Text
                    энциклопедия коллекционера
А. А. Щелоков
Увлекательная
ГЕРАЛЬДИКА
ФАКТЫ, ЛЕГЕНДЫ, ОТКРЫТИЯ
В МИРЕ ГЕРБОВ И НАГРАД
Москва. «ЭКСМО», 2006


УДК 929.6 ББК63.2 Щ46 Идея оформления серии С. Ляха Щелоков А. А. Щ 46 Увлекательная геральдика Факты, легенды, открытия в мире гербов и наград / А А. Щелоков. — М.: Эксмо, 2006. 352 с: ил. (Энциклопедия заядлого коллекционера.) ISBN 5-699-I8634 4 Мы порой даже не замечаем, что живем и мире знаков и символов. Они встречаются нам на каждом шагу, помогают ориентироваться в незн а- комых городах, на автомобильных трассах, в новом обществе... Но что мы знаем о них? Когда и как возникли гербы государств? Что они означали в момент создания и как это соотносится с современными реалиями? Когда и кем были утверждены старинные ордена? Кому и за какие заслуги вру - чались? И, наконец, сколько они стоят? Можно ли их заполучить в свою коллекцию'' 3ia кипы А А. Щелокова содержит ответы на множество вопросов, с иишмных t исюрией знаков отличия. По сути, перед нами — настоящий иупимшитль по миру гербов и наград, предназначенный как для заядлых ко 11гкционсрон, мк и для людей, интересующихся мировой историей и кулмурой УДК 929.6 ББК 63.2 Ответственный редактор Н. Дубенюк, Редактор И. Матюшкин Художественный редактор С. Лях, Технический редактор О. Куликова Компьютерная верстка ? Кумшаева, Корректор Н. Понкратова ООО «Издательство «Эксмо» 127299, Москва, ул. Клары Цеткин, д. 18/5. Тел.: 411 68 86,956-39-21. Home page: www.eksmo.ru E-mait- info9eksmo.ru Подписано в печать 25 10 2006 Формат 84x108 /22- Гарнитура «Тайме » Печать офсетная Бумага тип Уел пнч л 18,48 Тираж 5000 «з Jjkui4U4/ Отпечатано ( чпемроннмх н(к инчши и1Д*инщ.г turf ОАО Твв(и кой |Ю'!И1 ряфичш кий кпмОии It I /l"H)M t ftm|)ii, up т Ленина, 5 Минфин DН/Л44 V 04 44 •№ 14 Ьмпфин/фим DН?2L4 42-15 Нснпр "Пия www tvetpk hi <ппк|роммян Mima (I mall) *wl#»b(g»tverpk.ru I ISBN 5 694 1НЫ4 4 С <>()<) .Ииютельство «Эксмо», 2006
Введение Мы порой даже не замечаем, что живем в мире знаков и символов. Они встречаются на каждом шагу, помогают нам правильно ориентироваться в незнакомом обществе, в толчее городов, на автомобильных трассах... Возьмем хотя бы цветовую символику. Красный и синий — цвета спортивного общества ЦСКА. Красный и белый — у «Спартака». Белый и голубой — у «Динамо». Все- со один цвет из двух отличает каждую команду от последующей, но этого уже достаточно, чтобы разделить людей на своих и чужих, на противников и союзников. Выбирая символ или эмблему, люди часто напрямую связывают свой выбор с той <1деей, которую они считают для себя главной. Молодой человек с наголо выбритой головой, в черной рубашке и обуви военного образца в любой стране Европы воспринимается как «скинхед» — бритоголовый — последователь гитлеровского фашизма. «Знаки и символы управляют миром — а не слово и не закон», — эту мысль высказал китайский философ Конфуций, живший где-то в VI—V вв. до нашей эры. Мудрость такой мысли трудно оспорить. Многие знаки и символы, нас окружающие, мы воспринимаем на уровне подсознания и не всегда задумываемся, когда и по какой причине они появились в том или ином месте. Именно так автомо-
А. А. Щелоков билисты «видят» дорожную разметку и знаки. Однако во имя нашей собственной безопасности нас учат понимать символику магистралей и обращать на нее внимание. К сожалению, множеству других символов, окружающих нас, мы иногда не придаем никакого значения. Подумаешь, какой-то там рисунок! Что от него зависит? Однако в свое время с изображения свастики начался фашизм. Образ черной кошки когда-то явился эмблемой бандитизма. Может, все-таки стоит задуматься о значении символов ? Тот, кто дочитает книгу до конца, сумеет самостоятельно понимать тонкости геральдики и отвечать себе, к примеру, на такие вопросы: 1) В какой мере мы в повседневной жизни задумываемся над содержанием символов, которые нас окружают? Надо ли придавать им значение, верить в их воздействие на нашу жизнь? 2) Есть ли в современной России государственные символы, свидетельствующие о демократичности нашего государства? Подчеркивают ли они многонациональный характер нашей державы, зовут ли к утверждению гражданского, светского общества? 3) Можно ли назвать «возвращением к прошлому» тотальное восстановление монархической символики? Что такое традиции — атрибуты прошлого, «дарованные» обществу законодательными актами, или символы, привычки, обычаи, живущие в нашем сознании как семейные и общественные ценности? 4) Почему в нашей стране государственные символы и знаки учреждаются властью без учета общественного мнения? 5) Помогает ли современная государственная российская символика общественному единению или в ней заложены основания для будущего раскола? 6) Наше безразличие в отношении к чужеродным символам — это следствие нашей малообразованности, гражданской пассивности или страха перед властью?
ГЕРАЛЬДИКА НЕ НАУКА, НО КОЕ-ЧТО ЗНАТЬ О НЕЙ СЛЕДУЕТ В одном из своих номеров 2005 года столичная газета «Московский комсомолец» опубликовала заметку с красноречивым заголовком: «На голову подмосковного герба наденут корону». Заметка сообщала: «Императорская корона украсит герб Московской об- икти. Соответствующее изменение в действующее законодательство внесли депутаты Мособлдумы. Как стало известно «МК», изображение коронованного гербового щита будет воспроизводиться на бланках документов региона, в залах заседаний представителей исполнительной нласти и др. Кроме того, композицию дополнят три ленты ордена Ленина, которыми Московская область награждалась в 1934, 1956 и 1966 годах. Таким обра- юм, при разработке полной версии герба региона соблюдено главное правило геральдики — принцип исторической преемственности». Заметку дополняет рисунок нового варианта герба.
А. А. Щелоков В последние годы в России «герботворчество» стало одним из любимых занятий центральной, и региональных властей. Похоже, что без герба в наши дни стало просто невозможно обходиться городам, областям и даже поселкам. Недавно в одном из уральских городов представители местной власти отвергли проект городского герба, предложенный художником, знатоком правил классической средневековой геральдики. Мотив отказа: консерватизм герба, дух которого не соответствует реалиям жизни современного индустриального центра. Заказчиков насторожила архаическая конструкция проекта, выстроенная по классическим образцам трехвековой давности. Обиженный творец герба в ответ заявил, что геральдика не терпит перемен, что она может быть только такой, какой ее создали много веков назад, что нет ни советской геральдики, ни другой иной, поскольку чуждые веяния не вписываются в каноны, освященные веками. «Герб, — заявил художник, — должен соответствовать только законам геральдики, а не духу времени». В этом высказывании в концентрированном виде отразилась позиция тех историков, которые после распада советской государственной системы, следуя политическому заказу, настояли на отказе от современной демократической символики и на возвращении к монархической. При этом обществу объясняется, что таковы (ни больше ни меньше) требования исторической науки. «Геральдика есть в традиционном, классическом понимании наука о гербах — о правилах их составления и описания...» Эта фраза, опубликованная в «Геральдическом сборнике» Федеральной пограничной службы России, четко и однозначно формулирует видение действительности теми, кто сегодня сочиняет для страны, ее армии и самого общества государственную символику. Я прекрасно понимаю, какое возмущение в среде ученых историков вызовет утверждение о том, что история — это не наука, а всего лишь система знаний о про- О
Увлекательная геральдика in лом. Знаний, которые накоплены в процессе цивилизации, уложены в рамки условной календарной датировки и ( уОъективно толкуются в соответствии с «духом времени» п разных политических и личных целях. История — не наука уже потому, что под ее выводы ш'лыя подвести доказательную математическую и прове- рпчную базу. Формулу ускорения m/s2 вольно не истолкуешь и не отменишь. Точность ее проверена ракетными и космическими полетами. Пользуясь этой формулой, баллистики готовят и осуществляют полеты к Луне, к самым далеким планетам Солнечной системы, и ни разу не возникало сомнений в научной точности их расчета. В то же мремя верхом сенсационного открытия в современной российской исторической «науке» стала новая хронология Фоменко. А уж тем более нельзя называть геральдику важной частью исторической науки. Гербоведение — всего лишь hi помогательная историческая дисциплина, как нумизматка, сфрагистика, вексикология. Факты истории объективны, а вот их толкование пол- 11остью зависит от взглядов и убеждений толкователя. Один и 1 моих преподавателей военной истории был доктором и даже членом-корреспондентом Академии наук. Он защитил диссертацию «Сталин — величайший полководец псех времен и народов». И никто в те годы не посмел высказаться против его посылок, доказательств и выводов. Если и были при защите этой диссертации замечания оппонентов, то только о том, что можно тему разработать глубже и показать полководческий талант Сталина еще ярче. Толкование истории всегда имеет идеологические корпи. Занимает ли историк должность, оплачиваемую государством или нет, он во всех случаях обслуживает чьи-то интересы, И уж тем более не науке, не идее, а политике ( лужат чиновники с высокими учеными званиями историков, в том числе те, которые занимаются государственной геральдикой. Как иначе объяснить, что в век компью-
А. А. Щелоков теров, Интернета, атомной энергии, космических полетов в государстве Российском, по Конституции являющимся демократическим, правовым с республиканской формой правления, дипломированные ученые доказывают, что такое государство может и должен символизировать двуглавый монархический орел под коронами? Еще смешнее, если не просто хуже, другое. Свобода предпринимательства открыла в стране шлюзы для разных методов шарлатанского выкачивания денег из карманов доверчивых и тщеславных сограждан. В XXI веке в стране, до недавних пор считавшейся образованной и атеистической, махровым цветом расцвели практикующие колдуны из Черной Африки, шаманы из Заполярной тундры, народные целительницы, снимающие «порчу», «сглаз», «венец безбрачия»; астрологи, по заказу составляющие индивидуальные гороскопы, и специалисты геральдической «науки»(!), за солидную плату занимающиеся созданием личных гербов. В одном из объявлений о подобной услуге так и написано: «ВСЕРОССИЙСКОЕ ГЕРАЛЬДИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО. РАЗРАБОТКА И РЕГИСТРАЦИЯ ФАМИЛЬНЫХ ГЕРБОВ В ГЕРБОВОМ МАТРИКУЛЕ». Учитывая интерес к теме и раздувая его, в России за последнее время в несколько раз больше, чем за все годы советской власти, издано книг, посвященных геральдике, эмблемам, российским и международным символам. Однако большинство работ, написанных добросовестно и со знанием дела, посвящено обсуждению деталей, правил и канонов гербоведения, которые интересны весьма узкому кругу людей, занимающихся этой отраслью истории. Еще в 1722 году в книге «Система геральдики» гербо- вед Александр Нибет писал, что знание геральдики необходимо для каждого дворянина. Необходимо для того, чтобы понимать смысл родовых гербов, доставшихся по наследству, и гордиться ими. Для тех времен совет автора был весьма полезен. К сожалению, почти в том же тоне пишут о геральдике и со-
Увлекательная геральдика hjii н'ммые авторы. Они старательно объясняют, как бу- i i им 1ываться геральдический щит, если его перечерк- н it цпотной полосой поперек, и каким его название ста- |ц i при перечеркивании сверху вниз. С особой настойчи- niii п.ю объясняется, какие сочетания цветов можно счи- ыit. иконными, а какие нет. Кот для примера рассуждения одного из крупных рос- • пне ких специалистов по геральдике, опубликованные в популярном научном журнале: «Во время московских Олимпийских игр было выпущена множество сувениров с изображением эмблемы игр — мишки. Его помещали на самые разные цветовые фоны, tiiiquMO, забыв, что цветовая гамма в олимпийской симво- итс наделена четким смыслом. Каждое из пяти цветных ммсц означает определенную часть света: голубой — Европу, желтый — Азию, зеленый — Австралию, черный — \фрику, красный — Америку. Таким образом, фоном для мтики должен был служить цвет, символизирующий ме- i то проведения Олимпиады». Автор-геральдист искренне уверен, что при определении цветового решения олимпийских талисманов и суве- 11 и ров организаторы Игр должны исходить из правил геральдики. А это не так. Правила МОК — Международного олимпийского комитета — регламентируют только цвета колец олимпийского символа, но ни в малейшей мере не ограничивают свободу творчества производителей сувениров, расцветку значков и спортивных флагов. Выпуск id кой продукции — это одна из форм коммерческой дея- и'льности в период Игр, а в этой сфере действуют законы рынка, но не геральдики. Мы живем в веке цифровых технологий, и надо ясно понимать, что классическая геральдика сегодня не может претендовать на роль законодателя по созданию гербов i осударств, эмблем и символики. Мир велик и многообра- и'н. У него нет необходимости прислушиваться к средне- исковой мудрости европейского рыцарства и уж тем более следовать ей. Более того, ни у кого из нас нет ни одно- О
А. А. Щелоков го шанса встретить в городе или на сельской дороге конного рыцаря в латах и пытаться по гербу на щите узнать, настроен он к вам дружественно или нет. Поэтому данная книга в первую очередь рассчитана на тех, кто интересуется не правилами, которые регламентируют создание государственных, региональных и личных гербов, а поучительными историями, занимательными, курьезными случаями, связанными с геральдикой. Интересной она может оказаться и для людей, неравнодушных к военной геральдике и эмблематике. Особенно, если учесть, что этой темы в популярных изданиях касаются не очень часто. Итак, начнем с выяснения того, как родилась геральдика, кому и зачем она служила. РЫЦАРИ, ГЕРОЛЬДЫ, ТУРНИРЫ Судя по тиражам, которыми в нашей стране выпускался роман Вальтера Скотта «Айвенго», его читали многие. Впервые эта книга увидела свет в 1819 году, и вот уже много лет ею увлекаются любители художественной литературы. В этом мало удивительного. Вальтер Скотт — певец рыцарской чести и доблести. В его романах слышится звон мечей, треск ломающихся копий, в них благородные люди сражаются за справедливость, переносят тяжелые испытания, но в конце концов побеждают зло. По-своему воспел рыцарство Мигель де Сервантес Сааведра в знаменитом романе «Хитроумный идальго Дон Кихот Ла- манчский». Рыцари в XII—XIV веках в раздробленных княжествах и королевствах Западной и Центральной Европы составляли узкий, замкнутый и привилегированный социальный слой. Взаимоотношения внутри рыцарского сословия строились на вассалитете — строгой подчиненности своему сеньору. Главной обязанностью вассала-рыцаря было несение за свой счет военной службы своему госпо-
Увлекательная геральдика дину. Рыцарь приобретал боевого коня и вооружение — щит, меч, копье, латы, приносил присягу сеньору, получал право участвовать в турнирах и вести поединки. Первоначально рыцарем мог стать каждый человек, имевший склонность к военному делу и готовый служить в ополчении своего сеньора. Тогда еще рыцари делились на свободных и министриалов, то есть непрофессиональных вояк, набиравшихся в дружину сеньора из его дворни. Однако со временем правила стали ужесточаться, и в 1156 году Фридрих I запретил крестьянам носить копье и меч. Даже купцы лишились права ходить подпоясанными мечом. Они могли только возить его с собой, притороченным к седлу. Для того чтобы вызвать соперника на вооруженный поединок, бросающему вызов предстояло доказать свое рыцарское происхождение, а по саксонскому закону у истинного рыцаря рыцарями должны быть отец и дед. Постепенно рыцарство все более выделялось в приви- логированное вооруженное сословие, имевшее целый ряд преимуществ и льгот. В Англии правом посвящения в рыцари обладали только монархи, что являлось важной прерогативой короля. Были разработаны правила такого посвящения, которые соблюдались с большой точностью. В 791 году Карл Великий торжественно опоясал 13-летнего сына Людовика мечом, а в 883 году — 15-летнего Карла. Это положило начало традиции посвящения в рыцари, к<ж в члены воинского сословия. Называлась церемония шалеть воинский пояс» (cinqulum militare). В обряд посвящения входило вручение оружия, подвя- и.шание шпор, облачение в кольчугу и шлем. В конце обряда новый рыцарь должен был вскочить на коня, не ка- ( аясь стремян, проскакать галопом и поразить копьем не- « колько мишеней, закрепленных на столбах. В кодекс рыцарской верности включалось исполнение христианских обязанностей служению богу, своему фео-
А. А. Щелоков далу и справедливости. Естественно, в обряде посвящения рыцарей принимали участие и священнослужители. По епископскому обряднику Гийома Дюрана епископ после обедни благословлял меч, который клали обнаженным на жертвенник, затем вкладывал его в руку посвящаемого в рыцари. Когда тот опускал оружие в ножны, епископ со словами «да будут опоясаны чресла твои мечом» сам затягивал пояс рыцаря. Старые рыцари повязывали новому шпоры и вручали ему знамя. Получивший звание юноша становился оруженосцем и лишь спустя какое-то время, проявив себя доблестным и верным своему феодалу, мог стать полноправным рыцарем, получить гербовые знаки и право участвовать в турнирах. Вот описанный Вальтером Скоттом в романе «Айвенго» рыцарский турнир. Он состоялся в конце далекого для нас XII века в Англии на опушке большого леса, на расстоянии одной мили от города Ашби. Место ожидаемых состязаний представляло великолепное зрелище. Покатые галереи были заполнены родовитыми, знатными и богатыми зрителями; разнообразные цвета одежды создавали впечатление веселой пестроты, составляли приятный контраст с темными и тусклыми оттенками платьев солидных горожан и йоменов, которые, толпясь ниже галерей вдоль ограды, образовывали как бы темную кайму, еще резче оттенявшую блеск и пышность верхних рядов. Герольды закончили чтение правил обычными возгласами: «Щедрость, щедрость, доблестные рыцари!» В ответ на их призывы со всех галерей посыпались золотые и серебряные монеты. Герольды вели летопись турниров, и рыцари не жалели денег для историков своих подвигов. В благодарность за полученные дары герольды восклицали: «Любовь к дамам! Смерть противникам! Честь великодушию! Слава храброму!» Зрители попроще присоединяли к возгласам свои радостные клики, между тем трубачи оглашали воздух воинственными звуками. Когда стих весь ©
Увлекательная геральдика Hoi шум, герольды блистательной вереницей покинули .фену. Одни лишь маршалы, в полном боевом вооружении, верхом на закованных в панцири конях, неподвижно, как статуи, стояли у ворот по обоим концам поля. Турнир начался поединком пяти рыцарей против пяти других. Затем схватки следовали одна за другой, и стало очевидным, что победителем из них неизменно выходит некий рыцарь Бриан де Буагильбер из ордена храмовников. Он легко разделывался со всеми, кто пытался противопоставить ему свою силу и ловкость. Казалось, зрителей уже ничто интересное не ожидает. И вдруг... После того как музыканты еще раз сыграли какой-то марш, на северном конце арены из-за ограды послышался звук одинокой трубы, означавший вызов. Все взоры обратились в 17 сторону, чтобы посмотреть, кто этот новый рыцарь, возместивший о своем прибытии. Ворота поспешили отпереть, и он въехал на ристалище. Насколько можно судить о человеке, закованном в боевые доспехи, новый боец был немногим выше среднего роста и скорее хрупкого, чем крепкого телосложения. На нем был стальной панцирь с богатой золотой насечкой; i ерб на его щите изображал молодой дуб, вырванный с корнем; под ним шла надпись на испанском языке, означавшая «лишенный наследства». Ехал он на превосходном нороном коне. Проезжая вдоль галерей, он изящным движением склонил копье, приветствуя принца и дам. К удивлению зрителей турнира, новый рыцарь вызвал мл смертный бой грозного храмовника — де Буагильбера. 1от, готовясь к бою, приказал подать себе свежего коня, с ильного и резвого, выбрал новое копье и переменил щит, который повредил в предыдущих стычках. На первом щите у него была обычная эмблема храме шников — двое рыцарей, едущих на одной лошади. Предполагалось, что она олицетворяет смирение и бедность. 1 Iti самом же деле, что было хорошо известно всем, рыцари Храма Христова отличались надменностью и корыстолюбием. На новом щите де Буагильбера оказался изобра- О
А. А. Щелоков женным ворон, который держал в когтях череп, а под ним виднелась надпись: «Берегись ворона». Как помнят читатели книги, рыцарь Лишенный Наследства в честном бою опрокинул храмовника наземь. Затем ему пришлось сражаться с другим бойцом — Фрон де Бефом, громадным богатырем в черной броне и с белым щитом, на котором красовался рисунок бычьей головы и чернела надпись: «Берегись, вот я». Над ним рыцарь Лишенный Наследства также одержал победу. Внимательный читатель уже наверняка отметил особую роль герольдов в организации и проведении рыцарского турнира. Они выступали распорядителями схваток, были знатоками правил рыцарской чести, законов турнирных боев. Но главное — герольды слыли специалистами в конструировании новых гербов и умело трактовали смысл старых, ранее созданных. Именно от герольдов новая для тех времен дисциплина получила название геральдики. Но для чего вдруг понадобились гербы? Какую роль они играли в жизни рыцарей? Не сомневаюсь, старинное рыцарское снаряжение — латы, панцири, шлемы с подвижными забралами, двуручные мечи, копья и щиты — видели многие. Сегодня такие предметы предстают перед нами как атрибуты сказочных героев. Тех, что скитались по свету в поисках красавиц, которых требовалось спасти от кровожадного дракона, выползающего на берег из озерной пучины. Или чтобы освободить бедных селян от какого-нибудь зловредного Соловья-разбойника, не дававшего проходу людям по торным дорогам. Но доспехи — это далеко не сказочные предметы, а честные свидетели жестокой суровости минувших веков, когда только латы, меч и щит обеспечивали человеку возможность ездить по стране без особой опаски. Разбойники из лесов, расположенных рядом с городами, бродяги, промышлявшие грабежами и разбоем, увидев вооруженного рыцаря, старались уйти с его дороги. А если одному О
Увлекательная геральдика пояке на узкой лесной тропе встречался другой такой же рыцарь — гремевший доспехами и державший руку на >фесе меча, что тогда? Как можно было узнать, кто он? Свой или боец из лагеря противников, с которыми при встрече необходимо биться до полной победы? Вот тут-то и требовались символы, которые бы отличали один рыцарский клан от другого. Такие знаки и стали рисовать на щите — единственном месте, оказавшемся наиболее удобным для размещения знаков боевой символики. Размеры щита ко всему позволяли делать рисунки гербов крупными, видными с далекого расстояния. Объединения рыцарей, служивших одному сеньору, именовались орденом. Во множественном числе слово произносится как «ордены». Об этом стоит помнить, поскольку ордена — это наградные знаки, а ордены — монаше- с кие и рыцарские организации. Есть разница, верно? Каждый, кто смотрел кинофильм «Александр Невский», легко вспомнит о Тевтонском ордене, члены которого нам более известны под названием «псов-рыцарей». Объединявшим их символом служил широкий черный крест на белом поле. Позже символ тевтонов был увековечен в высшей награде Пруссии и Германии — в ордене Железного креста. Столь же хорошо известен орден иоаннитов, или госпитальеров. В романе «Айвенго» увековечены надменность, властность и жестокость рыцарей христианского ордена храмовников, иначе тамплиеров (temple — по-английски значит «храм»). Мы даже узнали об их гербе — о двух рыцарях, едущих на одной лошади. Ордены с большой строгостью следили за тем, как их рыцари ведут себя в сражениях. Проверками отваги и смелости становились регулярно проводившиеся турниры. 1 Id них бились с полной силой и беспощадностью. Каждая (тычка была связана с огромным риском для здоровья и Л<!же жизни. Упасть с коня от мощного удара копьем — удовольствие небольшое. Сломанные шеи, руки и ноги были постоянными спутниками таких схваток.
А. А. Щелоков Рыцаря, дрогнувшего на поле боя, оставившего без приказа место сражения, ждало строгое наказание. Провинившегося выводили на эшафот — своего рода сцену, которую для подобного рода экзекуций сооружали на центральных площадях городов. Затем на глазах толпы простолюдинов палачи разбивали молотами доспехи наказуемого, ломали его меч, а со щита сдирали или стирали герб. Затем бывшего рыцаря привязывали к хвосту его собственного коня и волокли по городу на потеху зевакам. Герольд, следовавший за процессией, громогласно объявлял о проступке рыцаря и поносил его последними словами. Поскольку граждане городов обычно терпели от рыцарей немало притеснений, то поверженного в прах представителя этой профессии они буквально заплевывали. Следующим актом уничижительной церемонии было «погребение». Рыцаря, подвергавшегося изгнанию из ордена, «отпевали» священнослужители. При этом церемония велась не по каноническому обряду, который предназначен для покойников, отправлявшихся в христианский рай, а по специальному сценарию. Над «усопшим», даже если тот был жив, читались стихи от шестого по пятнадцатый сто восьмого псалма: «Поставь над ним нечестивого, и диавол да станет одесную его. Когда будет судиться, да выйдет виновным, и молитва его да будет во грех. Да будут дни его кратки, и достоинство его да возьмет другой. Дети его да будут сиротами, и жена его — вдовою. Да скитаются дети его и нищенствуют, и просят хлеба из развалин своих. Да захватит заимодавец все, что есть у него, и чужие да расхитят труд его. Да не будет сострадающего ему; да не будет милующего сирот его; Да будет потомство его на погибель, и да изгладится имя их в следующем роде. е
Увлекательная геральдика Да будет воспомянуто пред Господом беззаконие отцов его, и грех матери его да не изгладится. Да будут они всегда в очах Господа, и да истребит Он память их на земле...» Нетрудно представить, как выглядел бывший рыцарь после такого «погребения» в глазах сограждан и тех, кто еще недавно являлся его товарищем. Во время обряда «погребения» у герольда, который представлял на казни рыцарский орден, трижды спрашивали имя рыцаря, которого «отпевали». И три раза герольд отвечал, что имя человека, опозорившего себя, ни ему, ни ордену неизвестно. После «отпевания» на голову наказуемого выливали чашу теплой воды, затем сводили его с эшафота на веревке... Для ордена человек был мертв, для дворянства — с позором вычеркнут из рода, для церкви — проклят перед богом. Надо ли объяснять, почему рыцари предпочитали пасть в схватке, чем быть отпетыми заживо? Тот, кто чувствовал за собой слабость, не обладал безрассудством и яростью, готовностью драться по поводу и без повода, рыцарем себя объявить не смел. Щит в жизни рыцарей, в том числе и русских ратников, играл весьма важную роль. Вспомним: по преданию, князь Святослав прибил свой щит над вратами Царьграда. Собираясь на войну, русские говорили, что «ставят щит против». Выражение «стоять за щитами» означало, что войско выстроилось в боевой порядок. Слова «взяти на щит» у русичей означали военную добычу. «Русичи великие поля червлеными щитами перегородиша», — писал летописец, рассказывая о приготовлениях к битве. Слова «вернуться со щитом» — равносильны выражению «вернуться с победой». «Вернуться на щите» — пасть в бою. Вот почему в ряде случаев наказание рыцарей за не очень тяжкие проступки сводилось к опорочиванию их О
А. А. Щелоков щитов. В некоторых случаях у них срезался правый угол, в других — нижняя часть. Исторические хроники зафиксировали случай, когда французский король Людовик Святой A214—1270) повелел рыцарю Жану д'Авену, который оскорбил свою мать, стереть у изображенного на щите льва язык и когти. Сегодня о таких случаях мало кто знает. И неудивительно. Ведь без малого двести лет назад автор «Айвенго» уже имел возможность с сожалением сказать: «Рыцарей нет, На оружии — ржавчины след, Души воинов покинули свет. Их гербы без следа исчезли со стен замков, да и сами замки превратились в зеленые холмы и жалкие развалины. Там, где их знали когда-то, теперь не помнят — нет! Много поколений сменилось, и было забыто о том самом краю, где царили могущественные властелины. Какое дело читателю до тех имен и рыцарских гербов!» Скорбь Вальтера Скотта, певца рыцарской романтики, нам понятна. Но, поскольку мы отправились на экскурсию в прошлое за тайнами геральдики, вопреки сожалениям писателя, до старых гербов нам с вами дело есть. Но здесь стоит сказать еще несколько слов о герольдах, или, как их еще иногда называют, герольдмейстерах. В век расцвета рыцарства герольды составляли замкнутый клан, который строился по средневековым цеховым традициям. Попасть в этот узкий круг у человека со стороны не было никакой возможности, а тайны геральдики строго охранялись и были известны только избранным. Это делалось для того, чтобы герольды не утрачивали, а наоборот, приобретали все большее влияние и власть в рыцарском сообществе. Властью обычно обладают те, кто устанавливает правила и законы, а потом контролирует их исполнение. Герольды устанавливали правила, касавшиеся каждого рыцаря. Они, и только они, имели право разрабатывать рыцарские гербы, контролировать точность их оформле- О
Увлекательная геральдика ния по требованиям геральдики и определять, достоин ли тот или иной рыцарь права принимать участие в турнирах. Обряд выбора участников будущего сражения был разработан до мельчайших деталей. Каждый претендент должен был выдержать геральдическую проверку. Заключалась она в том, что их гербы проходили процедуру бла- зонирования (от немецкого blasen — трубить). Именно трубным звуком герольды привлекали внимание зрителей, когда объявляли о правильности гербов участников поединка. Теперь в геральдике слово «блазо- нирование» употребляется в смысле толкования гербов, разъяснения символов, эмблем, девизов и других геральдических премудростей. Чтобы сохранять свои исключительные права на понимание смысла рыцарских гербов, герольды разработали очень строгие правила блазонирования, исключавшие возможность такого занятия для посторонних. В наше время, стремясь обосновать незыблемость правил геральдики, специалисты, которые занимаются этой дисциплиной, подвергают критике любое бытовое толкование смысла гербов и противопоставляют его «научному». Вот, на мой взгляд, не столько серьезная, сколько забавная цитата из «Словаря международной символики и эмблематики», доказывающая «неправильность» описания республиканского герба, которое давала Конституция РСФСР. Цитирую: Статья 180 Конституции РСФСР 1977 года Государственный герб РСФСР представляет собой изображение серпа и молота на красном фоне в лучах солнца, в обрамлении колосьев, с надписью «РСФСР» и «Пролетарии всех стран, соединяйтесь! В верхней части герба — пятиконечная звезда. Правильное (блазонное) описание В красном поле фигурного щита золотые серп и молот, скрещенные в лучах восходящего солнца. В главе щита буквенное изображение прямым черным шрифтом «РСФСР». Щит обрамлен семью золотыми колосьями с каждой стороны — 2:2:1:1. В красной девизной ленте под щитом девиз: Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» В навер- шии герба — красная пятиконечная, окаймленная золотой каймой звезда.
А. А. Щелоков А это сам герб, который якобы был «неверно» описан в Основном Законе Российской Федерации. Каждый имеет право на частное мнение о законе, но закон не обязан учитывать каждое частное мнение знатока средневековой геральдики. Отстаивая обязательность соблюдения правил блазони- рования, автор «Словаря» отказывается от признания многообразия мира символов и знаков, который не подвластен канонам европейской геральдики. И именно это многообразие символики вызывает возмущение «специалиста». Читаем: «Иногда же существенные отклонения от правил гер- ботворчества наблюдаются и в государственных гербах, особенно у стран Азии, где существовал и существует свой мир символов и эмблем, зачастую весьма далекий от европейского, и, главное, где сложились свои представления о гербовой структуре. Так, например, государственный герб Непала не имеет щита, обладает смешанным раду- гоподобным цветом, состоит из таких элементов, которые не поддаются определению как геральдические фигуры, ибо фактически являют собой некие «картинки» (горы, текущая река, сельский храм-часовня под сенью дерева), выдержанные в естественном, а не в условном стиле». Между прочим, выражая непальским властям от имени европейской геральдики предупреждение о неполном служебном соответствии, автор знает, но умалчивает о том, что наибольшее число «картинок» принадлежит гербам («печатям») отдельных штатов США. А это для примера три «неправильных» государственных герба стран, не признающих геральдических щитов и других условий европейской геральдики.
Увлекательная геральдика 2 - - 3 1. Лаос. 2. Япония 3. Саудовская Аравия Тем не менее, чтобы разобраться в канонах классической европейской геральдики, нам стоит познакомиться с некоторыми правилами этого ремесла ритуальных услуг. ЯЗЫК ГЕРАЛЬДИКИ Чтобы научиться читать, люди изучают азбуку. Для понимания языка гербов надо овладеть азбукой геральдики, знать множество символов, которые на гербе становятся звучащими. Странствующий рыцарь, заметив издалека едущего ему навстречу всадника, первым делом обращал внимание на его плащ и щит, чтобы по нанесенным на них знакам определить, придется иметь дело с союзником, нейтральным встречным или противником, с которым, чтобы не прослыть трусом, придется схватиться в открытой стычке. Рыцарские времена ушли в историю, но щит, тем не менее, сохранил место в геральдике, оставшись основой классических гербов. За многовековую историю человечество изобрело и на практике использовало великое множество форм й конструкций щитов. Войско в каждой стране имело щиты собственной конструкции и конфигурации, которые во многом определялись материалами, требованиями заказчика,
А. А. Щелоков военными традициями и, наконец, пристрастием мастеров. По сим причинам гербы, родившиеся в, разных странах, расположены на щитах разной формы. Допустив такие различия, геральдика упорядочила дело и каждому виду щитов дала собственные названия, под которыми они вошли в практику. Не надо быть провидцем, чтобы угадать основные принципы наименования щитов. Часть из них связана со странами, где щиты такой формы родились, другая же получила названия по своей конфигурации. По традиции в России гербы губерний, городов, уездов и даже отдельных «царств», включавшихся в империю, рисовались на так называемом французском щите, хотя исконный славянский щит имел совершенно иную форму. Любые изображения, наносимые на щит и входящие в состав герба, называются фигурами. В реальных условиях на боевых доспехах их рисовали красками разных цветов, а при оформлении гербов королевских и дворянских, то есть тех, которые предназначались для представительских целей, применялись драгоценные металлы, горячие и холодные цветные эмали — финифти, а также дорогие меха. При этом каждая составляющая часть геральдических фигур имеет свое, точно предусмотренное правилами значение. Таким образом, любой, самый незначительный элемент герба работает на его общую идею, играет отведенную ему роль. золото ГЕРАЛЬДИЧЕСКИЕ МЕТАЛЛЫ — ЗОЛОТО И СЕРЕБРО Золото в классической геральдике соотносится с Солнцем и с драгоценными камнями (с топазом). Олицетворяет богатство, власть, силу, верность, чистоту, постоянство. На цветных рисунках обозначается желтой краской либо позолотой. На черно-белых изображениях — точками.
Увлекательная геральдика Серебро каноны геральдики соотносят с Луной и жемчугом. Олицетворяет невинность, девственность, моральную чистоту. На цветных и черно-белых изображениях поле оставляется белым. серебро ГЕРАЛЬДИЧЕСКИЕ ФИНИФТИ (ИЛИ ПРОСТО — ЦВЕТА РАСКРАСКИ) Цвет красный, или по-старорусски — червленый, соотносится с планетой Марс и рубином. Символизирует храбрость, мужество, неустрашимость, отвагу. На цветных рисунках обозначается красной краской, на черно-белых — вертикальной штриховкой. Лазоревый или голубой. Геральдикой соотносится с Юпитером и сапфиром. Символизирует величие, красоту, ясность. На цветных гербах закрашивается голубым или синим цветом. На черно-белых — горизонтальной штриховкой. Зеленый. Соотносится с планетой Венерой и изумрудом. Символизирует изобилие, природный простор, надежду, свободу. Обозначается зеленым цветом или штриховкой, идущей по диагонали из левой верхней стороны щита вниз направо. Пурпурный, или багрец. Планета — Марс, камень — аметист. Символизирует достоинство, силу, могущество. Пурпур, смесь красного и фиолетового цветов. В черно- белом рисунке обозначается штриховкой — но диагонали. Штрихи идут из правой верхней части щита вниз налево. чермень (кроеный) лазурь (голубой) изумруд (зеленый)
А. А. Щелоков пурпур диамант (черный) Черный. Планета — Сатурн, камень — алмаз. Символизирует скромность, печаль, подвижничество. На черно-белых рисунках обозначается клетчатой штриховкой. Знать значение штриховки, символизирующей определенные краски, полезно, поскольку гербы и флаги государств далеко не во всех справочниках и энциклопедиях приводятся в цвете. Вот, к примеру, три государственных флага. Попробуйте сами определить, какой кому принадлежит. Для сведения: цвета флага Бельгии — черный, белый, красный; ФРГ — черный, красный, желтый; Франции — синий, белый, красный. ¦««•¦¦¦¦¦¦¦¦¦«•«¦¦¦¦¦¦¦¦ни ЗВЕЗДА И КРЕСТ Многие рекламные агентства, существующие в стране, принимают у граждан и учреждений заказы на платную рекламу. Это в духе времени и удивления вызвать не
Увлекательная геральдика может, удивительнее другое: написание восторженной статьи о сомнительном товаре по прейскуранту услуг ценится значительно дешевле, нежели подготовка материала, скрытно порочащего хороший товар. И это вполне объяснимо. За необъективную критику можно схлопотать разного рода неприятности. Писать похвалы удобнее. Издательство «Книжная палата» выпустила книгу «Государственные символы и награды Российской Федерации». Автор-составитель господин Ю.Л. Кушер сопроводил описание нового герба России восторженным комментарием. Читаешь и видишь, какое счастье обрушилось на россиян, когда демократическую советскую эмблематику многонационального государства новые власти заменили старой, монархической, с подчеркнутыми элементами превосходства православия над остальными конфессиями. Заодно Ю. Кушер изрядно потоптал символы, с которыми народы Советского Союза прошли Великую Отечественную войну, довели ее до Победы, сокрушили фашизм. Чем же не угодили господину Кушеру советские символы, зато вдруг оказался так близок и понятен двуглавый орел царской России? «Серп и молот, — пишет Кушер, — в советской символике дополнялись пятиконечной звездой — знаком столь же древним, сколь и противоречивым в своих значениях. Орел, как известно, существо дневное, солнечное. Его глаза могут не мигая смотреть на Солнце. Он по своей природе является символом Дня и Света. В Христианстве Орел считается символом Святого Иоанна, поскольку в полете он смотрит на «солнце славы». Но в 1917 г. державный полет Орла прекратился и государство встало под знак Звезды — символа Ночи». Прочитает такое человек, далекий от знаний современных геральдических реалий, и дрожь проберет до самых костей! Звезда — символ Ночи! Орел — символ Солнца!
А. А. Щелоков Стремление наших платных геральдистов угодить заказчику, выступающему от имени власти, часто превосходит пределы разумного. Чего только не напишешь, как не соврешь, выполняя социальный заказ. Вглядитесь в приведенный ниже герб. Геральдисты Соединенных Штатов Америки, должно быть, не имея точного представления о «противоречивости» символов, поместили над Орлом сразу 13 звезд — символов Тьмы! Более того, объясняя символику американского флага, Джордж Вашингтон говорил: «Мы взяли звезды с Небес; красный цвет означал страну, откуда мы приплыли; белые полосы на красном — символ того, что мы отсоединились от нее, а сами полосы должны символизировать свободу будущих поколений». Кстати, и в наше время на постсоветском пространстве, на просторах СНГ у составителей гербов промашка за промашкой! По одной звезде есть в гербах Республик Белоруссии и Казахстана. Пять звезд украшают герб Туркменистана, семь — Таджикистана. Если отдельно говорить о государственных флагах, то на американском уместилось 50 пятиконечных звезд. За ним следует флаг Бразилии, который украшают 23 звезды. Двенадцать звезд изображены на государственном флаге Узбекистана. Кольцо золотых звезд на голубом фоне — это флаг Европейского союза. Рекорд все же за старинным гербом Земли войска Черноморского, который был окружен зеленой каймой, а на ней размещено 59 золотых звездочек по числу казачьих станиц Черноморского войска. Может, никто толково, как нам господин Ю. Кушер,
Увлекательная геральдика не объяснил составителям этих гербов, что встали они под знак Звезды — символ Ночи? Что же на самом деле символизируют основные фигуры, употребляемые в европейской геральдике? Однозначно об этом говорить нельзя, поскольку мир настолько велик и разнообразен, что к одному и тому же предмету, животному, знаку в различных странах относятся по-разному, и в мифологии разных народов они играют разные роли. КРЕСТЫ Однажды в дружеской компании я попросил своих знакомых нарисовать крест. Несколько человек, взяв карандаши, без раздумий начертили пересечение двух линий — вертикальной и горизонтальной. Все правильно, это был крест. Но вот два приятеля (оба, кстати, коллекционеры, увлекающиеся историей, — один фалерист, другой нумизмат) предварительно попросили уточнить: «А какой крест рисовать?» Тому, кто сочтет вопрос странным, придется пояснить, что геральдика за многие столетия служения христианству, разработала множество разных форм крестов, не похожих друг на друга, хотя сам по себе крест далеко не есть порождение христианской религии. Этот знак еще до нашей эры был атрибутом богов Древнего Египта, Лссирии, Индии, Персии. Рисуя крест, американские индейцы обозначали им четыре стороны света и четыре главных ветра, а также человека с его духовными качест- иами. В языческих культах, связанных с поклонением Солнцу, крест или окружность с перекрещенными внутри ее диаметрами являлись солярными символами. Особой разновидностью креста стала свастика — «бе- |ущий», или «ломаный» крест. Этот знак родился не в i итлеровской Германии, а в Индии, задолго до появления
А. А. Щелоков Тибетский знак «юндэн», служивший в послереволюционные годы гербом-символом Калмыкии. Обратите внимание на буквы РСФСР, написанные кириллицей. нацизма, как исключительно солнечный, магический символ, буддистский знак вечности и счастья. На бумажных денежных знаках российского Временного правительства, которые обращались и при советской власти до 1922 года, изображение свастики занимало центральное место. В годы Гражданской войны, начавшейся в 1918 году, бойцы калмыцкой конной бригады, воевавшей в составе 11-й армии, носили на шлемах голубую свастику. Однако уже в 1922 году в газете «Известия» опубликовали «предупреждение» народного комиссара просвещения А.В. Луначарского: «На многих украшениях и плакатах в дни последнего празднества, как и вообще на разного рода изданиях и так далее, по недоразумению беспрестанно употребляют орнамент, который называется свастикой... Так как свастика... в последнее время приобретает характер символического знака всего фашистского реакционного движения, то предупреждаю, что художники ни в коем случае не должны пользоваться этим орнаментом». Народный комиссариат просвещения в те годы сокращенно именовался Наркомпрос, и его «предупреждение» художникам значило бы крайне мало, если бы те не знали, что есть в стране еще одно ведомство — ВЧК, которое внимательно следит за тем, как граждане прислушиваются к рекомендациям органов советской власти. Слово «крест» христиане произвели от латинского crux — мучение, связывая знак с историей распятия Христа. Но другие народы, не исповедующие христианство,
Увлекательная геральдика дали этому знаку свои названия. Например, афганцы на языке дари называют крест салиб или чалипа. Вполне понятно, что особое значение символика креста получила в эпоху утверждения и развития христианства. «Крест, — писал русский исследователь геральдики П.П. фон Винклер, — составляет одну из главнейших геральдических фигур, причем встречается в громадном разнообразии. Основными типами для всех разновидностей крестов служат: прямой крест, андреевский и вилообразный». В земельных (а также и в родовых) российских гербах прошлого использовались кресты русские, греко-российские, прямые, длинные, орденские, георгиевские, кресты с сиянием, с лучами, с шариками, андреевские, андреевские зубчатые, кресты под коронами и вилообразные. Простота формы креста — две перекрещивающиеся линии — открыла широкие возможности для графического творчества. Изменение места пересечения линий по вертикали, изменение углов пересечения, числа поперечных перекладин, их геометрических форм позволяют создавать множество непохожих композиций, в то же время имеющих один символический смысл. А спрос на кресты, отличавшиеся друг от друга, в средние века был высокий. Каждый рыцарский и монашеский орден, каждый влиятельный храм и монастырь, а уж тем более влиятельные лица — короли, князья, лендлорды, епископы, архиепископы — претендовали на собственный крест. И получали его. Вот несколько самых широко известных геральдике крестов. Знаете ли вы их? Даже перечисление всего лишь нескольких видов кре- (тов показывает, что человеку, не искушенному в геральдике, бывает трудно представить, сколько оригинальных комбинаций позволяют воспроизвести прямые перекрещивающиеся линии и сколь непохожей оказывается сим- нолика, которую они отражают. Для любознательных воспроизведем еще несколько
А. А. Щелоков ,* ¦Т. TIT 9 Т 35 9 Т 10 1. Православный. Имеет несколько названий. В том числе «русский», «восточный», «Крест св. Лазаря». Является символом православия в восточном Средиземноморье, Восточной Европе и России. 2. Прямой, простой или обычный. 3. Латинский. Служит символом католического христианства. По религиозному преданию, именно на таком кресте был распят Христос. Отсюда еще одно название «Крест распятия». Кстати, крест этой формы существовал задолго до зарождения христианства. В Древнем Египте он символизировал доброту. 4. Патриархальный. Его также называют «крестом кардинала», «крестом двух перекладин», «архиепископальным». Верхняя перекладина — титлус — предназначена для надписей. 5. Папский, или «тройной». Используется католической церковью в торжественных процессиях с личным участием папы римского. 6. Анх. Возник в Древнем Египте задолго до нашей эры. В нем объединены два начала — крест, который символизирует жизнь, и эллипс — вечность. Кроме того, анх, по замыслу создателей рисунка, объединяет женское начало богини Исиды и мужское — бога Осириса. В системе древних египетских иероглифов анх в зависимости от контекста читался как «жизнь», «счастье», «благосостояние». Ранние хри стиане — копты — использовали анх для обозначения загробной жиз ни. 7. Потент. Получил название, происходящее от французского слова «опора». Иногда именуется «крестом-молотом». 8. Якорный. Один из самых ранних христианских знаков. Воспринимался как знак устойчивости, безопасности, надежды. В якорном кресте нижняя часть, изображающая полумесяц, является эмблемой матери Христа Марии. 9. Кросслет, или Тевтонский крест. 10. Крест крестоносцев. Являет собой пять золотых крестов — четыре малых и один большой, расположенных на серебряном поле. Второе название — Иерусалимский крест. При этом большой крест символизирует Христа, четыре маленьких — авторов четырех Евангелий, распространивших вероучение на четыре стороны света. 11. Крест Милрайн. 12. Крест св. Юлиана, или косой кросслет. 13. Безант. 14. Лотарингский.
Увлекательная геральдика 4 * * # 7 8 И * 12 1 — Крауссанте. 2 — Маскле. 3 — Обвитый. 4 — Помме. 5 — Петлевой. 6 — Флоре. 7 — Мальтийский. 8 — Кентерберийский. 9 — Четыре рога. 10 — Фрете. 11 — Фурше. 12 — Переплетенный. крестов разных конфигураций, которые носят в русской и западноевропейской геральдике собственные названия. Считать на этом список крестов законченным нельзя. Тот, кто заинтересуется темой, может продолжить свои изыскания. Благо о крестах существует немало интересных исследований. Между прочим, каждый из крестов — это не просто украшение, созданное творчеством художника. Главное в том, что символы закрепили и поддерживают определенную идею — религиозную, светскую, государственную — и несут ее через годы и столетия. Мы знаем Мальтийский крест — это знак Мальтийского ордена. Железный крест для каждого немца давно стал знаком военного мужества. Красный крест — международный символ гуманности и милосердия. Наличие креста в родовых дворянских гербах не всегда свидетельствует об их церковных корнях. Да и в русском языке слова с корнем «крест» необязательно содержат религиозный смысл. «Крестить, — сказано в Толковом словаре В. Даля, — буквально, бить, хлестать вкрест, туда и сюда; чертить накрест, метить крестиком; | марать
А. А. Щелоков писаное, херить; | ездить много взад и вперед, по всем направлениям». Как символический знак крест в наше время в гербах используют всего 11 государств. Можно безошибочно утверждать, что этот символ утратил некогда прочные позиции в государственной геральдике. Символическим знаком, заменившим крест не только в гербе Советского Союза и союзных республик, но и в гербах ряда старых и вновь возникших государств, в XX веке стала звезда. ЗВЕЗДЫ Звезда — древнейший символ вечности, космоса, высоких идеалов, верности избранного пути, удачи и счастья. Достаточно вспомнить такие выражения: путеводная звезда, звезда пленительного счастья, звезда его закатилась, он родился под счастливой звездой. Это слово прекрасно звучит в уменьшительных формах: звездка, звездочка, звездушка, звездинка. В геральдике существуют звезды разных форм, отличающиеся одна от другой количеством лучей и формы. КОРОНЫ Первой наградой, которой в древности удостаивали людей за подвиги, стал венок. Им, сплетенным из тонких ветвей оливы, в Древней Греции отмечали олимпиони- ков — победителей античных олимпиад. Родилась эта традиция так. Еще до возникновения общегреческих олимпийских игр в Элиде устраивались спортивные состязания в память о мифическом герое Пелопе, которого люди в детстве изрубили на куски, чтобы принести в жертву богам Олимпа. Однако добрые боги воскресили юношу.
Увлекательная геральдика 19 20 21 1. Треугольная. Символ всевидящего небесного ока. Иногда использовалась в оформлении российских наградных военных медалей. В частности, на медалях 1812 г. в память Отечественной войны, 1828 г. за персидскую войну, 1855 г. за защиту Севастополя и других. Изображена на американском долларе. 2. Трехлучевая. 3. Четырехлучевая (четырехконечная, четырехугольная, квадратная). Символ путеводности. В Западной Европе и США используется на знаках и эмблемах военизированных организаций. Входит в символику НАТО, ЦРУ. В испанской армии в виде знаков различия украшает погоны генерал-капитанов, генерал-лейтенантов, дивизионных и бригадных генералов. 4—6. Четырехконечная лучистая входит в оформление орденов. 5. Квадратная лучистая «звездка» носится на погонах в армии ФРГ, до этого входила в систему знаков различия гитлеровского вермахта, войск СА и СС. 7. Пятиконечная (пятилучевая) звезда. В разных источниках носит также название пентаграммы и пенталь фы. Последнее название возникло из-за того, что знак образуют пять букв альфа. Существует несколько вариантов графического изображения чвезды: плоская, граненая, разрезная (рис. 7, 8, 9). Входила в состав герба Советского Союза и всех Советских Союзных Социалистических Республик. Изображена на флагах многих государств. В том числе КНР, США, Италии. В виде знаков различия носится на погонах армейскими и флотскими офицерами Франции, Бразилии, Италии, Республики Корея и других стран. 10. Бесконечная пентаграмма называется «бесконечной звездой», или «звездой Соломона». 11, 12, 13. Шестиконечная. Также называется «библейской», или Вифлеемской. Образованная двумя видимыми треугольниками называется «звездой Давида». Изображена на государственном флаге Израиля. 14—24. Многолучевые звезды разного рисунка. 25. Звезда Давида, которая в гербе США образована 13 пятиконечными звездочками.
А. А. Щелоков На этих играх победителям вручали венки, которые те возлагали на алтарь, сооруженный в честь Пелопа. Но уже в 776 году спортивные игры стали Олимпийскими и венки из жертвенных превратились в наградные. Позже лавровый венок стал высшей военной наградой Римской империи, и называлась она «Корона триум- фалис». В разных местах для плетения венков использовали ветви и листья разных растений — оливы, дуба, лавра, мирта, сельдерея, из трав и полевых цветов. На головы преступников в Древнем Риме иногда надевали венки из колючих веток терна. Терновый венец как символ страданий вошел в христианскую иконопись. Трехлопастные листья сельдерея в стилизованной форме стали украшением царских корон. Первым, кто стал постоянно носить наградной венок на голове, чтобы прикрывать обозначившуюся лысину, стал император Юлий Цезарь. Чтобы сделать сплетенную из лавра награду износоустойчивой, ее листья начали делать из тонких листков золота. И у венца появилось новое название: «Корона ау- реус» — золотая. Со временем из награды корона превратилась в отличительный знак власти, которым стали украшать свои головы сиятельные властители европейских государств, а затем ввели их в свои гербы. Так корона (лат. corona, нем. die Krone, англ. crown, франц. couronne) с древних времен стала знаком монаршего достоинства. Синонимы слова корона — диадема, венец. Геральдика точно определила форму и вид корон, которые венчали гербы особ разного социального уровня и территорий разной подчиненности. Королевская корона относится к обязательным имперским регалиям. В геральдике изображается в виде обруча, украшенного драгоценными камнями, и пяти видимых дужек, в верхней точке соединения которых крепит-
Увлекательная геральдика ся геральдическая держава. Места соединений дужек с обручем украшены зубцами в форме листьев, чаще всего сельдерея. Держава родилась как символ королевской власти в Священной Римской империи. Представляла собой полый шар (глобус), изготовленный из листового золота. По меридианам шар охватывали два перекрещивавшихся на вершине обруча, которые венчал золотой крест. Немецкие короли и императоры изображались на портретах, медалях и монетах с державой в левой руке и скипетром в правой. Корона императора Священной Римской империи (существовавшей с 962 по 1806 год) состояла из 8 золотых пластин, закругленных сверху и скрепленных с боков. Пластины украшали драгоценные камни и эмалевые медальоны. Ото лба к затылку по верху короны располагалась дужка в виде гребня с прикрепленным к ней впереди крестом. Нумизматам, увлекающимся собиранием и изучением старинных русских монет, известен такой случай. В 1788 году Швеция объявила России войну. И сразу же в городе Авесте с благословения шведского правительства началась чеканка фальшивых русских монет. По планам военного командования эти деньги предстояло использовать на захваченных русских территориях для расплаты с местным населением при покупке продовольствия и фуража. Правда, завоевание русской земли не удалось. Шведы терпели одно поражение за другим, и монеты практического выхода в массовое обращение не получили. А подделки были убедительно разоблачены. Дело в том, что гравер, работавший на Слеш _ корона Священной Рим. ШвеДСКОМ МОНеТНОМ ДВО- ской империи. Справа — геральди- ре, сумел С великой ТОЧ- ческая королевская корона.
