Введение
«МАССОВАЯ КУЛЬТУРА» В СИСТЕМЕ БУРЖУАЗНОЙ ИДЕОЛОГИИ И ПРОПАГАНДЫ
Классовая сущность «массовой культуры»
«Массовая культура» в арсенале антисоветизма, антикоммунизма
БУРЖУАЗНАЯ «МАССОВАЯ КУЛЬТУРА»: КОРНИ И ОСОБЕННОСТИ
Индустриализация «массовой культуры»
Американизация «массовой культуры» как отражение политико-идеологической гегемонии США в буржуазном мире
Основные черты «массовой культуры»
Телевидение в системе средств буржуазной массовой информации и пропаганды. Особенности телевидения
Основные направления передач западного телевидения в контексте «массовой культуры»
Антисоветизм, антикоммунизм на западном телеэкране
Насилие на телеэкране
Реклама как пропаганда буржуазного образа жизни
Заключение
Содержание
Text
                    Е.П.Смольская
/МАССОВАЯ
КУЛЬТУРА
ТЯЗВЛЕЧЕНИ?
ИЛИ
1ЮЛИТИКА?
Москва
«Мысль»
1986


ББК 71.0 С 51 РЕДАКЦИИ ФИЛОСОФСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Рецензенты: Доктор философских наук, профессор Я. Н. ЗАСУРСКИЙ, доктор философских наук, профессор Ю. М. ПАВЛОВ Смольская Е. П. С51 «Массовая культура»: развлечение или политика?—М.: Мысль, 1986.—144 с. 45 к. В книге раскрывается классовая сущность «массовой культуры», показаны ее истоки, исторические и социальные факторы, которые привели к ее зарождению и широкому распространению в странах капитала. Подчеркивается, что «массовая культура» не просто псевдоискусство, а важнейшая часть буржуазной идеологии, одна из форм буржуазной пропаганды. Дана общая характеристика «массовой культуры», ее социальных функций, антикоммунистической направленности. Для широкого круга партийного, идеологического актива, лекторов, пропагандистов, преподавателей общественных наук. „ 0302020300-179 KKI, ni л С ;—г KB-28-1-1Q86 ББК 71.0 004(01 )-86 IVD ze ' 1У0° © Издательство «Мысль», 1986
ВВЕДЕНИЕ Современная эпоха характеризуется обострением противоборства между социализмом и империализмом по всем направлениям общественной, экономической и политической жизни. Особенно ожесточенный характер приобрела в последнее время идеологическая борьба. «Противник создал для идеологического противоборства огромную пропагандистскую машину, использует изощренные технические средства, диверсионные и психологические приемы. По своей интенсивности, содержанию и методам развязанная империализмом «психологическая война» представляет собой особую разновидность агрессии, попирающей суверенитет других стран» 1. Империализм использует широкоразветвленный аппарат буржуазной пропаганды, совершенствует формы и методы идеологического, пропагандистского воздействия на население социалистических, развивающихся стран и государств самого капиталистического мира. Буржуазная пропаганда в той или иной мере и форме пронизывает всю деятельность органов массовой информации, духовную, культурную жизнь людей в капиталистических странах. Обработка общественного мнения ведется постоянно всеми средствами, находящимися в распоряжении буржуазии. Как отмечалось на XXVII съезде КПСС, «буржуазная 1 Горбачев М. С. Живое творчество народа: Доклад па Всесоюзной научно-практической конференции «Совершенствование развитого социализма и идеологическая работа партии в свете решений июньского (1983 г.) Пленума ЦК КПСС 10 декабря 1984 года». М., 1984. С. 38. 3
пропаганда обрушивает на людей во всем мире искусно подтасованную информацию, навязывает мысли и чувства, программирует выгодную для правящих сил гражданскую и социальную позицию» 2. В арену идеологической борьбы превращается и культура. Она же в буржуазном обществе становится и средством пропаганды. Одной из важнейших частей буржуазной идеологии в настоящее время стала «массовая культура». На Всесоюзном совещании идеологических работников, проходившем в Москве 16—17 октября 1979 г., говорилось: «Как известно, характер воздействия культуры на жизнь общества зависит от ее социальной природы, идейной направленности. Ни оторванная от жизни народа буржуазная элитарная культура, ни получившая распространение на Западе так называемая «массовая культура», рассчитанная на низкопробные вкусы, пропагандирующая насилие, реакционные идеи, не могут выполнять высоких социальных функций; они ведут к духовной эрозии и распаду личности, к углублению духовного кризиса капиталистического общества»3. В современном буржуазном обществе объем и воздействие продукции «массовой культуры» достигли поистине колоссальных размеров, а сама эта культура представляет собой специфическую и, заметим, особо коварную форму обработки сознания масс, одно из проявлений — и причем наиболее острых — идеологического противоборства. Часто под «массовой культурой» понимают только развлекательное искусство. На самом же деле это явление само по себе гораздо шире. «Массовая культура» — 2 Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. М., 1986. С. 19. 3 См.: Дело всей партии: Материалы Всесоюзного совещания идеологических работников. Москва, 16—17 октября 1979 г. М., 1980. С. 65. 4
не просто суррогат культуры в узком смысле, пе просто духовная жизнь буржуазного общества, не просто кризис реакционного буржуазного искусства, а определенный стиль жизни, характер человеческих взаимоотношений, образ мышления, способ формирования идеологических установок людей в интересах правящих классов буржуазного общества. «Массовая культура» пронизывает все стороны духовной жизни населения капиталистических стран. Являясь предметом духовного экспорта, «информационного империализма», «массовая культура» превратилась в одно из орудий идеологической экспансии высокоразвитых капиталистических государств в развивающиеся страны. Империализм сегодня вмешивается во все сферы общественной жизни молодых государств — идеологию, политику, экономику, пауку, культуру, искусство. Его цель — привнести свой образ жизни, свои эталоны культуры и морали. Это встречает отпор со стороны многих развивающихся стран, которые борются за «деколонизацию умов», против «культурного» и «информационного» неоколониализма. «Массовая культура» — одно из проявлений политико-идеологической гегемонии крупнейшей державы капиталистического мира — Соединенных Штатов Америки во всех буржуазных государствах, в том числе и в про- мышленно развитых. В данном случае это выражается в небезуспешном стремлении подчинить духовную жизнь этих стран идейному влиянию США, навязать им «американский образ жизни». В 1982 г. министр культуры Франции Ж. Ланг на состоявшейся в Мехико конференции ЮНЕСКО по политике в области культуры вынужден был отметить: «Культура и творчество... в паши дни стали жертвами системы финансового засилья транснациональных корпораций». Он говорил о том, что программы западного телевидения вообще и французского в частности «запол- 5
нены по большей части стандартизированной, шаблонной иностранной продукцией. Она, естественно, подгоняет под единый образец все национальные культуры, навязывает единую моду, которую кое-кто желает силой привить всей планете. Речь идет, по существу, о своеобразной форме вмешательства во внутренние дела государств, или, точнее говоря, о наиболее опасной форме вмешательства: об интервенции в сознание граждан других стран». Называя подобное вмешательство «финансовым и интеллектуальным империализмом», французский министр далее подчеркивал, что этот империализм «завоевывает сознание людей, подчиняет себе их образ мышления, их образ жизни... Мы, во Франции, называем это свободой лисы в курятнике, которая может безнаказанно пожирать беззащитных кур»4. В предлагаемой вниманию читателя книге сделана попытка рассмотреть «массовую культуру» как часть буржуазной идеологии и пропаганды. Следует иметь в виду, что «массовая культура» ни в коем случае не отождествляется с пропагандой вообще. Специфика этого явления заключается в том, что с помощью «массовой культуры», ее средствами осуществляется пропагандистское воздействие на людей, рекламируются «ценности» буржуазного образа жизни, формируются определенные идеологические установки. Именно этот аспект является предметом исследования данной работы. Данная сторона проблемы «массовой культуры» разработана в советской литературе недостаточно. В практике работы партийного и идеологического актива, пропагандистов, преподавателей общественных наук, и особенно в их контрпропагандистской деятельности, могут быть полезны и приведенная в книге краткая история эволюции буржуазной пропаганды, и сам анализ «массовой культуры» как глубоко политического явления. 4 За рубежом. 1982. № 41. 6
В книге показана роль буржуазного телевидения в пропаганде и распространении «массовой культуры». Дело в том, что телевидение в настоящее время является одним из самых популярных средств массовой информации. Просмотр телевизионных передач занимает у людей большую часть их свободного времени. Основную политическую и развлекательную информацию население западных стран черпает у «голубого экрана». Под видом «беспристрастной» информации телезритель получает информацию, заведомо скомпонованную для него, буржуазно тенденциозную, чаще всего в красивой развлекательной упаковке. К этому прибавляется и влияние рекламы, входящей в арсенал «массовой культуры» и не только продающей товар, но и пропагандирующей буржуазный образ жизни. По своей сути «массовая культура» проникнута духом антикоммунизма, антисоветизма. Тонкое манипулирование сознанием масс позволяет «массовой культуре» протаскивать антикоммунистические лозунги зачастую более эффективно, чем это делают методы прямой пропаганды. Действуя ненавязчиво, апеллируя к подсознанию, «массовая культура» насаждает антикоммунистические стереотипы в сознании людей начиная еще с детского возраста. Особо откровенную антикоммунистическую, антисоветскую направленность «массовая культура» приобрела в последние годы в связи с усилением идеологической борьбы на мировой арене. В период обострения идеологической борьбы между социализмом и капитализмом роль «массовой культуры» резко возрастает. Она отличается от прямой пропаганды тем, что при создании ее продукции используются методы скрытого воздействия на сознание масс. Это повышает «проникающую способность» «массовой культуры», расширяет ее возможности для распространения в рамках культурного обмена. Буржуазные политики всеми силами стремятся использовать ее для попыток идеологического проникновения в социалистические страны, «раз- 7
мывания» социалистической идеологии. Ведется как бы аполитичная проповедь потребительских буржуазных стандартов и ценностей, выражающих собственнические, эгоистические интересы. Для нашего классового противника характерно стремление действовать все более изощренно, используя дифференцированный подход к различным социальным, возрастным, национальным слоям и группам населения социалистических стран. Естественно, что таким подрывным акциям должны быть противопоставлены продуманные, четко скоординированные, массированно используемые контрпропагандистские меры. Учитывая, что буржуазно-пропагандистский характер «массовой культуры» подчас оказывается завуалированным, неочевидным, важно разобраться в ее антигуманной сущности, выявить каналы и средства ее распространения, уяснить характер деятельности институтов, специализирующихся на ее производстве. Такого рода сведения, раскрывающие сам механизм подготовки и распространения «массовой культуры», помогут вести контрпропаганду более эффективно. Знание основных черт и особенностей «массовой культуры», ее реакционной сущности позволяет с большей убедительностью противопоставлять ей культуру социалистическую, истинно народную, которая, как отмечается в новой редакции Программы КПСС, «призвана удовлетворять возрастающие запросы различных категорий населения, обеспечивать необходимые возможности для самодеятельного художественного творчества народа, развивать способности, обогащать социалистический образ жизни, формировать здоровые потребности и высокие эстетические вкусы»5. 5 Программа Коммунистической партии Советского Союза. Новая редакция. М., 1986. С. 58—59.
«МАССОВАЯ КУЛЬТУРА» В СИСТЕМЕ БУРЖУАЗНОЙ ИДЕОЛОГИИ И ПРОПАГАНДЫ Некоторые особенности развития буржуазной идеологии и пропаганды Буржуазная «массовая культура» является важной частью буржуазной идеологии, а также одним из средств буржуазной пропаганды. В обработке сознания народных масс, в идеологическом противоборстве между социализмом и капитализмом она играет особую роль. Краткий обзор эволюции буржуазной идеологии и развития буржуазной пропаганды поможет вскрыть идеологическую сущность «массовой культуры», яснее определить ее место в системе средств буржуазной пропаганды. К. Маркс и Ф. Энгельс, положившие начало научному изучению массовых идеологических процессов, показали, что идеология появляется на определенном этапе развития производительных сил в связи с возникновением антагонистических классов. «Производство идей, представлений, сознания первоначально непосредственно вплетено в материальную деятельность и в материальное общение людей, в язык реальной жизни»1. С появлением частной собственности столкновение различных социальных интересов становится неизбежным. Господствующий класс сосредоточивает в своих руках экономическую и политическую власть, при этом возникает потребность в идейно- психологической обработке масс, в идейном закреплении в сознании народа представлений о законности и незыблемости установленного порядка. «Мысли господствующего класса являются в каждую эпоху господствующими мы- 1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 24. 9
елями. Это значит, что тот класс, который представляет собой господствующую материальную силу общества, есть в то же время и его господствующая духовная сила»,— писали К. Маркс и Ф. Энгельс в «Немецкой идеологии». И далее: «Господствующие мысли суть не что иное, как идеальное выражение господствующих материальных отношений, как выраженные в виде мыслей господствующие материальные отношения...» Развивая дальше учение о соотношении материального и духовного в жизни общества и роли идеологических процессов, К. Маркс пишет: «...из определенной формы материального производства вытекает, во-первых, определенная структура общества, во-вторых, определенное отношение людей к природе. Их государственный строй и их духовный уклад определяются как тем, так и другим. Следовательно, этим же определяется и характер их духовного производства»2. Буржуазная идеология имеет определенную историю своего развития. Несмотря на неоднородность идей различных слоев нового класса, буржуазная идеология в свое время представляла собой явление прогрессивное. Поднимающаяся буржуазия в борьбе против отживающего класса феодалов вынуждена была выработать свою идеологию, которая отражала бы прогресс, связанный с выходом на историческую арену нового класса, со сменой феодализма новой общественно-экономической формацией. Лозунг свободы, равенства, братства, выдвинутый в ходе Великой французской революции, не мог не стать отражением тех настроений, которые владели умами людей в борьбе против пережитков феодализма. С ней связывались надежды на новое общество, на экономический, политический, духовный подъем после крепостнического застоя, на принципиально новое отношение к роли человека в общественном развитии. Это была, по словам В. И. Ленина, «эпоха подъема буржуазии, ее полной по- 2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 45, 46; Т. 26. Ч. I. С. 279. 10
беды. Это — восходящая линия буржуазии, эпоха буржуазно-демократических движений вообще, буржуазно-национальных в частности, эпоха быстрой ломки переживших себя феодально-абсолютистских учреждений»3. Однако, когда мир вступил в полосу капиталистического развития, когда бурными темпами пошло развитие производительных сил буржуазного общества и связанных с ними капиталистических производственных отношений и начал складываться промышленный пролетариат, буржуазная идеология окончательно становится идеологией реакционной, защищающей интересы класса капиталистов, политика которого полностью противоречит интересам широких народных масс. С наступлением эпохи империализма реакционность буржуазной идеологии проявилась в полной мере, вступив в непримиримую борьбу с идеологией социалистической, коммунистической. Противоборство между капитализмом и социализмом в идеологической сфере прошло по возрастающей несколько этапов и в начале 80-х годов достигло небывалой остроты. До победы Великой Октябрьской социалистической революции идеологическая борьба была направлена против классового противника внутри самого капиталистического общества, в рамках одной общественно-политической системы. В конце XIX — начале XX в. с переходом к империализму в большинстве капиталистических стран наблюдается тенденция ко все более жесткому ограничению свободы слова и печати, к усилению гнета цензуры, репрессиям против «инакомыслящих». В этот же период изменяются сами представления буржуазии об идеологической борьбе. Она отказывается от прежних либеральных установок на ограниченное вмешательство в идеологическую сферу и переходит на платформу активной борьбы за возможно более полный и всеобъемлющий 3 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 26. С. 143. 11
контроль над мыслями, над общественным мнением. Первая мировая война наглядным образом показала необходимость борьбы за умы людей. По признанию самих буржуазных идеологов, «именно тогда было обнаружено, что тотальную войну можно вести, лишь атакуя не только тела, но и души людей»4. Именно поэтому Ф. Энгельс, как писал В. И. Ленин, «признает не две формы великой борьбы социал-демократии (политическую и экономическую)... а трщ ставя наряду с ними и теоретическую борьбу»5. С победой Великого Октября и образованием первого в мире социалистического государства идеологическая борьба приобретает принципиально новый характер и выходит за рамки деятельности капиталистического общества, концентрируя свои усилия против молодой Советской Республики. «Капитализм встретил рождение социализма как «ошибку» истории, которая должна быть «исправлена». Исправлена во что бы то ни стало, любым способом, без оглядки на право и мораль: вооруженной интервенцией, экономической блокадой, подрывной деятельностью, санкциями и «наказаниями», отказом от какого бы то ни было сотрудничества»6. Мировая буржуазия была уверена, что этими мерами ей удастся задушить Советскую Республику. Не раз предрекалась гибель социализма, назывались даже конкретные даты падения Советской власти. Вторая мировая война кроме всего прочего была также отражением и этого аспекта, так как одной из главных целей развязавших ее реакционнейших кругов верхушки монополистического капитализма была ликвидация социа- 4 Цит. по: Арбатов Г. А. Идеологическая борьба в современных международных отношениях: Доктрина, методы и организация идеологической пропаганды империализма. М., 1970. С. 21. 5 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 6. О. 25. 6 Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. С. 10—11. 12
листического государства, чтобы опыт и успехи строительства социализма в СССР не были переняты рабочим классом других стран. Достаточно вспомнить позицию союзников, которые, стремясь не допустить победы гитлеризма и порабощения нацистами их собственных стран, все-таки надеялись на то, что нацистская военная машина сломает сопротивление СССР и подготовит почву для реставрации капитализма в нашей стране. Совершенно новый аспект приобретает идеологическая борьба после второй мировой войны — с победой народно- демократических и социалистических революций в ряде стран, с установлением в них социалистического строя и, как следствие этого, с выходом социализма за рамки одной страны и образованием мировой системы социализма. «Холодная война», развязанная империализмом, служила инструментом нагнетания напряженности. Важнейшей составной частью ее стала «психологическая война», которая велась против стран социализма. С другой стороны, огромные усилия прикладывались к тому, чтобы удержать население капиталистических страп в повиновении и отвратить их от социализма, воздвигнув «железный занавес» между Востоком и Западом. Начавшийся процесс разрядки международной напряженности неизбежно повлек за собой все более широкое распространение прогрессивных идей марксизма-ленинизма во всем мире. В новой редакции Программы КПСС отмечается: «В международном масштабе проверена практикой марксистско-ленинская теория построения нового общества, социализм утвердился на огромных пространствах Земли, дорогой созидания коммунистической цивилизации идут сотни миллионов людей. Все новые и новые народы отказывают капитализму в доверии, не хотят связывать с ним перспективы своего развития...»7 Все больше людей в капиталистических странах убеждаются в 7 Программа Коммунистической партии Советского Союза. Новая редакция. С. 11. 13
йёСОс'гоятельности буржуазного мировоззрения. Ёуржуаз- ная идеология переживает глубокий кризис. Поэтому буржуазные идеологи вынуждены обращаться к методу «переоценки ценностей», внося коррективы в свои прежние оценки и доктрины. Откликаясь на практические запросы монополий, буржуазные идеологи проявляют всевозрастающий интерес к изучению реальных социальных процессов, актуальных проблем современности, активно обновляют свой теоретический арсенал, совершенствуя в этих целях методы исследования, используя новейшие технические средства, достижения науки. Они пытаются найти альтернативу коммунизму, выдвигая теории «постиндустриального общества», «трансформации капитализма», «технотронной эры», создания «мирового правительства» и др.8 Вновь обратились и к теории «консенсуса» — классового мира. Несмотря на несостоятельность этих концепций, нельзя недооценивать роль буржуазной идеологии, ее способности переходить в контрнаступление. В современных условиях, когда по вине империализма резко накалилась международная обстановка, идеологическая борьба приобрела новый размах, остроту. Она происходит в очень специфический исторический период, который, как подчеркивалось на июньском (1983 г.) Пленуме ЦК КПСС, «отмечен небывалым за весь послевоенный период по своей интенсивности и остроте противоборством двух полярно противоположных мировоззрений, двух политических курсов — социализма и империализма. Идет борьба за умы и сердца миллиардов людей на планете. И будущее человечества зависит в немалой степени от исхода этой идеологической борьбы»9. 8 См.: В поисках идеологического обновления: (Критика современных антимарксистских концепций). М., 1982; Епископо- сов Г. Л. Современная эпоха и «переоценка ценностей» в буржуазной идеологии. М., 1983. 9 Пленум Центрального Комитета КПСС, 14—15 июня 1983 г.: Стеногр. отчет. М., 1983. С. ИЗ. 14
В. Й. Ленин, говоря о необходимости й возможности мирного сосуществования государств с противоположными социальными системами, подчеркивал, что мирного сосуществования не может быть только в одной области — идеологической, так как идеологии социализма и капитализма непримиримы по своей сути. В работе «Что делать?» В. И. Ленин отмечал, что «вопрос стоит только так: буржуазная или социалистическая идеология. Середины тут нет... Поэтому всякое умаление социалистической идеологии, всякое отстранение от нее означает тем самым усиление идеологии буржуазной»10. Он указывал также, что необходимо «неустанно бороться против всякой буржуазной идеологии, в какие бы модные и блестящие мундиры она ни рядилась»11. Можно выделить следующие факторы, оказывающие влияние на обострение идеологической борьбы на мировой арене. Прежде всего это продолжающий углубляться общий кризис капитализма. Всесторонний анализ и оценка этого процесса даны в новой редакции Программы КПСС, где отмечается: «В условиях государственно-монополистического капитализма, соединяющего силу монополий и государства, конфликт между гигантски выросшими производительными силами и капиталистическими производственными отношениями становится все острее. Усиливается внутренняя неустойчивость экономики, что выражается в замедлении общих темпов ее роста, в переплетении и углублении циклических и структурных кризисов. Хронической болезнью стали массовая безработица, инфляция, колоссальных масштабов достигают бюджетные дефициты и государственные долги»12. Все это говорит о развитии капитализма отнюдь не по восходящей линии. 10 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 6. С. 39—40. 11 Там же. С. 269. 12 Программа Коммунистической партии Советского Союза. Новая редакция. С. 13. 15
Кроме того, обостряются и межимпериалистические противоречия, последние десятилетия века отмечены «появлением новых их форм и направлений»13. В идеолого-пропагандистской деятельности правящие круги капиталистического мира вынуждены считаться и с возрастанием роли народных масс в общественно-политической жизни своих стран. Империализму также приходится бороться и против национально-освободительного движения, на что направлены значительные усилия его идеологической, пропагандистской машины. А самое гдавное — это успехи в строительстве социализма в СССР и других братских социалистических странах. Империалистические круги, идеологи капитализма ясно видят бесперспективность их попыток экономического, политического или военного давления на страны социалистического содружества. Ни экономические санкции и эмбарго, ни военный шантаж не в состоянии поколебать развивающийся устойчивыми темпами социализм. В этих условиях актуально звучат слова В. И. Ленина, сказанные им еще в 1921 г.: «...если против нас не могут пойти сейчас с оружием в руках, то идут с оружием лжи и клеветы...%14 На службу идеологическим целям империализма поставлен весь широкоразветвленный аппарат буржуазной пропаганды. Еще К. Маркс и Ф. Энгельс показали, что основная функция пропаганды состоит в распространении идеологии и неизбежно носит классовый характер. В работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» Ф. Энгельс писал, что рядовой, бесклассовый строй не имел «никаких других средств принуждения, кроме общественного мнения»15. Когда происходит раз- 13 Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. С. 14. 14 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 42. С. 366. 15 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 168. 16
деление общества на классы, когда возникает классовая борьба, появляется необходимость целенаправленного убеждения эксплуатируемого большинства, идейно-психологического влияния на него. Так же как «в обществе, раздираемом классовыми противоречиями... не может быть никогда внеклассовой или надклассовой идеологии»16, так же не может быть и «нейтральной» пропаганды. Пропаганда всегда целенаправленна, ее формы и методы зависят от того, какому классу она служит. Термин «пропаганда» появился еще в XVII в., однако в то время он употреблялся в связи с образованной Ватиканом «Конгрегацией распространения веры» — религиозной организацией, целями которой были распространение католицизма и борьба с ересями, т. е. в XVII в. само понятие пропаганды было связано с борьбой против Реформации, а не с противоборством классов в современном понимании и означало распространение религиозной веры или же фанатическое следование каким-либо представлениям. Это понятие фигурирует и в политических доктринах периода Великой французской революции. Однако просветительские взгляды на пропаганду были далеки от признания ее роли именно как инструмента идеологии. Основной целью пропаганды считалось просвещение, разъяснение вечных истин. Окончательное узаконение этого термина происходит в XIX в., когда складывается слой представителей интеллигенции, которые взяли на себя разработку социальных воззрений. Господствующий класс стремится монополизировать пропаганду, но довольно быстро она перестает быть монополией буржуазных партий, государства, привилегированных групп общества* Вместе с ростом сознательности и организованности пролетариата укрепляется и социалистическая пропаганда на строго научной основе. Ф. Энгельс писал: «...когда хочешь 16 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 6. С. 39—40. 17
заниматься... пропагандой, когда хочешь вербовать себе единомышленников,— тогда одних декламаций мало: приходится заняться обоснованием и, стало быть, подходить к вопросу теоретически, то есть в конечном счете научно»17. К. Маркс отмечал, что «ежедневная пресса и телеграф, Который моментально разноси!1 свои открытия по всему земному шару, фабрикуют больше мифов... за один день4 чем раньше можно было изготовить за столетие»18. В. И. Ленин, разЁйвая теорию К. Маркса и Ф. Энгельса по Ёопросам буржуазной пропаганды, отмечал трудности борьбы с последней, так как она распространяет и насаждает буржуазную идеологию, Которая «по происхождению своему гораздо старше, Чем Социалистическая... она более всесторонне разработана... она обладает неизмеримо большими средствами распространения»19. Владимир Ильич указывал на то, что интересы буржуазии заставляют ее пропагандировать то, что ей выгодно, что буржуазная идеология навязывается массам принудительно и именно поэтому она пользуется «широко разветвленной, систематически проведенной, прочно оборудованной системой лести, лжи, мошенничества, жонглерства модными и популярными словечками, обещания направо и налево любых реформ и любых благ рабочим,— лишь бы они отказались от революционной борьбы за свержение буржуазии»20. Господствующий класс стремится навязать массам не только свои взгляды и доктрины. Он использует пропагандистский аппарат для того, чтобы внедрить в сознание трудящихся ценности буржуазного мира, присущие ему идеалы. Поэтому буржуазная пропаганда культивирует определенные эмоциональные состояния, аффек- 17 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 18. С. 532. 18 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 33. С. 215. 19 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 6. С. 41. 20 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 30. С. 176. 18
ты, пытается уловить пораженческие и файаТические настроения, чтобы с их помощью выявить и закрепить определенные социально-психологические типы поведения. Чтобы действовать с наибольшей эффективностью, буржуазная пропаганда сегодня стремится опираться на данные психологии, логики, Социологии, философии. Буржуазные исследователи t разйых точек зрения подходят к изучению воздействия пропагандистских средств на массовую аудиторию. Некоторые авторы зачастую видят свою задачу только в том, чтобы совершенствовать технические приемы массированного воздействия на созпание людей. При такой позиции неизбежно отвергается положение о социально-классовом подходе к проблемам пропаганды, замалчивается ее классовая сущность. Другая тенденция — рассмотрение сущности пропаганды в слишком широком плане. Во всех этих исследованиях также затушевывается классовый подход. В последние годы западные социологи и идеологи все больше говорят о манипулировании, понимая под этим искусство управлять людьми посредством всякого рода внушений. О манипулировании говорят как о новом социальном феномене, который связан с эпохой «массового общества». Среди буржуазных авторов нет единства по вопросам о манипулировании, однако суть этого явления тем не менее заключается в том, что манипулирование — это обработка человека, навязывание ему каких-либо чувств, суждений, оценок. Манипулирование не служит развитию сознания у индивида, а является лишь инструментом, с помощью которого буржуазия пытается управлять настроениями и поведением людей. Цель манипулирования — оторвать человека от реальности, увести от понимания сложных и подчас противоречивых проблем жизни, замкнуть в мире иллюзий и мечтаний. Как отмечалось на Совещании коммунистических и рабочих партий в Москве в 1969 г., «империализм не может рассчитывать на успех, открыто провозглашая свои действительные 2* 19
цели. Он вынужден создавать целую систему идеологических мифов, затуманивающих подлинный смысл его намерений, усыпляющих бдительность пародов»21. Манипулирование входит составной частью в механизм идеологического господства монополистической буржуазии. С его помощью правящим классам буржуазного общества удается держать под своим коптролем значительную часть трудящихся. В данной связи уместно вспомнить слова В. И. Ленина: «Буржуазия ведет себя, как обнаглевший и потерявший голову хищник, она делает глупость за глупостью, обостряя положение, ускоряя свою гибель. Все это так. Но нельзя «доказать», что нет абсолютно никакой возможности, чтобы она не усыпила такое-то меньшинство эксплуатируемых такими-то уступочками, чтобы она не подавила такое-то движение или восстание такой-то части угнетенных и эксплуатируе-' мых»22. Естественно, буржуазные философы и социологи стремятся идеологически обосновать духовное манипулирование людьми. На помощь приходят теории «массового общества», «массового человека», целью которых является попытка доказать «необходимость» социальной стандартизации, «упрощения» масс. Эти же идеи служат и обоснованием распространения «массовой культуры». При всем при том буржуазные идеологи уделяют в своих исследованиях очень большое внимание тому, как наиболее эффективно использовать средства массовой информации для внедрения в сознание людей своих посту* латов. На службу буржуазной пропаганде поставлен не только мощный аппарат современных средств массовой информации, но и достижения науки, долгое время исследующей закономерности информационного воздействия. Специалисты в области социальной психологии, социологи 21 Международное Совещание коммунистических и рабочих партий: Документы й материалы. М., 1969. С. 78. 22 Ленин В, И. Поли. собр. соч. Т. 41. С. 228. 20
