Text
                    АСУШЕ
ПРИЧИНЫ
ПОРАЖЕНИЯ ВЕРМАХТА

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА НА СУШЕ
DER LANDKRIEG 1939-1945
ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА НА СУШЕ ПРИЧИНЫ ПОРАЖЕНИЯ СУХОПУТНЫХ ВОЙСК ГЕРМАНИИ § Москва 1КНТРПОЛИГРАЯР
УДК 94" 1939/1945" ББК 63.3(0)62 В87 Оформление художника И.А. Озерова В87 Вторая мировая война на суше. Причины поражения сухопутных войск Германии / Авторы-составители генерал-майор Дитмар, полковник Эгельгаф, гене- рал-лейтенант Циммерман, генерал Вестфаль, пол- ковник Зельмайр, генерал-майор Бутлар; пер. с нем. Л.А. Игоревского. — М.: ЗАО Издательство Центрпо- лиграф, 2011. — 444 с. ISBN 978-5-227-02807-5 Перед вами уникальный очерк истории Второй мировой войны, подготов- ленный непосредственными участниками событий — старшими офицерами и генералами германского вермахта. В данном издании подробно освещены Польская, Норвежская и другие важнейшие кампании германской армии, вой- на с Советским Союзом, представлен полный профессиональный анализ при- чин и следствий неудач сухопутных войск, подробно рассмотрены вооружение и личный состав армий, структура командования вермахта. Ход войны описан людьми, занимавшими ответственные посты и знакомыми со многими за- кулисными проблемами, которые не отражались в официальных отчетах и о которых можно было только догадываться. Книга снабжена комментариями, позволяющими объективно оценить события, наглядными схемами, картами и редкими фотографиями. УДК 94"1939/1945" ББК 63.3(0)62 ISBN 978-5-227-02807-5 © Перевод, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2011 © Художественное оформление серии, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2011
ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА Предлагаемый читателям уникальный стратегический очерк из истории Второй мировой войны особенно ценен тем, что подготовлен непосредственными участниками событий — старшими офицерами и генералами герман- ского вермахта. Среди авторов — ведущие представители генералитета: командующие рядом групп армий, опера- тивные работники фронтового уровня, руководители ро- дов и видов войск. Впервые книга увидела свет в начале 1950-х гг. в Штутгарте, когда для Западной Германии настал период интенсивного осмысления причин и последствий на- циональной трагедии, постигшей немецкий народ. Из- давались десятки книг по истории Второй мировой войны в целом и отдельных ее аспектов. Первыми исто- риографами Второй мировой войны в значительной мере стали бывшие генералы и офицеры вермахта. Тем более что профессиональное немецкое историческое сообще- ство было дискредитировано сотрудничеством с нацист- скими властями и после войны отстранено (по крайней мере, на первое время) от науки и преподавания. Ката- лизатором творческой активности бывших немецких во- енных в немалой степени послужило военное руковод- ство США, имевшее в анализе прошедшей войны свой интерес, ведь не успела завершиться Вторая мировая война, как началась новая, холодная война, грозящая в любой момент перерасти в самую горячую — все уни- чтожающую ядерную. 5
Поэтому, не тратя времени на справедливое «возмез- дие» военным преступникам, союзное командование со- средоточило до 150 наиболее квалифицированных пленен- ных высших офицеров германского Генерального штаба в нескольких лагерях на территории Западной Германии и поручило им приступить к описанию боевых действий вермахта во Второй мировой войне1. Среди них были, на- пример, три бывших начальника Генерального штаба су- хопутных сил — В. Гальдер, К. Цейцлер и Г. Гудериан, заместитель начальника Генштаба Г. Блюментрит, на- чальник оперативного отдела Генштаба А. Хойзингер, начальник штаба ВВС В. Крейпе, генералы Э. Бутлар, В. Варлимонт, 3. Вестфаль, X. Мантейфель, Б. Циммер- ман, адмирал В. Маршалль и др. Общее руководство этой деятельностью было возложено на Исторический отдел главного командования американских вооруженных сил в Европе генерала С.Л.А. Маршалла, сформулировавшего задачу своего предприятия недвусмысленно: «извлечь пользу из неудачного опыта других»2. В течение 1946—1948 гг. бывшие генералы вермахта описывали и анализировали ход событий прошедшей войны. Всем им была предоставлена возможность поль- зоваться документами Генштаба, собственными запися- ми и дневниками, кроме того, они могли уточнять во- просы при взаимном общении. Следует напомнить, что большая часть архивов вооруженных сил Германии, ми- нистерства иностранных дел, нацистской партии, раз- ведки и видных генералов была захвачена армиями западных союзников (лишь с середины 1950-х гг. они стали передаваться в архивы ФРГ и постепенно рассе- кречиваться). Лишь некоторые вышедшие из-под пера немецких во- енных труды попали в открытую печать. Значительная часть аналитического материала была засекречена и опу- бликована только спустя несколько десятилетий. 1 Подробнее см.: Мерцалов А.Н. Западногерманская буржуазная историография Второй мировой войны. М., 1978. С. 20—22; Ржешев- ский О.А. Война и история. М., 1976. С. 37. 2 Роковые решения. М., 1958. С. 26. 6
Большинству из перечисленных выше генералов сро- ки заключения были сокращены до минимума. Уже в конце 1940-х гг. многие из них оказались на свободе и с согласия американских властей приступили к публика- ции результатов своих изысканий. В нашей стране книга имела сложную историю. В ко- роткую хрущевскую «оттепель» в числе нескольких дру- гих работ бывших генералов вермахта1, а также англий- ских и американских военных историков и теоретиков2 она была переведена и опубликована на русском языке. Книга даже поступила в свободную продажу, но нена- долго. Вскоре была запрещена к продаже и помещена в спецхраны библиотек. Причиной запрета стало не столько то, что ее авторами были «битые», как тогда говорили, генералы вермахта, сколько оценки ряда событий, которые они предлагали. Так, авторы книги недвусмысленно намекали на то, что расстрел польских офицеров под Катынью был осущест- влен не немцами; о том, что на стороне Германии высту- пило значительное количество народов СССР: украинцы, казахи, прибалты; о том, что действия советского ко- мандования далеко не всегда были верными. При этом нельзя не отметить, что, по мнению немецких генералов, «солдатские качества русского воина, особенно его дис- циплина, способность действовать, не обращая внимания на огонь противника и собственные потери, его стойкость в перенесении лишений и тягот войны, были, вне всякого сомнения, очень высокими». Важно подчеркнуть, что книге присущ ряд родовых черт западногерманской историографии. Среди них — возложение вины за военные поражения на стратегиче- 1 Гудериан Г. Воспоминания солдата. М.» 1954; Типпелъскирх К. История Второй мировой войны. М.» 1956; Итоги Второй мировой войны. М., 1957; Манштейн Э. Утраченные победы. М.» 1957; Мировая война. 1939 — 1945 годы. М. 1957; Миллентин Ф. Танковая война 1939—1945 гг. М.» 1957; Роковые решения. М.» 1958; Гогюль Р.у Поль Г. Одер—Нейсе. М.» 1960 и др. 2 Фуллер Дж.Ф.С. Вторая мировая война. М., 1956; Лиддел Гарт Б.Х. Стратегия непрямых действий. М., 1957; Шервуд Р. Руз- вельт и Гопкинс. М., 1958 и др. 7
скую недальновидность и военный непрофессионализм Гитлера. Концепция «неразрешимых противоречий» и «разрушения доверия» между германским Генеральным штабом и политическим руководством страны стала об- щим местом в «генеральской» историографии1. В книге уделено непропорционально малое внимание советско-германскому фронту, хотя авторы книги при- знают, что «данная война вообще не могла закончиться победой Германии! Она была не по плечу немецкому на- роду!». В связи с этим необходимо напомнить общеиз- вестные факты, например о том, что советской стороне в разные периоды войны противостояло от 190 до 266 ди- визий противника, а союзным войскам на всех фронтах Второй мировой войны — от 56 до 75 дивизий; что в ходе боевых действий советские войска разгромили 607, а со- юзные — 176 дивизий противника, причем 80 процентов потерь немецко-фашистская сторона понесла именно на советско-германском фронте. История всегда была средством не только познания, но и борьбы, что обусловлено взаимосвязью событий прошлого, настоящего и будущего. Историческая наука развивается в определенных социально-политических рамках. И закономерно, что исторические концепции от- ражают господствующие в каждом конкретном обществе политические взгляды. В целом этот исторический труд — профессиональный и достаточно полный анализ истории Второй мировой войны. В данном издании представлены материалы, ка- сающиеся военных действий на суше. Книга снабжена комментариями, позволяющими объективно оценить со- бытия, наглядными схемами, картами и редкими фото- графиями. Подробнее см.: Мерцалов А.Н. Указ. соч. С. 42—43.
ВВЕДЕНИЕ Данная книга возвращает читателей к событиям Второй мировой войны, величайшей в истории человечества. Ее исключительное место обусловлено обширностью охва- ченных ею территорий, напряженностью военных дей- ствий, масштабами вовлечения в них не только вооружен- ных сил, но и гражданского населения. Политические и психологические корни Второй миро- вой войны лежат в диктате Версаля (Версальский договор, подписанный 28 июня 1919 г., завершивший Первую миро- вую войну 1914—1918 гг. Подписан США, Британской им- перией, Францией и Японией и объединившимися с ними 22 странами, с одной стороны, и капитулировавшей Герма- нией — с другой. — Ред). Из хаоса, оставленного Первой мировой войной, этот договор не мог создать настоящий новый европейский порядок и принести справедливый мир, ибо основывался исключительно на позиции силы и экономическом эгоизме победителей. Версальский договор отказывал побежденной Германии в признании ее нацио- нального достоинства, уязвлял самолюбие немцев, отнимал у них важные жизненные позиции и вызывал убеждение, что созданное положение не может быть прочным. Версаль создавал в центре Европы свободное от силы пространство (т. е. Германию), в окружении до зубов во- оруженных государств, которые свое обещание также разоружиться не сдержали. Якоб Буркхардт (1918—1987, швейцарский историк и философ культуры. — Ред.) в своих «Размышлениях о 9
всемирной истории» справедливо отметил, что важней- шие материальные и духовные ценности нации развива- ются только тогда, когда их существование гарантиро- вано силой. Только сила защищает большой народ, его духовную, политическую, экономическую и социальную жизнь от несправедливости, алчности и зависти других. В свободном от силы пространстве гибнет свобода. Это в полной мере ощутили немцы после Первой мировой войны. Осознание бессилия может породить у многих людей гнетущий пессимизм, который неизбежно наложит свой отпечаток на их жизнь и работу. В то же время стремле- ние к силе, свойственное человеческой природе вообще, никогда не проявляется с большей силой, чем в состоя- нии бессилия. Осознание бессилия многократно усили- вает это стремление, особенно когда речь идет о восста- новлении утраченной силы. Стремление становится еще больше, если сила считается предпосылкой свободы. Эти факты объясняют многие политические и психологиче- ские причины, приведшие ко Второй мировой войне. Вторая мировая война была для германского государ- ства войной на два фронта. В сентябре 1939 года образо- вался Западный фронт. Он сохранился до самого конца войны — тут Гитлер, отказавшись от намерения выса- диться в Англии, совершил первую решающую ошибку. А в дальнейшем германское политическое руководство так и не сумело удержать Соединенные Штаты от вступ- ления в войну. Положение на Западном фронте обострялось дважды: во время кампании 1940 года и после высадки союзников в Нормандии в 1944 году. Однако этот фронт существо- вал постоянно и в той или иной степени оказывал влия- ние на политическое и военное руководство рейха. С началом войны против России возник второй фронт — Восточный. Роковая недооценка военного по- тенциала Советского Союза и несвоевременная мобили- зация всех сил заставили Германию вести здесь сраже- ния гигантских масштабов без перспективы достижения решающей победы. Используемые ею силы (людские и материальные) оказались по численности и объемам до- 10
статочными. С начала 1943 года это оказывало ограни- чивающее влияние на военные действия на Востоке и во многом определило исход сражений. Западный фронт с точки зрения военных операций на суше на протяжении большей части войны был дей- ствующим фронтом; с точки зрения войны на море — базой подводной войны; с точки зрения войны в возду- хе — военно-воздушной базой против Англии и ее путей снабжения, а также полосой обеспечения обороны не- мецких территорий против воздушных ударов. Если же говорить об экономике, он был решающим для расши- рения немецкого экономического потенциала. На Востоке инициатива германского командования была ограниченной, если учесть недостаточность сил и средств на этом фронте. После оккупации Норвегии, ко- торая предотвращала охват территории Германии с севе- ра и обеспечивала защиту Балтийского моря, на Западном фронте инициатива принадлежала противнику. Желание изменить положение и захватить, по крайней мере, ча- стичную инициативу лежало в основе Африканской кам- пании. Она должна была поддержать итальянцев и со- здать угрозу интересам Англии. Операции на севере Финляндии вместе с Норвежской кампанией имели целью захват русских полярных портов. Однако они при- вели только к созданию фронта на Крайнем Севере, который прикрывал норвежский западный фронт на Во- стоке. Представить себе войну на Востоке нельзя без фронта на Балканском полуострове. Вследствие прово- димых с осени 1943 года в непосредственной близости от Балкан англо-американских операций в Италии одно время казалось, что Балканский фронт является страте- гически особенно важным и, словно двуликий Янус, смотрит на Запад и на Восток. Так как Балканы, исклю- чая Грецию, были сферой русских интересов, связь это- го региона с положением на Восточном фронте сохрани- лась. Однако союзники, благодаря отказу от высадки на Балканах, упустили чрезвычайно многообещающие опе- ративные возможности для крупномасштабного успеха. Ситуация, сложившаяся благодаря высадке союзников в Италии, также не привела к созданию самостоятельно- 11
го фронта. Итальянский театр военных действий был своеобразным придатком Западного фронта и оставался таковым до конца войны. Когда на Западном фронте в июле 1944 года вторично обострилась ситуация, средства, которыми располагало здесь германское командование для ведения боевых дей- ствий, были недостаточны, поскольку ресурсы вермахта оказались слишком истощены на Восточном фронте, на котором так и не была достигнута решающая победа. И в Первой мировой войне Германия вела войну на два фронта. Германское командование, как и во Второй мировой войне, находилось в благоприятных условиях, ведя боевые действия на так называемой «внутренней линии». Однако эффективность внутренней линии про- является только тогда, когда командование имеет воз- можность высвободить на одном фронте внушительные силы для их использования на другом и когда в его рас- поряжении находится стабильная железнодорожная связь между обоими фронтами. И то и другое в первой войне было обеспечено. Германское командование тогда могло силами, сражающимися на одном фронте, оказывать влияние на положение на другом фронте. Силы, запла- нированные для участия в операции на одном фронте, могли быть переброшены с другого фронта буквально с точностью до дня. Во Второй мировой войне воздушные налеты против- ника год от года все больше нарушали и разрушали транспортную сеть на территориях, контролируемых Гер- манией, а на Западе вообще разрушили ее. Когда значе- ние Западного фронта, благодаря высадке союзников в июне 1944 года, возросло, было невозможно своевремен- но осуществлять колоссальные транспортные перевозки, тем более учитывая значительные расстояния. Фактор времени на транспорте при использовании внутренней линии играл первостепенную роль. Во Второй мировой войне он утратил свои возможности и лишил внутрен- нюю линию ее решающего значения. Со всей очевидно- стью обнаружился вред от войны на два фронта. Цель военных действий — сломить волю и силы про- тивника. Цель стратегии в этих рамках — долговремен- 12
ный подрыв боеспособности вражеских вооруженных сил. Блокада Германии в Первой мировой войне служи- ла общей цели ее разгрома. Боевые действия находятся под существенным влия- нием духа времени, состояния техники, а также полити- ческих планов и идей. Однако война отчасти следует собственным законам, и накал сражений теряет силу, если политика, инструментом которой война является, не учитывает эти законы. Это нередко происходило во время Второй мировой войны. Формы, которые имела эта война, нельзя рассматри- вать без зависящих от духа времени тенденций и необы- чайно высокого уровня развития техники. Дух XX сто- летия в политике в широкой мере был направлен на тоталитарность, что проявлялось как в диктатурах, так и в прогрессивных демократиях. Военная техника достигла никогда ранее не виданного многообразия и эффектив- ности. Вторая мировая война представляла собой величай- шую революцию в военной стратегии, которая приобре- ла тоталитарный характер. Сражающиеся стороны стре- мились не только поразить вооруженные силы, но и нанести ущерб экономике и населению противника. По- следнее достигалось преимущественно военно-воздуш- ными силами. Блокада, служившая той же цели, была для Германии несравненно менее чувствительной, чем в Первую мировую войну, поскольку снабжение, особенно продовольствием, было хорошо организовано, значитель- ные объемы его поставляли обширные оккупированные области. В противоположность этому, Англия в начале войны, когда немецкие подводные лодки были наиболее активны, ощутила блокаду очень остро. Из-за воздушных налетов на населенные пункты и промышленные предприятия противника война приоб- рела особенно жестокий характер. Германское командо- вание долго сдерживалось, прежде чем начало действо- вать такими же методами, как и его противники. Так, британский историк Б. Лиддел Гарт в своей книге «Ре- волюция в войне» (в СССР издана в переводе в 1947 г. — Ред.) отмечал, что первый воздушный налет люфтваффе 13
на Лондон последовал только после того, как в сентябре 1940 года англичане выполнили шесть ночных воздуш- ных налетов на Берлин. Он назвал налет германских военно-воздушных сил справедливой ответной мерой. Предостережения руководства Германии по поводу рас- пространения войны на гражданское население были оставлены в Лондоне без внимания. Для того чтобы понять стратегию Германии во Второй мировой войне, необходимо обратить внимание на струк- туру вермахта, который был главным инструментом ве- дения войны. Германский вермахт во Второй мировой войне был совсем иной, нежели в Первой мировой вой- не, что и придало войне особенные черты. К классическим видам вооруженных сил, сухопутным войскам и военно-морским силам (кригсмарине) добави- лась третья, весьма специфическая составная часть вер- махта — военно-воздушные силы (люфтваффе). Воен- но-воздушные силы предназначались для выполнения широкого спектра оперативных задач, в том числе для поддержки сухопутных сил и военно-морского флота. Они расширили районы досягаемости в глубь территории про- тивника, а их деятельность ограничивалась только даль- ностью полета самолетов. Благодаря поддержке с воздуха наземные силы получили ощутимую помощь, а военно- морской флот стал действовать в большей безопасности. Однако развитие люфтваффе было недостаточно бы- стрым. Превосходство противника в воздухе в ходе войны ощущалось все сильнее, отчего особенно страдал тыл, а когда война во время летних боев 1944 года на Востоке и высадки союзников на Западе вступила в решающую стадию, немецкие военно-воздушные силы из-за посто- янного превосходства противника в воздухе стали мало- эффективными. Во время Первой мировой войны в области противо- воздушной обороны были возможны только несуще- ственные импровизации, однако с развитием материаль- ной базы впоследствии были созданы многочисленные высокоэффективные зенитные подразделения. 14
Новшеством стали парашютно-десантные формирова- ния, без которых отдельные операции не могли прово- диться, или проводились с очень высокими потерями. Механизация и моторизация, .равно как и новые виды оружия, существенно повысили боеспособность армии; были созданы новые боевые подразделения, части и со- единения, действия которых нередко являлись реша- ющими в достижении успеха военных операций на суше. Это танковые дивизии, пехотные дивизии, батальоны мотоциклистов, бригады штурмовых орудий, противо- танковые подразделения и моторизованные снабженче- ские колонны. В военно-морском флоте сохранялось сильное превос- ходство противника. Господство на море, как и следова- ло ожидать, осталось у Англии, что в отдельных случаях, например в Африканской операции, оказывало парали- зующее воздействие и давало врагу большую свободу действий. Германские подводные лодки в начале войны были опасным оружием, но уже летом 1942 года, благодаря со- вершенствованию радиогидроакустических средств обна- ружения, их деятельность была парализована. Надводные корабли, среди которых были очень крупные, в основном использовались для подрыва снабжения противника и не могли компенсировать потерю подводных лодок. Успехи германского вермахта во Второй мировой вой- не, особенно в ее начале, были исключительно велики, хотя ему почти всегда приходилось сражаться с превос- ходящим его по численности противником, имея недо- статочные средства. Этого невозможно было бы достичь, если бы не традиционно высокий воинский дух немецких солдат и эффективное командование. И тот факт, что война в конце концов окончилась поражением Герма- нии, нельзя поставить вермахту в вину. Фон Рендулич, генерал-полковник в отставке
ЧТО ПРИВЕЛО КО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ Все то, что с тревогой предвидели дальновидные люди в Германии и других государствах, сбылось через два- дцать лет после завершения Первой мировой войны. Мирный договор, которым в Версале окончилась Первая мировая война, нес в себе ростки будущего конфликта. Самой болезненной раной, нанесенной немецкому на- роду, были новые границы на востоке, и среди них — Польский коридор. Чтобы дать возрождавшейся Польше выход к Балтийскому морю, преимущественно германская Западная Пруссия (Польское Поморье, захваченное нем- цами в XIII—XVIII вв. — Ред.) отошла к Польше, вслед- ствие чего исконно германская Восточная Пруссия (до XIII в. населенная близкими к литовцам племенами прус- сов, которые позже в ходе немецкой колонизации были истреблены. — Ред.) оказалась отрезанной от остального немецкого государства. Уступка Западной Пруссии стала, прежде всего, насилием над национальным принципом (Польше вернули только Восточное Поморье, захваченное немцами в 1772 г. — Ред.). Это решение больше чем любое другое уничтожило веру немецкого народа в международ- ную справедливость и предопределило будущий приход к власти Гитлера. Только с большим трудом удалось обеспечить для старого немецкого города Данцига статус «вольного го- рода», что также несло в себе возможности будущих конфликтов (старинный славянский город Гданьск (упо- минается с 997 г.), центр Восточно-Поморского княже- 16
ства, вместе с которым был захвачен в 1308 г. Тевтонским орденом. В 1454 г. Польша, разбив войска ордена, за- няла город. В XV—XVII вв. Гданьск был центром поль- ской внешней торговли. В 1793 г. захвачен Пруссией. По Версальскому договору в 1919 г. онемеченный город был превращен в «вольный город Данциг» под управлением Лиги Наций. — Ред.). Более того, многочисленное не- мецкое меньшинство в исторических немецких (онеме- ченных. — Ред.) областях оказалось под польским гос- подством. Это дало новую пищу для разнообразных межнациональных трений. Естественно, что окрепшая после прихода Гитлера к власти Германия стремилась к урегулированию ситуации, сложившейся благодаря Версалю на ее восточной грани- це. Слабая Веймарская республика отказалась признать такое решение продолжительным, заявив, однако, что будет стремиться к его пересмотру только мирными сред- ствами. В начале 1934 года Гитлер сделал очень хитрый ход, заключив с главой польского государства маршалом Пил- судским договор о ненападении, благодаря которому он мог, насколько это касалось Польши, иметь свободу дей- ствий при урегулировании других трудностей, вытека- ющих из Версальского договора. Триумфом его политики можно назвать то, что поляки на основании Мюнхенско- го соглашения, заключенного осенью 1938 года, присо- единили чехословацкую, но населенную большей частью поляками Тешинскую область, вместо того чтобы выра- зить солидарность с «братским славянским народом». Если Гитлер до Мюнхенского соглашения проводил политику, которая нашла свое моральное оправдание в так часто и так настойчиво провозглашаемом бывшими союзниками национальном принципе, то теперь он рез- ко изменил курс, заняв Прагу и в одностороннем поряд- ке превратив оставшуюся (после образования Словакии и оккупации Судетской области) часть Чехословакии в немецкий протекторат. Мир на это отреагировал доволь- но остро, и прежде всего Англия, усилиями которой в основном и было продавлено заключение Мюнхенского соглашения. После пражских событий там господствова- 17
ло мнение, что в будущем каждому шагу Гитлера, на- целенному на одностороннее изменение существующих территориальных границ, следует противостоять всеми средствами, даже идя на риск войны. В ходе развития событий выяснилось, что поляки сна- чала уклонились от ответа на предложения Гитлера, сде- ланные им в январе 1939 года для окончательного урегу- лирования германо-польских отношений, а 29 марта в конце концов отклонили их, явно ссылаясь на события в Чехии. Они даже провели частичную мобилизацию нахо- дившихся в коридоре своих вооруженных сил. Сами по себе предложения Гитлера были весьма умеренными: воз- вращение Данцига рейху и уступка экстерриториальных транспортных связей через коридор. За это Германия га- рантировала соблюдение западных границ Польши. По всей видимости, эти события, инициированные при Гитлере, имели целью усмирить Польшу войной. В последние дни марта командующим всеми тремя ча- стями вермахта было направлено указание до конца ав- густа подготовиться к вооруженному противостоянию с восточным соседом, после того как жесткая позиция от- носительно Данцига и коридора сделает войну неизбеж- ной. Ее предпосылкой будет политическая изоляция Польши, для чего в недалеком будущем, благодаря вну- треннему кризису во Франции и явной сдержанности Англии, может представиться возможность. Еще более определенно высказался Гитлер на совеща- нии в рейхсканцелярии с командующими и начальника- ми штабов 23 марта. При этом впервые было сказано, что при столкновении с поляками речь идет не только о Дан- циге, но и о расширении жизненного пространства гер- манской нации и об обеспечении снабжения Германии продовольствием в расчете на борьбу с западными дер- жавами. А поскольку поляки и так уже являются про- тивниками немцев, необходимо при первом удобном случае напасть на них и обезвредить. О вступлении в войну западных демократий Гитлер в это время, очевидно, не думал. Поэтому летом 1939 года почти не велось приготовлений к войне на Западе, во всяком слу- чае, немцы не делали ничего, кроме охраны государствен- 18
ной границы. Особенно подчеркивалась нерушимая проч- ность Западного вала (линия Зигфрида, система долговре- менных укреплений, возведенных в 1935—1939 гг. вдоль западных границ Германии от Нидерландов до Швейцарии (от Клеве до Базеля). Всего ок. 16 тыс. фортификационных сооружений; протяженность ок. 500 км, средняя глубина 35—75 км, а в центре 100 км и более. — Ред.). С апреля и далее велись практические приготовления к войне против Польши. В армии они заключались в раннем призыве резервистов и военнослужащих запаса старшего возраста на осенние учения. Были созданы учебные формирования —дивизии 2-й и 3-й волны, под- готовлено создание четырнадцати новых дивизий из за- пасных батальонов (4-я волна). В течение лета некоторое количество дивизий было перебазировано на германскую восточную границу для выполнения земляных работ. Стягивание войск для впервые предусмотренных осенних маневров танковых войск и военного парада по случаю празднования на мемориале Танненберга (в честь победы над 2-й армией Самсонова в августе 1914 г. — Ред.) по- могло последовавшему позднее их развертыванию. Раз- работанный Генеральным штабом план операции под- вергся тщательной проверке. Нельзя сказать, что польское правительство, со своей стороны, старалось избежать дальнейшего обострения ситуации, проявляя осторожность и сдержанность. Так, оно направило властям Данцига ультиматум по одному из второстепенных вопросов, связанному с деятельно- стью польского таможенного инспектора в гавани города. Германская сторона ответила предостережением от по- вторения подобных ультимативных шагов. С польской стороны последовала более острая реакция. Поляки, го- воря официально, дальнейшие вмешательства рейха в от- ношения между Данцигом и Польшей рассматривали как акты агрессии. Сказалась не только сама по себе понят- ная нервозность польского правительства, но и порож- денная верой в поддержку англичан необоснованная са- монадеянность. Гитлера предостерегали и его друзья итальянцы. Граф Чиано, министр иностранных дел в правительстве Муссо- 19
лини, 12 августа посетил Гитлера в Бергхофе. В состояв- шейся беседе Гитлер высказался в том же духе, что и на совещании с командующими 13 мая: Польшу следует по- давить, поскольку она всегда будет противником стран оси. Возражениям Чиано, утверждавшего, что война с Поль- шей наверняка перерастет во всеобщую, мировую войну, Гитлер противопоставил свое «непоколебимое убежде- ние», что западные демократии в конце концов поостере- гутся противостоять его планам. Когда же Чиано указал на неготовность Италии к войне и ее заинтересованность в отсрочке противостояния, а также на необходимость со- зыва международной конференции, Гитлер решительно отверг эти соображения. Он спешил. В качестве самого позднего срока начала военных операций против Польши Гитлер назвал конец августа. Свое убеждение, что западные страны в случае воору- женного конфликта между рейхом и Польшей останутся в стороне, Гитлер уже 14 августа довел до сведения глав- нокомандующего сухопутными войсками (Браухича. — Ред.) и начальника Генерального штаба (Гальдера. — Ред.). Англия, заявил он, пошумит, возможно, разорвет дипломатические отношения с Германией, но не вступит в борьбу с оружием в руках. Конечно, предпосылкой это- го явится быстрый и решающий успех, после которого западным странам станет ясно, что Польша находится на пороге краха. Дальнейшее развитие событий способствовало рассе- иванию всех сомнений Гитлера, если таковые, в первую очередь относительно позиции западных держав, у него вообще были. С начала июля идущие германо-советские переговоры относительно заключения торгового догово- ра привели к более свободному политическому общению, причем не является тайной, от какой стороны исходила инициатива. (Инициатива исходила прежде всего от Гер- мании. СССР дважды (в начале августа и 14 августа) от- вергал предложения Германии подписать секретный про- токол о разграничении интересов Германии и СССР «на всем протяжении от Черного до Балтийского моря». И только после срыва 17—21 августа переговоров в Москве с представителями Англии и Франции СССР дал согла- 20
сие на заключение договора с Германией. Причем в это же время на востоке, на реке Халхин-Гол, велись тяже- лые бои с японцами, грозившие перерасти в полномас- штабную войну. У СССР не было другого выхода. — Ред.) В стремлении привлечь на свою сторону Сталина и опе- редить западные державы, которые хотели видеть Совет- ский Союз всеобщей гарантией для государств, которым угрожала Германия, Гитлер шел навстречу желаниям рус- ских. Благодаря согласию на присоединение к Пакту о ненападении и предоставлению СССР свободы действий в Прибалтике ему удалось преодолеть недоверие Стали- на. 23 августа министр иностранных дел рейха фон Риб- бентроп прибыл в Москву. В ночь на 24 августа Пакт о ненападении между Германией и Советским Союзом был подписан. К нему имелось тайное дополнительное соглашение о том, что сферы интересов обеих сторон разграничены таким образом, что демаркационная линия разделяет польскую государственную территорию на вос- точную и западную части. Вопрос о возможном восста- новлении независимого польского государства остался в подвешенном состоянии. Ввиду этих бесспорно больших внешнеполитических успехов по крайней мере на обозримое будущее опас- ность войны на два фронта представлялась ничтожной. Гитлер считал вмешательство западных сил в защиту по- ляков невозможным. Об этом он и сообщил на много- часовом совещании, которое провел 22 августа в Бергхо- фе со старшими командирами и начальниками штабов. Он подробно описал сложившуюся благоприятную си- туацию, подчеркнул крайне малую вероятность вмеша- тельства Запада и высказал намерение развязать войну пропагандистскими мерами. Любые сомнения он немед- ленно отвергал. В операциях скорость и решительность решали все. Обе передовые ударные группировки вермахта должны были очень быстро продвинуться до рек Висла и Нарев; польские оборонительные рубежи быстро преодолева- лись, польские армии изолировались друг от друга, а массированные налеты авиации должны были способ- ствовать полному разгрому противника. 21
Итак, Гитлер назначил дату начала операции — 26 ав- густа, 4.30 утра. Но дипломатические игры, предшествовавшие траге- дии, еще не были завершены. Еще 22 августа британское правительство официально уведомило, что заключение германо-советского договора о ненападении никоим об- разом не повлияет на его обязательства по отношению к Польше. Одновременно премьер-министр Чемберлен на- правил Гитлеру личное послание, в котором, ссылаясь на британские мобилизационные меры, подчеркивал реши- мость своего правительства оказать помощь Польше, од- новременно выражая готовность принять участие в пря- мых германо-польских переговорах. Гитлер (предварительно долго крича на привезшего около 13.00 23 августа в Берхтесгаден послание Гендер- сона) в ответном послании возразил, что немецкое пра- вительство в свете последнего британского заявления не намерено отказываться от защиты интересов рейха в Польше, а дальнейшие мобилизационные мероприятия в Великобритании вызовут немедленную мобилизацию сил германского вермахта. Уже вечером 23 августа, когда Гендерсон улетел об- ратно в Берлин, Гитлер отдал приказ 26 августа в 4.30 на- чать наступление. Все же, казалось, Гитлер еще обдумы- вал возможность удержать Великобританию в стороне от конфликта. 25 августа в 13.30 он принял (уже в Берлине) британского посла Гендерсона и сообщил ему, что жела- ет раз и навсегда покончить с «македонским положением вещей» на германской восточной границе, что после ре- шения проблемы Данцига и коридора он обратится к Великобритании с развернутыми предложениями, основ- ные черты которых он сообщил послу в отдельности. В заключение он попросил дипломатического представи- теля Великобритании лично отвезти это «последнее пред- ложение» в Лондон самолетом. (Однако закончил свою речь Гитлер совсем на другой ноте, сказав, что человек он очень решительный и что это его последнее предло- жение. Если английское правительство отвергнет его идеи, то будет война. — Ред.) А в 17.35 25 августа был подписан британско-польский договор о взаимопомощи. 22
Ввиду этого неожиданного для Гитлера шага, сделавшего иллюзорными все надежды на то, что Британия останет- ся в стороне, фюрер решил сдвинуть дату нападения и сначала дождаться реакции британского правительства на его «последнее предложение». С большим трудом Вер- ховному главнокомандованию удалось остановить воин- ские части, уже приведенные в движение, и вернуть их на исходные позиции вблизи границы. В последующие дни события очень быстро сменяли друг друга. 28 августа Гендерсон передал ответ британ- ского кабинета на «последнее предложение» Гитлера. В ноте подчеркивалась готовность к германо-британским консультациям после мирного разрешения конфликта между Германией и Польшей. Затем рекомендовались прямые переговоры между главными участниками кон- фликта для достижения и гарантированного другими странами соглашения, обеспечивающего интересы Поль- ши. Британское правительство заверяло, что употребит все свое влияние для нахождения удовлетворительного решения. 29 августа Гитлер дал ответ. Он указал на польские перегибы в Данциге и преследования немецкого мень- шинства в Польше. Однако фюрер заявил, что согласен с предложенным англичанами посредничеством, так как англичане имели целью отправку уполномоченных поль- ских представителей в Берлин. Немецкое правительство в ближайшие дни ожидало прибытия этих представите- лей. Отличительные признаки «ультиматума» в этом (по- следнем) предложении Гитлер отклонил, ссылаясь на необходимость спешки, ввиду актов насилия над немца- ми и опасности инцидентов на границе. 30 августа британский премьер сообщил фюреру, что ходатайствовал перед польским правительством о при- нятии мер к предотвращению инцидентов на границе, и попросил о соответствующих мерах также германскую сторону. Около полуночи британский посол передал от- вет своего правительства на германскую ноту, получен- ную накануне. В ответе было сказано, что польское пра- вительство будет тотчас информировано о готовности немцев к началу прямых переговоров. На словах Гендер- 23
сон передал, что его правительство находится не в том положении, чтобы рекомендовать полякам послать своих переговорщиков в Берлин, скорее оно считает целесо- образным действовать обычным путем через польского посла, чтобы дело было сдвинуто с мертвой точки. Министр иностранных дел рейха фон Риббентроп воз- разил, что вопрос возможных германских предложений по урегулированию больше не актуален, ибо до полуночи о польском шаге ничего не будет известно. Германские предложения Риббентроп зачитал британскому послу на немецком языке. Его главные пункты были следующими: немедленное возвращение Данцига рейху; народный ре- ферендум под международным контролем по вопросу Польского коридора, за исключением Гдыни, которая в любом случае должна остаться польским портом; изуче- ние проблемы национальных меньшинств международ- ной комиссией. Несмотря ни на что, британское правительство, даже в последний час, старалось добиться проведения прямых германо-польских переговоров. После новых консульта- ций в Варшаве вечером 31 августа в министерстве ино- странных дел появился польский посол Липский, кото- рый сумел лишь сообщить, что его правительство весьма благосклонно относится к британским инициативам. Для переговоров он не имеет полномочий. Отныне немецкое предложение передавалось по немецкому радио, а поля- ки, тоже по радио, сообщили, что это предложение яв- ляется совершенно неприемлемым для Польши. Так был решен вопрос о войне и мире. Сутки 30 ав- густа подошли к концу, а польские переговорщики так и не появились. 31 августа около 16.00 Гитлер отдал окон- чательный приказ 1 сентября в 4.45 начать наступление. Жребий был брошен. Генерал-лейтенант в отставке Дитмар
ГЕРМАНСКАЯ АРМИЯ К осени 1939 года германская армия располагала сле- дующими силами: 39 пехотных дивизий, 3 горнострелковые дивизии, 5 танковых дивизий, 4 легкие дивизии, 1 кавалерийская дивизия, всего 52 крупных военных формирования. Весьма внушительные вооруженные силы, особенно если учесть, что они сформировались менее чем за шесть лет из 7 пехотных дивизий и 3 кавалерийских бригад 100-тысячной армии, а также 6 созданных в 1938 году австрийских бригад. Также следует принять во внимание, что, помимо собственно дивизий, было создано большое число специальных военных подразделений — армейские артиллерийские и саперные батальоны, связисты, коман- ды особого назначения. Эта армия мирного времени представляла собой в слу- чае мобилизации первый оперативный эшелон (первую волну) армии военного времени; сверх этого имеющиеся и в мирное время запасные (учебные) подразделения и некоторые формирования первой волны создавали осно- ву для построения других армейских соединений и 51 ди- визии второго, третьего и четвертого оперативных эше- лонов (исключительно пехотные дивизии). На вооружении армии условия Версальского договора относительно оснащения 100-тысячной армии сказались 25
благоприятным образом, поскольку при новом строи- тельстве германской армии не использовались устарев- шие оружие, техника и снаряжение. Дивизии (первой волны) первого оперативного эше- лона были почти все оснащены современной техникой и поэтому превосходили средние войсковые формирования других европейских государств по качеству и сбаланси- рованности вооружения. Конечно, короткого времени, оставшегося до начала военных действий, не хватило, чтобы подготовить такие же современные оружие и снаряжение и для других (волн) оперативных эшелонов. Здесь пришлось, наряду с незначительными запасами австрийской армии, исполь- зовать, главным образом, ставшие доступными из-за расформирования чехословацкой армии ее оружие и тех- нику. (Огромные запасы, достаточные для оснащения современным оружием 1 млн чел. — Ред.) Относительное усложнение организации снабжения требовало более тщательной подготовки, которая, разумеется, была дет- ской игрой по сравнению с проблемами, выявившимися в ходе войны, когда в германской армии уже присут- ствовало снаряжение и оружие почти всех европейских стран. Военачальники, добросовестно и серьезно готовившие кадры в 100-тысячной послеверсальской армии, создали фундамент для необходимого быстрого увеличения офи- церского и унтер-офицерского корпуса. Фундамент ока- зался сверх ожидания прочным. Наряду с большим числом особенно талантливых и проверенных в роли воспитателей и наставников унтер- офицеров 100-тысячной армии, перешедших в офицер- ский корпус, кадровые военнослужащие старой импер- ской армии дали возможность снабдить формирования, быстро множившиеся в годы строительства новой армии, достаточным количеством надежных унтер-офицеров. Несомненно, именно их главной заслугой является то, что удалось перенести на новую армию высокие стандар- ты прежней имперской армии и предотвратить постепен- ное ухудшение качества войск, ожидаемое из-за посто- янного «разжижения» фундамента. 26
Не столь благоприятной была ситуация с необходи- мым расширением офицерского корпуса. Здесь бывшие офицеры имперской армии, в первую очередь молодые, в большом количестве привлекались к созданию военно- воздушных сил. Воспитание новых молодых офицеров требовало времени, которого, с точки зрения политиче- ского руководства страны, не было. В напряженных си- туациях приходилось прибегать к услугам людей, которые зачастую не отвечали необходимым требованиям. Несмотря на это, тактические и оперативные уроки, извлеченные командованием армии из опыта Первой ми- ровой войны, удалось закрепить и в расширенном офи- церском корпусе. Требования, предъявляемые к командирам всех уров- ней, далеко не всегда были выполнимы, учитывая сильно «разбавленный» офицерский корпус. Однако очевидно, что, несмотря на всю поспешность, германская армия была построена на здоровом, прочном фундаменте. После неизбежных первоначальных трений, особенно когда по завершении Польской кампании была углублена подго- товка и оценен новый военный опыт, уже во Французской кампании немецкие дивизии доказали свое превосходство над доселе считавшимися сильнейшими вооруженными силами континента. Успехи германских войск поразили не только против- ника, но и свое собственное командование, которое с большой опаской взялось за выполнение поставленной перед ним Гитлером задачи блицкрига. После удивитель- но быстрого падения Франции германское командование провело необходимые обширные приготовления, чтобы эту ситуацию использовать. Фон Бутлар, генерал-майор в отставке
СТРУКТУРА КОМАНДОВАНИЯ ВЕРМАХТА ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ В начале Второй мировой войны Германия имела структуру командования войсками, которую с теоретиче- ской точки зрения можно считать идеальной и во всех отношениях современной. Во главе всех вооруженных сил стоял главнокоманду- ющий вермахтом. Единственным исключением понача- лу являлись силы войск СС. Однако, когда в феврале 1938 года, после отставки фельдмаршала фон Бломберга, Гитлер сам занял его должность, это исключение было устранено. В качестве штаба выступало Верховное главнокоман- дование вермахта — ОКВ. Главнокомандующему вермахтом подчинялись три вида вооруженных сил — сухопутные войска (das Heer), военно-воздушные силы (die Luftwaffe) и военно-мор- ские силы (die Kriegsmarine) — каждый имел собственное главнокомандование (соответственно ОКН, OKL, ОКМ) с главнокомандующими и штабами (при ОКМ — штаб руководства морской войной). Три вида вооруженных сил были самостоятельными и равноправными. Деятельность видов вооруженных сил регулировалась указаниями Верховного главнокомандующего вермах- том — то есть Гитлера. Для определенных областей, в пер- вую очередь вооружения и управления, была разработана «система ответственности», то есть часть вермахта, в целях экономии людей и материалов, брала на себя соответству- 28
ющую разработку используемого всеми оружия или все административные процессы, общие для вермахта. Совмещение в одном лице функций главнокоманду- ющего вермахтом и главы государства давало возмож- ность все невоенные, но важные для ведения войны ор- ганы государственного управления оперативно загрузить работой, необходимой для ведения военных действий. Такое решение внешне казалось идеальным, но уже спустя короткое время после начала войны стало очевид- но, какой большой вред оно в себе заключало. Из-за лич- ного вмешательства Гитлера в командование войсками он был настолько перегружен деталями чисто военного ко- мандования, что утратил необходимую для главы государ- ства дистанцию в отношении оперативных и тактических событий на фронтах и все больше не находил времени для эффективного государственного руководства. Но и воен- ное командование многое теряло при такой форме управ- ления, ибо возникавшие сиюминутные острые вопросы заслоняли общую стратегическую концепцию. Более того, выдвинутый Гитлером принцип разделе- ния ответственности, так же как и его стремление не уступать никому из своих коллег дающее власть положе- ние главнокомандующего, снижал эффективность ко- мандования. Главнокомандующий видом вооруженных сил, подчиняющийся лично Гитлеру, мог использовать свои личные связи с Верховным главнокомандующим ради потребностей своих людей, не уделяя особого вни- мания общим интересам. Из-за тесных связей Гитлера с главнокомандующим люфтваффе Герингом, а во второй части войны — также с главнокомандующим военно- морским флотом Дёницем предложения этих команду- ющих, ввиду отсутствия влиятельных, не подверженных партийному влиянию советников, часто принимались в ущерб сухопутным войскам. Когда Гитлер после отставки фельдмаршала фон Бра- ухича (1941) принял на себя также командование сухо- путными силами, стали лучше учитываться и их интере- сы, но командная структура вермахта стала менее четкой. Следствием того факта, что Гитлер, как главнокоманду- ющий вермахтом, одновременно являлся своим же соб- 29
ственным начальником на посту главнокомандующего сухопутными силами, стало ухудшение и без того слабо- го командования. К этому надо добавить, что именно в то время, когда общая ситуация требовала максимальной концентрации сил и командной власти, ОКВ и в особен- ности штаб оперативного руководства вермахта все боль- ше сосредоточивались на вопросах командования сухо- путными силами. Вследствие этого приобретавший все большее значение, по мере разрастания войны, круг за- дач управления оперативными, военно-политическими, военно-экономическими и снабженческими проблемами отступил на задний план перед узко ограниченными за- дачами командования на театрах военных действий. Та- ким образом возникло напряжение между Генеральным штабом сухопутных сил и штабом оперативного руковод- ства вермахта. Выявившаяся нехватка ответственных советников Гитлера на уровне вермахта еще больше обострила про- тиворечия двух штабов (штаба оперативного руководства вермахта и Генерального штаба армии) и даже команд- ные и кадровые проблемы самого вермахта. Кроме сказанного, можно отметить следующие недо- статки. Авторитарное руководство Германией началось и за- кончилось при Гитлере. Для работы подчиненных и слу- жащих он создал организацию, которая, благодаря нечет- кому разграничению сфер ответственности, нередко назначала нескольких лиц для выполнения одинаковых задач. Гитлер ожидал, что возникшая таким образом кон- куренция позволит достичь максимального результата. Вместо этого чаще всего большая часть расходуемой энер- гии тратилась впустую в бесполезной борьбе, которую от- ветственные лица вели друг с другом за первенство. Следствием этого родившегося из недоверия Гитлера к экспертам организационного и командного хаоса стало то, что почти все сколько-нибудь важные вопросы, ко- торые при четкой организации без затруднений могли бы быть урегулированы соответствующими министерствами и ведомствами, ждали решения лично Гитлером. Таким образом, он сверх всякой меры был занят проблемами 30