А. А. Щелоков ностью скопировать рисунок русских пятаков. Найти различия между подлинной монетой и фальшивой во много раз труднее, чем решить задачу в популярном журнале и найти десять отличий в двух одинаковых рисунках. Но вот привычка к строгому соблюдению правил изображения национальной символики гравера подвела. Над двуглавым орлом Российской империи на пятаках он изобразил не императорскую, а королевскую крону, которая была принята в Швеции. Это сегодня каждый честолюбивый, имеющий средства человек может заказать для себя любимого у частных дизайнеров самый фантастический герб, который в общественной жизни не имеет никакого значения, хотя, возможно, и тешит душу владельцу. В прошлом, по определению барона П.П. фон Винклера, гербом считалось «символическое изображение, составленное на основе точных законов и утвержденное верховной властью». Все гербы России — губернские, областные, городские, дворянские, утверждались высочайшим повелением и вносились в Свод законов империи. Геральдике известно до 150 корон разных форм и названий, которые изображались на гербах в зависимости от титула владельца. Геральдика точно описывает различия между коронами, принадлежащими разным владельцам. Вот, например, как немецкое гербоведение характеризует герцогскую и княжескую короны: «Герцогская корона — открытая корона, состоящая из пяти видимых, украшенных жемчугом дужек, с прокладкой из красного бархата, доходящей до половины ее высоты, и с венчающей ее державой. Княжеская корона — открытая корона, состоящая из золотого украшенного драгоценными камнями обруча, с пятью видимыми зубцами (три листа, два шарика) и с тремя видимыми, украшенными жемчугом дужками, соединенными наверху державой и охватывающими пурпурную шапку».
Увлекательная геральдика Короны можно условно разделить на три группы. К первой относятся реально существующие или существовавшие (царская, императорская, королевская и т.д.). Ко второй — короны геральдические, если так можно сказать, виртуальные, изображаемые только на родовых гербах (графских, баронских, дворянских). К третьей — так называемые башенные или городские короны. На российских гербах изображались все три группы корон. Короны верховной власти: императорские, царские и великокняжеские. Две первые имели материальную форму, великокняжеская являлась чисто геральдической, и ее помещали только на изображениях родовых гербов. Короны титулованных особ более низкого ранга по российским правилам имели такие отличительные признаки. Княжеская корона представляла собой обруч с тремя видимыми золотыми дужками, охватывающими шапку темно-малинового бархата. Вверху на пересечении дужек расположена держава с крестом; обруч декорирован горностаевой опушкой. Графская корона — золотой I. Корона великого герцога. 2. Старая графская корона. 3. Новая граф- < кая корона. 4. Княжеская корона. 5. Баронская корона. 6. Дворянская простая.
А. А. Щелоков обруч с драгоценными камнями, украшенный девятью видимыми жемчужинами на зубцах; баронская российская — золотая, перевитая тремя нитями жемчуга; для баронов иностранного происхождения — золотой обруч с драгоценными камнями, украшенный семью видимыми жемчужинами на зубцах; дворянская — золотой обруч с камнями, с тремя стилизованными трехлопастными листьями сельдерея и двумя жемчужинами на зубцах между ними. Большая императорская корона служила для коронования русских царей, для чего обруч ее приходилось каждый раз переделывать под размер головы коронуемого. Своим появлением большая императорская корона обязана Екатерине II, которая заказала ее ювелиру Позье. На отделку короны пошло 58 крупных и 2749 более мелких бриллиантов, большой рубин и 75 жемчужин. Короны высоких степеней, которыми венчали российские гербы. 1. Императорская. Является геральдической копией Большой императорской короны, которую изготовили с высочайшего повеления Екатерины II. Венчала гербы губерний, столичных и губернских городов. В государственном гербе России она занимала центральное место между голов державного орла. 2. Древняя царская. Как реальный предмет никогда не существовала и является геральдической. Изображается в виде золотого обруча, который украшен камнями и четырьмя трехлепестковыми листьями сельдерея. Между листьями — жемчужины, с крестами на них. «Древней» короной украшали гербы областей и уездных городов, возведенных в «градоначальничество». 3. Шапка Мономаха. Украшала гербы древних русских городов, бывших столицами самостоятельных княжеств. На государственном гербе империи венчала щиты Великих княжеств: Киевского, Владимирского и Новгородского. 4. Жемчужная корона. Реально не существовала. Венчала гербы губерний Великого княжества Финляндского.
Увлекательная геральдика Башенные короны для гербов российских городов. 1—2. Золотая башенная о пяти зубцах. Предназначалась для гербов городов, имевших свыше 50 тысяч жителей (Баку, Воронеж, Екатеринбург, Иркутск, Кишинев, Минск, Оренбург, Саратов и многих других). 3. Золотая башенная о трех зубцах. Для губернских городов, имевших менее 50 тысяч жителей. 4. Серебряная башенная о трех зубцах. Для уездных городов. 5. Золотая башенная о пяти зубцах, увенчанная императорским орлом. Для губернских городов, которые одновременно считались крепостями и имели свыше 50 тысяч жителей (Двинск, Севастополь, Кронштадт). 6. Червленая башенная о трех зубцах. Для гербов заштатных городов. Шапка Мономаха. Ее, по преданию, в 988 году князю Владимиру прислали в Киев византийские императоры Василий II и Константин IX по случаю его бракосочетания с царевной Анной. Состоит из 8 золотых пластин, отделанных филигранью и украшенных драгоценными камнями и жемчужинами. Шапка увенчана вершиной (яблоком) из четырех камней: рубина, сапфиров и жемчужины. Нижняя часть шапки отделана собольей опушкой. Древняя царская корона реально в натуральном виде не существовала и имеет чисто геральдический характер. Ее размещали в гербах областей и градоначальства в виде золотого обруча (венца), украшенного камнями, четырьмя трехлопастными листьями сельдерея и жемчужинами, которые увенчаны крестами.
А. А. Щелоков Жемчужная золотая корона состоит из золоченого обруча, украшенного драгоценными камнями и десятью видимыми жемчужинами. Над первой жемчужиной нижнего ряда слева, между пятой и шестой и первой справа, положены три жемчужины. Башенные и городские короны получили свое название по рисунку, который образуют крепостные и городские кирпичные стены с зубцами и башнями. Вот некоторые из них, венчавшие гербовые композиции российских городов по правилам, которые были приняты в 1857 году. ПОЛУМЕСЯЦ Кресты, звезды, короны... А какой символ реже всего используется в классической европейской геральдике? Впрочем, внимательный человек должен был это уже заметить по своему жизненному опыту. Нет полумесяца, символа, под которым живут несколько миллиардов граждан Земли, чье вероисповедание — ислам. В чем же причины? Геральдика, родившаяся для обслуживания христианских властителей и рыцарей, видела в мусульманах враждебную сторону, чью символику разрабатывать для нее не имело смысла. С другой стороны, особенно не занимались этим и мусульмане, которым фундаментальные законы не позволяют создавать символы (идолы), которым люди должны поклоняться. Ислам — религиозная система строгого единобожия. Свято имя Аллаха, но облик его людям неведом. Значит, никаких икон. Никаких религиозных скульптур. Ни один человек не может претендовать на руководящее место в религии. Никто не может считаться посредником
Увлекательная геральдика между Аллахом и людьми — ни муллы, ни папы, ни патриархи и епископы. Обращение верующего должно быть направлено только к Аллаху, так же, как внимание Аллаха направлено не на клир, а на верующих. Мулла, а им может стать каждый, кто умеет читать Священную Книгу и знает суры Корана, всего лишь руководитель богослужения. У христиан крест — символ самого бога. У мусульман символ Аллаха Э — только само это слово и начертание его арабскими буквами. Сущностью ислама является покорность Аллаху и признание того, что Мухаммед — его посланник. Такое свидетельство именуется шахадой. Теперь обратите внимание на полумесяц, которым мы сопроводили имя мусульманского пророка. Этот значок подразумевает арабское выражение: салма Ллаху алайхи ва салам — да хранит и защитит его Аллах, — молитвенное славословие, которое всегда должно произноситься после упоминания или написания имени пророка. На государственном зеленом флаге Саудовской Аравии над белой саблей арабской вязью также вписана ша- хада: «Нет бога, кроме Аллаха, и Мухаммад пророк его». На флаге Ирана надпись «Аллах акбар» (Аллах велик) Слева, шахада — свидетельство покорности Аллаху и признание того, что Мухаммад его пророк.Справа, лев — символ Халифа Али ибн Аби Талиба. В рисунке зашифрована надпись: «Во имя Аллаха, лик Аллаха, победоносный Али». О
А. А. Щелоков повторена 22 раза как напоминание о дне 22 Бахмана 1357 года A1 февраля 1979), когда в Иран из изгнания вернулся духовный вождь исламской революции аятолла Хо- мейни. Луна и полумесяц занимают особое место в жизни народов Юго-Западной Азии, где родился и наиболее распространен ислам. У северян проводы ночи и встреча Солнца — это праздник и радость. Солнце на Севере — добрый друг, источник тепла и света. Солнышко — это комплимент и похвала. Владимир Ясное Солнышко. Людовик — «король-солнце». На юге встреча летнего Солнца утром — это начало ожидания ночной прохлады, начало испытаний на выносливость, прочность, терпение. И длина у таких испытаний — целая жизнь. Ислам — в дословном переводе — это терпение. Зато Луна здесь — предвестник прохлады и отдыха. Она покровительствует поэтам и влюбленным. Луноли- кая — кто не слыхал такое восточное восхваление красавицы ? Аллах, как свидетельствует Коран, сотворил «семь небес рядами» и сделал «месяц на них светом, а солнце сделал светильником». Луна —- в истории человечества — первое мерило времени, причем более удобное, нежели Солнце. Полный цикл лунных фаз от новолуния до новолуния проходит так: семь дней — новолуние, последующие семь дней — первая четверть, восемь дней — полнолуние, еще семь дней — последняя четверть. Всего двадцать девять дней. Магическая цифра 7 как бы подсказана самой природой. Лунный календарь короче солнечного — год его равен 353 П/Зо суток. Целый ряд стран, в которых официальной религией является ислам, пользуются лунным календарем. Летосчисление идет от нулевой даты — дня хиджры. «Хиджра» — по-арабски означает «исход». Таким словом принято на-
Увлекательная геральдика v^x зывать день бегства пророка Мухаммада от своих врагов из Мекки в Медину — 16 июля 622 года. Летосчисление от хиджры принято и ныне действует в Алжире, Ираке, Кувейте, Ливии, Марокко, Саудовской Аравии, Сирии, Тунисе и ряде других государств. Надо ли объяснять, почему большинство мусульманских государств в своей символике отдают предпочтение наиболее выразительной фазе Луны — полумесяцу? Полумесяц как знак, благоприятствующий людям, имеет древние корни. У древних египтян прибывающий месяц олицетворял рост и процветание. В греческой мифологии Артемида, а в римской — Диана считались богинями, олицетворявшими Луну, так же как ее брат Аполлон идентифицировался с Солнцем. На некоторых изображениях у Дианы брови изогнуты в виде полумесяцев. Кстати, такие брови на Востоке — один из символов женской красоты: «Я встретил девушку, полумесяцем бровь...» Считается, что полумесяц стал символом Византии после неудачной попытки царя Филиппа Македонского (отца будущего полководца Александра Македонского) покорить Византию. Нападавшие пытались проникнуть за крепостные стены города, сделав подкоп. Но яркий свет вставшего над землей полумесяца провалил их планы. Осажденные заметили возню у стен и дали достойный отпор. Богиня Диана в знак благодарности за спасение города была объявлена покровительницей Византии. Горбы исламских стран. 1. Турции. 2. Азербайджана. 3. Непала. 4. Сингапура. 5. Пакистана. 6. Алжира. О
А. А. Щелоков Уже в 330 году нашей эры Константин I Великий перенес столицу Священной Римской империи в Византию, одновременно переименовав ее в Константинополь. Покровительницей города объявили «царицу небес» Деву Марию, атрибутом которой также был полумесяц. По мере расширения турецких завоеваний в Азии, Европе и Африке на огромной территории возникла и начала укрепляться Османская империя. Ее основатель султан Осман принял изображение полумесяца в качестве государственного символа. Позже он в сочетании со звездами разной формы стал и символом ислама. ЕСТЕСТВЕННЫЕ ФИГУРЫ Набор «естественных» фигур, используемых в геральдике, весьма велик, и для любителей истории представляет несомненный интерес своим разнообразием, специфическими названиями и позами. Поскольку эта книга ни в коей мере не может рассматриваться как справочник и написана с одной целью — пробудить интерес у людей любознательных к самостоятельному поиску, мы не станем перечислять все эти фигуры. Однако расскажем о наиболее интересных и своеобразных. На старинных гербах можно встретить изображения представителей христианского «воинства Господня» — архангелов Михаила и Гавриила. Чтобы отличить одного от другого, надо иметь в виду, что «архистратиг Михаил» изображается с обнаженным мечом в правой руке, который в неко- Старинный герб Киева с изображением архангела. Какого? Попробуйте определить сами.
Увлекательная геральдика торых случаях исторгает пламя, а в левой у него — щит (иногда в этой руке архангел держит весы), а Гавриил обычно держит оливковую ветвь. Одно из наиболее почитаемых животных, которые чаще всего встречаются на гербах, — это «царь зверей» лев. В представлении людей уже многие сотни лет он олицетворяет державное величие, безрассудную храбрость, стремительность, стойкость и силу, умение оберегать и защищать свои владения. Лев — символ имперский и содержит в себе потенциальную угрозу. Для изображения льва геральдикой разработаны специальные правила, включающие в себя определенные позы зверя. Стоящий на задних лапах и геральдически повернутый вправо царь зверей сохраняет свое имя и называется львом. Лев может быть изображен вооруженным мечом и щитом, а также с короной на голове. Обычно у него язык высунут из пасти, хвост изогнут к спине, а одна из лап приподнята для движения. Лев, стоящий на всех четырех лапах, называется поставленным. Геральдические «чудеса» начинаются в случаях, когда поза льва не похожа на стандартную. «Аеопард, — пишет автор знаменитого справочника «Гербы городов, губерний, областей и посадов Российской империи» П.П. фон Винклер (издание 1899), — название это получает, когда он изображен в щите идущим с повернутою впрямь головой. Поэтому если лев изображен в гербе идущим — но с головою, обращенною в профиль, то называется леопардным львом...» Собствейное название имеет и лев, поднявшийся на задние лапы и глядящий прямо на зрителя. Он — львиный леопард. Вот некоторые российские гербы, на которых царь зверей изображен в разных позах. Сумеете теперь сами определить, кто из них кто в геральдическом понимании? Если определение доставило вам трудности, скажем, что первая фигура помещена на гербе Владимирской гу- ©
А. А. Щелоков Старинные гербы Владимирской A856 г.), Енисейской A878 г.) и Эст- ляндской A856 г.) губерний. бернии. Это львиный леопард. Второй герб принадлежал Енисейской губернии. На нем изображен лев. Третий — Эстляндской губернии. На ней видим сразу трех леопард- ных львов. Конь в геральдике служит символом быстроты, выносливости и преданности человеку. По правилам изображается на гербах «шествующим» или скачущим. Олень олицетворяет вольнолюбивость, энергичность, стремительность, предприимчивость, в то же время благочестие и чистоту помыслов. На гербах рисуется бегущим или стоящим в гордой позе. Медведь символизирует те же качества, которые при- о
Увлекательная геральдика Гербы губерний. Томской A878 г.), Нижегородской и Ярославской A856 г.). писываются льву, — державность, мужество, силу, самостоятельность. На гербах он чаще всего поставлен в боевую позу — на задние лапы. Нашел свое место на гербах и обычный баран. Если вы увидели на гербе барана, не стесняйтесь назвать его этим именем. Но вот если тот же баран держит хоругвь, прапор, флаг или знамя, то перед вами агнец, и назвать его бараном с точки зрения канонов геральдики просто непозволительно. Баран — символ зажиточности и благополучия. Агнец — верности христианству. Из птиц геральдика отдает предпочтение орлу. В древности он связывался с греческим Зевсом и римским Юпи-
А. А. Щелоков тером. Орел в известном мифе о Прометее, выполняя приказы Зевса, ежедневно подвергал мучениям героя, подарившего людям огонь, выклевывая ему печень. Орел, распластавший крылья, служил символом победы и украшал навершия штандартов римских боевых легионов. В мифах некоторых народов существует мотив соперничества и борьбы орла и змеи. Аккадский миф о царе Этапе рассказывает о том, что поначалу орел и змея дружили, но затем, когда в голодную пору орел начал поедать змеенышей, они стали врагами. Этот же мотив борьбы орла и змеи из преданий атце- ков перекочевал в геральдическое оформление современного государственного герба Мексики. Иногда царя зверей — льва и царя птиц — орла мифология объединяет в сказочное существо, обладающее чертами зверя и птицы. В русской геральдике орел символизирует державную власть. При изображении на гербах птицу, обращенную грудью к зрителю, показывают с широко раскрытыми крыльями. В лапах державный орел держит скипетр, молнии, лавровый венок. На австрийском гербе двуглавый орел в одной лапе сжимает серп, в другой — молот. Рисуются орлы в самых разных ракурсах и положениях: летящими, сидящими, терзающими жертву и торжествующими победу. Двуглавые орлы после распада Священной Римской империи остались на гербах некоторых входивших в ее состав стран — Австрии, Черногории, Сербии, германской земли Шварцбург-Рудольфштадт. Существует исторический анекдот, претендующий на право считаться истинным случаем. Престарелый император Австрии Франц-Иосиф во время охоты подстрелил птицу. Спросил у егеря, как она называется. «Это орел, ваше величество», — сообщил тот императору. Франц-Иосиф сделал круглые глаза: «А где у него вторая голова?!»
Увлекательная геральдика Говорят, что с тех пор император разочаровался в гербе собственной страны. В настоящее время стилизованный орел на гербе Австрии нарисован с одной головой и не выглядит мутантом. Изображения человека на гербах весьма разнообразны. Как писал П.П. фон Винклер, чаще всего в гербах встречается погонь — всадник, скачущий с поднятым мечом. В российских гербах встречались воины в латах, украинские казаки, князь в епанче, в шапке с мечом, русский ратник, рыцарь и т.д. Кроме того, геральдика широко использует части тела — глаза, сердце, лица, руки, держащие булавы, мечи, копья, кресты, ключи, щиты и т.д. Количество животных, используемых в геральдических композициях, крайне велико. Это — млекопитающие, птицы, земноводные, рыбы и насекомые. Немало гербов украшают растения — деревья, цветы, листья, плоды и т.д. ЛЕГЕНДАРНЫЕ ФИГУРЫ Значительное место в геральдике занимают так называемые «легендарные» фигуры. Они взошли на гербовые щиты из исторических легенд и народных сказаний. В русской геральдике этих фигур не так уж много. На первом месте стоит грифон. Грифон — чудовищная птица с телом льва, с крыльями и орлиным клювом. Грифоны, по античным преданиям, — собаки Зевса, которым поручено стеречь золото. Они олицетворяют все качества льва и орла одновременно и служат символами могущества и власти. Дракон ¦— одна из наиболее известных в мифологии и геральдике фигур, очень сложная по трактовке. По внешнему виду — это крылатый змей, способный летать и ползать. В сказаниях разных народов дракон выступает как покровитель и охранник сокровищ, доступ к которым можно получить только после победы над чудовищем.
А. А. Щелоков На Западе дракон выступает символом разрушительной силы и зла, на Востоке — силы созидательной, благоприятствующей человеку. В графических изображениях дракона присутствует множество деталей, взятых у различных животных: туловище ящера или крокодила, крылья птицы или летучей мыши, когти льва, голова фантастического огнедышащего зверя с раздвоенным языком. Христианские мифы наградили дракона смрадным дыханием, кровожадностью и злобностью. В образе дракона можно увидеть черты дальнейшего развития образа змея. Дракон получил более зловещий облик, по сравнению с тем, который имеют обычные гады. Предполагается, что синтетический вид дракона связан с попытками соединить животных, которые воплощают наши преставления о разных сферах обитания — воздушной, земной и водной. Общим для мифологий разных народов является история о поражении дракона легендарным героем. Христиане связывают такого рода подвиг с именем святого Георгия. В ряде сюжетов победы добра над злом дракон изображается поверженным архангелом Михаилом. У народов Востока к дракону отношение иное. Ему приписывается сверхъестественная сила, он выступает как покровитель воды, охранник подземных сокровищ. В китайской мифологии дракон помогает людям в строительстве оросительных систем. Он тащит по земле свой тяжелый хвост, и проложенные по оставленному следу каналы обеспечивают отличное водоснабжение. Золотой дракон является покровителем китайских императоров. Знак Дракона по восточным гороскопам является одним из самых счастливых. Очень близки к дракону по изображениям и смыслу крылатый змий и «симплициссимус» — крылатый зверь с орлиными лапами и закрученным в петлю хвостом, оконечность которого имеет форму острия пики. Еще один зловредный и смертоносный персонаж ге-
Увлекательная геральдика Василиск. Симплициссимус. ральдики — василиск. Внешне он отличается от симпли- циссимуса тем, что имеет голову и лапы петуха. Василиск считался «королем змей», в христианской мифологии он является одним из воплощений дьявола. В русской геральдике образы симплициссимуса, василиска, змия и дракона тщательно не проработаны. В мировой геральдике существует немало других фантастических фигур, которые русская геральдическая школа обошла вниманием. Поэтому мы лишь коротко перечислим и опишем их. Встречи с такого рода существами вполне возможны во время туристических путешествий по странам иным, где в гербах и других геральдических композициях они фигурируют достаточно часто. Сирин — в средневековой (в том числе русской) мифологии — райская птица-дева с крыльями, женским лицом и обязательно аппетитно вырисованными грудями. Ее образ восходит к греческим сиренам. Символизирует тонкость души. Алконост — сказочная райская птица-дева. Изображается с руками и крыльями, с женской грудью и лицом. Пение алконоста, по преданиям, настолько прекрасно, что услышавшие его забывают обо всем на свете. Короче, еще одна фантазия на тему греческих сирен. О
А. А. Щелоков Сирены — в греческой мифологии демонические птицы с женскими признаками — грудью и лицом, обладающие дивными голосами. На гербах изображаются крылатыми и наделены рыбьими хвостами. Феникс — волшебная птица. Имеет облик орла и великолепную окраску красно-золотистых и огненных тонов. Предвидя свою кончину, сжигает себя в собственном гнезде и тут же восстает из пепла обновленной. Феникс символизирует вечность жизни, возвращение молодости в новом облике. Фигура используется в геральдике давно. В 1574 году во время эпидемии чумы английская королева Елизавета, страхуя память о себе на случай смерти, повелела выбить специальную медаль со своим изображением. Портрет окружала надпись: «Увы, даже благородство, одаренное такой красотой, не может жить вечно!» На обороте медали была выбита птица Феникс, сгоравшая в языках пламени. Надпись гласила: «Счастливы арабы, чья птица Феникс рождает в смерти себе подобного. Несчастливы англичане, чей Феникс — последний». Как видим, королева не скромничала в оценках своей красоты, хотя известно, что особой привлекательностью она не отличалась. Химера — чудовище с головой льва, телом козла и хвостом змеи. Питается огнем. Была убита сыном коринфского царя Беллерофонтом, который на крылатом коне — Пегасе — атаковал монстра с воздуха. Химеру иногда изображают с хвостом дракона, головой и грудью женщины. Кентавр — получеловек-полуконь, Если в изобразительном искусстве он чаще всего символизирует похотливость и необузданные половые страсти, то в геральдике это чудовище олицетворяет умение бесстрашно сражаться, проявлять выносливость и упорство. Единорог — мифическое животное с телом лошади и длинным прямым рогом на лбу. Как ни странно, символизирует чистоту помыслов и девственность. В русских «аз-
Увлекательная геральдика буковниках» XVI—XVII веков описывался как непобедимый зверь. В русской артиллерии во времена царицы Елизаветы Ивановны «единорогами» именовали некоторые артиллерийские орудия. Прекрасные их образцы есть в собрании российских пушек в Кремле. Пегас — в греческой мифологии крылатый конь. Прислуживал Зевсу, доставляя ему в нужный момент громы и молнии. Символизирует на гербах вдохновение, мысль, трудолюбие. УКРАШЕНИЯ Все ранее перечисленные элементы относятся к главной и центральной части герба — к щиту. Но согласно канонам гербоведения герб приобретал композиционную законченность и пышность лишь тогда, когда получал подобающее обрамление. В такое обрамление входили намет, щитодержатели, мантия, девиз. Венчали композицию подобающие гербу по чину шлем и корона. Щитодержатели — это фигуры, которые держат щит в центре композиции. Могут быть человеческими в виде герольдов, рыцарей, воинов; естественными — как львы, медведи, кони; легендарными — в виде крылатых существ, архангелов и т. д. В ряде гербов, особенно королевских и рыцарских, как подложка под щит для создания живописного, торжественного фона использовался так называемый геральдический мех. Наличие его подчеркивало богатство и высоко- поставленность того, кому принадлежал герб. Шлем, располагавшийся над композицией и венчавший ее, символизировал принадлежность владельца герба к рыцарскому клану или ордену. По правилам, которые в русскую геральдику ввели при Петре I, гербы русских дворян украшал стальной шлем,
А. А. Щелоков обращенный вправо. Если у шлема имелась решетка забрала, то герб принадлежал к дворянскому роду старых корней. Если решетки не имелось, это свидетельствовало о том, что владельцы приобрели дворянство и герб недавно — они новики. 1. Молоты — два золотых, подложенных накрест под щит, украшали гербы промышленных городов и посадов. Например, их имели Белгород, Богородск, Верея, Волоколамск, Дмитров, Звенигород, Клин, Коломна, Подольск, Руза, Рыльск, Серпухов. Стоит обратить внимание, что большинство этих городов относились к Московской губернии. 2. Якоря — два золотых, подложенных накрест под щит, украшали гербы приморских городов. В их числе были Владивосток и Николаев. 3. Колосья — два золотых, расположенных по бокам щита и связанных внизу лентой, обрамляли гербы сельскохозяйственных городов и посадов. Например, они украшали гербы городов Алешки, Баку, Бронниц, Воронежа, Вос- кресенска, Можайска. 4. Дубовые ветви, листья и желуди, связанные внизу орденскими лентами, обрамляли гербы губерний и областных городов. К примеру, Астрахани, Ашхабада, Батуми, Благовещенска, Владикавказа, Верного, Карса, Кишинева, Самарканда, Ставрополя, Ташкента, Тургая, Уральска, Хабаровска, Читы. О
Увлекательная геральдика Намет — декоративная деталь, украшавшая щит. Рисовался в виде перьев или шарфа, которые в некоторых случаях украшали шлемы рыцарей на турнирах. В российских гербах для обрамления и украшения щитов чаще всего использовались орденские ленты, скипетры, знамена, дубовые листья, колосья, виноградные лозы, орудия труда. Орденские ленты брались от трех главных российских орденов: — андреевская — цвет лазуревый; — александровская — алая (красная); — георгиевская — три черные и две оранжевые полосы. Употреблялась в гербах крепостей, которые отличились во время их осады неприятелем. Знамена применялись для украшения гербов крепостей и казачьих войск. Кроме того, использовались венки из двух золотых виноградных лоз в качестве украшений для гербов городов, занимавшихся виноделием. Например, герб Кутаиси. ДЕРЖАВНЫЙ ОРЕЛ РОССИИ Откуда залетел этот черный неуклюжий двуглавый орел на герб России? Ответ на вопрос для знающих историю не столь уж и сложен. Впервые изображение двуглавого орла появилось в Римской империи в 326 году при императоре Константине Великом. А когда тот перенес свою столицу в город Византию и переименовал его в Константинополь, в 330 году орел приобрел статус государственной эмблемы. Более чем тысячу лет спустя, а именно в 1434 году, эмблему утвердили государственным гербом Священной Римской империи. Появлению двуглавого орла в слаборазвитой еще рос-
А. А. Щелоков Слева — герб Палеологов. Из собрания Государственной публичной библиотеки в Санкт-Петербурге. Справа — гербовый орел на печати государя всея Руси Иоанна III. Унылая царственная птица, до поры не заявляющая особых претензий. 1497 г. сийской геральдике способствовали два исторических события. Во-первых, в 1472 году русский великий князь Иван III женился на племяннице императора Константина XII Па- леолога Софье Палеолог. Во-вторых, в 1490 году в Москву прибыло посольство императора Священной Римской империи Максимилиана I. Первое событие позволило Ивану III по праву супружества принять константинопольского орла в качестве собственного герба, поскольку тот был изображен на троне, который Софья привезла с собой в Россию. Второе закрепило признание нового герба великого князя представителями Священной Римской империи, поскольку его изображение имелось на печатях, которыми скрепили договор две стороны. Новые отношения со Священной Римской империей заметно укрепили положение великого князя. «Иоанн после брака на племяннице императора византийского, — писал СМ. Соловьев, — явился грозным государем на московском великокняжеском престоле; он первый получил название Грозного (не путать с Иваном IV Грозным. — А.Щ.), потому что являлся для князей и дружины монархом, требующим беспрекословного повиновения и строго карающим за ослушание, возвысился до царственной недосягае-
Увлекательная геральдика мой высоты, перед которою боярин, князь, потомок Рюрика и Гедемина должны были благоговейно преклоняться наравне с последним из подданных; по первому мановению Грозного Иоанна головы крамольных князей и бояр лежали на плахе». Герб и титул — это атрибуты, связанные друг с другом неразрывным смыслом и содержанием. Их нельзя рассматривать отдельно друг от друга, ибо только вместе они находятся в геральдическом соответствии. Герб без титула — рисунок, не имеющий легитимности. Лучшие правоведы и специалисты по государственной геральдике связывали рисунки герба с титулом самодержца всея Руси. Еще в грамотах Ивана Калиты впервые стало употребляться название «великого князя всея Руси». Но оно, как отмечал СМ. Соловьев, не употреблялось в сношениях с литовским двором до времен Ивана III, который в переписке с Александром Литовским стал употреблять выражение: «Иоанн (вместо прежнего Иван), божьею милостию государь всея Руси и великий князь владимирский и московский, и новгородский, и псковский, и тверской, и югорский, и пермский, и болгарский, и иных». В сношениях с Ливонией и мелкими немецкими княжествами Иоанн именует себя царем всея Руси. В грамоте датского короля Иоанн назван императором. Царем и самодержцем назвали его иерархи Русской православной церкви. Одна из грамот Иоанна, подписанная в 1497 году, была скреплена государственной печатью, на одной из сторон которой впервые изображен двуглавый коронованный орел с распростертыми крыльями и когтями, а на другой есть изображение всадника, который попирает дракона и протыкает ему горло копьем. В 1505 году княжеский престол после смерти Ивана III ;анял его сын Василий. Титул его уже стал звучать иначе: «Великий государь Василий, божиею милостию государь нсея Руси и великий князь владимирский, московский, нов- О
А. А. Щелоков городский, псковский, смоленский, тверской, югорский, пермский, вятский болгарский и иных, государь и великий князь Новгорода Низовской земли и черниговский, и рязанский, и волоцкий, и ржевский, и вельский, и ростовский, и ярославский, и белозерский, и удорский, и обдорский, и кондинский, и иных». Тот, кто глубоко изучал историю нашей страны, не мог не заметить, что орел в России почти никогда не являлся общегосударственным символом. Он служил гербом правившего монарха, и всякий раз общий рисунок, а особенно его детали менялись одновременно со сменой лиц, занимавших царский престол. Каждый очередной самодержец, едва получив право на власть, немедленно устранял из герба то, что внес туда его предшественник, и вносил символы, которые считал своими собственными. Они должны были продемонстрировать, какие идеалы новый монарх собирался утвердить в обществе. В одних гербах русских государей неожиданно возникали знаки угрозы, в других появлялись намеки на особое миролюбие и благость. Но во всех случаях самодержавцы старались добавить в герб те знаки, которые свидетельствовали о расширении своего влияния, приобретении но- Гербовые орлы на Большой печати Ивана IV Грозного. 1562—1578 гг.
Увлекательная геральдика вых территорий, подчинении власти русского царя новых народов. 1562—1578 годы. К власти пришел Иван Васильевич Грозный. Первой его политической целью стало сокрушение противодействовавшего самодержавию боярства. Учреждена опричнина. Царь обретает силу, и орел слегка расправляет крылья, поднимает головы. На груди орла появляется единорог — как символ угрозы тем, кто попытается не подчиниться монаршей воле. На Большой государственной печати Ивана IV герб имеет два разных рисунка. На лицевой стороне висячей печати на груди орла изображен всадник с копьем — «ез- дец», а на оборотной на том же месте — единорог. Над головами орла вместо двух княжеских корон появляется царская корона. По мере усиления собственной власти Иван Грозный вносит изменения в герб, каждый раз стараясь усилить державную символику. «Православие. Самодержавие. Народность». Порядок слов в этом девизе русских царей (правда, утвержденный неофициально лишь в XIX столетии) создает впечатление, что в обществе строго соблюдался примат власти духовной, идущей от церкви и освящавшей власть самодержца. На деле все было далеко не так. Во главе угла была как раз царская власть. Именно повиновению гражданской власти учили свою паству и апостолы христианства. «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящиеся власти противятся Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение. Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее, ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое. И потому надобно повиноваться не только из страха наказания, но и
А. А. Щелоков по совести». (Послание к римлянам святого апостола Павла. 13. 1—5). Или такой совет: «...будьте покорны всякому человеческому начальству, для Господа: царю ли, как верховной власти, правителям ли, как от него посылаемым...» (Первое соборное послание святого апостола Петра. 2. 13—14). Именно религиозная обязанность христиан чтить светскую, в первую очередь царскую, власть сделала эту религию привлекательной для самодержцев Священной Римской империи и позволила ей занять ведущее место в странах, стремившихся к единовластию. Игумен Соловецкого монастыря Филипп, возведенный в Москве в сан митрополита, попытался обуздать жестокость Ивана Грозного публично во время богослужений, попрекая его в грехах. У СМ. Соловьева подобные сцены описаны так: «Только молчи, одно тебе говорю: молчи, отец святый! — говорил Иоанн, сдерживая дух гнева, который владел им. — Молчи и благослови нас!» Филипп: «Наше молчание грех на душу твою налагает и смерть наносит». Иоанн: «Ближние мои встали на меня, ищут мне зла; какое тебе дело до наших царских советов?» Филипп: «Япастырь стада Христова!» Иоанн: «Филипп! Не прекословь державе нашей, чтобы не постиг тебя гнев мой, или лучше оставь митрополию!» В конце концов, царь изгнал митрополита в Тверской Отроч монастырь. В 1569 году, проезжая Тверь, Иоанн заслал к Филиппу одного из самых приближенных опричников, Малюту Скуратова, взять благословение; но Филипп не дал его, говоря, что благословляет только добрых и на доброе дело. Опричник тут же задушил его. Нет власти не от Бога! Обилие крестов на новом гербе (а их там всего пять!) словно подчеркивает христианское смирение царя, но как его совместить с мечом? Оказывается, сделать это совсем нетрудно. Меч в такой же степени христианский символ, как и крест.
Увлекательная геральдика Помимо трех крестов, подпирающих символ царской власти — державу, Иван Грозный вкладывает в лапы орла крест и меч, достаточно ясно символизирующие возложенную им на себя миссию нести свет православия на Восток. «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч». Это слова Иисуса Христа своим ученикам. (Евангелие от Матфея. 10. 34). При Федоре Ивановиче, последнем русском царе из династии Рюриковичей, орел снова меняет облик. Лапы царственной птицы освобождаются от ноши, на нагруднике, конфигурация которого заимствована с ранней печати отца — Ивана IV, помещен ездец — в княжеской короне без нимба над головой. Обе головы орла покрыты царскими коронами, между ними — высокий православный крест. Новые изменения в облике державного орла произошли после смерти царя Федора Ивановича, не оставившего наследников. Его место на престоле занял Борис Годунов, брат жены Федора Ивановича. Он выдвинулся еще во время опричнины и все время после смерти Ивана Грозного помогал его наследнику, слабому здоровьем, править страной. Гербовый орел на печати царя Федора Иоанновича. 1589 г. О
А. А. Щелоков Гербовый орел периода правления Бориса Годунова. 1598— 1605 гг. Гербовый орел на печати первого царя династии Романова — Михаила. 1625 г. При всех своих амбициях Борис Годунов не рискнул оснастить герб атрибутами царской власти. Головы орла подняты к небу, словно взывая к богу о благословении и покровительстве, с них исчезли короны, нагрудник заменил гербовый щит со всадником. В лапах орла появились православный крест и Евангелие. Они подчеркивали смирение нового самодержца перед богом, благодарность ему за полученную власть. В 1613 году в связи с пресечением династии Рюриковичей и прекращением смуты в России Земский собор возвел на русский престол Михаила Федоровича Романова. На гербовой печати нового царя орлу вновь возвращены атрибуты законной власти — короны над головами, кроме того, появляется новая — третья корона, венчающая обе первых. 14 декабря 1667 года был обнародован указ царя Алексея Михайловича «О титуле царском и государственной печати». Описание последней выглядело так: «Орел двоеглавый есть герб державный Великого Госу-
Увлекательная геральдика Государственный орел на печати царя Алексея Михайловича Романова. По зарисовке Корба, сопровождавшего в 1698—1699 годах посла Священной Римской империи, который прибыл в Москву для переговоров о войне с Турцией. даря, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великия и Малые и Белые России Самодержца, Его Царского Величества Российского Царствия, на котором три коруны изображены, знаменующие три великия, Казанское, Астраханское, Сибирское славные Царства, покоряющиеся Богом хранимому и высочайшей Его Царского Величества милостивейшего Государя державе и повелению: на правой стороне орла три грады суть, а описанию в титле, Великие и Малые и Белые России, на левой стороне орла три грады своими писаньми, образуют Восточных, Западных и Северных; под орлом знак отчима и де- дича; а на персях изображение наследника: в пазногтех скипетр и яблоко собою являют милостивейшего Государя, Его Царское Величество Самодержца и Обладателя». Для более точного понимания расшифруем три старинных русских слова. «Грады» — это ограждения, окружности, в гербе — медальоны. «Пазногть» — последний, крайний сустав пальца или оконечность его. «Пи- сань» — рисунок. Обратим внимание: в гербе Алексея Михайловича символы православия, которые столь много места занимали в символике предшествовавших ему царей, сведены к минимуму. Крест мы обнаруживаем только на державе, но это не самостоятельный религиозный знак, а один из ат-
А. А. Щелоков рибутов царской власти. Точно так же и маленькие крестики на короне, венчающей обе головы орла. Трудно сказать, считает ли себя знатоком российской геральдики уже упоминавшийся нами господин Ю. Ку- шер, но объяснения многим историческим фактам в угоду современным реалиям он дает крайне оригинальные. «Снятие с герба церковных атрибутов, — читаем мы в официозе «Государственные символы и награды Российской Федерации», автором которого является Ю. Ку- шер, — воспринималось как знак единения народов России независимо от религиозных убеждений». Более надуманную интерпретацию истории трудно представить. Вопрос об общенациональном единении в царской России никогда не стоял. В официальных документах империи фигурировали понятия «верноподданные» или «подданные». Выражение «граждане России» — в юридический язык не входило. Законы четко делили общество по сословиям и национальным признакам. Дворяне, промышленники, купцы, мастеровые, крестьяне, казаки, инородцы, башкиры, киргизы и другие азиаты, туземцы Кавказского края, евреи... Это неполный перечень социального статуса населявших Россию людей, от которого зависели их права и преимущества. Обратимся за подтверждением к высочайше утвержденному императором положению «О награждении медалями» Российской империи. Итак, кто же мог быть представлен к пожалованию награды? «729. Кто в должности церковного старосты Православного исповедания, прослужив три трехлетия... 730. Избранный в должность Эконома Суздальского Богадельного Дома, если, прослужив три трехлетия... 731. Члены Орловской Судоходной депутации, про служившие пять лет с пользою и честию... 732. ...русские шкиперы или штурманы беспорочно прослужили в сем звании на кораблях, принадлежащих русским подданным, двенадцать лет... О
Увлекательная геральдика 733. Шкиперы и матросы Кавказской гребной флотилии... 734. Волостные старшины за беспорочное девятилетнее исправление должности... 735. Председатель волостного суда, волостные судьи, волостные старшины, их помощники и члены схода в Прибалтийских губерниях... 736. Башкиры... занимающие должности по выбору в волостном и сельском управлении. . награждаются золотыми и серебряными медалями, на основании особых правил. 739. Раввины, получившие почетные права купцов первой гильдии... 741. Состоящие при учрежденных от правительства еврейских учебных заведениях Почетные блюстители из евреев...» Такова благостная картина народного единения вне зависимости от религиозных убеждений под сенью орла, не держащего в лапе крест. Да, вот, кстати, еще один пункт положения о медалях. «Евреи, состоящие при Генерал-Губернаторах для исполнения особых поручений, приобретают усердною службою и оказанными по должности отличиями право на награждение медалями, но ни в коем случае не прежде пятнадцатилетнего срока служения». Только не подумайте, что это шутка. Сие установление записано в положение о медалях как пункт 740 и утверждено Законом империи от 3 июля 1850 года № 24 ст. 288 5 в. Теперь о том, почему на самом деле царь Алексей Михайлович изъял крест из лапы гербового орла. Правда в гом, что в борьбе за укрепление личной власти ему пришлось решительно пресечь попытку патриарха Никона уравнять в правах понятия «православие» и «самодержавие». В 1652 году, получив высший церковный титул, патриарх Никон возомнил, что «священная власть выше царской». Это сразу нашло отражение в тоне посланий и грамот
А. А. Щелоков При малолетних сыновьях царя Алексея Михайловича, претендентах на российский престол — Петре I и Иване V роль регентши исполняла их старшая сестра царевна Софья. В каждой лапе орла — по розе, и только у головы, обращенной на Запад, открытый клюв и язык показывают готовность отразить угрозу. 1680-е годы. священнослужителя, с которыми он обращался к подданным царя. Даже обращаясь к высоким государственным сановникам, он считал возможным писать: «От великого государя, святейшего Никона, патриарха московского и всея Руссии, на Вологду, воеводе князю Ухтомскому...» Цари никогда таких вольностей никому не прощали, поскольку делиться самодержавной властью ни с кем не намеревались. Попытка Никона считать себя «великим государем» обошлась ему дорого: «Тишайший» (так называли царя Алексея Михайловича) отправил дерзкого патриарха в ссылку. Спустя долгое время отчаявшийся Никон униженно писал царю: «Ради всех этих моих вин отвержен я в Ферапонтов монастырь шестой год, а как в келье затворен — тому четвертый год. Теперь я болен, наг и бос и креста на мне нет третий год, стыдно и в другую келию выйти, где хлебы пекут и кушанье готовят, потому что многие части зазорные не прикрыты; со всякой нужды келейной и недостатков оцыпжал, руки больны, левая бровь не подымается, на глазах бельма от чада и дыма, из зубов кровь идет смердящая и не терпят пи горячего, ни холодного, ни кислого, ноги пухнут...» Так и сгинул расстриженный патриарх в ссылке. После смерти царя Алексея Михайловича в 1676 году престол занял его 15-летний сын Федор Алексеевич, человек хилый и больной цингой. В 1682 году Федор умер. По-
Увлекательная геральдика еле его смерти патриарх вышел на крыльцо перед площадью Святого Спаса в Кремле и спросил толпу: кому из юных царевичей быть царем? А царевичей было двое — малолетние Иван и Петр. Патриарх благословил на царство 10-летнего Петра. Розы в лапах орла, которые туда вложила царевна Софья Алексеевна, нисколько не соответствовали ее тайным намерениям. Дочь царя Алексея Михайловича от брака с М.И. Милославской, она отличалась умом, сильной волей, энергией и честолюбием. После Московского восстания 1682 года ей удалось добиться наречения царем другого брата — Ивана. Сама Софья стала регентшей при обоих наследниках престола с явным намерением не уступать власти братьям. Первое столкновение Петра с сестрой произошло летом 1689 года. Опорой Софьи служило стрелецкое войско — плохо организованная и вольнолюбивая толпа, постоянно склонная к бунту, На стороне Петра стояли два «потешных» полка — Преображенский и Семеновский, организованные по европейскому образцу, дисциплинированные и обученные воинскому делу. В 1696 году царь Иван Алексеевич умер, и Петр стал единовластным царем России по праву. Два года спустя, когда Петр находился в Вене, туда пришло известие о бунте стрельцов в Москве. Во многом этому способствовала Софья, которая подбила их требовать возвращения ее «на державство». Вернувшись в Москву, Петр сам допросил Софью и ее сестру Марфу и начал казни бунтовщиков. В село Преображенское к Петру прибыл патриарх Адриан, чтобы просить царя о милости к стрельцам. Петр велел ему уйти обратно в Москву, объяснив, что исполняет свою обязанность и казнит злодеев, защищая народ и государство. 30 сентября 1698 года был казнен 201 человек, причем Петр лично отсек головы пятерым. 11 октября казнено 144 человека, 12—205, 13—141, 17—109, 18—63, 19—106, О
А. А. Щелоков Державный орел на Малой государственной печати Петра I уже мало похож на тощую птицу, какой ее рисовали во времена Алексея Михайловича. Мощная императорская корона буквально давит герб. В лапах орла — скипетр и держава. На груди — фигурный щит с изображением ездца, который поражает змея. Щит обрамляет цепь ордена Андрея Первозванного. 1721 г. 21—2 человека. Всего лишились голов 971 человек. Тела 195 казненных повесили перед окнами кельи, где в заточении содержалась Софья. Целых пять месяцев трупы казненных с мест казни не убирались. 10 марта 1699 года после возвращения из поездки в Западную Европу Петр I учредил орден Святого апостола Андрея Первозванного и сразу же украсил его цепью гербового орла. В 1721 году он высочайше повелел сменить царскую корону, венчавшую герб, на императорскую. Одновременно православный государь начал наводить порядок в религиозных учреждениях. В первую очередь законодательно ограничил самостийность патриархов. До него по инерции высокого положения патриархи старались употреблять свое влияние где только можно, порой вмешиваясь в государственные дела. Петр такую деятельность окончательно пресек. «Сохранилось известие, — читаем в «Истории России» СМ. Соловьева, — что английским купцам, изъявившим опасение, не будет ли патриарх сопротивляться табачной продаже, Петр сказал: «Не опасайтесь: я дал об этом указ и постараюсь, чтоб патриарх в табачные дела не мешался: он при мне
Увлекательная геральдика только блюститель веры, а не таможенный надзиратель». Император покусился на религиозные догматы и отменил пост для солдат, служивших в армии и на флоте. Обоснование такой необходимости было сделано Петром в убедительно доходчивой и остроумной форме: «Святое ваше распоряжение, — писал он А. Кикину, — пять недель снятков ржавых и воду — солдаты две недели употребляли, отчего невелика 1000 человек заболело и службы лишилось. Отчего принужден я закон ваш отставить и давать масло и мясо... Правда, когда бы шведов так кормить, дело б изрядно было, а нашим я не вотчим». (Кстати, сняток, или снеток — маленькая съедобная рыбка.) Именным указом Петр ликвидировал церковный орган управления — патриарший приказ. Ведение делами православной церкви было передано вновь созданному одному из высших органов управления России — Святейшему синоду, во главе которого был поставлен обер-прокурор. Петр решительно взялся за наведение порядка в монастырях, где в безделье распустились монахи. Он издал распоряжение: «В монастыри монахам и монахиням давать определенное число денег и хлеба в общежительст- во их, а вотчинами им и никакими угодьями не владеть». Затем последовало запрещение строить новые церкви без указа синода. Объяснялся запрет тем, что «всякому здравомыслящему известно, какое небрежение славе бо- жией в лишних церквах и множестве попов». В 1721 году Петр учредил должность герольдмейстера, в обязанности которого входил контроль за тем, чтобы дворянские дети не уклонялись от службы в армии. В период составления Табели о рангах в Сенате встал вопрос о гербах, «где и для чего, кому даваны». Решили для примера сыскать и выписать из латинских и польских книг сведения по интересующему вопросу. В 1722 году герольдмейстер Франциск де Санти, которому поручили привести государственный герб России к
А. А. Щелоков Иоанниты — члены ордена крестонос- цов-госпитальеров — исповедовали католицизм. Однако очень часто превыше религиозных верований у людей стоят материальные интересы. Потеряв в XVIII веке былое влияние и силу, госпитальеры обратились за поддержкой к православному русскому монарху — Павлу I. Тот принял под свое крыло воинствующих католиков и сразу ввел в свой герб символ ордена — Мальтийский крест. 1800 г. геральдическим стандартам, разместил на распахнутых крыльях орла гербы Великих княжеств и царств. Можно найти немало символов так называемой «петровской эпохи», но наиболее выразительные из них — монарший герб и знаменитая картина «Утро стрелецкой казни». Духовно-рыцарский орден иоаннитов (госпитальеров) был основан крестоносцами в Палестине в XII веке. Первоначально резиденция ордена помещалась в иерусалимском госпитале Святого Иоанна, служившего домом для паломников. В конце XIII века иоанниты ушли из Малой Азии и перебрались в Европу. В 1530 году орден иоаннитов получил в подарок от императора Священной Римской империи Карла V остров Мальту. Одной из целей, которую он ставил перед собой, было создание «Мировой христианской державы». Иоанниты могли стать одной из сил в осуществлении этой цели. Получив остров в свое владение, орден приобрел название Мальтийского и взял на себя обязательство охранять Средиземное море и его побережья от нападений турок и африканских пиратов. Со временем утративший влияние орден стал искать себе влиятельного покровителя. Выбор пал на русского императора Павла I.
