Введение. Исторические особенности происхождения и структуры японских монополий
Капиталистические торгово-промышленно-банкирские дома — предшественники дзайбацу
Деревня — «внутренняя колония» японского капитализма
Роль государственного протекционизма в развитии японских монополий
Влияние захватнических войн Японии на развитие дзайбацу
Концентрация производства и централизация капитала в Японии до второй мировой войны
Особенности структуры концернов дзайбацу
Общая характеристика государственно-монополистического капитализма. Монополистические картели в Японии
Основные черты государственной экономической политики в годы подготовки и ведения войны. Финансирование военного хозяйства
Экономическое законодательство и администрация военного времени. Монополистические союзы — главные органы «военного регулирования»
«Новая политическая структура» — японская разновидность фашизма
Глава II. Усиление монополистического контроля дзайбацу на рынке ссудных капиталов и во внутренней торговле
Усиление монополистического контроля во внутренней торговле
Глава III. Военно-монополистический контроль на рынке рабочей силы и в промышленности
Военно-монополистический контроль в промышленности и его результаты
2. Приоритетные отрасли: каменный уголь, лёгкие металлы
3. Роль государственного капитала. Электроэнергетика. Чёрная металлургия
4. «Сверхприоритетные» отрасли: самолётостроение и судостроение. Роль министерства вооружения
Экономические итоги политики военно-монополистичесюого контроля. Обострение неравномерности развития отдельных отраслей народного хозяйства
Особенности процессов концентрации производства и централизации капитала в годы войны
Глава IV. Концерны Мицуи, Мицубиси, Сумитомо и Ясуда в годы войны
Концерн Мицубиси
Концерны Сумитомо и Ясуда
Глава V. «Второстепенные» и «Новые» концерны. Императорский двор
Банковские концерны Сибудзава, Кавасаки, Номура и др.
«Новые концерны»
«Ниссан» — «Мангйо» — «Хитати»
Глава VI. Дзайбацу на оккупированных территориях
Основные черты экономической политики японского империализма на оккупированных территориях
Маньчжурия
Северный и Центральный Китай
Страны Южных морей
Глава VII. Империалистическая политика США в послевоенной Японии
Борьба американского империализма против демократизации и демилитаризации Японии. Сохранение политической власти в руках реакционных клик
Срыв демилитаризации и политика превращения Японии в военный плацдарм США
Экономическая разруха в послевоенной Японии — следствие американской политики и саботажа дзайбацу
Макартуровская «аграрная реформа»
Глава VIII. Экономическое закабаление Японии американским империализмом и превращение японских дзайбацу в американо-японские
Иностранное предпринимательство в Японии в довоенные годы
Роль монополистических миссий США в послевоенной Японии
«Антитрестовские» манёвры американских властей — средство демагогии и шантажа
Американская «программа экономической стабилизации» — программа усиления контроля Уолл-стрита над японской экономикой
Глава IX. Положение трудящихся и борьба демократических сил в послевоенной Японии
Гегемония пролетариата в борьбе японского народа за народную демократию и национальную независимость. Компартия — руководитель освободительной борьбы японских трудящихся в годы войны
Мощный размах рабочего движения после войны
Борьба за демократическое трудовое законодательство
Послевоенная стачечная борьба японского пролетариата
Усиление наступления реакции на демократические силы
Компартия — вдохновитель и организатор борьбы японского народа за мир, независимость и демократию
Предметный указатель
Именной указатель
Указатель нумерованных таблиц
Оглавление
Text
                    ь-'
|7Д /'i* *■ '
It
Я.А.ПЕВЗНЕР
монополистический
КАПИТАЛ
ЯПОНИИ
.	Г’1


АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ экономики я. А. ПЕВЗНЕР МОНОПОЛИСТИЧЕСКИЙ КАПИТАЛ ЯПОНИИ („ДЗАЙБАЦУ**) в годы ВТОРОЙ мировой войны и после войны ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР МОСКВА 1 950 ЛЕНИНГРАД
ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР доктор экономических наук, профессор Конст. ПОПОВ
ВВЕДЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОИСХОЖДЕНИЯ И СТРУКТУРЫ ЯПОНСКИХ МОНОПОЛИЙ 2 сентября 1945 г., после сокрушительных ударов Совет¬ ской Армии и Флота по войскам японских захватчиков и Маньчжурии и Корее, разбитая наголову империалистиче¬ ская Япония признала себя побежденной и безоговорочно капитулировала. За несколько дней до вступления Советского Союза в войну с Японией японское правительство отклонило требова¬ ние союзников о капитуляции. Японская военщина, весьма тщательно подготовившись к длительной обороне, не без основания рассчитывала на то, что затяжка войны и неиз¬ бежные потери, которые союзники должны будут нести при попытках высадки войск на японских островах, усилят в американо-английском лагере влияние «дальневосточных мюнхенцев» и откроют дорогу для компромиссного мира за счет интересов стран, ставших жертвой японской агрессии. Этим надеждам японских захватчиков не суждено было сбыться. Их судьба была решена на европейском театре вой¬ ны, где советские армии разгромили главную силу коалиции агрессоров — гитлеровскую Германию. Коварные замыслы японских милитаристов были окончательно сорваны после того, как советское правительство, стремясь к скорейшему прекращению второй мировой войны, к уменьшению числа жертв, выполняя свои обязательства перед союзниками, объ¬ явило о состоянии войны с Японией. В жестоких боях на полях Маньчжурии и Кореи совет¬ ские войска разгромили оплот японского милитаризма — Квантунскую армию, состоявшую из отборных частей япон¬ ских вооруженных сил. В Квантунской армии насчитывались: 31 пехотная дивизия, 9 смешанных бригад, 2 танковых бри¬ гады и 1 воздушная армия. Лишь после победы Советских Вооруженных сил, с честью выполнивших приказ Верховного Главнокомандующего Генералиссимуса И. В. Сталина, импе¬ 3
риалистическая Япония заявила о капитуляции и принятии условий Потсдама. «Разбитая наголову на морях и на суше,— сказал в своем обращении к народу 2 сентября 1945 г. товарищ Сталин,— и окруженная со всех сторон во¬ оруженными силами Объединенных Наций, Япония признала себя побежденной и сложила оружие» Г Товарищ Сталин напомнил б нашем особом счете к Япо¬ нии — о многочисленных актах агрессии, совершавшихся японским империализмом против нашей Родины на протяже¬ нии более чем четырех десятилетий. В 1918—1922 гг. Совет¬ ский Союз разгромил поддержанных Англией, Францией и Соединенными Штатами японских оккупантов, в 1938 г. с большим позором для японских империалистов ликвидировал атаки Японии в районе Хасана, а в 1939, г.— в районе Хал- хин-гола. Но этим опасность японской агрессии еще не была ликвидирована. Япония была сильнейшим союзником гитле¬ ровской Германии и активно готовилась к нападению на Советский Союз, ожидая удобного случая для того, чтобы наброситься на советский Дальний Восток. Из документов и свидетельских показаний по делам япон¬ ских военных преступников и из приговора Международного военного трибунала для Дальнего Востока известно, что японская правящая клика в 1941 г. намечала нападение на Советский Союз после того, как немцы займут Москву, а в следующем году — после падения Сталинграда. «Удобный случай», которого ожидали японцы, так и не представился. С разгромом японского империализма японская империя перестала существовать. Корея — самая крупная из бывших японских колоний — была освобождена от ига японских империалистов, Курильские острова и Южный Сахалин, за¬ хваченные японскими хищниками у царской России, возвра¬ щены Советскому Союзу и стали неотъемлемой частью Рос¬ сийской Федерации. Так бесславно закончились захватниче¬ ские авантюры японских милитаристов. Империалистическая Япония, пытавшаяся подчинить себе все страны Азии и Тихого океана, разделила судьбу своего союзника — гит¬ леровской Германии. • Капитуляция Японии еще не означала полной ликвида¬ ции угрозы японской агрессии, так как еще не были ликви¬ дированы в Японии те силы, которые направляли и органи¬ зовывали эту агрессию. Поражение этих сил было первым условием для демили¬ таризации страны и перестройки ее политической и экономи- 1 И. В. С т а л и н. О Великой Отечественной войне Советского Союза. М., 1946, стр. 180. 4
ческой жизни на демократических началах. Но борьба за демилитаризацию и демократизацию Японии проходит в чрезвычайно трудных и сложных условиях. В борьбе, развер¬ нувшейся в послевоенной Японии между демократическим и реакционным лагерями, американское оккупационное коман¬ дование, осуществляющее верховную власть в Японии, грубо нарушая условия Потсдамского соглашения от 26 июля 1945 г., с самого начала стало на сторону реакции. В лице японских реакционных клик американские экспансионисты нашли своих наемников и опору в политике превращения Японии в вотчину и военный плацдарм США. Не прошло еще и 5 лет после окончания второй мировой войны, как Япония вновь стала базой империалистической агрессии — военной агрессии американского империализма против Корейской на¬ родно-демократической республики. Среди японских реакционных сил ведущей силой была и остается японская финансовая олигархия — «дзайбацу» *. Именно поэтому американские власти с самого начала взяли курс на поддержку дзайбацу. Лица, принадлежащие к дзай¬ бацу, не только не были преданы суду как военные преступ¬ ники, но легенда об их непричастности к агрессии сделалась одним из средств сохранения экономических позиций в ру¬ ках создателей японской военной машины. Распространению этой лживой легенды посвящено множество издаваемых в США книг и статей, начиная от мемуаров «дальневосточного мюнхенца» № 1, бывшего посла США в Японии Джозефа Грю, и кончая книгами американских журналистов, которые изучали социальные и политические условия в Японии, не выходя из токийских чайных домиков. В свете нынешней политики англо-американского импе¬ риалистического лагеря, направленной к тому, чтобы возро¬ дить японский империализм, всестороннее исследование роли дзайбацу в годы второй мировой войны приобретает особен¬ но актуальное значение. Дзайбацу — ведущая сила японской империалистической агрессии История возникновения и развития монополистических концернов дзайбацу — это история развития агрессивного японского империализма. 1 Это ставшее международным слово в перзводе на русский язык означает «финансовая клика». В японской марксистской литературе тер¬ мин «дзайбацу» употребляется в двояком смысле — как «финансовая оли¬ гархия» и в применении к отдельным концернам. Например, «Мицуи- дзайбану» означает «Концерн Мицуи» или «финансовая клика Мицуи». В данной работе мы употребляем термин «дзайбацу» преимущественно в смысле «финансовая олигархия». 5
Япония — молодая капиталистическая страна. Еще в сере¬ дине прошлого столетия в ней господствовал феодализм. «Япония с ее чисто феодальной организацией землевладе¬ ния,— писал Маркс в «Капитале»,— и с ее широко разви¬ тым мелко-крестьянским хозяйством дает гораздо более верпую картину европейского средневековья, чем все наши исторические книги, проникнутые, по большей части, буржу¬ азными предрассудками» *. Развитие Японии как капиталистической страны начинает¬ ся с момента происшедшей в 1868 г. «революции Мэйдзи» — незаконченной буржуазной революции, открывшей путь для развития капитализма, но в то же время оставившей мно¬ го феодальных пережитков в японской экономике (в осо¬ бенности в деревне), а также и в политической жизни страны. Япония вышла на путь капиталистического развития в конце XIX века, когда уже заканчивался раздел мира между «старыми» капиталистическими странами: Англией, Францией, Голландией и др. Естественно поэтому, что Япо¬ ния могла захватывать колонии только в порядке передела мира, в борьбе с другими империалистическими хищниками. Это был период складывавшегося монополистического капи¬ тализма, резкого обострения противоречий и борьбы между различными капиталистическими странами. Используя эти противоречия,. Япония сравнительно быстро освободилась от навязанных ей США, Англией, Россией и другими странами в середине XIX в. неравноправных договоров и сама встала на путь колониальных захватов. Война с Китаем в 1894— 1895 гг., русско-японская война 1904—1905 гг., окончившиеся, при поддержке Англии и США, победой Японии над про¬ гнившими режимами маньчжурской династии в Китае и ца¬ ризма в России, привели к тому, что Япония сильно укрепила свое военно-стратегическое и международное положение и заняла исходные позиции для дальнейшего развития импе¬ риалистической агрессии. В эпоху империализма Япония вступила как империалистическая страна с сильно централи¬ зованной государственной властью, с развитым милитариз¬ мом, с реакционным правительством помещиков и буржуазии, среди которой уже в то время все больший вес приобретала небольшая кучка владельцев промышленных и торгово-бан¬ кирских компаний, превратившихся впоследствии в концер¬ ны. Но в экономическом отношении Япония все еще остава¬ лась чрезвычайно отсталой страной. Ее последующее эконо¬ мическое и политическое развитие является яркой иллюстра- 1 «Капитал», т. I, 1935, примечание, стр. 575. 6
цией закона неравномерного развития капитализма в эпоху империализма. В 1916 г. в своей гениальной работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» Ленин писал: «... при капита¬ лизме немыслимо иное основание для раздела сфер влияния, интересов, колоний и пр., кроме как учет силы участников дележа, силы общеэкономической, финансовой, военной и т. д. А сила изменяется неодинаково у этих участников дележа, ибо равномерного развития отдельных предприятий, трестов, отраслей промышленности, стран при капитализме быть не может. Полвека тому назад Германия была жал¬ ким ничтожеством, если сравнить ее капиталистическую силу с силой тогдашней Англии; то же —Японии по сравнению с • Россией. Через десяток-другой лет „мыслимо*1 ли предполо¬ жить, чтобы осталось неизменным соотношение силы между империалистскими державами? Абсолютно немыслимо» *. За 50 лет, предшествовавших второй мировой войне, Япония превратилась из ничтожной по экономическому зна¬ чению страны в одну из крупных капиталистических держав. В эпоху империализма Япония превзошла все остальные ка- • питалистические страны по темпам развития промышленного производства (табл. 1). Таблица 1 Изменение объема промышленной продукции в крупных капиталистических странах (1860—1937 гг., в %) * Страны 1860-1900 гг. 1900-1913 гг. 1913-1929 гг. 1929-1937 гг. Япония — +181** +197 • +71 -США . +575 4- 85 + 70 — 8 Англия . +130 + 25 — 1 +24 Г ермания +364 + 54 ■> + з +17 Франция ..... 4-154 + 51 + 38 -13 • Ш. Лиф. Война и экономика Японии. М., 1940, стр. 8. ••За период 1899—1914 гг. ■ Благодаря высоким темпам развития японской промыш¬ ленности усилилась тенденция к нивелировке ее уровня с уровнем производства других капиталистических стран. Япо¬ ния по размерам промышленного производства перегнала Италию и приблизилась к Франции, и для нее стало возмож¬ 1 В. И. Ленин. Соч., т. 22, стр. 281. 7
ным создание больших, оснащенных современной техникой армии и флота. С конца XIX и начала XX в. экономическое развитие Японии было развитием японского монополистического капи¬ тала. Каждый новый шаг вперед в развитии народного хо¬ зяйства Японии означал увеличение богатств и усиление могущества дзайбацу, рост агрессивных устремлений япон¬ ского империализма. «Это государство—б)у|ржуаз;ное,— пи¬ сал Ленин о Японии,— а потому оно само стало угнетать другие нации и порабощать колонии» Усиление агрессивности японского империализма нашло свое выражение в том, что «в 1918 году, после установления советского строя в нашей стране, Япония, воспользовавшись враждебным тогда отношением к советской стране Англии, Франции, Соединенных Штатов Америки и опираясь на них,— вновь напала на нашу страну, оккупировала Дальний Восток и четыре года терзала наш народ, грабила советский Даль¬ ний Восток» 1 2. Развитие японской экономики было подчинено целям под¬ готовки к империалистической войне на Тихом океане, кото¬ рая явилась результатом обострения борьбы между японским, американским и английским империализмом за господство над странами и народами Тихого океана. Главным очагом агрессии на Тихом океане была Япония. Власть дзайбацу над японской экономикой была коренной причиной того, что ее быстрое развитие сопровождалось усилением капиталистиче¬ ского гне^а, ростом абсолютного и относительного обнищания японского рабочего класса. Власть дзайбацу и других реакционных клик, военщины и помещиков, ввергла японский народ в величайшее в истории страны национальное бедствие: ее промышленное произвол- ство в результате войны, поражения в войне и сохранения господства дзайбацу оказалось отброшено на несколько деся¬ тилетий назад. Над' Японией нависла серьезная угроза пре¬ вращения в колонию американского империализма. Капиталистические торгово-промышленно-банкирские дома — предшественники дзайбацу Основой развития монополистических объединений дзай¬ бацу была концентрация промышленности и транспорта, со¬ провождавшаяся концентрацией всех остальных видов капи¬ 1 В. И. Ленин. Соч., т. 20, стр. 371. 2 И. В. Сталин. О Великой Отечественной войне Советского Союза, изд. 5, 1946, стр. 181—182. 8
талистического предпринимательства и мопщой централиза¬ цией капитала. Сильнейшая централизация собственности в руках отдель¬ ных капиталистических предпринимателей имела место в Японии уже и до революции Мэйдзи, в эпоху феодализма. Именно тогда шел интенсивный процесс первоначального на¬ копления капитала. Но этот процесс резко отличался от по¬ следующего (после революции Мэйдзи) процесса централи¬ зации капитала на основе концентрации производства. В эпоху феодализма, помимо даймйо (владетельные князья) и других представителей класса феодалов, собствен¬ ность сосредоточивалась в руках представителей торгового и денежного капитала, купцов и ростовщиков, и лишь в не¬ большой степени — в руках владельцев ремесленных цехов и отдельных, занимавших в экономике страны ничтожный удельный вес, капиталистических промышленных предприя¬ тий. Кроме земли, собственность накоплялась в виде золота и драгоценностей, а также магазинов, складов, домов и прочего недвижимого имущества ’. Несмотря на быстро возраставшее экономическое и поли¬ тическое влияние отдельных представителей торгового капи¬ тала, не могло быть и речи ни о какой монополии в эконо¬ мической и политической жизни страны преуспевавших тор¬ гово-банкирских домов, так как львиная доля богатств и вся политическая власть сосредоточивались в руках феода¬ лов. Только после революции Мэйдзи и буржуазных реформ, в результате которых могущество феодалов было серьезно подорвано, в Японии началось быстрое развитие промыш¬ ленного капитализма, рост капиталистической про¬ мышленности и ее концентрация. Среди тех, кто впоследствии превратились во владельцев концернов дзайбацу, мы встре¬ чаем имена владельцев старых торгово-банкирских домов (Мицуи, Коноикэ) и купцов-промышленников (Сумитомо). Наряду с ними появляются имена людей, которые до 1 В книгах об экономике феодальной Японии приводится огромное количество данных о несметных богатствах купцов и ростовщиков Осака, Йедо (старое название Токио), Кйото и других больших городов. Так, например, по свидетельству японского историка Токидзава, в 1707 г. у осакского рисоторговца Эдоя Сабураэмон при конфискации его имуще¬ ства было отобрано: 50 пар золотых экранов, 3 игрушечных корабля, сделанных из драгоценных камней, 300 ковров, 10 050 слитков чистого золота, 273 крупных драгоценных камня, 2 ящика золота; 3 тысячи боль¬ ших золотых монет, 150 судов, 730 складов, 80 амбаров, 17 хранилищ ювелирных изделий, 28 домов в Осака, 64 дома в других местах, 332 коку риса и 150 цубо кипарисового леса (1 коку = 180 л; 1 цубо=3,31 м2). Цит. по книге «Современная Япония», сб. II, М., 1934, ст. Н.. Ваднцвайга «Происхождение и развитие капитализма в Японии», стр» 185^ 9
революции Мэйдзи не занимали сколько-нибудь видного поло¬ жения среди земельной или торгово-банкирской знати (Мицу¬ биси, Окура, Сибудзава и др.) . ' Уже один этот факт свидетельствует о том, что центра¬ лизация собственности в руках торговых капиталистов в пе¬ риод феодализма была отнюдь не единственной и даже не главной причиной концентрации капитала после революции Мэйдзи. В основе этого процесса лежало быстрое развитие капиталистической промышленности, торговли, транспорта и банков, которое было в сильнейшей степени ускорено полити¬ кой государственного протекционизма. При этом в первые десятилетия после революции Мэйдзи наиболее быстро раз¬ вивались банки, торговля и транспорт и лишь затем нача¬ лось быстрое развитие промышленности. В этом нашло свое выражение то обстоятельство, что процесс первоначального капиталистического накопления к моменту революции Мэйдзи еще не был завершен. Развитие капиталистической промышленности, начавшееся еще в недрах феодальной Японии, было ускорено революцией • Мэйдзи, но его темпы в первые десятилетия после 1868 г. были еще крайне слабы. Усилению темпов развития про¬ мышленности предшествовал процесс быстрого развития ка¬ питалистических банков, которые содействовали превращению прибавочного продукта, получавшегося все еще по преиму¬ ществу в сельском хозяйстве, в капитал для последующего быстрого развития промышленности 1. Большинство торгово-банкирских домов, из которых впо¬ следствии выросли концерны, возникли в Японии в 70—80-х 1 * * * * * * В 1 По данным, приведенным в книге С. Уэхара «The Industry and Trade in Japan» (Лондон, 1926), за первое десятилетие после свержения сйогуната (1867—1877 гг.) 98% всех капиталовложений в народное хозяйство падало на банки; в следующее десятилетие на долю банковских и торговых предприятий пришлось 80% всех капиталовложе¬ ний (стр. 27). По данным, приведенным в книге С. Ямада «Начальные формы капи¬ тализма в промышленности» (Токио, 1932), в Японии за четыве века до 1867 г. было построено всего 420 предприятий с числом рабочих более ■ 10 чел. в шелкомотальной, ткацкой, гончарной и водочной промышленно¬ сти. В 1868—1877 гг. таких предприятий было построено 436, в следующее десятилетие — 710, а за 15 последующих лет, с 1886 по 1902 г.— 6043. В машиностроительной промышленности (включая судостроительную и инструментальную) за тот же срок до 1867 г. было построено 33 пред¬ приятия, в 1868—1877 гг.— 42, в 1878—1885 гг.— 50, в 1886—1902 гг.— 286. В большинстве это были очень мелкие предприятия, их значительная часть была основана на ручном труде. В 1901 г. из 1040 тыс. чел., заня¬ тых в текстильной промышленности, только 45 тыс. работали на пред¬ приятиях с числом рабочих свыше 10. В 1900 г. в префектуре Гумма только 4%, а в префектуре Кйото только 6% всех станков в шелко¬ мотальной промышленности приводилось в движение механической силой. 10
годах XIX столетия, т. е. тогда, когда машинное .производ¬ ство делало только первые шаги, когда мануфактурный пе¬ риод развития промышленности еще не закончился, когда еще только развертывался промышленный переворот. Уже в 70—80-х годах при поддержке государства буду¬ щие концерны Мицуи и Ясуда стали монополистами в бан¬ ковском деле и . финансировании правительственных органов, Мицубиси — в морском транспорте, Окура — в качестве им¬ портера оружия и боеприпасов. Эти фирмы получили исклю¬ чительные права в области внешней и внутренней торговли как поставщики военного ведомства. Процесс первоначального капиталистического накопления, который в странах Западной Европы предшествовал дли¬ тельному периоду свободной конкуренции, в Японии продол¬ жался после революции Мэйдзи параллельно с развитием «свободной конкуренции», почти вплоть до вступления Япо¬ нии в монополистическую стадию развития капитализма. В этом процессе — процессе превращения национального иму¬ щества и дохода, путем ограбления мелкой буржуазии и ее пролетаризации, в средство для капиталистического предпри¬ нимательства — важнейшая роль принадлежала родоначаль¬ никам нынешних магнатов финансового капитала, банковско- торговым монополиям, ставшим впоследствии также и про¬ мышленными монополиями. Деревня — «внутренняя колония» японского капитализма Главным источником первоначального накопления капи¬ тала в Японии была деревня, которая на протяжении всей новой истории играла для японского капитализма роль внут¬ ренней колонии. Хотя революция Мэйдзи нанесла серьезный удар японскому феодализму, но в результате ее незакончен¬ ности и половинчатости власть сохранялась в руках феодаль¬ но-буржуазного блока, и большие пережитки феодализма остались вплоть до наших дней. В Японии, как и в царской России, «...новейше-капиталистический империализм оплетен, так сказать, особенно густой сетью отношений докапиталисти¬ ческих» ’. . В 1872—1873 гг. в Японии была проведена аграрная ре¬ форма, установившая право собственности на землю и денеж¬ ный поземельный налог, вместо натурального налога. При этом громадные пространства пахотной земли, лесных угодий и пастбищ перешли в собственность императора, дворцовой 1 В. И. Ленин. Соч., т. 22, стр. 246. 11
знати, храмов и крупных помещиков. Сотни тысяч крестьян¬ ских хозяйств остались с ничтожными наделами земли и были вынуждены либо продавать их и уходить в город, либо сни¬ мать землю в аренду на кабальных условиях. В 1872— 1881 гг. мелкими земельными собственниками было продано более 900 тыс. га земли и около 2 млн. га находилось в залоге. В эпоху Токугава (до 1867 г.) под арендой было 20% обрабатываемой земли, а в конце XIX в.— уже около 40% Ограбление японской деревни, ее превращение в источник накопления капиталов монополиями шло такими путями: 1. Поземельный налог составлял около 80% государствен¬ ного бюджета1 2, значительная часть которого расходовалась на строительство промышленных и транспортных предприя¬ тий, переходивших, как мы увидим ниже, за бесценок в соб¬ ственность частных лиц — владельцев будущих концернов. 2. От 25 до 40% стоимости сельскохозяйственной продук¬ ции ежегодно выкачивалось из деревни помещиками, взи¬ мавшими арендную плату с крестьян, и ни в каком виде об¬ ратно в сельское хозяйство не возвращалось. Значительная часть средств, извлекавшихся из деревни в виде натураль¬ ной или денежной ренты, вкладывалась помещиками в банки и другие кредитные учреждения, в акции и облигации торго¬ вых и кредитных компаний, превращаясь, таким образом, в торговый, банковский и промышленный капитал. 3. Постоянная нужда, арендная кабала, заставляли япон¬ ских крестьян широко прибегать к «помощи» ростовщиков, паразитировавших на теле деревни так же, как и помещики (очень часто помещик и ростовщик совмещались в одном лице). Крестьяне были вынуждены занимать деньги из не¬ вероятно высоких процентов. На этой почве в Японии вырос¬ ло бесчисленное множество ростовщических «кредитных ас¬ социаций», «обществ взаимопомощи», «лотерейных обществ» («мудзин»), «обществ страхования» и г. п. Все эти мелкие кредитные учреждения были питательной средой для много¬ численных банков местного значения, которые, в свою оче¬ редь, очень быстро попадали в зависимость от монополисти¬ ческих кредитных институтов и нередко превращались в филиалы последних. Таким образом, ростовщики и банкиры, как и помещики, извлекали из деревни значительную часть стоимости сельско¬ хозяйственной продукции и превращали ее в торговый, бан¬ ковский и промышленный капитал. 1 К. Попов. Экономика Японии. М., 1936, стр. 20. 2 Там же. 12
Кабальные займы крестьянства, кредитование спекуляции рисом и другими сельскохозяйственными продуктами, на¬ ряду с другими факторами (широкое промышленное строи¬ тельство, финансирование войн), обусловливали очень высо¬ кий процент для ссудно-денежного капитала. Чтобы убедить¬ ся в этом, достаточно сравнить частные учетные ставки главных коммерческих банков Японии с аналогичными став¬ ками в других странах за ряд лет (табл. 2). Таблица 2 Частные учетные ставки в Японии и других странах (1883—1913 гг.) * Ставки 1883-1890 гг. 1891-1900 гг. 1901—1913 гг. Учетная ставка „Associated Banks" в Токио (среднемесячная) . . . 10,08 9,45 8,14 Частная учетная ставка в Лон¬ доне 6,0 3,9 4,7 Частная учетная станка в Нью- Йорке 6,09 5,88 5,80 Частная учетная ставка в Бер¬ лине 4,35 3,72 5,12 Частная учетная ставка в Па¬ риже .... - 3,3 2,55 3,30 * .Мировые экономические кризисы", т. III. Акад. И. Т рахтенберг. Денежные кризисы (1821—1938 гг.). М., 1939. По Лондону, Нью-Йорку, Берлину и Парижу ставки исчислены как средние высших месячных ставок за каждый год. В свете этих данных легко понять отмеченное выше об¬ стоятельство — устремление капиталов японских богачей в первые десятилетия после революции Мэйдзи по преимущест¬ ву в банки.- Крупные оптовики, агенты монополистических торговых фирм, использовали постоянную нужду крестьян для широ¬ кой спекуляции рисом и другими сельскохозяйственными про¬ . дуктами, которые скупались у крестьян, когда цены были низки, и продавались по высоким ценам. Выпуск «рисовых облигаций» тортово-банкирскими фирмами и спекуляция ими приносили, как правило, громадные прибыли владельцам этих фирм. Рынок сельскохозяйственных продуктов и изделий до¬ машнего ремесла, наряду с рынком ссудных капиталов, явился 13
одним из первых и главных объектов монополизации со сто¬ роны японских богачей, и прибыли от монополизированной оптовой торговли были крупным источником накопления капитала. Полуфеодальные 'пережитки в деревне были важнейшей причиной существования в Японии колониального уровня эксплоатации пролетариата. Этот вопрос был еще до войны достаточно подробно исследован в марксистской литературе о Японии. По исчислениям III. Лифа норма прибавочной стоимости в японской промышленности составляла в 1931 г. 251%, а в 1937 г. возросла до 380% —более чем в два раза выше нормы прибавочной стоимости в США в 30-х годах. Правда, эти цифры, исчисленные по данным о стоимости фабрично-заводской продукции, стоимости сырья, стоимости снашиваемой части основного капитала и о размерах зара¬ ботной платы, являются сугубо ориентировочными, далеки Таблица 3 Часовая заработная плата в Японии и в других странах (в иенах, пересчитано по данным за 1932—1935 гг. в иены по курсу на соответствующие даты) * Страны Квалифицированные рабочие во всей промышленности Текстильная промышленность мужчин женшин мужчин женшин. Япония 0,19** 0,08** 0,13 0,06 США 2,16 1,43 1,48 1,46 Англия — — 1,10 0,57 Г ермания 1,01 0,67 — — Франция 1,33 — 0,60 — Индия (Бомбей) — — 0,14 — • «Торговая экспансия Японии*. М., 193% стр. 44. ** Без разделения на квалифицированных и неквалифицированных. от точности и сами по себе не могут служить достаточным доказательством более высокой степени эксплоатации рабо¬ чих в Японии по сравнению с другими империалистическими странами. Однако такого рода вывод подтверждается мно¬ гими другими данными (табл. 3). 1 «Война и экономика Японии». М., 1940, стр. 202. 14
В 1929 г. издержки на рабочую силу для производства 1 англофунта ватерной пряжи в Японии составляли для раз¬ ных номеров пряжи от 0,93 до 1,33 пенса, а в Англии — от 2,50 до 4,75 пенса. По данным «Американской ассоциации судовладельцев», опубликованным в 1934 г., моряки высшей квалификации за¬ рабатывали в месяц (в амер, долларах): на голландских кораб¬ лях — 56,06; на кораблях США — 52; на британских — 40,08; на немецких — 39,21; на французских — 37,29; на норвеж¬ ских — 36,57; на греческих — 23,64, а на японских — всего* 11,68 4 При гораздо более низкой заработной плате производи¬ тельность труда на японских крупных и средних предприяти¬ ях была лишь немногим ниже, а во многих случаях даже выше, чем в других странах. Английский экономист Г. Штейн приводит следующее заявление английского статистика Клар¬ ка, сделанное в 1932 г.: «Японский рабочий уже достиг 90% производительности английского рабочего при нынешнем числе рабочих часов в неделю в Японии. Если бы число рабочих часов было в обеих странах одинаково, производительность японского ра¬ бочего равнялась бы не более 66% производительности английского рабочего. При годовой производительности, рав¬ ной 90% английской, японский рабочий получает годовую зарплату равную 38% зарплаты английского рабочего»1 2. Один из виднейш.их политических заправил клики дзай¬ бацу, министр финансов Японии Такахаси, убитый во время фашистского путча в феврале 1936 г., открыто заявил в годы мирового экономического кризиса, что если крупнейшие капи¬ талистические страны имеют золото, то для Японии золотом является ее дешевый труд. Приведенные выше данные о низкой заработной плате японских трудящихся относятся к 20—30-м годам нынешнего столетия, но они характерны и для всей истории японского капитализма. В результате аграрного перенаселения, разоре¬ ния и нищеты крестьян из японской деревни выталкиваются миллионы пауперов, готовых продать за бесценок свою рабо¬ чую силу. Японская крестьянская девушка, продаваемая ни¬ щими, забитыми нуждой родителями на фабрику, где она работает по 12—14 часов в сутки за горсть риса, койку в общежитии и одну смену дешевой одежды в год, стала во всем мире символом рабства и бесправия японского пролета¬ риата. , 1 Г. Штейн. Made in Japan. London, 1935, стр. 62. 2 Там же, стр. 62—63. 15
Небольшие издержки на заработную плату в связи с ее чрезвычайно низким уровнем и высокая норма эксплоатации на 'протяжении всей истории японского капитализма были главными и решающими факторами, обусловившими для японской буржуазии возможность накопления капитала в масштабах, обеспечивших сравнительно быстрые темпы роста промышленности. Роль государственного протекционизма в развитии японских монополий Одна из важнейших особенностей исторического развития Японии заключается в том, что централизация государства сделала большой прогресс еще в период феодализма» в эпоху господства сйогунов Токугава (1603—1867).' Несмотря на оппозиционность к сйогуну ряда феодалов _(<<тодзама», глав¬ ным образом на юго-западе страны), сыгравших большую роль в революции Мэйдзи, еще до 1868 г. Япония на про¬ тяжении двух с половиной веков представляла собой сильно централизованную феодальную монархию, причем централи¬ зованы были не только государственная власть, армия и т. д., но также и некоторые стороны экономической жизни. До крайности ограниченная внешняя торговля1 находилась це¬ ликом в руках сйогуната. Внутри страны существовала стро¬ гая регламентация потребления для трудящихся классов, в особенности крестьянства, а также потребления и торговли для купцов 1 2. Соблюдение этих регламентаций обеспечивалось не толь¬ ко большим чиновничьим аппаратом, но и широко развитой системой круговой поруки («пятидворки» в деревне, купе¬ ческие гильдии), которая была одним из главных элементов государственного надзора. Регламентация и надзор распро¬ странялись также и на ремесло и домашнюю промышлен¬ ность и осуществлялись через ремесленные цехи («дза»). Привилегии дворян и повинности населения обеспечивались 1 С конца XVII в. правительство сйогуна разрешало заходить в Япо¬ нию лишь двум-трем, а позднее лишь одному-двум европейским (голланд¬ ским) кораблям в год. Почти так же сильно была ограничена и торговля с Китаем. С другими странами торговля была запрещена. 2 По законам феодального правительства Бакуфу купцам предписы¬ валось носить определенных размеров и качества гребни, головные укра¬ шения, сандалии, деревянную обувь (гета), зонты, запрещалось ношение шелковых тканей и т. п. Такие же, но еще более строгие и подробные регламентации существовали для крестьян. По инструкциям 1649 г. крестьяне были обязаны вставать рано утром, не покупать сакэ (рисовая водка) или чай, не курить, разводиться с женой, которая пьет чай и слишком часто удаляется из дому, и т. п. Купцам запрещалось строить дома выше двух этажей, обзаводиться позолоченными вещами, продавать определенные виды одежды и т. д. 16
не только местными традициями и обычаями и собственной властью феодалов, но и общегосударственным законодатель¬ ством, основным документом которого был кодекс Токугава «100 статей» («Осадамэгаки хяккадзйо»). Революция Мэйдзи сопровождалась крестьянскими восста¬ ниями и острой внутренней борьбой среди японских феода¬ лов и буржуазии, борьбой, принявшей форму гражданской войны (реакционное восстание Сацума в 1877 г.). Но борьба эта, закончившись победой прогрессивных для своего вре¬ мени сил японского общества, привела к еще большей цен¬ трализации государственной власти. Сйогун и поддержи¬ вавшие его феодалы («фудай-даймйо») были отстранены от власти. Кончился тысячелетний монархический дуализм *, верхов¬ ным главой государства стал император. Феодальная мо¬ нархия превратилась сначала в помещичье-буржуазную, а затем в буржуазно-помещичью монархию и распространила свою власть на всю страну. Прежнее административное деле¬ ние, отражавшее господство феодальных кланов, было от¬ брошено, и было введено новое деление на префектуры во главе с назначавшимися правительством губернаторами. Пра¬ вительственный аппарат был перестроен по европейскому образцу, государственные финансы начали регулироваться государственным бюджетом и с 1890 г. были поставлены под контроль парламента. Все эти и другие буржуазные реформы были проведены не сразу, а в течение 20—25 лет после рево¬ люции Мэйдзи. Вводились они не без серьезной внутренней борьбы, но в общем центробежные силы в Японии были пре¬ одолены сравнительно легко. Японии в течение ее новой истории не пришлось пережи¬ вать длительную борьбу за воссоединение, подобно Германии,. Италии, Китаю. Из эпохи феодализма Япония вступила в эпоху капитализма как централизованная страна с сильной общегосударственной властью. Централизованная государст¬ венная власть — власть дворян и буржуазии — была в пол¬ ной мере использована буржуазией для своего обогащения, для расширения своих промышленных, кредитных и торго¬ вых компаний. Государственный протекционизм, изменяясь на разных этапах по методам, на протяжении всего периода капиталистического развития Японии был направлен 1 Начиная с VIII в. в Японии с переменным успехом шла борьба между императорами и верховными правителями-регентами, а затем сйогунамч. Большую часть этого времени (в частности, в течение всей эпохи сйогунов Токугава) действительная власть была в руках регентов или сйогунов, власть императоров была номинальной, и нередко импера¬ торы были на положении пленников у фактических правителей. 2 Я. А. Певзнер 27
исключительно на защиту интересов капиталистических моно¬ полий и помогал их возникновению, росту и укреплению. В большинстве капиталистических стран одним из глав¬ ных методов государственной помощи промышленности был таможенный протекционизм. В Японии таможенный протек¬ ционизм до начала XX в/ не мог играть существенной роли, так как государство было связано неравноправными дого¬ ворами, по которым за импортируемые товары оно не имело права взимать пошлину свыкие 5% стоимости ввозимых това¬ ров. При таких условиях японской промышленности грозило прозябание, ибо, несмотря на дешевизну рабочей силы, не могло быть и речи о конкуренции японских товаров с това¬ рами таких высокоразвитых в промышленном отношении стран, как Англия, США и Германия. Помимо угрозы навод¬ нения страны импортными товарами, очень реальной была угроза большого импорта иностранного капитала и захвата им под полный контроль всей экономики страны. В первые годы после революции Мэйдзи эта угроза обозначилась совершенно явственно: иностранный капитал начал приби¬ рать к рукам внешнюю торговлю и внешнее судоходство Японии. В 70—80-х годах международные страховые фир¬ мы отказывались страховать японские корабли за исклю¬ чением тех, на которых капитанами были европейцы или аме¬ риканцы. Японское буржуазно-помещичье государство переклады¬ вало все тяготы, связанные с заключением неравноправных договоров, на трудящиеся классы и оказывало прямую под¬ держку монополистическим компаниям из средств государст¬ венного бюджета. Само собой разумеется, что против ино¬ странной крупной промышленности, против иностранных монополий, которые в то время уже возникли в Европе и США, могли бороться только крупная промышленность и монополии. Анализируя роль и методы государственного протекцио¬ низма в европейских странах, Маркс писал: «Известные отрасли производства уже при самом начале капиталистического производства требуют такого минимума капитала, которого в это время еще не встречается в руках отдельных индивидуумов. Это вызывает, с одной стороны, го¬ сударственные субсидии частным лицам, как во Франции в эпоху Кольбера и в некоторых немецких государствах до на¬ шего времени, с другой стороны — образование обществ с узаконенной монополией на ведение известных отраслей про¬ мышленности и торговли» 1 «Капитал», т. 1, стр. 229—230, 1935. 18
Государственный протекционизм в Японии был направлен именно на развитие крупной промышленности, на кредито¬ вание и субсидирование привилегированных торгово-про¬ мышленных и банковских компаний. Политика государственного протекционизма была исполь¬ зована японскими монополиями для колоссального обогаще¬ ния и разжигания в стране шовинизма и джингоизма. С целью кредитования монополистических компаний в 1882 г. в Японии создается центральный банк (Японский банк — «Нихон гинко»). Японский буржуазный публицист конца XIX в., ярый поборник японского «западничества» Юкити Фукудзава, писал о том, что происходит всемирная торговая война и что в этой войне солдатами являются деньги. «Для победы в этой войне нужны богачи»,— заклю¬ чал Фукудзава 1. Богачи в то время в Японии уже были, но, как указыва¬ лось выше, их богатства были накоплены преимущественно с помощью торговли и кредита и сосредоточивались в день¬ гах, ценных вещах, магазинах, складах и лишь в небольшой степени — в промышленности. . Некоторые из богатейших купцов и банкиров феодальной Японии, в первую очередь Мицуи, сыграли выдающуюся роль в революции Мэйдзи, так как они кредитовали импера¬ торский дом и антисйогунские кланы «тодзама», а впослед¬ ствии —■ новое императорское правительство, остро нуждав¬ шееся в деньгах для утверждения своей власти. К. Такахаси рассказывает о том, что, когда новое правительство («дай- дзйокан») выпустило бумажные деньги для покрытия не¬ отложных государственных расходов, для вооружения новой армии и т. п., то эта мера оказалась бесполезной, так как деньги дайдзйокана не пользовались доверием и никто не хотел продавать товары. В конце концов, правительству пришлось обратиться к Мицуи и другим богатым «домам», которые выручили правительство тем, что продали ему на новые казначейские билеты золото и валюту и, таким обра¬ зом, с одной стороны, помогли удовлетворить насущные финансовые нужды, а с другой — создали атмосферу доверия к деньгам нового правительства. Наряду со старыми торгово-банкирскими домами Мицуи, Коноикэ, Сумитомо, в течение первого десятилетия после революции Мэйдзи вырос ряд новых богачей, которые, так 1 «Хрестоматия по концернам», т. I, К. Такахаси и Д, Аоя(*а «О японских дзайбацу» («Нихон дзайбацурон»), Токио, 193$ «гр. 43 (В дальнейшем при ссылках на «хрестоматию по концернам» будет указы¬ ваться только соответствующий том).