второстепенного значения. С другой стороны, Гитлер создавал впечатление, что лишь он один был в состоянии не дать остановиться движению военной машины. В кон- це концов только так называемый приказ фюрера имел перспективу быть всерьез воспринятым руководящими лицами, но и его влияние снизилось. Сосредоточение всего государственного руководства в руках одной личности привело к тому, что в военных кру- гах, так же как и в других слоях общества, победил ход мыслей, который все больше отличался от реальностей фактического оперативного и стратегического положения. Гитлер все больше полагался на необоснованные надежды и желания, вместо того чтобы принимать в расчет действи- тельное положение вещей. Грань, за которой даже самая сильная воля должна была сдаться под давлением обстоя- тельств, у Гитлера постепенно стиралась. Только с учетом особенностей структуры германской военной верхушки и влияния, оказываемого Гитлером на оперативные и частично тактические решения, можно дать фактическую оценку успехам германских командования и войск. Пока военные советники могли осуществлять свои функции в соответствии с требованиями политического руководства, по крайней мере в целом войска получали бевые задачи в рамках их возможностей (Польская и Нор- вежская кампании, западный блицкриг 1940 года). С того времени, когда политическое руководство стало предъяв- лять завышенные требования к потенциалу войск (Русская кампания), а Гитлер попытался подкрепить эти требования вмешательством в военное руководство, игнорируя основ- ные стратегические и оперативные принципы, — все это привело к частым и тяжелым поражениям. Политические, экономические, пропагандистские и престижные сообра- жения взяли верх в таких операциях, как Киевская, Кав- казская, Тунисская, Фалезская, Крымская, Арденнская и т. д., неудачи в их проведении становятся вполне понят- ными, если принять во внимание упадок военного руково- дящего аппарата вермахта с зимы 1941/42 года. Фон Бутлар, генерал-майор в отставке
СССР Кенигсберг Каунас • Вильнюс ГЕРМАНИЯ Познань Пинск б' СЛОВАКИЯ ВЕНГРИЯ РУМЫНИЯ •Штеттин 4,яарми/ (Клюге) Сандомир Замосць II ТомашуВфЦ Ярослав \ ^Перемышльч •Львов Краков Исходные позиции и направление наступления L. .1 Польские войска ._______ немецких войск Болота » Демаркационная линия 8-я армия^х (Бласковиц)" л Крейцбу|эг^4^ 10-я армия Кельне Zfc/Я^Катрвицё Моравская Острава 14-я армия,Х4> •Су валки Гродно Барановичи • Белосток Седльце । I Люблин^ Брест Ковель Тернополь • • Стрый • Станислав
ПОЛЬСКАЯ КАМПАНИЯ Генерал-лейтенант в отставке Дитмар Рано угром 1 сентября 1939 года главные силы герман- ского вермахта перешли в наступление с находящихся вблизи польских границ исходных позиций. В 52 дивизии (по другим данным, 54 дивизии: Мюллер-Гилмбранд. Сухо- путная армия Германии 1933—1945 гг. Т. И. С. 14, 20) во- шли все без исключения имеющиеся танковые, легкие и моторизованные дивизии (среди пехотных дивизий 13 — второго и третьего оперативных эшелонов) и кавалерийская бригада. Они были сгруппированы следующим образом: группа армий «Юг» (генерал-полковцик фон Рунд- штедт): 14-я армия (генерал-полковник Лист) — на юге Верх- ней Силезии — в районе Ратибора (совр. Рацибуж) — Моравска-Острава (совр. Острава); 10-я армия (генерал артиллерии фон Рейхенау) — в районе Розенберга (совр. Олесно) и Крейцбурга (совр. Ключборк) на севере Верхней Силезии; 8-я армия (генерал пехоты Бласковиц) — в районе восточнее Бреслау (совр. Вроцлав). Всего в группе армий 35 дивизий (по другим данным, 33 дивизии, в т. ч. 4 тан- ковые. — Ред.}, включая расположенные здесь же армей- ские резервы. Группа армий «Север» (генерал-полковник фон Бок): 4-я армия (генерал артиллерии фон Клюге) — запад- нее Польского коридора около и севернее Шнейдемюля (совр. Пила); 2 Вторая мировая война... 33
3-я армия (генерал артиллерии Кюхлер) — на юге Восточной Пруссии. Всего в группе армий 17 дивизий (по другим данным, 21 дивизия, в т. ч. 2 танковые. — Ред.) и одна кавалерийская бригада. (Всего для войны с Польшей было выделено 62 дивизии, всего 1,6 млн чел., 2800 танков, 6000 орудий и минометов, ок. 2000 боевых самолетов. — Ред.) Оперативная цель Верховного главнокомандования германской армии заключалась в том, чтобы путем охва- та с юго-западного и северо-западного направлений окружить западнее Вислы основные силы польской ар- мии, предположительно находившиеся в большой излу- чине Вислы между Краковом и Быдгощем, и уничтожить их. Однако наряду с этим с самого начала наметился еще один, более масштабный охват — удары наносились на юге через Вислу, выше Варшавы, и на севере Польши — из Восточной Пруссии на юго-восток в направлении Бреста. При этом учитывалась возможность, что доста- точно мощные польские силы смогут принять бой только восточнее реки. В группе армий «Юг» основная задача была возложе- на на 10-ю армию Рейхенау, которой поэтому были вы- делены сильные танковые и моторизованные соединения. Из района своего стратегического сосредоточения и раз- вертывания — севернее Верхнесилезской промышлен- ной области — им предстояло нанести главный удар по направлению к Висле южнее Варшавы. Южный фланг 10-й армии прикрывала 14-я армия Листа, основная мас- са которой через верховья Вислы наступала сначала на восток, а потом должна была повернуть на северо- восток. 8-я армия Бласковица, продвигаясь вперед, должна была взять на себя защиту глубокого фланга основных ударных сил. Ввиду предполагаемой концентрации мощ- ных вражеских сил в районе Познани и ожидаемого сильного контрудара этих войск на юг (как только опас- ность, угрожающая со стороны ударных соединений 10-й армии Рейхенау, станет ясна польскому командова- нию) порученная армии Бласковица задача прикрытия имела особое значение. 34
Группе армий «Север» была поручена задача, вместе с наступающей из района Шнейдемюля 4-й армией Клюге, уничтожить находящиеся в коридоре вражеские форми- рования и, перейдя Вислу, установить связь с Восточной Пруссией. Им должна была содействовать более слабая группировка 3-й армии Кюхлера, наступавшая из Вос- точной Пруссии на юго-запад на Грудзёндз, в то время как основные силы 3-й армии наносили удар через Нарев и Буг на юго-восток. 4-й армии Клюге предстояло после выполнения пер- вой из поставленных перед ней задач двигаться вдоль Вислы в юго-восточном направлении, чтобы протянуть руку помощи северному крылу группы армий «Юг». Предусматривалось, что танковые и моторизованные ди- визии (XIX танковый корпус) вскоре после начала бое- вых действий (и ликвидации Польского коридора) будут переброшены из 4-й армии в восточно-прусскую 3-ю ар- мию, чтобы быть в ее распоряжении для масштабных операций за Наревом и Бугом. Структура и развертывание польской армии 40 пехотных дивизий, 11 кавалерийских и 2 мотори- зованные бригады практически точно соответствовали тому, что ожидали немцы на основании оперативных данных и ввиду продиктованных чрезмерным национа- лизмом целей польского военного руководства. (По пла- ну мобилизации предполагалось иметь 1,5 млн чел., 30 пехотных и 9 резервных дивизий, 3 горнопехотные, 11 кавалерийских и 2 бронемоторизованные бригады, специальные части, ок. 80 батальонов национальной обо- роны. К началу боевых действий польское командование сумело развернуть на оборонительных рубежах 24 пехот- ные дивизии, 8 кавалерийских, 1 бронемоторизованную, 3 горнострелковые бригады и 56 батальонов националь- ной обороны — всего около 1 млн человек, 4300 орудий, 220 легких танков и 650 танкеток, 407 боеспособных бо- евых самолетов (из имевшихся 824). Развертывание поль- 35
ской армии в ходе войны продолжалось. — Ред.) Три армии развернулись на западной границе страны. Одна из них (армия «Познань») располагалась в районе По- знани, готовая нанести фланговый удар по противнику, наступающему из Померании или Силезии. Вторая ар- мия («Поможе») находилась в коридоре, третья (армия «Лодзь») — в восточной части Верхней Силезии. Еще одна сильная армия («Пруссы») в районе юго-восточнее Лодзи являлась применимым во всех направлениях опе- ративным резервом. Более слабые силы прикрывали естественную преграду Карпатских гор. (Автор забыл упомянуть армию «Краков». — Ред.) Шесть дивизий армии «Модлин», имея сильную кава- лерию, развернулись на южной границе Восточной Прус- сии, в основном на растянувшемся до района Сувалки восточном фланге. Протяженную советско-польскую гра- ницу контролировало лишь несколько пограничных от- рядов. Уже первые военные дни принесли германской армии на востоке успехи, достаточно значимые, чтобы вера в быструю победу стала оправданной. На крайнем южном фланге, благодаря неожиданной атаке моторизованных сил, был весьма оперативно захвачен Яблунковский пе- ревал и до 6 сентября был осуществлен прорыв через сложную гористую местность (Бескиды) в направлении города Новы-Сонч. К этому времени основные силы 14-й армии Листа, после форсирования в верховьях Вис- лы, отбросили противника к Кракову. А несколько се- вернее ударные силы 10-й армии Рейхенау продвинулись, обходя город Ченстохову с севера и с юга, до Кельце и Пётркува. Еще дальше на север 8-я армия Бласковица прорвала сильный польский укрепленный оборонитель- ный рубеж по обе стороны от города Серадз (на р. Вар- та), чтобы оттуда наступать дальше на Лодзь. В группе армий «Север» войска 4-й армии Клюге бы- стро прорвали коридор. 4 сентября немцы вышли к Вис- ле в районе Хелмно. Находившиеся в коридоре силы противника были оттеснены в обширную лесистую мест- ность Тухольская пуща и там, пока они не успели отсту- пить на юг, окружены. 5 сентября связь с Восточной 36
Пруссией стала свободной. Через Вислу были наведены мосты в районе Хелмно и Грудзёндза. Тем временем 3-я армия Кюхлера взяла Прасныш (совр. Пшашныш), и после тяжелых боев в районе городов Млава и Цеханув 6 сентября немцы вышли к Нареву в районе Ружана. Германские военно-воздушные силы внесли суще- ственный вклад в решающий успех первых военных дней. При сознательном сосредоточении сил на главных на- правлениях прежде всего было сделано все, чтобы по- давить польские военно-воздушные силы. Уже 2 сентяб- ря можно было говорить о неограниченном господстве германской авиации над районами боев. Не прошло и недели с начала военных действий, как отступление поляков шло уже по всему фронту. На юге без сопротивления был взят Краков. Последо- вало быстрое развитие наступления, и немцы форсиро- вали реки Дунаец и Вислока в направлении реки Сан. Танковые и моторизованные дивизии армии Рейхенау стремились, без существенного внимания к флангам и тылу, прикрытие которых осуществлялось наступавшим следом пехотным соединением, мимо Кельце и Радома к Висле, куда германские танки и вышли 8 сентября в рай- оне Гура-Кальварья, что южнее Варшавы. Благодаря это- му была отрезана сильная группировка поляков в районе Радома, и наступавшие вслед за вырвавшимися вперед танковыми дивизиями германские пехотные соединения принудили ее к капитуляции. Также шло преследование противника 8-й армией Бласковица — в направлении на Лодзь и далее. В это время окруженные в районе Тухольской пущи польские войска армии «Поможе» изнемогали под нати- ском 4-й германской армии. Еще во время заключитель- ных боев по ликвидации здесь окруженных польских войск 4-я армия начала движение к Варшаве по обоим берегам Вислы. Дальше на восток восточнопрусская 3-я армия по- сле тяжелых боев на рубеже Нарев форсировала реку в районе населенных пунктов Новогруд и Визна. В период между 10 и 18 сентября накал сражений до- стиг высшей точки, но в исходе вряд ли можно было усо- мниться, после того как немецким ударным формирова- 37
ниям удалось не только заставить поляков отступать с территорий западнее Вислы, но и, благодаря соединению ударных группировок 10-й и 4-й армий западнее Варша- вы, замкнуть кольцо окружения (не дав отходящим раз- битым соединениям армий «Познань», «Лодзь» и «Прус- сы» отойти на рубеж р. Висла). Капитуляция поляков теперь была вопросом времени. Отрезанные в районе Радома польские войска 12 сен- тября сложили оружие, а в последующие дни решилась судьба сильной центральной группировки в районе меж- ду реками Бзура и Висла, к западу от Варшавы. Отчаян- ные попытки этой группировки пробиться к столице до- ставили некоторое беспокойство отдельным немецким дивизиям, составлявшим кольцо окружения, но имели только местное значение и никак не повлияли на общую ситуацию. Однако бои продолжались до 18 сентября, когда в сводках германского вермахта прозвучала инфор- мация о завершении сражения на Бзуре. Девять польских дивизий и отдельные части еще десяти — всего 170 тысяч человек — капитулировали. Истребительное сражение огромного размаха и классическое по замыслу и испол- нению удалось. (Однако некоторые польские соединения во главе с командующим армией «Познань» генералом Кутшебой к Варшаве пробились. — Ред,) На юге сильное давление немецких войск, которое вело к постоянному отколу и последующей капитуляции отрезанных польских частей и соединений, ослабляло сопротивление поляков. 14 сентября немцы вышли к шоссе Львов—Люблин в районе Рава-Русская и Томашув- Любельски, 15-го перешли его и в тот же день взяли Пе- ремышль (Пшемысль). После тяжелых и продолжитель- ных боев 17 сентября был полностью окружен Львов. Напряженные бои 14 сентября развернулись в север- ных пригородах Варшавы на восточном берегу Вислы, куда прорвались соединения 3-й армии. Эта армия, на- ступавшая через Нарев и Буг, была частично повернута на Варшаву, а другие ее соединения, прежде всего пере- брошенный через коридор XIX танковый корпус, двига- лись к Бресту, который был взят 15 сентября. В тот же день немцы заняли Белосток. 38
Скорость, с которой велись немецкие наступательные операции, не мешала быстрой и планомерной оккупации лежащей за линией фронта территории. Уже 12 сентября в сводках вермахта было объявлено о захвате почти всех прежних германских областей с поименным перечислени- ем всех городов, находившихся под немецким управлени- ем. Этот факт имел большое значение, поскольку жившее в этих областях немецкое меньшинство в первые дни не- однократно становилось жертвой кровавых бесчинств польских националистов при бесконечном попуститель- стве местных властей. Организованный центральными инстанциями вывоз таких немцев, которые польской сто- роной считались потенциально опасными, часто превра- щался в осознанно жестокое обращение. Аналогичные меры, позже принятые германскими гражданскими вла- стями против поляков и евреев, в свете этих событий ка- зались вполне оправданными. В противоположность это- му немецкие военные власти стремились с самого начала предотвратить беспорядки и карать каждое нарушение во- енных законов. Уже во время боев стало понятно, что в вопросе обращения с поляками и евреями существуют серьезные разногласия между командующим армией ге- нерал-полковником фон Браухичем и Гитлером, что вско- ре привело к отстранению от дел назначенного к концу боев «командующим на востоке» генерала (с 1 октября генерал-полковника) Бласковица. 17 сентября немецкие вооруженные силы достигли линии, которая в сводках вермахта обозначалась как Львов—Владимир-Волынский—Брест—Белосток. Остав- шаяся часть польской территории была открыта для про- движения немцев. Но в тот же день произошло событие, имевшее решающее значение: рано утром Красная армия пересекла советско-польскую границу. (В ноте, вручен- ной 17 сентября 1939 г. польскому послу в Москве, со- ветское правительство указывало, что не может безраз- лично относиться к судьбе единокровных украинцев и белорусов и поэтому отдало распоряжение командова- нию Красной армии «взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Бе- лоруссии». — Ред.) 20 сентября немецкая сторона впер- 39
вые заявила о существовании между рейхом и Советским Союзом согласованной, проходящей по рекам Сан, Буг, Нарев, Писа демаркационной линии, ограничивающей сферы влияния обеих сторон. Также сообщалось, что не- мецкие силы после уничтожения враждебных группиро- вок будут отведены на эту линию. Примечательно, что командующий гарнизоном Львова предложил капитуля- цию уже находившимся в процессе отхода немецким войскам. Как выяснилось, все это было только прологом к предстоящей грандиозной драме. Поляки еще твердо удерживали некоторые позиции — Варшаву, Модлин и полуостров Хель (совр. коса Межея-Хельска). Их стой- кость после всего, что произошло, или, насколько это касалось помощи с Запада, не произошло, послужила только сохранению самоуважения поляков, а не опера- тивным успехам, не говоря уже о том, что она никоим образом не изменила судьбу Польши. Не только на полях Восточной Польши (в ходе освободительного похода со- ветские войска (466,5 тыс.) разоружили и взяли в плен 452,5 тыс. польских воинов, в т. ч. 18,8 тыс. офицеров. Безвозвратные потери Красной армии (убито, пропало без вести, умерло от ран и болезней) — 1475 чел. — Ред.), но и в названных крепостях поляки в совершенно безна- дежном положении продолжали сопротивляться. Причем им помогло то, что немецкая сторона вела последние бои в «щадящем режиме» как для своих войск, так и для обо- роняемых поляками населенных пунктов и их населения, потому что над германским командованием больше не тяготел политически или оперативно обоснованный цейтнот. Это особенно ясно проявилось в боях за густо- населенную столицу Польши Варшаву. Под Варшавой первые переговоры о капитуляции на- чались уже 17 сентября, но не были продолжены. С тех пор начались атаки на форты и укрепленные пригороды города, причем германские эскадрильи пикирующих бомбардировщиков внесли существенный вклад в дости- жение военной цели. Первым после сильной атаки пал форт Мокотовский, затем была взята первая линия укре- плений, а за ней и вторая. После этого польский коман- де
дующий предложил капитуляцию, которая была принята генералом Бласковицем 27 сентября. При данных обсто- ятельствах она, естественно, содержала ряд условий, од- нако немцы старались не ущемлять чести поверженного противника. Днем позже капитулировала крепость Модлин, после того как в процессе тяжелых и кровопролитных боев в результате удара к Висле была нарушена связь между Модлином и Варшавой. Если в Варшаве в немецкий плен попало около 100 тысяч человек, в Модлине это число увеличилось еще на 30 тысяч. Дольше всех — до 2 октября — держался гарнизон поль- ской военно-морской базы Хель. С начала военного про- тивостояния здесь на узком участке польского побережья образовался небольшой комбинированный «театр воен- ных действий». На нем, наряду со слабыми наземными войсками вермахта, важную роль играли военные моряки, пусть и действовавшие только небольшими подразделе- ниями — все равно, учитывая ничтожное значение поль- ских военно-морских сил, их оказалось достаточно. Уже в боях на Вестерплятте в районе гавани Данцига принял участие учебный корабль «Шлезвиг-Гольштейн» (броне- носец начала XX в.), имевший тяжелые орудия. Находив- шиеся в Гдыне и на полуострове Хель польские военные корабли многократно попадали под огонь. Наряду с этим оказалось, что применение против этих кораблей боевых самолетов является в высшей степени эффективным. Ни один из польских надводных кораблей не пережил первой недели военных действий (а 5 польских подлодок прорва- лись — 3 в Швецию, где были интернированы, и 2 — в Англию. — Ред.). 6 октября в сводке германского вермахта в последний раз говорилось о военных событиях Польской кампании. Остатки польской армии (группа «Полесье. — Ред.), ко- торыми командовал генерал Клееберг, сложили оружие в районе Коцка, восточнее Демблина. Черта была под- ведена — польской армии больше не существовало. Но не только польская армия была уничтожена, поль- ское государство также прекратило свое существование. Правительство Рыдз-Смиглы, которое, излишне надеясь 41
на помощь Запада и переоценив собственные силы, при- вело страну к войне, покинуло Польшу и, в поисках убе- жища, перебралось в Румынию. Новая государственная власть в разделенной на две сферы интересов стране не возникла ни теперь, ни, что касается германской части, в ходе дальнейшей войны. Такое государственное устрой- ство не соответствовало планам, которые Гитлер имел относительно завоеванных восточных территорий. Это было намного хуже, чем все прочие разделы, об- рушивавшиеся на польский народ в прошлые века. Была ли эта судьба окончательной, конечно, было еще неиз- вестно. Не Польская кампания, а большая война должна была расставить все на свои места. Мирные предложе- ния, которые Гитлер в своей большой речи перед немец- ким рейхстагом обратил к западным державам, прежде всех отклонила Великобритания. Однако реалистичное рассмотрение положения не могло не показать, что по- литическое решение, которое было принято сообща дву- мя такими могущественными странами, как Германия и СССР, не может быть отменено, по крайней мере пока сохраняется эта общность. После окончания Польской кампании один факт мож- но считать определенным: западным странам не удалось остановить Германию и переиграть ее как в военном, так и в политическом плане. Как бы им ни хотелось сделать ставку на внутриполитическое напряжение в Германии, в первую очередь между [Национал-социалистической ра- бочей] партией и вермахтом, и использовать сильную антипатию немецкого народа к войне (эта антипатия к 1939 г. уже сменилась на жажду реванша за поражение в 1918 г. — Ред.), основанные на этом надежды оказались беспредметными. Противники явно недооценили чувство долга, присущее немецкому народу, так же как и способ- ность Гитлера играть на этой черте народного характера. Вермахт вступил в войну без воодушевления, владев- шего вооруженными силами в августовские дни 1914 года, но со спокойной уверенностью и пониманием выполнен- ной, начиная с 1920 года и, прежде всего, после 1935 года, тяжелой работы по воссозданию военной мощи страны. Однако никто не осмеливался и подумать, что 34-милли- 42
онной Польше, имеющей совсем не слабую армию, можно меньше чем за три недели нанести решающее поражение, а в течение месяца полностью разбить. Нерешенная про- блема национальных меньшинств не могла не сказаться на надежности польской армии; также в высшем офицер- ском корпусе в последние годы не было недостатка и в политических противоречиях. Ввиду слабого экономиче- ского развития большей части страны и возможности то- го, что вся территория Польши окажется отрезанной от внешних ресурсов, нельзя было рассчитывать и на про- должительное сопротивление поляков. Однако в любом случае польский солдат показал себя мужественным и стойким воином. В том, что события в Польской кампании развивались с такой головокружительной быстротой, немалая заслуга принадлежала германскому командованию. Хотя геогра- фические условия (охватывающее по отношению к поль- ской территории расположение Верхней Силезии, Сло- вакии и прежде всего Восточной Пруссии) с самого начала обеспечивали операциям вермахта стратегический перевес. Однако также требовались очень четкие указа- ния сверху и глубокое уяснение их сути снизу, чтобы, зачастую преодолевая значительные расстояния, сосре- доточить и скоординировать их удары. То, что это уда- лось, и мастерство, с которым осуществлялась тактика большого двойного охвата, характеризует профессиона- лизм германского командования в этой войне. Достижения германских войск в целом полностью оправдали ожидания. Прежде всего следует сказать, что люфтваффе, выступившие здесь впервые за свою корот- кую историю как самостоятельный вид вооруженных сил, были подвергнуты испытанию огнем и выдержали его. Объективным критерием подготовки младших команди- ров являются сравнительно невысокие потери вермахта: 10 527 убитых, 30 322 раненых и 3409 пропавших без вести. На фоне грандиозного успеха и аналогичных дан- ных Первой мировой войны их можно считать ничтож- ными, хотя, конечно, гибель каждого солдата — это горе и страдания его близких. (Польские вооруженные силы в боях с немцами потеряли 66,3 тыс. убитыми, 133,7 тыс. 43
ранеными. Около 420 тыс. попало в немецкий плен. На востоке Польши при сравнительно слабом сопротивле- нии Красной армии погибло около 3,5 тыс. поляков, 452,5 тыс. было пленено. — Ред.) Тем не менее германское военное командование, и осо- бенно командование сухопутных сил, было далеко от того, чтобы переоценивать свои успехи в Польше и делать на их основе неоправданные выводы. Нет никаких сомнений, что скоротечность Польской кампании, выразившаяся в обособленном сведении счетов только между Германией и Польшей, в первую очередь была следствием несомнен- ного немецкого превосходства в численности войск и их вооружении. Германия располагала новыми современны- ми родами и видами вооруженных сил — танковыми со- единениями, моторизованной пехотой, военно-воздуш- ными силами, — поляки же не смогли противопоставить этому ничего равноценного. То, что из польского опыта были сделаны правильные выводы при полном отказе от прежних точек зрения, было истинной заслугой герман- ского командования. В вермахте возобладали идеи мото- ризации. Однако чем более решающим было влияние нового оружия на полях сражений, тем менее заметным был тот факт, что его запасы у немцев относительно невелики. К тому же нельзя не учитывать фактор везения: сухое жар- кое лето создало необычайно благоприятные условия для использования всех видов транспортных средств, а ясная безоблачная погода в эти дни содействовала успехам люфтваффе. До восстановления необходимой боеспособ- ности было еще далеко. Имеющихся в наличии боепри- пасов было достаточно на короткую кампанию, но не более того. Хотя краткость войны не слишком явно вы- явила недостаток подготовленных резервов, но об этом красноречиво говорил тот факт, что большинство солдат дивизий третью оперативного эшелона сражались еще в Первой мировой войне и были весьма преклонных лет. Хотя германская армия 1939 года во многих отноше- ниях заслуживала похвал, однако было ясно, что за бы- струю победу следует благодарить не столько ее совер- шенство, сколько несовершенство армии противника, 44
иначе говоря, соблюдать осторожность в преследовании более амбициозных политических целей. Гитлер все это видел по-иному. Для него достигнутая быстрая и решающая победа стала доказательством пре- восходящей силы созданной лично им военной машины. Он видел в победе над поляками оправдание выбранного им пути. Поэтому еще до того, как прозвучал последний выстрел на Висле и косе Межея-Хельска (п-ов Хель), мысли Гитлера обратились к тому, что он называл рас- четом с Западом за версальский диктат. НОРВЕЖСКАЯ КАМПАНИЯ Генерал-полковник А.Д. Эгельгаф Военная предыстория кампании Германское командование долго воздерживалось от военных операций на Севере — оно было слишком за- нято подготовкой к войне на Западе, первой целью ко- торой был разгром Франции. Распыление сил считалось нецелесообразным. Для германского командования был желателен нейтралитет Норвегии и других Скандинав- ских стран. В октябре 1939 года командующий военно- морским флотом Германии гроссадмирал Редер был на- столько обеспокоен часто обсуждаемыми в британской прессе планами высадки в Норвегии, что предложил Вер- ховному главнокомандованию опередить’противника — создать на норвежском побережье, например в Бергене и Тронхейме, немецкие базы. Через некоторое время, что- бы не расширять театр военных действий, была отклоне- на рекомендация Квислинга (1887—1945, лидер норвеж- ских фашистов. Казнен. — Ред.) «взять Норвегию под защиту немцев». Только после того, как в конце января 1940 года появились убедительные доказательства того, что союзники готовятся начать здесь военные действия, было принято соответствующее решение. Эти факты были известны и в зарубежных странах, что явствует из мемуаров Черчилля и, среди прочих, из свидетельств ан- глийского военного историка Лиддела Гарта. 45
Военные задачи и постановка целей Только 20 февраля 1940 года после инцидента с «Альт- марком» (16 февраля английский эсминец в территори- альных водах нейтральной Норвегии захватил немецкое вспомогательное судно «Альтмарк», освободив 300 бри- танских пленных, членов команд потопленных герман- ским рейдером «Адмирал граф Шпее» судов. При этом было убито 7 немцев. — Ред.) генерал пехоты фон Фаль- кенхорст получил задание оккупировать Данию и Норве- гию. Первые приготовления начались 27 февраля в не- большом штабе. Не всем понятное решение, приводившее к неоправданному расширению театра военных действий и отвлечению сил, требовало быстрого и четкого испол- нения. Было необходимо внезапным и как можно более скорым нападением опередить союзников и для прикры- тия не защищенной с севера территории Германии и обе- спечения безопасности правого фланга группировки вер- махта на Западе захватить Данию и Норвегию. Это главное требование влекло за собой не менее важные за- дачи и цели: а) создание более широкой базы для военно-морских и военно-воздушных сил для борьбы против Англии; б) обеспечение подвоза незаменимой для военной промышленности железной руды с севера Швеции через Ботнический залив (замерзающий зимой. — Ред.) и через Нарвик (незамерзающий порт. — Ред.). Особенность операции заключалась в том, что впер- вые в этой войне в тесном союзе действовали все три вида вооруженных сил под одним командованием. Боль- шая протяженность территории, непривычные клима- тические и географические условия могли создать не- предвиденные трудности. Это опасение подтвердилось позже, причем в полной мере: снабжение войск при- ходилось вести по морю и воздуху, а на суше передви- гаться по топким или промерзшим дорогам. Террито- риально отделенные друг от друга наземные войска приходилось формировать таким образом, чтобы они могли долгое время рассчитывать только на самих себя. 46
Поскольку Генеральный штаб начал подготовку толь- ко 27 февраля, она велась в большой спешке и носила импровизированный характер. Усложняло ситуацию тре- бование соблюдения режима полной секретности. Ведение кампании В ходе выполнения задания было необходимо занять расположенную рядом Данию и в короткий срок превра- тить ее в базу для снабжения войск, действующих в Нор- вегии. Захват Дании под командованием генерала авиации Каупиша был осуществлен в результате внезапного на- падения в то же время, что и высадка первых десантов в Норвегии. Рано утром 9 апреля 1940 года — часы пока- зывали 5.10 — высадились первые десанты. С восточного участка, из районов портов Варнемюнде и Киль, как исходной базы против датских островов Зе- ландия и Лолланн, имея целью Копенгаген, тремя бое- выми группами ударила усиленная 198-я дивизия. Они одновременно направились по морю в Гесер (на юге о. Лолланн) и Корсёр (на юго-западе о. Зеландия), а уси- ленный батальон — в Копенгаген. Немного западнее, с рубежа Фленсбург—Нибюлль, усиленная 170-я пехотная дивизия выступила в направлении острова Фюн и по- луострова Ютландия. Парашютисты захватывали важные мосты и другие ключевые места транспортной системы Дании, создавая небольшие плацдармы и обеспечивая рвущимся вперед боевым группам беспрепятственное продвижение к удаленным целям. Совместная боевая ра- бота трех видов вермахта шла слаженно, продвижение к целям велось небольшими смешанными группами, при- чем почти безостановочно, хотя и без особой системы, в основном полагаясь на импровизацию. Уже сразу после полудня 9 апреля удалось установить связь с высадив- шимся в Копенгагене батальоном, а на полуострове Ют- ландия совершить большой рывок на север. Понятно, что, застигнутые врасплох датчане не смог- ли оказать серьезного сопротивления. Датский король и 47
правительство, действуя во благо своего народа, отдали приказ о капитуляции. Таким образом была обеспечена важнейшая предпосылка к оккупации Норвегии. (При случайных столкновениях с датскими войсками немцы потеряли 2 чел. убитыми и 10 чел. ранеными. — Ред.) Намного сложнее и рискованнее оказалась оккупация Норвегии. Ход Норвежской кампании можно разделить на три части: а) переброска наземных войск по морю и по воздуху для захвата важнейших портов на побережье, подавление местами весьма существенной береговой обороны с по- следующим созданием плацдармов; б) расширение плацдармов с последующими боями за создание наземной связи между точками высадки на юге и в центральной части Норвегии с изоляцией вражеских сил; в) продвижение из района вокруг Тронхейма на север для уничтожения высадившихся в северной части Нор- вегии сил союзников, деблокирования немецких горных стрелков в Нарвике; сражения до ухода союзников из Северной Норвегии. Высадка Выбор времени для проведения операции зависел от завершения подготовки, которая велась со всей возмож- ной энергией, и вывода войск на исходные позиции. По- сле этого уже в середине марта операция могла начаться. Инцидент с «Альтмарком» 16 февраля 1940 года способ- ствовал тому, что подготовка велась с максимальной ско- ростью и рвением. Замерзание Кильской бухты и про- лива Скагеррак суровой зимой 1939/40 года задержало начало операции. Приказ начать действовать был отдан только 1 апреля. Операция была назначена на 5.15 9 апреля. Промежуток времени от отдачи приказа до одновременной высадки во многих пунктах побережья был необходим для того, чтобы морской транспорт успел достичь самого удаленного места высадки, Нарвика, до которого было семь дней пути. Го- 48
сподствовавшая в это время погода со штормами и снеж- ными зарядами не только усложнила положение герман- ских войск, находившихся в море, но и скрыла от вражеских взглядов размах предстоящего события. Вход германских войск в Осло-фьорд, Кристиансанн, Арендаль, Ставангер, Берген, Тронхейм был, в общем, исполнен по плану и полностью удался. Этот факт представляется тем более удивительным, поскольку, как выяснилось впослед- 49
ствии, операция германских войск вовсе не была тайной, и Дания и Норвегия своевременно получили уведомления о ней. Только масштаб операции, ее цель и время начала были сохранены в тайне. Имеющий численное превосходство английский флот, располагавшийся на самых лучших базах, осуществляв- ший плотную воздушную разведку над севером Норвегии, оказался не в состоянии ни предотвратить действия нем- 50
цев, ни помешать им. Оперативная внезапность, участие всех трех видов вооруженных сил, смелость командования и отвага войск предопределили успех. В операции при- нимали участие впервые действовавшие совместно с дру- гими частями вермахта военно-морские силы. Военно- морскими силами здесь командовал адмирал Карле. Расчет сил для Норвежской кампании выполнялся как для второстепенного предприятия — главным оставалась готовность к наступлению на Западе. В операции могли участвовать только пять пехотных и две горные дивизии: 163-я пехотная дивизия генерала Энгельбрехта имела своей целью овладение Осло-фьордом и Осло; 196-я пехотная дивизия генерала Горна должна была действовать на участке Арендаль—Кристиансанн—Ста- вангер; 69-я пехотная дивизия генерала Титтеля была нацеле- на на Берген; 189-я пехотная дивизия генерала Войташа — на Трон- хейм; 3-я горнострелковая дивизия генерала Дитля — на Нарвик; 2-я горнострелковая дивизия генерала Фоерштайна должна была позже последовать за 3-й дивизией. Только четыре из пяти пехотных дивизий и одна гор- нострелковая дивизия, в которых, по причине ограничен- ности транспортных средств для их переброски по морю или по воздуху насчитывалось едва ли половина боевого состава, вошли в первый оперативный эшелон. Они име- ли только важнейшую материальную часть и самое необ- ходимое снаряжение. Большинство подразделений смогли получить пополнение, лошадей, транспортные средства и тыловые службы только в более поздних эшелонах. Расширение плацдармов После успешной высадки первый оперативный эше- лон должен был действовать быстро и решительно, не ожидая подхода следующих за ним частей. Боевые под- разделения и части первого эшелона создали плацдармы 51
разной глубины и с них нанесли удар быстро сформиро- ванными частично моторизованными боевыми группами по центрам норвежской мобилизации и известным ме- стам пребывания войск в учебных центрах. Благодаря этому удалось прервать планомерную мобилизацию нор- вежских вооруженных сил и захватить важнейшую тех- нику и орудия. Однако немцам все же не удалось поме- шать значительной части норвежской армии отойти в глубь страны и сосредоточиться для оказания решитель- ного сопротивления противнику. Норвежское правитель- ство начало мобилизацию и призвало, рассчитывая на активную помощь англичан, к сопротивлению захватчи- кам. Были сформированы боевые группы, которые по численности нередко превосходили нападавших, хотя у них недоставало тяжелого оружия, да и оснащение было недостаточным. Однако норвежские силы обладали боль- шей маневренностью и, хорошо зная местность, отлично понимали, какие благоприятные возможности для обо- роны представляют горы. Норвежский солдат с точки зрения боевых действий в составе подразделения во мно- гом уступал немецкому солдату, но как самостоятельный, одиночный боец имел хорошую подготовку. Он отличал- ся умелым использованием местности, маневренностью и особенно точным ведением огня. Действия норвежских отрядов нередко ставили германское командование в за- труднительное положение. В то время как из-за ситуации на море и в воздушном пространстве на Берген и Тронхейм могли быть достав- лены только немногочисленные силы (последующие эшелоны чаще всего пользовались воздушным транспор- том), подвоз сил в Осло-фьорд был обеспечен. Благодаря этому участок главного удара для установления наземной связи между плацдармами на юге и в центральной части Норвегии был создан в районе Осло. Для удара на север, прежде всего благодаря занятию Фредрикстада, Хене- фосса, Драммена и Конгсвингера, было создано про- странство, необходимое для оперативной базы. Из этого района, условно вдоль четырех главных транспортных артерий страны, открывалось четыре направления насту- пления — на Тронхейм, Ондалснес, Согне-фьорд и Бер- 52
ген. Одновременно поступил приказ: после занятия этих плацдармов объединиться с приближающимися южными группами, нанеся удар на юг и юго-восток. Целью опе- рации было, кроме установления наземной связи, уни- чтожение вражеских сил, находившихся между ударными группами. В ходе этих боев участок главного удара дол- жен был еще больше переместиться на восточное крыло, ибо ситуация в Тронхейме из-за высадки союзников в Ондалснесе и Намсусе после 22 апреля стала угрожа- ющей. Существовала опасность, что слабый немецкий гарнизон Тронхейма, из-за охвата с северного и южного направлений, будет исключен из дальнейших боев, и тог- да объединенные силы противника получат возможность соорудить южнее Тронхейма сильный оборонительный фронт на юг. Последнему в немалой степени способство- вал бы благоприятный рельеф местности. Из-за этого общие операции немцев не только существенно замедли- лись бы, но и помощь немецким силам у Нарвика не прибыла бы вообще, или, по меньшей мере, прибыла бы слишком поздно. (Быстрый захват Тронхейма и местно- го аэродрома Вернее имел огромное значение. До этого немецким силам, занявшим Нарвик с моря, помочь было нельзя (на море господствовал английский флот, а ради- ус действия немецкой авиации не позволял это сделать). Теперь на подкрепления направлялись с аэродрома Вер- нее. — Ред.) Для германского командования было очень важно быстрыми, решительными ударами на Тронхейм и на юге установить связь, объединив имеющиеся в рас- поряжении силы, использовать военную авиацию под руководством командира X авиационного корпуса гене- рал-лейтенанта Гейстера и немногочисленные танки, чтобы наступающим боевым группам была обеспечена эффективная поддержка. Им была проложена дорога на север. Идущие от Ондалснеса на помощь норвежцам англи- чане попытались у Лиллехаммера остановить рвущихся вперед немцев. Британцы совершили ошибку. Вместо того чтобы наступать на север, на Тронхейм, и двусто- ронним охватом уничтожить германскую группировку в Тронхейме, они повернули от Думбоса на юг. При этом 53
Высадка англичан 22 апреля 1940 г. они нанесли удар восточнее озера Мьёса у Лиллехамме- ра по наступающей на север и имеющей целью Трон- хейм дивизии генерала Пелленгара; западнее озера Мьё- са у Йёвика — по наступающей к Бергену дивизии генерала Энгельбрехта. После тяжелых боев англичане были отброшены, начали отступление, которое спустя 54
несколько дней превратилось в поспешное бегство, при- чем основная часть техники была брошена. Боеспособ- ность высадившихся в Норвегии англичан не шла ни в какое сравнение с тем, как сражались жестко обороняв- шиеся норвежцы. Осуществление успешного наступле- ния вдоль главных дорог смешанными боевыми группа- ми стало высшим достижением германской пехоты. Оно велось против хорошо знакомого с особенностями мест- ности и смелого противника по труднопроходимым зим- ним дорогам. Наступление, в общем, было привязано к главным дорогам. Только передовые взводы наступа- ющих ротных колонн могли вести бои. Наступали по узким глубоким горным проходам. Противник же, пре- красно знавший эти горы, имел возможность обеспечить себе местное превосходство. Норвежцы имели хорошую зимнюю экипировку, в первую очередь — лыжи, а гер- манская пехота продвигалась вперед, увязая в снегу. Во всех немецких отрядах были люди, лишившиеся оружия и снаряжения. Все это спешно восполнялось за счет тро- феев. Нехватка транспортных средств и лошадей поро- дила импровизированную моторизацию. К трудностям перехода добавился дефицит полевых кухонь и отсут- ствие возможностей удобного размещения людей. Эти бои характеризовались широким использованием под- ручных средств и всякого рода спонтанных решений. Впервые в этой войне выявилась необходимость вести наступление совершенно без обеспечения флангов сила- ми сформированных всякий раз для конкретных условий боевых групп. Они не имели никакой связи с обычной военной организационной структурой. Саперы, артилле- ристы, танковые взводы, тяжелые и легкие минометы прокладывали для командира группы и его атакующей пехоты путь вперед. 8 мая 1940 года части норвежских дивизий (1—4-я пе- хотные дивизии) в Южной Норвегии были разгромлены или взяты в плен; англичане поспешно грузились на свои суда. Была установлена наземная связь с юга Норвегии до Тронхейма. Южнее линии шведская граница — Трон- хейм больше не было регулярных войск противника. Та- ким образом, оперативная ситуация в Норвегии была 55
стабилизирована и к началу Западной кампании главная цель Норвежской операции была достигнута. Англичане поспешно выводили свои войска из района Намсуса. Борьба за норвежскую территорию После этого успеха, в стремлении окончательно умиро- творить Норвегию на период войны, а противника лишить последней базы на Крайнем Севере, представлялось впол- не естественным двигаться к Нарвику — стратегически значимой ключевой позиции Севера (вывоз железной руды и база подводных лодок на Лофотенских островах). Артиллерии предстояло «любой ценой» отбить террито- рию вокруг Нарвика. Значение Нарвика британцы оцени- ли позже. «Нарвик был стратегически ключевой позицией, которой мы в течение всей войны были лишены». Как следует поразмыслив, можно прийти к выводу, что продолжение боев за район Нарвика до полного за- хвата севера Норвегии, оцененное с чисто военной точки зрения, являлось непродуктивным действием, несущим с собой распыление сил и очень рискованное увеличение зоны контроля. Критики наверняка заявят, что настоя- щий мастер проявляется в ограничении. Захват террито- рии Северной Норвегии за Люнген-фьордом до Кирке- неса военными первоначально не планировался. Такое требование последовало только по распоряжению поли- тического руководства (рудники близ Киркенеса) и на основании благоприятных возможностей для размещения аэродромов (Бардуфосс, Банак, Киркенес) и гидроаэро- дромов (Алта, Хаммерфест, Билле-фьорд) как базы для ударов по коммуникациям, ведущим в Мурманск. Решение двигаться на север до норвежско-финской границы таило в себе неожиданные трудности и большую нагрузку: солдаты начали приближаться к пределу своих возможностей. Ведущее на север шоссе — единственная дорога, похожая на канал, окруженная стенами высотой иногда в несколько метров, — была вследствие таяния снежного покрова в невообразимом состоянии, больше напоминая болото. Вопреки всем трудностям мужествен- 56
ные австрийские горные стрелки 2-й горнострелковой ди- визии Фойерштейна, которые в спешке прибыли из рай- она Осло, должны были форсировать казавшийся почти бесконечным отрезок пути от Стейнхьера до Будё и Фёу- ске (расстояние по воздуху около 450 км) в стремлении следовать по пятам за высадившимся противником и де- блокировать окруженную боевую группу Дитля. При этом отдельные горные участки местности со склонами альпий- ского типа и многочисленные фьорды приходилось пре- одолевать, используя только подручные средства. 5-я нор- вежская пехотная дивизия была, в отличие от дивизий юга и центра Норвегии, усилена так называемым «караулом нейтралитета», со времени финского конфликта приве- денного в боевую готовность. Можно назвать чудом то, что на этом участке фронта совершили немецкие горные стрелки и их саперы, опираясь на собственные мужество, выносливость и способность импровизировать. Поддерж- ка с воздуха с ближайшей базы отправления — Тронхей- ма — обеспечивала определенную маневренность пере- движений. После того как вражеское сопротивление по мере захвата немцами все новых территорий постепенно уменьшилось, а к северу от Му снова встретился более твердый грунт, передовые части немцев уже в конце мая достигли района Фёуске и продвинулись на север до Лей- рангер-фьорда. С приближением к Нарвику они достигли самого северного пункта, которым завершалась транс- портная сеть страны. Отсюда отборные, отлично вооруженные австрийские горные стрелки численностью около батальона соверши- ли бросок напролом по лишенной дорог горной местно- сти (горы высотой до 1500 и более метров, но перепады высот до 1500 м — как высокогорье. — Ред.) к находив- шемуся в 180 километрах Нарвику. И если эта группа пришла в Нарвик слишком поздно для вступления в бой (передовая группа доложила о своем прибытии генералу Дитлю, когда англичане уже ушли из Нарвика), нельзя сомневаться в том, что они совершили почти невозмож- ное, преодолев считавшуюся непроходимой в это время года местность. С самого начала было ясно, что эта ата- ка не могла оказать существенной помощи попавшей в 57
бедственное положение группе Дитля и тем более дебло- кировать ее. Скорее необходимо оценивать ее психоло- гический эффект как проявление истинного братства по оружию. Сражение за Нарвик После перехода по бурному морю на борту эсминца германских военно-морских сил (кригсмарине) в точном соответствии с приказом утром 9 апреля, ровно в 5.15, в районе Нарвика высадились части 3-й (австрийской) гор- ной дивизии. Всего на берег сошло около 2400 человек, входивших в следующие подразделения: боевая группа штаба 3-й горнострелковой дивизии; 139-й полк горных стрелков (3 батальона); части батальона связи; основные силы саперного батальона; отряды зенитчиков и морской артиллерии (без ору- дий), которые должны были захватить норвежские бере- говые батареи. Транспортные возможности пришедших сюда боевых кораблей были еще более ограниченными, чем при вы- садке на юге Норвегии. На эсминцы могли быть погру- жены только боевые подразделения без транспортных средств и тяжелого вооружения. Горные стрелки имели при себе, кроме легкого оружия, лишь походное снаря- жение и запас боеприпасов. Было запланировано, что во втором эшелоне (который последует примерно через десять дней после захвата Нарвика) будут доставлены остальные части и подразделения из состава дивизии, в частности 138-й полк. Вслед за первым эшелоном транс- портные суда, объявленные рудовозами, которые уже 2 апреля покинули Киль, везли транспортные сред- ства, тяжелые орудия и вьючных животных. Этот транс- портный конвой был потоплен английскими боевыми кораблями раньше, чем успел войти в защищенный Уфут-фьорд. Данное событие, приведшее к тяжелым по- следствиям, делает понятным весь драматизм боев за Нарвик. 58