изучают способы привлечения и удержания внимания аудитории, особенности восприятия, понимания и запоминания информации. При этом так же тщательно изучается восприятие информации разного рода: газетной, телевизионной, устной. Так как буржуазная пропаганда ставит своей целью пе сознательное осмысление, анализ фактов, событий, а внедрение определенных идеологических установок одновременно с воспитанием в людях политической пассивности, то она использует л явление на эмоции, инстинкты, подсознательные факторы и другие соответствующие методы пропагандистского воздействия. Наиболее характерные методы буржуазной пропаганды — раздувание одпих фактов и сокрытие других. На страницы газет, на экраны телевизоров попадает только та информация, которая выгодна владельцам средств массовой информации, причем эта информация должна содержать в себе то, что сильнее всего воздействует на эмоции обывателя. Особенно это относится к зарубежной информации, которая стремится дать минимум представлений о том, как живут люди в других странах, каковы особенности их политического и экономического строя, их политики, зато негативные явления, происшествия подаются полно и зачастую в гипертрофированном виде. В результате — почти полное певедение широких масс о том, что происходит в других странах, или же искаженное представление об образе жизни — в первую очередь в Советском Союзе и других социалистических странах. Тесно связан с этим и метод отбора и комментирования информации. Факт может подаваться с такими комментариями, благодаря которым он приобретает в глазах широкой публики ипое, нужное буржуазной пропаганде зпачение. Буржуазная пропаганда подчас не гнушается и подтасовками для «создания» «фактов» и последующей передачи информации о них. Такие «методы» сродни идеоло- 21
гическим диверсиям и входят в арсенал «психологической войны». Часто, чтобы довести информацию до сознания «массового человека», сознательно культивируя невежество населения, буржуазные идеологи, журналисты, комментаторы преднамеренно упрощают сложные, требующие глубокого осмысления факты и события, подгоняют их под стереотипы, нередко доводя до прямого искажения действительности. Что же касается внешнеполитической пропаганды империализма, то ее основой являются антикоммунизм во всех его проявлениях, идеологические диверсии против СССР, стран социалистического содружества, против мирового коммунистического движения, т. е. орудием внешней политики империалистических правящих кругов стали методы «психологической войны», которые были разработаны для военного времени, а с начала 50-х годов начали применяться и в условиях мирного развития. Говоря о внешнеполитической пропаганде империализма, необходимо учитывать, что она отличается от пропаганды, рассчитанной на внутреннее «потребление», по своему содержанию, организации, используемым средствам. Однако существует вид пропаганды, объектом которой благодаря ее специфике является как население самих капиталистических государств, так и народы социалистических стран. Это — социологическая пропаганда. Социологическая пропаганда стала наиболее распространенным и весьма изощренным средством идеологической обработки людей. Как уже упоминалось, объектом ее является население как самих капиталистиче- сих, так и социалистических стран. Во внутренней деятельности идеологов империализма цель социологической пропаганды состоит в дальнейшем закреплении в умах людей «ценностей» буржуазного образа жизни. Во внешней деятельности это — проникновение, «просачивание» буржуазной идеологии в сознание населения стран социализма W
с целью создания благоприятных условий для эрозии общественного мнения, для тех малых, частичных изменений, которые могли бы создать предпосылки для «де: политизации» масс, для отказа их от необходимости бороться с буржуазной идеологией, для «примирения» двух непримиримых мировоззрений. Делаются попытки внедрить в сознание широких масс чуждые социализму социальные мифы, стереотипы буржуазного общества. Кроме того, социологическая пропаганда — это еще одна попытка под лозунгом «расширения культурных контактов» , «свободного потока информации» разложить социалистический строй изнутри. Автором понятия «социологическая пропаганда» является французский социолог Жак Эллюль. Он исследовал это явление и дал ему подробную характеристику. Анализируя особенности пропаганды, Ж. Эллюль отмечает, что если главной целью политической пропаганды является формирование общественного мнения и позиций людей, то социологическая пропаганда стремится в одном случае к закреплению, а в другом — к изменению привычных социологических установок и моделей образа жизни. Основой социологической пропаганды является ее внешняя «деидеологизировапность». От прямой пропаганды, лобовые атаки которой все более наталкиваются на негативную реакцию общественности, социологическая пропаганда отличается ненавязчивостью, она оперирует совершенно иными категориями, ориентируется на вещыо- предметную аргументацию, использование материальных символов «общества потребления». _ Социологическая пропаганда только по форме «де- идеологизирована», по своей же сути, по содержанию это пропаганда идеологическая, политическая. По форме она распылена, не содержит политических лозунгов и четких формулировок, а подразумевает неосознанное стремление к рекламируемым ценностям. Социологическая пропаганда, которую в капиталистических странах «часто считают 23
пропагандой, лишенной политической направленности, по сути своей является средством навязывания определенного образа жизни группе индивидов или даже целому обществу... Несмотря на бесспорно пропагандистский характер такого рода деятельности, лишь немногие буржуазное социологи и специалисты политических наук считают ее пропагандой»23. Заслуга Ж. Эллюля в данном случае состоит в том, что в отличие от других социологов он подчеркивает, что якобы аполитичный экспорт образа жизни на самом деле носит ярко выраженный идеологический характер. По мнению Эллюля, этот вид пропаганды есть проникновение идеологии посредством социологического контекста, эта пропаганда «непреднамеренна, она проникает в человека через его обычаи и самые безотчетные привычки», «создает в нем новые привычки»24. Эллюль считает, что социологическая пропаганда приводит к постепенной адаптации к определенному порядку вещей, к определенному взгляду на человеческие отношения, что неосознанно формирует человека и заставляет соответствовать стандартам общества. Анализируя социологическую пропаганду, Ж. Эллюль вводит понятие «пре-пропаганда», подчеркивая, что без нее не может быть эффективной никакая прямая пропаганда. «Почва должна быть социологически подготовлена, прежде чем можно будет приступить к прямой подсказке. Социологическая пропаганда может быть уподоблена вспахиванию, прямая пропаганда — засеиванию; нельзя засеивать, предварительно не вспахав»25. На это же указывает и польский исследователь проблем социологической пропаганды А. Лавровский, говоря о том, что все акции социологической пропаганды в соответствии 23 Лавровский Л. Американская социологическая пропаганда. М., 1978. С. 50. 24 Ellul /. Propaganda: The formation of men's attitudes New York, 1965. P. 64. 25 Ibid. P. 15. 24
с задачами любой пропаганды вначале направлены на то, чтобы привлечь к ним внимание, вызвать реакцию заинтересованности. Социологическая пропаганда, действуя постоянно, в течение долгого времени, обезличивает, нивелирует поведение членов данного общества согласно образцам, соответствующим интересам буржуазии. С полным основанием можно утверждать, что по самой своей сути она является пропагандой буржуазного образа жизни. Вещно- потребительские факторы буржуазного образа жизни подбираются и подаются средствами массовой информации с таким расчетом и таким образом, чтобы сформировать установки и навязать потребительскую модель, которая отвечала бы интересам правящих кругов буржуазного общества. Например, выставки товаров за рубежом, различные формы культурного обмена, которые носят впешне «деполитизировапный» характер и рассматриваются в определенном смысле в контексте социологической пропаганды, часто более эффективны, чем традиционная прямая пропаганда. Возможность воздействия социологической пропаганды в значительной степени зависит от того, насколько сильны в данном конкретном случае «идеалы» потребительства, потребительские пастроения, т. е. если социологическая пропаганда влияет посредством пропаганды буржуазного образа жизни, то базой ее является потребительская психология, а ее ядром — потребительская реклама с использованием потребительских стереотипов. Говоря о социологической пропаганде, правомерно назвать американскую социологическую пропаганду, так как именно она представляет собой наиболее важный и наиболее известный феномеп из всех видов пропаганды образа жизни капиталистических стран. «Американский образ жизни» — это основа современного буржуазного образа жизни вообще. Он сконцентрировал в себе все его «достоинства и преимущества», в нем наиболее рельефно 25
отразились «ценности» буржуазного общества. К тому же пропаганда «американского образа жизни» является наиболее отработанным, испытанным средством психологической «стандартизации» масс. Следует также иметь в виду, что после второй мировой войны США занимают ведущее место в экономической, политической, военной областях среди капиталистических государств. Стремятся они и к идеологической гегемонии в буржуазном мире. В самих Соединенных Штатах социологическая пропаганда начала применяться еще в те времена, когда шло заселение Нового Света и остро стояла необходимость ассимиляции многочисленных иммигрантов, которые прибывали на Американский континент. Политика ассимиляции получила название «переплавка в тигле» (Melting pot), социологическая пропаганда использовалась «в интересах регулирования рынка сбыта в стране с целью унификации вкусов американского общества и стремления внушить, что все появляющееся на рынке — это товар высшего качества, достойный того, чтобы его приобрели»26. Это относилось и к идеологической «продукции». Параллельно с «проталкиванием» на зарубежный рынок американской промышленной продукции посредством социологической пропаганды шел и «экспорт» американского образа жизни. Базой служили рассуждения о якобы «едином» образе жизни всех капиталистических стран, о его «унификации», о «единой» модели жизни и поведения, подразумевающей пассивное принятие существующего порядка. Социологическая пропаганда находит свое выражение практически во всех средствах массовой коммуникации. Она проходит по каналам телевидения и радио, к ее услугам — газеты и журналы, коммерческое кино и реклама, литература и искусство. Размах и влияние социологиче- 26 Лавровский А. Американская социологическая пропаганда. С. 147. 26
ской пропаганды в этом случае настолько значительны, что, как считает известный американский социолог Уолтер Липпман, общественное мышление зависит не от информации, которую человек получает непосредственно через свое личное восприятие и опыт, осмысление, а от информации, которая к нему поступает косвенно — через газеты, радио, телевидение. Таким образом, между действительностью и человеком существует целый ряд промежуточных звеньев, в которых преломляется объективное течение событий, что в свою очередь открывает широкие возможности для влияния на формирование взглядов, оценок, идей27. А так как средства массовой информации и пропаганды в буржуазном обществе находятся в руках правящих классов и контролируются ими, то не вызывает сомнения, что социологическая пропаганда стремится «направить воображение масс таким образом, чтобы способствовать воспитанию отношения к миру, которое отвечало бы классовым интересам буржуазии»28. Характерная особенность социологической пропаганды состоит в том, что она является замаскированным от людей видом манипулирования общественным сознанием. Социологическая пропаганда включает в себя аполитичные на вид и кажущиеся на первый взгляд идеологически безобидными формы. В контексте социологической пропаганды представляется правомерным рассматривать и такое явление, как буржуазная «массовая культура», Классовая сущность «массовой культуры» «Массовая культура» пропагандирует буржуазный образ жизни, в этом она смыкается с социологической пропагандой. С другой стороны, это явление более широкое и всеобъемлющее. Она представляет собой особый вид 27 Lipptnann W. Public opinion. New York, 1965. 28 Феофанов О. А. Стереотип и «имидж» в буржуазной про- 1Щганде//Вопросы философии. 1980. № 6. С. 99. 27
буржуазной пропаганды и в этом плане использует методы социологической пропаганды паряду с собственными, присущими только ей. Тем самым усиливается воздействие «массовой культуры» на индивида и массы в целом. Борьба с буржуазной идеологией в области культуры — это прежде всего борьба за человека, за его научное мировоззрение, духовное богатство, высокую нравственность. Очень важно помнить, что для умения распознавать враждебную, антигуманную суть «массовой культуры» необходим не только определенный уровень политической культуры, но и знание политических целей, классовой сути, самой структуры производства этого важнейшего вида буржуазной пропаганды. Такие знания, помогающие воспитать в себе политический иммунитет к чуждым взглядам, должны стать достоянием широких масс. В марксистско-ленинском понимании методы пропагандистского воздействия должны быть основаны главным образом на- рациональных предпосылках. Методы рационального воздействия выступают как главные, а методы, основанные на эмоциональном воздействии,— как вспомогательные. Коммунисты исходят из того, что «государство сильно сознательностью масс. Оно сильно тогда, когда массы все знают, обо всем могут судить и идут на все сознательно»29. Буржуазная же пропаганда на первый план выдвигает эмоциональное воздействие. В современном буржуазном обществе «массовая культура» стала институциональным средством пропагандистского воздействия па индивида, частью буржуазной пропаганды, причем именно той частью ее, которая апеллирует прежде всего к чувствам и основывается главным образом на эмоциональном восприятии вещей. Общество эксплуатации неизбежно порождает рядом с угнетением материальным угпетепие более изощренное и более опасное — духовное. Чтобы сохранить свое господство, капи- 29 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 35. С. 21. 28
тализму надо во что бы то ни стало Подчинить себе человека, завладеть его эмоциями, его побуждениями, его мыслями— «оседлать» человеческую личность30, навязать ему определенные стереотипы, удержать в повиновении и покорности массы, испытывающие давление жестокой эксплуатации и всевозрастающей неуверенности в будущем. Чтобы правильно представить себе феномен буржуазной «массовой культуры», необходимо твердо уяснить ее принципиальное отличие от культуры подлинно народной, которая отражает истинные интересы широких масс людей, является результатом их творчества. В данном случае ясно, что та культура, которая носит название «массовая», по сути таковой не является, в самом названии заложена ложная посылка, хотя эта «культура» и рассчитана на широкую аудиторию. Мало того, что широкие народные массы отчуждаются от производства духовных благ — сами характеристики «массовой культуры» показывают, что она по сути своей чужда интересам народа, направлена не на повышение его духовного и культурного уровня, а, напротив, ставит своей целью ограничить определенными рамками развитие личности, привить людям вкусьг, отвечающие интересам правящего класса. Именно поэтому «массовая культура» обычпо наполняется заведомо «облегченным» содержанием. Обобщая сказанное, отметим, что «маскульт» служит в руках господствующих классов капиталистических стран «способом интеллек1уалЬного и морального развращения народа, парализации его социальной активности»31. Буржуазные социологи вводят термин «массовая культура», предполагая делепие культуры на «массовую» и «элитарную». Марксистский же анализ предполагает рас- 30 См.: Огапов /\ С. Как гримируется Серый Волк. М., 1980. С. 28. 31 Дультура и идеологическая борьба. М.* 1979. С. 49. 29
смотрение «массовой кульАурМ» с Точки зрения ее содер* жания и социальных функций. «Маскульт» — это способ подключения личности к «массовому обществу», *. е. к государственно-монополистическому капитализму32. «Массовую культуру» часто называют к^т^/^урой по- треби^гельскОй) а многий зарубежные философы и идеологи пытаются представить ее как некое безобидное развлекательное явление, полностью лишенное какого бы то ни бьшо идеологическое, классового Содержания. Однако развлекательность этой культуры чаще всего служит прикрытием для f &кйх Серьёзных вещей, как воспитание определенных идеологических установок и принципов, ведь в развлекательную оболочку по существу можно вложить любую идею, которая угодна правящим кругам капиталистических стран. С помощью «массовой культуры» буржуазные идеологи изыскивают способы наиболее эффективного формирования у народных масс определенных социальных потребностей. Хотя объективно потребности людей определяются их бытием, это не значит, что они всегда отражаются в сознании адекватно, что сами люди всегда правильно осознают их. Применяя мощные средства воздействия на людей, можно попытаться направить формирование потребностей в определенное русло, «подменить коренные, истинпые потребности личности своего рода эрзац-потребностями» 33. Именно на этом сосредоточивают свои усилия буржуазные идеологи, стремясь разорвать органическую связь между объективными потребностями человека и их субъективным осознанием. Посредством манипуляции сознанием коренные требования трудящихся могут быть сведены к участию их в усовершенствовании системы эксплуатации самих же себя, к индивидуальному достижению того или иного потребительского стандарта. 32 См.: Ашин Г. К, Доктрина «массового общества». М., 1971. С. 173. 83 Роаенталъ 9. М. Лабиринтами сознания. М., 1982. С. 213, 30
В этой сёязй уместно вспомнить о Внутренней протй* воречивости процесса просвещения при капитализме. С одной стороны, буржуазия заинтересована в определенном подъеме образовательного и культурного уровня трудящихся, поскольку это необходимо для повышения проийь йодителЬноСти труда, интенсификации производства. С другой стороны, монополистическая верхушка стрёмитсй не допустить разностороннего и полного духовного про^ Свещения« которое неизбежно привело бы к осознанию тру^- дящимися их корейных интересов и к борьбе за реализацию этих интересов, Вот поэтому буржуазии Стремится не приобщать Maccti к подлинной культуре. «Массовая йуйьтура» *-* это прежде всего и главным образом отрицание народного характера культуры как творчества представителей всего народа tio имя подлинно гуманистических Целей. Это — отрицание неотъемлемого права трудящихся на культурное и йравственное обогащение, на всестороннее развитие личности. Империализм пытается убить в людях индивидуальность, подогнать всех под общий стандарт. Этому служит теория «массового общества», очень популярная в настоящее время на Западе, «обоснованная» со всех сторон и тесно связанная с пропагандой «массовой культуры». Уходя от рассмотрения классовых проблем, пытаясь нивелировать классовую борьбу, доказать, что в современном высокоразвитом буржуазном обществе якобы происходит слияние классов, буржуазные идеологи называют «массовым» общество, в котором «доминируют массы», господствуют стандартизированное производство, «массовая культура». В «массовом обществе» личность сведена до роли марионетки, ее поведение полностью «запрограммировано», регламентировано. Она не является субъектом социальной активности, а ощущает себя жертвой обезличенного социального процесса34. Стандартизация жизни, 34 См.: Ашин Г. К. Доктрина «массового общества». С. 107. 31
научно-техническая революция с ее новейшей техникой и технологией довершают это обезличивание, превращая человека в простой придаток машины, конвейера. Массовому производству соответствует феномен массового, т. е. стандартизированного* потребления, в том числе и духовного. Итак, если рассматривать социальную функцию «массовой культуры», то оказывается, что с ее помощью происходит единение народных масс с чуждым для них обществом эксплуатации, она является способом подключения личности к структуре государственно-монополистического капитализма, «Массовая культура» воспитывает некритическое отношение к буржуазной действительности. Она выполняет роль манипулятора сознанием масс, прививая им идеи* нормы и идеалы буржуазного общества, буржуазного образа жизни, буржуазных ценностей. Уводя потребителей культуры от острых социальных проблем современности, «массовая культура» создает произведения, рассчитанные на наживное, чисто потребительское восприятие.. А так как она проводится по всем каналам средств массовой информации и пропаганды, охватывает практически все области духовной жизни буржуазного общества, то именно поэтому «массовую культуру» и правомерно рассматривать как одну из форм буржуазной пропаганды, причем форму очень коварную, так как на первый взгляд она кажется аполитичной, далекой как от идеологических процессов, происходящих в обществе, так соответственно и от пропагандистской деятельности империалистического государства. Как и все остальные формы буржуазной пропаганды, «массовая культура» очень гибко реагирует на все изменения, крторы^ происходят в социальной жизни общества. Если на рынке возникает интерес к той или иной социальной проблеме, индустрия «массовой культуры» мгновенно реагирует на этот интерес, будь то подъем молодежного движения в 60-х годах, борьба черного населения Соеди- 32
ненных Штатов за свои гражданские права или уотергейтский скандал,— появляются кинофильмы, книги, телевизионные программы, в которых так или иначе отражается происходящее. Однако все дело в том, что в произведениях «массовой культуры» заключается лишь видимость при- частпости к важным проблемам современности, стереотипы ее подсказывают готовый ответ, мешая людям разобраться в причинах тех или иных социальных потрясений, обвиняя в них кого или что угодно, но никак не капиталистическую систему, которая в действительности как раз и порождает социальные конфликты. «Главное условие «массовой» культуры — создание такого культурного контекста, в котором любая художественная идея стереоти- пизируется, оказывается тривиальной и по способу потребления, и по содержанию»35. Таким образом и создается «культура» для масс, которая включает личность в систему производства, потребления и других сторон жизнедеятельности современного общества. Это очень удобно для владельцев средств массовой информации, которые получают возможность свободно манипулировать идеями, эмоциями широкой публики. «В своих мыслях люди все больше и больше впадают в зависимость от того, что они читают в своих ежедневных газетах или что они слышат от радиокомментатора. Это означает, что человек «функционирует» пассивно, воспринимая готовые идеи, оценки от других, вместо того чтобы самому исследовать и анализировать окружающий мир, составляя о нем свое собственное суждение и представление»36. Это ведет также и к обезличиванию человека. А для этого владельцы средств массовой информации, производители «массовой культуры» в своей деятельности 35 Голенпольский Т. Г.. Шестаков В. П. США: кризис духовной жизни: (Противоборство двух культур). М., 1982. С. 34. 36 Powdermaker H. Hollywood and the USA//Mass culture. The popular arts in America. Glencoe, 1962. P. 282. 3 E. П. Смольская 33
ориентируются не на интересы каждого индивида, а на «математически вычисленное число зрителей и слушателей, сведенное к единой статистической единице»37. Кроме того, производители «массовой культуры» стремятся к тому, чтобы убить в людях индивидуальный вкус, нравственное и эстетическое чутье, позволяющее отдавать предпочтение лишь тому, что развивает, обогащает человека. Население готовят к потреблению стандартизированной культурной продукции, создавая тем самым рынок, который полностью отвечал бы интересам монополий. Здесь на службу «продавцам» культуры приходит реклама, на которую тратятся миллионы, используются все каналы массовых коммуникаций, унифицируя вкусы различных слоев населения, сводя их к определенному, заниженному, общему знаменателю с ориентацией на самый низкий уровень. «Массовая культура» в арсенале антисоветизма, антикоммунизма Одной из характернейших черт современной буржуазной «массовой культуры» является то, что ее продукция проникнута духом антисоветизма, антикоммунизма, что она не только атакует общечеловеческие гуманистические принципы, но и концентрирует в себе антисоветские, антикоммунистические тенденции буржуазной пропаганды. Антикоммунизм сегодня возведен в ранг государственной политики империалистических правительств. Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев подчеркивал, что антикоммунизм, антисоветизм — «это не только политика внешняя. В современной системе империализма это и важнейшее направление политики внутренней, средство давления на все передовое и прогрес- 37 The future of broadcasting. London, 1982. P. 45. 34
сивное, что живет и борется в странах капитала, в несоциалистической части мира»38. В Советском Союзе, во всех странах социалистического содружества империализм, прежде всего американский, видит основное препятствие для достижения своего великодержавного стремления к мировому господству, к диктату на международной арене, для навязывания другим народам своих «идеалов» и «ценностей», своего образа жизни. С приходом к власти в США администрации Р. Рейгана идеологическая борьба еще больше обострилась. На смену более или менее либерализированным по форме постулатам вновь поднялась волна откровенного антикоммунизма и антисоветизма, захлестнувшая все средства массовой информации и пропаганды. Американский империализм развернул невиданную гонку вооружений, которая сопровождается яростной антисоветской, антисоциалистической пропагандой. Как подчеркивалось на июньском (1983 г.) Пленуме Центрального Комитета КПСС, «классовый враг открыто заявляет о намерении ликвидировать социалистический строй. Президент Рейган призвал к новому «крестовому походу» против коммунизма. И одно из главных средств достижения своей цели империализм видит в «психологической войне». Она ведется Западом на самой высокой, можно сказать, истерической антисоветской, антикоммунистической ноте. Противник пустился на сущий разбой в эфире. Мы имеем дело с попытками организовать против нас настоящую информационно-пропагандистскую интервенцию, превратить радио- и телевизионные каналы в орудие вмешательства во внутренние дела государств и проведения подрывных акций»39. 38 Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. С. 13. 39 Пленум Центрального Комитета КПСС, 14—15 июня 1983 года: Стенограф, отчет. С. 29—30. 3* 35
По мнению буржуазных специалистов в области формирования общественного мнения, «массовая культура» — это одно из действенных средств пропаганды антикоммунистических идей. Злобный, клеветнический характер приобретает антисоветизм, которым бывает наполнена продукция «маскульта». Духом антисоветизма проникнуты массовая литература, кинематограф, телевизионные фильмы и постановки. В этой продукции все самое агрессивное, отталкивающее и угрожающее связано с Советским Союзом, другими социалистическими странами. Недаром в последние годы термин «империя зла», позаимствованный из нашумевшего фильма «Звездные войны», с легкой руки президента Р. Рейгана стал для определенных кругов на Западе практически синонимом Советского Союза. Страны социалистического содружества всегда представлялись реакционной буржуазной пропагандой как единственные виновники всех тех катаклизмов, которые потрясают западный мир. Одновременно самые реакционные круги империализма, в первую очередь американского, всячески восхваляют буржуазный мир, буржуазный образ жизни, призывают «защищать» его от якобы нависшей над ним «коммунистической угрозы». Раздувание антисоветской истерии, в том числе средствами «массовой культуры», идет рука об руку с нагнетанием шовинистических настроений, с игрой на националистических и ура-патриотических чувствах населения капиталистических стран. Первенство в этом несомненно принадлежит Соединенным Штатам Америки. Достаточно вспомнить оккупацию беззащитной Гренады, использованную, несмотря на всю абсурдность лозунга «защиты американских интересов» в этом регионе, для исцеления многих американцев от «поствьетнамского синдрома», от сознания неполноценности «величайшей державы» мира. «Заслуга» продукции «массовой культуры» заключается в том, что с ее помощью эти настроения не только про- 36
пагандируются, но и подогреваются, закрепляются. В данной связи нельзя, в частности, не вспомнить новый американский фильм «Красный рассвет» — чудовищную антисоветскую стряпню Голливуда, которая вселяет в зрителей ненависть к людям с красными звездами на фуражках, отравляет людей дурманом антисоветизма. В нем десантники из Советского Союза, Кубы и Никарагуа захватывают ни много ни мало все Соединенные Штаты, и только в маленьком американском городке ставшие партизанами жители разбивают «агрессоров». Итальянская газета «Паэзе сера» так охарактеризовала сей «шедевр» Голливуда: «Поразительная глупость и наивность сюжета должны были вызвать улыбку даже у школьника... «Красный рассвет» — это... попытка изобразить советских людей как исчадие ада... На протяжении кошмарных 2 часов 10 минут — столько продолжается демонстрация этого пропагандистского шедевра неофашистской псевдокультуры — зрителю непрерывно швыряют в лицо то, что называется «рейгановской Америкой»»40. Посредством этого фильма и подобных ему поделок иллюстрируется в образной форме широко раздуваемый буржуазной пропагандой тезис о том, что Советский Союз является «воплощением зла», что угроза, якобы исходящая от СССР, может скоро стать реальностью. Клеветнический антисоветский «Красный рассвет», его появление на киноэкранах США— «это не просто казус культурной жизни страны. Это политика»41. Антисоветская сущность буржуазной «массовой культуры» проявляется не только в выпуске подобной злобной продукции, не только в провозглашении лозунгов «Америка превыше всего», «Америка — страна номер один». К этому можно отнести и откровенные провокации против советских творческих работников. 40 Paese Sera. 1984. 24.VIII. 41 Правда. 1984. 18 сент. 37
В этой связи можно вспомнить шумиху, поднятую буржуазной прессой по поводу фильма известного советского режиссера О. Иоселиани «Любимцы луны», который был удостоен на Венецианском международном кинофестивале Большого специального приза жюри кинофестиваля и приза одной из международных кинематографических организаций. Этот фильм был снят во Франции, над ним советский режиссер работал согласно договору между Совин- фильмом и французской фирмой «Филипп Дюсар». Это дало повод буржуазным средствам массовой информации говорить о том, что О. Иоселиани якобы избрал Францию своей родиной, так как в Советском Союзе был обречен на безработицу 42. Можно вспомнить еще один пример того, как советские творческие работники непосредственно используются для разжигания антисоветской истерии на Западе. Нет смысла подробно останавливаться на провокации против О. Битова, корреспондента «Литературной газеты», занимающегося вопросами культуры43. Ни для кого не секрет, что попытка выдать советского журналиста за «красного агента» является составной частью той психологической, идеологической войны, которую ведут правящие круги Запада против стран социалистического содружества, разжигая ненависть между народами, способствуя обострению международной напряженности. Буржуазные средства массовой информации специально пользуются методами «оглупления» масс, при этом продолжая и в наши дни говорить о «свободе печати». Но ведь именно эта «свобода» буржуазного общества, по словам В. И. Ленина, состоит «в свободе богатых систематически, неуклонно, ежедневно в миллионах экземпляров, обманывать, развращать, одурачивать эксплуатируемые и угнетенные массы народа, бедноту»44. 42 См. подробнее: Аргументы и факты. 1984. 23 окт. 43 См.: Литературная газета. 1984. 3, 10, 24 окт. 44 Ленин В. И, Поли. собр. соч. Т. 34. С. 210. 38
Пропаганда антисоветизма, антикоммунизма средствами «массовой культуры» тесно смыкается с пропагандой милитаризма. Среди потребителей этой продукции, особенно молодежи и подростков, сознательно насаждается комплекс агрессивности, что в свою очередь ведет к раздуванию военной истерии. Сам показ военных действий, их описание в массовой литературе сочетаются с восхвалением армии «бравых ребят», которые бесчинствовали во Вьетнаме, в Конго, на Гренаде. Однако хозяева «массовой культуры» отдают себе отчет в том, что в современных условиях все труднее становится пропагандировать пещерный антикоммунизм, что необходимо изыскивать какие-то другие, более эффективные и изощренные способы распространения антисоветских небылиц, что воинственные призывы к конфронтации с Советским Союзом в наш ядерный век вряд ли могут иметь широкий отклик в умах и сердцах народных масс. Вот почему дальнейшее раздувание антисоветской истерии — задача, которая решается сегодня с привлечением всех доступных «массовой культуре» средств. Наряду с лобовыми приемами буржуазные идеологи ищут формы и методы более незаметного, ненавязчивого внушения публике идей о невозможности добиться договоренностей с социалистическими странами по кардинальным проблемам современности. Идеологические диверсии против стран социализма, антисоветские кампании в капиталистических государствах являются неотъемлемой частью «психологической войны» правящих кругов капиталистического мира. США хотели бы добиться доминирования в мире не только в экономической, политической, военной областях. В последние годы американских империалистов обуревают планы подчинить весь мир своему идеологическому влиянию. Расширяющиеся контакты и обмены в области культуры — одна из областей, которую «массовая культура» империализма стремится поставить себе на службу.