же как и старые, очень быстро подобрались к государствен¬ ному пирогу. Из этих новых богачей, родоначальников кон¬ цернов, нужно прежде всего отметить семью Ивасаки — основателя концерна Мицубиси, а также Окура, Сибудзава, Ясуда, Фудзита, Асано и Судзуки. , Государственная поддержка богатых торгово-банкирских, промышленных и транспортных фирм выражалась прежде всего в том, что государство поручало им подряды на исклю¬ чительно выгодных условиях и платило колоссальные про¬ центы по кредитам, которые оно от этих фирм получало. Вот некоторые примеры: в конце 60-х — начале 70-х годов три торгово-банкирских дома — Мицуи, Оно и Симада — исполняли одновременно функции национального банка и государственного казначейства. Они кредитовали не только центральное правительство, но и сверстывали первые бюд¬ жеты только что образовавшихся 75 префектур и ведали их финансами. За свои кредиты Мицуи в 1874 г. получал 25—33% годовых. В начале 70-х годов 45% всех депо¬ зитов банка Мицуи составляли правительственные капитало¬ вложения. Вторым казначеем государства из числа тех фирм, кото¬ рые впоследствии выросли в концерны, был Ясуда, который уже в 1874 г. вел финансовые дела министерства юстиции, а затем военного министерства (частично), управлений пре¬ фектур Токио, Тотиги,- Фукуяма, Хоккайдо, Акита, местных судов, министерства торговли и земледелия. В 1875 г. из 3 млн. иен депозитов, которыми обладал торгово-банкирский дом Ясуда, 1,8 млн. иен, или 60%, принадлежало государ¬ ственным органам *. В 80-х и 90-х годах управление финансовыми операциями государственных органов перешло целиком в руки последних, что нанесло ущерб их прежним частным казначеям. Ущерб этот, однако, с лихвой был перекрыт доходами монополисти¬ ческих фирм в качестве держателей акций и агентов вновь созданного полУгосударственного Японского банка, в кото¬ ром они пользовались наилучшими условиями кредита. Из 3 млн. иен акций Японского банка Мицуи купил акций на 1 млн., Оно — тоже на 1 млн. иен 1 2. Горячка грюндерства и спекуляции захлестнула в конце XIX в. также и крупнейшие фирмы. Некоторые из этих фирм (Симада, Оно и др.) обанкротились, другие спаслись с по¬ мощью своих связей в высших правительственных сферах. Банк Мицуи дважды (в 1874 и 1890 гг.) избегал банкрот¬ 1 «Хрестоматия», т. I, стр. 49—50. ł Russel. The House of Mitsui. Boston, 1939, стр. 173. 20
ства благодаря тому, что правительство воздерживалось от востребования своих вкладов и давало банку краткосрочные беспроцентные ссуды. Так традиция государственной санации крупнейших банков твердо установилась в Япо¬ нии с первых лет ее капиталистического развития и продол¬ жается до сегодняшнего дня. Банки концернов могли смело рисковать своими капиталами для вложения в новые отрас¬ ли — государство всегда стояло рядом в качестве страхов¬ щика тех из них, чьи владельцы имели наиболее близкие связи с правительством. В конце XIX в. будущие концерны выступали в качестве не только финансовых, но и торговых агентов и поставщиков правительства. Компания «Мицуи кокусан» (предшествен¬ ница «Мицуи буссан») была поставщиком отечественного и привозного риса по заказам министерства финансов (для армии); она же получила от горного департамента министер¬ ства финансов право на монополию в торговле углем с шахт Миикэ. Концерн Окура начал свою карьеру с поставок различ¬ ных, главным образом, иностранных товаров для армии. Тор¬ говому дому Мицубиси было передано несколько государ¬ ственных судов вместе с заказами на импорт оружия и сна¬ ряжения. Военные расходы в связи с экспедицией на Фор¬ мозу в 1874 г. составили 3,6 млн. иен. Значительная доля этой, для того времени очень крупной, суммы пошла в кар¬ маны подрядчиков, став основой их будущего могущества. Огромные богатства принесли монополистическим фирмам правительственные подряды во время подавления сацумского восстания в 1877 г. Один из управляющих «Мицуи кокусан» того времени писал, что правительство во время сацумского восстания распределило свои заказы на подряды следующим образом: «Мицуи кокусан» получила 60% заказов, Окура — 20% и Фудзита — 20%. Чистая прибыль Мицуи от этих под¬ рядов за один год составила 500 тыс. иен. Капитал «Мицуи кокусан» в то время еще не достигал и 100 тыс. иен, и, таким образом, за год эта компания получила более 500% прибыли. Перевозка грузов для правительственной армии во время сацумского восстания была целиком возложена на Ми¬ цубиси. Валовой доход Мицубиси в связи с этими перевоз¬ ками и с другими «услугами» составил 15 млн. иен, или одну треть всех правительственных расходов в связи с подав¬ лением восстания Ч Именно с этого времени Мицубиси завое¬ вал себе прочное положение в области судоходства и внеш¬ ней торговли. 1 «Хрестоматия», т. I, стр. 58—59. 21
Но, пожалуй, наибольшую поддержку государство оказы¬ вало монополиям в создании транспорта и крупной промыш¬ ленности. Вплоть до конца 70-х годов большая часть внешней тор¬ говли Японии велась на иностранных судах. После Формоз¬ ской экспедиции 1874 г. правительство израсходовало 1570 тыс. американских долларов на покупку 13 иностранных океанских кораблей, которые затем были за бесценок проданы компании «Мицубиси кисэн кайся» («Мицубиси- пароходная»). Затем правительство передало той же компании еще 18 кораблей стоимостью в 3250 тыс. иен, которые принадле¬ жали распущенной в 1875 г. правительственной судоходной компании. В том же году «Мицубиси кисэн» получила от правительства субсидий на сумму 2,5 млн. иен. Тогда же на средства правительства была открыта навигационная школа, поставлявшая моряков для «Мицубиси кисэн». В 1875— 1878 гг. «Мицубиси кисэн», при финансовой помощи прави¬ тельства, удалось скупить все корабли и склады японо-китай¬ ских линий компании «Тайхэййо юсэн кайся». Во время сацумского восстания «Мицубиси кисэн» приобрела еще! 10 иностранных кораблей, потратив на это 380 тыс. амери¬ канских долларов своих и 700 тыс. американских долларов государственных средств. О том, как велика была государ¬ ственная поддержка монополий, можно судить по следующим двум цифрам: в 1881 г. все расходы министерства сельского хозяйства и коммерции составили всего 416 тыс. иен; 60% этой небольшой суммы (261 тыс. иен) пошло на различного рода субсидии «Мицубиси кисэн». Когда Мицубиси, после слияния своей транспортной компании с компанией «Кйодо упъю», создал знаменитую, существующую поныне «Н. Ю. К.» («Нихон юсэн кайся»), правительство гарантировало послед¬ ней в течение 15 лет 8-процентный дивиденд, а по истечении 15-летнего срока — уплату субсидий в размере 880 тыс. иен ежегодно !. Можно было ожидать, что фирма Мицубиси, которая была пионером судоходства, будет и в дальнейшем разви¬ ваться преимущественно как монополист в этой области. В действительности, однако, Мицубиси, приобретя с помощью государственной поддержки огромные по масштабам того времени капиталы, стал вкладывать их в другие отрасли на¬ родного хозяйства, в первую очередь — смежные с судоход¬ ством (каменный уголь, судостроение, машиностроение, внеш- 1 «Хрестоматия», т. I, стр. 53. 22
няя и внутренняя торговля), где ему также были обеспечены правительственная поддержка и высокие прибыли. Вскоре компании Мицуи и Сумитомо и другие также проникли в область судоходства и завоевали в ней прочные позиции. Наметившаяся было вначале известная специализация фирм быстро сошла на-нет. Многочисленные факты о строительстве японским прави¬ тельством промышленных и транспортных предприятий и о последующей их реприватизации общеизвестны. Все историки японской экономики приводят в своих работах названия де¬ сятков реприватизированных предприятий, явившихся осно¬ вой промышленной мощи будущих концернов Мицуи (угольные шахты Миикэ), Мицубиси (угольные шахты Така- сима, судоверфи Нагасаки), Кавасаки, Асано и др. Заводы продавались, как правило, за 15—30% от той суммы, в какую они обходились правительству, причем покупателям предоставлялась рассрочка на очень длительный срок, иногда на два-три десятилетия. Естественно, что в конкурентной борьбе разных капита¬ листических фирм большую роль играли связи их владель¬ цев с правительством и правительственным аппаратом. Мицуи имел связи с императорским домом и юго-западными кла¬ нами, из которых вышли руководители революции Мэйдзи, с первым министром финансов Японии генро (ближайший советник императора) Иноуэ. Именно поддержка Иноуэ обеспечила Мицуи победу в борьбе против его главных в то время конкурентов в банковском деле — Оно и Симада, кото¬ рые в конце концов (в 1874—1875 гг.) обанкротились. Для Мицубиси большое значение имела тесная связь с преемни¬ ком Иноуэ — графом Окума, одним из руководящих деяте¬ лей революции Мэйдзи, до начала XX в. игравшим выдаю¬ щуюся роль в правительственных кругах Японии. Благодаря помощи Окума Мицубиси удалось выдержать натиск влия¬ тельных конкурентов на его мореходную монополию. Обще¬ известны также родственные и другие связи с правительствен¬ ными кругами Сумитомо, который был братом генро Сайондзи, Сибудзава, начавшего свою карьеру с должности чиновника министерства финансов, и других основателей концернов. Одним из методов поддержки правительством монополий было создание правительственных акционерных компаний и по¬ следующая их реприватизация. В 1869 г. правительство со¬ здало первую акционерную банковскую компанию. В 1871 г. правительство издало «Правила об организации компаний» и «Объяснения о компаниях» и принимало различные иные меры для поощрения акционерной организации. Акционерная фор¬ ма компаний развивалась быстро — их капитал вырос с 23
25 млн. иен в 1877 г. до 147 млн. иен в 1887 г., 533 млн. иен в 1897 г. и 1080 млн. иен в 1907 г.1 Но большинство акцио¬ нерных компаний (особенно до японо-китайской войны 1894—1895 гг.) было строго закрытыми, с весьма ограничен¬ ным числом акционеров (нередко акционерами были только родственники главного владельца). Акционерная форма в крупных компаниях была по преимуществу средством учета и ведения дел, но не мобилизация внешнего капитала. Одна из причин закрытого характера акционерных компа¬ ний заключалась в том, что в капиталистических кругах уко¬ ренились традиции купеческих семей торговых гильдий Осака и йедо. «10 гильдий», существовавшие в йедо с конца XVII в., были строго замкнутыми привилегированными кор¬ порациями, старавшимися не допускать в свой состав новых членов. Известное значение имела также непривычность акционерной формы: владельцы небольших денежных сумм предпочитали вкладывать деньги в банки, где был обеспечен твердый процент, а не покупать акции с колеблющимся курсом, выпускавшиеся малоизвестными компаниями, кото¬ рые, таким образом, не могли доводить свои капиталы до размеров, угрожавших позициям крупных замкнутых компа¬ ний монополистов. Однако главная причина замкнутости ком¬ паний заключалась в государственной поддержке монополий. Поддержка эта была так велика, что владельцы привилегиро¬ ванных компаний имели возможность доводить их капиталы до размеров, необходимых для крупного предприниматель¬ ства, не прибегая к открытому выпуску акций, поскольку такой выпуск всегда связан с известным риском для господ¬ ствующих акциедержателей. К. Такахаси приводит список 25 крупных компаний в гор¬ ной и обрабатывающей промышленности и на транспорте, созданных правительством и затем переданных частным фир¬ мам. Среди этих компаний мы встречаем такие, которые про¬ существовали до 30—40-х годов нашего века (табл. 4). Впоследствии выпуск акций в открытую продажу стал практиковаться более часто, но все же традиция «фамиль¬ ных фирм», сложившаяся в феодальной Японии и в первые годы после революции Мэйдзи, прочно удерживалась вплоть до второй мировой войны и, как мы увидим ниже, была фактором, тормозившим мобилизацию капиталов для нужд военного хозяйства. . Мы показали большое влияние государственного протекци¬ онизма на образование и развитие монополий в первые деся¬ тилетия капиталистического развития Японии. После русско- 1 «Хрестоматия», т. I, стр. 41. 24
Таблица 4 Правительственные компании, переданные частным владельцам (в 1870—1880-х годах) ♦ Компании Кому была передана > гда была передана Оплаченный капитал в мо¬ мент передачи, тыс. иен Нихон тэцудо кайся (японская компания железных дорог) . . Объединению титулованных лиц Ноябрь 1881 г. 20 000 Нихон юсэн кайся (су¬ доходство) . . • . . Мицубиси Октябрь 1885 г. 11000 Осака сйосэн кайся (су¬ доходство) Сумитомо Май 1884 г. 1800 Косака кодзан кайся (до¬ быча железной руды) Фудзита Сентябрь 1884 г. 601 Токио кайдзйо хокэн кай¬ ся (Токийская компа¬ ния по страхованию на море) Мицубиси Август 1879 г. 600 Осака босэки кайся (впоследствии „Тойо босэки** — хлопчато¬ прядильная) Фудзита, Ма¬ цумото и не¬ скольким титулованным лицам Июль 1883 г. 600 Одзи сэйси (производ¬ ство бумаги) .... Главным обра¬ зом Мицуи, а также Оно и Симада Февраль 1873 г. 500 • «Хрестоматия*, т. I, стр. 43. японской войны ускоряется превращение японских монополий в концерны, которые к тому времени занимали господствую¬ щее положение уже не только в области транспорта, кредита и торговли, но и в быстро развивавшейся крупной промыш¬ ленности. Финансовый капитал и финансовая олигархия, дзайбацу, постепенно становятся господствующей силой также и в политической жизни страны. В новых условиях, когда капиталы крупнейших концернов достигали нескольких сот миллионов иен и в отдельные годы превышали размеры дохо¬ дов по государственному бюджету, магнаты финансового капитала почувствовали себя полновластными хозяевами го¬ сударства и уже не удовлетворялись подачками от правитель¬ ства в виде субсидий. Концерны использовали государство в • 25
интересах своего обогащения путем активного влияния (через свою агентуру в парламенте) на государственный бюджет и на размеры военных расходов и военных заказов; путем опре¬ деления государственной таможенной и валютной политики; посредством участия в полугосударственных монополиях, ко¬ торые уже с начала XX в. стали играть значительную роль в промышленности; путем получения специальных прав на экс- плоатацию колоний; наконец, путем активного влияния на внешнюю политику Японии, извлечения всесторонних выгод из агрессии японского империализма. К началу второй мировой вой Цы дзайбацу пришли, обла¬ дая громадным опытом в использовании государственных ре¬ сурсов и государственного аппарата в интересах своего обога¬ щения. Этот опыт был ими в полной мере использован как для подготовки войны, так и для того, чтобы в ходе войны увеличить свои капиталы и прибыли, удушить конкурентов и еще больше усилить свои позиции в экономике страны. Влияние захватнических войн Японии на развитие дзайбацу В 1916 г. Ленин указывал на то, что в Японии монополия военной сил'ы и особое удобство грабить Китай «...отчасти восполняет, отчасти заменяет монополию современного, новей¬ шего финансового капитала» *. Монополия военной силы, военно-феодальные черты япон¬ ского империализма и особое удобство грабить Китай и Корею, агрессия японского империализма, начавшаяся на самых ранних этапах его развития, не только восполняли и заме¬ няли «господство современного финансового капитала», но и ускоряли его развитие, содействовали образованию монополий и их раннему превращению в могущественные концерны. Выше мы уже показали, какое большое влияние оказали на развитие японских монополий первые военные операции по¬ сле революции Мэйдзи — экспедиция на Формозу в 1874 г. и подавление сацумского восстания в 1877 г. О влиянии воен¬ ного фактора на развитие японской капиталистической эко¬ номики написаны горы книг. Хотя вопрос этот еще требует дальнейшего углубленного исследования, во всяком случае очевидно следующее: каждая из захватнических войн япон¬ ского империализма (до войны на Тихом океане) способство¬ вала расширению промышленности и транспорта Японии за счет эксплоатации японских колоний и усиления эксплоата¬ ции внутри страны. Об изменениях в японской промышленности в связи с вой¬ 1 В. И. Ленин. Сот., т. 23, стр. 104. 26
нами, которые вела или в которых участвовала Япония, можно судить по следующим данным (табл. 5). Таблица 5 Изменения в японской промышленности в связи с войнами ♦ Период Число рабочих Мощность двигателей во всех арсеналах, л. с. на всех граждан¬ ских пред¬ приятиях на всех военных предприя¬ тиях в армей¬ ских арсе¬ налах в арсеналах флота Перед японо-китайской войной (i893 г.) . . . 285 478 9 584 3832 5 752 3 038 После русско-японской войны (1906 г.) ... 612 177 89 286 38 629 50 657 128 800 Рост, % 114 831 908 780 4 240 Перед первой мировой войной (март 1913 г.) 916 252 74024 29 009 44 015 200433 После первой мировой войны (март 1919 г.) . 1 520 466 102 793 39 548 63 245 212 026 Рост, % 66 39 44 . 44 6 • „Нихон сэндзи кэйдзайрон" („О японской военной экономике"), Токио, 1934, по данным официальной статистики. В результате японо-китайской войны Япония захватила Формозу и получила контрибуцию в 360 млн. иен, что превы¬ шало почти в четыре раза всю сумму расходов по обще¬ государственному бюджету в 1892 г. В результате русско- японской войны Япония захватила Корею и Южный Сахалин, укрепилась в Южной Маньчжурии и получила от России не¬ малую для того времени контрибуцию в 47 млн. иен. 1Во вре¬ мя русско-японской войны. в огромной степени вырос государственный долг Японии. Ее внешняя задолженность увеличилась с 312 млн. йен в 1904 г. до 1142 млн. иен в 1905 г.; внутренний долг за тот же год вырос с 576 млн. иен до 938 млн. иен, а вся сумма государственного долга увели¬ чилась с 888 млн. иен до 2080 млн. иен Ч Львиная доля средств, полученных государством из-за границы (преимущественно из Англии) и внутри страны с по¬ мощью государственных займов, была использована для фи¬ нансирования промышленного (в особенности военно-промыш¬ ленного) строительства компаний дзайбацу, для их кредитова¬ ния и субсидирования. 1 Н. G. Moulton. Japan. Washington, 1931, стр. 558. 27
В 1907 г. в Японии разразился промышленный кризис, но уже с 1909 г. начался новый значительный подъем промыш¬ ленности. Именно в годы, последовавшие за русско-японской войной, особенно быстро развивается акционерная форма ком¬ паний и ускоряется преобразование японских монополий из старомодных «торгово-промышленных домов» в концерны во главе с «мотикабу кайся» («холдинг-компани», держатель¬ ские компании), со множеством основных, дочерних и внуча¬ тных компаний в разных отраслях. В 1910 г. образовалась «Мицуи гомэй» — головная держа- тельская компания концерна Мицуи — и приблизительно в это же время Мицуи создает акционерное компании в горной про¬ мышленности, производстве бумаги, хлопчатопрядильной про¬ мышленности, производстве сахара и машиностроении. Все его операции по внешней и внутренней торговле переходят в веде¬ ние созданной в 1909 г. «Мицуи буссан». Его банк, который до того был лишь одной из частей «дома Мицуи», в 1909 г. становится отдельной акционерной компанией. В концерне Ми¬ цубиси держательская компания под названием «Мицубиси госин» была создана значительно раньше — в 1893 г. В по¬ следующие годы от «Мицубиси госин» отпочковались отдель¬ ные компании в горной промышленности, страховом деле, производстве бумаги, производстве рисовой водки и др. То же самое происходит и в других крупных концернах (Ясуда, Сумитомо и др.). Следует, однако, отметить, что вплоть до первой мировой войны центром тяжести концернов попрежнему были кредит¬ ные и страховые компании, компании по внешней и внутрен¬ ней торговле и компании в легкой промышленности. Из отрас¬ лей тяжелой промышленности к этому времени значительное развитие получили только судостроение, находившееся глав¬ , ным образом в руках концерна Мицубиси, и горнодобывающая промышленность, в которой крупные концерны (в первую оче¬ редь Мицуи и Мицубиси) постепенно завоев'ывали командные позиции, скупая шахты и горные разработки, принадлежавшие мелким и средним промышленникам. Некоторые компании (Су¬ митомо, Кухара, Фурукава), ставшие впоследствии концернами* с самого начала развивали предпринимательство по преиму¬ ществу в горнодобывающей промышленности. Первая мировая война поставила японский капитализм в монопольное положение на Дальнем Востоке и явилась для японских концернов источником громадных прибылей, предпосылкой для нового роста их предприятий и компаний. Не участвуя фактически в войне, но считаясь одним из государств, воюющих на стороне Антанты, Япония захватила принадлежавшие Германии острова Тихого океана и герман¬ 28
ские концессии в Китае (в провинции Шаньдун) и пыталась использовать схватку двух империалистических коалиций для того, чтобы превратить весь Китай в свою колонию. В то же время японский капитализм в полной мере использовал свои экономические преимущества для того, чтобы захватить в свои руки рынки Дальнего Востока, с которых временно были вынуждены уйти в связи с войной европейские импе¬ риалисты и США. Товарный голод и громадный рост цен, отсутствие европейско-американской конкуренции на азиат¬ ских рынках привели к новому подъему японской промыш¬ ленности и в'ызвали новую горячку грюндерства и спекуля¬ ции. С 1894 г. до 1914 г. сальдо торгового баланса Японии было почти неизменно пассивным. В годы же войны Япония имела активное сальдо, которое с 1915 по 1918 г. составило громадную сумму в 1407 млн. иен. В целом же, учитывая другие статьи платежного баланса, доход Японии за годы войны составил почти 3 млрд, иен *. Это и была «контрибу¬ ция», полученная японским капитализмом в результате войны, в которой Япония фактически не участвовала. В стоимостном выражении рост продукции японской про¬ мышленности в годы первой мировой войны представлен в следующих цифрах (табл. 6). Рост промышленности в годы войны сопровождался еще более быстрым увеличением капиталов дзайбацу. В годы войны дивиденды многих компаний доходили до 50—60%. В то время как средний размер годовых дивидендов всех коммерческих банков страны за пятилетие 1915—1919 гг. составил 7,2%, соответствующий размер дивиденда банков «большой пятерки» (Мицуи, Мицубиси, Дайити, Ясуда, Суми¬ томо) составил около» 10% 1 2, и накопления военных лет позволили банкам дзайбацу удерживать размеры дивиденда на уровне значительно выше среднего в течение ряда после¬ дующих лет. Оплаченный капитал всех акционерных компа¬ ний с ограниченной ответственностью увеличился в Японии с 1983 млн. иен в 1913 г. до 9312 млн. иен в 1921 г.3 В спекулятивной горячке времен первой мировой войны выдвинулся ряд новых богачей — кандидатов в монополисты. Ни одному из них, однако, не удалось поколебать позиции старых монополий. Большинство крупных компаний, создав¬ шихся во время войны (Судзуки, Такада, Сигэки, Мураи, 1 Сюда не входят многие миллионы иен, в которые оценивается стоимость товаров, награбленных японскими захватчиками на Советском Дальнем Востоке, где в годы японской оккупации хозяйничали Окура и другие японские монополисты. 2 Moulton, Japan, стр. 626. 3 S. Uyehara, The Industry and trade in Japan, стр. 32. 19
Таблица 6 Рост продукции японской промышленности в годы первой мировой войны * Отрасли 1914 г. млн 1919 г. . иен Рост, % Текстильная 620 3 296 431 Металлургическая 48 338 600 Машиностроительная и инструмен- тальная 111 716 550 Керамическая 34 175 414 Химическая . . 176 777 341,5 Лесная и деревообрабатывающая . . 28 158 464,3 Печать • . . . • 26 66 154 Пищевая 40 741 1754 Газ и электричество 25 67 173 Прочие . . . • 264 4Ó4 53,2 Итого 1372 6738 413 • .Нихон сэндзи кэйдзайрон", Токио, 1934, стр. 123—124. Ватанабэ и др.), обанкротилось во время послевоенного эко¬ номического кризиса или финансового кризиса 1927 г., другие (Номура, Ямасьта, Кисимото, Окадзаки и др.) остались су¬ ществовать как сравнительно небольшие компании: некоторые (Номура, Ямасьта) в период военно-инфляционной конъюн¬ ктуры (1931—1937 гг.) вновь стали расти и превратились в значительные по своему удельному весу монополии. Наибольшую часть в обильнейшей жатве 1914—1919 гг. пожали старые монополии. В особенности сильно вырос кон¬ церн Мицубиси, почти догнавший своего главного конкурен¬ та — концерн Мицуи. В эти годы и в годы, непосредственно следовавшие за войной, в концерне Мицубиси были созданы новые мощные судостроительная, металлургическая, горнодо¬ бывающая, торговая, складская и другие компании, а также банк Мицубиси. Концерн Сумитомо также расширился за счет организации новых компаний по рафинированию и про¬ катке цветных металлов, производству удобрений, а также за счет машиностроительных и других компаний. Колоссальная потребность в капиталах заставляет концерны несколько шире приоткрыть двери для тех, кто хотел покупать их акции. Банки концернов выпускают часть своих акций в. 30
продажу и в несколько раз увеличивают размеры своих объявленных и оплаченных капиталов. Рост капиталов и депозитов коммерческих банков в годы войны (в млн. иен) * 1914 г. 1918 г. Все коммерческие банки Японии Объявленный капитал . . . 575 1058 Оплаченный „ ... 401 708 Депозиты 1520 5744 Банк Мицуи Объявленный капитал . . . 20 100 Оплаченный „ . • . 20 60 Депозиты . 100 351 Банк Мицубиси Объявленный капитал • . . 1 50 Оплаченный „ ... 1 30 Депозиты 52 234 Банк Сумитомо Объявленный капитал . . . 15 30 Оплаченный „ ... 7,5 30 Депозиты • 71 348 • .Хрестоматия", т. I, стр. 81. Таким образом, войны и колониальный разбой были одним из главных источников прибылей и могущества японских мо¬ нополий. Уже один этот факт может служить достаточно яр¬ ким опровержением злостной легенды японских реакционеров и их американских покровителей о «непричастности дзайбацу к агрессии». «Всякий расход на вооружение является формой инвестиции» — этот тезис, высказанный одним из директоров компаний Мицуи Гиндзиро Фудзивара в его книге «Дух япон¬ ской промышленности» (1931), является «символом веры» японских монополистов, для которых война всегда была самым прибыльным видом предпринимательства и которые выступили в качестве вдохновителей и организаторов войны на Тихом океане. Концентрация производства и централизация капитала в Японии до второй мировой войны Товарищ Сталин указывает, что в капиталистических «стра¬ нах индустриализация обычно начинается с легкой промыш¬ ленности. «Так как в легкой промышленности требуется 31
меньше вложений и капитал оборачивается быстрее, причем получение прибыли является более легким делом, чем в тяже¬ лой промышленности, то легкая промышленность становится там первым объектом индустриализации. Только по истечении длительного срока, в течение которого легкая промышленность накопляет прибыли и сосредоточивает их в банках, только после этого наступает очередь тяжелой промышленности и начинается постепенная перекачка накоплений в тяжелую индустрию для того, чтобЬ! создать условия для ее разверты¬ вания» *. Именно так развивалась промышленность Японии. Еще в 1931 г. на долю тяжелой промышленности в Японии приходи¬ лось около 30 % всего промышленного производства, а на долю легкой промышленности — свыше 70% 1 2. Несмотря на высо¬ кую норму эксплоатации, многочисленные захватнические войны, ограбление колоний, получение иностранных займов, Япония за 70 лет капиталистического развития не сумела преодолеть свою экономическую отсталость и догнать передо¬ вые в экономическом отношении капиталистические страны мира. В то же время уровень концентрации произ¬ водства Японии накануне второй мировой войны был очень высок (табл. 7). Таблица 7 Концентрация производства * Предприятия с числом рабочих Количество предприятий (1937) Количество рабочих (1937) Стоимость продукции (1935) Мощность двигателей (1933) абс. данные % абс. данные (в тыс.) % абс. данные (в млн. иен) % абс. данные (в тыс. л. с.) % От 5 до 50 98 300 92,7 1068 36,3 2 780 25,6 560 18,6 „ 50 „ 1000 7 400 7,0 1145 39,0 5130 47,3 1620 53,4 Свыше 1000 311 0,3 . 723 24,7 2 925 27,1 850 28,0 Итого . . 106 011 100,0 2 936 100,0 10835 100,0 3 030 100,0 • Ежегодник «Тойо кэйдзай нэнкан*, 1938; справочник »Родо токэй йоран", 1938 и др. 1 И. В. Сталин. Речь яа предвыборном собрании избирателей Сталинского избирательного округа г. Москвы 9 февраля 1946 г. 2 «Japan Year Book», 1933. 32
Сравнимые официальные данные о числе рабочих на пред¬ приятиях различных размеров показывают, что в то время как в Японии число предприятий с количеством рабочих от 5 до 50 человек составляло около 93%, для Германии соот¬ ветствующая цифра равнялась 89 % *•» а для США — около 84% 1 2. Удельный вес этих предприятий по числу рабочих составлял в Японии 36,3%, в Германии — 32,5%, в США — 14,7%. Таким образом, удельный вес мелких предприятий с числом рабочих до 50 был в Японии значительно Btmie, чем в Германии, и намного выше, чем в США. Большой удель¬ ный вес мелких предприятий отражал сравнительную сла¬ бость развития японской промышленности3. Тем не менее приведенные данные отчетливо свидетель¬ ствуют о том, что и по числу рабочих, и по стоимости про¬ дукции, и по мощности двигателей господствующее положение в японской промышленности занимали крупные предприятия с числом рабочих более 50. Еще более разительными являются данные о централиза¬ ции капитала (табл. 8). Более четырех пятых капиталов акционерных компаний приходилось на крупные компании е капиталом свыше 1 млн. иен, а почти три пятых — на крупнейшие компании с капиталом свыше 10 млн. иен. 1 «Statistisches Jahrbuch fur das Deutsches Reich», 1938. 2 «Statistical Abstract of the U. S.», 1938. 3 Фактически удельный вес мелких предприятий в Японии был выше, чем это следует из приведенных цифр, так как японская статистика до войны не охватывала предприятия с числом рабочих до 5 тыс. чел. Меж¬ ду тем, по мнению всех бее исключения исследователей японской эконо¬ мики, основанному на частичных данных и косвенных показателях, удель¬ ный вес мельчайших предприятий в Японии был выше, чем в других капиталистических странах. По данным, приведенным в книге Ш. Лифа «Война и экономика Япо¬ нии» (М., 1940), в Японии в 1935 г. на предприятиях с числом рабочих до 5 чел. было занято 54% всех рабочих фабрично-заводской промышлен¬ ности. Для Германии соответствующий процент (в 1933 г.) составлял 33 (стр. 66). Джон Орчард пишет: «Согласно оценке за 1920 г. в обрабатывающей промышленности было занято 5278 тыс. чел. Поскольку в предприятиях, охваченных фабрично-заводской статистикой, было занято только 1939 тыс. рабо.чих, получается, что, если оценка верна, 3200 тыс. чел., или 60% всех лиц, занятых в промышленности, работали в предприятиях с число-' рабочих менее 5» («Japan’s Economic Position», N. Y., 1930, стр. 185). Гюнтер Штейн пишет: «Маленьким предприятиям (с числом рабочих до 5 чел.) принадлежит важная роль в промышленном производстве... Эти предприятия в 1931 г. производили 18,8% всей продукции хлопчато¬ бумажной промышленности; 28,8% продукции текстильной промышленно¬ сти; 55,1% продукции шелкового текстиля; 27,4% текстильных изделий; 29,1% шляп; 91,5% карандашей; 60,8% фарфоровых изделий; 65,5%, вело¬ сипедов (сборка и производство частей)» («Made in Japan», London, 1935, стр. 45). 3 Я. А. Певзнер 33
Т аблица 8 Централизация капитала * Размер капиталов акционерных компаний 1934 г. 1938 г. % к общему числу ак¬ ционерных компаний % ко всему капиталу акционер¬ ных ком¬ паний % к общему числу ак¬ ционерных компаний % кп всему капиталу акционерных компаний До 50 тыс. иен . . .’ 30,0 z 0,7 64,7 1,9 От 50 тыс. иен до 500 тыс. иен . 48,8 7,2 27,9 10,1 От 500 тыс. иен до 1 млн. иен . . 8,4 5,0 2,8 4,3 От 1 млн. иен до 5 млн. иен . . 9,6 18,1 3,4 15,9 От 5 млн. иен до 10 млн. иен . . 1,4 9,0 0,5 8,6 Свыше 10 млн. иен 1,8 60,0 0,7 59,2 100,0 100,0 100,0 100,0 * Данные за 1934 г. — К. Такахаси. Ниппон когйо хаттэнрон („Развитие японской промышленности"). Токио, 1936, стр. 275, 277; данные за 1938 г. — журнал „Тюокорон", октябрь 1938 г. Высокий уровень концентрации производства и центра¬ лизации капитала лежит в основе монополии компаний дзайбацу. Особенности структуры концернов дзайбацу По официальным данным, в первой половине 1937 г. из 16,7 млрд, иен оплаченного капитала всех акционерных компаний страны на долю компаний восьми крупнейших концернов (Мицуи, Мицубиси, Сумитомо, Ясуда, Асано, Окура, Фурукава, Кавасаки) приходилось 3,2 млрд, иен, или 19,2% После двух лет войны в Китае в 1939 г. удель¬ ный вес концернов в общем размере капиталов акционерных компаний страны составлял менее одной трети. Соответству¬ ющие данные приводятся в табл. 9. Но о действительной степени монополизации народного хозяйства концернами можно судить, лишь ознакомившись с их долей в сумме капиталов и в размерах производства по отдельным отраслям народного хозяйства. В отдельных от¬ раслях народного хозяйства процент капиталов, приходивших¬ ся на долю 14 перечисленных в таблице 9 концернов 1 «Хрестоматиях, т. I, стр. 166. 34
Таблица 9 Оплаченный капитал компаний, контролируемых концернами (на 1-ю половину 1939 г.) * Концерны Млн. иен Концерны Млн. иен Мицуи 1428 Асано 270 Мицубиси . 1289 Окура 177 Мангйо . . • 1247 Ниссо 165 Ясуда 479 Номура 159 Ниттицу 472 Фурукава 104 Сумитомо 442 Рикэн 100 Мори 275 Кавасаки 97 Итого. . 6704 Оплаченный капитал всех акционерных компаний Японии . • . . 21072 % оплаченного капитала компаний 14 концернов к общей сумме капиталов акционерных компаний Японии 31,9 * .Japan Manchoukuo Year book* *. 1940. по отношению к общей сумме капиталов в данной отрасли, в 1939 г. выражался в следующих цифрах: Доля концернов в общей сумме капиталов • Тяжелая промышленность 48,2 В том числе: Горнодобывающая 61,3 Металлургическая 31,7** Машиностроительная 41,9 Судостроительная ........ 77,3 Химическая и резиновая промышленность 56,4 Текстильная промышленность 35,6 Керамическая 71,5 Бумажное производство 68,3 Пищевая промышленность 19,9 Газ и электричество . . . 19,6** Железные дороги 11,0** Судоходство 46,1 Торговля 10,5 Кредитные институты 31,9 * .Japan Manchrukuo Year book", 1940. • • Приводимые цифры не включают доли капиталов, принадлежавших полугосудар- ственным монополиям. В металлургии, электроэнергии и железнодорожном транспорте эта доля была, как мы увидим ниже, очень велика. 3* зб
Таблица 10 Доля компаний концернов в отдельных отраслях промышленности и в судоходстве * Отрасли Концерны •• К О Единица измерения. Вся Япония В том числе компа¬ нии концернов Доля концернов в об¬ щем производстве, % 1 Добыча камен¬ ного угля Мицуи (3), Мицубиси (3), Нихон Сэйте- цу (1), Сумитомо (1), Ниссан (2), Асано (2), Фурука- ва (1), Окура (1) 1936 тыс. т 41,803 22,053 52,4 Производство рафинирован¬ ной меди Ниссан, , Мицубиси, Фурукава, Суми¬ томо, Асано, Фуд- зивара, Мори (во всех по одной ком¬ пании) 1936 и и 78 77,1 98,8 Добыча золота Ниссан (1), Мицуби¬ си (1), Мицуи (2), Сумитомо (3), Фуд- зита (1), Фурукава (1), Мори (1) 1936 кг 22,235 19;278 86,3 Производство сульфата ам¬ мония Ниттицу (3), Мори (1), Мицуи (1), Ниссан (1), Суми¬ томо (1) 1936 тыс. т Г, 278 1,035 80,8 Производство цемента Асано (5), Мицубиси (4), Мицуи (5) 1936 м »» 5,168 3,611 69,8 Судостроение Мицубиси (4 верфи), 15-й банк (2), Ми¬ цуи (1), Ниссан (1), Ямасьта (1), Фор¬ мозский банк (1), Сибудзава (1) 1936 число судов в единицах; тоннаж в тыс. т 240 307 80 265 33,3 86,3 Производство европейской бумаги Мицуи, Мицубиси, Ясуда (во всех по одной компании) 1936 стоимость i в млн. иен 1,826 1,615 88,4 36
Таблица 10 (окончание) Отрасли Концерны •• О Единица измерения Вся Япония В том числе компа¬ нии концернов Доля концернов в об¬ щем производстве, % Текстильная промышлен¬ ность Сумитомо (1), Ми¬ цуи (4), Мицубиси (1), Номура (2), Мицува (1)*** 1937 число ткац¬ ких станков в единицах; число вере¬ тен в тыс. 98,120 12,018 47,911 5,156 48,6 43,0 Мукомольная промышлен¬ ность Мицубиси (5), Ми¬ цуи (2) 1937 производ¬ ственная мощность в тыс. бар¬ релей 69,300 52,300 75,5 Судоходство Мицубиси (3), Суми¬ томо (5), Мицуи (2), Асано (3), Ямасьта (2), Исихара (2) 1937 тоннаж су¬ дов (водо- измещен. свыше 1 тыс. т) в тыс. т 4,157 2,123 51,0 * .Хрестоматия*, т. I, стр. 219—255; ,Тойо кэйдзай нэнкан*. 1939. ** В скобках приводится число компаний. ••• Объединение текстильных промышленников Осака. Разумеется, данные о проценте капиталов концернов в общей сумме капиталов отдельных отраслей сами по себе не могут достаточно полно характеризовать степень монополи¬ зации и нуждаются в дополнении данными об удельном весе концернов в производстве (см. табл. 10). В тех отраслях промышленности, которые начали созда¬ ваться или получили быстрое развитие в годы войны (т. е. после 1931 г.),—-в самолетостроении, автомобилестроении, в производстве алюминия и металлического магния — концер¬ нам принадлежали все крупные предприятия. Приведенные выше данные об удельном весе концернов в акционерном капитале и производстве в отдельных отрас¬ лях, несомненно, свидетельствуют о высоком уровне монопо¬ лизации промышленности концернами, достигнутом ими еще до начала войны в Китае. Следует иметь в виду, что эти данные учитывают лишь те компании, которые входят в 37
состав концернов или так или иначе формально с концернами связаны. Но они не учитывают производство тех компаний, которые, будучи формально независимыми, находятся в фак¬ тической финансовой или иной зависимости от концернов и последними контролируются. Владея крупной долей производства и капиталов во всех отраслях народного хозяйства (кроме земледелия), четыре главных (Мицуи, Мицубиси, Сумитомо, Ясуда) и десять вто¬ ростепенных концернов контролировали всю экономику стра¬ ны. Однако контроль в той или иной отрасли еще далеко не означает владения всеми ее предприятиями. Из вышеприве¬ денных данных явствует, что даже в тяжелой промышлен¬ ности свыше половины капиталов принадлежало компаниям, не входившим в концерны. В ряде других отраслей народного хозяйства — в торговле, в кредитных институтах, в пищевой промышленности — внеконцерновым компаниям принадлежа¬ ло свыше двух третей всех капиталов. Для дзайбацу, таким образом, оставалось обширное поле не только для взаим¬ ной конкурентной борьбы, но и для борьбы за подчинение аутсайдеров. Перестройка народного хозяйства на военный лад откры¬ ла перед монополиями новые возможности для усиления контроля над предприятиями, не входившими в концерны, для поглощения или полного их подчинения. Ареной борьбы дзайбацу за подчинение средних и мелких аутсайдеров и взаимной борьбы между магнатами финансо¬ вого капитала стали по преимуществу картельные объедине¬ ния, исследованию которых посвящены главы I и II. Участ¬ никами этой борьбы были концерны, которые в Японии являются основной формой монополий. При ознакомлении с долей компаний концернов в отдель¬ ных отраслях народного хозяйства бросается в глаза мно¬ жественность концернов и их компаний во всех отраслях. В каменноугольной промышлености подвизаются 14 крупных компаний восьми концернов, в производстве рафинированной меди — семь компаний семи концернов и т. д. (см. табл. 10). До 1931 г. ни в одной отрасли японской промышленности не было объединений, подобных германскому химическому тресту «И. Г. Фарбениндустри», сосредоточившему в своих руках 80% всего производства синтетического азота в стране и около 100% производства синтетического бензина. Весь капитал это¬ го треста, составлявший в 1935 г. 1 млрд, марок, был вложен в химическую промышленность. Не было в Японии до второй мировой войны монопольных объединений, подобных англий¬ скому тресту «Империал кэмикал», монополизовавшему почти всю химическую промышленность Англии, или концерну, 38
возглавляемому семьей Дюпон, владеющий львиной долей всей химической промышленности США. Как и во всех других странах, в Японии основой развития капиталистических монополий явилась концентрация произ¬ водства. Что же касается структуры монополий, их раннего превращения в концерны, владеющие многими компаниями в разных отраслях народного хозяйства, то эта структура сложилась под влиянием особенностей исторического разви¬ тия японского империализма. С развитием капиталистической промышленности и ее концентраций буржуазные реформы и активная финансовая поддержка помещичье-буржуазного правительства позволили небольшому числу крупных торгово- банкирско-промышленных фирм, существовавших в Японии еще до революции Мэйдзи или образовавшихся в- первые годы после нее, извлекать огромные прибыли и занять моно¬ польное положение и в сфере кредита, и в сфере обращения, и в сфере производства. Последующее развитие японского империализма, его оплетенность густой сетью добуржуазных отношений, его военно-феодальный характер содействовали развитию тех черт японских монополий, которые наметились в годы их возникновения. Уцелевшие в ходе конкурентной борьбы к началу XX в. монополистические объединения, пользуясь неизменной правительственной поддержкой, полу¬ чали все более широкие возможности извлекать прибыли в самых разнообразных отраслях народного хозяйства. Их большому развитию содействовали успешные войны и коло¬ ниальная экспансия японского империализма. В ходе первой мировой войны, принесшей колоссальные прибыли японскому финансовому капиталу, окончательно определилась верти¬ кальная структура японских монополий. Монополии оконча¬ тельно приняли форму концернов, в которые были объединены компании, связанные между собой прежде всего зависимо¬ стью от патронирующих компаний и лишь в гораздо меньшей степени — интересами комбинирования. Слабость горизонтальной трестификации, преобладание вертикальной трестификации, раздробленность капиталов каждого концерна среди многих отраслей хозяйства — такова главная особенность структуры концернов. В японских кон¬ цернах соединены различные компании, не имеющие между со¬ бой ничего общего, кроме того, что в них вложены капиталы одного владельца или одной группы владельцев и что они этими владельцами контролируются. Японские концерны (прежде всего — наиболее мощные из них) — это не тресты и не комбинаты, это объединяемые принадлежностью одному или нескольким (обычно связанным меж собой фамильными 39
Доля различных отраслей народ (данные на 1-ю Мицуи Мицубиси Сумитомо Ясуда МЛН. иен % млн. иен % млн. иен %. МЛН. иен % Кредитно-финансовые институты .... 70,5 6,0 143,1 16,9 70,5 15,8 140,5 53,3 Тяжелая промышлен¬ ность 269,0 22,8 230,1 27,3 137,1 35,7 3,2 1,2 В том числе Г орнодобывающая 179,9 15,3 115,7 13,7 33,9 8,8 — — Металлургия . . 15,0 1,3 5,0 0,6 87,2 22,7 — — ’ Машиностроение 74,0 6,3 34,3 4,1 15,9 4,2 3,2 1,2 Судостроение . . — — 75,0 8,9 — — — — Химия 81,6 6,9 64,5 7,6 41,5 10,8 . 2,6 1,0 Резиновая промыш¬ ленность .... 7,5 0,6 1,9 0,2 — — — — Бумажная промыш¬ ленность 198,7 16,9 ■$,0 0,9 — — 9,0 3,4 Текстиль 155,1 13,2 41,0 4,8 — — 15,3 5,8 Гончарная промыш¬ ленность 38,2 3,2 17,7 2,1 — —м. — — Газ и электричество 65,1 5,5 54,8 6,5 18,7 4,9 52,0 19,7 Пищевая промышлен¬ ность и морской промысел .... 62,2 5,3 125,8 14,8 — — — — Ж.-д. транспорт . . 18,7 1,6 5,1 0,6 — — 12,6 4,8 Морской транспорт . 3,9 0,3 97,6 11,5 62,5 16,3 — — Торговля 179,7 15,3 38,5 4,5 15,0 3,9 11,3 4,3 Земельные участки и строения .... 4,5 0,4 7,0 0,8 43,0 11,2 17,2 6,5 Прочие 22,5 1,9 13,0 1,5 5,4 1,4 — — Всего . 1 177,2 100,0 848,2 100,0 393,7 100,0 263,7 100,0 * .Хрестоматия*, т. I, стр. 166—167. ** Данные по всей Японской империи, включая Южный Сахалин, Корею, Формозу, Кван- 40
Таблица 11 ■ого хозяйства в капиталах концернов* «оловину 1937 г.) Итого по всем Леано Окура Фурукава Кавасаки ИТОГО по 8 концернам предприятиям Японии** МЛН. % млн. % млн. % млн. % млн. % млш ' яея иен иен иен иен иен % ł • — — 0,5 0,4 1,2 1,2 69,1 69,7 485,5 15,0 2 061,0 12,3 55,6 23,6 44,2 33,1 89,2 87,5 — — 828,5 25,8 3080,0 18,4 15,6 6,6 17,3 13,0 41,2 40,4 — 404,7 12,4 1267,0 7,6 8,8 3,7 7,0 5,2 25,8 25,3 — — 148,8 4,6 930,0 5,6 ■ 6,2 2,6 19,9 14,9 22,2 21,8 — — 176,0 5,4 673,3 4,0 : 25,0 10,6 -— — — — —• — 100,0 3,1 210,7 1,3 1,5 0,6 20,0 15,0 4,5 4,4 — — 216,3 6,7ч 1009,0 • 6,0 — — — — 3,8 3,7 — — 13,2 0.4J 1,0 0,4 6,5 4,9 — — — — 223,2 6,9 313,6 2,0 « — 13,2 9,9 1,4 1,4 — — 226,0 7.0 999,3 6,0 • 79,0 33,4 — — — — — — 134,8 4,2 236,8 1,4 ; 42,7 • 18,1 0,2 0,1 — — — — 233,7 7,2 2 265,6 13,5 — —. — 0,2 0,2 — — 188,2 5,8 817,5 4,9 22,8 9,6 — — — — 24,4 24,6 83,6 2,6 1344,3 8,0 6,8 2,9 — — — — — — 170,8 5,3 426,2 2,5 3,1 1,3 8,3 6,2 — — 4,0 4,0 260,0 8,0 2 241,6 13,4 18,5 7,9 3,5 2,6 *- - - 1,0 1,0 94,8 2,61 • 5,1 I 1 2,2 37,1 27,8 1,6 1,6 0,7 0,7 85,4 2,5/ 1931,4 11,6 236,1 100,0 133,5 100,0 101,9 100,0 99,2 100,0 3 244,0 100,0 16 726,3 100,0 тунскую область, полосу отчуждения ЮМЖД, мандатные острова Тихого океана. 41
узами) владельцам самые разнообразные предприятия, начиная от ресторанов и публичных домов и кончая самолетостроитель¬ ными заводами. В рекламе крупнейшего в Японии концерна Мицуи мы читаем следующее: «Вы можете приехать в Япо¬ нию на пароходе, принадлежащем Мицуи и отапливаемом углем из копей Мицуи, высадиться в порту, оборудованном Мицуи, доехать в принадлежащем Мицуи трамвае до гости¬ ницы, построенной все тем же Мицуи, и, лежа в кровати, купленной у Мицуи, читать изданную Мицуи книгу при све¬ те лампочки, изготовленной на заводе Мицуи. А утром, на¬ пившись чаю со склада Мицуи с сахаром, с его плантаций, отправиться в универсальный магазин Мицуи и приобрести там все, начиная от домашней обстановки до драгоценно¬ стей». Что приведенные слова не являются парадоксом или фан¬ тазией их авторов, а отражают действительное положение вещей, можно убедиться из табл. 11. Данные таблицы наглядно иллюстрируют распыленность капиталов концернов среди множества компаний, не связан¬ ных между собой во многих случаях в производственном от¬ ношении. Эти же данные показывают громадную мощь от¬ дельных концернов, в первую очередь концернов Мицуи и Мицубиси, на долю которых в 1937 г. приходилось свыше 60% всех капиталов восьми крупнейших концернов. Установив свое монопольное господство над экономикой Японии и ее колоний, японские дзайбацу перешли к широко¬ му захвату источников дешевого сырья, рынков сбыта това¬ ров и прибыльного приложения капиталов в других странах Азии, Тихого и Индийского океанов. Столкновение интересов японского монополистического капитала с интересами моно¬ полистического капитала США, Англии и других империали¬ стических стран лежало в основе резкого обострения империа¬ листических противоречий на Тихом океане, что явилось од¬ ной из главных причин второй мировой войны. Готовясь к захватнической войне (и уже после ее нача¬ ла), японский империализм стремился опередить своих более сильных экономически противников по степени мобилизации наличных экономических ресурсов. В своем историческом до¬ кладе о 27-й годовщине Великой Октябрьской социалистиче¬ ской революции, характеризуя подготовку к войне Германии и Японии, товарищ Сталин сказал: «...Заинтересованные в новой войне агрессивные нации, как нации, готовящиеся к войне в течение длительного срока и накапливающие для этого силы, бывают обычно — и должны быть — более под¬ готовлены к войне, чем нации миролюбивые, не заинтересо¬ ванные в новой войне. Это естественно и понятно. Это, если 42
хотите,— историческая закономерность, которую было бы опасно не учитывать» *. Интенсивная подготовка японского империализма ко вто¬ рой мировой войне выражалась, в частности, в том, что Япо¬ ния задолго до начала решающего этапа войны приступила к перестройке своей экономики на военный лад. Поскольку экономическая мощь японского империализма опиралась на промышленные, транспортные и другие предприятия и ресур¬ сы, находившиеся в руках или под контролем дзайбацу, фор¬ сированная военная мобилизация японской экономики была равнозначна дальнейшему усилению мощи дзайбацу. Военная мобилизация японской экономики происходила на основе развития военного государственно-монополистического капитализма в своеобразных, охарактеризованных выше усло¬ виях господства концернов дзайбацу. В данной работе мы не ставим перед собой задачу про¬ извести всесторонний анализ японского военного хозяйства. Вопросы об экономических ресурсах Японии, о развитии от¬ дельных отраслей ее народного хозяйства в различные перио¬ ды рассматриваются здесь лишь в той степени, в какой это необходимо для решения тех задач, которые определены темой книги. Паша задача заключается в том, чтобы выяснить роль дзайбацу в качестве вдохновителей и организаторов японской империалистической агрессии, исследовать основные черты и итоги развития военного государственно-монополисти¬ ческого капитализма в Японии, вскрыть реакционную им¬ периалистическую сущность политики США по отношению к послевоенной Японии и показать рост и укрепление демокра¬ тических сил японского народа, ведущих вместе со всем про¬ грессивным человечеством борьбу за ликвидацию власти дзайбацу и японских помещиков, за демократизацию Японии, за ее независимость, за прочный и длительный мир на Даль¬ нем Востоке. Наше исследование мы начинаем с характеристики основ¬ ных черт военного государственно-монополистического капи¬ тализма в Японии. 1 И. В. Сталин. О Великой Отечественной войне Советского Союза. 1946, стр. 147.
