БУЛГАКОВ М. А. СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ В ДЕСЯТИ ТОМАХ
ЗОЙКИНА КВАРТИРА
БАГРОВЫЙ OCТРОВ
БЕГ
ТАЙНОМУ ДРУГУ
Приложение
БЕГ. Пьеса в четырех действиях.
БЕГ. Переделки пьесы в 1933 году.
БЕГ. Вариант финала 1934 года.
БЕГ. Вариант финала 1937 года.
МАСТЕР И МАРГАРИТА. Черновые варианты романа.
Тетрадь 2. 1928 - 1929 гг.
Тетрадь 3. 1929 - 1931 гг.
КРАТКИЕ КОММЕНТАРИИ
СОДЕРЖАНИЕ
Text
                    СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ
В ДЕСЯТИ ТОМАХ


СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ В ДЕСЯТИ ТОМАХ ВИКТОР ПЕТЕЛИН Составление, предисловие, подготовка текста 1 ДЬЯВОЛИАДА 2 РОКОВЫЕ ЯЙЦА 3 СОБАЧЬЕ СЕРДЦЕ 4 БЕЛАЯ ГВАРДИЯ 5 БАГРОВЫЙ ОСТРОВ б КАБАЛА СВЯТОШ 7 ПОСЛЕДНИЕ ДНИ 8 ТЕАТРАЛЬНЫЙ РОМАН 9 МАСТЕР И МАРГАРИТА 10 ПИСЬМА
СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ том ПЯТЫЙ БАГРОВЫЙ ОСТРОВ ~ ПЬЕСЫ, ПОВЕСТЬ, ЧЕРНОВЫЕ ВАРИАНТЫ РОМАНА сМАСТЕРИ МАРГАРИТЛ. 1928- 1931 Мосхва «ГОЛОС» 1997
УДК882 ББК 84/2Рос-Рус/6 Б90 РедакционныЯ совет издательства: АЛЕШКИИ П. Ф. - председатепь, ГОЛУБЕВ В. С., КОДОЛОВ В. И., КОЗЛОВ В. Б., КОНОВКО А. В., КОШЕЛЬ П. А., КУЗЬМИН Г. М., МЕНЬКОВ А. Т., ПЕТЕЛИН В. В. (зам. председатеЛ11), ТИМОФЕЕВ В. В., ФОМИН И. Р., ФОМИНА Л. Р., ФОМИН Р. И. ХудоЖНИJС РАСТОРГУЕВ Г. Д. ISBN 5-7117-0309-9 (т. S) ISDN 5-7117-0304-8 С Составпеиие. ПстС11ИН В. В., 1997 С ОФормление. ИэдатсльС'ПIО «lОЛОС», 1997
ГОДЫ ПЕРЕЛОМА В ВЕЛИКОЙ СУДЬБЕ «В этом rоду исполняется десять ле:r с тех пор, как я начал заниматься литературной работой в СССР. Из этих десяти ле:r последние четыре года я посвятил драматургии, причем мною были написаны 4 пьесы. Из них три («Дни Турбиных», «Зойки­ на квартира>) и «Багровый остров») бьVIИ посrавлены на сценах государственных театров в Москве, а четвертая - «Бег)), была принята МХАТом к посrановке и в процессе работы Театра над нею к предсrавлению запрещена, - писал Булгаков в заяв­ лении генеральному секре:rарю партии И. В. Сталину, председа­ телю ЦИ комите:rа М. И. Калинину, начальнику Главискусства А.И.Свидерскому, Алексею Максимовичу Горькому... - Ранее этого подверглись запрещению: повесть моя «Записки на ман­ же:rах». Запрещен к переизданию сборник сатирических расска­ зов «Дьяволиада>), запрещен к изданию сборник фельетонов, за­ прещены в публичном выступлении «Похождения Чичикова)). Роман «Белая гвардия» был прерван печатанием в журнале «Россию), т.к. запрещен был самый журнал. По мере тоrо, как я выпускал в све:r свои произведения, критика в СССР обращала на меня все большее внимание, при­ чем ни одно из моих произведений, будь то беллетристическое произведение или пьеса, не только никогда и нигде не получило ни одиоrо одобрительного оnыва, но напротив чем большую известиость приобретало мое имя в СССР и за границей, тем яростнее сrановились оnывы прессы, принявшие наконец ха­ рактер неистовой брани. Все мои произведения получили чудовищные, неблаrоприят­ ные оnывы, мое имя было ошельмовано не только в периоди­ ческой npecce, но в таких изданиях, как Б.Сов. Энциклопедия и Лит. Энциклопедия. Бессильный защищаться, я подавал прошение о разрешении, хотя бы на короткий срок, отправиться за границу. Я получил отказ... Мои произведения «Дни Турбиных» и «Зойкина квартира» бьmи украдены и увезены за границу. В г. Риrе одно из изда- 5
тельств доnисало мой роман «Белая гвардия», выnусmв nод моей фамилией книrу с безграмотным концом. Гонорар мой за границей стали расхищать. Тогда жена моя Любовь Евгеньевна Булгакова вторично nодала nрощение о разрешении ей оmравиться за границу одной для устройства моих дел, nричем я nредлагал остаться в качестве заложника. Мы nолучили отказ. Я nодавал много раз nрошение о возвращении мне рукоnисей из ГПУ и nолучал отказы или не nолучал ответа на заявления. Я nросил разр~шения оmравить за границу nьесу «Бег», чтобы ее охранить от кражи за nределами СССР. Я получил отказ. К концу десятого года силы мои надломились, не будучи в силах более существовать, затравленный, зная, что ни nечатать­ ся, ни ставиться более в пределах СССР мне нельзя, доведен­ ный до нервного расстройства, я обращаюсь к Вам и nрошу Вашего ходатайства nеред Правнтельством СССР ОБ ИЗГНА­ НИИ МЕНЯ ЗА ПРЕДЕЛЫ СССР ВМЕСТЕ С ЖЕНОЙ МОЕЙ Л.Е. БУЛГАКОВОЙ, которая к nрошению этому nрисо­ единяется». Это nисьмо М.А.Булгаков наnравил в высшие инстанции Российского государства в июле 1929 года, отnравил тогда, когда утрачены были все надежды на благоnолучный исход ожесточеннейшей литературной борьбы. Начинались годы вели­ кого перелома ... А ведь всего три года тому назад только началась его из­ весmость сначала в литературных, потом театральных кругах, а затем nришла и европейская слава... И все началось с nремьеры <~ней Турбиных»... Драматическая судьба «Белой гвардии», ставшей <~нями Турбиньоо>, nривлекла всеобщее внимание к сnектаклю в знаме­ нитом МХАТе. Казалось бы, и это уже успех, которого даже мастить1е nодолгу ж.цут. Но вслед за усnешно, через день, идущи­ ми <~нями Турбиных» последовала «Зойкина квартира», а в ра­ боте уже и «Багровый остров», «Бег»... Вернемся же на несколь­ ко месяцев назад и расскажем о nродолжении периода в жизни Михаила Афанасьевича, который назвал я счастливой nорой. Булгаков уже в nолную силу работал над «Белой гвардией» и слух об острейшей nьесе nошел по всей Москве, когда к нему на <<Голубятню», <mокосившийся флигелек» по Чистому nереулку, nришли Алексей Дмитриевич Поnов и Василий Васильевич Куза и nредложили написать для Вахтанговского театра комедию. 1 января 1926 года заключен договор, а 11 января Булгаков прочитал текст nьесы в Театре Вахтангова. «Пьеса nринята еди­ ногласно», - сообщает Булгакову В. В. Куэа, nоздравляя с ус­ nехом. 6
Не успел Михаил Афанасьевич отойти от комедийных и драматическ~ собьrmй «Зойкиной квартиры», как Камерный театр предложил ему написать пьесу на тему «Багрового остро­ ва», фельетона, несколько лет тому назад опубликованного в газете «Накануне». 30 января Камерный театр подписывает до· говор, по которому Булгаков должен к 15 июня 1926 года пред­ ставить пьесу «Багровый остров», к тому же зашел разговор и об инсценировке повести «Роковые яйца». Ленинградские теат­ ры тоже готовы заключить договора на постановку «Белой гвардии» и «Зойкиной квартиры». Возникает и замысел «Бега». И вместе с тем Булгаков принимает активное участие в ли­ тературной жизни: 12 февраля он выступает в Колонном зале, 21 февраля- в Политехническом музее, 1 марта- в ГАХНе с чтением сатирического рассказа «Похождение Чичикова» с по­ стоянным успехом. К репетициям во МХАТе прибавились еще и репетиции в Театре Вахтангова. Но, как всегда, пьеса все еще нуждалась в доработке. 29 марта 1926 года В. Куза шлет записку Булгакову: «Что же Вы с нами делаете? Андрей Дмитриевич ждет вставок в 4-й акт, а я вынужден отменять репетиции. Помните, что среда ЗIЛII крайний срок». Конечно, Булгаков понимал, что у Театра свои законы и требования, в спектакле участвуют столь­ ко разных художников, с разным порой видением своих ролей, но так хотелось, чтобы эти разные артисты прежде всего поня­ ли его художническую задачу ... А скорее всего ему предстоит немало побороться за вопло­ щение на сцене своего творческого замысла. На одной из пер­ вых репетиций режиссер-постановщик А. Д. Попов высказал свое мнение о пьесе, свое видение этой пьесы на сцене... Так уже произошло и с «Белой гвардией»... Лоначалу все складыва­ лось просто замечательно. Прослушали, одобрили, распредели­ ли роли, стали репетировать, а потом началось. Так и в Театре Вахтангова... С удивлением и грустью слушал Михаил Афана­ сьевич Попова: - Что это за пьеса? Есть ли она комедия нравов или коме­ дия о нэпе? Мы на это ответим отрицательно. Сердцевина nьесы в другом. Пошлость, разврат и преступление яВЛJПОтся тем жутким треугольником, который замыкает в себе персона­ жей этой пьесы. Этот треугольник и есть тот прицел, по кото­ рому должен бить театр. Причем по такой цели бить неуверен­ но и мягко нельзя, иначе это будет неприятное и общественно вредное сюсюканье на очень больную тему. Поэтому резец те­ атра, которым он работает эту тему, должен быть крепким и острым ... Булгаков недоумевал: «Что за военная терминология ... Уж не полигон ли он устраивает из сцены театра... Давай, режис­ сер, давай, послушаем... >> 7
- Мы естественно пришли к тому тембровому звучанию спектакля, которое назвали траmфарсовым. Конечно, элемент трагического не в том, что переживают персонажн, - Гусь те­ ряет mобовницу, Обольянинов страдает от условий жизни, Зойху арестовывают, Гуся убивают, - а в том, что mоди ска­ типись до пределов человеческого падения, внешне пытаясь со­ хранить фиговое достоинство. Булгаков слушал и все более недоумевал и возмущался тому, что так односторонне режиссер раскрывает сложный за­ мысел его пьесы. Да, образы должны толковаться сообразно профессиональному признаку... Да, актер должен исчерпываю­ ще вникнуть в текст, понять сложные характеры персонажей и разобраться в их поступках в ходе пьесы. Прав, конечно, ре­ жиссер и в том, что всякая неясность в толковании образов будет противоречить творческому ее замыслу, а значит, и не достигнет своей цепи и постановка спектакля. Но почему в <<Зойкиной квартире)) каждый актер должен быть художником­ прокурором для своего образа? - Все типы в пьесе отрицательны, - вновь услышал Булга­ ков уверенный голос режиссера. - Исключение представляют собой аrеить1 Угрозыска, которых следует толковать без всякой идеализации, но делово и просто. Это группа действующих лиц положительна тем, что через нее зритель разряжается в своем чувстве протеста . .,.В декоративном оформлении спектакля нагрузка делается на пышное безвкусие и пошлую роскошь обстановки «Зойкиной квартиры». Гримы должны быть заострены в реалистическом гротеске... После выступления Попова многие актеры не приняли его категоричность, прямолинейное толкование образов как чисто отрицательных, «нутром» чувствуя сложность и противоречи­ вость драматургического материала, дающего больший простор для игры воображения, чем только что услышанное задание. А Булrаков был просто возмущен: «Даже музыкально-шу­ мовая краска в пьесе, по уверению Андрея Дмитриевича, долж­ на помочь общей задаче театра - подчеркнуть пошлость и ко­ мизм происходящего надрыва, как в веселье, так и в страданиях завсегдатаев Зойкиной квартиры. Разве мои персонажи только лишь отрицательны? Разве Аллу я написал без сочувствия и со­ страдания? Алла - молодая женщина из хорошей семьи. Очень красива. Конечно, ни служить, ни работать не может. Но... вос­ питанна и умна. А Зойка? Обольянинов? Аметистов? Только ли в них отрицательное?!» А меж.цу тем работа над пьесой продолжалась, как и репе­ тиции в Театре Вахтаиrова. 4 марта 1926 года появилось сообщение в «Известиях)); «На­ чались работы по постановке новой пьесы М.Булrакова «Зой­ кина квартира)). 8
При встречах с артисrами, принимавшими участие в «Зой­ киной хвартире», Булrахов неусrанно рассказывал о 111орческом замысле своей пьесы, говорил, что не надо артиС'I)' быть nроку­ рором, надо nросто показьmать своих персонажей такими, ка­ кими их задумал автор. Зойка должна быть необыкновенно обаsrтельной, не понимающей всей ПреС'I)'пности своего поведе­ ния, Гусь, Алла, Маиюшка живуг своей нормальной жизнью, Тоскуют, чего-то хотят добиться в этой псустроенной повсе­ .ttневной жизни, но сила обстоsrтелье111 разрушает их помыслы, ocraВJIJUI ни с чем... Не надо выnрямлять, доводИТЬ до прими­ тивной «дремучесm» своих героев, надо разобраться в том, что такое трагикомедия, надо понять основное условие автора: пьеса должна бьггь сделана тонко, а это вовсе не означает, что каждый образ пьесы - жуткая гримаса, как любит выражаться наш высокочтимый режиссер и к чему вас всех призьmает... А с Рубеном Симоновым ~улrахов разыгрывал целые сцен­ ки из пьесы, где дейе111ует Аметистов, которого с увлечением исполнял собеседник. Или начинали рассказывать друг другу биографию Аметистова, каждый раз nридумывая что-то новое. И, наконец, решили, что Аметистов - неэаконнорожденный сын великого князя и кафешантанной певицы. Все это, конечно, сопровождалось неистощимым юмором, поиском красок жиз­ ненной достоверности, потому что оба понимали, какие бога­ тые возможности для актера предоставляет литературная канва пьесы. И Булrахов был совершенно спокоен за Аметистова: Рубен Симонов играл того, кого он изобразил: лихость, энер­ mя, дар лнцедейе111а н перевоплощення, неиссякаемая комичес­ кая сила авантюрисrа... Булгаков видел, как Рубен Симонов­ Аметистов, nринимая заказы в мастерской, так однажды шлеп­ нул по манекену, что тот завертелся, как волчок, а эффект ока­ зался потрясающий: в этом жесте проявилась истинная натура, характер неэаурядного героя. 24 аnреля 1926 года состоялась первая Генеральная репети­ ция «Зойкнной квартиры», на которой присугС111овала не толь­ ко публика, но и высокое началье111о, театральные критики, чи­ новники нз Главреперткома, Наркомnроев и пр. и пр. «Зойкину квартиру», как и «Белую гвардию» перед этим, высокое началь­ С111О запретило, высказав множСС111о мелких н крупных замеча­ ний. Особенно настойчиво высказывался за заnрещение поста­ новки Луначарский, предостерегая театр, чтобы он «не сел в лужу», как МХАТ с «Белой гвардией». А теперь несколько слов о «Зойкнной квартире», nротив по­ становки которой так горячо возражал Луначарский. Ведь в основе пьесы - реальные эпизоды жизни, которыми бьшн перепопиены сообщения газет. Вот, например, недавно милиция раскрыла карточный nритон, а днем это бьmа обыкно­ венная пошивочная мастерская во главе с обаятельной Зоей Бу- 9
яльской... А как раскрыли? А что там могло произойти? Что обратило на себя внимание милиции? И воображение художника «заработало)), возникал сюжет увлекательной и злободневной пьесы, наполненной стремитель­ ным дейсmием, резко индивидуальными характерами, сталкива­ ющимися между собой в драматическом единоборстве... Ничего не изменилось в этом мире для множества людей. Они сменили только внешнюю форму, приспособились к новым условиям и стали извлекать выгоду из новой дейсmи­ тельности... По-прежнему наверху жизни иной раз действуют пронырливые, верткие дельцы под личиной добропорядочных людей. Годы нэпа предоставили им благоприятную почву для своих махинаций ради иной жизни. Вот и Зойка с графом Обольяниновым задумали сбежать из Советского Союза, сбе­ жать не просто так, а с деньгами. Зойка открьmает пошивоч­ ную мастерскую, нанимает манекенщиц, администратора. Пусть дело поставлено на широкую ногу, но ей нужен милли­ он, а честным пуrем в пошивочной таких -денег ·не заработа­ ешь. И начинается погоня за миллионом... Каждое из действу­ ющих лиц стремится к тому, что жизнь дать ему не может... А так хочется добиться цели, добиться любыми средствами, чаще всего аморальными. Но выглядеть все должно благопристойно. Начинается игра, у каждого своя роль, каждый перестает быть самим собой и играет заданную ему роль, вживаясь в чуждые ему формы жизни. Вот крупный советский служащий Гусь, ко­ торому мастерская обязана своим существованием, приходит к Зое. Он знает, чем она занимается, Зоя знает, чего он хочет. Но разговор ведут в формах благопристойности. Нет, он при­ шел вовсе не для того, чтобы пораэвлечься с какой-нибудь ма­ некенщицей, как на самом деле, он пришел сюда по делу - ему нужен парижекий туалет, «какой-нибудь крик моды)). И весь их диалог построен так, что каждый из них говорит одно, а думает другое. Такое противоречие между внешним и внут­ ренним и стало движущей силой комедии. Вот уж поистине - словами можно лгать, вводить в заблуждение относительно ис­ тинных своих намерений... Он пришел сюда развлекаться, но он женат, а хочет выглядеть благопристойным. И не только Зоя, но и директор-распорядитель Аметистов, аферист и лов­ кач, тоже превосходно понимает СtпУацию и начинает демон­ стрировать ему манекенщиц - какая больше подойдет такому богатому и влиятельному гостю, который платит большие деньги за посещение... Но как сделать, чтобы поверили в то, что происходит на сцене, ведь это из ряда вон выходящий случай жизни, ее ис­ кривление, искажение нормальных форм... И Булгакову прихо­ дит замечательная мысль... Вот эта погоня за деньгами, жажда наживы - это как бы мираж для некоторых персонажей, они 10
все живуr как бы в полусне. И этот мотив полусна, полубреда, где все предстает в каком-то зыбком, тревожном, прнзрачном свете, проходит через всю пьесу. Граф Обольянинов дейсmует как автомат, как запрограм­ мированное существо, он ходит, разговаривает, играет в пред­ ставлении отведенную ему роль, его сознание окуrано каким-то 1}'Маном, но в минуты внезапного озарения у него вырьmаются тоскующие слова: «Я играю, горничная на эсrраде танцует, что это происходит... >> Он сrрашно далек от происходящего на его глазах чудовищного обмана, он еще в том мире, ю которого его насильсmенно выбросИJПf. Аметистов пытается вернуть его х современности, но ничего у него не получается. Булгахов представил графа сrрого одетым, во фраке, корректным, вежли­ вым, снисходительным, благородным, знающим себе цену. Он вежливо просит Аметистова называть его по имени и отчеству, а не фамильярно «маэсrро>>: «Просто это непривычное обраще­ ние режет мне ухо, вроде слова <<ТОварищ>>. Аметистов пытается его развеселить, вьmести из сrрогой задумчивости и недовольст­ ва этим юрким и беспокойным миром, где постоянно нужно за­ ниматься не тем, чем хочется. Обольянинов и Аметистов никак не могут найти общего языка. В этом фальшивом мире самой колоритной фигурой, пожа­ луй, является Аметистов, враль, боmун, гениальный пройдоха, самый бессовестный персвертыш и приспособленец. Вся его жизнь - это постоянные попытки вьшезти из собственной «шкурьш. Он не хочет бьлъ самим собой. Он постоянно приду­ мьmает себе биографию. Разным людям он говорит прямо про­ тивоположное: то он служил при дворе, и, дескать, этим можно объяснить его умение шикарно и красиво жить,. то он вспоми­ нает о своих будrо бы сrранствиях по Шанхаю, где собирал материалы для большого этнографического труда и откуда вывез китайца Херувима, преданного старого лакея, отличаю­ щегося только одним качеством - «примерной честностью». Лжет он беззастенчиво, но и бескорыстно. Выдумьmать свою биографию - это у него от артистизма, от игры, которая у него, так сказать, в крови. Зойха уговаривает его не врать и не говорить по-французски. Зойха не понимает его характера. Вра­ нье - это его натура. Он в мыслях своих бьmал и в Шанхае, и при дворе, и в Париже. Половина Зойхиного богатства сделана его <<ручонками)). Он тоже мечтает выбраться отсюда. Голубая его мечта - Ницца, море, и он <<На берегу его в белых брю­ ках)). Зойка более прозаична. Она не понимает, что он не может отказаться от выдуманного им мира: «Я с десяти лет играю в шмэндефер, и на тебе, плохо говорю по-француэски)). Зойка же несколько прямолниейна, правдива. Она что думает, то и говорит. Врать - «кому это нужноЪ>. Самому Аметисто­ ву - без вранья он не может и дия прожить - станет скучно, 11
однообразно... И эта правда, которую она ему высказывает, - «пакость», он не хочет этой правды. «Будь моя власть, я бы тебя эа один характер оmравил в Нарым». И вот всему приходит конец, катастрофа, которую все пред­ чувствовали, но боялись в этом прюнаться. Весной 1926 года Михаил Афанасьевич и Любовь Евгеньев~ на Белозерская, переехавшие к тому времени иэ своей «голубят­ ни» в Малый Левшинский, 4 (« ... У нас две маленькие комнат­ ки- нодве! - и хотя вход общий, дверь к нам все же на от­ шибе. Дом - обыхновенный московский особнячок, каких в городе тысячи тысяч: в них когда-то жили и принималя гостей хозяева, а в глубинху или на антресоли отправляли детей - кто побогаче - с гувернантками, кто победней - с няньками. Спали мы в синей комнате, жили - в желтой. Тогда бьmо ув­ лечение: стены красили клеевой краской в эти цвета, как в 40-е и 50-е годы прошлого века. Кухня бьmа общая, без газа: на столах гудели примусы, мигали керосинки. Домик бьm вмести­ тельный и набит до отказа... », - вспоминала впоследствии Л. Е. Белозерская), решили, не выдержав московской сутолоки, поехать на юг, в Мисхор, но и эдесь, прожив всего лишь месяц, разочарованные, вернулись в Москву. А лето было в самом разгаре, и столько планов осталось неисполненными. И прежде всего - «Зойкина квартира». Встретились с Николаем Николаевичем Ляминым, одним ю ближайших друзей Булгаковых, и он рассказал им, что живет в Крюкове, на даче Понсовых... Булгаковы поехали посмотреть дачу и остались довольны. Вскоре они уже жили на даче Пон­ совых, у которых бьmо пятеро детей, теннисная площадка, а кругом - лес с грибами. Так что можно бьmо отдыхать, а главное - работать Михаилу Афанасьевичу. «Нам отдали ком­ нату - пристройку с отдельным входом. Это имело свою пре­ лесть, например, на случай неурочного застолья. Так оно и бьmо: у нас не раз эасиживались до самого позднего часа», - вспоминала Л. Е. Белозерская. В это лето бывало много гостей на даче Понсовых, добрых и хлебосольных хоэаев. Бывали соседи с других дач, очень славные и симпатичные mоди, бывали артисты, художники, уче­ ные, журналистьr ... «Центр развлечений, встреч, бесед - тенниснаа площадка и возле нее, под березами скамейки. Партии бывали серьезные: Женя, Всеволод Вербицкий, Рубен Симонов, в ту пору тонкий и очень подвижный. Оrбивая мяч, он высоко, по-козлиному поднимал ногу и рассыпчато смеялся. Состав партий менялся. Михаил Афанасьевич как-то похвалился, что при желании может обыграть всех, но его быстро «разоблачили». Лида (одна 12
из дочерей Понсовых. -В. П.) попрекала его, чrо он держит ракетку с<nыром)), т.е. она стоит перпенднкулярно к кисm, вмес­ то того, чrобы служить как бы продолжением руки. Часто слы­ шался голос Ли.цуни: ссМака, опять ракетка с<пыром))!» Но раз как-то он показал класс: падая, все же отбил трудный мяч» - эти слова - драгоценные свидетельства Л. Е. Белозерской о повседневных буднях на даче Понсовых в Крюкове. «Мы все, кrо еще жив, помним крюковекое жmъе. Секрет долгой жизни этих воспоминаний заключается в необыкновенно доброжела­ тельной атмосфере тех дней. Существовала как бы порука вза­ имной симпатии и взаимного доверия. Как хорошо, когда каж­ дый каждому желает только добра!.. )) И как хорошо работалось Михаилу Афанасьевичу Булгако­ ву в этой доброжелательной обстановке: все понимающая и лю­ бимая жена, грибы, теннис, вечерние розыгрыши, смех молоде­ жи, песни под гитару. Все это ничуть не оталекало его от рабо­ ты, он уже привык к шуму в городских квартирах, а эдесь шум был совсем другого характера, шум, который не отвлекал, а по­ могал работать... Как крики детей на детской площадКе... А потом так увлекательно бьто <аакручиваты) детективно-коме­ дийный сюжет, придумывать события, которые разворачива­ лись на Зойкиной квартире... Дело в том, чrо 6 июля заседал Совет Вахtанговского театра, на котором, суммируя все многочисленные замечания после про­ смотра генеральной репетиции, бьти предложены необходимые переделки. Летом 1926 года Алексей Попов, находясь на отдыхе в селе Зубриловке Саратовской губернии, сообщает Булгакову: с<Здравствуйте, дорогой Автор! Пишет Вам Ваш злейший враг, ненавидимый Вами режиссер. Весной перед отьездом моим из Москвы Вы меня надули, обещая позвонmъ мне или зайти в сту­ дию, чrобы показать выверенный Вами экземпляр (помните наш уrовор у окна?! А?!). Я уехал на 4 дня позднее обещанного, но так Вас и не доЖдался, а адреса Вашего не мог вспомнить. Уехавши в деревню, я пьrrа.лся Вам писать... и вот вчера я полу­ чил письмо от Куэы, в котором он сообщает мне Ваш разговор с ним и проектьr переделок «Зойкиной квартиры)) и просит меня написать Вам свое мнение, "П'О н и делаю. 1. Умопню, в интересах дела, в интересах успеха спектакля и пьесы с:вести ее к 3 акrам, т.е. так, как предлагал Вам совет, и на чrо Вы не согпасились и предлагаете оставить 3-й акт («Ки­ тайская любовь)) и «Тоска))). Если в Вашем решении играют роль %% с лишнего акта, то смотрите, не ошибитесь в расче­ тах, успех пьесы в целом компенсирует с иэбьrrком потерю %% за выброшенный акт, я в этом глубоко убежден. Одним словом, я целиком согласен с проектом переделки, предпоженным сове­ том студии и еще к этому прибавил бы следующее: 1-ю и 2-ю картины 11 акта я бы соединил в одну картину, т.е. скомбини- 13
ровал бы текст эmх двух карmн так, чтобы он перемежалея между собой, - для этого Зойку отделил бы от «фабрики)) ма­ ленькой ширмочкой. Эта комбинация сохранила бы нам обе карmны, т.е. «фабрику на ходу)) и сцену «АЛJiа-Зоя)), и сэконо­ мила бы время и перестановку и сгустила бы эm две ВIIJIЬie карmны в одну rус:тую компактную карmну... А главное, это - сведите пьесу по nnaиy совеrа к З актам, и вы увидите, какая это получится креmсаи, насыщенная (без воды) пьеса. Буду рад, если Вы, «сmснув зубьD>, ответите мне по адресу до 5 авrуста... )) (См.: Попов А. Д. Творческое наследие. М., ВТО, 1986, т.З, с.ЗО6- 307.) В подробном ответе на эm требования переделок Булгаков категоричен и даже резок: «Здравствуйте, дорогой режиссер! Письмо Ваше от 16 июля получил... По-видимому, происходит недоразумение: я полагал, что я передал СI)'дни nьесу, а СJУдия полагает, что я продал ей канву, каковую она (СJУдия) может поворачивать, как ей заблагорассудится. Ответьте мне, пожалуйста, Вы - режиссер, как можно 4- актную пьесу превраmть в 3-актную?! 1-й акт. Приезд Аметистова. 2-й акт. Кончаеrся демонстрацией (по плану Вашего Со­ вета). Из задачника Евтушевского: спрашивается, что должно про­ исходить в 3-м (последнем) акте?! Куда я, автор, дену китайцев, муровцев, тоску и т.д.? Куда? ... Коротко: «Зойкина)) - 4-актная пьеса. Невозможно ее превраmть в 3-актную. Новую трехактную пьесу я писать не буду. Я болен (во 1-х), переутомлен (во 2-х), в 3-х же, публика, видевшая репетиции, совершенно справедливо говорит мне: «Не слушайте их (Совет, извините!), они сами во всем виноваты)). В 4-х, я полагал, что будет так: я пьесы пишу, СI)'дия их ставит. Но она не ставит! О, нет! Ей не до постановок! У нее есть масса других дел: она сочиняет проектьr переделок. Ста­ вить же, очевидно, буду я! Но у меня нет театра! (К сожале­ нию!) Итак: я согласился на переделки. Но вовсе не затем, чтобы устроить три акта. Я сейчас испытьrваю головные боли, очень больной задерганный и затравленный сижу над переделкой. Зачем? Затем, чтобы убрать сцену в МУРе. Затем, чтобы до­ весm «Зойкину>> до блеска. Затем, чтобы переносить куrеж в 4-й акт. Я не нанимался решать головоломки для СI)'дни. Я писал пьесу! Одна возня с кутежом может довесm до белого каления (из­ воль писать новый текст для 4-го акта и для 3-го!!). В одном мы сходимся: сцену «фабрики)) и <<Аллы-Зою> можно весm как первую карmну. Это я устрою. Вам будет удобно. 14
О вялосm этих сцен мне говорmъ неудобно. Не смею спо­ рmъ, ведь я - автор. Но, увы, публика спорит за меня ... Зрители: сеВы будете переделывать?! Бросьте! Зачем Вы их слушаете? Сцена Аллы-Зои очень хороша, но они совершенно нихак ее не сыграли! Они кругом виноваты! Они не переварили нисколько Вашего текста!)) Вот что говорят дерзкие зрители! Этого мало. Я еще молчу о том, что у меня безжалосmо вышибали лучшие фразы из текста: где «Зойка - вы черт?>>, где «ландышами пахнет)) и т.д. и т.д. Где?.. Где? .. Поиижеине к концу nьесы? А nублика (ква­ лифицированная, отборная, лучшая - театральная!) говорит, что я даром себя мучаю. 3-й и 4-й акты nросто не сыграны. Стало быть, незачем и nеределывать. Но ладно. Я nеределываю, nотому что, к сожалению, я «Зойкину)) очень люблю и хочу, чтобы она шла хорошо. И готовлю ряд сюрnризов. Не З акта будет, а как было 4. Но Газолин будет увеличен, кутеж будет в 4-м акте, МУРа (сцены с аnnаратами) не будет. В голове теnерь форменная чер­ товщина! Что мне делать с Аллилуйей? Где будет награждение червонцами? И т.д.?! Я болен. Но переделаю. %%не играют никакой роли! Просто я написал 4-актную, а не 3-актную. Я бы рад и 2 акта сделать, но не делается. Сообщите мне наконец: будут вахтанговцы ставmъ ссЗойки­ ну)) или нет? Или мы будем ее nеределывать до 1928 года? Но сколько бы мы ни nеределывали, я не моrу заставить актрис и актеров играть ту Аллу, которую я наnисал. Ту Зойку, которую я nридумал. Того Аллилуйю, которого я сочинил. Это Вы, Алексей Дмитриевич, должны сделать. Я надеюсь, что Вы не будете на меня в nретензии за неко­ торую растреnанность этого nисьма. Я очень сnешу (оказия в Москву), я nереутомлен. На днях я студийной машинистке начну сдавать для nере­ nиски новую ссЗойкину)), если не сдохну. Если она выйдет хуже 1-й, да ляжет ответственность на нас всех (Совет в первую оче­ редь!). Пишу Вам без всякого сmскивання зубов. Вы положили труд. Я тоже. Привет. Ваш М. Булrаков. Адрес: Москва, Мал.Левшинский пер., 4, кв.l. В Москве я часто бываю. Приезжаю с дачи. 26 июля 1926 г.)). (Публиковалось по автографу в книrе: Петелин Виктор. Россия - любовь моя. Издание второе, доnолненное. М., 1986. Там же было указано, что автограф хранится в ЦГАЛИ, ф.2417, on.l, ед.хр.528.) З августа Поnов настаивает на своем: ссЗдравствуйте, ува­ жаемый Михаил Афанасьевич! 15
Большое письмо Ваше получил и очень сожалею, чrо пере­ утомление, нервность, а главное, Ваше недоверие к теаlрУ, в ко­ торыА Вы отдали пьесу, мешает деловой и продуктивноА рабо­ те. Результат этого недоверия - то, что Вы видите злую волю совета в том, что он напряженнейшим образом работает над пьесой и привлекзет Вас к этой работе. В своем недоверни и раздражении Вы доходите до того, чrо сомневаетесь в том, что мы хотим сrавить Вашу пьесу. Что за глупости?! Михаил Афа­ насьевич! И при чем здесь 1928 год?! Пьеса в работе находи­ лась два с половиной месяца и будет кончена в обычный для нас срок (три с половиной-четыре месяца), и Вы это прекрасно знаете... ... Опlосительно того, что последние два акта просто не сыг­ раны, а сrало быть, и не нуждаются в переделке, - я думаю так - если сыграны 1-й и 2-й акть1, то почему не быть сыгран­ ным 3-му и 4-му актам? А? Может быть, они труднее? И требу­ ют большего мастерства от актеров и режиссера? Думаю, чrо, несмотря на Ваше пленение <<Квалифицирован­ ной публикой», у Вас есть своя голова на плечах и Вы прекрас­ но знаете, чrо 3-й и 4-й акть1 гораздо леrче в смысле актерском и режиссерском. ... 1. У нас не может быть желания угробить автора, ибо тем самым мы угробливаем себя. 2. У нас не может быть желания <<Канителиться» с пьесами, ибо это бьет по бюджету. 3. И, наконец, у нас не может быть меньшего чутья, опыта и знания, чем у «t<валифицированной публикИ>>, ибо тогда она бы «сrавила>>, а мы бы смотрели. ... Нужно и можно сделать три акта. Газолина, третьестепен­ ную фигуру, увеличивать преступно, т.к. это противоречит ос­ новным нашим желаниям, т.е. стремительному разворачиванию интриговой пружины во второй части пьесы, а мы будем зани­ маться «характеристикой>> третьестепенного персонажа. ... Невьmолнеиие плана совеrа в цепом поведет к мешанине, к тому, чrо и у режиссера, и у актера осенью вспухнет голова (как у автора сейчас), и вместо работы будет сплошная «дис­ куссиw>. ... Помню Ваши слова, когда Вы «на перекладныю> пи­ сали пьесу и говорили: «Изпншнее многословие вы всегда мо­ жете сократить>>. А то, что <<Ландышами пахнет» и <сЗойка - вы черт!» явля­ ются <<Лучшим•• фразами», позвольте Вам, Михаил Афанасье­ вич, не поверить и приписать это вкусам «высококвалифициро­ ванной», а не Вашему личному вкусу. Ну, желаю Вам по возможности поправиться на даче. Если Вы мне черкнете вкратце о переделках и последовательно их изложите, то я был бы Вам благодарен., т.к. смог бы здесь кой­ что «прикинуть» и поработать, а то осенью будет спешка, а 16
здесь хорошо работается и .цумается. Я здесь до 20 - 22 авгус­ та. Жму Вашу руку. А. Попов». 11 августа Булгаков подробно описьтает ход работы над пьесой: «Переутомление, действительно, есть. В мае BCSIJ(Иe сюр­ призы, не связанные с театром, в мае же гонка «Гвардии» в МХАТе 1-м (просмотр властями!). В июне мелкая беспрерывная работишка, потому что ни одна из пьес еще дохода не дает, в июле правка «Зойкиной». В августе же все сразу. Но «недове­ рия» нет. К чему оно? Силы студии свежи, Вы - режиссер и остры и напорисrы (совершенно искренне это говорю). Есть только одно: Вы на моих персонажей смотрите иными глазами, нежели я, да и завязать их хотите в узел «немного» не так, как я их завязал. Но ведь немного! И сrолковаться очень можно. Что касается Совета, то он, по-видимому, непогрешим. Я же, грешный человек, могу ошибиться, поэтому с вели­ чайшим вниманием отношусь ко всему, 'ПО исходит от Вас. На­ деюсь, что ни дискуссии, ни войны, ни мешанина нам не гро­ зят. Я не менее Студии желаю хорошего результата, а не гроба! И вот в доказательстао сводка того, над чем я сейчас сижу: «Увеличение Газолина» пресrупно. Побойтесь Бога! Да разве я не соображаю, что, когда нужно сжимать и о'IТс\чивать пьесу, речи быть не может о раз.цувании 2-го персонажа? Я просто .цумал, 'ПО Вы поймете меня с полуслова. Дело вот в чем: ведь МУРа (учреждения) не будет, и Газолин наведет из мести Херу­ виму МУР на квартиру Зойки. Не бойтесь: никакого количественного увеличения, а эффек­ ту много. На вас же работаю, на Совет! На подиtпИе финально­ го акта. Согласны? Но лучше по порядку...)) И Михаил Афанасьевич подробно рассказьmает режиссеру, что он сделал, 'ПО сократил, убрал совсем, особенно подробно говорит о значительности четвертого акта, который требовали резко сократить: «4-й акт. Начинается громом кутежа. Фоксrрот на сцене и т.д. Но вот в чем дело: скандал Аллы с. Гусем на публике (как этого хочет Совет) провесrи крайне трудно. Я уже примерял, комбинировал, писал, зачеркивал (про.цуктивная работа, Алек­ сей Дмитриевич). Гостей нужно удалить (Роббер, Мертвое тело) после наrраждения червонцами, и тогда уже тоскующему не­ удовлетворенному Гусю Аметнсrов подает Аллу как сюрприз. На закуску, так сказать. Их скандал, тоска Гуся, убийство, побег Херувима, Манюшкин, Аметисrова и появление Газолина с Песrрухиным, Ванечкой и ToлcrSIJ(OM. Газолин бушует: «как вы пустили (упусrили) баидить1 ХерувИМ&)), Мифическую лич­ ность нз пьесы вон! Берут Аллилую, всех уводят, квартира уга­ сает. Конец. Так: 3-й и 4-й акть1 одновременно в работе. Завтра маши­ нисrка уже начнет переписьmать 1-й и 2-й акть1. 17
При всем моем добром желании впихнуrь события в З акта, не понимаю, как это сделать. Формула пьесы, поймиrе, четьr­ рехчленнаl Во всяком случае, поднятия последних актов мы добьемся. У актера и режиссера голова пухнуть не будет (у меня она уже лопнула). Рад, если пьеса пойдет «срочно»... » В крайнем случае, Булгаков советует Попову З-й и 4-й актьr пус· тить в виде двух картин (одни акт). Просит извинить за небреж­ ность письма: «Спешу: «Зойкина» задавила» (ЦГАЛИ, ф.2417, оп. 1, ед.хр.528. Впервые в книrе: Петелин В. Россия - любовь моя. Издание второе, доработанное. М., 1986, с.256- 258). Булгахов работал быстро и самоотверженно; вскоре второй вариант первой редакции <<3ойкиноА квартиры>> был перепеча­ тан, а вернувшийся иэ Саратовской деревни Алексей Попов приступил к репетициям. И вот туr начались мучения. Режиссер nо-прежнему добивалея от артисrов, чтобы они бьши «прокуро· рами» своих персонажей, обвиняя и разоблачая их в каждой реплнхе, в каждом жесrе, а Булгаков всеми средствами пытался внушить все тем же актерам, что пьесу надобно иrрать <<Тонь­ ше>>, не так вульгарно социологически, как это предлагал ре­ жиссер. Да и по своим идеологическим убеждениям они, Попов и Булгаков, бьши разными, если не враждебными... Н. Зоркая в кииrе «Алексей Попов>> подробно рассказывает о становлении идейно-художесrвенных взглядов замечательного режиссера, оставившего добрую память о себе и в театре, и в кино ... Еще в юносrи Попов целыми часами мечтал «о будущей жизни в театре, о высоких, благородных чувсrваю>, которые ему «Хотелось пробуждать в ЛЮДАХ - зplrreruiX». Попов - иэ бедной семьи, из саратовской <<rлубинхи», из среды, казалось бы, далекой от искуссrва. Свою трудовую жизнь он начал чер­ тежником в коиторе Рязано-Уральской железной дороги. В че­ тьrрнадцать лет он впервые побывал в театре, посмотрел «Без вины виноватые» и бьш покорен этим <<Волшебством» - теат­ ральным представлением. Наконец, увидев в «Гамлете» замеча­ тельного трагика Дмитрия Карамазова, последнего из моrнхан, по словам Н. Зоркой, «сценического ромаитиэма», твердо решил стать актером, посвятить свою жизнь театру. В жизни своей он был застенчив и самолюбив, знал «башмаки дыря­ вые», его привлекали героика и рома11тизм, характеры крупные, сильные, положительные в своей созидательности. 7 июля 1919 года Алексей Попов в письме своему друrу А. Чебану признается: <<Я, как говорится, «из оптимизма не вьшеэаю». Убеждения мои коммунистичны до крайности. Живя в дыре, сrалкиваясь с «властью на местах», живя впроголодь, чувствуя на спине своей разруху, уставш11 от революций, я все же говорю: да здравстауст Советская власrь или, вернее, 18
власть пролетариатаl!l Я бyJIY грустен и убит, если произойдет переворот... Я дошел до того, что не могу себе представкrь чecmoro и обьективноrо ИJП'eiiJIIIГeiП, который хотел бы побе­ ды Колчака, Деникина или союзников, этих авторов Версаль­ ского мира... Я бы хотел служить человечестау, но это возмож­ но будет через 200 лет, когда будет царство социализма, а сей· час нам, спугам господствующего класса, nриходитсв с:лужить тому классу, который берет власть, и я предпочитаю служкrь классу пролетариата, потому что этот класс ведет к раскрепо­ щению людей, потому что этот класс, победив противника, убьет его и тем самым прекратит всякую возможность борьбы, а если победит класс угнетателей, то он не убьет своего врага, потому что ему это невыгодно, а поработит его и тем самым создаст причину новых и новых потрясений и битв. Нет ниче­ го подлее нашей интеллигенции и нашего технического персо­ нала, который работал при Николае в 100 раз больше и не кричал, что ему мешают и его JIYWaт и что он не может в таких условиях что-либо творкrь, а теперь сидит и ждет... и шипит и стал ужасно «свободолюбив», <<принципиален». Раб! С рабской психикой! Раб, которого освобождают от господина, но он так привязан и предан, что отказывается принять «воль­ ную>>... » (См.: Н. Зоркая. Алексей Попов. М., Искусство, 1983, с.85- 86.) В своих творческих поисках он склоняется к масштабным, героическим фигурам, к сценическому романтизму. «Мне хоте­ лось решкrь такую задачу - изнутри найти какие-то нацио­ нальные, родные характеры из нашей советской действитель­ ности и развернуть эти характеры на родной природе...>> (Гам же, c.ISI.) И не случайно в 1925 ГOJIY он поставил «Виринею» по по­ вести Лидии Сейфуллиной. Образ главной героини повести привлек его яркостью и обаянием; в этой простой женщине, из· ломанной сиротством и грязью повседневной женской доли, Попов увидел высокую страстиость цельной натуры, ум, красо­ ту, женское обаяние и JIУШевную чистоту. Все тот же Луначар­ ский, который с такой неприязнью отрицавший героев Булгако­ ва, писал: «... если Виринею в книге я не склонен бьш признать большим положительным типом, а лишь чем-то стоящим на ру­ беже, на пороге к нему, то Виринею театра я готов во всякое время провозгласкrь одним из самых светлых, поучительных образов, какие дало нам послереволюционное искусство». («Красная газета», вечерний выпуск, Л., 1928, 20 января.) Строгим и целомудренным художником называет биограф Н. Зоркая Алексея Дмитриевича Попова, а успех «Виринею> ис­ ключительным. В книге отзывов появилась запись: «По-моему, nьеса - выхваченный из живой жизни кусок жизни. Артисты, видимо, способнейшие mодн; может быть, не так много у них 19
искуссrва, как у артисrов МХАТ, но жизненносrи, киnучей жизненносrи у них больше. В общем, хорошо, даже великолеп­ но. И. Сталин». И не только Сталин, но и другие члены прави­ тельсrва и napmи побывали на спектакле и высоко отозвались. А Луначарский не усrввал говорить на всех совещаниях, что «Виринея» указала путь советскому театру. Так что Алексей Попов, работая над «Зойкиной кварm­ рой», мог надеяться на повторение успеха. Этой постановка~, Алексей Попов стремился показать и разоблачить «гримасы нэnа», «nошлость, разврат и пресrупление»... «Самая большая ошибка театра будет в том случае, если он из «Зойкиной квар­ тиры» сделает комедийку с претензией на легкую веселость. В данной трактовке пьеса потеряет всякую общесrвенно-социаль­ ную значимость и сrанет вредной пьесой», - такова была уста­ новка Алексея Попова как режиссера. И эта прямолинейность режиссерского замысла, «черно­ белая двуцветность трагифарса» (Н. Зоркая) входила в проmво­ речие со сrилевой манерой драматурга, требующей большего богатсrва красок в изображении смены настроений, отгенков, тонов и обертонов. Персонажи Булгакова - это обычные, нормальные mоди, сбившисся с nym во время ревоmоционной бури, когда ураган­ ный ветер смел все привычные устои быта и ничего нового и устойчивого еще не сформировал для них. Их заставляют жить в том общесrве, в каком они не хотят жить, они пытаются найти выход, но законного выхода из драмаmческого положе­ ния найти не могут... Это, конечно, не оmосится к пресrупни­ кам-китайцам... К главным героям пьесы Булгаков оmосится с долей сочув­ ствия, а не отвращения, которое испытывал режиссер, разобла­ чая социально-чуждых ему «элементов» с классовых позиций пролетариата, установившего свою власть. Историки театра утверждают, что вахтанговцы после <<Ви­ ринеи» были на подъеме, их поощряют чаще, чем ругают. «После «Виринеи» вахтанговцам дали дотацию. Летом 1926 года первый раз перестроили театральный зал: партер удлини­ ли, надстроили балкон, месr стало вдвое больше. Задумано было и увеличение сцены. Молодой коллектив сумел доказать, что может работать самостоятельно ... » (Н. Зоркая, c.l46). Так что забота napmи и правительсrва обязывала Театр Вахтангава соответсrвовать задачам времени. А napmя жестко диктовала условия своей материальной поддержки: «Основное устремление в подборе репертуара должно быть направлено на отбор репертуара, ставящего актуальные вопросы текущего пе­ риода, в особенносrи художесrвенно-ценных произведенИй дра· матургии, насыщенных содержанием, соответсrвующим миро­ воззрению пролетариата (пролетарской драматургии)» - гово- 20
рилось в резолюции совещания в ЦК парmи. (См.: Пути разви­ пrя театра. (СтеноrрафнческиR O'l'ler и решения парmйного со­ вещания по вопросам театра при Аrитпропе ЦК ВКПб в мае 1927 г.) М.-Л., 1927, с.486.) Ни в подборе репертуара, ни в трактовке «Зойкиной каар­ ТIIрЫ>> Алексей Попов не потрафил ни времени, ни драма'I}'Рrу, ни арmстам. А потому, вспоминая много леr спусrя, признаеr­ ся: «Режиссера-сатирика иэ меня не вышло. «Зойкина кварmра» показала мне, что когда я в своем творчесrве зол, желчен, то становлюсь как художник неинтересен, теряю убедительность». И действкrельно, пьrrаясь обнажить «гнилую сердцевину каж­ дого персонажа», «убожесrво <<Жертв» пропетарекого государсr­ ва, «мерзость этой «социальной CJIJikOТИ», Алексей Попов до­ сrиr обратиого результата: на спеХТВJ(JJЬ повалила «нэпманская публика» благодаря тому, что талантливые молодые артисrы иrрапи булrаковских персонажей, чутьем распознав глубинную суть творческого замысла гениального художника. «Зойкина квартира» была поставпена А. Д. Поповым 28 ок­ тября 1926 года в Театре Вахтангова, шла два года с большим успехом. «Надо отдать справедливость актерам, - вспоминаеr Л. Е. Белозерская, - играли они с большим подъемом. Конеч­ но, на фоне положительных персонажеn, которыми была пере­ насыщена совеrская сцена тех леr, играть отрицательных было очень увлекательно. (У порока, как иэвестио, больше сценичес­ ких красок!) Оrрицатепьными здесь были все: Зойка, деловая, разбитная хозяАка кварТIIры, под маркой швейной мастерской открывшая дом свиданий (Ц. Л. Мансурова), куэен ее Аметис­ тов, обаятельный аванпорисr и веселый человек, случайно при­ бившийся к легкому Зойхиному хлебу (Рубен Симонов). Он будrо с трамплина вэлеrап и садился верхом на пианино, выду­ мывал целый каскад трюков, смешивших публику; Обольяни­ нов, Зойкии воэпюбленный, белая ворона среди нэпмановской накипи, но безнадежно у&JIЗШИЙ в этой порочноn среде (А. Коз­ ловский), председатель домкома Аnпипуя, «Око недреманное», ПЬ.IIНИца и взяточник (Б. Захава). Хороши были китайцы иэ со­ седней прачечной, убившие и ограбившие богатого нэпмана Гуся (Топчанов и Горюнов). Не отставала от них в выразитель­ ности и горничная (В. Попова), простонародный говорок кото­ рой как нельзя лучше подходил к этому образу. Конечно, всех их в финале разоблачают представкrели МУРа... » Вслед за этим успехом - «Дни Турбиныю> и <<3ойкина квартира» шли одновременно в двух ведущих театрах! - нача­ лись нападки критиков: методически иэ номера в номер, в га­ зетах, журналах, публичных высrуппениях и обсуждениях гово­ рилось о пьесах и других проиэведениях Михаила Афанасьеви- 21
ча Булгакова как <<Коmрревоmоционной вьшазке врага револю­ ции», а о нем самом как представителе нэпманской буржуазии, как о <<пукавом капитулянте», который «сдавал все позиции, но требовал широкой амнистии и признания эаблудившихся борцов, стоявших по другую сторону баррикад>>, «старался устроить панихидку по этой соломе и реабилитировать эту белую офицерскую солому, растоптанную сапогами Красной Армии». А. Орлинекий в «Правде» (13 ноября 1926 rода), реэко кри­ тикуя «Зойкину квартиру», доrоворился до тоrо, что заявил, что в спектакле, как и в самой пьесе, есть «мяrкость и лирич­ ность в обрисовке бывших людей и нэповских дельцов». И чуть ли не все критические замечания сводились к тому, что автор будrо бы призывает зрителей «nосочувствовать бедным прилич­ ным дамам и барышням, в столь тяжелое положение поставлен­ ным большевикамю>. А раз сочувствует этим «бывшим», зна­ чит, враждебно настроен к пролетарекой ревоmоцнн, значит, враr. И тут уж все средства дозволены, все средства хороши, чтобы разоблачить врага, уничтожить ero. И на Булrакова по­ сыпались критические словеса, приобретавшие зачастую злове­ щий смысл: «Литературный уборщик Булгаков ползает на полу, бережно подбирает объедки и кормит имн публику», - писал 29 октября 1926 rода в «Киевском пролетарии» С. Якубовский. А череэ две недели, 13 ноября 1926 rода, в «Комсомольской правде» Уриэль, ничуть не сомневаясь, что комедия Булrако­ ва - «бесталанный, нудный пустячок», писал: «Зойкииа квар­ тира» написана в стиле сборника пошлейших обывательских анекдотов и словечек». В отделе рукописей Российской Государствеиной библиоте­ ки хранится альбом выреэок из различных изданий тоrо време­ ни, сделанный самим М. А. Булrаковым. В чем только не обви­ няли автора «Дней Турбииых» и «Зойкииой квартиры» - в клевете на советскую действительность, в антисоветских настро­ ениях, в обывательском злопыхательстве, в оголтелом мещан­ стве... В книrе «Воспоминания и размышления о театре» (М., ВТО, 1963. С. 187) режиссер-постановщик А. Д. Попов, с которым так ожесточенно спорил М. А. Булrаков, вспоминал о «Зойки­ ной квартире»: «Написана она бьша с присущим Булrакову та­ лантом, острой образностью и знанием природы театра. Все это казалось великолепным материалом ДJIЯ актеров и режиссера. По замыслу автора, «Зойкииа квартира» должна бьша явиться сатирой на нэпманские нравы тоrо времени. Нэп с ero «прелес­ тями», спекуляцией, аферами нашел в пьесе довольно богатое и остроумное отражение». А не поняли пьесу и спектакль скорее всего потому, что к тому времени восторжествовали вульгарно-социологические 22
принципы критического анализа художественных произведений. По peцerrraм вульгарных социологов, нужно бьшо не только разоблачить зло, вьmести на «чистую>> воду нэпманов, но и противопоставить им здоровые силы, которые в конце спектак­ ля должны были торжествовать на сцене, то есть нужно было, чтобы и эта пьеса «оканчивалась непременно помахиванием красным флагом», как зло высмеял Вс. Мейерхольд BCIIJ(Иe по­ пытки вульгарных социологов вмешиваться в живое театраль­ ное дело. (См.: Ежегодних института. 1959. С. 131.) Невозможно сейчас всерьез опровергать все эти обвинения, которые сыпались на Булгакова в то время. Сама пьеса не да­ вала никакого для этого повода. Да и сам Булгаков, яростный противних нэпманов, их пошлой и разгульной жизни, не раз выступал в фельетонах, разоблачая всю эту дрянь и накипь. Но одно дело фельетон, совсем другое - пьеса, которую нужно ставить в театре. Иные задачи, как художних, ставил перед собой Булгаков, более сложные и глубокие. Плакатные средства в разоблачении этой дряни оказывались бессильными. Не плакатными, а живыми получились образы пьесы, и в каждом из персонажей органически еливались хорошие и пло­ хие, положительные и отрицательные черты характера и дея­ тельности. Особые страсти кипели и кипят вокруг образа Аме­ тистова, пожалуй, самого удачного образа в этой комедии. В nисьме к переводчице госпоже Рейнгардr 1 августа 1934 года Булгаков писал: «Аметистов Александр Тарасович: кузен Зои, nроходнмец и карточный шулер. Человек во всех отношениях беспринциnный. Ни nеред чем не останавливается. Смел, решителен, нагл. Его идеи рождаются в нем мгновен­ но, и тут же он приступает к их осуществлению. Видел всякие виды, но мечтает о богатой жизни, при кото­ рой можно бьшо бы открыть игорный дом. При всех его отрицательных качествах nочему-то обладает необыкновенной привлекательностью, легко сходится с людьми и в компании незаменим. Его дикое вранье nоражает окружаю­ щих. Обольянинов nочему-то к нему очень привязался. Аметис­ тов врет с необыкновенной легкостью в великолеnной, талан­ тливой актерской манере. Любит щеголять французскими фра­ зами (у Вас английскими), причем nроизносит nо-аиглийски или nо-французски чудовищно». Аметистов - «пестрый», «пегнй», в нем есть и обаяние, ко­ торое покоряет окружающих. Вот этого-то и не могли «про­ стить» вульгарные социологи. «Зойкина квартира» - это кусок реальной жизни, где орга­ нически еливались трагическое и комическое, подлинное, «всам­ делишное», и призрачное, <<nоказушное», где действуют и ужи­ ваются нэпманы и власть имущие, несчастные и бойкие аваитю­ ристьi, где «бывшие», ье умея или не желая присnосабливаться, 23
хотят сбежать из родного дома... Вроде бы бежать из родного дома нехорошо... А если в него вторглись <<Ч}'ЖакИ» и негодiОt и выстудили его, опаскудили, надругались над святынями?.. И здесь слышится боль, сострадание, сочувствие к униженным н оскорбленным, здесь слышится исконно русское- «и милость к падшим призывал». Булгаков ненавидел фальшь в любых ее проявлениях. Особенно ненавистна ему была фальшь в совет­ ских должностных лицах, таких, как Гусь, председатель домко­ ма Аллилуя. Таких людей он ненавидел в жизни и беспощадно разоблачал в литературе. «Ты видишь, что я с портфелем? - грозно спрашивал Аллилуя. - С кем разговариваешь? Значит, я всюду могу проникнуть. Я лицо должностное, неприкосновен­ ное». Взяточник и негодяй, председатель домкома Аллилуя, ра­ зоблаченный как пособник Зои Денисовны Пельц, падает на колени и умоляет муровцев: «Товарищи! Я человек малосозна­ тельный! .. Товарищи, принимая во внимание мою темноту и не­ вежество как наследие царского режима, считать приговор ус­ ловным». Могу себе представить, с каким удовольствием Булгаков смотрел на падающего на колени председателя домкома: сколь­ ко принесли ему горя такие вот «выдвиженцы» и «малосозна­ тельные» активисть1 пролетарекой революции, получившие, в сущности, неограниченную власть: «Я лицо должностное, не­ прикосновенное». Некоторые критики, зрители, ученые в «Зойкиной квартире)) увидели лишь легкую развлекательную комедию, некую <<Забав­ ную несуразицу», «никчемную суету». Даже постановщик пьесы А. Д. Попов в своих воспоминаниях сожалел, что «подпинной сатиры, разоблачительной силь1, ясности идейной программы в пьесе не оказалось. Она представляла собой скорее <<пирико­ уголовную комедню». И успех-то спектакля постановщик опре­ делял как «успех особого, скандального рода». «Спектакль «ра­ ботал» явно не в том направлении, в каком бьm задуман теат­ ром: он стал примаикой для нэпманской публики, чего никак не хотела ни студня, ни я как режиссер. Едва ли ожидал этого и автор пьесы» (Воспоминания и размышления. С. 187). Значит, речь идет опять-таки все о том же непременном помахивании красным флагом, о котором говорил Мейерхольд. Если этого нет ни в пьесе, ни в спектакле, то, следовательно, нет ясности идейной программы, нет острой сатиры, язвительной иронии, разоблачительного сарказма. Жанровое своеобразие «Зойкиной квартиры» в том, что перед зрителем развертывается юрагический фарс», нечто вроде трагикомедии. В остросюжетной комедии, где носители старого терпят за­ кономерный крах, а гениальный мошенник, изворотливый и удачливый, выходит из «передряг», как сухим из воды, где 24