БУРЖУАЗНАЯ «МАССОВАЯ КУЛЬТУРА»: КОРНИ И ОСОБЕННОСТИ Истоки «массовой культуры». «Массовая» и «элитарная» культура «Массовая культура» не возникла вдруг, сразу, из ничего, однако она и не имеет тысячелетнюю историю, как это иногда пытаются преподнести. Например, американский социолог Д. Уайт считает, что к первым элементам «массовой культуры» можно отнести такое традиционное для древних времен зрелище, как бои гладиаторов, которые собирали тысячи зрителей 1. Если это и можно назвать массовым искусством, то не в том контексте, в котором этот термин употребляется в настоящее время, так как современная буржуазная «массовая культура» предполагает широкое распространение через многочисленные каналы высокоразвитых средств массовой информации. По мнению другого исследователя проблем, связанных с развитием и распространением «массовой культуры», канадского социолога Т. Адорно, прототипы современной «массовой культуры» сложились где-то на рубеже XVII— XVIII вв. в Англии. Как утверждал Т. Адорно, романы этого периода (произведения Дефо, Ричардсона) предназначались специально для рынка, служили ему. Однако ни «Робинзон Крузо», ни «Роксана» не несут в себе тех черт и шаблонов, которые свойственны современным произведениям, относящимся к «массовой культуре». Так что, види- 1 Mass culture revisited. New York, 1971. P. 18. 40
мо, надо обратиться к концу XIX — началу XX в., когда начали появляться произведения, развитие и распространение которых привели к тем формам «массовой культуры», о которых мы говорим сегодня. Еще с 30-х годов XIX в. завоевал признание широкой публики полицейский жанр. Детективы всегда пользовались успехом и поэтому были благодатной почвой для создания массовой литературы. Известный советский кинорежиссер С. Эйзенштейн подметил «принципиально важный перенос «центра тяжести» уже во второй половине XIX в. с благородного героя-авантюриста на профессионального сыщика — охранителя существующей правоза- конности»2. Причину распространения полицейского жанра сами буржуазные идеологи, писатели пытались искать в различных областях человеческой психики, в жизненных условиях людей. Достаточно откровенно по этому поводу высказался английский писатель, автор множества детективных романов Джеймс Хедли Чейз в интервью советскому журналисту и социологу. На вопрос, почему публика так любит детективы, что она в них для себя ищет, к чему стремится, английский писатель ответил, что люди хотят «действия и ритма... Они хотят прочитать книгу, не отрываясь и не задумываясь над тем, почему герой поступает так, а не иначе... Люди сегодня живут в постоянных стрессовых ситуациях, им необходим отдых, они хотят спастись от реальности. Полицейский жанр — отличное средство для этого»3. В конце XIX в. еженедельная пресса начала печатать произведения, которые получили название «сердечная пресса», «индустрия грез». Это были мелодраматические, сентиментальные рассказы, романы, повести. Мелодрама 2 Цит. по: Культура и идеологическая борьба. С. 36. 3 Цит. по: Розенталь Э. М. Лабиринтами сознания. С. 171— 172. 41
вообще занимает особое место в продукции «массовой культуры». Сущность ее как феномена искусства заключается в спекуляции на благородных чувствах читателей, зрителей, на естественной склонности людей к сентиментальности. Мелодрама быстро и прочно завоевала признание широкой публики, так как, отождествляя себя с благородными и удачливыми героями, люди как бы приобщались к их всегда разрешимым ситуациям и переносили на себя ту мечту о житейской справедливости, которую не могли осуществить в реальной жизни, где окружающая капиталистическая действительность полностью лишала их этой справедливости. С появлением кино производство мелодраматических произведений ставится уже на поточную систему. Символом мирового кинобизнеса становится Голливуд. Кинодельцы сразу заметили, какую сенсацию произвели движущиеся образы, как это можно использовать в своих интересах. Автор исследования «Америка как цивилизация» М. Лер- нер так характеризует этот процесс: «Такая крупная отрасль промышленности, как кино, откровенно и непосредственно строилась на материале человеческих мечтаний... Грезы выстраивались вокруг символов, возникавших в вашем собственном воображении, ибо фильмы — это то, из чего сделана американская мечт а»4. Пропаганде этой «американской мечты» и были посвящены фильмы, на которых специализировался Голливуд в 20-х и 30-х годах нынешнего столетия. Это были развлекательные фильмы, пропагандирующие идею классового мира между богатыми и бедными, мысль о «равных, возможностях» для каждого. Недаром же в то время Голливуд и получил название «фабрика грез». Популярность подобной продукции была настолько велика, что даже во время «великой депрессии» 30-х годов Голливуд не только не потерял свои прибыли, но, наоборот, использовал все Цит. по: Комов Ю. А« Голливуд без маски. М.. 1982. С. 16. 42
возможности для получения сверхприбылей. В эти же годы возникает и знаменитая «система звезд», которая позволяла не только привлекать к съемкам самых знаменитых актеров, фильмы с участием которых имели наибольший кассовый успех, но и использовать этих актеров в других целях: вокруг них начинает создаваться ореол, их похождения, жизнь подробнейшим образом расписываются в разделах светской хроники газет, им посвящаются целые выпуски журналов, т. е. на их славе и именах делается дополнительный бизнес, впрямую не связанный с непосредственным кинопроизводством. Еще одной из начальных форм «массовой культуры» были комиксы — серии рисунков, рассказывающих какую- нибудь историю с продолжением. Это явление родилось в США в самом конце XIX в.; первоначально рисунки предназначались в основном для детей и имели вполне безобидный характер. Произведения рисованной литературы быстро завоевали популярность и играли на этом этапе положительную роль, так как были прекрасно выполнены, показывали с добротой и мягким юмором очеловеченный мир животных, диалоги были смешными и выразительными. Однако с конца 30-х годов комиксы выходят за пределы детского восприятия и становятся в основном привилегией взрослых, в корне меняя свою художественную и идейную направленность: именно в это время в комиксы входят смерть и насилие, супермены и шпионы, пошлость и жестокость, т. е. те атрибуты, которые характерны для всех форм «массовой культуры». Успех комиксов объясняется прежде всего тем, что это одна из наиболее доступных форм «массовой культуры». Восприятие рисунков и примитивных диалогов требует минимальных интеллектуальных затрат, в картинках в сжатой форме преподносятся расхожие мифы «массовой культуры», проповедь мещанских ценностей и устремлений. В комиксах также идет спекуляция на том, с чего, собственно, начиналось производство низкопроб- 43
ной массовой культурной продукции,— на мелодрамах и полицейских романах. Таким образом, с самого начала возникновения форм «массовой культуры» вполне четко определились два направления, на которых производители данной продукции наживаются и по сей день,— это, с одной стороны, грёзы, эскейпизм — уход от реальной действительности в призрачный мир иллюзий, с другой стороны, насилие, культ жестокости. В современной продукции «массовой культуры» эти два направления развились, прочно заняли свои позиции наряду с другими формами, которые появлялись и развивались с учетом потребностей правящих классов капиталистических стран. Наиболее широкое распространение «массовая культура» получила с конца 40-х годов. С самого начала это явление привлекло к себе пристальное внимание буржуазных исследователей, социологов. Они стремились понять сущность этой культуры, определить свое отношение к ней. В 1960 г. в США состоялся первый симпозиум по проблемам «массовой культуры». Участники его разделились на два лагеря, и пресса быстро окрестила их .«оптимистами» и «пессимистами»5. Те, кого относят к «пессимистам», видят в «массовой культуре» угрозу человеческой индивидуальности, отрицание высокого искусства. Критика этого явления у них часто ведется с буржуазно-либеральных позиций, однако эти исследователи рассматривают проблему отчуждения людей, угасания духовного начала в человеке. Представители социально-критического направления подчеркивают наркотический характер «массовой культуры», тщательно анализируют всевозможные деструкции индивидуального сознания, вовлеченного во взаимодействие с «массовой культурой», в поток массовой коммуникации. 5 См.: Карцева Е. Н. Идейно-эстетические основы буржуазной «массовой культуры». М., 1976. С. 88. 44
Однако часто, как, например, у Т. Адорно, критика буржуазной культуры превращается в критику культуры вообще. Г. Маркузе, отрицая «массовую культуру», отрицал и технический прогресс, считая его регрессивным явлением. В техническом прогрессе вообще многие исследователи видят опасность для культуры. Как отмечает французский социолог Арман Матлар, «многие критики испытывают ностальгию по культуре, не зараженной влиянием техники»6. Д. Макдональд считает, что «массовая культура» — это созданный на предприятии продукт, предназначенный для оптовой продажи на рынке. Ее отличительная черта заключается в том, что она является предметом для массового потребления, как жевательная резинка. Она создается специалистами, нанятыми бизнесменами; ее аудитория — пассивные потребители, участие которых в товарном обмене ограничивается выбором — купить или не купить. Д. Макдональд подчеркивает, что «это сила, сметающая все старые барьеры традиций, вкусов и стирающая культурные различия»7. Один из исследователей проблем, связанных с «массовой культурой», Э. ван ден Хааг, отмечает поистине глобальное распространение этого явления в современном буржуазном обществе. По его мнению, ««массовая культура» — это культура не класса пли группы. Это культура практически всех и каждого, если говорить о сегодняшнем дне». А суть ее в том, что «массовая культура» представляет собой «коррупцию и отказ от наследия прошлого»8. Что же касается «оптимистов», то они, наоборот, утверждают, что мощное развитие средств массовой ком- 6 Mattelart A., Piemme J.-M. Cultural industries: the origin of an idea//Cultural industry. A challenge for the future of culture. Paris, 1982. P. 53. 7 MacDonald D. A theory of mass culture//Mass culture. The popular arts in America. P. 60, 62. 8 Van den Haag E. A dissent from the consensual society//Mass cuKure revisited. New York, 1971. P. 86. 45
муникации и широкое распространение «массовой культуры» открыли новую эру в развитии человечества. Мало того, что они.не видят ничего плохого в «массовой культуре», напротив, они считают ее явлением прогрессивным, «стилем жизни, который царит надо всем», а, например, кинопродукцию «массовой культуры» Д. Белл рассматривает как окно в жизнь, школу жизни, особенно для подрастающего поколения9. Если, по мнению социологов, критически относящихся к этому явлению, «массовая культура» оказывает на людей разобщающее воздействие, то М. Маклюэн, будучи приверженцем «оптимистов», видит в ней «объединяющую силу, которая вовлекает всех без исключения во взаимное общение»10. Г. Ганс вообще считает, что в «массовой», или, как он ее называет, «популярной», культуре нет никакой опасности. Разграничивая и четко отделяя культуру «высокую» от «популярной», он соответственно разделяет и публику по принципу, кто какой вид культуры предпочитает. Таким образом, у него получается, что в обществе далеко не все потребляют продукцию «массовой культуры», так как она «не имеет всеобщего характера, ее нельзя рассматривать как источник опасности, который мог бы угрожать обществу или демократическому государству»11. Кроме того, некоторые исследователи, как, например, Д. Уайт, подмечая эволюцию «массовой культуры», ее динамику, исходят из того, что она «удовлетворяет необходимые потребности людей в большей степени, чем формирует их»12. Несмотря на разницу в оценках этого явления, боль- 9 Bell D. The cultural contradictions of capitalism. New York, 1976. P. 75, 76. 10 MacLuhan M., Fiore Q. The Medium is the massage: An inventory of effects. New York, 1967. P. 63. 11 Gans H. Popular culture and high culture. New York, 1974. P. 51. 12 Mass culture revisited. P. 19. 46
шинство западных исследователей считают, что «массовая культура» — общечеловеческое явление, никак не связанное с социальной структурой общества, характерное для современного этапа развития средств массовой коммуникации, что ее распространение вызвано научно-техническим прогрессом. Б. Розенберг, в частности, пишет: «Кто же несет ответственность за «массовую культуру»? Виновато любое общество, в котором достигнут соответствующий высокий уровень технического развития»13. Буржуазные исследователи часто считают, что все проходящее по каналам массовых коммуникаций автоматически является «массовой культурой». При этом не учитывают тот факт (или просто закрывают на него глаза), что с развитием системы средств массовой коммуникации, с повышением культурного и образовательного уровня населения по каналам средств массовой информации (СМИ) проходят и принимаются публикой истинно высокие произведения мировой классики, которые отнюдь нельзя назвать культурным ширпотребом. К тому же средства массовой информации все больше совершенствуются и в странах социалистического содружества, однако это вовсе не означает, что там существует «массовая культура». Национальная по форме и социалистическая по содержанию, подлинно народная культура нашей страны и братских социалистических государств с развитием кино, телевидения, радио, печати становится достоянием миллионов людей во всем мире. Часто «массовую культуру» определяют как нечто противоположное так называемой элитарной, или высокой, культуре, т. е. рассматривают это явление однобоко, только как часть искусства, и полностью игнорируют социальный, политический аспект этого явления, тот факт, что во всех империалистических государствах оба вида культуры служат ареной борьбы между представителями 13 Mass culture. The popular arts in America. P. 11. 47
буржуазии и демократических сил. Кроме того, «разделение буржуазного искусства на «высокое искусство для ценителей» и «низкое искусство для масс», равно как и превалирующее влияние «массового искусства», характерно для всего искусства империализма и связано с такими вопросами, как способ производства этого искусства, его распространение и воздействие» 14. Концепции, разделяющие культуру на «массовую» и «элитарную», возникли давно и служат в основном для обоснования «естественности» существования этих двух типов культур и соответствующего подразделения публики. Теоретики «массовой культуры» много говорят и пишут о культуре для «элиты», считая ее «высоким» искусством, доступным по своей сути и содержанию далеко не всем. «Массовая» и «элитарная» культуры являются двумя неразрывпо связанными сторонами единой буржуазной культуры. За их противопоставлением друг другу кроется стремление выдать названные формы «за всеобщее расчленение культуры XX века». Эксплуататорские классы духовную культуру рассматривают как «свою монополию, призванную укреплять их экономическое и политическое господство»15. Недаром на Западе упорно распространяется мысль, что народ якобы не в состоянии воспринимать истинные произведения мировой культуры, что они для «серой массы» — «книга за семью печатями». Из этого делается вывод, что настоящее, «высокое» искусство — это искусство для элиты, для утонченной интеллигенции. Но ведь хорошо известно, что с повышением общеобразовательного уровня народа люди тянутся к серьезным произведениям и, что важно, правильно их понимают. Значит, решение проблемы состоит в том, 14 Империализм и культура: К развитию культуры в ФРГ. М., 1981. С. 207. 15 Лшин Г. К. Доктрина «массового общества». С. 166. 48
чтобы повсеместно поднимать этот уровень, предоставить широким массам доступ к шедеврам мировой культуры. Но это как раз и не входит в задачу правящих классов в буржуазном обществе. Среди буржуазных идеологов бытует мнение, что произведения «элитарной» культуры не могут распространяться большими тиражами, что, будучи привилегией избранных, немногочисленной верхушки, они не могут представлять интерес для масс. Однако, к примеру, пластинки с музыкой Бетховена и Стравинского, романы Драйзера и Фолкнера не только выходят на Западе крупными тиражами, но и раскупаются, имеют успех у широкой публики. И все-таки их никак и никогда нельзя будет на этом основании отнести к «массовой культуре», о которой в данном случае идет речь. Даже сторонники разделения культуры на «массовую» и «элитарную», как, например, американский социолог Г. Ганс, вынуждены признать, что «если принимать во внимание размер аудитории, то видно, что «популярная культура» имеет массовое производство и распространение, однако то же самое часто относят и к «высокой» культуре, например книгам, пластинкам, фильмам. Немногие из тех, кто приобщается к «высокой» культуре, достаточно богаты, чтобы покупать в подлинниках шедевры живописи, а большинство, как и потребители «популярной культуры», вынуждены довольствоваться копиями, производимыми массовыми тиражами» 16. Буржуазные идеологи упорно проводят мысль, что массы не только не имеют никакого отношения к культуре, но и играют разрушительную роль в ней. В этих представлениях игнорируется то, что народ не только может быть потребителем истинного искусства, но, что самое главное и о чем свидетельствует тысячелетняя история 16 Gans H. Popular culture and high culture. P. 21. 4 E. П. Смольская 49
развития культуры, именпо народ является создателем большого, бессмертного искусства. Вместе с тем специально для элиты предназначенная «своя» культура часто не столько несет в себе какие-то высокие философские или нравстБенные идеи, сколько просто Становится символом престижа. В качестве примера можно привести модернизм со всеми его направлениями. Модернизм — «следствие парализующего действия на развитие искусства общественных отношений империализма, результат постепенно усиливающегося «отчуждения» его от прогрессивных социальных сил, от единения с жизнью народа»17. Характерной чертой модернизма является то, что его произведения непонятны широкой публике, и это не удивительно. Модернизм непонятен народу потому, что он не отражает жизнь, а искажает ее, коверкает, доводя до абсурдности сами художественные формы. Поэтому противопоставление модернизма «массовой культуре» отражает не разграничение истинного и псевдоискусства, а, скорее, разделение публики на элиту и массы, стремление навязать каждому слою свою культуру, свое искусство. Один из теоретиков «элитарной» культуры, испанский философ Ортега-и-Гасет, говорит, что «модернистское искусство имеет массы против себя, и оно всегда будет иметь их против себя. Оно по существу чуждо народу; более того, оно враждебно народу»18. Вместе с тем ряд исследователей, как, например, Б. Розенберг, считают, что «высокая» культура — это не что-то заоблачное, недоступное. Искусство и восприятие «высокой» культуры доступны каждому, кто «не страдает тяжелыми расстройствами мозга»19. Несомненно, что для 17 Модернизм: Анализ и критика основных направлений. М., 1980. С. 10. 18 Там же. С. 16. 19 Mass culture revisited. P. 9. 50
правильного и глубокого восприятия произведений мировой классики необходимо иметь определенную подготовку, образование. А в капиталистическом обществе далеко не все могут позволить себе получить достаточное образование, которое стоит больших денег. По этой же причине не у каждого развивается стремление регулярно посещать оперу, театр или концерты. Однако это не свидетельствует о принципиальной невозможности для широкого круга людей понять истинное искусство. Теории «элитарной» культуры служат интересам правящей верхушки капиталистических стран, так как пытаются не только разграничить культуру для масс и для элиты, но и обосновать необходимость отрыва художника, автора от реальной жизни. Художник является важным объектом элитарных теорий, которые служат как раз тому, чтобы оградить художника от контактов с широкой публикой, изолировать его творчество от проблем, волнующих народ, чтобы воздвигнуть непреодолимую стену между художественным творчеством и жизнью. Герберт Ганс, например, считает, что если «массовая культура» ориентируется на потребителя, то «элитарная» культура, наоборот, ориентирована на создателя20. Еще в 60-х годах на Западе распространение получила концепция одиночества художника. В ней оспаривается критерий правдивости как решающий для искусства, которое объявляется средством самовыражения художника, «свободного не только от суеты будней, но и вообще от земных забот и страстей, включая заботы и страсти политические. Его побуждают замкнуться в сфере подсознания или просто погрузиться в мир многоцветных иллюзий, в развлекательное сочинительство, ловко вставляющее кусочки правды в мозаику лжи»21. Буржуазная пресса прямо высказалась на этот счет на 20 Gans H. Popular culture and high culture. P. 67, 71. 21 Об этом см.: Караганов А. В. Киноискусство в борьбе идей. М., 1982. С. 107. 4* 51
своих страницах: «Художник тщательно должен оберегать и поддерживать то состояние, которого все другие члены общества стремятся избежать,— одиночество. Будучи одиноким, как он одинок в рождении, смерти, любви или страдании, художник может узнать правду о человеке, о силах, которые в нем скрыты, о его слабостях. Только будучи одиноким, художник может познать суть человеческой природы»22. Естественно, художник, оторванный от реальной жизни, не найдет отклика в умах и сердцах широких народных масс, его творчество будет или служить «искусству для искусства», или потакать целям правящих кругов капиталистических стран, всячески старающихся подсунуть народу «массовую культуру», элементарную для восприятия, замещающую эстетическое наслаждение примитивным удовольствием, освобождающую потребителя от эмоциональных переживаний и интеллектуального напряжения, дающую не познание, а иллюзию познания, В этой связи хотелось бы отметить, что если для приверженцев элитарных теорий одиночество художника является необходимой предпосылкой «истинного» творчества, то действительно большие художники, как, например, Ф. Феддини (чье творчество, кстати сказать, тоже часто относят к «элитарной» культуре благодаря символической своеобразности его фильмов), видят в одиночестве не благо художника, а «беду, несчастье современных людей». ф$л$ини пишет, что корни одиночества «очень глубоки, восходят к самым истокам бытия... и никакое опьянение общественными интересами, никакая политическая симфония не способны их с легкостью вырвать. Однако, по моему мнению,— продолжает режиссер,— существует способ преодолеть это одиночество; он заключается в том, чтобы передать «послание» от одного изолированного в своем одиночестве человека к другому и таким образом 22 Life. 1966. З.Х. 52
осознать, раскрыть глубокую связь между одним человеческим индивидуумом и другим»23. Общие проблемы, связанные с разграничением «массовой» и «элитарной» культуры, сложны еще и тем, что в настоящее время на Западе исследователи этих вопросов не только делят аудиторию на массы и элиту, но и выделяют промежуточные звенья, приписывая им свой тип культуры. Видимо, это связано с тем, что с ускорением научно-технического прогресса, повышением общеобразовательного уровня населения шаблоны «массовой культуры», как и оторванность, ограниченность культуры «элитарной», уже не могут служить общим каноном для описания культурной жизни современного капиталистического общества. Вместе с тем, как отмечает Г. Ганс, «несмотря на то что «высокая» культура проникает в общество и находит свое распространение и признание у более широких слоев населения, чем раньше, различие между «высокой» и «популярной» культурой не исчезло»24. Он говорит и о взаимопроникновении культур. Например, «молодежная» культура 60-х годов, которой, по его мнению, особенно боялись во время подъема молодежного движения в капиталистических странах, в настоящее время не вызывает никаких опасений. Более того, она уже не представляет никакой опасности для культуры «высокой», а многое из той «молодежной» культуры входит как составная часть в коммерческую «массовую культуру». «Массовая культура» служит массе, которую Г. Ганс охарактеризовал как «неаристократическую, необразованную часть европейского общества», имея в виду людей, которые в настоящее время являются представителями «низших слоев среднего класса, рабочими и бедняками». 23 Феллини Ф. Статьи. Интервью. Рецензии. Воспоминания. М., 1968. С. 66. 24 Gans H. Popular culture and high culture. P. 6. 53
По мнению Г. Ганса, термин «массовая культура» явно имеет пренебрежительный оттенок, так как «масса» предполагает «неопределенно большое количество народа, скорее даже толпу, нежели индивидов или членов группы; «массовая культура» — это скорее отсутствие культуры у толпы» 25. Продукция «массовой культуры» в общем и целом ориентирована на потребителя, на массы, и, чтобы производить культурную продукцию достаточно дешевую, рассчитанную на людей со средними доходами, создатели «массовой культуры», которые сталкиваются с разнообразной публикой, должны апеллировать к каким-то общим стандартам, стремиться к созданию содержания, понятного как можно большему числу людей. Однако сложность для создателей продукции «массовой культуры» заключается в том, что так называемый китч, т. е. самые низкопробные поделки, не может удовлетворить возрастающие запросы людей, так как общий уровень масс с развитием общества не может оставаться на прежнем низком уровне, даже если этот уровень пытаются искусственно поддерживать. Поэтому четкие рамки «элитарная» культура — «массовая культура» уже не вмещают в себя всех понятий, связанных с этим явлением. Внутри самой «массовой культуры» цроисходит определенное расслоение, подобно расслоению и в среде населения капиталистических стран. Многие сюжеты и жанры, принадлежавшие ранее исключительно «элитарной» культуре, ныне заимствуются и «массовой культурой». Появляется все больше авторов, которые могут совмещать творчество в этих различных областях. Американский социолог Эдуард Шилз, явно примыкающий к «оптимистам», выделяет три уровня культуры, которые определяются эстетическими, интеллектуальными 25 Ibid. P. 9. 54
и моральными критериями. Это: «высокая», «рафинированная» культура (high, refined), «средняя» (mediocre) и «грубая» (brutal) 26. «Высокая» культура, по его мнению, характеризуется серьезностью содержания, выбором основополагающих проблем, глубоким проникновением в них. К «высокой» культуре он относит «великие произведения поэзии, романы, философию, научные теоретические и практические исследования, скульптуру, живопись, музыкальные произведения и их исполнение, исторический, политический и социальный анализ» и др. В «среднюю» культуру он включает те произведения, которые, несмотря на старания их создателей, все-таки не могут достичь высоких стандартов «рафинированной» культуры. Произведения «средней» культуры, по мнению Шилза, менее оригинальны и включают в себя те жанры, которые не получили признания «высокой» культуры, как, например, музыкальная комедия. В этой связи Шилз не обходит вниманием и творчество простых людей, «с их трудным существованием, их обычными горестями и скромными радостями»27. И наконец, к «низкой», «грубой» культуре социолог относит те произведения, в которых художественная символика более элементарна. Хотя представленные здесь жанры можно отнести и к «высокой» и к «средней» культуре, все же «грубая» включает в себя и такие «внешне выразительные зрелища», в которых символическое художественное содержание составляет минимум (например, бокс, скачки и др.) 28. Кроме того, Шилз разграничивает эти три вида культуры и по историческому содержанию. В этой связи он подчеркивает, что «высокая» культура неизмеримо богаче ост£.л!;.'*ых, так как в нее входят все лучшие про- 26 Shils П. Mass society and its culture//Mass culture revisited. P. 64. 27 Ibid. P 63. 28 ibi; : ::. 55
изведения не только современности, но и прошлого. Произведения «средней» культуры, по его мнению, редко достаются в наследие потомкам, их жизнь короче, а «низкая» культура, ориентируясь на чисто традиционные формы, вообще не создает новое, оригинальное содержа- 9Q ние . В исследовании американского социолога, хотя он и пытается разделить типы культур, полностью отсутствует социальный анализ, что не позволяет ему адекватно раскрыть и отразить диалектическое развитие различных форм культуры. Пытаясь определить уровни, которым соответствует тот или иной вид культуры, он по существу сводит все к разграничению жанров, забывая о том, что исследовать влияние культуры на различные слои населения необходимо в социальном контексте. Несколько по-другому строит свое исследование Г. Ганс. Он выделяет пять видов культуры, определяя для каждого вида основные характеристики и аудиторию. В его исследовании интересно то, что он как раз расчленяет саму «массовую культуру», показывая, что ее элементы зависят от того, на какой слой общества она в том или ином случае ориентирована. Что касается «высокой» культуры, то здесь, как и все прочие исследователи, Ганс выделяет в качестве одного из основных показателей то, что ее авторами являются «серьезные» художники, а ее потребители занимают элитарное социальное положение30. Далее Ганс выделяет культуру верхних слоев среднего класса, культуру низших слоев среднего класса, «низкую» культуру и культуру «как бы» народную. По мнению Ганса, культура верхних слоев среднего класса менее абстрактна, чем «высокая» культура. В литературе этого вида содержание значит больше, чем на- 29 Ibid. P. 73. 80 Gans H. Popular culture and high culture. P. 76. 56