Из-за потери транспортных кораблей нарвикская бое- вая группа постоянно испытывала недостаток оружия и, что еще хуже, была лишена мобильности. Для этой боевой группы доставили точные данные о противнике и довольно богатый картографический ма- териал. Части 6-й мобильной норвежской дивизии под командованием генерала Флейшнера, находившиеся в Харстаде, полковник Сундло со штабом полка и 1-м ба- тальоном в Нарвике, штаб 1-го полка и отдельные ба- тальоны в Эльвегардсмоене, саперный батальон и гор- ные артиллеристы в Сетермоене, оставшиеся части дивизии в Харстаде и Тромсё и еще дальше, близ грани- цы с Финляндией, могли при внезапной атаке немцев на Нарвик вступить в бой. На основании сведений о противнике и транспортной ситуации в районе Нарвика высадка производилась в двух местах побережья, разделенных Уфут-фьордом. В Нарвике/Фрамнесе: штаб дивизии, 139-й горно- стрелковый полк 2-й дивизии (майор Хауссельтс) с ча- стями саперного батальона и батальона связи. В Бьерквике: полковой штаб горных стрелков — 139-й полк (полковник Виндиш) с 1-м (майор Штауднер) и 3-м (майор Шлеебрюгге) батальонами, а также части саперного батальона и батальона связи. Целью южной группы был Нарвик и захват рудовозной железной дороги. Южная группа должна была взять на себя части противника со стороны Эльвегардсмоена и обе- спечить безопасность района вокруг Нарвика с севера и запада. Следствием внезапности стала высадка без боя, и основные силы захваченного врасплох норвежского гар- низона выполнили требование о капитуляции. Лишь одна рота сумела уйти из Нарвика и ускользнуть вдоль рудовоз- ной железной дороги. В результате раздельной высадки с самого начала операции на северном фронте командовал полковник Виндиш, а на южном — лично генерал Дитль. Линией раздела между фронтами стал залив Ромбакен. Последовало двухмесячное сражение генерала Дитля и его храбрых австрийцев против имевшего восьмикрат- ное численное преимущество, лучше оснащенного и эки- пированного противника. 59
Повествуя о Норвежской кампании, невозможно опи- сывать сражение за Нарвик во всех деталях. Слишком велик был бы соблазн написать только о нем. Поэтому мы сделали только краткие наброски, по которым можно составить представление о пространственном и времен- ном ходе боев. Высадившиеся войска заняли указанные в приказе территории и оттуда повели атаку вдоль рудовозной железной дороги к шведской границе и на север к за- ливу Гратансботн, с целью расширить захваченный плацдарм. В западном направлении следовало захва- тить территорию до Боген-фьорда. Из-за приближения противника удалось продвинуться только до Трольдви- кена. 60
На этих передовых позициях были отбиты первые ата- ки превосходящих сил противника. Их удалось удержи- вать в течение всего апреля. Уже спустя день после высадки, 10 апреля, последо- вала первая атака британских военно-морских сил в Уфут-фьорде. Два немецких эсминца затонули, пять по- лучили повреждения. Экипажи затонувших кораблей присоединились к наземным силам для обороны Нарви- ка. В этом и последующих боях немецкие эсминцы ока- зывали героическое сопротивление и нанесли британцам существенный ущерб. Из-за узости Уфут-фьорда немец- ким кораблям невозможно было выйти из него, чтобы добраться до ближайшего опорного пункта вермахта — Тронхейма. Командир эсминцев капитан 1-го ранга Бон- те в этих боях пал смертью храбрых. После того как ан- гличанами было завоевано неограниченное господство на море, на берег высадились значительные силы союзни- ков, причем вне сферы действия группы Дитля. Развер- нувшиеся в мае бои горных стрелков с превосходящим и по численности, и по вооружению противником, кото- рый при поддержке огня корабельной артиллерии пере- шел в наступление и приступил к местным высадкам, характеризовался стойкостью горных стрелков в безна- дежной ситуации. Только тот, кто знает горы севера Нор- вегии с их крутыми и отвесными склонами, фьельдами (платообразные вершинные поверхности отдельных мас- сивов гор Скандинавии, покрытые выпуклыми шапками ледников норвежского типа или тундровой растительно- стью; над ними часто возвышаются острые пики. — Ред.) и расселинами, с метелями и таянием снегов, может бо- лее или менее точно представить себе, какие лишения вытерпели австрийские горные стрелки и военные мо- ряки и какие принесли жертвы. Тактикой постоянных окружений хорошо ориентирующиеся на местности нор- вежцы оттеснили немцев от немногочисленных дорог, однако те закрепились на господствующих высотах и во- зобновили сопротивление, вынудив противника снова начать трудоемкую и отнимающую много времени под- готовку к атаке. Со своих покрытых снегом позиций нем- цы видели, как противник трудится, устанавливая тяже- 61
лые орудия на позициях вне зоны действия немецких орудий, и понимали, что будут подвергаться системати- ческим обстрелам. Им предстояло сопротивляться, имея совершенно недостаточные вооружение и экипировку. Только беспримерной выносливостью немецких солдат и, не в последнюю очередь, профессионализмом генера- ла Дитля можно объяснить, почему они воевали и дер- жались так долго. После того как Нарвик оказался в ру- ках противника, а северная группа немцев отброшена, войска генерала Дитля в начале июня 1940 года оказались в крайне тяжелом положении. Первоначально удавалось доставить с юга по воздуху пополнение и материалы, ко- торые потом сбрасывались с парашютами в Нарвике, од- нако в критические дни начала июня из-за погоды такая возможность больше не представлялась. На сколько бы то ни было существенную поддержку больше нельзя было рассчитывать. Боеприпасы почти кончились. В этой, казалось, безнадежной ситуации про- изошел неожиданный поворот: союзники отвели свои войска, разрушили причальные сооружения рудовозной железной дороги в Нарвике и железнодорожные мосты и прекратили очень перспективную для них, приблизив- шуюся к завершающей стадии борьбу. После того как союзники покинули Норвегию, 6-я норвежская дивизия капитулировала. 10 июня немецкие горные стрелки сно- ва вошли в разрушенный Нарвик, добившись тем самым заслуженных лавров за свою стойкость. Причины прекращения операции были обусловлены общей военной ситуацией. На западе немцы стремитель- но двигались к побережью Ла-Манша. Положение Дюн- керка было бедственным. Учитывая такое развитие со- бытий, британское руководство приняло решение ради срочно необходимой концентрации сил отказаться от второстепенной операции, несмотря на связанный с этим удар по ее военному престижу. Несомненно, именно в этом заключается главная причина столь тяжелого реше- ния, разочаровавшего норвежцев. Правда, следует по- думать, не появились ли уже в ходе кажущейся столь успешной операции ростки кризиса для союзников. Вре- мя шло и благоприятствовало использованию германской 62
Линия фронта 10.4.— 1.5. до 21.5 ........1.5.— 7.5. ........ 21.5 — 8.6. • до 13.5 Итоговая ситуация места высадки и действия германских войск в и h а , места высадки и действия войск противника авиации с ближних баз против британских кораблей, в то время как значительные силы флота союзников были задействованы в снабжении и укреплении в оперативном отношении второстепенного района Нарвика и находи- лись под угрозой. Во всяком случае, сильная опорная база немцев в Будё была расположена в опасной близо- сти от опорного пункта англичан — Нарвика. Кроме 63
того, как подтвердилось впоследствии, не только герман- ские горные стрелки находились на пределе своих воз- можностей, но и 6-я норвежская дивизия тоже. Именно она в условиях сложной горной местности была основ- ным участником сражений с немцами и в силу другого калибра своих орудий не могла получать боеприпасы от союзников. Единственный в Норвегии завод, произво- дящий боеприпасы, в Рауфоссе, давно был в руках нем- цев. Перевооружение требовало много времени. Оце- нивая положение с этой точки зрения, можно сделать вывод, что, хотя германские горные стрелки и не могли нанести решающий удар своим противникам, в конечном итоге они вышли победителями. ВОЙНА НА ЗАПАДЕ Генерал-лейтенант в отставке Циммерман Положение на Западном фронте осенью и зимой 1939/40 года Пока в сентябре на востоке в тяжелых и кровопролит- ных боях решалась судьба польских вооруженных сил и польского государства, перед западным фронтом стояла задача борьбы против Франции и находившихся на конти- ненте британских экспедиционных сил. Как известно, Ан- глия и Франция на основании заключенного с Польшей договора о взаимопомощи объявили войну Германии. Поспешно созданный германский Западный фронт был предметом неустанной заботы Верховного главноко- мандования и находившейся там группы армий «Ц» (ге- нерал-полковник Риттер фон Лееб) с 1-й армией (гене- рал-полковник фон Вицлебен) справа, примыкающей к нейтральному Люксембургу, и 7-й армией (генерал-пол- ковник Долльман) слева. Ее левый фланг примыкал к швейцарской границе на Верхнем Рейне. Дальше на се- вер, правее 1-й армии, где не было вражеского противо- стояния, «охраной границ» занимались местные военные округа. Основная часть боеспособных германскцх войск была задействована против Польши. На Западном фрон- 64
те позиции занимали необученные и никоим образом не способные наступать дивизии. Их задача заключалась по большей части в обороне, что, конечно, не исключало проведения мелких наступательных операций. Западный фронт, протянувшийся вдоль линии Ахен— Эйфель (Айфель) — река Мозель западнее Трира — Саар — Пфальцский лес — Рейн южнее Карлсруэ, затем вдоль Верхнего Рейна до швейцарской границы, без тех- нического подкрепления не мог справиться с наступле- нием мощных французских сил. Начиная с 1938 года Гитлер приступил к строительству Западного вала вдоль упомянутой выше линии. (Западный вал (или линия Зигфрида) строился с 1935 г. — Ред.) Западный вал — его цель и значение Он состоял из системы бетонированных оборонитель- ных сооружений, мест расквартирования и помещений для хранения боеприпасов. Между ними были встроены долговременные огневые точки и сооружения противо- танковой обороны, некоторые из них были весьма впечат- ляющими. Там, где казалось вероятным нападение танков, строили надолбы в несколько рядов, общий фронт, кроме того, укрепляли проволочными заграждениями и миниро- вали. На определенном расстоянии позади (восточнее) этих оборонительных сооружений предусматривалось строи- тельство зон противовоздушной обороны, которые долж- ны были стать барьером для вражеской авиации. Они являлись составным элементом Западного вала и одно- временно его тыловой границей. Конечно, такой масштабный строительный проект не мог быть воплощен в жизнь в одночасье. Когда началась война, строительство было еще далеко от завершения — работы были в самом разгаре. Но все же сам факт его существования и масштабная пропаганда, которую вела германская сторона, оказывали устрашающее воздействие на потенциального противни- ка. Вместе с тем время показало, что подобные долго- 3 Вторая мировая война... 65
временные укрепления проигрывают современной техни- ке и новым средствам к способам наступления. К северу от Ахена, в соответствии со сложившейся в то время военно-политической обстановкой, Западный вал кончался. Местность вокруг Ахена была хорошо укрепле- на. Поблизости располагались малопригодная для проезда возвышенность Эйфель (Айфель) и Мозельские ворота с расположенным почти на линии обороны Саарбрюкке- ном. Пфальцский лес было удерживать несколько слож- нее, а прилегающая Рейнская долина с Бинвальдом долж- на была быть сильно защищена, как место возможного вторжения противника. На всем протяжении фронта Верх- него Рейна было достаточно, за исключением мостов (где имелись сильно укрепленные пункты), просто воспрепят- ствовать переправе противника. О Западном вале можно сказать еще много. Здесь он описан лишь в общих чертах, необходимых для понима- ния общей ситуации. Напротив Западного вала располагалась французская линия Мажино, названная так по имени своего создате- ля. Ее строительство было начато сразу после Первой мировой войны, и ее занимали хорошие сплоченные гар- низоны. Линия Мажино тянулась от Лонгюйона (близ Лонгви—Мец—Страсбург—Верхний Рейн, в то время се- вернее Лонгюйона, вдоль границы с Бельгией, и в част- ности в районе Седана, оборонительные сооружения были слабее, и их разделяло большее пространство. К северо-западу от Седана линия Мажино фактически за- канчивалась (имелись лишь отдельные укрепления, но не мощные укрепрайоны, как между Лонгюйоном и Страс- бургом. — Ред.) (см. карту с. 67). Таким образом, в критические осенние дни 1939 года напротив друг друга располагались два укрепленных фронта, с которых противники вели наблюдение друг за другом. Если бы Франция, имевшая тогда численное превосходство, перешла бы в наступление с линии Ма- жино против германского Западного вала, вторжение на территорию рейха было бы вполне возможно. Когда началась война против Польши, как уже было сказано, Западный вал был далек от завершения. С осени 66
'СЕВЕРНОЕ.МОРЕ: 1939 года на строительство были привлечены силы Орга- низации Тодта и саперы, которые начали лихорадочно укреплять и оборудовать оборонительные позиции. Для Верховного главнокомандования Западный вал служил двум различным целям: во-первых, отпугивал возможных противников, во-вторых, маскировал планы Германии и был при первоначальной слабости немецких войск на За- паде желанной для них базой. 67
До победного завершения Польской кампании и вы- свобождения участвовавших в ней войск Западный фронт оставался предметом постоянных забот. Однако, помимо безуспешной операции с ограниченной целью в районе Саарбрюккена и разведывательных поисков, а также пе- риодических артиллерийских дуэлей, с французской сто- роны, вопреки ожиданиям, никаких действий не последо- вало. После завершения Польской кампании общая ситуация в корне изменилась. К Западному фронту один за другим шли эшелоны с войсками и техникой. Справа от группы армий «Ц» теперь находились еще две группы ар- мий. Группа армий В («Б») (командующий генерал-пол- ковник фон Бок) в составе 18, 6 и 4-й (позже 4-я армия была передана в группу армий «А») армий находилась на правом фланге германского фронта, вдоль границы с Ни- дерландами. В центре германского фронта, вдоль границы с Бельгией и Люксембургом, занимала позиции группа ар- мий «А» (генерал-полковник фон Рундштедт) в составе 12-й и 16-й армий. Кроме того, была сформирована танко- вая группа Клейста (XIX и XXXXI танковые корпуса и XIV моторизованный корпус) для использования на на- правлении главного удара. (В 1940 г. в германской армии не существовало штатных танковых и моторизованных корпусов. Корпуса, в которые входили танковые и мото- ризованные дивизии, продолжали называться армейскими. Здесь корпуса называются по их фактическому составу. Всего в группу Клейста входило 1250 танков, 362 бронеав- томобиля, 39 528 автомашин, 134 370 чел. личного соста- ва. — Ред.) Усовершенствовалась подготовка солдат. Да и пока небоеспособные солдаты группы армий «Ц» зимой 1939/40 года приобрели некоторый опыт. Планы и намерения Верховного главнокомандования на Западе (осень 1939 и зима 1939/40 г.) На Западном фронте все гадали, что теперь будет. Лишь немногие посвященные знали о планах Верховного глав- нокомандования, которые строго секретно были доведены 68
до сведения командования западной группировки войск 9 октября 1939 года как «директива фюрера». Задача заключалась в следующем: проникнуть как можно глубже на территорию Бельгии, Голландии и Се- верной Франции, чтобы тем самым обеспечить базу для ведения успешной воздушной и морской войны против Англии и разгромить как можно большую часть фран- цузской действующей армии и союзников Франции. Эти меры также должны были послужить и достижению военно-экономической цели обеспечения безопасности незаменимой для ведения Германией войны Рурской об- ласти. Верховное главнокомандование считало, что во- енная кампания должна начаться уже осенью. Командо- вание сухопутными силами и генерал-полковник фон Рундштедт заявили обоснованный протест против такого поспешного наступления, поскольку, если говорить о времени года, наступление пришлось бы вести в тяжелых погодных условиях. Кроме того, находящиеся в процессе укомплектования или подготовки немецкие войска еще не являлись полностью боеспособными, и, исходя из из- вестного соотношения сил, о численном превосходстве над противником также говорить не приходилось. Наступление первоначально планировалось на 12 но- ября при условии благоприятной погоды для действий люфтваффе. Сначала создавалось впечатление, что все так и будет. Итак, германские войска на Западе начали планомер- но, ночными бросками, двигаться в предписанные им районы сосредоточения и развертывания на границе. Од- нако наступление пришлось отложить из-за приближения ненастной погоды сначала до 17 ноября, потом срок сдви- гали еще несколько раз. Командующие группами армий на Западе ничего не имели против отсрочки начала на- ступления, поскольку выигрывали время для подготовки и повышения боеспособности своих войск, обеспечения их оружием и боеприпасами, что впоследствии позволило добиться впечатляющих результатов. Выигрыш во време- ни был также использован командованием, чтобы дорабо- тать свой оперативный план в мельчайших деталях, делая ставку на рост мощи и боеспособности своих войск. 69
Этот первый оперативный план (см. карту с. 71) пред- усматривал следующее. Правый фланг германских войск на Западе должен был в стремительном марше разгро- мить Голландию и Бельгию, нанести удар по северному крылу войск противника (предполагалось, что там нахо- дятся британские силы), чтобы затем повернуть на юг и перенести направление главного удара на северный фланг французского фронта. После этого предстояло действо- вать находящимся на юге силам, несмотря на препят- ствующую движению линию Мажино. Главный удар по этому плану должна была нанести группа армий «Б» фон Бока. Центральная группа армий «А» фон Рундштедта, атакуя в направлении реки Маас через Люксембург и к северу от него, облегчит действия северной группы войск на направлении главного удара, защитит ее южный фланг и обеспечит неразрывность фронта. Группе армий «Ц» фон Лееба предстояло в на- чале кампании оставаться в обороне. Но с момента на- чала наступления она должна была изображать актив- ность, чтобы демонстративными действиями сковать как можно более крупные силы противника на линии Ма- жино, не дав перебросить их на северный фланг. При успешном развитии германского наступления на север- ном фланге французы, так или иначе, будут вынуждены позже снять войска с линии Мажино, так что в дальней- шем и здесь возможность тяжелого фронтального наступ- ления представлялась весьма перспективной. На пути воплощения этого плана в жизнь стояли сильные гарнизоны бельгийских крепостей. Многочис- ленные форты укрепляли оборону крепости Льеж. Самым неприступным был северный форт Эбен-Эмаэль, кото- рый защищал глубокий Альберт-канал. Этот форт должен был пасть прежде других. Для этой цели впервые в военной истории была под- готовлена операция с использованием планеристов. В мо- мент перехода границы наступающими войсками на кры- шу форта должны были опуститься грузовые планеры, и прибывшие на нем десантники, прошедшие тренировку на специально построенном макете, должны были взор- вать бронированные купола форта. (Оборонительные со- 70
Первый план Западной кампании
оружения форта Эбен-Эмаэль включали бронированный купол с двумя 120-мм пушками, два бронированных купола с двумя 75-мм пушками в каждом, четыре артиллерийских каземата (12 пушек калибра 75 мм), огневые позиции для 12 противотанковых 60-мм пушек. Большое количество пу- леметных гнезд. Гарнизон форта 1200 человек. — Ред.) Од- новременно парашютистам предстояло захватить мост и принять все меры по предотвращению его подрыва. Опера- ция, начавшаяся на рассвете 10 мая 1940 года, прошла удач- но. (85 (по другим данным, 75) десантников, забросав вхо- ды в сооружения форта гранатами, уничтожили перископы, вывели из строя, используя кумулятивные заряды, броне- колпаки форта. Потери немцев — 6 чел. В полдень гарнизон форта капитулировал. Охрана мостов также не успела их взорвать. На одном из мостов немецкие десантники поту- шили уже зажженный бикфордов шнур. — Ред.) В начале 1940 года намеченное Верховным главноко- мандованием наступление снова не состоялось из-за ухуд- шения погодных условий. Зима была необычайно суровой, дороги обледенели. Танки и грузовики на покрытых слоем льда улицах не могли свободно двигаться. В этих обстоя- тельствах удалось довести до сведения Верховного главно- командования новое предложение, касающееся наступа- тельных операций на Западе. Оно исходило от начальника штаба группы армий «А» фон Рундштедта генерала фон Манштейна. Генерал, так же как и его командующий, счи- тал, что существовавший до сих пор план наступления не является удачным, поскольку крупные силы французов и британская экспедиционная армия в полной боевой го- товности стояли на бельгийской границе и ожидали на- ступления немцев через Бельгию и Голландию. Следовало также принять во внимание, что этот план предусматривал лобовую атаку и тяжелые бои в Бельгии, в которых вполне можно и не победить. Исходя из этих соображений, был предложен новый план, согласно которому на направле- нии главного удара находилась не группа армий «Б» фон Бока, а группа армий «А» фон Рундштедта, и решающая победа должна была быть достигнута в прорыве, а не в об- ходе. Если это удастся, все силы противника окажутся раз- деленными на две части и шансы уничтожить их одну за 72
другой будут весьма велики. Конечно, для этого группе армий «А» фон Рундштедта сначала предстояло пересечь труднопроходимые Арденны, после чего выйти к другому естественному препятствию — реке Маас в районе Седана. Но зато противник там значительно слабее и не рассчиты- вает на германское наступление через Арденны. После форсирования Мааса местность будет вполне благопри- ятной для действий танков. Необходимо, сосредоточив все имеющиеся в наличии танковые силы, в хорошем темпе двигаться в направлении на Булонь к Ла-Маншу. Удли- няющийся при этом маневре южный фланг должен при- крываться армией, которая следует за танками по пятам, а именно на благоприятную для этого линию рек Сомма— Эна. Если этот прорыв удастся, исход Западной кампании можно считать решенным. Ведь все силы противника, оставшиеся к северу от линии Сомма—Эна, могут тогда быть уничтожены концентрированной атакой групп армий фон Бока и фон Рундштедта, а оставшиеся южнее силы французов будут удержаны от вмешательства в решающее сражение на севере (см. карту с. 74). План был гениально прост и произвел на Верховное главнокомандование соот- ветствующее впечатление. Главным вопросом оставался следующий: задержит ли привязанность германских тан- ков к дорогам в Арденнах (и ограниченная пропускная способность этих дорог) продвижение вперед настолько, что противник получит время для создания на реке Маас сильного оборонительного фронта, который сможет оста- новить запланированный здесь прорыв. Однако в конце концов Верховное главнокомандование (прежде всего Гитлер. — Ред.) решило принять план операции, предло- женный Манштейном. Это обусловило изменение общего сосредоточения и развертывания сил. 4-я армия перешла из группы армий «Б» фон Бока в группу армий «А» фон Рундштедта. Главные танковые силы (1250 танков из 2580 имевшихся у немцев) были собраны в Арденнах в танковую группу под командова- нием генерала фон Клейста. Ввиду трудной проходимости Арденн Верховное глав- нокомандование приняло решение отложить Западную 73
Второй (выполненный) план Западной кампании Западный вал (линия Зигфрида) линия Мажино
кампанию до наступления более благоприятных погод- ных условий. Временно на первый план вышла Норвеж- ская кампания. После ее успешного завершения настал черед наступления на Западе. Подготовка к наступлению велась настолько успешно, что приказ о начале наступления можно было отдать все- го за день до намеченной даты. Для исхода наступления большое значение имело то, чтобы противник заметил опасность, в которой окажется его северный фланг, как можно позже, когда ударные части группы армий «А» фон Рундштедта, пройдя Арденны и форсировав Маас, выйдут на оперативный простор в своем прорыве к морю. Кроме того, было бы очень удачно, если бы противник и дальше продолжал ожидать главный удар на своем северном флан- ге. Ибо в этом ожидании он готовился к тому, чтобы свои моторизованные подразделения, наиболее боеспособные дивизии и основные резервы бросить в Бельгию против группы армий «Б» фон Бока. Чтобы укрепить противника в этом заблуждении, в первые месяцы 1940 года прово- дились широкомасштабные отвлекающие маневры, кото- рые должны были убедить противника, что германское Верховное главнокомандование будет строго придержи- ваться «плана Шлиффена» кампании 1914 года, в которой также делалась ставка на обход левого фланга противника. Разного рода случайности, детально останавливаться на которых мы не будем, способствовали планам немцев. Все принятые меры имели успех, и, когда в мае 1940 года на- чалось германское наступление, командование противни- ка представляло себе общую ситуацию именно так, как это было нужно немцам. Французская кампания 1940 года «День икс — 10 мая», — было сказано в приказе Гит- лера от 9 мая, отданном соответствующим командирам. Начать наступление выпало на долю люфтваффе. Од- новременно с пересечением границы сухопутными сила- ми на рассвете германская авиация начала массирован- ные налеты на французские аэродромы. Эти атаки, судя 75
по всем поступавшим сообщениям, оказались полностью успешными и нанесли такой огромный ущерб француз- ским военно-воздушным силам (а также переброшенной во Францию английской военной авиации), что в даль- нейших операциях они больше не играли существенной роли. Донесения, приходившие от всех наступающих войск, были обнадеживающими. Особенно важным было удачное нападение на форт Эбен-Эмаэль, расположен- ный в районе Льежа. Операции шли быстро. 18-я армия из группы армий «Б» фон Бока прошла через Голландию, а 6-я армия фон Рейхенау, переправившись через Аль- берт-канал, продвинулась далеко вперед на Брюссель. Как и ожидало германское командование, вскоре из Се- верной Франции выдвинулись британские и французские войска для поддержки голландцев и бельгийцев. Значе- ние наступления группы армий «А» фон Рундштедта на направлении главного удара через Арденны пока оста- валось непонятым противником. А там, подгоняемые ду- хом соревнования, германские танковые и пехотные ди- визии на рассвете третьего дня наступления, 12 мая, вышли к Маасу. Уже 13 мая удалось, преодолев относи- тельно слабое сопротивление противника, создать плац- дармы за Маасом. (С наступлением темноты были на- ведены понтонные мосты. В ночь на 14 мая танковая группа Клейста у Седана и 15-й танковый корпус Гота у Динана начали переправу через Маас.) Дорога к морю для танковой группы фон Клейста была открыта. Немец- кие танки безостановочно катились к Булони и Абвилю (см. карту с. 74), неудержимо рвались к морю. В это вре- мя несколько севернее сильные и боеспособные соеди- нения противника вели ожесточенные бои с группой ар- мий «Б» фон Бока, неотвратимо идя навстречу своей судьбе — быть отрезанными от всякой связи с югом. По достижении Ла-Манша германские танковые формиро- вания и следовавшая в том же направлении 4-я армия фон Клюге повернули на север и атаковали вместе с дви- гавшимися с северо-востока и востока силами группы армий «Б» фон Бока зажатые во Фландрии и Артуа армии противника. Тем временем обе южные армии группы ар- мий «А» фон Рундштедта (12-я и 16-я) прикрыли обра- 76
зовавшийся район боевых действий от действовавших на юге французских сил. Пехотные дивизии одна за другой форсированным маршем двигались на запад, затем по- вернули на юг и заняли предписанные им позиции на Сомме и Эне. Для французского командования к этому времени оценка действительной ситуации чрезвычайно усложнилась, поскольку южная группа армий «Ц» фон Лееба тоже начала действенное сковывающее наступле- ние в предполье линии Мажино, в районе Саарбрюккена, и также благодаря другому отвлекающему маневру заста- вила противника ожидать предстоящего большого насту- пления на собственно линию Мажино. Таким образом, там остались скованными довольно большие силы фран- цузов. Не касаясь всех деталей сражения в районе Лилля, скажем только, что оно неоднократно входило в кризис- ные фазы, что, однако, не мешало изоляции главных сил противника. Голландцы после вторжения немцев быстро капитулировали. Существенный вклад в этот успех внес- ла воздушно-десантная операция на важнейших мостах. 28 мая и Бельгия, большая часть которой оказалась в ру- ках немцев, прекратила сопротивление. После этого по- ложение англичан и французов в северной части театра военных действий стало безнадежным. Английская экс- педиционная армия сделала выводы из создавшейся си- туации и начала отход к побережью, чтобы отплыть на свои острова. А тем временем танки фон Клейста шли к Дюнкерку, чтобы отрезать путь стремившимся туда анг- личанам. Ошибки немцев в Дюнкерке В этот момент Верховное главнокомандование отдало совершенно неожиданный приказ: остановить успешно наступающие танковые части перед Дюнкерком, хотя все водные преграды уже были пройдены. Это решение, несомненно, было одной из самых гру- бых ошибок командования, которую только можно было совершить. Оно способствовало тому, что основные силы английской экспедиционной армии, пусть даже без по- 77
давляющего большинства транспортных средств и тяже- лого вооружения, смогли переправиться в Англию, где составили ядро для последующего вторжения на Евро- пейский континент. 215 тысячам англичан и 123 тысячам французов и бельгийцев удалось спастись бегством на противоположный берег Ла-Манша. Падение Дюнкерка в германской прессе освещалось как большая победа. В действительности же это был провал, поскольку англи- чанам удалось ускользнуть, что, безусловно, было очень важным для дальнейших британских военно-политиче- ских решений. Нидерланды, Бельгия, Люксембург, земли на севере Франции до рек Сомма и Эна оказались в руках немцев. Французская армия понесла тяжелейшие потери, ее луч- шие танковые и моторизованные соединения были раз- биты. Оставшиеся силы находились южнее — справа ли- ния Мажино, слева спешно укрепляемый фронт обороны за реками Эна и Сомма. Сооружение этого нового обо- ронительного фронта, названного по распоряжению фран- цузского командования линией Вейгана, стоило францу- зам дальнейшего ослабления их сил на линии Мажино. К тому же со стороны Альп угрожали итальянцы, по- этому и там следовало держать хотя бы какие-то силы. (Итальянцы здесь, имея 32 дивизии, ничего не смогли сделать с 6 французскими дивизиями, более того, сами попали в тяжелое положение. — Ред.) Для германского командования предпосылки второго акта Западной кампании, а именно наступления, направ- ленного с севера на юг, а также согласованного с ним по времени прорыва линии Мажино с востока на запад, были в высшей степени благоприятными. И поэтому Верховное главнокомандование решило осуществить удар с рубежа реки Эна через плато Лангр к швейцарской гра- нице, поскольку тем самым линия Мажино могла быть выведена из строя с тыла, что открывало дорогу еще сто- явшей на Западном валу (линии Зигфрида) и Верхнем Рейне группе армий «Ц» фон Лееба. Этот план требовал быстрой перегруппировки армий. Группой армий «Б» (4, 6, 9-я) командовал фон Бок, фон Рундштедт — централь- ной группой армий «А», которая передала группе фон 78
Бока 4-ю армию, взамен получив 2-ю армию из резерва. На участке главного удара находилась группа армий «А» Рундштедта, которая силами 2, 12 и 16-й армий и новой танковой группы Гудериана наступала на юг, в то время как армии германского западного (правого) фланга на- ступали с рубежа Соммы к Сене, чтобы захватить Париж (см. карту с. 81). Эта масштабная наступательная операция проходила в полном соответствии с планом первоочередного наступ- ления группы армий «Б» фон Бока. 10 июня в войну вступила Италия, но наступление итальянцев в Альпах не было успешным. Уже 14 июня Париж, который, благодаря объявлению его «открытым городом», избежал боевых действий, был оккупирован немцами без боя. После того как танковые силы группы армий «А» фон Рундштедта прорвались через плато Лангр на юг, а группа армий «Ц» фон Лееба в районе Саар- брюккена прорвала линию Мажино, а затем форсирова- ла Верхний Рейн (у Фрайбурга), дело дошло до полного развала оставшейся части французской армии. Передо- вой танковый отряд группы Гудериана быстро вышел к швейцарской границе. Повсеместно образовывались кот- лы, в которых французские войска, полностью лишен- ные снабжения, быстро теряли боеспособность. Понимая всю сложность положения, французы 17 июня запросили о перемирии. Вскоре после этого боевые дей- ствия были прекращены, и к власти во Франции при- шел маршал Петен. В Компьенском лесу, в том же белом салон-вагоне, в котором германскому представителю в 1918 году пришлось принять диктат победителей, было подписано перемирие. (По приказу Гитлера этот исто- рический вагон маршала Фоша был изъят из музея и по- ставлен туда, где стоял в 1918 году. — Ред.) С французами обошлись весьма корректно. Следует подчеркнуть, что противник, даже понеся тяжелейшие потери, сражался храбро, вопреки непопулярности самой войны. (Француз- ская армия потеряла 84 тыс. убитыми и пропавшими без вести, 1 млн 547 тыс. солдат и офицеров оказались в гер- манском плену. Германские войска потеряли 45,5 тыс. убитыми и пропавшими без вести и 111 тыс. ранеными). 79
Перемирие во Франции Не вся Франция была оккупирована, а только та ее часть, которая к моменту капитуляции оказалась в руках немцев. (Не совсем так. В Центральной Франции немцы отошли назад на 120—200 км, зато оккупировали после перемирия не занятую в ходе боев приморскую зону от Бордо до испанской границы. — Ред.) Все равно это было ошеломляюще много, ибо немецкие моторизованные силы, сломив сопротивление французов, без остановок шли дальше. В итоге танковая дивизия Роммеля дошла до Шербура, другие соединения — до Бордо и испанской границы. Для остальной части Франции была установлена де- маркационная линия, которая начиналась недалеко от западной оконечности Женевского озера, проходила поч- ти до Тура и на запад, затем поворачивала на юг к Пуатье и заканчивалась на испанской границе в Пиренеях. Таким образом, Южная Франция и французские ко- лонии в Северной Африке остались под давлением пра- вительства Петена, резиденция которого находилась в Виши. Хотя оно работало под определенным германским контролем, немцы старались, когда речь заходила о вну- триполитических вопросах, по возможности предостав- лять Петену и его администрации свободу действий. Французская армия и уцелевшая часть военно-воздуш- ных сил подлежали демобилизации, причем было преду- смотрено сохранение или восстановление семи пехотных дивизий в неоккупированной части страны. Судьба фран- цузского военно-морского флота была решена так, чтобы пощадить чувства французов. Кораблям предстояло зайти в свои порты и самостоятельно разоружиться. Для продолжения войны против Англии для немцев особое значение имела бы оккупация всего средиземно- морского побережья и французской Северной Африки. Но, как уже говорилось, тогда каждый из противников надеялся на скорое заключение всеобщего мира. От командования сухопутными силами немецким вой- скам на Западе поступили строгие указания вести себя корректно по отношению к французскому населению. 80
направления главных ударов германских войск, прежде всего танков, с целью охвата главных сил французской армии окружение и капитуляция группировок французских войск Следует отметить, что основная масса местного населе- ния отнеслась к создавшемуся положению относительно спокойно, проявив самообладание. Для ведения дальнейших военных действий захват об- ширной территории на Западе был во всех отношениях весьма благоприятен для Германии. Промышленность, природные ресурсы, сельское хозяйство трех стран — Франции, Бельгии и Нидерландов (а также маленького, но промышленно развитого (прежде всего металлургия) Люксембурга, где в 1937 г. было выплавлено 2,5 млн т чу- гуна и около того стали — для сравнения, в Польше в 81
1938 г. 0,88 млн т чугуна и 1,4 млн т стали, во Франции в 1938 г. 6 млн т чугуна и 6,2 млн т стали. — Ред.) — укрепи- ли германский военный потенциал. Внушительные тро- феи в виде военного сырья всякого рода, топлива и прочих материалов существенно повысили возможность произ- водства вооружения для германской армии — теперь мог- ла быть подключена промышленность западных стран (на- пример, на оккупированной территории Франции до войны проживало 65 процентов населения страны, вы- плавлялось 97 процентов чугуна и 94 процента стали, добывалось 79 процентов угля, 100 — железной руды, со- биралось 75 процентов пшеницы, насчитывалось 65 про- центов крупного рогатого скота, 75 процентов лошадей. Здесь были основные заводы машиностроительной, авиа- ционной, автомобильной и химической промышленности. Достаточно упомянуть железную руду Лотарингии и уголь Северо-Восточной Франции и Бельгии. Каждого германского солдата, естественно, волновал вопрос: настанет ли теперь вожделенный мир, или, если надежды на мир не оправдаются, будет ли продолжена война против Англии? При этом все предполагали, что если Англия не проявит склонности к заключению мира, то этот последний неразбитый противник будет атакован так же быстро и сокрушительно. Возможно, Верховное главнокомандование было убеждено, что Англия очень скоро согласится на заклю- чение мира. Однако это мнение было ошибочным и при- вело лишь к потере времени. Получилось так, что необ- ходимые меры для продолжения войны против Англии никак не могли сдвинуться с мертвой точки. Дело в том, что Гитлер никогда всерьез не рассматривал возможность вторжения. Во всяком случае, никто точно не знал, как же, собственно, должна вестись война против островно- го государства. Существовало несколько возможностей: вторжение, воздушная война, а также, образно выража- ясь, взятие измором, задействовав подводные лодки и авиацию. Для последнего варианта, хотя благодаря захва- ту норвежских баз, французских атлантических портов и почти всех аэродромов на Западе шансы необычайно воз- росли, имеющееся количество подводных лодок было со- 82
вершенно недостаточным, чтобы противостоять британ- скому военно-морскому могуществу. Кроме того, для ведения такой войны потребовалось бы ежемесячно топить по 1 миллиону тонн тоннажа на протяжении как минимум года, а то и дольше. Если даже люфтваффе окажут военно-морскому флоту необходи- мую поддержку, атакуя корабли, порты, судоремонтные и складские сооружения противника, известное британ- ское упорство все равно не позволит рассчитывать на быстрый успех. Да и минирование английских торговых путей и гаваней, как боевое средство, быстро утратило свою эффективность, поскольку многообещающая маг- нитная мина была впервые использована против Англии слишком рано — осенью 1939 года (устье Темзы). До- вольно скоро англичане стали успешно бороться с таки- ми минами, размагничивая свои корабли. План вторжения в Англию Поскольку все описанные выше средства могли до- стичь цели только в далекой перспективе, летом 1940 года снова приоритетным стал план вторжения в Англию. Он готовился под кодовым названием «Морской лев», а в качестве отвлекающего был повторен в 1941 году под ко- довым названием «Акула». Верховное главнокомандование назначило срок окон- чания всех приготовлений к вторжению — 15 августа 1940 года. Однако он не был соблюден. После этого был намечен день в последней декаде сентября как крайний срок. Однако и он истек, а вторжение так и не началось. В ходе подготовки одна на другую громоздились труд- ности, усиливая сомнения участников, ибо масштаб и трудность подобной операции не шли ни в какое срав- нение с едва удавшимся нападением на Норвегию. Если бы в ловушке Дюнкерка и при успешном отходе тогда более или менее небоеспособных англичан через Ла-Манш у немцев имелось в наличии достаточное ко- личество транспортных судов, чтобы преследовать их по пятам, если бы для прикрытия этой операции существо- 83
вал и находился в нужном месте достаточный и мощный немецкий флот, если бы был подготовлен воздушный де- сант большого размаха, тогда, возможно, вторжение мог- ло бы иметь успех. Но только всего этого в тот момент в распоряжении немцев не было. Поэтому и потребовались длительные приготовления, которые к тому же включали новые, совершенно непри- вычные для армии факторы. Требовалось тесное сотруд- ничество с военно-морскими силами, которые обеспечи- вали бы переброску и прикрытие войск по морю, и с военно-воздушными силами, которые должны были за- щищать все подготовительные мероприятия и собственно переправу через Ла-Манш, а также сбрасывать воздуш- ные десанты на английский берег. Одновременно с этими приготовлениями шла пере- группировка находившихся на Западе германских сухо- путных сил, а также формирование военной администра- ции на оккупированных территориях. Командование сухопутными силами находилось в Фонтенбло. Главнокомандующим на Западе был назна- чен (к этому времени повышенный в звании) фельдмар- шал фон Рундштедт. Его штаб-квартира располагалась в Сен-Жермене и оставалась резиденцией главнокоман- дующего на Западе вплоть до падения Парижа. В группу армий «А» входили три армии: 16, 9 и 6-я, которые на- ходились в готовности, занимая позиции от границы с Нидерландами до Нормандии, но их основные силы были сосредоточены ближе к берегу Ла-Манша. Эти ар- мии предназначались для вторжения. Главнокомандующий на Западе осуществлял оператив- ное взаимодействие с тогда базировавшимся на Западе для поддержки наземных сил 2-м (фельдмаршал Кессельринг) и 3-м (фельдмаршал Шперле) воздушными флотами, а также группой ВМС «Запад» (генерал-адмирал Зааль- вахтер). Также было налажено сотрудничество с уже упомяну- той военной администрацией. Голландия получила собственную военную админи- страцию под руководством рейхскомиссара Зейс-Ин- кварта. Служебные отношения с ним осуществлялись 84
через командующего вермахтом на территории Голлан- дии (генерал авиации Кристиансен), который в основном занимался территориальными вопросами. В вопросах обороны своего побережья он подчинялся главнокоман- дующему на Западе. В Бельгии (Брюссель) находился на- чальник военной администрации и вермахта на терри- тории Бельгии и Северной Франции (генерал пехоты Фалькенхаузен). Его административный округ был уве- личен благодаря присоединению промышленных обла- стей Северной Франции. Военную администрацию и силы вермахта на остальной территории оккупированной Франции возглавлял генерал авиации фон Штюльпна- гель. Оба командующих занимались территориальными вопросами в своих военных округах, непосредственно подчинялись командующему сухопутными силами и во многих случаях также получали прямые указания от Вер- ховного главнокомандования или командования вермах- та. Такая структура была неэффективной и даже в от- носительно спокойные времена приводила к многочис- ленным конфликтам интересов. Группа армий «Б» фон Бока была перебазирована в Германию, группа армий «Ц» фон Лееба еще некоторое время оставалась на Западе (штаб в Дижоне). 7-я армия этой группы армий заняла позиции от побережья Бретани до испанской границы, а 1-я армия оставалась внутри страны для охраны демаркационной линии с неоккупиро- ванной частью Франции. Летом 1940 года штаб группы армий «Ц» фон Лееба тоже перебазировался в рейх, и было создано новое командование группы армий «Д» под руко- водством фельдмаршала фон Вицлебена, которому и были подчинены 1-я и 7-я армии. В оперативном отношении группа армий «Д» была подчинена главнокомандующему вермахтом на Западе; она пребывала в готовности при не- обходимости совершить быстрый марш-бросок на терри- торию неоккупированной части Франции. Пока происходила эта реорганизация, на побережье силами группы армий «А» продолжались приготовления к вторжению на Британские острова. Гигантские лагеря снабжения возникли прежде всего в районе Лилля во 85
Фландрии, на Сомме и в районе Руана на Сене. В каче- стве исходной базы вторжения предусматривался участок приблизительно от устья Мааса в Нидерландах до Шер- бура в Нормандии, на котором использовались бы все, даже самые маленькие гавани. Теперь было необходимо рассчитать грузовое простран- ство на судах, необходимое для войск вторжения и их обе- спечения, установить, что потребуется доставить из Гер- мании, сколько уйдет времени на сбор тоннажа, его распределение по выбранным для погрузки гаваням и соб- ственно погрузку. Необходимое время после отдачи Вер- ховным главнокомандованием приказа о начале вторже- ния составляло, по расчетам, 90 суток. Необходимый транспортный флот состоял из 145 пароходов разного тон- нажа, примерно 1800 барж, 400 буксиров, 900 катеров раз- ных типов и 100 прибрежных яхт. В дополнение к этому имелись минные заградители, плавучие артиллерийские и зенитные батареи и торпедные катера, предназначенные для ведения огня и поддержки. Можно себе представить, какой пестрой выглядела бы эта армада, если бы она дей- ствительно вышла в море. Причем нельзя забывать, что скорость каждого судна разная, а часть из них вовсе были несамоходными, и их необходимо было буксировать. По- следнее обстоятельство обусловливало зависимость от по- годных условий и повышенный риск. Чем больше компетентные лица занимались подгото- вительными мероприятиями к началу вторжения, тем больше они сомневались в успехе. То, что вполне могло получиться в момент падения Дюнкерка, теперь, по про- шествии месяцев, было связано с неоправданным ри- ском, потому что до начала сентября вторжение не могло начаться. У Англии было достаточно времени, чтобы сделать все необходимое для защиты своего южного и юго-восточного побережья от возможного вторжения. Это доказали раз- ведывательные полеты германских самолетов-разведчиков, которые доставляли снимки оборонительных сооружений и позиций. Противник старался особенно надежно защи- тить Лондон. Его военно-воздушные силы, несомненно, стали намного сильнее; британские истребители, хотя и 86
держались пока в обороне, были серьезным противником. Да и «Домашний флот» англичан нельзя было сбрасывать со счетов. И если крупные подразделения их надводных кораблей избегали проходить по Ла-Маншу, то лишь для того, чтобы избежать ненужных потерь при существующем превосходстве германских военно-воздушных сил. Но при решающем столкновении после вторжения все они вступят в бой, не считаясь с потерями. Британская армия, ядро ко- торой сумело спастись в Дюнкерке, была наверняка реор- ганизована и находилась на опасных с точки зрения воз- можности вторжения береговых участках в полной боевой готовности. Было известно, что зимой 1940/41 года целью англичан было вооружение 40 дивизий и, первоначально, 4—5 (позднее больше) танковых дивизий. Германское Вер- ховное главнокомандование не могло не опасаться, что за- планированное вторжение может окончиться для вермахта катастрофой, и в октябре 1940 года секретным приказом отменило операцию. Чтобы ввести противника в заблуждение, войскам ни- чего не сообщили. Тренировки продолжались. Германское Верховное главнокомандование решило прибегнуть к другому способу склонить Англию к мир- ным переговорам — массированному использованию авиации. Воздушная битва за Англию О ней мы поговорим позже, а сначала остановимся на отдельных моментах, касающихся сухопутных сил. Еще во время подготовки к вторжению, примерно в конце июля, 2-й и 3-й воздушные флоты получили за- дание командующего люфтваффе в войне против Англии завоевать и удержать господство в воздухе и при каж- дой возможности наносить удар по британским морским путям. 23 августа, в качестве ответной меры за бомбардировки немецких городов, был впервые произведен воздушный налет на военные цели в Лондоне. Последующие налеты на Лондон, порты, особенно на юго-восточном и южном 87
побережье Англии, и на систему аэродромного обслужи- вания, были весьма эффективными. Затем были проведе- ны не менее успешные налеты на британские суда, кото- рые несли потери и от минирования акваторий. Но чрезмерные требования к люфтваффе, тяжелые по- тери над Англией во время дневных налетов, которые с наступлением плохой погоды только увеличивались, по- степенно ослабляли эффективность воздушных ударов. В результате воздушные бои за Англию, учитывая посто- янно усиливающуюся противовоздушную оборону ан- гличан, сопровождались такими большими потерями, что пришлось переходить только на ночные налеты, и в кон- це концов стало очевидно, что общие потери намного превосходят результат. Высшее руководство Германии поняло, что одной только воздушной войной Англию к миру не склонить. После того как осенью 1940 года появился секретный приказ, отменивший вторжение, воздушная война тоже постепенно стала вестись более сдержанно, чтобы попол- нить и укрепить собственные военно-воздушные силы. Для них уже было готово новое задание. (В ходе битвы за Англию с августа 1940 по май 1941 г. немцы соверши- ли около 46 тыс. самолетовылетов и сбросили около 60 тыс. т бомб, потеряв около 1500 самолетов. Англий- ские ВВС потеряли 915 самолетов и свыше 500 летчиков. Жертвы среди населения составили свыше 86 тыс., в т. ч. ок. 40 тыс. убитыми). Перегруппировка войск на Западе в начале 1941 года 18 декабря 1941 года командование сухопутных сил получило от Верховного главнокомандования первое указание готовиться к возможной Восточной кампании. Хотя оно было совершенно секретным, предпринятые меры, несмотря на маскировку, долго скрывать не уда- лось. Штаб группы армий «А» был подготовлен к замене штабом группы армий «Д», так же как и должна была произойти замена главнокомандующего войсками на За- 88