много эксцентрики, буффонады, парадоксальных ситуаций, ка­ ламбуров и острот, Булгаков стремился nредставить JСИзнь как «смесь» серьезного и смешного, именно как трагический фарс, который чаще всего вознихает в nереходиый период, когда ста­ рое, norибu, все еще цепляется за жнэнь, пытается приспоео­ биться к новым формам жизни, невольно ВС1)'nает в конфликт с законами возникающего общества. Булгахов высмеивал, а не разоблачал. Вспомним ремарки, которые сопровоЖдаЮт проделки <<Гениального» Аметистова на сцене. Подробную и довольно точную характеристику этого nер­ сокажа «Зойкиной квартиры» впервые дал Д. С. Лихачев в ста­ тье «Литературный <<дед» Остапа Бендера» (см. в его сб. Литера­ тура- реальность- литература. Л., СП, 1984. С. 161 - 166); Высказав любопьrmую мысль, что «Аметистов - русская транс­ формация образа Джингля)) (Альфред Джингль, напомню, - персонаж романа «Пиквикский клуб)) Диккенса. - В. Л.), Д. С. Лихачев писал в 1971 году: «Оба худы и легковесны, легко двигаются и любят танцевать. Аметистов в ремарках от автора «npoлeтarn), <<улетаrn), «nроносится)), через сцену, <<JJeтиn), «ис­ чсэаrn), <<nетит к зеркалу, охорашиваетсю), «выскакиваrn), «вы­ растает из-под землю). На обоих одежда с чужого плеча и слегка мала, у обоих недостаток белья... Оба вначале невероятно бедны и голодны, но оба выдают себя за людей состоятельных... Оба ведут себя экспансивно, любят принимать участие в общих увесе­ лениях, легко завязывают знакомства, стремясь быть на одной ноге со своими новыми друзьями. Аметистов уверяет даже, что он запанибрата с М. И. Калининым. Обращаясь к портрету Маркса, он говорит: «Слезай, старичок... )) Оба склонны к выпив­ ке, особенно за чужой счет... Пожалуй, больше всего объединяет обоих персонажей их речь: отрывистая, быстрая, стремительная, вульгарная, развязная и бессвязная. Оба опускают сказуемые, по­ вторяют восклицания, любят иностранные слова, пышные выра­ жения, которые причудпиво соединяют с вульrаризмами, прибе­ гают к постоянным преувепичениям)), Возможно, что Аметистов ведет свое происхождение и от Альфреда Джингля, но мне боль­ ше по душе те наблюдения исследователей, которые ведут проне­ хождение Аметистова от Хлестакова и Расплюева. К. Рудиицкий, пожалуй, впервые заметил, что в репликах Аметистова «то и депо сльrшны хлестаковские и расплюсвские интонации, и звучат они вполне свежо и естественНО)) (в сб. Вопросы театра. М., ВТО, 1966. с. 134). Аметистов, как и другие персонажи «Зойкиной кварти­ рЫ)), - это не образ-маски, застьrвшие в плоскостном изобра­ жении, это динамические, полнокровные фигуры, многогранно очерченные художником-реалистом. Роль Аметистова исполнял Рубен Симонов, актер острой ха­ рактерности, доходящий в своей иrре до откровенного rротес- 25
ка, но нигде не впадая в преувеличение, в бессмысленное трю­ качество и безвкусное кривляние. Спектакль ругали, но это лишь подогревало иtrrepec зрtrrе­ лей: театр всегда был полон. И успех спектакля был вовсе не скандального характера. Зрители на сцене увидели тех, кого они набтодали в повседневной жизни, с кем стапкивались в не­ примиримых конфликтах, а тут на сцене артисты темперамент­ но и яростно осмеивают тех, кто чувствует себя господином в жизни, в частности Гуся и управдома... Ничто еще не предвещало драматического конца этого та­ лантливого спектакля. Ругали критихи, с которыми мало кто считапся. В. Э. Мейерхольд писал А. А. Гвоздеву о том, что ак­ теры и режиссеры, «сработавшиС)> спектакль ((Учитель Бубус)) по nьесе А. Файко, «не мoryr принять всерьез ни единого заме­ чания Бескина, Вл. Бтома, Загорского, Хр. Херсонского. Ведь эти критихи не знают, что такое театр. А главное, не знают те­ атра в целом, театра, в котором не мoryr отдельно жить два мира: мир сцены и мир зрительного зала. Эти критики пишут, болтаясь вне законов театроведения, говорят о личном вкусе, возникшем в условиях вчерашнего без­ различия. Критикам мы дадим бой... >> (Мейерхольд Вс. Переписка. М., 1976. с. 244.) «Критикам мы дадим бой» - с этим чувством уверенности жил в эти месяцы и Михаил Булгаков. Наконец-то давняя мечта Михаила Булгакова - еще со вре­ мен Владикавказа - осуществипась: два ведущих столичных те­ атра постввили его пьесы, которые идут с шумным успехом. И ((Дни Турбиных», и «Зойкину квартиру.. он любил, каждая из них по-своему ему была бпиэка, но пьесы появились на сцене искалеченными, и это раздражало. «Пьеса выхолощена, оскоп­ лена и совершенно убита», - признавалея Булгаков в минуты откровенности. Но зрители валом nовалили в театр, рассказы­ вали о своих впечатлениях друзьям и товарищам, привпекая в театр все новых и новых зрителей. О. Ф. Головина, дочь пред­ седателя Первой Государственной думы, 6 декабря 1926 года, сообщая о «сенсационном успехе» пьес Булгакова, писала М. Волошину, в частности, и о «Зойкиной квартире»: «По­ моему, это блестящая комедия, богатая напряженной жизнен­ ностью и легкостью творчества, особенно если принять во вни­ мание, что тема взята уж очень злободневная и избитая и что иrра и постановка посредственны. Жаль, что его писательская судьба так неудачна и тревожно за его судьбу человеческую» (РО ИРЛИ, Ф. 562, оп. 3, ед. хр. 431. См.: М. А. Булгаков-дра­ матург и художественная культура его времени, м.,1988, с.423). 26
А для ЧJевоги были все основания: критики просто <<разбу­ шевалисы> доходя в своих ругательствах и домыслах до прямо­ го доносительства. Тон критики определился после публикации «Открьrrого письма Московскому Художественному академическому теаЧJу (МХАТ-1)» в «Комсомольской правде» 14 октября 1926 года, в котором Александр Безыменский, вспоминая своего брата Бене­ дикта Ильича Безыменского, убитого «в Лукьяновекой тюрьме, в Киеве, в 1918 году, при владычестве Скоропадского, немцев... и Алексеев Турбиных», в резком тоне продолжал свои обвинения: с<Я не увидел уважения к памяти моего брата в пьесе, которую вы играете... Старательно подчеркиваю. Я riНЧего не говорю про­ тив автора nьесы Булгакова, который чем был, тем н останеrся: новобуржуазным 01р0дьем, брьnжущим отравленной, но бессиль­ ной слюной на рабочий класс и его коммунистические идеалы. Но вы, Художественный теаЧJ, вы - другое дело». Выделенные эдесь слова подчеркнул сам М. Булгаков, про­ читав это письмо, и наклеил в альбом оnывов о своем творче­ стве Неоднократно выступал Луначарский, устно и письменно, с критикой пьес Булгакова. В одном из докладов он сказал: «Ему нравятся сомнительные ОСЧJОТЫ, которыми обмениваются собу­ тыльники, атмосфера собачьей свадьбы вокруr какой-нибудь рыжей жены приятеля... » (Программа государственных академи­ ческих теаЧJОВ, N2 55, 1926.) «Знакомая московскому зрителю насквозь мещанская идео­ логия этого автора здесь распустилась поистине в махровый цвет», - писал В. Павлов (Жизнь искусства, N2 46, 1926, c.ll). Журнал «Печать и революция» обвинял Булгакова в сочувст­ вии «бедным приличным дамам и барышням, в столь тяжелое положение поставленным большевиками» (1926, N2 10, с.99). Михаил Булгаков, по словам Л. Е. Белозерской и Е. С. Бул­ гаковой, аккуратно вырезал оnывы из rазет и журналов и вклеивал в упомянутый альбом. Наиболее глупые и гнусные сначала вывешивал на стены для общего обозрения, посмеивал­ ся над откровенным злопыхательством, разыгрывал интермедии на тут же придуманные темы... Но в душе копилась боль ... Не­ доволен бьm Булгаков не только критиками, но и режиссером­ постановщиком А. Поповым, который все более и более призы­ вал исполнителей к явно сатирической оценке своих персона­ жей. «А rероине, Зойке, нос наклеили... Зачем? Она гораздо лучше без носа. Я в крайне раздраженном состоянии», - при­ знавалея он не только самому себе, но с юмором рассказывал о nостановке «Зойкиной квартиры» и своим друзьям-мхатовцам. Станиславский, которому спектакль понравился, тем не менее иронизировал по поводу «уточкой» наклеенного носа у Зойки - Мансуровой: «Прибеrают к носам, когда внуrреннего 27
рисунка в роли Htm) (см.: Виноградская И. Жизнь и творчество К. С. Станиславского: Летопись. Т.4, М., с.ЗЗS). Нет, рисунок роли был: Цецилия Мансурова «была необык­ новенно обаятельной, не понима1ощей всей преступности своего поведения)), и вообще «на сцене злобы не было никогда)), - вспоминала М. Синельникова ссЗойкину кварmру)) (см.: книrу «Первая Турандот)), ВТО, М., 1967, r.210). Видимо, успех у эрите.УJей повлиял и на решение Главреп~ кома: «На этот раз наши и Ваши мучения, кажется, окончились~ Главрепертком приветствовал спектакль, назвал ero интересным и общественно ценным. Сделаны только две поправки - о них завтра скажу при свидании)), - писал Булгакову В. Куэа (РО ИРЛИ, ф.Зб9, циmрую по книrе: М. А. Булгаков -драматург и художественная культура его времени, М., 1988, c.l07). И эдесь хочется привесm несколько хвалебных слов о роли В. В. Куэы в театральной жизни своего времени. Лев Славин в своих воспоминаниях о Вахтаиговеком театре писал, в чacmoc­ m: «У Куэы был своеобразный талант - вдохновлять писате­ лей. Михаил Булгаков как-то сказал мне: - Знаете, это не я написал ссЗойкину квартиру)). Это Куэа обмакнул меня в чернильницу и мною написал «Зойкину квар­ тиру)). (См.: Рубен Симонов. Театральное наследие... М., 1981, с.467.) И действительно, в архивах Москвы и Петербурга хранится множество записок, телеграмм и писем, в которых В. В. Куэа извещает М. А. Булгакова о собыmях, связанных с его «Зойки­ ной квартирой)). И дружеская озабоченность их не вызывает со­ мнений. 7 февраля 1927 rод.1 в театре Вс. Мейерхольда состоялся дисnут по поводу постановок пьес «Дни Турбиных)) М. Булга­ кова и с<Любов1. Яровая)) К. Тренева. На диспуте взял слово М. Булrаков, крайне редко выступавший в дискуссиях. Много лет спустя об этом выступлении рассказывают Эм. Миндпин и С. Ермолинский. Из их рассказов можно сде­ лать только один вывод: на этом диспуте выступали два совер­ шенно непохожих друга на друга Булгаковых. В «Нашем" совре­ меннике»- (196 7, N!! 2), вспоминая о шумной и очень нелеrкой славе М. Булгакова после постановки двух пьес, Э. МИНДIIИН рассказывает о негодующих статьях, появлявшихся тогда чуть ли не ежедневно на страницах rаэет и журналов: <<... более дру­ гих неистовствовал видный в Москве журналист Орлинский. В короткий срок этот человек прославился своими фанаmчными выступлениями проmв Булгакова и ero пьесы <<Дни Турбиных». И с эmм нельзя не согласиться. Но вот как Э. Миндпин запо­ мнил подробносm поведения Михаила Булгакова на этом ДJIC- 28
nyre и, главное, выстуnление, с которым nисатель якобы обра­ тился к президиуму собрания: «Он (то есrь Булгаков. -В. Л.) медленно, преисполненный собственного достоинства, проследо­ вал через весь зал и с высоко поднятой головой взошел по мосткам на сцену. За столом президиума уже сидели готовые к атаке ораторы и среди них - на председательском месте «саМ)) Орлинский. Михаил Афанасьевич приблизился к столу прези­ д~ма, на мгновение застыл, с видимым интересом вглядьmаясь в физиономию Орлинского, очень деловито, дотошно ее рас­ смотрел и при неслыханной тишине в зале сказал: - Покорнейше благодарю за доставленное удовольствие. Я пришел сюда только затем, чтобы посмотреть, что это за това­ рищ Орлинский, который с таким nрилежанием занимается моей скромной особой и с такой злобой травит меня на nротяжении многих месяцев. Наконец-то я увидел живого Орлинского, полу­ чил представление. Я удовлетворен. Благодарю. Чесrь имею. И с гордо поднятой головой, не торопясь, спустился со сцены в зал и с видом человека, достигшего своей цели, напра­ вился к выходу при оглушительном молчании публики. Шум поднялся, когда Булгакова уже не было в зале». С. Ермолинский (fеатр, 1966, !-& 9) утверждал, что он слы­ шал Булгакова на этом диспуте в 1926 году, а диспут, повто­ ряю, состоялся 7 февраля 1927 года: «Возбужденный и нерв­ ный, - вспоминал С. Ермолинский, - ... он выкрикивал: «Я рад, что наконец вас увидел! Увидел наконец! Почему я должен слушать про себя небылицы? И это говорится тысячами людей, а я должен молчать и не могу защищаться!)) Взмахнув рукой, все такой же встревоженный, такой же нервный, с порозовев­ шим лицом, он ис•rез. В зале царило молчание. Ни одного хлопка. Ни единого возгласа. Какая-то странная тишина, кото­ рую сразу нарушить было почему-то неловко)). Как видим, по-разному вспоминают о М. Булгакове на этом днспуrе С. Ермолинский и Э. Миндлин, многое стерлось из их памяти. И все же в их воспоминаtJИЯХ верно одно: М. Булгаков действительно выступил с речью и всю ее посвятил полемике с А. Орлинским, много сделавшим для того, чтобы извратить творческий замысел драмы «Дни Турбиных». И если б случай­ но не сохранилась стенограмма диспута, нам пришлось бы ве­ рить мемуаристам на слово. Сейчас, пожалуй, невозможно установить: медленно просле­ довал М. Булгаков через весь зал и взошел на сцену или, напро­ тив, возбужденно взлетел на сцену. Да это и не важно. Важно другое: сохранилось живое слово писателя, запечатленное в сте~ цограмме, хранящейся в ЦГАЛИ (РГАЛИ), ф.2355, оп.1, ед.хр.S). Выступление Булгакова впервые было опубликовано в моей статье «М. А. Булгаков и ((Дни Турбиных», в 1969-м, в журнале ((Огонею> N!! 11, с указанием точного адреса стенограммы. Чуть 29
лн не на следующий день после выхода статьи в свет К. Симо­ нов поехал к директору ЦГАЛИ и попросил перепечатать всю стенограмму. И вскоре подарил ее Е. С. Булгаковой. Так копия стенограммы попала в ОР РГБ. Не буду приводить эдесь выступление М. А. Булгакова, оно широко известно: во всех моих книгах печаталось полностью, а в этом издании будет опубликовано в 10-м томе. Приведу еще только информацию, опубликованную по све­ жим, так сказать, следам в журнале «На литературном посту»: «Автор «Дней Турбиных» Михаил Булгаков пытался защищать­ ся и рассказывал о том, как все его «обижали», и Орлинский, и МХАТ, и т.д. Он продолжал бы и дальше, но публике надоело: «Довольно личных счетов!» Весной 1927 года Булгаков заканчивал «Багровый остров», продолжал работать над окончанием «Белой гвардии» и новой пьесой, «рисующей эпизоды борьбы за Перекоп». Еще в конце февраля Таиров поторапливает Булгакова с окончанием комедии; 3 марта снова Камерный театр обращает­ ся с просьбой поторопиться: «Вы обещали Александру Яковле­ вичу вчера прислать пьесу. Соответственно этому он сговорил­ ся с Реперткомом, что сегодня доставит туда пьесу. Увы! Ему нечего доставлять. А между тем сейчас очень удобный момент и настроение, которое, конечно, Александр Яковлевич очень хочет испольэоваn.. Очень прошу Вас переслать нам с послан­ ным экземпляры пьесы... Момент этот упускать нельзя, так как через несколько дней состав весь меняется и провест11 пьесу будет много труднее... » И Булгаков, сраженный серьезными до­ водами и намеками, на следующий же день сам приносит два машинописных экземпляра пьесы «Багровый остров», вокруг постановки которой разворачивается обычная для булrаковских вещей драма. 10 марта Горький спрашивает А. Н. Тихонова: «А 'ПО Булгаков? Окончательно запрещен к богослужению? Нельзя ли познакомиться с его пьесой?» 25 марта Тихонов со­ общает Горькому: «Булгаков пробует ставить свою пьесу «Баг­ ровый остров», но пока безуспешно. Постараюсь выслать Вам экземпляр пьесы. Работает над романом «Белая гвардия» - переделывает почти заново ... » В это же время МХАТ, утратив надежду на постановку пьесы по повести «Собачье сердце», заключает с Булгаковым договор на постановку новой пьесы: «1. М. А. Булгаков обязуется представить МХАТу для по­ становки на Большой сцене свою пьесу «Рыцарь Серафимы» («Изгою>). 2. М. А. Булгаков обязуется представить свою пьесу «Р. С.» не позднее 20 августа 1927 года... 30
3. Гонорар выплачивается как за 4-аКПfую пьесу. 4. Аванс в размере 500 рублей, который был получен М. А. Бу.лгаковым по ныне аннулированному договору, кото­ рый бьт заключен с дирекцией МХАТа 2 марта 1926 г. о по­ становке пьесы «Собачье сердце», должен считаться выданным в счет его авторского гонорара по пьесе «Рыцарь Серафимы» (РО ИРЛИ, ф. 369, N!! 143. Альбом постановок ссБега». Цити­ рую по кн.: Проблема театрального наследия М. А. Булгакова. Сборник научных трудов, Л., 1987, с.39). И еще одно очень важное для Булrаховых собьrmе произо­ шло летом 1927 года: 1 августа Булrахов заключил договор об аренде квартиры из трех небольших комнат, кухни и ванной на Большой Пироговской, 35а, кв. 6. И 5 сентября 1927 года Булгаков пишет сестре: ссДороrая Надя, все эти дни собираюсь к тебе и не могу собраться из-за хлопот с новой квартирой. Дорогая Надя, пожалуйста, не сер­ дись на нас за переход Маруси: ни я, Hlf Люба ничего не сдела­ ли для того, чтобы сссманнты> ее. Наоборот, я все время гово­ рил о том, что она не может оставить Надежду Афанасьевну на произвол судьбы (между нами!). Ответ неизменный: -Я все равно собралась уходить. Кстати: выпиши ее, она прописалась к нам... Приезжай к нам ... » Далее следует приписка Л. Е. Белозерской: ссЦелую вас всех и прошу не считать меня за ссинтриганку>>, совсеть моя чиста. Ей-богу. Приезжай! Люба». И в этой сфере, казалось бы, далекой от литературных схва­ ток, жизнь Булгаковых протекает небсэоблачно. Прекрасные детали 11 подробности меблировки и быта на последней совместной квартире вспоминает Л. Е. Белозерская, да простят мне читатели эту подробную характеристику сспос­ леднего гнезда»: ссНаш дом (теперь Большая Пироговская, 35а) - особняк купцов Решетниковых, для приведения в поря­ док отданный в аренду архитектору Стуй. В верхнем этаже - покои бывших хозяев. Там бьmа молельня Распутина, а сейчас живет застройщик-архитектор с женой. · В наш первый этаж надо спуститься на две ступеньки. Из столовой, наоборот, надо подняться на две ступеньки, чтобы попасть через дубовую дверь в кабинет Михаила Афанасьевича. Дверь эта очень красива, темного дуба, резная. Ручка - брон­ зовая птичья лапа, в когrях держащая шар... Перед входом в кабинет образовалась площадочка. Мы любим это своеобраз­ нос возвышение. Иногда в шарадах оно служит просцениумом, иногда мы просто снднм на ступеньках как на завалинке. Когда мы въезжали, кабинет был еще маленький. Позже сосед взял отступного и уехал, а мы сломали стену н расширили комнату М. А. метров на восемь плюс клетушка для сундуков, чемода· нов, лыж. 31
Моя комната узкая и небольшая: кровать, рядом с ней ма­ ленький столик, в углу туалет, перед ним стул. Это все. Мы верны себе· Макни кабинет синий. Столовая желтая. Моя ком~ ната - белая. Кухня маленькая. Ванная побольше. С нами переехала тахта, письменный стол - верный спут­ ник М. А., за которым написаны почти все его произведения, и несколько стульев. Два экзотических кресла, о которых я упо­ минала раньше (7 мая 1926 года при обыске эти кресла перево­ рачивали. А Булгаков высказал опасения: а вдруг они выстре­ лят. - В. П.), кому-то подарили. Остальную мебель, временно украшавшую наше жилище, вернули ее законному владельцу Сереже Топленинову. У нас осталась только подаренная им картина маслом, подписанная: «Софоново, 17 г.». Это натюр­ морт, оформленный в темных рембрандтовских тонах, а по со­ держанию сильно революционный: на почетном месте, в сереб­ ряной вазе, - картошка, на переднем плане, на куске барха­ та, - луковица; рядом с яблоками соседствует репа. Добрые знакомые разыскали мебель: на Пречистенке жила полубезум­ ная старуха, родственники которой отбыли в далекие края, ос­ тавив в ее распоряжение большую квартиру с полной мебли­ ровкой, а старуху начаmi теснить, пока не загнали под лестни­ цу. От мебели ей надо было избавляться во что бы то ни стало. Так мы купили шесть прекрасных стульев, крытых василько­ вым репсом, и раздвижной стол - «сороконожку>>. Осталь­ ное - туалет, сервант, кровать, приобретали постепенно, боль­ шей частью в комиссионных магазинах, только диван-ладью ку­ пили у знакомых (мы прозвали ее «закорюкой»). Старинный торшер мне добыла Лена Понсова. Вся эта мебель находится у меня и по сей день радует глаз своей местареющей элегант­ ностью. Надежда Афанасьевна, Макина сестра, наша всегдашняя «nалочка-выручалочка», направила к нам домашнюю работни­ цу. Пришла такая миловидная, чисто русская женщина, русая голубоглазая Маруся. Осталась у нас и прожила несколько лет до своего замужества. Бьmа она чистоплотна и добра. Не шпы­ няла кошек. Когда появился пес, полюбила и пса, называла ero <<батюшка» и ласкала . ... Устроились мы уютно. На окнах повесили старинны~ шерстяные, так называемые «турецкие» шали... Кабинет - цар­ ство Михаила Афанасьевича. Письменный стол (бессменный «боевой» товарищ» в течение восьми с половиной лет) повернут торцом к окну. За ним, у стены, книжные полки, выкрашенные темно-коричневой краской. И книги: собрания русских класси­ ков - Пушкин, Лермонтов, Некрасов, обожаемый Гоголь, Лев Толстой, Алексей Константинович Толстой, Достоевский, Сал­ тыков-Щедрин, Тургенев, Лесков, Гончаров, Чехов. Бьти, ко­ нечно, и другие русские писатели, но просто сейчас не припо- 32
мню всех. Две энциклоnедии - Брокгауза-Эфрона и Большая Советская под редакцией О. Ю. Шмидrа, nервый том которой вышел в 1926 году, а восьмой, где так небрежно наnисано о творчестве М. А. Булгакова и твк неnравдиво освещена его биография, - в 1927 году. Книги- его слабость. На одной из nолок- nредуnреЖде­ ние: «Просьба книг не брать... » Мольер, Анатоль Франс, Золя, Стендаль, Гете, Шиллер... Несколько комnлектов «Исторического Вестника» разной дати­ ровки. На нижних nолках - журналы, газетные вырезки, аль­ бомы с многочислеиными ругательными отзывами, Библия. На столе - канделябры - nодарок Ляминых - бронзовый бюст Суворова, моя карточка и заветная материнская красная коро­ бочка из-nод духов Коти, на которой рукой М. А. наnисано: «Война 191 ... » дальше клякса. Коробочка хранится у меня. Ламnа сделана из очень красивой синей nоnовской вазы, но она - инвалид ... » (Л. Е Белозерская-Булгакова. Восnоминания, М., 1990, c.l36- 139). И еще немало драгоценных свидетельств о житье-бьrrье рас­ сыnано в книге Любови Евгеньевны, из которых можно с уверен­ ностью сказать, что все еще nродолжается счастливая пора их суnружеской жизни. Слава и материальный доствток, надеЖды на еще больший успех как nрозаика и драматурга и все новые и новые знакомства с интересными людьми своего времени - вот главное, чем живы и счастливы Любовь Евгеньевна и Михаил Афанасьевич Булгаковы. Ничто еще не предвещало их будущих страданий. Купили шубу из хорька и золотой nортсигар, начали учить английский язык. «Мы оба с М. А. делали усnехи», позна­ комились с композитором Александром Афанасьевичем Спенди­ аровым и его семьей, побывали у него на даче в Судаке... 1928 год. Апрель. Неуверенная серая московская весна. Незаметно даже, набухли ли на деревьях почки или нет. И вдруг Михаилу Афанасьевичу загорелось ехать на юг, сначала в Тифлис, а потом через Батум на Зеленый Мыс. Мы выехали 21 апреля днем в международном вагоне, где, по словам Маки, он особенно хоро­ шо отдыхает» (там же, c.l43). И вновь - драгоценные подроб­ ности об этом путешествии четь1 Булгаковых, тонкие наблюде­ ния о личности и привычках Михаttла Афанасьевича. В это время дом Булгаковых посещали Ильф и Петров, Ни­ колай Эрдман, Юрий Олеша, Евгений Замятин, актеры Яншин, Хмелев, Кудрявцев, Станицын, художники, композиторы ... «Пока длится благоnолучие, меня не покидает одна мечта. Ни драгоценности, ни туалеть1 меня не влекут. Мне хочется иметь маленький автомобиль», - и Любовь Евгеньевна пощла на курсы автомобилистов, настолько была уверена в своем буду­ щем: идут сразу тр11 пьесы Булгакова; в Париже вышел первый том «Белой гвардии», готовится второй; Булгаков работает над 2 М. Бy.JD'1W)a, т. S 33
nоследними двумя главами, nеределывая их так, чтобы всем сю­ жетным линиям nридать законченный характер; трилогию не дадут ему наnисать, это уже было ясно, но в борьбу за nоста­ новку «Бега)) включились могущественные силы во главе с Горьким ... Увлекались лыжными nрогулками, Любовь Евгеньевна брала уроки верховой езды: «Ненадолго мы объединились с женой артиста Михаила Александровича Чехова, Ксенией Кар­ ловной, и держали на nаях лошадь «Нину», существо уnрямое, туnоватое, часто становившееся на задние ноги, делавшее «свеч­ ку)), по выражению конников. Вскоре Чеховы уехали за грани­ цу, и Нина была ликвидирована. За Михаилом Афанасьевичем, когда ему бьmо нужно, nри­ езжал мотоцикл с коляской, к удовольствию нашей Маруси, ко­ торая сейчас же nрозвала его «череnашкой)) и ласково погляды­ вала на ее владельца, весьма и весьма не.цурного собой молод­ ца)) (там же, c.l54). Но были и огорчения ... Так Административный отдел Мое­ совета отказал в поездке за границу, в Берлин и Париж: в Бер­ лине Булгаков камеревалея привлечь к ответственности 3. Ка­ ганского, спекулировавшего именем Булгакова и nоставившего его в «тягостиейшее nоложение», а в Париже он должен был вести переговоры о постановке <<дней Турбиных» и «Бега>>, nринятой МХАТом как раз в это время, в феврале 1928 года. «Отказ в разрешении на поездку nоставит меня в тяжелейшие условия для дальнейшей драматургической работы>>, - закан­ чивал Булгаков свое ходатайство о nоездке в Берлин и Париж 21 февраля 1928 года. 1 марта 1928 года МХАТ подnисал новый договор с Булга­ ковым, в котором «Рыцарь Серафимы» («Изгою>) получил свое окончательное название - «Беп>. 3 марта 1928 года Михаил Афанасьевич сообщает сестре Надежде: «Обещаю читать «Беп> (скоро)». И несколько лет будет nродолжаться история с постановкой <<Бега>>: то Театр начинает репетиции, то прекращает, потому что очередная инстанция не разрешает постановку пьесы о гражданской войне, о трагической судьбе тех, кто неумолимо бьm вовлечен в нее водоворотом закономерных событий. И эта неопределенность, даже противоречивость позиции власть имущих по отношению к «Бегу>> - один разрешает, дру­ гой заnрещает - вскоре окончательно колебнется в пользу за­ прещения: Сталин, прочитав пьесу, отнесет ее к «антисоветским явлениям>>. В ответ на письмо Билль-Белоцерковского Сталин 2 февраля 1919 года скажет: «Бег>> есть nроявление nonьmcи вы­ звать жалость, если не симnатию, к некоторым слоям антисо­ ветской эмигрантщины, - стало быть, nопьmса оnравдать или полуоправдать белогвардейское дело>> (Сочинения, т.ll, с.327). 34
Сталин лишь сформулировал то, что давно уже носилось в воздухе литературных сражений: критики вульгарно социолоm­ ческого топка не уставали писать о Булгакове как об апологете белогвардейского движения во время гражданской войны. И сколько бы Булгаков ни повторял, что он в своих сочинениях прилагзет «великие усилия)), чтобы «стать бесстрастно над красными и бепьJМИ)), все равно он получип «аттестат белогвар­ дейца-врага)). Так что уже в 1928 году повеяло «холодОМ)) с вершин влас­ m, хотя все три его пьесы все еще шли в театрах ... И это веяние Булгаков почувствовал и стал еще более осто­ рожен в исполнении своих творческих планов... В апреле 1928 года в Ленинграде он договорился с Евгением Замяmным, что напишет статью о театральных делах и нравах. Но 27 сентября 1928 года он сообщает Замяmну: «Дорогой Евгений Иванович! На этот раз я задержал ответ на Ваше письмо именно пото­ му, что хотел как можно скорее на него ответить. К тем семи страницам «Премьеры)), что лежали без движения в первом ящике, я за две недели приписал еще 13. И все 20 убо­ ристых страниц, выправив предварительно на них ошибки, вчера спалил в той печке, возле которой вы не раз сидели у меня. И хорошо, что вовремя оnомнился. При живых людях, окружающих меня, о напраJЩении в пе­ чать этого опуса речи быть не может. Хорошо, что не послал. Вы меня извините за то, что я не выполнил обещания, я в этом уверен, если я скажу, что все равно не напечатали бы ни в коем случае. Не будет «ПремьерьJ))! Вообще уnражнения в области изящной словесности, по-ви- димому, захончились. Плохо не это, а то, что я деловую переписку запустил. Человек разрушен... )) (См.: Письма, c.I3S- 136.) Лишь можно предположить, что эm 20 страниц - первона­ чальный замысел «Театрального романа)) или повести «Тайно­ му другу)), тоже неоконченной... Битва вокруг «Бега)) продолжалась с персменным успехом... Горький, криmк В. Полонский, начальник Главискусства А. И Свидерский выступали за постановку драмы Булгакова. Саидерекий прямо говорил, что: «Если пьеса художественная, то мы, марксисты, должны счJtт4ть ее советской... такие пьесы лучше, чем архисоветские. Пьесу эту нужно разрешить, нужно, чтобы она поскорее была показана на J;цене...)) Вскоре после этого МХАТ вновь приступил к репеmциям. Но вскоре выступ­ ления Киршона, Авербаха, Раскольникова и друmх <<Вождей)) РАППа вновь повернули <<Колесо истории)) вспять. С криками: «Ударим по бупrаковщине! Бесхребеmая полиmка Главискусст- 35
ва. Разоружим классового врага в театре, кино и mm:pa'l)'pe)) - центральная печать торжес111енно отметила запрещение «Бега)). (сДрама виноватьJХ)), ((Бегство отступников)), (сБегство в пус­ тоту>> - так называiОТСJI рецензии на фильм ((Беn>, по мотивам произведений М. А. Булгакова (сценарий и постановка А. Алова 11 В. Наумова). ((Путь в бездн~> - так первоначально называли свой фильм и его авторы. Так ли это? Соответсnует ли такое отношение к героям драмы, их действиям и посrуп­ кам, мыслям и чувствам, творческому замыслу самого М. Бул­ гакова? Разве в бездну беrут герои Булгакова? Что хотел своей драмой сказать М. Булгаков и что показа­ ли в фильме А. Алов и В. Наумов? Только Голубков и Серафи­ ма вернулись в Советскую Россию, а Хлудов остался на чужби­ не, на своем прнвычном месте, на берегу моря, устремивш11 свой взгляд туда, где раскинулась его родная Россия. Значит, струсил, значит, все его рассуждения, ero раскаяние, его мучи­ тельные страдания, вызванные отрывом от Родины, - все-все этим ero последним поступком перечеркнуто, как перечеркнут и весь его характер, как и вся драма в целом. И это нарушение творческого замысла не единственное в фильме. Поражает своей безвкусицей, нарочитостью эпизод, вэять1й нз ((Белой гаардни>>, когда три оф11цера готовятся к самоубий­ ству. Трагедия обернулась пошлым фарсом, совершенно разру­ шившим замысел Булгакова. Так смеяться над гибелью русских офицеров могут только бездушные и очерствевшие люди. Ведь они же не покаэаны злодеями, палачами, nролившими море братской крови. Они вообще нам неизвестны. Зрители не знают, как к ним относиться. И вдруг - актеры смерть превра­ щают в насмешку, в издевательство. И еще об одном. М. А. Булгаков, по словам Л. Е. Белозерской, которая была его женой как раз в то время, когда он работал над ((Бегом>>, очень любил монолог Корзухина о долларе, nридавал ему боль­ шое идейное значение. А в фильме ero совсем нет, что, естест­ венно, обеднило образ Корзухнна. Есть и другие неточиости и несообразностн. Вот одни пример. Несколько минут мы смот­ рllм, как, утопая в перекопекой грязи, идут красноармейцы. А через несколько эпизодов Хлудов говорит главнокомандующе­ му: ((Перекоп замерз, красные перешли... как по паркету>>. И таких неточностей в фильме много. После просмотра фильма я долго разговаривал с Любовью Евгеньевной Белозерской (в кинотеатре мы сидели рядом). Ка­ залось бы, все выяснили. И все-таки в процессе работы над книгой накопилось много вопросов. Тут же я получил ответ от Л. Е. Белозерской. ((Многоуважаемый Виктор Васильевич, срочно уезжаю на не­ сколько дней за город. Вернувшись, постараюсь ответить на Ваши вопросы о ((Беrе>>. Многое есть в моих воспоминаниях - 36
Вам надо просто приехать и перечесть эти страницы и послушать некоторые дополнения (я не все сказала). Что касается Констан­ тинополя (в фильме - «клюква»), у меня около тридцати стра­ чиц рукописи, из которых явствует, что это именно так. Мне очень хочется, чтобы развязные молодые люди - Алов и На­ умов - были хоть кем-то одернутьr. Я так люблю «Беп•, и все фальшивое доставляет мне настоящее страдание. За то, что Вы в своей статье так любовно и доброжелательно пишете о Михаиле Афанасьевиче, я Вам очень благодарна. Но это еще не все. За мной более полные впечатления н не­ которые критические замечания о Вашей интересной статье. Всего доброго. Приеду - позвоню. Любовь Белозерская. 29 января 1971 г.». Через две недели получил еще одно письмо: <<Многоуважаемый Виктор Васильевич, по-видимому, аех страничек, которые в моих <<Воспоминаниях о Михаи­ rrе Афанасьевиче Булгакове», посвященных пьесе <<Беn•, Вам nоказалось мало и Вы обратились ко мне с целой серией во­ rтросов. Сначала несколько строк предыстории. В 19 - 20 гг. моло­ rтая петербурженка-петроградка встретилась с человеком намно­ а о старше себя и связала с ним свою судьбу. С ним же она по­ пала в эмиграцию и проделала весь <<классический путь»: Кон­ стантинополь, Париж, Берлин ... Вернувшись в начале 1924 года, она (я) вышла замуж за Михаила Афанасьевича Булгакова, с которым прожила восемь с половиной лет. Мои встречи, странствия, впечатления он слу­ шал с большим интересом и считал, что их надо записать. Соб­ ственноручно по моим рассказам он написал план предполагае­ мой книги и назвал ее <сЗаписки эмигрантки». Когда Вы прочтете мои воспоминания о Константинополе, Вам будет ясна творческая лаборатория пьесы <<Беn•... Это моя любимая пьеса, и я считаю ее произведением необыкновенной силы, самой значительной из всей драматургии писателя. Вы поймете, с каким интересом я отнеслась к фильму. Итак, <<Бег» подвергся экранизации (<сподвергся опера­ ции» - пишут в истории болезни). Авторы сценария понятия не имели о Константинополе тех лет, о его специфике, которая делает - должна делать - достоверным кинозрелище. Однако, когда на «Мосфильме» несколько лет тому назад впервые воз­ никла мысль о постановке «Бега» и осуществление ее предпола­ галось поручить Абраму Матвеевичу Ромму, он, узнав, что я связана с М. А. и в частности с этой пьесой, приехал ко мне и просил всесторонне осветить жизнь и быт Константинополя, если он займется этим фильмом. 37
В Турции в те годы еще существовало многоженство, гаре­ мы, было обязательным закрывать чарчафом лица 'I}'Рчанок. На весь миллионный город одна жена днпломата-'I}'Рка ходила с открьrrым лицом и носила шляпу. Ее знал весь Констаитино­ поль. Мало того: в трамвае существовало специальное отделе­ ние. Когда входила 'I}'Рчанка, кондуктор задергивал занавеску. А в картине на переднем плане гуляют с открьrrыми лицами две фантастически задрапированные в черный шелк особы. Женское платье тех лет неукmожее, всегда темного цвета, с пе­ лериной и косынкой из той же материи. Чарчаф тоже темный, но более прозрачный... Извозчики только парные (упряжка с дышлом). Верх шарманки густо украшен пестрыми бумажными цве­ тами. Что это за старинный дом с окнами с<Модерн)) и с балконом типа пароходной палубы, где происходит драка? Серафима идет по Пере. Это не значит в ожидании сспоку­ пателя)) встать у какой-то загадочной стены - такой на Пере и нет. Пера - главная улица столицы с нарядными магазинами, посольскими особняками, с пестрой европейской и восточной толпой. Вообще на всех бытовых просчетах м.б. 11 не стоит так по­ дробно останавливаться. Поговорим о странностях сценарного замысла, о его неорганичности и неумении вжиться в автор­ скую мысль. Втиснутьrе посторонние куски (из с~ней Турби­ ных)) и др.) не врастают в ткань произведения. Получился ти­ пичный, выражаясь nо-современному, - барьер несовмести­ мости. Разве случайно действия пьесы ссБег)) названы автором снами? Не давало ли это ключа постановщикам, налагая, ко­ нечно, на них особую ответственность? Правда, они дали сно­ виденье Хлудову, но злоупотребили повторениями. Несколько слов об обращении с текстом. Оно непонятно, потому что обедняет иrру артистов. Листая пьесу, видишь, как много пропущено во вред фильму. Во вред фильму и произ­ вольное обращение с образом Хлудова (кстати, по-настоящему не передал своей иrрой замысла автора Дворжецкий, изобра­ жающий этого генерала). Сценаристьr оставили его в эмиrра­ циrt, что значит совершенно не понять и исказить образ Хлудо­ ва. Даже Чарнота, лихой кавалерист по преимуществу, при всей своей примитивности говорит Хлудову, узнав, что тот хочет вернуться в Россию: се- А! Душа суда требует! Ну что ж, ничего не сделаешь!)) Даже Чарнота понял, что Хлудов ищет искуnления, а сцена­ ристьr не поняли. Прототип Хлудова - генерал Слащов, кни­ гой которого пользовался Мих. Аф. Были у нас и два других военных источника, но за давностью лет названий их я не 38
помню, а генерал Александр Андреевич Свечин, наш хороший друг, давно погиб. Он-то, знаток военной истории, мог бы сразу подсказать истину... Вспомним, что пьеса «БеГ» была посвящена основным ис­ ПОЛНIПСJIЯМ с<дней ТурбиньD[)). Хлудов, Чарнота, Серафима, Го­ лубков - все они оформились в творческом сознании автора, нацеленном на актеров, с таким блеском сыгравших в этой nьесе (Н. П. Хмелев, Б. Г. Добронравов, В. С. Соколова, М. М. Яншин). Что касается «Тараканьих бегов», то они родипись из рас­ сказика Аверченко. На самом деле никаких тараканьих бегов не существовало. Это горькая гипербола и символ- вот, мол, ни­ чего эмигрантам не остается, кроме тараканьих бегов. С осо­ бым вниманием М. А. отнесся к моему устиому nортрету Вла­ димира Пименовича Крымова, nетербургского литератора. Он чем-то заинтересовал nисателя и вьmился nозже в окарика­ туренный (но не в такой стеnени, как в фильме) образ Парамо­ на Ильича Корзухина. Владимир Пименович Крымов был редактором и соиздате­ лем петербургского журнала «Столица и усадьба» и автором неnлохой книги «Богомолы в коробочке», где рассказывал свои вnечатления о кругосветном nуrешествии. Происходил он из си­ бирских старообрядцев. Из России уехал, как только заnахло революцией, сскогда рябчик в ресторане стал стоить вместо со­ рока копеек - шестьдесят, что свидетельствовало о том, что в стране неблагополучно» - его собственные слова. Бу.цучи бога­ тьrм человеком, nочти в каждом евроnейском государстве при­ обретал он недвижимую собственность (вnлоть до Гонолулу). Сцена в Париже у Корзухина наnисана под ВЛНJIНием моего рассказа о том, как я села играть в девятку с Владимиром Пиме­ новичем и его компанией (в nервый раз в жизни) и всех обыгра­ ла. Крымов был страстный игрок. Он не признавал женской при­ слуги. Дом его обслуживал б. военный - Кmtменко. В nьесе - Антуан Гр11щеико. (Совершенно неnонятно, nочему Корзухина в Париже должны охранять какие-то телохранители?) Конец фильма так скомкан - кроме скачки no снегам, - что вызывает недоумение и недоразумение. Например, говорили, что Голубков так резко решил уехать, даже не nоговорив с любимой женщиной, потому, что приревновал Серафиму к Хлудову! Все восхваляют Ульянова (Чарнота). Я же категорически возражаю против такой игры. Это Штамn с большой буквы. А уж балаган, который они развели с Корзухиным, можно лишь объяснить желанием ссnотрафить» самой невзыскательной пуб­ лике. Вообще я давно заметила: когда не хватает вкуса и средств ДJIЯ изображения тонких nсихологических эмоций, акте­ ры впадают в шарж и гротеск, что дается легче, а аплодисмен­ тов вызывает больше. 39
Вот те беглые замечания о фильме «БеГ», которыми я хоте­ па nодспиться с Вами, Виктор Васильевич. Всего Вам доброго! Л. Бело3ерская, 12 февраля 1971 г. Что это за история с гробами? Может быть, Вы мне nо­ можете разобраться? Оnсуда? Почему? Об этом же просит родная nлемянница Михаила Афа1rасьевича, доктор филологии Елена Андреевна Земская-Булгакова. Мы обе будем Вам nризнательны. (Она только что была у меня и читала мои замечания.))). (Эпr п11сьма вnервые оnубликованы в книге: Петелин ВИJСТОр. Родные судьбы. М., Современник, 1976 r.) Драма «J)er)) была написана в 1928 ГOJIY. Высоко оценил ее А. М. Горькиii: «... Не вижу никахого раскрашивания белых гене­ ралов. Это - nревосходнейшая комедия, я ее читал три раза и читал и друnrм товарищам. Это - nьеса с глубоким, умело скры­ тым сапrрическим содержанием. Хотелось бы, чтобы такая вещь была nоставлена на сцене Художественного театра... «Бег)) - ве­ ликолеnная вещь, которая будет иметь анафемскиn успех... 11 В. Немирович-Данченко также говорил о том, что в nьесе очень много комед~tйного: «Что касается ролей, вьnвавших со­ мнения, то если Чарнота - repofi, то только в том смысле, как и герои - Хлестаков, Сквозник-Дмухановский. И он будет вы­ смеян так же, как тиnы гоголевсхих хомедиii. Самый важ1rыii момент в nьесе - nоявление Хлудова. Сразу чувствуется, что он болен. Он сознает, что делает неnравое дело, и nродолжает его делать. И этим он болеНII. В этих словах великих художников, возможно, и cnpaвeдmr· вых дпя своего времени и сnасающих nьесу от заnрещения, но сейчас в них сль•шится лишь часть nравды: глубинное же nро­ нихиовение в творческий замысел возможно лишь nри условшr выделения в нем не только хомическоii, сатирической стороны, но и мощного трагедийного звучания, особенно в монологах и судьбе Хлудова вообще. «БеГ»- драма самосrоятельная по своему замыслу, но если nосмотреть более внимательно, то нельзя не заметить, что эта nьеса может быть рассмотрена ках вторая часть сеДней Турби­ НЫХ)), хах ее nродолжение, nродолжение, конечно, не сюжmtое, а социально-Философское. Здесь Булгахов .~UtCТ картины деграда· ции белогвардейского движения. То, что было только намеком в «днях Турбиных11, стало основным, главным. Пьеса раскрывает нравственный облик центральных действующих лиц - от Вер­ ховного гпавнохомаНJIУющего до рядовых офицеров и солдат. Те же воnросы и nроблемы волнуют их - что нужно сеПчас делать, чтобы быть вместе с Россией, служить eii вepoii и nравдой? Борь­ ба nротив большевиков -это борьба за Росси1о или nротив Рос- 40
сии, это борьба с взбунтовавшейся чернью или борьба с русским народом? Вот главный вопрос, который решают для себя чест­ ные и преданные России персонажи этой драмы. Это не простой вопрос. Он требует больших раздумий, спокойной обстановки, а времени нет, нужно решать быстро, незамедлительно. В центре драмы - те же интеппигенты, что и в «Днях Тур­ биньuо>. Только здесь они показаны не в уютной чеховекой хвартирке, а в скитаниях по Росси11. Их гонит ветер революции по трудным дорогам лишений и неожиданных случайностей. Человек в это время не принадлежит самоgу себе. История во­ рвалась в его дом и разрушипа все устоявшесся в бьп-у, разру­ шила семейные и человеческие отношения. И Булгаков изобра­ жает эту бурную жизнь со всей полнотой и многосторонностью, допустимыми в этом жанре. Булгакову в драме удается соеди­ нить трагическое и комическое. Талант юмориста здесь про­ явился во всем блеске. В постоянном соединении смеха и слез - редкая черта дарования Булгакова. Особенно это сказалось в «Беге)). Комическое сразу входит в драму. Мрачный колорит первого сна нарушается комичес­ ким прикпючением генерала Чарноты, случайно попавшим в смешную переделку. Блистательная иrра Михаипа Ульянова в фильме делает Чарноту действительно колоритной, яркой фигу­ рой и в то же время именно таким, каким представлял его Бул­ гаков: душевным, сердечным, бескорыстным, храбрым, но не способным на какие-то глубокие и серьезные чувства. М. Улья­ нов сыrрал эту свою роль совершенно неповторимо. Чарнота ничего всерьез не воспринимает. Ему ничего не стоит обмануrь, соврать. Все ему кажется простым и будничным. Другое впечатление производит Голубков и Серафима. Это натуры цельные, содержательные. Они не могут притворяться. Здесь внешнее и внуrреннее органически спиты. Они не могут уп­ равлять своими постуnками, действиями. Все зыбко, все как в землетрясении, рушатся устои, исчезают понятия о чести, о долге, побеждает человек, в котором шкурнические интересы превыше всего... И вот в этом мире полного отказа от нравствен­ ных обязанностей этн два человека остаются такими же, какими бьmи: не лгут, хранят верность, не бросают в беде. Они кажутся чудаками, потому что придерж11ваются старых моральных норм в тот момент, когда идет неумолимый процесс их разрушения. Революция подияла многих людей с насиженных мест, заств­ випа отказаться от всего привычного и в столкновении с rрубой действительностью словно попьmлась проверить, на что способ­ ны ее герои. Голубков, чуткий и честный, чуть-чуrь не от мира сего, подлинный сын профессора-идеалиста, столкнувшись с ре­ альной действительностью, покачалу оторопел от ее сюрnризов: то красные, то бепь1е заставляют его прятаться в свою скорлу­ пу - так неумолимо и беспощадно всякое проявление насилия. 41
Ему кажется диким и непонятным, что Корзухин отказывается от жены, генерал приказывает сжечь вагоны с пушным товаром. Он человек идеальный, а столкнулся с грубым реальным миром. Его посrупки основаны на дУХовной самостоятельности, многие по­ сrупки он совершает в поисках справедливости и гуманности. У него не пропадает эта вера. И то, что он возвращается на роди­ ну, как бы символизирует, что такой человек обретает самого себя снова только у себя дома, в новой жнэни. Распапась связь времен, а вместе с этим рухнула старая го­ сударстаенность со всеми ее ИНСТИ"JУТЗМИ и кодексами поведе­ ния. Булгакову очень важно было показать, что человек должен всегда оставаться человеком, какие бы лишения ему ни при­ шлось переносить. Серафима и Голубков столкнулись с военной властью и чуть-чуть не погубили себя, нелепо и безрассудно. Серафима со всей наивностью молодости бросает Хлудову жес­ токие в своей правдивости слова. Она преодолела в себе страх, почувствовала себя человеком, не желающим унижать и растап­ тывать в себе свое личное, индивидуальное. Но сколько после этого она должна была выстрадать и претерпеть! В эту лихую для мира и человека годину только тяжелыми испытаниями проверялась человечность в отношениях между людьми. Война научила многих прнспосабливаться, фальшивить... Голубков и Серафима не поддались этому, сохранили в себе нравственную чистоту и веру в правдУ и свою Родину. В конце концов ссБеr» был поставлен в различных театрах у нас и за рубежом. Но эта сложнейшая по своему творческому замыслу драма еще ждет своего постановщика, ждет исполните­ ля главной роли - роли Хлудова, одного из траntческнх ха­ рактеров русской драмы. ссБулrаков - едва ли не самый яркий представитель драма­ тургической техники. Его талант вести интригу, держать зал в напряжении в течение всего спектакля, рисовать образы в движе­ нии н вести публику к определенной заостренной идее - совер­ шенно исключителею~. - писал Вл. Немировнч-Данченко (газ. ссГорьковец», 1934, 1S февраля). Булгаковым-драматургом восхи­ щалнсь Горький, Станиславский, Качалов, Хмелев, А. Попов, А. Таиров. Возлагая большие надежды на Булгакова как на ре­ жиссера в связи с его посrупленнем на работу во МХАТ, К. Ста­ ниславский писал: ссОн не только литератор, но он н актер. Сужу по тому, как он показывал актерам на репетициях ссТурбиных)). Собственно - он поставил их, по крайней мере дал те блестки, которые сверкали и создавали успех спектаклю» (СС., T.S. М., 1961. С.269). А Паустовский в своих воспоминаниях о Булгакове говорит о его необыкновенном даре к перевоплощенщо, о силе видения своего вымышленного мира, которые и привели его к 42
драматургии, к театру: ccOr общения с Булгаковым осталось впе­ чатление, опо и прозу свою он сначала ((проигрыват>. Он мог изобразить с необыкновенной выразительностью любого героя своих рассказов и романов. Он их видел, слышал, знал насквозь. Казалось, опо он прожил с ними бок о бок всю жизнь. Возмож­ но, опо человек у Булгакова возникап сначала из одного какого­ нибудь услышанного слова или увиденного жеста, а потом Бул­ гаков ((Выгрывапся» в своего героя, щедро прибавлял ему новые черты, думал за него, разговаривал с ним (иногда буквально умываясь по утрам или сидя за обеденным столом), вводил его, как живое, но ((Не имеющее фигуры» лицо, в самый обиход своей, булгаковекой жизни)) (((Наедине с осенью)). C.J54). События конца 20-х годов резко меняют литературную обста­ новку. Сокращается количество кооперативных и частных изда­ тельств, лютует Главрепертком... Крикливые деятели РАППа, имеющие серьезные связи с ЦК ВКП(б) и оказывавшие своей на­ пористостью и демагогией влияние на исход литературной борь- , бы, сначала одолели Воронского, покинувшего пост главного ре­ дактора журнала ((Красная новы>, единственного официального прибежища для тех, кого называли ((Поnутчиками)), а потом по­ nьJтапись завоевать монополи1о власти во вновь созданной Феде­ рации объединения советских писателей (ФОСП), в которую вошли: РАПП, ((Перевап)), ((Кузница)), ((Леф)), Всероссийский союз писателей (ВСП), Всероссийский союз крестьянских писате­ лей (ВСКП). Or каждой организации входили уполномоченные объединений, которые и составляли правпение Федерации. Но объединение всех советских писателей в ((Федерацию)) носило формальный характер: каждая из вступивших в ((Феде­ рацию» групп существовала во многом еще самостоятельно, опасаясь командного тона со стороны ((Напиmостовцев)). И эти опасения были совершенно оправданы в связи с тем, что все писатели бьmи свидетелями только что разыгравшейся битвы между Воронеким и Авербахом. Дуэль была не на жизнь, а на смерть: столько было сказано каждым из ((Противников». Обвинения со стороны Леопольда Авербаха и его единомыш­ ленников со всех сторон сыпались на Александра Воронского. Л. Авербах в чем только не обвинял его: в клевете на пролетар­ скую литературу, в потере всякого ссчутья и такта», в издевке сснад требованиями стопроцентной идеологической выдержан­ ности)), в пропаганде надклассовой критики и надклассовой культуры, в предательстве коммунизма, в измене марксизму Клевета, передержки, подтасовки и другие недопустнмые средства сведения личных счетов были использованы Аверба­ хом и его единомышленниками. И, конечно, Воронекому при­ шлось отвечать на все эти огульные обвинения. В фельетоне 43
«Мистер Бритлинг пьет чашу до дна» А. Воронекий показыва­ ет, до какой низоС11f опускаются авторы журнала «На литера­ турном nocry», и прежде всего - Л. Авербах. «Наклеветав до отвалу», Л. Авербах путает «nередержку с выдержкой, литера­ турный спор с литературным доносом, а критику с пасквилем», ведет «допрос с явным и нехорошим пристрастием»; в итоге «метод Маркса на практике» опошлил «до последнего предела». «Орудуя этим якобы марксовым методом, - писал А. Ворон­ скиП, - вы способны изрекать только такие ИС11fны: Булга­ ков - черная сотня, Толстой - сменовеховец, Горький - люмпен-пролетарий или пролетарий, Успенский - разночинец­ народник и т.д. Вы не понимаете, что даже тогда, когда вы близки в своих определениях к ИС11fне, эти ваши ИС11fНЫ убоги, убийственно плоски и тощи, как семь библейских коров. Не­ мудрено. что каждое отступление от общих избитьvt мест ка­ жется вам предательством» (Воронский А. Мистер Бритлинг пьет чашу до дна. Круг. 1927. С.\5. Далее указания с. в тексте). Разящие удары наносит А. Воронекий по группе Л. Аверба­ ха: «Почему об Авербахе и его сочинениях? Мелкотравчаты и убоги его наскоки, скучно рыться во всех этих измышлениях и благоглупостях. Но, во-первых, Авербахи - не случайность. Он - из молодьvt, да ранний. Нам примелькались уже эти фи­ гуры вострых, преуспевающих, всюду поспешающих, неугомон­ ных юношей, самоуверенных и самонадеянных до самозабвения, ни в чем не сомневающихся, никогда не ошибающихся. Разуме­ ется, они клянутся ленинизмом, разумеется, они ни на йоту ни­ когда не отступают от тезисов. В нашей сложной, пестрой жизни их воетрота подчас принимает поиС11fне зловещий отrе­ нок. Легкость и немудрость их багажа конкурируют с готовнос­ тью передернуть, исказить, сочинить, выдумать. Они уверены, что бумага все стерпит, оттого такая прыткость, развязность тона. Они метят в Катоны, но мы-то знаем, что в них больше от Хлестакова и Ноздрева. Одно они усвоили твердо: клевещи, от клеветь1 всегда что-нибудь да останется... » (с. 17). А. Воронекий чувствовал, что борьба идет серьезная, но воспринимал все эти нападки с юмором, весело разоблачая невежественные измышления на свой счет. Снится будто бы Во­ ронскому сон: гоняется за ним с булатным ножом Юрий Либе­ динский, заявивший, что нечего удивляться ошибкам главного редактора «Красной нови», ибо «всегда Воронекий бьm доста­ точно чужд марксизму», за Либедннским стоит группа «На ли­ тературном nocry>>, хватают своего недруга за шиворот, Либе­ динский раскладывает преогромнейший костер из своих произ­ ведений, бросает Воронекого в костер: «Я радуюсь тому, -от­ кровенно и смело издевается над своими невежественными не­ приятелями талантливый Воронский, - что горят евонные ру­ кописи и книги, но ужасаюсь своей погибели. Новонапоетовцы 44
