Обложка
Титул
Содержание
От авторов
Введение
Глава 1. Кодикология — наука о рукописных книгах
1. Изготовление пергамена
2. «Возьми шафран да щучью жолчь...», или чернила и краски в Древней Руси
3. Техника письма книг в Древней Руси
Глава 4. Распространение бумаги на Руси в XIV-XVI вв
Глава 5. «Написах рукою моею грешною»: Писцы книг
Глава 6. «В память собе в манастырь в свой...»: заказчики книг
Глава 7. Центры изготовления книг в Древней Руси
2. Скрипторий ростовского епископа Кирилла I
3. Псковские книгописные мастерские XIV в
Глава 8. Загадки происхождения древнерусских рукописей
2. Симоновское евангелие
3. Рязанская кормчая 1284 г
4. Загадка Сийского евангелия
Заключение
Приложение 1. Пояснения некоторых специальных терминов
Приложение 2. Перечень славяно-русских рукописных кодексов, имеющих специальные названия и упомянутых в данной книге
Список принятых сокращений
Указатель личных имен
Указатель географических названий
Иллюстрации
Text
                    МОСКВА
Университет Дмитрия Пожарского
2010
в ДРЕВНЕЙ РУСИ
Книга
(XI—XVI вв.)
Л. В. СТОЛЯРОВА
С. М . КАШТАНОВ
РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК
Учреждение Российской академии наук
Институт всеобщей истории
Государственный Академический университет гуманитарных наук
Институт истории
В ЛАБОРАТОРИИ ИСТОЧНИКОВЕДА
Stolyarova verstka.indd 1
1/14/10 5:46:23 PM


Подготовлено к печати и издано Русским Фондом Содействия Образованию и Науке, 2010 год, по решению Ученого совета Университета Дмитрия Пожарского Ответственный редактор серии: д.и.н. Е . А. Мельникова Ответственный редактор тома: член-корреспондент РАН С. М. Каштанов Рецензенты: к.и.н. Ю. А . Артамонов, к.и.н. Т. В. Гимон Столярова Л. В., Каштанов С. М. Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) / Л. В. Столярова, С. М . Каштанов . — М.: Русский Фонд Содействия Образованию и Науке, 2010. — 4 48 с. : ил. — (В лаборатории источниковеда). ISBN 978-5 -91244-016-8 Настоящая монография посвящена изу чению книжной и письменной куль- туры XI—XVI вв., а также разработке новых методов исследования сохранив- шихся памятников письменности Древней Руси. Исследование строится на принципиально новой методической базе, основу которой составляет комп- лексный подход к источникам разных видов и разновидностей, сочетание ме- тодов текстологического, палеографического, кодикологического и дипломати- ческого анализа. В книге анализируются древнейшие источники по истории отечественной книжной и письменной культуры, вводятся новые данные по политической, социально-экономической и социокультурной истории Руси XI—XVI вв. На широком историческом фоне реконструируется деятельность книгописных центров Новгорода, Пскова, Ростова, Москвы и др., раскрыва- ется ктиторская деятельность князей и церковных иерархов, изу чаются вза- имоотношения княжеской власти и церкви в Древней Руси, анализируются обстоятельства создания ряда пергаменных и бумажных кодексов, уточняется место их изготовления, идентифицируются почерки их писцов. Большое место отводится изучению общего и особенного в организации книжного дела в ран- несредневековой Европе, Византии и на Руси, в специфике письма и хранения книг, в воспроизведении изветшавших оригиналов и пр. Для историков, источниковедов, специалистов в области вспомогательных ис- торических дисциплин, а также всех интересу ющихся отечественной историей. © Столярова Л. В., текст. 2010 © Каштанов С. М., текст. 2010 © Григоренко М. В., оформление. 2010 © Русский Фонд Содействия Образованию и Науке, 2010 ISBN 978-5 -91244-016-8 С81 Stolyarova verstka.indd 2 1/14/10 5:46:25 PM
3 Содержание Отавторов .....................................................5 Введение.........................................................7 Глава1.Кодикология—наукаорукописныхкнигах.............25 Глава2.КнигавкультуреДревнейРуси(XI—XIVвв.) . . . . . . . . . . . .37 Глава3.Рукописинапергамене(XI—XIVвв.)....................51 1.Изготовлениепергамена...............................53 2. «Возьми шафран да щучью жолчь...», иличернилаикраскивДревнейРуси...................61 3.ТехникаписьмакнигвДревнейРуси...................66 Глава 4. Распространение бумаги на Руси в XIV—XVI вв. . . . . . . . . . 91 Глава 5. «Написах рукою моею грешною»: Писцы книг . . . . . . . . . . 127 Глава 6. «В память собе в манастырь в свой...»: Заказчикикниг .......................................157 Глава7.ЦентрыизготовлениякнигвДревнейРуси.............169 1. Скрипторий рубежа XI—XII вв. — новгородскиймонастырьсв.Лазаря...................169 Древнерусские источники о монастыре св. Лазаря и существовании при нем книгописной мастерской . . . 172 Социальный и персональный состав писцов скриптория новгородского Лазарева монастыря . . . . . 182 ОтакназываемомМилятиномевангелии............191 Stolyarova verstka.indd 3 1/14/10 5:46:25 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 2. Скрипторий ростовского епископа Кирилла I . . . . . . . . . 207 3.ПсковскиекнигописныемастерскиеXIVв..............224 Глава 8. Загадки происхождения древнерусских рукописей . . . . . . 245 1.ПантелеймоновоевангелиеXIIв.......................245 2.Симоновскоеевангелие...............................268 3.Рязанскаякормчая1284г..............................282 4.ЗагадкаСийскогоевангелия...........................309 Заключение....................................................359 Приложение 1. Пояснения некоторых специальных терминов . . . . . . . . . . 367 Приложение 2. Перечень славяно-русских рукописных кодексов, имеющих специальные названия иупомянутыхвданнойкниге.......................383 Списокпринятыхсокращений..........................392 Указательличныхимен.................................397 Указательгеографическихназваний.....................419 Stolyarova verstka.indd 4 1/14/10 5:46:25 PM
5 Рустаму Хасановичу Азимову — хирургу и немного волшебнику с благодарностью посвящают эту книгу авторы От авторов Монография подготовлена в рамка х программы фундамен- тальных исследований ОИФН РАН «Генезис и взаимо- действие социальных, культурных и языковых общностей», направление V: «Россия и окружающий мир. Взаимодействие историко-культурных общностей», проект «Историческая традиция в дописьменных и пись- менных обществах: Репрезентация, взаимодействие, трансформация. Компаративное исследование» (руководитель — д.и.н. В. А. Арутюнова- Фиданян). Книга открывает серию «В лаборатории источниковеда», осно- ванну ю д.и.н. Е. А . Мельниковой (центр «Восточная Европа в античном и средневековом мире» ИВИ РАН) и А. А. Горевым (Русский Фонд содейс- твия науке и образованию) и предназначенную как для специалистов, так и для всех интересующихся методами исторического исследования. Имеющийся в историографии опыт изу чения древнерусской руко- писной книги XI—XIV вв. побудил авторов в основном обратиться к истории этого древнейшего периода в отечественном книгописании. Однако нам неизбежно пришлось коснуться и вопросов, связанных с исследованием книги более позднего времени — XV—XVI вв., особен- но когда это касалось распространения бумаги. Поэтому мы взяли на себя смелость обозначить в названии книги более широкую хроно- логию (XI—XVI вв.), собираясь собственно кодикологии рукописной книги XV—XVI вв. посвятить специальное исследование. Главы 1, 4, 7—8 настоящей книги являются исправленными, переработанными и существенно уточненными и дополненными вариантами исследова- ний авторов, опубликованных ранее. Настоящая книга была задумана и в бόльшей своей части напи- сана Л. В. Столяровой. С. М. Каштанову принадлежат глава 4 и у час- Stolyarova verstka.indd 5 1/14/10 5:46:26 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) тие в написании Введения, Заключения, главы 1, раздела 4 главы 8 и Приложения I. Приложение II подготовлено С. Ю. Королевой. Именной и географический указатели составлены Л. В. Столяровой и С. Ю. Ко- ролевой при у частии и под редакцией С. М. Каштанова. Кроме того, С. М. Каштановым был прочитан весь текст монографии и ее научно- справочный аппарат и внесены отдельные изменения (главным обра- зом редакционного характера). Авторы выражают свою глубокую признательность Ю. А. Артамо- нову, А. Е. Виденеевой, Г. В. Глазыриной, Т. В. Гимону, К. Ю. Ерусалим- скому, С. Ю. Королевой, Е. А. Мельниковой, А. Г. Мельнику, А. В. Наза- ренко, Л. М. Орловой-Гимон, М. В. Печникову, которые у частвовали в обсуждении этой книги и помогали авторам советами и ценными за- мечаниями, а также М. В. Григоренко, разработавшему макет и офор- мление книги. Авторы благодарят П. В. Белоусова за неизменну ю помощь органи- зационно-технического характера. Stolyarova verstka.indd 6 1/14/10 5:46:26 PM
7 Введение Эпоха древности и средневековья знает множество материалов для письма. Люди в разное время использовали с этой целью так называемые «твердые» и «мягкие» материалы: камень, металл, дере- вянные, глиняные и восковые таблички, кору и листья деревьев, ткани, папирус, пергамен и, наконец, бумагу. До сих пор в европейских язы- ках сохранились слова, восходящие к древнейшим периодам в истории письменности: liber — «книга», первоначально обозначавшее древесну ю кору или лыко, и folium — «лист», первоначально обозначавшее древес- ный лист, а затем — и лист книги. Понятие in-folio, знакомое всем, кто занимается изу чением древних рукописей (манускриптов), служит для определения большой книги — книги форматом в лист. Слово «мануск- рипт» происходит от латинского manus — рука и scriptum — причастия от глагола «scribere» — писать. В средние века книги переписывались в специальных мастерских — скрипториях. Первый скрипторий был создан Кассиодором (487—575) недалеко от г. Сцилаце на берегу Тарантского залива. Некоторые ру- кописи, переписанные в этой мастерской, дошли до нашего времени. Весьма значительну ю роль в организации скрипториев сыграли ирлан- дцы. Спасаясь от разрушительных набегов норвежцев и датчан, а так- же распространяя христианство в Европе, они переселялись с острова Иера на соседние острова и континент. С ними были и их драгоценные рукописи. В 590 г. монах Бангорского монастыря Колу мбан (550—615) основал в Бургу ндии Луксейский монастырь, где был организован скрипторий. Интересно, что под тем же 590 г. Григорий Турский рас- сказывает о первом слу чае разоблачения фальсификации королевской грамоты. Этот эпизод рассматривается в историографии как нача- Stolyarova verstka.indd 7 1/14/10 5:46:26 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 8 ло т. н. «практической дипломатики» в Европе. При Меровингах (VI— VIII вв.) составлением королевских грамот занимались не монахи, а светские лица — референдарии. Это являлось продолжением письмен- ных традиций императорского Рима. В начале VII в. королева Батильда учредила монастырь в Корби близ Амьена и пригласила туда Колумба- на и луксейских монахов, среди которых были писцы книг. Так в Корби возник крупный скрипторий, где были созданы сотни манускриптов. В 613 г. Колумбан отправился в Италию и вместе с монахами-ирландцами основал монастырь Боббио. Впоследствии библиотека Боббио, создан- ная в скриптории этого же монастыря, считалась одной из самых заме- чательных в средневековой Европе. В VIII—IX вв. ирландские мона хи устремились вглубь Европы и создавали свои монастыри по берегам рек Маас и Рейн. К концу XI в. они основали монастыри в Регенсбурге, Бамберге, Нюрнберге. Там же возникали и скриптории. В 910 г. был ос- Рис. 1. Евангелист Лука. Миниатюра Евангелия Августина Кентерберийского, конец VI в. (Кембридж) Рис. 2 . Пророк Ездра. Миниатюра Амиатинского кодекса начала VIII в. (Библиотека Лауренциана, Флоренция); некоторыми исследователями миниатюра рассматривается как предполагаемое изображение Кассиодора Stolyarova verstka.indd 8 1/14/10 5:46:26 PM
Введение 9 нован монастырь в Клюни (Бургундия), скрипторий которого успешно конкурировал с ирландскими книгописными мастерскими1 . История появления книгописных мастерских на Руси до сих пор оста- ется мало исследованной. Это связано, во-первых, с отсутствием прямых рассказов источников о книгописании на Руси, а, во-вторых, с тем, что комплексов рукописных книг, внешние признаки которых позволили бы говорить о том, что они были созданы в одной мастерской, сохранилось не так-то много. И тем не менее, такие комплексы книг есть. Древней- шим скрипторием Северо-Западной Руси была книгописная мастерская, действовавшая на рубеже XI—XII вв. в новгородском Лазаревом монас- тыре. Другой скрипторий в начале XIII в. функционировал при кафедре 1 Киселева Л. И. Искусство западноевропейской рукописной книги V—XVI вв. // Ис- кусство западноевропейской рукописной книги V—XVI вв. СПб., 2005. С. 39. Рис. 3. Папа Григорий Великий. Миниатюра кодекса Эгино, конец VII в. (Государственная библиотека, Берлин) Рис. 4. Монах, пишущий на восковой табличке (цере) Stolyarova verstka.indd 9 1/14/10 5:46:27 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 10 ростовского епископа Кирилла I. Некоторые данные позволяют считать, что несколько книгописных мастерских было в Пскове в XIV в. Манускрипты древности и средневековья, а также комплексы руко- писных книг, имеющие общие признаки происхождения (т. е. перепи- санные в одном скриптории) составляют предмет исследования палео- графов и кодикологов. Палеография, название которой происходит от дву х греческих слов — «παλαιός» (древний) и «γράφω» (пишу), — зани- мается исследованием внешних признаков памятников письменности, созданных на мягком материале (прежде всего, пергамене и бумаге). Па- леография не занимается содержанием, а изу чает почерки, формат, пе- реплет, особенности декора рукописей, имея задачей правильное чтение текста, датировку недатированных памятников письменности, установ- ление границ разных почерков, определение вероятного места написа- ния рукописи, если оно не указано прямо, и выявление фальсификатов. Название другой специальной исторической дисциплины, исследую- щей манускрипты — кодикология. Слово «кодикология» происходит от латинского «codex» (архаическое — «caudex») — бревно, чурбан, дощечка. Специалист в области кодикологии (кодиколог) занимается исследова- нием происхождения отдельно взятой рукописной книги и исторически сложившихся комплексов книг. Изу чается процесс изготовления книг, их внутренняя и внешняя форма, техника письма, характерные черты продукции той или иной книгописной мастерской, миграция книг, их бытование, архивная и библиотечная судьба. Почему же название дис- циплины, изучающей манускрипты, происходит от слова, обознача- ющего дощечку? В эпоху античности текущие записи делались на спе- циальных табличках, которые изготавливались из дерева или кости. Рис. 5. Полиптих из Торуня. XI в. Stolyarova verstka.indd 10 1/14/10 5:46:28 PM
Введение 11 Деревянные таблички покрыва- лись воском, а потому их назы- вали восковыми или вощеными (cerae, ceraculi, tabule, tabellae). Воск заливался в специальные углубления на 0,5—1 см, делав- шиеся в прямоу гольной дощечке размером12×14или9×11см. Две таблички помещали одну над другой вощеной стороной вну трь, сбоку делали отверстия и скреп- ляли таблички при помощи спе- циального шнура. Так получался диптих (diptycha). Три соединен- ные вместе таблички назывались триптих (triptycha). Иногда табли- чек было четыре и более — полип- тих (poliptycha) или кодекс (codex). Таблички — церы и кодексы — ис- пользовались для записей денеж- ных счетов, долговых расписок, черновиков, личной переписки и в качестве у ченических прописей. Деревянным кодексам су ждено было стать древнейшим прооб- разом современной книги. А ан- тичные и средневековые мануск- рипты, написанные на папирусе и специально обработанной коже — пергамене — в каком-то смысле воспроизводили форму соединен- ных вместе навощенных дощечек и тоже называются «кодексы». Одним из наиболее древних мягких материалов для письма был папирус, изготовлявшийся еще в эпоху египетского Древнего царства (III тыс. до н. э.) из особого Рис. 6. Папирус Р и с . 7. Процесс изготовления папирусного листа Stolyarova verstka.indd 11 1/14/10 5:46:29 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 12 сорта тростника, произраставшего в дельте Нила. Папирус, заполнен- ный текстом, называли томом (от греческого слова τόμος — часть) и прикрепляли к нему с обеих сто- рон валики из дерева, рога или кости. На один из валиков па- пирус накатывали, полу чая сви- ток (volumen). Свитки хранились в особых корзинах или ящиках (scrinium, scrinia). В библиотеках их водружали на специальные стеллажи (armarium, armaria). На смену папирусу пришел пергамен: из папируса делали свитки, в которых текст писался только с одной стороны. Книга в форме кодекса требовала письма на обеих сторона х пергаменного листа, для чего папирус был мало пригоден. Сохранилось не более десятка книг, изготовленных в Европе из папируса. У пергамена было замечательное свойство: его можно было многократно исполь- зовать. Для этого достаточно было при помощи влажной губки смыть первоначальный текст и отшлифовать пергаменный лист пемзой. После этого текст можно было писать заново. Рукописи, написанные по смытому первоначальному тексту, называются палимпсестами (от греч. πάλιν — опять и ψάω — скоблю, стираю). Современна я нау ка поз- воляет при помощи специальных методов читать смытый первона- чальный текст палимпсеста, т. е. узнавать, какой текст был ликвиди- рован для записи нового. На пергамене начали писать уже во II в. до н. э. Во II—III вв. перга- мен соперничал с папирусом, в IV в. — уже господствовал. В VIII в. па- пирус как материал для письма был в основном вытеснен пергаменом. В целом европейское средневековье сохранило до нашего времени око- ло 300 доку ментов, написанных на папирусе. Среди них 30 меровинг- ских грамот и регестов. Книги на папирусе очень редки. После VII в. Рис. 8 . Августин Аврелий. Проповедь (фрагмент), VII в., Франция, латинск. яз., папирус Stolyarova verstka.indd 12 1/14/10 5:46:30 PM
