности кандидата, мо- тивы для поездки в зону чрезвычайных ситуаций, жизненные интересы, потребности, личные планы, взгляды на работу, на жизнь в целом; - уровень развития правосознания; - понимание происходящих событий в зоне чрезвычайных си- туаций; - личные характерологические качества, такие как патриотизм, гражданская зрелость, честность, требовательность, организован- ность, добросовестность, ответственность, дисциплинирован- ность, самокритичность; - волевые качества: целеустремленность, настойчивость, упор- ство; - профессионально-психологические качества: внимательность, наблюдательность, память, находчивость; - уровень профессионального мастерства, опыт работы в экст- ремальных условиях; - психологическую устойчивость и надежность. Для изучения структуры личности кроме тестирования может применяться контент-анализ документов: характеристик, аттес- таций, ходатайств, поручительств, объективок, психологических паспортов, а также собеседование с кандидатом. Психологический паспорт сотрудника, отобранного для рабо- ты в экстремальных условиях, оформляется психологом. В паспорт включаются биографические данные кандидата, имеющийся опыт работы в экстремальных условиях, особенности адаптации к эк- стремальным условиям, уровень работоспособности, факты ока- зания психологической помощи и их причины, коммуникабель- ность, результаты психодиагностических обследований, сведения об интересах и увлечениях, самооценке характера, наличии в про- шлом состояний психологической дезадаптации, психосоматиче- ских расстройств, особенностей (акцентуаций) поведения, взыс- каний, дополнительная психологическая информация. ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ 1. Что изучает психология управления в экстремальных условиях? Что является объектом и предметом ее изучения? 2. Какое психологическое содержание включается в понятие «экстре- мальные условия»? 30
3. Насколько корректно понятие «борьба с экстремальными условия- ми»? 4. Из каких компонентов образуется и что собой представляет коллек- тивный субъект профессиональной жизнедеятельности? 5. Какие можно выделить типы экстремальных условий? 6. Какие имеются классификации экстремальных факторов психоген- ного риска? 7. Какова задача психологического отбора? 8. Какие существуют этапы профессионального отбора? 9. Что такое профессионально важные психологические качества? 10. Какие основные профессионально важные группы качеств мож- но выделить при отборе персонала к действиям в экстремальных усло- виях? 11. В чем состоит отличие профессионально успешных специалистов от профессионально неуспешных. 12. Какие основные и дополнительные психодиагностические мето- дики можно использовать при отборе персонала к действиям в экстре- мальных условиях? 13. Что включается в структуру психологических заключений по ито- гам обследования кандидата при отборе к профессиональной деятельно- сти в экстремальных условиях? 14. Что включается в психологический паспорт? РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА 1. Андреев Н.В. Психодиагностика и возможность прогноза дезадан- тивных реакций сотрудников ОВД в боевой обстановке // Психологи- ческая диагностика и коррекция постстрессовых состояний у сотрудни- ков ОВД : материалы семинара практических психологов служб и под- разделений ГУВД г. Москвы. — М., 1997. 2. Андреева Г. М. Психология социального познания. — М., 1997. 3. Андреев Н. В. Психологические особенности личности и коллектива сотрудников отряда милиции особого назначения: автореф. и дис. ... канд. психол. наук. — М., 1991. 4. Андреев Н. В. Формирование групп и работа с личным составом ОВД в особых условиях: метод, пособие. — М., 1996. 5. Бовин Б. Г, Мягких Н. И., Сафронов А. Д. Основные виды деятельно- сти и психологическая пригодность к службе в системе органов внутрен- них дел: справ, пособие. — М., 1997. 6. Большакова О. В. Оптимизация профессионально-психолог и чес кого отбора в спецподразделения ОВД (на материале УВД Тверской области): автореф. дис. ... канд. психол. наук. — Тверь, 1998. 7. Корчемный Б.П. Военная психология: методология, теория, практи- ка: учеб.-метод, пособие. — М., 1996. 8. Кудряшов А.Ф. Лучшие психологические тесты для профотбора и профориентации. — Петрозаводск, 1992. 9. Лебедев В. И. Личность в экстремальных условиях. — М., 1989. 10. Лебедев В. И. Особенности психической деятельности в изменен- ных условиях существования: автореф. докт. ... психол. наук. — М., 1983. 31
11. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. — М, 1975. 12. Майдыков А. Ф. Предмет, задачи и система курса: «Управление орга- нами внутренних дел в экстремальных условиях»: лекция. — М., 1989. 13. Маркова А. К. Психология профессионализма. — М., 1996. 14. Мельников В. М. Социально-психологическая профилактика и пси- хокоррекция стрессовых состояний сотрудников сводных отрядов ОВД в экстремальных (боевых) условиях. — М., 2001. 15. Морально-психологическое обеспечение деятельности личного состава ОВД и ВВ при чрезвычайных обстоятельствах. — М., 1998. 16. Мягких Н. И. Профессиональный психологический отбор кандида- тов на службу в ОВД РФ (концепция, принципы, критерии, техноло- гии): автореф. дис. ... канд. психол. наук. — СПб., 2004. 17. Немов Р. С. Психологическая теория коллектива и проблемы груп- повой эффективности // Вопросы психологии. — 1978. — № 5. 18. Петровский А. В. Опыт построения социально-психологической концепции групповой активности // Вопросы психологии. — 1973. — № 5. 19. Пономаренко В. А. Психология духовности профессионала. — М., 1997. 20. Психология индивидуального и группового субъекта / под ред. А. В. Брушлинского, М.И. Воловиковой. — М., 2002. 21. Проблемы психологического обеспечения профессиональной дея- тельности пожарных и спасателей. — М., 1993. 22. Психология совместной жизнедеятельности малых групп и орга- низаций / под ред. А.Л.Журавлева, Е.В.Шороховой. — М_, 2001. 23. Смирнов В.Н. Профессионально-психологическая подготовка со- трудников специальных подразделений ОВД к действиям в экстремаль- ных условиях: дис.... докт. психол. наук. — М., 2004. 24. Столяренко А. М. Прикладная юридическая психология. - М., 2001. 25. Столяренко А. М. Экстремальная психопедагогика. — М., 2002. 26. Стрельченко А. Б., Човдырова Г. С. Психологические аспекты обес- печения профессиональной надежности сотрудников органов внутрен- них дел в экстремальных условиях // Психопедагогика в правоохрани- тельных органах. — М., 1996. 27. Формирование групп и работа с личным составом ОВД в особых условиях. — М., 1996.
ГЛАВА 2 ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ РУКОВОДИТЕЛЯ В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ 2.1. Личность руководителя в экстремальных условиях В советский период большинство психологов, изучающих про- блемы психологии личности, работало над образом «человека формируемого» (через формирование отношений, через ведущую деятельность и т.д.) [10]. В настоящее время особое внимание об- ращается на изучение феномена «надситуативной личностной ак- тивности» и «субъектной активности» [3; 18]. В этой связи интен- сивно обсуждаются вопросы психологической устойчивости лич- ности и поведения руководителей на уровне осознанных личност- ных поступков [12; 14]. Такая динамика в постановке и изучении проблем закономерна. Она связана с изучением психологии лич- ности в ее целостности [1]. Проблема развития личности является одной из центральных проблем современного человечества. Она определяется осознани- ем человеком своих возможностей, проявляемых в конкретных условиях, в том числе экстремальных, принятием ответственно- сти за развитие самого себя, ближайшего окружения, общества. Значимость проблемы качественно усиливается, если мы рассмат- риваем руководителя, ответственного как за себя и окружающих, так и за решение проблемы, возложенной на него государством, обществом. Не просто развитый и подготовленный, а нацеленный на дальнейшее духовное, социальное развитие и совершенствова- ние в профессиональной сфере руководитель может рассчитывать на адаптивную, сравнительно безопасную, относительно комфорт- ную и эффективную деятельность в экстремальных условиях. В этой связи требования к руководителям обычно раскрывают в разраба- тываемых психограммах, в которых отражаются конкретные про- фессионально значимые качества личности. Они условно объеди- няются в ряд блоков: мотивационно-нравственные (личностно зна- чимые ценности, мотивы, гражданственность, честность, поря- дочность и т.п.), профессионально-деловые (профкомпетентность, 33
бдительность, мобилизованность, интеллект, креативность, ра- ботоспособность и т.д.) и организаторские (напористость, дело- витость, энергичность и т.д.) [13]. Кроме того, необходимо учи- тывать компенсаторные возможности руководителей. Профессором Академии управления МВД России А. М. Столя- ренко в структуре личности выделены три важнейшие составля- ющие: сфера направленности, операциональная и модуляцион- ная сферы 128]. Сфера направленности (иначе ее называют ценностно-мотива- ционной), в силу своей системообразующей роли, в личности оп- ределяет избирательность ее активности и отношений, отвечая за то, к чему стремится личность и в какой мере вовлекает свойства других подструктур для успешной реализации психической дея- тельности. Она включает в себя все побудительные силы лично- сти —- ее идеалы, убеждения, жизненные планы, потребности, мотивы, цели, интересы, склонности, установки. Развитость и сба- лансированность по указанным составляющим сферы направлен- ности у руководителя следует рассматривать как мотивационно- смысловую составляющую потенциала его личности. Среди обра- зований данной подструктуры особую роль для успеха в управ- ленческой деятельности играет развитость такой интегральной личностной характеристики, как индивидуальная управленческая концепция. Операциональная сфера включает элементы, представляющие собой способы и опыт, которыми обладает личность и которые используются ею для достижения целей. В качестве основных ком- понентов данной подструктуры личности следует рассматривать одновременно ее образовательный и квалификационно-профес- сиональный опыт (знания, навыки, умения и привычки), интел- лектуальные и креативные, эмоционально-волевые, коммуника- тивные и организаторские способности. Развитость, взаимосвязь и сбалансированное проявление их следует оценить как составля- ющую потенциала профкомпетентности личности руководителя. Модуляционная сфера отражает наличие у человека специфи- ческих свойств нервной системы и психофизических функций, которые оказывают динамическое, но не содержательное влия- ние на психические процессы, состояния и свойства личности. В связи с тем что компоненты данной подструктуры предопреде- ляют психофизиологические ресурсы, проявляясь, в частности, в ее работоспособности (выносливости), их следует рассматривать в качестве психодинамической составляющей потенциала лично- сти руководителя. Все указанные сферы оказываются исключительно важными для жизнедеятельности руководителя в экстремальных условиях. Было изучено содержание представлений командиров (руко- водителей) спецподразделений органов внутренних дел России о 34
Таблица 2 Сравнительная таблица представлений об успешном командире (руководителе) в экстремальных н обычных условиях Характеристика успешного командира (руководителя) Командиры спецподразделений ОВД в экстремальных условиях Руководители в обычных условиях ОМОН омсн Лидерство Лидерство Личные достижения Профессиональная компетентность Эффективность Личные связи Эффе кти вн ость Владение обстановкой Лояльность Видение перспективы Надситуативная активность Предприимчивость Смекалка Видение перспективы Лидерство Удачливость Способность к интуиции Склонность к анализу Знание особенностей подчиненных Профессиональная компетентность Решение проблем Коммуника- бельность Разумная инициативность Эффективность Разумность Гибкий стиль руководства Перспективность Вос п ри и мч и вость Порядочность Восприимчивость качествах личности успешного командира (руководителя) в экст- ремальных условиях. Результаты представлены в табл. 2. Эти пока- затели сравнили с результатами опроса руководителей граждан- ских учреждений по их представлениям об успешном руководите- ле в обычных условиях’. Из табл. 2 видно, что в экстремальных условиях востребованы совершенно иные качества командиров (руководителей), чем в обычных условиях. Командиры спецподразделений органов внут- ренних дел в экстремальных условиях отдают предпочтение та- ким личностным качествам, как лидерство, эффективность, про- 1 Благодаря такому сравнению наиболее рельефно просматривается разница в приоритетах руководителей, во многом определяемых условиями их деятель- ности и характером выполняемых задач. 35
фессиональная компетентность, владение обстановкой. Руково- дители гражданских учреждений в обычных условиях ориенти- рованы на иные приоритеты: личные достижения, связи, лояль- ность, предприимчивость. Как видно, в экстремальных условиях более значимы для командира (руководителя) не личные дости- жения, успехи, а лидерские качества. Причем лидерство было выделено в качестве приоритета большинством опрошенных ко- мандиров (руководителей) спецподразделений как ОМСН, так и ОМОН. Это не случайно. Реализация командиром (руководите- лем) лидерских качеств способствует идентификации подчинен- ных не только с общей целью подразделения, но и с самим под- разделением. Благодаря неординарным личностным качествам и профессионализму командира у сотрудников спецподразделений повышается уровень доверия к нему, возникает стремление сле- довать за ним, снижается конфликтность, растет совместимость и благоприятный психологический климат в подразделении. По- этому на должности руководителей (командиров) в экстремаль- ных условиях должны назначаться специалисты с ярко выражен- ными лидерскими характеристиками, которые способны при- дать новый позитивный импульс взаимоотношениям с подчи- ненными. Назначение на руководящие должности специалистов, у кото- рых недостаточно развиты лидерские качества, с перспективой, что они могут быть развиты или психологически компенсированы в процессе профессиональной экстремально-психологической подготовки и профессиональной деятельности, следует рассмат- ривать как нежелательное исключение. В этом случае процесс под- готовки не только руководителя, но и всей команды значительно усиливается. Личность руководителя в экстремальных условиях определяет- ся ее способностью гармонично соединить в себе систему фор- мальных и неформальных отношений со специалистами подраз- деления и вышестоящим руководством (ответственность, требо- вательность, взыскательность, межличностные и межгрупповые симпатии, антипатии). В этом случае анализ положения руководи- теля в группе ведется через такие понятия, как социальный ста- тус, социальная роль, социальные ожидания, престиж, социаль- но-психологическая авторитетность, реализация лидерства. Для изучения общих психологических особенностей руководи- теля в экстремальных условиях используются различные тесты, опросники, анкеты и т.п. Наиболее удачными из них Калифорнийский психологический опросник (тест CPI), с помощью которого изучаются самоприня- тие, интерперсональное функционирование командиров (руко- водителей), проявление социальной включенности, независимо- сти, лидерства; тест NEO-PI-R, позволяющий диагностировать 36
такие группы качеств, как нейротизм, экстраверсию, сознатель- ность; сокращенный русскоязычный вариант теста, известный как NEO-FFI (разработан С.Д. Бирюковым) и удобный для экспресс- оценки психологического потенциала сотрудников. Изучение мотивационно-ценностных особенностей возможно осуществлять по тесту Рокича, благодаря которому изучаются ори- ентации по терминальным (содержательным) и инструменталь- ным (обеспечивающим) ценностям. Жизненные планы и смысло- вые приоритеты выявляются по тесту «Смысложизненные ориен- тации», разработанному Д. А.Леонтьевым. По показателям тести- рования профмотивации могут выявляться командиры, для кото- рых характерна мотивация стремления к успеху или мотивация избегания неудач. Конечно, в экстремальных условиях более ус- пешными являются командиры с мотивацией первого типа. У со- трудников спецподразделений имеется своя система личностно значимых психологических ценностей и специфический набор мотивационных предпочтений в экстремальных условиях. Поэто- му для их выявления были разработаны специальные анкеты изу- чения значимых психологических ценностей, мотивации к подго- товке, деятельности в экстремальных условиях и удовлетворенно- сти деятельностью. Для осознания и коррекции выявленных цен- ностей и мотивов, в соответствии с реалиями экстремальных ус- ловий, могут быть использованы упражнения по коррекции пси- хологических ценностей: «я — командир», «лидер —подчиненный» (см. приложения). Важным для оценки мотивационно-смыслового потенциала руководителя является не только изучение его ценностных ориен- таций, но и индивидуальной управленческой концепции, исполь- зуемой в экстремальных условиях. Она отличается от управленче- ских индивидуальных концепций руководителя в обычных усло- виях (В. И. Белозеров, Е. П. Клубов, А. В. Урываев) как своими эле- ментами, так и содержанием. В качестве элементов индивидуальной управлен- ческой концепции руководителя в экстремаль- ных условиях следует выделить: - смыслообразующую и целеполагающую мыслительную дея- тельность; - замыслы по решению вытекающих и поставленных задач; - предвидение и прогноз в решении предполагаемых проблем; - активизацию управленческих средств и функциональных еди- ниц, реализующих эти средства; - владение оперативной информацией о состоянии подразде- ления, каждого сотрудника, деятельности, обстановки и их изме- нениях. Тщательный отбор специалистов и выдвижение на руководя- щие должности не только наиболее компетентных, но и успешных 37
в экстремальных условиях, авторитетных является одной из гаран- тий их состоятельности, скорейшего раскрытия и дальнейшего ка- рьерного роста в новом статусе. Другой гарантией является их про- фессиональная экстрем аль но-пс и хол оги чес кая подготовленность. В экстремальных условиях для специалистов и тем более руко- водителей нереализованность личных притязаний и любой тип компенсации, направленный на замещение этой нереализован- ное™, становится очевидным для всего окружения. Это вызывает отторжение руководителя со стороны функциональной группы или к нему применяются меры психологического давления (моббинг). Применяемые специалистами в экстремальных условиях меры на первый взгляд могут казаться излишне суровыми и даже неадек- ватными. В связи с этим психологами предлагается целая система мер профилактики этого психологического явления. Часто ука- занные меры являются в экстремальных условиях средством со- хранения целостности и боеспособности всей команды. Несмотря на безусловную репрессивность отмеченных мер и их психотрав- мирующий характер, они позволяют сохранить жизнь субъекту воздействия. Для изучения особенностей познавательной сферы и для оцен- ки уровня интеллекта может применяться достаточно разнопла- новый инструментарий (краткий отборочный тест, прогрессив- ные матрицы Равена, тест Амтхауэра, тесты оценки уровня креа- тивности личности Э. Торренса, Э.Боне, А. Мельника). Для изучения эмоционально-волевых особенностей могут ис- пользоваться 16-факторный тест Кеттела, тест оценки уровня субъективного контроля (УСК), тест межличностных отношений Лири, тест цветовых выборов Люшера и др. Изучение психодинамической сферы личности можно прово- дить по методу «рефлексометрии», тесту РДО и др. Для формирования операциональной и психодинамической сферы к работе в экстремальных условиях можно использовать специализированные психотренинги: - интеллектуальные (на развитие мышления, памяти, рефлек- сии в напряженных, критических, экстремальных ситуациях); - креативности (воображения, интуиции, образного восприя- тия и переработки информации в нестандартных условиях); - коммуникативные (уровня доверия себе, товарищам по груп- пе, обществу, коммуникативному и интерактивному мастерству, конфликтной и переговорной компетентности в экстремальных условиях); - эмоционально-волевой регуляции (уверенного или профес- сионального поведения в экстремальной ситуации, оптимальной работоспособности, психологической регуляции, трансрегуляции, медитации, дыхательные психотехнологии, воздействие на био- логически активные точки). 38
2.2. Профессиональная компетентность руководителя в экстремальных условиях В научной литературе профессиональная компетентность рас- сматривается как система внутренних ресурсов, необходимых для эф- фективных действий в определенных ситуациях. При этом управлен- ческая компетентность руководителя представляется как систе- ма его внутренних ресурсов, необходимых для организации эффектив- ного руководства подчиненным подразделением', знание существа выполняемой работы, сложных связей, явлений и процессов, возмож- ных способов и средств достижения намеченных целей', комплексная система, включающая в себя содержательные, ресурсные и социально- психологические аспекты деятельности. Содержательная составляющая профессиональной компетентно- сти руководителя предполагает его адекватную ориентацию в це- лях и задачах, их приоритетности и соподчиненности как в управ- ленческой, так и в предметной области деятельности. В экстре- мальных условиях руководитель должен чутко реагировать на лю- бое, даже незначительное, изменение в обстановке, поведении личного состава. С учетом этих изменений руководитель обязан корректировать цели, задачи профессиональной деятельности, формы, способы их достижения и исполнения. Он должен свое- временно вносить коррективы в свою управленческую деятель- ность, в условия взаимодействия с подчиненными, в формы сво- его реагирования (от делегирования подчиненным своих полно- мочий до лишения их полномочий, самостоятельности принятия решений, свободы и т.д. Причем в подавляющем большинстве случаев для эффектив- ного управления в экстремальных условиях руководитель исполь- зует различные процессы взаимодействия с подчиненными (взаи- мосогласованные, взаимодополняющие, координирующие дей- ствия, содействия, улучшающие другие действия), а не психоло- гические воздействия1, которые преимущественно представляют собой деятельность, преодолевающую чужое сопротивление и навязывающую свои условия поведения другим людям, т.е. пред- ставляющую особый вариант противодействия. Считается, что пси- хологическое воздействие эффективно лишь в отдельных, не тре- бующих промедления, случаях. В.М.Розин, характеризуя ряд заблуждений, которым нередко следуют психологи-практики, одним из них считает ни на чем не основанную убежденность, что, зная особенности психики и проб- 1 В научной литературе (А. М.Столяренко) говорят о психологическом воз- действии, как об «остром», «жестком» средстве, состоящем в преднамеренном вмешательстве во внутренний мир человека, комбинирующем убеждение, вну- шение. правомерное принуждение и другие методы. 39
лемы человека, психолог-практик может в нужном объеме и на- правлении управлять его состоянием и поведением. Это заблужде- ние характерно и для практика-руководителя с той лишь разни- цей, что основанием убежденности являются не специальные зна- ния, а обширные в экстремальных условиях властные полномо- чия и в отдельных случаях авторитет. Такая переоценка руководи- телем своих возможностей ведет к снижению содержательной сто- роны его компетентности, а следовательно, и к снижению его авторитета. Руководитель должен быть готов к прогнозу развития событий, перспектив деятельности своего подразделения, самостоятельной постановке целей для подразделения, их конкретизации для каж- дого сотрудника. Он обязан уметь соотнести цели с возможностями подразделения и каждого специалиста. Поэтому в содержательную составляющую профессиональной компетентности руководителя следует включить не только принятие и преобразование поставлен- ных извне целей, но и самостоятельное, творческое формулирова- ние, постановку, конкретизацию и достижение (личное обеспече- ние выполнения или контроль за достижением) целей. Такая ком- петентность представляет собой особую интегральную систему, ха- рактеризующую степень профессионализма руководителя. В процессе предметной деятельности в экстремальных условиях руководитель одновременно осуществляет сбор и анализ опера- тивной информации, необходимой для принятия управленческо- го решения, выявляет проблемные ситуации, устанавливает прио- ритеты, определяет необходимые ресурсы для их решения, уча- ствует в реализации принятого решения. Однако даже полная ясность для руководителя поставленных задач, приоритетов, целей и ресурсов не может обеспечить абсо- лютно успешного исхода решения проблемы, если она должным образом не воспринята каждым специалистом. Поэтому пути ре- шения проблем, по возможности, должны быть обсуждены со всей командой, перед тем как руководитель примет окончательное ре- шение. Только после этого руководитель приступает к реализации принятого решения. При этом само обсуждение может быть не- многословным, кратким или даже символическим, основанным на жестах, мимике и условных обозначениях. Ресурсная составляющая компетентности является одной из самых важных сторон управленческой компетентности руководи- телей, характеризующей стиль управления руководителя. Она вклю- чает в себя владение информацией по трудоемкости, риску, слож- ности решаемых задач, учету материально-технических, времен- ных, людских (знание реальных профессиональных возможно- стей каждого подчиненного, прогноз психофизических затрат и оценка результативности) составляющих ресурсов, необходимых для их решения. 40
Стабильность эффективной деятельности подразделения в эк- стремальных условиях всецело зависит от уровня профессиональ- ной компетентности руководителя, его авторитета, морального права в глазах подчиненных ставить задачи, связанные с риском для их жизни, от уровня их взаимного доверия друг к другу, В экст- ремальных условиях ориентация руководителя на выполнение за- дачи включает в себя одновременно ориентацию и на подразделе- ние, на проявление максимально возможной заботы в предло- женных условиях о каждом специалисте. Решение конкретной за- дачи может достигаться без учета мнений, позиций, отношений специалистов, но полученные результаты в этом случае не допус- кают стабильности эффективной деятельности, как правило, при- водят к психическим срывам, неоправданным жертвам, чрезвы- чайным происшествиям среди личного состава. Кроме того, такие решения свидетельствуют о недостаточной компетентности руко- водителя, подрыве его авторитета в глазах подчиненных. Сущность социально-психологической составляющей профес- сиональной компетентности руководителя определяется мерой связи между стоящими перед ним объективными задачами в экст- ремальных условиях и субъективными возможностями его лично- сти. Социально-психологическая компетентность руководителя является характеристикой его профессионально и социально важ- ных качеств. Она отражает вектор психологической направленно- сти, степень гуманитарной подготовленности, уровень профессио- нальных умений, знаний, навыков, способностей. На социально-психологическую составляющую профессиональ- ной компетентности руководителя оказывает влияние уровень его самооценки, уровень межличностных отношений, субъективный локус контроля. Исследованиями, проведенными в 2004 г., установлено, что у сотрудников спецподразделений по всем указанным параметрам имеются высокие показатели. Так, по методике «личностный дифференциал» высокие пока- затели самооценки выявлены у 83 % сотрудников ОМСН и 85 % сотрудников ОМОН, адекватные у 17 % — ОМСН и 15 % — ОМОН. По методике диагностики уровня субъективного контроля Д.Рот- тера выявлены высокие показатели по шкале интернальности в области служебно-боевой деятельности во всех подразделениях (67,7 % — у интерналов и 32,3 % — у экстерналов). У руководите- лей спецподразделений наблюдается повышенный уровень ответ- ственности за происходящие события, высокая значимость лич- ной самореализации. Уровень личностных взаимоотношений ко- мандиров с сотрудниками характеризуется по методике диагнос- тики личностных отношений Т.Лири и авторской анкете высо- ким уровнем взаимодоверия и дружелюбия (более 60 % во всех обследованных подразделениях). 41
В итоге социально-психологическая составляющая компетент- ности находит выражение в профессиональной готовности руко- водителя осознанно, своевременно и творчески решать многооб- разные управленческие и профессиональные задачи. Этот психо- логический феномен представляет собой единство мотивацион- но-ценностного, эмоционально-волевого и содержательно-опе- рационального компонентов и характеризует уровень профессио- нального развития личности. Основной характеристикой соци- ально-психологической составляющей компетентности руково- дителя является его стиль руководства. Тот или иной стиль выра- батывается руководителем не только потому, что он экономич- нее (позволяет достичь цели с наименьшими затратами), но в большей степени потому, что в максимально возможной степе- ни согласуется с индивидуальными особенностями самого руко- водителя, социально-психологическими особенностями функци- ональной группы, позволяет учесть возможности каждого специ- алиста, складывающиеся условия, приоритеты группы в профес- сиональной деятельности (более подробно о стилях см. в подразд. 2.4 данной главы). 2.3. Роль лидера в экстремальных условиях Если в обычных условиях роль лидерства является важным эле- ментом управленческой концепции, то в экстремальных условиях эта роль — ведущая во всех отношениях. Ее отсутствие исключает не только успешность и профессионализм деятельности, но и ее адекватность внешним условиям, а часто и «живучесть» всего под- разделения. Руководитель как управленец-лидер является необхо- димым, цементирующим звеном профессиональной группы, ко- торый позволяет добиться полного использования возможностей подчиненных. Он не только отстаивает интересы группы, каждого специалиста, но и аккумулирует в себе цели, мотивы, общий интеллект, волю каждого члена группы. Наряду с формальной вла- стью, определенной должностным статусом, у руководителя по- являются основания для авторитетного влияния (неформальной власти), основанной на доверии каждого специалиста и группы в целом (доверяется жизнь, здоровье, возможность самореализации, благополучие и т.д.). Разработано множество теорий, которые раскрывают природу и механизмы лидерства: биосоциальные, поведенческие (этоло- гические), теории черт, трансформационного и ситуационного (вероятностного) лидерства, теория конституентов (последовате- лей), теория интерактивных взаимосвязей и др. Форма лидерства зависит от типа национальной и организационной культуры, осо- бенностей лидеров и их последователей, конкретных ситуаций и 42
динамики развития отдельных групп, характера типичных задач, которые в них реализуются, и др. Так, Р.Стогдиллом и А. Кунсом в 1951 г. установлено, что эф- фективность лидерского поведения руководителя зависит от раз- витости и баланса двух интегральных факторов: 1) структуриза- ции деятельности (т.е. от того, как он определяет свою роль и роль других в достижении цели группы) и 2) внимательности его к людям (т.е. от уважения и поддержания лидером идей и чувств подчиненных). В отечественной психологии большое количество ученых и прак- тиков считают, что проявляемое со стороны руководителя лидер- ство есть источник неформальной личной власти. Например, А. Н. Занковский утверждает, что лидерство руководителя высту- пает в качестве дополнительной власти — персонократической, реализуемой через такие формы, как референтная, экспертная и харизматическая власть. Она прибавляется к уже имеющейся у руководителя формальной власти. Вместе с тем лидерство это не только и не столько персоно- кратическая власть, сколько персонократическая ответственность. Более того, само понятие власти можно определить, как предос- тавляемую лидеру возможность, при которой он способен полноценно осуществлять возложенную на него обязанность и нести персональ- ную ответственность. В этом случае власть является лишь услови- ем ответственности и она не может превышать пределов ответ- ственности. Если же уровень власти превышает уровень ответствен- ности, то власть перерождается в насилие. Всякое же насилие, как известно, не эффективно и не долговечно. Ответственность — это форма объективной зависимости людей и коллективов друг от друга в условиях общественного разделения труда, форма зависимости судьбы человека, условий его жизни, труда, отдыха [2]. В широком смысле ответственность руководите- ля-лидера выступает как осознание им своего долга перед каж- дым специалистом, группой, обществом, с одной стороны, и ожи- даниями этих специалистов, группы, общества — с другой. Ответственность связана с повышенным уровнем, точнее, кон- центрацией доверия лидера к себе, функциональной группе, кон- кретным членам группы, а также концентрацией доверия группы к лидеру не только за результаты своей деятельности, но и за перспективы своего благополучия и развития. В экстремальных условиях уровень доверия лидера к себе, группе и конкретным членам, а также доверие группы и конкретных членов к лидеру является максимально высоким, так как речь идет о доверии ли- деру самого дорогого — жизни. Ряд ученых увязывают умение доверять себе с умением «откры- ваться» другому [17|. Поэтому можно сказать, что доверие — это явление одновременно и внутриличностное и социальное. Каждый 43
специалист, а тем более лидер всегда направлен и в мир, с кото- рым он взаимодействует, соизмеряя свои возможности с предо- ставляемыми условиями, и в себя, учитывая при этом собственные интересы, потребности, цели. Однако профессиональные цели, задачи, личностно значимые ценности, мотивы жизнедеятельно- сти руководителя-лидера, функциональной группы и каждого спе- циалиста в экстремальных условиях должны между собой совпа- дать. Только в этом случае может возникнуть необходимый уровень концентрации взаимо- и самодоверия у руководителя-лидера. Исходя из представленной позиции, можно сделать вывод о том, что и в основе неформального влияния руководителя-лидера на подчиненных лежит авторитет, основанный на взаимном дове- рии лидера и подчиненных и самодоверии лидера к самому себе, уверенности в себе. В частности, М. Ю. Кондратьев считает, что понятие «авторитет» необходимо интерпретировать как «внутрен- нее признание за личностью права принимать ответственные ре- шения и оценивать значимые обстоятельства совместной деятель- ности» (91. В своей концепции он выдвигает признак авансирова- ния доверием как основной признак авторитетности. Признавая за лидером право на принятие ответственного решения в значи- мых условиях совместной деятельности, члены группы авансиру- ют ему доверие, иногда предоставляя недопустимую для них са- мих свободу действий. Они уверены в том, что все это будет ис- пользовано во благо |9|. Неформальное лидерство в экстремальных условиях определя- ется личной значимостью для руководителя-лидера целей и за- дач, стоящих перед функциональной группой, характером сло- жившихся отношений, основанных на взаимной ответственно- сти, доверии, боевом братстве, особенностями личностных свойств руководителя-лидера, определяемых высокой нравственностью, творческой и организационной активностью, профессиональной волей, стремлением к самореализации, реализации потенциала группы и каждого специалиста, наличием позитивного служеб- но-экстремального опыта. В этом случае формальное лидерство до- полняет неформальное и способствует образованию сплоченнос- ти, слаженности, боеспособности группы. Если же формальным лидером является не руководитель, а дру- гой специалист, то эффективность профессиональной деятельно- сти группы значительно снижается. Кроме того, отсутствие у ру- ководителя в экстремальных условиях неформального лидерства в группе может привести не только к неэффективности группы, но и к гибели специалистов. Отличие формального от неформально- го руководителя-лидера в экстремальных условиях представлено в табл. 3. Неформальное лидерство следует рассматривать не как одно- стороннее влияние руководителя-лидера на подчиненных, а как 44
Таблица 3 Сравнительная таблица отличий формального от неформального командира-лидера в экстремальных условиях Формальный командир-лилер Неформальный командир-лидер Начальник. Полагается на букву закона, субординацию, дисциплину Приказ — основа и предел дея- тел ьности Работает по целям, определен- ным вышестоящим руководством Старается снизитьуровеньсвоей ответственности, перепоручая подчиненным выполнение ряда организационных задач и остав- ляя за собой только функцию контроля за исполнением Относится к службе в экстремаль- ных условиях как к работе, за ко- торую получает хорошее возна- граждение. Использует служеб- ную, геронтологическую, инфор- мационную, материальную, ло- гическую, эмоциональную власть Поддерживает устремленность группы и сотрудников к решению задач. Принимает участие в их ре- шении по крайней необходимости Принимает решения. Предпочитает сохранять или ми- нимально расходовать свою пси- хическую и физическую энергию и не проявлять инициативу Не имеет высокого личного и профессионального статуса, авто- ритета и доверия Ответственный организатор. В оди- наковой степени полагается на се- бя, сотрудников, функциональную группу Приказ — основа деятельности, но для эффективного его выполнения необходимо видение перспективы, разумная творческая инициатива, решительность и настойчивость Работает по своим целям, которые являются одновременно целями конкретных сотрудников и группы в целом Свою ответственность оставляет полностью за собой, расценивая ее как долг перед группой Вдохновляет сотрудников своей преданностью делу, команде, бое- вому братству. Полноценно живет в экстремальных условиях. Доверяет себе, сотрудникам, функциональ- ной группе Направляет сотрудников и группу по наиболее эффективному пути при решении задач. Принимает ак- тивное участие в деле или придает импульс активности и доверия Превращает решения в реальность. Максимально реализует себя, рас- крывает потенциальные возможно- сти сотрудников и группы Имеет высокий личный и профес- сиональный статус. Пользуется ав- торитетом и доверием 45
взаимодействие, где и реакция подчиненных определяет то, как руководитель-лидер будет вести себя в дальнейшем. Ряд ученых в области менеджмента (Д. Максвелл, С.Манц, Х.Симс, Д. Коллинз) выделяют такое явление, как «суперлидер- ство». Оно характерно и для деятельности функциональных групп в экстремальных условиях, когда под руководством руководите- ля-суперлидера каждый специалист становится лидером в своей области. В 2004 г. в результате экспертного опроса было выяснено, что сотрудники спецподразделений выделяют следующие основные черты, характерные для руководителя-лидера в экстремальных ус- ловиях: высокие нравственные качества, видение перспективы, компетентность, ответственность, доверие к себе, сотрудникам группы, группе в целом, устремленность, последовательность и твердость при следовании к цели, гибкий стиль руководства. 2.4. Стиль деятельности руководителя в экстремальных условиях Стиль деятельности руководителя — это индивидуальное свое- образие управленческих форм поведения, отражающее преобладаю- щий способ принятия руководителем управленческих решений, пост- роения общения и оказания влияния на подчиненных. В нем находят отражение не только личностные особенности руководителя, но и его управленческая культура, знания, приобретенный опыт. В связи с тем что стиль руководства людьми — это совокупность повторяющихся способов и приемов взаимодействия с подчинен- ными, он оказывает существенное влияние на психологический климат коллектива и эффективность деятельности. В изучении стилей руководства сложились следующие основ- ные теоретические подходы: личностный, поведенческий, ситуа- ционный и программно-ролевой. К.Левиным в 1938 г. на основе экспериментального изучения совместной деятельности подростковых групп были выделены ав- торитарный, демократический и либеральный стили руководства. Р. Блейк и Дж. Моутон выделяли пять дискретных стилей руко- водства: либеральный, авторитарный, командный, организаци- онный, номинальный. Р.Лайкерт раскрывает особенности четы- рех стилей руководства: эксплуататорско-авторитарный, благоже- лательно-авторитарный, консультативно-демократический, парти- сипативный (или соучаствующий) стиль. По ситуационной тео- рии руководства В. Врума, выделяются пять стилей руководства: автократический, консультативный и групповой. Ф. Фидлер счи- тает, что для конкретных видов деятельности (ситуаций) надо подбирать руководителей со сложившимся стилем. К. Бланчард и 46
Р.Херсей считают, что руководителю следует сориентироваться в том, на каком из возможных четырех уровней готовности нахо- дятся его подчиненные, и реализовывать соответствующий стиль руководства: делегирующий, соучаствующий, предлагающий, предписывающий. А. Л.Журавлев в 1976 г. определил сложившийся стиль управле- ния руководителя как интегральное образование личности, выра- жая его через характеристики: целостность, устойчивость, инди- видуальность. Он эмпирически выявил семь разновидностей (ти- пов) индивидуального стиля руководства: директивный, колле- гиальный, попустительский, директивно-коллегиальный, дирек- тивно-пассивный, пассивно-коллегиальный и комбинированный. Кроме этого, Журавлев выделяет феномены идеального (желан- ного) и нормативного (фактического) стиля руководства. А. В. Борисовым в 1977 г. установлено, что при выборе стиля руководства всегда нужно учитывать уровень профессионально- группового развития в руководимом подразделении. Если он сло- жился как коллектив, мотивирован и компетентен в выполнении профессиональных задач, эффективно именно демократическое руководство, и наоборот, при не достижении уровня коллектива оказывается результативнее авторитарный стиль руководства. Общая функция стиля руководителя, по мнению Р.Х. Шаку- рова (1982 г.), заключается в адаптации его поведения, с учетом индивидуальных психологических особенностей, к специфике дея- тельности руководимого им коллектива (по стоящим задачам, условиям и способам их реализации, уровню подготовленности самого командира и команды). С.А. Маничев в 2000 г. предложил следующие стили руковод- ства: директивный, концептуальный, фасилитативный (облегча- ющий взаимодействия), поддерживающий, партисипативный (со- участвующий). Многие ученые считают, что в напряженных, сложных, нестан- дартных ситуациях чаще встречается и оказывается более эффек- тивным авторитарный стиль руководства, а при руководстве груп- пами, работающими в условиях изоляции, выявлена большая про- дуктивность коллегиального стиля в решении проблем различного характера (производственных, социальных, бытовых и др.). Прак- тика показывает, что в экстремальных условиях авторитарный стиль часто бывает малоэффективным, а иногда и ущербным. Некоторые ученые предлагают менять стиль управления в за- висимости от социокультурной, организационной и групповой динамики, компетентности и мотивированности персонала, осо- бенностей конкретной ситуации и решаемой управленческой за- дачи (Т. Ю. Базаров, Е. С.Жариков, А.Л.Журавлев, А. А. Русали- нов, В. М. Поздняков). Но при этом никто не сообщает, каким образом руководителю (командиру) осуществлять смену его сти- 47
ля управления в процессе самой профессиональной деятельности (в какой последовательности, с какой частотой, какими крите- риями при этом руководствоваться). Смена стиля управления хотя и возможный, но всегда длительный и болезненный процесс, за- висящий не только от воли командира, но и от ожидания группы. Более того, в динамически изменяющейся экстремальной обста- новке смена стиля руководства часто становится возможной толь- ко со сменой самого руководителя. Поэтому более разумным ре- шением является использование специального стиля управления группой в экстремальных условиях, который можно условно на- звать как «лидерский стиль». Практика деятельности спецподраз- делений свидетельствует, что этот стиль давно и широко исполь- зуется успешными командирами ОМОН и ОМОН в экстремаль- ных условиях. Лидерский стиль впитал в себя лучшие характерис- тики авторитарного и демократического стилей, но в строго до- зированных пропорциях (табл. 4). Из табл. 4 следует, что в экстремальных условиях деятельности, несмотря на жесткие формы определения, постановки задач, при- нятия и способа доведения решений до подчиненных, наиболее предпочтительным является именно лидерский стиль руководства, который позволяет функциональной группе и каждому специали- сту не только быть успешным, но и реализовывать свой личност- ный потенциал, развиваться, преумножая свою индивидуальность и профессиональное мастерство. Вместе с тем лидерский стиль управления предполагает личную значимость целей и задач дея- тельности для каждого специалиста, высокую мотивацию про- фессиональных достижений, наличие высокого уровня развития функциональной группы, сплоченность, слаженность, взаимовы- ручку, взаимозаменяемость, взаимопомощь. Лидерский стиль управления не подвержен формализации от- ношений, а следовательно, и таким негативным последствиям, как бюрократизм. Представленный стиль, как и авторитарный, исполь- зует стандартные формы, процедуры и нормы поведения, но они по существу являются хоть и необходимым (не для устрашения или «показухи», а для мобилизации), но только внешним ритуалом, антуражем этого стиля. Главное содержание взаимоотношений, про- являемое в лидерском стиле, кроется во внутренней личностно зна- чимой, рискованной совместной жизнедеятельности. При лидерском стиле управления руководитель группы, если позволяет время и обстановка, обсуждает поставленную задачу с конкретным специалистом либо сразу со всей группой в зависи- мости от того, кто будет ее выполнять. При этом руководитель оценивает и учитывает высказанные мнения, но принимаемое им решение не обязательно должно отражать чье-либо или групповое мнение. Решение руководителя, как правило, основывается не только на мнениях группы, но и на личностном анализе обста- 48
Таблица 4 Сравнительная таблица основных параметров лидерского и традиционных стилен управления Параметры стилей управления Авторитарный Демократический Лидерский Понимание роли руково- дителя Начальник, от- дающий прика- зы и контроли- рующий их ис- полнение Интегратор ини- циатив и эффек- тивных решений Организатор и проводник ус- пешной жизне- деятельности Понимание роли сотруд- ников Беспрекослов- ные исполните- ли Лица, участвую- щие в принятии решений Братья по ору- жию и духу Вектор ориен- тации На дело На людей, зани- мающихся делом На личностно значимое для себя, группы и каждого сотруд- ника дело Принятие ре- шения и опреде- ление задач Лично руково- дителем С учетом пред- ложений подчи- ненных Лично руководи- телем, но с уче- том предложений подчиненных Способ дове- дения решения Приказ, катего- ричное требова- ние Совет, рекомен- дация, намек Приказ-реко- мендация Степень регламентации действий подчиненных Высокая Оптимальная Оптимальная Характер обще- ния руководи- теля с подчи- ненными Короткое, дело- вое, сухое Болес продол- жительное. при- чем не только деловое, но и личностное Всегда лично- стно-деловое, продолжитель- ность которого определяется складывающи- мися условиями Характер регу- ляции поведе- ния и деятель- ности подчинен- ных Делает упор на взыскания Делает упор на поощрения Регулирует пове- дение и деятель- ность подчинен- ных в основном посредством мо- ральных оценок их деятельности 49
Окончание табл. 4 Параметры стилей управлении Авторитарный Демократический Лидерский Мнение руко- водителя о под- чиненных Жесткое разде- ление на плохих и хороших, без перевода в дру- гую группу Считает всех под- чиненных изна- чально хороши- ми, но оценки могут меняться по результатам их деятельности и при изменении условий Считает всех под- чиненных изна- чально хороши- ми, но оценки могут меняться- Отношение руководителя к инициативе подчиненных Недоверие, негативное Поощрение проявления инициативы Поощрение проявления инициативы в пределах постав- ленной задачи Морально-пси- хологиче- ский климат в организации Напряженный Оптимальный Благоприятный для развития группы, каждого сотрудника и эффективной деятельности Показатели деятельности организации Высокие коли- чественные, средние качест- венные Средние коли- чественные, вы- сокие качествен- ные Высокие каче- ственные и ко- личественные Контрол ь ру- ководителя за деятельностью подчиненных Повышенный Средний Ситуативно-под- держивающий новки и интуиции, которое подкрепляется его авторитетом и ком- петентностью. Руководитель обязательно, если позволяют усло- вия, разъясняет группе обоснованность своего решения. Если ус- ловия этого не позволяют, то вступает в силу фактор высокого уровня доверия группы и каждого специалиста к личности руко- водителя. Вместе с тем для каждого специалиста группы, незави- симо от принятого руководителем решения, выполнение постав- ленной задачи имеет особую личностную значимость. Поэтому специалисты чувствуют повышенную ответственность за резуль- таты своей деятельности и деятельность группы. Специалисты также понимают, что руководитель, отдавая приказ, учел высказанное или обозначенное иным способом (мимикой, жестами, выраже- 50
нием глаз, звуков) их мнение, и то, что он предъявил группе в форме короткого приказа, является конечным, сжатым, но наи- более эффективным результатом анализа всех мнений. Специали- сты не лишены критической опенки по отношению к деятельно- сти руководителя, как может показаться на первый взгляд. Ими осуществляется внутренняя и внешняя оценка всех приказов и распоряжений руководителя после их выполнения с учетом полу- ченных результатов, непрерывная сверка путей и целей совмест- ной жизнедеятельности. Следует подчеркнуть, что властные полномочия руководителя при лидерском стиле руководства основываются не только на его ответственности перед группой и каждым специалистом, но и на взаимной ответственности каждого специалиста и группы в це- лом. Причем возможный уровень использования руководителем как формальной, так и неформальной власти в экстремальных условиях прямо пропорционален уровню его личной ответствен- ности, ответственности функциональной группы и каждого спе- циалиста за порученное дело. Специалисты как бы реализуют власть над собой и ситуацией через власть руководителя, В этом проявля- ется их свободный выбор. Поэтому уровень реальной власти руко- водителя над сотрудниками объективно не может быть выше уров- ней власти над собой и ситуацией его подчиненных. С учетом изложенного можно сделать вывод, что на должность руководителя в экстремальных условиях следует отбирать и назна- чать таких кандидатов, которые не только имеют предпочтения по мотивационно-характерологическому профилю личности для реализации лидерского стиля управления, но и с учетом возмож- ностей и ожиданий группы. Кроме того, для повышения профес- сионального управленческо-экстремального мастерства руководи- телей требуется проводить их постоянное профессиональное эк- стремально-психологическое обучение, где в форме тренингов следует помогать вырабатывать и развивать индивидуальный ли- дерский стиль управления. ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ 1. Каковы психологические характеристики личности успешного ру- ководителя в экстремальных услових? 2. Какие можно выделить элементы индивидуальной управленческой концепции руководителя в экстремальных условиях? 3. Какие психодиагностические методики используются для опреде- ления профессионально важных характеристик руководителя, востребо- ванных в экстремальных условиях? 4. Как оценить профессионально-психологическую подготовленность специалистов по их внешним проявлениям в психологически напряжен- ной обстановке? 51