устраивают вокруг костра дикий победный каннибальск11й танец, медленно поджаривая меня на огне... » (с. 50). Он и не предполагал, что не пройдет и нескольких месяцев, как «СОЮ) его сбудется и налитпостовцы во главе с Авербахом будут торжествовать свою победу. Уже был такой момент в лите­ ратурной борьбе, когда Воронекий оказался «на обеих лоnат­ ках)), по выражению Д. Фурманова, но тогда, в конце 1924-го в начале 1925 г. Воронекому удалось «выкрупmся»: это было время подготовки известного решения ЦК РКП(б) «0 nолитике партии в области художественной литературы)) от 18 июня 1925 года, а поэтому, указав на необходимость <<Выпрямления» линии сеКрасной нови», Воронекого оставили на посту главного редак­ тора. Но, как время показало, ненадолго: 18 апреля 1927 года на расширенном заседании комегни отдела печати ЦК РКП(б) главный редактор журнала «Красная новь» подвергся разносной критике. Предчувствуя этот <<разнос» при виде собравшихся, среди которых много было сснапостовцев», А. Воронекий сказал: <<В связи с этим - у меня явилось подозрение, что сейчас здесь мне хотят устроить голгофу и произвести доnрос с пристрастнем. Я привык к доnросам с пристрастнем, но все же считаю нужным это отметить, чтобы товарищи знали мою точку зрения... )) Так оно и оказалось: Воронекому устроили <<голгофу», а ведь за пос­ леднее время он напечатал в журнале <<дело Артамоновых)) Горького, <<Разин Стеnан» Чапыгина, <<Вор» Леонова, ссГипербо­ лоJtд инженера Гарина» Алексея Толстого, рассказы Всеволода Иванова, ссРастратчикю) Вал. Катаева, рассказы П. Романова, nовести В. Лидина, Л. Завадовского.. После совещания в отделе печати ЦК РКП(б) была утверждена новая редколлегия сеКрас­ ной нови» в следующем составе: Воронский, Фриче, Раскольни­ ков и Васипьевский. Ф. Раскольников был одним из ярых налит­ nостовцев; ссвождИI) налнтпостовцев торжествовали nобеду, nо­ всюду разглашая, что новая редакция сеКрасной новю) будет ра­ ботать под их руководством. С такой редакцией Воронекий ра­ ботать не мог. Вскоре положение его стало крайне тяжелым: в начале 1928 года он бьш исключен из nартии за участие в вы­ ступлениях антипартийной троцкистской оппозИции. После ухода Воронекого из журнала «Красная новы) и рас­ правы с ним как членом партии резко меняется литератур­ ная обстановка в пользу напостовцев и налитпостовцев, все громче они заявляют свои права на главенствующее положение в литературе, в общественной жизни вообще. Замелькали лозун­ ги: <<Острая классовая борьба на литературном фронтеl), ссС кем 11 за что мы будем драться в 1929 году?)), <<Бои на литератур­ ном фронте)) и пр. и пр. Военная терминолог11я все чаще упот­ ребляется в журналах и газетах. Становилось нормой литера­ турной жизни кого-то разгромить, кому-то учинить допрос с nристрастием и с намеками, кого-то походя ссляrиуть)), просто 45
так, на всякий случай, чтобы не задавался... «Идеологический фронт и литература», доклады, статьи, высrупления были про­ низаны военной терминологией. И действительно, шли бои... В эти годы первенствующее положение занял Л. Авербах. Напо­ етовцы изгнали из своих рядов наиболее одиозных, скомпроме­ тировавших себя комчванством и ошибками пролеткультовско­ го толка. Ловко перекрасились напостовцы, объявив реализм «материалистическим художественным методом», а себя привер­ женцами реалистической школы в искусстве. И Лев Толстой был провозглашен учителем пролетарских писателей. 30 апреля 1928 года начал свою работу Первый съезд про­ летарских писателей, на котором сделали доклады Л. Авербах, А. Луначарский, В. Суть~рин, Ю. Либединский, А. Фадеев. На съезде был организован РАПП - Российская ассоциация про­ летарских писателей. Доклады были собраны в сборник <<Твор­ ческие пути пролетарекой литературы», вышедший в свет в 1929 год;у. Примечательно, что было сказано в послесловии к сборнику: «Авторы настояшего сборника принадлежат к опре­ деленному литературно-критическому течению, именуемому на­ постовством ... >> Объединенные общностью взглядов в области политики, «мы занимаем общую позицию и по вопросам худо­ жественной платформы, рассматривая себя как одну из форми­ рующихся школ пролетарекой литературы; мы работаем над со­ зданием школы, ставящей себе задачу выработки последова­ тельного диалектико-материалистического художественного ме­ тода. Мы высrупаем под знаменем реалистического искусства, срывающего с действительности все 11 всяческие маски (Ленин о Толстом), реалистического искусства, разоблачающего там, где романтик надевает покровы, лакируя действительность» (Твор­ ческие пути пролетарекой литературы. М.-Л.: Госиздат, 1929. С. 302- 303). Исследователь литературной борьбы этого времени С. И. Шешуков в книге «Неистовые ревнители» (М., 1984), по­ дробно анализируя факть1 беспринципного поведения этой «формирующейся группы пролетарекой литературы», приходит к такому выводу: «Как видим, очень спаянной, дружной, креп­ кой была напостовская группа, стоявшая в руководстве РАПП. Но во имя чего? Очень часто дружба напостовцев перерастала в чисто групповые приятельские отношения, и предавалось заб­ венюо главное - принципиальность в отношениях. Вместо того чтобы сразу же признать серьезные ошибки в «Рождении героя», рапповцы любую критику этого произведения встречали в штыки, со всеми, кто критиковал роман, решительно расходи­ лись и разругивались. Лишь позднее, под давлением всеобщего мнения, они признали в конце концов «Рождение героя» оши­ бочным произведением. Апелляция рапповцев к справедливос­ ти, человечности, гуманности тех, кто так резко критиковал 46
Либединского, обвиняя его в берrоонианстве и правом оппорту­ низме, не имела успеха. Эти качества надо бьmо усвоить преж­ де всего самим рапповцам, чья дубинка, вплоть до ее устране­ ния в 1932 году, колоmла правого и виноватого с одинаковым бессердечьем. Кто мог серьезно поверить призыву рапповцев бережно оmоситься к писателю, если незадолго до этого при­ зыва журнал «На литературном посту» похвалялся в своей передовой: «Мы вовсе не поставили в дальний угол нашу, столь популярную у наших проmвников, папостовскую дубинку. Она, к нашему великому удовольствию, всегда с нами» (см.: Шешу­ ков С. Неистовые ревнители. М., 1984. С. 181 - 182). Во второй половине 20-х годов и особенно в начале 30-х обострились все формы классовой борьбы, от идеологических дискуссий до прямой и непосредственной расправы с «инако­ мыслящими». Все замеmее ощущалась rnетущая атмосфера на­ растающего культа личносm И. В. Сталина, четко обозначив­ шаяся в ходе праздиования его 50-леmя. Уже к этому времени начало формироваться мнение о непогрешимосm всех его суж­ дений, высказываний, а кадровые вопросы решались в зависи­ мосm от личной ему преданносm. К этому времени относится письмо Владимира Наумовича Билль-Белоцерковского И. В. Сталину, в котором извесmый драматург недоумевает, почему так часто ставят на сцене пьесы Булгакова, Репертком пытается запрещать их и не «пущать» на сцену, а начальник Главискусства А. И. Саидерекий допускает Булгакова и ему подобных «буржуев» до театральных подмост­ ков. Ответ И. В. Сталина, повторяю, широко извесrен: «Бег» - «антисоветское явление», а «Багровый остров» - «макулату­ ра», «действительно буржуазного Камерного театра» (С. М., 1955. т. 11. с. 326- 329). Естественно предположить, что только после получения этого письма В. Н. Билль-Белоцерковского И. В. Сталин через «Правду» (см. от 24 октября 1928 г., а 11 октября в той же «Правде» бьmо напечатано разрешение о постановке «Бега») за­ претил постановку «Бега», а уж после того, как это письмо стало извесmым в широких кругах литературной и театральной общественносm, можно было снять и «Багровый остров» из ре­ пертуара «действительно буржуазного Камерного театра»: 11 декабря 1928 года состоялась премьера «Багрового острова», а через четыре месяца спектакль искточили из репертуара якобы по решению художественного совета театра. В книге «0, мед воспоминаний» Л. Е. Белозерская дает яркую характерисmку сnектакля и некоторые жизненные обстоятельст­ ва создания юморисmческой пьесы «Багровый остров»: «Идет 1927 год. Подвернув под себя ногу калачиком по семейной при­ вычке (так любит сидеть тоже и сестра М. А. Надежда), зажегши свечи, пишет чаще всего Булгаков по ночам. А днем иногда чи- 47
тает куски какой-либо сцены из «Багрового острова» или повто­ ряет какую-нибудь особо полюбившуюся ему фразу: «Ужас, ужас, ужас», - часто говорит он, как авантюрист и пройдоха Кири-Куки. Его самого забавляет калейдоскопность фабулы. Герои Жюля Верна - действующие лица пьесы - хорошо зна­ комы и близки ему с юношеских лет, а блестящая память и фан­ тазия преподнесуr ему образы в неувядающих красках. Борьба белых арапов и красных туземцев на Багровом ост­ рове - это только пена, кружево, занятный фон, а сущность пьесы, ее глубинное значение в судьбе молодого писателя, в его творческой зависимости от <аловещего старика» цензора Саввы Лукича. Помнится, на сцене было много музыки, движения, автор­ ского озорства. Хороши были декорации Рындина, и, как всег­ да, в Камерном театре особенно тщательно было продумано ос­ вещение. Запомнился мне артист Ганшин в роли писателя. Савву Лу­ кича загримировали под Блюма, сотрудника Главреперткома, одного из ревностных гонителей Булгакова. Помню, через партер к сцене проходил капельдинер и сооб­ щал почтительно и торжественно: -Савва Лукич в вестибюле снимает галоши! Он был горд, что выступает в театре. И тут с нарастающей силой перскатываются эти слова, как заклинание, от оркестра к суфлеру, от суфлера дальше на сцену: - Савва Лукич в вестибюле снимает галоши! - возвещают и матросы с корабля. Директор театра, играющий лорда, хвата­ ясь за голову, говорит: -Слышу, слышу. Ну, что ж, принять, позвать, просить, сказать, что очень рад. От страха и волнения его снесло в «Горе от ума)) на роль Фамусова. В эпилоге зловещий Савва обращается к автору: - В других городах-то я все-таки вашу пьеску запрещу... Нельзя все-таки... Пьеска и вдруг всюду разрешена ... Постановка «Багрового острова» осуществлена А. Я. Таиро­ вым в Камерном театре в 1928 году. Пьеса имела большой успех, но скоро была снята». Основной для пьесы послужила публикация в «Накануне» («Литературная неделя») в апреле 1924 года: «Багровый ост­ ров». Роман тов. Жюля Верна с французского на эзоповский перевел Михаил А. Булгаков». Смысл этой смелой аллегории достаточно бьm ясен: Михаил Булгаков - за красных эфиопов, за их примирение с белыми арапами, за невмешательство во внутренние дела острова со стороны европейского берега. Но тогдашние читатели, особен­ но работники Главреперткома не поняли «Багрового острова», углядели в нем хулу на недавние революционные собьггия и за- 48
претили спектакль. Сделать это было легко после характериС11f­ ки этого спектакля как «макулатуры, почему-то oxomo пропус­ каемой для действительно буржуазного Камерного театра)), как выразился И. В. Ствлин. К середине 1929 года из репертуаров театров исчезли пьесы М. Булгакова «Багровый остров», наконец, и «Дни Турбиных)). В журналах и газетвх криmки не церемонились, когда. речь заходила о Булгакове. Эти отзывы бульварного толка я не раз уже приводил здесь. Но, пожалуй, впервые Л. Е. Белозерская обраmла наше внимание на отзывы В. Маяковского о М. А. Булгакове. В своей уже не раз цитированной книге «0, мед воспоминаний)) она рассказывала, как не один раз Булга­ хов и Маяковский еражались в бильярдной, а она сидела ка возвышении, наблюдала за игрой и думала, какие они разные: «Начать с того, что М. А. предпочитал «пирамидху>•, игру более тонкую, а Маяковский тяготел к «американке)) и ДОС11fГ в ней большого масrерства. Думаю, что никакой особенной сим­ патии они друг х другу не питали, но оба держались коррект­ но, если не считать того, что М. А. терпеть не мог, когда его называли просто по фамилии, оnуская имя и отчество. Он счи­ твл это неоnравданной фамильярностью, а Маяковский, види­ мо, другого обращения себе и не предстввлял. Когда хор куса­ ющихся и улюлюкающих разросся, Маяковский в С11fхотворе­ нии «Буржуй-нуво» (1928) не nреминул куснуть Булгакова: На ложу в окно театральных касс тыкая ноrrем лаковым, он дает социальныА закв:, на «Дни Турбиных» - Булгаховым Он - это новый буржуа. Даже доnуС11fв поэтическую гиnерболу, все же непонятно, где в Советском Союзе водились твкие буржуи, да еще с лако­ выми ногтями. Но вот, оказывается, они не только водились, но бьmи настолько сильны и многочисленны, что могли давать социальный заказ на <<дни Турбиныю• - кому? И уж совсем пренебрежительно во множественном числе: Булгаковым. В 1928 году вышла пьеса Маяковского «Клош). Одно из действующих лиц, Зоя Березкина, произносит слово «буза)). «П р о фессор . Товарищ Березкина, вы стали жить воспо­ минаниями и заговорили непонятиым языком. Сплошной сло­ варь умерших слов. Что твхое «буза)). (Ищет в словаре.) Буза... 49
Буза... Буза ... Бюрократизм, богоискательсrво, бубзmкн, богема, Булгахов...)) Если в сrихотворении «Буржуй-нувО)) М8J11Совский говорил, что «Дни Турбиньvш наnисаны на nотребу нэnманам, то в «Клоnе)) nредсказывалась nисательская смерть М. А. Булгакова. Плохим nророком был Владимир Владимирович. Булгаков ока­ зывается в словаре не умерших, а заново оживших слов, ожив­ ших и зазвучавших с новой силой. И наконец nоявляется nисьмо Булгакова Сталину, Казmни­ ну, Свидерскому и Горькому, с которого я начал свое nовесrво­ вание о счастливой поре Булгакова, которая так nечально за­ кончилась: полным запрещением его пьес и снятием их нэ ре­ пертуаров театров. Это nись114о Булгаков написал в июле 1929 года, а 14 окnrб­ ря того же года дирекция МХАТа потребовала «возвратить nо­ лученный по этой пьесе аванс в сумме 1000 рублеЙ)) «ввиду за­ прещения Главреперткомом посrвновки nьесы «Беn). Наступала черная пора; Булгаков понял, что nисать о со­ временносrи ему запрещено вообще; чувсrвуя безысходность своего nоложения, Булгаков и nоnросил впасrи изгнать его «за nределы ССС}»)), Но изгнать его за пределы СССР тоже не то­ роnились ... В таком душевном состоянии Булгаков начал писать роман, получивший впоследсrвии название «Мастер 11 Маргарита)), В этом томе напечатаны сохранившисся черновики от пер­ вой редакции романа, который он сжег в 1930 году в минуты отчаяния, опасаясь нового обыска: настолько накалилась обсrв­ новка вокруг его имени. Это издание стало возможным благодаря СВЕТЛАНЕ ВИК­ ТОРОВНЕ КУЗЬМИНОЙ и ВАДИМУ ПАВЛИНОВИЧУ НИ­ ЗОВУ, молодым и талантливым руководителям АКБ «ОБ­ ЩИЙ)), благодаря директору nроиэводственно-коммерческого nредnриятия «РЕГИТОН)) ВЯЧЕСЛАВУ ЕВГРАФОВИЧУ ГРУ­ ЗИНОВУ, благодаря председатепю Совета ПРОМСТРОЙБАН­ КА, преэиденту корnорации «РАДИОКОМПЛЕКС)) ВЛАДИ· 'МИРУ ИВАНОВИЧУ ШИМКО и nредседател1о Правпения ПРОМСТРОЙБАНКА ЯКОВУ НИКОЛАЕВИЧУ ДУБЕНЕЦ­ КОМУ, оказавшим материальную nомощь издатепьсrву ссГОЛОС)), оnажно взявшемуся за это уникальное издание. BUJ(mop ПЕТЕЛИН
ЗОЙКИIIА КВАРfИРА Пьеса " mpe:c акта."С ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА Зоя Денисовна Пельц, вдова, 35 леr. Павел Федорович Обольяиииов, 35 леr. Александр Тарасович Аметистов, админи- стратор, 38 леr. М а11ю wка, горничная Зои, 22-х леr. Анисим Зотнкович Аллилуя, председатепь домкома, 42-х леr. Ган-Дза-Лнн, он же Газолин, китаец, 40 леr. Херувим, китаец, 28 леr. Алла Вадимовна, 25 леr. Борис Семенович Гусь-Ремонтный, ком- мерчССJСиА директор треста тугомавхнх металлов. Лизанька, 23-хлеr. Мымр а, 35 леr. Мадам Иванова, 30 леr. Роб б ер , член коплеrии эauumiИICoв. Фокстротчик. Поэт. Курильщик. Мертвое тело Ивана Васильевича. Очень ответственная Агнесса Ферапон- товна. 1-я Безответственная дама. 2-я Безответственная дама. 3-я Безответственная дама. Закройщица. Товарищ Пеструхии. Толстяк. Ванечка. Швея. Голоса. Действие происходит в городе Москве в 20-х годах ХХ столеrия. 1-й акт в мае, 2-А н 3-А- осенью, причем между 2-м н 3-м актами проходит три дня. 51
АКТПЕРВЫЙ КАРТИНА ПЕРВАЯ Сцена Представпяст кварtиру Зои - передняя, ГОСТJtная, cnanьJtЯ. Mailcкиil захат пылает в окнах. За окнами двор громадного дома играет как страшная музыкальна11 табакерка. Шаляпин поет в граммофоне: кНа ЗСА/Ле tlecь JIO!) лкн>скоiJ.•• » Голоса: кЛокупое.11 11p11Aiyca!» Шаляпин: «Чтит {}(hlll ку.кир сi!RщенныiJ... » Голоса: «TUЧU.II 1/ОЖIRЩЬI. 1/0.ЖUf» Шаляпин: ff8 умиле11ии ceptleЧНWII, nptн.-лallJIJIЯ истукан .. » Голоса: ffЛaяe.w CU.wl11lUpы!» «... Beчepi/RJI Москва»- .•a:Jeтal» Трамваil rудJП, ryJU<и. Гармо11нка играет веселую польку. 3 о я (одевается перед зеркалом громадного шкафа в спальне, напевает польку). Есть бумажка, есть бумажка. Я достала. Есть бумажка! Манюшка.Зоя Денисовна, Аллилуя к нам влез. Зоя. Гони, гони его, скажи - меня нет дома ... Маню ш к а. Да он, nроклятый ... З о я . Выставь, выставь. Скажи - ушла и больше ни­ чего. (Прячется в зеркальный шкаф.) Аллилуя.ЗояДенисовна,выдома? Манюшка.Да нету ее, я ж вам говорю- нету. И что это вы, товарищ Аллилуя, прямо в спальню к даме! Я ж вам говорю- нету. А л л и л у я . При советской власти спален не nолагает­ ся. Может, и тебе еще отдельную спальню отвести? Когда она nридет? Маню ш к а. Скудова ж я знаю? Она мне не доклада­ ется. Аллилуя.Небось к своему хахалю nобежала. М а н ю ш к а . Какие вы невоспитанные, товарищ Ал­ лилуя. Про кого это вы такие слова говорите? Аллилуя.Ты, Мары, дурака не валяй. Ваши дела нам очень хорошо известны. В домкоме все как на ладо- 52
ни. Домком - око недреманное. Поняла? Мы одним гла­ зом спим, а другим видим. На то и поставлены. Стало быть, ты одна дома? М а н ю ш к а .lllли бы вы отсюда, Анисим Зотико­ вич, а то неприлично. Хозяйки нету, а вы в спальню за­ ползли. Аллилуя.Ахты! Ты кому же это говоришь, сообра­ зи. Ты видишь, я с портфелем? Значит, лицо должност­ ное, неприкосновенное. Я всюду могу проникнуть. Ах ты! (Обнимает Манюшку.) Манюшка.Явашейсупругекакскажу,онавам все должностное лицо издерет. Алл илу я.Да постой ты, юла! Зоя (в шкафу). Аллилуя, вы свинья. Маню ш к а. Ах! (Убежала.) Зоя (выходя rй шкафа). Хорош, хорош председатель домкома. Очень хорош! Аллилуя.Ядумал, что васвсамделенету. Чегож она врет? И какая вы, Зоя Денисовна, хитрая. На все у вас прием ... Зоя. Даразве свами можно без приема,вы же че­ ловека без приема слопаете и не поморщитесь. Недели­ катиый вы фрукт, Аллилуйчик. Гадости, во-первых, гово­ рите. Что это значит «хахаль»? Это вы про Павла Федо­ ровича? Аллилуя. Я человек простой, в университете не был... З о я . Жаль. Во-вторых, я не одета, а вы в спальне торчите. И в-третьих, меня дома нет. Аллилуя. Таквы ждома. Зоя . Нет меня. Аллилуя. Дома ж вы. Зоя . Нет меня. А л л и л у я . Довольно-таки странно ... Зоя. Ну, говорите коротко -зачем я вам понадоби- лась. Аллилуя. Насчеткубатуры я пришел. Зоя . Маиюшкиной кубатуры? Аллилуя. Ги... ги... уж вы скажете. Язык у вас.. уж... и язык ... Зоя . Что? Опять уплотнение? Аллилуя. Само собой. Вы одна,акомнатшесть. Зоя . Как это одна? А Манюшка? 53
Аллилуя. Маиюшка - прислуга. Она при кухне шестнадцать аршин имеет. Зоя . Манюшка! Манюшка! Манюшкаl Маню ш к а (появляясь). Что, Зоя Денисовна? Зоя. Тыкто? М а н ю ш к а . Ваша племянница, Зоя Денисовна. А л л и л у я • Племянница. Ги ... ги ... Это замечательно. Ты же самовары ставишь. Зоя. Глупо, Аллилуя. Разве есть декрет, что племян- ницам запрещается самовары ставить? Аллилу я. Ты где спишь? Манюшка. В гостиной. Алл илу я. Врешь! М анюшка. Ей-богу! Аллилуя. Отвечай, как на анкете, быстро, не думай. (Скороговоркой.) Жалования сколько полу­ чаешь? Маиюшка (скороговоркой). Ни копеечки не полу- чаю. Аллилу я. Как же ты Зою Денисовну называешь? Манюшка. Ма тант1. Аллилуя. Ах,дряньдевка! Вотдрянь! Маню ш к а. Мне можно идти, Зоя Денисовна? Зоя . Иди, Манюшечка, ставь самовары, никто тебе запретить не может. Мnнюwка хнхикнуnа и упорхнула. Аллилуя. Так, Зоя Денисовна, нельзя. Я вас по дружбе предупреждаю, а вы мне вола вертите. Маиюш­ ка - племянница! Что вы, смеетесь? Такая же она вам племянница, как я вам тетя. Зоя. Аллилуя, вы грубиян. Аллилуя. Первая комната тоже пустует. З о я . Простите, он в командировке. Аллилуя. Да что вы мне рассказываете, Зоя Дени­ совна! Его в Москве вовсе нету. Скажем объективно: под­ бросил вам бумажку из Фарфортреста и смылся на весь год. Мифическая личность. А мне из-за вас общее собра­ ние сегодня такую овацию сделало, что я еле ноги унес. Бабы орут - ты, говорят, Пельц укрываешь. Тыj гово- 1 Ма tаntс.-Тетя.(Фраиц.) 54
рят, наверное, с нее взятку взял. А я, не забудьте, кан­ дидат. 3оя. Чегожхочетвашашайка? Аллилуя. Этовыпрокоготак? З о я . А вот про общее ваше, про собрание. Аллилуя. Ну знаете, Зоя Денисовна, за такие слова и пострадать можно. Будь другой кто на моем месте ... Зоя . Вот в том-то и дело, что вы на своем месте, а не другой. А л л и л у я . Постановили вас уплотнить. А половина орет, чтобы и вовсе вас выселить. 3 о я. Выселить? (Показывает шиш.) Алл илу я. Это как же понимать? З о я . Это как шиш понимайте. Аллилуя. Ну,ЗояДенисовна!Явижу - выдобром разговаривать не желаете. Только на шишах далеко не уедете. Вот чтоб мне сдохнуть, ежели я вам завтра рабо­ чего не вселю! Посмотрим, как вы ему шиши будете кру­ тить. Прощены просим. (Пошел.) Зоя . Аллилуя, Аллилуйчик! Дайте справочку: почему это у вас в доме жилищного рабочего товарищества Борис Семенович Гусь-Ремонтный один занял в бель­ этаже семь комнат? А л л и л у я . Извиняюсь, Гусь квартиру по контракту взял. Заплатил восемьсот червей въездных, и дело закон­ ное. Он нам весь дом отапливает. З о я . Простите за нескромный вопрос: а вам лично он сколько дал, чтобы квартиру у Фирсова перебить? Аллилуя. Вы, Зоя Денисовна, полегче, я лицо от­ ветственное: ничего он мне не давал. З о я . У вас во внутреннем кармане жилетки червонцы лежат серии Бэ-Эм, номера от 425900 до 425949 включи­ тельно. Выпуска 1922 года. Алnипуя расстеrнулся, достал деньrn, nобледнел. Алле-гоп! Домком - око. Недреманное. Домком - око, а Над ДОМКОМОМ еще ОКО. Аллилуя. Вы, Зоя Денисовна, с нечистой силой знаетесь, я уж давно заметил. Вы социально опасный эле­ мент! 55
З о •. Я социально опасный тому, кто мне социально опасный, а с хорошими людьми я безопасный. Аллилуя. Я к вам по-добрососедски пришел, как говорится, а вы мне сюрпризы строите. Зоя. А! Ну, это другое дело. Прошу садиться. Аллилуя (расстроен). Мерси. Зоя . Итак: Маиюшку и Мифическую личность нужно отстоять. А л л и л у я . Верьте моей совести, Зоя Денисовна, Ма­ нюшку невозможно. Весь дом знает, что прислуга, и, стало быть, ее загонят в комнату при кухне. А Мифичес­ кую личность можно: у его документ. Зоя . Ну ладно. Верю. На одного человека самоуп­ лотняюсь. Аллилуя. А на остальные-то комнаты какже?Ведь сегодня срок истекает. Зоя . На остальные комнаты мы, прелесть моя, мы вот что сделаем. (Достает бумагу.) Нате. А л л и л у я (читает). «Сим разрешается гражданке Зое Денисовне Пельц открыть показательную пошивоч­ ную мастерскую и школу... » Ого-го ... Зоя. И шко-лу. А л л и л у я. Понимаем, не маленькие... (Читает.) «... для шитья прозодежды для жен рабочих и служащих .. . гм ... дополнительная площадь ... шестнадцать саженей .. . при Наркомпросе». (В восхищении.) Елки-палки! Вино­ ват. Это... это кто же вам достал? Зоя. Невселиравно? А л л и л у я. Это вам Гусь выправил документик. Ну, знаете, ежели бы вы не были женщиной, Зоя Денисовна, прямо б сказал, что вы гений. Зоя . Сами вы гений. Раздели меня за пять лет вчис­ тую, а теперь- гений. Вы помните, как я жила до рево­ люции? А л л и л у я . Нам известно ваше положение. Неужто, в самом деле, ателье откроете? З о я . Почему же нет? Вы поглядите, я хожу в штопа­ ных чулках. Я, Зоя Пельц! Да я никогда до этой вашей власти не только не носила штопаного, я два раза не на­ дела одну и ту же пару. Аллилуя. Ногауваскакая... Зоя . Туда же! Нога! Ну вот что, уважаемый това­ рищ, копию с этой штуки вашим бандитам и кончено. 56
Меня нет. Умерла Пельц. Больше с Пельц разговоров нету. Аллилуя. Да, стакой бумажкой что же. Теперь это проще ситуация. У меня как с души скатилось. Зоя . С души бремя скатится, сомненье далеко, - и верится, и плачется ... Кстати, дали мне у Мюра сегодня пятичервонную бумажку, а она фальшЮJая. Такие подле­ цы! Посмотрите, пожалуйста. Вы ведь спец по червон­ цам ... Аллилуя. Ах, язык. Ну уж и язык у вас. (Смотрит бумажку на свет.) Хорошая бумажка. Зоя . А я вам говорю - фальшивая. Аллилуя. Хорошая бумажка. Зоя . Фальшивая! Фальшивая! Не спорьте с дамой, возьмите эту гадость и выбросьте. А л л и л у я. Ладно, выбросим. (Бросает бумажку в свой 11ортфель.) А может, и Маиюшку удастся отсто­ ять ... Зоя. Вот это так. Молодец, Аллилуя. В награду мо­ жете поцеловать меня в штопаное место. (Показывает ногу.) Закройте глаза и вообразите, что это Манюшкина нога. Аллилуя. Эх,ЗояДенисовна,эх... какая вы! Зоя. Что? Алл илуя. Обаятельная... Зоя. Ну, будет. К стороне. Дорогой мой, до сви­ данья. До свиданья. Мне нужно одеваться. Марш. Марш. Ро11ЛЬ rде·то отдаленно и бравурно иrрает Вторую рапсодию Листа. Аллилуя. До свиданья. Только уж вы сегодня ре­ шите, кем самоуплотнитесь, я зайду попозже. (Идет к двери.) Зоя. Ладно. Рояль внезапно обрывает бравурное место, начинает романс Рахманинова. НежныА голос поет: Не поА, красавица, при мне Ты песен Груэ1ш печальноn... А л л и л у я (оспюновился у двери, говорtип глухо). Что ж это? Выходит, что Гусь номера червонцев записы­ вает? 57
Зоя. Авыдумаликак? Аллилуя. Ну народ пошел! Вот народ! (Уходшп.) Обольянинов (стремительно входит, вид его ужасен). Зойка! Можно? З о я . Павлик. Павлик! Можно, ну конечно, можно! (В отчаянии.) Что, Павлик, опять? О боль я н и н о в. Зоя, Зоя, Зойка! (Заламывает руки.) З о я . Ложитесь, ложитесь, Павлик. Я вам сейчас ва­ лерианки дам. Может быть, вина? Обольянинов. К черту вино и валерианку! Разве мне поможет валерианка? Голос поет: Напоминают мне онс Друrую жизнь и берег дальний ... Зоя (печально). Чем же мне вам помочь? Боже мой! Обольянинов. Убейте меня! Зоя. Нет, я не в силах видеть, как вы мучаетесь! Бо­ роться не можете, Павлик? В аптеку! Рецепт есть? О боль я н и н о в. Нет, нет. Этот бездельник-врач уехал на дачу. На дачу! Люди погибают, а он по дачам разъезжает. К китайцу! Я больше не моrу. К китайцу! Зоя. К китайцу. Да... да ... Манюшка, Манюшка! Маиюшка появилась. З о я . Павел Федорович нездоров. Беги сейчас же к Газолину. Я напишу записку... Возьми раствор. Поняла? Маню ш к а. Поняла, Зоя Денисовна... Обольянинов. Нет,ЗояДенисовна! Пустьонсам сюда придет и при мне разведет. Он мошенник. Вообще в Москве нет ни одного порядочного человека. Все жулики. Никому нельзя верить. И голос этот льется, как горячее масло за шею... Напоминают мне они ... другую жизнь и берег дальний .. . З о я (отдает Манюшке записку). Сейчас же при вези. На извозчике поезжай. Манюшка. Акакегодоманету? Обольянинов. Как нет? Как нет? Должен быть! Должен! Должен! Зоя. Где хочешь достань! Узнай, где он. Беги. Лети. Маню ш к а . Хорошо. (Убегает.) 58
3 о я . Павлик, родненький, потерпите, потерпите. Сейчас она ero привезет. Голос упорно noer. « .. Hano,wunaюm Jl/111! tJ/11!...» О боль я н и н о в . Напоминают... мне они... другую жизнь. У вас в доме проклятый двор. Как они шумят. Боже! И закат на вашей Садовой rнусен. Голый закат. За­ кройте, закройте сию минуту шторы! Зоя. Да, да. (Закрывает rшпоры.) Hacтynaer тьма. КАРТИНА ВТОРАЯ ... ПоАВЛЯется мерзхая комната, освещенная кероснновоii лампочкоii. Белье на веревках. Вывеска: «Вхот в санхайскую npaцecii}'IO)), Г а н· Д за- Л и н (Г113олин) над горящеii спиртовкой Перед HIIM Херувим Ссорятся Г аз о л и н . Ты зулик китайский. Бандит! Цесуцю украл, кокаин украл. Где пропадаль? А? Как верить, кто? А? Хер у в и м . Мал-мала, малци! Сама бандити есть. Московски басак. Г аз о л и н . Уходи, сицас, уходи с працесной. Ты вор. Сухареки вор. Хер у в и м . Сто? Гоннеи бетни китайси? Сто? Мене украли сесуцю на Светном, кокаин отбил бандит, цуть мал-мала меня убиваль. Смотли. (Показывает шрам на руке.) Я тебе работал, а тепель rониси! Кусать сто бетни китаси будет Москве? Папахой товалис! Убить тебе надо. Г аз о л и н . Замалси. Ты, если убивать будешь, кому­ нистай полиций кантрами тебе мал-мала будет делать. Хер у в и м . Сто, rониси, помосники rониси? Я тебе на волотах повесусь! Г аз о л и н. Ты красть-воровать будесь? Херувим. Ниэт, ниэт... Газолин. Кази... и-боrу. Херувим. И-боrу. Газолин. Кази и-боrуессё. Херувим. И-боrу, Боrу... Господи. Г аз о л и н . Надевай халат, будись работать. Хер у в и м . Голодни, не ел селый день. Дай хлепса. 59
Газолин. Бери хлепца,напецки. Стук. Кто? Кто? Маиюшка (за дверью). Открывай, Газолин, свои. Газолин. А, Мануска! (Впускает Манюшку.) Маню ш к а. Чего ж ты закрываешься? Хороша пра- чешная. Не достучишься к вам. Г аз о л и н . А, Манусэнька, драсти, драсти. Маню ш к а. Ах, какой хорошенький. На херувима .tохож. Это кто ж такой? Газолин. Ломосиники мой. М а н юшка. Помощник. Ишь ты! На, Газолин, тебе записку. Давай скорей лекарство. Г аз о л и н . Сто? Навелно, Оболы н больной? Маню ш к а. У, не дай Бог! Руки лежит кусает. Газолин. Пяти рубли стоит. Давай денг. Маню ш к а. Нет, они велели, чтоб ты сам пришел и при них распустил, а то, говорят, что ты у себя жидко де­ лаешь. Газолин. Моянемозитсицассамаитти. Маню ш к а. Нет, уж ты, пожалуйста, пойди. Мне без тебя не велено приходить. Херувим. Сто?Молфий? Г аз о л и н (по-кwпайски). Ва-ля-валя. Херувим (по-китайски). У ля у ля ... Ля да но, ля ца но. Г аз о л и н . Мануска. Она пойдет, сделает сто надо. Манюшка. А она умеет? Газолин. Умеит, не бойси. Ты, Манусенька, отвер­ нись мало-мало. М а н юшка. Что ты все прячешься, Газолин? Знаю я все твои дела. Г аз о л и н (поворачивает Манюшку). Так, Мануска. (Херувиму.) Калаули двери. (Уходит и возвращается с коробочкой и склянкой.) Валя валя... Хер у в и м . Сто ты уцись мене? Идем, деуска. Газолин (Манюшке). А сто деньги не даесь? Манюшка. Небойся,тамзаплатят. Газолин (Херувиму). Пяти рубли пириноси. Ну, Мануска, до свидани. А когда за меня замузь пойдесь? М а н юшка. Ишь! Разве я тебе обещала? 60
rазолин. А, Мануска! А кто говориль? Х ер у в и м . Хороси деуска, Мануска. Газолин. Ты малаци. Иди, иди. Ты пиралицно види, веди. Ты, Мануска, его смотли. Белье возьми. Х ер у в и м . Сто муциси бетни китайси? (Берет фаль­ шивый узел r бельем.) Маню ш к а. Что ты его бранишь? Он тихий, как хе- рувимчик. Газолин. Он,Хелувимцик - бандит. Маню ш к а. Прощай, Газолин. Г аз о л и н . До свидани, Мануска. Пириходи скорее ... и тебе угоссю. Манюшка. Ручку поцелуй даме, а в губы нелезь. (Уходит r Херувимом.) Г аз о л и н. Хоросаи деуска, Мануска... (Напевает ки- тайскую пеrню.) Вкусная деуска, Мануска... (Угасает.) КАРТИНА ТРЕТЬЯ Вспыхивает сnиртоВJСа в квартире Зои. Х ер у в и м с полотенцем и подносом Зоя . Минутку терпения, Павлик. Сейчас. (Делает укол в руку Обольянинову.) Пауза. Обольининов. Вот. (Оживает.) Вот (Ожил.) Вот. Напоминают мне они ... иную жизнь и берег даль­ ний... Зачем же, Зойка, скрыли закат? Я так и не повидал его. Откройте шторы, откройте. Зоя. Да, да... (Открывает шторы.) В окне rycтoR маАскиА вечер. Окна зажигаются одно за друг11м Очень от.~~Меино музыка в «Аквариуме» Обольининов. Какхорошо,гляньте...Увасочень интересный двор... И берег дальний... Какой дивный голос пел это ... З о и . Хорошо сделан раствор? О боль .я н и н о в. Изумительно. (Херувиму.) Ты честныЯ китаец. Сколько тебе следует? Херувим. Семирубли. 61
З о я . Прошлый раз у вас же покупали грамм - четы­ ре рубля стоил, а сегодня уже семь. Разбойники. Обольянинов. Пусть, Зоя, пусть. Он достойный китаец. Он постарался. Зоя. Павлик, я заплачу, погодите. Обольянинов. Нет, нет, нет. С какой стати... Зоя . Ведь у вас, кажется, нет больше. Обольянинов. Нет... у меня есть еще... В этом ... как его... в пиджаке, дома .. . Зоя (Херувиму). На. Обольянинов. Воттебеещерубльначай. З о я . Да не нужно, Павлик, он и так содрал сколько мог. Херувим. Сапасиби. О боль я н и н о в. Черт возьми! Обратите внимание, как он улыбается. Совершенный херувим. Ты прямо та­ лантливый китаец. Х ер у в и м . Таланти мал-мала... (Интимно Обольяни­ нову.) Хоцесь, я тебе казды день пириносить буду? Ты Ган-Дза-Лини не говоли ... Все имеим ... Молфий, спирт ... Хоцись красиви рисовать буду? (Открывает грудь, пока­ зывает татуировку - драконы и змеи. Становится стра­ нен и страшен ) О боль я н и н о в . Поразительно. Зойка, посмотрите. З о я . Какой ужас! Ты сам это делал? Херувим. Сам.Санханделал. О боль я н и н о в. Слушай, мой херувим: ты можешь к нам приходить каждый день. Я нездоров, мне нужно ле­ читься морфием ... Ты будешь приготовпять раствор ... Идет? Хер у в и м . Идет. Бетни китайси любит холосий кварлтир. Зоя . Вы смотрите, Павлик, осторожнее. Может быть, это какой-нибудь бродяга. Оболынинов. Чтовы - нет.Унегоналицена­ писано, что он добродетельный человек из Китая. Ты не партийный, послушай, китаец? Херувим. Мы белье стилаем. 3 о я. Белье стираешь? Приходи через час, я с тобой условлюсь. Будешь гладить для мастерской. Херувим. Ладано. Обольянинов. Знаете что, Зоя, ведь у вас есть мои костюмы. Я хочу ему брюки подарить. 62
Зоя . Ну что за фантазии, Павлик. Хорош он будет и так. Обольянинов. Ну, хорошо. Я в другой раз тебе подарю. Приходи же вечером. Желаю тебе всего хороше­ го. Ты свободен, китаец. Херувим. Хопосикварлтир. Зоя . Манюшrса! Проводи китайца. М ан юшка (в передней). Ну что? Сделал? Хер у в и м . Сиделал. До савидани, Мануска. Я через час приходить буду. Я, Мануска, каздый день пириходи. Я Обольяну на слузбу поступил. Маню ш к а. На службу? На какую службу? Хер у в и м. Ликалство. Мал-мала пириносить буду. Мене Обольян шибко шанго бируки дарить будет. Манюшка. Ишь, ловкач. Хер у в и м . Ти мене поцелуй, Мануска. Маню ш к а . Обойдется. Пожалте. Хер у в и м. Я когда богатый буду, ты меня целовать будись. Мене Обольян бируки даст, я карасиви буду. (Выходит.) Манюшка. До чего ты оригинальный. (Уходит к себе.) О боль я н и н о в (в гостиной}. Напоминают мне они ... Зоя. Павлик, а Павлик. Я достала бумагу. (Пауза.) Граф, следует даме что-нибудь ответить, не мне вас этому учить. О боль я н и н о в . Напоминают... Простите, ради Бога, я замечтался. Так вы говорите - граф. Ах, Зоя, пожалуйста, не называйте меня графом с сегодняшнего дня. Зоя . Почему именно с сегодняшнего? Обольянинов. Сегоднякомневкомнатуявляется какой-то длинный бездельник в высоких сапогах, с силь­ ным запахом спирта и говорит: <<Вы бывший граф». Я го­ ворю - простите... Что это значит - «бывший граф»? Куда я делся, интересно знать? Вот же я стою перед вами. Зоя . Чем же это кончилось? Обольянинов. Он,вообразите,мнеответил:«Вас нужно поместить в музей революции». И при этом еще бросил окурок на ковер. Зоя. Ну, дальше? 63
Обольянинов. А дальше я еду к вам в трамвае мимо Зоологического сада и вижу надпись: «Сегодня де­ монстрируется бывшая курица>>. Меня настолько это за­ интересовало, что я вышел из трамвая и спрашиваю у сторожа: «Скажите, пожалуйста, а кто она теперь, при со­ ветской власти?» Он спрашивает - «Кто?» Я говорю: «Курица>>. Он отвечает: «Она таперича пятух». qказыва­ ется, какой-то из этих бандитов, коммунистический про­ фессор, сделал какую-то мерзость с несчастной курицей, вследствие чего она превратилась в петуха. У меня все перевернулось в голове, клянусь вам. Еду дальше, и мне начинает мерещиться: бывший тигр, он теперь, вероятно, слон. Кошмар! З о я . Ах, Павлик, вы неподражаемый человек! Обольян и нов. Бывший Павлик. Зоя. Ну, бывший, дорогой мой, нежный Павлик, слу­ шайте, переезжайте ко мне. О боль я н и н о в. Нет, милая Зойка, благодарю. Я могу жить только на Остоженке, моя семья живет там с 1625 года... триста лет. Зоя . Придется, видно, Лизаньку или Мымру пропи­ сать, ах, как бы мне этого не хотелось! Ну ладно. Ответь­ те, Павлик, а на предприятие вы согласны? Имейте в виду, мы разорены. О боль я н и н о 11. Согласен. Напоминают мне они ... З о я . Сегодня дала взятку Аллилуе, и у меня осталось только триста рублей. На них мы откроем дело. Кварти­ ра, это все, что есть у нас, и я выжму из нее все. К Рож­ деству мы будем в Париже. Обольянинов.Аесливаснакроетэта...какее... Зоя . Умно буду действовать - не накроет. Обольянинов. Хорошо, я не могу большевидеть бывших кур. Вон отсюда, какою угодно ценой. Зоя . О, я знаю, вы таете здесь как свеча. Я вас увезу в Ниццу и спасу. Обольянинов. Нет, Зоя, на ваш счет я ехать не хочу, а чем я могу быть полезен в этом деле, я не пред­ ставляю. З о я . Вы будете играть на рояли. Обольянинов. Помилуйте, мне станут давать на чай. А не могу же я драться на дуэли с каждым, кто пред­ ложит мне двугривенный. 64
З о я . Ах, Павлик, вас действительно нужно поместить в музей. А вы берите, берите. Пусть дают. Каждая копей­ ка дорога. Голос глухо и нежно где-то поет под рояль ((Похннем, похиием хроЛ, где мы тах страдали... » Потом обрывается. В Париж! К Рождеству мы будем иметь миллион фран­ ков, я вам ручаюсь. Обольянинов. Какжевыпереведетеденьги? Зоя. Гусь! Обольянинов. Ну,авизы?Ведьмнежеоткажут. Зоя. Гусь! Обольянинов. По-видимому,онвсемогущий,этот бывший Гусь. Теперь он, вероятно, орел. Зоя. Ах, Павлик... (Смеется.) Обольянинов. Уменяжажда.Нетлиуваспива, Зоя? Зоя . Сейчас. Манюшка! Манюшка ... Маню ш к а. Что, Зоя Денисовна? Зоя . Принеси, детка, пива побыстрей ... Маню ш к а. Я в Мисильпроме возьму. Сколько? З о я . Бутылки четыре. М а н юшка. Счас. (Упорхнула и забыла закрыть дверь в 11ередней.) О боль я н и н о в (таинственно). Маиюшка посв•­ щена? З о 11 • Конечно. Маиюшка мой преданный друг. За меня она в огонь и воду... Молодец девчонка! Обольянинов. Ктожеещебудет? З о я (таинственно). Лизанька, Мымра, мадам Ивано­ ва... Пойдемте ко мне, Павлик. Yxo.wrr. Зоя опусхаеr портьеру, глухо слышны их голоса. Голос тонхнА и глупыА поеr под 8J(J(ОМПаllемент разбитого фортепиано· Вечер был, сверкали звезды, На m~ope мороз трещал Шел по улице... Аметистов (пояВWlся в передней) .малютка. Голос: Боже, говорил MIUПOТJCB, Я озяб и есть хочу. Кто накормит, кто corpcer, Боже добрый... 3 М. БyJII'IIJCOa, т. S 65
Сироту. (Ставит замьиганный чемодан на no.rr и садится на него.) Амеmстов в кепке, рваных штанах и френче с медальоном на rpyJDt. Фу, черт тебя возьми! Отхлопать с Курского вокзала че­ тыре версты с чемоданом, это тоже номер, .я вам доложу. Сейчас пива следовало бы выпить. Эх, судьба ты моя за­ гадочная, затащила ты меня вновь в пятый этаж, что-то ты мне тут дашь? Москва, матушка. Пять лет я тебя не видал. (Заглядывает в кухню.) Эй, товарищ! Кто тут есть? Зоя Денисовна дома? Пауза. Глухо слышны голоса Обольянинова 11 Эон. Амеmсrов nодспуwивает. Ого-го... Оболынинов (за сценой, глухо). Для этого я со­ вершенно не гожусь. На такую должность нужен опыт­ ный прохвост. Аметистов. Вовремя попал! М а н ю ш к а (с бутылками). Батюшки! Двери-то я не заперла! Кто это? Вам что? А м е т и с т о в . Пардон-пардон. Не волнуйтесь, това­ рищ. Пиво? Чрезвычайно вовремя! С Курского вокзала мечтаю о пиве! Манюшка. Да кого вам? Аметистов. МнеЗоюДенисовну. Скем имею удо­ вольствие разговаривать? Маню ш к а. Я племянница Зои Денисовны. Аметистов. Очень приятно. Очень. Я и не знал, что у Зойки такая хорошенькая племянница. Позвольте представиться: кузен Зои Денисовны. (Целует Манюшке руку.) Маню ш к а. Что вы. Что вы. Зоя Денисовна! Входит в ГОС11ПI)'JО, Аметистов за нею с чемод~U~ом. Выходят Зоя и Обопьянинов. А м е т и с т о в . Пардон-пардон! Лучшего администра­ тора на эту должность вам не найти. Вам просто свезло, господа. Дорогая куэиночка, же ву салю!l Прошу извине­ ния, что перебил столь приятную беседу. 1 Jе vо us sа1uе!-Явасnриветсrвую!(Франц.) 66
Зоя, окаменев. Познакомьте же меня, кузиночка, с гражданином. 3 о я . Ты... вы... Павел Федорович, позвольте вас по­ знакомить. Мой кузен Аметист... А м е т и с т о в . Пардон-пардон. ( Обольянинову.) Пу­ тинковский, беспартийный, бывший дворянин. Оболынинов (поражен). Очень рад... А м е т и с т о в . Кузиночка, позвольте мне попросить вас на два слова а партl, как говорится. 3 о я . Павлик... извините, пожалуйста. Мне нужно перемолвиться двумя словами с Александром Тарасови­ чем ... А м е т и с т о в . Пардон! Василием Ивановичем. Про­ шел ничтожный срок, и вы забыли даже мое имя! Мне это горько. Ай, яй, яй. 3оя. Павлик... Обольянинов (поражен). Пожалуйста, пожалуйс­ та... (Уходит.) 3 о я . Манюшка, налей Павлу Федоровичу пива. Маиюшка уходит. Тебя же расстреляли в Баку, я читала! Аметистов. Пардон-пардон. Так что иэ этого? Если меня расстреляли в Баку, я, значит, уж и в Москву не могу приехать? Хорошенькое дело. Меня по ошибке расстреляли, совершенно невинно. 3 о я . У меня даже голова закружилась. Аметистов. Отрадости. 3 о я . Нет, ты скажи ... ничего не понимаю. Аметистов. Ну, натурально, под амнистию подле­ тел. Кстати об амнистии, что это у тебя эа племянница? 3 о я . Ах, какая там племянница. Это моя горничная Манюшка. Аметистов. Так-с. Понимаем. В целях сохранения жилплощади. (Зычно.) Манюшка! Манюwка. появляясъ. Милая, приволоки-ка мне пивца. Умираю от жажды. Какая же ты племянница, шут тебя возьми! 1Араrt.- В сторону. (Фращ.) 67
Маиюшка (росстроенно). Я... ceilчac ... (Уходит.) Амет11стов. Ая eil руку поцеловал. Позор-позор! З о я . Ты rде же собираешься остановиться? Имеil в виду, в Москве жилищныil кризис. Аметистов. Я вижу. Натурально, у тебя. Зоя. А если я тебе скажу, что я не моrу теб1 при­ нять? Аметистов. Ах, вот как! Хамишь, Зоilка. Ну что ж, хами... хами... Гонишь двоюродного брата, пешком першеrо с Курского вокзала? Сироту? Гони, rони... Что ж, 1 человек маленькиil. Я yilдy. И даже пива пить не стану. Только вы пожалеете об этом, дoporu кузи­ ночка. Зоя . Ах, ты хочешь испугать. Не беспокоilс1, 1 не из пуr.ливых. Аметистов. Зачем пугать?Я, Зо1 Денисовна, чело­ век пор1дочныil. Джентльмен, как rоворитс1. И, будь 1 нея,еслиянепоilдуинедонесувГепеуотом,чтоты организуешь в cвoeil уютноil квартирке. Я, дoporu Зоя Денисовна, все слышал! Э о .11 (стала бледна, глухо). Как ты вошел без звонка? Аметистов. Дверь бьшаоткрыта. Зоя. Судьба - это ты! M81110wxa входит с nивом. Ах, Манюшка, Манюшка! Ты дверь не закрыла? Маню ш к а (росстроен11о). Извините, Зоя Денисов­ на, забыла. 3 о я . Ах, Манюшка, ах. Ну ничеrо, ничеrо. Иди. Из­ винись перед hавпом Федоровичем... МоНJОшка ywna. Аметистов (пьет пиво). Фу, хорошо! Прекрасное пиво в Москве! В провинции такая кисп~тина, в рот взяn нельзя. Квартиру-то ты сохранила, я вижу. Молодец, Зоilка. 3 о .11 • Судьба. Видно, придется мне еще нести мoil крест. Аметистов. Ты что жхочешь,чтобыя обиделся и ушел? Зоя . Нет. nocтoil. Что ты хочешь прежде всеrо? А метистов. Прежде всеrо- брюки. 68
3 о я . Неужели у тебя брюк нет? А чемодан? Аметистов. В чемодане шесть колод карт и порт­ реты вождей. Спасибо дорогим вождям, ежели бы не они, я бы прямо с голоду издох. Шутка сказать, в почтовом поезде от Баку до Москвы. Понимаешь, захватил в культ­ отделе в Баку на память пятьдесят экземпляров вождей. Продавал их по двугривенному. 3оя. Ну,тыитип! Аметистов. Чудное пиво. Товарищ, купите вождя! Один буржуй пять штук купил. Я, говорит, их родным раздарю. Они любят вождей. 3 о я . Карты крапленые? Аметистов. За кого вы меня принимаете, мадам? 3 о я . Брось, Аметистов. Где ты шатался пять лет? Аметистов. Эх, кузина! .. Эх ... В Чернигове я под­ отделом искусств заведовал. 3 о я . Воображаю. Аметистов. Белые пришли. Мне, значит, красные дали денег на эвакуацию в Москву, а .я, стало быть, эва­ куировался к белым в Ростов. Ну, поступил к ним на службу. Красные, немного погодя. Я, значит, у белых по­ лучил на эвакуацию и к красным. Поступил заведующим агитационной группой. Белые~ мне красные на эвакуа­ цию, я к белым в Крым. Там я просто администратором служил в одном ресторанчике в Севастополе. Ну, и напо­ ролся на одну компанию, взяли у меня пятьдесят тысяч в один вечер в железку. 3 о я. У тебя? Ну, уж это, значит, специалисты были. Аметистов. Темные арапы, говорю тебе, темные! Нуте-с, и пошел я нырять при советском строе. Куда меня только не швыряло, Господи! Актером был во Вла­ дикавказе. Старшим музыкантом в областной милиции в Новочеркасске. Оттуда я в Воронеж подался, отде­ лом снабжения заведовал. Наконец, убедился за четьtре года: нету у меня никакого козырного хода. И решил 11 тогда по партийной линии двинуться. Чуть не погиб, ей-богу. Дай, думаю, я бюрократизм этот изживу, ста­ жи всякие... И скончался у меня в, комнате приятель мой Чемоданов Карл Петрович, светлая личность, пар­ тийный. 3о.я• ВВоронеже? Аметистов. Нет, уж это делов Одессе произошло. Я думаю, какой ущерб дл.я партии? Одни умер, а другой 69
на его место становится в ряды. Железная когорта, так сказать. Взял .я, стало быть, партбилетик у покоiiника и в Баку. Думаю, место mxoe, нефтяное, шмендефер можно развернуть - небу станет жарко. И стало быть, открыва­ ется дверь - и знакомый Чемоданова - шасть. Дамбле! У него девятка, у меня жир. Я к окнам, а окна во втором этаже. 3 о .я . Узнаю конеii ретивых ... Аметистов. Ну, не везло, Зоечка, ну что ж ты по­ делаешь. Возьмешь карту - жир, жир ... Да ... На суде .я заключительное слово подсудимого сказал, веришь ли, не только интеллигентная публика, конвойные несознатель­ ные и те рыдали. Ну, отсидел .я ... Вижу, нечего мне боль­ ше делать в провинции. Ну, а когда у человека все поте­ ряно, ему нужно ехать в Москву. Эх, Зойка, очерствела ты в своей квартире, оторвалась от массы. 3 о я . Ну ладно. Все поняmо. Раз уж ты притащился, ничего с тобой не сделаешь. Слушаii, я тебя оставлю... Все слышал? Аметистов. Свезло, Зоечка. 3 о .я. Я не только тебя пропишу, но дам место адми­ нистратора в предприяmи... Аметистов. Зоечка! 3оя. Но в квартире мне о картах не будет и речи. Понял? Аметистов. Что она делает, товарищи? Зоя, это не марксистекиИ подход! Ведь у тебя ж карточная квар­ mра. Да дaii ты мне сюда спецов штук пять, у них те­ перь деньги... 3о.я. Карт не будет. Аметистов. Эх! З о .я . И работать будешь под строгим контролем. Смотри, Аметистов, ой смотри. Если ты выкинешь какой­ иибудь фокус, я, уж так и быть, рискну всем, а посажу тебя. Ты вздумал мени попуrать. Не беспокойс1, за меня наitдетс.я кому заступиться, а ты... ты слишком много о себе рассказал. Аметистов. Итак, • грустную повесть скитальца доверил змее. Мон дье! 1 1 М on Dieu 1-БожемоА!(Фршщ.) 70
3 о я . Молчи, болван. Где колье, которое ты перед самым отъездом в восемнадцатом году взялся продать? Аметистов. Колье? Постой, постой ... Это с брил­ лиантами? 3 о я . Ах ты, мерзавец, мерзавец! Аметистов. Спасибо, спасибо. Видали, как 3оечка родственников принимает! 3 о я . Документы-то у тебя есть? А м е т и с т о в . Документов-то полный карман, весь вопрос в том, какой из этих документов, так сказать, све­ жей. (Достает бумажки.) Чемоданов Карл... об этом речи быть не может. Сигурадзе Антон... Нет, это нехоро­ ший документ. З о я • Это ужас, ужас, честное слово. Ты же Путин­ ковский! Аметистов. Нет, Зоечка, я спутал. Путииковскиii в Москве - это отпадает. Пожалуй, лучше всего моя собственная фамилия. Я думаю, что меня уж забыли за пять лет в Москве. На, прописывай Аметистова. Постой, тут по воинской повинности у меня еще rрыжа где-то была... Зоя достает из шхафа велихолепиыс брюки. (Надевая lиmаны.) Боr благословит твое доброе сердечко, сестренка. Оrвернись. З о я . Очень ты мне нужен. Потрудись штаны вер­ нуть, это Павла Федоровича. Аметистов. Морганатический супруг? З о я • Попрошу держать себя с ним вежливо. Это мой муж. Аметистов. Фамилия ему как? З о я . Обольянинов. Аметистов. Граф? У-у, это карась. Впрочем, у него уж, наверное, ни черта не осталось. СуДR по физио­ номии, контрревоmоционер... (Выходит из-за ширм, любу­ ется штанами, которые на нем надеты.) Гуманные шта­ нишки! В таких брюках сразу чувствуешь себя на плат­ форме. З о я . Сам вьmутывайся с фамилией. В нелепое поло­ жение ставишь. Павлик! Голубчик! Оболы1нинов вxoJUIТ, 71
Извините, милый, что бросили вас одного. По делу гово­ рили. А м е т н с т о в . Увлеклись воспоминаниями детства. Ведь мы росли с Зоечкой. Я сейчас прямо рыдал. О боль я н и н о в (смотря на брюки). Напоминают мне они ... А м е т и с т о в . Пардон-пардон. Обокрали в дороге. Свистнули в Ростове второй чемодан. Прямо гротеск! Я думаю, вы не будете в претензии? Между дворянами на это нечего смотреть. Обольянинов. Пожалуйста,пожалуйста.Я ихвсе равно хотел подарить китайцу... Зоя. Вот, Павлик, Александр Тарасович будет у нас работать администратором. Вы ничего не имеете против? О боль я н и н о в. Помилуйте, я буду очень рад. Если вы рекомендуете Василия Ивановича... А м е т и с т о в . Пардон-пардон, Александра Тарасови­ ча. Вы удивлены? Это, видите ли, мое сценическое имя, отчество и фамилия. По сцене - Василий Иванович Пу­ тинковский, а в жизни Александр Тарасович Аметистов. Известная фамилия, многие представители расстреляны большевиками. Тут целый роман. Вы прямо будете ры­ дать, когда я расскажу. Обольянинов. Оченьприятно.Выоткудаизволи­ ли приехать? Аметистов. Откуда я приехал, вы спрашиваете? Из Баку в данный момент. Лечился от ревматизма. Тут целый роман. О боль я н и н о в . Вы беспартийный, разрешите спро­ сить? А мети сто в. Кель кестьон!l Что вы! Обольянинов. А у вас на груди был этотпорт­ рет... Впрочем, может быть, мне это показалось. Аметистов. Этодлядороги. Знаете, впоездеочень помогает. Плацкарту вне очереди взять. То, другое. Маиюшка (появилась). Аллилуя пришел. Зоя. Зови его сюда. (А.метистову.) Имей в виду: председатель домкома. Поговори с ним как следует. 1 Quе11е quеstiоn!-Чтозавопрос!(Фра1щ.) 72
А л л и л у я . Добрый вечер, Зоя Денисовна. Здравст- вуйте, rражданин Обольянинов. Обольянинов. Моепочтение. А л л и л у я • Ну, что? Надумали, Зоя Денисовна? Зоя . Да, вот, пожалуйста, документы. Пропишите моего родственника Александра Тарасовича Аметистова. Только что приехал. Он будет администратором школы. (Подает Аллилуе докуменпu.1.) А л л и л у я . Очень приятно. Послужить, стало быть, думаете. Аметистов. Как же, я старый закройщик, това­ рищ, по специальности. Стаканчик пива, уважаемый то­ варищ? Аллилуя. Мерси. Не откажусь. Жарко, знаете, а тут все на ногах, да на ногах. Аметистов. Да, погода, как говорится. Громадный у вас дом, товарищ дорогой. Такой rромадныйl Аллилу я. И не говорите. Прямо мученье. Ну, что ж, документы в порядке. А по воинской повинности rрыжа у вас? Аметистов. Точно так. Вот она. (Подает бумаж­ ку.) Вы партийный, товарищ? Аллилуя. Сочувствующийя. Аметистов. Al Очень приятно. (Надевает меда­ льон.) Я сам, знаете ли, бывший партийный. (Тихо, Обо­ льянинову.) Деван ле жан 1, Хитрость. Аллилуя. Отчегожевышли? А м е т и с т о в. Фракционные трения. Песогласен со многим. Я старый массовик со стажем. С прошлого года в партии. И как глянул кругом, вижу- нет, не выходит. Я и говорю Михаил Ивановичу... Аллилуя. Калинину? Аметистов. Ему! Прямо в глаза. Я старый бс;>е­ вик, мне нечего терять кроме цепей. Я одно время на Кавказе rромадную роль иrрал. И говорю, нет, говорю, Михаил Иванович, это не дело. Уклонились мы - раз. Утратили чистоту линии - два. Потеряли заветы ....я. говорит, так, говорит, так я тебя, говорит, в двадцать четыре часа, говорит, поверну лицом к деревне. Горячий старик! 1 Dеvаnt 1еsgеns.- Не при чужих. (Фршщ.) 73
Оболыr н и н о в (дико изумлен). Он гениален, кля­ нусь. Зоя. Ах мерзавец, ах мерзавец! (Вf.лух.) Довольно политики. Итак, товарищ Аллилуя, с завтрашнего дня я разворачиваю дело. Аллилуя. Ну чтож,вдобрый час.Таперичая спо­ коен. Аметистов. Итак, мы начинаем! За успех показа­ тельной школы и за здоровье ее заведующей, товарища Зои Денисовны Пельц. Ура! Пьют пиво. А теперь здоровье нашего уважаемого председателя дом­ кома и сочувствующего Анисима Зотиковича... Да. Я го­ ворю, Зотиковича... (Зое.) Как бишь его фамилия? Зоя (тихо). Аллилуя. Аметистов. Вотя и хотел сказать: Аллилуя.Алли­ луя, Ал-ли-луя! И пожелать ему... Радостные мальчишки во д110рс rромадиоrо дома эаnепи: «Миоrая лета! Mнoru лета!» Вот именно - многая лета! Многая лета! Маиюшка nоnилась в дверп. За неА Херувим. Аллилуя. Это что ж за китаец? Хер у в и м . Я присел договаривать. Зоя . Потом. Да это новый работинк моей мастер­ ской. (Аллилуе.) Будет гладить юбки в мастерской. Аллилуя. Ага. Аметистов (вручает XepytJUМY стакан пива). Кричи многая лета тов. Аллилуяl Манюшка, племянница, что ·стоишь, как китайская стена? Ура! Обольянинов (раздавлен). Это выдающийся чело- век. Зоя . Ах ты, мерзавец. Ах. мерзавец. Аметистов. Многаялета, многаялета! Херувим. Миноги и лета. Зана11ес.