Введение 13 в книжной письменности папирус почти не употреблялся. Впрочем, в Южной Италии и Испании, где изготовляли свой папирус, он исполь- зовался до XII в. Папская канцелярия, отличавша яся известным кон- серватизмом, писала буллы на папирусе еще в начале XI в.: последним папой Римским, при котором еще составлялись буллы на папирусе, считается Бенедикт VIII (1012—1024). Изобретение пергамена связывают с легендой, рассказанной Пли- нием Старшим со ссылкой на Варрона. Согласно легенде, царь Египта Птолемей запретил вывоз папируса в Пергам, с которым Египет тради- ционно соперничал. В Пергаме же было задумано создание огромной библиотеки, которая должна была своим собранием превзойти одно из чудес света — знаменитую Александрийскую библиотеку. В ответ на запретительные меры Птолемея покровитель пергамского книгохрани- Рис. 9. Беда Достопочтенный. Церковная история английского народа, первая половина VIII в., Нортумбрия, мастерская письма в Уэрмоут-Ярроу, латинск. яз., пергамен Stolyarova verstka.indd 13 1/14/10 5:46:31 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 14 лища царь Эвмен II поощрял практику усовершенствования техники обработки кож известной восточной культуры дифтеры. В результате пергамцы первыми получили светлые желтовато-белые листы, годные для письма с обеих сторон. Новый материал для письма назвали «перга- мен» (περγαμηνά, περγαμηνή — греч., pergamena, charta — лат.). Римляне именовали его «мембрана» (membrana), поскольку новый материал для письма был очень прочным и вместе с тем эластичным, а это позволяло его легко сгибать. В средневековой Европе были в ходу различные на- циональные наименования пергамена: vélin (фр.; от vitilinum — телячья кожа), carta di pecora (ит.), buochvel (нем.), boc-fel (англ.) На Русь тех- нология изготовления пергамена пришла из Византии. Для обозначе- ния пергамена использовали слово «харатья» (от греч. χάρτης), а также «кожа» и «телятина». В XI—XIII вв. книги и грамоты на Руси писались только на пергамене. С середины XIV в. наряду с пергаменом стали ис- пользовать и привозную бумагу, которая доставлялась из Италии, а за- тем Франции. Свою бумагу в России нау чились выделывать только в XVIII в. Родиной бумаги считается Китай, откуда она была вывезена на Восток, в Японию и на Запад. В Европе бумага полу чила распростра- ниение у же в XII в. Древнейшей грамотой на бумаге принято считать рукопись, написанную в Сицилии в 1109 г. В 1209 г. в Фабриано зара- ботала древнейшая бумажная мельница. В Германии в качестве мате- риала для письма стали использовать бумагу начиная с XIII в. Вопрос о происхождении письменности на Руси является очень сложным и спорным. Это связано с тем, что у ченые располагают до- вольно узким кругом источников, многие из которых не обладают до- статочной степенью достоверности и мало репрезентативны. Однако очевидно, что письменность на Руси широко распространилась только после христианизации. Рассадником письменности была Византия, а византийская книжная и письменная культура проникала на Русь че- рез Болгарию, Македонию, а, возможно, и Сербию. Происхождение славянской письменности связано с деятельностью византийских миссионеров Константина Философа (Кирилла) и Мефо- дия. В середине IX в. они разработали для западных славян азбуку и перевели на славянский язык ряд богослужебных книг. Благодаря уче- никам и последователям Кирилла и Мефодия, эта азбука распростра- нилась среди южных славян (в Болгарии и Сербии), а позднее проник- ла на территорию Руси. Однако обстоятельства, связанные с созданием славянской азбуки, до сих пор остаются до конца не выясненными. Stolyarova verstka.indd 14 1/14/10 5:46:32 PM
Введение 15 Большинство специалистов сегодня считает, что кириллица моложе глаголицы и что первой славянской азбукой, созданной Кириллом и Мефодием в 863 (или 855) г., была глаголица. Возникновение кирил- лицы у ченые датируют эпохой болгарского царя Симеона (893—927). Вероятно, она была создана у чениками Кирилла и Мефодия (Климен- том Охридским?) на основе греческого торжественного унциального письма. Буквенный состав древней кириллицы в целом соответствовал древнеболгарской речи. Древнейшие славянские рукописи написаны не одной, а двумя раз- ными азбуками — кириллицей и глаголицей. Вопрос о том, какой из этих двух алфавитов наиболее древний и как соотносятся между собой кириллица и глаголица, все еще окончательно не решен. Это связано с тем, что славянские рукописи середины IX в., когда действовали Кирилл и Мефодий, т. е. эпохи создания славянской азбуки, не сохранились. В распоряжении у ченых имеются только памятники письменности не старше X в., причем в то время уже пользовались как кириллицей, так и глаголицей (т. е. обоими алфавитами). К числу точно датированных ки- риллических текстов относятся древнеболгарские надписи на каменных плитах X в.: Добруджанская (943 г.) и царя Самуила (993 г.). Рукопис- ные книги и их отрывки, написанные на пергамене, сохранились с кон- ца X (?) в. (так называемая Саввина книга) и особенно — XI в. (см. ниже). Письменным языком славян (фактически — языком созданных Ки- риллом и Мефодием переводов)2 является старославянский язык. Осно- ву старославянского языка составил один из болгаро-македонских диа- лектов южнославянской группы. Постепенно в качестве литературного языка старославянский язык был воспринят моравами, паннонцами, болгарами, македонцами, сербами, хорватами и русскими. Отличитель- ной чертой старославянского языка является наличие в нем только пись- менной формы, общей для всех славянских народов. В конце X в., когда славянские письменность и культура на территории южнославянских 2 Перевод текстов Священного писания был начат Константином Философом и Ме- фодием уже в первые годы их миссии в Моравию. Были переведены те части Писания, которые были необходимы для совершения богослужения (Псалтирь, Евангелие апра- кос, Апостол апракос, Паремейник — т.е. сборники текстов из Евангелий, Апостола, вет- хозаветных книг, читавшихся во время церковной службы). Позднее уже учениками Ки- рилла и Мефодия было положено начало переводам на славянский язык полемической и богословской литературы (см.: Флоря Б.Н., Турилов А.А., Иванов С.А. Судьбы кирилло- мефодиевской традиции после Кирилла и Мефодия. СПб., 2000. С. 13—14). Stolyarova verstka.indd 15 1/14/10 5:46:32 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 16 Таблица 1. Греческий, глаголический и кириллический алфавиты Греч. буквы Глаголица Глагол. цифирь Наименование буквы Кирил- лица Кирилл. цифирь Звуковое значение Α,α — B,β Γ,γ Δ,δ E,ε — — Z,ζ H,η I,ι — K,κ Λ,λ M,μ N,ν O,ο Π,π P,ρ Σ,σ,ς T,τ Υ,υ — Φ,φ Χ,χ Ω,ω — — — — 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 20 30 40 50 60 70 80 90 100 200 300 400 — 500 600 700 800 900 1000 — àçú áqêû âhäh ãëàãîëè äîáðî ~ñòü æèâhòå çhëî çåìë" èæå èæåè, è (žå)? êàêî ëþäè~ ìûñëèòå íàøü îíú ïîêîè ðüöè ñëîâî òâðüäî vêú qêú ôðüòú õhðú îòú ïh (ïå) öè ÷ðüâü øà A Á Â Ã Ä Å Æ Ç,S Z È 2 — Ê Ë Ì Í Î Ï Ð Ñ Ò V,Ó Q U Ô Õ W — Ö Y Ø 1 — 2 3 4 5 — 6 7 10 8 — 20 30 40 50 70 80 100 200 300 400 — — 500 600 800 — 900 90 — a b v g d e ž’ ђz’ z i i g’? k l m n o p r s t i,v u — f ch ot p,f? c’ č š’ Stolyarova verstka.indd 16 1/14/10 5:46:32 PM
Введение 17 государств переживали период упадка, старославянский язык перестал существовать. Под влиянием живой местной речи сложился церковнос- лавянский язык, который впитал в себя фонетические особенности бол- гарского, македонского, сербского и древнерусского языков. Уже самые ранние памятники письменности, написанные по-славянски, отражают черты, свойственные устной речи их писцов. Местные варианты церков- нославянского языка принято называть изводами. Различают среднебол- гарский, сербский и древнерусский изводы церковнославянского языка. Кроме того, известны памятники чешского и моравского изводов. Старо- Греч. буквы Глаголица Глагол. цифирь Наименование буквы Кирил- лица Кирилл. цифирь Звуковое значение — — — — — — — — — — — — — — — — Ξ,ξ Ψ,ψ Θ,θ — — 800 — — — — — — — — — — — — — — — — — — — øòà ~ðú ~ðû ~ðü "òü (õëúìú)? þ, þñú юс большой йотова нный юс малый юс большой юс малый йотова нный — — êñè ïñè ôè òà — — Ù Ú R, ÚÈ, Û Ü h — Þ \ ¤ @ ± " ~ K J F { – — — — — — — — — — — 900 — — — — 60 700 9 90 900 št’ ? ъ у — — ь ě — ju, ’u jọ, ’o ẹ ọ jẹ, ’ẹ ja, ’a je, ’e ks ps t,f — — Таблица 1. (Окончание) Stolyarova verstka.indd 17 1/14/10 5:46:34 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 18 славянскими памятниками письменности являются Саввина книга X в., Боянское евангелие конца XI в., Енинский апостол XI в., созданные на территории Болгарии; Зографское евангелие ХI в., Ассеманиево еванге- лие XI в., Охридские глаголические листки XI в., созданные на террито- рии Македонии; Мариинское четвероевангелие XI в., созданное на терри- тории Сербии; а также Остромирово Евангелие 1056—1057 гг., созданное на территории Древней Руси. К древнейшим памятникам церковносла- вянского языка болгарского извода относятся Добромирово евангелие, Охридский и Слепченский апостолы XII в., Болонская псалтырь начала XIII в., а также Добрейшево евангелие XIII в. Наиболее ранними памят- никами сербского извода принято считать Мирославово евангелие XII в., Вуканово евангелие XIII в., Шишатовацкий апостол 1324 г. Древнейшей Рис. 10. Остромирово евангелие 1056—1057 гг. — древнейшая славянская пергаменная рукопись, имеющая точную дату Рис. 11. Саввина книга — древнейшая славянская рукопись без обозначенной даты Stolyarova verstka.indd 18 1/14/10 5:46:35 PM
Введение 19 рукописью чешского извода яв- ляются Пражские глаголические отрывки XI в. Самыми ранними кодексами русского извода у ченые считают Архангельское евангелие 1092 г., Галицкое евангелие 1144 г., а также Чудовскую и Евгениевскую толковые Псалтыри XI в. Наиболь- шее распространение церковносла- вянский язык получил на Руси, где выполнял функции литературного языка вплоть до XVIII в. Самым ранним из сохранив- шихся кодексов, написанных глаго- лицей, принято считать Киевские глаголические листки (Киевский миссал) рубежа Х—XI вв.) пред- ставляющие собой славянский перевод латинского Миссала (от «месса» — обедня). Древнейшей ки- риллической рукописью является так называемая Саввина книга (Еван- гелие апракос краткий) рубежа X (?) — XI вв. Свое название кодекс полу- чил по записям, упоминающим попа Савву, вероятно, одного из писцов. В Македонии и Болгарии глаголица прижилась очень легко. Однако в Болгарии более изящная и простая кириллица постепенно вытеснила глаголицу. С XII в. круглая «болгарская» глаголица практически переста- ет существовать. Угловатая «хорватская» глаголица употреблялась еще в начале XX в. На Руси глаголическая азбука широкого распространения не полу чила, хотя в восьми древнерусских кириллических рукописях XI— XIII вв. глаголические начертания употреблялись в отдельных словах и даже фразах, заменяя, как правило кириллические. Сохранилось шесть глаголических надписей на древнерусских кириллических кодексах и не более десятка надписей-граффити. Они позволяют говорить о глаголи- це XI—XIII вв. как о проявлении влияния южной и западно-славянской письменной культуры, не получившем развития на русской почве3 . 3 Столярова Л. В. Древнерусские надписи XI—XIV веков на пергаменных кодексах. М., 1998. С. 56—73. Рис. 12. Евангелист Лука. Миниатюра Остромирова евангелия. 1056—1057 гг. (Рос. национальная библиотека, С.-Петербург) Stolyarova verstka.indd 19 1/14/10 5:46:37 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 20 Наиболее древней дошедшей до нас пергаменной рукописью, написанной на Руси и имеющей точную дату создания, является Остромирово евангелие 1056— 1057 гг. Этот кодекс, переписан- ный дьяконом Григорием для новгородского посадника Остро- мира-Иосифа, долгое время счи- тался не только самой древней точно датированной русской, но и самой древней сохранившейся точно датированной славянской рукописью. 13 июля 2000 г. новго- родской археологической экспе- дицией, возглавляемой академи- ком В. Л. Яниным, была сделана на ходка, переверну вша я наши представления об истории кни- ги в Древней Руси. Была найде- на так называемая Новгородская псалтирь — навощенный деревянный триптих 20 × 16 см, который благодаря использованию радиоуглеродного метода исследования да- тируется началом 990-х — концом 1010-х годов4 . Это означает, что сла- вяно-русская кодикология полу чила в свое распоряжение рукопись более древнюю, чем пергаменное Остромирово евангелие, — рукопись, созданну ю в первое десятилетие после крещения Руси. Все рукописные книги и грамоты на Руси написаны одним из трех типов почерков — уставом, полу уставом или скорописью. Устав — са - мый древний тип почерка, каким писали рукописи в эпоху господства пергамена, т. е. в XI—XIV веках. Под уставом понимается торжествен- ное письмо, в котором все элементы букв написаны исключительно правильно и четко. Буквы, написанные уставным почерком, как пра- 4 Зализняк А. А., Янин В. Л. Новгородская псалтирь начала XI в. — древнейшая книга Руси (Новгород, 2000) // Вестник РГНФ. 2001. No 1. С. 153—164. Датировка Новгородской псалтири была окончательно установлена в Упсале (Швеция), где находится одна из луч- ших лабораторий, использующих радиоуглеродный метод. Рис. 13. Деревянная Новгородская псал- тырь, датируемая началом 990-х — концом 1010-х годов, после реставрации Stolyarova verstka.indd 20 1/14/10 5:46:37 PM
Введение 21 вило, умещаются целиком между верхней и нижней границами строк. Каждая буква свободно вписывается в квадрат, поскольку ее высота равна ширине. Писцы, писавшие уставом, избегали наклона букв, по- этому все вертикальные элементы писались строго перпендикулярно к строке. В XIV веке устав стал вытесняться другим типом почерка — полу уставом. В древнерусских рукописях он появился в связи с нача- лом употребления бумаги. Полу устав был довольно широко распро- странен еще в XVII в., правда, использовался тогда в основном для письма книг. Грамоты уже с XV в. стали писаться скорописью. Подоб- но уставу, полу устав оставался дву хлинейным письмом, однако в нем появилась гораздо бóльшая, чем в уставе, небрежность. В написании одной и той же буквы одним и тем же почерком стали отмечаться ва- рианты. Оказался допустимым и наклон. Полу уставные буквы уже не вписываются в квадрат. Скорее они могли бы поместиться в прямо- угольник: их высота всегда преобладает над шириной. В полу уставе XV — первой половины XVI в. присутству ют южнославянские (бол- гарские и сербские) графические элементы, некоторые буквы имеют Рис. 14. Образец уставного почерка Stolyarova verstka.indd 21 1/14/10 5:46:38 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 22 вычурную форму, некоторые буквы написаны лигатурой — связным начертанием двух и более букв. Русским рукописям этого времени присущи и некоторые черты юж- нославянской орфографии (например, использование буквы «юс боль- шой»: @). Полу устав конца XVI—XVII в. испытал влияние шрифтов Рис. 15. Образец полу уставного почерка Stolyarova verstka.indd 22 1/14/10 5:46:39 PM
Введение 23 старопечатных книг. Поэтому одной из его графических примет явля- ется эпизодическое деление строк на слова (рукописи более раннего времени словоделения не знают!). В полу уставе XVII в. прису тствует характерный начерк буквы «т» с крайними элементами, продолжаю- щимися до нижней границы строки, и др. Скоропись — это такой тип почерка, который рассчитан на значи- тельное ускорение процесса письма. Скоропись перестает быть дву х- линейным письмом. Элементы многих букв размещаются над и под строкой. Ряд букв пишется не в строке, а над строкой. В рамках одно- го и того же почерка одна и та же буква может быть написана сразу в Рис. 17. Образец скорописного почерка XVII в. Stolyarova verstka.indd 23 1/14/10 5:46:41 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) нескольких вариантах, что зависело от удобства пера. Большое значе- ние в скорописи приобрели лигатуры и аббревиатуры. Древнерусская рукописная книга насчитывает тысячелетнюю ис- торию. Рассказать о том, как исследуется начальная история этого тысячелетнего пу ти, вероятно, можно по-разному. Мы попытаемся рассказать о том, как изучаются древнерусские рукописные книги спе- циалистами-кодикологами, приоткрывая их творческую лабораторию. Нам хочется представить эту историю не только в виде реконструкции, но и как бы в процессе исследования, так, чтобы читатель получил воз- можность узнать о методиках кодикологического анализа, знакомясь с состоянием источников по начальной истории древнерусского книго- писания, представляя себе всю сложность исследовательской работы с рукописной книги. В распоряжении историка книги Древней Руси не так у ж много источников. Сведения, содержащиеся в них, часто ску пы и отрывочны. Нередко их приходится собирать буквально по крупи- цам. Основной источник по истории древнерусской рукописной кни- ги — сами рукописи. Их почерки, форматы, переплеты, декоративное убранство, а также сохранившиеся на их полях записи писцов, доно- сящие до нас живые голоса создателей древних манускриптов. Задача этой книги — показать способы анализа источников, приоткрывающих завесу тайны над обстоятельствами создания древнерусских рукописей, тайны создания бесценного сокровища древнерусской письменности и культ уры — пергаменной и бумажной книги XI—XVI вв. Stolyarova verstka.indd 24 1/14/10 5:46:42 PM
