Text
                    В. А. Белов
ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО
ТОМ 2
ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ
УЧЕБНИК ДЛЯ ВУЗОВ
Рекомендовано Учебно-методическим отделом высшего образования в качестве
учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по юридическим
направлениям
Книга доступна на образовательной платформе «Юрайт» urait.ru,
а также в мобильном приложении «Юрайт.Библиотека»
Москва «Юрайт «2022

УДК 347.1(075.8) ББК 67.404я73 Б43 Автор: Белов Вадим Анатольевич — доктор юридических наук, профессор кафедры коммерческого права и основ правоведения юридического факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова. Рецензенты: Бевзенко Р. С. — кандидат юридических наук, профессор Российской школы частного права, партнер юридической компании «Пепеляев Групп», действительный государственный советник юстиции Российской Федерации 2 класса; Мареев Ю. Л. — кандидат юридических наук, доцент Приволжского филиала Российской академии правосудия; Скворцов О. Ю. — доктор юридических наук, профессор кафедры коммерческого права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета; Хохлов В. А. — доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского и предпринимательского права Самарского государственного экономического университета. Белов, В. А. Б43 Гражданское право. В 2 томах. Т. 2. Особенная часть : учебник для вузов / В. А. Белов. — Москва : Издательство Юрайт, 2022. — 463 с. — (Высшее образование). — Текст : непосредственный. ISBN 978-5-534-00191-4 (т. 2) Настоящее издание представляет собой авторский учебник по Особенной части гражданского права. В нем освещаются абсолютные и относительные гражданско-правовые формы — вещные, исключительные, личные, наследственные, обязательственные, охранительные (восстановительные и компенсационные) правоотношения, права ожидания, относительные секундарные и корпоративные права. Соответствует актуальным требованиям федерального государственного образовательного стандарта высшего образования. Для студентов юридических вузов и факультетов, обучающихся по образовательным программам академического бакалавриата, и самоподготовки. УДК 347.1(075.8) ББК 67.404я73 УВЕРЕННОСТЬ В КАЖДОМ РЕШЕНИИ Adtaraiif ИНФОРМАЦИОННО-ПРАВОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав. ISBN 978-5-534-00191-4 (т. 2) © Белов В. А., 2016 © ООО «Издательство Юрайт», 2022
Оглавление Предисловие.........................................................7 Принятые сокращения.................................................9 Раздел VII. ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ ВЕЩЕЙ Глава 24. Вещные правовые формы....................................15 § 1. Понятие и виды (п. 689—691)................................15 § 2. Понятие вещных прав (п. 692—6941)..........................17 § 3. Признаки вещных прав (п. 695—6975).........................20 § 4. Виды вещных прав (п. 698—700)..............................23 Глава 25. Владение.................................................28 § 1. Определение и понятие (п. 701—706).........................28 § 2. Виды владения (п. 707—7121)..................................31 § 3. Приобретение и прекращение владения (п. 713—7153)............35 § 4. Защита владения и ее основание (п. 716—721!).................39 Глава 26. Право собственности......................................44 § 1. Понятие и содержание (п. 722—7261)...........................44 § 2. Динамика права собственности (п. 727—730)....................47 § 3. Основания одностороннего правособственнического эффекта (п. 731-7351)..................................................51 § 4. Основания регулятивного двустороннего эффекта (п. 736—740).55 § 5. Основания охранительного двустороннего эффекта (п. 741—7473).58 § 6. Ограничения права собственности (п. 748—752)...............63 Глава 27. Право общей собственности................................66 § 1. Общее понятие (п. 753—7543)................................66 § 2. Виды права общей собственности (п. 755—7581).................68 § 3. Динамика права общей собственности (п. 759—762)............71 § 4. Осуществление права общей собственности (п. 763—767).......76 Глава 28. Ограниченные вещные права................................81 § 1. Понятие и виды (п. 768—771)................................81 § 2. Права хозяйствования и управления (п. 772—7771)..............83 § 3. Права найма и пользования (п. 778—783).....................88 § 4. Права на земельные участки (п. 784—7881)...................91 § 5. Права на жилые помещения (п. 789—7921).....................96 § 6. Права извлечения ценности (п. 793—795)................... 100 3
Раздел VIII. ПРАВО ПРИНАДЛЕЖНОСТИ РЕЗУЛЬТАТОВ ТВОРЧЕСТВА Глава 29. Исключительные правовые формы..........................107 § 1. Понятие и виды (п. 796—8001)............................ 107 § 2. Понятие исключительного права (п. 801—807).............. 110 § 3. Виды исключительных прав (п. 808—8142).................. 115 Глава 30. Авторское право........................................120 § 1. Общее понятие (п. 815—8171)..............................120 § 2. Содержание авторского права (п. 818—820)................ 122 § 3. Пределы авторского права (п. 821—8261).................. 126 § 4. Динамика авторского права (п. 827—831!)..................131 § 5. Осуществление авторского права (п. 832—836)............. 135 Глава 31. Смежные права..........................................139 § 1. Понятие и виды (п. 837—8391)............................ 139 § 2. Содержание и пределы смежных прав (п. 840—8442)......... 142 § 3. Динамика и осуществление смежных прав (п. 845—8461)..... 148 Глава 32. Патентные права........................................151 § 1. Понятие и содержание (п. 847—8507)...................... 151 § 2. Пределы патентного права (п. 851—8552).................. 155 § 3. Динамика патентного права (п. 856—866).................. 160 § 4. Патентное право на селекционное достижение (п. 867—872). 164 Раздел IX. ПРАВО ПРИНАДЛЕЖНОСТИ ЛИЧНЫХ БЛАГ Глава 33. Личные правовые формы..................................171 § 1. Понятие и виды (п. 873—8751)............................ 171 § 2. «Переживание» личными правами своих обладателей (п. 876—8812) 174 § 3. Виды личных прав (п. 882—8845).......................... 179 Глава 34. Отдельные личные права.................................184 § 1. Права использования материальных форм (п. 885—889)...... 184 § 2. Права копирования индивидуализирующих обозначений (п. 890-899).............................................. 187 § 3. Права сохранения состояний (п. 900—9053)................ 193 § 4. Права поддержания социально-значимых представлений (п. 906-908).............................................. 197 Раздел X. ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ ПОСМЕРТНОГО ПРАВОПРЕЕМСТВА Глава 35. Наследственное право...................................203 § 1. Понятие и основные категории (п. 909—9127).............203 § 2. Объект наследственного права (п. 913—920)..............208 § 3. Юридическая природа наследственного права (п. 921—926)...212 § 4. Осуществление наследственного права и его последствия (п. 927—930).216 § 5. Особые формы посмертного правопреемства (п. 931—937).....219 4
Раздел XL ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ Глава 36. Общее учение................................................225 § 1. Понятие и содержание обязательств (п. 938—944)................225 § 2. Обязательства в системе гражданско-правовых форм (п. 945—948).227 § 3. Виды обязательств (п. 949—954)................................230 § 4. Динамика обязательств (п. 955—961)............................234 § 5. Исполнение как основание прекращения обязательств (п. 962-96213)...............................................237 § 6. Некоторые иные основания прекращения обязательств (п. 96214-96219).............................................241 Глава 37. Обязательства по передаче вещей.............................244 § 1. Общее понятие (п. 963—966)....................................244 § 2. Содержание (п. 967—974).......................................246 § 3. Основания динамики (п. 975—980)...............................252 § 4. Особенности исполнения (п. 981—989)...........................256 Глава 38. Денежные обязательства......................................262 § 1. Понятие и содержание (п. 990—995).............................262 § 2. Основания динамики (п. 996—999)...............................264 § 3. Платеж (п. 1 000— 10061)......................................267 § 4. Безналичные расчеты (общее учение) (п. 1007—10101)............271 § 5. Формы безналичных расчетов (п. 1011—10163)....................275 Глава 39. Обязательства приложения труда..............................280 § 1. Общие положения (п. 1017—1022)................................280 § 2. Место в системе обязательств (п. 1023—10251)..................283 § 3. Основания динамики (п. 1026—1029!)............................285 § 4. Особенности исполнения (п. 1030—10364)........................289 Глава 40. Обязательства по транспортировке и хранению.................295 § 1. Правовые формы транспортировки (п. 1037—10381)................295 § 2. Права и обязанности по перевозке (п. 1039—10413)..............298 § 3. Вспомогательные обязательства на транспорте (п. 1042—1047)....304 § 4. Обязательства хранения или поклажи (п. 1048—10531)............308 Глава 41. Обязательства ведения чужих дел.............................314 § 1. Общие положения (п. 1054—1061)................................314 § 2. Фидуциарное и коммерческое ведение чужих дел (п. 1062—10643)..319 § 3. Доверительное управление (п. 1065—10682)......................322 § 4. Особые виды управления чужими активами и делами (п. 1069—1076) .... 325 Раздел XII. ИНЫЕ ОТНОСИТЕЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ Глава 42. Охранительные гражданские правоотношения....................333 § 1. Понятие и виды (п. 1077—10832)................................333 § 2. Страховые правоотношения (п. 1084—10872)......................337 § 3. Деликтные правоотношения (п. 1088—1095)..................339 § 4. Договорная ответственность (п. 1096—1105)................344 5
§ 5. Компенсационные правоотношения (п. 1106—11124)..........348 § 6. Кондикционные правоотношения (п. 1113—1118).............353 Глава 43. Права ожидания удовлетворения.........................356 § 1. Понятие и виды (п. 1119—1122)...........................356 § 2. Гарантийные правоотношения (п. 1123—ИЗО2)...............360 § 3. Информационные правоотношения (п. 1131—1135)............364 § 4. Формы пред- и постдоговорных отношений (п. 1136—1141)...368 Глава 44. Относительные секундарные права......................373 § 1. Понятие и виды (п. 1142—11441)..........................373 § 2. Обязывающие секундарные права (п. 1145—11481)..........376 § 3. Преимущественные права: общее учение (п. 1149—1152)....378 § 4. Виды преимущественных прав (п. 1153—И543)...............382 § 5. Негативные секундарные права (п. 1155—1159).............385 § 6. Конкретизирующие и дефинитивные секундарные права (п. 1160-И634)...............................................389 Глава 45. Права участия (корпоративные права)........................394 § 1. Понятие корпоративных отношений (п. 1164—1168)...............394 § 2. Содержание, природа и виды корпоративных прав (п. 1169—1173).396 § 3. Права участия в делах (п. 1174—1179).........................400 § 4. Права участия в имуществе (п. 1180—1185).....................403 § 5. Информационные корпоративные права (п. 1186—11881)...........405 § 6. Формы участия в определении состава членов корпорации (п. 1189-1197)..............................................407 § 7. Автономное регулирование корпоративных отношений (п. 1198-1205)..............................................410 Приложение...........................................................415 Новые издания по дисциплине «Гражданское право» и смежным дисциплинам................................................460
Предисловие Настоящая книга завершает собой новый, двухтомный учебник граждан- ского права — результат сокращения и переработки моего академического Курса по этой дисциплине, изданного сперва (в 2011-2014) в четырех кни- гах общим объемом более 315 печатных листов, а затем (в 2014-2015) — уже в семи книгах и трех DVD-Rom. В ряде случаев он просто перепи- сан (воспроизведен), в некоторых случаях уточнен и разъяснен (облечен в более удобочитаемую форму) и в некоторых — обновлен и дополнен в соответствии с несколько иным назначением книги. В итоге получилась книга, предлагаемая вниманию читателей, — учебник по особенной части современного российского гражданского права. Произведенные измене- ния позволяют использовать ее как самостоятельно, так и в качестве посо- бия по изучению моего академического многотомного Курса в качестве его несколько сокращенного и упрощенного варианта. Как и в первом томе Учебника — по общей части гражданского права — мы стремились не только сохранить, но и внешне обозначить преем- ственность настоящего издания с моим Курсом. Это обусловило, с одной стороны, сохранение практики разделения его текста на пункты, соответ- ствующие пунктам Курса, а с другой — отказ от использования «мелкого шрифта». По последней причине в книге образовался целый ряд новых пунктов с нумерацией типа 6891, 6902, 6973 и т.д. Конечно, надстрочные индексы — это не самое удобное, но уйти от них на данном этапе оказалось невозможным: без такой нумерации соотнести текст настоящего Учебника с текстом Курса будет очень трудно, а соотнести необходимо, ибо иначе настоящее издание не сможет служить пособием по изучению Курса. Если когда-нибудь читатели предъявят спрос на обновленное академическое (многотомное) издание Курса, я перепишу его под настоящий Учебник — вот тогда-то и придет время обновить нумерацию пунктов, отказавшись от использования надстрочных индексов. Проект такого (запланирован- ного в будущем) обновления читатели смогут увидеть в приложенной к книге Программе курса, где каждая его тема пронумерована тремя циф- ровыми обозначениями — тем, которое использовано в настоящем издании, тем, под которым она фигурирует в академическом Курсе, и тем, под кото- рым она, вероятно, будет фигурировать в будущем, новом самостоятельном издании (если — повторюсь — таковое потребуется). Для углубления знаний, получаемых при изучении настоящего Учеб- ника, в продолжение всего времени работы над ним, рекомендуется обращаться к нескольким следующим изданиям: (1) Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. Пг., 1917/1998/2001. — (2) Успен- ский Л. Н. Очерки по юридической технике. Ташкент, 1927. — (3) Канто- 7
рович Я. А. Основные идеи гражданского права. Харьков, 1928/2012. — (4) Агарков М. М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940/2002/2012. — (5) Аскназий С. И. Основные вопросы теории социалистического гражданского права. Л., 1947 / М., 2008. — (6) Пугин- ский Б. И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. М., 1984. — (7) Развитие советского гражданского права на современном этапе / отв. ред. В. П. Мозолин. М., 1986. — (8) Гражданское право: акту- альные проблемы теории и практики / под общ. ред. В. А. Белова. М., 2007/2015. Информацию о других — специальных — литературных и нор- мативных источниках читатели смогут почерпнуть из весьма обширных библиографических указателей, содержащихся в моем Курсе. Разделение материала Учебника на смысловые пункты со своими соб- ственными подзаголовками позволяет избежать необходимости в формули- ровке особых вопросов и иных материалов для самоконтроля. Для общего повторения и закрепления пройденного материала можно пользоваться оглавлением книги; детализированное усвоение целесообразно осущест- влять в соответствии с программой, данной в конце Учебника. В результате изучения каждой главы учащиеся должны знать весь материал, в ней изложенный, по тем укрупненным блокам (параграфам), на которые разделена глава, а также по тем конкретным смысловым элемен- там, которые составляют их отдельные пункты; должны уметь (а) выде- лять и описывать ключевые теоретические и практические проблемы, осве- щенные в каждой главе, а также — (б) вести по ним дискуссии, оценивая аргументы «за» и «против» различных точек зрения и объясняя послед- ствия принятия той или иной позиции по проблемам, затронутым в соот- ветствующей главе, и (в) объяснять содержание, смысл и значение каждого из гражданско-правовых понятий, институтов, конструкций и категорий, рассмотренных в настоящем Учебнике. В. А. Белов 17.08.2016
Принятые сокращения Конституция РФ — Конституция Российской Федерации: принята все- народным голосованием 12.12.1993 Гражданский кодекс ГК — Гражданский кодекс Российской Федерации: — часть первая ГК: Федеральный закон от 30.11.1994 № 51-ФЗ; — часть вторая ГК: Федеральный закон от 26.01.1996 № 14-ФЗ; — часть третья ГК: Федеральный закон от 26.11.2001 № 146-ФЗ; — часть четвертая ГК: Федеральный закон от 18.12.2006 № 230-ФЗ Вводные законы к Гражданскому кодексу Вводный закон к части первой ГК — Федеральный закон от 30.11.1994 № 52-ФЗ «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Рос- сийской Федерации» Вводный закон к части второй ГК — Федеральный закон от 26.01.1996 № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Рос- сийской Федерации» Вводный закон к части третьей ГК — Федеральный закон от 26.11.2001 № 147-ФЗ «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» Вводный закон к части четвертой ГК — Федеральный закон от 18.12.2006 № 231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Граж- данского кодекса Российской Федерации» Прежнее гражданское законодательство ГК РСФСР 1922 г. — Гражданский кодекс РСФСР: принят 31 октября 1922 г. на IV сессии ВЦИК РСФСР IX созыва; введен в действие поста- новлением НЦМК РСФСР от 11.11.1922 ГК РСФСР 1964 г. — Гражданский кодекс РСФСР: утвержден Зако- ном РСФСР от 11.06.1964 Основы гражданского законодательства 1961 г. — Основы гражданского законодательства Союза ССР и союз- ных республик: утверждены Законом СССР от 08.12.1961 1991 г. — Основы гражданского законодательства Союза ССР и респу- блик: утверждены постановлением Верховного Совета СССР от 31.05.1991 №2211-1 9
Иные кодексы АПК — Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 24.06.2002 № 95-ФЗ НК — Бюджетный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 31.07.1998 № 145-ФЗ Водный кодекс — Водный кодекс Российской Федерации: Федераль- ный закон от 03.06.2006 № 73-ФЗ Воздушный кодекс — Воздушный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 19.03.1997 № 60-ФЗ ГПК — Гражданско-процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 14.11.2002 № 138-ФЗ Градостроительный кодекс — Градостроительный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 29.12.2004 № 190-ФЗ ЖК — Жилищный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 29.12.2004 № 189-ФЗ ЗК — Земельный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 25.10.2001 № 136-ФЗ КАС — Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации: Федеральный закон от 08.03.2015 № 21-ФЗ КВВТ — Кодекс внутреннего водного транспорта Российской Федера- ции: Федеральный закон от 07.03.2001 № 24-ФЗ КоАП — Кодекс Российской Федерации об административных право- нарушениях: Федеральный закон от 30.12.2991 № 195-ФЗ КТМ — Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации: Феде- ральный закон от 30.04.1999 № 81-ФЗ ЛК — Лесной кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 04.12.2006 № 200-ФЗ НК — Налоговый кодекс Российской Федерации: часть первая — Феде- ральный закон от 31.07.1998 № 146-ФЗ; часть вторая — Федеральный закон от 05.08.2000 № 117-ФЗ СК — Семейный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 29.12.1995 № 223-ФЗ ТК — Трудовой кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 30.12.2001 № 197-ФЗ УАТ — Устав автомобильного транспорта и городского наземного элек- трического транспорта: Федеральный закон от 08.11.2007 № 259-ФЗ УЖТ — Устав железнодорожного транспорта РФ: Федеральный закон от 10.01.2003 № 18-ФЗ Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 — постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О при- менении судами некоторых положений раздела I части первой Граждан- ского кодекса Российской Федерации» Наименования государств РФ — Российская Федерация (в падеже, соответствующем контексту) РСФСР — Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика 10
СССР — Союз Советских Социалистических Республик США — Соединенные Штаты Америки Наименования государственных органов1 ВЦИК РСФСР — Всероссийский Центральный исполнительный коми- тет РСФСР ЦИК СССР — Центральный исполнительный комитет СССР СНК СССР — Совет народных комиссаров СССР Иные сокращения абз. — абзац(-ы) БДЦБ — бездокументарные ценные бумаги ВАС — Высший арбитражный суд гл. — глава(-ы) ЕГРЮЛ — единый государственный реестр юридических лиц МЧП — международное частное право НПА — нормативные правовые акты ОПФ — организационно-правовая форма и. — пункт(-ы) поди. — подпункт(-ы) разд. — раздел(-ы) см. — смотри СНГ — Содружество Независимых Государств ср. — сравни ст. — статья(-и) ч. — часть(-и) ЭВМ — электронно-вычислительная машина 1 Наименования органов государственной власти РФ сокращены в соответствии с Перечнем, утвержденным распоряжением Администрации Президента РФ и Аппарата Правительства РФ от 16.07.2008 № 943/788.

Раздел VII ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ ВЕЩЕЙ

Глава 24 ВЕЩНЫЕ ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ § 1. Понятие и виды (п. 689—691) 689. Человеческие отношения по поводу вещей. Отношения соб- ственности. Предметы материального мира или вещи в широком (факти- ческом) смысле этого слова люди использовали для удовлетворения своих потребностей с незапамятных времен. Вероятно, что поначалу речь шла не столько о межчеловеческих (социальных) отношениях по поводу вещей, сколько о фактическом воздействии конкретных людей на те или иные материальные предметы. Но постепенно эту — первоначальную — форму фактического взаимодействия человека с природой вытесняет форма более прогрессивная: орудия труда и предметы потребления, созданные челове- ческим трудом из отвоеванного у природы материала, из предмета прило- жения одних только фактических усилий превращаются в предмет соци- альных отношений — вещи в юридическом смысле этого слова (см. об этом понятии гл. 14 Учебника) — отношений собственности1. 6891. Дихотомия «свой — чужой» как существо отношений собствен- ности. Во всех нормах и правилах, регламентирующих социальные отно- шения по поводу вещей, прослеживается такая общая основа, как противо- поставление своего и чужого. Несомненно, что эта идея была подсказана аналогичным разделением, с незапамятных времен установившимся среди людей. Нет ничего естественнее, чем объективно существующее и всеми наблюдаемое разделение в области людей спроецировать на область вещей, т.е. сконструировать мир (иерархию) вещей по образу и подобию того, как уже сконструирован (то ли от Бога, то ли еще от чего-то) мир людей. По мере выделения все более и более мелких социальных организмов про- тивопоставление «свой — чужой» опускается на все более низкий уровень, пока не доходит, наконец, до уровня отдельного конкретного индивида. С этого времени мы наблюдаем социальные отношения, вполне типичные для настоящего времени: состояние принадлежности известных матери- альных благ одним организованным коллективам и отдельным (действую- 1 Почему это произошло? Данный вопрос — о причинах трансформации фактических отношений по поводу вещей в отношения социальные — так и не получил однозначного ответа; по всей видимости, такая трансформация стала следствием стечения и взаимного влияния множества факторов. Такое объяснение исключительно важно именно для юри- дической науки, поскольку позволяет понять причину установления различных социальных норм и правил для регулирования межчеловеческих (социальных) отношений по поводу различного рода вещей, в различные времена и у различных народов. 15
щим автономно от какого бы то ни было коллектива, вне связи с принад- лежностью к нему, т.е. частным) лицам и в то же самое время состояние отчужденности этих благ от других аналогичных коллективов и индивидов. В таких условиях каждая вещь является для кого-то своей, а для кого-то чужой. Будучи известным образом организованными и охраняемыми государством, такие отношения обыкновенно называют отношениями соб- ственности. 690. Правовые формы отношений собственности. Социальные отно- шения типа «свой — чужой», установившиеся по поводу вещей (отно- шения собственности) могут получить различное гражданско-правовое оформление, а именно: (1) непосредственную гражданско-правовую охрану’, (2) охрану, осуществляемую при помощи их облечения в форму право- отношений. Именно второй смысл обыкновенно и имеют в виду, когда говорят, что известные отношения приобретают гражданско-правовую форму — нормы объективного права признают за участниками соответ- ствующих отношений некоторый арсенал юридических (т.е. пользующихся покровительством и защитой права) возможностей, реализуемых в рамках правоотношений — субъективных прав. Но и первый смысл — фактическое господство над вещами в том или другом отношении — сбрасывать со сче- тов тоже нельзя, ибо такое господство нередко также признается и охраня- ется правом. 6901. Вещные права и правоотношения. Юридические возможности, приобретающие, благодаря их обеспечению обязанностями, форму субъек- тивных прав, могут быть более и менее широкими с точки зрения как сво- его содержания, так и своей реализации. Применительно к вещам наибо- лее полными (абсолютными, наименее стесненными чужой частной волей) будут возможности лица в отношении тех вещей, которые он вправе пола- гать своими. С него никто не спросит, случись с ними что-то плохое. Такие отношения облекаются в форму права собственности. Возможности же, менее полные (более стесненные), возможности, которые, несмотря на свое наличие, все же не позволяют лицу забыть о том, что «эта вещь — чужая» (и, стало быть, не дай Бог с ней чего не то сделать — ответить перед соб- ственником придется на полную катушку, а вот произойди с ней какой несчастный случай — так это, извините, не мои проблемы), — облекаются в форму ограниченных вещных прав. 6902. Выбор правовой формы. Как следует поступить с известными социальными отношениями по поводу вещей: следует ли охранять их непо- средственно, как фактические состояния, или же их целесообразно облечь в форму субъективных прав? Природа вещей как предметов, внешних по отношению к субъектам права, имеющих завершенные пространствен- ные очертания и стабильное, независимое от субъектов, ими обладающих, существование, позволяет сделать и так и так. Выбор обусловливается, очевидно, различным характером самих этих отношений. Представляется, критерием этой разницы должна быть признана гласность или видимость этих отношений для всех их участников. Отношения, производящие изме- нения в физическом мире, а оттого доступные наблюдению всякого и каж- дого (гласные), облекать в форму субъективных прав нет большого смысла. 16
Отношения же сугубо социальные, физической реальности не меняющие и потому наблюдению посторонних лиц доступные не всегда, а то и недо- ступные вовсе (отношения негласные), напротив, можно снабдить право- вой охраной только при условии их предварительного правового оформления {формализации) — облечения в форму субъективных прав. 691. Логика настоящего раздела. Сообразно изложенной основной мысли — необходимости разграничивать непосредственно охраняемые законом фактические состояния (в первую очередь владение), с одной стороны, с субъективными правами — с другой, мы и излагаем материал в настоящем разделе. Именно: (1) общее понятие о так называемых вещных субъективных правах — центральной гражданско-правовой форме соци- альных отношений собственности — и их видах мы устанавливаем в насто- ящей (вводной) главе Раздела VII Учебника; (2) изучению центрального социально-значимого фактического отношения человека к вещи, полу- чающего непосредственную гражданско-правовую охрану, — отношения владения, — мы посвящаем следующую главу; (3) отдельным видам вещ- ных прав — гражданско-правовых форм социальных отношений по поводу вещей: (а) праву собственности; (б) праву общей собственности и (в) огра- ниченным вещным правам — мы посвящаем три оставшихся главы Раздела. § 2. Понятие вещных прав (п. 692—6941) 692. Функциональное определение вещных прав. В настоящем Раз- деле мы будем говорить, главным образом, о субъективных правах, оформ- ляющих социально значимые фактические отношения принадлежности известных вещей одним лицам и отчужденности этих вещей от других лиц, субъективных правах, оформляющих фактически сложившееся в челове- ческом обществе разделение вещей на «свои» и «чужие». Субъективные гражданские права, которые оформляют «...принадлежность вещей (иму- щества) участникам гражданских правоотношений в качестве необходимой предпосылки и результата имущественного оборота»1 или «...закрепляют принадлежность вещи собственнику, имеющему максимальные законные возможности по ее использованию... (а также. — В. Б.), ...регламентируют правовой режим имущества собственника, которое в определенных рамках иногда вправе одновременно использовать и другие лица»1 2, называются вещными правами. 692 к Проблема определения содержания вещных прав. Вопрос о нали- чии общей для всех вещных прав содержательной характеристики является в высшей степени спорным. В отечественной (и насколько нам известно, в зарубежной) литературе этот вопрос не обсуждается. Это означает, что всех вполне устраивает статус вещного права как чисто функционального понятия. Нам такой подход представляется неправильным, поскольку он совершенно не соответствует тому квалификационному значению, которое 1 Гражданское право : учебник / под ред. Е. А. Суханова. 3-е изд. Т. I. М., 2004. С. 59 (автор главы — Е. А. Суханов). 2 Там же. С. 37; Т. II. М., 2005. С. 1-4. 17
придается учеными понятию вещных прав. Если вещные права (со времен права римского) противопоставляются обязательственным, а в современ- ную эпоху — исключительным, личным и наследственным, то они непре- менно должны иметь нечто общее именно в своем содержании. Какую-то черту, которая делает субъективное право вещным, просто необходимо обнаружить; в крайнем случае, о ней можно договориться. 693. Содержательное определение вещных прав. Вещным правом является всякое субъективное гражданское право, содержанием которого является юридически обеспеченная возможность (правомочие) лица — обла- дателя этого права — осуществлять абсолютное фактическое и непо- средственное господство над индивидуально определенной вещью. Поскольку абсолютное, фактическое и непосредственное господство лица над вещью называется владением (или, по крайней мере, невозможно без него), то правомочие такого господства должно называться правомочием владения. Коротко: всякое право на владение определенной вещью есть вещное право. Именно правомочие владения вещью является бесспорным индикатором принадлежности того или другого абсолютного права к числу вещных. Субъективное право, имеющее в своем составе правомочие владе- ния, обязательно является вещным (не может им не быть)1. 6931. Могут ли существовать вещные права, не заключающие в себе правомочия владения? Да, могут. Утверждение типа «если есть право- мочие владения — то право вещное» истинно; но утверждение типа «если право вещное — то в нем непременно должно быть и правомочие владе- ния» ложно. Все студенты — несомненно, люди, но очевидно, что не все люди — студенты. Владение безусловно необходимо там, где оно обеспечи- вает минимальный комфорт режима извлечения из вещи полезных свойств, подобно тому, как необходим ключ к запертой сокровищнице или лестница для срывания с дерева плодов1 2. Но если объектом вещного права является такая вещь, комфортное пользование которой мыслимо и без владения ею, либо это право вообще не имеет целью обеспечение пользования вещью3, то, очевидно, что в такое право не нужно закладывать правомочие вла- 1 В нашей литературе бытует противоположное мнение, особенно оно распространено применительно к праву арендатора. Это суждение — как явствует из предыдущего изложе- ния — не является верным, ибо право на владение — это право на непосредственное господ- ство над индивидуально-определенной вещью, а подобное право не может быть никаким иным, кроме абсолютного, следовательно — вещного. Владение «по абсолютному, но не вещному» праву или тем более «по относительному праву» логически немыслимо. 2 По нашему праву правомочие владения наличествует в составе всех без исключения прав, прямо отнесенных к числу вещных ГК, — в правах (1) собственности (см. п. 1 ст. 209); (2) пожизненного наследуемого владения (ст. 266) и (3) праве постоянного (бессрочного) пользования (ст. 269) земельными участками; (4) хозяйственного ведения (ст. 294) и (5) опе- ративного управления (ст. 296); некоторое сомнение могут вызывать (6) сервитуты (ст. 274 и сл.), но и они при ближайшем рассмотрении развеиваются; из прав, по сути вещных, но ГК таковыми не объявленных, правомочие владения всегда заключено в (7) праве удержания (ст. 359) и (8) праве нанимателя жилого помещения. 3 По нашему законодательству существуют три таких права — (9) залога (ст. 334 и сл.); (10) аренды (ст. 606 и сл.) и (И) ссуды (ст. 689 и сл.): по существу они вещные, но право- мочия владения в своем содержании они могут и не иметь. 18
дения, ибо не нужны ни ключ к незапертой сокровищнице, ни лестница для собирания плодов, низко висящих или упавших на землю. 6931 2. Всякий ли владелец — обладатель вещного права? Нет, не вся- кий. Мы уже сказали, что социальные отношения по поводу вещей можно охранять правом непосредственно, не облекая в форму субъективных прав. Поэтому тот факт, что кто-нибудь владеет известной вещью, еще не озна- чает, что он владеет ею непременно «по (какому-нибудь) вещному праву». Законное фактическое владение может существовать, но субъективного права, включающего в себя возможность (правомочие) такого владения, может и не быть1. Законное владение — это фактическое состояние, т.е. такой элемент гражданского правопорядка, который в силу своей высо- чайшей персональной и социальной значимости может получать и нередко получает непосредственную гражданско-правовую охрану без облечения в форму субъективного права. И лишь только тогда, когда такое состояние все-таки в форму субъективного права облечено, то это последнее (субъек- тивное право) непременно будет правом вещным. 694. «Невладельческие» вещные права. Если возможность владения входит в состав не каждого вещного права, то выходит, что наличие право- мочия владения в субъективном праве доказывает то, что право это вещное; его отсутствие, однако, не доказывает ничего. Возникает вопрос: как же отличить право, не заключающее в себе правомочия владения, но, несмо- тря на это, являющееся вещным, от права, такого правомочия не заключаю- щего и не являющегося вещным? Ответ на него всецело предопределяется соображениями, изложенными в п. 693субъективное право вполне может и должно быть признано вещным, даже если в его составе нет правомочия владения, если оно предоставляет возможность достижения цели субъек- тивного права (например, извлечения из вещи ее потребительной и (или) меновой стоимости) без владения, а обладатель этого права не стеснен кон- тролем, ограничениями или запрещениями третьего лица. 6941. Правомочие владения и само владение. Это — разные вещи. Одно дело — юридическая, и совсем другое — фактическая возможность владе- ния. Если в составе субъективного права нет правомочия владения — это одна ситуация; если же правомочие владения есть, но фактической возмож- ности владеть нет — совсем другая. Правомочие владения определенной вещью у известного сохраняется во всех случаях, пока ему принадлежит право собственности на эту вещь, а вот фактическая возможность владе- ния ею (возможность осуществления правомочия владения) может быть утрачена им, несмотря на то, что он остается ее собственником2. Условием возврата этой возможности, ее превращения в действительность является 1 Именно так владеют подрядчики, хранители, перевозчики, экспедиторы, поверенные, агенты, комиссионеры, управляющие и другие лица, владеющие для другого", по терминоло- гии общего права (common law) — зависимые держатели, лица, у которых, в фактическом обладании, господстве чужие вещи просто находятся, состоят. 2 Так происходит, например, в случае закрепления собственником своей вещи в хозяй- ственном ведении или оперативном управлении предприятия или учреждения, при передаче им вещи во владение залогодержателю, арендатору, доверительному управляющему, нако- нец, при утере или хищении вещи. 19
предварительное восстановление нарушенного владения. Охраняемый зако- ном интерес в таком восстановлении будет защищаться собственником в случае нарушения кем-либо его права собственности на имущество, при- надлежащее ему, но находящееся в фактическом владении другого лица (арендатора, залогодержателя, перевозчика, хранителя, вора и т.д.). § 3. Признаки вещных прав (п. 695-6975) 695. Вещные права как права абсолютные. Среди всех субъективных прав права вещные выделяются в первую очередь благодаря своему абсо- лютному характеру, будучи частным случаем прав абсолютных, вещные права обладают всеми признаками этой родовой категории. Это означает, что интерес субъекта — обладателя вещного права последнее удовлетворяет главным образом посредством предоставления ему возможностей совер- шения собственных активных действий, непосредственно воздействующих на свой объект. Реализация вещных прав обеспечивается только и исклю- чительно поведением неопределенного круга лиц, поведением всякого и каждого, которое выражается в воздержании от действий, препятству- ющих реализации права. Необходимость такого воздержания предопреде- ляется состоянием бесправия или неправа, в котором находятся все иные противостоящие обладателю вещного права лица. Обладатель вещного права стеснен в его реализации исключительно (1) теми ограничениями, что установлены прямыми указаниями закона, и (2) теми обременениями, которые он (правообладатель) сам для себя установил, предоставив другим лицам какие-либо подобные (вещные) права. 696. Вещные права как права на вещи. В составе абсолютных прав (родовой категории) права вещные (как категория видовая) вычленяются по своему объекту. Объектом вещного права может быть (как это отражено в его наименовании) только вещь. Абсолютная природа вещного права пре- допределяет тот факт, что его объектом непременно будет не просто вещь, но индивидуально определенная вещь. Можно сказать, что вещное право — это юридическая форма фактического отношения между людьми по поводу принадлежности (присвоенности) индивидуально определенной вещи одному лицу и ее отчужденности от других лиц1. 696Объектные границы вещных прав. Сказанным в предыдущем пун- кте предопределяется, что вещные права — это, с одной стороны, (1) права только на сами вещи, но не на что бы то ни было другое, в том числе не на идеальные объекты, идеальные доли вещей, стоимость, ценность, доход- ность, убыточность или какие-то другие характеристики вещей; с другой стороны — (2) это не всякие права на индивидуально-определенные вещи. 1 Сказанное вполне предопределяет целый ряд разнообразных практически значимых выводов, например, о том, что всякое вещное право неразрывно связано со своим индивиду- ально определенным объектом и следует его судьбе. Так, например, с гибелью вещи или таким ее конструктивным изменением, которое ведет к утрате заинтересованным лицом возмож- ности ее индивидуализации, вещное право такого лица на эту вещь прекращается (погибает) либо заменяется новым вещным правом, возникшим первоначальным способом, объектом которого становится новая вещь. 20
Так, индивидуально-определенная вещь может быть предметом требования или наследования; она может также претерпевать на себе следствия воздей- ствия исключительных прав, ограничений и обременений. Все это — граж- данско-правовые формы, к вещным правам не имеющие никакого отноше- ния. Всякое вещное право — это право на индивидуально определенную вещь, но не всякое право на индивидуально-определенную вещь — вещное право. 697. Иные характеристики вещных прав. То обстоятельство, что вещные права относятся к разряду абсолютных, сполна предопределяет такие характеристики вещных прав, как их: (1) гласность (публичность)', (2) абсолютная защита и (3) исчерпывающая нормативная характери- стика в части (а) видов, (б) содержания и (в) оснований динамики. Тот факт, что вещные права имеют своими объектами вещи, предопределяет их общие содержательные рамки\ всякое вещное право может заключать в себе правомочия на совершение только таких действий, принципиальная возможность совершения которых совместима с материальной природой вещей. Встречающиеся иногда в литературе упоминания о некоторых дру- гих свойствах вещных прав1 либо не являются универсальными (т.е. отно- сятся не ко всем вещным правам), либо не имеют никакого отношения к их вещной природе (т.е. могут быть присущи не только вещным, но и другим субъективным правам и даже иным правовым явлениям), либо, наконец, являются просто ошибочными. 6971. Гласность (публичность) вещных прав. Абсолютная природа вещных прав предопределяет их обеспечение состоянием бесправия всех и каждого, кроме их обладателей, — в этом причина, по которой вещные права должны быть гласными или, иначе, публичными, т.е. об их существова- нии и принадлежности должен знать всякий и каждый. Фактическое владе- ние — главный фактор, обеспечивающий гласность вещных прав на движи- мые вещи. Оно дает основание к предположению о том, что тот, кто владеет движимой вещью, обладает правом, дающим возможность такого владения, т.е. вещным правом на нее. Пока это предположение не будет опровергнуто, им следует руководствоваться. Если же свойства вещи не позволяют посто- ронним лицам наблюдать, кто и как непосредственно воздействует на тот или иной объект, там гласность вещных прав обеспечивается принуди- тельно (привносится) специально предназначенными для этого способами, как фактическими (например, собственник маркирует принадлежащие ему вещи и (или) запирает их в квартире (комнате, сейфе и т.д.)), так и юриди- ческими (например, регистрацией прав на соответствующие объекты). 6972. Абсолютная защита вещных прав. Вещные права имеют абсолют- ную защиту, т.е. защищаются «...с помощью особых вещно-правовых исков, которые... могут быть направлены против любых лиц, поскольку любое лицо может стать нарушителем вещного права (тогда как нарушителем обя- зательственного права может стать только конкретное обязанное лицо, к которому и будет обращен соответствующий обязательственно-право- 1 Например, о так называемом праве следования за своими объектами, об их бессрочном характере, внедоговорном происхождении и др. 21
вой иск)»1 (выделено нами. — В. Б.). Это — не самостоятельный признак вещных прав, а логически необходимое следствие их абсолютной природы. Тот, кто признает, что вещное право абсолютно, не может в то же время не признать, что оно защищается против всех и каждого, кто его нарушит, т.е. с помощью так называемых абсолютных исков. В противном случае нет причин считать вещное право абсолютным. Перед нами — внешняя харак- теристика вещных прав, производная даже не от «вещности» их объекта, а от их абсолютности, т.е. свойства, присущего более общей, родовой кате- гории. Любые абсолютные права (и фактические состояния, охраняемые правом) неизбежно должны иметь абсолютную защиту — иначе они пере- станут быть абсолютными. 6973. Numerus clausus вещных прав и оснований их динамики. Не может быть признано вещным субъективное право неизвестного закону (а) содержания или (б) оснований динамики. Подобно абсолютной защите каждый из этих признаков вполне предопределяется абсолютной приро- дой вещных прав. Действительно, именно «...из абсолютного характера вещных прав, проявляющегося в отношении всех третьих лиц, которые должны быть поэтому четко осведомлены о содержании и видах таких прав, вытекает необходимость исчерпывающего определения в законе как видов (перечня) вещных прав, так и их содержания»1 2. Поскольку простые названия прав — «право собственности», «право залога», «право аренды» и т.д., составляющих такой перечень, хотя бы и исчерпывающий, сами по себе бесполезны, ибо не говорят ровно ни о чем. Субъективное право становится вещным не от того, как оно названо, а напротив, называется тем или другим образом оттого, что является вещным. А как же установить, что оно является вещным? Только по содержанию. Значит, мало перечис- лить в законе названия вещных прав, но нужно еще и определить в законе их содержание. Продолжая подобным образом предложенное рассуждение, легко прийти к выводу о том, что закон должен предусматривать и исчер- пывающий перечень юридических фактов — оснований динамики (возникно- вения, изменения и прекращения) — вещных прав. 6974. «Объявляются» или «являются»? Сказанное не следует доводить до абсурда, т.е. его не надо понимать буквально, стремясь отыскать в законе «объявление» типа «право N (с содержанием таким-то, из таких-то фактов возникающее, изменяющееся и прекращающееся) является вещным». Даже в отношении права собственности такое «объявление» сделано лишь в наи- меновании раздела II ГК — «Право собственности и другие вещные права»', что касается других вещных прав, то их перечень, содержащийся в ст. 216 ГК, предварен замечанием «в частности», указывающим на то, что он не является исчерпывающим. Мысль законодателя очевидна: субъективное право признается вещным не оттого, что оно «объявлено» таковым в законе, а оттого, что действительно является таковым, обладает признаками дан- ного понятия, независимо от законодательного «объявления» об этом3 *. 1 Гражданское право : учебник / под ред. Е. А. Суханова. 3-е изд. Т. II. С. 5. 2 Там же. С. 6. 3 Верно и обратное: то или другое субъективное право не является вещным оттого, что оно не соответствует признакам понятия вещного права, а вовсе не оттого, что «Таков О 22
И это правильно, поскольку вопрос о квалификации — вопрос не законо- дательный, а научный; следовательно, даже если ГК назовет то или иное право вещным — это еще ничего не будет значить, кроме того, что таково мнение законодателя, т.е. лишь одно из множества мнений, которое может оказаться как верным, так и неверным; вероятность последнего исхода даже выше, потому что задача законодателя — издавать нормы, регулирующие общественные отношения, а не делать выводы, составляющие прерогативу (компетенцию) ученых1. 6975. Определение и признаки вещных прав по проектируемым изме- нениям ГК. Согласно абз. 1 п. 1 ст. 221 ГК РФ в ее новой (проектируемой) редакции понятие вещного права зиждется на четырех следующих при- знаках. Именно: всякое вещное право (1) «...предоставляет лицу непосред- ственное господство (2) над вещью, будучи (3) основанием осуществления (!) вместе или по отдельности (!!) правомочий владения, пользования и рас- поряжения ею (4) в пределах, установленных настоящим Кодексом». Если под словом «вещью» понимать индивидуально-определенную вещь, то этих четырех признаков вполне достаточно; но далее к ним прибавлены еще восемь (!)* 1 2 * * *. Изобилие слов, увы, никогда не компенсирует их бессодержа- тельности и ошибочности. Попытка собрать воедино все, известное соста- вителям законопроекта о вещных правах, в рамках формулирования одной только нормативной дефиниции данного понятия не просто неуместна, но и вредна: «поиски» в каждом вещном праве всей дюжины признаков плохо кончатся. § 4. Виды вещных прав (п. 698-700) 698. Три типа вещных прав по критерию «законодательство v. юриди- ческая наука». Нормы положительного российского гражданского права дают богатый материал для составления перечня прав, вопрос о вещной Э закон!». Даже если в ГК РФ, например, прямо записать о том, что «Право аренды не является вещным», оно — если только не изменить еще и его содержания — вещным быть все-таки не перестанет. 1 К сожалению, законодатель в очередной раз об этом «забыл», когда предположил в проектируемом п. 2 ст. 221 ГК РФ записать, что «...вещными являются права, признан- ные таковыми настоящим Кодексом». Выходит, что для законодателя «вещные права» — это не конкретное содержательное понятие, а просто красивая вывеска, нечто вроде иконы для избранных: одним правам можно на нее «молиться», другим — нет. 2 Именно: вещные права [5] «...непосредственно обременяют вещь и следуют за вещью» (абз. 2 п. 1 ст. 221); что по общему правилу, они [6] «...не имеют срока действия, если иное не установлено настоящим Кодексом» (абз. 3); [7] «...защищаются от [своего] нарушения... любым лицом» (абз. 4); должны быть [8] «...признаны таковыми настоящим Кодексом» (п. 2 ст. 221); [9] все их элементы — субъекты, объекты, содержание, основания возникновения и прекращения, а также правила их защиты — тоже «...определяются настоящим Кодексом» (абз. 1 п. 3 ст. 222); однако, [10] их осуществление может регулироваться не только Кодексом, но и (в случаях, им предусмотренных) — также иными законами (абз. 2 п. 3 ст. 222) и даже соглашениями сторон (п. 4), а [11] условия возникновения, дополнительные к тем, что предус- мотрены законом, могут определяться договорами об установлении новых, прежде не суще- ствовавших вещных прав (п. 4 ст. 224); наконец, [12] «...вещные права на недвижимые вещи подлежат государственной регистрации... и возникают с момента такой регистрации, если иное не установлено настоящим Кодексом» (п. 2, 5 и 6 ст. 224). 23
природе которых достоин как минимум обсуждения. Сказанное озна- чает, что господствующим в российской науке мнением к разряду вещных относятся отнюдь не все права, составляющие этот перечень. Кроме того, отдельные ученые-цивилисты относят к разряду вещных некоторые такие права, повода о причислении которых к вещным наше законодательство не дает, а то и вовсе таких прав не знает. Сочетая эти критерии, мы получим три следующих списка1: (1) права, и закону известные, и к разряду вещных обычно причисляемые', (2) права, закону известные и признаками вещных обладающие, но, несмотря на это, вещными правами обыкновенно не счи- тающиеся', (3) права, признаваемые в науке вещными, несмотря на то, что достаточные для этого позитивно-правовые основания отсутствуют. 6981. Права, вещные и «по науке», и «по закону». Первый перечень прав — и закону известных, и вещными обычно признаваемых — откры- вает, конечно: (1) право собственности (см. гл. 13—18 ГК), в том числе право общей собственности; за ним следуют права (2) пожизненного наследуемого владения земельным участком (п. 1 ст. 216, ст. 265 ГК; ст. 21 ЗК), в европейской литературе известное под названием эмфитевтиче- ского права или эмфитевзиса, а в русском — чиншевого (вечно-чиншевого) права; (3) постоянного (бессрочного) пользования земельным участ- ком (п. 1 ст. 216, п. 1 ст. 264, ст. 268—272 ГК; ст. 20 ЗК); (4) сервитуты земельные (п. 1 ст. 216, ст. 274 ГК; ст. 23 ЗК), а также сервитуты на здания и сооружения (п. 1 ст. 216, ст. 277 ГК), в том числе градостроительные (ст. 64 Градостроительного кодекса); (5) права членов и бывших членов семьи собственника жилого помещения (ст. 292 ГК; ст. 31 ЖК); (6) поль- зования вещью на условиях пожизненного содержания с иждивением (ст. 601—605 ГК) или по завещательному отказу (ст. 1137, 1138 ГК); (7) хозяйственного ведения (п. 1 ст. 216, ст. 294, 295, 299, 300 ГК); (8) опе- ративного управления казенного предприятия (п. 1 ст. 216, ст. 296, 297, 299, 300 ГК) и учреждения (п. 1 ст. 216, ст. 296, 298—300 ГК); (9) залога (§ 3 гл. 23 ГК), включающее в себя закладное и ипотечное права; (10) удер- жания (§ 4 гл. 23 ГК) или, иначе, ретенционное право. 6982. Права, по сути вещные, но не признанные таковыми законом. Все они имеют своей целью оформление пользования чужой вещью; таковы права: (И) арендатора по договору аренды, соединенной с владе- нием, — договору владельческой аренды, а также право арендатора по дого- вору аренды недвижимости, подлежащему государственной регистрации (гл. 34 ГК); (12) право нанимателя жилого помещения по договорам ком- мерческого и социального найма жилых помещений (гл. 35 ГК; раздел III ЖК), найма жилых помещений специализированного жилищного фонда (раздел IV ЖК), а также членов и бывших членов семей таких нанима- 1 В принципе возможно составить и четвертый — он будет заключать в себе юридические возможности, которые хотя и непосредственно связаны с индивидуально определенными вещами, в современной литературе попросту... не обсуждаются — права присвоения (остав- ления в собственности) залогодержателем предмета залога, оккупации, обращения в соб- ственность бесхозяйных вещей, овладения находкой и задержания безнадзорных животных, на поступившую во владение находку и фактически задержанных безнадзорных животных и др. 24
телей (ст. 69—71, 81, 82, 88-91, ч. 6 ст. 100, ст. 103 ЖК); (13) пользования членов потребительских кооперативов и членов их семей, участвовавших в выплате паевого взноса, кооперативным имуществом (п. 4 ст. 218 ГК; применительно к жилым помещениям — см. гл. 12 ЖК); (14) ссудополуча- теля, т.е. право безвозмездного пользования (гл. 36 ГК), в том числе безвоз- мездного срочного пользования земельным участком (ст. 24 ЗК) и жилым помещением (ст. 109 ЖК); (15) пользования участком недр на условиях соглашения о разделе продукции (см. Федеральный закон от 30.12.1995 № 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции»); (16) постоянного (бессрочного), ограниченного (сервитутного) и безвозмездного срочного пользования лесными участками, а также право аренды лесных участ- ков (ст. 9, гл. 2 ЛК); (17) долго- и краткосрочного пользования водными объектами (ст. 9-23 Водного кодекса); (18) застройки чужого земельного участка, иначе — суперфиций', (19) узуфрукта (личного пользовладения); (20) ограниченного владения земельным участком1. 6983. Права, по сути не вещные, но отчего-то признанные таковыми в науке. К их числу относятся1 2 * *: (21) право рентных или вотчинных выдач (т.е. право требования выплаты ренты) из недвижимой вещи; (22) преи- мущественное право покупки недвижимой вещи или доли в праве на нее; (23) право распоряжения покупателя имущественного комплекса (так называемое ожидаемое право). Объяснения таким решениям предлага- ются самые неожиданные; двумя общими для всех них чертами, являются (а) полное игнорирование существа и признаков общего (родового) понятия вещного права (вплоть до его абсолютной природы) и (б) придание квали- фицирующего значения случайным, произвольно выбранным характеристи- кам отдельных субъективных прав, т.е. таким характеристикам, которые не имели никакого значения при установлении общего понятия вещных прав и не принимаются во внимание при обсуждении вопроса о юридиче- ской природе других субъективных прав. Эклектика и необъективность — качества, не имеющие ничего общего не только с наукой, но и со здравым смыслом. 6984. Права, которые планируется признать вещными по проектируе- мым изменениям ГК РФ. В новом перечне вещных прав, который плани- руется закрепить в п. 1 ст. 223 ГК РФ, предполагается назвать (1) право постоянного землевладения — эмфитевзис (гл. 20); (2) право застройки — суперфиций (гл. 20.1); (3) сервитут (гл. 20.2); (4) право личного пользовла- дения — узуфрукт (гл. 20.3); (5) ипотеку (гл. 20.4); (6) право приобретения чужой недвижимой вещи (гл. 20.5); (7) право вещной выдачи (гл. 20.6); (8) право оперативного управления (гл. 20.7) и (9) право ограниченного владения земельным участком (ст. 297.1). Видно, что в этот перечень 1 Три последних права действующему законодательству РФ незнакомы, но нормы о них проектируются и планируются ко включению в Гражданский кодекс под нумерацией ст. 300-300.7 (о застройке), 302-302.5 (об узуфрукте) и ст. 297.1 (об ограниченном владе- нии); впрочем, что-то похожее на последнее право можно найти уже в абз. 2 п. 2 ст. 652 ГК. 2 См. об этом: Гражданское право : учебник / под ред. Е. А. Суханова. 3-е изд. Т. II. С. 146, 148, в том числе сноски, 149, 154, 155, 157, 158 (в том числе сноски); Т. III. М., 2005. С. 116, 117, 403, 423-441. 25
не попали такие несомненно вещные права, как многочисленные права пользования чужими вещами, залога и удержания, а также хозяйственного ведения (впрочем, отсутствие последнего понятно, ибо его планируется «выбросить» из Кодекса совсем). Подобное умолчание свидетельствует о том, что к определению природы этих субъективных прав разработчики законопроекта подошли то ли некомпетентно, то ли предвзято. О том же свидетельствует и факт попадания в этот перечень прав, вещными заве- домо не являющихся — права приобретения чужой недвижимой вещи, а также права вещной выдачи. 699. Классификация вещных прав по свободе осуществления. Обще- признанной является классификация, основанная на противопоставлении права собственности, с одной стороны, всем остальным вещным правам, обыкновенно именуемым ограниченными или (реже) производными. Ее основанием обыкновенно считают степень свободы (или, наоборот, стес- ненности) обладателей различных видов вещных прав в деле их реали- зации. В то время как право собственности представляет собой наименее ограниченное (наиболее полное и свободное) с точки зрения своей реали- зации абсолютное право, ограниченные вещные права в их осуществлении значительно менее свободны не только по указанию закона, но и с точки зрения тех целей, во имя которых собственник в свое время согласился их предоставить. Это логично, ибо право собственности — это вещное право, оформляющее социально значимое отношение определенного лица к известной вещи как к своей, а ограниченные вещные права — это права на чужие. Было бы странно, если бы чужими вещами можно было бы рас- полагать более свободно, чем своими. 699Г Классификация вещных прав по содержанию. С точки зрения содержания принято различать так называемые широкие вещные права и иные — не относящиеся к категории «широких» и не имеющие специаль- ного наименования. К разряду широких принадлежат права: (1) собствен- ности, (2) хозяйственного ведения и (3) оперативного управления', им про- тивостоят все другие многочисленные вещные права. «Широкие» вещные права получили свое наименование из-за того, что в содержание каждого из них включают правомочия владения, пользования и распоряжения; набор правомочий во всех других вещных правах не включает какого-либо элемента из этой «триады». 6992. Классификация вещных прав по объекту. По критерию своего объекта должны быть выделены, прежде всего, вещные права на недвижи- мые вещи — земельные участки, участки недр, водного и лесного фонда, здания, сооружения и помещения (жилые и нежилые); существует пред- ставление о том, что даже права хозяйственного ведения и оперативного управления — это права на предприятия (имущественные комплексы), т.е. субстанции, признающиеся (согласно п. 1 ст. 132 ГК) недвижимостью. Ниже будет доказано, что так называемые ограниченные вещные права как юридический институт исторически возникли и продолжают существовать как вещные права на дефицит — вещи, количество которых естественным образом ограничено, но которые необходимы в хозяйстве всем или многим лицам, в том числе не имеющим их на праве собственности. 26
6993. Классификация вещных прав по цели или назначению. С пози- ции цели или назначения классифицируются обыкновенно не все вещные права в целом, а только ограниченные вещные. Это понятно, ибо вопрос о «назначении» права собственности в узком смысле этого слова (права частной собственности) вряд ли имеет право на постановку. Иное — огра- ниченные вещные права, производные или зависимые от права собствен- ности в том, для чего они признаются (предоставляются) собственником. В нашей литературе до сих пор в тех или иных вариациях повторяется классификация, предложенная И. А. Покровским: ограниченные вещные права разделяются на права, предоставляющие возможность: (1) пользова- ния чужой вещью (сюда относятся права сервитутного типа, права аренда- торов, нанимателей, ссудополучателей и иных пользователей разнообраз- ных видов); (2) получения известной ценности из вещи (залог и удержание) и (3) приобретения определенной чужой вещи в собственность (преимуще- ственное право покупки, права выкупа, право присвоения чужих вещей, право охоты и рыбной ловли и т.п.). В современной литературе к этим раз- новидностям прибавляют группу ограниченных вещных прав (4) на хозяй- ствование с чужим имуществом (права хозяйственного ведения и опера- тивного управления). 700. Наши предложения. Опыт традиционных классификаций вещных прав свидетельствует о двух следующих моментах: (1) их классификация, вне всякого сомнения, должна быть многоступенчатой (многоуровневой), причем каждый уровень классификации должен иметь свой собственный критерий; (2) основанием первого (родового) разделения вещных прав должно быть их содержание. И дело не только в том, что всякая вообще классификация любых совершенно понятий (а не одних субъективных прав) должна отправляться от их содержательных признаков, но в том, чтобы установить содержание отношений непосредственного господства над вещами, находящих свое выражение в правомочиях, слагающих субъ- ективные вещные права. Но знать об одних только правомочиях, очевидно, мало: выше мы уже видели, что как минимум три вещных права — соб- ственности, хозяйственного ведения и оперативного управления — с точки зрения своего содержания (владения, пользования и распоряжения) совер- шенно одинаковы; необходимо знать еще и о том, для чего соответствую- щее право предоставляется, достижению каких целей оно служит. Итак, назначение вещного права (универсальное или целевое, и если целевое — то какое именно) — критерий классификации второго уровня.