строение и развитие характеров. Некоторые авторы (например, А. Миллер, Н. Мейлер) начинали как авторы «высокой» культуры, но затем либо изменилось их творчество, либо расширилась их аудитория, что, впрочем, не было предусмотрено самими авторами. К этому виду культуры критики относятся особенно враждебно, так как она что-то заимствует у «высокой» культуры, но иногда ухудшает ее. Публика, потребляющая продукцию «высокой» культуры, тоже не воспринимает произведения этой, как часто ее называют, «мид-культуры»31. Культура низших слоев среднего класса по количеству потребителей «является доминирующей в США». Эстетика этой культуры подчеркивает содержание. Форма служит главным образом для того, чтобы «сделать содержание более понятным, доступным и привлекательным. Драматический материал выражает и подчеркивает "идею и чувства, и, хотя ставятся вопросы, в конце драмы все сомнения должны быть разрешены»32. «Низкая» культура доминировала в США вплоть до 50-х годов, пока не была заменена культурой низших слоев среднего класса. «Низкой» культуре свойствен морализм, но она ограничена прежде всего семейными или индивидуальными проблемами, в ее произведениях добро и зло всегда четко разграничены33. Итак, совершенно ясно, что буржуазные исследователи стремятся не только противопоставить «массовую культуру» элитарной, но и выявить то расчленение, которое происходит внутри самой «массовой культуры». Однако слабости применяемой методологии анализа, выражающиеся в игнорировании принципа историзма и диалектического подхода в исследовании, приводят к тому, что в поле зрения исследователя не попадают те социальные условия, 31 Ibid. P. 81—83. 32 Ibid. P. 84—87. 33 Ibid. P. 89—90. 57
которые были причиной такого разграничения современной западной культуры, а самое главное — не вскрывается классово-идеологическая сущность разделения культуры вообще и «массовой культуры» в частности. Весь анализ нередко сводится лишь к эстетическим характеристикам отдельных жанров. Конечно, явление современной «массовой культуры» гораздо более сложно и неоднозначно, чем это может показаться на первый взгляд. Часто к «массовой культуре» мы относим не только самые низкопробные произведения, но и те, которые, не отличаясь глубоким и разнообразным содержанием, совершенной формой, все-таки выполнены на высоком профессиональном уровне и могут удовлетворить более взыскательные вкусы определенной части населения, не принимающей откровенный ширпотреб «китча». Однако общие характеристики «массовой культуры» в идеолого-пропагандистском, эстетическом плане являются всеобъемлющими для описания и анализа этого явления. Индустриализация «массовой культуры» Важной чертой «массовой культуры» является то, что ее производство все более ставится на промышленную основу, а произведения «массовой культуры» превращаются в товар. Индустриализация культуры на Западе стала в настоящее время всеобъемлющей. Монополистический характер этого явления уже не скрывается даже самой правящей верхушкой империалистических государств, которая в завуалировании этого факта «не заинтересована: когда ее сила становится известной всем, ее власть возрастает. В этих условиях уже не надо притворяться, что кино, радио, телевидение — это искусство. Остается одна неприкрытая правда: это бизнес на идеологии»34. 34 Adorno Т., Horkheimer M. The culture industry: Enlightment as mass deception//Mass communication and society. London, 1977. P. 349. 58
На XX сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО в 1978 г. обсуждались вопросы, связанные с культурной «индустрией». В документах конференции, в частности, отмечалось, что «культурная индустрия существует тогда, когда продукты культуры производятся, размножаются, накапливаются и распространяются коммерческим путем на промышленной основе, т. е. в массовом масштабе и в соответствии с принципами, в большей мере основанными на экономических соображениях, чем на какой бы то ни было заботе о развитии культуры»35, что в настоящее время «даже художественное творчество основывается на промышленных процессах»36. Хотя продукция «массовой культуры» очень специфична и телевизионную программу или фильм нельзя отождествлять с самим телевизором или кинопроектором, которые можно продать и на этом сделать бизнес, все же трудно согласиться с точкой зрения некоторых западных социологов, которые недооценивают отрицательное значение индустриализации и коммерцизации «массовой культуры». Например, О. Жирар, профессор Сорбонны, пытается определить те условия, при которых отрасли культурного производства могут создать новые возможности для развития и демократизации культуры. В этой связи он отмечает, что, «даже если продукт культуры создается для рынка с точки зрения его производства и распределения, а также методами, способствующими его продаже, это не значит, что он является таким же товаром, как и остальная продукция капиталистического производства, и общие законы накопления капитала не действуют, как везде, когда дело касается культуры»37. Конечно, говоря о капиталистическом производстве в области культуры, надо иметь в виду, что, если брать 35 Cultural industries. P. 21. 36 Ibid. P. 32. 37 Girard A. Cultural industries: A handicap or a new opportunity for cultural development?//Cultural industry. P. 37.. 59
содержание произведепий «массовой культуры», речь может идти лишь о накоплении «капитала» идеологического. Но нельзя забывать также и о том, что к «массовой культуре» мы относим не только смысл и содержание книг, фильмов, шоу, телевизионных программ, но и рекламу, которая имеет вполне материальное воплощение, и сами книги, производство которых вполне укладывается в рамки всего капиталистического производства, и пластинки, и все те производные, как, например, сумки, плакаты, эмблемы и другую продукцию, на которых можно увидеть девизы, изображения звезд эстрады, героев фильмов, литературных произведений «массовой культуры». Развиваться быстрыми темпами и играть все большую роль в жизни западного общества индустрия «массовой культуры» начала с середины 40-х годов, после второй мировой войны. На поточную систему было поставлено производство фильмов, литературных произведений, продукции новых отраслей, таких, как телевидение, видеозапись. «Массовая культура» все более подчинялась законам коммерцизации. Оба этих признака — заранее заданная коммерческая установка и конвейерный поточный характер производства культурной продукции — свидетельствуют о перенесении па область культуры финансово-индустриального подхода, который свойственен всем другим отраслям капиталистического производства. К этому можно добавить также то, что потребление такой культурной продукции становится для читателя, зрителя «таким же необходимым и привычным делом, как обыденпые покупки. Люди уже не могут обойтись без ежедневных порций литературного и кинотелевизионного ширпотреба»38. Характерно, что создатели «массовой культуры» в той же мере, в какой исследуют запросы покупателя в мате- 38 Карцева Е. П. Идейно-эстетические основы буржуазной «массовой культуры». С. 102. 60
риальной области, изучают и его психологию применительно к духовному «потреблению». Целая армия психологов и социологов выясняет, какой товар «массовой культуры» находит наибольший спрос, какие проблемы в данный период могут заинтересовать публику. При этом производителями «массовой культуры» разрабатывается целая система стандартов для серийного выпуска своего товара. Используются разнообразные приемы для поддержания у потребителей нервного напряжения, стереотипы, шаблоны, обеспечивающие самоидентификацию зрителя или читателя с героем. Невзыскательным вкусам служат неизменный «хеппи-энд», «система звезд», имидж постоянного героя и другие штампы и символы «массовой культуры». Итак, налицо все признаки культурной индустрии. Американский социолог Эрнест ван ден Хааг, выделяя признаки «массовой культуры», на первое место ставит именно такие, которые свидетельствуют о ее промышленном характере: «1. Отделение производителя от потребителя, которое является составной частью всеобщего отчуждения производства от потребления. 2. Продукция «массовой культуры» направлена на удовлетворение средних вкусов, т. е. она льстит всем, никого не удовлетворяя полностью. Здесь наблюдается стандартизация продукции. 3. Производители — элита, которая не развивает вкусов потребителя, а старается им угождать»39. Таким образом, стандартизация продукции «массовой культуры», постановка ее производства на промышленную основу служат интересам правящих кругов на Западе, а коммерцизация культуры имеет следствием все большую ее примитивизацию, нивелирование. Смысл превращения культуры в индустрию заключается также и в том, что «промышленность исключает двойной обмен. Зритель, «потребитель» только берет пред- 39 Van den Haag E. A dissent from the consensual society. P. 91. 61
ЛоЖеннЬШ ему схемы. Таким образом, инДивйд Лишается своей функции, «диалог» прекращается. «Потребителю» нечего анализировать, за него все сделано «производителем»40. Кроме того, при промышленном характере культуры хозяева этой культурной индустрии подвергают обследованию образ мыслей автора, «подобно тому как импресарио требует от танцовщицы, чтобы она продемонстрировала ему свои ноги. Они уже с самого начала с презрением относятся к произведению, которое собираются купить, как и к публике, которой они его продают. Их задача — установить между этими двумя презираемыми ими категориями рода человеческого — автором и читателями — контакт, который сведется к прибыли в долларах... Современные исследования рынка помогли обнаружить или же послужили подтверждением того, что нас незачем превращать в стадо. Мы являемся им. Нам ничего не навязывают. Наш вкус предусмотрен, наши желания будут удовлетворены...»41. В области создания и распространения «массовой культуры», коль скоро она подчиняется капиталистическому способу производства, действуют соответствующие закономерности. Для капиталистического производства вообще и для культурного в частности характерной является высокая степень концентрации. На производство культурной продукции в рамках государственно-монополистического капитализма существует такая же монополия, как и на другие виды капиталистического производства. Как писал В. И. Ленин в работе «Империализм, как высшая стадия капитализма», «монополия, раз она сложилась и ворочает миллиардами, с абсолютной неизбежностью пронизывает 40 Adorno Т., Horkhelmer M. The culture industry: Enlightment as mass deception//Mass communication and society. P. 349. 41 Цит. по: Империализм и культура: К развитию культуры в ФРГ. С. 219. 62
все стороны общественной жизни...»41*. Ё настоящее время, на нынешней стадии развития государственно-монополистического капитализма, рынками средств массовой коммуникации, по каналам которой проходят все формы «массовой культуры», овладели несколько крупных международных концернов. Это проявляется в монополизации производства и сбыта не Только Технических средств массовой коммуникации (радиоприемники, телевизоры, магнитофоны) , но и фильмов, телевизионных программ, книг, журналов, грампластинок. В несоциалистической зоне мира под властью международных концернов находится около 80% тиража ежедневных газет, 90% радиостанций международного диапазона, 95% мощностей телевидения. Почти 80% информации, распространяемой в промышленно развитых капиталистических и развивающихся странах, поставляется четырьмя крупнейшими буржуазными агентствами — ЮПИ (Юнайтед Пресс Интернэшнл), АП (Ассошиэйтед Пресс), Рейтер и АФП (Франс Пресс). В области производства «массовой культуры» действуют и законы слияния банковского и промышленного капитала. Образуются мощные и влиятельные финансово- издательские группировки, держащие под своим контролем средства распространения информации и «массовой культуры». Четко отлаженный механизм воздействия крупного капитада на пропагандистскую, культурную индустрию проявляется, в частности, в том, что среди акционеров издательских и радиотелевизионных компаний можно назвать банки Моргана, Рокфеллеров, Меллонов, крупнейшие промышленные корпорации, нефтяные монополии. Например, агентство ЮПИ до сравнительно недавнего времени принадлежало финансовой группе «Э. У. Скриппс», которая владеет 31 газетой и несколькими радио- и телевизионными станциями, а в июне 1982 г. 42 Ленин В. И. nojfii. собр. соч. Т. 27. С. 355. 63
было перекуплено объединением «Медиа ньюс корпорейшн». Многие в прошлом исключительно промышленные концерны ныне проявляют интерес к средствам массовой коммуникации. Примерами могут служить факты приобретения концерном «Трансамерикэн корпорейшн» фирмы «Юнайтед артисте», покупки итальянскими нефтяными и автомобильными концернами крупных газет. Представители самых различных деловых кругов пытаются прибрать к рукам доходные предприятия в «сфере развлечений» и «шоу-бизнесе». Особенно же заметно стремление монополизировать данный «рынок» у концернов, дей£2&унпци;£ в области коммуникаций и средств массовой информации. Например, австралийский делец Руперт Мердок — владелец многих газет и журналов в США, Англии, Канада и, разумеется, в Австралии — приобрел в 1985 г. американскую телевизионную корпорацию «Мет- ромедиа», 50% акций кинокомпании «Твентиз сенчури — Фокс». Печатные издания Мер дока побили рекорды кричащей бульварной сенсационности: в них на все лады описываются, а в конечном счете и воспеваются преступления, различного рода извращения, жестокость. Теперь, предсказывает американская печать, «массовая культура» получит новую инъекцию откровенной вульгарности и пошлости, присущих продукции «империи Мердока». Нагляднр проявляется и такой признак империализма, как вывоз капитала наряду с вывозом товаров. Распространяя собственную продукцию а других странах, крупнейшие информационные концерны в настоящее время стремятся к созданию в этих странах зависимых предприятий радио, телевидения, прессы, подчинить себе национальные средства массовой информации путем финансовой и технологической помощи, т. е. захватить там ключевые позиции. Особенно наглядно это проявляется до отношению к развивающимся странам. 64
Проводя политику «информационного империализма», спекулируя на экономических и технических трудностях, проводники «массовой культуры» буквально начиняют развивающиеся страны своей продукцией. Развивающиеся страны решительно борются против «культурного» неоколониализма. Созданы независимые Всеафриканское агентство (ПАНА), Организация информационных агентств стран Азии и Тихого Океана (ОAHA). Особенность современного империализма — образование международных монополистических союзов — мощных транснациональных корпораций. Пятнадцать таких корпораций доминируют в настоящее время в производстве радиол и телеоборудования, электронной техники для печати, радио- и телеспутников связи. Они скупают радио- и телестанции, газеты и журналы, непосредственно вторгаются на рынок информации и культуры. Эти крупные корпорации в состоянии производить товары гораздо дбшёвле, чем мелкие фирмы, что значительно повышает их конку* рентоспособность. Как в общем функционировании империалистического производства, так и в области культурной, информационной индустрии находит свое яркое выражение и стрем* ление империалистической буржуазии к разделу мира на сферы влияния, в данном случае информационного, культурного. Борьба за это влияйие в настоящее время носит особенно ожесточенный характер, причем за контроль не только над развивающимися странами, но й над странами, находящимися на стадии государственно* монополистического развития. Для культурной индустрии характерно таюке тесйоё переплетение интересов и функций правящих кругов капиталистических государств с интересами монополистической буржуазии. Стремясь доказать, будто средства массовой информации в капиталистическом мире являются «свободными», «независимыми» в выборе своей позиции, характера и содержания своих передач, буржуазные идео- 5 Е. П. Смольская 65
логи ссылаются на то, что производство и распространение культуры, информации находится в руках частных компаний и потому якобы не зависят от какого бы то ни было влияния и контроля властей. На самом же деле там, где средства массовой информации находятся в руках частных компаний, их «независимость» носит чисто внешний характер. Владельцы газет, издательств* радио- и телестанций, рекламных агентств, кинотеатров являются представителями класса капиталистов и поэтому в проведении культурной политики неизбежно равняются на его позиции. И даже там, где часть средств массовой информации находится в руках государства, как, например, радиовещание и телевидение в ФРГ, часто происходит прямое сращивание средств массовой информации с интересами монополистических кругов, т. е. в буржуазном обществе государство* стоящее на службе монополий й защищающее и* интересы* осуществляет власть и над идеологической, культурной жизнью населения. Таким образом, независимо от того* являются ли компании по производству й распространению «массовой культуры» государстйёййыми или частными, культурная индустрия всегда принббит дивиденды правящему классу. Актуально звучат слова В. И. Ленина о том, что свобода печати «есть обман, пока... остается власть капитала над прессой, которая проявляется во всем мире тем ярче, тем резче, тем циничнее, чем развитее демократизм и республиканский строй, как, например, в Америке... Капиталисты называют свободой печати свободу подкупа печати богатыми, свободу использовать богатство для фабрикации и подделки так называемого общественного мнения»43. ! О всех этих проблемах индустриализации культуры, о действии законов империалистического производства в 43 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 37. С. 495. 66
области распространения культуры, информации, которые играют важную роль в современном мире, говорилось на симпозиуме, организованном в 1982 г. в Праге и посвященном вопросам, связанным с борьбой за новый международный информационный порядок44. Говоря об индустриализации культуры и о тех закономерностях, которые действуют в рамках производства и распространения «массовой культуры», нельзя не затронуть, хотя бы в общих чертах, проблему «свободного потока информации», так как она неразрывно связана с вывозом идеологического капитала, с распространением «массовой культуры» в буржуазном мире и с попыткой протолкнуть ее в страны социалистического содружества, тем более что «массовая культура» смыкается по существу с пропагандой буржуазного образа жизни. Позиция социалистических стран по данному вопросу последовательна и однозначна. Она заключается в том, что обмен информацией и культурными достижениями должен служить взаимному ознакомлению друг с другом народов разных стран, что информация должна быть объективной и правдивой. Что же касается капиталистических государств, то они стремятся к одностороннему распространению информации и культуры, пЫТаюТся захватить инициативу в свои руки, навязывая народам сйою культуру, свой образ жизни. Поэтому термины «свободный поток информации» и «культурный империализм» оказываются по существу рядом и обозначают одно и то же явление. Помимо того что западные страны стремятся внедрить свою идеологию, «ценности» буржуазного образа жизни в других странах, прежде всего в социалистических и развивающихся, односторонний обмен, точнее, «поток» информации и культуры подразумевает антикоммунистиче- 44 См.: На путях к новому международному информационному порядку/ДТроблемы мира и социализма. 1982. № 10. С. 40—47. б* 67
Скую, антисоветскою направленность. Как от^е^алобь tia Всесоюзной научно-практической конференции, «одна из важнейших целей западной пропаганды состоит сегодня в том, чтобы создать резко отрицательное представление о нашей стране, изобразить реальный социализм в качестве «аморального», «бесчеловечного» и «незаконного» общественного строя, который самим фактом своего существования якобы угрожает ценностям и образу жизни «цивилизованного общества»»45. Среди «культурных империалистов» главенствующие Позиции занимают Соединенные Штаты Америки, которые хотели бы заставить другие страны односторонне принимать преподносимую им информацию, принудить их смотреть на мир не своими собственными глазами, а глазами США, жить по образцу, предложенному этой крупнейшей империалистической страной, переняв у нее «американский образ жизни». * Американизация «массовой культуры» как отражение политико-идеологической гегемонии США в буржуазном мире Говоря о «массовой культуре», нельзя обойти вниманием такой важный и во многом определяющий ее специфику фактор, как американизация этой культуры. «Проблемы, связанные с «массовой культурой»,— это в огромной степени «американские» проблемы. Именно в США это явление нашло наибольшее распространение... И хотя теория «массовой культуры» первоначально получила развитие в трудах европейских философов, сегодня здесь лидируют американские истолкователи и теоретики. Соответ- 45 Обострение идеологической борьбы на миройой арене и политическое воспитание трудящихся: По материалам Всесоюзной научно-практической конференции в Таллине (12—14 окт. 1982 г.). М., 1983. С. 57. 68
ственно практика капиталистических стран Запада, несмотря на специфику каждой из них, в значительной мере повторяет реальности «массовой культуры» в США»46. Как особенности исторического развития Соединенных Штатов, так и их доминирующее положение в современном западном мире привели к тому, что, говоря о «массовой культуре», в первую очередь имеют в виду «массовую культуру» американскую, ту, которая определяет духовную жизнь в США и экспортируется в капиталистические европейские и развивающиеся страны. Последнее обстоятельство свидетельствует о стремлении Соединенных Штатов не только к экономическому, политическому, но также и к идеологическому, духовному господству в буржуазном мире. В развитии «массовой культуры» в Америке в значительной степени проявилась специфика уже упомипавшей- ся выше политики «переплавки в тигле». После второй мировой войны индустрия американской «массовой культуры», получив еще большее развитие внутри страны, захлестнула своей продукцией Западную Европу. Соединенные Штаты Америки не были ареной боевых действий во время войны, страна не была разрушена, а американцам не пришлось испытать ни оккупации, ни голода, ни тех трудностей, которые выпали на долю народов Европы и Азии. США не столкнулись с трудностями послевоенного восстановления экономики и прежнего, мирного уклада жизни. Напротив, Соединенные Штаты развивали промышленность, страна богатела. Претендуя на доминирующее положение в мире, США стремились павязать западноевропейским странам свою идеологию, свой образ жизпи. «Массовая культура», созданная по американским стандартам и пропагандирующая 46 Ашин Г. К., Мидлер А. П. Парадоксы «массовой культуры»// США: экономика, политика, идеология. 1977. № 6. С. 34. 69
«американский образ жизни», как нельзя лучше могла послужить этим целям. Европейские же страны, разрушенные войной, не имели возможности в послевоенные годы активно развивать собственную культуру. Европейской культуре в результате фашистской оккупации был нанесен огромный урон, сказывался недостаток там технической и финансовой базы для развития собственной культуры. Следует также особо отметить, что часть творческой интеллигенции стран Западной Европы или была истреблена нацистами, или эмигрировала в Соединенные Штаты. Поэтому европейцам приходилось довольствоваться продукцией американской «массовой культуры», которая после всех ужасов войны, когда людям особенно необходимо было хоть иногда найти отдых, отвлечение от своих тягостных проблем, уводила своего массового потребителя от тяжелой действительности в призрачный мир благополучия, «красивой жизни», в мир «равных» для всех возможностей, «равных» шансов на успех и счастье. В 1947 г. был выдвинут, а в апреле 1948 г. вступил в действие «план Маршалла» — программа послевоенного восстановления и развития Западной Европы путем предоставления ей американской экономической помощи. «План Маршалла» ставил своей целью создание объединенного империалистического фронта, направленного против Советского Союза и складывающейся мировой системы социализма, и укрепление гегемонии США в западноевропейских капиталистических странах. Кроме экономической и военной помощи этим государствам «план Маршалла» предусматривал также и широкую программу пропаганды с целью рекламирования помощи Соединенных Штатов, модели «американского образа жизни». 27 января 1948 г. в США был подписан закон об обмене в области информации и культуры, который получил название закона Смита—Мундта. Этот закон уполномочивал американское правительство принимать необходимые меры, призванные «обеспечить лучшее понимание Сое- 70
диненных Штатов другими странами и содействовать росту взаимопонимания между американским народом и народами других стран»47. Естественно, что в Европу потянулись американцы — военнослужащие, бизпесмены, советники и специалисты в различных областях, в том числе и представители американских пропагандистских и информационных служб, а также туристы. Они везли в Европу из-за океана и пропагандировали посредством «легкой» литературы, газет, развлекательных фильмов, рекламных проспектов продукцию «массовой культуры». Позже к этой кампании подключилось и Информационное агентство США (ЮСИА), учрежденное в 1953 г. В настоящее время европейский культурный «рынок» буквально наводнен голливудскими фильмами, американскими книгами, музыкой, телевизионными программами. Американские идеи проповедуются через многочисленные каналы средств массовой коммуникации, которые находятся в руках американских же концернов. Особенно паглядно преобладание америкапских концернов в рекламном деле. Например, из 10 крупнейших рекламных агентств в мире 7 прямо принадлежат американским владельцам, 2 косвенно находятся под американским влиянием и только 1 находится не под американским (а японским) контролем. По данным ЮНЕСКО, на Соединенные Штаты приходится в настоящее время 75% мирового объема телепрограмм, 65% объема информации, 50% кинофильмов, 60% грампластинок и магнитофонных кассет, 89% коммерческой информации, 65% торговой рекламы, распространяемой в западпых страпах48, т. е. информационный и культурпый рынок западных стран находится под коп- 47 Цит. по: Лавровский А. Американская социологическая пропаганда. С. 154. 48 L'Humanite. 1983. 17.XI. 71
тролем и сильнейшим влиянием американских информационных средств. Положение Соединенных Штатов в западном мире и уровень их развития создают объективные условия для проникновения американской идеологической и культурной продукции в государства Западной Европы, позволяют использовать это проникновение как орудие идеологического господства. Для внедрения в другие страны американской «массовой культуры» широко используются средства, которые применяются и для распространения этой культуры внутри самих Соединенных Штатов. Создаются определенные стереотипы, рассчитанные на воспитание потребительской психологии. Один из этих стереотипов, может быть самый главный, таков: американское общество — общество «всеобщего благоденствия», «равных возможностей». Этот образ усиленно и с удивительным постоянством навязывается фильмами Голливуда, телевизионными сериями, рекламой. Вот что рассказывала известная американская актриса Джейн Фонда: «Я начала понимать, какую роль играет кино в формировании наших мыслей, чувств и стереотипов. И стала внимательней относиться к сценариям, которые мне присылали. И почти в каждом из них обнаруживала фальшь и ложь». Однако, несмотря на попытки производителей «массовой культуры» представить американское общество как единственный эталон для подражания, существует огромная пропасть между стереотипом американского общества и действительностью. Как отмечал Генеральный секретарь Компартии США Гэс Холл, несмотря на то что «в первый послевоенный период Соединенные Штаты не только вынашивали планы расширения своего господства, но и больше, чем какая- либо иная держава за всю историю, преуспели в установлении контроля над экономикой значительных районов земного шара», впоследствии «миф о «веке Америки» на- *дел меркнуть, рушиться, стала прокладывать себе путь 72
тенденция, названная правящими кругами страны эффектом «падающего домино». Так Эйзенхауэр в свое время характеризовал перемены в мире, подрывающие интересы империализма США»49. Не говоря уже об экономическом и политическом кризисе, существует, если можно так выразиться, «личностно- психологический кризис» американского общества. Это проявляется, в частности, во все большем одиночестве людей, в их разобщенности, в полнейшем безразличии общества к своим членам и — как результат — в необходимости для людей рассчитывать только на свои силы, не ожидая ни от кого ни помощи, ни поддержки. Современное капиталистическое, и в особенности американское, общество — это общество индивидов, не связанных между собой, все больше и больше замыкающихся каждый в своем маленьком мирке. Вот, например, что пишет Гортензия Паудермейкер в статье «Голливуд и США»: «Наше общество процветает, и мы продемонстрировали способность создать и поддерживать мощную индустрию, но нас волнует возможный спад производства и безработица. Мы живем в быстро изменяющемся мире, но мы не уверены, что перемены всегда к лучшему и что прогресс неизбежен. Мы уже не так уверены в счастливом будущем... Человек стал страшно одиноким. Хотя люди физически контактируют друг с другом, их отношения становятся все более и более обезличенными. Мы сознаем, что находимся среди людей, но мы не чувствуем, что как-то связаны с ними»50. Продукция «массовой культуры» обычно воспитывает в людях крайний индивидуализм, стремление замкнуться в своем мирке, а часто и страх перед другими людьми, желание избежать с ними контактов, которые в обществе 49 Холл Г. Империализм США и реальности эпохи//Проблемы мира и социализма. 1982. № 1. С. 11. 50 Powdermaker H. Hollywood and the USA//Mass Culture. The Popular arts in America. P. 278. 73