АКТВТОРОЙ КАРТИНА ПЕРВАЯ Госnmая в квартире Зои превращеиа в мастерскую. На стене портрет Карла Маркса. Манекены, похожие на дам, дамь1, по"tожие на манекенов Швея трещит на машине. BoJDIЫ материи. Дело под вечер. П ер в а я (примерлет манто). Фалдит, фалдит, доро­ гая моя. Уверяю вас, безумно фалдит. И на боку линия западает. 3 акр о й щ и ц а . Да, линия немножечко неправиль­ ная. Мы здесь в припосадочку возьмем. Пер в а я . Ах нет, миленькая, нужно весь уrол вы­ нуть. А то ужасное впечатление, будто у меня не хватает двух ребер. Ради Бога, выньте, выньте! 3 акр ой щи ц а. Хорошо. (Размечает мелом на даме.) В т о рая . ... И говорит мне: «Прежде всего, мадам, вам нужно остричься». Я моментально бегу на Арбат к Жану и говорю: «Стригите меня, стригите». Он остриг меня, я бегу к ней, она надевает на меня спартри, lf, вооб­ разите себе, у меня физиономия моментально становится как котел. Третья. Хн-хн. В т о рая . Ах, миленькая. Вам смешно, а на самом деле это печально. И представьте, какая наглость с ее стороны ... П ер в а я . И по-моему, у воротника нужно сделать вытачки, чтобы не морщило. 3акройщица. Помилуйте, какие же здесь могут быть вытачки, мадам! Ворот не позволяет. Первая. А если так? В т о р а я . Наглость, наглость, наглость. Это, гово­ рит, оттого, мадам, что у вас широкие скулы. Как вам это нравится? Как по-вашему, у меня широкие скулы? Треть я . Хн. Да! Широкие. В т о рая . Простите, это у вас самой широкие скулы. Треть я . Право, не знаю. Я не имею возможности каждый месяц делать себе новую шляпу, так что не могла проверить. 15
В т о рая . Простите, кто это вам насплетничал, что я каждый месяц делаю новую шляпу? Т р е т ь я . Извиняюсь, я сплетен не слушаю. Просто ваш муж служит в тресте, стало быть получает червонцев семьдесят пять. В т о рая . Простите, муж получает спецставку - сорок червонцев, и больше никаких доходов у него нету. А м е т и с т о в (пропетая). Пардон-пардон. Я не смотрю. Вторая. Мосье Аметистов! А мети сто в. Вотр сервитерl, мадам? В т о р а я . Скажите, пожалуйста, как по-вашему, у меня широкие скулы? Неужели это правда? Аметистов. У кого? У вас? Ха-ха. Скулы? У вас. Ха-ха. У вас совсем нету скул! Пардон-пардон. Долг службы. (Улетает.) Первая. Кто это такой? Закрой щи ц а. Главный администратор школы. П ер в а я . Шикарно поставлено дело. А м е т и с т о в (в передней}. Извините, товарищ, ниче­ го не могу сделать. Апсольман2. Ежели бы у вас бьшо удостоверение с биржи труда. Место-то есть... Г о л о с (утомлен). А на бирже говорят, дайте удос­ товерение с места службы, тогда запишем. А пойдешь на­ ниматься, говорят, дай с биржи. Что ж, удавиться мне прикажете? Аметистов. Закон-с. Азакондля меня свят. Ниче­ го не могу. До свидания. (Пролетает через сцену.) Пар­ дон-пардон! Я не смотрю. Манто ваше очаровательно. (Исчезает.) П ер в а я . Какое там очаровательно. (Смотрится в зеркало.) Неужели у меня такой зад? Этого не может быть. Ш в е я (тихо). Зад, как рояль. Только клавиши при­ делать, и в концертах можно играть. Закройщица. Тише. Варвара Никаноровна. (Пер­ вой.) Я заберу с боков. Звонок. 1 Votrc scrv i tcu r .-Ваш слуга. (Франц) 2 АЬsо1umсnt.- Абсолютно. (Фрииц.) 76
А м е т и с т о в (пролетая). Пардон-пардон, я не смотрю. Третья. Какой бойкий! Аметистов (из передней}. Что, место? Вы- член профсоюза? Голос. То-то, что нет. Аметистов. Тогда, виноват, ничего не могу сде­ лать. Голос. Как же быть1В союзе говорят- поступите на службу, тогда запишем, а вы говорите, дай из союза, тогда примем. Быть-то как же? А м е т и с т о в . Обратитесь, товарищ, в юридическую консультацию. Голос. Эхо-хо. А м е т и с т о в. Честь имею КJJаняться. (Проносится.) Пардон-пардон, я не смотрю. Звонок. (В сторону.) Ах, чтоб тебе сдохнуть. (Улетает.) Т р е т ь я . Какое громадное дело у мадам Пельц. 3 акр ой щи ц а (снимает с первой .манто). Ну ладно, так и сделаем. Пер в а я . Только, пожалуйста, миленькая, чтобы к среде было готово. 3 акр ой щи ц а. К среде невозможно, мадам, Варва­ ра Никаноровна не поспеет. Пер в а я. Ах, Боже, это ужасно! (Швее.) Варвара Никаноровна! Голубчик! К среде! Ш в е я . Немыслимо, мадам. Шесть туалетов на оче- реди. (Стучит на .машинке.) Первая. Ах,это ужасно... Акпятнице? Шве я. Постараюсь. (Стучит.) Пер в а я . До свиданья ... До свиданья. (Уходит.) АМсТИсТоВ ВЫХОJUП' И3 nсрсдНсЯ. Первая• Мосье! Кпятнице! Аметистов. Все, что в моих силах, все будет сде­ лано. Первая. До свиданья. (Уходит.) А мети сто в. О ревуарl, мадам. 1 Аu rсvоir...-ДоСВиданиJI...(Франц.) 77
Звонок. Чтоб тебя громом убило! (Улетает.) В т о рая . Простите, кажется, моя очередь? Третья. Ваша. Аметистов (в передней). Место? А вы член проф­ союза? Голос. Член! Аметистов. А на бирже, позвольте узнать, доро- гоii товарищ, состоите? Г о л о с (победоносно). Состою! Аметистов. К сожалению, ни одного местанет. Г о л о с (потрясен). Неужели? Я партиiiную рекомен­ дацию могу представить. Аметистов. Обязательно. Мы и не берем никого без партиiiноii рекомендации. Разве можно? У нас мастер­ ская показательная. Бог знает кто придет. Голос. Яведь швея хорошая... Аметистов. Охотно верю, но места, увы, нет. До свидания, дорогоii товарищ. В т о рая . Голубушка, только зап6х должен быть больше, больше! Закроiiщица. Новедьэтовасбудеттолстить. В т о рая . Ах, толстить? Тогда не надо, не надо. Треть я . К полным не идет большоii зап6х. В т о рая . Простите, вы полнее меня. Треты. Хн-хн. А м е т и с т о в (проноrясь). Пардон-пардон, я не смотрю. В т о рая . Скажите, пожалуiiста, месье Аметистов, какоii зап6х мне больше поiiдет, большоii или малыii? Аметнстов. З4пах? Ага... да, зап6х. Угу... Всякиn зап6х вам очень поiiдет. Пардон-пардон, дела. (Уле­ тает.) Шве я (третьей). Пожалуiiста, мадам. (Примеряет на третьей.) Третья. Воттеперь хорошо. Эвоиох. Аметистов (летит). Товарищ Манюша. Никого не принимайте. Восемь часов уже. (В передней.) Ах, очень приятно, очень приятно... 78
Маню ш к а (пролетая). Зоя Денисовна, Агнесса Фе­ рапонтовна приехали! (Исчезает.) Аметистов (входит). Милости просим, Агнесса Ферапонтовна... А г н е с с а . Здравствуйте, здравствуйте, товарищ Аме­ тистов. А м е т и с т о в . Присаживайтесь, Агнесса Ферапон­ товна. А г н е с с а. Мерси, я на минуту. (Закройщице.) Здрав­ ствуйте, дорогая. З акр о й щи ц а . Здравствуйте, Агнесса Ферапон- товна. З о я (выходит). Очень рада, очень рада... А г н е с с а . Здравствуйте, милая Зоя Денисовна. Зоя (тихо, третьей). Прошу вас, уступите вашу оче­ редь Агнессе Ферапонтовне. Она, наверно, спешит... Т р е т ь я . Простите, Зоя Денисовна, почему я должна уступать свою очередь? Аметистов (на ухо ей). Это жена... (Шепчет.) Вторая. Я могу уступить очередь. Треть я . Нет уж, пожалуйста. Пожалуйста, я усту­ паю. З о я . Пожалуйста, Агнесса Ферапонтовна. А г н е с с а (третьей). Очень вам признательна. Меня машина ждет. (РазtlЯЗывая сверток.) Вот видите. Бант по­ местили слишком низко. Ужасное уродство. В т о р а я . Ах, какая прелесть. Парижское? Агнесса. Парижское. З акр о й щ и ц а . Это иструдно переставить. Вы при­ меряете сейчас? Агнесса. Нет, нет, я спешу. 3 акр о й щ и ц а . Мы на манекене переставим. Варва­ ра Никаноровна! А мети сто в. Эн момэнl, мадам. (Надевает платье на манекен.) Вторая. Вы давно из Парижа, мадам? А г н е с с а. Две недели. (Швее.) Вот сюда, милая, сюда. Вторая. Простите, ваш супруг не мог бы оказать некоторое содействие к получению визы в Париж? Я 1 U n m о m сn t ... -Одно мn~овснье... (Фро~Щ.) 79
тоже собираюсь съездить. Moii муж, моя фамилия Сеnу­ рахина, nравда, бесnартийный, но занимает видное nоло­ жение в Электротресте... А г н е с с а . Извините, nожалуйста, я очень тороn­ люсь. Мой муж, к сожалению, ничего не может сделать. Он не имеет никакого отношения к выдаче виз... Зоя Де­ нисовна, у меня большая nросьба, нельзя ли к завтрашне­ му дню? З о я . О да, это несложно. Варвара Никаноровна? Шве я . Посnеем ... А г н е с с а . Очень вам nризнательна, очень. Всего хо­ рошего, Зоя Денисовна. Ну, как идут дела? 3 о я . Как видите, совершенно завалены. В т о рая (сбрасывая манто). Извините, нескромный воnрос, вы сей~ас куда? А г н е с с а (удивленно). На Кузнецкий мост. Втора1 . Ах, нам по дороге. Вы ничего не будете иметь nротив, если я вас nровожу? Аметистов (тихо). Вот чертова баба, nристала как банныМ лист. Агнесса. Очень вам благодарна, но я, видители,в машине. Аметистов. Агнесса Ферапонтовна в машине. Вторая. Ничего, я вас по лестнице nровожу. А г н е с с а . Не затрудняйтесь, nожалуйста. До свида­ ния, Зоя Денисовна. В т о р а я . Я завтра зайду, Зоя Денисовна. Всего хоро- шего. (Летит за Агнессой.) Треть я • Боже, какая особа. Закройщица. Как рак вцеnилась. Хн. Третья. Ужас. До свидания. Я завтра зайду. Эакроllщица и IUВell сиимают с третьеll МаiП'О. Мерси, милая. Зоя Денисовна, сколько я вам должна? З о я . Восемьдесят nять рублей. Треть я . Пожалуйста. Пятьдесят. А остальные я во вторник nринесу. Хорошо? З о 1 . Пожалуйста. Треть я . Всего хорошего, Зоя Денисовна. 3 о я . До свидания. Все? 3акройщица. Все! З о я . Ну, nрекрасно, кончайте. (Уходит.) 80
Аметистов (входит). Уф! Ну-с, дорогие товарищи, закрывайте лавочку. Устали? Закройщица. Ужасно устала. Ш в е я . Человек тридцать было сегодня. А м е т и с т о в . Отдыхайте, товарищи, дороrие, со­ гласно Кодекса труда. Отдьiхайте. Предайтесь разумным развлечениям, С"Ьездите на Воробьевы горы... Ш в е я . Какие тут горы, Александр Тарасович. До постели бы только добраться! Аметистов. Я вас понимаю. Я сам мечтаю только об одном, как бы лечь. Лягу, почитаю на ночь что-ни­ будь по историческому материализму и усну. Не надо убирать, Варвара Никаноровна, товарищ Манюша все сделает. З акр о й щ и ц а . Прощайте, Александр Тарасович. Шве я . До свидания. Уходn'. Аметистов. До свидания, до свиданиst... У, черт, замучили окаянные. В глазах только одни зады и банты, больше ничего нет. (Достает из шкафа 6утшку конЬJIКа, выпивает рЮАiку.) Фу... Зоечка! Дорогая директриса! Зоя (вьrходит). Ну? Аметистов. Ну вот что, кузина. Дела важные. Аллу Вадимовну даешь в срочном порядке. Зоя . Не пойдет. Я уже думала об этом. А м е т и с т о в. Пардон-пардон. Ты меня слушай. Фи­ нансовые дела у нее последнее время швах. Она тебе сколько задолжала? З о я . Около пятисот рублей. Аметистов. Ну вот и козырек. З о я . Заплатит. Аметистов. Не заплатит, я тебе говорю. Ты мен1 слушай. У нее глаза некредитоспособные, По глазам всег­ 'да видно, есть у человека деньги или нет. Я по себе сужу: когда я пустой, я задумчивый, философия нападает, на социализм тянет. Говорю тебе, баба задумывается, на от­ лете она. Ежели женщина задумывается, это означает только одно из двух, или она с мужем разводится, или из СеСеРе лататы хочет дать. Деньги ей нужны до зареза, а денег нет. Ты подумай, экземплsр какой. Украшение 81
квартиры. Мадам Ивановой панданчикl. А Мымра твоя и Лизанька только и умеют визжать. Зоя. Они - второйсорт. Аметистов. Так нельзя же, шер маман2, все на втором сорте отьезжать. Звонок. Еще кого-то черт несет. Ты Аметистова слушай. Аметис­ тов большой человек. Ежели он ставит дело, то на хоз­ расчете, то на широкую ногу... Маню ш к а. Алла Вадимовна спрашивает, можно к вам? Аметистов. Во! Случай. Жми ее, жми. З о я . Ладно, не суетись. (Манюшке.) Проси сюда. Алла (оtлетипельная женщина входит). Здравствуй- те, Зоя Денисовна. Простите, если я не вовремя. Зоя. Нет, нет, очень рада. Пожалуйста. Аметистов. Целую ручку, обожаемая Алла Вади­ мовна. Платье? Что сказать о вашем платье, кроме того, что оно очаровательно! А л л а . Это комплимент Зое Денисовне. Аметистов. Алла Вадимовна. Уверяю вас, что, увидав те модели, которые мы сегодня получили из Па­ рижа, вы выбросите это платье за окно. Даю вам в этом честное слово бывшего кирасира. А л л а. Вы были кирасиром? Аметистов. Мез'уйЗ. А л л а . Вы разрешите мне, Зоя Денисовна, потом взглянуть на модели? З о я . Конечно, Алла Вадимовна. Аметистов. Ну-с,ялечу, покидаювас. Алла. Все хлопочете? Аметистов. Как же, как же. Как говорится, того согрей, тем свету дай и всех притом благословляй. (Зое, тихо.) Жми ее, жми. (Исчезает.) Алл а. Превосходный у вас администратор, Зоя Де-' нисовна. Он положительно создан для этой должности. Скажите, он действительно бывший кирасир? 1 Реndаnt.- В пару. (Франц.) 2Сhеrе m11mаn. - Мамочка. (Фршщ.) 3 М аis о ui .-Ну,разумеется.(Фршщ.) 82
Зоя . Не могу вам сказать точно, к сожалению. При· саживайтесь, Алла Вадимовна. Чаю хотите? А л л а . Блаrодарю вас, нет. Не беспокойтесь. (Пауза.) Я к вам по важному делу, Зоя Денисовна. З о я • Я слушаю вас, Алла Вадимовна. А л л а . Я хотела переговорить с вами, во-первых, от­ носительно моего долга. Я ведь должна вам, если не оши· баюсь... З о я (открыв книгу). Пятьсот один рубль. А л л а. Пятьсот один. Да, совершенно верно. Да. Дорогая Зоя Денисовна, я наношу вам большой ущерб тем, что задерживаю уплату? (Пауза.) Вопрос мой, впро· чем, нелеп, простите меня. Я сама это прекрасно пони· маю. Но дело в том, что финансовые мои обстоятельст· ва в последнее время очень неважны. Я крайне стеснена. Как никогда еще. И мне очень совестно, Зоя Денисовна. (Пауза.) Вы меня убиваете вашим молчанием, Зоя Дени· совна. Зоя . Что же я могу сказать, Алла Вадимовна? Это очень печально. А л л а. Тогда... вы простите меня, Зоя Денисовна... Вы, конечно, правы. Я попрошу у вас дня два или три и употреблю все усилия, чтобы достать эту сумму. Мне очень совестно, поверьте. (Пауза.) До свидания, Зоя Де· нисовна. Зоя . До свидания, Алла Вадимовна. Алла идс:т к двери. Алла Вадимовна, минуточку. Вы же хотели посмотреть модели. А л л а . Зоя Денисовна, вы шутите. Но это, я бы ска­ зала, суровая шутка. Мне нечем уплатить за то, что я сшила, я не знаю, как быть, а вы... Зоя . Ах, Алла Вадимовна, ну что же сделаешь? Я ведь сама в очень неважном положении. Ну что ж, не плакать же? Нельзя же все время говорить о деньгах. Мне приятно показать вам, ведь эти нэпманши хуже кухарок. А вы одна из очень немногих женщин в Москве с огром­ ным вкусом. Гляньте, ведь это прелесть. Оnсрывас:т зеркальный wхаф, в нем оспспительная гамма туалетов. Смотрите, вечернее... 83
А л л а . Изумительно. Пакэн? Зоя. Пакэн. Алла. Я узнала сразу. О, великий художник! Зоя. Но это не навсякие плечи. Наваши это годи­ лось бы. А вот сиреневое. Обратите внимание на отделку пояса. Просто, не правда ли? А л л а. Гениальная простота. Сколько оно стоит? З о я . Тридцать два червонца. (Пауза.) Так плохи дела, детка? А л л а . Зоя Денисовна, это уже переходит границы шутки. Зоя. О нет, Аллочка, так нельзя, милая! Я к вам добром, а вы мне отвечаете холодом. Это не годится. И дело не в пятистах рублях. Мало ли кто кому должен. Дело в тоне. Вот если бы вы пришли ко мне, сказали бы просто и дружетобно: Зоя, дела мои nаршивы, мы бы вместе подумали, как выпутаться из них... Но вы вошли ко мне как статуя свободы. Я, мол, светская дама, а ты Зоя-коммерсантка, портниха. Ну, а если так, я плачу вам тем же. А л л а . Зоя Денисовна. Дорогая. Это вам показалось, честное слово. Просто я настолько была подавлена, что не знала, как вам смотреть в глаза. Мой долг меня му­ чает. З о я . Ладно, садитесь. Довольно о долге. Поговорим по-иному. Итак, денег нет. Отвечайте просто и откровен­ но, как другу: скопько надо? А л л а . Много надо. Даже под ложечкой холодно, так много. Зоя. Нусколько? А л л а . Сто пятьдесят червонцев. Зоя. Зачем? А л л а. Я хочу уехать за границу. Зоя . Понятно. Значит, здесь ни черта не выходит? Алл а. Ни черта. Зоя. Ну, а он, ваш этот... Я не хочу знать, кто он, имя его мне не нужно, ОДНИМ словом - он. Разве у него нет денег, чтобы прилично вас устроить здесь? Алла. С тех пор, как умер мой муж, у меня никого нет, Зоя Денисовна. Зоя. Ой! Алла. Правда. Зоя . Ой? Странно! Чем же вы жили до сих пор? 84
А л л а . Продавала свои бриллианты. Но их больше нет. Зоя . Ну ладно, верю. Итак: сто пятьдесят червей до­ стать можно. Алла. Зоя Денисовна. З о я . Не волнуйтесь, товарищ. Слушайте, вам в визе отказали три месяца назад? Алла. Отказали. Зоя . Ну вот, а я берусь вам устроить это. И к Рожде­ ству вы уедете, я вам за это ручаюсь. А л л а. Зоя. Если вы это сделаете, вы обяжете меня на всю жизнь. И клянусь, за границей я верну вам всю сумму до копейки. З о я . AJ<, не нужны мне ваши деньги. Я вам дам воз­ можность их заработать, и очень леrко. А л л а . Милая Зоечка, мне кажется, что в Москве у меня нет возможности заработать не только сто пятьдесят червонцев, но даже сто пятьдесят копеек, то есть, я подразумеваю, сколько-нибудь приличным тру­ дом. Зоя . Ошибаетесь. Мастерская - приличный труд. Поступите у меня манекенщицей. А л л а . Зоечка. Но ведь за это же платят гроши! З о я . Понятие о грошах растяжимо. Ну, вот что: ни слова никому никогда о том, что я вам предложу, даже если вы откажетесь, что, кстати говоря, будет крайне глупо. Ни слова? Алла. Ни слова. З о я . Честное слово? Алла. Честное слово. З о я . Я вам буду платить шестьдесят червонцев в месяц, кроме того, аннулирую долг в пятьсот рублей, кроме того, достану визу. Ну? (Пауза.) Заняты только ве­ чером, и то не каждый день. (Пауза.) Ну? Алла (пятясь). Вечером. Вечером? Зоя, это штука! Это штука! З о я . До Рождества только четьrре месяца. К Рожде­ ству вы свободны как птица, в кармане у вас виза и не сто пятьдесят червонцев, а втрое, вчетверо больше, я не буду контролировать вас и никто... никогда. Слышите, никто не узнает, как Алла работала манекенщицей... Вес­ ной вы увидите Большие бульвары. На небе над Пари- 85
жем весною сиреневый отсвет, точь-в-точь такой. (Выбра­ сывает из шкафа сиреневую материю.) Голос под рояпь поет rnyxo: «Покинем, покинем край, где мы тах страдаем ... » Знаю. Знаю... В Париже любимый человек. Алла. Да. Зоя . Весною под руку с ним по Елисейским полям. И он никогда не будет знать, никогда. Алла (в ошеломлении). Вот так мастерская! Поняла. Вечером. Знаете, Зойка, кто вы? Вы черт! И никому и ни­ когда? 3оя. Клянусьl Алла. Это фокус. 3 о я. Ну? (Пауза.) Как в воду, сразу, вниз головой ... алле ... А л л а . Зойка, никому, и я через три дня приду. 3 о я. Anl (Раскрывает шкаф.) Выбирайте. Мой пода­ рок. Любое! Алла. Сиреневое! Сцена гаснет. КАР1ИНА ВТОРАЯ Вечер. Аметистов (хохочет). Видали, что значит Алек­ сандр Аметистов? Я же говорил! 3 о я . Ты не глуп, Александр Аметистов. Аметистов. Неглуп. Вы слышите,товарищи - не глуп. Что, Зоечка, хорошо я работаю? 3 о я . Да, ты исправился и поумнел. Аметистов. Ну, Зоечка, половина твоего богатства сделана моими мозолистыми руками, и визу ты мне вы­ правишь. Ах, Ницца, Ницца, когда же я тебя увижу? Ла­ зурное море, и я на берегу его в белых брюках! Не глуп! Я - гениален! Зоя . Слушай, гениальный Аметистов, об одном тебя попрошу, не говори ты по-французски. По крайней мере, при Алле не говори. Ведь она на тебя глаза таращит. 86
Аметистов. Чтоэтозначит?Я плохо, можетбыn, говорю? Зоя . Ты не плохо говоришь... ты кошмарно гово­ ришь! Аметистов. Это нахальство, Зоя. Пароль донерt! Я с десяти лет играю в шмендефер и на тебе. Плохо гово­ рю по-французски! 3 о я . И еще: зачем ты врешь поминутно? Какой ты, ну какой ты, к черту, кирасир? И кому это нужно? Аметистов. Нету у тебя большего удовольствия, чем какую-нибудь пакость сказать человеку. Вот харак­ тер! Будь моя власть, я бы тебя за один характер отпра­ вил tiы в Нарым. Зоя. Но так как власть не твоя, так готовься скорее. Не забудь, сейчас Гусь будет. Я иду переодеваться. (Ухо­ дwп.) Аметистов. Гусь? Что ж ты молчишь? (Вплдает в панику.) Гусь, Гусь, Гусь! Господа, Гусь! (Лезет вверх по леmжице, снимает портрет Маркса.) Слезайте, старичок, нечего вам больше смотреть. Ничего интересного больше не будет. И где это Ласточкино гнездо, Небесная импе­ рия?! Племянница Манюшка! Маню ш к а (появля.ясь). Вот она я. Аметистов. Мне интересно, чего ты там сидишь1 Я, что ль, один все буду двигать? М ан юшка. Я посуду мыла. Аметистов. Успеешь с посудой. Помогай! Квартира под руками Аметистова и Маюоwки вотuсбно преображается. Звонок три раза. Маэстро. Оrкр,ывай. Маню ш к а. Здравствуйте, Павел Федорович. Оболынинов (во фраке). Здравствуй, Манюша. Здравствуйте. Аметистов. Маэстро, мое почтение. Обольянинов. Простите,ядавнохотелпопросить вас: называйте меня по имени и отчеству. Аметистов. Чегож вы обиделись?Вотчудак чело­ век! Между людьми одного круга... Да и что плохого в слове «маэстро»? 1 Раrо1еd'hоnnеur1-Словочесrнl(Фрtuщ.) 87
О боль я н и н о в . Просто это непривычное обраще­ ние режет мне ухо, вроде слова <<ТОварищ». А м е т и с т о в . Пардон-пардон. Это большая разница. Кстати о разнице: нет ли у вас папиросочки? Обольянинов. Конечно,прошувас. Аметистов. Мерси боку'. Обольянинов. Зоя, к вам можно? Зоя (3а сценой). Нет, Павлик, погодите, я еще не одета. Как вы себя чувствуете? Обольянинов. Сносно,мерси. Аметистов (Манюшке). Давай нимфу. М а н ю ш к а . Сейчас. (Выдвигает UЗ•3й 3анавеса кар­ тину обнаженной женщины.) Ги... Аметистов. Вот это я понимаю! Хорошая карти­ ночка. Граф, что ·вы скажете про этот сюжетик? Манюш­ ка. Не чета тебе? Маню ш к а. Бесстыдник. А может, я лучше. (Скры­ вается.) Аметистов. Вуаля12Ведь эторай.А?Граф,давы гляньте, развеселитесь, что вы сидите, как квашня! Обольянинов. Что это такое- квашня? Аметистов. Ну, с вами не разговоришься! Как квартиру находите? А? Обольянинов. Очень уютно. Отдаленно напоми­ нает мою прежнюю квартиру. Аметистов. Хороша была? Обольянинов. Очень хороша, только у меня ее отобрали. Аметистов. Данеужели? Обольянинов. Какие-то с рыжими бородами вы­ кинули меня ... Аметистов. Это печальная история З о я . Павлик! Здравствуйте! Вы сегодня бледный. Ну­ ка, идите к свету, я погляжу на вас... Тени под глазами ... О боль я н и н о в. Нет, это пустяки. Просто я сегодня v.1ИШКОМ ДОЛГО СПал. Зоя. Ну, идемте ко мне, посидим до гостей. (Скрыва-, ется с Обольяниновым.) Условный звонок- три дОJП11Х, два хоропшх. 1 Меrci Ьеасоuр.-Бпаrодарю.(Фраиц.) 2 V о 11 а 1-Смоrрите-ха! (Франч.) 88
Аметистов. Вот он, черт ero возьми... Гдеты nро­ nадал? Херувим (r узлом). Я мал-мала юпки гладил. Аметистов. Нутебя кБогуствоими юбками. Ко­ каину принес? Херувим.Да. А м е т и с т о в. Давай, давай! Слушай, ты, Сам-Пью­ Чай, смотри мне в глаза. Хер у в и м . Смотлю тебе rалаза. Аметистов. Отвечай по совести: аспирину подсы­ пал? Херу в и м. Ниэт... Ниэт ... Аметистов. Ох, знаю я тебя. Бандит ты! Ну, если только подсыпал, Бог тебя накажет! (Нюхает.) Хер у в и м . Мал-мала наказит. Аметистов. Да не мал-мала, а он тебя на месте пришибет. Стукнет по затылку, и нет китайца! Не сыпь аспирин в кокаин. Нет, хороший кокаин. Чувствую. Мысли яснее. При такой чертовой гонке порядочному че­ ловеку невозможно без кокаина. Ну, уважаемый сын Поднебесной империи, переодевайся. Хер у в и м . Счас. (Надевает китайскую кофту и ша­ почку.) Аметистов. Совершенно другой разговор. И како­ го черта вы, китайцы, себе косы бреете. С косой тебе со­ вершенно друrая цена была быl 3вонох усповныЯ. Ага. Мымра. Эта аккуратнее всех. Херувим. Мымла приела. Аметистов. Цытьты! Какав онатебеМымра? М ы м р а . Здравствуйте, Александр Тарасович. Здрав­ ствуй, Херувимчик! Сегодня как-то особенно нарядно. Ах, какая прелесть! Хризантемы. Это мой любимый цве­ ток. Обожаю. (Поет.) И на могилу обещай ты приносить мне хризантемы... Аметистов. Шли бы вы одеваться, Натали• Нико­ лаевна, а то поздно. Сегодня большой день: новые моде­ ли будем демонстрировать. Мымр а. Прислали? Ах, кака1 прелестьl (Убегает.) Херувим зажег хитаАсхиА фонарь в HIIWe, дымит курением. 89
Аметистов. Не очень иaлerait. Хер у в и м . Я не буду налегай. (Хлопочет, r~счезает.) Звонок. Л и з а н ь к а . Почтение администратору этого монас­ тыри. А м е т и с т о в . Бон cyapl, Лизанька. Летите, nереоде- вайтесь, сейчас будет важное лицо. Лизанька. Ну? Мне? А мети сто в. Это уж от него зависит. Лизанька. А то и в nоследнее времи nочему-то в загоне. (Исче3ает.) Звонок. А м е т и с т о в (лemwn к 3еркалу, охорашивается). Здравствуйте, мадам Иванова... Иванова. Дайте мнеnаnироску. Аметистов. Манюшка. Паnиросы! Пауэа. Холодно на дворе? Иванова. Да. Аметистов. Унассюрnриз: модели nришли изПа­ рижа. Иванова. Это хорошо. А м е т и с т о в . Изумительные. Прямо nальчики обли- жешь. Иванова. Ага. Аметистов. Вы в трамвае nриехали? Иванова. Да. Аметистов. Народу много втрамвае? Иванова. Да. Маню ш к а (подает патqюсы). Вот. Аметистов. Вот-с. Прошу. И в а н о в а. Сnасибо. (Уходит.) Аметистов. Вот женщина! Ей-богу. Всю жизнь с такой можно nрожить и не соскучишьс1. Не то что ты - тарахтишь, тарахтишь. Маню ш к а. Я ведь необразованнu. 1 8оnвоir. - ДобрwА вечер. (ФJNUIII.) 90
Аметистов. А·ты образовывайся, деточка. А ты только с китайцами умеешь перемигиваться. Маню ш к а. Ничего я не перемигиваюсь ... ВластныА звонок. Аметистов. Он! Узнаю звонок коммерческого ди­ ректора. Великолепно звонит! Открывай, впускай. Потом сейчас же лети переодеваться. Херувим будет подавать. Херувим (возбужден). Гусь идет. (Исчезает.) Маню ш к а. Ах, батюшки! Гусь! (Бежит откры­ вать.) Аметистов. Зоя, Гусь! Зоя, Гусь! Принимай. Я ис­ чезаю. (Исчезает.) З о я (в роскоrином туалете). Как я рада, милый Борис Семенович! Г у с ь . Здравствуйте, Зоя Денисовна, здравствуйте! Зоя . Садитесь сюда, здесь уютнее. Ай, яй, яй, какой же вы нехороший! Г у с ь . Вы мне говорите, что я нехороший? Это заме­ чательно. Вся Москва мне твердит на всех перекрестках, что я именно хороший, и только вы одна находите, что 1то наоборот. Зоя . Ах, Борис Семенович. Москва льстива. Она преклоняется перед людьми, занимающими такое громад­ ное положение, как ваше, а я бедная портниха, мне все равно. Ай, яй! Сосед, близкий знакомый, а хоть бы раз 1ашел. Г у с ь. Поверьте мне, я с удовольствием, но у меня... Зоя . Я шучу... Я знаю, что у вас дела по горло. Г у с ь . Не по горло. а вот сколько. Утром заседание, в полдень заседание, днем - заседание. вечером заседа­ ние, а ночью... Зоя . Тоже заседание. Г у с ь. Нет, бессонница. 3 о я . Бедненький. вы переутомитесь. Гусь Уже. Зоя Ну. вот видите. Вам нужно развлекаться! Г у с ь . О том. чтобы 1 развлекался, не может быть и речи... (Увидел кapmrmy. J Ай. замечательный художник. Замечательный художник... прямо замечательный. З о я . Французская школа. 91
Г у с ь . Замечательная школа. Вот это школа! Скажи­ те, вы не хотите продать эту картину? 3оя. Авыхотелибыеекупить? Гусь. Да, я ничего бы не имел против. Я люблю картины. У меня теперь большая квартира, а стены, изви­ ните за выражение, голые. 3 о я . Так вы бы хотели на голую стену повесить голую женщину? Я и не знала, что вы такой. Г у с ь . Вы пикантная женщина. 3 о я • Ах, какая там пикантиая. Старость, старость, дорогой Борис Семенович. Картину я не собираюсь про­ давать, но когда я буду уезжать за границу, я вам ее по­ дарю. Гусь. Скакойжестати? 3 о я . Вы обидите меня отказом. Ни слова. Вы так много сделали для меня. Мастерская обязана вам своим существованием. Г у с ь . Ах, это пустяки. Кстати, о мастерской. Я ведь к вам отчасти по делу. Только это между нами. Мне нужен парижекий туалет. Знаете, какой-нибудь крик моды, червонцев на двадцать или двадцать пять. Зоя . Понимаю. Подарок? Гусь. Междунами. Зоя. Ах, плутишка! Влюблен! Ну, сознавайтесь. Влюблен? Гусь. Между нами. Зоя . Не бойтесь. Не скажу супруге. Ах мужчины, ах мужчины! Г у с ь . Замечательный художник. Зоя. Хорошо, сейчас мы все это устроим. Только уговор: это тоже между нами. Мой администратор пока­ жет вам модели, и вы выберете все, что вам нужно. А потом будем ужинать. Сегодня вы мой, я вас не выпущу. Г у с ь . Мерси. У вас есть администратор? Это замеча­ тельно. Посмотрим, посмотрим, какой у вас такой адми­ нистратор. Зоя . Сейчас вы его увидите. (Скрывается.) Аметистов (во фраке, внезапно). Кан он парль дiО солей, он вуо ле рейон. Что в переводе на русский язык означает: когда говорят о солнце, видят его лучи. Гусь. Этовымнепролучи? А м е т и с т о в . Вам, глубокоуважаемый Борис Семе­ нович. Позвольте представиться - Аметистов. 92
Гусь. Гусь. Аметистов. Желаете иметь туалетик? Доброе дело задумали, доброе дело задумали, многоуважаемый Борис Семенович. Могу вас уверить, что такого выбора вы нигде в Москве не встретите. Херувим! Херувим появляется. Г у с ь . Позвольте. Это же китаец! Аметистов. Точно так. Китаец, с вашего позволе­ нhя. Не обращайте на него внимания, почтеннейший Борис Семенович. Обыкновенный сын Поднебесной им­ перии и отличается только одним качеством - пример­ ной честностью. Гусь. Азачем китаец? А м е т и с т о в. Преданный, старый мой лакей, драго­ ценнейший Борис Семенович. Вывез я его из Шанхая, где долго странствовал, собирая материалы. Г у с ь . Это замечательно. Для чего материалы? А м е т и с т о в . Для большого этнографического труда. Впрочем, я вам как-нибудь после расскажу о своих скитаниях, глубочайше уважаемый мною Борис Семено­ вич. Вы прямо будете рыдать. Херувим! Дай нам чего-ни­ будь про:хладительного. Хер у в и м. Сицас. (Исчезает и тотчас появляется с шш.тански.м.) Аметистов. Прошу. Г у с ь . Это шампанское? Замечательно вы поставили дело, гражданин администратор. Аметистов. Же пансl! Поработав у Пакэна в Па­ риже, можно приобрести навЬJк. Гусь. Вы работали в Париже? Аметистов. Пять лет, любезнейший Борис Семе­ нович. Херувим, можешь идти. Херувим исчсэаст. Г у с ь . Вы знаете, если б я верил в загробную жизнь» я бы сказал, что он действительно вылитый херувим. Аметистов. Гm~дя на него, невольно уверуешь. Ваше здоровье, глубоко и искренне уважаемый мною Борис Семенович! А также здоровье вашего почтенного 1 Jс рсnsс!-Я.цумаю!(Фраиц.) 93
треста тугоплавких металлов! Ура, ура и ура! Нет, нет, до дна, не обижайте фирмы. Г у с ь . У вас замечательно поставлено дело. А м е т и с т о в. Будьте спокойны. Итак, она блондин­ ка, шатенка? Гусь. Кто? А м е т и с т о в . Пардон-пардон. Та уважаемая особа женского пола, для которой предназначается туалет. Г у с ь. Между нами - она светлая брюнетка. Аметистов. У вас есть вкус. Прошу вас еще бо­ кальчик, а также попрошу привстать. Гусь. Так? Аметистов. Мерси, благодарю вас. К этой визит­ ке светлая брюнетка прямо сама просится. Гигантский вкус у вас, Борис Семенович! Иначе, впрочем, и быть не может. Г у с ь . Позвольте, а если я сниму визитку? Аметистов. Если вы снимете вашууважаемую ви­ зитку, мы к ней подберем такой паидан из области брю­ неток, что вы будете поражены. Г у с ь . Я уже поражен вашей постановкой. Аметистов. Херувим! Херувим появился. Попроси маэстро, а также мадемуазель Лиз. Хер у в и м. Сицас. (Исчезает.) Оболышинов выходит. А м е т и с т о в . Конт\ Обольянинов. Располагайтесь поудобнее, милейший Борис Семенович. Миндалю? (За­ темняет сцену. Хлопнув в ладоши.) Ателье! О б о л ь я н и н о в у poiiЛII. Играет печальное. Опсрывается освещенная эстрада, и на ней появляется Л .из а н ь к а в зеленом туалете. Изображает замерзающую девуwху. Херувим сыплет на нее снеr: (Монотонно.) Что вы плачете так, одинокая, бедная де­ вочка. (Пауза.) Кокаином распятая в мокрых бульварах Мос­ квы. 1Соmtе•- Граф. (Фринч.) 94
Л~аанька умирает B03/Ie ynичttoA yptiLI. Ваш сиреневый трупик закроет саваном мгла. Лиэаныса охсиваеr, танцуеr бурно. Анфан террибльl. Мерси, мадмазель. Лизанька. Вытряхиватьса? Аметистов. Вытрахайтесь, Лизанька. Л~ааныса исчеэаеr. Обопыmинов nрекращаеr музыху. Эанавес:ху эакрываеr Аметистов. Что вы скажете, драrоценнейший Борис Семенович? Гусь. Да-а... Аметистов. Бокальчик? Г у с ь. Мерси. Нет, вы прамо обuтельнаа личность. А м е т и с т о в . Знаете, Борис Семенович. Пообтесалса в свое врема. Потере• при дворе. Гусь. Вы были при дворе? Аметистов. Точно так. Я, знаете ли, если расска­ жу вам некоторые тайны своего деторождениа, вы прамо изойдете слезами. Г у с ь. Это замечательно. Э... у вас есть, может быть, что-нибудь более... Аметистов. Закрытое... Г у с ь. Открытое... Аметистов. Узнаю ваш вкус, почтеннеiiший Борис Семенович. И поверьте фирме. (Берет rкрипку.) Ателье! М ы м р а на эстраде в роскошном и открытом 'I)'ВJJeтe хормит искусствеиных rcmyбeli. Аметистов нrрает на скриmсе но1С110рн Шопена nод ахJСомпанемент Обопыtнинова. Не выгибайтесь так, Наталы Николаевна. Вечер еще впереди. М ы м р а. Не смеiiте мне делать замечания! А м е т и с т о в (играя). Больше жизни, мадмуазель На­ тали! МузЫJСа npexpaщam:11. Фитьl Мы м р а (urчe3ll11). Невежа! ' Еnrant tеrriЫе.-Ужасноеди1'1L(Фршщ.) 95
Аметистов (ей вслед). Ву зет тре земабльl. Как вы находите, очаровательнейший Борис Семенович? Маиюшка появляется на эстраде в русском костюме. Мадемуазель Мари, стиль рюсс! Маэстро! Обольянинов играет «Светит месяЦ». Маиюшка танцует. Аметистов 11грает на балалайке. Херувим (интимно). Мануска! Когда танцуиси, мене самалатли, гости не самалатли. Маню ш к а (интимно). Уйди, черт ревнивый! Обольянинов. Я играю, горничная на эстраде танцует... Бывшие куры ... Что происходит в Москве? Аметистов. Цсс. Манюшка, скатывайся с эстрады, накрывай ужин в два счета. (Гусю.) Э бьен?2 Г у с ь (восторженно). Ателье! А м е т и с т о в . Совершенно верно, обаятельнейший Борис Семенович! И в а н о в а появляется на эстраде в роскошном и рисковD.Нном платье. Обольяни11ов играет страстныli вальс. Что скажете, Борис Семенович? Моя постановочка. (Вбе­ гает на эстраду, танцует с Ивановой. В паузе показыва­ ет.) Декольте сюр ле браЗ. (Танцует. В паузе.) Деколь­ те... (Ищет складку.) ... сюр ле до4. (Танцует.) В сущнос­ ти, я очень несчастлив, мадам Иванова. Моя мечта уехать с любимой женщиной в Ниццу, туда, где цветут рододендроны ... Иванова (таицуя). Болтун. А м е т и с т о в (заканчивая танец, бросает Иванову к ногам Гуся). Я- палач! Музыка обрывается. Хер у в и м (выбегает из-за занавески, аплодирует). Постановсика! Постановсика! Аметистова! Аметистов (скроАtно}. Ну что ты. Что ты. 1 Vоusёt~s trсsаimаЬ1с.-Выоченьлюбезны.(Фрапц.) 2 ЕhЬiсn? - Нукак?(Фршщ.) J D~collct~ sut lcs Ьrаs.-ДскольтJJроваiiiiЬlсnлсчи.(Фрапц.) 4 D~collct~ sur lc dоs.-Опсрытаяспина.(Фра1щ.) 96
Херувим исчезает Что вы скажете, чудеснейший Борис Семенович, по поводу разрезов на этом платье? Г у с ь . Где вы их видите, гражданин администратор? А м е т и с т о в. Мадам, продемонстрируйте мосье раз- резы. Пардон-пардон. (Исчезает) И в а н о в а. Вам угодно видеть разрезы, мосье? Г у с ь . Очень вам признателен, до глубины души ... И в а н о в а (внезапно садится к Гусю на колени). Ах, что вы делаете! Дерзкий. Не смейте держать меня! Гусь. Ктовам сказал,чтоявасдержу?! И в а н о в а. Дерзкий! В вас есть что-то африканское! Гусь. Вы мнельстите.ЯникогдадаженебылвАф- рике. И в а н о в а. Ну, может быть, читали про нее. (Целу­ ет Гуся.) Что вы делаете? Нет, вы безумно дерзкий. Не трогайте меня, сейчас войдут сюда. Вы знаете, мне нра­ вятся такие, как вы. Для вас, наверное, не существует препятствий. (Целует.) Я пропала... А м е т и с т о в (появился внезапно). Пардон! Иванова. Ах! (Исчезает.) Гусь (исступленно). Ателье!! Аметистов. Пардон. Ан-тракт! Занавес. АКТТРЕТИЙ КАРТИНА ПЕРВАЯ Осенний вечер в кварntре Зои Цветы о вазах. Аметистов РО фраке Аллилу я (пшищ·твенно шепчет). Аметистов. Какая жеехиднаэтоговорила? Аллилуя. Да что ж, ехидна! Люди болтают. Народ, говорят, ходит в квартиру. Аметистов. Уважаемый лорд-мэр, как же им не ходить, ежели у нас мастерская?! А л л и л у я. Фокстроты по ночам. В мое положение тоже нужно входить. Аметистов. Фокстроты! Вы слышите, товарищи, фокстроты? Призываю вас в свидетели, вы видели когда- 4 м. Бy.IIJ'IIXOB, т. s 97
нибудь фокстрот в этой квартире? Удивляюсь! Люди не умеют отличить сонаты Бетховена от фокстрота, а туда же лезут с рассуждениями. Аллилуя. Сонаты или не сонаты, но ведь и в мое положение тоже нужно входить. Аметистов. Кстати о положении. Зоя Денисовна, кажется, вам осталась должна за электричество два чер­ вонца? Аллилу я. Три. Аметистов. Двасполовиной. Аллилуя. Нет, три. Аметистов. Ну, три так три. Прошу. Аллилуя. Квитанцию я вам завтра пришлю. Аметистов. К черту этот бюрократизм и волоки- ту. Не беспокойтесь. (Икает.) Ик! А, чтоб тебя! А л л и л у я . Что, икается все? Поминает вас кто-то. Аметистов. Только вот не знаю кто! А л л и л у я . Так уж вы, пожалуйста, Александр Тара­ сович, потише с фокстротами, а то долго ли до беды. У вас, что ж, сегодня гости опять будут? Аметистов. Да,легонькиеименины. Аллилуя. Ну, прощенья просим. А м е т и с т о в . Рукопожатия отменяются. Хн-хн. Шучу-с. Ревуар! Аллипуя уходит. Видал я взяточников на своем веку, но этот Аллилуя экстраординарное явление в нашей жизни. Ик! А, черт тебя возьми! Селедки я, что ли, переложил за обедом? О боль я н и н о в входит как тень, скучный, во фраке. Ик! Пардон. Звонит тспефон. Херувим, телефон. Херувим (110 телефону). Слусаю. Да, да. Тебе Гусь зовет. А мети сто в (по телефону). Товарищ Гусь? Здравия желаю, Борис Семенович. В добром ли здоровье? В делах, в делах все. Как же, обязательно, сегодня ждем. День, можно сказать, такой выдающийся. Часикам ... Ик! Пар­ дон!.. К десяти ... Вспоминали вас, вспоминали вас, вспо- 98
минали. Когда же, говорит, я увижу этот ассирийский профиль?l Хи-хи. Секрет, секрет. Сюрприз есть. Ждем, Ждем. Честь имею кланяться. Икl о боль я н и н о в. Удивительно вульгарный r•еловек этот Гусь. Вы не находите? Аметистов. Да, не нахожу. Человек, получающий двести червонцев в месяц, не может быть вульгарным. Икl Какому черту я понадобился? Уважаю Гуся. Кто пешком по Москве таскается - вы! О боль я н и н о в . Простите, месье Аметистов. Я хожу, а не таскаюсь. Аметистов. Данеобижайтесьвы,вотчеловек!Ну, ходите. Вы ходите, а он в машине ездит. Вы в одной ком­ нате сидите, пардон, пардон, - может быть, выражение «сидите» неприлично в высшем обществе, - так воссе­ даете, а Гусь в семи! Вы в месяц наколотите, пардон, пар­ дон, наиграете на вашем фортепиано десять червяков, а Гусь две сотни. Кто играет - вы, а Гусь танцует! Обольянинов. Потому что эта власть создала такие условия жизни, при которых порядочному человеку существовать невозможно! А м е т и с т о в . Пардон, пардон. Порядочному челове­ ку при всяких условиях существовать возможно. Я - по­ рядочный, однако же существую. Я, извините за выраже­ ние, в Москву без штанов приехал. У вас же, папаша, пришлось брючки позаимствовать. Помните, в клеточку, а теперь я во фраке. Обольянинов. Простите,нокакойявампапаша? Аметистов. Да не будьте вы таким недотрогой! Что за пустяки между дворянами? Ик! Обольянинов. Простите меня. Вы действительно дворянин? Аметистов. Мне нравится этот вопрос! Да вы сами не видите, что ли? Обольянинов. Вашафамилия мне,видители,ни­ когда не ве1речалась. Аметистов. Мало ли что не ВС1речалась1 Извест­ ная пемзенекая фамилия. Эх, синьор, да если бы вы знали, что я вынес от большевиков, у вас бы волосы стали дыбом. Имение разграбили, дом сожгли. Обольянинов. УвасвкакомуездебылоимеЮ~е? Аметистов. Уменя-то?Вы говорите, у меня,кото­ рое... 99
Обольянинов. Нуда,котороесожгли. Аметистов. Ах это... В этом ... Не хочудаже вспо­ минать, потому что мне тяжело. Белые колонны, как сей­ час помню... Эн, де, труаl, фир, фюнф, зехс ... 2 Семь ко­ лонн, одна красивее дpyroii. Эх! Да что говорить! А пле­ менной скот, а кирпичный завод! Обольянинов. У моей тетки был превосходный конский, у Варвары Николаевны Барятниковой. Аметистов. ЧтоБарятникова,тетка.Уменялично был, да какой! Да что вы так приуныли? Приободритесь, отец! Обольянинов. Многоевспомнилось.Уменябыла лошадь Фараон. Я вам очень сочувствую. Аметистов. Дакакже не сочувствовать. Злодей,и тот посочувствует. Обольянинов. Уменятоска. Аметистов. Вообразите, у меня тоже. Почему, не­ известно! Предчувствия какие-то. От тоски карты помога­ ют хорошо. Обольянинов. Я не люблю карт, я люблю лоша­ дей. Фараон. В тринадцатом году в Петербурге он взял Fран-при. Напоминают мне они ... Г о л о с:: глухо поет: «Нnпомннают мне о11с... » Камзол красный, рукава желтые, черная перевязь Фараон. Аметистов. Я любил заложить фараон. Пойдет партнер углами гнуть, вы, батюшка, холодным потом обольетесь, но уж как срежете ему карточку на полном ходу, и ляжет она как подкошенная! Хлоп, как серпом! Лллилуя, что ли, меня расстроил... Эх, убраться бы из Москвы поскорей! Обольянинов. Да, поскорей. Я не моrу здесь больше жить. Аметистов. Эх! Бросьте раскисать, братишка! Три месяца еще, и мы уедем в Ниццу. Вы бывали в Ницце, rраф? Обольянинов. Бывалмногораз. 1 Un, dсuх, trоis.- Один, два, тр11. (Франц.) 2 Viсr, f unf, sсс::hs... -Четыре, nять, шес::ть...(He.1t) 100
Аметистов. Я тоже, конечно, бывал, но только в Глубоком детстве. Моя покойная матушка, помещица, во­ зила меня. Две гувернантки с нами ездили, нянька. Я, знаете ли, с кудрями. Интересно, бывают ли шулера в Монте-Карло? Наверное, бывают. Обольянинов. Я не знаю. (В тоске.) Ах, я не знаю. А м е т и с т о в . Схватило. Вот черт! Экзотическое рас­ тение. Граф, коллега! Знаете что, времени у нас вагон, до прихода гостей прошвырвемся в «Баварию». Пиво при тоске прямо врачами прописано. Обольянинов. О, мой Бог! Вы меня совершенно ошеломляете вашими словами. В пивных грязь и гадость. Аметистов. Вы, стало быть, не видели раков, ко­ торых вчера привезли в «Баварию». Хорошенькая <<Га­ дость»! Каждый рак величиной... ну, с чем бы вам срав­ нить, чтоб не соврать... с гитару ... Ползем, папаня! Обольянинов. Хорошо,идем. Аметистов. Вотэто правильно. Херувим! Херувим. Сто? Аметистов. Если Зоя Денисовна вернется раньше нас, скажи, чтобы не беспокоилась. Скоро придем. Понял? Хер у в и м . Мало-мало понял. Аметистов. Поглазам вижу, что ничего не понял. Одним словом, через двадцать минут придем. Первое­ шампанское поставить в ледник и водку тоже, а красное наоборот, в теплое место в кухню. Второе... Одним сло­ вом, дорогой мажордом желтой расы, поручаю тебе квар­ тиру и ответственность возлагаю на тебя. Граф! Алле-ву­ занl. Во- раки! .. (Выходит с Обольяниновы.м.) Хер у в и м. Мануска... Уели! Маиюшка (выбегает. целует Херувима). Чем ты мне понравился, в толк не возьму. Желтый ты, как апель­ син, но вот понравился! Вы, китайцы, лютеране? Хер у в и м . Лютеране, белье мало-мало стираем. Стой, Мануска. Я тебе сецяс вазный дела говорить буду. Ми скоро уехать будем, будем, Манускаl Я тебе беру Санхай. Манюшка. В Шанхай? Не поеду я. 1 А11еz-vоus-еn. - ПoiWDI вон. (Фр01щ.) 101
Херувим. Поедиси. Манюшка. Да не поеду я. Херувим. Поедиси. Казу - едиси. Маню ш к а. Фу ты какой. Ишь, что ты команду­ ешь? Что я тебе, жена, что ли? Хер у в и м . Я тебе зеню, Мануска, Санхай. Красиви Санхай. Манюшка. Меня нужно спросить, пойду я за тебя или нет. Что я тебе, контракт подписывала, что ли? Ишь, косой. Хер у в и м . А! Ты Газолини зенить хотеси? Маню ш к а. А хотя бы и Газолина. Я девушка сво­ бодная. Ты если ухаживаешь, ухаживай вежливо, чтобы я согласилась. Ишь, буркалы шанхайские выпятил. Крикун, я тебя не боюсь! Херу в и м. Газолини? Манюшка. Нечего,нечего... Х ер у в и м (становится страшен.) Газолини?! Манюшка. Что ты, что ты ... Херувим. Ап! (Берет Манюшку за глотку.) Я тебе сичас резать буду. Маиюшха задЫХ:Iется Ты кази, Газолини циловала? Маню ш к а. У... у ... пусти глотку, ангелок. Хер у в и м (выхватил нож). Газолин и циловала? Маню ш к а. Судьбинушка моя горькая. Помяни, Господи, рабу Марию во царствии твоем. Херувим. Циловала?! Маню ш к а. Херувимчик, хрустальный... Один разок. Не режь сиротку, пожалей ты мою юную жизнь. Х ер у в и м (спрятал нож). Зенить будешь на Газо- лин и? Манюшка. Нет, нет, нет. Хер у в и м . Кем будешь зити, мало-мало? Маню ш к а. Зарекусь, ни с кем не буду. Херувим. Со мноюзитьбудеси? Манюшка. Нет, нет... буду, буду. Что ж это такое, товарищи, он делает? Херувим. Ятебе предлозениеделал. Маню ш к а. Вот так предложение. Ай, предложение шанхайское! Ай, женишок с ножичком! 102
Херувим. Я тебе люблен. Осень люблен. Мы с тобой дело имеит Санхай. Опиум торговать будем. Весе­ ло. Ты будесь родить ребенки китайски, мало-мало, много ребенки, сесть, восемь, десять. Манюшка. Десять,даяудавлюсь. Хер у в и м . Ниет, ниет. Тут каздый скучный Москве, давится, в Санхае китайский зивет веселый. Маню ш к а. Ты меня бить будешь. Хер у в и м. Ниет, ниет. Никто бить. Я тебе, если ци­ ловать чузой китайцы будесь, горло только буду резать. Манюш ка. Спасибо. Хер у в и м . Пожалуйста. Ты сиmосай теперь. Мы скоро ехать будем. Я думал денг доставать, много сир­ вонси. Манюшка. Где? Херувим. Молци. Маню ш к а. Ой, Херувимка, что-то ты затеваешь? Херувим. Затеваисси ... Звонок. Манюшка. Катись на кухню. Херувим нсчезаеr. Маюошха открывает дверь. Ой, Господи Боже мой! Га3олин. Здрасьте, Мануска. Маню ш к а. Ой, уйди, Газолин! Газолин. Нет, я зачем уйди? Я не уйди. Ты одна, Мануска? Я к тебе пришел предложение делать. Маню ш к а. Что, предложение? Г аз о л и н. Воскресенье. Прачесный закрыт. Манюшка. Газолинушка, куда ты лезешь? Уйди, уйди. Га3олин. Нет,зацем уйди?А, Мануска.Ты мнесто говорила, а? Говорила любиен. Обманула Газолини. Маню ш к а. Что врешь, ничего я тебе не говорила. Уходи, сейчас же уходи. Что ты нахальничаешь. Вот я кликну Зою Денисовну. Г аз о л и н . Ты вресь. Никого дома нет. Ты, Мануска, много вресь. Каждый день мал-мало вресь, а я тебе люб­ лен. Маню ш к а. Ты с ножом? Ты говори, если с ножом, sr прsrмо буду караул кричать. 103
Г аз о л и н . Я с ножом. Предложение делать. Х ер у в и м (внезапно). Кто предложение? Г аз о л и н . А-а-а ... Вот он, помосники, а помосники. Ах ты, сукин сын! Херувим. Ты иди с квартиры, иди! Это моя квар­ тира, Зойкина, моя. Манюшка. Ой, что это будет! Г аз о л и н . Твоя? Баидить! Захватил квалтилу Зойки­ ну. Я тебя подобраль, ты как собака был, а ты... Не месай. Я предложение буду делать Мануськеl Херувим. Я узе делал. Она моя зена. Со мною зивет. Газолин. Врешь,сомноюзивет. Маню ш к а. Врет, врет, врет! Херувимчик, голубчик бриллиантовый, раз поцеловались. Хер у в и м . Bpecl Уходи из моей квартиры. Газолин. Ты уходи! Я милиции все расскажу, какой ты китайский тип! Хер у в и м . Милиции расскази? Маню w к а. Зайчики, миленькие! Только не режь­ тесь, дьяволы! Херувим и Газолин wиmrr. Херувим (бросается на Газоmта с ножом). Ап. Манюшка. Караул,караул,караул! Г аз о л и н . Караул! (Бросается в зеркальньп~ шкаф.) Херувим бросаСТСJI в WJCaф с ножом. Вдруг звонок. Маню ш к а. Слава тебе, Господи! Брось ножик, черт окаянный! На каторгу тебя заберут! Позвонили, дурак! Беги в кухню! Хер у в и м (закрывая шкаф на ключ). Я его потом до­ режу! (Прячет ключ в карман и исчезает.) Маню ш к а. Ох ты, Господи, Господи! (Бежwп в пе­ реднюю.) Вам кого, товарищ? Bxowrr Псструхин, Толстяк н Ванечка. Толстяк. Это не у вас, товарищ, караул кричали? Маню ш к а. Что вы, что вы, какой караул. Это я пела. Толстяк. Хороший голос у вас,товарищ. М а н юшка. А вам кого, товарищ? 104
П е с тру х и н . Мы, товарищ, комиссия из Нарком­ проса. Покажите-ка нам мастерскую. М а н ю ш к а . Заведующей сейчас нету, сегодня вос- кресенье, занятиев нет. Толстяк. Авы ктожтакая сами будете? Маню ш к а. Я ученица-модельщица. Пеструхи н. Ну, вот вы и покажите, а то нам вре- мени нету. Маню ш к а. Ну, тогда пожалуйста. Толстяк. Здесь что же помещается? Маню ш к а. А это примерочная. Толстяк. Хорошая комнатка. Вы что же, только на дам шьете? Маню ш к а. Зачем только на дам, и на женщин шьем, прозодежду для пролетариата. П е с т р ух и н . Покажите-ка нам прозодежду. Манюшка. Пожалте. ОrдерПIВает занавес:ку, среди юбок СИ.IUП Херувим. Толстяк. Воттак прозодежда! Китаец. Маню ш к а. Это из прачечной к нам ходит, юбки гладит. Пеструхин. А,юбки. Т о л с т я к. Ты что же, ходя, сдельные получаешь? Херу в и м. Сидельни. Толстяк. Ну, гладь, гладь, мы тебе не будем ме­ шать. (Задергивает занавеску.) П е с трух и н . Тэке, брекекекс. Здесь кто живет при самой мастерской? М а к юшка. Пельц, заведующая, а потом админи- стратор Александр Тарасович Аметистов. Толствк. Красивая фамилия. А ещекто? Манюшка. А еще я. Пес трух и н . Вы сами кто будете, товарищ, по про- исхождению? Маню ш к а. Мой папаша крестьяне были. Толстяк. Атеперь оникто? Манюшка. Померли. Толстяк. Какая жалость, а мамаша? Маню ш к а. Они чернорабочие. Толстяк. Гдеработают? Маню ш к а. Они в Тамбове на базаре ларек имеют. 105