ГЛАВА I ВОЕННЫЙ ГОСУДАРСТВЕННО-МОНОПОЛИСТИЧЕСКИЙ КАПИТАЛИЗМ В ЯПОНИИ! (ТАК НАЗЫВАЕМАЯ «НОВАЯ СТРУКТУРА») Общая характеристика государственно-монополистического капитализма. Монополистические картели в Японии Определяя экономическую роль буржуазного государства, товарищ Сталин указывал, что «хозяйство... в собственном смысле мало касается капиталистического государства, оно не в его руках. Наоборот, государство находится в руках капиталистического хозяйства» *. Эта классическая формула вскрывает существо отношений капиталистического государства и капиталистических моно¬ полий. Процесс развития государственно-монополистического капитализма есть не что иное, как процесс все более полного подчинения капиталистического государства и его аппарата монополиям. В этом — сущность государственно-монополисти¬ ческого капитализма. . Государственно-монополистический капитализм возникает и развивается на базе господства капиталистических монопо¬ лий. Он непосредственно связан с империалистической ста¬ дией развития капитализма. Всесилие монополий и финансо¬ вой олигархии находит свое законченное выражение в разви¬ тии государственно-монополистического капитализма. Своего наибольшего развития государственно-монополи¬ стический капитализм достигает в период общего кризиса капитализма. Переломным моментом в развитии государственно-моно¬ полистических тенденций во всех империалистических стра-' нах явилась Первая мировая война. В предисловии к первому изданию работы «Государство и революция» Ленин писал: «Империалистская война чрезвы¬ чайно ускорила и обострила процесс превращения монополи- : «Вопросы ленинизма», изд. 10-е, стр. 602. 44
стического капитализма в государственно-монополистический капитализм. Чудовищное угнетение трудящихся масс госу¬ дарством, которое теснее и теснее сливается с всесильными союзами капиталистов, становится все чудовищнее. Передо¬ вые страны превращаются — мы говорим о „тыле*1 их — в военно-каторжные тюрьмы для рабочих» *. Во всех империалистических странах первая мировая война привела к усилению концентрации производства и централизации капитала, к росту могущества капиталистиче¬ ских монополий. Развитие государственно-монополистического капитализма в период общего кризиса ускоряется вследствие громадного обострения всех противоречий капитализма в этот период. Обострение классовой борьбы приводит к тому, что моно¬ полистический капитал, сращиваясь с государственным аппа¬ ратом, усиливает наступление на элементарные права трудя¬ щихся классов и устанавливает режим террора и бесправия. Фашизм, являющийся методом «диктатуры наиболее реак¬ ционных наиболее шовинистических, наиболее империалисти¬ ческих элементов капитализма»,1 2 — прямое порождение эпохи общего кризиса капитализма. Фашистская диктатура, к кото¬ рой до и во время второй мировой войны прибегли господ¬ ствующие классы стран оси — Германии, Японии и Италии, была в руках монополистической буржуазии политическим инструментом, использованным для ускорения развития госу¬ дарственно-монополистического капитализма. Период общего кризиса капитализма — это период углуб¬ ления всех внутренних и внешних противоречий капитализма, резкого обострения борьбы империалистов за рынки сбыта товаров, источники сырья, сферы приложения капиталов. В этой борьбе монополисты отнюдь не ограничиваются при¬ менением экономических средств, но широко прибегают также и к средствам внеэкономическим. Особенно важное значение внеэкономические средства имеют на международ¬ ной арене, где идет непрерывная борьба за передел рынков сбыта и сферы влияния и, что является особенно важным, за передел мира, так как только территориальное господство может служить гарантией успеха в -борьбе против иностран¬ ных конкурентов. В период общего кризиса капитализма капиталистическое государство в гораздо большей степени, чем во все преж¬ ние эпохи, выступает как инструмент капиталистических 1 В. И. Ленин. Соч., т. 25, стр. 355. 2 «История ВКП(б). Краткий курс», 1938, стр. 288. 45
монополий в подготовке и вёдении войны с целью захвата новых колоний и расширения сфер влияния. Анализируя причины второй мировой войны, товарищ Сталин указывал: «...Война возникла, как неизбежный результат развития мировых экономических и политических сил па базе современного монополистического капитализма. Марксисты не раз заявляли, что капиталистическая система мирового хозяйства таит в себе элементы общего кризиса и военных столкновений, что ввиду этого развитие мирового капитализма в наше время происходит не в виде плавного и равномерного продвижения вперед, а через кризисы и воен¬ ные катастрофы. Дело в том, что неравномерность развития капиталистических стран обычно приводит с течением вре¬ мени к резкому нарушению равновесия внутри мировой системы капитализма, причем та группа капиталистических стран, которая считает себя менее обеспеченной сырьем и рынками сбыта, обычно делает попытки изменить положение и переделить „сферы влияния'* в свою пользу — путем при¬ менения вооруженной силы. В результате этого возникают раскол капиталистического мира на два враждебных лагеря и война между ними» *. Современная война немыслима без применения капитали¬ стическим государством специальных мер для мобилизации экономических ресурсов государства. г В условиях империализма эта мобилизация проводится путем всеобъемлющего не только фактического, но и органи¬ зационного подчинения монополистическому капиталу всего государственного аппарата, как экономических, так и полити¬ ческих органов — центральных и местных. Государственно-монополистический капитализм внешне проявляется в виде «государственного вмешательства» в эко¬ номику, ее «регулирования», усиления «контроля» над ней. Еще во время первой мировой войны социал-реформистские лакеи империализма пытались, извращая эту внешнюю сторону государственно-монополистического капитализма, представить ее в виде «военного социализма» или «государ¬ ственного социализма». Разоблачая апологетов государ¬ ственно-монополистического капитализма, Ленин писал: «А что такое государство? Это организация господствующего класса,— напр., в Германии юнкеров и капиталистов. Поэтому то, что немецкие Плехановы (Шейдеман, Ленч и др.) называют „военным социализмом'*, на деле есть военно¬ государственный монополистический капитализм или, говоря ’И. В. Сталин. Речь на предвыборном собрании избирателей Сталинского избирательного округа г. Москвы 9 февраля 1946 г. 46
проще и яснее, военная каторга для рабочих, военная охрана прибылей капиталистов» В другом месте Ленин указывал на то, что «...самой распространенной ошибкой является бур¬ жуазно-реформистское утверждение, будто монополистиче¬ ский, или государственно-монополистический капитализм уже не есть капитализм, уже может быть назван „государствен¬ ным социализмом4* и тому подобное»1 2. И в последующее время наемники монополистического капитала пытались представить государственно-монополисти¬ ческий капитализм в виде «государственного социализма». Известно, например, что немецкие фашисты называли себя «национал-социалистами», прикрывая этим термином уста¬ новленный ими режим террористической диктатуры герман¬ ской финансовой олигархии. Разоблачая легенды о «государ¬ ственном социализме», товарищ Сталин в 1936 г. говорил: «Под этим термином многие понимают такой порядок, при котором известная часть богатств, иногда довольно значи¬ тельная, переходит в руки государства или под его контроль, между тем как в огромном большинстве случаев собствен¬ ность на заводы, фабрики, землю остается в руках частных лиц. Так многие понимают „государственный социализм". Иногда за этим термином скрывается порядок, при котором капиталистическое государство, в интересах подготовки или ведения войны, берет на свое содержание некоторое, количе¬ ство частных предприятий» 3. Опыт второй мировой войны вновь подтвердил глубокую правоту приведенных выше оценок государственно-монополи¬ стического капитализма как режима реакционной диктатуры монополистического капитала. Во всех империалистических странах основой их военного хозяйства были монополистические компании, принадлежа¬ щие отдельным финансовым магнатам или ими контролируе¬ мые. Компании и предприятия, принадлежащие разным вла¬ дельцам (трестам, комбинатам и т. п.), но действующие в одной отрасли народного хозяйства, как правило, объеди¬ нены в картели. В руках владельцев нескольких крупнейших в данной отрасли компаний картели являются средством для подавления аутсайдеров и для подчинения компаний средних и мелких предпринимателей, которых также заставляют вхо¬ дить в картели. Анализируя назначение картелей как органов господства монополистов, Ленин писал: «Поучительно взглянуть просто 1 В. И. Лепин. Соч., т. 25, стр. 331—332. 2 Там же, стр 414. 3 И. В. Сталин, Беседа с Рой Говардом, 1936. 41
хотя бы на перечень тех средств современной, новейшей, цивилизованной, борьбы за „организацию", к которым при¬ бегают союзы монополистов: 1) лишение сырых материалов (...„один из важнейших приемов для прйнуждения к вступ¬ лению в картель”); 2) лишение рабочих рук...; 3) лишение подвоза; 4) лишение сбыта; 5) договор с покупателем о ве¬ дении торговых сношений исключительно с картелями; 6) планомерное сбивание цен...; 7) лишение кредита; 8) объ¬ явление бойкота. Перед нами уже не конкуренционная борьба мелких и крупных, технически отсталых и технически передовых пред¬ приятий. Перед нами — удушение монополистами тех, кто не подчиняется монополии, ее гнету, ее прозволу» Ч В мирное время картели делали как раз то, что нужно было в неизмеримо больших масштабах и более радикально делать в годы войны, в условиях военного хозяйства, осно¬ ванного на господстве монополистических объединений. Как и в других империалистических странах, в Японии картели были превращены в основные органы по военному «регулированию» хозяйства, осуществлявшемуся концернами дзайбацу. Картельные объединения в Японии начали создаваться в первые же десятилетия после революции Мэйдзи — почти одновременно с началом быстрого капиталистического разви¬ тия Японии. Однако их роль на разных этапах развития японского капитализма была различной. Вплоть до первой мировой войны картели существовали по преимуществу в важнейших экспортных отраслях про¬ мышленности и их организация была связана главным обра¬ зом с борьбой против иностранной конкуренции или за внеш¬ ние рынки, хотя некоторые из них заключали также согла¬ шения о ценах на внутренних рынках. Первый картель «Сэй- ■ сидзйо рэнгокай» был создан в бумажной промышленности в 1880 г. Через два года был создан картель предприятий хлопчатобумажной промышленности «Босэки рэнгокай», пере¬ именованный впоследствии в «Дайнихон босэки рэнгокай»1 2. 1 В. И. Ленин. Соч., т. 22, стр. 194. 2 В этот период по указам правительства создаются «догйэ ку- миай» — союзы предпринимателей в отдельных отраслях, объединявшие в принудительном порядке ремесленников и торговцев в данной отрасли. Главная функция этих объединений заключалась в бракераже экспортных, товаров и разных других мерах, преследовавших увеличение экспорта. Эти союзы еще не были картелями в буквальном смысле слова, так как объединяли по преимуществу ремесло и домашнюю промышленность. Позднее, однако, эти союзы попали в зависимость от концернов. В годы второй мировой войны подобные союзы были включены в систему военно¬ монополистического контроля. 48
Более или менее прочных объединений, которые после многих перипетий и реорганизаций дожили до второй ми¬ ровой войны, насчитывалось не более двух десятков. В это число входят упомянутый выше «Дайнихон босэки рэнго- кай», объединивший подавляющее большинство хлопчато¬ прядильных компаний, «Нихон сэйси рэнгокай» — в бумаж¬ ной промышленности, «Дайнихон оримоно тйокай» — картель ткацких предприятий и еще несколько объединений в тек¬ стильной и пищевой промышленности. В тяжелой промыш¬ ленности существовало лишь несколько небольших местных объединений угольных промышленников и более или менее постоянных организаций для взаимной коммерческой и тех¬ нической консультации. Некоторые из подобных организаций, например, созданный в 1916 г. Японский промышленный клуб («Нихон когйо курабу»), несмотря на свое скромное название, в действительности были постоянными местами совещаний представителей монополий, местами, где заключа¬ лись сделки против конкурентов, определялись монопольные цены и т. п. Причастность правительственных органов к дея¬ тельности картелей в этот период ограничивается лишь изда¬ нием законов, санкционирующих их создание 1 и требующих их регистрации. В годы послевоенного экономического кризиса и в после¬ дующие годы (до оккупации Маньчжурии) начинается кар¬ телирование в большинстве отраслей тяжелой и легкой про¬ мышленности. За эти годы появилось не менее 30 всеяпонских и порайонных объединений, которые во время войны слу¬ жили опорой для органов по военно-экономическому регули¬ рованию. Наряду с картелями образуются также и синди¬ каты. Наиболее важные объединения этого периода: «Сэн- тэцу кйохан» (чугунный синдикат), созданный в 1927 г. пятью крупными металлургическими компаниями во главе с «Мицубиси сэйтэцу» для борьбы против импорта чугуна из-за границы. Еще раньше, в 1920 г., ’в связи со стреми¬ тельным падением добычи угля после окончания войны, был создан крупнейший в Японии картель угольной промышлен¬ ности — «Сэкитан когйо рэнгокай». Картель устанавливал для своих членов квоты и минимальные цены. В годы войны на Тихом океане на его основе организовалась «контрольная ассоциация по каменному углю» — основной орган регули¬ рования в этой отрасли промышленности. В 1920 г. обра¬ зуется «Суйокай» — картель, объединивший все крупные ком¬ пании по добыче меди. До 1929 г. картель устанавливал 1 В первые годы после революции Мэйдзи всякие промышленные и торговые объединения были запрещены. 4 Я. А. Певзнер 49
минимальные, обязательные для всех участников цены на медь; с 1929 г., в связи с кризисом, картель перешел к кво¬ тированию производства. В 1922 г. создается крупный кар¬ тель в цементной промышленности — «Сэмэнто рэнгокай». Наряду с указанными и некоторыми другими картелями, в тяжелой промышленности появляется много новых картелей и экспортных союзов также и в легкой, главным образом текстильной промышленности. В отличие от картелей, организованных до первой ми¬ ровой войны и ставивших перед собой по преимуществу задачи борьбы против иностранной конкуренции, эти новые картели, образовавшиеся на основе сильно расширившихся в годы войны промышленных компаний дзайбацу, являлись органами экономической агрессии, осуществлявшейся путем проталкивания товаров на внешние рынки, квотирования про¬ изводства и установления монопольных цен (квотирование производства в предыдущий период имело место лишь в небольших масштабах и носило быстро преходящий ха¬ рактер). Создаются первые синдикаты. Но и в этот период картели охватывают еще не все отрасли, и отсутствует законода¬ тельное побуждение к вступлению в картели и к их органи¬ зации *. Первый серьезный шаг в приспособлении картелей для нужд подготовлявшейся войны был сделан в разгар эконо¬ мического кризиса в апреле 1931 г. с изданием «закона о контроле над основными отраслями промышленности». Закон предусматривал, что инициатива в создании картелей в отра¬ слях, признанных правительством важными с точки зрения государственных интересов, как правило, должна принадле¬ жать самим промышленникам и лишь в особых случаях — министрам. Если в картель входит свыше половины пред¬ 1 Впрочем, вмешательство государства в промышленность в этот пе¬ риод усилилось по линии союзов средних и мелких промышленников и торговцев. В 1924 г. издаются два закона — закон о промышленных союзах в производстве важнейших экспортных изделий и закон об экс¬ портных союзах. Первый закон требует от союзов — производителей важней¬ ших предметов экспорта — контроля над качеством изделий, соблюдения стандартов, квотирования производства. Второй закон концентрирует вни¬ мание на самом экспорте, т. е. требует от союзов разделения между собой рынков, их расширения, поддержания на определенном уровне экс¬ портных цен и предусматривает кредитование экспортеров. С началом в 1929 г. мирового экономического кризиса правительство прежде всего усиливает контроль в средней и мелкой промышленности через указанные союзы. В изданных за эти. годы законах были- статьи, предоставляющие министрам право «в случае необходимости» принуждать мелких предпринимателей к вступлению в союзы или к соблюдению уста¬ новленных для членов союзов правил. 50
принимателей данной отрасли и если две трети из этой поло¬ вины требуют присоединения остальных аутсайдеров, то- министр может отдать распоряжение об обязательном при-' соединении к картелю. Иными словами, меньшинство, состав¬ ляющее треть от общего числа предпринимателей данной, отрасли, получило возможность подчинить картельному конт¬ ролю остальные две трети 1. Закон этот явился в руках концернов сильнейшим ору¬ дием принудительного картелирования. В середине 1935 г. в легкой промышленности на основе «закона о контроле над основными отраслями промышлен¬ ности» было образовано 13 картелей, объединивших 143 крупные компании; вне картелей оставалось только* 20 крупных компаний. В тяжелей и химической промышлен¬ ности к этому времени на основе указанных законов было образовано 22 картеля, объединивших 214 компаний; 105 компаний оставались аутсайдерами 2. Таким образом, за четыре года после оккупации Маньч¬ журии картелирование сделало большие успехи, чем за весь- предыдущий период. Между тем если в годы мирового эко¬ номического кризиса стремление к объединению в картели было велико среди всех групп крупной буржуазии, то с окон¬ чанием кризиса и развитием военно-инфляционной конъюн¬ ктуры владельцы многих крупных компаний были непрочь освободиться от «опеки» картелей. Накануне истечения срока вышеуказанного закона в 1936 г. Японская экономическая федерация запросила многие картели по вопросу о продлении закона или его изменении. Голоса разделились. Одна часть, куда входили столь мощные объединения, как «Дайнихон. босэки» (хлопчатопрядильная), «Сэкитан когйо» (каменный уголь), «Дзинкэн рэнгокай» (искусственный шелк) и др., вы¬ сказалась за невозобновление закона, за «полную автономию, в управлении промышленностью». Другая часть, куда также: входили весьма влиятельные объединения (картель цементной, промышленности, картель тянутой меди, некоторые химиче¬ ские картели), требовала сохранения закона. Японская экономическая федерация и Токийская торгово¬ промышленная палата, самые влиятельные совещательные, организации финансового капитала, высказались за сохране¬ ние закона и распространение его действия и на колонии. В 1936 г. закон был пересмотрен в сторону увеличения прав министров по принудительному картелированию и. ’Мукой Рокусо. Основные принципы планирования экономики (на яп. языке). Токио, 1933. 2 Аридзава. Регулирование японской промышленности (на яп. языке). Токио, 1937. 4* 51
предоставления министерству торговли и промышленности дополнительных прав на вмешательство в дела картелей. К концу 1937 г. на основании вышеуказанного закона в промышленности уже было создано 1172 картеля — «про¬ мышленных ассоциаций», объединивших предприятия с про¬ дукцией на сумму около 3 млрд, иен в год — более четверти годовой продукции японской промышленности *. Начавшаяся в 1937 г. война с Китаем поставила вопрос о создании аппарата военно-экономического регулирования. Наиболее удобным и подходящим с точки зрения интересов поавящего лагеря аппаратом «регулирования» были картели. В связи с необходимостью расширения военного производ¬ ства перед картелями встали следующие задачи: 1) ввиду недостатка сырья и рабочей силы необходимо было сократить производство в невоенной промышленности; картели в не¬ военной промышленности, следовательно, должны были быть использованы как органы для сокращения производства и распределения дефицитного сырья и рабочей силы; 2) кар¬ тели в военных отраслях должны были быть превращены в органы, через которые правительство могло бы проводить различные меры, направленные к расширению производства; 3) картели и всякого рода промышленные и торговые союзы, занятые во внешней торговле, должны были быть превра¬ щены в органы, содействующие использованию импортного сырья для расширения экспорта; 4) картели и торговые союзы должны стать органами, которые проводят по указа¬ нию правительства определенную политику цен и нормирован¬ ной торговли продовольствием и предметами широкого потребления. Все указанные выше задачи картелей должны были выполняться на основе принципа приоритета («дзютонсюги») наиболее мощных предприятий и компаний. Этот открыто провозглашенный, всячески пропагандировавшийся и энер¬ гично проводившийся в жизнь принцип был выражением того факта, что все военное регулирование производилось в интересах и в угоду крупнейшим капиталистическим моно¬ полиям, в ущерб средним и мелким промышленникам и торговцам. Длительный и сопровождавшийся острой политической борьбой процесс создания аппарата военно-экономического «регулирования» сводился, главным образом, к тому, что кар¬ телям и другим монополистическим объединениям, в которых хозяевами неизменно оставались дзайбацу, были предостав¬ лены права и полномочия государственных органов. 1 Т. A. Bisson. Japan’s War Economy. N. Y., 1945, стр. 31. 'to
Основные черты государственной экономической политики в годы подготовки и ведения войны. Финансирование военного хозяйства Нивелировка уровней экономического развития капитали¬ стических стран, исключительная острота империалистических противоречий, гигантский рост военной техники — все это привело в эпоху общего кризиса капитализма к существен¬ ным изменениям в методах, применяемых капиталистическим государством для мобилизации хозяйства на нужды войны, по сравнению с методами эпохи промышленного капитализма. В войнах XIX и начала XX в. государство удовлетворяло материальные потребности вооруженных сил почти исключи¬ тельно путем предъявления спроса на оружие и боеприпасы за счет средств, получавшихся главным образом с помощью дополнительных налогов и выпуска бумажных денег сверх нормальных потребностей товарооборота ’. Другие средства — регулирование потребления сырья и продовольствия, капиталовложений, внешней торговли, систе¬ ма лицензий для предприятий, регулирование на рынке рабо¬ чей силы и т. д.— являются порождением эпохи общего кри¬ зиса капитализма. Однако анализ государственно-монополистического капи¬ тализма убеждает в том, что основной принцип военного хозяйства в капиталистических странах в современную эпо¬ ху — тот же, какой действовал на протяжении всей истории капитализма. Такие новые методы военной мобилизации на¬ родного хозяйства, как лишение предприятий сырья и рабочей силы, конфискация оборудования и запасов или их ликвида¬ ция без компенсации владельцев, принудительное присоедине¬ ние к другим предприятиям, применяются только в отношении мелких или средних предпринимателей. Что же касается мо¬ нополий, на долю которых приходилась большая часть пред¬ приятий военной промышленности, то даже в самые острые периоды войны главный и решающий принцип регулирования заключался в обеспечении их владельцам и акционерам «нормальной» прибыли, которая, как правило, была выше прибыли довоенных лет. Переводя народное хозяйство на военные рельсы, давая развитию промышленности однобокое военное направление, государство стремилось стимулировать перелив капиталов из 1 Немалое значение в удовлетворении потребностей войны всегда имели грабежи и реквизиции на оккупированных территориях, что нашло свое выражение в известной формуле: «война сама себя кормит». Об ограблении Японией оккупированных территорий в годы второй мировой войны см. главу VI. 53
"невоенной промышленности в военную. В отношении мелких и отчасти средних предпринимателей главным «стимулом1» был полицейский кулак — их принуждали передавать свои предприятия военным компаниям или переходить под полный контроль концернов. Еще более решительно подобного рода «стимул» применялся в отношении крестьян, у которых часть продукции отбиралась государством по низким официальным ценам. В отношении же монополий стимулом служили высо¬ кие цены, обеспечивающие поставщикам высокие прибыли и ♦сверхприбыли. Мобилизация хозяйства для нужд войны обеспечивалась прежде всего тем, что государство выступало перед монопо¬ лиями как предъявитель вполне платежеспособного, обеспечи¬ вавшего высокий уровень прибылей, спроса на военные товары. Поэтому во второй мировой врйне, как и во всех прежних войнах, во всех капиталистических странах, в том числе и в Японии, вмешательство государства в сферу произ¬ водства происходило главным образом косвенным путем, через сферу кредита и через государственные финансы — с помощью определенной финансовой политики — и через сферу обращения — с помощью определенной картельной политики. Главным рычагом военного регулирования экономики в Японии, как и во всех капиталистических странах, в годы второй мировой войны был государственный бюджет. Через . посредство своего финансового, полицейского и идеологиче¬ ского аппарата государство аккумулировало и превращало в капитал для нужд войны не только часть национального дохода, но и часть национального богатства. О народном доходе Японии в годы войны дают некото¬ рое представление данные табл. 12. В приведенной таблице нас прежде всего интересует рас¬ пределение национального дохода. При громадном росте военных расходов, при большей или меньшей стабильности новых инвестиций (львиная доля которых шла в военные отрасли), резко уменьшились потребительские расходы. По данным других официальных источников *, потребление пони¬ зилось еще более значительно. В ценах 1936 г. оно состав¬ ляло (в млрд, иен): в 1940 г.— 15.6, в 1941 г.— 14,8, в 1942 г,— 12,4, в 1943 г.—7,7 ив 1944 г.—6,9. При общем громадном понижении размеров потребления буржуазия, помещики, сановники и их многочисленная челядь потребляли в годы войны отнюдь не меньше, чем в мирное 1 «Economic Survey of Asia and Far East», 1947 (изд. Экономической ■комиссии ООН для Азии и Дальнего Востока). 54
Таблица 12 Распределение валового национального дохода (1940—1944 гг. в млрд, иен 1940 г.) * Статья 1940 г. 1941 г. 1949 г. 1943 г. 1944 г. Общий размер валового национального дохода 39,8 40,3 40,6 45,1 49,3 Правительственные расходы 8,0 10,1 13,2 18,0 24,1 В том числе военные 4,7 6,6 9,9 14,5 20,2 на вооружение 2,7 3,5 4,9 8,6 12,2 Частные инвестиции 5,1 4,8 3,6 5,3 6,4 В том числе капитальное строитель¬ ство предприятий и их оборудо¬ вание 4,5 4,3 3,4 5,1 5,3 В том числе: военные отрасли . — 2,8 2,5 4,5 4,9 невоенные отрасли — 1,5 0,9 0,6 0,4 Потребительские расходы 26,7 26,0 23,8 22,4 18,8 В том числе: продукты питания . . . 15,5 14,8 18,9 13,3 11,7 одежда и домашняя обстановка . 3,5 3,5 2,9 2,7 1,4 другие 7,7 7,7 7,0 6,4 5,7 Военные расходы за границей . 1,0 2,2 2,5 3,4 7,1 * J. В. Cohen. Japan’s Economy In War and Reconstruction. 1949, стр. 54. Эти расходы не входят ни в одну из предыдущих статей. Они покрывались за счет так называемых .займов из стран Южных морей". время, и, таким образом, доля народного дохода, оставав¬ шаяся для потребления трудящихся классов, уменьшалась еще быстрее, чем это явствует из вышеприведенных данных Подавляющее большинство трудящихся и в мирное время потребляло меньше прожиточного минимума, поэтому сокра¬ щение потребительских расходов более чем в два раза было вряд ли возможно, так как это означало бы массовую голод¬ ную смерть трудящихся, что не соответствовало интересам господствующих классов, заинтересованных в сохранении и в воспроизводстве рабочей силы, и что в действительности, несмотря на отчаянное положение трудящихся, не имело места. Необходимый голодный минимум потребления мог, следовательно, быть удовлетворен только за счет народного богатства, точнее той его небольшой части, которая принад¬ лежала трудящимся. 55
Практически это означало, что трудящиеся для того, чтобы прокормиться, были вынуждены отказаться от ремонта жилищ, от замены ветшавших одежды и обуви, что нашло свое частичное отражение в приводимых в таблице данных о резком падении расходов на одежду и домашнюю обста¬ новку. Покрытие военных расходов производилось за счет по¬ требления трудящихся классов Японии, за счет оккупирован¬ ных территорий и — после начала войны на Тихом океане — за счет ее народного богатства — в этом заключается наибо¬ лее характерная черта финансирования военного хозяйства Японии. В годы войны имел место беспрерывный рост дефицита государственного бюджета (табл. 13). Таблица 13 Государственные финансы Японии (1936—1946 гг., в млрд, иен) * Финансовый год ** Все доходы Все расходы Дефицит On ошения доходов к рас¬ ходам, % 1936/37 1,7 2,3 0,6 74 1937/38 2,3 5,5 3,2 41 1938/39 2,8 8,0 5,2 31 1939/40 3,5 8,9 5,4 39 1940/41 4,2 11,0 6,8 38 1941/42 5,8 19,2 13,4 31 1942/43 9,8 24,7 14,9 40 1943/44 13,4 32,1 18,7 41 1944/45 18,5 77,6 59,1 24 1945/46 *** 27,2 103,8 76,6 26 • J. В. С с h е n Japan’s Economy ir War and Reconstruction. 1949, стр. 88. '* Финансовый год в Японии — 1 апреля — 31 марта. ■* Бюджет, действовавший до момента окончания войны. Как и в других капиталистических странах, главными средствами, с помощью которых производилась мобилизация финансовых ресурсов для нужд войны, были государственные займы, связанная с их выпуском инфляционная эмиссия денег и налоги. Согласно официальным данным, из 221,9 млрд, иен, из¬ расходованных на войну с июля 1937 г. по июль 1945 г., 118,4 млрд, иен (53%) было покрыто с помощью внутрен¬ не
них государственных займов; 58,6 млрд, иен (27%) —с помощью так называемых «займов из стран Южных морей*, т. е. путем прямого ограбления оккупированных территорий; остальная часть (20% военных расходов) была покрыта главным образом путем взимания различных дополнитель¬ ных налоюв *. Таким- образом, покрытие дефицита государственного бюджета производилось главным образом с помощью внут¬ ренних государственных займов. Внутренний государственный долг Японии увеличился с 10,5 млрд, иен в 1937 г. до 113,4 млрд, иен на июль 1945 г. За восемь лет войны процент размещения выпущенных за этот период государственных займов составил 94,8. Столь успешная пропажа облигаций государственных займов в условиях войны могла быть осуществлена только при помощи специальных мер по их принудительному размещению. Как были распределены облигации государственных зай- хМов, показывают следующие данные: Распределение государственных займов (на апрель 1944 г.)* млн. иен % к общему итогу Кпедитно-финансовые учреждения . 17 641 22,7 Сберегательные банки 6 225 8,3 Доверительные и страховые компа¬ нии 3 924 5,1 Центральный с.-х. банк и другие с.-х. кредитные компании и об¬ щества 3 731 4,8 Специальные банки 12 138 15,6 Правительственные учреждения (почгово-сберегательные кассы депозитного бюро министерства финансов, местные органы власти и пр.) 23181 29,7 Частные лица 10 659 13,8 Всего. . . . 77 499 100,0 * .Асахи нэнкан" (.Ежегодник Асахи"), 1946. Из этих данных следует, что около трети всех облигаций займов было размещено среди основных кредитно-финансо¬ вых учреждений дзайбацу — коммерческих банков, доверитель¬ ных и страховых компаний. В сумме активов этих кредитных учреждений облигации займов составляли в 1944 г. около 25%. «Правительственные учреждения» покупали облигации 1 «Дзидзи нэнкан» («Ежегодник Дзидзи»), 1947. 57
займов почти исключительно за счет сбережений, которые население Японии принуждалось откладывать в ущерб лич¬ ным, даже самым неотложным нуждам. Из 26 831 млн. иен пассивов почтово-сберегательных касс депозитного бюро министерства финансов (март 1944 г.) 22 802 млн. иен было потрачено на покупку облигаций займов, т. е. на финансиро¬ вание войны *. Среди специальных (полугосударственных) банков наиболее крупным держателем займов был Японский банк; сумма облигаций займов в его портфеле- увеличилась с 500 млн. иен в июле 1937 г. до 7043 млн. к< концу войны 1 2. Облигации государственных займов выступили как обес¬ печение выпуска банкнот Японским банком, общая сумма которых в обращении увеличилась с 1400 млн. иен на июнь 1937 г. до 5934 млн. иен на конец 1941 г. и до 26,2 млрд, иен на июнь 1945 г.3. Увеличение выпуска банкнот под «обеспе¬ чение» государственных облигаций, при одновременном сокращении производства, и в особенности выпуска на рынок товаров — вело к развертыванию инфляции. Влияние инфляции на различные стороны хозяйственной жизни и на различные слои населения было, разумеется, неодинаковым. Предприятия и компании дзайбацу, занятые в военном производстве, хотя и принуждались продавать свои изделия по твердым ценам, но в то же время они поку¬ пали сырье и оборудование также по твердым ценам и не только могли не увеличивать номинальную заработную плату, но и не имели права этого делать без разрешения правитель¬ ства. В гех случаях, когда в результате продажи по твердым ценам промышленники не получали «нормальной» прибыли, последняя для них обеспечивалась путем государственных субсидий. Мы уже не говорим о тех бесконечных возможностях укло¬ нения от государственного контроля, продажи по спекулятив¬ ным ценам, которые всегда имели дзайбацу, державшие в своих руках весь аппарат по контролю над торговлей. Для трудящихся городов последствием инфляции было понижение их реальной заработной платы, так как снабжение по офи¬ циальным иенам (по карточкам) из гола в год уменьшалось и не обеспечивало необходимого минимума. Таким обоазом, инфляция была одним из рычагов мобилизации средств для нужд войны за счет трудящихся классов. Как изменялось соотношение займов и налогов в государ¬ ственном бюджете по официальным данным в годы войны 1 «Асахи нэнкаи», 1946. 2 «Oriental Economist», 1945, № 10—11. 3 «Дзидзи нэнкан», 1947. 58
(в процентах к общей сумме доходной части бюджета), можно видеть из табл. 14. Таблица 14 Источники государственных доходов (по бюджетам 1936—1944 гг., в процентах) * Бюджетный год Налоги Займы Пэочие источники Итого 4936/37 . . 58 26 16 100 194 i/42 . 27 66 7 100 1942/43 33 58 9 100 1943/44 26 56 18 100 * Прпф. Г. И. Болдырев. Финансы Японии. М., 1946, стр. 271. Приведенные цифры вскрывают тенденцию развития фи¬ нансирования: удельный вес налогов в доходах по госбюд¬ жету снижался, а удельный вес займов увеличивался. Однако природа займов в военное время в Японии была иной, нежели в мирное время,—. займы размещались в при¬ нудительном или полупринудительном порядке и фактически превратились в особый вид налога. Размещать государственные займы обычным, «коммерче¬ ским» путем было невозможно, так как свободная продажа облигаций была запрещена. В марте 1941 г. принимается закон об «ассоциациях национальных сбережений», который оформил уже сложив¬ шуюся к тому времени систему и практику принудительных сбережений и принудительного размещения облигаций зай¬ мов через «патриотические ассоциации» и многочисленные (свыше 600 тысяч) «сберегательные гильдии», действовавшие под руководством правительственных органов. Уже с первых месяцев войны Японский банк принял реше¬ ние производить кредитование местных банков лишь при условии, если последние закупают на определенные суммы облигации государственных займов. После произведенной в 1937 г. реорганизации (о которой речь ниже) Японский банк усилил свой контроль над всей банковской сетью. Два раза в месяц представители 45 крупнейших банков страны при¬ глашались в Японский банк на конференцию, где обсуждались главным образом вопросы о мерах по реализации займов и балки получали задания о покупке облигаций на опре¬ деленные суммы. Продажа государственных облигаций 59
сберегательным банкам, доверительным компаниям, компа¬ ниям по страхованию жизни и местным банкам производилась в принудительном порядке. Все это, однако, не означает, что между налогами и зай¬ мами военного времени не было никакой разницы. В сен¬ тябре 1939 г. прогрессивный американский журнал «Амэрэй- ша» писал: «Если японское правительство решит получать нужные для войны суммы через налоги, сомнительно, смогут ли капиталисты вести дела столь удачно, как сейчас. Теоре¬ тически патриотизм без прибылей, вообще говоря, вещь желательная, но патриотизм плюс 3,5%, конечно, более вер¬ ное средство для того, чтобы обеспечить дальнейшее посту¬ пление столь значительных сумм». , Отличие займов от обычных налогов заключалось, во-пер¬ вых, в том, что облигации займов хотя и не могли прода¬ ваться свободно по номиналу, но продолжали оставаться коммерческими документами — под их залог выдавались ссуды в специальных банках, они фигурировали в активах всех банков и т. д. Правительство старалось усилить заинте¬ ресованность коммерческих банков в покупке облигаций зай¬ мов тем, что платило по займам несколько более высокий процент (3,65), чем законный максимальный процент, упла¬ чиваемый при срочных вкладах (в токийских банках — 3,3%, в прочих — 3,4—3,5%). Кроме того, Японский банк при крат¬ косрочных кредитах под залог государственных облигаций взимал меньший процент, чем под залог других ценных бумаг. Был сокращен минимальный и увеличен максималь¬ ный срок отпуска краткосрочных кредитов под указанный вид залога. Во-вторых, если уплаченный налог представляет для плательщика безвозвратную потерю, то владельцы обли¬ гаций государственных займов не только получали проценты, но и могли надеяться, что со временем, после войны, обли¬ гации вновь станут нормальными, свободно реализуемыми коммерческими документами ’. Политические преимущества, которые заключала в себе для господствующих классов «займовая» или «сберегатель¬ ная» форма принудительного изъятия доходов трудящихся по сравнению с налоговой (Ьопмой,— очевидны. Если удельный вес налогов в общей сумме доходов по государственному бюджету падал, то их абсолютные размеры непрерывно и быстро росли (табл. 15). 1 После окончания войны японское правительство, в соответствии с интересами основных держателей займов — банков и компаний дзай¬ бацу, отклонило требования демократических организаций об аннулирова¬ нии военных займов. 60
Общий размер всех (государственных и местных) налогов на душу населения увеличился с 26,5 иены в 1935 г. до ■85,3 иены в 1941 г. и до 201,6 иены в 1944 г.1 При этом япон¬ ское правительство тщательно заботилось о том, чтобы Таблица 15 Налоговые поступления в государственный бюджет в годы войны (1937—±945 гг.) * Бюджетный год Сумма налого¬ вых поступле¬ ния, млрд, иен Рост в % (193а<37г. = = 1J.) 1937/38 1,4 129 1938/39 2,2 201 1939/40 3,3 301 1940/41 4,7 426 1941/42 6,4 583 1942/43 7,3 667 1943/44 9,7 884 1944/45 12,6 1149 1945/46 16,1 1458 Итого ... 63,7 — * „Нихон кэйдзай но минсюка", 191 >, и др. налоги на дзайбацу были минимальными. Даже посланцы государственного департамента ' США после войны были вынуждены констатировать в своем «Отчете»: «Изучение раз¬ личных налоговых законов приводит к выводу, что при их составлении была проявлена значительная забота о том, чтоб они не оказались слишком тяжелыми для корпораций и лиц с большими средствами» 1 2. По расчетам авторов «Отчета», налоговые законы воен¬ ного времени были таковы, что «если принять во внимание все освобождения, вычеты, способы оценки, льготы и скидки, то оказывается, что максимальная ставка, могущая быть 1 «Nippon Times», 27 мая 1949 г. 2 «Report of the Mission on Japanese Combines* («Отчет миссии го¬ сударственного департамента о японских концернах»). Washington, 1946, стр. 33. 61
примененной к любой части вложенного капитала юридиче¬ ского лица, составляет 30%»1. Вся тяжесть налогового бремени ложилась на плечи тру¬ дящихся. По данным, приводимым на стр. 85 цитированной выше работы Кохэна, у лиц, имевших доходы до 150 иен в месяц,, т. е. у подавляющего большинства трудящихся, в виде нало¬ гов и принудительных сбережений изымалось 23—28% их доходов. Почти две трети суммы выдававшегося в конце года единовременного пособия («бонусы») рабочие и служащие были обязаны передавать «на сбережения». О том, как велики были изъятия из доходов трудящихся на военные нужды, можно судить по следующему заявлению газеты «Нихон сангйо кэйдзай» от 13 декабря 1944 г.: «Слу¬ жащие компаний 1-й категории1 2 получают на руки из своих доходов после вычета всех налогов и сбережений: при годо¬ вом доходе в 3 тыс. иен — 2215 иен; при доходе в 5 тыс. иен — 3317 иен. В компаниях 2-й категории, где процент обя¬ зательных сбережений выше, служащие получают на руки; при годовом доходе в 3 тыс. иен —1137 иен; в 5 тыс. иен — 1517 иен». Таковы были главные средства, с помощью которых госу¬ дарство сосредоточивало в своих руках финансовые ресурсы, необходимые для оплаты военных заказов. Эти ресурсы в руках государства представляли собой основу военного регу¬ лирования экономики, так как государство превращало их в капитал военной промышленности, обеспечивая высокие прибыли поставщикам — компаниям дзайбацу. Рассмотрение вопроса о том, как использовались эти ресурсы и кто ведал их расходованием, мы начнем с краткого очерка экономиче¬ ского законодательства и экономической администрации воен¬ ного времени. Экономическое законодательство и администрация военного времени. Монополистические союзы — главные органы «военного регулирования» Мобилизация финансовых ресурсов для нужд войны не потребовала сколько-нибудь значительной перестройки госу¬ дарственного аппарата. Что касается расходования 1 В работе о финансовой политике японского правительства (диссер¬ тация, рукопись) А. Динкевич сообщает о том, что в годы войны был введен «налог на военные прибыли», но при этом налоговое ведомство военных прибылей... не обнаружило. По этому налогу в 1940/41 г. была собрана смехотворная сумма — б тыс. иен, а в следующем году и того меньше — 1 тыс. иен. 2 Все компании были разделены на категории в зависимости от их значения в военном производстве. 62 ~
средств для развития военного хозяйства, то последнее потре¬ бовало серьезных изменений структуры и функций монопо¬ листических и государственных органов. Изменения эти шли по линии дальнейшего сращивания монополий с государст¬ венным аппаратом и все большего подчинения последнего первым Изменения эти нашли свое отражение в экономическом законодательстве и экономической администрации военного времени, разработанных и созданных правительством при руководящем участии прямых представителей дзайбацу. Не вдаваясь в подробный анализ отдельных законов, рассмотрим характерные черты экономического законодательства и адми¬ нистрации. Прежде всего следует отметить, что важнейшей составной частью экономического законодательства и администрации были политические распоряжения и меры, направленные на подавление рабочего и демократического движения Вторая характерная черта экономического контроля заключается в том, что контроль был основан на само¬ стоятельных, фактически не зависимых от правительства организациях финансового капитала. В мае 1940 г. наиболее влиятельная из консультативных организаций дзайбацу — Японская экономическая федера¬ ция — обратилась к правительству с проектом «новой эконо¬ мической структуры», который был принят и положен в основу последующих преобразований. В проекте указывалось: «Для того чтобы ликвидировать дефекты бюрократического конт¬ роля, существующие частные экономические организации должны быть объединены и усовершенствованы таким обра¬ зом, чтобы превратиться в мощные картели в главных отрас¬ лях промышленности. Этим картелям должна быть предо¬ ставлена большая власть с целью осуществления задач по контролю таким образом, чтобы частные интересы поощря¬ лись к развитию созидательной инициативы и для введения автономного контроля под их собственную ответственность» ’. «Частные экономические организации», о которых шла речь в проекте дзайбацу, это и были те картельные и синди¬ катные объединения, довоенная история и функции которых вкратце были рассмотрены выше. Именно монополистические союзы — картели и синди¬ каты — в Японии, как и в других империалистических стра¬ нах, были превращены в главные органы государственной экономической политики, направленной к усилению военного производства на основе создания особо благоприятных 1 Т. A. Bisson. Japan’s War Economy. N. Y., 1945, crp. 29. 63
условий для предпринимательства военно-промышленных ком¬ паний дзайбацу. . Разработкой различных законопроектов и мероприятий военного времени, в том числе в области экономики, ведало образованное в 1935 г. «Исследовательское бюро при каби¬ нете министров», реорганизованное в 1937 г. в «Плановое бюро» кабинета, в котором доминировали представители военных кругов. В 1940 г. создается секретный «Институт тотальной войны», куда вошли высшие правительственные чиновники, представители от дзайбацу, от армии и флота Институт этот, наряду с подобным же «Исследовательским институтом японо-маньчжурской политики и экономики», был главным подсобным органом кабинета и «Планового бюро». Ю ноября 1937 г. вводится в силу изданный еще во время первой мировой войны «закон о мобилизации военной про¬ мышленности», предоставивший правительству право конт¬ роля над предприятиями военного производства. В марте 1938 г. японский парламент принял «закон о всеобщей мобилизации страны», ставший основой всех последующих военно-мобилизационных законов и мероприятий прави¬ тельства. Экономические статьи закона предоставляли правитель¬ ству обширные права с помощью императорских указов при¬ нимать в случае необходимости любые . меры по переводу различных предприятий на военное производство, права по созданию картелей, ассоциаций и других объединений в любых отраслях народного хозяйства, по контролю над финансами, по выплате субсидий, по гарантиям платежей, по регулированию капиталовложений, цен, найма и увольнения рабочей силы, по инспектированию предприятий и т. д. Закон предусматривал, что правительство обязано компенсировать убытки частных владельцев, могущие возникнуть в резуль¬ тате правительственного вмешательства в их дела (§ 28). На основе «закона о всеобщей мобилизации» в течение всей войны было издано около 70 императорских указов и свыше 300 уложений, касавшихся «регулирования» экономики; кроме того, на основе того же закона парламентом было принято большое количество законов, касавшихся отдельных отраслей народного хозяйства и отдельных полугосударствен- ных компаний. Все эти законы, указы, уложения и т. п. были юридиче¬ ским оформлением военного государственно-монополисти¬ ческого капитализма. При ознакомлении с экономическим за¬ конодательством военного времени бросаются в глаза следую¬ щие его характерные черты: во-первых, это законодательство 64