насилия не только не приносят духовное удовлетворение, но даже могут угрожать жизни. Велико влияние и американских боевиков, насыщенных сценами насилия и воспитывающих пренебрежение к самой человеческой жизни. Потребление постоянной продукции «массовой культуры» гасит в личности гражданские порывы и устремления, человеческое отношение к другим членам общества. Вот этот американский стандарт и пытаются навязать населению капиталистических стран Западной Европы, экспортировать в развивающиеся страны и даже внедрить в сознание людей в странах социалистического содружества. Проблеме американизации культуры в западноевропейских странах, насаждения стереотипов американской «массовой культуры» посвящено много работ и самих буржуазных исследователей, журналистов, прогрессивных деятелей, не говоря уже о коммунистической печати, на страницах которой не раз писалось об опасности потери национальной самобытности. Прежде всего американизация «массовой культуры» проявилась в кинематографе. Голливуд практически стал синонимом буржуазного кино. В этой области, которая в западноевропейских странах, в частности в Италии и Франции, нашла свое полное развитие, лидирующая роль перешла к производителям американских фильмов «массовой культуры». Советские исследователи, деятели кино уже в 50-х годах отмечали эту тенденцию. Вот что, например, писал в 1951 г. выдающийся советский кинорежиссер Александр Довженко: «Аппетиты Голливуда не имеют пределов. Так, в 1949 г. в Италию было завезено 638 американских картин, тогда как потребность этой страпы — 260—280 фильмов в год. В Англии американские киноделы являются полноправными хозяевами английских фирм. В результате в 1949 г. число отечественных кинофильмов сократилось 74
до 40% и соответственно этому 40% киноработников стали безработными. Глубокие корни пустил Голливуд и в странах Латинской Америки... Голливудская кинопромышленность хочет придавить и кинематографию Франции»51. В 1970 году английский журнал «Филмз энд филминг» опубликовал следующие данные о влиянии кинопродукции Соединенных Штатов Америки на английский экран: «С конца 50-х годов американская продукция буквально затопила Европу и потекла в Англию. Это объясняется рядом факторов, которые можно объединить одним словом — финансы. В 50-х годах себестоимость производства фильмов резко возросла. Проблемы и конфликты с рабочими, угроза вытеснения со стороны телевидения, конец «стар- системы» — все это заставило американских производителей массового кино искать место, где они могли бы тратить минимум средств, снимая фильмы. Их взоры обратились к Англии, которая мохла предоставить как возможность извлекать колоссальные прибыли, так и таланты... В 1966 г. более половины английских фильмов были поставлены на американские деньги. Данные свидетельствуют о том, что из 200 фильмов за четыре года с американской финансовой помощью было поставлено 107 фильмов. К 1969 г. американская кинопродукция составляла уже 90% кинопродукции Великобритании и 55% — на международном кинорынке»52. Что касается французского кинематографа, который в свое время многое внес в сокровищницу мирового кино, то уже в 1978 г. была отмечена следующая тенденция: «Что сегодня идет на французском экране? «Война звезд», «Лихорадка в субботу вечером», «Апни Холл»... Рекламируемые ленты почти все сделаны в Америке, на аме- 51 См.: Советская культура. 1982. 24 септ, 52 Films and filming. 1970. May. P. 7, 9. 75
риканские деньги и с участием американских актеров. А что же родина кино? Как выразился один из продюсеров, средний французский кинозритель «отворачивается от французских фильмов»»53. Мы можем соперничать с американцами только при помощи так называемых «авторских лент», пишет французский продюсер Кристиан Фешнер. Однако авторские фильмы, которые ценят любители кино во всем мире и которые создали репутацию французскому кинематографу, не в состоянии противостоять натиску кассовой, коммерческой продукции, снятой за океаном да еще подкрепленной мощной, хорошо поставленной рекламой. По опубликованным в конце 1985 г. данным Национального центра кино, за первый квартал 1985 г. число зрителей американских фильмов во Франции увеличилось на 12%, а французских — сократилось на четверть54. Парадоксально, но французский кинорежиссер Р. Кле- ман вынужден был для съемок своего фильма «Горит ли Париж?», рассказывающего об освобождении столицы Франции силами французского Сопротивления, обращаться за финансовой помощью к американской студии, а итальянский режиссер Б. Бертолуччи, снимая картину «XX век» — об освободительной борьбе итальянского крестьянства, смог найти необходимые средства только у американских компаний. При этом доходы американских компаний в итальянском и французском прокате повышаются за счет доходов национальных студий. Что касается ФРГ, то там в последние годы «фильмы американского производства все больше вытесняют с экранов картины местных киностудий... Кинопромышленники США добились того, чтобы почти каждый второй фильм, показанный па экранах ФРГ, был фильмом их производства»55. 53 За рубежом. 1978. № 47. 54 См.: Советская культура. 1985. 5 нояб. 65 Кейзеров П. М. Патология потребительства: Критика буржуазного образа жизни. М., 1977. С. 117. 76
Аналогичная картина наблюдается и в области телевидения. В 1976 г. «на французском телевидении из 1266 часов, отведенных художественным фильмам, только 572 часа занимали фильмы и телевизионные серии, созданные во Франции. Остальные — американские»56. В связи с этим в том же 1976 г. около ста видных деятелей французского кино и телевидения выпустили «Манифест», в котором* в частности, говорилось: «В течение многих лет нас затапливает и нам навязывается без нашего ведома кино-и телепродукция, которая чужда нашему народу, которая отражает культуру, обычаи и законы, отличные от наших. Естественно, мы глубоко ценим тот вклад, который вносит каждая национальная культура в мировую сокровищницу, и каждый раз испытываем большую радость, когда телевидение знакомит нас с выдающимися произведениями зарубежных авторов. Но вместе с тем мы считаем, что мировая культура значительно обедняется, когда наносится ущерб национальной культуре»57. Об отрицательном влиянии продукции американской «массовой культуры» на поддержание и развитие национальных традиций, национальной гордости народов западноевропейских стран писала и газета «Вуа увриер», орган Швейцарской партии труда: «Постепенно и независимо от нас самих стандарты американской жизни берут верх над нашими привычками, нашим образом жизни... В этой ситуации нет ничего обнадеживающего, и она отнюдь не невинна. Американское проникновение в условиях современного кризиса означает перестройку капиталистических отношений уже на уровне многонациональных предприятий. Это представляет серьезную угрозу нашим общественным, политическим и культурным традициям»58* 58 Mattetart A., Mattelart M. De l'usage des medias en temps de crise. Paris, 1979. P. 106. 97 Ibid. P. 107. 38 Voix Ouvriere. 1980. N 15. 77
Й по сей день не прекращается американская экспансия в области культуры, т. е. в сфере, составляющей предмет особой гордости писателей, художников, композиторов, артистов стран Западной Европы. Характеризуя настроение в этой среде, американский журнал «Ньюсуик» отмечал, что, по мнению многих западноевропейских деятелей культуры, 1984 год явился «годом величайшей опасности». Поясняя эту мысль, «Ньюсуик» писал: «В различных областях причины разные, но в основе каждой из них лежит общий знаменатель: американцы наступают, как никогда. Американские программы господствуют на телевидении, американские фильмы — повсюду. Кажется, что американцы поглощают европейское искусство. В этом наступлении нет ничего нового, за исключением его масштабов. В 1982 г. министр культуры Франции Жак Ланг жаловался... на американский «культурный империализм». Сегодня он говорит, что в своей жалобе он изменил бы «только одно — слово «империализм», потому что оно обижает его американских друзей» 59. Автор статьи указывает далее, что заявление Ланга об американском «культурном империализме» может показаться еще слишком Мягким, если учесть, что предлагаемые западноевропейцам американские фильмы и телевизионные программы «зачастую настолько низкопробны, что не встречают никакого энтузиазма». Однако, несмотря ни на что, Соединенные Штаты продолжают вынашивать гегемонистские планы подчинения мира своему идеологическому, духовному влиянию. Засилье в средствах массовой информации многих капиталистических стран американского капитала, американских монополий создает условия для широкого продвижения на западноевропейский рынок продукции американской «массовой культурь!». «И по сию пору империализм 59 Newsweek. 1985. 7.1. Р. 45. 78
США не отказался от претензии установить «Ёёк Америки», хотя уже не заявляет об этом открыто»60. Стратегия «массовой культуры» обсуждается и согласовывается в высших эшелонах власти США с учетом целей монополий, правительства, идеологических институтов. Например, выступая в конгрессе США* Дж. Валенти, президент Ассоциации кинематографии Америки, объеди- йяю!цей* по его словам, девять Круйнейшйх американских 1шнокорпораций, заяйил: «Мы господствуем на мировом экране». Ой назвал свою организацию «малым государственным департаментом» с представительствами в Лондоне, Париже, Риме, Рио-де-Жанейро, Мехико, Маниле, Дели, Дакаре, Лагосе и «советами по кино» еще в 42 странах. «Каждый день,— говорил Валенти,— я получаю телеграммы из всех этих стран мира, в которых меня информируют о политических, социальных и экономических тенденциях в этих странах... Мы представляем им счета на 700—730 млн. долл. за прокат телевизионных и широкоэкранных фильмов»61. В этом заявлении примечательны два момента. Ассоциация кинематографии Америки приравнивает себя к внешнеполитическому ведомству Вашингтона — государственному департаменту. Кинопродукция направляется в различные страны с учетом существующих в них политических, социальных и экономических тенденций, т. е. для получения максимального идеологического эффекта. Распад колониальных империй отнюдь не привел к отказу идеологов империализма от планов сохранить молодые независимые государства в сфере духовного притяжения и идеологического господства Запада. Свой вклад 60 Холл Г. Империализм США и реальности эпохи//Проблемы мира и социализма. 1982. № 1. С. И. 61 International Communications and Information: Hearings before the Subcommittee on International Operations of the Committee on Foreign Relations United States Senate. 95th Congress, First Session. Washington, 1977. P. 209, 210. 79
в реализацию этих планов вносит и «массовая культура». Творцы американской «массовой культуры» особенно навязчиво распространяют среди народов Азии, Африки и Латинской Америки мифы о своей приверженности идеалам «расовой гармонии», «равенства», «свободы» и «братства». Как отмечает латиноамериканский деятель культуры Уго Гутьерес Вега, «индустрия культуры играет важную роль в формировании умонастроения ее потребителей». Хотя речь идет здесь о Латинской Америке, все развивающиеся страны являются объектом интенсивных происков западных коммерсантов и идеологов, объединившихся на поприще «индустрии культуры». Сегодня задача облегчается тем, что в распоряжении развитых капиталистических стран находится техническая база, в их руках сосредоточены ключевые средства информации, пропаганды и культуры. При этом вне зависимости of того, исходит ли «поток слов и образов» из США, Англии, Франции, Японии, он несет на себе печать буржуазной идеологии. И все же в обширной зоне развивающегося мира, как и на западноевропейском информационном и культурном рынке, преобладает именно американская продукция. США намного превосходят в культурном экспорте страны Западной Европы и Японию. В некоторых регионах, как, например, в Латинской Америке, на США приходится 3Д всего импорта телевизионных программ. А ведь телевизионная продукция наряду с кинематографической и радиовещанием представляет собой основные каналы распространения «массовой культуры» в развивающихся странах. Q свдзд с принятием ца вооружение нынешней администрацией США так называемой программы демократии и публичной дипломатии американская «индустрия культуры» делает акцент на том, что западные и развивающиеся страны якобы привержены общим идеалам демократии, 80
что те и другие стоят перед лицом «коммунистической угрозы». Такова стратегия «массовой культуры» американского империализма. Она играет роль важного звена во всем механизме государственно-монополистического капитализма США, в проведении его внутренней и внешней политики. Основные черты «массовой культуры» Одно из основных направлений «массовой культуры», которое сложилось с самого начала и о котором уже упоминалось выше,— это эскейпизм, который предлагает публике бегство от обременительной, тягостной действительности капиталистического образа жизни в царство прекрасных иллюзий. Назначение этой продукции не в том, чтобы правдиво отражать жизнь, учить людей анализировать жизненные проблемы и на основе этого познавать себя и справляться с трудностями, а в том, чтобы создавать особый мир, принципиально отличный от реальности. Продукция «массовой культуры» заключается не в обогащении сознания потребителя идеями, эмоциями, эстетическими переживаниями, а в смене обычных, будничных волнений волнениями иного типа, в «разгрузке» психики от забот и напряжения, в успокоении, развлечении, забвении. Эскейпизм часто трактуется его приверженцами как результат удовлетворения человеческой потребности мечтать, стремления отрешиться от забот повседневности. Поэтому производители продукции эскейпизма понимают: публике не следует подносить ее собственные житейские проблемы в их грубой неприглядности, их и так достаточно в реальной жизни. Все сводится к тому, чтобы показать людям привлекательный сюжет какого-то чудесного избавления, создать обаятельный мираж мечты — яркий, богатый, убедительный до такой степени, что за- 5 Е. П. Смольская 81
ставляет зрителя, читателя забыть, что перед ним всего лишь мираж. «Массовая культура» в своей сути сориентирована на жажду обладания, чувство собственности, воспитывает их культ, культ «успеха» любой ценой. Поскольку «роскошная жизнь» оценивается в немалых деньгах, жизненная удача в конечном счете сводится к туго набитому кошельку, счету в банке, обеспечивающему доход и безбедное существование. Произведения эскеипизма особенно притягательны для бедняков, для представителей средних слоев населения и мелких мещан, ведь о деньгах и «красивой жизни» больше всего мечтает тот, у кого всего этого нет. «Низшие» слои общества потребляют миражи «массовой культуры» значительно в большей степени, чем «высшие», именно потому, что эти миражи фабрикуются в соответствии с банальной мечтой неимущего, жаждущего стать зажиточным, неудачника, мечтающего преуспеть, с надеждами социальной «мелкоты», стремящейся превратиться в социальную «элиту». Буржуазия не может, да и не желает удовлетворить в реальной жизни стремления этой «мелкоты», поэтому она стремится держать ее в подчинении, компенсируя невзгоды и лишения нищеты ложными и несбыточными надеждами на светлое будущее, на счастье, поддерживая пустые «розовые» мечты, тормозя развитие чувства протеста, сознания необходимости борьбы за достижение жизненно важных целей, за решение насущных проблем и задач. На первый взгляд эскейпизм может показаться вполне безобидной продукцией, забавной и успокаивающей, призванной всего лишь развлечь публику. Но так как в данном случае развлечение на деле означает отвлечение внимания от действительности, то забава, о которой идет речь, потребляемая регулярно и в значительных дозах, приводит к весьма определенным, сознательно запрограммированным и отнюдь не забавным последствиям. Речь идет о том, что производители продукции эскеипизма преследуют 82
свои собственные, классовые цели и внешне аполитичная их продукция по сути своей является апологией собственнических инстинктов и жажды обогащения, пропагандой вполне определенной политики — политики восхваления капитализма, который она пытается представить как единственно возможную систему, и буржуазного образа жизни как якобы единственно приемлемого. Как уже отмечалось, продукция эскейпизма начала свое существование с дешевых романов. Литература, пресса и в настоящее время полны материалами, пропагандирующими иллюзорный мир роскоши и «равных возможностей». Книги, журналы содержат как непременный материал истории из жизни королевских семей, похождения кинозвезд во всех подробностях их «роскошной» жизни, представителей великосветского общества, «поп-идолов», знаменитых спортсменов, подробные описания головокружительных карьер «простых» людей. «...Вместо отражения противоречий и конфликтов реального мира создается искусственный мир гармонии или выдуманных конфликтов, навевается иллюзия «здоровой» обстановки в стране и капиталистическом обществе, исподволь внушается представление о якобы существующих в нем социальной гармонии и социальной мобильности — возможности для человека, «как ты и я», совершить «путь наверх». Не случайно «радужная пресса» не только освещает подробности жизни «сильных мира сего», но и как бы запросто похлопывает их по плечу, так чтобы тонкий аромат роскоши донесся до скромного жилища рядового рабочего или служащего. Тем самым создается «эффект присутствия», иллюзия соучастия в «шикарной жизни»»62. С начала 20-х годов функция увода человека от действительности перешла к кино, а с 50-х годов — к телевидению. Однако следует отметить, что именно в кинема- 62 Александрович Г. С. «Свободный мир» — взгляд за кулисы. Л., 1981. С. 144. 6* 83
тографе эскейпизм нашел свое наиболее полное выражение и фильмы этого направления по сей день продолжают заполнять экраны западпых стран. Сила кинематографа в пропаганде подобной продукции заключается в его способности создавать у зрителя иллюзию подлинности, убедительности. По сравнению с другими средствами массовой информации кинематограф располагает большими возможностями порождать новые мифы и стереотипы, создавать определенные умственные и эмоциональные рамки, в которых предписывается жить. Баланс человеческих ценностей меняется, внимание кон- цептрируется на одних в ущерб другим, в связи с чем часто искажается представление о реальности. Пропаганда эскейпизма посредством кинематографа воздействует на человека с юности, так как на Западе «75% кинозрителей составляет молодежь в возрасте от 16 до 25 лет»63. Специфика воздействия продукции эскейпизма объясняется двусторонними отношениями между кино и зрителем: «С одной стороны, это то, на что сразу реагирует зритель,— примат визуального восприятия, дополняющий или изменяющий уже существующие отношения и впечатления. С другой стороны, это характеристики самого зрителя, которые влияют на его восприятие кино: возраст, пол, интеллектуальные способности, уровепь образования, политические симпатии, условия жизни и т. д. »64. Чтобы все зрители воспринимали эту продукцию, причем воспринимали одинаково, в таких произведениях поощряется все банальное, среднее, упрощенное, примитивное, бытует однобокое разграничение добра и зла, повтор одних и тех же штампов, стереотипов, что вызывает в конечном счете автоматические реакции, ослабление индивидуального восприятия. Сами буржуазные исследова- 63 Mass culture revisited. P. 19. 64 Macisen R. P. The impact of film. New York — London, 1973. P. 5. 84
тели вынуждены признать, что большинство фильмов, пропагандирующих эскейпизм, «отвлекают народные массы от мыслей о том, что же им в действительности надо, от реальных и наиболее значительных проблем жизни... А наиболее яркая характеристика всех этих фильмов — это внутренняя пустота»65. Пропаганде эскейпизма служат также стереотипы, которые используются как в кинематографе, так и в телевизионных постановках. К ним можно отнести следующие: красивые, по возможности популярные исполнители (причем герой, как правило, обладает внешностью весьма привлекательной, в то время как «злодей», отрицательный персонаж должен быть антипатичным, уродливым); роскошная жизнь высшего света, которая, по утверждению авторов эскейпистских произведений, доступна каждому при известной доле удачи; живописные бытовые детали, придающие выдуманной истории характер достоверности; любовные истории, сопровождающиеся комическими злоключениями или драматическими поворотами в судьбах героев (для того чтобы зритель не подумал, что в кино все идет гладко, не как в реальной жизни, и не стал сом- певаться в возможности отождествления собственной судьбы с судьбой экранных героев); долгожданная развязка, всегда счастливая, которая неизбежно сводится к торжеству разделенного чувства и достижению материального успеха. Бегство от реальности проявляется не только в мелодраматических лентах, повествующих об успехе и счастье, но и в увлечении в последние годы стилем «ретро». В 70-х годах особенно наглядно это проявилось в США, где начало выходить множество картин, проникнутых ностальгией по прошлому, по «безмятежным» 20-м годам. В фильмах «ретро» воскрешаются обстановка, музыка, костюмы 65 Seldes G. The people and the arts//Mass cullure. The popular arts in America. P. 81. 85
того времени, сделаны они, как правило, на высоком профессиональном уровне. По своему социальному и эстетическому содержанию картины этого направления далеко не однозначными это отличает их от остальной, преобладающей продукции эскеипизма. Иногда это бегство от действительности в «красивое прошлое», а иногда и увлекательный экскурс в историю. Ностальгия по прошлому имеет свои социальные причины. «Стиль «ретро», распространенный в современном американском кино, отражает определенные социальные настроения, и прежде всего растущее неверие в будущее, неудовлетворенность настоящим. Отсюда бегство к прошлому, которое на определенной исторической дистанции представляется если не более совершенным, то во всяком случае менее сложным, более человечным периодом американской истории, чем современность»66- Видимо, сложность и кризисные ситуации современного капиталистического мира настолько пронизывают жизнь людей, что, обращаясь к стилю «ретро», массы просто забывают о социальных потрясениях того времени, в частности о мировом кризисе, который разразился в западном мире па рубеже 20—30-х годов. В идеологической специфике «массовой культуры», в частности в продукции эскеипизма, коренятся причины распространения и углубления психического отчуждения. Каждый человек инстинктивно старается изолироваться от окружающих, ищет в фильме идентификации своей личной мечты, надеется в эпилоге услышать ответ на волнующий его личный вопрос. И создатели продукции эскеипизма, производя товар для рынка, не творят, а создают то, что, на их взгляд, должно нравиться публике, то, что ею будет восприниматься как хорошее и нужное; они стремятся не помочь зрителю лучше понять жизнь, 68 Голенпольский Т. Г., Шестаков В. П. США: кризис духовной жизни: (Противоборство двух культур). С. 226. 86
а отвлечь его внимание от нее, заставить погрузиться в приятные бездейственные мечты. Изготовление продукции эскеипизма разлагающе действует и на авторов, так как заставляет их, удовлетворяя ограниченные, однообразные интересы публики, работать с помощью столь же ограниченного набора клише, т. е. производить продукцию, соответствующую принятым стандартам. Элементом, неразрывно связанным с продукцией эскеипизма, продукцией «грёз», является ее оборотная сторона — пропаганда насилия, антигуманизма, «сверхсилы». Волна насилия буквально захлестнула рынок «массовой культуры». Согласно исследованию профессора Иллинойсского университета Л. Эрона, самые серьезные преступления совершают люди, регулярно смотрящие сцены насилия по телевидению67. Еще в октябре 1980 г. в Женеве с протестом против деградации швейцарских кинотеатров выступила группа влиятельных общественных и административных деятелей страны, возмущенных потоком антигуманных фильмов, которые поставлялись на швейцарский кинорынок американскими компаниями. Опубликованное заявление протеста было поддержано преподавателями университета, врачами, школьными, женскими, католическими и другими организациями и ассоциациями страны. В этом заявлении отмечалось, что в то время, как волна насилия и порнографии захлестывает экраны кинотеатров Швейцарии, органы юстиции и полиции не делают даже попыток поставить заслон на пути потоков грязи, обрушивающихся на зрителей. Все здравомыслящие люди, подчеркивалось в заявлении, не могут не выступить против подобного понимания свободы творчества; подлинная свобода должна быть сознательной, несущей оптимизм и моральную чистоту. Пропаганда же порнографии и насилия содействует де- См.: Советская Россия. 1985. 25 февр. 87
градации морали, росту в стране преступности. Точнее трудно сказать. Насилие в продукции «массовой культуры» выступает в нескольких формах. Большинство фильмов, телевизионных постановок, литературных произведений изобилуют сценами и описаниями убийств, драк, потасовок, грязным натурализмом. Подобные произведения обращаются исключительно к биологическим инстинктам человека, играют на его чувствах, щекочут нервы. Многочисленные гангстерские фильмы, боевики, фильмы о преступлениях мафии и детективы изобилуют кровавыми сценами, держат зрителя постоянно в нездоровом напряжении. Насилие во всех его видах и проявлениях — необходимый атрибут современной «массовой культуры». Как это ни парадоксально, его наряду с грёзами и мелодрамами можно, видимо, отнести к эскейпизму, так как подобные произведения, обращаясь к подсознапию и играя на эмоциях, тоже заставляют потребителя подобной продукции забыть о своих каждодневных проблемах, переключиться на экранные или книжные «страхи». Этому служат «фильмы ужасов», которые подразделяются на несколько видов: это и рассказы о вампирах, и фильмы-катастрофы, которые в свою очередь тоже имеют несколько направлений, и бесконечпьте морские, лесные, домовые и прочие чудовища, и различные «психологические» ужасы. Объединяющим моментом всех этих разноплановых; разносюжетных произведений является элемепт страха, причем чаще всего весьма значительный. «Самое древнее и самое сильное чувство, ощущаемое человеческим существом, — это страх. И самая могучая форма страха — это страх перед Неведомым»68. Подлинные произведения искусства помогают человеку в борьбе со страхом, воору- 68 Райпов Б. «Массовая культура». М., 1979. С. 320. 88
жая его мужеством, четким пониманием опасности и методами борьбы с различными ее формами. «Продукция ужаса», напротив, ставит перед собой цель запугать человека, парализовать, подчинить его сознание навязчивым идеям и образам. Часто популярный образ «продукции ужаса» имеет несколько воплощений — книжные, экранные, телевизионные, причем экран, как правило, эксплуатирует подобные темы, полностью выжимая из них все, что только можно, ставя многочисленные серии до тех пор, пока та или иная тема себя не изживет и популярность того или иного чудовища не начнет падать, о чем сразу же скажут кассовые сборы. Одним из примеров прихода на экран из литературы и долгой «кинематографической жизни» может служить столь популярный в свое время на Западе и пугающий обывателей Франкенштейн. Создателем этого «героя-монстра» была Мэри Шелли —дочь известного романиста Уильяма Годвина и вторая жена выдающегося поэта- романтика Перси Биши Шелли. Роман Мэри Шелли «Франкенштейн, или Современный Прометей» явился прародителем огромного числа фильмов, первый из которых был выпущен в 1910 г., последний — в 1973 г. Вампир граф Дракула — еще один кумир публики, чьи похождения, опять же в многочисленных сериях и повторениях, приводят ее в оцепенение, заставляют трепетать от любого шороха. Интересно отметить, что продукция этого жанра в основном производится в Англии и Америке. Очень слабое развитие этот жанр получил во Франции, в которую такие фильмы в основном «импортируются» (и в довольно значительных количествах) из США. За последние годы процент «фильмов ужасов» американского производства на европейском рынке значительно возрос. В самих Соединенных Штатах ежегодно выпускаются десятки низкопробных «страшных» фильмов, которые ни- 89
чего собой не представляют с точки зрения содержания и художественных достоинств, но которые основательно рекламируются. Чтобы компенсировать отсутствие вкуса, создатели подобных картин очень часто прибегают к использованию различных технических эффектов. Например, пол под зрителями в самый напряженный момент начинает ходить ходуном, а в зале стоит такой гул, что впечатлительному зрителю кажется, что он падает в преисподнюю. Нет смысла подробно останавливаться на всех произведениях «массовой культуры», связанных с показом всевозможных ужасов. Следует отметить только два момента, которые несут в себе дополнительную нагрузку по сравнению с более «простыми» поделками подобного рода. Одна из тенденций современного антигуманного «жанра ужаса» — стремление облачить страшное или необычайное в банальные формы повседневности. «Король» «жанра ужаса» — Альфред Хичкок не связывает свои сюжеты ни с потусторонними силами, ни с морскими чудовищами. Он берет за основу внешне вполне обыденные явления. Но после просмотра его фильмов, держащих зрителя в постоянном нервном напряжении, публика будет стремиться оградить свой маленький мирок от посягательства чего-то неведомого, ужасного, которое может возникнуть в любой момент из любого предмета. Такими фильмами воспитываются подозрительность, недоверие к окружающим, люди все больше замыкаются в себе. Однако гораздо опаснее в идеологическом плане фильмы, которые под внешними проявлениями типичных ужасов несут в себе более глубокий реакционный смысл. Речь идет о фильмах, подобных картине «Бездна». По своим «морским» ужасам этот фильм не является чем-то из ряда вон выходящим, но он имеет ярко выраженную расистскую окраску. Если морская бездна страшна сама по себе и ничем конкретным не грозит, кроме гигантской мурены, то основную опасность для бесстрашных, краси- 90
вых аквалангистов представляют негры, точнее, негритянская «мафия», которая для достижения своих целей не останавливается ни перед чем. Создается впечатление, что зрителя не пугают сверхъестественными ужасами, а призывают к осторожности в отношении людей с другим цветом кожи. Вот чем опасна продукция подобного рода — раздуванием вражды между людьми, возбуждением у них неприязни по отношению к представителям другой расы или национальности. Пропаганда антигуманизма в продукции «массовой культуры» сочетается с пропагандой «сверхсилы», которая воплощается в многочисленных произведениях о супермене, ставшем одним из наиболее популярных героев кино- и телеэкрана, комиксов, радиопостановок. О нем пишут, его рекламируют, с исполнителем главной роли фильмов о супермене передают по телевидению интервью, которые собирают огромную аудиторию. Любопытно отметить тот факт, что сам исполнитель главной роли — Кристофер Рив весьма критически относится к своему герою. В интервью французскому телевидению в связи с выходом на экраны фильма «Супермен-2» актер заявил, что сам не питает никакой симпатии к своему герою, который не является ни умным, ни добрым, а есть просто робот. Самому исполнителю вряд ли хотелось бы быть похожим на свой персонаж. Его только радует, что у зрителей супермен вызывает совсем другие чувства и эмоции, так как это дает возможность хорошо заработать. А аудитория, потребляющая суррогаты «массовой культуры», действительно преклоняется перед «супермогучим» кумиром, которому все подвластно, и хочет походить на него, ибо такая сверхъестественная сила не может не принести успех и процветание, по мнению восторженной публики. В последпее время возникла мода па «Ромбо» (так зовут очередного супермена), на все атрибуты его кровавого «мастерства» —от ножей с 38-сантиметровыми лез- 91