Толстяк. Молодец ваша мамаша. Ну, товарищ до­ рогой, покажите-ка нам остальное помещение. Маню ш к а. Пожалуйста. Вот малая примерочная. (Уходит с Толстяком.) В а н е ч к а (шепотом). Товарищ Пеструхин, так не­ возможно. Ну, хорошо, на горничную напали, на дуру, а будь Аметистов здесь, ведь это безобразие. Я ему говорю: давай, говорю, наркомпросовскую бородку с клинышком, чтоб под Главполиmросвет бьша сделана, а он сует спе­ цовскую экономическую жизнь. (Снимает бородку.) На­ тереть ему морду этой бородой. Халтурщик. Гнать таких надо парикмахеров. П е с трух и н . Не гудите, Ванечка. Приступайте. Ванечка надевает боро.цу, оживает, как ртуrь, вынимает отмычку, осматривает столы, отдерmвает занавески, обнаруживает кар111ну обнаженной жеmцssны. Го-го-rо, сюжетец. В а н е ч к а. Абсолютно. Говорил я, товарищ Пестру­ хин, квартирка. Пес трух и н . Не гудите, Ванечка. Действуйте. Ванечка открывает шкаф с ГазолsJНом. Газолин (глухо). Караул. Пестр ух и н . Что это такое? Куда ни плюнешь - китаец. Ванечка. Абсолютно. Пеструхин. Сидишь? Газоли н. Сидю. Пеструхин. Ты чтоздесьделаешь? Г аз о л и н . Я мало-мало прятался. Мене сейчас Херу- вимка-бандити резать будет. Пеструх и н. Как резать? Г аз о л и н. Он тут, бандит Херувимка, Сен-Дзин-По. Пеструхин. Это который сейчас рядом сидел? Г аз о л и н . Да, да. Меня мало-мало спасите. Пестр ух и н. Спасем, спасем, не расстраивайся. Ванечка. Абсолютно. Пеструхин (rиепотом). А зачем же Херувимка в квартире бывает? Г аз о л и н . Он мерзавец, бандит. Сюда опиум таска­ ет. Здесь опиум в квартире курят. Танцуют все, танцуют в квартире. Он разбойник. Я милицию беги, беги. Вы меня спасите. 106
Пес трух и н . Тэке, тэке, брекекекс. Ну вот что, до­ рогой мой. Ты, я вижу, малый проворный. Ты сам кто будешь? Г аз о л и н . Я Ган-Дза-Лин, цесный китаец, я горниц­ ной предлозение делал, он меня цють не зарезал мало­ мало. Ванечка. Где живешь? Газолин. УменяпрацеснаянаСадовой. Пеструхин. Ну вот что, дружок. Выкатывайся из шкафа, лети к себе домой и там жди. Мы к тебе сейчас будем. Все расскажешь. Только ты, уважаемый, ходу не вздумай дать. Мы тебя на дне моря найдем. Ванечка. Абсолютно. Газолин. Я не убегу. Только вы Херувима забери­ те, он бандит, он узе одного человека резал, его милиций ищет. Пес трух и н. Будь благонадежен. Ну, прыгай домой. ГазоJПfН исчезает. Вnиечка Э.'UСрьtвает за ним входную JUiepЬ. Ну дела. (Закрывает шкаф на ключ.) Толстяк (входя с Манюшкой). Прекрасно. И светло, и ясно. Отлично устроено помещение, товарищ Пестру­ хин. П е с трух и н . Да, это верно. А скажите, дорогой то­ варищ, тут в шкафу что у вас? Маню ш к а. Тут... тут... тряпки разные. Да у меня кточа нету, ключ-то у заведующей. Пеструхин. Ну, не беспокойтесь тогда. В дру­ гой раз как-нибудь посмотрим. Ну вот что, товарищ мо­ дельщица. Передайте заведующей, что была комиссия из Наркомпроса, осмотрела все, нашла мастерскую в об­ разцовом порядке. Мы им бумагу пришлем официаль­ ную. Толстяк. Кланяйтесь. Ванечка. Абсолютно. Пестр ух и н. До свиданья. ВыходЯТ. Маюоwха захрывает за ними JUiepЬ и возвращается. Херувим (вылетает как буря, с ножом). Уели! Ми­ лиция расскази. Я тебе рассказу! (Бросается к шкафу.)_ Маню ш к а. Дьявол! Караул! 107
Херувим открываеr wкаф, в нем nycro Что же это такое делается?! Выпучив rnaэa, смотркr на Херувима. Херувим на нее. Сцена racнer. Тьма. КАР'IИНА ВТОРАЯ Ночь. Кварrира ярко освещена. Шампанское. Цвеrы. Во всех комнатах идеr пир. При открытии занавеса звенкr гитара, звеюrr бокапw. Мужчины·I"ОС'П( в смокингах. Л из а н ь к а (стоя на столе, поет под аккомпанемент Аметистова на гитаре). Отчего, да почему, да по какому случаю, коммуниста я люблю, а беспартийных мучаю! А мети сто в. Эх, раз, еще раз! р0ббеР ·}Браво Лизанька! Эх раз! Поэт. ' ' А м е т и с т о в (кричит хроматической ZtJA4Aioй). Делай! Ах-тах-тах-тах-тах. Бурные взрывы хохота за сценой, звон бкrоrо с:текпа. Зой к а (появляется в ослеnительном туалете). Гос­ пода, кому угодно еще шампанского? Александр Тара­ сыч, не забывайте гостей. Аметистов. Ни в коем случае я их забыть не могу. Клиент нашей фирмы должен чувствовать себя, как на лоне природы. Херувим! Распахивается занавес, поквзывается ниша, превращеннu в куриnьиrо с киrаiiским бумажным фонарем. Виден курипьщих в хачапке. Курильщик (стонет). Нирвана... ЭоАха исчезаеr. Хер у в и м (появляется из ниши. Он странен, велико­ лепен). Сто? Аметистов. Шампанского! Херувим исчезаеr. Лизанька. Я пи MИJJ)'IO мою из моrипы вырою, Вырою, обмою... 108
Аме1'истов (спафосом). И опятьзарою! Роббер . } Эх, раз, еще раз! Лизанька, браво, браво! Поэт. (Амодируют.) Херувим подает шампанское, исчезает в нишу, эадерПIВает хурнльщиха. Взрыв хохота за сценоll. Слышен глухоll вопль Мертвого тела. Хохот Мымры, хохот Ивановоll. 3 ой к а (за сценой). Господа, что вы! Поэт. Лизанька, Лизанька! Нет, у меня нет слов, чтобы вырази1'Ь вам мой, мой... Что я хотел сказать... восторг. Вот книжка моих стихов. Прочтите. Вы поймете, что у меня вселенская душа. Аметистов. Браво, браво! Л из а н ь к а (прWiимает книжку стихов). Мерси. (Засовывает книжку в чулок.) Р о б б ер . Лизанька, поцелуйте меня! Поэт. Нет, меня! Роббер . Виноват, молодой человек. Виноват. П о э т . Лизанька, неужели мои стихи не стоят поце­ луя? Аметистов. Пардон, пардон,ктоже вэтом сомне­ вается? Р о б б ер . Лизанька, долой поэта! Молодой человек, что вы прилипли? Поэт. Простите, я имею такое же право, как и вы! (Явно пьян.) А м е т и с т о в. Виноват, миль пардон. Лизанькии по­ целуй такого сорта, что спор неизбежен. Если б я вам рассказал, какие mоди добивались ее поцелуя ... Лизанька (пьяна). Идобились. Аметистов. Пардон, пардон... За сценоll начинается фокстрот под рояль Сль1шно, как шархают ногами - танцуют. Пардон, пардон. Я Лизаньку поцеловал однажды и после этого рыдал два месяца. Ой! Пардон. Роббер. Лизанька, я жду. Поэт. Ая?Даразве эта черствая душав пенсне... Р о б б ер . Молодой человек, полегче. Аметистов (вскакиваетна стол, зажигаетнадЛи­ занькой лампу, f1ридает Лизаньке позу). Рынок невольниц в Алжире или Тунисе, по желанию почтенной публики. 109
ПоцелуИ Лизаньки продается с аукциона! Основная цена пять... рублей. Роббер. Шесть. Аметистов. Я принимаювашуцену.Шесть - раз. Лизанька (с гитарой). Еще раз! Аметистов. Шесть- два! (Стучит.молотком.) Поэт. Семьрублей. Аметистов. Упианино - семьрублей. Благодарю вас семь раз. Лизанька. Ещемного,многораз! Роб б ер. Восемь! Поэт. Девять. Аметистов. Благодарювас.Девять. Распахивается занавес, н нэ ниши выходит курипьщНJ(. Кур и л ь щ и к (c..Ateemcя страшныАt с.мехом). Де- сять. Аметистов. Благодарювас.В нише - десять. Кур и ль щи к. Одиннадцать. Аметистов. Вы восхищаете меня. Одиннадцать - раз. Одиннадцать - два. Роббер. Держу. Зой к а (внезапно). ПоцелуИ Лизаньки за одиннад­ цать рублей! Я стыжусь за вас, господа. Тогда 11 даю пят­ надцать. Аметистов. Гран мерсиt. Фирма бьет. Фирма не уступит. Пятнадцать - раз, пипrадцать - два. Зойка исчезает, все врем• 311)'ЧИТ фохсtрОТ за сценой. Роббер. Держу. К у р и л ь щ и к . Шестнадцать, семнадцать, восемнад­ цать, девитнадцать, двадцать, еще раз... Лизанька. Ещемного,многораз... Аметистов. Ниша ведет. В нише двадцать. В нише - два червонца - раз, в нише два tJервонца - два ... Роббер. Уступаю. Аметистов. Здесь уступают, ниша получает шанс. Я завидую вам. Два червонца- два... 1 Grа nd mсrсi.- Большое спасибо. (Фрииц.) 110
П о э т . Лизанька, я вас теряю. Лиза, прочти книгу моих стихов. Аметистов. Двадцать - три. Я поздравляю вас, счастливец. Курипьщик достает бумажних. ЗоЯха появляется как из-под земли, nринимает два червонца. Один из них проТJIПiваст Лизаньке, та прячет его в чулок. Кур и л ь щи к (поднимается на стол разочарованно) Ах, я думал, что это мальчик. Роббер (саркастически). Пропали ваши денежки, молодой человек. Лизанька. Этонахальство. ЗоЯха исчезает. Аметистов. Пардон, пардон. Желание клиента в этом доме - непреложный закон. За неисполнение - расстрел. (Интимно КурильЩШ(у.) В следующий раз будет громадная партия мальчиков. Курильщик. Да, да (уходит медленно, бормочет). Мой златокудрый Аполлон. (Скрыsается в нише.) Дарю. П о э т. Я понимаю этого человека. Лизанька, он по­ дарил ваш поцелуй мне. Роббер. Объедочкамн питаетесь, молодой человек (Уходит.) Поэт цепуст ЛИ311Ньху, обнимает ее и в фокстроте уносиrся с нею. Аметистов (философски). Пардон, пардон, не ос­ корбляйте фирмы. (Исче3ает.) Фокстрот за сценой принимает несхольхо дикий характер. Взрывы хохота. Опять rnyxoA вопль Mqmюro тела. Не разберешь, что он кричит. В фокстроте вылетает И в а н о в а с Фокс:тротчнком. Фокстротчик (танцуя). Вы танцуете совершенно исключительно. (Напевает.) Пам-пам-пам ... И в а н о в а . В вашем профиле есть что-то греческое. Л1nанька проносJПСЯ в фокстроте с Поэтом. П о э т . Лизанька, в этом фокстроте звучит что-то ин­ фернальное. В нем нарастающее мученье без конца. Л из а н ь к а . Лам-ца-дрица-а-ца-ца .. УлетаJОТ. 111
Мымр а (проносится в фокстроте с Роббером). Вы, вероятно, страшно страстный. Ах, мужчины в пенсн • меня волнуют! Роббер. Благодарю вас. (Уносятся.) Мертвое тело (вымывает с хрипльr.м пением). Из­ за острова на стрежень, на простор речной волны... Басы, полегче... Выплывают расписные - тенора, тише - Стеньки Разина челны... Херувим выходит из ниши. Позвольте вас спросить, мадам. Херувим. Янемадамаесте. Мертвое тело. Что за черт! К кому ни ткнешься, все не мадам да не мадам ... а сулили девочек. Херувим исчезает. И за борт ее бросает в набежавшую волну... (Подходшп к манекену.) Ara, наконец-то дама. Мадам, один тур. Улыбаетссь? Улыбайтесь, улыбайтесь, только смотрите, чтоб вам потом плакать не пришлось. Вы, может быть, думаете, что я пын? Жестоко ошибаетесь. За сцеиоА лихует фокстрот. (Обнимает .манекен за талию и танцует с ним.) Сколько вам лет, милочка? Неужели? Никогда бы не дал. Никогда в жизни не держал в руках такой талии. (Танцует, рыдая, кричит тосЮlиво.) Долой присяжного поверенного Роббера, захватившего всех дам! Уйди, подлец! (Бросает манекен на диван.) Глаза б мои на тебя не смотрели. Аметистов (внезапно). Пардон, пардон. Чего же вы расстроились, почтенный Иван Васильевич? Что вы, что вы? Чего вам не хватает в жизни? Мертвос тело. Погоди, погоди! Вот придут наши, я вас всех перевешаю. (Поет уныло.) Пароход идет прямо к пристани, будем рыб мы кормить коммунист... А м е т и с т о в . Неудобно, неудобно, Иван Василье­ вич. Позвольте я вам нашатырного спирта накапаю. Мертвое тело. Так, так. Новое оскорбление. Все пьют шампанское, а мне нашатырного спирту! Аметистов. Пардон, пардон, Иван Васильевич. Вы переутомились. 112
Роб 6 ер. Боже мой, Иван Васильевич! Нарезался, как зонтик. Ну, как тебе не стыдно! Ну, ты подумай. Где ты? В «Новой Баварии», что ли? Ты посмотри, какие женщины! Мертвое тело. Да, спасибо. (Указывает намане­ кен.) Р о б б ер . Иван Васильевич, постыдись! Мымр а (появляется). Иван Васильевич, миленький, что с вами? Аметистов. Иван Васильевич, пожалуйте в столо­ вую, вам необходимо подкрепиться. Мымр а. Негодный, я буду вашим спутником, хоть вы этого не заслужили. Мертвое тело. Пойди ты от меня к черту. Ты предатель! Мы м р а. Противный, вы не узнаете меня? Я сидела рядом с вами за ужином. Мертвое тело. Нуи чтож,чтосидела?Ионаси­ дела. (Указывает на Аметистова.) А какой толк? Р о б б ер . Опозорил ты меня навеки, Иван Васильич. Наталы Николаевна, примите мое глубочайшее извине­ ние. Вы хотите - я на колени стану! Мымра. Ах,чтовы,чтовы! Роббер (на коленях). Не сердитесь на него. У него, в сущности, золотое сердце. Он из Ростова-на-Дону, до­ мовладелец, симпатичнейшая личность. Но, понимаете, вот... Мертвое тело. Унижайся, унижайся, как насеJсо­ мое. А м е т и с т о в (Мымре). Наталья Николаевна, берите его под ручку. Иван Васильевич, пожалуйте, пожалуйте. Мертвое тело. Спасибо тебе. Один ты порядоч­ ный человек. Я тебя знаю, подлец - ты из Воронежа. Аметистов. Мерси, Жоржик. Наталы Николаев­ на, действуйте, а то что в самом деле Иван Васильевич как беспризорный. Мымра увлекает Мертвое тело. Аметистов устремпяется за ними. З о я (вырастает из-под земли). Справились? Р о б б ер . Зоя Денисовна, примите мои глубочайшие из~tинения, от имени Ивана Васильев.ича тоже. Зоя. Ну, какие пустяки. Бывает, бывает. 113
Роббер . У неrо острое малокровие. Он из Ростова­ на-Дону, шампанское бросилось в голову. На колеНJiх молю у вас... Зоя. Ах, что вы, что вы! Ну, какие пустяки. Бывает. Только... я не знаю, как а с ним распрощаюсь. Он плохо отдает себе отчет в пронсходящем... Роб б ер . Помилуйте, Зоя Денисовна. Я сию же се- кунду улажу этот вопрос. Сколько я вам должен? З о я . Двести десять рублей. Роббер. Слушаюсь. Иван Васильевич тоже? Зоя. Да. Роббер. Слушаю. (Достает деньги.) Двести десять н двести десять - это четьrреста... З о я . Двадцать. Роб б ер. Точно так. Какие у вас математические способности, Зоя Денисовна! Мерси, мерси. От имени Ивана Васильевича тоже. Ваш вечер поразителен. 3а сценой rремкr фокстрот. Зоя Денисовна, окажите мне честь. Один тур. Зоя . Ах, а стара. Роббер. Ах, что вы. Это звучит кощунственно. УC'lpCNJJIICТC8 в танце с Эodl. Херувим в nоэс китаАскоrо божка OCТIU:1'CCII в нише. В его аrатовых rnaзax забота. Маню ш к а (пробегает с подносом.) Ты что ж, дура­ чок, такой скучный сидишь? Хер у в и м . Я, Мануска, мало-мало думаю. Куда Га­ золини пропал? Маню ш к а. Ну, куда пропал? Ключ в кармане бьш, omep да выскочил. Херувим. Нет, Мануска. Мы мал-мало скоро бези будем. Маню ш к а. Куда там бези! (Убегает.) Аметистов (входя). Херувим, сейчас должна прий­ ти Алла Вадимовна: Понял? Задержи ее в передней и вы­ зови меня или Зою Денисовну. Понял? Херувим•ПоНJiл. Аметистов исчс:эасr. Херувим уходJIТ за занавеску. 3а сцсноllбуlио и ВCCCIIO, ПОД poiUIЬ ПОЮТ «Свс'Jит NCCIIЦ». 114
Г у с ь . Гусь, ты пын. До чего ты пьян, коммерческий директор тугоплавких металлов, не может нз·ыснить язык. Ты один только знаешь, почему ты пын, но нико­ му не скажешь, ибо мы, Гуси, гордые. Вокруг тебя Фрины и Аспазии вертятся как легкие сильфиды, и все увеселяют тебя, директора. Но ты не весел. Душа твоя мрачна. Почему? Ответь мне. (Манекену.) Тебе одному, манекен французской школы, я доверяю свою тайну. Я... З о я (внезапно). Вmоблен. Г у с ь . А, Зойка! Вот так мастерская! Ай да пошивоч­ ная. Ну, ничего, ничего. Ты- гениальная женщина. Хо­ чешь, я выдам тебе удостоверение - преД'Ьявительница сего есть действительно гениальная пред'Ьявительница. Иди, я тебя расцелую, в твои щеки французской школы. Но никому, никому и никогда. Ах, Зоя! Змея обвила мое сердце, и я догадываюсь, что она дрянь. З о я . Гусь, стоит ли мучиться? Ты найдешь другую. Г у с ь . Ах, Зоя! Покажи мне кого-нибудь, чтобы я хоть на время забьш про нее и вытеснил ее из своего сердца, потому что иначе в Москве произойдет катастро­ фа: Гусь разрушит на Садовой улице свою семейную жизнь с двумя маmотками и уважаемой женой ... двумя маmотками, похожими на него, как червонец на чер­ вонец. Зоя . О, мой Гусь, мой старый приятель! Подожди только несколько минут, и ты увидишь такую женщину, что забудешь все на свете. И она будет твоя, потому что кто же с тобой, Гусем, может тягаться! Г у с ь . Спасибо тебе, Зойка, за такие слова. Зойка, я хочу тебя наградить. Сколько я должен тебе? З о я . Такие вечера мы устраиваем в складчину, но вы мой друг и гость. Я с вас ничего не возьму. Гусь. Ах, ты не хочешь брать? Но а я хочудавать. Гусь широк, как Волга, когда пьшает его душа. Зоя, бери триста рублей. Зоя. Мерси. Г у с ь . И зови их всех, сзывай, сзывай сюда всех. Зоя {кричит). Лизанька, мадам Иванова. Г у с ь (играет на губах кавалерийский сигнал). Я буду всех награждать. Аметистов (вырос из-под земли). Всякий труд до­ стоин награды. Пардон, пардон. 115
Г у с ь . Администратор! Ты устроил на Садовой улице, в Москве, Париж, в котором отдохнула моя изму­ ченная душа! Прими! Аметистов. Данке зэрl. (Манит пальцами кого-то из-за занавески.) Лизанька н Иванова noJIВJIIIIOтcя. Г у с ь. Вы прямо весталки. (Дает деньги.) Л и з а н ь к а . Рады стараться, ваше превосходитель- ство. Гусь (целует Иванову). На! Иванова. Ввасестьчто-тоазиатское! Гусь (Лизаньке). На! Лизанька. Мерси. Хсруви м входит. Г у с ь. А, китаец. Получай, Херувим. Кому бы мне еще дать? Покажите мне еще кого-нибудь, чтоб я мог его озолотить. Маиюшка поnнпась. З о я . Не надо, Борис Семенович. Ваша щедрость не по советским временам. Г у с ь. Не бойся, Зоя. Трудно Гуся выставить из денег. (Манюшке.) Светит месяц, говоришь? Ну, свети, свети. (Дает деньги.) Манюшка. Мерси. П о э т (выскакивает с криком). Лизанька, где же вы? Гусь. На! Поэт. Что вы, уважаемый Борис Семенович? Гусь. Невозражать! Поэт. Тогда разрешите, уважаемый Борис Семено­ вич, поднести вам книжку моих стихов. Г у с ь . Не разрешаю! Обратись к секретарю! А м е т и с т о в (отдернул занавеску, выводит Обольяни­ нова). Месье Обольянинов! Г у с ь ( ОбольЯНWiову). На! О боль я н и н о в . Мерси. Когда изменятся времена, я вам пришлю моих секундантов. 1Dаnkсsсhr. - Бпаrодарю. (HeAI.) 116
Гусь. Дам, дам, и им дам! За сценой взрыв мужского хохОТL (Манекену.) На! Аметистов. Маэстро, марш в честь Бориса Семе­ новича. Обоnь•нинов играетнапианиномарш, под него вес торжесrвснно выходiiТ. А n n и n у • поnиnс• внезапно из п~сй, юумпсн. Зоя . Что это значит, любезнейший? Как вы пробра­ лись без звонка?.. Аллилуя. Извиняюсь. У меня ключи от всех квар­ тир. Ай да Зоя Денисовна, ай да покаэательная! Ну, те­ перь все понятно! Открыли вы, Зоя Денисовна... Зоя . Аллилуя, вы наглец! (Дает ему деньги.) Мол­ чать! (Шепотом.) Все уладим, Аллилуя, не волнуйтесь. А л л и л у я . Это другой разговор. (Иr•tезает.) Аметистов (noя8JUU!тr.я). Маэстро, прошу в залу к роялю. Гости просят уан-стэп. Оболья н и н о в. Хорошо. З о я . Павлик, Павлик, потерпите, потерпите. О боль я н и н о в. Я терплю. Напоминают мне они. Зо•. Аметистов и Обоп&Rиинов уходiiТ. Тихий звонок. Х с р у в и м npoбcraer в п~юю, потом таинственно обратно. З о • пробеrает в персдJiюю. В это врем. Херувим звдсрrивает занавеску и закрывает двери. З о я . Ну, скорее проходите на эстраду, я вас сейчас, Аллочка, выпущу сюрпризом ДЛ1 них. Алла (в вуали). Сюда? Зоя. Сюда. ПроходiiТ За сценой rовор, rул. Аметистов. Пардон, пардон. Прошу, господа. За Аметистовым в~ot~toдiiТ: Поэт, Лизанька, Мымра, Иванова, Фокстротчик, Зо•, Роббер подручку с Мертвым телом, Гусь. Пожалуйте. (Отдергивает занавеску.) Выходит Кур и n ь щи к , вес усаживаютсR. 117
Роббер . Вы прямо фея, Зоя Денисовна. Гениально! Мертвое тело. Как не гениально. Нашатырным спиртом. В Ростове за такие вещи морду бьют. Р о б б ер . Это ужас. Зоя Денисовна, простите. Зоя (Гусю). Сюда, Борис Семенович, пожалуйста. Усаживаются. Аметистов (у занавеса). Сиреневый туалет! Демон­ стрирован на вечере у президента Французской республи­ ки. Цена шесть тысяч франков. Ателье! Херувим отдерmвает занавес. На эсrраде сирень. Маэстро, прошу! Обольянинов начинает страстный вальс. Алла на эстраде выступает под музыку. В с е : браво, браво. Г у с ь . Что такое?! Это она ... Очень хорошо! .. Поэт. Очень хорошо! В с е . Браво, очень хорошо! Алла. Ах! Г у с ь . Ах! Как вам нравится этот «ax>>l Очень хоро­ шо! Замечательно. Алла Вадимовна! Все амодируют. Алла. Это вы? Гусь. Нет, это мой сосед! А л л а. Как вы попали сюда?! Гусь. Как вам это понравится? А? Она спрашивает, как я сюда попал, в то время, когда я должен спросить ее, как она сюда попала! Роббер. Воттакштука! А л л а. Я поступила модельщицей. Г у с ь . Модельщицей! Женщина, которую я любmо, женщина, на которой я, Гусь-Ремонтный, собираюсь же­ ниться, бросив супругу и пару малюток, очаровательных ангелков, - она поступает в модельщИцы! Да ты знаешь ли, несчастная,- да, именно несчастная,- куда ты по­ ступила? А л л а . Конечно, знаю. В ателье. Г у с ь . Ну да. Оно пишется ателье, а выговаривается Веселый Дом!l! 118
Обольянинов прервал ВllЛЬС. В с е . Что такое, что такое, что TaJ(oe? гусь . Видали вы, дорогие товарищи, TaJ(Oe ателье, где костюмы показывают под музыку! Мертвое тело. Правильно! Бей их! Аметистов. Пардон, пардон... П о э т . Что такое произошло? Зоя . Ага. Теперь понятно. «У меня никого нет, Зоя Денисовна, с тех пор, как умер мой.муж... » Ах вы, дрянь, ах вы, ломака! Ведь я же вас спрашивала. Предупрежда­ ла. Спасибо, Аллочка, за скандал! Поэт. В чем дело? Роббер . Понятно в чем. Хн-хн. Поэт. Уважаемый Борис Семенович! Г у с ь. Вон! Спасибо вам, Зоя Денисовна. Спасибо, спасибо! Вы мне в качестве модельщицы выставили мою невесту! Мерси. Мер т в о е т е л о. Слава тебе, Господи! Развесели- лись... Алла. Я не невеставам! Гусь. Я снеюживу, междунами. Мертвое тело. Ура! А м е т и с т о в. Пардон, пардон, Иван Васильевич. Р о б б ер . Интереснейшая история! Г у с ь. Зоя, убери их всех. Убери эту рвань! Фокстротчик. Позвольте! Мымр а. Ах! (Обморок.) Роббер . Ну, уж вы будьте добры, полегче, Борис Семенович! П о э т . Это задевает достоинство! Лизанька. Сюрприэ! Гусь. Всевон! О боль я н и н о в (оборвал вальс). Что ТаJ(Ое? Зоя . Господа, господа! Мне крайне неприятно. Ма­ ленькое недоразумение, оно сейчас разъяснится! Господа, я очень прошу всех в зал. Александр Тарасович, уладьте. Аметистов. Пардон, пардон. Прошу, господа. По­ жалуйте. Маэстро, в зал! Господа, ТаJ(Ие происшествия не редки в высшем свете. Прошу! З о я . Павлик, фокстрот немедленно в зале. Мадам Иванова... 119
И в а н о в а (Фокстротчику). Идемте. (Обхватывает его.) Зоя . Сашка, уладь, уладь, уладь! (Исчезает, закрыва­ ет за собою дверь.) Курильщик уходJП' с Херувимом. На сцене OC1'IU01'CII А л л а и Г у с ь , через некоторое время появляСТСII А м е т и с т о в и во все время объяснения выrЛЯДЬIВаСТ из-эа занавески. За сценою начинаСТСII фокстрот, СJIЫШИО, как танцуют. Г у с ь. Ателье! Ты, ты... Алла. Акакжевы попаливэтоателье? Гусь. Кто?Я?Я?!Я - мужчина!Я хожувбрюках, а не в платье, на котором разрез до самой шеи. Я хожу сюда потому, что ты выпила из меня всю кровь! А ты? А ты зачем? Алла. Заденьгами. Г у с ь . Ты это сделала сознательно? А л л а . Совершенно сознательно. Г у с ь . Так-с. Видали вы, граждане, сознательную женщину? Сознательные поступки, нечего сказать! Зачем тебе деньги? Алла. Я уеду за границу. Г у с ь . Не дам! Опять эта чертова заграница?! Не дам!! Алла. Вотя ихотелаздесьвзять. Гусь. А, за границу? Как же, за границей уже все дожидаются. Отчего это Алла Вадимовна не едет? Прези­ дент в Париже волнуется! А л л а. Да, волнуется. Только не президент, а мой жених. Аметистов. Скажи, пожалуйста! Г у с ь . Кто, кто, кто? Жених? Ну знаешь, если у тебя есть жених, тогда ты знаешь, кто ты? Ты - дряньf А л л а. Нет, я не дрянь! Не смейте оскорблять меня! Я поступила нехорошо тем, что скрыла это, но ведь я никак не полагала, что вы влюбитесь в меня. Я хотела взять у вас деньги на заграницу и уехать. Г у с ь. Бери, бери, но только оставайся! Алла. Низачто! Гдеугоднодостану иуеду! Гусь. А,теперь,когдаонав моихкольцах,таконав другом месте достанет. Ты посмотри на свои пальцы! А л л а . Нате, нате! (Бросает кольца.) 120
Г у с ь . К черту кольца! Отвечай, сколько времени ты здесь? Алла. В первый раз сегодня. Гусь. Лжешь, кобра! А л л а. И не думаю лгать. Мне так надоело лгать. Г у с ь . Ну, хорошо. Сию секунду слезай с этого по­ моста. Ты поедешь со мной или нет? Алла. Нет. Не поеду! Г у с ь . Нет? Считаю до трех. Раз, два! Ты отвечай! Считаю до десяти! А л л а . Бросьте это, Борис Семенович! И до сорока не поеду, не mоблю. Г у с ь. Ты - проституткаl Алл а 11Л10СТ в Гуся. (В U((mуплении.) Попрошу не плевать! Аметистов. Пардон, пардон, и не курить. Разме­ ном денег на затруднять, через переднюю площадку не входить! Борис Семенович... Г у с ь. Виноват. Прошу вас выйти отсюда! Аметистов. Пардон, пардон. Гусь. Я вам говорю, виноват! Зои (как фурия). Спасибо, спасибо! Великосветская дpJIHЬI А л л а . Не смейте оскорблять меня, Зои Денисовна! Мне в голову не пришло, что Борис Семенович может посещать мастерскую. Туалет я вам верну. З о я • Я вам его дарю. За глупость. Идиотка! Алл а. Что?! Что?! Г у с ь . Стой! Куда? За границу? Алл а. Издохну, но сбегу! Г у с ь . Ну, так вот. Не будь я Гусь-Ремонтный, если вы не получите шиш вместо заграницы. Увидите вы визу! Алла. Без визы удеру! Мертвое тело в дверях. Мер т в о е т е л о. Позвольте. Самое интересное без меня! Роббер. Иван Васильевич! (Увлекает его нщад.) За сценою фокстрот. Гусь. Без визы? Неудастся! 121
За сценою шум, фокстрот оборвался. Обольянинов (в дверях). Я попрошу не оскор- блять женщину! Г у с ь. Пианист, уйди. Обольянинов. Простите,янепианист. 3 о я . Павлик, сейчас же играйте. Что вы делаете? Обольянинов исчезает. Г у с ь . Будете вы вещи на Смоленском рынке прода­ вать! Вы попадете в больницу, и посмотрю я, как вы в вашем сиреневом туалете... Ах, ах ... Фокстрот то обрывается, то вспыхивает вновь. Аметистов. Алла Вадимовна, прошу. Манюшка, выпусти! Манюwка вд~~ерях. г у с ь . Алла, люблю! Алла, вернись! я тебе визу до­ стану! Визу... (Ложится на ковер ничком.) 3 о я. Успокаивай, успокаивай! (Исчезает.) Аметистов. Коврик грязный! Все устроится. Одна она, что ли, на свете? Плюньте! Она даже и не красива. Так, ординерl. Г у с ь . Скройся! Оставь меня одного. Я буду тоско­ вать. Аметистов. Отлично, потоскуйте. Я возле вас здесь ликерчик поставлю и папироски. Потоскуйте. (Ис­ чезает, закрыв двери.) Глухо фокстрот. Г у с ь. Гусь тоскует. Ах, до чего Гусь тоскует! Отчего ты, Гусь, тоскуешь? Оттого, что ты потерпел непоправи­ мую драму. Ах я, бедный Борис! Всего ты, Борис, достиг, чего можно и даже больше этого. И вот ядовитая любовь сразила Бориса, и он лежит, как труп в пустыне, и где? На ковре публичного дома! Я, коммерческий директор! Алла, вернись! Аметистов. Пардон, пардон. Тихонечко, а то внизу пролетариат слышит. (Скрывается.) 1 Оrdinаirе.-Обычная.(Франц.) 122
Г у с ь . Ах я, несчастный. Алла, вернись. Хер у в и м , кра,цучись. УЙдИ, я тоскую. Хер у в и м . Тоскуеси. Зацем тоскуеси? Ты очинь ваз­ ный. Цего тоскуеси мало-мало? Г у с ь . Не моrу видеть ни одного человеческого лица, только ты один симпатичный, Херувим, китайский чело­ век. Печаль меня терзает, и от этого я нахожусь на ковре. Херувим. Пицаль?Ятозепицяль. Г у с ь . Ах, китаец! Чего тебе печалиться? У тебя еще все впереди. Ты еще в профсоюз можешь вступить. Алла! Хер у в и м . Мадама обманула. Все мадамы сибко не­ хоросие мал-мало. Ну, сто? Другую мадаму забираись. Много мадама на Москве. Г у с ь . Нет, не моrу я себе достать другую мадаму! Херу в и м. Тебе диенrе нет? Г у с ь . Ах ты, симпатичный китаец! Разве может быть такой случай на свете, чтобы Гусь не имел денег! Но вот одного не может голова придумать, как эти деньги пре­ вратить в mобовьl Ах, китаец мой. На, смотри. Хер у в и м . Сикольки много цирвонцев. Г у с ь . Утром получил пять тысяч, а вечером такой удар, от которого я свалился. Я лежу на большой дороге, и пусть каждый в побежденного Гуся пmоет, как Гусь пmоет на червонцы! Тьфу, тьфу! Хер у в и м . Пmоесь деньги. Смесной. У тебя деньга есть, мадама нет. У меня мадама есть, деньга нет. Дай по­ гладить цервонцы. Гусь. Гладь. Хер у в и м . А, цирвонцики, цирвонцики миленьки. Г у с ь . Как мне забыться? Алла! Хер у в н м ударяет Гуся nод лоnа'ПС)' ножом. Г у с ь ум11раст. Хер у в и м . Цирвонци. Теплы Санхай. (Усаживает Гуся в нише в качалку 11 дает в рук11 трубку.) А мети сто в (выглянул). Где он? Херувим. Те,яемудалкурить.Никтонеходи.Он теперь сапакойни. Аметистов. Молодец, ходя. (Исчезает.) Хер у в и м . Мануска, Мануска. Манюшка. Чего тебе? Х ер у в и м . Те, Мануска. Сицяс - Санхай бези, бези вокзал. Манюшка. Что ты, очумел? 123
За сценоil Мымра поет: «Покинем, noiCIOieм xpail, где мы так cтpaд/UDI». Аrшоднсменты. Хер у в и м . Сиц.вс мокла.в беда будет. Цирвоици имеем. Маню ш к а. Ты что такое сделал, черт? Херувим. Гус.врезал. Маню ш к а. А-а-а! Дь.ввол! Господи Иисусе, Царица небесна.в! Хер у в и м . Беги, тебе резать будем! Маню ш к а. Господи! (Исчезает с Херувимом в пе­ реднюю.) Аметистов. Борис Семенович. Пардон, пардон. Лежите? Ну, лежите, лежите, только как же это он вас одного оставил? Вы с непривычки можете перекурить. Ну вот, и ручка холодна.в. А-а? Что-о?! Сукин кот! Бандит! Этого в программе не бьшо. Как же теперь быть? Все за­ сыпались разом, крышка, гроб! Херувим, Херувим! Ну конечно: ограбил и ходу дал. А .в-то идиот! Что теперь делать, дорогие товарищи? Деньги на текущем. Завтра его хватятс.в. Вот тебе и Ницца, вот тебе и заграница. Аминь! Чего же это .11 сижу? А? Ходу! Верный мой това­ рищ, чемодан. Оп.вть с тобою вдвоем, но куда? Объ.всните мне, теперь куда податьс.в? Судьба ты мо.в, судьба! Звезда ты мо.в горемычна.в! Прикупил к п.втерке - дамбле. Ходу! Ну, Зоечка, прощай! Прощай, Зойкина квартира! З о .11 • Александр Тарасович! Александр Тарасович! А... Борис Семенович. Один? Вы не сердитесь на мен.в? Я совершенно не понимаю Аллы Вадимовны. (Глухо вскри­ кивает.) Что это такое, что это такое? (Видит брошенный фрак.) Да неужели это он! Негод.вй! Судьба мо.вl Манюш­ ка, Манюшка, Манюшка! (Мечется.) И они! Это невоз­ можно! (Открывает дверь, зовет.) Павел Федорович, Павел Федорович, на минутку! Господа, простите! Оболь.в н ин о в. Что такое, Зоечка? З о .11 • Павлик, стр.вслась беда! Эти негод.ви, китаец с Аметистовым, убили Гус.в! Ужас! И Маиюшка с ними участвовала, и пока мы там сидели, бежали. Оболь.11нинов. Каквыстранношутите,Зо.в. З о .11 • Опомнитесь, Павлик! В качалке труп. Он в крови. Мы пропали! Оболь.11нинов. Позвольте, но ведь это ужасно! Нас же никто не может обвинить в убийстве. Если эти мерзавцы... При чем же мы здесь? Я не постигаю ... 124
Зоя . Не только не могут, но наверное обвинят. Пав­ луша, нельзя терять ни одной минуты! Документ есть. Деньги в спальне. (Бросается в спальню.) Эа сценой глухая музыка, ИЗре.!U<а аплодисмеmы. Обольянннов бросаетсявследза Зоей. Пауза. Из передней появляются: Пеструхни, Ванечка, Толстяк н Газолин. Все, кроме Газолина, в смокингах н в пальто. Пеструхин. Тэкс, брекекекс. Г аз о л и н . Херувимка всегда ножом ходит. Херувим­ ку надо брать первого. Толстяк. Тише, нерасстраивайся. Пеструхин (указывая на Гуся). Это что ж, наку­ рился? Ванечка. Да, фатерка. Пеструхин. Тише. Прячутся в передней за занавеской. З о я (вбегает со взломанной шкатулкой). Нет денег! Прохвост, прохвост! Сашкина работа! Вор и убийца... Идем! Обольянинов. Зоя,яничегонепостигаю. З о я • Некогда постигать! Обольянинов.Аэтигости? Зоя. Павлушка, черт с ними! Бежим! (Бросается к передней.) Пес трух и н . Виноват. Попрошу не спешить, граж- даночка. Зоя. Ах! Пеструхин. Мадам Пельц? Ванечка. Абсолютно. Она. З о я . Кто это? Кто вы? Павлушка, это бандиты! Они зарезали Гуся! В а н е ч к а. Спокойно, мадам. Никого не режем. Мы с мандатом. З о я . А, позвольте. Я поняла! Это Уголовный розыск. Пеструхин. Вы угадали, мадам Пельц. Ванечка. Абсолютно. Зоя. Ага. Я не понимаю, как вы успели. Ну, вот что. Я и Оболынинов никакого отношения к убийству не имеем. Это китаец, он приходил гладить юбки в мастер­ скую. Я даже не знаю, как его зовут,- и негодяй Аме­ тистов, которого я приютила. Они убили и бежали. Пеструхин. Когоубили?! Зоя. Гуся. 125
Все бросаются к трупу Гуся. Газолин. Херувимкабезал!! Пес трух и н . Эre-re. Ванечка, эх вы. Говорил я, сразу надо было брать Херувимку. Г аз о л и н . Ванецка, Херувимку выпустил! Ванецка! Т о л с т я к. Тише, тише, тише, тише, не расстраивайся. Суета. Пеструхин. Ктозадверями? Зоя . Гости, у меня именины. Пеструх и н. Ага, так. З о я . Это никакого отношения к убийству не имеет! Пеструхин. Ванечка! Ванечка (открывает двери). Ваши документики, граждане. За сценой сразу обрывается фокстрот. Т о л с т я к (по телефону). Шесть-шестнадцать-два нуля, добавочный одиннадцать. Товарищ Каланчев. Я го­ ворю. Ну я, я. Следователя и доктора. Садовая, 105, квартира 104. На все вокзалы, Аметистова ... Сен-Дзин­ По - по кличке Херувим. Иэ внутренних ~cii высыпают roe111, все. Р о б б ер . Виноват. Тут недоразумение. Я совершенно случайно попал... Поэт. Боже мой, Боже мой! Лнзанька (Мымре). Наташка, засыпались!! Иванова. Воттакномер! П е с трух и н . Пожалуйте, пожалуйте документики, гражданчики. Суета Фокстротчик попытался уJПDнуть. Толстяк. Виноват, виноват. Куда ж так спешить? Фокстротчик. Ятолькотанцевал,видители... Роббер. Простите, в чем дело? Я не совсем пони­ маю. Семейные именины. Это законом не преследуется. Я сам юрист. Т о л с т я к . В квартирке убийство, гражданин юрист. Роббер. Что? Виноват... В с е. Что, что такое? Господа, позвольте! .. Мымр а. Гуся убили! (Падает в обморок.) Роббер . Помилуйте, это чудовищно! Я совершенно не представляю, в чем дело... 126
Поэт. Господи Иисусе. (Крестшпся.) Суета. Иванова. Муж! Что ж мне делать? Л из а н ь к а. Сидеть будем без конца, лам-ца-дрица, о-ца-ца! Мертвое тело (выплывает). Слава тебе, Господи, наконец-то! Сулили - барышень, то, другое. Скука дья­ вольская: ни танцев, ни пения, ничего. Раэдевайтесь, братцы, раэдевайтесь, братцы. Мы сейчас такой тарарам устроим ... Р о б б ер . Заткнись, идиот. В квартире убийство! Суета. Пеструхин. Ванечка, осмотрите, нет ли еще кого. В а н е ч к а (в дверях). Никого нету, сухо, товарищ Пеструхин. Г аз о л и н . Выпустили Херувимку, выпустили Херу­ вимку!! З о я • Ах, вот что. Понимаю. Донос. Вот судьба. В самом деле, вы, ловкачи в смокингах, кого же вы берете? Мер т в о е т е л о. Кого берете, товарищи, а? Раэде­ вайтесь1 З о я . Вполне приличного человека и гостей, а убийцы бежали, бежали. Толстяк. Что вы, мадам. Куда это они убегут? По СССР бегать не полагается. Каждый должен находиться на своем месте. Ванечка. Абсолютно. Звонок. П е с трух и н . Тише. Ванечка, впустить. Граждане, никаких разговоров о происшествии, за это строго отве­ тите. Попрошу соблюдать прежнее настроение. Звонок повторяСТСА. Мертвое тело. Совершенно правильно. Никаких разговоров. Шампанского! Человек! Ванечха вnускает Аллилую• А л л и л у я . Здрасьте, граждане. Зоя Денисовна, вече­ рок еще не кончился? Поздновато. Соседи обижаются. Ну, да, впрочем, дело имянинное. Толстяк. Вы кто такой,гражданин? 127
А л л и л у я . Довольно странно. Это я вас, председа­ тель домкома, могу спросить, кто вы такой? Мертвое тело. Верно.Язнаю,этаканальяизВо- ронежа!! А л л и л у я . Довольно грубо, гражданин гость. Толстяк. Гуся знаешь? Аллилуя.Дачтоэтовывсамомделе?ЯкЗоеДе­ нисовне. Пропустите, пожалуйста. П е с трух и н . Отвечай, гражданин, на вопрос. Аллилуя. Авы кто жэто сами-то будете?А? Гуся? Как же, как же, знаю. Они в нашем доме проживают, то­ варищи. Я, товарищи дорогие, давно начал замечать. По­ дозрительная квартирка. Все как будто тихо, мирно. А вот не нравится. Сосет у меня сердце и сосет. Я и сейчас, товарищи дорогие, для наблюдения прибыл. Подозри­ тельная квартирка. Зоя (внезапно). Для наблюдения! Ах ты, мерзавец! Слушайте, вы! Ну, уж если на то пошло, прекрасно он все знал, что в квартире делается. Я ему деньги nлатила. У него и сейчас в кармане моя десятичервонная бумажка, и я знаю номер! Аплилуя засунул в рот червонец. Толстяк. Ты что же это? Дефективный, что ли? Червонцы жуешь! А л л и л у я • Я, товарищи, человек малосознательный, от станка. Испугался. Толстяк. Испугался. У тебя под носом Гуся режут, а ты червонцами закусываешь, председатель свинячий! А л л и л у я. Господи Иисусе! (Падая на колени.) Това­ рищи, принимая во внимание темноту и невежество, как нееледне царского режима, а равно также... считать приго­ вор условным ... Что такое говорю, и сам не понимаю. Толстяк. Поднимайся. Алл илу я. Товарищ... Роббер. Нельзя ли по телефону мне позвонить? Толстяк. Нет, телефон - это отпадает. П е с т р ух и н . Ванечка, забирайте. Граждане, пожа­ луйте. Ванечка. Пожалуйтеехать. Суета. 128
З о я . Это мой муж. Он очень тяжело болен, не может жить без морфия. Я заберу с собой лекарство. Уж вы, по­ жалуйста, не обижайте его. Толстяк. Пожа, пожа, там его в лазарет поместят. Обольянинов. Понимаю. Теперьу меня проясни­ лось в голове... Вас подослали, но скажите, почему вы в смокинге? В а н е ч к а . Полагали в числе гостей побывать. Обольянинов. К смокингу не надевают желтых ботинок. В а н е ч к а. Ах, халтурщик, говорил я ему... П е с трух и н . На лестнице, граждане, никаких разго­ воров. За это ответите. Р о б б ер . Какие уж 1YJ' разговоры, разве что о погоде. И в а н о в а . Лизанька, что мне делать, Лизанька?! Муж, муж... Мертвое тело. Ура, правильно. Ехать так еха1'Ь, сказал попугай, а то 1YJ' сдохнуть можно в этой квартире, от скуки. Вапитса к nианино и играет бравурныЯ ..арш. Т о л с т я к. Переложили, гражданин. Пеструх и н. Забрать его. НачннаСТСII выход всех, все бормочуr. В с е. Боже мой, Боже мой, что это такое. А л л и л у я . Зойка, Зойка, первоnричиной всякого зла, целиком и полностью, дорогие товарищи. П е с тру х и н . Уберите последнего. Наружное наблю­ дение сюда, в квартиру и по телефону на все вокзалы. Г аз о л и н . Херувимку ловить, ловить!! Обольянинов. Зоя, неужели нас ведут в тюрьму? Зоя, вот видите. З о 1 . Павлуша, будьте мужчиной. Я вас не брошу в nорьме. Прощай, прощай моя квартира!!! Зани•ес. Конец. Москщ 1926 г. S М. Бу.IIПIХОв, т. S
БАГРОВЫЙ OCI'POB Генеральная рспетиЦИJI пьесы гражданина Жюля Верна в театре ГеннаднJI Пnнфиповнча. С муэыхоА, извержением вуJП(ана и ангтtllскими матросами. В 4-х дellcrвшrx с прологом и эпилогом. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА Геннадий Паифилович, директор театра, он же лорд Эдвард Глеиарваи. ВасилиЯ Артурович ДымогацкиВ, он же Жюль Верн, он же Кири-Куки, проход11мец при дворе. Метелки и Никанор, помощник режиссера, он же cnyra Паспарту, он же ставит самовары Геm1адию Панфи­ ловнчу, он же говорiiЩИА попугаА. Жак П агаинель, член географического общесrва. Лидия Иваниа, онажелед11 Гленарван. Гаттерас, капитан. Б е т с 11 , горничная леди Гленарван. Сиз и-Бузи Второй, белыR арап, повелитель Ост- рова. ЛИККИ·ТИККИ, ПОJП(ОВОДеЦ, белый арап. Суфлер. ЛикуА И саич, дирижер. Тохоига, арап из гвардии. К а А- К у м , первыn положитепьныn туземец. Фарра-Т е т е, второй положитспьrwА туземец. Музыкант с валтор11оА. Савва Лукич. Арапова гвардия (отрицательная, нораскаяпась), красные туземцы и туземки (положитепьные и несметные полчища), г ар е и С11з11-Бузи, английские матросы, музыканты, театральные кадристы, парикмахеры 11 портные. Дeilcrв11e 1-е, 2-е 11 4-е про11сходят на 11еобитаемои острове, действие 3-е - в Европе, а пролог и эпилог - в театре ГеннаднJI Пnнфиповича. 130
ПРОЛОГ ОnсРываетсR чаСJЪ занавеса, н noяВIIIIeтc:ll кабинет н rрнмнро111L11ЬНU уборИU Геннадн11 Панфмовнча. Пнсьменныli сrол. афиши, зеркало. rеннаднА Панфнловнч, рыжнА, брнтыЯ, очень onыmыR, за столом. Расстроен. Где-то C/lьtwнa npнiiТНu н очень ритмическая музыка н глухне ненатурапьные голоса (идет peneтlfЦНJI бала). Метелкнн висит в небе на nуrаных веревках н поет «.Любила 11, страдала 11, а он, подлец, сгубил MCНJI ...~ День Геннадий. Метелкинl Метелки н (сваливаясь с неба в кабинет). Я, Генна- дий Панфилыч. Геннадий. Неприходил? М е те л к и н. Нет. Геннадий Панфилыч. Геннадий. Да наквартиру-токнемупосылали? Метелкин. Три разасегодня курьербегал. Комната на замке. Хозяйку спрашивает, когда он дома бывает, а та говорит: «Что вы, баnошка, да его с собаками не сыщешь!)) Геннадий. Метелкин! Метелкин (сваливаясь с иеба в кабинет). Я, Генна- дий Панфилыч. Геннадий. Неприходил? Метелкин. Нет, Геннадий Панфилыч. Геннадий. Да на квартиру-то к нему посьшали? Метелкин. Три раза сегодня курьер бегал. Комна­ та на замке. Хозяйку спрашивает, когда он дома бывает, а та говорит: «Что вы, баnошка, да его с собаками не сы­ щешь!» Геннадий. Писатель!Al Вотчертеговозьми! М е т е л к и н . Черт его возьми, Геннадий Панфилыч. Геннадий. Ну, что квакаешь, как попугай? Делай доклад. Метелкин. Слушаю. Задник у «Марии Стюарт» лопнул, Геннадий Панфилыч. Геннадий. Чтоже, я, чтоли,тебезадники чинить буду? Лезешь с пустяками. Заштопать. М е т е л к и н . Он весь дырявый, Геннадий Панфилыч. Намедни спустили, а сквозь него рабочих на колосниках видать... На сrоле звенит телефон. 131
Геннадий. Заплату положи. (По телефону.) Да. Театр. Контрамарок не даем. Честь имею. (Кладет труб­ ку.) Удивительное дело. В трамвай садится, небось, он у кондукторши контрамарки не просит, а в театр он поче­ му-то священным долrом считает ходить даром. Ведь это нахальство! А? Метелки н. Нахальство. Геннадий. Дальше. М е т е л к и н . Денег пожалте, Геннадий Панфилыч, на заплату. Г е н н ад и й. Сейчас отвалю. Червонцев пятьдесят, как этому гусю уже отвалил!.. Возьмешь, вырежешь... (Телефон.) Да?.. Контрамарок не даем. Да. (Кладет трубку.) Вот тнпыl Возьмешь... (Телефон.) Никому не даем. (Вешает трубку.) Наказание божеское! Возьмешь, стало быть, задник... (Телефон.) Ах, чтоб тебе треснуть! .. Что? Никому не даем!.. Виноват... Евгений Ромуальдовичl Не узнал голоса. Как же... с супругой? Очаровательно! Прямо без четверти восемь пожалуйте в кассу. Всего до­ бренького. (Вешает трубку.) Метелкин, будь добр, скажи кассиру, чтобы загнул два кресла посередине во втором ряду этому водяному черту. Метелкин. Это кому, Геннадий Панфилыч? Г е н н а д и й . Да заведующему водопроводом. Метелки н. Слушаю. Г е н н а д н й . Возьмешь. стало быть ... Дыра-то велика? Метелкин. Никак нет, маленькая. Аршин пять- шесть. Генна.дий. По-твоему, большая - это версты в три? Чудак! (Задумчиво.) <<Иоанн Грозный» больше не пойдет... Стало быть, вот что. Возьмешь ты, вырежешь подходящий кусок. Понял? М е т е л к и н . Понятно. (Кричит.) Володя! Возьмешь из задника у «Иоанна Грозного» кусок, выкроишь из него заплату в «Марию Стюарт))! .. Не пойдет «Иоанн Гроз­ ный»... Запретили ... Значит, есть за что ... Какое тебе дело? .. Телефон. Геннадий (r.лушает). Нет, не дам. (Вешает труб­ ку.) Еще что? М е т е л к и н . Велите вы школьникам, Геннадий Пан­ филыч, ведь это безобразие. Они жабами лица вытирают. 132
Геннадий. Ничего не понимаю. Метелкин. Выдал я им жабы на «Горе от ума>>, а они вместо тряпок ими грим стирают. Геннадий. Ах, бандиты! Ладно, я им скажу. (Теле­ фон звенит. Не снимая трубки.) Никому контрамарок не даем. (Телефон умолкает.) Ступай. Метелкин. Слушаю. (Уходит.) Геннадий. Первый час. Но если, дорогие гражда­ не, вы хотите знать, кто у нас в области театра первый проходимец и бандит, я вам сообщу. Это- Васька Ды­ могацкий, который пишет в разных журнальчиках под nсевдонимом Жюль Верн. Но вы мне скажите, товарищи, чем он меня опоил? Как я мог ему довериться? Метелкин (быстро входит). Геннадий Панфилычl Пришел! Геннадий (хищно). Al Зови его сюда, зови, зови! Метелкин. Пожалуйте. (Уходит.) Дымогацкий (с грудой тетрадей в руках). Здрав­ ствуйте, Геннадий Панфилычl Г е н н а д и й . А, здравствуйте, многоуважаемый това­ рищ Дымогацкий, здравствуйте, месье Жюль Верн! Дымогацкий. Вы сердитесь,Геннадий Панфилыч? Геннадий. Что вы? Чтовы?Ха-ха!Я сержусь7Хн­ хн! Я в полном восторге! Прямо дрожу от восхищения! Дымогацкий. Болен я был,Геннадий Панфилыч ... Ужас, как болен... Г е н н а д и й . Скажите, пожалуйста. Ах, ах! Скарлати­ ной? Д ы м о г а цк и й . Жесточайшая инфлузнца, Геннадий Панфилыч. Геннадий. Так,так. Дым о г а цк и й . Вот, я принес, Геннадий Панфилыч. Геннадий. Какое у нас сегодня число, гражданин Дымогацкий? Дым о г ац кий. Восемнадцатое, по новому стилю. Геннадий. Совершенно верно. И вы мнедали чест­ ное слово, что пьесу в исправленном виде доставите пят­ надцатого. Дым о г а цк и й . Всего три дня, Геннадий Панфилыч. Геннадий. Три дня! А вы знаете, что за эти три дня произошло? Савва Лукич в Крым уезжает! Завтра в 11 часов утра! Дымогацкий.Дачтовы? 133
геннадий. Вот оно и «да что ВЫ»I Стало быть, ежели мы сегодна ему генеральную не покажем, то по­ лучим вместо пьесы кукиш с ветчиной! Вы мне, госпо­ дин Жюль Верн, сорвали сезон! Вот что! Я, старый идеа­ лист, поверил вам! Когда вы аванс в питьсот рублей тап­ нули, у вас, небось, инфлуэнцы не бьшо по новому стилю! Так писатели не поступают, дорогой гражданин Жюль Верн! Дымогацкий. Геннадий Панфилыч! Чтожетеперь делать? Геннадий. Что теперь делать? Не говора уже о том, что • вам питьсот рублей всучил, как в бреду, • еще на декорации потратилса, • вверх дном театр поставил, • весь проиэводственный план сломал! Метелкин! Метел­ кинl Метелки н (вбегает). Я, Геннадий Панфилычl Геннадий. Вотчто:чтоонитамделают? Метелкин. Сцену баларепетируют. Геннадий. К черту бал! Вели прекратить, и чтобы ни один человек из театра не уходил! М е т е л к и н . Раэгримировыватьса? Геннадий. Некогда! Все нужны! Как есть! М е т е л к и н . Слушаю. (Убегает.) Володька! Вели швейцару, чтобы ни одного человека из театра не выпус­ кал! Г е н н а д и й (вслед). Все школьники нужны! Ор­ кестр!.. Первый час в начале. Ну, Господи, благослови! (По телефону.) 16-17-18. Савву Лукича, пожалуйста! Ди­ ректор театра Геннадий Панфилыч... Савва Лукич? Здравствуйте, Савва Лукич. Как здоровьице? Слышал, слышал. Починка организма, как говорите•. Переутоми­ лись. Хе-хе! Вам надо отдохнуть. Ваш организм нам нужен. Вот какого рода дельце. Известный писатель Жюль Верн представил нам свой новый опус <<Багровый остров». Как умер? Он у мена в театре сейчас сидит. Ах... хе-хе. Псевдоним. Гражданин Дымогацкий. Подпи­ сываете• Жюль Верн. Страшный талантище... Дымоnu.осиА вэдраrива~ и бледнеет. Так вот, Савва Лукич, необходимо раэрешеньице. Чего-с? Или запрещеньице? Хн! Остроумны, как всегда! Что? До осени? Савва Лукич, не губите! Умоru~ю посмотреть се- 134
rодня же на генеральной... Готова пьеса, совершенно го­ това. Ну, что вам возиться с чтением в Крыму? Вам нужно купаться, Савва Лукич, а не всякую ерунду чи­ тать! По пляжу походить, Савва Лукич, убиваете! В трубу летим! До мозга костей идеологическая пьеса! Не­ ужели вы думаете, что я допущу что-нибудь такое в своем театре?.. Через двадцать минут начинаем. Ну, хоть к третьему акту. а первые два я вам эдесь дам просмот­ реть. Крайне приэнателен. Гран мерси! Слушаю, жду! (Вешает трубку.) Уф! Ну, теперь держитесь, rражцани11 автор! Дым о г а цк и й. Неужели он так страшен? Геннадий. Авотсамиувидите.Ятутнаговорил - идеологическая, а ну как она вовсе не идеологическая? Имейте в виду. я в случае чего беспощадно вычеркивать буду. тут надо шкуру спасать. А то так можно вляпаться, что лучше и нельзя! Репутацию можно потерять... Глав­ ное горе, что и просмотреть-то ведь некогда. (Разбирает тетради.) Дым о г а цк и й . Я старался, Геннадий Панфилыч. Г е н н ад и й. Как стараться! Итак, стало быть, акт первый. Остров, населенный красными туземцами, кои живут под властью белых арапов... Позвольте, это что же за туземцы такие? Дым о г а цк и й . Аллегория это, Геннадий Панфи­ лыч. Тут надо тонко понимать. Геннадий. Ох уж эти мне аллегории! Смотрите! Не mобит Савва аллегорий до смерти! Знаю я, говорит, эти аллегории! Снаружи аллегория, а внутри такой меньше­ визм, что хоть топор повесь! Метелкин! Метелкин! Метелкин (вбегая). Чего изволите? Геннадий. На монтировку пьесы назначаю тебя. Получай, дружок, экземпляр. Первый акт. Экзотический остров. Бананы дашь, пальмы... (Дымогацкому.) Он в чем живет? Царь-то ихний? Дымогацкий. В виrваме, Геннадий Панфилыч. Геннадий. Вигвам, Метелкин, нужен. М е т е л к и н . Нет вигвамов, Геннадий Панфилыч. Геннадий. Ну, хижину из «Дяди Тома» поставишь. Тропическую растительность, обезьяны на ветках, тру­ бочки с кремом и самовар. Метелки н. Самовар бутафорский? 135
Геннадий. Э, Метелкин, десять лет ты в театре, а все равно как маленький! Савва Лукич приедет генераль­ ную смотреть. Метелки н. Так, так, так... Геннадий. Ну, значит, сервируешь чай. Скажи бу­ фетчику, чтобы составил два бутерброда побогаче, с ке­ товой икрой, что ли. М е т е л к и н (в дверь). Володя! Сбегай к буфетчику! Самовар на генеральную. Геннадий. Вотоно!Непито, неедено,аужерас­ ходы начинаются! Смотрите, господин автор! Какой-то доход от вашей пьесы будет, еще неизвестно, да и вообще будет ли он? Да-с... Вулкан! А-а... без вулкана обойтись нельзя? Дым о г а цк и й . Геннадий Панфилыч! Помилуйте! У меня извержение во втором акте. На извержении все по­ строено. Геннадий. Эх, авторы, авторы! Пишете вы безо всякого удержу! Хотя извержение - хорошая штука! Кас­ совая! Публика любит такие вещи. Вот что, Метелкин! Гор ведь у нас много? М е т е л к и н . Горами хоть завались. Полный сарай. Геннадий. Ну, так вот что: вели бутафору, чтобы он гору, которая похуже, в вулкан превратил. Одним сло­ вом, действуй! Метелкин (уходя, кричит}. Володя, кр"кни бута­ фору, чтобы в Арарате провертел дыру вверху и в нее огню! Что? Да, с дымом. А ковчег скиньте. Л и д и я (стремительно входит). Здравствуй, Геня. Г е н н а д и й . Здравствуй, котик, здравствуй. Да ... вот позволь тебя познакомить... Василий Артурыч Дымогац­ кий, Жюль Верн. Известный талант. Лидия. Ах,ятакмногослышалаовас! Геннадий. Моя жена, гран-кокетт. Дымогацкий. Оченьприятно. Л и д и я . Вы, говорят, нам пьесу представили? Дымогацкий. Точно так. За сценой муэыха внезаnно nрехращается. Л и д и я . Ах, это очень приятно. Мы так нуждаемся в современных пьесах! Надеюсь, Геннадий Панфилыч, я за­ нята? Впрочем, может быть, я не нужна в вашей пьесе? 136