паде. Замена должна была последовать в апреле 1941 го- да, она прошла по плану. Фельдмаршал фон Вицлебен принял на себя командование и перевел свою штаб- квартиру в Сен-Жермен. На месте группы армий «А» появилась недавно сформированная 15-я армия под ко- мандованием генерал-полковника Хаазе, к позициям которой примыкал удлинившийся до западных границ Нормандии береговой фронт 7-й армии. 1-я армия (ге- нерал-полковник Бласковиц) осталась внутри страны в качестве оперативного резерва и средства нажима на не- оккупированную часть Франции. Штаб армии переехал в Фонтенбло, уже оставленный командованием сухопут- ных сил. Для нового главнокомандующего на Западе общая си- туация виделась так: при уменьшении сил (целой армией меньше!) и явно связанных с Востоком планов высшего руководства задача командования на Западе носит чисто оборонительный характер. Притом что масштабной опе- рации англичан вряд ли стоило опасаться, внезапные на- падения местного масштаба были вполне возможны. С ростом сил Великобритании и вполне вероятным всту- плением в войну на ее стороне Соединенных Штатов, конечно, положение на Западе может стать критическим, если не последует отказ от плана Восточной кампании или она не будет проведена в кратчайшие сроки и с пол- ным успехом. Предполагалось, что в 1943 году Англия и, по-види- мому, США будут готовы к наступлению против Герма- нии в Европе. Командованию на Западе была поставлена главная задача: оборона занятого побережья против лю- бого нападения. Организация береговой обороны в 1941 году Итак, до 1943 года еще было время для организа- ции обороны на Западе. Чтобы компенсировать отно- сительную слабость войск, пришлось возводить укреп- ления. 89
Из-за перебазирования 2-го воздушного флота на Восток германские военно-воздушные силы на Западе тоже оказались наполовину ослабленными. Такое поло- жение пока было терпимым, но заставляло думать о бу- дущем. Тем более важно было подготовить продуман- ную, хорошо организованную систему обороны. Ее опорой стали имеющиеся в наличии важнейшие гавани, использовавшиеся военно-морскими силами Германии в качестве баз для ведения морской войны (подводная и крейсерская война, место стоянки для минных тральщи- ков и минных заградителей, флотилий торпедных кате- ров, верфи, ремонтные сооружения (доки), мастерские и т. д.). Эти морские базы, имевшие также большое зна- чение для налаживания снабжения войск, имели связь с люфтваффе, прибрежными аэродромами и береговы- ми батареями. Порученной задаче соответствовал и вы- бор «главного боевого рубежа» — он располагался поч- ти повсеместно непосредственно на берегу. Согласно существовавшей тогда точке зрения, считалось неверо- ятным, чтобы танки доставлялись на открытый берег. Предполагалось, что противник для высадки большого количества техники должен захватить пригодную для этой цели гавань. В соответствии с расчетными направ- лениями основного удара главные силы должны были дислоцироваться там, где вероятность высадки против- ника представлялась наиболее высокой. При распреде- лении сил принимались в расчет все данные развед- ки, итоги совещаний с командованием других видов вооруженных сил и т. д., в итоге были определены участ- ки береговой обороны, которые затем закреплялись за корпусами и дивизиями. Огромное количество рабо- ты ложилось на плечи самих войск: рекогносцировка, оборудование позиций, маскировка, тренировки, осо- бенно учебные тревоги, формирование местных резер- вов и сил быстрого реагирования, создание сетей связи и т. п. В целом задача требовала постоянного напряжения сил в течение длительного времени. Возникло много трудностей, которые военным приходилось преодолевать, выполняя эту совершенно новую для них работу. Часть 90
войсковых формирований были созданы совсем недавно и должны были стать по-настоящему боеспособными в процессе боевой учебы и работы по укреплению оборо- нительных рубежей. Возобновление приготовлений к вторжению в 1941 году В конце апреля 1941 года командование сухопутных сил отдало приказ главнокомандующему войсками на За- паде возобновить приготовления к вторжению в Южную Англию. В первом эшелоне сил вторжения должны были находиться соединения 15-й армии, за которыми в уста- новленное время последуют другие (всего речь шла о 30 пехотных и 4—5 танковых дивизиях). Был срочно со- ставлен план операции. Снова началась подготовка, опи- равшаяся на аналогичную работу, уже выполненную в 1940 году группой армий «А». В качестве плацдарма для высадки в этой операции, получившей кодовое название «Акула», был выбран рай- он между Фолкстоном и Истборном в Южной Англии, а исходной базой — участок побережья между устьем Ма- аса и Гавром. Шансы на удачу, по сравнению с 1940 го- дом, были, естественно, намного меньше, поскольку за минувшие месяцы береговая оборона англичан значи- тельно укрепилась и усовершенствовалась, а их военно- воздушные силы умножились. Понятно, что сомнения относительно перспектив вторжения стали намного силь- нее, чем в 1940 году, тем более что время, необходимое немцам до начала вторжения, давало англичанам «фору» в 90 суток. В начале июня в штаб-квартиру главнокомандующего на Западе прибыл уполномоченный начальника штаба сухопутных сил и разъяснил собравшимся офицерам, что все проделанные подготовительные работы есть не что иное, как тактический маневр, предназначенный для введения в заблуждение противника: эти работы должны были отвлечь внимание от подготовки военной кампании на Востоке. 91
Первое воздействие Восточной компании 1941 года на Запад С началом Восточной кампании в третьей декаде июня 1941 года была определена роль, которую предстояло впредь играть Западному фронту. Независимо от того, как начнется эта кампания и как долго будет длиться, командование на Западе должно было ориентироваться на самый худший случай. Иначе говоря, все возможные последствия Восточной кампании, каса- ющиеся продолжительности, неизбежных потерь, потреб- ностей в людях, материалах и технике, должны если не тотчас, то все же в обозримое время в значительной части компенсироваться с Западного фронта. Это означало ослабление оборонительных сил на Западе на длительную перспективу, что, в свою очередь, вынуждало принимать еще более интенсивные оборонительные меры для укреп- ления прибрежных позиций. Так возник приказ о со- здании очагов сопротивления, опорных пунктов и групп опорных пунктов для «скрепления» обороны. Эта оборо- нительная система должна была продержаться достаточно долго, чтобы местные резервы и силы быстрого реагиро- вания успели восстановить положение. Конечно, чисто полевые укрепления и доступные сухопутным войскам средства обороны были не слишком надежной защитой от тяжелых корабельных орудий и воздушных налетов. Из разведывательных донесений было известно, что в Англии начался выпуск четырехмоторных бомбардировщиков. Уже сейчас деятельность британской авиации на побере- жье была более чем оживленной. Правда, дневные атаки британских истребителей пока чаще всего оканчивались поражением лишь нескольких целей, но они не прекра- щались, а ночами наносились единичные бомбовые удары при большой глубине проникновения. Летом 1941 года по приказу Верховного главнокоман- дования Нормандские острова в Ла-Манше — Джерси, Гернси, Сарк и Олдерни — были укреплены целой диви- зией (319-й пехотной), зенитной и тяжелой артиллерией. Когда поздней осенью преждевременно установилась русская зима, не принеся с собой решающей победы, 92
Верховному главнокомандованию стало ясно, что Запад- ный фронт должен пойти на жертвы ради потребностей Восточного. Поэтому возникла задача изыскать допол- нительные средства для укрепления оборонной мощи на Западе. Рождение Атлантического вала Уже в конце июня 1941 года при главнокомандующем на Западе появился «инспектор земляных укреплений» с саперами и строителями. По приказу Верховного главно- командования их первой задачей стало превращение в крепость Нормандских островов в Ла-Манше, в ее выпол- нении в решающей степени участвовала Организация Тод- та под руководством оперативной группы «Запад», по- скольку усилий одних только войск было недостаточно. В декабре 1941 года требование дополнительной ра- бочей силы было удовлетворено решением Верховного главнокомандования. Поступил первый приказ о возве- дении фортификационных сооружений на линии бе- реговой обороны, который послужил началом создания Атлантического вала. Однако путь от приказа до его практического исполнения был довольно длинным. По указанию Верховного главнокомандования для долговре- менного строительства на побережье были собраны все наличные силы и средства от Нидерландов до испанской границы. Тактический принцип, заключающийся в том, что побережье есть главный боевой рубеж, был сохра- нен. Проведением строительных работ руководила Ор- ганизация Тодта. Задача была простой и понятной, но выполнение оказалось сложным. Хотя основа будущих фортификационных сооружений тянулась по ходу преж- них полевых укреплений, выбор типа самих сооружений, определение степени срочности, затрат материалов и сроков — все это требовало времени. К этому надо до- бавить, что требования военно-морских сил, которым были необходимы базы и которые не имели возможно- сти обходиться без наземных сооружений, также должны быть учтены в общем оборонительном плане. Прежде 93
чем была завершена разведка местности, урегулированы все споры и найдены компромиссные решения, прошло много времени. Практические работы начались только весной 1942 года. Смена командования на Западе, 1942 год Налеты вражеской авиации на побережье становились все более частыми, что указывало на возросшую актив- ность противника в целом. Темной февральской ночью неподалеку от мыса Антифер (2,5 км севернее Гавра) приземлились 60 британских парашютистов и захватили, действуя явно по тщательно разработанному плану, гер- манскую радиолокационную установку. Несмотря на то что находившиеся на этом участке германские части были быстро подняты по тревоге, англичанам удалось ускользнуть морским путем, унеся с собой трофеи. В марте впервые была проведена ночная бомбежка Парижа, вызвавшая большие жертвы среди мирного населения города. Вскоре после этого фельмаршал фон Вицлебен покинул свой пост «по состоянию здоровья», так же как и генерал Гильперт. Новым главнокомандующим на За- паде стал фельдмаршал фон Рундштедт, новым началь- ником штаба — генерал Цейцлер. С этого начался период повышенной активности на За- паде, вовлекший войска в многочисленные тревоги, уче- ния, инспекции. Англичане продолжили внезапные на- падения. В ночь с 27 на 28 марта несколько небольших английских кораблей (старый эсминец, артиллерийский катер (канонерка), торпедный катер, 16 посыльных катеров с десантом (в сопровождении двух эсминцев охранения) проникли в устье Луары и взяли курс на Сен-Назер. Одно- временно последовала бомбардировка города авиацией, за- гнавшая и войска, и население в укрытие. Сен-Назер был базой немецких подводных лодок, имевшей во внутренней акватории бетонированное убежище для отстоя. Вход туда осуществлялся через шлюзы, они-то и стали основной ми- шенью англичан. Одному из эсминцев удалось достичь вхо- да в так называемый нормандский сухой док (строился для 94
лайнера «Нормандия» водоизмещением свыше 80 тыс. т, был пригоден для линкоров, таких как «Тирпиц»). Там команда открыла вентили и затопила корабль. Нападение на другие доки было отбито огнем их защитников. Значи- тельный отряд десантников высадился во внутренней аква- тории, произвел многочисленные разрушения, но не до- брался до убежища подлодок, которое было защищено благодаря принятым германскими моряками оборонитель- ным мерам. Когда в бой вступили поднятые по тревоге ре- зервы, англичане, понеся большие потери, отступили по Луаре. Находившаяся на северном берегу зенитная батарея начала обстреливать катера, и мало кому удалось уйти. Еще один короткий боевой эпизод произошел на море, где остался небольшой британский отряд поддержки отхода. Примчавшаяся из района Бордо поднятая по тревоге фло- тилия немецких торпедных катеров нанесла удар по вышед- шей из устья Луары английской канонерке, которая была подбита, захвачена и в качестве военного трофея доставле- на в Сен-Назер. А там произошел еще один эпизод. Затоп- ленный старый эсминец имел на борту взрывчатку и взры- ватель замедленного действия. Взрывчатка неожиданно сдетонировала. Сухой док, правда, уничтожен не был, но получил повреждения. В целом рейд англичан был неудач- ным. План парализовать базу германских подводных лодок провалился, а более 200 англичан оказались в плену. Но усвоенный немцами урок был следующим: Англия продол- жает господствовать на море, подобные операции можно подавить, но их нельзя предотвратить. В будущем с возмож- ностью их проведения следует считаться и быть готовыми к быстрым ответным мерам. Как показало будущее, такая оценка была правильной. Британский рейд на Дьеп, август 1942 года Между тем Западный фронт по приказу Гитлера стал театром военных действий Верховного главнокомандова- ния вермахта (ОКВ). Одновременно известная директива № 40 обосновала новую командную структуру, еще раз недвусмысленно 95
определила береговую линию как главный боевой рубеж, предписала всем частям вермахта взаимодействовать с главнокомандующим на Западе, которому подчинялись силы, находившиеся на суше. Хотя ничего принципиаль- но нового директива не дала, однако непосредственное подчинение Верховному главнокомандованию вермахта (ОКВ) влекло за собой перераспределение сил в пользу Восточного фронта. Что касается сооружения Атлантического вала, то тре- бования военно-морских сил и военно-воздушных сил в рамках общей потребности остались соразмерными. При строительстве Атлантического вала участком главного уда- ра считался берег Ла-Манша, а также крупные гавани — Гавр, Шербур, Брест, Лорьян, устье Жиронды. Полученное Организацией Тодта от главнокомандующего на Западе указание строить так, как будто до 1943 года не будет ни- какого вторжения, выдержало проверку временем. Полуостров Котантен в Нормандии германскими мо- ряками не считался особенно удобным для большого вторжения противника и оставался за линией фронта на побережье. Произошло небольшое наращивание сил благодаря вы- движению на прибрежный фронт 1-й армии, занявшей позиции от Луары до испанской границы. 7-я армия смог- ла продвинуться на север. Последняя приняла у 15-й ар- мии примыкающие к Нормандии острова и перевела свою штаб-квартиру из Бордо в Ле-Ман. К этому времени (лето 1942 года) увеличившаяся потребность в людях и технике для Восточного фронта стала крайне негативно сказывать- ся на положении германских сил на Западе. Людей, при- годных для службы на Восточном фронте, набирали вез- де, в первую очередь в подразделениях и частях тыла. На Восток уходили годные к эксплуатации транспортные средства и запасные части, современные тяжелые орудия, вместо которых на Западе ставились на вооружение уста- ревшие трофейные образцы. Мобильность войск на За- паде становилась все ниже, потребление топлива сокра- щалось, части и соединения приходили и, после того как, пополнившись и отдохнув, становились пригодными к от- правке на Восток, снова туда отправлялись. Это в особен- 96
ности касалось танковых дивизий, которые постоянно чередовались, прибывая потрепанными с Восточного фронта на доукомплектование. Поэтому вряд ли стоит удивляться, что эти войска не выказывали особого инте- реса к строительству сооружений береговой обороны. Вспомогательные меры главнокомандующего на Западе - создание дежурных подразделений, зенитных батарей, подготовка системы реагирования (переброска отрядов с безопасных участков побережья на участки, подвергшиеся нападению противника) - оказывали свое действие. Вся эта работа, хоть и медленно, шла своим чередом, когда 19 августа 1942 года поступило сообщение, что в 5.40 утра началась высадка сил противника в районе Дьепа. Ему противостояла на своем участке береговой обороны 302-я пехотная дивизия. Случаю было угодно, чтобы следовавшие втемноте вражеские корабли натолк- нулись на германский конвой. В результате столкновения шум, световые сигналы и прочие атрибуты боя уведоми- ли берег о приближении противника. Несмотря на силь- ный обстрел Дьепа с боевых кораблей, противнику не удалось ввести в бой свои танки, используя специально сконструированные десантные плавсредства для их до- ставки на берег. 28 танков были подбиты на мелководье или непосредственно на берегу. У дьепа британский де- сант был остановлен перед береговыми укреплениями — это была канадская дивизия, усиленная десантниками, которые сражались смело и решительно, однако еще до полудня противник изнемог в бою, в котором немцев поддержали военно-воздушные силы. А когда из Амьена прибыла поднятая по тревоге Ю-я танковая дивизия и противник оказался под огнем танков, его судьба была решена. Потери немцев составили 200-300 человек, но расположенная к западу от Дьепа тяжелая артиллерий- ская батарея из-за временного проникновения против- ника на ее позиции понесла серьезный урон. К 15 часам англичан, кроме погибших и пленных, на берегу больше не было. Общее число пленных британцев составило около 2700 человек, погибших - около 700 человек. Это был успех, который, впрочем, не стоило переоценивать, поскольку речь шла только об операции с ограниченной 4 Вторая мировая война... 97
целью. Операция не шла ни в какое сравнение с пред- стоящим грандиозным вторжением. Однако любой бое- вой опыт был в той или иной степени ценен — и для одной и для другой стороны. Выход Алжира из-под власти правительства Виши. Оккупация юга Франции. Поздняя осень 1943 года В сентябре 1942 года начальник штаба главнокоманду- ющего на Западе генерал Цейцлер был назначен начальни- ком Генерального штаба сухопутных сил (сменив Гальдера). Его место занял генерал Блюментрит. Вскоре после этой смены отчетливо проявились признаки возможного выхода Алжира из-под власти правительства Виши. Поскольку там высадились западные союзники (США уже вступили в вой- ну на стороне Англии), сложилась новая опасная для За- падного фронта ситуация: возможность вражеского броска к французскому средиземноморскому побережью. Это следовало предотвратить. Верховное главноко- мандование отдало приказ о начале давно готовившейся операции «Аттила». Колонны немецких войск, в основ- ном по долине Гаронны (силы 1-й армии) и Роны (силы штаба LXXXIII армейского корпуса генерала Фельбера), устремились на юг — к средиземноморскому побережью. От границы демаркационной линии пехоту частично перевозили следовавшие по графику поезда, так что пе- хотинцы прибыли на побережье даже раньше, чем ме- ханизированные войска. Приблизительно через 24 часа первые германские солдаты увидели Средиземное море. Передовым частям были приданы оперативные группы люфтваффе и военно-морского флота, чтобы они могли немедленно захватить порты, аэродромы и т. д. и нала- дить в них работу. Слабая армия Виши (в которой оста- валось семь дивизий) практически не оказала сопротив- ления и была разоружена, причем в «щадящем» режиме. Также быстро был захвачен Тулон — место стоянки французского флота. Французские военные моряки за- топили свои корабли в гавани. 98
Оккупация Южной Франции потребовала нового пере- распределения сил на Западе, чтобы хоть как-то обезопа- сить южное побережье Франции от попыток вторжения союзников. Главными портами побережья были Марсель и Тулон. Генерал Фельбер, ставший командиром армей- ской группы «Фельбер», получил приказ взять на себя обо- рону французского средиземноморского побережья. При- мерно от Тулона до итальянской границы располагались силы итальянской 4-й армии (генерал-полковник Ферсел- лино), которая в тактическом отношении подчинялась главнокомандующему на Западе. Из-за очередного рас- пыления сил положение на Западном фронте еще более усложнилось, что способствовало ускорению возможного вторжения союзников. На Западе начался весьма напря- женный период, предшествовавший вторжению. Напряженный 1943 год Все чувствовали, что вторжение приближается. Огром- ная потребность в силах на Востоке сказывалась на ситуа- ции на Западном фронте. Оборонительные возможности немцев, из-за прибавления французского средиземно- морского побережья, существенно ослабли. Для создания оборонительных укреплений на берегу была привлечена Организация Тодта, которая в то время должна была за- ниматься продолжением сооружения Атлантического вала. Необходимого результата за короткое время до начала вторжения добиться было невозможно. Активность вражеской авиации тем временем неудер- жимо возрастала. Превосходство в воздухе, безусловно, было на стороне западных союзников. Дневные и ночные полеты бомбардировщиков для нанесения бомбовых уда- ров по городам Германии теперь стали в порядке вещей. На Западе, особенно над побережьем, участились полеты истребителей-бомбардировщиков, ставшие причиной больших потерь. Все чаще поражались локомотивы, что вызывало беспорядок на железной дороге. Обычными стали бомбовые удары по ремонтным мастерским и про- мышленным предприятиям. Резко возросла и активность 99
движения Сопротивления, особенно в горных областях юга Франции. Его подпитывали западные союзники, ре- гулярно забрасывая во Францию своих агентов, оружие и взрывчатку. Работали целые агентурные сети против- ника, имевшие рации и передававшие своему командо- ванию важные разведывательные сведения. Положение еще более ухудшилось, когда Верховное главнокомандование приняло решение об использовании самолетов снарядов фау-1 (первый боевой пуск 13 июня 1944) и баллистических ракет фау-2 (первый боевой пуск 8 сентября) и строительства для них крепостных сооруже- ний на побережье. Из-за усиленно ведущегося летом 1943 года строительства тайну сохранить не удалось, и со- ответствующие постройки были разбомблены незадолго до их завершения. Остались нетронутыми только полевые, хорошо замаскированные позиции фау-1 (самолет-снаряд с воздушно-реактивным пульсирующим двигателем без экипажа, с зарядом взрывчатки 700 кг). Для руководства применением фау-оружия был создан специальный штаб корпуса особого назначения. Фельдмаршал фон Рундштедт испытывал мучительные сомнения. Зная, какие силы имеются в его распоряже- нии, он понимал, что не сможет отразить вторжение, для этого ему не хватало сильного и мобильного оперативно- го танкового резерва. Ощущалась и нехватка военно- воздушных сил, в первую очередь истребителей. Попытка фон Рундштедта в личной беседе в штаб- квартире фюрера внести ясность касательно общей обста- новки и возможных последствий осталась безрезультат- ной. Будучи человеком умным и предусмотрительным, он распорядился о проведении генеральной инспекции всех участков береговой обороны смешанной комиссией вер- махта, чтобы Верховное главнокомандование прониклось серьезностью ситуации, получив неприукрашенный до- клад о положении на Западе, — о боеспособности воин- ских частей, состоянии строительства, отсутствии опера- тивных резервов, слабости люфтваффе и кригсмарине. Как выяснилось, Верховное главнокомандование знало достаточно много и попыталось оказать помощь, издав директиву № 51. Понимая, что на Востоке еще имеется 100
свободное пространство для маневра, но что даже неболь- шая потеря территории на Западе ставит под угрозу центр германского сопротивления (т. е. собственно Германию), директива еще раз требовала безусловного удерживания линии фронта на побережье. Таким образом, директива снова повторила догму неподвижной жесткой обороны. Участок главного удара по вторгшемуся противнику может быть только на побережье, и это должно учитываться при всех мерах, принимаемых главнокомандующим на Западе. Хотя Верховное главнокомандование дело все возмож- ное, чтобы направить на Запад новые войска и технику, результатов не было, поскольку неотложные потребности Восточного фронта сводили на нет подобные усилия. Перебросить на Запад оперативные резервы не представ- лялось возможным. Атлантический вал был еще далеко не готов, правда, кое-где на побережье, прежде всего во Фландрии, он до- стиг определенной глубины и мощи. Слабым в смысле обороны оставался залив Сены, еще слабее — полуостров Котантен (в Нормандии), часть побережья Бретани, еще очень тонкий Бискайский фронт и, конечно, средиземно- морское побережье. Сложившаяся там осенью 1943 года ситуация (из-за капитуляции Италии, не выдержавшей напора союзников на Сицилии и на юге Апеннинского п-ова) стала критической. Участок на южном побережье Франции, занятый ранее итальянской армией, теперь при- шлось взять на себя немцам, что вызвало дальнейшее ослабление Западного фронта. Теперь немцы должны были занять оборону, в большинстве случаев неподвиж- ную, и защищать 4 тысячи километров береговых линий и границ, с участком возможного главного удара на Ла- Манше, занимая многочисленные крепости и укреплен- ные районы: Тексел, Антверпен, Дюнкерк, Кале, Булонь, Гавр, Шербур, Нормандские острова, Сен-Мало, Брест, Лорьян, Сен-Назер, Ла-Рошель, Марсель, Тулон. Эта тер- ритория «проглатывала» 200 тысяч человек, не говоря уже о технике, оружии и боеприпасах, которые должны были находиться неподалеку. Вдоль этого сильно растянутого фронта тянулась лента Атлантического вала, часто пре- рывающаяся. Он мог сыграть решающую роль в контригре 101
с союзниками, требовалась только «оккупация» — то есть необходимое количество войск. Впрочем, Атлантический вал уже «сожрал» без остатка Западный вал (линию Зиг- фрида). Последний был демонтирован ради своего атлан- тического «собрата». Орудия, техника, колючая проволока и даже бронированные купола (бронеколпаки) были сня- ты и установлены на Атлантическом валу. Одного только железобетона до начала вторжения на него пошло 10 мил- лионов кубических метров! Фельдмаршал Роммель, зима 1943/44 года В ноябре 1943 года Верховное главнокомандование дало освободившемуся в Италии фельдмаршалу Ромме- лю и его штабу особое задание — проверить готовность береговой обороны в Дании и Франции. После этого у Роммеля родилась вполне логичная идея об отправке командования его группы армий «Б» на наиболее веро- ятный фронт вторжения (побережье Ла-Манша). Верхов- ное главнокомандование дало согласие, и фельдмаршал принял командование 15-й и 7-й армиями в Голландии. С обычной для себя энергичностью Роммель начал укре- плять и усовершенствовать береговую оборону, исполь- зуя порой самые неожиданные решения (затопление старых судов, забивка свай, создание выступающих да- леко вперед препятствий, плотное минирование и т. д.). Он делал все от него зависящее, чтобы выиграть время и повысить обороноспособность фронта. Его штаб-квар- тира располагалась в Ла-Рош-Гюйон на Сене ниже Па- рижа. Новая командная структура Западного фронта, 1944 год Главнокомандующий Западным фронтом, которому в преддверии грядущих боев была на руку упрощенная ко- мандная структура, в начале весны 1944 года предложил, 102
чтобы силы на юге — 1-я армия на Бискайском фронте и 19-я армия (под этим названием поздней осенью 1943 года генералом фон Зоденштерном была принята армейская группа «Фельбер») — были объединены в одну группу ар- мий под командованием проверенного генерал-полковни- ка фон Бласковица. В соответствии с этим предложением было одобрено создание армейской группы «Г». Позд- нее — осенью 1944 года — она стала группой армий. Штаб- квартира группы армий «Г» разместилась в населенном пункте Руффиак. Полное господство противника в воздухе незадолго до начала вторжения в 1944 году Превосходство в воздухе западных союзников весной 1944 года переросло в полное их господство. Пришлось почувствовать на себе, что это такое, когда промышлен- ность и военные предприятия на оккупированных тер- риториях разрушены, все важнейшие транспортные узлы оказались сплошь изрытыми воронками, да и желез- нодорожная система в целом находится в полном бес- порядке. Хотя немцы прилагали всевозможные усилия, чтобы поддерживать хотя бы минимальное движение по железным дорогам, некоторые участки дорог пострадали настолько, что поезда нередко простаивали сутками. Собственные аэродромы, базы немногочисленных ис- требителей и бомбардировщиков 3-го воздушного флота были давно переведены в район восточнее Парижа, но и там они подвергались частым атакам. Дневные налеты истребителей-бомбардировщиков в глубь страны делали передвижение войск чрезвычайно опасным и наноси- ли им большой урон. Все вышеперечисленное вместе вызывало постепенное нарастание напряжения. Вскоре должна была последовать разрядка. В так называемом «береговом районе» германские вой- ска находились в боевой готовности и днем и ночью. Западный фронт располагал 59 соединениями, коман- дование которыми осуществляли разные армии и 17 шта- 103
бов корпусов. В числе 59 соединений было девять танко- вых дивизий, две из которых опять-таки входили в резерв ОКВ и стояли к западу и к югу от Парижа. (К 6 июня во Франции, Бельгии и Нидерландах дислоцировалось 58 германских дивизий, в т. ч. 42 пехотные, 9 танковых и 4 авиаполевые. — Ред.) Генералу танковых войск барону фон Швеппенбур- гу было поручено формирование тактического штаба оперативного руководства танковой группой «Запад», чтобы после начала вторжения можно было действо- вать, объединив все имеющиеся в наличии танковые силы. В Нормандии, которая все чаще рассматривалась как возможная цель вторжения, в начале июня 1944 года за- нимал оборону LXXXIV армейский корпус (генерал Маркс), 716, 352, 709, 243-я пехотные дивизии, а также 30-я «мобильная» бригада (велосипедисты). Дальше, на Нормандских островах, находилась усиленная 319-я пе- хотная дивизия. На полуострове Котантен для защиты от парашютного десанта и в качестве резерва находились 91-я пехотная дивизия, часть 243-й пехотной дивизии, 6-й парашютно-десантный полк и 21-я танковая дивизия (последняя в районе Кана). Позднее на фронте вторже- ния шириной более 150 километров находилось всего три немецких дивизии — 716, 352, 709-я. По донесениям разведки, у противника в Англии было готово к вторжению 65 соединений. Среди них имелись парашютно-десантные и танковые дивизии. Считалось, что противник располагал тоннажем судов, достаточным для одновременной переправы примерно двадцати дивизий. В начале июня 1944 года в заливе Сены и у тянув- шегося на северо-запад побережья Нормандии с точки зрения приливно-отливных явлений ситуация благопри- ятствовала высадке противника. Погода была относи- тельно спокойной, и войска в Нормандии постоянно пребывали в боевой готовности. Только когда 5 июня волнение моря несколько усилилось (сила ветра достиг- ла 4—5 баллов), немцы посчитали возможным немного расслабиться. 104
Начало вторжения. Ночь с 5 на 6 июня 1944 года Между 21.15 и 21.30 главнокомандующий Западным фронтом получил сообщение о расшифровке перехва- ченной радиограммы противника, в которой говорилось о мобилизации всего движения Сопротивления на гря- дущую ночь. Это означало начало вторжения. Группа армий «Б» была проинформирована и приведена в пол- ную боевую готовность. На других участках боевая го- товность войск была также повышена. Об угрожающей опасности были уведомлены все командные инстанции. Одновременно активизировались давно идущие приго- товления в штабах. К полуночи упомянутая радиограмма повторилась, на этот раз открытым текстом. Сомнений больше не оставалось. 6 июня 1944 года между часом и двумя ночи командующий фронтом получил сообщение от группы армий «Б» о том, что в Нормандии (п-ов Ко- тантен) наблюдается сброс парашютистов и приземление грузовых планеров. Пока атаки удавалось отбить. Десан- тирование наблюдалось в районе юго-юго-западнее Ва- лони, северо-западнее Карантана и северо-восточнее Кана на реке Орн. В тот момент командование могло только ждать, как будут развиваться события. Однако все разделяли уверенность, что рано утром начнется вы- садка с моря. Она могла вестись только на юго-восточ- ном побережье Нормандии. На свою ответственность главнокомандующий фронтом поднял резервы ОКВ (12-ю танковую дивизию и учебную танковую дивизию), подчинил их группе армий «Б» и приказал двигаться к Кану на реке Орн. К утру 6 июня — часы показывали около 6 часов — сильным обстрелом корабельных орудий и бомбардиров- кой фортификационных сооружений началась высадка первого эшелона войск западных союзников на норманд- ском берегу — между реками Орн и Вир. Преодолевая сильное сопротивление, союзники создали плацдармы к востоку от устья реки Вир, к северо-западу от Байё и к северу от Кана. Севернее устья реки Вир (между Сен-Ва- ла-Уг и устьем реки) на берег попытались высадиться 105
г — — - ---Оу-^^20—3'0-6:44: <zr Ъ^Шер.б.ур |Валонь^*/ ,Сен:Ва-ла;Уг •676~4У №zzi3:—18;бШ: Чг; ч-Х^Гавр 7залио~^”^и_ :Сены^^ -• Руан -20:б~30.7.44 ==Кутанс1 Гранвиль^ £31:7.71:8744 -Ло) ^Кан[ •Лизьё Сен-Мала JST -де-л’Орн Аржантан' Л’Эгль Эврё Дрё* 24/24*8.44 • Рен АО?*4' Шартр ф Алансон № 10.8.44 • Ле-Ман Даты показывают продвижение англо-американских войск l 2> американский танковый прорыв от Авранша на Париж парашютные десанты союзников
(в первый момент тщетно) американцы, понесшие боль- шие потери (см. карту с. 106). Отражение с воздуха высадки противника (82-я и 101-я американские дивизии) в районе между Валонью и Карантаном казалось вполне перспективным. Прежде всего, 82-я американская воздушно-десантная дивизия была на три четверти окружена. Более 100 грузовых пла- неров было подбито в воздухе или уничтожено при по- садке. И все же обе упорно сражавшиеся парашютно- десантные дивизии устояли, пусть и понесли огромные потери, и с боями двигались по направлению к восточ- ному побережью полуострова Котантен, чтобы, прорвав береговую оборону немцев с тыла, открыть путь дивизи- ям, высадившимся с моря. В этот первый день высадки союзников у обороня- ющихся был только один шанс: уничтожить их еще сла- бые плацдармы между реками Орн и Вир и тем самым лишить десант точек опоры. Однако Верховное главно- командование утром 6 июня категорическим приказом остановило уже находившиеся в движении в направле- нии Кана упомянутые выше танковые дивизии. Они про- должили движение только после полудня, но из-за актив- ности вражеской авиации над театром боевых действий больше не могли двигаться в дневное время. Поэтому находившейся в районе Кана 21-й танковой дивизии пришлось в одиночку перейти в контрнаступле- ние, достигнуть побережья, по пути освободив несколько окруженных огневых точек. Но она не смогла противо- стоять огню вражеской корабельной артиллерии, тем бо- лее что новые высадки парашютного десанта в ее тылу существенно обострили ситуацию. Поэтому командир дивизии приказал отступать. А потом началась ожесточенная битва за каждый метр земли. Чудовищная армада вражеских самолетов, которые уже через три дня после начала вторжения базировались на аэродромах расширенных плацдармов, не позволяла германским войскам активно действовать, прерывала их снабжение. Подходившие германские танковые дивизии приходилось использовать для поддержки ставшего тон- ким фронта — они стали своеобразными «пожарными 107
командами». Поэтому задуманное в период между 9 и 12 июня контрнаступление, прежде всего силами танковой группы «Запад», не было поддержано. До 12 июня (см. кар- ту с. 106) западные союзники создали большой взаимосвя- занный плацдарм между Орном и Виром. 13 июня амери- канские танкисты прорвались из района Карантана на северо-запад и затем отрезали северную часть полуострова Котантен с крепостью Шербур от остального фронта. Ситуация была такой, что потребовались новые мас- штабные решения. Главнокомандующий Западным фрон- том намеревался отойти за Орн, чтобы там создать проч- ный оборонительный заслон, сформировав мобильный оперативный танковый резерв. Ему противоречил приказ Верховного главнокомандования защищать каждый метр земли. Под давлением Рундштедта и Роммеля Гитлер 16 июня лично прибыл на командный пункт Марживаль (севернее Суасона), где 17 июня провел тайное совеща- ние с двумя фельдмаршалами. Те потребовали, чтобы из создавшейся ситуации были сделаны соответствующие политические выводы или же, по крайней мере, появи- лась новая директива относительно характера ведения боевых действий. Последнее было обещано, но последо- вал только приказ удержать Шербур любыми средствами. 17 июня после полудня Гитлер улетел обратно. Шербур, правда, уже 27 июня все равно пал под ударами амери- канских танковых соединений. Незадолго до этого против Лондона было применено уже упомянутое оружие, фау-1. Оно определенно произ- вело впечатление, в том числе психологическое, однако в дальнейшем его действие ослабло — когда противник нашел средства противодействия. С падением Шербура ситуация изменилась. Захват порта давал возможность западным союзникам подвозить новые силы и, прежде всего, снабжать войска любыми грузами в любом количестве. И если до сих пор участок главного удара находился в районе Кана, то теперь обо- значилось новое главное направление в районе Сен-Ло. Все попытки нормализовать здесь ситуацию прежде, чем союзники нанесут здесь решающий удар, оказались тщет- ными. Подготовленное по приказу Верховного главноко- 108
мандования большое танковое контрнаступление силами танковой группы «Запад» (шестью дивизиями), хотя, теоретически, и могло привести к успеху, но на практике этого не произошло, поскольку невозможно было обе- спечить нужное количество боеприпасов, топлива и про- чего снабжения. К тому же предназначенные для участия в контрнаступлении дивизии постоянно привлекались для урегулирования кризисных ситуаций местного зна- чения. Вражеская авиация, безусловно господствовавшая в воздухе, уже держала тылы германского Нормандского фронта под таким плотным контролем, что все пути под- воза были заблокированы разбитыми транспортными средствами. Передвижение в дневное время стало невоз- можным, и самое необходимое доставлялось в крайне ограниченных количествах по ночам объездными доро- гами. Мосты через Сену на участке между Парижем и устьем Сены были полностью уничтожены, железнодо- рожное сообщение до территории восточнее Парижа пре- рвано. Переброска войск с участков фронта, которым не угрожали союзники, с использованием железнодорожно- го транспорта была редкой, небольшими партиями. В результате германская сторона катастрофически теряла время, которое западные союзники использовали для укрепления своих сил. Уже в июне в Нормандии находи- лась так называемая 21-я группа армий в составе 1-й аме- риканской и 2-й английской армий, которые включали более 20 соединений, обеспеченных всем необходимым для ведения боевых действий. Силы и возможности гер- манской стороны были несравненно меньше. Когда, не- смотря на это, в ходе нормандского сражения, до отступ- ления через Сену удалось подпитать фронт восемью корпусами и 32 дивизиями и боеспособными боевыми группами, стало ясно, что на Западе дело приняло ре- шающий оборот. Каждый делал все от него зависящее. Так, командующий 7-й армией генерал Дольман дневал и ночевал на фронте и в конце концов, не выдержав на- пряжения, скончался. Генерал Маркс погиб в бою. Сот- ни и тысячи храбрых германских офицеров и солдат сра- жались в Нормандии до конца. (С 6 июня по 23 июля немцы потеряли в Нормандии 113 тыс. чел. убитыми, ра- 109
неными и пленными, 2117 танков и 345 самолетов. Со- юзники за это время потеряли 122 тыс. чел. (49 тыс. ан- гличан и канадцев и около 73 тыс. американцев. — Ред.) Смещение фельдмаршала фон Рундштедта, приход фельдмаршала фон Клюге, тяжелое ранение фельдмаршала Роммеля Ожесточенные бои в районе Сен-Ло, потеря Кана, а затем и Сен-Ло, неудержимый натиск превосходящих сил американцев на правом крыле западных союзни- ков — все это характеризовало ситуацию на Западе в июле 1944 года. Еще в конце июня фельдмаршал фон Рундштедт предложил провести новое совещание с Вер- ховным главнокомандованием, на которое он отправился вместе с фельдмаршалом Роммелем. Они выехали на ав- томобиле в ставку фюрера в Оберзальцберг. Совещание не внесло никакой ясности. Единственным его следстви- ем явилось то, что оценка ситуации фельдмаршалом фон Рундштедтом показалась Гитлеру излишне пессимистич- ной. В заключение фон Рундштедт заявил в весьма рез- ких выражениях, что этой войне должен быть положен конец. 3 июля поступил приказ Верховного главнокоман- дования, согласно которому фельдмаршала фон Рунд- штедта на посту главнокомандующего Западным фрон- том должен был сменить прибывающий с Восточного фронта фельдмаршал фон Клюге. Последний приложил все старания, чтобы изменить или, по крайней мере, стабилизировать ситуацию. Но по- сле нескольких посещений фронта, находясь под сильным впечатлением господства западных союзников в воздухе, он пришел к тому же выводу, что и его предшественник. 17 июля фельдмаршал Роммель, возвращаясь на авто- мобиле с фронта, был тяжело ранен при атаке истреби- теля-бомбардировщика. Вопрос о его преемнике был решен Верховным главнокомандованием несколько не- обычным образом: главнокомандующий фон Клюге дол- жен был одновременно стать командующим группой ар- 1 ю
мий «Б». Фон Клюге перебрался в штаб-квартиру группы армий «Б». Штаб главнокомандующего остался в Сен- Жермене и продолжал осуществлять свои функции в контакте с фон Клюге. События 20 июля, которые в Па- риже привели к временному интернированию службы безопасности (СД) и ряда влиятельных деятелей СС, как- то затерялись на фоне ожесточенных боев в Нормандии, в которых решался вопрос о будущем Германии. 31 июля — 1 августа 1944 года американские танковые силы прорвались в районе Авранша (см. карту с. 106), позволив тем самым западным союзникам вырваться на оперативный простор. Верховное главнокомандование осознавало исходив- шую отсюда смертельную опасность и приказало фон Клюге сформировать танковую группу Эбербаха из под- чиненных 5-й танковой армии танковых дивизий. (Тан- ковая группа «Запад» после смещения генерала фон Швеппенбурга была преобразована в 5-ю танковую ар- мию под командованием генерала Эбербаха.) Она воз- главила северную часть Нормандского фронта. Южную его часть возглавила 7-я армия, которую после смерти генерала Дольмана принял обергруппенфюрер (генерал- полковник) войск СС Хауссер. Генерала Эбербаха впо- следствии сменил обергруппенфюрер СС Зепп Дитрих. Танковая группа Эбербаха должна была как можно быстрее контратаковать из района Авранша вражеские танковые и моторизованные формирования, просачи- вающиеся через пробитую брешь. Требуемые для этого силы должны были быть сняты с фронта, который после этого стал бы еще более непрочным. С большой потерей времени наконец удалось вывести на исходные позиции необходимые силы (два корпуса, значительная часть пяти танковых дивизий). Первая ночная атака 7 августа имела успех — удалось вклиниться довольно глубоко в позиции противника, в том числе и в артиллерийские. Но с рас- светом начала действовать вражеская авиация и, впервые в военной истории, остановила танковое наступление, нанеся немцам тяжелый урон. Повторение атаки 8 авгу- ста было неудачным, поскольку момент внезапности был утрачен. Танковая группа Эбербаха, все еще с фронтом 111
на северо-запад, теперь сама оказалась в опасности — ее можно было обойти с тыла и уничтожить. Между тем прорвавшиеся американские войска про- двигались дальше. Некоторые соединения повернули к фронту на северо-восток, но главные силы устремились к Ле-Ману (см. карту с. 106), который был достигнут уже 10 августа. Отсюда американские войска веерообразно разошлись на север и северо-восток. Теперь угроза на- висла над Парижем, а Нормандскому фронту грозило полное окружение. Другая часть американских войск, повернув на запад, окружила крепость Сен-Мало и взяла ее, сломив отчаян- ное сопротивление защитников. Крупные моторизован- ные силы союзников двинулись в глубь почти свободной от немецких войск Бретани, дошли до Луары, где на про- тивоположном берегу стояло слабое охранение 1-й армии. Командование 1-й армии из-за угрожающего положения к югу от Парижа само приступило к созданию оборони- тельного фронта на верхней Сене. На Бискайском фронте остался только LXIV корпус. Остатки береговой обороны в Бретани, измотанные тяжелыми боями с противником и вооруженным им местным населением, согласно при- казу, оставили свои позиции и отошли к крепостям Брест, Лорьян и Сен-Назер, где были окружены. Штаб XXV кор- пуса (генерал Фармбахер) перебазировался в Лорьян. Те- перь Бретань была в руках противника. 319-я пехотная дивизия на Нормандских островах капитулировала. Уже наметившийся большой обходной маневр амери- канцев отбросил (впоследствии становящийся все слабее из-за человеческих и материальных потерь) германский фронт в направлении верхнего течения Орна между Фа- лезом и Аржантаном, при этом все плотнее сжимая его. Вторжение на юге В разгар этой кризисной ситуации грянуло известие о высадке западных союзников (после первоначальной не- удачи) восточнее Тулона, причем направление главного удара проходило через залив Фрежюс в районе города Сен- 112
Рафаэль. Правда, это сообщение не было неожиданным для командования на Западе, ибо уже с 13 августа германская разведка докладывала об отплытии транспортного флота противника под надежной защитой военных кораблей от побережья Алжира и Туниса к устью Роны. При этом по- следовал сброс парашютистов в районе Драгиньяна, где располагался штаб LXII корпуса. Все связи были перереза- ны и только вечером 15 и днем 16 августа картина прояс- нилась: противник, несмотря на все принятые контрмеры, направил часть своих войск через горы на север, но главные силы повернул на запад, на Тулон. Друг за другом пали Ту- лон и Марсель. На юге сложилась ситуация, которую фельд- маршал фон Рундштедт предвидел уже давно. За месяц до вторжения он рекомендовал Верховному главнокомандова- нию запланировать оставление Южной и Юго-Запад- ной Франции, чтобы не подвергать опасности оперативные связи армий Западного фронта. Теперь было уже слишком поздно. Сопротивление Верховного главнокомандования принятию окончательного решения было слишком вели- ко — его приходилось добиваться шаг за шагом. Походным маршем, подчиняясь приказу, войска LXIV армейского корпуса, оставив на месте только гарни- зоны крепостей, ушли с побережья Бискайского залива. Германские войска со средиземноморского побережья от испанской границы у Перпиньяна устремились по долине в нижнем течении Роны к Авиньону. Их конечной целью был Дижон, чтобы на укороченных позициях от верхней Марны до швейцарской границы соединиться с левым флангом группы армий «Б». Удастся ли этот маневр, пред- ставлялось в высшей степени проблематичным. Фалезский котел, плацдарм на Сене, падение Парижа, отступление через Сену в ее нижнем течении, конец августа 1944 года Начиная с 10 августа американские танковые и мото- ризованные части южного крыла охвата неудержимо дви- гались к верховьям Сены — на Шартр—Париж и Эврё. из
Опасность для Парижа обозначилась вполне отчетливо, так же как и формирование котла в районе южнее Фалеза, где силы 7-й армии и танковой группы Эбербаха сража- лись в почти безнадежном положении и без снабжения. Фельдмаршал фон Клюге, постоянно, днем и ночью ез- дивший на фронт, сам побывал в этом котле. В течение целого дня с ним не было никакой связи, и лишь поздно вечером он сообщил о своем прибытии на командный пункт. Во время воздушного налета Клюге лишился своих машин сопровождения, среди которых была передвижная радиостанция. По возвращении он заехал в Сен-Жермен- ан-Ле для обсуждения с главнокомандующими люфтваф- фе и кригсмарине, а также командирами частей вермахта в Париже распоряжений, касающихся эвакуации немцев- некомбатантов и транспортабельных раненых из Парижа. С другой стороны, фон Клюге запретил любые приготов- ления к обороне в самом городе, уничтожение и останов- ку жизненно важных промышленных предприятий и опре- делил создание за чертой города, в основном на выносных магистралях, стационарных оборонительных сооружений (пояса обороны). Такие сооружения могли бы позволить, учитывая превосходство противника в танках и авиации, лишь немного выиграть время. Фельдмаршал фон Клюге был весьма неприятно удивлен, когда по прибытии в свою штаб-квартиру вечером 17 августа он встретил там фельд- маршала Моделя, который передал ему послание от Гит- лера, в котором главнокомандующим назначался Модель, а фон Клюге отправлялся в отставку. Уже 18 августа фон Клюге покинул Францию, но не раньше, чем написал Гитлеру верноподданническое пись- мо. Он мог бы попытаться после окончания вооруженного противостояния скрыться на Западе. Но Клюге предпочел на границе рейха покончить жизнь самоубийством, приняв яд. Фельдмаршал очень быстро распознал надвигающуюся в районе к югу от нижнего течения Сены катастрофу, из- бежать которой можно было только дальнейшим отступле- нием. (Причина самоубийства фон Клюге другая. Он был связан с заговорщиками, организовавшими покушение на Гитлера 20 июля 1944 г., хотя и занимал выжидательную позицию. Но на допросах один из заговорщиков, Хофакер, 114