носило по преимуществу негативный характер — большая часть указов и законов предусматривала запрещение определенных видов предпринимательства, предоставляла соответствующим органам право закрытия определенных предприятий, прекращения потребления определенных видов сырья и т. п. Во-вторых, почти все экономические зако¬ ны носили условный характер; они предоставляли правитель¬ ству право производить те или иные действия в случае не¬ обходимости, и, таким образом, исполнение законов и их отдельных статей целиком передавалось на усмотрение само¬ го правительства. Введение в действие отдельных статей за¬ конов обыкновенно сопровождалось очень упорной борьбой между разными кликами господствующего лагеря. Во мно¬ гих случаях правительство вместо того, чтобы использовать возможность издавать указы на основании уже принятых за¬ конов, проводило через парламент новые законы на основа¬ нии отдельных статей законов, принятых прежде, причем и эти новые законы никого ни к чему не обязывали, а лишь повторяли предоставление правительственным органам тех или иных прав. Цель большинства принимавшихся законов заключалась в том, чтобы путем определенных стеснений, ограничений и запретов для невоенных отраслей, для сре них и мелких предприятий создать концернам выгодные условия для раз¬ вития ими военной промышленности. Позитивные меры в за¬ конодательстве предусматривали: усиленное финансирование и субсидирование военно-промышленных компаний; создание новых или расширение старых специальных (полугосудар- ственных) компаний военного производства; усиление моно¬ полистических картелей и их наделение государственными полномочиями. История превращения картелей в «органы государственно¬ го контроля» представляет собой одну из любопытнейших страниц развития военного государственно-монополистиче¬ ского капитализма в Японии. «Контрольные органы» начали создаваться с 1938 г. после принятия «закона о всеобщей мобилизации». По подсчетам Осакской палаты торговли и промышленно¬ сти, к августу 1941 г. имелось более 20 тыс. промышленных, торговых и иных ассоциаций или гильдий, занимающихся какой-либо «контрольной» деятельностью *. Однако в указанный период (до 1941 г.) эти органы еще не могли быть (на основании закона 1938 г.) созданы во 1 «Report of the Mission on Japanese Combines», Washington, 1946, стр. 72. 5 Я. А. Певзнер 65
всех отраслях промышленности. Эти органы еще были ото¬ рваны от картелей и существовали параллельно с последними. Необходимость органического соединения «контрольных» и картельных органов была очевидной, но возникла борьба по вопросу о том, как это соединение произвести, кому гла¬ венствовать во вновь проектируемых контрольных орга¬ нах — непосредственно картелям во главе с концернами или ранее существовавшим «контрольным органам», носив¬ шим в значительной степени военно-бюрократический характер. В 1940 г. на основе существовавших в то время картелей Японская экономическая федерация, это японское издание американской Национальной ассоциации промышленников, создает институт «картельных конференций», на которые регулярно, дважды в месяц собирались руководители крупнейших компаний всех отраслей народного хозяйства. Эти конференции учредили свой собственный контроль в соответствующих отраслях и объявили о том, что будут добиваться государственной санкции своих решений. В про¬ цессе деятельности вышеуказанных конференций и различных государственных и военных органов и по разработке «планов государственного контроля» выкристаллизовались два пла¬ на, из которых один получил по имени его автора, тогдаш¬ него президента «Планового бюро», наименование «плана Хосино» а другой— «плана Японской экономической феде¬ рации». Оба плана исходили из того, что в основе «государствен¬ ного контроля» должны быть картельные организации моно¬ полистов. Однако планы расходились по вопросу о структуре картельных организаций. «План Хосино» требовал «укреп¬ ления картелей под государственным контролем», тогда как «план федерации» исходил из формулы «добровольного кон¬ троля при государственной поддержке» 1 2. «План Хосино» пре¬ дусматривал назначение руководителей реорганизуемых кар¬ телей правительством и создание правительственного «выс¬ шего экономического совета». 1 Наоки Хосино до назначения в «Плановое бюро» занимал должность начальника департамента общих дел Государственного совета Манчжоу- го, т. е. был японским руководителем гражданской администрации в окку¬ пированной Маньчжурии. Он был близок к оппозиционной в прошлом (до 1936 г.) по отношению к главным японским концернам группировке «молодого офицерства» («аракисты»). За спиной у этой группы стояли «новые концерны», которые уже с начала 30-х годов выступали за «уси¬ ление государственного контроля», рассматривая последний как средство борьбы против «старых концернов». Подробно о борьбе «старых» и «но¬ вых» концернов см. дальше. 2 Т. A. Bisson, там же, стр. 50. 66
«План Хосино» пользовался поддержкой влиятельных армейских кругов, но был встречен в штыки со стороны дзай¬ бацу, опасавшихся усиления вмешательства военного и воен¬ но-морского министерств в дела военно-промышленных ком¬ паний концернов. Агенты последних в правительстве, парла¬ менте и прессе выступили с воплями о том, что в случае при¬ нятия этого плана, управление промышленностью перейдет в руки «неопытных бюрократов», что «план» носит не больше, не меньше как... «коммунистический» характер и повлечет за со¬ бой «отделение собственности от управления». Абсолютно де¬ магогический характер этих сетований очевиден; дзайбацу ни =а минуту не сомневались в том, что и по «плану Хосино» они остаются полными хозяевами своего «бизнеса». 7 февраля 1940 г. кабинет министров принял решение, ос¬ нованное на «плане федерации», т. е. на предложениях дзай¬ бацу. Предприниматели сами определяют характер объедине¬ ний в тех или иных отраслях и назначают руководство объ¬ единениями, действующими «под наблюдением правитель¬ ства». Характеризуя решение правительства, влиятельный япон¬ ский экономический журнал «Экономисуто» 16 декабря 1940 г. писал: «Правительственный план имеет в виду пере¬ ход от прежней рассеянной структуры в каждой отрасли к структуре сосредоточенной. В такой отрасли, как металлур¬ гия, предусматривается единая организация ог сырья до готовых изделий, что соответствует требованиям правитель¬ ства. Все это будет служить для укрепления и лучшего осна¬ щения производства... Если такие концерны, как Мицуи, Мицубиси, Сумитомо, <Гурукава, столкнутся с затруднениями в капиталах, то для того, чтобы успешно преодолеть затрудне¬ ния и расширить производственную мощность важнейших от¬ раслей, возникает необходимость контроли¬ ровать под руководством концернов всю промышленность той или иной отрасли. Со¬ гласно правительственному плану, высшие руководители про¬ мышленных организаций будут назначаться правительством из числа влиятельных промышленников... Положение будет такое же, как в экономической структуре германской нации, когда члены общего политико-экономического комитета («иппан сэйдзи кэйдзай сэйсаку иинкай») формируются из крупных капиталистов». В борьбе вокруг «плана Хосино» дзайбацу не только до¬ бились его отклонения, но и укрепили свои политические по¬ зиции в правительстве. Вскоре после принятия кабинетом вы¬ шеуказанного решения, в апреле 1941 г., в кабинет был введен з качестве министра без портфеля для ведения экономических 67 5*
дел председатель совета директоров концерна Сумитомо Ма- сацунэ Огура. Хосино был смещен с должности .председателя «Планового бюро» и заменен генерал-лейтенантом Тэйити Судзуки, при котором фактическим руководителем бюро стал заместитель председателя Тадайоси • Обата — бывший глав¬ ный бухгалтер головной компании концерна Сумитомо «Су¬ митомо-хонся». Адмирал-бизнесмен, родственник одного из владельцев концерна Мицубиси, Тэйдзиро Тойода стал мини¬ стром торговли и промышленности. Биссон1 приводит сле¬ дующую выдержку из сообщения токийского корреспондента газеты «Нью-Йорк геральд трибюн» (6 апреля 1941 г.) Джозефа Ньюмэна о причинах и характере перетасовок в кабинете: «Сопротивление бизнесменов тоталитарной программе в течение последних нескольких месяцев с очевидностью имело столь отрицательное влияние на выполнение правительствен¬ ной производственной программы, что возникла необходи¬ мость ограничить тоталитарное движение и восстановить со¬ трудничество с промышленниками и бизнесменами. Это мы можем видеть из заявления, сделанного Хатисабуро Хирао, главы японской металлургической компании, полуправитель- ственной организации в одной из наиболее важных отраслей военной промышленности. Он сказал: «В настоящее время снабжение железной рудой и углем отстает от производ¬ ственных мощностей. Поэтому эффективность доменных и мартеновских печей в Японии уменьшается и предприни¬ мательство компаний по производству чугуна и стали ста¬ новится все более неблагоприятным». Хирао ясно дал понять, что в целях получения капитала для лучшей эксплоатации железнодорожных и угольных ресурсов правительство должно достигнуть взаимопонимания с финансовыми и промышлен¬ ными лидерами». Термин «тоталитарная программа», употребляемый Ньюмэном, является совершенно бессодержательным, так как программа федерации была отнюдь не менее «тоталитарной», поскольку она имела в виду сосредоточение экономического контроля в руках кучки магнатов дзайбацу. Сообщение Нью¬ мэна представляет собой интерес лишь постольку, поскольку оно указывает на один из методов, к которым прибегали дзайбацу для достижения своих целей в тех случаях, когда им приходилось встречаться с оппозицией со стороны сопер¬ ничавших с ними групп правящего лагеря. Метод экономи¬ ческого саботажа (в военное время!), как мы увидим ниже, 1 Т. A. Bisson, там же, стр. 55. 68
был применен дзайбацу в связи с борьбой против «плана Хосино» не в первый й не в последний раз. За три с небольшим месяца до начала войны на Тихом океане (29 августа 1941 г.) принятый ранее кабинетом в ка¬ честве правительственной программы «план федерации» был зоплощен в императорском указе, вводившем в действие «закон об ассоциациях в главных отраслях промышленности», который осуществлялся уже при «военном кабинете» генера¬ ла Тодзйо, т. е. при правительстве, состоявшем из лиц, слыв¬ ших защитниками «плана Хосино» и противниками «плана федерации». Дата опубликования этого указа рассматри¬ валась как дата введения «новой экономической структуры». Соединение картелей со старыми «контрольными ассоциа¬ циями» и создание нового «контрольного аппарата» сопро¬ вождалось концентрацией «контрольных органов» под руко¬ водством ведущих в каждой отрасли компаний концернов. Промышленные контрольные органы делились на «тосэй кйогикай» (контрольные ассоциации) и «тосэй кумиай» (кон¬ трольные союзы). Контрольные ассоциации охватывали целую отрасль в масштабе всей страны и были созданы в 22 глав¬ ных отраслях *. Контрольные союзы были по своему характеру районными или местными. Они объединяли крупные предприятия тех от¬ раслей, в которых не было ассоциаций, но главная их функ¬ ция заключалась в объединении нескольких десятков тысяч промышленных и торговых гильдий, в которые входили пред¬ приятия и компании мелких и средних промышленников и тор¬ говцев. Гильдии эти были созданы еще на основании соответ¬ ствующего закона 1931 г. Если контрольные союзы действо¬ вали в тех отраслях, где существовали контрольные ассоциа¬ ции, то президенты этих союзов назначались президента¬ ми контрольных ассоциаций. Если же союзы создавались в тех отраслях, где ассоциаций не было, то президенты союзов назначались непосредственно соответствующими министрами. 12 марта 1943 г. был издан указ, по которому все контроль¬ ные союзы в ключевых отраслях промышленности сливались в один контрольный союз (в каждой отрасли), непосредствен¬ но подчинявшийся соответствующей ассоциации. Все другие 1 По указу от 29 августа 1941 г. контрольные ассоциации были со¬ зданы в следующих 18 отраслях промышленности; автомобильной, цемент¬ ной, химической, угольной, электротехнической, волокон, производстве горючего газа, кожевенной, промышленном машиностроении, черной метал¬ лургии, легких металлов, металлообрабатывающей, горнодобывающей, неф¬ тяной, точных механизмов, судостроения, подвижного состава, а также железных дорог и трамваев. Впоследствии были созданы еще три ассо¬ циации в области торговли и кредита и одна в производстве каучука. 69
контрольные союзы в октябре того же года были объедине¬ ны в «Центральную ассоциацию гильдий в торговле и про¬ мышленности». Кроме вышеуказанных, к числу «контроль¬ ных органов» относились также и «контрольные компании» («тосэй кайся»), которые учреждались на основании указа от октября 1943 г. в качестве подсобных органов «контроль¬ ных ассоциаций» и занимались би преимуществу торговлей *. «Контрольные органы» были созданы также и в сельском хозяйстве, где в 1943 г. действовало 50 «контрольных компа¬ ний» и около 100 «контрольных союзов»1 2, и в морском про¬ мысле, где была образована «имперская компания по кон¬ тролю» с сетью подчиненных ей местных компаний и ассо¬ циаций. В области кредита и финансов было создано 10 специали¬ зированных «контрольных компаний» и корпораций3. Автор ряда исследований о монополиях различных стран Джеймс С. Аллен следующим образом характеризует про¬ цесс картелизации в Японии в военные годы: «Когда картельная организация4 была сформирована,— пишет он,— более слабые и менее эффективные фирмы стали быстро исчезать... Дзайбацу стремились использовать го¬ сударственную власть только для того, чтобы заставить не¬ зависимых войти в картели, которые должны были быть впол¬ не самоуправляющимися. Дзайбацу предприняли независимые действия для того, чтобы переделать структуру картелей со¬ гласно своей программе» 5. . Еще более выразительную характеристику мы находим на страницах японского журнала «Oriental Economist» (3 мая 1947 г.): «Различные контрольные ассоциации, компании и корпо¬ рации,- которые были основаны в течение войны и поставле¬ 1 До конца 1943 г. было создано около 700 общеяпонских «контроль¬ ных компаний», в том числе: в нефтеперерабатывающей и нефтедобываю¬ щей промышленности — 71, в каменноугольной — 68, в металлургии — 78, в текстильной—142, в химической—157, в машиностроении — 60, в тор¬ говле— 75 («Майнити», 25 июня 1943 г.). По другим данным («Отчет миссии Государственного департамента», стр, 73), в феврале 1943 г. имелось 314 таких компаний, из которых 63% было занято в области торговли. 2 «Нихон сангйо кэйдзай», 30 октября 1943 г. ’ Контрольные корпорации: всеяпонская финансовая, обыкновенных (коммерческих) банков,. местных банков, сберегательных банков, трест- компаний; контрольные компании: по размещению ценных бумаг, по взаимному кредиту, по ипотеиному финансированию, по страхованию жиз¬ ни, по страхованию от повреждений. 4 Автор подразумевает систему контрольных органов, к которым он везде применяет их прежнее название «картели». 8 James S. Allen, World Monopoly and Peace. N. Y., 1946, стр. 71. TO
ны под фактический контроль крупных капиталистов, выроди¬ лись в нечто вроде центральных органов спекуляции на основе сотрудничества между властями и частным предпри¬ нимательством и нанесли серьезный вред мелким предприни¬ мателям и потребителям». Так пишет после войны (в редакционной статье) автори¬ тетнейший из буржуазных экономических журналов Японии, журнал, на страницах которого в годы войны мы обычно читали дифирамбы по адресу «новой экономической струк¬ туры» и «контрольных органов». Посмотрим, как характеризует «контрольные органы» «От¬ чет миссии Государственного департамента»: «Контрольные ассоциации,— пишут авторы отчета,— и контрольные компании, служившие в значительной степени исполнительными органами ассоциаций, широко употребля¬ лись в качестве орудий осуществления поглощений крупными компаниями меньших. От них зависела жизнь и смерть ком¬ паний... фирма, не обладающая достаточным влиянием, оказывалась не в силах противиться требованию, чтобы она отказалась от изолированного и независимого существова¬ ния. Хотя исчерпывающих данных по этому вопросу не имеет¬ ся, можно считать, что в результате действий ассоциаций в 1942—1943 гг. в промышленности имело место, по меньшей мере, 980 поглощений» *. Контрольные компании и ассоциации дополнялись мно¬ жеством всеяпонских, порайонных и префектуральных про¬ мышленно-торговых советов и обществ. Наиболее важными из подобных органов, строившихся не по отраслевому прин¬ ципу, а по принципу административного деления, были уже неоднократно упоминавшаяся старейшая организация моно¬ полистов «Японская экономическая федерация» («Нихон кэй¬ дзай рэммэй»), «Совет приоритетных отраслей промышлен¬ ности» («Дзюйо сангйо кйегикай»), «Национальный совет торгово-экономической политики», «Национальная федерация промышленных организаций», «Центральный совет сотрудни¬ чества по контролю над ценами», «Национальная федерация расчетных палат», межотраслевые «советы сотрудничества», а также Японская торгово-промышленная палата и торгово¬ промышленные палаты в центральных городах. Во всех без исключения из перечисленных выше «контроль¬ ных» и иных экономических органах доминирующее поло¬ жение занимали представители концернов. Хотя некоторые 1 Стр. 17. В другом месте (стр. 73) тот же «Отчет» указывает, что в период 1941—1943 гг. было поглощено 1354 фирмы с совокупным капи¬ талом в 19 373 млн. иен. 71
из этих организаций (в особенности «контрольные органы») назывались в японской печати «полугосударственными» (ино¬ гда даже «государственными»), все они без исключения были либо коммерческими, либо клубными, либо смешанными клубно-коммерческими организациями частных лиц. Их ап¬ парат действовал, как правило, не на государственные сред¬ ства, а либо на членские взносы своих членов, либо на дохо¬ ды от торговых операций, хотя последние не были их гла зной функцией ’. «Государственного» в этих картелях было лишь то, что после соответствующих решений федерации или дру¬ гих объединений монополистов их правления, состоявшие из президентов, директоров и членов правлений компаний кон¬ цернов, получали право активного и «законного» вмешатель¬ ства в дела внеконцерновых предприятий и компаний, вступ¬ ление которых в реорганизованные картели было обязатель¬ ным. Правления всех этих «государственных» органов из¬ бирались самими членами, и лишь высшие должностные лица утверждались на своих постах соответствующими министра¬ ми, причем не было ни одного случая отклонения министрами кандидатур, выдвигавшихся правлениями почти всегда из числа ответственных служащих компаний дзайбацу. Важнейшие из контрольных ассоциаций возглавлялись следующими лицами1 2: контрольная ассоциация по каменно¬ му углю — Кэндзиро Мацумото; в 1941 г. был директором, президентом или аудитором 13 промышленных и транспорт¬ ных компаний, принадлежавших главным образом концерну Мицуи. Контрольная ассоциация металлургии — Хатисабуро Хирао; директор и президент ряда промышленных компаний, главным образом концерна Мицубиси; президент полугосудар- ственного металлургического треста «Нихон сэйтэцу». После него — адмирал Тэйдзиро Тойода; был связан семейными узами с концерном Мицубиси. Контрольная ассоциация судо¬ строения — Косиро Сиба; председатель правления компании «Мицубиси дзюкогйо» («Мицубиси — тяжелая промышлен¬ ность»), «Мицубиси дэнки» («Мицубиси-электрическая») и других компаний, по преимуществу концерна Мицубиси. Кон¬ трольная ассоциация цветных металлов — Ацуси Оя; пре¬ зидент^ директор и аудитор ряда промышленных компаний концерна Сумитомо. Контрольная ассоциация автомобильной промышленности — Сигэясу Судзуки; один из крупнейших 1 Исключение представляли контрольные компании («тосэй кайся») которые в большинстве своем строились как предпринимательские полу-, государственные торговые компании; акционерами в них выступали пра¬ вительство и компании концернов. 2 Приводятся фамилии лиц, занимавших посты президентов соответ¬ ствующих ассоциаций в течение наиболее длительного времени. 72
помещиков, генерал-лейтенант запаса, в 1918 г. командир дивизии, участвовавшей в японской интервенции на совет¬ ском Дальнем Востоке, президент компании «Дизель дзидо- ся», контролировавшейся Мицубиси. Контрольная ассоциация электромашиностроения — Кисабуро Ямагути, президент и директор ряда компаний концерна Фурукава, а также ком¬ паний «Сибаура дэнки» и «Сибаура сэйсакудзйо» концерна Мицуи. Контрольная ассоциация промышленного машино¬ строения — виконт Масатоси Окоти; президент и директор большого числа машиностроительных компаний, глава кон¬ церна «Рикэн». Контрольная ассоциация по судоходству — Камэсабуро Ямасьта; президент и главный акционер паро¬ ходной компании Ямасьта. Контрольная ассоциация промыш¬ ленности легких металлов — Тюдзи Судзуки; управляющий электротехнической компанией концерна Фурукава («Фурука¬ ва дэнки»). Контрольная ассоциация цемента—Соитиро Аса¬ но; глава концерна Асано и т. д., и т. п.1 В функции «контрольных ассоциаций» и других «кон¬ трольных органов» входило квотирование производства, рас¬ пределение сырья, нового оборудования и рабочей силы, вы¬ дача лицензий на новые капиталовложения, а также сбыт го¬ товой продукции. Таким образом, от решений «контрольных органов» зависела судьба входивших в них предприятий. * * * Так называемая «новая экономическая структура» была проявлением громадного усиления государственно-монополи¬ стических тенденций. Ее сущность сводилась к тому, что имело место колоссальное перераспределение народного до¬ хода в пользу финансового капитала при одновременном чрезвычайном усилении монополистического контроля дзай¬ бацу на основе наделения их картельных органов государ¬ ственными правами и соответствующей их перестройки. С рассмотренной выше главной особенностью экономиче¬ ской администрации военного времени — ее опорой на моно¬ полистические картели — связана и другая: государственный аппарат как таковой, министерства и различные центральные и местные административные органы до 1943 г. не подвер¬ гались по своим функциям и структуре серьезным изменениям и оставались такими же, как в мирное время. За все годы войны (до 1943 г.) существенные изменения в государствен¬ ном аппарате заключались лишь в создании упоминавшихся 1 Т. A. Bisson, там же; газета «Нихон Сангйо кэйдзай», июнь 1943 г.; «Report of the Mission on Japanese combines» и др. 73
выше исследовательского, а затем «Планового бюро», мини¬ стерства по делам великой Восточной Азии, а также в увели¬ чении числа и мощности полугосударственных компаний, ко¬ торые, впрочем, в военной экономике никогда не играли ре¬ шающей роли. . Положение значительно изменилось в 1942—1943 гг. С разгромом немцев под Сталинградом для Японии оконча¬ тельно выяснилась неизбежность длительной затяжки войны и уже обозначилась перспектива поражения В связи с этим перед правящими кругами японского империализма, в первую очередь перед армией, со всей остротой встал вопрос о не¬ обходимости усиления прав и оперативности правительствен¬ ных органов ради форсирования военного производства. Вме¬ сте с тем усилилась борьба между различными кликами за влияние на государственный аппарат «Контрольный аппарат» в том виде, в каком он сложил¬ ся в 1941 —1942 гг., уже не удовлетворял ни военщину, ни дзайбацу: военщина требовала дальнейшей централизации экономического контроля под руководством правительствен¬ ных органов, дзайбацу с этим требованием вполне соглаша¬ лись, но при этом настойчиво добивались усиления своего ру¬ ководящего участия в правительственных органах. Дзайбацу добились полного успеха: в 1943 г. была произведена рефор¬ ма правительственных органов, которая свелась к значитель¬ ному усилению их функций и прав по руководству расшире¬ нием военного производства и в то же время сопровождалась усилением прямого контроля дзайбацу над правительством и правительственными органами. В марте 1943 г. парламент, в котором большинство, как и в довоенное время, принадлежало дзайбацу, удовлетворил требование премьера, генерала Тодзйо, о предоставлении ему чрезвычайных полномочий для единоличного решения некото¬ рых вопросов, связанных с необходимостью ускорения военно¬ го производства. Взамен чрезвычайных полномочий, предоставленных То¬ дзйо, дзайбацу выторговали у военной клики уступку, резко усилившую их влияние на правительство: при кабинете ми¬ нистров был создан «комитет советников», возведенных в ранг «синнин», соответствующий рангу министра. Свои чрез¬ вычайные полномочия премьер мог осуществлять только с одобрения «комитета советников». Все восемь членов первого состава этого комитета состояли из представителей финансо¬ вой олигархии ’. В сентябре 1943 г. парламент «с целью унификации распределения армейских и правительственных 1 Состав «комитета советников» см. стр. 90. 74
заказов» утвердил закон о создании министерства вооруже¬ ний, которое приняло на себя обязанности «Планового бюро» (тогда же ликвидированного), большую часть обязанностей министерства торговли и промышленности, а также часть обязанностей военного и морского министерств. Тогда же ми¬ нистерства железных дорог и связи были объединены в но¬ вое министерство транспорта и связи и было образовано ми¬ нистерство сельского хозяйства и торговли взамен ликвиди¬ рованных министерства земли и леса и министерства торгов¬ ли и промышленности. После неоднократных срывов кликой дзайбацу попыток военщины создать самостоятельное министерство внешней торговли1 в октябре 1943 г. принимается компромиссное решение — торговый департамент министерства иностранных дел превращается в более мощный и более самостоятельный «департамент экономики военного времени», который раз¬ делил с министерством Восточной Азии обязанности по эксплоатации оккупированных территорий. Наиболее важной из всех вышеуказанных реформ была организация по прямому требованию дзайбацу министерства вооружений и превращение его в настоящий генеральный штаб финансовой олигархии по эксплоатации всех мате¬ риальных ресурсов Японии и оккупированных ею территорий ради увеличения мощи военно-промышленных концернов. Руководство этим министерством принадлежало дзайбацу, а это означало, что последние в основном добились своей цели — ослабления участия военного и военно-морского министерств в контроле над военной промышленностью. С образованием министерства вооружений роль контроль¬ ных ассоциаций и компаний очень сильно уменьшилась — под их контролем продолжало оставаться лишь 30% производ¬ ства и торговли, контролировавшихся ими до администра¬ тивной реформы1 2, остальная часть принадлежала компаниям, непосредственно подчинявшимся министерству вооружений. Таким образом, развитие «новой экономической структуры» на последнем этапе войны сопровождалось дальнейшим сращиванием государственного аппарата с дзайбацу. На этом этапе «новая экономическая структура» особенно тесно 1 В Японии делами внешней торговли ведало министерство иностран¬ ных дел, в аппарате которого преобладало влияние лиц, близких к дзай¬ бацу. В 1939 г. попытка создать министерство внешней торговли была сорвана в результате инспирированных агентурой дзайбацу конфликта и забастовки служащих министерства иностранных дел. Дзайбацу опаса¬ лись. что создание министерства внешней торговли может привести к ослаблению господствующего положения их компаний во внешней тоо- говле. 2 «Report of the Mission on Japanese combines», стр. 73. 75
переплетается с «новой политической структурой», которая была одной из составных частей «новой структуры», как окре¬ стили японские империалисты созданный в военные годы антинародный реакционный режим. «Новая политическая структура» — японская разновидность фашизма «Новая экономическая структура» была фундаментом «новой политической структуры». «Политической надстройкой над новой экономикой, над монополистическим капитализмом,— писал Ленин,— ...яв¬ ляется поворот от демократии к политической реакции. Сво¬ бодной конкуренции соответствует демократия. Монополии соответствует политическая реакция» *. Справедливость этого положения с особой ясностью вскрывается в эпоху общего кризиса капитализма, когда с усилением монополий политическая реакция многократно усилилась во всех импе¬ риалистических странах, особенно в странах, выступавших как агрессоры во второй мировой войне. «..Главные фа¬ шистские государства — Германия, Япония, Италия,— гово¬ рит товарищ Сталин,— раньше чем напасть на союзные страны, уничтожили у себя последние остатки буржуазно¬ демократических свобод, установили у себя жестокий тер¬ рористический режим, растоптали принцип суверенитета и свободного развития малых стран, объявили политику захвата чужих земель своей собственной политикой и заявили во всеуслышание, что они добиваются мирового господства и распространения фашистского режима во всем мире...»1 2. Ликвидация остатков буржуазно-демократических свобод в Японии происходила одновременно с усилением могуще¬ ства и гнета монополий, и фашистская так называемая «новая политическая структура» складывалась параллельно с «новой экономической структурой» и на ес основе. Провозглашение в 1940 г. в Японии «новой политической структуры» явилось последним шагом в установлении фа¬ шистского режима, первые признаки которого проявились еще до захвата Маньчжурии (1931 г.), в период так назы¬ ваемых «партийных кабинетов». Фашизм в Японии долгое время маскирог-ался тем, что сохранялась множественность реакционных политических партий. Но главной и определяющей чертой фашистского режима в любой стране является не ликвидация множест¬ 1 В. И. Ленин. Соп., т. 23, стр. 31. 2 Речь на предвыборном собрании избирателей Сталинского избира¬ тельного округа г. Москвы 9 февраля 1946 г. 76
венности буржуазных партий, а ликвидация легальности политических организаций трудящихся, в первую очередь коммунистических партий и их террористическое преследова¬ ние. В некоторых странах фашистский режим в течение дли¬ тельного времени существует и при наличии множественно¬ сти реакционных буржуазных партий. Ярким примером та¬ кого положения является современная Греция. В США после войны происходит интенсивная фашизация государственного строя, хотя при этом легальность буржуазных партий не затронута. «Многопартийный» фашизм — такой же истори¬ ческий факт, как и «однопартийный» фашизм германского типа. Ликвидация остатков буржуазно-демократических свобод (которые в Японии никогда до ее капитуляции не выходили за пределы предоставления легальности монархическим пар¬ тиям, среди них и японской социал-демократии) началась при правительстве генерала Танака в 1927—1928 гг.1 Между первыми мероприятиями этого правительства, носившими ярко выраженный фашистский характер, и провозглашением «новой политической структуры» прошло свыше 12 лет. Затя¬ нувшаяся война диктовала господствующим классам необхо¬ димость введения однопартийного режима, но его создание тормозилось внутренней борьбой между различными кликами и группировками в лагере буржуазии по вопросу о том, кто возглавит «однопартийный» режим, какие группировки будут находиться у власти. Дзайбацу и помещики осуществляли свою политическую власть-с помощью японской монархии. Во главе государствен¬ ных и военных органов стояла военщина и дворцово-прави¬ тельственная бюрократия. Обе эти клики обладали извест¬ ной, впрочем, ограниченной политической самостоятельно¬ стью. Японская военная клика состояла из дворян, привиле¬ гированных наемников могущественных- до революции Мэйд- зи феодалов-самураев и даймйо (владетельные князья). Мно¬ гие из генералов сами являлись выходцами из земельной или родовой аристократии. Давно уже перейдя на службу к но¬ вому хозяину — монополистическому капиталу, они тем не менее сохранили кастовую замкнутость «дворянства меча», неприязнь и плохо скрываемую зависть к «торгашам» — «на- рикинам» (богачам-выскочкам), добившимся богатства и вместе с ним главенствующего общественного положения не на поле битвы, не «службой императору», а с помощью 1 15 марта 1928 г. в Японии было арестовано свыше двух тысяч коммунистов и им сочувствующих. С тех пор массовые полицейские по¬ громы и убийства демократических деятелей стали в Японии обычным явлением. 77
«презренного бизнеса». Подобные же обстоятельства опреде¬ лили собой известную, хотя и меньшую, чем это имело место в отношении военщины, независимость и замкнутость «дво¬ рянства мантии» — дворцовой и правительственной бюрокра¬ тии, «слуг императора», близких ко двору высших сановни¬ ков, почти совершенно не зависимых от парламентских и партийных комбинаций. С последней четверти прошлого столетия и вплоть до второй мировой войны руководящая роль в государственном аппарате принадлежала военщине и дворцовому окружению,, которые в указанный период были главной политической аген¬ турой японской буржуазии и помещиков — под их руковод¬ ством осуществлялась политика агрессии и государственного протекционизма. Что же касается уже созданных к этому времени буржуазно-помещичьих политических партий, то последние чаще всего находились в оппозиции С началом общего кризиса капитализма в Японии произо¬ шло крутое изменение соотношения сил между разными кли¬ ками i осподствующего лагеря и внутри них, заключавшееся в- уменьшении в государственном аппарате роли военщины и увеличении роли буржуазно-помещичьих партий, что нашло свое выражение в создании с 1918 г. однопартийных каби¬ нетов в соответствии с парламентским большинством. В этот период господствующие буржуазно-помещичьи клики выдвинули к руководству государственным аппаратом наибо¬ лее близкие к дзайбацу «партийные» группировки в связи с резким падением политического авторитета военщины, что вызвало раскол внутри нее на различные соперничающие и даже враждующие между собой группировки1 2. Одна из 1 В своей работе «Japan’s Military Masters» (Нью-Йорк, 1943) Хил¬ лис Лори, американец, специально изучавший вопрос о роли японской военщины, пишет, что идеологи военщины рассматривали период 1894 — 1918 гг как «золотой век армии», как период, когда «генералы были государственными деятелями» (стр. 148). «Редкие квазипэптийные каби¬ неты,— пишет он,— находившиеся у власти между 1898 и 1918 гг., были, как правило, недолговечными и пассивными Правительство Японии было по преимуществу клановым правительством военно-бюрократических груп¬ пировок, которые снисходили до известных уступок политическим пар¬ тиям. В течение этих лет, лишь с небольшими промежутками, Ямагата, представлявший превосходство военной олигархии, оставался главней силой на политической арене» (стр. 156). Выходец из клана Тйосю мар¬ шал князь Ямагата до своей смерти в 1922 г. в течение более четверти века занимал ответственнейшие в правительстве должности премьера, председателя верхней палаты и председателя тайного совета. Будучи так же ближайшим соеетником императора, он являлся наиболее влиятельным политическим лидером японской реакции в указанный период. 2 Наиболее важные причины падения авторитета военщины заключа¬ лись в следующем: 1) крах антисоветской военной интервенции на Даль¬ нем Востоке; 2) поражение милитаризма в международном масштабе в 78
главных причин этой вражды заключалась в значительных социальных передвижках в личном составе офицерского кор¬ пуса и генералитета К концу 20-х — началу 30-х годов среди военщины сло¬ жились три основные, наиболее влиятельные группировки: 1) «группа контроля» (ее лидеры — генералы Танака, Хая- си, Тэраути и др.), наиболее близкая к прежнему руковод¬ ству клана Тйосю и его традициям, связанная с дворцово¬ правительственной «родовитой» бюрократией и помещиками; 2) группа генерала Угаки, связанная с лидерами политиче¬ ских партий и, следовательно, с дзайбацу* 2; 3) группа «моло¬ дого офицерства»3 во главе с генералами Араки, Мадзаки, Муто, Итагаки и др. Именно эта последняя группа опиралась на влившиеся в офицерский корпус мелкобуржуазные элементы. Группа эта. раздувая «антикапиталистическую» демагогию, направленную против «старых концернов», выступала как агентура «новых концернов». Ее тесная связь с крупнейшим из политических деятелей клики владельцев «новых концернов» Кухара была известна и раньше, но стала вполне очевидной после изобли¬ чения Кухара в финансировании военного путча «молодого офицерства» в феврале 1936 г. Разнузданная «антикапиталистическая» демагогия этой группы, ее тесная связь с военно-террористическими органи¬ зациями, участие в разных заговорах, открытые призывы к войне, наконец, ее открытое преклонение перед германским и итальянским фашизмом — все это привело к тому, что как в Японии, так и в других странах, только за одной этой груп¬ пой была закреплена характеристика «фашистской» или связи с крахом германского милитаризма, наиболее сильного в мире я служившего объектом подражания и преклонения со стороны японской военщины; расцвет вильсоновского реакционного пацифизма и его всяче¬ ское раздувание буржуазными правительствами с целью отвлечения масс эт революционной борьбы; 3) сильнейшее укрепление экономических по¬ зиций дзайбацу в результате получения ими огромной наживы в ходе ми¬ ровой войны. ’ В процессе произведенной в 1922—1925 гг. реорганизации армии /в сторону усиления ее механизации с учетом опыта прошлой войны' в состав офицерского корпуса вошло большое число выходцев из средней а мелкой буржуазии. По данным, приводимым Лори (там же. стр 158', Еослепние в 1928 г. составляли около трети всего офицерского корпуса 2 Генерал Угаки был военным министром в пяти кабинетах, форми¬ ровавшихся партией минсэйто. Большинство в этой группе составляли эчководящие круги военно-морского флота, имевшие теснейший контакт : концерном Мицубиси и с дворцовыми кругами. 3 Ее другое название — «группа Сага», по имени города на острове Кюсю, откуда происходили генерал Муто и другие видные члены этой группы. Эта группа известна также под названием «группы кодо» («импе¬ раторский путь»). 79
«экстремистской». В действительности все три боровшиеся между собой за руководство армией группы военщины были фашистствующими группами. В зените политических успехов «группы Сага» в начале 30-х годов этой группе удалось до¬ биться занятия одним из ее лидеров, Араки, поста военного министра (с декабря 1931 по январь 1934 г.). Основные фа¬ шистские и агрессивные акты японского империализма — погромы против компартии и других демократических орга¬ низаций (с 1928 г.), захват Маньчжурии (1931 г.), вторжение в Северный Китай (1935 г.), начало войны с Китаем (1937 г.) —были совершены в то время, когда «группа Сага» находилась в оппозиции и руководство армией принадлежало либо «группе Угаки», либо «группе контроля». Уже одного этого обстоятельства достаточно, чтобы убе¬ диться в том, что нельзя рассматривать «группу Сага» как единственную фашистскую или «экстремистскую» группу в Японии. С переходом в 1918 г. к образованию «партийных кабине¬ тов» господствующие клики были вынуждены сделать некото¬ рые реверансы в сторону буржуазной «демократии»: расши¬ рить избирательное право, разрешить печатание прогрессив¬ ной литературы, первомайские демонстрации и т. д. Но ни в одной из капиталистических держав буржуазная «демокра¬ тия» в пору своего расцвета не была столь фальшивой и призрачной, как в Японии. Уже в 1925 г. одновременно с расширением избирательного права «либеральное» правитель¬ ство Като (партии кэнсэйкай), в котором военным министром был генерал Угаки, вводит фашистского типа «закон об охра¬ не общественного порядка», известный под названием «зако¬ на об опасных мыслях» *. В том же году пост председателя партии Сэйюкай занимает генерал Танака, выходец из клана Тйосю, наследник традиций Ямагата, один из наиболее реак¬ ционных политических деятелей, автор печально знаменитого «меморандума императору» 1 2. Став в 1927 г. премьером, этот «партийный лидер» из «группы контроля» в январе 1928 г. с целью ликвидации минсэйтовского большинства распустил парламент, с марта того же года ввел в практику массовые погромы, аресты и убийства коммунистов и им сочувствую¬ щих, предпринял в апреле — мае того же года в Китае воен¬ ную интервенцию с целью захвата провинции Шаньдун, что, однако, в то время кончилось для Японии неудачей. Глава 1 Этот закон карал десятилетним заключением за «создание общества или участие в обществе, ставящем своей целью изменение конституции или образа правления или отвергающем систему частной собственности». 2 Об этом меморандуме см. стр. 292. 80
наиболее близкой к дзайбацу группы военщины генерал Угаки в 1930—1931 гг. выступал против «негативной» поли¬ тики минсэйтовского кабинета, решившегося на некоторое со¬ кращение военного бюджета в связи с начавшимся экономи¬ ческим кризисом. Под руководством принадлежавшего к груп¬ пе Угаки генерала Минани, сменившего в начале 1931 г. Угаки на посту военного министра, была подготовлена и на¬ чата оккупация Маньчжурии. Все три группы военщины были теснейшим образом свя¬ заны с военно-фашистскими, разного рода тайными и мас¬ совыми черносотенными организациями, и в судебно-полицей¬ ской хронике начала 30-х годов имена Угаки и Минами в качестве организаторов фашистско-террористических загово¬ ров фигурируют рядом с именами Окава, Хасимото и других «признанных» лидеров фашистских банд. Но наибольшую активность на поверхности политической жизни в начале 30-х годов проявляла «группа Сага». Принадлежавшее к этой группе офицерство было тесно связано с разорявшимися в результате экономического кризиса мелкой и средней буржу¬ азией и мелкими помещиками, из которых это офицерство вышло. Основным пунктом программы этой группы, как и других групп правящего лагеря, было требование о создании «великой Японии», т. е. о расширении вооруженным путем колониальной империи. Для осуществления этой цели «группа Сага» требовала ликвидации «парламентского режима», пере¬ дачи всей полноты власти в руки армии (под которой под¬ разумевалась «группа Сага»), еще большего усиления терро¬ ристического режима и введения контроля над экономикой с целью ее милитаризации. Для правящих буржуазно-помещичьих клик были вполне приемлемы все пункты этой программы, кроме требования о фактическом сосредоточении власти под контролем «моло¬ дого офицерства», что было равнозначно использованию «но¬ выми концернами» государственного контроля для борьбы против «старых концернов». Точку зрения дзайбацу по этим вопросам прекрасно вы¬ сказал один из виднейших политических деятелей этой клики Гиндзиро Фудзивара. В своей книге «Дух японской промыш¬ ленности» 1 он развернул программу торговой экспансии Япо- ’ нии и требовал расширения вооружений, рассматривавшихся им «как форма инвестиций». Он писал: «Защита мной увели¬ чивающихся вооружений требует одной оговорки. Это долж¬ ны быть такого рода капиталовложения, которые будут соот¬ ветствовать уровню национальных ресурсов. Вопрос о том, 1 G. Fujiwara. The Spirit of Japanese Industry. Tokyo, 1936. в Я. А. Певзнер
соблюдается ли необходимое соответствие, должны решать государственные деятели... Ни одна нация не расходует на вооружения столько денег, сколько Япония, у которой воору¬ жения поглощают половину государственных расходов. Для Европы соответствующая средняя цифра — от одной трети до одной четверти. Но нет, однако, никакого твердого и прочно¬ го правила, которое могло бы быть приложено к вооружениям всех наций, каждая из которых имеет свои определенные тре¬ бования. Япония пришла на мировую арену позднее и не может позволить себе такую легкость (easygoing), как евро¬ пейские нации» (стр. 134). . Таким образом, Фудзивара, как и вся клика дзайбацу, был за безусловное развитие экспансии и вооружений. Его «оговорка» сводилась лишь к тому, чтобы «государственные деятели» определяли «соответствие вооружений и националь¬ ных ресурсов», т. е. чтобы контроль над экономикой не попал в руки военной клики. Эта, казалось бы, незначительная оговорка, отражала борьбу разных господствующих клик за власть, которая в течение шести лет (1930—1936) происходила в чрезвычайно острых формах — террора, заговоров, вооруженных путчей L Атакующей стороной в этой борьбе была «группа Сага», ко¬ торой в 1932—1933 гг. удалось захватить руководство арми¬ ей. В начале 1934 г., однако, группа эта терпит серьезное по¬ литическое поражение: ее лидер Араки был вынужден уйти с поста военного министра и заменен одним из лидеров «груп¬ пы контроля» — генералом Хаяси. С этого времени «группа Сага» оттесняется от руководящего положения в армии. Генерал Хаяси предпринял чистку руководства армии от аракистских элементов, что привело к новому резкому обост¬ рению борьбы внутри армии, завершившемуся военным пут¬ чем «молодого офицерства» в феврале 1936 г.1 2 Путч этот представлял собой арьергардный бой «группы 1 Подробно об этом на русском языке см. книги Е. Жукова «История Японии», М., 1939, гл. IX и X, и X. Эйдуса «Япония от первой до второй мировой войны», М., 1946, гл. IX и XII. 2 В путче участвовало свыше 1500 солдат под командой офицеров. Во время пупа были убиты: адмирал Сайто (бывший премьер, затем лорд-храннтель печати), министр финансов Такахаси, принадлежавший к «группе контроля» генерал Ватанабэ. Тяжело ранен был главный камер¬ гер императора Судзуки. Премьер Скада лишь случайно избежал смерти: террористы по ошибке убили вместо самого Окада его родственника. Генро Сайондзи и лорду-хранителю печати Макино удалось скрыться Путчисты три с половиной дня удерживали в своих руках несколько важных государственных зданий. Не встретив поддержки со стороны других воинских частей, оказавшись в политической изоляции и столкнув¬ шись с угрозой вооруженной борьбы против флота и частей армии, они были вынуждены капитулировать.