Увлекательная геральдика В январе 1797 года государь издал указ об установлении Мальтийского ордена в России. 27 ноября 1797 года в Санкт-Петербург прибыл посол гроссмейстера ордена Святого Иоанна Иерусалимского граф Литта. Он привез Павлу I священные реликвии госпитальеров — крест и кольчугу крестоносца рыцаря Ла Валета. Возложив на себя регалии и обязанности Великого магистра ордена, Павел объявил его столицей Санкт-Петербург. И сразу один за другим появились высочайшие повеления императора. 12 февраля 1798 года издается постановление об отпуске на содержание командоров Мальтийского ордена ежегодно 84 000 рублей. 12 ноября того же года следует новое повеление об отпуске ежегодно 216 000 рублей на те же цели. 22 декабря издается указ о включении в титул императора слов: «и Великий Магистр Ордена Св. Иоанна Иерусалимского». Свое новое положение Павел I отразил в государственном гербе: двуглавый орел украсили восьмиконечным крестом, носившим название Мальтийского. 10 октября 1800 года царь издает указ «О даче нижним воинским чинам, вместо знаков отличия Св. Анны, Донатов ордена Св. Иоанна Иерусалимского». Интересная деталь, на которую не так уж часто обращают внимание историки. Принимая на себя обязанности Великого магистра католического ордена, православный монарх Павел I счел необходимым выяснить отношение папы римского Пия VI к этому событию. «Принятие Павлом, императором могущественного государства, сана Великого магистра древнего католического Ордена, — писал в позапрошлом веке историк И.К. Антошевский, — обещало большие выгоды римской курии. Вот почему Пий VI поспешил дать Павлу самый благоприятный ответ, в котором выражал свою радость и полное согласие на принятие им титула и обязанностей Великого магистра Мальтийского ордена». О
А. А. Щелоков 12 марта 1801 года Александр I, вступивший на русский престол, издал скорбный манифест, в котором содержались такие слова: «Объявляем всем верноподданным Нашим. Судьбам Вышняго угодно было прекратить жизнь любезного Родителя Нашего Государя Императора Павла Петровича, скончавшегося скоропостижно апоплексическим ударом...» Куда пришелся роковой удар и чья рука его нанесла, поскольку в деле было замешано имя Всевышнего, народу не сообщалось, однако новый государь тут же принялся выкорчевывать из государственной символики, как гражданской, так и военной, все, что в нее старательно внедрял его «любезный Родитель». 18 апреля 1801 года до верноподданных была доведена одобренная высочайшим повелением форма полного и сокращенного титулов нового императора, а также порядок титулования царя при письменных к нему обращениях. Начинаться письмо должно было так: « Всепресветлей- ший, Державнейший, Великий Государь Император Александр Павлович, Самодержец Всероссийский, Государь Всемилостивейший...» Заключать послание требовалось так: «Всемилостивейший Государь! Прошу Вашего Императорского Величества о сем моем прошении решение учинить...» Никаких вольностей верноподданным просителям гер- боносцы не позволяли. 21 апреля того же года Александр I издает указ о снятии с гербового орла креста Иоанна Иерусалимского, то есть Мальтийского. Промелькнул этот чужеродный русскому народу символ и канул в Лету! Поскольку державный орел был гербом конкретного русского царя, он на весь период его правления считался гербом государственным. По праву носителя государственной символики каждый новый император вносил в свой герб определенные новшества. За долгие годы существования двуглавый орел то опускал, то распушал, то приподнимал крылья, в его лапах появлялись то меч, то крест, то
Увлекательная геральдика лавровая ветвь, то горящий факел, то громовые стрелы. Всадник на коне, украшавший щит на груди герба, именовался то ездцом, то святым Георгием Победоносцем, который сперва скакал слева направо, позже справа налево. И каждое изменение вместе с объявлением полного и сокращенного титула царя закреплялось законом империи. Вот, к примеру, статья 59 Государственного закона 1882 года «О титуле Его Императорского Величества и Государственном гербе». Статья 59 Закона гласила: «Полный титул Императорского Величества есть следующий: «Божиею поспешествующей милостью, Мы ИМПЕРАТОР и САМОДЕРЖЕЦ ВСЕРОССИЙСКИЙ, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский; ЦАРЬ Казанский, ЦАРЬ Астраханский, ЦАРЬ Польский, ЦАРЬ Сибирский, ЦАРЬ Херсониса Таврического, ЦАРЬ Грузинский; Государь Псковский и ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ Смоленский, Литовский, Волынский, Подольский и Финляндский; КНЯЗЬ Эстляндский, Лифляндский, Курляндский и Семигаль- ский, Самогитский, Белостокский, Карельский, Тверской, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных; ГОСУДАРЬ и ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ Новгорода низовские земли, Черниговский; Рязанский, Полотский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондий- ский, Витебский, Мстиславский и всея северных страны ПОВЕЛИТЕЛЬ; и ГОСУДАРЬ Иверския, Картлинския и Кабардинския земли и области Армянския; Черкесских и Горских князей и иных НАСЛЕДНЫЙ ГОСУДАРЬ и ОБЛАДАТЕЛЬ; ГОСУДАРЬ Туркестанский; НАСЛЕДНИК Норвежский; ГЕРЦОГ Шлезвиг-Голыптейнский, Сторн- марский, Дитмарсенский и Ольденбургский, и прочая и прочая». Последние «исправления» в облик гербового орла внесло Временное правительство, созданное в ходе Февральской революции 1917 года. Державную чудо-птицу разжаловали в рядовые, сняв с нее все кресты, короны, скачущего Победоносца. ©
А. А. Щелоков Герб России на 250-рублевой банкноте образца 1917 года. Находилась в обращении и продолжала выпускаться советской властью до начала денежной реформы. В том же году Временное правительство подготовило образцы новых денежных знаков для России. На банкноте достоинством 250 рублей изображение гербового орла соединили со свастикой, на 1000-рублевых купюрах свастика обосновалась без орла. Возвращение двуглавого монархического орла, правда, лишенного цепи высшего ордена империи, произошло в наше время. Указом президента Б. Ельцина «О Государственном гербе Российской Федерации» 30 ноября 1993 года «В целях восстановления исторической символики Российского государства и принимая во внимание, что Государственный герб Российской Советской Федеративной Социалистической Республики утратил свое значение» стране был возвращен императорский орел. Вооруженные «научными» знаниями, специалисты, которые разрабатывали новую символику России, на практике доказали подчиненность геральдики политическому заказу. Понимая, что возрождение царской символики вызовет в обществе определенного рода реакцию, придворные геральдисты администрации Ельцина загодя встали на защиту новых символов. «Безосновательными и нелепыми представляются попытки обвинений в возрождении символов империи, приверженности монархизму и т.п., — пишет господин Ю. Ку- О
Увлекательная геральдика шер. — Все дело в том, как понимать монархизм вообще и что следует иметь в виду под монархизмом в данном конкретном случае: деятельность ли по восстановлению монархии, принадлежность ли к монархической партии, либо всего лишь выражение патриотизма и симпатий к определенного рода взглядам, связанным с многовековым прошлым Российского государства и его символами». Крайняя демагогичность подобных рассуждений вполне очевидна. Поменяйте слово «монархизм» на «фашизм», и поймете, что с логикой господина Кушера легко защитить внедрение в государственную практику свастики. Тем более что она у нас, хотя только на денежных знаках, уже появилась в 1917 году. Что же касается фактов, то они таковы. За годы советской власти, желает кто-то это признавать или нет, Россия начисто утратила почти все из того, что символизировал самодержавный орел до 1917 года. Сегодня никто не сможет доказательно опровергнуть гот факт, что большинство административных преобразований в России после падения СССР и потери верховной власти временщиком Горбачевым происходило в направлении укрепления самовластия Бориса Ельцина и его «семьи». Да, Ельцин и сам не скрывал этого и в крепком подпитии в перерывах между дирижированием немецким оркестром не раз говорил о себе, как о царе Борисе. Под царя Бориса строилась и вся новая государственная символика. Услужливые специалисты по геральдическим вопросам вытравляли из государственной эмблематики все, что свидетельствовало о светском, демократическом, многонациональном обществе, и внедряли в практику самодержавную, уже однажды отринутую историей символику. Был ли в этом определенный замысел? Скорее всего, был. Символы не выбирают случайно. Всякий раз выбор делается в пользу того геральдического знака, который свидетельствует не о прошлом, а о будущем его выбираю-
А. А. Щелоков щих, об их устремлениях вперед во времени и пространстве. Бритоголовый парень, несколько раз оглянувшись, торопливо малюет на стене дома черную свастику. Это не память о прошлом. Это взгляд вперед, намек на то, к чему стремятся бритоголовые, чего ждут, на что надеются. На государственном гербе Франции начертаны слова «Свобода. Равенство. Братство». Это знак гарантии того, что народ и государство хотят сохранить в настоящем и будущем идеалы, завоеванные в годы Великой французской революции. Девиз прошел через века, вошел в кровь и сознание французов и остается актуальным по сей день. Свобода. Равенство. Братство. Это краеугольный камень, который должен лежать в фундаменте каждой демократии. Менее двух недель спустя после утверждения Ельциным российского герба, а именно 12 декабря 1993 года, была принята Конституция Российской Федерации. В ней есть статья 70, которая установила, что «Государственный флаг, герб и гимн Российской Федерации, их описание и порядок использования устанавливается федеральным конституционным законом». Этот нормативный правовой акт должен быть принят квалифицированным большинством Федерального собрания и только после этого его мог подписать президент. Федеральный конституционный закон о государственных символах РФ был принят Государственной думой 8 декабря 2000 года, 20 декабря его принял Совет Федерации, 20 декабря подписал президент. Все хорошо, верно? Но теперь сопоставим даты: 1993—2000 гг. Выходит, что демократическое правовое государство семь лет существовало без легитимных государственных символов. Людей постепенно приучали без сопротивления воспринимать символы монархии. И приучили! Под гербом, подаренным обществу в нарушение закона, семь лет работал гарант Конституции. Под ним все это время принимал решения Конститу- О
Увлекательная геральдика >6. Государственный герб Российской Федерации представляет собой изображение золотого двуглавого орла, помешенного на красном геральдическом щито, над орлом — три исторические ко- I» ми Петра Великого (над головами — две малые и над ними — одна большого размера); в лапах орла — скипетр и держава, на груди орла на красном щите — iiLdAHHK, поражающий копьем дракона». Mi Федерального конституционного закона от 25 декабря 2000 г. № 2 ФКЗ. ционный суд Российской Федерации, работал Верховный суд России, заседало Федеральное собрание. Правовое у нас государство, как ни крути! Все под контролем! Традиции уходят корнями в глубины прошлого. Если эти корни подорваны и общество без малого век жило в системе другой идеологии и общественных идеалов, традиции восстановить нельзя. Они не прорастут и не дадут благодарных плодов. Поэтому возвращение символов монархии в России подрывает веру в то, что идеалом нашей власти является демократия. Я не верю, что господин президент Российской Федерации, каким бы он ни был по счету на этом посту и какую бы фамилию ни носил, но перед которым при появлении на публике в торжественном зале открывают вызолоченные сверху донизу царские двери с монархическими символами, исповедует идеалы демократии. Я не верю, что господин, какие бы убеждения он ни имел, восседающий в своем кабинете под державным царским орлом, искренне считает себя лицом, избранным народом на определенный срок и не пытается укрепить свое бессменное единовластие. Я не верю, что конногвардейский караул в регалиях позапрошлого века, выделывающий пируэты на Соборной площади Кремля, — это только шоу для туристов.
А. А. Щелоков Зато я верю, что стремление закрепить монархические идеи в неокрепшем сознании общества, желание не дать прорасти убеждениям подлинно демократическим, отвергающим самовластие под лозунгами обновленной монархии и просвещенного православия — это осознанные шаги нашей нынешней, далеко не народной власти. Я не называю фамилий господ, осуществляющих сегодня эту власть, не из боязни их задеть. Дело не в фамилиях. Они могут меняться, но пока гарант Конституции демократической России будет окружен символами монархии, которые отвергнуты в 1917 году отнюдь не большевиками, а представителями буржуазии и российской интеллигенции, правительствами князя Львова и Керенского, подлинного утверждения гражданского общества в нашей стране ждать бессмысленно. Стоило бы платным геральдистам государства Российского задуматься над тем, почему в тот момент, когда при полном молчании русского населения гербы коренных российских регионов украшаются императорскими коро- Новые гербы Республики Калмыкия — Хальм-Тантч и Карачаево-Черкесской Республики. Вся их символика подчеркивает суверенитет, свободомыслие, раскрепощенность народа, веру в будущее и полную независимость от монархической символики центра. Не обнаруживается этой зависимости и во всех гербах национальных субъектов Федерации. Случайно ли?
Увлекательная геральдика нами, все национальные субъекты Федерации решительно отвергли старую геральдику и заменили ее новой, национальной по форме и демократической по содержанию. Если вдуматься, именно здесь сегодня пролегает пока что еще тонкая трещина между властью верховной в центре и гражданским самосознанием на местах. Давайте представим, каким может быть отношение людей с демократическими взглядами к стране, где вольные региональные гербы власть прикрыла императорской короной, тенью нависающей над ними с общегосударственного герба. ПРОКЛЯТИЕ ТРЕХГЛАВОГО ОРЛА О восторженной оценке российского имперского орла, которую дал ему господин Ю. Кушер, мы уже говорили. Он утверждает, что «Орел, как известно, существо дневное, солнечное. Его глаза могут не мигая смотреть на Солнце. Он по своей природе является символом Аня и Света». Но так ли уж однозначна оценка этого символа, рисуемого на гербах? Вот лишь одно только мнение на этот счет. Его высказал великий гуманист эпохи Возрождения Эразм Роттердамский A469—-1536). Ему принадлежат такие слова: «Из всех птиц какой-то мудрый человек выбрал орла для обозначения королевской власти, птицу, не обладающую ни красотой, ни голосом, не пригодную в пищу, но прожорливую, ненасытную, ненавидящую все, бедствие для всех, обладающую удивительным искусством приносить вред, только из прихоти делать это». В письме своей дочери, датированном 1784 годом, Бенд-
А. А. Щелоков жамин Франклин (да, тот самый, что глядит на мир с банкноты США номиналом 100 долларов) писал: «Я не хотел бы, чтобы орел был выбран представлять нашу страну; это птица с плохими моральными чертами; она не зарабатывает средства к существованию честно... как и те среди людей, которые грабят и убивают, в конечном счете она не имеет ничего и часто гибнет. Кроме того, она довольно труслива...» И это все об орле — символе королевской, императорской власти, а уж что говорить, если на своем гербе такой символ помещает власть демократическая или, во всяком случае, таковой себя считающая. Итак, орел — символ. Утверждается, что эта птица в христианстве символизирует божественное вдохновение и духовную силу. Чтобы выяснить справедливость подобного утверждения, обратимся к первоисточнику — к Священному Писанию, к Библии. Слово «апокалипсис» в наше время не слыхал разве что самый ленивый. С легкой руки Генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева, посредственно знающего отечественную историю и русский язык, понятия «апокалипсис» и «мировая ядерная война», которая может привести к уничтожению человечества, стали почти синонимами. Между тем слово «апокалипсис», переведенное с греческого на чистый и грамотный русский язык, означает всего лишь «откровение». Объясняя смысл этого слова, Владимир Даль писал: «Откровение — открытие, просветление свыше, открытие истин, до коих человек умом своим не доходит; зачатки понятий и убеждений духовных или нравственных». И далее приводит пример: «Откровение пророков, вдохновение, вразумление, наитие, вразумление свыше. Откровение свят. Иоанна Богослова, Апокалипсис». Битва добра со злом, в которой якобы погибнет человечество, в Апокалипсисе Иоанна Богослова названа Армагеддоном. Ничего похожего, верно?
Увлекательная геральдика Владимир Даль не случайно выделил курсивом слова «откровение пророков», поскольку за долгие годы существования религий иудаизма и христианства апокалипсисы, обращенные к верующим, их духовные пастыри выдавали не раз и не два. На протяжении долгого времени наряду с откровениями Иоанна Богослова, которым особое значение придает христианская церковь, не меньшей популярностью пользовались предсказания иудейского пророка Ездры, которые вошли в его Третью книгу. Какое же откровение поведал этот пророк будущим поколениям? Итак, «Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета». Российское Библейское общество. Москва. 2001. Третья книга Ездры. 16 глав. Стр. 963—987. Читаем. «ПИ видел я сон, и вот, поднялся с моря орел, у которого было двенадцать крыльев пернатых и три головы. 2 И видел я: вот, он распростирал крылья свои над всею землею, и все ветры небесные дули в него и собирались облака. 3 И видел я, что из перьев его выходили другие малые перья и из тех выходили еще меньшие и короткие. 4 Головы его покоились, и средняя голова была больше других голов, но тоже покоилась с ними. 5 И видел я: вот орел летал на крыльях своих и царствовал над землею и всеми обитателями ее. 6 И видел я, что все поднебесное было покорно ему, и никто не сопротивлялся ему, ни одна из тварей, существующих на земле. 7 И вот орел стал на свои когти и испустил голос к перьям своим и сказал: 8 Не бодрствуйте все вместе; спите каждое на своем месте, и бодрствуйте поочередно. 9 А головы пусть сохраняются на последнее время. 10 Видел я, что голос его исходил не из голов его, а из середины тела его. 11 Я сосчитал малые перья его; их было восемь. 12 И вот, с правой стороны поднялось одно перо и воцарилось над всей землею, 13 и когда воцарилось, пришел конец его, и не видно стало места его; потом поднялось другое перо и царствовало; О
А. А. Щелоков это владычествовало долгое время. 14 Когда оно царствовало и приблизился конец его, чтобы оно так же исчезло, как и первое, 15 и вот слышен был голос, говорящий ему: 16 слушай ты, которое столько времени обладало землею! Вот что я возвещаю тебе, прежде нежели начнешь исчезать: 17 никто после тебя не будет владычествовать столько времени, как ты, и даже половины того. 18 И поднялось третье перо и владычествовало, как и прежние, но исчезло и оно. 19 Так было и со всеми другими: они владычествовали и потом исчезали навсегда. 20 Я видел, что по времени с правой стороны поднимались следующие перья, чтобы и им иметь начальство, и некоторые из них начальствовали, но тот час исчезали; 21 иные же из них поднимались, но не получали начальства. 22 После сего не являлись более двенадцать перьев, ни два малых пера; 23 и не осталось в теле орла ничего, кроме двух голов, покоившихся, и шести малых перьев. 24 Я видел, и вот, из шести малых перьев отделились два и остались под головою, которая была с правой стороны, а четыре остались на своем месте. 25 Потом подкрыльные перья покушались подняться и начальствовать; 26 и вот, одно поднялось, но тотчас исчезло; 27 а следующие исчезли еще скорее, нежели прежние. 28 И видел я: вот, два оставшихся пера покушались так же царствовать. 29 Когда они покушались, одна из покоящихся голов, которая была средняя, пробудилась, и она была более других двух голов. 30 И видел я, что другие две головы соединились с нею. 31 И эта голова, обратившись с теми, которые были соединены с нею, пожрали два подкрыльных пера, которые покушались царствовать. 32 Эта голова устрашила всю землю и владычествовала над обитателями земли с великим угнетением, и удерживала власть на всем земном шаре более всех крыльев, которые были. 33 После того я видел, что и средняя голова внезапно исчезла, как и крылья; 34 оставались две головы, которые подобным образом царствовали на земле и над ее обитателями. 35 И вот, голова с правой стороны пожрала ту, которая была с левой. 36 И слышал я голос,
Увлекательная геральдика говорящий мне: смотри перед собою, и размышляй о том, что видишь. 37 И видел я: вот, как бы лев, выбежавший из леса и рыкающий, испустил человеческий голос к орлу и сказал: 38 слушай, что я буду говорить тебе и что скажет тебе Всевышний: 39 не ты ли оставшийся из числа четырех животных, которых Я поставил царствовать в веке Моем, чтобы через них пришел конец времен тех? 40 И четвертое из них пришло, победило всех прежде бывших животных и держало век в большом трепете и всю вселенную в лютом угнетении, и с тягостнейшим утеснением подвластных, и столь долгое время обитало на земле с коварством. 41 Ты судил землю не по правде; 42 ты утеснял кротких, обижал миролюбивых, любил лжецов, разорял жилища тех, которые приносили пользу, и разрушал стены тех, которые не делали тебе вреда. 43 И взошла ко Всевышнему обида твоя, и гордыня твоя — к Крепкому. 44 И воззрел Всевышний на времена гордыни, и вот, они кончились, и исполнилась мера злодейства ее. 45 Поэтому исчезни ты, орел, с страшными крыльями твоими, с гнусными перьями твоими, со злыми головами твоими, с жестокими когтями твоими и со всем негодным телом твоим, 46 чтобы отдохнула вся земля и освободилась от твоего насилия, и надеялась на суд и милосердие своего Создателя. 12 Когда лев говорил к орлу эти слова, я увидел, 2 что не являлась больше голова, которая оставалась вместе с четырьмя крыльями, которые перешли к ней и поднимались, чтобы царствовать, но которых царство было слабо и исполнено возмущений. 3 И я видел, и вот они исчезли, и все тело орла сгорало, и ужаснулась земля, и я от тревоги, исступления ума и от великого страха пробудился...» Далее, как и положено канонами библейских апокалипсисов, пророк Ездра объясняет суть видений, причудившихся ему в вещем сне. «13 Вот, приходят дни, когда восстанет на земле царство, более страшное, нежели все царства бывшие до него. 14 В нем будут царствовать один после другого, двенадцать царей. 15 Второй из них начнет царствовать и удер-
А. А. Щелоков жит власть более продолжительное время, нежели прочие двенадцать, 16 Таково значение двенадцати крыльев, виденных тобою. 17 А что ты слышал говоривший голос, исходящий не от голов орла, но из середины тела его, 18 это означает, что после времени того царства произойдут немалые распри, и царство подвергнется опасности падения; но оно не падет тогда, а восстановится в первоначальное состояние свое. 19 А что ты видел восемь малых подкрыльных перьев, соединенных с крыльями, это означает, 20 что восстанут в царстве восемь царей, которых времена будут легки и годы скоротечны и два из них погибнут. 21 Когда будет приближаться среднее время, четыре сохранятся до того времени, когда будет близок конец его: а два сохранятся до конца. 22 А что видел три головы покоящиеся, это означает, 23 что в последние дни царства Всевышний воздвигнет три царства и покорит им многие другие, и они будут владычествовать над землею и обитателями ее 24 с большим утеснением, нежели все прежде бывшие; поэтому они и названы головами орла, 25 ибо они-то довершат беззакония его и положат конец ему. 26 А что ты видел, что большая голова не являлась более, означает, что один из царей умрет в постели своей, впрочем с мучением, 27 а двух остальных пожрет меч; 28 меч одного пожрет того, который с ним, но и он впоследствии времени умрет от меча». Если не принимать во внимание небрежность церковных редакторов, приписавших пророку, который жил в V веке, слова о голове орла, которая «устрашила всю землю и владычествовала над обитателями земли с великим угнетением и удерживала власть на всем земном шаре», текст пророчества достаточно ясен. Вот только понятие «земной шар» появилось на много веков позже того времени, когда жил пророк Ездра, один из признанных авторов Священного Писания. Его первая книга входит в основной состав Библии и, следовательно, является канонической, божественной и богодухновенной. Вторая и Третья книги Ездры переведены на русский язык с латинского
Увлекательная геральдика оригинала и каноническими не признаются, хотя в состав православного Священного Писания входят. Знали ли об >тих пророчествах православные богословы России в прошлом? Да, конечно, знали и потому обвиняли церковные власти в том, что вместо льва они поклоняются орлу, совершая грех перед Христом. «Лев ту стал орел, — писалось в Четьих минеях Дмитрия Ростовского, — ин бог и двоеглавый змей. Сему орлу вы и покланяетеся». Любые пророчества всегда туманны, и это дает каждому право толковать их самыми различными способами и привязывать к тем временам и фактам, которые совпадают с приводимыми в откровениях. Выделим главное из сказанного Ездрой. Это будет судьба трехглавого Орла, которого пожрет Лев. В начале этой главы приведен рисунок именно такого орла-урода, какого и придумать-то непросто. И все же он есть как есть. Причем это герб. Более того, герб царства Российского, относящийся к эпохе правления Алексея Михайловича. Возник герб как отклик на радостное событие объединения Украины с Россией. Три головы орла на длинных худых шеях должны были символизировать соединение воедино духа и силы трех частей Руси — Великой, Малой и Белой. Герб в таком виде существовал недолго. Среднюю голову (по-видимому, Великорусскую) вскоре лишили плотской основы и оставили для нее лишь пустое место, над которым поместили большую корону. Но трехголовое чудовище в стране, исповедовавшей христианство, запомнилось и подготовило почву для неблагоприятных по отношению к российскому самодержавию толкований. Государственные гербы так или иначе связаны с нашими судьбами и влияют на них. Мой дед Федор Иванович Собченко под царским орлом служил простым солдатом и всегда был на хорошем счету. А вот в 1938 году, когда ему, имевшему лишь начальное образование и никогда не состоявшему в партии, исполнилось 65 лет, самые бдительные в мире сотрудники НКВД объяснили, что был он
А. А. Щелоков «врагом народа». Деда, работавшего дежурным пожарной охраны в учебном комбинате Московского трамвайного треста, осудили по статье 58 УК РСФСР и расстреляли. Я бы не стал вспоминать эту историю, если бы много лет спустя опять же самая справедливая в мире советская прокуратура вдруг не выяснила, что дед был не врагом, а другом народа, и потому полностью восстановила его доброе имя в правах. А похоронен его прах по случайности на Донском кладбище в той же яме, куда бросили «невостребованный» прах известного советского маршала К.В. Блюхера. Так вот, дед, Федор Иванович, будучи атеистом, дружил с неким Досифеем, стариком-сектантом, который исповедовал какую-то особую разновидность христианства. В какую уж там он впал ересь, не представляю, но то, что Священное Писание знал, сомнений у меня нет. Оба деда не очень-то жаловали власть вообще, считали «окаянной» и старую — царскую, и новую — советскую. Федор Иванович называл царскую «неметчиной», а Доси- фей именовал ее «властью антихриста». Парадокс? Возможно, но причины его лежали в глубоком начетничестве Досифея. Библию он не только прочитал, но многое из нее знал наизусть и толковал по-своему однозначно, отметая любые возражения и сомнения Федора Ивановича. «Как записано в скрижалях, — говорил Досифей, — так и понимать положено. Даром говорят: что пером написано, топором не вырубить». А толкования свои Досифей укладывал в канву истории, как в гробик, точно сколоченный по мерке усопшего. «Первую, главную голову, — говорил Досифей, — Орлу нашему обломал Лев пустыни, сиречь Наполеон Бонапарт. Бонапарт у него было прозвищем людским, а Наполеон в точности означает — Великий лев пустыни. Ведь как ни смотри, не было еще у России с ее тремя головами — Киевом, Москвой и Петроградом, головы большей, чем средняя. Ее-то и сжег огнем Великий лев пустыни. Не поняли этого предостережения ни власть царская, ни духовная. Ох, не поняли. Как дотоле велось на Руси, так все
Увлекательная геральдика и осталось. Судили не по правде. Утесняли кротких. Обижали миролюбивых. Дождались нового пришествия зверей окаянных. Выбежал из леса рыкающий Лев иной, более прежнего лютый. Кто не глуп был, тот понимал, кто не слеп, тот видел, — этим зверем был князь Львов. Он скру- гил орлу первую голову, главную, императорскую. За ним появился Лев иной, сын Давида царя иудейского, сиречь Лев Давидович Троцкий. И где теперь орел с тремя головами?» Имена, которые назвал Досифей, мне в те годы знакомы не были. Лишь потом я узнал, что князь Георгий Львов после отречения императора Николая II от власти возглавил Временное правительство, а Лев Троцкий был Председателем революционного Совета Республики, народным комиссаром по военным и морским делам первого советского правительства. И еще тогда посоветовал Досифей моему деду наизусть выучить статью пятьдесят восемь. — Имеешь в виду Уголовный кодекс? — высказал догадку Федор Иванович, поскольку цифра 58 в то время была известна всем без исключения. — Так-то ответственность за контрреволюцию. А какой из меня, старика, враг власти? — Пятьдесят восьмая уголовная статья имеет смысл многообобщающий, — пояснил Досифей. — Иосиф Виссарионович Джугашвили-Сталин кончал духовную семинарию, уж он знает предвиденье. Потому у статьи номер в Уголовном кодексе совсем не случайный, чтобы то понять, ты в Псалтырь загляни. Жизнь полна необъяснимых символов и странных совпадений. Федора Ивановича объявили врагом ни за что ни про что. А начало псалма 58-го из Псалтири, одинаково признающейся иудеями и христианами, звучит так: «Избавь меня от врагов, Боже мой! Защити меня от восстающих на меня; избавь меня от делающих беззаконие; спаси от кровожадных, ибо вот, они подстерегают душу мою; собираются на меня сильные не за преступле- О
А. А. Щелоков ние мое и не за грех мой, Господи; без вины моей сбегаются и вооружаются, подвигнись на помощь мне и воззри». Прошло время. «Золотой двуглавый Орел, — восторженно возвестил миру официальный толкователь государственных символов Российской Федерации господин Ю. Кушер, — увенчанный тремя историческими коронами Петра Великого, вновь воспарил над обновляющейся страной, излучая теплый солнечный свет и вселяя в души ее граждан, всех, кому небезразлична судьба России, извечные Веру, Надежду, Любовь». Несколько веков герольдмейстеры царского двора объясняли символику трех корон (трех голов) российского орла как символ православия — Святую Троицу. Позже оказалось, что три короны — это единение трех Царств в составе России — Казанского, Астраханского, Сибирского. Наконец, мнения геральдистов сошлись на том, что герб обозначает единство Великой, Малой и Белой Руси. Потом пришел час, определенный историей, и все головы слетели одна за другой. В конце XX века распался Союз нерушимый республик свободных. Пошли своим путем Малая и Белая Русь. И вот старательные специалисты геральдики новой России дают новую трактовку символики корон и голов орла: «В современном прочтении на Государственном гербе Российской Федерации (они) могут рассматриваться... как символы трех ветвей власти — исполнительной, представительной и судебной». Оказывается, символы, как и идеи, можно менять и на ходу приспосабливать к каким угодно обстоятельствам. Новый герб России увидел свет в 1993 году. Экземпляр Третьей книги пророка Ездры, к которому я обращался, опубликован в 2001 году. Свое вдохновенное повествование об истории двуглавого орла Ю. Кушер предварил таким четверостишием: Везде орел, везде с ним слава! Везде он гордый, впереди — Крестом увенчана держава, Святой Георгий на груди.
Увлекательная геральдика Мне эту историю захотелось окончить иным стихотворением. Оно называлось «Двуглавый орел», было написано известным поэтом В. Курочкиным и опубликовано в 1857 году. Я нашел, друзья, нашел, Кто виновник бестолковый Наших бед и наших зол. Виноват во всем гербовый, Двуязычный, двуголовый, Всероссийский наш орел. Я сошлюсь на народное слово, На великую мудрость веков: Двуголовье — эмблема, основа Всех убийц, идиотов, воров. Не вступая и в споры с глупцами, При смущающих душу речах, Сколько раз говорили вы сами: «Да никак ты о двух головах!» Оттого мы несчастливы, братья, Оттого мы и горькую пьем, Что у нас каждый штоф за печатью Заклеймен двуголовым орлом. Наш брат русский — уж если напьется, Нет ни связи, ни смысла в речах: То целуется он, то дерется — Оттого что о двух головах. Взятки — свойство гражданского мира, Ведь у наших чиновных ребят На обоих бортах вицмундира По шести двуголовых орлят. Ну! И спит идиот безголовый — Пред зерцалом, внушающим страх — А уж грабит, так грабит здорово Наш чиновник о двух головах. Правды нет оттого в русском мире, Недосмотры везде оттого, Что всевидящих глаз в нем четыре,
А. А. Щелоков Да не видят они ничего; Оттого мы к шпионству привычны, Оттого мы храбры на словах, Что мы все, господа, двуязычны, Как орел наш о двух головах. Я нашел, друзья, нашел, Кто виновник бестолковый Наших бедствий, наших зол. Виноват во всем гербовый, Двуязычный, двуголовый, Всероссийский наш орел. (К сведению трех властей — исполнительной, представительной и судебной — последнее стихотворение мной, как и его автором, полностью отнесено к тому, старому орлу из далекого прошлого. Наш-то нынешний, он другой, если верить всему, что о нем сказано современными официальными геральдистами: он демократический, а наши чиновники не взяточники и грабители, и к шпионству мы непривычны... Короче говоря, с нашим орлом все не так!) ГЕРАЛЬДИКА ПОМОГАЕТ ПОНЯТЬ ПРОШЛОЕ Имея самые общие представления об основах построения гербов, еще раз взглянем на уже известный нам символ Московии, который приведен в начале книги. Сразу обратим внимание на основную, центральную часть композиции — щит. И увидим, что по форме он французский. Древние русские червленые щиты, описанные в летописях и не раз изображавшиеся на исторических батальных полотнах, имели собственную, отличную от других конфигурацию. Неужели очередное заимствование? Мысли такого рода посещали не только нас. Вот цитата из книги Александра Лакиера «Русская геральдика», изданной в 1855 году:
Увлекательная геральдика «.Общее, преобладающее у нас мнение о происхождении русских гербов, о входящих в них эмблемах, равно как и геральдических атрибутах, состоит в том, что наши гербы заимствованы из Западной Европы. С первого раза мнение это кажется таким правдоподобным, что мы считаем долгом оговориться: внешние атрибуты для герба, форма щита и краски не наши и, конечно, перешли к нам с Запада; но идея гербов Русских, в отличие от гербов Западной Европы, иная». Что же имел в виду Александр Лакиер, когда писал о «русской идее» гербов? Прежде всего, что некоторые русские гербы родились в седой русской старине и никакого влияния Запада на себе не испытали и признаков заимствования не несли. Для доказательства обратимся к геральдическим знакам, которые принадлежат к самой ранней, сохранившейся в документальных свидетельствах, поре развития российской государственности. Вот две печати с гербовыми изображениями, которыми скреплялись важные документы и договора, заключавшиеся Великим Новгородом. Обе они взяты нами из книги П.П. фон Винклера «Гербы городов, губерний, областей и посадов Российской империи, внесенные в полное собрание законов с 1649 по 1900 год». Как видим, центральное место в обоих случаях отведено изображению типично геральдического животного. В одном случае у него голова лошади, ноги льва, раздвоенный хвост. Во втором — животное имеет еще более фантастические черты и трудно поддается определению. ПОД ¦YbBt/N fOHOBd Новгородская печать с договорной грамоты 1461 года. Печать Великого Новгорода 1426 года.
А. А. Щелоков На оборотных сторонах надписи. В первом случае: «печать Новгородцкая», в другом — «печать Великого Нова- город». Животные обращены влево, а не вправо, как то было принято правилами европейской геральдики. Можно спросить: тогда почему влияние Запада вдруг так ярко проявилось в русских гербах более позднего происхождения? История дает точный ответ на такой вопрос. В 1722 году император Петр I ввел в государстве должность герольдмейстера. Ему вменялось в обязанность составлять гербы «всем обер-офицерам, затем дворянам, хотя и не служившим в военной службе, но могущим доказать дворянство за сто лет». Кроме того, герольдмейстеру поручили провести унификацию всех русских старинных гербов с тем, чтобы они отвечали единым государственным требованиям. «Товарищем» герольдмейстера, то есть его помощником, назначили графа Франциска Санти, уроженца Пьемонта. Он-то и внес в русскую геральдику французский дух. И нет, между прочим, в том ничего плохого, поскольку граф Санти, человек с достаточно развитым художественным вкусом, уважительно относился к русской культуре и не менял самобытной природы старых гербов, а лишь сохранял ее и развивал. «Офранцузивание», если так можно сказать, коснулось только обрамления, в которое Санти ввел западноевропейскую пышность — шлемы, наметы, мантии и другие декоративные элементы. Санти составил проекты ряда новых городских гербов и унифицировал старые. Всего, как писалось, «137 из 220 потребных». Теперь рассмотрим еще одно утверждение А. Лакие- ра. Прав ли он, говоря, что «идея гербов Русских иная»? В Западной Европе гербы возникали как обязательная принадлежность рыцарства, войн и сражений. Они вобрали в себя главным образом элементы, которые символизировали угрозу и предупреждения (вспомним девиз рыцаря де Буагильбера «Берегись ворона» или де Бефа «Берегись, вот я»), силу и неизбежность возмездия за обиду,
Увлекательная геральдика грозность и ярость, свирепость и неукротимость. Россия в гербах своих территорий в полной мере сумела подчерк- нугь миролюбивый характер устремлений, возвела на геральдический щит символы и плоды сельского и промышленного труда. На гербе Кузнецка Саратовской губернии видим наковальню, клещи, молоток, «понеже сей город наполнен кузнецами, от которого рукоделия и свое имя получил». Зеленое поле надежды в гербе Серпейска украшала пара скрещенных серпов. Уездному городу Веневу Тульской губернии в 1778 году был пожалован герб, центр которого украшала «хлебная, златая мера, изъявляющая хлебный торг сего города». Герб Мещовска изображает «три колоса златые, поставленные стропилом концами вверх, показующие пло- доносие окружных полей». В гербе Пензы — три стоящих золотых снопа. Кстати, могут ли сами пензенцы назвать, какие именно злаки собраны в эти символические снопы? При нынешнем уровне наших знаний истории вряд ли. Между тем создатели герба точно указали, что один сноп пшеничный, другой — ячменный и третий — просяной. Вот так! Короче, русская самобытность по воле иноземного герольда оказалась оправленной в рамки западных канонов, но от этого российской наша геральдика быть не перестала! Вот уж поистине немыслимое сочетание фигур простого крестьянского и промышленного труда для герольдов западного рыцарства! Интерес к прошлому, к русской исторической символике существует в обществе давно. Поэтому, когда в годы советской власти начался выпуск металлических красочных значков с гербами губерний, уездов и городов, их коллекционирование явилось новым массовым направлением собирательства. И сразу, как это часто бывало, в дело тут же вмешались вездесущие цензоры, которым поручалось блюсти «чистоту» взглядов, предписанных штат-
А. А. Щелоков Герб заштатного города Серпейска Калужской губернии. Описание: «В 1еленом поле два серебряных серпа, вместе сложенные, со златыми рукоятками, изъявляющие самое имя сего города». 1777 г. ными идеологами из Кремля. С гербов, которые готовились по историческим образцам, усилиями учреждений, имевших право цензуры, решительно удаляли символы самодержавия и религии. Убирали императорские короны, кресты, изображения святых и т.д. Может показаться смешным, но запрещалось изображать любые геральдические символы, которые малообразованным цензорам казались крамольными. Так, в городских коронах, с явными следами кирпичной кладки, нет ничего «самодержавного», тем не менее, воспроизводить их не дозволялось. В Советском Казахстане бдительные националистически настроенные идеологи, которые обслуживали всесильного казахского коммунистического хана XX века Динмухамеда Кунаева, запретили выпуск герба города- крепости Верный (ныне Алма-Ата). Будто не было подобной крепости в истории, и мир переменился после революции настолько, что о прошлом ни говорить, ни вспоминать нельзя. В настоящее время, когда сняты все препоны перед историческими исследованиями, интерес к геральдике вновь заметно вырос, и коллекционированием исторических российских гербов занимаются тысячи увлеченных людей. Теперь снова вернемся к гербу Московии. Постараемся разобраться, кто же там скачет на белом коне? Такой вопрос интересовал не только нас. Поисками О
Увлекательная геральдика правильного ответа на него занимались многие исследо- натели тайн русской геральдики. Ими и было установлено, что во всех письменных источниках до времен царя Алексея Михайловича включительно (то есть до последней четверти XVII столетия) всадник на коне с копьем в руке на московских печатях, как и на монетах «московках», именовался «князем на коне с копьем» или просто ездцом». Никакой мистики, никакой церковной символики, которую стали усиленно вкладывать в фигуру кава- \сриста в более позднее время и продолжают это делать даже сейчас. С этой точки зрения интересен такой факт. В XVI веке царь Иван Васильевич, то есть Иван Грозный, прислал i рамоту Александрийскому патриарху. Тот стал с интересом разглядывать печать, скреплявшую послание. Увидел «ездца» и спросил: «На этой печати на коне благоверный царь?» — «Государь на коне», — ответил ему архиепископ Новгородский Геннадий, который по поручению царя сопровождал грамоту адресату. Еще один факт. В «Славянской Библии», которая издана в 1663 году, помещен герб. Это двуглавый орел, а в середине всадник с бородой в царской короне. Под ногами коня пораженный копьем дракон. По кругу, обрамляющему герб, начертаны буквы: В.Г.Ц.В.К.А.М.В.В.М.Б.Р.С. Сокращения подобного рода обычны для старинных монет и медалей. И не только русских, но и иностранных. Читаются буквы так: «Великий Государь, Царь, Великий Князь Алексей Михайлович всея Великия, Малые, Белые России Самодержец». Теперь рассмотрим доказательства вещественные, которые сохранили для нас архивы в различного рода документах. Вот две старинные печати с геральдическими рисунками. Левая, принадлежавшая городу Нежину, приложена 14 октября 1691 года к
А. А. Щелоков свидетельству, которое удостоверяло, что некий еврей Иосиф Познанский принял православие и стал христианином. Вторая печать значительно выше по своему статусу. Она от имени царя и великого князя Василия Ивановича приложена к договору, который был заключен им с Максимилианом, императором Священной Римской империи в 1514 году. Рассмотрим оба рисунка. Внимательный наблюдатель сразу увидит весьма существенную разницу между ними. На нежинской печати голову всадника окружает нимб — сияние, по которому отличали святых от простых смертных. На печати Василия Ивановича такого нимба над головой «ездца» не имеется. Это говорит, что к лику святых сей всадник не относится. Может быть, резчик печати забыл обозначить нимб над челом московского «ездца»? Нет, такого быть не могло. Каноны религии и ведения царских дел подобных оплошностей не прощали. Существовали строгие правила, которые никто нарушать не смел. Представьте, что те, кто готовил речи российскому президенту Ельцину, в его радиообращение к народу забыли бы вписать фразу: «Я, как гарант Конституции...» Думаете, это не было бы сразу замечено и оставлено без последствий? Древние государственные печати подтверждают тот факт, что, по крайней мере, от царя Василия Ивановича из рода Рюриковичей до Алексея Михайловича Романова в образ «ездца» на московских геральдических рисунках элемента святости и принадлежности к лицам духовным никто не вкладывал. Лишь значительно позже всадник на московском гербе стал именоваться «святым Георгием Победоносцем». Впрочем, прежде чем разобраться, отчего и почему произошло смещение понятий, постараемся выяснить, кто собственно такой сам Георгий. Уверен, далеко не все смогут в достаточно полной мере объяснить это, хотя герб Москвы и Московии видели не раз. Ответ на вопрос можно найти в старых книгах рели-
Увлекательная геральдика гиозного содержания, в частности в минеях митрополита Макария. Видите, еще одно затруднение: кто может с ходу объяснить, что такое «минеи»? Обратимся к словарям. Они подсказывают, что минеи — это христианские богослужебные книги, содержащие тексты церковных служб на весь год. «Четьи минеи» — это книги для месячного церковного чтения. В них собраны жития святых, сгруппированные по месяцам, в которых церковь этих святых чествует. Одним из христианских святых считался Георгий Победоносец, в русском исконном наименовании — Егорий Хоробрый. Кстати, в мусульманской мифологии он также известен, но уже под именем Джирджиса. Христианские источники сообщают, что сей славный муж родился в Капподокии (Малая Азия). Во времена римского императора Диоклетиана он стал легионером. Достиг высоких чинов, но потом ударился в религию и принял христианство. За свою веру Георгий в период гонения на христиан претерпел немало мучений. В конце концов, ему отрубили голову. Как видим, этот вариант биографии святого никаких намеков на борьбу со змеем или драконом в себе не содержат. Поэтому биография Георгия выглядит достаточно убедительно. Во времена Римской империи у многих верующих христиан смерть была мучительной, и уже одного этого было бы достаточно для зачисления их в святые великомученики. Но с Георгием все оказалось сложнее. Существует еще одна легенда. Вот как она звучит. Неподалеку от палестинского города Гевалы располагалось озеро, в котором поселился кровожадный и ненасытный змей. По требованию чудовища жители вынуждены были регулярно отдавать ему на съедение своих дочерей. Такой был разборчивый гад, мужского пола жрать не хотел! В один из дней, когда «девичьи продовольственные ресурсы» оказались изрядно подъеденными, дошла очередь О
А. А. Щелоков и до царской дочери перейти в разряд змеиной провизии. Именно в тот момент, когда несчастная девушка на берегу озера ждала своей трагической участи, мимо на белом коне с мечом на боку и копьем в руке ехал Егорий Хоробрый, лихой воин и благочестивый последователь Христа. Решив напоить коня, он приблизился к воде и увидел плакавшую красавицу. Узнав, в чем дело, Егорий решил бороться с чудищем до победного конца. Он слез с коня, отложил меч и копье, встал на колени и вознес молитву Господу. Он слезно просил Всевышнего покарать чудище поганое, погубить коварного и ненасытного змея. Господь услышал глас верного прихожанина и принял меры. На глазах изумленной девушки кровожадный хищник выполз на брюхе из озера и бессильно свалился у ее ног. «Свяжи его своим поясом, — приказал Егорий Хоробрый девушке. — А на морду накинь уздечку моего коня. И веди в город». Царская дочь все покорно выполнила. Змей смиренно пополз за ней в город. Горожане встретили избавителя с ликованием. На главной площади Егорий обнажил меч и отсек поверженному чудищу голову. После такой победы все жители Гевалы, до того упорствовавшие в своем язычестве, приняли христианство. Сила бога, который укротил дракона, поразила их и заставила поверить в Христа. Как видим, легенда не содержит никаких сведений о том, что Егорий сражался со змеем и поразил его копьем. Все было проделано силой молитвы и волей господа. Как же образ лихого всадника, тычущего копьем в ненавистного змия, появился на христианских рисунках? Дело в том, что без малого восемь веков спустя для воодушевления христова воинства, сражавшегося против мусульман за гроб господень, потребовалось очередное чудо. И среди крестоносцев, штурмовавших Иерусалим в 1099 году, был пущен слух о том, что кто-то видел святого
Увлекательная геральдика Георгия на белом коне. С копьем в руке он мчался на неверных... Как же ездец на московском гербе превратился в Его- рия и стал именоваться Победоносцем? История столь же проста, сколь и достоверна. Сделано это было волевым решением обычного государственного чиновника. В 1728 году началось обновление боевых знамен полков. На генерала и ордена Св. Александра кавалера и над фортификациями обер-директора графа Миниха указом из Военной коллегии была возложена задача принять как старые, так и вновь сочиненные городские гербы, а по составлении их прислать вместе со старыми в Военную коллегию. «Малевание гербов» на знаменах продолжалось довольно длительное время. Малевал их живописец Андрей Баранов. За каждый рисунок по первому разу казна платила ему по 15 копеек, за копии — по десять. В мае 1729 года Миних передал в коллегию готовый материал — гербы и их описания. Тогда-то впервые и был переименован в Георгия древний русский ездец. Поскольку древней геральдики ни Миних, ни его окружение не знали, объяснение было принято. Да и попробуй, поспорь, если говорят, что изображен святой... В подробном описании Государственного герба, которое приведено в Своде законов Российской империи (т. 1, ч. 1) и в Своде Государственных законов (издание 1906 года, приложение 1), главная часть герба была описана так: «Российский Государственный герб есть в золотом щите двоеглавый орел, коронованный двумя императорскими коронами, над которыми третья такая-ж в большем виде, корона с двумя развевающимися концами ленты ордена Святого Апостола Андрея Первозванного. Государственный орел держит золотые скипетр и державу. На груди орла герб Московский: в червленном с золотыми краями щите Святый Великомученик и Победоносец Георгий в серебряном вооружении и лазуревой приволоке (мантии), на серебряном, покрытом багряной тканью с золотой бахромою, коне, поражающий золотого, с зелеными
А. А. Щелоков крыльями, дракона, золотым, с осьмиконечным крестом на верху, копьем». Такая трактовка символов герба Москвы вызвала у русских историков неудовлетворение. Она нарушала историческую правду, искажала истинно русский смысл герба, созданного предками. Александр Лакиер в 1855 году (!) писал: «Из этого не следует, что всякий всадник на коне, поражающий змия, был непременно Св. Георгий, тем более, что он всегда пишется в венце, а не в шлеме и короне княжеской». Продолжая рассуждения, Лакиер объяснял и геральдическую суть змея, нарисованного на гербе: «Змей, орудие злого духа при грехопадении прародителя нашего, мог означать только злое, в какой бы форме оно ни проявлялось, в виде ли внешнего врага, в виде ли раздоров, разделяющих государства и приближающих их к погибели, в виде невежества: все равно». Оценивая позицию ученого, мы должны видеть его большую смелость. Выступить за правильное понимание и сохранение исторического смысла герба Москвы в условиях, когда тот был приспособлен церковью для своих целей, мог только человек мужественный, уверенный в своей правоте. Кстати, в народе с пушкинских времен на гербового воина существовал свой взгляд, который нашел выражение в незатейливых стихотворных строках: На Московском на гербе Храбрый витязь на коне, В руце держит копие, Тычет змия в жопие... В XXI веке, когда в Москве и области в полных правах восстановлен герб времен абсолютной монархии, ездец снова трактуется как «Святый Великомученик Егорий». Однако быть до конца последовательными московские светские власти даже в этом случае не сумели. Всадник на коне изображен в шлеме с развевающимися перьями плюмажа, который для русских витязей никогда харак-
Увлекательная геральдика терным не был. Нимб святости над челом ездца отсутствует. Московские остроумцы в период «шоковой терапии» и разрушения российской экономики смысл герба объясняли так: «Бедоносец Егорий Гайдар поражает копьем советский рубль, приняв его за дракона». Искажение смысла гербов из-за незнания канонов геральдики, а порой в угоду православию, было характерной чертой российского гербоведения. Вот несколько таких примеров. Город Приозерск упоминается в русских летописях с 1294 года. В прошлом носил одновременно три разных названия: Корела — русское, Кякисалми — карельское, Кекс- гольм — шведское. С древних времен у города имелся свой герб. В Центральном государственном историческом архиве в Петербурге хранится «Гербовник знамен Российской империи», составленный в 1730 году. Тот, к которому и граф Миних руку приложил. В книге приведено изображение герба Кексгольмского полка. Полковой герб позже и был передан городу Кексгольму. Произошло это в конце XVIII века, когда проводилась областная реформа. Гербовник дает гербу такое описание: «Щит разделен на две части: в верхней, в красном поле, в серебряных латах две руки, держащие вверх мечи; в нижней, в голубом поле, серебряная цапля, держащая в лапе золотой камень». Что символизируют поднятые вверх мечи, объяснять вряд ли требуется. Город-крепость Корела стоял на северо-западных рубежах страны и пережил немало нашествий. А вот о журавле поговорим особо. Герб уездного города Кекс- гольма Выборгской губернии. Утвержден в 1788 г.
А. А. Щелоков Изображение этой птицы относится к ряду естественных фигур геральдики. На гербах она изображается повернутой вправо с поднятой лапой, в которой зажат камень. Фигура называется «журавль-стерегущий» и олицетворяет постоянную бдительность. Дело в том, что издавна существует предание, будто утомленные во время перелетов журавли, садясь на ночевку, поручают охрану стаи самым опытным птицам. Вся стая засыпает, а стерегущий, выбрав место, с которого хорошо видна местность, становится на одну ногу, лапой второй ноги захватывает и поднимает к животу камень. Усталость бывает сильнее любой бдительности. Поэтому стерегущий в какой-то момент начинает дремать. Мышцы лапы слабеют, и камень выпадает из когтей. Журавль просыпается, зорко оглядывается и снова берет камень в лапу... Короче говоря, герб нынешнего Приозерска свидетельствует: город бдительно охранял рубежи России и готов был всегда встретить супостата с мечом в руках. Символы геральдики ни у кого сомнений не вызывали. И вдруг в решении Правительствующего сената от 4 октября 1788 года птица на гербе Кексгольма получает название... цапли. В некоторых более поздних публикациях по истории города ее именовали также аистом и даже страусом. Когда же и почему возникла ошибка? А может быть, наоборот, произошло исправление ошибки, допущенной составителями герба значительно ранее? Исследовать этот вопрос взялась Л. Пашкина, старший научный сотрудник Приозерского историко-краеведческого музея. Она установила, что на Карельском перешейке среди шестидесяти двух видов птиц никогда не водилось цапель, аистов и уж тем более страусов. Обитали здесь только журавли. Что же заставило перекрестить журавля в цаплю ? С одной стороны, сказалось плохое знание геральдических фигур. С другой, как считает Л. Пашкина, «повлияло христианское толкование птицы «еродиево» из «Псал-
Увлекательная геральдика тыри». В этой церковной книге говорится о некоей «человеколюбивой» птице «еродиево», что в переводе с греческого означает цаплю (в некоторых словарях — аиста). В исследованиях XIX века о религиозном влиянии на русскую геральдику можно найти также и ответ на вопрос, почему журавль в нарушение правил гербоведения обращен для зрителя в правую (или, если определять по геральдическим правилам в левую) сторону. Оказывается, «все облики и личины» в русских гербах в допетровские времена рисовались так, чтобы они смотрели вправо, потому что «во главе этого правила находим обычай византийский, переданный нам вместе с иконописани- ем». Правда, когда началось массовое создание новых гербов и их унификация, многие старые геральдические композиции «поправили на западноевропейский манер». Герб Кексгольма эти поправки почему-то не затронули. Вот еще один курьез, порожденный плохим знанием русского языка и его диалектов теми, кто занимался унификацией старых гербов. Собственные графические символы городов Сибири — их эмблемы появились на городских печатях в середине XVII века. В архивных собраниях старых рукописей до сих пор целы грамоты, скрепленные оттисками таких печатей. В «Росписях печатей сибирских городов и острогов» в числе других приведена эмблема Иркутска, которая появилась на городской печати в 1696 году. На ней изображен крупный зверь, который тащит в пасти зверька поменьше. Надпись поясняла, что изображен «зверь бабр». Бабр — слово для читателя из центральных районов России малознакомое и чаще всего будет ассоциироваться со словом «бобр». Мне, родившемуся Печать царства Сибирского XVII века.
А. А. Щелоков на Дальнем Востоке и немало жившему в Средней Азии, оно давно и хорошо знакомо. «Амба» — называли амурского тигра гольды. «Бабр», — говорил мой дед Федор Иванович. Он вспоминал, как в дни его молодости бабр утащил солдата-часового от складов в селе Никольском, то есть в месте, которое позже стало городом Николь- ском-Уссурийским, а сейчас именуется просто Уссурийском. «Шер» — так звучит название зверя на языке пушту. Вспомним Шерхана из сказки Р. Киплинга «Маугли». А вот на афганском языке дари того же зверя тоже именуют бабром. В книге «Хождение на Восток Ф.А. Котова», изданной в 1624 году, дано такое описание дивного зверя: «...бабр величеством больше льва, а шерстью глиннаст, а шерсть ниска, а по ней полосы поперег, а губа что у кота и прыск котовый, а сам червист, ноги коротки, а длиною долог, а голосом весьма страшен, ногти что у льва». Не правда ли, прекрасное, сочное описание? И желтый цвет шерсти («глиннастый») отмечен, и резвость прыжков («прыск котовый»), и гибкость тела («сам червист») — все заметил автор. «Бабр, — читаем в словаре В. Даля, — зверь, равняющийся по лютости и силе льву, тигр полосатый, королевский, царский тигр». Пояснения языковеда вполне справедливы. Взрослый амурский тигр — самая крупная кошка в мире. Он достигает 3,6 метра в длину и весит свыше трех центнеров. Внесение в герб Иркутска царя дальневосточных лесов вполне понятно. Власть этого города в старые времена распространялась на все русские земли от Байкала до Тихого Старый герб Иркутска. 1790 г. Океана.
Знаменитый иркутский «бобр», который тащит в зубах несчастного соболя. Герб 1878 г. Увлекательная геральдика Но вот в 1878 году, во время модернизации старых гербов, кто-то из столичных чиновников встретил в описании иркутского герба незнакомое для себя слово «бабр». Выяснять, что это такое, никто не стал. Переправили «бабра» на «бобра» — и дело с концом. Конечно, пришлось и рисунок переделать. Описание стало звучать так: «В серебряном щите черный бегущий бобр с червлеными глазами, держащий во рту соболя». Описание было представлено на рассмотрение императору, и тот высочайше утвердил положение 5 июля 1878 года. Герб стал знаком официальным. Конечно, бобры никогда соболей не отлавливали, в зубах их не таскали, но раз сей акт получил высочайшее одобрение императора, оспаривать решения никто не посмел. В Сибири о промашке геральдики знали и над ней посмеивались. Не оставил без внимания этот факт и Владимир Даль. «Ученые, — писал он в «Толковом словаре», — ошибочно назвали бабром одного из барсов, а географы, даже в Иркутском гербе, переименовали его в бобра». У российской геральдики есть несколько этапов исторического развития. Поначалу как прикладная дисциплина она удовлетворяла потребности государства и дворянства в создании собственных гербов. Именно в тот период были разработаны наиболее общие положения гербо- творчества, определена символика фигур. Затем последовал длительный период работы по созданию и модернизации гербов губерний, областей, уездов и городов. Сделано было немало. Вспомним, что в России свыше 700 городов имели собственные, высочайше утвержденные гербы. За-
А. А. Щелоков тем в советское время геральдика стала вспомогательным разделом истории, который изучал древние и старые гербы, дополнял и подтверждал с помощью геральдических символов неясные моменты истории, отыскивал утраченные звенья прошлого. И наконец, сейчас болезненное желание российских властей, упорно именующих себя «демократическими», вернуть государственную символику в монархическое прошлое, сделало геральдистов послушными исполнителями воли верхов. Казалось бы, именно ученые-историки должны подсказать правительству, сколь опасно возвращаться к старому, сколько незримых конфликтов заложено в символике, взятой в геральдическом арсенале империи, но говорить об этом не хватает гражданской смелости. В качестве предостережения расскажем только одну историю. БЕССЛАВНАЯ СМЕРТЬ ЗИЛАНТА Распахнутые крылья двуглавого российского орла были увешаны государственными регалиями, каких не имел ни один другой гербовый орел в мире. Петр Первый набросил на две шеи золотую цепь высшего ордена империи Св. Андрея Первозванного, таким образом приобщив птицу к монаршему семейству, в котором этот орден жаловался наследникам престола при рождении. Затем на груди орла разместили гербы важнейших территорий, на которые распространял свою самодержавную власть император всея Руси. Их наличие на главном гербе империи подтверждало наиболее важные пункты полного титула русского царя. В мире существует несколько званий, которые подчеркивают, что их носитель обладает чуть большими правами и властью, чем другие, равные ему носители титулов.
Увлекательная геральдика «Капо дель тутти капи» — крестный отец всех крестных. Это высший титул в семьях сицилианской мафии. «Бейлер бей» — бей всех беев. «Шах ин шах» — шах всех шахов, сиятельный властитель персидской империи. «Царь царей» — это русская калька титула «шах ин шах». Русские императоры царями царей себя официально не называли, но такое звание автоматически вытекало из титула и гербов покоренных «царств», которые придворные геральдисты размещали на груди двуглавого орла. Вот названия четырех реально никогда не существовавших царств, которые употреблялись для придания особой величественности и пышности титулу российского императора: это царства Польское, Сибирское, Астраханское и Казанское. Слова о никогда не существовавших царствах следует понимать в нескольких смыслах. Прежде всего в том, что королевство Польское никогда царством не являлось, а после завоевания его Россией было вообще ликвидировано как единое государственное образование и вошло в состав империи в виде отдельных губерний. Далее. Царства Сибирского в природе не существовало вообще и до завоевания Россией этой огромной терри- Гербы царства Казанского, Казанской губернии A856 г.) и города Казани A781 г.).