25 |Глава1| Кодикология — наука о рукописных книгах Если ты не знаешь, что такое письмо, ты можешь подумать, что трудность не так велика. Но если хочешь получить подробные разъяснения, позволь сказать тебе, что этот труд тяжел: он портит зрение, сгибает спину, придавливает живот и бока, берет в клещи почки и заставляет болеть все тело... Колофон XII в. К середине XX в. задачи изучения рукописной книги уже не могли удовлетворяться методами палеографического ана- лиза, направленного на исследование лишь внешней формы памят- ника письменности, созданного на мягком материале. Эти задачи в основном ограничивались изучением графики пергаменных и бумаж- ных рукописей, а также водяных знаков последних. Тем не менее, с развитием интереса к памятникам письменности как продуктам ис- тории и культуры все более очевидной становилась необходимость расширения методов иссследования книжности вообще и отдельно взятой рукописной книги в частности. Хотя принципы кодиколо- гического исследования были заложены еще в труде Б. Монфокона «Библиотека библиотек» (1739 г.) 1 , как специальная историческа я дис- циплина кодикология сформировалась только спустя два столетия. Термин «кодикология» (от лат. codex — книга) впервые был употреб- лен в 1949 г. А. Дэном для обозначения нау чной дисциплины, пере- росшей рамки палеографии. Объектом кодикологии «являются сами рукописи, а не письмо» 2 . 1949 г. считается временем рождения коди- кологии, а Дэна в историографии часто называют ее «отцом». Возник- 1 Montfaucon B. Bibliotheca bibliothecarum manuscriptorum nova; ubi quuae innumeris pene manusriptorum bibliothecis continentur... Parisiis, 1739. T. 1—2. 2 Dain A. Les manuscrits. Paris, 1975. P. 76. Stolyarova verstka.indd 25 1/14/10 5:46:42 PM
26 Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) новение новой нау чной дисциплины стало результатом дифференци- ации и вместе с тем синтеза целого ряда историко-филологических дисциплин (источниковедения, палеографии, филиграноведения, тек- стологии, искусствоведения, архиво- и библиотековедения, археогра- фии). В наше время кодикологические исследования представляют одно из приоритетных направлений медиевистики. Наиболее разработаны теоретические и методические проблемы изучения средневековых латинских кодексов, написанных на пергаме- не (Э. Рэнд, Ф. Мазэ, Ж. Маллон, Л. Жилиссен, И. Главачек, К. Боццоло, Э. Орнато и др.) 3 . Интенсивно разрабатывается кодикология греческих 3 Masai F. La paléographie greco-latine, ses tâches, ses méthodes // Scriptorium. 1956. Vol. 10. P. 281—302; Rand E. How many leaves at a time? // Palaeographia Latina. Oxford, Univ. Press, 1927. P. 52—78; Mallon J. Quel est le plus ancien exemple connu d’un manuscrit Рис. 1. Отдел рукописей Российской национа льной библиотеки (С.-Петербург) Stolyarova verstka.indd 26 1/14/10 5:46:42 PM
27 Глава 1 | Кодикология — наука о рукописных книгах рукописей (Г. Грегори, А. Дэн, С. Дер Нерсесян, Ж. Леруа, К. Вейцман, А. П. Каждан, В. Д. Лихачева, Б. Л. Фонкич, М. В. Бибиков и др. 4 ).В1997г. увидела свет монография А. Джуровой, посвященная кодикологии сла- вянских рукописей в связи с влиянием на них византийской книжной и письменной традиции5 . Сделаны ва жные наблюдения, позволяющие реконструировать про- цесс создания корпуса книги, подготовки тетрадей к письму, а листов к разлиновке, рассмотрена деятельность монастырских и светских скрипториев и отдельных писцов, изу чается техника средневекового письма (положение руки писца во время работы, использование им разнообразного инструментария и у твари, у потребление специальных приспособлений для письма и пр.). Разработана методика кодиколо- гического анализа рукописных книг, активно применяемая отечест- latin en forme de codex? // Emerita. 1949. T. 17. P. 1—8; Gilissen L. Prolégomènes à la codicologie. Gand, 1977; Hlaváček I. Úvod do latinské Kodikologie. Praha, 1978; Bozzolo C., Ornato E. Pour une histoire du livre manuscrit au Moyen Âge: Trois essais de codicologie quantitative. Paris, 1980. 4 См., например: Gregory G. Les cahiers des manuscrits grecs // Académie des Inscriptions et Belles-Lettres. Comptes Rendus des séances de l’année 1885. Paris, 1886. T. 13. P. 261—268; Weitzmann K. Die byzantinische Buchmalerei des IX. und X. Jahrhunderts. Berlin, 1935; Dain A. Op. cit.; Der Nersessian S. Études byzantines et arméniennes. Louvain, 1973; Leroy J. Quelques systèmes de reglure des manuscrits grecs // Studia codicologica. Berlin, 1977. P. 291—312; Ли- хачева В. Д. Искусство книги: Константинополь. XI в. М., 1967; Каждан А.[П.] Книга и писатель в Византии. М., 1973; Бибиков М. В. Византийский прототип древнейшей сла- вянской книги. М., 1997; Фонкич Б. Л. Греческие рукописи европейских собраний: Па- леографические и кодикологические исследования 1988—1998 гг. М., 1999. 5 Джурова А. Въведение в славянската кодикология: Византийският кодекс и рецеп- цията му сред славяните. София, 1997. К этой монографии приложен подробный список исследований по латинской, греческой и славянской кодикологии и палеографии; см. С. 204—228. Рис. 2. Писец с пером, помещенным за ухо, линует страницу (слева); переплетчик сшивает тетради в кодекс (справа). Германия, начало XII в. Stolyarova verstka.indd 27 1/14/10 5:46:44 PM
28 Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) венными медиевистами (И. Н. Лебедева, В. Л. Романова, Л. И. Киселева, В. И. Мажуга и др. 6 ). Скудость и отрывочность сведений по истории книгописания в сред- невековой Руси обусловили недостаточну ю изу ченность этой проблема- тики в отечественной науке. Обобщающих трудов по русской кодико- логии пока не существует. В дореволюционной русской историографии понятия «кодикология» не было (как и на Западе в то время), однако от- дельные приемы кодикологического исследования вырабатывались при изу чении литературных памятников (труды А. Х . Востокова, К. Ф. Ка- лайдовича, Н. М. Каринского, Е. Ф. Карского, В. Н. Щепкина)7 . Примене- ние кодикологических методов исследования к сборникам, содержащим литературные памятники, существенно расширилось в советской науке (М. Н. Сперанский, М. В. Щепкина, Л. П. Жуковская, О. А . Князевская, Н. В. Синицына, Б. М. Клосс, Е. М. Шварц, Э. С. Смирнова и др.) 8 . Коди- кологическая методика стала применяться и к изу чению рукописных сборников юридического и делопроизводственного характера (Н. П. Ли- хачев, Л. В. Черепнин, А. А. Зимин, В. Д. Назаров и др.), особенно ко- пийных книг (Л. В. Черепнин, С. М. Каштанов, Л. И. Ивина, Б. М. Клосс) 6 См., например: Лебедева И. Н. Кодикология — наука о рукописях // ВИД. Л., 1972. Т. 4. С. 66—77; Романова В. Л. Рукописная книга и готическое письмо во Франции в XIII— XIV вв. М., 1975; Киселева Л. И. Западноевропейская рукописная и печатная книга XIV— XV вв.: Кодикологический и книговедческий аспекты. Л., 1985; Мажуга В. И. Изображе- ние писца в искусстве раннего средневековья (конец VIII—XI в.) // ВИД. Л., 1979. Т. 11. С. 265—286; Он же. О технике средневекового латинского письма (конец VIII—XI в.) // ВИД. Л., 1981. Т. 12. С. 297—312 и др. 7 Востоков А. Х. Описание русских и славянских рукописей Румянцевского музеума. СПб., 1842; Калайдович К. Ф., Строев П. М. Обстоятельное описание славяно-российс- ких рукописей, хранящихся в Москве, в библиотеке графа Ф. А. Толстого. М., 1825; Ка- ринский Н. М. Образцы письма древнейшего периода истории русской книги. Л., 1925; Карский Е. Ф. Славянская кирилловская палеография. Л., 1928; Щепкин В. Н. Саввина книга. СПб., 1903; Он же. Болонская псалтырь. СПб., 1906. 8 См., например: Сперанский М. Н. Из истории русско-славянских литературных свя- зей. М., 1960; Щепкина М. В. Болгарская миниатюра XIV в. Исследование псалтири То- мича. М., 1963; Жуковская Л. П. Текстология и язык древнейших славянских памятников. М., 1976; Князевская О. А. Описание Норовской псалтири // Древнерусское искусство. Рукописная книга. М., 1983. С. 131—142; Клосс Б. М. Никоновский свод и русские лето- писи XVI—XVII веков. М., 1980; Шварц Е. М. Новгородские рукописи XV в.: Кодиколо- гическое исследование Софийско-Новгородского собрания Государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина. М.; Л., 1989; Смирнова Э. С. Лицевые рукописи Великого Новгорода. XV в.: Центры художественной культуры Древней Руси. М., 1994. Stolyarova verstka.indd 28 1/14/10 5:46:44 PM
29 Глава 1 | Кодикология — наука о рукописных книгах и митрополичьего формулярника (Г. В. Семенченко, А. И. Плигузов). Во всех этих труда х главные аспекты кодикологического исследования ограничиваются анализом почерков и бумаги. Проблема скриптори- ев, давно и плодотворно разрабатываемая в западной историографии, в нашей науке лишь намечается. Вопрос о существовании скриптори- ев в Древней Руси был поднят в последнее время в некоторых работах Л. П. Жуковской, В. Л. Янина, В. В. Калугина, А. Г. Боброва, Л. В. Столя- ровой9 . Дальнейшее решение этого вопроса является одной из насущ- ных задач современной славяно-русской кодикологии. Несмотря на то, что кодикология как специальная историческая дисциплина вот уже полвека господствует в комплексном изу чении 9 См., например: Жуковская Л. П. Апракос Мстислава Великого // Мстиславово еван- гелие XII в.: Исследования. М., 1997. С. 670—709; Янин В. Л. Новгородский скрипторий рубежа XI—XII вв. Лазарев монастырь // Археографический ежегодник за 1981 год. М., 1982. С. 57—67; Бобров А. Г. Книгописная мастерская Лисицкого монастыря (конец XIV — первая половина XV в.) // Книжные центры Древней Руси. XI—XVI вв. Разные аспекты исследования. СПб., 1991. С. 78—98; Калугин В. В. Андрей Микулинский и Козьма По- пович — псковские писцы XIV в. // Книжные центры Древней Руси. С. 41—61; Столяро- ва Л. В. Древнерусские надписи XI—XIV вв. на пергаменных кодексах. М., 1998. С. 136—233. Рис. 3. Оклад Евангелия королевы Теоделинды, ок. 600 г. (Монца, сокровищница собора) Stolyarova verstka.indd 29 1/14/10 5:46:45 PM
30 Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) пергаменных и бумажных рукописей, существующие в литературе оп- ределения ее предмета и задач остаются дискуссионными. Объект же кодикологии как будто споров не вызывает: рукописные книги (цель- ные кодексы) и их фрагменты (отрывки) вне зависимости от времени их создания, материала, на котором они сделаны, и средств для письма10 . В работах 1950-х годов Ф. Мазэ сформулировал задачи кодиколо- гии: 1) реконструкция процесса изготовления блока книги; 2) реконс- трукция процесса переписывания текста; 3) восстановление истории бытования кодекса11 . В своем докладе на XI конгрессе византинистов в Мюнхене (1958 г.) А. Дэн уточнил предмет кодикологического иссле- дования, который, по его мнению, составляют реконструированная история изготовления рукописей, создание каталогов (в том числе те- матических), а также история использования рукописей (их хранение, бытование, а также торговля ими)12 . Понимание кодикологии как научной дисциплины, занимающейся реконструкцией процесса создания средневековой рукописи и исто- рией ее бытования (на основе комплексного изу чения переплета, за- писей, книгохранительных помет и шифров, сигнатуры и пагинации), свойственно большинству отечественных исследователей (А. Д. Люб- линская, И. Н. Лебедева, Л. И. Киселева). Л. В. Черепнин считал, что кодикология изучает рукописные книги «как памятники литерату- ры, материальной культуры, искусства» в связи с установлением со- циального и профессионального состава их писцов; общественный резонанс, вызванный появлением памятника письменности; ареал и степень распространения книги и др. Очевидно, задачу кодикологии 10 В отличие от инкунабуловедения, объектом которого являются инкунабулы — древнейшие печатные книги, изданные в Европе с момента изобретения в середине XV в. печатного станка до 1 января 1501 г., и книговедения, объектом которого остаются книги, изданные типографским способом после 1 января 1501 г. (см., например: Люблин- ский В. С. Ранняя книга как ступень в развитии информации // Пятьсот лет после Гутен- берга. М., 1968. С. 144—238; Он же. Книга в истории человеческого общества. М., 1972. С. 82—183). Впрочем, В. В. Фарсобин, не различая понятий «кодекс» и «печатная книга» писал, что «на Западе книговедение получило название кодикологии», объект которой «еще не сформировался» (Фарсобин В. В. Источниковедение и его метод: Опыт анализа понятий и терминологии. М., 1983. С. 78). 11 Masai F. Paléographie et codicologie // Scriptorium. 1950. Vol. 4. P. 279—293; Idem. La paléographie greco-latine, ses tâches, ses méthodes // Scriptorium. 1956. Vol. 10. P. 281—302. 12 Dain A. Rapport sur la codicologie byzantine // Berichte zum XI. Internationalen Byzantinisten-Kongress. München, 1958. T. 6. S. 12. Stolyarova verstka.indd 30 1/14/10 5:46:46 PM
31 Глава 1 | Кодикология — наука о рукописных книгах он видел в создании комплексной истории рукописной книги13 . Следует согласиться с Л. И. Ки- селевой, относящей к предме- ту кодикологии не только руко- писную книгу как таковую, но и комплексы рукописных книг, изу чение внешней и вну тренней формы которых служит основой для установления особенностей книгопроизводства в рамках от- дельного скриптория или писцо- вой школы14 . Ф. Мазэ называл кодикологию «археологией книги». Действи- тельно, подобно археологу, снимающему слой за слоем в поисках бо- лее древнего исторического напластования, кодиколог, исследуя следы «жизни» книги в ее почерках, пометах, надписях, ярлычках и шифрах, стремится реконструировать историю ее создания. Под кодикологией мы понимаем специальную историческую дисциплину, занимающуюся выяснением происхождения рукописного сборника на основе изу чения его общих внешних (место храниения, количество листов, формат, пре- пелет, сохранность, водяные знаки, разлиновка и т. п.) и вну тренних признаков (состав, заголовки, нумерация тетрадей, нумерация листов, записи, пометы и т. п.). Проблему происхождения кодекса можно рас- сматривать широко (в историко-культурном смысле) и узко (в каком скриптории, каким писцом (писцами), когда, по чьему заказу, на чьи средства, для какой духовной корпорации была переписана рукопись; каким образом формировался ее книжный блок, как складывались, скреплялись и разлиновывались ее листы, изготавливался ее переплет и пр.). Установление обстоятельств происхождения кодекса невозмож- но без исследования истории его бытования и архивной (библиотеч- ной) судьбы, отразившихся в его внешней и внутренней форме. 13 Черепнин Л. В. К вопросу о методологии и методике источниковедения и вспомо- гательных исторических дисциплин // Источниковедение отечественной истории. М., 1973. Вып. 1. С. 61. 14 Киселева Л. И. Западноевропейская рукописная и печатная книга. С. 12. Рис. 4. Шар для обогрева рук писца, XV в., Италия Stolyarova verstka.indd 31 1/14/10 5:46:46 PM
32 Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) По специфике методических приемов, применяемых к рукопис- ным сборникам, текст которых написан на разных материалах, следует различать кодикологию пергаменных рукописей, кодикологию руко- писей на бумаге и кодикологию рукописей, в которых пергамен и бу- мага у потреблены вперемежку. В кодикологии пергаменных и бумаж- ных рукописей особое внимане уделяется исследованию внешней и внутренней формы кодексов, имеющих точную дату. Изу чается проис- хождение отдельных кодексов и их групп, выявляется существование древнерусских скрипториев, производится идентификация отрывков рукописных книг и атрибуция анонимных кодексов. Устанавливаются характерные признаки кодексов, произведенных в определенных кни- гописных центрах (по особенностям разлиновки листов и приемам на- несения ограничительных линий, по принципам складывания листов в тетради, методам разрезания листов, по качеству и способам выдел- Рис. 5. Древнерусские рукописные книги и грамота с привешенной к ней печатью Stolyarova verstka.indd 32 1/14/10 5:46:47 PM
33 Глава 1 | Кодикология — наука о рукописных книгах ки пергамена, формату и записям вне основного текста). На основании проверки стиля летосчисления в основном тексте и записях уточняют- ся даты кодексов. Исследуется зависимость структуры кодексов от их жанра (вида) и содержания. В изу чении проблем происхождения, формы и состава бумажных ко- дексов различных видов большое внимание уделяется материалу для пись- ма — бумаге и способам уточнения ее датировки по филиграням. Разра- батываются приемы анализа всего комплекса водяных знаков листа — не только филиграни как таковой (изображения), но и линий, оставленных сеткой черпальной формы (вержеры и понтюзо). Расстояния между пон- тюзо рассматриваются как важный датирующий признак. Параллельно изу чается происхождение бумаги в связи с политической историей Евро- пы (время и цель употребления определенных эмблем в качестве филиг- раней). Исследуются почерки рукописных сборников и устанавливается их связь с почерками подлинников и списков грамот. Изу чение водяных знаков и почерков позволяет установить кодикологический состав руко- писных кодексов, распределение всего текста по тетрадям. Этому помо- гает исследование нумерации тетрадей (во многих рукописях она сохра- нилась не полностью, а лишь фрагментарно). Важным направлением в кодикологии бумажных рукописей представляется уточнение методики анализа сборников разных форматов, поскольку от формата зависело то или иное положение водяного знака или его части на листа х рукописи. Специфическу ю (количественно небольшу ю) группу составляют рукописи русского извода, в которых бумага и пергамен у потреблены вперемежку (так называемые «рукописи в прокладку»). Это главным образом кодексы XIV в., представляющие в истории рукописной книги переходный тип от пергаменного к бумажному кодексу. Весьма своеоб- разный состав тетрадей этих книг требует применения двойной мето- дики кодикологического анализа, т. е. как изучения разлиновки листов, так и исследования филиграней и т. п. Кодикология выросла из палеографии, однако имеет цели, принци- пиально отличные от нее. Так, в решении проблем происхождения рукописи (например, при идентификации почерков писцов) палеогра- фический анализ предусматривает исследование графики основного текста, включа я декор. Установление границ индивидуальных почерков писцов в кодикологическом исследовании помимо традиционных па- леографических методов может опираться на наблюдения над записями писцов, особенностями разлиновки, структуры текста и т. д. Предметом Stolyarova verstka.indd 33 1/14/10 5:46:48 PM