виями до лука, из которого он лично убил 14 своих жертв. А всего на протяжении боевика «Рэмбо. Первая кровь» этот обнаженный по пояс громила с удавьим взглядом, сжимающий в мускулистых руках гранатомет, убивает 44 человека, т. е. по одному каждые две минуты. В Соединенных Штатах, как заключает газета «Ин- терпэшнл геральд трибюн», «рэмбомания» разверзла золотую жилу. Кинокритик из лос-анджелесской «Дэйли ньюс» сказал об этом киноизделии: «Жестокий, садистский, призванный пробуждать многие психические комплексы»69. Еще одна новинка Голливуда — целая обойма фильмов о новом супермене-ниндзя — наемном убийце и шпионе, перенесенном из далеких времен японских феодальных междоусобиц на телеэкраны и страницы комиксов. По данным газеты «Токио симбун», только в Калифорнии в клубах поклонников нового «спорта» числятся несколько десятков тысяч человек. Они регулярно отрабатывают «восточные способы убийства» при помощи отравленных игл, шелковых шнурков, метательных «звезд» с остро отточенными лучами и т. п. Нынешний «бум ниндзя» — порождение насаждаемого в США культа «сверхчеловека», не гнушающегося никаким насилием, пишет «Токио симбун» 70. Тема «сверхсилы» в «массовой культуре» не ограничивается только лишь суперменами, новоявленными Рэмбо, ниндзя и пр., в похождениях которых, да и в самих образах, немало фантастического. «Сверхчеловек» — необходимый атрибут и герой вестернов, детективов, шпионских и гангстерских произведений. Во всей этой продукции главный герой, как правило, творит в одиночку чудеса, причем всегда выходит победителем из самых, казалось бы, безвыходных ситуаций. Таким образом, как и всей 69 См.: Известия. 1985. 16 окт. 70 См.: Советская Россия. 1985. 16 окт. 92
продукцией «массовой культуры», фильмами о супермене и ему подобных у зрителя воспитывается не только преклонение перед грубой физической силой, но и стремление походить на такого человека, усвоить его образ мыслей, действий, его уверенность в том, что преград для достижения своих целей, чаще всего далеко не благовидных, не существует для тех, кто умеет отрешиться от элементарной человечности. Пропаганда «сверхсилы» и антигуманизма калечит души людей, приучает их к мысли о том, что все люди вокруг — враги. Постепенно подобная продукция воспитывает у «массового» человека жестокость, равнодушие. Если это и отвлечение от нелегкой действительности, то отвлечение, ведущее к деградации личности в буржуазном обществе. Создателей «жестоких» произведений «массовой культуры» волнуют в данном случае не только кассовые сборы; им важно сформировать психологию человека, воспитанного на насилии и жестокости, на культе грубой силы. Тогда они могут надеяться на то, что протест людей не обернется против устоев буржуазного общества, а из тех, у кого вытравлены доброта и сочувствие к ближнему, легче будет вербовать наемников, погромщиков, террористов и использовать их против прогрессивно мыслящих людей в самих капиталистических странах. «Массовая культура» — явление динамичное, не застывшее в своих формах. Опа чутко реагирует на все изменения вкусов публики, подстраиваясь под них, изыскивает новые формы и методы воздействия на психологию аудитории. Когда та или иная тема себя изживает и произведения какого-либо жанра перестают пользоваться прежним успехом, начинаются поиски новых приманок. Так было с фильмами-катастрофами, которые с середины 70-х годов наводнили американские и западноевропейские кинорынки. В этих картинах отразились усиливающееся предчувствие угрозы, страх перед действительностью, которые были вызваны реальными экономическими, поли- 93
тй^ескйми, финансовыми потрясениями в западном мире. С помощью продукции «массовой культуры», которую начали в это время предлагать публике ее создатели, предусматривалось отвлечь людей от реальных социальных катаклизмов, подменить их подлинные причины вымышленными. В печати в то время справедливо указывалось, что истинные причины кассового успеха фильмов о катастрофах следует искать «не в их эстетических достоинствах, а в той «социально-терапевтической» функции, которую они выполняли»71. Нагнетая панический ужас, заставляя людей цепенеть от страха, от сознания беспомощности перед зрелищем пылающих небоскребов, грандиозных землетрясений, перед силой необоримых стихий, фильмы этого направления неизбежно приводили к мысли, что реальные трудности — безработица, инфляция, энергетический кризис — не столь страшны, как то, что происходит на экране. Созданные на высочайшем профессиональном уровне, с использованием самой современной техники, картины-катастрофы обладают очень сильным эмоциональным и психологическим воздействием. Они ставят задачу — отвести недовольство публики в другое русло, «разрядить» психику, обезопасить буржуазное общество от излишней концентрации социальной напряженности72. Кроме земных катаклизмов создатели продукции «массовой культуры» увлеклись катастрофами космическими. Прежде всего это фантастические фильмы, повествующие о битвах во Вселенной, и среди них — один из самых кассовых за всю историю американского кинематографа фильм Джорджа Лукаса «Звездные войны». Космические страсти нашли свое отражение и на страницах комиксов, и в радиопостановках, и в детских мультфильмах. Кроме 71 Гершкович 3. И. Парадоксы «массовой культуры» и современная идеологическая борьба. М., 1983. С. 47. 72 См. там же. 94
нагнетания уЖаСа перед галактическими КоШмарамй э*и произведения несут в себе и вполне четкую идеологическую направленность. «Войны миров» — это не просто войны между землянами и обитателями других планет, это столкновение двух систем. И если в фильме побеждают инопланетяне, Это грозное предупреждение обывателю: бойся всех тех, чья идеология, чей образ жизни отличаются от твоих, борись с ними, ипаче они сотрут тебя с лип,а земли, й тогда наступит царство хаоса. Вредность с идеологической точки зрения этих фильмов тем больше, что основная мысль в них часто тщательно завуалирована и приходится только догадываться (хотя это с успехом делает массовый зритель), кто эти инопланетяне, эти чужаки. В этом жанре присутствуют явные элементы антикоммунизма, антисоветизма, что характерно практически для всех произведений «массовой культуры» и проявляется в различных формах: косвенных намеках, именах, цвете одежды или названных открытым текстом «агентах Кремля», якобы заполонивших собой Галактику. Коммерческий успех произведений, обыгрывающих разного рода несчастья, катастрофы, ужасы, буржуазные идеологи объясняют определенными особенностями человеческой психики, которые заключаются в скрытых агрессивных устремлениях, требующих выхода или в преступлениях, или по крайней мере в подобных зрелищах. Если же смотреть с реалистической точки зрения на причины кассового успеха, то это и однообразная, отупляющая, изматывающая работа на заводских конвейерах, за пультами быстродействующих вычислительных систем; это и неуверенность жителя капиталистического общества в завтрашнем дне; и постоянный, взвинчивающий нервы страх перед возможностью потерять работу; и страх перед вымогателем-мафиози, перед разгулом преступности, перед подростками, жестокими и неумолимыми, перед наркоманами и душевнобольными, не отвечающими за 95
свои поступки, перед домовладельцами, постоянно повышающими квартирную плату, перед постоянным ростом цен и инфляцией. Побороть страхи, изменить атмосферу, как и реальные условия жизни людей, буржуазное общество не может, что свидетельствует кроме всего прочего о его духовном кризисе, дегуманизации общественной жизни при капитализме. Поэтому в качестве психологической компенсации подбрасывается мысль о тотальном катастрофическом развитии мира, о всеобщем пессимизме, о неизбежности апокалипсиса в наше время. Есть еще одна опасность, которая заключается в широком распространении фильмов-катастроф. Эти фильмы идут без ограничения возраста, особенно популярны опи у подростков. Вполне понятно, что подростков-мальчишек в первую очередь будут интересовать технические моменты, то, как показаны звездолеты, космическая техника, какое оружие применяют внеземные цивилизации, сцены землетрясений, пожаров, наводнений. Но за всеми этими чисто внешними эффектами опять же кроется обработка подсознания, к которой подрастающее поколение в силу еще неустойчивой психики наиболее восприимчиво, т. е. ясно видно, что «промывание мозгов» начинается с юных лет почти незаметными и от этого часто более эффективными средствами. Это не может не оказать свое пагубное воздействие впоследствии, когда яд уже проникнет в душу и сознание молодого человека. В продукции «массовой культуры» ясно прослеживается увлечение потусторонними силами. Смесь сатанинского и ужасного предстает в таких фильмах, как «Экзорцист» («Изгоняющий дьявола»), «Предзнаменование» и др. Обширная литература этого направления давно и прочно вошла в жизнь потребителей «массовой культуры», а кино и телевидение в настоящее время уделяют этому очень большое внимание. Газеты и журналы печатают гороскопы, предсказания гадалок и астрологов, консуль- 96
тацию у которых можно получить даже по телефону и на дому, разумеется, за деньги, и немалые. Телевизионные передачи рассказывают о «черной» магии, ведьмах и колдунах. Кажется иногда, что публика испытывает непреодолимую тягу к мрачным и жестоким временам средневековья. Нет смысла, пожалуй, подробно останавливаться на «дьявольской» продукции «массовой культуры»; это направление заслуживает только упоминания, так как по сути своей не выходит за рамки общей направленности «массовой культуры». Следует только помнить, что это — все тот же мрачный эскейпизм, все тот же уход от действительности в сферу иррационального и щекочущего нервы с «благословения», если можно так выразиться, правящих кругов и создателей этой продукции на Западе. Говоря о «массовой культуре», всегда следует иметь в виду, что ее произведения не ограничиваются одним каким-то каналом средств* массовой информации. Один и тот же полюбившийся герой или образ, как правило, эксплуатируется кино- и телережиссерами, литераторами. Об этом процессе уже упоминалось выше. В данной связи надо заметить, что «массовой культуре» свойственна повторяемость идей, т. е. одна и та же идея навязывается постоянно, чтобы прочнее и подольше остаться в сознании публики. При такой ситуации личность оказывается под постоянным давлением внушаемых идей, которые она постепенно начинает воспринимать как свои собственные. Чтобы ни на миг не упускать контроль пад умами людей, производители «массовой культуры» сознательно замыкают их в кругу всего того, что связано с пропагандой этих идей. Если выходит книга, имеющая успех у публики, почти сразу же снимается фильм по этому произведению, ставится телевизионная программа. Если фильм или телепостановка имеют успех, снимаются последующие серии, выходят фильмы, продолжающие прежний сюжет. Причем почти всегда повторение бывает хуже 7 Е. П. Смольская 97
и в эстетическом плане, и с точки зрения содержания. Например, после успеха фильма «Экзорцист» последовал «Еретик: Экзорцист-П». Вышли картины «Челюсти-П», «Крестный отец-П», несколько фильмов «Войны звезд». Однако этим, как правило, дело не ограничивается. После выхода нашумевшего фильма и телепостановки мгновенно появляются грампластинки с записями музыки, персонажи становятся героями комиксов, реклама уже не может обойтись без их «помощи». Не обходят своим вниманием производители «массовой культуры» и детей. Огромное количество игрушек — точных копий героев знаменитых мультфильмов и даже персонажей «взрослых» фильмов заполняют прилавки детских магазинов. Исполнители главпых ролей участвуют в бесконечных концертных программах, встречах со зрителями, ведут эстрадные «шоу», популярные телеигры. Их имен& не сходят со страниц газет и иллюстрированных журналов, занимая полностью внимание публики, не давая ей отвлечься и все время заставляя еще раз вспомнить увиденный фильм или прочитанную книгу. Но эти воспоминания вызывают пе размышления, а преклонение перед своим кумиром, желание спова посмотреть фильм с его участием, приобрести пластинку с музыкой из понравившейся кинокартины. Одним из характерных примеров является популярность музыки из фильма «Лихорадка в субботу вечером», который был одним из самых кассовых фильмов в начале 70-х годов. После выхода его на западные экраны «за одип год во всем мире было продано более 30 млн. дисков. Это самая высокая цифра за время существования музыкального бизнеса»73. «Массовая культура» во всех ее проявлениях охватывает все стороны жизни человека в буржуазном обществе, определяя его образ мыслей и стиль поведения. В инте- 73 Mattelart A., Mattelart M. De l'usagre des medias en temps dc crise. P. 73. 98
ресах правящих кругов "Запада — развивать все формы «массовой культуры», вовлекать человека с ее помощью во все более тесные рамки социального функционирования буржуазного общества, воспитывать его в соответствующем духе. Антигуманный смысл продукции «массовой культуры», беззастенчивая «всеядность» ее дельцов и идеологов в первую очередь сказываются на самой чувствительной и восприимчивой части населения капиталистических стран — молодежи. Взять, к примеру, данные, приведенные 30 апреля 1985 г. в докладе одпого из подкомитетов сенатского юридического комитета США: за последние 30 лет число самоубийств среди американцев в возрасте от 15 до 25 лет утроилось. Ежегодно около 5,2 тыс. молодых людей кончают жизнь самоубийством74. Прямая связь бездуховности, тупиковости воспринимаемого с детства потока бесконечных сюжетов «массовой культуры» с их пусть не в меру «острым», но разовым эмоциональным эффектом, с этим явлением очевидна. По мнению специалиста по детской и подростковой психиатрии из Миннесотского университета Б. Гэрфин- кела, одна из основных причин роста самоубийств среди молодежи — «убежденность в бессмысленности и бесцельности жизни». Кроме того, по мнению Гэрфинкела, тревоги и заботы, характерные для «американского образа жизни», сводят на нет само понятие «детство»75. 74 См.: Советская культура. 1985. 12 фев. 76 См.: За рубежом. 1985. № 23. С. 10. 7*
РОЛЬ ТЕЛЕВИДЕНИЯ В ПРОПАГАНДЕ И РАСПРОСТРАНЕНИИ «МАССОВОЙ КУЛЬТУРЫ» (ТВ США и ФРАНЦИИ) Телевидение в си£тёмё среДстб буржуазной массовой информации и пропаганды. Особенности телевидения Как уже отмечалось выше, продукция «массовой культуры» распространяется всеми средствами массовой информации. Однако трудно понять степень распространения того или иного явления, его содержание без учета специфики того или иного средства распространения информации, пропаганды, культуры. Функционирование средств массовой информации и пропаганды, влияние их на духовную жизнь общества всегда детерминировано социально-экономическими и политическими факторами, т. е. тем, в чьих руках находятся эти средства, в интересах каких классов и в каких целях они действуют. Кроме того, степень воздействия на реципиента определяется спецификой самого средства, его особенностями и связями со всей системой средств массовой информации и пропаганды. Телевидение благодаря своим особенностям получило наибольшее признание и вышло на первое место среди всех других СМИ, что позволяет рассматривать телевизионную «массовую культуру» как наиболее яркое и полное воплощение этого явления в буржуазном обществе. Вплоть до 20-х годов нынешнего столетия единственным средством информации была газета. Радио отняло у прессы эту монополию, а телевидение очень быстро после своего появления завоевало командные позиции, 100
став самым «привилегированным» средством передачи новостей, зрелищ и рекламных материалов, потеснив в начале 60-х годов рекламу у газет. Роль телевидения в жизни современного человека еще больше возросла. Французский редактор-издатель Пьер Лазарев как-то весьма тонко заметил, что «раньше, если происходило какое-нибудь важное событие, люди выходили на улицу, чтобы купить газету. Сегодня же они спешат домой, чтобы включить телевизор»1. Телевидение — самое новое средство массовой информации — имеет свои особенности, которые коренным образом отличают его от других средств массовой информации. Эти особенности заключаются прежде всего в том, что телевидение использует одновременно две основные формы информации: звуковую и визуальную. Звуковая информация требует меньших по сравнению с чтением усилий и меньше активизирует способность рассуждать, но сильнее воздействует на потребителя. Визуальная информация в отличие от письменной и звуковой воспринимается мгновенно, не требует никакого умственного напряжения и обычно сильнее воздействует своей наглядностью. Сочетание этих форм значительно повышает степень воздействия телевизионной информации на потребителя, ведь словесная информация подчеркивается, иллюстрируется, комментируется при помощи соответствующего снимка или киноматериала. По подсчетам специалистов, «человек среднего интеллектуального уровня запоминает 10% того, что слышит, 35% того, что видит, и 55% того, что видит и слышит одновременно»2. Кроме того, множество художественных средств и приемов усиливают влияние экранного зрелища на реципиента. Подобно живописи и скульптуре, телевизионный экран воздействует на человека системой зритель- 1 Servan-Schrelber J.-L. Le pouvoir d'informer. Paris, 1972. P. 79. 2 Райнов Б. «Массовая культура». С. 217. 101
пых образов, подобно музыке — позволяет ощутить гармонию и ритм жизни, подобно литературе — повествует о людях и событиях, подобно театру — обращается к искусству, т. е. синтезирует различные жанры духовной культуры, различные виды и формы информации и пропаганды. Очень важной чертой, присущей исключительно телевидению, является «прямая передача», которая обеспечивает зрителю непосредственную визуальную связь с событиями, происходящими в данный момент, независимо от их характера, будь то политическая акция или культурное мероприятие, спортивное зрелище или какая- либо иная информация. Сила воздействия такой информации объясняется тем, что она создает у зрителя впечатление непосредственности и правдивости того, что он видит, иллюзию присутствия при происходящем. Однако вполне понятно, что телекамера всегда устанавливается там, где это необходимо авторам передачи, реальные события могут демонстрироваться частями или просто в сокращенном виде, т. е. то, что зритель видит на экране, является в значительной степени преднамеренным, сделанным с заранее продуманным «монтажом», предназначенным специально для него. Текстовое сопровождение, оценки, комментарии составляются так же тенденциозно и не зависят непосредственно от зрительского восприятия. Таким образом, при оценке телевизионной информации всегда необходимо учитывать, что телевизионные передачи часто не отражают реальной жизни или отражают ее не полиостью, тенденциозно, часто попросту искажают ее в интересах тех, кто контролирует «индустрию сознания». Недаром одип из американских социологов назвал телевизионные передачи «искусно сконструированным мифом»3, с помощью которого неза- 3 Tachman G. Myth and consciousness industry: A new look at the effects of the mass media//Mass media and social change. London, 1981. P. 83. 102
висимо от желания зрителя ему навязывается определенная точка зрения. Телевидение стало необыкновенно могущественным средством мобилизации общественного мнения и привлечения общественного внимания. Американский социолог и журналист Уильям Риверс называет телевидение «наиболее мощной объединяющей машиной, которая когда- либо существовала в обществе, в частности американском». Он считает, что телевидение «одновременно является и политической силой, ареной политической борьбы. Все, что зритель видит на экране, формирует его культурные и социальные ценности и политические идеи»4. Телевизионная информация, которая фабрикуется ее создателями, никогда не утрачивает полностью связи с реальностью, ипаче она просто потеряла бы достоверность. Телевизионные сюжеты отбираются «из огромного количества фактов, и обосновывается важность и актуальность выбранного сюжета... каждое событие ставится (или не ставится) на определенное место, и при этом говорится о свободе выбора»5. Одной из особенностей телевидения является то, что оно имеет возможность показывать и ряд постановок, не предназначенных специально для него, но дающих обильный материал для обогащения программ: фильмы большого экрана, театральные пьесы, эстрадные представления и т. д. Благодаря этим возможностям телевидение часто «вытесняет» остальные формы информации, успешно конкурирует с культурными мероприятиями, искусством, в частности с кино. Как пишет французский журнал «Экспресс», «во Франции в настоящее время телепередачи смотрят более 4 млрд. зрителей в год. В то же время если в 1957 г. кинотеатры посещали 411 млн. фрапцузов, то уже в 1970 г. число посетителей не превышало 4 Rivers W. L. The other government: Power and the Washington media. New York, 1982. P. 172. 5 Bidou J. Television en liberte. Paris, 1982. P. 67. 103
184 млн.»6. И хотя падение посещаемости кинотеатров объясняется не только влиянием «голубого экрана», все- таки телевидение сыграло огромную роль в том, что в начале 80-х годов лишь 46% французов ходили в кино, а 52,3% бывали там крайне редко7. К тому же телевидение очень неблагоприятно отражается на судьбе западных ежедневных изданий и иллюстрированных еженедельников. У этого явления есть серьезные причины. Во-первых, телевидение быстрее ежедневного издания сообщает новости, причем в образной форме. Во-вторых, «подвижное» изображение является соперником иллюстрированных журналов, предлагающих свои «неподвижные» изображения уже после того, как публика получила «живую» образную информацию. Кроме того, телепередачи отнимают у публики значительную часть времени, посвящавшегося в прошлом чтению газет. И наконец, телевидение лишает периодическую печать большей части торговой рекламы, которая для нее нередко является основным источником дохода. Все эти факторы и позволили телевидению выйти на первое место среди других средств массовой информации. Более того, несколько опросов общественного мпения во Франции во второй половине 70-х годов показали, что люди испытывают большее доверие к информации, представленной телевидением. На вопрос: «Если по поводу той или иной политической новости радио, телевидение и газета дадут различную информацию, кому вы поверите?» — большинство французов ответили: «Телевидению»8. Телевидение часто является единственным источником информации и приобщения к культуре для людей, которые предпочитают визуальную информацию печатной. 6 L'Express. 1981. 5.V. 7 Ibidem. 8 Bidou У. Television en liberte. P. 33. 104
По словам одного из французских журналистов, «все, что происходит на телевидении, является для французов почти таким: же значительным, как все то, что происходило при французском королевском дворе в конце XVII — начале XVIII в.»9. Академики, исследователи, социологи, критики приводят цифры и результаты тщательных социологических исследований, чтобы показать, что влияние телевидения отражается практически на всем в современном обществе. Каков же общий процент «потребления» телепродукции в капиталистических странах? «В США 60 млн. домов, в 95% из них есть телесеть. Более чем в 25% всех домов — по два и более телевизора. В среднем в каждом доме телевизор включен 5 часов 45 минут в день. Средний телезритель в возрасте от 2 до 65 лет проводит* у телевизора более 3 тыс. полных дней, т. е. приблизительно 9 лет жизни»10. Интересно отметить, что это данные за 1971 г. Уже в 1978 г. среднестатистическая американская семья проводила ежедневно у телевизора 6 часов 17 минут, а в начале 80-х годов средний американец посвящал телевидению 6 часов 48 минут в день11. Во Франции аудитория посвящает телевидению около 30 млрд.. часов в год, в стране насчитывается 20 млн. телевизионных приемников. С 1950 по 1970 г. численность телеаудитории возросла с 3 до 30 млн. человек 12, причем представители рабочего класса уделяют телевидению в 2 раза больше времени, чем представители буржуазии. Зажиточные слои населения дополняют просмотр телевизионных программ чтением прессы 13. 9 Матёге N. Telle est la tele. Paris, 1982. P. 12. 10 Johnson N. TV and violence: Perspectives and proposals//Mass culture revisited. P. 170. 11 L'Express. 1983. 4.XI. 12 Bidou J. Television en liberte. P. 17. 13 Ibid. P. 73. 105
Очепь остро стоит сейчас в капиталистических странах проблема влияпия телевидения на детей. «У подростков 11 —15 лет на первом месте оказывается чтепие, на втором— телевизор. При этом большая часть детей (53%) читают газеты и журналы, предназначенные для взрослых, а три четверти опрошенных детей признают, что предпочитают телепрограммы для взрослых «детским». Американские и канадские дети, едва достигнув трех лет, проводят перед телевизором в среднем 45 минут, а две- иадцатилетние — по 5 часов в день»14. Исследования ЮНЕСКО показывают, что в развитых странах дети затрачивают на телевизионные просмотры время (с учетом школьных каникул), равное времени, в течение которого они находятся в школе. Несомнеппо, надо учитывать, что, с одной стороны, телевидение обладает большими возможностями в сообщении интересных и полезных сведений, в обогащении кругозора, но, с другой стороны, просмотр телепередач часто вытесняет чтение книг, газет, формирует у детей умственную пассивность, стереотипное поведение, не развивает воображение, предлагая уже готовые ответы на различные вопросы, которые могли бы возникнуть у подростка. Какую роль играет телевидение в распространепии «массовой культуры» в совремеппом капиталистическом обществе? По свидетельству французского журналиста, члена ФКП Жака Виду, «развлечение стало официальной философией»15. Что касается публики, то на первом месте по популярности у аудитории стоят кинокомедии (их предпочитают 40,3% французов), на втором — детективы (29,5%), па третьем — паучно-фантастические фильмы. Серьезные фильмы находятся всего-навсего па девятом месте, падает популярность классических картин, вестер- Райнов Б. «Массовая культура». С. 13. Bidou J. Television en liberte. P. 43. 106
нов и мультфильмов. Музыкальные комедии смотрят по преимуществу женщины (20,5% против 6,7% мужчин), что позволяет этим передачам еще удерживать кое-какие позиции на телеэкране16. Интересна оценка влияния развлекательного телевидения американским социологом Б. Розенбергом: «Есть два отупляющих и чрезвычайно опасных с медицинской точки зрения наркотика: ЛСД и телевидение; они разрушают нервную систему посредством постоянного вторжения в нее»17. По мнению некоторых зарубежных исследователей, отношения «телеэкран — публика» — это отношения палача и жертвы. «Массы — жертвы безжалостного технического наступления, которое угрожает разрушением человечества... 90 процентов информации, которую мы получаем, пошлы в эстетическом и интеллектуальном плане»18. Обращение к зрителю идет на уровне обыденного сознания, основная ориентация — на средний уровень. Это характерно для всей «массовой культуры», для всех ее форм. Тем опаснее это явление становится, когда дело касается телевидения. Огромная его аудитория, казалось бы, требует дифференцированного подхода, однако владельцы телесетей заинтересованы в том, чтобы давать массовую однообразную продукцию. Тем самым очень скоро снижается заинтересованность зрителя в той или иной программе, принимается общий стандарт, который понятен, может развлечь и не требует особых интеллектуальных усилий. Все чаще появляются передачи, телесерии, в которых сведены до минимума, а то и просто отсутствуют жизпенные проблемы, возможность размышления над увиденным, необходимость апализа и собственных оценок. Сюжеты в основном касаются «проблем между суп- 16 L'Express. 1981. 5. V. 17 Mass culture revisited. P. 40. 18 Ibid. P. 5, 7. 107
ругами, банальных конфликтов поколений, иногда затрагиваются женские вопросы... Все это приводит к показу шаблонных ситуаций, безликих персонажей и приторных эмоций»19. Результат этого — господство серости, стандартного однообразия, безликости. Стандартизация предполагает унификацию вкусов па- селения. Только при условии приведения разноликой человеческой массы к единому знаменателю «массовая культура» может достичь наиполпейшей эффективности. Телевидение, охватывающее огромную аудиторию и предлагающее всем одинаковую продукцию, навязывает индивиду и среднюю, стандартизированную модель мышления и поведения. Мало того, что публика, чей вкус уже сформирован по канонам «массовой культуры», не будет смотреть непривычные для нее программы, даже в реальной жизни телезритель, привыкнув к экранным разрешениям всех конфликтов и ситуаций, будет решать вопросы «по-экрашюму». Кроме стремления к созданию низкопробных передач наблюдается еще одна тенденция — популяризация нашумевших или просто довольно известных произведений различных жанров искусства. Формы популяризации весьма разнообразны. Их новые элементы касаются в основном переработки и видоизменения оригинала, что чаще всего делается произвольно. Это, как правило, касается серьезных, глубоких произведений. Переработка и деформация какой-нибудь поделки низкого пошиба не имеет особого значения ни для содержания, ни для художественных форм. Но куда серьезнее сознательная переработка первоисточника с целью сделать его более популярным, которая выхолащивает из него в той или иной степени первоначальный смысл, лишает его глубипы содержапия и искажает идейную направленность. Справедливости ради надо отметить, что не только телевидение демонстрирует 19 I/Express. 1982. IX !Q?