А. А. Щелоков торией никто единовластно не правил. Астраханское и Казанское царства до завоевания были ханствами, а после их покорения оказались обращенными в подвластные Москве территории, которые получили статус губерний. Даже у человека, не искушенного в тонкостях геральдики, казанские гербы неизбежно вызовут вопросы: слишком странная, если не сказать уродливая, и откровенно фантастическая фигура изображена на них. В собрании российских гербов такого рода символика крайне редка, и если она появилась, то для того у царских геральдистов должны были иметься веские причины. Попробуем в них разобраться. Обратимся к толкованию, которое в позапрошлом веке дал фантастическим фигурам русской геральдики П.П. фон Винклер. «Змий крылатый — (символ зла и смуты) помещен в старом гербе Москвы, а также Каширы и Казани. В новых гербах Казанской и Московской губерний — змий назван драконом». И там же: «Дракон — (символ силы и могущества) помещен в гербе Москвы и уездов губернии, вместо изображавшегося там крылатого змия. Дракон изображается с головою и ногами орлиными, туловищем крокодила и крыльями летучей мыши». Чтобы стало понятнее, о чем идет речь, скажем, что под старым гербом Москвы имеется в виду тот, что существовал в России до 1883 года. Высочайше утвержденный в декабре 1781 года, он описывался так: «Святой Георгий на коне против того ж, как в средине Государственного герба, в красном поле, поражающий копьем черного змия». Стоит сразу обратить внимание на то, что всадник обращен лицом в сторону Востока. В 1883 году опять же высочайшим повелением «черный змий», которого поражает всадник, переименован в «золотого, с зелеными крыльями дракона». И скачет всадник уже не на Восток, а на Запад. Случайно ли это? Отнюдь.
Увлекательная геральдика Гербы Москвы 1781 и 1883 гг. Отношения Москвы с Казанью имеют давнюю историю, помнить о которой должен каждый, кому дороги судьба многонациональной России, ее настоящее и будущее. Казанское ханство, существовавшее с 1438 по 1552 год, располагалось на Средней Волге. Возникло оно в результате распада Золотой Орды. Основателем династии казанских ханов стал Улу-Мухаммед A438—1445 гг.). В состав ханства в форме вассальной подчиненности входили коренные жители этих мест — потомки волжских булгар (казанские татары), марийцы, чуваши, удмурты, а также частично мордва и башкиры. Основным занятием населения было земледелие и животноводство, однако в городах существовал слой высокопрофессиональных ремесленников. Важную роль в экономике ханства играла торговля с Русью, Сибирью, народами Прикаспия, Кавказа и стран Востока. С самого начала существования Казанского ханства с его территории на Русь регулярно совершались опустошительные набеги. В современных учебниках эти события трактуются весьма примитивно: плохие татары то и дело нападали и грабили русские поселения. На самом деле все обстояло куда сложнее. На Русь с разных сторон накатывались кочевые племена, занимавшие территории за Волгой и подчинявшиеся не столько казанскому хану,
А. А. Щелоков сколько отдельным феодалам. В этих отрядах состояли не только татары, но и представители других районов Поволжья, в том числе и русские авантюристы. От их набегов в равной мере страдали и русские, жившие западнее Волги, и татарские племена, не считавшие себя подданными казанского хана. Устойчивое политическое положение Казанского ханства в борьбе с Русью обеспечивал его союз с Крымским и Астраханским ханствами, с Ногайской Ордой, которых, в свою очередь, поддерживала Турция. Так, действуя совместно, в 1521 году крымцы и казанцы с двух разных сторон произвели опустошительный набег на московские земли. Причины, побудившие Ивана Грозного выступить против Казани с целью ее полного завоевания и подчинения власти русского царя, куда более глубоки, чем одно стремление избавить русские земли от набегов. С одной стороны, любая империя стремится к расширению территории и, конечно же, устремляет свои взоры на ближайших соседей. С другой — на политику царя оказывала серьезное влияние православная церковь, которая связывала с продвижением за Волгу возможности распространения православия на Восток. Поход Ивана Грозного на Казанское ханство, предпринятый в 1545 году, носил характер демонстрации силы и усилил в Поволжье позиции сторонников промос- ковской ориентации. На некоторое время здесь к власти пришел ставленник Ивана хан Шигалей (Шах Али), Однако изгнанный из Казани хан Сафа-Гирей, которого поддержали крымчане, вскоре вновь вернулся на свое место. Новые попытки Ивана подчинить непокорное ханство успеха не приносили, военные действия продолжались. В феврале 1550 года Иван подошел с войском к Казани, но опять фактически ограничился демонстрацией силы. Главным результатом того похода стало создание русской опорной крепости в устье реки Свияги. Свияжск
Герб Свияжска, утвержденный в 1781 году, и его описание: «В голубом поле, город деревянный на судах на реке Волге, и в той реке рыбы». Увлекательная геральдика явился вторым после Васильсур- ска оборонительным узлом против набегов казанцев. С военной точки зрения строительство Свияжска было с гремительной и хорошо продуманной операцией. В верховьях Волги в Угличе русские плотники собрали из бревен крепость. Все бревна стен соответствующим образом пометили, раскатали и по реке к месту закладки сплавом пригнали заранее заготовленный лес к устью реки Свияги. Русское войско под командованием князя Серебряного заняло все переправы через Волгу и выставило караулы по всему периметру стройки. В течение четырех недель крепость была собрана и встала на землях ханства практически напротив Казани. Решительные действия против Казанского ханства начались летом 1552 года, когда из Москвы в поход выступило русское войско в составе 150 тысяч человек при 150 артиллерийских орудиях. Уже находясь в движении, в районе Коломны Иван получил известие о приближении с юга тридцатитысячного войска крымского хана Дэвлет- Гирея. Крымчаки осадили Тулу. Пришлось направить туда полк правой руки в составе 15 тысяч человек. Совместными усилиями туляков и подоспевшего полка Дэвлет-Ги- рея разбили, и он вынужден был уйти в Крым. Иван продолжил поход. Пройдя за 43 дня 850 километров, русские войска сосредоточились под Свияжском. С 30 августа началась осада Казани. К деревянным крепостным стенам подошло 150 000 человек войска со 150 пушками и окружили город. 30 000 казанцев, запертых в крепости, оказывали отчаянное сопротивление. 1 октября, прежде чем начать решительный
А. А. Щелоков штурм, царь послал в крепость парламентера. Тот предложил осажденным бить челом государю. Если отдадутся в его волю и выдадут изменников, то государь простит их. Казанцы ответили единогласно: «Не бьем челом! На стенах русь, на башне русь — ничего: мы другую стену поставим и все помрем или отсидимся». В ходе отчаянной сечи русским удалось ворваться в город, но казанцы оказывали такое сопротивление, что несколько часов русские не могли развить успех и продвинуться дальше стен. Наконец, сопротивление оборонявшихся было сломлено. Победа ознаменовалась ни с чем не сравнимыми жестокостями. «В Казани, — писал СМ. Соловьев, — не осталось в живых ни одного из ее защитников, потому что Иоанн велел побивать всех вооруженных, а брать в плен только женщин и детей». Нередко, объясняя причины жестокости войн минувших эпох, историки относят их на счет взаимной ожесточенности и ненависти обеих сторон. Логика: как они нас, так и мы их. Но такие объяснения не устраняют межнациональных обид и оставляют каждой стороне право сомневаться в искренности оправдательных аргументов противника. Поэтому правду можно найти только на более широком историческом фоне, что мы и попытаемся сделать. Для этого с волжских берегов Казани 1552 года перенесемся в год 1570 на берег Волхова, в коренной русский город Великий Новгород. В тот, князем которого именовал себя уже Иван Калита, короче говоря, в один из великих городов России. 18 лет спустя после покорения Казани туда прибыл передовой отряд войска царя московского Ивана Грозного. Вокруг города поставили вооруженные заставы, чтобы ни один горожанин не мог убежать. И в Новгороде начались расправы с местными жителями. Вскоре в город прибыл сам царь с сыном Иваном, со своим двором и отрядом в 1500 стрельцов, чтобы чинить суд над новгородцами. Людей хватали в домах и на ули-
Увлекательная геральдика iidx, привязывали к саням, волокли к Волховскому мосту и оттуда бросали в реку. Жен и детей кидали с высокого берега туда же, связавши им руки и ноги. Младенцев привязывали к матерям. Чтобы никто не мог спастись, стрельцы ездили на лодках по Волхову с рогатинами, кольями, топорами, и тех, кто всплывал, били и топили. Это чудовищное избиение горожан длилось на протяжении пяти недель. «По окончании суда и расправы, — сообщает СМ. Соловьев, — Иоанн начал ездить около Новгорода по монастырям и там приказывал грабить кельи, служебные домы, жечь в житницах и на скирдах хлеб, бить скот; приехавши из монастырей, велел по всему Новгороду, по торговым рядам и улицам товары грабить, амбары, лавки рассекать и до основания рассыпать; потом начал ездить по посадам, велел грабить все домы, всех жителей без исключения, мужчин и женщин, дворы и хоромы ломать, окна и ворота высекать; в то же время вооруженные толпы были отправлены во все четыре стороны, в пятины, по станам и волостям, верст за 200 и за 250, с приказанием везде пустошить и грабить. Весь этот разгром продолжался шесть недель». Таким по нраву и морали был христолюбивый великий государь Иоанн, самовластно правивший своим народом. Правды ради скажем, что новгородцы, как и татары, не забывали «царских милостей». Когда в Новгороде ставили памятник 1000-летию России, поместить на нем фигуру Ивана Грозного среди других русских царей новгородцы не позволили. В историческом плане Казань и Новгород — города-побратимы. Возвращаясь к завоеванию Казани, еще раз заметим, что сам Иоанн рассматривал свою победу не только как присоединение новых земель к России, но и как возможность продвижения христианства на Восток. После завоевания Казани через Владимир, Суздаль и Юрьев царь Иван проехал в Троицкий монастырь, где его торжественно встретили митрополит Иоасаф, игумен и
А. А. Щелоков монастырская братия. Далее путь следовал в Москву к Сретенскому монастырю, где его опять встречал митрополит. Получив благословение, Иван держал речь, в которой просил, чтобы «милосердный Бог милость нам свою послал и порученную нам паству, православных христиан, сохранил во всяком благоверии и чистоте, поставил бы нас на путь спасения, от врагов невидимых соблюл, новопросвещенный град Казанский, по воле его святой нам данный, сохранил во имя святое свое и утвердил в нем благоверие, истинный закон христианский, и неверных бы обратил к нему, чтобы они вместе славили великое имя святой Троицы, Отца, Сына и Святого Духа ныне и присно, и во веки веков». До завоевания Россией у Казанского ханства не имелось собственного государственного герба, поскольку наличие такового никогда не являлось традицией мусульманских стран. У разных ханов имелись свои печати — тамги, но уж чего-чего, а изображений драконов на них не вырезали. Поэтому герб Казани был присвоен Москвой и никаких корней в истории татарского народа не имел. Разрабатывая для Казани герб, царские специалисты по геральдике, чтобы подчеркнуть значение победы, поместили на нем изображение отвратительного чудовища — василиска. Как уже говорилось, в средневековой геральдике — это одно из самых смертоносных чудовищ. Считалось, что василиск способен убивать живые существа одним лишь взглядом. Христианская символика объясняет, что василиск — одно из многих воплощений Сатаны. Но при этом изображение казанского василиска подкорректировано и снабжено головой Симплициссимуса — существа, символизировавшего войну, зловоние и бедствие. Еще одно наименование драконоголового змея с крыльями на гербе Казани — зилант. Название это произошло от тюркских слов «илан», «жилан» — змея. П.П. фон Винклер фантастическую фигуру на казан-
Увлекательная геральдика ском гербе называет «крылатым змеем» и объясняет, что он здесь служит «символом зла и смуты». Первая печать с таким изображением зиланта относится к 1596 году, и ее появление вполне понятно. Казалось бы, после того как русские и татары были объединены в границах единого государства под царской властью, политических причин для того, чтобы делить народ на верноподданных и носителей «зла и смуты», в стране не осталось. Однако сохранялась другая причина, не менее весомая, а именно — религиозная. В представлениях православного клира Казань оставалась оплотом «басурманства». Последнее слово в русском языке имеет точно определенный и не поддающийся иным толкованиям смысл. «Басурман, — определял В. Даль, — неверный, не христианин; особенно мусульманин, а иногда всякий неправославный; всякий иноземец и иноверец, в неприязненном значении... Басурманство — вера басурмана; мусульманство, исламизм, мохамеданство». А уж коли так, то герб Казани, кстати, размещавшийся в числе других регалий на груди российского имперского орла, должен был изображать враждебную силу. Обратим внимание и на такую деталь. В геральдике существует понятие «вооружение». Сюда включаются орудия нападения и защиты, которыми творцы герба наделяют реальных и фантастических животных. К вооружению, в частности, относятся рога, когти, зубы, жала, копыта, клювы, языки, глаза. Если эти части животных выделены на гербе цветом, отличным от основной окраски геральдической фигуры, то она называется «вооруженной». Если же «вооружение» животного самого зловещего вида или изображенного в угрожающей позе не выделено цветом (золотым, серебряным, красным, желтым, черным), то эмблема считается «невооруженной» и толкуется как мирная, никому не угрожающая. Теперь обратим внимание на официальное описание герба Казанской губернии, высочайше утвержденное императором Александром II 8 декабря 1856 года: «В сереб-
А. А. Щелоков ряном поле черный коронованный дракон, крылья и хвост червленые, когти и клюв золотые, язык червленый». По всем законам классической европейской геральдики дракон на казанском гербе агрессивен, разгневан, и от него в любой момент можно ожидать если не нападения, то сопротивления. Так какого же? Военного? Нет, религиозного. Никто из наших историков не обращал серьезного внимания на то, какую роль российские татары — носители мусульманской веры — сыграли в гармонизации отношений России с народами Средней Азии. В исторически короткий срок самым яростным сторонникам распространения христианства на исконно мусульманские районы Заволжья стало ясно, что навязывание «басурманам» православия вызывает глухое сопротивление и толку не дает. Население Татарстана, исповедовавшее ислам, так ему и не изменило. Православный клир мог на такие факты внимания не обращать, но правительству пришлось их учитывать, поскольку в XIX веке при императоре Александре II началось завоевание земель Кокандского ханства. От присоединения Казани к России завоевание Казахстана и Средней Азии отличалось тем, что оно было освобождено от религиозной миссионерской составляющей. Это легко проследить в изменении отношения русской геральдики к полумесяцу. До середины XIX века царские гербы утверждали превосходство христианства над исламом, открыто демонстрировали приниженное положение последнего в империи. Обратите внимание, что российские гербы азиатских областей в последней чет- Герб уездного города Зеньков Черниговского наместничества. Золотой крест, попирающий серебряный полумесяц. 1782 г.
Увлекательная геральдика Герб уездного города Мариуполя Ека- теринославской губернии. Наличие креста на опрокинутом полумесяце создатели герба объясняли как «знак Всемилостивейшего принятия из-под ига магометанского, под сильную защиту Российской Державы, вышедшее из Тавриды, Азиатское христианство». 1811 г. Герб Семипалатинской области. Золотой верблюд, а над ним серебряный полумесяц и пятиконечная звезда. 1878 г. Герб Акмолинской области. На нем изображение могилы мусульманского святого, которая дала имя городу Акмолинск, и золотой полумесяц над ней. 1878 г. верти XIX века не содержат никаких намеков на попрание мусульманских святынь. Это вызвано изменившимися взглядами царского правительства на отношение к народам, исповедующим ислам. Расширяя территорию на Восток, Россия уже не ставила перед собой дикую идею борьбы за искоренение «басурманства». Военачальникам, возглавлявшим Среднеазиатский поход и чиновникам администрации, которым поручалась организация управления на новых территориях, были да-
А. А. Щелоков ны строгие указания «проявлять справедливость к нуждам и интересам мусульман». На присоединенных землях полностью сохранялись доходы и владения исламского духовенства, не облагавшиеся налогом; преподавателям мусульманских духовных училищ и школ выплачивали государственное жалованье. За счет государственной казны был массовым тиражом издан Коран, а весь его тираж передан исламскому духовенству. Миссионерская деятельность в Туркестане практически не велась. Вести ее православному духовенству запрещалось, а любая попытка ослушаться решительно пресекалась. Известен случай, когда попытка епископа Григория (Полетаева) организовать на территории Киргизии миссию для обращения в веру язычников была тут же пресечена указом генерал-губернатора Вревского. Он приказал все религиозные дела местных жителей передать в ведение мусульманского духовенства. В итоге с начала присоединения Средней Азии к концу первого десятилетия XX века православие из числа местного населения приняли только 14 человек (8 киргизов, 2 туркмена, 3 узбека, один таджик). И эта смена веры произошла не под давлением миссионеров, а по внутреннему выбору людей. Вновь организованные в Средней Азии области получили гербы, которые ни в коей мере не попирали символы ислама и не противоречили местным обычаям. Однако общего изменения старой символики, связанной с многовековым военным, политическим и религиозным противоборством, императорская власть производить не стала. И уродливый дракон на гербе Казани, олицетворявший побежденное зло, сохранился на груди имперского орла, а попранные крестами полумесяцы остались на многих местных гербах. После Октябрьской революции все монархические символы, в том числе гербы губерний, городов и уездов, были уничтожены. В Татарстане никто не вспоминал об унижающем национальную гордость гербе Казани. Но вот после свержения советской власти московские поли-
Увлекательная геральдика тики вернули стране монархический герб. И сразу, как это у нас бывает, в угодливом порыве власти многих регионов начали возвращать далекие от идеалов демократии и опасные для развития гармонических отношений людей разной веры символы на местных гербах. Первой вернула городской герб с Георгием Победоносцем столица многоконфессионального государства Москва, хотя хорошо известно, что, согласно русским религиозным преданиям, этот святой богатырь «идет по русской земле для утверждения на ней христианства» и выступает борцом за искоренение «басурманства». (Мифы народов мира. Т. 1. С. 257.) И как встарь, под ногами лихого коня лежит «змий крылатый» (символ зла и смуты). Обращает ли кто-то из нас на это внимание? Да, но не мы. Не у нас, а в Татарстане вызвало общественное возмущение театрализованное представление, устроенное в Москве в честь 850-летия города. В нем в качестве действующего лица присутствовал карикатурный «дракон», облик которого зафиксирован в старых гербах городов Татарстана. Театрализованная инсталляция должна была подчеркнуть, что именно с поражения «царища Демьянища» в поединке с лихим витязем Георгием восторжествовала идея искоренения «басурманства» на Руси. «Царище Демьянище», «Чудище Поганое» — это старые русские обозначения темной силы, грозившей России именно с Востока, где обитали иноверцы-мусульмане. «Поганый — объясняет «Толковый словарь» В. Даля, — нехристианский, некрещеный, бусурманский, иноверческий вообще. И молятся они по-погански, не творя креста. Поганец — бусурман, некрест». Конечно, вполне возможно, что авторы постановки не задумывались о том, что действо может быть понято по- разному, но задуматься следовало бы. Св. Георгий — рыцарь-крестоносец, и восприятие этого образа в мире ислама и христианства — разное. Россия — государство многоплеменное, и думать над тем, как воспринимаются символы обществом в целом, стоит не один раз.
А. А. Щелоков В 1992 году в Татарстане был утвержден новый герб, который перечеркнул давнюю историю, омрачавшую отношения двух народов-соседей. В основу его композиции положена фигура могучего крылатого барса, который изображен на фоне красного диска солнца, заменившего геральдический щит. Это красное солнце на гербе Татарстана символизирует безоблачность, ясную солнечную погоду и такое же настроение, успех и счастье. На левом боку барса — круглый щит, означающий гражданскую суверенную защищенность республики и ее населения независимо от национальности, вероисповедания, пола и возраста. На щите изображен цветок восьмилепестковой розы (по-татарски она называется «кашкарый чэчэге»). По древнему поверью, четное количество лепестков символизирует вечный источник жизни, пожелание долголетия, а наличие этого рисунка на гербе — геральдическое пожелание долгих лет свободной республике. Передняя правая лапа барса мягко приподнята и обозначает движение благородного животного, то есть движение Татарстана по пути развития экономики, благосостояния и культуры. В начале этого века в Казани вышла книга автора нового герба республики Назыма Габдрахмановича Ханза- фарова «Символы Татарстана», рассказывающая печальную для нас и оскорбительную для татар историю чудища поганого, долгие годы украшавшего герб Казани. Известно, что межнациональные отношения в многонациональном государстве — материя тонкая. Любое неосторожное слово, а уж тем более действие, могут легко воспламенить недружелюбие и взаимное недоверие живущих рядом людей. Однако книга Ханзафарова выдержана в спокойных тонах и написана весьма корректно по отношению к русскому народу. Автор прекрасно понимает, что история с появлением на российском державном орле герба Казанского царства, выполненного в сознательно оскорбительной манере, должна быть полностью отнесена к извра-
Увлекательная геральдика i ценной жестокости самодержца Ивана Грозного и всех, (анимавших после него российский престол, чью волю Ьезоговорочно выполняли придворные герольдмейстеры. Думается, оценку личности Ивана Грозного дали сами русские историки, оценку, которая снимает сегодня все острые вопросы русской геральдики прошлого. «Иоанн, — писал русский историк СМ. Соловьев, — сознавал ясно высокость своего положения, свои права, которые берег так ревниво; но он не сознавал одного из самых высоких прав своих, права быть верховным наставником, воспитателем своего народа: как в воспитании частном и общественном, так и в воспитании всенародном могущественное влияние имеет пример наставника, человека вверху стоящего, могущественное влияние имеет дух слов и дел его. Нравы народа были суровы, привыкли к мерам жестоким и кровавым; надо было отучать от этого; но что сделал Иоанн? Человек плоти и крови, он не сознавал нравственных, духовных средств для установления правды и наряда; или, что еще хуже, сознавши, забыл о них; вместо целения он усилил болезнь, приучил еще больше к пыткам, кострам и плахам; он сеял страшными семенами, и страшна была жатва: собственноручное убийство старшего сына, убиение младшего в Угличе, самозванство, ужасы Смутного времени! Не произнесет историк слово оправдания такому человеку...» История Зиланта благополучно закончилась заслуженной смертью зловредного змея. Теперь у Татарстана новый герб. Герб гордый, лаконичный, миролюбивый. К сожалению, в табели должностей российской государственной власти нет должности «умного человека при президенте», главной обязанностью которого была бы обязанность просто думать. А думать есть о чем. Вот Современный герб Татарстана.
А. А. Щелоков только один вопрос, на который вряд ли кто-то в правительстве с ходу даст вразумительный и убедительно обоснованный ответ. Нет ли опасного противоречия в том, что в России ни одно из национальных территориально-административных образований, входящих в Федерацию, не ввело в свои новые гербы ни старых царских, ни советских, ни религиозных символов? У Дагестана с 1878 года существовал собственный герб. На золотом щите с лазуревой оконечностью была изображена красная крепость с четырьмя башнями, красным полумесяцем и головой льва. Довольно красивый герб с гордой и выразительной символикой. Однако при создании герба Республики Дагестан в него не были включены религиозные символы — ни крест, ни полумесяц. Нет религиозной символики ни в одном из региональных гербов республик, входящих в Федерацию: ни в Адыгее, ни в Республике Алтай, Башкирии, Ингушетии, Кабардино-Балкарии... Стоит ли продолжать? Гербы их полны национальной самобытности, веры в будущее, дышат не надеждой на возвращение к «светлому» прошлому, а устремлены в демократическое будущее, где должны восторжествовать подлинное равенство прав и добрососедство. В то же самое время коренные русские районы (несмотря на то, что действия местных властей вряд ли отражают мнение всех слоев населения региона), отринув советскую символику, возвращают народ под гербы царской России, увенчанные императорской короной и символами православия, которое вопреки закону и действительности считает себя государственнообразующей конфессией в России. В начале 2005 года на местном уровне утвержден герб подмосковного города Воскресенска. Центральное место на геральдическом щите заняла христианская икона «Спаса Нерукотворного». Если это «восстановление исторической традиции», то стоит сказать, что высочайше утвержденный в 1781 году герб уездного города Воскресен-
Увлекательная геральдика • ка Московской губернии описывался так: «В верхней части щита герб Московский. В нижней — золотое солнце, в голубом поле, яко принятый всеобщий знак, означающий имя сего города». В 1883 году в связи с изменением < татуса города ему присвоен новый герб: «В лазуревом щите золотое сияющее с лицом солнце...» Как видим, никакой иконы в гербе не существовало. Почему же она появилась? Воскресенск перешел под кормление Московской патриархии? Или в этом статусе состоит только местная власть? Герб — это символ характера власти в стране — государственной, политической. В России носителем суверенитета и единственным ис- 1 очником власти является ее многонациональный народ. Это Конституция. В стране запрещается пропаганда религиозного превосходства. Это Конституция. Почему же православная святыня (против существования которой в церкви никто ничего иметь не может) становится гербом многонационального, многоконфессионального города? Почему? Скорее всего, потому, что Г осударственные гербы Республики Бурятии (слева), Республики Дагестан (справа).
А. А. Щелоков у нашей верховной власти и гарантов демократии нет ясной политики в национальном вопросе. Два разных подхода к геральдическим символам в одной стране — еще не раскол во взглядах на будущее демократии и развитие гражданского, светского общества, но знак беспокоящий. Тут бы и должен был погрузиться в размышления «умный человек при президенте». Но его нет в штатном расписании, а генерал-губернатор Московии Герой Советского Союза Б.В. Громов спокойно утверждает возложение на областной герб императорской короны. И скачет православный герой из никуда в никуда... Межнациональное единство — одно из важнейших условий противостояния процессам дезинтеграции российского общества. ДОБРАЯ ПОПЫТКА ДОРОГО СТОИТ Вокруг старинных гербов, тех, которые родились в далекой седой древности, еще и сегодня не прекращается полемика. Расскажем лишь об одном малоизвестном широкому кругу читателей исследовании о происхождении и символике смоленского герба. Герб Смоленска — один из наиболее старых русских гербов. Но когда.он возник и почему несет на себе именно те фигуры, которые мы видим на нем, историкам не было ясно. Тем более описание, имеющееся в гербовниках, крайне лаконично и не дает ответа на многие вопросы. Оно звучит так: «На серебряном поле черная пушка на золотом лафете, а на пушке райская птица». Несколько раньше описание зву- Герб города Смоленска, утвержденный в 1780 году.
Увлекательная геральдика Горб Смоленской губернии, утвержденный в 1856 году. Одно из ранних изображений герба на печати княжества Смоленского, приложенной к письму князя Федора Куракина к князю Никите Одоевскому из Смоленска от 28 июня 1664 г. чало иначе, но и оно мало что давало исследователям: «Пушка черная, станок желтый, на пушке птица желтая без ног, поле белое...» Исследователям не давало покоя: почему именно пушка и птица «без ног» украшают старинный герб древнего русского города и что они символизируют? Неясности такого рода породили множество разных толкований, среди которых были не только фантастические, но и прямо курьезные. Например, историк С. Тройницкий на заседании отделения истории Российской академии наук в свое время высказал предположение о якобы фаллическом происхождении геральдического символа смолян. Историк изучил изображения крылатого фаллоса на античных резных печатках-геммах и нашел одно изображение, которое по кон- гуру оказалось близким к смо- \енской пушке. „ _ J Изображение на античной пе- Несколько позже литера- чатке, которое навеяло исго- 1уровед Виктор Шкловский, рику «оригинальную» версию.
А. А. Щелоков известный экстравагантностью своих суждений, также принял пикантную версию «фаллического» происхождения и утверждал что «птичка-фаллос» трансформировалась на гербе Смоленска в пушку. Так или иначе, но споры о фигурах герба и их значении велись давно. В «Русской геральдике» известный специалист в этом вопросе А. Лакиер писал, что райская птица на орудии символизировала предмет вожделенный, но недосягаемый. А коль скоро Смоленск долгое время являлся заветной мечтой Польши и Литвы, это, мол, и было отражено в гербе. В капитальном геральдическом труде исследователь П.П. фон Винклер высказал мнение еще более категоричное: птица — символ Польши, а без ног она оказалась потому, что русская пушка их отстрелила. Надуманность подобного рода трактовок очевидна. С 1404 по 1514 год Смоленск входил в состав Великого княжества Литовского, и его герб, который, как считается, возник именно в тот период, вряд ли мог символизировать «вожделенный, но недосягаемый» для Литвы предмет. В состав России Смоленск вошел окончательно только в 1654 году, уже имея свой герб. Внести ясность в историю герба еще в прошлом веке решил преподаватель Смоленского высшего зенитно-ра- кетного училища кандидат философских наук, полковник Геннадий Владимирович Ражнев. Выяснение вопроса он начал с сопоставления разного рода посылок, отталкиваясь от которых пытались датировать появление герба Смоленска его ранние исследователи. А они относили дату создания символа к рубежу XIV—XV веков, не уточняя года. К нашему времени самым старым и достоверным изображением герба Смоленска является рисунок, помещенный в «Хронике Констанцского Собора 1413 года». Однако Г. Ражнев высказал мнение, что пушка и птица были введены в герб за двадцать лет до этой даты князем Глебом Святославичем. Проследим за аргументацией, которой исследователь обосновывал свои утверждения на раннем этапе работы.
Увлекательная геральдика Известно, что в 1386 году смоленский князь Святослав Иванович с сыновьями Глебом и Юрием собрал войско, чтобы отвоевать Мстиславль, который исконно принадлежал Смоленску, но был захвачен литовцами. Битва была продолжительной, и литовцы в ней одолели князя. Окончилось все тем, что Святослав Иванович был убит, молодого князя Юрия литовцы посадили на престол, а Глеба взяли в плен. И вот Ражнев в одной из своих начальных работ сде- \ал вывод: «О том, что он (Глеб. — А.Щ.) воочию видел артиллерию в Литве, говорит такой факт его драматической биографии, как семилетнее пребывание его в Литве и Пруссии в качестве аманата (заложника, пленника). Его аманатство началось 29 апреля 1386 года... За долгие годы пребывания в Литве и Пруссии он много повидал. В Пруссии получили распространение родовые гербы, которые размещались не только на знаменах и оружии, но и на порталах домов знатных особ. Глеб мечтал о времени, когда он, законный преемник отцовского престола, выра- чит свое княжение и прославит Смоленск собственным гербом. Подбирая в воображении его атрибуты, Глеб твердо решил: главным из них будет пушка. Она угрожала и предупреждала, заставляла думать о мощи, неприступности, беспощадности. Смоленск, по твердому убеждению Глеба (подчеркнуто мной. — А.Щ.), должен быть грозен, а пушка лучше всего выражала сущность города-крепости, прочно стоявшего на границе русской земли. Вторым атрибутом герба будущий смоленский князь избрал райскую птицу гамаюн. Она символизировала чудесную силу, мир, счастье, процветание, а также царственность и величие. К тому же Она смягчала и украшала грозный герб. Судьба была милостива к Глебу: в 1393 году Витовт, наконец, отпустил его на княжение вместо Юрия, занявшего престол в Рославле. Видимо, в качестве подарка Витовт оставил в Смоленске огромные осадные пушки — картуны. В том же году они долго громыхали, салютуя в
А. А. Щелоков честь приезда зятя Витовта — московского князя Василия Дмитриевича с женой Софьей. Летописец отметил то знаменательное событие записью: «...там гды уже в барму веджали замковую, дано з дел огромных, картонов, огню на годин две и болшь безперестанку стреляючи». (Там, где въезжали в главные арочные ворота, часа два и больше беспрестанно стреляли из огромных пушек. — Г.Р.)» Таким образом, — делал вывод Г. Ражнев, — можно с уверенностью утверждать, что герб Смоленский учрежден именно в 1393 году по случаю восхождения на княжеский престол князя Глеба Святославовича». Лично я испытываю большое уважение к Ражневудак к коллеге по воинской профессии и по увлечению историей, искренне ценю его желание докопаться до истины в сложнейшем историческом вопросе, о котором сохранилось очень мало документов. Поэтому все написанное этим автором — от первой его публикации в местном издании до монографии «Герб Смоленска» — прочитал с огромным вниманием и интересом. Тем не менее с некоторыми методами доказательств Ражнева согласиться не могу. Прочитаем еще раз отрывок, который мы так щедро процитировали. И сразу станет ясно, что Ражнев использовал здесь прием художественной литературы, называемый домыслом. Не существует никаких письменных источников, которые бы подтверждали мысли князя Глеба Святославича о символах будущего герба города, который к тому же не находился тогда в его власти. Более того, не было ясно, получит ли он вообще когда-либо в управление Смоленск, или Витовт посадит Глеба в тот же Ро- славль. Не может стать серьезным аргументом в пользу происхождения герба и орудийный салют в честь приезда московского князя в Смоленск. Таким образом, как ни увлекательны доводы исследователя, исторически достоверных доказательств они заменить не могут. Однако, заложив чисто умозрительный
Увлекательная геральдика Герб Смоленска по «Хронике Констанцского Собора 1413 года». фундамент, Ражнев на его основе построил и другие гипотезы. Появившийся в «Хронике Констанцского Собора 1413 года» и дошедший до нашего времени рисунок смоленского герба выглядел так: на четырехчаст- ном пересеченном щите в диагональных частях симметрично размещены белые кресты, украшавшие знамена смолян в знаменитой Грюнвальдской битве 1410 года, и изображения задней части рассеченного пополам льва, на которой сидит орел. Этот рисунок явно не стыкуется с версией, по которой герб с пушкой и птицей гамаюн появился при князе Глебе в 1393 году. Вспомним, что, по известному утверждению автора, князь мечтал о пушке и птице гамаюн, на ней сидящей. Почему же в варианте более позднем мы не видим этих фигур? Ражнев объясняет загадку просто: «Что касается рисунка задней половины льва с орлом, то он представлял собой труднейшую геральдическую загадку, которая оказалась до конца не по силам ни одному исследователю. Чтобы ее разрешить, нужно проникнуть в общественное сознание глубокого средневековья Западной Европы и задать вопрос: могли князь Юрий Федорович, будучи участником Констанцского Собора, представить ему свой герб с пушкой? Ф. Энгельс в статье «Артиллерия», а также многие военные историки отмечали, что пушки (бомбарды) применялись уже при осаде Сарагосы A118 г.) и Кордовы A280 г.). Через несколько десятков лет арабы применяли бомбарды против испанцев, осаждавших Альхесирас. Испанцы, впервые увидевшие трубы, извергавшие огонь,
А. А. Щелоков дым, страшный грохот и тяжелые камни, в смятении и ужасе решили, что это колдовство, нечистая сила, козни приученного еретиками дьявола. Срочно вызванные католические священники стали изгонять лукавого из стен «нечестивых» арабов. Они громко читали перед стенами молитвы, кропили их «святой» водой, усердно размахивали крестами. Но и кресты не помогли. Снова из черных труб вырывался чудовищный огонь, а в испанцев с громовыми раскатами летели «дьявольские» камни... Католическая церковь, жестоко подавлявшая любые ростки цивилизации, поспешила публично проклясть новое оружие (подчеркнуто мной. — А.Щ.), «не боявшееся даже креста». Пушки были объявлены творением сатаны и ада... Инквизиция, обладая неограниченной властью, с беспощадной нетерпимостью боролась с любым проявлением, казавшимся ересью. Об этом красноречиво рассказывает вся ее кровавая история, одной из самых мрачных страниц которой явился Констанцский вселенский собор, заседавший три года. Безусловно, что в такой обстановке ни один европейский правитель не осмелился бы включать в свой герб «орудие дьявола». Не случайно в немецких гербах пушки появляются только в 1870-е годы, а в Польше, где католицизм имел традиционно сильные корни, они вообще в гербах не появились. Думается, что и Федор Юрьевич, прибыв на Констанцский Собор, не решился представить ему герб Смоленска с пушкой. Скорее всего он решил ее искусно замаскировать и... мудро скрыл ее под стилизованным изображением половины льва, в котором все же нетрудно угадать первоначальный образ пушки (подчеркнуто мной. — А.Щ.). Замена гамаюна орлом произошла, видимо, по той же причине. Гамаюн, или хума, хумай — широко известная и любимая мусульманами мифическая птица, приносящая по воле аллаха шахство или счастье тому, на кого падает
Увлекательная геральдика ее тень — могла бы быть объявлена «еретической птицей»...» Конечно, патриотизм — национальный, областной и даже городской — качество хорошее, но признать его за аргумент в исторических доказательствах нельзя. Посылки типа «скорее всего», «видимо» не вправе быть доказательной базой. Тем более, что в науке никакие патриотические порывы не оправдывают домыслов, не позволяют на них строить теории. Да, действительно, появление на поле боя артиллерии поначалу вызвало шок у полководцев старой школы и переполох в среде христианского духовенства. Но уже в XIV веке, в период с 1330 по 1360 год, о чем пишет и сам Г. Ражнев, огнестрельное оружие становится табельным вооружением европейских армий, а артиллерия утверждает себя как «законное» средство ведения войны. К XV веку, когда состоялся Констанцский собор, пушки имелись в вооруженных формированиях любого княжества, претендовавшего на самостоятельность. Слишком упрощенно Ражнев трактует церковное проклятие артиллерийского оружия, относя его к примерам «жестокого подавления ростков цивилизации» католицизмом. Так ведь и борьбу за запрещение химического, биологического, термоядерного оружия, которая ведется в наше время, можно подвести под тот же состав преступления перед цивилизацией. Другое дело, что, когда пушки появились в собственных армиях католических монархов, духовенство против этого уже не протестовало. Несколько наивно звучит и предположение исследователя о возможном представлении князем Юрием в соборный сборник фальсифицированного с целью маскировки герба Смоленска. В средние века в общении с церковью такие номера не проходили. Католичество имело и имеет отлично выстроенную систему поиска и хранения информации. Все — от королей и князей до простолюдинов и даже бродяг — находились под бдительным присмотром церковников. Потому нарисовать один герб для себя,
А. А. Щелоков Медальон № 43 из альбома «Символы и эмблемы» 1788 г. Подзаголовок к изданию поясняет: «Избранные эмблемы и символы на российском, латинском, французском, немецком и английском языках объясненные». Рисунок эмблемы прост и хорошо прочитывается. На двух стреляющих пушках, под молниями, бьющими из черных туч в землю, расправив крылья, сидит орел. Русский девиз гласит: «Не страшусь ни того, ни другого». Тот же девиз по-ла- тыни: «Neutre timet». По-английски: «Не fears neither th... one, no th... other». для собственного княжества, а другой для церкви — такого не мог себе позволить ни один князь. Герб Смоленска, представленный в «Констанцском сборнике», — самый старый из дошедших до нас и именно с него следует начинать изучать эволюцию смысла его геральдических фигур. Символика данного герба, исходя из рисунка, проста и весьма выразительна. Орел оседлал пушку. Именно ее — дьявольское орудие смерти. В древности каждое орудие имело имя собственное: «Лев», «Барс», «Василиск», «Левиафан», «Единорог». И мастера, отливая ствол, придавали ему черты зверя, которого орудие олицетворяло. Оценивая фигуру орла, следует иметь в виду некоторые особенности геральдической символики. Если фигуры, размещенные одна над другой, считались равноценными, не господствующими друг над другом, их значение уравнивали пересечением щита. Одна фигура, помещенная выше другой и не отделенная пересечением, означала и даже сейчас означает доминирование верхней над нижней. Всадник доминирует над змеем, даже если и не касается его копьем. Архангел Михаил с мечом доминирует над поверженным дьяволом. Орел на пушке символизирует победу над ней. Теперь спросим: не находите ли вы именно в этом, по-
Увлекательная геральдика следнем орле, сходство с тем, что был изображен на гербе Смоленска 1413 года? Вглядитесь и сравните. Символы ясно засвидетельствовали превосходство орла над дьявольскими львами войны. Здесь же следует отметить, что герб Смоленска с пушкой на колесном лафете не мог дойти до нас из XIV века. Дело в том, что ранние образцы этого вида оружия не имели ни лафета, ни колес. Пушкой назывался собственно ствол, который транспортировался, если так можно сказать, «в чистом виде». Стрельба велась со специального станка, на котором ствол укрепляли для придания ему нужного угла возвышения. Именно в виде ствола без лафета изображено орудие на смоленском гербе, который был выбит на серебряной тарелке собственного сервиза царя Алексея Михайловича. Как видим, в исследованиях Г. Ражнева много спорного, но ему нельзя отказать в дерзости гипотез и дотошности в поисках исторических материалов. Он сумел очень детально разобраться в том, почему птица на гербе Смоленска рисуется без ног. Не отстрелила же их в самом деле пушка, на которую она села! Эту часть работы Г. Ражнева хочется процитировать. «Еще одной увлекательной загадкой смоленского герба является воспроизведение на нем гамаюна (райской птицы) в течение двух столетий — в XVII и XVIII веках — без ног. Такой ее можно увидеть не только на упоминавшейся печати князя Федора Куракина, но и в Титулярни- ке царя Алексея Михайловича A672 г.), в букваре Кариона Истомина A692 г.), в иллюстрированной Библии Василия Кореня A692—1696 гг.), на 25-й странице рукописного Хронографа из Ярославского Толгкского монастыря A690-е гг.); на фресках папертей церкви Иоанна Предтечи в Толчкове и церкви Ильи Пророка в Ярославле (начало XVIII в.). Таким оно перешло и во многие книги, где говорится, что гамаюн ног не имеет... Известно, что во время кругосветного плавания Магеллана один из Молуккских султанов в 1521 году вручил отважному мореплавателю дорогие подарки — шкурки
А. А. Щелоков невиданных райских птиц. Эль-Кано, заменивший безвременно погибшего Магеллана, привез в Европу вместе со шкурками и фантастические рассказы об удивительных особенностях этих дивных по красоте птиц. Но все доставленные шкурки, к изумлению испанцев, были без ног. Сказочно нежной и яркой окраски пышный хвост птицы заканчивался двумя лирообразными перьями. Ловкие купцы в последующие годы привозили чучела безногих птиц, еще больше раздувая невероятные вымыслы о «божьих» птицах. Их перьям приписывали магическую лечебную силу, а им самим — особый образ жизни, при котором ноги просто не нужны. А. Пифагетта, участник экспедиции и друг Магеллана, выступил через несколько лет с опровержением нелепостей о птицах, предъявив даже рисунок райской птицы, сделанный в тропиках, на котором отчетливо просматривались ноги. Но А. Пифагетта посчитали лжецом. Даже известный врач и математик Д. Кордано в 1550 году страстно и убедительно повторял фантастические рассказы об экзотических птицах, облекая повествование в научную форму. Легенды о прекрасных птицах жили еще долгое время. И наступило время, когда орнитологи доказали, что сказочный миф о птицах — плод изощренной фантазии, подогретой алчными торговцами. Однако феерическая легенда о безногих райских птицах осталась увековеченной дважды. Выдающийся натуралист К. Линней в системе классификации птиц специально назвал самый крупный вид семейства Paradiseidae «безногой райской птицей». А что особенно интересно для нас, миф остался увековечен в истории герба Смоленска, являя собой уникальнейший факт в истории не только отечественной, но и мировой геральдики». Когда после долгих мытарств птица гамаюн, наконец, утвердилась на пушке смоленского герба, это изменило его геральдическое звучание. Поскольку пушка и теперь фигура подножная, соподчиненная, главным объектом герба, несмотря на свои малые размеры, стала птица —
Увлекательная геральдика Герб Брянска. A781 г.) Герб Старого Быхова. A781 г.) Герб Славяносербска. A811г.) символ мира, счастья, благополучия, который торжествует вопреки существованию смертоносных орудий. Геральдические символы имеют тысячелетнюю историю, и некоторые из них возникли до того, как появилась возможность документировать факты истории. Именно поэтому и сегодня геральдика оставляет для вдумчивого исследователя немало простора. При этом надо сказать, что само помещение артиллерийского орудия на гербовой щит не такое уж частое явление в русской геральдике. СОКОЛ — ПТИЦА ГОРДАЯ Если вам незнаком этот знак, то скажем: это государственный герб независимой Украины — трезубец, или в просторечии — «тризуб». При советской власти этот знак был гоним, как всякое иное напоминание о стремлении украинцев к государственной независимости. Русские и украинцы — братья по крови, по судьбе и общей истории, но поче-
А. А. Щелоков му-то считалось, что мы должны проживать в одной коммунальной квартире. «Тризуб» напоминал, что не все этого хотят, а государственная власть Советского Союза, в органах которой, кстати, на высших должностях временами украинцев оказывалось больше, чем русских, строго пресекала крамольные мысли и желания. Сегодня тризуб — официально утвержденный символ национальной самостоятельности Украины. А в историческом плане — это не просто старый, а по-настоящему древний символ Руси, дошедший до наших времен из первого тысячелетия новой эры, на который у русских и украинцев равные права. Поскольку начальные времена нашей общей государственности просматриваются по большей части только через призму материальных, чаще всего археологических, свидетельств, символика тризуба вызывает среди ученых споры. В чем же сложности геральдического толкования этого знака? Попробуем разобраться. На рубеже V и VI веков на Днепре возникло поселение и крепость — Киев, ставшее центром притяжения трех мощнейших славянских народов, объединенных властью Рюриковичей. Нельзя не отметить, что уже в ту пору у кочевых и оседлых народов имелась собственная символика. Часто в ней находили отражение еще более древние племенные тотемы. Выбирая духов и животных, якобы им покровительствовавших, люди отдавали предпочтение тем, которые отличались своей силой, свирепостью и агрессивностью. В числе священных животных племена ранних скотоводов и земледельцев выделяли быка — существо необузданного нрава и большой физической силы. Рога быка входили в тотемные знаки, являлись предметом культового поклонения. Символическое изображение рогов — «двузубец» — обнаруживается среди материальных памятников ряда народов, населявших Средиземноморье и Причерноморье. Один из исследователей символического значения двузубца А. Силаев в своей работе писал: «Двузубый символ бычьих рогов древние жрецы воспроизводили с помо-
Увлекательная геральдика Родовые знаки Рюриковичей: «двузуб», ранний и поздний «тризубы». щью поднятых и раздвинутых пальцев руки и благословляли этим жестом народ. Сегодня этот жест принято считать символизирующим победу — «Victoria». Нетрудно заметить, что корнем здесь является слово «tor» — бык (сравним: «Буй- тур Всеволод», Тор — верховный бог варягов с бычьими рогами на шлеме и др)». Древним символом киевских князей Рюриковичей также был двузубец. Он просуществовал до периода правления Ярополка Святославича и был, как считают некоторые исследователи, заменен князем Владимиром на тризуб. Почему же произошла замена и что означала новая для Киевской Руси символика? Ряд исследователей считает, что Владимир ушел от символа бычьих рогов с тем, чтобы противопоставить свою эмблему знаку Ярополка, обновить княжеские геральдические отличия. Сделано это было простым добавлением лишнего зубца к старой эмблеме. Другие исследователи склонны объяснять новый княжеский символ как графическое воспроизведение «нисхождения святого духа на Землю». Некоторый резон в таком предположении есть. Вспомним: именно киевский князь Владимир порвал с язычеством и своей княжеской волей утвердил введение на Руси христианства. Причина для такого решения была вполне материальной. Укрепление единовластия и собирание территорий мелких князей в мире всегда сопровождалось установлением в государстве единоверия. Именно поэтому веру в Христа Владимир насаждал силой, не стесняясь проливать кровь
А. А. Щелоков Звезда французского ордена «Святого Духа». упрямцев, не желавших расставаться со старыми языческими богами. Столь же демонстративен был в то время и отказ от языческого символа быка — двузубца. «Универсальным символом Бога и Святого духа стал голубь, — так считает специалист в области мировой символики Джон Фоли. — На протяжении долгого времени он являлся символом мира и божественного прощения... Голубя изображают на купелях для крещения. Семь лучей или языков пламени, идущие от голубя, символизируют Семь даров Святого духа — Мудрость, Понимание, Совет, Силу духа, Знание, Благочестие и страх перед Богом. Эти семь даров могут быть представлены семью голубями». В «Священном Писании» голубь впервые упоминается в книге Бытие в рассказе о Всемирном потопе. Именно он, вернувшись на ковчег с листком оливкового дерева в клюве, возвестил, что вода начала сходить. В Евангелиях Нового Завета голубь олицетворяет святой дух, который в момент крещения снизошел с небес на Иисуса Христа. Вот выдержки из четырех Евангелий, которые составили основу православия. «И крестившись, Иисус тотчас вышел из воды, — и се отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, как голубя, сходящего на Него». (От Матфея. 3, 16). «И было в те дни, пришел Иисус из Назарета Галилейского и крестился от Иоанна в Иордане. И когда выходил из воды, тотчас увидел Иоанн разверзающиеся небеса и Духа, как голубя, сходящего на Него». (От Марка. 1,9—10). «Когда же крестился весь народ, и Иисус крестившись молился, — отверзлось небо, и Дух Святый нисшел на него в телесном виде, как голубь, и был глас с небес...» От Луки C, 21—22).
Увлекательная геральдика «И свидетельствовал Иоанн, говоря: я видел Духа, сходящего с неба, как голубя». От Иоанна A,32). Образ голубя широко использован в христианской живописи, религиозной и светской. В связи с именем бога мы находим его и в литературе. В «Гавриилиаде» Л..С. Пушкина есть описание сцены, в которой Господь является к Деве Марии с намерением обеспечить непорочное зачатие. И что же! Вдруг мохнатый, белокрылый В ее окно влетает голубь милый, Над нею он порхает и кружит, И пробует веселые напевы, И вдруг летит в колени милой девы, Над розою садится и дрожит, Клюет ее, копышится, вертится, И носиком, и ножками трудится... Все, что касалось сошествия святого духа на язычников-киевлян, который согласно Библии является в облике сизокрылого, вряд ли имело отношение к «тризубу» Рюриковичей. Во-первых, в российско-киевской геральдической символике голубь использовался нечасто, и вопреки утверждениям о «благочестивое™ и чистоте» этой птицы, не воспринимался в обществе с особым пиететом. В 1796 году был высочайше утвержден герб Радомыс- ля, уездного города Киевской губернии. Вот его описание: «В верхней части щита герб Новгород-Волынский. В нижней — max как в недальнем от сего города расстоянии находится местечко Коростышево, в древности бывший город Коростень, известный по истории учиненным Древлянам наказанием от Великой Княгини Ольги. В воспоминание сего изображены: в голубом поле три летящих серебряных голубя, два вверху и один внизу, держащие пламенники: ибо сии птицы употреблены были к зажжению города». Далеко не святая миссия возложена в этом описании на серебряных голубей.
А. А. Щелоков Голуби на гербе уездного города Ра- домысля Киевской губернии. 1796 г. Сокол на гербе уездного города Суздаля Владимирской губернии. 1781 г. Во-вторых, носители княжеской и царской власти выбирали для себя символы не духовные, благочестивые, а те, которые демонстрировали твердость, решительность, готовность постоять за свои права, защитить и расширить пределы владений. Лев, волк, орел — знаки мужества. Сокол — птица вольная, хищная, никогда не поднимающая пищу с земли и не питающаяся падалью — стоит в том же ряду животных. Поэтому символику тризуба иногда объясняют как стилизованное изображение силуэта сокола, на лету поражающего добычу. Эта версия куда предпочтительнее обеих первых. Образ сокола несет в себе черты властности и благородства. «Чому я не сок!л, чому не лггаю», — поют украинцы. В русском языке слово «сокол» употребляется только в положительном смысле. Сокол ясный. Соколик (сын отца-молодца). Сокол и Лебедушка — образы жениха и невесты. Загадка: «365 галок, 52 сокола, 12 орлов». Ответ: календарный год. Орлы и соколы — в одном ряду. Известный российский литературно-художественный журнал «Сокол», в логотипе которого воспроизведен «три- зуб», объясняет его так: «Изображение атакующего соко-
Увлекательная геральдика ла — родовой знак киевских князей, древнейший символ Руси». Один из старейших на Руси герб Суздаля (в древности его называли Суждаль) в гербовнике описан так: «Птица сокол в княжеской короне, поле пополам, на верху синее, внизу красное». Поясняя появление в гербе сокола, П.П. фон Винклер указывал, что он выступает там «как символ бывшего княжества». Чтобы наглядно представить силуэт атакующей птицы и украинского «тризуба», рассмотрим нарукавную эмблему Московского округа внутренних войск. Слева — знак в том виде, как его носят солдаты. Справа мы изменили положение птицы и ее головы. Сравните с тем, что называют «тризубом». Существует еще одна версия, не выдерживающая никакой критики, но, поскольку она попала в книги, претендующая на роль справочников, ее стоит рассмотреть. В Энциклопедии «Символы, знаки, эмблемы» (Москва, 2003) составитель В.Э. Багдасарян в статье «Трезубец» MJLWa Внизу слева наш отечественный «тризуб» — эмблема известного российского литературно-художественного журнала «Сокол».
А. А. Щелоков сообщает: «На перстне киевского князя Владимира Красное Солнышко был выгравирован трезубец». Это утверждение соседствует с разъяснением: «Трезубец — символ принадлежности к водной стихии, атрибут Посейдона, греческого повелителя морей». В современных «энциклопедиях», издаваемых частными издателями, нередко оказывается утерянной научность и содержится немало сомнительных утверждений. Это одно из них. Что такое трезубец? Словарь В. Даля объясняет: «Трезуб, трезубец, трезубчатое, трезуб(н)ое орудие: трезубая острога для бою рыбы, вилы тройчатки». Кстати, по-украински трезубую острогу называют ост1 или ост1в, а в*и- лы — вила. Ниже мы приводим изображения разных по форме трезубцев, приведенные в «Словаре международной символики и эмблематики» В. Похлебкина. К сожалению, до сих пор некоторые российские гераль- дисты, стремящиеся поставить под сомнение суверенность Украины, не оставляют попыток бросить тень на плетень. Вот один из действительных знатоков геральдической символики (ныне покойный и потому я не называю его фамилии) писал: ш М/ Глядя на эти рисунки, трудно поверить, что украинский «тризуб» — это символическое изображение жезла Посейдона. Более того, даже если принять во внимание, что питие есть веселье на Руси, невозможно представить, что на утверждение князю художник, протрезвев, принес работу, ничем не напоминающую оригинал. Короче говоря, ничего общего даже по внешнему виду герб Украины с орудиями лова рыбы и атрибутами «греческого повелителя морей» от В. Багдаса- ряна не имеет.