34 Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) кодикологии является история скрипториев и книгописных школ, что объясняется необходимостью изу чения внешней и внутренней формы кодексов, важных для ус- тановления места и времени их изготовления, а также их писца, заказчика и владельца. Установ- ление переписчика в кодикологии как и в палеографии далеко не всегда предполагает определение его имени. Оно у читывает, прежде всего, возможность разграничения разных почерков в рамка х одной рукописи и установления общих почерков в разных кодексах. Кодикологический анализ поз- воляет определить процедуру со- здания книги, этапы формирования книжного блока от момента заказа до передачи готовой рукописи ее заказчику или непосредственному владель- цу15 . Методы кодикологии позволяют установить кем, когда и с какой це- лью был заказан кодекс, как происходил процесс складывания листов, их разлиновки, предварительного скрепления, как определялся порядок рас- положения текста на листе и пр. Иными словами, кодикология ставит более широкие, не свойственные палеографии задачи и привлекает к исследова- нию не только внешнюю форму, но и внутреннюю форму и содержание как самого кодекса, так и сделанных в нем записей, помет, изображений (гра- фических рисунков писцов, читателей и владельцев, а также миниатюр). Однако по объекту исследования палеография шире кодикологии. Палеография исследует внешние признаки памятника письменности на мягком материале вне зависимости от их видовой принадлежнос- ти. Методика палеографического анализа осуществляется в отношении внешних признаков рукописей разных видов: книг, актов, берестяных грамот, памятников делопроизводства, эпистол и пр., тогда как коди- кология занимается исследованием только рукописных книг. 15 О необходимости разграничения понятий «заказчик» и «владелец» кодекса подроб- нее см.: Столярова Л. В. Древнерусские надписи. С. 79—81, 88, 96—100, 110, 115—121. Рис. 6. Греческое евангелие XI—XII вв. Stolyarova verstka.indd 34 1/14/10 5:46:48 PM
35 Глава 1 | Кодикология — наука о рукописных книгах Текстологические приемы в кодикологии осуществляются как в от- ношении основного текста рукописей, так и в отношении сделанных в них надписей. Установление истории текста рукописи необходимо для реконструкции истории происхождения того или иного сборника, вы- яснения генеалогической связи между кодексами, сходными по составу, определения характера миграции книг и т. д. Применение методов дипломатики в кодикологии не ограничивает- ся задачами формулярного анализа некоторых разновидностей надпи- сей на книгах, имеющих устойчивый шаблон16 . Особый раздел кодико- логии — дипломатическую кодикологию — составляют исследования рукописных сборников копий актов. Главна я цель кодикологии копий- ных книг состоит в выяснении происхождения сборника актов, его со- циальной и политической направленности на основе систематического изу чения его внешних и внутренних признаков17 . 16 Там же. С. 74—135. 17 Каштанов С. М. Очерки русской дипломатики. М., 1970. С. 218—340, особенно С. 218—219; Он же. По следам троицких копийных книг XVI в. (Погодинский сборник 1846 и архив Троице-Сергиева монастыря) // Перечень актов Архива Троице-Сергиева монастыря. 1505—1537. М., 2007. С. 55—238 . Р и с . 7. Онежская псалтирь 1395 г. (разворот) Stolyarova verstka.indd 35 1/14/10 5:46:49 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) Кодикология связана с эпиграфикой, поскольку исследует надпи- си на переплетных досках, ремнях и застежках, т. е. изучает форму и содержание текстовых элементов книги, вырезанных, процарапанных, выгравированных или оттиснутых на твердом материале. Определение обстоятельств происхождения того или иного кодекса или группы кодексов часто базируется на сведениях, содержащихся в надписях, прежде всего синхронных основному тексту и принадлежащих лицам, у частвовавшим в книгопроизводстве (писцам, переплетчикам, художникам18 , счетчикам, книгохранителям и др.). Интерпретация этих текстов требует постоянного обращения к исторической хронологии, метрологии, ономастике, исторической топографии, генеалогии, лингвис- тике, общей истории. Установление архивной судьбы кодекса или группы кодексов невозможно без знания истории архивного и музейного дела. Как по комплексности задач, так и по методике исследования, ко- дикологию следовало бы сравнить с источниковедением книги. Свое- образие рукописной книги как предмета кодикологии требует приме- нения к ней специальных исследовательских приемов. Кодикология и источниковедение различаются прежде всего по объекту исследования, поскольку кодикология занимается лишь рукописными книгами, а не всеми видами исторических источников вообще. Кроме того, в отли- чие от общего источниковедения, кодикология не занимается изучени- ем вну треннего содержания основного текста кодексов, степени досто- верности и полноты информации этого текста, его происхождения и источников. Она изу чает содержание только тех записей, которые го- ворят о происхождении и судьбе самого кодекса как такового. В целом под кодикологией следует понимать специальную истори- ческую дисциплину, занимающуюся установлением происхождения рукописной книги, определением истории ее бытования (сделки, объ- ектом которых она была, миграция, характер использования и т. д.), а также последующей ее архивной (библиотечной) судьбы. Особеннос- тью методики кодикологического анализа является ее комплексность. В зависимости от цели исследования, кодикология пользуется методи- ческими приемами, свойственными палеографии, филиграноведению, дипломатике, текстологии, эпиграфике, архивоведению, библиотекове- дению и другим специальным историческим дисциплинам. 18 См.: Столярова Л. В. Свод записей писцов, художников и переплетчиков древне- русских пергаменных кодексов XI—XIV вв. М., 1999. Stolyarova verstka.indd 36 1/14/10 5:46:50 PM
37 |Глава2| Книга в культуре Древней Руси (XI—XIV вв.) Тот кто пишет, — молчит. П. Киньяр Мощный подъем культуры, связанный с христианизацией Руси, вызвал к жизни широкое распространение пись- менности и книжного дела, развития которых требовали нужды православного богослужения. Сенсационная на ходка в Новгороде навощенного триптиха с древнерусским текстом Псалтири (заклю- чительные псалмы 10-й кафизмы — 75 -го и 76-го псалмов), внесла су- щественные коррективы в историю книги Древней Руси. Триптих да- тировался началом 990-х — кон цом 1010-х г одов1 (т. е. более ранним временем, чем пергаменное Остромирово евангелие), и, на первый взгляд, не содержал данных о его изготовлении. Однако обнаружен- ные на бортиках и под воском дощечек плохо читаемые записи и от- печатки текста на донца х церы позволили датировать Новгородскую псалтирь временем ок. 6507 (999) г. (т. е. первым десятилетием после крещения Руси). Среди «скрытых» текстов триптиха имеется запись с датой: «В лето 6507 азъ, мнихъ Исаакии, поставленъ бысть попомъ въ Соуждали въ црькъве святаго Александра Арменина». По мнению А. А. Зализняка, судить о том, тождествен ли суздальский поп пис- цу Новгородской псалтири, пока вряд ли возможно. Однако упоми- нание в записи Суздаля напрямую связывает изготовление кодекса с событиями, происходившими на Руси, «и исключает версию, по которой кодекс был списан в Болгарии находившимся там восточно- 1 Зализняк А. А., Янин В. Л. Новгородская псалтирь начала XI в. — древнейшая книга Руси (Новгород, 2000) // Вестник РГНФ. 2001. No 1. С. 153—164. Stolyarova verstka.indd 37 1/14/10 5:46:51 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 38 славянским книжником и просто привезен на Русь» 2 . Первое упоминание о книгопи- сании на Руси относится ко вто- рой четверти XI в. Под 6545 (1037) г. ПВЛ сообщает об организации Ярославом Мудрым при киевс- ком Софийском соборе работ по переводу богослужебных книг с греческого на славянский язык и их переписке: «...собра пись- це многы и прекладаше от грекъ на словеньское письмо, и списа- ша книгы многы» 3 . Как реализо- вывались нужды древнерусских церковных книгохранилищ с мо- мента принятия христианства и до 1037 г., в целом неясно. Не ис- ключено, что в упомянутый пери- од для богослужения наряду с рукописями, изготовленными на Руси, использовались привозные югославянские кодексы. Вероятно, под 1037 г. летописец зафиксировал первый опыт организации массовых книго- писных работ на территории Древней Руси4 . Кто были «писцы», соб- ранные Ярославом Мудрым, неизвестно. Е. Ф. Карский допускал, что ими могли быть «...югославяне, но могли быть и русские» 5 . Ниоднаиз рукописных книг, датированных 1037 г., не сохранилась. Самый ран- ний из точно датированных пергаменных кодексов — Остромирово евангелие — был переписан дьяконом Григорием в 1056—1057 гг. для новгородского посадника Остромира-Иосифа. 2 Зализняк А. А. Проблемы изучения Новгородского кодекса XI века, найденного в 2000 году // Вестник РГНФ. 2004. No 3. С. 176—178. 3 ПСРЛ. М., 1997. Т. 1: Лаврентьевская летопись, вып. 1: Повесть временных лет. Стб. 152; см. также: Повесть временных лет / Под ред. В. П. Адриановой-Перетц. М.; Л., 1950. Ч. 1. С. 302. 4 Бибиков М. В. «И прекладаша отъ грекъ на словеньскыи языкъ» // Ярослав Мудрый и его эпоха. М., 2008. C. 181—186. 5 Карский Е. Ф. Славянская кирилловская палеография. М., 1979. С. 260. Рис. 1. Новгородская псалтирь начала 990-х — конца 1010-х годов в момент находки Stolyarova verstka.indd 38 1/14/10 5:46:51 PM
39 Глава 2 | Книга в культуре Древней Руси (XI—XIV вв.) Основную массу книжной про- дукции, бытовавшей на Руси в XI— XII вв., составляют написанные на пергамене кодексы литургичес- кого характера (главным образом Евангелия). От X—XI в. дошли и некоторые документы эпистоляр- ного вида (берестяные грамоты) и надписи-граффити. Возможно, в XI в. началось и русское летопи- сание. По более поздним источ- никам А. А. Шахматов реконстру- ировал текст Начального свода 1095 г. и высказал предположение о существовании Киевского сво- да 1039 г. и Новгородского свода 1050 г. Но даже от XII в. не дошло рукописей летописных памятников. Древнейший пергаменный список Новгородской I летописи датируют концом XIII—XIV в. Из законодательных источников к XI в. можно гипотетически отнести Русскую Правду. Ее наиболее ранний пергаменный список относится к концу XIII в. А . А. Зимин считал, что так называемая Правда Ярослава воз- никла в Новгороде в 1016 г. Может быть, какие-то первоначальные тексты церковных уставов Владимира I и Ярослава Мудрого были созданы при жизни этих князей, однако до нас дошли более поздние списки церковных уставов, вероятно, отражающие и более поздние их редакции (самый ран- ний список Устава Владимира — конца XIII в., Устава Ярослава — X V в.) . От XI в. не сохранилось ни одной древнерусской пергаменной грамо- ты. Первой подлинной русской грамотой на пергамене считается грамота великого князя Мстислава Владимировича и его сына Всеволода новго- родскому Юрьеву монастырю, относимая в литературе к 1130 г. 6 Правда, В. Л. Янин высказал некоторые сомнения в ее подлинности, предполо- жив, что она могла быть более поздней копией: сохранившаяся при ней (но отдельно от грамоты) печать принадлежит не князю Мстиславу Вла- димировичу, а одному из князей XIII в. Таким образом, само состояние 6 См.: Каштанов С. М. Жалованные акты на Руси XII — XIV вв. // Средневековая Русь. М., 1999. Вып. 2. С. 21—45. Рис. 2 . Остромирово евангелие 1056—1057 гг. Stolyarova verstka.indd 39 1/14/10 5:46:52 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 40 источниковой базы делает вопрос о том, какие организационные формы принимало древнерусское книгописание и письмо грамот в древнейший период русской исто- рии, весьма туманным. Важнейшим источником по истории книги средневековой Руси являются сами кодексы. Материальна я сторона произ- водства книг в Древней Руси от- части реконструируется в резуль- тате исследования принципов формирования и складывания пергаменного листа, характе- ра разлиновки и нанесения ог- раничительных линий, спосо- бов изъятия дефектных листов из тетрадей, почерков писцов и особенностей расположения тек- ста на листе сохранившихся рукописей. Особое значение в изу чении организации производства книг на Руси приобретает анализ записей писцов, синхронных основному тексту кодексов, а также памятников иконографии (в первую очередь, миниатюр с изображением пишущих «авторов» — библейского царя Давида и евангелистов). В развитии древнерусской книги до появления книгопечатания можно выделить два периода: церковный (X — конец XIV в.) и церковно-монас- тырский (начало XV — вторая половина XVI в.). Первый период характе- ризуется абсолютным преобладанием пергаменных кодексов и сосредото- чением книгописания в собора х, ктиторских монастырях и церквах. Этот период вплоть до конца XIV в. (а именно до у тверждения на Руси обще- жительного монастырского устава) связан с развитием книжного дела в городских монастырях и церквах. Здесь возникли как крупные центры письма (скриптории), так и довольно мелкие, где не было скрипториев, а работали лишь один-два писца. Второй период характеризуется переме- нами как в использовании материала для письма (распространение бума- ги), так и в организации книгописания (появление с первой половины XV, а особенно в начале XVI в. скрипториев в крупных пригородных монас- Рис. 3. Грамота великого князя Мстисла- ва Владимировича и его сына Всеволода новгородскому Юрьеву монастырю Stolyarova verstka.indd 40 1/14/10 5:46:52 PM
41 Глава 2 | Книга в культуре Древней Руси (XI—XIV вв.) тырях-землевладельца х). Обмирщение русской культуры в XVI в. сказа- лось на особенностях книгописания, но не изменило его основ: духовные корпорации по-прежнему оставались центрами производства и хранения книг. «Светские» скриптории конца XVI—XVII в. (Посольского приказа, Оружейной палаты и др.) существовали наряду с церковными и монас- тырскими. Крупнейшие скриптории XVI в. (Троице-Сергиева, Иосифо- Волоколамского, Кирилло-Белозерского, Николо-Корельского, Соловецко- го и др. монастырей) наряду с традиционными литургическими книгами производили сборники светского содержания, обеспечивая потребности общества в четьей литературе7 . Здесь же переписывались памятники ка- нонического права, сочинения отцов церкви, произведения агиографии. Согласно летописным известиям, а также данным агиографии и поз- дним известиям внелетописного характера, в конце XI—XII в. центры книгописания существовали в Переславле, Суздале, Чернигове (1093 г.), Владимире-Волынском (1097 г.), Киеве (1116 г.), Полоцке (1143 г.), Смолен- ске (1180 г.), а также Турове (XII в.). В записях писцов на сохранивших- ся кодексах XI—XII вв. в качестве места переписки книг указаны лишь новгородские церкви: соборная Лазаревская церковь монастыря св. Ла- заря (рубеж XI—XII вв.), церкви св. Апостолов (1164 г.), Иоанна Предтечи (114 8 —1155 гг.), Вознесения Господня (ок. 1185 г.), св. Николая (вторая по- ловина XII в.), св. Власия (XII в.). Записи на книгах XIII в. сообщают об изготовлении рукописей в скриптории при ростовском Успенском собо- ре (1219, 1220 гг.), новгородских церквах св. Константина и Елены (1226 г.), Михаила Архангела (1229 г.), св. Иакова (1262 или 1282 г.), св. Дмитрия (1271 г.) и св. Иоанна Предтечи в Перемышле или Холме (1282 г.) 8 . В источниках XIV в. в качестве места переписки кодексов фигуриру- ют духовные корпорации, расположенные как в городах, так и в ближай- шем пригороде: новгородский Софийский собор (1356, 1362 (?), 1365, 1369, 1370 гг.), монастыри св. Саввы (1369 г.), Святотроицкий на Видогощи (ок. 1380—1389, 1386 гг.), подмосковный Троице-Сергиев (1380 г.), серпу ховс- кой Богородицы Зачатия Высоцкий (1381—1382 гг.), Андроников в Москве 7 Дмитриева Р. П. Светская литература в составе монастырских библиотек XV— XVI вв. (Кирилло-Белозерского, Волоколамского монастырей и Троице-Сергиевой лав- ры) // ТОДРЛ. Л., 1968. Т. 23. С. 143—170; Она же. Волоколамские четьи сборники XVI в. // ТОДРЛ. Л., 1974. Т. 28. С. 202—230. 8 Столярова Л. В. Свод записей писцов, художников и переплетчиков древнерусских пергаменных кодексов XI—XIV вв. М., 2000. С. 455—456. Stolyarova verstka.indd 41 1/14/10 5:46:53 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 42 (1390/91 г.), Богородицы Введения в Переславле (1389—1425 гг.), новгород- ский Богородицы Рождества на Лисичьей Горке (1397 г.), а также церкви: св. Екатерины в Луцке (1384 г.) и Воздвижения честного креста в Москве (1389 —1406 гг.). Отмечаются контакты с книгописными центрами Конс- тантинополя: в 1383 г. там было переписано Евангелие (ГИМ. Син. No 742), а в 1388 г. — Диоптра инока Филиппа (в монастыре Перивлепт). В XIV в. крупными центрами книгописания наряду с Новгородом, Киевом, Вла- димиром-Волынским и Ростовом становятся Псков, Москва, Галич, Сер- пу хов, Луцк и Переславль. Особенно интенсивное книгописание наблю- дается в Пскове. Сохранившиеся источники позволяют предположить, что книгописные мастерские в Пскове в XIV в. существовали в церквах Воскресения Христова в Домантове стене (1309 или 1310 г.), Николы над Греблей в Домантове стене (1312—1313, ок. 1330 г.), Воздвижения креста на Красном Дворе в Пскове (1382 г.), св. Ильи в Кулейском погосте (перва я половина XIV в.), Рождества Богородицы в Снетогорском монастыре (вто- ра я половина XIV в.). В 1386 г. для псковского монастыря Петра и Павла на Середкине в новгородском Софийском соборе был заказан Параклитик9 . В XV в. география русской рукописной книги существенно расши- рилась. Крупнейшие центры книгописания по-прежнему оставались в Новгороде и Пскове. С конца XIV — начала XV в. письмо книг сосредо- точилось также на северо-востоке Руси (Ростов, Переславль, Ярославль, Тверь, Москва). Продолжалось книгописание и на юго-западе Руси, в том числе на территориях, с середины XIV в. вошедших в состав Вели- кого княжества Литовского. Источники XV в. сообщают об организации масштабных книгописных работ во Владимире-Волынском, Вологде, Га- личе Костромском, Коломне. Сохранились рукописные кодексы, проис- хождение которых связано с Белоозером, Боровском, Витебском, Гродно, Козловом, Кашином, Костромой, Каменец-Подольским, Луцком, Львовом, Малоярославцем, Острогом, Островом, Суздалем, Серпу ховом, Угличем, Ужгородом, Устюгом Великим, Чух ломой10 . Книгописание в это время сосредоточилось в крупных монастырях-землевладельцах. Как минимум 9 Столярова Л. В. Свод записей писцов. С. 455—456. 10 Слуховский М. И. Из истории книжной культуры России. М., 1964; Он же. Библиотеч- ное дело в России до XVIII века. М., 1968; Он же. Русская библиотека XVI—XVII вв. М., 1973; Вздорнов Г. И. Искусство книги в Древней Руси: Рукописная книга Северо-Восточной Руси XII — начала XV вв. М., 1980; Розов Н. Н. Русская рукописная книга: Этюды и характеристи- ки. М., 1971; Он же. Книга Древней Руси. М., 1977; Он же. Книга в России XV в. Л., 1981. Stolyarova verstka.indd 42 1/14/10 5:46:54 PM