Сага», и его поражение знаменовало окончательную ликви¬ дацию шансов этой группы на занятие руководящего поло¬ жения в армии. В условиях поражения путча (а также в связи с тем, что в парламенте, избранном за шесть дней до путча, имелось прочное большинство из партии минсэйто, считавшейся из всех буржуазных партий наиболее оппозици¬ онной по отношению к военщине), казалось бы, создалась реальная возможность для дак называемых «умеренных» выполнять неоднократно повторявшиеся требования о «не¬ участии военных в политической жизни», т. е. об оттеснении военщины от руководящего участия в правительстве. В дей¬ ствительности не произошло ничего подобного. В этот кри¬ тический момент «умеренные» обнаружили свое подлинное лицо: прекрасно понимая, что подрыв авторитета военщины чреват тяжелыми последствиями для реализации планов им¬ периалистических захватов, «умеренные» добровольно отсту¬ пили перед военщиной. Поражение путча привело к тому, что в армии утверди¬ лось главенствующее положение фашистствующей «группы контроля», которая усилила свой контакт с дворцовым окру¬ жением и вместе с его представителями возглавила прави¬ тельство и правительственные органы в период подготовки к войне в Китае, а затем — к войне на Тихом океане. При любом исходе борьбы между различными группиров¬ ками клик господствующего лагеря неизбежно было продол¬ жение курса на всемерную милитаризацию, на захват всего Китая, на подготовку нападения на Советский Союз. Вместе с тем всякая надежда на успех агрессивной политики совер¬ шенно исключалась до тех пор, пока в господствующем лаге¬ ре не была достигнута известная степень единства, пока, по крайнёй мере, не прекратилось применение оружия в борьбе между разными группировками. С поражением февральского путча соотношение сил в гос¬ подствующем лагере сложилось таким образом, что «объеди¬ нителями» различных группировок выступили всегда тесно между собой связанные высшая дворцово-правительственная бюрократия и «группа -контроля» в армии. Эти группы боль¬ ше всего подходили для «объединительной» роли, поскольку они были тесно связаны буквально со всеми группировками правящих клик: с дзайбацу («старыми» и «новыми» концер¬ нами) и помещиками, с лидерами партий, с остальными дву¬ мя группировками военщины. Для основных групп дзайбацу («старые концерны») выдви¬ жение на первый план двух указанных групп было весьма выгодно именно потому, что очи лучше, чем любые другие группы, были пригодны для «объединения», без чего немыслимо 6* 83
было успешное развитие агрессии в условиях все большего обострения международных противоречий. Руководящее поло¬ жение в государственном аппарате «группы Сага» было для дзайбацу нежелательно, а после февральского путча и невоз¬ можно. Столь же невозможно было и руководство государ¬ ственным аппаратом со стороны «партийных лидеров», скомпрометировавших себя в течение почти полутора десятка лет пребывания у власти и политически развенчанных другими группировками в ходе взаимной борьбы. То же относится и к группе Угаки: попытка дзайбацу в начале 1937 г. создать пра¬ вительство под его руководством не увенчалась успехом ввиду сопротивления стоявшей во главе армии «группы кон¬ троля». Пришедшие после путча к власти правительство Хирота, а вслед за ним правительство Хаяси резко усилили фашист¬ ский террор против демократических организаций: запреща¬ ются первомайские демонстрации трудящихся, производятся новые массовые аресты демократических элементов, запре¬ щается ряд профсоюзов, задолго до срока распускается пар¬ ламент (31 марта 1937 г.) и назначаются новые выборы. В области внешней политики берется крутой курс на сбли¬ жение и тесный союз с гитлеровской Германией и фашист¬ ской Италией. * Правительства Хирота и Хаяси были чисто «бюрократи¬ ческими» — они состояли из генералов или правительствен¬ ных сановников, и в их составе совершенно не было предста¬ вителей партий. В мае 1937 г. создается правительство во главе с князем Коноэ, который на посту премьера был жи¬ вым воплощением «объединительной тенденции» господствую¬ щего лагеря. Принадлежа к высшей дворцовой аристократии, Коноэ был тесно связан и с дворцом, и с правительственными сановниками, и с финансовыми кругами, и со всеми группи¬ ровками военщины. Коноэ встал во главе «объединительного» движения сразу же после февральского путча. Программа «новой политической структуры» была разработана за год до нападения Японии на Китай «группой Огикубо», получив¬ шей свое название по местности вблизи Токио, где в доме графа Йориясу Арима собирался под руководством Коноэ узкий кружок его политических единомышленников, влиятель¬ нейших представителей олигархических клик Г 1 В «группе Огикубо» дзайбацу были представлены владельцем само¬ летостроительного концерна Т. Накадзима и президентом Японского бан¬ ка Т. Юки. Военщину представляли генерал Хаяси и адмирал X. Або. Клику высших сановников двора и правительства, а также руководство главными буржуазными партиями представляли, кроме Коноэ и Арима, Т. Ямадзаки и И. Маэда. 84
В «группе Огикубо» был решен вопрос о самороспуске всех старых легальных политических партий и создании вза¬ мен них единой верхушечной, фашистского типа организа¬ ции под названием «Ассоциация помощи трону» («Тайсэй йокусанкай»). Стремление к реализации этого плана усили¬ лось после, парламентских выборов 30 марта 1937 г., резуль¬ таты которых оказались неожиданно тревожными для правя¬ щего лагеря ’. Выполнение плана было возложено на создан¬ ное через месяц после выборов правительство Коноэ. Коноэ привлек к участию в своем кабинете представите¬ лей всех соперничавших и даже враждовавших между собой групп господствующего лагеря 1 2, что знаменовало собой спло¬ чение правящего лагеря с целью развития агрессии, потерю или ослабление самостоятельности отдельных группировок, в частности «партийных», с одной стороны, и «группы Сага» — с другой. Генерал Тодзйо, ставший впоследствии премьером, вошел в кабинет Коноэ сначала в качестве заме¬ стителя военного министра, а затем (во второй кабинет Коноэ в 1940 г.) военного министра не как лидер и предста¬ витель «группы Сага», к которой он принадлежал, а как опытный военный организатор и военный жандарм, рьяный поборник усиленной механизации армии 3, что было особенно 1 Открыто и наиболее активно поддерживавшие реакционный курс правительства Хаяси мелкие реакционные партии сйовакай, кокумин до- мэй, тохокай и другие получили на выборах в общей сумме лишь 1 млн. голосов из 10 млн. Партии сэйюкай и минсэйто, которых не только воен¬ щина, но и многие из бывших лидеров самих этих партий считали уже утратившими свое былое влияние, неожиданно вышли победителями, полу¬ чив в парламенте 354 из 466 депутатских мест. Выборы показали, что результат борьбы военщины против старых реакционных парламентских партий оказался прямо противоположным тому, на что рассчитывали ини¬ циаторы этой борьбы. Тот факт, что эти партии были объектом нападок со стороны военщины, что они превратились из правительственных в оппозиционные, способствовал поднятию их популярности. Озабоченность правящего лагеря также не мог не вызвать крупный успех социалистиче- «кой партии сякай тайсюто, получившей 37 депутатских мест против 18 в предыдущем парламенте. 2 В декабре 1937 г. министром внутренних дел был назначен едино¬ мышленник Араки, фашистствующий адмирал в отставке Суэцугу. В мае 1938 г. министром иностранных дел был назначен генерал Угаки, а ми¬ нистром просвещения — уволенный в 1936 г. из армии генерал Араки. Военным министром стал один из лидеров «группы Сага», генерал Ита- гаки, который привлек в качестве военного вице-министра другого лидера «группы Сага» — генерала Тодзйо. В этот кабинет также вошел прослу¬ живший 41 год в концерне Мицуи С. Икэда. В число 10 советников каби¬ нета Коноэ привлек Кухара, бывшего председателя правления главного японского концерна в Маньчжурии ЮМЖД Мацуока, президента партии минсэйто Матида, лидера сэйюкай Маэда, президента Японской торговой палаты барона Го и других лиц, близких к дзайбацу. 3 До 1935 г. Тодзйо был начальником «Бюро расследований» гене¬ рального штаба. В 1935 г. в связи с убийством генерала Нагата ему 85
важно для дзайбацу с их непрерывно расширявшимися капи¬ таловложениями в военную промышленность. Характеризуя роль дзайбацу и военщины в Японии, Т. А. Биссон пишет: «На протяжении всей современной исто¬ рии Японии дзайбацу, дворцовая камарилья, помещики, лидеры армии, лидеры военно-морского флота, кадровые чиновники и политические деятели партий постоянно вели интриги, стремясь захватить руководящее положение. Иногда борьба особенно обострялась, и тогда некоторым приходилось плохо. Не исключалось даже убийство. Но все это было лишь семейной ссорой. Так, где дело касалось расширения империи или стремления народа к демократии, правящие группировки выступали как сплоченное целое. Отыскивать внутри олигар¬ хии какую-то особую группировку, которая якобы будет управлять Японией «миролюбивыми» и «демократическими» методами, значит впадать в величайшее заблуждение. Веду¬ щей политической силой в современной Японии является не военщина, а дзайбацу. Но эти две группировки взаимно допол¬ няют, а не исключают друг друга» 1 ■ Как уже указывалось выше, разработанная дзайбацу про¬ грамма «новой экономической структуры» была реализована при чисто военно-бюрократическом кабинете Тодзйо. Образо¬ ванный в октябре 1941 г. накануне войны на Тихом океане кабинет Тодзйо, как и предшествовавший ему последний (третий) кабинет Коноэ, уже были образованы на основё провозглашенной в августе 1940 г. «новой политической структуры». Одновременно с ее провозглашением было объявлено о создании «Ассоциации помощи трону» взамен распущенных накануне прежних парламентских партий * 1 2. ' «Ассоциация помощи трону» (АПТ) была еще более узкой организацией, чем все прежние реакционные японские политические партии. В ассоциацию входили только неболь¬ шая часть членов обеих палат парламента, члены тайного совета, министры, губернаторы, назначавшиеся правительст¬ вом руководители массовых шовинистических обществ и неко¬ пришлось покинуть Токио, и он уехал в Маньчжурию, где занял пост начальника военной жандармерии Квантунской армии, а затем началь¬ ника ее генштаба. Позднее он стал командующим механизированных сил японской армии в Китае, откуда был взят генералом Итагаки на пост заместителя военного министра (Хиллис Лори, там же, стр. 129). 1 Т. A. Bisson. Japan’s war Economy. N. Y., 1945. 2 «Атония» партий затянулась вплоть до 1940 г. В июле—августе 1940 г. самораспустились одна за другой: социалистическая партия сякай тайсюто, «ортодоксальная группа» сэйюкай во главе с Кухара, «рефор¬ мистская группа» той же партии во главе с Накадзима и, наконец, мин- сэйто и различные мелкие партии. 86
торые из генералов (всего АПТ ’ объединяла несколько сот членов). Президентом АПТ, согласно ее уставу, являлся премьер-министр, в ее правление входили министры, некото¬ рые из лиц императорского окружения и лидеры прежних парламентских фракций реакционных партий. АПТ представ¬ ляла собой, таким образом, чисто верхушечную правительст¬ венную организацию. Она находилась на полном финансовом иждивении правительства. В программе ассоциации указы¬ валось, что ее задачей является «доведение до народа мне¬ ния правительства». Ассоциация строилась как орган, кото¬ рый должен был содействовать единогласному принятию в парламенте всех правительственных законопроектов и руко¬ водить деятельностью массовых шовинистических организа¬ ций >вроде «союза резервистов», «общества трудового служе¬ ния трону», «союза женщин великой Японии» и т. п., а так¬ же так называемых «соседских групп» («тонаригуми») и «уличных комитетов». «Высшим достижением» АПТ было проведение с ее помощью правительством Тодзйо (который в качестве премьера был председателем ассоциации) в фев¬ рале 1942 г. выборов в парламент по системе «одобренных кандидатов». Ассоциация, все руководимые ею организации, в том числе организации местных избирательных боссов, на которых АПТ опиралась, и унифицированная печать вели агитацию только за кандидатов, одобренных правительством, что в сочетании с террористическими мерами обеспечило этим кандидатам победу. Создание АПТ хотя и привело к смягчению внутренней борьбы в правящем лагере, но не могло ликвидировать эту борьбу. Большинство членов парламента не принадлежало к АПТ. Внутри АПТ большинство принадлежало к числу членов распущенных партий минсэйто и сэйюкай, которые были недовольны тем, что Тодзйо хотя и допустил их избрание в парламент, но убрал их представителей с министерских постов. Они возражали против системы «одобренных 'канди¬ датов», и в 1943 г., когда обсуждался вопрос о чрезвычай¬ ных правах премьер-министра, добились от Тодзйо заявления об отказе от этой' системы. Входившие в АПТ члены парла¬ мента п тайного совета, связанные с министерством иностран¬ ных дел и дзайбацу, были недовольны проектом образования министерства Восточной Азии, вследствие чего соответствую¬ щий указ едва не был провален тайным советом. Острая борьба между членами АПТ шла по вопросу о создании министерства вооружений и о проектах административных реформ. На почве разногласий и борьбы внутри АПТ обра- . зовалось несколько фракций, из которых одна — «Покусан «7
сонэндан» 1 — превратилась в почти самостоятельную орга¬ низацию, где преобладающее влияние принадлежало лицам, близким к военщине1 2. Члены «Йокусан сонэндан» были тесно связаны с руководством и местными организациями шовинистических обществ, создавали в провинции свои соб¬ ственные фашистского типа «ударные группы», требовали сохранения системы «одобренных кандидатов» и распростра¬ нения ее на выборы в местные органы и подчас выступали против «умеренных» из АПТ с демагогической критикой в духе военных «экстремистов». . . Чтобы предотвратить угрозу раскола АПТ, правительство Тодзйо в середине 1942 г. пошло на создание рядом с АПТ новой параллельной организации под названием «Йокусан сэйдзикай» («Политическая ассоциация помощи трону» — ПАПТ). По официальным заявлениям, в функции ПАПТ входила «политическая деятельность — доведение до прави¬ тельства мнения народа», в то время как АПТ якобы оста¬ лась как «практическая организация», организация по оказа¬ нию правительству помощи в разработке различных государ¬ ственных актов. Главное отличие ПАПТ от АПТ заключалось в том, что она охватила большинство членов парламента, в ее функции входило обеспечение «сотрудничества» парламента с прави¬ тельством. ПАПТ была более влиятельной организацией, чем АПТ. Из 187 учредителей ПАПТ, не входивших в число чле¬ нов парламента, 63 человека являлись прямыми представи¬ телями дзайбацу. В списке учредителей мы встречаем прези¬ дента крупнейшей в стране военно-промышленной компа¬ нии— «Мицубиси дзюкогйо» К. Гоко, президент банка Мицуи Д. Мандай, президента угольных компаний Мицуи К- Мацумото, президента крупнейшего в Маньчжурии кон¬ церна тяжелой промышленности «Мангйо» Г. Аюкава, прези¬ дентов и директоров ряда компаний концернов и контроль¬ ных ассоциаций. Не менее 90 человек принадлежало к выс¬ шим кругам буржуазной интеллигенции (ректоры и профес- соры университетов, редакторы центральных газет и т. п.). причем многие из учредителей были в прошлом лидерами распущенных парламентских партий и лишь 10 человек были генералами или адмиралами 3. t В середине 1943 г. ПАПТ насчитывала в своем составе всего 460 членов, в большинстве депутаюв обеих палат пар¬ 1 Полное название в переводе буквально означало «объединение людей средних лет по оказанию помощи трону». 2 Его президентом был один из лидеров военщины, бывший посол в Москве генерал Татэкава. 3 «Нити-нити», 20 мая 1942 г. 88 -
ламента. ПАПТ также вскоре стала ареной разногласий и внутренней борьбы различных фракций и группировок1. В начале 1945 г. была предпринята последняя попытка уси¬ лить объединение сил правящего лагеря перед лицом на¬ двинувшейся катастрофы: ПАПТ и АПТ ликвидировались и была создана новая объединенная «Политическая ассоциация великой Японии» («Дайнихон сэйдзикай», сокращенно «Нисэй») во главе с генералом Минами. Эта партия не про¬ существовала и четырех месяцев и разделила судьбу создав¬ шего ее кабинета Судзуки — последнего кабинета военного времени. «Новая политическая структура» закрепила создавшуюся ранее полную независимость от парламента формирования и деятельности правительства, его «военно-бюрократический» характер. За 14 лет войны, с 18 сентября 1931 г. по 2 сен¬ тября 1945 г., в Японии сменилось 15 кабинетов министров, возглавлявшихся 13 премьерами. Частая смена кабинетов происходила в соответствии с постоянной, усвоенной еще с 70-х годов прошлого века практикой японского правящего лагеря, сущность которой заключается в следующем: р слу¬ чае каких-либо серьезных политических осложнений кабинет министров во главе с премьером «берет на себя ответствен¬ ность» и уходит в отставку. Отставки кабинетов, формирование новых кабинетов и смена отдельных министров обычно очень широко реклами¬ руются, и при этом массам населения внушается мысль о том, что министры нового кабинета — люди, способные «спра¬ виться с положением» и ликвидировать создавшиеся при прошлом кабинете трудности. Даже в периоды «партийных кабинетов» кандидатуры премьера намечались из руковод¬ ства партии, имевшей в парламенте большинство, ближай¬ шими к императору лицами, а не самим руководством пар¬ тии. «Новая политическая структура» закрепила сложив¬ шийся после 1931 г. порядок, по которому ближайшие совет¬ ники императора решают вопрос о кандидатуре премьера совершенно независимо от парламента. Среди лиц, приближенных к императору, решающее значе¬ ние имели, во-первых, члены «генроин», т. е. совета старей¬ 1 Внутри ПАПТ имелись следующие группы: «Гиин конданкай» («Об¬ щество дружеского собеседования членов парламента»), куда входилт бывшие члены сэйюкай из так называемой «реформистской группы» На¬ кадзима; «Сакуракай» («Общество вишни»), куда входили бывшие члены минсэйто; «Кинтобикай» («Общество золотого коршуна»), объединявшего членов парламента из отставных генералов и офицеров. Газета «Ямато» (7 июля 1943 г.) насчитывала, кроме вышеприведенных, еще пять групп внутри ПАПТ. 89
шин, органа, названия которого нет ни в конституции, ни в каких-либо иных государственных установлениях, но кото¬ рый был создан в первые годы после революции Мэйдзи императором Муцухито из государственных деятелей, бывших к нему наиболее близкими в годы борьбы против сйогуната. Последний генро, князь Сайондзи, родственник главы кон¬ церна Сумитомо, умер в 1940 г. Новые генро официально не назначались, и, казалось, что институт этот прекратил свое существование. Однако с начала войны, с 1937 г., неофициальным органом, исполнявшим функции генроин, стало совещание председателя тайного совета с премьером и со всеми экс-премьерами В действовавший в течение всей войны высший внепар¬ ламентский, совершенно неофициальный орган, который «давал советы императору» (в частности, намечал кандида¬ туры новых премьеров), входили до середины 1944 г.: послед¬ ний из премьеров «партийных кабинетов», лидер партии мин- сэйто Вакацуки, «умеренные» военные — адмиралы Окада и Ионай и генерал Абэ, сановники и царедворцы Коноэ, Хира- нума и Хирота 1 2. . Как уже указывалось при рассмотрении «новой экономи¬ ческой структуры», последняя очень тесно переплеталась с «новой политической структурой», что нашло свое выражение в «административной реформе» 1943 г. В этом году, одновре¬ менно с предоставлением чрезвычайных прав премьерминистру Тодзйо, при кабинете создается «комитет советников, возве¬ денных в ранг синнин», соответствующий рангу министра. Все восемь членов первого состава этого комитета явля¬ лись прямыми представителями дзайбацу. В комитет вошли: упоминавшийся выше,- связанный с концерном Мицубиси, адмирал Тойода, Гоко (Мицубиси), Фудзивара (Мицуи), Мацумото (Мицуи), виконт Окоти (концерн Рикэн), Ямась- та (владелец судоходной компании Ямасьта), Судзуки (кон¬ церн Фурукава), Юки (президент Японского банка, в начале своей карьеры — ответственный служащий концерна Ясуда). Все они возглавляли «контрольные ассоциации и компании» в важнейших отраслях военной промышленности 3. Таким образом, ответственные служащие и совладельцы концернов, ближайшие и самые надежные сотрудники 1 Fleisher. What to do with Japan, 1942, стр. 49. 2 Генерал Тодзйо вошел в состав «нового генроин» после своей от¬ ставки с поста премьера в июле 1944 г. 3 При последующих изменениях состава «комитета советников» боль¬ шинство в нем неизменно оставалось за прямыми представителями дзай¬ бацу. 90
финансовых магнатов в ходе войны сначала стали во главе «контрольных ассоциаций», а затем сделались министрами «правительства при правительстве», каким в сущности был «комитет советников», с которым премьер Тодзйо был обязан советоваться не только по поводу применения своих новых чрезвычайных прав, но и по поводу всех важных мероприя¬ тий правительства. Финансовая олигархия в борьбе за усиление своего поли¬ тического влияния не ограничилась созданием «комитета со¬ ветников». Дзайбацу добивались устранения вмешательства военщины в экономические дела, захвата руководства всеми гражданскими министерствами, устранения военного и воен¬ но-морского министерств от участия в контроле над военной промышленностью. В октябре 1943 г. были осуществлены важные реформы высшего государственного управления: были созданы три новых министерства (вооружений, транспорта и связи, сель¬ ского хозяйства и торговли) и ликвидировано пять прежних («Плановое бюро», министерства торговли и промышленно¬ сти, земледелия и лесоводства, связи, железных дорог). Особенно важное значение имели ликвидация «Планового бюро», которое было экономическим штабом- военщины, и создание министерства вооружений, которое, как мы уже указывали, было превращено в руководимый прямыми пред¬ ставителями дзайбацу настоящий генеральный штаб по эксплоатации всех материальных ресурсов Японии ради уве¬ личения мощи военно-промышленных концернов. Административная реформа 1943 г. знаменовала собой крупную победу дзайбацу и начало ряда политических по¬ ражений военщины, связанных с военными неудачами Япо¬ нии. Тодзйо был вынужден ввести в свой кабинет в качест¬ ве министра транспорта и связи Иосиаки Хатта, одного из крупных промышленников, и в качестве -министра сельского хозяйства и торговли — Тацуносукэ Ямадзаки, в прошлом одного из лидеров партии сэйюкай. В ноябре 1943 г. в состав кабинета в качестве министра без портфеля вошел Г. Фудзи- вара, один из наиболее активных на политической арене представителей финансовой олигархии, который был «сам по себе живым опровержением опасного мифа о том, что лидеры японского бизнеса не хотели создавать империю с помощью меча» *. В качестве сначала члена «комитета советников» при кабинете, а затем министра без портфеля Фудзивара был фактическим руководителем министерства вооружений, хотя формально портфель министра находился в руках премьера 1 Т. A. Bisson, там же, стр. 143. 91
Тодзйо. При очередной перетряске кабинета Тодзйо в февра¬ ле 1944 г. в его состав были введены в качестве министра финансов Сотаро Исивата, старый и опытный чиновник мини¬ стерства финансов «умеренный» представитель бюрократии; в качестве министра земледелия и торговли — Нобуя Утида, крупный капиталист, служивший в начале 900-х годов в кон¬ церне Мицуи, а затем создавший ряд своих собственных транспортных компаний («Утида кисэн», «Утида ейодзи», «Утида дзйодзи» и др.) и одновременно занимавший ряд важ¬ ных государственных должностей (министр железных дорог в 1934 г., губернатор префектуры Мияги в 1943 г.); в качестве министра транспорта и связи — Кэйта Гото, президент и ди¬ ректор ряда частных железнодорожных компаний, вице-прези¬ дент Токийского торгово-пормышленной палаты. Таким образом, в 1943—1944 гг. кабинет Тодзйо перестал быть чисто «военно-бюрократическим» кабинетом — видней¬ шие должности в нем перешли в руки прямых представите¬ лей дзайбацу. В июле 1944 г., в связи с потерей острова Сайпан, после почти трех лет пребывания у власти, кабинет Тодзйо вышел в отставку. Последующие кабинеты генерала Куниаки Койсо (июль 1944 г.— март 1945 г.) и адмирала Кантаро Судзуки (апрель 1945 г.— август 1945 г.) были сформированы в ка¬ честве кабинетов коалиции всех правивших клик, наподобие тех кабинетов, которые существовали до начала войны на Тихом океане. Шесть министров кабинета Койсо во главе с адмиралом Мапумаса йонай в прошлом, в 1940 г., входили в так называемый «умеренный кабинет» Йонай. В кабинет вошл ч три старых «партийных лидера» (Маэда, Симада и Матида) и, наконец, пост министра вооружений занял сам Фудзивара. Возглавлявший последний кабинет военного времени адмирал в отставке барон Судзуки принадлежал к дворцо¬ вому окружению и был связан с группой Коноэ-Хиранума- Йояай. Во время февральского путча 1936 г. он был ранен путчистами, а вошедший в его кабинет генерал Ясуи в том же году был начальником штаба военно-полевого суда, рас¬ следовавшего дела путчистов. В качестве министра вооруже¬ ний в кабинет Судзуки вошел адмирал-промышленник Тойо- да. Министр без портфеля вице-адмирал Сакондзи в 1935— 1941 гг. был президентом Северно-сахалинской нефтяной компании Мицуи. Генеральный секретарь кабинета Хироси Сакомидзу был зятем адмирала Окада, который в 1936 г. лишь случайно избежал смерти от рук путчистов. Почти все остальные гражданские министры принадлежали к бюрокра¬ тии или являлись в прошлом лидерами буржуазных партий. 92
Военщине в последнем кабинете военного периода удалось сохранить только посты военного и военно-морского мини¬ стров. Помимо «комитета советников» при кабинете, в годы вой¬ ны на Тихом океане были учреждены «палаты советников» при отдельных министерствах. Палаты при экономических министерствах состояли преимущественно из прямых пред¬ ставителей дзайбацу. Так, например, все 11 членов учреж¬ денной в марте 1945 г. «палаты советников» при министер¬ стве вооружений были директорами или президентами компа¬ ний концернов Мицубиси (Гоко), Мицуи (Мацумото), Суми¬ томо (Фурута, Оя), Рикэн (Окоти) или различных контроль¬ ных ассоциаций *. В число восьми советников министерства финансов в 1944 г. входили банкиры Сибудзава, Оно и др. Советниками так называемого «координационного планового бюро», созданного в конце 1944 г. (главным образом в ка¬ честве органа промышленных кругов по руководству эваку¬ ацией предприятий), были: директор нескольких компаний Сумитомо Т. Обата, глава концерна Асано — Р. Асано, пре¬ зиденты и директоры ряда крупнейших промышленных, тран¬ спортных и торговых компаний С. Тиба, Э. Нагасаки, К. Ка¬ вано и др.1 2 Наконец, при анализе участия представителей дзайбацу в администрации военного времени нельзя пройти мимо их роли в местных органах, которые в последний год войны, в связи с усиленными бомбардировками, эвакуацией предпри¬ ятий и подготовкой к обороне островов против десанта, при¬ обрели исключительно важное политическое значение. Глав¬ ными органами местного управления были административные советы девяти районов, на которые делилась Япония (Хоккай¬ до, Тохоку, Хокурику, Канто, Кинки, Тюгоку, Токай, Сикоку, Кюсю). Средй 37 членов совета одного из главных промыш¬ ленных районов — района Кинки (главный город Осака) мы встречаем президента банка Санва С. Наканэ, президента компании «Сумитомо Киндзоку» X. Касуга, вице-президента Осакской торговой палаты Д. Тэрада и ряд других крупней¬ ших осакских предпринимателей. Все шесть советников адми¬ нистративного совета Кинки принадлежали к осакской фи¬ нансово-промышленной знати. В их число входили: президент «Кавасаки дзюкогйо» М. Итани; президент Осакской торго¬ вой палаты К. Сэки; президент «Канэгафути дзюкогйо» (Мицуи) С. Иуда; президент банка Санва С. Наканэ, директор 1 «Асахи симбун», 8 марта 1945 г. ? «Ниппон тайме», 31 декабря 1944 г. 99
«Сумитомо хонся» С. Фурута; президент крупнейшей в районе железнодорожной компании Т. Оита *. В качестве другого примера укажем на состав токийского • муниципалитета, избранного в 1942 г. В число его 10Ó чле¬ нов входили: 46 директоров, членов правлений или владель¬ цев различных промышленных, банковских или торговых ком¬ паний и предприятий; 7 помещиков; 31 лицо интеллигентного труда (в том числе 7 адвокатов). Занятия остальных 16 чле¬ нов не были указаны. Таким образом, в муниципалитете японской столицы безраздельно господствовала токийская буржуазия. Доступ членов АПТ и ПАПТ к прямому участию 'в адми¬ нистрации обеспечивался путем создания парламентских ко¬ миссий при кабинете министров и министерствах. В 1942 г. при кабинете Тодзйо в составе этих комиссий находились 374 члена, в том числе 324 члена обеих палат и 50 внепар¬ ламентских экспертов. Из 50 внепарламентских экспертов был 21 директор или президент компаний дзайбацу. Из 244 чле¬ нов нижней палаты, входивших в комиссии, ПО были прези¬ дентами, директорами, членами правлений различных компа¬ ний или владельцами коммерческих предприятий, 17 человек были помещиками, все остальные принадлежали к высшим кругам буржуазной интеллигенции. Из 37 входивших в ко¬ миссии членов верхней палаты, чьи занятия были указаны в списках, опубликованных в источнике, к дзайбацу принадле¬ жало 23 человека. В отношении остальных 43 'членов комис¬ сии из верхней палаты был указан лишь их титул. Всего из указанных 80 членов комиссии -т- депутатов верхней палаты — 61 были князьями, графами, баронами, виконтами или мар¬ кизами 1 2. В сентябре 1944 г. при кабинете генерала Койсо, когда по¬ литический авторитет военщины в связи с военными неудача¬ ми начал падать, был восстановлен ликвидированный в 1937 г. '(при кабинете генерала Хаяси) институт парламентских вине- министров и парламентских советников, на должности кото¬ рых были назначены главным образом лидеры распущенных политических партий сэйюкай и минсэйто, входившие в мо¬ мент своего назначения в ПАПТ3. Таким образом, «новая политическая структура» закреп¬ ляя полное политическое бесправие народных масс Японии, 1 «Майнити», 28 марта 1945 г 2 «Нити-нити», 10 нюня 1942 г. - 3 Бывший председатель сэйюкай Масаюки Мацуда был назначен вине министром иностранных дел; бывший член сэйюкай Сэйки Исида — военно-морским вице-министром; бывший член минсэйто Юки Такати — вице-министром внутренних дел и т. д. («Асахи», 6 августа 1944 г.). 94
в то же время обеспечивала активное руководство государ¬ ственными делами нескольких сот представителей правящих олигархических клик и их наиболее надежных слуг. Анализируя вопрос о взаимоотношениях владельцев бан¬ ковских и промышленных обществ и правительственных орга¬ нов, Ленин писал: «„Личная уния“ банков с промышленно¬ стью дополняется „личной унией“ тех и других обществ с правительством» Ч «Новая политическая структура» и «новая экономическая структура» повели к усилению и прежде широко распро¬ страненной в Японии личной унии — одновременного занятия людьми дзайбацу многих должностей в различных предпри¬ нимательских компаниях, в «контрольных органах» и прави¬ тельственных органах, что в соединении с родственными и деловыми связями было одним из существенных средств го¬ сударственно-монополистического контроля дзайбацу. Приведем некоторые типичные примеры личной унии, род¬ ственных и других связей 1 2. Барон Хисая Ивасаки — глава семьи Ивасаки, владеющей концерном Мицубиси. Его второй сын, Такая, женат на до¬ чери Сэйхин Икэда (см.), который был одним из руководи¬ телей концерна Мицуи и одним из крупнейших политических деятелей реакции. Сестра X. Ивасаки, Масако, замужем за Кидзюро Сидэхара, одним из руководителей внешней полити¬ ки Японии до 1931 г., премьер-министром после войны. Пле¬ мянница X. Ивасаки, Токико Киути, замужем за виконтом Сибудзава (см.). Старшая дочь X. Ивасаки, Мики, замужем за крупным дипломатом Рэндзо Савада, бывшим в момент капитуляции послом в Бирме. Племянник X. Ивасаки, Дзу- сиро Киути — также видный дипломат. Его последняя долж¬ ность— секретарь японского посольства в Италии. Его (Киути) жена — дочь вице-министра императорского двора. Другой племянник барона долгое время -работал в Йокоха¬ ма слэши банке. Его жена — дочь Тэцудзиро, Сидати, бывшего президента Промышленного банка, участвующего в концернах Мицубиси и Сумитомо. Его сестра, Харудзи, заму¬ жем за Комэй Като, бывшим послом в Лондоне, премьер- министром и лидером минсэйто. Ее дочь, Мисако, замужем за дипломатом Окабэ. Баро№ Такахару Мицуи — один из членов семьи владель¬ цев концерна Мицуи, президент пароходной компании Мицуи и директор горнодобывающей компании Мицуи, был предсе¬ дателем уставного комитета японо-германского клуба 1 В. И. Ленин. Соч., т. 22, стр. 209. 2 «Report of the Mission on Japanese combines», стр. 16—21 и др. 95
и президентом японо-венгерского «общества культурной связи». Барон Китидзаэмон Сумитомо — президент головной ком¬ пании Сумитомо, директор складской компании Сумитомо, банка Сумитомо, горнодобывающей компании Сумитомо, трест- компании Сумитомо и компании Сумитомо по страхованию жизни. Женат на внучке генро князя Сайондзи, который в течение многих лет до своей смерти в 1940 г. был одним из влиятельнейших лиц в японском правительстве. Кинмоти Окура—член семьи владельцев концерна Оку¬ ра — занимал в разное время посты члена многочисленных правительственных комитетов, включая комитет по колони¬ зации Маньчжурии, «Плановое бюро», чрезвычайный коми¬ тет по вопросам электроэнергии. Иосидзукэ (Гисукэ) Аюкава — глава концерна «Ниссан- Мангйо» и его многих крупнейших компаний. С 1943 г.— член верхней палаты, член «комитета советников» при каби¬ нете министров, член совета правительственного технологи¬ ческого бюро. Масатоси Окоти — глава военно-промышленного концерна Рикэн, президент или директор всех крупнейших компа¬ ний этого концерна. Советник кабинета при кабинете Тод- зйо (1943—1944 гг.), член совета технологического бюро И др. Гиндзиро Фудзивара — президент бумагоделательной ком¬ пании «Одзи сэйси» концерна Мицуи, член совета гисэй- кай — одной из головных холдинг-компаний концерна «Нис¬ сан»; министр торговли и промышленности в кабинете Йонаи (1940 г.), член «правительственной администрации по созданию великой восточно-азиатской сферы», советник военно-морских властей в оккупированных районах южной части Тихого океана, советник по военным отраслям промыш- . ленности Манчжоу-го, президент корпорации по инду¬ стриальному оборудованию (1942 г.), член «комитета совет¬ ников» при кабинете министров, военно-экономического сове¬ та, и высшего контрольного административного совета (1943 г.), министр без портфеля в кабинете Тодзйо, министр вооружений в кабинете Койсо (1944 г.), советник кабинета министров по контролю над производством железа и стали, член совета ПАПТ (1945 г.). Сэйхин Икэда — директор-распорядитель банка Мицуи, управляющий Японским банком, советник министерства фи¬ нансов, советник министерства внутренних дел, член комите¬ та советников при кабинете министров, министр финансов, министр торговли и промышленности и мн. др., тесть одного из членов семьи Ивасаки (Мицубиси), Такая. 96
Виконт Кэйдзо Сибудзава — глава концерна Сибудзава, председатель совета директоров Токийского сберегательного банка, вице-президент банка Дайити, председатель финан¬ совой контрольной ассоциации, управляющий Японским бан¬ ком, член Верхней палаты, министр торговли и промышлен¬ ности и мн. др. (после войны — министр финансов). Его зять Тэруо Акаси — президент банка Тэйкоку (Мицуи), председатель Совета директоров расчетной палаты токийских банков, Токийского сберегательного банка, «Компании пр развитию стран южных морей», «Японской экономической федерации», президент «Японской банковской ассоциации», член «совещательного комитета Восточной Азии», активный деятель в АПТ и «Нисэй» и мн. др. Сюнносукэ Фурута — главный директор головной компа¬ нии Сумитомо, президент еще девяти крупнейших компаний Сумитомо, а также ревизор ЮМЖД (концерн южно-маньч¬ журской железной дороги), «Японской компании по производ¬ ству и передаче электроэнергии» («Нихон хассодэн»), метал¬ лургического треста «Нихон сэйтэцу» и «Компании по развитию Северного Китая»; с октября 1944 г.— советник кабинета Койсо. Хидэо Кодами — один из руководителей концернов Ниссап-Мангйо и Хитати — генерал-губернатор Кореи, ми¬ нистр путей сообщений, министр внутренних дел, министр без портфеля, министр просвещения; через жену связан род¬ ственными узами с Сумитомо; шурин Сигэно Ходзуми — глав¬ ного камергера наследного принца Акихито. Масацунэ Огура — директор ряда компаний Сумитомо, занимал посты министра без портфеля, министра финансов, председателя совещательного комитета по экономическим вопросам Восточной Азии, советника министерства по делам великой Восточной Азии, советника ПАПТ и др. Кунимити Хара — один из руководителей концерна Ному¬ ра, занимал различные посты в министерстве финансов, служил в качестве главного контролера в Ипотечном банке Японии, был советником Квантунской армии и совет¬ ником бюро по маньчжурским делам при кабинете мини¬ стров. Косиро Сиба — председатель ряда компаний Мицубиси: «Мицубиси дзюкогйо» (тяжелая промышленность), «Компании стальных изделий Мицубиси» и др., а также «Нихон сэйтэцу» (полугосударственный металлургический трест) и др. С 1944 г.— президент контрольной ассоциации судостроения. Тойотаро Юки — директор трест-компании Мицуи, до этого был директором лондонского представительства Ясуда. Был президентом Промышленного банка, управляющим 7 Я. А. Певзнер 97
Японского банка, министром финансов, президентом плано¬ вого бюро при кабинете министров, членов верхней палаты, членом советов АПТ и ПАПТ, советником министерства великой Восточной Азии и др. Барон Бункити Ито — президент Японской горнодобываю¬ щей компании («Нихон когйо»), компании недвижимостей Годо, горнодобывающей компании и компании химической промышленности Формозы, пароходной компании, компании по страхованию на море и от огня и компании по страхова¬ нию жизни «Ниссан», нефтяной компании Северного Сахали¬ на, горнодобывающей компании Кухара, компании Хитати, банка Ниигата. Он занимал посты руководителя контрольной ассоциации горнодобывающей промышленности, президента или члена различных правительственных экономических ко¬ митетов и мн. др. Анализ политической роли дзайбацу в годы войны лиш¬ ний раз показывает лживость американо-английских утверж¬ дений по поводу «умеренности» магнатов японской финан¬ совой олигархии, их непричастности к войне. «Правитель¬ ства — приказчики класса капиталистов. Приказчикам платят хорошо. Приказчики — сами пайщики» *. «...Богач — писал Ленин — всегда сможет «нанять» или купить или привлечь любое число адвокатов, писателей, даже депутатов, профес¬ соров, попов...»1 2. Что касается японских богачей, то они не ограничивались тем, что наняли себе генералов и буржуаз¬ ную интеллигенцию. Они внедрили во все важные звенья государственного управления своих самых надежных спо¬ движников и слуг, компаньонов, совладельцев и руководящих служащих своих компаний. Магнаты японского финансового капитала вместе с их ближайшим окружением были подлин¬ ными хозяевами империалистической Японии, вдохновителя¬ ми и организаторами кровавых авантюр японского империа¬ лизма и составляют клику опаснейших военных преступников, непримиримых врагов мира и прогресса. Американские империалисты нашли в их лице в после¬ военной Японии своих союзников и потому помогли им избе¬ жать скамьи подсудимых. Но народы, пострадавшие от япон¬ ской агрессии, и все прогрессивное человечество давно уже вынесли им и их нынешним американским покровителям и сообщникам свой суровый приговор. * * * Вышеописанная «новая структура» представляла собой одну из самых мрачных страниц в истории Японии, фашист¬ 1 В. И. Ленин. Соч., т. 19, стр. 84. 2 Там же, стр. 33. 98
ский режим, созданный японской монополистической буржу¬ азией с целью подавления демократического движения в Японии и для развития империалистической агрессии. Содержание так называемой «новой экономической струк¬ туры», как окрестили в 1940 г. японские империалисты ре¬ жим военного государственно-монополистического капитализ¬ ма, заключалось в том, что война и развитие военного хозяй¬ ства были использованы японскими дзайбацу для более пол¬ ного подчинения государственного аппарата их интересам, для усиления монополистического характера картелей, кото¬ рые срослись с государственными органами и, таким обра¬ зом, получили возможность еще больше содействовать росту концентрации производства и централизации капитала в руках концернов. Дальнейший анализ различных сторон «новой экономи¬ ческой структуры» покажет нам, каковы были ее социальные и экономические последствия.