5. Что такое профессиональная компетентность руководителя и какие компоненты в нее включаются? 6, Каковы особенности содержательной, ресурсной и социально-пси- хологической составляющих профессиональной компетентности? 7. Как соотносятся понятия «лидерство», «власть», «ответственность» и «доверие» в экстремальных условиях? 8, Чем определяется неформальное лидерство в экстремальных усло- виях? 9. Каковы отличительные черты формального и неформального лидера? 10. Что такое стиль деятельности руководителя в экстремальных усло- виях? 11. Чем отличаются авторитарный, демократический и лидерский стили руководства? Какой стиль более приемлем в экстремальных условиях деятельности? РЕКОМЕНДОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА 1. Богданович Н.В. Смысловое поле категории «личность» // Личность и проблемы развития. — М., 2003. 2. Большая советская энциклопедия. — М., 1995. — С. 489. 3. Брушлинский А. В. Психология субъекта. — М., 2003. 4. Вахин А. А. О методическом приеме определения лидерского потен- циала в коллективе организации // Современные проблемы психологии управления. — М., 2002. 5. Герасимова Т. В., Дорофеев Е.Д., Поддубный С.Е. Влияние социаль- но-психологических характеристик личности исполнителя на его соци- альные представления о стилях руководства // Современные проблемы психологии управления. — М., 2002. 6. Деркач А. А., Степнова Л. А. Развитие аутопсихологической компе- тентности государственных служащих. — М., 2003. 7. Занковский А. Н. Организационная психология. — М., 2000. 8. Каммероу Д. М.. Баргер Н.Д.. Кирби Л. К. Ваш психологический тип и стиль работы. — М., 2001. 9. Кондратьев М.Ю. Авторитет педагога как результат его персонали- зации // Психология развивающейся личности / под ред. А. В. Петров- ского. — М., 1987. 10. Котова И. Б. Психология личности в России. Столетие развития. — Ростов н/Д, 1994. 11. Красниковский В.Я. Стиль руководства: опыт разработки ситуаци- онной модели руководства // Психология совместной жизнедеятельно- сти малых групп и организаций. — М., 2001. 12. Куликов Л. В. Психогигиена личности. Вопросы психологической устойчивости и психопрофилактики. — СПб., 2004. 13. Методы диагностики и развития психологического потенциала руководителей ОВД / под общ. ред. Н. В. Андреева. — М., 1996. 14. Моргунов Е. Б. Личность и организация. — М., 1996. 15. Панкин А. И. Психология организационных отношений в управле- нии органами внутренних дел: автореф. дис. ... докт. психол. наук. — М., 1990. 52
16. Панкин А. И. Основы практического менеджмента. — М.„ 2000. 17. Перлз Ф. Внутри и вне помойного ведра // Перлз Ф., Гудмен Г1., Хефферлин Р. Практикум по гештальттерапии. — СПб., 1995. 18. Петровский В. А. Личность в психологии: парадигма субъектности. — М., 1996. 19. Петровский А. В. Вопросы истории и теории психологии // Избр. труды. — М., 1984. 20. Петухов Е. В. Психологическая помощь сотрудникам в работе ру- ководителя органа внутренних дел. // Академия управления МВД Рос- сии: история, современность, перспективы. — М., 2000. 21. Петухов Е.В. Правовые и организационные основы психологиче- ской помощи сотрудникам органов внутренних дел. — М., 2001. 22. Прикладная юридическая психология / под ред. А. М, Столяренко, — М,, 2001. 23. Пронин В. В. Индивидуально-психологические особенности ком- пенсации личностью профессиональной неуспешное™.' автореф. дис. ... канд, психол. наук. — М,, 2002. 24. Психологическое обеспечение работы с руководящими кадрами органов внутренних дел: метод, пособие. — М., 2003. 25, Психология лидерства: хрестоматия /сост. К. В.Сельченок. — Минск, 2004. 26. Розин В. М. Психология: теория и практика. — М., 1997. 27. Секун В. И. Психология активности. — Минск, 1996. 28. Столяренко А. М. Энциклопедия юридической психологии. — М., 2003. 29. Телятников Г. В. Соотношение методологии, теории и практики управления // Современные проблемы психологии управления. — М., 2002. 30. Трейси Б., Шеелен Ф. М, Личность лидера. — Минск, 2002. 31. Черненилов В. И. Состояние и перспективы развития психологии управления правоохранительными органами // Психология в управле- нии, политике и праве. — М., 2003,
ГЛАВА 3 ПСИХОЛОГИЯ УПРАВЛЕНИЯ ЛИЧНЫМ СОСТАВОМ В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ 3.1. Профессиональный экстремально- психологический потенциал специалистов, руководителей и функциональных групп В литературе можно встретить различные термины: «человече- ские ресурсы», «человеческий капитал», «уровень жизни», «каче- ство жизни», которые рассматривают человека лишь как эконо- мический ресурс или как потребителя различных благ. Понятие «человеческий потенциал» выражает представления о человеке как о субъекте деятельности, активном, сам о ценности ом и самораз- виваюшемся. Сам термин «potencia», означающий одновременно и возможность и внутреннюю силу, ориентирует нас на гуманис- тическое восприятие людей. По мнению В.М.Шепеля, в XXI в. качество работников как субъектов труда будет признано в циви- лизованных странах главным ценностным приоритетом во всех системах управления |53]. Профессиональный экстремально-психологический потенци- ал специалистов представляет собой не только набор личност- ных, профессионально значимых качеств, способностей и опыта, т.е. пассивную составляющую, обеспечивающую возможность ус- пешно реализовывать профессиональную деятельность в экстре- мальных условиях, но, что более важно, является генератором самопополнения, т.е. имеет активную составляющую, являющую- ся основой профессионально-личностного роста специалистов в экстремальных условиях. Именно эта составляющая потенциала обладает способностью к самопониманию, самопрогнозированию и саморазвитию, направлена на творческое самовыражение, иден- тификацию специалистов. Понятие «потенциал» в настоящее время изучается в следую- щих аспектах: экономическом (трудовой потенциал), социально- организационном (человеческие ресурсы), социально-экологиче- ском (общая жизнеспособность, жизненный потенциал), психо- логическом (личностный потенциал), личностно-социальном (организаторский потенциал). 54
В концепции психологического потенциала в управлении ОВД, разработанной группой ученых под руководством профессора В. И. Черненилова, в структуре профессионально-психоло- гического потенциала сотрудника выделяются следующие две основные подструктуры: 1) психотехнологическая и 2) лич- ностная. Первая призвана обеспечить рациональное выполнение долж- ностных обязанностей, служит показателем того, какого уровня специалистом может стать данный сотрудник, если определенные психологические переменные будут актуализированы при выпол- нении профессиональных задач (функций). Вторая задает систему смысловых координат труда и жизни в целом: определяет, какой личностью может развиться данный человек и как это может сказаться на его профессиональной дея- тельности и жизни в целом. В соответствии с указанной концепцией, В. М. Поздняков и И.Е.Реуцкая под профессионально-психологическим потенциа- лом сотрудника ОВД понимают интегративное состояние имею- щихся, но иногда остающихся невостребованными психологиче- ских составляющих личности, которые могут быть ею актуализи- рованы и реально использованы в профессиональной деятельно- сти. При этом психотехнологическая подструктура потенциала по- нимается как проекция целостной психики сотрудника ОВД на плоскость требований к нему как специалисту, предъявляемых в современных условиях. В ней полностью проявляется личность в ее влиянии на все аспекты профессиональной деятельности. Лично- стная подструктура потенциала понимается как все то, что делает человека личностью, а не узким функционером: масштаб пони- мания происходящего, масштаб мышления, кругозор, открытость новому, гражданское мужество, понимание ответственности за судьбы людей, включая ответственность перед потомками и Оте- чеством в целом. В указанных подходах нс полностью учитывается главная осо- бенность профессионально-психологического потенциала, кото- рая делает его основным компонентом психики специалиста. Эта особенность наиболее рельефно просматривается в экстремаль- ных условиях. К понятию профессионального экстремально-психологического потенциала специалистов следует подходить с учетом не только личностных характеристик, но и с учетом всей совокупности внеш- них факторов, влияющих на эту личность, индивидуальных, со- циальных, деятельностных, обстановочных. В экстремальных ус- ловиях происходит не просто актуализация профессионального экстремально-психологического потенциала специалиста (кото- рый может быть представлен только своей пассивной составляю- щей различного уровня, при этом активная составляющая может 55
отсутствовать или быть незначительной), а его становление и раз- витие, как специфического психического феномена. Причем, ха- рактеризуя потенциал, целесообразно говорить не о результатах становления специалиста и развития личности, а об особенностях самого процесса, возможностях, качестве, скорости, сроках ста- новления и развития мастерства специалистов. Именно эти пара- метры, а не абстрактный, пусть даже позитивный результат име- ют решающее значение при характеристике профессионального экстремально-психологического потенциала и при профессиональ- но-личностном росте специалиста. Итак, можно заключить, что под профессиональным экстре- мально-психологическим потенциалом специалиста следует пони- мать интегративную совокупность психических компонентов, имеющих как пассивное, так и активное содержание различных уровней и пропорций, которая формируется и развивается под влиянием и внутренних личностных условий, и внешних — де- ятельностных, социальных, обстановочных. Причем возможно- сти, качество, сроки и скорость протекания этих процессов (фор- мирования и развития) зависят от состояния и функционирова- ния системы: «специалист —жизнедеятельность + экстремальные условия (обстановочный компонент) —функциональная группа» (см. рис. 1). В пассивную группу компонентов профессионального экстре- мально-психологического потенциала специалистов целесообраз- но включить не обладающие побудительной силой операциональ- ную (знания, умения, навыки, привычки, общие и специальные способности, свойства) и психодинамическую (выносливость, энергичность, ритм труда, работоспособность и пр.) составляю- щие структуры личности, разработанной профессором Академии управления МВД России А. М.Столяренко, в активную — обла- дающую побудительной силой нравственно-мотивационную со- ставляющую (ценности, идеалы, потребности, мотивы, направ- ленность, установки, цели). Экстремальные ситуации не только способствуют, но и явля- ются обязательным условием формирования и развития профес- сионального экстремально-психологического потенциала должным образом подготовленных специалистов. Вместе с тем они могут приводить к полной профессиональной и личностной деградации неподготовленных специалистов. Активная группа компонентов профессионального экстремально-психологического потенциала специалистов более восприимчива к изменениям условий деятель- ности и может служить своеобразным индикатором уровня сфор- мированное™ и развития всего потенциала специалистов в экст- ремальных условиях. Эта диагностическая особенность потенциа- ла использовалась в процессе психологического сопровождения и подготовки сотрудников спецподразделений в экстремальных ус- 56
довиях. Активная группа компонентов профессионального экст- ремально-психологического потенциала специалистов способствует формированию и развитию всего потенциала, в том числе за счет накопления потенций пассивной группы компонентов. Экстремальные условия профессиональной деятельности вы- нуждают специалистов осуществлять глубокие личностные транс- формации психики. Эти изменения проявляются в процессе про- фессионального становления, адаптации, развития и совершен- ствования специалистов в экстремальных условиях. В экстремальных условиях процесс профессионального станов- ления в аспекте его динамики протекает по другой схеме, чем в обычных условиях. Он более стремителен, потому что выжить в экстремальных условиях можно, только обладая достаточным уров- нем профессионализма, как правило, конфликтен, так как ха- рактер личности наталкивается на жесткие условия жизнедеятель- ности и взаимодействия между специалистами, имеет высокую степень психологического привыкания к риску («сдвиг к риску»). А. М.Столяренко в психологическом потенциале руководителя ОВД предлагает учитывать следующие особенности: 1) индиви- дуальную управленческую концепцию; 2) развитость морально- психологических качеств; 3) управленческую подготовленность; 4) интеллектуальные способности; 5) эмоционально-волевые свойства; 6) коммуникативные качества. Профессиональный экстремально-психологический потенци- ал руководителя подразделения в экстремальных условиях, по- мимо указанных компонентов, должен включать в себя: - развитые организаторские способности и навыки (координа- ция взаимосогласованных и взаимодополняющих действий; - высокий уровень доверия себе и функциональной группе (сле- довательно, высокий уровень ответственности); - способности к помогающим (обучающим) действиям, улуч- шающим (совершенствующим) действия подчиненных сотрудни- ков (содействие). - развитую подсознательную сферу психики и высокие навыки управления этой сферой. Основным условием повышения профессионального экстре- мально-психологического потенциала руководителя в экстремаль- ных условиях является развитие у него аутопсихологической ком- петентности, которая приобретается в процессе профессиональ- ной экстремально-психологической подготовки, самоподготовки, психоконсультирования и профессиональной деятельности (взаи- модействия). Аутопсихологическая компетентность руководителя является составной частью его профессиональной компетентности. В соче- тании со способностями профессиональная компетентность об- разует так называемый «практический интеллект» (школа Стерн- 57
берга), который может рассматриваться как форма приобретае- мого опыта в процессе проведения специальных операций. Латинское слово intellectus ~ «разумение, постижение» — в словарях обычно переводится как «ум, умственные способно- сти». Считается, что именно они во многом предопределяют ус- пех в обучении и решении сотрудником возникающих жизнен- ных проблем. Однако это оценивание в области лишь так называ- емого «академического» интеллекта, характеризующего успеш- ность обучения и решения задач абстрактно-теоретического пла- на. Вместе с тем с 80-х гг. XX в. психологами разрабатываются понятия «социального», «эмоционального», а также «практиче- ского» интеллекта, которые позволяют более надежно делать про- гноз в отношении решения человеком проблем, возникающих в повседневной жизни, в труде и при взаимодействии с другими людьми. Интеллект, и прежде всего практический интеллект, крайне важен для руководителей, работающих в экстремальных услови- ях, так как они обязаны для успешности своих действий распоз- навать и решать внезапно возникающие проблемы, намечать и формулировать стратегии решения задач, оптимизировать потоки поступающей из разных источников информации и распределять имеющиеся ресурсы, лично участвовать в решении или контро- лировать решение проблемы и давать ей оценку. Развитие практи- ческого интеллекта связано с развитием у руководителей навыков работы в профессиональных ситуациях, наполненных избыточ- ной оперативной информацией, при ее недостатке или полном отсутствии. Для развития практического интеллекта руководите- лей к деятельности в экстремальных условиях необходимо разви- вать у них навыки концентрации, распределения и удержания внимания на одном и нескольких объектах, профессионального восприятия ситуации, распознавания, структурирования, сорти- ровки, ментального достраивания (конструирования), извлечения из памяти, использования различных информационных потоков. Кроме того, важным являются навыки вербального и невербаль- ного общения на уровне полного взаимопонимания с подчинен- ными. При решении новых задач в экстремальных условиях руково- дителю недостаточно одного интеллекта. Он является лишь осно- вой, на которой базируются и приобретают ведущее значение личностные особенности (креативность, мотивация, воля, интуи- ция). Латинское слово create переводится как «сотворение, созида- ние нового». Креативность проявляется не только в особенностях мышления (превалирование дивергентного (разнонаправленного, целостно-образного) над конвергентным (однонаправленным, парциальным) мышлением, по классификации Дж. Гилфорда), 58
но и в специфике интеллектуальной активности, связанной с осо- бенностями мотивации (прежде всего со склонностью к любозна- тельности и риску), а также со способностью интуитивного по- стижения нюансов ситуации и преодоления барьеров в совмест- ной деятельности и общении [6|. Учеными установлено, что в целом для творческих людей ха- рактерны такие личностные особенности, как интерес ко всему новому и необычному, иммунитет к конформизму, способность не переставать удивляться и восхищаться. Согласно исследовани- ям американского психолога П.Торренса, уровень креативности личности в большей степени, чем интеллект, обусловлен средо- выми воздействиями, но коррелирует с успехами в обучении и профессиональной деятельностью. Экстремальные условия, при наличии в них опасностей и рис- ков, являются той благодатной почвой, которая способствует раз- витию руководителей за счет их творческой самореализации. Они принуждают (посредством мотивационной сферы) подготовлен- ных к их восприятию руководителей систематически использо- вать и наращивать свои креативные способности, проявляемые в умственной и практической деятельности, повышая при этом сте- пень внутрипсихической активности. Успешные руководители, сталкиваясь с фрустрационной ситуацией, осознают операцио- нальные барьеры, ограничения своей психики. В связи с этим они используют весь свой потенциал, проявляют быстроту, гибкость, оригинальность мышления, нестандартность, надситуативность и неожиданность решаемых задач. Как считают Б. Трейси и Ф. Шеелен, творческое мышление в деятельности руководителя проявляется при соблюдении ясности в определении сути проблемы и постановке цели, умении кон- центрировать внимание на проблеме, гибкости ума при поиске разноплановых вариантов ее решения, методичности, базирую- щейся на умении придерживаться определенной идеи [47]. В экстремальных условиях важным для руководителя является также повышенная ответственность, самостоятельность, оптими- стичность, профессиональная компетентность, навыки слажен- ной работы сознания и подсознания, многовариантного решения задач, кругозор при их решении, объективность, беспристраст- ность, видение глубинных сложностей в кажущейся простоте, умение использовать потенциал группы, сметливость ума, навы- ки сохранения большого объема информации. Профессиональный экстремально-психологический потенциал функциональной группы в экстремальных условиях не сводится к сумме психологических потенциалов отдельных специалистов, образующих эту группу. Он включает в себя профессиональные экстремально-психологические потенциалы отдельных специа- листов, социально-психологические компоненты группы (пси- 59
хологическую совместимость, уровень личностной идентифика- ции каждого специалиста с группой, ее целями, задачами, цен- ностями, межличностной напряженности, разобщенности; удов- летворенность межличностными, функционально-ролевыми взаи- моотношениями, стилем руководства, сработанность, слажен- ность, взаимопонимание, эмпатию), обстановочные и деятель- ностные факторы экстремальных условий функционирования группы. Традиционно психологический потенциал группы (коллекти- ва) соотносят с решением деловой (рабочей) функции. При этом в лучшем случае выделяют, кроме технологической, общечелове- ческую составляющую, влияющую на формирование организаци- онной культуры группы. Однако профессиональный экстремаль- но-психологический потенциал функциональной группы являет- ся побудительной силой формирования не просто оргкультуры, определяющей особенности протекания профессиональной дея- тельности специалистов в экстремальных условиях, а особой орга- низационной культуры «спецназовцев», влияющей на уклад их жизнедеятельности, установки, привычки, ценности, мотивы, наконец на менталитет сотрудников. Знание и умелое использование особенностей сформирован- ной организационной культуры сотрудников спецподразделений является мощным фактором формирования и развития каждого сотрудника, существенным ресурсом и условием эффективного управления функциональной группой. 3.2. Коррекция психологических ценностей и мотивирование личного состава в экстремальных условиях Ценностные ориентации — ценности, которые поняты, внут- ренне одобрены, приобрели личностный смысл и значение для данного человека |45]. Благодаря ценностям и мотивам специали- сты выстраивают стратегию и тактику своей жизнедеятельности на ближайшую и отдаленную перспективу. Поэтому руководители всех уровней должны быть озабочены тем, чтобы у специалистов и функциональных групп были сформированы, осознаны, скор- ректированы психологические ценности и мотивы, адекватные экстремальным условиям их жизнедеятельности. Это является обя- зательным условием и основой формирования у них экстремаль- но-ориентированного сознания. В процессе исследования у сотрудников спецподразделений были выявлены три группы значимых психологических ценностей, свя- занных с их деятельностью в экстремальных условиях, которые 60
условно были определены как индивидуальные, групповые (кор- поративно-социальные) и социальные (общегражданские или общественно-социальные) |41). К индивидуальным ценностям были отнесены: желание полу- чить повышение по службе, в звании, государственные награды или иные знаки отличия; материальная заинтересованность; зна- чимость работы и боязнь ее потерять, необходимость получить пенсию; уход от проблем на работе или в семье; стремление про- верить или укрепить свои личные боевые качества (волю, реши- тельность, смелость, мужество и т.д.), улучшить свои профессио- нально значимые качества (бдительность, работоспособность, вы- носливость, способность к успешной деятельности и т.д.); склон- ность к преодолению трудностей, вызванных экстремальными условиями, и достижению успеха, риску, опасностям; установ- ленные обязанности, которые вынужден выполнять в силу про- фессиональной дисциплины. Перечень групповых ценностей включил в себя: чувство коллек- тивизма и преданности отряду (ответственности перед отрядом), солидарности, братства с профессиональной группой (боевое со- дружество, ответственность перед товарищами); чувство товари- щества и дружбы с конкретным сотрудником; чувство принад- лежности к особому элитному подразделению; традиции подраз- деления, память о погибших; желание не выделяться из других сотрудников, не потерять авторитет у сослуживцев, не выглядеть в глазах руководства трусом, приобрести или поддержать автори- тет среди товарищей и руководителей, завоевать уважение в кругу друзей вне работы и (или) членов семьи. В группу социальных (общегражданских) ценностей вошли: осо- знание государственной значимости и важности правоохранитель- ной деятельности; личная ответственность за происходящее в го- сударстве, патриотизм, гражданственность, долг перед Родиной, требовательность к себе как члену общества; выполнение профес- сионального долга, любовь и преданность профессии. Все сотрудники спецподразделений в экстремальных условиях имели несколько ценностей одновременно. При этом сотрудни- ки, в системе ценностей которых преобладали групповые и соци- альные ценности, были более успешны, пользовались авторите- том, поддержкой товарищей (в отличие от сотрудников, у кото- рых преобладали индивидуальные ценности), меньше подверга- лись влиянию дистресса. Из приведенного материала следует, что в экстремальных ус- ловиях деятельности ценностями, релевантными жизни, являют- ся прежде всего ценности групповые и социальные. Однако в обыч- ных условиях возможности коррекции у специалистов значимых психологических ценностей ограничены. Это связано с тем, что в таких условиях межличностные взаимоотношения строятся на 61
иных, чем в экстремальных, нормах, ценностях, приоритетах, смоделировать которые в полном объеме не представляется воз- можным. Поэтому в процессе предварительного этапа профессиональ- ной экстремально-психологической подготовки задача должна быть скорректирована в сторону достижения осмысленности специа- листами личностных ценностей. Для этого может использоваться авторская анкета значимых психологических ценностей и только в процессе непосредственного этапа профессиональной экстре- мально-психологической подготовки, в условиях реальных про- фессиональных действий может выполняться задача по коррек- ции значимых психологических ценностей. Результаты осмысления специалистами значимых психологи- ческих ценностей представлены в табл. 5. Из них следует, что в обычных условиях специалистам свойственно примерно пари- тетное распределение всех групп психологических ценностей в структуре ценностей (при этом однако уровни социальных и груп- повых ценностей несколько преобладают над уровнем индиви- дуальных ценностей, что позволяет говорить о стремлении и от- боре к работе в экстремальных условиях лиц, у которых в струк- туре ценностей преобладает указанное соотношение). Кроме того, из табл. 5 следует, что изменения уровней ценностей у специали- стов на протяжении исследуемого периода было незначитель- ным и не позволяло говорить о существенной их коррекции в зависимости от условий деятельности специалистов, но тем не менее некоторые тенденции по изменениям ценностей просмат- риваются. Значимость социальных ценностей вновь принятых специалис- тов несколько снижается (табл. 5) после первого года работы из- за утраты идеализированности профессии, формирования более реалистичного взгляда на службу, своего места в профессии, об- ществе. Этот процесс позитивен и необходим. Но в экстремальных условиях, к сожалению, у специалистов наблюдается дальнейшее снижение значимости социальных ценностей, что приводит к не- гативным явлениям. Это часто является следствием непродуман- ной стратегии государства в отношении функциональных групп и специалистов, работающих в экстремальных условиях, их места, роли, а также следствием множества управленческих просчетов, упущений руководителей всех рангов. Напротив, групповые ценности специалистов имеют тенден- цию к увеличению их значимости после первого года работы, а в экстремальных условиях их роль еще больше повышается (см. табл. 5). Это является закономерным следствием групповых форм обуче- ния, профессиональной деятельности, форм проведения кратко- временного отдыха и досуга функциональных групп и специалис- тов. 62
Таблица 5 Результаты изучения значимых психологических ценностей у специалистов экстремального профиля Наименование Уровень значимости ценностей (в %); п = 587 Подразделения Социальные (общегражданские) ценности Групповые ценности Индивидуальные ценности 1 2 3 4 1 2 3 4 1 2 3 4 ОМОН А.-Ч. УВДТ 38,7 39,6 37,8 39,6 35,8 35,9 38,8 35,9 25,5 24,5 23,4 24,5 ОМОН С. края 34,9 35,0 32,0 35,0 33,0 32,0 36,0 32,0 32,1 33,0 32,0 33,0 ОМОН Р.Д. 44,8 43,1 44,1 43,1 35,2 35,3 35,3 35,3 20,0 21,6 20,6 21,6 ОМОН УВД П. обл. 37,5 36,8 37,3 36,8 31,7 33,7 33,3 33,7 30,8 29,5 29,4 29,5 МВД КБ. Р. 36,3 37,9 37,2 37,9 38,0 37,9 37,2 37,9 25,7 24,2 25,6 24,2 ОМОН ГУВД Р. обл. 37,4 34,7 36,1 34,7 37,4 40,0 39,2 40,0 25,2 25,3 24,7 25,3 ОМОН ГУВД М. обл. 39,6 39,6 39,3 39,6 37,0 36,8 37,3 36,8 23,4 23,6 23,4 23,6 ОМОН МВД Р.К. 36,2 36,2 35,7 36,2 36,2 36,2 36,4 36,2 27,6 27,6 27,9 27,6 Средний уровень по отрядам 38,2 37,9 37,4 37,9 35,5 36,0 36,7 36,0 26,3 26,2 25,9 26,2 Примечание’. 1 — уровень значимости ценностей на первом году работы; 2 — уровень значимости ценностей после первого года работы; 3 — уровень значимости ценностей в экстремальных условиях; 4 — уровень значимости ценностей после выполнения служебно-боевых задач в экстремальных условиях.
В экстремальных условиях у многих специалистов происходит снижение значимости индивидуальных ценностей и параллель- ное увеличение значимости групповых ценностей (см. табл. 5). Про- исходит это вследствие того, что в условиях повышенного риска для жизни и здоровья большинство специалистов стремятся обес- печить себе физическую и психологическую поддержку своих то- варищей, группы. Вместе с тем часто это происходит неосознан- но, нецсленаправленно, с низкой динамичностью, интенсивно- стью, с опасным для жизни запаздыванием. При возвращении специалистов к привычному, в соответствии с устоявшимся режимом, сравнительно стабильному образу жиз- ни и службы по месту постоянной дислокации значимость их ин- дивидуальных и социальных ценностей повышается и часто дос- тигает прежней величины. Это свидетельствует о стабилизации и необходимой представленности данных групп ценностей в струк- туре психологических ценностей специалистов на достигнутом ранее уровне. Значение групповых ценностей напротив понижает- ся, что свидетельствует о ситуативной составляющей этих эле- ментов для представленной категории специалистов и достигну- той специалистами реадаптации к условиям мирной жизни (табл. 5). Вместе с тем имеют место случаи, когда после пребывания в го- рячих точках, несмотря на высокую значимость индивидуальных и социальных ценностей, возврата специалистов к прежней сис- теме ценностей не наступает. Это во многом связано с недостат- ками системы отбора и подготовки. Для успешных специалистов профессиональная деятельность в экстремальных условиях является смыслообразующей. Она имеет свои особые характеристики. Проведенные исследования профес- сиональной мотивации сотрудников специальных подразделений выявили наличие в большей степени у сотрудников ОМСН и в меньшей степени у сотрудников ОМОН наличие высокой моти- вации профессиональных достижений, которая качественно от- личалась от мотивации к экстремальным условиям деятельности сотрудников других подразделений органов внутренних дел, объе- диненных в сводные отряды милиции (СОМ). Как следует из полученных данных (табл. 6), ведущими мотива- ми деятельности сотрудников спецподразделений в экстремаль- ных условиях было: чувство товарищества (ОМСН — 22,2%, ОМОН — 17,4%); желание быстрее закончить войну (ОМОН — 16,8%); служебный рост (ОМСН — 20,4%). Это их отличало от сотрудников сводных отрядов милиции (СОМ), у которых основ- ным мотивом была материальная заинтересованность (26,3 %). Вместе с тем у сотрудников спецподразделений были выявле- ны и такие мотивы, как материальная заинтересованность (ОМОН — 10,2%, ОМСН — 1,8%), стремление сменить обста- новку в связи с проблемами на службе (ОМОН — 4,2 %, ОМСН — 64
Таблица 6 Результаты изучения мотивации к деятельности в экстремальных условиях и удовлетворенности деятельностью у специалистов экстремального профиля Оценочный признак Результаты ответов (в %); п - 448 ОМОН УВДТ ОМСН ГУВД СОМ ГУВД Материальная заинтересованность 10,2 1,8 26,3 Стремление сменить обстановку в связи с проблемами на службе 4,2 1,2 5,9 Уход от семейных проблем 3,9 1,8 6,7 Тяга к экстремальным, возбуждающим ситуациям И,4 10,2 И,5 Служить со своими товарищами 17,4 22,2 5,1 Защищать национальные интересы 5,4 4,8 3,8 Желание быстрее закончить войну 16,8 1,8 19,1 Служебный рост 7,9 20,4 8,1 Самореализация 9,0 12,4 9,5 Стремление к инициативной дея- тельности, добиться высоких про- фессиональных результатов (поста- новка избыточных задач с точки зре- ния первоначально поставленной цели) 3,0 5,0 0,5 Повышенное чувство личной ответ- ственности за происходящее и при- нимаемые решения 8,4 16,0 1,0 Отсутствие явно выраженных моти- вов или затруднение в их определе- нии 2,4 2,4 2,5 Удовлетворенность сотрудников профессиональной деятельностью 26,5 41,5 11,5 1,2%). Безусловно, эти мотивы не могли стать стимулами, кото- рые помогали бы сотрудникам адекватно действовать в опасных для их жизни и здоровья условиях, так как они явно не сопоста- вимы с ценностью жизни и задачами профессиональной деятель- ности. Кроме того, у сотрудников ОМСН более высок мотив к служеб- ному росту (ОМСН — 20,4 %, ОМОН — 7,9 % и СОМ — 8,1 %). 65
Одной из причин более низкого уровня мотивации к служебному росту у сотрудников ОМОН и СОМ по сравнению с сотрудниками ОМСН являются ограничения в присвоении очередных званий по штатным должностям большинства из них (это лица младшего на- чальствующего состава), затруднительность или невозможность получения высшего или среднего специального образования. Опрос сотрудников СОМ, ОМОН и даже ОМСН показал, что подавляющее большинство не было удовлетворено своей профес- сиональной деятельностью. Одной из причин этому явилась нео- смысленность многими сотрудниками своих психологических цен- ностей, своего места в жизни, целей, значимости в отряде, роли в экстремальных условиях. В экстремальных условиях деятельности имеется вероятность утраты специалистами личностно значимых индивидуальных цен- ностей (жизнь и здоровье). Только одна угроза этой утраты часто приводит специалистов к потере ориентации и к дезадаптации. Однако анализ деятельности лучших специалистов свидетельству- ет о том, что это не единственные ценности, определяющие их поведение в экстремальных условиях. Многие специалисты имеют такие релевантные ценности, как «профессиональное братство», «совместная деятельность в профессиональной группе», «профес- сиональное мастерство» и др. Экстремальные условия являются фактором, способствующим идентификации специалистов с профессиональной группой, дея- тельностью, коррекции психологических ценностей в сторону увеличения представленности социальных и групповых, так как ставят специалистов перед жестким выбором между успешной деятельностью в составе функциональной группы или отчужден- ностью от товарищей, что ведет с высокой степенью вероятности к неизбежной гибели. Эти возможности экстремальных условий используются психологами в процессе проведения профессиональ- ной экстремально-психологической подготовки специалистов и групп для коррекции их психологических ценностей и формиро- вания экстремально-ориентированного сознания. Сформирован- ные групповые и социальные психологические ценности вселяют в специалистов уверенность в сохранении всей системы психоло- гических ценностей (в том числе индивидуальных), неуязвимос- ти, успешности, определяет их лидирующее, авторитетное место в функциональной группе. Однако способствующий фактор мо- жет тЯк и остаться нереализованной возможностью или реализо- ваться в недостаточной степени, как следует из табл. 6. Поэтому так велика значимость профессиональной экстремально-психоло- гической подготовки, которая не только помогает специалистам осознать и скорректировать психологические ценности в нужном направлении, но и сформировать экстремально-ориентированное сознание специалистов в целом. 66
3.3. Оптимизация психических состояний специалистов и функциональных групп в экстремальных условиях Все психические явления (процессы, состояния, свойства), пси- хические образования (знания, умения, навыки) специалистов должны быть в поле внимания руководителей и практических пси- хологов в процессе их подготовки и в экстремальных условиях деятельности. Вместе с тем приходится сталкиваться с ситуацией, когда сами руководители, специалисты, обладающие профессио- нально значимыми качествами, профессиональными знаниями, выработанными умениями и навыками, оказываются не успеш- ными в процессе деятельности в экстремальных условиях. Причи- на этого факта кроется в неумении многих руководителей и спе- циалистов регулировать свои психические состояния в условиях повышенного напряжения психических, физических сил и дефи- цита времени. Если отсутствие каких-либо профессионально важ- ных качеств у специалистов в экстремальных условиях может ус- пешно компенсироваться другими приобретенными качествами или образованиями, то отсутствие навыков регуляции позитив- ных, и прежде всего боевых психических состояний, не может компенсироваться ничем. Некоторые данные свидетельствуют о том, что в экстремальных условиях оптимальное психическое состояние, при котором сохра- няется психическое равновесие и удовлетворительный уровень ра- ботоспособности, наблюдается у 47 % обследованных специалис- тов, причем 15 % обследуемых сохраняют высокий уровень рабо- тоспособности, стреляют по противнику прицельно [20]. По дру- гим данным, в боевых действиях в горячих точках умело действу- ют 18% личного состава специальных подразделений. М.Рейсер считает, что в экстремальных условиях от 12 до 25% персонала оказываются в состоянии действовать достаточно эффективно ]50]. Таким образом, по различным оценкам, в экстремальных ус- ловиях достаточно успешно действуют от 12 до 47 % персонала. Этот показатель зависит не только от уровня отбора и подготов- ленности различных категорий сотрудников, но и от уровня вос- приятия сотрудниками экстремальных условий, который во мно- гом связан с их функциональными состояниями. Г. С. Човдырова проинтервьюировала сотрудников ОМОН ГУВД Москвы, принимавших участие в боевых действиях. По ее дан- ным, 70 % сотрудников ОМОН констатировали, что во время боевых действий, кроме состояния страха смерти, они испытыва- ли состояние страха неудач, позора перед товарищами, 25% оп- рошенных говорили, что состояние страха замещалось состояни- ем бесстрашия и уверенности в себе ]51 ]. 67
Эти данные согласуются с теми, которые получены были от участников боевых действий в экстремальных условиях с помощью диагностических методик: «Смысловые ассоциации», «Семанти- ческий дифференциал состояний» -- и проективной методики «Образные ассоциации». Всего было обследовано 540 сотрудни- ков (табл. 7). Таблица 7 Оценка сотрудниками спецнодразделеннй благоприятных и неблагоприятных психических состоянии по методике «Смысловые ассоциации» Оценочный признак Опенка психических состояний (в %); п - 540 ОМОН УВДТ ОМОН УВД ОМСН ГУВД ОМСН УВД Категория «индиви- дуальное боевое психи- ческое состояние»: «мо- билизованность», «повы- шенное внимание», «со- средоточенность», «бое- вой азарт», «подъем», «активизация» ‘38,7 30,0 44,6 47,0 Категория «боевое пси- хическое состояние функциональной груп- пы»: «дружественность», «симпатия», «долг», «восхищение», «удовлет- воренность» 50,1 33,0 65,0 63,0 Категория «индиви- дуальное неблагопри- ятное психическое сос- тояние»: «страх», «трево- га», «ужас», «беспокой- ство», «усталость», «ярость» 70,0 70,0 60,0 60,0 Категория «неблагопри- ятное психическое со- стояние функциональ- ной группы»: «обида», «антипатия» «ярость», «враждебность», «нена- висть», «возмущение» 45,0 45,0 60,0 60,0 68
В задании «Смысловые ассоциации» сотрудникам специальных подразделений было предложено указать понятия, связанные с благоприятными и неблагоприятными психическими состояния- ми, Испытуемыми было указано в среднем по 4 — 5 понятий в каж- дой смысловой категории. Затем определялась относительная час- тота упоминания понятий для каждой смысловой категории, вы- раженная в процентах. В результате проведенного исследования из совокупности благоприятных психических состояний сотрудни- ков и функциональных групп удалось выделить категорию «боево- го психического состояния». В табл. 7 категория «боевое психиче- ское состояние», благоприятная для работы в экстремальных ус- ловиях, представлена подкатегориями: «индивидуальное боевое психическое состояние» и «боевое психическое состояние функ- циональной группы». Боевые психические состояния были идентифицированы по признакам: - актуализация положительной мотивации, соответствующей личностным, групповым смыслам и целям профессиональной деятельности в экстремальных условиях, осознании личностно значимых психологических ценностей; - мобилизация необходимых для успешных действий физиче- ских, психических и групповых возможностей; - увеличение продолжительности осознанных (не за счет уста- новки) действий; -усиление эмоциональной активности, не выходящей за пре- делы полезности. Затем из этих смысловых ассоциаций был выстроен семанти- ческий дифференциал, предполагающий наличие противополож- ных понятий благоприятных и неблагоприятных психических со- стояний для работы в экстремальных условиях и различных степе- ней их выраженности. Полученные результаты позволили сделать вывод, что в экст- ремальных условиях состояния «сосредоточенности», «боевого азар- та», «подъема», «активизации», «удовлетворенности» испытыва- ли от 30 до 65 % сотрудников обследованных подразделений ОМОН и ОМСН. Однако от 45 до 70 % лиц этой же категории находились хотя бы однажды, по их свидетельствам, в боевой ситуации и в состояниях «страха», «ужаса», «растерянности», что свидетельству- ет о недостаточном умении большинства сотрудников специаль- ных подразделений регулировать свои состояния. Во всех исследованных подразделениях большинство сотруд- ников отметили, что в экстремальных условиях для них были ха- рактерны как благоприятные, так и неблагоприятные индивиду- альные психические состояния (в среднем свыше 61 %). При диагностике психических состояний мы столкнулись с ситуацией, когда сотрудники специальных подразделений не могли 69
полностью передать особенностей и значений своих состояний в вербальной форме. В этом случае применялись проективные мето- дики (зарисовка и описание состояний). Результаты рисунков со- трудников в дальнейшем изучались и интерпретировались. Анализ полученных результатов позволил определить пережи- вание благоприятного психического состояния у большинства об- следуемых, им были присуще также рациональность мышления, обдуманность и основательность решений, высокий самоконтроль, своеобразие установок, суждений, самостоятельность и творче- ское начало, активность и практическая ориентация, высокая са- мооценка, самоорганизованность, отсутствие или присутствие элементов агрессивности и оптимального уровня тревожности сотрудников. Ряд сотрудников исследованных специальных подразделений (примерно 34% сотрудников ОМОН и 46 % — ОМСН), опреде- ляя свои боевые психические состояния, говорили о том, что ос- новным элементом этих состояний является мобилизованность фи- зических и психических сил в нужный момент. В процессе моби- лизованности различают: - полную мобилизованность; - достаточную мобилизованность; - недостаточную мобилизованность; - демобилизованность. В экстремальных условиях приемлема только полная мобили- зованность сил [50], Мобилизованность является важнейшим ком- понентом успешной работы сотрудников в экстремальных усло- виях, но только этого недостаточно. Даже при полной мобилиза- ции сил человек может быть не способным выполнить поставлен- ную задачу из-за низкого уровня профессионально-психологиче- ской подготовленности, отсутствия необходимых психофизиче- ских качеств, знаний, умений, навыков для регуляции боевых психических состояний. Поэтому мобилизованность должна не за- менять, а дополнять профессиональную экстремально-психоло- гическую подготовку сотрудников специальных подразделений. С целью дальнейшего исследования различных уровней боевых психических состояний сотрудников и функциональных групп, проявляющихся в экстремальных условиях при помощи метода «Смысловых ассоциаций» были изучены данные, полученные от экспертов спецподразделений (руководители, инструктора, наи- более опытные сотрудники, психологи — всего 24 человека). В задании экспертам спецподразделений было предложено ука- зать признаки, связанные с различными уровнями боевых психи- ческих состояний. Так, было указано в среднем по 5 — 8 признаков в двух смыс- ловых категориях: «индивидуальное боевое психическое состоя- ние», «боевое психическое состояние функциональной группы». 70
Затем определялась относительная частота упоминания призна- ков для каждой смысловой категории, выраженная в процентах. В результате проведенного анализа из совокупности определен- ных признаков удалось выделить 7 подкатегорий (4 — для катего- рии «индивидуальное боевое психические состояния» и 3 — для категории «боевое психическое состояние функциональной груп- пы»): «полной включенности в экстремальные условия деятельно- сти», «повышенной включенности в экстремальные условия дея- тельности», «причастности к экстремальным условиям деятельно- сти», «отстраненности от экстремальных условий деятельности», высокие, средние, низкие степени выраженности позитивных объек- тивных и субъективных характеристик функциональных групп. Эксперты считают, что одна из главных особенностей высших уровней (полной и повышенной «включенности») индивидуаль- ных боевых психических состояний заключается в «отстраненно- сти» сотрудников от внутренних переживаний за счет их иденти- фикации с функциональной группой и экстремальными условия- ми деятельности. Более единодушны эксперты были при оценке уровней боевых психических состояний функциональных групп. Это еще раз сви- детельствует о преимущественно групповой деятельности сотруд- ников спецподразделений. Выполнение совместных служебно-бо- евых задач быстрее, чем индивидуальная деятельность, посред- ством взаимопомощи, взаимодействия, взаимоподдержки, взаи- мозаменяемости способствует развитию навыков регуляции выс- ших уровней индивидуальных боевых психических состояний в экстремальных условиях, т.е. боевое психическое состояние функ- циональной группы специального подразделения влияет на раз- витие индивидуальных боевых психических состояний сотрудни- ков и, в свою очередь, зависит от их развития. Таким образом, успех деятельности сотрудников, функциональ- ных групп ОМОН и ОМСН, их жизнь и здоровье зависят не толь- ко от сформированных и развитых экстремально значимых психо- логических качеств и психологических характеристик, но и от умений сотрудников регулировать боевые психические состояния, имеющие уровни: полной, повышенной «включенности» в экст- ремальные условия деятельности, причастности и «отстраненно- сти» от экстремальных условий. Высшие уровни (полной и повы- шенной «включенности») связаны со степенью идентификации сотрудников с функциональной группой и экстремальными усло- виями деятельности. Боевые психические состояния функциональ- ных групп также имеют ряд уровней, которые определяются как высокие, средние, низкие по степени выраженности их позитив- ных объективных и субъективных характеристик. Проведение исследования проявлений боевых психических со- стояний сотрудников ОМОН и ОМСН в экстремальных условиях 71
проходило с помощью психологических методик: «Опасности, встречающиеся в профессиональной деятельности сотрудников спецподразделений», «Образные ассоциации опасностей» (зари- совка и описание опасностей) и теста определения фонового эмо- ционального состояния, психологической устойчивости и ситуа- ционной надежности (по активациометру ATS—5). По активациометру ATS —5 были определены фоновые эмоцио- нальные состояния и глазомер сотрудников. Затем по специаль- ным формулам были рассчитаны психологическая устойчивость и надежность сотрудников специальных подразделений в обычных, напряженных и экстремальных условиях деятельности. Фоновые эмоциональные состояния сотрудников во всех ис- следованных подразделениях варьировались в зависимости от усло- вий их деятельности (обычные, напряженные, экстремальные) — от низкого (9 баллов) до высокого (158 баллов). Это свидетель- ствовало о том, что среди исследованных лиц были люди с раз- личными типами нервной системы (с преобладанием процессов возбуждения над торможением, равновесием между процессами возбуждения и торможения, с подвижными и инертными нервны- ми процессами). В обычных условиях деятельности эмоциональное возбуждение большинства сотрудников специальных подразделений (96,9%) имеет незначительные отклонения от фоновых показателей, что свидетельствует о их достаточно высокой эмоциональной устой- чивости. В напряженных условиях деятельности (занятия на про- фессиональной экстремально-психологической полосе препят- ствий, физические занятия, рукопашный бой, десантная, штур- мовая и огневая полоса) у большинства сотрудников исследован- ных подразделений было выявлено сильное эмоциональное воз- буждение (в пределах от 64 до 113 баллов), а в экстремальных условиях — очень сильное (до 154 баллов, за исключением боль- шинства сотрудников ОМСН). В процессе исследования была установлена устойчивая корре- ляционная зависимость между показателями психологической ус- тойчивости, ситуативной надежности сотрудников специальных подразделений в экстремальных условиях с высоким уровнем их боевых психических состояний. В напряженных условиях у сотрудников наблюдаются усреднен- ные показатели небольшой психологической неустойчивости и ситуативной ненадежности (в пределах от 6 до 20%), что тем не менее позволяет им достаточно успешно справляться с постав- ленной учебной задачей. В экстремальных условиях у большинства сотрудников иссле- дованных специальных подразделений выявлены заметная эмо- циональная неустойчивость и ненадежность (в пределах от 21 до 40%). 72
Подобные изменения в экстремальных условиях часто приво- дят к нежелательным последствиям: необоснованной агрессивно- сти сотрудников, напряженности в отношениях, межличностным и межгрупповым противостояниям, озлобленности, уклонению отрешения хозяйственных и служебных задач, нарушениям дис- циплины, Приведенные данные позволяют сделать вывод о том, что в экстремальных условиях мы сталкиваемся с ситуацией, когда в силу большой динамичности происходящих событий на первый план по значимости и влиянию на поведение специалистов выхо- дят не качества, а их состояния, которые позволяют оперативно разрешать калейдоскоп меняющихся ситуаций. В связи с этим, для того чтобы профессиональные ситуации в экстремальных услови- ях разрешались оперативно, адекватно, без ущерба для психики, специалистам требуется приобретать знания, умения и навыки регуляции боевых психических состояний. Важное значение имеет способность руководителей предвидеть последствия деятельности специалистов в экстремальных услови- ях. Но предвидение не связано с умозрительными рассуждения- ми, которые в экстремальных условиях неизбежно сопровожда- ются отрицательными переживаниями. Важно суметь оценить мо- мент, когда действия в экстремальных условиях являются неиз- бежным и необходимым способом прореагировать на опасность — в соответствии с имеющимися навыками, но без неуместных пе- реживаний. Целесообразно, чтобы эта оценка несмотря на скоро- течность, многовариантность и непредсказуемость событий, была максимально осознанной, чего крайне трудно добиться при по- вышенной эмоциональности. Анализ практики действий специа- листов в экстремальных условиях показывает, что адекватность реагирования в таких условиях обратно пропорциональна повы- шенной эмоциональности. В книге «Потерянный и возвращенный мир» А. Р. Лурия описывает тра- гический случай, происшедший во время Отечественной войны с Л.За- сецким, который сообщил, что он вследствие ранения потерял возмож- ность понимать передаваемую ему вербальную информацию, хотя кар- тинку или рисунок воспринимал. «Я все стараюсь сверить с картинкой,,., а без картинки никакое “словесное” до меня не доходило» [24]. У специалистов, находящихся на высоких уровнях боевых пси- хических состояний (повышенной или полной «включенности» в экстремальные условия их деятельности), наблюдается похожая реакция. Вследствие скоротечности событий (а не физического недостатка, как в случае с Л.Засецким) они не в состоянии ис- пользовать вербальные возможности и представления и могут толь- ко образно воспринимать ситуацию. Однако у специалистов, на- ходящихся на высоких уровнях боевых психических состояний, 73
реагирование на экстремальные условия остаются максимально осознанными. Осмысление, анализ ситуации, принятие решения проходит в более короткие сроки за счет особой концентрации внимания и собранности. В 1999 г. после освобождения одного из населенных пунктов от боеви- ков сотрудники Пермского СОБР участвовали в осмотре жилых домов, в том числе и подвальных помещений, на предмет обнаружения и обезвре- живания оставшихся бандитов. Сотрудник СОБР В., зашедший в один из очередных подвалов, верно определил направление и степень надвигаю- щейся на него опасности. Он выстрелил в сторону угрозы. После осмотра подвала В. обнаружил в предполагаемом им месте тело только что убито- го им боевика с оружием в руках. Позднее В. рассказывал: «Мне нужно было мгновение для оценки опасности, исходящей из дальнего угла под- вала. Рука нажала на спусковой крючок... Только позже при осмотре все- го помещения я понял, что чудом избежал гибели». Происшедшее «чудо» было связано стем, что В. находился в повышен- ном уровне боевого психического состояния. Действия В. не были под- сознательными, интуитивными. Когда было высказано предположение, что на месте боевика мог бы находиться ребенок, он ответил, что его дей- ствия были быстрыми, но не механическими. В быструю оценку ситуации В. включил не только темноту и неуместность присутствия случайного че- ловека в подвале, но и ощущение пристальности, жесткости направлен- ного на него взгляда, глубину выдоха, характерный звук, возникающий от соприкосновения тела (руки) с металлом. Нами было проведено исследование 76 сотрудников ОМОН и ОМСН. Все испытуемые были поделены на две группы -- экспе- риментальную и контрольную. В экспериментальную группу во- шли лица, которые ранее на практике уже сталкивались с опас- ностями, в контрольную — не имеющие такого опыта. Всем со- трудникам были предложены 9 видов опасностей, представляю- щих в той или иной степени угрозу для их жизни и здоровья. По- лученные данные затем перепроверялись с помощью проектив- ной методики «Образные ассоциации» (зарисовка и описание опас- ностей). При характеристике экстремальных условий деятельности те сотрудники экспериментальной и контрольной групп, которые были оценены экспертами (руководители, инструкторы, опыт- ные сотрудники) в ходе непосредственной части профессиональ- ной экстремально-психологической подготовки как находящиеся на высоких уровнях боевых психических состояний (72,5 % сотруд- ников ОМОН и 75 % — ОМСН), воспринимали в качестве объек- тивной опасности факт непосредственной физической угрозы, например смерть или ранение, и не учитывали факт неопреде- ленности экстремальных условий их деятельности. В результате эта неопределенность не подвергалась ими вер- бальному анализу с точки зрения предстоящей опасности. В то же 74