43 Глава 2 | Книга в культуре Древней Руси (XI—XIV вв.) 6 рукописных кодексов XV в. были переписаны в Иосифо-Волоколамском, 5 — в Киево-Печерском, 3 — в Михайловском Златоверхом, 3 — в киевском Николо-Пустынном, 17 — в Кирилловом, 2 — в московском Андронико- вом, 1 — в Вознесенском, 2 — в Симоновом, 13 — в Троице-Сергиевом, 2 — в Чудовом, по 1 — в новгородских Вяжецком, Деревяницком, Зверином, Лисицком, Михайловском, Мостищском, Отенском, Перынском и Юрье- вом, по 2 — в Свято-Хутынском новгородском и псковском Петропавлов- ском Середкине, по 1 — в псковском Никольском Завеличском и Трех- святском Онуфриевом, 3 — в вологодском Спасо-Каменном монастырях. Наряду с монастырями центры книгописания в XV в. по-прежне- му оставались в церквах (московские Архангельский собор, церковь Николы Старого, новгородские св. Дмитрия, Архангелов Михаила и Гавриила, Федора Стратилата, Софийский собор, псковские церкви св. Георгия и св. Климента)11 . Однако удельный вес церквей, в которых ве- лись книгописные работы, существенно снизился по сравнению с мо- настырскими скрипториями. К концу XIV в. произошли изменения не только в использовании материала для письма (распространение бумаги), но и в организации древнерусского книгописания, связанные с развитием городской куль- туры (сосредоточение книгописания в монастырях, преобладание среди писцов монашествующего духовенства и т. д.). От XV в. сохранились на- иболее ранние рукописные сборники, содержащие рецепты изготовле- ния чернил, красок, перьев, элементов переплета. В XIV—XV вв. не толь- ко возросла роль внутренней миграции в распространении книги, но и усилились связи древнерусских скрипториев с христианским „Востоком“ и югославянским миром12 . Для переводов и последующей переписки книги вывозились на Русь из афонских монастырей, из Болгарии, Сер- бии и Константинополя. Так, Киево-Печерский патерик Арсеньевской редакции (РНБ. Q. п.I.31) сообщает о наличии к началу XIII в. в Киево- Печерском монастыре греческих книг, привезенных в середине XI в. из 11 Розов Н. Н. Книга в России XV в. Л., 1981. 12 Соболевский А. И. Переводная литература Московской Руси в XIV—XVII вв. СПб., 1903; Вздорнов Г. И. Роль славянских мастерских письма Константинполя и Афона в развитии книгописания и художественного оформления русских рукописей на рубеже XIV—XV вв. // ТОДРЛ. Л., 1968. Т. 23. C. 171—198; Бобров А. Г. Книгописная мастерская Лисицкого монастыря (конец XIV — первая половина XV в.) // Книжные центры Древ- ней Руси XI—XIV вв.: Разные аспекты исследования. СПб., 1991. С. 78—98; Бибиков М. В. «И прекладаша отъ грекъ на словеньскыи языкъ». C. 181—186 и др. Stolyarova verstka.indd 43 1/14/10 5:46:54 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 44 Византии печерскими иконописцами13 . Рукописи, переписанные на Руси, вывозились на Афон. В описи имущества афонского Пантелеймонова монастыря 1142 г. упомянуты пять Апостолов, два Патерика, пять Псал- тирей, пять Часословов, книги Ефрема, Панкратия и другие русские ру- кописи. Всего в описи фигурируют 48 экземпляров русских книг14 . Вопрос о существовании библиотечных собраний в России до XVI—XVII вв. спорен. Н. Н. Розов (1981 г.) полагал, что древнерусские библиотеки появились только в XV в., начав формироваться с конца XIV столетия. Для предшествующего периода истории русской кни- ги Розов настаивал на у потреблении понятия «богослу жебные книж- ные наборы» 15 . Оно было предложено М. И. Слуховским (1973 г.) для обозначения литургических книг, необходимых каждой духовной корпорации для отправления церковного культа16 . Под «библиоте- кой» Слуховский, а вслед за ним и Розов, понимали не всякое книж- ное собрание, а лишь «собрание книг, предназначенное для чтения» 17 . 13 Бибиков М. В. «И прекладаша отъ грекъ на словеньскыи языкъ». C. 184. 14 Бибиков М. В. Bizantinorossica: Свод византийских свидетельств о Руси. М., 2004. С. 178. 15 Розов Н. Н. Книга в России в XV веке. С. 107—108; ср. с точкой зрения Б. В. Сапу- нова, считавшего, что «книжные собрания Древней Руси (монастырские, церковные и частные) были не беднее, чем библиотеки Западной Европы», но не смогшего привести ни одного реального факта в пользу этого положения (Сапунов Б. В. Книга в России в XI—XIII вв. Л., 1978. С. 160, см. также С. 110—162). 16 Слуховский М. И. Русская библиотека XVI—XVII вв. М., 1973. С. 5. 17 Слуховский М. И. Библиотечное дело в России до XVIII века: Из истории книжного просвещения. С. 45, 46. Рис. 4 . Новгородская грамота на бересте Stolyarova verstka.indd 44 1/14/10 5:46:54 PM
45 Глава 2 | Книга в культуре Древней Руси (XI—XIV вв.) И богослужебные книжные наборы, и первые библиотечные собрания Руси связаны с церковью18 . Частные библиотеки начали формировать- ся в России, по-видимому, не ранее XVI в. и особенно распространи- лись лишь с конца XVII — начала XVIII в. Согласно реконструкции древнейшего книжного фонда Руси, пред- ложенной Б. В. Сапуновым (1978), в XI—XIII вв. приходской и домовой церквями использовалось для богослужения не менее восьми книг: Евангелие и Апостол апракос, Триоди постная и цветная, Минея об- щая, Псалтирь с возследованием, Служебник и Требник19 . Однако еще Н. В. Волков (1897) допускал, что в древнерусской церкви в XI—XIV вв. могло находиться одно лишь Евангелие апракос20 . Таким образом, по Волкову, допустимым книжным минимумом приходской церкви мог быть всего один экземпляр Евангелия. Напомним, что Е. Е. Голубин- ский (1901) считал вероятным для XI—XIII вв. и полное отсутствие какого бы то ни было книжного набора в приходской церкви. Он по- лагал, что в период становления и утверждения христианства на Руси нельзя исключать вероятность осуществления службы священником наизусть по памяти, без использования книг21 . Как бы ни определять книжный набор древнерусской церкви, можно думать, что он был скорее минимальным. Будучи принадлежностью церковного культа и обладая определенными обрядовыми функциями, подобные «наборы» в основном имели су губо прикладное культовое значение22 . Наряду с богослужебной литературой в «наборы» могли входить со- чинения отцов церкви, произведения агиографии, сборники памятников канонического права и др. Однако такие расширенные «наборы», состав которых зачасту ю был слу чайным, а составляющие их экземпляры вряд ли хранились вне алтаря в каких-то специальных помещениях, можно считать не более чем ранним прототипом библиотечных собраний Руси. Уже в XI—XII вв. крупные монастыри и соборы Древней Руси по- мимо необходимых храмовых богослужебных наборов обладали более 18 Слуховский М. И. Русская библиотека XVI—XVII вв. М., 1973. С. 5. 19 Сапунов Б. В. Книга в России. С. 77. 20 Волков Н. В. Статистические сведения о сохранившихя древнерусских книгах XI— XIV вв. и их указатель. СПб., 1897. С. 18. 21 Голубинский Е. Е. История русской церкви. М., 1901. Т. 1, ч. 1. С. 474—481. 22 Слуховский М. И. Библиотечное дело. С. 44—47. Stolyarova verstka.indd 45 1/14/10 5:46:55 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 46 обширными собраниями книг. Такие собрания, по-видимому, были в Киевском Софийском соборе и в Киево-Печерском монастыре. Так, в Повести временных лет в известной статье 6545 (1037) г. содержатся сведения не только об организации по инициативе Ярослава Мудро- го книгописных работ, но и о том, что этот князь «положи в святеи Софьи церкви, юже созда самъ», книги, изготовленные по его заказу23 . Весьма отрывочные данные содержат источники о собрании книг Ки- ево-Печерского монастыря. Так же, как ничего неясно о составе книг киевской Софии, нет никаких конкретных данных о книга х, входив- ших в «библиотеку» этого монастыря. Все сведения об этом скры- ваются за обобщением «книгы многы» или просто «книгы». Однако даже весьма туманные и отрывочные известия источников позволяют предположить, что в Печерском монастыре имелись книги, не пред- назначавшиеся для храмового богослужения. Так, «неспанием по вся нощи» из-за любви к чтению отличался у ченик Феодосия Печерского иеромонах Дамиан24 . О том, как пополнялся книжный фонд Киево-Печерского монасты- ря, источники умалчивают. Наиболее вероятно, что это были традици- онные для Древней Руси изготовления вкладных книг по заказу, а также дарения частными лицами прежде сложившихся у них комплексов книг. В «Сказании о начале Печерского монастыря», помещенном в ПВЛ под 6559 (1051) г. отмечается, что Феодосий Печерский переписал у чернеца Михаила, прибывшего в Киев с митрополитом Георгием, греческий Сту- дийский устав, и ввел его в своей обители («...и обретъ оу него, и списа, и оустави въ манастыри своемъ») 25 . Это дает основание предположить су- ществование в Древней Руси практики переписывания книг для внутрен- него пользования грамотной частью монастырского и церковного клира. В отличие от сведений о церковных вкладах, которыми изобилуют за- писи писцов и летописные статьи, известия о дарении комплекса книг в источниках как правило отсу тствуют. Тем ценнее уникальное известие Киево-Печерского патерика о пожертвовании черниговским кн. Нико- лой Святошей имевшихся у него книг26 . Однако насколько значительным 23 ПСРЛ. М., 1997. Т. 1: Лаврентьевская летопись. Стб. 152, 153. 24 Выписки из подлинного жития преподобного Феодосия // Уч. зап. Второго Отд. АН. СПб., 1856. Кн. 2, вып. 2. С. 190. 25 ПСРЛ. Т. 1. Стб. 160. 26 Киево-Печерський патерик. Киïв, 1991. С. 114. Stolyarova verstka.indd 46 1/14/10 5:46:55 PM
47 Глава 2 | Книга в культуре Древней Руси (XI—XIV вв.) было число этих книг, сколько эк- земпляров (единицы? десятки?) составляли подобные дарственные комплексы и каковы они были по своему содержанию — неясно. Внимание к «книгам многим» нарративных источников связано не только с культовой ценностью книг, но и с их реальной стоимос- тью (дороговизной пергамена и драгоценных окладов). Дотошное описание в ряде летописных статей вкладных икон, золотых и сереб- ряных сосудов, книг, украшенных камнями и окованных серебром и золотом, с окладами, щедро у ни- занными жемчугом, оставляет впечатление перечня прежде всего материальных ценностей, переда- ваемых церкви, и только потом — ценностей духовных и культовых. Однако всякое упоминание о церковных вкладах (в том числе книжных) является одновременно свидетельством духовного подвига жертвователя. Так, в летописном некрологе владимиро-волынскому кн. Владимиру Васильковичу (1269— 1288 гг.) содержится уникальный перечень книг, которые он жертвовал в духовные корпорации своего княжества. Все книги Владимира Ва- сильковича — из традиционного расширенного богослужебного набора и в основном предназначены для храмого богослужения. Сохранилось несколько летописных свидетельств, касающихся других, на сей раз утраченных, вкладных «книг» в Древней Руси. Так, знаменита я новгородска я церковь Иоанна Предтечи на Опоках была «Еуангелиемъ многоценнымъ, и всеми книгами исполнь» стараниями в. кн. Всеволода- Гавриила Мстиславича27 . Владимирский кн. Константин Всеволодович 27 ПСРЛ. М., 2000. Т. 3: Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. С. 558. Впрочем, вопрос о датировке Устава в. кн. Всеволода, в котором помещено это свидетельство, временем ранее XIII в. спорен. Рис. 5. Надпись-граффити (Считалка о перепелке) на стене новгородского Софийского собора Stolyarova verstka.indd 47 1/14/10 5:46:56 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 48 прославился тем, что «многы церкви созда по своеи власти... исполняя книгами и всякыми украшении» 28 . Если считать достоверными приведен- ные сведения, то можно думать, что и эти «книги» представляли собой элементы все тех же традиционных богослужебных книжных наборов. Нет оснований считать частной и так называемую «библиотеку» рос- товского епископа Кирилла I, изъятую по княжескому суду 1229 г. 29 По- видимому, под «книгами» этого владыки следует понимать богослужеб- ный книжный набор кафедрального ростовского Успенского собора30 , которым Кирилл I владел как глава ростовской епархии. Смещение его с кафедры было равнозначно изъятию из его ведения имуществ ростовс- кой церкви («кун, сел и товара»), в том числе — епископской библиотеки31 . Особый интерес представляют известия о княжеских книгах. Туман- ное известие записи Изборника 1076 г. о «многих книгах княжих», ин- терпретируемое исследователями как свидетельство существования в XI в. библиотеки великих киевских князей32 , на наш взгляд, не дает ос- нований для широких выводов и обобщений33 . Любовью к чтению книг кроме киевского в. кн. Святослава Ярославича отличались галицкий кн. Ярослав Осмомысл, киевский в. кн. Роман Ростиславич, владимирский 28 ПСРЛ. Т. 1. Стб. 443. 29 Там же. Стб. 452. 30 Специальной исследовательской проблемой являются попытки реконструкции «библиотеки» Кирилла I, начатые еще А. И. Соболевским (1889 г.) и продолженные се- годня Г. И. Вздорновым, О. А. Князевской, В. С. Голышенко, а также автором этих строк; подробнее об этом см. параграф 2 главы 7 настоящей книги. 31 Подробнее см.: Столярова Л. В. Древнерусские надписи. С. 230—233; Она же. Свод записей писцов. No 99. С. 108—113. 32 Сапунов Б. В. Книга в России. С. 145. Содержательная сторона славянской, в том чис- ле древнерусской книжности, значительно лучше изучена и имеет совершенно самостоя- тельную и обширнейшую историографию (хотя проблемы объема и состава переводной, гомелитической, догматичской, церковно-юридической книжности остаются предметом бурных дискуссий у нас в стране и за рубежом). Некоторое представление об исследова- ниях, написанных в рамках этого направления и комплексе затрагиваемых проблем дает недавно переведенный на русский язык объемистый труд Г. Подскальски «Христианство и богословская литература в Киевской Руси (988—1237 гг.)» (СПб., 1996). Однако как вы- глядели эти «многие книги княжи», какого они были объема, сколько их было, на чем они были написаны, неясно. Очевидно одно: даже русские монастырские библиотеки второй половины XVI в. (т. е. эпохи книгопечатания) редко состояли более, чем из 500 экземпля- ров печатных книг и кодексов, а чаще — едва достигали 200—300. 33 Столярова Л. В. Свод записей писцов. No 12. С. 30—31. Stolyarova verstka.indd 48 1/14/10 5:46:56 PM