ГЛАВА II УСИЛЕНИЕ МОНОПОЛИСТИЧЕСКОГО контроля ДЗАЙБАЦУ НА РЫНКЕ ССУДНЫХ КАПИТАЛОВ И ВО ВНУТРЕННЕЙ ТОРГОВЛЕ «Регулирование» кредита, капиталовложений и прибылей и его последствия Характеризуя роль банков при капитализме, Ленин писал: «Основной и первоначальной операцией банков является посредничество в платежах. В связи с этим банки превраща¬ ют бездействующий денежный капитал в действующий, т. е. приносящий прибыль, собирают все и всяческие денежные доходы, предоставляя их в распоряжение класса капитали¬ стов. По мере развития банкового дела и концентрации его в немногих учреждениях, банки перерастают из скромной роли посредников в всесильных монополистов, распоряжающихся почти всем денежным капиталом всей совокупности капита¬ листов и мелких хозяев, а также большею частью средств производства и источников сырья в данной стране и в целом ряде стран. Это превращение многочисленных скромных посредников в горстку монополистов составляет один из ос¬ новных процессов перерастания капитализма в капиталистиче¬ ский империализм...» 1 В Японии концентрация банков еще до войны происходи¬ ла чрезвычайно быстрыми темпами. Общее число банков в стране уменьшилось с 2155 в 1914 г. до 782 в 1930 г. и до 424 в 1936 г. В 1933 г. на пять крупнейших коммерческих банков стра¬ ны (Мицуи, Мицубиси, Сумитомо, Ясуда, Дайити) приходи¬ лось 42,4% ко всей сумме вкладов во все банки страны. Как указывалось выше, дзайбацу выступали одновременно как владельцы банковских и промышленных компаний, вви¬ ду чего кредитная база крупнейших концернов была доста¬ 1 В. И. Ленин. Соч., т. 22, стр. 198. 100
точно прочной и обеспечивала им возможность сравнительно быстрого расширения промышленности в мирное время. Но с развертыванием подготовки к войне масштабы и структу- pą кредитных институтов дзайбацу не могли удовлетворить потребности военного хозяйства, Для выполнения огромных правительственных военных заказов военно-промышленным компаниям требовалось гораздо больше капиталов, чем обыч¬ но могли предоставлять банки концеряов. Помимо уже рас¬ смотренной выше функции кредитных институтов в качестве органов мобилизации финансовых ресурсов, перед ними встала также задача содействовать превращению этих ре¬ сурсов в капитал для военного хозяйства. Банки (дзайбацу и полугосударственные) должны были осуществлять политику приоритета в отношении кредитова¬ ния военных отраслей промышленности и в отношении регули¬ рования капиталовложений. Банки должны были обеспечить наиболее нормальные условия для перелива капиталов в во¬ енные отрасли, т. е. содействовать тому, чтобы прибыли в этих отраслях были выше, чем в других. Что касается полу- государственных кредитных институтов, то перед ними была поставлена задача кредитования полугосударственных про¬ мышленных и торговых компаний и кредитования на особо льготных условиях тех отраслей военной промышленности, в которых концерны и коммерческие банки по разным при¬ чинам не склонны были рисковать своими капиталами и кредитами. Полугосударственные кредитные институты были органами, через которые правительство производило выплату субсидий и компенсаций военным промышленникам. Выполне¬ ние всех этих задач требовало значительных изменений в структуре всех кредитных учреждений страны, в особенности в полугосударственных кредитных учреждениях. Роль полугосударственных так называемых специальных банков 1 в Японии была всегда весьма значительной. Накануне войны в Китае депозиты этих банков составляли около 1 млрд, иен — почти столько же, сколько депозиты каждого из пяти крупнейших коммерческих банков. В то же время ссуды спе¬ циальных банков на октябрь 1937 г. составляли 2,6 млрд, иен — около 40% к сумме ссуд всех коммерческих банков. Но че только этим определялось значение специальных банков. Японский банк, наподобие Английского банка,— это «банк банков»; ему принадлежит монополия выпуска банкнот, он принимает взносы и производит платежи государственного 1 К числа' «специальных» банков до 1937 г. относились: Японский банк, Промышленный банк, Йокохама слэши банк (Банк международных расчетов), Ипотечный банк, центральные банки в колониях и колониза¬ ционный банк Хоккайдо. 101
казначейства, .в его функции входит размещение государствен¬ ных займов, он акцептует векселя коммерческих банков, ак¬ тивно поддерживает на определенном уровне учетные ставки и т. д. В функции другого специального банка, Промышлен¬ ного, входит кредитование промышленных акционерных об¬ ществ. Еще задолго до начала войны с Китаем, в 1933 г., один из руководителей концерна Мицуи и крупнейших политиче¬ ских деятелей дзайбацу С. Икэда предложил проект реформы Японского банка. По этому проекту банк должен был пере¬ стать ограничиваться лишь учетом векселей и перейти к ши¬ рокому финансированию промышленности, к выдаче ссуд под залог закладных и других ценных бумаг, связанных с долго¬ срочным кредитованием. Японский банк должен был, согласно проекту, активно поддерживать Промышленный банк, предоставляя последнему средства для кредитования про¬ мышленности. Реализация плана Икэда была начата в 1937 г. Изменение структуры специальных банков было направлено к тому, чтобы превратить их в полугосударственные коммерческие финансо¬ вые институты, участвующие в долгосрочном кредитовании военно-промышленных концернов. Произведенные в 1937— 1942 гг. реформы Японского банка в основных чертах свелись к следующему: . 1. Вместо совещательного бюро при президенте банка был образован консультативный директорат из семи человек, в состав которого вошли представители крупнейших монополий, министр финансов и представитель Йокохама спэши (валют¬ ного) банка1. Капитал банка был закреплен на уровне 100 млн. иен, причем было установлено, что 55 млн. иен вносится правительством, а 45 млн. иен — частными акционерами. 1 Персонально в директорат вошли: Кодзо Мори (концерн Ясуда); Норихико Яцусиро (концерн Сумитомо); Кзнкити Кагами (концерн Ми¬ цуи); СингоЦуда (концерн. Мицуи); Дзйодзи Мацумото (бывший министр торговли и промышленности); Касиката Окубо (Йокохама спэши); Тойо- таро Юки (в то время министр финансов, впоследствии президент Япон¬ ского банка). Президентом банка в это время был Икэда (концерн Мицуи) («Japan Year Book», 1938—1939 гг.). Как указывает «Отчет миссии Госдепартамента» («Report of the Mis¬ sion on Japanese Combines», Washington, март 1946 г.), после реформы Японского банка его управляющие стали по меньшей мере столь же влиятельны как министры кабинета, что было весьма выгодно для дзай¬ бацу, поскольку каждый из управляющих банком был с ними весьма тесно связан. Представителя концерна Мицуи С. Икэда в 1937 г. сменил Тойотаро Юки (креатура Икэда, в прошлом работавший в банке Ясуда и возглавлявший головную компанию последнего). В 1944 г. Юки сменил один из крупнейших японских банкиров, глава банка Дайити, поглощен¬ ного впоследствии Мицуи,— виконт Сибудзава. 102
2. Японский банк усилил свой контроль над другими спе¬ циальными кредитными учреждениями. Доверенные лица Япон¬ ского банка были назначены: один — членом совещательного бюро при Промышленном банке, другой — вице-председателем Йокохама слэши банка. Со всеми крупными кредитными уч¬ реждениями страны были установлены постоянные корреспон¬ дентские связи и была введена обязательная явка представи¬ телей этих учреждений на регулярные конференции. 3. Банк перестал ограничиваться выдачей ссуд лишь под залог ценностей и государственных облигаций, но стал произ¬ водить активное кредитование промышленности. Размеры ссуд были увеличены. В качестве залога стали приниматься и га¬ рантированные правительством акции и облигации промыш¬ ленных и торговых компаний, а также товары и земельные участки. • С изданием в сентябре 1937 г. чрезвычайного закона о ре¬ гулировании капиталовложений на Японский банк была воз¬ ложена обязанность выдавать разрешения на производство новых капиталовложений *. При банке был создан чрезвычай¬ ный комитет по инвестициям, в состав которого вошли пред¬ ставители правительства, парламента и монополий. Промышленный банк был превращен в подсобный орган Японского банка по финансированию военной промышлен¬ ности. Прежде всего были очень сильно расширены возмож¬ ности банка по долгосрочному и краткосрочному кредитова¬ нию 1 2. Промышленный банк сделался тем каналом, через который осуществлялась связь между правительством и Япон¬ ским банком, с одной стороны, и военно-промышленными кон¬ цернами — с другой. Система связи была такова, что различ¬ ные компании и банки учитывали в Промышленном банке свои векселя и получили от него авансы и гарантии по выпускавшимся займам. Под эти учетные векселя и другие гарантийные документы Промышленный банк получал креди¬ ты в Японском банке. 1 Сущность закона о регулировании капиталовложений сводилась к следующему: предусматривалось, что выпуск ценных бумаг компаний, банков и т. д., отпуск кредитов на расширение, переоборудование и но- зое строительство предприятий, всякая консолидация займов и изменения первоначального назначения тех или иных затрат — все это должно про- взводиться по разрешению правительства. Все акционерные компании и предприятия в стране подразделялись в зависимости от их важности для производства военных изделий на три класса (А, Б, и В^, причем для каждого класса предусматривались особые правила кредитования. 2 Промышленному банку было разрешено увеличить выпуск своих ■облигаций с 500 млн. иен до 2 млрд, иен, причем правительство гаран¬ тировало уплату номинала и процента по облигациям, выпускавшимся сверх прежних лимитов, т. е., иными словами, облигации на сумму в !.э млрд, иен приобрели характер государственных облигаций. 103
Промышленный банк находился под контролем дзайбацу, банки которых владели примерно 45% акций Промышленного банка (остальные акции были широко рассеяны) *. В 30-х го¬ дах Промышленный банк возглавлял синдикаты по финанси¬ рованию крупнейших военно-промышленных полугосудар¬ ственных компаний («Нихон сэйтэцу» — черная металлургия; «Тэйкоку нэнрйо» — жидкое топливо и многие другие, а также синдикаты по финансированию ЮМЖД, Мангйо и других компаний в Маньчжурии). В то же время Промышленный банк широко финансировал также компании дзайбацу, а в особенности новых концернов, .не имевших собственной кре¬ дитной базы. В 1942 г., в дополнение к Промышленному банку, был создан новый Банк военных финансов1 2, который принял на себя кредитование по преимуществу компаний но¬ вых концернов и полугосударственных компаний, что позво¬ лило Промышленному банку в большей степени, чем раньше, сосредоточить все свои ресурсы для кредитования военно-про¬ мышленных компаний 3. Таким образом, Японский банк и подчиненный ему Про¬ мышленный банк, а впоследствии и Банк военных финансов во время войны превратились в главные органы по финанси¬ рованию правительством военной промышленности. • Из нижеследующих данных легко видеть, что Японский банк фактически являлся банком по кредитованию дзайбацу. Ссуды Японского банка другим банкам * (на 31 декабря 1945 г., в млн. иен) .Специальным* банкам (Промышленный банк, Йоко¬ хама слэши. Центральный маньчжурский, Объеди¬ ненных фондов, Военных финансов. Народный) . . . 12 481 Другим банкам (коммерческие и сберегательные) ... 25 229 . В том числе банкам „большой шестерки" (Тэйкоку- Мицуи, Мицубиси, Сумитомо, Ясуда, Санва, Номура) 19 954 * .Report of the Mission on Japanese Combines”, март 19'6, стр. 63. 1 «Report of the Mission on Japanese Combines», стр. 65. 2 Его точное название — «Кредитная касса военного времени» («Сэн- дзи кинъю кинко»). Банк был создан с капиталом в 300 млн. иен, две трети которого было оплачено правительством и шестая часть банками дзайбацу. «Касса» имела право выпускать долговые обязательства на сумму, превышавшую в 10 раз ее капитал. К концу 1942 г. ее обяза¬ тельства равнялись 1,9 млрд, иен («Справочник по военной экономике», Токио, 1943, стр. 192). 3 К концу войны сумма ссуд, предоставленных Банком военных фи¬ нансов, составляла 3662 млн. иен против 14 331 млн. иен, предоставлен¬ ных Промышленным банком («Report of the Mission on Japanese Combi¬ nes», стр. 67). 104
Для финансирования перевода невоенных предприятий на военное производство было создано два специальных полуго- сударственных торгово-кредитн'ых института: 1. «Объединение по индустриальному оборудованию» («Сангйо сэцуби эйдан», открыто в 1942 г.) с капиталом в 400 млн. иен с разрешением выпускать облигации на сумму, превышающую в 15 раз основной капитал. Это учреждение производило закупку у частных владельцев их предприятий и оборудования и продажу закупленного оборудования пред¬ приятиям военной промышленности. 2. «Казначейство национального возрождения» («Кокумин косэй кинко», создано в 1940 r.J с капиталом в 50 млн. иен и также с правом выпускать облигации на сумму, превышающую в 15 раз основной капитал. В отличие от вышеуказанного «Объединения», которое занималось по преимуществу исполь¬ зованием оборудования крупных предприятий для военной промышленности, «Казначейство национального возрождения» занималось главн'ым образом делами, связанными с насиль¬ ственным закрытием мелких и средних предприятий. В его обязанность входило возмещение убытков владельцев закры¬ ваемых предприятий, поскольку принцип сохранения частной собственности формально распространялся на всех частных владельцев. В действительности, как мы увидим ниже из дан¬ ных о фактической деятельности «Казначейства», оно было лишь фиговым листком, прикрывавшим организованное ограбление мелких и средних предпринимателей. С изданием в 1940—1942 гг. ряда правительственных ука¬ зов по вопросам финансирования Японский банк и министер¬ ство финансов получили возможности активно вмешиваться в операции частнЪгх банков, страховых обществ и других кредит¬ ных учреждений, а также в финансовые дела всех акционер¬ ных компаний. После соответствующих решений, принятых на совещаниях представителей банков концернов, все частные кредитные институты страны были объединены во «Всеяпонскую кон¬ трольную ассоциацию по финансированию» («Дзэнкоку кинью тосэйкай»), в отраслевые контрольные ассоциации по финанси¬ рованию, контрольн'ые союзы по финансированию (объедине¬ ния мелких банков) и районные финансовые союзы. Кроме того, была создана объединившая крупнейшие коммерческие банки и действовавшая в непосредственном контакте с Япон¬ ским банком «Ассоциация по финансированию приоритетных отраслей промышленности». Немаловажное значение в системе контроля над капитало¬ вложениями имели мероприятия по контролю на рынке акций. Изданные в августе 1941 г. соответствующие распоряжения 105-
предусматривали определенный максимум и минимум цен, по которым разрешались купля и продажа акций, а также предо¬ ставляли министру финансов право запрещать или ограничи¬ вать продажу акций. Впоследствии закон предоставил прави¬ тельству право заставлять любую компанию сдавать часть своих акций Банку военных финансов. В 1943 г. создается специальная полугосударственная фондовая биржа («Нихон сйокэн торихикисйо»). Биржа эта получила монопольные пра¬ ва по операциям со всеми ценными бумагами частных компа¬ ний, причем биржевыми брокерами могли быть только лица, назначавшиеся компаниями, состоявшими акционерами биржи и утверждаемые ее директоратом. Таким образом, в области торговли ценными бумагами контроль перешел в руки дзайба¬ цу, действовавших через полугосударственные фондовые биржи. В 1944 г., в связи с резким ухудшением военного положе¬ ния, правительство внесло ряд изменений в систему контроля с целью форсирования военного производства. Все внимание правительства сосредоточилось непосредственно на компаниях, производящих вооружение и боеприпасы, а также сырье для вооружения и боеприпасов. Одновременно с изданием в конце 1944 г. «закона о компаниях военного производства» издается распоряжение о выделении банков по финансированию воен¬ ного производства. Согласно новой системе, правительство назначало определенный банк, котор'ый был обязан кредито¬ вать те или иные «выделенные компании». Прочие банки могли участвовать в кредитовании данной компании только косвен¬ ным путем через «выделенный банк», который автоматически становился во главе синдиката по финансированию данной компании или группы компаний. С начала 1945 г. 70—80% кредитов всех кредитных учреж¬ дений страны отпускались через «выделенные банки» *. Все депозитные и займовые счета финансируемых компаний по¬ следние были обязаны сосредоточить в «выделенных банках», которые получили право инспектировать всю бухгалтерскую отчетность своих клиентов. К числу «выделенных» в январе 1945 г. были отнесены 57 самых крупных банков страны, в том числе все полугосударственные банки, банки дзайбацу и крупнейшие из «местных банков». Таковы были в общих чертах изменения в структуре и ста¬ туте полугосударственных кредитных учреждений и в законода¬ тельстве о капиталовложениях. Правительство неизменно рас¬ сматривало политику кредитования и регулирования капита- 1 «Oriental Economist», февраль 1945 г. К концу войны к выделен¬ ным банкам было приписано 2240 компаний, из которых 1582 были при¬ писаны к пяти крупнейшим банкам дзайбацу («Report of the Mission on Japanese Combines», стр. 60). 406
ловложений как стержень всей системы военно-экономического регулирования. В связи с рассматриваемым вопросом не лишено интереса содержание так называемой «клятвы японских финансистов», которую владельцы, члены правлений и ответственные сотруд¬ ники кредитных учреждений были обязаны в строю, обратив¬ шись лицом в сторону императорского дворца, хором вслух читать по восьмым числам каждого месяца Ч «1. Мы клянемся покрыть военные расходы тотальной мощью банковских органов и содействовать успешному завер¬ шению священной войны. 2. Мы клянемся стремиться к укреп¬ лению боевого потенциала объединенными действиями всех банковских органов и помогать увеличению производства военного времени. 3. Мы клянемся поддерживать стабильность экономики военного времени и посвятить все наши знания для создания сильного и здорового основания кредита. 4. Мы кля¬ немся держаться твердой уверенности в окончательной победе, переносить все трудности и тяготы и стать идеальным приме¬ ром для населения на отечественном фронте...» 1 2 Так законами и церемониями религии синто прикрывались интересы голого чистогана японских банкиров, клявшихся «перенести трудности и тяготы» по загребанию .военных сверх¬ прибылей. Та цель, которую ставили перед собой правительственные органы,— всемерное расширение военного производства — мог¬ ла быть и была достигнута только путем обеспечения громад¬ ных прибылей для военно-промышленных компаний. В связи с этим необходимо остановиться еще и на том, какую роль в системе военного регулирования играл так назы¬ ваемый «контроль над прибылями». 11-я статья «закона о всеобщей мобилизации нации» гласила: «Во время войны в случае, если этого требуют интересы всеобщей мобилизации, правительство может в соответствии с требованиями импера¬ торских указов отдавать распоряжения по поводу распределе¬ ния прибылей, списывания капиталов и других финансовых операций компаний». Когда в начале 1939 г. японское прави¬ тельство вознамерилось ввести в действие 11-ю статью, в по¬ литических сферах по этому поводу поднялся большой шум, гак как представители дзайбацу во главе с упоминавшимся выше Икэда решительно запротестовали. По адресу прави¬ тельства посыпались обычные в таких случаях обвинения в подавлении частной инициативы, в ликвидации «стимула для предпринимательства» и чуть ли не в коммунизме. 1 Восьмое число—день начала войны на Тихом океане (декабрь 1941 г.). 2 «Майнити», 10 марта 1944 г. 107
Все это, разумеется, было пустейшей демагогией, имевшей целью убедить трудящихся в том, что бремя войнЬ! несли на себе также и капиталисты. Законодательство о регулировании прибылей не причинило ни одному из японских монополистов ни одной иены убытков. Так называемый «контроль над прибылями» представлял собой не что иное, как одно из средств «регулирования» капиталовложений. Дело в том, что никаких ограниче¬ ний в прибылях японское правительство не вводило. Введены были лишь некоторые ограничения размеров уплачивавшихся дивидендов. Это значило, что до известн'ых пределов была ограничена та часть прибылей, которую акциедержатели полу¬ чали на руки и могли использовать для личного потребления или для каких-либо вложений по их собственному усмотрению. Таким образом, сохранилась другая, не разделявшаяся среди акционеров часть прибыли, что было выгодно для деожателей контрольного пакета акций. Ограничение размеров дивидендов тяжело отражалось лишь на тех, кто владел небольшим числом акций и для кого доходы по этим акциям были основным средством к суще¬ ствованию. Закон этот, таким образом, вел к уменьшению до¬ ходов и потребления мелких акциедержателей, но он служил интересам владельцев монополий, заинтересованных в увели¬ чении с помощью низких дивидендов капиталов компаний ’. Через год после введения в действие 11-й статьи закона о всеобщей мобилизации, .в апреле 1940 г. военное министер¬ ство предложило усилить контроль над прибылями. Принципи¬ ально новым в этих требованиях было то, что армия связывала контроль над прибылями с вопросом о понижении цен на готовые изделия военной промышленности. При существующих высоких ценах армия не может на отпускаемые по бюджету средства покупать военные товары в нужном количестве. Нуж- , но понизить цены за счет непомерно высоких прибылей — таково было демагогическое, рассчитанное главным образом на привлечение симпатии народных масс, требование военщины. 1 В марте 1939 г. журнал «Oriental Economist» писал следующее: «Среди нынешних промышленных компаний есть некоторые такие, чьи руководители хотят, но не могут пойти на понижение дивидендов, так как это шло бы вразрез с требованиями акционеров. Указ об ограниче¬ нии поможет им в этом. В некоторых промышленных компаниях, не дей¬ ствующих в военных отраслях, наметилось снижение прибылей в связи с ростом издержек производства и налогов. В то же время они нужда¬ ются в средствах для переоборудования. Такие компании очень бы хотели прекратить рост дивидендов или даже понизить их для того, чтобы по¬ полнить свое имущество. Ограничение дивидендов окажет очень благо¬ творное влияние на дела таких компаний и укрепит базу промышлен¬ ности». 108
Впрочем, даже это «радикальное» требование сопровожда¬ лось такой весьма характерной оговоркой: «При определении рациональных прибылей наибольшее внимание должно быть уделено тому, чтобы не был утрачен стимул для сокращения себестоимости путем роста производительности, чтобы это не явилось препятствием для развития производительных сил, чтобы, наоборот, поощрялось разумное предприниматель¬ ство» *. Оговорка эта, однако, не помогла бравым генералам из интендантского управления военного министерства. Финан¬ совый капитал встретил проект в штыки. На другой день после его опубликования в печати акции большинства про¬ мышленных компаний покатились вниз, и печать выступила с резкой критикой требований армии. В конце концов гора родил а. мышь. Опубликованный в ок¬ тябре 1940 г. указ о контроле над счетоводством компаний не внес ничего принципиально нового по сравнению с указом о контроле над дивидендами, взамен которого он был издан. Речь опять шла о дивидендах, а не о прибылях. Прежний порядок выплаты дивидендов сохранялся, и разница была только в том, что если раньше границей, за которой начинал действовать правительственный контроль, были 10% к опла¬ ченному капиталу, то теперь такой границей стали 8% ко всему капиталу, т. е. к оплаченному плюс резервы. Основная цель указа заключалась в том, чтобы укрепить резервы ком¬ паний. Ни этот, ни последующие указы, касавшиеся «контроля над прибылями», не меняли того факта, что так называемый «контроль над прибылями» был прежде всего одним из спосо¬ бов «регулирования» капиталовложений 1 2. В последующие годы законодательство о прибылях и диви¬ дендах изменялось в том же направлении, что и в первые годы войны. В 1944 г. «Ассоциация по контролю над финансирова¬ нием», в которой руководящая роль принадлежала банкам дзайбацу, приняла решение о введении системы перечисления всех дивидендов на счета акционеров в банках, что открывало новые возможности для принудительной покупки акционерами облигаций государственных займов и для принудительного вложения их капиталов в военную промышленность. Вышеописанная кредитная политика и политика капитало¬ вложений явилась поистине золотым дождем для дзайбацу. 1 «Tokyo Gazette», июль 1940 г. 2 По поводу указа о контроле над счетоводством компаний журнал cTranSe Pacific» (31 декабря 1940 г.) писал: «Несомнен1но, новые пра¬ вила были приняты после того, как ппавительство достигло соглашения с финансовыми и деловыми кругами. Если бы это было не так, если бы иэавила не были основаны на взаимном соглашении, то вводимый на их основе контроль вместо того, чтобы содействовать развитию экономики, явился бы тормозом для ее развития». 109
Благодаря политике приоритета все средства наживы оказа¬ лись сосредоточенными главным образом в руках концернов, Примером может служить выпуск новых акций: право на выпуск получали преимущественно крупные компании, выпол¬ нявшие военные заказы. При этом компании получили пра¬ во распределять часть акций по нарицательной стоимости среди своих старых акционеров за счет дивидендов и резерв¬ ных фондов, а другую часть выпускать в открытую продажу на биржу, где курс акций военных компаний был неизменно очень высок. • Когда в 1943 г. компания «Кавасаки дзюкогйо» решила удвоить свой капитал, составлявший 200 млн. иен, она это сде¬ лала следующим образом: акции на сумму в 100 млн. иен были распределены по нарицательной стоимости среди старых владельцев контрольного пакета за счет прибылей, остальные акции были пущены в открытую продажу и быстро распроданы на 16% дороже их нарицательной стоимости *. Точно так же поступали и все другие компании концернов после того, как получали разрешение на выпуск новых акций. В то время как максимальный размер дивидендов, фигури¬ ровавший в отчетах компаний, равнялся 10% (обычно 6—8%), а максимальный размер прибылей—15—20% (обычно 10— 15%), в действительности владельцам контрольных пакетов акций военных компаний нередко удавалось ежегодно увели¬ чивать объявленный и оплаченный капитал компаний в полто¬ ра-два раза. Государственное «ограничение» сводилось лишь к тому, что компании были «вынуждены» использовать диви¬ денды, прибыли, а иногда также и резервы для покупки толь¬ ко наиболее прибыльных акций. Разумеется, такие операции были доступны только круп¬ нейшим военным компаниям, которые, пользуясь большими кредитами и имея крупные капиталонакопления, не только сами производили дополнительный выпуск акций, но также скупали прибыльные акции средних компаний военного произ¬ водства и создавали новые компании, получая при этом учредительную прибыль1 2. 1 «Нихон сангйо кэйдзай», сентябрь 1943 г. 2 Журнал «Даямондо ниппо» (3 февраля 1945 г.) показывает, кан многие промышленные компании, которые раньше занимались преиму¬ щественно самофинансированием и не вкладывали средства в другие ком¬ пании, в последний год войны не только намного увеличили свои собствен¬ ные капиталы, но и скупили на большие суммы акции других компаний и, не переставая быть промышленными компаниями, превратились также в держательские компании. Например, компания «Мицубиси когйо» («Ми- цубиси-горная») на конец сентября 1944 г. при собственном оплаченном капитале в 178 млн. иен произвела капиталовложения в другие компании на сумму в 204 млн. иен. «Мицуи кодзан» («Мицуи-горная») при соб- 110
Вся сумма прибылей и дивидендов всех предприниматель¬ ских компаний Японии в годы войны увеличилась в размерах, показанных в табл. 16. Таблица 16 Прибыли и дивиденды всех компаний в годы войны * Статья 1937 г. 1941 г. 1942 г. 1943 г. 1944 г. Прибыли в млрд, иен 2,1 4,8 5,3 6,3 7,1 То же в % (1937 г. = 100) 100 229 250 300 338 Дивиденды в млрд, иен 1,2 1,8 1,9 2,1 2,2 То же в % (1937 г. = 100) 100 150 158 175 183 * .Japan Year Book", 1939—1940, стр. 319; „Дзидзи нэнкан", 1947, стр. 420. Данные таблицы, показывая общий громадный рост прибы¬ лей всех компаний, не дают, однако, представления о том, на какие по величине компании приходится рост прибылей. Приводимые ниже (табл. 32) данные о росте капиталов крупнейших компаний показывают, что вся или почти вся сум¬ ма громадного прироста прибылей приходилась на крупнейшие компании, т. е. компании дзайбацу ’. С другой стороны, о характере регулирования капиталовло¬ жений мы можем судить по данным о деятельности «Казна¬ чейства национального возрождения». За полтора года своего существования (ноябрь 1941 г.— июнь 1943 г.) «Казначейство» выдало компенсации 216 400 лицам, предприятия которых были закрыты по предписанию правительственных органов. В возме¬ щение их убытков было выдано 185 млн. иен, т. е. приблизи¬ тельно по 800 иен на предприятие. Это. совершенно ничтож¬ ная сумма, так как оборудование . даже самой маленькой ственном оплаченном капитале в 167 млн. иен произвела капиталовло¬ жения в другие компании на сумму в 195 млн. иен. Для «Хитати сэйса- гудзйо» («Хитати-машиностроительная») соответствующие цифры — 225 млн. иен и 220 млн. иен и т. д. 1 Что касается прибылей самих банков дзайбацу, то об этом «Отчет миссии Госдепартамента» пишет: «Имеющиеся данные за 1941 и 1945 фискальные годы о прибылях четырех банков дзайбацу и 25 других бан¬ ков, просуществовавших весь этот период, показывают, что четыре круп¬ нейших банка получили за эти два года соответственно 25.2 и 37,5% прибыли на оплаченный капитал, а 21 другой банк (непонятно, почему 21: а не 25 банков; видимо, в оригинале опечатка.— Я. П.)—12,6 и 26,9%». Таковы официальные данные. В «Отчете» высказывается вполне обоснованное предположение о том, что эти данные преуменьшены. Ill
мастерской (помещение, верстаки, ручной инструмент на 4— 5 рабочих, мотор и т. п.) стоило в то время не менее 5—6 тыс. иен. К тому же свыше половины суммьц подлежавшей выпла¬ те, принудительным порядком передавалось «на сбережение». Из этих данных с полной очевидностью явствует, что за так на¬ зываемой формулой «приоритета», легшей в основу политики регулирования кредита и капиталовложений, скрывалось обо¬ гащение монополий за счет мелких и средних предпринимателей, которых государство разоряло и превращало в пролетариев. Об экономических итогах политики регулирования мы уже могли судить на основании данных о распределении народного дохода в годы войны. Мы видели (стр. 55), что доля «частных инвестиций» в распределении народного дохода в годы войны отнюдь не уменьшилась и даже несколько увеличилась при одновременном резком падении доли «фонда потребления». Львиная доля новых инвестиций шла на развитие тяжелой и военной промышленности. Кредитная политика государства в годы войны повела к ог¬ ромному ускорению процесса централизации капитала, к росту 'финансовой мощи банков дзайбацу, а также полугосударствен- ных банков, обслуживавших преимущественно военно-промыш¬ ленные компании концернов (табл. 17). Таблица 17 Размер депозитов и ссуд .специальных* банков (в млн. иен) * Период депозиты ссуды Декабрь 1930 1 171 3 995 V 1941 . ... : 2 853 5 482 1944 6 940 15 570 Август 1945 8 487 18 051 • „Дзидзи нэнкан*, 1947, стр. 413. Громадный рост депозитов и ссуд коммерческих банков со¬ провождался быстрым уменьшением их количества. Все ком¬ мерческие банки страны разделялись на банки концернов и местные банки. В 1937 г. в отношении местных- банков пра¬ вительством был принят курс «1 банк на 1 префектуру» и •одновременно форсировалось слияние банков концернов, а так- .же сберегательных банков. О результатах этой политики мож¬ но судить по данным табл. 18. 112
Таблица 18 Число и операции всех коммерческих банков (в млн. иен) * Число банков (в еди¬ ницах) Все активы Учет и ссуды Пассивы депозиты оплачен¬ ный капи¬ тал 4- ре¬ зервы 31 декабря 1930 г. ♦* . . . 782 14 974 7 021 8 738 1948 1936 г 424 18 041 7106 11008 1756 1940 г 286 37 411 14 549 24671 1826 1942 г 144 51112 17 883 35420 1844 1944 г 83 74110 37 948 61070 2 395 1945 г 61 138119 72 053 102 349 2698 * .Japanese Economic statistics* (GHQ SCAP), март, 1948 г.; .Report of the Mission on Japanese Combines", стр. 37. • » Цифры за 1930—1941 rr. — для балков всей империи включая их иностраише филиалы. За 1942—1945 гг. — цифры только для банков и их филиалов на четырех островах. Большой интерес представляют данные, показывающие удельный вес банков дзайбацу к концу войны в различных видах банковского предпринимательства (табл. 19). Из этих данных следует, что на пять банков дзайбацу с их филиальными банками приходилось более половины всех активов *, около трех четвертей всего учета и ссуд, и в то же время лишь менее двух пятых облигаций государствен¬ ных займов — последнее обстоятельство отражает успех поли¬ тики дзайбацу, направленной на размещение как можно большей суммы государственных займов среди других кре¬ дитных институтов. Число сберегательных банков понизилось с 90 в 1930 г. до 74 в 1936 г., до 23 в 1944 г. и до четырех в 1945 г., тогда как сумма активов всех сберегательных банков увеличилась с 2398 млн. иен в 1930 г. до 10 180 млн. иен в 1944 г.1 2 1 Если к указанным в таблице данным о пяти банках отдельных кон¬ цернов прибавить еще данные о трех межконцерновых банках — Санва, Токай, Кобэ, то окажется, что на долю восьми банков дзайбацу прихо¬ дилось 72.2% всех активов («Report of the Mission on Japanese Combi¬ nes», стр. 38). 2 «Japanese Economic statistics», март 1948 г. В 1941—1944 гг. имели уесто слеа\юшие слияния крупнейших коммерческих банков и погло¬ щение одних банков другими: Мицуи-банк (вклады—2189 млн. иен, 45 отпелений) слился с Дайити-банком (вклады — 3067 млн. иен, 74 отде¬ ления), в результате чего был образован новый банк концерна Ми- Ś Я А. Певзнер ИЗ
Таблица 19 Удельный вес „обыкновенных" банков * дзайбацу (на 31 декабря 1945 г.) ** Банки Все активы Учет н ссуды Облигации госзаймов Депозиты млн. \ иен В % к итогу МЛН. иен В % к итогу МЛН. иен В % к итогу МЛН. иен в % к итогу 11 банков дзай¬ бацу*** Тэйкоку (Ми- цуи) .... 21 239 15,4 15 466 21,5 2 887 8,2 12150 11,9 Сумитомо . . 13851 10,0 8 673 12,0 2 566 7,3 9 250 9,0 Миэ .... 119 0,1 32 — 48 0,1 105 0,1 Мицубиси . . Йокохама ко- 15 361 11,1 10 201 14,2 2 735 7,8 10 339 10,1 син .... 1975 1,4 612 0,8 614 1,8 1639 1,6 Ясуда .... 18 794 13,6 12 989 18,0 2 823 8,0 12 953 12,7 Хиго .... 368 0,3 83 0,1 170 0,5 349 0,3 Онгаки кйо- - рицу .... 577 0,4 180 0,2 229 0,7 480 0,5 Сикоку . . . 869 0,6 133 0,2 329 0,9 788 0,8 Фукуока . . 1439 1,0 455 0,6 512 1,4 1279 1,2 Номура . . . Все банки дзай- 3 624 2,6 2 219 3,1 816 2,3 2 796 2,7 бацу .... 50 других бан- 78 216 56,6 51043 70,8 13 749 39,0 52128 50,9 ков .... 59 903 43,4 21 010 29,2 21 423 61,0 50 221 49,1 Итого 138119 100,0 72 053 100,0 35152 100,0 102 349 100,0 * „Обыкновенными1 банками (в отличие от „специальных" — полугосударствеяных) в Японии называются коммерческие банки общего типа. ** „Report of the Mission on Japanese Combines", стр. 37. *** Отступ означает, что соответствующий банк является филиальной компанией стоящего выше основного банка концерна. цуи—Тэйкоку-банК (вклады — 5256 млн. иен, 119 отделений). В 1944 г. Тэй- коку-банк поглотил крупный банк Дзюго («15-й»), в результате чего его вклады увеличились до 6430 млн. иен. Мицубиси-банк поглотил Дайхяку- банк («100-й»), в результате чего вклады банка Мицубиси увеличились с 2774 млн. иен до 4793 млн. иен, а число отделений — с 66 до 76. В 1944 г., в результате поглощения ряда мелких банков, вклады банка Мицубиси увеличились до 5630 млн. иен. Ясуда-банк поглотил Нихон тюя-банк («суточный»), вследствие чего его вклады увеличи¬ 114
В середине 1944 г. в составе «Контрольной ассоциации обычных банков» («Фуцу гинко тосэйкай»), т. е. коммерче¬ ских неместных банков, осталось всего восемь банков, из которых пять перечисленных выше (Мицуи, Мицубиси, Суми¬ томо, Ясуда, Санва) обладали каждый депозитами до 5 млрд, иен и выше, в то время как в 1936 г. депозиты всей большой банковской пятерки в сумме составляли 11 млрд. иен. Из коммерческих банков среднего масштаба сохранились только три кансайских (осакских) банка — Номура, Токай и Кобэ, причем с повестки дня долго не сходил вопрос о слия¬ нии этих трех банков с двумя крупнейшими кансайскими банками — Сумитомо и Санва — в один банк под контролем концерна Сумитомо, что, однако, не было осуществлено. В результате слияний и поглощений число компаний по страхованию жизни и имущества сократилось с 45 ,в 1941 г. до 18 в 1944 г., причем в дальнейшем предполагалось оста¬ вить только четыре крупные страховые компании концернов Мицуи, Мицубиси, Сумитомо и Ясуда и страховую компанию Дайити (связана с Мицуи). На пути к осуществлению этой программы банк Санва слился со страховой компанией Санва, банк Токай — со страховой компанией Токай, банк Кобэ — со страховой компанией Кобэ и т. д. Таким образом, в течение семи лет войньГ (с 1937 по 1944 г.) было ликвидировано около 500 средних и крупных кредитных и страховых институтов и осталось лишь около 90 коммерческих, специальных и сберегательных банков и страховых обществ. Из них решающее значение имели только пять коммерческих банков (Мицуи, Мицубиси, Сумитомо, Ясуда, Санва), один Объединенный сберегательный, пять лись с 3524 млн. иен до 4128 млн. иен, а число отделений — со 148 до 209. В 1944 г. банк Ясуда поглотил два крупных банка, Сйова и Дайсан («3-й»), в результате чего его вклады увеличились до 5720 млч. иен. Кроме того, в марте 1945 г., по требованию министерства финансов, девять сберегательных банков слились в один мощный банк с оплачен¬ ным капиталом в 66 млн. иен. Во главе объединенного сберегательного банка в качестве президента стал главный владелец одного из сливших¬ ся банков, он же владелец концерна Ясуда — Хадзимэ Ясуда. Общая сумма вкладов девяти слившихся банков составляла 8700 млн. иен, число их отделений — 374. Таким образом, концерн Ясуда, «король- рантье» получил под свой контроль банк более мощный, чем основной банк Ясуда. Вклады банка Сумитомо, в результате поглощения им мелких бан¬ ков, увеличились с 3529 млн. иен в марте 1943 г. до 4745 млн. иен в апреле 1944 г. Осакский банк Санва, который до описанных слияний и поглощений был самым мощным из коммерческих банков (в 1944 г. размер его вкла¬ дов составлял 4820 млн. иен, а число отделений — 235). был в 1943 г. оттеснен на четвертое место. В 1945 г. этот банк поглотил другой круп¬ ный банк Дайго («5-й») («Иомиури Хоти», 21 марта 1943 г.). 8* 115
страховых компаний (Мицуи, Мицубиси, Сумитомо, Ясуда, Дайити) и два полугосударственных (Японский банк и Про¬ мышленный банк), т. е. всего 13 кредитных учреждений, на долю которых приходилось не менее четырех пятых банков¬ ских депозитов и капиталов всех оставшихся в стране банков и страховых обществ. О такой высокой централизации кре¬ дита дзайбацу до войны не могли и мечтать. В мирных усло¬ виях понадобились бы многие десятилетия для того, чтобы нескольким крупнейшим кредитным монополиям удалось столь всеобъемлюще подчинить своему господству рынок капиталов страны. После войны некоторые японские экономисты охарактери¬ зовали отношения между банками и промышленностью в годы войны как «господство промышленности над банками». Журнал «Oriental Economist» (октябрь—ноябрь 1945 г.) охарактеризовал деятельность кредитных учреждений в годы войны как «агрессивную кредитную политику, поддержанную и даже введенную военщиной». Обе эти туманные формулы при¬ званы скрыть тот факт, что в годы войны имело место чрезвы¬ чайно щедрое, на исключительно благоприятных условиях кре¬ дитование военной и тяжелой промышленности концернов по- лугосударственными и коммерческими кредитными институтами. Долгосрочные кредиты коммерческих банков всей про¬ мышленности, по данным «Oriental Economist» (октябрь — ноябрь 1945 г.), составили на конец 1941 г. 3100 млн. иен, а на конец 1944 г.— 15 550 млн. иен — за три года рост в пять раз. В то время как в 1936 г. все активы всех банков страны составили 18 млрд, иен, к концу войны одна только задолженность военно-промышленных компаний банкам достигла 56 млрд, иенх. 1 «Oriental Economist», 3 августа 1946 г. По данным «Дзидзи нэн- кан» («Ежегодник Дзидзи», 1947, стр. 256), к концу войны все капитало¬ вложения всех банков в одни только компании по производству воору¬ жения и боеприпасов составили 26,2 млрд, иен, из которых 25,4 млрд, иен (97%) приходилось на банки «большой пятерки» (Тэйкоку-Мицуи, Сумитомо, Мицубиси, Ясуда, Санва) и Промышленный банк. По отдель¬ ным банкам размеры их капиталовложений в указанные компании были следующими: Банки Капитало¬ вложения (А) В том числе в военную про¬ мышленность (Б) Б : А (в %) Промышленный . . . 14 644 9 806 67 Тэйкоку 14 375 3 003 21 Сумитомо 8 109 3 393 42 Мицубиси 9 212 3 043 33 Ясуда 11 000 2 275 21 Санва 6 793 1 903 28 116
Столь большое расширение долгосрочного кредитования коммерческими банками не могло быть произведено обыч¬ ным путем без государственной поддержки банков и без государственных гарантий их кредитов. По данным на 31 декабря 1945 г., из 48,4 млрд, иен крупных кредитов (суммой свыше 1 млн. иен), отпущенных восемью крупней¬ шими коммерческими банками, лишь 3,5 млрд, иен было отпущено под ответственность самих кредиторов; 22,5 млрд, иен было отпущено под частичную гарантию правительства, а остальная сумма, т. е. 22,4 млрд, иен,— под полную гаран¬ тию правительства ’. Коммерческие банки кредитовали воен¬ ную промышленность, опираясь не только и не столько на свои обычные пассивы, сколько на кредиты, получавшиеся ими от Японского банка. Кредиты последнего всем банков¬ ским институтам страны возросли с 900 млн. иен к концу 1941 г. до 28 млрд, иен к 15 августа 1945 г. Японский банк в свою очередь не мог оказывать такие большие кредиты, опираясь только на свои обычные пассивы, и был вынужден прибегать к печатному станку. Сумма банкнот Японского банка в обращении увеличи¬ лась с 1400 млн. иен в июле 1937 г. до 4701 млн. иен к концу 1941 г., до 17 746 млн. иен к концу 1944 г. и до 30 200 млн. иен к 15 августа 1945 г. Таков был метод исполь¬ зования инфляции как средства военной мобилизации эконо¬ мики. В годы войны концерны могли смело занимать любые средства у полугосударственных банков, не опасаясь за свою ликвидность, так как они опирались, помимо прочих, на активы, состоявшие из государственных ценных бумаг. 41 млрд, иен, или 21% всех активов коммерческих банков, к концу войны приходились на облигации государственных займов. Кроме того, существовал еще один вид государственных обязательств концернам, которые (обязательства) в годы войны не фигурировали ни в каких .публиковавшихся отче¬ тах. Речь идет о государственных обязательствах по уплате компенсаций военной промышленности за разрушения во зремя бомбардировок, эвакуацию заводов, расторжение контрактов, а также компенсаций по гарантиям дивидендов. Бея сумма принятых государством, но не выплаченных до конца войны обязательств по компенсациям выражается в 81 млрд, иен 1 2. Эта колоссальная сумма должна быть 1 «Summation of non-military activity in Japan», GHQ, SCAP (на¬ звание верховного штаба американского командования в Японии). № 5, февраль 1946 г. 2 «Oriental Economist», 19 октября 1946 г. 117
прибавлена к размеру государственного долга, составившего к концу войны (на сентябрь 1945 г.) по всем видам государ¬ ственных обязательств 177,7 млрд, иен Ч Уже в годы войны за описанную выше «агрессивную кредитную политику» пришлось расплачиваться трудящимся Японии (рост цен на продукты и товары широкого потребле¬ ния), а также мелкой и средней буржуазии. Но в полной мере результаты этой политики сказались после войны. Госу¬ дарство оказалось должником на сумму свыше 200 млрд, иен и было вынуждено, по крайней мере временно, приоста¬ новить платежи компенсаций. Дзайбацу задолжали государ¬ ству около 60 млрд, иен и для того, чтобы уменьшить размер своей задолженности, содействовали развитию инфляции, которая после войны приняла громадные размеры и явилась одной из причин создавшегося под властью американского империализма экономического хаоса в послевоенной Японии. «Сильное и здоровое основание кредита», к которому в своей ежемесячной «клятве» обязывались стремиться япон¬ ские банкиры, обернулось для трудящегося населения страны режимом голода и беспросветной нужды на долгие не только военные, но и послевоенные годы. Банки же дзайбацу и их владельцы за годы войны обогатились и усилили свое моно¬ польное положение на рынке ссудных капиталов. Усиление монополистического контроля во внутренней торговле Внутренняя торговля, как и все остальные отрасли народ¬ ного хозяйства, была еще до войны монополизирована кон¬ цернами дзайбацу. Как видно из данных табл. 11, внутрен¬ няя торговля занимала немалый удельный вес в предприни¬ мательстве концернов. В руках торговых компаний дзайбацу находилась львиная доля оборотов оптовой торговли и значи¬ тельная часть розничной торговли (универмаги). Однако, что касается последних, то большая часть оборота все же остава¬ лась в руках средних и мелких торговцев, хотя и зависевших от компаний концернов, но все же в известной мере само¬ стоятельных. Ограничение производства средств потребления и всемер¬ ное форсирование производства военных изделий не могло не повести к образованию дефицита на предметы потребления, сырье, топливо и средства производства и к росту цен на дефицитные товары. Если в мирное время, особенно в фазах кризиса и депрессии, проблема реализации есть прежде всего проблема превращения товарного капитала в денежный, то в 1 J. В. Cohen, там же, стр. 54, 118
условиях военного хозяйства, когда нормальный процесс вос¬ производства нарушен вследствие того, что громадная часть производимых товаров (военные изделия) из процесса вос¬ производства выпадает, проблема реализации есть проблема превращения денежного капитала в товарный. Так же как в мирное время в процессе конкурентной борьбы за реализацию товаров монополии разоряют мелких и средних капиталистов, в военное время они еще с большим успехом добиваются того же результата, используя недостаток товаров. Следствием недостатка товаров является рост цен, вызы¬ вающий необходимость их ограничения и рационирования. Чем вызывается эта необходимость? Если бы цены не ограничивались насильственно, то результат Этого был бы следующий: начали бы очень быстро расти цены на дефицитные товары, которыми в условиях Японии в первую очередь неизбежно должны были стать: продукты сельского хозяйства, главные виды сырья, топливо и товары широкого потребления. Вложения капиталов в эти отрасли сулили бы капиталистам наибольшие прибыли и начался бы отлив капиталов из военного производства в ука¬ занные выше невоенные отрасли. В условиях дефицита това¬ ров при отсутствии ограничения цен, начался бы безудержный разгул спекуляции, в результате которого неизбежно был бы нарушен процесс воспроизводства и в частности — произ¬ водства военных товаров. Разумеется, безудержный разгул спекуляции также сулил для дзайбацу немалые прибыли. Но в военное время для дзайбацу главной сферой их предпринимательства было про¬ изводство военных товаров, которое приносило монополистам прибыли более высокие, чем довоенные, и притом постоянные, обеспеченные на все время войны на основе государственных заказов и кредитов. Ввиду этого все остальные виды предпринимательства были в известной сте¬ пени подчинены интересам нормального функционирования такой наиболее прибыль¬ ной для дзайбацу отрасли народного хозяй¬ ства, как военное производство. В основу политики монополистического контроля над ценами и рационирования дефицитных товаров был положен принцип, о котором мы уже говорили выше; максимум при¬ были за производство военных изделий, сырья и машин для производства военных изделий L 1 Подводя итоги политики регулирования цен, журнал «Oriental Eco¬ nomist» (октябрь — ноябрь 1945 г.) справедливо указывал на то, что 119
После того как введенная в начале 1938 г. практика «доб¬ ровольных соглашений» между компаниями о поддержании цен на официально установленном уровне провалилась, уже в апреле 1938 г. учреждаются центральный и местные коми¬ теты цен, в которых руководящие должности были заняты представителями концернов Комитеты должны были опре¬ делять официальный максимум цен, причем их решения по распоряжениям министра торговли и промышленности при¬ обретали силу закона. Стандартами для определения цен служили: для импорти¬ руемых товаров — импортные цены, а для экспортируе¬ мых — цены на внешних рынках. Цены на товары внутренне¬ го производства, предназначенные для внутреннего рынка, должны были быть закреплены на том уровне, на каком они находились накануне издания комитетом соответствующих распоряжений, а в отдельных случаях — понижены до уровня, существовавшего перед началом войны. Цены определялись для каждой фазы движения товаров и вводились через кар¬ тели * 1 2. Контроль над соблюдением официальных цен и наказание их нарушителей был возложен на созданную во время войны специальную экономическую полицию и сеть инспекторов по ценам. Из трех тысяч разбросанных по всей стране инспек¬ торов были образованы префектурные и районные комиссии по инспектированию цен. Контроль был распространен более чем на тысячу разновидностей товаров. рост цен объяснялся не только дефицитом товаров, но и ростом издер¬ жек производства в связи с переходом с импортного сырья на более до¬ рогое внутреннее, в связи с недостатком машин и ухудшением квали¬ фикации рабочих и т. д. «Но более важная причина,— пишет журнал,— политика военных властей, которые изо всех сил стремились уве¬ личить продукцию, предоставляя предпринимателям более высокие прибыли путем политики высоких цен». 1 В 1939 г. во главе центрального комитета цен стоял упоминавший¬ ся выше С. Икэда (Мицуи). В 1940 г. председателем комитета стал Иосиаки Хата, президент Японской палаты торговли и промышленности. В состав комитета входили: С. Хонндзи (Мицуи), Абэ (Мицубиси). К. Иино (Промышленный банк), С. Кудо (Сумитомо), М. Танака (Нис¬ сан) и др. (Т. А. Биссон, там же, стр. 38). 2 Каким образом производилось установление цен, мы можем про¬ следить на примере хлопчатобумажной пряжи. По решению комитета цен, самая высокая цена, по которой производители могли продавить пряжу, была определена в размере 230 иен за кипу. Для всех отдель¬ ных сортов пряжи цена варьировала на основе указанного стандарта. Сама же стандартная цена подлежала изменениям в соответствии с дви¬ жением цен на хлопок в Нью-Йорке. Последняя рассматривалась как базисная цена. При изменении базисной цены на 10 центов за кипу в ту или другую сторону соответственно изменялась на 1,5 иены стандарт¬ ная цена в Токио. Такая же система была установлена для хлопка-сыр¬ ца («Mitsubishi monthly circular», апрель 1940 г.). 120
Таким образом, все товары были разделены на два хласса — контролируемые и неконтролируемые. Характери¬ зуя такой метод контроля, «Ежемесячник Мицубиси» писал: <Когда фиксировались лишь те цены, которые росли, то это- приводило к тому, что терялась связь между нормальными издержками производства контролируемых товаров и иенами =а сырье для них, или же терялись нормальные ценовые от¬ ношения между контролируемыми товарами, вследствие чего производство контролируемых товаров сокращалось или про¬ давцы старались избегнуть контроля». Иными словами, разделение товаров на контролируемые и неконтролируемые не могло приостановить рост цен. Когда устанавливалась твердая цена на какой-нибудь вид товаров, промышленники сокращали его производство и переходили к производству других, неконтролируемых товаров. Наступившее с началом войны в Европе резкое ухудше¬ ние условий импорта усилило тенденцию к повышению цен на внутреннем рынке. Тогда японское правительство реши¬ лось на чрезвычайную меру. 18 октября 1939 г. был издан указ, по которому цены на все товары, арендная плата, фрах¬ та и заработная плата закреплялись на уровне, существовав¬ шем 18 сентября того же года. Цены могли повышаться лишь □о специальному разрешению правительства. Однако очень- скоро правительство под давлением стихии капиталистиче¬ ского рынка было вынуждено отступить от своего указа и эазрешило повышать цены сначала на рис, затем на уголь, табак, спички и на другие товары. В течение года, последо¬ вавшего за изданием указа, индекс розничных цен вырос на 17,2 %, а ‘ оптовых — на 7,3 %. Фиксирование цен вызвало огромный рост спекуляции и привело к образованию подпольного рынка. Для обеспечения продажи по фиксированным ценам с 1938 г. начала вводиться система рационирования.' Сначала было введено рационирование сырья и полуфабрикатов для производства вооружений и средств производства. С помощью этой систе¬ мы государство осуществляло свою политику приоритета по отношению к крупным компаниям. Затем рационирование сяабжения сырьем было введено для предпринимателей и торговцев, занятых в производстве и торговле предметами широкого потребления. Лишь в 1940 г., т. е. через три года войны, когда цены по сравнению с 1937 г. увеличились в пол¬ тора-два раза, был завершен переход на карточное снабжение заселения. Сказанное выше об общей линии политики монополи¬ стического контроля, направленной на обеспечение разви¬ тия наиболее прибыльной для дзайбацу отрасли народного 12Г
хозяйства — военного производства, отнюдь не означает, что эта политика привела к искоренению спекуляции, к отказу мо¬ нополистов от получения сверхприбылей на основе спекуля¬ тивной торговли дефицитными товарами. Ни в одной капита¬ листической стране при самом строгом «регулировании» ничего подобного не было и не могло быть. Какие бы формы ни принимал государственно-монополи¬ стический контроль, отвечающий прежде вцего интересам финансовой олигархии, каждый из ее членов всегда старает¬ ся использовать не только «законные», но и «нелегальные» методы обогащения, не считаясь ни в малейшей степени с тем, что применение последних идет в разрез с общими ин¬ тересами господствующего лагеря. Наиболее важная особен¬ ность государственно-монополистического капитализма как раз и заключается в том, что всякого рода монополистические «регулирующие» мероприятия не только не вступают в про¬ тиворечие с капиталистической анархией производства, но в конечном счете ведут к ее усилению, поскольку в резуль¬ тате их применения усиливаются сами монополии. Описанные выше меры по контролю над ценами не при¬ вели к их стабилизации, так как давление монополий в сто¬ рону их повышения оказывалось более сильным, чем усилия к стабилизации цен на определенном уровне. Ярким приме¬ ром успешной борьбы монополий против стабилизации цен может служить каменноугольная промышленность. В 1939 г. Япония переживала острый топливный кризис: в то время как потребность в угле в связи с засухой и бездействием некоторых электростанций, а также ростом военных произ¬ водств значительно возросла, добыча каменного угля едва удерживалась на уровне 1938 г. По общему мнению японской экономической печати, застой в росте угледобычи в 1939 г. был прямым следствием саботажа промышленников, вызван¬ ного тем, что официальные цены на уголь в сентябре 1938 г. были понижены на 10% *. Последнее было сделано под давлением военщины и явно в интересах «новых концернов», занятых в химическом производстве, а также в интересах полугосударственных предприятий (металлургия, транспорт) — крупных потребителей каменного угля. При таких условиях японским шахтовладельцам было из- за чего саботировать. «Производители угля,— писал журнал «Тойо кэйдзай» (15 марта 1940 г.),— утратили стремление 1 Журнал «Тойо кэйдзай» (27 февраля 1940 г.) писал: «Если при¬ держиваться, как до сих пор, политики низких цен, то пусть даже оборудование расширяется, все равно производство каменного угля будет падать. В конце концов это приведет к приостановке расширения обо¬ рудования». 122
к расширению производства» и, добавим мы, предпочли вкла¬ дывать капиталы в другие отрасли, ибо ^патриотизм плюс 5% —хорошо, а патриотизм плюс 10% —лучше”. Углепромышленники использовали дефицит на топливо, создавшийся в связи с засухой, для того, чтобы добиться увеличения своих прибылей. Саботаж углепромышленников был основной причиной топливного голода в 1939/40 г. Ниже мы увидим, с какой настойчивостью и беспощадностью япон¬ ское буржуазно-помещичье правительство ограничивало и по¬ нижало заработную плату трудящихся и лишало их легаль¬ ных возможностей экономической борьбы. Но ни один из государственных чиновников не шевельнул пальцем, чтобы подавить саботаж угольных магнатов, который длился почти два года и нанес тяжелый удар всему народному хозяйству страны. В конце концов углепромышленники добились своего. Под давлением дзайбацу сначала в угольной промышленности, а затем в других отраслях именно субсидии стали одним из основных средств поддержания цен на многие из важнейших товаров на определенном уровне (табл. 20). Таблица 20 Субсидии за каменный уголь (в иенах) * г о д Издержки производ¬ ства на 1 т Субсидия на 1 т Цена 1 т для потре¬ бителя Прибыль на 1 т 2-я половина 1940 15,7 1,40 20,13 5,83 1941 18,02 2,00 20,13 4,11 1942 ........ 19,69 4,40 20,13 4,84 1943 24,13 . 8,75 20,13 4,75 1944 38,02 23,13 20,13 5,24 i-я половина 1945 58,88 45,00 20,13 6,25 * „Дзидзи нэнкан", 1947, стр. 268. Такую же картину мы наблюдаем и в химической и в других отраслях промышленности. Субсидии, таким образом, отпускались в размерах, позволявших предпринимателям по¬ лучать более или менее постоянную прибыль на единицу про¬ дукции. Фактически, однако, прибыли были гораздо более значительными, ибо через контрольные торговые компании и минуя их владельцы предприятий сбывали часть продукции по ценам черного рынка. 123
В 1943 г. получила широкое распространение так назы¬ ваемая «система стоимостной калькуляции». Исчислялись из¬ держки производства на единицу товара и к ним прибавля¬ лась «сносная прибыль». Если полученная сумма превышала ту цену, по которой промышленники были обязаны продавать свои изделия контрольной торговой ассоциации, то разница выплачивалась в виде субсидий. Но издержки производства, разумеется, были неодинаковы у различных компаний. Эта система открывала бесконечные возможности для наживы компаниям дзайбацу, чьи представители занимали руководя¬ щее положение во всех органах, производивших подсчеты из¬ держек, и подрывала стимул для улучшения производства. Для капиталиста дело было не в том, чтобы снизить из¬ держки производства, а в том, чтобы доказать соответствую¬ щим органам, что издержки у него очень высоки. Для пре¬ одоления этого недостатка была введена система специаль¬ ных компенсаций, при которых особые суммы выплачивались за выполнение производственных планов, сокращение сроков производства и за снижение себестоимости. Однако посколь¬ ку управление предприятиями, бухгалтерия и счетоводство неизменно оставались в руках предпринимателей, эта система повела лишь к большому запутыванию и усложнению'конт¬ роля, к росту бюрократического контрольного аппарата *. На последнем этапе войны контроль над ценами принял следующие формы: все виды товаров были разделены на два класса — те, производители которых не получали субси¬ дий, и те, производители которых субсидии получали. К пер¬ вому, несубсидируемому классу относились готовые военные изделия, а также полуфабрикаты и сырье для них (например, легкие металлы, сплавы и пр.). Правительство считало, что повышение цен на эти товары не может оказать большое влияние на общий уровень цен, и поэтому неоднократно по¬ вышало цены. Ко второму классу относились те товары, изменение цен на которые немедленно влияло на общий уро- 1 В августе 1944 г. на совещании губернаторов депутат парламента, доктор коммерческих наук Мицугу Танака заявил: «На некоторых заво¬ дах продукция действительно выросла в два раза, но при этом число рабочих также увеличилось в два раза, а число служащих — в три раза, число лиц. ведающих материалами,— более чем в четыре раза. Один за¬ вод в связи с получением нового оборудования должен был представить документацию на 161 000 листов. На другом судостроительном заводе должны были составить так называемые регулярные отчеты по 2072 во¬ просам. На это потребовалось 50 411 листов бумаги. Сколько было бес¬ цельно затрачено времени и труда на составление этих отчетов?!.. Кон¬ троль в нашей стране по своей структуре и формальностям сложен и запутан и в значительной мере мешает производству» («Майнити», 24 августа .1944 г.). 124
зень цен (каменный уголь, электроэнергия, продовольствие, 'скстиль, древесина и др.). В отношении этих товаров неиз¬ менно до конца войны продолжала действовать вышеописан¬ ная система субсидий, которые черпались из ряда специаль¬ но созданных правительством «фондов сохранения низких цен» ’. На субсидируемые товары существовали двойные или даже тройные цены. Например, в январе 1944 г. контрольная компания уплачивала предпринимателям за одну метриче¬ скую тонну сульфат-аммония 20'5,12 иены; считалось, что цена, по которой контрольная ассоциация приобретает одну тонну сульфат-аммония, равна 100,8 иены, разница покры¬ валась правительственной субсидией; оптовая же цена, по которой контрольная компания была обязана продавать суль- фат-аммоний, равнялась 105,07 иены за тонну1 2. Само собой разумеется, что -при этой системе всегда обеспечивалась «сносная прибыль» как для компаний-поставщиков, так и для контрольных компаний 3. Вся внутренняя торговля была почти целиком передана под контроль вышеописанных картельных («контрольных») организаций, которые сосредоточили в своих руках контроль над сбытом товаров, производившихся на предприятиях их членов. Низшим звеном торгового контрольного аппарата, ведавшим торговлей по карточкам продуктами и товарами широкого потребления, были так называемые «тонаригуми», ^соседские группы», объединенные в «соседские ассоциации» к «уличные ассоциации». Эти организации занимались рас¬ пределением карточек, а иногда также распределением 1 По так называемому второму резервному фонду из общего бюд¬ жета на «сохранение низких цен» отпускалось в тыс. иен: в 1937 г.— ■об; в 1939 г.—3598; в 1941 г.—38 148- в 1943 г.—291 232 («Ниппон сан¬ гйо кэйдзай», 22 января 1944 г.). Кроме того, парламентом принима¬ лись особые законы об отпуске субсидий для разных отраслей промыш¬ ленности; так, например, в 1940 г. в качестве субсидий для углепромыш¬ ленников было ассигновано 51 млн. иен, в 1943 г.— 320 млн. иен, в 1944 г.— 490 млн. иен («Ниппон тайме», 31 марта 1944 г.). Вышеуказан¬ ные суммы представляли собой лишь субсидии для поддержания низких еен. Субсидии по государственным гарантиям дивидендов, для увеличе¬ ния номинальной зарплаты некоторым категориям рабочих и служащих, Ео производству разных исследовательских работ и т. д. отпускались •собо по другим счетам. 2 «Summation», № 6, март 1946 г. 3 Характерным примером того, как тщательно правительство забо- -длось об интересах монополий, может служить следующий факт: в 1942 г в то время как официальная цена одной тонны металлолома равнялась 31 иене, правительство, скупая на лом шерстеобрабатывающие станки и разные механизмы у текстильных компаний, платило им за одну тонну лома от 1354 до 1818 иен (полная стоимость станков минус амортиза¬ ция). Стоит сопоставить этот факт с тем, как возмещались убытки за¬ крывавшихся мелких предприятий (см. стр. 111), чтобы убедиться в том. что политика цен определялась прежде всего интересами дзайбацу. 125
продуктов по карточкам, но сами они находились под кон¬ тролем местных спекулянтов, связанных с «контрольными союзами» и местными властями. Высшими органами по координации деятельности конт¬ рольных организаций в области внутренней торговли были упоминавшиеся выше комитет цен и «Плановое бюро» с его 33 комиссиями по ценообразованию и калькуляции. После ликвидации в 1943 г. «Планового бюро» было со¬ здано «совещание по сотрудничеству по вопросам цен», на смену которому в феврале 1945 г. пришел правительственный «совет товарных цен» под председательством премьер-минист¬ ра генерала Койсо. В состав этого совета, как, впрочем, и всех существовавших до него правительственных и полупра- вительственных органов по контролю над внутренней торгов¬ лей, неизменно входили либо прямые представители дзайба¬ цу, либо близкие к ним и тесно с ними связанные правитель¬ ственные чиновники. * * # Не подлежит сомнению, что вышеописанные меры по кон¬ тролю над внутренней торговлей помогли господствующим! кликам Японии в осуществлении их политики мобилизации народного хозяйства для нужд войны. Благодаря этим мерам японские, монополисты получили возможность обогащаться путем развития военного производства, несмотря на резкое сокращение невоенного производства. В годы войны удалось избежать разрушительной для военного хозяйства безудерж¬ ной инфляции, наподобие той, которая имела место в гомин¬ дановском Китае. Были сохранены «нормальные условия» для капиталистического воспроизводства, при которых дзайбацу имели возможность, опираясь на фашистско-террористический режим, расширять военное производство и увеличивать свои прибыли за счет трудящихся классов и мелкой бур¬ жуазии. ' Меры по контролю над ценами хотя и затормозили, но не могли приостановить рост цен, причем их рост в Японии был более высоким, чем в других участвовавших в войне империа¬ листических странах (см. таблицу 21). Из данных таблицы мы видим, что даже индекс оптовых официальных цен вырос за годы войны в два с лишним раза. Уже один этот факт достаточно убедительно свидетельствует об ограниченности монополистического контроля над ценами, о том, что силы рыночной стихии отнюдь не были и не могли быть подавлены с помощью «регулирующих» мероприятий. Но в гораздо большей степени о том же свидетельствует по¬ ложение на «черном рынке» (см. таблицу 22). 126
Таблица 21 Индексы цен в Японии, США, Великобритании, Германии 1936—1944 гг. * (1936 = 100) Годы Оптовые цены Розничные цены Япония США Англия Германия Япония США Англия Германия действи¬ тельные цены** офиниаль- ные цены действи¬ тельные цены официаль¬ ные цены 1936 100 100 100 100 100 100 100 100 100 100 1937 119 121 107 115 102 109 110 104 105 100 1938 126 127 97 107 102 120 125 102 106 101 1939 145 141 95 109 102 135 141 100 107 101 1940 171 158 97 145 106 175 163 101 125 104 1941 184 167 108 162 108 204 165 106 135 106 1942 236 180 122 169 110 266 170 118 136 110 1943 267 191 128 172 112 312 180 125 135 111 1944 325 214 129 176 113 390 202 127 137 113 * J. В. Cohen. Japan’s Economy In War and Reconstruction, 1949, стр. 97, ** Так называемый .индекс Морита" составлен с учетом официальных цен и цен пер¬ вого рынка. Таблица 22 Официальные цены и цены черного рынка на важнейшие потребительские товары в 1943—1945 гг. (в иенах) * Товар Единица измерения Официальная цена в декаб¬ ре 1943—июле 1945 г. Цены черного рынка декабрь 1943 г. ноябрь 1944 г. ИЮЛЬ 1945 г. Рис 1 сйо 0,5 3,0 22,0 35,0 Сладкий картофель . . 1 кан 0,4 4,0 8,0 9,0 Сахар 1 кан 2,2 50,0 300,0 530,0 Хголчатобумажная ткань 1 тан 3,8 17,0 90,0 150,0 Кожаные ботинки . . . 1 пара 22,7 100,0 500,0 1000,0 Спички 1 коробка 0,4 1,0 30,0 80,0 Древесный уголь . . . 1 мешок 2,2 10,0 80,0 85,0 * J. В. Cohen, там же, стр. 363. 127
Будучи по масштабам меньше «официального рынка», черный рынок все же был достаточно велик не только для дополнительного обогащения дзайбацу, но и для того, чтобы на его основе образовалось большое число «нарикинов» — но¬ вых богачей из числа военных поставщиков, служащих торго¬ вых контрольных органов, экономической полиции и т. п.— людей, занявших видное место в качестве агентуры американ¬ ского империализма и дзайбацу в послевоенной Японии. Монополистический контроль нац внутренней торговлей был одним из средств усиления капиталистического гнета — разорения сотен тысяч мелких и средних предпринимателей и крестьян и резкого снижения размеров реальной заработ¬ ной платы рабочих и служащих.