Глава 25 ВЛАДЕНИЕ § 1. Определение и понятие (п. 701-706) 701. Почему нужно изучать владение? Владение представляет собой, во-первых, (1) центральное социально значимое фактическое отношение человека к вещи, удостаивающееся непосредственной (т.е. не сопряженной с облечением в форму субъективного права) гражданско-правовой охраны, а во-вторых, (2) содержание такого правомочия, которое придает всякому заключающему его субъективному праву характер вещного. Этими факто- рами вполне предопределяется необходимость предварить изучение субъ- ективных вещных прав разбором, с одной стороны, им противостоящего в качестве факта, а с другой — в равной мере общего и ключевого для всех них понятия о владении. Если к сказанному прибавить (3) уже состоявше- еся возвращение в отечественное право института давностного владения', (4) разгоревшиеся с невиданной силой дискуссии о необходимости воз- вращения в современное российское право института защиты фактиче- ского владения (так называемой посессорной защиты1) и, наконец, такой фактор, как (5) сохраняющуюся вот уже несколько веков неопределенность в вопросах самого понятия владения и основания его посессорной защиты, то в надобности и целесообразности изучения феномена владения прежде изучения прав, предоставляющих правомочие владения (вещных прав), отпадут всякие сомнения. 702. Многозначность термина «владение». В обиходной речи под вла- дением подразумевают фактическое (в первую очередь физическое) обла- дание лица вещью, а точнее, исключительную (монопольную) фактическую возможность известного лица определять условия и режим доступа дру- гих (посторонних) лиц к известной вещи. Лицо, осуществляющее владение в данном смысле, обыкновенно именуют владельцем, нередко — хозяином, реже — обладателем. Владение в этом смысле предстает перед нами как внешность вещных социальных отношений — отношений присвоенности материальных благ одними лицами и их отчужденности от других. Зача- стую, однако, владелец смешивается с собственником. Так, задавая вопрос, типа «Кто владелец (известного дома, дачи, машины и т.д.)?», обычно 1 Посессорной называется защита владения самого по себе, владения как такового, безот- носительно к тому, принадлежит ли истцу право на такое владение. Ей противостоит так называемая петиторная защита, т.е. защита, предоставляемая лицу, имеющему право владе- ния (например, собственнику, арендатору, залогодержателю и т.д.). 28
хотят спросить именно о собственнике, О владении также говорят, обо- значая сферу фактического господства над чужими вещами лиц, у кото- рых они просто находятся] также — как о власти] затем, — когда хотят подчеркнуть присущие лицу знания или навыки (владение предметом, ино- странным языком, музыкальным инструментом и пр.); наконец, «овладеть» и «завладеть» может не только лицо — нечто (например, мысль, дума, тре- вога, страх и т.п.) может овладеть лицом, т.е. занять его время, захватить его чувства, сделаться предметом его размышления. 703. Определение владения. В настоящем Учебнике под владением понимается реально существующая исключительная (монопольная) воз- можность известного лица определять условия и режим доступа других (посторонних) лиц к известной вещи. Существование такой возможности проявляет себя в более или менее стабильном во времени фактическом состоянии, которое, в свою очередь, получает внешнее выражение в совер- шаемых лицом-владельцем таких действиях в отношении индивидуально определенной вещи, которые составляют непосредственное господство этого лица над этой вещью. Владение — это внешнее проявление сложив- шихся в обществе отношений по поводу присвоенности известных вещей одними лицами и их отчужденности от других, т.е. внешнее проявление вещных отношений. Охраняя такие отношения, гражданское право обле- кает таковые в форму субъективных вещных прав, выступающих мерой правомерности (законности) непосредственного фактического господства владельца своей либо чужой вещи над этой вещью. Правовое оформление различных случаев отношений владения составляет задачу вещного права как подотрасли гражданского права. 7031. Определение владения по проектируемым изменениям ГК РФ. Проект Федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Феде- рации» предлагает определить владение как «...фактическое господство лица над объектом владения... [которое] сохраняется до тех пор, пока владе- лец имеет свободный доступ к объекту владения» (абз. 1 п. 1 ст. 209 ГК РФ в проектируемой редакции). Это определение дополняют п. 3 ст. 2091, а также п. 1 и 4 ст. 2121 2. Если нет фактического господства — то нет и владения — вот основная (да и единственная) мысль цитированных норм. Если согласиться с тем, что понятие «свободного доступа [к объекту владения]» (абз. 1 п. 1 ст. 209) предполагает возможность лица единолично, своими собственными действиями не только иметь такой доступ самому, но и определять режим этого доступа для посторонних лиц, то нужно при- 1 В нем предполагается определить, что при установлении на один и тот же объект нескольких прав, включающих в себя правомочие владения, «...владельцем считается лицо, осуществляющее фактическое господство над объектом владения». 2 Согласно им «...владение приобретается установлением фактического господства над вещью, в частности, в результате ее вручения приобретателю или поступления вещи во вла- дение приобретателя иным способом», а «...в случаях, предусмотренных законом или согла- шением либо вытекающих из существа отношений сторон, приобретение владения может подтверждаться обладанием знаком (символом) объекта владения». 29
знать, что понятие владения воплощено в законопроекте в классическом научном виде. 704. Владение: факт или право? Приведенное выше определение поня- тия о владении вполне свидетельствует о том, что владение — это один из видов юридических фактов, а именно — состояние непосредственного фактического господства лица над вещью. Понятие о владении — это всегда понятие о факте {фактическом состояний), но не о субъективном праве (юридической возможности); это понятие о такой власти (господстве) лица (владельца) над известной вещью, которая по природе своей может быть только фактической, ибо вещи к участию в социальных (в том числе юридических) отношениях неспособны1. Тянущаяся в юридической науке со времен Ф.-К. фон Савиньи постановка вопроса о том, является ли вла- дение фактом или правом, принципиально неверна. Если вопрос и может так формулироваться, то только применительно к конкретно-историче- ским условиям со своим собственным пониманием владения и (самое глав- ное!) своим собственным пониманием субъективного права: с точки зре- ния, например, римских (и вообще древних) юристов владение и вправду весьма напоминало субъективное право. В настоящее время — с четким отделением феномена владения от социальных отношений по его поводу — никаких оснований считать владение правом нет и не может быть. 7041. Объект (предмет) владения. Если владение — это фактическое господство известного лица над известной вещью, то объектом (или пред- метом) владения — такого господства — может являться только и исключи- тельно данная конкретная (индивидуально-определенная) вещь — вещь, в данный конкретный момент времени испытывающая на себе господство определенного лица. Господство над вещами известного рода, качества и количества может быть только опосредованным, и к тому же только юридическим, а не фактическим. Фактическое господство над частями вещей практически возможно и мыслимо, но оно всегда будет ограничено или стеснено фактическим господством другого лица или лиц над иными ее элементами, а также (самое главное!) над вещью в целом. Лицу, факти- чески господствующему над частью вещи, придется при осуществлении такого господства сообразовываться с интересами других лиц и ограничи- вать свою активность господством в известном отношении. Наконец, фак- 1 Отсюда — проектируемое правило п. 1 ст. 210 ГК РФ о том, что «владение доступно любому лицу». «Любому» в данном случае означает «даже недееспособному»; «доступно» — значит, может осуществляться. «Господствовать над вещью — владеть ею — может кто угодно, независимо от дееспособности» — вот смысл этой нормы. Почему так? Именно потому что владение — явление чисто фактическое. Если оно налицо — праву остается только признать таковое и охранять, но не регулировать; нет его — право владения не в состоянии установить. Достойны всяческой похвалы и внимания нормы п. 2 ст. 209 проектируемой редакции Кодекса, старающиеся максимально четко отграничить само владение от права (правомочия) на владение. Право на объект владения, включающее в себя правомочие владения, является основанием для законного владения (абз. 1 п. 2), но совсем не обязательно его предполагает. Напротив, «...приобретение права на объект владения не означает приобретения владения этим объектом» (абз. 2 п. 2), а «...передача объекта владения лицом, которому принадлежит право на этот объект, включающее правомочие владения, другому лицу не означает прекра- щения этого права» (абз. 3 п. 2); абз. 4 п. 1 проектируемой ст. 221 добавляет указание еще и о том, что «...утрата владения вещью не прекращает вещного права на нее». 30
тическое господство над идеальной субстанцией немыслимо — оно неиз- бежно будет приобретать форму господства над вещью, зримо воплощающей в себе такую субстанцию. 705. Animus domini (воля к владению). Поскольку власть (господ- ство) над вещью выражается в целенаправленном воздействии человека на вещь, само собой понятно, что владение как длящийся процесс, дляще- еся во времени состояние должно слагаться из волевых актов владеющего лица. Невольное соприкосновение с вещью владения не образует. Так, если речь идет о кошельке, оказавшемся в кармане известного лица без его о том ведома, говорить о его целенаправленном господстве над кошель- ком, конечно, невозможно; значит, не будет в этом случае и его владения. Воля владеть — абсолютно необходимое качество, без которого владения не может быть. Однако дополнение этой характеристики в том смысле, что должна быть не просто воля к владению вообще, но воля к владению вещью как своей собственной (animus domini), столь же верным и универсаль- ным не является. Речь может идти о том, что владение осуществляется в собственном интересе владельца’, так, хранитель, комиссионер или работ- ник владеют вещами поклажедателя, комитента и работодателя, соответ- ственно, не только в интересах последних, но и в собственном интересе, который состоит в создании предпосылок для надлежащего исполнения принятых на себя по договору обязанностей. 706. Владение как содержание права и правомочия. Возможно ли скон- струировать такое вещное субъективное право, как право владения вещью? Такая попытка выглядит весьма заманчиво, поскольку напоминает традици- онное противопоставление собственности (как вида экономических отноше- ний) праву собственности (т.е. одной из юридических форм реализации этих отношений). Почему бы не поступить точно так же и с понятием владения, которым следует обозначить волевые действия лица, в которых проявляется его власть или господство над вещью, и которому следует противопоставить понятие о праве владения — юридической возможности совершения действий, слагающих процесс (состояние) владения? При всей своей внешней красоте такой подход не только не является сколько-нибудь признанным в науке, но и не находит воплощения ни в одном законодательстве. Почему? Потому что владение вещью никогда не является самоцелью. Само по себе владение не имеет ценности, ибо оно всегда служит средством для извлечения из вещи ее потребительной и (или) меновой стоимости. Но если юридически защи- щенная возможность владеть вещью всегда предоставляется не сама по себе, а для чего-то, то, следовательно, она может составлять содержание лишь одного из правомочий, входящего в состав субъективного права, но никогда не может исчерпать всего его содержания. § 2. Виды владения (п. 707-7121) 707. Общий обзор классификаций. Систематизация видов владения осуществляется по ряду разнообразных оснований. Так, весьма известны классификации, построенные по следующим критериям: (1) по юридиче- 31
скому титулу различается владение законное (титульное) и незаконное (беститульное), или possessio justa и injusta', (2) по animus domini владельца, т.е. по наличию или отсутствию у него воли владеть вещью как своей, разли- чают владение первоначальное (possessio, владение для себя) и производное или, иначе, держание (detentio, владение для другого); (3) по отношению владельца к своему владению различают владение добросовестное (possessio bonae) и недобросовестное (possessio malae fidei)', (4) по количеству лиц, вла- деющих в одно и то же время одной и той же вещью, различают владение индивидуальное (possessio) и общее (compossessio); (5) по содержанию раз- личают собственно владение (possessio) и так называемое как бы владение (quasi-possessio)', (6) по технологии осуществления имеет смысл различать владение непосредственное (выражающееся в физическом соприкоснове- нии лица с вещью) и посредственное (т.е. достигающееся через посредство господства над такой вещью, которая является ключом к господству над другой); (7) по объекту (предмету) различается владение своей и чужой вещью; (8) по гласности владение можно разделить на открытое и тайное. 708. Классификация bonae/malae fidei, ее соотношение с justa/injusta. Первостепенное значение для современного российского права приобре- тает разделение владения на добросовестное (bonae) и недобросовестное (malaefidei). Критерием этой классификации является субъективное отно- шение владельца к приобретаемому владению как к правомерному, незави- симо от того, насколько оно соответствует истине. Добросовестным счита- ется всякий владелец, в отношении которого не доказано, что он в момент приобретения владения знал или мог знать о незаконности такого приоб- ретения. Этим рассматриваемая классификация отличается от разделения владения на законное (justa) и незаконное (injusta), проведенного по при- знаку объективной правомерности владения. Вопрос добросовестности и недобросовестности владельца приобретает юридическое значение как раз применительно к одному только владению незаконному, да и то не вся- кому, а только лишь к владению приобретателя1'. добросовестно приобре- тенное им владение, несмотря на свою незаконность, в некоторых случаях может быть не только сохранено за владельцем (именно по причине добро- совестности последнего в момент приобретения), но и стать тем корнем, из которого в последующем «прорастет» право собственности на предмет этого владения. 709. Владение цивильное и натуральное. Цивильным (годным для давно- сти) называется добросовестно приобретенное, продолжающееся непрерывно в течение установленного законом срока, открытое первоначальное владение чужой вещью. Срок, в течение которого владение, дабы приобрести каче- ства цивильного, должно продолжаться, называется приобретательной дав- ностью', отсюда — наименование этого вида владения давностным. Эпитет «приобретательная», употребленный для характеристики обсуждаемого срока, призван подчеркнуть гражданско-правовое значение давностного владения: последнее представляет собой одно из оснований первоначаль- 1 Приобретатель же — это лицо, приобретшее владение вещью в целях ее приобретения в собственность, т.е. будущий владелец для себя (animus domini). 32
ного приобретения права собственности на вещь, являющуюся предметом давностного владения. С равным основанием эту давность можно было бы назвать и ^прекращательной^ (погасительной), поскольку цивильное вла- дение становится причиной не только возникновения права собственности владельца, но и основанием прекращения права собственности на предмет владения в лице предшественника цивильного владельца. Всякое иное вла- дение (т.е. для давности негодное) называется натуральным. 710. Владение индивидуальное и общее. Критерием такого разграниче- ния выступает количество владельцев одной и той же вещи (один или более одного, несколько). По образу и подобию терминологии, используемой в рамках учения об общих субъективных правах, нескольких владельцев одной и той же вещи можно называть соучастниками, или совладельцами. При этом необходимо иметь в виду, что полного совпадения общего вла- дения с общими субъективными правами нет: качество владения каждого из таких соучастников может быть различным и зависит исключительно от вида вещи. Так, объектами права общей собственности могут быть вся- кие вещи, в том числе и такие, общее владение которыми немыслимо (пред- меты одежды, обуви, личной гигиены, посуда, столовые приборы, некото- рые предметы обстановки, инструментов, оборудования и т.д.). Объектами общего владения являются вещи, допускающие определение не только идеальной, но и реальной доли каждого из совладельцев1, — главным обра- зом, это недвижимые вещи\ больше того, при определенных обстоятельствах только одновременное фактическое господство со стороны нескольких лиц является абсолютно обязательным залогом их нормальной эксплуатации. 711. Квази-владение (quasi-possessio). В римском праве под этим наи- менованием фигурировало господство над вещью «...не во всей совокуп- ности ее отношений, а только в направлении определенной, присущей ей полезности», т.е. владение на определенные случаи, чаще всего — для дости- жения определенных целей. По существу вопрос о quasi-possessio — это вопрос об одном из способов качественного разделения общего владения между несколькими его соучастниками, вопрос организации общего вла- дения. Кроме того, общепризнанным классическим случаем «как бы вла- дения» является владение узуфруктуария', спорными — случаи владения эмфитевта и суперфициария'. так, если собственник земельного участка сохраняет владение им во всяком отношении, то перечисленные лица господствуют над участком только в определенном ограниченном отно- шении, прежде всего в отношении его известных свойств; при этом (из-за предметного различия сфер владения каждого из перечисленных лиц) они, даже взятые вместе, не образуют случая множественности соучастников одного общего владения. Кроме того, к «как бы владению» следует отнести владение посредственное (см. сл. пункт). 1 Такая доля в общем владении может быть выражена как доля во времени владения (по четным дням автомобилем владеет один супруг, по нечетным — другой), а также доля в деятельности по достижению различных целей (так, если одни полезные свойства из вещи могут наилучшим образом извлекаться одним лицом, а другие — другим, то имеет смысл распределить между ними общее владение, ограничив владение каждого известными каче- ствами вещи). 33
712. Посредственное владение. Посредственным называется владение вещью через посредство специальных (юридических или иных техниче- ских) средств. Установление производного владения (владения для дру- гого, или detentio) нередко исключает возможность одновременного суще- ствования на ту же самую вещь владения для себя (владения animus domini, или possessio)1. Но так бывает, но не всегда: случается, что владелец animus domini, расставаясь с физическим обладанием вещью, тем не менее... сохра- няет ее в своем господстве, в сфере своего контроля, а значит — и в своем владении. Таково владение собственника своими движимыми вещами, оставленными им в запертом доме (квартире, гараже, автомобиле), владе- ние законного держателя распорядительного документа и т.п. Больше того: владения в смысле физического обладания некоторыми вещами у их соб- ственника может вообще никогда не возникнуть, но это не будет служить препятствием к тому, чтобы признать его владельцем этих вещей1 2. Таково владение собственника пруда плавающими в нем рыбами или собствен- ника лесного участка — населяющими его птицами и зверями. 7121. Виды владения по проектируемым изменениям к ГК РФ. Вопрос о видах владения обсуждается и в новых, предполагаемых к внесению в Кодекс законопроектом № 47538-6 «О внесении изменений в части пер- вую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Феде- рации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации», статьях 213 и 214 ГК. Так, ст. 213 выделяет владение законное, определяя его (п. 1) как владение, осуществляемое «...на основании: (1) права соб- ственности или иного вещного права, включающего правомочие владения; (2) соглашения с собственником или с обладателем иного вещного права, включающего правомочие владения». Понятно, что с выделением владе- ния законного нужно ответить на вопрос, какой вид владения ему противо- стоит. Статья 213 прямо на него не отвечает, а п. 1 ст. 214 отвечает, но не терминологически, а описательно — владению законному противостоит «...владение, осуществляемое при отсутствии оснований, предусмотрен- ных п. 1 ст. 213 настоящего Кодекса». Место витиеватой формулировки с тем же успехом может занять термин незаконное владение. Из числа слу- чаев незаконного владения п. 1 ст. 214 ГК выделяет владение добросо- вестное, т.е. такое незаконное владение, приобретая которое лицо не знало и не могло знать о незаконности его приобретения либо о том, что осно- вание законного владения отпало. Очевидно, ему противостоит владение незаконное и при том недобросовестное, хотя термина этого ГК, опять-таки, не употребляет. 1 Так, передача вещи ее собственником во владение арендатора, залогодержателя, пере- возчика или хранителя влечет, казалось бы, выбытие этой вещи из владения собственника; точно так же и поступление вещи, купленной комиссионером во исполнение поручения комитента в держание комиссионера, еще не означает поступления вещи в possessio animus domini комитента. 2 Так происходит в тех случаях, когда владелец animus domini сохраняет под своим контролем те или иные средства, обеспечивающие доступ к известным качествам вещи, не зависящий от посторонних лиц, в том числе владельца-детентора (держателя), при его наличии. 34
§ 3. Приобретение и прекращение владения (п. 713-7153) 713. Направленное действие. Владение может быть приобретено только направленным на это действием — завладением. Завладе- ние — действие, направленное на приобретение совершающим его лицом фактического господства над вещью как своей. Направленность данного действия является свидетельством проявляемой лицом воли к владению вещью как к своей (animus domini) или, иначе, воли к юридически значи- мому владению; отсюда следует, что акт завладения может быть совер- шен только дееспособным лицом. Кроме того, акт завладения должен быть действием результативным, т.е. достигать своей цели (приво- дить к приобретению владения в смысле фактического господства над вещью). Завладение следует считать состоявшимся, а владение приобре- тенным с момента установления лицом такого фактического господства над вещью, которое сообразно, с одной стороны, ее естественной природе, а с другой — ее целевому (экономическому) назначению и воззрениям гражданского оборота. 7131. Animus et corpus. Завладение слагается из animus et corpus; слу- чаях, предусмотренных законом, corpus владения (фактическое господство) может быть заменен его суррогатом (например, актом приема-передачи вещи или актом государственной регистрации права на вещь недвижимую). Действие, лишенное любого из элементов — animus или corpus, — означает, что владения вещами лицо, совершившее это действие, еще не приоб- рело. Пример действия, лишенного animus', некто получил в руки вексель, не зная об этом (например, в запечатанном конверте или среди прочих документов). Не имея сведений о получении векселя, он лишен возможно- сти сформировать волю относительно завладения им; следовательно, тот, кто получил в свои руки вексель без ведома о том, еще не делается его владельцем за отсутствием animus — воли к владению. Примером действия, лишенного corpus, т.е. действия безрезультатного, могут служить, скажем, неудавшаяся попытка хищения вещи или же оформленная, но фактически не состоявшаяся передача вещи. 7132. Чужое действие. Чужое действие, т.е. действие, направленное на доставление владения другому лицу, может привести к приобретению владения только последним в том случае, когда это действие совершалось в силу animus будущего владельца. Так, например, комитент приобретает владение вещью, купленной для него комиссионером, немедленно по посту- плении ее во владение последнего, ведь действия комиссионера соверша- ются в рамках исполнения поручения комитента, в котором, в свою очередь, проявляется воля комитента к завладению и которое, строго говоря, явля- ется средством реализации этой воли. Комитент рассматривает комиссио- нера в качестве продолжения собственных рук, которыми он и приобретает владение. Это сравнение (при всей своей жесткости) ясно иллюстрирует существо института приобретения владения чужими действиями: действия эти должны иметь характер простого технического исполнения чужой воли. 35
Иное чужое действие может стать лишь предпосылкой к приобретению вла- дения, но не основанием1. 714. Односторонние и взаимные акты завладения. Действия, являющи- еся основаниями к приобретению владения, подразделяются на односто- ронние и взаимные. Одностороннее действие, направленное и приводящее к приобретению фактического господства над вещью, называется овладе- нием или завладением. Двустороннее действие, направленное и приводя- щее к приобретению фактического господства над вещью, называется пере- дачей вещи (традицией). С практической точки зрения мы имеем, конечно, не одно единое действие, но два параллельно подготовленных и последова- тельно сменяющих друг друга односторонних акта — (1) действие по пере- даче (вручению) вещи, направленной на прекращение владения передающего, и (2) действие по приемке (получению) вещи. На приобретение владения направляется, строго говоря, только одно — последнее — действие, а пер- вое (передача, вручение) выступает только предпосылкой к тому, чтобы совершение второго действия и влекомое им приобретение владения сдела- лось возможным и законным. Понятие о двустороннем акте завладения — передаче вещи или традиции — неразрывно соединяется (в представлении действующего законодательства и науки) с вопросом о моменте перехода права собственности (см. ст. 224 ГК); в соответствующем месте оно и будет рассмотрено. 7141. Последствия завладения вещами различной принадлежности. Предметом односторонних актов овладения могут быть различные с точки зрения своей принадлежности вещи: (1) собственные вещи овладевающего ими лица; (2) чужие вещи, (3) вещи бесхозяйные, т.е. не имеющие собствен- ника, и, наконец, (4) материальные предметы, которые становятся вещами вследствие овладения ими. Завладение собственными вещами гражданское право обычно не интересует; исключение составляют случаи, когда такое завладение затрагивает интересы других лиц, например, является само- управным. Завладение чужими вещами обыкновенно является незаконным, если только оно не происходит по воле предыдущего ее владельца или в слу- чаях, прямо предусмотренных законом1 2. Завладение бесхозяйными вещами в целях их приобретения в собственность, напротив, по общему правилу допускается законом (см. п. 2 ст. 225 ГК), иногда — с соблюдением спе- циальных правил. Наконец, завладение, сопряженное с созданием новой вещи, осуществляется в ходе обращения в собственность так называемых общедоступных вещей — их вычленения из естественной среды и инди- видуализации3. Нарушение правил такого завладения не меняет того, что 1 Так, например, сокрытие клада на чужом участке или в стене чужого дома еще не пре- вращает собственника участка или дома во владельца ценностей, составляющих клад. 2 Таковы, например, случаи отобрания у владельца вещи в целях передачи ее приобре- тателю или обращения на нее взыскания; изъятия вещи, используемой с нарушением зако- нодательства, конфискация орудий преступления, сбор вещественных доказательств и т.п.; к этой же группе случаев принадлежит завладение находкой и безнадзорными животными. Подобные случаи могут быть предусмотрены и международными договорами — например, захват военных трофеев. 3 Так, растущие в чьем-либо лесу грибы, ягоды, орехи, живущие в нем насекомые, птицы и животные, обитающая в водоемах рыба и т.д. — все эти предметы становятся вещами О 36
новые предметы становятся объектами гражданских правоотношений, но достижение намеченного завладевающим лицом правового результата (поступление в собственность) исключает. 7142. Приобретение владения по проектируемым изменениям ГК РФ. Пунктом 1 проектируемой ст. 212 ГК РФ предлагается установить, что «...владение приобретается установлением фактического господства над вещью, в частности, в результате ее вручения приобретателю или посту- пления вещи во владение приобретателя иным способом», а п. 2 — уточ- нить, что владение может быть приобретено не только взаимными, но и «...односторонними действиями приобретателя, если лицо, передающее владение, создало условия для свободного доступа приобретателя к объ- екту владения», а в случаях, предусмотренных законом, — были обеспе- чены судом или иным уполномоченным государственным органом. Все сказанное в проектируемых нормах насчет условий свободного доступа до объекта владения рассчитано, конечно, на приобретение владения закон- ного, но, к сожалению, не учитывает того, что владение может быть, вообще говоря, и незаконным. Пункт 4 проектируемой ст. 212 ГК РФ добавляет, что в предусмотренных законом или соглашением сторон случаях, а также тогда, когда это вытекает из существа отношений сторон, «...приобретение владения может подтверждаться обладанием знаком (символом) объекта владения»* 1. 715. Основания прекращения владения. Владение должно считаться прекращенным с отпадением любого из условий его существования, а именно (1) с утратой субъекта владения как носителя свободной воли вообще (смерть, объявление умершим, признание недееспособным); (2) с гибе- лью предмета владения как индивидуально определенной вещи (физиче- ское разрушение, смешение, утрата индивидуализирующих признаков); (3) с утратой animus, т.е. намерения владеть вещью (выражается в передаче вещей, отказе от них, их употреблении, переработке или уничтожении) и, наконец, (4) с утратой corpus владения, т.е. фактического господства вещью (утеря, оставление (по забывчивости), хищение, изъятие, иное отобрание, произвольное изменение или уничтожение третьими лицами, случайная гибель или порча). Наступление по крайней мере одного из этих четырех обстоятельств неизбежно прекращает владение без различия того, насту- пило ли оно по воле владельца, безотносительно или даже вопреки таковой. 7151. Corpus владения и фактическое воздействие на вещь. Прекраще- ние фактического воздействия владельца на вещь обычно разрушает corpus владения и, следовательно, прекращает владение. Обычно, но не всегда. Известны случаи, когда несмотря на утрату фактического господства известного лица над определенной вещью corpus его владения сохраня- Э в смысле объектов самостоятельных, по их поводу складывающихся гражданских право- отношений не ранее, чем будет осуществлено завладение ими. 1 Таким символом чаще всего бывает документ либо о требовании предоставления вещи во владение, либо о факте такого приобретения (акт приема-передачи), либо, наконец, пред- мет, наличие которого является залогом (условием) свободного и наиболее комфортного доступа к вещи (пропуск, ключ, брелок сигнализации и т.п.). Подобную роль может иметь и известное знание, например, пароля, шифра или кода. 37
ется. Так, например, по п. 2 ст. 231 ГК не утрачивается владение домаш- ними животными до тех пор, пока таковые сохраняют привязанность к своему владельцу; по п. 3 ст. 224 ГК не утрачивается владение товаром, сданным на хранение или для перевозки, если взамен товара выдан рас- порядительный на него документ. В то же время, существуют и случаи противоположные — в которых, несмотря на сохранение фактического господства известного лица над определенной вещью corpus его владе- ния разрушается, что приводит к утрате владения. Таков случай, предус- мотренный абз. 2 п. 1 ст. 574 ГК, согласно которому владение предметом дарения (даром) может быть передано посредством его так называемой символической передачи (вручение ключей и т.п.) или вручением право- устанавливающих документов. Даже если даритель при этом еще какое-то время сохранит дар в своем физическом обладании, очевидно, что таковое не будет владением, ибо подобное обладание оказывается всецело постав- ленным под контроль другого лица — того, в чьем владении находятся сим- вол вещи или документы на нее. 7152. Прекращение владения по проектируемым изменениям в ГК РФ. Среди проектируемых норм ГК РФ нет ни одной, в которой содержа- лись бы хоть какие-нибудь правила о прекращении владения. Особого недостатка в этом, разумеется, нет — подобные правила являются продук- том житейского опыта и достоянием (предметом внимания) юридической науки — но на фоне слишком ярко выраженного стремления составите- лей ГК превратить Кодекс в учебник гражданского права, а также — норм, посвященных защите владения, которого лицо лишилось (т.е. защите прекра- тившегося владения), упущение таких норм иначе как странным назвать нельзя. 7153. Приобретение владения — основание презумпции владения. Зато среди проектируемых норм ГК РФ имеются правила, в соответствии с которыми для доказательства владения, сохраняющегося (длящегося, продолжающегося) по состоянию на известный момент времени, доста- точно доказать состоявшийся сколько-нибудь ранее факт его приобрете- ния. Так, например, тот, кто назван в документе о передаче вещи в качестве получившего ее во владение, предполагается ее владельцем в любой из после- дующих моментов времени, если только судом (!) не будет установлено иное (абз. 2 п. 3 проектируемой ст. 212 ГК РФ). Тот, кто однажды получил вещь во владение, предполагается владеющим ею сколь угодно длительное время после этого; иное — т.е. факт прекращения владения — подлежит доказыванию. Очевидно, однако, что «получить во владение» — это отнюдь не то же самое, что и «владеть» (сохранять владение). Никто не может поручиться за то, что однажды приобретенное владение (как и доставлен- ное им субъективное право) впоследствии не прекратилось или не измени- лось. Поэтому вопросы о доказательстве приобретения владения и факта (состояния) владения — это (вопреки противоположному мнению разра- ботчиков изменений и дополнений к ГК РФ) — два различных, не слиш- ком зависящих друг от друга вопроса. 38
§ 4. Защита владения и ее основание (п. 716—7211) 716. Постановка проблемы. Нарушение владения влечет возникнове- ние у потерпевшего интереса в восстановлении прежде существовавшего положения, т.е. в возврате владения. Следует ли такой интерес защищать (относить к числу охраняемых законом), и если да, то почему? Наиболее естественным ответом на этот вопрос было бы, кажется, утверждение в том смысле, что право должно защищать не всякое, а исключительно закон- ное владение — его одно и только его! Сама постановка вопроса о том, следует ли защищать правом владение незаконное, кажется как минимум странной. Но то, что естественно (или противоестественно) с позиции здравого смысла, не всегда получает точно такую же оценку со специ- альной (например, философско-юридической) точки зрения. Во-первых, правовая защита одного только законного владения во многих случаях оказывалась бы лишенной практического смысла из-за тех трудностей, с которыми обычно сопряжено судебное доказывание законности владения', во-вторых, она по определению не могла бы быть оперативной реакцией на нарушения владения; в-третьих, отобрание любого владения (хотя бы и незаконного) обычно связано с совершением тех или других противо- правных действий — отказ в защите владения как такового служил бы косвенным поощрением таковых. Все это — те практические резоны, т.е. соображения, по которым фактическое владение защищать целесообразно. Нельзя ли подвести под эту целесообразность политико-правовое основа- ние? 717. Теоретические направления ее решения. Попытки объяснения феномена защиты владения предпринимались еще в XVIII в. и со време- нем получили наименование теорий оснований защиты владения. И хотя самих этих теорий сложилось не так уж и много, тем не менее разнообразие их оттенков уже к середине XIX столетия поставило вопрос об их науч- ной систематизации. К. Д. Кавелин предложил классифицировать эти тео- рии на те, что исходили из понимания владения как факта (направление, предложенное Ф.-К. фон Савиньи), и те, что видели во владении субъек- тивное право (направление Э. Ганса). При всей логичности этой класси- фикации значительно большим признанием в научном мире стало поль- зоваться разделение данных теорий на абсолютные и относительные, предложенное Р. фон Иерингом. К числу теорий абсолютных он отнес те, которые находят основание защиты владения в самом владении, в его есте- ственных свойствах, а в защите владения видят, таким образом, самоцель (абсолют). Соответственно, относительными теориями защиты владения следует (по Иерингу) называть те, авторы которых усматривают причину защиты владения в субъективном праве такого владения, т.е. в обстоятель- стве, которое лежит за пределами владения. Защита владения в таком слу- чае предстает как средство защиты права владения. 7171. Абсолютное направление. Оно представлено теориями воли (К.-Г. Брунс, Э. Ганс, Г.-Ф. Пухта) и гражданского мира (Г. Дерн- бург, Ф. Регельсбергер, Э.-Ф.-К. Рудорф; у нас — К. А. Митюков, Ф. Л. Морошкин, И. А. Покровский, В. А. Юшкевич). Согласно пер- 39
вой владение представляет собой проявление свободной воли; следова- тельно, нарушение владения есть насилие над волей, т.е. правонаруше- ние, от которого носитель свободной воли должен быть огражден. Вторая теория рассматривает волю не отдельно взятого владельца, а институт владения как таковой и, следовательно, волю к владению вообще, которая, будучи поощряема правопорядком, выливается в фактическое владение, представляющее собою органическую часть общественного порядка. Защищая владение всякого и каждого владельца, право защищает тем самым установившийся в обществе порядок или гражданский мир. Как видно, обе абсолютные теории отправляются от одного и того же поло- жения — от представления о владении как сфере проявления свободной воли. 7172. Относительное направление. Оно объединяет теории личных прав Ф.-К. фон Савиньи и собственности Р. фон Иеринга. Та и другая усма- тривают в защите владения средство защиты каких-нибудь субъективных прав'. Ф.-К. фон Савиньи — личных прав, Р. фон Иеринг — права собствен- ности. По Савиньи, защита владения — это защита от деликта (правона- рушения), объектом которого являются личные права; Иеринг же усма- тривает в защите владения облегченную защиту права собственности, ибо владение есть, с одной стороны, предтеча собственности, «ее передовое укрепление», а с другой — владельцы в подавляющем большинстве слу- чаев совпадают с собственниками. Оговорка «в подавляющем большин- стве» свидетельствует, что ученый отдавал себе отчет в несоответствии его теории действительной жизни: предпосылка, из которой она исходит (если владелец — то собственник), иногда не оправдывается. Но отклоне- ние это нечасто, и им позволительно пренебречь. Нельзя не заметить, что все относительные теории страдают неизбежным внутренним противоре- чием: представляя защиту владения как форпост защиты какого-нибудь права, они не могут объяснить защиты владения (а) в отсутствие права и (б) вопреки праву. Это обстоятельство делает все относительные теории заведомо неприемлемыми. 7173. Плюралистическое направление. Абсолютное и относительное направления следует назвать монистическими, поскольку они исходят из аксиомы, согласно которой защита владения базируется на одном еди- ном основании. Им надлежит противопоставить теории плюралистиче- ские, согласно которым защита владения может покоиться на различных основаниях, содержание которых зависит от потребностей господствую- щей социально-экономической формации: так, если в Риме основанием защиты фактического владения была идея поддержания гражданского мира, то в буржуазном обществе таким основанием является идея облег- чения защиты частной собственности (Е. С. Компанеец). Согласно другой разновидности плюралистического направления защита владения зиж- дется сразу (в одно и то же время) на нескольких основаниях, а именно на трех — естественно-правовом (как продолжение человеческой лич- ности), публичном (как элемент общественного порядка) и частном (как институт, защита которого облегчает защиту вещных прав) (Д. В. Дождев, А. В. Коновалов). 40
718. Содержание и предпосылки решения. Представляется правиль- ным согласиться с единственным «генеральным» объяснением, предложен- ным Е. С. Компанеец, существо которого заключается в отсутствии уни- версального, в равной мере применимого для всех времен и народов, основания защиты владения. Как римские юристы, в свое время изобретшие институт посессорной защиты, так и законодатели всех новых народов, посчитавшие потребным его реципировать, делали это исходя из сугубо прагматиче- ских соображений, а вовсе не потому, что изобретение и внедрение такого института соответствовало какому-нибудь философскому направлению или находилось в русле неких принципиальных общетеоретических сооб- ражений. Основание отыскивалось уже постфактум, если вообще отыски- валось. Значит, что если вопрос об основании посессорной защиты вообще считать корректным, то он будет вопросом историческим — вопросом, кото- рый надлежит задавать применительно к Древнему Риму, дореволюцион- ной России, современной Германии и т.д. Соответственно, и ответ на него для каждого конкретно-исторического этапа развития конкретного обще- ства не может не быть различным. Следовательно, если основание защиты владения все-таки искать, то это нужно делать (1) применительно к праву каждого конкретного общества и по состоянию на известный момент вре- мени', (2) ограничивая свой выбор арсеналом одних только абсолютных теорий. 719. Защита владения в России до революции. Статья 531 т. X ч. 1 Свода Законов (Законов гражданских) Российской империи, в свою оче- редь основанная на ст. 213 гл. X Соборного уложения 1649 г., постанов- ляла, что «всякое, даже и незаконное, владение охраняется правительством от насилия и самоуправства дотоле, пока имущество не будет присуж- дено другому и сделаны надлежащие по закону, о передаче оного, распо- ряжения» (выделено нами. — В. Б.). «В противоположность иностранным кодексам, — писал русский цивилист Е. В. Васьковский, — X том прямо указывает цель, ради которой введена защита владения. ... Из слов ст. 531 видно, что закон защищает владение не потому, что оно само по себе заслу- живает защиты, и не потому, что оно предполагается основанным на праве собственности, как полагает Сенат... и некоторые авторы... ъради охранения личности (от насилия) и правового порядка (от самоуправства)»1 (выде- лено нами. — В. Б.). Добавить к этому, кажется, и нечего, разве только, что этот же подход воспроизвела и ст. 882 проекта Гражданского уложения Российской империи. 720. Защита владения в современной России. Изучение владения по современному российскому гражданскому праву не обладает той степе- нью актуальности, которой оно достойно, поскольку оно не знает инсти- тута самостоятельной владельческой (посессорной) защиты. Нормы, подобной ст. 531 т. X ч. 1 Свода Законов Российской империи, в ГК нет; имеющиеся же статьи признают возможным удовлетворить лишь такие владельческие иски, которые предъявлены лицами, имеющими право вла- 1 Васьковский Е. В. Учебник гражданского права. Вып. II. Вещное право. СПб., 1896. С. 52-53. 41
дения\ (1) собственниками (ст. 301 и 302 ГК), (2) бывшими собственниками (ст. 302), а также (3) лицами, владеющими имуществом по иному основанию, предусмотренному законом или договором (ст. 305), а говоря обобщенно, титульными владельцами — к лицам, либо вовсе не имеющим такого права, либо к лицам, не имеющим «лучшего» права владения (т.е. права, дающего исключительную или преимущественную возможность владения). Неко- торое сомнение может возбудить норма п. 2 ст. 234 ГК, но и она не вво- дит классической посессорной защиты, ибо ею нельзя защитить владения (1) производного; (2) конспиративного; (3) недобросовестного и (4) неза- конного, а также (5) владения в споре с лицом, имеющим право на владе- ние (собственником или иным титульным владельцем). 721. Защита владения по Концепции развития гражданского законо- дательства 2009 года. Надежду на то, что со временем описанное поло- жение все же изменится и наше право вновь станет видеть во владении элемент правопорядка, непосредственно охраняемый гражданским зако- ном, внушают, в частности, Концепция развития гражданского законо- дательства, прямо называющая отсутствие у нас института посессорной защиты «...одним из серьезных недостатков ГК» (п. 1.1 раздела IV). Вла- дельческая защита в представлении Концепции имеет, можно сказать, столь же классический вид, сколь традиционным является рассмотре- ние владения в качестве факта. Чрезвычайно показательно стремление авторов Концепции последовать практике русского дореволюционного законодательства и обозначить основание защиты владения — огражде- ние от насилия и самоуправства — в самом законе. Из-за этого проек- тируемая владельческая защита неизбежно будет несколько отличаться от классической по условиям своего предоставления: так, лицо не сможет воспользоваться выгодами посессорной защиты, если ответчик по посес- сорному иску возразит в том смысле, что владение не было захвачено им самоуправно и насильственно, но было добровольно предоставлено ему истцом. 7211. Защита владения по проектируемым изменениям ГК РФ. Несколько иначе были реализованы эти устремления в проекте закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и чет- вертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации». С совершенно правиль- ными указаниями проектируемого п. 1 ст. 215 ГК — о том, что субъектом права на защиту владения является лицо, которое владения лишилось, а спо- собом такой защиты — возврат вещи во владение этого лица — абсолютно не гармонирует абз. 2 п. 1 ст. 209, согласно которому «...в целях защиты владения (!!!) нарушенное владение не считается утраченным, если лицо в установленном порядке воспользовалось защитой владения»1. Сомните- лен и п. 2 ст. 215, согласно которому «...право на защиту своего владения 1 Если нарушенное владение не считается утраченным, то о защите от чего мы, в таком случае, говорим? Возможно, здесь рассуждали иначе: если владение утрачено, то что мы защищаем? Но эта логика в данном случае неприменима, ибо иск иском «о защите владе- ния» есть чистая условность; правильнее было бы говорить «иск о восстановлении владения». 42
имеет любой владелец — как законный, так и незаконный — незави- симо от того, принадлежит ли ему право на объект владения, включающее правомочие владения». Как же это так — защищать заведомо незаконное владение? почему? для чего?1 Остается надеяться на то, что лицу, имею- щему право на владение, — дабы не оказаться бессильным перед незакон- ным владельцем — будет предоставлена возможность предъявления иска о защите своего права на вещь по правилам ст. 226—229 ГК. Такой иск — несмотря на то, что считается направленным на защиту права на владение, в конечном итоге приводит к защите самого владения. 1 Когда определяя существо посессорной защиты, т.е. защиты владения как такового, говорят, что она может быть применена для защиты любого владения, имеют в виду защиту владения, осуществляемую без выяснения вопросов о его законности, добросовестности и т.д. Но если в процессе рассмотрения дела незаконность или недобросовестность владения все- таки была установлена, то, спрашивается, на каком бы основании его можно было бы защи- тить?
Глава 26 ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ § 1. Понятие и содержание (п. 722-7261) 722. «Собственность» и «право собственности». «Собственность» — понятие экономическое; «право собственности» — юридическое. В обиходе под собственностью чаще всего понимают определенные имущественные, реже нематериальные блага, к которым тот или иной человек относится как к своим («этот дом — моя собственность»). Экономическая наука под соб- ственностью имеет в виду фактическое отношение определенного человека или коллектива людей к стоимости известной вещи или комплекса вещей. Цивилистика же обозначила словосочетанием «право собственности», во-первых, одну из многочисленных правовых форм экономических отно- шений собственности, складывающихся по поводу самих индивидуально - определенных вещей как носителей стоимости (право собственности в субъективном смысле), а во-вторых — один из институтов гражданского права, регулирующий экономические отношения по поводу принадлежно- сти таких вещей (право собственности в объективном смысле)1. 7221. Собственность как экономическая категория. Собственность в экономическом (да и житейском) смысле — это власть над потребитель- ной и меновой стоимостью вещи, да и вообще всего того, что обладает сто- имостью. С этой — экономической — точки зрения вполне возможен и кор- ректен, к примеру, вопрос о том, кто является собственником безналичных денежных средств на банковском счете или же бездокументарных ценных бумаг, числящихся на счете депо или лицевом счете в реестре владель- цев, ибо то и другое — носитель известной ценности и стоимости. Точно так же с точки зрения экономической нет ничего невозможного в призна- нии одной и той же вещи находящейся в собственности нескольких лиц одновременно, равно как и в существовании отношений собственности различного (более или менее широкого) содержания и различной иерар- хии в смысле своего осуществления или защиты — так называемых форм собственности. 7222. Право собственности в юридическом смысле. Субъективное гражданское право — право собственности — юридическая форма власти лица над стоимостью индивидуально определенных вещей, реализуемое 1 «Один из» — но не единственный. В практическом отношении это означает, что можно быть собственником вещи (да и любого другого блага — носителя потребительной или мено- вой стоимости), но права собственности на нее все-таки не иметь. 44
путем господства над самой этой конкретной вещью. Из гл. 24 Учебника мы уже знаем, что право собственности — это одно из так называемых вещ- ных прав — правовых форм непосредственного фактического господства человека над вещью. Над вещью можно господствовать и иначе — не непо- средственно, а посредством господства над лицом, у которого соответству- ющая вещь находится; имя таким формам господства — обязательственные права. Именно поэтому можно говорить о собственности на безналич- ные деньги и бездокументарные ценные бумаги, но безграмотно говорить о праве собственности на них; точно так же позволительно рассуждать о различных формах собственности, но не права собственности. 723. Историческая эволюция собственности и права собственности. Собственность как частноправовое отношение выделяется в эпоху позд- него рабовладельческого общества. Общественное сознание и техника, достигая достаточно высокого уровня развития, влекут возникновение потребности (поначалу государей, церкви и помещиков) в правовой охране абстрактного состояния принадлежности вещей как такового, безотно- сительно к фактическому господству над ними. Тем же целям служило (в сильно урезанном, «расщепленном» виде) сословное право собственно- сти феодального общества. Возникновение права собственности в его при- ближенном к современному виде в Западной Европе связывается с эпохой Великой Французской революции, а в России — с изданием Екатериной II в 1785 г. «Жалованных грамот» дворянству и городам. Свое развитие оно совершает как право частной собственности — правовая форма отношений по принадлежности средств производства и эксплуатации наемного труда, в России было приостановлено утверждением социалистической системы хозяйствования, но в последующем возобновлено и продолжается до сих пор. Современное право собственности является, с одной стороны, след- ствием формирования рыночных отношений и становления гражданского общества, а с другой — необходимой предпосылкой их поступательного развития. 724. Содержание права собственности. Норма п. 2 ст. 209 ГК устанав- ливает, что право собственности слагается из трех следующих правомо- чий: (1) владения, (2) пользования и (3) распоряжения. Такое перечисле- ние неполно, поскольку нет и не может быть такого субъективного права, содержание которого могло бы исчерпаться правомочиями на совершение одних только собственных активных действий. Конечно, в праве собствен- ности (как и всяком вещном и (шире) абсолютном праве) возможности по совершению управомоченным лицом собственных действий составляют «центр тяжести» субъективного права, но они не исчерпывают всего его содержания. Наряду с возможностью совершения собственных активных действий собственник вправе требовать от всех иных противостоящих ему лиц как пребывающих в состоянии неправа воздержания от совершения с его вещью каких-либо действий без его, собственника, на то разрешения. Впрочем, основное содержание права собственности пресловутая триада характеризует верно. 725. Правомочие владения. Правомочие владения — это юридически защищенная возможность непосредственного фактического господства над 45
вещью, т.е. юридически защищенная возможность фактического владения (см. об этом понятии предыдущую главу Учебника) — юридическая форма социального отношения между людьми и их организациями по поводу фак- тического господства кого-либо из них над той или иной конкретной вещью. Входя в состав какого-либо субъективного права правомочие владения явля- ется показателем вещной природы такого права. Право, заключающее в себе правомочие владения, обязано быть вещным (не может не быть им). Факти- ческое господство — это практика установления и контроля режима доступа к вещи. Чаще всего она выражается в действиях по отношению непосред- ственно к предмету господства, но природа некоторых вещей позволяет вла- деть ими дистанционно, оставаясь под минимальным присмотром владельцев, а то и без такового. Аналогичным образом владеют вещами и организации. 7251. Правомочие пользования. Правомочие пользования представляет собой юридически защищенную возможность извлекать из вещи ее полез- ные свойства — возможность эксплуатировать потребительную стоимость вещи. Оно охватывает фактические действия как положительного (актив- ного), так и отрицательного (пассивного) характера, если они направлены либо на извлечение потребительной стоимости (плодов или доходов) из вещи (собственно пользование в узком смысле слова), либо на ее сохранение и при- умножение (воздержание от пользования), либо, наконец, на изменение каче- ства этой стоимости (переработка) или даже на ее полную утрату (унич- тожение). Собственник имеет возможность пользоваться вещью как по ее целевому, так и иному назначению. Производительное собственническое пользование дает ему возможность извлекать плоды (доходы) из вещи и при- сваивать таковые в самый момент своего извлечения и отделения от вещи. 7252. Правомочие распоряжения. Правомочие распоряжения — это юридически защищенная возможность определять юридическую судьбу вещи ради извлечения из нее ее меновой стоимости. Поскольку вещи не могут претерпевать на себе юридических действий, выражение «юридическая судьба вещи» следует признать неточным. Юридическую судьбу может иметь не сама вещь, а право собственности на нее. Собственник может пре- кратить его вовсе, передать другому лицу, обременить правами других лиц. Это и будет реализацией правомочия распоряжения, которое (как видно из сказанного) кардинально отличается от правомочий владения и пользо- вания: в то время как последние имеют своим предметом саму вещь, пред- метом распоряжения является право на вещь, в первую очередь само право собственности1. Под распоряжением иногда понимают действия фактиче- ские, направленные на приобретение владения вещью, передачу владения и отказ от такового. 726. Исключительность и независимость права собственности. Гово- рят, что собственник реализует правомочия, составляющие его право соб- 1 Это означает, что правомочие распоряжения субъективным правом никак не может вхо- дить в состав того самого субъективного права, которое является предметом распоряжения; в этом смысле включение правомочия распоряжения в состав права собственности, конечно, совершенно нелогично и неосновательно. Возможность распоряжения субъективным пра- вом — это элемент правоспособности носителя соответствующего субъективного права — но уж, конечно, не правомочие, входящее в состав этого права. 46