выдал и Клюге, и Роммеля. Выход был только один. И оба фельдмаршала были вынуждены принять яд (Роммель сде- лал это позже, 14 октября). — Ред.) К 20 августа Фалезский мешок превратился в котел. В нем оказались наряду со штабами 7-й армии и танковой группы Эбербаха остатки 14 пехотных и танковых дивизий (всего примерно 100 тыс. чел.). С энергией обреченных они прорвались в ночь на 21 августа на северо-восток при поддержке извне 9-й и 2-й танковых дивизий СС (40 тыс. попало в плен, 10 тыс. погибло). Затем Модель отдал при- каз об отходе остатков 7-й армии через низовья Сены. 5-я танковая армия должна была пока удерживать «плац- дарм Сены» — при постепенном сужении — и затем идти следом. На северном берегу Сены 5-я танковая армия должна была организовать оборону речного рубежа. До 26 августа основные силы германских войск, преодолев несказанные трудности и потеряв большую часть своих транспортных средств (а также танков. — Ред.) при воз- душных налетах, переправились через Сену, а танковые соединения противника уже 24 августа прорвали пояс обо- роны Парижа и вошли в город. Там на северном берегу Сены еще держались слабые силы городского гарнизона до тех пор, пока командующий частями вермахта, оборо- нявшими город (генерал Хольтиц), не прекратил бессмыс- ленное сопротивление, стоившее большого числа челове- ческих жизней, и не отдал приказ о капитуляции. Приказ Верховного главнокомандования во что бы то ни стало вернуть Париж не мог быть выполнен из-за нехватки сил. К западу от Парижа 29 августа американцы все еще переправлялись через Сену (юго-западнее Мант-ла- Жоли). Начал вырисовываться предстоящий удар союз- ников вдоль Уазы и от Парижа вдоль Марны. Отступление в августе—сентябре 1944 года В августе Верховное главнокомандование приказало создать промежуточные позиции на линии река Сомма — река Марна — река Сона — швейцарская граница. Но ни времени, ни резервов, ни усилий саперов не хватило, 1 15
чтобы сделать эти позиции хотя бы приблизительно при- годными к обороне. 1-я армия на левом фланге группы армий «Б» сначала состояла только из двух пехотных дивизий и импровизи- рованных вспомогательных войск. После падения Парижа ее позиции на верхней Сене были много раз прорваны американскими танками, и в течение следующего дня она отошла в направлении Реймса к верхнему течению Мар- ны. Теперь у противника было пространство между Мар- ной и Уазой для удара на север через Суасон, на северо- восток через Реймс и на восток через Шалон-сюр-Марн. Снова грозил большой охват правого фланга германских войск американцами, которые уже вывели из строя всю береговую оборону 15-й армии и позиции фау-1 и фау-2 в Пикардии; при одновременном отходе на восток всего фронта группы армий «Б» это могло означать полную изо- ляцию армейской группы «Г», отступавшей по долине Роны в район Дижона. 7-я армия, с начала сентября возглавляемая генералом Бранденбергером (обергруппенфюрер войск СС Хауссер был тяжело ранен, его преемник генерал Эбербах в районе Амье- на был захвачен врасплох и взят в плен), была небоеспособ- на — ей требовалась реорганизация. Поэтому основную тя- жесть боев при отступлении несла 5-я танковая армия. 15-й армии, чей командующий, генерал-полковник фон Зальмут, был сменен генералом фон Цангеном, пришлось присоединиться к общему отходу (см. карту с. 117). 28 августа на общем мрачном фоне наконец появился небольшой про- блеск! Штаб армейской группы «Г» доложил по телефону из Дижона короткую информацию о положении дел. Итак, 19-я армия после тяжелых боев при отступлении, которые арьергард провел с блеском, и при такой же хорошей и мо- бильной защите флангов силами 11-й танковой дивизии, из- бежала окружения, грозившего ей со стороны противника, прорвавшегося в горный район восточнее Роны. Примерно 7 сентября передовые части 19-й армии вошли в район, где должны были занять позиции (верхняя Марна — швейцар- ская граница), и соединились с подходящими с запада частя- ми LXIV корпуса, которые отдельными группами рвались к Луаре в районе Невера (см. карту с. 117). 116
АНГЛИЯ СУЕВЕРНОЕ =МОРЕ Амстердам Роттердам Лондон Орлеан Кёльн Кале /••"ШВЕЙЦАРИЯ ск СР ЕДИЗЕМ НОЕ-МОРЕ— Марсель Тулон крепости или укрепленные ОДЩг районы ' промежуточные позиций- запланированное оперативное контрнаступление силами танковых соединений -Ла-Манш — Нормандские- --острова' Ахен Брест группа армии «Б Париж Лорьян Сен-Назер 60** Ла-Рошель Север ---Жиронда --Юг группа армий ---гБ.ордо Бискайский залив
Таким образом, пожалуй, можно было удержать откры- тым плато Лангр для предусмотренного Верховным главно- командованием оперативного танкового наступления меж- ду низкогорной грядой Аргон и рекой Марной против про- двинувшегося далеко вперед правого фланга американских войск. Последующие события похоронили эти планы. В это время штаб главнокомандующего войсками на Западе был переведен из Верзи (недалеко от Реймса), от- куда он руководил незадолго до падения Парижа, в Абе (в Арденнах, западнее Арлона). Как уже говорилось, основная тяжесть боев при отсту- плении группы армий «Б» легла на 5-ю танковую армию, которая, в силу сложившихся обстоятельств, вела неболь- шими мобильными группами маневренные бои за вы- игрыш времени против превосходящих сил противника. Ситуация потребовала даже задействовать части 7-й армии. Однако удалось настолько удачно прикрыть от наступав- ших многократно превосходивших немцев сил противника обширное пространство между Суасоном—Брюсселем— Маасом и Арденнами, что 15-я армия не оказалась отре- занной и в конце концов сумела переправить через ши- рокое устье (эстуарий) Шельды к западу от Антверпена основную часть своей техники, артиллерии, транспортных средств. Тяжелые бои 5-й танковой армии велись в так на- зываемом котле Монса (1—3 сентября 1944 г.), где в самый последний момент остатки двух ее танковых корпусов су- мели избежать полного окружения. «Вопрос Западного вала», повторное назначение фон Рундштедта главнокомандующим на Западе В это время фельдмаршал Модель впервые откровенно уведомил Верховное главнокомандование, что полного уничтожения германской армии на Западе можно избе- жать, только вернув ее на Западный вал (линию Зигфрида) и примыкающие к нему с юга оборонительные позиции. Верховное главнокомандование, в основном по причинам психологического характера, до сих пор избегало затраги- 118
вать этот вопрос, тем более что Западный вал, как извест- но, был в основном демонтирован и никоим образом не пригоден для использования в обороне. Конечно, теперь, с помощью саперов и немецких ополченцев (фольксштур- ма), можно было кое-что наверстать, но, безусловно, сле- довало отчетливо понимать, что Западный вал 1944 года больше не имел такого значения, как Западный вал 1939— 1940 годов. Одновременно, с согласия фельдмаршала Мо- деля, следовало решить вопрос командования на Западе, ибо двойная ноша — командующего ведущей тяжелые бои группой армий и командующего на фронте — оказалась слишком тяжелой. Возвращение фельдмаршала фонРунд- штедта, учитывая его большой авторитет, послужило бы и моральному укреплению фронта. 5 сентября фон Рунд- штедт в качестве главнокомандующего въехал в свою штаб-квартиру, теперь располагавшуюся за Рейном у Ко- бленца — в замке Аренберг. Падение Антверпена, 15-я армия переправляется в районе устья Шельды, сентябрь 1944 года 3 сентября противник ворвался в Брюссель, а 4 сентя- бря английские танки уже подошли к Антверпену и взяли почти не оборонявшийся город. Это означало, что над 15-й армией нависла большая опасность. Командующему силами вермахта в Нидерландах, располагающему лишь слабыми дивизиями LXXXVIII корпуса, пришлось срочно сооружать оборонительные позиции на Альберт-канале, которые затем по приказу Верховного главнокомандова- ния были заняты находившейся в стадии формирования 1-й парашютной армией (генерал-полковник Штудент). На восток (за Лёвен) 15-я армия попасть пока не могла, ей предстояла тяжелая переправа через широкое устье (эстуарий) Шельды (о-ва Валхерен и Зёйд-Бевеланд). Од- новременно она должна была, создав плацдарм, перекрыть устье реки, чтобы препятствовать снабжению противника. В период с 9 по 23 сентября армии удалось переправить людей и почти всю технику. 119
Директива Верховного главнокомандования предписы- вала как можно дольше вести бои перед Западным валом и западными позициями (Вогезы), чтобы дать возмож- ность повысить обороноспособность этих тыловых пози- ций. Также было необходимо удержать Северную Бельгию и Голландию. Туда не доходил Западный вал, но русла рек Маас, Ваал и Нижний Рейн предоставляли хорошие воз- можности для обороны. Правда, общий фронт был из-за неудачного изгиба в районе Арнема почти прямоуголь- ным, слишком натянутым и создавал в «нижнерейнском углу» стимул к стратегическому наступлению через Ниж- ний Рейн в направлении на низменность Северной Гер- мании. Примерно от Маастрихта до Седана оборони- тельную линию вдоль реки Маас защищала 7-я армия, примыкающий к ее позициям участок фронта, проходя- щий через Люксембург—Мец—Нанси и вверх по Мозелю до Эпиналя, защищала 1-я армия (которую в ходе ее от- ступления от побережья Бискайского залива ни гряда Ар- гон, ни Верден остановить не смогли). Далее линия фрон- та выходила к плацдарму группы армий «Г», и фронт здесь теперь следовало медленно выпрямить, чтобы в прочном соединении с 1 -й армией сформировать линию обороны до швейцарской границы. Важно было в районе перед Во- гезами помешать прорыву противника через Савернский проход в Эльзас, для чего 5-я танковая армия (возглавляе- мая генералом фон Мантейфелем), первоначально пред- назначенная для контрудара с плато Лангр на север, теперь была направлена между 1-й и 19-й армиями. Новая структура германских войск на Западе, начало боев за Ахен, сентябрь 1944 года Плотная концентрация и «сдерживаемое» командова- ние представлялись фельдмаршалу фон Рундштедту един- ственно правильными. 10 сентября он разделил Западный фронт следующим образом: справа — группа армий «Б», включая силы вермахта в Нидерландах, 1-я парашютная армия, 7-я армия. Слева — группа армий «Г» с 1-й арми- 120
ей, временно 5-й танковой армией и 19-й армией. Раз- делительная линия между двумя группами армий шла от Музона через Дикирх на Андернах. В то время 1-я армия была оттеснена в район Мозельских ворот, а ее правый фланг тянулся от Люксембурга почти до Западного вала. Примыкающей с севера 7-й армии также пришлось от- ступать, и из-за этого ее левый фланг оказался близко к Западному валу, в то время как в районе Ахена амери- канцы уже наступали на эту «оборонительную линию». Западный вал, собственно говоря, и не был таким непри- ступным, каким его упорно считало Верховное главно- командование. Бетонные оборонительные сооружения 1938—1940 годов были повреждены массированными бомбежками и артиллерийскими обстрелами союзников. Да и некогда задуманная для определенного количества и структуры сил система не соответствовала сократив- шейся боевой мощи германских войск на Западе. Кроме того, повторное вооружение и оснащение Западного вала были поспешными и в большой степени импровизиро- ванными, а для оборонительных сооружений требовались специально обученные гарнизоны. Неудивительно, что уже в ночь с 14 на 15 сентября танки противника про- рвались через укрепления Западного вала севернее Мо- зеля (в районе Валлендорфа), но не смогли развить успех, и после многодневных боев брешь была ликвидирована. Верховное главнокомандование издало приказ удер- жать Ахен любой ценой. 13 сентября противнику удалось закрепиться на передней линии Западного вала к югу от Ахена, а 15 сентября — захватить Корнелимюнстер. За- тем бои временно стихли. Воздушный десант западных союзников на Нижнем Рейне (17 сентября 1944 года), последующие бои к югу от низовьев Мааса, продолжение сражения у Ахена 17 сентября состоялась высадка воздушного десанта союзников в районе Арнем — севернее Эйндховена, а также севернее рек Ваал и Нижний Рейн, у городов Тил 121
и Эде. Странно, но в это время не последовало ожида- емого наступления имевшей большое численное превос- ходство над противостоящими германскими войсками 2-й английской армии. Это позволило тотчас принять контрмеры, которые были энергично поддержаны шта- бом группы армий в районе Арнема, позже — Терборга: ввод в бой последних резервов, подтягивание частей 15-й армии, доставка запасных батальонов из ближай- шего германского военного округа и т. д. Эти меры спо- собствовали тому, что десант противника был сначала изолирован отдельными группами, а затем подавлен. Большое наступление англичан на суше началось толь- ко 18 сентября и не было эффективным, поскольку подавление десанта уже шло полным ходом. Сражение завершилось 26 сентября полным уничтожением 1-й ан- глийской воздушно-десантной дивизии к западу от Ар- нема. Таким образом, был сорван замысел противника создать на Нижнем Рейне плацдарм для дальнейших операций в направлении Северогерманской низменно- сти. Тем не менее противник, благодаря поддержке дру- гих воздушных десантов, сброшенных 23 сентября (в районе Неймегена), сумел завоевать коридор между Эйндховеном и Неймегеном, на острие которого в рай- оне Неймегена все же был создан его плацдарм. И если «нижнерейнский угол» все еще оставался в руках нем- цев, то этот «центр давления» в районе Неймегена все же был чрезвычайно опасным. Впоследствии западнее упомянутого коридора, кото- рый немцы из-за отсутствия сил не смогли ликвидиро- вать, в дело вступила после переправы через Шельду южнее Мааса 15-я армия. Бои продолжались до сере- дины ноября и завершились тем, что армия после взры- ва большого моста Моердийк (важнейшие железнодо- рожный и автомобильный мосты через р..Холланд-Дип, соединяющие Дордрехт на севере и район города Бреда на юге, далее на юге магистраль идет на Антверпен, а на севере — на Роттердам и Гаагу. — Ред.\ под защитой Мааса (и Холланд-Дипа), примыкая на востоке к 1-й па- рашютной армии, заняла выгодные оборонительные по- 122
зиции. Командование этим «водным фронтом» осущест- вляла «армейская группа Штудента», которая зимой была преобразована в группу армий «X». Упорно обороняемый двумя пехотными дивизиями (64-й и 70-й) плацдарм немцев в устье Шельды после тя- желых и кровопролитных боев был союзниками захвачен. Освободив устье Шельды, противник смог организовать снабжение своих войск. А тем временем со 2 октября бои за Ахен вошли в новую стадию: теперь противник перешел в наступление севернее города и после прорыва Западного вала в кон- це концов оказался в непосредственной близости от го- рода, за обладание которым развернулись жестокие бои. Попытки деблокирования города оказались безуспешны- ми. 21 октября бои завершились ликвидацией последних очагов сопротивления и почти полным уничтожением гарнизона. Результатом второй битвы за Ахен стал, по- мимо потери города, захват значительной территории, в частности городов Вюрзелен и Штольберг. Третье Ахенское сражение началось 2 ноября, но уже восточнее Ахена, и продолжалось около шести недель. Целью противника были прежде всего плотины Рура, перед которыми находился Хюртгенвальд (бои здесь сол- даты называли Верденом этой войны!), за который, как и находящийся рядом Фоссенек, было пролито много крови с обеих сторон. В результате плотины остались в руках у немцев. 16 ноября началось большое наступление американцев, рвавшихся к Руру, которое переросло в яростную артил- лерийскую дуэль; германская артиллерия при очень ин- тенсивном расходе боеприпасов успешно противостояла противнику. И хотя территориальные приобретения аме- риканцев были существенными, они были остановлены на реке Рур примерно между Линнихом и Дюреном, где не смогли осуществить переправу. (Существуют две реки Рур. Здесь — та, которая впадает в Маас (но не правый приток Рейна, стержень Рурского бассейна). — Ред.) Имея в своих руках плотины, германское командова- ние могло в нужный момент поднять уровень воды. 123
Смена командования в группе «Г» (сентябрь 1944 года), ноябрьские бои в Эльзасе и Лотарингии (ноябрь 1944 года) Первая попытка американцев во второй половине сен- тября пробиться вдоль канала Марна—Рейн была предот- вращена с помощью 5-й танковой армии. По приказу Верховного главнокомандования генерал Бласковиц 20 сентября был сменен генералом Бальком. В октябре 5-я танковая армия снова была снята с фронта и перебро- шена в группу армий «Б»; до решающих сражений дело не дошло, хотя немцы продолжали нести территориальные потери. Относительное затишье могло быть использовано для пополнения войск и возведения оборонительных по- зиций в Вогезах. С началом ноября появилось много при- знаков предстоящего большого наступления союзников, целью которого должен был стать захват территории Ло- тарингии перед Саарским угольным бассейном, а также Эльзаса. Крепость Мец была в современном смысле слова не более чем опорным пунктом, а ее гарнизон (очень сла- бая дивизия) не выдерживал никакой критики. 8 ноября бои начались с наступления крупных сил про- тивника на позиции 1-й армии, сначала южнее, а на сле- дующий день и севернее Меца. Уже 17 ноября противник вошел в северные пригороды Меца, а 23 ноября бои внутри города стихли. Зато гарнизоны окруженных внешних фор- тов держались от двух до трех недель. В то же время южнее этого театра боевых действий шло наступление американ- цев через Вогезы (через Савернский проход, ведущий к сбросовой Эльзасской равнине между Вогезами и р. Рейн, на которой и находится собственно Эльзас), за которым последовало наступление французов в Бургундии. Ситуа- ция в Вогезах, где фронт удерживала 19-я армия, стала кри- тической, когда двухсторонний охват перерос в прорыв. Уже 23 ноября передовые части американских танковых соединений подошли к Страсбургу. Тем самым 19-я армия была отрезана от остальной части Западного фронта. Так возник плацдарм «Эльзас», который в начале де- кабря был подчинен новой группе армий «Верхний Рейн» под командованием Гиммлера. Этот плацдарм, несмотря 124
на огромные потери, до начала февраля 1945 года проти- востоял превосходящим силам противника, причем так- же и французским, наступавшим после прорыва через Бургундские ворота (или Бельфорский проход — между Вогезами и Юрой). Оборонявшие плацдарм войска в по- следний момент — с 6 по 10 февраля — сумели эвакуи- роваться по единственному уцелевшему мосту в Нойен- бурге. 19-я армия заняла фронт по Верхнему Рейну. Арденнское наступление (с 16 декабря 1944 года) Принимались ли командованием меры, и если нет, то почему, чтобы предотвратить потерю Эльзаса— Лотарингии? Этот вопрос интересовал солдат и офицеров сражающихся войск. Они не видели готовых резервов, новых танков, артиллерии, техники и боеприпасов, при- бывающего пополнения... Почему всего этого не было? Только немногие высокопоставленные офицеры знали о поступившем еще в конце октября приказе Верховного главнокомандования о подготовке к наступлению в Ар- деннах, которое должно было начаться с прорыва срав- нительно слабого фронта противника на плато Эйфель (Айфель). Только немногие знали, что все силы и все ре- зервы (предназначаемые для Западного фронта. — Ред.) по приказу Верховного главнокомандования должны бы- ли использоваться только здесь. Эта секретность должна была создать у противника впечатление, будто подгото- вительные меры направлены на поддержку фронта в обо- ронительных боях в районе Ахена. Планирование исходило лично от Гитлера, который хотел взять на себя инициативу на Западе, и в своих основных чертах не изменилось. За соблюдение секрет- ности каждый посвященный отвечал головой. О плане главнокомандующий на Западном фронте был уведомлен 26 октября устно и 1 ноября письменно. Верховное главнокомандование намеревалось (см. кар- ту с. 126) тремя армиями (6-я танковая армия СС, 5-я тан- ковая армия и 7-я армия) неожиданно атаковать с плато 125
Эйфель (Айфель) в направлении на Маас между Льежем и Намюром, после создания плацдарма форсировать реку и силами 6-й танковой армии СС безостановочно двигаться на Антверпен; силами 5-й армии взять Брюссель и обе- спечить безопасность южного фланга 6-й танковой армии против возможного контрудара с юго-запада. 7-й армии предстояло прикрывать левые фланги наступающих тан- ковых клиньев от их оснований до Мааса. Если наступле- ние удастся, то группа армий «Штудент» («X») начнет с севера наступление на находившиеся севернее Альберт- канала британские войска. План был воистину гигантским, и его исполнение требовало таких же гигантских сил. Определенно, что именно тогда, при подготовке Ар- деннского наступления, в последнем напряжении сил 126
проявился организаторский талант германских воена- чальников. Предназначенные для участия в наступлении подразделения были снабжены всем необходимым, число танков выросло, артиллерии и боеприпасов тоже хватало. Только топлива было мало, и больше так и не стало. (Когда наступление началось, в наличии имелось только 13 тыс. куб. м топлива при потребности 30 тыс. куб. м. Верховное главнокомандование посчитало, что недоста- ющее количество может быть захвачено у противника.) Было обещано активное участие авиации, однако глав- нокомандующий фронтом отнесся к этим заверениям скептически. Уже описанные военные события не остав- ляли сомнений в том, что Верховное главнокомандова- ние (ОКВ), хотя и торопило с датой наступления, не могло рассчитывать на его начало до середины декабря. Фельдмаршалы Рундштедт и Модель неоднократно вы- ражали одинаковые опасения относительно плана ОКВ, а Рундштедт вообще не мог привести в соответствие постав- ленную цель — Антверпен — с имеющимися для наступле- ния силами. Он утверждал, что в лучшем случае может выйти к Маасу. Однако там, кроме временного эффекта неожиданности, ничего не может быть достигнуто, кроме создания выступающего далеко вперед клина фронта, очень уязвимого с флангов, который в конце концов все равно придется оставить, причем с большими потерями. И потому Рундштедт, в согласии с Моделем, предложил нанести удар с ограниченной целью в район Ахена, кото- рый, учитывая имеющиеся силы, имел шансы на успех и должен был завершиться крупными потерями сил против- ника, находившихся в этом регионе. Однако предложение было категорически отвергнуто. Приготовления к Арденн- скому наступлению продолжились в условиях строжайшей тайны. 11 декабря в штаб-квартиру главнокомандующего Западным фронтом неожиданно прибыл Гитлер со своим штабом и 12 октября провел совершенно секретное сове- щание с высшими офицерами, которые должны были при- нять участие в наступлении. Главнокомандующему Западным фронтом было со- вершенно ясно, что, если наступление на третий день не достигнет Мааса, его следует прекратить и отвести вой- 127
ска обратно к Западному валу, иначе в бой против не- мецких флангов вступят вражеские резервы, что приведет к катастрофе. Тогда у противника будет возможность мертвой хваткой зацепиться на Рейне. И наступление началось. В первые утренние часы 16 декабря 1944 года после короткой, но интенсивной артиллерийской подготовки между населенными пункта- ми Моншау и Гревенмахер немцам удалось, преодолевая необычно слабое сопротивление противника, продви- нуться далеко вперед. Но вскоре 6-я танковая армия СС вступила в ожесточенное сражение на фланге, и ее про- движение вперед остановилось. Находившаяся в центре 5-я танковая армия продолжала двигаться вперед. Но ей не удалось взять ключевой пункт Бастонь. А он должен был пасть, поскольку являлся господствующим транс- портным узлом всего Арденнского региона. Сражение за Бастонь все больше превращалось в вопрос престижа. В конце концов из 27 германских соединений 9 сража- лись за Бастонь. Город героически защищала американ- ская 101-я воздушно-десантная дивизия. 7-я армия, как и следовало предвидеть, после хороше- го начала оказалась слишком слабой, чтобы надежно прикрыть левый фланг собственного фронта наступле- ния, включая территорию вокруг Бастони. Ее потеснили, а затем отбросили подошедшие американские резервы, и в конечном счете кольцо окружения вокруг Бастони было разорвано. До Мааса немцы не дошли вообще, только несколько передовых отрядов 5-й танковой армии подошли на рас- стояние 5 км от Динана (см. карту с. 129). За несколько дней до Рождества главнокомандующий Западным фронтом внес предложение прекратить наступ- ление, однако получил категорический отказ Гитлера. В рождественские праздники установилась хорошая погода. Необходимо было попытаться разгрузить фронт наступле- ния. Главнокомандующий предложил отвлекающее отступ- ление на Мец, а Верховное главнокомандование приняло решение нанести удар в Северном Эльзасе с конечной це- лью захвата Эльзасской равнины. Группа армий «Г», кото- рую принял генерал Бласковиц, готовила отвлекающий 128
На карте показаны временно ----------------- удар. В ночь под Новый год (1944—1945) он был нанесен, в самом начале имел успех, который, однако, не был ис- пользован, поскольку ОКВ неоднократно вмешивалось в расстановку сил. Даже когда в конце концов удалось осу- ществить прорыв у Риттерсхофена, оно задержало готовые к развитию наступления силы и подчинило их группе ар- мий «Верхний Рейн». Когда же они, частично уже после переправы через реку, были готовы к продолжению наступ- ления, оказалось уже слишком поздно. В образовавшемся же Арденнском мешке потери росли не по дням, а по ча- сам — успешно действовала авиация противника, снабже- ние прекратилось. Охотники сами стали дичью. Начавшееся 12—13 января большое наступление рус- ских (грандиозная Висло-Одерская операция и, одновре- менно, Восточно-Прусская операция. — Ред.) вынудило 5 Вторая мировая война— 129
Верховное главнокомандование отдать приказ об отходе войск к Западному валу, одновременно направив почти треть сил на Восток. После тяжелых и продолжительных боев, понеся огромные потери, войска, участвовавшие в Арденнском наступлении, вернулись туда же, откуда вышли 16 декабря, — на Западный вал. (Немцы потеряли 81 834 чел., в т. ч. 12 652 убитыми, 38 600 ранеными и 30 582 пропавшими без вести (по сравнению с Восточным фронтом, где счет шел на сотни тысяч, не столь много); союзники потеряли 8607 убитыми, 47 129 ранеными и 21 144 пропавшими без вести. — Ред.) Но теперь их мо- ральный дух упал, а людские и материальные потери не- восполнимы. Таким образом, Арденнское наступление с неправильной постановкой цели при недостаточном снаб- жении войск создало для противника трамплин к Рейну, хотя и принесло временное облегчение 15-й армии на реке Рур (впадающей в Маас. — Ред.). Следует еще вкратце упомянуть, что в конце января 1945 года группа «Верхний Рейн» была расформирована, Верхнерейнский фронт 19-й армии снова соединен с группой армий «Г» под командованием генерал-полков- ника войск СС Хауссера, а генерал-полковник Бласко- виц принял командование группой армий «Штудент», как группой армий «X». Битва за Рейн (февраль—март 1945 года) Не участвовавшей в неудачном Арденнском наступ- лении 1-й парашютной армии (генерал Шлем) еще пред- стояло сыграть ведущую роль в сражениях. Она подчи- нялась группе армий «X». Туда входила, помимо 1-й па- рашютной армии, которая удерживала «нижнерейнский угол» напротив Неймегена и фронт в среднем течении Мааса, довольно слабая 25-я армия, стоявшая на водном рубеже Ваала и нижнего Мааса (генерал Блюментрит). С января 1945 года в «нижнерейнском углу» множи- лись признаки предстоящего наступления 21-й группы армий (1-я канадская и 2-я английская армии). Оно на- чалось 8 февраля наступлением 1-й канадской армии на 130
так называемый «имперский лесной массив» (лес Рейхс- вальд), где ожесточенные бои велись до 10 февраля. Вскоре после этого канадцы овладели городом Клеве. За- тем на западном фланге появились части 2-й английской армии. Каждый день ожидалось начало американского наступления. Чтобы временно задержать противника, был отдан приказ открыть плотины. Это означало, что до 21 или 22 февраля со стороны американцев никакого на- ступления через Рур быть не могло. До начала американского наступления 23 февраля 1-я парашютная армия сумела в тяжелых кровопролитных боях записать на свой счет по крайней мере успех в обо- роне — все же до сих пор ей удалось предотвратить прорыв англичан. Армия удерживала после существенных терри- ториальных потерь линию Вейнен—Веце—Берген. 23 фев- раля неожиданно ударили американцы. Союзники форси- ровали Рур и расширили плацдарм, овладев городом Эркеленц. Этот прорыв поставил 1-ю парашютную армию в очень сложное положение. Смертельная угроза нависла над ее открытым южным флангом. Несмотря на вспомо- гательные меры, принятые командованием для поддержа- ния этого фланга, немцы были вынуждены оставить Кре- фельд. 1-я парашютная армия должна была отступить на правый берег Рейна и там организовать оборону. Преду- смотрительно начали с эвакуации обозников и снабжен- цев, впрочем, постепенно был занят плацдарм на участке перед Везелем, который продержался до 7 марта. У Везеля все было подготовлено для переправы по уцелевшему мо- сту через Рейн, поэтому, когда Верховное главнокомандо- вание одобрило переход на другой берег, тяжелое оружие и другая техника не были оставлены противнику. На пра- вом берегу Рейна был сразу образован фронт, хотя и сла- бый, который одновременно служил местным прикрыти- ем для Рурского индустриального района. Правый фланг группы армий «Б» (15-я армия), можно сказать, «висел в воздухе». Следовало начинать поэшелон- ный вывод войск за Рейн. Теперь ОКВ не требовало все новыми приказами во что бы то ни стало удерживать каж- дый метр территории, каждый еще не занятый бункер За- падного вала. Это могло быть только несбывшейся мечтой, 131
потому что и левофланговая 7-я армия группы армий «Б», и сражавшаяся теперь в центре 5-я танковая армия уже ча- стично оставили Западный вал; южнее противник имел плацдармы за рекой Ур и угрожал позициям у реки Прюм. В дополнение ко всем несчастьям примыкающая своим правым флангом к позициям 5-й танковой армии у так на- зываемых Мозельских ворот 1-я армия (группа армий «Г») из-за мощного наступления американцев уже лишилась части позиций на реке Саар. Трир находился под угрозой. Наступление американцев развивалось не совсем так, как рассчитывала группа армий «Б». Прорыв 26 февраля у Эр- келенца на Крефельд должен был расцениваться как под- держка английской группы армий. Главный удар на рубеже реки Рур, к сожалению, принес германской стороне ли- шенные тактической глубины бои и побудил командование группы армий «Б» задействовать 5-ю танковую армию вме- сто 15-й армии. Однако эти оперативные меры не помогли, поскольку больше не было никаких оперативных резервов. Поэтому американцы сумели до 28 февраля выйти на ру- беж реки Эрфт. Южнее был потерян и рубеж на реке Прюм. Однако новые предложения командующего фронтом о не- медленном отводе группы армий «Б» за Рейн снова были отклонены. Оборона Рейна едва ли могла быть организова- на без чисто местных мер компетентных германских воен- ных округов. 1 марта американские танки прорвались на Дюссельдорф. Далее ударный танковый клин неожиданно повернул на юго-восток к Ойскирхену, который пал 4 мар- та. Стало ясно, что вражеское командование хочет разделить германские силы, еще находящиеся на западном берегу Рей- на, на отдельные группы и уничтожить раньше, чем они начнут переправляться на восточный берег. С 4 марта в ру- ках противника был Трир. К тому же ситуация на Мозеле стала настолько опасной, что главнокомандующий подчи- нил оттесненную туда 7-ю армию группе армий «Г». Ей те- перь предстояло ускоренно организовать оборону рубежа реки Мозель фронтом на север. В ходе первой недели марта крупным силам противника удался большой прорыв к Рей- ну, на участке между Бонном и Кобленцем. 7 марта амери- канские танки нанесли неожиданный удар у моста в Рема- гене. Противник создал здесь сначала небольшой плацдарм, 132
Рурский индустриальный район Саарский угольный бассейн А = 8—23.2.1945; британское наступление на Нижнем Рейне В =23.2.1945; начало большого наступления американцев, прорыв на север, восток, юго-восток С =7.3.1945; американский плацдарм у Ремагена D =3.3.1945; прорыв Западного вала к югу от Мозеля, падение Трира Е = с 10.3.1945; сражение за рубеж на р. Мозель, затем отход с боями за Рейн (7-я и 1-я армии) F = ожидаемый удар французских сил через Рейн G = высадка парашютного десанта и форсирование Рейна (англо-американские силы) севернее Везеля, сражение за Рурский индустриальный район Н = прорыв с Ремагенского плацдарма; судьба битвы за Рейн решена
который впоследствии должен был стать решающим для сражения за Рейн. 6 марта был взят Кельн. Силы группы армий «Б» были разбиты, части 15-й ар- мии оказались в окружении, равно как и части 7-й армии (к северу от Мозеля). Но и тогда Верховное главнокоман- дование не санкционировало общий отход за Рейн. Толь- ко благодаря самостоятельным действиям отдельных ко- мандиров все же некоторые соединения успели уйти за Рейн и организовать там какое-то подобие обороны. К 10 марта в руках союзников уже был весь левый берег Рейна от Арнема до Кобленца. 7-я армия теперь находи- лась за Мозелем — как правофланговая армия группы армий «Г». Эта группа армий соорудила с двух сторон охваченный противником плацдарм — «Саарпфальц», в оперативном отношении не слишком эффективный «бал- кон» перед Рейнским фронтом. В командовании армиями произошли некоторые изме- нения. 1-ю армию теперь возглавлял генерал Фёрч, 7-ю ар- мию — генерал фон Обстфельдер, прежний командующий 7-й армией генерал Бранденбергер принял 19-ю армию, которая, как известно, стояла прямо за Верхним Рейном. Случай с мостом в Ремагене дал Верховному главно- командованию формальный повод 10 марта 1945 года снять фельдмаршала фон Рундштедта. Его преемником стал фельдмаршал фон Кессельринг. Он приложил все усилия, чтобы исправить сложную ситуацию, но они ока- зались тщетными. Плацдарм «Саарпфальц» тоже оказал- ся непрочным. Противник прорвал немецкие позиции на реке Мозель, а затем и на реке Наэ. Изрядно потрепан- ная группа армий «Г» в конце концов тоже переправи- лась через Рейн. Противник, теперь вышедший к Рейну на всем его протяжении, следовал за ней по пятам. Конец войны но Западе (март — 8 мая 1945 года) Теперь форсирование западными союзниками Рейна было лишь вопросом времени. Главнокомандующий фронтом считал решающим моментом ликвидацию или, 134
по крайней мере, блокаду Ремагенского плацдарма. Од- нако этот плацдарм продолжал расширяться и в конце второй декады марта, наконец, «лопнул». 23 марта со- стоялась высадка крупного воздушного десанта против- ника в районе между Бохольтом и Безелем; на Нижнем Рейне началось форсирование реки. В то же время на южногерманском Рейнском фронте, в районе Оппенхай- ма, американские танковые соединения после непродол- жительных боев форсировали реку и впоследствии про- двинулись через Франкфурт-на-Майне в направлении на Фульду. Удержать Рейн было невозможно, западные со- юзники вошли в сердце «крепости Германия». Одновре- менно русские вышли к Одеру и угрожали Берлину. Германские силы, сильно сократившиеся, не имею- щие упорядоченного снабжения, немобильные из-за от- сутствия топлива, еще больше утратили боеспособность ввиду остановки танков и тяжелых орудий. К тому же они не имели воздушной поддержки. Поэтому, несмотря на приказ Верховного главнокомандования оказывать «фанатичное сопротивление», немцы не могли устоять против превосходящих сил противника. К тому же им приходилось нести тяжелую моральную ношу — герман- ские войска теперь сражались на своей земле, видели страдания и жертвы мирного населения, страшные, еже- дневно усиливающиеся разрушения своих городов и се- лений. Последовательно претворяемому стратегическому пла- ну западных союзников одержать решающую победу на Северогерманской низменности, имея главной целью Берлин, германское командование не могло противопо- ставить никаких адекватных мер. Так, Рурский промыш- ленный район был изолирован в результате двух проры- вов — у Везеля и Ремагена, и здесь попали в окружение оставшиеся соединения группы армий «Б». Они получили непосредственный приказ Гитлера оставаться в окруже- нии и сражаться до последнего. Таким образом, эти войска выбыли из-под командования фельдмаршала Моделя (ко- торый позже нашел для себя единственный выход из соз- давшейся ситуации — самоубийство). Теперь в Германии шли последние бои — от одного участка прорванного 135
фронта к другому шло довольно быстрое продвижение со- юзников к Эльбе. На севере развернулись сражения на канале Везер-Эмс, в горах Тевтобургского леса, на реке Везер, в гористых районах Таунуса и Гессена, на реке Фульда и реке Верре, в Тюрингенском лесу, на реке Зале, в горах Гарц, на реке Аллер. Но сопротивление было без- результатным. На юге шли бои на Верхнем Майне и рубе- же реки Неккар, в районе Рауэ-Альб и на Верхнем Рей- не — там, где 19-я армия создала фронт прикрытия Шварцвальда. Все более отчетливым стало наметившееся разделение германских войск на Западе на северную и юж- ную группы, которое началось из-за безудержного натиска американских танковых войск. Фельдмаршал Кессельринг попытался по приказу Верховного главнокомандования удержать район гор Гарц, для чего создал новый армей- ский штаб под командованием генерала Лухта. Приказом Верховного главнокомандования 10 апреля было принято в расчет создавшееся положение: группа армий «Северо- Запад» (фельдмаршал Буш), созданная некоторое время назад для защиты побережья Северного моря, приняла командование 25-й и 1-й парашютной армиями в север- ной части (армейская группа Блюментрита). Южная часть театра боевых действий удерживалась с помощью остав- шихся соединений 7, 1 и 19-й армий. Прежний команду- ющий группой армий «X» (генерал-полковник Бласковиц) получил задание закрепиться в «крепости Голландия» и там сражаться до конца. 5-я танковая армия была разбита в битве на Рейне и при окружении группы армий «Б» в Рурском промышленном районе. По приказу Верховного главнокомандования (в середине апреля) армия Лухта должна была остаться в «крепости Гарц». Новая армия Венка находилась в процессе формирования примерно в районе между Берлином и Хальберштадтом. Ей предстоя- ло, по замыслу Гитлера, сначала снять блокаду с «крепости Гарц», а потом наступать на Рурский промышленный рай- он для освобождения окруженных дивизий группы армий «Б». Замысел так и остался замыслом — события развива- лись быстрее. Соединения армии Венка частично приняли участие в сражениях в «крепости Гарц», но в основном они потребовались восточнее Эльбы. Положение было отча- 136
янным. Западные союзники уже подошли к Эльбе, а рус- ские приближались к Берлину и Дрездену. На юге 1-я и 19-я армии отступали на Дунай и за него (между верхним течением и Регенсбургом), в то время как 7-я армия держалась в верхнем течении реки Мульде с фронтом на запад. Она была, в соответствии с создав- шимся положением, отдана под командование группы армий «Центр» Шёрнера. 1-я и 19-я армии все еще пытались сопротивляться на отдельных участках на Дунае с фронтом на север, на Лехе, на Изаре и, наконец, на Инне с фронтом на запад. Каждая оборонительная линия, так или иначе, все равно прорывалась с флангов. Согласно приказу, армии в кон- це концов отошли к Альпам (примерно от района южнее Зальцбурга до Алльгоя) и должны были удерживать «кре- пость Альпы», от которой, по сути, оставалось только название. В долинах Альп находились в основном снаб- женческие части и слабые остатки боевых подразделений без танков, тяжелых орудий и без снабжения. В альпий- ских долинах войска и местное население начали бы го- лодать уже через несколько недель. Итак, главнокомандующий Западным фронтом 5 мая решился на капитуляцию, которая вылилась во всеобщую безусловную капитуляцию Германии 8 мая. Так закончи- лась долгая, кровопролитная и бесперспективная война. КАМПАНИЯ В СЕВЕРНОЙ АФРИКЕ Генерал кавалерии в отставке Вестфаль 10 июня 1940 года в войну вступила фашистская Ита- лия. Предполагалось, что Муссолини немедленно начнет наступление в Средиземноморском регионе. Не приходи- лось сомневаться, что итальянцы сначала захотели бы взять угрожавший коммуникациями с итальянскими ко- лониями в Северной и Восточной Африке британский островной форпост Мальту. Однако соответствующие дей- ствия заставляли себя ждать. Со стороны германского Верховного главнокомандования не последовало никако- го давления: Гитлер не желал ни при каких обстоятель- 137
ствах задеть чувства Муссолини. Средиземное море было для него итальянским, и Гитлер не желал вмешиваться. Эта тактичность вплоть до свержения Муссолини оказы- вала парализующее влияние. Гитлер говорил: севернее Альп командуем мы, а южнее — итальянцы. Дальнейшее разграничение не нужно. Так был оставлен без внимания фундаментальный закон союзнической войны. Ситуация на Средиземноморье в начале лета 1940 года и первые военные уроки итальянцев Каково было военное положение итальянцев в начале лета 1940 года? После капитуляции Франции оставался один противник — Великобритания. Стратегическим объектом было Средиземное море. Для Англии короткий морской путь от Гибралтара через Суэцкий канал был жизненно важ- ным. К тому же было необходимо при всех обстоятельствах удержать в своих руках Мальту. Итальянцы стремились со- хранить свои колониальные владения в Северной и Восточ- ной Африке. Их стране ничего не угрожало. Итальянские вооруженные силы также должны были наладить собствен- ные связи с колониями и помешать Великобритании ис- пользовать морской путь через Суэцкий канал. Для этого нужно было начать наступательные действия, и прежде все- го захватить Мальту. Англия, как противник на суше, могла быть опасной, в первую очередь в колониях. Ситуация в воз- духе и на море могла со временем измениться для Британ- ской империи только к худшему. Требовались срочные дей- ствия. Что же предприняли итальянцы? Неудачное наступление итальянцев на Египет. Контрнаступление англичан 13 сентября 1940 года в Ливии маршал Грациани си- лами 10-й армии с восемью пехотными дивизиями начал наступление на Египет. (У маршала Грациани было пять дивизий и отдельная полковая группа, усиленные шестью 138
танковыми батальонами. Два соединения находилось в армейском резерве. Всего в Киренаике было сосредото- чено 9 итальянских дивизий. — Ред.) Помощь немцев Муссолини отверг, ибо полагал, что итальянцы справят- ся сами. Сначала Грациани атаковал только слабые бри- танские опорные пункты и без особого труда продвинул- ся до Сиди-Баррани. Там он остановился, вместо того чтобы двигаться дальше. Основной причиной задержки стало недостаточное снаряжение его войск, в значитель- ной мере укомплектованных местными жителями. (В со- ставе 10-й армии было 2 колониальные дивизии. — Ред.) 9 декабря началось контрнаступление англичан, почти полностью уничтожившее его армию. Одно поражение следовало за другим. Уже 16 декабря пал Эс-Саллум, вскоре после этого Бардия. 21 января в руках англичан оказался Тобрук, самая укрепленная из ливийских кре- постей. Британские танки вторглись в Киренаику. Пере- довые английские отряды пересекли пустыню и отрезали итальянским войскам путь к отступлению. Был взят Бен- гази. Часть итальянских войск достигла позиций (на под- ступах к Эль-Агейле) Мерса-эль-Брега на берегу залива Сидра (Большой Сирт). Триполи также готовился к обо- роне. После потери значительной части территории и 130 тысяч пленных (а также 400 танков и 1290 орудий) итальянцам можно было надеяться удержать этот послед- ний оплот в Северной Африке только на ограниченное время, тем более что на новые, хорошо оснащенные вой- ска из Италии рассчитывать не приходилось. Именно не- достаточность материальной базы в первую очередь при- вела к таким плачевным результатам. Не только местные солдаты без современного оружия оказались беспомощ- ными перед британскими танками, но и итальянские ди- визии были не в силах дать достойный отпор прекрас- но вооруженному противнику. (Итальянцы прежде всего быстро впадали в панику и не смогли оказать сопротив- ление вдвое уступавшему им противнику. — Ред.) Имен- но эта слабость явилась главной причиной отсутствия боевых побед итальянских солдат во Второй мировой войне. Итальянский солдат не был ни вооружен, ни под- готовлен для борьбы против европейских противников, 139
оснащенных по последнему слову техники. Итальянская армия, как правило, уступала противнику в танках, про- тивотанковых орудиях, артиллерии, орудиях противовоз- душной обороны, а также в оснащенности средствами связи. Транспортных средств было недостаточно, что не позволяло везти с собой большое количество боеприпа- сов. Не было даже полевых кухонь. Питание солдат было скудным. Авиация Италии также была слабой — почти все типы самолетов были устаревшими, исключение составляли торпедоносцы. При строительстве флота ради высоких скоростей экономили на броневой защите. Подготовка к ночным сражениям была неудовлетворительной. Но и в таких условиях солдаты всех видов вооруженных сил Италии демонстрировали мужество, особенно экипажи легких морских кораблей. Последние, сопровождавшие транспорты в Африку, буквально приносили себя в жерт- ву. Да и в армии потери были довольно высоки. Положение итальянцев в конце 1940 — начале 1941 года и первая германская помощь Слабость итальянских вооруженных сил не была тай- ной для германского командования, однако Гитлер был убежден, что фашизм сделает итальянских солдат способ- ными на великие свершения. Уже через несколько месяцев после вступления в вой- ну итальянцы оказались в чрезвычайно серьезном поло- жении в Северной Африке. Наступавшим в Грецию и отброшенным оттуда итальянским войскам тоже грозила опасность не удержаться даже в Албании. Флот понес тяжелые потери, и ему постоянно сопутствовали неудачи. Германским союзникам пришлось срочно вмешаться, чтобы по возможности предотвратить полную катастро- фу. Сначала следовало стабилизировать ситуацию в Се- верной Африке, чтобы она не ухудшалась дальше. Пер- воначально речь шла только об обороне — об отправке германского заградительного отряда. Однако изучение 140
обстановки подсказало Гитлеру, что заградительного от- ряда силой до бригады недостаточно для удержания Три- поли. И он приказал сформировать экспедиционный корпус из двух дивизий. Так был создан Африкан- ский корпус. Кроме того, на Сицилию перебазировался 10-й авиакорпус. В феврале 1941 года командир германского Африкан- ского корпуса генерал-лейтенант Роммель отправился на новый театр военных действий, где ему предстояло пере- жить тяжелейшие испытания в своей жизни. В Триполи мнения разошлись. Итальянское командование воору- женными силами в Северной Африке придерживалось оборонительной позиции, тем более что оставшиеся их собственные силы едва ли были способны наступать. Роммель не видел в обороне перспектив быстрой стаби- лизации положения. Поэтому он хотел как можно скорее перейти в наступление, насколько получится, прежде чем генерал Уэйвелл сможет наступать на запад. Роммель ре- шил действовать по обстоятельствам и по собственному усмотрению. Он постарался ускорить высадку войск с морских судов. К концу марта 5-я легкая дивизия уже находилась на африканской земле. Рейд Роммеля от Мерсо-эль-Брего до египетской границы Разведка подтвердила правильность предположений Роммеля. Британские войска были рассредоточены в глу- бину. Надо было использовать благоприятный момент, и Роммель его использовал. 31 марта, преодолев отчаянное сопротивление противника, удалось прорвать британские позиции в солончаках между населенными пунктами Ма- рада и Мерса-эль-Брега. У Адждабии немцы и итальянцы снова столкнулись с сопротивлением. 4 апреля был взят Бенгази. Далее Роммель планировал пересечь Киренаику. Это был огромный риск, потому что впервые войскам предстояло преодолеть 300-километровый отрезок пути по безводной пустыне. В довершение всего началась пес- чаная буря. 141
I апрель—ноябрь 1941 г. ••а середина января и декабрь 1942 г. Mllllllllllllil июнь—ноябрь 1942 г. конец декабря 1941—начало января 1942 г. MlBUBia февраль—май 1942 г.