Дымогацкий. Ах, чтовы! Очень,очень приятно. Г е н н а д и й . Конечно, душончик, натурально. Вот - леди Гленарванl.. Очароватепьнейшая роль. Вполне твое­ го типажа женщина. Вот, бери! Л и д и я (овладевая ролью). Наконец-то! Мой Генна­ дий из-за того, чтобы не подумали, что он дает мне роли вследствие родства, совершенно игнорирует меня. В этом сезоне я была занята только восемь раз... Геннадий. Театр, матушка, это храм, этого тоже не следует забывать. Метелкин (врывается). Механик спрашивает: ко­ рабль с парусами? Геннадий. ВасилийАртурычl Дымогацкий. С парусами и струбой. Шестидеся­ тых годов. Метелкин (улетая). Володя! .. Г е н н ад и й (ему вс.лед). Метепкинl Всех на сцену! Всех срочно! Метелкин (за сценой). Володя!.. Слышны отчаянные эпектричесхие звонки. Занавес раздвигается н схрываеr кабинеr ГеннадНя. Появляеrся rромадJiая пустынная сцена. ПocpCJDПte ее стокr вуnкан, сделанный ю горы, и юрыrаеr дJ>JM. Метелкин (отступая задом). Живет! Володя! Ставь его на место! Вулхан скромно уезжает в сторону. На сцену начинаеr выхоJUПЪ труппа: дирижер ЛикуА Исаич во фраке, суфлер, Ликки во фраке, С и э и - Б у э и во фраке, какие-то тонконогие барышин с накрашенными rубами... Гул, говор .. Женские голоса: «Новая пьеса... новая пьеса .. » Сизи. Вчемдело?Репетиция? Женские голоса: <<Говорят, страшно икrересно! .» ПоiiВЛЯIОТСЯ Геннади А, Л иди я и Ды моrацки А. С неба мягко спускается банан и СадНТСЯ на Дымоrацкоrо. Дымогацкий.Ах! Геннадий. Легче, черти, авторазадавили! Женские голоса: <<Володя! .. Володя'» М е т е л к и н . Володька, легче! Убери его назад! Рано. Банан уходкr вверх. 137
Г е н н а д и й (становится на уступ вулкана и взмахи­ вает тетрадями). Попрошу тишины! Я пригласил вас, товарищи, с тем, чтобы сообщить вам... С и з и . Пренеприятное известие ... Л и д и я . Тише, Анемподист. Геннадий. ...гражданин Жюль Верн - Дымогац­ кий разрешился от бремени. (Кто-то хихикнул.) А инте­ ресно знать, кому здесь смешно? Голоса «Мы не смеiiЛНсь, Геннадий Панфнлыч!» Я ясно слышал: «ги-ги». Если среди школьников есть ве­ сельчак неудержимый, он может поступить в какой-ни­ будь смешной театр. Я не буду удерживать. Кстати, я не позволю жаб6м стирать грим с лица. Это недопустимо, и с виновного я строго взыщу! Итак, Василий Артурыч, колоссальнейший талант нашего времени, представил на­ шему театру свой последний опус под заглавием: <<Багро­ вый Остров» Гул и интерес. Попрошу внимания! Обстоятельства заставляют нас спе­ шить. Савва Лукич покидает нас на целый месяц, поэто­ му сейчас же назначаю генеральную репетицию в гриме и костюмах. С из и . Геннадий! Ты быстрый, как лань, но ведь ролей никто не знает. Геннадий. Подсуфлера. И я надеюсь, что артисть1 вверенного мне правительством театра окажутся настоль­ ко сознательными, что приложат все силы - меры к тому, чтобы... ввиду ... и невзирая на очевидные труднос­ ти ... (Зарапортовался.) Товарищ Мухин! Суфлер. Вот он я. Геннадий (вручая ему экземпляр пьесы). Подавать попрошу четко. Суфлер. Слушаю... Геннадий. По дороге будут исправления. Суфлер. Понятно-с. Г е н н а д и й . Итак, позвольте вам вкратце изложить содержание пьесы. Впрочем, налицо наш талант... Васи­ лий Артурычl Пожалте сюда! Дымогацкий. Я... гм ... кхе... моя пьеса, в сущнос­ ти, это просто так... 138
Геннадий. Смелее, Василий Артурыч, мы вас слу­ шаем. Дым о г а цк и й . Это, видите ли, аллегория. Одним словом, на острове... это, видите ли, фантастическая пьеса... на острове живут угнетенные красные туземцы под властью белых арапов... У них повелитель Сизи-Бузи Второй... Л и д и я • Ты знаешь, Адочка, у него вдохновенное лицо. Б е т с и . Самое ординарное. rеннадий. Попрошувнимания. Дымогацкий. И вот происходит извержение вул­ кана... но это во втором акте. Я очень люблю Жюль Верна... Даже избрал это имя в качестве псевдонима... поэтому мои герои носят имена из Жюль Верна в боль­ шинстве случаев... вот, например, лорд Гленарван ... r е н н а д и й . Виноват, Василий Артурыч! Разрешите мне более, так сказать, конспективно... Ваше дело хе-хе, музы, чернильницы. Итак, акт первый. Кири-Куки - провокатор. Ловят двух туземцев - положительные типы. Хлоп! В тюрьму! Суд! Хлоп! Повесить! Убегают! Приезжают европейцы. Хлоп! Переговоры. Праздник на острове. Конец первого акта. Занавес. Сизи. Вотэторассказ! r е н н а д и й . Заметьте, Ликуй Исаич, праздник. Л и куй И с а и ч . Не продолжайте, Геннадий Панфи­ лыч, я уже понял. r е н н а д и й . Вот, позвольте познакомить. Наш ка­ пельмейстер. Уж он сделает музыку, будьте покойны. Отец его жил в одном доме с Римским-Корсаковым. Дымогацкий. Очень,оченьприятно. r е н н а д и й . Экзотика, Ликуй Исаич. Туземцы, знае­ те ли, такие, что не продохнуть, но в то же время аллего­ рия. Л и куй И с а и ч . Не продолжайте, Геннадий Панфи­ лыч, я уже понял. Гени адий. Итак, роли... Гул и интерес. Сизи-Бузи Второй. Повелитель туземцев, белый арап. Тупой злодей на троне. Ну, если тупой злодей - Сун­ дучков. Получи, Анемподист! 139
Сизи. Мерси. Г е н н а д и й . Ликки-Тикки, полководец, впоследствии раскаялся в этом, Александр Павлович Ринский, прошу... Л и к к и . Фрак снимать, Геннадий? Г е н н а д и й . Некогда, Саша. Сверху кое110м. Тузе­ мец Кай-Кум, положительный тип... Бондаклеевский. Прошу. Туземец Фарра-Тете. Тоже крайне положитель­ ный - Шурков ... Получите! С из и . Пьеса заканчивается победой арапов? Г е н н а д и й . Она заканчивается победою красных ту­ земцев и никак иначе заканчиваться не может. Сизи. Аменяужевовторомактенету.Эдакдопо­ бедных торжеств не доживешь. Г е н н а д и й . Анемподист Тимофеевич! Я тебя убеди­ тельно прошу школьников меньшевистскими остротами не смущать. Вообще театр - это храм. Мне юношество вверено государством ... Леди Гленарван ... гм ... ну, это rран-кокетт- значит, Лидня Иванна. Это 1сно. Лида... ах. ты уже взяла роль... Гул в жснсхоil rpynne. Бетси. Ну, конечно, 1сно! Какже не 1сно?! Геннадий. Виноват, Аделанда Карповна. Вы что- то хотите сказать? лидия. я извиняюсь... Б е т с и . Нет, так, ничего. Хорошая погода. Л и д и я • Есть актрисы, которые полагают... Б е т с и . Что они полагают? Они полагают, что женам директоров трудно получать роли. Г е н н ад и й. Медам, я категорически протестую!.. Женский голос: «Сколько всех женских poлeil?» Две. Гул разочарованИJI. Бетси, горничная леди Гленарван. Аделаида Карповна, вам! Б е т с и . Я, Геннадий ПанфилыtJ, десять лет уже на сцене, и выносить подиосы мне уже поздно. Г е н н а д и й . Аделаида Карповна! Побойтесь вы Бoral 140
Бетси. Не далее как вчера на общем собрании вы утверждали, Геннадий Панфилыч, что Бога нет, так как присутствовал Савва Лукич. Ну, а как только тот из теат­ ра вон, Бог мгновенно появляется на сцене! Лидия. Ну ихарактерец! Г е н н а д и й . Аделаида Карповна! Я протестую про­ тив такого тона! С из и . Говорил я Геннадию, не женись на актрисах ... И всегда будешь в таком положении... Геннадий. Театр- это.. Бетси. Местоинтриг. Г е н н а д и й . Бетси. Субретка. Дивная роль. Толстен­ ная роль. Понятно? Угодно, или я передаю Чудновской. Б е т с и . Пожалуйста! (Схватывает роль.) Г е н н а д и й . Жак Паганель, француз. Акцент. Импе­ риалист. Суздальцев-Владимирский. Капитан Гаттерас - Чернобоев. Аппетитнейщая ролька. Г а т т ер а с . Черта пухлого аппетитная! Две стра­ ницы! Геннадий. Во-первых, не две, а шесть, а во-вто­ рых, припомните, что сказал наш великий Шекспир: ((Нету плохих ролей, а есть паршивцы актеры, которые портят все, что им ни дай». Лорд Гленарван. Ну, это я сам сыграю. Потружусь для вас, Василий Артурыч. Арап Тохонга, любовник. Соколенка. Паспарту, лакей... Э, черт! .. Старицын-то болен? Метелкин. Болен, Геннадий Панфилыч. Геннадий. Плохо,что болен. Гм ...Э,некомуболь­ ше... Метелкин, придется тебе. М е т е л к и н . Мне ведь монтировать, Геннадий Пан­ филыч. Геннадий. Метелкин! Я не узнаю тебя, старый то­ варищ. Метелкин. Слушаю, Геннадий Панфилыч. Г е н н а д и й . Ну, теперь главная роль. Проходимец I<ири-Куки, церемониймейстер у Сизи-Бузи. Это по праву роль Варравы Аполлоновича Морромехова. Кто не знает Варравы? Любимец публики! Скром~tость, честность, про­ стота! Старой щепкинекой школы человек! На днях пред­ лагали ему звание народного. Отказался Варрава! К чему, говорит, это мне? Варрава Аполлонович! Голоса: «Ero нет! Его нет!» Как нет? Вызвать срочно! В чем дело? 141
М е т е л к и н (Wtmuмнo). Они в сорок четвертом отде­ лении милиции, Геннадий Панфилыч. Геннадий. Как в сорок четвертом? Зачем же он туда попал? М е т е л к и н . Ужинали вчерась в <<Ilpare» с почитате­ лями таланта. Ну, шум случился. Геннадий. Шум случился?Каково?..Унасэкстрен­ ный выпуск пьесы, все на посту... и шум случился! А? Да разве это актер? Актер это разве? Босяк он, а не актер! Вот что! Сколько раз я упрашивал... Пей ты, говорю, Варрава, сдержанно. Метелкин. Звонили по телефону, к вечеру выпус­ тят. Геннадий. Накойпредметонмневечером?Нака­ кого дьявола?.. Савва будет днем, Савва в Крым уезжает! Он нужен мне сию секунду или никогда не нужен! И ты хорош! В «сорок четвертом»!.. М е т е л к и н . Помилуйте, Геннадий Панфилычl Поил я его, что ли? Геннадий. К черту все, одним словом! Не будет репетиции, не будет и пьесы! Закрываю театр! Я не могу работать в окружении мещан и алкоголиков! Уходите все! (Движение.) Стоп! Куда вы! Назад! Л и д и я . Геннадий! Не волнуйся! Тебе вредно рас­ страиваться! Л и к к и . Геннадий! Дай кому-нибудь из школьников прочитать. Геннадий. Да что ты? Смеешься, что ли? Они только и умеют жабЫ портить. Все на моих плечах, все на меня валится!.. Народный! .. Пьяница он международ­ ный! Дымогацкий. ГеннадийПанфилыч! Г е н н ад и й. Оставьте меня все! Оставьте! Пусть идеалист Геннадий, мечтавший о возрождении театра, умрет, как бездомный пес, на вулкане. Дымогацкий. Если гибнет пьеса, позвольте, я сегодня сыграю Кири-Куки. Я ведь наизусть знаю все роли. Геннадий. Что вы! Помилуйте! Заменять Морро­ меховаl .. (Пауза.) Да вы играли когда-нибудь? Дымогацкий. Я на даче играл. 142
Геннадий. На даче? (Пауза.) Хорошо, рискнем. Пусть все видят, как старый Геннадий спасает пьесу. Роль Кири-Куки, проходимца, исполнит сам автор. С и з и . Ну, вот и разошлась пиеска. Л и д и я • Нечего было и истерику устраивать. Геннадий (по тетради). Итак: арапы, несметные полчища красных туземцев - заняты все школьники. (Гул.) Английские матросы- хор. Говорящий попугай ... гм... ну, это Метелкин, натурально. Постарайся, дружо­ чек. Ликуй Исаичl Прошу немедленно заняться музыкой... экзотика. Ликуй Исаич. Не продолжайте, яуже понял. Ре­ бятишки, ссыпайтесь в оркестр! Музыкактьr и.цуr в оркестр Геннадий. Всех на грим! Василий Артурыч, пожа­ луйте в мою уборную! С из и . Портные! Лидия. Парикмахерl Актеры разбегаются. Метелкин. Володя, начинай! 311JUfИК уходит вверх, и отхрывается ряд зеркал с ослепительными лампионами. Появmпотся парикмахеры. Актеры усаживаются и начинают гримироваться и одеваться. Л и к к и (по телефону). Молчать, когда с тобою раз­ говаривают! Ма... Маг ... Белые перья мне! С и з и . Федосеев, мне корону нужно! К ай - К у с . И всегда мне добродетельная голубая роль достается. Уж такое счастье! С из и . А ты слышал, что Шекспир сказал: «Нет го­ лубых ролей, а есть красные». Эй, вы, фашисты! Будет мне корона или нет? Метелки н (пролетает бурей}. Володя!.. Дирижер (из оркестра}. А где же валторна? Больна? Я ее вчера видел в магазине. Она носки покупала. qто nрямо смешно! Без ножа! (Голос: «Что без ножа?») Заре­ зала без ножа! Я, право, не понимаю таких музыкантов! Геннадий (из своей уборной}. Сто лет мне штанов дожидаться? Портные! Штаны в крупную клетку! Метелки н (на сцене). Володя! Давай задник! 143
Сверху cnomaer за,шfИК - гоmческиА храм, в которыА вwкr кусок ГрановкrоА палаты с боярами, закрываеr зеркала. Володька, черт! Ну, что ты спустил? Не готический, а эк­ зотический. Давай океан с голубым воздухом! Задник yxo.llm', открываеr зеркала. Возле них - шум. Парики на болванках. Л и к к и . Опять трико лопнуло! Скуперд11й этот Ген­ надий! С и э и . Режим экономии, ба110шка. Мрачно шумА, onycкaera океан В оркестре настраивают инструменты. Зеркала исчезают. ОпускаютсА горящие с:офкп.l, какие-то блоки. Метелкин. Вулкан налево, налеводвинь! Вулкан едет, нзрыПUI дым. Дирижер. Увер110ра NJI7. Приготовьте-нотыl Метелки н. Готовы актеры? Голоса: «Готовы!» Володя! Давай занавес! Идет общий занавес н закрывает сцену Конец nponora. АКТ ПЕРВЫЙ М е т е л к и н (в разрезе занавеса). Готово! Ликуй Исаич, начинайте1 (Исчезает.) Удар гонга. Дирижер. Тише! Оркестр начинает уверnору. Музыкднт с ваnторноА по11алаеn:я в разрезе занавеса. Он опоздап н взволнован. Д и р и ж ер (опускает палочку, .музыка развалиsает­ ся). А! Это вы? Очень приятно. Отчего вы так рано? АУ.., 144
вы в новых носках? Ну, поздравляю вас, вы уже оштра­ фованы. Пожалуйте в оркестр. Музыканr спускается в оркестр. Уверпора воэобноВIIJiется. С последним тактом се открывается занавес. На сцене воmuсбство - rорит соmщс, сверкает и персливается тропичсс:киЯ остров На ветках обезьяны, летают попутан. Виnsам Сизи-Бузи на уступах вулкана окружен частоколом. На эадJiсм плане океан. С и э и· Б у э и сидит на троне в окружении одалисок иэ гарема. Возле нсrо стоят в белых nсрьях сверкающийЛикки·Тикки, Тохонга иwcpcиraараповс копьями. Сизи. Ай, ай,ай! Могли я думать, что мои верно­ подданные туземцы способны на преступление, против своего законного государя! Я не верю моим царственным ушам ... Где же преступник? Л и к к и . В nоремиом подземелье, повелитель. Кири­ Куки я послал вместе с ними. Сизи. Зачем? Л и к к и . Так он придумал. Чтобы туземцы не догада­ лись о его вероломстве. Сизи. А,этоумно! Л и к к и. Прикажете представить злоумышленников, ваше величество? С из и . Представь, бодрый генерал. Л и к к и . Эйl Toxoнral Вынуть бездельников из подзе­ мелья! Арапы открывают трап и выталкивают КаА·Кума, Фарра·Тстс и Кири-Куки. Т ох о н г а. Выходите на суд властителя! С из и. Ай-ай-ай! Ну, здравствуйте, дорогие мер­ завцы! Кир и . Здравия желаю, ваше величество! Кай и Фарра уднвпсны. Л и к к и . Прикажете допросить, ваше величество? С из и . Допросим, милый храбрец. Л и к к и . Ну-те, красавцы, что вы говорили у маисо­ вых кустиков? К ай . Мы ничего не говорили. Ликки. Ах, воткак!Датыглазами неморгай! Го­ ворил? Фарра. Нет. 145
Л и к к и. Молчать, когда с тобой разговаривают! Го­ ворил? Отвечать, когда тебя спрашивают! С из и . Ай-ай-ай! Какие упорные! Если вы будете за­ пираться, бог Вайдуа на том свете накажет вас. К ай . Мы не верим больше в бога Вайдуа. Нам слишком мерзко живется. Его нет. Иначе он заступился бы за нас. С из и . Ах! Поставь их подальше от меня. Если в них ударит молния, она может зацепить и меня. Л и к к и. Видно, от них не добьешься толку. Кири, рассказывай ты! К ай . Брат наш, арап, будь мужественен, молчи. Кир и. Виноват, я вам не брат. К ай. Как? Кир и . Ваше величество! Ужас, ужас, ужас! Впрочем, я так истомился в подземелье, что не могу говорить. То­ хонга, дай мне для подкрепления глоток огненной воды. Тохонrа подает Кири флижку. Ух, хорошо! (Кай и Фарра поражены.) Итак, ваше вели­ чество, давно я стал замечать, что в умах ваших верно­ подданных происходит брожение. Угнетенный мыслью о том, что будет с нашим дорогим Островом в случае, если движение примет гибельные р~меры, решил я пуститься на хитрость... К ай. Как?! Кири ... Ф ар р а . Вот оно что! Он провокатор! Все ясно! Ликки. Молчать! Кири. Давно ужэтидвое молодцов у меня на при­ мете. Сегодня утром подсел я к ним и разговорился. Так, мол, и так. Отчего, ребятишки, вы такие грустные? Аль вам плохо живется?.. Фарра. Кай, мы в руках предателя. Ну, погоди же ты, гнусная гадина! К и р и . Ваше величество, защитите вашего преданно- го Кири от нападок госпреступников. Ликки. Молчать! С из и . Продолжай, умник. I<: и р и . Да что же, ваше величество. Ужас, ужас, ужас! Говорить-то страшно... Я и говорю им: чего вы, братцы, мнетесь? К чему эта скрытность между своими? Как, говорят, разве ты наш? Ты - белый арап, состоишь 146
в свите у Сиэи-Бузи, что у тебя общего с нами, бедными рабами-туземцами? Ну, тут я им наговорил с три короба. Ичтояповидутолькоарап,авдушеясними,скрас­ ными туземцами ... К ай . О, есть ли на свете мера человеческой под­ лости! К и р и . ... и что давно я уже, тронувшись стремления­ ми туземного народа, задумал... вымолвить страш­ но, ваше величество... да, задумал бунт, против вашего величества... и спрашиваю их: <<А что, пошли бы вы в случае чего за мной?>> - и вообразите, они отвечают: «Пошли бы». С из и . Где же ты, небесная молния?! Нету небесной молнии. Кир и . И тут еще народишко подошел, и многие стали сочувствовать... Я прямо в ужас впал от тех дел, что затеваются у нас на Острове... Но вида не подаю и кричу: «Ужас, ужас, ужас! Долой, - кричу, - тирана Сизи-Бузи со сворой белых опричников!» И, что же вы думаете, они мне стали вторить... Долой! Долой! Ну, а потом на этот крик сбежалася стража, как я и велел, и нас всех схватили. С из и. И это правда? К а й . Да, это правда. И никогда еще правда не выле- тала из уст более гнусных, чем уста этого человека. Кир и . Видали, что за тип, ваше величество? Ликки. Заткнутьемурот! Кай (отбиваясь). Слушай ты, пиявка! Сизи. Пиявка?Этоты мне? К а й . Тебе! Почему ты оказался на троне? Почему ты с несколькими сотнями вооруженных бездельников пра­ вишь несметными толпами туземцев-рабов?.. Ликки. Заткнутьего! Тохонга затыкает рот Каю. Ф ар р а . Тысячи туземцев, задавленный, покорный народ ползает по жгучей земле, сеет маис, добывает для тебя жемчуг и собирает черепашьи яйца. Они работают от восхода до заката солнечного бога. Ликки. Заткнутьиэтого! К и р и . Ужас, ваше величество! Фарре заТЪIХают рот. 147
Кай (вырывается). А ты продаешь все это европей­ цам и пропиваешь?! Где же справедливость? Туземцы, вы слышите нас?.. Арапы заТЫJСают ему рот наглухо. Фарра (вырываясь). Злодей! Кир и. Удивляюсь вашему долготерпению, ваше ве­ личество. С и з и . Что же мне, уты вашей затыкать, что ли? Тьфу, ваши утой. Трудный текст. Ватой уши... Молчи, негодный! Фар р а. Но трепещи, злодей! Уже светит зловещим пламенем молчавший доселе вулкан Муанганам. Гляди, гляди! Туча скрывает соmще, и над вуJDСаном noxaзыii&CТCII зловещнА отблеск. С из и . Тьфу, тьфу, сухо дерево - завтра пятница! Не смей накликать беду, безбожник! Туча yxo.wrr, светло. Каю н Фаррс наглухо затыхают рrы. К и р и . Извольте видеть, ваше величество, каких тип­ чиков я вам обнаружил. С из и . Спасибо тебе, верный министр Кири. Ты по­ лучишь награду. К и р и . Ах, не из-за наград я работаю, ваше величест­ во. Сознание исполненного долга - самая сладкая награ­ да моя. (Тихо.) Ловко заrнул. (Вслух.) Кстати, о награ­ дах, ваше величество. Мне некоторое время не придется показываться на глаза туземцам. Пусть объявят, что я сижу в подземелье. С из и . Это умная мысль. Хорошо! Что же мне теперь с ними делать? К и р и . Натурально, повесить на пальме в назидание прочим. С и з и . Это мысль! Читай приговор. Кир и . Туземцы Кай-Кум и Фарра-Тете за попытку к бунту против законного повелителя Острова... да продлят боги неомраченным светлое царствование его, Сизи-Бузи Второго... Дирижер под11ет знак, в оркестре фанфары. Арапы берут на караул. 148
... приговариваются {дробь барабана) к лишению всех прав, конфискации имущества... где помещается ваше имущество? Эй, вынуть тряпку у этого! К ай . Сволочь ты! .. Кир и . Заткнуть!.. И повешению на пальме кверху ногами! С из и . Не забудь: <<Но, принимая ... » Кир и . Эх, ваше величество, избалуете вы их этими <<ПрИНИМая». С и з и . Я не хочу этим мерзавцам дать повод упре­ кать меня в жестокости. Кир и. Как бы это они упрекнули, вися на пальме? Висели бы себе тихо... Но, принимая... прав не лишать, повесить со всеми оравами и общепринятым способом, вверх головой. КаА и Фарра вырываJОТСJI из рух арапов и вэбсrают на aany. К ай . Фарра, нам нечего терять! Лучше смерть в вол­ нах, чем в петле! За мною! Фар р а. Долой тирана! Бросаются в океан. Эа сценой rрузиыll всnлССJС. Сизи. Ах! Кир и. Что же вы, черти, не держали их?! Ликки. Поймать! Арапы бегуr. Кири. К пироrамl Т ох о н г а. К пирогам! (Пускает стрелу со скалы. Все убегают. Сизи тоже.) Паспарту (за сценой). Европейцы, на выход! Во­ лодька! Что же ты корабль не опустил? У, накладчики черти! Дирижер д/iет знах. Матросы (за сценой с оркестром поют). По морям... по морям ... Нынче здесь... завтра там ... С неба на тросах спуаается корабль, на нем: Л орд, Л е д и , Паганель, Паспарту, Гаттерас, матросы. Все в костюмах с илmострациll к книжкам Жюля Верна. 149
Матросы (поют). Ах, далеко нам до Типперэри... ПуwсчиыЯ удар. Земля! Земля! Ура! Ура! Л е д и . Лорд Эдвард, земля, земля! О, как я рада! Лор д. О, йес. Я вижу. Капитан, спускайте нас на берег! Гаттерас. Трап спустить! Ротозеи! Эй! Ты, в шта­ нах клеш, ползешь по трапу, как вошь! А, чтоб тебя ли­ хорадка бросала с кровати на кровать, чтобы ты мог по­ нимать... Л е д и . О, Боже мой, как он выражается! Па г а н е ль. Как вы выражаетесь при мадам, мсье Гатrерас. Гаттерас. Тысячу извинений, леди, я вас не заме­ тил. Спустите трап, ангелочки, спустите, херувимчики, английским языком вам говорю! Трам-та-рам-та-рам ... (РугаетСJI беззвучно.) Матросы спускают трап, все сходiП' на берег. Л е д и . Какая дивная земля! Лорд Эдвард, мне кажет­ ся, этот остров необитаем. Па г а н е ль . Мадам имеет резон. Остров необитаем. Клянусь Елисейскими полями, я первый заметил это! Л е д и . Простите, мсье Паrанель, я первая крикнула «необитаемый»! Лор д. Леди права. Капитан, подать сюда флаr! (Втыкает английский флаг s землю.) Йес. Остров англий­ ский! Па г а н е ль. Паспарту! Флаг! (Втыкает французский флаг в землю.) Уи. Остров французский. Л орд . Как понимать ваш поступок, сэр? Паганель. Как хотите понимайте, мсье. Лорд. Вы - гость на моей яхте, сэр, и я не пони­ маю вас. Я не моrу допустить, чтобы остров валялся на дороге беспризорным. Паганель. Ятоже немоrудопуститьтакое. Па сп ар т у . Прошу извинения, джентльмены. Ма­ ленький совет: Остров пополам. Лор д. Согласен. Йес. Паганель. Ун. О оказывается С нз н н вся остальная компанИJI. О, вуаля! Смотрите, смотрите! 150
Лор д. Остров обитаем. Кто вы такие? Кир и . Позвольте поздравить, ваше сиятельство, по поводу прибытия на наш уважаемый Остров. Л орд . Вы здесь живете? Кир и . Точно так. Прописаны на Острове. Л орд . Убрать флаги! Кто же владеет Островом? С из и (поместившись на троне). Я, милостию богов и духа Вайдуа... (фанфары) ... я, Сизи-Бузи Второй, царст­ вую здесь. Вот гвардия моя, арапы верные и предводи­ тель Ликки-Тикки. Кир и. Честь имею рекомендовать себя. Я, Кири­ Куки, церемониймейстер двора его величества. Лорд. А где же двор? Кир и . А вот, извольте видеть, вигвам на вулкане, а возле него палисадничек. Это и есть двор. Л е д и . Ах, какое забавное племя мы открыли! С и з и . А вы кто такие будете, дорогие гости? Лорд. Я... (в оркестре музыка) ... лорд Эдвард Гле- нарван, владелец замка Малькольм. Со мною леди Глена­ рван и Гаттерас, мой капитан, с командою. Па г а н е ль . Я... (в оркестре ((Марсельеза))) ... Жак Элиасин Мария Паганель, секретарь географического об­ щества. Со мной лакей мой ... Пас парту. Паспарту. С из и . Сердцу моему приятны знатные гости. Лор д. Подать сюда складные стулья! Матросы подают стулья. Европеliцы усаживаются. Где же ваш народ? Сизи. Народунас - красные туземцы. Они живут там, далеко. Лорд. Много их? С из и . О, много... один ... два... пятнадцать... и еще много полчищ. П а г а н е ль . Как интересно! (Записьюает.) Л орд . Вы управляете, а они работают? С из и . Так, дорогой, так. Лор д. О, это умно! Добрый народ? К и р и . Очаровательнейшиli народишко, ваше сия­ тельство! Тут намедин двоих приводили... впрочем, ни­ чего. Л орд . Остров богат? 151
С и 3 и . Слава богам, живем, не жалуемся. На Острове у нас есть маис, рис, черепахи, слоны, попугаи, а в про­ шлом году объявился жемчуг. Л е д и . Жемчуг? О, это крайне интересно! Паганель. О, да. Л е д и . Жемчуг? Вы говорите - жемчуг? И много вы добываете его? С и 3 и . Немного, дорогая. Пудов пятьсот каждый год. Лорд, Леди, Паганель, Гаттерас. Сколь-ко?.. С из и . Почему вы так удивились, о, знатный ино- странец? Лор д. Мало. И куда вы деваете этот жемчуг? С из и . Продали. Лорд. Кому? Леди. Продали! Л орд . Леди, прошу вас помолчать. СизИ. Немецкнамодинприезжал. Паганель. Всюдуэтотнемец! Л орд . И сколько он вам заплатил? С и з и . Пятьсот аршин ситцу, двадцать бочонков пива, одного миссионера, и, кроме того, он подарил Кири-Куки брюки... Кир и . Вот эти самые штаны. С и 3 и . А мне он подарил на память пятьсот своих денежных марок, и я ими обклеил свой вигвам. Л орд . И он забрал пятьсот пудов жемчугу? Сизи. Иувез. Кир и. Я говорил вам, ваше величество, что мы про- дешевили. Паганель. Мошенник. Кир и . Я говорил вам, ваше величество. С и з и . Неужели он обидел старого Сизи? А ведь он обещал вернуться к нам на своем пыхтящем катере. Гаттерас. И когда он вернется на этом катере, ты должен послать его обратно в Европу. Ах, чтоб тебя перевернуло килем кверху! И ты хорош, старая образина! Да если он еще раз явится сюда и ты не спустишь его со ржавым якорем на ногах в океан ... я прямо ... Л орд . Капитан, успокойтесь. Гаттерас. Да не могу я, ваше сиятельство, сэтими арапами... Господи! 152
Лорд (тихо). Сэр... ведь это что же такое? А? Же- лаете? Па г а н е ль . Сертенеман. Конечно. Уи. Лор д. Пополам? Паганель. Пополам. Л орд (вслух). Ну, вот что... Сейчас есть жемчуг? С из и . Сейчас, дорогой, не имеем. Весною будет, через три месяца. Л е д и . Покажите, какой он? Образчик. С из и . Показать можно. Тохонга, принеси из вигва­ ма жемчужину, которой я забиваю гвозди. Toxoнrn приносит жемчужину свсрхъсстсствснных размеров Тохонга. Вот. Кири. Вуаля! Леди. Ах, мне нехорошо ... П а г а н е ль . Собор Парижекой богоматери! Г а т т ер а с . Пятьсот пудов такого? Такого? С из и. Нет, тот был крупнее. Кир и. Гораздо крупнее, ваше сиятельство. Га т тер ас. Я не могу... Л орд . Ну, вот что. Коротко. Нам сейчас нужно от- плывать в Европу. Пойми, король, что у тебя был жулик. С из и . Ах, ах! Дух Вайдуа его накажет. Гаттерас. Конечно, держи карман шире! Лор д. Капитан, прошу меня не перебивать. Итак! Я покупаю весь ваш жемчуг. И не только тот, что вы добу- дете весtюй... Но все, что вы выловите за десять лет. Я заплачу вам .. . Паганель. Пополам со мной. Л о р д . Да, попол.11м с господином Жаком Пагане­ лем... Ты видел когда-нибудь фунт стерлингов? С из и . Нет, дорогой. Это что? Л орд . Это удобная вещь. Всюду, где бы ты ни был на земном шаре, одним словом, эта бумажка... вот она. Всюду, где бы ты ни предъявлял ее, ты получишь груду ситцу, горы табаку, штанов и сколько угодно огненной воды. Гаттерас. Да, не вонючего жуликова пива ... Лор д. ... а рому! Рому! С и з и . Боги благословят тебя, иностранец. 153
Л орд . Слушай. Я дам тебе тысячу таких бумажек. И ты закутаешь свой остров в ситец, как в юбку. Я дам тебе пятьсот бочек коньяку, который горит, как солома, если к нему поднести спичку, я дам тебе тысячу аршин колен­ кору, тысячу! Понимаешь? Сто... сто ... десять раз сто .. Пятьдесят коробок сардинок... Чего ты еще хочешь? С из и . Больше ничего не хочу. Ты - великодушный иностранец. Гаттерас. А я тебе, со своей стороны,дарютрубку с условием, что к моему приезду сукин немец будет ви­ сеть здесь на дереве, как гнилой банан. К и р и . А мне чемодан, ваше сиятельство. Л о р д . Хорошо. Я заплачу тебе все это сейчас, впе­ ред, понял? С из и . Я люблю тебя, иностранец! Л о р д . Я тебя тоже, только обслюнил ты меня всего. Целуй мсье Паганеля. Па г а н е ль . Мерси, я поцеловался позавчера. И сыт. Л о р д . Подпишись здесь. С из и . Я, дорогой, как месяц пробыл в ликвидации неграмотности, все забыл. Помню: Зе - крендель, а ос­ тальное вылетело. Кир и . Позвольте мне, лорд. Вот, пожалте. Ка и Ки. Кири-Куки. Леди. О, вы грамотный. (Тихо.) Он очень недурен, этот арап. (Вслух.) Кто выучил вас? Кир и . Заезжие иностранцы, сударыня. Лор д (читает). Кири-Куки и... чемодан. Что такое? Кири. Аэто я напоминаю. Незабыть бы про чемо- дан, ваше сиятельство. Лор д. А! Выдать ему чемодан с блестящими застеж­ ками. Паспарту подает чемодан. К и р и . Какая прелесть! Верить ли мне моим голубым глазам! Ах! Ах! Нет, я не достоин такого чемодана. По­ звольте мне обнять вас, лорд. Лорд уклоtu1ется. Кири обнимает ЛедИ. Л еди. Ах вы, дерзкий!.. Лорд. Ну, это лишнее. Итак, получай... (Выдает толстые пачки денег.) Вот фунты стерлингов. Но помни: 154
честным нужно быть! Через три месяца я приеду за жем­ чугом. Немца, если появится, гнать! Не плутовать! Иначе я рассержусь. Паганель. Я тоже. Мы сделаем войну. С из и . Ах, что пугаешь старого Сизи? Он не обма­ нет. Лорд. Ну, молодец! Матросы, выдать коленкор, сар­ дины, выкатить ром! Гаттерас. Даешь ром! Там-тар... Матросы. Эгей! .. (Выбрасывают товары, выкаты- вают бочки.) С из и . Спасибо тебе. Я тебе дарю жеМ'чужину. На! Леди. Мерси! Ах, чудо! Чудо! Кир и. Тохонга! Поймай ДJIJI леди попугая! Тохонга. Сейчас. Стая nonyraeв ВЗJJеrает. Тохонrа ловит чудовищного и подяосит ero. Вот. Кир и. Позвольте вам, сударыня, поднести на память nonyraя. Приятное украшение вашей гостиной в Европе. Ликки. Ловок, каналья! Паганель. Черт! Дикарь галантен! Л е д и. Он очарователен, мсье Паrанельl Мерси! Мерси! Он говорит? Кир и. Еще как! Гаттерас. В первый раз в жизни вижу такой экзем­ пляр. Ах, чтоб тебе сдохнуть! П о n у г ай . Чтоб тебе самому сдохнуть! Общее изумление. Гаттерас. Ты это кому? Ах, сатана бесхвость1й! Попугай. Сам сатана! Гаттерас. Вот я тебя! Л е д и. Что вы, капитан? Не смейте обижать мою nтичку! Попка дурак! П о nугай . Сама дура! Леди. Ах! Лор д. Полегче, Метелкинl Поn у г ай . Слушаю, Геннадий Панфилыч. Гаттерас. Лорд, солнце садится. Пора ехать. У острова рифы. Л орд . Поднимайте паруса, капитан. 155
Г а т т ер а с . Слушаю. Команда, на корабль! Матросы и.цуr на корабль, и он одевается парусами. Лорд. Гуд бай! Сизи. Пока. Л е д и . Паспарту! Взять попугая! Паспарту. Слушаю, леди. Паганель. Оревуар. Г а т т ер а с . Трап поднять! Трам-та-ра-рам! Попугай. Мать-мать-мать ... Гаттерас. Ах, чтоб ты сгорел в камбузе! Завязать ему клюв канатом! Из бухты вон! ПодJiимают якорь. Корабль начинает уходить. Солнце садится в океан. Матросы (затихая). По морям ... по морям ... Поп у г ай (поет). Нынче здесь, завтра там! С из и. Уехали. Хорошие иностранцы! К и р и . Честь имею поздравить, ваше величество, с выгодной сделкой! Л и к к и . А я тебя с чемоданом! Умеешь ты клянчить, чертов сын! К и р и . Ты знаешь, Ликки, иностранка в меня влюби­ лась, кажется. Л и к к и. Ну, конечно, она никогда не видала такого красавца, как ты! С из и . Кири, прими деньги и спрячь. К и р и . Слушаю, ваше величество. (Прячет деньги в чемодан.) Как прикажете быть с продуктами? С и з и . Спрятать в мои кладовые. Арапам выдать по чарке огненной иностранцевой воды. Ар а п ы . Покорнейше благодарим, ваше величество! С и з и . Молодцы, ребята! Ар а п ы . Рады стараться, ваше величество! С и з и . Хорошо, только замолчите! Тохонга вскрывает бочку. Она вспыхивает синим оmем в сумерках. Вот это я понимаю! Л и к к и . Ваше величество, следовало бы и туземцам объявить какую-нибудь милость. С из и. Милость? Ты думаешь? Ну, что ж! Объявите им, что я их прощаю за бунт. Прощаю и тех двух голово­ резов, которые потонули. Я на них не сержусь. 156
Кир и . Добрейший государь! (Тuхо.) Однако хотел бы я наверняка знать, что они потонули. С из и . Назначаю сегодня вечером праздник всем придворным и верной моей гвардии, и пусть в час восхо­ да ночного светила... BcxoJUIТ таинстаеннц nуна. ... потешат нас пляскою одалиски из нашего гарема. Дирижер дает знак, и оркес:rр бурно иrрает 2-ю pancoJDПO Франца Листа. Одаписки начинают Мllску. Радостнее всех МRwет Кири-Кукн с чемоданом. Идет занавес и эакрывает сцену. П а с п ар т у (в прорезе занавеса взмахивает рукою, и муэыка прекращается). Антракт. В эапу дают свет. Конец первого акта. АКТВТОРОЙ КАРТИНА ПЕРВАЯ В оркестре раскаты катастрофы. Оnсрывается зnнавес. На сцене тьма, и только над вуJIIСаном зповеwее зарево. Кири (r фонариком). 01 Кто тут есть? Ко мне! Ко мне! Кто это? Полководец, ты? Ликки (с фонариком). Я! Я! Это ты, Кири? Кир и. Я! Я! Вот так штука! Ты уцелел? Л и к к и . Как видишь, благодаря богам! К и р и . Отвечай, погиб Сизи-Буэи? Ликки. Погиб. Кир и . Сколько раз я твердил старику, убери ты виг­ вам с этого чертова примуса! Нет, не послушался. «Боги не допустят! .. » Вот тебе и не допустили! .. Кто еще погиб? Л и к к и . Весь гарем и половина арапов. Все, что были в карауле. Кир и. Хорошенькие дела! Ликки. Ума не приложу, что же теперь будет... Кир и . Нет, дорогой генерал, тут очень даже придет- с• приложитьl 157
Л и к к и . Ну, так прикладывай скорее! Кири. Погоди...Сядем...Ох! Ликки. Что? Кир и . Кажется, я ногу себе вывихнул. Ох! .. Итак ... прежде всего разберемся в том, что произошло. Произо­ шло... Ликки. Извержение. Кир и . Погоди, не перебивай! Извержение! Да, хлы­ нула лава и затопила царский вигвам. И вот мы остались без повелител1. Ликки. Ибезполовиныгвардии. Кир и . Да, это ужасно, но это факт. Спрашивается, что же теперь произойдет на Острове? Ликки. А что? Кири. Ятебяспрашиваю,что? Ликки. Не знаю. Кир и. А я знаю. Произойдет бунт. Ликки. Неужели? К и р и . Будь спокоен. Тебе отлично известно, в каком состоянии наш добрый туземный народ, а теперь, когда узнает, что повелителя больше нету, он совершенно взбе­ сится ... Ликки. Не может быть! Кир и . «Не может быть! .. » Что ты как ребенок, в самом деле! .. Ой, смотри, еще огонь! Не хлынуло бы сюда! Л и к к и. Нет, уже приутихло. Кир и. Ну, брат, я внутри там не бьm. Черт его знает, утихает он, не утихает... Перейдем-ка вниз на вс•­ кий случай ... Перебсrают. Тут спокойнее. Итак, спрашивается, что нужно сделать, чтобы избежать ужасов бунта и безначалия? Ликки. Не знаю. Кир и. Ну, а я знаю. Необходимо сейчас же избрать нового правителя. Ликки. Ага! Понял!Нокого? Кири. Меня. Ликки. Тыкак,вздравомуме? К и р и . Я всегда в здравом, что бы ни случилось. Л и к к и. Ты - правитель?!. Слушай, это нахальство! 158
Кир и. Молчи, ты ничего не понимаешь. Слушай мен• внимательно: эти двое чертей утонули наверно? Л и к к и. Кай-Кум и Фарра-Тете? Кири. Ну,да. Л и к к и . Мне кажется, • видел, как головы их скры­ лись ПОД ВОДОЮ. Кир и. Хвала богам! Только эти две личности и моrли помешать исполнению моего плана, который я считаю блестящим. Ликки. Кири, ты наrл! Кто ты такой, чтобы лезть в правители?! Скорее уж я, начальник гвардии... Кир и . Что ты можешь? Ну, что ты можешь? Ты умеешь только орать команды и больше ничего! Нужен умный человек! Ликки. Аянеумен?:Молчать,когда... К и р и . Ты среднего ума человек, а нужен гениаль­ ный. Л и к к и . Это ты-то гениальный? Кир и . Не спорь. Ой! .. Слышишь? Шум за сценой. Л и к к и. Ну, конечно, проснулись, черти! К и р и . Да, они проснулись, и, если ты не хочешь, чтобы они тебя вместе с остатками твоей гвардии выки­ нули в воду, слушайся меня. Коротко! Я пройду в прави­ тели. Отвечай мне, желаешь ли ты оставаться у меня на­ чальником гвардии? Л и к к и . Это неслыханно! Я - Ликки-Тикки, полко­ водец, буду начальником гвардии у какого-то прохо­ димцаl .. К и р и . Ах, так! Пропадай же ты, как собака, без церковного даже покаяния! Имей в виду, что план я свой все равно выполню. Я перейду на сторону тузем­ цев, в правители я все равно пройду! Ибо Островом уп­ равлять некому, кроме меня. Ну, а ты будешь кормить ~(рабов в бухте Голубого Спокойствия. До свидания! У меня нет времени! Л и к к и . Стой, мерзавец! Я согласен! Кири. Ага,этодругоедело. Ликки. Чтоядолженделать? Кир и . Собери уцелевших арапов и молчи в тряпоч­ ку. Что бы с ними ни происходило! Понял? Молчи. 159
Л и к к и . Ладно. Посмотрю я, что из этого выйдет... Тохонга! Тохонга! Где ты? Т ох о н г а (входит). Я здесь, генерал! Ликки. Зови сюда всех, кто уцелел! Тохонга. Слушаю,генерал! Шум rромаднеliшеА ТО1П1Ы. На сцену - сперва отдельно, потом ТО1П1амн- ПOIIВJIIIIOТCЯ туземцы с красными флагами. Пламя .црожит, н от этого вся сцена освещается мнстнчссхим светом. К и р и (вскочив на пустую ромовую бочку). Эй! Эгейl Туземцы, сюда! Сюда! Туземцы. Кто зовет? Что случилось? Извержение? Кто? Что? Почему? Тохонга вводнт на сцену гвардюо с бспыми фонарями. Кир и . Я зову! Зову я! Кири-Куки, друг туземного народа! Сюда! (Поднимает свой фонарик над головой.} 1-й туземец . Извержение! К и р и . Да! Извержение! Сюда! Слушайте . все, слу- шайте, что я вам скажу! Т уз е м ц ы . Кто это говорит? Кто говорит? Кто? Кир и . Это говорю я, Кири! Друг туземного народа! Т уз е м ц ы . Слушайте! Слушайте! Кир и . Тише, друзья мои! Сейчас вы узнаете о том, что произошло. (Наступает тишwю.) Сегодня ночью, в то время, когда бывший царь наш Сизи-Бузи Второй... В оркестре звуки фанфар. Арапы. Богидахранят! .. Ликки. Тишевы! Кир и (делает отчаянные знаки с бочки, и фанфары умолкают, а также и арапы) . ... ничего его боги не хра­ нят! Да и не хранили никогда! Да и незачем богам охра­ нять тирана, измучившего свой народ! Туземцы издают звуки иэуыпсиия. Итак, когда Сизи, напившись огненной ВОДЬJ, мирно спал в своем гареме на уступе, вулкан Муанганам, мол­ чавший триста лет, внезапно отверз свою огненную пасть и изрыгнул потоки лавы, кои и стерЛи с лица Острова как самого Сизи-Бузи, так равно и его гарем и половину 160
гвардии. Видно, пришел начертанный в книге жизни пре­ дел божественному терпению, и волею Вайдуа тирана не с.ало... Гул Л и к к и . До чего, каналья, красноречив! К и р и . Братья! Я - Кири-Куки, арап по рождению, но туземец по духу, поддерживаю вас! Вы свободны, ту­ земцы! Кричите же вместе со мною - ура! Ура! Т уз е м ц ы (вначале тихо, потом громче). Ура! Ура! Ура! Дирижер (встает и делает знаки). Ура! Ура! Ура! Туземцы. Ура! Ура! Ура! Гул сrихает. К и р и . Не будет больше угнетения на Острове, не будет жгучих бичей надсмотрщиков-арапов, не будет раб­ ств~l Вы сами теперь хозяева своего Острова, вы сами - владыки! О, туземцы! 2-й туземец . Почему он говоритэто,братья? По­ чему арап из свиты радуется за нас? В чем дело? 1-й туземец. Это Кири-Куки. З-й туземец. Кто?Кто? Гул. Ликки. Говорил я, что ничего не выйдет из этой прелестной затеи! Унести бы только ноги! 4-й туземец. Это Кири! К и р и . Да, это я. Кто-то из вас, возлюбленны~ мои туземцы, крикнул: «Почему арап радуется вместе с нами?>> Ах, ах! Горечь в моем сердце от подобного вопро­ са! Кто не знает Кири-Куки? Кто не слышал его не далее как вчера у маисовых кустов? 1-й туземец .Да,да,мыслышали! Туземцы. Мы слышали! 1-й туземец . ГдеКай-КумиФарра-Тете? К и р и . Тише! Слушайте, что сделал я, истинный друг Т}'земного народа, Кири-Куки! Вчера .1 был схвачен стра­ ~ею ·вместе с другими туземцами Кай-Кумом и Фарра­ ете... 1-й туземец .Гдежеони?Почемутыодин? 6 М. BYJII'aXDв, т. S 161
Кир и . Слушайте! Слушайте! Нас бросили в темницу, а затем привели сюда, к подножию сизиного трона, и здесь верная смерть глядела нам в глаза. Я был свидете­ лем того, как бедных Кая и Фарра приговорили к пове­ шению. Ужас, ужас, ужас! 3-й туземец. А тебя? Кир и. Меня? Со мною вышло гораздо хуже. Старый тиран решил, что для меня, арапа, изменившего ему, смерть в петле на пальме - слишком легкое наказание. Меня ввергли обратно в nодземелье и оставили там на сутки, чтобы изобрести для меня неслыханную по жесто­ кости казнь. Там, сидя в сырых недрах, я слышал, как доблестно Кай-Кум и Фарра-Тете вырвались из рук пала­ чей, бросились с Муанганама в океан и упльши. Бог Вай­ дуа да хранит их в бурлящей пучине! Ликки (тихо). А ну как они выплывут, батюшки мои, баnошкиl 1-й туземец . Боги да хранят Кая и Фарраl Да здравствует Кири-Куки, друг туземного народа! Т уз е м ц ы . Да здравствует Кириl Да здравствует Кириl Хвала богам! К и р и . Дорогие друзья, теперь перед нами возникает вопрос о том, что делать нам? Неужели цветущий Остров наш останется без nравителя? Неужели нам грозит ужас безначалия и анархии? Туземцы. Он прав, Кири-Кукиl Он прав! Кир и. Друзья мои, я предлагаю тут же, не сходя с места, избрать человека, которому мы могли бы без стра­ ха доверить судьбу нашего Острова и все богатства его. Он должен быть честен и правдив, друзья! Он должен быть сnраведлив и милостив, но он, друзья мои, должен быть и образован, чтобы вести сношения с европейцами, нередко посещающими наш плодоносный Остров. Кто же это, друзья?.. Ту3емцы. Этоты,Кири-Куки! .. Кир и . Да, это яl То есть нет! Ни за что! Я недосто­ ин этой чести! Т у 3 е м ц ы . Кири, ты не смеешь отказываться! Кири! Ты не можешь покинуть нас в столь трудную минуту! Ты один образованный человек на Острове. Кир и. Нет! Нет! Л и к к и. Вот черт! (Тихо.) Кири! Зачем ты лома­ ешься? 162
Кир и (тихо). Пошел вон, болван! (Громко.) Не­ ужели мне придется взять на себя эту страшную тя­ жесть и ответственность? Неужели мне?! Хорошо, я со­ гласен! Т уз е м ц ы (громовыми голосами). Да здравствует Кири-Куки Первый - друг туземного народа! К и р и . Слезы умиления застилают мне глаза, о, до­ рогие мои! Хорошо, дорогие туземцы, я приложу все ста­ рания, чтобы вы не раскаялись в вашем выборе. И в знак того, что я душой и сердцем с вами, я снимаю с себя белый арапов убор и надеваю ваши прелестные туземные цвета... (Снимает головной убор, надевает багряные ту­ земные перья.) Туземцы JJИJC)'IOТ. МузыхL Я, Кири-Куки Первый, объявляю вам свой первый дек­ рет. В знак радости переименовываю наш дорогой Ост­ ров, во времена Сизи-Бузи носивший название Туземного Острова, в Остров Багровый. Туземцы JJИJC)'IOТ. Теперь возникает вопрос, что делать нам с остатками гвардии Сизи-Бузи? Вот они! Ликки и арапы растср.IIИы. Туземцы. В воду их! Тохонrа (Ликки). Генерал, ты слышишь? Л и к к и. Предатель... Туземцы. В океан! Кир и. Нет! Выслушайте меня, верноподданные мои! Кто будет защищать Остров в случае нашествия инопле­ менников? Кому мы, наконец, поручим охрану меня? Жизнь человека, который, по-видимому, так нужен Ост­ рову! Я предлагаю, друзы мои, в случае их раскаяния простить их, забыть им прежнюю службу тирану, взять их на службу к нам. (Ликки.) Отвечай, преступный гене­ рал, согласен ли ты раскаяться и верою-правдою служить туземному народу и мне? ЛИJ(J(И МОЛЧIП. Отвечай, тумба, когда тебя спрашивают! Ликки (тихо). Ты велел мне молчать... 163
К и р и . Рекомендую тебе быть посообраэительнее. Л и к к и . Согласен, повелитель. Кир и . Будешь служить? Л и к к и . Так точно, ваше величество. К и р и . Не пойдешь против меня и народа? Л и к к и . Никак нет, ваше величество! К и р и . Молодец, ты верный старик! Л и к к и . Рад стараться, ваше величество! К и р и . Ну, тебя не перекричишь. (Арапам.) Сог­ ласны? Ар а п ы . Согласны, ваше величество! Кир и . Прощаю вас и в знак милости переименовы­ ваю в заслуженных народных арапов. Ар а п ы . Покорнейше благодарим, ваше величество! К lf р и . А, черт вас возьми! У меня могут барабанные перепонки лопнуть. Прикажи им молчать. Ликки. Молчать! К и р и . Переодеть их в наш туземный цвет! Л и к к и . Слушаю, ваше величество! К и р и . Пожалуйста, без крику! Молчи. Л и к к и. Слуш... (Хлопает в ладоши - с арапов .мгновенно сваливаются перья и на голове вырастают баг­ ровые. Фонари их вместо белого цвета загораются розо­ вым.) К и р и . Вот туземный народ, вот твоя гвардия! Туземцы. Ура! Л и к к и . По церемониальному маршу!.. (дирижер вз.махивает палочкой) ...Шагом ... арш! Оркестр иrрает марш. Арапы идУf мимо Кири церемониальным маршем. Туземцы, несметные nОJJЧИща, мawyr фонариками. К и р и . Здравствуйте, гвардейцы! Ар а n ы . Здр ... жел ... ваше величество! Ликки, отмаршироаав, сrановнrс:я рядом с Кири. Кири. Видал? Ликки. Ты - действительно гениальный человек! Теперь я вижу! Кир и. То-то! ЗанаtJе,· 164
КАР'IИНА ВТОРАЯ ЦарственныЯ вигвам Кири-Кухи. К и р и . Три дня всего прошло, как я управляю нашим проклятым Островом, а между тем от этого жем­ чуга у меня голова кругом идет! Л и к к и (закусывая). Сам виноват; К и р и . Чем же это, спрашивается? Л и к к и . Насулил им черт знает чего, теперь отдувай­ ся. (Иронически.) Друг туземного народа! (Жует.) Кто квакал: всего у нас вдоволь будет, вдоволь и рису, и маису... и огненной воды. Все для вас и все про вас. Вы сами хозяева. Помнишь, как ты им говорил? Ну, вот они и хозяйничают. К и р и . Чудовищнее всего - это требование не отда­ вать жемчуг англичанам. Хорошенькое дельце! Как же это я не отдам, когда он за них деньги заплатил? Л и к к и. И огненную воду. Стало быть, и подавай жемчуг англичанам! К и р и . Да они всерьез не желают отдавать его. Вы­ ловить, говорят, вьшовим, а пусть нам пойдет. У мен• мороз по коже продирает при мысли о том, как явится на корабле эта толстая физиономия с рыжими бакенами. Спрашивается, что я буду делать? О, великое счастье, что потонули эти два подстрекателя ... Ликки (жует). Да... Кир и. Что ты говоришь? Ликки.Яговорю - да. Кири. «Да»! А что - да? Только и умеешь, что молчать. Ты бы лучше совет дал. Л и к к и . Это не моя специальность - советы давать. Мне что поручено? Караулить тебя. Я и карауmо. А уж ты сам управляй, как тебе нравится. К и р и . Очень хорошо ты поступаешь! Л и к к и . Вот при покойном Сизи-Бузи хорошо бьшоl Кир и. Чем, спрашивается? Л и к к и. При Сизи они отдавали жемчуг беспрекос­ ловно. Порядок бьш, вот чем! Кир и. Нужно и теперь навести порядок. Л и к к и . Теперь трудно, дорогой правитель. Слиш­ ком ты их избаловал. Кир и. Ну, нечего скулить! Этим дела не поправишь. 165
Тохонга (входит). Привет тебе, правитель! Кир и. Спасибо. Что скажешь, дорогой мой? Т ох о н г а. Туземцы опять пришли. Желают лице­ зреть твою милость/ Кир и . Опять? Наказанье, честное слово! Гони ты их... сюда, в кабинет. Т ох о н г а. Слушаю, повелитель. (Выходит.) Входите/ Вход.IП' 1-А, 2-А, 3-А туземцы. Т уз е м ц ы . Привет тебе, Кири, наш повелитель и друг, да хранят тебя боги! Кири. А-а/ И васони пустьдахраняттожесамое. Очень приятно. Я прямо соскучился по вас. Ведь с самого утра вас не было/ Т уз е м ц ы . Боги да хранят Ликки-Тикки, храброго полководца народной гвардии. Ликки. Ивас,ивас. 1• й т уз е м е ц . Ты закусываешь, бравый Ликки? Ликки. Нет,танцую. 2•й туземец . Наш храбрый Ликки любит пошу­ тить. К и р и . Да, он веселого нрава человек. Кстати, пол­ ководец, я нахожу, что ты мог бы разговаривать более приветливо с дорогими моими подданными. (Ликки вор­ чит.) Присаживайтесь, ребятки, на корточки. (Туземцы усаживаются.) Чтобы не терять драгоценного времени, излагайте, голуби, что вас привело к моему вигваму в час высшего стояния солнечного бога, когда не только прави­ тели, но и простые смертные, утомленные сбором маиса, отдыхают в своих вигвамах? (Тихо.) Не понимают, черти, намеков! 1-й туземец . Мы пришли сообщить тебе радост­ ную весть. Кир и . Радуюсь с вами заранее, даже не зная, в чем она заключается. 3•й туземец . Мы пришли сказать, что улов жем­ чуга сегодня был чрезвычайно удачен. Мы вытащили пятнадцать жемчужин, из которых самая маленькая вели­ чиной с мой кулак. Кир и. Я в восторге! И поражает меня только одно, 11очему вы их не доставили немедленно в мой вигвам, как я уже говорил вам сегодня утром? 166
1- ii туз е м е ц. О, Кири-повелительl Народ очень волнуется по поводу этих жемчужин и послал нас к тебе, чтобы узнать, что ты собираешься сделать с ними? Кир и . Дорогие мои, сейчас очень жарко, чтобы по десяти раз повторять одно и то же. Тем не менее повто­ р110 вам в одиннадцатый - жемчуг должен быть достав­ лен в мой виrвам, а когда мы накопим пsrтьсот пудов, за ним приедет англичанин и заберет его. 2-й туземец . Кири! Народ нехочетотдавать аиr­ пичанииу жемчуг. Кир и . Тем не менее жемчуг придетсsr отдать. Сизи поnучиn за него уплату полностью и продал англичанину жемчуг. 3-ii туземец. Кири, ты знаешь, о чем болтал народ сегоднsr в бухте во времsr ловли? Ликки (сквозь зубы). Вот, вот... вот и плоды ... По- болтал бы он при Сиэиl.. 1- ii т уз е м е ц. Что ты говоришь, телохранитель? Л и к к и. Нет, ничего. Это sr напеваю романс. Кир и . Полководец, вредно петь на жаре. Ликки. Я молчу, молчу. Кир и . Что же он болтал? 3-ii туземец. Он болтал о том, что наш Кири, боги да продлят его жизнь, поступает плохо, настаиваsr на выдаче жемчуга. К и р и . Дорогие, вы понимаете туземный язык? Анг­ личанин приедет с пушками, а бумагу подписал я. 1- й т уз е м е ц . Кири, друг народа, поступил легко­ мысленно, подписав бумагу. Кир и . Не находишь ли ты, дорогой мой, что про­ стому туземцу неудобно таким образом говорить о пра­ вителе Острова? 1-й туземец. Я говорил любя. Кири. Ая вамлюбя говорю, чтоб вас... богихрани- ли, что жемчуг должен быть доставлен сюда. 2-й туземец . Туземный народ не сделает этого. Кири. Аяговорю, чтосделает. Туземцы. Нет, не сделает. Кири. Нет, сделает. Туземцы. Нет, не сделает. Кир и. Тохонга! Тохонга. Чего изволите? 167