Увлекательная геральдика «Попытки вести происхождение современного украинского герба и его главной эмблемы от якобы «киевского трезубца» антиисторичны, искусственны и надуманны. Как и современный флаг Украины (жовто-блакитный прапор), трезубец не связан с национальной символикой украинского народа и не имеет корней в древней славянской исторической традиции. Его заимствование может быть объяснено как церковным влиянием, так и в гораздо большей степени шведско-украинскими контактами эпохи чазеповщины (в Швеции имеется не только герб общества Нептуна, но и флаг Нептуна). Что касается прямой связи этой морской эмблемы с морскими границами Украины по Черному морю, то нельзя забывать, что такая связь крайне сомнительна исторически, поскольку черноморские земли (т.н. Новороссия) с момента присоединения их к России в 1783 году и до 1917 года административно к украинским землям (Малороссии) не имели никакого отношения и были включены в состав Украины (Украинской ССР) лишь после Октябрьской революции. Таким образом, превращение трезубца в герб Украины в 1992 году не имеет логически легитимных исторических объяснений». Освобождение членов российского общества от обязанности исповедовать идеологические взгляды, указанные сверху и утвержденные государственной властью, открыло широкую свободу для творчества, свободу высказывать свое мнение. Однако, признавая и высоко ценя свои собственные права, надо уметь уважать и ценить права других, что делать бывает труднее. Мы уже говорили, что геральдика — всего лишь прикладная историческая дисциплина. Историческая — значит, обращенная к изучению и толкованию прошлого. Но знание средневековой истории и столь же старых правил геральдики не дает права даже самым высоким специалистам геральдики безапелляционно судить о состоянии гербового хозяйства в мире и давать суверенным государствам советы на будущее без их на то желания. Своды геральдических правил и символов, несмотря на их веко-
А. А. Щелоков вую историю, не освящены международными соглашениями, конвенциями, договорами и обязательности в выборе государствами гербов не имеют. Государство — суверенный обладатель высшей власти на своей территории и имеет право вольно разрабатывать, утверждать и использовать собственную систему символов и знаков. Принятый государственным актом в качестве национального герба «Черный квадрат» Малевича никто (кроме разве что правопреемников художника) не имеет права оспорить или отменить. С этой точки зрения просто смешны потуги некоторых специалистов по геральдике и символике давать собственные негативные оценки геральдическим знакам, гербам и символам суверенных государств. Даже если бы украинский герб не имел исторических корней, он уже принят суверенной страной и потому стал историческим и политическим фактом, к которому надо относиться с уважением. Что касается легитимности включения в государственные гербы любых знаков и символов, то она определяется не специалистами по геральдике из других стран, а зависит от решения государственных органов, утверждающих символику своей державы. ГЕРАЛЬДИКА РЕВОЛЮЦИИ Трудно сказать, кто еще в мире, кроме нас — россиян — умеет с особым остервенением топтать свою историю, выискивать в прошлом страны, в делах и поступках собственных дедов и отцов «ошибки», промахи, обвинять их во всех несчастьях и бедах. И делают это самоеды, напрочь забывая, что уже сейчас совершаются ошибки и промахи, которые завтра будут яростно критиковать идущие на смену нам будущие поколения. Большую часть XX века над одной шестой частью земной суши, привлекая одних и заставляя приходить в ярость других, красовался герб Советского Союза. Тот, который
Увлекательная геральдика сегодня отброшен политиками-временщиками, облит грязью публицистами и платными специалистами государственной геральдики. Но давайте объективно посмотрим на прошлое нашей страны. Революция, начавшаяся в России в феврале 1917 года, отменив царскую символику, подтолкнула от воли центра на поиски новых эмблем на окраинах страны. Над созданием выразительных геральдических композиций Республики Советов работали крупнейшие мастера графики — СВ. Чехонин, Е.Е. Лансере и другие. Именно они нашли необычное для государственного герба обрамление в виде венка из колосьев, ввели на него изображение звезды, серпа, молота, земного шара. Трудно подозревать честных русских художников в работе под диктовку власти большевиков. Хотя можно утверждать, что они исполняли социальный заказ. Его диктовал дух свободы, царивший в обществе, надежда на светлое будущее. Кто-то может ненавидеть советскую власть, не терпеть Сталина (а для этого имеется множество оснований), но поливать грязью, глумиться над символами, с которыми несколько десятилетий жил великий народ, могут только те, кто в своей слепой ненависти к прошлому стал духовно подобен талибам. Советские символы были и остаются знаками, под которыми наша страна жила и трудилась в эпоху Великой войны и Великих открытий. Под знаменами, украшенными красной звездой и советским гербом, собственной кровью и самопожертвованием наш народ спас мир от фашизма. Красная звезда и советский герб осеняли прорыв человечества в космос. Различным образом державы Свои украсили гербы: Вот леопард, орел двуглавый, Вот лев, встающий на дыбы.
А. А. Щелоков Но не орел, не лев, не львица, Собой украсили наш герб, А золотой узор пшеницы. Могучий молот, острый серп... Такие стихи не создаются по заказу. Можно как угодно относиться к поэту С. Маршаку, но он писал эти строки с большой любовью к гербу своей страны. Да, эпоха Советского Союза ушла в историю, но это не значит, что геральдика больше не будет интересоваться ее гербами. Символика, которую внесла в геральдические каноны Октябрьская революция, во многом повлияла на герботворчество в странах, которые образовались в результате побед национально-освободительных движений. Новые геральдические принципы, родившиеся в СССР, до 1945 года использовались только при создании гербов советских союзных республик. Объективный историк и исследователь не может не признать оригинальность, красоту и национальную самобытность этих гербов. После разгрома фашизма и распада колониальных империй гербы многих, вновь возникших государств стали строиться по советскому типу. Специалисты считают, что влияние нашей символики сегодня можно проследить в государственных гербах Бангладеш, Венесуэлы, Греции, Джибути, Доминиканской Республики, Заира, Западного Самоа, Италии, Коморских островов, Мексики, Мозамбика, Пакистана, Сальвадора, Сенегала, Уругвая, Шри-Ланки. Герб Союза Советских Социалистических Республик, страны, которая внесла наибольший вклад в победу над фашизмом, открыла человечеству дорогу в космос. Герб, осенявший советских спортсменов на олимпиадах и чемпионатах мира. Он связан со славными делами, которые никому не удастся зачеркнуть.
Увлекательная геральдика Ha постаментах памятников героям войны — известным и неизвестным — мы пишем слова: «НИКТО НЕ ЗАБЫТ, НИЧТО НЕ ЗАБЫТО». Это можно сказать и о символах советской эпохи. Тем более что именно их сегодня стараются вытравить из народной памяти. Вот в целом очень интересная книга «Энциклопедия знаков и символов», изданная в Москве в 1997 году. Ее автор, Джон Фоли, собрал и систематизировал огромный материал по истории знаков самого различного происхождения и значения — от букв алфавитов до интернациональных научных символов. Есть в книге глава, именуемая «Сброшенные эмблемы». Справа от текста изображены скрещенные серп и молот. Слева идет такой текст: «Серп и молот, ассоциирующийся с коммунизмом, был принят в 1922 году, когда Россия объединилась с другими коммунистическими республиками для того, чтобы создать Союз Советских Социалистических Республик (СССР). Будучи упрощением ранней эмблемы Российской Социал- демократической Рабочей партии (большевиков) — молота, пересекающегося с плугом, серп и молот представляли рабочих промышленности и сельского хозяйства, или пролетариат и крестьянство. Более расширенно, согласно официальным источникам, он символизировал «мирный труд советских людей и нерушимый братский союз рабочих и крестьян. Он показывает, что вся власть на земле Советов принадлежит людям труда»... Следом за упразднением Советского Союза исчезла и эмблема; флаг с серпом и молотом последний раз развевался над Кремлем 25 декабря 1991 года... Эмблема была упразднена не только в странах бывшего СССР. В Республике Сан-Марино, к примеру, местная компартия сменила серп и молот на голубя, летящего на фоне трех горных пиков». Не вступая с автором в полемику, явно недоучившего историю вопроса, обратимся к фактам. У геральдического символа — скрещенных серпа и молота — истоки куда более давние и отнюдь не русские. Не в 1922 году и не в России родилась эта лаконичная композиция,
соединивА. А. Щелоков Серп и молот как связывающий элемент венка из лавровых листьев присутствовал на монетах Чили номиналами в 5, 10, 20, 50 сентаво, 1, 2, 5 песо с 1895 по 1940 год. шая в себе труд сельский и промышленный. Людям, увлекающимся нумизматикой, хорошо и достоверно известно (это подтверждено солидными каталогами), что серп и молот впервые появились на монетах Чили в 1895 году. Чтобы не возникало сомнений, взгляните, как эта эмблема в XIX и XX веках выглядела на деньгах одной из стран Латинской Америки. Сан-Марино, конечно же, великое государство, и его пример говорит о многом. Но вот два государственных герба — Итальянского королевства и Итальянской республики. Трудно отрицать красоту дизайна герба королевства. Корона, нашлемник, намет, горностаевая мантия, гербовый щит, львы-щитодержатели. Все на своих местах согласно европейской геральдической традиции. Слева — герб Итальянского королевства. Справа — современный герб Итальянской Республики.
Увлекательная геральдика Однако Республика Италия, возникшая в 1946 году, сочла, что монархическая символика не отвечает устремлениям общества. И появилась новая эмблема, в которой нашли отражение символы труда, государственной твердости и миролюбия. Наследница старейших в Европе империй — Священной Римской и Австро-Венгерской — Республика Австрия утвердила новый герб в виде стилизованного орла, который в одной лапе сжимает серп, в другой — молот. Надо ли что-то комментировать? Государственный герб Австрии. Внизу увеличенные детали рисунка лап. Конечно, было в советском герботворчестве, особенно на местном уровне, немало бездарного, примитивного, попросту глупого. Сказать, что попытки создания гербов отдельных социалистических городов хоть в какой-то мере обогатили отечественную геральдику, значило бы по-
А. А. Щелоков кривить душой. Даже во времена Петра I власти понимали, что по-настоящему выразительный герб может родиться только в результате упорного поиска. В советское время все решалось просто. Надо показать, что в городе есть промышленность, — на щите изображали зубчатое колесо или его половину. Было известно, что в городе существует предприятие, занимающееся химией или производством водки, — на гербе появлялась колба. При обсуждении герба в горсовете вдруг выяснялось, что никак не отражены достижения местной лесопилки и ее трудовой коллектив этим «возмущен и озабочен». Недовольны и рабочие автомастерской. В результате художник вынужден был пририсовывать к композиции дисковую пилу и автомобильную шину... Я утрирую, но «народные» поползновения «модернизировать» даже общегосударственный герб наблюдались неоднократно. В 1936 году, когда проходило обсуждение Конституции, в комиссию пришло много предложений, как «улучшить» герб СССР. Главный мотив недовольных — герб не отражал технических достижений Страны Советов. Какие же достижения прогресса предлагалось ввести в рисунок? Чаще всего — отбойный молоток, трактор, электромотор. Молот и серп, писали проводники «технического прогресса» от отбойного молотка, давно устарели. Предлагалось также ввести в символику изображение книги — проводника знаний, красное знамя, комбайн, пропеллер. Сегодня технический прогресс зрительно связывают с орбитами атомов, с ракетами и спутниками... Тогда в конституционной комиссии нашлись умы трезвые и твердые. Всем, кто выступал с предложениями, сообщалось, что герб — не витрина технических достижений, а символ, выражающий сущность государства, его устремления. Нравится кому-то бывший герб СССР или нет, по геральдической выразительности он был одним из наиболее интересных и самобытных в мире. Он лаконичен и узнаваем. Символика его крайне ясна и недвусмысленна. Так считают многие знатоки геральдики. Признавать это нам или нет — личное дело каждого.
Увлекательная геральдика ВОЕННАЯ ГЕРАЛЬДИКА Большой знаток и прекрасный популяризатор истории геральдики В. Похлебкин отличался широтой взглядов и откровенностью суждений. «Символы и эмблемы, — писал он в книге «Словарь международной символики и эмблематики», — могут существовать (и существуют весьма часто) либо в качестве отдельных изолированных объектов, либо в разного рода сочетаниях. Эти сочетания далеко не равноценны по своей форме и исторической «ценности» или «качеству». Они могут носить временный, эпизодический, даже случайный характер, который трудно предусмотреть, но могут быть и постоянными, стабильными, а также составлять сложные, исторически возникшие и канонизированные, как бы «застывшие» комплексы, которые не подлежат изменению. Простые и эпизодические сочетания символов и эмблем бывают на разного рода значках, в произведениях изобразительного искусства; стабильные встречаются на печатях, монетах, в воинских арматю- рах и эмблемах: стойкими и неизменными комплексами сочетаний символов и эмблем являются гербы и ордена». И вот, несмотря на столь широкие познания в геральдике, В. Похлебкин вдруг пишет: «Войсковые эмблемы не являются эмблемами в геральдическом смысле, они носят подчиненное и служебное значение». Таким образом, огромный пласт геральдического материала вроде бы лишается права входить в нишу, где он находился и находится по праву многие годы. А почему? «Войсковые эмблемы для одних и тех же родов войск в каждом государстве различны, — поясняет свою позицию В. Похлебкин, — они не только не являются ни в коей мере международными, но даже не достигают ранга общенациональных эмблем. Это ведомственные эмблематические изображения. Поэтому они устанавливаются и утверждаются не государством, как государ-
А. А. Щелоков ственные эмблемы, а ведомством вооруженных сил страны или даже отдельными управлениями». Спорность такого рода утверждений лежит на поверхности. Во-первых, гербы, как и воинские эмблемы, в разных государствах различны, хотя, если внимательно к ним присмотреться, то легко заметить общие принципы, которые прослеживаются при обозначении одинаковых родов войск. Во-вторых, в соответствии с ныне действующими международными Женевскими конвенциями 1949 года официально воюющими (комбатантами) признаются только люди, возглавляемые командирами, носящие воинские знаки различия и оружие. Таким образом, шла бы речь об эмблемах железных дорог, гражданской авиации, автомобильного транспорта, спортивных федераций, В. Похлебкин был бы полностью прав, но военные эмблемы и знаки различия имеют признаки международного признания. Далее, армия любой страны — это главный государственный институт, становая структура международного влияния, силы и суверенитета страны. Именно стремление власти выделить свою вооруженную силу, придать ей признаки, отличающие от других вооруженных формирований, стало, как мы помним, основной причиной для возникновения геральдики. Во все времена вооруженные силы находились и по настоящее время находятся под непосредственным руководством главы государства — монарха, президента, премьер-министра. С момента создания армии все решения по организационным проблемам, выработке стратегии и тактики, вплоть до утверждения военной формы и воинской эмблематики, были прерогативой правителя страны. Ни одно изменение в этой области не происходило без высочайшего монаршего одобрения, особенно в России. Вот статьи российских законов за 1855 год. 12 марта. Статья 29121. Высочайше утвержденное описание предметов, измененным в настоящей форме ге-
Увлекательная геральдика неролов, штаб и обер-офицеров и гражданских чиновников военного ведомства. (Для примера приведем небольшую цитату из документа, которая поможет понять, насколько глубоко вникал царь в детали, утверждая свои решения). «Погоны застегиваются на пуговицу малого размера, а поверх погона сквозь погончик пристегивается эполет на ту же пуговицу, с помощью петли, имеющейся под корешком эполета». 5 мая. Статья 29284. О форме пуговиц военно-рабочих рот и арестантских рот гражданского ведомства. 30 ноября. Статья 29876. Погон к генеральскому, штаб- офицерскому и обер-офицерскому полукафтану. Способ пристегивания аксельбантов при погонах. Нет сомнения, что не император разрабатывал детали формы одежды, геральдические рисунки знаков различия. Этим занимались специалисты военного ведомства, но утверждение закона осуществлялось высочайшим повелением носителя верховной власти в стране — импера- гора-самодержца. 06 этом прекрасно знали военные специалисты прошлого и не делали различия между понятиями «гербы» и «воинские знаки различия». Вот «Военная энциклопедия» издательства товарищества И.Д. Сытина 1912 года выпуска. В томе VII найдем слово «Гербы». Из справки узнаем, что гербы в военном понимании, «это изображения, помещаемые на различных предметах обмундирования и снаряжения и дающие возможность определять национальность, эпоху, а иногда и род войск, к которым принадлежит тот или иной из носящих эту эмблему предметов военного костюма. Главным образом гербы помещаются: на головных уборах, знаменах, пуговицах, патронных сумах и поясных бляхах, иногда на воротниках мундиров и очень редко на погонах. Гербы, помещаемые на головных уборах, патронных сумах (лядунках), называются также арматурами». Знаки различия определяют воинские звания (ранги)
А. А. Щелоков военнослужащих, их принадлежность к армии определенного государства, виду, роду войск, службе, к военному округу, а также военные специальности. Знаки различия не стоит путать со знаками отличия. Последние являются наградами и служат для выделения отмеченных ими военнослужащих из большого числа других, объединяемых общими знаками различия. Набор армейских геральдических знаков различия в современных армиях весьма велик и разнообразен. К ним относятся погоны, эполеты, петлицы, нагрудные и нарукавные нашивки, шевроны. Знаки (гербы) на головных уборах, погонах: эмблемы, кокарды, звездочки, нашивки и металлические накладки (лычки), канты, цветные околыши головных уборов, лампасы. Из этого множества различительных знаков непосредственное отношение к геральдике имеют эмблемы, кокарды, нарукавные нашивки. Впервые знаки различия — гербы — в русской армии появились в 1700 году в гвардии на гренадерских шапках, знаменах и гренадерских сумах. Первые воинские эмблемы в русской армии введены в 1700 году императором Петром I в гвардии на гренадерских шапках, знаменах и гренадерских сумах. Слева — герб, крепившийся на налобнике шапки гвардейского гренадера, справа — вензель императора Петра Алексеевича на заднике. Вензель помещен на изображении гренады (гранаты), увенчан императорской короной и обрамлен венком.
Увлекательная геральдика Начали с гренадеров по той причине, что военная форма тех лет во многом зависела от тактики ведения боя, которая определялась видом вооружения солдата. Вооружение рядовых пехотинцев так называемых <фузилерных рот» состояло из кремневого ружья — фу- !ои и багинета — холодного оружия, которым после крепления к стволу фузеи можно было рубить, как палашом, или колоть, как штыком. В отличие от фузилеров гвардейские гренадеры (наи- оолее рослые и обученные гранатометанию солдаты, собранные в специальные подразделения) имели фузеи с длинным погоном (ремнем для ношения оружия на плече) и гренадерскую суму для гранат. Широкополые шляпы, которые носили армейские фузилеры, мешали метанию гранат в бою и потому гренадеры носили шапки специально- i о покроя — гренадерки. У гвардейских гренадеров шапка имела кожаную тулью с высоким приподнятым медным налобником и при- t пущенным задником. Обеим этим частям шапки прида- \и функциональное назначение. На налобнике крепили первую в российской армии эмблему — воинский герб — двуглавого орла, а на заднике — медную бляху с царским вонзелем. Интересно отметить, что, введя специальную форму для гвардейских и армейских полков, Петр I, прекрасно шавший нравы тех, кого «забривали» в рекруты, установил строгие правила отношения к воинской форме и оружию. «Если кто свой мундир, — требовало высочайшее по- иеление, — ружье проиграет, продаст или в заклад отдаст, оный имеет впервые и вдругорядь жестоко шпицрутенами и заплатою утраченного наказан, а в третье раз стрелян быть; такожде и тот, который у солдата покупает или принимает такие вещи, не токмо тое, что принял или купил, безденежно паки возвратить, но и втрое, сколько оне стоит, штрафу заплатить должен, или по изобличению особы шпицрутенами наказан будет». Расширение сферы применения гербов в приложении
А. А. Щелоков Эмблемы гранатометчиков — гренадеров русской армии. Слева. Гренада на гренадерский кивер. Справа. Гренада «о трех огнях» на кивера и сумки. 1805 г. к армейской форме развивалось вместе с изменением воинской формы одежды, которая чаще всего происходила с воцарением на престоле нового императора или императрицы. В 1805 году по высочайшему повелению императора Александра I во всех гренадерских полках заменили гренадерские шапки старого образца на новые. На киверах гренадеров гвардии появились металлические накладные гренады, а на киверах и гранатных сумках в армии — гре- нады «о трех огнях». Знаки различия во всех армиях играют важную роль в выстраивании и поддержании субординации. В руководстве для вербуемых в армию США, например, говорится: «Военная форма не может считаться соблюденной полностью без знаков различия и присутствия присвоенных наград на ней». Те же самые требования, хотя и сформулированные по-иному, определяют понятие «воинская форма одежды» и в других армиях. Знаки различия в виде геральдически объясняемых фигур — порождение XIX века, когда вооруженные силы стали внутри себя строго дифференцировать рода войск и службы, сведенные в специальные подразделения. От Петра Первого до полного перехода армии на унифицированную форму, одинаковую для всех родов войск,
Увлекательная геральдика и русской армии знаками различия служили негеральдические элементы: погоны, разных цветов репейки (украшения на киверах), темляки (специальные петли с кистями на эфесах палашей, сабель, шпаг) и т.п. Император Павел I, ревностный поклонник Фридриха Великого, едва воссев на престол, принялся перестраивать русскую армию по прусскому образцу. Наиболее 10 Воинские гербы царско , армии. 1. Отличительный знак армейских ка- юниров. 2. Отличительный знак на киверах рабочих рот. 1805 г. 3—4. Гер- Оы канониров и армейских сапоров на специальных щитках под корона- 1И. 1820 г. 5—6. Гербы для артиллеристов и саперов на головных уборах 1833 г. 7—9. Гербы с измененным рисунком орла для армейских головных уборов. 1857 г. 10—11. Гербы образца 1881 г.
А. А. Щелоков приближенные к императору части были отданы на командование иностранцам, которые до того получили опыт службы в прусской армии. Особо Павел благоволил к батальонам майора Эртеля и Мертенса, которые отличались от остальных войск даже формой одежды и гербовой эмблематикой. Рядовые солдаты батальона Эртеля вместо шляп носили гренадерки, налобник которых делался из латуни, верх из красного, а клапан и опушка из желтого сукна с тремя пылающими медными гренадами. На налобнике было выбито несколько изображений. В верхней части — российская императорская корона, в середине — российский двуглавый орел с крестом ордена Андрея Первозванного на груди и прусским девизом «С нами Бог». По бокам размещались изображения разной воинской арматуры. Рядовые гренадерских рот в гвардейских полках отличались от мушкетеров головными уборами. Они носили гренадерские шапки с вызолоченной передней бляхой, околышем из позолоченной латуни с тремя выбитыми по кругу гренадами. Одной из новинок, внедренной Павлом в русскую военную геральдику, стали знаки Мальтийского ордена. К тому времени эта организация клонилась к закату. Ближайшее окружение русского императора, зная его романтические наклонности, убедило Павла принять шефство над орденом и возродить его рыцарский дух. По просьбе кавалеров Мальтийского ордена в ноябре 1798 года Павел принял звание Великого магистра ордена. Мальтийский крест этой организации стал использоваться в качестве одного из геральдических знаков русской армии. В 1799 году им заменили изображение «кайзер-флага» на гренадерских шапках. В то же время сформировали «гвардию, преданную Великому магистру» и учредили для нее мальтийский крест в качестве кокарды. В торжественных случаях все строевые чины кавалергардов надевали черные лакированные каски нового образца — с козырьком, орлом и гребнем с позолоченными
Увлекательная геральдика гвоздями. Кроме того, надевался малиновый нагрудник с большим белым мальтийским крестом. Офицерские нагрудники делались из бархата, а крест на них накладывался серебряный. Мундиры гвардии офицеров и генералов при Павле блистали на плац-парадах, но для полевой деятельности оказывались непригодными. А.В. Суворов, ценивший в военной форме ее утилитарность и удобство в бою, так писал о форме павловских солдат: «Нет вшивее прусаков: лоузер или вшивень назьшался их плащ, а головной их убор — вонью своей подарит вам обморок. Мы от гадости были чисты, а они — первая докука ныне солдат. Стиблеты — той ногам... Букли — не пушки, пудра — не порох, коса — не тесак, я — русский, а не прусак», а затем любил добавлять: «Русские прусских всегда бивали, чего же тут перенять». Первые государственные акты нового императора Александра I, заменившего на престоле убиенного отца Павла, касались не государственных, а второстепенных военных дел, поскольку молодой царь именно в них был особенно силен. Уже 31 марта издается высочайшее повеление о возврате наименований полков по названиям российских городов, вместо названий по именам их шефов, которые ввел Павел. Так кирасирский фон Брикена полк переименован в Глуховский, кирасирский принца Вюртембергского полк стал Рижским, Цорна — Тверским, драгунский полк Михельсона обращен в Смоленский и т.д. В 1825 году на престол взошел Николай I. Период его правления отличался тем, что император главное внимание уделял не столько техническому оснащению и перевооружению армии, не боевой выучке войск в полевых условиях, а внешнему виду и броскости военной формы. При конструировании обмундирования мало учитывались функциональные качества одежды, которая должна обеспечивать свободу движения солдату, предохранять его от воздействия холода и дождей. Яркие цвета галунов,
А. А. Щелоков кантов, лампасы на мундирах, пышные султаны и плюмажи на головных уборах, умение выдерживать равнение шеренг на плацу — вот что считалось главным в подготовке войск. За время царствования императора Николая I конструктивных изменений в форме военной одежды не производилось. Зато военная геральдика и эмблематика получила большое развитие. Император лично вникал в ее малейшие детали. Вот один из государственных актов, возведенный в ранг закона. 1827 г. «Генваря 1. Об имении во всех войсках Генералам, Штаб и Обер-Офицерам на эполетах кованых звездочек. Государь Император Высочайше повелеть соизволил: иметь во всех войсках Генералам, Штаб и Обер-Офице- рам на эполетах звездочки кованые: на золотых белые, на серебряных желтые. Число звездочек полагается нижеследующее: у Прапорщика или Корнета по одной, для — Подпоручика по две, Поручика по три, Штабе-Капитана и Ротмистра ни одной; у Майора по две, Подполковника по три, у Полковника ни одной; у Генерал-Майора по две, Генерал-Лейте- нанта по три, у Генералов от инфантерии, от Кавалерии, Артиллерии и Инженеров ни одной, у Фельдмаршалов две накрест положенных жезла. Каким же образом расположены быть должны на эполетах звездочки, прилагается при сем рисунок. О чем объявляется всем войскам для надлежащего исполнения». На рисунке, приложенном к закону, изображены эполеты и расписано, как на них должны располагаться эти самые кованые звездочки. Гренадерским, морским, пехотным, карабинерным и егерским полкам в 1828 году ввели кивера нового образца с киверным гербом в виде двуглавого орла со щитом внизу. В центре киверного щита прорезался номер полка, а в
Увлекательная геральдика Офицерские эполеты. Слева направо: прапорщик, поручик, капитан. 1827 г. гренадерских и карабинерных полках номер помещался на выпуклом изображении гренады. В 1829 году были введены пуговицы с выпуклым изображением. В гвардии их украшал двуглавый императорский орел; в армейских гренадерских и кирасирских полках на пуговицах помещалось изображение гренады с номером полка. Для всех остальных частей — только номера полков без гренады. По негласной, но отчетливо просматриваемой по историческим фактам традиции при смене царствующих особ монархи начинали свою деятельность с реорганизации войск и изменений в форме одежды и воинской эмблематики. Не стал исключением и Александр И. По подсчетам историков, в первый же год его царствования по военному ведомству было издано 62 приказа, касавшихся военной формы. «Одно только приводит в недоумение, — это беспрерывные перемены формы военных. В Петербурге, кажется, нет двух офицеров одного и того же полка, одинаково одетых: один уже в новой форме, другой не успел еще себе ее сшить, а третий уже в самой новейшей», — таково впечатление очевидца исторических событий. Долгое время военная форма была для русских императоров игрой в солдатики, позволявшей отвлечься от большой политики и заняться выбором цветов мундиров,
А. А. Щелоков Слева — парадный головной убор драгунских полков: каска с волосяным гребнем (плюмажем), с колпаком и козырьком из черной кожр, с чешуйчатым подбородным ремешком. Спереди на каске крепился государственный герб. Справа — медная золотистого цвета каска Кавалергардского и лейб-гвардии Кирасирского Его Величества полков. Сверху на подставке фигура двуглавого орла золотистого или серебристого цвета соответственно установленному прибору цвета. На тулье — Андреевская звезда. выпушек, кантов, киверов, фуражек, лампасов, гербов и эмблем. Все цари рассматривали и утверждали форму, как правило, для каждого полка в отдельности. Иногда им на утверждение предоставляли рисунки даже отдельных предметов форменной одежды, изменить вид которых без высочайшего повеления никто другой не имел права. И уж какое раздолье было для проявления творческой фантазии! В Казачьем Его Величества полку носили красные мундиры, в Атаманском — светло-синие, в Сводно-казачь- ем — красные, малиновые, светло-синие и желтые, в зависимости от того, к какому казачьему войску относилась сотня. Так, в Уральской сотне и Семиреченском взводе парадные мундиры были малиновые, в Оренбургской сотне — светло-синие, в Сибирской полусотне — красные, в Астраханском, Амурском, Уссурийском взводах и Забайкальской полусотне — желтые. Помимо цветов мундиров, в кавалерии для каждого полка подбирали лошадей единой масти. В драгунских частях
Увлекательная геральдика преимущество отдавали коням рыжей масти, в уланских — гнедой, в гусарских полках с четными номерами — серой, с нечетными — вороной. А сколько трудов требовал подбор служивых для различных привилегированных полков! В лейб-гвардии Преображенский набирали высоких блондинов, в 5-ю роту — с бородой; в лейб-гвардии Семеновский — высоких шатенов без бороды; в лейб-гвардии Измайловский — брюнетов, в роту Его Величества — с бородой; в лейб-гвардии Кирасирский — высоких, рыжих, длинноносых; в лейб- гвардии Кирасирский Ее Величества государыни императрицы Марии Федоровны — высоких смуглых брюнетов; в лейб-гвардии Кавалергардский — высоких, голубоглазых, безбородых... Двадцатый век вместе с новыми видами оружия принес и изменения в тактику ведения военных действий. Яркие мундиры, головные уборы с большими гербами и высокими тульями, элементы украшательства формы оказались не только не нужными, но и опасными. Потребовался новый цвет для полевого обмундирования — защитный. Первыми в 1904 году его ввели англичане. А русский царь все еще продолжал украшать мундиры... Белая гимнастерка, прекрасно смотревшаяся в мирное время, стала причиной неоправданно больших потерь нашей армии в Русско-японскую войну. Главнокомандующему российскими войсками на Маньчжурском театре военных действий пришлось отдать позорный, но крайне необходимый приказ: «Пореже стирать рубахи, дабы они больше подходили под цвет местности». Только в 1907 году для солдат были введены рубахи зеленовато-серого цвета и такого же цвета шаровары и фуражка. Изменения в форме привели к появлению новых типов знаков различия. Поначалу это были специальные нарукавные знаки, позже эмблемы родов войск стали выбиваться на пуговицах и бляхах поясов и только затем оформляться как самостоятельные знаки различия.
А. А. Щелоков 11 Знаки воинского различия частей русской царской армии. 1. Артиллерия. 2. Гренадеры. 3. Артиллерийские парки. 4. Гренадерская артиллерия. 5. Автомобильные роты. 6. Броневые части. 7. Саперы. 8. Понтонные части. 9. Телеграфисты. 10. Авиация. 11. Воздухоплавательные отряды. 1 марта 1917 года Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов издал Приказ № 1, которым отменялось титулование офицеров, а последним запрещалось обращаться к подчиненным на «ты». Четыре дня спустя, а именно 5 марта, Военный и морской министр Временного правительства А.И. Гучков подтвердил Приказ № 1 Петроградского Совета: «1. Отменить наименование «нижний чин»; в надлежащих случаях заменить его званием «солдат».
Увлекательная геральдика 8 ноября 1917 года, то есть на второй день после Октябрьского переворота, Советское правительство опубликовало проект декларации «К солдатам революционной армии». Поскольку своей армии в то время у большевиков не имелось, то обращение открыто адресовалось к личному составу вооруженных сил Временного правительства. Большевики предлагали солдатам обсудить вопросы выборности командного состава, ликвидации чинов, знаков военного различия и титулов. Вполне понятно, что идею солдаты восприняли с энтузиазмом. Она разрушала основу основ любой армии — принцип единоначалия, подчиненности и необходимости выполнять приказы. Офицерский состав фактически лишался права командования со всеми вытекавшими из этого последствиями. Идея анархии в армии была одобрена, и уже 12 декабря 1917 года Совнарком РСФСР принял декрет «Об уравнении всех военнослужащих в правах». Декрет отменял все воинские чины и звания, а также воинскую символику, в том числе знаки различия и отличия. Все военнослужащие в равной мере считались бойцами революционной армии. Однако, развалив старую армию, большевики начали создавать свою с соблюдением всех правил воинской организации и дисциплины. В мае 1918 года принято постановление ВЦИК о переходе от добровольческого принципа комплектования армии к всеобщей мобилизации рабочих и беднейших крестьян. И сразу комиссары начали внедрять в войсках строгую, как тогда говорили, «революционную» дисциплину. Устное порицание ее нарушителей, объявление нарядов вне очереди и содержание на гауптвахте для людей, воспринявших по инициативе самих большевиков правила вольницы, не годились. Требовалось нечто иное. Председатель Революционного военного совета Республики Лев Троцкий, вспоминая революционные годы, писал: «Нельзя строить армию без репрессий. Нельзя вес-
А. А. Щелоков ти массы людей на смерть, не имея в арсенале командования смертной казни. До тех пор пока гордые своей техникой злые бесхвостые обезьяны, именуемые людьми, будут строить армии и воевать, командование будет ставить солдат между возможной смертью впереди и неизбежной смертью позади». Именно в годы Гражданской войны возникла горькая шутка. На вопрос «чем отличается воинская дисциплина в Красной армии от царской?», следовал ответ: «В царской армии дисциплина была палочной, в Красной — она железная». Одновременно с введением командных и комиссарских должностей начали вводить специальные знаки различия для начальствующего состава. 16 января 1919 года Реввоенсовет Республики утвердил образцы нарукавных нашивок и петлиц. Долгое время они изготовлялись из приборного сукна и в форме треугольников, квадратов и ромбов горизонтально пришивались на рукава верхней одежды выше обшлагов. Цвет нашивок одновременно служил и для обозначения принадлежности военнослужащих к тому или иному роду войск: пехота — малиновый, кавалерия — синий, артиллерия — оранжевый, инженерные войска — черный, авиация — голубой, погранвойска — зеленый. В январе 1922 года для Красной армии была введена форма единого образца и специальные эмблемы для ношения на петлицах гимнастерок и шинелей. В то же время для артиллерии был изменен цвет петлиц (с оранжевого на черный) и для всех родов войск введена их окантовка: для пехоты, кавалерии, авиации, броневых сил — черная, для артиллерии и инженерных войск — красная. Первая серьезная попытка разработки и внедрения в Красной армии новой эмблематики для различных родов войск и служб была сделана в 1922 году. Приказом Реввоенсовета Республики утвердили сразу несколько десятков различных геральдических символов на петлицы. Новые знаки разрабатывались без четко продуманной
Увлекательная геральдика 13 Эмблемы для всех родов войск, управлений, учреждений и заведений военного ведомства, утвержденные приказом Реввоенсовета Республики 31 января 1922 г. 1. Пехота. 2. Полевая артиллерия. 3. ГАУ — Главное артиллерийское управление Красной армии и подчиненные ему артиллерийские склады. 4. Артиллерийские парки, имевшиеся при каждом артиллерийском дивизионе. 5. АОН — (ТАОН) — (тяжелая) артиллерия особого назначения. 6. Кавалерия. 7. Управление инженерных войск. 8. Саперные роты. 9. Дорожно-мостовые роты. 10. Автомобильные отряды, роты и команды. 11. Понтонные батальоны. 12. Прожекторные роты. 13. Дивизионные электроосветительные станции. 14. Учебно-подрывной батальон специального назначения. 15. Военно-маскировочная рота. 16. Транспортные моторно-понтонные отряды. 17. Склады инженерного снаряжения, взрывчатых веществ, автомобильные слады и мастерские. 18. Отряды якорного минирования. 19. Управление ВОСО — военных сообщений. 20. Железнодорожный полк. 21. Управление войск связи и части связи. 22. Телеграфно-телефонные подразделения. 23. Военно- почтовые станции. 24. Радиотелеграфный батальон связи дивизии. 25. Главное управление военно-учебными заведениями и высшая школа. 26. Управления броневых сил до военного округа включительно. 27. Личный состав бронепоездов. 28. Бронетанковые силы. 29. Автоброневые отряды. 30. Личный состав бронедрезин.
А. А. Щелоков 31 32 33 35 36 38 37 Эмблемы для всех родов войск, управлений, учреждений и заведений военного ведомства, утвержденные приказом Реввоенсовета Республики. 31. Ремонтные бригады. 32. Десантные отряды. 33. Медицинская служба. 34. Военно-ветеринарная служба. 35. Авиация. 36. Воздухоплавательные отряды. 37. Конвойная стража. 38. Эмблема броневых частей, введена в дополнение к ранее утвержденным знакам различия в мае 1922 г. концепции. Это привело к тому, что для инженерных подразделений ввели 12 разных эмблем, для бронесил — 6, для артиллерии и связи — по 4. При этом некоторые знаки для артиллерии, связи и инженерных войск были полностью срисованы с тех, которые использовались в царской армии. В военном ведомстве во все времена водились шутники. Вглядитесь в эмблему специалистов войсковой маскировки. Она изображает маску с прорезями для глаз, наложенную на скрещенные кинжал и лавровую ветвь. Согласитесь, эмблема куда более достойна «рыцарей плаща и кинжала». В войсках это сразу заметили, и специалисты войсковой маскировки стали объектом шуток. После утверждения монополии ГПУ на использование меча в эмблемах этот символ исчез из арсенала армейской геральдики. Был изменен дизайн эмблемы маскировочных подразделений, иными стали эмблемы Главного управления военно-учебных заведений, управлений броневых сил и броневых частей. 20 июня 1924 года был подписан приказ Революционного Военного Совета СССР № 807 с описанием знаков по специальностям, присвоенных войсковым частям и управлениям. Эти эмблемы существовали более десяти лет. Некото-
Увлекательная геральдика рые из них в силу организационных преобразований в армии вышли из употребления, в то же время в связи с появлением новых служб потребовались и новые эмблемы. 28 ноября 1935 года было принято постановление Центрального исполнительного комитета и Совета народных комиссаров СССР «О введении персональных воинских званий начальствующего состава Рабоче-Крестьянской Красной Армии и об утверждении положения о прохождении службы командным и начальствующим составом Воинские эмблемы по специальностям, установленные в 1924 г. 1. Инженерные войска. 2. Саперные части. 3. Саперные эскадроны. 4. Понтон- но-мостовые отряды. 5. Электротехнические батальоны. 6. Моторно- понтонные подразделения. 7. Автомобильные отряды. 8. Инженерные подразделения маскировки. 9. Железнодорожные подразделения. 10. Управление ВОСО — военных сообщений. 11. Войска связи. 12. Радиотелеграфные подразделения. 13. Радиотелеграфные батальоны и роты. 14. Военная почтовая связь и почтово-голубиные станции. 15. Артил- \ерия. 16. Авиация. 17. Конная разведка. 18. Пулеметные подразделения. 19. Музыканты. 20. Медицинская служба (цвет креста — красный). 21. Военно-ветеринарная служба. 22. Личный состав бронепоездов. 23. Бронетанковые войска. 24. Автоброневые отряды.
А. А. Щелоков 1 2 3 to 11 Эмблемы родов войск и служб на петлицы, введенные 10 марта 1936 г. 1. Бронетанковые войска. 2. Инженерно-техническая служба. 3. Авиация. 4. Железнодорожные войска. 5. Артиллерия. 6. Автомобильные войска и военно-дорожные части. 7. Войска связи. 8. Инженерные части, 9. Медицинская служба. 10. Химические войска. 11. Саперные части. 12 Капельмейстеры. 13. Военно-хозяйственный и административный состав войск. 14. Юридическая служба (военные суды и прокуратура). 15. Понтонно- мостовые подразделения. 16. Электротехнические подразделения. Рабоче-Крестьянской Красной Армии». Глава 4 постановления называлась «Знаки различия» и точно определяла их форму, цвета и правила ношения. В войну 1941—1945 гг. Красная армия вступила с эмблемами, которые были утверждены в 1936 году. В их число добавилась только эмблема стрелковых войск, изображавшая две наложенные на круглую мишень скрещенные винтовки штыками вверх. Сегодня знаки воинского различия предвоенных и военных лет крайне редки. Их не найдешь даже во многих местных исторических и краеведческих музеях. И только в коллекциях собирателей, хранителей прошлого, можно обнаружить такого рода знаки. Воинская символика — цвета погон, окантовка мундиров, петлицы, отражавшие разное положение и влиятельность их носителей, — в войсках всегда у одних вызывала гордость, у других — зависть; становилась предметом язвительных шуток, эпиграмм, анекдотов, армейских загадок.
Увлекательная геральдика «Погон — белый, шея — красная. Кто это?» — Интендант. «Погон — белый, шея — грязная. Кто это?» — Офицер-технарь. 10 11 16 17 18 19 Эмблемы родов войск и служб Советской армии и Военно-морского флота СССР, утвержденные в июне 1955 года. Советская армия. 1. Стрелковые войска (золотистый цвет). 2. Артиллерия (золотистый цвет). 3. Воздушно-десантные войска. 4. Бронетанковые войска. 5. Авиация. 6. Инженерные войска. 7, Автомобильные войска и военно-дорожные части. 8. Войска связи. 9. Железнодорожные войска и служба военных сообщений. 10. Военно-топографическая служба. 11. Интендантская и административная службы (серебристый цвет). 12. Военные дирижеры и музыканты. Единые эмблемы для Советской армии и Военно-морского флота. Военно-морской флот. 13. Инженерно-корабельная служба (серебристый цвет). 14. Артиллерия (серебристый цвет). 15. Инженерно-техническая служба (для офицеров, проходящих службу на кораблях и в штабах соединений кораблей. Серебристый цвет). 16. Инженерно-техническая служба в авиации (в ВМФ — для генералов и офицеров, имеющих высшее техническое образование. Золотистый цвет). 17. Адмиралы инженерно-корабельной службы (в ВМФ), офицеры химических войск и инженерно-технического состава общевойсковых служб — в Советской армии (золотистый цвет). 18. Юстиция. 19. Медицинская служба (золотистый цвет). 20. Ветеринарная служба (серебристый цвет). ml
А. А. Щелоков 14 15 16 17 ¦ 19 20 18 10 к 21 Эмблемы родов войск и служб Советской армии и Военно-морского флота СССР, утвержденные в ноябре 1973 года. В Советской армии. 1. Мотострелковые войска (золотистый цвет). 2. Артиллерия (золотистый цвет). 3. Воздушно-десантные войска. 4. Танковые войска. 5. Авиация. 6. Инженерные войска. 7. Автомобильные и дорожные войска. 8. Войска связи. 9. Химические войска. 10. Строительные части и военно-строительные отряды. 11. Железнодорожные войска. 12. Военно-топографическая служба. 13. Трубопроводные части. 14. Интендантская и административная службы (серебристый цвет). 15. Военные дирижеры и музыканты. В Военно-морском флоте. 16. Офицеры корабельного состава, имеющие инженерные воинские звания (серебристый цвет). 17. Артиллерия (серебристый цвет). 18. Офицеры, имеющие воинские звания технической службы, проходящие службу на кораблях и в штабах соединений кораблей (серебристый цвет). Единые эмблемы для Советской армии и Военно-морском флоте. 19. В авиации Советской армии — инженерно-авиационная служба; в авиации ВМФ — генералы и офицеры, имеющие инженерные воинские звания, и офицеры, имеющие звания технической службы (золотистый цвет). 20. В ВМФ — адмиралы, генералы (кроме авиации) и офицеры (кроме корабельного состава), имеющие инженерные воинские звания; в Советской армии — военно- технические училища и инженерно-технический состав общевойсковых служб (золотистый цвет). 21. Юстиция. 22. Медицинская служба (золотистый цвет). 23. Ветеринарная служба (серебристый цвет).
Увлекательная геральдика Или четверостишие: Солнце яростно палит, Едет в отпуск замполит. Улетают глухари, Едут в отпуск технари. Цвета своего рода войск, специфические предметы амуниции, выделявшие одних из ряда других — все это в войсках осмысливалось по-своему. Кавалеристы Красной и Советской армий гордились синим цветом околышей, кантов и петлиц. В армейской самодеятельной песне офицер-конник так клялся в любви: И, если клятве изменю я, Пусть покраснеет синий кант, И шпоры пусть мои наденет Пехоты младший лейтенант! Куда уж пасть ниже, чем передать шпоры младшему лейтенанту пехоты! Позор! В годы Великой Отечественной войны артиллеристы истребительно-противотанковых дивизионов и полков получили право носить на рукаве черный ромб с желтыми перекрещенными стволами орудий на нем. Так была выделена одна из категорий военных, по степени риска отличавшаяся от многих других. «Ствол — длинный, жизнь — короткая», — говорили об истребителях танков. А для самих артиллеристов забытый ныне напрочь знак являлся предметом солдатской гордости. На эмблеме строительных войск Советской армии на фоне дисковой пилы изображены бульдозер, скрещенные молнии и якорь. В войсках это изображение расшифровывали так: под красной звездой солдат вкалывает, как бульдозер, ротный крутится, как пила, командир полка мечет молнии, а дело стоит на якоре.
А. А. Щелоков Эмблемы Российской армии. 1. Ракетные войска стратегического назначения. 2. Сухопутные войска. 3. Войска ПВО. 4. Военно-воздушные силы. 5. Воздушно-десантные войска. 6. Военно-космические силы. 7. Пограничные войска. 8. Танковые войска. 9. Ракетные войска и артиллерия. 10. Инженерные войска. 11. Войска радиационной, химической и биологической защиты. 12. Войска связи. 13. Автомобильные войска. 14. Дорожные войска. 15. Служба горючего и смазочных материалов. 16. Служба военных сообщений. 17. Топографическая служба. 18. Медицинская служба. 19. Ветеринарно-санитарная служба. 20. Военно-оркестровая служба. 21. Военные суды и правоохранительные органы.
Увлекательная геральдика Медицинскую эмблему — чашу с обвивавшей ее змеей — называли «знаком зеленого змия», тем более что офицеры медицинской и ветеринарной служб носили зеленые петлицы. После введения эмблем химической службы дурацкого дизайна A936 г.) друзья подначивали тех, кто их носил. Типичная шутка: «Василий, да сними ты противогаз. Уж больно ты в нем страшен». — «А я его снял». — «Ну, бра- гец, у тебя и рожа!» Эмблемы Советских Вооруженных сил в Российской армии были заменены знаками нового дизайна: символы видов вооруженных сил и родов войск окружили венками из дубовых листьев. Для современных родов войск разработана новая символика. Ее в первую очередь получили Ракетные войска стратегического назначения, войска ПВО, Воздушно-космические силы. «Войсковые эмблемы, — утверждал В. Похлебкин, — для одних и тех же родов войск в каждом государстве различны». Трудно с этим не согласиться, однако то, что у каждого государства герб свой собственный, мало похожий на другие, не опровергает его принадлежности к геральдике. Более того, многие воинские эмблемы армий разных стран настолько близки по символике, что их прочтение не составляет особого труда для тех, кто имеет элементарные представления о современной боевой технике и вооружении. В армии США, как было в Советской и осталось в Российской армии, ношение знаков различия строго регламентировано специальными приказами. При этом в американском военном лексиконе вместо слова «эмблема» (emblem) употребляется слово «insignia» — «знак различия». Порядок размещения их таков. На погонах помещаются знаки различия по воинским званиям, на правом отвороте воротника мундира (кителя) крепятся буквы «US» — «US insignia», на левом отвороте воротника мундира (кителя) крепятся эмблемы родов войск и служб — «Branch insignia».
А. А. Щелоков 1 2 3 13 11 12 23 Эмблемы родов войск и служб Вооруженных сил США. 1. Войска ПВО. 2. Авиация. 3. Бронетанковые войска. 4. Полевая (войсковая) артиллерия. 5. Служба нематериального обеспечения. 6. Пехота. 7. Кавалерия. 8. Химические войска. 9. Корпус инженеров. 10. Служба гражданских дел. 11. Корпус вооружений (боеприпасов). 12. Служба капелланов. 13. Квар- тирмейстерский корпус. 14. Служба военной юстиции. 15. Генеральный инспектор. 16. Медицинский корпус. 17. Военная разведка. 18. Транспортный корпус. 19. Служба генерал-адъютанта. 20. Финансовая служба. 21. Корпус военной полиции. 22. Служба специальных операций. 23. Главный сержант армии США. В приводимой ниже таблице перечисляются как раз эмблемы родов войск и служб. У читателей есть возможность сравнить геральдическую близость воинской символики двух разных армий. Нетрудно найти некоторые общие мотивы, которые использовались при создании эмблем двух разных армий. Буквально перекликаются эмблемы ракетных войск и артиллерии России и ПВО США, стрелковых и бронетанковых войск, войск химической защиты, ветеринарно-сани-
Увлекательная геральдика Погоны: 1. Маршала Советского Союза. 2. Адмирала флота Советского Союза. 3. Генерала армии США. 4. Генерала армии Бразилии. тарной службы Российской армии и медицинского корпуса армии США. В такой же мере, как и воинские эмблемы, погоны с эмблемами и знаками различия по рангам с полным правом должны быть отнесены к воинской геральдике. Особенно просто проследить эту связь, глядя на погоны высшего звена военачальников, где государственные гербы представлены в их настоящем виде. БЕСПРИСТРАСТНЫЙ ЯЗЫК ЭМБЛЕМ Щит и два скрещенных меча за ним — сегодня являются не только эмблемой военно-юридической службы, но и общегосударственным знаком различия работников российской прокуратуры. Как бывает обычно, привыкнув к какому-то символу, мы перестаем замечать несуразности и даже не задумываемся над тем, когда появилась та или иная эмблема, что она по замыслу создателей должна обозначать.
А. А. Щелоков В 1917 году большевики выдвинули лозунг «Вся власть Советам!» Но уже 20 августа 1918 года председатель ВЧК Ф. Дзержинский в связи с трениями, возникшими на местах между Советами и карательными органами республики, издал распоряжение: «Советам Чрезвычайные комиссии только подотчетны, но ни в коем случае Советы и какие- либо отделы его не могут отменять или приостанавливать распоряжения Чрезвкома, исходящие от ВЧК». 29 сентября того же года он повторяет: «В своей деятельности ВЧК совершенно самостоятельно производит обыски, аресты, расстрелы, давая отчет Совнаркому и ВЦИК». Но как быть с Народным комиссариатом юстиции, которому правительство поручило надзор за деятельностью ВЧК? Ф. Дзержинский объяснил это своим подчиненным так: «Ведомства юстиции и Внутренних дел имеют контроль над Чрезвкомами, не вмешиваясь в их дела» (!). Формулировка, если подумать, буквально списана у Салтыкова-Щедрина: «Критикуй, но не касайся!» В острой форме противостояние органов юстиции и ВЧК-ОГПУ продолжалось почти десятилетие. Любые попытки народного комиссара юстиции, первого прокурора РСФСР Д.И. Курского ограничить право ВЧК на внесудебные расправы с гражданами и установить контроль над деятельностью карательных органов революции Ф. Дзержинский встречал в штыки. В 1921 году он подготовил записку в Политбюро ЦК РКП (б), в которой писал: «Отдача ВЧК под надзор НКЮста (Народного комиссариата юстиции — А.Щ.) роняет наш престиж, умаляет наш авторитет в борьбе с преступлениями, подтверждает все белогвардейские россказни о наших «беззакониях»... Это не акт надзора, а акт дискредитирования ВЧК и ее органов». В том же документе Дзержинский выразил свое отношение к государственным органам юстиции, сформулировав его так: «Губюсты (губернские управления юстиции. — А.Щ.) —
Увлекательная геральдика это органы формальной справедливости, а Ч.К. — органы дисциплинированной партийной боевой дружины». Подтверждая свое революционное презрение к «формальной справедливости», ВЧК-ГПУ взялось за внесудебное преследование российской технической и творческой интеллигенции. Не в прокуратуру или в суд, а в Политбюро ЦК РКП(б) к Сталину поступали для вынесения приговоров документы с названиями «Список антисоветской интеллигенции г. Москвы», «Список антисоветской интеллигенции г. Петрограда», «Список антисоветских врачей... инженеров... литераторов... профессоров Археологического института... института путей сообщений...» Заместитель председателя ГПУ И. Уншлихт, который подписывал списки, доказательствами предъявляемых обвинений товарища Сталина не утруждал. Важно было назвать фамилию. Вот так: «Булгаков С.Н. Профессор, поп. Живет в Крыму, черносотенец, церковник, антисемит, погромщик, врангелевец». Что ни слово, то выстрел: «поп-церковник»! Одно это тянуло на расстрел. Или так: «Пальчинскии П.Н. На заседаниях говорит в вызывающем тоне и всегда от имени общественности... Необходимо арестовать и выслать за границу». Обвинение страшное, особенно если учесть положение Пальчинского. Он был председателем Русско-технического общества, следовательно, говорил от имени общественности по обязанности. А вот тон — это уже антисоветское преступление. Символика карательного органа советской власти — ВЧК-ГПУ — сложилась в 1922 году. Она нашла воплощение в наградном ведомственном знаке, который был выпущен в ознаменование 5-й годовщины ВЧК-ГПУ. Рисунок знака одобрил Ф. Дзержинский. Ему, «рыцарю Революции», импонировали символы ВЧК как замкнутого рыцарского ордена, который к тому времени уже называли «щитом и
А. А. Щелоков Нагрудный знак «Пять лет ВЧК-ГПУ. Серебро. 1922 год. Коллекционная цена, в зависимости от сохранности, достигает 1000 долларов США. мечом революции». И, надо сказать, форма определила существование знака на многие десятилетия вперед. После смерти Ленина Сталин, с присущей ему политической дальновидностью, начал быстро расширять и без того огромные репрессивные возможности ОГПУ, одновременно замыкая их подчинение на себя. Это вызывало тревогу даже среди членов советского правительства. 30 января 1924 года народный комиссар иностранных дел Г.В. Чичерин обращается с запиской в Политбюро ЦК ВКП (б). «Расширение права ОГПУ на внесудебное разрешение дел, — писал он Сталину, — коллегия НКИД считала бы опасным». 1 февраля председатель Революционного трибунала при ВЦИК Н.В. Крыленко пишет в Политбюро: «В последнее время ГПУ усвоил себе практику расширять свою подсудность путем обращения к Президиуму ЦИКа за разрешением рассмотреть то или иное дело во внесудебном порядке. Причем сначала рассматривает дело и выносит приговор, а потом просит ВЦИК утвердить этот приговор». Словно бы в ответ на эти робкие протесты 28 марта 1924 года ВЦИК СССР утверждает «Положение о правах ОГПУ в части административных высылок, ссылок, заключений в концентрационный лагерь людей, обвиненных в контрреволюционной деятельности, шпионаже, контрабанде, спекуляции золотом и валютой». Этот документ давал право ОГПУ без суда ссылать обвиненных на срок до трех лет, заключать в концентрационные лагеря, высылать за пределы Государственной границы Союза ССР.