ственности, по своему усмотрению («исключительно и независимо от лица постороннего», «своей властью и в своем интересе», «наиболее абсолют- ным образом»). В принципе это правильно, но в отношении не одного только права собственности, а всех вообще субъективных гражданских прав1. Гораздо более точно характеризовать право собственности как наи- более абсолютное (полное) или наименее стесненное по сравнению с дру- гими вещными правами, которые (по этой причине) называются огра- ниченными. Оно и понятно: если объектом права собственности является своя (для обладателя права) вещь, то объектами вещных прав несобствен- ника являются вещи чужие. В этом — и только в этом! — смысле следует понимать высказывания о свободном и самостоятельном осуществлении права собственности: оно свободно и самостоятельно на фоне иных вещных прав — ограниченных указаниями собственника и зависимых от его воле- изъявления в вопросах установления, содержания, условиях существова- ния, осуществления и прекращения. 7261. Понятие и содержание права собственности по предполагаемым изменениям к ГК РФ. Определить то и другое призвана проектируемая ст. 233, направленная на замену п. 1 и 2 ст. 209 Кодекса в действующей редакции. Разница в порядке расположения ее пунктов: то, что в ныне действующей статье установлено вторым пунктом (о праве собственности как осуществляемом собственником по своему усмотрению), планируется выставить вперед, т.е. сделать пунктом первым ст. 233. И наоборот: «три- аду» правомочий собственника, ныне «сидящую» в п. 1 ст. 209, предпола- гается отодвинуть на второй план, точнее — во второй пункт ст. 233. Пра- вильно ли? Не уверены. Все-таки, сперва надо рассказать, на что имеет право собственник, а потом уже — про то, как он может это реализовы- вать, но не наоборот. Можно также заметить, что правомочие распоряже- ния по-прежнему «сидит» в составе субъективного права собственности, а не «рядом с ним». В такой редакции распоряжение должно иметь своим объектом саму вещь, а не право на нее, и определять, следовательно, ее фак- тическую (а не юридическую) судьбу. § 2. Динамика права собственности (п. 727-730) 727. Основания динамики (обзор и классификация). Право собствен- ности возникает и прекращается на основании (по причине) наступления определенных в законе фактических обстоятельств — юридических фактов и фактических составов. В российском ГК (ст. 218-243) перечислены раз- 1 Ибо все они (как мы знаем опять-таки из общей части Учебника) потому и называются правами частными, что процесс их осуществления закрыт для произвольного вмешательства посторонних лиц и определяется всецело волей, усмотрением и интересом частного лица, правами этими обладающего (см. об этом еще и нормы п. 1 и 2 ст. 1, п. 1 ст. 2, ст. 9 ГК). Утверждения типа «...Главное, что характеризует правомочия собственника в российском гражданском праве — это возможность осуществлять их по своему усмотрению (п. 2 ст. 209 ГК), ...руководствуясь исключительно собственными интересами...» (Е. А. Суханов) приме- нимы к праву собственности в такой же степени, как и к любым частным правам, в том числе ограниченным вещным. 47
личные факты и составы правособственнического значения, разделенные на основания его приобретения (ст. 218-234) и прекращения (ст. 235-243). Те юридические факты, которые влекут какое-нибудь одно правособствен- ническое последствие, — например, только порождают право собственности или только прекращают его, — мы назовем фактами-основаниями односто- роннего действия (эффекта). Обычно, впрочем, юридические факты при- водят к прекращению права собственности у одного лица и в то же время к его возникновению у другого, т.е. являют двусторонний правовой эффект. 7271. Основания динамики одностороннего правособственнического эффекта (общее понятие). Наступление юридических фактов-основа- ний динамики одностороннего эффекта влечет либо возникновение права собственности, прежде не существовавшего, что называется, «с нуля» (на пустом месте, из воздуха), либо, напротив, бесследную гибель права собственности (его обращение в дым, в никуда, в Лету). По этой причине мы в дальнейшем будем говорить о них как об основаниях первоначального правособственнического действия. Созданные ими правоотношения соб- ственности всегда будут первоначальными или оригинарными, т.е. правоот- ношениями, не несущими на себе отпечатка других, существовавших пре- жде правоотношений. 7271 2. Основания динамики двустороннего правособственнического эффекта (общее понятие). Юридические факты, наступление которых приводит и к возникновению (приобретению) права собственности, и, в то же время, к утрате (прекращению) другого права собственности, называются основаниями двустороннего правособственнического эффекта. Объектно-двусторонний эффект выражается в прекращении права соб- ственности на одну вещь с одновременным его установлением на другую (изготовление новой вещи для себя); субъектно-двусторонний — в пре- кращении права собственности на известную вещь у одного лица с его одно- временным возникновением у другого (передача вещи по обязательствен- ному договору)1. 7273. Субъектно-дну сторонняя динамика и преемство в праве соб- ственности. Наступление фактов-оснований субъектно-двустороннего эффекта обычно ведет также и к возникновению правопреемства, в силу чего их можно было бы назвать также основаниями преемства в праве соб- ственности или основаниями производного правособственнического дей- ствия. Правоотношения собственности, возникшие в результате действия фактов данного вида, будут относиться к числу производных (дериватив- ных) правоотношений, т.е. таких, содержание, а также условия существо- вания и осуществления которых предопределяются характеристиками других, прежде существовавших (предшествовавших) правоотношений2. 1 Мыслимы и смешанные факты-основания, т.е. такие, которые дают одновременно и объ- ектный, и субъектный эффекты. Такова, например, добросовестная переработка чужих мате- риалов, стоимость которой существенно превышает их стоимость. 2 Впрочем, жесткой зависимости, подобной той, что связывает отсутствие эффекта преемства с фактами одностороннего действия, здесь не имеется; если такую зависимость и пытаться искать, то она явно должна быть обратной (всякое основание преемства в праве собственности будет фактом двустороннего эффекта). 48
7274. Основания и способы динамики. Основаниям динамики права собственности противопоставляют способы динамики, т.е. юридические факты — правомерные действия, направленные на приобретение и (или) прекращение права собственности. Нужно ли их подвергать особому рас- смотрению? Думается, что нет, ибо, рассматривая основания динамики права собственности в целом, мы неизбежно рассмотрим в их числе и способы динамики. Именно поэтому мы говорим и будем говорить далее именно об основаниях динамики права собственности, а не о спо- собах. 728. Общий обзор оснований динамики одностороннего правособ- ственнического эффекта. К числу оснований динамики правоотноше- ний собственности, имеющих исключительно правопорождающее значение (оснований оригинарного правособственнического эффекта), относятся: (1) извлечение доходов (separatio); многочисленные виды захвата res nullus (occupatio), как то (2) обращение в собственность общедоступных вещей', (3) находка', (4) содержание безнадзорных животных', (5) открытие клада', (6) принятие наследства и (7) приобретение трофеев', далее следуют (8) приращение (accessio), (9) возникновение новых вещей (quasi-accessio), (10) приобретение имущества по основанию выморочности, а также судеб- ное установление права собственности на (11) бесхозяйную недвижимую вещь и (12) самовольную постройку. К числу оснований динамики право- отношений собственности, имеющих исключительно правопрекращающее значение, относятся: (13) смерть', (14) полное прекращение существования предмета как вещи. 729. Общий обзор оснований динамики двустороннего правособ- ственнического эффекта. Основаниями двустороннего правособственни- ческого действия являются: (15) specificatio или создание новой движимой вещи', (16) строительство или создание нового объекта недвижимости', (17) передача движимой вещи (traditio) по обязательственному дого- вору', (18) вещный договор', (19) добросовестное приобретение', (20) вне- сение взносов', (21) приватизация и де-(ре-)приватизация', (22) присвое- ние предметов депроприации; (23) оставление предмета залога за собой залогодержателем; (24) поднятие бесхозяйного затонувшего имущества', (25) распределение ликвидационного остатка', (26) принудительное изъ- ятие вещей у собственника; (27) принудительное отчуждение (выкуп) вещей; (28) реквизиция, (29) конфискация, (30) национализация', (31) дав- ностное владение', (32) универсальное правопреемство, а также неполная гибель вещи в формах (33) смешения, (34) соединения и присоединения, (35) утраты индивидуализирующих признаков и (36) неполного физиче- ского разрушения1. 729Г Основания динамики права собственности по проектируемым изменениям и дополнениям ГК РФ. Главной особенностью новых ста- тей 240—260 ГК (гл. 18) Кодекса должно стать разделение всех основа- 1 С точки зрения обслуживаемых ими сфер и выполняемых функций многочисленные основания двустороннего правособственнического эффекта логично разделить на регуля- тивные (основания 15-21) и охранительные (основания с 22 по 36). 49
ний приобретения права собственности на три типа по критерию объекта этого права — (1) универсальные, т.е. применимые в равной мере ко всякому праву собственности, независимо от того, какая вещь является его объ- ектом (§ 1); (2) на недвижимые (§ 2) и (3) на движимые (§ 3) вещи. Пре- жде подобной классификации ни в законодательстве, ни в литературе нам не встречалось1. 7291 2. Основания динамики права собственности в их соотношении с основаниями динамики иных вещных прав. Помимо главы об основа- ниях динамики права собственности предполагается помещение в Кодекс и еще более общей статьи 224, трактующей о «приобретении и установле- нии» (!) вещных прав как таковых, всяких вообще вещных прав (не одного только права собственности). Ее первый пункт (отсылающий к ст. 8 ГК и правилам об отдельных видах вещных прав) не особенно содержателен, а остальные пять касаются, судя по всему, только прав на недвижимые вещи2. 730. К проблеме оригинарных и деривативных оснований приобрете- ния права собственности. Основания приобретения права собственности в юридической литературе принято классифицировать на первоначальные (оригинарные) и производные, или деривативные. Обычно эту классифи- кацию проводят по критерию правопреемства — возникло ли право соб- ственности определенного лица в его «чистом» виде, вне связи с личностью правопредшественника, или же оно перешло от правопредшественника вместе с присущими ему юридическими достоинствами и недостатками. Существует взгляд, по которому основания приобретения права соб- ственности на первоначальные и производные разделяются по критерию воли собственника прекратить право собственности, ему принадлежащее, и создать из него право собственности другого лица. На самом деле — это две различных классификации, каждая из которых по-своему интересна и важна. 1 Нет, стало быть, ничего удивительного в том, что она оказалась непоследовательна (например, нормы о некоторых универсальных основаниях динамики разработчики раз- несли по различным параграфам главы 18 исходя из того, что они имеют свою специфику применительно к движимости и к недвижимости), и неполна (среди оснований нет таких, например, как сделка, приватизация, присвоение, принудительное отчуждение и изъятие и др.). Если попытаться устранить названные логические недостатки и привести содер- жание систематизации в соответствие с формой, то получим следующее. В число осно- ваний первой группы (универсальных) входят такие, как создание новой вещи (для себя и из собственных материалов), отделение плодов, оккупация бесхозяйной вещи, сделка, добросовестное приобретение и давность владения (приобретательная давность); второй — внесение взносов (паенакопления) членами потребительских кооперативов и самовольная постройка', третьей — переработка, добыча или сбор общедоступных вещей, оккупация брошенных вещей, находка вещи, содержание безнадзорных животных и открытие клада. Видно, что подразделения этой классификации оказались весьма неравноценны по своему составу и наполнению. 2 К сожалению, содержание их таково, что либо не добавляет ничего нового к уже име- ющимся нормам Кодекса, либо запутывает прежде, казалось бы, вполне ясные представ- ления и положения. Во всяком случае, необходимости в каком бы то ни было дополнении или иной корректировке тех двух перечней оснований динамики права собственности, что мы привели в пунктах 728 и 729 Учебника, они не вызывают, ничего нового в них не при- вносят. 50
§ 3. Основания одностороннего правособственнического эффекта (п. 731-7351) 731. Separatio (извлечение доходов). Вещное право на плоды (доходы) с имущества принадлежит собственнику вещи, их доставившей, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами, договором или не вытекает из существа отношений (ст. 136, абз. 2 п. 1 ст. 218 ГК; см. также п. 3 проектируемой статьи 240 Кодекса)1. Закон, иной правовой акт, договор об использовании имущества могут решать данный вопрос иначе; иное его решение может также определяться существом отношений; так, например, право участия в распределении доходов с имущества кор- порации имеют члены этой корпорации. Доходы, извлеченные от наруше- ния чужого права (неправомерно полученные, незаконные доходы), могут быть истребованы от правонарушителя потерпевшим в качестве убытков (абз. 2 п. 2 ст. 15). Основание возникновения права собственности на плоды будет различным для лиц, имеющих различные права их присвоения1 2. 732. Обращение в собственность общедоступных вещей. Статья 221 ГК относит к таковым: (1) ягоды, (2) рыбу, (3) другие водные биологиче- ские ресурсы, (4) животных3. Пока эти предметы находятся в естественном состоянии, они не представляют собой вещей — объектов чьего бы то ни было права собственности4. Для того, чтобы они таковыми стали, необ- ходимо (1) их искусственное вычленение из естественной среды — сбор, вылов, добыча и т.д. и (2) завладение ими или их захват (occupatio) либо совершение таких действий, которые являются необходимым условием приобретения фактического владения над вещами. Как самое вычленение этих предметов из естественной среды, так и завладение ими должны соот- ветствовать закону, общему разрешению собственника земельного участка, из естественной среды которого вычленен соответствующий предмет, или местному обычаю. 732к Завладение находкой. Находка — это факт обнаружения поте- рянной вещи, либо сама вещь, потерянная (случайно оставленная, забытая, выроненная) одним лицом и найденная другим. Находка как юридический 1 До 01.10.2013 применялось правило, что производительные приращения поступают в собственность лица, законное использование имущества которым привело к их образова- нию. 2 Так, собственник и обладатель «широкого» вещного права на плодоприносящую вещь, приобретают право собственности на плоды их отделением, обладатель иного вещного права — завладением отделенными уже плодами; иные лица — передачей им плодов их соб- ственником или обладателем «широкого» вещного права. 3 Разумеется, существуют и иные общедоступные для сбора или добычи вещи — различ- ного рода растения и их элементы, грибы, мхи, лишайники и пр.; столь же широко должны пониматься «животные», к которым следует относить не только собственно зверей (млеко- питающих), но и простейших, насекомых, земноводных, пресмыкающихся, птиц и т.д. 4 В большинстве европейских стран применяется иной подход — перечисленные пред- меты считаются принадлежащими собственнику соответствующего земельного участка, чаще всего — государству. Добытые в таких условиях общедоступные предметы подлежат сдаче добывшим их лицом собственнику участка, на котором осуществлена добыча (с воз- мещением затрат на нее), либо могут быть выкуплены им у собственника по установленным тарифам (расценкам). 51
факт представляет собой событие, само по себе не имеющее правовых последствий. Если человек просто пройдет мимо находки, то никаких прав и обязанностей находка не создаст. Они возникнут только в том слу- чае, если находчик завладеет найденной вещью и надлежаще о том объ- явит (ст. 227 ГК), — в таком случае он получит право обратить находку в свою собственность (оставить за собой), если в течение шести месяцев с момента объявления не будет установлено лицо, имеющее право полу- чить найденную вещь. Если оно обнаружится, то находчик будет обязан возвратить ему вещь, но получит право требовать возмещения понесен- ных им необходимых расходов на хранение, сдачу или реализацию находки, на обнаружение лица, имеющего право на вещь и, наконец, вознаграждения за находку в размере 20% ее стоимости. 7322. Содержание безнадзорных животных. Тот, кто задержал без- надзорных (пригульных, приблудившихся) домашних животных, должен, подобно находчику, сделать о том надлежащее объявление и принять меры к их содержанию (ст. 230 ГК); если он не имеет возможности содержать животных самостоятельно, он обязан озаботиться поисками такого лица и передать животных на содержание ему. Именно лицу, содержавшему задержанных безнадзорных животных, предоставляется право обращения их в свою собственность в случае неявки их собственника в течение шести месяцев со дня объявления (п. 1 ст. 231); одно только их задержание такого права не дает1. 7323. Открытие клада. Клад — это сокрытые ценные предметы, соб- ственник которых не может быть установлен либо в силу закона утра- тил на них право. Он поступает в собственность лица, которому принад- лежит скрывавшая его вещь (земельный участок, строение и т.п.), и лица, обнаружившего таковой, в равных долях, если соглашением между ними не установлено иное (п. 1 ст. 233 ГК). Входящие в состав клада предметы- памятники истории или культуры подлежат передаче в государственную собственность за вознаграждение в размере пятидесяти процентов стоимо- сти клада (п. 2 ст. 233), — оно и подлежит разделу между указанными выше лицами. Эти правила не применяются к тому, кто искал клад без согла- сия собственника скрывавшей его вещи (п. 1 и 2 ст. 233), а также к лицам, для которых поиск клада был трудовой или служебной обязанностью (п. 3 ст. 233). 7324. Принятие наследства. Смерть гражданина и его объявление умер- шим — юридические факты, которые влекут открытие наследства — т.е. (1) прекращение всех прав и обязанностей наследодателя с (2) одновре- менным возникновением у наследников по закону и (или) завещанию права приобретения тех из них, что составляют наследственную массу 1 Кроме того, российский ГК учитывает, что у домашних животных могут сформиро- ваться привязанности к определенному лицу — прежнему собственнику; при их сохранении последний вправе требовать возврата животных себе в собственность даже в случае явки по истечении шестимесячного срока на условиях, определяемых по соглашению с новым собственником или судом (п. 2 ст. 231). Разумеется, собственник возвращенных ему безнад- зорных животных обязан возместить все расходы по их содержанию и вознаградить лицо, задержавшее (!) их. 52
или наследство, для себя. Право собственности — одно из прав, входящих в состав наследства. Для приобретения наследства наследник должен его принять. Акт принятия наследства влечет его приобретение наследником, причем, (а) оно считается принадлежащим наследнику с момента своего открытия и (б) вместе с обязанностями, на него приходящимися, в сумме, однако, (в) не превышающей стоимости приобретенного им актива наслед- ства1. 7325. Приобретение трофеев. Трофеи — это оружие и иное имущество, предназначенное либо фактически используемое для целей ведения военных действий, а также служащее предметом контрибуций, сборов и повинно- стей, взимаемых военной властью государства-захватчика с частных лиц (организаций и населения), проживающих на оккупированной территории. К категории трофеев следует отнести также предметы репараций, получа- емых государством-победителем с побежденного государства, имущество, используемое для ведения пиратского промысла, имущество экстремист- ских, террористических и иных преступных организаций (шаек, банд, пре- ступных группировок, мафиозных кланов и т.д.), а также отдельных лиц (экстремистов, террористов и т.п.), используемое в целях совершения пре- ступлений1 2. 733. Accessio (приращение к недвижимости). Римский принцип, согласно которому «...второстепенная вещь, присоединившаяся к главной, увлекается юридической судьбой главной вещи, подчиняясь всем тяго- теющим над нею правам», применим и в настоящее время3 *. Так, земля, примкнувшая к существующему уже участку в результате намыва, наноса или высыхания дна водоема, поступает в собственность собственника той земли, с которой этот вновь возникший участок оказался территориально связан. Самопроизвольно возникший в водоеме остров принадлежит соб- ственнику близлежащего берега либо (при его равном удалении от каж- дого берега) делится пополам. В собственность собственника земель- ного участка должна поступать и возведенная на нем без его разрешения постройка, а собственник строения должен стать собственником всякой надстройки или пристройки к нему, незаконно осуществленной третьим лицом (см. об этом ниже). 7331. Quasi-accessio (естественное возникновение новых вещей). К случаям, подобным accessio, должны быть причислены также естествен- ное произрастание деревьев, кустарника и иной растительности, падение плодов с соседских деревьев, а также случаи самопроизвольного поступле- ния вновь возникших вещей в обладание (на участок, в строение, помеще- ние или в руки) определенного лица. Так, оставленный в весеннее поло- водье рекой на прибрежных участках слой ила и водорослей, значительно повышающий их плодородие, поступает в собственность лиц — собствен- 1 Подробное рассмотрение существа и порядка принятия наследства осуществляется в гл. 35 Учебника (о наследственном праве). 2 Присвоение трофеев регулируется международными соглашениями и изданными в соответствии с ними распоряжениями оккупационных властей. 3 Отсутствие прямого указания о нем в нашем законодательстве объясняется его само- очевидностью и несомненностью, по крайней мере, в отношении недвижимых вещей. 53
ников тех самых участков, на которые он осел. Извергнутые из недр горные породы, камни, пепел, застывшая магма, лава и т.п., упавшие на Землю есте- ственные небесные тела и, наконец, выброшенные водой или перенесенные по воздуху обломки погибших или уничтоженных вещей, не поддающиеся идентификации и т.п., поступают в собственность лица, к недвижимости которого они «приросли». 7332. Поступление имущества в собственность по основанию вымо- рочности. Если по смерти гражданина отсутствуют наследники по закону и завещанию, либо все они лишены наследодателем наследства, отстранены от наследования или безадресно от него отказались, либо никто из них его не принял, то наследство считается выморочным (ст. 1151). Выморочное имущество (включая выморочные права собственности) переходит в силу самого факта (или по основанию) своей выморочности по общему пра- вилу — к Российской Федерации, за исключением прав и долей в правах на (а) жилые помещения и (б) земельные участки — таковые поступают в муниципальную либо в государственную собственность городов Москвы и Санкт-Петербурга, в зависимости от того, на чьей территории нахо- дятся. Выморочные права считаются принадлежащими соответствующему публичному образованию с момента открытия наследства и переходят, будучи обремененными обязанностями наследодателя, но, опять-таки, не в полном объеме, а только в сумме, не превышающей ценности вымороч- ных прав. 734. Судебное установление права публичной собственности на бес- хозяйную недвижимую вещь. Объектами права собственности, уста- навливаемого согласно урегулированной в п. 3 и 4 ст. 225 ГК процедуре, могут быть только бесхозяйные недвижимые вещи. Субъектами, которые могли бы приобрести право собственности на таковые, являются муници- пальные образования и два города федерального значения (Москва и Санкт- Петербург). Условием судебного установления права муниципальной или государственной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь является ее принятие на учет органом по государственной регистрации прав на недвижимость; оно осуществляется по заявлению заинтересован- ного органа публичной власти. По истечении одного года со дня принятия вещи на учет орган управления публичной собственностью может обра- титься в суд с требованием о признании ее поступившей в государственную или муниципальную собственность. Это требование не подлежит удовлет- ворению в случае явки собственника, оставившего вещь, либо поступления ее в чье-либо владение, годное для давности. 7341. Самовольная постройка. В понятии самовольной постройки по действующему ГК (п. 1 ст. 222) смешаны два различных понятия — постройка, возведенная (а) на чужом земельном участке без разрешения его собственника и (б) хотя бы и на своем участке, но с нарушением гра- достроительных и строительных норм и правил^ Институт самовольной 1 Такое нарушение не имеет никакого отношения к институту самовольной постройки, а представляет собой использование земельного участка с нарушением законодательства и является основанием для изъятия такого участка по ст. 284—286 ГК. 54
постройки предназначен для разрешения коллизий интересов, с одной стороны, собственника участка, заинтересованного в приобретении постройки, но не потратившегося на ее строительство, а с другой — тре- тьего лица, постройку за свой счет воздвигшего (застройщика), но без раз- решения собственника. В силу принципа accessio cedit principal самовольная постройка должна поступать в собственность собственника земельного участка, на котором она возведена, с возмещением последним застройщику понесенных им на возведение постройки необходимых расходов1. По нашему ГК это тоже возможно, но общим правилом является обязанность застрой- щика по сносу самовольной постройки своими силами и за свой счет без какой-либо компенсации1 2. 735. Смерть. Субъективное право должно быть прикреплено к своему обладателю, разрушение (или прекращение существования) которого должно вести, следовательно, к гибели (прекращению) всех его субъектив- ных прав, не исключая права собственности. Со смертью своего субъекта- гражданина прекращается и его право собственности. Сказанное не проти- воречит устоявшимся представлениям о наследовании как правопреемстве, поскольку его существо как раз и состоит в прекращении прав наследода- теля с их возникновением в лице наследника, принявшего наследство, кото- рое к тому же соединяется не с самой смертью, а с особым юридическим актом — односторонним действием — принятием наследства (см. п. 7324 Учебника). 735К Разрушение объекта. Вещное право, будучи правом абсолютным, имеет своим объектом индивидуально определенную вещь; следовательно, физическое либо юридическое прекращение существования вещи должно приводить к прекращению права собственности на нее. Физическая гибель вещи имеет односторонний прекращающий правособственнический эффект независимо от причин, ее вызвавших3. Вещь может погибнуть не только физически, но и юридически — из-за утраты индивидуализирующих при- знаков или же в результате ее изъятия из оборота4. § 4. Основания регулятивного двустороннего эффекта (п. 736—740) 736. Specificatio (переработка движимости). Право собственности на новую движимую вещь, изготовленную путем переработки собственных материалов для себя, приобретается ее изготовителем (абз. 1 п. 1 ст. 218 ГК). Конфликт между лицом, осуществившим переработку чужих материалов, 1 Разумеется, ничто не мешает собственнику и застройщику договориться об ином, а также установить иные правила для самовольных построек, возведенных на государствен- ных и муниципальных землях. 2 Эти правила mutatis mutandis должны применяться к самовольным надстройкам и при- стройкам к зданиям и сооружениям. 3 Но если в результате гибели образуются материальные следы (останки), которые сами являются вещью или вещами, то будет точнее говорить о юридическом факте объектно-дву- стороннего правособственнического действия: право собственности на вещь прекратилось, а право собственности на ее материальные останки возникло (см. п. 7473 Учебника). 4 В данном параграфе нас будет интересовать только последний случай, так как первый дает опять-таки двусторонний правособственнический эффект (см. п. 7472 Учебника). 55
с их бывшим собственником призваны разрешить нормы ст. 220 ГК. Право собственности на вещь, изготовленную переработкой чужих материалов, приобретается бывшим собственником материалов, который обязан возме- стить стоимость переработки осуществившему ее лицу. Но если стоимость переработки существенно превышает стоимость материалов, то право соб- ственности на новую вещь приобретает лицо, которое добросовестно осу- ществило переработку для себя, при условии возмещения собственнику их стоимости (п. I)1. Недобросовестный переработчик права собственности не приобретает и обязан возместить убытки, причиненные собственнику материалов их утратой (п. 3). 7361. Строительство (создание новой недвижимой вещи). Строитель- ство — та же переработка, отличающаяся от specificatio хозяйственно-нераз- рывным соединением своего результата с участком земли, водной поверх- ности, леса или недр. Право собственности на объект строительства (в том числе незавершенного) приобретает лицо, за счет которого оно осущест- влено, — так называемый застройщик, — с момента его государственной регистрации (ст. 219 ГК). Она осуществляется на основании документов, подтверждающих факт законного возведения объекта недвижимости за счет застройщика. Вопрос о том, кто физически осуществил строительство — сам застройщик или нанятое им третье лицо (подрядчик), — в данном слу- чае значения не имеет; важно, что оно осуществлено за счет застройщика. 737. Traditio (передача) движимой вещи по обязательственному договору. Возникновение права собственности на вещь у ее приобрета- теля по обязательственному договору и прекращение права собственности на таковую у ее отчуждателя п. 1 ст. 223 ГК связывает с передачей вещи, если иное не предусмотрено законом или договором1 2. Передачей признается вру- чение вещи приобретателю, ее сдача перевозчику для отправки или органи- зации связи для пересылки приобретателю, если вещь отчуждена без обяза- тельства доставки (п. 1 ст. 224). Ту же систему (связку) сделки и передачи (основания и момента возникновения права) предполагается сохранить и в новых (проектируемых) нормах (ст. 259, 260) Кодекса; их топогра- фия (размещение) в общей системе акта такова, что позволяет применить их лишь к отношениям по поводу одних только движимых вещей. Де-факто именно так обстоит положение дел сейчас и обстояло прежде, а в сфере отношений, касающихся недвижимости, связка «сделка + передача» заме- нялась связкой «сделка + регистрация». 7371. Вещный договор. Пункт 1 ст. 223 ГК приурочивает динамику права собственности по обязательственному договору к моменту передачи вещи, если иное не предусмотрено договором. Но договор, предусматри- 1 Если переработка осуществляется по договору подряда, т.е. для другого лица, то соб- ственником созданной в ее результате вещи должно становиться именно это последнее. Даже если обрабатываемые материалы предоставляются подрядчиком, это не имеет значения, так как эти материалы закупаются и обрабатываются подрядчиком в чужом интересе и на чужой счет. 2 Законодательное исключение из этого правила всего одно и касается оно имущества, отчуждение которого подлежит государственной регистрации: право собственности на такое имущество возникает с момента государственной регистрации, если иное не предусмотрено законом (п. 2 ст. 8, п. 1 ст. 131 и п. 2 ст. 223 ГК). 56
вающий «иное», — прекращение права собственности отчуждателя и его возникновение у приобретателя немедленно в момент своего заключения, безотносительно к передаче вещи-объекта такого права, — перестает быть договором обязательственным и становится договором вещным. Вещные договоры — вид распорядительных сделок (см. п. 556 Учебника). Нормы абз. 1 п. 2 ст. 218, а также ст. 223, 224 и 556 ГК называют именно договор или иную сделку об отчуждении вещи основанием прекращения и приоб- ретения права собственности, но, судя по всему, имеют в виду под словом «договор» договор обязательственной направленности; вещных договоров нашему ГК неизвестно1. 738. Добросовестное приобретение. Мы уже знаем (см. п. 259 Учеб- ника), что ст. 302 ГК допускает добросовестное приобретение права соб- ственности на вещь от лица, не способного эту вещь отчуждать в двух следующих случаях, а именно — при добросовестном приобретении: (1) денег (денежных знаков) и ценных бумаг на предъявителя} (2) иных вещей, выбывших из законного владения по воле владельца, если их приоб- ретение было возмездным. Логически развивая эти правила, следовало бы допустить добросовестное приобретение (3) всяких вообще ценных бумаг, обладающих свойством публичной достоверности, и (4) недвижимых вещей от лица, поименованного в Едином государственном реестре прав на недви- жимое имущество (ЕГРП) на недвижимое имущество в качестве их соб- ственника. Добросовестное приобретение — альтернатива приобретению вещи по договору: добросовестный приобретатель вправе ссылаться в обо- снование состоявшегося приобретения на добросовестное совершение им всех необходимых приобретательных действий. Они и служат основанием его права собственности даже в отсутствие необходимых в обычной ситуа- ции действий отчуждательных1 2. 739. Внесение взносов. Нашим законом здесь обнимаются два вида ситуаций: (1) выплата пая членом потребительского (жилищного, жилищно-строительного, дачного, гаражного и т.п.) кооператива (п. 4 ст. 218 ГК) и (2) внесение взносов в общее имущество и имущество организа- ций, в том числе юридических лиц (например, супругом или иным членом семьи в общее (семейное) имущество, товарищем — в общее имущество товарищества, членом общественного объединения — в имущество этого последнего или, наконец, учредителем юридического лица в имущество такового). Из сказанного видно, что ситуации типа (1) являются разно- видностью ситуаций типа (2). Все категории взносов объединяются прави- лом, согласно которому передача имущества, составляющего взнос, влечет прекращение на него права собственности вносителя и возникновение права собственности получателя. О прекращении права собственности учреди- теля юридического лица на взносы и о возникновении такого права у этого юридического лица см. п. 3 ст. 213 ГК. 1 По вещной модели может быть сконструирован любой договор об индивидуально-опре- деленной вещи. Классический пример в этом отношении представляет собой договор купли- продажи по старому русскому и современному англо-американскому праву: право собствен- ности по такому договору переходит от продавца к покупателю в момент его заключения. 2 См. еще абз. 2 п. 2 ст. 335 ГК о добросовестном приобретении залогового права. 57
740. Приватизация и деприватизация. Приватизацией называется обязательное для публично-правового образования отчуждение принадле- жащих ему вещей в частную собственность. Гражданско-правовой режим приватизации определяется специальным законодательством — Зако- ном РСФСР от 04.07.1991 № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (в части приватизации жилых помещений гражданами, в них проживающими) и Федеральным законом от 21.12.2001 № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имуще- ства» (в части иного публичного имущества). Нормы ГК о приобретении и прекращении права собственности применяются к приватизации только в субсидиарном порядке (ч. 2 ст. 217, п. 2 ст. 235 ГК). Деприватизация — процесс, обратный приватизации, «запускаемый» по инициативе частных лиц и также обязательный для публично-правовых образований. В насто- ящее время право на деприватизацию имеют только граждане, а ее объек- тами могут быть только приватизированные ими жилые помещения. § 5. Основания охранительного двустороннего эффекта (п. 741-7473) 741. Присвоение предметов депроприации. Депроприация — это одно- сторонний отказ лица от права собственности. Собственник может отка- заться от него, «...объявив об этом либо совершив другие действия», опре- деленно о нем свидетельствующие (ч. 1 ст. 236 ГК), например выбросив вещь. Сами по себе эти действия еще не приводят к прекращению права собственности, от которого собственник отказался. Депроприация движи- мых вещей дает заинтересованным лицам право обратить таковые в свою собственность одним из следующих способов: (1) присвоением с последу- ющим судебным признанием их бесхозяйными (абз. 2 п. 2 ст. 226) либо (2) одним только присвоением (если речь идет о вещах, перечисленных в абз. 1 п. 2 ст. 226). Первый способ можно назвать судебно-оккупационным, второй — чисто оккупационным, 7411. Оставление предмета залога за собой залогодержателем. «...В случаях и в порядке, которые предусмотрены законом, требование зало- годержателя может быть удовлетворено путем передачи предмета залога залогодержателю (оставления у залогодержателя)» (абз. 2 п. 1 ст. 334 ГК). Гражданский кодекс предусматривает два таких случая: (1) по соглашению сторон, если залогодателем является лицо, осуществляющее предприни- мательскую деятельность (п. 2 ст. 350.1); (2) из-за несостоявшихся повтор- ных торгов по реализации предмета залога (п. 5 и 6 ст. 350.2). Реализация этого права осуществляется односторонним действием залогодержателя — «оставлением» предмета залога «за собой». Вследствие данного действия право собственности залогодателя на предмет залога прекращается, а зало- годержателя — возникает. 7412. Поднятие бесхозяйного затонувшего имущества. Затонувшее в море или внутренних водах имущество, по истечении года, считается бес- хозяйным, если его собственник не заявил капитану ближайшего морского торгового порта (или бассейновому органу государственного управления 58
на внутреннем водном транспорте) о своем намерении его поднять, либо хотя и заявил об этом, но в установленный ему срок имущества не под- нял (ст. 110 КТМ и ст. 48 КВВТ). Такое имущество может быть обращено в собственность любым заинтересованным лицом, фактически его присво- ившим и (если это необходимо) подавшим в суд заявление о признании такого бесхозяйным. Случайно поднятое затонувшее имущество подлежит сдаче портовым властям (бассейновому органу) и должно быть выдано собственнику с выплатой последним лицу, сдавшему таковое, вознаграж- дения в размере 1/3 стоимости имущества (ст. 114 КТМ, 52 КВВТ). 7413. Распределение ликвидационного остатка. По общему правилу «...оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество юридического лица [ликвидационный остаток] передается его учреди- телям (участникам), имеющим вещные права на это имущество или кор- поративные права в отношении юридического лица...», либо (при ликви- дации некоммерческой организации) «...направляется в соответствии с уставом... на цели, для достижения которых она была создана, и (или) на благотворительные цели» (п. 8 ст. 63 ГК). На самом деле, здесь имеет место не передача, а присвоение ликвидационного остатка управомоченными лицами, — односторонний акт, сходный с принятием наследства (п. 7324 Учебника). Ликвидационный остаток поступает как единое целое в общую долевую собственность управомоченных лиц, после чего и распределяется между ними по соглашению. Если по поводу той или иной вещи достичь соглашения не удается, то ликвидационная комиссия должна продать ее с торгов и разделить между управомоченными лицами полученную таким образом денежную выручку. 742. Принудительное изъятие. Право собственности может быть пре- кращено принудительным изъятием вещи из владения собственника, сопро- вождаемого ее присвоением изъявшим лицом или передачей кому-либо другому. ГК знает всего три случая принудительного изъятия в строгом смысле этого слова: (1) для целей обращения взыскания по обязательствам собственника (ст. 237 ГК) и (2) земельного участка, предназначенного для сельскохозяйственного производства или жилищного строительства, не использованного в течение трех лет со дня предоставления (приобрете- ния), или (3) любого земельного участка, используемого с нарушением зако- нодательства (ст. 284-287)1. Определение изъятия как принудительного означает, что оно осуществляется действиями публичной власти с соблюде- нием ч. 3 ст. 35 Конституции, т.е. по решению суда, при условии предвари- тельного и равноценного возмещения собственнику стоимости изымаемого имущества. 743. Принудительное отчуждение или выкуп. Принудительное отчуж- дение отличается от принудительного изъятия тем, что является возмезд- ным в узком смысле этого слова', денежный эквивалент стоимости принуди- тельно отчужденного имущества подлежит выдаче (выплате) собственнику либо лицом, принуждающим его к отчуждению имущества, либо третьим 1 Вероятно, Кодекс вскоре пополнится случаями принудительного изъятия контрафакт- ных материальных носителей информации и средств, используемых при их производстве. 59
лицом. Предметом принудительного отчуждения по нашему законодатель- ству может быть: (1) имущество, которое в силу закона не может при- надлежать данному лицу (ст. 238 ГК); (2) недвижимость, находящаяся на земельном участке, изымаемом у его собственника (ст. 239, п. 2 ст. 272); бесхозяйственно содержимые (3) культурные ценности (ст. 240), (4) домаш- ние животные (ст. 241), либо (5) жилое помещение (ст. 293); (6) земельный участок, отчуждаемый для государственных или муниципальных нужд (ст. 279-282). 744. Реквизиция. Реквизиция (ст. 242 ГК) представляет собой возмезд- ное изъятие имущества в интересах общества по решению государственных органов в случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотий и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер. От других видов принудительного изъятия реквизиция отличается своими целями и внесу- дебным применением. Бывший собственник вправе через суд (1) оспари- вать оценки стоимости реквизированного имущества или (2) требовать его возврата, если обстоятельства, в связи с которыми произведена рекви- зиция, прекратились1. 7441. Конфискация. Конфискация (ст. 243 ГК) — это безвозмездное изъятие имущества у собственника, осуществляемое в случаях, предусмо- тренных законом, по решению суда в виде санкции за совершение престу- пления (см. перечень таковых вместе с общим определением конфискации в ст. 104.1 УК) или иного правонарушения (ч. 2 ст. 3.3, ст. 3.7 КоАП) — так называемая административная конфискация или изъятие орудий совершения и предметов административных правонарушений. Последний тип конфискации преследует не только карательные, но и превентивные (предупредительные) цели. Не вполне понятно и ее наименование адми- нистративной, поскольку и такая конфискация может назначаться только в судебном порядке1 2. 7442. Национализация. Национализация (ст. 306 ГК) — это законное распоряжение публичной власти о прекращении права частной собствен- ности и (или) права частного участия в делах и капиталах организаций и возникновении соответствующего права у государства. Национализа- ция имеет целью обеспечение функциональности экономической системы или ее известного сектора в экстремальных условиях (революции, войны, кризиса и т.п.). Это всегда возмездный акт, что вытекает из ч. 3 ст. 35 Кон- ституции о предварительном и равноценном возмещении за любые объ- екты прекращаемого права частной собственности3. Федерального закона, который устанавливал бы основания и регулировал бы порядок осущест- вления конфискации, пока не имеется (см. законопроекты № 97034630-2, 97802740-2, 500684-5). 1 В части, не противоречащей Конституции и ГК РФ, реквизиция регулируется Свод- ным законом РСФСР от 28.03.1927 «О реквизиции и конфискации имущества». 2 В части, не противоречащей Конституции и ГК РФ, конфискация регулируется Свод- ным законом РСФСР от 28.03.1927 «О реквизиции и конфискации имущества». 3 С некоторой долей условности национализацией (а иногда и муниципализацией) можно было бы назвать основания динамики права собственности, рассмотренные в п. 7323, 7332, 734, 7341, 740 (в части деприватизации), 742 и 743 настоящего Учебника (см.). 60
745. Давностное владение. В действующем российском законодатель- стве данный институт именуется приобретательной давностью (ст. 234 ГК) и определяется как срок добросовестного, открытого и непрерывного владения чужим имуществом1, с истечением которого владелец становится его собственником, а бывший собственник им быть перестает. В действи- тельности юридическим фактом правособственнического значения явля- ется не срок, а само владение чужим имуществом в течение этого срока (давностное владение). Для возникновения права собственности по дав- ности на недвижимую вещь необходимо установление факта давностного владения судом; на движимые вещи — ничего специально устанавливать не нужно. Продолжительность приобретательной давности составляет 5 лет для движимых и 15 лет для недвижимых вещей, исчисляемых со дня истечения давности виндикации предмета владения у его владельца или его предшественника. 745Давностное владение по проектируемым изменениям ГК. Среди условий применения давности п. 1 проектируемой ст. 242 ГК более не пла- нирует упоминать о таком, как добросовестность владения. Это значит, что предполагается допустить возможность приобретения по давности даже таких вещей, о которых их владельцам было известно, что таковые им не принадлежат и принадлежать не могут. На этот случай законода- тель предложил увеличить продолжительность давностного владения вещами (как недвижимыми, так и движимыми), выбывшими из владения собственников помимо их воли, до 30 лет. В результате давностный вла- делец в течение всего этого времени будет жить под «дамокловым мечом» виндикационного иска собственника (п. 3 проектируемой ст. 242). Суще- ствующий ныне субъективный критерий применения давности (добро- совестность) предполагается заменить критерием объективным (способ выбытия вещи из владения собственника). 7451 2. Прекращающий эффект давностного владения и погасительная давность. Давностное владение влечет не только возникновение права соб- ственности на вещь у давностного владельца ею (позитивное действие), но и прекращение права собственности лица, не владевшего своей вещью в течение приобретательной давности (негативное действие). В этом (последнем) контексте давность приобретательная с не меньшим успе- хом и смыслом может быть названа также давностью отчуждательной или погасительной. Существует ли погасительная давность как самосто- ятельный институт? применяется ли она в отсутствие давностного вла- дения? Поскольку общего правила по этому вопросу в законодательстве не содержится, ответ на него в общем случае должен быть отрицатель- ным. Это, однако, не отвергает самой возможности существования такого института в случаях, прямо предусмотренных законом (см. п. 1 ст. 233 ГК2, ст. 110 КТМ, ст. 48 КВВТ). 1 Существо этих требований к давностному владению раскрывается в п. 15 постановле- ния Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22. 2 Данная норма, давая определение клада, поминает о ценностях, «...собственник кото- рых... в силу закона утратил на них право». В силу какого же «закона» лицо могло бы утра- тить право на сокрытые им ценности? Только в силу ст. 234 ГК, которую следует прочесть О 61
746. Универсальное правопреемство. Это понятие (§ 7 гл. 8 Учебника) относится не только к праву собственности, но и ко всяким вообще субъек- тивным правам. Здесь достаточно указать лишь на то, что право собствен- ности — одно из субъективных прав, допускающих преемство, в том числе универсальное. Как уже говорилось (п. 2602 Учебника), существует четыре вида универсального правопреемства — (1) наследственное] (2) вымороч- ное] (3) реорганизационное и (4) в имущественных комплексах] первые два базируются на двух (или нескольких) юридических фактах, каждый — одностороннего правособственнического эффекта (они были рассмотрены в п. 7324 и 7332 Учебника); последние два — каждое на своем собственном (одном) факте двусторонней правособственнической направленности — решении о реорганизации и сделке. 747. Смешение вещей. Смешение однородных движимых вещей, при- надлежавших разным лицам, приводит к (1) прекращению прав собствен- ности на предметы смешения и (2) возникновению права собственности на результат смешения. Считают, что результат смешения поступает в общую долевую собственность лиц — бывших собственников предметов смешения. В действительности право собственности на результат смеше- ния принадлежит лицу, фактически владеющему таковым, а основанием его возникновения является возникновение новой вещи в его владении. Если сме- шение произошло по воле другого бывшего собственника, то такое решение вопроса интересов этого лица не нарушает; если же смешение было резуль- татом действий приобретателя результата или случайным, то средством защиты интересов другого бывшего собственника будет деликтное либо кондикционное требование. 7471. Соединение и присоединение. Соединение в строгом смысле слова — направленное или случайное сцепление, скрепление, сплав и т.п. однородных вещей — юридически почти равносильно смешению. Новая вещь — результат соединения, поступает в собственность лица, в чьем вла- дении она образовалась, а права собственности на вещи, ставшие предме- тами соединения, в момент такого соединения прекращаются* 1. От соеди- нения нужно отличать присоединение к вещи одного рода вещи другого рода с целью повышения стоимости той из вещей, к которой осуществляется присоединение. Такой процесс не создает новой вещи, но (1) изменяет вещь, к которой осуществлено присоединение, и (2) уничтожает вещь присоеди- ненную. Если бывший собственник последней лишился ее помимо своей воли, он получает деликтное требование к собственнику вещи, за его счет улучшенной. 7472. Утрата вещью индивидуализирующих признаков. В данном пун- кте имеется в виду утрата иная, чем ставшая результатом смешения и сое- Э примерно так: лицо, которое не владеет своим недвижимым имуществом непрерывно в тече- ние 15 лет, а движимым в течение 5 лет, хотя имеет возможность такое владение законно вернуть, утрачивает право собственности на это имущество (погасительная давность). 1 Исключение — случай, когда соединенные вещи не утратили индивидуализирующих признаков и могут быть без ущерба для своей ценности разделены. Такое соединение право- собственнических последствий не производит. Соединившиеся вещи подлежат разделению (отделению) и выдаче их собственникам. 62
динения. Она влечет невозможность для ее собственника доказать право своей собственности. Следовательно, вещь, смешавшись с иными однород- ными вещами или оставив владение собственника, как объект его права собственности погибает. Но если она остается во владении данного лица, его право собственности не прекращается, так как фактором, индивидуали- зирующим вещь, продолжает служить само владение. 7473. Неполное физическое разрушение вещи. Неполной называется такая физическая гибель вещи, которая сопровождается сохранением мате- риальных следов (останков) погибшей вещи. Данный факт влечет прекра- щение прежде существовавшего права собственности (на вещь погибшую) и возникновение нового (на вновь возникшие материальные предметы). Таково двусторонне-объектное правособственническое действие данного факта. § 6. Ограничения права собственности (п. 748-752) 748. Верхний предел права собственности. Право собственности является абсолютным лишь в той мере, в какой оно не стеснено зако- нодательными ограничениями, установленными для достижения любой из целей, перечисленных в ст. 55 Конституции РФ (ст. 1 ГК). В их рам- ках право собственности (включая способность к его приобретению и распоряжению им) может осуществляться собственником в полном соответствии с принципами частного права — свободно и по своему усмотрению (см. п. 2 ст. 209 ГК; см. также п. 81, § 4 гл. 1, п. 503, 505 и сл. Учебника). Большинство известных действующему законодатель- ству ограничений в деле осуществления права собственности связано со стремлением государства добиться выполнения социальных функций вещами некоторых категорий, а именно: (1) землей и другими природ- ными ресурсами', (2) зданиями, сооружениями, предприятиями и помеще- ниями', (3) воздушными и морскими судами, судами внутреннего плавания, автотранспортными средствами', (4) вещами специфического назначе- ния (оружием, взрывчатыми веществами, ядами, наркотическими сред- ствами и др.). 749. Ценовые ограничения. Ограничения и условия, устанавливаемые законодательством в деле реализации правомочия распоряжения вещами, обычно являются косвенными1. Они выражаются в практике государствен- ного стимулирования и принуждения хозяйствующих субъектов к отчуж- дению производимых ими продукции и товаров, выполнению работ и ока- занию услуг по регулируемым ценам и тарифам (отсюда их обобщенное 1 Ограничения, выраженные прямыми законодательными запретами, касаются акций некоторых акционерных обществ, в том числе АО «Газпром», АО «Атомэнергопром» и АО «РЖД» (до недавнего времени в этом перечне присутствовало также АО «ЕЭС России»). Примеры ограничений, касающихся вещей, см. в законодательстве о приватизации, в Феде- ральных законах от 27.02.2003 № 29-ФЗ «Об особенностях управления и распоряжения иму- ществом железнодорожного транспорта», от 05.02.2007 № 13-ФЗ «Об особенностях управ- ления и распоряжения имуществом и акциями организаций, осуществляющих деятельность в области использования атомной энергии...» и др. 63
наименование ценовыми). Единственный род таких ограничений, которые можно было бы признать обоснованными, касается собственности лиц, занятых естественно-монопольной деятельностью. Любые другие ограни- чения собственников в праве определения цены и иных условий отчужде- ния своих вещей могут быть признаны законными, лишь когда они пред- ставляют собой факторы, подлежащие учету при определении цены самим собственником (налоги, сборы, пошлины, квоты и пр.), но не подменяют собой самого этого определения, не осуществляют его за собственника и вместо него. 750. Субъектные ограничения. Права всех собственников — граждан, юридических лиц, Российской Федерации, ее субъектов и муниципаль- ных образований — осуществляются и защищаются равным образом (п. 2 ст. 212 ГК). Но способность к приобретению права собственности у различ- ных видов субъектов неодинакова: то, какие объекты могут приобретаться в собственность, а также то, по каким основаниям собственность может приобретаться и прекращаться, зависит, среди прочего, от того, к какому типу субъектов гражданского права относится потенциальный собственник (п. 3 ст. 212). Именно: в собственности граждан и юридических лиц (част- ной собственности) может находиться любое имущество, кроме того, что в соответствии с законом (п. 1 ст. 213) может находиться лишь в государ- ственной или муниципальной собственности (п. 3 ст. 212). Одни основа- ния динамики права собственности — такие, например, как внесение пая, смерть, бесплатная приватизация жилья — необходимо связаны только с гражданами, другие — формирование уставного капитала или фонда, распределение ликвидационного остатка — доступны только юридическим лицам, третьи — приватизация, принудительное изъятие и отчуждение, реквизиция, конфискация, национализация, муниципализация и пр. — только публично-правовым образованиям. 751. Бремя собственности (нижний предел права собственности). Согласно ст. 210 ГК «собственник несет бремя содержания принадлежа- щего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором». Содержание имущества — это (1) совершение действий и (2) несение рас- ходов, направленных на сохранение и поддержание свойств (качеств) иму- щества, позволяющих законно использовать его по целевому назначению. Кроме того, в понятие бремени собственности входит уплата (3) различ- ного рода налогов, сборов и пошлин за факт обладания определенным иму- ществом и (4) долгов, обременяющих вещь, — вещных или вотчинных выдач, включая ренту', (5) претерпевание действий различного рода третьих лиц, имеющих права на его вещь (например, действий кредитора по удержанию вещи и обращению на нее взыскания); (6) возмещение ущерба, причинен- ного другим лицам в ходе осуществления деятельности с собственным имуществом, а также в результате проявления им присущих ему естествен- ных свойств, а также (7) надлежащая (законная и правильная) утилизация имущества, пришедшего в негодность. 752. Риск случайной гибели вещи. Всякая вещь подвержена угрозе гибели или порчи по обстоятельствам, в наступлении которых не вино- 64
ват никто — ни сам собственник, ни посторонние лица1. Подобная гибель (порча) называется случайной (ср. с понятием случая из п. 669 Учебника). Неблагоприятные имущественные последствия реализации такого риска, подобно бремени содержания имущества, возлагаются на лицо, имеющее, с одной стороны, наибольшую заинтересованность в извлечении и эксплуа- тации благ, предоставляемых вещью, и наибольшие возможности по его пре- дохранению от действия таких случайностей — с другой. Поскольку таким лицом является собственник, ст. 211 ГК и постановляет, что он и именно он «...несет риск случайной гибели или случайного повреждения принад- лежащего ему имущества», если иное не предусмотрено законом (ст. 595, 669, 696, абз. 3 п. 1 ст. 705) или договором (например, купли-продажи, стра- хования, хранения). 1 Так, вещь может быть уничтожена землетрясением, ураганом, пожаром, возникшим вследствие удара молнии, или иным стихийным бедствием; далее вещь может погибнуть или испортиться вследствие проявления присущих ей естественных свойств, неизвестных собственнику или, возможно, что и известных, но таких, проявление которых собственник не мог предотвратить; наконец, вещь может погибнуть вследствие «рокового стечения обсто- ятельств» — уникального сцепления (сочетания) различных действий и событий, ни одно из которых само по себе обыкновенно такого результата не имеет.