время с помощью проективной методики было установлено, что на невербальном уровне неопределенность экстремальных усло- вий деятельности этими сотрудниками воспринималась и оцени- валась как опасная. При обозначении экстремальных условий деятельности те со- трудники экспериментальной и контрольной групп, которые на- ходились на низком уровне боевых психических состояний (27,5 % сотрудников ОМОН и 25 % — ОМСН), при оценке опасности принимали в расчет не только факт непосредственной физиче- ской угрозы, но и неопределенность экстремальных условий де- ятельности (или затруднялись дать дифференцированную оценку опасности). На первый взгляд это свидетельствовало о недостаточной под- готовленности сотрудников, которые обозначали экстремальные условия в качестве опасных только с точки зрения факта непо- средственной физической угрозы, что вызывало сомнение по по- воду их профессиональной успешности и безопасности. Однако подобный вывод не учитывает особенностей боевых психических состояний, которые основываются не на вербальных рассуждениях и умозаключениях, а на анализе обстановки по- средством образных представлений, благоприятном настрое, дли- тельности и концентрации внимания. Отсутствие длительных рас- суждений заменяется концентрацией внимания, уверенностью в себе и своих возможностях, однозначной реакцией на образное восприятие опасности. В этом случае решение какой-либо пробле- мы становится более эффективным, не требующим напряжения сил, связанного с перебором эффективных и приемлемых для си- туации моделей поведения и не содержащим каких-либо сомне- ний или вербальных рассуждений о результате. Такой подход яв- ляется эффективной реализацией идеи выживания. Было проведено исследование тех же сотрудников спецподраз- делений посредством методики «Образные ассоциации». При оценке опасностей с помощью методики «Образные ассо- циации опасностей» сотрудники ОМОН и ОМСН (47 %) в конт- рольных и экспериментальных группах выделяли опасности с эле- ментами неопределенности. Примером решения профессиональной задачи в экстремальных усло- виях деятельности посредством высокого уровня боевого психического состояния может служить случай, рассказанный одним из сотрудников спецподразделения. В 1996 г. после тяжелого боя с боевиками сотрудник К. был ранен и по- пал в плен. Полевой командир, узнав, что пленник являлся мастером спорта по рукопашному бою, предложил К. провести схватку с одним из боевиков. Результаты схватки должны были определить, погибнет К. или нет. Длительные занятия спортом, неоднократное участие в соревновани- ях и служба в ОМОН приучили К. к самоконтролю и регуляции боевого пси- 75
хического состояния, благоприятного для предстоящей деятельности. Несмотря на имеющееся ранение в ночь перед поединком К. хорошо спал. Он не думал о том, что со стороны боевиков можно ожидать каких-либо провокаций или подвохов, не планировал своих действий, не моделиро- вал возможные варианты ситуаций. К. об этом вспоминал: «Мысли о предстоящем меня не мучили. Возможно, сказались ранение и усталость. Я был уверен в своей правоте, и это давало мне силы. Когда мы сошлись, то я знал, что у меня будет только один удар, на который хватит сил, и я его сделал. У "чеха” был нож, ноя его заметил только тогда, когда все было кончено”. Как рассказал К., во время схватки он не видел ножа, но знал, что нож мог быть, и боевик мог владеть приемами не хуже его. Если бы схватка затянулась, на самочувствие К. могло повлиять его ранение, не- предвиденные обстоятельства. Все это К. было осознанно, оценено и при- нято решение в момент первого взгляда на соперника. Некоторые специалисты спонтанно уходят от заблаговремен- ного поиска разрешения задачи и часто полагаются на свою инту- ицию и натренированность. Однако интуиция может подвести, а натренированность оказаться неприменимой к конкретной ситуа- ции. Поэтому более результативным является приобретение экст- ремальных психических знаний, умений и навыков регуляции боевых психических состояний. Таким образом, психологическая устойчивость и ситуативная надежность специалистов в экстремальных условиях связана с высоким уровнем их боевых психических состояний, в связи с чем приобретение знаний, умений и навыков регуляции боевых психических состояний в экстремальных условиях получает осо- бое, первостепенное значение. Специалисты могут предвидеть последствия своей деятельно- сти и при этом быть успешными только тогда, когда сфера их психики, воспринимающая стимулы, подготовлена к адекватным формам реакций, когда эти реакции доведены до автоматизма в результате длительных тренировок и протекают на фоне боевых психических состояний, благоприятных для работы в экстремаль- ных условиях. Поэтому одна из важных задач профессиональной экстремально-психологической подготовки обучить специалистов самостоятельной регуляции боевых психических состояний, об- разному восприятию, адекватной оценке опасностей, быстрой реакции. В течение 1995 — 2004 гг. проводились занятия по профессио- нальной экстремально-психологической подготовке с сотрудни- ками экспериментальных групп ОМОН и ОМСН по специально разработанным программам. При диагностике психических состояний сотрудников исполь- зовалась методика «Семантический дифференциал состояний». В результате проведенных занятий .с сотрудниками экспери- ментальных групп большинство из них овладело навыками регу- 76
ляции боевых психических состояний. Кроме того, по итогам всех этапов подготовки более чем в два раза уменьшилось количество сотрудников, считающих свои группы подверженными в экстре- мальных условиях негативным состояниям, и в два раза увеличи- лось количество сотрудников, утверждающих, что для их групп стали характерными в экстремальных условиях боевые психичес- кие состояния. Кроме обученности регуляции боевых психических состояний, большинство сотрудников экспериментальных групп оказались в большей степени удовлетворенными межличностными отноше- ниями и профессиональной деятельностью. У них повысился уро- вень профессионализма и групповое экстремально-психологиче- ское мастерство. Эти результаты были подтверждены экспертами (командирами и инструкторами подразделений). 3.4. Регулирование коммуникативных процессов в экстремальных условиях Коммуникация рассматривается как взаимодействие и отноше- ния между руководителем и специалистом, между специалистами, возникающие при обмене информацией и при реализации ими своих должностных обязанностей. Профессиональное общение рассматривается как процесс уста- новления и развития контактов между руководителем и специалис- тами, а также между специалистами, порождаемый потребностями в совместной деятельности. Его цель и специфика задана особен- ностями профессиональной деятельности, иерархической струк- турой организации и подразделения, потребностями руководите- лей и специалистов. Суть профессионального общениия в экстре- мальных условиях состоит в выработке и реализации эффектив- ной стратегии, тактики взаимодействия, построения взаимоот- ношений для нахождения взаимопонимания, выработки совмест- ной позиции, совместного преодоления трудностей, опасностей, предотвращения неоправданных и снижения неизбежных жертв и рисков при выполнении профессиональных задач. В профессиональном общении в экстремальных условиях меж- ду руководителем и специалистами проявляются два взаимосвя- занных аспекта; взаимодействие и взаимоотношения. Взаимодей- ствие определяется должностными обязанностями, нацеливая специалистов на согласованные действия при выполнении слу- жебно-экстремальных задач. Взаимоотношения возникают в резуль- тате проявления специалистами эмоций, переживаний, симпа- тий (антипатий) друг к другу, чувств сострадания, сопережива- ния, являющихся результатом их взаимодействия в экстремаль- ных условиях. Эффективность взаимодействия и профессиональ- 77
ных взаимоотношений в экстремальных условиях зависит от раз- витости профессионального экстремально-психологического по- тенциала, личностных особенностей, подготовленности, профес- сиональной компетентности руководителей и специалистов. Профессиональное общение, как правило, нормативно регла- ментировано, особенно в экстремальных условиях, но от этого оно не теряет личностной значимости и привлекательности. Нор- мативная регламентация придает межличностным отношениям большую ответственность, лаконичность, целостность, важность, тем самым повышая ее общественную и личностную значимость, но она не может заменить общечеловеческих отношений между специалистами и руководителями. Известно, что в профессиях типа «человек—человек» успех в деятельности зависит на 80 — 85% от наличия коммуникативных навыков. Низкая коммуникативная компетентность в экстремаль- ных условиях влияет на понижение уровня управляемости под- разделения и соответственно на возрастание уровня опасности профессиональной деятельности для всего подразделения и каж- дого специалиста. Искажения и потери оперативной информации несут за собой недопонимание, повышенную нервозность, неэф- фективную деятельность и, как следствие, неоправданные физи- ческие, психические потери, травмы, ранения личного состава. Согласно исследованию, в современных отечественных орга- низациях до 70 % всей информации находится вне контроля руко- водства [43]. В экстремальных условиях такая потеря информации происходит крайне редко и, как правило, сопровождается тяже- лыми последствиями. Вместе с тем 25— 10%-ная потеря информа- ции в экстремальных условиях является почти нормой, снижая результативность профессиональной деятельности. Происходит это по различным, но, как правило, личностным или социальным (кор- поративным) основаниям. Например, вследствие недооценки важ- ности информации, переоценки личных возможностей, самона- деянности, расхлябанности, самоуспокоенности, недоверия, по- вышенного уровня агрессивности, групповой солидарности, лож- ного чувства товарищества в ущерб групповым интересам и т.д. Коммуникация в экстремальных условиях обусловливает основ- ные особенности, игнорирование которых грозит самыми тяже- лыми последствиями, уничтожением подразделения и гибелью специалистов. 1. Чрезвычайная и безальтернативная необходимость в посто- янно пополняемой всесторонней и точной информации, недопу- щение ошибок и искажений при доведении приказов до всех спе- циалистов, при координации и контроле за их исполнением (спо- собы пополнения информации и соответственно формы комму- никации меняются в зависимости от стадии проведения опера- ции). 78
2. Наличие временных ограничений при осуществлении ком- муникативных процессов (дефицит времени). 3. Возникновение дополнительной функции взаимоотношений в коммуникации, имеющей поддерживающе-восстановительный характер в условиях повышенного нервного напряжения. При социально-психологическом анализе об- щения обычно выделяют и раскрывают закономерности и меха- низмы в проявлении трех его сторон: перцептивной (восприятие и понимание субъектами общения друг друга); коммуникативной (обмен информацией между субъектами об- щения); интерактивной (взаимовлияния и отношения между субъекта- ми общения). Однако обмен информацией в процессе профессионального об- щения может определять и формирование новой информации, ко- торая может появиться неожиданно. Этот процесс творческий и представляет самостоятельную, крайне необходимую в экстремаль- ных условиях, сторону общения. Вместе с тем в экстремальных ус- ловиях больший интерес представляет формирование в процессе общения не случайной, а ожидаемой и крайне востребованной для принятия единственно верного решения информации, которая рождается в результате совместных волевых усилий [56]. Разные виды профессионального общения в эк- стремальных условиях можно классифицировать по сле- дующим основаниям: по количеству участников общения: межличност- ное и межгрупповое; по типу осуществления о б ще н и я: непосредственное «глаза в глаза» и опосредованное — на основе переписки, разго- воров по телефону, применения электронных средств связи и т.д.; по характеру доминирующих отношений: офи- циальное или формальное (например, командное общение по- средством приказов, распоряжений, указаний) и неофициальное или неформальное (например, общение на основе взаимодействия между специалистами, не находящимися в подчинении друг у друга по службе); по целевой направленности: познавательное (пере- дача, обмен, получение, вычленение нужных сведений, мнений, идей, необходимых для выполнения служебно-боевых задач, рас- ширение информационной компетенции руководителя, подчи- ненных, напарника), экспрессивное (обмен чувствами, пережи- ваниями, формирование психоэмоционального состояния, на- строя, побуждений к предстоящей деятельности), убеждающее (формирование ценностных ориентаций и отношений, способ- ствующих эффективному взаимодействию, применение приемов 79
аргументации для нахождения единой позиции по проблеме); суг- гестивное, или внушающее (изменение мотивации, установок, отношений, поведения); ритуальное (закрепление и поддержание товарищеских отношений в функциональных группах, обеспечи- вающих функционирование корпоративной оргкультуры); по доминирующим средствам передачи инфор- мации: вербальное (речевое общение), невербальное (нерече- вое, с помощью мимики, выражения лица, пантомимики, позы тела, жестов, экспрессивных реакций и др.), комбинированное (сочетание речевых и неречевых средств). Все перечисленные виды коммуникации подразумевают обще- ние в диалоговом режиме («диалогическая коммуникация»), кото- рое является единственно приемлемым в экстремальных условиях. Псевдокоммуникация и квазикоммуникация, не обеспечивающие и не предполагающие постоянную обратную связь в экстремальных условиях, делают всех субъектов коммуникации в экстремальных условиях, уязвимыми в психологическом и физическом плане, так как при этом теряется до 70 % имеющейся и до 90 % прогнозируе- мой информации, которая могла быть потенциально сформирова- на в диалоговом режиме и которая способствует преодолению в общении между сотрудниками «смыслового вакуума», возникаю- щего из-за неадекватной интерпретации ими услышанного, а так- же влияющего на межличностные и межгрупповые связи [12]. В качестве основных групп функций профессионального обще- ния в экстремальных условиях целесообразно выделить обеспечи- вающие и развивающие. К обеспечивающим функциям возможно отнести: - инструментальную (для получения, передачи, преобразова- ния, формирования информации, используемой в процессе при- нятия решений и осуществления какой-либо профессиональной деятельности); - трансляционную (для передачи конкретных способов деятель- ности, оценок, мнений, суждений, предложений, предположе- ний и т.д.); - интегративную (для объединения сотрудников в рамках про- фессионального взаимодействия); - контролирующую (для ограничения речевых и иных проявле- ний у участников делового взаимодействия в условиях повышен- ной конфиденциальности); - экспрессивную (для выражения эмоциональных пережива- ний, характера отношений друг к другу и эмоциональной поддер- жки в трудную минуту). К развивающим группам функций отнесем: - социализацию (для развития индивидуальных психологиче- ских свойств, стиля, базирующегося на групповой субкультуре и этике делового взаимодействия); 80
- самовыражение (для самораскрытия и самоутверждения на основе актуализации и демонстрации различных составляющих личностного потенциала); -саморазвитие (для формирования и развития коммуникатив- ной и иных форм компетентности). В экстремальных условиях для оптимизации профессионально- го общения реализуются задачи: информационно-коммуникатив- ная, аффективно-коммуникативная и регуляционно-коммуника- тивная. Решение информационно-коммуникативной зада- чи охватывает процессы оптимизации передачи, приема, пере- работки и формирования значимой информации. Ее результатом может быть как общее видение проблемы и путей ее решения, так и расхождение взглядов, конфликты. Причиной конфликтов час- то является искажение, непонимание, непринятие информации при се передаче или восприятии. При этом важным моментом яв- ляется эмоциональное отношение руководителя, специалиста к другим участникам общения. Необходимость решения в профессиональном общении аф- фект и в н о-к оммуникативной задачи отражает важность учета эмоциональных состояний руководителей и специалистов в экстремальных условиях, которые неизбежно возникают и изме- няются у субъектов делового взаимодействия. Если в подразделе- нии поддерживается благоприятный морально-психологический климат, специалисты способны к регуляции боевых психических состояний в критических условиях служебно-боевой деятельно- сти, то наблюдается стабильно высокий уровень эффективности в совместной деятельности. В недостаточно подготовленных подраз- делениях с напряженными межличностными и межгрупповыми отношениями, затяжными деструктивными конфликтами (под- робнее см. разд. 3.5 данной главы) более вероятны нарушения за- конности, дисциплины, суициды, гибель отдельных специалис- тов и уничтожение подразделения в целом. Решение регуляционно-коммуникативной задачи в общении в условиях экстремальности предполагает учет не только формальных норм, правил, инструкций, приказов («интердик- тивное общение»), но и неформальных, определяемых оргкуль- турными установками, традициями, обычаями и межличностны- ми взаимоотношениями, симпатиями, аттракциями (притягатель- ностью), взаимными «подстройками». В ситуации общения в экстремальных условиях имеют место различного вида коммуникативные барьеры, затрудня- ющие общение: социально-культурные барьеры, возникающие на основе разли- чий национального, религиозного, политического, профессио- нального, полового, возрастного характера (например, сложно- 81
сти делового общения представителей разных полов, возрастов, должностных статусов, профессиональной специализации и ав- торитетности); психологические барьеры, возникающие из-за индивидуально- психологических различий общающихся людей (например, кон- трастность по ценностным ориентациям и доминирующей моти- вации, индивидуальным стилям, типам психологических защит, темпераментам и др.); барьеры отношения, возникающие на основе сложившихся у руководителей и специалистов межличностных антипатий или по причине группоориентированного поведения (например, влияние недоверия ранее возникшего между людьми на передаваемую дело- вую информацию; формализованное или конфронтационное об- ращение с представителями других функциональных групп из-за наличия явлений группового эгоцентризма); семантико-фонетические барьеры, связанные с различиями в передаче, приеме и понимании информации (например, люди различаются по лексикону, способностям к логичности при фор- мулировании сообщений; возможно несовпадение тезаурусов (т.е. лингвистического словаря языка), стилевых особенностей речи (превалирование структурирования информации по «правилу рам- ки» или «правилу цепи»), фонетических дефектов речи у говоря- щего, неразборчивая дикция, плохая артикуляция, излишек в сообщении неречевых голосовых проявлений, назализаций (в ча- стности, звуков-разделителей типа «э~э-э-э», «хм-м-м-м») (27, 28]. При передаче сообщения вербальными средствами возможны, по П.Мицичу, следующие ее потери: за счет языкового фильтра словесного означивания мыслей теряется 20 % задуманной к пере- даче информации; за счет языкового барьера, бедного запаса слов потери при приеме информации составляют 10 % информации; за счет фильтра воображения и недостаточного желания понять со- беседника теряется еще 10% информации; за счет естественного процесса отфильтровывания в память не попадает еще 36 % ин- формации. Основными компонентами процесса общения являются пози- ции руководителей и специалистов, участвующих в нем, их взаи- моотношения и коммуникативные воздействия друг на друга. Де- ловое общение в экстремальных условиях проявляется в следую- щих основных формах: - сотрудничество, согласие, приспособление, приноравлива- ние, способствующее процессу общения; - соперничество, психологическая оппозиция, диссоциация, конфликтное противостояние может как способствовать, так и препятствовать процессу общения (в зависимости от форм и уровня интенсивности); 82
- психологическое давление, убеждение, разъяснение, просьба, приказ. Стратегия профессионального общения руководителя со спе- циалистами в экстремальных условиях должна учитывать особен- ности оргкультуры подразделений и оптимально соответствовать совместной эффективной деятельности специалистов в условиях повышенного риска. Выработка оптимальной стратегии общения руководителя со специалистами осуществляется постепенно в процессе повышения коммуникативной компетентности и накоп- ления опыта. Оптимальная стратегия делового общения должна быть максимально гибкой и включать в качестве элементов раз- личные формы в зависимости от складывающейся ситуации и позиции собеседника. В качестве типичных стилей построения делового общения оте- чественными исследователями выделяются: авторитарный, риту- альный, манипулятивный, официально-канцелярский и гумани- стический. В экстремальных условиях для руководителя более при- емлем лидерский стиль общения, основанный на лидерском сти- ле деятельности, руководства коллективом (см. раздел 2.4). К его особенностям относится эмоциональный фон взаимного доверия, взаимной ответственности руководителя и специалистов в про- цессе общения. Вместе с тем более правильно выделять у человека доминанту в индивидуально-стилевой структуре общения, где наблюдается определенное соотношение проявлений различных стилей обще- ния. В этом случае говорят о манере общения, присущей челове- ку, которая представляет собой презентуемый человеком другим людям «образ собеседника» [52]. В экстремальных условиях манера общения зависит не только от индивидуального стиля, но и от статуса коммуникатора, существующих стандартах уставных взаи- моотношений, целей, задач, общения, особенностей ситуаций, индивидуально-психологических особенностей общающихся, уров- ня развития психологического климата, сплоченности группы. Кон- структивности общения способствуют такие личностные качества, как эмпатия, внешний локус контроля, высокий уровень само- уважения и уважения к собеседнику, стремление к успеху. На особенности общения в экстремальных условиях влияет нормативно-ролевая, внешне наблюдаемая и содержательно- смысловая сторона взаимодействия. Причем при первом контак- те между специалистами основная роль принадлежит внешне наблюдаемой и нормативно-ролевой сторонам, как внешне про- являемым элементам общения. Вместе с тем опытные руководи- тели обладают психологической наблюдательностью, базирую- щейся на знании закономерностей социальной перцепции и уме- нии применять психологические приемы восприятия людей в общении по их вербальным и невербальным проявлениям. Они 83
фокусируют внимание, «схватывают» смысловое содержание речи собеседника, даже если в ней представлена только часть значи- мой информации или информация передается иносказательно (намеком). При общении руководителя со специалистами и специалистов между собой в экстремальных условиях важен уровень их взаи- мопонимания, основанный на общем или близком мироощуще- нии, мировоззрении, общей системе психологических ценностей. Экстремальные условия, обладая рядом квалифицирующих при- знаков, важнейшим из которых является опасность профессио- нальной деятельности для жизни и здоровья людей, способству- ют уровню такого миропонимания, определению совместной де- ятельности как особой миссии, выработки у специалистов схожих «#-концепций», взглядов, планов, поведенческих норм, устано- вок, ресурсов, возможностей. В связи с этим диалогическое обще- ние между руководителем и специалистами в экстремальных ус- ловиях проходит на высоком доверительном уровне, психологи- ческое воздействие руководителя на специалистов в процессе об- щения значительно повышается, дольше сказываются результаты этого воздействия. Невербальная коммуникативная система состоит из комплекса неречевых средств общения (визуальных, акустических, тактиль- ных, ольфакторных), которые во многом детерминированы со- циокультурными условиями развития человека и играют в дело- вом общении не только вспомогательную роль как способ ориен- тирования в истинности передаваемых сообщений, но в экстре- мальных ситуациях может занимать ведущую роль при передаче информации. Вербальные проявления у человека в межличностном общении составляют менее 35 % от общего объема информации, а более 65 % информации передается с помощью невербальных средств. В экстремальных условиях до 100% информации может переда- ваться с помощью невербальных средств. В обычных условиях между вербальными и невербальными средствами передачи информации существует своеобразное разделение функций: по словесному ка- налу передается чисто содержательная информация, а по невер- бальному — дополнительно смысл и отношение к партнеру по общению. В экстремальных же условиях невербальные каналы пе- редачи информации могут брать на себя указанные функции: со- держательную, дополнительно-смысловую, отношение к партне- ру по общению и ориентационную. В социально-психологических исследованиях разработаны раз- ные классификации невербальных средств общения человека [22]. В экстремальных условиях наиболее часто применяются кинес- тетические невербальные средства общения (передачи информа- ции) — экспрессивно-выразительные движения (жесты, мими- 84
ка, поза, походка) и визуальный контакт глаз (направление дви- жения, частота паузы, длина контакта). В некоторых случаях при- меняется такесика (рукопожатие, объятие, похлопывание) и прок- семика (ориентация, дистанция); реже применяется — просодика (вздох, смех, плач, кашель). Невербальные проявления в общении в экст- ремальных условиях могут выполнять ряд специфи- ческих функций. 1. Информационно-коммуникативную, служащую для передачи констатирующей информации в процессе общения (например, используя указательные, описательные и символические знаки). 2. Регуляторно-коммуникативную, обеспечивающую управление межличностным контактом (например, знаки, свидетельствую- щие об установлении, поддержании, изменении, усилении, за- вершении взаимодействия). 3. Самовыражения, отражающую состояния, процессы, отно- шения, желания, оценки, которые присущи субъекту общения (например, мимические знаки могут быть и выражением эмоцио- нального состояния и знаком мотивационного или мыслительно- го процесса, типичных отношений). Учеными установлено, что затруднения, испытываемые при восприятии и оценке невербальных проявлений другого челове- ка, значительно более многообразны, чем вербальные, и возни- кают в силу культурных, национальных, социальных своеобразий людей, определяются ситуационными и индивидуальными осо- бенностями личности, способностями человека управлять нере- чевыми проявлениями. Однако у специалистов экстремального профиля указанные затруднения во многом нивелируются за счет принадлежности к одной культурной, этнической, социальной, часто половозраст- ной группе населения, совместно проводимой профессиональной экстремально-психологической подготовки, формирования харак- терных для функциональных групп психологических ценностей, мотивов, общих целей, задач, оценки обстановки, осмысления своей роли в группе и экстремальных ситуациях, слаженности, приобретенного экстремального опыта. Невербальные виды передачи значимой информации в экстре- мальных условиях имеют особое значение в силу своих особенно- стей (скорости, бесшумности, простоты, доступности). Качество передачи и приема невербальной информации, ее эффективность во многом зависит от социальной апперцепции руководителей, специалистов и функциональных групп в экстре- мальных условиях (формирование образа, оценка друг друга, «про- чтение» физических характеристик, психологических свойств, поведения). При этом используются такие психологические механизмы межличностной п е р ц е п ц и и, как: 85
физиогномическая редукция (прием и переработка визуальной информации о другом специалисте на основе его внешних невер- бальных проявлений, манеры поведения, особенностей личных аксессуаров, одежды, оружия, средств защиты и т.д.); эмпатия (ситуативно-эмоциональное вчувствование в психи- ческое состояние и понимание переживаний партнера по обще- нию); идентификация (мысленная постановка себя на место другого специалиста и определение того, как он может действовать, об- щаться в предлагаемых ситуациях); рефлексия (рациональное понимание трансформаций поведе- ния другого специалиста путем размышления о сути и направле- нии его возможных личностных реакций в процессе развертыва- ния своих действий); экспектация (использование стереотипных оценочных сужде- ний на основе приобретенного ранее опыта) |7]. При действии указанных механизмов (а особенно эмпатии и экспектации, реализуемых на бессознательном уровне функцио- нирования психики) возможны искажения в восприятии другого человека. Кроме того, особенностью социальной апперцепции является не столько акцент на отдельных качествах личности партнера по общению, сколько восприятие его во взаимоотношениях с други- ми специалистами (по исполняемым обязанностям, статусу в груп- пе, идентификации с группой, притязаниям) с учетом межгруп- повых осознанных и неосознанных механизмов понимания: - социальная категоризация (отнесение специалистов к услов- ным группам для облегчения прогноза их поведения); - групповая идентификация (отнесение себя к какой-либо груп- пе с целью использования потенциальных возможностей группы, приобретения комфортного состояния, чувства удовлетворенно- сти, групповой защищенности, поддержки); - социальное сравнение (сравнение группы, к которой отно- сится специалист с иными группами, обеспечивающее выделе- ние и оценку позитивных и негативных особенностей группы); - стереотипизация (понимание другого специалиста через от- несение его к какой-либо группе и автоматическое перенесение на него типичных для данной группы характеристик). Установлено, что при интерпретации и прогнозировании по- ступков партнера по общению срабатывает психологический ме- ханизм атрибуции (приписывания). Необходимость использования его специалистами обусловливается тем, что информация, полу- ченная при визуальном наблюдении и восприятии партнера, мо- жет оказаться недостаточной, и тогда производится ее «домысли- вание» — приписывание дополнительных элементов по следую- щей схеме: частичная информация, воспринимаемая от собесед- 86
ника—атрибуция— смоделированная требующаяся информация, состоящая из полученной, посредством коммуникации, частич- ной информации + домысленная недостающая информация, по- строенная на основе представлений сотрудника об образе мышле- ния и поведения собеседника. При этом у конкретного специали- ста на основе опыта вырабатываются определенные схемы кау- зальной атрибуции (причинного объяснения): 1) атрибуции персональной ответственности, проявляющейся в склонности специалистов считать кого-то другого виновником случившегося и приписывать ему причину произошедшего; 2) обстоятельственной атрибуции, при которой специалисты склонны винить в произошедшем сложившиеся обстоятельства; 3) стимульной атрибуции, при которой причина случившего- ся видится или в предмете, на который было направлено дей- ствие (например, машина сломалась, потому что с ней давно не проводили профилактический ремонт), или в самом пострадав- шем (например, сам виноват, что не рассчитал свои возможно- сти при выполнении служебно-экстремального задания); 4) личностно-проективной атрибуции, где партнеру по об- щению приписываются определенные негативные личностные черты, которых на самом деле у него нет. Недостатки самого субъекта восприятия им не признаются, а в силу действия «про- екции» — психологического механизма зашиты личности, он обвиняет в возникших трудностях партнера (например: «Если бы тебя не было, то я бы успешно справился с поставленной зада- чей»). Для повышения адекватности профессиональной апперцепции необходимо учитывать следующие моменты. 1. Объект восприятия является одновременно и субъектом об- щения. Он не пассивен и в экстремальных условиях психологиче- ски более значим для воспринимающего субъекта (использование психологического потенциала собеседника для поддержки и сня- тия повышенного напряжения). В этой ситуации закономерно про- явление феномена аттракции, в результате которого познание парт- нера по общению будет вестись на основе отношения, вызванно- го устойчивым чувством его психологической привлекательности. В экстремальных условиях воспринимаемый специалист, даже не предпринимая каких-либо специальных усилий со своей сторо- ны, ощущает проявление к себе интереса со стороны собеседника. Причем независимо от того, что трансформация представлений о сотруднике может происходить как в благоприятную, так и в не- благоприятную для него сторону, иметь различную интенсивность, степень психологической значимости межличностных контактов для каждого специалиста в экстремальных условиях значительно повышается, а значит, повышается и психологическая ценность каждого специалиста. 87
2. Для преодоления социальных стереотипов, которые находят- ся вне критического анализа со стороны сознания, требуется об- ращать особое внимание на сигналы обратной связи от партнера по общению, фиксируя и сравнивая его вербальные и невербаль- ные проявления по значению, ситуационному контексту, инфор- мационному наполнению, эмоциональной окраске и насыщен- ности, личностному отношению к предмету общения. 3. Понимание партнера по общению должно осуществляться на основе анализа его ценностных ориентаций и установок, исполь- зуемых им правил коммуникации, а также в контексте цели об- щения и учета сложившегося отношения к нему [16]. 3.5. Методы профилактики и разрешения конфликтов при управлении личным составом в экстремальных условиях Конфликт (от лат. conflict us — столкновение) как психологиче- ский феномен является условием возникновения экстремальнос- тей социального характера. Его сутью выступают социальные, груп- повые, межличностные и внутриличностные противоречия, ко- торые возникают и не разрешаются мирным путем. Однако и сами экстремальные ситуации порождают, как «снежный ком», конф- ликты различной субъектности, продолжительности, напряжен- ности. Согласно Ф. Глазлу, конфликт — это такое взаимодействие между двумя сторонами (индивидуумами, группами, организаци- ями и т.д.), при котором по меньшей мере одна сторона сознает несовместимость в мышлении, представлении, восприятии, в чув- стве и/ил и в воле с другой стороной (другими сторонами) и при интеракции наталкивается на противодействие другой стороны (других сторон). При отсутствии какого-либо из указанных основ- ных условий ситуация не конфликтна, а содержит определенного вида противоречия: когнитивные разногласия (логические, семан- тические и пр.), перцептивные различия, несовместимость в чув- ствах, поведенческий инцидент и др. Конфликты классифицируют: - по количеству участников (внутриличностные, межличност- ные, личностно-групповые, межгрупповые, организационные); - типу причин (объективного и субъективного характера); - количеству причин (однофакторные, многофакторные, ку- мулятивные); - статусу участников (вертикальные, горизонтальные, смешан- ные); - формам проявления (открытые, скрытые); 88
- объему распространения (канализируемые, эскалируюицие); - последствиям и значению для групп (конструктивные и дес- труктивные); - управляемости (стихийные и организованные); - форме разрешения («схватка», «дебаты», «игры»); - наличию конфликтности (подлинный, ложный, смешанный, неверно приписанный); - содержанию конфликтной сущности (конфликт интересов, конфликт взглядов, мировоззрений, конфликт ценностей и др.). Начало конфликтного взаимодействия может быть связано со случайным или специально организованным поводом и развива- ется через инцидент — «столкновение сторон». Любой инцидент является прорывом конфликта, активным действием. В инциденте ярко проявляются позиции сторон, их намерения, конфликтный потенциал. Инцидент может разрешить, ослабить или обострить конфликт. В экстремальных условиях инцидент может быть полезен для снятия напряженности, но он же может быть и причиной новых происшествий, приводящих к трагическим последствиям. Поэто- му опытные руководители стараются не допускать инцидентов в экстремальных условиях или искусственно провоцируют их до мо- мента возникновения экстремальных условий. Однако имеют место случаи, когда руководители в экстремаль- ных условиях сознательно идут на обострение остро возникающих конфликтов для их скорейшего, исчерпывающего и эффективно- го разрешения. При этом они четко осознают степень риска не- конструктивного развития конфликта и его трагических послед- ствий, но обоснованно (учитывая моральные и профессиональ- но-психологические особенности сторон конфликта, их компе- тентность, подготовленность, обстановку, стоящие перед груп- пой цели и задачи, ответственности, потенциал группы, свой авторитет) рассчитывают на позитивный исход событий. В процессуальном плане конфликт обычно развивается через последовательно следующие друг за другом стадии: 1) возникновение предпосылок конфликтной ситуации; 2) осознание ситуации как конфликтной; 3) переход к конфликтному поведению; 4) разрешение конфликта и его последствия. Среди указанных стадий первые две являются не столь остры- ми по накалу противостояния сторон и позволяют самим участ- никам или при внешнем вмешательстве прервать дальнейшее де- структивное развитие конфликта. Если последнее не сделано, то обострение на третьей стадии противостояния — это активные действия участников по отношению друг к другу. Они могут про- являться в виде словесных угроз (ультиматумов), агрессивных «не- вербальных атак», игнорирования противоположной стороны, 89
сарказма и т.д. При этом разворачивающиеся взаимные действия способны значительно видоизменить конфликтную ситуацию, вовлекая новых людей и привнося в нее новые импульсы в конф- ронтацию. Часто из-за отсутствия у участников должной конф- ликтологической компетентности противостояние имеет тенден- цию к развитию от ситуативных стычек к затяжному противобор- ству и углублению кризиса взаимоотношений {14]. В экстремальных условиях у специалистов может наблюдаться особый психологический феномен моббинг (от английского to mob — приставать). «Проведенное в 2002 г. пилотажное исследова- ние позволяет констатировать, что в коллективах спецподразде- лений моббинг проявляется, как нагруженное конфликтом взаи- модействие на рабочем месте среди коллег или между руководи- телями и подчиненными, при котором притесняемый сотрудник (из-за недостаточной профкомпетенции, проявления отличия по личностным характеристикам от других) не только системати- чески не допускается к полноценному участию в выполнении профессиональных задач, но и, длительное время подвергаясь пря- мым или косвенным придиркам (травле), испытывает серьезный психологический кризис и ухудшение физического самочувствия (здоровья)» [31]. Причины моббинга различны. Чаще всего указывают следую- щие пять: - причины, обусловленные изменениями во внешней среде; - причины организационного уровня; - причины социально-психологического уровня; - причины, связанные с руководством подчиненными; -причины, обусловленные индивидуально-психологическими особенностями. В большинстве случаев моббинг оказывает негативное психо- логическое влияние на конкретных специалистов и психологи- ческий климат подразделения в целом. Однако следует помнить, что у «моббинга» имеются и позитивные моменты, связанные с обеспечением физической безопасности наиболее уязвимых в эк- стремальных условиях специалистов (так, например, недостаточ- но опытные специалисты не допускаются к выполнению наибо- лее рискованных заданий). На поведение сторон в конфликте, динамику развития конф- ликта оказывает влияние не только экстремально-психологиче- ская компетентность специалистов, но и характерные особенно- сти оргкультуры функциональных групп: психологический кли- мат, боевые традиции, боевое содружество, иные атрибуты орг- культуры, которые могут предопределять манеру поведения сто- рон в противодействии друг другу. Для конструктивного разрешения конфликтов в экстремаль- ных условиях необходимы знания по структурно-содержательно- 90
му анализу конфликтов. Психологи при анализе конфликтов ре- комендуют вскрывать следующие его структурные элементы. 1. Участники (оппоненты, стороны) конфликта и его заинте- ресованные наблюдатели. 2. Предмет, причина и повод конфликта. 3. Тип поведения по отношению к противоположной стороне. 4. Стратегии и тактики разрешения конфликта. 5. Исход конфликта. У участников конфликта американский психолог М.Дойч ре- комендует выявлять следующие свойства: ценностно-мотиваци- онные ориентации, представления о конфликте, физические, интеллектуальные и иные возможности личности по разреше- нию конфликта. В отношении заинтересованных в конфликте на- блюдателей, по его мнению, надо обращать внимание на их ин- дивидуальные особенности, отношение к конфликтующим сто- ронам, степень заинтересованности в результатах конфликта, роль и способ влияния на протекание конфликта (обещания, угрозы и пр.). Для различения реальной причины и повода конфликта необ- ходимо, согласно Н.В. Гришиной (1993), анализировать позиции, отстаиваемые в противостоянии. При этом ценностные ориента- ции участников, выступающие как причина конфликта, ими са- мими часто не осознаются и открыто не декларируются, но все- гда служат смысловой основой противоречия и предопределяют остроту конфликтного взаимодействия [16]. Повод же есть конк- ретное событие, послужившее переходу конфликта из скрытого плана в состояние открытого противостояния. Причем сами экст- ремальные условия часто являются катализатором возникновения конфликтов. Конфликтологами при изучении особенностей защиты сторо- нами определенных ценностей, интересов и целей установлена следующая закономерность: чем более значимые для человека ценности и интересы затрагиваются в конфликте, тем менее он будет склонен к уступкам и компромиссам. Противостояние меж- ду специалистами, порой возникнув по частной проблеме (на- пример, по средствам достижения цели), в дальнейшем может углубиться за счет личностных особенностей и установок участ- ников. В этой связи психологи считают необходимым различать два типа конфликтов: реалистические и нереалистические. В пер- вом случае речь идет о наличии объективной основы (предмета) для противостояния. Если же участники взаимодействия в отстаи- вании своей позиции делают опору на прошлый неудачный опыт взаимоотношений и стараются лишь эмоционально доказывать свою правоту, то имеет место нереалистический конфликт, так как целью последнего является открытое выражение накопившейся враждебности и негативных эмоций. 91
Психологами П.Ковачик и Н.Малиевой установлено, что не- реалистические конфликты, в отличие от реалистических, проте- кают более осложнено и являются непредсказуемыми по послед- ствиям, а поэтому их значительно труднее разрешать. Так, причи- ной межличностного конфликта могут выступать недоразумения, являющиеся следствием разных представлений сторон по поводу конкретных предметов, фактов, явлений и т.д. Механизм их про- исхождения раскрыт психологом М.Мольц. Мы часто ожидаем, что окружающие будут реагировать на те же факты или обстоя- тельства так же, как мы, делая те же выводы. Но человек реагиру- ет не на реальные факты, а на свои представления о них [26]. Кроме того, причиной межличностного конфликта часто высту- пают ролевые позиции, которые руководители и специалисты занимают во взаимодействии. Согласно Эрику Берну, создавшему теорию и психотерапевтический метод трансактного анализа, в основе противоречия в понимании людьми друг друга могут ле- жать различия в занимаемых эго-состояниях («ребенок», «взрос- лый», «родитель»). Причиной конфликта может выступить и меж- личностная несовместимость — взаимное неприятие (антипатия) между руководителями и специалистами, возникающее на основе несовпадения их индивидуально-психологических характеристик (по чертам характера, темперамента, психофизиологическим ре- акциям и пр.). Это приводит к росту эмоционального отчуждения между ними, проявляясь в общении через сложные формы меж- личностного антагонизма и противоборства. В основе межличностных конфликтов между руководителями и специалистами могут быть и социальные стереотипы (по Л. Цой), устоявшиеся взгляды, модели поведения, установки и другие про- явления, ставшие шаблонами и в силу этого находящиеся вне критического анализа со стороны их сознания и блокирующие конструктивную коммуникацию. Особенно часты такие конфлик- ты между руководителями и специалистами с большим профес- сиональным стажем, с одной стороны, и вновь принятыми со- трудниками — с другой. Руководитель должен разбираться в сте- реотипах, лежащих в основе конфликтов. К наиболее распространенным стереотипам относятся: интен- ция (позиция, вырванная из контекста целостного события и пред- ставляемая как единственно позитивная в данных условиях), ус- тановка на агрессивно-защитный механизм реагирования (пози- ция, основанная на недоверии), принятие интерпретации факта за сам факт (позиция, основанная на негативном ожидании), под- мена содержания формой (позиция, основанная на эмоциональ- ном восприятии формы сообщения за суть сообщения), негатив- ная интерпретация вопросов (отождествление содержания вопро- сов с прогнозируемыми ответами, восприятием и мнением ин- тересующегося о самом человеке, основанными на собственных 92
предубеждениях отвечающего), самоотождествление себя с дру- гими субъектами, предметами,' явлениями (восприятие критики в адрес профессии, национальности, идеологии, партии, чело- века, и т.п. как критику в свой адрес), занятие позиции правдоис- кателя (восприятие всякого общения как борьбу за правду, а со- беседников только как своих сторонников или противников), за- нятие позиции оскорбленного или обиженного (проявление об- винительных высказываний или агрессивных действий по отно- шению к обидчику). Согласно Н. В. Гришиной, сценарий конфликтного поведения, который будут реализовывать его участники, а также его исход зависят как от ситуации, так и от их индивидуальных особеннос- тей и предшествующего опыта взаимоотношений. Это всецело от- носится и к экстремальным условиям. Согласно Ф. Глазлу, особенности поведения сторон в конф- ликте, создающие особый социально-психологический климат взаимоотношений, позволяют различать два вида конфликта: «го- рячий» и «холодный». При «горячем» конфликте наблюдается до- минантная сверхактивность и сверхчувствительность в отстаива- нии своих идеалов со стороны сторон, проявляющаяся преиму- щественно в тактике коротких «взрывных атак» и внешне прием- лемых мотивировок своего поведения. Конфликтующие стороны хотя и проявляют экспансию, но порою чувствуют и тягу к взаи- моцентрированию. Интервенция в данном типе конфликтов из-за их публичности может идти по пути личного разъяснения участ- никам обеих сторон неадекватности их перцепций, позиций, об- раза поведения. Далее уже могут быть конструктивные взаимные сопоставления и обсуждения сложившейся системы отношений. В экстремальных условиях наиболее опасны «холодные» конф- ликты, которые не всегда внешне проявляются и для непосвя- щенного в них незаметны. Вместе с тем если в обычных условиях «холодные» конфликты проходят через тактику «глухой защиты» и ведут к нарастанию парализации всякой внешне видимой ак- тивности, то в экстремальных условиях холодные конфликты про- ходят через тактику «затаивания» и перерастают при первом удоб- ном случае в «горячие» конфликты, которые проявляются как активное противостояние специалистов друг другу. «Холодные» конфликты требуют активного вмешательства ру- ководителей, чтобы преодолеть наметившуюся в подразделении центробежную тенденцию («социальная эрозия целостности под- разделения на основе поведения специалистов в виде постоянных избеганий-уклонений от контактов»). Урегулирование «холодно- го» конфликта требует, по сравнению с «горячим», значительно большего времени, так как сначала нужно восстановить доверие у членов сторон к самим себе (преодолеть заниженную самооцен- ку, избавиться от защитного стиля уклонения), а потом наладить 93
посредничество и ввести конструктивные процедуры взаимодей- ствия друг с другом (прежде всего через преодоление отрицания наличия конфликта и улучшения обратной связи в коммуника- ции «с глазу на глаз»). Работа с конфликтом может осуществляться на разных уровнях: 1) превентивном — своевременные мероприятия, которые за- ранее предотвращают готовящийся разразиться конфликт; 2) куративном - внедрение (интервенция) в конфликтную ситуацию, когда борьба сторон налицо и уже проявляются вред- ные последствия. Воздействия в конфликте могут быть направлены на различ- ные аспекты конфликта: - на конфликтный потенциал через уменьшение действия не- благоприятных факторов субъективного (особенности характе- ра, привычки, мнения и т.д.) или объективного (недостатки организации, «размытые» функциональные обязанности и т.д.) планов; — на конфликтный процесс, который определяется механиз- мами искажения мышления, перцепции и пр., усиливающими взаимное недоверие или приводящими к радикализации волевых действий; - на последствия конфликта, чтобы уменьшить их как на лич- ностном (чувство обиды, изолированность и пр.), так и объектив- ном (снижение работоспособности и пр.) уровнях. В зависимости от центрирования на конкретных из указанных аспектах или их совокупности рассматривают разные подходы к работе с конфликтами: - разрешение конфликта — работа со всеми тремя указанными аспектами, но при акценте на первом и втором и прежде всего через такие меры, как улучшение организации профессиональ- ной деятельности, распределение ресурсов, согласование целей представлений, ориентации и образа поведения сторон или при- менение мер по повышению квалификации руководителей и спе- циалистов; - управление конфликтом — где воздействия ведутся прежде всего на конфликтный процесс для обеспечения его благоприят- ного направления через попытку переломить динамику нараста- ния агрессии и других отрицательных процессов; - контроль конфликта или овладение им — достигается через воздействия по уменьшению его последствий (посредством разъяс- нений, внушений, приказов, взысканий, устранения одной из сторон и т.д.); - урегулирование конфликта -- обеспечивается за счет воздей- ствия на процесс и последствия посредством нормирующего влия- ния руководителя, подчеркивания общих целей, задач, повыше- ния взаимодоверия. 94
- субституция, т.е. замена или смешение конфликта — обес- печивается за счет выборочного воздействия на конкретный ас- пект (потенциал, процесс, последствия), чтобы произошла за- мена изначально спорного момента на менее сложный или заме- на лиц в конфликтующей стороне, чтобы первичные факторы конфликта отступили на задний план или процесс стал менее агрессивным и т.д. В любом случае для овладения и умелого управления конфлик- тами в экстремальных условиях руководителям нужно обладать экстремально-конфликтологической компетентностью. В словарях слово «компетентность» в общеупотребительном зна- чении определяется как обладание компетенцией, а последняя, в свою очередь, как круг вопросов, в котором кто-либо хорошо осведомлен или которым хорошо владеет. Под экстремально-конфликтологической компетентностью в представленной работе понимается управление конфликтами в экстремальных условиях на основе имеющихся профессионально значимых качеств, знаний, умений, навыков. Управление конф- ликтами в экстремальных условиях заключается в адекватном по- нимании руководителями роли различных типов конфликтов в общении со специалистами, между группами, подразделениями, умении с учетом особенностей ситуации и специалистов приме- нять конструктивные стратегии общения и психотехники воздей- ствия в конфликте, где руководителям приходится быть одной из действующих сторон или выступать в качестве третьей стороны, привлеченной к его разрешению. В настоящее время компетентное понимание конфликта осно- вывается: - на неоценочном, нейтральном отношении к конфликту (кон- фликты сами по себе ни плохи, ни хороши, они могут иметь де- структивный и конструктивный характер, все зависит от выпол- няемой ими функции и их формы); - более широком и глубоком понимании конфликтного фено- мена (конфликт — это не только стихийные, неорганизованные столкновения людей, но и цивилизованные функциональные взаи- модействия, формы реализации развития людей и деятельности, регуляционно-управленческие влияния и воздействия людей и общества; - активной и эффективной позиции по отношению к конф- ликтной реальности (специально-научное, конфликтологическое изучение; развитие новых конфликтных практик, инструмента- рия воздействия на конфликты; становление конфликтологиче- ского образования, культурация конфликтной реальности) [49]. Структура экстремально-конфликтологической компетентно- сти руководителя в экстремальных условиях основывается на на- правленности, мотивации, ценностно-смысловых, стилевых осо- 95