Увлекательная геральдика После смерти Ф. Дзержинского в 1926 году всю власть над карательными органами сосредоточил в своих руках И. Сталин. Самые смелые критики Дзержинского поняли, сколь опасно выступать против набиравшего силу вождя и учителя советского народа. В июле 1927 года Н.В. Крыленко направляет в Политбюро записку «О создании чрезвычайных судов при ОГПУ СССР». Честный большевик, который еще недавно считал, что ОГПУ получило слишком много возможностей для внесудебной расправы, теперь вдруг понял, как можно исправить дело, не лишая карательные органы их прав. Посылка Крыленко такова: случаи внесудебной расправы ОГПУ при всем желании не могут быть приравнены к судебному акту уже потому, что «в них отсутствует основной момент всякого судебного акта — личного допроса подсудимого на суде и его право лично дать объяснения». Трудно возразить против такого хода мыслей. Но что же предложил Крыленко? «Предлагаю: 1. Для разбора дел шпионских, бандитских, контрреволюционных и крупнейших дел, которые сочтет необходимым рассматривать в особом порядке Президиум ВЦИК, учинить при ОГПУ Союза и ГПУ республик чрезвычайные суды в составе 3-х лиц из состава Коллегии ОГПУ и одного члена губернского суда. 2. Приговоры чрезвычайного суда не подлежат ни обжалованию, ни кассированию и приводятся в исполнение немедленно. 3. Никакими процессуальными формами чрезвычайные суды не связаны и вправе по своему усмотрению допускать или не допускать вовсе допрос или передопрос свидетелей. 4. Обвинения и защиты нет... Думаю, что такая форма расправы обеспечивает целиком необходимую жесткость репрессий и быстроту производства...» Наконец-то критик ВЧК-ОГПУ понял, что от него требуется. Предложение пришлось кстати. Автор его имел
А. А. Щелоков возможность лично проверить это. В 1938 году прокурора СССР Н.В. Крыленко арестовали, вынесли приговор и немедленно привели его в исполнение. Сегодня Крыленко назван жертвой сталинских репрессий и реабилитирован. Жертва, понимаешь! В 1935 году народный комиссар юстиции РСФСР Крыленко принимал участие в подготовке постановления Центрального исполнительного комитета и Совета народных комиссаров СССР «О введении персональных воинских званий начальствующего состава Рабоче-Крестьянской Красной Армии и об утверждении положения о прохождении службы командным и начальствующим составом Рабоче-Крестьянской Красной Армии». Этот документ впервые в нашей истории утвердил эмблему для военной юстиции — работников военных трибуналов и прокуратуры. Уж кто-кто, а Крыленко к тому времени ясно понимал, что суд и прокуратура в Стране Советов — не то место, где ищут справедливость. Это органы, чинящие расправу. Значит, любые символы справедливого суда для работников советской юстиции не подходят. Чтобы все видели готовность военных юристов «обеспечивать необходимую жесткость репрессий и быстроту производства», их эмблемы должны быть родственны символике ВЧК-ОГПУ-НКВД. Они должны демонстрировать, что у советской власти не один щит и меч, а есть еще два острых меча — прокуратура и военный суд. Вместе с НКВД они служат надежными орудиями расправы власти с инакомыслием. И в самом деле, у дракона сталинских репрессий было три головы: это последовательно истреблявшие один другого наркомы НКВД Генрих Ягода, Николай Ежов и Лаврентий Берия, а рядом бессменные генеральный прокурор СССР Андрей Вышинский и председатель Военной коллегии Верховного суда СССР Василий Ульрих. Все они были хорошими знакомыми Крыленко, однако ни разу не запятнали себя приверженностью к «формальной справедливости» и критикой ВЧК. В 1956 году уже после разоблачения так называемого
Увлекательная геральдика Наградной памятный знак советской прокуратуры. Бронза. 1972 год. Знак точно и емко воплотил карательную концепцию «законника» Н. Крыленко: «ни обвинения, ни защиты». культа личности Сталина вышел том 41-й 2-го издания «Большой советской энциклопедии». В статье о суде читаем такие строки: «Советский суд беспощадно карает диверсантов, изменников Родины, применяет в соответствии с законом меры уголовного наказания...» Вот так, и никак иначе: не судит, не ищет правды, не проверяет обвинения, а карает, вершит расправу. Минули годы, пришел новый век, объявленный эпохой демократии, но эмблема советского беспощадного «правосудия» и сегодня украшает погоны военных юристов и работников прокуратуры. Да только ли эмблема роднит настоящее с прошлым? В 2005 году Генеральный прокурор России публично высказал мысль о том, что в борьбу с терроризмом следует внести элемент взятия заложников. Что это означает? «Заложники, — объясняет «Большой энциклопедический словарь», — лица, насильственно задерживаемые с целью заставить государство, организации или других лиц выполнить определенные требования или обязательства... Взятие и убийство заложников запрещено современным международным правом». Можно уточнить: запрещено Женевскими конвенциями 1949 года, которые, кстати, ратифицировала и наша страна. Знал ли об этом Генеральный прокурор? Безусловно, знал, но эмблема со щитом и двумя мечами обязывала соответствовать тем, кто ею подменил символы правосудия. О Женевских конвенциях можно не вспоминать, если ты следуешь учению председателя ВЧК Ф. Дзержинского. Это он в записке, датированной 17 декабря 1919 года, обращаясь к сотрудникам своего ведомства, пояснял:
А. А. Щелоков «Что такое заложник? Это пленный член того общества или той организации, которая с нами борется, причем такой член, который имеет какую-нибудь ценность, которым противник дорожит... За какого-нибудь сельского учителя, лесника, мельника или мелкого лавочника, да еще еврея, противник не заступится и ничего не даст...» Как говорят, Женевские конвенции отдыхают... Для того, кто прикрыт щитом и держит в руках два меча, можно все. В царской России у правосудия была своя эмблема. Она выглядела как столб, увенчанный императорской короной, с табличкой «ЗАКОНЪ». Усилиями официальных «демократических» геральдистов этот столб в его первозданном виде вернулся в арсенал юридической символики Российской Федерации. Но если служба судебных приставов прикрепила к столбу весы правосудия, то юридическая служба Министерства обороны РФ почтительно перенесла столб с короной и с табличкой «ЗАКОН» в свой «демократический» знак. Только вот трудно понять, утверждена эта эмблема в высоких инстанциях по слабой грамотности учредителей или в расчете на историческое беспамятство нашего народа. Тогда стоит напомнить тем, кто ходит с новой эмблемой на мундире, что именно об этом столбе еще в позапрошлом веке были написаны такие строки: В России нет закона. В России столб стоит. К столбу закон прибит, А на столбе — корона. Нагрудный знак тюремного надзирателя Елисавет- градской тюрьмы. 1885 год.
Увлекательная геральдика Знак юридической службы Российских Вооруженных сил. Заметна существенная разница между старым и нашим но- HUM законом, прибитым к столбу: наш новый мягче — в нем нет твердого знака И все же ощущать себя в одном строю ( тюремными надзирателями прошлого нашим юристам, должно быть, не очень приятно. «Можно ли защититься от несправедливого судейства в России?» С таким вопросом обратились в 2005 году к нашим согражданам сотрудники Аналитического центра Юрия Левады. Можно — ответили 3,9% опрошенных. Скорее нет — 40,2%. Невозможно — 18,8%. К столбу закон прибит... ОРДЕНА И КОРОНЫ Императорские, королевские, царские, государственные советские и нынешние российские награды служили и служат разным целям, а потому были и всегда останутся непохожими критерии заслуг вассалов, подданных и граждан, отмечаемых властью. Чтобы узнать историю во всем ее многообразии, надо следовать фактам. А вот их-то, к сожалению, мы часто не помним. «Мы все учились понемногу, чему-нибудь и как- нибудь», — сетовал поэт. Словно о нас с вами думал. Слишком плохо мы знаем историю, а потому чаще всего извлекаем уроки не из прошлого, а из собственных ошибок. Скажи, например, что император в первоначальном его виде — это почетный воинский титул, который своим удачливым и любимым командирам присуждали сами солдаты, — многие удивятся, если вообще в это поверят.
А. А. Щелоков Между тем история утверждает, что это было именно так. В республиканском Риме званием императора солдаты награждали своего полководца после крупной победы. Первым титул императора получил Л. Эмилий Павел в 189 году до нашей эры. Гней Помпеи Великий удостаивался такого титула не один раз, хотя монархом в Риме так и не стал. И только великий полководец и ловкий политик Гай Юлий Цезарь, удостоенный звания императора, сделал его постоянным, сумев превратить свою власть в монархическую. Он стал полновластным правителем Рима, отпраздновал сразу пять триумфов: четыре за один месяц, но с промежутками — после побед над Сципионом, и пятый — после победы над сыновьями Помпея. Первый и самый блистательный, как писал Гай Светоний Транквилл, был триумф галльский. Цезарь ехал в колеснице. Его встречали ликующие толпы римлян. За колесницей шагали верные легионеры триумфатора в доспехах, вооруженные мечами и копьями. Это они своей яростной смелостью обеспечили победу, а следовательно, триумф и звание императора своему полководцу. И что вы думаете, пели в тот день, чеканя шаг по улицам Рима, легионеры? «Когда нас в бой пошлет любимый Цезарь и триумфатор в бой нас поведет?» Как бы не так! Их песни звучали зло и язвительно: — Галлов Цезарь покоряет, Никомед же Цезаря! Ныне Цезарь торжествует, покоривший Галлию, — Никомед же торжествует, покоривший Цезаря... В день высшего торжества своего императора легионеры старались побольнее уязвить его самолюбие прошлым, когда в силу определенных причин юный Цезарь оказался наложником царя Вифинии Никомеда и был, как говорили, «его подстилкой» в сексуальных утехах.
Увлекательная геральдика Да, все же были времена и люди! Это ведь солдаты Цезаря при ими же избранном императоре на знаменитом триумфе, шагая рядом с колесницей, пели для римлян: — Прячьте жен, ведем мы в город лысого развратника. Деньги, занятые в Риме, проблудил он в Галлии! И никто и ничто не могло заставить тех воинов ходить и петь: «Нас вырастил Цезарь на верность римлянам, на груд и на подвиги нас вдохновил!» Лесть — орудие поэтов. Прямой меч и честная прямота — оружие солдата. Чем же и как отмечали римляне боевое мужество воинов, мечами раздвигавших пределы Рима во все стороны от берегов Средиземного моря? Можно ли было, встретив в городе лихого вояку, узнать о его заслугах по боевым наградам? Представьте, что да. Для награждения отличившихся существовали специальные металлические бляхи — фалеры. Они были круглыми или овальными по форме, имели размеры с чайное блюдце, изготавливались из бронзы или позолоченного серебра — в зависимости от заслуг и чести, оказываемой награжденному. На лицевой стороне фалеры помещалось изображение головы Юпитера или бога войны Марса, морда льва или фигура орла — опять же в зависимости от обстоятельств. Фалеры не только размерами, но и формой напоминали маленькие блюдечки. Вогнутую часть знака римляне заполняли специальной смолой, в которую запрессовывали шнурки. С их помощью бляху крепили к одежде или доспехам. До наших времен дошло совсем немного наградных фалер римского периода. Но мы знаем о них еще и по надгробиям славных легионеров, память о которых увековечили их современники. На надгробиях воины изображены в латах, со всеми своими регалиями. Одна из таких памятных скульптур
А. А. Щелоков посвящена знаменосцу XIV римского легиона Каю Лю- цию. Надгробие это хранится в музее немецкого города Майнца. Оно позволяет судить, что Люций за службу был отмечен девятью фалерами. На надгробии центуриона Марка Целиониса в Боннском музее зритель может увидеть пять фалер. Некий Кай Серторий, судя по надгробию в музее Вероны, удостоен девяти знаков легионерской славы. Существовали в Риме и другие почетные награды в виде венков. Поскольку венок по-латыни именуется короной (вспомним пословицу: «Finis coronat opus» — «Конец — делу венец»), то награды так и назывались. «Корона цивикус» — венок из дубовых листьев возлагался на чело того, кто спас в бою от гибели римского гражданина. При взятии Мителен — города на острове Лесбос — Гай Юлий Цезарь, служивший под командой претора Марка Терма, заслужил первую награду, которой стала именно «Корона цивикус». За разные подвиги отличившихся отмечали разными коронами. «Короной муралис» — венком с навершием в виде крепостной башни — отмечали воина, который первым поднимался на крепостную стену во время штурма вражеского города. «Корона навалис рострата» служила наградой за боевые заслуги в морских сражениях, «корона триумфалис» — лавровый венок — предназначалась для возложения на полководцев-триумфаторов. Известно, что Юлий Цезарь имел обширную плешь, из-за которой сильно страдало его самолюбие. Поэтому он с радостью взял себе право постоянно носить лавровый венок, который скрывал его блестящую лысину. Римская империя рухнула под ударами варваров, и ее культура ушла в небытие. А наградные знаки типа фалер, позже названные орденами, появились в разных странах, изменив форму, но сохранив смысл знака отличия. Вот как описывает история возникновение одного из древнейших британских орденов.
Увлекательная геральдика События, по мнению историков, происходили где-то в 1348—1350 годах, во времена правления английского короля Эдуарда III из династии Плантагенетов. История эта и разных источниках рассказывается по-разному. Я приведу ее в варианте, который по достоверности мало отличается от других, но мне нравится больше остальных. На одном из балов, который давал король Эдуард, у графини Солсбери отцепилась и упала с ноги на пол подвязка, державшая чулок. Тут.... Кстати, вы знаете, чем отличается настоящий джентльмен от просто вежливого человека? Англичане определяют это различие так. Войдя в ванную комнату и внезапно увидев там обнаженную женщину, вежливый человек скажет: «Пардон, мадам» и тихо прикроет за собой двери. Джентльмен в таком случае произнесет иное. Он скажет: «Простите, сэр, я не знал, что здесь занято» и так же тихо удалится. Так вот, король Эдуард III был просто вежливым человеком. Вместо того чтобы сделать вид, будто ничего не заметил, он поднял подвязку с пола. В обществе джентльменов, собравшихся на бал, возникло легкое замешательство. Многие сделали круглые глаза и молча выразили королю свое «фе». Надо сказать, что далеко не все дворяне обожали этого монарха. Тогда-то король и проявил верх находчивости. Он произнес фразу, ставшую исторической: — Пусть устыдится тот, кто об этом плохо подумал. (Правда, в «Американской энциклопедии» фраза короля приведена в редакции, которую я бы перевел так: «Горе тому, кто зло подумал». А в «Британской энциклопедии» фраза звучит иначе: «Пусть стыдится, кто зло подумал».) Произнеся тираду, король наложил подвязку себе на левую ногу выше колена и защелкнул пряжку. При этом объявил во всеуслышание: — Отныне учреждается благородный орден Подвязки. С той поры в английском языке слова «надевать под-
А. А. Щелоков Знаки старейших орденов мира: британский орден Подвязки A348- 1350 гг.) и орден Золотого руна A429 г.). вязку» стали синонимом понятию «наградить орденом Подвязки». Сей высокий знак отличия кавалеры ордена носят на левой ноге выше колена, дамы — на руке выше локтя. А девиз ордена так и звучит: «Пусть устыдится, кто зло подумал». Кстати, девиз начертан не только на овале ордена, изображающем подвязку, но и на гербе Британии. Именно присутствие этой фразы на высоких символах страны служит одним из наиболее убедительных аргументов в спорах с теми историками, которые доказывают, что подобные рассказы об обстоятельствах рождения высокого ордена — анекдоты. В описанной выше сцене, произошедшей на балу, есть одна исторически важная деталь — король возлагает первый знак нового ордена на себя самого. В законе России «Об учреждении орденов и других знаков отличия» прямо оговаривалось: «Верховный Начальник или Гроссмейстер всех Российских Орденов есть Император и Самодержец Всероссийский». Делалось исключение лишь для одного «женского» ордена — Св. ве-
Увлекательная геральдика ликомученицы Екатерины. Его начальницей — Орден- мейстером — объявлялась правящая императрица, которая оставалась в этой должности до смерти, даже если переходила в разряд вдовствующей. Произнося сегодня слово «орден», мы в первую очередь по привычке имеем в виду знак, который вручается отмеченному наградой человеку. А ведь в изначальном смысле слово относилось только к лицам, входившим в круг награжденных. Сам же символ принадлежности к такому почетному кругу было принято именовать «знаком ордена». Чтобы лучше понять это, обратимся к историческому примеру. Для нашего уха не менее странно, чем орден Подвязки, звучит название второй британской награды — орден Бани. Часто задают вопрос: а как понимать само слово «Бани»? Может быть, это нечто самостоятельное по значению, вроде названия румынской разменной монеты «бани»? Так вот, уважаемые читатели, понимать надо точно, как сказано: баня, банька, с горячей водой и мылом, правда, без березового веничка. Сей предмет, насколько известно, изобретение не аглицкое. Чтобы не возникало сомнений, приведем слово и в его исконном начертании: «Bath» — баня. Происхождение названия становится более понятным, если учесть, что идея учредить орден осенила короля, когда он вместе со своими рыцарями мылся после дел многотрудных. Участники помывки обливались горячей водичкой, терли друг другу спину, конечно, не обошлось и без кружки послебанного эля. Компания была теплая, дружная. А поскольку в моечную пускали только близких королю дворян, то все участники и стали первыми кавалерами нового ордена. В особый круг их объединило общее участие в приятном действе. Официально орден был утвержден в 1725 году. Состав тесного кружка суверена и его компаньонов был строго
А. А. Щелоков ограничен — 37 человек, считая первого кавалера ордена — самого короля. Таким образом, «орден» стал определением круга доверенных лиц монарха, отмеченных специальным знаком. В 1861 году орден Бани получил новый статут. Он разделил кавалеров на три класса: первый — военные члены ордена, второй — штатские кавалеры и третий — почетные члены. В последний класс входили иностранные принцы и военные, коим награда жаловалась королем Британии. В настоящее время также сохраняется деление кавалеров на три класса. Первый — рыцари Большого Креста (их может быть только 55 из числа военных и 27 штатских), второй — рыцарские командоры A45 военных и 108 гражданских) и третий — компаньоны G08 военных и 298 гражданских лиц). Награжденные орденом Бани получают титул сэра, то есть приобретают права дворянства. Кстати, среди двадцати трех иностранных наград, которыми был отмечен вклад маршала Советского Союза Г.К. Жукова в победу над фашизмом, есть Большой Крест и Звезда британского ордена Бани. Нам, привыкшим к высокопарности в названиях государственных наград, бывает очень непросто признаться себе в том, что безыскусность наименования чужого знака отличия коробит слух. И мы стараемся подыскать нечто иное, звучащее, если так можно сказать, более благородно. Например, в «Известиях» от 5 ноября 1997 года была помещена заметка: «Награда нашла героя». Вот ее содержание: «Вручение вдове маршала Советского Союза Ивана Конева одной из высших наград Великобритании стало «изюминкой» однодневного рабочего визита в Москву британского министра обороны Джорджа Робертсона. Торжественная церемония, состоявшаяся в посольстве Великобритании, приурочена к 100-летию со дня рождения прославленного военачальника. Наравне с маршалом Жуковым Иван Конев удостоен
Увлекательная геральдика высокого отличия, которое традиционно и ошибочно именовали «орденом Бани». На самом деле англичане подразумевали ритуальное духовное очищение, избавление от греха посредством омовения, как при совершении таинства крещения. И поэтому более точный перевод — «орден Очистительной Купели». Кто же произведет эту правку в огромном количестве книг, где орден назван неправильно?» Владимир Михеев, «Известия». Просто удивительно — русский человек, автор заметки, словно бы признает вульгарность русского слова «баня» и потому считает, что название чужого ордена переведено неправильно. Тем не менее благородное негодование в данном случае изменить ничего не в состоянии. Даже в русской парной — каменке, где поддают жару, поливая холодной водой раскаленные голыши, — люди испокон веков совершают и духовное, и физическое очищение. Недаром именно после баньки верующие шли в церковь. «Баня все грехи смоет», «помни день субботний, иди в баню», «баня — мать вторая», — так говорили наши прадеды. И нет ничего неточного, унижающего в словах «орден Бани». Изучением истории наград мира занимается фалеристика. Историк Р.В. Шейн, который ввел в России в обращение это понятие, определил его как «науку о наградах». Здесь опять проявилось упорное стремление наших историков присваивать ранг науки всему, чем они занимаются. Куда более точное определение дает историк Владимир Германович Бурков. «Предметом изучения фалеристики, — писал он, — является история формирования и развития наградного дела по наградным знакам и другим связанным с ними источникам». Далее, употребляя слово «фалеристика», мы будем иметь в виду и вспомогательную историческую дисциплину, и одно из широко развитых в мире направлений массового коллекционирования старых и современных знаков отличия.
А. А. Щелоков СОЦИАЛЬНАЯ СУЩНОСТЬ НАГРАД Как мы уже могли заметить, учреждая ордена, средневековые монархи меньше всего думали о создании знаков отличия, которыми бы отмечалась обезличенная воинская доблесть. На первый план во всех случаях выдвигалась оценка личной преданности суверену, преданности безоговорочной, слепой, фанатичной. В статуте российского ордена Св. апостола Андрея Первозванного, который составил Петр I, четко указано: «Никакие точные заслуги не определяются законом для достижения сего ордена и удостоение оным зависит единственно от Монаршего внимания к службе и отличиям высших чиновников государственных. Министрам и Главноуправляющим отдельными частями воспрещается входить с представлениями о награждении сим орденом, который жалуется не иначе, как по непосредственному ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА усмотрению». В царском «Положении о наградах по службе» имелись прямые ограничения круга лиц, которым было разрешено испрашивать награды. Так, было воспрещено представлять к награждению чинами «лиц торгового сословия и лиц, не пользующихся правами государственной службы», категорически запрещалось испрашивать ордена мещанам и крестьянам, хотя бы временно зачисленным в гильдии. Подобного рода ограничения вписывались и в статуты отдельных орденов. Например, к награде орденом Св. Станислава всех степеней вообще не представлялись лица православного духовенства, подрядчики и поставщики. Дворяне, не имевшие чинов, награждались орденами в порядке постепенности, но могли получить орден не выше Владимира 3-й степени. Однако даже при наличии такой дворянской привилегии Его Величество мог не утвердить награждение, если не был уверен в холопской преданности награждаемого своей персоне.
Увлекательная геральдика Крупный специалист по истории государственных орденов России А.А. Кузнецов в книге «Награды» привел пример того, как был лишен права на заслуженный боевой орден поручик Михаил Юрьевич Лермонтов, которого сослали на Кавказ за стихотворение «На смерть поэта». В бою с горцами на берегу реки Валерик Лермонтов был в гуще схватки. В донесении о ходе боя генерал А.В. Га- лафеев писал: «Успеху сего дела я вполне обязан распорядительности и мужеству полковых командиров, офицеров Генерального штаба, а также Тенгинского пехотного полка поручика Лермонтова...» За тот бой генерал Галафеев представил поэта к ордену Владимира 4-й степени с бантом. На эту награду, как мы уже видели, мог претендовать даже дворянин, не имевший чина. Однако в высших штабах армии была традиция представления к наградам, поступавшие из войск, снижать на одну, а то и больше степеней. По этой причине в ходатайстве о награждении Лермонтова орден Владимира 4-й степени заменили более низким по значимости орденом Станислава 3-й степени. Однако когда бумаги на опального поэта попали в столицу, император Николай I лично отклонил и это скромное представление. Верность суверену становилась одним из требований дворянского кодекса чести. Именно таких, преданных себе людей, и отбирали в собственные ордены короли, именно своих избранников отмечали специальными знаками — вычурными и дорогими. Число кавалеров ордена обычно было строго регламентировано, чтобы у прочих дворян сохранялось стремление попасть в общество избранных, приблизиться к монарху, оказаться в числе его доверенных лиц. Сами монархи внимательно следили за тем, чтобы никто из кавалеров его ордена не оказался в другом. Поэтому правилами чести, а позже и законами, это воспрещалось делать. Советская наградная система в такой же мере, как и монархическая, учитывала не только подвиги, но и поли-
А. А. Щелоков тические характеристики, которые давали человеку партийно-политические органы армии и флота. В военных архивах похоронена правда о многих подвигах героев, чьи имена и фамилии по какой-либо причине (иногда из зависти, иногда из подлости) не нравились тем, кто имел право решать судьбу наград. Однажды адмиралу флота Советского Союза Ивану Степановичу Исакову задали вопрос: «Какой из подвигов флота остался в вашей памяти, как наивысший?» Казалось бы, ответить на такой вопрос человеку, который в Отечественную войну возглавлял Главный морской штаб страны, будет непросто: подвигов моряки совершили немало. Тем не менее адмирал, не задумываясь ни на минуту, ответил: «Таким был успех подводной лодки С-13». С-13 — этот номер на Балтике носила подводная лодка, которой командовал человек-легенда мировой военно- морской истории, капитан 3-го ранга Александр Марине- ско. Общий тоннаж потопленных им судов противника составил 52 144 брутто-тонн. Вершиной боевых успехов С-13 стало потопление 30 января 1945 года в Данцигской бухте немецкого суперлайнера «Вильгельм Густлов». На его борту находилось свыше 5 тысяч солдат и офицеров, в том числе 1300 подводников кригсмарине — военно-морского флота гитлеровской Германии. 10 февраля того же года Маринеско торпедировал вспомогательный крейсер «Генерал Штойбен», перевозивший свыше 3 тысяч солдат и офицеров вермахта. Командир дивизиона подводных лодок капитан 1-го ранга А.Е. Орел, оценивая работу подводников, сделал вывод: «Экипаж в походе работал отлично и засуживает награждения и присвоения звания гвардейского». И далее: «Капитан 3-го ранга Маринеско за потопление лайнера «Вильгельм Густлов» — звания Герой Советского Союза». Две причины стали препятствием для получения заслуженной награды. Во-первых, Маринеско был человеком самовольным, строптивым и не стремился ладить с начальством, а уж тем более подлаживаться к нему. Во-
Увлекательная геральдика вторых, удачливость подводника, которая достигалась боевой дерзостью и тактическим мастерством, вызывала зависть даже у вышестоящих командиров. Представление Маринеско к званию Героя Советского Союза подло (да, именно подло) «зарезал» некий капитан 1-го ранга Курников, вписавший свою фамилию в историю Балтийского флота только одним этим «подвигом». Неблаговидную роль в этой истории сыграло Главное Политическое управление Советской армии и флота. Именно усилиями его сотрудников из архивов уже после войны были изъяты и уничтожены многие документы, подтверждавшие подвиг подводника. Только к 45-летию Победы над фашизмом благодаря усилиям адмиралов флота Советского Союза Николая Герасимовича Кузнецова, Ивана Степановича Исакова и флотской общественности в 1990 году, спустя 27 лет после смерти, Александру Ивановичу Маринеско правительство присвоило звание Героя Советского Союза. Казалось бы, справедливость восторжествовала, но эта «справедливость» укладывается в формулу прошлых лет, которая гласила, что все жертвы несправедливых политических репрессий имеют право на посмертную реабилитацию. Не менее постыдная история отказа в награде за подвиг связана с именем лейтенанта Алексея Береста, под командованием которого было водружено Знамя Победы над Рейхстагом. Замполит батальона лейтенант Алексей Берест буквально за своей спиной протащил через весь Рейхстаг к его куполу сержанта Егорова и младшего сержанта Кан- тарию, несших Знамя Победы. Сегодня это уже стало фактом общеизвестным. Куда меньше знают еще об одном подвиге Береста, совершенном им в тот же день под сводами того же Рейхстага. В подвалах огромного здания оказалось блокировано несколько сотен гитлеровцев из отборных подразделений СС и вермахта, остававшихся верными фюреру. Они про-
А. А. Щелоков должали сопротивление. Только ночью в темной глубине главной лестницы, ведущей в подвал, показался белый флаг, подсвеченный фонарем. — Бросай оружие! — крикнули немцам сверху. — Выходите с поднятыми руками! — Наин, ферхандлюнген! Переговоры! Фашисты потребовали выслать для переговоров советского офицера в звании не ниже полковника. Командира в таком высоком чине в здании Рейхстага не оказалось. Решение созрело быстро. Высокий ростом и представительный Берест как никто другой подходил для роли старшего офицера. Чтобы скрыть погоны лейтенанта, qH натянул на печи кожаную куртку. Представитель политотдела дивизии отдал ему свою фуражку. И они пошли: лейтенант Алексей Берест в роли парламентера-полковника, командир батальона капитан Степан Неустроев в роли его адъютанта и рядовой Прыгунов, знавший немецкий язык. Перед рассветом фашисты объявили о своей безоговорочной капитуляции. Однако слава и высокая награда обошли Алексея Береста стороной. Грузин Кантария и русский Егоров — для исторического спектакля фигуры символические. От генералиссимуса Сталина до младшего сержанта Кантарии проходит четко проложенная линия участия грузинского народа в разгроме фашизма. Егоров — это представитель другого народа, вынесшего на своих плечах основную тяжесть войны. А что такое Берест? Фигура для истории лишняя, ничего не говорящая. После войны Алексей Берест, работавший в сталелитейном цехе завода «Ростсельмаш», о своих заслугах старался не вспоминать. На встречи ветеранов не ездил, интервью о героическом прошлом никому не давал. В 1970 году Алексей шел через железнодорожный переезд и увидел на рельсах пятилетнюю девочку. А поезд быстро приближался. Берест бросился к ребенку, вытолкнул его из-под поезда, а сам отскочить не успел...
Увлекательная геральдика «Его все любили, — вспоминал подчиненный Береста, участник штурма Рейхстага костромич Петр Щербина, — за силу, за бесстрашие в бою, а пуще всего за каждодневную заботу о людях. Берест не выбирал для себя лучших портянок, сапог, обмундирования, не ел отдельно от солдат». Портянки, сапоги, не ел отдельно... Это звучит неромантично, невозвышенно, но именно такие простые характеристики помогут непредвзятому читателю понять, кем были на самом деле политруки, лежавшие в окопной грязи и ходившие в атаки вместе с солдатами. «Никто не забыт, ничто не забыто». Какие красивые слова! Как легко и приятно их произносить, возлагая венки к Могиле Неизвестного Солдата. Хуже обстоит с известными. В нынешней России подвиги лейтенанта Алексея Береста даже после его смерти не получили признания. Беда Береста в том, что он был коммунистом-политработником. Сегодня усилиями тех, кто возвращает нашу менталь- ность к монархическому прошлому и старается предать забвению советскую историю, слова «политработник», «комиссар», «парторг», «комсорг» превращены чуть ли не в ругательства. При этом не делается различия между представителями высшего и низшего звена политработников. Между тем последние и в дни мира, и на войне никогда не имели особых прав, кроме права уйти первыми в бой. Политрук, если на то пошло, был всего лишь духовным наставником солдат и находился в «солдатской гуще». С 1935 по 1942 год существовали звания — младший политрук, политрук и старший политрук, которые соответствовали званиям лейтенанта, старшего лейтенанта и капитана. А должности, которые они занимали, не превышали масштабов роты, батальона, эскадрона. И все тяготы войны они делили с солдатами. По статистике потерь, эта категория политработников стоит в ряду командиров взводов, рот, батальонов. Так было на войне, но в дни мира в нынешней России все трактуется иначе. И потому наградной системе Рос-
А. А. Щелоков сии поставили «двойку» наши соседи. В 2005 году, к 60-летию Победы, звание Героя Украины Алексею Бересту присвоил президент В. Ющенко. Не наш Берест герой, не наш! И награду он заслужил не нашу. Законы царской России не запрещали дворянам получать иностранные ордена, но их ношение было строго регламентировано. «Иностранные ордена, — предписывал закон, — носятся русскими кавалерами ниже всех Российских орденов и медалей, причем старший орден по иностранному государству надевается выше других иностранных орденов. Иностранные орденские ленты надеваются через плечо, при представлении Высочайшим Особам, даровавшим ордена, или при их встрече, или когда последует особое распоряжение подлежащего начальства или Министра Императорского Двора. Иностранные же цепи надеваются в вышеуказанных случаях не иначе, как согласно правилам, установленным статутами иностранных орденов». В то же время в мире существуют государства, запрещающие своим подданным принимать иностранные награды. Такой запрет, например, прописан в конституции Швейцарии. Учитывая это, чтобы не нарваться на оскорбительный отказ иностранца принять орден, в России специальным высочайшим повелением императора в апреле 1898 года было запрещено награждать граждан Швейцарии, состоявших на русской службе, российскими орденами. В то же время закон указывал: «Иностранные ордены могут быть жалуемы Российским подданным, но им запрещается носить сии ордены до получения на то Высочайшего соизволения». Ношение иностранного ордена в некоторых случаях и в Советском Союзе рассматривалось как нелояльность по отношению к собственному государству. Известно, например, что за участие в освободительной борьбе югославского народа против фашизма свыше двух тысяч граждан СССР были отмечены югославскими боевыми наградами.
Увлекательная геральдика В том числе тринадцать человек получили звание «Народный Герой Югославии». В 1947 году, когда обострился конфликт между Сталиным и Иосипом Броз Тито, многим из тех, кто имел югославские награды, из Москвы подсказали, что от них надо демонстративно отказаться. Было забыто все — советско-югославское сотрудничество, боевое происхождение наград. Важен был политический акт демонстрации верности героев политике Сталина, который на дух не переносил слово «Югославия». И вот в советской прессе появилось письмо так называемых «Народных Героев Югославии», которые отказывались от этого высокого звания. Трудно сказать, сколь искренним был порыв отказчиков, но письмо они подписали. В Белграде к этому акту отнеслись спокойно и с большим достоинством. Отказываетесь? Пожалуйста. Специальным законодательным актом все отказчики были лишены высокого югославского звания. Лишь несколько человек не отказались от наград. В их числе — генерал-полковник танковых войск Герой Советского Союза Владимир Иванович Жданов, который в то время командовал Шестой гвардейской танковой армией в Забайкалье. Из-за отдаленности места службы (штаб армии стоял в Борзе Читинской области) и поспешности проводившейся советским правительством акции его к отказу принудить не успели, и в числе «подписантов» фамилии В.И. Жданова не оказалось. Звание «Народный Герой Югославии» за ним сохранилось. В 1964 году вместе с группой других участников Белградской операции генерал полетел в Югославию на торжества по поводу двадцатой годовщины освобождения страны от фашистской оккупации. Самолет советской делегации, которую возглавлял маршал Советского Союза Сергей Семенович Бирюзов, разбился при подлете к Белграду. По злой иронии судьбы он задел крылом монумент советским воинам-освободителям, сооруженный на горе Авала. Генерал Жданов погиб, но его память тогда же была увековечена в названии одной из центральных белградских улиц.
А. А. Щелоков Не знаю точно, были ли еще подобные случаи, но даже этот один помог советскому офицерству хоть в какой- то мере поддержать свою воинскую честь. Тем более что отказа от иностранных орденов лиц, награжденных ими, советские законы не прописывали. А вот этично ли отказываться гражданину от награды своей страны? Мы нечасто задумываемся над такими вопросами, потому разброс мнений на сей счет может быть крайне большим. Между тем ответ зависит от гражданской позиции, от твердости моральных принципов и убеждений человека. Одним из первых законодательных актов Великой французской революции стала отмена королевской орденской системы. Тем не менее по инерции в Законодательном собрании республики в 1789 году подняли вопрос об учреждении нового наградного знака, который предлагалось назвать «Национальная признательность». Однако большинство депутатов выступило против этой инициативы. Мотив: любая награда есть посягательство на принцип всеобщего равенства. Точно так же складывалось отношение общества к орденам и в период возникновения Соединенных Штатов Америки. В 1783 году главнокомандующий войсками колонистов в войне за независимость Северной Америки генерал Джордж Вашингтон сделал попытку создать американский орден, близкий по форме и значению к традиционным королевским наградам. Знаку присвоили название ордена Цинцинната — святого, известного своим благочестием, добропорядочностью и трудолюбием. Орден изготовлялся в виде орла с распростертыми во всю ширь крыльями. На птице размещались одноразмерные медальоны с изображениями Св. Цинцинната. На оборотной стороне он пахал землю, на лицевой был изображен сменившим плуг на оружие. Орден полагалось носить на груди на синей ленте. Однако общественное мнение новой награды не поддержало. Свободолюбиво настроенные американ-
Увлекательная геральдика цы противились любым, даже косвенным посягательствам на демократию и равенство. Раздавались голоса: «Разве мы для того сражаемся с английской монархией, чтобы вводить у себя ордена?» После нескольких награждений орден Св. Цинцинна- та был отменен. Первым знаком боевого отличия, который признали демократически настроенные солдаты и офицеры, в США стало «Пурпурное Сердце» — «Purple Heart». Его главнокомандующий Континентальной армией Джордж Вашингтон ввел своим приказом от 7 августа 1782 года. В документе писалось: «Генерал... приказывает, что если будет совершен какой-либо поступок, достойный награды, то человек, совершивший его, имеет право носить на левой стороне груди знак сердца из пурпурной ткани или шелка с узким галуном или обшивкой по краю». Здесь легко заметить стремление учредителя придать награде максимальную демократичность. С этой целью для награждения не устанавливалось никакого сословного ценза. В статуте знака прямо указывалось: «Дорога к славе в патриотической армии и свободной стране открыта для каждого...» Учредитель знака сознательно отказался от использования драгоценных металлов при изготовлении награды. «Пурпурное Сердце» имело лишь моральную ценность, которая не зависела от массы золота или серебра. До окончания освободительной войны «Пурпурным Сердцем» были отмечены только три человека: сержант Илайджа Черчилль, сержант Даниел Биссел — оба из 2-го Коннектикутского полка и сержант Вильям Браун из 5-го Коннектикутского полка. Потом на долгие годы о награде забыли и только в день 200-летия Джорджа Вашингтона, в феврале 1932 года, в знак «уважения его памяти и военных подвигов» 31-й президент США Герберт Гувер восстановил «Пурпурное Сердце» в статусе государственной награды. Теперь ее могли получать те лица, которые, состоя в вооруженных силах, были отмечены благодарно-
А. А. Щелоков стью главнокомандующего американских экспедиционных сил, и все офицеры и нижние чины, получившие ранения в какой-либо войне или кампании, если это давало им право носить нашивку за ранение. В ходе Второй мировой войны Министерство обороны США установило, что награждению «Пурпурным Сердцем» подлежат все военнослужащие без различия чинов, если они были ранены или убиты в боях. В последнем случае награда передавалась на хранение родственникам погибших. Раненые представлялись к знаку только в случаях, если их раны требовали лечения в госпиталях. Хотя «Пурпурное Сердце» стоит в списке военных знаков отличия США на 16-м месте, оно является одной из самых уважаемых и красивых американских наград. В наше время «Пурпурное Сердце» представляет собой металлический знак, выполненный в форме сердца, покрытый пурпурно-фиолетовой эмалью и обрамленный широким позолоченным кантом. В середине знака — накладной рельефный портрет Джорджа Вашингтона в генеральской форме в профиль вправо. В верхней части знака — шильдик (щиток) с фамильным гербом Вашингтона. На обороте надпись: «For military merit» — «За военные заслуги». Там же гравируется фамилия награжденного. Через прямоугольную пряжку знак крепится к ленте пурпурно-фиолетового цвета с широкими белыми полосами по краям. Повторное награждение добавляет к уже существующему знаку пучок дубовых листьев, который крепится к ленте. Интересную историю с немалым налетом скандальности имеет высшая воинская награда США — «Медаль конгресса». Она была учреждена в ходе Гражданской войны 1861—1865 годов, которая шла между северными и южными штатами. Бои велись на обширной территории страны, и успех часто сопутствовал то одной, то другой стороне. Летом 1863 года войска конфедератов-южан под командованием генерала Роберта Эдуарда Ли успешно продвигались в направлении к Вашингтону. Оборонительные
Увлекательная геральдика рубежи перед столицей северян занимал 27-й Мейнский пехотный полк, в котором царили демобилизационные настроения. Дело в том, что у большинства солдат кончался срок службы, и они были готовы разойтись по домам. Чтобы убедить полк остаться на позициях, туда прибыл представитель конгресса США. Его обращение к патриотическим чувствам солдат мало подействовало, и тогда уполномоченный решил прибегнуть к иному аргументу. Он дал обещание, что все солдаты полка будут отмечены недавно утвержденной «Медалью конгресса». Встретиться с противником в бою Мейнскому полку не довелось. Войска генерала Ли были сперва остановлены северянами на дальних рубежах, затем отступили. Тем не менее об обещании в конгрессе США не забыли. Для солдат и офицеров Мейнского полка выделили 864 медали — по числу личного состава — и поручили командиру полка вручить их «отважным воинам», отличившимся при обороне столицы. Это поставило полковника в глупое положение. Дело в том, что обращение представителя конгресса не заставило тех, кто отслужил срок, воспылать патриотизмом, и они, оставив свои подразделения, разошлись по домам. На позициях оставалась лишь треть личного состава — около трехсот человек. Церемония награждения свелась к тому, что командир полка раздал медали тем, кто еще оставался в строю, а остальные оставил у себя. Он справедливо считал, что те, кто покинул позиции, наград недостойны. В 1865 году война кончилась победой северян, которые разбили конфедератов. Полковник оставил службу и все оставшиеся медали увез с собой. В своем имении он сложил их на конюшне и вскоре забыл о них. В 1897 году бывший командир «героического» 27-го Мейнского полка умер. После его смерти кто-то обнаружил на конюшне клад и пустил его в дело. Поскольку со времени учреждения «Медали конгресса» прошло уже тридцать лет, награды высоко ценились у коллекционеров. Тем более что в запасе у полковника сохранились первые
А. А. Щелоков образцы знака, которые представляли собой немалую редкость. Ведь получить награду на поле боя оказалось куда труднее, чем «героям» 27-го полка в «обороне». Шло время, ив 1917 году конгресс решил проверить, насколько обоснованно проводились награждения за все годы существования медали. А к тому времени в списках удостоенных высокой награды числилось уже 2625 человек. Тщательно проведенное расследование показало, что без малого тысяча человек либо не достойны награды, либо получили их по ошибке. Само собой разумеется, что основу списка составили 864 вояки двадцать седьмого полка. После обсуждения сложившейся ситуации конгресс лишил наград тех, кто получил их незаслуженно. Обсуждая в 1917 году вопрос о законности вручения наград, конгресс посмертно лишил медали знаменитую военную медсестру Мэри Уолкер. В 1863 году в боях под Геттисбергом она три дня не покидала поле боя, под огнем оказывая помощь раненым. Тем не менее в число отмеченных высокой наградой, по мнению конгресса, Уолкер попала незаконно, поскольку статут не оговаривал возможность вручения медалей женщинам. Да и вообще, какие подвиги те могли совершать на поле боя ? В наше время в США орденов формально не существует, и в качестве государственных наград выступают только медали и знаки отличия. Так, высшей воинской наградой Соединенных Штатов для армии и флота является «Медаль Почета» — «Medal of Honor». Имена удостоенных этого знака в армии США помнят и бережно оберегают. Всего 13 рядовых и офицеров были награждены «Медалью Почета» за участие в боевых действиях за период с 1863 по 1915 год. В 1918 году по две медали получили пять морских пехотинцев. К окончанию XX века этим знаком отличия было награждено около 3,5 тысячи военных. Но до 1997 года ни один чернокожий американец за участие во Второй мировой войне такой награды удостоен не был. Только 13 января 1997 года президент Билл Клинтон, вое-
Увлекательная геральдика станавливая справедливость, вручил 7 «Медалей Почета» афроамериканцам. Далее по значимости американских наград идут «Крест за отличие в службе», «Серебряная звезда», медали «Легион чести», «Бронзовая звезда» и т.д. Заслужить эти знаки не так-то просто. Поэтому в армии США хорошо известно имя майора Оди Мерфи, который за годы Второй мировой войны был награжден «Медалью Почета», крестом «За отличную службу», «Серебряной звездой» (трижды), медалью «Легион чести», «Бронзовой звездой» (дважды) и медалью «Пурпурное Сердце». Исторический пример отказа американцев от наград, в которых они заподозрили возврат к монархической символике, показывает, насколько сильными бывают у людей чувства свободолюбия, гражданственности и приверженности демократии. В России такого рода качества развиты намного слабее, а если и развиты, то подавляются безразличием к символике и социальному смыслу орденов и медалей. Отказ военного человека от государственной награды в первую очередь следует рассматривать как акт высочайшего гражданского мужества, поскольку власть подобного рода отказов никому не прощает. Именно такое мужество публично продемонстрировал русский генерал Лев Рохлин. Представленный к званию Героя России, он не счел возможным принять награду за участие в войне, которую на Кавказе развязало правительство Ельцина. Куда более обоснованным может быть отказ от государственной награды писателя или художника, хотя случаи подобного рода тоже крайне редки. Поэт Владимир Маяковский просадил в карты царскую награду «За усердие» на ленте ордена Станислава. Ни Сергей Есенин, ни Владимир Высоцкий милостью награждающих отмечены не были. Что в их прижизненной славе и посмертной судьбе от этого изменилось? Был в советском правительстве министр культуры Петр Нилович Демичев. Химик по образованию, партийный
А. А. Щелоков функционер по профессии, он слыл человеком, чрезвычайно далеким от понимания творческих проблем. И вот однажды талантливый русский драматург Виктор Розов затеял с министром разговор о вреде вмешательства власти в оценку художественных произведений. «Петр Ни- лович, — сказал Розов, — прекратите навсегда все эти ордена и звания. Это развращает людей. Есть имя. Если мы говорим — Ермолова, то мы сегодня не знаем, какие она звания имела. Мы ее знаем — великую актрису. В этом наш давний порок общества. Стали награждать за талант орденами, званиями Героев. Будто он сам изобрел свой талант. У меня достаточное количество накопилось этих знаков, но я никогда не надевал их. Я считаю, что надевать их — это бессовестно». Виктор Розов был прав по существу, но ошибался в том, что заговорил на эту тему с чиновником. Тоталитарная система предусматривала жесткое управление творческими процессами в литературе, драматургии, живописи, в музыке, кино и театре. Именно для того чтобы удерживать интересы творцов в русле, заданном идеологическими догмами, была придумана стройная система поощрения приспособленчества и угодничества в области культуры. И товарища Демичева партийное руководство отрядило не для разрушения системы, а для ее сохранения и укрепления. Любая награда служит определенной власти, и верить в то, что власть начнет отмечать реальные заслуги людей, а не их преданность режиму, — значит обманывать себя и других. Взять только Союз писателей СССР, в котором состояло около 10 тысяч членов. Сотни «инженеров человеческих душ» были награждены орденами, отмечены государственными премиями, некоторым присвоено звание Героев Социалистического Труда. Казалось бы, влияние этих деятелей культуры на общественное сознание должно быть высоким, но... С кем вы, мастера культуры? Так часто спрашивают
Увлекательная геральдика интеллигенцию. И спрашивают не зря. Небольшой, но весьма характерный пример. Киргизию, бывшую советскую союзную республику, а теперь самостоятельное среднеазиатское государство, уже не один год сотрясают кровавые внутренние конфликты. Советская власть высоко поднимала и поощряла всеми возможными наградами киргизского писателя Чингиза Айтматова. Его книги знали и любили русские читатели, а самого автора считали искренним, принципиальным и честным человеком. Только кто теперь может объяснить, почему «честный и принципиальный» Айтматов, носитель советских званий и наград, в тяжелую годину для родного народа не обратился к нему со словами поддержки? Все просто. Писатель стал чиновником и служил новой власти, которая оказалась ненавистной его народу. ОРДЕНА РУССКОЙ ВОЕННОЙ СЛАВЫ Российская орденская система в современном понимании основана Петром I, который учредил в 1698 году орден Святого апостола Андрея Первозванного — первый российский орден. И сразу же в этом акте обнаружилась характерная для Петра особенность. Он замыслил награду как знак отличия за заслуги чрезвычайные и потому не возложил его на себя первым, как по традиции подобало монархам. Первым кавалером первого российского ордена стал генерал-адмирал Федор Алексеевич Головин. Сам Петр получил орден лишь четвертым в России, да и то по решению Орденского капитула, который возглавлял первый кавалер ордена Головин. В указе по поводу награждения Петра писалось: «Капитану бомбардирскому за взятие двух неприятельских кораблей дан высший воинский орден Святого Апостола Андрея... за тот над неприятелем одержанный авантаж».
А. А. Щелоков В таком факте нетрудно увидеть стремление Петра сделать наградную систему России свободной от протекционизма, учитывающей только реальные заслуги человека перед государством. Увы, сбыться его замыслам не было суждено. Преемники Петра даже первый российский орден превратили в сословную награду, жалуемую по рождению. Законом был установлен порядок, по которому новорожденные великие князья уже при крещении награждались орденами Андрея Первозванного, Александра Невского, Белого орла, Св. Анны 1-й степени, Св. Станислава 1-й степени. Князья по крови теми же орденами награждались при наступлении совершеннолетия. Единственным русским орденом, который от основания до исчезновения сумел сохранить свою близость чистому духу римских фалер, оказался орден Святого великомученика и победоносца Георгия. За все время существования его никто не получил только благодаря связям в высоких правительственных сферах. Достаточно напомнить, что к периоду Октябрьской революции в России не оказалось ни одного кавалера ордена Св. Георгия 1-й степени, хотя желающие получить его наверняка имелись. С 1769 по 1917 год, то есть за 148 лет существования ордена Св. Георгия, знаком 1-й степени были отмечены только 25 человек, 121 — 2-й, 647 — 3-й и около 3,5 тысячи — орденами 4-й степени. Цифры эти говорят сами за себя. Военный орден Святого великомученика и победоносца Георгия был учрежден 16 ноября 1769 года повелением императрицы Екатерины II, которая по праву монарха возложила на себя новый знак отличия. Цель учреждения ордена объяснялась так: «...как российской империи слава наипаче распространилась и возвысилась верностию и храбростию и благоразумным поведением воинского чина, то из особливой Нашей императорской милости к служащим в войсках наших, в отмету и награждение им за оказанную от них во многих случаях Нам и предкам Нашим
Увлекательная геральдика рвение и службу, также и для поощрения их в военном искусстве, восхотели Мы учредить новый, военный орден и снабдить оный всеми теми преимуществами, кои поспешествовать будут Сему нашему предприятию». Орден сразу учреждался как боевой и потому им мог быть награжден только тот, кто, презрев «очевидную опасность и явив доблестный пример неустрашимости, присутствия духа и самоотвержения, совершил отличный воинский подвиг, увенчанный полным успехом и доставивший явную пользу». Специальный раздел закона описывал подвиги, которые могли отмечаться орденом Св. Георгия по пехоте и кавалерии, по артиллерии, по части инженерной, по генеральному штабу. Имелся и мудрый пункт «сверх того». Во все дни существования орден Св. Георгия считался в России и ее армии почетнейшим знаком боевой славы, и его пожалование не зависело от наличия у отличившегося иных орденских наград. Дело в том, что по существовавшему положению все ордена империи выстраивались по старшинству. Перепрыгивать через ступени при награждении не полагалось. По возраставшей линии это старшинство выглядело так: орден Станислава 3-й степени; Анны 2-й степени; Станислава 2-й степени; Анны 2-й степени; Владимира 4-й степени; Владимира 3-й степени; Белого орла; Александра Невского без бриллиантов и с ними. Представлять к награждению орденами Владимира 1-й степени и Андрея Первозванного не имел права никто, кроме самого императора. Из общей «постепенности» изымался орден Анны 4-й степени, который назначался «классным чиновникам за отличия под неприятельскими выстрелами». Ко всему существовали и очень строгие сословные ограничения. Так, орден Анны 3-й степени могли получить лица, имевшие чин не менее 10-го класса по Табели о рангах (коллежский секретарь на гражданской службе, поручик — в армии); Анны и Станислава 2-й степени — чины
А. А. Щелоков не ниже 8-го класса (коллежский асессор и капитан); Владимира 3-й и Станислава 1-й степени — не ниже 5-го класса (статский советник и генерал-майор) и т.д. Только орден Св. Георгия в список такого рода ограничений не попадал. Поэтому случалось, что генерал, отмеченный монаршей милостью и имевший орден Владимира 1-й степени, мог не иметь даже низшей степени ордена Св. Георгия, а младший офицер, не успевший получить Анну 4-й степени, мог заслужить заветный белый эмалевый крест боевого славного ордена. Интересная деталь. По правилам 1898 года офицеры, награжденные орденом Св. Георгия и прослужившие, в одном чине положенный срок, получали повышение, даже если для этого не имелось вакансий. Подобные льготы имели еще только офицеры гвардейских частей и окончившие академию Генерального штаба. По свидетельствам офицеров, служивших в армии в те годы и особенно в кругу тех, кто повоевал на фронте, подобные льготы вызывали у многих озлобление и зависть. Но эти чувства никогда не распространялись на георгиевских кавалеров, чему способствовала сама процедура представления к награде и утверждение кандидатур кавалеров. Представление, говоря языком современным, проходило весьма демократическим путем. По закону при Орденском капитуле существовала георгиевская кавалерская Дума. Ее составляли из старших кавалеров каждой степени ордена. Специальная статья закона предусматривала, что кавалерская Дума собиралась для окончательного рассмотрения представлений к награждениям. Право на награду определялось «посредством гласного, подробного обсуждения отличий». Дума имела право удостаивать награды «единственно за такие отличия, которые признавались подходящими под правила статута и действительно заключавшие в себе действия, дающие неотъемлемое право на испрашиваемую награду». Решение считалось принятым, если за него подавали не менее 2/3 голосов кавалеров. Представление подписи-
Увлекательная геральдика вали все члены Думы, и только тогда оно отправлялось на высочайшее утверждение императору. О том, насколько были требовательны и строги кавалеры, можно судить по такому факту: за все годы Русско- японской войны 1904—1905 годов, которая хотя и была неудачной для России, все же знала немало случаев подлинного героизма, ни одного награждения орденом Св. Георгия 2-й степени, не говоря уже о первой, в войсках не состоялось. К сожалению, не только о самих царских боевых орденах, но даже о той обстановке требовательности, в которой происходило награждение, в советское время почти не распространялись. Больше того, интерес к таким наградам казался делом подозрительным. Автору известен случай, когда коллекционеру, у которого нашли несколько георгиевских крестов и звезду к ним, пришлось отправиться на весьма длительный срок в далеко не солнечный Магадан. Увлечение фалеристикой позволяет восполнить многие пробелы в наших знаниях об истории наград и знаков отличия, стать знатоком интересных страниц истории. К примеру, сегодня о георгиевских наградах слышали многие, но далеко не каждый может объяснить, что следует понимать под этим обозначением. Между тем понятие «Георгиевская награда» включало в себя ряд неравноценных по значению и социальному весу знаков военного отличия. Сюда в первую очередь входило Георгиевское оружие, которое предназначалось для награждения генералов, адмиралов, штаб- и обер-офицеров за выдающиеся воинские подвиги. К Георгиевскому оружию относились шпаги, сабли, палаши, шашки и кортики штатных образцов, но с эфесами сплошь позолоченными, с лавровыми украшениями на кольцах и наконечниках ножен. Кроме того, на эфесе помещались надпись «За храбрость» и Георгиевский крест из финифти. Существовали и коллективные награды — специальные полковые Георгиевские штандарты, Георгиевские ленты на знамена и штандарты,
А. А. Щелоков Георгиевские серебряные трубы, Георгиевские ленты на бескозырки экипажей героических судов... Первым кавалером, удостоенным ордена Георгия 1-й степени, стал генерал-фельдмаршал П.А. Румянцев за победу под Ларгой в 1770 году. За время Отечественной войны 1812 года ордена Георгия 1-й степени удостоили всего одного человека — М.И. Кутузова. Заслуги полководца, отмеченного наградой, были изложены в крайне лаконичной форме: «За поражение и изгнание неприятеля из пределов России». Кстати, заслуги Кутузова перед Отечеством были отмечены и русской геральдикой в дореволюционном гербе города Ялты. В гербовнике он описан так: «Среди голубого поля крестообразно положенные две золотые ветви, лавровая и виноградная; ветвь с гроздом означает виноделие, преуспевающее на Южном берегу Крыма, где лавр может расти на открытом воздухе; равным образом припоминает одержанную в 1774 году близ Алушты у деревни Шумы, генералом Михаилом Илларионовичем Голенищевым-Куту- зовым победу над турецким десантом и место, где этот незабвенный полководец получил знаменитую в истории медицины рану в глаз». Орденом Св. Георгия 2-й Степени за мужество, проявленное в бою, были отмечены генерал от инфантерии П. Багратион, генерал от инфантерии М. Милорадович, генерал от инфантерии Д. Дохтуров, атаман М. Платов, генерал от кавалерии Н. Раевский, адмиралы Ф. Ушаков и П. Нахимов. Все эти фамилии выдержали испытание временем и поныне славны в сознании тех, кому дорога история Отечества и его героическое прошлое. Вот почему бывает неприятно видеть, как некоторые наши кинорежиссеры, не обремененные ни глубокими знаниями истории, ни чувством патриотизма, цепляют орден Св. Георгия высших степеней то на карикатурного дурака полицмейстера в «Мертвых душах», то на какого-нибудь недалекого уездного чиновника из рассказов Чехова.