Глава 27 ПРАВО ОБЩЕЙ СОБСТВЕННОСТИ § 1. Общее понятие (п. 753-7543) 753. Отношения общей собственности: понятие, предпосылки и сфера их образования и существования. Нередко случается так, что одни и те же вещи оказываются присвоенными одновременно несколькими лицами. Такое присвоение становится возможным и естественным в отноше- нии вещей, созданных (улучшенных) за счет средств и усилий нескольких лиц1. Коллективное присвоение становится вынужденным, если речь идет о дефицитных вещах, природа и свойства которых допускают возможность их коллективной эксплуатации1 2 3. Наконец, в правовую форму коллектив- ного присвоения может быть облечена ситуация недостаточной опреде- ленности в вопросе о субъекте принадлежности вещей3. Общественные отношения коллектива (совокупности) лиц, присвоивших известную вещь, со всеми другими лицами, а также отношения членов этого коллектива (сособственников) между собой принято называть общей или коллектив- ной собственностью. 7531. Общая собственность и юридическое лицо. Отношения общей собственности налицо там, где имеется множественность сособствен- ников — субъектов гражданского права. Как только их замещает собою один единый субъект, хотя бы и представляющий собою коллектив тех же самых сособственников, отношения общей собственности прекращают существование, заменяясь отношениями собственности индивидуальной — корпоративной, акционерной, кооперативной, общинной, общественной. Юридическая личность коллектива сособственников как бы отставляет последних на задний план по отношению к праву собственности на имуще- ство, превращает их из сособственников в соучастников общей деятельно- сти. Только отсутствие юридической личности (правосубъектности) у кол- 1 Положим, супруги (родственники, соседи, друзья, участники товарищества и т.п.) при- обрели квартиру, автомобиль, гараж, мебель и другое имущество; в таком случае каждый из супругов (членов семьи, соседей, друзей, товарищей), участвовавший в затратах на приоб- ретение имущества, вправе претендовать на известные выгоды от его использования. 2 Таковы в первую очередь недвижимые вещи: так, например, один и тот же земельный участок могут возделывать несколько лиц, на одном и том же лесном участке может про- мышлять более одного лица, равно как и пользоваться одним и тем же водоемом, пастбищем, сенокосом, горной выработкой также может более одного лица в одно и то же время. 3 Чаще всего так происходит при принятии несколькими сонаследниками наследства, распределенного между ними в идеальных долях, но не разделенного в натуре. 66
лектива в целом и создает почву для существования конструкции права общей собственности. Есть юридическое лицо — не может быть общей собственности; есть общая собственность — не может быть юридического лица. Одно с необходимостью исключает другое. 7532. Доверительный характер общей собственности. Инициатив- ное образование общей собственности может произойти только в пред- варительно сложившемся коллективе, члены которого не просто знакомы друг с другом, но и находятся между собой в тесных и крепких взаимо- отношениях, основой которых служит в первую очередь неограниченное взаимное доверие. Если же образование общей собственности является вынужденным шагом, то тут возможны два варианта развития событий. Первый — под влиянием потребности совместной эксплуатации вещи-объ- екта права общей собственности постепенно сложится сам собою коллек- тив сособственников, находящихся в тесных и крепких взаимоотношениях. Второй — отношения общей собственности просуществуют недолго, ибо найдется участник, который проявит инициативу в деле их изменения или разрушения (выдела своей доли из общей собственности или нату- рального раздела ее объекта). 754. Общая собственность и право общей собственности. В то время как общая собственность (понимаемая как экономическое отношение) отличается от собственности индивидуальной (персональной) довольно радикально, гражданско-правовая форма, в которую облекается то и дру- гое отношение, одинакова. Право общей собственности не представляет собой какого-то особого рода или вида права собственности вообще — это точно такое же (с содержательной точки зрения, пределов и гарантий его осуществления, охраны и защиты) право собственности, как то, что рас- сматривалось нами в предыдущей главе. Право общей собственности — это «нормальное» право собственности, но коллективной принадлежности. Оно не есть особый институт гражданского права, ибо абсолютно идентично по всем параметрам классическому «нормальному» субъективному праву собственности. 754к Право общей собственности как правовой институт. Право общей собственности как правовой институт (ст. 244—259 ГК) слагается из норм двух типов: (1) о самом праве общей собственности, т.е. норм, регламен- тирующих отношения коллектива сособственников (всякого и каждого сособственника, действующего по принципу «один за всех и все за одного») к другим (посторонним) лицам; (2) об отношениях между сособственни- ками, направленных на то, чтобы все посторонние лица (несмотря на мно- жественность сособственников и отсутствие единого субъекта — носителя права общей собственности) могли бы иметь дело не с совокупностью отдельных воль и волеизъявлений каждого из сособственников, а с их единой волей и актом ее изъявления. Задача гражданского права состоит в том, чтобы несмотря на вхождение в круг сособственников несколь- ких разных лиц и на отсутствие юридической личности у их коллектива, создать у посторонних лиц представление о том, что перед ними — один единый субъект, подобный тому, что характерен для права собственности индивидуальной принадлежности. Прибегайте к фикции! — рекомендует 67
право. Даже тогда, когда физически перед вами — коллектив лиц (носи- тели нескольких воль), считайте, что юридически вы имеете дело с одним актом изъявления одной общей воли; действуйте точно так же, как если бы перед вами было одно лицо. 7542. «Внешние» отношения сособственников. Вопрос о взаимодей- ствии коллектива сособственников с посторонними лицами (внешним миром) затрагивается российским законодательством в весьма незначи- тельной степени. Если право общей собственности — точно такое же право собственности, как и любое другое, то посторонние лица, противостоящие его обладателям (сособственникам), должны видеть перед собой не мно- жественность лиц, а единого (с точки зрения воли) собственника. Всякое добросовестное постороннее лицо, знающее о нахождении той или иной вещи в общей собственности нескольких лиц, может положиться на то, что в лице каждого сособственника перед ним выступает носитель общей воли всех сособственников. Добросовестное же постороннее лицо, не знаю- щее о том, что интересующая его вещь находится в общей собственности нескольких лиц, вправе исходить из предположения об отсутствии отно- шений общей собственности и не должно ничего терять, в случае если это его предположение не оправдается. 7543. «Внутренние» отношения сособственников. Нормы российского законодательства в сфере общей собственности занимаются, главным образом, регулированием взаимоотношений сособственников друг с дру- гом. Почему? Потому что тем самым законодатель стремится обеспечить по возможности максимально полное соответствие актов изъявления вовне воли отдельных сособственников их общей (корпоративной) воле. Реше- ние этой задачи и осуществляется посредством регулирования взаимных отношений между сособственникамщ можно сказать, что такое регули- рование является средством достижения главной цели — создать не одно только представление о выражении общей (единой) воли сособственников вовне, но и добиться содержательного подкрепления такого выражения, — т.е. того, чтобы вовне выражалась действительная общая воля сособствен- ников. § 2. Виды права общей собственности (п. 755-7581) 755. Виды общей собственности. В зависимости от той степени согла- сия и доверительности, которой характеризуются отношения сособствен- ников, решается вопрос о том, следует ли им определять пределы осущест- вления прав каждого из них или можно воздержаться от этого. В последнем случае предел осуществления права общей собственности каждого будет естественно и неизбежно зависеть от предела осуществления этого права другими соучастниками: там, где будет начинаться правоспособность одного, закончится правоспособность другого. Прежде общая собствен- ность со специальными пределами осуществления права каждым из сособ- ственников назывался имуществом раздельным, а общая собственность, где таких пределов не устанавливалось, — имуществом нераздельным. 68
По современной терминологии в первом случае будет иметь место общая долевая собственность, во втором — общая совместная собственность, или, иначе, общая собственность с определением и без определения сособ- ственнических долей (п. 2 ст. 244 ГК). Общая собственность предполагается долевой, если иное, — т.е. случаи образования совместной собственности, — не установлено законом (п. 3 ст. 244). Доли сособственников предполага- ются равными, если иное не установлено их соглашением и не может быть определено на основании закона (п. 1 ст. 245). 756. Гражданско-правовые формы отношений сособственников друг с другом (права сособственников): постановка вопроса. Про вещь, явля- ющуюся объектом права общей собственности, можно сказать, что она принадлежит всем сособственникам вместе, но в то же время не принад- лежит никому из них в отдельности. Но что в таком случае является объ- ектом права каждого из сособственников, каковы содержание и природа этого права? Проблема объекта сособственнического права широко дис- кутируется в литературе, а вот вопросы о его содержании и природе оста- ются слепыми пятнами в поле зрения ученых1. Предварительная оценка ситуации позволяет установить только то, что речь должна идти о некой относительной правовой форме, т.е. о возможности, направленной на иных (противостоящих его обладателю) сособственников, но не против других (посторонних) лиц. Все остальные характеристики данного права, равно как, впрочем, и его объекта, без специального их поиска и исследования остаются весьма неопределенными. 757. «Доля в вещи» (постановка проблемы объекта права сособствен- ника в отечественной литературе). Вопрос об объекте права сособствен- ников разъясняется всеми цивилистами примерно одинаковым — содер- жательно сходным, но от того не становящимся более ясным — образом. Право общей собственности означает принадлежность одной и той же вещи нескольким лицам «в интеллектуальных ее долях» (К. Н. Анненков); что это такое право, когда «...несколько лиц представляются субъектами одного и того же права собственности, так что каждому принадлежит иде- альная доля вещи, материальная же часть каждого сохозяина не может быть определена» (Д. И. Мейер); что «...предмет, оставаясь в сущности нераздельным, дробится на идеальные части и в каждой из этих частей собственность участника получает свою исключительность» (К. П. Побе- доносцев). Итак, объект сособственнического права имеет идеальную природу, а будучи сложенными вместе, они составят одно целое (матема- тическую единицу = вещь) — не более и не менее. Это означает, что доли сособственников не пересекаются друг с другом (не накладываются друг на друга), а следовательно, объект права каждого из них уникален, а само право обладает свойством исключительности; вместе с тем сонаправленная реализация всех прав со стороны всех сособственников даст реализацию права на вещь в целом, т.е. права собственности на нее. 1 По правильно определенному объекту сособственнического права можно будет свободно судить и о двух других вопросах, ибо содержание права, а значит, и его природа в значитель- ной степени предопределяются его объектом. Но на деле выявленные объекты сособственни- ческого права оказываются столь неопределенными, что не позволяют судить почти ни о чем. 69
7571. «Доля в ценности (доходности)» (развитие взглядов на про- блему объекта права сособственника). Трудность представления идеаль- ных долей в самой вещи — объекте права общей собственности («...в каждой материальной частичке вещи» (Д. И. Мейер) — привела к появлению иных представлений о предмете деления на сособственнические доли. Ни один из сособственников «...не в состоянии указать своей материальной части вещи, на которую ему исключительно принадлежало бы право собственно- сти. Вследствие этого обыкновенно принято говорить... об идеальной, мыс- лимой коле каждого участника..., и понимают эти части в смысле известной доли ценности вещи. При таком понимании идеальная доля реально выра- жается в доходности вещи» (В. И. Синайский). «...Право каждого из соб- ственников в отдельности имеет своим объектом только долю ценности вещи» (Г. Ф. Шершеневич). «Ценность» и «доходность» вещи — далеко не одно и то же: ценность определяется не одной только доходностью, но текущей стоимостью вещи и ее убыточностью. Согласившись с этим соображением, придется признать, что перед нами две различные теории: доли в ценности и доли в доходности1. 7572. «Доля в праве» (современный взгляд на проблему объекта права сособственника). Грамматическое толкование законодательных норм (в том числе и гл. 16 современного ГК) дает основание полагать, что законодатель не имеет в виду выделение нескольких отдельных субъ- ективных прав сособственников на какие-то самостоятельные объекты, а пытается сконструировать общее (принадлежащее нескольким лицам) право собственности. Соответственно, каждому из сособственников ока- зывается принадлежащей доля в самом праве общей собственности. Объ- ектом права каждого из сособственников является доля в праве общей соб- ственности — в каждом из его правомочий. Каждому из сособственников принадлежит соответствующее размеру его доли «количество» владения, пользования и распоряжения. Данная теория нам лично представляется неудачной хотя бы потому, что ее единственным основанием всегда было и остается чисто грамматическое соображение (законодательная терми- нология). Да и усмотреть какой-то практический смысл в понятиях типа «1/2 владения», «38% пользования», или, допустим, «57/108 распоряже- ния» довольно сложно. 758. Проблема объекта (наше мнение) и правовая форма отношений сособственников. Если верна сформулированная нами концепция кор- поративных отношений и корпоративной правоспособности как право- вой формы таких отношений (см. п. 176, § 9 гл. 6, п. 233, 279, 512 и 603 Учебника), то пресловутая проблема объекта сособственнических прав... попросту снимается оттого, что самих этих прав не существует. Те юриди- ческие возможности, которые оформляют «внутренние» отношения сособ- ственников, заставляя их считаться друг с другом в деле осуществления права собственности, представляют собой вовсе не субъективные права, 1 Многие цивилисты, однако, не видели никакой разницы ни между теориями доли в ценности и доходности, ни между ними обеими, с одной стороны, и теориями определения идеальной доли в вещи или в праве — с другой; более того, известен ряд цивилистов, в рабо- тах которых одновременно отстаиваются различные позиции в качестве... равнозначных. 70
а правомочия (способности) — элементы коллективной или корпоратив- ной правоспособности. Объектом этих правомочий является, как это ясно уже по одному слову «/грявоспособность», субъективное право общей соб- ственности. Причиной возникновения такой — специальной и относитель- ной — гражданской правоспособности является как раз общий характер прикрепляемого с ее помощью субъективного права, его одновременная принадлежность нескольким лицам. Такая трактовка позволяет понять, что, говоря о «доле в праве собственности», мы имеем в виду вовсе не какой-то специфический объект особого субъективного права, а лишь меру (предел, границу) возможной реализации права общей собственности тем или иным из сособственниковх. 7581. Право общей собственности по проектируемым изменениям и дополнениям к ГК РФ. Нормы действующей гл. 16 ГК об общей собствен- ности не планируется подвергать сколько-нибудь существенным измене- ниям — скорее, наоборот, все дело предполагают свести к незначительным уточнениям и новой систематизации уже известных ст. 244—259 ГК РФ. Большинство из них приобретут новые номера (271-285) и составят новую гл. 191 Кодекса, разделенную на три параграфа — (1) общие положения (ст. 271—274, соответствуют нынешним ст. 244, 248, 249 и 255 ГК); (2) доле- вая собственность (ст. 275—282, соответствуют нынешним ст. 245—247, 250—252 и 280, 281 ГК); (3) совместная собственность (ст. 283—285, соот- ветствуют ст. 253, 254 и 256 Кодекса); одна из статей — 259 (о собствен- ности корпорации, образованной на базе крестьянского или фермерского хозяйства) — предположена к исключению. Наиболее существенные нова- ции (п. 5 и 7 ст. 271, ч. 2 ст. 272, п. 3 ст. 274, п. 2 ст. 275, абз. 2 п. 2 ст. 276, абз. 2 п. 2, п. 3-5 ст. 277) касаются вопросов об основаниях возникновения и пределах осуществления права общей собственности — соответственно, местами для их обсуждения будут два следующих параграфа настоящей главы. § 3. Динамика права общей собственности (п. 759-762) 759. Случаи возникновения права общей долевой собственности. Право общей долевой собственности возникает всегда (1) при поступлении в собственность нескольких лиц неделимой вещи (п. 4 ст. 244 ГК), а также в случаях, предусмотренных (2) законом или (3) соглашением сособствен- ников (например, договором простого товарищества (п. 1 ст. 1043 ГК)). Так, например, в общую долевую собственность поступают все вещи (в том числе и делимые), входящие в состав наследства, которое принято несколь- кими наследниками (ст. 1164 ГК). Вообще всякое совместное приобретение любой неделимой вещи несколькими лицами «в складчину» дает нам право 1 Лучшим свидетельством правильности именно нашего подхода к проблеме является его универсальный характер — возможность применения к общей как долевой, так и совмест- ной (!) собственности. Ни одно из традиционных воззрений этим свойством похвастаться не может: при всей активности в деле обсуждения вопроса о правах сособственников в общей долевой собственности ни один из ученых — их сторонников не берется за ее рассмотрение на материалах собственности совместной. 71
общей долевой собственности на нее] состоят ли эти лица друг с другом в какой-то особой юридической связи (являются ли они родственниками, супругами, и т.п.), значения не имеет. Далее в общую долевую собствен- ность сособственников поступают также (4) плоды, продукция и доходы от использования имущества, находящегося в общей долевой собственности (ст. 248 ГК). 759!. Проектируемые изменения ГК о случаях возникновения права общей долевой собственности. Предполагается исключить из Кодекса указание на возможность образования общей долевой собственности на делимое имущество по договору (абз. 2 п. 4 проектируемой ст. 271 ГК), внеся вместо него новый п. 3 ст. 275 о том, что общая долевая собствен- ность на неделимую вещь, находящуюся в собственности одного лица, хотя и может быть установлена «...на основании соглашения собственника с третьим лицом», но лишь только «...при условии, что размер доли каждого из сособственников обеспечит ему возможность владеть и пользоваться частью вещи в соответствии с ее назначением»1. Затем предположено также внести в Кодекс указание о еще одном (новом!) случае образова- ния общей долевой собственности по закону — случае смешения однород- ных вещей, принадлежавших двум и более лицам (см. п. 5 проектируемой ст. 271 ГК). О несостоятельности такого решения говорилось в п. 747 настоящего Учебника. Еще одно несостоятельное решение — снова разде- ляющее вопросы об основании и о моменте возникновения права собствен- ности (на этот раз — общей собственности) на недвижимость, приурочивая последний к моменту его государственной регистрации, — находим в про- ектируемом п. 7 упомянутой статьи. 7591 2. Презумпция равенства долей сособственников и отступления от нее. Как уже отмечалось (п. 755), доли всех сособственников предпо- лагаются равными, если иной размер долей не установлен их соглашением и не может быть определен на основании закона2 (п. 1 ст. 245 ГК). Рас- пределение долей, уже установленное соглашением, может быть изменено новым соглашением сособственников, а в предусмотренных законом слу- чаях — судом по требованию одного из сособственников (п. 2 и 3 ст. 245). Основанием такого требования является участие кого-либо из сособствен- ников в образовании, приращении и улучшении общего имущества, кото- рое не пропорционально его доле. 760. Изменение и прекращение права общей долевой собственности. Основанием к изменению и прекращению права общей долевой собственно- 1 Очевидна направленность этой нормы: пресечь распространенную ныне практику дро- бления долей в праве собственности на квартиры до бесконечно малых величин с целью соз- дания искусственных оснований для регистрации в таких («резиновых») квартирах. 2 Примером случая законного отступления от презумпции равенства долей сособствен- ников может служить ст. 3 Закона РФ от 04.07.1991 № 1541-1, которая устанавливает, что размер доли каждого сособственника в общем имуществе приватизированной коммуналь- ной квартиры прямо пропорционален доле площади принадлежащего сособственнику жилого помещения в квартире, если соглашением всех собственников приватизированных жилых помещений в коммунальной квартире не установлено иное. Аналогичный принцип применяется и для определения долей в праве общей собствен- ности на общее имущество многоквартирного дома (ч. 1 ст. 37 ЖК). 72
сти является соответствующее изменение или прекращение тех отношений общей долевой собственности, которые служат предпосылкой образования и необходимым условием существования такого права. Отношения же эти могут быть изменены путем выдела одной или нескольких натуральных долей из общего имущества и прекращены посредством натурального раз- дела объекта общей собственности (ст. 252 ГК). Натуральный раздел объ- екта общей долевой собственности может быть произведен только по согла- шению сторон (п. 1 ст. 252 ГК)1, а натуральный выдел — по требованию любого из сособственников (п. 2 ст. 252) или кого-либо из кредиторов соот- ветствующего сособственника-должника (ст. 255)1 2. 7601. Раздел и выдел. Типичными случаями натурального раздела объекта права общей долевой собственности являются раздел имущества супругов, преобразованного из общего совместного в общее долевое, а также имущества бывших супругов (ст. 38, 39 СК) и наследственного имуще- ства (ст. 1165 ГК). Раздел общей собственности, об условиях которого сособственникам никак не удается договориться, может быть произведен по решению суда или же заменен одним либо несколькими выделами\ любой из сособственников, отчаявшийся убедить своих «коллег» в определенном способе раздела, вправе обратиться в суд с требованием о выделе своей доли из общего имущества (п. 3 ст. 252). Произведенный выдел, равно как и полу- чение денежной компенсации стоимости причитающейся доли (полностью или в невыданной части), прекращают право как общей собственности выделившегося сособственника (см. п. 5 ст. 252), так и всякие его требова- ния к другим сособственникам. Планируется, впрочем, уточнить (см. п. 5 проектируемой ст. 280 ГК), что доля в праве собственности на недвижи- мое имущество будет утрачиваться сособственником, получившим за нее компенсацию, «...с момента государственной регистрации перехода доли к остальным собственникам». 7602. Компенсации при разделе и выделе. Если выдел доли в натуре не допускается законом или невозможен без несоразмерного ущерба вещи-объекту права общей собственности, то выделяющийся сособствен- ник имеет право на выплату ему стоимости его доли другими участни- ками долевой собственности — т.е. на получение компенсации вместо доли в натуре (абз. 2 п. 3, абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК). Выдел доли суд может заме- нить компенсацией и без согласия выделяющегося сособственника, в слу- чае когда его доля в общей собственности незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использова- нии общего имущества (абз. 2 п. 4 ст. 252). Сособственники, обязанные к выплате компенсации, должны рассматриваться как солидарные долж- 1 Раздел общего имущества, принадлежащего двум сособственникам, может произойти по инициативе (требованию любого из сособственников). Такое требование будет рассма- триваться как требование заключения соглашения о разделе — договора, обязательного к заключению другим сособственником. 2 Между положением сособственника и его кредитора в вопросе выделения натуральной доли из общей вещи существует следующая разница: сособственник может требовать выдела своей доли независимо от согласия других сособственников, а кредитор сособственника — только при отсутствии (1) возражений остальных сособственников и (2) другого имущества сособственника-должника, на которое можно было бы обратить взыскание. 73
ники по обязательству такой выплаты (ст. 322-325). Вообще всякая несо- размерность, возникающая при выделе или разделе объекта права общей собственности, устраняется выплатой соответствующей денежной суммы или иной компенсацией (абз. 1 п. 4 ст. 252 ГК); различие может касаться лишь субъектов права на компенсацию1. 761. Виды права общей совместной собственности. Законом предусмо- трено три вида права общей совместной собственности — общая совмест- ная собственность (1) супругов (а по нашей судебной практике — еще и бывших супругов) на имущество, приобретенное ими во время брака (ст. 256 ГК; п. 1 ст. 34 СК); (2) членов крестьянского {фермерского) хозяй- ства на имущество, используемое для ведения такого хозяйства (ст. 257 ГК; ст. 6 Федерального закона «О крестьянском (фермерском) хозяй- стве»), и (3) членов садоводческих, огороднических и дачных некоммерче- ских товариществ на имущество, приобретенное или созданное последними за счет целевых взносов (п. 2 ст. 4 Федерального закона «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан»)1 2. До 21.05.2001 был известен и еще один (четвертый) возможный случай образования общей совместной собственности — (4) совместная привати- зация квартиры проживающими в ней гражданами (см. ч. 1 ст. 2 Закона РФ от 04.07.1991 № 1541-1), независимо от того, являются ли они супругами (членами семьи) или нет. 761 к Возникновение права совместной супружеской собственности. Основаниями возникновения права общей совместной собственности супругов могут быть: (1) приобретение вещей3 любым из супругов (п. 1 ст. 256 ГК; п. 1 ст. 34 СК); (2) участие в имуществе другого супруга соб- ственными средствами или общим имуществом, значительно увеличившее стоимость этого имущества (абз. 3 п. 2 ст. 256 ГК; ст. 37 СК); (3) получение плодов, производство продукции и извлечение доходов из имущества, находя- щегося в совместной супружеской собственности (в действующем законо- дательстве указания об этом нет, но его предполагается внести — см. про- ектируемую ст. 272 ГК РФ)4. Нормой п. 2 ст. 34 СК приводится примерный 1 Так, при превышении стоимостью выделенного имущества стоимости доли компен- сацию будет обязан выплатить выделившийся бывший сособственник остальным бывшим сособственникам как солидарным кредиторам (ст. 326); наоборот, при выдаче бывшему сособственнику менее положенного согласно размеру его доли платить компенсацию будут остающиеся сособственники как солидарные должники. 2 Такое имущество должно находиться в единоличной собственности соответствующего некоммерческого объединения — юридического лица. Нелепость обсуждаемого законода- тельного предписания вынуждает нас отказаться от его рассмотрения. 3 Кроме вещей индивидуального пользования (исключая драгоценности и предметы роскоши) — они поступают в собственность того супруга, который ими пользуется (абз. 2 п. 2 ст. 256 ГК; п. 2 ст. 36 СК). 4 Действие правил (1) и (2) может быть ограничено или исключено договором между супругами (п. 1 ст. 256 ГК; п. 1 ст. 33 СК); границей же применения правила (3) предпола- гается сделать начало общности или раздельности владения', если принесение вещами дохода обусловлено таким пользованием, условием которого стало единоличное владение вещью одного из супругов, то и извлеченные им доходы будут предметом его единоличной соб- ственности. 74
перечень вещей, поступающих в общую совместную собственность супру- гов, независимо от того, кем и на имя кого из супругов оно приобретено. 7612. Возникновение права совместной крестьянской (фермерской) собственности. Основанием возникновения права общей совместной собственности членов крестьянского (фермерского) хозяйства является: (1) приобретение любым из его членов вещей, составляющих так называ- емое имущество крестьянского (фермерского) хозяйства (п. 1 ст. 257 ГК); (2) отделение плодов, производство продукции и получение доходов в резуль- тате деятельности крестьянского (фермерского) хозяйства (п. 3 ст. 257). В состав имущества крестьянского (фермерского) хозяйства входят, в част- ности, предоставленный или приобретенный земельный участок, хозяй- ственные и иные постройки, мелиоративные и другие сооружения, про- дуктивный и рабочий скот, птица, сельскохозяйственная и иная техника и оборудование, транспортные средства, инвентарь и другое имущество, приобретенное для хозяйства на общие средства его членов (п. 2 ст. 257; п. 1 и 2 ст. 6 Федерального закона «О крестьянском (фермерском) хозяй- стве»). Законом или договором (соглашением) между членами крестьян- ского (фермерского) хозяйства может быть предусмотрен и иной режим данного имущества (п. 1 ст. 257 ГК; п. 3 ст. 6 Закона). С внесением в Кодекс изменений, запланированных Законопроектом № 47538-6, собственность членов крестьянского (фермерского) хозяйства на имущество этого хозяй- ства станет считаться общей долевой собственностью. 7613. Право совместной супружеско-крестьянской (супружеско-фер- мерской) собственности. В случае если члены крестьянского (фермер- ского) хозяйства являются к тому же и супругами, то приоритетом поль- зуются нормы ст. 257 и 258 ГК о праве общей совместной собственности членов крестьянского {фермерского) хозяйства; нормы об общей совмест- ной собственности супругов отступают перед ними на второй план (п. 2 ст. 33 СК). Объяснение этой нормы очень простое: в случае если к супру- гам присоединится еще хотя бы один новый член хозяйства, то возник- нет надобность в установлении весьма экстравагантного варианта общей совместной собственности, где отношения меду одними членами хозяйства (супругами, с одной стороны, и другими лицами — с другой, а также между этими последними) будут подчиняться нормам ГК, а отношения между другими сохозяевами (между супругами) — СК. Вряд ли подобная двой- ственность может быть оправдана. 762. Прекращение права общей совместной собственности. Нормаль- ным случаем прекращения права общей совместной собственности явля- ется ее преобразование {превращение) в общую долевую собственность, осуществляемое посредством определения размеров долей сособственников (см. п. 1 ст. 254 ГК). Общая долевая собственность, возникшая вследствие такого преобразования, может быть изменена или прекращена посред- ством натурального выдела из ее объекта доли одного из сособственни- ков либо путем натурального раздела ее объекта (п. 7601, 7602 Учебника). Далее правоотношения общей совместной собственности могут изме- ниться или прекратиться смертью кого-либо из сособственников, ибо ста- 75
тус участника общей совместной собственности не наследуется1. Наконец, законодательством установлено несколько специальных оснований для пре- кращения отдельных видов общей совместной собственности, а также ряд особенностей раздела той общей долевой собственности, которая возникла на базе предшествовавшей ей собственности совместной. Именно: особен- ности раздела имущества супругов и бывших супругов устанавливаются статьями 38 и 39 СК, а особенности выдела из имущества крестьянского (фермерского) хозяйства — ст. 258, 259 ГК и ст. 9 Федерального закона «О крестьянском (фермерском) хозяйстве». § 4. Осуществление права общей собственности (п. 763-767) 763. Владение и пользование предметом долевой собственности. Вла- дение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия — в порядке, устанавливаемом судом (п. 1 ст. 247 ГК). К сожа- лению, практически весьма важного вопроса о том, каким могло бы быть содержание такого соглашения или судебного акта, ГК даже приблизи- тельно не расшифровывает. Русские дореволюционные ученые формулиро- вали два варианта решения вопроса о технологии владения общей вещью: (1) владеют все, хотя бы вещь и находилась в тот или иной конкретный момент времени в руках одного из сособственников; (2) владеет каждый по отдельности и, следовательно, все поочередно1 2. Нетрудно заметить, что первый вариант имеет в виду реализацию владения в рамках отношений сособственников с третьими лицами, второй — сособственников между собой. Совершенно аналогично конструируется и понятие пользования общей вещью: оно может быть либо равным (одинаковым и одновремен- ным) для всех, либо сообразным идеальным долям, размеры которых могут быть проецированы на время пользования вещью, либо на саму вещь (см. п. 2 ст. 247). Осуществление правомочия пользования общей собственно- стью может быть доверено доверительному управляющему, назначаемому по единогласному решению всех сособственников. 1 Однако имущество, приходящееся на его долю, определенную по состоянию на момент смерти, наследуется на общих основаниях, т.е. так же, как если бы это имущество принад- лежало одному только умершему сособственнику (наследодателю) лично (см. ст. 1150 и 1179 ГК). Можно сказать, что смерть соучастника в общей совместной собственности производит преобразование ее в долевую и немедленно вслед за этим натуральный выдел из нее доли умершего соучастника, а если таковых было только двое, то натуральный раздел ее объекта. Логическое развитие этого принципа означает изменение (прекращение) отношений общей совместной собственности также при признании кого-либо из сособственников без- вестно отсутствующим или объявлении умершим. 2 Предлагался также и заведомо неприемлемый вариант, в соответствии с которым вла- деют все, но каждый определенной долей вещи. Поскольку владение — это господство над вещью, владеть можно лишь реальными (натуральными) долями вещи, имеющими самостоя- тельное, друг от друга независимое существование. Не говоря о том, что выделить таковые не всегда возможно, такое выделение приведет к разрушению права общей собственности и установлению множественности прав собственности на множество различных объектов. 76
7631. Владение и пользование предметом долевой собственности по проектируемым изменениям ГК. В качестве общего правила в п. 2 про- ектируемой ст. 277 ГК планируется установить, что предметом владения и пользования каждого сособственника является... часть вещи, приходя- щаяся на его долю1. Там же предполагается констатировать ничтожность «...соглашений о владении и пользовании недвижимой (!) вещью, преду- сматривающих предоставление сособственнику во владение и пользо- вание части вещи, явно несоразмерной его доле в праве собственности». Но почему же только недвижимой? чем незаконные соглашения о вещах движимых «лучше»? Планируется также установить, что «...соглаше- ние участников долевой собственности о владении и пользовании вещью должно быть заключено в письменной форме» и что соглашение сособствен- ников о владении и пользовании недвижимой вещью, условия которого внесены в ЕГРП, не прекращает своего действия (сохраняется) при пере- ходе доли в праве собственности на эту недвижимую вещь к другому сособ- ственнику или третьему лицу и любой из участников долевой собствен- ности вправе требовать внесения условий соглашения в ЕГРП. 7632. Распределение результатов пользования общим имуществом. Согласно ст. 248 ГК «...плоды, продукция и доходы от использования иму- щества, находящегося в долевой собственности, поступают в состав общего имущества и распределяются между участниками долевой собственности соразмерно их долям». Очевидно, что одна часть этой нормы противоре- чит другой: либо плоды (продукция и доходы) поступают в общую соб- ственность (но тогда они не распределяются между сособственниками), либо они все-таки распределяются между сособственниками (но тогда они никак не могут поступить в общую собственность — только в собствен- ность каждого участника). Вероятно, все-таки плоды включаются в состав общего имущества и подчиняются его правовому режиму, т.е. распреде- ляются в том смысле, что в них определяются доли каждого из сособ- ственников. К счастью, это правило диспозитивно и применяется, если иное не предусмотрено соглашением сособственников (ст. 248). Норма же об аналогичном (пропорционально долям) распределении бремени расхо- дов (ст. 249) императивна и не может быть изменена соглашением сособ- ственников. 764. Распоряжение правом общей долевой собственности (вещью) в целом и долей в таком праве (в ценности вещи). Объектами правомочия распоряжения со стороны сособственников может быть как вещь в целом, так и доля в ее ценности. Распоряжение вещью (правом общей долевой соб- ственности) в целом возможно лишь с общего согласия всех сособственников (п. 1 ст. 246 ГК). Нельзя считать добросовестным приобретателя общего имущества, не удостоверившегося в согласии на распоряжение им со сто- роны всех сособственников; другое дело, что приобретатель может и вовсе не знать о том, что та или иная вещь находится в общей долевой собствен- 1 Но такого объекта субъективных гражданских прав (а также — как это уже отмеча- лось в предыдущей сноске, — и такого предмета владения), как «часть вещи», не отделенная от этой вещи, не существует и существовать не может — иное решение разрушает понятие о вещи. 77
ности и, следовательно, сталкиваясь с единоличным отчуждателем, может впасть в добросовестное заблуждение и полагать, что имеет дело с субъ- ектом права собственности индивидуальной принадлежности. Распоря- диться же долей в ценности общей вещи (долей в общем праве) способен каждый из сособственников единолично (по своему усмотрению), в том числе путем ее возмездного отчуждения другому сособственнику или даже постороннему лицу (п. 2 ст. 246); последнее, однако, возможно лишь с соблюдением преимущественного права покупки, принадлежащего иным сособственникам (см. сл. пункт). 7641. Преимущественное право покупки. Возмездное отчуждение доли лицу, не являющемуся сособственником (постороннему лицу), может быть произведено только при условии соблюдения отчуждателем принадлежащего другим сособственникам преимущественного права при- обретения (покупки) доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях (ст. 250 ГК). Преимущественное право приобретения доли в праве общей собственности является строго личным; его уступка не допускается (п. 4 ст. 250 ГК). Сособственники вправе рассчитывать на письменное извещение о предстоящем возмездном отчуждении доли и по получении такового — на приобретение в течение 10 дней (для дви- жимой вещи) либо месяца (для недвижимой) отчуждаемой доли на тех условиях, о которых они были уведомлены (п. 2 ст. 250). Способом реали- зации преимущественного права покупки является только покупка. Про- стое выражение намерения воспользоваться преимущественным правом когда-нибудь в будущем, несогласия с предстоящим отчуждением доли или его запрета, для сособственника-отчуждателя доли необязательны. Нарушение преимущественного права позволяет любому из сособственни- ков в течение трех месяцев со дня такого нарушения требовать перевода на него прав и обязанностей покупателя доли в судебном порядке (п. 3 ст. 250 ГК). 765. Общая долевая собственность на общее имущество многоквар- тирного дома. Многоквартирные дома (МКД), будучи самостоятельными объектами права собственности, обладают свойством делимости. Это делает возможным, с одной стороны, установление права собственности на такие части МКД, как отдельные квартиры и изолированные комнаты, но с другой стороны — оставляет открытым вопрос о праве собственно- сти на части и конструкции, предназначенные для обслуживания более чем одной квартиры. Эти элементы (см. их перечень в п. 1 ст. 290 ГК и ч. 1 ст. 36 ЖК) называются общим имуществом МКД и признаются находящи- мися в общей долевой собственности собственников жилых помещений в этом доме. «...Доля в праве общей собственности на общее имущество в МКД собственника помещения в этом доме (прямо. — В. Б.) пропорцио- нальна размеру общей площади указанного помещения» (ч. 1 ст. 37 ЖК). Доля каждого сособственника в праве на общее имущество МКД счита- ется принадлежностью права собственности на квартиру, принадлежа- щую этому сособственнику1. 1 О взаимосвязях правовых форм — см. § 7 гл. 6 Учебника. 78
7651. Способы осуществления права общей долевой собственности на общее имущество МКД (общий обзор). Право общей собственно- сти на общее имущество МКД в целом может осуществляться не только (1) сособственниками непосредственно, решающими интересующие их вопросы на своих общих собраниях (см. ст. 44 ЖК), но и третьими лицами, а именно (2) жилищными и жилищно-строительными кооперати- вами (ч. 1 ст. 110 ЖК); (3) товариществами собственников жилья (ТСЖ) — специализированными некоммерческими организациями, создающимися как раз во имя «...совместного управления комплексом недвижимого иму- щества в МКД» (ч. 1 ст. 135 ЖК); (4) объединениями ТСЖ, созданными «...для совместного управления общим имуществом в МКД» (ст. 142 ЖК); (5) управляющими организациями и единоличными управляющими — юри- дическими лицами или индивидуальными предпринимателями по догово- рам с собственниками квартир либо товариществом собственников жилья (ч. 4 ст. 135, ч. 1 ст. 137, ст. 148, 161, 162 ЖК). 7652. Осуществление права общей долевой собственности на общее имущество МКД самими сособственниками. При осуществлении права общей собственности на общее имущество МКД непосредственно сособ- ственниками применяются следующие правила. Каждый сособственник имеет на общем собрании количество голосов, прямо пропорциональное размеру его доли в праве общей собственности (ч. 3 ст. 48 ЖК), т.е. имеет место отступления от принципа равного распределения голосов между сособственниками. Кворум правомочности общего собрания домовладель- цев — присутствие сособственников, обладающих более чем 50% голосов от общего числа голосов домовладельцев; кворум принятия решений — большинство голосов от числа присутствующих (ч. 1 ст. 46 ЖК). Как видим, и здесь допущено отступление от общих правил ст. 246 и 247 ГК об осуществлении права общей долевой собственности по соглашению всех его участников. 766. Владение и пользование предметом совместной собственности. Вопрос о порядке владения и пользования имуществом, составляющим общую совместную собственность, находится за пределами права част- ного и вообще за пределами права. Норма п. 1 ст. 253 ГК о том, что вла- дение и пользование имуществом, находящимся в совместной собствен- ности, осуществляется сособственниками сообща (совместно), если иное не предусмотрено соглашением между ними, просто описывает нормаль- ную ситуацию, — то, как оно должно быть, если только перед нами насто- ящая совместная собственность. Установление и существование таких отношений может иметь место только на базе доверительных отношений сособственников. Если даже такие отношения однажды дают трещину и разваливаются изнутри, то было бы наивно пытаться «залатать» послед- нюю извне, с помощью закона. Поэтому и ни о каком вмешательстве суда в дела совместных сособственников нет речи вообще. 767. Распоряжение объектами права совместной собственности. Рас- поряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осу- ществляется по согласию всех участников. Оно по общему правилу пред- полагается, независимо от того, кем из сособственников совершается 79
соответствующая сделка (п. 2 ст. 253 ГК). Иными словами, совершать сделки по распоряжению общим имуществом вправе каждый из участни- ков совместной собственности, если иное не вытекает из соглашения между ними (п. 3 ст. 253). Сделка по распоряжению общим имуществом, совер- шенная участником совместной собственности, полномочия которого были ограничены соглашением сособственников, может быть признана недей- ствительной по требованию любого из них только в случае, если доказано, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать об этом (п. 3 ст. 253; ср. со ст. 174 ГК). Последнее маловероятно, поэтому п. 4 ст. 253 предоставил возможность законодательно устанавливать исключе- ния из презумпции согласия участников совместной собственности (см. п. 3 ст. 35 СК).
Глава 28 ОГРАНИЧЕННЫЕ ВЕЩНЫЕ ПРАВА § 1. Понятие и виды (п. 768—771) 768. Определение ограниченных вещных прав. Мы уже знаем о том, что право собственности как абсолютное право на свою (собственную) вещь противопоставляется всем иным вещным правам — правам на чужие вещи. Понятно, что ни одно право на вещь чужую ни при каких условиях не может быть содержательно шире или свободнее в своем осуществлении, чем право на вещь собственную. Характеристика той или иной вещи как собственной вещи какого-либо лица означает не что иное, как принадлеж- ность этому лицу максимального количества самых широких защищенных правом возможностей в отношении этой вещи. Напротив, говоря о некой вещи как чужой для кого-либо, мы подразумеваем, что существует некто, для кого эта вещь является своей, т.е. лицо, обладающее более широким арсеналом правомочий в отношении самой этой вещи и права на нее. По этой причине вещные права на чужие вещи принято именовать ограни- ченными или (реже) производными вещными правами. «Перевернув» сказан- ное, мы получим следующее определение: ограниченными (производными) вещными правами называются вещные права на чужие вещи, или (иначе) всякие вообще вещные права, за исключением права собственности. 768Содержание ограниченных вещных прав. Если право собствен- ности включает в себя три правомочия — владение, пользование и распо- ряжение, то содержание ограниченных вещных прав, как правило, сводится к комбинациям типа «владение + пользование» или «владение + распоря- жение». Ограниченные вещные права на владение и пользование чужими вещами различного рода мы назвали правами пользования вещами', на вла- дение и распоряжение — правами извлечения ценности из вещей. Наряду с ними существуют также так называемые широкие ограниченные вещные права, получившие наименование прав хозяйствования с чужими вещами. «Широкими» они называются оттого, что с точки зрения своего содер- жания они не терпят никакой «ограниченности» в сравнении с правом собственности, подобно ему включая в себя правомочия владения, поль- зования и распоряжения. Их отличие от права собственности коренится не в содержании, а в степени свободы своего осуществления (см. сл. два пункта). 7682. Осуществление ограниченных вещных прав. Стесненность в сте- пени свободы своего осуществления — качество, характерное для всех 81
ограниченных вещных прав без исключения. Любое ограниченное вещное право «ограничено» в том отношении, что оно признается за субъектом исключительно для достижения строго определенных (предустановленных) собственником целей. В этом отношении они, конечно, несколько выбива- ются из стройного ряда субъективных частных прав — прав, которые, как известно, приобретаются и осуществляются их обладателями «своей вла- стью и в своем интересе». В случае с ограниченными вещными правами воз- можности подобного свободного усмотрения мы не наблюдаем; больше того, более ограниченный характер осуществления таких прав зачастую получает отражение в содержании самих правомочий, составляющих эти права1. Даже «широкие» ограниченные вещные права — хозяйственного ведения и опера- тивного управления — осуществляются их обладателями не как Бог на душу положит, а во имя достижения целей, предуказанных собственником. 7683. Частная природа ограниченных вещных прав. Сказанное не отме- няет частного характера ограниченных вещных прав, поскольку цели их осуществления устанавливаются не публичной властью, а обладателем наиболее полного абсолютного права на вещь, т.е. собственником — иным частным же лицом. Условия и ограничения, стесняющие частных лиц — обладателей прав на чужие вещи, базируются на его статусе как частного лица, обременение прав которого не может быть допущено иначе, как с его согласия. Однажды выразив такое согласие, собственник тем самым совер- шает акт распоряжения своим правом — акт бесповоротный и неизменный, поскольку он изменяет правовую сферу иных частных лиц. Ограниченные вещные права, стало быть: (1) принадлежат субъектам частного права — лицам, находящимся в юридически одинаковом правовом статусе с обла- дателями прав собственности на их объекты, а также обладают такими свойствами частных прав, как (2) автономность (самостоятельность) в осуществлении, что означает реализацию этих прав без посредства (уча- стия) собственника и (3) неприкосновенность в существовании. 769. Свойства и признаки ограниченных вещных прав. В литературе принято выделять ряд черт, характерных для ограниченных вещных прав. Все они позволяют противопоставить их праву собственности с точки зре- ния различных (порой неожиданных) параметров. Наряду с описанной выше (1) ограниченностью по сравнению с правом собственности в своем осуществлении и (нередко) в содержании и (2) производностью от него, обу- словленными тем, что объект этого рода прав является чужой для их обла- дателей вещью, обыкновенно называют еще свойство (3) следования ограни- ченных вещных прав за своим объектом, их (4) гласность или публичность, а также указывают на (5) исключительную роль закона в деле определения видов (numerus clausus) ограниченных вещных прав по их содержанию и (6) их абсолютную защиту против всех, включая собственника. 1 Так, например, характеризуя сервитутное или арендное право как право пользования чужими вещами, никто никогда не имеет в виду под словом «пользование» то самое (не огра- ниченное ничем, кроме указания закона), ничем не стесненное пользование, возможность которого принадлежит собственнику; напротив, всегда имеют в виду пользование вещью в известном отношении (например, для прохода или проезда, для производства продукции, сообразной назначению вещи, и т.п.). 82
770. Проблема объекта ограниченных вещных прав. В отечественной литературе получает все большее распространение представление о том, что объектами ограниченных вещных прав могут быть исключительно (или, по крайней мере, преимущественно) недвижимые вещи. Действи- тельно, ограниченные вещные права представляют собой «...юридическое оформление экономически необходимого участия одного лица в праве собственности другого» (А. В. Венедиктов); и действительно же, история свидетельствует о том, что таким имуществом являются, в первую оче- редь, земельные участки (Е. А. Суханов). Дело, однако, не в недвижимой природе объектов ограниченных вещных прав, а в их естественной при- родной ограниченности, или (говоря общим образом) дефицита в обороте. Дефицит объектов — и обусловленная этим обстоятельством их жесткая распределенность между ограниченным и нешироким кругом сувере- нов и собственников — вот истинная причина существования института ограниченных вещных прав. Ограниченные вещные права — инструмент оформления участия в любых вещах, спрос на которые превышает пред- ложение, в любых дефицитных вещах, как недвижимых (дефицитных «по природе» и по макросоциальным и экономическим причинам), так и движимых, дефицит которых может иметь самое разнообразное проис- хождение, в том числе относительное (нехватка имущества определенного лица для удовлетворения требований всех его кредиторов). 771. Виды ограниченных вещных прав. Все вещные права (не только ограниченные!) по критерию своего содержания подразделяются на три следующих вида: (1) права хозяйствования с имуществом, — своим (право собственности) или чужим (право хозяйственного ведения и опе- ративного управления1); (2) права пользования имуществом, — (а) права нанимателей (арендаторов) и ссудополучателей, а также право доступа автора к оригиналу произведения изобразительного искусства; (б) права на землю (эмфитевзис, узуфрукт, сервитут и суперфиций, права земле-, лесо-, недро- и водопользования); (в) права разнообразных пользователей жилыми помещениями и (3) права извлечения ценности из имущества, — права залога и удержания. За вычетом из первой категории прав права соб- ственности — права на хозяйствование со своим имуществом — мы полу- чим классификацию, относящуюся к одним только ограниченным вещным правам — правам на чужие вещи. Пяти выделенным типам ограниченных вещных прав соответствуют пять следующих параграфов настоящей главы. § 2. Права хозяйствования и управления (п. 772-7771) 772. Исторический прием как средство уяснения существа прав на хозяйствование с чужим имуществом. Существо прав хозяйствования и управления чужими вещами не может быть понято и усвоено без пости- жения тех исторических причин, которые обусловили их возникновение 1 В следующем параграфе они излагаются в сравнении с близким к ним по задачам и содержанию институтом доверительного управления. 83
и становление1. Понимание того обстоятельства, каким целям они слу- жили, ради чего и как они были «придуманы», разъяснит многие современ- ные вопросы, начиная с удивительной прагматической жизнеспособности данных прав и заканчивая чисто научными спорами об их объектах и при- роде. Некоторые из этих сведений были предметом нашего внимания — на них мы выстраивали теорию конститутивного правопреемства (§ 5 гл. 8 Учебника): именно законоположения о возникновении прав хозяйствова- ния и управления в их соотношении с правом собственности стали един- ственным материалом для этого. 773. Условия и цель создания права оперативного управления. Роль права оперативного управления, его содержание и место в системе граж- данских прав предопределяются его генетической связью с особенностями и традициями советской социалистической системы хозяйства. Этот институт возник в процессе решения советскими цивилистами следующей задачи: сохранив единство государственной социалистической собственно- сти — наделить организации, ею управляющие, статусом юридических лиц. В 1920-е гг. на фоне представления о том, что право собственности на иму- щество — абсолютно необходимое условие признания юридической лич- ности, подобная задача казалась неразрешимой. Тем не менее, в конечном счете она была решена: было сконструировано право оперативного управле- ния как формы или способа реализации права государственной социалисти- ческой собственности. 7731. Судьбы права оперативного управления. В настоящее время правом оперативного управления называют несколько ограниченных вещных прав1 2, объединенных одной общей идеей — идеей правового оформления (и объяснения) феномена одновременной принадлежности одного и того же имущества разным субъектам. Прежде, чем вступить в юридические отношения по поводу имущества, принадлежащего юри- дическому лицу на праве оперативного управления, нужно озаботиться прояснением и фиксацией волеизъявления на сей счет не только самого этого лица, но и собственника его имущества. Идея правового оформле- ния одновременной принадлежности одного и того же имущества разным лицам, допускающая, что одно и то же известное имущество будет своим не только для собственника, но и для иного лица, будучи центром тяжести современного права оперативного управления, объясняет не только его раз- деление на многочисленные виды, но и давно запланированное выбрасы- вание из Кодекса понятия об «особом» праве хозяйственного ведения, ибо ничего такого «особого» (в сравнении с правом оперативного управления) в нем, как постепенно выясняется, нет. 1 Для этого читателю необходимо ознакомиться с работами 1920-х гг. С. И. Аскназия, А. В. Венедиктова, А. В. Карасса, Я. М. Магазинера, Б. С. Мартынова, Б. С. Минца, В. Н. Шре- тера; работами 1940-х — начала 1950-х гг. М. М. Агаркова, С. Н. Братуся, А. В. Венедиктова, С. И. Вильнянского, Д. М. Генкина, О. С. Иоффе, А. В. Карасса и Б. К. Комарова; с работами С. М. Корнеева 1964 и 1971 гг. и монографией Э. Г. Полонского 1980 г. 2 То есть право оперативного управления (1) казенных предприятий; (2) частных учреж- дений; (3) автономных учреждений; (4) бюджетных учреждений; (5) казенных учреждений; по всей видимости, скоро к ним прибавится и (6) право оперативного управления имуществом государственных и муниципальных предприятий, не относящихся к категории казенных. 84
774. Возникновение и эволюция идеи права хозяйственного ведения. Предпосылки для разработки конструкции нового вещного права, которое представляло бы собой плоть от плоти — право оперативного управления, но притом имело бы несколько более прочные гарантии неприкосновенности и автономии осуществления, а возможно, даже и более широкое содержание, были заложены в конце 1960-х — начале 1970-х гг. в ходе дискуссии по поводу так называемой хозяйственной правосубъектности. Концептуальное завер- шение и терминологическое оформление поставленные вопросы получили в статье В. П. Мозолина, относящейся уже к 1984 г.; нормативное оформле- ние под наименованием права полного хозяйственного ведения — к Закону СССР от 06.03.1990 № 1305-1«О собственности в СССР» (ст. 24) и Основам гражданского законодательства Союза ССР 1991 г. (ст. 47). Право хозяй- ственного ведения стало продуктом диалектического развития права опера- тивного управления — промежуточным результатом (компромиссом) на пути возврата хозяйствующих субъектов к полноценному праву собственности. 7741. Судьбы права хозяйственного ведения. В настоящее время, когда задача возврата хозяйствующих субъектов к полноценному праву собственности решена, право хозяйственного ведения надлежит считать исполнившим свою историческую миссию и утратившим свое значение. Развитие права оперативного управления в смысле обогащения его содер- жания и дифференциации на многочисленные виды (см. п. 7731 Учебника) содержательно уже привело, а формально вот-вот приведет к поглощению права хозяйственного ведения правом оперативного управления1. Облада- тель современного права оперативного управления вполне может сказать, что закрепленное за ним имущество принадлежит именно ему (а не соб- ственнику), а само право представляет собой право на его собственную, свою вещь — право, альтернативное праву собственности. 775. Право хозяйственного ведения унитарных предприятий. Право хозяйственного ведения может принадлежать только юридическим лицам — унитарным предприятиям (п. 2 ст. ИЗ, ст. 114, 294, 295, 299, 300 ГК) и (вероятно) учреждениям (см. сл. пункт). Его объектом является иму- щество государственных или муниципальных образований, закрепленное за предприятием собственником (п. 2 ст. ИЗ, п. 3, 4 ст. 114, п. 1 ст. 299 ГК), а также имущество, приобретенное предприятием в процессе деятель- ности, — плоды, продукция и доходы (п. 2 ст. 299). Содержание данного права составляют правомочия владения, пользования и распоряжения иму- ществом в пределах, определенных ГК (см. указ, статьи, а также п. 4 ст. 214, п. 3 ст. 115, ст. 295 ГК)1 2. Вещная природа права хозяйственного ведения 1 Первой «ласточкой», первой внешней формой такого поглощения в свое время стало выделение в ст. 298 ГК РФ понятия о самостоятельном распоряжении имуществом учреж- дений, круг объектов которого стал затем постепенно расширяться, а круг объектов (и случаев) такого распоряжения, которое требует согласия собственника, наоборот, сокращаться. 2 По ст. 295 ГК за собственником вещей, находящихся в хозяйственном ведении, сохра- няются правомочия: (1) определять предмет и цели деятельности предприятия; (2) реоргани- зовывать или ликвидировать его; (3) назначать и смещать его директора; (4) контролировать использование своих вещей по назначению и их сохранность; (5) получать части прибыли от использования своих вещей; (6) согласовывать любые акты распоряжения, совершаемые уни- тарным предприятием в отношении недвижимых вещей, а также (7) акты дарения унитарным предприятием любых вещей, кроме обычных подарков небольшой стоимости (п. 1 ст. 576). 85
выразилась в нормах о его следовании за объектом, независимо от субъекта права собственности (п. 1 ст. 300 ГК), и о возможности его абсолютной защиты (п. 4 ст. 216 и ст. 305). 7751. Право «самостоятельного распоряжения» имуществом учреж- дений. По общему правилу (п. 1 ст. 120, п. 1 ст. 296 ГК) учреждения обла- дают правом оперативного управления на «свое» имущество. Но согласно абз. 2 п.1, абз. 2 п. 2 и абз. 2 п. 3 ст. 298 ГК частные, автономные и бюд- жетные учреждения вправе самостоятельно распоряжаться имуществом, составляющим доходы от их законной предпринимательской деятельно- сти, и имуществом, приобретенным на эти доходы1 (см. п. 4 ст. 298 ГК). В юридической литературе нет однозначного мнения о природе этого права; точка зрения, разделяемая нами, заключается в том, что это — право хозяйственного ведения, поскольку собственник не имеет права оспаривать акты самостоятельного распоряжения имуществом из-за своих взаимоот- ношений с учреждением. 776. Право оперативного управления вообще. Все виды права опе- ративного управления (независимо от своего субъекта) объединяются (согласно ст. 126, 296, 299 и 300 ГК) следующими чертами: (1) содержа- нием — правомочиями владения, пользования и распоряжения вещами, причем (2) осуществляемыми в пределах, определенных в соответствии с законом, целями деятельности субъекта, заданиями собственника и назна- чением имущества, а (3) правомочия распоряжения — еще и с предвари- тельного согласия собственника. Далее они (4) приобретаются и прекра- щаются по правилам о приобретении и прекращении права собственности, исключая случай, когда (5) собственник вправе изъять из оперативного управления излишнее, неиспользуемое, либо используемое не по назначе- нию имущество. С закреплением вещи в оперативном управлении (6) соб- ственник лишается возможности ею распоряжаться и на нее не может быть обращено взыскание по его долгам', наконец, (7) переход права соб- ственности на объект права оперативного управления не прекращает этого последнего1 2. 7761. Право оперативного управления казенных предприятий. Его объектом является имущество государственных или муниципальных обра- зований, закрепленное за предприятием собственником (п. 2 ст. ИЗ, п. 4 ст. 115, п. 1 ст. 296, ст. 297, п. 1 ст. 299 ГК), а также имущество, приобре- тенное предприятием в процессе своей деятельности, — плоды, продукция и доходы (п. 2 ст. 299). Казенное предприятие (1) вправе самостоятельно (без согласия собственника) распоряжаться произведенной им продук- цией, если иное не установлено законом или иными правовыми актами (п. 1 ст. 297, п. 1 ст. 576 ГК); (2) и не имеет имущества, забронированного 1 Аналогичные постановления были включены несколько позднее (Федеральным зако- ном от 03.11.2006 № 175-ФЗ) в п. 2 ст. 120 и п. 1 ст. 298 ГК в отношении имущества автоном- ных учреждений (исключая недвижимость и особо ценное движимое имущество, приобретен- ное за счет средств собственника); ныне они содержатся в п. 2 и 3 ст. 298 ГК РФ и относятся уже к имуществу не только автономных, но и бюджетных учреждений. 2 Но по долгам казенных предприятий, частных и казенных учреждений — собственник несет субсидиарную ответственность (п. 5 ст. 115, п. 2 ст. 120 ГК). 86
от взыскания кредиторов (и. 5 ст. 115); (3) порядок же распределения дохо- дов казенного предприятия определяется собственником (п. 2 ст. 297). 7761 2. Право оперативного управления учреждений. Объектом права оперативного управления частных и казенных учреждений является любое «...имущество, закрепленное за ними собственником или приобре- тенное этим учреждением за счет средств, выделенных ему собственником на приобретение такого имущества»1 (см. п. 1 и 4 ст. 298 ГК). Объектом права оперативного управления автономного учреждения также явля- ются вещи, находящиеся в собственности создавшего его публично-право- вого образования и закрепленные за учреждением их собственником, но не все, а только (1) недвижимые и (2) особо ценные движимые вещи2 (п. 1 и 2 ст. 120, п. 1 ст. 296, п. 1 ст. 298, п. 1 ст. 299 ГК). Объектами права опера- тивного управления бюджетных учреждений являются все закрепленные за ними их собственниками вещи, и недвижимые, и движимые, включая даже денежные средства, а также все вещи, приобретенные учреждени- ями в процессе их уставной деятельности (п. 1 и 2 ст. 120, п. 1 ст. 296, п. 1 ст. 298, п. 1 и 2 ст. 299 ГК). С содержательной точки зрения все виды прав оперативного управления учреждений подчиняются закономерностям, изложенным в п. 776 Учебника. 7763. Право оперативного управления по проектируемым изменениям и дополнениям в Гражданский кодекс. Ему планируется посвятить ста- тьи с 306 по 306.5 будущей редакции ГК, постановив, что таковое является правовой формой принадлежности имущества не только их собствен- никам, но и созданным ими унитарным предприятиям и учреждениям. Имущество, закрепленное за унитарными предприятиями и учреждени- ями на праве оперативного управления, проектируемые нормы ГК назы- вают имуществом, принадлежащим таким предприятиям и учреждениям, а не собственникам этого имущества (или во всяком случае не только им). Логичным продолжением этого своеобразного качества права оператив- ного управления являются вновь проектируемые ст. 306.1 и 306.2 о правах... собственника на имущество, находящееся в оперативном управлении. Каза- лось бы, собственник имеет в отношении своего имущества право собствен- ности, — но нет! — с закреплением имущества на праве оперативного управ- ления появляется гораздо больше оснований говорить о его принадлежности именно обладателю права оперативного управления, а не собственнику3. 1 Доходы от предпринимательства и имущество, приобретенное на эти доходы, посту- пают: (а) для частных учреждений — в их хозяйственное ведение — «самостоятельное рас- поряжение» (см. п. 775*); (б) для казенных — зачисляются в доход бюджета Российской Федерации. 2 Вещи, приобретенные автономным учреждением в процессе своей деятельности, — плоды, продукция и доходы (п. 2 ст. 299) — поступают в его оперативное управление, но только тогда, когда они представляют собой недвижимые или, хотя и движимые, но особо ценные вещи. 3 Право оперативного управления, таким образом, выходит из числа ограниченных вещ- ных прав и занимает место рядом с правом собственности как альтернативная ему правовая форма отношения к вещи как к своей', понятие «широких вещных прав» трансформируется и занимает место рядом с понятием ограниченных вещных прав. Такого в нашем праве еще не было. 87
777. Доверительное управление1. Отношения по доверительному управлению чужим имуществом не влечет возникновения особого субъ- ективного вещного права управляющего на него. Доверительный управ- ляющий осуществляет деятельность по реализации чужого права (права собственности) на вещи, которыми он управляет. Учение о доверительном управлении — это учение об одной из гражданско-правовых форм реализа- ции чужой гражданской правосубъектности, а не об ограниченном вещном праве. Ведь юридические акты, составляющие деятельность доверительного управляющего, совершаются им «на базе» имущества, являющегося пред- метом доверительного управления, и лишь в недостающей части — своего собственного (п. 3 ст. 1022 ГК). Только при недостаточности последнего взыскание может быть обращено на имущество собственника, не передан- ное в доверительное управление; наконец, доверительный управляющий должен совершить сделки в процессе доверительного управления хотя и от своего имени, но указывая при этом, что он действует в качестве дове- рительного управляющего (п. 3 ст. 1012 ГК). 7771. Перспективы развития института доверительного управления. Институт доверительного управления является на сегодняшний день наи- лучшей юридической базой, на которой отношения одновременной принад- лежности одного и того же имущества различным лицам — те самые, которые ныне предлагается облекать в форму права оперативного управ- ления, — могли бы выстроить частные лица иные, чем публично-правовые образования. И если реформа права оперативного управления предпо- лагает его трансформацию в правовую форму, альтернативную и парал- лельную праву собственности, то было бы логично и сторонам договора доверительного управления позволить самим решать вопрос о том, кому из них — учредителю управления или управляющему — будет принадле- жать право собственности на имущество, передаваемое в доверительное управление. Увы, но новаций в нормы Кодекса о доверительном управле- нии пока не предлагается. § 3. Права найма и пользования (п. 778-783) 778. Право владельческой аренды. Право аренды или найма, имеющее в своем составе правомочие владения арендатора (нанимателя) арендован- ной (нанятой) вещью (предметом найма), а также правомочие пользования ею в соответствии с ее назначением или условиями договора с собственни- ком (арендодателем или наймодателем), является одной из вещно-право- вых форм удовлетворения потребности в использовании чужих вещей. С содержательной точки зрения правомочия арендатора по владению и пользованию арендованной вещью ничем не отличаются от одноименных правомочий собственника (см. ст. 606, п. 1 и 3 ст. 615 ГК), если какие-то особенные (специальные) их ограничения не установлены конкретным 1 Предметом настоящего и следующего пунктов являются одни только вещно-правовые аспекты доверительного управления; обязательственная проблематика этого института рас- сматривается в § 3 гл. 41 настоящего Учебника. 88
договором аренды. Подобно праву собственности, право аренды может быть объектом распоряжения со стороны арендатора, который, согласно п. 2 ст. 615, может передать это право (в том числе путем уступки, отдачи в залог или внесения в качестве взноса), либо ограничить его правом суб- арендатора. К праву арендатора применимо все, что было сказано о преде- лах осуществления ограниченных вещных прав: например, способность к распоряжению правом аренды арендатор может реализовать по общему правилу лишь с согласия арендодателя. Т1&. Субъекты и объекты права владельческой аренды. Вещь может быть сдана в аренду не только ее собственником, но и лицом, владеющим ею по праву хозяйственного ведения (п. 2 ст. 295, п. 1 ст. 617 ГК) либо оперативного управления (п. 1 ст. 617); кроме того, возможность сдавать вещь в аренду принадлежит доверительному управляющему (п. 2 ст. 1012, п. 1 ст. 1020). Сам арендатор также вправе сдать арендованную им вещь, но только в пользование другому лицу на условиях так называемой суб- аренды или поднайма (ст. 608, п. 2 ст. 615). Объектом права владельческой аренды (см. ст. 607 ГК) могут быть только индивидуально определенные дви- жимые вещи. П82. Срок и иные условия существования права владельческой аренды. Право владельческой аренды возникает на основании и с момента поступления арендованной вещи в фактическое владение арендатора (ст. 611 и 612). Оно прекращается с гибелью арендованной вещи либо с выкупом таковой у арендодателя, если возможность выкупа арендован- ной вещи предусмотрена законом или договором (ст. 624), либо с исте- чением срока своего существования, которое связывается нашим законом с расторжением или прекращением по иному основанию договора аренды (ст. 610, 619, 622). При известных обстоятельствах определенно-срочное право арендатора может трансформироваться в неопределенно-срочное (п. 2 ст. 610), а также возобновиться (немедленно по своем прекращении) на новый срок (ст. 621). Наконец, существование всякого арендного права неразрывно связано и обусловлено исполнением арендатором ряда обязан- ностей перед арендодателем, в первую очередь, по уплате арендной платы (ст. 614) и поддержанию имущества в исправном состоянии (ст. 616). Точно так же всякое право арендатора подкрепляется комплексом его относитель- ных прав, направленных против арендодателя (см. ту же ст. 616). 779. Право аренды недвижимости (общие замечания). Ни ГК, ни иные нормативные акты не содержат законоположений, в равной степени каса- ющихся аренды всех объектов недвижимости1. По этим причинам поня- тие права аренды недвижимости как таковое не имеет самостоятельного содержания и сводится к сумме представлений о правах аренды отдельных объектов недвижимости (см. ниже). Понятие о владении недвижимыми вещами из представления о господстве фактическом трансформируется в понятие о господстве чисто номинальном — регистрационном или юри- дическом. Регистрационное господство над недвижимой вещью устраняет 1 Исключение составляет, пожалуй, только п. 2 ст. 609 ГК, действие которого, впрочем, почти парализуется рядом специальных норм и правил. 89
необходимость господства фактического и, соответственно, делает ненуж- ной наличие самой возможности такого господства в составе вещного права на недвижимость. Поэтому и разделение аренды зданий и сооруже- ний на аренду владельческую и пользовательскую, произведенное ст. 650 ГК по аналогии с общим понятием аренды (ст. 606), по большому счету не имеет практического смысла, ибо владение как фактическое господство арендатора над объектом аренды в обоих случаях заменяется регистраци- онным (юридическим) господством. 780. Право аренды строений/построек (зданий и сооружений). Дей- ствующее законодательство устанавливает следующие особенности дина- мики и существования права аренды строений. Именно: (1) такое право подлежит государственной регистрации не всегда, но лишь тогда, когда предусмотренный договором срок его существования составляет не менее одного года (п. 2 ст. 651 ГК); (2) основанием его возникновения является передача построек арендодателем арендатору в соответствии с условиями договора аренды по документу о передаче, подписанному сторонами, — передаточному акту (ст. 655); (3) данное право доставляет своему обла- дателю неразрывно с ним связанное право пользования земельным участ- ком, который занят строением и необходим для его использования (ст. 652 и 653). 7801. Право аренды нежилых помещений. Что же касается нежи- лых помещений, то таковые, будучи элементами зданий и сооружений, неразрывно с ними связанными и их составляющими, тем не менее рас- сматриваются экономическим оборотом в качестве самостоятельных цен- ностей и фигурируют в гражданском обороте как обособленные объекты гражданских прав. Содержание арендного права на нежилые помещения определяется нормами § 1 гл. 34 ГК, т.е. общими положениями об аренде; по всей видимости, для этого могут быть применены и нормы об аренде зданий и сооружений (§ 4 гл. 34), но только по аналогии и в части, в кото- рой такое применение не исключается особенными (в сравнении со зда- ниями и сооружениями) физическими свойствами нежилых помещений. С такими свойствами вполне совместимы, в частности, правила ст. 651, 652, 653 и 655 ГК. 781. Право аренды воздушных и морских судов — недвижимых вещей. Нормами § 3 гл. 34 ГК, а также гл. X КВВТ и гл. X, XI КТМ установлен ряд особенностей арендных договоров, предметами которых являются самоходные транспортные средства. Системный анализ норм ст. 632, 633, 642 и 643 ГК позволяет понять, что в них имеются в виду не все такого рода транспортные средства, но лишь те из них, что отнесены к категории недвижимых вещей — подлежащие государственной регистрации воздуш- ные и морские суда, а также суда внутреннего плавания (абз. 2 п. 1 ст. 130). С содержательной точки зрения право арендатора такого рода объектов ничем не отличается от классического права аренды (см. ст. 632, 636, 642 и 646 ГК); с точки же зрения условий своего существования и пределов осуществления имеет некоторые особенности, всецело предопределен- ные спецификой своего объекта. Все эти права — (а) определенно-срочные и невозобновляемые', (б) они могут быть обременены правом субаренды без 90