Но железная воля Роммеля гнала людей вперед. Он летал на «Шторьхе» над расстилавшейся внизу пустыней, следя, чтобы движение не останавливалось. В районе Эль-Макили в плен было взято .шесть английских гене- ралов и 2 тысячи солдат. План Роммеля заставить бри- танцев сдать Киренаику, чтобы не оказаться отрезанны- ми, удался. Несколькими часами позже была взята Дерна. Здесь Роммель не думал задерживаться. Уже 9 апреля была взята Бардия, и через день немцы вышли к египет- ской границе. Всего лишь за 12 дней Роммель вернул все то, что генерал Уэйвелл завоевывал более 50 дней, за ис- ключением одного: 5-я легкая дивизия, с учетом италь- янского подкрепления, была слишком слаба, чтобы взять Тобрук (в котором засел британский гарнизон из полу- тора дивизий. — Ред.). Это имело негативные послед- ствия. Образовалось два фронта: один восточнее, по линии Эс-Саллум—Бардия, другой западнее — вокруг Тобрука. Эта крепость стала следующей оперативной целью. Ан- глийское командование обдумывло проблему ее деблоки- рования, а Роммель делал все возможное, чтобы ее взять. Правда, сначала думать об этом было рано: активизиро- валась война на море. Один за другим были потоплены крупные транспорты. Поэтому пока было невозможно доставить основные части обеих танковых дивизий Аф- риканского корпуса, так же как и нужные транспортные средства и необходимые части тыловых структур. С то- пливом и боеприпасами в 1941 году особых трудностей не было. Но их доставка из Триполи и Бенгази по суше к фронту стала проблемой. Бои на границе Ливии и Египта, бои за Тобрук и отступление сил оси до Агейлы Контрудар противника не заставил себя долго ждать. Однако Роммелю удалось, ведя затяжные кровопролитные бои, отразить наступление англичан в боях за Эс-Саллум. Здесь впервые в бой вступила сильная авиация противни- ка. Роммель отлично понимал, что при новом наступле- 143
нии противника представлялось весьма сомнительным, что он сможет удержать оба фронта. Поэтому в августе он начал готовить штурм Тобрука. Дата начала штурма за- висела от прибытия необходимой тяжелой артиллерии и боеприпасов, а кроме того, конечно, пехоты. Однако си- туация на море стала еще тяжелее, так что штурм в конце концов был отложен до декабря. Угнетало и сомнение, что новый противник Роммеля — генерал Окинлек — даст ему столько времени. Тем не менее начавшееся 18 ноября 1941 года наступление англичан — около 100 тысяч чело- век, 800 танков и 1000 самолетов сформированной летом 8-й армии — оказалось тактически неожиданным. Это были самые крупные вооруженные силы, которые досе- ле видела эта пустыня. (У англичан было 118 тыс. чел., 924 танка (из них более 200 поддержки пехоты с мощной броней), 760 артиллерийских и зенитных орудий, 1072 са- молета. — Ред.) В распоряжении Роммеля имелось около 40 тысяч человек, 300 танков и 200 самолетов и примерно 40 тысяч плохо вооруженных итальянских солдат. (У Ром- меля было 552 танка, но из них только 174 немецких пу- шечных танка и 146 устаревших итальянских танков. Остальные танкетки; 520 орудий и 340 самолетов. Офици- ально итало-германскими войсками в это время командо- вал итальянский генерал Э. Бастико, которого Роммель фактически игнорировал, а в феврале 1942 г. отстранил от дел. — Ред.) Дни ожидания английского наступления прошли для танкового корпуса «Африка» и итальянцев в томительной неизвестности. Никто не знал, где последует главный удар. Воздушная и наземная разведка не принесли же- лаемой ясности, тем более что британцы осуществляли развертывание скрытно. Многочисленные попытки про- рыва гарнизона Тобрука отражались с изрядным трудом, так что настроение было тревожным, тем более что на- чиная с 16 октября караваны судов перестали приходить. Но после начала британского наступления 23 ноября немцам, наконец, улыбнулась удача. В танковом сраже- нии у Сиди-Резега британцы понесли серьезные потери. (30-й английский корпус потерял 430 танков из 500, нем- цы свыше 70 из 160.) Но теперь Роммель, переоценив 144
свои достижения, совершил серьезную ошибку. Вместо того чтобы 24 ноября начать атаку до полной ликвидации противника, он устремился к египетской границе, чтобы отрезать британской 8-й армии путь к отступлению. Тем самым Африканский корпус на шесть дней вышел из боя, что и решило судьбу Тобрукского фронта. Силы осаждавших, состоявшие из пяти итальянских дивизий и частей 3-й германской дивизии, не смогли выдержать по- стоянный натиск как изнутри, так и извне, так что коль- цо окружения становилось все тоньше. Уже 27 ноября новозеландцам удалось первым установить связь с осаж- денным гарнизоном крепости. Возвратившийся Афри- канский корпус был настолько измотан, что не смог при- нести ожидаемых перемен к лучшему. 6 декабря осада была снята. Но «крысы Тобрука» навязали немцам арьер- гардные бои, которые после потери Дерны, Бенгази и Адждабии, при повторной потере Киренаики, окончи- лись только у Эль-Агейлы. (7 декабря, узнав, что под- креплений не будет, т. к. 5 декабря Красная армия на- чала контрнаступление под Москвой и все резервы немцев были брошены на Восточный фронт, Роммель начал отход из Киренаики. — Ред.) В канун Нового года Африканский корпус в районе Ад- ждабии нанес преследовавшим его британцам большие потери (15 декабря у Роммеля оставалось 30 танков против 200 английских, но, получив последнее подкрепление — 30 танков, прибывших в порт Бенгази перед его оставле- нием, разгромил преследовавших его англичан, уничто- жив 65 танков, и отступил к Эль-Агейле). При Бардии и на перевале Хальфайя стояли только малочисленные, но очень храбрые немецко-итальянские гарнизоны, которые почти до середины января не позволяли 8-й армии ис- пользовать прибрежное шоссе. Между тем два события несколько ослабили напряжение. Перевод 2-го воздушно- го флота под командованием фельдмаршала Кессельринга с Восточного фронта на Сицилию привел к некоторому смягчению доселе подавляющего господства противника в воздухе (в декабре 1941 г. количество германских само- летов на Средиземном море увеличилось с 464 до 798). Кроме того, после почти двухмесячного перерыва 19 декаб- 145
ря 1941 года в Триполи снова прибыл конвой, а с ним долгожданные танки и артиллерийские батареи (5 января прорвавшийся конвой судов доставил более 100 танков). Они должны были составить основу контрудара Роммеля. Британское наступление нанесло ощутимый урон матери- альной части немецких и итальянских войск — немцы по- теряли 33% личного состава и 200 танков, итальянцы 40% личного состава и 120 танков. Второе наступление Роммеля до позиций у Айн-эл ь-Газа л а 10 января Роммель прибыл на позиции Марада— Мерса-эль-Брега. С оставшимися силами удержать эти позиции не представлялось возможным, поскольку тре- бовались недели на их оборудование. Где противник ата- кует, там он и прорвется. Тщательно выполненное срав- нение собственных сил с силами противника показало наличие на ближайшие две-три недели легкого преиму- щества. (У Роммеля в составе ударной группировки было всего 35 тыс. солдат и офицеров, в т. ч. 117 тыс. немцев. 117 немецких и 79 итальянских танков, 310 орудий, од- нако англичане разбросали свои силы в глубину на 450— 600 км. — Ред,) Было необходимо использовать благо- приятный момент и действовать быстро. И Роммель решился на контрнаступление — по меньшей мере будет замедлено развертывание сил британцев, а значит, вы- играно время. При благоприятном начале можно было подумать даже о том, чтобы использовать шанс и взять Бенгази, а может быть, и часть Киренаики. Важно было не упустить фактор внезапности. Все необходимые меры Роммель осуществлял со свойственным ему мастерством. Начавшееся 21 января наступление было неожидан- ностью для противника. Правда, не удалось перерезать пути для его отхода. На второй день наступления немцы вошли в Адждабию, а уже 26 января подошли к Завията- Мсусу — почти к южному краю Киренаики. Роммель хотел во что бы то ни стало взять Бенгази. Противник имел все основания ожидать, что захват Бенгази будет 146
происходить по образцу прошлого года. Он вряд ли мог предположить, что наступление на Бенгази пройдет через пустыню с юга на север. Именно это и произошло. Сфор- мировав смешанную боевую группу, которую возглавил лично, Роммель выступил из района южнее Завията- Мсуса. Сначала казалось, что операция была задумана под несчастливой звездой. Песчаная буря сменилась тро- пическим ливнем, превратившим сухие вади (временные водотоки, считаются реликтовыми долинами рек, воз- никших в более влажные времена) в топкие болота, так что войска ночью безнадежно увязли в грязи, да к тому же потеряли ориентацию. Однако почва удивительно бы- стро высохла, так что Роммель, следовавший в головном отряде, уже во второй половине дня 29 января захватил аэродром Бенина. 30 января германские войска вступили в Бенгази. Роммель не задержался здесь, а немедленно организо- вал преследование противника, на этот раз через Кире- наику. В итоге его войска дошли до залива Бомба, при- близившись непосредственно к позициям Айн-эль-Газала. Он не мог не обдумать вариант захвата этих позиций и попытки более или менее внезапного захвата Тобрука. Но для этого у него не хватало ни сил, ни топлива. Проблема дальнейшего ведения боевых действий в Северной Африке Поскольку оба противника находились на пределе своих сил, в боевых действиях наступила пауза. Роммель улетел в Европу, чтобы прояснить для себя ряд важных вопросов. Он хотел определить, какая роль предназнача- ется Африканскому театру военных действий в общем ведении войны в 1942 году. Однако ему не удалось по- лучить точных сведений от Гитлера и Йодля. Намек на необходимость срочного захвата Мальты впечатления не произвел. Также не удалось выяснить конкретную пози- цию при посещении Рима. Там склонялись к мнению, что было бы лучше дождаться следующего британского наступления на достигнутых позициях. Итальянцы рас- 147
считывали, что оно произойдет не раньше осени. У Ром- меля было совершенно иное мнение. Он считал, что вра- жеское наступление начнется не позднее июня. Поэтому он предложил в середине апреля прежде всего взять Мальту, чтобы обеспечить условия для безопасного снаб- жения войск морским путем, а затем атаковать Тобрук. Будет ли после падения этой крепости продолжено на- ступление в глубь Египта, можно будет решить только на основе сложившейся ситуации. Чтобы опередить новое британское наступление, операцию следует начать в кон- це мая. Если приготовления к захвату Мальты не будут завершены достаточно рано, приемлемым вариантом ста- нет захват Тобрука, за которым сразу же последуют бои за Мальту, которая должна быть взята при любых обсто- ятельствах. С учетом фактора времени последнее решение пока- залось наиболее разумным. Приготовления к обеим опе- рациям шли полным ходом. И если планирование наступ- ления на Тобрук находилось под немецким руководством, подготовкой захвата Мальты занимались итальянцы. В последней операции должны были участвовать герман- ские парашютные части и авиация. Атака Роммеля на позиции у Айн-эль-Газала и битва за Тобрук После полудня 26 мая Роммель начал действовать. (У Роммеля было 130 тыс. чел. (2 танковые и 1 пехотная немецкие дивизии, 5 пехотных, 1 танковая и 1 мотори- зованная итальянские дивизии), 610 танков (на переднем крае 560, из которых 230 устаревших итальянских, а из 330 немецких 50 были легкими, 30 танков в ремонте и 20 только что выгрузили в Триполи), 600 самолетов (в т. ч. 260 немецких). У англичан было 130 тыс. чел., 1270 тан- ков (в т. ч. 420 в резерве), 604 самолета.) Его план за- ключался в следующем: тремя германскими и двумя итальянскими мобильными дивизиями обойти южный фланг британцев в районе Бир-Хакейма, чтобы атаковать 8-ю армию с тыла, в то время как фронт будет скован 148
итальянским пехотным корпусом. Этот замысел не удал- ся. Фронтальное сковывание было неэффективным, так что англичане смогли всеми своими силами обрушиться на группу Роммеля. Нападающие оказались сами блоки- рованными в тылу противника. Положение Роммеля представлялось совершенно безнадежным. И все же он возмущенно отклонил все предложения об отступлении. Он удерживал круговую оборону до тех пор, пока про- тивник не ослаб настолько, что танковая армия (22 ян- варя 1942 г. танковый корпус «Африка» был переимено- ван в танковую армию «Африка») смогла снова перейти в наступление. Не раз казалось, что Роммель ведет себя неправильно, поскольку одна кризисная ситуация сме- няла другую. Это касалось, в первую очередь, перемен- чивого сражения, которое велось за Бир-Хакейм, стойко обороняемый до 12 июня французской бригадой генера- ла Кёнига. Спустя шесть дней этот опорный пункт ока- зался в руках немцев. Путь к Тобруку был открыт. И снова Роммель доказал свое непревзойденное ма- стерство. В светлое время боевая группа двигалась на восток, в направлении Бардии. Таким образом Роммель создавал видимость того, что хочет прорваться в Египет и оставить Тобрук в своем тылу. Однако, когда стемнело, танковые дивизии Роммеля повернули и снова направи- лись к Тобруку. Ровно в 5 часов утра германские орудия загрохотали на старых позициях прошлого года, где об- наружились еще тогда завезенные боеприпасы. Против- ник ответил. Через два часа, благодаря активной под- держке 2-го воздушного флота, была пробита первая брешь в обороне британцев. В нее ворвались танки и разорвали фронт. Уже вечером Роммель въехал на одном из первых танков в порт и в город. Позиции британцев в крепости были рассечены на две части. Цель была до- стигнута. Впервые германские солдаты ступили на землю Тобрука. Защитники, как и осаждающие, больше года находились в сухой безводной каменистой местности, страдая от туч насекомых и адского солнца, без укрытия, не имея возможности двигаться. Теперь ад закончился. Еще до полудня 21 июня комендант крепости генерал Клоппер со своими генералами и 33 тысячами солдат 149
сдался в плен. Добыча была воистину неоценимой. (Нем- цы захватили в Тобруке 30 танков, 2 тыс. автомашин и 1400 т горючего.) Без нее обеспечение танковых армий питанием и вещевым довольствием в предстоящие меся- цы было бы невозможным. Морским путем только един- ственный раз — в апреле 1942 года — было доставлено то, что армия рассматривала как месячную норму. Боль- ше всего не хватало топлива, перспектив доставки кото- рого, из-за многочисленных потоплений танкеров, не было. Атака Мальты снова отложена, Роммель наступает в Египет до позиций у Эль-Аламейна Теперь путь на Египет был открыт. Удастся ли про- тивнику создать новый фронт перед Нилом? При опера- тивных действиях, возможно, путь окажется свободным вплоть до Каира. Так считал Роммель. Итальянцы и Кес- сельринг твердо придерживались прежнего намерения взять Мальту непосредственно после падения Тобрука. Однако военно-воздушные силы могли обеспечить толь- ко одну из двух операций. Гитлер поддержал позицию Роммеля. С его согласия и против убеждения итальян- ского Верховного командования Роммель вторгся в глубь территории Египта, остановившись только у Эль-Ала- мейна. (Начиная вторжение в Египет, Роммель имел все- го 60 немецких танков, четверть из которых легкие Т-П, 2500 чел. германской и около 6 тыс. чел. итальянской пехоты. С 24 по 30 июня он продвинулся до Эль-Аламей- на.) Позже он сам посчитал счастьем то, что был вынуж- ден остановиться именно там. Теперь самый серьезный кризис во всей Северо-Афри- канской кампании достиг высшей точки. Если англича- не, застигнутые врасплох, лишь с большим трудом могли удержать свои позиции, у Роммеля больше не было сил для решающего удара. Его пути подвоза теперь бесконеч- но удлинились, зато у противника стали короче. Кроме того, снабжение по морю ухудшилось. В июле оно со- 150
кратилось до одной пятой от потребности. К тому же порт Тобрука не обладал необходимыми мощностями для выгрузки. Он не мог заменить Бенгази. Путь подвоза по суше также стал значительно длиннее. Сражение за Эль-Аламейн Началось сражение за Эль-Аламейн. Прилетевший в Каир Черчилль назначил командующим 8-й армией Монтгомери и позаботился о существенных подкрепле- ниях, которые непрерывно прибывали. В середине авгу- ста 8-я армия прочно удерживала фронт между побере- жьем и впадиной Катара (у англичан было 935 танков, у Роммеля 440). Удар Роммеля 30 августа потерпел неуда- чу, прежде всего из-за нехватки бензина. Поэтому Ром- мель подумывал о необходимости отказа от попытки за- хватить важную гавань — Александрию. Однако в конце концов он поверил обещаниям Кессельринга доставлять ему ежедневно до 400 куб. м бензина воздушным путем. Фактически, конечно, было доставлено значительно меньшее количество топлива. Воздушный транспорт ис- тощил свои силы. Однако Роммель почувствовал себя брошенным на произвол судьбы, и не забыл этого. Прорыв Роммелю не удался — завязался тяжелый бой. Непосредственно перед заходом в Тобрук был торпедиро- ван крупный танкер с горючим, и дивизии Роммеля почти 7 дней неподвижно стояли за вражеским фронтом. То, что довелось вынести войскам во время воздушных налетов, превосходило все последующие тяготы такого рода. День за днем германские дивизии подвергались почти беспре- рывным бомбежкам. Потери армии в орудиях, танках и другой технике уже не могли быть возмещены, поскольку снабжение только ухудшалось. От соображений отвести войска за египетскую границу пришлось отказаться, по- скольку не было транспортных средств для итальянских солдат. Перед своим вылетом в сентябре в срочно необхо- димый ему отпуск Роммель указывал на огромную опас- ность неудовлетворительного снабжения. Он заметил, что, если не удастся доставить танковой армии «Африка» не- 151
обходимое снабжение, она будет не в состоянии противо- стоять объединенным силам Британской империи и Со- единенных Штатов. И тогда, рано или поздно, ее постигнет весьма незавидная участь. Наступление Монтгомери в конце октября началось с массированного воздушного налета. Все, чтобы отразить вражеский удар, было сделано. Из-за недостаточного снабжения пришлось ограничиться укреплением пози- ций и подготовкой резервов. На фронте чередовались немецкие и итальянские пехотные батальоны. Позади стояли три группы по одной германской и одной италь- янской танковой дивизии в качестве резерва. (На 23 сен- тября 1942 г. итало-немецкие войска под Эль-Аламейном насчитывали около 80 тыс. чел., в т. ч. 27 тыс. немцев, 540 танков, в т. ч. 260 немецких (из них 20 в ремонте, 30 легких и лишь 30 T-IV с длинными 75-мм пушками) и 280 устаревших итальянских, 1219 орудий, 350 само- летов. Британские войска насчитывали 230 тыс. чел., 1440 танков, 2311 орудий, 1500 самолетов. — Ред.) В ночь на 24 октября штурм начался. Атакующие британцы пре- жде всего устремились на позиции итальянской пехоты, чтобы затем окружить оставшихся немцев. 25-го вечером на фронт снова прибыл Роммель после смерти его за- местителя генерала Штумме (он попал под артобстрел, выпал из автомобиля и умер от сердечного приступа). Вследствие больших потерь он был лишен возможности закрывать все новые бреши в линии фронта. Материаль- ное превосходство противника с каждым днем станови- лось ощутимее. Чтобы предотвратить прорыв на широком фронте, надо было срочно отступать. 2 ноября Роммель сообщил свое мнение ОКВ и итальянскому командова- нию. (К концу дня 2 ноября у Роммеля в двух танковых дивизиях осталось 30 боеготовых танков. У англичан, не- смотря на потери, было более 600. Итальянские танки с их тонкой броней были почти полностью уничтожены.) К его немалому удивлению, на следующий день поступил приказ фюрера, в котором тот полностью игнорировал создавшуюся критическую ситуацию. «Силы врага на ис- ходе. Речь идет о том, чтобы на позициях Аламейна, обо- роняя каждый метр пустыни, победить или умереть». Тем 152
не менее после того, как фронт был прорван в четырех местах, 4 ноября Роммель приказал отступать. Гитлер так никогда и не простил ему это «неповиновение». Впро- чем, после Эль-Аламейна Роммель также внутренне от- вернулся от Гитлера. Отступление немцев из Египта Привязанная к единственной дороге, день и ночь под- вергаясь бомбежкам, плохо моторизованная и часто не имеющая даже необходимого минимума горючего, армия (громко сказано — у Роммеля оставалось 5 тыс. немецких и 2,5 тыс. итальянских солдат, 11 немецких и 10 итальян- ских танков. Еще у 10 тыс. немецких солдат, ускольз- нувших от англичан, практически не было вооружения. — Ред.), проедая все, что удавалось раздобыть, совершила грандиозный переход протяженностью 1500 километров и при этом не распалась. Однако все шло к концу. И яс- нее чем кто-либо другой это понимал Роммель. Поэтому он решился обратиться лично к Гитлеру с требованием об оставлении театра военных действий. Тогда удалось бы отправить в Европу примерно две трети личного со- става. Это был бы «немецкий Дюнкерк» (разные масшта- бы. — Ред.). 28 ноября Роммель вылетел к Гитлеру. Он не сумел вызвать даже искры понимания. В крайне напряженной беседе Гитлер категорически отверг предложение Ромме- ля. Он был уверен, что по теперь открытому морскому пути на Тунис можно гарантировать необходимый объем снабжения. Роммель понял, что армии не удастся избе- жать трагического конца. Высадка союзников в Северной Африке и контрмеры немцев Высадка союзников в Северной Африке 8 ноября 1942 года ошеломила германское Верховное главноко- мандование. Итальянское командование и фельдмаршал 153
Кессельринг знали, что союзнические десантные плав- средства находятся на переходе. Однако ОКВ ожидало высадки на юге Франции. Роммель опасался большого десантирования в Триполи или Бенгази, которое могло оборвать жизненные нити его армии. Тем не менее его опасения были сочтены командованием безоснователь- ными. Теперь немцы получили удар с тыла. Поскольку высадки в Тунисе не последовало, немецкий «главно- командующий на юге» получил возможность, со своей стороны, «наложить руки» на Тунис. Фельдмаршал фон Кессельринг был назначен на эту должность, оставаясь командующим 2-м воздушным флотом. Однако ему под- чинялись только части 2-го воздушного флота, а позже и слабые военно-морские силы немцев на Средиземном море. Командующим сухопутных сил в Африке и Италии он станет только в начале 1943 года. Медленное продвижение союзников в 1943 году по- зволило укрепить и расширить на запад тунисский плац- дарм. Французский гарнизон Бизерты был склонен к капитуляции мирным путем. Постепенно удалось пере- бросить в Тунис части пяти дивизий. Ощутимый недо- статок артиллерии сохранялся до конца. Эти войска были объединены со слабыми итальянскими формированиями в 5-ю танковую армию. Если ситуация в Тунисе в конце 1942 года и могла быть стабилизирована, то при Роммеле этого не произо- шло. Снабжение продолжало поступать крайне скудно. На позициях у Эль-Буайрата-эль-Хасуна и у Триполи со- юзники обошли Роммеля с юга и продолжили движение вперед. Он был вынужден отойти на линию Марет на ливийско-тунисской границе. Местные французские укрепления, к сожалению, были снесены в 1940 году ита- льянцами. Потеря Триполи (23.01.43) и почти всей Ли- вии оказала воистину ошеломляющее влияние на ита- льянцев. В феврале 1943 года Роммель снова перешел в наступление. Чтобы помешать развертыванию противни- ка, он 14 февраля ударил с юга Туниса на северо-запад и занял важные аэродромы в Алжире. Дальнейшие удары в направлении на Эль-Кеф пошатнули весь фронт против- ника. Поэтому британский командующий организовал 154
I Гибралтар Афины Сеута • Касабланка о.-К-р и-т МАРОККО военно-морская база итальянцев военно-морская база союзников Триполи Александрия \ пути конвоев стран оси во время боев в Ливии пути конвоев стран оси во время боев в Тунисе путь конвоев союзников через Средиземное море Барселона • Мадрид Специя _огК-о.р_с.и:ка4Баст-я зДО---- __o'С а р д и н и я> 7к.ие-о-^ -Неаполь •Оран АЛЖИР ( Сфакс/£ ТУНИС 1 Бенгази Тобрук Полужирным шрифтом выделены названия важнейших портов, через которые осуществлялось снабжение стран оси во время боев в Северной Африке
контрудар силами двух элитных дивизий. Однако у Ром- меля больше не было сил, чтобы продолжить наступле- ние, и он планомерно вернулся на исходные позиции, затем повернул на юг, чтобы задержать развертывание армии Монтгомери против линии Марет. Однако неудач- ная танковая атака одного из его подчиненных привела к большим потерям и крупному провалу. (Роммель по- терял у Меденина 40 танков (так пишет Лиддел Гарт, Черчилль утверждает, что 52) из 160, англичане, имевшие большое количество противотанковых орудий (ок. 500), устояли. Кроме того, британцы имели в этом районе 400 танков.) Роммель тем временем принял командова- ние группой армий «Африка», созданной из его и 5-й тан- ковой армий. Вскоре после этого ему пришлось, подчи- няясь категорическому приказу Гитлера, покинуть театр военных действий. Гитлер настоял на его возвращении, потому что после трагической судьбы Паулюса ни один фельдмаршал больше не должен был очутиться в плену. Завершение боев в Тунисе В апреле началось решающее наступление союзников. 7 апреля союзники развернули военные действия в до- лине реки Меджерды. Еще раньше, 5 апреля, Монтгоме- ри нанес мощный удар по 1-й итальянской армии на юге Туниса. После тяжелых и принесших большие потери обеим сторонам боев Монтгомери удалось прорвать фронт, пользуясь подавляющим преимуществом в силах. Пока он «наступал на пятки» в основном состоявшей из немецких войск 1-й итальянской армии, британская 1-я армия наносила решающий удар. 7 мая был взят го- род Тунис; в этот же день пала Бизерта, и германский фронт полностью развалился. Отсутствие какой бы то ни было воздушной поддержки и подвоза боеприпасов зна- чительно ускорило процесс. 10 мая началась капитуляция на полуострове Бон, 13 мая прекратилось последнее со- противление. 250 тысяч пленных, из которых почти 140 тысяч немцев, попали в руки союзников. Это был трагический для германских и итальянских войск конец 156
двухлетней войны в Северной Африке. Без удовлетвори- тельного снабжения, без достаточной возможности про- тиводействовать военно-воздушным и военно-морским силам противника немцы и итальянцы не могли продер- жаться дольше. Существенным фактором явилось то об- стоятельство, что немцы и итальянцы, ведя военные дей- ствия на другом континенте, не смогли обеспечить безопасность морских путей. Командиры и солдаты, воевавшие в Северной Африке Роммель имел высочайший авторитет среди всех нем- цев и итальянцев, которые сражались под его командо- ванием. Это объяснялось характером личности этого прирожденного лидера. Именно его сильная и непре- клонная, даже по отношению к самому себе, воля по- могала армии побеждать наперекор всем трудностям. При всем стремлении к успеху он делал все, чтобы по- терь было по возможности меньше, предпочитая, чтобы солдаты в безнадежной ситуации лучше попали в плен, чем бессмысленно погибли. Роммель был душой и дви- жущей силой боевых действий в Северной Африке. Его сжигало, пожирало пламя, пылавшее глубоко внутри. От- ветственность за театр военных действий и за своих сол- дат лежала на его плечах тяжким бременем. К тому же его ни на секунду не покидала мучительная тревога о судьбе своей страны. Страстное желание быть со своими солдатами в гуще сражения — вот что ежедневно вело его на передовую. Между ним и его солдатами существовали нерасторжимые узы, которые дарованы только истинно- му лидеру. Роммеля уважали даже итальянские солдаты. Его часто называли «полководцем передовой», подчерки- вая, что он отдавал всего себя фронту, бою. Конечно, и он совершал ошибки, но подавляющее большинство про- веденных им боевых операций говорило о его необычай- ном военном таланте. Оставалось только удивляться, как быстро он оценивал сложные ситуации, улавливая их са- мую суть. Роммель был прямым и смелым человеком, но 157
под суровой оболочкой таилось мягкое сердце. Ни на одном театре военных действий не применялись наказа- ния так редко, как в Африке. Безукоризненная порядоч- ность Роммеля давала ему силы иногда не выполнять приказы самого Гитлера. До последнего вздоха он оста- вался истинным рыцарем без страха и упрека. В люфтваффе своим профессионализмом выделялись Кессельринг и Марсель. Стремление Кессельринга по- мочь наземным войскам не превзошел ни один из коман- диров люфтваффе. Внимание к собственной персоне было свойственно Кессельрингу так же мало, как и Ром- мелю. Количество его полетов над вражескими террито- риями достигло двухсот, пять раз его сбивали. Другим знаменитым и уважаемым «африканцем» был Й. Марсель. Когда этот юный ас погиб в пустыне, в вой- сках воцарился настоящий траур. С его гибелью (из-за технической неисправности в полете) атакующая мощь немецких истребителей заметно снизилась (всего Марсель (потомок уехавших в Германию французских гугенотов), по немецким данным, сбил 158 самолетов англичан и их союзников, в т. ч. за один сентябрь 1942 г. — 61 самолет, и за один день 1 сентября — 17 британских самолетов. — Ред.). Марсель был единственным немцем, который стал кавалером высшей итальянской награды за храбрость. Итальянский главнокомандующий в Северной Афри- ке генерал-полковник Гарибольди и позднее маршал Ба- стико старались предоставить Роммелю максимальную свободу действий. Иногда в этом стремлении они даже заходили слишком далеко. Лежащее в основе такого по- ведения самоотречение может быть оценено по достоин- ству только по прошествии времени. В конце концов, этот театр военных действий был итальянским. Среди молодых офицеров, как и среди рядовых ита- льянских солдат, были грамотные и храбрые люди. Их было немало и в сухопутных войсках, и в военно-мор- ском флоте, и среди экипажей истребителей и самоле- тов-торпедоносцев. Но им все же не хватало необхо- димых, особенно в серьезных ситуациях, упорства и постоянства. Итальянский солдат легко вдохновлялся, но быстро падал духом. Кроме того, плохое вооружение и 158
оснащение, недостаточная подготовка, так же как и от- сутствие ясного понимания военных целей, с самого на- чала отодвинули итальянские вооруженные силы на вто- ростепенные роли. Иным было положение противника. Он всегда соблю- дал воинскую дисциплину, целеустремленность, несмотря на неудачи, был убежден, что в конце концов одержит по- беду. К тому же уже осенью 1941 года в его распоряжении было первоклассное вооружение, а в 1942 году — лучшие танки. (Правда, перед концом в Тунисе у немцев появи- лось несколько тяжелых танков Т-VI «Тигр», но они не смогли, естественно, что-либо сделать, хотя и уничтожили 75 танков противника. — Ред.) Его превосходство в воз- духе только укреплялось. Трудности со снабжением у со- юзников возникали редко. Чисто английские дивизии обладали высокими боевыми качествами и получали рав- ноценное пополнение. Имперские войска, за исключени- ем новозеландцев (и, наверное, австралийцев. — Ред.), по своей «боевой ценности» им уступали. Американские войска впервые появились в Тунисе и смогли приспособиться к самым тяжелым условиям со- временной войны. В Северной Африке к чести обеих сторон военные действия велись по унаследованным от предков военным традициям. Последствия Северо-Африканской военной кампании для стран оси Поражение в Африке стало для Гитлера второй воен- ной катастрофой после Сталинграда (видимо, все же тре- тьей — после битвы под Москвой и Сталинградом. Мас- штабы сражений в Северной Африке и в Сталинградской битве несравнимы. См. «Война с Россией». — Ред.) Она принесла Германии потерю почти десяти дивизий, боль- шого количества военных материалов, включая потоп- ленный морской тоннаж, и тяжелые людские потери люфтваффе. Многие командиры утратили доверие к при- казам Гитлера и не стремились удержаться на своих по- 159
стах. Итальянский фашизм подвергся тяжелому испыта- нию из-за потери колониальной империи. Муссолини также чувствовал, что еще одного удара такого же мас- штаба политическая система Италии не выдержала бы. Германские и итальянские войска в Африке были юж- ным форпостом оси, который теперь оказался сметен. Они понесли военное поражение в основном по двум причинам. Первая — это отсутствие надежных путей под- воза по морю. Кроме того, ощущался огромный недо- статок военно-морских и военно-воздушных сил для обе- спечения надежной защиты конвоев. Вторая важнейшая причина поражения заключалась в том, что, не получая необходимой поддержки с моря и воздуха, армии все больше и больше приходилось рас- считывать только на себя. Военно-морские и военно- воздушные силы старались прикрывать наземные войска, но их сил было явно недостаточно. Противник же располагал значительно более благо- приятным соотношением сил — достаточным числом армейских дивизий, сильным и превосходящим по чис- ленности военно-морским флотом и военно-воздушными силами. В итоге жертвы немецких и итальянских солдат, которые в Африке потеряли только убитыми 25 тысяч человек, оказались напрасными. КАМПАНИЯ В ИТАЛИИ Генерал кавалерии в отставке Вестфаль Основные элементы защиты Альпы для итальянцев были естественной защитой со стороны Франции и Германии. Характер границы с Югославией тоже благоприятствовал отпору при нападе- нии. Зато береговая линия без крупных естественных преград протяженностью около 3500 километров давала возможность противнику для высадки десанта. Малочис- ленные стационарные оборонительные сооружения слу- жили главным образом для защиты военных портов. При такой протяженности береговой линии было практически 160
невозможно на всех участках вероятной высадки соору- дить современные укрепления. Хотя горы Апеннины, протянувшиеся южнее Паданской низменности, предо- ставляли итальянцам хорошую возможность остановить противника, рвущегося в глубь страны. Но эта горная система, с другой стороны, препятствовала созданию раз- ветвленной транспортной сети. Из Северной Италии в южную часть страны вело только три железных дороги, которые из-за большого числа мостов, путепроводов и туннелей были чрезвычайно уязвимы для атак с воздуха. К тому же две из них тянулись непосредственно вдоль берега. Из-за отсутствия дорог массовую перевозку гру- зов на большие расстояния осуществляло в основном прибрежное судоходство, которое в 1943 году пришло в упадок. Таким образом, для ведения военных действий на своей земле бедная сырьем Италия была и плохо при- способлена, и не готова. В начале 1943 года итальянские вооруженные силы находились в плачевном состоянии. Армия уже лишилась своих лучших дивизий в Африке и в России. Из остав- шихся 50 дивизий больше 30 находились в Греции, Юго- славии и Южной Франции. Для обороны страны оста- лось менее 20 дивизий, из которых около половины располагались на трех крупных островах, Сицилии, Сар- динии, Корсике, остальные на материке. Последние в составе двух армий были объединены в группу армий под командованием итальянского кронпринца. Танковых формирований не было вообще, существо- вало некоторое число дивизий береговой обороны. Они состояли из призывников старших возрастов, были пло- хо вооружены и, по мнению итальянского Генерального штаба, не имели большой ценности в случае войны. И наконец, на реке По находились остатки десяти выведен- ных из России дивизий. Но все они не были пригодны к использованию. Столь же плачевно выглядели и другие части вооруженных сил. Морской флот располагал, по существу, только тяжелыми боевыми кораблями и прак- тически не имел легких кораблей для их защиты в море. Флот не имел опыта взаимодействия с авиацией. Военно- воздушные силы в основном состояли из устаревших са- 6 Вторая мировая война... 161
молетов, которые не были способны самостоятельно ве- сти бой и действовали только под прикрытием германских авиационных формирований. Верховное главнокомандование всеми вооруженными силами страны осуществлял лично Муссолини. В отли- чие от Гитлера Муссолини не считал себя способным безошибочно принимать любые военные решения и поч- ти во всех случаях пользовался советами начальника Ге- нерального штаба. Этот пост после падения Триполи за- нимал генерал армии Амброзио. Он не был большим другом немцев и всячески стремился избавиться от их военной опеки. Муссолини, как и Амброзио, было ясно, что итальянские вооруженные силы не смогут отразить наступление союзников, если те высадятся на островах или на материке. Несмотря на это, Муссолини, из сооб- ражений престижа, упорно противился передислокации большого числа германских дивизий в Италию. Амбро- зио понимал необходимость такой меры, однако требовал подчинения всех германских сил итальянскому командо- ванию. Первые операции союзников В январе 1943 года союзники приняли решение (в рамках операций на юге Европы) высадиться прежде все- го на Сицилии. Итальянское командование также учиты- вало такую возможность, тогда как высадка на Сардинии или на юге Италии считалась менее вероятной. Началом вражеских операций послужило нападение на располо- женный неподалеку от Мальты и оснащенный как со- временная крепость остров Пантеллерия. Несмотря на наличие бомбоубежищ и подземных ангаров, остров ка- питулировал 11 июня именно после воздушных налетов (и обстрела с кораблей. — Ред.), правда, якобы из-за не- достатка воды, предварительно направив запрос в Рим. Неясно, почему Муссолини одобрил эту капитуляцию, произведшую самое негативное впечатление на всю ита- льянскую общественность. 12 июня после непродолжи- тельного сопротивления сдался и гарнизон острова Лам- 162
позиции германских войск 1 — Чистерна-ди-Латина 2 — Монте-Кассино Падуя Верона Римини----< Милан ^Алессандрияй^^. ,^W$OfleHa. Болонья Й^^»и-*равенна_" =b^s>o. -Ливорно» р-w Флоренция- ~ ~~\с-иАня« •Ареццо^, Анкона—^ Перуджав^, L Юрбетелло-о У-- ф высадка воздушных ▼ десантов союзников высадка десантов и действия войск союзников Чивитавеккья, высадка американского десанта_о>'. ТИРРЕНСКОЕ МОРЕ 1^етм=== ^Ланчано OpacKaTH^I^? ^<Дермоли( ,БарИ ^=Брйндизи21 /З^Таранто у Гвысадка____ •английского' десанта^ЗЗ Козенца Мерсиначр^ Сиилла~ Трапани Пал£|эмоч^^|П//^^^^е^ко:дИ;|^алабрИЯ СИЦ/"ИЯ Энна^§^—ИОН ИЧЕСКОЕ • £%££«--------- МОРЕ £ .мыс.Бон. :(ЭъТиб): —------------------9-7~ •огП анте л л ер ия- педуза. (13 июня капитулировали гарнизоны небольших соседних с Лампедузой островов Линоза и Лампионе. — Ред.) После длившихся два месяца технических приготов- лений и активного подавления германской авиации на- чалось вторжение на Сицилию. Под общим командова- 163
нием Эйзенхауэра, которому подчинялся ответственный за наземные силы генерал Александер, 7-я американская армия высадилась в юго-западной части Сицилии, в за- ливе Джела, а 8-я британская армия — между Сиракуза- ми и юго-восточной оконечностью острова. Для этих операций было использовано почти 300 военных ко- раблей, такое же количество торговых судов и более 2000 больших и малых десантных плавсредств. В ночь с 9 на 10 июля над заливом Джела был сброшен парашют- ный десант, посеявший панику в частях итальянской бе- реговой обороны. (Высадка англо-американского воз- душного десанта в ночное время оказалась неудачной. 1-я английская воздушно-десантная дивизия (1600 чело- век) десантировалась на 133 буксируемых самолетами планерах. 47 планеров плюхнулись в море и в основном затонули, и только 12 в намеченном районе на юго- западе острова, остальные где попало. 2780 парашюти- стов 82-й американской воздушно-десантной дивизии рассеялись на юго-востоке острова на обширной площа- ди. — Ред.) Хотя первые сообщения итальянской 6-й ар- мии, в которую входили четыре пехотные дивизии, шесть дивизий береговой обороны, и сначала две, а позже че- тыре немецкие дивизии, первоначально звучали весьма бодро. (В ночь на 12 июля 144 американских транспорт- ных самолета сбрасывали свыше 2 тыс. парашютистов севернее Джелы. Огнем своей же зенитной артиллерии было сбито по ошибке 23 самолета с десантниками. — Ред.) После 12 июля ситуация прояснилась. Дивизии бе- реговой обороны почти не оказывали сопротивления. «Морские крепости» Аугуста и Сиракузы были оставлены также без сопротивления. Итальянские войска находи- лись в состоянии распада, так что вся тяжесть боевых действий ложилась на плечи немцев. Последние перед высадкой находились в разных частях острова в качестве резерва, и, учитывая слабость своих итальянских союз- ников, оказались в довольно сложном положении. Но им все же удалось объединиться и отойти к вулкану Этна. Затем, сохранив в основном вооружение и технику, они переправились через Мессинский пролив в Калабрию. Подавляющее большинство итальянских войск попало в 164
плен. Не приходилось сомневаться, что итальянские сол- даты измотаны в боях и не способны справиться с вы- садившимися союзниками. После такого начала вряд ли имело смысл надеяться, что итальянские дивизии на ма- терике будут держаться лучше. Совещание Гитлера и Муссолини. Смена власти в Италии 19 июля 1943 года состоялась последняя встреча Гит- лера и Муссолини на итальянской земле. Никакого ре- шения принято не было. Амброзио досаждал Муссолини требованиями заявить Гитлеру, что Италия должна вый- ти из войны, поскольку не может продолжать борьбу. Итальянский диктатор не сказал об этом Гитлеру ни сло- ва и только апатично слушал пространные рассуждения фюрера о тотальной войне. В тот же день союзники впер- вые бомбили Рим. Были поражены аэродромы, железно- дорожные сооружения, а также некоторые жилые квар- талы. Неделей позже после ареста, по приказу короля Виктора-Эммануила III, диктатора Муссолини фашизм был свергнут. Главой правительства был назначен мар- шал Бадольо. Гитлер был твердо убежден, что король и новый глава правительства постараются как можно ско- рее закончить войну на своей земле, и ни секунды не верил их заверениям, что они будут сражаться до конца. Начался последний, исполненный опасного напряжения период существования германо-итальянского союза. Гит- лер вынашивал мысль о смещении и короля, и прави- тельства Бадольо. Исходя из этих соображений и чтобы в любое время можно было войти в Рим, он отправил туда парашютно-десантную дивизию. Ее появление было неожиданным для главнокомандующего на юге фельд- маршала Кессельринга. Кроме того, Гитлер направил в долину реки По из Южной Франции, Тироля и Карин- тии группу армий «Б» (из восьми дивизий) фельдмарша- ла Роммеля. Приглашение прибыть в Италию для пе- реговоров с Бадольо Гитлер отклонил. Он не желал общаться с этим правительством, и, кроме того, опасал- 165
ся ловушки. К тому же Гитлер уже с середины августа знал, что Бадольо ведет переговоры с противником. Правительство Бадольо находилось в трудном поло- жении. Народ требовал окончания войны, но существо- вало опасение, что немцы захотят взять «в залог» Рим. Поэтому Бадольо расположил в районе Рима группу из пяти дивизий, которые находились в полной боевой го- товности, чтобы противостоять немцам. Ситуация с каж- дым днем становилась все более напряженной: в любой момент мог произойти взрыв. И только выдержка фельд- маршала Кессельринга помогла избежать требуемого Гитлером разрыва с итальянским союзником до его вы- хода из войны. Высадка союзников в Калабрии, выход правительства Бадольо из войны и реакция немцев Давление на немцев и итальянцев в те дни было на- столько сильным, что на первую высадку союзников на континенте 3 сентября (8-й британской армии в районе Реджо-ди-Калабрия на южной оконечности Калабрии) итальянский народ не обратил особого внимания. В тот же день после затянувшихся переговоров, начавшихся на Сицилии еще в начале августа, между итальянцами и со- юзниками было достигнуто соглашение о перемирии. Этот факт, однако, держался в тайне и стал известным только после высадки союзников на материке. Она пер- воначально планировалась в районе Рима, причем ита- льянцам выпала задача занять германские аэродромы. Однако итальянцы выразили сомнение, смогут ли они справиться с этим заданием, учитывая две стоящие возле Рима германские дивизии, поэтому от плана высадки в районе Рима пришлось отказаться. Перемирие было объ- явлено 8 сентября 1943 года и встретило восторженную поддержку итальянского народа, который поверил, что все беды и несчастья остались позади. В тот же день крупные части британской 8-й армии высадились также в районе Баньяра-Калабра в Калабрии. Свою задачу ско- 166
вать крупные силы немцев на юге Италии британцы вы- полнить не смогли. На следующий день последовала крупная высадка американцев в районе Салерно. Германскому командованию уже давно приходилось считаться с возможностью отделения Италии и готовиться к этому. Гитлер требовал, чтобы все без исключения ита- льянские войска были разоружены и взяты в плен герман- скими войсками, а вся военная материальная часть, вклю- чая корабли и самолеты, была конфискована. Однако для выполнения этого приказа недоставало сил. Только фельд- маршалу Роммелю в Северной Италии удалось интерни- ровать находившиеся там итальянские армейские форми- рования. Воспрепятствовать уходу итальянского флота из Специи на Мальту оказалось невозможным (правда, в ходе перехода 9 сентября германская авиация пустила на дно линкор «Рома»). Бои на американском плацдарме в районе Салерно Главнокомандующий германскими войсками на юге Италии оказался в весьма затруднительном положении: он должен был не только противодействовать высадке союзников, но и вывести из строя прежнего союзника. Из его дивизий, как уже говорилось, две стояли у Рима против пяти итальянских. Еще шесть германских диви- зий (10-я армия) были распределены по всей территории юга Италии. Одна дивизия располагалась у Салерно, кор- пус в районе Неаполя, еще один корпус совершал отход из Калабрии на север, преодолевая многочисленные пре- пятствия из-за разрушений при нехватке топлива. Еще одна дивизия находилась в Апулии. Задача состояла в том, чтобы все эти силы по возможности быстро сосре- доточить в районе Салерно и нейтрализовать итальян- ские войска у Рима. Последнее было срочно необходимо для того, чтобы открыть дороги к 10-й армии, ибо без доставки топлива и боеприпасов она не смогла бы вести длительные бои в районе Салерно. Благодаря нереши- тельности командования итальянского корпуса итальян- 167
цев удалось склонить к капитуляции и тем самым лик- видировать большую опасность. К сожалению, из-за многочисленных дорожных трудностей и отсутствия снабжения корпус из Калабрии не удалось быстро пере- бросить к Салерно. Поэтому 10-я армия первоначально смогла противопоставить противнику только три диви- зии. Предложение перебросить две мобильные дивизии из подразделений фельдмаршала Роммеля, которые мог- ли бы повлиять на ситуацию, было отклонено, посколь- ку германское Верховное главнокомандование особо не надеялось на благополучный исход сражений на юге Ита- лии и старалось, чтобы в эти бои было вовлечено как можно меньше сил. Новое республиканско-фашистское правительство Муссолини 12 сентября Муссолини был освобожден германскими парашютистами из-под ареста в горном массиве Гран- Сассо-д’Италия и вскоре встал во главе нового «респуб- ликанско-фашистского правительства». Его режим себя полностью изжил, да и сам Муссолини был измучен и болен. Поэтому новое правительство не имело авторите- та и почти не проявляло инициативы. Снабжение граж- данского населения продуктами питания, медикаментами и прочими предметами первой необходимости велось без должной энергии, и потому, главным образом, на почти германскую военную администрацию легло выполнение и этих проблем, за что Кессельринг взялся с большой самоотверженностью. Через некоторое время маршал Ба- дольо, как глава бежавшего в Бриндизи под защиту ан- гличан королевского правительства, призвал всех италь- янцев к вооруженному сопротивлению немцам. Правда, тогда лишь немногие итальянцы были готовы воевать с прежними союзниками, как с врагами, так что партизан- ская деятельность зимой 1943/44 года держалась в снос- ных рамках. 10-я армия в районе Салерно, ввиду ощутимого пре- восходства противника на море и в воздухе, находилась 168
не в том положении, чтобы сбросить в море высадив- шиеся войска 5-й американской армии, хотя успех вре- менами казался близким. После тяжелых боев, продлив- шихся больше недели, армия, была вынуждена с боями отступить на север. Оставление Сардинии и Корсики Большую тревогу вызывала судьба 35-тысячного гер- манского гарнизона на острове Сардиния. Пришлось в приказном порядке переправить гарнизон через пролив Бонифачо на остров Корсика. Переправа этого гарнизо- на с Корсики на материк оказалась чрезвычайно слож- ной операцией. Однако, несмотря на враждебную пози- цию итальянского гарнизона острова, благодаря хорошей организации и удивительной пассивности союзников на море и в воздухе она была проведена настолько успешно, что эти германские войска, едва ступив на землю мате- риковой Италии, снова были полностью боеспособны. В целом ситуация в Италии складывалась более благо- приятно, чем ожидал Гитлер. Он изначально придержи- вался мнения, что в случае высадки крупных сил про- тивника на юге Италии вряд ли будет возможно спасти от краха находившиеся там германские войска. Исходя из этих соображений была сформулирована задача для фельдмаршала Кессельринга: постепенно отходить на се- вер, чтобы там соединиться с группой армий «Б» фельд- маршала Роммеля, который должен был организовать оборону. Ход сражений на юге Италии и отход германских войск на позиции Гарильяно—Сангро Между тем напряженность на юге Италии постепенно ослабла. Хотя из-за высадки англичан в районах Бари и Термоли находившаяся в Апулии 1-я германская пара- шютная дивизия попала в очень сложное положение, в 169
конце концов она сумела соединиться с главными сила- ми. 1 октября Неаполь был оставлен 10-й армией, кото- рая стала отходить на рубеж реки Гарильяно. Еще в кон- це сентября был отдан приказ об оборудовании позиций, которые протянутся от устья Гарильяно к истокам реки Вольтурно, далее через массив Маелла и по реке Сангро к восточному побережью Италии. Эти позиции пред- стояло удерживать всю зиму. Большой вопрос заключал- ся лишь в том, удастся ли убедить германские войска, что начавшееся еще при Эль-Аламейне отступление здесь должно закончиться. В конце концов, именно солдатам всякий раз ставится задача защищаться, и всякий раз они после длительного или короткого сопротивления отходят на новую линию обороны. Германский солдат очень бы- стро приспособился к новому виду боев, и благодаря это- му стало возможным удержать территории к югу от Рима до конца мая 1944 года. Как уже говорилось, Гитлер намеревался постепенно оставить всю Южную Италию и организовать прочную оборону в горах. Однако фельдмаршал Кессельринг по- лагал, что продвижение противника можно остановить на несколько месяцев даже южнее Рима. Такое решение было тем более заманчивым, поскольку для организации обороны в более узкой здесь части полуострова потребу- ется меньше сил, чем севернее Роммелю, который со своими восемью дивизиями занимался оборудованием позиций в Апеннинах на севере Италии, был задан во- прос, считает ли он возможным обороняться южнее Рима. Он ответил отрицательно, мотивируя свое решение тем, что выдвинутые так далеко на юг позиции заключа- ют в себе большую опасность охватывающей высадки со- юзников, а значит, потери войск. После долгих размыш- лений Гитлер 21 ноября 1943 года отозвал Роммеля, и Кессельринг стал единственным командующим на ита- льянском театре военных действий. Таким образом, было ликвидировано просуществовавшее два месяца «двоевла- стие» в командовании, которое становилось причиной многих трудностей. Если бы, например, к моменту вы- садки в Салерно существовало единое командование, тогда было бы возможно перебросить в бой еще две ди- 170
визии с севера Италии. Дивизии из группы армий «Б» на севере Италии вошли в состав созданной 20 октября 14-й армии. 10-я армия, которая в середине октября стояла на по- зициях у рек Вольтурно и Биферно, была оттеснена 5 но- ября 5-й американской армией за реку Гарильяно. Соот- ношение сил между немцами и западными союзниками к тому времени было следующим: 1-я германская армия имела более семи пехотных и две танковые дивизии, в то время как 5-я американская и 8-я британская армии — одиннадцать пехотных и две танковые дивизии. Однако следует учесть, что германские дивизии имели только по шесть слабых батальонов, в то время как союзники — по девять сильных батальонов и намного больше танков. Всего союзники обладали троекратным преимуществом в артиллерии, танках и пехоте. Превосходство в количе- стве боеприпасов и в авиации было еще большим. Бои на позициях у реки Сангро 27 ноября после тщательной подготовки с участием артиллерии и авиации 8-я британская армия перешла в наступление на германские позиции за реку Сангро на Адриатическом побережье (при соотношении сил 5:1). Находившиеся там германские части (слабая дивизия) отступили, так что к вечеру второго дня наступления для Монтгомери был открыт путь на север. Англичане, по- видимому, не распознали представившийся им уникаль- ный шанс и двинулись вперед весьма нерешительно. Благодаря этому появилась возможность двумя перебро- шенными сюда германскими дивизиями (одна — с севе- ра, другая — из 10-й армии) задержать прорвавшегося противника и создать новый фронт на реке Моро (в 13 км) . Едва был ликвидирован этот кризис, как амери- канцам после многочисленных попыток удалось про- биться через узкое дефиле Миньяно, но вскоре они были остановлены. В целом баланс к концу 1943 года для германской сто- роны был вполне удовлетворительным. Ни на островах, 171
ни на юге Апеннинского полуострова не были потеряны крупные германские силы. Зимние позиции к югу от Рима были в руках немцев. Хотя, учитывая большое ма- териальное превосходство противника, мысли о будущем были тревожными, тем более что германские военно- воздушные силы почти полностью исчезли с театра во- енных действий. Ожесточенные бои 10-й армии на зимних позициях, высадка американцев в Анцио и Неттуно, бой за плацдарм Уже 4 января 1944 года начались новые атаки амери- канцев. Первоначально они были направлены на проме- жуточные позиции немцев, расположенные перед рекой Рапидо и линией Густава — главными позициями 10-й ар- мии. В общем и целом атаки американцев были отбиты. Однако с 18 января 5-я американская армия предпри- няла яростные атаки в нижнем течении реки Гарильяно. У 10-й армии имелись все основания опасаться, что про- тивнику удастся прорваться в долину реки Лири, и по- этому командование попросило временно передать в его распоряжение две моторизованные дивизии, которые группа армий незадолго перед этим вывела в оператив- ный резерв в район Рима для отражения возможных по- пыток западных союзников высадиться там. Кессельринг не смог отказать командованию армии и направил обе дивизии на фронт. Тем самым противник оказался в вы- игрыше: он добился того, что все германские дивизии были скованы на фронте, а район Рима оказался оголен- ным (хотя наступление 5-й армии шло неудачно — со- юзники несли большие потери). Группа армий в тот момент ничего другого не могла предпринять, так как опасность для 10-й армии была действительно велика. Германское командование в Ита- лии уже в течение долгого времени опасалось того, что западные союзники предпримут новую высадку крупных десантов, и ожидало их в районе Рима. Именно поэтому ему было так трудно решиться вывести из этого района 172