Увлекательная геральдика К георгиевским наградам относился, но в то же время не являлся орденом Знак отличия ордена Святого Георгия (учрежден в 1807 году для награждения нижних чинов), с 1913 года именовавшийся Георгиевским крестом. При всей внешней схожести знаков отличия Крест нельзя путать с орденом Св. Георгия, который по положению предназначался только для офицеров. При этом 3-я степень жаловалась только полковникам и генералам, 2-я — только генералам, а 1-я исключительно генералам и фельдмаршалам. Награжденные высшими степенями боевого ордена имели определенные привилегии. Помимо приобретения потомственного дворянства, кавалеры любой степени автоматически производились в следующий чин. Выходя в отставку, они сохраняли право носить военный мундир, получали пенсию и могли воспроизводить на своих гербах, вензелях и печатях изображение ордена. Каждый кавалер ордена Св. Георгия 1 и 2-й степеней получал право на «вход при Высочайшем дворе за кавалергардов», а кавалеры ордена 3-й и 4-й степеней как при Высочайшем дворе, так и во всех публичных местах и торжествах имели право на вход вместе с полковниками, хотя бы и состояли в чинах ниже полковника. Знаки отличия ордена, или Георгиевские кресты предназначались только для награждения солдат и унтер-офицеров. Георгиевские кресты имели четыре степени. Награждение ими производилось в строгой постепенности и начиналось с низшей — 4-й. При этом кресты 4-й и 3-й степеней изготовлялись из серебра (с 1916 года из белого металла, о чем свидетельствуют буквы «Б.М.» на обороте знаков), а 2-й и 1-й степеней — из золота (с 1916 года из желтого металла — буквы «Ж.М.» на обороте). У крестов 3-й и 1-й степеней ленты, на которых носились знаки, украшались бантами. За мужество и отвагу, самоотверженность и находчивость Георгиевскими крестами разных степеней были отмечены миллионы простых солдат и унтер-офицеров. Од-
А. А. Щелоков нако особое место в ряду георгиевских кавалеров занял Аввакум Николаевич Волков. В боях он отличался неудержимой отвагой. Его подвиги, совершенные в период Русско-японской и Первой мировой войн, отмечены пятью Георгиевскими крестами. По нашим современным меркам такой уровень солдатских наград, каждая из которых давалась за конкретный подвиг, сближает Волкова с теми, кто в наше время отмечен всеми тремя степенями ордена Славы или медалями «Золотая Звезда», поэтому рассказать о заслугах героя стоит. Первый крест 4-й степени Волков получил в тринадцать лет, когда он, полковой воспитанник-сирота, принял участие в конной атаке на японцев. Особых подвигов мальчик тогда совершить не успел, но сам факт участия подростка в конной атаке послужил для драгун славным примером. Второй крест Волков получил уже за конкретный подвиг. Он в китайской одежде проник в расположение японских войск и провел разведку. Японский конный разъезд окружил мальчика, заметив, что тот не китаец. Тогда Волков выхватил револьвер, спрятанный в одежде, и в упор застрелил трех патрульных. Тут же паренек вскочил на освободившегося коня и пустился наутек. Часть японских всадников поскакала за ним, но ни догнать, ни подстрелить Волкова им не удалось. Крест 3-й степени увенчал отвагу юного разведчика. Война одинаково безжалостна и к героям, и к обыкновенным воинам. В одном из боев раненого Волкова взяли в плен японцы. Однако это не сломило волю солдата. Он сумел сделать подкоп и выбрался из фанзы — китайского глинобитного дома, в котором его держали. Пользуясь беспечностью часового, Волков завладел его оружием и ушел в тайгу. После десятидневного странствования Волков выбрался к своим, доставив важные сведения о неприятеле. Третий крест лег на его грудь. Перед началом знаменитого сражения под Мукденом Волков вновь отправился в дальнюю разведку. В располо-
Увлекательная геральдика жении японских войск он собрал нужные данные и обнаружил склад боеприпасов. Цель оказалась слишком заманчивой. Выждав удобный момент, Волков убил часового и взорвал склад. В свое расположение он добрался успешно. Георгиевский крест 1-й степени стал наградой за его отвагу и находчивость. Известие о начале Первой мировой войны Аввакум Волков встретил на Северном Кавказе. И сразу записался добровольцем. Не прошло и месяца, а он уже был на фронте. В одном из боев старший унтер-офицер Волков повел в атаку своих однополчан. В бою, разгромив противника, разведчики завладели неприятельским знаменем. Волков был ранен пулей в живот. За подвиг его еще раз отметили Георгиевским крестом 1-й степени. Такой случай в русской армии беспрецедентен. Между тем имя славного воина нами забыто. О знаменосце XIV римского легиона Кае Люции в советское время упоминалось в разных книгах часто и по разным случаям, а о русских солдатах, награжденных царскими наградами, забывали, словно те служили не Отечеству, а всего лишь царской власти, которая была свергнута революцией. Как мы уже говорили, Георгиевский крест являлся самой высшей наградой, которую только мог получить солдат. Однако известен случай награждения им и высшего командира. Во время одного из боев с французами граф Михаил Андреевич Милорадович, видя всю опасность баталии, встал в солдатский строй и бился бок о бок с рядовыми, вдохновляя их своим примером. После боя император Александр I вручил графу серебряный Знак военного ордена и сказал: «Носи солдатский крест! Ты — Друг солдат». Погиб Милорадович в 1825 году на Сенатской площади в Петербурге. Вот как описан этот эпизод в книге Д.С. Мережковского «Царство зверя». «Генерал-губернатор граф Милорадович подскакал к цепи стрелков, выставленных перед фронтом мятежников. В шитом золотом мундире, во всех орденах-, в голубой
А. А. Щелоков Андреевской ленте, в треугольной шляпе с белыми перьями, он сидел молодцом на гарцующей лошади... — Стой! Назад поворачивай! — закричали ему солдаты, и стальное полукольцо штыков прямо на него уставилось. «Русский Баярд, сподвижник Суворова: в тридцати боях не ранен, — и этих шалунов испугаюсь!» — подумал Милорадович. — Полно, ребята, шалить! Пропусти! — крикнул и поднял лошадь в галоп на штыки с такою же лихостью, с какою, бывало, на полях сражений, под пушечными ядрами, раскуривал трубку и поправлял складки на своем щегольском плаще амарантовом. «Бог мой, пуля на меня не вылита!» — вспомнил свою поговорку... Лошадь взвилась на дыбы. Знакомый звук послышался Милорадовичу, как будто выскочила пробка из бутылки шампанского. «Вот оно! — подумал он, но уже не успел прибавить: Бог мой, пуля на меня не вылита!» Можно как угодно оценивать и трактовать события, происходившие в декабре 1825 года на Сенатской площади, но нет никаких причин сомневаться в том, что верный присяге новому императору генерал презрел очевидную опасность и явил доблестный пример неустрашимости, то есть проявил все те качества, которые требовались от кавалера ордена Св. Георгия или Георгиевского креста. Далее в ряду Георгиевских наград стояли «Медали за храбрость». Они носились на георгиевской черно-оранжевой ленте и служили наградой для нижних чинов за военные подвиги. Долгое время медаль «За храбрость» не имела степеней, а в 1878 году их учредили. Медаль 1-й степени — золотая и носилась на ленте с бантом, 2-й — золотая, но без банта, 3-й — серебряная с бантом и 4-й — серебряная без банта. По статуту, который был утвержден в 1913 году, медали «За храбрость» официально относились к разряду Георгиевских наград. Размещались они на груди в ряд после Георгиевских крестов. Особое место в системе Георгиевских наград занима-
Увлекательная геральдика ло Золотое оружие, Георгиевские знамена, штандарты, ноенно-морские флаги (кормовой и знаменный), вымпелы и Георгиевские трубы. Поскольку к фалеристике эти виды наград отношения не имеют, подробно говорить о них здесь мы не будем. Не ставя перед собой цели рассмотреть все награды России, коснемся лишь тех, которые по праву относятся к боевой фалеристике. Это ордена с мечами, коими подданных империи отмечали за военные заслуги, не связанные с личным боевым подвигом. При этом награждение во всех случаях производилось в порядке общей постепенности, со строгим учетом сословных ограничений. Таких орденов в списке наград (без Георгиевского) имелось шесть. По возрастающей величине это — ордена Св. Станислава, Св. Анны, Св. Владимира, Белого орла и Александра Невского. Право учреждать награды являлось свидетельством суверенности монарха и потому им часто пользовались все, кто стремился доказать свои претензии на престол. В частности, самозванцы, которые хорошо известны в русской истории, в качестве доказательства своего якобы законного права на престол старались прибегать к награждениям. Так, по некоторым сведениям, Пугачев, захвативший в одном из занятых им губернских управлений некоторое количество елизаветинских медалей «За победу над Пруссией», которые остались невостребованными, при удобном случае отмечал ими своих приспешников. Жаловал он по старинному обычаю и серебряные рубли с выбитыми на них вензелями Петра III и его профилем. Награжденные пришивали их на кафтан или на шапку. Известны и случаи, когда очередные претенденты на престол, которым при жизни правящего монарха не терпелось заявить о своей самостоятельности, использовали «наградную церемонию» в обход действующего закона. Конечно, это было сопряжено со многими опасностями, но честолюбие часто заставляет пренебрегать благоразу-
А. А. Щелоков мием. Примером тому может служить история, связанная с российским орденом Святой Анны. Его в 1735 году учредил герцог Голштейн-Готторпский Карл Фридрих в память о скончавшейся в 1728 году царственной супруге Анне Петровне, дочери Петра Первого. Как объяснялось при учреждении ордена, сделано это было «для вечной и непременной славы и памяти достох- вальной Государыни сего имени, и к побуждению и поощрению всех благородных к справедливости, к страху Бо- жию и верности...» Девиз ордена состоял из прописных букв латинского алфавита: «A. I. P. F.». Официально он расшифровывался как «Amantibus Justitiam Pietatem Fidem», что переводилось на русский как «Любящим Справедливость, Благоговение, Веру». Однако девиз имел и другое прочтение: «Anna Imperatori Petri Filia» — «Анна, Императора Петра Дочь». Как и было положено по традиции, Карл Фридрих первым возложил знаки ордена на себя. Вторым кавалером после него стал сын герцога — наследный принц Карл Петр Ульрих, который после смерти императрицы Елизаветы Петровны взошел на русский престол под именем Петра III. После того как Екатерина Вторая в 1762 году избавилась от мужа и стала единовластной правительницей России, ее сын Павел Петрович унаследовал титул герцога Голштинского и звание гроссмейстера ордена Св. Анны. Утверждая свои претензии втайне от матери, он стал награждать орденом своих приближенных. Первыми тайными кавалерами стали близкие Павлу придворные — Свечин и Растопчин. Для них по заказу наследника престола специально изготовили маленькие аннинские крестики, которые прикреплялись к эфесу шпаги. Конечно же, отмеченные крестами дворяне понимали, в какое положение их ставит милость Павла. Растопчин через свою родственницу, близкую к Екатерине, передал императрице сведения о происшедшем. Екатерина Вторая прекрасно поняла, в чем дело, и ответила испуганному Растопчи-
Увлекательная геральдика ну, что тот может впредь спокойно носить награду, а она се замечать просто не будет. Ловкий царедворец умело воспользовался разрешением царицы. Если Свечин прикрепил орден к внутренней ( тороне эфеса, где знак был менее заметен, то Растопчин i [ривинтил его с наружной стороны. Это вызвало у Павла вполне оправданный испуг. «Если увидит мать, — сказал он, — ты себя погубишь!» На что Растопчин с достоинством ответил, что готов погубить себя, поскольку очень дорожит наградой. Это сильно растрогало Павла и еще больше усилило его доверие к смелому дворянину. После вступления Павла на престол он провозгласил орден Св. Анны четвертым классом единого российского ордена и утвердил три его степени. Определенную роль в )том акте сыграло само имя «Анна». Дело в том, что Па- иел был увлечен красавицей Анной Лопухиной и всячески старался подчеркнуть свою любовь к ней. Например, приняв в 1798 году звание Гроссмейстера Мальтийского ордена, Павел повелел изменить форму боевых знамен. В частности, на одной стороне полотнища была помещена надпись «С нами Бог», а на другой — несколько неподходящее к военной лексике слово «Благодать». Но в армии для многих смысл такой надписи оказался вполне понятным. Один из лейб-гвардейцев, офицер Преображенского полка С. Марин, изложил суть проблемы в стихах: Могу ли тайну ту понять, Что Анна греческа по-русски Святая значит Благодать? Могли ли руки твои дерзки Украсить шапки гренадерски, Знамена, флаги кораблей, Любезной именем твоей? Кстати, не забыв о том, как его приближенные носили шаки ордена на эфесах шпаг, Павел ввел это положение в статут ордена, и круглый «анненский знак» стал крепиться на эфесах наградного оружия «За храбрость».
А. А. Щелоков Кроме того, к оружию прилагался темляк красного цвета орденской ленты. В войсках его иронически именовали «клюквой». Помимо Георгиевских крестов, за военные подвиги позволялось награждать и другими орденами империи. Чтобы показать, что орден вручен именно за военные заслуги, его знак украшали перекрещенными мечами. При этом мечи накладывались двумя способами. Если скрещение клинков приходилось на центр ордена, это свидетельствовало о том, что он пожалован непосредственно за боевые заслуги. В то же время существовало правило, по которому награжденный имел право носить только зйак высшей степени ордена. Получил награду второй степени, сними с мундира третью, отмечен первой — сними вторую. Таким образом, даже боевая награда могла исчезнуть с мундира, оказаться вытесненной знаком штатским, если тот имел более высокую степень в системе наград. Чтобы не происходило забвение подвигов воинских, кавалеру ордена с мечами гражданский знак высшей степени также выдавался с мечами, но расположенными по- иному — они пересекались у вершины креста или звезды. Такое правило позволяло награжденному орденом третьей степени с мечами при последующих награждениях сохранить напоминание о военных подвигах в новых орденах. Исключение делалось только для ордена Св. Анны 4-й степени. Его знак крепился на эфесе шпаги или шашки, на которую наносилась надпись: «За храбрость». Официально такая награда именовалась «Орден Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». Стоит также заметить, что добавление мечей к гражданскому ордену, если он уже имелся у отмечаемого за военный подвиг, считалось самостоятельной боевой наградой. При ее пожаловании в формуляр награжденного вписывались слова: «Мечи к ордену Св. Станислава 2-й степени», и человек получал право носить знак с боевым
Увлекательная геральдика отличием. Ордена эти носили по правилам, которые устанавливал статут, — на груди, в петлице, на шее. Коллекционеров всегда интересовала та денежная сумма, которую приходится платить за приобретаемые для своего собрания экспонаты. По мере возможности мы приведем некоторые данные об этом. Тем более что регулярное проведение антикварных аукционов в России в последнее время позволяет довольно точно определять и устанавливать цены на рядовые и раритетные экспонаты. Ориентируясь на них, мы и расскажем о результатах одних торгов антикварного объединения «Гелос». На аукцион в конце 1998 года был выставлен редкий вариант звезды ордена Святого Владимира с мечами на верхних лучах. Оцененный в 4 тысячи долларов, знак ушел за 4,5 тысячи. Тогда же на продажу выставлялся и крест гого же ордена с мечами. Особый шарм золотому кресту придавал необычный цвет эмали — черный, тогда как по статуту крест должен покрываться красной эмалью. Большой интерес на торгах всегда вызывают солдатские «Георгии» — знаки отличия Военного ордена Св. Георгия. В 1998 году через аукцион «Гелоса» их прошло немало. Так, в сентябре на торги их выставили аж 16 штук! Самый старый знак низшей, 4-й степени, датировался 1857—1859 годами. Его оценили в 600 долларов. Тот же знак, но выданный награжденному в 1916 году, стоил меньше — 200 долларов. Кресты 4-й степени времен Кавказских войн и скобелевских Среднеазиатских походов оцениваются в среднем по 500 долларов в зависимости от состояния. Куда дороже стоят знаки со своей историей, о которых известно, кому и за какие подвиги они вручались. За 2500 долларов на одном из аукционов был продан «Георгий», принадлежавший кочегару легендарного крейсера «Варяг» Федору Кузнецову. В 8000 долларов оценен бант Георгиевских крестов 4-й, 3-й и 2-й степеней и двух медалей «За храбрость» D-й и 3-й степени), который принад-
А. А. Щелоков лежал подпрапорщику Ивану Георгиевичу Подгайскому и был выставлен на торги вместе с наградными документами. Помимо орденов, в периоды военных действий в России по традиции чеканили медали. Ими отмечали участников победных сражений и боев. При этом медали известны двух видов — именные и стандартно-массовые. Первые утверждались для награждения особо отличившихся воинов иррегулярных войск — казаков, кои дворянских званий не имели и к пожалованию орденами не представлялись. Несомненный интерес для любителей старины и старого языка представляет текст указа Екатерины II, подписанного 12 октября 1770 года: «Нашей Военной Коллегии. За оказанную в прошлую и нынешнюю кампании отлично храбрые противу неприятеля поступки и особливое к службе усердие всемилостивейшее пожаловали мы Войска Запорожского кошевого Калнишевского золотою медалею с портретом нашим, осыпанною бриллиантами, да того ж Войска старшину обозного Павла Головатого, писаря Ивана Глоба, есаулов Сидора Белого, Андрея Бур- наса, Андрея Порохню, Макара Нагая, Андрея Лукьянова, Сафрона Черного, Филипа Стегайлу, Лукьяна Великого, Андрея Насакина, Андрея Черного золотыми медалями с портретом нашим, высочайше повелевая Военной Коллегии оные им доставить». Высочайшее распоряжение выполнили проворно и точно. Вскоре награжденные получили пожалованные им награды. Как же они выглядели? Медаль, врученная Калнишевскому, имела массу золота, равную тридцати червонцам. На ее лицевой стороне размещалось погрудное изображение Екатерины П. Надпись по кругу гласила: «Б.М. Екатерина II1МПЕРАТ. И СА- МОДЕРЖ. ВСЕРОСС». То есть «Божьей милостью Екатерина II императрица и самодержица Всероссийская». На оборотной стороне был выбит щит, обрамленный военной арматурой — знаменами, копьями, фигурными украшениями. В центре поля размещалась надпись:
Увлекательная геральдика «ВОЙСКА ЗАПОРОЖСКАГО КОШЕВОМУ КАЛНИШЕВСКОМУ ЗА ОТЛИЧНО ХРАБРЫЯ ПРОТИВУ НЕПРИЯТЕЛЯ ПОСТУПКИ И ОСОБЛИВОЕ К СЛУЖБЕ УСЕРДИЕ». Как видим, оценка заслуг награжденных перенесена на медаль из высочайшего повеления императрицы и закреплена на металле. Стоит заметить, что восемь лет спус- гя один из них — есаул Сидор Белый стал атаманом Черноморского казачьего войска, которое отличилось в сражениях под командованием А.В. Суворова. Стандартные медали для массовых награждений с оригинальными рисунками и обозначением отмечаемого события ввел Петр I. Основная масса этих наград напрямую связана с успехами русской армии в Северной войне. Одну из таких медалей вручили всем участникам штурма крепости Орешек, отбитой у шведов в 1702 году. Эта медаль — малое историко-художественное произведение. На ней мы видим и расположение крепостных бастионов шведов, и панораму штурма. Надпись «НЕВА» обозначает реку, на которой располагалась крепость. Слова «БЫЛ У НЕПРИЯТЕЛЯ 90 ЛЕТ» поясняют, что русский Орешек, переименованный шведами в Нотебург, нахо- Именная наградная медаль атамана Запорожского казачьего войска П.И. Калнишевского A770 г.)
А. А. Щелоков дился в чужих руках без малого столетие. Надпись в нижней части медали «ВЗЯТ 1702 ОКТ.21» точно определяет дату победного штурма. Мы уже упоминали о событиях, послуживших основанием для награждения Петра I орденом Андрея Первозванного — взятие в 1703 году двух шведских кораблей в устье Невы. Так вот, можно добавить, что всех остальных участников того памятного боя отметили специальной медалью. «НЕБЫВАЕМОЕ БЫВАЕТ» — так словами, выбитыми на знаке, оценивалось военное значение победы. Легенды — надписи на старинных медалях обращают на себя внимание лаконичностью и наличием скрытого смысла. Например, на знаке, выбитом в ознаменование победы русского флота над турецким в Чесменской бухте, мы видим панораму боя двух флотов. Вверху одно слово: «БЫЛ». По-разному трактуют это слово историки. «Был», — пишет знаток отечественной фалеристики В. Дуров, — означает, что был-де турецкий флот — и нет его». «Мне кажется, — считает другой специалист И. Всеволодов, — что «был» означает участие награжденного в Чесменском бою и является началом текста, расположенного под изображением боя: «...Чесме 1770 года июля 24». А я считаю, что надпись хороша именно тем, что может пониматься и так, и так. Главное — факт уничтожения вражеских кораблей зафиксирован точно. Именно к подобной многозначности постоянно стремились учредители наград. Например, в 1703 году была выбита медаль в честь взятия крепости Ниешанц. На ней надпись, сделанная разновеликими буквами латинского алфавита: «sIC Magnls CeDIt» В переводе на русский она гласит: «Так исчезает великое». Смысл прост: «Была великая крепость — пришли русские солдаты, и ее не стало». В то же время выделенные размером буквы скрывают «второй смысловой этаж». Выпишем заглавные буквы подряд: ICMICDI. И сразу ста-
Увлекательная геральдика пет заметно, что это знаки римского счетного ряда. Разместим их по старшинству, то есть по возрастанию чисел — MDCCIII, и легко прочтем дату — 1703, то есть год взятия крепости Ниешанц штурмом. Конечно, не все загадки медалей раскрываются так просто. В 1906 году для награждения участников Русско- японской войны 1904—1905 годов учредили специальную награду. Медаль отчеканили на Санкт-Петербургском монетном дворе в числе 1 023 200 штук из трех различных по качеству металлов. При этом серебряная медаль вручалась лицам, которые постоянно или временно находились в Порт-Артуре и его укрепленном районе в период Цзинь- Чжоуского боя A2 мая 1904 г.). Медаль из светлой бронзы предназначалась для награждения тех, кто участвовал в течение 1904—1905 годов в одном или нескольких сражениях против японцев на суше или на море. Темно-бронзовая награда вручалась всем, кто не принимал участия в боях, но состоял на службе в действующих армиях и в приданных им учреждениях, расположенных на Дальнем Востоке, и в местностях, объявленных на военном положении. Легко понять, что медаль достаточно рядовая. Тем не менее у фалеристов она вызывала и вызывает определенный интерес до сих пор. Дело в весьма странной по содержанию надписи: «Да вознесет вас Господь в свое время», которая выбита на оборотной стороне знака. Поскольку смысл такой легенды вызывал недоумение даже у современников и участников Русско-японской войны, то появилось немало домыслов, связанных с попытками объяснить значение надписи. Интересную версию изложил в книге «Пятьдесят лет в строю» генерал-лейтенант А.А. Игнатьев. Вот что он писал: «Мир с японцами еще не был заключен, а главный штаб уже составил доклад на «высочайшее имя» о необходимости создать для участников маньчжурской войны особую медаль. Царь, видимо, колебался и против предложенной надписи «Да вознесет вас Господь» написал карандашом на полях бумаги: «В свое время доложить».
А. А. Щелоков Ал 'вознесетъ1 [вдсъ Госпбдл] въсвоб Медаль в память Русско-японской войны 1904—1905 гг. Лицевая и оборотная стороны. * Когда потребовалось передать надпись для чеканки, то слова «в свое время», случайно пришедшиеся как раз против строчки с текстом надписи, присоединились к ней». Крупнейший специалист по российским наградам и их истории В. Дуров положил конец этой легенде. Вот что он писал в статье, опубликованной в «Военно-историческом журнале»: «Пометки свои Николай II сделал действительно карандашом, а в остальном все было совсем не так. На предложенном для рассмотрения рисунке изображалось два варианта лицевой стороны и пять — оборотной стороны проектируемой медали. Император поставил крест рядом с одним из вариантов лицевой стороны (лучезарное всевидящее око, ниже даты «1904—1905»), который, будучи таким образом утвержден, перешел и на металлический образец. Парный к лицевой стороне рисунок оборотной стороны медали царь перечеркнул тем же карандашом, а в верхней части листа начертал: «Да вознесет вас Господь в свое время», что и стало текстом медали». Исследование В. Дурова позволило установить истину. Однако несуразность надписи на медали не стала меньше от того, что она была рождена по воле самодержца, хотя именно это сделало в общем-то рядовой наградной знак интересным для коллекционеров и исследовате-
Увлекательная геральдика лей. Ведь часто не сама награда, а истории и предания, которые связаны с ее появлением или исчезновением, доставляют коллекционеру радость открытий и познания прошлого. Глубокое знание историками особенностей наградной системы прошлых лет позволяет специалистам решать немало интересных проблем, которые оказываются неразрешимыми для других исследователей. Многие помнят анекдот о том, как в мастерскую фотографа-моменталиста получить заказ пришел клиент — чукча. Мастер, которому казалось, что все чукчи выглядят одинаково — на одно лицо, пытался всучить посетителю чужую фотографию. Но клиент возразил: «Это не я снят». — «Вы, — настаивал фотограф. — Смотрите, как похожи». И тогда клиент прибег к неопровержимому аргументу: «Может, и похож, но рубашка совсем не моя». Сколь ни покажется странным, но аргумент с чужой рубахой для исторической науки весьма убедителен. Чтобы это утверждение не приняли за шутку, подкреплю его фактами из опыта двух замечательных российских специалистов-историков — Б.А. Косолапова и В.М. Глинки. Оба имеют уникальный опыт атрибуции, то есть установления лиц, изображенных на старинных портретах и фотографиях. Как это делается? Вот несколько интересных случаев. В Ярославском художественном музее хранился портрет, на котором, как считали искусствоведы, изображен некий Аполлон Андреевич Волков, местный дворянин. Об этом свидетельствовала надпись, сделанная на обороте холста. Однако у музейных работников имелись некоторые сомнения, и они попросили Б.А. Косолапова провести атрибуцию. Эксперт по надписи на портрете установил дату его написания — 1768 год. Затем он изучил военную форму, в которой художник запечатлел офицера, и доказал, что она принадлежит гвардейской пехоте. В то же время, если верить послужным спискам, которые проверил Косолапов,
А. А. Щелоков в 1768 году Аполлон Волков служил в Новгородском пехотном полку и гвардейского мундира носить не мог. Зато его брат — Алексей Алексеевич — в указанное время проходил службу в лейб-гвардии Семеновском полку и имел тот самый чин, в котором воспроизведен офицер на портрете. Значит, это и есть его изображение. Не менее убедительна другая атрибуция, проведенная Косолаповым. В Государственном русском музее (Санкт- Петербург) имеется портрет неизвестного вице-адмирала с орденами Анны 1-й степени, Владимира 2-й, Георгия 4-й, с крестом ордена Иоанна Иерусалимского и бронзовой медалью за кампанию 1812 года. Дата написания портрета — 1822 год. По спискам Военно-морского архива исследователь установил, что в 1822 году в русском флоте в строю находилось только восемь вице-адмиралов. Лишь один из них — Алексей Федорович Клокачев — был отмечен всеми наградами, которые на холсте воспроизвел художник. Следовательно, художник изобразил именно его. Другую очень сложную и интересную атрибуцию неизвестного портрета в 1978 году провел В.М. Глинка. Ему представили полотно, на котором изображен молодой офицер царской армии с тремя звездочками на эполете. В году, которым датировалась работа художника, такое количество звездочек определяло чин поручика. Орнаментальное шитье на воротнике мундира свидетельствовало, что офицер служил в лейб-гвардии Семеновском полку. На лацкане размещались ордена Св. Владимира 4-й степени с бантом и Св. Анны 3-й степени. Правая рука офицера была подвешена на черной повязке — след ранения. Глинка обратился к истории Семеновского полка. Ему удалось установить, что на Русско-турецкой войне 1828— 1829 годов от Семеновского полка в боевых действиях участвовал только один батальон. Раненых офицеров в нем не оказалось. Но в 1831 году были ранены двое. Один — в руку, другой — в плечо навылет. Он имел чин поручика и был отмечен орденом Св. Анны 3-й степени, а затем Св. Вла-
Увлекательная геральдика димира 4-й степени с бантом. Фамилия его — Сергей Николаевич Леонтьев. Во время подготовки статьи о русском писателе М.М. Зощенко сотрудник Центрального государственного военно-исторического архива Ю.А. Трамбицкий просмотрел массу материалов, ранее написанных о Зощенко. В журнале «Юность» за 1988 год он обнаружил фотографию «Зощенко с родителями и сестрами». Чем больше исследователь изучал старый снимок, тем больше сомнений у него возникало. В чем же сомневался историк? Во-первых, мальчик, изображенный на фото, одет в форму кадета, о чем свидетельствовали гимнастерка и погоны. Зощенко, как известно, учился и окончил восьмую Петербургскую классическую гимназию, и лишь затем в 1915 году поступил в 1-е Павловское юнкерское училище. Авторы публикации в журнале фотографию не датировали. Исследователь сделал это сам. Человек, названный «отцом Зощенко», сидел в мундире кадрового офицера русской армии. Хорошо видны его награды: орден Св. Владимира на груди и анненский темляк на эфесе шашки — орден Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». На левом плече офицера размещался аксельбант, который по форме полагался только либо офицерам Генерального штаба, либо генеральским адъютантам. Кроме того, данная форма была введена в русской армии не ранее 1908 года. Значит, и фото не могло появиться раньше. К тому времени Михаилу Зощенко уже исполнилось 13 или 14 лет. Кадет на снимке гораздо моложе. Более того, отец Зощенко никогда не был офицером. Он работал художником- мозаичником в Академии художеств и умер в 1907 году, то есть еще до введения армейских мундиров нового образца. Вот так «чужая рубашка» стала неопровержимым аргументом в цепи научно-исторических доказательств. Римская система боевых наград — фалер — до сих пор может служить эталоном объективности в оценке заслуг, к которой многие стремятся. Советская наградная
А. А. Щелоков система куда больше, нежели царская, была далека от справедливости. Однажды хотел приобрести для внука книгу «Чеканные листья истории», посвященную фалеристике, но посмотрел ее и покупать не стал. В целом автор знал очень много, писал образно, свободно, приводил массу материалов, ранее малоизвестных, но его гражданскую позицию отличала крайняя необъективность, характерная для историков советской поры. Обо всем иностранном и об отечественной истории царских лет автор писал с насмешкой и откровенной издевкой. А об орденах и медалях советских времен — с умилением и восторженным придыханием. Чтобы не быть голословным, приведу несколько цитат. Говоря о наградах, существовавших до революции в России, автор упорно подчеркивал, что ими редко награждали простых солдат. В то время как офицеры удостаивались монаршей милости чаще. А ведь «основными героями в бою были не господа офицеры — дворяне, а солдаты — крестьяне». Читать такие вещи не очень приятно. Для человека, который знает военную историю, не секрет, что во времена линейной тактики ведения общевойскового боя офицеры (да, именно дворяне!) воевали в том же боевом строю, что и солдаты. Другое дело — солдат там находилось больше, но делить воинов на героев и «негероев» по их социальному происхождению просто абсурдно, больше того — антинаучно. Во время штурма Измаила, которым руководил А.В. Суворов, был выведен из строя — убит или ранен — каждый третий солдат (всего около 10 тысяч). Ранено и погибло 317 офицеров из 650. Такое соотношение убедительно говорит само за себя — офицеры России являли себя в бою такими же героями, как и солдаты. В сражении под Туртукаем, будучи уже известным военачальником, Александр Васильевич Суворов находился в общем строю с солдатами со шпагой в руке и был ранен.
Увлекательная геральдика (то мужество отмечено орденом Св. Георгия 2-го класса. 11о этому поводу, не скрывая своего удовольствия, он пи- ( ал фельдмаршалу Салтыкову: «Кажется, что я вправду заслужил Георгиевский второй класс: сколько я к себе хо- юден, да и самому мне то кажется. Грудь и поломанный опк очень болят, голова как будто подраспухла». Царское правительство никогда не скрывало сословной сущности своих орденов, нигде лицемерно не утверждало их «общенародный» статус. Тем не менее солдат- ( кий героизм оценивался по заслугам. Так, императрица Екатерина Вторая повелела учредить для солдат специальную медаль на Георгиевской ленте с надписью: «За отменную храбрость при взятии Измаила декабря 11 дня 1790». Особые медали учреждались для солдат за победы под Кинбурном и Очаковом. Для понимания относительной демократичности русской наградной системы можно привести факт из истории другой империи — Британской. Здесь даже в более поздние времена противниками награждения солдат и матросов особыми знаками отличия выступали их командиры — офицеры-дворяне. Так, кавалер русского ордена Св. Георгия высшей, 1-й степени, герой победы над Наполеоном под Ватерлоо, герцог Артур Уэсли Веллингтон (его фамилия, кстати, увековечена в названии столицы Новой Зеландии) долгое время строптиво возражал английской королеве Виктории, которая собиралась учредить для низших чинов наградные медали. Он упорно доказывал, что солдат и матросов награждать медалями не стоит. Две британские медали «За службу» и «Морская медаль за заслуги» были учреждены вопреки мнению высокопоставленного военачальника. И, заметим, назвать Веллингтона за такую позицию снобом нельзя, он был кровей самых благородных. Не оправдывает выпадов автора книги «Чеканные листья истории» против царских наград и то, что они строго дифференцировались: ордена — для дворян и знаки ордена — для «серой» массы солдат. В советской наградной прак-
А. А. Щелоков тике, которая, по мнению того же автора, якобы была безупречной в своей демократичности, тоже существовали ордена типично номенклатурные, предназначенные только для высших или только для низших военных чинов. Это так называемые «полководческие» ордена — Суворова, Кутузова, Хмельницкого, Ушакова, Нахимова — для офицеров, генералов и адмиралов, а также знаки отличия для рядовых солдат и матросов — ордена Славы трех степеней, медали «За отвагу», «Ушакова». Учреждение специальных медалей для награждения участников неудачной для России Русско-японской войны 1904—1905 годов отмечено в книге «Чеканные листья истории» такой тирадой: «Маскарад полковника Романова, его заигрывание с «серой» солдатской массой не принесли царской России ни военного, ни политического успеха». То, что практика массовых награждений на Руси велась издревле, автор почему-то не берет во внимание. Между прочим, как было не увидеть аналогии между Русско- японской войной со столь же неудачной войной 1940 года против Финляндии? Ведь «маскарад» Сталина и его заигрывание с «серой» солдатской массой, представителям которой также вручались боевые награды, не принесли Советскому Союзу ни военного, ни политического успеха. НАГРАДЫ РЕВОЛЮЦИИ Советские государственные награды в силу исторических обстоятельств сразу родились как военные, боевые. И вполне естественно, что до учреждения первого ордена они чаще всего имели форму материальную — в виде ценных подарков (предметов обмундирования, сапог, оружия, денег). Только 16 сентября 1918 года декретом правительства РСФСР был учрежден орден Красного Знамени. Кстати, этот знак отличия так и остался в советской наградной системе не превзойденным по оригинальности
Увлекательная геральдика изобразительных средств, найденных художником для его оформления. К первому награждению революционным почетным шаком правительство подошло очень серьезно. Считалось, что этот акт должен стать своего рода эталоном военного подвига, который будет примером для последующих представлений к наградам. Ближайшим героическим событием сентября 1918 года стало окончание похода южно-уральских партизан по тылам противника. Поход начался летом, когда красногвардейские отряды оказались отрезанными от районов, занятых советской властью, и вынуждены были перейти к партизанской борьбе. В середине июля три отряда — Уральский под командованием В.К. Блюхера; Верхнеуральский (командир Н.Д. Каширин); Троицкий (командир Н.Д. Томин) — объединились в сводный Уральский отряд. Командиром его избрали оренбургского казака Николая Дмитриевича Каширина, заместителем — Василия Константиновича Блюхера, который был в царской армии младшим унтер-офицером и заслужил в боях три Георгиевские награды — два креста и медаль «За храбрость». В одном из боев Н.Д. Каширин был ранен, и вместо него командование принял В.К. Блюхер. Под его руководством отряд успешно побеждал противника и присоединял к себе другие партизанские отряды, пока не вырос в целую армию. Она имела в своем составе 6 стрелковых, 2 кавалерийских полка, артиллерийский дивизион и другие подразделения. В трудном походе, который длился пятьдесят четыре дня, пройдя полторы тысячи километров, громя мятежных чехословаков и польских легионеров, партизаны 12 сентября соединились с регулярными частями Красной армии. И вот за личное мужество и самоотверженность командующий партизанской армии Урала В.К. Блюхер первым в Красной армии был удостоен ордена Красного Знамени под номером один. Позже его отметили еще тремя наградами этого вида, которые имели номера 10, 11,
А. А. Щелоков 45. Когда в мае 1930 г. ЦИК СССР учредил второй советский орден — Красной Звезды, обладателем знака под первым номером снова стал В.К. Блюхер. Здесь надо отметить, что верность революции, показанная на полях сражений, и высокая государственная награда не избавили военачальника от сталинских репрессий. Он попал в чудовищную мясорубку и был «перемолот» в ней. Прах советского военачальника покоится в так называемой «могиле невостребованных прахов № 1». Давая объективную оценку ушедшим в историю советским наградам за военные подвиги и труд, следует отметить, что «народная» власть Страны Советов не сделала ни одной серьезной попытки демократизировать систему награждений, ввести в нее элементы общественного, хотя бы своеобразного «кавалерского контроля», наподобие того, что существовал в монархической России. С первого до последнего дня по советским законам наградное дело принадлежало чиновничьему аппарату, было обставлено бюрократическими рогатками, в результате чего при награждении на первом месте часто оказывался не подвиг, не заслуги человека, а иные, порой ясные только самим бюрократическим инстанциям критерии. За годы советской власти наградная система разбухла, без преувеличения потеряла системность, утратила стимулирующее значение, лишилась уважения общества. Представим: к моменту ухода советской власти с исторической сцены в списке советских наград числились 21 орден (с учетом деления их на степени — 38) и 61 медаль. При этом некоторые награды, разные по названиям, дублировали одна другую, так что трудно было понять, в чем их различие. Вот выдержки из статутов орденов Суворова и Кутузова. «Орденом Суворова 1 степени награждаются командующие фронтами и армиями, их заместители, начальник штабов...
Увлекательная геральдика За отлично организованную и проведенную фронто- пую или армейскую операцию...» «Орденом Кутузова 1 степени награждаются командующие фронтами и армиями, их заместители и начальники штабов: За хорошо разработанную и проведенную фронтовую или армейскую операцию...» Чем отличается хорошо проведенная фронтовая операция от проведенной плохо, разобраться нетрудно, но вот чем отличается «отлично организованная» от «хорошо разработанной», вряд ли объяснит и офицер Генераль- еюго штаба. Столь же схожи положения статутов орденов Ушакова и Нахимова. «Орденом Ушакова награждаются офицеры Военно- Морского Флота за выдающиеся успехи в разработке, проведении и обеспечении морских активных операций, в результате чего в боях за Родину была достигнута победа над численно превосходящим врагом». «Орденом Нахимова награждаются офицеры Военно- Морского Флота за выдающиеся успехи в разработке, проведении и обеспечении морских операций, в результате которых была отражена наступательная операция противника или обеспечены активные операции флота, нанесен противнику значительный урон и сохранены свои основные силы». Вряд ли количество орденов, вручаемых за едва отличающиеся друг от друга заслуги, может переходить в качество и придавать наградам особый вес. Были у советской наградной системы и другие пороки. Во-первых, назовем отсутствие четкой, поддержанной законодательными установлениями ступенчатости награждений. Для доказательства этого утверждения обратимся к фактам. В статуте орден Ленина был назван «высшей наградой СССР». Но это утверждение государство не подкрепляло никакими практическими мерами. Как ни парадок-
А. А. Щелоков сально, кавалеры и дамы, получившие высшую награду советского государства, не имели преимуществ и льгот по сравнению с теми, кто был награжден, допустим, простой юбилейной медалью. Разница заключалась лишь в том, знак какой формы и с каким изображением они носили на груди. Мне не раз доводилось вести беседы с известным советским военачальником и замечательным человеком — генералом армии Павлом Ивановичем Батовым. Дважды Герой Советского Союза, кавалер восьми орденов Ленина, трех орденов Суворова 1-й степени (даже у маршала Жукова их было только два), орденов Кутузова и Богдана Хмельницкого 1-й степени, многих других советских и иностранных наград, Батов страшно переживал собственные «ошибки» в наградной политике, которую он проводил в годы войны. Чувствовалось, что это не давало ему покоя. — Ты понимаешь, — говорил Павел Иванович, и голос его дрожал от обиды, — все время ощущаю себя виноватым, хотя меня самого обманули, как я обманул других. Обманул любя. Желал добра, а сделать его не сумел. Такое предисловие, помню, мне показалось странным. В чем же мог кого-то обмануть Батов? Он сам разъяснил это. — Я ведь как подходил к награждению солдат? Отличился человек, совершил подвиг, надо по достоинству отметить. Иногда из дивизий солдат представляли к ордену Славы, а я просил переделать представление на более высокий орден. Считал, что по статуту награда должна быть выше. Ведь как мысль работала? Думал, окончится война, глядишь, всем, кто отмечен высшими наградами, государство установит хоть какие-то льготы, даст послабления. А что вышло? Льготы получили только те, кто был награжден орденом Славы трех степеней, хотя он по статуту среди орденов стоял на предпоследнем месте, а высшие награды государства так и остались бляхами. — Почему же так вышло? — Экономика, — ответил Павел Иванович. — Орденами Славы всех трех степеней за всю войну отмечено ме-
Увлекательная геральдика нее трех тысяч человек. Вот и сочло великое государство, что такое количество награжденных ему под силу обеспечить льготами. Заметь, сам орден учрежден в 1943 году, а льготы по нему введены в 1967-м. Стыдно! Вторым плохо объяснимым пороком советской наградной системы было отсутствие количественных ограничений при награждении знаками одного достоинства. Например, высший орден государства — орден Ленина — был вручен Д.Ф. Устинову, чиновнику, долгие годы зани- чавшему посты в правительстве СССР, одиннадцать (!) раз. Маршал Советского Союза СМ. Будённый с момента учреждения этого ордена в 1930 году был удостоен его восемь раз! За что? Можно только развести руками, поскольку этот военачальник именно после 1930 года никакими военными подвигами не отличился. В-третьих, в народном государстве отсутствовал какой-либо общественный контроль за прохождением представлений к награждению, что вело к позорным с точки зрения порядочности и морали явлениям. Давайте снова обратимся к фактам. В свое время руководитель НКВД Лаврентий Берия, тот самый, кого Сталин в порыве откровенности в беседе с Уинстоном Черчиллем назвал «нашим Гиммлером», был удостоен ордена Суворова 1-й степени. Этот знак отличия, судя по статуту, учреждался для награждения командиров Красной армии за выдающиеся заслуги в организации и руководстве боевыми операциями и за достигнутые результаты этих операций. За всю Великую Отечественную войну такой наградой всего по одному разу были отмечены выдающиеся военачальники — маршал Советского Союза A.M. Василевский, командующий войсками фронта И.Е. Петров, два раза маршалы И.Х. Баграмян и Г.К. Жуков. За какие же «боевые операции», принесшие успех, был возложен на грудь грузинского «мастера заплечных дел» Берии полководческий орден? Оказывается, за ру-
А. А. Щелоков ководство депортацией народов Северного Кавказа и Крыма с мест их обитания. За выполнение обязанностей киллера звания Героя Советского Союза удостоился Хайме Рамон Меркадер дель Рио — убийца Льва Троцкого. Его мать — Каридад Меркадер — за участие в той же операции была награждена орденом Ленина. Вряд ли сегодня кто-то сумеет убедительно объяснить, за какие подвиги, совершенные в мирных 1958, 1963 и 1968 годах, Верховный Совет СССР трижды отмечал званием Героя Советского Союза престарелого сталинского конника Семена Будённого, который в годы Великой Отечественной войны в силу умственной ограниченности и отсутствия военных талантов с треском провалил все порученные ему дела и был отстранен от командования? Негативная оценка способностей маршала может покоробить кого-то из поклонников Будённого, оставшихся в живых, но не я эту оценку выдумал. Это Берия в сентябре 1942 года сообщал Сталину: «Командующим Закавказским фронтом считаю целесообразным назначить Тюленева, который, при всех недостатках, более отвечает этому назначению, чем Буденный. Надо отметить, что в связи с его отступлениями авторитет Буденного на Кавказе значительно пал, не говоря уже о том, что вследствие своей малограмотности он безусловно провалит дело...» Какие же новые таланты и какой героизм вдруг открыл Хрущев у Семена Михайловича в возрасте 75 и 80 лет, а Брежнев в 85 лет? Или какие подвиги Клима Ворошилова, одного из душителей кадрового командного состава Красной армии, отмечены званием Героя Советского Союза в 1956 и 1968 годах? Вывод один: боевые награды выдавались не за подвиги на поле боя, а за политическое служение тем, в чьих руках находилась верховная власть в стране. И это можно подтвердить множеством примеров.
Увлекательная геральдика В воспоминаниях маршала К.С. Москаленко о том, как он участвовал в аресте Л. Берии, есть такие строки: «23 декабря 1953 года Берия был осужден и расстре- \ян, а труп сожжен. На второй день, то есть 25 декабря 1953 г., меня вы- шал министр обороны СССР т. Булганин. Он предложил написать реляцию на пять человек: на Батицкого, Юфе- 1>ова, Зуба, Баксова и меня для присвоения Героя Совет- ( кого Союза. Первым трем первичного, а последним двум пторичного. Я категорически отказался это сделать, мотивируя тем, что мы ничего не сделали. Он мне сказал: ты не понимаешь, ты не осознаешь, какое большое, прямо революционное дело вы сделали, устранив такого опасного человека, как Берия и его клику, и далее развил эту мысль. Я вторично отказался делать такое представление». Все бы ничего, но присвоение геройских званий за арест Берии все же произошло. Оно было осуществлено изрядное время спустя под благовидными предлогами. 7 мая 1956 года Героями были объявлены участники «кремлевской операции» генералы П.Ф. Батицкий и А.Л. Гетман. 1 декабря того же года четвертую звезду Героя получил маршал Г. К. Жуков, позже других — 21 декабря 1978 года — строптивый маршал К.С. Москаленко. Трудно ска- <ать, произошло бы подобное награждение или нет, существуй в стране самый плохонький, самый «ручной» Ка- калерский совет, созданный из числа старейших Героев, который вряд ли позволил бы вытворять подобные дела на глазах изумленного и бесправного народа. В-четвертых, советская система наград оказалась опу- санной паутиной бюрократических лимитов. Верхи, то ость органы, располагавшие властными функциями, предписывали нижестоявшим органам управления, сколько человек и какими знаками необходимо отметить в ту или иную кампанию — посевную, уборочную, юбилейную или соревновательную. Абсурд, но он стал законом. «Раньше был такой порядок, — сетовал однажды лет-
А. А. Щелоков чик-космонавт Г. Гречко. — За первый полет — звезду Героя, за второй — вторую звезду, за третий — орден Ленина, Это было неправильно. Возможно, за какой-то полет можно было дать орден Ленина, а за какой-то — более спокойный — орден Красной Звезды, например. Теперь старую иерархию заменили новой, столь же, по-моему, порочной. Сейчас так: за первый полет — звезду, за второй — орден Ленина, за третий — орден Октябрьской Революции». Мнение дважды Героя Советского Союза летчика- космонавта СССР Георгия Гречко трудно оспорить. Любое награждение, степень которого зависит не от уровня проявленного мужества, а от очередности выполнения того или иного задания — это насмешка над здравым смыслом. Представим человека, который, отправляясь куда-то, заранее знает: вернусь с таким-то орденом. Абсурд! Тем не менее даже в самих рассуждениях космонавта хорошо просматривается привычная уверенность в обязательности награждений за каждый полет. Критикуя бюрократическую иерархию «распределения» наград, космонавт не выказал даже сомнения в том, что полеты могут вообще проходить без последующего пожалования орденов. ДОЖИВЕМ ДО... НАГРАЖДЕНИЯ... Советский народ был самым награжденным в мировой истории. Если посмотреть на наших ветеранов, выходящих в праздники при всех регалиях, то можно только удивиться тому, сколько подвигов ими совершено, сколько побед одержано. Сравниться с нашими генералами, прошедшими Великую Отечественную, по числу наград могут разве что только генералы армии Народно-Демократической Кореи, увешанные фалерами за верность двум Кимам — Ким Ир Сену и Ким Чен Иру. Но то генералы, а вот откуда у нас, людей невысокого ранга (автор
Увлекательная геральдика не исключает из этого ряда и себя), столько звонких бле- < тящих медалей? Дело в том, что советской наградной системе было присуще установление наград, которые, как говорят в народе, вручаются «за дожитие». Эти знаки отличия жало- нались не за определенные заслуги, а выдавались в связи с какими-то памятными или юбилейными датами. Можно объяснить и понять, почему отмечены медаля- м и участники битвы за Москву, оборону Ленинграда, Одес- i ы, Севастополя, взятие Будапешта, Берлина, освобождение Праги и Варшавы. Но вот какие серьезные причины могли побудить правительство отмечать наградными медалями 1500-летие Киева, 800-летие Москвы, 250-летие Ленинграда? Кого и за какие заслуги ими отмечали? Отпет дают положения о медалях. «Медалью «В память 1500-летия Киева» награждаются... лица... проживающие, как правило, в Киеве или его пригородах не менее 10 лет». A982 г.) «Медалью «В память 800-летия Москвы»... трудящиеся награждаются при условии проживания в Москве и ее пригородах не менее 5 лет». A947 г.) Учреждая в 1957 году третью — ленинградскую — медаль, Верховный Совет СССР вообще поручил утвердить положение о ней исполкому городского совета. Теперь зададимся вопросом: как может объяснить награжденный, за что он отмечен и выделен среди сограждан? Допустимы ли юбилейные знаки вообще? Сомнений нет — допустимы. Но они не должны относиться к числу [ осударственных наград, и называть их следует только памятными. Награда не должна быть знаком признания заслуг за проживание в определенной местности, ею следует отмечать только заслуги конкретные, весомые и зримые. В конце Великой Отечественной войны медалями «За победу над Германией» были награждены около 15 мил- \ионов человек, медалью «За победу над Японией» — около двух миллионов, медалью «За доблестный труд в Вели-
А. А. Щелоков кой Отечественной войне» государство отметило свыше 16 миллионов человек. Это было актом высокой справедливости к тем, кто ковал победу на фронте и в тылу, актом признания мужества, самоотверженности, трудолюбия, высокого патриотизма народа. Но вот проходит время, и в 1965 году Верховный Совет СССР учреждает медаль «Двадцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». Положение определяло, что ею награждаются «все военнослужащие и лица вольнонаемного состава, принимавшие в рядах Вооруженных Сил Союза ССР участие в Великой Отечественной войне 1941 —1945 годов, партизаны Великой Отечественной войны, весь личный состав Вооруженных Сил Союза ССР (выделено мной. А.Щ.), а также и другие лица, награжденные медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». Двадцать лет — дата круглая и была достойна того, чтобы отметить ее выпуском памятного знака или даже медали, но почему это было названо наградой? За какие, извините, заслуги, сверх тех, которые были признаны и отмечены еще в 1945 году, мне и многим другим, дожившим до той календарной даты, предназначили эту «награду»? Давайте вдумаемся, можно ли назвать наградой медаль, которую независимо от участия в войне и боевых заслуг отмечался весь личный состав Вооруженных сил мирного времени? Далее, вне зависимости от каких-либо новых заслуг, мне и многим другим вручили медали «Тридцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», «Сорок лет Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.», также названные наградами. Медаль к 60-й годовщине я получать не стал. Оказалось, что за ней надо было пойти в управу округа «Аэропорт», в котором проживаю, и предъявить документы. Какие? Вежливая дама по телефону мне объяснила: «Те, которые подтверждают, что вам положена награда».