согласия арендодателя; (в) распределение вопросов управления транспорт- ным средством, его эксплуатации, содержания и ремонта зависит от того, арендуется ли оно с экипажем арендодателя или без него (см. ст. 632, 638, 642, 644, 646, 647 ГК). 782. Право ссудополучателя. Основанием возникновения права ссудо- получателя обычно является специально заключаемый на этот счет дого- вор — договор безвозмездного пользования или ссуды (гл. 36 ГК); иногда им может быть договор залога (п. 1 ст. 340, п. 3 ст. 346) или хранения (ст. 892). Хотя п. 1 ст. 689 Кодекса среди правовых последствий договора ссуды называет одну только возможность пользоваться имуществом, не упоми- ная о правомочии владения, не подлежит сомнению, что таковое также может входить в состав права ссудополучателя, придавая ему тем самым вещный характер. По содержанию право ссудополучателя идентично праву владеющего арендатора, но с точки зрения пределов своего осуществления и условий существования оно оказывается значительно более тесным: так, оно является строго личным (п. 2 ст. 689, ст. 701), предполагает возложение на ссудополучателя бремени не только содержания вещи, но и всякого ее ремонта, как текущего, так и капитального (ст. 695), а при определенных обстоятельствах — еще и риска случайной гибели вещи (ст. 696). Точно так же существенно более бедными, в сравнении с аналогичными возмож- ностями арендатора, оказываются и обязательственные права ссудополу- чателя по отношению к ссудодателю. То и другое объясняется безвозмезд- ным возникновением данного права. 783. Право доступа. На результаты интеллектуальной деятельности могут устанавливаться не только исключительные, но и иные права, в том числе так называемое право доступа. Объектами такого права являются материальные носители, воплощающие произведения изобразительного искусства (живописи, скульптуры, графики, дизайна, графические рас- сказы, комиксы и др. — см. п. 3 ст. 1255, абз. 7 п. 1 ст. 1259 ГК), архитек- туры, градостроительства и садово-паркового искусства (так называемые оригиналы произведений), а субъектами — их авторы. В содержание дан- ного права входят правомочия владения и пользования оригиналом произ- ведения в объеме и пределах, необходимых для реализации автором своего авторского права на воспроизведение (копирование) произведения (п. 1 ст. 1292 ГК). Право доступа принадлежит автору окончательно и беспо- воротно в продолжение всей жизни автора, т.е. каким-либо договорным ограничениям не подлежит. Оно не может быть предметом распоряжения при жизни автора и прекращается с его смертью (не переходит по наслед- ству), т.е. является строго личным. § 4. Права на земельные участки (п. 784-7881) 784. Право земельной аренды (общие вопросы). Согласно п. 2 ст. 22 ЗК «...земельные участки... могут быть предоставлены их собственни- ками в аренду» в соответствии с гражданским и земельным законода- тельством. ГК особенностей права земельной аренды не устанавливает; 91
не особенно много их и в законодательстве земельном. Способностью пере- давать земельные участки в аренду располагают только их собственники (п. 2 ст. 22), но не обладатели иных вещных прав. Основанием возникно- вения права земельной аренды является договор аренды, подчиняющийся не только общим положениям ГК об аренде (§ 1 гл. 34 ГК), но также ст. 22 и некоторым другим нормам ЗК, в частности, устанавливающим: (1) суще- ственное значение условия о размере арендной платы; (2) требование госу- дарственной регистрации договора, заключенного на срок не менее одного года; (3) что сдача в аренду земельных участков, находящихся в государ- ственной или муниципальной собственности, осуществляется, как правило, по результатам торгов] (4) что арендатор вправе требовать уменьшения арендной платы либо расторжения договора аренды и возмещения убыт- ков, причиненных ему вследствие предоставления арендодателем заведомо ложной информации о земельном участке и условиях его использования; (5) что договор (а соответственно, и право) аренды может прекратиться досрочно по основаниям, предусмотренным не только гражданским, но и земельным законодательствами. Наконец, договор аренды земельных участков сельскохозяйственного назначения может быть только срочным и заключаться на срок, не превышающий 49 лет. 784к Целевое назначение и разрешенное использование земельного участка как пределы осуществления права земельной аренды. Осущест- вляя право земельной аренды, арендатор может господствовать над земель- ным участком и использовать его поверхность в соответствии с целевым назначением и разрешенным использованием, в частности: (1) «использовать в установленном порядке для собственных нужд имеющиеся на земельном участке общераспространенные полезные ископаемые, пресные подземные воды, а также пруды, обводненные карьеры...»; (2) «...возводить жилые, про- изводственные, культурно-бытовые и иные здания, строения, сооружения...»; (3) «проводить в соответствии с разрешенным использованием ороситель- ные, осушительные, культуротехнические и другие мелиоративные работы, строить пруды и иные водные объекты...», а также (4) «осуществлять другие права на использование земельного участка, предусмотренные законодатель- ством» (п. 1 ст. 40, п. 1 ст. 41 ЗК; п. 1 ст. 6 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения»). Кроме того, арендатор земель- ного участка приобретает право собственности на все осуществленные на нем «...посевы и посадки сельскохозяйственных культур, полученную сельскохо- зяйственную продукцию и доходы от ее реализации» (поди. 2 п. 2 ст. 40 ЗК). 7842. Правомочие распоряжения при земельной аренде. Арендатор земельного участка располагает по общему правилу значительно более широкими способностями в сфере распоряжения принадлежащим ему пра- вом, чем те, что предусмотрены п. 2 ст. 615 ГК. Он «...вправе передать свои права и обязанности по договору аренды земельного участка третьему лицу, в том числе отдать арендные права земельного участка в залог и вне- сти их в качестве вклада в уставный капитал хозяйственного товарищества или общества либо паевого взноса в производственный кооператив... без согласия собственника земельного участка при условии его уведомления, если договором аренды земельного участка не предусмотрено иное» (п. 5 92
ст. 22 ЗК; п. 8 ст. 9 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяй- ственного назначения»). Аналогичным образом, т.е. без согласия собствен- ника, при условии одного только его уведомления, если иное не преду- смотрено законом или договором, осуществляется сдача земельного участка в субаренду (п. 6 той же статьи). На арендаторов государственных и муни- ципальных земельных участков эти нормы распространяются только в том случае, если срок заключенного ими договора аренды превышает пять лет. 785. Эмфитевзис (чиншевое право). В нашем законодательстве оно тра- диционно известно под наименованием права пожизненного наследуемого владения. Оно состоит из правомочий владеть и пользоваться земельным участком, включая (по общему правилу) возведение на нем недвижимого имущества с приобретением ее в собственность. Его субъектов (обладате- лей) именуют землевладельцами или чиншевикамы, оно может быть уста- новлено только на земельный участок, находящийся в публичной (государ- ственной или муниципальной) собственности1; это значит, что основанием его возникновения должен быть административный акт — решение о пре- доставлении земельного участка. Данное право является бессрочным и под- лежит государственной регистрации. Распоряжение чиншевым наделом не допускается, кроме его передачи по наследству (в том числе по завеща- нию). Чиншевик может требовать признания за ним права собственности на самовольную постройку, возведенную на его участке, а также установле- ния сервитута на соседний участок, либо, наконец, вправе во всякое время без объяснения мотивов отказаться от участка и своего права на него, подав заявление соответствующему органу власти или местного самоуправ- ления. В остальном к праву пожизненного наследуемого владения в пол- ной мере относится все, что было рассказано выше о правах арендатора. 786. Права бессрочного и срочного пользования земельным участком (общие положения). Субъекты — обладатели прав данного вида называ- ются землепользователями (п. 3 ст. 5 ЗК); принадлежащие им права зем- лепользования — как постоянного (бессрочного), так и безвозмездного срочного — включают в себя не только правомочие собственно пользования земельным участком, но и владения им (п. 1 ст. 269 ГК). Если использо- вание соответствующего участка по определенному целевому назначению невозможно без возведения на нем зданий, сооружений или создания дру- гого недвижимого имущества, то пользователь вправе возвести на участке соответствующую недвижимость, которая становится его собственно- стью (п. 2 ст. 269 ГК). Пределы осуществления таких правомочий посто- янным землепользователем могут быть установлены не только законом (как в случае с субправомочиями, входящими в состав права пожизнен- ного наследуемого владения), но также иными правовыми актами и актом о предоставлении участка в пользование (п. 1 ст. 269 ГК); срочным земле- пользователем — законом, актом о предоставлении участка либо договором (п. 1 ст. 24 ЗК). 1 Со дня вступления в силу ЗК предоставление земельных участков на праве пожиз- ненного наследуемого владения более не осуществляется, хотя ранее предоставленные права этого рода сохраняются и не подлежат какому-либо принудительному переоформлению или изменению (п. 1 ст. 21 ЗК). 93
7861. Право постоянного (бессрочного) пользования. В настоящее время оно предоставляется (1) государственным и муниципальным учреж- дениям; (2) казенным предприятиям, (3) центрам исторического наследия Президентов РФ, прекративших полномочия; (4) органам государственной власти и органам местного самоуправления (п. 1 ст. 268 ГК; п. 1 ст. 20 ЗК)1. Предметом такого предоставления (объектом права постоянного земле- пользования) может быть только участок, находящийся в государственной или муниципальной собственности] основанием — решение государствен- ного или муниципального органа о таком предоставлении, т.е. администра- тивный акт (п. 1 ст. 268 ГК). В остальном по своему содержанию право постоянного (бессрочного) землепользования весьма близко к чиншевому праву, отличаясь от него лишь тем, что является строго личным и не спо- собно поменять своего обладателя даже в порядке универсального право- преемства. С прекращением существования своего субъекта рассматрива- емое право также прекращается. Если бы не эта (последняя) особенность, то право постоянного (бессрочного) пользования землей весьма напоми- нало бы классический римский узуфрукт. 7861 2. Право безвозмездного срочного пользования земельным участ- ком. В ГК данное право лишь упоминается (п. 1 ст. 267, ст. 270); основа- нием возникновения такого права может быть либо договор безвозмездного пользования — ссуды (гл. 36), либо договор пожизненного содержания с иждивением (§ 4 гл. 33), либо, наконец, завещательный отказ — легат (ст. 1137)2. Содержание данного права, его ограничения и пределы осу- ществления (ст. 40—42 ЗК) практически тождественны с содержанием права постоянного (бессрочного) пользования. Однако законодательные предписания о тех целях, ради достижения которых данное право предо- ставляется, позволяют сделать вывод об одном, но весьма существенном различии между данными правами: право безвозмездного срочного поль- зования имеет в виду (1) строго личное пользование и притом (2) чисто потребительского характера, т.е. пользование, не допускающее обогаще- ния субъекта. С точки зрения римской систематики перед нами, следова- тельно, не что иное, как разновидность узуса — земельный узус (usus in re aliena). 787. Сервитуты. Сервитуты (иначе, вещные, земельные, предиальные или реальные сервитуты) представляют собой права ограниченного (целе- вого) пользования чужим земельным участком, которые устанавливаются по требованию собственника, землевладельца или постоянного пользо- 1 Иным лицам земельные участки в постоянное (бессрочное) пользование со времени введения в действие ЗК не предоставляются; ранее предоставленные права этого рода сохра- няются в неприкосновенности (п. 3 ст. 20 ЗК) впредь до их переоформления в права аренды. 2 ЗК право безвозмездного срочного пользования землей трактует иначе: для него это еще и право безвозмездного срочного пользования публичных учреждений, федеральных казен- ных предприятий, а также органов государственной власти и местного самоуправления, земельными участками, находящимися в государственной или муниципальной собственно- сти. Срок его существования не может превышать одного года. Наконец, это еще и право безвозмездного срочного пользования граждан землями организаций отдельных отраслей экономики в связи с работой (службой) граждан в таких организациях — право безвозмезд- ного срочного пользования служебным наделом (подп. 1 и 3 п. 1, п. 2 ст. 24 ЗК). 94
вателя, как правило, соседнего земельного участка либо собственника неразрывно связанной с участком недвижимой вещи — здания, сооруже- ния, объекта незавершенного строительства (ст. 274—276 ГК и ст. 23 ЗК). Собственно земельные сервитуты устанавливаются для обеспечения нужд собственника недвижимости, которые не могут быть удовлетворены без установления сервитута1 (п. 1, 4 ст. 274 ГК). Кроме того, могут устанав- ливаться сервитуты в отношении таких земельных участков, на которых находятся обособленные водные объекты1 2 3 4 и леса?, а также в отношении не самих земельных участков, а расположенных на них строений?. Уста- новление любого сервитута осуществляется по соглашению собственни- ков основного и служащего участков либо решению суда. Оно не лишает собственника служащего земельного участка прав владения, пользования и распоряжения им, но обременяет служащий земельный участок впредь до своего прекращения, независимо от того, кому принадлежит участок, т.е. следует судьбе участка. С другой стороны, сервитут увеличивает стои- мость вещи, нуждам собственника которой он служит. Смена ее собствен- ника также не прекращает сервитута. 788. Права пользования участками недр, континентального шельфа, лесного и водного фондов. Закон РФ от 21.02.1992 № 2395-1 «О недрах» признает существование двух видов прав на участки недр — права целевого срочного и бессрочного недропользования. По сути, закон предусматривает не вещные права, а права публичные, вытекающие из выданного частному лицу разрешения (лицензии) на пользование участком недр. Аналогичные публично-правовые возможности, которые не могут быть отнесены к числу вещных прав в строгом смысле этого слова, предусматриваются Федераль- ным законом от 30.11.1995 № 187-ФЗ «О континентальном шельфе Рос- сийской Федерации». Федеральный закон от 30.12.1995 № 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции» предусматривает предоставление участка недр инвесторам для поиска, разведки и добычи минерального сырья, а также для ведения связанных с этим работ (п. 1 ст. 2) на основа- нии соглашения о разделе продукции — договора особого рода, заключае- мого инвестором с Российской Федерацией. Право пользования участком 1 Вот далеко не полный перечень земельных сервитутов, известных римскому праву: право (1) ходьбы по чужому участку; (2) прогона скота (в том числе к водопою); (3) пастьбы скота; (4) провода воды; (5) отведения дождевой воды на чужой участок; (6) получения воды, стекающей с чужого участка; (7) отведения отбросов или пропуск их стока через чужой участок; (8) добывать мел, известь, песок, камень; (9) гнать на чужой участок пар из бани, дым или чад. 2 Они устанавливаются в целях (1) забора воды (без применения сооружений, техни- ческих средств и устройств); (2) водопоя и прогона скота; (3) их использования в качестве водных путей для паромов, лодок и других маломерных плавательных средств. 3 Лесные сервитуты представляют собой права (1) заготовки дров, (2) сбора раститель- ности и лесной подстилки, а также (3) охоты (так называемое право въезда). 4 К числу этих — городских или градостроительных — сервитутов относятся права (1) вывести окно на чужой двор; (2) прорубить окно или проход в общей или чужой стене (заборе); (3) возвести или надстроить строение с ограничением доступа света на чужой уча- сток; (4) пристроить собственное строение к чужой стене или (5) опереть (встроить) балки на (в) чужую стену; (6) обратить скат крыши на соседний участок; (7) соорудить балкон над чужим участком. 95
недр по соглашению о разделе продукции представляет собой хотя и весьма ограниченное по содержанию, но все же вещное право. Наконец, источни- ками права лесо- и водопользования — актами, определяющими состав огра- ниченных вещных прав на участки лесного и водного фондов, — являются соответственно Лесной и Водный кодексы (ЛК и ВК) РФ. 7881. Права на земельные участки по проектируемым изменениям и дополнениям к ГК. Норма п. 2 ст. 223 ГК РФ в ее новой (проектируемой пока что) редакции предполагает отнести к числу ограниченных вещных прав (1) право постоянного землевладения (гл. 20); (2) право застройки (гл. 20.1); (3) сервитут (гл. 20.2); (4) право личного пользовладения (гл. 20.3); (5) ипотеку (гл. 20.4); (6) право приобретения чужой недвижи- мой вещи (гл. 20.5); (7) право вещной выдачи (гл. 20.6); (8) право опера- тивного управления (гл. 20.7); (9) право ограниченного владения земель- ным участком (ст. 297.1). Пройденный материал позволяет заметить, что четыре из этих девяти субъективных прав — (а) постоянного землевладе- ния, (б) застройки, (в) сервитута, (г) ограниченного владения — имеют сво- ими объектами исключительно или по преимуществу земельные участки, а центром тяжести их содержания является правомочие пользования участком в том или ином известном отношении. § 5. Права на жилые помещения (п. 789-7921) 789. Права нанимателей жилых помещений (общие вопросы). Право нанимателя жилого помещения возникает из договора жилищного найма и включает в себя правомочия гражданина-нанимателя владеть и пользо- ваться жилым помещением в соответствии с его целевым назначением, в том числе проживая в нем. Основанием его возникновения является дого- вор жилищного найма одной из трех следующих разновидностей: (1) ком- мерческого, (2) социального и (3) специализированного найма. Источниками гражданско-правового регулирования данных договоров являются положе- ния гл. 35 ГК, посвященные договору коммерческого и в субсидиарной сте- пени (за исключением ст. 672, 674, 675, 678, 680, п. 1-3 ст. 685, о которых см. п. 3 ст. 672) социального найма. Решающее значение в деле регламента- ции общественных отношений из договоров социального и специализиро- ванного найма жилых помещений имеют нормы разделов III и IV ЖК. 789Юридическая природа прав нанимателей жилых помещений. В вопросе о юридической природе права нанимателей жилых помещений наша современная литература по большинству своему склоняется в пользу обязательственной точки зрения. Но сравнение норм ч. 1 ст. 606 и п. 1 ст. 671 ГК не оставляет сомнений в полной идентичности (тождествен- ности) состава, структуры и содержания гражданских правоотношений, возникающих из договора жилищного найма, соответствующим характери- стикам правоотношений из договора аренды, одна сторона (арендодатель или наймодатель) обязуется предоставить другой стороне (арендатору или нанимателю) индивидуально определенную вещь во владение и поль- зование, а эта последняя приобретает субъективное право, включающее 96
в себя возможности (правомочия) владения и пользования этой вещью, и становится носителем обязанности внесения платы за это право. Право нанимателя жилого помещения, стало быть, относится к числу ограничен- ных вещных прав1. 7891 2. Видовая специфика прав жилищного найма. Наниматели жилых помещений обладают некоторыми возможностями, которыми не рас- полагают арендаторы, но возможности эти таковы, что не препятствуют их вещно-правовой квалификации. Так, наниматели могут использовать предоставленные им жилые помещения посредством не одного только лич- ного проживания, но и путем вселения в такие помещения иных лиц2. Далее право нанимателя по договору социального найма может быть предметом распоряжения со стороны нанимателя посредством сделки обмена жилыми помещениями (ст. 72 ЖК), осуществляемой без согласия наймодателя, в то время как права по договорам коммерческого и специализирован- ного найма предметом такого обмена быть не могут. Наконец, наниматель, занимающий жилое помещение по договору социального найма, обладает (при условиях, установленных специальным законодательством) способно- стью потребовать бесплатной приватизации занимаемого им жилого поме- щения — способностью, которая не принадлежит ни нанимателям по догово- рам коммерческого и специализированного жилищного найма, ни уж тем более арендаторам государственного и муниципального имущества. 7893. Способность к приобретению прав жилищного найма. Договоры социального и специализированного найма в продолжение вот уже более 80 лет являются основными гражданско-правовыми средствами решения так называемой жилищной проблемы, или квартирного вопроса. Поэтому способность к найму жилых помещений по договорам социального и спе- циализированного найма не является элементом общегражданской право- способности — принадлежит далеко не каждому гражданину и возникает отнюдь не с момента его рождения. Основаниями возникновения дан- ного элемента правоспособности являются (а) нуждаемость в улучше- нии жилищных условий, постановка гражданина на учет в этом качестве и административный акт (ордер) о предоставлении жилого помещения — для договора социального найма либо (б) нуждаемость в улучшении жилищных условий, состояние в трудовых отношениях с организацией- наймодателем или пребывание в ином особом юридическом состоянии ж решение последней о предоставлении жилого помещения — для договора специализированного найма. Что же касается способности к коммерче- скому найму жилого помещения, то она принадлежит всякому и каждому в одинаковой мере. 1 Разница прав аренды и жилищного найма состоит в их объектах и субъектах (ср. ст. 607 со ст. 671 и 673 ГК); кроме того, права жилищного найма не обладают способностью перехо- дить по наследству (см. абз. 2 п. 2 ст. 672 ГК, ч. 2 ст. 82, ч. 5 ст. 83 ЖК (для прав по договору социального найма), п. 2 ст. 686 ГК (для прав по договору коммерческого найма)). 2 Круг этих лиц неодинаков — для нанимателя по договору коммерческого найма один, а для нанимателей по договорам социального и специализированного найма другой. Под- робнее о них мы расскажем ниже, в пунктах о жилищных правах тех и других. 97
790. Право кооперативного пользования жилым помещением (общие вопросы). Член потребительского кооператива до момента полной уплаты им паевого взноса получает право пользования известной вещью, сообраз- ной профилю кооператива, называемое правом кооперативного пользова- ния. Данное право может быть установлено не только на жилые помещения, но и на земельные участки, дачи, коттеджи, гаражи, места на автомобиль- ных парковках и т.д., словом, любые вещи, доставление которых в собствен- ность граждан может составлять предмет и цель деятельности потребитель- ских кооперативов. В этом смысле рассмотрение права кооперативного пользования среди вещных прав на жилые помещения является случайным и обусловлено, пожалуй, только наличием минимальной его специальной правовой регламентации (см. гл. 11 и 12 ЖК). В литературе высказано мнение о том, что право кооперативного пользования жилым помещением относится к категории корпоративных прав. Это мнение ошибочно: в право кооперативного пользования жилым помещением не включается ни одной возможности, которые были бы характерны для корпоративных прав, и в то же время включаются правомочия владения и пользования инди- видуально определенной вещью, а также известная степень распоряжения им путем его предоставления для проживания членам своей семьи, сдачи внаем постороннему лицу, вселения в него временных жильцов и обмена. Вещную природу такого права отрицать просто невозможно. 7901. Специфические черты права кооперативного пользования жилым помещением. Субъектами права кооперативного пользования могут быть не только граждане (как в случае с нанимателями), но и юридические лица, в той, разумеется, мере, в которой их участие в потребительских коо- перативах соответствует их правоспособности. Данное право возникает из специфического основания — сложного фактического состава, состоя- щего из фактов (а) приобретения статуса члена потребительского коопе- ратива — собственника той вещи, которая будет выступать объектом дан- ного права, и (б) принятия общим собранием членов данного кооператива решения о вселении члена в соответствующее жилое помещение; сохра- нение правоотношений членства в кооперативе является условием суще- ствования права кооперативного пользования. Оно может иметь только временный (хотя и неопределенно длительный) характер, поскольку воз- никает и существует лишь до тех пор, пока его субъект не внесет полностью причитающийся с него пай и не приобретет соответствующей вещи в свою собственность либо не оставит кооператив. Наконец, право кооперативного пользования жильем наследуется, хотя и с некоторыми особенностями, главная из которых — конкуренция прав наследников члена кооператива с правами совместно проживавших с ним членов семьи, не призываемых к наследству. 791. Право срочного или пожизненного пользования. Право пожизнен- ного пользования — это строго личное субъективное право, которое может принадлежать только гражданину (физическому лицу) и включает в себя правомочия владения и пользования чужой индивидуально определенной вещью (в том числе жилым помещением) в соответствии с ее целевым назначением и исключительно в потребительских целях (т.е. на условиях, 98
не допускающих обогащения своего обладателя). Наше законодательство предусматривает всего два основания его возникновения: (1) договор пожиз- ненного содержания с иждивением (§ 4 гл. 33 ГК; ст. 34 ЖК) и (2) завеща- тельный отказ — легат (п. 2 ст. 1137 ГК; ст. 33 ЖК). В отличие от прав нанимателей и членов жилищных кооперативов отнесение права пожиз- ненного пользования жильем к числу ограниченных вещных прав в нашей литературе является общепризнанным; обыкновенно оно объявляется раз- новидностью узуфрукта, но в действительности по своей природе (строго личной и чисто потребительской) такое право больше похоже на римский Z/3Z/C. 792. Права совместного проживания. Собственники жилых помеще- ний, их наниматели, а также субъекты права кооперативного пользова- ния жильем, могут обременить свои права, вселяя в занимаемое ими жилое помещение иных лиц. Такое вселение, будучи законным, имеет не только фактические, но и юридические последствия, а именно — возникновение у вселенного лица вещного права на это помещение, неприкосновенного для всех, включая вселившее лицо. Данное право (1) является строго личным и включает в себя возможности (2) владения и (3) пользования жилым помещением; (4) эти возможности реализуются их обладателями совместно со вселившим их субъектом и иными совместно проживающими с ними лицами. Отсюда избранное нами наименование рассматриваемого права — право совместного проживания. Законодательство различает шесть типов этого права — право совместного проживания (1) членов семьи соб- ственника (п. 2 ст. 288 и ст. 292 ГК; ст. 31 ЖК); (2) бывших членов семьи собственника (ст. 31 ЖК); (3) членов (в том числе бывших) семьи нанима- телей жилых помещений по договорам социального и специализированного найма (ч. 1 ст. 60, ч. 1 ст. 61 ЖК); (4) членов семьи лица — субъекта права кооперативного пользования (ст. 126, ч. 1 ст. 128, ч. 4 ст. 131 ЖК); (5) лиц, проживающих совместно с нанимателем по договору коммерческого найма (ст. 677, 679 ГК); (6) поднанимателей и временных жильцов (ст. 680, п. 1 и 2 ст. 685 ГК, ст. 76, 80 ЖК). 792к Право личного пользовладения (узуфрукт). Как видно из выше- изложенного, российские законы закрепляют (или предполагают) существо- вание целого ряда разнообразных жилищных прав содержательно единого типа. Для того чтобы заменить собою этот «ряд», к включению в Кодекс предположены ст. 302-302.8 (гл. 20.3) «Право личного пользовладения», ближайшим дореволюционным аналогом которых были ст. 1019—1028 про- екта Гражданского уложения о личных сервитутах, а также (в качестве одной из его разновидностей) — права социального пользовладения. Рассмо- трение этих прав среди ограниченных вещных прав на жилые помещения объясняется тем, что конструировались они по преимуществу (п. 1 проек- тируемой ст. 302.1) и даже исключительно (п. 1 ст. 302.6) в этом качестве, т.е. как права на жилые помещения (права проживания). Также и согласно п. 1 и 3 проектируемой ст. 298.3 ГК «...члены семьи собственника, опре- деляемые в соответствии с жилищным законодательством, проживающие в принадлежащем ему жилом помещении [а также в жилом доме, при- надлежащем собственнику], имеют право пользования этим помещением 99
на праве социального пользовладения (ст. 302.7)». Основные черты обоих этих прав — их ограниченная вещная природа, установление на чужие жилые помещения, исчерпание правомочиями владения и пользования, строго личный, срочный либо пожизненный характер. § 6. Права извлечения ценности (п. 793—795) 793. Залоговое право. (1) Закладное право. Под именем залога наше право традиционно объединяет несколько различных правоотношений, имеющих общую (обеспечительную) направленность. Техническим сред- ством, благодаря которому реализация данной возможности залогодер- жателем делается весьма удобной, издревле было и остается фактическое владение залогодержателя предметом залога. Руководствуясь этим сооб- ражением, право всех без исключения государств признает за залогодер- жателем юридически защищенную возможность владения заложенным имуществом, включая ее (в виде правомочия) в состав такой разновид- ности залогового права, что известна под названием заклада или заклад- ного права. Заклад может быть определен как залоговое право, включаю- щее в себя правомочия залогодержателя (1) владеть предметом залога и, (2) быть может, пользоваться таковым. Кроме того, в состав залогового права повсеместно включается и третья возможность залогодержателя — (3) распорядиться предметом залога (в целях извлечения и присвоения его ценности) в случае нарушения обеспеченного им обязательства, либо (в случаях и в порядке, предусмотренных абз. 2 п. 1 ст. 334, абз. 2 п. 3, п. 5 ст. 350.2 и подп. 4 п. 1 ст. 352 ГК) обратить его в свою собственность (в целях зачета обязанности по возмещению его стоимости со своим требо- ванием, обеспечивавшимся залогом). 7931. Залоговое право. (2) Современное понимание. Действующее законодательство (абз. 1 п. 1 ст. 334 ГК) определяет залог именно через эту, последнюю возможность — правомочие залогодержателя «...в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником этого обязатель- ства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (предмета залога) преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит заложенное имущество (залогодателя)». Понима- емое именно таким образом залоговое право — т.е. безотносительно к тому, заключает ли оно в себе правомочия владения и пользование своим объ- ектом1, — в нашей литературе безоговорочно относится к числу вещных. 1 Судя по ныне действующим нормам ГК РФ, залог движимых вещей в форме заклада имеет статус этакого пасынка залогового права, находящегося на его самых дальних задвор- ках: и ст. 338 и п. 5 ст. 346 ГК РФ рассматривают залог с предоставлением вещи во владение и пользование залогодержателю как редкое исключение из общего правила, которое может быть предусмотрено законом (например, ст. 358 или 358.16 ГК) или договором. Общее же правило — по мнению законодателя — заключается в том, что заложенное имущество оста- ется у залогодателя (п. 1 ст. 338), т.е. залогодержатель права владения таким имуществом не имеет. Интересно, что это обстоятельство не помешало сохранению в Кодексе ст. 347 о возможностях залогодержателя по защите своих «прав на предмет залога». Весь вопрос только, каких прав? 100
Но если речь идет о праве, объектом которого является уже не сама инди- видуально-определенная (заложенная) вещь, а ее ценность (стоимость), обычно извлекаемая путем продажи или присвоения предмета залога1, — т.е. путем распоряжения правом собственности на него, то такое право про- сто никак не может быть вещным. 7931 2. Право экзекуции чужих вещей путем их продажи и присвоения. Невозможно, разумеется, отрицать, что залогодержатель вправе распоря- диться предметом залога. Но эта его возможность составляет самостоя- тельное субъективное право, в залог не входящее. Содержанием этого права является возможность распоряжения, т.е. действия юридического, имею- щего своим объектом не саму вещь, а лишь право собственности на нее и на ее денежную ценность (стоимость), которое может принадлежать залогодержателю не только вполне, но и в части. Наступлению юридиче- ского результата осуществления данного права ни залогодатель, ни третьи лица никак не в состоянии помешать, что делает бессмысленным его обе- спечение с помощью юридических обязанностей. Нет никакой надобности в том, чтобы носителем ценности, извлекаемой залогодержателем, была непременно индивидуально определенная вещь — роль такого носителя могут выполнять любые блага, в том числе нематериальные. Данное право может принадлежать не только залогодержателю, но также и ретентору, т.е. лицу, удерживающему чужую вещь, а также всякому вообще кредитору, обеспечившему свои требования имуществом должника, выделенным из всей принадлежащей ему имущественной массы посредством процедур описи и ареста (см. ст. 80—83 Федерального закона «Об исполнительном производстве»)2. 794. Ипотечное право (общее понятие). Ипотекой в широком смысле слова называется залог вещи без ее передачи залогодержателю, или, иначе, залог с оставлением имущества у залогодателя или с передачей его третьему лицу, — понятие, противоположное понятию заклада (ст. 338 ГК)3. Данное понятие ипотеки распадается на ипотеку в узком смысле слова — залог недвижимости, т.е. вещей, залог которых в форме заклада объективно не может быть мыслим без несоразмерного ущерба их хозяй- ственной ценности, и так называемую мобилиарную ипотеку, т.е. ипотеку движимых вещей — вещей, передача которых в заклад в принципе воз- можна, но которые (несмотря на такую возможность) оставлены согласно 1 Аналогичное право — преимущественного получения удовлетворения — принадле- жит залогодателю в отношении сумм и предметов, перечисленных в п. 2 ст. 334 ГК, в том числе страхового возмещения, уплаченного в случае гибели или повреждения предмета залога. 2 Можно добавить еще, что право экзекуции чужих ценностей может быть только охра- нительным и относительным, ибо основанием его возникновения является обстоятельство, наступление которого приводит к нарушению прав и охраняемых законом интересов креди- тора (залогодержателя), за которое закон считает ответственным конкретное лицо (долж- ника либо залогодателя). Залог же, напротив, устанавливается на регулятивной стадии суще- ствования обеспеченного правоотношения. 3 По общему правилу предполагается, что залог устанавливается именно в форме ипо- теки, если иного не предусмотрено договором (п. 1 ст. 338; исключение касается залога цен- ных бумаг — см. п. 1 ст. 358.16 ГК). 101
договоренности сторон у залогодателя. В действующем законодательстве термин «ипотека» употребляется, как правило, именно в этом, узком смысле (см. п. 4 ст. 334 ГК и нормы Федерального закона от 16.07.1998 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»; ср. также с проектиру- емыми нормами ст. 303-303.18 ГК РФ об ипотеке как ограниченном вещ- ном праве). 794Ипотека недвижимости. Содержание ипотечного права в узком смысле слова предопределяется, с одной стороны, его особым назначе- нием — обеспечением исполнения определенного обязательства, а с дру- гой — его специфическим объектом — недвижимой вещью. Оно возникает на основании сложного фактического состава, элементы которого суть (1) договор (или его юридический суррогат) и (2) акт государственной регистрации. Законодательство не обеспечивает ипотечному залогодер- жателю возможности фактического владения предметом ипотеки, считая вполне достаточным признание за ним возможности быть юридическим {зарегистрированным) его владельцем. Признание таковой обеспечивает залогодержателю (при наступлении соответствующего условия) наиболее полную, удобную и универсальную возможность распоряжения предметом ипотеки наиболее абсолютным образом, независимо от любых других лиц, включая залогодателя, — ту самую, которую при закладе доставляет фак- тическое владение вещью. Ипотечное право на недвижимость мы признаем ограниченным вещным потому, что оно является юридической формой отно- шений по установлению фактического господства ипотечного залогодержа- теля над чужой недвижимой вещью и передаче возможности установления такого господства другому лицу, в том числе вопреки воле собственника этой вещи. 7942. Мобилиарная ипотека. Можно ли залоговое право на движимую вещь, оставленную у залогодателя (т.е. ипотечное право на движимость), считать вещным? Это предопределяется тем, обеспечивает ли оно своему обладателю (залогодержателю) юридически защищенную возможность фактического господства над предметом такого залога, и если обеспечи- вает, то в какой мере. Кодексу известны три вида мобилиарной ипотеки — (1) твердый залог, т.е. залог с наложением на его предмет знаков, сви- детельствующих о залоге (абз. 2 п. 2 ст. 338 ГК); (2) залог с оставлением его предмета под замком и печатью залогодержателя (абз. 1 п. 2 ст. 338); (3) залог товаров в обороте или в переработке, т.е. залог, позволяющий залогодателю владеть, пользоваться и распоряжаться заложенными пред- метами при условии замены их другими однородными — иррегулярный залог (см. п. 1 ст. 338 и ст. 357). Все три эти типа залога безусловно оформляют известную степень господства залогодержателя над соответствующими (маркированными, запертыми и опечатанными, обремененными необходи- мостью восстановления или замены) вещами; другое дело, что это господ- ство не может быть реализовано без содействия залогодателя, а значит, оно не доходит до господства вещно-правового. 795. Право удержания. Правом удержания в собственном (дефензивном) смысле называется право кредитора, законно владеющего вещью, подле- жащей передаче должнику или указанному им лицу, в случае неисполне- 102
ния должником в срок определенного обязательства удерживать эту вещь у себя до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено должником (п. 1 ст. 359 ГК). Его субъект (обладатель) называется ретен- тором', его объектом является вещь, чужая для ретентора и находящаяся в его владении, которое он вправе защищать против всех, включая собствен- ника. Следовательно, право удержания не всегда можно считать ограни- ченным вещным правом. Наш ГК (ст. 360) предоставляет кредитору также и право экзекуции предмета удержания, т.е. право удовлетворить свои требования из стоимости вещи, полученной в ходе обращения взыскания на нее в «залоговом» порядке.

Раздел VIII ПРАВО ПРИНАДЛЕЖНОСТИ РЕЗУЛЬТАТОВ ТВОРЧЕСТВА

Глава 29 ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ § 1. Понятие и виды (п. 796-8001) 796. Человеческие отношения по поводу нематериальных объектов вообще. Потребности в продолжении рода, религии, душевном равнове- сии, самооправдании, самовозвеличивании, приобретении (или ощуще- нии) власти, богатства, почитания, преклонения; потребности в заботе, любви, наслаждении, познании мира, уважении, творчестве, донесении до общего сведения его результатов, социальном признании, общении, красоте и т.д., словом, потребности психического происхождения, явля- ются одними из основных отличий человека от животного. Удовлетво- рение таких потребностей предполагает эксплуатацию нематериальных благ — (1) результатов интеллектуальной деятельности и (2) обеспечен- ных обществом условий развития личности. До некоторых пор удовлет- ворение нематериальных потребностей осуществляется людьми самосто- ятельно (собственными действиями); но на определенном историческом этапе — после того, когда сами нематериальные потребности приобрели более сложный и разнообразный (разноплановый) характер, — приходит понимание того, что их можно удовлетворять еще и действиями других лиц. Так возникает предпосылка к появлению нового типа социального взаимо- действия — взаимодействия по поводу удовлетворения подобных — пси- хических или нематериальных — потребностей; взаимодействия по поводу эксплуатации нематериальных ценностей. 797. Предпосылки правового регулирования отношений по поводу результатов творческой деятельности. Общественные отношения по поводу результатов творческой деятельности облекаются в правовую форму тогда, когда одни люди открывают в себе потребности информа- ционного свойства столь неодолимые и сильные, что готовы (и могут) платить за их удовлетворение, в то время как другие люди согласны удовлетворять такие потребности за деньги. Чтобы готовность платить за духовные наслаждения сосуществовала рядом с возможностью внесения такой платы, требуются известные предпосылки, ключевыми из которых являются две: достижение определенного уровня (1) развития техники, а также (2) интеллектуального развития масс. Уровень развития тех- ники должен «созреть» настолько, чтобы обеспечивать людям (а) время, свободное от добывания материальных благ — средств к существованию, и (б) возможность массового (широкого, оперативного и дешевого) рас- КП
пространения информации. Интеллектуальное развитие, начинающееся с массового обучения грамоте (умения читать, считать и писать), должно заканчиваться достижением высокого уровня массового вкуса, обществен- ных нравах, приобретением способностей к отвлеченному наслаждению, абстрактного мышления, воображения, фантазии, выдумки и сопережива- ния. Человечество не могло ощутить надобности в законодательной регла- ментации отношений по поводу продуктов технического творчества до тех пор, пока массовый потребитель не предъявил платежеспособного спроса на продукцию и товары известного рода и качества, а промышленное произ- водство не оказалось способным удовлетворить этот спрос. 798. Цель правового оформления отношений по поводу результатов творческой деятельности. Эту цель впервые поняли издатели (типогра- фии). Массовый спрос на их печатную продукцию приносит баснословные барыши, но... только до тех пор, пока на рынке не появляется конкурент, предлагающий информационно идентичные, но относительно более деше- вые экземпляры. Их дешевизна обусловливается техническим копирова- нием с изданий, предпринятых предшественниками. Возможность копи- рования (воспроизведения произведения) получает всякий, фактически располагающий хотя бы одним экземпляром произведения. В общественных отношениях обнаруживается ничем не закрытая «дырка»: всякий, при- обретший право собственности на экземпляр произведения, тем самым получал возможность фактического господства не только над самим этим экземпляром, но и над заключенным в него произведением, которого оно на самом деле никогда не приобретало. Корень проблемы, следовательно, заключался в том, что оглашенный (доведенный до сведения публики) результат интеллектуальной деятельности не считался особым, отлич- ным от своего материального носителя (например, книги) обособленным за кем-либо имуществом; следовательно, такой объект не мог стать това- ром. От законодателя потребовалось превратить результат деятельности (поначалу только издателя (типографии), а затем и автора) в имущество, дабы оборот получил возможность сделать его товаром. Признать в нема- териальном объекте (произведении) —результате интеллектуальной деятельности — особого рода имущество — главная цель правового регулирования отношений по поду таких объектов. 798Почему отношения по поводу результатов творческой деятель- ности нельзя облечь в форму вещных прав? Потому что этому препят- ствуют особые свойства результатов интеллектуальной деятельности, предопределенные их идеальной природой. Материальная природа всякой вещи (материального блага) такова, что допускает установление такого фактического (хозяйственного) господства над собой, которое исключает возможность одновременного установления по крайней мере равновеликого (а то и вообще всякого (любого)) фактического господства над нею со сто- роны другого частного лица. Вещное право имеет дело с предметами, явля- ющимися товарами по самой природе своей, с товарами, созданными самой жизнью. Нормально текущие отношения товарной собственности пред- шествуют праву собственности. Идеальная природа результатов интел- лектуальной деятельности лишает их свойства пространственной ограни- 108
ченности и делает доступными для ничем не ограниченной эксплуатации со стороны неопределенно широкого круга лиц, а в настоящее время — вся- кого и каждого. То, что доступно всякому и каждому, не является имуще- ством и не может быть товаром. Задача законодателя — лишить резуль- таты интеллектуальной деятельности изначально присущего им режима свободного использования. Отношения в сфере «рынка идей» (интеллекту- альных продуктов) не предшествуют исключительным правам, но созда- ются с их помощью. Юриспруденция конструирует абсолютную правовую форму, не соответствующую ни одному типу реально существующих обще- ственных отношений, и императивным образом требует, чтобы по поводу нематериальных объектов складывались именно такие — соответствующие типу, описанному в норме, — общественные отношения. Вещные права оформляют существующие и без них социальные явления; исключитель- ные — создают общественные отношения нового, прежде не существовав- шего вида. 799. Гражданско-правовые формы отношений по поводу результатов творческой деятельности. Общественные отношения по поводу резуль- татов творческой деятельности приобретают товарный характер, а их объекты — становятся имуществом в юридическом и товаром в эконо- мическом смысле, если они: (1) получают непосредственную гражданско- правовую охрану либо (2) облекаются в форму абсолютных гражданских правоотношений. Первая форма гражданско-правовой охраны называется фактической монополией и из сферы вещно-правовых форм весьма напо- минает владение. Такое название объясняется тем очевидным соображе- нием, что непосредственную гражданско-правовую охрану могут получить только такие нематериальные блага, которые являются предметом факти- ческого монопольного добросовестного господства со стороны известного лица', господство же это достигается за счет того, что информацию о суще- стве нематериального блага обладающее ею лицо сохраняет в состоянии неизвестности другим лицам (держит в секрете или в тайне). Вторая форма гражданско-правовой охраны результатов творческой деятельности назы- вается исключительным правом. Здесь конфиденциальность объекта немыслима — иначе будет непонятно, на что (на какой объект) соответ- ствующее право установлено, принадлежность чего оно охраняет. 800. Фактическая монополия на нематериальные объекты как гражданско-правовая форма. Какое место в системе настоящего курса и почему должна будет занять фактическая монополия на нематериальные объекты (в том числе результаты интеллектуальной деятельности)? Про- стое аналогическое решение — поставить данную форму на первое место в настоящем разделе подобно тому, как было вынесено на первый план владение в системе вещно-правовых форм, — было бы чисто механисти- ческим, не учитывающим существо ею оформленных и охраняемых пра- вом общественных отношений. В то время как владение вещью составляет содержание ключевого правомочия, превращающего всякое субъективное право, в котором оно содержится, в право вещное, правомочия на сохране- ние результата интеллектуальной деятельности в фактически монополь- ном обладании его субъекта (в тайне) в составе исключительного права 109
не существует и существовать не может. Или результат творческой дея- тельности сохраняется в тайне, или признается объектом исключительного права, но не то и другое вместе. Поскольку сохранение в тайне может иметь своим предметом любые вообще сведения (не только о результатах творче- ской деятельности), нужно заключить, что охраняемое объективным правом состояние конфиденциальности как элемент гражданского правопорядка является гораздо более универсальной юридической формой и не огра- ничивается охраной одних только результатов творческой деятельности. По этой причине логично изучить фактическую монополию на информа- цию среди гражданско-правовых форм охраны конфиденциальности част- ной жизни, т.е. в гл. 33 и 34 настоящего Учебника. 8001. Так называемые интеллектуальные права. Действующий ГК обнимает исключительные права одной «скобкой» вместе с ...личными неимущественными и даже иными (вещными и обязательственными1) правами под именем интеллектуальных прав (см. ст. 1226). Это — чисто внешнее объединение норм: законодатель собрал под одной обложкой (в рамках одной части ГК) все то, что тем или иным «боком» связано с созданием и использованием результатов интеллектуальной деятельно- сти. От такого объединения существенные (сущностные, содержательные) различия между исключительными правами, с одной стороны, и всеми иными правовыми формами — с другой, никуда не исчезают — не стира- ются и даже не нивелируются. Вспомним и о том, что пресловутые «исклю- чительные права» на средства индивидуализации (фирменные наимено- вания, товарные знаки, коммерческие обозначения и т.д.) тоже являются отнюдь не исключительными, как это обычно считается, а именно личными неимущественными правами, не случайно ведь законодатель (в ст. 1225, 1226 и других нормах ГК) считает средства индивидуализации не резуль- татами интеллектуальной деятельности, однопорядковыми с произведе- ниями, исполнениями, записями и патентоспособными объектами, а лишь приравненными к ним с точки зрения своего правового режима нематериаль- ными благами самостоятельного вида. § 2. Понятие исключительного права (п. 801—807) 801. Предварительное определение. Исключительным называется абсолютное субъективное гражданское право на результат творческой деятельности. Содержанием исключительного права является юридиче- ски обеспеченная возможность (правомочие) осуществлять абсолютное (исключительное и независимое от иных (посторонних) лиц), фактиче- ское и непосредственное господство над объектом способами и в пределах, установленных законом. Норма п. 1 ст. 1229 действующего российского ГК, 1 Упомянутое данной нормой ГК право доступа к произведению является ограниченным вещным правом, уже рассмотренным выше; условием его осуществления является реали- зация требования о предоставлении доступа к произведению (обязательственного права). Что же касается права следования — права требования автором произведения изобразитель- ного искусства части выручки, полученной от его комиссионной или аукционной перепро- дажи, — то оно является классическим обязательственным субъективным правом. 110
называющейся «Исключительное право», на самом деле дает не определе- ние исключительного права, а его описание. Определение, предложенное нами, имеет перед законодательным ряд преимуществ, главными из кото- рых являются (по нашему мнению) краткость и точность. Наше опреде- ление указывает: (1) на абсолютную природу исключительных прав, т.е. на их ближайший род; (2) на результат творческой деятельности как единственно мыслимый их объект, т.е. на видовой признак, по которому исключительные права выделяются среди подобных себе прав абсолютных. 802. Исключительное право как право использования. В чем же заклю- чается (и могло бы заключаться) пресловутое «абсолютное, фактическое и непосредственное» господство над объектом исключительного права? Цитированный п. 1 ст. 1229 (а также нормы п. 1 ст. 1270, п. 1 ст. 1317, п. 1 ст. 1324, п. 1 ст. 1330, п. 1 ст. 1339, п. 1 ст. 1358, п. 1 ст. 1421) ГК называют такое господство использованием результата творческой деятельности. Другие лица возможностью использовать чужой результат творческой деятельности по общему правилу не располагают1. Термин «использова- ние», употребляемый вместо «пользования», призван оттенить нематери- альную природу результатов творческой деятельности, предопределяющую, как мы уже говорили, их доступность для одновременной эксплуатации многими лицами — действия, никак не вписывающегося в понятие клас- сического вещного пользования. Термин «использование» воспринят дей- ствующим законодательством как подчеркивающий, с одной стороны, некоторое сходство правомочий обладателя исключительного права с пра- вомочиями собственника, с другой — передающий принципиально верное положение о том, что извлечение полезных свойств из результатов творче- ской деятельности осуществляется несколько иначе, чем действия, к кото- рым обыкновенно сводится пользование вещами. 8021. Исключительное право как право воспроизведения. Оконча- тельное определение исключительного права. Обратившись к нормам о содержании исключительных прав различных видов (перечислены в пред, пункте), можно установить, что в понятие «использование» законодатель не всегда вкладывает одинаковый смысл', при всей схожести норм друг с дру- гом смысл этот всякий раз свой собственный для различных результатов творческой деятельности. При всем, казалось бы, великом многообразии «форм и способов» использования, предопределенном в решающей сте- пени спецификой различных результатов творческой деятельности, во всех них, без сомнения, прослеживается нечто общее, а именно правомочие на их воспроизведение или копирование. И дело здесь даже не в том, что правомочие, обозначаемое словом «воспроизведение», фигурирует сразу в нескольких перечнях правомочий, составляющих исключительное право, а в том, что даже те правомочия, которые законодатель обозначает иными терминами, по существу представляют собой либо (а) специфические спо- 1 Исключения из этого общего правила могут быть предусмотрены законом или установ- лены по соглашению с правообладателем: первые (см. ст. 1264, 1272—1280, 1306, 1325, 1343 ГК) весьма напоминают ограничения права собственности в пользу неопределенного круга лиц, вторые (см. п. 1, 3 и 4 ст. 1233, ст. 1235—1239, 1286 и другие нормы Кодекса о лицензи- онном договоре) — ограниченные вещные права. 111
собы {формы) воспроизведения результата творческой деятельности либо (б) такие действия, совершение которых немыслимо без предварительного воспроизведения. Не будет, следовательно, никакой натяжки в том, чтобы определить исключительное право как абсолютное субъективное граж- данское право, содержанием которого является юридически обеспечен- ная возможность обладателя этого права воспроизводить его объект (результат творческой деятельности) способами, сообразными при- роде такого объекта, осуществляемое наиболее абсолютным образом — исключительно и независимо от посторонних лиц. 8022. Копирование объектов авторского и патентного права. Мы уже знаем (см. п. 454—457 Учебника), что объекты авторских и смежных прав, с одной стороны, и патентных — с другой, имеют различную природу', пер- вые сами по себе уникальны и неповторимы, вторые же, напротив, могут быть получены независимо друг от друга различными лицами. Поэтому содержание правовой охраны, а значит, и понятие «воспроизведение» (или «копирование») для объектов авторского и патентного права будут различными. Так, перепечатка чужого литературного произведения без санкции автора будет нарушением его исключительного права, в то время как публикация сведений об изобретении (хотя бы без согласия патентоо- бладателя и в выражениях, использованных им при публикации сведений о существе изобретения) — нет. И наоборот: воспроизведение (использова- ние) рекомендаций, изложенных в литературном произведении, в практиче- ской жизни не нарушает авторского права; однако изготовление устройств, составляющих запатентованное изобретение, нарушает право патентоо- бладателя. Копирование объектов авторских и смежных исключительных прав есть копирование внешней формы', копирование же объектов патент- ных прав — копирование содержания или идеи. 803. Исключительное право как предмет распоряжения. Согласно п. 1 ст. 1229 ГК обладатель исключительного права способен распоряжаться исключительным правом. В отличие от распоряжения из состава той «три- ады», что традиционно используется при характеристике содержания права собственности, где предметом распоряжения (юридического дей- ствия) объявляется вещь (предмет реальной действительности), т.е. такая субстанция, которая на самом деле предметом распоряжения — действия юридического — быть никак не может, здесь законодатель поступил в пол- ном соответствии с положениями цивилистической доктрины. Он не стал «вгонять» правомочие распоряжения внутрь субъективного исключитель- ного права, которое является мерой свободы фактических (а не юридиче- ских) действий частных лиц, и не стал признавать его предметом охра- няемый исключительным правом результат творческой деятельности. Напротив, законодатель согласился с тем, что предметом распоряжения является не объект исключительного права, а само это исключительное право. Возможность распоряжения составляет, таким образом, не правомо- чие в составе субъективного права, а правомочие — элемент гражданской правоспособности. 8031. Способы или формы распоряжения исключительным правом. С описанным выше пониманием распоряжения исключительным правом 112
весьма удачно гармонирует традиционный (нашедший воплощение в том числе и в четвертой части ГК — см. его ст. 1233—1239, 1285-1287, 1307, 1308, 1365-1369, 1426-1429, 1458-1460, 1468, 1469) взгляд по вопросу о способах или формах такого распоряжения. Существуют два таких способа (две таких формы) — (а) отчуждательная или собственно распорядительная и (б) раз- решительная (лицензионная или обременяющая). Подобно тому, как соб- ственник может (способен) произвести его отчуждение (передачу) посред- ством заключения, скажем, договоров дарения или займа либо исполнения договоров купли-продажи или мены либо, сохранив такое право за собой, обре- менить его установлением ограниченных вещных прав известных лиц на дан- ную вещь, точно такими же способностями обладает и тот, кому принадлежит субъективное исключительное право — авторское, смежное или патентное. Он может либо отчудить принадлежащее ему исключительное право другому лицу (приобретателю) так, что сам он после этого перестанет быть его обла- дателем, либо может, сохранив исключительное право за собой, изменить его содержание, объем или порядок осуществления в пользу одного или несколь- ких других лиц — пользователей или лицензиатов. 804. Феномен исчерпания исключительных прав. Прекращение (или, по крайней мере, существенное ограничение) исключительных прав на результаты творческой деятельности, воплощенные в индиви- дуально определенных вещах, принадлежащих иным, нежели обладатель исключительного права, лицам, в литературе принято называть исчер- панием исключительных прав. Не обладай исключительные права способностью к исчерпанию — было бы чрезвычайно стеснено осущест- вление права собственности на всякую вещь — материальный носитель результата творческой деятельности (экземпляр произведения, товар, содержащий в себе изобретение или маркированный товарным знаком и т.п.), а также распоряжение им. Основанием исчерпания исключи- тельных прав на результаты творческой деятельности, воплощенные в конкретных материальных носителях (вещах), является по общему правилу их правомерное введение в гражданский оборот, т.е. акт их пра- вомерного первого отчуждения (необязательно возмездного) в собствен- ность или иное «широкое» вещное право непосредственно обладателем исключительного права или управомоченным им лицом1. В зависимости от того, всякое ли правомерное введение в гражданский оборот призна- ется основанием исчерпания или только лишь то, которое имело место в определенном государстве (в нашем случае в России), различают меж- дународный и национальный режимы исчерпания1 2. Промежуточное поло- 1 Исчерпание авторских прав регулируется положениями ст. 1272 и п. 2 ст. 1274 ГК; смежных прав в отношении фонограмм — ст. 1325, а в отношении первых публикаций произве- дений, правомерно обнародованных после их перехода в общественное достояние, — ст. 1344 ГК; понятие исчерпания патентных прав определяется п. 6 ст. 1359, прав на селекционные достижения — п. 2 ст. 1421 и п. 6 ст. 1422, на топологии интегральных микросхем — п. 3 ст. 1456 и на товарные знаки — ст. 1487 ГК. 2 В России международный режим исчерпания применяется лишь в отношении прав публикаторов, прав на селекционные достижения и на топологии интегральных микросхем; исчерпание же всех остальных (самых важных, конечно же) исключительных прав проис- ходит в национальном режиме. 113
жение занимает режим регионального исчерпания исключительных прав, предполагающий, что основанием для него является правомерное введе- ние произведения или его экземпляра в гражданский оборот, состоявше- еся на территории любой из стран — участниц определенного региона или международного соглашения. Этот принцип применяется, в частно- сти, в странах — членах ЕС. 805. Место исключительных прав в системе гражданских прав. Исклю- чительные права, будучи абсолютными по своим свойствам, обладают всеми качествами абсолютных прав: так, они удовлетворяют интерес упра- вомоченного субъекта главным образом посредством предоставления ему возможности совершения собственных активных действий, непосред- ственно воздействующих на свой объект (результат творческой деятель- ности) либо на его правовой режим (т.е. на само исключительное право, на составляющую это право возможность использования его объекта). Реализация исключительных прав обеспечивается поведением всякого и каждого, которое выражается в воздержании от действий, препятству- ющих реализации права (состоянии бесправия или неправа). В зависимо- сти от того, на результат творческой деятельности какого типа — результат уникальный (охраняемый с точки зрения своей формы) или повторяе- мый (охраняемый с точки зрения своего содержания) — устанавливаются исключительные права, таковые либо изначально, по самому своему суще- ству являются гласными, т.е. известными всем третьим лицам, либо при- нудительно делаются таковыми (в частности, в случаях с патентоспособ- ными объектами). 805Соотношение исключительных прав с правами вещными и лич- ными. В отношении той юридической цели, достижению которой оно слу- жит, исключительное право довольно близко подходит к правам вещным, с одной стороны, и к личным — с другой. Однако субъективное исклю- чительное право не может быть сведено ни к праву вещному, ни к праву личному. От вещного права право исключительное отличается тем, что (1) устанавливается на объекты принципиально иной — нематериальной — природы (результаты творческой деятельности), для того чтобы (2) при- урочить таковые к определенным лицам, превратив их в обособленное имущество и в конечном счете в товар, и вследствие всего этого (3) полу- чает содержание иное, чем то, которым обладают вещные права. От права личного исключительное право отличается тем, что охраняет принадлеж- ность нематериальных объектов, являющихся результатами человеческой (творческой) деятельности; права же личные имеют своими объектами нематериальные блага, выступающие не результатами, а условиями творче- ской и иной социальной активности частных лиц. 806. Квази-абсолютность исключительных прав. Профессором В. А. Дозорцевым высказано мнение о том, что развитие исключительных прав перевело их из прав абсолютных в собственном смысле этого слова в разряд ослабленных абсолютных или квази-абсолютных прав. Основа- нием к этому является представление о том, что абсолютными являются субъективные права, которые могут принадлежать только одному-един- 114
ственному лицу1. Но существо понятия об абсолютных правах заключается отнюдь не в том, что таковые могут принадлежать только одному лицу. Они могут принадлежать какому угодно количеству лиц, если такая возмож- ность допускается природой их объектов. Абсолютно любое право, которое обеспечивается обязанностью (или, по нашему мнению, состоянием отсут- ствия аналогичного права у всех других лиц исключая одного или нескольких управомоченных). Этому условию исключительные права в полной мере отвечают. 8061. Срочность исключительных прав. Это — еще одно соображение, якобы делающее безоговорочное зачисление исключительных прав в катего- рию абсолютных как минимум неточным. Никакой неточности здесь, однако, нет: срочность существования исключительных прав, также предопределен- ная нематериальной природой их объектов, никак не подмывает их абсолют- ной природы; к тому же бессрочность никем не относится к числу непремен- ных атрибутов абсолютных прав. Дело не в том, чтобы обнаружить в правах исключительных ту самую «абсолютность», которая характерна для прав вещных — это и невозможно сделать, — а в том, чтобы установить, наличе- ствуют ли у прав исключительных те родовые признаки, которые действи- тельно присущи любым видам абсолютных прав. Такими признаками исклю- чительные права обладают в точно такой же степени, как и права вещные. 807. Компенсация как специальный способ защиты исключительных прав. Согласно п. 3 ст. 1252 ГК в случаях, предусмотренных ГК (см. его п. 3 ст. 1299, п. 3 ст. 1300, ст. 1301, 1311, 1406.1, п. 2 ст. 1436, п. 4 ст. 1515, п. 2 ст. 1537), «...для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельно- сти или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нару- шителя выплаты компенсации за нарушение указанного права», причем как «...за каждый случай неправомерного использования результата интеллек- туальной деятельности или средства индивидуализации», так и «...за допу- щенное правонарушение в целом», по своему выбору. Компенсация является более универсальным средством защиты, поскольку может быть применена при нарушении не только неимущественных (для чего она собственно и пред- назначается), но и имущественных интересов (в тех, например, случаях, когда точная денежная оценка ущербленного имущественного интереса затруднена или невозможна). Именно так обстоит дело и с компенсацией за нарушение исключительных (имущественных по своей природе) прав. § 3. Виды исключительных прав (п. 808-8142) 808. Права авторские, смежные и патентные. По критерию своего объ- екта логически предопределяется необходимость выделения таких видов исключительных прав, как права на объекты уникальные и права на объ- 1 Такое представление, будучи правильным применительно к правам вещным — правам на объекты, материальная природа которых по общему правилу позволяет обеспечить моно- польное господство над каждым из них со стороны одного лица, совершенно не соответствует идеальной природе объектов исключительных прав. 115
екты повторяемые (т.е. права на объекты формальной и содержательной гражданско-правовой охраны). Объекты (и права) первого рода подраз- деляют еще на два вида, в зависимости от качества той интеллектуаль- ной деятельности, которая привела к их созданию, — объекты — резуль- таты собственно творческой деятельности (творчества в чистом виде) и объекты — результаты творчества, соединенного с применением известных технических навыков. Обычно эти классификации исключительных прав заменяются их разделением на три категории: (1) авторские права, т.е. права на уникальные результаты творческой деятельности в узком смысле этого слова, — права на произведения литературы, науки и искусства', (2) смежные (с авторскими) права, т.е. права на оригинальные резуль- таты творческой деятельности, соединенной с применением технических навыков, — права на исполнения, фонограммы, теле- и радиопередачи, базы данных и на первые публикации произведений, правомерно обнародованных после их перехода в общественное достояние; (3) права патентные, т.е. права на повторяемые результаты технического творчества, — в том числе на патентоспособные объекты (изобретения, полезные модели и промыш- ленные образцы), а также иные, охраняемые в патентном режиме, — селек- ционные достижения и топологии интегральных микросхем. 809. Иные классификации исключительных прав. Не будет слишком сильным заявление о том, что современной цивилистической науке такие классификации неизвестны. Трудно сказать, чем это объясняется, — воз- можно, относительная «молодость» научного изучения конструкции исключительного права как категории, родовой для авторских, смежных и патентных прав, еще не позволила ученым выявить такие общие для всех них юридически значимые характеристики, которые могли бы служить кри- териями их классификаций. При этом научные цивилистические знания, выработанные при изучении вещных прав, не всегда помогают при изуче- нии прав исключительных. Вопрос об их классификации — одна из обла- стей, в которой «вещно-правовой» критерий систематизации (содержание прав) оказывается неприменимым, поскольку содержание любых исклю- чительных прав едино. В то же время содержательные различия касаются перечня тех форм (средств, способов), в которых (которыми) может осу- ществляться исключительное право на тот или иной объект, т.е. начина- ются они уже внутри авторских, смежных и патентных прав, и если и могут использоваться как классификационные критерии, то только для прав того или иного вида (а не исключительных прав в целом). 810. Имущественные и неимущественные исключительные права. Противники концепции исключительного права как права на использова- ние (воспроизведение) результата творческой деятельности (т.е. исклю- чительного права, понимаемого как право чисто имущественного содер- жания) предлагают возвратиться к понятию о правах интеллектуальной собственности, в рамках которого следует, с их точки зрения, разграничить права имущественные и неимущественные. Данное предложение, по сути, реализовано в четвертой части ГК, различающей, с одной стороны, интел- лектуальные права (функционально-родовое понятие) и, с другой — поня- тия исключительного (имущественного) права и личных неимущественных 116
прав автора результата творческой деятельности (функционально-видо- вые понятия). Наименование рассматриваемых категорий «функциональ- ными» указывает на то, что объединение исключительного права с лич- ными в общий род интеллектуальных прав осуществляется исключительно по критерию выполняемой ими функции, каковой является всесторонняя охрана законных интересов лиц — обладателей результатов творческой деятельности. При этом исключительное (имущественное) право является юридической формой охраны их «рыночных» (имущественных) интересов, а личные права оформляют собой интересы, лежащие в сфере психологии авторского мировосприятия. 811. Первоначальные и производные исключительные права. Неко- торые авторы предлагают именовать первоначальными исключительные права, принадлежащие авторам произведений и возникающие в силу факта создания таковых. Исключительные же права, принадлежащие правопре- емникам авторов (приобретателям по договорам, наследникам и иным, перечисленным в ст. 1241 ГК лицам), должны получить наименование производных. Главную разницу между правами этих типов предлагается видеть в том, что права производные могут быть только имущественными, а вот права первоначальные — еще и личными. Даже если не относить лич- ные права к числу исключительных (как, собственно, делаем мы), нельзя, тем не менее, отрицать существующей между ними тесной связи, которая с переменой исключительным правом своего первоначального обладателя разрывается. По признаку наличия или отсутствия такой связи следует различать исключительные права, принадлежащие конкретному лицу наряду с правами личными или без них, т.е. исключительные права, свя- занные с личными (т.е. исключительные права, права, обладатель которых совпадает в одном лице с обладателем прав личных), и исключительные права, не связанные с ними. 812. Права креационные, регистрационные и пользовательские. С точки зрения основания своего первоначального возникновения разли- чают исключительные права, возникающие из (1) факта создания (creatio) произведений, точнее — их оглашения или обнародования и (2) акта госу- дарственной регистрации таких прав; соответственно, права первого типа (к числу которых относятся авторские и смежные) называются креаци- онными, второго (патентные права) — регистрационными. К этим двум подразделениям классификации отдельные писатели добавляют третье: исключительные права, возникающие (3) из факта использования резуль- тата творческой деятельности, приобретшего некую известность, доста- точную для того, чтобы во мнении публики этот результат творческой деятельности ассоциировался с данным лицом. Эту группу прав можно назвать пользовательскими; к ним традиционно относили право на фир- менное наименование, а со времени вступления в силу норм § 4 гл. 76 ГК — еще и право на коммерческое обозначение; представляется, что к их числу следует относить все вообще права на средства индивидуализации, в том числе те, для охраны которых согласно действующему законодатель- ству и международной практике требуется соблюдение регистрационного начала. 117
813. Права индивидуальной и коллективной принадлежности. Подобно аналогичному разделению большинства иных субъективно-правовых форм, права исключительные также подразделяются на права индивиду- альные и коллективные. Согласно п. 4 ст. 1228 ГК право на результат твор- ческой деятельности, созданный совместным трудом нескольких физиче- ских лиц (граждан), именуемых соавторами, принадлежит им (соавторам1) совместно; очевидно также, что основанием возникновения исключитель- ных прав совместной принадлежности могут стать договоры, в которых сто- рона приобретателя исключительного права, права на получение патента или лицензиата представлена несколькими лицами, а также иные юриди- ческие факты (в том числе принятие наследства, в состав которого входит исключительное право, несколькими наследниками). В отличие от права общей собственности, распадающегося на право общей совместной и общей долевой собственности, исключительное право может находиться в состо- янии только совместной (но не долевой!) принадлежности нескольким лицам. 814. Права инициативного и обязательственного происхождения. Принцип свободы творчества предопределяет факт создания большинства его результатов, которые создаются авторами по их собственной инициа- тиве, а значит — за свой счет, на свой страх и риск. Но процесс творчества и его результат могут становиться также объектами обязательственных правоотношений, где творчество составляет акт исполнения обязательства. Исключительные права на произведения, созданные в порядке исполне- ния подобных «творческих» обязательств, вопреки указанию п. 3 ст. 1228 ГК, не всегда изначально приурочиваются к их авторам. Ответ на вопрос, к кому же они приурочиваются (в чьем лице возникают), определяется сообразно виду договора — основания возникновения творческого обяза- тельства. По этому критерию различают исключительные права на произ- ведения, созданные в процессе исполнения: (1) обязанностей по договорам на выполнение НИОК(Т)Р — научно-исследовательских, опытно-конструк- торских или технологических работ (ст. 772, 1297, 1371, 1462, 1476 ГК); (2) обязанностей по договору авторского или иного заказа (ст. 1288—1290, п. 1 ст. 1291, п. 3 ст. 1294, ст. 1296, 1372, 1431, 1463); (3) трудовых обязан- ностей — обязательств из трудовых договоров (см. п. 3 ст. 1255, ст. 1269, 1295, 1297, 1320, п. 3 ст. 1345, ст. 1370, п. 2 ст. 1408, ст. 1430, п. 2 ст. 1449, ст. 1461, 1470); (4) обязанностей по государственному или муниципальному контракту (ст. 1298, 1373, 1432, 1464). 8141. Систематизация авторских прав. Систематизация исключитель- ных прав отдельных видов осуществляется по ряду различных критериев. Так, например, содержание авторских прав может зависеть от ряда свойств 1 Слово «соавторы» употреблено здесь в широком смысле. Оно обозначает понятие, куда наряду собственно с соавторами (обладателями авторских прав) входят также их сонаслед- ники и другие сопреемники, соисполнители, сопроизводители (фонограмм), соизготовители базы данных, соиздатели и сопатентообладатели; специального обозначения такого рода для организаций, совместно обладающих смежным правом на радио- или телепрограмму, нам неизвестно. Соавторы в широком смысле иначе могут быть названы сообладателями исключительных прав. 118
их объектов. Именно: различают авторские права на произведения обнаро- дованные и необнародованные (что неверно, ибо (как мы уже имели случай отметить в п. 812) необнародованные произведения охранять исключи- тельным правом невозможно); на самостоятельные и производные про- изведения; произведения единые и составные; произведения служебные и не являющиеся таковыми; произведения уникальные и существующие в некотором количестве однородных экземпляров. Далее, различие в содер- жании авторских прав может объясняться спецификой личных качеств тех субъектов, которым они принадлежат. Именно: права авторов противопо- ставляют правам их правопреемников (среди которых особо выделяются наследники) и их (авторов) работодателей, а права единоличных авторов — также и правам соавторов; наконец, права иностранных авторов охраня- ются в Российской Федерации несколько на иных условиях, чем права авторов российских. 8142. Систематизация смежных и патентных прав. Менее разно- образны, но все-таки тоже существуют внутренние классификации смеж- ных и патентных прав. Содержание смежных прав и условия их осущест- вления напрямую зависят от их объектов', от права на исполнение (самого широкого) оно сужается через право на фонограмму к праву на теле- и ради- опередачу; рядом сконструированы новые смежные права (на базы данных и на первые публикации прежде не обнародованных произведений). Среди патентных прав выделяют права на служебные объекты промышленной собственности и объекты, не являющиеся таковыми (признак объекта); собственно патентные права, а также права прежде- и послепользования (признак способа обособления объекта и условий его охраны); права авторов, патентообладателей и их правопреемников (субъектный критерий).