49 Глава 2 | Книга в культуре Древней Руси (XI—XIV вв.) кн. Константин Всеволодович и др. 34 В своем «Поу чении...» Влади- мир Мономах говорит о значении Псалтири для преодоления жиз- ненных тягот: «...вземъ Псалтырю, в печали разгнухъ я, и то ми ся выня» 35 . Однако нет никаких дан- ных о том, что представляли со- бой эти княжеские книги с точки зрения их содержания и формы. Выходные записи XI—XIV вв., содержащие сведения об изготовле- нии пергаменных кодексов на заказ, никогда не называют их заказчиков владельцами (их книги предназначались для последующего вклада). Кро- ме того, древнейшие пергаменные кодексы Руси за редчайшими исклю- чениями были весьма объемистыми, крупноформатными (как правило, в 10) и тяжелыми, не слишком приспособленными для использования без специальных пюпитров (аналоев). Трудно представить себе древнерус- ских князей, более привыкших к боевому мечу или копью, читающими такие книги «часто в нощи и въ дне» 36 . Текст Новгородской псалтири37 был процарапан по воску писалом (сти- лосом) — заостренным с одной стороны металлическим или костяным стержнем38 . Весьма вероятно, что этот деревянный кодекс предназначал- ся не для богослужения в храме39 . Массовые на ходки в культурном слое Новгорода писал (свыше 200 экземпляров40 ), а также 12-ти цер (правда, либо лишенных текста, либо с фрагментами азбуки) не оставляют сом- 34 Подробнее см.: Слуховский М. И. Библиотечное дело. С. 52—53. 35 ПСРЛ. Т. 1. Стб. 241. 36 Там же. Стб. 151—152. 37 Зализняк А. А., Янин В. Л. Новгородская псалтырь. С. 153—164. 38 Там же. С. 155. 39 Там же. С. 158, 161—163. 40 Овчинникова Б. Б. Писала-стилосы древнего Новгорода X—XV вв.: Свод археологи- ческого источника // Проблемы истории России. Вып. 3: Новгородская Русь. Историчес- кое пространство и культурное наследие. Екатеринбург, 2000. С. 45—105. Рис. 6. Древнерусские писала-стилосы Stolyarova verstka.indd 49 1/14/10 5:46:56 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) нения в том, что в Древней Руси была известна эта широко употребляв- ша яся в Византии и средневековой Европе41 форма рукописного кодекса. Это тем более очевидно, что для письма по бересте одна из сторон писала (стилоса) — закругленная тупая — была бесполезной. Однако именно она, предназначавшаяся для стирания написанного, была совершенно необ- ходима для создания навощенных деревянных кодексов. Не являлись ли церы удобной и компактной формой «книг княжих»? Они могли содер- жать самые разные и достаточно короткие тексты, которыми можно было пользоваться практически в любое время и даже носить их при себе. В целом книжные собрания Древней Руси (в том числе и расширен- ные богослужебные наборы) были весьма скудными. Судить об их со- ставе можно весьма приблизительно: описи церковного и монастырс- кого имущества, в том числе рукописей и печатных книг, появились в России только в XVI—XVII вв. 42 Однако из этих описей ясно, что даже к середине XVI в. книжные собрания России не достигали того коли- чества томов, которое принадлежало крупнейшим монастырям и част- ным библиотекам Европы у же в XIII—XIV вв. (более 1000 экземпляров книг)43 . Так, согласно описям монастырского имущества, библиотека Иосифо-Волоколамского монастыря в 1545 г. насчитывала 755 книг; в 1573 г. — ок. 1150 книг; в 1591 г. — 964 книги (из них 952 рукописные)44 . Библиотека Соловецкого монастыря состояла в 1514 г. из 127 книг; в 1549г. — из281книги;в1570г. — из329книг;в1597г. — из481книги45 . Еще меньшим было библиотечное собрание Антониево-Сийского мо- настыря, насчитывавшее в 1556 г. — 66, а в 1597 г. — 168 томов46 . Таким образом, книжный фонд Древней Руси в XI—XIII вв. только формировался. Вместе с ним создавались и первые книжные собрания, по крайней мере до конца XV — начала XVI в. остававшиеся (за редким исключением) минимальными богослужебными наборами. 41 Добиаш-Рождественская О. А. История письма в средние века. М., 1987. С. 26—29. 42 Кукушкина М. В. Книга в России в XVI веке. СПб., 1999. С. 96—100. 43 См., например: Романова В. Л. Рукописная книга и готическое письмо во Франции в XII—XIV вв. М., 1975. С. 48, 54—55. 44 Кукушкина М. В. Монастырские библиотеки Русского Севера: Очерки по истории книжной культуры XVI—XVII веков. Л., 1977. С. 125—176, особенно С. 169—171. Табл. 10; С. 172—173. Табл. 11; С. 174—176. Табл. 12; Она же. Книга в России в XVI веке. С. 99—100. 45 Кукушкина М. В. Книга в России в XVI веке. С. 98. 46 Там же. С. 97 Stolyarova verstka.indd 50 1/14/10 5:46:57 PM
51 |Глава3| Рукописи на пергамене (XI—XIV вв.) Мыне располагаем никакими письменными источниками о том, какие организационные формы принимало кни- гописание в Древней Руси XI—XIII вв., какие помещения занимали книгописные мастерские, как осуществлялся собственно процесс ра- боты над кодексом, какие инструментарий, материалы и средства для письма были в распоряжении древнерусских писцов, какой утварью они пользовались. Довольно скудную информацию об этом содержат некоторые литературные памятники XIV в. Более или менее подроб- ные сведения об организации книгописных мастерских сохранились только от конца XV—XVI вв. 1 Нет никаких прямых данных об изго- товлении пергамена, чернил, перьев и других инструментов, материа- лов и средств для письма. Где и как на Руси в XI—XIV вв. выделывался пергамен, существовала ли какая-то ремесленная специализация пер- гаменариев, аналогичная западноевропейским мембранариям и перга- менариям, неизвестно. Не исключено, что пергамен ряда роскошных древнерусских рукописей, которому присуще высокое качество вы- делки (Остромирово евангелие 1056—1057 гг., Изборник Святослава 1073 г., Мстиславово евангелие ок. 1103—1117 гг. и др.), был привоз- ным, специально закупленным для осуществления дорогостоящего заказа. Тонкий, белый, с трудно различимыми мясной и волосяной сторонами листа, он разительно отличается от грубого, сероватого, не- 1 См.: Симони П. К. К истории обихода книгописца, переплетчика и иконного писца при книжном строении: Материалы для истории техники книжного дела и иконописи, извлеченные из русских и сербских рукописей и других источников XV—XVIII столе- тий. СПб., 1906. Вып.1: Тексты и переводы. Stolyarova verstka.indd 51 1/14/10 5:46:57 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 52 эластичного, жесткого, с большим числом штопаных и зияющих дыр и следами волосков животного, которые отчетливо видны на перга- мене нероскошных кодексов. Такими, весьма заурядными с точки зре- ния искусства книги, были, например, «книги Лазоревы» — крупный комплекс литургических кодексов, изготовленный на рубеже XI—XII вв. в скриптории новгородского Лазарева монастыря. Пергамен этих рукописей, скорее всего, был местной выделки. Дыры в пергамене обычно образовывались вследствие некачес- твенной растяжки шкуры и в тех местах, которые имели поврежде- ния (язвы, шрамы, незажившие следы от укуса насекомых) на коже животного, полу ченные еще при его жизни. Отверстия в пергамене обычно зашивались писцом белой ниткой или заклеивались запла- той, вырезанной по их форме. Иногда края дыр соединялись крошеч- ными узкими полосками пергамена. С одного края дыры стягиваю- щие ее полоски продергивались в специально сделанные отверстия и затем приклеивались свободным концом у ее другого края. Для пись- Рис. 1. Мстиславово евангелие 1103—1117 гг. На пергаменном листе отчетливо видны следы разметки при разлиновке: ограничительные линии и наколы Stolyarova verstka.indd 52 1/14/10 5:46:58 PM
Глава 3 | Рукописи на пергамене (XI—XIV вв.) 53 ма нероскошных кодексов вследствие дороговизны пергамена могли использоваться лоскуты, образовавшиеся при обрезании шкуры и при изготовлении роскошных рукописей подлежавшие выбраковке («книги Лазоревы» 2 ). 1. Изготовление пергамена Как известно, европейские пергаменарии выделывали воловью, ко- ровью, телячью, баранью, козлину ю, овечью или свиную кожу, но никогда не изготовляли пергамен из шкуры ослов. Белый пергамен полу чался из шкуры обескровленных животных. Необескровлен- ные шкуры, превратившись в пергамен, имели желтоватый оттенок3 . В средневековой Европе наиболее тонким и нежным пергаменом счи- тался тот, который полу чали из шкурки кролика или белки. Но еще лучшими качествами отличался пергамен, произведенный из шкур абортированных телят и ягнят. Такой пергамен был особенно доро- гим и именовался «девичьей кожей». «Девичью кожу» писцы у пот- ребляли для изготовления особо ценных рукописей. На изготовление одного пергаменного листа у ходила шкура одного животного, и этот процесс был очень трудоемким. Шкуру сначала по- мещали в специальный чан с известью, в котором ее держали несколь- ко дней. Затем со шкуры срезали и соскабливали мясо и волосы и, уже очищенной, снова погружали в известь. Выдубив и очистив таким об- разом кожу, ее натягивали на деревянную раму и закрепляли на ней при помощи гвоздей. Это позволяло придать коже правильные очер- тания и достаточно растянуть ее. После того, как шкура приобретала должный вид, ее еще раз подвергали процедуре очистки и окончательно 2 Подробнее см.: Столярова Л. В. Древнерусские надписи XI—XIV вв. на пергамен- ных кодексах. М., 1998. С. 210—213. 3 Киселева Л. И. О чем рассказывают средневековые рукописи (рукописная книга в Западной Европе). Л., 1978. С. 16—18; Она же. «Книга сокровищ» Брунетто Латини: Пе- тербургский список XIV в. (РНБ, Fr. F. v.III, 4) // ВИД. СПб., 2002. Вып. XXVIII. С. 119, примеч. 23; Она же. Латинские рукописи XIII века (Описание рукописей Российской национальной библиотеки). СПб., 2005. С. 41—42; Искусство западноевропейской руко- писной книги V—XVI вв. СПб., 2005. С. 36. Stolyarova verstka.indd 53 1/14/10 5:46:59 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 54 соскабливали с нее остатки мяса и шерсти. Шкуру отшлифовывали пемзой и отбеливали при помощи мела или свинцовых белил. Сня- тую с рамы шкуру раскраивали, обрезая ее неровные края и вы- равнивая стороны. При этом вы- браковывалось до 25—35% кожи. В результате получался гладкий и ровный пергаменный лист, при- годный для письма с обеих сто- рон. В Италии в XIV—XVI вв. ос- лепительной белизны пергамена добивались, держа шкуру вла ж- ной под толстым слоем мела до тех пор, пока она не высыхала. Пергаменный лист (фолиум) складывали пополам в тетрадь из дву х листов (унион), которые еще можно было сложить дважды по ширине в тетрадь меньшего разме- ра (бинион), или дважды по высоте и дважды по ширине (кватернион). Европейское средневековье знало еще такие способы сложения лис- та in-folio, которые образовыва- ли тетрадь из 6 листов (тринион), 10 листов (квинион) и 12 листов (секстион). Форматы славянских рукописей были заимствованы из византийских рукописей IX—X вв., служивших для них образцами. Наиболее древние рукописи по своей форме максимально при- ближены к квадрату; манускрипты IX—X вв. постепенно у величива- лись в высоту. Эта тенденция на материале славянских кодексов от- Рис. 2 . Растяжка шкуры на каркасе Рис. 3. Процесс изготовления пергамен- ного листа (Германия, начало XII в.): 1) шкура очищается от волос и мяса; 2) натянутую на каркас шкуру подвергали обработке скребком, чтобы ликвидировать остатки мяса и волосяного покрова животного Stolyarova verstka.indd 54 1/14/10 5:46:59 PM
Глава 3 | Рукописи на пергамене (XI—XIV вв.) 55 Р и с . 7. Способ сложения пергаменного листа в тетрадь форматом 80 Рис. 5. Способ сложения пергаменного листа в тетрадь форматом 10 или 20 Рис. 6. Способ сложения пергаменного листа в тетрадь форматом 40 Рис. 4 . После отбеливания и обработки пергамена пемзой получали лист, годный для письма Stolyarova verstka.indd 55 1/14/10 5:47:01 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 56 четливо прослеживается в XI—XIV вв. 4 Известны три формата древнерус- ских рукописных книг XI—XV вв. Первый ученые обозначают значком 10 или 20; он характерен для рукописей, высота которых превышает 350 мм, а ширина — 255 мм. Таковыми являются, например, Остромирово 1056— 1057 гг. (350 × 300 мм) и Мстиславово ок. 1103—1117 гг. (353 × 286 мм) еван- гелия, а также Изборник Свтослава 1073 г. (336 × 248 мм) и др. Второй формат обозначается значком 40 и характерен для книг, высота которых составляет 270–180 мм: Стихирарь минейный 1156—1163 гг. (265 × 185 мм), Захариинский паремейник 1271 г. (215 × 175 мм). Третий формат обозна- чается значком 80 и характерен для книг, высота которых менее 150 мм: Кондакарь РНБ. Погод. No 43 (137 × 105 мм)5 . Формат рукописи зависел не только от числа сложений листа in-folio (два, четыре, восемь), но и от исходного размера шкуры, предназначен- ной для кроя. Считается, что размер шкуры молочного теленка равнял- ся 700 × 500 мм. Однако, как мы знаем, шкура могла быть значительно бóльшего и значительно мéньшего размера в зависимости от породы и возраста животного, кожа которого использовалась для изготовления пергамена. Так, для того, чтобы переписать рукопись в 150 листов фор- матом 240 × 160 мм (40) и при этом выбраковать как можно меньше пергамена при крое, нужны 33 шкуры размером примерно 500 × 350 мм. Для изготовления книги в 376 листов форматом 580 × 410 мм (10) потребовалось бы 188 шкур размером не менее 1200 × 850 мм. Производство древнерусских книг, объем которых нередко превы- шал 200 листов, было делом весьма дорогостоящим. Только представим себе, что на переписку Остромирова евангелия ушло не менее 147 шкур, Изборника Святослава — 133, Мстиславова евангелия — 107, Пантелей- монова евангелия — 118, Добрилова евангелия — 68, Жития Нифонта — 88, Толкового апостола — 120, Спасского евангелия — 66 , Рязанской кор- мчей — 201, Климентьевской кормчей — 324 шкуры! На производство сохранившихся рукописей, изготовленных в начале XIII в. в Ростове по распоряжению епископа Кирилла I, ушло не менее 676 шкур, а ведь многие ростовские книги этого времени безвозвратно утрачены. 4 Джурова А. Въведение в славянската кодикология: Византийският кодекс и рецеп- цията му сред славяните. София, 1997. С. 51. 5 Там же. С. 48. О форматах бумажных кодексов и печатных книг см.: Mortet Ch. Le format des livres. Paris, 1925; Каштанов С. М. По следам троицких копийных книг XVI в... // Перечень актов Архива Троице-Сергиева монастыря. 1505—1537. М., 2007. С. 155—158. Stolyarova verstka.indd 56 1/14/10 5:47:02 PM
Глава 3 | Рукописи на пергамене (XI—XIV вв.) 57 Итак, формат рукописи зависел и от исходного размера шкуры, пред- назначенной для кроя. Кроме того, чтобы избежать лишних отходов при крое драгоценного пергаменного листа, необходимо было подбирать шку- ры оптимального размера. Так, чтобы полу чить кодекс форматом 215 [вы- сота] × 175 [основание] мм (376,3 см2), необходимы шкуры животных, размер которых не должен быть меньше, но и не слишком превышает 440 × 360 мм (1584 см2). Иными словами, нужны шкуры такого размера, который допускал бы образование из листа in-plano четырех листов фор- матом 40 (с у четом того, что при крое выбраковывалось примерно 25—35% кожи). При этом стандартная восьмилистная тетрадь образовывалась в результате наложения один на другой дву х листов in-duo, сложенных дважды по ширине, а затем разрезанных. Например, производство За ха- риинского паремейника 1271 г. 6 потребовало не менее 73 шкур животных размером с овцу7 (1584 : 376,3 = 4,2 [т. е. исходный размер шкуры предпола- гает формирование четырех листов форматом 215 × 175 мм]; 290 : 4 = 72 ,5). Предположим, что на Захариинский паремейник пошла телячья кожа. В этом слу чае крой требовал дву х сложений листа in-plano по 6 РНБ. Q. п.I.13. 7 Исследования химической и генетической структуры листов древнерусских перга- менных рукописей, проведенные в конце 1990-х годов в ходе реставрации ряда кодексов, не дали результата для достоверной идентификации породы животного, шкура которо- го пошла на изготовление пергамена. Рис. 8. Подготовка пергаменного листа к письму: 1) пергаменный лист обрезался при помощи ножа; 2) разлиновывался при помощи линейки; 3) при помощи пемзы стира ли написанное и полирова ли стертые места при помощи раковины или кости Stolyarova verstka.indd 57 1/14/10 5:47:02 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 58 высоте и двух по ширине (т. е. когда сложение и последующее разреза- ние листов предполагало образование цельной восьмилистной тетради форматом 40). На изготовление кодекса объемом в 290 листов и форма- том 215 × 175 мм (т. е. такого, как Захариинский паремейник) потребо- валось бы 36 телячьих шкур размером 700 × 500 мм (3500 : 376,3 = 9,2 [т. е. исходный размер шкуры допускал крой даже не 8, а 9,2 листов, что было необходимо с у четом запаса выбраковывавшегося материала]). Если восьмилистная тетрадь образовывалась из одного листа in- plano, его сложение предусматривало соблюдение выведенного Э. Рэн- дом «правила 1» 8 , когда стороны пергаменного листа формировались 8 Очевидные различия между лицевой (verso) и оборотной (recto) сторонами листа позволили определять не только мясную (flesh-side, FS) и волосяную (hair-side, HS) сто- роны листа, но и вывести «правило 1» для способов сложения листов в тетради. Со- гласно Рэнду, листы для каждой тетради линовались заранее, обычно разом по четыре разверну тых двойных листа. После формирования в тетрадь листы должны были рас- полагаться внутри нее так, чтобы FS была обращена к FS, а HS к HS. Иными словами, листы подбирались таким образом, чтобы разверну тая рукопись справа и слева имела Рис. 9. Евангелист Иоанн и его ученик Прохор. Миниатюра Остромирова евангелия 1056—1057 гг. Stolyarova verstka.indd 58 1/14/10 5:47:03 PM