обе дивизии для передачи их 10-й армии. Наиболее ве- роятным исходным районом для высадки представлялся Неаполь. В этом крупнейшем порту Южной Италии, очень быстро восстановленном западными союзниками, уже в конце 1943 — начале 1944 года были сосредоточены суда суммарным водоизмещением около 400 тысяч тонн. В это время германская авиация уже не имела возмож- ности контролировать происходящее. Руководитель гер- манской военной разведки адмирал Канарис, покинув- ший Рим за день до высадки противника, заявил, что все опасения командования группы армий относительно де- сантной операции являются напрасными, так как нет никаких данных, указывающих на это. Всего лишь через несколько часов, 22 января 1944 года в 2 часа ночи, 6-й американский армейский корпус начал высадку десанта в районе Анцио и Неттуно. Известие о десанте противника произвело на немцев впечатление разорвавшейся бомбы, потому что в этом районе они мог- ли противопоставить противнику не более двух батальонов и всего лишь несколько вспомогательных батарей берего- вой обороны. Правда, командование группы армий забла- говременно и во всех деталях определило, какие войска должны быть направлены в оказавшиеся под угрозой рай- оны в случае высадки западных союзников у Рима, Ливор- но, Генуи, Венеции и т. д. ОКВ обещало в случае надоб- ности перебросить войска из Франции, с Балкан, а также выделить подкрепление за счет армии резерва. Было сде- лано все возможное. Все передвижения были начаты вой- сками по установленному заранее сигналу. Передать часть сил сумела даже 10-я армия, которая сама находилась в сложном положении. Но прежде чем все эти войска, мно- гим из которых пришлось преодолевать обледеневшие перевалы Апеннин, вышли в предусмотренные для них районы, прошло несколько дней, в течение которых про- тивник имел полную возможность почти беспрепятствен- но подойти к Риму и перерезать все тыловые коммуника- ции 10-й армии. В большом напряжении прошло много часов и дней, пока, наконец, немцам не стало ясно, что высадившийся противник проявил крайнюю медлитель- ность и упустил момент. Это дало возможность создать на 173
плацдарме новый фронт, командование которым было возложено на штаб 14-й армии, находившейся до сих пор в Северной Италии. Оказалось, что немцы поступили пра- вильно, не поддавшись искушению отвести войска 10-й ар- мии, чтобы избежать угрожавшего ей охвата. Теперь вопрос заключался в том, чтобы разгромить войска про- тивника на плацдарме, прежде чем они смогут прочно за- крепиться на нем. Не было никаких сомнений в том, что немцам не удастся в течение продолжительного времени удерживать два фронта: фронт 10-й армии и фронт южнее Рима. После того как силы 14-й армии увеличились до 8 ди- визий, которые мало-мальски были снабжены боепри- пасами и техникой, 16 февраля началось германское контрнаступление. Гитлер сам вмешался в руководство боевыми действиями в этом районе и еще до начала опе- рации настоял на том, чтобы были определены все его детали. Он приказал нанести удар в том месте, где не- мецкие войска ближе всего располагались к морю, то есть через Априлию на Анцио на очень узком фронте, шириной всего 6 километров. Противник знал о готовив- шемся наступлении немцев и был готов к его отражению, поэтому ни о каком моменте внезапности не могло быть и речи. Именно по этой причине в ходе двухдневных кровопролитных боев германские войска сумели добить- ся лишь незначительных территориальных успехов. Прав- да, части войск удалось продвинуться до самого морско- го побережья, но там они были разбиты превосходящими силами противника. Командование группы армий реши- ло, что оно не может взять на себя ответственность за новые кровавые жертвы, и поэтому отдало приказ о пре- кращении наступления. Оно, конечно, поступило бы иначе, если бы тогда знало то, что стало известно уже после войны, а именно что командование западных со- юзников было готово отдать приказ о посадке высадив- шихся войск обратно на корабли. В этой операции снова проявилось огромное превосходство противника в воз- духе, а также в количестве боеприпасов, из-за чего по- давить артиллерию противника, хотя бы на время, ока- залось совершенно невозможно. Подвозу противником 174
снабжения по морю, из-за отсутствия у немцев достой- ных упоминания военно-морских сил, не могли реша- ющим образом помешать ни авиация, ни имевшиеся в небольшом количестве торпедные катера, ни отряды бес- страшных боевых пловцов. Весьма неблагоприятно на боевые действия влияла распутица, поэтому имевшиеся у немцев в сравнительно большом количестве танки те- ряли шансы на успех. Через две недели, 29 февраля, нем- цы предприняли новую попытку сбросить противника в море, на этот раз уже на другом участке — в районе Чистерна-ди-Латина. Когда и эта попытка закончилась неудачей, германские войска окончательно перешли к обороне. Проведенный Гитлером опрос большого числа фронтовых офицеров всех рангов, воевавших на Италь- янском театре военных действий, подтвердил правиль- ность вывода, сделанного командованием группы армий. Германские войска ввиду колоссального материального превосходства противника и господства его авиации в воздухе больше не были способны к ведению наступа- тельных действий. Тем не менее Гитлер не сумел сделать из этого опроса единственно правильного вывода. Рим — «открытый город» Линия фронта теперь подошла непосредственно к во- ротам Вечного города, и его жители слышали грохот ору- дий, которые вели огонь всего лишь в 20 километрах от него. Фельдмаршал Кессельринг трудился без устали, же- лая сохранить Рим в качестве «открытого города». Гер- манских войск в Риме не было — только комендатура и две полицейские роты. Все передвижения войск и транс- портных колонн совершались в обход Рима, в городе не производилась разгрузка воинских эшелонов. Итальян- ская столица за все время германской оккупации ни разу не подверглась воздушным налетам. С большим трудом удалось наладить снабжение населения продовольствием, по крайней мере в минимальных количествах. В городе, население которого почти удвоилось за счет беженцев, сохранялось спокойствие. Исключение составил только 175
небезызвестный налет итальянских партизан-коммуни- стов на одну германскую полицейскую роту, жертвой которого стали 40 немцев и итальянцев. Проведение строгих репрессивных мер Гитлер поручил СД, посколь- ку не вполне доверял фельдмаршалу Кессельрингу, из- вестному своими симпатиями к итальянцам. И хотя было доказано, что в репрессивных мерах, проведенных нем- цами, Кессельринг не был виновен, английский военный трибунал в Венеции приговорил его в 1947 году по обви- нению в казни итальянских партизан к смертной казни, которая потом была заменена пожизненным заключени- ем. (Затем срок был сокращен до 20 лет. 23.10.1952 г. освобожден по состоянию здоровья. — Ред.) Бои за Кассино В ожесточенной борьбе, развернувшейся в Италии зи- мой 1943/1944 года, особенно выделяются бои в районе Кассино. В ходе трех сражений, в которых западные со- юзники имели подавляющее превосходство в технике, обороняющимся снова удалось ликвидировать угрозу прорыва союзников на север, который открыл бы для них дорогу на Рим. В этих сражениях наиболее отличи- лась 1-я германская парашютная дивизия, доказавшая, что действительно является элитным соединением. Фельдмаршал Кессельринг приказал заблаговременно переправить в Рим и передать церковным властям сокро- вища искусства всемирно известного монастыря Монте- Кассино, которые являлись транспортабельными. Чтобы защитить сам монастырь, он объявил его и гору, на ко- торой он стоял, нейтральной зоной, перекрыл террито- рии вокруг и проинформировал об этом западных союз- ников. Несмотря на это, 15 февраля 1944 года монастырь Монте-Кассино стал жертвой их воздушного и артилле- рийского налета (было израсходовано 190 тыс. снарядов и 1 тыс. тонн бомб. — Ред.), причем ответственность за разрушение святыни союзники возложили на новозе- ландского генерала Фрейберга. Впоследствии и насто- ятель, и монахи монастыря Монте-Кассино неоднократ- 176
но утверждали, что ни в монастыре, ни в его окрестностях до воздушного налета союзников немцев не было, и по- тому вина за эту тяжелую для всего культурного мира утрату лежит не на немцах. Результаты боев к югу от Рима Первая четверть 1944 года прошла, однако западным союзникам так и не удалось добиться решительного из- менения ситуации в свою пользу. Не помогла «снять дверь с петель» даже успешная высадка в районе Анцио и Неттуно. Таким образом, итоги боев в Италии не мог- ли считаться удовлетворительными для союзников. Тем не менее они продолжали удерживать тотальное превос- ходство в воздухе, равно как и материальное на земле. Кроме того, они располагали свежими дивизиями, кото- рые в бой еще не вводились. Наступление западных союзников весной 1944 года и потеря Рима Несомненно, у противника имелись хорошие предпо- сылки для успешного развития боевых операций. Фельд- маршал Кессельринг прекрасно понимал, что 1944 год станет решающим на Итальянском театре военных дей- ствий, тем более что британский премьер-министр Чер- чилль публично заявил о своем твердом решении добить- ся в течение самого короткого времени полного разгрома немцев в Италии, у которых почти не было возможно- стей помешать этим планам. Самым слабым местом было снабжение войск. Боеприпасы, а также горючее стали для них настоящим дефицитом. К тому же практически неограниченное господство авиации противника в воз- духе — бомбардировщики союзников нередко совершали 1200 вылетов в день — все больше затрудняло подвоз снабжения. А пути подвоза теперь стали длиннее — от перевала Бреннер к фронту. Единственная еще действо- вавшая железная дорога почти ежедневно разрушалась во 177
многих местах, и ремонтники попросту не успевали ее восстанавливать. Так что приходилось еще и постоянно перегружать грузы с железной дороги на автотранспорт. Передвижение транспортных колонн в дневное время было исключено из-за налетов авиации противника. Транспорт двигался ночами (которые становились все короче), избегая главных дорог, используя боковые и объездные пути. Таким образом, подготовка к отражению ожидавшегося крупного наступления противника огра- ничивалась как в части оборудования позиций и нако- пления боеприпасов для фронта, так и в части создания мобильных резервов. Их размещение на исходных позициях зависело от предполагаемых оперативных целей. Германское коман- дование в Италии считало, что противник быстрее всего добьется успеха, если ему удастся высадить крупные силы, которые обрушат германский фронт. Наиболее опасным местом был район Ливорно, поскольку его большая уда- ленность от фронта не позволяла немцам своевременно подтянуть туда достаточно сил, чтобы сбросить против- ника в море. Поэтому немцы ожидали начала наступления с большой тревогой и напряжением. Занавес поднялся только вечером 11 мая. Вопреки ожиданиям, западные со- юзники снова перешли в наступление на фронте 10-й гер- манской армии, которая после ожесточенного сопротив- ления 16 мая оставила монастырь и гору Монте-Кассино. 23 мая началось наступление западных союзников против 14-й германской армии с плацдарма южнее Рима. Вскоре, 25 мая, союзникам удалось установить связь между вой- сками, наступавшими с плацдарма, и войсками, проры- вавшими фронт 10-й армии. Но осуществить прорыв на Вальмонтоне им удалось только через неделю, то есть в ночь с 30 на 31 мая. В результате обе германские армии оказались в очень тяжелом положении, тем более что по- началу не было связи между их флангами. Они сумели соединиться лишь в районе Орвието. Немецкой группе армий, командование которой слишком поздно приняло остро необходимое решение об отходе, удалось снова со- брать свои силы не в последнюю очередь потому, что про- тивник действовал слишком медленно. 178
16 июня 1944 года пал Рим. Город был намеренно сдан без боя, чтобы уберечь его от возможных разрушений. Исходя из этих соображений, фельдмаршал Кессельринг еще за несколько месяцев до этого принял решение не готовить к взрыву мосты через реку Тибр. По этим мо- стам проходили газовые и водопроводные трубы, уни- чтожение которых неминуемо вызвало бы огромные трудности для населения Рима. Руководствуясь этими чисто человеческими побуждениями, Кессельринг созна- тельно шел на потерю времени. Разгар партизанской войны Не только превосходство западных союзников в жи- вой силе и технике было причиной бедственного поло- жения германских войск в Италии. Действовали и другие факторы. После падения Рима западные союзники стали призывать итальянский народ подняться на борьбу про- тив «угнетателей». Этот призыв был встречен итальян- ским народом с большим подъемом. Следует отметить, что итальянцы, несмотря на пропагандистские приемы союзников, видели в лице немецких солдат не столько своих врагов, сколько тех, чье присутствие являлось основной причиной воздушных налетов западных союз- ников, вызывавших многочисленные жертвы среди граж- данского населения. Чтобы положить этому конец, ита- льянцы охотно помогали союзникам изгонять немцев из своей страны. Как любые войска, на которые нападают из засады, при этом явно нарушая международное право, немецкие солдаты тоже стали проявлять повышенную нервозность и при проведении необходимых для самосохранения мер переходили границы дозволенного. Пока было возможно оказывать влияние на войска, фельдмаршал Кессельринг и войсковые командиры старались расследовать все ста- новившиеся известными случаи перегибов, чтобы не до- пустить их повторения. И им действительно удавалось успокаивать солдат, возбужденных видом увечий, полу- ченных их товарищами, и т. д. Вряд ли может существо- 179
вать что-нибудь более безответственное в войне, чем на- травливание населения на борьбу против вооруженных сил, так как при защите от подобных действий невоз- можно избежать жестокости, несправедливости и, как следствие, страданий ни в чем не повинных людей. (Для того чтобы победить врага, воюющего на чужой террито- рии, применяются и такие действия, и не агрессору рас- суждать о нравственности. — Ред.) Потеря острова Эльба и сражение за Тоскано-Эмилианские Апеннины Последним из крупных островов в Тирренском море, находившихся в руках немцев, пал остров Эльба, гарни- зон которого, хотя и был слаб, защищался храбро. Борьба за Тоскано-Эмилианские Апеннины началась в конце лета, после того как германские войска в Италии получили некоторую передышку для наведения порядка и пополнения своих частей. Сначала в конце августа на- несла удар 5-я американская армия из района Флорен- ции. Богатая памятниками искусства Флоренция, как и некоторые другие населенные пункты Италии, была объ- явлена «открытым городом», и поэтому разрушения ее совершенно не коснулись. Даже всемирно известный мост Понте-Веккьо (сооружен в римское время, совре- менный вид приобрел в XIV в. — Ред.) через реку Арно сохранился целым. 8-й английской армии, наступавшей на восточном крыле союзнических вооруженных сил, в сентябре удалось оттеснить немцев до района южнее Ри- мини и подойти вплотную к Паданской низменности. После утраты немцами Южной Франции возникла не- обходимость охраны перевалов через Альпы на франко- итальянской границе. Эта задача сначала была поручена одной германской дивизии, а позже состоявшей из гер- манских и итальянских войск армии «Лигурия» под ко- мандованием итальянского маршала Грациани. Будучи военным министром Муссолини, Грациани еще зимой 1943/1944 года начал формирование новой республикан- ской армии. Ее обучение, чтобы изолировать людей от 180
всяких неблагоприятных влияний, проводили на терри- тории Германии. Однако все усилия по возрождению итальянской армии, предпринимавшиеся в условиях крайней усталости народа от войны, не могли иметь большого успеха. Неблагоприятное развитие ситуации во Франции по- требовало в сентябре 1944 года уменьшить численность группы армий «Ц» в Италии на несколько наиболее бое- способных германских дивизий. Однако оставшиеся в Италии германские войска, проявив удивительную стой- кость, отбили много сильнейших атак противника и удержали свои позиции. Начавшаяся в январе 1945 года необычайно суровая зима приостановила операции. Вес- ной 1945 года немцы все еще удерживали свои позиции, проходившие от района южнее Специи через район юж- нее Модены и Болоньи, где они блокировали перевалы через Апеннины, вплоть до лагуны Вали-ди-Комаккьо. Последнее крупное наступление союзников в Италии через Апеннины до Альп 9 апреля 1945 года союзники перешли в наступление сначала на восточном, а 13 апреля также и на западном фланге итальянского фронта, намереваясь взять герман- скую группу армий в клещи. Германские войска уже в течение нескольких недель практически не получали снабжения, поскольку военная промышленность Герма- нии к тому времени пришла в упадок, а большинство за- водов по производству горючего было разрушено. Из-за отсутствия боеприпасов германские войска не могли вы- держать новый натиск превосходящих сил противника и удержать свои позиции. Своевременный отход войск за реку По был категорически запрещен Гитлером. 20 апре- ля западным союзникам удалось прорваться. В ночь с 21 на 22 апреля немцы были вынуждены начать отход. Но для организованного отступления было уже слишком поздно. Приходилось преодолевать разлившуюся от дож- дей и снегопадов реку, большая часть переправ через ко- 181
торую была разрушена еще за несколько месяцев до это- го. Лишь немногим удалось благополучно перебраться на северный берег По. Решение об отходе к Альпам было принято Верховным главнокомандованием, только когда крупные силы американцев уже вышли к Генуе и Мила- ну, а англичане продвинулись через Падую к Триесту и к Пуле. (Триест и Пула были заняты Народно-освободи- тельной армией Югославии. — Ред.) Конец германской армии в Италии 28 апреля 1945 года Муссолини был казнен партизана- ми, а на следующий день по распоряжению генерал-пол- ковника фон Витингофа, назначенного командующим группой армий «Юго-Запад» («Ц». — Ред.), в Казерте, близ Неаполя, был подписан акт о капитуляции германской группы армий. С согласия фельдмаршала Кессельринга, осуществлявшего общее командование войсками на юге, капитуляция началась 2 мая. Таким образом, германские войска в Италии были первым крупным оперативно- стратегическим объединением сухопутных войск, завер- шившим ставшую бессмысленной борьбу. Итальянский театр военных действий до начала втор- жения во Францию был для западных союзников един- ственным в Европе и поэтому главным театром военных действий. Для Германии же, всегда действовавшей с огляд- кой на Восток, он всегда оставался второстепенным, а по- сле высадки союзников в Нормандии и вовсе отошел на задний план. Для обеих сторон именно этим определялось количество войск, действовавших на данном театре, а так- же их обеспечение техникой и всем остальным. В Италии западные союзники сковывали в общей сложности около 20 германских дивизий. Эти силы вовсе не были незначительными. Однако заместитель началь- ника Генерального штаба итальянских вооруженных сил был прав, когда сказал, что Германия может ввести в Италию 100 дивизий, но если не будет обеспечена до- статочная поддержка с воздуха, то и эти 100 дивизий не удержатся. 182
На деле германские сухопутные войска в Итальянской кампании могли рассчитывать только на себя в еще боль- шей степени, чем это было в Африке. К этому добави- лись и отнюдь не уменьшившиеся трудности со снабже- нием. Так что немцы были вынуждены вести отчаянные поиски всевозможных вспомогательных средств и еже- дневно думать о хлебе насущном. Сверх того, с начала 1944 года Гитлер все больше и больше ограничивал гер- манское командование в Италии в свободе принятия ре- шений. И наконец, самым удручающим было вызванное почти полным отсутствием разведывательной авиации неведение относительно подготовки противником новых десантов, что при наличии растянутых морских флангов и полного господства противника на море не могло не вызывать тревогу. И если противник в течение двадцати месяцев все же не мог достичь своих целей, заслуга в этом принадлежит простому германскому солдату-фронтовику, чья стой- кость часто делала невозможное осуществимым. На ита- льянской земле погибло ПО тысяч германских солдат — и эта цифра достаточно красноречиво говорит сама за себя. Если бы западные союзники были смелее при ре- шении оперативных вопросов, они смогли бы победо- носно закончить кампанию на Апеннинском полуостро- ве гораздо раньше и со значительно меньшими потерями. (Всего в Италии немцы потеряли 236 тыс. чел. убитыми и ранеными, 300 тыс. было взято в плен. Союзники по- теряли 320 тыс. убитыми, пропавшими без вести и ране- ными. — Ред.) БАЛКАНСКАЯ ВОЕННАЯ КАМПАНИЯ Полковник в отставке Зельмайр Аннексия Албании, проведенная итальянцами 7 апре- ля 1939 года в подражание вступлению германских войск в Прагу, не удовлетворила непомерного честолюбия ита- льянского диктатора; его стремления к военной славе не умерил и удар в спину рушившейся Франции. Без пред- варительного уведомления своего партнера по оси Мус- 183
солини отдал приказ своим войскам 28 октября 1940 года начать наступление на Грецию из Южной Албании. Он надеялся на легкий военный успех, рассчитывая таким образом укрепить пошатнувшееся влияние Италии в Юго-Восточной Европе. Однако, решившись на эту ак- цию, дуче не учел ни воли греческого народа к сопро- тивлению, ни силы армии противника. К концу года во- енная обстановка в Греции стала настолько опасной (14 ноября греки перешли в контрнаступление), что ка- залось, избежать потери Албании можно только в случае немедленной помощи со стороны Германии. Поэтому Гитлер начал обдумывать возможность использования германских войск на Балканах в тесном взаимодействии с итальянскими. После разведки местных условий от это- го плана пришлось отказаться, в основном из-за труд- ностей со снабжением войск. То, что Румыния открыла свою территорию для раз- вертывания германской армии и болгарский царь Борис присоединился к державам оси, позволило в марте 1941 года сосредоточить 12-ю германскую армию фельд- маршала Листа на наиболее удобных как в оперативном отношении, так и для снабжения войск исходных пози- циях между Софией и Пловдивом. Югославия должна была пропустить немецкие войска через свою терри- торию по соглашению, подписанному правительством Цветковича в Вене 25 марта 1941 года. Военный путч в Белграде сорвал все планы немцев, тем более что новое югославское правительство Симовича заключило с Рос- сией пакт о дружбе и ненападении. Возникла реальная опасность ответных мер западных союзников на пред- стоящее германское наступление на Балканах. Развертывание войск и первые операции Уже 27 марта 1941 года (сразу после переворота в Юго- славии) Гитлер подписал директиву № 25 о нападении на Югославию. (План нападения на Грецию под кодовым наименованием «Марита» был принят еще в декабре 1940 г. — Ред.) Оперативный план стал реальностью. Не- 184
сколько дней спустя 12-я армия перегруппировала свои войска и уже 6 апреля перешла силами двух корпусов в наступление через защищенную современными долговре- менными укреплениями северную границу Греции, а си- лами одного корпуса и одной танковой дивизии вторглась в югославскую Македонию. Через 48 часов, 8 апреля, 1-я танковая группа фон Клейста смогла начать наступление из района северо- западнее Софии, с первого удара овладеть городом Ниш и за 3 дня продвинуться на 200 километров по долине реки Морава до Белграда. На территории румынского Баната немцам удалось сосредоточить небольшую группировку, состоявшую из полутора моторизованных дивизий, а в районе австрий- ского города Грац была развернута 2-я армия, которая насчитывала в своем составе 7 дивизий. Эта армия от- казалась от подготовки каких бы то ни было исходных позиций и начала наступление прямо из района сосредо- точения, в первый же день войны овладев Марибором, Копривницей и Вировитицей. 9 апреля банатская груп- пировка, получив в результате дипломатических перего- воров возможность пройти через территорию Венгрии, приступила к активным действиям. В самом начале операции германская авиация (4-й воз- душный фронт, в т. ч. с аэродромов Румынии) разгроми- ла наземные базы югославской авиации и важнейшие узлы управления войсками. Сухопутные войска, насту- павшие в Греции, поддерживал 8-й воздушный корпус, базировавшийся на аэродромах Южной Италии и Си- цилии. Предложения координировать итальянские операции учитывали боевую силу итальянских формирований. Немцы ожидали от них лишь флангового прикрытия на севере и удержания занимаемых ими позиций в Албании до подхода германских танковых дивизий, наступавших в южных районах Югославии. Ничего большего итальян- цы и не сделали. Первый этап сражения на Балканах закончился 17 апреля безоговорочной капитуляцией всех югослав- ских вооруженных сил. Отрезанные друг от друга, раз- 185
битые или отброшенные, 30 югославских дивизий сло- жили оружие. Следуя по пятам за победителями, через Далмацию в Черногорию устремились итальянские вой- ска, а болгарские части вышли к Цариброду (совр. Ди- митровград. — Ред.) и Босилеграду. 186
Борьба против Греции Более упорным в бою показал себя греческий против- ник. Первая атака 125-го германского пехотного полка в Рупелвеком горном проходе, на греческие оборонитель- ные позиции, входящие в линию Метаксаса, захлебнулась под ураганным огнем огневых точек, оборудованных в скалах. Только после обхода 2-й танковой дивизией гре- ческой обороны через долину реки Струмица и в обход Дойранского озера, приведшего к выходу 9 апреля к Са- лоникам, то есть в тыл греческой армии «Восточная Ма- кедония», эта армия прекратила сопротивление. Насту- павшие двумя боевыми группами танки фельдмаршала Листа теперь перепахивали своими гусеницами Грецию. Левофланговая группа, состоявшая из двух горнострелко- вых и одной танковой дивизии, быстро приблизилась к горе Олимп. Наступавшая справа группа из двух танковых, одной моторизованной и одной пехотной дивизии вышла к городу Флорина и овладела перевалом Клиди, вынудив тем самым греков начать отвод своих войск из Албании. Когда же в Янине появились эсэсовские подразделения моторизованной бригады «Лейбштандарт Адольф Гитлер» (на карте АГ), греческая армия в Эпире капитулировала. Вступление в борьбу английских сил 14 апреля 1941 года состоялось первое столкновение гер- манских войск с частями британского экспедиционного корпуса в Греции. Англичанам удалось на короткое время остановить стремительное продвижение германских соеди- нений в исторических Фермопилах. Расчистить дальнейший путь в Аттику немцы смогли только в ходе тщательно под- готовленного наступления танковых и горнострелковых ча- стей, поддержанных пикирующими бомбардировщиками. 27 апреля были заняты Афины. Чуть раньше герман- ские парашютисты захватили Коринфский канал, тем са- мым десантники предохранили от разрушения этот важ- ный путь для прохода судов и открыли своим мобильным соединениям дорогу на полуостров Пелопоннес. Однако 187
англичане благодаря хорошей организации отхода (уни- чтожив тяжелое вооружение и средства транспорта) смог- ли погрузить на свои корабли около 45 тысяч солдат раз- ных национальностей и эвакуировать их на остров Крит. Взятие Крита Захват этого последнего опорного пункта противника в Эгейском море — все меньшие острова удалось занять почти без боя и без поддержки авиации, в результате вне- запных рейдов — потребовал трехнедельной подготовки. Следует отметить, что это событие стоит в стороне от Балканской кампании как во временном, так и в страте- гическом отношении. Это снова была мировая война, так как речь шла уже о контроле над восточной частью Сре- диземного моря, о захвате или потере решающих пози- ций в поединке между Германией и Великобританией за Суэц, за Сирию и даже за Турцию. Начавшееся 20 мая под общим руководством главного командования военно- воздушных сил наступление велось и с воздуха и с моря. Успех, после преодоления многочисленных кризисных ситуаций, был достигнут ценой больших усилий и зна- чительных потерь. (Немцы потеряли около 4 тыс. убитыми и пропавшими без вести (а за всю предыдущую Балкан- скую кампанию 5,5 тыс.), 220 самолетов, в т. ч. 119 транс- портных. Англичане потеряли 12 тыс. пленными и около 2 тыс. убитыми. Потоплено 3 крейсера и 6 миноносцев, много кораблей повреждено (1 авианосец, 3 линкора, 6 крейсеров, 7 миноносцев). Греция потеряла 15 тыс. чел. убитыми и пленными, 1 броненосец, 12 эсминцев, 10 тор- педных катеров и 75% торгового флота. — Ред.) Победа на Крите была омрачена одним обстоятель- ством: в это время в Атлантическом океане 27 мая 1941 года был потоплен германский линкор «Бисмарк» (полное во- доизмещение ок. 53 тыс. т). Оценивая общую обстановку, турки тогда были совершенно правы, говоря, что «у англи- чан есть еще много островов, а второго «Бисмарка» у нем- цев нет». (В августе 1941 г. вступил в строй однотипный «Тирпиц». — Ред.) 188
Период оккупации В начавшемся после окончания боевых действий на Балканах урегулировании вопросов о сферах влияния и порядке подчиненности немцам и итальянцам пришлось встретиться с массой трудностей, справиться с которыми им так и не удалось в течение всех последующих лет. За- падная часть Балканского полуострова в качестве оккупа- ционной зоны была отдана итальянцам, главным образом из политических соображений. Демаркационная линия между итальянской и немецкой зонами проходила от За- греба через Сараево на Рудо и далее на юг вдоль гор Пинд. Если побежденные признавали превосходство герман- ских вооруженных сил и права немцев как победителей, то разрешить управлять собой лишенным всяческих лав- ров итальянцам они не желали. Болгарии была отдана вся Фракия и часть югославской Македонии до линии Пирот—Вране. Местное население часто выказывало недовольство всевозможными военно- политическими мероприятиями оккупантов. Хорваты, поддерживаемые итальянцами, по крайней мере в политическом плане, основали свое собственное государство, в которое включили Боснию и Герцеговину, где значительная часть населения исповедует ислам. Провозглашенное 18 мая 1941 года королевство Хорватия с итальянским герцогом Сполето на троне никогда не было политической силой, однако уже сам факт суще- ствования этого режима давал свободу всем шовинисти- ческим и расистским инстинктам, тем самым исключая всякую возможность спокойствия в стране. (Хорваты вместе с боснийцами-мусульманами организовали гено- цид сербов. — Ред.) Италия аннексировала большую часть Словении, включая Любляну и все острова Далмации. Венгрия при- соединила к себе большие области севернее реки Драва, а Германия включила в состав рейха так называемую Юж- ную Штирию (большую часть Словении), посадив там своих гаулейтеров. Тем самым была создана благопри- ятная почва для возникновения всякого рода движений Сопротивления. 189
Начало подпольного движения Как только основные силы германской действующей армии покинули Балканский полуостров и начали свой роковой путь в Россию, как здесь, словно грибы после до- ждя, стали возникать разного рода подпольные движения. Некоторые из них имели националистические тенденции, состояли из офицеров распущенных армий и возглавля- лись лицами, признававшими находившиеся за границей эмигрантские правительства. В Сербии они группирова- лись вокруг Д. Михайловича (с 1942 г. — генерал), кото- рый по поручению югославского короля Петра исполнял обязанности военного министра и заставлял своих собран- ных в сотни сторонников — четников — давать клятву не стричь волосы и не брить бороды, пока их отечество не станет свободным. В Греции возникли отряды ЭД ЕС (Национально-республиканская греческая лига), возглав- ляемые генералом Н. Зервасом. Наилучшим агитационным материалом против немцев располагали коммунисты. К патриотическим лозунгам они добавляли идею о народно-освободительной миссии СССР и о завоевании пролетариатом мирового господ- ства. Ярко выраженные сословные различия, существо- вавшие на Балканах, явились чрезвычайно благоприятной почвой, а возникшие вскоре трудности с обеспечением населения продовольствием — в особенности это касалось Греции, морские пути которой были перерезаны, и она не могла сама себя прокормить — усилили ненависть к окку- пантам. Начавшаяся тем временем война на Востоке раз- веяла у балканских народов последние сомнения относи- тельно целей Гитлера и Муссолини. Греческий ЭАМ (Национально-освободительный фронт Греции) сформировал народно-освободительную армию Греции (ЭЛАС) под командованием генерала Сарафиса, которая немедленно начала партизанскую войну. Сразу же после 22 июня 1941 года руководство комму- нистической партии Югославии, в котором еще с осени 1940 года имелось несколько советских военных предста- вителей, приняло решение начать борьбу. Главный штаб народно-освободительных партизанских отрядов Югосла- 190
вии, созданный 27 июня, возглавил развернувшуюся те- перь войну югославов против оставшихся здесь в неболь- шом количестве германских, итальянских и болгарских оккупационных дивизий и полицейских подразделений. Во главе движения встал И. Броз Тито — обученный в Мо- скве партийный функционер (в 1917—1920 гг. участвовав- ший в Гражданской войне в России). Главной целью осво- бодительной борьбы он объявил не только очищение от оккупантов всей территории Югославии, но и равнопра- вие всех населяющих страну народов в границах единого югославского государства. Постепенная консолидация подпольных и партизанских движений различных направлений Начиная с июля 1941 года оккупационные войска по- всеместно стали сталкиваться с партизанским движением, имевшим определенную мировоззренческую платформу и сложившиеся формы и традиции борьбы. Но не лицом к лицу. Звучали выстрелы из засад, ночами и в тумане под колесами автомашин и паровозов взрывались партизан- ские мины. Как могли оккупационные войска выполнить указание поддерживать спокойствие и порядок? Перед ко- мандующим германскими войсками в Салониках и под- чиненными ему руководителями военной администрации в Белграде и в Афинах, как и перед соответствующими итальянскими командными инстанциями, стояли поис- тине невыполнимые задачи. Они должны были сохранить жизнь доверенных им солдат, а также жизнь и имущество гражданского населения. Но из-за огромной потребности в силах Восточного фронта все их просьбы об усилении оккупационных войск, как правило, оставались без ответа. Репрессии часто приводили к результатам обратным тому, что от них ожидалось. Карательные экспедиции повсюду наталкивались на невидимого противника, который умел исчезать ловко, словно хищный зверь. За два года партизанская армия Тито выросла до 300 тысяч человек, другие партизанские отряды тоже до- 191
стигли внушительной численности. Из многочисленных тайных укрытий к ним поступало оружие и боеприпасы, англо-американцы также поддерживали партизан, нала- див их снабжение по воздуху. В отношении целей и методов борьбы ни среди пар- тизан, ни среди оккупантов не было никакого единства. Партизаны нередко боролись огнем и мечом друг против друга. Оккупанты часто мешали друг другу в выполнении поставленных задач. Там ЭД ЕС боролась против ЭЛАС, здесь Михайлович выступал против Тито, а Недич, по- ставленный немцами во главе сербского правительства, выступал против обоих. Итальянцы устраивали столк- новения с немцами, усташи — с вермахтом, дипломаты шли против генералов, полиция против военных. Это был ведьмин котел недальновидных интересов и интриг, обусловленный отсутствием четкости политической кон- цепции, а расплачиваться за все приходилось местным жителям. Последним ничего не оставалось делать, кроме как следовать древней традиции — уходить «в лес». Та- ким образом, число повстанцев росло благодаря царив- шему повсюду хаосу. Вынужденные перейти к обороне, обе оккупационные державы стали ограничиваться толь- ко отнимавшей почти все имевшиеся в их распоряжении силы охраной наиболее важных коммуникаций. Лишь иногда они отваживались нанести партизанам удар. Вес- ной 1943 года генерал-полковник Лёр, бывший в то вре- мя командующим германскими войсками на Балканах, организовал и провел облаву на партизан, к которой были привлечены все имевшиеся у немцев силы. В ре- зультате на оккупированных Германией и Болгарией тер- риториях была уничтожена большая часть партизанских отрядов. Угроза вторжения на Балканы Тем временем пожар войны снова запылал в сердце Европы. Балканский полуостров опять оказался в сфере больших операций. После потери всех территорий в Аф- рике ОКВ стало опасаться возможности высадки англо- 192
американских войск в Греции. Поэтому немцы создали новую группу армий («Юго-Восток») во главе с генерал- фельдмаршалом фон Вейхсом, которому были подчине- ны все вооруженные силы на Балканах. Ему была постав- лена задача отразить любые атаки врага. Выход Италии из войны Наступил конец августа 1943 года. Исход сражения за Сицилию уже решился в пользу наступающих, и боевые действия переместились в Южную Италию. Однако воз- можность ведения западными союзниками параллельной операции против Балкан не только сохранялась, но и в связи с намечавшейся капитуляцией Италии существенно возросла. С выходом Италии из войны все побережье Адриатического моря от Фиуме (Риека) до Додеканеса становилось открытым. Только готовые к такому разви- тию событий немцы, располагая лишь относительно сла- быми силами, сразу же после того, как правительство Бадольо подписало 3 октября 1943 года перемирие с со- юзниками (а 13 октября объявило Германии войну), суме- ли повсеместно захватить ключевые позиции, раньше, чем итальянцы сделали для себя соответствующие выводы. На островах Родос, Кос и Лерое, куда тайком уже проникли английские отряды, происходили серьезные бои. Определить значение этой интермедии, а также ее воз- можные последствия, в частности в отношении Турции, сумели только Черчилль и немцы, которые, несмотря на нависшую над Римом опасность, перебросили часть своей боевой авиации на юго-восток. С ее помощью горстке гер- манских моряков и пехотинцев в течение нескольких не- дель удалось полностью овладеть положением в районе Эгейского моря. Тито и другие партизанские командиры упустили под- ходящий момент. Партизанские части были не в состоя- нии сковать германские войска, то есть помешать им делать то, что они хотели. Правда, повстанцам в разных местах удалось захватить в свои руки большое количество оружия и припасов, находившихся на итальянских скла- 7 Вторая мировая война... 193
дах. В остальном же после капитуляции Италии, по край- ней мере на Балканах, политическая обстановка стала менее запутанной и управление оккупированными обла- стями упростилось. Дальнейшее ведение боевых действий на увеличившейся территории меньшими силами Вопрос, как должен был решать свою задачу коман- дующий группой армий «Юго-Восток» на территориях, контролировавшихся раньше итальянцами, вскоре явил- ся причиной возникновения больших разногласий между ним и Верховным главнокомандованием. Предложение Вейхса отказаться от контроля всей тер- ритории и сосредоточить имевшиеся войска так, чтобы иметь возможность бросить их навстречу ожидавшемуся морскому десанту противника, о времени и месте высад- ки которого ничего не было известно, Гитлер отклонил. Он аргументировал это решение тем, что транспортная сеть Балкан совершенно не приспособлена для переброс- ки крупных войсковых частей. Он приказал занять обо- рону на растянувшемся более чем на две тысячи киломе- тров береговом фронте, включая все острова, и приступить к сооружению там укрепленных районов. Чтобы облег- чить борьбу против внешнего врага, Гитлер приказал уничтожить партизанские группы, действовавшие на по- луострове. Для этого было выделено небольшое количе- ство боеспособных частей, а также несколько крепостных гарнизонов, состоявших из негодных к службе в действу- ющей армии по национально-политическим причинам или по болезни солдат. Взамен убывшей на Восток 1-й танковой дивизии и переброшенной в район Салерно 114-й егерской дивизии сюда через некоторое время при- были одна казачья дивизия, одна мусульманская дивизия, сформированная экспериментальным кабинетом Гитле- ра, и, наконец, одна совершенно не пригодная к ведению маневренных боевых действий пехотная дивизия из Нор- вегии. Наличие многочисленных зондеркоманд и тыло- 194
вых учреждений всех частей вермахта не было способно скрыть очевидный факт несоответствия количества гер- манских войск ни занимаемой ими территории, ни сло- жившейся на полуострове внутриполитической ситуации, ни поставленным задачам. Партизаны всех политических направлений настолько полно контролировали огромные территории внутри полуострова, особенно в малодоступ- ных горных районах, что могли не только вербовать на- селение в свои отряды, но и содержали там аэродромы и даже устанавливали нечто вроде гражданской админи- страции. Наиболее конструктивно действовал Тито, ко- торый 29 ноября создал в городе Яйце (Босния и Герце- говина) официальное правительство и добился признания его западными союзниками как законного правительства Югославии вместо эмигрантского правительства коро- левской Югославии, находившегося в Каире. Англичанам и американцам пришлось отказаться и от поддержки Михайловича, не сумев заставить его сторон- ников вступить в ряды армии Тито. В целях объединения усилий всех повстанческих движений для борьбы с гит- леровской Германией западные союзники добились, пой- дя на чреватые роковыми последствиями уступки, заклю- чения мира между силами ЭЛ АС и ЭД ЕС. Затем они, не задумываясь, стали снабжать оружием знаменосцев боль- шевизма на Балканах. В соответствии с пожеланиями Сталина они отказались на Тегеранской конференции от всякого вмешательства на Балканах, очевидно еще не предполагая, что их партнер проявит в этом вопросе меньшую сдержанность. Само собой разумеется, в этих условиях добиться ре- шающего военного успеха в борьбе против партизан было невозможно. Только благодаря большой тактиче- ской гибкости низших и средних звеньев германского командования в борьбе с партизанами, а также героиче- ским действиям солдат фронт и тыл германских войск на Балканах остались крепкими. Крупные операции, проводимые немцами против партизан, срывали их ор- ганизационную работу и мешали боевой подготовке. Не- редко активность партизан оказывалась парализованной на несколько месяцев, они несли немалые потери в жи- 195
вой силе и технике. Мастерски спланированное и осу- ществленное нападение с участием германских парашю- тистов-десантников на ставку Тито в конце мая 1944 года заставило последнего в самый разгар подготовки к ре- шающим сражениям укрыться на острове Вис в Адри- атическом море. Таким образом, германское Верховное главнокоман- дование даже получило возможность в марте и апреле 1944 года вывести из Югославии в Венгрию шесть своих дивизий, чтобы придать больший вес германским требо- ваниям, без чего статус-кво на Балканах оставался под угрозой. (В марте 1944 г. диктатор Хорти, начавший на- водить мосты в отношениях с западными союзниками, был вызван в Германию, а германские войска оккупиро- вали Венгрию. — Ред.) Один из уроков Балканской кам- пании состоял в том, что даже самые организованные и боеспособные партизанские отряды не могут сковать силы регулярной армии, они могут только затруднить ее действия. Крах Решающие испытания начались осенью 1944 года. Под натиском русского наступления рухнула Румыния, а Болгария, стремясь избежать гнева Кремля, 9 сентября объявила Германии войну. В результате за одну только ночь все левое крыло оккупированного немцами юго- востока оказалось разорванным. Иллюзии помешали Гитлеру заметить обострение политической обстановки и, как это, к сожалению, случалось и на других фронтах, разрешить проведение какой-либо подготовки к обороне на линии Салоники—Тимишоара. Свойственное фюреру упрямство заставило его до самого последнего момента противиться осуществлению любых мер, связанных с от- водом германских войск с территории Греции. Даже бо- лее того, в июне 1944 года по его приказу здесь должно было начаться строительство современных баз для под- водных лодок, а на Крит вот-вот должны были быть от- правлены 50 противотанковых пушек новейшего образца. 196
Конечно, если бы у немцев для этого имелись хотя бы какие-то технические предпосылки. Приказы летели один за другим. Талантливый стратег и человек железной воли, генерал-полковник Лёр в один прием вывел свою армию из Греции в Хорватию. Основ- ные силы армии состояли из немобильных формирова- ний. За армией последовали гарнизоны островов, оста- вившие там всю свою материальную часть. Из Греции в пеших колоннах уходили даже экипажи подводных лодок и личный состав подразделений аэродромного обслужи- вания люфтваффе. Волы и мулы тянули тяжелые орудия на расстояние более тысячи километров, с солнечного юга колонны германских войск ползли бесконечной лен- той через перевалы и «лунные пустыни» нагорий Греции, Албании, Македонии навстречу суровой зиме Боснии. Англичане не спешили преследовать немцев, занятые усмирением отрядов ЭЛ АС, которые стремились захва- тить власть в стране. Болгары с колоссальным энтузиазмом, который они, к сожалению, не демонстрировали, когда были союзниками Германии, атаковали своими многочисленными соедине- ниями колонны Лёра с востока, стремясь отбросить их в малодоступные высокогорные районы запада. Железный поток советских танков двигался по тому же шоссе Ниш— Белград, по которому когда-то победоносно шла в Грецию танковая группа Клейста. Этот поток не могли остановить изолированные группы германских войск, медленно под- тягивавшиеся сюда из Хорватии. Последний свободный путь отступления для немцев оказался под угрозой. Не- сколько дней в районе Кралева шли бои не на жизнь, а на смерть. В них решалась судьба 100 тысяч людей. Используя все имевшиеся в распоряжении транспортные средства, пестрые боевые группы немцев двигались к ежедневно ме- няющимся горячим точкам. Английские истребители- бомбардировщики, теперь действовавшие с близлежащих военно-воздушных баз в районе города Фоджа в Италии, беспрерывно проносились над колоннами германских войск, уничтожали мосты, автомашины и локомотивы тех немногих поездов, которые удалось использовать для от- ступления. Однако отход, вопреки всему, продолжался. 197
Тщетно пытались прокоммунистические силы ис- пользовать уникальный шанс и начать действия круп- ными силами. А борцы за освобождение правой ори- ентации, поздно осознав, кто является их настоящим врагом, уже давно открыто перешли на сторону немцев и действовали под их началом. В Греции партизаны уже вступили во внутриполитическую борьбу, для чего, соб- 198
ственно, и были созданы. Отборные дивизии Тито на- чали продвигаться из Боснии и Черногории на Белград, а дорогу им открыл один русский маршал (Ф.И. Тол- бухин. — Ред.). После взятия города Тито поспешил провозгласить в стране народную демократию. Король Петр и его эмигрантское правительство остались не у дел. Тем не менее Лёр в конце декабря 1944 года вывел все свои войска именно туда, куда и должен был выве- сти, — на восточную, юго-восточную и южную границы Хорватии. В это время на северо-востоке и севере создавался но- вый фронт. Положение дел в Венгрии резко осложни- лось. Напрасно перебрасывались на разрушенное южное крыло Восточного фронта лучшие германские части с островов Крит и Родос. В тропическом обмундировании, без тяжелого оружия и средств управления, этим войскам приходилось отражать натиск Красной армии. Напрасно переброшенная ночами по воздуху пожертвовала собой в боях восточнее Белграда и 1-я горнострелковая дивизия. С большим трудом полкам, переброшенным сюда из Се- верной Италии и Далмации либо не имевшим никакого боевого опыта, либо измотанным в предыдущих боях, обеспечили переправу через Дунай южнее Будапешта. В течение длительного времени в линии фронта, прохо- дившего южнее озера Балатон, оставалась открытой ши- рокая брешь, которую вначале постепенно прикрыли импровизированные венгерские эсэсовские части, а за- тем окончательно закрыли выведенные из Греции гер- манские соединения, которым не была предоставлена даже короткая передышка. Необходимость отхода всех действовавших на юго- востоке вооруженных сил к границам Германии была очевидна. Данное Гитлером главе хорватского государ- ства обещание оборонять Хорватию до последней капли крови немецкого солдата помешало принять это пра- вильное решение. Вместо этого, вопреки здравому смыс- лу, германские войска 6 марта 1945 года начали наступ- ление через Драву на север, имея целью соединение с группировкой германских войск, наступавшей из района Секешфехервара. Наступление провалилось. 199
Уверенность в скорой победе подняла все балканские народы на восстание, причем восставшие снабжались не только оружием и боеприпасами, но и советскими ко- миссарами. Восстание полыхало ярким пламенем — так вспыхивают тлеющие угли, если на них подуть со всех сторон. Одетые в германскую форму, имевшие герман- ское вооружение и германских инструкторов, хорватские войска дезертировали целыми полками. Поддерживая строгий порядок и сражаясь с противни- ком на всех фронтах, генерал-полковник Лёр, теперь ко- мандовавший войсками самостоятельно, вывел свои со- единения в район Целе (Словения). Поступивший сюда приказ гросс-адмирала Дёница о капитуляции и отказ ан- гличан принять в плен Юго-Восточную армию немцев группы армий «Ф» и «Е» означал ее конец. Тито говорил потом о «боях в окружении», и точно не установленное число германских солдат, которых он не победил, было отправлено в лагеря смерти. Жизнь до конца остававше- гося с войсками генерал-полковника Лёра, одного из са- мых безупречных офицеров Второй мировой войны, была оборвана выстрелом в затылок после проведенного в со- ветском стиле показательного процесса, судившего его и еще 22 генералов, которые пытались использовать свои средства ведения боевых действий против партизан. Всегда являясь второстепенным театром военных дей- ствий, всегда опутанные силовыми линиями евроазиат- ской стратегии, Балканы с 6 апреля 1941 года до 10 мая 1945 года взвалили всю жестокость и запутанность своих проблем на германский вермахт. Слава и жертвенность — вот что уравняло великие деяния и события на Востоке и на Западе, на главных и второстепенных театрах во- енных действий. И здесь, и там людям была свойственна решительность и самоотверженная приверженность дол- гу. Не будем злоупотреблять словами «не побежденный на поле брани», но скажем со всей определенностью: превосходящий всех местных противников вермахт спу- стил германский флаг, реявший над мысом Сунион (в Аттике), над Акрополем (в Афинах) и Калемегданом (в Белграде), только тогда, когда никакого другого выбора не оставалось. 200
ФИНСКАЯ ВОЕННАЯ КАМПАНИЯ Генерал-лейтенант в отставке Дитмар Особенности Финского театра военных действий Существуют определенные причины, позволяющие рассматривать боевые действия в Финляндии (и на при- легающей территории СССР. — Ред.), вопреки их очевид- ной связи с остальным Восточным фронтом, отдельно. Здесь плечом к плечу с немцами сражался маленький — всего 3,8 миллиона человек, — но известный своей сол- датской доблестью и демократическими традициями народ. Эта война была в значительной степени коалици- онной войной, в которой соглашения и договоренности заменяли приказы. Географические и климатические характеристики теа- тра военных действий также придавали этой кампании особенные черты. Прежде всего, в Лапландии и на вос- токе Карелии ведение военных действий и руководство ими, даже с учетом всех сложностей на других участках Восточного фронта, было чрезвычайно затруднительным. Бездорожье и отсутствие населенных пунктов на огром- ных, поросших лесом территориях, чередование болот и возвышенностей, отвесных скал и каменных осыпей, пресловутые тунтури (низкие горные гряды, покрытые тундровой растительностью — «тундра» по-фински «тун- тури». — Ред.), словно природные крепости возвыша- ющиеся над кронами деревьев, и ко всему — голая каме- нистая или болотистая тундра Крайнего Севера — все это неизмеримо затрудняло ведение здесь боевых действий. В этих местах менялись представления о времени и про- странстве. Любое перемещение вне немногочисленных дорог или проторенных троп было связано с непредска- зуемыми затратами времени. Летние ночи без спаситель- ной темноты, зимние дни без света, северное сияние, вызывающее перебои в радиосвязи — зачастую един- ственном виде связи в этом регионе. А еще обширные болота, заставляющие сходить с ума стрелку компаса, 201
примитивные карты, полные всевозможных неприятных сюрпризов. И в придачу субарктический климат с позд- ней весной, довольно жарким иногда летом и ранней зимой с сильными морозами и высоким снежным покро- вом. Нет необходимости подчеркивать, что все это тре- бовало от солдат особых навыков, привычки к этой мест- ности. И конечно, германские солдаты были значительно хуже, чем их финские союзники и русские противники, приспособлены для ведения войны по вышеперечислен- ным причинам. Но они быстро учились. Использование тяжелой наземной техники по вышепе- речисленным причинам было крайне ограниченным. Вся тяжесть боев легла на обычных солдат-пехотинцев, воору- женных винтовками и ручными гранатами. Наряду с этим использовались пистолеты-пулеметы и ручные пулеметы и чрезвычайно эффективные при ведении боевых дей- ствий в лесу минометы, конечно, если удавалось обеспе- чить подвоз для них боеприпасов, для чего было необхо- димо надежное снабжение. Артиллерия часто могла вести огонь только на большие расстояния с использованием дальнобойных орудий и снарядов. Лучшим средством бы- строй, эффективной и не зависящей от рельефа местности поддержки наземных войск, конечно, была авиация, но она, к сожалению, была немногочисленной. Очевидна польза, которую мог извлечь в этих услови- ях занявший стратегическую оборону, опирающийся на сильные долговременные укрепления противник. Здесь уравнять шансы могло только большое численное пре- имущество наступавших и низкая боеспособность обо- роняющихся. В действительности же здесь не было ни того ни другого. Основные принципы ведения операций на финской территории и германо- финское сотрудничество Относительно значения этого удаленного театра воен- ных действий не было никаких сомнений. Если, согласно общему плану нападения на СССР, немцы хотели вести 202