Глава 30 АВТОРСКОЕ ПРАВО § 1. Общее понятие (п. 815-8171) 815. Автор, авторство и личные неимущественные права автора. Автором называется физическое лицо (гражданин) — субъект юридиче- ски результативной творческой деятельности (п. 1 ст. 1228, ст. 1257 ГК). Факт реальной действительности, как творческое создание известным гражданином охраняемого правом идеального объекта, называется фактом авторства или просто авторством. Авторство относится к категории юри- дических фактов — оснований возникновения ряда личных субъективных гражданских прав (п. 2 ст. 1228, ст. 1265-1269) — личных неимуществен- ных прав автора. Они будут изучаться в надлежащем месте — среди других прав данного рода (личных прав). Принято считать, что именно авторство также приводит к возникновению одного исключительного права на создан- ное автором произведение (п. 3 ст. 1228, ст. 1270), хотя в действительности это неправильно. 8151. Обнародование произведения, права автора и авторское право. В действительности результат творческой деятельности получает статус охраняемого авторским правом произведения (а значит, и статус объекта исключительного права) не ранее, чем автор обнародует (предаст гласно- сти) его. Если он этого не сделает, то что же право будет охранять? Как «всякому и каждому» обязанному лицу узнать, от посягательства на какой именно объект он обязан воздерживаться? Некоторые другие факты сооб- щают автору произведения и иные имущественные права, в том числе ограниченные вещные (право доступа), а также обязательственные (право на вознаграждение, право следования и др.). Все субъективные права, возникающие из факта авторства, с одной стороны, и сложного состава, в котором факт авторства соединяется с фактом обнародования и иными обстоятельствами (т.е. и личные права, и исключительное право, и все иные права во всей своей совокупности), — с другой, называются пра- вами автора] исключительное же субъективное право — авторским правом (исключительным правом автора) в строгом смысле слова. 816. Определение авторского права. Следует определить авторское право как субъективное частное исключительное право на охраняемое зако- ном произведение науки, литературы или искусства, состоящее из юридиче- ски обеспеченных возможностей (правомочий) осуществлять абсолютное (исключительное и независимое от иных (посторонних) лиц), фактиче- 120
ское и непосредственное господство над своим объектом посредством его воспроизведения (копирования) или совершения действий, его предполагаю- щих, в пределах, установленных законом. Традиционно содержание непо- средственного господства автора над произведением обозначается терми- ном «использование»', выше, однако, мы уже установили (п. 802-8022), что более правильно усматривать существо исключительного права в воспро- изведении (копировании, тиражировании или создании идеальных умоз- рительных образов) его объекта. В этом смысле весьма точным является английское наименование авторского права — «сору rigth» (право копиро- вания). Принято также включать в состав субъективного авторского права возможность распоряжения его объектом; выше, опять-таки (п. 803), мы также установили, что такой взгляд по своей сути неправилен, поскольку объектом распоряжения является не результат творческой деятельности, а само исключительное право автора на него. 8161. Так называемое авторское правомочие воспрещения. Нередко в содержание авторского субъективного права включают еще и возмож- ность (правомочие) автора запрещать использование произведения, являю- щегося объектом такого права, любым другим лицам, требовать от них воз- держиваться от посягательств на его право и от чинения препятствий к его осуществлению самим обладателем. В действительности запрет исполь- зования чужого произведения, охраняемого авторским правом, вытекает вовсе не из распоряжений и требований автора, а из указаний закона, конструирующих субъективное авторское право как исключительное, т.е. существующее в таких условиях, которые исключают признание аналогич- ных прав за другими лицами. Последние, следовательно, находятся отнюдь не в положении лиц, обязанных подчиняться авторским требованиям и запретам, а в состоянии, в котором им не принадлежат права совершения тех действий, что составляют предмет авторских правомочий (состоянии бесправия или отсутствия права). 817. «Авторское право» или «авторские права»? Пункт 2 ст. 1270 ГК перечисляет ряд юридических возможностей по совершению разнообраз- ных действий, которые, как принято считать, составляют множество право- мочий, из которых состоит одно субъективное авторское (исключительное) право. В их число входят правомочия на (1) воспроизведение, (2) распро- странение экземпляров, (3) публичный показ, (4) импорт, (5) прокат, (6) публичное исполнение, (7) сообщение в эфир, (8) сообщение по кабелю, (9) ретрансляцию; (10) перевод или иную переработку, (11) практическую реализацию произведения, а также на (12) доведение произведения до все- общего сведения. В литературе можно встретить взгляд, согласно которому речь идет не о правомочиях одного единого авторского (исключительного) права, а о нескольких (ныне — двенадцати) самостоятельных субъектив- ных исключительных правах автора — праве на воспроизведение, праве на распространение, праве на публичный показ и т.д. Поскольку все пере- числяемые в п. 2 ст. 1270 ГК юридические возможности: (1) имеют одина- ковое юридическое качество (прежде всего они являются регулятивными и абсолютными); (2) принадлежат одному субъекту (автору или право- преемнику); (3) имеют один и тот же объект (произведение); (4) возни- 121
кают, изменяются и прекращаются по одному и тому же основанию (в силу одних и тех же юридических фактов); наконец, (5) все они служат делу максимально полного (исключительного, монопольного и всестороннего) удовлетворения имущественного интереса своего обладателя, — надлежит заключить, что перед нами единое субъективное право сложной структуры и многопланового содержания. 8171. Пределы действия концепции единого авторского права. Дей- ствие концепции «единого авторского права сложной структуры и много- образного содержания» не следует абсолютизировать (переоценивать). Так, оно ограничивается правомочиями одного только имущественного содержа- ния; правомочия же неимущественные (личные) в состав исключительного права не входят и входить не могут. Они, несомненно, принадлежат авто- рам произведений науки, литературы и искусства, но составляют содер- жание отдельных (самостоятельных) субъективных прав автора (личных прав). Затем, далеко не всякое исключительное право включает в себя каж- дое из 12 правомочий, перечисленных в п. 2 ст. 1270 ГК; скорее, даже нао- борот — ни одно исключительное право не может состоять из всех 12 воз- можностей одновременно. Возможности, перечисленные в п. 2 ст. 1270 ГК, не императивны, как правомочия собственника, а альтернативны; выбор той или другой из них зависит от естественных свойств охраняемого произве- дения’. не все их можно «практически реализовать», «публично исполнить» или, к примеру, «публично показать». Наконец, перечень правомочий, вхо- дящих в состав исключительного авторского права, не является (несмотря на «точку», его завершающую) исчерпывающим. Это означает, что вопросы о содержании как всякого конкретного авторского исключительного права, так и понятия исключительного права автора вообще, не могут быть раз и навсегда закрыты — ответы на них должны соответствовать конкретной ситуации и идти в ногу со временем. § 2. Содержание авторского права (п. 818—820) 818. Правомочие на воспроизведение (копирование). К числу спосо- бов (или форм), которыми (в которых) может быть реализовано правомо- чие на воспроизведение объектов авторского права, относятся такие дей- ствия, которые перечислены в подп. 1, 3 и 5-11 п. 2 ст. 1270 ГК, а именно: его (1) воспроизведение в собственном (узком) смысле этого слова (мате- риальное копирование); (2) публичные показ и исполнение; (3) сообще- ние в эфир или по кабелю (трансляция и ретрансляция); (4) доведение до всеобщего сведения; (5) переработка; (6) практическая реализация. Данный перечень и последовательность дальнейшего рассмотрения каж- дого из вариантов (способов) реализации правомочия копирования про- изведения определяется не тем порядком, который принят в Кодексе, а их существом и важностью для уяснения общего понятия об авторском праве как таковом. 8181. Правомочие материального копирования или воспроизведения в собственном смысле слова — это изготовление любых материальных носи- 122
телей (копий или экземпляров) произведения. Копированием книги будет не только изготовление ее новых экземпляров типографским способом (допечатка тиража), но и всякое вообще ее воспроизведение1. Критерием состоявшегося воспроизведения в собственном смысле (копирования) считается наличие хотя бы одного вновь изготовленного материального носителя произведения, а что это будет за материальный носитель — это для понятия воспроизведения неважно. Воспроизведение таким способом, который позволяет получить новый экземпляр произведения в той же форме, какую имеет воспроизводимый экземпляр (со всеми ее индивидуаль- ными особенностями), называется его репродуцированием (см. п. 2 ст. 1275 ГК) или, иначе, факсимильным или репрографическим воспроизведением1 2 *. Выделение понятия о репродуцировании объясняется особым подходом законодателя к определению пределов его осуществления (см. сл. пара- граф). 8182. Правомочие публичного показа или исполнения. Показ и испол- нение — две стороны одной медали, которая может быть названа пред- ставлением произведения публике таким образом, чтобы у представителей публики была возможность его восприятия (подп. 3 и 6 п. 2 ст. 1270 ГК). Процесс непосредственного доведения произведения до публики, не соеди- ненный с привлечением для этой цели каких-либо лиц (исполнителей), — выставление, демонстрация и т.п. — называется его показом. Процесс же, обеспечивающий опосредованное зрительное и (или) слуховое восприятие произведения, выражаемое действиями определенных лиц (исполните- лей), принято называть исполнением. Правомочие публичного представ- ления произведения можно назвать правомочием идеального копирова- ния, поскольку оно, будучи осуществленным, создает идеальные «слепки» (копии) произведения в сознании (мыслях) конкретных воспринимающих его лиц. Показ и исполнение считаются публичными, если они осуществляются либо (1) «в месте, открытом для свободного посещения», либо (2) «в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи». Публичное представление произведения считается состояв- шимся также и в том случае, когда оно воспринимается не только непо- средственно, но и с помощью технических средств, т.е. в ходе радио-, теле- или жей-трансляции. 8183. Правомочие сообщения в эфир или по кабелю (трансляции и ретрансляции) представляет собой самостоятельный способ идеального копирования произведения, приводящий к возможности создания идеаль- ных «слепков» с произведения в сознании радиослушателей и телезри- телей (т.е. значительно более широкой аудитории, чем круг лиц, имею- 1 В том числе переписывание ее текста от руки и его перепечатка на пишущей машинке или на ЭВМ (персональном компьютере), ксерокопирование или сканирование страниц, их фотографирование или запечатление на видеопленку, чтение текста книги вслух со сте- нографической, аудио- или аудиовизуальной записью этого процесса и т.п. 2 Репродуцированием книги будет ее типографская допечатка и копирование на ксе- роксе; сканирование, фотографирование, а также запечатление ее страниц на видеозаписи, как приводящие к созданию экземпляра в иной (электронной) форме. Однако последую- щая бумажная распечатка сканированных копий, фотографий или кадров видеозаписи будет репродуцированием. 123
щих возможность присутствия при непосредственном публичном показе или исполнении), а также возникновению вероятности (перспективы) его материального копирования. Теоретически с сообщением, переданным в эфир или по кабелю, может ознакомиться каждый желающий; отсюда обобщенное наименование данных правомочий — права сообщения произ- ведений для всеобщего сведения. Насколько эта возможность реализуется фактически, это вопрос юридически безразличный. Важно, что публично показываемое или исполняемое произведение было сообщено (транслиро- вано или ретранслировано, т.е. сообщено в виде передачи иного процесса сообщения в эфир или по кабелю) в эфир или передано по кабелю таким образом, что оно могло бы быть принято и декодировано (услышано) тео- ретически всяким и каждым; ну а услышал ли кто-нибудь на самом деле — это уже неважно (подп. 7, 8 и 8.1 п. 2 ст. 1270). 8184. Правомочие доведения до всеобщего сведения означает вос- произведение произведения на таком материальном носителе, как жест- кий диск (запись его в долговременную «память») компьютера (сервера), включенного с помощью передатчика радиоволн или электромагнитных колебаний в единую мировую электронную сеть Интернет и имеющего уникальный электронный адрес (IP-адрес), обращение к которому посред- ством электронной связи позволяет получить доступ к этой копии произ- ведения «...любому лицу... из любого места и в любое время по собствен- ному выбору» (подп. 11 п. 2 ст. 1270). Интернет, как можно понять даже из сказанного, — это такая технико-социальная среда, в которой автор- ское право могло бы выполнять свою функцию только при содействии известных программных и технических средств, общественные отношения по применению которых, кстати сказать, сами нуждаются в специальной гражданско-правовой регламентации. Отсутствие таких средств или их неэффективность (в сочетании с незначительной стоимостью размещения произведения в Интернете и с ничтожной стоимостью доступа к таковому) существенно подрывает самые основы авторского права на произведения, хотя бы однажды попавшие на какой-нибудь сервер, являющийся «узлом» Всемирной паутины. 8185. Правомочие перевода или другой переработки произведения сводится к исключительным возможностям создания и использования произведений, производных от охраняемого основного произведения, а также разрешать или запрещать эти действия другим лицам (подп. 9 п. 2 ст. 1270). Авторское согласие на осуществление переработки само по себе не подразумевает его согласия и на ее использование: оно может касаться только конкретной (уже осуществленной) переработки и не может иметь в виду переработку будущую. Даже при том что таковая осуществляется профессионалом, пользующимся полным доверием автора, нет и не может быть гарантий того, что произведение, которое станет результатом такой переработки, будет в полной мере соответствовать авторскому замыслу. Об этом с уверенностью можно судить только после того, как переработка будет реально осуществлена. 8186. Правомочие практической реализации включается в состав авторского исключительного права только лишь произведения дизайнер- 124
ского, архитектурного, градостроительного и садово-паркового искусства и представляет собой юридическую возможность создания реального (предметного) образа (слепка) с произведения (подп. 10 п. 2 ст. 1270), т.е. фактически частный случай его воспроизведения. Проекты и эскизы пере- численных произведений таковы, что не имеют особого смысла без исклю- чительной (!) возможности их практического (натурного) воплощения1. Можно сказать, что авторское право охраняет не саму по себе форму про- изведения дизайнерского, архитектурного, градостроительного и садово- паркового искусства, но делает это в связи с тем содержанием, которое ее наполняет. Рассмотренной особенностью вполне объясняется и оправды- вается вынесение норм о содержании авторского исключительного права на произведения архитектуры, градостроительства и садово-паркового искусства в отдельную ст. 1294 ГК, определяющую особенности использо- вания таких произведений. 8187. Правомочие воспроизведения топологий интегральных микро- схем. Оно определяется отнюдь не нормами рассмотренной только что ст. 1270 ГК, но специальными предписаниями, содержащимися в гл. 74 Кодекса и, в частности, ст. 1454, описывающей содержание исключи- тельного права автора топологии с помощью термина «использование». Этим термином обозначается, однако, понятие совсем другого, значи- тельно более узкого содержания, чем то, что вкладывается в него ст. 1270, а именно использованием топологии интегральной микросхемы призна- ется, во-первых, ее воспроизведение путем создания на основе топологии или любой ее оригинальной части хотя бы одной интегральной микро- схемы (электронного устройства) и, во-вторых, ввоз на территорию РФ или введение в гражданский оборот либо самой топологии, либо созданных в соответствии с ней интегральных микросхем, либо содержащих такие микросхемы электронных устройств, причем то и другое должно осущест- вляться в целях извлечения прибыли. 819. Правомочие распространения экземпляров произведения и их импорта в целях распространения. Решение вопроса о распространении экземпляров произведения — безразлично, изготовлены ли они в Рос- сии или импортированы на ее территорию — признается исключительной прерогативой автора (подп. 2 и 4 п. 2 ст. 1270 ГК). Осуществлять рас- пространение экземпляров своего произведения любыми способами вправе только автор', другие лица вправе делать это только с согласия автора. Таким образом, в содержание права автора на распространение экземпля- ров произведения входит (1) возможность собственно их распространения своими активными действиями, а также (2) возможность разрешать либо 1 Именно несанкционированное изготовление предмета авторского дизайна, возве- дение постройки по чужому архитектурному или градостроительному проекту, разбивка клумб, стрижка деревьев и кустарников по авторским образцам — все это будет нару- шением авторского права на соответствующий проект. Однако несанкционированное размножение (копирование) чертежей, составляющих, скажем, архитектурный проект, или рисунков, отражающих специальные свойства произведения дизайна, будет наруше- нием авторского права на произведения графики (чертежи или рисунки), но не на соот- ветствующий проект. 125
запрещать такое распространение другим лицам, включая собственников планируемых к распространению экземпляров произведения. 820. Правомочие сдачи произведения в прокат. Правомочие сдачи в прокат (точнее говорить о сдаче в наем) означает предоставление соб- ственником оригинала или экземпляра произведения возможности его использования способом, сообразным со свойствами того материального носителя, в котором воплощено произведение, другому лицу за плату по договору аренды (имущественного найма) (подп. 5 п. 2 ст. 1270 ГК). О данном правомочии как отдельном секундарном праве, обременяющем собственников экземпляров произведений (а вовсе не об элементе исклю- чительного права), уже говорилось выше (п. 748, 778 и 802 Учебника). Выделение такой возможности в отдельное авторское правомочие обу- словливается, по всей видимости, тем, что к ней не применяется принцип исчерпания, закрепленный ст. 1272 ГК: даже в том случае, когда речь идет об экземпляре произведения, правомерно введенном в гражданский обо- рот (законно и добросовестно приобретенном каким-либо частным лицом), его собственник не может единолично решить вопроса о предоставлении такого экземпляра в возмездное пользование — для того чтобы решение собственника о таком предоставлении было законным, оно должно опи- раться на положительно выраженное согласие автора. § 3. Пределы авторского права (п. 821-8261) 821. Территориальные границы действия авторского права (при- чины данного явления). Законодательство любого государства действует (\.) на всей его территории, т.е. в отношении любых, на ней находящихся лиц (см. подп. 1 п. 1 ст. 1256 ГК) и (2) в отношении любых граждан этого государства, где бы они не находились (см. подп. 2 п. 1 ст. 1256). Следо- вательно, ни одно государство не в состоянии своим законодательством «достать» иностранцев, находящихся за пределами ее территории. Эта органическая и неизбежная черта всякого национального законодатель- ства в случае с авторским (и любым исключительным) правом — правом на результат творческой деятельности превращается в дефект: идеальная природа объекта исключительного права позволяет эксплуатировать его, не входя в физическое соприкосновение ни с самим объектом, ни с обладате- лем прав на таковой, т.е. формально не подпадая под действие закона, признающего и охраняющего такое право, но фактически здорово уре- зая абсолютность этого правам Стремясь стимулировать другие госу- дарства к охране авторских прав своих граждан (подданных), государ- ства отталкиваются от следующего принципа: произведения иностранных авторов, обнародованные за пределами их территории или не находящиеся 1 Подобные нарушения немыслимы в вещных правах — праввх на субстанции реальные, а оттого не нарушаемых иначе, как при условии физического соприкосновения с их объек- том или субъектом. Такое соприкосновение неизбежно приводит нарушителя под действие территориального либо субъектного закона, признающего и охраняющего подобное право', по этой причине территориальные и субъектные границы действия национальных законов не мешают их использованию для охраны вещных прав и не порочат их абсолютности. 126
на ней в объективной форме, их национальным законодательством не охра- няются иначе, как на началах взаимности. 8211. Территориальные границы действия авторского права (их пре- одоление). Режим взаимной охраны авторских прав до некоторой степени позволяет удовлетворить потребности авторов. При невысокой степени тесноты и интенсивности взаимодействия граждан различных государств даже отсутствие взаимной охраны авторских прав особого вреда не при- носит: авторы, чьими произведениями пользуются иностранцы, сильно не страдают (ибо сами они возможности такого использования своих произведений за границей все равно фактически лишены), а лица, исполь- зующие произведения иностранных авторов без их разрешения, особенно много на них не зарабатывают. Но с течением времени такое состояние превращается в серьезный тормоз не только для международного сотруд- ничества по линии науки и культуры, но и, как ни странно, международной торговли. На этом этапе охрана прав иностранных авторов на произведе- ния, обнародованные ими за границей, становится не просто желательной, но обязательной. Тот, кто не предоставляет такой охраны, рискует остаться в стороне от развития остального человечества. В итоге участие государств в международной охране авторских прав принимает форму международ- ных договоров или конвенций — сперва двух, а затем и многосторонних — которые не только обеспечивают экстерриториальное действие нацио- нальных авторских законов, но и постепенно создают унифицированный материально-правовой режим такой охраны. 822. Источники международной (конвенционной) охраны авторских прав. К числу многосторонних международных договоров, которые явля- ются способом преодоления территориального предела действия автор- ских прав, относятся: (1) Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений от 09.09.1886/12.03.19951; (2) Всемир- ная (Женевская) конвенция об авторском праве от 06.09.1952/27.05.1973; (3) Соглашение (Московское) стран СНГ о сотрудничестве в обла- сти охраны авторского права и смежных прав от 24.09.1993/06.05.1995; (4) Договор ВОИС по авторскому праву (ДАП) от 20.12.1996/05.02.2009. Кроме того, Российская Федерация (в основном как правопреемница быв- шего СССР) связана двусторонними соглашениями о взаимном призна- нии и охране авторских прав с Австрией, Арменией, Болгарией, Венгрией, Кубой, Малагасийской Республикой, Польшей, Словакией, Чехией и Шве- цией, смысл которых заключается в том, чтобы расширить объем и число случаев правовой охраны авторских прав по сравнению с теми, которые закреплены соглашениями многосторонними. 8221. Последствия участия в международной (конвенционной) охране авторских прав. Участие России в перечисленных международных догово- рах (далее — «Конвенции по авторскому праву», «Авторские конвенции») является основанием нормы подп. 3 п. 1 ст. 1256 ГК, которая позволяет апеллировать к нашему отечественному авторскому праву таким иностран- 1 Здесь и далее (п. 842, 852, 897 Учебника) через дробь дается дата вступления соответ- ствующей Конвенции в силу для Российской Федерации. 127
ным авторам, которые ни сами, ни посредством своих произведений с Рос- сией и ее территорией никак не связаны, но при том имеют отношение к такому государству, которое участвует по крайней мере в одной из кон- венций по авторскому праву. Иными словами, российское авторское право охраняет произведения, не находящиеся на ее территории, не только тогда, когда их авторами (или их правопреемниками) являются граждане РФ, но и тогда, когда их авторами (правопреемниками) являются граждане государств — участников Бернской, Всемирной либо Московской конвенций об авторском праве либо граждане стран — участниц двусторонних согла- шений с Российской Федерацией по вопросам признания и охраны авторских прав. Верно и обратное. Исключительные права российских авторов при- знаются и охраняются не только их национальным (российским) законо- дательством, но и законодательством стран — участниц любого из трех многосторонних или какого-либо из двусторонних международных договоров с участием России. 823. Хрональные (временные) пределы авторского права для россий- ских авторов. Исключительное авторское право, как и все исключительные права, является срочным. По общему правилу моментом возникновения исключительного авторского права (его нижним пределом существования) повсеместно считается момент наступления такого факта, как создание произведения. Пределом верхним (моментом прекращения авторского права) по общему правилу является истечение 70-летнего срока, счи- тая с 1 января года, следующего за годом смерти автора либо последнего из соавторов (п. 1 ст. 1281 ГК), либо со времени правомерного обнародова- ния произведения (п. 2 и 3 указ, статьи). Семидесятилетний срок охраны исключительного права автора, предусмотренный ст. 1281, применяется в случаях, когда к 1 января 1993 г. не истек предусмотренный прежде дей- ствовавшим законодательством 50-летний срок действия авторского права. Говоря короче, норма об охране исключительного права автора в течение 70 лет после его смерти распространяется на произведения авторов, умер- ших после 1 января 1943 г. Исключения из всех описанных общих правил установлены исчерпывающим образом в п. 4 и 5 ст. 1281 (так называемые «реабилитационное» и «военное» правила), а также в ст. 6 Вводного закона к части четвертой Кодекса. 8231. Хрональные (временные) пределы авторского права для ино- странных авторов. Они определяются следующим образом. Нижним пределом такой охраны является дата вступления в силу для России той из международных конвенций, на основании которой иностранный автор испрашивает такую охрану. Так, по нормам Бернской конвенции на терри- тории РФ охраняются только такие произведения иностранных авторов, которые были обнародованы на территории какой-либо из стран — участ- ниц этой Конвенции начиная с 12.03.1995; по нормам Всемирной (Женев- ской) конвенции — начиная с 27.05.1973 (в ее первоначальной) и начиная с 09.03.1995 (в ее пересмотренной — парижской — редакции). Это означает, что произведения иностранных авторов, обнародованные до наступления этих дат (хотя бы и на территориях стран — участниц Конвенции), на тер- ритории РФ по общему правилу не охраняются, если иное не остановлено 128
двусторонними международными договорами с ее участием. Верхний хро- нальный предел конвенционной охраны исключительных прав иностранных авторов определяется согласно п. 4 ст. 1256 ГК не только законодатель- ством страны, предоставляющей конвенционную охрану, но и законода- тельством страны происхождения произведения (об этом понятии см. п. 4 ст. 5 Бернской конвенции)1. 824. Содержательные пределы авторского права (свободное исполь- зование произведений). ГК РФ и международные договоры преду- сматривают некоторое количество действий в отношении произведений, охраняемых авторским правом, которые возможно совершить без согласия (разрешения) автора и (или) без выплаты ему авторского вознагражде- ния. Возможности совершения таких действий должны быть квалифици- рованы как публичные ограничения авторского права] в законодательстве и литературе они называются возможностями свободного использования произведений. Их реализация не должна наносить неоправданного ущерба нормальному и законному использованию произведения обладателем исклю- чительного авторского права1 2 и не должна ущемлять необоснованным обра- зом законные интересы автора, в том числе и неимущественные3. 8241. Виды случаев свободного использования произведений. ГК регу- лирует свободное использование произведений в ст. 1245,1273—1280,1456. С точки зрения своего предмета различают случаи свободного использова- ния произведений (1) правомерно обнародованных (ст. 1273, подп. 1, 2, 4, 5 п. 1, п. 3 ст. 1274, ст. 1277, 1279, 1280), (2) правомерно опубликованных (подп. 3 и 6 п. 1 ст. 1274, ст. 1275, 1276), (3) правомерно введенных в граж- данский оборот (п. 2 ст. 1274) и (4) всяких вообще произведений, в том числе необнародованных (ст. 1278). Данная классификация больше важна с точки зрения практической, чем научной, вследствие чего мы ограничи- ваемся здесь простым упоминанием о ней. С точки же зрения дидактиче- ской все случаи свободного использования произведений целесообразно разделить по критерию тех целей, достижению которых они служат, на две группы: те, что преследуют целью удовлетворение (1) общественных инте- ресов и (2) таких интересов, удовлетворение которых не может стать предметом добросовестного запрещения. В соответствии с этой системати- кой мы и будем рассматривать эти случаи в дальнейшем. 825. Свободное использование произведений в общественных интере- сах. К числу случаев свободного использования произведения, преследую- щих удовлетворение общественных интересов, относятся (ст. 1274—1278 ГК): (1) цитирование произведений и (2) их использование в качестве иллю- 1 Общий смысл этих правил следующий: Российская Федерация не предоставляет кон- венционной охраны исключительного права на срок, превышающий либо (1) срок охраны такого права, установленный законодательством страны происхождения произведения, либо (2) срок, превышающий срок его охраны, установленный российским законодательством. Почва для применения первого правила возникает тогда, когда срок охраны авторского права по иностранному законодательству короче 70 лет, второго — тогда, когда он длиннее. 2 То есть осуществляться в объеме, лишь минимально необходимом (оправданном) для достижения законной цели пользователя и без извлечения прибыли. 3 Последнее означает, что использование произведения, хотя бы и свободное, должно осуществляться при обязательном указании имени автора и источника заимствования. 129
страций; воспроизведение в периодическом печатном издании, сообщение в эфир или по кабелю и доведение до всеобщего сведения (3) правомерно опу- бликованных, сообщенных или доведенных до всеобщего сведения ста- тей по текущим экономическим, политическим, социальным или религиоз- ным вопросам, а также (4) публично произнесенных политических речей, обращений, докладов и т.п. произведений, либо (5) произведений, которые становятся увиденными или услышанными в ходе текущих событий, либо (6) произведений, которые постоянно находятся в месте, открытом для свободного посещения или видны из этого места, либо (7) любых про- изведений и любыми способами для целей правоприменения', публичное исполнение (8) правомерно обнародованных произведений в некоторых типах организаций социальной направленности и (9) во время официаль- ных и религиозных церемоний, а также похорон', (10) запись на электрон- ный носитель и доведение до всеобщего сведения авторефератов диссер- таций; библиотеками (и архивами) — (11) предоставление в бесплатное пользование экземпляров литературных произведений, (12) репродуциро- вание в целях восстановления или замены либо предоставления другим библиотекам, а также (13) в учебных или научных целях по запросам граж- дан или образовательных организаций (отдельных статей и малообъем- ных произведений полностью или частично); (14) тифлокомментирование и сурдоперевод', (15) пародирование и окарикатуривание. 826. Свободное использование, добросовестно не запрещаемое. Это — такие случаи использования, против которых добросовестный обладатель исключительного авторского права обычно ничего не имеет против. По мне- нию законодателя (ст. 1273, 1279 и 1280 ГК), к их числу относятся: (1) вос- произведение произведения гражданином исключительно в личных целях1, (2) запись организацией эфирного вещания произведения, в отношении которого она получила право на передачу в эфир в целях его краткосроч- ного использования и (или) хранения', (3) совершение действий по адапта- ции программ для ЭВМ или базы данных, необходимых для обеспечения их работы на технических средствах пользователя, а также исправление явных ошибок', (4) копирование программ для ЭВМ и баз данных для целей адаптации, хранения или замены; (5) изучение, исследование или испыта- ние программы для ЭВМ; (6) декомпиляция программы для ЭВМ; в отно- шении топологий интегральных микросхем — (7) их импорт или введение в оборот, осуществленные добросовестно, а также использование в личных целях, не связанных с извлечением прибыли, оценки, анализа, исследова- ния или обучения. 8261. Ограничение права автора на перевод и переиздание произведе- ния. Всемирная конвенция об авторском праве в ред. 1952 г. ввела ряд огра- ничений правомочия автора на разрешение и публикацию переводов своих 1 Кроме случаев воспроизведения (1) произведений архитектуры, (2) баз данных и суще- ственных частей из них, (3) программ для ЭВМ, (4) книг (полностью) и нотных текстов (в том числе частично) путем репродуцирования; (5) видеозаписи аудиовизуального произ- ведения при его публичном показе в месте, открытом для свободного посещения и (6) вос- произведения аудиовизуального произведения с помощью профессионального оборудова- ния. 130
правомерно опубликованных произведений. Парижская редакция Конвенции (1971 г.) ограничила также возможность решения вопроса о переиздании однажды изданного произведения. Именно: при наступлении известных условий, свидетельствующих о ^недостаточном использовании» автором опубликованного произведения, любое заинтересованное лицо вправе с соблюдением известной процедуры получить разрешение на выпуск в свет перевода или переиздания этого произведения не у самого автора, а у компетентного органа государства, охраняющего права данного автора на соответствующее произведение или же от Международного центра по авторскому праву при ООН (см. ст. V женевской редакции Всемирной Конвенции и ст. V, V bis, V ter и V quater редакции парижской). Условия применения и характер рассматриваемых ограничений таковы, что совер- шаемые в их рамках действия вряд ли могут стать предметом добросовест- ного запрета со стороны правообладателя. § 4. Динамика авторского права (п. 827-8311) 827. Создание произведения. В соответствии с единственным, выска- занным в литературе воззрением, основанием первоначального возникно- вения субъективного авторского права является факт создания произведе- ния науки, литературы или искусства, выраженного в объективной форме. Мы считаем необходимым пересмотреть эту точку зрения, признав, что к факту создания произведения следует приурочить возникновение одних только личных (личных неимущественных) прав автора, т.е. тех прав, что перечислены в ст. 1265—1269 ГК, но не исключительного авторского права. Ведь до тех пор, пока посторонние лица не имеют сведений о том, на какое именно произведение они не имеют права посягать (от посягательств на какое произведение они обязаны воздерживаться), говорить об исключи- тельном праве — праве, абсолютная природа которого требует публичности (гласности) и индивидуальной определенности собственного объекта, — невозможно. В этой ситуации исключительная принадлежность произведе- ния его автору охраняется в режиме фактической монополии. Гражданское право может и обязано защитить автора от проникновения в созданную им завесу тайны посторонних лиц, подобно тому, как оно запрещает проник- новение во всякую личную тайну. 828. Обнародование произведения. Обнародование — это любое дей- ствие1, которое делает произведение доступным для всеобщего сведения. Если обнародование осуществляется самим автором либо с его согласия (п. 2 ст. 1268), договорным1 2 или универсальным (наследственным) право- преемником, оно называется правомерным', в иных случаях обнародова- ние неправомерно. Основное юридическое значение факта обнародования 1 В том числе его опубликование, публичный показ или исполнение, сообщение в эфир или по кабелю или любое другое действие (абз. 1 п. 1 ст. 1268 ГК), например его размещение в сети Интернет (или, по терминологии нашего ГК, его «доведение до всеобщего сведения»). 2 Например, приобретателем по договору об отчуждении исключительного права (ст. 1285) или лицензиатом (ст. 1286), работодателем (п. 3 ст. 1295). 131
произведения (как правомерного, так и неправомерного) заключается в первоначальном возникновении из него исключительного авторского права на такое произведение. Именно обнародование (а не создание!) произве- дения и есть тот самый юридический факт, который является основанием возникновения исключительного авторского права на произведение. Можно сказать, что объектами исключительных авторских прав могут быть только обнародованные произведения. Данную гипотезу подтверждает, кстати, тот факт, что предметом содержательных ограничений может выступать автор- ское право только на произведения, правомерно обнародованные и не ото- званные, а в некоторых случаях — даже на только правомерно опубликован- ные произведения. 829. Отзыв произведения. Обратной стороной права автора на обна- родование произведения является его право на отзыв такового (ст. 1269 ГК). Отзыв произведения — это отказ автора от ранее принятого решения об обнародовании произведения или о даче согласия на его обнародова- ние. Иными словами, право отзыва может иметь своим предметом только такое произведение, в отношении которого автор дал было разрешение на его обнародование или принял иное решение о таковом, но которое так и осталось необнародованным (самого обнародования которого еще не про- изошло). Отзыв обнародованного произведения невозможен. Условием правомерности реализации права отзыва произведения является полное воз- мещение убытков, причиненных реализацией права отзыва, третьим лицам. До 01.10.2014 допускался отзыв произведений, уже обнародованных, кроме программ для ЭВМ, служебных произведений и произведений, вошедших в сложный объект. Такой отзыв должен был сопровождаться публичным оповещением (публикацией), которая позволяла автору за свой счет изъять из обращения ранее выпущенные экземпляры отозванного произведения. Их собственники не могли отказаться выдать таковые автору при условии, что тот одновременно с их изъятием возмещал причиненные им убытки. Споры об их размере разрешались судом. 830. Договор в авторском праве (общий обзор типов). Основанием динамики авторских прав могут стать некоторые договоры, обобщенно именуемые в литературе авторскими договорами. Под этим наименованием наше законодательство объединяет ряд разнородных договоров, двумя основными типами которых считаются (1) отчуждательный и (2) лицен- зионный договоры (см. ст. 1233—1239, 1285—1287, 1458—1460 ГК). Наряду с ними известное юридическое значение для судьбы исключительного авторского права могут иметь и иные договоры, которые нельзя причис- лить ни к отчуждательным, ни к лицензионным, в том числе договоры (3) о залоге авторского исключительного права (ст. 358.18, п. 5 ст. 1233), (4) о передаче полномочий по управлению правами авторов, в том числе исключительным правом (п. 3 ст. 1242, ст. 1243), (5) авторского заказа (ст. 1288—1290, 1296, 1463), (6) трудовые и иные договоры автора с рабо- тодателем (ст. 1295, 1461), (7) договоры подряда или на выполнение НИР и ОКТР (ст. 1297, 1462), а также (8) государственные или муниципальные контракты (ст. 1298, 1464). 132
8301. Договоры о правоспособности автора и его контрагентов. В нашей литературе не выделяются, но реально существуют и пред- ставляют особый интерес для изучения гражданско-правовые договоры, воздействующие на правоспособность автора и его контрагентов. Так, например, договоры автора с работодателем, соответствующие общим правилам норм абз. 1 п. 2 ст. 1295, п. 1 ст. 1296 и п. 1, 3 ст. 1461 ГК, дого- вор авторского заказа на топологию интегральной микросхемы (ст. 1463), договоры на выполнение подрядных работ, а также НИР и ОКТР, а также государственные и муниципальные контракты, отступающие от общих правил п. 1 ст. 1297, п. 1 ст. 1298 и ст. 1464 Кодекса, представляют собой договоры, переносящие способность к приобретению исключительного права из правоспособности автора в правоспособность его контрагента. В сфере вещных прав подобных договоров не имеется. Кроме того, встре- чаются договоры, направленные на исключение из состава правоспособ- ности автора и перенесение в состав правоспособности его контрагента способностей по осуществлению исключительного права или распоряже- нию им. Таковы договоры с организациями, осуществляющими управле- ние авторскими правами на коллективной основе, весьма напоминающие договоры доверительного управления, а также договор о залоге исключи- тельного права, по своему эффекту весьма похожий на классический дого- вор залога. 8302. «Авторский» эффект трудового договора. Существование тру- дового договора (не предусматривающего иного, чем установлено в п. 2 ст. 1295 ГК) приводит к тому, что исключительное право на произведения, созданные работником в порядке выполнения служебных обязанностей или служебного задания работодателя (так называемые служебные произ- ведения), возникает не у самого работника (автора), а у его работодателя, т.е. у лица, которое своим творческим трудом произведения не создавало, но которое связано с автором трудовыми отношениями. При этом речь идет о возникновении в чужом лице только исключительного права — права же личные по-прежнему возникают только у непосредственного автора. Сколько бы произведений ни создавал работник, работая по такому тру- довому договору, он не сможет приобрести исключительного права ни на одно из них по причине отсутствия в его правоспособности элемента, который позволил бы прикрепить соответствующие права к нему. Куда этот элемент девается и почему? Согласно трудовому договору он пере- мещается из состава правоспособности автора в состав правоспособности работодателя. Подобное (договорное) перемещение элемента правоспособ- ности может быть исключено договором между работодателем и автором, предусматривающим правило, противоположное п. 2 ст. 1295 ГК1. 1 Кроме того, соответствующий элемент правоспособности вместе с исключительным правом, к которому он относится, может возвратиться к работнику (автору) вследствие заключения им с работодателем сепаратного соглашения по этому вопросу (т.е. соглашения, изменяющего трудовой договор в части конкретного исключительного права) либо автома- тически в случае трехлетнего бездействия работодателя в сфере использования созданного для него произведения (абз. 2 п. 2 ст. 1295 ГК). 133
8303. Открытая (свободная) лицензия. Федеральным законом от 12.03.2014 № 35-ФЗ в ГК РФ внесены нормы, закрепляющие институт так называемой открытой (или, иначе, свободной) лицензии — договора о предоставлении простой (неисключительной) лицензии на исполь- зование произведения науки, литературы или искусства, заключаемого в упрощенном порядке, а именно — по модели договора присоединения всех желающих из числа неопределенного круга лиц к опубликованным (размещенным) условиям этого договора «...таким образом, чтобы лицен- зиат ознакомился с ними перед началом использования соответствующего произведения»1. Среди прочих условий открытой лицензии могут присут- ствовать условия о тех действиях, совершение которых будет считаться акцептом ее условий. Договор открытой лицензии будет считаться заклю- ченным в письменной форме со всяким и каждым, кто такие действия совершит (п. 1 ст. 1286.1). По общему правилу открытая лицензия явля- ется безвозмездной, действует в течение пяти лет на территории всего мира (п. 3 ст. 1286.1), за исключениями, предусмотренными условиями самой лицензии или ГК. Так, например, Кодексом определено, что срок действия открытой лицензии в отношении программ для ЭВМ и баз данных равня- ется всему сроку действия исключительного права на таковые, если услови- ями лицензии не предусмотрено иное. 831. Смерть автора. Принадлежавшее автору ко дню его смерти исклю- чительное право на произведение, будучи правом имущественным, входит в состав наследственной массы наравне с другими имущественными пра- вами (ст. 1112, 1283 ГК) и в составе этой массы приобретается призван- ными к наследству и принявшими наследство его наследниками по закону и (или) по завещанию — универсальными правопреемниками автора. Как и всякое иное имущественное право, исключительное право перехо- дит к наследникам в том виде, который оно имело к моменту перехода'. так, если оно было обременено правами лицензиатов (из лицензионных договоров) или залогодержателей, наследники обязаны будут иметь эти права в виду до тех пор, пока таковые не прекратятся по тому или иному основанию1 2. Исключение составляет ограниченный законодательством срок существования исключительного авторского права наследников автора: истечение данного (70-летнего) срока (см. выше о хрональных пределах авторского права) прекращает исключительное авторское право наследников автора. Смерть самих наследников основанием прекращения исключительного авторского права не является, поскольку действую- щий ГК (в отличие от прежнего законодательства) не только не исклю- чает возможности перехода авторского права по наследству к наследни- кам наследников автора, но и косвенно о ней упоминает (см. абз. 3 п. 1 ст. 1284). 1 Не путать с одноименным, но по сути совершенно другим институтом, действующим в рамках права патентного, — ср. со ст. 1368 Кодекса. 2 В свою очередь, наследники приобретают все иные (относительные) имущественные права и обязанности по таким лицензионным договорам, в частности право требования уплаты вознаграждения за договорное использование произведений. 134
831Смерть автора и отношения по авторским договорам. Исключи- тельное право, переданное автором по договору третьему лицу, к наслед- никам автора не переходит, поскольку ко времени смерти автора оно ему не принадлежит и, следовательно, в состав наследственной массы попасть не может. Исключительное право, первоначально возникшее не у автора, а у другого лица (например у его работодателя) в состав возможной наслед- ственной массы автора также не попадает, поскольку самому автору оно никогда и не принадлежало. Прекращение трудовых отношений с работ- ником, продолжающееся более трех лет подряд неиспользование работо- дателем произведения (абз. 2 п. 2 ст. 1295 ГК) и смерть работника осно- ванием прекращения данного права и его «перехода» к наследникам быть не могут. В то же время (1) прекращение деятельности работодателя (в том числе вследствие реорганизации или ликвидации) и (2) истечение 70 лет после смерти автора должны данное право прекратить. Наконец, правоот- ношения по трудовым и иным договорам умершего автора с работодателем, по договорам авторского заказа и иным договорам, предусматривающим обязанность или возможность создания произведений, смертью автора пре- кращаются как имеющие строго личный характер — неразрывно связанные с личностью конкретного автора. § 5. Осуществление авторского права (п. 832-836) 832. Общие положения. Способность к самостоятельному осуществле- нию исключительного авторского права возникает с достижением 14 лет (подп. 2 п. 2 ст. 26 ГК). Оно может быть осуществляемо в соответствии со всеми теми правилами и принципами, которые характерны для про- цесса осуществления субъективных гражданских прав как частных прав вообще, т.е. автономно от других частных лиц — по собственному усмотре- нию (исключительно и независимо от лица постороннего, своей властью и в своем интересе), разумно и добросовестно, как обладателем этого права непосредственно, так и третьим лицом (в том числе законным представи- телем) в установленных законом и правами других лиц пределах. Бездей- ствие — сколь угодно длительное — в вопросе осуществления исключи- тельного авторского права, равно как и прямо выраженный отказ от этого права или от его осуществления, ни существования его не прекращают, ни в осуществлении его в дальнейшем не стесняют. Не влияет ни на само исключительное право автора, ни на ход его осуществления и соблюде- ние каких-либо формальностей, в том числе государственная регистрация этого права или его объекта. 832 к Исключения из общих правил. Существуют две категории охра- няемых авторским правом произведений, исключительные права на кото- рые зависят в своем осуществлении от иных лиц, — произведения про- изводные (переводы, обработки, аннотации, рефераты, резюме, обзоры, инсценировки, аранжировки и др.) и составные (сборники, энциклопедии, антологии, базы данных и др.). Исключительные права на них могут осу- 135
ществляться только «...при условии соблюдения прав авторов произведе- ний, использованных для создания производного или составного произ- ведения» — прав авторов оригинальных произведений (п. 3 ст. 1261 ГК)1. Известны также два исключения из принципа юридической безвредности бездействия. Так, обязанность использования произведения можно возло- жить на лицензиата по издательскому договору. Нарушение такой обязан- ности позволит лицензиару в одностороннем порядке прекратить исклю- чительное право, предоставленное такому лицензиату (ст. 1287 ГК). Кроме того, обязанностью использования произведения отягощено исключитель- ное право работодателя на служебное произведение: если его использова- ние не будет начато работодателем в течение трех лет со времени предо- ставления ему произведения, принадлежащее ему исключительное право прекращается (п. 2 ст. 1295). 833. Особенности осуществления общего исключительного права. Пер- воначальное приобретение авторского права несколькими лицами связыва- ется законом с созданием произведения совместным творческим трудом нескольких физических лиц. Такие лица называются соавторами. Авторское право на произведение, созданное в соавторстве, относится к числу общих субъективных гражданских прав (п. 4 ст. 1228, п. 2 ст. 1258 ГК) и подобно праву общей собственности может быть нераздельным (совместным) или раздельным (долевым)1 2. Вопрос об использовании произведения, соз- данного в соавторстве, решается соавторами совместно по правилам, опре- деленным соглашением между соавторами; при этом ни один из соавторов не вправе без достаточных к тому оснований запретить использование произведения (п. 2 ст. 1258 ГК). Но если исключительное авторское право принадлежит совместно нескольким лицам, не являющимся соавторами, — наследникам или сингулярным (договорным) правопреемникам, — надле- жит применять п. 3 ст. 1229 Кодекса, согласно которому каждый из сооб- ладателей общего исключительного права может использовать его объект по своему усмотрению, т.е. самостоятельно и независимо от других себе подобных сообладателей. Этой же нормой определяются вопросы распре- деления доходов от использования совместно-соавторского произведения и распоряжения им. Защита общего исключительного авторского права на произведение может осуществляться как всеми соавторами совместно, так и каждым из соавторов самостоятельно и по собственному усмотрению, в том числе на все произведение в целом в случае нераздельного соавтор- ства (п. 4 ст. 1258). 834. Управление авторскими правами на коллективной основе. Обла- датели исключительных авторских прав могут осуществлять их самостоя- 1 Исключение составляют такие производные произведения, как пародии и карикатуры (п. 3 ст. 1274 ГК), использование которых может осуществляться без согласия авторов ори- гинальных произведений и в этом смысле является свободным. 2 Особенностью раздельного соавторства является наличие в общем произведении таких частей (элементов), которые могут быть приурочены единолично к конкретным соавторам и использованы как самостоятельные произведения. Каждая из таких частей может быть использована ее автором по своему единоличному усмотрению, если иное не предусмотрено его соглашением с соавторами (абз. 2 п. 2 ст. 1258). 136
тельно, через представителей (абз. 2 п. 1 ст. 1242 ГК), а также через специ- ализированные юридические лица — основанные на членстве некоммерческие организации, осуществляющие управление авторскими и смежными правами на коллективной основе (ст. 1242—1245 ГК). К их услугам имеет смысл при- бегать, если осуществление, охрана или защита авторских прав в индиви- дуальном порядке затруднены, а также когда ГК допускает использование их объектов без согласия их обладателей, но с выплатой им вознагражде- ния (п. 1 ст. 1242; о таких случаях см. подп. 2-6 п. 1 ст. 1244). Существо коллективного управления авторскими правами состоит в заключении управляющими организациями с конкретными пользователями произ- ведений, охраняемых авторским правом, лицензионных договоров и (или) договоров о выплате вознаграждения за использование произведений, сбор авторского вознаграждения, его распределение между обладателями раз- личных исключительных прав и его выплату таким правообладателям (п. 1 и 2, 4 ст. 1243). Информация о своей деятельности предоставляется соот- ветствующими организациями правообладателям в виде отчетов (абз. 4 п. 4 ст. 1243), а в установленном законом объеме является публичной и даже подлежит публикации (п. 5 той же статьи). 835. Государственная регистрация исключительных прав авторов. Некоторые результаты творческой деятельности — объекты исключитель- ных авторских прав — по своей природе таковы, что подводятся под кате- горию традиционных произведений (объектов уникальной формы внеш- него выражения и потому объектов формальной охраны) с большой долей условности, поскольку (1) уникальность внешней формы таких объектов не очевидна для prima facie неспециалиста, либо (2) уникальностью внеш- ней формы обусловливаются особенные содержательные свойства объекта (заслуживающие самостоятельной правовой охраны). К первой катего- рии объектов относятся программы для ЭВМ и электронные базы данных, ко второй — топологии интегральных микросхем. Руководствуясь этими особенностями, ГК предоставляет обладателям исключительных прав на такие объекты право их государственной регистрации в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности (п. 1 ст. 1262, п. 1 ст. 1452). Такая регистрация является факультативной, т.е. осуществляемой исключительно по желанию и под ответственность пра- вообладателя и имеет строго формальный характер, т.е. осуществляется исключительно на основании факта представления документов согласно перечню (п. 2-6 ст. 1262, п. 2-8 ст. 1452). Единственное преимущество, доставляемое такой регистрацией, имеет процессуальный характер (см. п. 6 ст. 1262 и п. 8 ст. 1452 ГК). 836. Знак охраны. Информация об авторском праве. Обладатель исключительного права может проинформировать других лиц о том, к кому им следует обращаться с предложением о приобретении права на использо- вание произведения, кому платить вознаграждение за разрешенное бездого- ворное использование произведения и о том, с кем им придется «судиться» в случае нарушения его исключительного права. Такое информирование осуществляется посредством размещения на экземпляре произведения 137
знака охраны авторских прав, состоящего из буквы «С» в окружности С©)1, имени или наименования обладателя исключительного права и года пер- вого опубликования произведения. Отсутствие такого знака не означает ни отсутствия исключительного права, ни его прекращения, ограничения или какого-либо стеснения, а его наличие к содержанию исключитель- ных прав ничего не добавляет. Знак охраны исключительного права имеет чисто информационные цели: субъект неправомерных действий с произве- дением, которое маркировано подобным знаком, уже ни при каких обсто- ятельствах не сможет ссылаться на отсутствие вины в совершении таких действий. 1 Статья 1271 ГК называет ее «латинской буквой “С” (це) в окружности», в то время как на практике данное обозначение обыкновенно произносят на английский манер (си). О знаке охраны топологий интегральных микросхем см. ст. 1271 ГК.