бенностях, познавательно-прогностических и организаторских способностях при разрешении конфликтов. Руководитель в ходе конфликтов между специалистами в экст- ремальных условиях может реализовывать один из пяти основных стилей (по К.Ч.Томасу, Р.Х. Килменну) разрешения конфликта: уступчивость, уклонение, компромисс, конкуренцию и сотруд- ничество. При выборе конкретного стиля учитывается значимость конфликта для конфликтующих, отряда и руководителя. Прини- мается во внимание авторитетность, опытность, профессиональ- ные возможности, компетентность сторон, характер сложивших- ся отношений между сторонами и каждой из сторон, наличие взаимных интересов, а также динамика развития конфликта, ее влияние на функционирование группы и подразделения в экстре- мальной ситуации. При разрешении конфликтов руководитель может использо- вать одну из следующих ролей: третейского судьи, арбитра, по- средника или помощника. В экстремальных условиях, как прави- ло, руководитель имеет дело с быстро обостряющимися конф- ликтами. Причем у него нет времени на детальное разбиратель- ство конфликтов, а сами конфликты, как правило, носят ситуа- ционный, кратковременный, но часто обостренный характер. Поэтому, с учетом отмеченного и должностного статуса руково- дителю целесообразно принимать роль арбитра, но могут быть и исключения, когда более целесообразно избрать роль посредни- ка, помощника (наличие у конфликтующих сотрудников большого опыта, авторитета, хороших навыков общения и взаимодействия, отсутствие четких критериев разрешения проблемы, недостаточ- ная опытность самого руководителя) или третейского судьи (при- мерение сторон через совместное участие в мероприятиях, требую- щих поддержки, взаимовыручки, опытности руководителя, уве- ренности в потенциале группы и подразделения в целом). Важность профилактики деструктивных конфликтов в экстре- мальных условиях обусловлена не только их негативным влияни- ем на психическое состояние и здоровье специалистов, но и ухуд- шением работоспособности, эффективной деятельности специа- листов, функциональных групп, подразделений, что неизбежно приводит к ранениям и гибели специалистов, срыву выполнения поставленной профессиональной задачи, осложнению оператив- ной обстановки. Существуют две модели анализа и последующего воздействия на разрешение конфликтов: субъектная (персонально-процессу- альный, или анаскопический подход) и объектная (структурный, или катаскопический подход). При первой модели изучается и оказывается воздействие преимущественно на образ мыслей, по- зицию и формы поведения специалистов, на отношения между отдельными лицами и группами. При втором подходе ставится 96
вопрос об организационных, статусных изменениях в функцио- нальной группе, подразделении, распределении ролей, функций, изменении системы стимулирования. В экстремальных условиях часты ситуации, когда для конст- руктивного и скорейшего разрешения деструктивного конфликта целесообразно применять комплексную модель субъектно-объект- ную, одновременно воздействуя как на причину возникновения конфликта, так и на факторы, влияющие на его разрастание. При разрешении конфликта руководитель должен обеспечить, условия, при которых бы сами стороны конфликта принимали участие в его разрешении. В связи с тем что любой конфликт (по какой бы причине он не произошел) содержит в себе противоре- чие между ожиданиями специалистов и фактическим положени- ем дел, всегда необходимо добиваться изменения отношения спе- циалистов к фактическому положению дел и к их ожиданиям, а при необходимости изменять и сами реальности. Независимо от применяемых конкретных методов разреше- ния деструктивных конфликтов усилия руководителя прежде всего должны быть направлены против негативных явлений, порожда- ющих конфликт, но приоритетным в экстремальных условиях всегда является боеспособность подразделения, группы, от ко- торой зависит жизнь всех специалистов. Поэтому в исключитель- ных случаях при разрешении деструктивных конфликтов руко- водитель может изолировать конфликтующие стороны или одну сторону от остального подразделения, группы (отстранить от выполнения задания, службы на определенный промежуток вре- мени, эвакуировать в место постоянной дислокации, арестовать), т.е, направить свои усилия против самих конфликтующих сто- рон. Руководитель должен использовать все средства для выявле- ния и устранения еще в доэкстремальный период скрытых или открытых конфликтов. Иногда сами экстремальные условия по- могают руководителям разрешить конфликты между отдельны- ми специалистами, способствуя объединению и мобилизации конфликтующих специалистов на совместную деятельность. Это может произойти только в хорошо подготовленном подразделе- нии, имеющем благоприятный социально-психологический кли- мат. Овладение технологией работы с конфликтами и ее практи- ческое применение в экстремальных условиях основано: - на базовых профессионально значимых качествах: направ- ленности, мотивации, коммуникации, профессиональном вни- мании, наблюдательности, интеллектуальных, волевых, физиче- ских, психомоторных качествах, эмоциональных особенностях [39]; - специальных профессионально значимых качествах: бдительно- сти, оптимальной работоспособности, способности к много вари ант- 97
ным, но адекватным в экстремальных условиях и быстрым действи- ям, а также специальным знаниям, умениям и навыкам [41]; - знаниях, умениях, навыках: нахождения причин конфлик- тов и возможностей его разрешения, оказания психологического воздействия на участников конфликтов с целью его урегулирова- ния, оказания консультативной помощи и осуществления посред- ничества в урегулировании и разрешении конфликтов, построе- ния работы с конкретными конфликтами. Руководитель в экстремальных условиях должен быть способ- ным эффективно работать с самыми различными видами и типа- ми конфликтов, владеть широким репертуаром конфликтологи- ческих техник. Например, для разрешения межличностных конфликтов меж- ду специалистами возможно использовать технологию «4-шаго- вый метод», разработанную американским психологом Д.Дэном. Она базируется на двух ключевых правилах: не прерывать общение ни при каких обстоятельствах и не применять силовых методов [14]. Шаг 1. Признайте существование противоречий и найдите вре- мя для беседы. При осознании хотя бы одной из конфликтующих сторон наличия противоречий уже есть шанс для начала диалога. Ш аг 2. Подготовьте условия конструктивной беседы. Выбор с позиции удобства места и времени встречи, обеспечение требуе- мой продолжительности, конфиденциальности и других условий будет способствовать эффективному общению. Шаг 3. Обсудите совместно проблему. Процесс встречи дол- жен включать 4 части. • Вступительная часть (через подчеркивание важности и необ- ходимости решения проблемы, обсуждение правил взаимодей- ствия). • Приглашение к откровенному разговору (через выяснение позиции партнера по предмету противоречий, границам претен- зий и т.д.). • Диалог между сторонами конфликта (выяснение возможно- стей устранения разногласий и демонстрация поддержки, в том числе на основе «жестов примирения»). • Прорыв (проявляется через смену у партнеров позиции от про- тивостояния («я — против тебя») на поиск решения, где уже де- монстрируется позиция сотрудничества («мы — против проблемы»). Ш а г 4. Заключите договор (выход на совместное решение). Глав- ным при этом являются некоторые методы урегулирования меж- личностного конфликта. Метод «выхода чувств». Оппоненту дают возможность выска- зать все, что у него наболело и тем самым понижают спровоциро- ванное конфликтом эмоционально-психологическое напряжение. После этого человек в большей мере предрасположен к поиску вариантов конструктивного выхода из конфликтной ситуации. 98
Метод «положительного отношения к личности». Конфликтую- щий, несмотря на то, прав он или виноват, всегда страдалец. По- этому надо высказать ему свое сочувствие и дать положительную характеристику его личным качествам (например, через фразу типа: «Вы человек умный, а поэтому...»). Стремясь оправдать положи- тельную опенку, прозвучавшую в его адрес, оппонент будет стре- миться найти конструктивный способ разрешения межличност- ного конфликта. Метод «вмешательства авторитетного третьего». При не вос- приятии оппонентом позитивных слов целесообразно привлечь к содействию «третье лицо», которое пользуется доверием участни- ков конфликта. Оно способно подвести намерения сторон к ком- промиссу и способствовать протеканию между ними переговор- ного процесса. Метод «расширения духовного горизонта конфликтующих». С помо- щью третьих лиц предпринимаются попытки вывести конфликтую- щих за рамки субъективного восприятия конфликта и помогают уви- деть ситуацию в целом со всеми возможными последствиями. Психотехника «обмена позиций». Конфликтующим предлагается высказать претензии с учетом позиции оппонента. Последнее по- зволяет «выйти» за пределы своих личных обид, целей и интере- сов и лучше понять оппонента. Среди методов профилактики руководителем конфликтных ситуаций в подразделении следует выделить следующие: - организационные методы, предполагающие создание усло- вий, направленных на устранение конфликтной среды, ослабле- ние или ликвидацию источников конфликта. Для этого следует повышать четкость требований по взаимодействию между специ- алистами (однозначное формулирование и внедрение прав, обя- занностей, норм, правил работы, подкрепление их традициями, обычаями, особенно в экстремальных условиях), формирование общеотрядных ценностей и целей, общепонятные критерии и показатели в системе поощрений (например, премирование по итогам успешно проведенной операции против преступной груп- пы, задержание опасных преступников); - персональные методы, предполагающие индивидуальное воз- действие руководителя на специалистов через демонстрацию по- зитивных способов и приемов разрешения споров, исключение фактов затяжных, неконструктивных конфликтов, коррекцию мотивации специалистов на открытое обсуждение проблем, вза- имное доверие, открытие чувств, взаимопонимание, взаимовы- ручку, поддержку, выработку совместных целей, решений, взаи- мозаменяемость, совместную деятельность, ее успешность, ис- пользование личной власти как последнего, но наиболее ради- кального способа для прекращения эскалации конфликта и его разрешения. 99
ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ 1.4'го понимается под профессиональным экстремально-психологи- ческим потенциалом руководителя и функциональной группы и какие компоненты в него включаются? 2. Каковы условия повышения профессионального экстремально-пси- хологического потенциала? 3. Что включается в понятие «профессиональная компетентность ру- ководителя»? 4. Какие позитивные эмоционально окрашенные психические состо- яния могут возникать у специалистов в экстремальных условиях? 5. Почему в экстремальных условиях важен настрой на предстоящую деятельность и в чем заключаются его особенности? 6. Какие вы знаете уровни мобилизованности, боевых психических состояний специалистов? Какие из них приемлемы для деятельности в экстремальных условиях? 7. Что такое коммуникация и профессиональное общение? 8. Какие особенности обусловливает коммуникация в экстремальных условиях? 9. По каким основаниям возможно классифицировать различные виды профессионального общения в экстремальных условиях? Какие основ- ные группы функций выполняет профессиональное общение в экстре- мальных условиях? 10. Какие барьеры и потери существуют при профессиональном об- щении в экстремальных условиях? 11. Какие стратегии и стили профессионального общения применяют в экстремальных условиях? 12. Какие функции выполняют невербальные проявления в общении в экстремальных условиях? 13. Как проявляется психологический механизм атрибуции (припи- сывания) в экстремальных условиях? Какие психологические особенно- сти следует учитывать для повышения адекватности профессиональной апперцепции в экстремальных условиях? 14. Какие существуют конфликты и их классификации? 15. Какие известны стадии развития и разрешения конфликтов? 16. Какие существуют структурные элементы конфликтов? 17. В чем заключаются особенности «работы» с конфликтами, раз- решение «горячих» и «холодных» конфликтов в экстремальных усло- виях? 18. Что понимается под экстремально-конфликтологической компе- тентностью руководителя? Какие методы целесообразно использовать при разрешении конфликтов в экстремальных условиях? РЕКОМЕНДОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА 1. Аверин В. А. Психология личности. — СПб., 1999. 2. Актуальные проблемы совершенствования работы с кадрами пра- воохранительных органов. — М.. 2004. 100
3. Андреев Н. В., Хохлова Н. Г. Изучение проявлений стресса и пробле- мы психологического обеспечения деятельности сотрудников ОМОН ГУВД г. Москвы в экстремальных ситуациях // Проблемы деятельности ОВД в экстремальных условиях: Сб. научных трудов ВНИИ МВД РФ, (ДСП). - М., 1995. 4. Асмолов А. Г. Психология личности. — М., 1990. 5. Бовин Б. Г., Мягких Н. И., Сафронов А. Д. Основные виды деятельно- сти и психологическая пригодность к службе в системе органов внутрен- них дел (справочное пособие). — М., 1997. 6. Богоявленская Д. Б. Психология творческих способностей. — М., 2002. 7. Бодалев А. А. Восприятие и понимание человека человеком. — М., 1982. 8. Воробьев А. И. Синдром посттравматического стресса у ветеранов войны, перенесших боевую психическую травму // Военно-медицин- ский журнал. — 1991. — № 8. 9. Гришина Н. В. Давайте договоримся. Практическое пособие 'пя тех, кому приходиться разрешать конфликты. — СПб., 1992. 10. Горелов А. А. Бессловесной мысли знак. — М., 1990. 11. Дикая Л. Г* Суходоев В. В., Шапкин С. А. Исследование психологи- ческих механизмов надежности человека-оператора в экстремальных ус- ловиях трудовой деятельности // Материал X научных Гагаринских чте- ний по космонавтике и авиации. — М., 1991. 12. Дридзе Т.М. Коммуникация и партнерство // Конфликтология в трансформирующемся российском обществе: теория и практика. — М., 1998.-С. 11-12. 13. Дридзе Т. М. Социальная коммуникация в управлении обратной свя- зью//СОЦИС. - 1998. — № 10. 14. Дэн Д. Преодоление разногласий. Как улучшить взаимоотношения на работе и дома. — СПб., 1994. 15. Ещенко Н.Г. Негативные психические состояния в деятельности сотрудников СОБР и пути преодоления их последствий: автореф. и дис. ... канд. психол. наук. — Тверь, 1997. 16. Знаков В. В. Понимание в познании и в общении. — Самара, 2000. 17. Ильичев А.А. Большая энциклопедия выживания в экстремальных ситуациях. — М.. 1999. 18. Китаев-Смык Л.А. Психология стресса. — М., 1983. 19. Котенев И. О. Психологическая диагностика постстрессовых состоя- ний у сотрудников ОВД. — М., 1997. 20. Котенев И. О., Филиппов Н. М. Психологические аспекты готовно- сти личного состава частей и подразделений органов внутренних дел к действиям в условиях межнационального конфликта // Совершенство- вание системы экстренною реагирования ОВД на чрезвычайные ситуа- ции. — М., 1993. 21. Куликов Л. В. Психические состояния: хрестоматия. — СПб., 2000. 22. Лабунская В.А. Невербальное поведение. — Ростов н/Д, 1986. 23. Лебедев В. И. Особенности психической деятельности в изменен- ных условиях существования: авгореф. ... докт. психол. наук. — М., 1983. 24. Лурия А. Р. Потерянный и возвращенный мир. — М.. 1971. 25. Мельников В. М. Социально-психологическая профилактика и психо- коррекция стрессовых состояний сотрудников сводных отрядов ОВД в 101
экстремальных (боевых) условиях: автореф. и лис. ... канд. психол. наук. — М., 2001. 26. Мольц М. Я — это Я, или как стать счастливым. — СПб., 1992. 27. Панасюк А. Ю. Психология профессиональной коммуникации юри- ста // Юрист. — 1996. — № 2. 28. Панфилова А. П. Деловая коммуникация в профессиональной дея- тельности. — СПб., 2001. 29. Петровский А. В., Ярошевский А. В. Теоретическая психология: учеб, пособие. — М., 2001. 30. Пиз А. Язык телодвижений. — Н. Новгород, 1992. 31. Поздняков В. М. О профилактике моббинга в коллективах спецпод- разделений ОВД // Ежегодник Российского психологического общества (Материалы ill Всероссийского съезда психологов). — СПбГУ МВД Рос- сии, 2003. 32. Поздняков В. М., Реуцкая И. Е. Проблемы в профессионально-лич- ностном росте руководителей ОВД и психологическая помощь при их разрешении — М., 2005. 33. Посттравматический и поствоенный стресс. Проблемы реабилита- ции и социальной адаптации участников чрезвычайных ситуаций: меж- дисциплинарный подход // Материалы третьей научно-практической конференции — Пермь, 1998. 34. Почетное Г. Г. Имидж-мейкер. — Киев, 1995. 35. Психологическое обеспечение деятельности личного состава ОВД в экстремальных условиях (на опыте психологического обеспечения в период вооруженного конфликта в Чеченской Республике): метод, реко- мендации //Директивные материалы МВД России за 1997 год по работе с личным составом в ОВД. — М., 1998. 36. Психологическое обеспечение профессиональной деятельности сотрудников ОВД и ВВ МВД России // Тезисы выступлений участников Всероссийского совещания руководителей подразделений психологиче- ского обеспечения органов внутренних дел и внутренних войск. — М., 2000. 37. Романова Е. С., Потемкина О. Ф. Графические методы в психологи- ческой диагностике. — М., 1992. 38. Селье Г. Стресс без дистресса. — М., 1977. 49. Соловьев И. В. Психологическая адаптация военнослужащих внут- ренних войск МВД России к служебно-боевой деятельности в условиях вооруженного конфликта: дис. ... канд. психол. наук. — М., 1998. 39. Смирнов В. Н. Особенности профессиональной экстремально-пси- хологической подготовки сотрудников специальных подразделений ОВД. — М., 2003. 40. Смирнов В. Н. Профессионально-психологическая подготовка юри- стов к действиям в экстремальных условиях. — М., 2003. 41. Смирнов В.Н. Профессионально-психологическая подготовка со- трудников спецподразделений ОВД к действиям в экстремальных усло- виях: автореф. и дис. ... док. психол. наук. — М., 2004. 42. Смирнов В. Н. Профессиональная экстремально-психологическая подготовка сотрудников специальных подразделений ОВД: учеб, посо- бие. — Домодедово, 2005. 102
43. Снетков В. М. Психология коммуникации в организациях. — СПб., 2000. 44. Стернберг Р., Форсайт Д., Хедлант Д. Практический интеллект. — СПб., 2002. 45. Столяренко А. Л/. Экстремальная психопедагогика. — М., 2002. 47. Трейси Б., Шеелен Ф. М. Личность лидера. — Минск, 2002. 48. Трубочкин В. П. Психологическая культура в органах внутренних дел: проблема и концепция // Психология в управлении, политике и праве. — М., 2003. 49. Трубочкин В. П. Концептуальные смыслы конфликтной компетент- ности // Актуальные проблемы совершенствования работы с кадрами правоохранительных органов. — М., 2004. 50. Ушатиков А. И. Психологическая подготовка сотрудников пени- тенциарных учреждений к действиям в экстремальных условиях: учеб.- метод. пособие. — М., 1997. 51. Човдырова Т. С. Проблемы повышения психологической стрессоус- тойчивости личного состава системы МВД России в экстремальных ус- ловиях. — М., 1998. 52. Шепелъ В. Л/. Имиджеология: Секреты личного обаяния. — М., 1994. 53. Шепель В.М. Управленческая антропология. — М., 2000. 54. Шпалинский В. В. Психология менеджмента. — М., 2000. 55. Штангль А. Язык тела. Познание людей в профессиональной и обы- денной жизни. — М., 1993. 56. Яноушек Я. Проблема общения в условиях совместной деятельно- сти // Вопросы психологии. — 1982. — № 6. 50. Reiser Л/.-Stress Distress and Adaptation in police Work. // The police Chief, USA. - 1976. - No.l.
ГЛАВА 4 ОРГАНИЗАЦИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭКСТРЕМАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКИ РУКОВОДИТЕЛЕЙ, СПЕЦИАЛИСТОВ И ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ГРУПП 4.1. Современные требования к профессиональной подготовке и подготовленности руководителей, специалистов и функциональных групп экстремального профиля Основные современные требования профессиональной подго- товки и подготовленности руководителей, специалистов и функ- циональных групп экстремального профиля связаны с интенси- фикацией процесса подготовки, максимальным приближением содержания обучения к реальным условиям экстремально-служеб- ной деятельности, улучшением методического обеспечения и ус- ловий проведения занятий. Повышение эффективности усвоения знаний и практических навыков по направлениям служебной де- ятельности зависит от широкого применения комплексных заня- тий и практических тренировок, внедрения компьютерной тех- ники и технических средств обучения. Профессиональная подготовка руководителей, специалистов и функциональных групп к деятельности в экстремальных условиях является частью всей системы профессионального образования по профессиям экстремального профиля. Эта система неразрывно связана с процессами, происходящими в обществе. Ухудшение экологической, техногенной, социальной, обострение кримино- генной обстановки в стране, изменение качественных характери- стик преступности, разрастание терроризма обусловили потреб- ность в определении, уточнении и коррекции профессиональной подготовки руководителей, специалистов и функциональных групп экстремального профиля, разработки новых подходов, форм и методов. Не секрет, что многие из них давно устарели, так как были ориентированы на подготовку специалистов для совершен- но иных условий работы. В настоящее время назрела необходимость введения новой, дополнительной специальности в перечень специальностей выс- шего профессионального образования — служебно-экстремальной. Служебно-экстремальная деятельность обусловлена своей спе- цификой. Квинтэссенцией этой деятельности является спасение 104
жизни и здоровья людей, выполнение созидательных функций в ситуациях повышенной опасности для жизни и здоровья, а также пресечение физического и психологического сопротивления пра- вонарушителей с применением силы. Деятельность руководителей, специалистов и функциональ- ных групп проходит, как правило, в условиях, для которых ха- рактерна нс только повышенная напряженность, но и повышен- ная личная ответственность. Умение вовремя и правильно по- нять требования, предъявляемые профессиональной деятельно- стью к руководителям, специалистам и функциональным груп- пам в экстремальных условиях, позволяет привнести в процесс подготовки своеобразие, акцентировать подготовку прежде все- го на формировании особого экстремально-ориентированного со- знания у специалистов и групп, используя специальные сред- ства и способы, повышающие психологическую устойчивость персонала. «Психологическая устойчивость — свойство личности руково- дителя, специалиста не поддаваться неблагоприятным психоло- гическим обстоятельствам решаемых задач, не снижать под их влиянием качество выполнения профессиональных действий» [18]. Академией управления МВД России в 2001 г. в МВД —УВД субъектов Российской Федерации было проведено анкетирование сотрудников органов внутренних дел некоторых подразделений, наиболее часто выполняющих задачи в экстремальных условиях, на предмет установления их субъективной оценки в отношении служебной и профессиональной подготовленности к действиям в экстремальных условиях. Результаты анкетирования показали, что далеко не все сотруд- ники перед их деятельностью в экстремальных условиях проходи- ли профессиональную подготовку по специальной программе. Тем не менее о своей подготовленности к действиям в экстремальных условиях сообщило подавляющее большинство сотрудников, а количество уверенных в своей подготовленности сотрудников было почти 100%. Для подобных оптимистических выводов имелись как субъек- тивные, так и объективные основания. Объективным основанием для этих выводов послужил харак- тер выполняемых служебно-боевых задач большинством сотруд- ников в экстремальных условиях со сравнительно небольшой сте- пенью риска. К ним были отнесены; осуществление пропускного режима на блок-постах, участие в осмотре населенных пунктов, освобожденных от боевиков, в сопровождении автоколонн или лиц начальствующего состава. В операциях, связанных с повышенной угрозой для жизни и здоровья сотрудников, участие в которых свидетельствовало об их полноценной подготовленности к экстремальным условиям, тре- 105
бовало особых усилий и настроя, было задействовано только око- ло трети личного состава. К субъективным основаниям, вселившим уверенность в со- трудников в их подготовленности к действиям в экстремальных условиях, были отнесены их результаты по служебной и физиче- ской подготовке в системе служебной, физической и боевой под- готовки. Однако выполнение служебно-боевых задач в экстремальных условиях сотрудниками органов внутренних дел показало, что подготовка и подготовленность личного состава далека от реаль- ных требований. Результаты служебных расследований, проведен- ных инспекцией по личному составу МВД России, свидетельствуют о множестве фактов профессиональной некомпетентности сотруд- ников, что приводит к росту числа «не боевых потерь», в том числе и среди руководителей. Свидетельством низкой степени профессионализма сотрудни- ков явилась, по результатам анкетирования, и оценка экстре- мальных условий, их неизбежных последствий частью сотрудни- ков как психотравмирующих. Они не были подготовлены к про- фессиональному восприятию происходящих событий как к объек- тивным фактам экстремальной действительности. Поэтому на таких сотрудников сильное психотравмирующее влияние оказа- ли гибель друзей и сослуживцев, большие разрушения зданий и других объектов, руины городов, ночные дежурства и обстрелы, картины боя. Во многих случаях отрицательные эмоциональные состояния у части сотрудников вызывали недостатки в организации служеб- но-боевой деятельности и отношении общества к этой деятельно- сти: несправедливое освещение в средствах массовой информа- ции происходящих событий, отсутствие правильного руководства и взаимодействия между милицией и войсками, замалчивание «окопной правды». Объективным подтверждением неподготовленности части со- трудников к действиям в экстремальных условиях и, вследствие этого, их неспособности самостоятельно справиться с психотрав- мирующими событиями и отрицательными эмоциональными состояниями явились массовые увольнения из органов внутрен- них дел сотрудников, вернувшихся из горячих точек после неус- пешных боевых действий и гибели значительной части личного состава. Из проведенного анализа следует, что овладение руководите- лями, специалистами, функциональными группами профессио- нальной деятельностью, протекающей в экстремальных услови- ях, повышение ее эффективности и безопасности образует про- блему, связанную с их профессиональной экстремально-психо- логической подготовкой и подготовленностью. 106
Подготовленность оказывает влияние на отношение руководи- телей, специалистов к своему здоровью, жизнедеятельности, до- стижению высоких профессиональных результатов, сослуживцам, родным и близким им людям. 4.2. Профессиональная экстремально- психологическая подготовка руководителей, специалистов и функциональных групп Цель профессиональной экстремально-психологической под- готовки — формирование и развитие экстремально-психологичес- кой подготовленности руководителей, специалистов и функцио- нальных групп. Объект профессиональной экстремально-психологической подготовки — индивидуальный (руководитель, специалист) и групповой субъект жизнедеятельности (функциональная группа), представленные во взаимосвязях. Предмет профессиональной экстремально-психологической подготовки — формирование и развитие знаний, умений, навы- ков, профессионально важных качеств руководителей, специали- стов, экстремально-психологических по своей природе, психоло- гических характеристик функциональных групп. Задачи профессиональной экстремально-психологической подготовки состоят в решении психологических проблем, выз- ванных спецификой функциональных обязанностей сотрудников, функциональных групп, экстремальных условий их жизнедеятель- ности. Результаты теоретических и экспериментальных исследова- ний показали, что среди таких задач имеются общие и специаль- ные, решаемые на индивидуальном и групповом уровнях. Общие задачи, актуальные для подготовки руководителей и специалистов подразделений — формирование экстремально-ори- ентированного сознания и развитие интегрированных психиче- ских качеств (бдительности, оптимальной работоспособности, спо- собности к многовариантным, быстрым и адекватным действи- ям), а также приобретение знаний, умений, навыков: - по овладению компетенцией руководителя-лидера; - концентрации, распределению и удержанию внимания, раз- витию профессиональной памяти, мышления в процессе подго- товки и деятельности; - ментальному моделированию экстремальных условий, успеш- ной деятельности, чувственных образов; - - релаксации и регуляции боевых психических состояний; - поддержанию высокого уровня выносливости, психологиче- ской устойчивости, надежности, интеллектуальных действий после физических нагрузок; 107
- повышению самоконтроля за своими действиями, действия- ми подчиненных, уровнем проявления агрессии; - быстрой и адекватной оценке обстановки, опасностей, усло- вий деятельности; - принятию правильного одиночного решения и решения на компетентную профессиональную деятельность группы; - вербальным способам воздействия на население с целью не- допущения с их стороны противоправных действий и паники; - налаживанию контактов, бесконфликтному общению и ве- дению переговоров с иной этнической группой населения. К общим задачам, являющимся актуальными для подготовки функциональных групп всех подразделений, относится осознание особого экстремально-ориентированного статуса группы, а также повышение: - продуктивности групповой деятельности (правильность, бы- строта выполняемых заданий, уровень допускаемых ошибок); - степени удовлетворенности отношениями в коллективе и де- ятельностью (социально-психологический климат, эмоциональ- ный уровень сплоченности, деятельная ориентация); — уровня боевого экстремально-психологического мастерства (формирование знаний, умений, навыков по регуляции групповых боевых психических состояний, профессиональным действиям в составе группы, смежным обязанностям; навыков взаимопонима- ния, взаимодействия, поддержки, взаимозаменяемости, оказания помощи членам группы; овладение умениями, навыками руковод- ства, лидерства и сознательного подчинения в группе; развитие коммуникативных способностей профессионального общения и выхода из конфликтной ситуации в экстремальных условиях); - надситуативной активности в группе (способность функцио- нальных групп подниматься над уровнем требований ситуации, ставить избыточные задачи с точки зрения исходной (поставлен- ной) цели, проявление инициативной деятельности, бескорыст- ного риска в условиях временного и информационного дефици- та, руководствуясь гражданским долгом и государственно-право- вым смыслом в своей профессиональной деятельности). Имеются общие задачи, относящиеся как к подготовке руково- дителей, специалистов, так и к подготовке функциональных групп: - осуществление диагностики руководителей, специалистов, функциональных групп на всех стадиях подготовки и в процессе их деятельности; - осознание личностно значимых ценностей и целей профес- сиональной деятельности, увеличение доли ясных, эмоциональ- но насыщенных социальных (общественных и групповых ценно- стей) в общей структуре ценностей; - приобретение знаний, умений и навыков по соблюдению безопасности руководителями, специалистами, функциональны- 108
ми группами, обеспечению безопасности посторонних граждан в экстремальных условиях; - обеспечение оптимального режима жизнедеятельности руко- водителями, специалистами, функциональными группами (ис- пользование и пополнение своих психических и физических сил; поддерживание и восстановление работоспособности в экстремаль- ных условиях). Наряду с общими имеются и специальные задачи, определяе- мые приоритетными направлениями в деятельности конкретных подразделений. Общие и специальные (частные) педагогические принципы эк- стремальной подготовки достаточно подробно изложены А. М. Сто- ляренко [20]. Все принципы разделены им на четыре группы: об- щие, организационные, методические и содержательные. В круг общих принципов включены следующие: экстремальной приро- досообразности, экстремальной научности, психолого-педагоги- ческого единства, экстремальной целеустремленности и надеж- ности, гуманизма и личностного подхода, оптимизма и позитив- ности. К организационным принципам отнесены: принцип педа- гогической системности, единства группового, дифференциро- ванного и индивидуального подходов, специального обеспечения экстремальной подготовки. В перечень методических принципов входят: методики по мотивации, воспитанию и развитию лично- сти; принципы доступности, последовательности и прочности подготовки; методика интенсивной мобилизующей подготовки; принцип максимально возможного приближения трудностей и ус- ловий обучения к реальным экстремальным. В перечень методических принципов профессиональной экст- ремально-психологической подготовки сотрудников, действующих в экстремальных условиях, кроме того, целесообразно применить принцип включения в процесс подготовки самих экстремальных условий деятельности. Дело в том, что любые приближения учеб- ных условий к экстремальным относительны; сотрудники все рав- но относятся к ним не как к подлинным экстремальным услови- ям. Это оказывает влияние на формирование их психологических ценностей. Вместе с тем сами экстремальные условия деятельнос- ти руководителей, специалистов и функциональных групп не ис- ключают возможностей для повышения их экстремально-психо- логической подготовленности. (Так, например, периоды несения службы на блок-постах, активный поиск, проведение следствен- ных. розыскных действий, активный отдых могут с успехом ис- пользоваться сотрудниками для повышения экстремально-психо- логической подготовленности.) Однако научение посредством экстремальных условий (боевой раздел подготовки) может при- меняться только при наличии уже имеющегося необходимого уров- ня подготовленности руководителей, специалистов и функцио- 109
нальных групп, полученного на предварительном этапе и в ре- зультате предбоевого раздела непосредственного этапа професси- ональной экстремально-психологической подготовки. К содержательным принципам профессиональной экстремаль- но-психологической подготовки сотрудников спецподразделений целесообразно отнести принцип экстремально-психологической подготовленности руководителей, специалистов и функциональ- ных групп. Вся профессиональная экстремально-психологическая подго- товка состоит из теоретических и практических групп занятий. В теоретическую группу входят лекционно-семинарские занятия. Остальные темы профессиональной экстремально-психологичес- кой подготовки являются практическими, распределяются по раз- делам боевой, служебной, физической подготовки (предваритель- ный, непосредственный этапы) или входят в этап подготовки в условиях активного отдыха. Они предназначаются либо для всего личного состава, либо для определенной категории руководите- лей, специалистов и функциональных групп (например, снайпе- ров, минеров-подрывников и т.д.). Кроме изучения теоретичес- ких и практических тем в процессе лекций и семинаров в подго- товке используется психологический практикум, психологичес- кий и экстремально-психологический тренинги. Теоретический курс профессиональной экстремально-психо- логической подготовки универсален для всех подразделений, вы- полняющих профессиональную задачу в экстремальных условиях, включен в отдельный курс подготовки в рамках служебной подго- товки и направлен на: уяснение целей, задач, содержания обуче- ния; понятий «готовность», «подготовленность», «мастерство», «конфликт», «тревога», «страх», «риск», «опасность», «адаптация», «стрессоустойчивость». Изучаются познавательные процессы, пси- хические свойства и состояния. Практический курс профессиональной экстремально-психоло- гической подготовки строится на знаниях, полученных руководи- телями, специалистами и функциональными группами при изуче- нии теоретического курса. Он построен в форме психологического практикума, психологического, экстремально-психологического тренингов и группы упражнений в процессе активного отдыха. Разнообразие занятий должно достигаться путем смены мест и условий занятий; изменением учебных условий выполнения про- фессиональных действий, последовательного увеличения напря- женности вводных. Профессиональная экстремально-психологическая подготовка имеет свою структуру, модель и алгоритм. Вся профессиональная экстремально-психологическая подго- товка структурно состоит из предварительного, непосредствен- ного и этапа в условиях активного отдыха (рис. 2). 110
Этап предварительной профессиональной экстремально-психологической подготовки Общий раздел (лекционно-семинарские занятия) Специальный раздел (психологический практикум) Этап непосредственной профессиональной экстремально-психологи чес кой подготовки Предбоевой раздел (психологический тренинг) Боевой раздел (экстремально- психологический тренинг) Этап профессиональной экстремально-психологической подготовки в условиях активного отдыха Реабилитационно- восстановительный раздел Раздел поддержания экстремально- психологической подготовленности Рис. 2. Этапы профессиональной экстремально-психологической подго- товки руководителей, специалистов и функциональных групп Этап предварительной профессиональной эк- стремально-психологической подготовки руководи- телей, специалистов и функциональных групп охватывает общий и специальный разделы, учитывающие специфику подразделений (рис. 3). Совокупность психологических элементов и профессиональных функциональных процессов, корректируемых и регулируемых на Общий раздел этапа предварительной профессиональной экстремально-психологической подготовки Диагностика психических качеств руководителей и специалистов, уяснение целей, задач, содержания обучения, психологических понятий. Изучение познавательных процессов, психических свойств и состояний Специальный раздел этапа предварительной профессиональной экстремально-психологи ческой подготовки конкретного подразделения Диагностика, осмысление и оценка психологических ценностей, общеприменимых, специальных индивидуальных и групповых знаний, умений, навыков, экстремально-психологических по своей природе, психологических характеристик функциональных групп, интегрированных экстремально значимых качеств Рис. 3. Разделы этапа предварительной профессиональной экстремально- психологической подготовки 111
предварительном этапе профессиональной экстремально-психо- логической подготовки, обусловлена сущностной природой объек- та профессиональной деятельности, а также детерминируется ее целями, общими и специальными задачами. Взаимодействие всех психических элементов и процессов на стадии предварительного этапа подготовки обусловлено наличи- ем единой для них цели — достижения максимальной подготов- ленности руководителей, специалистов и функциональных групп к действиям в экстремальных условиях. Алгоритм предварительного этапа профессиональной экстре- мально-психологической подготовки отличается от профессиональ- но-психологической подготовки специалистов следующими об- стоятельствами: - учетом на всех занятиях фактора экстремальности (осмысле- ние, оценка, использование экстремальных условий деятельности); - преимущественной ориентацией подготовки на работу с фун- кциональными группами, но с учетом индивидуального подхода к отдельным руководителям и специалистам; - дифференцированностью подходов (учет специфики) при подготовке отдельных руководителей, специалистов и функцио- нальных групп; - использованием специально разработанных и подобранных, с учетом стоящих перед подразделениями, руководителями и спе- циалистами задач, психотехник и упражнений; - сочетанием ряда психотехник и упражнений с занятиями, проводимыми в процессе других видов подготовок: боевой, физи- ческой, тактической и т.д. На предварительном этапе профессиональной экстремально- психологической подготовки осуществляется формирование всех компонентов психологической подготовленности руководителей и специалистов: мотивационно-ценностного, эмоционально-во- левого и когнитивного (познавательного). Руководителями, спе- циалистами приобретаются знания, навыки, умения, экстремаль- но-психологические по своей природе, осмысливаются требова- ния, предъявляемые деятельностью, экстремальными условиями, функциональной группой к их психофизиологическим, личност- ным и профессиональным качествам, свое отношение к выпол- нению служебно-экстремальных задач. У руководителей, специалистов формируются особенности профессионального восприятия экстремальных условий, бдитель- ности, оперативного мышления, памяти, оптимальной работо- способности, способности к многовариантным, но быстрым дей- ствиям, устойчивая система профессионально значимых качеств (положительное отношение к профессии, организованность, осо- знанность, самообладание и т.д.), совершенствуются психологи- ческие характеристики функциональных групп. 112
Большинство функциональных групп имеют определенные со- циально-психологические признаки профессиональной экстре- мально-психологической подготовленности, компонентами кото- рой выступают «парциальные» характеристики: определенные уров- ни удовлетворенности руководителями, специалистами, отноше- ниями в коллективе, деятельностью, экстремально-психологичес- кого мастерства. Вместе с тем только целенаправленная профес- сиональная экстремально-психологическая подготовка позволяет сформировать и развить целостные «интегративные» характерис- тики функциональных групп: «профессионализм группы», «над- ситуативную активность групп», «экстремально-психологическое мастерство групп». Алгоритм этапа непосредственной (рис. 4) профес- сиональной экстремальн о-п сихо логической под- готовки построен таким образом, чтобы подготовка руководи- телей, специалистов и функциональных групп не завершалась на- чалом профессиональной деятельности, а продолжалась парал- лельно с ней, интегрировалась в этот процесс, помогала выжить и быть эффективными в экстремальных условиях. Эффективность непосредственного этапа зависит от качества проведения предварительного этапа профессиональной экстре- мально-психологической подготовки. В свою очередь непосредствен- ный этап профессиональной экстремально-психологической под- готовки определяет результативность предварительного этапа в конкретных экстремальных условиях. Таким образом, как предва- рительный, так и непосредственный этапы профессиональной Предбоевой раздел этапа непосредственной профессиональной экстремально-психологической подготовки Общее: диатостика, повышение психологической устойчивости, отработка навыков регуляции боевых психических состояний, развитие специальных профессиональных умений и навыков, улучшение социально-психологического климата, сплоченности и мастерства функциональных групп Боевой раздел этапа непосредственной профессиональной экстремально-психологи чес кой подготовки Диагностика, коррекция социальных ценностей руководителей и специалистов в соответствии с новыми обстоятельствами их деятельности, осознание потребностей и нолей профессиональной деятельности, улучшение оперативного мышления, памяти, самоконтроля, навыков регуляции боевых психических состояний, восстановление оптимальной работоспособности Рис. 4. Разделы этапа непосредственной профессиональной экстремаль- но-психологической подготовки ИЗ
экстремально-психологической подготовки находятся в гармонич- ном единстве. Непосредственный этап — это функциональное за- вершение предварительного этапа подготовки, повышающий ее действенность. Предбоевой раздел непосредственного этапа экстремально-пси- хологической подготовки следует рассматривать как единый психологический тренинг. На этом этапе приобретаются навыки и умения преобразования экстремальных условий в приемлемые для работы, а также осуществляется мобилизованность руководите- лей, специалистов и групп. Конечной целью такого преобразова- ния является адаптивное «погружение» психики руководителей и специалистов в процесс предстоящей деятельности. Для достижения требуемого результата — успешной и быст- рейшей адаптации руководителей и специалистов к действиям в экстремальных условиях — используются факторы риска, опасно- сти, внезапности, необычности, быстрого изменения условий де- ятельности, длительности больших физических и психических нагрузок. Боевой раздел непосредственного этапа экстремально-психо- логической подготовки представляет собой экстремально-психо- логический тренинг, проходящий в процессе реальной служебно- экстремальной деятельности руководителей и специалистов. В процессе служебно-экстремальной деятельности у руководи- телей и специалистов наблюдается процесс переосмысления пси- хологических ценностей в результате объективной необходимо- сти, вызванной экстремальными условиями их деятельности и по- требностями к скорейшей адаптации к этим условиям. Задача психолога в этих условиях — помочь руководителям и специалистам скорректировать личностно значимые ценности своей деятельности через осознание своих потребностей, требо- ваний профессиональной группы, поставленной задачи. Необхо- димо обеспечить осознание руководителями и специалистами целей деятельности, достижение которых приведет к удовлетво- рению их потребностей. Не менее важная задача, вызванная кор- рекцией личностно значимых ценностей, связана с переосмыс- лением и оценкой условий деятельности и выбором наиболее приемлемых способов решения стоящих профессиональных за- дач. Кроме того, требуется по-новому соотнести свои потенци- альные возможности с конкретными условиями деятельности, спрогнозировать достижение желаемого результата. Завершает психокоррекционные мероприятия повышение самоконтроля, самомобилизация психических и физических сил руководителей и специалистов. Исследования, проводимые в процессе психологического со- провождения сотрудников спецподразделений, показали, что «пси- хологическое восстановление сотрудников проходило эффектив- 114
нее именно в экстремальных, а не в станионарных условиях. Как свидетельствуют сами сотрудники, они чувствовали себя уязви- мыми, когда их принуждали по психологическим показаниям, пусть даже временно, покидать расположение своего подразделе- ния или функциональной группы. В последнем случае любые вос- становительные мероприятия не приносили результатов. Состоя- ние сотрудников часто ухудшалось. Отношение психолога к со- трудникам в процессе профессиональной экстремально-психоло- гической подготовки как к здоровым людям, а также реальная поддержка боевых товарищей способствовали скорейшему восста- новлению сил сотрудников» [13]. Алгоритм этапа профессиональной экстре- мально-психологической подготовки в условиях активного отдыха (рис. 5) заключается в логическом про- должении предварительного и непосредственного этапов подго- товки. Он, с одной стороны, способствует быстрейшей реадапта- ции руководителей и специалистов к социальным условиям мир- ной жизни при одновременном сохранении высокого уровня бо- евой готовности, а с другой — быстрейшей адаптации руководи- телей и специалистов к экстремальным условиям их деятельности и подготовке к этим условиям. Этап профессиональной экстремально-психологической под- готовки в условиях активного отдыха способствует стиранию гра- ниц между профессиональной деятельностью руководителей и специалистов в экстремальных условиях и их деятельностью в ус- ловиях мирной жизни. В результате сам процесс профессиональ- Реабилитационно-восстановительный раздел Диагностика, реадаптация руководителей и специалистов к условиям мирной жизни, восстановление оптимальной работоспособности, подготовка к проведению занятий по поддержанию высокого уровня экстремально- психологической готовности Раздел поддержания экстремально-психологической подготовленности руководителей, специалистов и функциональных групп Поддержание высокой степени выносливости, психологической устойчивости, внимания, интеллекта, самоконтроля руководителей и специалистов за деятельностью, уровнем агрессии, навыков саморегуляции, скорейшая адаптация к предстоящим условиям служебно-боевой деятельности, повторная диагностика Рис. 5. Разделы этапа профессиональной экстрем аль но-психологи чес кой подготовкии в условиях активного отдыха 115
Экстремально-психологическая подготовленность руководителей и специалистов Рис. 6. Оценка экстремально-психологической подготовленности руково- дителей и специалистов ной экстремально-психологической подготовки превращается из условия деятельности руководителей и специалистов в условие их жизнедеятельности. В качестве обобщенного критерия результативности профес- сиональной экстремально-психологической подготовки руково- дителей и специалистов в экстремальных условиях выбрана их экстремально-психологическая подготовленность. В качестве част- ных критериев применены такие как сформированность соци- альных психологических ценностей, развитость профессионально значимых качеств, объем знаний, умений, навыков, экстремаль- но-психологических по своей природе (рис. 6). Социальные психологические ценности — личностно значимые качества, придаваемые человеком предмету или явлению. Они выделены из группы экстремальных психических качеств в связи с их особой ролью в профессиональной экстремально-психологи- ческой подготовке и подготовленности руководителей и специа- листов. Только благодаря преобладанию социальных ценностей в системе психологических ценностей руководителей и специалис- тов возможно развитие интегрированных психических качеств, а также знаний, умений и навыков, экстремально-психологичес- ких по своей природе, до уровня, позволяющего руководителям, специалистам и функциональным группам жить и быть результа- тивными в экстремальных условиях. К интегрированным психическим качествам руководителей и специалистов отнесены: бдительность, оптимальная работоспо- собность, способность к многовариантным, но быстрым и адек- ватным действиям. В соответствии с выработанными общим и частными критери- ями экстремально-психологической подготовленности руководи- телей и специалистов возможно применить показатели, устанав- ливаемые избранными методиками. 116
В качестве критерия экстремально-психологической подготов- ленности функциональных групп руководителей и специалистов возможно выбрать обобщенный критерий — экстремально-пси- хологическая подготовленность функциональных групп. В качестве частных критериев — использовать такие как: профессионализм группы (правильность, быстрота выполняемых заданий и уровень допускаемых ошибок группой), удовлетворенность руководителей и специалистов межличностными отношениями в коллективе, деятельностью, надситуативную активность групп (способность подняться над уровнем требований ситуации, ставить задачи, из- быточные с точки зрения исходной (поставленной) цели, прояв- ление инициативной деятельности, бескорыстного риска в усло- виях временного и информационнного дефицита, руководствуясь гражданским долгом и государственно-правовым смыслом про- фессиональной деятельности), экстремально-психологическое мастерство групп (формирование умений по регуляции боевых психических состояний групп, профессиональных действий в со- ставе группы, овладение смежными обязанностями; навыков вза- имопонимания, взаимодействия, поддержки, взаимозаменяемо- сти, оказания помощи членам группы) (рис. 7). Профессионализм группы может определяться правильностью, быстротой выполнения задач, а также уровнем допускаемых груп- пой ошибок, которые устанавливаются в процессе подготовки с помощью руководителей подразделений, посредников. Удовлетворенность межличностными отношениями в функцио- нальных группах создает психологическую атмосферу, благопри- ятный социально-психологический климат для возникновения и развития групповых боевых психических состояний. Боевое пси- хическое состояние групп следует отличать от социально-психо- логического климата. Экстремально-психологическая подготовленность функциональных групп Профессионализм группы Удовлетворенность отношениями в профессиональ- ной группе, деятельностью Наличие «надситуативной» активности группы Групповое экстремально- психологическое мастерство Рис. 7. Оценка экстремально-психологической подготовленности функ- циональных групп 117