__мыс. Шиботн Ивало Муонио БЕЛОЕ-М0РЕ-- Ухта Онега Каяани Медвежьегорск. Вааса Хельсинки Стокгольм Ревель ЭСТОНСКАЯ ССР Кировск КОЛЬСКИЙ •к ПОЛУОСТРОВ Ь БЕЛОМОРСКАЯ ЧУ<АРЕЛИЯ\1 Беломорск Салла^ХРуЦ""1* '^уолаярвиь Кемиярви Рованиеми п-в Варанпер Вадсе армия «Норвегия» ‘0-я горн ‘ армия) n=B~F2bi6a's Мурманск рз. Пядзеро Кандалакша Северный полярный круг Ребольи фз.чВыгозеро Нге/>ьск \ Суоярви J nopocob3g^Q ТолвЧояов!ДУ--&о^Сям^ё^ ЭЛО^ЕЦКАЯ^ MTefectoe Сортав^ПДта1^^ Кексгольм-^* Олонец! ВыборсД^5сУ»^^=озеро; Шлиссельбург немецкий фронт после окончания мобильной войны, декабрь 1941 г. IHI финский фронт
свои наступательные операции против советского адми- нистративного и военно-промышленного центра — Ле- нинграда из Прибалтики, то германским войскам была необходима поддержка из южных районов Финляндии. Другой важной оперативной целью, которой можно было достичь только через Финляндию, была Мурманская (Ки- ровская) железная дорога — крупная жизненная артерия Советского Союза, которая связывала незамерзающие порты Крайнего Севера России, прежде всего Мурманск, с остальной частью страны. Именно через Мурманск (а также замерзающий зимой порт Архангельска) в Со- ветский Союз поступали грузы, поставляемые западными союзниками для борьбы с общим врагом. Только вера в очень быструю победу могла позволить немцам первона- чально рассматривать эту кампанию как второстепенную. Таким образом, основной предпосылкой для ведения операций против Ленинграда с севера, а также операции по захвату Мурманской железной дороги было вступле- ние Финляндии в войну на стороне Германии. Советский Союз сам способствовал этому. Развязанная под ничтож- ными предлогами (оставим это утверждение на совести автора. — Ред.) зимой 1939/40 года война, суровые (весь- ма мягкие. — Ред.) условия Московского мира, которым она закончилась, и практически открытые угрозы самому существованию Финляндии со стороны Советского Со- юза вызвали у финнов чувство глубокого отчаяния и тре- воги. В такой ситуации присоединение к сильной, на- ходившейся тогда в зените своего могущества Германии показалось им единственным выходом из создавшегося положения. Тем не менее переговоры, имевшие целью установле- ние военного союза, велись обеими сторонами с большой осторожностью. Со стороны Германии не было оказано никакого давления, да и Финляндия не спешила с завере- ниями в союзнической верности. Финны говорили о нем- цах не как о своих союзниках, а как о «братьях по ору- жию». Твердая договоренность была достигнута только по вопросу сосредоточения германских войск на территории Финляндии для обеспечения безопасности Северной Нор- вегии (для наступления на Мурманск. — Ред.), а также о 204
совместном ведении боевых действий в случае вооружен- ного нападения Советского Союза на Финляндию (в слу- чае нападения Германии на СССР. — Ред.). Довольно ско- ро эта договоренность была реализована. 26 июня 1941 года президент Рюти объявил Советскому Союзу войну. Мобилизация финских вооруженных сил была прове- дена исключительно путем отдачи распоряжений лично каждому военнообязанному. Полный решимости финский народ последовал призыву своего правительства. Почти 18% всего населения вступили в ряды финских вооружен- ных сил, ничего подобного не было ни в одной из участво- вавших в войне стран. Главное командование финскими войсками принял маршал (с 1933 г.) Маннергейм (бывший генерал-лейтенант русской армии (1917). — Ред.) — круп- ный военный руководитель, пользовавшийся доверием всего финского народа. Стратегическое развертывание финских вооруженных сил При стратегическом развертывании своих сил на уста- новленных в 1940 году границах финны исходили из глав- ной национальной цели — возврат территорий, утрачен- ных по Московскому миру. (Цель была другая — «Великая Финляндия» до Урала. — Ред.) Они также учитывали воз- можность осуществления в дальнейшем взаимодействия с войсками группы армий «Север» германских вооруженных сил. Два корпуса (IV и II), насчитывавшие всего семь ди- визий, заняли исходные позиции для наступления на Ка- рельском перешейке — между Финским заливом и Ладож- ским озером. Еще два корпуса (VII и VI), имевшие в своем составе четыре дивизии и одну егерскую бригаду, а также группа Ойнонена (одна кавалерийская и одна егерская бригады) развернулись севернее и северо-восточнее Ла- дожского озера. Кроме того, одна дивизия находилась в армейском резерве. Эти силы были сведены в так назы- ваемую «Карельскую армию» под командованием генерал- лейтенанта Хейнрихса, бывшего начальника Генерально- го штаба финской армии. В тылу Карельской армии также 205
в распоряжении Маннергейма находилась переброшенная в Финляндию из Норвегии 163-я германская пехотная ди- визия (без одного усиленного пехотного полка). Это было знаком того, что германское Верховное главнокомандова- ние желает, чтобы главный удар финские войска нанесли в определенном направлении, а именно в районе восточ- нее Ладожского озера. Развертывание сил, подчиненных командованию армии «Норвегия» Подчиненная непосредственно Верховному командо- ванию финнов развернутая в районе города Лиекса (у оз. Пиелинен) 14-я дивизия играла роль связующего звена между финской Карельской армией и располагавшейся севернее германской лапландской армией, подчиненной командованию армии «Норвегия». В ее состав входили и германские, и финские части, а командовал ею генерал- полковник фон Фалькенхорст. Еще одна финская диви- зия блокировала полуостров Ханко, занятый русскими войсками. Силы армии «Норвегия» сосредоточились на исходных позициях в трех районах, что было обусловлено весьма бедной сетью железных и других дорог в этом районе. В районе Куусамо (на правом крыле армии) исходные позиции занял III финский армейский корпус (3-я и 6-я дивизии). В районе восточнее Кемиярви — XXXVI гер- манский армейский корпус, имевший в своем составе 169-ю германскую пехотную дивизию и эсэсовскую бри- гаду «Норвегия». На побережье Северного Ледовитого океана в районе Петсамо (Печенги) развернулся герман- ский горнострелковый корпус «Норвегия», состоявший из 2-й и 3-й горнострелковых дивизий. Войскам предстояло наступать по трем направлениям: на юге — к Мурманской (Кировской) железной дороге (на Лоухи), в центре — к важному порту Кандалакша, а на севере — к Мурманску. Вследствие ограниченного коли- чества дорог, идущих на восток, наступление с самого на- чала могло развиваться только по строго определенным 206
«каналам», а отсутствие поперечных связей за фронтом совершенно исключало возможность маневрирования. Мурманская (Кировская) железная дорога, напротив, да- вала русским в этом отношении самые широкие возмож- ности. Шоссе от Рованиеми до Петсамо для немцев и финнов являлось плохой заменой Мурманской дороги. Авиации, которая в данных условиях являлась особен- но необходимой для поддержки войск на главном на- правлении, было, как мы уже отмечали, очень мало. Войска противника перед фронтом армии Фалькен- хорста по количеству дивизий лишь немногим превос- ходили германо-финские (по численности советская дивизия была намного меньше немецкой, и немцы зна- чительно превосходили здесь советские войска. — Ред.). Но к этому прибавлялось существенное число советских пограничных частей, отличавшихся очень высокой бое- способностью. Русские всегда имели большое численное превосходство в авиации, но при этом значительно усту- пали немцам по техническим данным самолетов и бое- вой подготовке экипажей. Быстрая переброска живой силы и техники противника в ходе последующих опера- ций доказала, что и в этом отдаленном районе Севера русские располагали значительным преимуществом. Наступление на финском фронте с целью захвата Мурманской железной дороги Наступление на всем протяжении Финского фронта распространялось с севера на юг. В последних числах июня на побережье Баренцева моря перешел в наступление гор- нострелковый корпус и продвинулся до реки Западная Лица, то есть преодолел половину пути до Мурманска. Сильное сопротивление русских и угроза для растянутого левого (северного) фланга корпуса с полуострова Рыбачий заставили немцев прекратить наступление. Уже в сентябре бои здесь стихли и возобновились лишь в декабре, после тщетной попытки контрудара русских. 1 июля 1941 года XXXVI армейский корпус, которому была подчинена также и 6-я финская дивизия, имея за- 207
дачу совершить глубокий охватывающий маневр с юга, перешел в наступление против сильно укрепленного по- граничного населенного пункта Салла. В ходе тяжелых восьмидневных боев 169-я пехотная дивизия охватом с севера овладела этим пунктом. После некоторого перио- да бездействия перед укрепленной цепью озер в районе Кайрала 6-й финской дивизии, наступавшей с юга, и 169-й германской дивизии, двигавшейся с севера, уда- лось окружить в районе восточнее озер две советские дивизии и нанести им большие потери. После взятия сильно укрепленного населенного пункта Алакуртти рус- ские отошли за старую финскую границу и вновь заняли оборону на позиции по реке Войта, но и отсюда были выбиты в ходе тяжелых боев, продлившихся почти де- сять дней. На этом наступательный порыв германо-фин- ских войск иссяк. Во второй половине сентября бои прекратились, и обе стороны перешли к позиционной войне на рубеже реки Верман. III финский корпус нанес удар одной крупной груп- пой в направлении дефиле между озерами Топозеро и Пяозеро. 31 июля финны в ходе ожесточенных боев фор- сировали реку Софьянга, связывающую между собой эти два озера, и 8 августа овладели населенным пунктом Ке- стеньга. В начале ноября 1941 года после упорных боев, изобиловавших критическими ситуациями для финских войск и переброшенной сюда германской эсэсовской бригады «Норвегия», фронт и здесь стабилизировался. 14-я финская дивизия, которая не была подчинена командованию германской армии, но наступала в том же направлении и с той же задачей, что и германские войска (овладение Мурманской железной дорогой), в середине июля захватила населенный пункт Реболы и уничтожила к востоку от него в большом котле значительные силы русских. Успешное продвижение этой дивизии, действо- вавшей без какой бы то ни было помощи со стороны немцев, окончилось 11 сентября взятием села Ругозеро. После переброски русскими крупных сил для защиты оказавшегося под угрозой важного участка Мурманской железной дороги — ветки Беломорск—Архангельск — на- ступление пришлось прекратить. 208
Итоги германо-финского наступления на Крайнем Севере и боевые операции восточного фланга Карельской армии Таким образом, результаты наступления немцев и фин- нов на Крайнем Севере оказались совершенно неутеши- тельными. Несмотря на значительные начальные успехи, ни германские, ни финские войска не вышли к Мурман- ской (Кировской) железной дороге ни на одном участке. Отсутствие достаточных сил, не позволявшее наносить не- сколько мощных ударов сразу, а также вызванные неудо- влетворительным состоянием тыловых коммуникаций трудности снабжения войск, разбросанных на большом пространстве, конечно, объясняют неудачу, однако не полностью. Главное заключалось в том, что немцам не хватало здесь крупных авиационных сил и мобильных пе- хотных частей. Создается впечатление, что германское Верховное главнокомандование в период подготовки кам- пании не вполне осознавало ее важность. Наступление финской Карельской армии севернее и северо-восточнее Ладожского озера началось 10 июля дей- ствиями VI финского корпуса, который на участке главно- го удара (Вяртсиля, Корписелькя) встретил лишь незначи- тельное сопротивление русских и стал быстро продвигаться вперед. В образовавшуюся брешь устремились подвижные финские соединения, которые, прикрываясь с востока, раз- вили наступление к северо-восточному берегу Ладожского озера и вскоре вышли к нему в районе Питкяранты. В ре- зультате русские войска, действовавшие севернее озера, оказались отрезанными от своих тыловых коммуникаций и были вынуждены отойти через Янисъярви к Ладожскому озеру. Одновременно подвижные войска финнов, наступав- шие вдоль озера в юго-восточном направлении, вышли к Тулемайоки и 22 июля достигли старой финско-русской границы. Северо-восточнее Ладожского озера свежие фин- ские пехотные части в ходе тяжелых боев отбросили совет- ские войска на восток, за озеро Тулемаярви. Крупные силы русских продолжали, однако, удержи- вать район озер около Суоярви и даже создали угрозу вой- скам финнов, сражавшихся восточнее Ладожского озера. 209
Против них была брошена 163-я германская пехотная дивизия, наступление которой в этом районе, изобиловав- шем узкими дефиле между озерами, проходило с больши- ми трудностями. Только тщательно подготовленное мас- сированное наступление с участием подтянутых от Ладожского озера нескольких финских соединений 19 ав- густа сокрушило здесь русский фронт. Пока VI корпус вел эти бои, примыкавший к нему справа VII корпус медленно, но уверенно теснил русские войска с позиций севернее Ладожского озера в направ- лении на Сортавалу. 16 августа в результате одновремен- ного удара с запада, севера и юга этот город был взят. Наступление финнов на Карельском перешейке На фронте, проходившем по Карельскому перешейку, в течение всего июля было спокойно. Русские, имевшие здесь крупные силы, очевидно вследствие продвижения немцев (в Прибалтике. — Ред.\ сняли отсюда часть войск. 31 июля левофланговый из двух действовавших здесь финских корпусов (II корпус) перешел в наступле- ние. Вначале наступление велось в южном направлении, затем II корпус повернул на восток, к Ладожскому озеру, и 9 августа финны вышли к Кексгольму. Войска русских, оборонявшиеся севернее, в результате этого удара оказа- лись отрезанными. Две русские дивизии, прижатые к бе- регу в районе Куркиеки, после отчаянного сопротивле- ния были отброшены на остров Кильполансари, откуда им удалось эвакуироваться на лодках и плотах. 21 августа единственный не принимавший до сих пор участия в наступлении IV финский корпус также начал наступление. Преодолев сложное водное препятствие, реку Вуокса, он повернул к Финскому заливу. 1 сентября финны овладели Выборгом, а к концу месяца освободи- ли всю территорию, принадлежавшую ранее Финляндии. Им удалось продвинуться в направлении к Ленинграду, в результате чего появилась благоприятная тактическая возможность окружения города. 210
Дальнейшее наступление финнов восточнее Ладожского озера к реке Свирь и Петрозаводску 4 сентября по другую сторону Ладожского озера снова перешла в наступление Карельская армия (VI и VII кор- пуса). Уже 7 сентября финские войска достигли реки Свирь в районе Лодейного Поля. Левый фланг этой фин- ской армии, усиленный дополнительными частями, под- тянутыми с перешейка, 1 октября занял Петрозаводск — столицу русской Карелии и установил по западному бе- регу Онежского озера связь с фронтом на Свири, войска которого с тяжелыми боями продвинулись восточнее Ло- дейного Поля на южный берег реки. Теперь удерживаемый русскими фронт, расположен- ный к северу от Онежского озера, представлял большую опасность открытому левому флангу финнов. Против него были использованы VII корпус из района Петроза- водска и II корпус с запада. Проявив исключительную гибкость, финские войска снова и снова выходили во фланг и тыл разобщенных русских войск. Большим успе- хом стало взятие 5 декабря города Медвежьегорск и уни- чтожение его последних защитников. Бои велись в усло- виях жестокого мороза, бойцы утопали в глубоком снегу. В конце концов русские были отброшены через переше- ек между Онежским озером и Сегозером на северо-во- сток. Затем на этом так называемом фронте Маселькя (Масельском) наступило затишье. Оперативная связь Карельской армии с германской группой армий «Север» В целом боевые действия Карельской армии благода- ря умелому оперативному руководству Маннергейма и отличным действиям финских солдат имели большой успех, который заключался не только в возврате финна- ми утраченных в 1940 году территорий, но и в том, что они сделали первый шаг на пути к более важной цели — решающему разгрому советских войск. Удастся ли до- 21 1
стичь этой цели, зависело от дальнейшего развития со- бытий на фронте между Балтийским и Черным морями, где решалась судьба войны. Группа армий «Север» германской Восточной армии по- сле прорыва линии Сталина сломила силами 16-й армии и 4-й танковой группы Гёпнера сопротивление противника между озерами Ильмень и Чудским и продвинулась к Ле- нинграду. В сентябре выдвинутые вперед подвижные войска вышли на широком фронте восточнее Ленинграда к Неве и штурмом овладели Шлиссельбургом. Тем самым все сухо- путные коммуникации Ленинграда с юга были перерезаны. В это время 18-я армия разгромила советские войска в При- балтике. 8 августа передовые части германских войск вышли к Финскому заливу, а 29 августа немцы овладели столицей Эстонии (тогда Эстонской ССР. — Ред.) Таллином. Успехи немцев и финнов в обороне зимой 1941/42 года Однако сломить силы Советов в боях под Ленинградом не удалось. Непрерывные контратаки южнее Ленинграда и удары противника через Неву сковывали крупные гер- манские силы. В результате переброски подкреплений и военной техники через Ладожское озеро сопротивление советских войск под Ленинградом постоянно возрастало. Для того чтобы полностью окружить Ленинград, нем- цам и финнам надо было вести операции в восточном на- правлении через реку Волхов. Необходимо было соедить- ся с финскими войсками на реке Свирь. Но мобильных сил для быстрого проведения такой крупной операции у немцев не было — они использовались в группе армий «Центр» для наступления на Москву. К тому же настал пе- риод осенних дождей, и болотистая, имевшая мало дорог местность стала почти непроходимой. Главное же заклю- чалось в том, что германские войска, которые с конца июня вели непрерывные бои и совершали многокиломе- тровые марши, сильно устали, а техника нуждалась в ре- монте или замене. Таким образом, наступление на Свирь должно было вестись в крайне неблагоприятных условиях. 212
Еще 26 сентября германское Верховное главнокоман- дование обратилось к финнам с просьбой начать демон- стративное наступление на Свири. Оно должно было от- влечь на себя часть сил противника и облегчить задачу для германских войск, сражавшихся восточнее реки Вол- хов. 9 ноября немцы взяли город Тихвин, но под ударами русских войск были вынуждены оставить его и отступить с большими потерями. Это отступление стало началом большого зимнего кризиса, охватившего в эти месяцы всю германскую Восточную армию. Как и на всем фрон- те, наступательные возможности северного крыла гер- манского Восточного фронта иссякли. С мечтами о бы- строй победе пришлось расстаться. Если бы немцам не удалось возобновить наступление на Ленинград, фронт финнов на Карельском перешейке и на Свири в оперативном отношении отходил на задний план. Прямой угрозы для жизненных интересов русских Карельский фронт уже не представлял. Когда стало ясно, что война принимает затяжной характер, значение Мур- манской железной дороги неизмеримо выросло. Правда, финны перерезали эту дорогу на юге, однако военные гру- зы непрерывным потоком шли из Мурманска через Бело- морск на Вологду, прямо на Русский фронт. Против этой жизненно важной артерии следовало направить все силы, имевшиеся у немцев и у финнов на Севере. Но для этого нужно было создать единое командование, которому под- чинялись бы все войска северного участка фронта. Наи- более подходящей кандидатурой на роль командующего был, безусловно, Маннергейм. Но эта идея так и не во- плотилась в жизнь. Даже исключительная согласован- ность, возникшая между финской ставкой и штабом гер- манских войск в Финляндии, реорганизованным в январе 1942 года в штаб 20-й горной армии под командованием генерал-полковника Дитля, не могла компенсировать от- сутствие единого командования. Русские со своей стороны тоже прекрасно поняли воз- росшее значение Мурманской железной дороги. Весь Карельский фронт от Медвежьегорска до побережья Ба- ренцева моря зимой 1941/42 года стал объектом мощных ударов советских войск, сила которых еще более увели- 213
чилась с наступлением весны. В результате на участке Кестеньга у финнов создалось критическое положение, которое удалось нормализовать только силами 163-й гер- манской пехотной дивизии, снятой с фронта на Свири и переданной 20-й армии. Все оборонительные бои завер- шились для немцев и финнов успешно. Перегруппировка 20-й армии Весной 1942 года произошло четкое разделение между германскими и финскими войсками. III корпус финнов, действовавший на южном участке фронта 20-й армии, был сменен XVIII германским горнострелковым корпусом. Действовавшую там же 3-ю финскую дивизию сменила переброшенная сюда из Германии 7-я горнострелковая дивизия, а 6-ю финскую дивизию (при штабе XXXVI ар- мейского корпуса) — снятая со Свирского фронта 163-я пе- хотная дивизия немцев. В результате этой реорганизации войска 20-й армии распределились по фронту следующим образом: На участке Лоухи: XVIII горнострелковый корпус нем- цев, имевший в своем составе 7-ю горнострелковую ди- визию и эсэсовскую горнострелковую дивизию «Север». На участке Кандалакша: XXXVI армейский корпус в составе 163-й и 139-й пехотных дивизий. На участке Мурманск: XIX горнострелковый корпус, имевший в своем составе 2-ю и 6-ю горнострелковые ди- визии. Кроме того, на побережье были развернуты 210-я пе- хотная дивизия (5 крепостных пехотных батальонов), 503-й полевой авиационный полк, штаб дивизионной груп- пы «Петсамо», военно-морская база в Киркенесе с 8 бата- реями береговой артиллерии, и 139-й горный полк, остав- шийся здесь после отвода 3-й горнострелковой дивизии. Постоянного внимания требовали промежутки между участками фронта, не занятые войсками, в особенности разрыв между центральным и северным участками фрон- та, обнажавший единственную дорогу, которая шла в тылу параллельно линии фронта к Северному Ледовито- му океану. 214
План операций на лето 1942 года Летом 1942 года генерал-полковник Дитль принял ре- шение возобновить наступление на участке Кандалакша. Его план (операция «Лаксфанг») был одобрен ОКБ. Од- нако, по мнению Дитля, предпосылкой успеха должно было стать одновременное наступление финнов на Бело- морск, город, являвшийся ключевым опорным пунктом противника. Фельдмаршал Маннергейм в принципе был согласен, однако заявил, что подобное наступление будет успешным лишь при наличии в его распоряжении доста- точно крупных сил (7 дивизий). Это мнение Маннергей- ма было основано на опыте прошедшего года. Финский главнокомандующий утверждал также, что эти силы мож- но было бы получить лишь в том случае, если бы немцы добились полной победы под Ленинградом. Однако до этого было еще очень далеко, если вообще эта цель была достижима. Правда, уже началась перебро- ска из Севастополя в район Ленинграда первых соеди- нений и тяжелой артиллерии 11-й армии. Но в августе 1942 года советские войска перешли в наступление про- тив подходившего к самому Ладожскому озеру «бутылоч- ного горлышка» германского фронта. Удержать этот вы- ступ фронта и отбить удары русских с востока и запада удалось только за счет использования сил, предназначав- шихся для наступления на Ленинград. Расширить и укре- пить этот плацдарм для решающего штурма города нем- цы не смогли. Таким образом, создать предпосылки для германо-финского наступления и захвата Мурманской железной дороги оказалось невозможно. Финское командование и неудачи немцев на Восточном фронте и в Северной Африке зимой 1942/43 года В конце 1942 — начале 1943 года на германский Вос- точный фронт обрушилась катастрофа, имя которой — Ста- линград. Тяжелый удар был нанесен германским войскам и под Ленинградом. После трехдневных кровопролитных 215
боев 19 января 1943 года блокада Ленинграда была про- рвана, город больше не был изолирован от Большой зем- ли. (Бои по прорыву блокады Ленинграда (операция «Ис- кра») начались 12 января 1943 г., 18 января войска Ленинградского фронта с запада и Волховского фронта с востока соединились в районах рабочих поселков № 5 и № 1. — Ред.) Это известие произвело на финнов эффект разорвавшейся бомбы. После Сталинграда у них больше не было непоколебимой уверенности в окончательной по- беде своих «братьев по оружию». Финны поняли, что речь идет о порочности всей созданной Гитлером системы, а не о простой военной неудаче. Разгром германского Афри- канского корпуса в Тунисе еще больше усугубил осозна- ние сложившейся ситуации. Причины отсутствия активных боевых действий в 1943 году Весь 1943 год на финском и лапландском участках фронта царило спокойствие, в отличие от полных драма- тизма событий на остальном Восточном фронте. Фронт на Крайнем Севере действительно стал второстепенным теа- тром военных действий, которому русские уделяли столь- ко внимания, сколько было нужно. Осенью 1943 года здесь находилось около 550 тысяч финнов и немцев, которым противостояло не более 270 тысяч русских. Такая благоприятная ситуация не использовалась ис- ключительно по политическим причинам. Финское прави- тельство, пребывавшее в состоянии неуверенности и впол- не объяснимой тревоги за судьбу своей страны, избегало всего, что могло обострить отношения с США, которые не прервали полностью дипломатические отношения с Фин- ляндией. В этом факте финны видели будущий якорь спа- сения, если военное положение Германии ухудшится еще больше. При таких обстоятельствах новое германо-фин- ское наступление было весьма рискованным с политиче- ской точки зрения. (В конце концов, если бы такое наступ- ление состоялось, советское командование могло легко перебросить сюда нужное количество войск. — Ред.) 216
Начало 1944 года принесло группе армий «Север» це- лый ряд тяжелых неудач. Только благодаря четко орга- низованному отступлению 18-я армия смогла избежать окружения, но была окончатедьно похоронена надежда на совместные действия немцев и финнов при взятии Ленинграда. Русские же захватили на этом фронте ини- циативу в свои руки. Попытки западных союзников и нейтральных стран склонить Финляндию к сепаратному миру с Советским Союзом Последующие месяцы 1944 года характеризовались дальнейшим обострением войны нервов, которую вели Советский Союз и его союзники против народа и прави- тельства Финляндии. Угрозы и обещания сменяли друг друга. Прежде всего, из Швеции, исторически и этниче- ски тесно связанной с Финляндией, по всевозможным официальным и частным каналам шли разного рода со- веты и предложения по заключению сепаратного мира с русскими. Поездка финского политического деятеля Паа- сикиви в Стокгольм явилась первым сигналом того, что определенные круги Финляндии начали менять свои по- зиции. Первый контакт, ввиду чрезвычайно жестких условий, выдвинутых советской стороной, не был успеш- ным. Но нити не оборвались. Последовавшие за этим налеты советской авиации на города Финляндии, и пре- жде всего на Хельсинки, преследовали цель воздейство- вать на финнов при помощи не только пряника, но и кнута. Решающее наступление русских на Карельском перешейке Вооруженные силы и народ Финляндии не были, од- нако, намерены прекращать борьбу. Тогда Советы при- бегли к самому сильному средству давления, каким они располагали в тех условиях. 217
9 июня 1944 года крупные силы русских перешли в не- ожиданное наступление на Карельском перешейке (9 июня артиллерия и авиация произвели предварительное разру- шение оборонительных сооружений, построенных финна- ми, а в наступление советские войска перешли 10 июня. — Ред.). В результате многочасового ураганного огня артил- лерии и массированных ударов крупных соединений штурмовой авиации первая полоса обороны финнов была прорвана на узком участке фронта, и русские вторглись в глубь их позиций на большую глубину. В ходе тяжелых боев финны были отброшены на вторую оборонительную полосу. Поскольку положение было безвыходным, финны решили, ведя сдерживающие бои и сохраняя целостность своего фронта, отойти на линию Выборг—Вуокса. К 21 июля отход был завершен, но и здесь финны не почув- ствовали себя в безопасности, поскольку русские угрожа- ли прорвать этот фронт. Потери финнов были огромны. Выборг — символ победы 1941 года — пришлось сдать. Чтобы собрать необходимые резервы, фельдмаршал Маннергейм решил оставить свои позиции в Восточной Карелии, между Ладожским и Онежским озерами и се- вернее их, и отойти на старые пограничные укрепления. Русские неотступно преследовали отступавшие финские войска. В создавшейся тяжелейшей обстановке финское ко- мандование снова обратилось к своему германскому со- юзнику за помощью. Несмотря на тяжелое положение собственных войск на Востоке и на Западе, германское Верховное главнокомандование пошло навстречу прось- бам финнов. Но дать немцы могли лишь очень немногое. Кроме авиационных частей и военных кораблей, в Фин- ляндию была направлена 122-я пехотная дивизия. Она была переброшена сюда из Таллина и введена в бой на Карельском перешейке. Уже в начале июля дивизия до- билась значительных успехов в обороне. В июле на Финском фронте внезапно наступило за- тишье. Русские начали постепенно снимать отсюда свои силы и перебрасывать на другие участки фронта. Вскоре стала очевидной и причина этого затишья. Пока Фин- ляндия отчаянно сражалась за свое существование, бы- 218
ла полностью разгромлена германская группа армий «Центр». После ее разгрома советским танковым соеди- нениям открылась прямая дорога на Запад. Курляндия и Литва оказались совершенно беззащитными. Теперь у советского командования появилась новая большая опе- ративная цель — окружение германских войск в При- балтике. Развитие событий в Финляндии полностью за- висело от того, насколько успешно будет осуществлено это окружение. Выход Финляндии из войны Свершилось то, что ожидалось. 1 августа президент Финляндии Рюти, самый решительный сторонник фин- ско-германского сотрудничества, подал в отставку. 5 ав- густа финский сейм единогласно утвердил президентом республики маршала Маннергейма, тем самым открыв путь для новой внешнеполитической ориентации страны. Трезво оценивая обстановку и не имея иллюзий отно- сительно военно-политического положения Германии, Маннергейм сделал определенные выводы. Он говорил, что, если Финляндия не хочет быть затянутой в водово- рот, она должна отделить свою судьбу от судьбы гитле- ровского рейха. Маннергейм играл открытыми картами. 25 августа 1944 года посол Финляндии в Берлине полу- чил указание заявить германскому правительству, что от- ныне Финляндия не считает себя связанной принятыми ею ранее обязательствами. 1 сентября от Советского Союза были получены но- вые условия перемирия. Они были несколько смягчены, но все же оставались довольно жесткими. Самым тяже- лым пунктом этих условий было восстановление финско- русской границы 1940 года с некоторыми выгодными для СССР изменениями. На следующий день финский сейм высказался за принятие условий русских. Это означало конец боевого содружества немцев и финнов. Но это не было бесцеремонным разрывом. В своем письме Гитлеру Маннергейм описал бедственное положение своей стра- ны, заставившее его принять такое решение. 219
Уход германских войск из Финляндии Согласно советским условиям, германские войска долж- ны были до 15 сентября покинуть территорию Финляндии, в противном случае они подлежали интернированию. Это тре- бование было вполне выполнимым (при активной помощи финнов) в отношении малочисленных германских соедине- ний и учреждений, находившихся на юге страны. Однако оно было совершенно невыполнимым для германской ар- мии в Лапландии, насчитывавшей около 200 тысяч человек. Никто, конечно, не ожидал, что эта сильная, отходив- шая за период затишья и имевшая высокий боевой дух армия, командование которой после внезапной смерти генерал-полковника Дитля, в июне погибшего в авиака- тастрофе, в июле 1944 года принял генерал-полковник фон Рендулич, сложит оружие без боя. Штаб 20-й армии уже давно провел подготовительные мероприятия на случай, если обстановка примет подоб- ный характер, однако они базировались на несколько иных предпосылках. Были разведаны и подготовлены ты- ловые позиции. Прежде всего, была усовершенствована сеть дорог, связывавшая фронт с имперской дорогой № 50, проходившей по побережью Северной Норвегии и являв- шейся основой всех тыловых коммуникаций немцев. Это было сделано таким образом, что каждый из трех корпусов получил свой маршрут. Планом командующего армией предусматривалось, что первым должен начать отход и выйти в район Рованиеми XVIII горнострелковый корпус, которому предстояло про- делать самый большой путь. Для прикрытия отхода кор- пуса был своевременно выдвинут далеко на юг армейский резерв — моторизованный пехотный полк Штеса. Ведя бои с наступавшими частями русских, корпусу удалось организованно отойти с хорошо оборудованных позиций, которые он занимал на выступе фронта в районе Софьян- ги. В районе южнее Рованиеми, где корпус занял новую оборону фронтом на юг, впервые произошло столкнове- ние с финскими войсками, правда, в результате перегово- ров и установления демаркационных линий эти стычки не приняли характера серьезных боевых действий. 220
К сожалению, отношения между бывшими «братьями по оружию» все более обострялись. Начало этому поло- жила попытка германских военных кораблей захватить расположенный на входе в Финский залив остров Сур- сари (Гогланд). Известия о многочисленных разрушени- ях, совершенных отступавшими германскими войсками, ожесточили финнов, считавших их неоправданными, — ведь русские дали им обещание щадить все, что находит- ся на их территории. По-видимому, под сильным давле- нием со стороны советского командования финны стали вести боевые действия против немцев более энергично. Так, в районе действий XVIII горнострелкового корпу- са между немцами и финнами имели место сильные бои, принявшие особенно ожесточенный характер в районе Торнио, где III финский корпус пытался поддержать свое наступление с юга высадкой морского десанта на откры- том фланге германских войск. Здесь разгорелись тяжелые бои, в которых обе стороны проявили исключительное упорство. Они завершились прорывом XVIII корпуса на север. Ведя непрерывные арьергардные бои, он отошел через Муонио в Норвегию. Это была последняя и самая мрачная глава в истории германо-финской дружбы. Войскам XXXVI армейского корпуса на участке Кан- далакша также пришлось противостоять серьезному дав- лению. Отступая из района Алакуртти на Саллу и Кеми- ярви, они натолкнулись на подвижные русские части и соединения, в числе которых была даже бригада на се- верных оленях. Заходя своим правым флангом в обход германских войск, русские продвинулись далеко на запад и перерезали немцам пути отхода. Корпусу пришлось ве- сти тяжелые бои, пока он не занял оборону на заранее подготовленных позициях за озером Кемиярви. Наиболее серьезная обстановка сложилась на фрон- те северной группировки войск немцев — на участке XIX горнострелкового корпуса. Несмотря на постоянные предупреждения со стороны всех командных инстанций, ОКВ настаивало на том, что готовящееся крупное наступ- ление советских войск следует встретить на старых обо- ронительных позициях на реке Западная Лица. Опреде- ляющим для этого решения были, как нередко случалось 221
с Гитлером, соображения военно-экономического поряд- ка: никелевые рудники Колосйоки должны были и дальше оставаться в руках немцев, что, ввиду сложившейся общей обстановки, было абсолютно невыполнимо. Когда 7 октя- бря советские войска, имевшие огромное превосходство в силах (в Петсамо-Киркенесской операции советские вой- ска превосходили немцев в людях в 1,8, в артиллерии в 2,8, в танках в 2,5, в самолетах в 6,3 раза. — Ред.), перешли в наступление, корпус оказался на краю гибели: сражав- шаяся на правом фланге корпуса 2-я горнострелковая ди- визия была почти полностью окружена и уничтожена; 6-я горнострелковая дивизия в результате высадки мор- ского десанта за ее левым флангом и ударов с юга также оказалась под угрозой окружения. Чтобы стабилизировать ситуацию, пришлось бросить через Ивало на север часть сил XXXVI армейского корпуса. 6-й горнострелковой ди- визии (остаткам. — Ред.) удалось пробиться на запад. Но и после этого Гитлер не отказался от мысли продолжать борьбу на финской территории в районе восточнее Колос- йоки. Только 18 октября был отдан приказ об отходе всех германских сил из Северной Финляндии. Отступление германских войск через Северную Норвегию до Люнген-фьорда Согласно этому приказу 21 октября германские войска, разрушив до основания все наиболее важные в военно- экономическом отношении сооружения, оставили Колос- йоки, спустя несколько дней — город и порт Киркенес и, наконец, 28 октября — полуостров Варангер. Они стреми- лись как можно быстрее эвакуировать хотя бы наиболее ценные из созданных здесь запасов. Несмотря на помехи, вызванные действиями авиации противника, и тяжелые климатические условия, многое удалось вывезти морем, но это была лишь незначительная доля накопленных здесь запасов, поэтому большую часть их приходилось либо уничтожать, либо оставлять противнику, так как герман- ское командование не предусмотрело на этот случай ни- каких серьезных мер. Постепенно под натиском против- 222
ника германские войска начали отход на запад, разрушая все сооружения и жилые строения при одновременной эвакуации малочисленного местного населения — суровая и неоправданная мера. В конце января 1945 года герман- ские войска заняли новые позиции в районе Люнген- фьорда, прикрывавшие Нарвик. В руках немцев оставался также небольшой участок территории Финляндии — так называемая «позиция Земмеринг» на «стыке трех стран» — в самом северном уголке Финляндии. До отвода герман- ских войск с этой позиции, то есть до 25 апреля 1945 года, здесь продолжались бои между немцами и финнами. Занятие обороны на позициях Люнген-фьорда стало окончанием кампании в Лапландии, а также концом лап- ландской армии немцев. Ее основные силы (небольшую часть людей удалось вывезти морем) были вынуждены совершить многодневный марш в пешем строю, завер- шившийся путешествием по железным дорогам Норве- гии. В Германию они прибыли в разгар последних боев за Атлантический вал, за Рейн и за Берлин. Так окончилась еще одна германская военная кампания, проходившая в исключительно трудных условиях. Это было горькое завершение масштабной операции, исполненной, быть может, слишком больших ожиданий и начатой без должного учета реальных обстоятельств, а потому обречен- ной на неудачу, как и вся война. И все же бои, которые с неслыханной смелостью и стойкостью вели здесь — в тун- дре и лесотундре — германские и финские солдаты (а также советские воины, сумевшие сдержать, а затем разгромить опытного и сильного врага. — Ред.), теперь являются до- стоянием истории: мир знает и ценит солдатские подвиги. ВОЙНА С РОССИЕЙ Генерал-майор барон фон Бутлар Подготовка План нападения на СССР оформился в голове Гитле- ра летом 1940 года. Этот план находился в противоречии не только с его же собственными прежними взглядами, 223
когда он, основываясь на опыте Первой мировой войны, считал войну на два фронта гибельной для Германии (по этой причине фюрер и поторопился заключить пакт с Советским Союзом накануне своего нападения на Поль- шу), но и в противоречии с мнением большинства его преданных сторонников и помощников. В конце лета 1940 года видные германские военные, и в первую очередь главнокомандующий военно-морскими силами Германии гроссадмирал Редер, в своих докладах указывали на то, что осень и зиму 1940/41 года — когда еще нельзя осуществить высадку в Англии — можно ис- пользовать для других целей. Необходимо совместно с Италией нанести удар Англии в Средиземном море, овла- деть Мальтой, заблокировать Гибралтар и Суэцкий канал и открыть себе дорогу на Ближний и Средний Восток. Эта вполне достижимая, с учетом имеющихся сил, цель в случае претворения плана в жизнь не только стабилизи- ровала бы ситуацию в Италии, а значит, и на южных под- ступах к Германии, но и повлияла бы на положение в Тур- ции и на Балканах. Успех при удачном исходе означал бы решающий удар по Англии. Но Гитлер отклонил все по- добные предложения: он буквально помешался на своем плане войны на Востоке и, сильно переоценивая боеспо- собность итальянцев, верил, что Муссолини сможет до- вести войну на Средиземном море, этом mare nostro («наше море» — лат.) итальянцев, до победного конца и без по- мощи немцев. Причины изменения позиции Гитлера по отношению к войне на два фронта, влекущей за собой непредвиденные риски, являются многогранными и носят политический, экономический, идеологический и военный характер. Решительная политика, которую проводил Советский Союз протии Финляндии и Прибалтийских государств после заключения германо-советского пакта, а также все более очевидные планы относительно Балкан указывали на опасность того, что Россия и впредь будет сознатель- но использовать скованность сил Германии на Западе, чтобы захватывать важные позиции, позволяющие в нуж- ный момент добиться от Германии решающих уступок. Опасения Гитлера еще больше увеличились после визита 224
Там, вдалеке, находится Варшава. Коман- дование германских сухопутных войск не думало, что Варшаву придется брать в жесточайших уличных боях. Пехота и артиллерийские наблюдатели окопались со стороны Праги у дамбы. На заднем плане видна польская столица. Арт- обстрел еще не начался... Затишье между сражениями. Разбитые мосты через Вислу лежат в воде. Через железное кольцо, сомкнувшееся вокруг польской столицы, прорваться невозможно. Саперы трудятся над наведением понтон- ных мостов. У обороняющего мост зенитчи- ка выдалась небольшая передышка, которой он воспользовался, чтобы написать письмо матери, жене, любимой девушке Безмолвные могилы на обочине дороги. Солдатская могила в широком поле — зре- лище привычное, говорившее о том, как скоротечна жизнь солдата. Могилы мир- ных жителей на асфальтированной улице большого города — свидетельство жесто- кости современной войны Варшава, море огня и дыма. Варшава отклонила предложение о почетной капитуляции. Вокруг переполненного людьми города заняла позиции германская артиллерия, в солнечном летнем небе ревели Ju-87 «Штуки». Варшавские заводы, вокзалы, укрепления находились под огнем. Везде полыхали пожары. Огонь, дым, жар. Сущий ад для городских жителей
Дети тоже сражались за свой город. Первые вступившие в Варшаву передо- вые части германских танкистов с изу- млением смотрели на весьма воинствен- но настроенных польских школьниц. Их ловили и отправляли по домам Последний польский бро- непоезд. У поляков было лишь несколько бронепоез- дов, но их офицеры и солда- ты сражались с большим мужеством. Бронепоезда снова и снова появлялись из убежищ в лесах и нано- сили существенный ущерб коммуникациям герман- ских войск. Пикирующие бомбардировщики уничто- жили этого последнего передвижного гиганта Варшава не капитулирует. Под белыми флагами парламентеров польские офицеры ведут переговоры только о выезде оставшихся в столице ино- странных миссий. На следующий день они отправятся на фронт
Обстрел норвежскими горными стрелками передового немецкого отряда. После неожи- данной высадки немцев норвежские войска попытались блокировать немногочисленные горные дороги, пересекающие страну. Использование естественных препятствий не при- несло норвежцам большого успеха, поскольку они уступали немцам в вооружении Атака пехоты в Норвегии. В центральной части Норвегии и в районе Нарвика, где сошлись немцы и одновременно с ними высадившиеся англичане, шли жестокие бои. Многие населенные пункты стали жертвами огня
Репортер за работой. После удара пикирующих бомбардировщиков Ju-87 «Штука» штурмовая груп- па с огнеметами атакует очаг сопротивления в труднопроходи- мой горной местности 11орвегии Горные стрелки-самокатчики в горах Норвегии. Только с большим трудом горным стрел- кам, несущим на плечах свои велосипеды, удавалось подняться по узкой горной тропе к своим позициям Передовая штурмовая группа в предутреннем тумане бесшум- но приближается к своей цели. Как только окончат свою работу пикирующие бомбардировщики, начнется атака
Береговое охранение на Ла-Манше в районе Кале. В июне 1940 г. германские войска заняли французский берег. В дюнах они построили позиции, чтобы предотвратить воз- можную высадку английских десантников. Из этих временных позиций позднее вырос Атлантический вал. Десантная операция в районе Дьепа была отражена, однако против широкомасштабного вторжения англо-американских войск вермахт, главные силы кото- рого воевали на Востоке, устоять не сумел Артиллерийские снаряды для меловых скал Дувра. Уже летом 1940 г. германская дально- бойная артиллерия обстреливала британское побережье в Фолкстоне. Эти первые снаря- ды, пролетавшие 40 километров над Ла-Маншем, стали предвестниками фау-1, появив- шихся в июне 1944 г., и фау-2 в сентябре 1944 г. Обстрел германской дальнобойной артил- лерии британского побережья имел скорее символическое, чем военное значение
Противотанковое заграждение с огневой точкой на побережье Ла-Манша Стоящий у Дьепа десантный корабль союзников, перевозивший танки
Линия Мажино утонула в клубах пыли и густом дыму. Бомбардировщики Ju-87 «Штука» и тяжелая артиллерия разрушали бункеры линии Мажино. Вторая мировая война показала, что даже самые сильные укрепленные линии имеют лишь ограниченную обороноспособность и не могут остановить противника, наносящего массированный удар при поддержке современных орудий и авиации Подбитые французские 32-тонные танки в Седане. Французские танки 1940 г. по своим тактико-техническим данным не отвечали требованиям современной войны, француз- ский Генерал ьный штаб не смог обеспечить развитие танковых войск на достойном уров- не, как это сделал вермахт благодаря Гудериану Наступление, как на уче- ниях. Рассредоточившись по фронту, пехота с полной выкладкой взби- рается на холм возле Соммы. После короткой паузы начался второй период Французской кам- пании на Сомме и Эне. Германская армия достиг- ла швейцарской и испан- ской границ
Бородинское поле, на кото- ром Наполеон в 1812 г. открыл себе путь на Мос - кву. Здесь солдаты 10-й танковой дивизии и диви- зии СС «Рейх» продви- гаются мимо старых памят- ников, возведенных еще при царе. И хотя в ноябре 1941 г. германским солда- там удалось преодолеть заслон Бородино на пути к советской столице, завет- ная цель — Москва так и не была достигнута Наступление пехоты на высоте перед Севастополем. Державшаяся более 8 месяцев кре- пость в ходе последнего штурма целый месяц противостояла упорным атакам 11 -й армии Маши теина. И все же, ведя тяжелые и кровопролитные бои, русские были вынуждены оста- вить С евастополь. Взятием крепости продолжалось германское летнее наступление 1942 г.
Штурмовое орудие в засаде. Маскировка постоянно контролировалась и совершенство- валась Тяжелый шестистволь- ный реактивный мино- мет и парашютные части отразили атаку канадцев на Маасе Пехотинцы с передовых наблюдательных постов следят за каждым движением против- ника. Сильный пожар на другой стороне — результат артиллерийского обстрела
И эта хорошо замаскированная огневая позиция противотанкового орудия будет обна- ружена из-за дульного пламени после первых же выстрелов. А щит на орудии, защи- щающий от пуль и мелких осколков, не спасет от попадания снаряда Солдат, хорошо укрывшийся в окопе во время боев в Арнеме Через два дня первые германские штурмо- вые орудия вошли в Остербек. Весь приго- род был занят британскими парашютистами
Первые польские пленные под Арнемом. Польские части (1-я парашютная бригада) уча- ствовали в высадке английского воздушного десанта. На фото польский командир, под- полковник, беседует с командиром батальона германской пехоты Пленный английский парашютист Арнем: первые пленные — бойцы 1-й английской воздушно-десантной дивизии
Перед танковым сражением в Тебурбе, Африка. Нет ни дерева, ни даже куста, чтобы укрыться от низколетящих самолетов противника. Эти передвижения войск служили только для отвлечения внимания противника от истинных планов немцев. На заднем плане мы видим отроги Атласских гор Тунис. Итальянские сол- даты у знаменитого рим- ского акведука у Сиди- эль-Бабеса Прогулка по арабскому кварталу Туниса частич- но удовлетворяет не- укротимое желание немцев проникнуть в таинства Востока. С широко открытыми гла- зами и взволнованными сердцами входят пехо- тинцы в мир романтики
Надгробный памятник на могиле марабу- та (мусульманский монах-воин в средне- вековой Северной Африке. — Пер.) в пустыне Тяжелая артиллерия под Тобруком
Солдатам германского Африканского корпуса под командованием Лиса пустыни — фельдмаршала Роммеля удалось продвинуться почти до долины Нила. При Эль- Аламейне после марша протяженностью 2300 километров через пустыню, горные доро- ги, под яростно палящим солнцем, в двух часах езды от Александрии наступление Роммеля все же потерпело крах. Да иначе и быть не могло, ведь должного снабжения и пополнений не было, а в тылу германского Африканского корпуса в Алжире высадились американцы и англичане. О бойцах германского Африканского корпуса после окончания войны их прежние противники отзывались с большим уважением
Монастырь Монте-Кассино до его разру- шения Много недель защищала первая парашют- ная дивизия Монте-Кассино, где не оста- лось ни одного неповрежденного дома. Бои велись за каждое здание. Вонь от раз- лагающихся трупов была невыносимой, но вынести их из этого ада не было никакой возможности, поскольку обе стороны селения просматривались противником и находились под постоянным артиллерий- ским обстрелом Так выглядит теперь один из красивейших и ценнейших памятников западной культуры — Монте-Кассино
Каждый боец в Кассино знал этого ослика. День за днем он бегал между полуразрушен- ными домами, в подвалах которых засели друзья и враги. Чудо, но его не задело ни одним осколком. В него не стреляли ни британские, ни германские солдаты. Он стал своеобраз- ным символом, и, глядя на него, суровые воины не могли не вспомнить о своих лучших качествах. Когда ослик появлялся на дороге, никто не стрелял Так было в Кассино и Неттуно. Между германскими и британскими солдатами суще- ствовало молчаливое соглашение: если где-то стонал раненый, санитары с красными кре- стами могли его беспрепятственно вынести
Рим в руках немцев. Пленных итальянцев, сторонников режима Бадольо, уводят герман- ские парашютисты. На переднем плане горящий вражеский бронеавтомобиль На стадионе в Больцано в Итальянском Тироле интернированы разоруженные итальян- ские солдаты
Пехотинцы и мотоциклисты на марше в горах Балканского полуострова. Каменис- тая горная дорога представляет собой сер- пантин. Для помощи застрявшим транс- портным средствам готов тягач — чтобы движение шло без заторов Захват городских предместий. В палисад- нике засел пулеметчик. Боевая группа берет первых сербских пленных Горные стрелки прорвались через сильно укрепленную линию Метаксаса и наблю- дают с горы за действиями танковой диви- зии, атакующей Салоники. В Вербное вос- кресенье 1940 г. начался штурм линии Метаксаса на греко-албанской границе. Уже через два дня в результате ожесточен- ных боев па хорошо укрепленных оборо- нительных позициях, расположенных на высоте 1000 метров, сильное сопротивле- ние греков было сломлено Они впервые сошлись в бою друг с другом — английские и германские парашютисты
Бойцы парашютно-десантного отряда после освобождения ими Муссолини Вскоре после приземления иа массиве Грап-Сассо-дТ1 талия для освобождения Муссолини Английские и гер- манские парашюти- сты выносят ране- ных. В 11еттуно все чаще побеждала че- ловечность. Англи- чане и немцы неред- ко помогали друг другу выносить ра- неных
Позиции на плацдарме перед Анцио— Неттуно Ни на одном театре военных действий, кроме Кассино, окопы не располагались так близко друг возле друга, как в Неттуно. Англичан и немцев разделяло 10—20 метров. Между ними рос густой кустарник, и борьба на этих выдвинутых вперед постах в основном представляла собой дуэль на ручных гранатах. 11оэтому окопы делали как можно более узкими На плацдарме у Неттуно германские гренадеры проходят мимо подбитого танка
/(ля подвижных войск не было препятствий. Уже в первые дни боев на юго-востоке тан- ковые и моторизованные соединения прорвали югославские пограничные укрепления и вторглись в глубь страны. Тем самым они разделили югославские и англо-греческие вооруженные силы Захваченный в ходе наступления на юго- востоке сербский танк Цель — Афины. Шоссейные дороги и мосты взорваны, дорогами для войск стали железнодорожные пути. Во главе герман- ской колонны, которая движется по желез- нодорожной линии, дозорный бронеавто- мобиль
Первая волна германских парашютистов была сброшена на Крите 20 мая 1941 г. в 7.30 утра. Затем последовало 12 дней ожесточенных боев. 2 июня ОКБ передало: «Крит очи- щен от противника» 11ланср вскоре после приземления на Крите в первый день операции — 20 мая Этот парашютпст приземлился таким ори- гинальным образом 20 мая 1941 г. Вблизи критской каторжной тюрьмы
Тяжелый танк движется но наведенному саперами мосту через Дунай на болгарский берег Колонны одна за другой шли но бол- гарским мостам и шоссе к местам раз- вертывания войск Мотопехота с мотоциклистами во главе занимает важные опорные пункты в Болгарии
I la полярном фронте выпал снег Снежные туннели дли- ной 6,8 и 12 километров на имперском шоссе 50 в Северной Норвегии Лесная тропа на юге Лапландии
Посещение кафедрального собора в Смоленске — событие в жизни многих солдат Типичные русские крестьянские дома
С аперы продвигаются в глубь территории противника Утро 22 ИЮНЯ 1941 Г. Под прикрытием артиллерийского огня передовые отряды герман- ской пехоты во многих местах переправились на надувных лодках через пограничные реки Советского Союза. С плацдармов за Неманом, Западным Бугом и Днестром они начали продвижение в глубь этой страны
Очень недовольным был этот советский старший лейтенант, вынужденный сдаться в плен германским разведчикам В Латвии на пункте первой медицинской помощи. Забота о раненых советских бой- цах была для германских санитаров естественным проявлением гуманности, хотя эти плениыс довольно часто не выка- зывали никакого уважения к Красному Кресту. (Из примерно 2,5 млн советских воинов, попавших в немецкий плен в 1941 г., большая часть погибла от голода, болезней, а осенью — от холода. — Ред.) В Краснодаре русские при отступлении подожгли емкости с нефтепродуктами, а высо- копродуктивные скважины у Майкопа залили цементом. Зачищать промышленный район от арьергардов противника приходилось с оружием в руках
Вокруг советской столицы были созданы оборонительные рубежи, где в окопах защища- ли Москву поспешно собранные формирования московских рабочих, которые приноси- ли себя в жертву, пока из Сибири и советского Дальнего Востока стягивались элитные дивизии. А затем неожиданное наступление жестоких морозов приостановило герман- ское наступление. Потери советского