Глава 3 | Рукописи на пергамене (XI—XIV вв.) 59 в тетрадь следующим образом: ВС-МС-МС-ВС-ВС-МС-МС-ВС-ВС- МС-МС-ВС-ВС-МС-МС-ВС. Поскольку в За хариинском паремейнике «правило 1» (МС-МС, ВС-ВС) выдержано непоследовательно, следует думать, что восьмилистные тетради этого кодекса формировались в результате соединения сложенных дважды по ширине дву х листов in- plano, произведенных из шкуры животного размером с овцу. Иными словами, сначала дважды по ширине складывался один лист in-plano, затем он накладывался на другой дважды сложенный по ширине лист in-plano, после чего положенные один на другой листы разрезались, образовывая вместе восьмилистную тетрадь. В такой тетради способ формирования листов был смешанным, т. е. допускал следующее соче- тание: МС-ВС-ВС-МС-ВС-МС-МС-ВС-ВС-МС-МС-ВС-МС-ВС-ВС-МС. О том, каких колоссальных материальных затрат требовало изготов- ление кодекса, можно судить, установив минимальное число шкур, из которых был выделан пергамен ряда сохранившихся рукописей. На пе- реписку Остромирова евангелия у шло не менее 147 шкур, Изборника Святослава — 133, Мстиславова евангелия — 107, Пантелеймонова еван- гелия — 118, Добрилова евангелия — 68, Жития Нифонта 1219 г. — 88, Толкового апостола 1220 г. — 120, Евангелия у чительного Константи- на Болгарского — 132, Слов Ипполита Римского об Антихристе — 64, Богословия Иоанна Дамаскина — 105, Троицкого кондакаря — 58, Уни- верситетского евангелия — 120, Архангельского евангелия — 131, Спас- ского евангелия — 66 , Ряза нской кормчей — 201, Климентьевской корм- чей — 324 шкуры. На производство только сохранившихся рукописей, гипотетически относимых исследователями к остаткам «библиотеки» ростовского епископа Кирилла I, у шло не менее 676 шкур9 . Согласно Русской Правде Краткой редакции, стоимость у траты ко- ровы определялась в 40 резан, коровы-трехлетки («третьяхь») — 15 ку н, одинаковый по виду пергамен, гладкая и светлая FS находилась бы не напротив более шершавой и темной HS, а напротив такой же FS. Выведенное правило Рэнд записал в формуле FS-FS, HS-HS (см.: Rand E.K. How many leaves at a time? // Palaeographia Latina. Oxford, 1927. P. 52—78). Далее для удобства мясную сторону листа мы будем обозначать кириллическими буквами МС, а волосяную — литерами ВС. Однако следует иметь в виду, что на Руси такой способ формирования тетради, когда МС была обращена к МС, а ВС к ВС, выдерживался далеко не всегда и не последовательно. 9 Столярова Л. В. Заказчики древнерусских кодексов XI—XIV вв. Ч. 3: Заказчики XIII в., упомянутые в записях на книгах (продолжение) // Древнейшие государства Вос- точной Европы. 2003 год. М., 2005. С. 418. Stolyarova verstka.indd 59 1/14/10 5:47:03 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 60 коровы-дву х летки («лоньщина») — полгривны, теленка («теля») — 5 резан, ягненка («яря») — ногата10 . Пространна я редакция Русской Правды уста- навливает цену штрафа за корову в 40 кун, трех летнюю корову — 30 ку н, лоньщину — полгривны, теленка — 5 кун, свинью — 5 кун, поросенка и ба- рана — ногату, овцу — 5 кун11 . Изменение в стоимости скота в Простран- ной Правде по сравнению с Краткой произошло вследствие падения вдвое стоимости куны, поэтому резаны Краткой Правды заменились кунами12 . Стадо из 676 взрослых коров, согласно Русской Правде, стоило 540,8 гри- вен, телят — 67,6 гривен. Выведенный порядок цен на живой скот отнюдь не соответствует реальной стоимости пергамена, потребовавшегося для изготовления кодексов Кирилла I. Мы не располагаем источниками о сто- имости работ пергаменариев, не знаем, шкуры каких именно животных использовались, и к тому же можем только предполагать, что пергамен ростовских кодексов был не местной выделки, а привозной. Однако по- лученные данные неоспоримо свидетельствуют об исключительных фи- нансовых возможностях ростовской епископской кафедры в первой чет- верти XIII в., что подтверждается данными Лаврентьевской летописи13 . Древнерусские пергаменные кодексы состоят из сшитых вместе тет- радей, образованных из четырех согнутых вдвойне, а затем разрезан- ных листов (quaternion). В готовых тетрадях насчитывается, таким об- разом, 8 листов или 16 страниц. Впрочем, известны тетради в 10 и 6 листов. Бельгийский палеограф Л. Жилиссен показал, что писцы латин- ских средневековых кодексов в ряде слу чаев вписывали текст в сложен- ные, но неразрезанные листы14 . Однако ни одна древнерусска я рукопись, которая была бы переписана в неразрезанных тетрадях, нам не извест- на. Считается, что писцы писали в разлинованных тетрадях, имевших специальные буквенные сигнатуры, позволявшие избежать путаницы при переплетении. Предварительным наколам и разлиновке подверга- лись одновременно два наложенных один на другой развернутых листа 10 ПРП: Памятники права Киевского государства X—XII вв. / Сост. А. А. Зимин. М., 1952. Вып. 1. С. 79. Ст. 28. 11 Там же. С. 112. Ст. 45. 12 Каменцева Е. И., Устюгов Н. В. Русская метрология. М., 1975. С. 39, 41, 61—63. 13 Епископ Кирилл I «...так бе богатъ всем, такъ ни единъ епископъ бывъ в Суждаль- стеи области...» (ПСРЛ. Т. 1, вып. 1. Стб. 452). 14 Gilissen L. Prolégomènes à la codicologie. Gand, 1977. P. 114—121; Idem. La composition des cahiers. Le pliage du parchemin et l’imposition // Scriptorium. 1972. XXVI. P. 22—26. Stolyarova verstka.indd 60 1/14/10 5:47:04 PM
Глава 3 | Рукописи на пергамене (XI—XIV вв.) 61 (четыре сложенных листа или полтетради). Вероятно, один писец де- ржал на коленях не более дву х двойных листов, не сшитых вместе. Не случайно многие древнерусские кодексы в качестве палеографической границы имеют тетрадь или половину тетради. Нередко конец тетради не имеет текста, т. к. следующую тетрадь открывает новый почерк. 2. «Возьми шафран да щучью жолчь...», или чернила и краски в Древней Руси Для письма использовались чернила. Рецепты их изготовления в самый древний период истории русской письменности (XI—XV вв.) не сохра- нились. О том, как делали чернила (в древнерусском языке — «черни- ло») мы узнаем из более поздних источников — XVI—XVII вв. Однако рецепты этого времени, скорее всего, отражают и более раннюю прак- тику XI—XIV вв. 15 Чернила древнерусских рукописей были густыми и глубоко проникали в пергамен. Они почти не выцветали, однако со вре- менем могли слегка осыпаться, т. к . наносились довольно густым слоем. Чернила были коричневого цвета разных оттенков: от почти черного до светло-рыжего. Оттенок зависел от того, насколько добротно были они приготовлены, а точнее — насколько строго соблюдались все рецепты. Самые древние чернила были железистыми. Они приготовлялись на основе «нарочитого ржавого» железа или, как его называли на Руси, «чернильного гнезда». В качестве «чернильного гнезда» писцы книг ис- пользовали проржавевшие и ставшие негодными замки, ключи, цепи, ножи и гвозди. Эти железные предметы рассекались на куски («кусьем рассекаа»), после чего опускались в кувшин. Туда же помещались кус- ки подсушенной ольховой коры. Затем «чернильное гнездо» заливалось специальным раствором, приготовленным из древесной коры, очищен- ной ото мха. Сюда же следовало добавить процеженных кислых щей, 15 Черепнин Л. В. Русская палеография. М., 1956. С. 142—145, 349—351 ; Свод письмен- ных источников по технике древнерусской живописи, книжного дела и художественного ремесла в списках XV—XIX вв. / Сост., вступит. статья и примеч. Ю.И.Гренберга. СПб., 1995. Т. 1, кн. 1—2. Все рецепты приготовления чернил приводятся нами по этим изданиям. Stolyarova verstka.indd 61 1/14/10 5:47:04 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 62 кваса или уксуса. Куски железа и кору надлежало время от времени поливать новым кислым раствором и выстаивать кувшин с черниль- ным гнездом в теплом месте довольно продолжительное время. Хоро- шо выдержанные чернила были густыми и обладали интенсивно ко- ричневым цветом. Высыхая на пергамене, они немного поблескивали на свету — признак их «железистого» происхождения. Когда чернила были готовы, писцам следовало проверить их качество и попробовать писать ими: «поку шати чернил, добро ли». Рецепт изготовления железистых чернил, записанный в XVII в., вы- глядел так: «Сперва [следует] настрогать зеленых молодых ольховых корок, очищенных ото мха. На четвертый день положить кору в гор- шок, налить воды или квасу доброго или яичного сусла, а коры поло- жить полный горшок и варить в печи, чтобы сильно кипело и прело бы довольно [долго], день до вечера. И положить в горшок железины немного, и поставить горшок туда, где было бы не прохладно и не теп- ло. Приготовить сосуд, кувшин, и в него положить обломки старого железа. [Железо] завернуть в тряпку и опустить в горшок. Чернильное сусло процедить через тряпку и залить полный кувшин. И заткнув кувшин, поставить в укромное место на 12 дней. Это есть скоропис- ное книжное чернило». Уже в XV и особенно в XVI—XVII вв., чернила стали делать также из сажи (их называли «копчеными»). Сажу для чернил надлежало спе- циально заготовить. Для этого писец должен был запастись 5—6 горш- ками с пробитым дном, поставить их на кирпичи и закрепить так, что- бы от задней стенки «копоть дымная вверх шла». Под передние стенки битых горшков следовало подкладывать горящую бересту, «и копотить с протяжением исподвол, осматривая, и опахивать, чтобы огнем сажа не загорелась». В одном из рецептов приготовления сажевых чернил писцы специально предупреждались, что если сажа все-таки по недо- смотру загорится «от жару, [...] то все загорит, и труд без пользы». После того, как горшки хорошенько закоптятся, сажу снимали, сме- шивали со слюной и вином, разбавляли водой и камедью (вишневым клеем). Далее полученную смесь заливали отваром ольховой коры, квас- ного сусла, «чернильных орешков» (наростов с листьев и коры деревь- ев). Иногда, чтобы чернила были особенно густыми и темными, писцы добавляли в смесь «чернильное гнездо», т. е. ржавое железо. Когда смесь была окончательно составлена, ее нужно было довольно долго продер- жать в тепле: «Смешав вместе, положить в кувшинец немалый, обвязать Stolyarova verstka.indd 62 1/14/10 5:47:04 PM
Глава 3 | Рукописи на пергамене (XI—XIV вв.) 63 плотно [тряпкой], поставить в тепло на продолжительное время, чтоб закисло, а потом верх, то есть плесень, снять». После этого сажевые чер- нила считались готовыми и годными к письму книг и грамот. В XVII в. писцы нау чились использовать для приготовления чер- нил железный купорос. Это было намного эффективнее, чем делать чернила из кусков ржавого железа. Такие чернила достигали готов- ности очень быстро. Сохранились рецепты приготовления чернил из железного купороса: «Смешав [чернильное] гнездо, жидкое чернило процедить, наполнить им сосуд и положить в него камеди достаточно, да орешков зеленых пять или шесть, в зависимости от размеров сосу- да, да [положить] квасцы, да ку поросу жженого, ужегши купоросу, об- вертев в бумаг у, и положить в печь на день или на два. Если [чернила] нужны быстро, то положить [это все] в печь метеную. И как высохнет, то жженым купоросом чернило крепко, и светло, и чисто. Если про- едает, убавь орешков и положи достаточно камеди. Кладут в черни- ло имбирь и гвоздику, а [если] чернила с пера не пойдут, то положить тертую гвоздику». Чернила хранились в чернильница х, которые были очень разными по форме. Они изготавливались из стекла, керамики, металла, дере- ва, кости и рога. Множество чернильниц обнаружено археологами в культурном слое древнерусских городов. Чтобы чернила быстрее вы- сыхали, лист с только что написанным текстом полагалось посыпать обычным кварцевым песком. Он хранился в специальной песочнице: сосуде, закрытом крышкой с небольшими отверстиями (наподобие современной солонки). Наряду с чернилами, для украшения книг и грамот писцы ис- пользовали разные краски. Уже в Древней Руси большое распростра- нение получила киноварь — яркая красная краска, составленная на основе рту ти (сурьмы). Наиболее часто киноварью писались иници- алы — большие разукрашенные орнаментом буквы в начале крупных разделов рукописной книги. Инициалы и яркие заголовки, сделанные большими красными буквами, дали названия таким понятиям, как «рубрика» или «красная строка» (от лат. «ruber» — «красный»). Впер- вые инициалы появились в ирландских рукописях VIII в., а также в рукописях, изготовленных на территории Франкского государства эпохи Меровингов. С тех пор буквы первой строки стали раскраши- ваться яркими красками и выделяться во всех кодекса х. В меровинг- ских рукописях они состояли из зооморфных фигурок (изображения Stolyarova verstka.indd 63 1/14/10 5:47:04 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 64 рыб или птиц). Принцип оформления первой строки и графически выделенное письмо первой буквы — инициала — древнерусские писцы заимствовали из Византии16 . Рецепты приготовления киновари содержатся в русских рукописях XVI—XVII вв. В небольшом горшочке сурьма (киноварь естественно- го происхождения) смешивалась с вишневым клеем (камедью), как бы растворяясь в ней. Затем полу ченную смесь разводили яблочным соком или квасцами, добиваясь полу чения краски огненно-красного цвета. В рукописи XVI в. имеется рецепт приготовления киновари — «указ, как киноварь творити». Действия писца, колдующего над приготовлением киновари, расписаны в нем очень последовательно: «Возьми маленький сосудец и всыпь киноварь, и положи маленько воды, и мешай пером, пока не загустеет. И потом долей воды, пока [смесь] не растворится и не будет су хих [комочков]. И поставь тот сосуд не на долго, пока [смесь] не устоится. И слей с киновари воду в другой сосуд, и раствори на ка- меди, и положи тут же немного квасцов, и тогда же [перелей смесь] в пищий сосуд [чернильницу]. А квасцы класть в зависимости [от раз- мера] сосуда, поскольку велика польза киновари от квасцов становит- ся. Киноварь очень красна. Если же будет черна и не [будет] бежать с пера, возьми яблоко кислое, сильно его изомни и выжми из него сок в киноварь: очень будет хорошо, и полезнее квасцов и гнезда, и румяной будет киноварь, и красна очень». В XVI и особенно со второй половины XVII в. для украшения книг и грамот наряду с киноварью на Руси стала применяться розовато- оранжевая краска свинцового состава — сурик. В XVI в. изготовляли сурик путем прокаливания свинцовых белил: «возьми белила и поло- жи в черный железный сосуд и поставь на жар. И как сгорят белила, станут красны. Это и есть сурик». Кроме киновари и сурика, древнерусские художники и писцы ис- пользовали охру (светло-желту ю железисту ю краску), лазорь (синюю ультрамариновую краску), медную по составу зеленую краску ярь-ме- дянку, зелень (зеленую краску, приготовленную из малахита), крутик (синюю растительную краску), а также черную углеродистую краску и свинцовые белила. В качестве связующего элемента для замешивания красок употреблялся яичный белок, а позднее — рыбий и пергаменный 16 Подробнее см.: Лихачева В. Д., Лихачев Д. С. Художественное наследие Древней Руси и современность. Л., 1971. С. 35—36. Stolyarova verstka.indd 64 1/14/10 5:47:05 PM
Глава 3 | Рукописи на пергамене (XI—XIV вв.) 65 клей и мед. В западноевропейских трактатах, посвященных искусству иллюминирования рукописей, наряду с яичным белком, клеем и медом упоминаются камедные растворы вишневого, сливового и миндального дерева, вино, уксус, моча, фруктовый сок17 . Некоторые краски полу ча- ли в результате смешивания разных цветов. Так, зеленую краску мож- но было составить из желтой и синей. Краску, которую называли пра- зелень, полу чали из смеси сине-зеленой, синей и желтой. Голубую — из смеси синего крутика и белил и т. д. Уже в XI в. для оформления книг в Древней Руси стали использо- вать золото. Золотом украшены Остромирово евангелие 1056—1057 гг., Изборник Святослава 1073 г., Мстиславово евангелие 1103—1117 гг. и др. Серебро в письменной культуре Руси встречается редко, хотя оно довольно широко употреблялось писцами и художниками средневеко- вой Европы и Византии. Золото, которое использовалось для оформления древнерусских ру- кописных книг, было дву х видов: листовое и твореное. Письмо листо- вым золотом использовалось в самых древних рукописях. Письмо же твореным золотом, известное в Европе начиная с XIV в., стало у потреб- ляться на Руси в основном в XVI—XVII вв. Листовое золото представ- ляло собой исключительно тонкие пластинки, которые накладывалось на фигуры, предварительно написанные рыбьим или вишневым клеем. Твореное золото существовало в виде краски. Оно было тщательно ис- терто в порошок и смешано с медом, солью и вишневым клеем, что пре- вращало его в сметанообразну ю массу. Таким золотом можно было пи- сать при помощи пера или кисти. В рукописи XVII в. о технике письма золотом говорится: «Положи меду с грецкий орех, а золота листов пять или шесть. А распределить по одному листу и пальцем тереть, пока зо- лото не сравняется с медом, и вымывать водой по пять или шесть раз, а воду сливать в другую посудину. И вымыв золото, растворить в каме- ди очень жидкой, и писать по киновари, а написав, высушить насухо и гладить медвежьим зубом». Письмо чернилами и цветными красками, а также золотом не было одновременным. Сначала писец писал весь текст обычными чернила- ми. Для инициалов же и заголовков оставлялось место, которое худож- ник или же сам писец позднее заполнял киноварью, цветными краска- ми или золотом. 17 Киселева Л. И. Искусство западноевропейской рукописной книги. С. 38. Stolyarova verstka.indd 65 1/14/10 5:47:05 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 66 3. Техника письма книг в Древней Руси Определенные данные о технике письма в XI—XIV вв. можно полу чить, исследуя изображения пишущего человека, содержащиеся в древнерус- ских книжных миниатюрах этого времени. Они дают некоторые пред- ставления о том, каким образом писцы располагали пергамен при пись- ме, как держали перо, каким инструментарием пользовались в процессе работы и т. д. Если иконография писцов раннесредневековых латинских и греческих кодексов достаточно хорошо изу чена в зарубежной (А. Мартен, И. Прохно, Г. Фихтенау, Б. М. Мецгер, А. М. Френд, К. Вейцман)18 и отчас- ти отечественной (В. И. Мажу га)19 историографии, то подобные исследо- вания памятников изобразительного искусства Древней Руси XI—XIV вв. еще не предпринимались. Ни в коей мере не претендуя на всестороннее освещение данной темы, мы попытаемся обрисовать некоторые наибо- лее важные стороны техники письма XI—XIV вв. по сохранившимся изображениям авторов и писцов в книжных миниатюрах этого времени. Считается, что писцы писали в разлинованных тетрадях (по пре- имуществу 8-листных), имевших специальные буквенные сигнатуры, позволявшие избежать путаницы при переплетении20 . Отдельные на- блюдения над древнерусскими пергаменными кодексами позволяют судить о том, что расчерчивались одновременно по два разверну тых пергаменных листа, наложенных друг на друга, т. е. за один присест разлиновывалось сразу полтетради (4 листа in-2 0 )21 . Были ли листы 18 См.: Martin H. Notes sur les écrivains au travail // Mélanges offerts à M. Emile Chatelain. Paris, 1910. P. 534—544; Prohno J. Das Schreiber-und Dedicationsbild in der deutschen Buchmalerei. 1. Teil. Bis zum Ende des 11. Jahrhunderts. Leipzig; Berlin, 1929; Friend A.M. Portraits of the evangelists in Greek and Latin manuscripts. P. 1—2 // Art Studies. 1927. Vol. 5. P. 115—147; 1929. Vol. 7. P. 3—29; Weitzmann K. Die byzantinische Buchmalerei des IX. und X. Jahrhunderts. Berlin, 1935; Fichtenau H. Mensch und Schrift im Mittelalter. Wien, 1946. S. 166— 167; Metzger B.M. When did scribes begin to use writing desks // Acten des XI. Internationalen Byzantinisten Kongresses. München, 1958. P. 354—362. 19 См.: Мажуга В. И. Изображение писцов в искусстве раннего средневековья (конец VIII—XI в.) // ВИД. Л., 1979. Вып. 1. С.265—286; Он же. О технике средневекового латин- ского письма (конец VIII—XI в.). 1. // ВИД. Л., 1981. Вып. 12. С. 297—312. Подробную библиографию трудов по иконографии писцов латинских кодексов конца VIII—XV в. см. в указанных исследованиях В. И. Мажуги. 20 Карский Е. Ф. Славянская кирилловская палеография. С. 114. 21 См., например: Каштанов С. М., Столярова Л. В. Еще раз о дате т. н. «Сийского» евангелия // Сообщ. Ростовского музея. Вып. VIII. Ярославль, 1995. С. 17. Stolyarova verstka.indd 66 1/14/10 5:47:06 PM