подобные образцы обращения с классикой. Например, во французской газете «Фрапс-суар» был опубликован в свое время роман Дюма-сына «Дама с камелиями» как «роман с продолжением», который был сведен к серии рисунков с объяснительными текстами. Такое насилие над классикой становится особенно опасным, когда дело касается телевидения или кино, из-за их огромных технических возможностей. А явление это приобретает все большее распространение. Интересный пример приводит болгарский исследователь Б. Райпов в своей книге, посвященной проблемам «массовой культуры». Он пишет о рекламе экранизации известного классического произведения: «Два с половиной часа самых увлекательных приключений, какие до сих пор еще не показывали на экране... Звон мечей и битва не на жизнь, а на смерть... Странная история любви безумца и прекрасной девушки. Заговор мести!»20 Самое любопытное, что речь идет о фильме «Гамлет» — голливудской продукции конца 40-х годов. Примерно так же преподносятся и телевизионные постановки. Известно, что ряд американских писателей подавали в суд за недопустимое изувечиваыие их произведений, что, впрочем, не дало никаких ощутимых результатов. Каковы же последствия такой популяризации? Привычка публики потреблять этот массовый продукт ослабляет у нее интерес к оригиналу. Массовую публику больше интересует уже не само произведение, а общедоступный заменитель, к которому она настолько привыкает, что часто отдает ему предпочтение перед первоисточником. Статистические данные и выводы ряда социологических исследований показывают, что большая часть аудитории предпочитает телевизионную, часто вы- холощепную экранизацию произведений классиков, а не сами эти произведения и что просмотр телефильма, вместо того чтобы пробудить интерес к оригиналу, создает у Райков Б. «Массовая культура». С. 149. 109
многих зрителей убеждение, что картина в достаточной степени озпакомила их с романом и уже нет необходимости его читать. А нередко телезритель, знающий и литературный первоисточник, и телепостановку по нему, находит телевизионный вариант более обогащенным, более увлекательным и более волнующим. В этом заключается и определенный парадокс, и опасность с духовной точки зрения такого потребительского отношения к классике. Ослабление интереса к оригиналу заботливо стимулируется продукцией средств массовой информации, к тому же оно сочетается и с пренебрежением к творческим особенностям автора оригинала, даже к его личности. Массовый телезритель, как правило, знает имена всех «звезд» как большого, так и малого экрана, хорошо знаком с их привычками, физическими данными. Но он не знает, да и не интересуется именами создателей, режиссеров. Режиссер, т. е. автор, для него не имеет никакого значения. Важна «звезда», ведь она становится объектом для подражания. Обо всем остальном телезритель забывает. Так достигается цель производителя продукции «массовой культуры» — сосредоточить внимание аудитории на чем-то одном, второстепенном, увести от главного, от анализа и размышления, подсунуть ему «игрушку» для развлечения и заполнения его свободного времени. Однако многие западные исследователи проблемы влияния на публику телевизионной «массовой культуры» и телевидения вообще придерживаются более оптимистической точки зрения на этот счет. По их мнению, «есть передачи, которые все же воспитывают хороший вкус и любовь к высокому искусству. Например, концерты Берн- стайна для молодежи, которые передает Си-би-эс. Число зрителей этих передач приближается к миллиарду человек. К этому можно прибавить и документальные передачи о художественных и культурных событиях в жизпи 110
страны, и некоторые другие»21. Несомненно, на западном телеэкране бывают интересные передачи, познавательные программы, посвященные вопросам искусства, религии, истории и т. д. Бывают и хорошо поставленные учебные передачи для детей, которые зачастую играют положительную роль в воспитании подрастающего поколения, особенно если учесть, как много часов дети проводят у экранов телевизора. Некоторые передачи для молодежи также затрагивают важные и интересные проблемы, которые привлекают как молодых людей, так и их родителей. Однако, по мнению буржуазных исследователей, этим передачам публика предпочитает другие. Характерен в этом отношении пример с трансляцией концертов Нью- йоркского филармонического оркестра. Несмотря на хорошую рекламу, удобное и постоянное время трансляции (воскресенье), великолепную постановку, число зрителей не только не возрастало, но даже не достигало минимального количества, необходимого для успеха коммерческой программы. Автор исследования — американский социолог — объясняет это явление тем, что программы высокого качества не воспринимаются «публикой низкого качества»22. При этом игнорируется тот факт, что низкие запросы аудитории отнюдь не являются свидетельством общей «серости» публики, «ограниченности», якобы исконно присущей массе. Это один из пороков буржуазного общества, в котором далеко не все имеют возможность учиться воспринимать прекрасное. Виной этому опять же капиталистическая система, которая умышленно отрывает широкие народные массы от приобщения к подлинным шедеврам, создает для них суррогат культуры, продает его по дешевке и огромными тиражами, мапипу- 21 Mass culture revisited. P. 19. 22 Wiebe G. The social effects of broadcasting//Mass culture re^ visited. P. 154—155. Ill
лируя тем самым вкусами потребителей и, как уже отмечалось выше, нивелируя эти вкусы. Чаще всего серьезные передачи транслируются в неудобное для зрителей время, когда они просто не имеют возможности смотреть их. В так называемое же семейное время, когда вся семья собирается у экрана телевизора, т. е. после 19 часов, начинается прогон самой дешевой продукции. По свидетельству газеты «Юманите», «время между 19 и 21 часом 30 минутами считается временем, когда человек должен забыть обо всех своих проблемах. Особенное внимание владельцы средств массовой информации уделяют тому, чтобы потребитель их продукции ни о чем серьезном не задумывался»23. Поэтому в эти часы на экранах телевизоров демонстрируются бесконечные телесерии, боевики-вестерны, «фильмы ужасов», фильмы- катастрофы, детективы, а также телеигры, не требующие от их участников особого умственного напряжения. Призом, выигрышем они привлекают довольно широкую аудиторию. На протяжении многих лет телевизионные программы не меняются в лучшую сторону. Вот что, например, пишет французский публицист, в прошлом дипломат Жак Тибо об американском телевидении в книге «Телевидение, власть и деньги», выпущенной в 1973 г.: «Рассмотрим программу трех каналов американского телевидения в 1956 г., затем, спустя 15 лет — в 1970 г.—в любой день недели в 20 часов. В 1956 г. Эй-би-си нам предлагает историческую передачу, Си-би-эс — драматическую постановку, Эн-би-си — спортивную программу. Спустя 15 лет, в 1970 г., нам был предложен выбор между полицейской серией (Эй-би-си), серией шпионской (Си-би-эс) и полицейской (Эн-би-си)... Почему так произошло? Как правило, это явление объясняют тем, что эти однотипные передачи имеют большой спрос. Однако на самом деле 23 L'Humanite. 1976. 9.1. 112
это не так. Все опросы публики, которые проводились по этим проблемам, показывают, что в 1956 г. американские телезрители были гораздо больше удовлетворены своим телевидением, чем в 1970 г.»24. Тем пе менее зритель все-таки привыкает к более пустым и развлекательным передачам, потребляя эту продукцию ежедневно, и часто перестает стремиться к чему- то -более серьезному. Например, согласно опросам, даже в такой стране, как Франция с ее культурными традициями, наблюдается почти полное пренебрежение публики к «культурным» передачам: в начале 70-х годов к ним не проявляли интереса около 89% зрителей. Правда, в настоящее время во Франции довольно значительный процент телевизионного времени занимают документальные фильмы, но большая часть их транслируется по первому каналу—«ТФ-1»; 12% времени по этому каналу приходится на информацию, 55%—на документальные фильмы и 33% —на развлекательные программы. Но зато передачи по второму каналу—«Антенн-2», который по популярности у телезрителей находится на первом месте, чаще носят развлекательный характер. В США 2% времени приходится на документальные фильмы, 16% — на информацию, 82% — на развлекательные программы. Колебания в соотношении серьезпых и развлекательных программ в значительной степени зависят от того, являются ли соответствующие телевизионные институты государственными или частными. Там, где телевидение государственное, как, например, в странах Западной Европы, власти более широко используют его в своих политических целях, и, следовательно, развлекательные программы занимают там меньшее место. Когда же телевидение не субсидируется государством (это, впрочем, вовсе не означает, что оно не контролируется им и не является про- Bidou J. Television en liberte. P. 93. 8 E. П. Смольская 113
водником политики своего государства), опо может существовать только благодаря коммерческой рекламе. Так, например, обстоит дело в США, где телевидение отдано на откуп рекламодателям, которые, будучи заинтересованными в привлечении как можно большего числа зрителей, мало заботятся о повышении культурного уров- пя населения. Причем это касается не только развлекательных передач, но и теленовостей, в выпуске которых телекомпании США меньше всего пекутся об объективном информировании общественности о важнейших событиях международной и внутренней жизни, раскрытии их истоков, значения. Главные усилия направлены на другое — ошарашить телезрителя различного рода сенсациями, эффектами и трюками, максимально воздействующими на эмоции. Кроме того, погоня за экономией времени и уплотнением программ часто приводит к тому, что даже самым важным новостям дня отводятся лишь считанные минуты телевизионного времени. Зато лучшие умы на телевидении занимаются разработкой наиболее привлекательной внешней упаковки для теленовостей, рекламных роликов. И все это делается с целью поразить зрителя, переманить его в борьбе с конкурирующими телекомпаниями. Основные направления передач западного телевидения в контексте «массовой культуры» Как уже отмечалось, американизация «массовой культуры» затрагивает все формы ее распространения, практически все средства массовой информации. Кроме того, американизация, которая является отражением идейно- гегемонистских устремлений Соединенных Штатов, накладывает свой отпечаток на содержание информации, культурных передач. Примером может служить французский экран, на котором процент американских фильмов, «шоу», выступле- 114
ний артистов, представителей американской «массовой культуры» очень велик. Эта проблема заслуживает внимания хотя бы потому, что Франция известна своей богатой историей, культурными традициями. Кроме того, Франция на европейской арене проводила в определенной мере политику независимости, в частности от американского давления, хотя это вовсе не означало отхода Фрап- ции от основных позиций, на которых строятся отношения между империалистическими партнерами. Франция является выразителем общих западноевропейских интересов и занимает по некоторым вопросам мировой политики более сдержанную, чем Вашингтон, позицию. И несмотря на трения и противоречия в политике, в идеологической и духовной областях Франция не противилась американскому влиянию. В итоге американский «культурный экспансионизм» здесь достиг огромных размеров. Как пишет французский журналист и драматург Клод Бурдэ, «наши телеэкраны наводнены американскими телевизионными фильмами. Тем временем сотни отечественных постановщиков, тысячи актеров остаются безработными или почти безработными»25. Констатируя процесс «американизации» французского телевидения, необходимо отметить, что американская продукция присутствует в программах всех каналов, особенно это касается передач развлекательных. Можно сказать, что, принимая принципы и направления деятельности американского телевидения, демонстрируя передачи по его канонам и со знаком «Сделано в США», правительственные круги не противятся политико-идеологической экспансии Соединенных Штатов. В настоящее время количество американской телепродукции во Франции не уменьшилось. К тому же сегодня часто лучшей рекламой телевизионному фильму или постановке служит то, что 25 За рубежом. 1982. № 41. 8* 115
передача сделана в Америке, что режиссер — американец или какое-то время проработал на американском телевидении или в Голливуде. По французскому телевидению регулярно проходит ретроспектива американских мюзиклов, голливудских фильмов. Попадаются и интересные картины, вошедшие в классику мирового кинематографа. Однако преобладают на телеэкране не они, а сентиментальные или, наоборот, жестокие произведения, пропагандирующие «американский образ жизни», эскейпизм или культ грубой силы. Необходимо отметить в свете данной проблемы и такое направление, которое не может не волновать прогрессивно или просто трезво мыслящих людей — фильмы для детей, в частности мультфильмы. Эту область также оккупировали американские телекомпании, пытаясь распространить свое идеологическое господство на все возрастные группы, включая подростков и даже детей младшего возраста. Так как дети очень много времени проводят у телевизоров, то пе случайно в воспитании подрастающего поколения «голубому экрану» единодушно отводится место сразу вслед за родителями (намного больше, чем школе и церкви). Как писал в свое время английский журналист, бывший ведущий популярных телесерий «Омнибус» и «Театр шедевров», телевидение воспитывает повое поколение детей, которые обладают зрелищпой искушенностью, недоступной в свое время их родителям. Дети теперь многое в мире узнают непосредственно путем чувственного восприятия, что вовсе не свидетельствует о том, что они способны к самостоятельным суждениям. Детские фильмы тоже часто содержат подтекст. В них можно встретить, и довольно часто, сцены насилия, что, кстати, характерно для многих мультфильмов. Популярные как среди детей, так и среди взрослых многосерийные приключенческие фильмы и мультфильмы, которые, как правило, мастерски сделаны, изобилуют 116
сценами космических битв и техническими подробностями, примерами борьбы между добром и злом, которая ограничивается драками за обладание любимой девушкой. Эти произведения в большинстве своем пусты по содержанию и удивительно схожи. Так же популярны бесконечпые полицейские серии или просто детективные телефильмы и транслируемые по телевидению фильмы большого экрана. Не проходит и вечера, чтобы один или два канала французского телевидения не уделяли два (а часто и больше) часа телевизионного времени очередной серии об американском полицейском Коджаке или еще какому-нибудь полицейскому или гангстерскому фильму, причем чаще всего с участием известных артистов. Практически каждую педелю по второму или третьему каналу французского телевидения зритель может посмотреть ограбление банка с А. Делоном в главной роли или очередное похождение любвеобильного мошенника, роль которого исполняет Бельмондо. Справедливости ради стоит отметить, что продукция «массовой культуры» отечественных телекомпаний Франции нередко бывает более серьезна по содержанию и интересна, чем подобные фильмы американского производства. Часто во Франции полюбившийся сюжет может иметь несколько постановок. Однако, по мнению самих французских телезрителей, новые серии чаще бывают во всех отношениях хуже предыдущих. Так же как и во многих других произведениях «массовой культуры», в частности в фильмах большого экрана, исчезает какой бы то ни было социальный конфликт (если зачатки такового и имели место в более ранних вариантах). Эти серии становятся более растянутыми и более скучпыми (копии всегда хуже оригинала), лишенными даже юмористического оттенка. Они становятся все более жестокими, изобилуют кровавыми и натуралистическими сценами, начинают 117
появляться даже элемепты эротизма. Однако каждый вечер подобные серии все же собирают большую аудиторию, так как выбор программ невелик, а образ любимого героя остается у зрителей надолго. Явление, присущее исключительно американскому телевидению и не имеющее пока своего аналога на телеэкранах Франции,— так называемые мыльные оперы, мелодраматические серии, повествующие о жизни «простых» людей и часто наполненные эротическими сценами. Эти низкопробные спектакли, любимое развлечение домашних хозяек, популярны примерно у 18 млн. телезрителей. Здесь, видимо, играет роль тот факт, что довольно глупые сюжеты построены на повседневной жизни, на мелких домашних проблемах обывателей. Конечно, отсутствие серьезных конфликтов, значительных проблем, требующих решения или по крайней мере вдумчивого отношения, часто сентиментальный сюжет привлекают непритязательную публику, людей, замкнутых в тесном мирке собственных семейных дел и отношений. И люди изо дня в день смотрят эти бесконечные фильмы, а телевизор превращается в «семейный стол, центр, вокруг которого собирается все семейство» 26~31. Правда, в духовном смысле этот «центр» скорее разъединяет людей. Недаром один из американских социологов признавал, что телевизор заменил бывший «объединяющий» стол в гостиной, однако «то, что в наши дни воплощает в себе телевизионный приемник, это скорее децентрализация семьи, это, так сказать, «отрицательный» семейный стол. Он не способствует созданию единства, а скоиее является общим местом ухода от действительности»32. Эта характеристика применима уже и к французскому телевидению, которое, как и американское, является «же- 26-31 Anders G. The phantom world of TV//Mass culture. The popular arts in America. P. 360-361. 32 Sfonesifer R. J. A new style ror TV cnticism//MQSS culhrc revisited. P. 213. 118
вательной резинкой для глаз», средством заполнения свободного времени и ухода от повседневности. Антисоветизм, антикоммунизм на западном телеэкране Антисоветизм, антикоммунизм в программах буржуазного телевидения пронизывают почти все формы передач. Элементы антисоветской, антикоммунистической пропаганды присутствуют и в художественных фильмах, и в программах новостей, и в многочисленных передачах типа «круглого стола», и во многих других. Так как этой проблемой занимаются политики, социологи, прилагая все усилия, чтобы добиться наибольшей эффективности антисоветской пропаганды, формы ее весьма разнообразны и применяются с таким расчетом, чтобы подтасованная информация выглядела как можно достовернее в глазах широкой публики. Это могут быть и сообщения «специальных корреспондентов» радио и телевидения соответствующей страны в Советском Союзе и в других социалистических странах, и «прямой» репортаж с места событий, и подтасовка фотографий, несоответствие их тексту, и какая-нибудь дискуссия — обсуждение советского фильма, и беседы за «круглым столом» с диссидентами и предателями Родины. В последнее время подобпые «круглые столы» организовывались под демагогическим лозунгом «защиты прав человека». Осповной девиз антисоветской пропаганды — минимум объективности в информации об СССР и других странах социализма. Однако полностью умалчивать о достижениях социалистических стран в различных областях пауки и техники сегодня уже не удается. Поэтому можно увидеть на западных телеэкранах репортаж о приземлении космического корабля, объективную оценку новых научных открытий. К сожалепию, подобные передачи слишком редки и занимают слишком мало экранного времени. Таким образом, они проходят мимо внимания зрителей, быстро 119
забываются, тем более что скоро их поглощает информация другого рода, более обильная, но извращающая сущность социалистического образа жизни. В западных странах, и прежде всего в США, делаются попытки принизить, исказить правду даже о таких событиях, как Великая Отечественная война советского народа. Вместе с этим игнорируются некоторые положительные моменты культурного обмена. Газета «Правда» писала в связи с выходом па американские телеэкраны советского фильма: «Транслировавшаяся по девятому каналу многосерийная киноэпопея «Неизвестная война» (советское название—«Великая Отечественная») явилась подлинным откровением для миллионов американцев. Однако и тут не без влияния Пентагона «конкурирующие» компании попытались приуменьшить влияние этих волнующих кинодокументов, рассказывающих о героизме советского народа, и заполнили экран лентами о военных- подвигах США»33. Пытаясь навязать свою «массовую культуру» Западной Европе, Соедипенные Штаты Америки «экспортируют» и свой антисоветизм. Помимо того что на телеэкранах западных стран идут многочисленные американские серии, имеющие антисоветский характер, собственная продукция, сами принципы деятельности телевидения (как и других средств массовой информации) все больше подгоняются под американские стандарты. А ведь в США антисоветизм — одна из главных, основных традиций американских средств массовой информации. Он многолик и разностороиен, но в этом многообразии, однако, можно выделить три основных направления, «три маски, которые в зависимости от «злобы дня» напяливает на себя американская пропаганда. Это маски умолчания, сострадания и страха»34. Цель во всех трех случаях преследуется одна: 33 Правда. 1979. 6 авг. 34 Оганов Г. С. TV по-американски. М., 1979. С. 209. 120
дезинформация общественного мнения, навязывание искаженного представления о жизни, политике, намерениях Советского Союза. . В программах новостей американского телевидения вряд ли можно встретить сообщение конкретно из СССР. На вопрос, почему так происходит, руководители телекорпораций часто ссылаются на «неискоренимый изоляционизм» американцев, на то, что в США якобы вообще нет интереса к делам за рубежом. Еще более смехотворным является объяснение следующего рода: «У вас в стране почти ничего не происходит, ничего представляющего интерес для нас... Наш телезритель хочет видеть катастрофы, пожары, ограбление банков, похищения богатых наследников и свадьбы коронованных особ. А у вас этого нет, изредка — пожар какой-нибудь, не очень существенный. Так что нашим корреспондентам снимать нечего»35. Таким образом, отсутствие объективной информации о жизни советских людей объясняется низкими вкусами и дурными пристрастиями американских телезрителей, а о классовых целях владельцев телекорпораций умалчивается. Несмотря на различие форм, направления антисоветской пропаганды, осуществляемой посредством продукции «массовой культуры», остаются неизменными. Можно выделить следующие характерные для телевидения капиталистических стран. Основной упор делается на то, что может быть попятно и доступно широким народным массам. Например, много и голословно говорится о низком материальном уровне жизни советских людей. Причем, если на телевидение приходит письмо или раздается телефонный звонок с вопросом, почему же в таком случае в СССР не умирают с голоду, дети имеют возможность учиться и т. д., организаторы передач просто не дают себе труда более или менее вразумительно отвечать, продолжая вдалбливать зрителям, что в Советском Союзе «плохо». 35 Там же. С. 210. 121
Очень распространен тенденциозный подбор материалов из советской прессы. Как правило, предпочтение отдается национальному вопросу и репортажам из зала суда. Ни слова не говорится о жизненности и правоте ленинской национальной политики, о ее претворении в жизнь в нашей стране, о дружбе, сотрудничестве и равноправии всех наций и народностей Советского Союза. Зато о мнимом «притеснении» национальных меньшинств, «угнетении» граждан еврейской национальности телезритель может услышать очень часто, причем приводятся искаженные, со смещенными акцентами выдержки из советских газет; любые паши недоработки, недостатки, о которых мы говорим открыто, выдаются за неискоренимые пороки социалистической системы. Кроме этих приемов и средств используются и другие методы антисоветской пропаганды. Например, французское телевидение почти каждый год показывает фильм «Змея» о работе советского разведчика, где последний представлен не очень способным, постоянно попадающим впросак, впрочем, старающимся всячески навредить западному государству (в данном случае Франции), собирая всякого рода разведывательную ипформацию. В этом фильме ясно прослеживается мысль о том, что каждый гражданин на Западе должен быть бдительным, так как он окружен со всех сторон «красными шпионами», которые к тому же могут быть довольно обаятельными и скрываться под личиной «друзей». Один из важнейших, ведущих моментов буржуазной антисоветской пропаганды, которая нашла свое воплощение и в продукции «массовой культуры» всех западных стран,— это устрашение «советской военной угрозой», призванное запугать зрителя-обывателя, повергнуть его в крайнее беспокойство и первозпость. Это не только запугивание от случая к случаю «точными данпыми» о «советской воеппой мощи», позволяющее выкачивать все новые и новые миллиарды для военных бюджетов из ко- 122
шельков налогоплательщиков. И не только попытка объяснить умирающим от страха обывателям, что западный мир оказался «беззащитным» перед этой всевозрастающей «мощью». Сегодня «промывание мозгов» среднего американца или среднего европейца ведется постоянно всеми находящимися в распоряжении буржуазных пропагандистов способами и средствами. Фактически в течение всей своей жизни, начиная с детского возраста, западный житель получает значительные порции антисоветизма и антикоммунизма. Умолчание, ложь, клевета, самые нелепые вымыслы содержатся в школьных учебниках и в колонках статей политических обозревателей крупнейших газет, в телевизионных программах и невинных на первый взгляд мультфильмах. ««Тайные советские агенты» то принимают облик соблазнительной девицы-супершпиона в очередной бондианской серии, то руководят мафией в Соединенных Штатах и наводняют в злокозненных целях страну наркотиками, то прибывают, как инопланетяне, на умопомрачительной летающей тарелке, чтобы отравить американские водоемы и выкрасть сверхсекретные документы»36. Примером может служить появившаяся в 1985 г. 14-я серия похождений «агента 007» Джеймса Бонда «Виды па убийство». Этот рожденный с легкой руки английского писателя Флеминга супермен на сей раз защищает интересы США от некоего Макса Зорина, который вознамерился погубить американский промышленный комплекс, производящий... подслушивающие устройства. «Злодей из ГДР» решил вызвать ни много ни мало искусственное землетрясение в море и затопить окрестпости Сан-Франциско, где находятся заводы. Под водой и в небесах «агент 007» успешно борется за «правое дело». Напрасны и козни чернокожей сообщницы Зорина (отличная пища для расистов!)37. 36 Там же. С. 213. 37 См.: Советская Россия. 1985. 26 мая. 123
В повой серии прозрачно памекается на «руку Москвы», н, хотя большинство телезрителей понимают, что эти телестрасти — чушь, макулатура, капля за каплей яд проникает в сознание людей, антисоветские стереотипы делают свое дело, и публика становится все восприимчивее к более серьезной антисоветской, антикоммунистической пропаганде. Говоря об антикоммунистической пропаганде правящих кругов западных страп, уместно вспомнить слова В. И. Ленина, который писал: «Один прием буржуазной печати всегда и во всех странах оказывается наиболее ходким и «безошибочно» действительным. Лги, шуми, кричи, повторяй ложь— «что-нибудь останется»»38. Однако пропагандисты «массовой культуры» прекрасно отдают себе отчет в том, что в современных условиях все труднее становится пропагандировать пещерный антикоммунизм, что необходимо изыскивать какие-то другие, более эффективные и прикрытые способы антисоветской пропаганды, что воинственные требования к конфронтации с Советским Союзом, раздающиеся в наш ядерный век, вряд ли могут иметь широкий отклик в умах и сердцах масс телезрителей. Вот почему дальнейшее раздувание антисоветской истерии — задача, требующая сегодня просто-таки виртуозности, особенно когда речь заходит об антисоветской направленности продукции «массовой культуры». Специалистов в этой области наперебой пытаются заполучить себе руководители телесетей. Определяющую роль при этом играет имя, авторитет известного высокопоставленного телекомментатора, которого публика будет слушать с большим доверием. Он будет довольно незаметно, ненавязчиво, но достаточно настойчиво нагонять страх на впечатлительную, привыкшую верить всему, что говорится с телеэкрана любимым комментатором, публику, служа тем самым интересам пропагап- 38 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 31. С. 217. 124
Дистской машины буржуазного общества. Эти методы обеспечивают прикрытие «политики с позиции силы» с целью «отбрасывания коммунизма» и дальнейшего нагне- тапия напряженности между странами, имеющими различный социальный строй. Таким образом достигается сугубо политическая цель: капитал приспосабливает «массового человека» к пормам и условиям «тихого существования» в современном капиталистическом государстве. Насилие на телеэкране Одпой из основных проблем буржуазного телевидения является проблема насилия, характерная для всех видов «массовой культуры». Например, в Соединенных Штатах Америки «насилие нельзя понять бея понимания влияния на него телевидения»39- Грабежи, убийства, самоубийства, всякого рода нападения, преступления, часто кажущиеся беспричинными, стали буднями как американской жизни, так и жизни людей в странах Западной Европы, в частности во Франции. Как не исчезает насилие из жизни, так оно не сходит и с телеэкранов. Можно не увидеть репортажа о выдающемся научном открытии, об увольнении тысячи рабочих, или об этом будет упомянуто вскользь. Но ограбление банка, нападение на кинозвезду будут преподнесены с подробностями, с самыми «живописными» деталями. Особо кровавые преступления котируются по самому высокому разряду. Конкуренция между телекомпаниями приводит к тому, что режиссеры уже перестали обращать вшшание на заурядные преступления с применением автоматов, ножей и т. д. Все чаще герои боевиков пускают в ход самое смертоносное и современное оружие — от ракет до лазеров40. Подобные передачи собирают у телеэкранов ту 39 Johnson N. TV and violence: Perspectives and proposals//Mass culture revisited. P. 172. 40 См.: Советская Россия. 1985. 25 фев. 125
масбу людей, которая так желапна рекламирующим свои товары фирмам и правящим классам, заинтересованным в переключении внимания людей со своих проблем на чужие страдания. Мало того, что телевидение создает свои фильмы, изобилующие сценами насилия, подает документальную информацию о проявлениях насилия в реальпой жизни, оно также широко использует показ жестоких фильмов большого экрана. Весомый вклад в это впосит и развитие видеотехники, а на видеокассетах очень часто записаны фильмы антигуманного, человеконенавистнического содержания. К передачам насилия относятся не только рассказы о гангстерах, мафии и убийцах. В их ряду и фантастические ужасы, которые претерпевают определенную эволюцию. «Если 1977 год был годом гигантских насекомых, 1979-й — годом «психической фантастики», а 1982-й — годом «убийцы среди нас», то с 1983 года экраны оккупируют чудовищпые животные, затапливающие экраны насилием и ужасом»41. Эти примеры наглядно свидетельствуют, что диапазон фильмов, пропагандирующих насилие, достаточно широк. Что касается документальных, информационных показов насилия, то здесь наблюдается некоторый парадокс. С одной стороны, телевидение вроде бы правильно информирует своих зрителей о разгуле насилия в стране, верно отражает конкретную ситуацию. Кроме того, нередки показы прямых репортажей из «горячих точек» планеты, которые чаще всего передаются достаточно натуралистически. А с другой стороны, публика привыкает к подобным сценам, у нее притупляется чувство сострадания, вытравливаются нормальные человеческие эмоции. Рекорд в отношении показа сцен насилия держит те- левидепие США. Подсчитано, что средний американский 41 L'Exprcss. 1983. 21.1. 126