Глава 31 СМЕЖНЫЕ ПРАВА § 1. Понятие и виды (п. 837—8391) 837. Назначение смежных прав и их определение. Институт смежных прав предназначен для юридического приурочения к определенным лицам (правообладателям) таких результатов творческой деятельности, как (1) исполнения и постановки; (2) фонограммы; (3) радио- и телепередачи (программы); (4) базы данных и (5) публикации произведений, правомерно обнародованных после их перехода в общественное достояние, — посмерт- ные публикации (п. 1 ст. 1303, п. 1 ст. 1304, ст. 1313, 1322, 1329, п. 1 ст. 1334, п. 1 ст. 1337 ГК). Все перечисленные объекты объединяет друг с другом их не вполне «чистое» творческое происхождение; в литературе можно даже встретить утверждение, согласно которому к результатам творческой (интеллектуальной) деятельности относятся только исполнения, а четыре оставшихся типа объектов смежных прав (фонограммы, программы, базы данных и посмертные публикации) — нет. Такой взгляд совершенно безос- новательно отрицает творческий характер процессов записи фонограмм, создания радио- и телепередач, наполнения баз данных, осуществления и оформления посмертных публикаций. Творчество необязательно пред- полагает искусство — вполне возможно и творчество в сфере применения технических приемов и навыков. В соответствии со сказанным смежные права — это исключительные права на оригинальные результаты твор- ческой деятельности, соединенной с применением технических навыков, или (иначе) исключительные права на исполнения, фонограммы, теле- и радиопередачи, базы данных и посмертные публикации произведений. 8371. Причины и условия постановки вопроса о смежных правах. Постановке вопроса о смежных правах человечество обязано австрий- скому и итальянскому законам соответственно 1936 и 1941 гг. Таким образом, смежные права — один из самых молодых институтов не только для российской, но и общемировой юриспруденции. «Первой ласточкой» в этом смысле стали права исполнителей литературных, художественных и музыкальных произведений. Возникновение мысли об их охране было обусловлено (1) распространением в массе населения радио и (2) появле- нием доступных широким слоям механических и электронных устройств для воспроизведения звукозаписей (граммофонов, радиол, проигрывате- лей); ее практическое воплощение последовало с началом (3) телевизион- ного и (4) магнитофонного бума. Пока публичное исполнение не стано- 139
вится предметом записи или трансляции в эфир, наслаждаться им могут только те, кто приобрел билет на соответствующее представление, т.е. заплатил исполнителю непосредственно или через его агента (антрепре- нера). В таких условиях интересы исполнителя «не работать бесплатно» вполне обеспечиваются и без всяких смежных прав. Все меняется, когда исполнение становится возможным записывать на материальные носители, фигурирующие в гражданском обороте наравне с обыкновенными вещами (грампластинки), а также передавать в эфир; она становится еще более угрожающей после того, как среди населения распространяется не только звуковоспроизводящая, но и звукозаписывающая аппаратура. Легко уви- деть не просто сходство, но тождество социальных условий возникновения смежных прав с социальными условиями, которые в свое время привели к появлению прав авторских: распространение массовой культуры на новые сферы общественных отношений. 838. Смежные права как предмет научной разработки и институт позитивного права. Вопросы о правовой охране «произведений исполни- тельского искусства», а также радио- и телепередач поднимаются в нашей литературе в 1950-х гг., но разрешаются в смысле признания таких про- изведений объектами авторских прав] так, ч. 4 ст. 486 ГК РСФСР 1964 г. признавала, что они принадлежат транслировавшим их вещательным организациям. Только в середине 1970-х гг. у нас появляются публикации, авторы которых подвергают сомнению основательность такой квалифика- ции, первоначально лишь с точки зрения иностранного и международного нормативного материала (Ю. Г. Матвеев). Спустя еще 10 лет (в середине 1980-х гг.) печатается несколько статей, авторы которых (В. С. Мартемья- нов, Л. А. Севастьянова) убедительно доказывают необходимость присмо- треться и прислушаться к зарубежному опыту максимально внимательно. Итогом становятся ст. 141 — 143 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г., впервые отделившие «права исполни- телей, создателей звуко- и видеозаписей, а также организаций эфирного вещания» в особую категорию субъективных гражданских прав; тогда же появляется сам термин смежные права. Спустя два года этот институт с некоторыми изменениями имплементируется Законом РФ «Об автор- ском праве и смежных правах», откуда в 2006 г. и переходит в ч. IV ГК РФ. 8381. «Смежность» смежных прав. Почему смежные права называ- ются «смежными»? С кем или чем они «смежны»? С авторскими правами, причем, сразу по нескольким параметрам. Во-первых, по своей генетике, или происхождению, — вне всякого сомнения, смежные права «выросли» из исключительного авторского права по его образу и подобию. Во-вторых, смежные права весьма близки к авторскому праву по своему содержа- нию — весьма основательно мнение, что всякое смежное право есть право авторское, только обуженное, причем, тем сильнее, чем больше техниче- ских навыков, профессионализма и мастерства требуется для создания его объекта. В-третьих, смежные права обыкновенно предстают перед нами как субъективные права, возникающие применительно к объекту извест- ного субъективного авторского исключительного права и осуществляемые их обладателями вовсе не исключительно по своему усмотрению, а лишь 140
с согласия (разрешения) автора исполненного, записанного или передан- ного произведения. Наконец, смежные права, подобно авторским правам и вместе с ними выстраиваются в своеобразную иерархическую «лесенку» в вопросах своего возникновения и осуществления', первой ступенькой явля- ются права исполнителя (ограниченные только правами автора исполня- емого произведения), второй — производителя фонограммы (ограничива- емые уже правами не только автора, но и исполнителя), третьей — права вещательной организации (которые стеснены возможностями и автора, и исполнителя, и производителя фонограммы). 8382. Функциональная связь авторских и смежных прав. Еще одним аспектом внешнего проявления «смежности» смежных прав является функциональная направленность той деятельности, результатом осущест- вления которой становится создание их объектов. Это — создание условий, обеспечивающих максимально точное раскрытие авторского замысла, зало- женного в созданное им произведение, и его донесение до публики. Мало соз- дать произведение, нужно еще и достучаться с ним до ума, донести его до сердец (душ) слушателей и зрителей. Особенно остро эта задача стоит в отношении музыкальных произведений — нотной грамотой и умением исполнять музыку владеют единичные представители народонаселения, а значит, музыкальное произведение, существующее в форме одной только нотной записи, никогда не станет достоянием массовой культуры. Сде- лать его таковым могут только исполнители, звукозаписывающие студии и вещательные организации. Без гениальных исполнителей гениальность многих произведений вряд ли была бы обнаружена; без мастерски записан- ных фонограмм, деятельности вещательных организаций, составителей баз данных и публикаторов — произведения не могли бы получить массового распространения. 8383. Внешнее (практическое) единство авторских и смежных прав. В практическом отношении авторские и смежные права обыкновенно объ- единяются еще и тремя следующими факторами: во-первых, исключи- тельные права обоих типов возникают безотносительно к своей государ- ственной регистрации, во-вторых, выступают предметом коллективного управления, сводящегося в случае как с авторскими, так и со смежными правами к заключению лицензионных договоров и сбору вознаграждения за использование объектов таких прав, а в-третьих, нередко нарушаются одними и теми же действиями (так, каждый случай незаконного (контра- фактного) тиражирования или распространения фонограммы нарушает, во-первых, смежные права ее производителя, во-вторых, смежные права исполнителя записанного произведения, в-третьих, права автора такого произведения). 839. Виды смежных прав. В отличие от прежде действовавшего зако- нодательства об авторском праве и смежных правах, знавшего три вида смежных прав — права (1) исполнителей, (2) производителей фонограмм и (3) вещательных организаций, — действующий ГК добавляет к этому перечню еще два вида смежных прав — (4) изготовителей баз данных и (5) публикаторов посмертно обнародованных произведений. Итого — пять видов смежных прав, регулируемых нормами гл. 71 ГК, разбитой на шесть 141
параграфов (общие положения (§ 1) и по одному параграфу (§ 2-6) (в перечисленной последовательности) на права каждого вида). Выделение этих видов смежных прав осуществляется, очевидно, по критерию их объ- ектов. Исключительное смежное право на каждый из таких объектов обла- дает своим собственным содержанием, благодаря чему становится самосто- ятельным, уникальным. Сказанное вполне объясняет, почему мы говорим о «смежных правах» во множественном числе, в то время как об авторском праве — в единственном: исключительное авторское право содержательно одно и едино для всех своих объектов, в то время как понятие смежных прав является однородным, но не единым. Чем больше в том или ином объекте смежных прав техники и чем меньше собственно творчества — тем сильнее сужается их содержание. 839Перспективы развития. Чем объясняется признание (или непри- знание) тех или иных результатов творческой и технической деятельности объектами смежных прав?1 Не следует ли ожидать в ближайшем буду- щем появления новых типов смежных прав, и если да — то в каких сферах (на какие объекты)? Вопрос о круге результатов человеческой деятель- ности, которые признаются или могут быть признаны в будущем объек- тами смежных прав, нужно решать исходя не только из свойств соответ- ствующих объектов, источника их происхождения — творчества и (или) техники — и соотношения «долей» их присутствия в результате (из сооб- ражений возможности), но и принимая во внимание различного рода внеш- ние факторы, главным из которых является вопрос о мере необходимости правового покровительства соответствующим отраслям бизнеса. Именно стремление к проведению государственной политики, направленной на правовую защиту отечественной звукозаписывающей индустрии, веща- тельных организаций, издателей, распространителей баз данных и публика- ций, вполне предопределит положительный ответ на поставленный вопрос. Им же вполне предопределяется и вопрос о перспективах предоставления законодательной охраны иным результатам интеллектуальной деятельно- сти в режиме смежных прав: ближайшими кандидатами на роль объектов смежных прав будут, очевидно, все ценности технико-творческого проис- хождения, производные от объектов авторских прав, которым «повезет» стать объектами массовой культуры и серьезных инвестиций. § 2. Содержание и пределы смежных прав (п. 840-8442) 840. Правомочие воспроизведения (общее понятие). Содержание смежных прав определяется законом так же, как и содержание прав автор- ских, а именно через понятия использования своих объектов и распоря- жения исключительными правами на них (п. 1 ст. 1317, п. 1 ст. 1324, п. 1 1 Известно, к примеру, что Основы 1991 г. ввели охрану прав на (1) исполнения, (2) звуко- и (3) видеозаписи, а также (4) на передачи в эфир. Буквально через два года Закон об автор- ском праве исключил из этого перечня видеозаписи, признав таковые объектами авторских прав, но включил в него передачи (программы) кабельного вещания. Ну а ГК дополнил этот перечень еще двумя позициями — базами данных и посмертными публикациями. Чем объ- яснить такое «непостоянство» во взглядах на круг объектов смежных прав? 142
ст. 1330, п. 1 ст. 1334, п. 1 ст. 1339 ГК). Поскольку способность к распо- ряжению исключительным субъективным правом не входит в содержание самого этого права, но составляет элемент гражданской правоспособно- сти, оно здесь не обсуждается; что же касается понятия «использования», то таковое становится ясно при ближайшем рассмотрении закрепленных законодательством способов использования объектов смежных прав, сво- дится в основном к воспроизведению (копированию) таковых. 8401. Способы воспроизведения объектов смежных прав. Воспроиз- ведение объектов смежных прав может осуществляться различными спо- собами, «арсенал» которых определяется применительно к отдельным объектам смежных прав их специфическими свойствами. Сравнительная характеристика доступных для различных объектов смежных прав спосо- бов (форм) их воспроизведения (в широком смысле слова) приведена в сле- дующей таблице. Объекты смежных прав Исполне- ния Фоно- граммы Пере- дачи Базы данных Публи- кации Публичное исполнение (показ) + + + — + Сообщение в эфир + + — + + Сообщение по кабелю + + — + + Запись + + + + — Копирование (воспроизве- дение) + + + + + Ретрансляция — — + — — Доведение до всеобщего сведения + + + + + Переработка — + — + — 8402. Феномен удвоения объекта права исполнителя. Если следовать п. 2 ст. 1317 ГК, то само исполнение может быть объектом только четырех правомочий — сообщения в эфир или по кабелю, доведения до всеобщего сведения и записи (его подп. 1-4). Что же касается записи исполнения, то оно может быть объектом практически всех правомочий исполнителя, включая ее воспроизведение, сообщение в эфир или по кабелю, доведе- ние до всеобщего сведения, распространение, сдачу в прокат и публичное исполнение (подп. 1-3, 6-9 п. 2 ст. 1317). Подобная постановка вопроса (а) приводит к своеобразному удвоению объекта права исполнителя — им оказывается не только само исполнение, но и его запись', и (б) обедняет содержание права исполнителя на само исполнение. Действительно, ведь исполнение возможно не только записывать, сообщать и доводить до все- общего сведения, но и воспроизводить, распространять, публично пред- ставлять, а также перерабатывать (переделывать). Все эти правомочия 143
исполнитель должен иметь не только на всякую запись своего исполнения, но и на само это исполнение. 841. Иные (кроме воспроизведения) правомочия в составе смежных прав (подход ГК). Наряду с юридическими возможностями, сводящимися к воспроизведению объектов смежных прав, в субъективные исключитель- ные смежные права включаются еще и такие правомочия, реализация кото- рых имеет своим непременным предварительным условием реализацию правомочия воспроизведения в собственном смысле слова (правомочия изготовления экземпляров или копирования). Как и в случае с авторским исключительным правом к ним относятся правомочия (1) распростране- ния экземпляров произведения, их (2) импорта в целях распространения, а также (3) сдачи в прокат. Содержание этих правомочий в отношении объектов смежных прав также вполне совпадает с содержанием одноимен- ных возможностей, признаваемых в отношении объектов авторского права. Вопрос о том, в отношении каких объектов эти правомочия законодательно признаются, а в отношении каких нет, может быть проиллюстрирован сле- дующей таблицей. Объекты смежных прав Исполне- ния Фоно- граммы Пере- дачи Базы дан- ных Публика- ции Распростране- ние + + + — + Импорт в целях распростране- ния — + — — + Сдача в прокат + + — — + 8411. Критика предложенного ГК РФ подхода. Если законодатель имел в виду, что «вогнав» все три правомочия в состав смежного исклю- чительного права на фонограмму (запись), он тем самым снял все вопросы, то он, очевидно, ошибся. Вспомним, что фонограмма — это не всякая запись, а запись одних лишь звуков (или, иначе, аудиозапись). В то же время исполнение может предполагать не только звуко-, но и цвето- (видео-)запись; точно так же и передача (программа) может быть пред- метом не только радио-(звуко-), но и теле-(цвето- или видео-Трансляции и записи. Базы данных и вовсе включают в себя записи не столько зву- ков, сколько текстов и графических изображений. Ни одна из таких запи- сей под понятие фонограммы не подпадает, в связи с чем вопросы о том, вправе ли: (1) исполнитель — осуществлять и контролировать импорт в целях распространения записей исполнения; (2) вещательная организа- ция — осуществлять и контролировать импорт в целях распространения записей своих передач, а также — сдачу таковых в прокат; (3) изготовитель базы данных — осуществлять и контролировать распространение (а также импорт в целях распространения) материальных носителей с записями соз- данной им базы данных, а также их сдачу в прокат, — остаются без ответов. 144
Конечно, разумных оснований для отказа в признании данных возможно- стей не существует, и на поставленные вопросы следовало бы дать положи- тельные ответы; тем не менее такие ответы желательно увидеть не только в учебнике, но и в самом ГК. 8412. Исчерпание смежных прав. Вопросы исчерпания смежных прав в отношении фонограмм и посмертных публикаций урегулированы ст. 1325 и 1344 ГК: предметом исчерпания является правомочие распространения (но не импорта и не сдачи в прокат!) всякого конкретного экземпляра про- изведения (фонограммы или публикации); основанием — его правомерное введение в гражданский оборот. Любопытно, что для фонограмм ГК РФ установил национальный, а для публикаций — международный режим исчер- пания. Применительно к материальным носителям записей радио- и теле- передач, а также баз данных вопрос об исчерпании смежных прав ответа не имеет. Ориентируясь на практику, можно предположить, что смежные права (1) всех видов на дальнейшее распространение материального носи- теля с записью исполнения, радио- или телепрограммы — исчерпываются в результате правомерного введения такого носителя в гражданский обо- рот на территории РФ; (2) изготовителя базы данных на дальнейшее рас- пространение материального носителя с записью базы данных — не исчер- пываются вовсе. Однако (3) правомерное введение в гражданский оборот материальных носителей (экземпляров) произведений — объектов смеж- ных прав ни при каких условиях не исчерпывает правомочий на их импорт в целях распространения, а также на их сдачу в прокат. Такие правомочия сохраняются у обладателей всех смежных прав. 842. Территориальные пределы смежных прав и их конвенционное преодоление. Смежные исключительные права признаются и охраняются в РФ не всегда. Так происходит только в том случае, если юридические факты, ставшие основанием их возникновения, каким-то образом свя- заны с территорией РФ (на ней имел место первый случай исполнения или его записи, либо акт обнародования, распространения или создания произведения, либо, наконец, на ней находятся передатчики вещатель- ных организаций) или деятельностью ее граждан. Снятие подобной (тер- риториальной) границы возможно с помощью международных договоров (конвенций), к числу которых в настоящее время относятся: (1) Римская конвенция об охране прав исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций от 26.10.1961/26.05.2003; (2) Женевская кон- венция об охране производителей фонограмм от незаконного воспроиз- водства от 29.10.1971/12.05.1995; (3) Брюссельская конвенция о распро- странении несущих программы сигналов, передаваемых через спутники, от 21.05.1974/29.01.1989 и (4) Договор ВОИС по исполнениям и фоно- граммам (ДИФ) от 20.12.1996/05.02.2009. 8421. Принципы конвенционной охраны смежных прав. Таковых на сегодняшний день существует четыре: (1) по договорам', (2) по граж- данству', (3) по территории или (4) на началах взаимности1. (1) Принцип 1 В ГК в своем наиболее «чистом» виде эти правила сформулированы применительно к правам производителей фонограмм и публикаторов, т.е. в его ст. 1328 и 1341. 145
охраны смежных прав в соответствии с нормами международных договоров означает, что российским законодательством охраняются смежные права, принадлежащие таким иностранным физическим и юридическим лицам, права которых охраняются на территориях стран — участниц соответству- ющих договоров. (2) Начало гражданства (национальности) правообла- дателя само по себе также никаких вариаций не претерпевает. Примени- тельно к правам вещательных организаций оно является обязательным условием охраны, наряду с принципом территориальности. В остальных случаях ему отводится роль самостоятельного (самодостаточного) аль- тернативного условия. (3) Начало территориальности возникновения выражается в следующем: для охраны прав (а) исполнителя и состави- теля базы данных принципиально, чтобы на территории РФ имело место первое исполнение и (или) охрана той фонограммы или передачи, в состав которой включено исполнение либо создание базы данных; (б) произво- дителя фонограммы и публикатора — обнародование либо публичное рас- пространение экземпляров фонограмм; (в) вещательных организаций — на территории РФ должны находиться передатчики, с помощью которых осуществляется вещание. (4) Правило о взаимном предоставлении охраны смежных прав применяется только для прав изготовителя базы данных и публикатора. 843. Хрональные (временные) пределы смежных прав. Они определя- ются отдельно для каждого типа смежных прав — на исполнение, фоно- грамму, эфирную или кабельную передачу, базу данных и посмертную публикацию — ст. 1318, 1327, 1331, 1335, и 1340 ГК соответственно. Смежное право на исполнение фонограмму передачу базу данных публикацию Существует в течение всей жизни исполни- теля, но не менее 50 лет с момента исполнения или его записи 50 лет с момента обнаро- дования или записи 50 лет с момента сообщения в эфир или по кабелю 15 лет с момента обнаро- дования, создания или обнов- ления 25 лет со дня обнародова- ния (в том числе путем публика- ции) Правило реабилита- ционного исчисления Применя- ется Не применяется Правило военной пролонга- ции Применя- ется Не применяется Универ- сальное правопре- емство Возможно, но только в пределах оставшейся после смерти (прекращения) правопредшественника части 50-летнего срока Невоз- можно 146
Сроки существования смежных прав короче сроков существования права авторского; к тому же они иначе исчисляются. Так, смежное право исполнителя существует в течение всей его жизни, но не менее 50 лет с момента исполнения или его записи; смежные права на фонограммы и передачи — в течение 50 лет с момента обнародования или записи либо (соответственно) сообщения в эфир или по кабелю. В пределах срока своего действия смежные права этих трех типов могут стать предметом универ- сального преемства, а к сроку существования права исполнителя применя- ются также правила реабилитационного исчисления и военной пролонга- ции (п. 2 и 3 ст. 1318). Срок существования смежного права публикатора составляет 25 лет со дня обнародования (в том числе публикации) про- изведения; изготовителя базы данных — 15 лет с момента обнародования, создания или обновления соответствующей базы. 844. Содержательные пределы смежных прав. Согласно ст. 1306 ГК в случаях свободного использования произведений, охраняемых авторским правом (предусмотренных ст. 1273, 1274, 1277—1279 ГК), а также в иных случаях, предусмотренных гл. 71 ГК, допускается и использование объ- ектов смежных прав посторонними лицами «...без согласия правооблада- теля и без выплаты вознаграждения». Случаи свободного использования произведений, охраняемых авторским правом, нами уже рассматривались (п. 824—8261 Учебника); что же касается специальных содержательных пре- делов, установленных нормами § 2-6 гл. 71 ГК применительно к отдель- ным видам смежных прав, то все они имеют тот или иной «выход» на запись объекта авторских или смежных прав и определяются целями создания такой записи. Свободное использование правомерно произведенной записи исполнения, опубликованной фонограммы, а также записей радио- и теле- передач допустимо в тех целях, ради которых соответствующая запись была произведена, а фонограмма — опубликована, а также в личных целях. Оно осуществляется без согласия обладателя смежных прав, но с выплатой вознаграждения. 8441. Вознаграждение за свободное использование фонограмм. Оно определяется по правилам, в равной мере касающимся и фонограмм, и аудиовизуальных произведений, установленным п. 1 ст. 1245 (отно- сящимся ко всем опубликованным фонограммам) и п. 1 ст. 1326 (касаю- щимся фонограмм, опубликованных в коммерческих целях) ГК. По сути, в обоих случаях речь идет об ограничении смежного права возможностью всякого и каждого использовать опубликованную фонограмму в опреде- ленных (весьма широким, надо заметить, чрезвычайно общим образом) целях — строго личных (п. 1 ст. 1245) или коммерческих (п. 1 ст. 1326). Такое использование возможно без согласия обладателей исключительных (как авторских, так и смежных) прав, но с выплатой им причитающегося согласно ГК вознаграждения. Вознаграждение за использование аудио- визуальных произведений и фонограмм в личных целях «закладывается» в цену оборудования и материальных носителей, используемых при про- изводстве аудиовизуальных произведений и фонограмм и распределяется в соотношении 40% авторам, 30% исполнителям и 30% производителям фонограмм; в коммерческих — собирается на основании отчетов пользова- 147
телей фонограмм организациями, управляющими таковыми и распределя- ется поровну (по 50%) между исполнителями и производителями фоно- грамм. 8442. Свободное использование баз данных. Иная содержатель- ная граница ставится исключительному смежному праву на базу данных (ст. 1335.1 ГК). Эта граница — природа ценности такого объекта, как база данных, заключающаяся в том, чтобы иметь возможность содержатель- ного использования материалов, составляющих (наполняющих) данную базу, в целях, для которых она была ему предоставлена, в некоммерческих (личных, научных, образовательных и иных подобных) целях, в объеме, оправданном указанными целями, а также (в несущественном объеме и, судя по всему, только однократно (см. п. 1 и 3 указ, ст.)) — и в иных целях (не очень понятно, правда, какого рода). Разумеется, использование базы данных не должно нарушать авторских прав ее изготовителя и авторов материалов, извлекаемых из базы данных, в частности, должно осущест- вляться с указанием на источник (базу данных), а также на их авторскую принадлежность. Есть и еще небольшие ограничения (см. п. 2 и 4 ст. 1335.1), каждое из которых имеет в своей основе добросовестность частного лица и известный недосмотр обладателя исключительного права на базу данных. § 3. Динамика и осуществление смежных прав (п. 845-8461) 845. Основания возникновения и прекращения смежных прав (общие положения). Вопросы о юридических фактах — основаниях динамики смежных исключительных прав решаются в основном аналогично соответ- ствующим вопросам, возникающим применительно к исключительному авторскому праву. Совершенно справедливо общепризнанное положение, согласно которому для возникновения смежных прав не требуется ни госу- дарственной регистрации, ни соблюдения каких-либо иных формальностей. Столь же неточным является другой канонический тезис, согласно кото- рому основанием возникновения исключительных смежных прав является факт создания соответствующих объектов: в действительности таковым выступает факт их оглашения или обнародования', максимум же, к чему может привести создание таковых, является личное право на сохране- ние такого объекта в тайне как условия поддержания индивидуальности частной жизни своих создателей. Подобно авторскому исключительному праву, смежные исключительные права могут быть предметом договорного распоряжения путем их отчуждения, предоставления разрешения (лицен- зии) на их осуществление (ст. 1233—1238, 1307, 1308 ГК). 845Первоначальное приобретение смежных прав. Одним из ключе- вых отличий смежных прав от исключительного авторского права является принципиально иной круг лиц, способных к первоначальному приобретению смежных исключительных прав. Такой способностью обладают не только физические лица (как это имеет место в случае с авторским исключитель- ным правом), так и юридические лица — организации, обладающие кадро- выми и техническими ресурсами, необходимыми для создания объектов 148
технического творчества. Исключение составляет лишь смежное исклю- чительное право исполнителя, которое (в силу особенностей исполне- ния как результата более творческой, нежели технической деятельности) первоначально может приобретаться только гражданами (исполнителями или соисполнителями). 8452. Смежные права на «служебные» объекты. Российское законо- дательство не определяет особенностей правового режима объектов смеж- ных прав, созданных в порядке выполнения служебного задания. Почему? Потому что работники звукозаписывающих и вещательных организаций, создающие такие объекты смежных прав, как фонограммы и передачи (звукорежиссеры, звукооператоры, монтажеры, осветители, теле- и радио- ведущие, дикторы и пр.), как лица, занимающиеся чисто технической дея- тельностью во исполнение своих трудовых обязанностей, никаких исклю- чительных прав на результат такой деятельности (в том числе смежных прав) не приобретают — их субъектом всегда и неизбежно становится организация-работодатель. Исключение составляет право на исполнение — самый «творческий» объект смежных прав — оно обсуждается по правилам ст. 1295 ГК (см. об этом ст. 1320). 8453. Смежные права как предмет взыскания. Высокая доля техни- ческого творчества в составе объектов смежных прав предопределяет также общее правило об их неограниченной способности быть предметом взыскания, в том числе по требованиям к должникам, которые являются первоначальными обладателями таких прав. Изъятие из этого правила составляет исключительное смежное право исполнителя (п. 1 ст. 1319 ГК): подобно авторскому исключительному праву, принадлежащему автору, оно не может быть предметом кредиторского взыскания; недавний Феде- ральный закон от 12.03.2014 № 35-ФЗ предусмотрел, впрочем, исключение из этого правила — оно касается случая «...обращения взыскания по дого- вору залога, который заключен исполнителем и предметом которого явля- ется указанное в договоре и принадлежащее исполнителю исключительное право на конкретное исполнение». 8454. Истечение срока существования. Истечение срока существова- ния смежного права (см. п. 843 Учебника) является основанием для его прекращения. Срок существования права исполнителя продолжительно- стью в 50 лет может конкурировать со сроком существования, определяе- мым иначе, а именно периодом жизни гражданина-исполнителя (подобно тому, как это имеет место с исключительным правом автора). Это озна- чает, что право исполнителя может прекратиться либо смертью испол- нителя, либо истечением 50 лет с момента исполнения или его записи, в зависимости от того, какой из этих сроков окажется в конкретном случае более длительным. Так, если исполнитель умрет через 60 лет после записи исполнения, то его право прекратится смертью; если же через 10 лет — оно просуществует в течение еще четырех десятилетий, принадлежа наслед- никам исполнителя и наследникам его наследников. Сроки существова- ния смежных прав иных типов (на фонограммы, передачи, базы данных и посмертные публикации) с продолжительностью существования их пер- воначального обладателя никак не связаны — их истечение прекращает 149
соответствующие права, независимо от того, произошли какие-либо изме- нения в личности их первоначального обладателя или нет. 846. Осуществление смежных прав (общие положения). Многое из того, что было рассказано прежде об осуществлении исключитель- ного права автора, вполне применимо и к осуществлению смежных прав, а именно принцип их осуществления своей властью и в своем интересе, правила об осуществлении прав общей принадлежности, об управлении этими правами на коллективной основе, знаке охраны смежного права и информации о смежном праве. В отношении своего осуществления смеж- ные права весьма напоминают авторские права на производные и состав- ные произведения: подобно тому, как они в своем осуществлении зависят от усмотрения не только их обладателей, но также и обладателей исключи- тельных прав авторов оригинальных произведений, точно так же и смеж- ные права ограничены в своем осуществлении согласием (разрешением) автора либо обладателя смежного права более высокого (приоритетного) уровня. 8461. Знак охраны смежных прав. Специфика объектов смежных прав предопределяет некоторые особенности в использовании знака их охраны: таковой наносится, как правило, на оригиналы и экземпляры фонограмм, также их футляры (упаковки) либо иным образом, в соответ- ствии со ст. 1310 ГК. Разумеется, такой знак должен отличаться от знака охраны авторских прав. Согласно ст. 1305 ГК знак охраны смежного права «...состоит из трех элементов — (1) латинской буквы “Р” в окружности (это первая буква английского слова ^phonogram» — «фонограмма»), (2) имени или наименования обладателя исключительного права, (3) года первого опубликования фонограммы». Специфика состоит также в том, что воз- можность использования знака охраны смежных прав имеется не у всех категорий управомоченных лиц — ею располагают обладатели только лишь прав на исполнение и на фонограмму.
Глава 32 ПАТЕНТНЫЕ ПРАВА § 1. Понятие и содержание (п. 847—8507) 847. Основные категории патентного права. Патентное право в субъек- тивном смысле — один из видов субъективных гражданских исключитель- ных прав, а именно исключительное право своего носителя на использова- ние запатентованного (т.е. охраняемого патентом) изобретения, полезной модели, промышленного образца или селекционного достижения. Прилага- тельное «патентный» производно от латинского «patens», означающего свидетельство, грамоту или вообще некий документ, исходящий от госу- дарственной власти и удостоверяющий признание ею за его обладате- лем известного объема специальной правоспособности либо абсолютного исключительного права на известный запатентованный объект. В этом (последнем) смысле, т.е. как документ, удостоверяющий государствен- ное признание за поименованным в нем лицом (или лицами) патентного (исключительного) права в субъективном смысле на изобретение, полезную модель, промышленный образец или селекционное достижение, патент нас и будет в дальнейшем интересовать. Лица, обладающие известным патент- ным правом (правом, удостоверенным патентом или правом из патента), называются патентообладателями. 848. Определение патентного права. Патентное право (право, удосто- веренное патентом, право из патента) — это субъективное частное иму- щественное исключительное право, содержанием которого традиционно признаются возможности совершения управомоченным лицом действий по исключительному и независимому от посторонних лиц использованию запатентованного объекта (изобретения, промышленного образца, полез- ной модели либо селекционного достижения) и распоряжению данным правом, а также возможность требования от любых третьих лиц воздер- живаться от использования данного произведения и учинения препятствий к его использованию управомоченным лицом в пределах, установленных законом. Отличительной чертой патентного субъективного права явля- ется особенное основание его возникновения — акт государственного при- знания (регистрации), внешним выражением наличия (формой) которого и является патент. Критическая проверка данного определения позволит заключить, что субъективное патентное исключительное право — это право на использование своего объекта различными (предусмотренными законом) способами (в различных предусмотренных законом формах). Большинство 151
таких способов (форм) предполагает воспроизведение (практическое вопло- щение) своего объекта. С небольшой долей условности можно сказать, что патентное субъективное право — это исключительное право на вос- произведение и (или) использование уже воспроизведенного запатен- тованного объекта. 849. Единство субъективного патентного права. Согласно п. 2 ст. 1358 ГК обладателю патента (права, удостоверенного патентом) принадлежат юридические возможности по совершению некоторых действий, которые составляют (согласно общераспространенному взгляду) ряд правомочий, из которых состоит одно (единое, целое) субъективное патентное (исклю- чительное) право. На первый взгляд их всего пять (по числу подпунктов), но при ближайшем рассмотрении выясняется, что подп. 2-4 представляют собой нормы, отсылающие к подп. 1, где, собственно, и перечисляются правомочия на (1) ввоз на территорию РФ, (2) изготовление, (3) примене- ние, (4) предложение о продаже, (5) продажу, (6) иное введение в граждан- ский оборот, а также (7) хранение для перечисленных выше целей одного из следующих объектов, в зависимости от случая: (а) продукта, исполь- зующего изобретение или полезную модель (подп. 1 п. 2), (б) продукта, полученного запатентованным способом (подп. 2 п. 2), либо (в) устрой- ства, при эксплуатации которого автоматически применяется запатен- тованный способ (подп. 3 п. 2), либо (г) изделия, в котором использован (воплощен) промышленный образец (снова подп. 1 п. 2), либо, наконец, (д) «...продукта, предназначенного для его применения в соответствии с назначением, указанным в формуле изобретения», если существо изобре- тения заключается в применении продукта по определенному назначению (подп. 4 п. 2). Добавив к этому перечню правомочие (8) «...осуществления способа, в котором используется изобретение...» (подп. 5 п. 2), мы получим закрытый (исчерпывающий) перечень из восьми правомочий, образующих содержательно единое субъективное патентное право. 850. Использование запатентованного объекта. Понятие «использо- вания» в патентном праве не является единым — оно различается в зави- симости от своего объекта. Так, использованием изобретения (в продукте или способе) признается ситуация, когда продукт содержит, а в способе использован либо (1) каждый признак изобретения, включенный в неза- висимый пункт соответствующей патентной формулы, либо (2) эквива- лентный ему признак, ставший известным в качестве такового в данной области техники до даты приоритета изобретения (абз. 1 п. 3 ст. 1358 ГК). Использование полезной модели может иметь место только в про- дукте (но не в способе); таким использованием признается изготовление продукта, содержащего «...каждый признак полезной модели, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы полезной модели». Наконец, использованием промышленного образца признается изготовле- ние изделия, содержащего (1) «...все существенные признаки промышлен- ного образца» либо (2) «...совокупность признаков, производящую на инфор- мированного потребителя такое же общее впечатление, какое производит запатентованный промышленный образец, при условии, что изделия имеют сходное назначение» (абз. 4 п. 3 ст. 1358). 152
8501. Правомочие ввоза запатентованного объекта на территорию Российской Федерации. Оно принадлежит патентообладателю незави- симо от того, в каких целях и в каком таможенном режиме осуществляется ввоз (в отличие от исключительных авторского и смежных прав, включаю- щих правомочие на один только импорт произведения и его экземпляров, но не на ввоз как таковой)1. Запатентованный объект должен считаться ввезенным с момента пересечения границы РФ хотя бы одной единицей (1) продукта, который представляет собой или содержит (использует) изобретение или полезную модель, либо (2) продукта, полученного запа- тентованным способом, либо (3) устройства, автоматически осуществля- ющего запатентованный способ, либо, наконец, (4) изделия, составляю- щего промышленный образец. При этом под «границей» следует понимать по общему правилу границу таможенную] при ввозе в обход таможенного контроля — границу государственную1 2 *. 8502. Правомочия изготовления и применения. Изготовление запатен- тованного объекта также может осуществляться только с согласия патен- тообладателя, причем опять-таки независимо ни от целей (коммерческих или некоммерческих), ни от места (в России, за границей, вне террито- рии каких-либо государств (в открытом море, космосе и т.п.)) такого изго- товления, ни от количества экземпляров (единиц) продуктов, устройств или изделий, представляющих собой или содержащих (использующих) такой объект. Нарушением патентного права следует считать как полное, так и частичное (в том числе незавершенное) изготовление запатенто- ванного объекта, по крайней мере в тех случаях, когда такое изготовление осуществлялось в расчете на его последующее завершение третьим лицом или не было завершено по причинам, не зависящим от изготовителя. То же касается изготовления не самого запатентованного объекта, а его чертежей. Что же касается применения запатентованного объекта, то оно входит в число правомочий патентообладателя лишь тогда, когда осуществляется в коммерческих целях. 8503. Правомочие предложения к продаже. Запатентованный объект (включая любую его содержащую вещь) может быть предложен к продаже только с согласия патентообладателя, независимо от того, где (на террито- рии РФ или за ее пределами), кем (самим будущим продавцом или посто- ронним лицом, например рекламным агентством), кому (конкретному лицу или публике) и в каких формах (посредством его демонстрации, рекламы, размещения информации о нем в публично распространяемых каталогах, проспектах, описаниях, в частной переписке и т.д.) ее предполагается сде- 1 Исключения — случаи временного и случайного ввоза в конструкции или оборудова- нии транспортных средств или космической техники либо использования при эксплуатации таких средств и такой техники (см. подп. 1 ст. 1359 ГК — рассматривается далее). 2 Думается, что продукты, изделия и устройства, использующие запатентованные объ- екты, должны считаться ввезенными на территорию РФ также и с момента их погрузки на борт (1) воздушных и (2) морских судов, следующих под государственным флагом РФ, в том числе следующих транзитом (начальный и конечный пункты маршрута следования которых находятся за пределами России), и независимо от того, осуществляют ли они про- межуточные посадки (заходы) в российские воздушные (морские) порты и даже от того, про- летают ли они над ее территорией (проходят ли они через ее территориальные воды). 153
лать. Предложение о продаже продуктов, устройств или изделий, исполь- зующих запатентованный объект, считается состоявшимся независимо и от того, оказалось ли оно результативным (была ли совершена продажа или нет), были ли определены в таком предложении все существенные условия будущего договора продажи или нет, и если были, то было ли такое предложение о продаже осуществлено в рамках предприниматель- ской деятельности или нет. 8504. Правомочие продажи. Его правильнее было бы назвать правомо- чием реализации или отчуждения, поскольку «продажа» в экономическом (житейском) смысле не всегда облекается в форму договора купли-про- дажи в чистом (собственном) смысле этого слова. В отличие от предложе- ния к продаже, которое относится к сфере действия исключительных прав патентообладателя всегда, сама продажа считается прерогативой патенто- обладателя только в том случае, когда она носит предпринимательский (т.е. систематический и коммерческий) характер и осуществляется впервые, — направлена на введение вновь изготовленного (ввезенного в Российскую Федерацию) объекта в гражданский оборот. Этот вывод вытекает из того, что возможность «иного (в том числе непредпринимательского) введения запатентованного объекта в гражданский оборот» ГК рассматривает в каче- стве самостоятельного правомочия патентообладателя (см. сл. пункт). 8505. Правомочие на иное введение запатентованного объекта в обо- рот. Оно охватывает все юридические действия, с совершением которых про- дукты, устройства или изделия, использующие запатентованный объект, становятся объектами субъективных прав лиц — иных, чем изготовители соответствующих вещей, за исключением тех, что являются гражданско- правовыми способами их продажи (см. пред, пункт). В литературе обык- новенно упоминают о случаях заключения в отношении использующих запатентованный объект вещей договоров мены, аренды (в том числе про- ката и лизинга), подряда (технического обслуживания) и залога; к этому перечню можно добавить договоры ренты, дарения, поручения, комиссии, агентирования, доверительного управления, а также действия, не представ- ляющие собой договоров и вообще сделок (например, внесение соответ- ствующих вещей в уставный капитал или иное имущество юридических лиц). 8506. Правомочие хранения. Хранение запатентованного объекта отно- сится к числу вопросов, находящихся в исключительном ведении патен- тообладателя только в том случае, когда хранение является средством (условием) совершения одного из иных действий, составляющих сферу исключительных возможностей патентообладателя, т.е. тогда, когда оно осуществляется для целей ввоза, изготовления, применения, предложения о продаже, продажи или иного введения в оборот продуктов, устройств или изделий, использующих запатентованный объект. Применяя рассма- триваемую часть нормы подп. 1 п. 2 ст. 1358 ГК по аналогии, можно заклю- чить, что идентичный правовой режим должен применяться и к деятельно- сти по перевозке (пересылке или иному пространственному перемещению) продуктов, устройств или изделий, использующих запатентованный объ- ект. 154
8507. Воспроизведение в ходе осуществления (общее во всех право- мочиях патентообладателя). Изложенное позволяет заметить, что все способы (формы) использования запатентованных объектов связаны с их воспроизведением (копированием) посредством реального осуществления (практической реализации)', либо они сами представляют собой процесс такого воспроизведения, либо предполагают его, имея своей основой (пред- посылкой, условием). Так, ввоз (в Российскую Федерацию) и изготовле- ние продуктов, устройств или изделий, использующих запатентованный объект, можно считать двумя формами воспроизведения (копирования, размножения) соответствующих технических и художественно-конструк- торских решений. То же следует сказать о применении такого патенто- способного объекта, как способ', каждый случай применения способа есть не что иное, как случай его практического воплощения (воспроизведения). Применение же запатентованных объектов иных типов, их предложение к продаже, продажа, иное введение в оборот и хранение мыслимы лишь в отношении предварительно воспроизведенных (откопированных, изготов- ленных, размноженных) продуктов, устройств и изделий. § 2. Пределы патентного права (п. 851 -8552) 851. Территориальный предел: его неизбежность и доставляемые им неудобства. Российское патентное законодательство имеет, следовательно, территориальное действие, ограниченное одними только собственными государственными границами. В них оно распространяется в равной степени на всех лиц, независимо от их гражданства (национальности); за их преде- лами — не применяется вовсе (в том числе и к российским гражданам), иначе как в случаях, предусмотренных международными договорами. Оно охраняет исключительные права из патентов двух типов — (\) российских, т.е. «...выданных федеральным органом исполнительной власти по интел- лектуальной собственности», и (2) международных, т.е. патентов, выданных компетентными органами иностранных государств и имеющих силу на тер- ритории РФ в соответствии с международными договорами РФ. Также действуют и патентные законы всех других государств. Значит, тому, кто желал бы защитить изобретение в нескольких (допустим, в пяти) странах, придется не только оформить пять различных заявок (может быть, на пяти различных языках), а также съездить в каждую из этих стран либо оза- ботиться установлением представительских отношений с действующими в них патентными поверенными. Все это оказывается довольно дорогим, неудобным, а иногда и юридически невозможным (см. п. 1 ст. 1395 ГК). 851Г Принципиальные возможности международной охраны патент- ных прав. Они — значительно ниже, чем возможности международной охраны авторских и смежных прав. Дело в том, что государства никак не могут прийти к унифицированному определению круга патентоспо- собных объектов и их признаков', до сих пор, например, законодательству далеко не всех стран известно понятие полезных моделей, а признаки (условия патентоспособности) изобретения в России — совсем не те же 155
самые, что в Австралии, Великобритании или США. Иными словами, даже с помощью международных договоров достичь унифицированного мате- риально-правового режима патентной охраны пока не очень получается. В связи с этим международные патентные конвенции решают более скром- ные задачи: они унифицируют ряд патентно-технических моментов. Так, получение патента по закону одного государства становилось бы непре- одолимым препятствием к патентованию этого объекта в любой другой стране, ибо в его отношении перестало бы выполняться такое требование, как новизна] достижение соответствующей международной договоренности снимает эту проблему. Различные требования патентных ведомств различ- ных стран к оформлению патентной документации и процедурам патен- тования приводили бы к образованию стран, более или менее «удобных» в патентно-процедурном отношении; международная унификация этих вопросов позволяет поставить государства-члены в этом отношении в рав- ное положение и т.п. 852. Источники международной охраны патентных прав. Источни- ками гражданско-правовых норм, определяющими конкретное содер- жание международной охраны патентных прав, являются следующие международные договоры: (1) Парижская конвенция по охране промыш- ленной собственности от 20.03.1883/01.07.1965; (2) Локарнское соглаше- ние, устанавливающее Международную классификацию промышленных образцов (МКПО) от 08.10.1968/15.12.1972; (3) Вашингтонский дого- вор о патентной кооперации от 19.06.1970/29.03.1978; (4) Страсбург- ское соглашение о международной патентной классификации (МПК) от 24.03.1971/03.10.1976; (5) Будапештский договор о международном признании депонирования микроорганизмов для целей патентной проце- дуры от 28.04.1977/22.04.1981; (6) Евразийская (Московская) патентная конвенция от 09.09.1994/27.10.1995; (7) Женевский Договор о патентном праве от 01.06.2000/12.08.2009; (8) Гаагское соглашение о международной регистрации рисунков и моделей (промышленных образцов) от 06.11.1925 с Женевским актом от 02.07.1999; (9) Страсбургская конвенция об унифи- кации некоторых элементов патентного законодательства в области изо- бретений от 27.11.1963; (10) Мюнхенская конвенция о выдаче европейских патентов — Европейская патентная конвенция от 05.10.1973. 853. Хрональные пределы патентного права (общее правило). Патент- ное право, будучи правом исключительным, как и любые исключитель- ные права, должно быть срочным. Согласно п. 1 ст. 1363 ГК субъективное исключительное патентное право на изобретение существует (а удосто- веряющий его патент действует) в течение 20, на промышленный обра- зец и на полезную модель — в течение 5 лет, считая с даты приоритета первоначальной заявки на соответствующий объект. Обычно ею является дата подачи заявки на выдачу патента в федеральный орган исполни- тельной власти по интеллектуальной собственности. Действие это, однако, не автоматическое, а условное: существование патентного права может прекратиться досрочно, во-первых, по заявлению патентообладателя и, во-вторых, при неуплате в установленный срок (обычно один раз в год) пошлины за поддержание патента в силе (см. ст. 1399 ГК). Сроки суще- 156
ствования патентных исключительных прав на изобретения и промышлен- ные образцы, оформленные авторскими свидетельствами бывшего СССР, исчисляются по особым правилам, предусмотренным ст. 11 Вводного закона к части четвертой ГК. 8531. Хрональные пределы патентного права (продление). Срок суще- ствования патентного права на изобретение по общему правилу прод- лению не подлежит. Срок существования исключительного патентного права (срок действия патента) на полезную модель или промышленный образец может быть продлен «...федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности по заявлению патентооблада- теля на срок, указанный в заявлении, но не более чем (соответственно) на три года и... пять лет» (п. 3 ст. 1363). При этом продление срока суще- ствования исключительного права на промышленный образец может быть неоднократным, но не более чем на 25 лет в совокупности (там же). Сроки существования исключительных патентных прав продлеваются в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти, осущест- вляющим нормативно-правовое регулирование в сфере интеллектуальной собственности (п. 4 ст. 1363). 854. Содержательные границы патентного права. Подобно тому, как российское законодательство об авторском и смежных правах устанавли- вает ряд случаев свободного использования охраняемых им произведений творчества, точно так же и нормы патентного права предусматривают пере- чень случаев, когда использование запатентованного объекта промышленной собственности является допустимым и может осуществляться другими лицами без разрешения (согласия) патентообладателя и, как правило, без выплаты ему какого-либо вознаграждения или компенсации, т.е. в большей или меньшей степени свободно. Основным началом свободного исполь- зования запатентованных объектов является принцип недопустимости ухудшения положения патентообладателя, который означает, что такое использование может осуществляться только для достижения строго опре- деленной цели, в объеме, лишь минимально для этого необходимом, и без извлечения прибыли (обогащения). В дальнейшем изложении мы систе- матизируем случаи свободного использования запатентованных объектов по критерию возмездного или безвозмездного начала такого использования. 854Г Свободное и безвозмездное использование объектов патентных прав. Таких случаев нашему законодательству (см. п. 1, 2, 4 и 5 ст. 1359, ст. 1361 и п. 3 ст. 1400 ГК) известно пять, а именно: (1) временное или слу- чайное транспортное использование, т.е. применение запатентованных продуктов и изделий в конструкциях иностранных транспортных средств, иностранной космической техники или во вспомогательном к ним обору- довании либо, наконец, при эксплуатации таких средств и техники исклю- чительно для нужд самих этих транспортных средств (этой техники) вре- менно или случайно находящихся на территории РФ\ (2) познавательное 1 Данное исключение из режима патентно-правовой охраны действует по принципу вза- имности, т.е. применяется в отношении транспортных средств и техники лишь тех иностран- ных государств, которые предоставляют аналогичный режим находящимся на их территории российским транспортным средствам и российской космической технике. 157
использование, т.е. проведение научного исследования или эксперимента с продуктом, способом или изделием, использующими запатентованный объект; (3) личное некоммерческое применение, т.е. использование запа- тентованных объектов «...для удовлетворения личных, семейных, домашних или иных, не связанных с предпринимательской деятельностью нужд», без цели получения прибыли или дохода; (4) фармацевтическое применение изобретений, т.е. разовое изготовление (с использованием изобретения) лекарств в аптеках по рецептам врачей с последующей продажей аптеками изготовленных таким образом лекарств; (5) права прежде- и послепользо- вания (см. далее). 8542. Свободное и возмездное использование объектов патентных прав. Таких случаев нашему законодательству (п. 3 ст. 1359, ст. 1360 и 1362 ГК) известно три: (1) чрезвычайное использование (п. 3 ст. 1359), т.е. использование изобретения, полезной модели или промышленного образца «...при чрезвычайных обстоятельствах (стихийных бедствиях, катастрофах, авариях)», которое должно осуществляться «...с уведом- лением о таком использовании патентообладателя в кратчайший срок и с последующей выплатой ему соразмерной компенсации»; (2) исполь- зование в интересах обороны и безопасности (ст. 1360 ГК) осущест- вляется лицом, которому такое разрешение предоставлено Прави- тельством РФ, опять-таки с уведомлением об этом патентообладателя в кратчайший срок и с выплатой (видимо, предварительной — ср. с п. 3 ст. 1359) соразмерной компенсации; (3) принудительное использова- ние (ст. 1362) распадается по основаниям своего установления и приме- нения на два следующих случая: установленное решением суда по иску заинтересованного лица, во-первых, к патентообладателю, который либо не использует вовсе, либо использует недостаточно объект своего права (п. 1 данной статьи), либо, во-вторых, к обладателю патента на такое изо- бретение или полезную модель, без использования которого истец сам не может осуществить своего собственного патентного права (п. 2 этой же статьи). 855. Право преждепользования (общее понятие). Случается, что тех- нические и художественно-конструкторские решения, обладающие свой- ствами патентоспособности, используются их создателями (авторами) или третьими лицами (чаще всего это заказчики и работодатели) в отсут- ствие их патентно-правовой охраны1. На этом фоне идентичный объект может запатентовать другое лицо. Спрашивается: вправе ли такой патен- тообладатель запретить использование запатентованного им объекта лицу, использовавшему таковой ранее него и независимо от него? Наше патент- ное законодательство (как и многих других стран) не находит оснований вполне запретить такое использование, скорее оно ставит его в известные 1 Так, лицо, использующее патентоспособный объект, может не знать о возможности его патентования, не иметь сил, средств или времени заниматься получением патента, может не иметь полной уверенности в соответствии объекта условиям патентоспособности', нако- нец, оно может вполне осознанно предпочесть патентно-правовой охране своего объекта сохранение фактической монополии на него, в связи с чем информацию об объекте оно будет держать в строжайшей тайне. 158
рамки и признает за ним свойство особого субъективного права — права преждепользования. Это — исключительное право использования изо- бретения, промышленного образца или полезной модели, принадлежащее лицу, которое до даты приоритета соответствующего патентоспособного объекта добросовестно использовало на территории РФ созданное неза- висимо от его автора тождественное решение либо (если речь идет об изо- бретении) решение, отличающееся от запатентованного только эквивалент- ными признаками, или сделало необходимые к этому приготовления (п. 1 ст. 1361 ГК). 8551. Право послепользования (общее понятие). Может случиться и так, что некто приступит к использованию какой-нибудь разработки, которая прежде защищалась чужим патентом, но в связи с его прекраще- нием или признанием недействительным защищаться перестала, т.е. нач- нет использовать патентоспособный объект после того, как он перестанет быть охраняем. Никакого нарушения тут не будет, но возникает следую- щий вопрос: а как же быть в том случае, если патентно-правовая охрана подобного решения будет когда-нибудь установлена или восстановлена в пользу лица иного, чем приступившего к его использованию? Обязано ли это последнее с момента восстановления чужого патентного права прекра- тить использование запатентованного объекта, начатое им прежде восста- новления патента, или же оно вправе такое использование продолжать? Наше законодательство отвечает в том смысле, что вправе продолжать, ибо признает за таким лицом исключительное право использования изо- бретения, промышленного образца или полезной модели под именем права послепользования (п. 3 ст. 1400). 8552. Общие содержательные черты прав прежде- и послепользо- вания. Права прежде- и послепользования возникают из сложного фак- тического состава, первым элементом которого является использование патентоспособного, но не запатентованного ко времени начала такого использования объекта либо осуществление необходимых к такому использованию приготовлений, а вторым — последующее установление патентно-правовой охраны данного объекта на чужое имя. По содержа- нию такие права являются исключительными, они ограничены в своем осуществлении тем объемом, в котором использование осуществлялось (или приготовления к которому были сделаны) до даты приоритета запа- тентованного объекта или даты публикации сведений о восстановлении патентно-правовой охраны: использование патентоспособного объекта должно осуществляться без расширения этого объема. Затем данные права не могут быть объектами сингулярного правопреемства — они могут сменить своих обладателей только в составе тех предприятий (про- изводств, торговых комплексов и т.д.), на которых их объекты исполь- зуются или для их использования сделаны необходимые приготовления (п. 4 ст. 1400 ГК). Наконец, права прежде- и послепользования возникают и существуют без специального оформления, в том числе в виде лицензи- онного договора, удостоверения патентообладателя или государственной регистрации. 159
§ 3. Динамика патентного права (п. 856—866) 856. Основание и момент возникновения патентных прав. Из-за того, что один и тот же патентоспособный объект может быть создан многими различными лицами одновременно и независимо друг от друга, а также из-за необходимости обеспечения их содержательной гражданско-право- вой охраны, моментом возникновения патентных прав может (и должен) быть момент юридического прикрепления (приражения) конкретного патен- тоспособного объекта к определенному лицу или лицам, В настоящее время такое прикрепление принимает форму признания государством исключи- тельного субъективного патентного права на каждый патентоспособный объект за конкретным лицом. Такое государственное признание внешне выражается в государственной регистрации изобретений, полезных моделей и промышленных образцов, а также исключительных прав на них в соот- ветствующих Государственных реестрах РФ (т.е. изобретений, полезных моделей и промышленных образцов соответственно), и в выдаче охранных документов о признанных таким образом за определенным лицом исклю- чительных патентных правах. Такие документы называются патентами (см. п. 1 ст. 1393 ГК). 857. Право на получение патента: субъекты и содержание. Право на получение патента может принадлежать: (1) автору объекта промыш- ленной собственности, т.е. физическому лицу, творческим трудом которого создан соответствующий объект (п. 1 ст. 1357 ГК), либо (2) его работо- дателю, если создание объекта промышленной собственности стало след- ствием выполнения служебного задания и иная принадлежность данного права не предусмотрена трудовым договором (п. 3 ст. 1370), либо (3) иным лицам, указанным в законе, в том числе подрядчику (исполнителю) при выполнении работ по договорам на выполнение НИР и ОКТР (госу- дарственному или муниципальному контракту), либо заказчику промыш- ленного образца по договору заказа на его создание (см. о них п. 1 ст. 1371, п. 1 ст. 1372 и п. 1 ст. 1373 ГК), либо (4) правопреемникам (универсальным или сингулярным) перечисленных лиц (п. 2 ст. 1357). Субъекты категорий (1)—(3) являются первоначальными приобретателями права на получение патента; субъекты категории (4) — производными. Право на получение патента является по своему содержанию возможностью юридической — в своей реализации оно направляется на создание одного-единственного и чисто юридического последствия — приобретение патентного права. 858. Заявка на выдачу патента. Процесс реализации права на получе- ние патента (и возникновения патентных прав) «запускается» посредством подачи субъектом данного права заявки на выдачу патента (на изобрете- ние, полезную модель или промышленный образец) в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности — Федераль- ную службу по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент), подчиненную в настоящее время Минэкономразвития России. Порядок составления, подачи и рассмотрения таких заявок регла- ментируется ст. 1374—1380 ГК и актами федерального органа исполнитель- ной власти по интеллектуальной собственности. Заявка на выдачу патента 160
обыкновенно состоит из заявления и большого числа документов, раскры- вающих существо заявляемого объекта промышленной собственности. Она должна соответствовать требованиям (1) единства — подаваться только на один объект или их систему; (2) содержательной полноты, (3) русско- язычности] (4) платности. Тот, кто подал заявку (заявитель), приобре- тает ряд прав, в том числе на ее исправление и уточнение, преобразование, отзыв, замену и др., а также на публикацию сведений о ней на условиях ст. 1385 и с последствиями, определенными ст. 1392 ГК. 859. Приоритет заявок. Поскольку предоставление патентно-правовой охраны связано с формальным приурочением патентоспособного объекта к известному лицу, принципиально важное значение приобретает вопрос о времени (моменте) такого приурочения. Современное патентное право признает моментом формального приурочения патентоспособного объекта к определенному лицу момент (день) подачи заявки о выдаче патента на соответствующий объект в национальное патентное ведомство. Такая дата называется датой приоритета заявки на соответствующий объект — изобретение, полезную модель или промышленный образец. Датой подачи признается дата поступления в названный орган такой заявки, которая содержит в себе все необходимые документы, либо дата поступления туда последнего из документов заявки (п. 3 ст. 1375, п. 3 ст. 1376, п. 3 ст. 1377). Из этого общего правила существует ряд исключений, существование одного из которых — известного под именем конвенционного приоритета — обусловлено участием России в ряде международных патентно-правовых договоров1; других — правами заявителя на всевозможные манипуляции со своей заявкой (см. пред, пункт). По состоянию на дату приоритета уста- навливаются соответствие заявленного к патентованию объекта крите- риям новизны, изобретательского уровня и оригинальности, состав субъ- ектов права преждепользования и пределы осуществления такого права; с даты приоритета будут отсчитываться сроки действия патентов в случае их выдачи. 860. Формальная экспертиза. Все заявки о выдаче охранных докумен- тов на любые объекты промышленной собственности поступают на фор- мальную экспертизу. Ее цель заключается в том, чтобы проверить (1) нали- чие в заявке необходимых документов, (2) соответствие этих документов установленным законом требованиям и (3) при представлении дополни- тельных материалов — решение вопроса о том, не изменяют ли они сущ- ности заявленного объекта (п. 1 и 2 ст. 1384, п. 1 ст. 1390, п. 1 ст. 1391). Успешное прохождение формальной экспертизы заявкой (1) на изобре- тение является основанием для публикации сведений о такой заявке (см. ст. 1385 ГК); (2) на полезную модель и (3) на промышленный образец — основанием к назначению и производству экспертизы по существу (абз. 2 1 Согласно Парижской конвенции 1883 г. тот, кто подал заявку на выдачу патента в любой стране — участнице Конвенции, может указывать дату ее подачи в качестве даты приоритета при подаче любых последующих заявок на тот же объект промышленной соб- ственности в других странах — участницах Конвенции. Право конвенционного приоритета существует по заявкам на изобретения и полезные модели в течение 12, а на промышленные образцы — в течение 6 месяцев с даты подачи первоначальной заявки. 161
и сл. п. 1 ст. 1390, абз. 2 и сл. п. 1 ст. 1391). Формальная экспертиза начина- ется по истечении двух месяцев с даты поступления заявки в полном объеме и проводится в течение необходимого для этого срока, продолжительность которого законодательством никак не ограничивается. По косвенным признакам (п. 1 ст. 1385 ГК) можно заключить, что законодатель считает достаточным для этой цели 16-месячный срок (18 месяцев со дня подачи заявки — (минус) 2 месяца с этого же момента, ранее истечения которых формальная экспертиза не может быть начата). 861. Экспертиза по существу. Экспертиза по существу представляет собой проверку соответствия объекта (изобретения, полезной модели или промышленного образца), оформленного заявкой, успешно прошед- шей формальную экспертизу, условиям его патентоспособности. ГК (п. 2 ст. 1386, п. 1 ст. 1390, п. 1 ст. 1391) выделяет в качестве отдельной задачи данного этапа процесса получения патента также проведение информаци- онного поиска «...для определения уровня техники, с учетом которого будет осуществляться проверка патентоспособности» заявленного объекта, т.е. оценка новизны и изобретательского уровня изобретения, новизны полез- ной модели, новизны и оригинальности промышленного образца1. Экспер- тиза по существу проводится в отношении заявок на изобретения по хода- тайству заинтересованных лиц, которое может быть подано в течение трех лет с даты поступления заявки, в том числе и одновременно с ней (п. 1 ст. 1386 ГК). Что же касается заявок на выдачу патентов на полез- ные модели и промышленные образцы, то они направляются на экспер- тизу по существу автоматически с принятием положительного решения по результатам формальной экспертизы (абз. 2 п. 1 ст. 1390, абз. 2 п. 1 ст. 1391). Порядок проведения экспертизы по существу определяется соот- ветствующими Административными регламентами. 862. Результаты и последствия экспертизы по существу. О результате экспертизы заявок на изобретения по существу, независимо от того, явля- ется ли он положительным или отрицательным, федеральный орган испол- нительной власти обязан (не принимая по существу решения о выдаче патента) уведомить заявителя, после чего ожидать его реакции на такое уведомление в течение шести месяцев1 2 (абз. 3 п. 1 ст. 1387 ГК). Резуль- тат же экспертизы по существу, проведенной по заявкам о выдаче патента на полезные модели и промышленные образцы (опять-таки, каким бы он ни был с точки зрения своего содержания — положительным или отри- цательным), просто доводится до сведения заявителя (п. 2 ст. 1390, п. 2 ст. 1391 ГК); шестимесячного или иного срока для направления мотивиро- ванных возражений или иных доводов заявителю не предоставляется. 1 В принципе, в процессе экспертизы по существу могут достигаться и любые другие цели, в том числе те, которые являются факультативными для формальной экспертизы, как то: установление даты приоритета заявки, проверка требования единства заявленного объ- екта, проверка дополнительных материалов (если они были представлены) и др. 2 По получении какого-либо ответа от заявителя (его согласия с решением экспертизы или мотивированных возражений) или же по истечении шестимесячного срока Роспатент (принимая во внимание содержание ответа заявителя и изложенные в нем доводы про- тив результатов экспертизы по существу) может принять решение либо о выдаче патента на изобретение, либо об отказе в выдаче такового. 162
8621. Государственная регистрация объекта промышленной собствен- ности и выдача патента. Заявитель, получивший уведомление о положи- тельном решении (о выдаче патента), вправе, уплатив патентную пошлину, обратиться с заявлением о выдаче ему патента (п. 2 ст. 1393 ГК). На осно- вании такого заявления федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности (1) вносит запатентованный объект в соответствующий Государственный реестр (изобретений, полезных моде- лей или промышленных образцов); (2) оформляет сам патент, (3) публи- кует в своем официальном издании информацию о его выдаче, после чего (4) в двухнедельный срок отправляет оформленный патент по почте заяви- телю (одному из них) или выдает патент ему (его представителю) на руки. 863. Патентные публикации. К их числу относятся публикаций сведе- ний (1) о заявке на изобретение (ст. 1385 ГК) и (с 01.10.2014) о результатах информационного поиска, проведенного по такой (опубликованной) заявке (п. 5 ст. 1386); (2) о выдаче патентов на любые запатентованные объекты — изобретения, полезные модели и промышленные образцы (ст. 1394); (3) о намерении патентообладателя уступить патент или предоставить простую (неисключительную) лицензию всякому, кто обратится с таким требованием (ст. 1366, 1368). Можно выделить также публикации (4) иных сведений. Общее в публикациях двух первых типов — их цель (огласить сведения о существе разработки, заявленной в качестве изобретения либо уже запатентованной в каком-либо качестве), источник (официальное издание патентного ведомства) и последствия (информация о патентоспо- собном объекте — документы не отозванной впоследствии заявки и (или) сведения о выдаче патента, включая отчет об информационном поиске, — становится публичной (открытой, доступной любым лицам)). Все патент- ные публикации направляются на охрану интересов как патентообладате- лей, так и публики (неопределенного круга лиц); с моментами некоторых из них также связываются начальные или конечные моменты патентных сроков. 864. Основания прекращения патентного права. Исключительное право использования объекта промышленной собственности, удостове- ренное охранным документом, прекращается, главным образом, по тем же основаниям, по которым прекращается действие самого охранного доку- мента. К их числу относятся: (1) истечение срока действия охранного доку- мента (см. п. 853, 8531 Учебника); (2) заявление патентообладателя (абз. 2 ст. 1399 ГК); (3) неуплата в установленный срок пошлины за поддержание охранного документа в силе (абз. 3 ст. 1399); (4) признание патента недей- ствительным полностью или частично по основаниям, предусмотренным ст. 1398 (несоответствие запатентованного объекта условиям патентоспо- собности, несоответствие документов заявки на изобретение или полезную модель требованию раскрытия сущности объекта «...с полнотой, достаточ- ной для [его] осуществления... специалистом в данной области техники», наличие в формуле запатентованного объекта таких признаков, которые отсутствовали в его описании, формуле или на изображениях на дату подачи заявки и др.). Выдача патента может быть оспорена любым лицом, имеющим сведения о наличии необходимых для этого оснований; основ- 163
ным их источником будут, опять-таки, патентные публикации (см. пред, пункт). 865. Договор в системе юридических фактов патентного права. Дина- мика прав из патентов на изобретения, полезные модели или промышлен- ные образцы опосредуется договорами (1) отчуждательного и (2) лицен- зионного (см. ст. 1233—1239, 1362, 1365, 1366, 1367—1369 ГК) типов. Такие договоры обладают двумя специфическими чертами. Во-первых, закон предусматривает ряд случаев, ограничивающих патентообладателя в свободе усмотрения по вопросам о том, заключать или не заключать лицензионные договоры и если заключать, то на каких условиях, а также в его возможности самостоятельно определять контрагентов по таким лицензионным договорам. К числу таких случаев относятся институты (1) принудительной лицензии (ст. 1362); (2) открытой лицензии (ст. 1368) и (3) публичного предложения заключить договор об отчуждении патента на изобретение (ст. 1366). Во-вторых, любые патентно-правовые договоры заключаются в письменной форме и считаются заключенными с момента их государственной регистрации федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности (ст. 1369 ГК)1. 866. Иные юридические факты патентного права. Помимо подачи патентных заявок, назначения и проведения патентных экспертиз, актов выдачи патентов и их государственной регистрации, признания их недей- ствительными и восстановления, различных заявлений и ходатайств патентообладателей, патентных публикаций, уплаты (неуплаты) патент- ных пошлин и, наконец, патентно-правовых договоров, патентно-право- вое значение могут иметь и другие фактические обстоятельства. Так, исключительное патентное право может перейти в порядке универсаль- ного (наследственного либо реорганизационного) правопреемства] права использования объектов промышленной собственности, полученные по патентно-правовым договорам, могут быть прекращены с наступлением юридических фактов, предусмотренных самими этими договорами; различ- ного рода действия, направленные на отзыв или отмену прежде совершен- ных патентных актов, в том числе отзыв заявки на выдачу патента, откры- той лицензии, публичного предложения об отчуждении патента и т.п. § 4. Патентное право на селекционное достижение (п. 867—872) 867. Общее представление о патентно-правовой охране селекционных достижений. Исключительное право на селекционное достижение (сорта растений и породы животных, обладающие признаками новизны, отличи- 1 Кроме того, в патентном праве также существуют и иные договоры, т.е. такие, кото- рые нельзя причислить ни к отчуждательным, ни к лицензионным, в том числе договоры (4) о залоге патентного права (п. 5 ст. 1233), (5) трудовые и иные договоры авторов патен- тоспособных объектов (изобретателей) с работодателями (ст. 1370), (6) договоры подряда или договоры на выполнение НИР и ОКТР (ст. 1371), а также (7) государственные или муни- ципальные контракты (ст. 1373). Наконец, законодатель признает возможным заключение договора (8) авторского заказа на создание промышленного образца (ст. 1372). Особый дого- ворный тип составляет (9) договор об отчуждении права на получение патента (п. 3 ст. 1357). 164
мости, однородности и стабильности) заключается, подобно патентному праву, в возможности исключительного и независимого от всех других лиц использования селекционного достижения способами, установлен- ными законом (п. 1 и 3 ст. 1421 ГК). Традиционно в содержание данного исключительного права включают также возможность распоряжения им (т.е. самим правом) посредством его отчуждения или предоставления тре- тьим лицам более или менее ограниченного доступа к его использованию (п. 1 ст. 1421, ст. 1426—1429 ГК). Можно видеть, что на таком — самом общем — уровне патентное право на селекционное достижение ничем не отличается от патентных прав на другие (традиционные) патенто- способные объекты — изобретения, полезные модели и промышленные образцы. 867Г Причины обособления патентных прав на селекционные дости- жения. Тем не менее, вопросы правовой охраны селекционных достижений регламентировались и продолжают регламентироваться самостоятельно — обособленно от регулирования патентно-правовой охраны «традицион- ных» патентоспособных объектов. Это объясняется тем, что селекцион- ные достижения обязательно (неизбежно) воплощаются в материальных объектах живой природы — конкретных экземплярах растений и особях животных. При этом не имеет значения, были ли получены соответству- ющие материальные элементы (семена и особи) самим селекционером (патентообладателем) или другим лицом из семян (особей), полученных патентообладателем (см. п. 2 ст. 1421, подп. 6 ст. 1422 ГК). Отсюда проис- текают и все прочие особенности. Так, абсолютно необходимым условием патентования селекционного достижения является получение заявителем некоторого количества семян (для сортов растений) или племенного мате- риала — по крайней мере одной мужской и хотя бы одной женской особи (для пород животных)1. 868. Содержание патентного права на селекционные достижения. Не все те действия, которые обычно совершаются в отношении иных запатентованных объектов, можно совершить и с семенным (племенным) материалом, составляющим селекционное достижение. Отсюда — вложе- ние несколько иного (особенного) смысла в понятие «использование» при- менительно к селекционному достижению. В соответствии с п. 3 ст. 1421 ГК под использованием селекционного достижения понимается совершение таких действий с его семенами и племенным материалом, которые заключа- ются в его: (1) производстве и воспроизводстве; (2) доведении до посевных кондиций для последующего размножения; (3) предложении к продаже; (4) продаже и иных способах введения в гражданский оборот; (5) вывозе 1 Совсем грубо: если классическое патентное ведомство имеет дело только с бумагами (документами), то организация, занимающаяся выдачей патентов на селекционные достиже- ния, должна либо сама располагать ресурсами, площадями, помещениями и оборудованием, позволяющими принимать, содержать и испытывать реальные растения и настоящих живот- ных самого различного рода (размера, условий содержания и т.д.), либо заключить договор с организацией, такими условиями располагающей. 165
с территории РФ; (6) ввозе на ее территорию; (7) хранении в перечислен- ных выше целях1. 8681. Содержательные пределы патентного права на селекционные достижения. Обладатель права на селекционное достижение не вправе запретить третьим лицам совершать в отношении селекционного дости- жения какие бы то ни было действия (1) «...для удовлетворения личных, семейных, домашних или иных не связанных с предпринимательской дея- тельностью нужд, если целью таких действий не является получение при- были или дохода» (подп. 1 ст. 1422 ГК), т.е. некоммерческое использование селекционного достижения; (2) «...в научно-исследовательских или экс- периментальных целях»; (3) имеющие целью создание на основе охраня- емого селекционного достижения других сортов растений и пород живот- ных] (4) которые совершаются в отношении сортов и пород, созданных на основе охраняемого селекционного достижения; (5) представляющие собой «использование растительного материала, полученного в хозяйстве, в течение двух лет в качестве семян для выращивания на территории этого хозяйства сорта растений из числа растений, перечень родов и видов кото- рых устанавливается Правительством РФ»] (6) направленные на «...вос- производство товарных животных для их использования в данном хозяй- стве». 8681 2. Исчерпание патентного права на селекционные достижения. Исключительное право на селекционное достижение исчерпывается в отношении семенного и племенного материала, а также полученных из него товарных растений и животных, введенных в гражданский обо- рот как на территории Российской Федерации, так и за ее пределами, самим патентообладателем или кем-либо с согласия патентообладателя (п. 6 ст. 1422 ГК). Такое исчерпание касается не всех составляющих право правомочий: за патентообладателем всегда (при любых условиях) сохра- няется правомочие решать вопросы (1) «...размножения сорта растений и породы животных»; (2) «...вывоза с территории РФ растительного мате- риала или товарных животных, позволяющих размножить сорт растений или породу животных, в страну, в которой не охраняются данные род или вид, за исключением вывоза в целях переработки для последующего потребления». 869. Территориальные границы патентного права на селекционные достижения. Российское законодательство охраняет лишь те селекцион- ные достижения, которые запатентованы федеральным органом исполни- тельной власти по селекционным достижениям2. Исключительные права на селекционные достижения, удостоверенные охранными документами, 1 Кроме того, из подп. 6 ст. 1422 ГК можно сделать вывод о том, что в состав исключи- тельного права на селекционное достижение входит правомочие (8) «последующего размно- жения сорта растений или породы животных». Данное правомочие не идентично правомо- чию производства и воспроизводства, поскольку имеет своим объектом не только семенной или племенной материал, но и полученные на его основе растения и животные, воплощаю- щие в себе охраняемое селекционное достижение. 2 До сентября 2008 г. функции этого органа выполняла Государственная комиссия РФ по испытанию и охране селекционных достижений; в настоящее время эти функции возло- жены на Минсельхоз России. 166
выданными уполномоченными органами иностранных государств, при- знаются и охраняются в России только в силу международных догово- ров (ст. 1409 ГК). Эти — строго территориальные — пределы охраны селекционных достижений несколько «раздвигаются» нормами Между- народной (Парижской) конвенции по охране новых сортов растений от 02.12.1961/24.04.1998 — Конвенции UPOV, положения которой во мно- гом напоминают основные начала Парижской конвенции 1883 г. и направ- лены, главным образом, на снятие формальных препятствий для полу- чения патентно-правовой защиты некоторых (поименованных в особом Списке — приложении к Конвенции) селекционных достижений на терри- ториях стран — ее участниц. 8691. Хрональные (временные) пределы патентного права на селек- ционные достижения. Существование исключительного права на селекци- онное достижение ограничено не только в пространстве, но и во времени: срок существования такого права (срок действия патента на селекционное достижение) составляет 30 лет с даты регистрации указанного достиже- ния в Государственном реестре охраняемых селекционных достижений, а на сорта винограда, древесных декоративных, плодовых культур и лес- ных пород, в том числе их подвоев — 35 лет (ст. 1424 ГК). 870. Возникновение исключительного права на селекционное дости- жение. Процесс государственной регистрации селекционного достижения и выдачи патента на него инициируется соответствующей заявкой, «запу- скающей» так называемую предварительную экспертизу, в ходе которой устанавливается дата приоритета селекционного достижения и осущест- вляется проверка документов заявки на предмет их наличия и соответствия установленным требованиям. Затем проходит экспертиза на новизну (ст. 1437) — шестимесячное (с момента публикации сведений о принятии заявки к рассмотрению) ожидание заявлений и ходатайств заинтересован- ных лиц о проведении экспертизы заявленного селекционного достижения на его новизну. Завершающей стадией являются испытания (ст. 1438) — проверка соответствия селекционного достижения признакам отличи- мости, однородности и стабильности. Селекционное достижение, соот- ветствующее (как это будет установлено в ходе экспертиз и испытаний) критериям охраноспособности, становится предметом государственной регистрации — вносится в Государственный реестр охраняемых селекци- онных достижений. После этого оформляется патент, который выдается заявителю (п. 1, 3 ст. 1439). Именно на основании государственной реги- страции селекционного достижения в Государственном реестре охраняе- мых селекционных достижений и возникает патентное (исключительное) право на таковое (ст. 1414). 871. Прекращение патентного права на селекционное достижение. Исключительное право на селекционное достижение, удостоверенное патентом, прекращается, главным образом, по тем же основаниям, по кото- рым прекращается действие классического патента, а именно — по при- чинам: (1) истечения срока действия охранного документа; (2) заявления патентообладателя (подп. 3 ст. 1442 ГК); (3) неуплаты в установленный срок пошлины за поддержание патента в силе (подп. 4 ст. 1442); (4) при- 167
знания патента недействительным полностью или частично (ст. 1441). Специфика селекционных достижений, однако, прибавляет к этим четы- рем «стандартным» основаниям еще и пятое, особенное — (5) неисполнение патентообладателем обязанности по сохранению селекционного достиже- ния (см. ст. 1440). 871Г Недействительность патента на селекционное достижение. Несколько отличается об общепатентного и перечень оснований возмож- ной недействительности патентов на селекционные достижения. Совпада- ющим (да и то лишь частично) в этих перечнях является, по сути, только одно из оснований — (1) указание в качестве патентообладателя лица, не имевшего права («законных оснований») на его получение (подп. 3 п. 1 ст. 1441 ГК); два других — (2) «...не подтвердившиеся данные об однородно- сти и о стабильности селекционного достижения, представленные заявите- лем», и (3) несоответствие селекционного достижения критерию новизны или отличимости на дату выдачи патента — немного напоминают такое основание, как несоответствие запатентованного объекта условиям патен- тоспособности. Существенной особенностью признания недействитель- ными патентов на селекционные достижения является то, что такое призна- ние может быть осуществлено не только судом, но и федеральным органом исполнительной власти по селекционным достижениям, причем по любым основаниям, включая неправильное указание патентообладателя — типич- ное основание к спору о праве, подлежащему решению в исковом порядке. 872. Договорная динамика патентных прав на селекционные дости- жения. К договорам о патентных правах на селекционные достижения в основном применимо все то, о чем было сказано выше применительно к договорам о патентных правах на изобретения, полезные модели и про- мышленные образцы. Так, патентно-правовые принципы в полной мере касаются вопроса о составе и типизации договоров о праве из патента на отчуждательные (ст. 1426 ГК), лицензионные (ст. 1428) и иные, — напри- мер, имеющие своим предметом право на получение патента, в том числе договоры об отчуждении такого права (п. 3 ст. 1420), трудовые договоры (ст. 1430), договоры заказа (ст. 1431), а также государственные и муни- ципальные контракты (ст. 1432) в отношении селекционных достижений. Мы наблюдаем те же ограничения договорной свободы обладателей патен- тов на лицензионные достижения, что известны нам из права патентного, т.е. институты принудительной (ст. 1423) и открытой (ст. 1429) лицензий патентно-правового (не авторского!) типа, а также публичного предложения о заключении отчуждательного договора в отношении патента (ст. 1427). Нет, правда, специальной нормы, которая соответствовала бы ст. 1369 ГК, — об обязательности письменной формы и государственной регистра- ции договоров на селекционные достижения, — но, думается, те же самые выводы могут и должны быть сделаны из общих норм п. 2 ст. 1234 и п. 2 ст. 1235.