Социально-психологический климат обычно определяется как состояние членов организации, обусловленное особенностями ее жизнедеятельности, и представляет собой своеобразный сплав эмоционального и интеллектуального: установок, отношений, настроений, чувств, мнений членов организации [21] или как комплексное психологическое состояние коллектива, отражаю- щее особенности социального восприятия различных сторон его жизни и деятельности, степень удовлетворенности ими и побуж- дение к успешному выполнению поставленных задач [4J. Боевое психическое состояние групп является комплексным психологическим состоянием функциональной группы в экстре- мальных условиях, отражающим особенности группового воспри- ятия экстремальных условий, эмоциональные характеристики груп- пы и характер групповой деятельности. Если социально-психологический климат группы характерен для нее в любых условиях и на всех этапах профессиональной де- ятельности, то боевое психическое состояние групп возникает только перед началом непосредственной деятельности, на «пред- стартовом» этапе или в процессе тренинга руководителей и спе- циалистов. Боевое психическое состояние групп представляет со- бой как бы «острие» социально-психологического климата груп- пы, которое должно «затачиваться» перед выполнением руково- дителями и специалистами служебно-экстремальных задач. Удовлетворенность межличностными отношениями в группе, деятельностью может определяться высокими, средними и низ- кими показателями по тестам: интерперсональная диагностика Т.Лири (удовлетворенность межличностными отношениями, груп- повая напряженность), «индекс групповой сплоченности» (Си- шор), «социометрия» (сплоченность). Надситуативная активность групп может определяться оценка- ми (отличными, хорошими, удовлетворительными и не удовлет- ворительными), выставляемыми функциональным группам по результатам их деятельности в условиях изоляции и отсутствия руководящих команд при проведении комплексных учений. Пар- циальная составляющая надситуативной активности определяет- ся по результатам анкетирования руководителей и специалистов по анкетам: «Изучение мотивации к подготовке, профессиональ- ной деятельности в экстремальных условиях и удовлетворенности деятельностью» и «Изучение значимых психологических ценно- стей». В показатели группового экстремально-психологического мас- терства могут быть включены: степени (высокие, средние, низ- кие) выраженности объективных и субъективных характеристик боевых психических состояний групп, определяемых с помощью семантического дифференциала психических состояний; уровня развития групповых знаний, умений, навыков по взаимопонима- 118
нию, взаимодействию, взаимозаменяемости, поддержке, оказа- нию помощи членам группы, определяемых по одноименной ан- кете. 4.3. Совершенствоввние экстремально- психологической подготовленности персонала К составляющим общих элементов профессиональной экстре- мально-психологической подготовленности руководителей и спе- циалистов к деятельности в экстремальных условиях можно отне- сти наличие: интегрированных экстремально значимых психоло- гических качеств, а также знаний, умений, навыков, экстремаль- но-психологических по своей природе. Поддержание оптимальной работоспособности у руководите- лей и специалистов на протяжении необходимого для эффектив- ной работы времени осуществляется за счет оптимальных сочета- ний периодов для восстановления сил с умением максимально мобилизовать свои психические и физические резервы для успеш- ных действий в экстремальных условиях. Оптимальная работоспособность включает в себя: способность выполнить максимальное количество задач с требуемым качеством за единицу времени; длительность временного промежутка, в те- чение которого сохраняется требуемый уровень психической и физической активности; поддержание баланса между затратами и восстановлением сил, умелое использование резерва этих сил; время, необходимое для достижения состояния глубокого расслаб- ления после максимальной нагрузки. В развитии способности руководителей и специалистов к при- нятию многовариантных, нестандартных решений и вместе с тем к быстрым адекватным действиям важную роль играют воображение и образное мышление. Образ позволяет одномоментно обрабаты- вать значительно большее количество информации, касающейся конкретной ситуации, чем представленной в словесной форме, а способность к его произвольной трансформации в соответствии с профессиональным опытом значительно сокращает время и повы- шает степень адекватности реагирования. Сформированный мыс- ленный образ или когнитивная модель действий руководителей и специалистов в экстремальных условиях являются основой их ус- пешной профессиональной деятельности и восстановления сил в процессе кратковременного отдыха. Моделирование может осуще- ствляться путем когнитивной реконструкции ранее осуществляе- мой успешной деятельности и приближения учебных условий к реальным посредством имитации опасностей и трудностей. Профессиональная бдительность определяется как способность подмечать существенные, характерные для профессии, в том чис- 119
ле и малозаметные, свойства предметов, объектов и явлений. Она служит основой адекватного профессионального восприятия дей- ствительности. Формируемый в ходе сенсорного научения опыт определения значимых признаков сохраняется в долговременной памяти и представляет характерный набор эталонов, которые ис- пользуются в ходе профессиональной деятельности. Не менее су- щественным является развитие внимания, которое обеспечивает целостное восприятие предметов, объектов или явлений. Крите- рием профессиональной бдительности можно считать успешное решение задач по обнаружению и адекватной идентификации кон- кретного предмета, объекта или явления по слабо выраженным признакам. Обучение руководителей и специалистов профессио- нальной бдительности может проходить через развитие перцеп- тивных качеств и качеств внимания. Профессиональное внимание, память, мышление связано с пониманием того, как действовать в угрожающей обстановке. Рас- пространено мнение, что оценивать обстановку нужно не всегда. Иногда, якобы при дефиците времени, более разумно полагаться на свои инстинктивные реакции и рефлексы. Для неподготовлен- ных людей это разумно, но для руководителей и специалистов экстремального профиля этого недостаточно. В своей практике они сталкиваются с такими обстоятельствами, когда без мгновенно- го, но осмысленного решения поступить профессионально не- возможно. Правильное принятие решений основано на использо- вании доступной для экстремальных условий значимой информа- ции, за счет ее оценки, быстрой переработки (моделирование развития событий и успешной деятельности). Существует триединая оценка, снижающая вероятность того, что руководитель и специалист в экстремальных условиях станет жертвой непредвиденных обстоятельств. Это адекватная оценка руководителем и специалистом экстремальных условий, возмож- ностей группы и самооценка. Развитие этих компонентов позво- ляет выбрать один из возможных способов адекватного реагиро- вания в экстремальной ситуации. Для диагностики экстремальных условий прежде всего необхо- димо визуально оценить динамику экстремальной ситуации. Из- вестно, что визуальная информация составляет свыше 85 % всей информации, которой оперируют люди. Около 10% информации составляет акустическая информация. Другие органы чувств дос- тавляют нам только около 5% информации. Например, опытный сотрудник правоохранительных органов, только взглянув на че- ловека, может сразу определить, агрессивен ли он, спокоен, пьян, психически болен или он собирается на кого-либо напасть. Руководителям и специалистам важно иметь знания, умения, навыки по применению вербальных приемов психологического воздействия на правонарушителей, граждан, охваченных пани- 120
кой, для разрешения массовых конфликтных ситуаций в экстре- мальных условиях. Американские ученые установили, что хоро- шие навыки психологического воздействия на граждан помогают уладить свыше 90 % инцидентов, потенциально требующих при- менения силы [23]. Приемы личной и групповой безопасности многие специалис- ты экстремального профиля называют «умокомплект для выжива- ния». Зарубежные источники свидетельствуют, что важнейшим виктимным (виктима — жертва) фактором в деятельности про- фессионалов экстремального профиля является их низкий само- контроль, ослабление профессиональной бдительности, что по- рождает многочисленные тактические упущения и ошибки [24]. Проведенными исследованиями было установлено, что даже среди наиболее подготовленных сотрудников органов внутренних дел далеко не все могли четко дифференцировать опасности. Только четверть обследуемых сотрудников сумели выделить внешние и внутренние элементы опасности, и чуть больше 15 % сотрудников назвали среди внешних элементов опасности те, в которые вхо- дили элементы как определенности, так и неопределенности. Кроме того, в результате исследования было установлено, что лишь не более трети обследуемых сотрудников ОВД смогли адекватно оце- нить опасность в экстремальных условиях. Проведенным исследованием установлено, что более резуль- тативно и с наименьшими ошибками в экстремальных условиях действуют функциональные группы, имеющие не только доста- точные профессиональные знания, но и обладающие высоким уровнем развития группы и групповым экстремально-психологи- ческим мастерством [13]. Уровень допускаемых ошибок в деятельности функциональных групп имеет устойчивую отрицательную корреляционную связь, прежде всего, с правильностью, быстротой выполняемых задач и надситуативной активностью групп, в меньшей степени — с уров- нем сплоченности, степенью выраженности боевых психических состояний, овладением знаниями, умениями, навыками взаимо- понимания, взаимодействия, взаимозаменяемости, поддержки, оказания помощи. Однако наиболее интересная корреляционная зависимость уровня допускаемых ошибок в деятельности функциональных групп обнаружена с надситуативной активностью групп. Уровень надситуативной активности функциональных групп напрямую связан с формированием экстремально-ориентированного созна- ния специалистов, группы в целом и проявляется через разви- тость стремления группы к достижению высоких профессиональ- ных результатов (постановка избыточных задач с точки зрения первоначально поставленной цели), инициативную деятельность в условиях временного и информационного дефицита, представ- 121
ленность социальных ценностей в общей структуре ценностей репрезентативной группы руководителей и специалистов, повы- шенное чувство личной ответственности руководителей и спе- циалистов за происходящее и принимаемые решения в экстре- мальных условиях. Устойчивая отрицательная корреляционная связь между над- ситуативной активностью и уровнем допускаемых группой оши- бок обнаружена только при высокой надситуативной активности функциональных групп. Эта связь снижается по мере снижения надситуативной активности группы. Очевидно, этим фактором объясняется то, что формированию и развитию надситуативной активности в структуре развития функциональныъх групп экстре- мального профиля придается на практике небольшое значение. Практическими психологами недостаточное внимание уделя- ется при подготовке функциональных групп к действиям в экст- ремальных условиях, регуляции их боевых психических состоя- ний, овладению руководителями и специалистами знаниями, уме- ниями, навыками взаимопонимания, взаимодействия, взаимоза- меняемости, поддержки, оказания помощи членам группы, что образует профессиональное экстремально-психологическое мас- терство группы. Корреляционная связь этих показателей (при их достаточной развитости) с уровнем допускаемых функциональ- ными группами ошибок значительна. Обязательным требованием при выполнении группой задач в экстремальных условиях является понятность замысла для всех руководителей и специалистов, путей достижения желаемого ре- зультата, необходимых средств, тактических приемов, распреде- ляемых ролей. Не менее важным элементом успешности является выполнимость планируемых мероприятий. Если задача заведомо невыполнима или возможность выполнить ее минимальна, то она может вызвать у руководителей и специалистов чувство об- реченности, которое снижает их профессиональную мотивацию, развивает пессимистические настроения и может привести к от- казу от выполнения поставленной задачи. Поэтому план прове- дения тренингов должен предусматривать максимальное коли- чество возможных вариантов и способов профессиональных дей- ствий. Одной из важных задач, стоящих перед руководителями, спе- циалистами и функциональными группами в экстремальных ус- ловиях, является необходимость налаживания деловых контактов с населением, оказание жителям гуманитарной и медицинской помощи. Причем миротворческая деятельность может чередовать- ся с боевой, а это требует умений к быстрой переключаемости психики, перенастройке психических состояний. Лучшие функ- циональные группы экстремального профиля, заручившись под- держкой местного населения, усиливают свои позиции на вве- 122
ренном им участке или рабочем объекте. Такой подход помогает избежать многих разногласий и даже жертв. Поэтому в системе профессиональной экстремально-психологической подготовки требуется предусмотреть развитие у руководителей и специалис- тов знаний, умений и навыков по налаживанию контактов, бес- конфликтному общению с иной этнической группой населения, ведению переговоров с учетом их обычаев, религиозных верова- ний, манеры общения. 4.4. Нетрадиционные психотехники в профессиональной экстремально- психологической подготовке персонала В профессиональной экстремально-психологической подготовке руководителей, специалистов и функциональных групп целесо- образно использовать нетрадиционные психотехники, адаптиро- ванные на основе методик чань, дзен-буддизма: «наблюдение за дыханием»,«конфликт без эмоций», «общий рассказ», «общий рисунок», «реакция», «мысленная победа», «мысленное действие» и др. |11]. Они повышают результаты профессиональной экстре- мально-психологической подготовки и подготовленности руко- водителей, специалистов и функциональных групп, так как в от- личие от общепринятых методик в большей степени используют возможности профессиональной апперцепции, подсознания, груп- пового настроя. Человек, переживающий за свою жизнь, проявляет активность по ситуации, направленную в первую очередь на ее сохранение и защиту. В этом логика жизни. Эта логика предопределяет оборони- тельную тактику действий или такие психологические феноме- ны, как страх, трусость, проявление запредельной эмоциональ- ности при повышенной угрозе жизни, приводящую к дистрессу. Если же человек и сохраняет в экстремальных условиях выдержку и самообладание, то это требует от него нерациональных затрат энергии и сверхнапряжений, что закрепощает его деятельность и повышает уязвимость. Такой подход неприемлем для профессио- налов в экстремальных условиях. Чтобы быть успешным в экстремальных условиях, нужно отка- заться от привычной логики. Для этого требуется отстраниться от всяких переживаний через достижение высших степеней боевого психического состояния, принятие факта вечности своей духов- ной жизни и смерти своего физического тела. Такую установку можно себе поставить, используя нетрадиционные психотехники. Благодаря указанным методикам можно добиться эффекта само- наблюдения себя со стороны. Побочным эффектом этой методики 123
становится снижение порога болевой чувствительности тела, что также значимо в экстремальных условиях. В этом случае перед подготовленным по указанной методике руководителем и специалистом уже не стоит проблема страха и борьбы за свое существование, жизнь. Он может полностью скон- центрироваться на нанесении адекватного уровню нападения ущер- ба противнику, используя профессиональный опыт и внутрен- нюю энергию, действуя при этом максимально эффективно. Из опыта Великой Отечественной войны известны случаи, когда коман- дир говорил бойцам, что их подразделение, получившее особое задание на удержание превосходящего противника, вычеркнуто из списка действу- ющих (существующих) и им больше нечего беспокоиться за свою жизнь. Этот факт, на первый взгляд, должен был привести солдат к апатии, вы- званной безысходностью, страху за свое будущее. Однако часто он дей- ствовал как катарсис, вызывал облегчение и спокойствие, а в итоге при- водил к победе и сохранению жизни. Подобное состояние наблюдается и у многих монахов, обрекших себя на затворническую жизнь в изоляции в монастыре (умертвлявших свое тело при жизни ради возрождения духа). Однако подобного эффекта возможно добиться только после предвари- тельного формирования экстремально-ориентированного сознания, прежде всего за счет коррекции психологических ценностей в сторону превосходства социальных (групповых) ценностей. Иначе результат про- гнозируемо негативен — пассивность, прострация или трусость, бегство, а в итоге — и в том и другом случае смерть. Руководитель, специалист (функциональная группа), не обес- покоенный переживанием за свою жизнь, проявляет надситуа- тивную активность, не подчиненную логике ситуации, логике борьбы за жизнь. Руководитель, специалист (функциональная груп- па) поднимается над уровнем требований ситуации (спасаться бег- ством или обороняться от угрозы смерти), ставит задачи, избы- точные с точки зрения исходной, поставленной цели (оборона, охрана объекта). Руководитель, специалист (функциональная груп- па) не уходит от опасности в заведомо «безысходной» ситуации, а идет ей навстречу, приводя тем самым в замешательство врагов, появляется там, где его не ждут, не обороняется, а наступает, осуществляет методическое уничтожение врагов, меняет места дислокации, маршруты, маневрирует, устраивает засады и т.д. Подразделение, окруженное боевиками, от которого ждут, что оно будет с боем вырываться из окружения или обороняться (это- го требует ситуация и логика тактики боя с превосходящим про- тивником), действует подругой логике, «надситуативно». Оно пред- принимает вылазки малыми функциональными группами, но ни с целью пробиться к основным силам, а с целью нанесения боль- шего урона противнику. При этом руководитель, специалист (груп- па) могут проявлять инициативную деятельность, бескорыстный риск, руководствуясь гражданским долгом и государственно-пра- 124
вовым смыслом своей профессиональной деятельности, а не нор- мативными документами и даже не интересами собственной жиз- ни. Ценности собственной жизни уступают место другим релеван- тным ценностям: профессионализму, боевому братству, содруже- ству, долгу. Как следует из проведенного нами исследования, по- теря указанных ценностей для сотрудников становится более ве- сомым аргументом, чем потеря собственной жизни. В экстремальных условиях ситуативная активность может быть только вероятностно успешной, что неприемлемо для руководи- телей и специалистов, а надситуативная активность оказывается прогнозируемо успешной, что является принципиально важным фактом для профессионалов в экстремальных условиях. Однако нормативные документы в экстремальных условиях не могут пре- дусмотреть и потребовать (например, самопожертвования, отказа от борьбы за свою жизнь) от руководителей и специалистов над- ситуативных действий. Эти действия могут быть только результа- том всесторонней подготовленности руководителей, специалис- тов и функциональных групп и, прежде всего, за счет формиро- вания у них экстремально-ориентированного сознания. Следует также пояснить, что состояние полной включенности руководителей и специалистов в ситуацию не противоречит над- ситуативной активности. В экстремальных условиях при информационном и временном дефиците проявить ранее отработанную в процессе подготовки полную надситуативную активность недостаточно. Для достиже- ния успеха требуется отрегулировать боевые психические состоя- ния, связанные с идентификацией руководителей и специалис- тов с экстремальными условиями деятельности. Высшей степе- нью профессионального достижения является повышенная «вклю- ченность» руководителей и специалистов в эти условия. Поста- новка избыточных целей и осуществление инициативных действий руководителями, специалистами и группами не противоречит по- нятию «боевые психические состояния» и повышенным степеням их включенности в экстремальные условия. Повышенные степени включенности руководителей и специалистов в экстремальные ус- ловия их деятельности проявляются через их отстраненность от негативных переживаний. Надситуативная активность также свя- зана с отстраненностью руководителей и специалистов от нега- тивных переживаний, связанных с сохранением собственной жизни. Причем противоречия между отсутствием заботы о собственной жизни и сохранением личной безопасности в экстремальных ус- ловиях нет. Забота о личной безопасности присутствует в системе профессиональной экстремально-психологической подготовки и проявляется как главный элемент профессионального мастерства руководителей и специалистов. Обучение руководителей и специ- алистов сохранению личной безопасности должно осуществлять- 125
ся на рациональном уровне, без чрезмерных эмоций и пережива- ний. Кроме полученных знаний и умений руководителями и спе- циалистами приобретаются необходимые навыки по личной и групповой безопасности, которые закрепляются на уровне реф- лексивных реакций и установок. Нетрадиционные психотехники могут применяться для повы- шения сплоченности руководителей и специалистов, приобрете- ния и развития у них навыков взаимопонимания, взаимодействия, поддержки, оказания взаимопомощи, увеличения интереса в со- циальной сфере, повышения социального статуса, значимости профессиональной деятельности, творческой активности [11]. Нетрадиционные психотехники с успехом могут использоваться для развития коммуникативных способностей, профессионального общения и навыков корректного выхода из конфликтных ситуа- ций. По итогам обучения по указанным нетрадиционным методи- кам у руководителей и специалистов появлялось спокойствие, уравновешенность, уменьшалось недоверие к другим людям, по- вышалась общительность, приобретались знания корректного выхода из конфликтных ситуаций [11]. Нетрадиционные психотехники могут быть использованы для регуляции боевых психических состояний руководителей и спе- циалистов, настроя на успешную профессиональную деятельность. Кроме того, у обучаемых может сниматься напряжение, появ- ляться собранность, спокойствие, положительные эмоции, само- контроль, прилив сил. Конечно, весь этот набор может присутствовать не у всех обу- чающихся. Один сотрудник уже на втором занятии отметил появление чувства свободы, парения, блаженства, звучащую в ушах приятную мелодию. Дру- гой указал, что после второго занятия почувствовал вибрацию в теле, а после третьего ощутил себя летящим. Третий заявил, что после первого занятия у него появилось чувство сонливости, внутреннее расслабление, ночью стал лучше засыпать, а после третьего занятия он ощутил прилив сил и бодрость [11]. В результате обучения по нетрадиционным методикам у руко- водителей и специалистов снижается уровень тревожности, уве- личивается уравновешенность, улучшается самочувствие, настро- ение и активность 111]. Психотехника «реакция» может быть использована для опреде- ления и развития реакции руководителей и специалистов в про- цессе обучения и профессиональной деятельности. Особенность данной психотехники заключается в том, что обу- чающиеся не только постигают боевые приемы, но и регулируют свое боевое психическое состояние. Это позволяет выработать осо- 126
бое отношение к технике рукопашного боя, рассматривать ее не только как инструмент повышения профессионального мастер- ства, но и как средство самосовершенствования. Психотехника позволяет добиться качественного ускорения процесса восприя- тия и реагирования. Практикующий становится способным в не- сколько раз быстрее реагировать на опасность. В качестве примера влияния психотехники на сотрудников можно при- вести высказывания трех обучающихся. «Психотехника помогла мне совершать движения более пластично, без напряжения», «Понял, как нужно наносить удары только после отработки психотехники», «Достигнуть одновременности в защите и нанесении уда- ра я сумел только после изучения психотехники». Кроме того, после кур- са занятий обучающиеся отмечали следующие позитивные изменения в своем состоянии: появляется стремление к активности, повышается ре- акция, улучшается внимание, самоконтроль, наблюдается прилив сил, спокойствие [11]. Таким образом, при развитии у руководителей, специалистов и функциональных групп надситуативной активности, сплочен- ности, коммуникативных способностей, профессионального об- щения, формирования психологических навыков взаимопонима- ния, взаимодействия, взаимозаменяемости, поддержки, оказания помощи, выхода из конфликтных ситуаций, регуляции боевых психических состояний, реакции на опасность нетрадиционные психотехники показали достаточную результативность. ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ 1. Какие компоненты включаются в экстремальную подготовленность руководителей, специалистов и функциональных групп для профессио- нальной деятельности в экстремальных условиях? 2. Имеется ли проблема подготовки и подготовленности руководите- лей, специалистов и функциональных групп в экстремальных условиях и в чем она заключается? 3. Каковы цель, объект, предмет, задачи и принципы профессио- нальной экстремально-психологической подготовки руководителей, спе- циалистов и функциональных групп? 4. Что включается в содержание, структуру, модель и алгоритм про- фессиональной экстремально-психологической подготовки? 5. Что входит в обобщенный и частные критерии экстремально-пси- хологической подготовленности руководителей, специалистов и функ- циональных групп? 6. Какие общие знания, умения, навыки необходимы руководителям и специалистам в экстремальных условиях? 7. Какие профессионально-психологические элементы следует отнес- ти к обшей экстремально-психологической подготовленности руководи- телей, специалистов, функциональных групп и какие к специальной? 127
8. Какие вы знаете нетрадиционные психотехники, используемые в профессиональной экстремально-психологической подготовке руково- дителей, специалистов и функциональных групп? РЕКОМЕНДОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА 1. Китаев-Смык Л. А. Психология стресса. — М., 1983. 2. Коломеец В. К. Вопросы психологической подготовки сотрудников милиции к действиям в особо сложных условиях // Приложение к «Вест- нику передового опыта». — Свердловск, 1975. 3. Морально-психологическая подготовка личного состава к выпол- нению задач но защите конституционных прав граждан в условиях чрез- вычайного положения и при вооруженных конфликтах. — М., 1995. 4. Основы социально-психологической теории : под ред. А. А. Бодале- ва, А. Н. Сухова. — М., 1995. 5. Программа психологической подготовки сотрудников специальных подразделений ОВД, действующих в чрезвычайных ситуациях, в том числе при вооруженных конфликтах. — М., 1997. 7. Психологическая подготовка сотрудников пенитенциарных учреж- дений к действиям в экстремальных условиях : учеб, пособие. — М., 1997. 6. Профессионально-психологическая подготовка сотрудников ОВД по нетрадиционным восточным психотехникам к действиям в экстре- мальных условиях. — М., 2000. 8. Психология и педагогика в профессиональной подготовке сотруд- ников ОВД. — М., 1992. — Ч. 3. 9. Психологическая подготовка сотрудников пенитенциарных учреж- дений к действиям в экстремальных условиях. — Рязань, 1997. 10. Салье Г. Стресс без дистресса. — Рига, 1992. 11. Смирнов В. Н. Использование нетрадиционных психотехник в про- фессионально-психологической подготовке сотрудников органов внут- ренних дел к действиям в экстремальных условиях : дис. ... канд. психол. наук. — Рязань, 1999. 12. Смирнов В.Н. Морально-психологическая подготовка личного со- става спецподразделений ОВД к действиям в условиях чрезвычайных ситуаций // Психопедагогика в правоохранительных органах. — Омск, 1997. - Вып. 1. 13. Смирнов В.Н. Профессионально-психологическая подготовка со- трудников специальных подразделений ОВД к действиям в экстремаль- ных условиях : авторсф. дис.... докт. психол. наук. — М., 2004. 14. Смирнов В.Н, Профессионально-психологическая подготовка по нетрадиционным восточным психотехникам: медитация, посттравмати- ческие стрессовые расстройства // Психология в бизнесе. — М., 1999. — Вып. 2. 15. Смирнов В.Н. Профессионально-психологическая подготовка со- трудников ОВД по нетрадиционным восточным психотехникам к дей- ствиям в экстремальных условиях : учеб, пособие. — М., 2000. 16. Смирнов В. Н. Работа с личным составом ОВД: воспитательный и психологический аспекты : практич. пособие. — М., 2000. 128
17. Столяренко А. М. и др. Морально-психологическая подготовка лич- ного состава к выполнению задач по защите конституционных прав граж- дан в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфлик- тах: учеб.-метод, материалы и рекомендации. — М., 1995. 18. Столяренко А. М. Психологическая подготовка личного состава ор- ганов внутренних дел. — М., 1987. 19. Столяренко А. М. Юридическая педагогика. — М., 2000. 20. Столяренко А. М. Экстремальная психопедагогика. — М., 2002. 21. Фатеев Н.М. Социально-психологический климат в коллективах органов внутренних дел: содержание и методы его изучения : учеб, посо- бие. — М., 1991. 22. Энциклопедия юридической психологини / под общ. ред. А. М. Сто- ляренко. — М., 2003. 23. Gersons В. Police. — USA, 1994.
ГЛАВА 5 ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ РУКОВОДИТЕЛЕЙ, СПЕЦИАЛИСТОВ И ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ГРУПП В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ 5.1. Психологическая адаптация и дезадаптация руководителей и специалистов в экстремальных условиях Термин адаптация — широко и по-разному применяется в раз- личных областях науки — социальных, медицинских, биологи- ческих, психологических и др. Имеются две трактовки этого понятия. Первая рассматривает адаптацию как следствие одной отдель- ной функции организма (возбуждения, реактивности и др.), а то и отдельного параметра этой функции. Причем некоторые связы- вают адаптацию с понижением, другие с повышением, третьи — с сохранением параметров функции. Вторая группа рассматривает адаптацию более широко, как результат всех функций организма, но одни выделяют при этом внутренние функции, другие внешние, третьи — и те и другие. Очевидно, во всех этих случаях речь идет о различных уровнях адаптации организма: - как общей реакции всего организма, но на основе ведущего значения какой-либо одной физиологической системы: нервной (И. М.Сеченов, И. П. Павлов), эндокринной (Г.Селье), половой (3.Фрейд), генетической (Э.Майр); - как специфической физиологической адаптации, характери- зующей изменение чувствительности какого-либо органа; - социальной адаптации. Адаптация ассоциируется с понятиями «приспособление», «за- щита», «акклиматизация», «устойчивость», «выносливость», «ком- пенсация» и т.д. Этимологически термин «адаптация» буквально означает «при- лаживание», «приноровление», «пригнанность», «вписанность» в систему. В отличие от животных люди располагают особой социальной системой материальной и духовной адаптации, к тому же их био- логическая адаптация зависит от условий жизни и профессио- 130
нальной деятельности, т. е. от той же социальной адаптации. В со- временных социальных условиях происходит ускорение измене- ний в жизни, труде, быту, ритма жизнедеятельности и миграции населения, освоение новых технологий. Все это требует новых форм и темпов физиологической и психической адаптации, новых средств и способов приспособления к быстро и резко меняющим- ся условиям, в том числе экстремальным. Этого требует и приспо- собленность к обычным условиям после возвращения из экстре- мальных условий жизнедеятельности. Психическая адаптация человека к экстремальным средовым условиям не может рассматриваться без учета психологических реакций организма, возникающих как в границах нормы, так и как патологические изменения. При патологии организму приходится жертвовать какой-то од- ной или несколькими функциями для сохранения более жизнен- но важных, без которых существование в создавшихся условиях оказывается невозможным. С этой точки зрения болезни представля- ют собой «выход» организма за пределы адаптационных «лими- тов», выработанных в процессе длительной эволюции. При этом возможно: - сохранение высокого уровня организации жизнедеятельности организма при утрате каких-либо функций, обычно менее важных; - нарушение высокого уровня организации жизнедеятельно- сти организма и переход на более низкий уровень; - сочетание первого и второго. Таким образом, пределы адаптации для разных людей индиви- дуальны и могут быть охарактеризованы психологическими и фи- зиологическими параметрами. При адаптации к экстемальным ус- ловиям в человеческом организме могут не происходить измене- ния, могут происходить изменения в рамках психофизиологиче- ского здоровья и могут происходить патологические изменения. Первые исследуются психологическими методами, вторые — пси- хиатрическими и медицинскими. По данным В. И. Лебедева, чем длиннее срок жизни и работы на гидрометеорологических станциях, тем труднее люди реадап- тируются к обычным условиям. Многие проработавшие в экспе- диционных условиях на Крайнем Севере 10—15 лет и возвратив- шиеся домой, снова едут на Север, не сумев реадаптироваться к обычным условиям жизни. Подобные проблемы возникают у ве- теранов войн, профессиональных военных. Таким образом, можно сказать, что адаптация — способность к приспособлению и выживанию для обеспечения жизни на всех уров- нях сложности. Это основа поддержания постоянства внутренней среды и сопротивления стрессу. Как писал Г. Селье, есть два спо- соба выживания: борьба и адаптация, но к успеху чаще всего ве- дет адаптация. 131
Согласно концепции Г. Селье общий адаптационный синдром (ОАС) имеет фазы, которые в своей совокупной содержательной интерпретации представляют основное содержание адаптации че- ловека. Первая фаза — реакция тревоги («аларм» - реак- ция) является сигналом о каком-либо неблагоприятном воздей- ствии, вызывая своеобразную мобилизацию резервов организ- ма, необходимых для перестройки его деятельности в соответ- ствии с новыми внешними требованиями. Возникают эмоции тре- воги, состояния возбуждения, психического напряжения, явля- ющиеся естественными и необходимыми в данной ситуации. Сле- дующая фаза — фаза сопротивления (резистентно- сти) как закономерное следствие реакции тревоги, когда орга- низм адаптировался к стрессовому воздействию и функциониру- ет в относительно сбалансированном режиме за счет мобилизо- ванных ресурсов в соответствии с предъявляемыми ему требова- ниями. Тем не менее при достаточно длительном воздействии стресс-факторов фаза сопротивления, использующая ресурсы с определенным энергетическим лимитом, переходит в следую- щую фазу — фазу истощения, которая вызывает наруше- ния функций систем организма и состояния дезадаптации. Трехфазовая схема адаптации организма позволяет вести речь как минимум о двух явлениях, непосредственно дополняющих об- щую картину адаптации. Это наличие запасов адаптационных ре- сурсов организма, или адаптационной энергии, расходуемой при предъявлении организму какого-либо специфического требова- ния стресс-факторов с помощью фазы тревоги общего адаптаци- онного синдрома (как пускового механизма). И второе — наличие двух уровней адаптационной энергии — поверхностной и глубо- кой. Первая (поверхностная энергия) доступна по первому требо- ванию, именно она расходуется на фазе тревоги, обеспечивая из- менение характеристик организма и первичную адаптацию к стрес- сорному воздействию. Глубокая адаптационная энергия собствен- но и составляет резерв, который мобилизуется фазой тревоги и вступает в действие на фазе резистентности, обеспечивая сопро- тивление неблагоприятному внешнему воздействию, т.е. саму адап- тацию к сложившейся ситуации. Психологические исследования стресса, основанные на тео- рии Г. Селье и концепции общего адаптационного синдрома, в нашей стране наиболее полно представлены работами Л.А. Кита- ева-Смыка. В частности им предлагается структура общего адапта- ционного синдрома с позиций психологического понимания при- роды человека как биосоциального явления. По мнению Л. А. Ки- таева-Смыка исследования стресса направлены на изучение об- щих, нсспенифических симптомов адаптации. Эти симптомы пол- 132
нее и отчетливее проявляются при действии на человека экстре- мальных для него стрессогенных факторов 111. В рамках теории психической адаптации важное значение для понимания психологической сущности адаптационного процесса имеют категории: «устойчивая психическая адаптация», «переадап- тация», «дезадаптация» и «реадаптация». Содержательная интер- претация данных понятий позволяет более глубоко раскрыть сущ- ность адаптационных реакций личности, действие механизма об- щего адаптационного синдрома. Под устойчивой психической адаптацией понимаются регуля- торные реакции, психическая деятельность, система отношений и т.д., которые возникли в процессе онтогенеза в конкретных экологических и социальных условиях и функционирование кото- рых в границах оптимума не требует значительного нервно-пси- хического напряжения. Дезадаптация определяется как психические состояния личности, обусловленные воздействием психогенных факторов, при которых пси- хофизиологические и социально-психологические механизмы, исчерпав резервные возможности, более не могут обеспечить адекватное от- ражение и регуляторную деятельность человека. Необходимо подчеркнуть, что нельзя относить к экстремаль- ным условиям жизнедеятельности те, в которых требуется напря- жение физиологических или психических процессов. В. И. Лебедев в связи с этим указывает на два существенных обстоятельства: 1) стресс вполне нормальное и необходимое условие жизни и деятельности человека; 2) граница, отделяющая обычные условия от экстремальных, определяется не столько присутствием стрессового воздействия, сколько достаточно интенсивным расходованием резервных адап- тационных возможностей личности и тенденцией развития дез- адаптации под влиянием специфических психогенных факторов. Необходимо отмстить, что теория стресса и общий адаптаци- онный синдром Г.Селье содержит в себе такое понятие как ди- стресс, одно из значений которого при дословном переводе с ан- глийского означает «истощение», «нужда». Это понятие Селье вво- дит для обозначения состояний, которые возникают в результате истощения адаптационных ресурсов организма и представляют собой деструктивный результат влияния стресса по его значению для организма. Исходя из утверждения о том, что «полная свобода от стресса означает смерть», Г.Селье посвятил свои исследова- ния стресса и адаптационного синдрома решению проблемы про- филактики дистресса. При этом он считал дистресс возможным, но не обязательным следствием воздействия на организм стресс- факторов, инициирующих процесс приспособления живого орга- низма к постоянно меняющейся среде и тем самым обеспечиваю- щих его выживание [ 101. 133
В связи с этим возникает необходимость соотнесения понятий стресс-факторы (стрессоры) и психогенные факторы, о которых идет речь при рассмотрении теории общего адаптационного син- дрома и концепции адаптации личности к экстремальным усло- виям жизнедеятельности. Влияние стресс-факторов обусловливает включение механизма адаптации. Они являются причиной развития адаптационного син- дрома, действие которого призвано обеспечить переадаптацию орга- низма и психических характеристик человека к изменившимся ус- ловиям существования, где сама измененность как раз и определя- ется влиянием этих стресс-факторов. Однако вектор измененное™ (позитивный или негативный) определяется уже не столько влия- нием стресс-факторов, сколько особенностями апперцепции чело- века. Если восприятие человека не готово к сильным как по интен- сивности, так и по продолжительности воздействиям окружающей среды, то это приводит к значительному расходованию адаптаци- онных ресурсов организма вплоть до их полного истощения. В этом случае налицо психогенное влияние стрессовой ситуации. При этом психогенность понимается как условие возникновения и развития нарушений психической деятельности вследствие дезадаптации в связи с истощением адаптационных ресурсов личности и «проры- ва» адаптационного барьера. Таким образом, различие между поня- тиями «стресс-факторы» и «психогенные факторы» состоит в том, что первые являются пусковым условием процесса адаптации, а вторые — условием развития состояний дезадаптации. Входящий в концепцию адаптации личности в экстремальных условиях жизнедеятельности термин «переадаптация» может быть истолкован в двух значениях: 1) как процесс формирования психических реакций лично- сти, системы отношений, адекватных предъявляемым средой жиз- недеятельности требованиям и обеспечивающих эффективное вза- имодействие с данной средой при реализации целей и задач дея- тельности, осуществляемой в данных условиях; 2) как конечный результат данного процесса, имеющий ус- пешное для личности значение в ходе реализации целей деятель- ности в заданных условиях. В экстремальных условиях переадаптация руководителей и спе- циалистов осуществляется за счет их адаптационных ресурсов, в которые включаются не только психофизиологические характе- ристики, но и характеристики их подготовленности. Следуя ут- верждениям Г. Селье, а также исследованиям барьера психичес- кой адаптации Ю. А. Александровского, переадаптация личности к экстремальным условиям жизнедеятельности имеет относитель- ный по продолжительности временной интервал. Вместе с тем в зависимости от подготовленности руководителей и специалистов продолжительность временного интервала может иметь очень боль- 134
шой диапазон. Поэтому процесс и результат переадаптации может иметь качественные отличия от уровня быстрого истощения адап- тационных ресурсов, прорыва адаптационного барьера и дезадап- тации до уровня укрепления и развития адаптационных ресурсов в процессе успешной профессиональной деятельности в состоя- нии повышенной включенности в ее процесс. Речь идет о продол- жительности относительно устойчивой адаптации личности к ус- ловиям деятельности в экстремальных условиях и детерминантах, определяющих как успешность процесса переадаптации в целом, так и устойчивость достигутого результата во времени. Не менее важным элементом концепции адаптации личности в экстремальных условиях является понятие «реадаптация», по- нимаемая как восстановление регуляторных психических реакций и психической деятельности, соответствующих требованиям обыч- ных условий жизнедеятельности на основе реструктуризации сфор- мированного под воздействием психогенных факторов неадекват- ного восприятия экстремальных условий. Сюда же следует отнес- ти реструктуризацию сформированной под воздействием стресс- факторов на уровне навыка привычки адекватного профессиональ- ного восприятия экстремальных условий (требует специально раз- работанных социально ориентированных методов и приемов). В на- стоящее время широко используется термин «психологическая ре- абилитация», который отражает суть реадаптации, имея в виду использование ряда специальных мероприятий и психологиче- ского обеспечения реализации содержания данного понятия (ре- адаптации). Более подробная схема развития общего адаптационного синдрома как реакции на стрессовое воздействие предложена Л.А. Китаевым-Смыком (рис. 8). Здесь X — величина стрессовой нагрузки; t — время воздействия. Данная схема иллюстрирует вышеизложенные позиции отно- сительно переадаптации личности в экстремальных условиях дея- тельности. Кроме того, первая фаза (разрушение имевшейся «функ- циональной системности») может быть интерпретирована как первичная дезадаптация, содержанием которой является актива- ция адаптационных ресурсов и запуск механизма переадаптации. Вторая (фаза становления «новой функциональной системности») и третья (фаза неустойчивой адаптации) собственно и являются процессом переадаптации. При этом четвертая фаза может рас- сматриваться как достигнутое состояние в результате переадапта- ции. Завершением развития адаптации по предложенной схеме яв- ляется пятая фаза: разрушение «функциональной системности», или дезадаптация, обусловленная истощением адаптационных ре- сурсов и прорывом адаптационного барьера. Как показывают исследования, человеческая деятельность и мышление нуждаются в постоянном возбуждении, которое может 135
Фаза станов- ления новой Фаза фаза вызываться с помощью внешних и внутренних импульсов. Счита- ется, что музыка, живопись, поэзия делают человека более вос- приимчивым к социально-психологическому воздействию. Этот фактор следует учитывать при подборе психокоррекционных ме- тодик, нацеленных на быстрейшую адаптацию руководителей и специалистов к действиям в экстремальных условиях. Существуют разные формы адаптации: безразличие к ситуа- ции, использование индивидуальных возможностей (внутренних резервов психики) и сотрудничество. Сотрудничество более выиг- рышно, так как дает возможность приобретения сторонников, которые могли бы оказать помощь в процессе адаптации. Именно сотрудничество формирует стрессоустойчивость и повышает со- противляемость стрессу у руководителей и специалистов. Сопротивляемость стрессу заключается в способности руково- дителей и специалистов переносить трудные ситуации без дезор- ганизации поведения. Под сопротивляемостью, или толерантно- стью, организма понимают конструктивную реакцию на суще- ственные эмоциональные возбуждения в условиях стресса, т.е. когда трудные и неприятные ситуации не вызывают значительных от- рицательных эмоций, страха, гнева, тревоги. Сопротивляемость стрессу может определяться и как способность к сохранению орга- низации поведения в условиях стресса. Когда несмотря на возник- новение под влиянием стресса эмоционального напряжения не происходит дезорганизации поведения, основные цели продол- жают реализовываться, сохраняться, например, рациональное мышление в ситуации катастрофы, правильно проводятся в жизнь необходимые схемы, сохраняется мотивация. Стрессоустойчивость — психофизиологическое состояние че- ловека, обеспечивающее оптимальную адаптацию к экстремаль- ным условиям, позволяющее решать возложенные на него задачи 136
без потерь (физиологических и психологических), т.е. в состоя- нии психофизиологического равновесия. На снижение стрессоустойчивости негативно влияют такие факторы как: - недостатки выучки и натренированности для работы в экст- ремальных условиях; - среда жизнедеятельности; - высокий уровень нервного напряжения; - отсутствие бытовых условий (неблагоустроенные помещения, антисанитария, отсутствие воды, возможности ухода за телом, несвоевременное и несбалансированное питание, недостаток ак- тивного и пассивного отдыха, длительное отсутствие смены на- тельного и постельного белья, верхней одежды, недостаток эки- пировки, загазованность, плохая освещенность, отсутствие ото- пления, шум, вибрация и т.п,); - недостаток информации и перебои в системе связи; - несвойственная работа или работа по необходимости, при- нуждению (отсутствие мотива в работе); - отсутствие психологического обеспечения; недостатки в пси- хологической восстановительной работе. Отсутствие памяток по личной безопасности; - отсутствие или недостаток материально-технического обес- печения, вооружения, боеприпасов, экипировки, оборудования и инструментов для работы; - ослабление контроля за своим поведением и поведением под- чиненных со стороны руководителей; некачественный подбор ру- ководителей; - отсутствие дисциплины и самодисциплины; пьянство. Многие исследователи считают, что для обеспечения стрессо- устойчивости руководителей и специалистов в экстремальных ус- ловиях требуется улучшить условия их профессиональной деятель- ности. В частности В, М, Шамаров считает, что актуальность социаль- ной и правовой защиты специалистов в эксгремальных условиях обусловливается необходимостью: - социальной обустроенности персонала во время работы в экстремальных условиях, чтобы мысли людей не были заняты бытовыми проблемами; - формирования у специалистов твердой уверенности в право- вой и социальной защищенности их и членов их семей, в том числе на случай их ранения, получения травмы или гибели; — создания стабильного профессионального ядра и сокраще- ния текучести кадров. Безусловно, это так. Однако улучшение только условий работы личного состава не может сформировать необходимый уровень стрес- соустойчивости, а является предпосылкой для его формирования. 137
Основополагающим фактором, влияющим на повышение не только стрессоустойчивости, но и готовности персонала к эф- фективной работе в экстремальных условиях, является мотиваци- онная сфера личности, а в мотивационной сфере — гуманисти- ческая ориентация. В многообразии мотивов, побуждающих деятельность руко- водителей и специалистов, выделяют; - деловые; - коллективистические; - личностно-позитивные; - личностно-негативные; - материальные. Руководитель должен помочь специалисту сформировать и под- держивать в экстремальных условиях его направленность на опти- мальное сочетание потребностей в духовном саморазвитии, про- фессиональной деятельности, общении, доброжелательном отно- шении к людям, культивировать позитивные чувства жизнелю- бия, веры в будущее, надежды на удачу и т.д. Как правило, специалисты экстремального профиля — это люди с устойчивыми мотивами достижения цели (стремление к индивидуальным и групповым рекордам, победам, преодолению трудностей, препятствий). Поэтому в большей степени следует говорить о поддержании руководителями уже имеющейся моти- вации у специалистов, чем о какой-либо их коррекции. Для под- держания смысловой сферы специалистов целесообразно шире культивировать имеющиеся и вводить новые традиции, обычаи, ритуалы. В процессе служебной подготовки необходимо шире ис- пользовать командные и командно-штабные учения, деловые игры, тренинги и практикумы, которые способствуют не только повышению профессионализма специалистов, но и поддержа- нию их сплоченности, взаимовыручки, поддержке, корпоратив- ного духа подразделения. Уровень корпоративного духа подраз- деления коррелирует с уровнем мотивации, смысловой сферой специалистов. Адекватное восприятие специалистами экстремальных условий проявляется через: - осмысление и оценку происходящих событий и/или ощуще- ние личной причастности к ним и к достижению успеха в реше- нии стоящих задач; - принятие себя как необходимого субъекта деятельности в экстремальных условиях с пониманием своей повышенной ответ- ственности за успех или ошибки в решениях, которые могли по- влечь человеческие жертвы, привести к травмам, ранениям; - оценку своего труда и труда своих товарищей; - самоконтроль за своими действиями и действиями окружаю- щих; 138
- быстроту оценки ситуации, энергичность и решительность реагирования на нее; - понимание повышенной необходимости действовать совмес- тно, согласованно со своими товарищами, не подводить друг дру- га, оказывать взаимную поддержку и выручку. Неадекватное восприятие экстремальных условий проявляется в широком диапазоне в зависимости от отторжения самих условий и ухода в фантазии до ее восприятия в искаженном виде (от неболь- шого искажения до полной противоположности действительности). Неадекватное восприятие экстремальных условий специалис- тами может стать для них личностным экстремальным фактором психогенного риска. К ним следует отнести восприятие: - экстремальных условий деятельности как не опасных или не значимых; - экстремальных условий деятельности как имеющих иное ин- формационное наполнение (непонимание или плохая ориента- ция в обстановке), следствием чего является игнорирование об- становки или неадекватное реагирование; - себя как случайно попавшего в экстремальные условия и ни за что не отвечающего; - своего труда и труда ближайшего окружения как никчемно- го, пустого или даже вредного; - своего некритичного или безвольного поведения как прием- лемого; - изолированности от коллектива как предвзятого к себе отно- шения со стороны окружающих. В ходе исследований в экстремальных условиях были выделены следующие формы адаптации руководителей и специалистов: без- различие, избирательность и гармоничность. Последняя форма наиболее выигрышна или успешна для профессиональной дея- тельности, так как давала возможность использовать преимуще- ства экстремальных условий и избежать их нежелательных прояв- лений. Именно гармоничность как форма адаптации сотрудников к экстремальным условиям деятельности формировала их адап- тивное поведение. Было установлено, что у руководителей и специалистов с гар- моничной формой адаптации в экстремальных условиях отмеча- лись высокие показатели по: гуманистической ценностной ори- ентации, активности в социальной сфере, социальному статусу, уровню общения, общей и творческой активности, обществен- ной полезности, устойчивой профессиональной направленности, повышенному чувству личной ответственности за происходящее и принимаемые решения [23]. Эти данные в основном совпали с данными исследований цент- ра психодиагностики УВД Белгородской области, в которых у всех испытуемых сотрудников специальных подразделений с высоким 139