Кир и. Дай мне огненной воды. (Пьет, кричшп.) Cдenaeтllt 1-й туземец. Кнри, если ты будешь кри!lать так страшно, у тебя может лопнуть жила на шее. Кир и . Нет, я больше не в силах разговаривать с ними. Тогда придется мне поступить иначе. Вождь! Потру­ дитесь принять меры, чтобы жемчужный улов бьш достав­ лен сюда сейчас же. Я ухожу и раскинусь на циновках, чтобы мои истомленные члены отдохнули хоть немного. Л и к к и . Стало быть, ты передаешь это дело мне? К и р и . Да. (Скрывается.) Л и к к и . Слушаю-с. (Начал засучивать рукава.) 1-й туземец . Что ты собираешься делать, храб­ рый начальник? Ликки. Я собираюсь дать тебе в зубы и для этого засучиваю рукава. 1-й туземец . Веритьлимнемоимушам?Дорогие, вы слышали? Он собирается мне дать в зубы! Мне, сво­ бодному туземцу! .. Он, начальник нашей гвардии ... дает в зубы!.. 2-й и 3-й туземцы . Э-ге-ге!Xe-xel Л и к к и (дает в зубы 1-му туземцу. 2-й и 3-й садятся в ужасе на землю). Будет жемчуг! Будет! Будет! 2-й и 3-й туземцы . Караул! Ликки. Позватьсюдастражу! Тохонга. Эй! .. Вбеrают ар а n ы. Л и к к и . Взять этих негодяев в подвал! 2-й и 3-й туземцы . Как?!Как... нас?' Страшный шум за сценой Локазывается ТOJUJa туземцев; сзади­ Кай-Кум и Фарра-Тете. Т уз е м ц ы . Пустите, пустите-ка нас! Тохонга. Стой, стой! Куда вы? Куда? Л и к к и . Что это значит? Назад! Как вы смеете лезть непрошенными в вигвам повелителя? 4-й туземец . Нет,Ликки,тыэтобрось! Кончились вигвамы! Мы прицесли великую новость! Друзья, сюда! 2-й и 3-й туземцы . Караул!.. 1- й т уз е м е ц. Друзья, вы знаете, что произошло? .. Он... Он ... 168
Ликки. Опять с жемчугом? Я вам покажу, как не слушаться законного и вами самими избранного повели­ тела! Эйl 4-й туземец. Нет, тут дело не в жемчуге. Произо­ шли более интересные события! Где Кири? Туземцы. Кири! Кири! Л и к к и . Да что такое, черт возьми! Прекратить гвалт! Эй, Тохонгаl Оттесни их! 4-й туземец. Ну, нечего, нечего... Туземцы. Кири!Кири! Кир и (выходwп). В чем дело? Т уз е м ц ы (взволнованно). Вот он! Вот он! Вот он! А-а! Кир и . Да, я вот он. Здравствуйте, дорогие друзы. Как вас много! Прелесть! 4-й туземец . Мы принеслитебеновость,Кири!Да! К и р и . Друзы мои, я уже выслушал сегодня одну но­ вость. Кроме того, я хочу спать. Но все-таки, в чем дело? 4- й т уз е м е ц . Сегодня, когда вторая партия лов­ цов бросилась в бухте в воду, чтобы таскать жемчуг... как ты полагаешь, Кири, что они вытащили, кроме жемчуга? К и р и . Очень интересно! Крабов, наверное, или пар­ шивенькое ожерелье, которое потеряла какая-нибудь ту­ земка, купаясь. Но, право же, эта новость не настолько значительна, чтобы из-за нее вламываться толпой :в виг­ вам повелителя! 4-й туземец. Нет, Кири, мы вытащили не крабов! Мы вытащили двух изнемогающих людей ... Смотри! Дру­ зы мои, раздвиньтесь! Туземцы раздвиnuотся, и выходiiТ К ай и Фар р а . НаС'I)'Па~ noтtoe молчание. Кир и (падает с трона). Черт возьми! Л и к к и . Мое сердце чувствовало это! Теперь будет игра. (Kupu.) Интересно, что ты будешь теперь делать? К а й . Царствуешь, Кири? Ты узнаешь нас? Кири (всматриваясь). Нет... гм ... нет, не узнаю. Ф ар р а . Ах подлец, подлец! К и р и . Как вы смеете так говорить с правителем? (Ликки, тихо.) Готовь гвардию, сейчас будет скандал. Л и к к и . Я знаю, уже знаю. Тохонгаl Тохонгаl К ай (преградив ему дорогу). Постой, постой! Назад, приятель! 169
Фар р а. Как, не узнаешь? К и р и . Лицо знакомое... но не вспомню, где я видел вашу честную открытую физиономию и идеологические глаза... Уж не во сне ли? Фар р а . Прохвостl Ты видел нас в последний раз на этом самом месте в день суда над нами у Сизи-Бузи. (Ликки.) И ты тоже, палач! Ликки. Да я ничуть не отказываюсь, я вас сразу узнал, смутьяны! Кир и. Ба! Да где же были мои глаза! Нет, право, мне нужно завести очки, я становлюсь близорук. О, какое счастье! Хвала бессмертным богам! К ай . Сукин сын! Кир и . Я не понимаю тебя, миленький Кай-Кум! Что ты, Господь с тобой! Зачем ты на меня набрасываешься? Неужели ты забыл, как мы с тобою томились в подземе­ лье? Вот здесь, где сейчас стоят твои честные ноги. К а й . А вы, ослепленные, темные люди! Кого же вы избрали себе в правители? К и р и . Да, кого? Вот в чем вопрос, как воскликнул великий Гамлет... Ликки, готовь стрельt! Л и к к и. Не тяни, лучше сразу начинать драку. То­ хонга! Тохонга!.. Копье мне давай! К ай . Кого? Прохвоста, которого мир еще не видел со дня основания его великими богами. Провокатора, подлеца и проходимца! К и р и . Вы мне объясните только одно: как вы вы­ плыли? Ф ар р а . Три дня мы пльmи в виду Острова, изнемо­ гая от жажды, и, когда уже не бьmо сил бороться со смер­ тью, приплыли в бухту, где верные братья вытащили нас. К ай . Братья, вот этот негодяй, изукрасивший себя вашими перьями, сам на этом месте прочитал нам смерт­ ный приговор. Он, понимаете, этот бесчестный мерзавец, обманул нас и вас тогда у маисовых кустов, прикинув­ шись другом народа и революционером. Он, он, царский жандарм, сизин! Кир и . Ой, ой! .. Что это будет! Туземцы. Предатель! Кай. Смертьему! Ф ар р а . Смерть ему и гнусному душителю Ликки­ Тикки! Л и к к и. Нет, нет! Полегче, я, брат, так не дамся! 170
1-й и 4-й туземцы . Смертьим! К ай . Сдавайся, мерзавец! Туземцы. Сдавайся! Ликки. Гвардия,вперед! Дирижер дает энах - слышна 1руба. Арапы с хопы1ми выбегают на сцену. Суета. К а й . Ах, так! Братья-туземцы! К оружию! К оружию! Вооружайтесь луками, копьями! У кого их нет - камня­ ми! Все вперед! Убить эту мерзкую змею, пробравшуюся на трон! Туземцы {разбегаются с криками). К оружию! Фарра. За оружием! Л и JC к и . Видал, друг народа? Тохонга, запереть воро­ та! Все к частоJСолу! Гвардия, стройся! Арапы бросаюТСII х частоколу. Кир и . Голубчик, Ликки, постарайся, отбей их, кра­ савец, чтобы не успели убежать к пирогам. К оружию, мои верные гвардейцы! К оружию! Бросается к вигваму и выбегает со свои чемоданом. Л и к к и. Ах, чемодан, по-твоему, оружие? Изволь идти вперед, к частоколу! Личным мужеством твоим ты должен показать пример гвардейцам! К и р и . Я лучше отсюда покажу им пример личного му... Господи, как они воют! .. из вигвама ... Ликки. Жалкийтрус!Тыпричина... Туземцы (за сценой). Сюда, товарищи, сюда! Смерть предателю Кири-Куки, награда за его голову! Кир и. Ты слышишь, что они кричат?.. Ой, ужас, ужас, ужас! Л и к к и. Ну, валяйся здесь, презренный трус. Тохон­ га, ворота заперты? Тохонга. Такточно, генерал. Л и к к и . Гвардия, по наступающим туземцам зал­ пами! .. Огонь! 1• 11 т у э е м е ц внезапно показывается над частоколом. Арапы пускают стрелы. 171
1-й туземец (сострелойвгруОи). Я умираю. (Ис­ чезает за частоколом.) С rрохотом вылетает стехпо в вигввмс. Кир и. Ой, что это? Л и к к и . Это первый подарок тебе, друг народа! Камнем в окно. Арапы, не трусь! Огонь! С вами повели­ тель и военачальник! (Кири.) Негодяй! Не смей обнару­ живать своей трусости перед гвардией! Кир и . Милый Ликки, я ведь не специалист по воен­ ным делам. Теперь твоя очередь. А я пойду в вигвам и обдумаю план дальнейших действий. Тем более что док­ тор мне строжайше запретил волноваться. tуземцы (за сценой). Ура! На сцену вылетает 'I)'Ча тузсмцсвых с:трел. 1-й арап . Ах,яумираю! Л и к к и . Ободри гвардию каким-нибудь внушитель­ ным словом! Вылетает стехпо в внrвамс. Кир и. Гвардия! Спасайся, кто может! (Открывает чемодан, прячется в него и в чемодане ползком уезжает.) Л икки. Подлец! ЛСТJП с:трспы Занu11ес Конец второго акта. АКТТРЕТИЙ КАРТИНА ПЕРВАЯ Богатая rостнная лорд/L Глскарвана, обставленная во вкусе 60-х годов. Вечер Окна rостнноА выхоДIП' на набережную. Леди пост романс, аккомпаннруи себе на фортепиано. Лорд с Паганслсм играют в шахматы, а Гаттсрас смотрит на игру. Л орд . Браво! Браво! Моя дорогая, вы сегодня в го­ лосе, как никогда! (Амодирует.) Паганель. Браво, браво, мадам! 172
Гаттерас. Браво! Попугай (в клетке). Браво! Браво! Паганель. Шах королю! Лорд. Я так... Паганель. Шах. Лорд. Я так... Паганель. Шах и... Л орд . Черт возьми! Я сдаюсь, сэр. Гаттерас. Вам нужно было пешкой ходить, лорд. Лорд. А дальше что? Гаттерас. Адальше слоном сюда. Лорд. А дальше что? Гаттерас. А дальше... гм! Попугай. Дурак! Гаттерас. Я вас уверяю, лорд, этой проклятой птице необходимо свернуть голову. От нее житья нет. Леди. Что вы, капитан, я ни за что не позволю! Милый мой, я ни за что не расстанусь с тобой! Попочка! Попочка! Л орд. Угодно реванш? Па г а н е ль. С наслаждением, мсье. Л е д и . Ах, пять часов уже! Паспарту! Бетси! П а сп ар т у и Б е т с и выrnядывают из д~~ух противоположных д11epeil Паспарту и Бетси. Что угодно, сударыня? Леди. Подавайте чай. Паспарту и Бетси. Слушаю, леди. (Исчезает и возвращается с чаем и печеньем.) Лор д. Нет, что ни говорите, а когда, постранство­ вав, воротишься опять, то дым отечества нам сладок и приятен. Па г а н е ль . О, да, конечно... У вас чрезвычайно приятно гостить, дорогой лорд. Я очень вам признателен! Очень! Л орд. Очень рад. Паганель. Я крайне признателен также леди Гле- нарван. (Кланяется.) Л е д и . Крайне приятно. Паганель. Ивамтоже,храбрыйкапитан. Гаттерас. Пожа... Пожа ... Паганель (машинально- Бетси). И вам ... то есть нет... Все. 173
Лорд. Нет, по-моему, места лучше, чем Европа. Паганель. О, несомненно! Гаттерас. Красота! Л е д и . Чем вам так нравится Европа, господа? Не понимаю. Лор д. Как чем? Вы меня поражаете, леди! Удобно, тихо, чисто. Никаких волнений. Л е д и . Нет, волнения эти так прИ.IIтиы. По-моему, у нас адская скука. Л орд. Леди! От кого я слышу это? Разве можно так говорить о родном английском доме? Адская скука! Дом - это храм... Этого тоже не следует забывать ... леди. nеди. Ах, нет, нет! в путешествии гораздо лучше. nолочка, ты помнишь свой Остров? Попугай вздувает перья. Л е д и . Попочка, на Острове лучше? А? Лучше? Хо­ чешь опять на свой Остров? Попугай. Куа... Куа... Лор д. Кстати, об Острове. Прелестную покупку мы все-таки сделали с вами, уважаемый сэр. Не правда ли? Паганель. Очаровательную ... Шах королю ... Леди. Ах, у менядо сих пор передглазами этотуди­ вительный жемчуг... Когда мы поедем за ним? Я жду не дождусь. Л орд . Через месяц. Л е д и . Попочка, через месяц, слышишь? Мы поедем с тобою... Ты опять увидишь родной берег... Ах, как бы 11 хотела знать, что там происходит теперь. О, далекий, та­ инственный Остров... он сверкает, как белый кусок саха­ РУ на синем шелковом океане. Вы пQмните, господа, волны с гребешками? Лор д. Превосходно помню. П а с п ар т у . Отличнейшие волны, ваше сиятельство. Лор д. Паспарту, выйди, твоим мнением никто из джентльменов не интересуется. Па сп ар т у. Слушаю, ваше сиятельство. (Уходит.) Леди (мечтательно). А у нас все-таки ужасно скуч­ но... Душа моя томится ... Мне хочется каких-нибудь не­ ожиданных приключений. 174
Л орд . Мне не везет ceгoдtiJI. Терпеть не моrу неожи­ данностей. РезхнА копокопьчик. Л е д и . Бетси! Откроiiтеl Б е т с и (пробегает по гостиной, потом во3вращается и мmится 3адом в ужасе). Ах! Лорд. Что такое? Бетси. Там... там ... Л е д и . Бетси! Я совершенно не понимаю этих фоку­ сов! Что такое? Гаттерас. Что за дьявольщина? Посмотрю! ПoiiВIПim:ll изуr.шениыА Па сn ар т у. Дверь открывас:тс:~~, и ВХод/11' Ликки, Кир и и ToxoиrL У Кири в руках ero чемодан, а JJИЦО nерев1138Но, как nри эубноА бопи. ЛIIICICи хромает. Кир и . Бон суар, ваше сиятельство. Лор д. Что это означает? Кто вы такоii? Кир и . Вы видите перед собою, лорд, злосчастного Кири-Куки с Острова. Леди. Это он? П а г а н е л ь . Клянусь площадью Этуаль, это дикие! К и р и . Точно так, мсье Паrанель. А вот это - муже- ственный полководецЛиккии ад'Ьютант его Тохонга. Л орд . Позвольте узнать, чем Jl обязан?.. Б е т с и . Боже мoiil Кто это такие, Паспарту? Паспарту. Молчи, ceiiчac узнаешь. Кир и . Кхе ... вот сидели, сидели на Острове ... соску­ чились... Дaii, думаем, проедемся в Европу, навестим на­ шего лорда. Погода, кстати, отменная. Взяли пир6ги и поехали. Л орд (поражен). Очень, очень приятно... Паганель. Черт! Дикиеделаютвизит! Л е д и . Помните, я еще на Острове говорила, что он необыкновенно галантен. Это бесконечно мило. Пожа­ nуiiста, садИтесь. Кир и . Мерси ... СадИсь, Тохонrа, лорд добрыii ... Леди. Что это у вас такое? Кир и . Ушибся. Л е д и . Бедиенькиiil Обо что? К и р и . Об вулкан, многоуважаемая леди. Л е д и . Неужели? Вы, наверно, пили огненную воду? 175
Кир и . Что вы, что вы, ваше сиятельство, какое тут питье!.. Л орд . Мне, конечно, очень прияmо, что вы приеха­ ли ко мне с визитом, но я все-таки полагал, что вы буде­ те сидеть на вашем Острове и добывать жемчуг. Кир и . Ах, ваше сиятельство! .. Леди. Как поживает добрый толстяк царь? Я забьша его имя. Кир и . Имя ... А, да! Как же, Сизи-Бузи, сударыня ... Как же... кланялся, видите ли, сударыня ... Л и к к и (тихо). Да не тяни ты, чертов врун! Расска­ зывай, лучше всю правду. К и р и . Видите ли, сударыня, он приказал долго жить.. Паганель. Как приказал долго? Он умер немного? .Л и к к и . Какое там немного! Начисто старик помер. Лорд. Ах вот что! Так... так... К и р и . Ах, ваше сиятельство! Лор д. Да что случилось? Расскажете вы, ttаконец? К и р и . Ужас, ужас, ужас! Но позвольте уж тогда, до- рогой лорд, все изложить по порядку. Лорд. Я жду. К и р и . Случилось несчастье, дорогой лорд. Леди. Axl К и р и. Вулкан вы изволили заметить, когда бьши у нас на Острове? Лорд. Не помню. К и р и . Как же, ваше сиятельство, громаднейший вул­ кан. Вот так - вигвам царский, а сзади него - вулкан невероятных размеров. Муанганам. Лорд. Ну-с? Кир и . Колоссальнейший ... вверху дыра. Л орд . К черту эти подробности! К и р и . Да ... так, стало быть, вулкан ... Ох-хо-хо ... Лорд. Ну? Г а т т ер а с. Ты что, визитер, издеваешься, что ли?.. Позвольте, дорогой лорд, я его по затылку трахну, чтобы из него слова скорее выскакивали. Л и к к и. Рассказывай, черт! Кир и. Ах, я так волнуюсь... Так вот, вигвам, то бишь вулкан. И вот в одну прекрасную ночь, как раз после вашего отьеэда, произошло величайшее изверже- 176
ние, ваше сиятельство, и вигвам, и повелителя затопило лавой. Л е д и Ах, как интересно! Кир и. Таким образом, повелитель наш Сизи-Бузи второй погиб. Лорд. Он один? Кири. А с ним вместе его гарем и половина арапо­ вой гвардии. Л орд . Понял. Кто же теперь управляет Островом? К и р и . Увы! Увы! Вы видите перед собой, лорд, зло­ счастного повелителя Багрового Острова Кири-Куки Первого. Л е д и . Как, вы царь? О, как интересно! Лор д. О, но почему же вы приехали сюда, в Европу? Вам надлежит сидеть на Острове, добывать жемчуг. Кир и. Увы, ваше сиятельство! Мне теперь нельзя даже показываться на Острове! Ликки. Темболеечтотам чума. Все. Какчума?! Кир и . Ужас! Ужас! После того как погиб Сизи, я, движимый желанием спасти родной Остров от анархии и ужаса безначалия, принял предложение лучшей своей части туземного народа стать их повелителем, но двое бродяг Кай-Кум и Фарра-Тете, осужденные за уголовное н государственное преступление н ускользнувшие из свя­ щенных рук правосудня, подстрекнули туземные полчища к бунту. Я лично стал во главе своей гвардии, подавал ей пример мужества... Ликки. Ах, пропоет! Кир и. ... но наши усилия не привели ни к чему. По­ давляющие несметные орды взбунтовавшихся .рабов ата­ ковали вигвам, н мы еле спаслись с оставшейся гвардией. Ужас! Ужас! Л орд . Ах, черт возJоми! В чьих же руках теперь Ост­ ров? Кир и . В руках злодеев - Кая-Кума и Фарра-Тете. Л орд . Как? Хорошенькую покупку мы сделали, до­ рогой сзр? П а г а н е л ь . Я с9вершенно потрясен. Но, позвольте, они не отдадут нам жемчуг? Лорд. О, да. Леди. Как, пропадет жемчуг?.. 177
Бетси. Боже, как у нее вспыхнули глаза! До чего она жадна! Пас парту. Молчи! Кир и . Увы, дорогие джентльмены! Из-за этого все началось. Боги видят, что я честно хотел выполнить обя­ зательство перед вами. Но туземцы заявили, что не отда­ РJТ жемчуг ни за что! Л е д и. Как? Это жемчуг? За который мы заплатили деньги! Лорд! Вы не допустите этого! Их нужно наказать! Лорд. О, да! Па г а н е ль. О, нет! Я не согласен! Это называетсs разбой на... как это ... большой дороге ... клянусь фланеле­ выми паиталонами моей тети! Л орд. Где оставшаяся гвардия? К и р и . Здесь, ваше сиятельство! Ликки. Ребята,входите! Черсэ все окна и двери вламываJОТСЯ ар а n ы с коnЫIМИ и ЩИ'18NИ. Леди, Бетсн с визгом бросаются всторону. Лорд } Паганель О, черт возьми! Гаттерас Ликки. Смир-на! П ага н ель. О, черт возьми! Л орд . И это вы ко мне приехали? Ар а п ы (оглушительно). Так точно, ваше сиятель- ство! Лорд (в ужасе). Спасибо. Ар а п ы . Рады стараться, ваше сиятельство! Лорд (передразнивая леди). Ах, мне скучно! Я так люблю разные неожиданные приКJПОчения! Черт бы их взял! Чем не приКJПОчение? АР а п ы ~ } Так точно ваше сиятельство! Попугаи ' Леди. О, Боже, как они кричат! Лорд. Пусть немедлен... Ликки. Мол-чать! Ар а п ы . Молчим, ваше сиятельство. Кир и . Вот, дорогой лорд. И это все, что мне оста­ лось, как дивный, чудный сон! Ужас! Волосы встают дыбом при взгляде на остатки доблестной гвардии, чест­ но защищавшей своего законного правителя. Я бы с удо- 178
вольствием выпил рюмочку коныку, до того .11 изумлен и истомлен! Лорд и Паrанепъ в изнеможении опусхаютса друг nро'ПIВ друга в креспа. Л е д и . Бетси! Бетси! Даiiте коныку его величеству! Бетси. Слушаю. (Подает коньsис.) Кнри выпивает. Л орд (очнувшись). Извольте объаснить, ваше величе­ ство, на сколько времени приехала эта орава?.. То есть rвардиа? Ликки. Насовсем. Лорд. }что? Паганель. rаттерас. Ах, чтобтебаl Кир и. Виноват, лорд, виноват. Не торопись, мужест­ венный военачальник. Нет, дорогой лорд, мы прибьши только временно в надежде, что вы окажете нам военную и материальную помощь к тому, чтобывернутьсана Ост­ ров. Лор д. Ах, поНJJл. В таком случае поеэжаiiте сейчас. Капитан! К и р и . Увы и увы! Как .11 уже имел честь доложить, лорд, на Острове сейчас чума. И пока она не утихнет, nроникнуть на него нечего и думать! Л орд. Час от часу не легче! Паганель. Пест! К и р и . Ун. Пест. На Острове груды трупов после наших битв с туземцами, и от раэложениа вышеупоману­ тwх трупов произошла rибельнu и эловреднu чума. Лор д. Но позвольте! Кто же будет содержать всю эту компанию? У вас есть деньги? ПровиэНJJ? Кир и. Ах, ах, ах! Какu тут провизИJJ, лорд! Спаси­ бо нужно сказать богам, что хоть ноги-то мы унесли. Лорд. Как? Выходит, что .11 должен кормить всю эту банду и, главное, неопределенное врема? Выгодную сдел­ ку мы учинипи, мсье Паrанель! Паганель. О, да! Кир и. Дорогой лорд! Я взываю к лучшим чувствам вашим! К чувствам человека и гражданина. А кроме того, уважаемый лорд, .11 увераю вас, что вы ничего не получи- 179
те с Острова, если какая-нибудь сила не водворит нас вновь на него. Лор д (Паганелю). Что вы скажете по этому поводу, мсье Паганель? Паганель (интимно). Арапский царь имеет резон. Придется принять всю эту компанию и содержать. Но когда их чума кончится, вы посьшайте корабль на Ост­ ров, водворяйте этого Кири-Куки. Он очень смышленый арап, и весь жемчуг мы получим. Клянусь Комической оперой, иного выхода нет. Г а т т ер а с . Я готов поставить вашингтонский дол­ лар против польской марки, если французский джен­ тльмен не прав! Лор д. Кормить пополам. Паганель. Согласен. Лор д. Йес. Вашу руку. Паганель. Крометого, мы можем ихзаставитьра­ ботать здесь, чтобы они не ели даром хлеба. Лор д. Йес. Вы очень умны. Итак. Я принимаю всю компанию. Кир и. О, благородное сердце! Там, на небе, вы по- лучите награду, сэр, за вашу добродетель! Л орд . Я предпочитаю получить ее здесь. Кир и . Верные гвардейцы! Лорд прин,имает вас. Ар а п ы . Покорнейше благодарим, ваше сиятельство! Л орд . Тише. Без крику. Но объявляю вам, что вы будете здесь работать и вести себя прилично. Прежде всего, потрудитесь сложить ваше оружие. Ликки. Как?! Леди: О, да! О, да! Эдвард! Я ни одной минуть• не буду спокойна, пока они с этими ужасными длинными копьями! Ликки. Кири!Ты слышишь! Он хочетотнять у нас оружие. Позвольте доложить, ваше сиятельство, Что так невозможно. Посудите сами, какая же, к дьяволу, это будет гвардия, ежели у нее оружие отобрать. Как же это, спрашивается, мы будем Остров покорять? К и р и . Не спорь, пожалуйста! Ликки. Дачтоты,смеешься? Г а т т ер а с . Эге-ге-ге ... ваше сиятельство ... Молчать! Ропот арапов. 180
Лор д. Капитан, дать сюда матросов! Тохонга. Воттакдружеский визит! Попугай. Дай ему, дай! Дирижер внезапно ПOJIIШJICТCЯ за пуnьтом. В оркестре вспыхивает свет. Гаттерас. Вызвать сюда команду! Трам-тара-рам... Паспарту! Паспарту. Сию секунду, капитан! В оркестре трубы, потом марш. Спышсн мерный топот. Л е д и. Эдвард! Эдвард! Я убедительно прошу не стретrть! Только не стретrть! Это ужасно! Бетси! Бетси! Где мой одеколон? Бетси. Сию минуту, леди! К и р и . Братцы, покоритесьl Что вы делаете? Полко­ водец, уйми их! Л икки. Ну, так ты сам, черт, Остров покоряй с ар­ мией без копий! PacnaxивaJOТCII с:тены, и noiiВIIIIIOТCII wepeиnt вооруженных матросов. Тохонга. Вот это приехали в гости! Сила ломит и соломушкуl БросаЯте, дорогие ситуайеиы, копы! Арапы. Э-хе-хе... Гаттерас. Раз! Звук трубы. Л е д и . Умоляю не стретrть! Паганель. Европа не любит бунт. Бросайте ваше оружие. Или мы паф-паф будем делать... Гаттерас. Два! Арапы бросаJОТ xonыr. Паганель. Отлично! Леди. Слава Богу! Л орд . Ну, нет! За то, что вы устроили скандал сразу же, как приехали, вы будете нести наказание. Целую неделю вы будете без горячей пищи и получать только рис. Арапы издают стон. 181
Лор д. А вам, полководец, за то, что вы, вместо того чтобы их образумить, позволили себе противоречить, объявляю наказание: взять его на гауптвахту на все время, пока они будут здесь! Л и к к и . Ваше превосходительство! За что же? (Кири.) Ну, спасибо тебе, черт махровый! К и р и . Я тебе говорил, чтобы ты не протестовал. Двое матросов увод,IП' ЛИJ(J(И. Гаттерас. А теперь вы, пожалуйста! Марш! Матросы конвоируют арапов. Тохонга. Так нам, дуракам, и надо! Поп у г ай. Так вам, дуракам, и надо! К и р и . Совершенно правильно изволили поступить, ваше сиятельство. Ежели их в страхе божиеи не дер­ жать... Л орд . Вы сознательный правитель. Я теперь вижу. Па г а н е ль. О, он понимает, этот белый арап! Кир и. Ваше сиятельство! Как же мне не понимать7 Слава Богу, побывал в Европе! Лор д. Вы останетесь у меня жить. Будете мой гость. Кир и. Очень приятно, очень приятно. (Паспарту.) Рюмочку коньяку! Паспарту. Сейчас! (Подает.) Кир и . Вотр сантэ, мадам! Итак, позвольте провоз­ гласить тост. За здоровье его сиятельства лорда Эдварда Гленарвана, а равно также его очаровательной супруги! Л е д и . Право, он изумительно галантен! Бетси, дай­ те мне носовой платок. Бетси! Ах до чего вы невнима­ тельны! Б е т с и {про себя). Вот ломака! (Вслух.) Извольте, леди. К и р и . За покорение Острова и благополучное воз­ вращение лорду Гленарвану и мсье Лаганелю затрачен­ ных ими средств! Ура! Па г а н е ль . Дикарь, право, мог бы быть диплома­ том. Сэр, клянусь Пале-Роялем, вам нужно сказать ответ­ ный тост. Лорд. Йес! (Дает знак оркестру.) Я пью за благо­ получное возвращение на Остров его законного повелите­ ля Кири-Куки Первого. 182
Музыка. Кири (восторженно). Ура! Попугай. Ура!Ура!Ура! 3a11UIII:C. КАРТИНА ВТОРАJI Вечер в доме лорда ГJJСНаРвана. Бетси вытирает чашкн у буфеrа. Кир и в европейском коспомс, подкрадывается и закрывает Бетси глаза ладонями. Б е т с и. Ах! (Роняет и разбивает чашку.) Кир и . Угадай, милочка, кто? Бетси (вырьюаясь). Петрудно угадать автора глупой шутки. Извольте оставить меня, сударь. Кир и. Милочка, ты нисколько не ошибешься, еспи будешь называть меня <<Ваше величество». Б е т с и . Ваше величество! Не хватайте меня руками! Кир и. Тише, ты! Б е т с и . Мне надоели ваши приставания, сэр с Остро­ ва! И, кроме того, кто будет отвечать за разбитую чашку леди? Кир и . За чашку будешь отвечать ты. Бетси. Как? К и р и . Чему же ты удивляешься? Ведь ты же хлопну­ ла ее! Б е т с и . Ну, знаете, сэр, вы такой подлец! Кир и. Как ты смеешь? Ты забыла, с кем разговари­ ваешь! Бетси! Бетси. Нет, я не забьша, мне кажется, что я разгова­ риваю с подозрительным проходнмцем. К и р и . Ах, вот как! Повелителю Багрового Острова такие слова! Ну, ты поплатишься мне за это, моя дорогая кошечка. Бетси. Я не боюсь вас. И малотого, что не боюсь, но еще и преэираю. Сами вы живете у лорда в отличных условиях, в то время как ваши товарищи томятся в каме­ ноломнях! Вы поступили подло... К и р и . ... ваше величество. Б е т с и . ...подло, ваше величество! 183
К и р и . Так, так, так... Хорошенькu горничнu у леди Гленарван, нечего сказать! Ну, так вот что, мо• до­ рогu, Jl давно уже заметил, что ты в каких-то подозри­ тельных отношениих с Тохонгой. Да, да, нечего откры­ вать глаза! Кстати, они у теби голубые... да, голубые... Я видел, как однажды он тащил помойное ведро из камено­ ломни, и ты подала ему громаднейший кусок хлеба с вет­ чиной. Кроме того, Jl однажды видел, как вы шушукапись у входа в замок... И будь Jl не Кири-Куки Первый, а пос­ ледний босик, если его рука не покоилась на твоей талии. Кстати, она очаровательна... Бетси. Этонеправда! Кир и . Не красней, пожалуйста. Впрочем, нет, nо­ красней еще раз! Ты необыкновенно хорошенькu, когда розовеет твои кожа... Браво, браво! Ну, плутовочка, вот тебе мои условии. Если ты поцепуешь мени сейчас, Бетси, пить раз... или нет, не пить, а шесть ... и никому не сообщу о всех твоих художествах. Бетси. Прочь от мени, негодий! Кир и . Постой, постой, постой! Леди (входит внезапно). Ах! Кир и . Кхм... На чем, бишь, и остановилси? Да, на разбитой чашке... Напрасно вы убегаете, дoporu Бетси, старuсь скрыть свое преступление. Это очень нехорошо! Бить посуду нельзи!.. Бетси. О подлый человек! Л е д и . Что означает эта сцена, ваше величество? Вы гониетесь за горничными. Это вполне соответствует ваше­ му положению... К и р и . Простите, уважаемu леди, эта уважаемая фамм де шамбр расколола одну из ваших чашек, а когда и хотел ее уличить в этом, бросиласьотмени бежать... Л е д и . Как? Мою чашку? Любимую чашку! Голубую чашку Мари Антуанетт!.. 0!.. Бетси. Сударыни... Л е д и . Не смейте перебивать мени! Ваше поведение нестерпимо! Вы только и делаете, что все бьете и лома­ ете! Б е т с и . Сударыни, позвольте ... Л е д и . Нет! Она еще разговаривает! Она еще рас­ страивает мени! Это чудовище! Где мой флакон с нюха­ тельной солью?.. Ах! .. 184
К и р и . Бетси! Как вам не сrыдно! Вы рассrраиваете вашу добрую хозяйку. Ужас, ужас, ужас! Бетси. Подлец! Кири. Вы видите,леди. Л е д и . Чаша моего терпения переполнилась! Доволь­ но! Это неслыханно! Я не могу терпеть больше в доме грубиянку! Вон! Сейчас же вон! Воспользоваться отсутсr­ вием лорда, чтобы безнаказанно оскорблять меня в моем доме! О, ваше величество! Извольте хоть вы унять ее! Кир и (Бетси). Как вы смеете! Молчать! (Тuхо ей.) Ну и дура! Нужно бьшо слушаться меня. (Вr.лух.) Ай- uuf яи-яи ... Бетси. Как, вы гоните меня? Л е д и . Да, немедленно потрудитесь оставить мой дом! Бетси. Ах, так? Вот и награда за верную службу в течение пяти лет... за всrаванье ночью на звонки... за прически и подшивания подолов, за... за бесчисленные капризы и сцены с фальшивыми истериками... Л е д и. Как? Фальшивые исrерики?.. Ваше величесr­ во, вы слышите? К и р и (вслух). Бетси! Как вы смеете! Ужас, ужас, ужас! (Тихо ей же.) Дура, дура, дура. Б е т с и . Я не хочу вас слушать, низкий человек! Л е д и . Вот ваш паспорт. Вам следует десять шиллин­ гов. За разбитую чашку я вычитаю с вас десять шиллJJн­ гов. Следовательно, вам причитается ... Сэр, сколько ей причитается? Кир и. Сию минуту. Ноль из ноля - ноль. Единица из единицы - ноль... Следовательно, два ноля. Ноль плюс ноль - ноль. Ничего не причитается, леди. Л е д и . Да. Прошу вас уложить ваши вещи и поки­ нуть замок. К и р и . И вы не привпекаете ее к ответственности за разбитую чашку, сударыня? Л е д и . Нет. Великодушием хочу я заплатить ей за ее поступок. Кир и . Ангельское сердце! (Тuхо - Бетси.) Идиот- ка! Нужно было меня поцеловать. Бетси (тихо, с чувством). Мерзавец! Леди. Вон! Б е т с и . Спасибо! Спасибо! Леди. Молчи! 185
Попугай. Молчу... молчу ... Бетси выходит рыдая. Кир и. Хе... хе ... хе ... очень здорово! .. Как вы это ... Л е д и . Так, так, так ... Теперь мне очень бы хотелось поговорить с вами, сэр ... Кир и (тихо). Ну, я пропал! Же сюи пердiО! (Вслух.) О чем же?.. С удовольствием ... кхе ... кхе ... Л е д и . Не потрудитесь ли вы объяснить мне, что оз­ начала эта маленькая мизансцена, которую я застала? К и р и . Я же докладывал, леди ... чашечка ... вот види- те... осколочки ... ужас, ужас, ужас .. . Попугай (гнусаsо). Если ты меня не поцелуешь сейчас, дорогая Бетси... Л е д и. Ах, ах, ах!.. Спасибо, попугай, спасибо, вер­ ный друг! (CНWrflleт туфлю и бьет ею по щеке Kupu.) Вот вам, гнусный юбочник! К и р и . Так, распишитесь в получении! То-то .11 во сне сегодни карты видел, верная примета к мордобою. Милая леди, чертова птица врет! Леди. О, нет! Мой попочка никогда не врет. (Бьет его по другой щеке.) Кир и (про себя). Ах, говорил .11 тебе, Кири, не СВJIЗЫ· вайс.11 с ледями!.. (Вслух.) Леди, опомнитесь! Ужас, ужас, ужас! Л е д и . Вы забьши, очевидно, какую жертву я, жена лорда Эдварда Гленарвана, принесла вам, мерзкому про­ стому дикарю! Ведь вы же дикарь! Кир и . Форменный дикарь. Л е д и . Ах, я несчастная! Я, забыв стыд, вверила свою честь этому бабнику и Дон-Жуану, я изменила свое­ му мужу! К и р и . Леди, дорогая, умоляю вас! Лорд может сей­ час вернуться! (Тuхо.) То-то сегодня 13-е число! Быть скандалу! Л е д и . Я вручила нежный цвет моей любви ... Кир и . Услышит кто-нибудь. Тише! Бейте меня лучше, только не по глазу каблуком. Умоляю! Леди. Что вы нашливней?Что?! Кир и. Действительно! Что я в ней нашел? (Искусст­ венно хихикая.) Комично прямо!.. Вот сюда, сюда, по 186
щеке. но только не по зубам! Мерси. У вас железная рука, леди. Л е д и . Вульrарные красные щеки! Вздернутый нос! Кир и. Ужас, ужас, ужас! Да! Кровь стынет в жилах при взгляде на ее отвратительную физиономию, а вы rо­ ворите -целоваться! (Тuхо.) Ну, нет! Довольно! Арап­ ки, они проще. Ту самое скорее поколотишь под горя­ чую руку! (Вслух.) Обожаемая моя! Очарованье мое! Это лукавый попутал меня, ктrнусь вам в этом всеми свя­ тыми! Леди. О, негодвйl Кир и. Услышат! Леди! (Падая на колени.) Леди, yвe­ piiO вас, что с этого момента я никогда не взглsну даже на другую женщину! Леди. Клянитесь! Кир и . Чтоб мне не дождаться светлого дня возвра­ щения на мой царственный трон на Острове, чтоб мне не сойти... (Тuхо.) Вот сейчас войдет кто-нибудь, будет тогда номер... Л е д н . Поцелуй меня, негодвйl Кир и . С наслаждением, леди. Но только лучше, может быть, в другой раз. Я боюсь, что кто-нибудь может воilти сюда... Леди. Еще раз! Еще!.. Кнри цепуст. Дверь сmсрываm:а и входiiТ лорд и Пагаисnь. Паганель. О! Лорд. Леди! К и р и . Ну, налетели! Я так и знал!.. На чем, бишь, я остановился?.. Да, так я хотел заметить ... А кто его знает, что я хотел заметить... Да. Что? Будет мне сейчас, кажется ... Л орд . Вот что, Василий Артурыч... я попрошу вас вычеркнуть эту сцену... Хе-хе... Да... мне эта сцена не нравится ... Кир и . Да, дорогой лорд, ктrнусь вам, что вам пока­ залось... Л орд. Виноват, Василий Артурыч, вы меня не рас­ слышали... я прошу снять эту сцену ... К и р и . Но почему же, Геннадий ПанфИЛЫ'I ... любов­ ная интрига в пьесе... 187
Лор д. Что говорить... оно талантливо сделано, толь- ко, знаете... Савва Лукич ... он старик строгий ... прицепит- си - порнография ... он лют на порнографию .. . Кир и. Ну, если так... (Вытаскивает тетрадь.) Леди. По-моему, Геннадий, ты ошибаешься. Это одна из лучших сцен... в пьесе ... Л орд . Я знаю, леди... тьфу, Лида... что, по-твоему, лучшая сцена у тебя везде, когда целуются... Театр, матуш­ ка,- это храм... я не допущу у себя «Зойкиной кварmры»l Л е Д И • УД·ДИВЛJIЮСЬ ••• Паганель (Wimимно - Kupu). Геннадий ревнив, как черт! Вы не удивляйтесь. Лор д. Не спорьте, леди. Л е д и . Не понимаю... (Вычеркивает в тетради. Ин­ тимно- Кири.) Не расстраивайтесь, милый автор, ваша пьеса прелесmа, и я уверена, что поцелуи не уйдут от вас, хотя, быть может, и не на сцене... (Делает глазки.) Кир и. К-хем ... Суфлер (из будки). Марать, Геннадий Панфилыч? Лор д. Марай. Прошу продолжать. Суфлер. Откуда? Лор д. С прекрасной погоды... Суфлер (зычно). Прекрасная погода. Па г а н е ль. Прекрасная погода, леди. И я беру на себя смелость предложить небольшую прогулку в экипа­ же по окрестностям ... Леди. Я с удовольствием. Тем более что Jl сегодня расстроилась очень. Я прогнала мою горничную Бетси, лорд... Она стала совершенно нестерпима. Л орд . Ну, что ж, дорогая, найдем другую. Л е д и . А вашему величеству угодно? Кир и . Авек плеэир, мадам, Вашу руку ... П а г а н е л ь . Дикарь стал положительно очаровате­ лен в Европе. Лор д. Паспарту! Вели подать лошадей. Мы прока­ тимся при лунном свете по эспланаде. Паспарту. Слушаю,сэр. Вес уходn. Сцена нехоторое время пуста. слышно, как rnyxo на эсплаиаде нrрает оркестр. ПоЯВJIЯетс:я Б с т с и. Она с узС/IКом. Бетси. Ну, вот мой узелоксо мной. В нем уложены мои бедные вещи. Куда же я пойду? Куда я денусь? Про­ щай, замок, злая госпожа выгнала меня, и передо мной 188
разверзлась черная бездна. Одно остается мне - пойти и броситься с набережной в океан ... Т о х о н г а (внезапно появляетс.я в окне). Бетси! Бетси! Бетси. Ах, Боже мой! Это ты, Тохонга? Тохонга. Я, моя дорогая, я. (Влезает в окно.) Ты одна? Б е т с и (печально). Одна. Т о х о н г а (обнимает ее). О, моя золотая Бетси, как я счастлив, что я застал тебя. Мне нужно поговорить с тобою. Но что это? Твое лицо в слезах? Ты плакала? Что с тобою, дорогая? Признайся, не терзай мое сердце. Б е т с и . Ах, Тохонга, леди Гленарван выгнала меня· сейчас из дому. Вот мой узелок, сейчас я должна поки­ нуть замок. Тохонга. Как?Совсем? Б е т с и . Да, совсем. Мне некуда деться. Тохонга. За что? Б е т с и . Этот Кири-Куки давно уже преследует меня своими ухаживаниями. Сегодня он обнял меня, а я разби­ ла чашку, и вот... Т ох о н г а. О, какой подлец! Ну, погоди же, друг ту­ земцев! Погоди, мерзкий плут и обманщик, увлекший нас в лордовы каменоломни. Когда-нибудь придет для тебя Час расплаты! Б е т с и . Да, бедный Тохонга. Теперь некому уже кор­ мить тебя хлебом. Тьr будешь томиться в каменоломне... до тех пор, пока вас не повезут на Остров сражаться с ту­ земцами. И там ты, может быть, сложишь свою голову, а я ... я ... найду себе приют в волнах океана ... Тохонга. Не смей говорить такие ужасные вещи. Все, что ни делается, всегда к лучшему. Хвала богам! Слушай, мы одни? Бетси. Да, никогодоманет. Тохонга. Ты любишь меня? Бетси. Да, ялюблю тебя,Тохонга! Т ох о н г а. О, как я счастлив слышать эти слова! (Обнимает ее.) Б е т с и . Возле тебя забываю все свои горести... Ты возвращаешь мне силы... Т ох о н г а. Слушай, моя возлюбленная. Ты согласи­ лась бы разделить со мной трудную участь? Бетси. О, да! т-ох о н г а. Так вот что. Бежим со мной на Остров. 189
Бетси. Но как же?.. Я не понимаю. Тохонга. Я больше не в силах голодать под бича­ ми гленарвановых надсмотрщиков в каменоломнях. И в последнее время у меня созрел план. Я присмотрел вели­ колепный паровой катер на набережной. Когда закатится луна и ночь станет черной, я отобью замок и выйду в море. Лучше миллион раз рисковать переходом океана в утлой скорлупе, нежели влачить эдесь жизнь раба. Бетси. Но ведьтуземцы убьюттебя! Тохонга. Нет, я уверен, что они меня не тронут. Это добрый народ, а я виноват перед ними только в одном, что шел против него, когда служил в гвардии. Но ведь я бьш слеп. А теперь, когда я сам попробовал на своей шкуре, что значит рабство, я все понял... Б е т с и . О, как рискованно все, что ты хочешь сде­ лать, но и как привлекательно! Тохонга. Я покаюсь в своих грехах перед туземца­ ми, они простят меня. Мы построим вигвам, я возьму тебя в жены, и мы славно заживем на моей родине, где нет ни каменоломен, ни леди Гленарван. Бетси. Но что я буду делать на чужбине? Ах, То­ хонга! Мне страшно... ведь Остров мне чужой! Т ох о н г а. О, ты быстро привыкнешь. Какое солнце там, какое небо! Там ночи черные и звезды, как алмазы! Там всю ночь океан шуршит и плещется о берега, не за­ ключенный в эспланады... Там так тепло, что ночью можно спать на голой земле! Бетси, бежим! Бежим, Бетси! Бетси. Ах, будь что будет! Я согласна! Т ох о н г а. О, моя прелесть! (Обнимает ее.) Л и к к и (оборванный и страшный, внезапно появляется в окне). Где этот паровой катер? Бетси. Ах! Тохонга. Нас подслушали! Ктоэто?Кто?Ах,боги! Это Ликки-Тикки! Ты подслушал нас? Ликки. Конечно. Тохонга (выхватив нож). Так умри же. Ты не уне­ сешь нз этой комнаты моей тайны и не помешаешь побе­ гу! (Бросается с ножом на Ликки.) Б е т с и. Тохонга! Опомнись, что ты делаешь! Тохонга. Не мешай! Он погубитнас! Л и к к и (вырывает нож). Да пойди ты к дьяволу со своим ножом! Бросается на людей, как бандит! Барышня! Уймите вашего жениха! Т ох о н г а. Что тебе нужно от нас, храбрый Ликки? 190
Л и к к и. Прежде всего мне нужно, чтобы ты не бьш идиотом. Сядь, чтоб тебе пусто было! Т ох о н г а . Неужели ты предатель, Ликки? О, все по­ гибло! Л и к к и. Нет, он положительно осатанел. СJДешь ты или нет? Молчать!.. Сядешь? Садеть, когда тебе говорят! Бетси. Что вы хотите сделать с ним? Я закричу, если вы причините ему зло! Ликки. Ну, теперь вы еще! Молчать! Садетьl Пар­ дон, барышня! Тохонrа и Бстс:и в ужасе c:a./UIТCII. Отвечай, где катер? Б е т с и . Ответь, ответь ему, Toxoнral Тохонга. Но только, если ты, Ликки... если ты вы­ молвишь одно хоть слово... Л и к к и. Молчать, когда с тобою разговаривают!.. Где катер? Тохонrа. Под окном. Ликки. Так. Дрова есть? Тохонrа. Хватит. Л и к к и. Так. Ну, а ты подумал о том риске, которо­ му ты подвергаешься, оказавшись в открытом море, с женщиной, которая умеет только гладИть юбки? Ну, а если начнется шторм? Бури? А если не хватит топлива? А погони, как ты будешь отбиваться в компании с юной особой, которая всю жизнь только плоила чепцы? Тохонга. Так, Ликки, ты прав. Но к чему ты ве- дешь свою речь? Ликки. Ктому,чтотысвиньи! Бетси. За что вы оскорблиете его? Ликки. За то, что он не подумал одругих. Отом, вместе с ним томится в каменоломне его непосредствен­ ный начальник и друг, не раз сражавшийси с ним плечо к плечу. Тохонга. Ликки!Еслибыизнал,чтотысдобрыми намерениями ... Ликки. Одним словом,иедувместесвами! Тохонга (бросается к нему на шею). Ликки! Ликки. Уйдитывболото!Ячто,барышни,всамом деле!.. 191
Тохонга. Постой, Ликкиl Но ты не подумал, как тебя примут туземцы? Л и к к и . Подумал. Не беспокойся, я не заставлю тебя думать за себя... Итак, времени терять нельзя! Ни секун­ ды! Провизюr7 Тохонга. Нету, Ликки. Л и кх и (выzмнув в окно). Луна уходит... Пора! (За­ жигает лампу, снимает со стола скатерть.) Открывай буфет! {Тохонzа открывает.) Что есть съестного? Тохонга. Он полон, Ликки. Л и к к и. Давай сюда... Впрочем, нет... Этак мы очень долго провозимся. Запирай его. (Тохонzа запирает.) Лезь в окно, я буду тебе подавать. Тохонга. О, с тобою мы не пропадем, Ликки. (Вы­ лезает в окно.) Л и к к и (берет буфет и полностью передает его То­ хонге). Грузи в лодку... Где у лорда оружие? Бетси. В шкафу, здесь. Л и к к и . Так. (Берет шкаф и передает в окно Тохон­ ге.) Осторожно, оружие. Бетси. Боже, какая у вас сила!.. Но что скажет лорд? Л и к к и. Молчать!.. Пардон, мадемуазель. Что он скажет? Он негодяй и грабитель. Одна жемчужина, кото­ рую он уволок с Острова, стоит дороже, чем все это ба­ рахло, в пять раз. Принимайl (Бросает в окно Тохонzе кресла, tтол, ковер, картrтьr.) Б е т с и . Вы ... вы замечательный человек! Ликки. Молч ... когдастобой ... что,бишь,еще... не забыть бы... Попугай. Незабытьбы. Л и к к и . А, старый друг1 И ты не останешься здесь. Получай, Тохонгаl (Передает Тохонzе клетку с попугаем в окно.) Не забудь захватить бочонок с пресной водоii под окном. То хон г а (за окном). Да, да... Л и к к и. Пожалте, барышня. (Берет Бетси и переда­ ет t1 окно.) Бетси. Ах! Л и к к и. Молчать, когда с тобой разговар... Да ... те­ перь записку... (Пишет записку и ножом прикалывает ее к стене.) 192
В комнате не ocraercя ни одного п~ета, за нсхпючсннеи rорящсА пампы на стене. Лнккн сннмаеr се н уходит с нею через окно. Сцена во мраке. Слышны эа сценой голоса. Б е т с и . Вы настолько полно нагрузили, что он может перевернуться! Л и к к и . Молчать ... когда с тобой ... садитесь, барыш­ ня, на рояль. Вот так. Погодите, мы его перевернем. (Грохочут струны в рояле.) Вот... Т ох о н г а. Лампу не раздави, лампу... Ликки. Заводи... Слышен звук машины в катере. Поп у г ай (постепенно утихая, поет). По морям... по морям ... Пауза. Потом голоса эа сценоА. Л орд . Почему такая тьма? Л е д и . Негодная Бетси! Не могла зажечь лампу. Ах, эта прислугаl Ведь я же приказала eit дождатьси моего возвращения. Гаттерас. Темно, как в... бочке. Л орд . Паспарту, зажгите лампу. Паспарту. Слушаю, сэр. (Все входят.) Сэр, тут нету лампы. Ничего не понимаю. Паrанель . Паспарту, вы немного пьяны. Паспарту. Мсье,яничегонепил... Л е д и . Я боюсь натолкнуться на стул ... Г а т т ер а с . Да принесите лампу из соседней комна­ ты! Кресло сквозь землю провалилосьl Па сп ар т у. Сию минуту. (Входшп с лампой в руке. Все окаменели.) Лорд. Что такое? Паганель. Однако! Леди. Чтоэтозначит? Паспарту. Сэр,увасвдомебьши мазурики. Леди. Бетси! Бетси! Гаттерас. Стой! Записка! (Снимает 3аписку.) Лор д. Дайте ее сюда... Кир и . Нож Тохонrи! Это работа арапов. Ой, oit, oitl Ужас, ужас, ужас! Лор д (читает). Спасибо за каменоломни... и за бичи надсмотрщиков... приезжайте на Остров, мы вам 7 М. Бy.III'IXOa, т. S 193
проломим головы... Мс:рзавцу Кири поклон. Ликки и То­ хонга. Кир и . Батюшки! Паганель. Клянусь... не знаю даже, чем поклясть­ ся, это потрясающе! Лор д. Стойте, эдесь еще приписка. Черт, ничего не пойму! Через ять написано. А! Бетси и попугай всем кла­ няются. Л е д и . Мерзавка! Ах! .. мне дурно ... дурно ... Па г а н е ль . О, мадам, только не падайте в обморок! Л е д и . Куда же я упаду, спрашивается? Г а т т ер а с . Главное то, что комната вылизана, как тарелочка языком голодного боцмана. Чтоб те сдохнуть! Я не видел более чистой работы! Ведь не на подводах же уперли они все это! Лихие ребята, чтоб их смыло в море! Но на чем же они уехали? (Бросается к окну.) Ба! Катера нет! Все ясно. Сэр! Черти дали тягу в вашем катере! Лорд (остервенившись, ухватил Паспарту за горло). Негодяй! Ты должен был смотреть! Смотреть! П а сп ар т у (с лампой). Караул! Помогите, господин Паганель! При чем тут я?! Паганель. Мсье, попрошу вас выпустить моего лакея. ПаспаР'JУ исчезает, поставив лампу на пол. Л орд (бросаясь к Кири). А вы, чертово величество! Спасибо вам за всю эту банду, которую вы доставили в мой дом. Я вам... я вам ... Кир и . Дорогой лорд! Помилуйте, разве я виноват? .. Я.. (Прячетс.я за юбку леди.) Леди.Лорд,зачтовы?..Зачто?..Вчемжевиновато его величество? Л орд . Молчать! Не заступаться! «Ах, мне скучно! Ах, я жажду приключений! Ах, ах!» П а г а н е ль . Дорогой лорд, успокойтесь. Необходи­ мо взвесить положение и принять сейчас же меры. Л орд. Да, вы правы. Недурная покупка! Ни жемчу­ га, ни вещей, и впереди необходимо завоевывать этот дьяволов Остt:·ов! К и р и . Ваше сиятельство! Л орд . Молчать! (Kupu прячется.) Сейчас же взвесим положение. (Думает.) Эй, капитан Гаттерасl 194
Гаттерас. Есть, лорд. Л орд . Корабль! Команду! Всех арапов вооружить копыrмиl Мы едем на Остров! Я не посмотрю на чуму! П а г а н е л ь . Совершенно правильно! Европа не может допустить разбой. Где мой саквояж? Лорд, я вас уверяю, мы вернем жемчуг и вещи. Гаттерас. Точно так. (Свистит в свисток.) Ко­ манду, тарам-та-рам-та-рам ... На заднем nлане показываетс:и корабnь с матросами, весь ус:еянньdi 3/JСIСТрИЧССIСНМИ OПIJDIИ. Леди. Лорд! Я поеду с вами! Я хочу видеть своими глазами, как схватят эту негодяйку и воровку Бетси! Лор д. Хорошо. Одевайтесь. Паспарту (вбегает, растерян). Лорд! Лорд! Лорд! Л орд . Какая еще пакость случилась в моем замке? Пасnарту . СавваЛукич приехали! 8 оркестре НеМСДJJСИНО ПOJOIНMIUOТCJI JПОбоПЫТНЫС rOIJOBЫ музыкаJПОв. Суфлер (из будки). Геннадий Панфипыч, Савва Лукич! М а т р о с ы (с корабля). Савва Лукич в вестибюле снимает калоши! Л орд . Слышу! Слышу! Ну, что же, приИ.IIТЬ, позвать, оросить, сказать, что очень рад... Батюшки, сцена голая! Сесть не на чем. Вернуть что-нибудь из мебели! Паrанспь бросается в окно и втааснваст nonyraя на сцену. Ну, гражданин Жюль Верн... того, этого ... что, бишь, я хотел сказать?.. Да, театр - это храм... Одним словом, ничего лишнего... Метелкнн! Бенгальского давай! П а с n ар т у . Тигра, Геннадий Панфипыч? Л орд. Не тигра, черт тебя возьми, огню беиrапьско­ го в софит! П а с n ар т у . Володя! В верхний софит бенгальского красного гуще! Сцена иемедJJеино заливается Иесстссi11СИИЫМ красным цветом. 195
Л о р д . Метепкин! Попугай пусть что-нибудь попри­ втнее выкрикивает. Да не очень бранись. Лозунговое что­ нибудь... П а сп ар т у. Слушаю, Геннадий Панфилыч. (Пря­ чется за попугая.) Лор д. Баnошки! Наконец-то! Уж мы вас ждали, Ждали. ждали! Здравствуйте, драгоценнейшин Савва Лукич! Савва (входит). Хе... хе ... извините, что опоздал ... д~а. дела задержали. Здравствуйте, здравствуйте... Лор д. Вот, позвольте рекомендовать вам, Савва Лукич, жена моя, гран-кокетт... А это вот гражданин Жюль Верн... автор... страшеtщейший талант... идеологи­ ческая глубина души... светлая личность! В наше времв, Савва Лукич, такие авторы на вес золота. Им бы двой­ ной гонорар нужно бы платить, по сути дела... (Тихо - Kupu.) Эrо я пошутил. С а в в а. Очень, очень приятно... Какие у вас волосы странные, молодой человек... Кир и . Это я в гриме, Савва Лукич. С а в в а. Как, сами и играете?.. Л орд. Точно так, Савва Лукич. Ничего не жалел дл.и постановки. Заболел Варрава Аполлонович... и автор со­ гласился сыграть за него. Кири - проходимец. С а в в а. Так... так... сразу видно ... сразу ... ну, что же... продолжайте, nожалуйста. Л орд . Чайку, может быть, Савва Лукич? С а в в а. Нет, уж зачем, в антракте лучше... Л орд . Слушаю. Позвольте вам вручить экземпляр пьески ... С а в в а . Какая прелесть, попугай! Л орд. Специально дл.и этой пьесы заказан, Савва Лукич. Савва. И дорого дали? Лор д. Семьсот, пятьсот пятьдесят рублей, Савва Лукич, говорящий. Ни в одном театре нету, а у нас есть! С а в в а . Скажите! Здравствуй, попка! П о п у г ай . Здравствуйте, Савва Лукич, пролетарии всех стран, соеднняйтесь, рукопожатия отменяются. Савва (в ужасе упал на пол, чуть не перекрестился). Сдаюсь! Л орд . Ну, дурак Метелкин! Боже, какой болван! 196
С а в в а. Что же это такое? Ничего не понимаю. (За­ глядывает за клетку попугая.) Паспарrу перебегает на друтую сторону. Л орд . Не пересаливай, Метелкинl Па сп ар т у . Слушаю, Геннадий Панфилыч. С а в в а . Прелестная вещь! Буду рекомендовать всем театрам, кои в моем ведении. Итак, продолжайте... на чем вы остановились? Лор д. Сейчас на необитаемый остров едем, Савва Лукич. Капиталисть1 мы. Взбунтовавшихея туземцев по­ корять. На корабле. Вам откуда угодно будет смотреть? Из партера? Из ложи? Или, может быть, здесь на сцене, за стаканчиком чайку? С а в в а. Нет, уж позвольте мне, старику, с вами на корабле... хочется прокатиться на старости лет. Лор д. Да милости просим! Господа! Прошу продол- жать! (Хлопает в ладоши.) Гаттерас. Корабль готов, лорд. Л орд . Дать сюда арапов! Гаттерас. Есть, лорд! (Свисток.) Стены разламЬIВIUОтся, и ПOIIВJШOТCJI wеренrи ар а nо в с хоnыrми. Лор д. Здравствуйте, арапы! Ар а п ы (oгл)IUIUltWlьнo). Здравия желаем, ваще сия­ тельство! С а в в а. Очень хорошо. Еще раз можно попросить? Здравствуйте, арапы! Ар а п ы . Здравствуйте, Савва Лукич! С-авва потрясен. Лор д. Арапы! Ваш военачальник совершил гнусную измену. Он только что ограбил мой замок и бежал на Остров с целью передаться туземцам. С ним бежали То­ хонга и моя бывшая горничная. Нужно достойно нака­ зать их и непокорных туземцев. Во главе вас станет ваш царь Кири-Куки Первый, а я окажу помощь. Ар а п ы . Рады стараться, ваше сиятельство! Л орд . Потрудитесь, ваше величество, показывать им nример личного мужества. Кир и. Слушщсь. Ну, влопался, черт меня возь~t~иl 197
Леди. Кири, мой дорогой, не унывайте. Я душою с вами, и я уверена, что вы выйдете победителем. Кир и . Ай, уйди ты от меня, Христа ради! Где мой чемодан? П а с п ар т у . Извольте, ваше величество! Oro, какой тяжелый! К и р и . В нем два пуда воззваний к моему заблудше­ му народу. Л орд . На корабль! Подать трап! Пожалте, Савва Лукич. Ножку не ушибите об трап. Вс:е входRТ на корабль. Паrаиель по дороге выбрасывает попугая в окно. Лор д. Вперед, и смерть туземцам! Смерть Ликки и Тохонге! Матросы. Смерть им! Гаттерас. Из бухты вон! Дирижер взмахивает палочкоii. Оркестр начинает: «Ах, далеко нам до Типперэри... » Лорд за спиной Саввы Лукича rрозит lUfpижepy кулаком. Оркестр мгновенно меняет мотив н нrрает: «Выwпи мы все ю народа». Кир и . Геннадий Панфилыч, что вы! Английские матросы не могут этого петь! Л орд (грозит ему кулаком). Молчите, злосчастный! Корабль начинает отходить. С а в в а (красуясь на корабле). Отличный фимальчик третьего акта. Занагес. Конец третьего акта. АКТ ЧЕТВЕРТЫй Остров. Бывший виrвам Кири украшен красным флагом. 2-й туземец (выбегает). На горизонте судно! Судно! Товарищи! Кай-Кум! Фарра-Тете! Судно! Судно! Кай (выбегает из вигвама). Где судно? Да, действи­ тельно!.. 198