Увлекательная геральдика Для человека, если он заранее знает, когда и какая ему «положена награда» — она перестает быть наградой, и становится простым сувенирным значком на память. Так и надо это именовать. Забегая вперед, отмечу с удивлением, что нынешняя наградная система России переняла странную традицию советской. В марте 1995 года президент Ельцин утвердил статут ордена Жукова, который предназначался для награждения высшего командного состава Армии и Флота, удостоенных звания Героя Советского Союза или награжденных орденами (выделено мной. — А.Щ.) за отличия «в руководстве войсками при проведении боевых операций в период Отечественной войны 1941—1945 годов». Орден за ордена военачальникам, которыми те уже были награждены государством. Таких в 1995 году набралось 55 человек. Чтобы не задеть чье-то самолюбие, скажу мягко: странная награда, однако. Таких наград в практике цивилизованных стран неизвестно. И дальше в ряду новых российских наград, вручаемых за прежние награды, стоят: медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной войне», которую получали те, кто имел награды за войну. Медаль Жукова, которая предназначалась участникам войны. Медаль «300 лет Российскому флоту». Условием для «награждения» ею стала безупречная флотская служба в авиации до 10 лет, в морских частях и кораблестроительной промышленности 20 и более лет. Надо ли продолжать? «ПОБЕДА», УКРАШЕННАЯ БРИЛЛИАНТАМИ К числу наиболее знаменитых во всем мире наград относится высший советский полководческий орден Победы.
А. А. Щелоков ет футбольный мяч, в сегменты которого вписаны названия стран победителей мировых чемпионатов и даты этих побед. Уругвай. 1930. 1950. Италия. 1934. 1938. 1982 Германия. 1954. 1974. 1990. Бразилия. 1958. 1962. 1970. 1974. Англия. 1966. Аргентина. 1978. 1986. Франция. 1998. Лицевую сторону венчает державный орел о двух головах и надпись «Банк России». Вот он-то какое имеет отношение к торжеству футболистов перечисленных стран? Может, не зря говорил Козьма Прутков, что «Усердие все превозмогает. Бывает, оно превозмогает и рассудок». «Красная книга» в монетном металле «Красная книга» — список редких и находящихся под угрозой исчезновения или полного истребления людьми животных и растений. Книга содержит документальные данные о биологии, численности и территории расселения тех или иных видов живой природы. Сбор данных такого рода начался в 1949 году Международным Союзом охраны природы и природных ресурсов (МСОП). Позднее эта организация была переименована во Всемирный Союз охраны природы — WWF. Первые тома «Красной книги» (Red Data Book) вышли в 1979 году. В них содержалось перечисление 321 вида и подвида млекопитающих, 485 видов птиц, 41 вида земноводных, 141 вида пресмыкающихся, 194 видов рыб.
Увлекательная нумизматика Спустя некоторое время в ряде стран были созданы собственные «Красные книги». В СССР ее учредили в 1974 году. К 1983 году эта книга уже содержала 94 вида и подвида млекопитающих, 80 — птиц, 9 — земноводных, 37 — пресмыкающихся, 9 — рыб, 219 — насекомых, 2 — ракообразных, 19 — моллюсков и 11 червей. Из мира флоры в «Красную книгу» нашей страны внесен 681 вид высших сосудистых растений, 32 — моховидных, 29 — лишайников и 20 видов грибов. На основе международной «Красной книги» подготовлены и изданы специальные сборники: «Красная книга СССР (тома 1—2, 1984). «Красная книга РСФСР. Животные» A985), «Крлсшя книга РСФСР. Растения» A988). Беспокойство научной общественности о сохранении мира, в котором мы живем, вполне объяснимо. Неразумная хозяйственная деятельность, неумеренное истребление редких животных охотниками и браконьерами привели на грань исчезновения многие виды флоры и фауны. Зоологи, экологи, охотоведы, ботаники бьют тревогу. Но какие меры для популяризации в народе идей защиты и спасения живого мира наиболее эффективны ? Одним ужесточением законодательства ничего не добьешься. Нужно широкое и планомерное просвещение общества. В октябре 1991 года Госбанк СССР подарил нашим нумизматам две пятирублевые биметаллические монеты, неожиданные по тематике. Они посвящены животным, внесенным в отечественную «Красную книгу». Одна из монет несет на себе изображение винторогого козла, вторая — рыбного филина. Теперь, хотят того нумизматы или нет, им придется вооружаться зоологическими знаниями. Что поделаешь, таковы правила игры. Иметь в коллекции монету и не уметь рассказать о ней интересные подробности — попросту непрофессионально.
А. А. Щелоков маршалу Польши Михаилу Роля-Жимерскому, маршалу Югославии Иосипу Броз Тито. Интересная деталь. Главнокомандующий союзническими армиями антигитлеровской коалиции, а в последующем — президент Соединенных Штатов Дуайт Эйзенхауэр, получив орден Победы, в первую очередь лично пересчитал количество украшавших его бриллиантов и удовлетворился лишь после того, как выяснил истинную материальную цену награды. Тридцать три года спустя ювелирам Монетного двора пришлось снова проявить свое искусство и изготовить по особому заказу еще один знак ордена Победы. Но об этрм случае стоит рассказать более обстоятельно. ФАЛЕРОМАНИЯ — БОЛЕЗНЕННАЯ СТРАСТЬ Фалеромания — болезненная страсть к получению любыми методами государственных наград в целях удовлетворения самолюбия (не путать со страстью к коллекционированию) . К орденам неравнодушны не только простые люди, но и лица, облеченные высокой государственной властью. Объяви их какой-нибудь враг подверженными мании — не оберется неприятностей. Тем более сами властители во все времена в патологической любви к наградам ничего необычного не видели и даже всячески старались воспитывать и поддерживать благоговейное отношение к знакам отличия, которые жаловали своим подданным, фалеромания считалась неоспоримым показателем верно- подданничества, что всегда поощрялось и ныне поощряется властями. Действие известного многим фильма «Киндзадза» происходит в государстве, где социальный статус человека определяет цвет его штанов. Кому-то подобная ситуация может показаться надуманной, однако ничего необычного в ней нет. В нашем цивилизованном мире сохраняются обычаи носить пред-
Увлекательная геральдика и ты одежды определенного цвета в соответствии с чипами. У православных священников право носить черную и.шочку — скуфью и фиолетовую камилавку — рассматривается как одна из форм церковных награждений. В католической церкви строго расписано, какого цве- 111 должно быть одеяние у клира — от черной сутаны при- олского священнослужителя до красной у кардинала и иглой у папы. Ношение чужих цветов столь же кощунст- и(-нно, как если бы армейский лейтенант из глухого сибир- ' кого гарнизона пришел на службу в кивере солдата по- нчпного президентского полка. В императорском Китае до появления орденов суще- > i вовала система поощрения чиновников правом носить >ложду определенных цветов и покроя. Последний император Маньчжурии Пу И вспоминал, ¦ колько ему приходилось встречать настырных соискатели наград. «Некий торговец Ван Цзючэн, разбогатев на поставках военной амуниции... загорелся желанием получить титул, разрешающий носить желтую куртку... В канун Нового года он каким-то образом умудрялся пристроиться к сановникам, подносил мне подарки и отбивал поклоны. Евнухи особенно любили его, так как в каждый свой приход этот торговец приносил с собой много денег, и тут уж перепадало всем: и тому, кто приподнимал полог па дверях, наливал чай... В конце концов этот Ван Цзючэн чгйствительно достиг цели и получил почетное звание, разрешавшее носить желтую куртку». Стремление чиновников схлопотать орден или медаль- i у издавна рассматривается как обязательное качество ' луживого человека и стало у многих чертой характера. \остаточно вспомнить примеры из мировой литературной классики. Беспринципный карьерист, рвавшийся в i 1.1сший свет, месье Дю Руа де Кантель из романа Ги де 1опассана «Милый друг» жил мечтой вколоть в петлицу I ><) ^етку ордена Почетного легиона. Рассказ того же писателя «Награжден», посвященный
А. А. Щелоков тому, каким образом порой добиваются наград фалерома- ны, начинается так: «Люди родятся с каким-нибудь предрасположением, призванием, а то и просто желанием, пробуждающимся в них, едва лишь они начинают говорить и понимать. Г-на Сакремана с детских лет занимала одна-единст- венная мысль — получить орден. Совсем еще ребенком он носил оловянный крест Почетного легиона, как другие дети носят форменные фуражки, и на улице гордо шел под руку с матерью, выпячивая детскую грудь, украшенную красной ленточкой с металлическим орденом». Мелкого российского чиновника, мечтавшего о награждении, описал А.П. Чехов в рассказе «Анна на шее». Вспомним: «На пасхе Модест Алексеич получил Анну второй степени. Когда он пришел благодарить, его сиятельство отложил в сторону газету и сел поглубже в кресло. — Значит, у вас теперь три Анны, — сказал он, осматривая свои белые руки с розовыми ногтями, — одна в петлице, две на шее. Модест Алексеич приложил два пальца к губам из осторожности, чтобы не рассмеяться громко, и сказал: — Теперь остается ожидать появления на свет маленького Владимира. — Осмелюсь просить ваше сиятельство в восприемники. Он намекал на Владимира IV степени и уже воображал, как он будет всюду рассказывать об этом своем каламбуре, удачном по находчивости и смелости, и хотел сказать еще что-нибудь такое же удачное, но его сиятельство вновь углубился в газету и кивнул головой...» В то же время литература, отражая многообразие действительности, создала и образы тех, кто оценивал «мо- наршьи милости» без должного пиетета и откровенно посмеивался над ними. Вот отрывок из «Похождений бравого солдата Швейка» И. Гашека: «Вольноопределяющийся затих, потом стал вертеться под одеялом и, наконец, спросил:
Увлекательная геральдика — Вы спите, товарищ? — Не спится, — ответил Швейк со своей койки, — размышляю... — О чем же вы размышляете, товарищ? — О большой серебряной медали «За храбрость», которую получил столяр с Вавровой улицы на Виноградах по фамилии Мличко; ему первому из всего полка в самом начале войны оторвало снарядом ногу. Он получил бесплатно искусственную ногу и начал повсюду хвалиться своей медалью; хвастал, что он самый что ни на есть первый инвалид в полку. Однажды он пришел в трактир «Апол- \он» на Виноградах и затеял там ссору с мясниками с боен. В драке оторвали ему искусственную ногу и трахнули >той ногой по башке, а тот, который оторвал ее, не знал, что она искусственная, и с перепугу упал в обморок. В участке столяру ногу опять приделали, но с той поры он ра- юзлился на свою большую серебряную медаль «За храбрость» и понес ее закладывать в ломбард. Там его за это имеете с медалью сцапали, и начались неприятности. Существует какой-то там суд чести для инвалидов войны, и этот суд постановил отобрать у него эту серебряную чедаль и, кроме того, присудил отобрать и ногу... — Как это так? — Очень просто. В один прекрасный день пришла к не- чу комиссия, заявила, что он недостоин носить искусственную ногу, отстегнула у него ее и унесла... — Вот тоже большая потеха, — продолжал Швейк, — когда родные павшего на войне в один прекрасный день получают медаль с припиской, что вот, дескать, жалует- я вам эта медаль и повесьте ее на видном месте. На Бе- жетеховой улице на Вышеграде один рассвирепевший >тец, который решил, что военное ведомство над ним из- /евается, повесил такую медаль в сортир. А этот сортир v пего был в сенях, общий с одним полицейским, а тот донес на него, как на государственного изменника. Плохо пришлось бедняге. — Отсюда вытекает, — сказал вольноопределяющий-
А. А. Щелоков ся, — что слава выеденного яйца не стоит. Недавно в Вене издали «Памятку вольноопределяющегося», и там в чешском переводе помещено такое захватывающее стихотворение: В сраженье доброволец пал... За короля, страну родную Он отдал душу молодую, И всем другим пример подал. Везут на пушке труп героя. Венки и ленты впереди, И капитанскою рукою Приколот орден на груди. — Так как мне кажется, что боевой дух у нас падает, — сказал после небольшой паузы вольноопределяющийся, — я предлагаю, дорогой друг, спеть в эту темную ночь в нашей тихой тюрьме песню о канонире Ябурке. Это подымает боевой дух». Еще один эпизод из той же книги, когда Швейк делится своими наблюдениями о том, кто на войне получает награды и почему именно. Он говорит: «Бывают, впрочем, и такие случаи, когда денщик возвышается до положения любимчика у своего офицера и становится грозой роты и даже батальона. Все унтера стараются его подкупить. От него зависит отпуск. Он может походатайствовать, чтобы при рапорте все сошло хорошо. Во время войны эти фавориты часто награждались большими и малыми серебряными медалями за доблесть и отвагу. В Девяносто первом полку я знал несколько таких. Один денщик получил большую серебряную за то, что умел восхитительно жарить украденных им гусей. Другой был награжден малой серебряной за то, что получал из дому чудесные продовольственные посылки, и его начальник во время самого отчаянного голода обжирался так, что не мог ходить.
Увлекательная геральдика Подавая рапорт о представлении своего денщика к награждению медалями, этот начальник выразился так: «В награду за то, что в боях проявлял необычайную чоблесть и отвагу, пренебрегал своей жизнью и не отхо- (/ил ни на шаг от своего командира под сильным огнем на- (щупающего противника». А тот в это время обчищал курятники в тылу». Трудно в чем-то винить наших стариков-ветеранов, обделенных вниманием общества и властей, но правда есть правда. То поколение фронтовиков, которое воевало с первого года Отечественной войны, уже ушло из жизни. ( ейчас в ветераны записаны люди, захватившие уже самый финал войны и в официальных документах именуемые «лицами, приравненными к участникам войны». У большинства из них самые высокие награды — медали 1945 года — «За победу над Германией» и «За победу над Япони- гй». Но посмотрите, сколько эти люди в дни праздников прикалывают к своим пиджакам разного рода значков и шаков, никакого отношения не имеющих к боевым заслугам. Я знал офицера, который выпросил у моего командира взвода, Героя Советского Союза Григория Абызова, старую хлопчатобумажную гимнастерку. И носил ее с нескрываемой гордостью. Дело в том, что на груди с левой стороны на белесой выцветшей ткани сохранялся след Звезды Героя цвета хаки. Этого было достаточно человеку, чтобы тешить самолюбие и скромно красоваться перед теми, кто его не знал. Однако самое открытое и беззастенчивое надругательство над советской наградной системой стало твориться во времена «славного правления» Л.И. Брежнева. Само- i ограждения, которые одно за другим одобряющими движениями густых черных бровей санкционировал Леонид Ильич, вызывали у честных людей ощущение брезгливо- ( ти и нескрываемого презрения. Инвалид войны, кавалер ордена Красного Знамени, солдат, потерявший ногу на Малой Земле, с горечью говорил мне: «Понимаешь, стыд-
А. А. Щелоков но признаваться, где я воевал. Все смотрят как на авантюриста. А я там молодость и здоровье потерял...» Создавая орденскую систему Российской империи, Петр Первый торжественно заявил: «Хотя нам как самовластному государю и Главе самовластно и единственно принадлежит избрание в кавалеры, и Мы не обязаны давать отчет о своих делах и поступках никому кроме Всевышнего Бога, Мы твердо решились по Божьей милости никого иного к сему достоинству не избирать, кроме имеющего к оному потребные качества и добродетели...» Генеральный секретарь Коммунистической партии Советского Союза и одновременно Председатель Президиума Верховного Совета СССР Леонид Ильич Брежнев никогда этого не читал и был одержим хронической фа- лероманией, проявления которой усиливались с возрастом и возвышением должностного положения в государстве. В годы войны раненым и больным солдатам и офицерам, находившимся на излечении в госпиталях, специальным приказом было строго запрещено ношение наград на нижнем белье и пижамах. Однако сохранился снимок, на котором Брежнев изображен в нижней рубахе с прикрепленным к ней орденом Красной Звезды. Возглавивший в 1964 году КПСС, Л.И. Брежнев получил неограниченную возможность украшать себя материализованными знаками славы. Закончив Великую Отечественную войну в должности заместителя начальника политического управления 4-го Украинского фронта и в звании генерал-майора, и став участником Парада Победы, он был уверен, что его военные заслуги недооценены, и страстно желал восстановления справедливости. А утолить болезненное (не в переносном, а в прямом смысле) влечение к наградам главе Советского государства не составляло труда. О своем желании стать самым-самым награжденным в стране, а может, и в мире человеком ему стоило только намекнуть своим приближенным «подкаб-
Увлекательная геральдика лучникам». Один из них, К.У. Черненко, занимал должность заведующего Общим отделом ЦК КПСС, и от него полностью зависело, как быстро издаст Президиум Верховного Совета СССР указ о награждении. Ведь именно в Общем отделе ЦК партии решались все мопросы о государственных наградах. А мы раньше вери- \и, что этим занимаются там, откуда выходят указы о награждении — в Верховном Совете. Но вот в начале 1986 го- \л один из знакомых высоких партийных функционеров под большим секретом показал «Проект Указа Президиума Верховного Совета СССР» о награждении меня орденом. Под проектом уже были заготовлены места для подписей Председателя Верховного Совета СССР А. Громыко и секретаря Президиума Т. Ментешашвили. До того дня я никогда не сталкивался с государственной «наградной кухней» и удивился, почему проект указа пыл рожден не в Верховном Совете, а в Общем отделе ЦК КПСС. «А в Верховном Совете только подписи ставят», — разъяснил мой знакомый. И в самом деле, подписи поставили. Указ, только без слова «Проект», вошел в майские «Ведомости Верховного Совета СССР» 1986 г. под № 336. Нетрудно представить, с какой поспешностью и старательностью оформлялись ордена Леониду Ильичу, «вы- \ающемуся деятелю Коммунистической партии и Советского государства, международного коммунистического и рабочего движения». Уже на втором году A966) пребывания на высшей партийной должности, вдалеке от всяких войн, ему присвоили звание Героя Советского Союза. В 1976 году он уже дважды Герой. Чем старше становился Брежнев, тем все более усиливалась его фалеромания. В 72 года ему вручили третью Гнезду Героя СССР. Так он встал вровень с прославленными асами Великой Отечественной войны И. Кожеду- оом и А. Покрышкиным. В 75 лет престарелый трижды Герой уравнивается в военных заслугах с маршалом Г. Жу- i овым, став четырежды Героем Советского Союза. Всего Л. Брежнев был награжден восьмью орденами
А. А. Щелоков Ленина, двумя Октябрьской Революции, двумя — Красного Знамени, орденами Богдана Хмельницкого II степени, Отечественной войны I степени, Красной Звезды, Почетным оружием и медалями СССР. Он был трижды Героем Народной Республики Болгарии, трижды Героем Германской Демократической Республики, трижды Героем Чехословацкой Социалистической Республики, Героем Монгольской Республики, Героем Труда Республики Вьетнам, награжден высшими наградами Польской Народной Республики, Венгерской Народной Республики, Социалистической Республики Румынии, Социалистической федеративной Республики Югославии, Корейской Народно-Демократической Республики, Лаоса и многих других государств. Всем героям герой, таким был человек, при жизни веривший в то, что навеки останется в памяти людей как великий деятель истории. В 1975 году, когда в очень узком кругу партийных боссов решался вопрос о персональных награждениях военачальников в связи с приближающимся 30-летием Победы, Брежневу сказали, что из всех командующих фронтами Великой Отечественной войны — участников Парада Победы только маршал Иван Баграмян не был награжден орденом Победы. Тем более ему в 1976 году исполняется 80 лет. А что если?.. Брежнев тут же привел обезоруживший всех аргумент: «Выходит, у Сталина были причины не награждать Баграмяна. История — это история и поправлять ее не наше дело»! — «А что, если наградить вас?» — осторожно пустил пробный шар Черненко. И это Брежнев воспринял спокойно: «Я же не маршал Советского Союза. Да и не мне решать такие вопросы о себе...» Намек был понят правильно. К 80-летию Баграмяна престарелому маршалу вручили вторую Золотую Звезду Героя (первую он заслужил в военном 1944 году). Зато Брежнев получил двойной подарок. Ему одновременно при-
Увлекательная геральдика сиоили звание маршала Советского Союза и вручили иторуто Звезду Героя. Теперь «строгий и требовательный» к себе Брежнев уже не мог отказаться от ордена Победы. А его окруже- i ше сделало вид, что статут государственных наград Генерального секретаря не касается. Между тем в этом документе было записано: «1. Орденом «Победа», как высшим военным орденом, награждаются лица высшего командного состава Красной Армии за успешное проведение таких боевых операций в масштабе нескольких или одного фронта, в результате которых в корне меняется обстановка в пользу Красной Армии». Подобными операциями уважаемый Леонид Ильич никогда в жизни не руководил, хотя, безусловно, видел, как это делали другие. Желанный знак любитель наград все же получил. Орден Победы в 1978 году был специально изготовлен для награждения Л.И. Брежнева. От прежних военных наград орден отличался методом крепления к одежде. Всем полководцам при награждении ордена Победы передавались в руки, и они уже сами размещали их на парадных мундирах. Награждение Брежнева его услужливые соратники обставили как телевизионное шоу, которое должно было вызвать радость и ликование у всего советского народа. Поэтому для удобства крепления, которое на глазах у миллионов телезрителей должен был произвести серый брежневский кардинал М.А. Суслов, вместо штифта на оборотной стороне знака припаяли специальную булавку. Чего не сделаешь, чтобы угодить властному любителю наградных знаков! Вручение ордена Победы Брежневу стало одним из фимых свидетельств распада советской наградной системы, но в еще большей степени показателем выросшего до беспредельных размеров холуйства и беспринципности в |)ядах высшего руководства. Именно в те дни появился такой анекдот. «А это па-
А. А. Щелоков мятник неизвестному великому полководцу Брежневу, — объясняет гид экскурсантам, приехавшим в Днепропетровск. — Почему неизвестному, если все знают его фамилию? — спросил удивленный экскурсант. — Да, фамилия его известна, но вот был ли он великим полководцем — это не установлено». После смерти Брежнева справедливость восстановили. Специальным указом награждение его орденом Победы было отменено, и знак возвращен в государственное хранилище ценностей — Гохран. Только ли Россия может «гордиться» фалероманами из высших эшелонов власти? Нет. Вождь румынского народа Николае Чаушеску вполне мог соперничать с Брежневым по числу полученных им румынских и иностранных наград. Александр Яковлев — небожитель Компартии Советского Союза и яростный критик советской системы, оказавшись у власти, не избежал искуса и устроил себе награждение орденом Красного Знамени «за военные заслуги». В «Ревизоре» городничий с поразительной откровенностью открывает свои желания: «Ах, черт возьми, славно быть генералом! Кавалерию повесят тебе через плечо. А какую кавалерию лучше, Анна Андреевна, красную или голубую?» Размечтавшийся градоначальник имел в виду орденские ленты. Красная соответствовала Александровскому ордену, голубая — Андреевскому. Великим знатоком человеческой природы был Н.В. Гоголь! В начале нового века пожизненный лидер Либерально-демократической партии России В.В. Жириновский дал интервью корреспондентам «Независимой газеты». На вопрос «Нереализованные мечты у вас остались?» вождь ответил: «— Осталось получить звания — «генерал» и «академик». С генералом Ельцин обманул. Академика, может быть, в 60 лет дадут. Я не уверен, что я хуже тех 800 академиков, которые у нас есть. — Вы же и сейчас доктор? — спросил корреспондент.
Увлекательная геральдика — Доктор наук, профессор, заслуженный юрист России, полковник. Орден не дали. Генерала Ельцин дал, но указ не подписал. 55 лет борьбы за страну — и ничего не дали! Сколько людям понакидали медалей и орденов — мне не попадало: некому было подать бумаги. Десятки имеют ордена и медали, а ничего хорошего не сделали». Ах, черт возьми, как хочется отцу русской либерал-демократии и особе, приближенной к власти, стать генералом и получить «кавалерию»! Ах, как хочется! Фалеромания советских вождей заставляла их совершать поступки, которые трудно объяснить людям с нормальным взглядом на жизнь. 13 мая 1964 года Президиум Верховного Совета СССР указом, который подписал Л.И. Брежнев, присвоил звание Героя Советского Союза президенту Египта Гамаль- Абдель Насеру. Никаких заслуг перед Советским Союзом этот арабский политик не имел; идеям коммунизма не сочувствовал; подвигов, которые прописаны в статуте награды, не совершал. Награждение лишь завершило взаимную сделку между главами двух государств — Хрущевым и Насером — по обмену высокими национальными наградами. Египетский президент возложил на руководителя Страны Советов орден «Ожерелье Нила», Хрущев приколол Насеру Звезду Героя. В интересной книге «Загадки советских наград» О. Смыслов вскользь касается этого случая и говорит, что на Пленуме ЦК КПСС, который освободил Н.С. Хрущева от должности, Брежнев критиковал своего бывшего патрона за волюнтаристское раздаривание советских государственных наград. Мне в определенной мере довелось быть очевидцем этих событий. В те годы я работал в газете Министерства обороны СССР «Красная Звезда». Мне приходилось читать письма, приходившие в редакцию и касавшиеся внутренней политики. После опубликования указа о награждении Насера у большого числа военных, обычно лояльных, а по-
А. А. Щелоков рой просто безразличных к действиям высоких властей, это вызвало волну возмущения. Общий смысл высказываний сводился к словам эпиграммы, которая также пришла к нам по почте: Лежит у Нила, греет пузо, Полуфашист, полуэсэр, Герой Советского Союза, Гамаль Абдель на нас Насер. Одно или два письма на общую тему в почте редакции, куда послания читателей ежедневно приходили сотнями, мало о чем говорят. Но когда отклики составили определенного рода критическую массу, я сделал их обзор и отправил его на имя главного редактора. Реакция последовала мгновенно. Меня вызвал один из заместителей главного. Он буквально кипел от бешенства. — Кто вам позволил такое делать? И почему материал без грифа «секретно»? Я поначалу даже не понял, в чем причина начальственного гнева. — Письма от граждан в редакцию приходят без всяких грифов. Какая тут секретность? — Одно письмо — не секрет. Но вы сделали опасное обобщение, из которого вытекает, что в обществе есть люди, которые ставят под сомнение политику партии и правительства. Представляете, если такого рода сведения попадут в чужие руки? «Чужие руки» — это страшно. Потому всю почту и черновик записки у меня отобрали и приказали тему не развивать. Однако главному редактору хватило смелости, и он направил записку на имя начальника Главного политического управления Советской армии и Военно-морского флота генерала А.А. Епишева. Не знаю, что было сказано редакционному начальству, но мне позвонил помощник Епишева Владимир Александрович Воронов, с которым у нас были достаточно доверительные отношения. Он не выговаривал, а только посетовал: «Ты бы хоть
Увлекательная геральдика посоветовался, прежде чем писать. Как теперь прикажешь на это реагировать? Начальство недовольно». Но вот спустя четыре месяца состоялся Пленум ЦК КПСС, на котором Хрущева освободили от должности. Буквально на другой день меня пригласил главный редактор. — Звонил генерал Епишев и поблагодарил нас за честный обзор общественного мнения. Это очень пригодилось при подготовке Пленума... Вскоре мне вручили часы с дарственной надписью от министра обороны. Пленум, освободивший от должности Хрущева, назначил Генеральным секретарем ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева. Что при нем стало происходить с наградной системой Советского государства, мы уже знаем... Кто-то может сказать: ну что Брежнев? Безродный парень, родившийся в семье рабочего-металлурга, слесарь, окончивший металлургический институт, всего два года проработавший инженером и сделавший карьеру партийного функционера. Сибарит, сам угодничавший перед теми, кто стоял выше, и обожавший угодничество со стороны тех, кто ходил под ним. Иное дело — люди голубых кровей. Только жизнь куда сложнее. Фалеромания не знает социальных барьеров. Казалось бы, что может быть в стране с монархическим строем выше положения императора, царя, короля? Но и цари, и короли бывают не прочь украсить себя знаками различия и отличиями, которыми по своей воле могут жаловать только собственных подданных. Так, император Александр II в 1878 г. пожаловал своим братьям, великим князьям Николаю Николаевичу и Михаилу Николаевичу Романовым, воинские звания фельдмаршалов. Граф Дмитрий Алексеевич Милютин, военный министр царской России, проводивший военную реформу 1860—1870 годов, в своих дневниках описал эти события. «27-го апреля. Четверг. — В понедельник все наличные в Петербурге военные чины представились новому фельд-
А. А. Щелоков маршалу, великому князю Михаилу Николаевичу, а вчера, в среду, было такое же представление другому фельдмаршалу, великому князю Николаю Николаевичу. 2-го мая. Вторник. — В воскресенье был развод на площади перед Зимним дворцом. Приказано было на разводе быть в парадной форме для приветствования криком «ура» вновь приехавшего фельдмаршала, великого князя Николая Николаевича. После развода оба брата, фельдмаршала, пошли к государю и просили его принять такое же звание фельдмаршала. Признаюсь, полагал, что это странное предложение будет отвергнуто, но, к удивлению, моему, в тот же день государь приказал наложить на свои погоны и эполеты знак фельдмаршальских жезлов». Как мы видим, Милютин — дворянин, царедворец, крупный русский военачальник — удивлен этим событием. Император, человек, который вправе жаловать своих подданных любым чином, не устоял перед соблазном и по предложению братьев, которое даже военный министр называет «странным», возложил на себя фельдмаршальское звание. Натура-с, господа! СВЕТ И ТЕНИ СОВЕТСКИХ НАГРАД За каждым орденским знаком — судьба человека, его боевой или гражданский подвиг. Серьезные коллекционеры-фалеристы в своих увлечениях стараются стать знатоками собственной темы. Их интересует не только сам наградной знак, но и то, что за ним стоит. Спросите такого знатока, сколько орденов Красной Звезды было вручено награжденным до начала Великой Отечественной войны, и вам скажут — примерно 21 600 орденов. Более того, даже не глядя на номер знака, по метке Монетного двора на обороте знака фалерист определит, к какому периоду он относится — к довоенному или военному.
Увлекательная геральдика Ордена иногда помогают выяснить судьбу людей, пропавших без вести на полях сражений. Школьник Саша Кузнецов в 1972 году в лесу неподалеку от поселка Старый Городок Одинцовского района Московской области нашел в лесу орден Ленина, покореженный, с отбитой эмалью, но с номером, который хорошо сохранился. С его помощью было установлено имя награжденного. Им оказался летчик-истребитель Константин Иванович Титенков. Летом 1941 года, защищая небо столицы от налетов фашистских бомбардировщиков, он сбил два вражеских самолета. За это и был отмечен высокой наградой. В октябре 1941 года Титенков не вернулся из полета, и его зачислили в пропавшие без вести. Через тридцать с небольшим лет боевая награда помогла установить место гибели отважного истребителя. Другой орден Ленина с номером 770 мог бы рассказать другую историю. Он связан с фамилией генерала Власова, чье имя стало нарицательным, когда речь заходит о военном предательстве. «Власов», «власовцы» — эти слова не нуждаются в объяснениях. Но здесь мы вспомним о нем не для того, чтобы лишний раз обвинить бывшего советского генерала в подлости и измене присяге, а лишь с целью рассказать историю ордена, который он со словами благодарности к коммунистической партии и советскому правительству принял из рук М.И. Калинина. 6 октября 1943 года в Познани на встрече партийных функционеров гитлеровского рейха перед рейхсляйтера- ми и гауляйтерами выступил рейхсфюрер СС и шеф германской полиции, имперский министр внутренних дел, командующий армией резерва и группой армий «Висла» Генрих Гиммлер. Вот всего лишь один документированный отрывок из его выступления. «Теперь мы обнаружили русского генерала Власова. С русскими генералами дело особое. Наш бригаденфюрер Фегеляйн взял в плен этого русского генерала. Я гарантирую вам, из почти каждого русского генерала мы можем сделать Власова! Это будет стоить неслыханно дешево.
А. А. Щелоков А этот русский, которого мы взяли в плен, нам вообще ничего не стоит. Он был командующим одной ударной армии. Наш бравый Фегеляйн сказал своим людям; попробуем-ка пообщаться с ним так, будто он и взаправду генерал! И лихо встал перед ним по стойке смирно: господин генерал, господин генерал, господин генерал! Это ведь каждому приятно слушать. Это во всем мире так. И здесь это сработало. Все-таки этот человек как-никак имел орден Ленина за номером 770, он потом его подарил бри- гадефюреру Фегеляйну. Когда фюрер наградил Фегеляйна Дубовыми листьями, он отдал этот орден фюреру. Фюрер приказал положить его в серебряный футляр и верн"ул Фегеляйну. Итак, с этим генералом обращались должным образом, ужасно вежливо, ужасно мило. В соответствии со своими особенностями славяне охотно слушают, когда им любезно говорят: «Это вы знаете намного лучше нас», любят быть любезно выслушанными, немного подискутировать. Этот человек выдал все свои дивизии, весь свой план наступления и вообще все, что знал. Цена за эту измену? На третий день мы сказали этому генералу примерно следующее: то, что назад вам пути нет, вам, верно, ясно. Но вы — человек значительный, и мы гарантируем вам, что, когда война кончится, вы получите пенсию генерал-лейтенанта, а на ближайшее время — вот вам шнапс, сигареты и бабы. Вот так дешево можно купить такого генерала! Очень дешево. Видите ли, в таких вещах надо иметь точный расчет. Такой человек обходится в год в 20 тысяч марок. Пусть он проживет 10 или 15 лет, это 300 тысяч марок. Если только одна батарея ведет два дня хороший огонь, это тоже стоит 300 тысяч марок...» Ничего не скажешь — ситуация верховным гестаповцем оценена предельно цинично, однако рейхсфюрер знал — свои такое поймут и оценят. Важно, чтобы Власов и его соратники слышали из уст хозяев вежливое: «господин генерал, господин генерал».
Увлекательная геральдика Не угодно ли еще одно высказывание рейхсфюрера СС Гиммлера в тот же адрес? Пожалуйста. «У русских есть свои идеалы. А тут подоспели идеи г-на Власова: Россия никогда не была побеждена Германией; Россия может быть побеждена только самими русскими. И вот эта свинья г-н Власов предлагает для сего свои услуги. Кое-какие старики у нас хотели дать этому человеку миллионную армию. Этому ненадежному типу они хотели дать в руки оружие и оснащение, чтобы он двинулся с этим оружием против России, а может, однажды, что очень вероятно, чего доброго, и против нас самих!» Не слабо, верно? Сегодня о генерале Власове написано немало книг. В некоторых он рисуется как идейный борец с советской властью, убежденный противник сталинизма. В подобных утверждениях приводятся разные факты, только речь Гиммлера никто из защитников Власова не вспоминает. Не укладывается она в оправдательную теорию. Биографии людей, награжденных орденами, могут поведать немало интересного, порой такого, чего не всегда в состоянии придумать творец самых увлекательных боевиков. Вот у меня возникло желание назвать фамилию полковника Советской армии, который на свой пиджак рядом с Золотой Звездой Героя Советского Союза на законных основаниях может приколоть высшую награду гитлеровского рейха — «Рыцарский крест с мечами и дубовыми листьями», но он не делает этого вовсе не потому, что московские власти запретили нацистскую символику, а только в силу своего личного неприятия фашизма, с которым ему довелось бороться. Однако прежде чем я назову имя, попробуйте сами угадать, кто он. Уверен: девять из десяти читателей, которым хватило терпения дочитать книгу до этих строк, решат, что речь идет о некоем Штирлице, советские ордена которому выдавались в Москве, а немецкие — в Берлине. И ошибутся.
А. А. Щелоков Герой Советского Союза, полковник в отставке Иван Евграфович Федоров — летчик. Он окончил Ворошилов- градскую военно-авиационную школу пилотов с аттестацией, в которую записали: «Не битый по стрельбам и бомбометанию». Участник московских авиационных парадов, он еще до войны в награду получил золотые часы, маузер и даже мотоцикл от наркома обороны СССР. С фашистами впервые летчик столкнулся в небе Испании и сразу же повел счет воздушным победам. В бой Федоров вступил буквально на второй день после прибытия в эту страну. За девять месяцев пребывания на фронте он совершил 286 боевых вылетов, сбив несколько вражеских самолетов. Испанцы за бесстрашие окрестили советского летчика «Красным дьяволом». Коронным приемом Федорова было стремление встретить «мессершмитт» «лоб в лоб». Гитлеровцы не выдерживали и отворачивали, подставляя брюхо машины под огневой удар. Незадолго до начала гитлеровской агрессии Иван Федоров с группой советских авиаторов по приглашению немцев приехал в Германию. Гитлеровцы понимали, что к ним пришлют самых лучших пилотажников, и хотели оценить, что же собой они представляют. В Германии советским летчикам показали все самое новое, что поставили в армию фирмы Мессершмитта, Фок- ке-Вульфа, Хейнкеля, Юнкерса. Организаторы такого показа понимали, что при всем желании за оставшееся до начала войны время русские не смогут скопировать их технику, а вот испугать их новинками можно. Советским пилотам даже предложили опробовать немецкие самолеты. И тогда Иван Федоров поднял чужую машину в воздух. Присутствовавшие при этом гитлеровские асы не скрыли восхищения мастерством русского гос- Золотая Звезда советского летчика и Железный крест.
Увлекательная геральдика гя. Чуть позже высшую награду рейха — Рыцарский крест — Федорову вручил рейхсмаршал авиации Герман Геринг. С асами полка имени Геринга, которые наблюдали за «¦го полетами в Германии, Ивану Евграфовичу некоторое иремя спустя довелось столкнуться в воздушных боях в небе над нашей страной. Ас — немецкое название карточного туза, который по правилам игры бьет любую другую карту. Немецкие мас- гера пилотажа и воздушного боя рисовали на фюзеляжах своих машин пиковых, трефовых, червовых и бубновых гузов: мол, кто тут желает на новенького? Командир полка асов полковник фон Берг вдобавок к гузу изобразил на стабилизаторе своего самолета трехголового дракона. С ним-то и схлестнулся в воздушном поединке Федоров. Он сразу понял, что бой выиграет не одно мастерство — оно у летчиков было равным, а воля и отвага. Федоров показал фон Бергу свою готовность пой- ги на столкновение лоб в лоб. Командир немецких асов не выдержал, в последний момент взял руль управления на себя, взмыл вверх и подставил Федорову открытое брюхо своей машины. Пехота, на чьи позиции рухнул гитлеровец, передала Федорову трофеи — кортик и курительную трубку фон Берга. За первые полтора месяца воздушных боев Федоров сбил 15 вражеских самолетов. Командир авиационного корпуса полковник Н.П. Жильцов подписал представление отважного летчика к званию Героя Советского Союза, но... По какой причине представления Ивана Евграфовича к званию Героя Советского Союза отклоняли в то время, объяснить нетрудно. Органам НКВД, через которые в обязательном порядке проходили представления к награждению высшими советскими знаками отличия, завизировать такой документ не позволяло наличие у советского летчика гитлеровского ордена Рыцарского креста. Но ас — повсюду ас. Не зря любители карт говорят: «Туз — он и в
А. А. Щелоков Африке туз». За боевые подвиги Федоров был удостоен ордена Ленина, четырех орденов Красного Знамени, ордена Александра Невского, четырех орденов Отечественной войны I степени, ордена Отечественной войны II степени, Красной Звезды и боевых медалей. После войны Иван Евграфович вернулся к профессии летчика-испытателя. Когда Сталину доложили, что 27 полетов Федорова зафиксированы как мировые рекорды, тот спросил: — Почему такой летчик и не Герой? Нетрудно представить, с какой скоростью зашваркали по бумагам перья тех, кто должен был оформить документы на награждение. И вот уже через несколько дней Председатель Президиума Верховного Совета СССР Н.М. Шверник вручил Ивану Евграфовичу Федорову Золотую Звезду Героя Советского Союза. Было это в 1948 году. Кстати, это не единственный случай награждения советского человека гитлеровским орденом. В марте 1942 года сотрудник нелегальной разведки НКВД Александр Петрович Демьянов, который был внедрен в разведывательный центр Абвера «Сатурн», прибыл в Москву для ведения разведки. Первый сеанс радиосвязи с разведывательным центром Абвера «Сатурн» состоялся в апреле 1942 года. В Берлине были довольны работой своего агента. 18 декабря того же года Демьянов получил из Берлина шифровку. Шеф Абвера — гитлеровской военной разведки — адмирал Вильгельм Канарис лично поздравлял удачливого московского резидента с награждением бронзовым «Крестом за военные заслуги» с мечами 2-го класса. Орден «Kriegverdienskreuz» («Крест за военные заслуги» с мечами) предназначался для награждения лиц из числа восточных народов — русских, украинцев, уроженцев Кавказа, Средней Азии, казаков, — служивших гитлеровскому режиму в армии, полиции, в фашистских разведывательных органах, за отличия при боевом столкновении с врагом. Орден без мечей выдавали за военные
Увлекательная геральдика Орден Красной Звезды и гитлеровский Бронзовый крест 2-го класса с мечами советского контрразведчика Александра Демьянова. шслуги, не связанные с непосредственным соприкосновением с противником. В ответ руководителям Абвера из Москвы от имени «подпольного антисоветского центра «Престол» пошла телеграмма, подготовленная в НКВД: «Награждение нашего молодого друга нас всех глубоко тронуло. Ваша награда свидетельствует, что наш вклад в дело борьбы с большевиками помогает славным вооруженным силам Германии. Александр с любовью вспоминает дни, проведенные у вас, и это воодушевляет его на подвиги во имя нашего общего дела. Да здравствует освобожденная Россия — союзница великого Германского государства. Престол». Снабжая деньгами Демьянова, Абвер финансировал контрразведывательные операции НКВД. Получив «награду», Демьянов продолжал аккуратно ходить на явочную квартиру НКВД, откуда передавал за линию фронта тщательно отработанную дезинформацию. 20 сентября 1943 года Президиум Верховного Совета СССР наградил разведчика-нелегала Демьянова орденом Красной Звезды «за образцовое выполнение заданий правительства по охране государственной безопасности в условиях военного времени». При непосредственном участии Демьянова были проведены две крупные радиоигры НКВД с Абвером — «Монастырь» и «Березина».
А. А. Щелоков О результатах последней нарком государственной безопасности служебной запиской № 2587 от 30 апреля 1945 года докладывал в Государственный Комитет Обороны и НКВД СССР: «Всего с начала игры... (с сентября 1944) немцами совершено на нашу территорию 67 самолето-вылетов и сброшены: 25 германских разведчиков (все арестованы), 13 радиостанций, семь из которых включены в игру с немцами, 644 места различного груза, в том числе 615 комплектов зимнего обмундирования, 20 пулеметов МГ-42, 100 винтовок и автоматов, 35 пистолетов, 2 тыс. гранат, 142 тыс. патронов, 2,5 тонн мясопродуктов, 37f кг шоколада, 4 т хлеба, 400 кг сахара, 100 бутылок вина и т. д. Кроме того, было прислано 2 млн. 258 тыс. 330 рублей советскими деньгами». Два случая, о которых мы рассказали, — это, если так можно сказать, светлая сторона советской наградной системы, но была у нее и другая — темная. ПОГАШЕННАЯ ЗВЕЗДА ВОЕННОГО ПОДВИГА Идея учредить специальный орден для награждения солдат и командиров, отличившихся в боях Великой Отечественной войны, родилась в начале 1942 года. Создание эскизов новой награды поручили художникам, которые долгое время сотрудничали с командованием Красной армии и хорошо представляли требования и возможности Монетного двора в медальерном производстве. Один из них СИ. Дмитриев — автор рисунков ордена Ленина, медалей «За отвагу», «За боевые заслуги», «XX лет РККА». Другой художник, А.И. Кузнецов, ранее участвовал в разработке военной формы одежды и знаков воинского различия. На подготовку проектов отводилось всего несколько дней, с 10 по 12 апреля 1942 года. В назначенный срок ко-
Увлекательная геральдика мандованию было представлено несколько чистовых эскизов. По ним на Монетном дворе изготовили шесть пробных знаков (четыре по рисункам Кузнецова, два — Дмитриева), которые 18 апреля представили Сталину. Из шести проектов был выбран один — А.И. Кузнецова. Однако Сталин предложил внести в рисунок некоторые изменения: в центральном круге ордена поместить не Государственный герб СССР, как предлагал художник, .) серп и молот. Вместо двух скрещенных мечей, имевшихся на ордене, наложить на него винтовку и шашку. Наконец, на пояске центрального круга сделать надпись «Отечественная война» вместо предлагавшейся «За воинскую доблесть». Объективно оценивая внесенные в проект изменения, нельзя не признать: они помогли сделать орденский знак более лаконичным и «более военным». Дело в том, что меч к тому времени уже прочно вошел в символику НКВД и на армейских знаках выглядел бы чуждым элементом. Чересчур вычурной выглядела и лента с бантом, на которой предлагалось крепить орден. При утверждении ее было предложено заменить прямоугольной колодкой, обтянутой красной однотонной муаровой лентой. 20 мая 1942 года был подписан Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об утверждении ордена Отечественной войны первой и второй степени». Тогда же был утвержден статут и описание орденов обеих степеней. Знак ордена Отечественной войны I степени изготовлялся из серебра и золота и представлял собой изображение выпуклой пятиконечной звезды, покрытой рубиново- красной эмалью, на фоне золотых лучей, расходящихся в виде пятиконечной полированной звезды, концы которой были размещены между концами красной звезды. В середине — золотое изображение серпа и молота на рубино- во-красной пластинке, окаймленной белым эмалевым пояском с надписью «Отечественная война». В нижней части пояска — маленькая золотистая звездочка. Красная звезда и белый поясок имели золотые ободки.
А. А. Щелоков Внешний вид орденов Отечественной войны (одинаковый для обеих степеней) с лицевой стороны. 1. Ранний вариант с креплением на колодке. 2. Орден более поздних выпусков с винтовым креплением. На фоне лучей были изображены концы винтовки и шашки, скрещенных позади звезды. Приклад винтовки обращен вправо вниз, эфес шашки — влево вниз. Длина изображений винтовки и шашки — 45 мм. Знак ордена II степени в отличие от первой изготовлялся из серебра. Масса драгоценного металла в ордене I степени: золото — 8—12 гр.; серебро — 14—15 гр.; II степени — 24—25 гр. серебра. Филателисты — коллекционеры почтовых марок — относят к разновидностям любые отклонения марок от стандарта. Если при печати сдвинулась рамка, не легла как следует краска на бумагу, не пропечатался элемент рисунка — то это уже разновидности. Иногда такие марки обнаруживаются в одном экземпляре, поскольку контроль качества не обнаружил брак, но это ничего не значит. Коллекционеру доставляет удовольствие уже то, что он обнаружил разновидность и стал ее обладателем. В фалеристике определение разновидностей подчиняется другим правилам. Поскольку ордена существуют многие годы и производятся партиями по мере необходимости по заказам правительства, а технология производства совершенствуется, это неизбежно сказывается на внешнем виде и даже на деталях их рисунка. Орден Отечественной войны I степени имеет четыре типа или разновидности, определяющиеся различиями, которые объясняются разной технологией изготовления знаков и формой их крепления к одежде.
Увлекательная геральдика Ордена первого типа (разновидности) составлены из пяти деталей, соединенных воедино в один знак. Первая деталь — звезда, изготовленная из серебра 925-й пробы и покрытая с лица красной и белой эмалью. Вторая деталь — лучистая пятиконечная звезда с изображением винтовки и шашки и круглой прорезью посередине, изготовленная из золота. При соединении двух >тих деталей пайкой или иным методом образуется деся- гиконечная красная звезда с золотыми лучами. Третья деталь — серп и молот, изготовленные из золо- i а и прикрепленные в центре звезды при помощи двух заклепок. Четвертая деталь — плоская игла с округленным окончанием, которая припаяна с оборотной стороны ордена. И наконец, пятая деталь — прямоугольная колодка, обтянутая темно-красной муаровой лентой, к которой с помощью двух колец крепится орден. За время существования знака орденские колодки меняли размеры, которые поначалу равнялись 32x17,7 мм (позже 32x21,5 мм). Колодка крепилась к одежде на винте с гайкой (диаметр 25 мм), на которой имелась выпуклая, расположенная в две строки полукругом надпись «Монетный двор». Для удобства закручивания гайки над надписью сделаны прямоугольные барашки. Ордена второй разновидности чаще отличаются от первой отсутствием плоской булавки на обороте. Эти знаки часто имеют заметные повреждения эмали верхнего луча красной звезды или следы реставрации. Ордена первого типа (особенно разновидность с булавкой) встречаются редко. Их было выпущено около 14 тысяч штук. Следует иметь в виду, что после прекращения выпуска орденов с подвеской на колодке некоторые награжденные обменяли их на знаки нового типа, другие переделали ордена под винтовое крепление. Признаком переделанной награды является круглый вырез в центре оборотной сто-
А. А. Щелоков Оборотная сторона орденов Отечественной войны I степени. Первый тип с плоской булавкой. Черточками обозначены места, на которые наносились порядковые номера знаков. Второй тип — без булавки. Третий тип — в центре перекладин золотой лучистой звезды отверстие, через которое проходит винт. Одна гайка (малая) соединяет красную и золотую звезды воедино, а большая служит для крепления ордена к одежде. Четвертый тип — целыю- штампованный (образец 1985 г.). роны золотой или серебряной пятилучевой розетки, срезанное кольцо на верхнем луче красной звезды, малый порядковый номер знака и кустарная пайка винта. После упразднения муаровой колодки знаки обеих степеней стали делаться с винтовым креплением. При этом изменилась форма пятилучевой розетки знака I степени. Она стала съемной и крепится с оборотной стороны к центральному винту шестиугольной гайкой. В верхней части розетки — надпись «Монетный двор», исполненная вдавленным шрифтом в две строки, внизу — порядковый номер награды. Знаки орденов И степени отличаются от золотых тем, что их сразу стали чеканить из цельной серебряной заготовки одним проходом штемпеля. Накладными остались только серп и молот. Коллекционерам и исследователям известен лишь один экземпляр ордена II степени, собранный из двух деталей, как орден I степени. К настоящему времени выделяется одиннадцать разновидностей ордена Отечественной войны II степени по характеру оборотной стороны. За годы войны орденом Отечественной войны I степени было награждено около 350 тысяч фронтовиков, II степени — 1 миллион 280 тысяч человек.
Увлекательная геральдика Разновидности оборотных сторон орденов Отечественной войны II степени. Сорок лет спустя после окончания войны, в марте 1985 года, был подписан указ Верховного Совета СССР, который законодательно закрепил удивительное в государственной наградной практике отступление от пункта \ статута ордена Отечественной войны, утвержденного 20 мая 1942 года. Новый указ предписывал: «1. За храбрость, стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками и в ознаменование 40-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 — /945 годов, произвести награждение:
А. А. Щелоков Орденом Отечественной войны I степени Героев Советского Союза — участников Великой Отечественной войны; Лиц, награжденных орденами Славы трех степеней; Маршалов, генералов и адмиралов, принимавших непосредственное участие в Великой Отечественной войне в составе действующей армии, партизанских формирований или в подполье, независимо от воинских званий в период Великой Отечественной войны; Лиц, принимавших непосредственное участие в Великой Отечественной войне в составе действующей армии, партизанских формирований или подполье, получавших ранение в боях, награжденных в период Отечественной войны орденами СССР либо медалями «За отвагу», Ушакова, «За боевые заслуги», Нахимова, «Партизану Отечественной войны», инвалидов Великой Отечественной войны, получивших ранения в боях. Орденом Отечественной войны II степени Лиц, принимавших непосредственное участие в Великой Отечественной войне в составе действующей армии, партизанских формирований или в подполье, если они не подлежат награждению орденом Отечественной войны I степени в соответствии с указом...» Так, в результате принятого правительством решения орденом Отечественной войны I степени наградили около 2 миллионов человек, II степени — свыше 6 миллионов. Нисколько не умаляя те трудности, которые выпали на долю каждого из тех, кто побывал на фронтах великой войны, все же нельзя не сказать о низведении одной из наиболее почетных военных наград СССР до уровня юбилейной медали. При учреждении ордена Отечественной войны, в самый разгар отчаянных сражений на всех фронтах, впервые в советской наградной системе была сделана попытка точно определить боевые заслуги, которые позволяли бы представлять отличившегося к награде. Список этот с удивительной точностью детализации перечислял, кто и за что может быть отмечен орденом той или иной степени.
Увлекательная геральдика Так, награждения орденом I степени заслуживал лет- чик-штурмовик, совершивший 25 успешных боевых вы- лотов; солдат, лично уничтоживший 2 тяжелых, средних или 3 легких танка противника, и т.д. Орденом II степени могли быть отмечены летчики-ис- i ребители за два сбитых вражеских самолета; летчики- штурмовики, совершившие 20 успешных штурмовок; солдаты, уничтожившие лично один тяжелый или два легких ганка... Указ 1985 года без всякого преувеличения одним ударом уничтожил советскую наградную систему, показал, сколь пренебрежительно относится государственная власть к боевым орденам, полученным на полях сражений, как легко, даже не объявляя об изменении статута награды, она может превратить ее в не имеющий моральной ценности значок. И это ни в коей мере не преувеличение. Знаки ордена Отечественной войны массового награждения лишь внешне имитируют фронтовые награды. Во-первых, на ново- дельном ордене I степени нет накладных деталей. Он цель- ноштампованный. Во-вторых, серп и молот и пятилучевая розетка не золотые, а лишь золоченые. Новодельный знак ордена II степени также цельноштампованный, серп и молот на нем не накладные. Оба ордена по форме идентичны. На оборотной стороне вверху в две строки выпуклыми буквами выбито: «Монетный двор», номер выгравирован внизу. В вырезе эфеса шашки — окончание луча звезды. Цены антикварного рынка на наградные знаки — прекрасный «барометр», позволяющий с большой точностью с удить о ценности наград. Так вот, ордена Отечественной иойны I степени военного времени на подвеске ценятся и