уровнем адаптации (в отличие от полярной группы) были уста- новлены: положительные социальные установки, позитивные, преобразующие стили поведения, высокий уровень рефлексии, эмпатии, доброжелательности, развитый волевой контроль над импульсами, побуждениями, аффектом, высокий уровень разви- тия определенных свойств интеллекта (стилевые свойства интел- лекта, высокие репрезентанионные способности), эффективность психологических зашит (отсутствие неадекватной выраженности и стереотипности отдельных видов зашит), наличие чувства юмо- ра, способность принимать парадоксы. Причем особо отмечалась значимость эмпатии в адаптационном процессе как базового свой- ства личности и как системообразующего фактора его социальных качеств. Руководители экстремального профиля должны знать и исполь- зовать в управленческой практике специалистов в зависимости от особенностей их адаптации к экстремальным условиям. Анализ деятельности более 500 сотрудников специальных под- разделений в экстремальных условиях позволил нам выделить сле- дующие типы с выраженными формами характерного поведе- ния в экстремальных условиях в зависимости от успешности (не- успешности) их адаптации к ситуации |23]: 1. Дезадаптивный тип. Проявляют реакции по данному типу чаше всего специалисты с астеническими и ригидно-агрессивными чер- тами характера. Специалисты с астеническими чертами часто плохо переносят значительные физические и нервные нагрузки. У них нарушается сон, повышается тревожность, снижается аппетит, ухудшается на- строение, ослабевает внимание, способность к продуктивной де- ятельности, проявляется повышенное сосредоточение на своем здоровье, жалобы соматического плана. Они могут проявлять рас- терянность. Специалисты с ригидно-агрессивными чертами могут прояв- лять негативное отношение к происходящим событиям, враждеб- ность и злобность к окружающим, ощущать свою обделенность, неоцененность, упрямство, мстительность, малообшительность, конфликтность, могут быть умеренно активны, демонстративно уклоняться от решения задач. Таких специалистов позволяет объединить в один тип их общее отношение к экстремальным условиям как к невыносимым и враж- дебным не только для их деятельности, но для здоровья и жизни. Они не видят для себя возможности жить и работать в подобных условиях. Например, умелый и знающий сотрудник специального подразделения проявил откровенную трусость, отказавшись про- должать проведение боевой операции после гибели товарища, или жестоко обращался с мирными жителями освобожденного от бо- евиков населенного пункта. 140
2. Демонстративный тип. Проявлять реакции по данному типу чаще всего могут специалисты с экспрессивными, истерически- ми и астеническими чертами характера. Специалисты с экспрессивными и истерическими чертами час- то деятельны, активны, неугомонны, но поверхностны, малопро- дуктивны, легкоотвлекаемы. Они стараются казаться опытными, бывалыми, но проявляют повышенную конфликтность, агрессив- ность, жестокость, повышенную эмоциональность, непредсказуе- мость. У них проявляется истеричность, отказ от выполнения задач. Специалисты с астеническими чертами часто бывают показа- тельно активны, подвижны, деятельны, бодры, оптимистичны, но внутренне тревожны, напряжены. Вспоминая ранее пережитые ими события, намеренно представляют их более тяжелыми с це- лью вытеснения собственной тревожности. У них снижена целе- направленная активность, способность к планированию, эффек- тивной деятельности. При малейшей неудаче их самооценка сни- жается. В экстремальных условиях могут проявлять нерешитель- ность, медлительность, отсутствие инициативы, иногда не спо- собны эффективно выполнять самостоятельные задания. Специалистов с подобными реакциями в общий тип позволяет объединить потенциальная, а часто реальная их неуспешность при выполнении поставленной задачи. Они могут допустить и часто допускают просчеты при решении профессиональных задач не в силу своей профессиональной некомпетентности, а в силу на- хождения в неблагоприятных состояниях для деятельности в экст- ремальных условиях. Например, обученный и опытный сотрудник ОВД фотографировался на фоне развалин города, находясь в зоне боевых действий, бравируя своей выдержкой и неуязвимостью, игнорируя реальную опасность быть уничтоженным снайпером из тех же развалин. 3. Условно адаптивный тип. Проявлять реакции по данному типу чаще всего могут специалисты со стеническими, ригидно-агрес- сивными чертами характера. Специалисты данного типа чаще всего характеризуются как активные, целеустремленные, уверенные в себе, с гипертрофи- рованным чувством собственного достоинства. Они бывают напо- ристы, ригидны, агрессивны, не считаются с чужим мнением, обладают лидерскими способностями. Как правило, действуют в экстремальной обстановке успешно, грамотно, но легко выходят за рамки дозволенного, склонны к применению физического воз- действия к подчиненным, жестоки к врагам. Характерной особен- ностью специалистов данного типа является забота о выполнении поставленной задачи любой ценой. Например, военнослужащие, сотрудники ОВД в горячих точках приобретали за свои деньги недостающее снаряжение. Однако, как правило, они ограничены в своей деятельности уровнем своей компетенции и притязаний. 141
4. Тип поведения «мастер». Проявлять реакции по данному типу чаще всего могут специалисты со стеническими чертами характе- ра. Специалисты, отнесенные к данному типу, активны, реши- тельны, смелы, но бдительны и осторожны. Они внимательны к окружающим, считаются с чужим мнением, но поступают в со- ответствии со своими установками, имеют чувство собственного достоинства, напористость, умеренную агрессивность, обладают лидерскими способностями, подчиняются указаниям старших, но лучше действуют в обстановке, требующей личной инициативы. Характерной особенностью специалистов данного типа явля- ется забота о качественном выполнении возложенных на них обя- занностей. Они проявляют творческую инициативу и смекалку. Например, сотрудник специального подразделения, снайпер, ис- пользовал подручные средства для изготовления самодельной «кук- лы»—имитации человека с целью определения расположения снайпера-боевика и его уничтожения. Выделенные черты характеров важны для определения типов профессионального реагирования и особенностей деятельности специалистов в экстремальных условиях. Достаточно часто в ре- альной экстремальной обстановке встречаются специалисты, типы поведения которых являются однозначным следствием черт их ха- рактера, а в большей степени детерминируются их опытностью и подготовленностью. Так, по дезадаптивному типу поведения могут себя проявлять специалисты со стеническими и ригидно-агрессивными чертами характера. В этом случае они чаще всего демонстрируют девиант- ное поведение (употребляют алкоголь, излишне применяют фи- зическую силу, превышают полномочия, не выполняют задачи), могут проявлять бесшабашность, не подчиняться руководителям. Состояние этих специалистов, а следовательно, и деятельность, может проходить по депрессивно-тревожному типу. Тогда они ста- новятся склонны к вялости, сниженной активности, общей тре- вожности, беспокойству, общесоматическим расстройствам, по- вышенной чувствительности к опасности, способны на неадек- ватные, неоправданные действия. Отсюда следует, что типы пове- дения специалистов в экстремальных условиях всецело не зависят от их характерологических особенностей и качеств. В большей сте- пени они определяются уровнем их подготовленности. Для успешности в управленческой деятельности руководите- лей в экстремальных условиях требуются особые навыки в быст- рой, но адекватной обстановке переработки информации, сме- лость, решительность при принятии и исполнении решений, особо доверительное построение отношений со специалистами, отно- шение к профессиональной деятельности как к способу жизнеде- ятельности, высокая психологическая устойчивость, повышенная восприимчивость к нововведениям. 142
В связи с этим возникает необходимость в ориентирах профес- сиональной экстремально-психологической подготовки руково- дителей и специалистов экстремального профиля. Требуется со- ставлять их профессиограммы, психограммы с учетом должност- ного положения и специфики деятельности. 5.2. Обеспечение безопасности специалистов и функциональных групп в экстремальных условиях Руководитель подразделения экстремального профиля должен постоянно заботиться о повышении личной безопасности специ- алистов и организационной безопасности функциональной груп- пы. Безопасность специалистов и функциональных групп представ- ляет собой систему организационных, правовых, защитных, так- тических, физических и психологических мер, позволяющих обес- печить сохранение жизни, физического, психического здоровья специалистов, а также сохранить структурную целостность функ- циональной группы. Личная безопасность специалистов и организационная без- опасность функциональных групп как служебно-боевых единиц основывается на достаточном уровне профессиональной подго- товленности специалистов и групп, предполагающей владение безопасными методами труда, сформированную установку на вы- живание, наличие высоких психологических качеств, позволяю- щих адекватно оценивать обстановку, принимать быстрые и пра- вильные решения, не терять самообладания и мобильности груп- пы в опасных ситуациях. Безопасность специалистов и групп — это не только физичес- кая безопасность, хотя меры по снижению риска для жизни и здоровья при исполнении профессиональных обязанностей необ- ходимы в первую очередь. Не менее важна психологическая без- опасность. Психологические перегрузки, стрессы, накопление ус- талости, связанные с профессиональной деятельностью, такое социально-психологическое явление как моббингтакже представ- ляют немалую опасность как для здоровья специалистов, так и для устойчивости и работоспособности функциональной группы. Таким образом, личная безопасность специалис- тов в экстремальных условиях включает в себя две вза- имосвязанные задачи: - физическую безопасность; - психологическую безопасность. Организационная безопасность функциональных групп в экст- ремальных условиях, кроме физической и психологической без- 143
опасности всей группы, включает в себя нормативно-правовую безопасность. Нормативно-правовая безопасность функциональных групп в экстремальных условиях определяется значимостью группы как служсбно-босвой единицы, ее работоспособностью и эффектив- ностью. Потребность в физической и психологической безопасности занимает одно из ведущих мест в иерархии потребностей человека. Безусловно, на первый план выступают физиологические потреб- ности, обеспечивающие жизнедеятельность организма индивида. За ними следуют потребности в безопасности, защищенности (из- бежать опасности, найти укрытие, обеспечить нормальную жиз- недеятельность и т. д.). Удовлетворение двух указанных видов дает возможность для реализации потребностей в общении и хорошем отношении (быть принятым в обществе, принадлежать к опреде- ленной группе, быть любимым и т.д.). При условии удовлетворе- ния потребностей этих трех видов возможна реализация иных ка- тегорий потребностей: в уважении; когнитивных и эстетических потребностей; в самореализации или самовыражении. Потребность в безопасности реализуется путем формирования мотивов безопасности. Исследования показывают наличие связей между мотивами безопасности и мотивацией высокоэффективно- го труда. Можно утверждать, что имеющие сильную мотивацию на достижение результатов в деятельности работники обращают боль- ше внимания на личную безопасность, понимая, что от степени ее обеспечения зависит реальность достижения служебных целей. Однако следует отметить, что у чрезмерно ориентированного на самозащиту работника мотивы безопасности начинают подав- лять мотивы достижения успехов в труде. Поэтому этот работник все больше старается избежать угрожающих ситуаций и может по- терять общий мотив к деятельности в группе, призванной дей- ствовать в экстремальных условиях. Между мотивами труда и без- опасности специалиста должен быть определенный баланс. Эти мотивы должны совместно побуждать его к эффективным дей- ствиям при условии применения защитных средств и безопасных методов труда. В некоторых зарубежных программах выживания, о которых будет сказано ниже, учитывается этот мотивационный элемент в виде установки на выживание. Организационная безопасность функциональной группы оп- ределяется способностью группы решать поставленные перед ней задачи в экстремальных условиях без ущерба для ее существова- ния как группового субъекта и позитивных психологических ха- рактеристик. В силу психологических особенностей и степени профессио- нальной подготовленности эффективность действий специалис- тов в опасных ситуациях различна. 144
Кроме того, возможны психофизиологические противопока- зания к деятельности, связанной с экстремальными ситуациями. Для предотвращения несчастных случаев и травматизма по психо- физиологическим показаниям используется профессионально- психологический отбор кандидатов. К числу устойчивых противопоказаний к работе специалистов в экстремальных условиях следует отнести: - пониженную психологическую устойчивость и склонность к психической дезадаптации; - повышенную тревожность и страх: - эмоциональную неуравновешенность и импульсивность в дей- ствиях, низкую устойчивость к стрессу; - недостаточную способность к распределению и концентра- ции внимания; - функциональные нарушения связи между сенсорным (по- знавательным) и двигательным (моторным) процессами; - функциональные изменения в организме (сердечно-сосудис- тое заболевание, диабет и т.п.); - недостатки органов чувств (снижение зрения и слуха); - неумеренную склонность к риску («сдвиг к риску»); - невыдержанность и склонность к аффективному реагирова- нию; - замедленную реакцию и недостаточную ловкость; - недостаточный уровень интеллектуальных способностей и малую сообразительность; - пристрастие к алкоголю или наркотикам. К временным факторам, ограничивающим возможность исполь- зования специалистов в экстремальных условиях, следует отнести недостаточную профессиональную подготовленность, неопыт- ность, неосторожность. Устойчивых противопоказаний функциональных групп к рабо- те в экстремальных условиях не существует. К временным проти- вопоказаниям к работе в экстремальных условиях функциональ- ных групп относятся: - недостаточная сплоченность, слаженность, мобилизация груп- пы; - напряженные или конфликтные отношения между формаль- ным и неформальным лидерами, руководителем и остальными специалистами; - неблагоприятный морально-психологический климат в функ- циональной группе. Предрасположенность к несчастным случаям имеет связь с си- туативными психическими состояниями как отдельных специа- листов, так и функциональных групп, отрицательно влияющими на их работоспособность в опасных ситуациях. При обнаружении 145
таких состояний у специалиста решается вопрос о его временном отстранении от выполнения служебных обязанностей, оказания ему необходимой психологической помощи, а при выявлении негативных психических состояний в группе следует максимально быстро выводить группу из экстремальных условий и проводить групповые и индивидуальные психореабилитационные меропри- ятия. К числу факторов, влияющих на предрасположенность к не- счастным случаям, следует также отнести: употребление алкоголя в течение суток, предшествующих деятельности в условиях опас- ности, состояние алкогольного опьянения, отсутствие полноцен- ного ночного отдыха (сон менее 8 часов), болезненное состояние и плохое самочувствие. Необходимо также выделить нередко встречающиеся виктим- ные качества специалистов: излишнюю доверчивость, неосторож- ность, легкомыслие, вспыльчивость, агрессивность, нечестность, алчность, жадность, жестокость, внушаемость, конформизм, не- дисциплинированность, самонадеянность и др. Выделенные ранее характеристики функциональных групп, противопоказанные к работе в экстремальных условиях, следует отнести также к виктимным в экстремальных условиях. А. И. Папкин выделяет общие правила обеспечения личной без- опасности специалиста в экстремальных условиях. • Ожидай неожиданного. • Руководствуйся здравым смыслом. • Не «разжигай» противника, а «гаси» его. • Владей: собой, информацией, орудиями труда, ситуацией. • Необычное может стать сигналом опасности. • Ключ к успеху — подготовка. • В критической ситуации ты будешь действовать так, как на- учился. • Прежде чем войти — знай, где выход. • Имей план, особенно на худший вариант. • Знай, что о тебе знают. • Избегай шаблона, будь непредсказуем. • Не «замерзай» — действуй. • Ищи ложку меда в бочке дегтя: используй свою неудачу. • Сделай стресс своим союзником. • Не расслабляйся слишком быстро. • Избегай «тоннельного» видения. • Плохо переоценить противника, хуже недооценить. • Верь себе, но работай в команде. Погибают в одиночку. • Удача любит умелых. Отечественный и зарубежный опыт показывает, что важными условиями обеспечения личной психологической безопасности (особенно в ситуации риска) являются: 146
- знания о психофизиологических процессах, происходящих в организме человека в ситуации опасности; - усвоение определенной «модели поведения» в ситуации опасности, позволяющей выполнить профессиональную задачу и не пострадать лично; - владение приемами психологической саморегуляции, при- менимыми непосредственно перед ситуацией опасности, во вре- мя и после нее. К психологическим качествам специалистов и характеристи- кам функциональных групп, наиболее важным для обеспечения физической безопасности специалистов в ситуации риска для жизни и организационной безопасности функциональной груп- пы, следует отнести: - понимание цели деятельности (знание, ради чего риск); - определение стратегии и тактики деятельности группы; - профессиональная подготовленность специалистов и групп; - устойчивость к стрессу (программы, решение задач в крити- ческих ситуациях); - доверие к самому себе при выполнении задачи (уверенность в себе); - доверие к орудиям труда (умелое владение); - доверие к своей группе и ее руководителю; - решительность (способность быстрого реагирования на ситу- ацию и принятие решения); - эффективность в ситуации (способность мысленно видеть победу и прогнозировать ее); - эмоциональную устойчивость; - физическую подготовленность (имеется физическая возмож- ность сделать все необходимое); - способность к совместным действиям (работа в группе); - знание своей роли и роли каждого в группе, готовность к взаимодействию, взаимопомощи и взаимозаменяемости; - уровень управления (приемы, методы, формы, стиль) функ- циональной группой в экстремальных условиях. К психологическому компоненту относятся: развертывание психологической службы, психологическое обеспечение профес- сиональной деятельности, психологическая коррекция, ослабле- ние влияния эмоционально-психологических перегрузок и стрес- сов, профессиональная экстремально-психологическая подготов- ленность, наличие опыта. Все эти элементы напрямую связаны и с уровнем физической безопасности специалистов и организационной безопасностью группы. Специалист должен уметь оценить наличие опасности в ситуа- ции профессиональной деятельности, ее степень, возможности нарастания и формы реального проявления, понимать роль по- 147
стоянной бдительности и способов ее личного обеспечения, уметь использовать экипировку, повышающую личную безопасность, не пренебрегать ею, владеть тактикой постоянного превентивно- го обеспечения личной безопасности при повседневном выпол- нении служебных функций, владеть тактикой, методами и при- емами усиления мер личной профессиональной безопасности при повышении опасности, пресечении пикового нарастания угрозы, уметь поддерживать постоянную личную готовность к немедлен- ному реагированию на любые неожиданные угрозы личной без- опасности, опережать правонарушителя во всех действиях, в том числе в использовании оружия. В ряде зарубежных стран, в частности в США, обучение менедж- менту безопасности стало обязательной частью обучения целого ряда профессий, в том числе даже банкиров. Существуют специ- альные курсы, такие как «Воля к выживанию», «Выживание на улице». Все программы по выживанию, как правило, решают четыре основные задачи. 1. Сформировать профессионально-психологическую установ- ку на обеспечение личной безопасности и безопасности коллег при решении профессиональных задач. 2. Дать знания, необходимые для обеспечения личной профес- сиональной безопасности и безопасности коллег. 3. Научить тактике и приемам обеспечения профессиональной безопасности. 4. Обучить соединению тактики и приемов обеспечения без- опасности с тактикой и приемами решения профессиональных задач. Подобные программы содержат следующие содержания в за- висимости от категории обучающихся специалистов (полицей- ские, пожарные, налоговые инспекторы, работники спасатель- ных команд, альпинисты, шахтеры, водолазы, военные профес- сии и т.д.). • Статистические данные о гибели или ранениях этой катего- рии работников. • Обобщенный портрет (психологический) работника — жерт- вы. • Анализ причин гибели или ранений работников. • Условия и факторы, способствующие обеспечению личной безопасности. • Психологический портрет работника, способного обеспечить оптимальный уровень личной безопасности. • Тактика личных действий («звезда выживания») и работы в команде по обеспечению безопасности. • Комплекс конкретных знаний, характеризующих состояние человека в ситуациях опасности. 148
• Комплекс конкретных профессионально-психологических установок на выживание («Динамика страха»). • Конкретные рекомендации — как действовать по обеспече- нию личной безопасности. • Практическая отработка тактики и приемов обеспечения лич- ной безопасности при решении профессиональных задач. Таким образом, весь курс содержит одну идею: «Опасность есть, но ее можно и нужно избежать, если ты это умеешь». Эта идея выражается также в «обязательстве остаться в жи- вых», которое заполняют работники профессий, связанные с рис- ком. Она представляет собой своеобразную установку на выжива- ние, подписанную собственноручно обучающимся или принима- емым на работу. Установка на выживание — это готовность и предрасположен- ность работника к целенаправленной, надежной и характеризую- щейся достаточным уровнем самозащиты деятельности. Формирование устойчивой установки на выживание в экстре- мальной ситуации представляет собой одновременно воспитание разумного и мотивированного риска, преодоление чувства стра- ха, развитие осмотрительности и бдительности. Такая работа — гарантия эффективных и надежных действий в опасных для жиз- ни и здоровья условиях. Сформировать и развить у себя установку на выживание способен любой работник, действующий в экстре- мальных условиях. Обязательство остаться в живых, или обязательство о выжива- нии, включает в себя ФИО, должность, специальное звание (если есть). Текст направлен на осознание экстремальности и опасности ситуации, в которую будет вовлечен кандидат на работу в экст- ремальных условиях. Как правило, он состоит из таких оборотов; «Я осознаю, что вовлечение меня в ситуацию, связанную с воо- руженным конфликтом или применением оружия является ре- альной угрозой для моей жизни и здоровья. Я буду постоянно при- держиваться моего обязательства избегать того, чтобы стать жерт- вой в такой ситуации. И поэтому буду (далее следует набор про- фессионально-психологических требований, характерных для кон- кретной профессии. Например, следить за руками подозреваемых и правонарушителей, держать дистанцию, опускаться в завал толь- ко со страховочным снаряжением и под контролем напарника, использовать защитную каску и т.д.). В конце обязательства следует жизнеутверждающая фраза: «Я буду способен выжить в опасной ситуации и одержу победу в любой схватке или при преодолении любых препятствий и посто- янно буду придерживаться этого обязательства». Ставятся число и подпись. В учебных материалах, представленных А. И.Папкиным [20] и А. В. Будановым [7], тактика обеспечения безопасности выжива- 149
ЗВЕЗДА ВЫЖИВАНИЯ Рис. 9. «Звезда выживания» Рис. 10. Другой вариант «звезды выживания» ния отражена в «звезде выживания» в одном из двух вариантов (рис. 9, 10). В первом варианте предполагается, что психическая устойчи- вость пронизывает звезду выживания и является средой, в кото- рой звезда выживания находится, от чего она зависит и чему она, в свою очередь, дает подпитку. В данном контексте психологическая устойчивость ставится в зависимость от естественных факторов человека, его здоровья, состояния психики, степени подготовленности и сама на них вли- яет. В данном случае личная безопасность основывается на интел- лектуальных особенностях человека, на том, как специалист вла- деет тактикой и правилами действий в экстремальной ситуации, как он физически подготовлен, владеет оружием или орудиями труда и как экипирован. Во втором случае психической устойчивости не отводится цен- тральное место, но она и не игнорируется, а играет вспомога- тельную роль. Здесь центральное место занимает цель деятельно- сти, основанная на ведущих мотивах личности. Программы предусматривают: изучение приемов саморегуля- ции, самоконтроля, правильного понимания того, что происхо- дит со специалистом в ситуации опасности. Установка на выживание предусматривает готовность и пред- расположенность специалиста к целенаправленной, надежной и 150
характеризующейся достаточным уровнем самозащиты деятель- ности в условиях возникновения, протекания и разрешения опас- ной ситуации. С содержательной стороны установка на выживание включает в себя три элемента: познавательный (осознание ситуации), эмо- ционально-оценочный (оценка сил и возможностей), поведен- ческий (действия по тактике и инструкциям). Формирование стабильной установки на выживание ведет к разумному и мотивированному риску, преодолению чувства стра- ха, осмотрительности и бдительности в поведении специалистов, их более эффективным и надежным действиям в различных экст- ремальных ситуациях. Для упрощения понимания сути установки на выживание пред- лагается усвоить так называемый «треугольник безопасности» (рис. 11). На первый взгляд возникает противоречие между прагмати- ческой идеей выполнения служебных обязанностей и нравствен- ной идеей самосохранения. Однако если идею самосохранения ввести в ранг общегосударственной и профессиональной идеи со- хранения жизни, здоровья персонала, а также сохранения цело- стности и работоспособности функциональной группы как праг- матических ценностей, то противоречие снимается, и оценка си- туации продуктивна. Так, программа по выживанию персонала США включает сле- дующий алгоритм реализации идеи повышения уровня профес- сиональной безопасности. 1. Создание условий, в том числе материально-технических. 2. Убеждение всех работников в необходимости и возможности осуществления идеи преодоления профессионально-психологичес- ких стереотипов мышления и отношений. 3. Обучение персонала разных уровней действиям по практи- ческой реализации идеи выживания. 4. Организация эффективности реализации идеи выживания. 5. Постоянная оценка эффективности осуществления идеи. 6. Гибкая корректировка процесса реализации идеи в соответ- ствии с изменениями в профессиональной деятельности. Уместно отметить, что у любого человека имеется мотивация к самозащите. Однако почему она часто не срабатывает? Очевидно, не в малой степени на это оказывает влияние искажение ценно- Рис. 11. Треугольник безопасности 151
стей, которыми руководствуется специалист. Часто ценность лич- ной жизни не включается им в прагматическую ценность дости- жения результатов профессиональной деятельности. Здесь играет роль переориентация специалиста на самоценность его личности для достижения цели. Но рефлекс самозащиты, который заслонен осознанными по- веденческими стереотипами (например, неумение контролировать эмоции, чувства, доверчивость, внушаемость, несдержанность в общении, рассказах о себе, завышенная самооценка), не сраба- тывает. Кроме оформления обязательства по выживанию для форми- рования безопасного поведения специалистов и функциональных групп в экстремальных условиях, преодоления чувства страха и иных фобий психологами, как правило, предлагаются и исполь- зуются в процессе предварительной и непосредственных этапов профессиональной экстремально-психологической подготовки сле- дующие направления психологической работы. 1. Формирование веры в собственную неуязвимость и развитие установки на выживание в опасных условиях деятельности. 2. Развитие профессионализма и укрепление убежденности в безопасности собственных действий в кризисных ситуациях. 3. Постепенное замещение состояния тревожности состоянием повышенного внимания в процессе развития мотивационной сфе- ры в течение 2 — 3 лет. 4. Обретение навыков в саморегуляционной и трансрегуляци- онной подготовке. 5. Культивирование приятных эмоций и переживаний после рискованных действий в служебных ситуациях, завершившихся успешным результатом. 6. Реальное или мысленное моделирование опасных ситуаций, сопровождаемое переживанием сильного страха и успешное его преодоление за счет использования элементов саморегуляции. 7. Планирование и прогнозирование успешной деятельности функциональной группы в составе других групп, при взаимодей- ствии или изолированно. 8. Получение навыков формирования групповой установки на успешную и безопасную деятельность. 9. Обучение и закрепление навыков формирования и поддер- жания боевых (мобилизующих) психических состояний функцио- нальной группы. 10. Формирование и поддержание благоприятного психологи- ческого климата в функциональной группе. 11. Формирование сплоченности и мобилизованности группы перед началом конкретных профессиональных действий в экстре- мальных условиях. 12. Формирование надситуативной активности группы. 152
Применяемые психотехнические приемы позволяют снимать отрицательные переживания и создавать особые мыслительные, ментальные состояния (состояния осознанного самоконтроля, мобилизованности, «включенности» в ситуацию). Для формирования, поддержания, развития личной и группо- вой безопасности специалистов и функциональных групп можно применять следующий набор методик. 1. «Парадоксальная интенция» (Б.Франкл), основанная на уве- личении импульса того, чего боишься. 2. «Мысленное переживание умирания — неуязвимости», ос- нованное на противоположности смерти и жизненности как не- уязвимости. 3. «Составление перечня собственных страхов на бумаге», ос- нованное на рационализации страхов на сознательном уровне, что снижает уровень страха. 4. Упражнения по регуляции дыхания. 5. Моделирование спокойствия в любой ситуации. 6. Управление страхом по Т. Майнгарду, основанное на осознан- ном регулировании страха с помощью дыхательных упражнений. 7. Психогигиеническая гимнастика. 8. Рациональный тренинг, основанный на осознании степени опасности. 9. Упражнение «Опасности, встречающиеся в профессиональ- ной деятельности сотрудников спецподразделений», предназна- ченные для оценки и ранжирования. 10. Преодоление страха и других фобий посредством методик НЛП. 5.3.Психологическое сопровождение специалистов и функциональных групп в экстремальных условиях Руководитель функциональной группы экстремального профиля должен предпринять все зависящие от него меры для осуществле- ния психологического сопровождения специалистов и функцио- нальных групп в экстремальных условиях. Психологическое сопровождение деятельности специалистов в экстремальных условиях необходимо в связи с тем, что: - при всей значимости профессиональной экстремально-пси- хологической подготовки невозможно предвидеть всего, что мо- жет случиться в экстремальных условиях; нужна помощь психоло- га при мобилизации сил персонала в предстартовой ситуации и в процессе деятельности; - переход к действиям в экстремальных условиях требует внут- ренней регуляции необходимого, благоприятного для работы в 153
экстремальных условиях, состояния, с учетом особенностей са- мой экстремальной ситуации и местных условий; - благоприятное к деятельности в экстремальных условиях со- стояние, в связи с накоплением усталости, повышением нервно- го напряжения, требует специальных мер по его поддержанию в течение необходимого времени, а в ряде случаев необходимо про- ведение реабилитационно-восстановительных мероприятий. Психологическое сопровождение действий персонала в экст- ремальных условиях осуществляется в виде: - занятий по боевому разделу непосредственного этапа про- фессиональной экстремально-психологической подготовки перед началом активных боевых действий, в процессе деятельности и в периоды кратковременных перерывов; - обеспечения профессиональных действий в ходе решения служебно-боевых задач (наблюдение, контроль, поддержка); - обеспечения восстановления работоспособности специалис- тов после выполнения ими служебно-боевых задач. Основные задачи психологического сопровож- дения: 1. Ознакомление личного состава совместно с руководством группы с особенностями обстановки, момента, принятых реше- ний, стоящих задач (влияние на мотивационную сферу). 2. Инструктаж по личной безопасности профессиональной де- ятельности. 3. Мобилизация необходимых профессионально важных качеств личности и регуляция благоприятных для работы в экстремаль- ных условиях состояний. 4. Организация специализированной психологической помощи специалистам, находящимся на самых трудных участках (личное сопровождение, назначение компетентных исполнителей, исполь- зование индивидуальных психологических средств, стимуляторов). 5. Создание и соблюдение атмосферы товарищества, коллекти- визма, поддержки, взаимовыручки. 6. Проведение реабилитацией но-восстановительных меропри- ятий. 7. Организация и проведение мероприятий психологического воздействия на участников вооруженного сопротивления или тер- рористов (при проведении силовых мероприятий). На занятиях по боевому разделу непосредственного этапа про- фессиональной экстремально-психологической подготовки отра- батываются навыки конкретного вида деятельности. Занятия про- водятся с учетом местных условий, возникающих трудностей, противоречий, дефицита ресурсов (нехватки информации, недо- статка времени, оборудования). Особое внимание уделяется до- стижению взаимопонимания, взаимодействия, взаимозаменяемо- сти, взаимопомощи в группах, слаженности действий. 154
Перед началом активных действий проводятся инструктажи, беседы, сообщается необходимая информация, получается эки- пировка. Заботой руководителей всех уровней и психологов явля- ется успешное начало действий в сложных экстремальных услови- ях в состоянии максимальной «включенности» специалистов в си- туацию, при полной собранности сил и мобилизованности, с по- ниманием задач, обстановки и способов действий. Психологичес- кая готовность — условие достижения успеха с первых шагов де- ятельности. Очень часто уже сам факт попадания в экстремальные условия приводит к возникновению негативных состояний: тре- воги, страха, «предстартовой лихорадки», когда человека трясет от возбуждения. Подготовленных к действиям в экстремальных ус- ловиях специалистов факт попадания в экстремальные условия мобилизует. Для регуляции и закрепления состояния повышенной «вклю- ченности» в экстремальную ситуацию необходимо: 1. Определить личную значимость ситуации. Произвести пере- оценку ценностей. Построить модель улучшенного конечного ре- зультата и модель деятельности, ведущей к оптимальному резуль- тату. 2. Избавиться от навязчивых представлений о возможности не- гативных последствий за счет восприятия окрашенной в положи- тельные тона эмоциональной информации. Переориентировать свои чувства на успех, представить ситуацию в желательном варианте. Ощутить удовлетворение от процесса самой деятельности. Для этого возможно использовать: трансрегуляционную психотехнику, ауто- генную тренировку и методы психологической саморегуляции. Исследования и практика показывают, что подлинно высокий уровень профессиональной готовности персонала может быть до- стигнут лишь при ориентировке на конкретные предстоящие дей- ствия и на четкий результат. Если решение профессиональных задач в экстремальных усло- виях длится продолжительное время (от нескольких дней до не- скольких месяцев), занятия проводятся каждый раз при новом поручении, с учетом специфики деятельности, особенностей пси- хических нагрузок, чередования и продолжительности активной и пассивной фаз деятельности. Затраты времени на занятия по боево- му разделу непосредственного этапа профессиональной экстре- мально-психологической подготовки могут быть от 3 — 5 минут до 4 часов ежедневно в зависимости от подготовленности специали- стов, опыта работы в экстремальных условиях, сложности пред- стоящих задач, ответственности и мобильности предстоящих дей- ствий, резерва Времени. Главное — это достижение боевого состо- яния, оптимального уровня настроя на выполнение задачи не- посредственно перед ее выполнением, а также активизация вос- требованных деятельностью профессионально важных качеств. 155
Желательно, чтобы занятия по боевому разделу непосредствен- ного этапа подготовки со специалистами проводил тот же психо- лог, который проводил занятия по предбоевому разделу подго- товки и по предварительному этапу профессиональной экстре- мально-психологической подготовки. Однако в любом случае пси- холог, проводящий занятия, должен владеть информацией о.пре- дыдущих результатах подготовки. Занятия по боевому разделу не- посредственного этапа профессиональной экстремально-психоло- гической подготовки должны совмещаться или пересекаться с инструктажем, который проводит руководитель работ перед их началом. От этого выигрывает как сама подготовка, которая кон- кретизируется под определенные первоочередные задачи, так и инструктаж, который преобразуется в незаформализованную, а личностно ориентированную постановку задач. Занятия по боевому разделу непосредственной профессиональ- но-психологической подготовки должны предусматривать как груп- повые, так и индивидуальные формы работы, быть нацелены на дополнительное мотивирование и ориентирование специалистов на выполнение конкретных персональных задач в экстремальных условиях. Основными приемами, которые используются в боевом разделе непосредственного этапа профессиональной экстремаль- но-психологической подготовки, могут быть: пример, постанов- ка задачи, разъяснение, убеждение, внушение, показ, упражне- ние и тренировка. Средства воздействия на специалистов подразделяют- ся на: материальные, визуальные, слуховые, обонятельные, ки- нестетические (вербальная и невербальная речь, движения, каса- ния, магнитофонные и видеозаписи, памятки по мерам безопас- ности, санитарной гигиене, материальные поощрения и т.д.). Боевой раздел непосредственного этапа профессиональной экстремально-психологической подготовки специалистов должен включать в себя элементы разминки. Неслучайно, например, спорт- смены разминаются перед стартом, приводя свой организм в со- стояние, при котором можно показать наилучший результат. До- казано, что в начале любой работы происходит рост ее успешно- сти, определяющий настрой всех моральных, психических и фи- зиологических функций человека на работу, получивший в науке название врабатывание. Ученые доказали, что наиболее заметно явление «врабатыва- ния» в первые 10— 15 минут работы, когда качественные показа- тели ее возрастают в среднем на 40 %. Причем чем больше разница (перепад) в степени активности человека до работы и после ее начала, тем дольше длится врабатывание, тем хуже показатели в начале работы. То есть если после долгого ожидания приступить к сложной работе, требующей большой интенсивности, то в пер- 156
выс минуты можно не проявить всех своих способностей и воз- можностей, а это в экстремальных условиях недопустимо, может привести к гибели или травмам. Для преодоления этого явления необходимо наращивать ак- тивность нагрузки непосредственно перед началом действий, уменьшая перепад между состоянием специалиста перед и после начала действий и тем самым сделать период врабатывания мини- мальным и плавным. Эту задачу вместе с инструктажем должен решать боевой раздел непосредственного этапа профессиональ- ной экстремально-психологической подготовки. Еще одна закономерность — это адаптация органов чувств, особенно зрения. Так, при переходе ночью из освещенного поме- щения в темноту, повышение чувствительности зрения на 80% происходит в течение 15 — 20 минут и завершается через 60 минут. В связи этим некоторые упражнения боевого раздела подготовки следует проводить в специфических, в привычных для работы ус- ловиях. В комплекс боевого раздела непосредственного этапа профес- сиональной экстремально-психологической подготовки целесооб- разно включить: - приемы релаксации (упражнения по расслаблению всех групп мышц при беге, ходьбе, стоя, сидя, лежа); - физические упражнения (зарядка, гимнастика, рукопашный бой); - упражнения на использование связного и активизирующего дыхания; - упражнения на активизацию памяти, наблюдательности и мышления в процессе профессиональной деятельности; - упражнения по профессиональному восприятию ситуации и позитивному восприятию окружающей обстановки; - методики саморегуляции, нацеленные на успешность дея- тельности в конкретной эмоционально значимой ситуации: уп- ражнения по визуализации (мысленные, образные представления своих успешных действий в деталях на основе имеющегося ус- пешного опыта); осуществление самоприказов, самовнушений, ус- тановок, напутствий; - трансрегуляционные психотехники, нацеленные на увеличе- ние уровня самоконтроля за своими мыслями, чувствами и дей- ствиями; концентрацию и распределение внимания; - приемы адаптации к темноте, свисту пуль, взрывам, стонам и т.д. - ритуальные действия как индивидуальные, так и групповые (если они являются пусковым сигналом для привычных, закреп- ленных в навыках автоматических действий и внутреннего на- строя. Ритуалы должны быть связаны с решительными, волевы- ми действиями, которые в сложных условиях помогают преодо- 157
леть расслабленность, вялость и неуверенность в своих силах — например, удар кулаком по руке с выдохом, надевание берета и др.); - психотехники повышения эффективности специальных ви- дов деятельности (стрельба, виды единоборств и т.д.); они пред- ставляют собой приемы психологического настроя работников к их выполнению. На психологическое состояние персонала в экстремальных ус- ловиях значительное влияние оказывают грамотные, уверенные и надежные специалисты и руководители функциональных групп. Например, истерия управления и неразбериха сильно деморали- зуют воздействие на рабочий настрой персонала в экстремальных условиях [26]. Поэтому при проведении занятий, на всех этапах профессиональной экстремально-психологической подготовки важно предусмотреть темы по психологии управления персона- лом, предназначенные для руководителей подразделений и групп. Психологу следует культивировать и поддерживать у руководи- телей чувство управленческого долга, профессионализм, воля, культура, честь и достоинство. Следует научить руководителей са- мостоятельно снимать утомление, тренировать быстроту анализа сложной ситуации и принятия правильных решений, сочетать смелость и решительность с осмотрительностью, овладевать ини- циативой в психологически сложных ситуациях. Любое состояние человека не постоянно. Даже в тиши кабинета оно меняется после 3~4 часов работы. Тем очевиднее, что состоя- ние может измениться в экстремальных условиях, когда человек тратит не только физические силы, но изменению по воздействи- ем психогенных факторов подвергаются его сознание и психика. В связи с этим возрастает значение моделирования и актуали- зации адекватных психических состояний в экстремальных ситуа- циях. В психологической поддержке нуждаются все специалисты, но не все это осознают. Психолог не в состоянии оказывать психоло- гическую помощь всем специалистам, поэтому в экстремальных условиях психологом должен делаться упор на установление доб- рожелательных взаимоотношений в коллективе, сплоченность в группе и культивирование климата взаимной психологической поддержки и взаимовыручки. В экстремальной ситуации проявля- ются результаты отбора персонала: насколько удачно подобраны партнеры в группы по признакам психологической совместимо- сти, симпатий, возрастных особенностей. Задачами психологического сопровождения специалистов в процессе служебно-экстремальной деятельности являются: - обеспечение мобилизованности персонала и его адаптация в течение выполнения профессиональных задач; 158
- оказание помощи в преодолении возникающих по ходу дей- ствий психологических трудностей, особенно тем, кто не выдер- живает нагрузок и начинает проявлять слабость; - поддержание и повышение морально-психологических воз- можностей специалистов на основе накапливающегося опыта дей- ствий. В соответствии с поставленными задачами психолог обязан: - осуществлять контроль психологического состояния и рабо- тоспособности специалистов; - в процессе контроля выявлять оперативные показания к ин- дивидуальной психокоррекционной работе. При этом особое вни- мание уделять таким расстройствам и состояниям, как психичес- кая демобилизация, реактивные состояния, аффективные реак- ции (психологические срывы), конфликтность, деморализация, злоупотребление алкоголем, острое утомление, переутомление; - проводить мероприятия психологической коррекции, направ- ленные на снятие острых проявлений психического стресса, нор- мализацию сна, восстановление работоспособности; - выявлять нужды, запросы, настроения персонала, негатив- ные факторы, влияющие на психологическое состояние, небла- гоприятные межличностные отношения в коллективах; - содействовать руководству подразделений в работе с персо- налом. Как известно, запас сил человека связан с таким его каче- ством, как работоспособность. Уже через 2 — 3 часа очень напря- женной работы может начинаться спад работоспособности под влиянием вначале скрытого, а потом явно развивающегося утом- ления, которое может отражаться и на качестве действий. Работ- ник, овладевший методами регуляции состояний, может отсро- чить момент наступления утомления. Однако полностью его пред- отвратить невозможно. Поэтому очень важно, чтобы специалист умел почувствовать момент наступления утомления и вовремя принять необходимые меры для его профилактики или обратить- ся за помощью к психологу. Психолог должен помнить, что формы и методы решения пси- хологических задач в экстремальных условиях должны соответство- вать их возможностям, не мешать, а помогать работе персонала, а их морально-психологическая нацеленность должна быть проду- манна и продуктивна. В экстремальной ситуации важно контролировать себя и свои эмоции. Для этого рекомендуется чаще прибегать к взгляду на себя со стороны. Следует наблюдать за выражением своего лица, за- ставлять себя улыбаться, даже когда этого не хочется: это приво- дит к расслаблению мышц. При этом целесообразно проговари- вать формулу: «Спокойно, лицо расслабленное, я улыбаюсь». За- тем целесообразно сделать 2-3 глубоких рдоха, перейти на успо- 159
каивающий вариант брюшного дыхания и глубокое связное дыха- ние. Произнести формулу: «Дыхание глубокое, ровное, тело рас- слаблено, теплое». В ситуациях сильного психического напряжения рекомендует- ся проводить следующие упражнения. 1. Осуществить контроль за своим состоянием (например, с помощью трансрегуляционного психотренинга), расслабить мыш- цы, напряжение которых в данный момент не обязательно (на- пример, в положении стоя перенести центр тяжести на одну ногу, вторую ногу расслабить, то же с руками, плечевым поясом и т.д.). 2. Осуществлять внимательное наблюдение за потоком своих мыслей и своей деятельностью. 3. При передвижении (ходьба, бег) расслабить мышцы лица, рук, плечевого пояса, функциональные мышцы, когда это воз- можно. 4. Применить поверхностное, грудное дыхание («собачье»), по- сле чего перейти на ровное, глубокое связное дыхание. 5. Использовать словесный самоприказ: «Я владею собой, уве- рен в своих силах, дышу спокойно и свободно». 6. Использовать самовнушение о неизбежности профессиональ- ного успеха (победы). 7. Использовать прием самоподкрепления: самоодобрение дей- ствий, обращение к внешнему эталону, образцу для подражания. Психологическая работа со специалистами в экстремальных условиях требует ответа на следующие вопросы. 1. Какой продолжительности и интенсивности нужен специа- листам отдых? 2. Не проявляются ли у кого-либо из специалистов психичес- кие расстройства или нет ли проявлении дезадаптивного поведе- ния? 3. Нужно ли психологическое восстановление кого-либо из груп- пы и в какой степени? 4. Кого следует освободить от работы сроком до 3 суток? 5. Есть ли необходимость в эвакуации кого-либо из группы? Ответить на эти вопросы психологу могут помочь в экстремаль- ных условиях: сам наблюдаемый, врач, руководитель, товарищи по работе, применение специальных психодиагностических мето- дик и оборудования. Целесообразно в экстремальных условиях применять не объемные психодиагностические методики, а более простые, но репрезентативные. К ним следует отнести методики: определения оперативной оценки самочувствия, активности, на- строения (САН), диагностики самооценки (Ч.Д.Спилбергера, Ю.Л.Ханина), проективные методики, в частности рисунок «Не- существующего животного», «Незаконченное предложение» (Сакса и Леви), цветовой тест актуального эмоционального состояния (Люшера). Среди психодиагностического оборудования, которое 160
целесообразно использовать в экстремальных условиях, следует выделить: - прибор определения актуального психического состояния, психологической устойчивости, ситуативной надежности и гла- зомера — «Активациометр»; - прибор биологической обратной связи для обучения методам саморегуляции, определения актуального психического состоя- ния сотрудников — «Релана»; - проекционное цветодинамическое устройство для регуляции психического состояния — «Цветодин»; - портативный стимулятор актуального психического состоя- ния — «Иннер Плюс» (Вояджер); - аппарат психоэмоциональной коррекции АПЭК. Восстановление рабочего состояния персонала следует осуще- ствлять в перерывах между профессиональной деятельностью и по ее окончанию. Психолог обязан разумно, пристально и непрерывно наблюдать за специалистами, пытаться по внешним признакам и в общении оценивать их настрой, выявлять тех, кто нуждается в помощи. Психические расстройства в экстремальных условиях возника- ют по двум схемам. 1. Как следствие психической травмы (перенапряжение сил, вызванное кратковременным или относительно затяжным воздей- ствием психотравмирующих чрезвычайных обстоятельств). 2. Развивающееся в течение длительного времени под действи- ем факторов, которые суммируются и нарастают в условиях пере- утомления, отсутствия отдыха и психологической разрядки. Большинство психических расстройств не связано с невменяе- мостью, но связаны с острыми посттравматическими стрессовы- ми расстройствами. Их симптомы; раздражительность, слабость, апатия, повышенная агрессивность, вспыльчивость, плохой сон, усталость, разбитость. При более глубоких расстройствах (страхи) могут наблюдаться навязчивые состояния, тревожные сны. Большинство психических расстройств, возникающих у персо- нала в экстремальных условиях, устранимы. Однако несвоевре- менное принятие мер по восстановлению работоспособности со- трудников может привести к посттравматическим стрессовым рас- стройствам (ПТСР) и психосоматическим заболеваниям. Нужно считаться и с ритмами работоспособности: суточный, недельный, сезонный. Снижение работоспособности происходит с 2 до 6 часов утра, в послеобеденный час, к концу смены, в вечерние часы; в недельном цикле: в субботу, воскресенье, поне- дельник. Изменения в рамках психофизиологического здоровья у спе- циалистов проявляются как последствия фрустрации (неблаго- приятные обстоятельства, которые тормозят выполнение о пред е- 161