Ф ар р а . Судно. Европейское. Это не пирога. 2-й туземец. Уж не враги ли? Быть может, это англичанин за жемчугом? Фарра. Возможно. Ну, вот что, друr, созывай сюда туземных воинов. Мало ли что может случитьси. 2-й туземец. Эй? Все сюда! Начинают сбеrаты:~~ туземцы. К ай . Не пойму я что-то... Это не может быть ко­ рабль лорда. Уж больно мал! Т уз е м ц ы. Корабль! Корабль! Фар р а. Друзы! Возможно, что на корабле этом враги... мало ли что принесет нам коварное море... Ору­ жие в пор.IIДКе ли у вас? Туземцы. О, Фарра! Мы готовы! К а й . Ничего не понимаю. Какие-то узлы, а сверху женщина сидит. Т уз е м ц ы (теснясь). Да, это женщина! Женщина! Кай. Белu... 3-й туземец . Еслибыянезнал,чтоЛикки-Тикки сейчас в Европе, 1 бы поклялся, что это он на корме! 2-й туземец. Аэтот,тоженакорме, вылитыйТо­ хонrа! Туз е м ц ы . Что ты околесицу несешь, ну, как Тохон- rа может очутитьси в лollJ(e?.. Фар р а. Приготовить стрелы! Туземцы. Мы готовы. К ай. Ей-богу... как две капли воды, Ликки! Фар р а . Да что ты, в самом деле!.. Баба, это верно, сидит на каком-то черном ящике с белыми зубами... Т уз е м ц ы. И попугай... Ликкиl Нет, не ЛИкки! Ликкиl Не Ликки? Что же это такое? Кай. Ликки! Катер входJП в бухту, и иэ него выпрЬ1П1118ЮТ Ликхи, Тохонrа и Бетси. Туземцы. Ликки-Тиккиl Л и к к и. Совершенно верно. Не нужно так орать. Молчать, когда... Ликки!.. Что вы на меня выпятились, как будто в первый раз меня видите? К ай . Слушай, белый арап, бросай сейчас же оружие и сдавайся наро.цу! Мы будем тебя судить!.. 199
Фар р а . Бросай оружие! Л и к к и . Что вы, братцы, кричите так?.. А оружие зачем бросать? Оно пригодится... Кай. Рукивверх! Ликки, Тохоиrа и Бетси поднимают руки вверх. Их обыскивают. Бетси. Ах, Тохонга, я боюсь. Что они сделают с нами? Т ох о н г а. Не бойся, моя дорогая. Они поймут. Мы им сейчас все объясним. Ли)(](И расскажет им. Ликки. Сейчас. Гм... Да отойдите от меня! Я не могу говорить, когда пятьдесят человек мне пыхтя.т в лицо. К ай . Но если ты вздумаешь тронуть кого-нибудь из туземцев, знай... Л и к к и. Молчать, когда... Я все-таки не идиот, чтоб тронуть кого-нибудь из вас... Я один, а вас пятьсот чело­ век! К ай . Зачем ты явился? Л и JC к и . Вот 11 и хочу это объяснить. Где туземец, JСО­ торого я треснул в зубы? Ф ар р а . Он убит твоими арапами во время осады ... Л и к к и . Жаль. Боги да примут его в небесное лоно, н дух Вайдуа неэримо да почиет на нем в селениях пра­ ведиых! К ай . Аминь. Аминь! Но в чем же дело? Отвечай без лукавства. Л и к к и . Я способен выбить человеку зубы, но на лу­ кавство я никогда не пускался. Это могут подтвердить... все. 3-й туземец. Это верно. Л н к к н . Итах, он умер. Заочно прошу у него проще­ ния, н у вас тоже. Прошу прощения за то, что вследствие слепоты н недостаточного образования состоял на службе у тирана Сизн-Бузи н был в его руках... Так я говорю? Б е т с н . Верно, верно, храбрый ЛИ)(](Н! Продолжайте! Т ох о н г а. Продолжай, Лнккн. Они поЙМУ'J. Ликкн. Был орудием угнетения. Я - солдат и не отдавал себе отчета в том, что я делал... Во-вторых, что, б1m1ь, во-вторых?.. Прошу у туземного народа прощения за то, что будучи... будучи обманут проходимцем Кири- 200
Куки, пошел против народа и треснул в зубы, а равно также был причиной многих смертей. Туземцы. Онкается!Выслышите? Ликки. Да, я каюсь, вы можете меня судить. Мне это все равно. Тохонга. И обо мне скажи. Ликки. В том же самом кается и мой адъютант... Тохонга. Тохонга. Да. К ай . Кто эта белая женщина? Т ох о н г а. Не бойся, Бетси... сейчас я скажу ... Это горничная лорда. Ее прогнали. Она моя возлюбленная, я на ней женюсь. Она никогда никому не причинила зла, потому что обладает добрым сердцем. Примите и не оби­ жайте ее, даже если вы убьете меня. К а й . Туземный народ не убивает женщин, нк в чем не повинных. Ликкии Тохонга. Да. Бетси. Да, я подтверждаю это. Ф ар р а . Ликки, Ликки! Нас слишком часто обманы­ вали. Кто поручитс.я, что за твоими словами не кроется предательство? Л и к к и . Я тебя уверяю, предательства нет. Ф ар р а . Кто поручится? Лккки. Да что ты все - поручится да поручится? Молчать, когда... Фарра. Как,ты ещекричишьнаменя? Л и к к и . Ну, что ты придираешься? У меНJI такая привычка. Я слишком стар, чтобы в пять минут переме­ нить свой характер. Не будь слишком придирчив. К ай . Это верно. Это верно. Ликки. Пойми, что, испытав на своей шкуре в Ев­ ропе все, чему подвергал вас Сизи-Бузи здесь. я все сооб­ разил и более не перейду ни на чью сторону. Рабство меня выучило. Я клянусь! Тохонга. И меня тоже! Ф ар р а . И вы докажете это туземному народу? Тохонга. Да. Ликки. Да. И даже скорее, чем я бы этого хотел. Смотри, на горизонте... 2-й туземец. Сильный дым! .. Л и к I< и. Да, дым ... это зловещий дым!:·Эй! Кто те-, перь у вас царь? 201
Туземцы. Унаснети небудетболеецаря! Ликки. Ну,ктоуправляетвами? Туземцы. Онивыбраны нами. Л и к к и. Я тах и полагал. Привет вам, повелители! Кай, вели вскрыть этот шкаф... Фар р а. Будь осторожен, Кай! ЛИККИ• КакнеСТЬIДНОтебе!ЯстарИПОКЛЯЛСЯ. Бетси. О, верьте им, верьте! К ай . Вскрыть шкаф! Туземцы DСКрЬIВ8JОТ WJCaф. Т уз е м ц ы. Оружие! Оружие! Ружья! Л и к к и . Да, это английские ружья. Я привез вам их в подарок, и очень скоро они вам пригодятся!.. 2-й туземец (на пальме). На горизонте корабль! Л и к к и (громовым голосом). Он едет сюда, на Остров, корабль лорда Гленарвана. Он едет сюда, на Остров. На нем арапы, вооруженные до глаз, и команда матросов. Они идут с тем, чтобы истребить вас, посадить негодяя Кири на трон и ограбить вас. И я, Ликки-Тикки, воена­ чальник, перешедший на вашу сторону, явился к вам, чтобы помочь вам отразить их. И посмотрел бы я, как это сделали бы вы без меня, самого искусного полководца на всех островах океана! Разбирайте оружие! Разбирайте! Фарра. А, теперь мы верим тебе! Ты был зол и страшен, Ликкн-Тикки, но ты искупил свои грехи! Народ, простить ли его? Туземцы. Простить! Кай (ЛW<ки и Тохонге). Именем народа вы прощеныl Л и к к и. Спасибо. Вы не раскаетесь в этом. Фар р а. К оружию, братцы! Слушать Ликки! Слу­ шать его! Туземцы МПIО&еiiНО разбирают ружья. Слышна труба. Ликки. У вас чума? К ай . Она почти кончилась. Л и к к и . Есть ли хоть один непогребенный труп? Кай. О, да! Ликки. Ну,таквотчто! Сейчасжестрелывашивы обмакните в чумный яд. Только будьте осторожны, чтобы не заразить себя. Чума - это единственное, чего боятся жадные европейцы. Поняли меня? 202
К ай . О, Ликкиl Ты действительно великий полково­ дец! Слушайте, слушайте его! 2-й туземец (на пальме). Он приближается- ко­ рабль! Фар р а. Братья! Отравите стрелы и пули! Происходит страwиеАшая суета вооруженИJI. Весь Остров nокрывается тучеА хоnиА. Л и к к и. Скройтесь!.. За камни, за кусты! Иrрает рожох. Т ох о н г а . Слушайте nриказание! Скройся! Все cxpЬIJI&IOТCJI, и сцена nуста. Спышна зловешая музыха, и хорабт. входит в бухту. Первым с неrо сходит С а в в а с эхземnпяром пьесы в рухах и nомещается на бывшем троне, тах что он царит над Островом. Л орд . Леди, прошу вас не высовываться. Гаттерас. Команда! Слушай!.. Трап подать! Трам­ там-тамl Л орд . Ну-те-с, ваше величество, потрудитесь встать во главе вашего войска. Вы теперь имеете возможность вернуть свой трон, а мне - мой жемчуг. Па г а н е ль. О, да. Нам надоело буйство вашего на­ рода. Клянусь Французской республикой! Кири (с чемоданом). Слушаю, ваше прев.. бла .. фу ты, черт, попал я в положение! .. А ну как добрый мой народ всадит мне стрелу в пузо, будет веселая игра! И зачем 11 вв11залс11 в это дело? Л е д и . О, не подвергайте опасности его величество! Л орд. Леди, мне начинает казаться странным ва­ ше заступничество. Что это значит? Арапский царь! Что же вы? К и р и . Иду, иду, достоуважаемый лорд. Иду, у мен11 ноги подкашиваются от храбрости и нетерпения. Ох-~о!.. Ну, арапчики милые, не вьщавайтеl Гаттерас. Арапы, вnеред! Ар а n ы сходiП' по траnу nод эвухи военной музыхи. Кир и. Я, ваше си11тельство, сзади пойду, чтобы кто­ нибудь из них не вздумал дать ходу... Ведь это такой народ... 203
Л е д и. О, вы мало того, что обманщик, вы, оказыва­ ется, еще и трус! Я презираю вас! К и р и . Очень мне надо теперь, когда моя жизнь висит на волоске! Л е д и . Между нами все кончено! Кнри идет вслед за арапами на Осrров. Матрос:ьr высrранв&IОТСII в wepeнry на палубе. Арапы идут с коnЬRмн наперевес. Пауза. И внезаnно noiiВIUiercя Л н к к и с револьвером в руке. Л и к к и (грозно). А куда вы прете, щучьи дети? Арапы (в ужасе). Военачальник!.. Л и к к и. Да, это я, Ликки-Тикки, прозванный на Ост­ ровах неустрашимым! Куда? Арапы (в полно.м за.мешательстве). Ликки... мы что ж... мы люди маленькие ... конечно ... Гул. Л и к к и . Молчать, когда с вами разговаривают! .. Паганель. Клянусь флаконом Лоригана, они в за­ мешательстве! Лорд!.. Л орд (с подзорной трубой). Капитан Гатrерас, при­ .мите меры. Гаттерас (в рупор). Вперед, сто тысяч чертей и один Вельзевул! Вперед! Л и к к и. Назад! .. Когда с вами разговаривают! .. А. рапы . Батюшки! Что же это такое делается! .. Эамеwатепьство. Га т тер ас. Вперед! Ликки. Назад! Туземцы (за сценой}. Ура!.. Полководец Ликки! К ай и Фар р а (появляются на скалtJ 1. Ликки! Моло­ Аец! Ура, Ликки!.. Не бойся, за тобою весь Остров! Ар а п ы (падают .мгновенно, как срезанные, с вorute.М). Сдаемся! Ликки. Маршктуземцам! Ар а n ы. Слушаемся, ваше превосходительство! (Ис­ чезают со сцены.) Т уз е м ц ы (издают громовой вопль). Ура!!! На осrровс ос:тастся Кири с чемоданом. 204
Кир и. Ваше сиятельство! (Отчаянно.) Караул! Карау-ул! Ваше сиятельство!.. Помогите! .. Меня бросили на произвол судьбы! Ужас! Ужас! Ужас! Л и к к и (зловеще). А-а! Вот где он! Давно, давно я жду этого момента. Ну, молись, подлец, твой смертный час настал! К и р и . Миленький, золотой ЛиКkи! Я сдаюсь! Иль, вернее, уже сдался давным-давно! Птосквамперфектум! Сдался! О, Ликкиl Неужели ты убьешь несчастного юного Кири-Куки, который всегда любил тебя нежной любовью? Ликки. Ах,гнусныйподлец! Па r а н е ль . Лорд!.. Они бежал~. а туэе1dНI~Jй царь схвачен! Л е д и . О, лорд, мы должны выручить его! П а с п ар т у . Туземный царь засьщался! Л орд. Капитан! Капитан! Гаттерас. Команда, к оружию! На ЛИКkи наnравтпот пушку. Лщаси схватывасrт Кнри и эаJСрЬ111аеJ'Ся им, как щиrом. К и р и . Ваше сиятельство, дорогой лорд! Что вы ll.е­ лаете? Не стреляйте! Вы в меня nопадете! Леди ((хватив Готтераса за руки). О, вы убьете его! Не стреляйте! Лор д. Леди! Что это значит? Я начинаю подозре­ вать вас! К и р и . Совершенно верно, ваше сиятельство. Я от- крою вам тайну, только не стреляйте! Леди. О, гнусная тварь! (Падает в обморок.) Л и к к и. Ну, видал я прохвостов... Л орд . Я обесчещен! (Вынимает ревощ,вер и стреля­ ется.) П а сп ар т у . Лорд застрелился. Паrанель• Боже мой! Что такое происходит у э:rого проклятого Острова! Будь я трижды проклят за то, что я связался с этим жемчугом и поездкой! Ликки. Эй,туземцы!Всесюда! ТучеА выходят туземцы, арапы и покрывают сцену. Кай и Фарра. Все сюда! Л и к к и . Слушайте вы, европейцы! (На корабле ти­ шина.) Вы видите, что попыпа покорить Остров при по- 205
мощи... впрочем, я не оратор, черm бы меня съели! .. Кай, скажи им! К ай . Слушайте, европейцы. Попытка покорить Ост­ ров при помощи обманутых и ослепленных арапов потер­ пела полную неудачу. Арапы сдались нам на милость по­ бедителей. Они прощены и вошли в наше войско. И вот перед вами сплоченный и тесный народ, который будет защищать свое отечество, жизнь и свободу! Туз е м ц ы (громко). Верно, верно, Кай! Ф ар р а . Слушайте, европейцы! Ваши попытки завое­ вать богатства Острова ни к чему не приведут, потому что несметные и сознательные полчища туземцев вам их не отдадут. К а й . Жемчуга вам не видать никогда! Он принадле­ жит свободному туземному народу и более никому! Кир и . Совершенно верно! Правильно, до чего пра- вильно! Я сам так полагал, Кай. К ай . Молчи, дрянь! Твое дело еще впереди. Кири. Молчу,какрыбаоблед. К а й . И вот вам последнее наше слово. Перед вами тысячи луков и в них стрелы, отравленные чумой. Паганель. Какчумой?! Чертвозьми! Фар р а. Последнее наше слово. Если сию минуту вы не оставите Остров, мы дадим залп по вас, и вам не по­ могут никакие дальнобойные пушки... Быть может, вы убьете некоторых из нас, но корабль ваш будет отравлен. В ваших телах вы перенесете заразу в далекую Европу, и, полыхая, как пожар, охватит она ее от края и до края. Мы ждем одну минуту... Гаттерас. К черту этот поход! Я думал воевать со стрелами и бомбами, а не с чумой. Паганель. Да, вы правы. Отступаюсь от всего. К черту жемчуг и сомнительные прибьUIИ! П а сп ар т у . Мсье! Команда волнуется... И еще ми­ нута - и вспыхнет бунт. Позвольте подать совет: вам нужно возвращаться в Европу. Матросы не хот.ат воевать с туземцами. Паганель. Капитан,домой! Гаттерас. Из бухты вон!.. С rромом подиимают uорь, и корабль начинает уходить. Матросы ПОIОТ: «По мороr.•. по морям ... » 206
Леди (встает у борта, тоскует). О, я несчастная! В один миг я потеряла все... жемчуг, мужа и любовника ... Что делать мне? П а г а н е ль . Сударыня, казнитесь, глядя на труп ва­ шего супруга. Общественное мнение Европы убьет вас. Матросы: «По морям... по морям .. . >> - все глуше и тише. Корабль скрывается. Солнце садИТСЯ. Кай (на сцене). Братья туземцы! Поздравляю вас! Все испытания наши кончены. Больше Багровому Остро­ ву не угрожает никакая опасность. Кричите же радост­ но- ура! Все. Ура!!! К ай . Расступитесь! Все расступаются и обнаруживают Кири на чемод11не. Кир и. Я думал, что меня забудут в общем ликова­ нии. Увы, нет! Видно, я не испил до конца еще моей чаши! Фар р а. Что делать нам с этим негодяем? Ликки. Убитьего. Итомало. Кай. Чтоделатьсним? Туземцы. Что делать? Кир и . Только простить, и больше ничего! Неужели туземные сердца склонны к слепой мести? Неужели вы, дорогие правители Кай-Кум и Фарра-Тете, не понимаете, что нельзя омрачать столь колоссальный народный праздник пролитием крови, хотя бы даже и виновного че­ ловека? Л и к к и . Тебя можно повесить, не пропивая ни одной капли крови. К ай. Как ты хотел повесить меня и Фарра-Тете.:. Кир и. О, драгоценный Кайl Не будь злопамятен! О, туземный народ! Ты знаешь, что у меня в чемодане? Фарра. Что, негодяй? Кир и . Два пуда стерлингов, тех самых, что покой­ ный лорд вручил Сизи за жемчуг. Как видите, я честно сберег народное достояние, не утаив ни копейки. К ай . Обратить их в народную казну! Л и к к и . Сознайся, что ты берег их, чтобы при­ своить! 20'"
К и р и . Но ведь не присвоил! Ах, Ликки, зачем ты то­ пишь человека? Ужас, ужас, ужас! Ликки. Глазабымоинатебянесмотрели!Нутебя к С!lиньям! Простите его, братцы! Рук не хочетс1 марать. К ай . Простить - ради победы и торжества? Туземцы и арапы. Проститьl Фар р а. Вставай. Ты слышал - народ прощает тебя. Кир и . О, боги благословят вас за великодушие! Какая тяжесть спала с моей души! Но сrерлингов не­ множко жалко. Впрочем, жизнь человеческая, хотя и под­ лц, дороже всяких стерлингов. Позвольте же мне при­ нять теперь участие в ликовании! Вос:хоJUП луна. К ай . Туземцы, вот она, ночная богиня, изливает свой свет на переживший все испытания Остров!.. Встре­ тим же ее радостно! Вспыхивают бесчисленные фонари. Громадиъdl хор nост с оркестром. Х о р . Испытания закончены, Утихает океан, Да живет Баrровый Остров - Самый славный средь всех стран! К и р и . Пьеса закончена. Фонари и луна исчезают, и на сцену д1U0Т noJDiblll свет. Конец четвертого акта. эпилог Начина~ гул и д11ижение. Туземцы pacxoдln'CII. На сцену выстуnают: nокоАныА Лорд, Леди, Паганель, Гаттерас, медькают матросы, Паспарту... Савва Лукич один непод~~ижен сидит на троне над тonnoA. Вид ero глубокомыслен и хмур.._ Все взоры обращены на нсrо. Л орд . Кхм ... ну, что же вам угодно будет сказать по поводу пьески, Савва Лукич? Гробовая тишина. Савва. Запрещается. 208
Проносиrся стон по вceit труппе. И:s оркестра вьrпс:sают головы поражснных музыхантов ..Ь будки - С уф л с р . Кир и (болезненно). Как?.. Лорд (бледнея). Как вы сказали, Савва Лукич? Мне кажется, я ослышалс.ll'. С а в в а . Нет. Не ослышались. Запрещастсi к пред­ ставлению. Л и к к и . Вот тебе и идеологическая! Поздравляю, Геннадий Панфилыч, с большими барв.1шами! Лор д. Савва Лукич! Может быть, вы выскажете ваши соображения?.. Чайку, кстати, не прикажете ли ста­ канчик? С а в в а . Чайку выпью, мерси .... А пьеска не пойдет... хе-хе ... Лор д. Паспарту! Стакан чаю Савве Лукичу! Па сп ар т у. Сейчас, Геннадий Панфилыч. (Подает чай) С~ в в а. Мерси, мерси. А вы, Геннадий Панфилыч? Л орд . Я уже закусил давеча. ГробоВIUI тишина. Л и к к и. Торговали кирпичом, а осrались ни при чем ... Э-хе-хе ... П а с п ар т у . Кадристы спрашивают• Геннадий Пан­ филыч, им можно разгримироваться? Лорд (шипящим голосом). Я им разгримируюсь... я им разгримируюсь ... Паспарту. Слушаю, Геннадий Панфилыч!.. (Исче­ зает.) Внс:sапно noJIIIJIIIerc:JI С и э и , он в штатском хосnоме, но в rриме цар11 и с короной на голове. С из и . Я к вам, гражданин автор... Сундучков, по­ звольте представиться.. Очень хорошая оьеска... замеча­ тельная ... Шекспиром веет от нее даже на расстоянии. У меня нюх, батюшка, я двадцать пять лет на сцене. С по­ койным Антоном Павловичем Чеховым, бывало, в Крыму... Кстати, вы на него похожи при дневном освеще­ нии анфас. Но, батюшка, нельзя же так с царями ... ну, что такое?.. В первом акте ... исчезает бесследно ... Кир и (cмompwn тупо). Убит... 209
С из и . Я понимаю. Я понимаю. Так царю и надо. Я бы сам их поубивал всех. Слава Богу, человек сознатель­ ный, и у меня в семье одни только народовольцы ... Иных не было... Убей, но во втором акте! .. Л и к к и. Что у тебя за манера, Анемподист, издевать- ся над людьми? Ты видишь, человек убит. Сизи. Кактоесть? Л и к к и. Ну, хлопнул Савва пьесу. С из и . А-а! Так, так ... Так! Понимаю! Превосходно понимаю! Ведь разве же можно так с царями? Какой он ни был арап, он все же помазанник... Л орд . Анемподист! Ты меня очень обяжешь, если помолчишь одну минуту. С из и . Немею. Перед лицом закона немею. Дура леке... • дура. Попугай. Дура! С из и . Это не я, Геннадий Панфилыч, это семисот­ рублевый попугай. Лор д. Метелкин! Без шуток!.. Савва Лукич! Я наде­ юсь, это решение ваше не окончательно? С а в в а. Нет, окончательно! .. Я люблю чайку попить за работой, в Центросоюзе, верно, брали? Л орд. В сент.. цаюзе ... да ... Савва Лукич. К и р и (внезапно). Чердак! Так, стало быть, опять чердак! Сухая каша на примусе... рваная простыня ... С а в в а. Кх.. виноват, вы мне? Я немного туг на ухо... Как вы изволили говорить? Гробовая тишина. Кир и. Прачка ломится каждый день, когда заплати­ те деньги за стирку кальсон?.. Ночью звезды глядят в окно треснувшее, и не на что вставить новое! .. Полгода, полгода и горел и холодел, встречал рассвет на Птощихе с пером в руках, с пустым желудком! А метели воют, гудят железные листы ... а у меня нет калош ... Лор д. Василий Артурыч! С а в в а. Я что-то не пойму.. Это откуда же? К и р и . Это? Это отсюда! Из меня! Из глубины серд­ ца!.. Вот ... Багровый Остров! О, мой Багровый Остров! 1 Закон суров ... (Лат.) 210
Лор д. Василий Артурыч, чайку... монолог... Это, Савва Лукич, монолог из четвертого акта! С а в в а. Так... так... что-то не помню. К и р и . Полгода... полгода ... в редакции бегал, поро­ rи обивал, отчеты о пожарах писал... по три рубu семь­ десят пять копеек... да ведь как получал гонорар? Без шапки, у притолоки... (Снимает Mpul(.} Заплатите день­ rи... дайте авансиком три рубля! Вот кончу... вот кончу с<Баrровый Остров»... И вот ЯВJIJiется зловещий старик... Савва. Виноват, это вы прокого? К и р и . ... и одним взмахом, росчерком пера убивает меня ... Ну, вот мо• rрудь, пронзи ее карандашом ... Лор д. Что вы делаете, несчастный?.. Чайку! .. Кир и . Ах, мне нечеrо терять! .. Б е т с и } Бедный, бедный, успокойтесь!.. Василий Ар- Леди турычl Л орд. Вам нечего, а мне есть чеrо! Братцы, берите ero в уборную!.. Театр- это храм! .. Паспарту! Паспарту! Лиххи, Сюи, Пасnарту увnсхают Кири. Бетси. Василий Артурыч! .. Успокойтесь ... все будет благополучно... что аы? КИр И (ВЬI]JЬIВDЯСЬ). А судьи кто? За древностию лет. К свободной жизни их вражда непримирима, Сужденья черпают из забытых rазет Времен колчаковских и покоренЬJI Крыма! Л орд . Уж ВТ.IIНет он меня в беду! Сергей Серrеич, Jl пойду... Братцы, берите ero! Л е д и . Миленький, успокойтесь, Jl вас поцелую! Бетси. И •! Все уводiП' Кири. Савва. Эточтожетакое? Лор д. На польском фронте контужен в голову... Контужен в голову... громаднейший талантище ... формен­ ный идиот... ум, идеология ... он уже сидел на Канатчико­ вой даче раз!.. Театр - это храм! .. Не обращайте внима­ НИ.II, Савва Лукич. Вы меня знаете не первый день, Савва Лукич! Не правда ли? Савва Лукич? Пятнадцать тысяч рублей! Три месяца работы!.. Скажите, в чем дело? Нет непоправимых вещей на свете!.. Нет! 211
С а в в а . Сменовеховская пьеса. Л орд . Савва Лукич! Побойтесь бо... что это я гово­ рю!.. Побойтесь... а кого... неизвестно... никого не бой-· тесь... Сменовеховская пьеса? В моем театре? .. С из и (входит). Уложили... снизу подушку, сверху валерианку... С ним Лидия Иванна. Лорд. Одна? С из и. Да не бойся ты, Аделаида там. Лор д. Савва Лукич! В моем храме! .. Ха-ха-ха ... Да ко мне являлся автор намедни!.. <<дни Турбиных», изво­ лите ли видеть, предлагал! Как вам это понравится? Да я когда посмотрел эту вещь, у меня сердце забилось... от негодования. Как, говорю, кому вы это принесли? С из и . Совершеннейшая правда! Я был при этом. По­ чtму вы принесли?.. Где вь1 принесли? .. Откуда принесли? .. Лорд. Анемподистl С из и. Молчу! (Тихо.) А сам ему тысячу рублей преДлагал. Лор д. Савва Лукич! В чем дело? На пушечный вы­ С'll>ел я не допускаю сменовеховцев к театру! В чем дело?.. Са&ва. В конце. Общий ryn. Внимание. Л орд . Совершенно правильно! Ба110шки мои! То-то я чувствую - чего, думаю, не хватает в пьесе? А мне-то невдомек! Да нa'I)'P4UIЬHO же - в конце! Савва Лукич, зо­ лотой вы человек для театра! Клянусь вам! На всех пере­ крестках твержу, 1:1ам нужны такие люди в СССР! Нужны до зарезу! В чем же дело в конце? С а в в а . Помилуйте, Геннадий Панфилыч! Как же вы сами не доrадались? Не понимаю. Я уднВЛJiюсь вам... Л орд . Совершенно верно, как же я не догадался, старый осел, шестидесятник! Савва. Матросы-то, ведь они - кто? Л орд . Пролетарии, Савва Лукич, пролетарии, чтоб мне скиснуть! Савва. Нутаккакже?Аонивтовремя,когдаос­ вобожденные туземцы ликуют, остаются ... Лор д. ...в рабстве, Савва Лукич, в рабстве! Ах, я кретин! Сизи. Неспорю,неспорю! 212
Л орд . АнемподистJ С а в в а . А международная-то революция, а солидар­ ность?.• Лор д. Где они, Савва Лукич? Ах, .я, ах, я! .. Метел~ кии! Если ты устроишь международную революцию через пять минут, понял?.. Я тебя озолочу! .. Па сп ар т у . Международную, Геннадий Панфилыч? Лор д. Международную. Па сп ар т у. Будет, Геннадий Панфилыч! Лор д. Лети!.. Савва Лукич!.. Сейчас будет конец с международной революцией ... С а в в а . Но, может быть, гражданин автор не желает международной революции? Лор д. Кто? Автор? Не желает? Желал бы .я видеть человека, который не желает международной революци~tl (В партер.) Может, кто-нибудь не желает?.. Поднимите руку! .. С из и . Кто против? Хи-хи! Оч-чевидное большинст-­ во, Савва Лукич! Лорд (с чувством). Таких людей у меня в театре не бывает. Кассир такому типу билета не выдаст, нет... Анемподист, .11 лучше сам попрошу, чтобы автор припи­ сал тебе тексту в первом акте, только чтобы ты не путал­ ея сейчас. Сизи. Вотзаэтоспасибо! Л орд . Всех на сцену! Всех! Паспарту. Володя! Всех - навариант! Лор д. Ликуй Исаич, международная!.. Дирижер. Не продолжайте, Геннадий Панфильtч. Я уже понял полчаса назад и не расходился. Лорд. Авторадайте! Бетси и леди nод руки вводiiТ КНри. Л орд (свистящим шепотом). Сейчас будем играть вариант финала... Импровизируйте международную рево­ щоцию, матросы должны принять участие... если вам до­ рога пьеса. Кири. Al Я понял... понял. Леди. Мы поможем вам все. Бетси. Да... да ... Раэдаетс:я y.up roнra, и луна вСJUJЫвает на небе, мгновенно заrораюте~~ фонарики в руках у туземцев. Сцена освещаетtЯ красным. 213
С уф л ер . Вот она, ночная богиня ... К ай ....луна! Встретим же ее ликованием! .. Хор (поет с ОJЖестром). Да живет Багровый Остров - Самый славный средь всех стран! .. 2-й туземец. В море огни! .. Кир и . Подождите! Тише! В море огни! К ай . Что это значит? Корабль возвращается? Ликки, будь наготове! Ликки. Всегдаготов! В бухту входит корабль, освещенныil красным. На палубе стоят шеренги матросов, в руках у них багровые флаm с надnисями: «да здравствует Багровый Остров'» Впереди П а сп ар т у Па сп ар т у. Товарищи! Команда яхты <<дункан», выйдR в море, взбунтовалась против насильников-капита­ листов! .. После страшного боя команда сбросила в море Паrанеля, леди Гленарван и капитана Гаттераса. Я при­ нял команду. Революционные английские матросы просят передать туземному народу, что отныне никто не поку­ сится на его свободу и честь... Мы братски приветствуем туземцев!.. Бетси (на скале). О, как я счастлива, Паспарту, что, наконец, и ты освободился от гнета лорда. Да здравству­ ют свободные английские матросы, да здравствует Пас­ парту! Т уз е м ц ы . Да здравствуют революци-он-ные анг­ лий-ские мат-ро-сы! .. Ура! Ура! Ура! Попугай. Ура!Ура!Ура! Громовая музыка. Савва встает, аплод1tрует. Лор д. Выноси, выноси! .. Ой, ой, ой! .. Хор (с оркестром поет). Вот вывод наш логический - Не важно - эдак или так ... Финалом (сопрано) победным (басы) идеологическим Мы венчаем наш спектакль! Сразу тишина. Кири заТЬП<ает уши. 214
С из и (появился). Может быть, царю можно хоть по­ стоять в сторонке?.. Может, он не погиб во время извер­ жения, а скрылся, потом раскаялся? Лор д. Анемподистl Вон! С из и . Исчезаю... Иди, душа, во ад и буди вечно пленна! О. если бы со мной погибла вся вселенна! (Осве­ щенный адсiШМ светом, проваливается в люк.) Лор д. Савва Лукич! Савва Лукич! Савва Лукич! Савва Лу... Вы слышали, как они это сыграли? .. Вы слы­ шали, как они пели?.. Савва Лукич! Театр - это храм! .. Гробо11а11 тишина. С а в в а. Пьеса к представлению... (пауза) разреша­ ется. Лорд (воплем). Савва Лукич! Громовой взрыв вocropra, происходит страшнейшая хуrерьма. Зa.luiИJC уходит вверх. Появпяются сверкающие пампионы и зеркnла, nарики на бопваиках. В с е. Ура!.. Слава те, Господи!.. Поздравляем! .. Браво! Браво! Ликки. Парикмахеры! .. С из и (11однимается из люка в глубWtе сцены). Порт- ные!.. Паrанель . Эх, здорово звезданули финал! Га ттерас. Где мои брюки? Лор д. Василий Артурыч! Встаньте!.. Вас поздрав­ ляют! К и р и . Ничеrо не хочу слышать ... ничеrо. Я убит... Л орд . Опомнитесь, Василий Артурыч! Пьеса разре- шена! Б е т с и . Василий Артурыч, милый Жюль Верн! Л е д и. Все кончено. Поздравляем! Поздравляем! Кир и. Что?.. Koro? .. Лорд } Бетси Поздравляем! Разрешена! Леди Кир и. Как разрешена?.. О, мой «Багровый остров»! О, мой <<Багровый остров»! С а в в а. Ну, спасибо вам, молодой человек! Утеши­ ли... утешили, прямо скажу. И за кораблик спасибо ... Да­ леко пойдете, молодой человек! Далеко... .я вам предска­ зываю... 215
Л орд . Страшнейший талант, " же вам говорил? С а в в а . В других городах-то я все-таки вашу пьесу запрещу... нельзя все-таки ... пьеска- и вдруг всюду раз­ решена! Л орд. Натурально! Натурально, Савва Лукич! Им нельзя давать таких пьесок. Да разве можно? Они не до­ росли до них, Савва Лукич! (Тuхо - Кири.) Ну, нет, этого мы им, провинциалам, и понюхать не дадим ... Мы ее сами провезем. Кстати, Василий Артурыч, чтоб уж прочнее было, вы в другие театры и не заходите, а прямо уж домой, баиньки! И так я вам пятьдесят червонцев дал, так уж примитееще сотенку... Для ровного счету ... А вы мне расписочку... Вот так ... Мерси-с! Хе-хе ... Б е т с и . Какое у него вдохновенное лицо! .. С из и . Дайте мне сто червей, и у меня будет вдохно- венное. В первом акте царя угробили ... Кир и (.мутно). Деньги... червонцы ... Поп у r ай . Червонцы! Червонцы! Кир и . А ... Чердак, шестнадцать квадратных аршин; и nунный свет вместо одеяла... О, вы, мои слепые стекла, скупой и жиденький рассвет!.. Червонцы!.. Кто написал «Багровый остров»? Я, Дымогацкий, Жюль Верн. Долой пожары на Мещанской... бродячих бешеных собак... Да здравствует солнце... океан ... Багровый Остров! .. Гробовu тишина. С и з и . А вот таких монологов, небось, в пьесе не пишет! Все. Тесе... 1\ н р и . Кто написал «Багровый остров»? Лор д. Вы, вы, Василий Артурыч... Уж вы простите, ежели я наорал на вас под горячую руку. Да... да ... Ста­ рик Геннадий вспыльчив... С а в в а . Увлекающийся молодой человек! Я сам когда-то был таков... Это было во времена военного ком­ мунизма... Что теперь ... Кир и . А репортеры, рецензенты! .. Ах ... так ... Дома ли Жюль Верн? Нет, он спит, или он занят, он пишет... его не беспокоить! .. Зайдите позже ... Его пьшающее серд­ це не помещается на шестнадцати аршинах, ему нужен широкий вольный свет... Л е д и. Как он интересен! .. 216
Дирижер. ОркеС1'р поздравляет вас, Василий-Арту­ рыч! Кир и . Мерси ... спасибо, данке зер. Прошу вас; rраж­ дане, ко мне, на мою новую квартиру, квартиру драма­ турга Дымогацкого - Жюль Верна, в бельэтаже с зерни­ стой икрой - я требую музыки! .. Дирижер. Не продолжайте, я уже понял ... Оркестр играет нз «Севильского цирюльника». Кири (Лорду). Что, мой сеньор? Вдохновенье мне дано, как ваше мненье?.. Что, мой сеньор? Лор д. Дано, дано, Василий Артурыч... дано, дано! .. Кому же оно дано, как не вам! Кир и . Коль славен наш Господь в Сионе ... ах, дале­ ко нам до Типперэри ... Савва. Этоонпрочто? Па сn ар т у . Осатанел от денег... легкое ли дело! .. Сто червонцев! .. Геннадий Панфилычl Кассир спрашива­ ет, разрешили ли?.. Можно ли билеты продавать? Л орд . Можно, должно, нужно, непременно, немед­ ленно! МуэЫJ(а. Пусть обе кассы торгуют от девяти до девяти!.. Сегодюr, завтра, ежедНевно! .. Кир и. И вечно! Л орд. Снять <Эдиnа>>.. Идет «Баrровый Остров»! Метелкин, дать световые анонсы! Па сn ар т у. Есть, ГеннадИй Панфилыч! На корабле, на ву.JП(ане, в зрнтспьном зале вспыхивают оrнснныс буквы: «БоrровыА Остров)) сегодня и сжсmнсв~tо'» Кири. Иныне,иприсно,ивовекивеков! Савва. Аминь! ЗaiiU/Jec
БЕГ ВОСЕМЬ СНОВ Пьеса 11 nsunu дeйt:tn/JWIX Бессмертье - ти.'Шй, с«етлый берег; Наш путь - к не.11у crnpe.wлeuьe. ЛокойсR, кто t:llnй ко1М111 бег!•• Жуко•ский. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА Серафима Владимировна Корзухина, л~ 25, пеrербурn:кая дама. Ceprell Павлович Голубков, л~29,сынпро­ фессора-ндеапнсrа. Высокопреосвященный Африкан, архиепи­ с:хоп Симферопольский и Кара-Базарс:хиil, архипасrырь имеНIП'Оrо воинства, он же, crpaxa ради иудсilс:ха, химик Махров. ПаиснА -монах. Баев - товарищ. ПервыR буденовец. Втор о А буденовец, с фонарем. Григори А Лукьянович Чарнота, 35 л~. за­ порожец по происхождению, генерал-маllор, коман,цующнА сводной кавалериliскоА дивизией в армии генерала Bpaн- I'CIIJI. Барабанчикова - мадам, существующая ис:хто­ читсm.но в воображении генерала Чарноты. Л ю с ь к а, походная жена генерала Чарноты. Крап и л и н , вестовоА Чарttоты, человек, поmбшиА ю-за своего красноречия. Маркиз де Бриз ар, обрусеашиА фра.1щуз, комаtt- дир гусарского полка в днвизии Чарноты. ГусарскиА ротuисrр той же дивизии. Игумен дряхлый и начитанный. Монахи. Роман Валерианович Хлудов, 35n~. Голован, есаул, адьютант Хлудова. Белые штабные офицеры. Комендант станции. Начальник станции. Николаевна, жена начальника станции. Оль к а, дочь начальника станцнн, 4-х л~. Корзухин Парамои Ильич, муж Серафимы, ~45. 218
Тих и А , иачапьиИJС хонтрразвСJUСИ. СкунсхиА - сnужащнй в контрразвСJU(е. Гаджубаев -то же. Главнокомандующий вооруженными силами IOra России. Ero конвойныеказаки. Летчик. Личико в кассе. Артур Артурыч - тараканнА царь. Фигура в котелке и в интендантских по· ГOIIaX. Турчанка-мамаша. Проститутка-к расавнца. Английские, французские и итальянские моряк н. ми. Трое в павлиньих перьях, с гармошка- Турецкие и итальянские полицейские. Мальчишки (турк11 игреки). Муэдзин. Армянские и греческие головы в окнах. Антуан Грищенко, лакеii Корзухина. Грек Дон-Жуан. Сон первыli nроисходит в Северной Таври11, в октябре 1920 года. Второй со11 - где-то в Крыму в начале ноября 1920 года. Третиii и четвертый - в начале 11оября в Севас:'rополе Пятый 11 шеетой - в Константинополе, летом 1921 rода Седьмой- в Париже, осенью 1921 года. Восьмой, пocneдJiиil- осенью 1921 года, в Ко11СТ11ИТ1I· нополе.
ДЕЙСI'ВИЕ IIEPBOE СОНПЕРВЫЙ ••• М11е CIIWICJI AIOI/tiCmыpt..•• Спышно, ках хор моиахов в noд:JCмem.e noer rnyxo: «... CIIJП1I'I'CIПO отче Нихопае... » Иэ тьмы воэиихас:т скуnо ос:вещеииu свечечхами, nрипеrшеiПIЫми у апсои, ВИ)'1'рОИИОСП. моиастырс:кой церпи, rде-то в Северной Таврии. Наверное мамя BЫJOIPaer ID тьмы конторку, в коеА npoдaJOTCII свечи, широкую nauy воше нее, окно, эабрuJиое решеткою, шoiCOIJIЩtlblll JIИIC c:uroro, IJOIDIИJIIIwиe xpblllbll серафимов, эoncnъJe венцы. За охиом беэотрадиый olmlбpЬCICIIй вечер с дождем и снегом. На павхе, ухрытu с rоповою nоnоной, пежит и страдает мадам Барабаичикова, химик Махров, в бараньем тупуnе, nримостипСII у охиа и все СиnитСII что-то в нем раэПUIДС:ТЬ. В высоком lll}'lleиcкoм xpec:.ne сидит Сера фи м а Впади миров на Корэухииа. Она в черной шубе. СудR по пнцу, Серафиме ис::щоровНТСII. У иоr Серафимы, на асамеечке, рцом с чемодаичихом, СИДIIТ Сергей Павлович Голубков, nс:тербурn:коrо вида молодой чеповек, в черном nam.тo и в nерчатках. М о н ах и (поют mtlWicтвeнн~. .•• Святителю отче Николае, моли Бога о нас... r о л у б к о в (пpucлyruatJШUcь). Вы слышите, Серафи­ ма Владимировна? Поют... У них внизу подземелье ... пе­ щеры, как в КИеве. Вы бывали когда-иибудь в Киеве, Се­ рафима Владимировна? Серафима. Нет. Что? В КИеве? Нет. r о л у б к о в . Как странно. Временами мне начинает казаться, что я вижу сон. Бежим мы с вами, Серафима Вnад11мировна, по весям и городам... Попали в церковь. Я, сидя на чемодане, заскучал по Петербургу. Вдруг вспомнилась так отчетливо моя nампа на Караванной. книги... Серафима (шепотом). Зачем же вы бежали, Сергей Павлович? Нужно бьшо остаться. rолубков. о нет! Это бесповоротно, и пусть будет, что будет. И потом. вы уже знаете. что скрашивает мой путь... С тех пор. J(ак мы встретились в коридоре вагона, под фонарем, прошло ведь. в сущности. немного време­ ни... один месяц скитаний, а между тем мне кажется. что я знаю вас уже давно. Мне чудится коридор теней. освя­ щенных вашими глазами. И когда они со мной. я не чув­ ствую тяжести. Мысль о вас 1 легко несу через октябрь­ скую мглу. Пусть нам светит фонарь в т.еппушке. Я доне- 220
су вас в Крым и сдам вашему мужу. (Помолчав.) А вы будете рады, Серафима Владимировна? Когда увидите его? Молчите? Ну, тогда я вам скажу. Я успокоюсь за вас, но в то же время буду страдать. Серафима. Почему? Голубков. Мне станетскучно без вас. Мне иногда мучительно хочется представить себе, каков он. Что это за человек. Скажите, он умен? Он смел? Быть может, .rжобр, красив? С ер а фи м а. Вы же видели его карточку. Он очень богат. rолубков. И больше никаких словдля него увас нет? 0 ... печально. Но а зачем же вы связали с ним свою жизнь'? С ер а ф и м а . Я петербургская женщина. Вышла, ну н вышла. Голубков. Нучтож,ядумаю, чтозавтравсеразъ• яснится. Вот близок Крым, я привезу вас и сдам ему. Серnфима моnч• кnадсr руку на плечо ГопубJСову. (Погладив руку.) Позвольте, да у вас жар! Серафима. Нет, пустяки. Г о л у б к о в. Как пустяки! Жар, ей-богу. Этого еще не хватало! С ер а фи м а. Вздор, Сергей ПавловичУ Пройдет... Далекий, мяrхнй пушечный удар. Все npнcnywamtcь. Барабанчихава wевепьнупась 11 npocтo11ana. (Вставая.) Послушайте, мадам. Вам 1fеJJЬЗЯ оставатьс11 без помощи. Я или мой спутник проберемся в поселок~ там, наверно, есть акушерка. Барабанчикова. Нет! Голубков. Я сбегаю. Барабвнчихова молча схватывает ero за nопу nальто. Серафима. Почемувы нехотите,голубушка? Барабан ч икова (капризно). Не надо! Серафима и Голубков в недоумении. М ах ров (интимно, Голубкову). Загадочная, загадоч.. нu и весьма загадочная особа... Г о л у б к о в (zиепотом). Вы думаете, что... 22
М ах р о в (уклончиво). Ничего я не думаю, а так... ли­ холетье, сударь. Мало ли кого не встретишь на своем пути. Лежит дама, а кто ее положил? Для чего? Пение под землей смоJDСает. Па и с и й (появляется бесшумно, череп, испуган). Отец игумен спрашивает, документы в порядке ли у вас, госпо­ да честные? (Задувает все свечи, кроме одной.) Серафима, Голубков и Махров трево:IIСНо роюте11 в карманах, досrают докуме11ты. Барабанчикава высовывает руку ю-под попоны и выкладЬiвает на нее паспорт. Слышны шаги, бряцаиье шпор. Б а е в (входит, в коротком полушубке, забрьmан гря­ зью, возбужден). А, чтобы их черт задавил этих монахов. У, гнездо! Ты, святой папаша, где винтовая лестница на колокольню? Паисий. Здесь,эдесь,эдесь... Баев (второму буденовцу.) Посмотри. ВтороЯ буденовец сфонаремисчезаетв жепезноllдверн. (Паисию.) Был огонь на колокольне? Паисий. Чтовы,чтовы,какойогонь! Б а е в . Огонь мерцал. Ему, ежели я что-нибудь на ко­ локольне обнаружу, я вас всех до единого и с вашим седьмым шайтаном вместе к стенке поставлю. Шпионы! Сукины дети! .. Фонарями махали генералу Чарноте? Паисий. Господи,чтовыl Баев зажигает карманный электрическиЯ фонарь, и в сноnе света вспыхивает rруппа- Серафима, Голубков, Махров. Б а е в. Это кто такое? Ты, папа римский, брехал, что в монастыре ни одной души посторонней нету? Ну, будет сейчас у вас расстрел! Па и с и й . Что выl! Беженцы они из поселка. Бежен­ цы... Прибежали! С ер а фи м а. Товарищ, нас всех застиг обстрел в по­ селке. Ну, мы бросились в монастырь. Куда же нам де­ ваться? (Указывая на Барабанчикову.) Вот женщина, у нее роды начинаются. Па и с и й (сатанеет от ужаса, держится за ручку двери, каждую мшtуту готовый улизнуть. Бормочет). Господи, Господи, только это пронеси. Святый и славный 222
великомученик Димитрий мироточец, твою же память празднуем сегодня. Баев (передавая фонарик первому буденовцу). Свети! (Берет паспорт Барабанчиковой. чwnaem.) Барабанчико­ ва... замужняя ... Где муж? Барабанчикава громко и жалобно простонапа. Нашла место-время рожать! (Швыряет паспорт 11 обра­ щаетс-я к Мохрову.) Документ! Махр о в. Вот документики. Я химик из Мариуполя. Б а е в. Химик! Химики-ботаники! .. А как ты во фрон­ товой полосе, ботаник, оказался? Видно, скучно с добро­ вольцем в Мариуполе? М ах р о в . Я продукты ездил покупать, огурчики ... Б а е в. Огурчики?.. На железной лесmице загрохотали шаги. Второй буденовец вбегает. Что? Что? Второй будемовец (тревожно). Товарищ Баев! Товарищ Баев! (Что-то шепчет Баеву на ухо.) Б а е в. Да что ты врешь! Скудова? Второй б у де н овец. Верно говорю... Главное, темно, товарищ командир... Б а е в. Ну, ладно, ладно. Марш!.. Обn буденовца нсчезают. (Швыряет документы и начинает выходить. Проходя .мимо Паисия, говорит тому.) Монахи, стало быть, не вмешиваются в гражданскую войну? Паисий. Нет, нет... Б а е в. Только молитесь? За кого же вы молитесь, сердце твое и печень? За Черного барона или за Совет­ скую власть? А? Ну, ладно, до скорого свидания, химики. У, гнида безбородая! (Ис-чезает. llогрозив вс-е.м 11а проща­ ние револьвером.) За ок1юм глухая команда, топот, и все смолкает, как бы ничего и не было. Паисий часто и жадно кресmтся, зажигает свечи 11 исчезает. М ах р о в . Расточились... В форме... ишь ты, Неда­ ром сказано: и даст им начертание на руцех или на челах их... Звезда-то пятиконечная ... Г о л у б к о в. Что такое случилось здесь? (Шепотом Серафwсе.) Здесь уже должны быть белые... Местность в 223
их руках. (Громко.) Бой... отчего все это произошло? От­ чего? Барабанчикова (внезапно). Отrого это произо­ шло, что генерап Крапчиков - задница, а не генерал! Крупная nауза. (Серафиме.) Пардончик, мадам. Голубков (.машинально). Ну?.. Барабанчикова. Ну что «ну»? Ему прислали де­ пешу, что конница появилась, а он, язви его душу, в пре­ феранс сел играть. Голубков. Ну? Барабанчикова. Шестьбезкозырейобъявил М ах р о в . Ого-го-го, до чего интересная особа! Голубков (насторожившись). Простите, вы не коммунистка? Барабанчикова. Данувас! Г о л у б к о в. Простите, вы, nо-видимому, в курсе дела. У меня были сведения, что здесь в Курчулане tuтаб reнepana Чарноты стоял? Барабанчикова. В Курчулане? Вон утебя какие подробные сведения! Серафима. СергейПавлович! Г о л у б к о в. Нет, просто интересно узнать, что про­ исходит... Барабанчикова. Ну, был Чариота! Как ему не быть! Был и весь вышел. Голубков. Акудажеоноmравился? Барабанчиков а. В болото. Махр о в . А откуда у вас столько сведения, дама? Барабанчикова. Очень ужты,архипастырь,лю­ бопытен. М ах р о в . Почему вы меня именуете архипастырем?! Барабанчикова. Ну,ладно,ладно,нечего! ПаиснА вбеrаеr, оодкрадываета к окну, затем racкr все свечи, кроме одноА. Голубков. Чтоеще? Па и с и й. Ох, сударь! И сами не знаем, кого нам еще Господь посылает и будем ли мы живы к ночи. (Провали­ вается сквозь землю.) Спыwеи rnyxoA, мноrокоПЫ111ЫА тоnот. 224
М ах р о в . Пожаловал кто-то. (Исподтишка крес­ тwпся.) На окне вспыхивает и танцует мам11. Серафима. Пожар? Голубков (всматриваясь). Нет, это факелы! (При­ жимается к окну, глядит, потом оборачивается, глаза у него ошалевrиие.) Ничего не понимаю. Серафима Влади­ мировна, белые войска. Клянусь Богом, белые! Офицеры в погонах! (Вскрикивает.) Свершилось! Поймите, Сера­ фима Владимировна, - белые!! Мы перешли фронт! Барабанчикова (садится, закутанная в попону, говорит кисло). Ты, интеллигент! Заткнись мгновенно! Здесь не Петербург, а Таврия, коварная страна. «Пого­ ны... погоны ... » [Если на тебя погоны нацепить, это еще не значит, что ты стал белый. А ежели я себе красную звезду на голову надену, ты уж будешь передо мной пля­ сать, Интернационал напевать?] А если отряд переоде­ тый, тогда что? Вдруг м11псо ударил колокол, как басова11 струна. Ну, зазвонили. Засыпались монахи-идиоты! (Голубкову.) Какие штаны? Голубков. Красные! А вон еще въехали... у тех синие с красными боками. Барабанчикова. «Въехали, с боками...» Черт тебя возьми. С лампасами, может быть? Слышна llpOТIIЖНU картаВ1111 кoмiUIJUl де Бризара: «... nepвыll ЭCКIJipOH • слезай ...» Шум. БарабанчJtкова, прислуwавшись, меи~~етск в лице. Что такое? Да быть не может! .. (Голубкову.) Кричи «ура>>, кричи, говорю тебе! Смело кричи! (Сбрасывает с себя по­ пону и тряпье и в€'какивает в виде Чарноты. Он в черкеске, со смятыми серебряными генераль€'КUМll погонами. Револьвер засовывает в карман, подбегает к окну, cвttcmum в €'ви€'ток, кричит.) Смирно! Здравствуйте, гусары, здравствуйте, донцы! Полковник Бризар, ко мне! Серафима, Голубков н Махров застывают в неподвижноrnt. Дверь отхрываетс~~, и nepвon вбегает Л юс ь к а . Она в косынке сестры NНЛocepJDtll, в кожаной курnсе и в высоких саnогах со шпорами. 8 м. БyJIJ'IJa)B, т. s 225
Люсь к а. Гриша!.. Гри-Гри!.. (Бросается на шею Чарноте.) Не может быть! Не верю глазам! Вбегает д е Б р 11з ар в короnсом полушубке и красных ЧIIJСчирах, за ним ротм11стр и Крапилин с факелом. Глядите, господа! Живой! Спасся! (Подбегает к окну, кричит.) Полки! Слушайте! Генерала Чарноту отбили у красных! Д е Б р и з ар . Ваше превосходительство! Гриша! (Це­ луется с Чарнотой.) Люсь к а. Мы по тебе панихиду отслужили. Как ты спасся? Чарнота. Числил себя в гробу и смерть видел близ­ ко, как твою косынку. Сели к Курчулане в карты играть с Крапчиковым, шесть без козырей ... Слышу пулеметы. Буденный свалился с небес! Весь штаб перебили, я отстре­ лился, вскочил в окно и огородами к учителю Барабанчи­ кову. Давай, говорю, учитель, документы! А он, сукин сын, до того передрейфил, что я сюда приползаю под по­ кровом темноты... глядь, бабьи документы сунул, жени­ ны! Мадам Барабанчикова... и удостоверение - беремен­ ная! А у монахов обыск в кельях идет. Говорю - пере­ одеваться некогда! Кладите меня, как есть, в церкви. Лежу, рожаю... Слышу, шпорами- шлеп, шлеп ... Люська. Кто?! Ч ар н о т а. Баев, командир будеиовекого полка. Люська. Ах... Ч ар н о т а. Думаю, куда же ты, Баев, товарищ, шле­ паешь? Ведь смерть твоя лежит под попоной! Бери, думаю, меня скорее за плечико, открывай попону! Будут тебя, ко­ мандир, хоронить с музыкой... И не тронул попоны! Люсь к а. А!! (Визжит.) Ч ар н о т а . Фу... (Голубкову.) Смотришь, петербург­ ский житель? Никогда не видел, как кавалерийские гене­ ралы рожают? Ну, больше и не увидишь! Д е Б р и з ар . Орден мадам Барабанчиковой! Чар н о т а. А мне кубаночку и шашку! Рот м и с т р . Пожалуйста, ваше превосходительство. (Подает Чарноте свой ятаган.) Ч ар н о т а . Спасибо, ротмистр! Снимает с головы Крапнлнна шапку-кубанку, надевает ее и выходJП, за ним устреМJJЯется Люська и ротм11стр. Здравствуй, племя казачье! Здорово, станичники!! 226
Похnтился вал, рев - в эсходронnх и сотнях захричапи «ура». Де Бризар (Крапилину). А ну, освети их! Эти отку­ да? Ну, не будь я краповый черт, если я на радостях кого-нибудь в монастыре не повешу. Я-то уж попону при­ подниму! (Махрову.) Ты, социалист! Видно, красные тебя второпях забыли. Ну, у тебя и документа спрашивать не нужно, твои волосы - твой документ! Крапилин! Па и с и й (вырастает). Что вы. Это их высокопрео­ священство. Высокопреосвященнейший Африкан! Д е Бриз ар . Что ты. сатана чернохвостая. несешь? Свету больше, Крапилин! Что такое?.. Ваше высокопрео­ священство, как вы сюда попали?.. А ф р и к а н . В Курчулан ездил, благословлять Дон­ ской корпус, и меня нечестивые пленили во время набега. Спасибо игумну, снабдил документиками. Д е Бриз ар. Прошу извинения ... А эти кто? Африкан. Незнаю,полковник.Богихведает! Д е Бриз ар (Серафиме). Женщина. документ! Голубков. Это... Серафима. Я - женатоварищаминистравправи­ тельстве генерала Врангеля. Меня зовут Серафима Влади­ мировна Корзухина. Я застряла в Петербурге, а мой муж уже в Крыму. Теперь я бегу к нему. Вот фальшивые доку­ менты, а вот мой настоящий паспорт. (Подает бу.маги.) Д е Бриз ар. Черт! Mille excuses, madame! .. l (Голуб­ кову.) А вы, гусеница в штатском! Документ! Впрочем. я не удивлюсь, если вы окажетесь обер-прокурором святей­ шего синода! Голубков. Я не гусеница, простите. И отнюдь не обер-прокурор. Я сын знаменитого идеалиста Голубкова. А сам я - приват-доцент при кафедре философии. Бегу из Петербурга к белым, потому что там жить невозмож­ но, и вот сопровождаю Серафиму Владимировну. Де Бризар. Оченьприятио...Ноевковчег! Ковnныil пюх в поnу открывается, и из него подымоется первым дряхпыil и r у м е н • о зn ним вытехnет хор монахов со свечами. И г у м е н (Африкану). Ваше высокопреосвященство! (Монахам.) Братие! Сподобились мы в один день при­ нять две радости. О. день осиянный! Возвращение христо- 1 Тысяча извинений, MDдllM! (Фpuulf) 227
любивого воинства видеть и высокопреосвященного вла­ дыку от рук нечестивых социалов спасти и сохранить.. Ему ПO.IUUOТ же:ш и МВIП1ПО со с:крижiUUiми. Африкан взволнован, nодчиняеn:и, и монахи облекают ero в маиnпо. И г у м е н . Владыка, прими вновь жезл сей! Вспомни, владыко, боговдохновенные книги: О, praesull Attrahe peccantes, rege justos, punge vagantes.. .l (Бормочет.) Прими жезл сей, им же утверждай паству, да правиwи, яко и слово имаши отдать за ю нашему Богу во дни суда! Монахи (поют хрустальными тенораАtи). Тон дэс­ потин кэ архиереа!2 Африкан. Воззориснебес,Боже,ивиждьипосети виноград сей, его же насади десница твоя ... Монахи (поют). Ис полшi Эти дЭспота!..З Чарнота вырос в дверях, за ним Люська и Краnипин с факепом. Чарнота (потрясен). Что вы, отцы святые, белены объелись, что ли?! Тьфу. черт! (Растерянно крестится.) Святые чернецы, вы не ко времени эту церемонию затея­ ли! Ну-ка хор, того... Африкан. БратиеlВыйдите! Монахи начинают уходить в зсмmо и исчезают. Чарнота (Африкану). Красные сейчас будут здесь. Африкан. Как, опять?! И г у м е н . Что вы! Не допустит Господь всемогущий вторичного надругательства над святым местом. А ф р и к а н . Ваше превосходительство, всепокорней­ ше прошу поставить меня в известность. Чар н о т а. Что ж. Извольте. Буденный режет у нас сейчас тыл. От Крыма нас отрезает. АфРикан. } ОтК ыма?! Голубков. Р Чарнота. Карту мне! Д е Бриз ар (Кропилину). Свети! 1 О, nредстоятепь! Привлеки грешных, nравь nраведными, укрепи ко­ лебтощихся... (Лат.) 2 Tov бE01tJtТ)V xat Apxtepla!- Господина и apxltepeя! (Греч.) 1 Etl; woua Et11 бicлrota! .. Многая лета, Впад~>tко! .. (Греч.) 228
Чарнота (nwcкyem над картой). Ах, Крапчико