телезритель за свою жизнь видит на домапшсм экрапе около 10 тыс. убийств (по данным других исследований — до 18 тыс.), не говоря уже об астрономической цифре драк, перестрелок, различного рода насилий. Доля телепрограмм со сценами насилия достигает 80—90%, на один час телевещания приходится в среднем до 9,5 эпизода с изображением насилия, а на одну телепрограмму — до 6,2. Больше всего сцеп насилия содержат детские передачи в воскресные дни42. Бостонский педиатр Э. Ньюбергер подсчитал, что в среднем юный американец за 10 лет жизни (от 5 до 15 лет) видит по телевидению 13 тыс. убийств. Отравление сознания детей, воспитание в них привычного отношения к насилию имеет социальный заказ. Официальная газета американской армии «Старз энд страйпс» («Звезды и полосы») поясняет: «Наши дети должпы обладать способностью воткнуть штык в горло врага, разорвать человека в клочья автоматной очередью». Согласно данным исследования, проведенного в США Национальной коалицией по борьбе с теленасилием (НКТВ), каждый час по каналам коммерческих телекомпаний показывается 8 насильственных актов. Наиболее часто демонстрируются сцены особо тяжких преступлений — вооруженных ограблений, убийств43. Как писала газета «Нью-Йорк тайме», по подсчетам НКТВ, в вечерних передачах только трех ведущих телекомпаний США — Эй-би-си, Эн-би-си, Си-би-эс — число сцен насилия колеблется в среднем от 16 до 37 в час. В этой связи среди ученых, социологов, исследователей неоднократно возникал вопрос: учитывая силу воздействия СМИ, и в частности телевидения, на людей, может ли систематическое изображение пасилия в разных видах само быть причиной распределения этого явления? 42 TanA.S. Mass communication theories and research. New York, 1981. P. 212. 43 См.: Комсомольская правда. 1982. 2 дек. 127
По этой проблеме существуют различные мнения. С одгк.;'1 стороны, хорошо известны факты прямого влияния сдои насилия на поведепие людей, особенно с неустойчивой психикой, на подростков, которые стремятся подражать «героям», просто хотят как-то проявить себя, выделиться из общей массы сверстников или считают свои поступки формой «протеста» против общества, против условий жизни, т. е. эта точка зрения отражает те общие эмпирические данные, которые свидетельствуют о том, что, наблюдая телевизионные сцены насилия, дети становятся более агрессивными в реальных ситуациях, особенно в таких, которые внешним образом схожи с телевизионными. С другой сторопы, ряд социологов считают, что средства массовой информации, в том числе и телевидение, способствуют агрессивным устремлениям только у некоторых- людей и в какое-то определенное время. В качестве доказательства приводятся лабораторные исследования, которые продемонстрировали, что фильмы со сценами насилия стимулируют агрессивные импульсы и действия у молодежи сразу же после просмотра, но ни одно исследование «не в состоянии убедительно доказать, что существует продолжительное воздействие таких фильмов». Внелабораторные исследования обнаружили некоторую корреляцию между телевизионным насилием и агрессивным поведением, но «ни одно из них не показало, что причиной являлось телевидение»44. Так считает американский социолог Г. Ганс. По его мнению, «телевидение и другие средства массовой информации просто не играют очень большой роли в жизни большинства детей, гораздо более важное значение имеют действия и отношения, которым они учатся у родителей и сверстников»45. Трудно полностью согласиться с этой точкой зрения, 44 Gans H. Popular culture and high culture. P. 33. 45 Ibidem. 128
так как большинство исследований, о которых говорилось выше, показывают, какой большой процент свободного времени занимает у детей просмотр телевизионных программ. Бытует также мнение, что насилие влияет в основном на тех людей, в том числе и па детей, которые уже отличаются антисоциальным поведением. Их психика, по мнению этой части исследователей, является более восприимчивой к телевизионному насилию, которое «похоже на воду, капающую на камень и постоянно, незаметно разрушающую его»46. Видимо, правомерно говорить о том, что сцены насилия, демонстрирующиеся по каналам западного телевидения, играют все-таки значительную роль в воспитании подрастающего поколения в духе агрессивности и жестокости, стимулируют агрессивные устремления у людей старшего возраста с неустойчивой психикой, ведь телевидение, как видно из вышесказанного, располагает огромными возможностями, когда дело касается пропаганды или просто показа сцен насилия. Нельзя также забывать и о том, что видеозаписи позволяют детям и подросткам видеть те фильмы, которые из-за своей жестокости идут на большом экране с ограничением возраста47. Под влиянием представителей общественности, педагогов, врачей, учителей в некоторых западных странах несколько уменьшился показ по телевидению зверств, однако это никак не отразилось на направлении подобных программ. Более того, попытка общественности усилить контроль над программами и попытаться уменьшить число сцен насилия хотя бы в часы так называемого семейного просмотра вызвала негодование у владельцев телесетей. Во-первых, они выдвигали демагогические лозунги «защиты демократии», при которой не может быть якобы никакого контроля. Во-вторых, делались попытки доказать, что сцены на-1 48 The future of broadcasting. P. 12. 47 L'Express. 1984. 13.1. 9 H. П. Смольская 129
силия показываются исключительно для пользы телезрителей. «Научной» опорой здесь служат постоянно обновляемые, модернизируемые рассуждения Фрейда, которые сводятся к абсолютизации подсознательного и жажды удовольствий, к утверждению всевластия инстинктов. Этому же служит и концепция катарсиса, которая заключается в том, что показ насилия на экране позволяет якобы разрядить накопившиеся агрессивные устремления* Наряду с этим человеку прививается ложный комплекс вседозволенности. Не случайно картины кровавых потасовок, садистских убийств воспроизводятся на телеэкране предельно натуралистично, подробно, в результате чего зритель посвящается в саму технологию зверства. Видные западные педагоги и даже врачи отмечают как результат поглощения подобного рода информации раннее развитие и вместе с тем скудность воображения, а также нервные расстройства, депрессивные состояния у детей и подростков. В докладе, представленном министру здравоохранения США, в частности, подчеркивалось: «Современные развлекательные программы телевидения могут вносить в определенной мере свой вклад в агрессивное поведение многих нормальных детей. Это воздействие ,было зарегистрировано уже во многих случаях и ситуациях»48. В этой связи актуальны и сейчас приведенные еще в 1969 г. в американском журнале «Ю-Эс ньюс энд Уорлд рипорт» выдержки из доклада Национальной комиссии США по выявлению причин и предупреждению насилия. В докладе, в частности, говорилось: «Мы не хотим сказать, что телевидение — основная причина, объясняющая, почему в обществе существует насилие. Мы хотим сказать, что оно может служить одним из дополнительных факторов. Телевидение, разумеется, стало частью сложпой общественной жизн^ и его влияние, йесом- Madsen R. P. The impact of film. P. 516. 130
ненно, смягчаемся другими социальными факторами. Но... оно дает повод для серьезного беспокойства, так как именно сейчас, когда происходит переоценка ценностей и влияния таких традиционных институтов, как семья, церковь, школа, телевидение делает упор на насилие, на антиобщественный образ жизни»49. А сознанием публики, запрограммированной на насилие с детства* легко манипулирует машина империалистической пропаганды. Реклама как пропаганда буржуазного образа жизни Жизнь современного буржуазного общества невозможно представить без рекламы, которая заполняет страницы газет и журналов, навязывается с экранов кинотеатров и неоновых вывесок. А телевизионная реклама не оставляет потребителя и дома, предлагая ему покупать, потреблять, «не проходить мимо». «Создаваемые и популяризируемые «массовой культурой», в частности, такой ее разновидностью, как вездесущая реклама,— отмечают советские исследователи,— образцы и идолы потребления провоцируют на изматывающее человека приобретательство, в котором акценты с удовлетворения действительных потребностей смещаются на погоню за тем, что ему навязывается, что обязывают желать установки потребительской психологии»50. За последние годы расходы на рекламу в западных странах значительно возросли. Исследования показывают, что эти затраты за десятилетие увеличились в 4 раза в Австралии и Великобритании и больше чем в 2 раза в ФРГ, Франции и США51. По словам французского публициста-социолога Р. Деб- ре, реклама является «кормилицей прессы». И действи- 49 US news and World report. 1969. 6.X. 50 Марксистско-ленинская теория культуры. М., 1984. С. 369. 51 Newsweek. 1981. 2. II 9* 131
тельно, пресса Существует за счет рекламодателей, коммерческое телевидение отдано полностью им на откуп, даже государственное западное телевидение все больше времени отдает рекламным сюжетам. Своего рода эталоном в области телевизионной рекламы являются коммерческие телесети США. Несколько лет назад в одном из американских университетов был организован своеобразный конкурс. Участникам предлагалось дать в нескольких словах определение-характеристику американского телевидения. Первое место занял студент, предложивший телевидению США следующее определение: «Продавец товаров». Эта странная на первый взгляд оценка как нельзя более точно отражает одну из характернейших особенностей американского телевидения, которая заключается в том, что оно целиком и полностью зависит от рекламы. Телевидение США почти полностью сосредоточено в руках частных предпринимателей. Три основные, или, как их называют, национальные, телесети Соединенных Штатов являются частными предприятиями и опираются в финансовом отношении на коммерческую рекламу, т. е. продают «эфирное время» фирмам, желающим рекламировать свои товары в общенациональном масштабе. В 1972 г. одна рекламная минута оценивалась в зависимости от размеров аудитории в 40—80 тыс. долл. Реклама в дневное время оплачивалась по более низким тарифам: из расчета 10 тыс. долл. за минуту. Потенциальный доход телевизионной сети от продажи коммерческого времени рекламодателя, таким образом, мог превысить за один вечер 1 млн. долл. В настоящее время эти цифры значительно изменились. В связи с инфляцией доллар уже не тот, что был раньше, и ставки повышаются; сегодня средняя цена минуты достигает 100 тыс. долл. А вечером во вреМя трансляции нашумевших передач, когда количество телезрителей значительно возрастает, цена рекламной мину- 132
ты подскакивает до 150—200 тыс. долл. Бывают случаи (в частности, во время финальных спортивных матчей), когда цена полуминутной коммерческой вставки достигает 550 тыс. долл. Что бы ни передавалось по телевидению — от прямого репортажа о событии государственной важности до концерта самых популярных звезд эстрады, любая из передач будет через определенные промежутки времени прерываться короткими рекламными вставками, доказывающими, что именно этот продукт или товар «самый лучший в мире», убеждающими, что его необходимо немедленно приобрести. Западноевропейское телевидение, в частности французское, не в такой степени зависело от рекламы, являясь большей частью государственным. Однако и там она занимала значительное место. «Но уже начиная с 1975 года доходы от рекламы составляют большую часть бюджета телесетей: в 1981 г.-—57,5% для «ТФ-1» и 53% для «А-2». Величина рекламных расценок зависит от числа телезрителей» 52. В часы максимальной зрительской аудитории «ТФ-1» передает 60% рекламных объявлений, а «А-2»— 91%. На французском телевидении передачи редко прерываются рекламными вставками — последние вторгаются между фильмами, иногда даже передача новостей местного значения сводится к рекламе какой-нибудь страховой компании или чего-либо еще. Интересные цифры увеличения доли рекламы па французском телевидении приводит журнал «Экспресс» за 7 января 1983 г.: «На канале «Фр-3», па который поступили заявки от 463 рекламных фирм... 30 секунд времени в передаче, транслируемой в 20 часов, когда у экранов собирается наибольшее число зрителей, стоят 85 тыс. франков. На втором канале, «А-2», — 120 тыс., на первом, «ТФ-1», — 179 тыс. фрапков. Можно ли в такой ситуации говорить о государствен- 52 Bidou J. Television en liberte. P. 74. 133
пом телевидении, если его бюджет больше чем наполовину обеспечивается коммерческой рекламой?»53 Каждая рекламная вставка, каждый рекламный мини- фильм — это целый спектакль, созданный на высоком техническом уровне, часто с участием знаменитых актеров кино, «звезд» эстрады, ставятся они опытнейшими режиссерами. В разработке сюжетов принимают участие социологи, психологи, чтобы выявить все те необходимые моменты, которые могут стать решающими для воздействия на публику. Схемы рекламных роликов разрабатываются на основе учета вкусов, привычек, психологии телезрителя. Если надо — к участию в рекламном фильме привлекаются маленькие очаровательные дети, против которых не может устоять доброе сердце домохозяйки, и рекламный эпизод прочнее западает в ее душу, появляется больше вероятности, что она приобретет именно этот товар — достигается цель рекламирующей фирмы. В рекламе, как и во всей «массовой культуре», широко используется такое понятие, как имидж. Этот термин переводится как «образ», однако он не отражает всех тех значений, которые мы вкладываем в определение образа. Имидж — это усеченный в своей основе образ, наделяющий явление чертами, ему не присущими, т. е. имидж — «образ, наделяющий явление характеристиками, лежащими за пределами его реальной сущности, за пределами той качественной определенности, которая раскрывается в практике непосредственного взаимодействия человека с этим явлением» 54~57. Однако имидж претендует на то, чтобы его считали существующей реальностью. Стереотипы и имиджи используются для пропаганды буржуазного образа жизни, создавая яркое, но не аде- 53 L'Express. 1983. 7.1. 54-57 феофанов О. А. Природа социальных иллюзий и механизмы их формирования в буржуазном обществе:Автореферат дис. на соискание степени доктора философских наук. М., 1982. С. 28. 134
кватное представление о капиталистической действительности. Учитывая, что реклама «продает» все — от кока- колы до президента, ее широко используют на президентских выборах в США. Любая предвыборная кампания является в огромной степени рекламой кандидатов на президентское кресло, в ходе ее создается имидж президента, его предвыборных выступлений, используются все стереотипы для создания лучшего представления о его возможностях. Часто имидж претендента на президентский пост становится более важным и играет более значительную роль, чем даже его политическая программа. Что касается пропаганды буржуазного образа жизни, то, оперируя стереотипами и имиджами, рекламные ролики показывают какой-то призрачный красивый мир, где все проблемы легко разрешаются, где все герои обязательно красивы и обаятельны, где легко можно найти выход из любой затруднительной ситуации. Все эти сценки, как правило, необыкновенно похожи на реальную жизнь, в их персонажах телезритель «узнает» себя, свою семью, своих друзей. Таким образом, рекламные сценки выглядят как некая модель жизни, отражение мелких проблем и конфликтов самих телезрителей. И реальные проблемы уже не кажутся сложными. Они решаются в соответствии со схемой рекламного ролика, т. е. телезритель не ищет социальных причин явлений, не доискивается до их сути, до корней, не стремится добиться справедливости, отстаивать свое человеческое достоинство. Его девизом, его целью становится такая жизнь, какой она представлена на телеэкране в исполнении любимых актеров. Смысл жизни — успех любой ценой. Все стремления направлепы на потребительство, чтобы было всего больше, все лучше, чем у соседей. И покупаются рекламируемые машина, гарнитур, холодильник и прочее, своя собственная жизнь уже почти полностью отождествляется о рекламной, а на телеэкране эта жизнь так красива. 135
Помимо всего прочего, реклама способствует стандартизации вкусов, потребностей, созданию единой стандартно мыслящей массы, воспитанию «массового человека». Навязывая зрителю определенные вкусы, реклама незаметно, но упорно ведет пропаганду стереотипов буржуазного общества — общества потребления, путей приспособления к нему. Телевизионная реклама часто далеко не безобидна не только в идеологическом, но и в прямом «потребительском» смысле. Гоняясь за прибылями, владельцы фирм, рекламирующие свои товары, не обращают внимания на качество этих товаров. Это передко приводит к тяжелым последствиям. Одна из передач французского телевидения, которая носит название «Доброжелательному слушателю», изредка рассказывает о пагубных последствиях безудержной рекламы. Так, один из медицинских препаратов, разрекламированный производящей его фирмой как чуть ли не панацея от всех болезней, содержал в себе канцерогенные вещества. Многие продукты питания также содержали в себе вредные элементы. Часто рекламируются товары низкого качества, но дорогие. Все это позволяет сделать вывод: если что и волнует меньше всего как владельцев фирм, так и руководителей телевидения, так это интересы потребителей. Их цель — извлечение максимальных прибылей плюс служение идеалам буржуазного общества, пропаганда его «ценностей», защита его институтов всеми доступными способами, «промывание мозгов» публики суррогатами «массовой культуры». Всесторонний анализ телевидения показывает, что оно играет и положительную роль в культурном просвещении масс. Благодаря телевидению в миллионы домов, куда раньше едва ли проникала культура, сейчас ежедневно поступает обильный поток информации в виде фильмов, пьес, концертов, сведений о книгах, выставках и т. д. Ц *отя чаще всего эта информация является или не- 136
достаточной, или тенденциозной, нельзя полностью отрицать ее положительное воздействие. Кроме того, для многих больных, одиноких людей телевидение часто становится единственным источником информации, единственным развлечением. Но в общем и целом культурное воздействие буржуазного телевидения независимо от наличия ценных в художественном и информационном отношениях произведений, сообщений является в конечном счете формой психологической обработки. Широко рекламируемая доступность телеспектакля, его всеобщность, привлекающая к себе все слои населения, в действительности является «всеобщностью», в основе которой лежат не понятия и интересы народа, а вкусы и классовые цели господ. И поэтому производство программ, «интересных для всех», означает стремление к унификации массовой публики, к ее превращению в стандартное покорпое население капиталистического мира, к моделированию миллионов индивидов по образцу «среднего обывателя». Эта тенденция опасна тем, что она обладает возможностью усыплять критическое отношение публики к капиталистическому образу жизни, буржуазной морали. Информация постоянно течет, непрестанно чередующиеся передачи не оставляют зрителю времени задуматься над увиденным и услышанным. А низкий культурный уровень программ, антисоветизм, антикоммунизм, насилие на экране, реклама, пропагандирующая буржуазный образ жизни и навязывающая свои вкусы широким слоям телезрителей,— все это делает буржуазное телевидение одной из основных форм распространения «массовой культуры».
ЗАКЛЮЧЕНИЕ В новой редакции Программы КПСС обращается внимание на огромный ущерб, который наносит духовному миру людей антигуманная идеология современного капитализма: «Культ индивидуализма, насилия и вседозволенности, злобный антикоммунизм, эксплуатация культуры в качестве источника наживы ведут к насаждению бездуховности, к моральной деградации... Все более пагубной становится роль буржуазных средств массовой информации, одурманивающих сознание людей в интересах господствующего класса»58. Весь строй буржуазной действительности враждебен человеку, его творческим возможностям, его инициативе, свободе, а следовательно, и культуре, воплощающей духовные силы общества, поскольку цель культуры — всестороннее и гармоническое развитие личности, ее сущностных сил. Причины кризисных явлений коренятся в реальных противоречиях буржуазного общества, открытых еще К. Марксом и Ф. Энгельсом. Это, например, противоречие между объективной необходимостью в повышении культурного и общеобразовательного уровня трудящихся и капиталистическими общественными отношениями, которые являются тормозом в развитии культуры, между возможностями удовлетворения культурных потребностей и реальным культурным уровнем. Повторим еще раз, что в современном буржуазном обществе огромных масштабов достигла такая изощренная форма наступления на классовые интересы трудящихся, как «массовая культура». Однако необходимо в данной связи отметить, что в промышлепно развитых капиталистических и развивающихся странах существует и противо- 58 Программа Коммунистической партии Советского Союза. Новая редакция. С. 15. 138
действие «массовой культуре». Коммунисты, прогрессивно или просто реалистически мыслящие люди выступают как против повсеместного распространения «массовой культуры», ее оглупляющего воздействия, так и против засилья американских «культурных империалистов». По сообщениям печати, протестами общественности было встречено во Франции появление уже упоминав- шетося выше американского боевика «Рэмбо. Первая кровь. Часть 2» — этой грязной пропагандистской поделки, предназначенной для внушения зрителям определенных идей, стереотипов и политических рефлексов, а именно искаженного, угодного США представления о «грязной войне» во Вьетнаме, которую предлагается забыть. Взамен — похождения Рэмбо, который отправляется во Вьетнам, чтобы спасти соотечественников от «плохих» вьетнамцев, якобы до сих пор держащих их в плену. «Символ слепой жестокости» — такими эпитетами наградили Рэмбо фрапцузские кинокритики. Зрителям ФРГ тоже попытались навязать эту очередную американскую кинофальшивку. «Этот, с позволения сказать, фильм является типичным образчиком циничной империалистической политики в области культуры,— указывается в заявлении протеста руководителя общества «ФРГ —Социалистическая Республика Вьетнам» Франка Веркмайстера.— «Героические» похождения подонка Рэмбо во вьетнамских джунглях не имеют ничего общего с исторической правдой... Особенность этого фильма состоит в том, что «супергерой» пропагандирует чистокровный расизм, направленный в данном случае против вьетнамцев. Поэтому я призываю немедленно убрать из проката «Рэмбо-2»». Многочисленные призывы демократической общественности организовать в ФРГ кампанию против показа этого американского боевика были подхвачены практически по всей стране. 16 организаций объединились в гражданской инициативе «Долой с экранов «Рэмбо»!». Повсюду — 139
в Дюссельдорфе и Гамбурге, Мюнхене и Кёльне — около кинотеатров перед сеансами выстраивались пикеты. Волна протестов привела к тому, что в таких городах, как Фрейбург, Людвигсхафен и Ахен, фильм вообще не вышел на экраны59. В Западном Берлине не допустили демонстрацию грязной антисоветской стряпни «Красный рассвет» — фильма, вызвавшего брезгливое чувство даже у западногерманского зрителя, явно не страдающего симпатиями к СССР60. Волна протеста на Африканском континенте поднялась вокруг новейшей крикливой поделки транснациональной компании «Кэнон фильме» — расистского боевика «Копи царя Соломона», напичканного жуткими сцепами из жизпи «африканцев-людоедов»61. Что же касается американского фильма «Индиана Джоунс и храм смерти», то правительство Индии приняло решение запретить его показ в стране, расценив этот явно расистский фильм как оскорбляющий национальные чувства индийского народа62. Такая реакция прогрессивной общественности стран, куда проникает «массовая культура», закономерна. «Массовая культура» — одно из опасных орудий подрыва национального суверенитета государств. Борьба против ее тлетворного духа — это борьба за независимость, за сохранение национальных духовных богатств народов. Существует ли альтернатива «массовой культуре»? Несомненно! Это — культура истинная, не унижающая, а возвышающая человека, ведущая его к нравственным высотам. Это — подлинное искусство, отражающее жизнь во всей ее сложности и многообразии, ставящее и ре- 59 См.: Советская культура. 1985. 5 нояб. 60 См.: Советская Россия. 1985. 18 янв. 61 См.: Советская культура. 1985. 27 июня. 62 См.: Советская культура. 1985. 5 фев. 140
шающее важнейшие человеческие проблемы. Это — образование масс, воспитание у них способности мыслить политическими категориями, умения самостоятельно разбираться в социальных проблемах, стремления к духовному совершенствованию. Противовесом «массовой культуре» служит культура социалистическая, истинно народная, которая, по словам В. И. Ленина, «должна явиться закономерным развитием тех запасов знания^ которые человечество выработало под гнетом капиталистического общества...»63- По мере роста культурного уровня народа усиливается влияние искусства на жизнь общества. Партия призывает деятелей культуры и впредь направлять свои усилия на эстетическое воспитание трудящихся, на приобщение их к лучшим образцам отечественной и мировой художественной культуры. Следуя ленинскому принципу мирного сосуществования, опираясь на имеющийся опыт международного сотрудничества, наша страна придает большое значение культурному обмену. Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев, выступая 3 октября 1985 г. на встрече с парламентариями Франции, подчеркнул: «Сохранение общими усилиями культурных ценностей прошлого, культурные обмены, взаимно обогащающие одну из колыбелей духовных ценностей человечества — Европу, — разве это не заслуживает самого пристального внимания?»64 Свидетельством глубокой заинтересованности партии и Советского государства в решении международных гуманитарных проблем явилось подписание 21 ноября 1985 г. в Женеве советско-американского соглашения о контактах и обменах в области науки, образования и культуры. Глубоко человечная по своей сути, советская культура сближает людей во всех уголках земного шара. «Воплощая идейное богатство и многообразие духовной жизни со- 68 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 41. С. 304. 64 Горбачев М. С. Избранные речи и статьи. М., 1985. С. 329. 141
Цйалистйческого общества, его реальный гуманизм, ойа обогащает мировую культуру, все полнее проявляет себя как могучий фактор духовного прогресса человечества, как прообраз грядущей культуры коммунизма»65,— записано в новой редакции Программы КПСС. В Советском Союзе «массовой культурь!» не суще- стйует, однако нельзя забывать, что некоторые произведения буржуазной «массовой культуры», к сожалению, иногда проникают к нам или в другие социалистические страны под видом «свободного обмена информацией». В связи с этим на июньском (1983 г.) Пленуме ЦК КПСС отмечалось: «Более тщательно следует подходить к отбору зарубежной духовной продукции, которую мы получаем по культурному обмену. Ведь известно, что наряду с произведениями содержательными к нам попадают фильмы, пьесы, издания, музыка, для которых характерны безыдейность, пошлость, художественная несостоятельность. Нельзя забывать... что здесь для нас на первом месте должен быть не коммерческий, а политический подход»66. Необходимо повсеместно йрояйлять особую йолйтйче- скую бдительность й принципиальность в отборе фильмов, книг й других произведений, которые йриходят к йам с Запада. Недопустим, например, показ на советских киноэкранах картин, пропагандирующих буржуазный образ Жизни, потребительство, ложные духовные ценности, а также пустых, рассчитанных на дешевую сейсацион- йость фильмов, которые, к сожалению, еще довольно ^асто можно видеть в широком прокате. Нельзя не учитывать, что идеологи капитализма «хотели бы привить обычаи й вкусы, господствующие в буржуазном обществе, «разрыхлить» сознание людей, сделать 68 Программа Коммунистической партии Собетского Союза. Йовая редакция. С. 59. 66 Пленум Центрального Комитета КПСС, 14—15 июня 1983 года: Стенограф, отчет. С. 26. 142
его восприимчивым к мелкобуржуазным идеям и мелким пустым соблазнам, к индивидуализму, мещанскому накопительству, идейной и культурной всеядности»67. Важно и впредь уделять более пристальное внимание воспитанию людей, особенно молодежи, в духе коммунистической нравственности, «добиваться создания высокохудожественных произведений лиФературы й искусства... Закрыть все каналы проникновений в литературу и искусство безыдейности и пошлости, noctaBntb надежный заслой влиянию буржуазной «массовой кул^уры»»68. Изучение реакционной сущности буржуазной «массовой культуры», ее влияния на сознание людей имеет практическую ценность не только при йланировании советской внутри- и внешнеполитической пропаганды, но й при подготовке и осуществлении контрпропагандистских акций, призванных противо^оять идеологическим Диверсиям империализма npotnb социалистических ctpafi. Hacтyпateльнoe, оперативное противодейстйие «массовой культуре» — 3to неотъемлемая часть нашей KOHtp- пропаганДистской работы, цель которой — не тольйо разоблачить враждебные выпады, но й Bocnntatb у советских людей иммунитет к пропаганде идеологического противника, способность й готовность отсТаийать Духойные цейностй социализма. 67 Горбачев М. С. Живое творчестйо народа... С. 38. 68 О дальнейшем улучшении партийного руководства комсомолом и повышении его роли в коммунистическом воспитаний молодежи. Постановление ЦК КПСС//Правда. 1984. 7 июля.
СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 3 «МАССОВАЯ КУЛЬТУРА» В СИСТЕМЕ БУРЖУАЗНОЙ ИДЕОЛОГИИ И ПРОПАГАНДЫ 9 Некоторые особенности развития буржуазной идеологии и пропаганды — Классовая сущность «массовой культуры» 27 «Массовая культура» в арсенале антисоветизма, антикоммунизма 34 БУРЖУАЗНАЯ «МАССОВАЯ КУЛЬТУРА»: КОРНИ И ОСОБЕННОСТИ 40 Истоки «массовой культуры». «Массовая» и «элитарная» культура — Индустриализация «массовой культуры» . , 58 Американизация «массовой культуры» как отражение политико-идеологической гегемонии США в буржуазном мире . 68 Основные черты «массовой культуры» 81 РОЛЬ ТЕЛЕВИДЕНИЯ В ПРОПАГАНДЕ И РАСПРОСТРАНЕНИИ «МАССОВОЙ КУЛЬТУРЫ» (ТВ США И ФРАНЦИИ). 100 Телевидение в системе средств буржуазной массовой информации и пропаганды. Особенности телевидения .... — Основные направления передач западного телевидения в контексте «массовой культуры» 114 Антисоветизм, антикоммунизм на западном телеэкране . 119 Насилие на телеэкране . „ 125 Реклама как пропаганда буржуазного образа жизни . . 131 ЗАКЛЮЧЕНИЕ 1Ь Елена Па*ЛОВНа 3аВеДУТе^актР0РАаю.Иен. М*еДведевВеРЬЯН°В СмОЛЬСКаЯ Младший редактор А. Ю. Голосовская АА а*»*» -а Оформление художника В. П. Григорьева «/УхаССОВаЯ Художественный редактор А. Б. Николаевский ^ Технический редактор Л. П. Гришина КуЛЬТура»: Корректор Т. М. Шпиленко развлечение или Политика? ив *& ззз1 Сдано в набор 04.06.86. Подписано в печать 02.09.86. А 08953. Формат 84Х1087э2. Бумага для глубокой печати. Гарнитура Обыкн. новая. Печать высокая. Усл. печатных листов 6,3. Усл. кр.-отт. 6,52. Учетно-издательских листов 6,72. Тираж 15 000 экз. Заказ № 922. Цена 45 к. Издательство «Мысль». 117071. Москва, В-71, Ленинский проспект, 15. Типография издательства «Калининградская правда», 236000, Калининград обл., ул. Карла Маркса, 18.