Раздел IX ПРАВО ПРИНАДЛЕЖНОСТИ ЛИЧНЫХ БЛАГ

Глава 33 ЛИЧНЫЕ ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ § 1. Понятие и виды (п. 873-8751) 873. Определение личных прав и их назначение. Личными правами называются субъективные гражданские абсолютные права, содержанием которых являются юридически обеспеченные возможности управомо- ченных осуществлять исключительное и независимое от всех других лиц использование социальных условий собственной общественной активно- сти — условий формирования, сохранения и проявления им вовне своих индивидуальных (личностных) качеств — черт, способностей, стремлений. Определение это подчеркивает абсолютную природу личных прав, а также признак, выделяющий личные права в особый вид внутри этой родовой категории, — их объект. Личные права признаются, охраняются и защища- ются потому, что обеспечивают социальные условия активности человека как личности — социальные условия общественно-полезной человеческой деятельности (предпринимательской, творческой, трудовой, научной, пре- подавательской и др.). 8731. Многозначность термина «личные права». Значение термина «личные права» в настоящее время не является точно выясненным. Чаще всего он употребляется для обозначения субъективных прав неотчужда- емого свойства — прав, связанных с лицом, у которого таковые первона- чально возникли, настолько тесно, что связь эта признается неразрывной. Затем в римском и русском дореволюционном праве правами личными называли права обязательственные, противополагавшиеся правам вещ- ным (как обеспечивающим непосредственное господство над имуществом) в качестве тех, что обеспечивают господство над чужим имуществом путем господства над действиями и личностью его обладателя (т.е. опосредован- ное или косвенное господство). В современной российской доктрине эпи- тет «личный» традиционно объединяется с понятием «неимущественный», что хотя и имеет необходимые исторические предпосылки, но по сути явля- ется ошибочным. Мы настаиваем на возвращении термину его исконного значения: личные права — это права на обособление личности (частного лица) и ее противопоставление не только себе подобным, но и обществу в целом в качестве носителя равновеликой свободной воли и равнозначащих для права интересов. 8732. Объектный подход к конструированию понятия личных прав. Предложенное в настоящем Учебнике определение личных прав отправ- 171
ляется от того же методологического подхода, при помощи которого мы определяли понятия о правах вещных и исключительных, а именно через понятие абсолютной власти над индивидуально определенным объектом. Содержание этой абсолютной власти предопределяется в конечном счете естественными свойствами соответствующего объекта — вещи, резуль- тата творческой деятельности и социальных условий персональной актив- ности, соответственно. Абсолютная власть над вещью (объектом вещных прав) выражается во владении ею, над результатом творческой деятель- ности (объектом исключительных прав) — в его воспроизведении или копи- ровании, над социальным условием активности личности (объектом лич- ных прав) — в его использовании. Теперь мы говорим о личных правах как правах абсолютной власти над такими индивидуально определенными объектами, как социальные условия активности личности. Для всякого конкретного частного лица условия эти будут столь же индивидуальными и неповторимыми, сколь и объекты прав вещных и исключительных, сколь индивидуальна и уникальная самая жизнь всякого и каждого частного лица. Подобно тому, как вещные и исключительные права являются, безу- словно, необходимыми предпосылками формирования и развития рыноч- ных отношений, точно так же и личные права (их признание, обеспечение реализации, охраны и защиты) — неотъемлемый признак правового государ- ства и непременное условие существования гражданского общества1. 874. Соотношение понятий о личных, неимущественных и личных неимущественных правах. В отечественной научной и учебной литературе распространено мнение о том, что объект личного права имеет непременно неимущественную природу, т.е. относится к категории нематериальных благ (см. их перечень в п. 1 ст. 150 ГК). На этом основании личные права обычно называют личными неимущественными, а иногда и просто неиму- щественными правами. При этом эпитет «личный» трактуется как «нераз- рывно связанный с личностью» (конкретным правообладателем). Иными словами, подобное наименование может носить лишь такой вид субъектив- ных прав, который выделяется сразу по двум критериям — (а) не только объекту, но и (б) неразрывной связанности права с личностью его облада- теля и (главное!) без учета природы таких прав (абсолютной или относи- тельной). В таком своем — к сожалению, традиционном для отечественной науки — виде личные неимущественные права никак не могут составлять предмета внимания настоящей темы: в эту группу «соединяются» права разнородные, многие из которых не имеют друг с другом ничего общего. Коротко говоря, понятие «личные неимущественные права» оказывается (1) нелогичным; лишенным (2) юридического значения и (3) социальной ценности; (4) неграмотным; (5) неточным и (6) порождающим ряд тех- нико-методических затруднений в практическом использовании. Поэтому мы этим понятием и не пользуемся. 1 Не исключено, что именно это обстоятельство стало одной из причин, по которой понятие личных прав, выработанное буржуазной юриспруденцией, было заклеймено совет- ской цивилистикой как классово чуждое социалистическому обществу, а с течением времени элегантно подменено понятием о конкретных «личных неимущественных правах». 172
8741. Общественные отношения, являющиеся почвой возникновения личных прав. Личные права — правовая форма отношений между людьми по поводу социальных условий проявления индивидуальности частных лиц. Социальные условия проявления лицом своей индивидуальности (в пер- вую очередь — человеком как личностью), своих индивидуальных (личност- ных) социально значимых качеств (черт, способностей, стремлений) — суть объекты личных прав. Конкретность субъекта, индивидуальность кото- рого требует его обособления среди других членов гражданского общества, привносит в каждый объект личного права качества индивидуально опреде- ленного блага. Интерес в охранении того или другого социального условия существования и выражения качеств конкретного субъекта как личности, охраняемый объективным правом, является глубоко личным интересом — интересом, возбуждаемым осознанием субъектом самого себя в качестве личности (члена известной социальной общности). Охраняемое правом социальное условие индивидуализации субъекта как личности, его про- тивопоставления обществу и другим себе подобным заслуживает в этом случае наименования личного блага', следовательно, субъективные права, охраняющие некоторые из таких условий, логично назвать личными пра- вами. 875. Место личных прав в системе гражданско-правовых форм. Вопрос о его определении вызывает некоторые трудности. Не подлежит сомне- нию, что таковые относятся к числу абсолютных, ибо всегда имеют только индивидуально определенный объект (социальное условие активности кон- кретного лица) и обеспечивают в первую очередь возможность соверше- ния управомоченным лицом своих активных действий по использованию этого объекта. Личные права, таким образом, осуществляются активными действиями управомоченного лица; стало быть, они могут обеспечиваться лишь воздержанием других лиц от вмешательства в эти действия, облека- емым в форму неправа (отсутствия права). И тем не менее далеко не все цивилисты — ученые и преподаватели — согласны с необходимостью рас- смотрения личных прав в качестве особого подразделения прав абсолют- ных — явления одного порядка с правами вещными и исключительными. Главное внешнее препятствие состоит в самом существовании иррацио- нальной по сути, но оттого не утрачивающей статуса господствующей, кон- курирующей концепции личных неимущественных прав (выше, п. 874). 8751. Неоднородность условий общественной деятельности. Условия социальные (объекты личных прав) и иные. Главная же содержательная трудность в поиске места личных прав в системе юридических категорий заключается в том, чтобы доказать правильность их причисления к раз- ряду субъективных гражданских прав1. Все затруднения и сомнения этого рода разрешаются, если вспомнить, что многочисленные условия обще- ственной активности как конкретных лиц, так и их коллективов — поня- тие неоднородное. Мы ограничиваем круг объектов личных прав одними 1 Сомнению здесь подвергается каждый из эпитетов; следовательно, трудность эта рас- падается на две: нужно доказать, что пресловутые личные права (1) относятся к сфере именно гражданского (а не, скажем, конституционного) права, и если они к ней относятся, то (2) пред- ставляют собой именно субъективные права (а не, скажем, элементы правоспособности). 173
только социальными (т.е. создаваемыми социумом — обществом) услови- ями активности личности и к тому же индивидуальными — присущими одному конкретному лицу, и не присущими другим. Условия, не соответ- ствующие этим признакам, в том числе биологические (естественные), такие, например, как человеческая жизнь, здоровье, личная свобода, спо- собности к труду и пр., а также присущие всем своим обладателям в оди- наковой мере, будь то в силу какого-то особого общественного устройства или в силу реального положения вещей (т.е. то, что имеется в одинаковой мере у всякого и каждого), объектами личных прав не являются. Они полу- чают непосредственную правовую охрану, притом не обязательно граждан- ско-правовую. § 2. «Переживание» личными правами своих обладателей (п. 876-8812) 876. Постановка вопроса. Нормой абз. 3 п. 2 ст. 150 ГК, в частности, установлено, что в случаях и в порядке, предусмотренных законом, нема- териальные блага, принадлежавшие умершему, могут защищаться другими лицами. В прежней своей редакции эта норма, содержавшаяся в п. 1 ст. 150 Кодекса, постановляла о возможности не только защиты, но и посмертного осуществления не самих нематериальных благ, а личных неимущественных прав, принадлежавших умершему. Новая редакция нормы, таким образом, больше уже не подает поводов к тем громадным теоретическим затрудне- ниям, которые вызывала ее предшественница, рассуждавшая об осущест- влении и защите таких субъективных прав, которые к моменту рассуждения уже... прекратили свое существование, да еще и вместе со своим субъектом. Тем не менее, в литературе было предпринято несколько попыток объяс- нить положения прежней редакции п. 1 ст. 150. Некоторые положения, высказанные в этой связи, а также некоторые наши собственные рассужде- ния по этому поводу сохраняют актуальность и в настоящее время. По этой причине мы считаем необходимым сохранить настоящий параграф и ска- зать о них несколько слов. 877. Литературная разработка. Литература — учебная, комментатор- ская и научная — обычно просто воспроизводила текст ранее действовав- шего п. 1 ст. 150 ГК, а самый вопрос обходила молчанием. Были ученые, которые утверждали, что закон защищает права, принадлежащие умершему, т.е. с одной стороны, несколько «подправляли» текст Кодекса, а с другой — невольно признавали покойников субъектами гражданских правоотноше- ний. К. Б. Ярошенко (а вслед за ней и П. В. Рамзаев) добавляли, что защита прав лица после его смерти осуществляется третьими лицами либо «в инте- ресах его памяти», либо «в собственных интересах». Наконец, М. Н. Мале- ина приходила к мысли «...о существовании некоторых нематериальных благ в отрыве от человека в усеченном объеме (составе)». Именно эта мысль и получила воплощение в законодательстве — ныне действующем абз. 3 п. 2 ст. 150 ГК РФ, постановившем, что в случаях и порядке, кото- рые предусмотрены законом, «...нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут защищаться другими лицами». Очевидно, что «феномен 174
переживания» не объясняется ни одним из этих «объяснений»: покойники не являются субъектами гражданского права, «исправлять» текст закона нельзя, пресловутая «память» не может иметь интересов, интересы других лиц облекаются в форму их собственных субъективных прав и не требуют для своей охраны признания «феномена переживания» и т.д. 878. Субъектное и фактическое приражение прав. «Феномен пережи- вания» личными правами своего носителя может иметь следующее простое логическое объяснение: личные права, как возникшие из особого («обще- ственного» или социально-значимого) юридического факта, — обстоятель- ства реальной действительности, общественный (социальный) эффект которого ни объективно, ни юридически не может быть отменен, изменен или иным образом изглажен, — приурочиваются не только к своему субъекту, но и к юридическому факту-основанию своего возникновения. Будучи прикрепленными (прираженными) к этому фактическому обстоя- тельству они получают способность к существованию бессрочно и незави- симо от своего субъекта, в том числе и после смерти (прекращения) тако- вого. Почему так не происходит с иными субъективными правами? почему они требуют (по смерти или ином прекращении своих обладателей) при- ражения к кому-нибудь другому? Потому что юридические факты-осно- вания их динамики не имеют того общественного (социального) эффекта, который соединяется с фактами — основаниями возникновения личных прав, например, с созданием (обнародованием) произведения творчества, возникновением общественных ассоциаций, связанных с известным име- нем, фирменным наименованием, товарным знаком или иным индивидуа- лизирующим обозначением и т.п.1 879. Посмертная объектно-субъектная трансформация личных прав. «Феномен переживания» личными правами своего обладателя может быть объяснен и иначе, т.е. без признания за субъективными правами способ- ности «прикрепляться» к кому-то (субъекту) и к чему-то (объекту, факту). Если при жизни лица правовой охране подлежат надлежащие социальные условия его общественной активности, в ходе которой формируется, сохра- няется и модифицируется массовое представление о субъекте как о лично- сти, то после смерти объектом правовой охраны становятся надлежащие социальные условия сохранения и корректировки (изменения) создан- ного таким образом представления. Подобно тому, как при жизни чело- 1 Это рассуждение приводит к мысли о том, а не следует ли еще раз обдумать вопрос об объектах личных прав: может, таковыми являются не сами социальные условия обществен- ной деятельности, а результаты таковой — объективно существующие в представлениях неопределенно широкого круга лиц ассоциации, сопоставления, соотнесения определенной личности с конкретными достижениями в общественно-полезной (или, напротив, антисо- циальной) деятельности? А может быть, такие ассоциации сами являются частным случаем социальных условий активности личности? Если это предположение правильно и суще- ствуют личные права на устойчивые общественные ассоциации (представления) о связи известного лица с известным достижением, то такие права вполне возможно «приурочить» к этим самым, общественным, ассоциациям — своим объектам и охранять таковые по искам любых лиц — носителей таких ассоциаций. Разумеется, так будет происходить только до тех пор, пока сами эти ассоциации сохраняются и живут в общественном сознании, хотя, быть может, и в течение длительного срока. 175
век имел возможность своими активными действиями восстанавливать нарушенные социальные условия своей общественной активности и тем самым способствовать формированию, сохранению и динамике обществен- ного представления о себе, точно так же после его смерти такую возмож- ность должны иметь заинтересованные в этом лица и социальные группы. Со смертью субъекта — носителя личных прав последние, следовательно, не прекращаются, но подвергаются объектной трансформации', вместо социальных условий формирования позитивных общественных ассоциаций их объектами становятся социальные условия сохранения таких ассоци- аций. Выразителями интересов в осуществлении, охране и защите таких прав вполне возможно признать наследников умерших правообладате- лей, профильные общественные организации и (если речь идет совсем уж об особенных интересах) государство1. 8791. Затруднения, вызываемые предложенным решением. Их немного. Первое и главное — проблема поиска субъекта, которому принад- лежат подобные (трансформированные) права. В принципе этот вопрос — о том, кому принадлежат подобные субъективные личные права, — при желании можно и обойти, заменив его другим — о тех субъектах, действиями которых соответствующие права реализуются. Неважно, кому права принадлежат — важно, кто их осуществляет (как в ценных бума- гах). Это уж вопрос не принципиальный, а технический, и его всегда можно решить в законе. Но при желании на него можно и ответить: коль скоро мы признаем эти права юридической формой интересов, носителями которых являются не только частные лица, но и их социальные группы, мы должны признать, что такие права прикрепляются, во-первых, к этим самым соци- альным группам в целом и, во-вторых, ко всякому и каждому индивиду — члену соответствующей группы. Второе затруднение сводится к поиску места посмертной трансформации в системе случаев динамики юридиче- ских отношений. Думается, что описанный феномен являет собой частный случай понятия об изменении правоотношений. 880. Объяснение феномена защиты «чужих прав» и «чужих немате- риальных благ». Из сказанного в предыдущем пункте становится совер- шенно ясной ошибочность исходного положения, от которого отправляется вопрос. В действительности речь идет об осуществлении и защите отнюдь не «чужих», а своих собственных личных прав, со своим собственным самостоятельным объектом — надлежащими социальными условиями сохранения общественных ассоциаций (представлений) о жизни и деятель- ности известного лица. Стало быть, никакой необходимости в самом при- знании «феномена переживания» личными правами своих обладателей не существует, как не существует и феномена защиты (реализации) «чужих прав» (чужих нематериальных благ). Существует же реализация и защита собственных личных прав субъектов, имеющих свой самостоятельный интерес в том, чтобы сохранять в надлежащем состоянии социальные усло- вия формирования представлений о его личности, жизни и деятельности другого частного лица после его смерти (прекращения существования), 1 Вспомним существовавшую в 2009-2012 гг. при Президенте РФ Комиссию по проти- водействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России. 176
в первую очередь, гражданина, но это не обязательно1. Во всяком случае ниоткуда не вытекает, что объектом личных прав являются социальные условия активности только самого их обладателя, следовательно, объектом личных прав могут быть и социальные условия активности другого лица, в том числе прекратившего свое существование. 8801. Личные права на социальные условия чужой активности. Допу- щение, положенное в основание предыдущего пункта, кардинально противо- речит принимаемой всеми учеными по умолчанию позиции, согласно кото- рой объектом личных прав всегда с необходимостью являются социальные условия активности только самого их обладателя, но ни в коем случае ни какого бы то ни было другого лица. Но откуда берется такое предполо- жение? Разве допущение интереса в сохранении не только собственного, но и чужого благополучия так уж противно человеческой природе? А если нет — то есть ли в этом интересе что-то такое, что препятствовало бы его облечению в форму субъективного права? Если допустить существова- ние интереса в сохранении чужого благополучия хотя бы для того, чтобы в конечном итоге сохранить благополучие собственное1 2, то ответ на послед- ний вопрос, разумеется, должен быть отрицательным — нет, ничего противо- естественного в этом нет. Единственный момент, который может заставить сомневаться при ответах на все эти вопросы, связан с определением круга лиц — носителей личных прав, но это чисто практическое затруднение, из которого также можно найти выход. И его находит, например, норма абз. 2 п. 1 ст. 152 ГК, которая (определяя круг потенциальных защитников чужих нематериальных благ) говорит просто о «заинтересованных лицах»3. 1 Так, Комиссия, упомянутая в предыдущей сноске, занималась вопросами охраны над- лежащих социальных условий формирования представлений о социально-значимой деятель- ности целых государств — правопредшественников России — Российской Федерации периода 1991-1993 гг., Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, Союза Советских Социалистических Республик, Российской империи, Московского и иных удель- ных княжеств русских земель, Киевской Руси. Нельзя исключать, разумеется, и интереса в охране надлежащих социальных условий формирования представлений о социально-зна- чимой деятельности юридических лиц, хотя бы уже и не существующих (правопредшествен- ников), а также организаций, не являющихся юридическими лицами. 2 Классический пример — сюжет типа «мудрый отец и горе-сын». Конечно, последствия поведения беспутного, легкомысленного, иррационального, безнравственного, аморального, незаконного и пр. падают в первую очередь на самого того, кто себя так ведет (непутевого сына). В то же время такое поведение несомненно отбрасывает не слишком привлекательную тень и на его отца, каким бы мудрым и во всех отношениях замечательным он бы ни был, можно ска- зать, пятнает его. Верно и обратное: каким бы непутевым ни был сын, ему в течение некоторого времени несомненно удастся «ехать» на отцовском имидже, реноме и прочем «багаже» — пользо- ваться теми благоприятными социальными условиями и ассоциациями, которые относятся к его отцу. Пример позволяет видеть, что условия и результаты социальной активности одного лица могут непосредственно касаться не только его самого, но и других лиц. 3 Можно поступить и иначе, например, как абз. 1 п. 1 ст. 152.1 и п. 5 ст. 152.2 ГК, т.е. точно определить круг лиц, имеющих право требовать посмертной охраны изображения гражданина и защиты его частной жизни: в первом случае в него входят «дети и пережив- ший супруг, а при их отсутствии — родители», во втором — «дети, родители и переживший супруг». Станет ли законодатель перечислять субъектов или оставит этот вопрос на усмо- трение суда — неважно; важно, что и в том, и в другом случае законодатель и суд должны руководствоваться критерием частного интереса. Есть интерес — субъект налицо; нет его — нет и субъекта. 177
881. Так называемая «проблема» неотчуждаемости личных прав. С проблематикой «переживания» личными правами своих обладателей тесно связан вопрос о возможности (или невозможности) распоряжения личными правами. Причиной подобной постановки вопроса является неправильное понимание эпитета «личный» как неразрывно связанный с личностью1. Единственное соображение, призванное его обосновать, — тезис о невозможности отделения объектов данной категории прав от личности управомоченного субъекта', гражданин не может отделить от себя и передать другому жизнь, здоровье, душевное спокойствие, внеш- ний облик, имя и т.д. Но этого и не нужно. Ведь очевидно, что перемена лица — обладателя права на известное благо — это далеко не то же самое, что перемена лица — обладателя самого этого блага', так, право собствен- ности или требования по соглашению сторон может уже сменить своего обладателя, однако вещь — объект уступленного права собственности, как и документы, удостоверяющие уступленное требование, могут сохраняться у бывшего правообладателя сколь угодно долго1 2. Говоря об отчуждении личных прав никто не предлагает «отделять» от личностей их обладателей объекты таких прав — речь идет только о предоставлении другим лицам возможностей по осуществлению таких прав и (или) определению условий (границ) такого осуществления. Ни в том, ни в другом ничего принципи- ально невозможного, разумеется, нет. 8811. «Проблема неотчуждаемости» личных прав объектного подхода. Если личные права — это абсолютные права на такие специфические нема- териальные блага, как социальные условия активности известной личности или общественные ассоциации — результаты такой активности; если содержанием личных прав является возможность частного лица исполь- зовать соответствующие условия и ассоциации, т.е. действовать, опираясь на них, то нет и не может быть оснований для общего запрещения любых сделок, направленных на предоставление правообладателем (лицензиаром) другому лицу (лицензиату) разрешения (лицензии) на использование соци- альных условий своей собственной общественной идентификации или обще- ственных ассоциаций, связанных с собственной персоной. В конце концов, если такое использование может быть противоправным, то почему оно не может быть правомерным, особенно если оно осуществляется с прямо выраженного разрешения (согласия) правообладателя?3 Иными словами, 1 Дошло до того, что этот тезис попал в ГК: «...право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимуществен- ные права... неотчуждаемы и непередаваемы иным способом» (п. 1 ст. 150 в редакции, дей- ствовавшей до 01.10.2013). Ныне действующая редакция говорит уже не о правах, а о непо- средственно охраняемых нематериальных благах. 2 Верно и обратное: перемена фактического обладателя блага не обязательно влечет изменение личности обладателя права на это самое благо (вспомним хищение). 3 Классический литературный пример — корпорации жуликов, выдававших себя за «детей лейтенанта Шмидта», «внуков Карла Маркса», «кузин Клары Цеткин» и род- ственников других великих людей («Золотой теленок» И. Ильфа и Е. Петрова). Апелляции к подобным общественным ассоциациям были заведомо неправомерны, но что гражданское право могло бы возразить, если бы ими (ассоциациями) попытался бы воспользоваться кто-то из реальных родственников? Ничего. Значит, если мы в принципе отвечаем поло- жительно на вопрос о возможности пользоваться чужими условиями и результатами О 178
если социальными условиями или общественными ассоциациями может пользоваться какое-то одно лицо, то спрашивается, а почему ими не может воспользоваться и кто-нибудь другой? Неотчуждаемое нематериальное благо может приурочиваться к определенному лицу сколь угодно долго и крепко, но это никак не мешает разрешить воспользоваться им другому лицу или лицам. 8812. Обеспечение интересов третьих лиц. Конечно, использование одним лицом социальных условий активности другого может привести к формированию неправильных представлений о лицах, в том числе в виде смешения представлений об одной личности с представлениями о дру- гой. Результатом такой ошибки может быть неосновательное признание (со стороны одного или нескольких конкретных лиц, а то и общества в целом) за определенным лицом таких условий социальной активности, которых то «не заслужило»; возможен и обратный результат — отрица- ние условий социальной активности, «заработанных» известным лицом. Иными словами, лицензии на использование социальных условий охраны чужой индивидуальности не должны наносить ущерба правам и законным интересам других лиц, а также общественным интересам (не должны нарушать публичного порядка). Именно возможность причинения ущерба другим лицам и ущемления общественных интересов (а вовсе не «неотдели- мость благ от личности») может и должна быть естественной преградой для допущения сделок с личными неимущественными правами. Не всех сде- лок, а лишь некоторых из них, поскольку одно лишь только предоставле- ние возможности использования своего личного права другому лицу хотя и усиливает вероятность их смешения в общественном сознании, но само по себе ни возможности такой индивидуализации не исключает, ни ущерба не наносит; во всяком случае, ни то ни другое не может предполагаться, но подлежит доказыванию. § 3. Виды личных прав (п. 882-884Э * 5) 882. Телеологическая (целевая) классификация. Все имеющиеся в литературе классификации личных прав проводятся, по сути, по одному критерию — цели их признания или направленности, т.е. по тому, для чего (чему) они служат. И хотя, казалось бы, использование одного и того же критерия должно приводить к одинаковым результатам классификаций, в случае с личными правами этого не происходит: несмотря на «критери- альное единство», различные авторы предлагают классификации, состоя- Э социальной активности, то не будет никаких причин не пойти дальше и не признать возможность выдачи таких разрешений (лицензий), по условиям которых сам лицензиар терял бы возможность осуществления своего собственного права на время действия выдан- ной им лицензии. Наконец, не будет препятствий и для соглашений об обязании действовать с использованием объектов чужих личных прав, например, в каком-нибудь общем интересе, скажем, интересе супругов, простого товарищества и т.п. В конце концов, что есть перемена фамилии при вступлении в брак, как не приобретение права использования чужих (!) соци- альных условий и ассоциаций? 179
щие из неодинакового числа элементов различных наименований и содер- жания. Первой и главной причиной такого необычного положения вещей является отсутствие точно определенного предмета классификации. Раз- личные авторы по-разному определяют круг личных прав; в результате предметом классификации становятся различные явления — естественно, что получаются и различные классификации. Другой причиной «разно- боя» телеологических систематизаций является единство и многообразие тех целей, достижению которых служат личные права: все они подчинены одной генеральной цели (охране социальных условий активности лично- сти) и в то же время каждое из них способствует достижению множества других целей, более частных. В итоге до сегодняшнего дня так и не было создано ни одной целевой классификации личных прав, подразделения которой не «наползали» бы друг на друга; ни одной классификации, в рам- ках которой одно и то же личное право не могло бы быть причислено в одно и то же время более чем к одному виду (типу). 883. Проблема объектной классификации. Коль скоро личные права выделяются среди других абсолютных прав по критерию своего объекта, спрашивается, не логично ли попробовать построить и их внутреннюю классификацию именно по этому критерию (подобно тому, как это про- исходит с классификацией прав исключительных)? Не следует ли клас- сифицировать личные права в зависимости от того, какие условия обще- ственной жизни (социального существования) они обеспечивают своему субъекту? Иными словами, сначала нужно систематизировать объекты личных прав, причем именно по тем их свойствам, которыми предопре- деляется содержание соответствующих прав. Именно этот подход спо- собствовал бы, на наш взгляд, построению более дробной (подробной) классификации всего круга личных прав. К сожалению, в литературе пока не имеется (да и у нас пока не получилось) выстроить классифика- цию объектов личных прав по критерию иному, чем... та цель, достиже- нию которой служат соответствующие нематериальные блага — объекты личных прав (социальные условия активности личности). Получаемая в результате классификация социальных условий — на те, что имеют своей непосредственной целью (1) индивидуализацию личности и результатов ее деятельности; (2) личную свободу и тайну личной жизни; (3) надлежащее формирование представлений о личности — чести, достоинства, деловой репутации, — ничем не отличается от телеологической классификации самих личных прав. 884. Личные права на социальные условия обособления охраняемых результатов творческой деятельности. Это — одна-единственная группа личных прав, в настоящее время выделенная на законодательном уровне и именно по объектному критерию. В их число во всяком случае вхо- дит право авторства (п. 2 ст. 1228 ГК1), а если это предусмотрено ГК, — 1 О праве авторства на произведения, охраняемых авторским правом, см. также подп. 2 п. 2 ст. 1255, ст. 1265, 1267, подп. 2 п. 1 ст. 1449, ст. 1453; смежным правом — подп. 2 п. 1 ст. 1315; патентным правом — подп. 2 п. 2 ст. 1345, п. 1 ст. 1354, ст. 1356, подп. 2 п. 1 ст. 1408, ст. 1415, 1416, 1418 ГК РФ. 180
то также право на имя1 и иные личные неимущественные права1 2 (подп. 2 п. 2 ст. 1255). Все они объединяются не только «творческим» признаком происхождения своих объектов, но и наличием прямого категорического законодательного запрета на их отчуждение и передачу, а также на отказ от них (абз. 2 п. 2 ст. 1228). Но очевидно, что такое объединение некото- рых личных прав в особую группу, противопоставленную другим личным правам, хотя и соответствует подысканному нами объектному критерию, но вместе с тем остается пустым, чисто формальным, не имеющим ни науч- ного, ни познавательного смысла. Простая связь объектов прав с творче- ской деятельностью и ее результатами не лишает самих этих объектов их принципиальной разнородности: много ли общего между условиями охраны авторства, авторского имени и неприкосновенности произведения? Очевидно, нет. По этим причинам выделение из личных прав как таковых прав данной группы никак не может быть использовано для дальнейшего изложения. 884к Личные права на средства индивидуализации. Обращение к зако- нодательству позволяет установить, что оно по-разному относится к право- вой охране различных средств индивидуализации, в частности выделяет среди них те, которые по своему правовому режиму приравниваются к объ- ектам исключительных прав, тем самым противопоставляя их всем иным объектам личных прав. Таковы товарные знаки и знаки обслуживания (§2 гл. 76 ГК), которые приравниваются к объектам патентных прав как объ- екты прав, приобретаемых государственной регистрацией. Им можно про- тивопоставить права на фирменные наименования (§ 1 гл. 76) и коммер- ческие обозначения (§ 4 гл. 76), которые приближены законом к правам авторским, т.е. правам, приобретаемым фактом добросовестного, откры- того (гласного) использования соответствующих объектов. Права на эти четыре вида объектов можно было бы противопоставить правам на все иные индивидуализирующие обозначения (имена, подписи, печати, штампы, бланки, визитки, наименования и т.д.). Но и это не классификация, а слу- чайное объектное вычленение одного типа личных прав с противопостав- лением другим. 8842. Классификации личных прав по условиям осуществления. Личные права слишком явственно разграничиваются на те из них, осу- ществление которых составляет исключительную прерогативу частного лица — их обладателя, и те, осуществление которых представляет собой 1 Право на имя принадлежит авторам произведений, охраняемых авторским правом (подп. 3 п. 2 ст. 1255, ст. 1265, 1267 ГК), а также исполнителям (подп. 3 п. 1 ст. 1315), произ- водителям фонограмм (подп. 2 п. 1 ст. 1323), изготовителям баз данных (абз. 3 п. 2 ст. 1333), публикаторам (подп. 2 п. 1 ст. 1338). 2 В число иных личных неимущественных прав этой группы входят права на непри- косновенность произведения, иногда называемое еще правом на защиту репутации автора (подп. 4 п. 2 ст. 1255, ст. 1266, 1267, подп. 4 п. 1 ст. 1315, подп. 3 п. 1 ст. 1323); право на его обнародование, в том числе на отзыв обнародованного произведения (подп. 5 того же пункта, ст. 1268,1269; подп. 4 п. 1 ст. 1323); на использование знака охраны авторского (ст. 1271,1455) или смежного (ст. 1305) права; на размещение на оригинале или экземпляре произведения информации об авторском (ст. 1300) или смежном (ст. 1310) праве и, наконец, право на наи- менование (номинацию) селекционного достижения (п. 2 ст. 1408, 1419). 181
еще и исполнение публично-правовой обязанности1. Условия осуществления разнообразных личных прав распадаются на два типа также и потому, что некоторые из них признаются для достижения строго определенных, пред- писанных законом целей1, в то время как другие права такого ограничения не содержат1 2 3 4. Сообразно тому или другому аспекту можно говорить о раз- делении личных прав на права свободного (безусловного, неограничен- ного) и стесненного (условного, ограниченного) осуществления. Кстати, с этой точки зрения приобретает известный интерес и значение предложен- ное выше (п. 880, 8801 Учебника) разделение личных прав на те, что имеют своими объектами условия и результаты собственной и чужой (третьих лиц) социальной активности: очевидно, что если первые будут осущест- вляться, скорее всего, своей волей и в своем интересе их обладателя, то воз- можность осуществления вторых, напротив, скорее всего, будет стеснена требованиями либо правообладателя (договора), либо закона. 8843. Предметная (формальная или объектная в строгом смысле слова) классификация личных прав. Личные права можно разбить на четыре вида по критерию того внешнего выражения (той формы), которое нахо- дит себе их объект (то или иное социальное условие активности личности). С этой точки зрения объект личного права может иметь форму (1) матери- ального предмета^', (2) индивидуализирующего обозначения5 6', (3) отвлечен- ного состояния5 или (4) социально значимого представления (ассоциации), существующего в общественном или индивидуальном сознании7. Можно предположить, что это наиболее перспективная классификация, поскольку содержание личных прав на объекты различных типов будет описываться различным образом. Именно: личные права материальных форм — суть права использования, формализованных обозначений — права копирова- ния, отвлеченных состояний — права сохранения, социально-значимых представлений — права запрета. 8844. Классификация по содержанию. Можно предположить, что это наиболее перспективная классификация, поскольку содержание личных 1 К последней категории относятся, в частности, право родителей на присвоение имен своим детям, право гражданина на общегражданское имя, право юридического лица на наи- менование, а коммерческой организации — на наименование фирменное, право на наимено- вание селекционного достижения и некоторые другие. 2 Таковы права на имена, подписи, печати, изображения, фирменные наименования, товарные знаки, знаки обслуживания и вообще на любые индивидуализирующие обозна- чения. 3 Права авторства, неприкосновенности произведений, сохранения в тайне определен- ной информации, на посмертное уважение к последней воле, на условия формирования чести, достоинства и деловой репутации, а также на различного рода звания, награды, титулы и прочие символы заслуг. 4 В том числе внешнего облика, изображения лица или предмета, иных специфических вещей (документов, фотоснимков, писем, визитных карточек, бланков, печатей, штампов, форменной одежды, знаков различия, наград и т.д.). 3 Сюда войдут права, охраняющие принадлежность имени, подписи, наименования, знака, звания, титула, надписи, звука и т.д., словом, символа любого рода. 6 На настоящий момент я готов выделить три таких состояния — конфиденциальности (тайны или неизвестности тех или иных сведений, включая необнародованные произведе- ния), уважения (к личности, последней воле и т.д.) и признания авторства. 7 То есть честь, деловая репутация, репутация автора, доброе имя, достоинство. 182
прав на объекты различных типов будет описываться различным образом. Именно: (1) центром тяжести личных прав на такие социальные условия, которые внешне выражаются в материальном предмете или его изобра- жении, будет использование такого предмета или изображения; (2) глав- ным правомочием в личных правах, объекты которых внешне выражаются в формализованных обозначениях, будет воспроизведение (копирование) самих этих наименований, а также обозначений, сходных с ними до степени смешения; (3) основной возможностью, которая должна входить в личные права на социальные условия охраны отвлеченных состояний, должно стать сохранение таких состояний в определенном виде; (4) наконец, существо личных прав, объекты которых внешне выражаются в социально значимых представлениях, должно быть признано заключенным в право- мочии запрета влиять на условия их формирования. Другое дело, что эти наши выводы пока не могут быть подкреплены доказательствами; они — результат простого эмпирического наблюдения, быть может, недо- статочно представительного и оттого рискующего оказаться неверным. 8845. Субъектная классификация. Из п. 880, 8801 Учебника (см.) видно, что объектами личных прав могут быть социальные условия активности различных субъектов — (а) самих обладателей этих прав и (б) других лиц. Можно иметь, осуществлять, охранять и защищать право на собственные нематериальные блага — на собственное имя, псевдоним, подпись, фирмен- ное наименование, коммерческое обозначение, личную и коммерческую тайну, условия формирования представлений о самом себе} но точно так же все это можно делать и с чужими именами, наименованиями, тайнами, условиями. Последнее мыслимо лишь тогда, когда у обладателя права к тому имеется свой собственный охраняемый законом интерес в уста- новлении, обеспечении и сохранении социального благополучия другого лица (бенефициара), либо тогда, когда социальные условия, являющиеся объек- тами соответствующих прав, являются социальными условиями существо- вания не только того, кого они непосредственно касаются (бенефициара), но и другого лица (интересанта), который по этой причине и признается обладателем таких прав.
Глава 34 ОТДЕЛЬНЫЕ ЛИЧНЫЕ ПРАВА § 1. Права использования материальных форм (п. 885—889) 885. Понятие и виды прав использования материальных форм. Вещи, будучи носителями известной потребительной стоимости, служат делу удовлетворения имущественных интересов участников таких отношений. В то же самое время некоторые из вещей таковы, что могут удовлетворять потребности нематериального свойства, например, служить делу индиви- дуализации определенного лица, его общественно-полезной деятельности или ее результатов, а также становиться поводом к психическим пережива- ниям. Той же способностью обладают материальные субстанции, не явля- ющиеся вещами, в частности человеческие тела, а также изображения таких субстанций (художественные, фотографические) и процессов их использо- вания (видеоизображения). В зависимости от качества тех материальных предметов, которые обладают способностями к удовлетворению не только имущественных, но и нематериальных интересов, следует различать права на (1) индивидуальный облик (включая внешний вид, манеры говорить, оде- ваться и вообще вести себя); (2) собственное изображение', (3) уникальные вещи, принадлежащие только данному лицу и никому другому, а также изо- бражения этих вещей и, наконец, (4) на вещи, ассоциирующиеся в созна- нии их собственника или в общественном сознании с конкретными лицами или личными переживаниями. Последний вариант личного права использо- вания материальных форм мы будем далее называть правом ритуального использования. 886. Право на индивидуальный облик (имидж). Право на индивидуаль- ный облик (имидж) представляет собой субъективное право, содержанием которого являются абсолютные возможности физического лица (прото- типа) самостоятельно (по собственному усмотрению) использовать свой внешний облик, запрещать его воспроизведение (копирование) и использова- ние третьими лицами в коммерческих и противоправных целях. Пока круг общения конкретного гражданина неширок и количество лиц, ассоциирую- щих известный внешний облик с конкретным лицом, невелико, то и вопроса об исключительных возможностях использования внешнего облика, как правило, не возникает. Но по мере того, как соответствующие ассоциации становятся достоянием все большего количества лиц, вопрос этот актуа- лизируется и однажды — как только у посторонних лиц появится соблазн к использованию чужого имиджа в собственных интересах — может дать 184
о себе знать в чрезвычайно острой форме: вспомним огромное количество фальшивых исполнителей, гастролирующих по стране, а также большое число примеров, когда внешний облик известного лица становится пред- метом заработка, пародирования, окарикатуривания. Чем шире круг лиц, ассоциирующих известного гражданина с определенным обликом — тем больше появляется возможностей для заработка на внешнем облике такого гражданина и для причинения последнему убытков. 8861. Способность к определению (формированию) внешнего облика. Предметом обсуждаемого личного права является уже готовый (состояв- шийся, созданный, сформированный и получивший известность) внешний облик. С правом его использования не следует смешивать возможность опре- делять таковой. Она принадлежит в равной степени всякому и каждому физическому лицу и, следовательно, является элементом общей граждан- ской правоспособности. В отличие от иных ее составляющих способность к формированию гражданином собственного имиджа может быть и регу- лярно становится предметом как законодательных, так и договорных огра- ничений. Обычно эти ограничения касаются способности одеваться и свя- заны с профессиональной и служебной деятельностью физических лиц1. Реже, но все-таки встречаются ограничения, касающиеся иных элементов рассматриваемой способности: например, в последние годы чрезвычайно жестким ограничениям подвергается такой элемент способности к опре- делению внешнего облика, как курение табака1 2. Реализация способности к определению внешнего облика может производиться лицом самостоя- тельно, но оно может разрешить реализовывать эту способность и другим лицам, например, по договору на оказание услуг по созданию или изменению индивидуального облика (имиджа)3. 887. Право гражданина на собственное изображение. С правом на индивидуальный облик теснейшим образом связано и субъективное право гражданина на собственное изображение (п. 1 ст. 152.1 ГК), кото- рое выражается в возможностях гражданина, изображенного на фотогра- фии, видеозаписи или в произведении изобразительного искусства, само- стоятельно (исключительно и независимо от лица постороннего) решать вопросы об (1) обнародовании и (2) дальнейшем использовании такого изображения (в том числе посредством опубликования, воспроизведения 1 Так, например, военнослужащие, сотрудники полиции, прокуроры, судьи, судебные приставы, заключенные, пожарные, медицинские работники, работники торговли, обще- ственного питания, спортсмены, спортивные судьи, музыканты, актеры и т.п. обязаны в про- цессе исполнения своих обязанностей одеваться в строго определенную одежду (униформу, мантии, робы, огнестойкие комбинезоны, халаты, одежду с определенными эмблемами, фраки, одежду, сообразную исполняемой роли, и т.п.). 2 Из той же серии — предписания, согласно которым военнослужащим, сотрудникам полиции, сотрудникам прокуратуры и судьям не рекомендуется (а то и прямо запрещается) носить длинные (и вообще «вызывающие») прически и бороды, окрашивать волосы в неесте- ственные для человеческой природы цвета, украшать лицо и руки различного рода ювелир- ным