ГЛАВА III ВОЕННО-МОНОПОЛИСТИЧЕСКИЙ КОНТРОЛЬ НА РЫНКЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ и В ПРОМЫШЛЕННОСТИ Государственно-монополистический капитализм — режим .военной каторги для рабочего класса Массовая мобилизация в армию и флот и мобилизация хозяйства для нужд войны привела к резкому изменению по¬ ложения на рынке рабочей силы. В мирных условиях в Япо¬ нии, как и во всех капиталистических странах, существовала массовая резервная армия труда — число безработных ко¬ лебалось от 300—400 тыс. в фазах подъема до 2—3 млн. в фазах кризиса. Полуфеодальные пережитки в деревне лежа¬ ли в основе аграрного перенаселения и были одной из корен¬ ных причин низкой стоимости рабочей силы и низкой, по сравнению с другими империалистическими странами, зара¬ ботной платы японских рабочих. По мере развертывания подготовки к войне постоянный избыток рабочей силы сменяется все возрастающим ее недо¬ статком. К концу войны в составе вооруженных сил Японии находилось 7,2 млн. японцев. С 1936 по 1945 г. эмигрировало в оккупированные Японией страны 3627 тыс. человек среди которых было по крайней мере 2 млн. трудоспособных. В 1937 г. численность трудоспособного самодеятельного на¬ селения в Японии составляла около 33 млн. человек. Изъятие из этого числа свыше 9 млн. человек наиболее трудоспособно¬ го населения не могло не привести к острому дефициту рабо¬ чей силы как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. Источниками рабочей силы для военной промышленности были деревня и разорявшаяся мелкая буржуазия городов. Дополнительным источником были ранее не работавшие жен¬ щины и подростки. Уже до 1941 г. нужда погнала на заводы членов семей рабочих, служащих и мелких торговцев, а в 1 «Economic Survey of Asia and Far East», 1947 (изд. Экономической комиссии ООН для Азии и Дальнего Востока), стр. 34. Я. А. Певзнер 129
дальнейшем постепенно вводилась принудительная трудовая .мобилизация, которая в последний год войны была распро¬ странена даже на 12-летних детей. Наряду с общим дефици¬ том рабочей силы в городе и в деревне особую остроту при¬ обрел дефицит квалифицированной рабочей силы и инженер¬ но-технического персонала. Общий дефицит рабочей силы вел к обострению конкуренции между работодателями, след¬ ствием чего при обычных условиях неизбежен был бы рост заработной платы. В связи с указанными обстоятельствами государственная политика «регулирования» на рынке рабочей силы и заработ¬ ной платы преследовала следующие задачи: во-первых, рас¬ ширить источники пополнения рабочей силы; во-вторых, рас¬ ширить и ускорить подготовку квалифицированной рабочей силы для военной промышленности; в-третьих, усилить интен¬ сификацию труда; в-четвертых, поставить военную промыш¬ ленность в преимущественное положение на рынке рабочей силы и дать в руки владельцев военно-промышленных ком¬ паний дополнительные средства для закрепления за собой нужных контингентов рабочих при одновременном понижении их реальной заработной платы. Государственная политика в области «регулирования» тру¬ да и заработной платы сводилась в конечном счете к тому, чтобы обеспечить дешевой рабочей силой военно-промышлен¬ ные компании концернов. Расширению источников пополнения рабочей силы служи¬ ли законы и указы «о трудовой мобилизации народа», из ко¬ торых каждый последующий расширял контингент лиц, под¬ лежащих трудовой мобилизации. Последние из подобных указов был» изданы в 1944—1945 гг. В связи со снижением призывного возраста для армии с 20 до 18 лет было объявле¬ но о создании так называемых патриотических трудовых от¬ рядов путем принудительного набора новых возрастов замуж¬ них женщин (незамужние женщины были мобилизованы рань¬ ше), путем создания трудовых отрядов учащихся школ из детей от 12-летнего возраста Г Косвенно расширению источ¬ ников рабочей силы служили также меры, приводившие к ра- 1 В связи с этим в начале 1945 г. в стране были закрыты все шко¬ лы. В последние месяцы войны дело дошло даже до мобилизации слу¬ жителей культа и инвалидов. «Майнити» от 20 марта 1945 г. сообщала о том, что производится мобилизация для работы в авиационной про¬ мышленности глухонемых и слепых. Столь усиленная мобилизация город¬ ского населения началась в связи с тем, что резервы деревни были ис¬ черпаны — дефицит на рабочую силу в деревнях принял столь острый характер, что правительство было вынуждено перейти к обратной высыл¬ ке в деревню мобилизованных в промышленность крестьян и к посылке па уборку урожая отрядов учащихся. 130
зоренпю мелких промышленников и торговцев, которые вли¬ вались в армию пролетариев Ч Мобилизация (рабочих в промышленность производилась в том же порядке, что и мобилизация в вооруженные силы. Подлежащее мобилизации лицо получало повестку на белой карточке в отличие от красных карточек, предлагавших явить¬ ся для направления в армию. Система «белых карточек» ста¬ ла символом военно-каторжного режима, введенного в годы дойны для трудящихся Японии. По свидетельству автора известной работы о Японии «Dilemma in Japan» Э. Рота, «система белых карточек стала кошмаром для японских рабочих». Рот приводит сообщения японской прессы о самоубийствах лиц, получивших белые карточки с приказом явиться на пункт трудового набора. Хотя формально мобилизация рабочих была в руках пра¬ вительственных органов, но фактически в годы войны сохра¬ нялась система подрядчиков и посредников; последние неред¬ ко получали официальные права, становясь служащими пра¬ вительственных органов трудового набора. Оформляя набор через государственные органы, посредники сдавали рабочих в кабалу тем компаниям, у которых они продолжали служить, как это делалось и до войны. Удлинению рабочего дня и усилению интенсификации тру¬ да служили законы об уголовном наказании и снятии со снабжения лиц, не выходивших на работу, а также казармен¬ ный режим, введенный на большинстве предприятий военной промышленности для рабочих (в первую очередь для мобили¬ зованных рабочих трудовых отрядов). Одним из элементов этого казарменного режима были высокие обязательные нор¬ мы для рабочих, до выполнения которых они не имели права покидать цеха. Интенсификация труда достигалась путем ускорения хода машин, увеличения штата надсмотрщиков, на¬ стойчивой идеологической обработки (выход на работу под знаменами, радиопропаганда) и т. п. Ускорение подготовки квалифицированной рабочей силы производилось путем расширения сети профессионально-тех¬ нического образования в учебных заведениях и на пред¬ приятиях. Было увеличено число профессионально-технических курсов, на которых мужская молодежь, наряду с получением 1 По статистике труда, процент населения, занятого в торговле, уменьшился с 15 в 1940 г. до 7 в 1944 г. («Oriental Economist», нюнь 1948 г.). По сообщению «Майнити» (14 апреля 1943 г.), в 1941 г. в тор¬ говле было занято 5,6 млн. .чел., из которых 4,5 млн. чел. владели мел- пми лавками или служили в них. Это был один из крупнейших резервов труда для военной промышленности. 9* 737
ремесленного образования, проходила также допризывную ' военную подготовку Государственные школы для обучения техников и десят¬ ников выпускали ежегодно всего лишь 1 тыс. специалистов. Ввиду недостаточности средств, отпускаемых по госбюджету для технического образования, центром тяжести подготовки квалифицированных рабочих и среднего технического персона¬ ла правительство решило сделать средние и крупные про¬ мышленные предприятия. . Согласно изданному в апреле 1939 г. закону на тех пред¬ приятиях, где число рабочих в возрасте старше 16 лет пре¬ вышало 200 человек, было введено обязательное обучение десятников .и техников в количестве, установленном по спе¬ циальной разверстке правительства. В машиностроительной не¬ металл ургической промышленности обучение должно было производиться на предприятиях с числом рабочих от 50 и выше. . Промышленники (в особенности средние) встретили этот закон с большим неудовольствием, так как предпочитали, чтобы расходы по подготовке рабочей силы целиком приняло на себя государство. По отзывам японской печати, дело под¬ готовки среднего технического персонала и квалифицирован¬ ных рабочих на предприятиях в годы войны было поставлено плохо, так как промышленники скупились отпускать нужные средства, а у рабочих, ввиду большой продолжительности ра¬ бочего дня, нехватало сил и времени для обучения. Преимущественное положение монополий на рынке рабочей силы обеспечивалось через систему контрольных ассоциаций и компаний, которые были непосредственно связаны с биржа¬ ми труда, превращенными в 1941 —1942 гг. в местные органы .всеяпонских «совета трудовой мобилизации» и «штаба по рас¬ пределению труда» при министерстве здравоохранения (по- 'следнее ведало всеми вопросами труда). В 1939 г. для рабочих 93 дефицитных профессий были введены регистрационные книжки. Поступать на новые пред¬ приятия рабочий мог лишь по предъявлении регистрационной книжки с пометкой хозяина о том, что последний не возражал цротив ухода рабочего. В случае самовольного ухода рабочий не мог быть никуда принят в течение шести месяцев. Впослед¬ ствии эта система была дополнена и изменена указами, по которым уход с предприятия, имеющего военное значение, запрещался и карался тюремным заключением. , Казарменное положение большинства мобилизованных на военные заводы японцев, а также всех корейцев и китайцев, 1 «Mitsubishi Monthly Circular», Июнь, 1939. /32
насильно ввезенных в Японию, главным образом на угольные шахты, прикрепляло их к предприятиям дзайбацу так же, как высокие ограды и пулеметы прикрепляют заключенных к концлагерям. Монополия концернов на рынке рабочей силы обеспечивалась режимом военной каторги для рабочих. Государственный контроль на рынке рабочей силы имел целью предотвратить увеличение номинальной заработной платы, что, в связи с быстрым ростом индекса стоимости жизни, автоматически обеспечивало •понижение реальной за¬ работной платы. , В годы войны имело место парадоксальное на первый взгляд явление — в некоторых случаях капиталисты в не¬ военных отраслях пытались повысить заработную плату, пра¬ вительство ее ограничивало. Этот парадокс легко находит свое объяснение, если учесть дефицит рабочей силы. Увели¬ чив заработную плату, владелец любого предприятия мог по¬ пытаться переманить к себе недостающих ему рабочих, эксплоатация которых с лихвой покрывала бы расходы на увеличение заработной платы и приносила дополнительные прибыли. Прежде всёго это, разумеется, относилось к невоен¬ ным предприятиям. Но военно-промышленные компании кон¬ цернов дзайбацу не могли допустить, чтобы во время войны, в условиях дефицита рабочей силы, регулятором ее распре¬ деления оставалась заработная плата. Это неизбежно привело бы к срыву обеспечения дешевой рабочей силой военных пред¬ приятий. В капиталистическом обществе, где рабочая сила представляет собой товар, общее регулирование цен на това¬ ры не могло не распространиться также и на рабочую силу. После ряда мероприятий по частичному ограничению раз¬ меров заработной платы в некоторых отраслях 18 октября 1939 г. был принят указ о закреплении всех ставок на уров¬ не, который' существовал 18 сентября того же года. Этим указом правительство дало в руки капиталистов военной про¬ мышленности сильнейшее орудие для усиления эксплоатации рабочих. С введением указа экономическая борьба рабочего класса, всякая стачка с требованием увеличения заработной платы приобретала политический характер. Борьба рабочего класса, трудовые конфликты и саботаж на предприятиях со¬ рвали реализацию этого указа. Правительство, не отменяя указ формально, фактически отказалось от его проведения в жизнь. . Все больше отставая от роста индекса стоимости жизни, номинальная заработная плата к началу 1941 г. увеличилась по сравнению с 1939 г. на 20% *. Указ от 18 октября 1939 г. 1 «U S. Army service forces manual», 1944, M 354-9, стр. 42. 133
был фактически отменен еще и потому, что он ограничивал для владельцев военных заводов возможности использования сдельщины как средства интенсификации труда. Новый указ, принятый в 1940 г., строился на принципе установления максимальных почасовых ставок для рабочих разных категорий. Ставки варьировали в зависимости от пола, возраста, профессии, стажа, местности и значения пред¬ приятия. На основе максимальных почасовых ставок для от¬ дельных предприятий устанавливались месячные фонды зара¬ ботной платы, которые их владельцы не должны были пре¬ вышать. Фактически в пределах фонда владельцы были воль¬ ны платить заработную плату так, как это было им выгодно с целью интенсификации труда. В июле 1943 г. в эту систему было внесено существенное изменение: владельцы предприятий в пяти приоритетных от¬ раслях (самолетостроение, судостроение, уголь, черная метал¬ лургия, производство легких металлов) получили право пре¬ вышать общий фонд заработной платы с разрешения губер¬ наторов префектур. Эта мера была .вызвана тем, что реальная заработная плата во всех отраслях понизилась столь сильно, что для более быстрого развития военного про¬ изводства выгодно было затормозить ее дальнейшее падение на военных заводах. Некоторое повышение номинальной за¬ работной платы совершенно не отражалось на прибылях монополий, так как в одних случаях оно сопровождалось соот¬ ветствующим повышением официальных цен, в других — от¬ пуском специальных дополнительных субсидий. Одной из важнейших мер по созданию каторжного режи¬ ма для рабочих в годы войны было запрещение и беспощад¬ ное подавление деятельности профсоюзов. В пятилетием пла¬ не военного министерства, принятом в 1941 г.указывалось: «Профсоюзы будут организованы только с военной точки зре¬ ния для того, чтобы рабочие внесли свой вклад в производ¬ ство для фронта во время войны». > Организация профсоюзов «с военной точки зрения» была осуществлена в 1938—1939 гг. Все профессиональные органи¬ зации трудящихся были запрещены и либо ликвидированы, дибо загнаны в глубокое подполье. ч В 1938 г. правительство создает «общество промышленного служения отечеству» («сангйо хококукай»), которое по своей программе и по методу работы было аналогично зубатовским организациям -в царской России или гитлеровскому «трудово¬ му фронту». Задача общества заключалась в том, чтобы не допускать стачек, добиваться безропотного подчинения ра- 1 Документ обвинения на токийском процессе № 9002-А. 134
бочих всем мерам правительства и хозяев, следить за непре- вышением официальных норм заработной платы, шпионить и доносить полиции об антивоенных и революционных настрое¬ ниях и их носителях. Отказ от вступления в члены общества рассматривался ^как непатриотическое поведение, и поэтому в общество было втянуто большинство рабочих цензовой про¬ мышленности. Первичные организации общества возглавлялись владельцами предприятий или членами правлений компаний, префектуральные организации — губернаторами, а во главе общества стояли представители правительства и монополий. , С созданием в 1940 г. фашистской «ассоциации помощи трону» общество стало ее филиалом. С 1943 г. общество при¬ нимало деятельное участие в создании «патриотических тру¬ довых отрядов» из лиц, мобилизованных в промышленность. Одновременно с введением террористического режима по отношению к рабочим организациям, добивавшимся увеличе¬ ния заработной платы, правительство карало отдельных ра¬ бочих, особенно поденщиков, нанимавшихся по ставкам выше официальных: за такое «преступление» рабочие подвергались заключению сроком на год или штрафу в 1 тыс. иен. . Японскому империализму, несмотря на массовую мобили¬ зацию в армию и массовую эмиграцию, удалось в годы вой¬ ны увеличить численность рабочих и служащих в промышлен¬ ности и на транспорте. В 1937 г. число лиц наемного труда во всех отраслях промышленности и на транспорте составляло 6422 тыс. человек \ К концу войны число рабочих и служа¬ щих, нанятых предпринимателями обычным путем, составляло 6164 тыс. человек. К этому числу, однако, прибавилось 4183 тыс. мобилизованных или ввезенных рабочих, из кото¬ рых 1927 тыс.1 2 приходилось на «трудовые отряды учащихся», 472 тыс.— на «трудовые женские отряды», 323 тыс.— на ра¬ бочих, принудительно ввезенных из Кореи, и 34 тыс.— на рабочих, принудительно ввезенных из Китая3. Социальные условия в послевоенной Японии таковы, что, повидимому, громадное большинство рабочих, вовлеченных в промышленность путем мобилизации, осталось в составе японского пролетариата и после того, как мобилизационные мероприятия были отменены. Из 12 млн. демобилизованных и репатриированных или подлежащих репатриации японцев по меньшей мере для 3 млн. нет иного выхода, кроме того, что¬ бы вынести на рынок свою рабочую силу. Уже в июле 1946 г. число лиц наемного труда в городах, в промышленности и на 1 «Japan Year book», 1939—1940 гг. 2 Указанное число включает также и отряды для работы в сельском хозяйстве, численность которых в источниках <не указана. 3 «Дзидзи нэнкан», 1947 г. 135
транспорте достигло 7570 тыс. человек, а во всех отраслях народного хозяйства (кроме сельского хозяйства) превысило 10 млн. человек, т. е., как отмечала «белая книга» японского правительства (от 4 июля 1947 г.), «число лиц наемного тру¬ да достигло довоенного уровня, в то время как уровень про¬ мышленного производства едва достиг 30* *% довоенного». В то же самое время, по официальным данным той же «бе¬ лой книги», в стране насчитывалось 1,5 млн. полностью без¬ работных и 6280 тыс. полубезработных, из которых значи¬ тельная, если не большая, часть не охв'Эчена статистикой ра¬ ботающих, так как предприниматели обычно утаивают перед властями наличие временных и поденных рабочих. С завер¬ шением репатриации должно было прибавиться еще несколь¬ ко сот тысяч рабочих или безработных. Рассмотрение положения с людскими ресурсами и на рын¬ ке рабочей силы в годы войны позволяет сделать вывод о том, что в ходе войны многократно усилилось «накопление нищеты на одном полюсе», что имел место рост численности японского пролетариата, в особенности индустриального, ра¬ бочих тяжелой промышленности Такой результат военного регулирования имеет первостепенное значение для развития социальной и классовой борьбы в послевоенной Японии. Японская пресса, которая и в довоенные годы печатала .фальсифицированные и неполные данные о положении трудя¬ щихся в Японии, в годы войны почти совсем прекратила печатание соответствующих статистических материалов, при¬ дем и в послевоенной Японии сколько-нибудь серьезные дан¬ ные о труде и заработной плате, относящиеся к годам войны, (В широкой прессе не были опубликованы. 1 Изменение соотношения численности .рабочих в тяжелой и легкой промышленности (в 1930—1942 гг. в %,) *. 1930 г. 1937 г. 1942 г. Тяжелая промышленность.... 27 47 68 Легкая промышленность .... 73 53 32 * J. В. Cohen, там же, стр. 297. При общем росте числа рабочих в обрабатывающей промышлен¬ ности с 2403 тыс. в 1934 г. до 4527 тыс. в 1941 г. число рабочих машино¬ строительной (включая военную) промышленности увеличилось с 365 тыс. в 1934 г. (15% ко всему числу рабочих обрабатывающей промышлен¬ ности) до 1702 тыс. (37,6%) в 1941 г. («Oriental Economist», 5 июня 1948 г.). У нас нет соответствующих данных за последующие годы, но не подлежит сомнению, что удельный вес оабочих металлистов и гор¬ няков в течение всей войны непрерывно и быстро увеличивался. В конце 1945 г. на текстильную промышленность приходилось всего 6% общего числа лиц наемного труда в промышленности и на транспорте («Summa¬ tion», февраль 1947 г.). 136
, В качестве примера лживости японской трудовой статисти¬ ки укажем на то, что, согласно официальному индексу, зара¬ ботная плата японских рабочих увеличилась со 100 в 1937 г. до 114,7 в 1943 г. В действительности, однако, по нашим под¬ счетам, за первые три года войны (1937—1940) реальная заработная плата понизилась приблизительно на 40% а в последующие годы имело место ее дальнейшее падение. .. В своей книге «Война и экономика Японии» Ш. Лиф, на Основании данных о стоимости фабрично-заводской продук¬ ции, сырья, снашиваемой части основного капитала и разме¬ ров всей выплачиваемой заработной платы .исчислил измене¬ ние нормы прибавочной стоимости в Японии с 1931 по 1937 г. Приведем его подсчеты, дополнив их данными за 1938 г. Таблица 23 Нормы прибавочной стоимости в японской промышленности (в млн. иен) Годы Стоимость фабрично¬ заводской продукции Стоимость сырья Стоимость снашивае¬ мой части основного капитала Заработная плата Величина прибавоч¬ ной СТОИ¬ МОСТИ Нормы прибавоч¬ ной стои¬ мости 1931 5174 3 055 152 560 1407 251 1936 12 258 7 717 ■ 385 972 3184 327 1937 16 486 10 546 402 1156 4 382 388 1938 19 667 11940 460 1442 5 825 403 1 Этот подсчет основан на сравнении индекса номинальной заработ¬ ной платы и индекса стоимости жизни. Принимая за 100 1937 г., индекс номинальной месячной зарплаты составил в 1940 г. 140,0 («Тойо кэйд- зай», 16 марта 1941 г.). За основы индекса стоимости жизни мы прини¬ маем не соответствующий официальный «индекс стоимости жизни рабо¬ чих», который является фальсифицированным (путем преднамеренно не¬ правильного подбора статей расходов), а индекс розничных цен на продукты питания и одежду с учетом покупок на черном рынке. Этот последний индекс, опубликованный журналом «Тойо кэйдзай» (май 1940 г.), в марте 1940 г. составил 224 (июль 1937 г.= 100). Сравнение двух указанных индексов показывает, что реальная заработная плата за первые три года войны понизилась на 37%. Даже если основываться на вышеизложенных данных, следует придти к выводу о том, что дей¬ ствительное падение размеров реальной зарплаты было еще более значи¬ тельным, так как эти данные не учитывают ухудшения качества товаров, введения суррогатов и т. п. Согласно данным J. В. Cohen’a (там же, стр. 386), вся сумма потре¬ бительских закупок за год в среднем на 1 человека уменьшилась с 374 иен в 1940 г. до 258 иен в 1944 г. (в пересчете по ценам 1940 г.), т. е. на 31%. Совершенно очевидно, что в отношении рабочих падение было гораздо более значительным. 137
Другие частичные данные о падении заработной платы в годы войны, об увеличении длительности рабочего дня и уси¬ лении интенсификации подтверждают тот фант, что японские рабочие во время 'войны работали на себя намного меньше, а на капиталистов намного больше, чем в довоенные годы. Ярким примером каторжного режима, который существо¬ вал для японских рабочих в годы войны, может служить по¬ ложение на верфях Мицубиси. В 1944 г. рабочий день на верфях равнялся 13 часам. Мобилизованные, составлявшие большинство рабочих, жили в общежитиях, и порядок дня для них был следующий: в 5 часов — подъем; в 5 ч. 20 м.— поверка; в 5 ч. 30 м.— завтрак; 6 ч. 00 — выход из общежи¬ тия; 7 ч. 00 — начало работы; 20 ч. 00 — конец работы и ужин; 20 ч. 30 м.— поверка1. Верфи Мицубиси отнюдь не были исключением. В Японии и в мирное время существовал самый длинный среди империалистических стран рабочий день. В военное время 12-часовой рабочий день стал факти¬ чески минимальным на военных предприятиях. Дефицит на рабочую силу, особенно квалифицированную, тормозил, не¬ смотря на специальные меры, принятые правительством, вве¬ дение многосменной работы, а при односменности рабочий день увеличивался за пределы физической возможности ра¬ бочих. 21 мая 1944 г. газета «Асахи» сообщала, что на од¬ ном военном заводе рабочие работают 450 часов в месяц, т. е. 15 часов в сутки без выходных дней. «Рабочие падают от усталости»,— читаем мы в некоторых сообщениях япон¬ ской печати военных лет1 2. ’ Японские правительственные органы фальсифицировали индексы реальной заработной платы, но о ее резком сниже¬ нии можно 'безошибочно судить по данным об ухудшении здоровья и росте смертности городского населения, подавляю¬ щую часть которого в годы войны составляли лица наемного труда или члены их семей. Обследование одной из начальных 1 «Майнити», 25 мая' 1944 г. Время обеденного перерыва в источнике не .указано. ’ 2 « ..Длина рабочего дня в угольной промышленности—10 часов, с 6 часов утра до 4 пополудни, но, поскольку рабочие не имеют права выйти из шахт, пока не выполнена дневная норма, действительная длина рабочего дня —12 часов» (Oriental Economist, апрель 1944 г.). Вог как описывала труд работниц на военном заводе газета «Майнити» (8 октя¬ бря 1944 г.): «Девушка, работающая на винторезном станке, рассказы¬ вает: «Работаю 12 часов. Весь день стою на ногах и так устаю, что ду¬ маю лишь о том, чтобы хоть немного посидеть. Но, вспоминая, что за сидение будут бранить, я часто бросаю инструменты на пол, чтобы на¬ гнуться за ними и этим разогнать усталость». На одном заводе девушка по болезни уехала на родину. Другие мобилизованные девушки со вздо¬ хом говорили: «Мы бы тоже хотели заболеть и уехать домой... нельзя ли было бы в течение года хоть на 2—3 дня давать отпуска на родину?...» 138
школ в Токио показало, что с 1940 по 1943 г. средний рост учащихся уменьшился с 141 см до 137,3 см, средний вес — с 33,4 кг до 31,5 кг, объем грудной клетки—с 72,2 см до 70,8 см *. Смертность на 1000 чел. увеличилась в Токио с 13 чел. в 1938 г. до 22,6 чел. в 1943 г., в Осака (за тот же срок) —с 13,4 до 25,7 чел.1 2. Многочисленные сообщения о постепенном ухудшении материального положения семей рабочих и служащих — сначала отказ от выписки газет, от регулярного пользования трамваем, затем отказ от обучения детей 'больше трех-четырех классов, ухудшение качества одежды, с 1939—1940 гг,—со¬ кращение питания, замена продуктов лучшего качества худ¬ шими и, наконец, с 1943 г.—невозможность покупки продук¬ тов на черном рынке, голодный карточный рацион, необходи¬ мость работы ранее не работавших членов семьи, включая 10—12-летних детей, стариков и кормящих матерей,— не оставляют ни малейшего сомнения в том, что военно-моно¬ полистический капитализм был для рабочих Японии режимом голода и нищеты. При общем чрезвычайно низком уровне заработной платы особенно тяжелым было положение мобили¬ зованных рабочих — к ним относились поистине как к полу¬ рабам. Независимо от характера труда и выработки им пла¬ тили лишь столько, сколько хватало для принятия пищи два раза в день3. Сумев мобилизовать большие контингенты неквалифици¬ рованной рабочей силы, японский империализм совершенно не справился с задачей поднятия ее квалификации и обучения среднего и высшего технического персонала. В течение всей войны шла грызня между правительственными органами и владельцами предприятий, те и другие старались свалить рас¬ ходы по обучению кадров друг на друга, указы правительства об обучении рабочих на предприятиях .не выполнялись или выполнялись формально4, и, несмотря на длительность периода 1 «Нихон сангйо кэйдзай», 21 января 1944 г. 2 «Токио симбун», 10 мая 1944 г. 3 По данным газеты «Нихон сангйо кэйдзай» (5 апреля 1944 г.), в первом квартале 1943 г. средняя месячная зарплата постоянных рабочих составляла: для мужчин до 20 лет—50,8 иены, от 20 до 30 лет — 95,8 иены, старше 30 лет—117,1 иены, для женщин до 20 лет — 29 иен, *т 20 до 30 лет — 35,7 йены, старше 30 лет—38,8 иены. В то же время мобилизованные студенты получали 1,2 иены, школьники 0,8 иены за ра¬ бочий день. 4 В 1943 г. на совещании видных правительственных и военных чи¬ новников сотрудник «института по научному изучению труда» Оно рас¬ сказал о результатах обследования им военных заводов следующее: «Ча нерфи, которую я посетил, массовой подготовкой рабочих никто не за¬ нимается. Еще сохраняется старинный обычай передачи искусства по Еаследству. Клепальному и слесарному делу молодежь обучают в школе, 139
«вползания» в войну и самой войны, дефицит на квалифи¬ цированные кадры непрерывно и быстро увеличивался. В 1943 г. газета «Йомиури-хоти» (3. июля) сообщала, что в среднем по всем отраслям промышленности требовалось тех¬ ников в 10 раз больше, чем их выпускали средние техниче¬ ские учебные заведения (в судостроении — в 30 раз, в само¬ летостроении — в 20 раз). Необученные рабочие — женщины,, подростки, старики, полуинвалиды составляли основной кон¬ тингент рабочих заводов. Вот, например, как изменился стаж рабочих на одной из судостроительных верфей концерна Ми¬ цубиси (в %): 1930 г. 1937 г. 1940 Рабочие со стажем до 3 лет . . 15 59 70 „ , „ от 3 до 15 лет 65 23 23 _ „ „ свыше 15 лет 20 18 7 Сообщая эти данные, газета «Маййити» (25 мая 1944 г.)- добавляет, что число мобилизованных подростков и женщин на верфи составляло 52°/о всех рабочих. На других пред¬ приятиях, например в горнодобывающей промышленности, «омоложение» кадров по стажу их работы шло еще быстрее. , В результате изношенности оборудования, острого недо¬ статка квалифицированных кадров, сильного разбухания штатов служащих и систем этического недоедания рабочих в годы войны резко понизилась производительность труда. Как сообщала газета «Асахи» (19 октября 1944 г.), в авиационной промышленности префектуры Аици (главный город — Нагоя, центр японского самолетостроения) на больших заводах с числом станков свыше 100 простаивало 65% станков, на средних и мелких (с числом станков от 50 до 100) —59% станков, причем главной причиной простоя был недостаток квалифицированных рабочих. Эти данные подтверждаются и другими подобными сообщениями японской прессы. Истинным бичом для военной промышленности были прогулы. Ни угроза тюрьмы, ни «награждение» рисовой водкой за хорошую рабо¬ ту не помогали. Даже на крупных заводах авиационной про-' мышленности в городе Нагоя средний процент прогулов в J944 г. равнялся 26. Японские газеты ставили это в прямую связь с низкой заработной платой: рабочие, не выходя на ра¬ боту на заводы, продавали свою рабочую силу подороже, на¬ куда принимают окончивших низшую школу. В школах все дело огра¬ ничивается лекциями в классной комнате, а когда ученики приходят в мастерскую, они ничего не могут делать». Далее он рассказал о многих неполадках из-за низкой квалификации мобилизованных рабочих, кото¬ рые составляли две трети всех рабочих верфи («Нихон сангйо кэйдзай», 9 апреля 1943 г.). 140
нимались поденщиками, кустарничали дома и т. п. Даже в каменноугольной промышленности, которая меньше других отраслей страдала от недостатка квалифицированных кадров, производительность труда сильно упала в связи с недостачей крепежного леса, изношенностью оборудования и т. д. Средне¬ месячная добыча каменного угля на одного шахтера по годам составляла: в 1933 г.— 18,9 т; в 1936 г.— 17,5 т; в 1941 г.— 13,9 т; в 1944 г.— 10 т; в 1945 г.— 5,9 т 1. . Падение производительности : труда при одновременном громадном росте его интенсификации на основе террористиче¬ ского каторжного режима является ярким свидетельством за¬ гнивания экономики империалистической Японии в годы вто¬ рой мировой войны. Падение производительности, несомненно, как уже отмечалось, было связано с изношенностью оборудо¬ вания, дефицитом сырья и ухудшением продовольственного положения. Но не в меньшей степени оно было связано также и с тем, что японскому империализму не по плечу оказалась систематическая и массовая подготовка квалифицированных кадров для промышленности. Военно-монополистический контроль на рынке рабочей си¬ лы не имел" абсолютно ничего общего ни с плановой моби¬ лизацией, ни с плановой подготовкой рабочих. Органы, ведав¬ шие мобилизацией и распределением рабочей силы, находи¬ лись под полным контролем представителей военно-промыш¬ ленных компаний дзайбацу. Последние неизменно оставались на своих предприятиях полными хозяевами над нанятой ими или мобилизованной для них рабочей силой и решительно от¬ вергали все предложения о мерах, которые хотя бы в малей¬ шей степени выходили за рамки обеспечения их предприятий дешевой рабочей силой. Время от времени в годы войны, особенно на ее последнем этапе, из лагеря военщины и близких к ней крупов правитель¬ ственной бюрократии раздавались голоса о необходимости «унификации» условий труда и найма, о целесообразности создания специального министерства труда, которое установи¬ ло бы всесторонний государственный контроль над наймом а использованием рабочей силы и форсировало бы повышение квалификации рабочих. На заседании 86-й сессии парламен¬ та в феврале 1945 г. депутат Кавано Мицу, предлагая создать министерство труда, заявил: «Пока на заводах условия най¬ ма, санитарные условия, заработная плата и снабжение будут различны, до тех пор так называемое маневренное распреде¬ ление между предприятиями будет очень сложным. Если же 1 «Белая книга» японского правительства от 4 июля 1947 г. и «Аса¬ хи» от 19 октября 1944 г. 141
все это подчинить общегосударственным условиям и контролю, то маневренное распределение можно будет осуществить» ’. ч Однако предложение о создании министерства труда на¬ толкнулось на непреодолимое сопротивление дзайбацу и их правительственной цитадели — министерства вооружения. Представители последнего потребовали, чтобы все вопросы труда продолжали оставаться в ведении администрации пред¬ приятий и компаний, и, как и следовало ожидать, их точка зрения восторжествовала. Таким образом, то, что японские буржуазные экономисты называли в годы войны «регулированием труда», в действи¬ тельности представляло собой военно-монополистический кон¬ троль на рынке рабочей силы, целью которого было увели¬ чение численности рабочих военной промышленности и усиле¬ ние их эксплоатации. Результатом этого контроля было рез¬ кое ухудшение положения рабочего класса — удлинение рабочего дня, падение реальной заработной платы, введение .казарменного режима для рабочих на военных предприятиях и усиление интенсификации труда. Военно-монополистический контроль в промышленности и его результаты Рассмотренные выше государственные мероприятия по финансированию военного производства, по военно-монополи¬ стическому контролю на рынке рабочей силы, кредита, ка¬ питаловложений и торговли составляли, наряду с политиче¬ скими мерами по борьбе против рабочего класса и демокра¬ тических организаций, основное содержание военного государ¬ ственно-монополистического капитализма в Японии, политики, направленной к развитию и усилению военно-промышленных компаний дзайбацу. Однако эта политика не ограничивалась указанными мероприятиями. Она дополнялась прямым вмеша¬ тельством наделенных государственными полномочиями карте¬ лей и государственных органов в структуру промышленных компаний, в вопросы кооперации различных предприятий военной промышленности. Формы и методы государственно-монополистического кон¬ троля в промышленности варьировали в зависимости от значения той или иной отрасли для ведения войны, от степени концентрации производства и централизации капитала в руках концернов, от удельного веса государственного капитала. «Контрольные органы» были созданы во всех отраслях про¬ мышленности, но их значение в качестве органов «регулирова- 1 «Асахи», 6 февраля 1945 г. 142
нзя» в разных отраслях было неодинаковым. Контрольные объединения играли крупную роль в тех отраслях промыш¬ ленности, которые подлежали свертыванию или конверсии • наиболее яркий пример — текстильная промышленность), а также в тех, которые имели важное значение для войны и где, наряду с доминирующей ролью концернов, значительный удельный вес занимали средние и мелкие предприятия аутсай¬ деров (пример — каменноугольная промышленность). Менее значительной была роль монополистических «конт¬ рольных органов» в электроэнергетике, черной металлургии з железнодорожном транспорте, где все производство или его большая часть были сосредоточены в руках «'полугосудар¬ ственных» трестов или непосредственно правительственных органов. Наконец, в наиболее важных отраслях военной про¬ мышленности — в самолетостроении и судостроении — роль «контрольных органов» была вовсе незначительной, так как форсирование производства в этих отраслях осуществлялось под непосредственным контролем правительственных органов — сначала военного и военно-морского министерств, затем ми¬ нистерства вооружений. Для уяснения системы монополистического контроля в про¬ мышленности остановимся подробнее на его развитии в наи¬ более типичных отраслях промышленности. 1. Текстильная и химическая промышленность Структура текстильной промышленности Японии в довоен¬ ные годы отличалась большой пестротой: наряду с высокими концентрацией производства, техникой и централизацией ка¬ питала в хлопчатопрядильной промышленности, в производ¬ ствах искусственного волокна, шерстяных пряжи и тканей, сосредоточенных в руках 130—150 крупных и средних, по преимуществу межконцерновых, компаний,— бумаготкацкая, шелкомотальная и шелкоткацкая отрасли промышленности были распылены среди многих тысяч мелких и средних пред¬ приятий, на которых широко применялся ручной труд. Развитие военно-монополистического контроля в текстиль¬ ной промышленности разделяется на три этапа. На первом этапе (1937—1938 гг.) контроль ограничивается распоряжениями об обязательном примешивании 30% искус¬ ственного волокна при производстве тканей для внутреннего потребления. Хотя удельный вес стоимости продукции тексти¬ ля в общей стоимости продукции промышленности метропо¬ лии уменьшился с 40% в 1931 г. до 20% в 1938 г., но все же з абсолютных размерах текстильное производство в указан¬ ные годы продолжало расти. 143
Наступление второго этапа контроля (1938—1941 гг.) характеризуется ограничениями в импорте текстильного сырья для производства на внутренний рынок и на экспорт в «страны иенового блока» *. Расширение текстильного про¬ изводства (кроме некоторых видов искусственного волокна) прекращается и начинается его постепенное сокращение. Третий этап (со второй половины 1941 г. до конца войны) характеризуется насильственной концентрацией текстильного производства, переводом части предприятий на другие про¬ изводства, массовым закрытием предприятий, уничтожением их основного капитала или переводом некоторых предприятий на материк. Так как третий этап подводит итог всему .разви¬ тию контроля, мы ограничимся анализом фактов, относящих¬ ся именно к этому этапу. Как и в других отраслях, в текстильной промышленности в 1942 г. были созданы контрольные ассоциации, объединив¬ шие все компании текстильного производства и союзы мелких промышленников1 2. В связи с острым дефицитом сырья под руководством контрольных ассоциаций начался быстрый про- .цесс свертывания и концентрации текстильного производства, была разработана и осуществлена программа создания «бло¬ ков текстильных предприятий». Каждый блок по хлопчато¬ бумажной промышленности должен был объединить пред¬ приятия с числом веретен не менее 1 млн. (в блоке), по шерстепрядению — не менее 150 тыс. Во главе блока ста¬ вилась одна из крупнейших компаний, которая присоединяла ,к блоку тех, кого считала нужным, остальные закрывались. Д первую очередь закрывались мелкие и средние предпри¬ ятия, но очень скоро очередь дошла и до крупных, которые обычно переводились на другие производства. В результате осуществления трех «программ слияния текстильных предпри¬ ятий» уже в середине 1943 г. были закрыты почти все мелкие . и средние предприятия, а из 248 имевшихся в стране крупных предприятий хлопчатобумажной и бумаготкацкой промышлен¬ ности в строю оставалось лишь 30%, остальные закры¬ лись 3. '■ 1 В «страны иенового блока» входили все государства или части го¬ сударств, которые были оккупированы Японией. Местная валюта этих государств была прикреплена к иене. 2 Были созданы четыре контрольные ассоциации: 1) хлопчатобумаж¬ ного, бумаготкацкого производства и производства стапельного волокна (объединила 35 компаний, 56 союзов); 2) натурального и искусственного телка (22 компании); 3) шерстеобрабатывающей промышленности (28 компаний); 4) льна и пеньки (22 компании). В 1943 г. все текстиль¬ ные ассоциации были объединены в одну «контрольную ассоциацию тек¬ стильного производства». 3 «Oriental Economist», июнь 1943 г. 144
С 1942 г. началось массовое уничтожение железных вере¬ тен и ткацких станков, которые превращались в лом для ста¬ лелитейной промышленности. В текстильной промышленности было произведено опустошение, результаты которого будут тяжело отражаться на экономическом положении Японии в течение многих лет. Из 13 782 тыс. веретен к концу войны осталось 2713 тыс., из 338 500 тыс. ткацких станков — 109 тыс.— остальные были уничтожены и превращены в лом. Такое массовое разрушение материальных ценностей на своей собственной, не занятой врагом территории является беспре¬ цедентным в истории войн. Уничтожение текстильного оборудования не приносило убытков крупным компаниям, так как они получали полную компенсацию часто даже без вычета стоимости амортизации, хотя значительная часть уничтоженного оборудования изно¬ силась и его действительная цена не превышала цены лома. Больше того, уничтожение текстильного оборудования соот¬ ветствовало интересам крупных компаний: в условиях острого дефицита текстильного сырья и необходимости сократить про¬ изводство текстиля оборудование было обречено на замора¬ живание, что неизбежно должно было приносить текстильным компаниям большие убытки. .. Не терпя убытков в связи с закрытием текстильных пред¬ приятий и уничтожением оборудования, крупные межконцер- новые компании с успехом перестраивались на производство военных изделий. Всемирно известные до войны японские текстильные компании к концу войны превратились в крупные химические (главным образом на основе предприятий искус¬ ственного волокна), машиностроительные и даже металлурги¬ ческие комбинаты. Приведем несколько примеров: «К а н э г а ф у т и босэки». Крупнейшая текстильная компания. В годы войны, продолжая оставаться в зависимо¬ сти от концерна Мицуи, сама превратилась в концерн тяже¬ лой промышленности «Канэгафути» с 80 дочерними компания¬ ми. Стержнем концерна стала компания «Канэгафути дзюко¬ гйо» («Канэгафути-тяжелая промышленность»). К середине 1943 г. из 45 текстильных предприятий «Босэ¬ ки» 27 еще работали, из остальных 7 наиболее крупных были переданы «Дзюкогйо», остальные — другим вновь созданным военно-промышленным компаниям Канэгафути. На предприятиях, полученных от «Босэки», компания «Дзю¬ когйо» наладила производство частей для самолетов, выплав¬ ку железа из железистых песков и др. Кроме того, на основе предприятий «Босэки», где было налажено производство бу¬ танола, была создана компания «Канэгафути нэнрйо» (жидкое горючее), на основе других— «Кангэгафути-дизельная» и др. Ю Я. А. Певзнер 145