ленных целей, или как негативные состояния, возникающие вслед- ствие препятствия, поражения). Выделяют положительные и отрицательные реакции на фруст- рацию. Положительные реакции представляют конструктив- ные разрешения, преодоление препятствия, мешающего дости- жению стимула. Эффект достигается путем усиления стремления (мобилизации), направленного на разрешение проблемы. Отрицательные реакции вызывают разные формы не- конструктивного поведения. К ним относятся: агрессия, аутоаг- рессия, регрессия, фиксация, отказ, негативизм, репрессия. Агрессия — разрушительные действия, направленные на другое лицо или объект. Формы могут быть физическими и вербальными. Агрессия может быть открытой и скрытой, переходить в гнев (бур- ные и неадекватные реакции), носить деструктивный характер. Аутоагрессия (самоубийство) — разрушительные действия, на- правленные на себя. Формы проявления схожи с агрессией, могут быть физическими и вербальными. Может быть открытой и скры- той, переходить в гнев (бурные и неадекватные реакции), носит деструктивный характер. Факты самоубийств в экстремальных условиях являются одним из ярких проявлений дезадаптации и отсутствия стрессоустойчи- вости. Попытки самоубийства — крики о помощи, которую сле- дует оказать немедленно. Регрессия — возврат к формам поведения, присущего человеку на более ранних этапах жизни (инфантильные реакции, прими- тивизация поведения, усиление жестикуляции, применение фи- зической силы, но может быть и позитивное поведение, связан- ное с оправдавшим себя ранее). Фиксация — повторение неэффективных способов поведения, например, в общении у людей с демонстративными формами поведения. Отказ — не участие в решении касающейся человека пробле- мы. Развивается апатический подход к ситуации. При этом имеют место два типа отказа: - отказ «с легким сердцем», т.е. переключение на другой вид деятельности, сохраняя положительную мотивацию и эффектив- ность адаптационных механизмов; - отказ с дезорганизацией поведения (апатия, угнетение, сни- жение активности). Для экстремальных ситуаций характерен второй тип. Негативизм — отрицательное отношение не только к фрустри- рующей ситуации, но и к другим проблемам, имеющим отноше- ние к этой ситуации. Репрессия — блокирование, вытеснение из сознания неприят- ных ситуаций, которые касаются требуемых для разрешения во- 162
просов. Применяется нереалистический принцип: проблема ис- чезнет, если о ней не думать. Фрустрация может приводить к включению защитных меха- низмов личности, которые призваны снизить эмоциональное на- пряжение, но не решить проблему. К защитным механиз- мам личности следует отнести: рационализацию, проекцию, фан- тазирование, вытеснение, идентификацию и компенсацию. Рационализация — подбор рационального, логически обосно- ванного объяснения собственного неверного поведения (рок судь- бы, вина другого, невезение, стечение обстоятельств и т.д.). Проекция — приписывание другим людям собственных отрица- тельных качеств. Фантазирование — усиление воображения успешного поведе- ния (незрелое поведение). Вытеснение — забывание событий неприятного характера, но они могут прорываться из подсознания в сферу сознания. Идентификация — стремление к достижению цели другим (сы- ном, учеником и т.д.) при невозможности ее достижения самому. Компенсация — стремление добиться успеха в другой области при невозможности добиться успеха по основной деятельности. В экстремальных ситуациях следует учитывать такой фрустри- рующий факт, как диссонанс. Диссонанс возникает в тех случаях, когда по каким-то причинам имеется значительное несоответствие между элементами ситуации или несовместимость. Например, при расхождении ожидания вновь принятого специалиста и реальной обстановкой, стилями управления руководителей различных зве- ньев и т.д. Фрустрационные факторы в случае их большой интенсивности могут приводить к развитию дезадаптивных состояний. Имеются следующие типы психической дезадапта- ции специалистов в экстремальных условиях. 1. Тревожно-астенический тип. Для данного типа характерна плохая переносимость значительных физических и нервных на- грузок. Нарушается сон, повышается тревожность, снижается ап- петит, ухудшается настроение, ослабевает внимание, способность к продуктивной деятельности, выраженное сосредоточение на своем здоровье, жалобы соматического плана. В экстремальных условиях может проявлять растерянность. 2. Ригидно-агрессивный тип. Выделяют два типа — успешные и неуспешные. Успешные характеризуются активностью, целеустремленностью, уверенностью в себе с гипертрофированным чувством собствен- ного достоинства. Они напористы, ригидны, агрессивны, не счи- таются с чужим мнением, обладают лидерскими тенденциями. Как правило, действуют в экстремальной обстановке успешно, гра- мотно, но легко выходят за рамки дозволенного, склонны к при- 163
менению физического воздействия к подчиненным, жестоки к врагам. Неуспешные проявляют негативное отношение к происходящим событиям, враждебность и злобность к окружающим, им прису- щи ощущение обделенности, неоцененности, упрямство, мсти- тельность, малообщительное™, конфликтность. В экстремальной обстановке могут быть умеренно активны, но и демонстративно уклоняться от решения задач. 3. Истеро-экспрессивный тип. Представители данного типа дея- тельны, активны, демонстративны, неугомонны, но поверхност- ны, малопродуктивны, легко отвлекаемы. Стараются казаться опытными, бывалыми, для них характерна повышенная конф- ликтность. Могут быть агрессивны, жестоки, повышенно эмоци- ональны, непредсказуемы. Возможна истеричность, отказ от вы- полнения задач. 4. Псевдоинициативный тип. Люди, относящиеся к данному типу, бывают показательно активны, подвижны, деятельны, бодры, оптимистичны, но внутренне тревожны, напряженны. Часто вспоминают ранее пережитые ими события, намеренно представляя их более тяжелыми с целью вытеснения собствен- ной тревожности. У них снижены целенаправленная активность, способность к планированию, эффективной деятельности. При малейшей неудаче их самооценка снижается. В экстремальных условиях могут проявлять нерешительность, медлительность, отсутствие инициативы. Неспособны эффективно выполнять са- мостоятельные задания. 5. Соии(ыьно-девиантный тип. Лица, отнесенные к данному типу, активны, решительны, смелы, бесшабашны. Однако склонны к девиантному поведению (употребление алкоголя, излишнее при- менение физической силы, превышение полномочий, невыпол- нение задачи, проявление агрессивности). В экстремальных усло- виях могут проявлять неподчинение руководителям, однако хоро- шо действуют в обстановке, требующей личной инициативы. 6. Депрессивно-тревожный тип. Представители этого типа склон- ны к вялости, сниженной активности, общей тревожности, бес- покойству, общесоматическим расстройствам. Им присущи повы- шенная чувствительность к опасности, способность на неадекват- ные, неоправданные действия в экстремальных условиях. Если человек в экстремальных условиях не успевает адапти- роваться к быстро развивающимся изменениям обстановки, это становится основанием для психических заболеваний (психозы, неврастения, шизофрения и т.д.) и психосоматических заболева- ний (язвенные болезни, гастриты, болезни поджелудочной желе- зы, ишемические болезни сердца, сосудистые заболевания). При наличии непатологических психических изменений, не требующих долгосрочных реабилитационных мероприятий, сле- 164
дует проводить со специалистами краткосрочные восстановитель- ные психологические мероприятия в экстремальных условиях. При этом следует придерживаться принципов. 1. Безотлагательность. 2. Приближенность к месту профессиональной деятельности (оказание помощи на месте без госпитализации). 3. Предсказуемость восстановления (обращение с человеком не как с больным, а как со здоровым). 4. Единство воздействий (оказание помощи одному или группе лиц, согласовывая воздействия по месту, способам, времени, целенаправленно и последовательно). 5. Простота (оказание элементарной помощи для снятия тре- воги, избежания ухода в себя, преодоления суженного (тоннель- ного) сознания и навязчивых мыслей). Иногда достаточно отвести пострадавшего от источника психи- ческой травматизации, создать более-менее комфортные условия (пища, отдых, душ, сухое белье), дать возможность высказаться, «выплеснуть» переживания, впечатления, выразить понимание, уверенность в силах и возможностях, представить информацию, свидетельствующую о порядке и организованности, успешных действиях других подразделений, групп, специалистов и т.д. Из практики известны следующие характерные признаки рас- стройств психических состояний специалистов в экстремальных условиях и рекомендуемые при этих расстройствах мероприятия восстановительного характера. 1. Чрезмерная предстартовая мобилизация. Характерные признаки: необычные для данного работника пси- хоэмоциональная напряженность, возбуждение, разговорчивость, суетливость. Мероприятия: временное освобождение от участия в подготов- ке к работе, индивидуальная психорегуляция или саморегуляция, наблюдение, допуск к работе после психологического контроля. 2. Недостаточная предстартовая мобилизация (без психопато- логических признаков). Признаки: равнодушие, отсутствие интереса к подготовке, целям, задачам. Мероприятия восстановительного характера: временное осво- бождение от участия в подготовке к работе, экспресс-диагности- ка, индивидуальная беседа, индивидуальная или групповая пси- хическая регуляция активизирующего типа, активное включение в процесс подготовки к работе. 3. Острое психическое или физическое утомление. Признаки: ухудшение внимания, памяти, мышления, вялость или торопливость в движениях, неточность и некоординирован- ность действий, неуверенность походки, ослабление волевых уси- лий, решительности, настойчивости, активности, ухудшение са- 165
моконтроля, выдержки, жалобы на разбитость, общую слабость, невозможность надежно выполнять свои обязанности. Мероприятия: временное освобождение от обязанностей рабо- ты, обеспечение условий для полноценного отдыха в течение не менее суток, телесноориентированная или мануальная терапия, допуск к работе после индивидуального психологического конт- роля. 4. Психическое или физическое переутомление. Признаки: усиление признаков острого утомления, беспричин- ные колебания настроения, раздражительность, скованность, напряженность, выраженная тревожность, беспокойство, безраз- личие к окружающему, угнетенность, отсутствие интереса к ра- боте, расстройство сна, покраснение или побледнение кожных покровов, одышка, сердцебиение, потливость, снижение аппети- та, тошнота, болезненные ощущения в области сердца, в мышцах, ломота в пояснице и суставах, головные боли, головокружение. Мероприятия: временное освобождение от обязанностей по работе, релаксация, психологическая поддержка, саморегуляция, телесноориентированная или мануальная терапия, допуск к ра- боте после психологического обследования. 5. Психическая демобилизация. Признаки: утрата контроля над ситуацией, дезориентация в обстановке, растерянность, необычный характер речи, содержа- ния высказываний, интонации, хаотичные, некоординированные, ошибочные действия и поступки, замедленность или отсутствие необходимых действий и поступков, отсутствие волевых усилий, апатия, заторможенность, подавленность, сонливость, отсутствие самоконтроля, несдержанность, неадекватное ситуации настрое- ние, отказ от работы. Применяют мероприятия: временное освобождение от испол- нения обязанностей, психологическая экспресс-коррекция с по- мощью психологической регуляции и гипнотического внушения, групповая и индивидуальная психотерапия (дебрифинг), наблю- дение за состоянием, при необходимости направление к психиат- ру, невропатологу или эвакуация. 6. Психологический шок (стрессовое состояние непосредствен- но после события). Признаки: неадекватное обстановке поведение, безучастное от- ношение к окружающему, замкнутость, молчаливость, затормо- женность реакций, рассеянность, тревожность, беспокойный сон, отсутствующий вид, «отключенность» от ситуации, сужение вни- мания, интересов, контактов. Мероприятия: временное освобождение от рабочих обязанно- стей, индивидуальная беседа, мануальная или телесноориенти- рованная терапия, релаксация, психорегуляция, при необходи- мости эвакуация или обследование психиатром и невропатологом. 166
Допуск к работе после дополнительного контроля за функцио- нальным состоянием. 7. Аффективные реакции, конфликтность. Признаки: напряженность, беспокойство, раздражительность, мелочные придирки ко всем и вся, взрывное реагирование на замечания, претензии. Мероприятия: временное освобождение от обязанностей служ- бы, психологическая экспресс-коррекция состояния, психологи- ческая релаксация, психологическая регуляция, щадящий режим работы, при необходимости направление на консультацию к пси- хиатру, невропатологу. 8. Деморализация. Признаки: снижение моральных и нравственных критериев, развязность, вульгарность, пренебрежение нормами профессио- нальной этики, субординации, озлобленность, грубость, запу- щенность, неопрятность, пьянство. Мероприятия: рациональная психотерапия, негипнотическое внушение, убеждение, применение мер воспитательного харак- тера, при необходимости направление на консультирование к психиатру, невропатологу или эвакуация. Кроме того, для восстановления благоприятного психического состояния и работоспособности специалистов необходимо. 1. Использовать паузы в работе для восстановления сил. Если пауз нет — использовать кратковременную подмену персонала на 5 —7 минут. В это время возможно сделать связное дыхатель- ное упражнение, состоящее из 8—10 медленных глубоких и не- прерываемых паузой вдохов и выдохов, активизирующее дыха- тельное упражнение при медленных вдохах и резких выдохах, физическую гимнастику, активную или пассивную мышечную регуляцию. 2. При длительных нагрузках, связанных с малоподвижностью, следует применять изомонические упражнения: произвести силь- ное напряжение отдельных мышц в течение 5 секунд, затем в те- чение 5—10 секунд их расслабить, локти при этом должны быть направлены вниз, подбородок уперт в кулаки. Следует обхватить руками ноги, голову втянуть в плечи, сжаться. 3. Возможно использовать стимуляторы кратковременного по- вышения работоспособности (соленый огурец, лимон, кофе, глю- коза, витамины, специальные препараты, умывание лица, шеи, тела холодной водой). 4. При общей усталости, особенно физической, важен пассив- ный отдых — сон, расслабленность (сидение с закрытыми глаза- ми, лежание). Но нельзя пассивной расслабленности отводить слишком много времени (оптимально 8 часов), иначе может воз- никнуть обратный эффект — квазиусталость, т.е. чувство усталос- ти при отсутствии утомления организма. 167
5. Необходимо использовать активный отдых — отдых, запол- ненный какой-либо активной интересной деятельностью: спортив- ными играми, чтением, написанием писем, просмотром телепро- грамм, прослушиванием радио и музыки, телефонными перего- ворами, встречами с интересными людьми, проведением кон- цертов, а также ремонтом обмундирования и орудий труда, при- нятием душа. 6. Психологическая и психотерапевтическая помощь призвана снять симптомы нервных перегрузок, которые порой препятству- ют восстановлению работоспособности. Основными формами ее выступают: индивидуальные психотерапевтические беседы, раци- ональная терапия (сопоставить, что наносит больший вред, — пережитый эпизод или продолжительное размышление о нем, при- нятие происшедшего как факта или сосредоточение на своих эмо- циях), индивидуальное психотерапевтическое консультирование, психологические рекомендации, психологические дебрифинги, аутотренинг, сеансы релаксации, НЛП. 7. Психологическая саморегуляция и трансрегуляция — весьма эффективные меры не только профессионально-психологической подготовки, но и восстановления сил. Используются методы ак- тивной и пассивной мышечной релаксации, самоприказ, само- внушение, рациональной психотерапии, регуляции дыхания, те- лесноориентированная терапия, массаж, психофизиологические методы «Ключ» Алиева. 5.4. Психологические особенности ведения переговоров с террористами, удерживающими заложников. Помощь участникам переговорного процесса Из практики правоохранительных органов известны два под- хода к разрешению чрезвычайных ситуаций, связанных с захва- том заложников: полный отказ от каких бы то ни было уступок преступникам либо готовность идти на разумный компромисс с ними [31 ]. Россия как большинство европейских стран придерживается «гибкого реагирования» при захвате террористами заложников. Основанием к этому являются следующие законодательные акты: - статья 2 Конституции Российской Федерации: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, со- блюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обя- занность государства»; - статья 205 УК РФ: «Терроризм, то есть совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, 168
причинения значительного имущественного ущерба либо наступ- ления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в пелях нарушения общественной безопасности, уст- рашения населения либо оказания воздействия на принятие ре- шений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же пелях»; - статья 205.1 УК РФ: «Вовлечение в совершение преступле- ний террористического характера или за иное содействие их со- вершению»; - статья 206 УК РФ: «Захват или удержание лица в качестве заложника, совершенные в целях понуждения государства, орга- низации или гражданина совершить какое-либо действие или воз- держаться от совершения какого-либо действия как условия ос- вобождения заложника»; - Указ Президента РФ № 24 от 10.01.2000 г. «Концепция нацио- нальной безопасности РФ», в которой представлена система взгля- дов на обеспечение безопасности личности и общества; - Указ Президента РФ № 1167 от 13.09.2004 г. «О неотложных мерах по повышению эффективности борьбы с терроризмом», где предлагаются неотложные меры по противодействию террору; - статья 16 Закона от 6.03.2006 г. «О противодействии терро- ризму» предусматривает ведение переговоров с террористами в ходе проведения контртеррористической операции в целях сохра- нения жизни и здоровья заложников. Захват заложников осуществляется террористами, как прави- ло, с целью обеспечения выполнения своих требований, и залож- никам отводится роль гарантов их выполнения в переговорном процессе1. Поэтому захват заложников сам по себе предопределя- ет проведение переговоров, и речь может идти только о степени жесткости позиции террористов и форме проведения переговоров. Террористы идут на переговоры, понимая, что выполнение их требований зависит от правоохранительных органов. Правоохра- нительные органы идут на переговоры с террористами из-за гу- манных соображений, так как процесс ведения переговоров в ряде случаев является способом сохранения жизни заложников. Переговорный процесс кроме гуманистической несет на себе статусную (повышение уважительного отношения к правоохра- нительным органам как защитникам граждан), информационную (приобретаются знания о целях, причинах, мотивах, обстоятель- 1 Проблемами психологического обеспечения деятельности сотрудников ор- ганов внутренних дел в экстремальных условиях длительное время и достаточно плодотворно занимался Н. В. Андреев. Представленные в параграфе материалы являются плодом совместных размышлений автора с этим замечательным уче- ным, которые нашли отражение в подготовленных соавторским коллективом методических рекомендациях «Психологическое обеспечение специальных опе- раций ОВД по освобождению заложников». — М,, 1995. 169
ствах террористического акта, особенностях поведения и лично- стях террористов), тактическую (выигрыш во времени для подго- товки силовой операции) нагрузку. Непременной особенностью любой ситуации захвата заложни- ков является экстремальный характер воздействующих на вовле- ченных в нее людей психоэмоциональных нагрузок. Для заложников экстремальными стрессогенными факторами прежде всего являются: - неожиданно возникшая и реально ощутимая угроза жизни и здоровью; - неопределенность ситуации и собственной дальнейшей судь- бы, усугубляемая физической и информационной изоляцией, разрывом всех привычных связей с внешним миром; - ощущение обреченности, беспомощности, собственного бес- силия; - вынужденная необходимость подчиняться угрозам, грубой физической силе, чужой воле, психологическому давлению; - в случаях захвата нескольких заложников - вынужденная не- обходимость тесных контактов, взаимодействия с людьми непри- вычного круга и даже вызывающими неприязнь; - избирательность отношения террористов и переговорщиков к заложникам на основе религиозных, земляческих и иных субъек- тивных оснований. На участников специальной операции по освобождению за- ложников в той или иной степени воздействуют следующие стрес- согенные факторы: - непосредственная и высоковероятная угроза жизни или здо- ровью; - ответственность за жизнь и здоровье заложников, находя- щихся в руках преступников, постоянный риск причинения им вреда своим бездействием или неадекватными действиями; - как правило, широкий общественный резонанс чрезвычай- ных происшествий такого рода, особенно пристальное внимание к действиям правоохранительных органов, общественно-полити- ческая значимость их ошибок; - напряженность обстановки, обусловленная недостатком или противоречивостью сведений о преступниках, их психологичес- ких особенностях; - крайний динамизм и труднопредсказуемый характер измене- ний обстановки в связи с особенностями поведения, «прихотя- ми» преступников; - необходимость длительного сдерживания закономерных край- не отрицательных эмоций в процессе непосредственного контак- та с преступниками; - постоянная перегрузка психофизиологических функций орга- низма, обусловленная необходимостью анализа и прогноза раз- 170
вития ситуации, принятия ответственных решений, организа- ции и выполнения четких и согласованных действий в жестком лимите времени; - морально-нравственные переживания, связанные с необхо- димостью применения оружия или других средств поражения про- тив преступника. В соответствий с описанными психологическими особенностя- ми экстремальных ситуаций, а также порядком проведения спе- циальных операций по освобождению заложников, их психологи- ческое обеспечение включает четыре основных этапа. Подготовительный — на этом этапе в рамках повседневной слу- жебной деятельности осуществляются основные мероприятия по организации психологического обеспечения и профессиональной экстремально-психологической подготовки личного состава к про- ведению специальных операций. Этап переговоров (не силовой) - от момента установления факта захвата (удержания) заложников до освобождения всех заложни- ков или до начала боевых действий. На этом этапе в задачи психо- логического обеспечения входят: - стабилизация морально-психологической обстановки; - психологическое воздействие на террористов; - формирование психологической готовности участников пе- реговорного процесса к выполнению необходимых функций; - морально-психологическая поддержка заложников и участ- ников переговорного процесса; - психологическое сопровождение переговорного процесса; - оказание психологической помощи нуждающимся. Этап силовых мероприятий (силовой) — от начала непосред- ственной подготовки к штурму до освобождения всех заложников. На этом этапе основными задачами обеспечения являются фор- мирование психологической готовности участников силовых ме- роприятий к выполнению необходимых функций, психологичес- кое сопровождение боевых действий и оказание психологической помощи нуждающимся. Восстановительно-реабилитационный этап — от момента осво- бождения (для заложников), выхода из операции (для участников боевых действий) до устранения имеющихся у них последствий психического стресса и нормализации состояния. Задачами дан- ного этапа, как видно из его названия, является восстановление нормального психического состояния пострадавших путем оказа- ния помощи на месте операции и в процессе дальнейших медико- психологических мероприятий. Для снижения воздействия стрессогенных факторов, повыше- ния мастерства участников операции по освобождению заложни- ков используют профессиональную экстремально-психологичес- кую подготовку. 171
Общая задача профессиональной экстремально-психологичес- кой подготовки для всех участников операции: формирование знаний, навыков, умений и профессионально важных психоло- гических качеств по основным направлениям: - общепсихологическая осведомленность сотрудников об экст- ремальных условиях и особенностях жизнедеятельности в этих условиях; - развитие психических и познавательных процессов деятель- ности, формирование профессиональной перцепции; - повышение психологической устойчивости; - регуляция психических состояний; - тренировка выносливости, скорости принятия решений и выполнения точных действий; - основы психологической компетенции в области коммуни- кативной деятельности; - психологические особенности переговорной деятельности. Специальной целью подготовки, наряду с вышеперечислен- ными, для переговорщиков является формирование и отработка навыков установления психологического контакта с правонару- шителем любого типа, ведения с ним диалога, навыков ритори- ки, психолингвистического анализа речи, выявления психологи- ческих особенностей и «слабых мест» правонарушителя, прогноза его поведения, в том числе по внешним признакам, на основе физиогномики, умение организовать и вести переговорный про- цесс. В тактическом отношении переговорщик должен быть готов выступить в роли любого из начальников органов власти. Важным для переговорщика является хорошо развитые навы- ки самоконтроля и саморегуляции, умение выдерживать длитель- ное воздействие психического стресса, сохранять самообладание и высокую работоспособность. Кроме общепсихологической подготовки консультант-психо- лог должен иметь необходимые педагогические навыки, обладать навыками контроля за психологическим состоянием заложников и участников операции. На этапе ведения переговоров задачами психолога-консультанта являются: - стабилизация морально-психологической обстановки (снятие нервозности); - формирование психологической готовности участников пе- реговорного процесса к выполнению необходимых функций (ме- тоды саморегуляции и трансрегуляции); - морально-психологическая поддержка заложников и учас- тников переговорного процесса (саморегуляция, трансрегуля- ция, психокоррекция и психотерапия при допуске к заложни- кам); 172
-психологическое сопровождение переговорного процесса (ин- структаж переговорщиков по тактике ведения переговоров, со- ставление словесного портрета преступника по голосу, манере поведения, общения и требованиям); - психологическое воздействие на преступника (составление убедительного и аргументированного предложения по выходу из сложившейся ситуации, возможно ценой частичного удовлетво- рения требований преступника; освобождение заложников; -оказание психологической помощи нуждающимся (психоте- рапия). Переговорщику на этапе ведения переговоров необходимо стабилизировать обстановку. Для этого следует вступить в пере- говоры — продемонстрировать готовность к диалогу, выслушать требования и выиграть время на выполнение первого требова- ния. • Целесообразно обеспечить положительный эмоциональный климат общения: проявить доброжелательность (улыбнуться, про- демонстрировать радушное обращение, изобразить мимикой уча- стие, сориентировать корпус в сторону собеседника). Выразить со- гласие с высказыванием преступника относительно нейтральных предметов общения не только словесно, но и жестами, восхи- щенным удивлением, не допуская при этом неуверенности и за- искивания. • Необходимо избегать вызова (не угрожать, не обвинять, не побуждать к ответным действиям, оставить ему возможность для маневра и сохранения своего «лица», помочь ему в этом). • Снять психологическую напряженность: говорить о вещах, интересующих преступника, до сформирования поля взаимных интересов и до снятия напряжения. • Поддерживать надежды преступника на то, что ему удастся скрыться, избежать наказания, остаться на свободе (пока залож- ники не освобождены — «не захлопывать психологическую мы- шеловку»). • Добиваться положительных ответов на поставленные вопро- сы, для чего преднамеренно касаться нейтральных вопросов. Тем самым сформировать у преступника позитивную установку на высказывания переговорщика. • Помочь преступнику найти возможность отступить достойно, применяя психологические приемы (например, представить дело так, что преступник захвачен в борьбе, а не сдался сам). • Контролировать свое поведение. Не выражать несогласия, из- бегать сложных высказываний, не торопиться с развитием отно- шений и событий, если не достигнуто хотя бы предварительное согласие. • Обязательно установить действительное наличие заложника, проверить, жив ли, здоров ли он. 173
• Определить тип преступников: уголовный, политический, психологический. Отнесение преступника к определенному типу (диагностика типа) и его психологическое описание (составление психологи- ческого портрета) помогают конкретизировать направленность ответных реакций правоохранительных органов, включая тактику ведения переговоров, аргументов и собственных действий, стиль ведения диалога по разрешению конфликта, снижению агрессив- ности преступника и расширению возможностей по освобожде- нию заложников. Уголовные преступники: - застигнутые на месте преступления. С таким типом преступ- ников наиболее легко вступить в переговоры, так как они не го- товы к ситуации захвата заложников; - преступник — сознательный вымогатель, ему нужны деньги, блага и т.д.; - преступник хочет без лишнего шума получить выкуп за похи- щенного, а жертва становится заложником из-за неудавшейся по- пытки похищения с целью выкупа или незавершения ситуации; - преступник является осужденным и намеревается ценой удер- жания заложника добиться освобождения или улучшения содер- жания. Политические: - социальный протестант; - террорист. Психологические: - самоубийца; - больной с нарушением психики; - мститель. Противоправные действия с направленным на людей насили- ем, с разрушительными и опасными последствиями, требующие особого публичного напряжения, чаще всего совершаются людь- ми с выраженными психопатическими чертами характера. Психопатические личности не имеют явно выраженных рас- стройств (бред, галлюцинации), но не вписываются в обычные нормы. Для них характерна непредсказуемость поведения, игно- рирование чужого опыта, недостаточное развитие волевой сферы сочетается со способностью все схватывать; хорошая память на детали, разносторонние, но поверхностные, знания. Импульсив- ность поведения и частые колебания настроения способствуют за- пойному употреблению алкоголя и наркотиков. При безысходно- сти повышается возбудимость до возникновения взрывов ярости, истерических припадков, попыток самоубийства. В экстремальных условиях психические процессы особенно ярко выражаются в виде функциональных признаков; мимика, жестикуляция, походка, осанка, голос, речь, гнев, страх, воз- 174
буждение. Самыми доступными для изучения являются голос и речь преступника. В последнее время для изучения психологичес- ких особенностей преступников по голосу активно используют «Методику фонографической индикации актуального психичес- кого состояния человека» АРМ «Эксперт» (аппаратура професси- онального психофизиологического отбора, контроля и монито- ринга), разработанную научно-техническим центром «Содруже- ство» под руководством доцента В. К. Мартенса, Важно расположение переговорщика для установления дове- рительных отношений с преступником, но при этом важно со- блюдать меры безопасности. Связь организуется по телефону, ра- дио. Переговоры могут записываться на магнитофон. Если уста- новлено прослушивание помещения, то его могут осуществлять руководитель и психолог, а не лицо, ведущее переговоры. Ему это может помешать установить доверительные отношения и связи. Основными принципами ведения переговоров с террористами являются: - «сотрудничество» — постоянный диалог с преступником; - «уклонение» — если отклонение, смягчение или выполнение требований невозможно, то затягивание переговоров до силового решения. Вынужденный компромисс — в исключительных случаях, ког- да жизни заложников угрожает опасность, в обмен на них воз- можно разрешить преступнику уйти. Основными приемами построения благоприятных взаимоотно- шений с террористами являются: - демонстрация стабильности и спокойствия; - вчувствование (вживание) — сопереживание с преступни- ком беспокоющих его событий; необходим контакт взглядов; - «отражение чувств» — концентрировать усилия на том, что говорит и делает преступник, на правильном понимании его чувств и эмоций, проявлять сопереживание (эмпатию), но не лезть в душу, иметь чувство такта; - «теплота» — доброжелательность, мягкость (интонация голо- са), заинтересованность, попытка понять преступника, озабочен- ность по принятию решения, вера в существование решения, под- держка надежды преступника на удовлетворение его требований; - взаимодействие на равных — дать почувствовать преступни- ку, что его воспринимают всерьез; - откровение о себе, своих чувствах, интересах, предпочтени- ях, аспектах жизни; - втягивание в диалог — обращение к преступнику с вопроса- ми и вынуждение его высказываться по ним; - манипулирование инициативой (уступка инициативы) и под- держание доверительных отношений. Авторитарный стиль иници- ативы оправдан в экстренных случаях; 175
- разговор на одном языке, операционализация одними кате- гориями (возникает больше доверия); - комфортная зона общения (преступник должен выбрать зону общения — расстояние для беседы). Если в процессе переговоров расстояние будет меняться, то у преступника может возникнуть негативная реакция на весь процесс переговоров. Если преступник не настроен на переговоры, психологически к ним не готов или выдвигает предварительные требования, то воз- никает необходимость специального воздействия. В этом случае по- является необходимость заставить преступника пойти на уступки. Следует выделить основные приемы психологического воздей- ствия на преступника: - выяснить позиция преступника, частично с ней согласиться, показав, что его позиция понимается; - представить позицию обеих сторон; - создать обстановку успеха переговоров, решая малозначи- тельные вопросы (связь, медицинские средства, продукты пита- ния, помощь); - снизить уровень нелогичности действий преступника рацио- нализацией его сбивчивых требований, облегчив взаимное пони- мание; - точно сформулировать заключения, объяснить сложившуюся ситуацию и дать объективные разъяснения возможных вариантов последствий; - тормозить соглашение с преступником по основным вопро- сам, затягивая ситуацию, чтобы не укреплять его психологичес- кие позиции и изнурив, добиться отказа от преступного замысла, изменения позиции или ее смягчения; - выступать против себя — подвергать критике свои позиции, но не принципиальные, тем самым заставляя преступника пере- сматривать свои позиции; - постепенно убеждать преступника в целесообразности конст- руктивного подхода к сложившейся ситуации; - считаться с мотивацией преступника (его целями и потреб- ностями); - поошрять уступки преступника, но адекватно (например, предоставление пищи взамен на освобождение одного заложни- ка); - помогать преступнику быть активным слушателем, участво- вать в обсуждении вариантов выхода из ситуации; - указывать на сходство преступника с собой или с кем-либо из переговорщиков (место рождения и жительства, этническая группа, национальные черты характера, привычки, наличие де- тей и т.д.); - сводить к минимуму контраргументы — смягчать его версии и добиваться согласия по частям; 176
- вводить в разговор «темы-приманки», обсуждая непринци- пиальные вопросы, по которым стоит находить компромиссное решение, а затем переходить к главной теме; - использовать фактические свидетельства, применять объек- тивность и аргументацию принципиальной позиции. Психологическое воздействие на преступника с целью получе- ния информации для выявления его скрытых мыслей и чувств достигается за счет: - искусства слушать преступника; - перефразирования его мыслей другими, более лаконичными выражениями и словами; - отражения чувств преступника, сопереживания; - нахождения и устранения конфронтации между содержани- ем и формой требований, содержанием требований и действиями преступника; - оперирования открытыми, законченными вопросами (что, почему, как, где и т.п.); - оперирования закрытыми законченными вопросами, на ко- торые требуется дать односложный ответ: да или нет. Например: «Вы приняли к сведению мое сообщение? Вы получили то, что просили?» Не допускать неопределенных вопросов. Например: «Как вы думаете, что мы предпримем в этой ситуации?» Поддержка и защита заложников осуществляется по двум на- правлениям: - психологическое воздействие на преступников с целью пре- дупреждения агрессии в отношении заложников (поощрение пре- ступника за гуманное отношение к заложникам); - непосредственное воздействие на психическое состояние за- ложников (с учетом их личностных особенностей и текущего со- стояния). Следует организовать связь с заложниками, по возможности напрямую. Однако объективный и квалифицированный контроль за состоянием заложников бывает затруднен из-за наблюдения за ними преступников или физической невозможности вступления в контакт с заложниками. По возможности наряду с психологом к переговорному про- цессу должны привлекаться и другие специалисты: психиатры, психотерапевты, медицинские работники. Необходимо использовать опрос освобожденных заложников для установления самочувствия оставшихся в заложниках людей. При подозрении на болезненные изменения состояния залож- ников целесообразно представить как дополнительный фактор дав- ления на преступника требование освобождения заболевших или доступа к заболевшим специалистов (в их числе оперативных ра- ботников — медиков). Использовать фармакологические средства для засыпания преступников. Использовать средства массовой ин- 177
формации. Своевременное и психологически правильное освеще- ние событий нормализует обстановку, препятствует распростране- нию нелепых слухов, прогнозов и версий развития событий. Версии жесткого подхода нервируют преступников и отража- ются на заложниках. Поэтому в этот период требуется подвергать специальной экспертизе все выходящие в эфир материалы. За- ложников целесообразно убеждать в соблюдении спокойствия и выдержки, оказании взаимопомощи, особенно детям, пожилым людям, больным, деморализованным, не предпринимать само- стоятельных действий. Целесообразно использовать метод перекрестной информации. Выяснить максимум информации о заложниках (наличие несо- вершеннолетних, пожилых, больных, нуждающихся в оказании неотложной помощи) — ответственность за жизнь этой катего- рии высока по Уголовному кодексу Российской Федерации. Не- обходимо предупредить заложников, что они должны беспреко- словно выполнять требования преступников, отдавать вещи, не проявлять враждебности, не пытаться бежать, не бояться обра- щаться к преступникам со спокойными просьбами, разговаривать спокойно, без высокомерия, не выказывать презрения, претен- зий, отвечать на поставленные вопросы коротко, но вежливо и тактично. Если есть независимые каналы связи, то нужно предупредить заложников, как они должны вести себя в таких условиях, когда потребуются силовые мероприятия. Если есть возможность, следует использовать метод мобилиза- ционной взаимной поддержки в группе. Хорошо, когда находятся люди, владеющие аутотренингом, релаксацией, саморегуляцией и другими психокоррекционными методами для организации занятий с заложниками. На состояние заложников в лучшую сторону может существен- но повлиять метод музыкально-литературного воздействия. При этом следует учитывать позитивное влияние определенных жан- ров музыкальных произведений на определенный возраст людей. Как правило, люди всех возрастов позитивно воспринимают дет- ские музыкальные произведения. При благоприятном стечении обстоятельств можно использо- вать методику ведения дневника, записной книжки, написания писем, исповедей, что оказывает на людей успокаивающее воз- действие, помогает отвлечься, занять время. Для заложи и ков-де- тей можно использовать метод игровой деятельности. Необходимо осуществлять психологическую помощь участни- кам переговорного процесса. Для переговорщиков необходимо со- стояние повышенной «включенности» в ситуацию. Для них важ- ны: психологическая устойчивость, скорость переключения вни- мания, психомоторные свойства, адекватное восприятие звуко- 178
вых раздражителей, наблюдательность, выдержка, реалистичность, предпочтение воспитательных форм грубым реакциям, принятие быстрых и благоразумных решений, способность предвидения ва- риантов действий, умение учитывать предыдущий опыт встреч и борьбы с преступниками. Одно из распространенных проявлений дистресса у переговор- щика — утомление. Это естественное состояние, возникающее в определенный момент при выполнении напряженной работы. Дли- тельные утомления не компенсируются отдыхом, а переходят в хроническое утомление, что может вызвать деформацию личности. Стрессовая реакция переговорщика может проявиться на трех уровнях: - психологический (тревога, внутренняя напряженность, бес- покойство, чувство утраты контроля над ситуацией); - соматомоторный (изменение мышечной активности и реаль- ного физического поведения); - нейроэндокринный (биохимические и гормональные нару- шения). Консультант-психолог контролирует и помогает регулировать состояние переговорщика. Наиболее простые методы контроля: измерение пульса, арте- риального давления, влажности и цвета кожи, речи (дрожание и прерывистость), движений (плавность или суетливость), выраже- ний глаз, фонового эмоционального состояния по активациомет- ру и т.д. Для восстановления психологической работоспособности пе- реговорщика могут применяться релаксационные, мобилизующие и саморегуляционные методики: идеомоторная тренировка (на- пряжение-расслабление групп мышц), аутотренинг. На этапе силовых мероприятий психологическое обеспечение имеет свои особенности. Психологическое обеспечение деятельности группы захвата, осуществляющей освобождение заложников, включает комплекс организационных и психологических мероприятий, проводимых в целях: - обеспечения психологической готовности к выполнению си- ловых мероприятий (проведение непосредственного этапа профес- сиональной экстремально-психологической подготовки для фор- мирования необходимого психологического состояния и профес- сиональной работоспособности); - предупреждения профессиональных ошибок и потерь лично- го состава, обусловленных возникновением дистрессовых психо- логических состояний; - создания необходимых условий по нормализации психологи- ческого состояния заложников, обеспечения их адекватного по- ведения во время силовых мероприятий. 179
Подготовка к проведению силовых мероприятий по освобож- дению заложников начинается сразу после соответствующей опе- ративной информации по их захвату. При этом для непосредствен- ной профессионально-психологической подготовки максимально эффективно используется время, которое предоставляется веде- нием переговоров. Сам момент начала силовых операций диктует- ся, как правило, не зависящими от группы захвата обстоятель- ствами. Этап применения силы становится актуальным, если перегово- ры заканчиваются без результатов — выдвижением неприемлемых требований. Однако и в этом случае необходимо продолжать вести переговоры, показывая преступнику свою заинтересованность в мирном решении конфликта и притупляя его бдительность. Преступников следует держать в постоянно изматывающем ре- жиме, не давать заснуть, отвлекать вопросами, рекомендациями, консультациями и т.д. Одновременно с этим необходимо неза- метно для преступников переходить к силовому решению задачи. Важной предпосылкой успеха является внезапность действий группы захвата. Предварительную задачу личному составу группы захвата ста- вит ее руководитель во время движения в район операции. С при- бытием на место задачи группы конкретизируются с учетом по- следней информации о: - преступниках (вооруженности, подготовленности, психичес- ком состоянии и т.д.); - заложниках (месторасположение, наличие детей, женщин, больных и т.д.); - обстановке (крепость дверей, запоров, степень изоляции, наличие охранения и т.д.). Организация порядка совместной деятельности участников боевых действий предварительно отрабатывается на схеме (маке- те) месторасположения заложников и преступников. При этом используют модели основных помещений, укрытий, действую- щих лиц (преступников, заложников и участников боевых дей- ствий). Наиболее эффективны натуральные макеты. В процессе модельных тренировок каждый участник боевых действий должен вслух изложить свои задачи и роль во взаимо- действии с партнером, порядок своих перемещений и действий, точно демонстрируя это на модели. Психолог в обязательном порядке осуществляет психологичес- кий контроль всех участников боевых действий и дает заключение о психологической возможности их участия в операции. Для осуществления контроля психолог использует методы на- блюдения и индивидуального собеседования. Обращает внимание на уровень психологической мобилизации, внешний вид, адек- ватность настроения и поведения участников боевых действий, на 180
режим их жизнедеятельности в предшествующие операции сутки, психотравмирующие обстоятельства. К противопоказаниям для участия в операции относят: несо- ответствие психофизического состояния обстановке, употребле- ние алкоголя в течение последних суток, служебные и бытовые конфликты, отсутствие полноценного отдыха, психическую де- мобилизацию, чрезмерную предстартовую мобилизацию, острое физическое или психическое утомление, жалобы на самочувствие, расстройство сна, пониженную работоспособность. Важным является восстановительно-реабилитационный этап операции по освобождению заложников. Он заключается в устра- нении последствий психологического стресса и восстановлении работоспособности участников операции и заложников. По мере освобождения заложников организуется их медико- психологический контроль. Использование заложника в качестве свидетеля или для дру- гих уголовно-процессуальных действий без проведения экстрен- ных восстановительно-реабилитационных мероприятий неоправ- данно. При необходимости психолог может проконсультировать со- трудника по вопросу получения дополнительных сведений и по особенностям установления контакта с заложником. Каждому участнику группы захвата после операции также не- обходимо пройти психологический контроль. По результатам про- верки психолог дает рекомендации по допущению сотрудников группы захвата к дальнейшей работе, самостоятельно проводит восстановительные мероприятия или дает направление на прове- дение оздоровительных и лечебных мероприятий у медиков. Следует помнить, что группа заложников и сотрудники груп- пы захвата могут дать отсроченные реакции на ситуацию пережи- того стресса, поэтому нуждаются в диспансерном наблюдении по месту работы или жительства. ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ 1. Что понимается иод термином «адаптация»? 2. Какие фазы, согласно концепции Г. Селье, имеет общий адаптаци- онный синдром (ОАС)? 3. Что собой представляют, в рамках теории психической адаптации, категории: «устойчивая психическая адаптация», «переадаптация», «дез- адаптация» и «реадаптация»? 4. В чем различие между понятиями «стресс-факторы» и «психогенные факторы»? 5. Что такое стрессоустойчивость? 6. Что представляет собой личная безопасность специалистов и орга- низационная безопасность функциональных групп и какие компоненты в них включаются? 181
7. Каковы общие правила и условия обеспечения личной безопасно- сти специалиста в экстремальных условиях? 8. Какие психологические качества специалистов и характеристики функциональных групп наиболее важны для обеспечения физической безопасности специалистов в ситуации риска для жизни и организаци- онной безопасности функциональной группы? 8. Какие основные задачи решают программы по выживанию? 9. Что собой представляют «Звезда выживания» и «Треугольник без- опасности» и какие компоненты в них включаются? 10. Какой набор методик может применяться для формирования, под- держания, развития личной и групповой безопасности специалистов и функциональных групп? 11. Назовите виды психологического обеспечения специалистов и функ- циональных групп в экстремальных условиях. 12. В чем состоят задачи психологического сопровождения в экстре- мальных условиях? 13. Какие типы психологической дезадаптации и признаки расстройств психических состояний наблюдаются у специалистов в экстремальных условиях? 14. Какие формы психологической восстановительной работы в экст- ремальных условиях применяются для персонала? 15. Какие подходы при разрешении чрезвычайных ситуаций, связан- ных с захватом заложников, известны в мировой практике? 16. В чем проявляется экстремальность ситуации захвата заложни- ков? 17. Какие этапы правоохранительной деятельности имеют место при освобождении заложников? 18. Каковы психологические особенности переговорной деятельности? 19. Каковы основные принципы ведения переговоров с преступника- ми по освобождению заложников, приемы и методы воздействия на преступников? 20. Какие приемы, методы защиты и поддержки применяются для заложников? РЕКОМЕНДОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА 1. Андреев Н.В., Свирская И. В. Переговоры в «ситуации заложника», характеристика мотивов, личности и группы преступников. — М., 1995. 2. Андреев Н. В., Смирнов В. Н. и др. Психологическое обеспечение спе- циальных операций ОВД по освобождению заложников : метод, реко- мендации. — М., 1995. 3. Андреев Н. В. Психологическое обеспечение переговорной деятель- ности сотрудников ОВД в экстремальных условиях : учеб, пособие. — М., 1997. 4. Андреев Н.В. Психологическое обеспечение оперативно-служебной деятельности сотрудников ОВД : метод, пособие. — М., 2004. 5. Белик Я. Я. Психическая саморегуляция в экстремальных условиях деятельности : научно-аналитический обзор. — М., 1988. 182
6. Белик Я. Я. Учебная книжка для слушателей по факультативному курсу «Приемы и методы психической саморегуляции». — М., 1989. 7. Буданов А. В. Обучение сотрудников правоохранительных органов тактике и методам обеспечения личной безопасности. - М., 1997. 8. Забродин Ю.М., Зазыкин В. Г. Основные направления исследований деятельности человека-оператора в особых и экстремальных условиях : Психологические проблемы деятельности в особых условиях. — М., 1985. 9. Караяни А. Г. Психологическая работа в боевой обстановке : практи- ческое пособие. — Самара, 1997. 10. Котенев И. О., Филиппов Н.М. Психологические аспекты готовно- сти личного состава частей и подразделений органов внутренних дел к действиям в условиях межнационального конфликта. Совершенствова- ние системы экстренного реагирования ОВД на чрезвычайные ситуации. Труды Академии управления МВД России. — М., 1993. 11. Кузнецов О. П., Лебедев В. И. Психология и психопатология одино- чества. — М., 1972. 12. Лапшин Е.В., Котенев И. О. Опыт и проблемы психологического обеспечения деятельности подразделений ОВД в условиях вооруженного конфликта // Известия МЦПОиКНИ при ГУК МВД России. — М., 1996. 13. Лебедев В. И. Особенности психической деятельности в изменен- ных условиях существования : автореф. ... докт. психол. наук. — М., 1983. 14. Лебедев В. И. Личность в экстремальных условиях. — М., 1989. 15. Мар ищу к В.Л., Платонов К. К, Плетницкий Е.А. Напряженность в полете. — М., 1969. 16. Марьин М.И. Проблемы психологического обеспечения профессио- нальной деятельности пожарных и спасателей : учеб, пособие. — М., 1993. 17. Марьин М. И., Смирнов В. Н. и др. Психологическое обеспечение де- ятельности ОВД в экстремальных условиях : метод, пособие. — М., 2001. 18. Морально-психологическое обеспечение деятельности личного состава ОВД и ВВ при чрезвычайных обстоятельствах. — М., 1998. 19. Никонов В.П., Козловский И.Н. Психологическая адаптация в бое- вой обстановке режима чрезвычайного положения (Северо-Кавказский регион) // Безопасность. Информ, сбор. — М., 1995. 20. Панкин А. И. Личная безопасность сотрудников ОВД : учеб, посо- бие. — М., 1996. 21. Пацакула И. И. Психология профессиональной безопасности со- трудников спецподразделений правоохранительных органов в экстремаль- ных условиях деятельности : дис.... канд. психол. наук. — М., 2001. 22. Романович Г. Г., Юстицкий В. В. Психологические особенности дей- ствий сотрудников органов внутренних дел в экстремальных условиях : лекция. — Минск, 1988. 23. Смирнов В. Н. Использование нетрадиционных психотехник в про- фессионально-психологической подготовке сотрудников органов внут- ренних дел к действиям в экстремальных условиях : дис. ... канд. психол. наук. — Рязань, 1999. 24. Соловьев И. В. Психологическая адаптация военнослужащих внут- ренних войск МВД России к служебно-боевой деятельности в условиях вооруженного конфликта : автореф. дис. ... канд. психол. наук. — М., 1997. 183
25. Столяренко А. М. Юридическая педагогика // Курс лекций. — М., 2000. 26. Столярен ко А. М. Прикладная юридическая психология. — М., 2001. 27. Столяренко А. М. Экстремальная психопедагогика. — М., 2002. 28. Стрельченко А. Б., Човдырова Г. С. Психологические аспекты обес- печения профессиональной надежности сотрудников органов внутрен- них дел в экстремальных условиях // Психопедагогика в правоохрани- тельных органах. — 1996. 29. Черепанова Е. М. Саморегуляция и самопомощь при работе в экст- ремальных условиях. — М., 1995. 30. Човдырова Г. С. Проблемы повышения психологической стрессо- ус гойч и вости личного состава системы МВД России в экстремальных условиях : монография. — М., 1998.