, Сама компания «Босэки», то, что от нее осталось после перевода большинства предприятий на другие производства, в конце 1943 г. слилась с «Канэгафути-коммерческой», в ре¬ зультате чего образовалась новая компания — «Канэгафути- лромышленная» с оплаченным капиталом в 266 млн. иен '. «Дайнихон босэки». К середине 1943 г. 70% ее ка¬ питалов было вложено в машиностроительные и химические компании. Из 20 ее фабрик с 1,3 млн. веретен только пять оставались в текстильном производстве, девять перешли в .тяжелую промышленность, остальные были закрыты. «Дайни¬ хон босэки» присоединила две мелкие текстильные компании, предприятия которых также были переведены на военное про¬ изводство. «Асахи б э м б э р г». Крупнейшая в стране компания по производству искусственного шелка и волокна концерна «Нис- со». Присоединив к себе компанию по производству взрывча¬ тых веществ «Ниссо каяку», была переименована в «Нмссо кагаку когйо» и полностью перешла на производство взрывча¬ тых веществ, азотной и серной кислоты. «К у р а с и к и босэки». Одна из крупнейших текстиль¬ ных компаний (750 тыс. веретен), зависимая от концерна Мицубиси. Претерпела почти такие же изменения, как и «Ка¬ нэгафути». Из 18 фабрик к середине 1943 г. в текстильном производстве оставались шесть; пять были переключены на самолетостроение и объединены в компанию «Курасики-са- молетная». Кроме того, были созданы дочерние компании «Курасики» — «Ниппон дзюкогйо» (тяжелая промышлен¬ ность), «Курасики-горная», «Осака-специальные стали» и др. Шерстепрядильная компания «Курасики киноури» пере¬ шла на производство химикалий, твердых древесных материа¬ лов для самолетов и бутанола. Даже такая крупная судо¬ строительная компания, как «Фудзинагата дзосэн» (капитал 48 млн. иен), стала в 1943 г. дочерней компанией бывшей текстильной компании «Курасики». В марте 1943 г. по инициативе правительства была созда¬ на «Японская шелковая компания» («Нихон санси сэйдзо»), которая объединила все предприятия шелковой промышленно¬ сти страны. Это был всеяпонский частный трест1 2, действо¬ вавший под контролем правительственных органов, с гаранти¬ рованным правительством размером дивидендов. С его созда¬ нием все сохранившиеся шелкопрядильные и шелкоткацкие компании страны перешли на военное производство. 1 «Oriental Economist», июнь 1943 г.; «Ниппон тайме». 4 ноября 1943 г. 2 Из 100 млн. иен капитала «Нихон санси сэйдзо» правительством было оплачено лишь 20 млн. иен. 146
Из 59 фабрик крупнейшего в стране шелкопромышленного концерна Катакура, связанного с концернами Мицубиси и Ми¬ цуи, 23 фабрики перешли в новый шелкопромышленный трест (прежние акционеры получили акции нового треста на сумму 15 млн. иен), а остальные предприятия — на производство частей самолетов, разных видов оружия, машин, радиоаппара¬ туры и химических продуктов. . Из 11 компаний «ассоциации прядильщиков района Тюбу» ,(774 тыс. веретен) все, за исключением крупнейшей из них «Коа босэки» (222 тыс. веретен), были присоединены к воен¬ но-промышленным компаниям концернов (например, «Кондо босэки» — к «Сумитомо-металлургической», «Васэдзу босэ¬ ки»— к «Накадзима-самолетной» и т. д.). Приведенные примеры являются типичными, и мы не будем затруднять читателя перечислением аналогичных данных по многим десяткам других крупных текстильных компаний. . В результате указанных «регулирующих» мероприятий в текстильной промышленности среди владельцев сохранившего¬ ся текстильного оборудования удельный вес монополий еще больше увеличился. Достаточно сказать, что из 2713 тыс. со¬ хранившихся к концу войны веретен 2460 тыс., или свыше 90%, принадлежит только девяти хлопчатобумажным компа¬ ниям *. Но эти мероприятия нанесли громадный ущерб народному хозяйству Японии: дефицит текстильного оборудования, обра¬ зовавшийся в результате его массового уничтожения в годы войны,— один из важных факторов, препятствующих восста¬ новлению японской мирной экономики под властью американ¬ ских оккупантов. Положение в химической промышленности в годы войны было во многих отношениях аналогично положению в тек¬ стильной промышленности. В Японии, как и во всем мире, современная химическая промышленность’была сравнительно молодой отраслью. Ее быстрое развитие началось в 1930-х годах, т. е. тогда, когда Япония уже захватила Маньчжурию и готовилась к дальнейшим захватам. Успехи Японии в развитии химической промышленности были очень велики. К 1937 г. Япония заняла первое место в мире по производству сульфат-аммония; в производстве сер¬ ной кислоты Японии перегнала Германию и заняла второе после США место среди капиталистических стран. В произ¬ водстве азотистых соединений Япония перегнала Францию и 1 «Oriental Economist», 4 мая 1946 г. Эти компании следующие: «Дай Ниппон», «Тойо», «Канэгафути», «Фудзи», «Ниссин», «Дайкэн» «Дайма». «Курасики», «Сикисима». 10* 147
Англию и уступала лишь Германии и США. Производство пряжи искусственного шелка увеличилось с 20 тыс. т в 1931 г. до 252 тыс. т в 1937 г. Производство стапельного волокна увеличилось с 0 в 1933 г. до 149 тыс. т в 1938 г.1 На основе успехов химической промышленности почти удвоилось с 1931 до 1937 г. производство бумаги. Главная причина быстрого роста химической промышлен¬ ности заключалась в том, что она имела военное значение: ее предприятия в любое время и без больших усилий могли быть переключены на производство взрывчатых и отравляю¬ щих веществ. Ввиду этого химическая промышленность в на¬ чале 30-х годов пользовалась особым покровительством ар¬ мии и правительства, взявших курс на активную поддержку тех предпринимателей, которые накопили известный техниче¬ ский и производственный опыт в новых отраслях промышлен¬ ности. Результатом этой поддержки был быстрый рост «но¬ вых концернов» типа трестов-комбинатов и горизонтальная трестификация новых отраслей химической промышленности. Перед войной все производство сульфат-аммония было сосре¬ доточено на 15 заводах 11 компаний, причем около 75% про¬ изводства находилось на шести заводах шести компаний 1 2. С развитием войны становилось все более очевидным, что химическая промышленность не является «узким местом» р производстве боеприпасов и оружия. Мощность химической промышленности во много раз превышала потребность во взрывчатых веществах. Потребность в отравляющих вещест¬ вах уменьшалась по мере того как в результате военных не¬ удач стало очевидно, что применение химического оружия Японией не изменит хода войны и лишь ухудшит военное и политическое положение японского империализма. Поскольку основным потребителем продуктов химической промышленно¬ сти было гражданское население (искусственные ткани, бума¬ га и т. п.) и невоенные отрасли народного хозяйства (удобре¬ ния), химическая промышленность не была отнесена к числу приоритетных, и уже в 1939—1940 гг. после предшествующе¬ го роста началось быстрое понижение ее продукции (табл. 24). «Контрольная ассоциация химической промышленности» была создана в октябре 1942 г.— одной из последних. В нее 1 «Summation», 16 января 1947 г.; «Monthly Bulletin of Statistics. U. N.», N 12, 1947. (Ежемесячный статистический бюллетень Организа¬ ции Объединенных Наций.) 2 Эти компании следующие: «Сйова дэнко» (концерн Мори), «Ниссан кагаку» и «Убэ когйо» (концерн Ниссан); «Сумитомо кагаку»; «Мицубиси кагаку»; «Тойо коацу» (концерн Мицуи). «Oriental Economist», 26 января 1946 г. 148
Таблица 24 Продукция химической промышленности (в тыс. т в год) * 1931 1937 1941 1942 1943 1944 Пряжа искусственного шелка . . 115 152 76 43 23 10 Стапельное волокно 0 79 134 79 55 38 Сульфат-аммоний 393 932 1169 1002 818 390 Каустическая сода 49 362 303 242 243 137 Сода аш 93 377 391 ЗС8 272 100 * „Асахи нэнкан", 19^6: .Monthly Bulletin of Statistics", U. N., № 12, 1947; „Orleata Economist", 26 января 1946 г.; „Japan Manchoukuo Year book", 1941. вошли семь подотраслевых «контрольных компаний» (химиче¬ ских удобрений, соды, серной кислоты, азотной кислоты и др.), и, кроме того, рядом с ней существовала «контроль¬ ная компания промышленности искусственного волокна». . Еще больше, чем в других отраслях, «контрольные орга¬ ны» в химической промышленности по своим функциям • и структуре были аналогичны картелям, на основе которых они были созданы. В их обязанности входило распределение суб¬ сидий, квотирование производства, распределение заказов, сбыт готовой продукции и содействие переводу предприятий на новые производства. Химическая промышленность в течение всей войны прочно оставалась в руках концернов. Падение ее производства в го¬ ды войны объясняется прежде всего тем, что надежды дзай¬ бацу на прибыльный военный спрос не оправдались. Что же касается спроса невоенного, то он неизбежно понизился в свя¬ зи с ухудшением сельскохозяйственного производства, в кото¬ ром резко сократилось потребление удобрений, и с сокраще¬ нием потребления химических продуктов для нужд граждан¬ ского населения. 2. Приоритетные отрасли: каменный уголь, легкие металлы В 1929 г. на долю 20 крупнейших угольных компаний, принадлежавших семи концернам, приходилось 65% всей до¬ бычи каменного угля, достигавшей 34 млн. т в год. Остальные 35% приходились на 80 мелких компаний ’. Созданный в 1 К. Попов. Экономика Японии, М., 1936, стр. 100. 149
1921 г., реорганизованный и расширенный в 1931 г. уголь¬ ный картель «Сэкитан когйо рэнгокай» сосредоточил в своих руках почти 100% сбыта всего каменного угля в стране. До¬ минирующее положение в картеле занимал концерн Мицуи, на долю которого приходилось 35% всего сбыта угля, и кон¬ церн Мицубиси (20%). . В годы войны добыча каменного угля была отнесена к числу пяти приоритетных отраслей промышленности. В апре¬ ле 1940 г. был издан «закон о контроле над распределением угля», по которому на основе прежнего угольного картеля была создана «Угольная компания Японии». Этой компании была предоставлена монополия по скупке и продаже всего производимого в стране каменного угля. Компания получила также право давать лицензии на новые капиталовложения, несла ответственность за соблюдение официальных цен на уголь и ведала распределением субсидий. В ноябре 1942 г. создается новая «Угольная ассоциация Японии», которая объединила все угольные компании, добы¬ вавшие не менее 300 тыс. т угля в год. Мелкие компании были объединены в местные союзы углепромышленников. Функции угольной ассоциации были значительно более широ¬ кими, чем функции «Угольной компании». «Ассоциация» должна была заниматься также распределением оборудова¬ ния, материалов и рабочей силы и ведала вопросами обеспе¬ чения угольных компаний транспортом. Однако в функции ассоциации не входил сбыт каменного угля, которым продол¬ жали ведать «Угольная компания» и несколько местных «кон¬ трольных угольных компаний». В состав ассоциации вошли 25 крупных компаний, на 19 из которых приходилось более трех четвертей всей добычи угля в стране. Среди этих 19 компаний главными были: «Мицуи кодзан», «Мицубиси когйо», «Ниссан», «Сумитомо когйо», «Фурукава когйо» и другие компании концернов и аутсайдеров. Кроме того, в ассоциацию вошли «Угольная компания Японии» и местные контрольные компании. Правле¬ ние ассоциации состояло из 30 директоров входивших в нее компаний. Ее президентом был назначен упоминавшийся выше один из директоров концерна Мицуи Кэндзиро Мацу¬ мото. Еще до начала войны на Тихом океане, в годы военно-ин¬ фляционной конъюнктуры и войны с Китаем, имело место дальнейшее усиление монопольных позиций концернов в угольной промышленности. Если в 1929 г. на долю 20 крупнейших угольных компа¬ ний приходилось 65% добычи каменного угля, то в 1940 г. на 150
долю 14 крупнейших компаний приходилось 78% добычи *. Соответственно доля мелких компаний снизилась с 35% в 1929 г. до 26% в 1936 г. и до 22% в 1940 г. В том же 1940 г. на долю Мицуи приходилось 26,6%, а на долю Мицубиси— 17% всей добычи угля в стране. Мо¬ нополизация угледобычи в руках компаний концернов удер¬ живалась на указанном высоком уровне в течение всех лет войны. Основной курс ассоциации заключался в том, чтобы концентрировать добычу угля на крупных шахтах. Тем не менее ввиду острой нужды в каменном угле на мелких шах¬ тах добыча также продолжалась* 1 2. ' Основными средствами, с помощью которых японское пра¬ вительство стремилось поддержать и поднять угледобычу, были уже описанные выше меры по принудительному ввозу дешевой рабочей силы из Кореи и Китая, мобилизация в уг¬ лепромышленность женщин и подростков и отпуск углепро¬ мышленникам субсидий и дотаций. Вследствие ужасных условий труда, слабой механизации и недостатка некоторых материалов производительность тру¬ да в японской каменноугольной промышленности в годы вой¬ ны почти непрерывно падала 3. Несмотря на то, что угольная промышленность была отнесена к числу приоритетных отрас¬ лей и обеспечивалась рабочей силой в почти неограниченном размере, рост угледобычи не только все время отставал от потребностей военного хозяйства, но и в абсолютных цифрах был сравительно невелик. Добыча каменного угля в Японии в послевоенных границах (в млн. т) * 1929 г. . . . . . 33,9 1941 г. . . . . . 55,6 1937 г. . . . . . 45,3 1942 г. . . . . . 54,2 1938 г. . . . . . 48,7 1943 А . . . . . 55,5 1939 г. . . . . . 52,4 1944 г. . . . . . 49,3 1940 г. . . . . . 57,3 1945 г. . . . . . 22,3 • „Monthly Bulletin of Statistics", U. N. № 6, 1950. Из этих данных мы видим, что добыча каменного угля в Японии сделала значительный шаг вперед до начала войны в Китае; ее рост после 1937 г. был весьма ограниченным, а на- 1 «Когйо кокусаку», апрель 1943 г. 2 В 1943 г. на мелких шахтах с годовой добычей до 50 тыс. т (90% общего числа шахт) добывалось 24% всего каменного угля. На крупных шахтах с годовой добычей свыше 300 тыс. т (6% всех шахт) добыва¬ лось 62% всего угля («Майнити», 19 апреля 1943 г.), 3 Соответствующие цифры см. стр. 141. 151
•чиная с 1941 г., несмотря на отчаянные усилия правящих кругов Японии поднять угледобычу, последняя почти неуклон¬ но снижалась. В то же время концентрация углепромышлен¬ ности в руках компаний дзайбацу в годы войны сохранилась на прежнем высоком уровне и даже несколько возросла. Кон¬ церны Мицуи и Мицубиси, державшие в своих руках около половины всей угледобычи, получили в годы войны возмож¬ ность через монополистические картели усилить свой конт¬ роль над другими угольными компаниями. В этом заключа¬ лись важнейшие итоги регулирования в каменноугольной про¬ мышленности. Промышленность легких металлов также была отнесена к пяти приоритетным отраслям. Так же как и химическая про¬ мышленность, производство легких металлов было одной из наиболее концентрированных отраслей промышленности. Так же как и развитие химии, быстрое развитие производства лег¬ ких металлов относится к 30-м годам и происходило при большой государственной поддержке частных компаний. С самого начала ведущее положение в производстве легких металлов заняли компании концернов Сумитомо и Фурукава и компании «новых концернов» (Мори, «Ниссо»), которые резко отличались по своей структуре от главных кднцернов и представляли собой комбинаты химического про¬ изводства и производства легких металлов. Впоследствии в промышленность легких металлов вошли также и концерны Мицубиси, Мицуи и Асано, и в 1942 г. все производство алюминия и магния было сосредоточено в руках двенадцати компаний концернов (см. табл. 25). Из шести компаний алюминиевой промышленности наибо¬ лее важное значение имели компании «Сйова дэнко», «Ни¬ хон кэйкиндзоку», «Нихон аруми» и «Сумитомо аруми» — на их долю приходилось более четырех пятых всего производст¬ ва алюминия. До 1938 г. японские алюминиевые компании производили алюминий преимущественно из квасцовых алюминатов, до¬ бывавшихся в собственно Японии. В 1938—1939 гг. японские компании, получив патенты и техническую помощь от герман¬ ских фирм, перешли на производство алюминия по способу Байера из бокситов, ввозившихся из стран Южных морей. Однако, начиная с 1943 г., в связи с резким ухудшением транспортных условий, им вновь пришлось перейти на произ¬ водство из местного сырья, что потребовало коренного изме¬ нения технологического процесса и было осуществлено с по¬ мощью государственных субсидий. В апреле 1939 г. был издан «закон о производстве легких металлов», по которому правительство обязывалось субсиди- 152
Таблица 25 Компании по производству алюминия и магния Компании Капитал, млн. иен Специальное или побочное производство Концерны П р О И . J в о д с т во а л ю м и н И Я * Нихон кэйкиндзоку . . 100 специальное Фурукава-Мицубиси Сйова дэнки когйо . . 110 побочное Мори-Судзуки Нихон аруми 60 специальное Мицубиси-Фурукава Сумитомо аруми сэйрэн 20 Сумитомо Тойо кэйкиндзоку . . . 45 V Мицуи Нихон сода 180 побочное Ниссо (Нихон-сода) Про извод с т в о маг ния Рикэн киндзоку .... 14 специальное Рикэн Нихон магнэзиум кинд¬ зоку 4,8 V Фурукава, Асано Канто дэнки кагаку . . 5 V Фурукава Асахи дэнки кагаку . . 10 побочное Нихон Тиссо Тйосэн рикэн киндзоку (Корея) 15 * Мори-Судзуки Тйосэн дзюкагаку (Ко¬ рея) 5 специальное Мицубиси * „Тайван дзихо”, март 1943 г. ровать производство алюминия и магния. Предприниматели освобождались от всех налогов, от уплаты пошлин на ввози¬ мое оборудование, они могли выпускать займы без обеспече¬ ния на сумму, вдвое превышавшую размеры оплаченного ка¬ питала компаний. Аналогичные законы были изданы и в об¬ ласти производства цветных и редких металлов. В 1941 г. была создана «имперская контрольная компания алюминиевой промышленности», которая в 1942 г., в связи с отнесением производства легких металлов к числу пяти при¬ оритетных отраслей, была объединена с другими контрольны¬ ми компаниями в созданную тогда же «имперскую ассоциа¬ цию по контролю в производстве легких металлов». Ассоциа¬ ция сосредоточила в своих руках закупку сырья и оборудова¬ ния, распределение заказов и сбыт, а также распределение правительственных дотаций и субсидий. Ее президентом был один из директоров концерна Сумитомо — Ацуси Оя. 153
Заново созданная японскими монополиями с помощью ог¬ ромной поддержки государства алюминиевая промышлен¬ ность развивалась до 1943 г. исключительно быстрыми тем¬ пами: Производство алюминия (в слитках, годовое, в тыс. т)* 1929 г 1937 г 1938 г 1939 г 1940 г 0 1941 г 14,0 1942 г 20,7 1943 г 29,6 1944 г 40,9 1945 г 71,7 103,0 141,0 110,4 8,7 * Включая колонии. „Monthly Bulletin of Statistics*, U. N., К 6, 1950. Производство металлического магния* (годовое, в т)* 1935 г 232 1943 г 4150 1941 г 2680 1944 г 4800 1942 г 2790 * Включая колонии. „Асахи нанкан*, 1946. Вновь созданная в годы войны промышленность легких металлов превратилась в один из важных источников обога¬ щения дзайбацу и в одну из основ военной мощи империали¬ стической Японии. 3. Роль государственного капитала. Электроэнергетика. Черная металлургия Ленин указывал, что государственная монополия в капи¬ талистическом обществе является лишь средством повышения и закрепления доходов финансовых магнатов *. В условиях подготовки к войне и войны та цель, которую преследовали военно-монополистические государственные мероприятия по «регулированию» хозяйства — создание благоприятных усло¬ вий для развития концернами военного производства — кос¬ венным путем достигалась также и путем развития государ¬ ственного предпринимательства. В системе военного госу¬ дарственно-монополистического капитализма Японии государ¬ ственным предприятиям и государственному капиталу принадлежало существенное место. 1 См. В. И. Ленин. Соч., т. 22, стр. 205. 154
В первые десятилетия капиталистического развития Япо¬ нии правительство на государственный счет построило немало крупных предприятий, которые были затем за бесценок про¬ даны концернам. В дальнейшем государство брало на себя строительство прежде всего таких предприятий, которые тре¬ бовали огромных капиталовложений и где оборот капитала был исключительно долгим, что снижало прибыль. Наиболее важными из этого рода предприятий были железные дороги и металлургический завод Явата. Кроме того, военщина с успе¬ хом добивалась, чтобы известный минимум производства оружия и боеприпасов оставался независимым от концер¬ нов — существенную роль в этом производстве играли госу¬ дарственные военные и военно-морские арсеналы. Наконец, государство брало на себя создание многих колониальных компаний, где вложение капиталов было связано со значи¬ тельным риском. На всех своих предприятиях государство неизменно высту¬ пало как коллективный капиталист, осуществлявший экспло- атацию рабочих и служащих так же, как капиталисты на их собственных предприятиях. Прибыль, получавшаяся государ¬ ством путем эксплоатации рабочих и служащих государствен¬ ных предприятий, поступала в государственный бюджет и вместе с налогами составляла те суммы, из которых выпла¬ чивались проценты по государственным займам. Косвенным путем, через займы, получавшиеся государственными пред¬ приятиями, прибыли поступали дзайбацу, поскольку послед¬ ние до войны были главными держателями облигаций госу¬ дарственных займов. В годы подготовки и ведения войны масштабы государственного предпринимательства значитель¬ но увеличились, но его цели и характер остались в основных чертах теми же, что и в довоенные годы. Существенные различия заключались лишь в том, что, во-первых, во вновь созданных в годы войны государственных компаниях доля частного капитала была, как правило, гораз¬ до больше, чем в государственных компаниях, создававшихся в прошломво-вторых, главные из новых компаний в метро¬ полии создавались в производстве сырья, топлива и полуфаб¬ рикатов для военной промышленности с целью поставки про¬ дукции частным военно-промышленным монополиям по 1 Как указывает «Отчет миссии Государственного департамента» «порт¬ фели ценных бумаг многих холдинг-компаний дзайбацу и их дочерних компаний наполнены акциями специальных компаний. Например, голов¬ ная компания Сумитомо, являющаяся холдинг-компанией концерна Суми¬ томо, владеет 846 179 акциями 35 специальных компаний, представляю¬ щих совокупное оплаченное вложение капитала в 17 470 тыс. иен» (стр. 70). ’ /50
дешевым ценам за государственный счет. В-третьих, в гораз¬ до большей степени, чем до войны, государство брало на себя предпринимательство там, где последнее было связано с большим риском для предпринимателя (колонии и оккупиро¬ ванные территории, промышленное экспериментирование, нерентабельное производство и т. п.). При анализе развития государственного капитала в годы войны необходимо прежде всего указать, что в японской бур¬ жуазной литературе имеет место нарочитая, фальсифициру¬ ющая действительное положение вещей путаница терминов и понятий, относящихся к государственно-капиталистическим предприятиям. Термины «специальная компания», «государ¬ ственная компания», «полугосударственная компания», «ком¬ пания государственной политики» применяются японскими буржуазными публицистами ко всем компаниям, которые создавались, по крайней мере официально, по инициативе правительства, хотя бы последнее не имело в них ни одной иены капиталовложений. Даже контрольные компании и ас¬ социации нередко фигурировали в японской печати под на¬ званием государственных, хотя в действительности это были картельные организации частных предпринимателей. Необходимо различать: а) Картельные организации типа контрольных компаний, ассоциаций и союзов, действовавшие под наблюдением и под известным контролем правительственных органов, но не име¬ вшие ничего общего с государственными предприятиями, по¬ скольку их члены — компании дзайбацу и других предприни¬ мателей — оставались полными хозяевами своих предприятий. Структура и функции подобного рода организаций были ос¬ вещены выше. б) Частные тресты, в которых правительство либо сов¬ сем не имело капиталовложений, либо имело лишь небольшие вДожения, игравшие иногда только символическую роль, но которые (тресты) были созданы по инициативе правитель¬ ства, пользовались его особым покровительством (кредиты, дотации, субсидии, гарантии дивидендов) и руководились ли¬ цами, назначавшимися правительством из числа крупнейших акционеров треста, ответственных служащих концернов или высших правительственных чиновников. Наиболее крупным из подобного рода трестов была «Японская компания по производству и передаче электро¬ энергии» («Нихон хассодэн»), сосредоточившая в своих ру¬ ках полный контроль над всей электроэнергетической про¬ мышленностью страны. Характерной чертой японской электроэнергетической промышленности была чрезвычайная раздробленность ее 156
предприятий. 60% мощности японской электроэнергетики приходится на гидростанции, разбросанные по всей стране у различных источников дешевой водной энергии. Фактически же гидростанции вырабатывали до четырех пятых всей элек¬ троэнергии, и лишь одну пятую давали тепловые станции, ко¬ торые по преимуществу исполняли роль резерва для гидро¬ станций. Развитие электроэнергетической промышленности истори¬ чески сложилось так, что в этой отрасли до начала войны в Китае главная роль принадлежала различным местным капиталистическим группировкам. До 1938 г. в Японии насчи¬ тывалось 815 различных компаний электроэнергетической промышленности, из них 694 (85%) частных и 124 (15%) государственных. Около 100 электрокомпаний были совер¬ шенно ничтожны по своей мощи и значению — их капитал не превышал 50 тыс. иен. 270 компаний имели капитал от 1 до 50 млн. иен; крупных компаний с капиталом свыше 50 млн. иен насчитывалось 25. Руководящее значение в электроэнергетической промыш¬ ленности принадлежало «большой электрической пятерке», куда входили компании «Токио дэнто», «Тохо дэнрйоку», «Нихон дэнрйоку», «Дайдо» и «Удзигава». Компании эти на¬ ходились в большой финансовой зависимости от концернов' и иностранного капитала. Их иностранная задолженность в переводе на японскую валюту составляла около 400 млн. иен, а вся задолженность — свыше 2 млрд. иен. Крупнейшая элект¬ рокомпания — «Токио дэнто» с 1927 г. попала в сильнейшую зависимость от концерна Мицуи. После начала войны крупнейшими потребителями элек¬ троэнергии выступали энергохимические компании «новых концернов», добивавшиеся снижения цен на энергию. Острая конкурентная борьба между электрокомпаниями приводила к созданию параллельных линий электропередач, которые играют в Японии очень важную роль ввиду отдаленности электростанций от промышленных центров. Раздробленность мешала форсированию электростроительства и наведению элементарного порядка в распределении и потреблении элект¬ роэнергии. Инициаторами объединения электропромышлен¬ ности выступили армия и активно поддерживавшие ее в этом вопросе «новые концерны». На 73-й сессии парламента в марте 1938 г., после длив¬ шейся свыше двух лет борьбы по вопросу об объединении электроэнергетики, был принят закон о создании полугосу- дарственной электрической компании «Нихон хассодэн». В от¬ личие от нефтяной, металлургической и некоторых других полугосударственных компаний, при образовании которых 157
большая часть капиталов была внесена правительством, в «Нихон хассодэн» просто были объединены частные и госу¬ дарственные компании, причем доля последних была невели¬ ка. Это объединение было произведено не сразу. Сначала, в 1949 г., «Нихон хассодэн» объединила: 1) все теплоэлектро¬ станции мощностью свыше 10 000 квт (всего были объедине¬ ны 41 станция мощностью в 1,8 млн. вольт); 2) линии элект¬ ропередач с напряжением свыше 40 тыс. квт (всего было объединено 6300 км линий электропередач); 3) важнейшие трансформаторные подстанции (76 подстанций мощностью в 3,9 млн. киловольтампер). В начале гидроэлектростанции оста¬ вались в ведении прежних владельцев, но «Нихон хассодэн» получила право покупать по твердым ценам энергию, произ¬ водимую на гидроэлектростанциях. Капитал «Нихон хассо¬ , дэн», составленный из внесенного владельцами электростан¬ ций наличного оборудования, первоначально был оценен в 650 млн. иен, что на 10 млн. иен превышало собственную оценку оборудования прежними владельцами. Все активы компании первоначально составили 256 млн. иен. Таким об¬ разом, «Нихон хассодэн» стал мощным частным трестом, созданным по инициативе и находившимся под контролем правительства и объединившим почти все электропередаточ¬ ное и трансформаторное хозяйство, а также тепловой резерв гидроэлектростанций. Объединение в «Нихон хассодэн» было произведено на очень выгодных условиях для владельцев электростанций. Во-первых, они добились того, что оценка их имущества бы¬ ла произведена на основе средней прибыли за последние 10 лет, в течение которых процент прибыли был наиболее вы¬ соким. Во-вторых, правительство гарантировало новой ком¬ пании, независимо от хода ее дел, не менее 4% дивидендов. В случае, если компания не будет иметь убытков, в первый год правительство гарантировало выплату 6% дивидендов,, во второй — 6,5%, в третий и последующие — 7%, т. е. таких же дивидендов, которые выплачивались компаниями концернов. Компания освобождалась от уплаты местных налогов, ей был открыт кредит в Японском банке. Создание новой компании не разрешило электроэнергети¬ ческой проблемы, как на то надеялись его инициаторы. Один из наиболее важных доводов в пользу создания компании состоял в том, что она снизит цены на электроэнергию. На поверку же оказалось, что для того, чтобы выплатить обе¬ щанный электропромышленникам 6%-ный дивиденд, в связи с ростом цен на каменный уголь, цены на электроэнергию снизить невозможно. Были установлены цены на 20% выше- тех, которые были первоначально обещаны. 158
Осенью 1939 г., уже после создания новой компании, в Японии начался острый топливно-энергетический кризис. Одной из причин кризиса была засуха, но в связи с кризисом деятельность «Нихон хассодэн» подверглась острой критике в печати и в разных промышленных организациях. Указы¬ валось, в частности, на то, что некоторые компании гидро¬ электроэнергетики перестали производить капитальные затра¬ ты в связи с возможностью их присоединения к «Нихон хассодэн». Указывалось на то, что дальнейшее развитие электроэнергетики будет крайне затруднено при таком поло¬ жении, когда одна часть электропромышленности объедине¬ на в «Нихон хассодэн», а другая продолжает оставаться в руках старых электрокомпаний, над которыми вечно, висит угроза присоединения к «Нихон хассодэн». Борьба за присо¬ единение к «Нихон хассодэн» всех аутсайдеров продолжа¬ лась до 1941 г. ■ В сентябре 1941 г. издается «закон о контроле над . рас¬ пределением электроэнергии», по которому: а) все гидро¬ электростанции мощностью свыше 5 тыс. квт также передавались в «Нихон хассодэн»; б) вся страна делилась на восемь блоков (Хоккайдо, Тохоку, Канто, Тюбу, Тюгоку, Кансай, Сикоку, Кюсю), в каждом из которых создавалось по одной местной электрокомпании, объединявших всю элект¬ рораспределительную сеть. Эти местные компании действова¬ ли под наблюдением и контролем «Нихон хассодэн»; в) строительство гидроэлектростанций мощностью свыше 5 тыс. квт могла производить только «Нихон хассодэн». К апрелю 1943 г. присоединение всех электроэнергетиче¬ ских предприятий к «Нихон хассодэн» было закончено, и все прежние электрокомпании, кроме «Нобунагава», принадле¬ жавшей министерству железных дорог, прекратили свое са¬ мостоятельное существование, а их владельцы стали акцио¬ нерами «Нихон хассодэн». Только часть фабрично-заводских электростанций мощностью до 5 ть!с. квт осталась в составе компаний, которым принадлежали заводы. К этому времени имущество «Нихон хассодэн» оценивалось в 1600 млн. иен, и трест этот стал самым мощным в стране частновладельче¬ ским трестом под государственным контролем. Об итогах развития электроэнергетики можно судить по данным табл. 26. Из приведеных данных мы видим, что большой рост мощностей электростанций и выработки электроэнергии имел место до 1937 г., т. е. в годы, предшествовавшие созданию «Нихон хассодэн» В последующие годы рост мощностей и производства электроэнергии замедлился или прекратился, а с 1944 г. началось падение. Создание «Нихон хассодэн 159
Таблица 26 Максимальная мощность генерационного оборудования и производство электроэнергии в 1937—1944 гг.* Годы Мощность генерационного оборудования, тыс. к it Производство электроэнергии, млн. квт-ч гидро¬ электро¬ станции тепло¬ электро¬ станции всего гидро- элек ро¬ ста нции тепло- элекро- станции всего 1929 4194 13 300 1937 3850 2 330 6180 21 859 5 320 27 179 1938 4170 2 450 6 620 22 877 6 372 29 249 1939 4 550 2 700 7 250 22 697 7 199 29 896 1940 5 000 2 880 7 880 24 911 6 599 31510 1941 5 220 2 970 8 190 28 703 5171 33 874 1942 5 460 ЗОЮ 8 470 26 473 7147 33 620 1943 5 640 2 890 8 530 28152 5 798 33 950 1944 5 790 1196 6 986 28 505 3 735 32 240 * .Ниппон тайме", 24 октября 1945 г. не привело, таким образом, к сколько-нибудь значительному усилению электроэнергетической базы военного хозяйства. Но для концернов создание «Нихон хассодэн» было чрезвы¬ чайно выгодным. Благодаря созданию «Нихон хассодэн» военно-промышленные компании концернов в течение всей войны имели возможность получать электронергию в более или менее достаточном количестве по сравнительно дешевым твердым ценам. Владельца же электростанций, потеряв фор¬ мально право собственности на их оборудование, фактически в течение всей войны продолжали получать на свои акции не меньшие дивиденды, чем те, которые они получали до объединения электрокомпаний. Руководство «Нихон хассо¬ дэн» находилось в руках его президента и вице-президента, назначавшихся правительством из числа кандидатов, которые избирались акционерами. Компании типа «Нихон хассодэн» (т. е. полугосударствен- ные компании, в которых не было государственных инвести¬ ций или последние были невелики) имелись также и в других отраслях народного хозяйства. Прежде всего к этому типу должен быть отнесен ряд полугосударственных банков (Про- 160
мышленный, Ипотечный, Йокохама спэши, Колониальный банк Хоккайдо и др.), акции которых почти целиком находи¬ лись в частных руках. Из промышленных компаний после «Нихон хассодэн» важнейшей компанией того же типа была «Имперская компания по добыче нефти» («Тэйкоку сэкию») с капиталом в 280 млн. иен, из которых лишь 50 млн. было оплачено правительством. Такого же рода компании были созданы и в японском морском судоходстве, сконцентрирован¬ ном к концу войны под контролем военно-морского мини¬ стерства в двух компаниях типа контрольных ассоциаций: «Ассоциация по судоходству» и «Японская ассоциация порто¬ вого транспорта». Во всех указанных компаниях предприниматели теряли самостоятельность в оперативном управлении предприятиями, где они были полными хозяевами до вхождения в них, но, став акционерами на всю сумму стоимости своих предприя¬ тий, целиком сохраняли свои доходы. Фактические владель¬ цы крупнейших предприятий либо непосредственно, либо через своих бывших служащих оказывали решающее влияние на положение дел принадлежавших им прежде предприятий. Они были заинтересованы в этих предприятиях не только как акционеры: с достаточным на то основанием они пола¬ гали, что новые компании созданы временно и что после войны восстановится прежнее положение. в) Полугосударственные тресты. Их отличие от рассмот¬ ренных под рубрикой «б» заключалось в том, что существен¬ ная, а иногда и большая часть капиталов была вложена пра¬ вительством. Наиболее крупным из подобных трестов был ме¬ таллургический трест «Н и х о н сэйтэц у», сосредоточивший в своих руках большую часть производства черных металлов. Так же как и другие отрасли промышленности, японская металлургия была распылена между десятками компаний, из которых каждая в отдельности обладала небольшой мощно¬ стью и не имела законченного цикла металлургического производства. В собственно Японии до войны единственным вполне современным большим металлургическим предприя¬ тием был государственный металлургический комбинат Явата, построенный в 1901 г. и с тех пор непрерывно, расширя¬ вшийся *. 1 В 1940 г. на заводе Явата было девять доменных печей, в том числе две мощностью в 1 тыс. т в сутки, одна — 700 т, одна — 500 т, остальные— от 300 до 450 т. Мощность сталеплавильного цеха была гавна 1,5 .млн. т стали в год, прокатного отделения —1,6 млн. т раз- ~?го проката. В состав комбината входили также химические предприя- т=я и мощное энергетическое хозяйство. - Я. А. Певзнер 161
Важное значение металлургии для военного хозяйства, большие трудности в обеспечении металлургии сырьем, необ¬ ходимость производства крупных капиталовложений незави¬ симо от перспектив получения прибыли — таковы были те обстоятельства, вследствие которых государственное вмеша¬ тельство в металлургическое производство .началось раньше и было более глубоким, чем в других отраслях промышлен¬ ности, и по которым это вмешательство приняло форму создания мощного полугосударственного треста с принадле¬ жащей государству основной частью капитала. Трест «Нихон сэйтэцу» был создан по закону, предложен¬ ному правительством по инициативе армии и принятому пар¬ ламентом в 1933 г. «Нихон сэйтэцу» объединил государствен¬ ный комбинат Явата и шесть металлургических заводов частных компаний1. Трест объединил 80%, всей выплавки чугуна и 50% выплавки стали в стране. Основной капитал треста при его образовании был определен в размере 350 млн. иен. Главным акционером было правительство, которому при¬ надлежало 80% всех акций, полученных за взнос завода Явата. Из концернов, участвовавших в тресте, первое место при¬ надлежало Мицуи, в руках которого находилось 7% всех ак¬ ций, и Мицубиси (4,5%). Хотя частный капитал владел лишь одной пятой акций, но в составе 19 членов директората тре¬ ста девять были представителями частных монополий (шесть — от Мицуи, два — от Мицубиси, один — от Сибудзава). К 1937 г. капитал «Нихон сэйтэцу» достигал уже 800 млн. иен, его монопольное положение в черной металлургии укреплялось как путем расширения предприятий, так и путем усиления его роли в картелях черной металлургии. Однако в отличие от электроэнергетики, где созданный правительством трест в конце концов объединил, почти всю промышленность черной металлургии, рядом с «Нихон сэй¬ тэцу» продолжали существовать весьма значительные по сво¬ ему удельному весу аутсайдеры —старые компании концер¬ нов. Среди последних наиболее крупной была компания «Ни¬ хон кокан» («Японская-трубопрокатная»), контролируемая концерном Асано^ который находился в финансовой зависи¬ мости от Ясуда. До 1936 г. «Нихон кокан» занималась лишь производством стальных труб. В порядке реализации правительственной программы по укреплению металлургических компаний и со¬ зданию в каждой из них законченного цикла производства 1 Крупнейшие в Японии после Явата заводы Камаиси и Ваниси, за¬ воды Фудзи в Кавасаки, заводы в Осака, заводы в Кэндзихо и Сэйсине (Корея) и заводы Хиробата. 162
«Нихон кокан» в 1936 г. строит первую доменную печь, а в 1940 г. присоединяет к себе другую крупную металлургиче¬ скую и машиностроительную компанию — «Цуруми сэйтэцу». 3 1942 г. к «Нихон кокан» была присоединена судостроитель¬ ная компания «Цуруми дзосэн», металлургические предприятия которой выплавляли 250 тыс. т чугуна в год. В 1943 г. она присоединила еще две машиностроительные и металлургиче¬ ские компании: «Акита сэйко» и «Тйосэн кикай» (Корея). «Нихон кокан» была единственной из металлургических компаний, не получавшей прямых субсидий от правительства, причем, несмотря на отсутствие субсидий и на большое строи¬ тельство, ее прибыль в 1942 г. составила 17% к оплаченному капиталу. Такой итог объяснялся не столько сравнительно высокой техникой производства на металлургических пред¬ приятиях компании, сколько тем, что она занималась чрезвы¬ чайно прибыльным и обильно субсидировавшимся строитель¬ ством и ремонтом судов, производством ферросплавов, а также высокими ценами на стальные трубы, производившиеся на предприятиях компании. . Из других компаний-аутсайдеров, занимавшихся по пре¬ имуществу металлургическим производством, важное значение имели компании «Амагасаки сэйтэцу», «Кокура сэйко», «На- каяма сэйко». Кроме вышеуказанных пяти компаний, имевших полный, цикл металлургического производства, в Японии насчитывалось, еще свыше 30 компаний, из которых одни были заняты в основном производством стали и проката, а другие были по преимуществу машиностроительными *. Концерны, несмотря на создание «Нихон сэйтэцу», сохраняли каждый свою соб¬ ственную металлургическую базу, и на протяжении всей 1 Важнейшая компания концерна Мицубиси — «Мицубиси дзюкогйо»,. имела собственный завод по выплавке стали в Нагасаки, который вошел в 1942 г. во вновь созданную компанию «Мицубиси сэйко» («Мицубиси- сталелитейная»). Важнейшая компания концерна Сумитомо — «Сумитомо киндзоку»,. имела два завода по выплавке и прокату стали. Кроме того, под кон¬ тролем Сумитомо находилась крупная машиностроительная и металлур¬ гическая компания «Кавасаки дзюкогйо». Концерн Мицуи контролировал: крупнейшую сталеплавильную ком¬ панию «Дайто сэйко» с 13 заводами, на которых производились специ¬ альная сталь, ферпосплавы, быстрорежущие стали и т. п.; сталеплавиль¬ ную компанию «Нихон сэйкосйо» с четырьмя сталеплавильными за<во- дами, а также компанию «Мицуи кикай», поглотившую сталепрокатную» компанию «Тойо кодзай». Кроме того, имелось несколько крупных межконцерновых машино- троительных компаний с весьма значительными металлургическими пред¬ приятиями («Кобэ сэйкосйо» с 7 сталеплавильными и сталепрокатными заводами; «Токио Исикавадзима дзосэндзйо» с одним сталеплавильным заводом и др.). И* 163
войны более двух третей сталепрокатного производства, по¬ ловина сталелитейного и около четверти производства чугу¬ на оставались за пределами «Нихон сэйтэцу». Главное на¬ значение треста «Нихон сэйтэцу» заключалось в том, чтобы обеспечивать на государственный счет производство деше¬ вого чугуна для сталелитейной, прокатной и машинострои¬ тельной промышленности концернов. Металлургия была отнесена к числу пяти приоритетных отраслей промышленности. В апреле 1941 г. была создана контрольная ассоциация металлургии, объединившая 78 метал¬ лургических промышленных и торговых компаний во главе с «Нихон сэйтэцу». Контрольная ассоциация была создана на основе всеяпонского металлургического картеля, именовавше¬ гося «Японской федерацией чугуна и стали». Президентом сначала федерации, а затем контрольной ассоциации был Хатисабуро Хирао, один из директоров концерна Мицубиси. Он же был до 1942 г. президентом «Нихон сэйтэцу». Вице¬ президентом был упоминавшийся выше один из близких людей Мицубиси адмирал Тэйдзиро Тойода, сменивший в 1942 г. Хирао на посту президента «Нихон сэйтэцу». Металлургические предприятия получали огромные субси¬ дии от правительства. Субсидировался не только выпуск го¬ товой продукции, но и строительство новых предприятий, в особенности предприятий по производству специальных сталей. Специальные субсидии выдавались за использование в качестве сырья руд с низким процентот содержания железа, за иссле¬ довательские работы по изысканию новых видов сырья и новых методов производства, за перевод промышленности на конти¬ нент, за скоростное строительство домен малого размера *. В последние 'два года войны деятельность «контрольных органов» в металлургии была дополнена прямым инспектиро¬ ванием предприятий представителями сначала министерства торговли и промышленности, а затем министерства вооруже¬ ния. Правительство и армия прилагали отчаянные усилия для того, чтобы увеличить производство металлургических пред¬ приятий. Как мы видели выше, дело дошло до массового уничто¬ жения текстильного оборудования и его превращения в лом для металлургии. Еще раньше были пущены в дело радиато¬ ры и многие предметы первой необходимости, сделанные из железа, часть рельс и т. п. Почти каждый пароход, прихо- 1 В 1942 г. компании металлургической промышленности получили от правительства субсидии, премии и дотации на сумму 146 млн. иен («Тойо кэйдзай», 30 марта 1943 г.). В марте 1943 г. один только трест «Нихон сэйтэцу» получил от правительства дотации в сумме 44 млн. иен. Суб¬ сидии за 1 т никеля составляли 1200—1500 иен. 164
ливший с оккупированных территорий, привозил с собой же¬ лезный лом, в который превращалось нередко даже ценное оборудование промышленных предприятий. Одновременно отчаянные усилия прилагаются для налаживания производ¬ ства железа из песчаного железняка, запасы которого в Японии, по заявлениям японской печати, практически неогра- ничены. Делались попытки форсировать в Японии и на континенте строительство домен малого размера, использо¬ вать оборудование керамических предприятий и т. д. О развитии мо