ГЛАВА 6 ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕАДАПТАЦИИ СПЕЦИАЛИСТОВ ПОСЛЕ РАБОТЫ В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ 6.1. Диагностика острых и посттравматических стрессовых нарушений Посттравматические стрессовые расстройства у людей после совершения профессиональной деятельности в экстремальных условиях в долевом соотношении уступают место позитивным психическим изменениям. Значительные позитивные психичес- кие изменения (более чем у 60 %) сотрудников органов внут- ренних дел, выявленные эмпирическим путем в постэкстремаль- ный период в личностной, социально-психологической и про- фессиональной сферах, носят устойчивый динамический харак- тер |5]. Посттравматические стрессовые расстройства (ПТСР) сотруд- ников могут возникать в результате непрофессиональной аппер- цепции и повышенной восприимчивости к психотравмирующему событию. При этом возникают такие характерные симптомы, как навязчивые воспоминания, избежание (отчуждение), гиперакти- вация, психосоматические расстройства. Руководители всех уровней, работающие в экстремальных ус- ловиях или руководящие функциональными группами экстремаль- ного профиля, должны быть не только психологически грамот- ными; им необходимо уметь визуально определять наличие пси- хических нарушений в поведении подчиненных. В кри тери альн ы й перечень посттравматическо- го стрессового расстройства входят составляющие. Критерий А. Наличие стрессора (когда человек подвергся воз- действию дистресса). В этом случае человек пережил или столкнулся с событием, связанным со смертью или угрозой смерти, с серьезным увечьем или угрозой физической целостности себя или окружающих лю- дей. При этом его реакция включала сильный страх, чувство бес- помощности или ужаса. У детей может наблюдаться дезорганиза- ция или ажитированное поведение. 185
Внезапные события, которые происходят в течение непродол- жительного времени (от нескольких минут до нескольких часов), принято относить к кратковременным событиям первого типа (по- жар, несчастный случай). Травмирующее событие второго типа предполагает повторяю- щееся неоднократное стрессовое воздействие (войны, токсичные выбросы, крупные аварии и т.д.). Критерий В. Критерий навязчивых воспоминаний (фантазии, ночные кошмары, психопатические переживания). Они проявля- ются как: - навязчивые переживания (образы, мысли, впечатления, по- вторяющаяся игра в травматическое событие у детей); - повторяющиеся сновидения о произошедших событиях (у детей — сновидения неопределенного типа); - оживление опыта, иллюзии, галлюцинации, видения, отыг- рывание ситуации у детей (индивид действует или чувствует себя так, будто травматическое событие повторяется вновь); - интенсивный психологический дистресс под воздействием внутренних или внешних ключевых стимулов, символизирующих или напоминающих элемент травматического события; - физиологическое реагирование на воздействие внутренних или внешних ключевых стимулов, символизирующих или напо- минающих какой-либо аспект травматического события. Критерий С. Критерий избежания, отчуждения. Выражается в основном в характеристиках: - усилия, направленные на избежание мыслей, чувств или раз- говоров, связанные с травмой; - избежание занятий, мест, людей, которые пробуждают вос- поминания, связанные с травмой; - неспособность вспомнить какой-либо важный аспект травма- тического события; - значительное снижении интереса к значимым видам деятель- ности или степени участия в них; - чувство отстраненности или отчужденности от других, суже- ние аффективной сферы (неспособность испытывать позитивные чувства и переживания, например творчество, любовь); - восприятии ограниченных перспектив будущего (делать ка- рьеру, создавать семью, иметь детей). Критерий D. Критерий гиперактивации. Выражается, по край- ней мере, в одной из характеристик: - бессоннице (подчиненный трудно засыпает и просыпается); - раздражительности, вспышках гнева; - трудности концентрации; - сверхбдительности (высматривает в обычных условиях пре- пятствия, завалы, мины, растяжки и т.д.); - преувеличенной реакции испуга. 186
Критерий Е. Критерий продолжительности симптомов В, С, D, превышают по DSM-3 — шесть месяцев или по DSM-4 — один месяц. Критерий F. Критерий значительности (объект испытывает зна- чительный дистресс). Он проявляется как: - острое расстройство при длительности симптомов меньше трех месяцев; - хроническое расстройство при длительности симптомов три и более месяцев; - расстройство с отсроченным началом; оно начинается через шесть месяцев после воздействия стрессора. Реакции на травматический опыт делятся на 3 категории: - эмоциональные реакции (шок, нервозность, беспокойство, враждебность, агрессия или депрессия); - когнитивные реакции (смушение, самопорицание, навязчи- вые мысли, потеря контроля, страх новой травмы); - психофизиологические реакции (нарушение сна, ночные кошмары, отдаление от близких, алкоголизм, наркомания). Аналогичные симптомы наблюдались у солдат в Афганистане и Чечне (афганский и чеченский синдромы), у которых были вы- явлены несколько причин утраты восприятия опасности. Новобранцы не воспринимали опасности из-за отсутствия оп- тимальной актуализации мотивации самосохранения. Бывалые солдаты также не чувствовали опасности, но уже из-за полного притупления этой мотивации (привыкание). Мотивация самосо- хранения у них трансформировалась под влиянием воздействия защитной тенденции отклонения от реальности. Наиболее характерными признаками психологической травмы, травматического невроза, а также посттравматического стрессо- вого расстройства являются два типа психических тенденций, ко- торые можно обозначить как вторжение и избежание (т.е. фикса- ция на травме и выстраивание психологической защиты от болез- ненных воспоминаний с помощью переключения внимания). Дезинтеграция опыта у человека, подверженного посттравма- тическому стрессовому расстройству или «уцелевшего» в боевых действиях, выражается в двух формах: - фрагментация жизни — утрата целостности опыта и связи событий; - фрагментация личности - личность распадается на фрагменты. Наиболее типичными признаками посттравматического стрес- сового расстройства являются: кошмарные сновидения, аффек- тивные реакции, импульсивное поведение, психическое оцепе- нение, отчуждение, чувство вины, утрата смысла, травматофо- бии — боязнь повторения травмы. Однако нельзя рассматривать психологию «уцелевшего» в от- рыве от личностных особенностей, уровня профессиональной 187
экстремально-психологической подготовленности и тем более под- водить каждого подвергнутого стрессу под формализованный сим- птоматический перечень. Восприимчивость, мотивация, смысле- образование могут значительно варьироваться. Необходимым условием посттравматического стрессового рас- стройства является пережитое травматическое событие, которое сопровождалось интенсивными эмоциями страха, ужасом или ощущением беспомощности сотрудника перед лицом экстремаль- ных обстоятельств, что, собственно, и составляет основной эти- мологический фактор посттравматического стрессового расстрой- ства. Если специалист получил травматический стресс, он транс- формирует все психологические структуры и процессы личности, вплоть до глубинных образований самого «Я» человека и его вер- шинных смысловых содержаний. Смысловой опыт, приобретен- ный, но должным образом не интерпретированный, не преобра- зованный в личностный смысл, не вошедший в систему личност- но значимых психологических ценностей в экстремальной ситуа- ции, может стать обузой в обычных условиях, т. е. может произой- ти эффект смыслового отчуждения, когда личность будет подвер- жена всесторонней трансформации в условиях экстремального трансординарного существования. Основное условие посттравматического стрессового расстрой- ства — утрата смысла (утрату смысла, вместе с тем, нужно пони- мать как формирование бессмысленности, после чего неизбежно должен проходить процесс формирования антисмыслов, чтобы не разрушилась мотивационная структура личности). Одна из раз- новидностей стресса возникает в связи с травматизацией (ране- ниями, контузиями, травмами). В этом случае специалисту прихо- дится кардинально переоценивать систему личностно значимых психологических ценностей. Общим обязательным критерием посттравматического стрес- сового расстройства, при диагностике постстрессовых нарушений, является факт болезненного переживания специалистом события, выходящего за пределы обычного человеческого опыта, способ- ного травмировать психику не подготовленного к экстремальным условиям человека. Схематическую взаимосвязь различных по времени возникно- вения, продолжительности и глубине стадий формирования пост- травматического стрессового расстройства можно обозначить как: - травматический стресс (во время критического инцидента и сразу после него в течение 2 суток); - острое стрессовое расстройство (в течение 1 месяца после критического инцидента, чаще проявляется от 2 до 4 недель); - носттравматическое стрессовое расстройство личности (спу- стя более 1 месяца после критического инцидента); 188
- посттравматическое расстройство личности (может наблю- даться в течение последующей жизни). Для диагностики посттравматического стрессового расстрой- ства используют многофакторный тест MMPI, опросник тревоги (Ч.Спилбергера — Ханина), шкалу депрессии (Бека), список 90 симптомов СКЛ-90 (Л.Дерогатиса), общие опросники здоровья DHQ, САН и др. В настоящее время ряд зарубежных авторов предлагают допол- нить диагностику постстрессовых нарушений еще одной катего- рией — посттравматическими личностными расстройствами (ПЛР), что представляется достаточно логичным шагом, учиты- вая, что присутствие хронических симптомов посттравматическо- го стрессового расстройства часто отмечается на протяжении всей последующей жизни человека, пережившего массированную пси- хотравму. Наиболее часто встречающимися при посттравматических стрес- совых расстройствах следует считать симптомы переживания травмы. К ним относят повторяющиеся воспоминания о событии, снови- дения, содержащие событие и внезапное действие или чувствова- ние себя так, будто травмирующее событие повторяется вновь. Симптомы переживания травмы могут рассматриваться в каче- стве стержня, основы структуры постстрессового состояния. Повторяющиеся воспоминания варьируются по степени вы- раженности от кратковременных, несколько отличающихся по яркости и аффектной насыщенности от обычных воспоминаний, до ярких сценоподобных эйдетических воспоминаний и галлю- цинаций. По степени произвольности они могут быть произволь- ными, непроизвольными и навязчивыми. Воспоминания могут быть непрерывными или приступообразными, повторяясь не- сколько раз в месяц или чаще. Как правило, они аффективно заряжены и сопровождаются чувством вины, обиды, состояния- ми тревоги, гнева, страха. Возможна и позитивная окрашенность травмирующих воспоминаний, особенно в компании с сослу- живцами, где такие воспоминания сопровождаются чувством общности пережитого. При значительной степени выраженности воспоминания мо- гут быть декомпенсирующими, существенно затруднять адапта- цию, менять реакции на окружающее. Они часто усиливаются под влиянием ключевых стимулов, напоминающих о событии (звуки, запахи, разговор, книга, фильм, годовщина события), могут про- воцироваться другими психотравмирующими событиями, а также имеют собственную цикличность. Сновидения, содержащие событие или его элементы, также достаточно распространены. Кроме сновидений, непосредствен- но представляющих событие во всех его деталях, часто встречают- ся сновидения угрожающего характера, похожие по содержанию 189
на него или имеющие эмоциональное сходство, например ситуа- ция угрозы, преследования и просто кошмары. Наряду с симптомами повторяющихся переживаний травмы признаками посттравматического стрессового расстройства явля- ются состояния, связанные с изменением реакции на окружаю- щее и включающие в себя: повышенную тревожность, усиленные реакции на раздражители (громкие звуки, нахождение посторон- них за спиной, конфликтные ситуации), раздражительность, взрывчатость. В нашей стране теоретическая разработка проблемы диагно- стики и профилактики посттравматического стрессового расстрой- ства находится на начальном этапе [1; 10; 18; 19]. Поэтому у пси- хологов недостаточно надежных методических средств психологи- ческой диагностики посттравматического стрессового расстрой- ства. Имеющиеся методики не прямо ориентированы на его выяв- ление. Кроме того, СМИЛ (стандартизированный многофактор- ный метод исследования психологических качеств личности) слиш- ком громоздка для работы в экстремальных условиях. Поэтому представляет интерес краткая шкала тревоги, деп- рессии и ПТСР (посттравматических стрессовых расстройств) — В. В. Харта (1996), предназначенная для первичного скрининга пе- речисленных симптомов у лиц, переживших психические травмы любого вида, а также оригинальный опросник травматического стресса (ОТС), разработанный И.О. Котеневым [9; 11]. Краткая шкала тревоги, депрессии и ПТСР у И. О. Котенева состоит из 10 пунктов и предполагает ответы «да» или «нет». Обработка — простой подсчет количества утвердительных от- ветов: чем больше ответов «да», тем более выражены у него нега- тивные психические последствия травматизации, такие как тре- вога и депрессия, наиболее специфичные проявления ПТСР. Данный опрос целесообразен для скрининговых обследований большого количества людей в полевых экстремальных условиях. Пороговым значением для определения наличия нарушений пси- хического состояния являются более 4 положительных ответов. В частности этот опросник использовался при обследовании сотрудников РОВД г. Буденовска через 10 месяцев после нападе- ния чеченских террористов. Опросник травматического стресса состоит из НО пунктов-ут- верждений. Испытуемый должен с помощью 5-балльной шкалы (Лайкерта; ответы варьируются от «абсолютно верно» до «абсо- лютно не верно») дать свою оценку каждому утверждению. Ключевыми для определения выраженности постстрессовых состояний являются 56 пунктов; 15 входят в дополнительную шкалу депрессии, 9 пунктов составляют 3 оценочные шкалы лжи, аггра- вации и диссимуляции, позволяющие контролировать степень ис- кренности испытуемых. 190
Суммированием подсчитываются значения контрольных и ос- новных субшкал посттравматического расстройства и острого стрес- сового расстройства. Основные шкалы. ПТСР\ А (события травмы), В (повторное переживание трав- мы — вторжение), С (симптомы избегания), D (гиперактивация), F (дистресс и дезадаптация). ОСР\ а (события травмы), b (диссоциативные симптомы), с (повторное переживание травмы — вторжение), d (симптомы из- бегания), е (гиперактивация), f (дистресс и дезадаптация). ПТСР = А + В + С + D + F\ ОСР = a + b+ c + d+ e+f. Затем путем суммирования подсчитываются значения конт- рольных и основных субшкал ПТСР и ОСР. Итоговые показатели ПТСР и ОСР получаются в результате суммирования значений основных субшкал. Полученные сырые значения переносятся на таблицу для пе- ревода в баллы. Если значения по шкалам ниже 50 баллов, то сиптоматика от- сутствует, от 50 до 60 баллов симптомы выражены незначитель- но, от 65 до 70 баллов — частичная выраженность, если выше 70 баллов — выражены клинические расстройства. Если выше 80 бал- лов — клиническая картина ярко выражена. В качестве дополнительных тестов могут использоваться цвето- вой тест (Люшера), карта состояний (САН), тест определения личностной и реактивной тревожности (Спилбергера —Ханина). 6.2. Психологическая реабилитация руководителей и специалистов после работы в экстремальных условиях Опыт работы по социальной реадаптации руководителей и спе- циалистов, перенесших воздействие стресс-факторов различной интенсивности, показал следующие. 1. Как правило, причинами психологической травматики и иных психических изменений у руководителей и специалистов экстремаль- ного профиля являются недоработки в системе профессионально- психологической и морально-психологической подготовки. 2. При проведении психологической реабилитации требуется учитывать, что у человека, длительное время находящегося в эк- стремальной ситуации, устанавливается непривычный для боль- шинства людей образ мыслей и манера поведения. В результате и в 191
психике этого человека могут происходить глубокие трансформа- ционные изменения, с которыми могут самостоятельно справиться далеко не все. 3. Эффективные действия по социальной реадаптации требуют нарушения искусственных границ, которые часто ставятся в реа- билитационных мероприятиях: к болезненным явлениям, порож- денным экстремальной ситуацией, следует подходить нестандарт- ными методами, выходя за пределы искусственной схемы «соци- альной адаптации». Изменения в психике человека, подвергнутого длительному или интенсивному воздействию стресс-факторов, представляющие профессиональный интерес именно для психологов, могут но- сить двоякий характер. Изменения у первой категории руководи- телей и специалистов связаны с пережитыми ими психотравми- рующими событиями. Психика этих руководителей и специалис- тов подвержена травматизации, но сознание работает в обычном неизмененном режиме. Такие случаи наиболее изучены в совре- менной психологии и с различной степенью успешности (в зави- симости от востребованности помощи, опыта и квалификации психолога, психотерапевта) диагностируются и корректируются. В основе девиантных поступков руководителей и специалис- тов, переживших влияние психогенных факторов, лежит подсо- знательная потребность заглушить душевную боль. Однако такой рефлекс не помогает и загоняет неприятные чувства вглубь. Эго сопровождается эмоциональным напряжением и напряжением мышц тела. Выявлено, что если человек постепенно привыкает подавлять отрицательные чувства (гнев, ненависть, ревность, по- дозрительность), он одновременно теряет способность испыты- вать положительные эмоции (любовь, доброту, дружелюбие, до- верие.) Это препятствует человеку полноценно жить и стремить- ся к лучшему. Нельзя просто забыть прошлое (в нем много поло- жительных моментов — мужество, уверенность в себе, закалка характера). У второй категории руководителей и специалистов изменения в психике связаны не с психотравмирующими переживаниями и болезненными эмоциями, а с неподготовленной ценностно-мо- тивационной сферой (моральной неустойчивостью). Они в отли- чие от первой категории руководителей и специалистов обладают профессионально развитыми психологическими качествами, зна- ниями, умениями, навыками, часто являются авторитетами в гла- зах окружающих, зарекомендовавшими себя успешными в экст- ремальной обстановке, на первый взгляд, способными самостоя- тельно пройти период реадаптации к условиям обычной жизни и не нуждающимися в реабилитационных мероприятиях. Но при внимательном наблюдении за руководителями и специалистами второй категории становится понятным, что система мотивов и 192
психологически значимых ценностей у них имеет явную антисо- циальную направленность, нарушена система социальных ориен- тиров и социального контроля за своими действиями. Руководи- телям и специалистам этой категории нужна помощь в скорей- шей реадаптации к условиям обычной жизни. Их проблема связа- на с перестройкой системы ценностей, мотивов, типичного про- фессионального для экстремальных условий мироощущения, об- раза реагирования на конфликтные ситуации в измененном (бла- гоприятном для экстремальных условий) боевом состоянии со- знания, которое с течением времени может стать привычным и даже комфортным, но не отвечающем требованиям обычной жиз- ни. Руководители и специалисты, имеющие позитивный опыт про- фессиональной деятельности в экстремальных условиях и адек- ватную систему личностно значимых ценностей и мотивов (мо- рально устойчивые), способны самостоятельно, используя под- держку ближайшего окружения, успешно реадаптироваться к ус- ловиям обычной жизни. Социально ориентированная ценност- но-мотивационная сфера личности является базой успешной ре- адаптации этих руководителей и специалистов. Руководители и специалисты второй категории, с индивидуалистически ориен- тированной ценностно-мотивационной сферой, лишены такой возможности, в связи с чем им нужна активная помощь психо- лога. С точки зрения руководителей и специалистов, профессиональ- ная деятельность которых проходит в экстремальных условиях, эти условия являются не только приемлемыми для работы, но и благоприятными для проявления профессионального мастерства, увлекательными, а их профессиональная активность (в большин- стве случаев соприкасающаяся со смертью, горем и лишениями людей) в этих условиях является не только адаптированной, но и единственно возможной, позволяющей выжить, быть успешны- ми и в максимальной степени эффективными. Такое профессио- нальное отношение к экстремальным условиям входит в привыч- ку, становится «нормой» всей жизнедеятельности руководителей и специалистов, однако при индивидуалистически ориентирован- ной ценностно-мотивационной сфере может помешать смотреть и реагировать на окружающую действительность общепринятым способом. Экстремальные условия деятельности, с точки зрения челове- ка, адаптированного к обычным условиям, являются аномальны- ми условиями, а активность руководителей и специалистов при выполнении ими служебно-экстремальных задач при непосред- ственном риске для жизни носит неадаптивный характер, пове- дение же расценивается как осуществляемое «вне нормы». Отсюда возникает непонимание взглядов, проблем и поступков руково- 193
дителей и специалистов экстремального профиля не только со стороны других граждан, но и руководителей, специалистов, не работавших в экстремальных условиях, и, что наиболее существен- но, членов семей (особо значимых людей), а часто и со стороны ряда психологов. Такое отношение окружающих не способствует, а затрудняет реадаптацию руководителей и специалистов экстремального про- филя. В этих условиях только адекватно сформированная ценност- но-мотивационная сфера является путеводным маяком руководи- телей и специалистов на пути их реадаптации к условиям обыч- ной жизни. Групповая изоляция и публичность деятельности личного со- става функциональных групп экстремального профиля к услови- ям обычной жизни могут вызывать у нереадаптированных к этим условиям руководителей и специалистов повышенную тревож- ность, агрессивность, которая при наличии индивидуалистичес- ки ориентированной ценностно-мотивационной сферы, амораль- ности взглядов, поведения, завышенной самооценки, притяза- ний, моббинге может привести не только к грубости, вспыльчи- вости, несдержанности, нарушениям дисциплины, но и к чрез- вычайным происшествиям, самоубийствам, преступлениям. Не находя должной оценки у сослуживцев и руководителей, подобные психологические явления могут стать составной частью «субкультуры супермэнов», которая будет входить в противоречие с организационной культурой функциональных групп экстремаль- ного профиля, негативно влиять и искажать ее. Для скорейшей реадаптации руководителей и специалистов второй категории следует использовать иные методы и приемы, чем для представителей первой категории. Для их полноценной социальной реадаптации к образу жизни в стандартных условиях и восстановления работоспособности нужно, прежде всего, вос- становить психофизиологическое и социальное равновесие, ко- торое бы позволило им чувствовать себя достаточно комфортно в изменившихся социальных условиях (коррекция системы ценно- стей, мотивов, осмысление своего экстремального опыта на ос- нове новой системы ценностей и мотивов, активизация адекват- ных условиям целей, задач, потребностей), развить духовно-нрав- ственные устои, установить благоприятный внутри- и межгруп- повой социальный климат. Для реадаптации руководителей и специалистов, побывавших в экстремальных условиях, не нужно перечеркивать всю их жизнь, переучивать думать и действовать. Этим людям следует помочь понять, что их экстремальный опыт является ценностью, кото- рый будет востребован в процессе их дальнейшей жизнедеятель- ности. Для этого руководителей и специалистов следует обучить рациональному восприятию пережитых ими ситуаций, приемам 194
саморегуляции и действиям в соответствии со своей индивиду- альностью, а не вопреки ей. Для успешной реадаптации руководителей и специалистов вто- рой категории к условиям мирной жизни следует применять мето- дики и психотехники, направленные прежде всего на коррекцию ценностно-мотивационной сферы: обсуждение итогов командиров- ки, позитивные индивидуальные и групповые дебрифинги, упраж- нения по коррекции психологических ценностей, ролевые игры и т.п. Кроме того, в зависимости от состояния руководителей и спе- циалистов, в процессе реабилитации возможно использовать раз- личные виды психотерапии (рациональную, телесноориентирован- ную, мануальную и рейкотерапию, ребефинг, психосинтез, негип- ногическое внушение, психологическую поддержку). Однако их эф- фективность зависит от мотивации руководителей и специалистов на восстановление психофизиологического равновесия и владения навыками регуляции психических состояний как основы стабиль- ности психического состояния и залога успешности профессио- нальной деятельности в измененных условиях. Для реабилитации руководителей и специалистов первой кате- гории применяют медико-психологический и социально-психо- логический подходы. Если применяют медико-психологический подход, то воздей- ствие будет в основном биологическим. Если социально-психоло- гический, то будут применяться различные формы психотерапии. К биологическим средствам относят: химиотерапию (транкви- лизаторы, хлорпромазин, резерпин), антидепрессанты. Применяют психотерапию - интрапсихологическую и пове- денческую. Интрапсихологическая терапия исходит из того, что аномаль- ное поведение является следствием неадекватной интерпрета- ции человеком своих чувств, потребностей, побуждений. Цель — помочь найти человеку причины плохого приспособления к ре- альности и дать ему возможность адаптироваться к ней, изменив свое поведение. К интрапсихологической терапии от- носятся. 1. Психоанализ — первый из современных психотерапевтичес- ких методов. Цель психоанализа — отыскать подсознательные кор- ни своих трудностей, порожденных подавленными конфликтами с тем, чтобы человек, освободившись от связанных с ними эмо- ций, смог на новой основе воссоздать собственную личность. Можно выделить 5 основных элементов этой теории: - глубокие эмоциональные отношения с личностью для пере- носа на себя положительных или отрицательных переживаний (перенос на терапевта образа отца, матери и чувств к ним); - интерпретация (толкование сновидений — самый короткий путь в подсознание); 195
- свободное высказывание всего, что приходит на ум (свобод- ные ассоциации без смысла); - ключевой момент психоанализа — попытка терапевта интер- претировать содержание слов человека, выделяя места, где он об- наруживает колебания или старается не вдаваться в подробности, и оценивая их как точки сопротивления, наводящие на след в поисках главной проблемы; - объяснение, которое дает терапевт, должно побудить человека вновь пережить в аффективном плане события его детства и соот- нести их с симптомами, проявляющимися в данное время, что приводит к катарсису и исчезновению болезненных симптомов. Процедура психоанализа наиболее эффективна для людей от 15 до 50 лет, желающих сотрудничать с психотерапевтом. Исполь- зуется для исправления нарушений невротического, а не психи- атрического характера. Для психоанализа чем более сильной и све- жей является травма, тем лучше. 2. Терапия, центрированная на клиенте (Роджерс). Основной принцип заключается в том, что клиент способен понять свои проблемы, но для этого ему нужно соответствовать определенным условиям. Необходимо выработать у него большее самоуважение и способность предпринимать действия, необходи- мые для приведения его «Я» в соответствие с его личным опытом и глубинными переживаниями. При работе требуется придержи- ваться принципов: - позитивно относиться к человеку, сопереживать ему, т.е. про- являть эмпатию; - отказаться от маски профессионала и войти в доверие к кли- енту (аутентичность); - воздерживаться от интерпретации сообщений клиента или от подсказки его проблем. Терапевт должен только слушать и выпол- нять роль зеркала, отражающего мысли и эмоции клиента. Не ин- терпретировать эти мысли, а формулировать по-новому, на раци- ональном уровне. Затем клиент сам додумывает эту рационализа- цию. 3. Гешталъттерапия (Перле). Руководствуются принципами: личность не составляет единого целого (гештальта); существует неосознанный конфликт; нет кон- такта с собственными чувствами и мыслями. Поэтому необходимо пережить собственные фантазии, осознать, рационализировать собственные эмоции, контролировать интонации голоса, движе- ния рук и глаз, при этом понять свои физические ощущения. 4. Эмоционально-рациональная терапия Эллисона (1962). Принцип терапии: за расстройство поведения ответственны ир- рациональные или катастрофические мысли. Цель: анализ клиента в ситуации, в которой он оказался, и выводы, которые он из нее извлек (рационализация событий и 196
эмоций), затем перевод иррационального в рациональное. За счет этого происходит адаптация к настоящим обстоятельствам. 5. Экзистенциальная терапия. Принцип: свободная воля человека. В основу положен психоанализ, а при выводах и формирова- нии гармонической цели жизни и смысла каждого поступка при- держиваются теории Франкла. 6. Терапия реальностью (Глассер). В этой терапии происходит оценка своих действий и планов в зависимости от ценностей. Она основана на психоанализе и оцен- ке последствий, которые могут в результате этого наступить. Фор- мируется побуждение клиента брать на себя ответственность и до- биваться цели. 7. Трансакционный анализ (Э. Берн). Принцип: в каждом человеке есть что-то от ребенка, родите- лей и от самого себя. Действия трансакции основаны на этом. Цель: осознание поведения этих трех «Я» в человеке, выбор адекватных роли и поведения. 8. Психодрама (Морено). Проигрываются переживаемые события с выполнением раз- ных ролей, чтобы усилить травмирующие переживания, рациона- лизовать их. 9. Социальная терапия. Происходит общение в группе личностного роста с целью улуч- шения взаимоотношений с другими людьми. Различают группы: - сенсибилизации: налаживание взаимоотношений между со- бой с помощью соприкосновений, взглядов и т.п.; - семейной терапии (Минучин): выявление болезненных чувств, точек (Сатир); - дебрифинга — совместная рационализация болезненных эмо- ций. 10. Поведенческая терапия. Она применяется для преодоления фобий. Среди разновидностей поведенческой терапии выделяют: контр- обусловливание, оперантные методы, терапию с предъявлением модели. Контробусловливание — разрыв связи между раздражителем и ответом: - систематическая десенсибилизация — выработка реакций, про- тивоположных неадекватным реакциям (тревоге противостоит рас- слабление, поэтому учат расслабляться, чтобы затем, смоделировав тревогу, встретить ее и пережить в расслабленном состоянии); — имплозивная терапия — расслабление и переживание трево- ги с нарастающим эффектом и неоднократно до полной ликвида- ции состояния тревоги; 197
- аверсивное обусловливание (применение лекарств, вызыва- ющих тошноту при курении или выпивке; использование элект- рошока). Оперантные методы (Скиннера) применяют для работы с па- циентами с отклоняющимся поведением: - формируют адекватное поведение, используя при этом при- емы подкрепления и вознаграждения; - метод накопления жетонов (за социально полезные действия дают жетон, за который можно получить сигареты, дополнитель- ные привилегии, проживание в отдельной комнате, посещение столовой, получение сладкого и т.д.). Терапия с предъявлением модели. Пример психолога или ино- го авторитета в нестандартной или экстремальной ситуации. Процедура самоконтроля. Клиент сам себя вознаграждает за полезные действия. При всей позитивности терапевтических методов поведенче- ская терапия критикуется за неустойчивость ее результатов. Ис- чезновение симптомов не устраняет глубинных причин. Среда, воздействуя, сама является стрессором. В поведенческой терапии выделяют группы: - взаимопомощи (оказание помощи друг другу при взаимооб- щении); - терапевтические группы (Плимандон). В этом случае психо- лог помогает, поддерживает, разбирает сложные ситуации. Под- держка того, кто оказался в критической ситуации, активно ис- пользуется в экстремальных условиях; - социальное посредничество -- психологическая поддержка здорового контингента. Оно может проводиться в процессе вос- становительных мероприятий в экстремальных условиях. В экстремальной обстановке часто применяют инновационные подходы в психологической коррекции травматического стресса, прежде всего методы НЛП. Интерес к этим методам вызван быстрым, по сравнению с тра- диционными подходами, повышением позитивных результатов. ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ 1. Каковы возможные последствия работы персонала в экстремальных условиях и на какие две категории можно разделить руководителей и специалистов по этому критерию? 2. Какие подходы должны использоваться при реадаптации разных категорий руководителей и специалистов после работы в экстремальных условиях? 3. Какие существуют подходы у разных исследователей к психологи- ческим травмам? 198
4. Что такое посттравматическое (ПТСР) и острое (ОСР) стрессовое расстройство? 5. Какие имеются сталии формирования стрессовых нарушений по времени? 6. Каковы диагностические критерии посттравматического стрессово- го расстройства? 7. Какие методики применяются для диагностики ПТСР и ОСР? 8. Какие выделяют пути и методы реабилитации пострадавших от ПТСР и ОСР? РЕКОМЕНДОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА 1. Абдурахманов Р.Л. Психологические трудности общения и их кор- рекция у участников боевых действий в Афганистатс : автореф. дис. ... канд. психол. наук. — М., 1994. 2. Абдурахманов Р.А. Психологические проблемы послевоенной адаптации ветеранов Афганистана // Психологический журнал. — 1992. — № 1. 3. Асаулова J1.H. Найдем ли «таблетку» от стресса? // Милиция. — 1998. — сент.—окт. 4. Годфруа. Что такое психология. — М., 1992. — Т. 2. 5. Казберов П.Н. Психологическое обеспечение позитивных личност- ных изменений у сотрудников ОВД, выполнявших профессиональные задачи в экстремальных условиях : автореф. ... канд. психол. наук. — М., 2006. 6. Карвасарский Б.Д. Психотерапевтическая энциклопедия. — СПб., 1998. 7. Китаев-Смык Л.А. Психологический стресс. — М., 1983. 8. Колодзин Б. Как жить после психической травмы. — М., 1992. 9. Котенев И. О. Опросник травматического стресса для диагностики психологических последствий несения службы сотрудниками ОВД в эк- стремальных условиях : метод, пособие. — М., 1996. 10. Котенев И. О., Богданова М. Б. Террористический акт в Буденнов- ске: постстрессовые состояния у работников милиции // Известия МЦПОиКНИ МВД России, ГУК. - 1996. - № 3. 11. Котенев И. О. Психологическая диагностика постстрессовых состо- яний у сотрудников ОВД. — М., 1997. 12. Леонова А. Б., Кузнецова А. С. Психопрофилактика стрессов — М., 1993. 13. Марьин М.Ц., Ловчан С.И., Леви М.В. и др. Диагностика, профи- лактика и коррекция стрессовых расстройств среди сотрудников Госу- дарственной противопожарной службы МВД России : метод, пособие. — М., 1999. 14. Мероприятия психологической реабилитации военнослужащих внутренних войск МВД России после выполнения служебно-боевых за- дач : метод, пособие. — М., 1997. 15. Посттравматический и поствоенный стресс. Проблемы реабилита- ции и социальной адаптации участников чрезвычайных ситуаций: меж- 199
дисциплинарный подход // Материалы 3-й научно-практической кон- ференции. — Пермь, 1998. 16. Психологическая диагностика и коррекция постстрессовых состо- яний у сотрудников ОВД // Материалы семинара практических психо- логов служб и подразделений ГУВД г. Москвы. — М., 1997. 17. Тарабрина Н. В. Психологические последствия войны // Психоло- гическое обозрение. — 1996. - № 1/2. 18. Тарабрина Н. В., Лазебная Е. О. Синдром посттравматических стрес- совых нарушений: современное состояние и проблемы // Психологичес- кий журнал. - 1992. — Т. 13. — № 2. 19. Тарабрина Н. В. Психофизиологическая реактивность у ликвидато- ров аварии на Чернобыльской АЭС // Психологический журнал. — 1996. — Т. 17. — №2.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ Следует отметить, что управление специалистами и функцио- нальными группами в экстремальных условиях имеет выражен- ные профессионально-психологические особенности, которые определяются: спецификой самих экстремальных условий, про- фессиональной деятельности и подготовки в экстремальных усло- виях, управленческого взаимодействия между субъектами управ- ления (руководителем и специалистами, руководителями, специ- алистами и функциональными группами между собой, специали- стами и фунциональными группами, руководителями и функци- ональными группами). Профессиональная деятельность специалистов и функциональ- ных групп экстремального профиля отличается выраженным пси- хологическим своеобразием, определяющимся: объектом, пред- метом деятельности, целями, задачами, способами их решения, условиями выполнения поставленных служебно-экстремальных за- дач, психологическими трудностями, временными параметрами. В экстремальной ситуации требования к отдельным психичес- ким свойствам руководителей и специалистов резко повышают- ся, при этом многие механизмы компенсации не срабатывают. Поэтому требуется определить и учитывать в процессе профессио- нально-психологического отбора критерии психологической при- годности руководителей и специалистов к деятельности в экстре- мальных условиях. Тщательный отбор специалистов экстремального профиля и выдвижение на руководящие должности не только наиболее ком- петентных, но и авторитетных специалистов является одной из гарантий их состоятельности, скорейшего раскрытия и дальней- шего карьерного роста в новом статусе. Другой гарантией является их профессиональная экстремально-психологическая подготовлен- ность. Если в обычных условиях роль лидерства является важным эле- ментом управленческой концепции, то в экстремальных условиях эта роль — ведущая во всех отношениях и ее отсутствие влияет не только на успешность и профессионализм деятельности, но и на ее адекватность внешним условиям, а часто и на жизнедеятель- ность всего подразделения. Управленческая компетентность руко- водителя в экстремальных условиях является системой его внут- 201
ренних ресурсов, необходимых для организации эффективного ру- ководства подчиненным подразделением. В экстремальных условиях деятельности наиболее предпочти- тельным является лидерский стиль руководства, который позво- ляет функциональной группе и каждому руководителю не только быть успешным, но и реализовывать свой личностный потенци- ал, развиваться, приумножая свое профессиональное мастерство. Лидерский стиль управления предполагает личную значимость целей и задач деятельности для каждого специалиста, высокую мотивацию профессиональных достижений, наличие высокого уровня развития функциональной группы, сплоченность, слажен- ность, взаимовыручку, взаимозаменяемость, взаимопомощь. Профессиональный экстремально-психологический потенци- ал руководителей и специалистов представляет собой не только набор личностных, профессионально значимых качеств и способ- ностей, т.е. пассивную составляющую, обеспечивающую возмож- ность успешно реализовывать профессиональную деятельность в экстремальных условиях, но, что более важно, является генера- тором самопополнения, т.е. имеет активную составляющую, яв- ляющуюся основой профессионально-личностного роста персо- нала в экстремальных условиях. Все руководители и специалисты в экстремальных условиях имеют несколько ценностей одновременно. При этом руководите- ли и специалисты, в системе ценностей которых преобладают груп- повые (корпоративно-социальные) и социальные (общественно- социальные) ценности, как правило, являются более успешны- ми, пользуются авторитетом, поддержкой товарищей (в отличие от руководителей и специалистов, у которых преобладают инди- видуальные ценности в системе ценностей), меньше подвергают- ся влиянию дистресса. Преобладание групповых и социальных цен- ностей в системе личностно значимых ценностей специалистов является основой формирования у них экстремально-ориентиро- ванного сознания, что в свою очередь является залогом успешной и максимально безопасной деятельности в экстремальных усло- виях. В экстремальных ситуациях для оптимизации профессиональ- ного общения и конфликтных взаимоотношений должны реали- зовываться следующие задачи: информационно-коммуникативная, аффективно-коммуникативная и регуляционно-коммуникативная. Наиболее опасными являются «холодные» конфликты, которые не всегда внешне проявляются и могут быть незаметны. Вместе с тем если в обычных условиях «холодные» конфликты проходят через тактику «глухой защиты» и ведут к нарастанию парализации всякой внешне видимой активности, то в экстремальных услови- ях «холодные» конфликты проходят через тактику «затаивания» и перерастают при первом удобном случае в «горячие» конфликты, 202
которые проявляются как активное противостояние конфликту- ющих сторон. Психологические особенности профессиональной деятельно- сти руководителей, специалистов и функциональных групп в эк- стремальных условиях предполагают проведение особого вида под- готовки — профессиональной экстремально-психологической под- готовки. Экстремально-психологическую подготовленность руководите- лей, специалистов и функциональных групп целесообразно пред- ставить в виде соответствующих моделей, адекватных условиям их профессиональной деятельности. Успех деятельности руководителей и специалистов в экстре- мальных условиях зависит не только от сформированных и разви- тых профессионально важных психологических качеств и психо- логически