Глава 3 | Рукописи на пергамене (XI—XIV вв.) 67 тетрадей в процессе письма пред- варительно скреплены тем или иным способом — неизвестно. В. И. Мажуга приводит данные о предварительном креплении тетрадей в процессе переписки латинских кодексов конца VIII— XI в. с помощью ленты или спе- циальной подвески22 . Изобра- жения писцов в древнерусских лицевых кодексах XI—XIV вв. не дают никаких данных для таких заключений. Подобно раннесредневековым изображениям писцов в латинс- ких и греческих кодексах23 , пер- сонажи древнерусских миниатюр пишут в «длинных античного вида свитках» 24 , в уже перепле- тенных кодексах, тетрадях, а также свитка х, напоминающих короткие средневековые грамоты. Самое раннее изображение «ко- ротких» свитков на ходим в миниатюре «Евангелист Иоанн и Прохор» Остромирова евангелия 1056—1057 гг. Один из свитков помещается на коленях у пишущего Прохора. Другой свиток лежит на столе под пюпитром с установленным на нем кодексом25 . Короткий же, но раз- линованный свиток держит на коленях евангелист Лука на миниатю- ре Добрилова евангелия 1164 г. 26 Античного типа свиток, разверну тый таким образом, что напи- санный на тем текст демонстрируется зрителю, изображен в руках евангелиста Иоанна в так назваемом Университетском евангелии 22 Мажуга В. И. О технике средневекового латинского письма. 1. С. 299. Примеч. 5—7. 23 Мажуга В. И. Изображение писцов в искусстве раннего средневековья. С. 276—277; Он же. О технике средневекового латинского письма. 1. С. 299—300. 24 Мажуга В. И. О технике средневекового латинского письма. 1. С. 299. 25 РНБ. F. п.1.5. Л. 1 об. 26 РГБ. Рум. No 103 Л. 106. Рис. 15. Евангелист Лука Добрилова евангелия с коротким разлинованным свитком Stolyarova verstka.indd 67 1/14/10 5:47:06 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 68 ок. 1220 г. 27 Длинный свиток, об- ращенный также «текстом» к зри- телю, помещается на миниатюре «Царь Давид пишет Псалтирь» Хлудовской (Симоновской) псал- тири конца XIII в. 28 На миниатю- ре «Евангелисты Лука и Марк» так называемого Спасского еван- гелия первой четверти XIII в. изображены два свитка этого же типа: один закреплен на пюпит- ре, стоящем перед Лукой, дру- гой лежит на коленях у Марка. Положение обоих свитков про- тивоестественно. Свиток Луки расположен на пюпитре так, что с него невозможно переписывать текст, свиток Марка лежит гори- зонтально у него на коленях и по нему невозможно писать. Такое положение обоих свитков, не отражая акта писания, представляется идеальным для демонстрации их «текста» зрителю. Однако никакого текста (кроме горизонтальных полос, обозначающих разлиновку (?) или строки текста), они не содержат. Это наводит на мысль, что ми- ниатюра была скопирована с неизвестного византийского оригинала, представлявшего неясный для древнерусского писца греческий текст на свитках, схематически переданный лишь строками разлиновки29 . По мнению В. Г. Пуцко, миниатюры Спасского евангелия и некоторых других кодексов XIII в. были изготовлены греческим мастером, рабо- тавшим в ростовском скриптории30 . 27 НБ МГУ. 2Аg. 80. Л.1 об. 28 ГИМ. Хлуд. No 3; цв. воспроизв. миниатюры см.: Popova O. Les miniatures russes du XIe au XVe siècle. Leningrad, 1975. P. 57. No 29. 29 ЯМЗ. No 15690. Л. 102 об. 30 Пуцко В. Г. Византийские художники-иллюминаторы славяно-русских рукописей начала XIII века // Сообщ. Ростовского музея. Ростов, 2000. Вып. 10. С. 77—85, особенно С. 81—83. Рис. 16. Евангелисты Марк и Лука. Миниатюра Спасского евангелия XIII в. Stolyarova verstka.indd 68 1/14/10 5:47:08 PM
Глава 3 | Рукописи на пергамене (XI—XIV вв.) 69 На миниатюре Мстиславова евангелия ок. 1103—1117 гг. евангелист Матфей держит в руках переплетенный (?) кодекс с позолоченным об- резом31 . Евангелист Иоанн миниатюры Милятина евангелия изображен пишущим в полураскрытом разлинованном кодексе, переплетенном и покрытом светло-коричневой кожей32 . По-видимому, в переплетенном же кодексе, обращенном текстом к зрителю, пишу т евангелсты Иоанн и Марк на миниатюрах Евангелия Государственной Третьяковской га- лереи конца XII — начала XIII вв. 33 В отношении ряда миниатюр трудно утверждать, изображены ли на них книга, тетрадь или один несогнутый лист пергамена. Таковыми яв- ляются изображения на миниатюрах «Евангелист Марк» Остромирова евангелия34 , «Евангелисты Лука и Марк» Спасского евангелия (в раз- линованной тетради или кодексе пишет Лука), «Евангелист Матфей» Евангелия Третьяковской галереи (Матфей пишет либо в нераскрытой тетради, либо на отдельном листе пергамена, лицевой стороной обра- щенном к зрителю)35 . По наблюдениям В. И. Мажу ги, на миниатюрах раннесредневековых латински х кодексов конца VIII—XI вв. изображены «два основных вида опоры для пергаменной тетради: при письме писцы кладут тетрадь либо на приспособление, которое пишущий в сидячем положении под- пирает коленями и которое в наиболее простом варианте имеет вид... доски, либо они кладут тетрадь на наклонную поверхность... пюпит- ра» 36 . На византийской книжной миниатюре X—XIII вв. имеются изоб- ражения трех видов опоры для писчего материала: доска, положенная на колени37 , отдельно стоящий пюпитр38 и колено писца, свободное от 31 ГИМ. Син. No 1203. Л. 27 об. 32 РНБ. F. п.1.5. Л. 1 об. 33 ГТГ. К-5348. Л. 40 об. 34 РНБ. F. п.1.5. Л. 126; ср.: Мажуга В. И. О технике средневекового латинского письма. 1. С. 303. 35 ГТГ. К-5348. Л. 40 об. 36 Мажуга В. И. О технике средневекового латинского письма. 1. С. 303. 37 См.: Лихачева В. Д. Византийская миниатюра: Памятники византийской миниатю- ры IX—XV веков в собраниях Советского Союза. М., 1977. Табл. С. 18, 20 (Апостол с Апокалипсисом 1072 г.); С. 41 (Евангелие XIII в.). 38 Там же. Табл. С. 7 (Евангелие XI в.); С. 33 (Евангелие XII в.); С. 42—44 (Евангелие с деяниями апостолов XIII в). Stolyarova verstka.indd 69 1/14/10 5:47:09 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 70 приспособлений для письма39 . По наблюдениям А. М. Френда, визан- тийские миниатюры с изображениями евангелистов иконографичеки восходят к античным скульптурным портретам поэтов и философов40 . Практически на всех древнерусских миниатюра х XI—XIII вв. в качес- тве единственной опоры для писчего материала фигурирует колено41 . Однако существуют изображения, в которых материал для письма как бы вовсе лишен опоры, а писцы держат пергамен на весу, придерживая его сверху, снизу или посередине левой рукой42 . На миниатюра х Уни- верситетского евангелия и Хлудовской псалтири пишущий без опоры в античного типа свитке зажимает нижнюю его часть между колен, а верхнюю кладет на предплечье левой руки, придерживая верхний край пергамена пальцами43 . Письмо в подобной позиции технически невозможно. Даже некоторое натягивание писчего материала пу тем за- жимания его пальцами руки сверху и коленями снизу не позволило бы избежать его прогибания в процессе нанесения буквенных знаков. По- этому такого типа изображения следует признать весьма условными, ориентированными на демонстрацию «текста» зрителю. По наблюдениям А. Мартена, наиболее характерным для миниатюр латинских кодексов XII—XIV вв. было изображение писца пишущим на горизонтальной поверхности доски с опорой на колено и смотрящим на пюпитр с установленным на нем переписываемым текстом44 . Сви- ток или кодекс, лежащий на пюпитре и слу жащий образцом для вновь переписываемой рукописи, имеется практически во всех изображе- 39 Там же. Табл. С. 27—29 (Евангелие XI в.); С. 32 (Евангелие XII в.); С. 34 (Евангелие XIII в.); С. 60 (Евангелие XII—XIV вв.). 40 Friend A.M. Portraits of the evangelists in Greek and Latin manuscripts. P. I. P. 115— 147; см. также: Мажуга В. И. Изображение писцов в искусстве раннего средневековья. С. 276—277. 41 РНБ. F. п.1.5. Л. 1 об.; ГИМ. Син. No 1203. Л. 1 об.; РНБ. F. п.1.7. Л. 1 об.; РГБ. Рум. No 103. Л. 106; ЯМЗ. No 15690. Л. 102 об.; ГТГ. К—5348. Л. 1 об., 40 об., 129 об. 42 ГИМ. Син. No 1203. Л. 27 об.; НБ МГУ. Ag.80. Л. 1 об.; ГИМ. Хлуд. No 3 («Царь Давид пишет Псалтирь»; цв. воспроизв. миниатюры см.: Popova O. Les miniatures russes. Р. 57. No 29). 43 НБ МГУ. Ag.80. Л. 1 об.; ГИМ. Хлуд. No 3 (см.: Popova O. Les miniatures russes. Р. 57. No 29). 44 Martin A. Notes sur les écrivains au travail // Mélanges offerts à M.Emile Chatelain. Paris, 1910. P. 540; об этом см. также: Мажуга В. И. О технике средневекового латинского пись- ма.1. С. 307—308. Stolyarova verstka.indd 70 1/14/10 5:47:09 PM
Глава 3 | Рукописи на пергамене (XI—XIV вв.) 71 ниях акта письма на древнерусских миниатюрах XI—XIII вв. 45 Однако практика писания на пюпитре на Руси в отличие от Западной Европы и Византии, скорее всего, не прижилась. Видимо, здесь использовались только пюпитры для чтения (аналои). Пюпитр для чтения с установленным на нем кодексом или свитком рядом с пишущим на коленях писцом изображен в подавляющем боль- шинстве древнерусских кодексов46 . Евангелист Лука на миниатюрах Остромирова и Мстиславова евангелий не изображен пишущим, од- нако он стоит лицом к пюпитру для чтения47 . Евангелист Лука на ми- ниатюре Евангелия конца XII — начала XIII в. сидит перед пюпитром, очиняя перо48 . Евангелист Матфей Спасского евангелия сидит с пером перед пюпитром, но не пишет49 . Пюпитры изображены таким обра- зом, что более всего напоминают подставку для свитка или кодекса, демонстрируемого зрителю50 . Форма пюпитров не отличается большим разнообразием: их столешницы поддерживаются одной, как правило, витой ножкой. Верхняя часть пюпитра, стоящего перед евангелистом Иоанном Университетского евангелия ок. 1220 г., поддерживается де- коративной ножкой в виде стилизованного животного (собаки? льва?), голова которого находится непосредственно под столешницей. В. Д. Ли- хачева отмечает, что «такая форма пюпитра [в виде головы и туловища животного. — Л. С.] часто встречается в миниатюрах с изображением евангелиста Иоанна». В ее альбоме представлено цветное воспроизве- дение миниатюры «Евангелист Иоанн» из Евангелия XI в. Публичной библиотеки, на которой столешница пюпитра поддерживается ножкой в виде стоящей на голове рыбы51 . Малая устойчивость таких пюпит- ров со столешницей на одной ножке исключает возможность исполь- 45 РНБ. F. п.1.5. Л. 1 об., 87 об.; ГИМ. Син. No 1203. Л. 123 об.; РГБ. Рум. No 103. Л.106; НБ МГУ. Ag.80. Л. 1 об.; ЯМЗ. No 14690. Л. 37 об., 102 об.; ГТГ. К—5348. Л. 1 об., 40 об., 91. 46 РНБ. F. п.1.5. Л. 1 об.; ГИМ. Син. No 1203. Л. 1 об.; РГБ. Рум. No 103. Л. 106; НБ МГУ. Ag.80. Л. 1 об.; ЯМЗ. No 15690. Л. 37, 102 об.; ГТГ. К-5348. Л. 1 об., 40 об. 47 РНБ. F. п.1.5. Л. 87 об.; ГИМ. Син. No 1203. Л. 69 об. 48 ГТГ. No 5348. Л. 91. 49 ЯМЗ. No 15690. Л. 37. 50 Ср. с выводами В. И. Мажуги относительно пюпитров на миниатюрах раннесред- невековых латинских кодексов (Мажуга В. И. О технике средневекового латинского письма. 1. С. 308—309, а также примеч. 33). 51 Лихачева В. Д. Византийская миниатюра. С. 29. Stolyarova verstka.indd 71 1/14/10 5:47:10 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 72 зования их для письма в реаль- ной практике. Как было показано выше, древнерусские миниатюры демонстрируют также полное не- знакомство писцов с другими, типичными для Западной Евро- пы и Византии приспособлени- ями для письма, в частности, с доской (prospera). Некие, напо- минающие западноевропейские и византийские наколенные доски, изображения появились в древ- нерусских книжных миниатюрах XIV в., хотя прямых аналогов им нет. Это позволяет предположить, что древнерусские писцы могли пользоваться какими-то иными приспособлениями. Изображения процесса письма на весу, когда писчий материал поддерживается сверху предплечьем и пальцами левой руки, а снизу коленями пис- ца, отражают, скорее всего, неверну ю интерпретацию древнерусскими миниатюристами сложившейся уже в каролингску ю эпоху иконогра- фической традиции52 . Не исключено, что «писание на весу» на почти вертикально стоящем на коленях материале для письма является оши- бочным истолкованием изображений латинских и византийских нако- ленных досок (prospera) со свитком или кодексом, не применявшихся в Древней Руси. Конечно, данью иконографической традиции были и изображения «античных» длинных свитков, а также кодексов и свит- ков с евангельским «текстом», демонстрируемым зрителю. Письмо с опорой на колени, систематически изображаемое древне- русскими миниатюристами, могло быть технически осуществимо только при написании в предварительно скрепленных каким-то образом тет- радях, положенных друг на друга стопкой. Косвенно наше предположе- ние подтверждается изображением нераскрытой тетради (или все-таки 52 Ср.: Мажуга В. И. Изображение писцов в искусстве раннего средневековья. С. 276. Рис. 21. Греческое Евангелие РНБ. XI в. Справа от Евангелиста Иоанна пюпитр для чтения, столешница которого крепится на ножке в форме рыбы Stolyarova verstka.indd 72 1/14/10 5:47:11 PM
Глава 3 | Рукописи на пергамене (XI—XIV вв.) 73 отдельного листа?) на миниатю- ре «Евангелист Матфей» Еванге- лия Третьяковской галереи конца XII — начала XIII в. 53 , а также тра- дицией изображать писцов остав- ляющими тетрадь полусогну той во время работы. Полностью развер- нутую (на 900) тетрадь невозможно было бы удержать во время письма на коленях, особенно если ее лис- ты были большого формата. Впро- чем, В. И. Мажуга иначе объясняет изображения полусогнутых тет- радей в латинских кодекса х конца VIII—XI в. Он считает, что такое их положение отражает свойственную пергамену упругость: «...однажды согнутые листы тетрадей трудно было выровнять на сгибе, а чтобы они не слишком выгибались, при- ходилось оставлять тетрадь в по- лусогнутом виде» 54 . Пюпитры древнерусских миниатюр изображались установленными на столы или тумбы с горизонтальным верхом. Форма их верхней до- ски различна: прямоу гольная, почти квадратная, круглая или оваль- ная. Столы и тумбы, вероятно, были очень низкими: их столешницы почти всегда расположены на уровне колен писца. Такими же низки- ми и сравнительно широкими изображались столы и тумбы на мини- атюрах византийских кодексов IX—XV вв. Миниатюристы латинских раннесредневековых рукописей, напротив, изображали столы и ту мбы узкими и высокими. Пюпитров для чтения на них нет55 . Самый низ- кий стол, скорее, табурет, установлен перед Прохором миниатюры Ос- тромирова евангелия. Прохор сидит с поджатыми под себя ногами и 53 ГТГ. К-5348. Л. 40 об. 54 Мажуга В. И. О технике средневекового латинского письма. 1. С. 302. 55 Там же. С. 304. Рис. 23. Евангелист Марк. Миниатюра Евангелия Сен-Медар из Суассона. Ок. 781—783 гг. (Национа льная библиотека, Париж) Stolyarova verstka.indd 73 1/14/10 5:47:14 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 74 пишет в короткий свиток, лежащий у него на коленях. На поверхности стола помещается чернильница с двумя отверстиями (одно, вероятно, для киновари, другое — для обычных чернил). На той же миниатюре изображены еще один низкий столик, на котором установлен пюпитр с разверну тым кодексом, и стоящая за столиком тумба с письменны- ми принадлежностями (отдельно взятый лист пергамена или короткий свиток (?), а также перо (?) и нож (?). Вну три ту мбы помещена черниль- ница в виде ку вшинчика с высоким узким горлом56 . Стол и тумба име- ются также на миниатюре Спасского евангелия «Евангелисты Марк и Лука». Тумба с раскрытой дверцей и инструментарием писца внутри нее расположена перед Лукой. На ту мбе закреплен пюпитр с разверну- тым на 900 кодексом. Под пюпитром лежат разного рода писчие при- надлежности, в том числе двойная (для киновари и обычных чернил) чернильница. Марк изображен сидящим перед столом и обмакиваю- щим перо в чернильницу. На столе евангелиста помещается пюпитр со свитком. На поверхности стола под пюпитром лежат различные при- надлежности для письма57 . Низкий стол на четырех ножках изображен стоящим перед еванге- листами Лукой (Остромирово, Мстиславово, Добрилово евангелия) и Иоанном (Университетское евангелие), а также на всех четырех мини- атюрах Евангелия Третьяковской галереи58 . Тумбы с раскрытыми дверцами имеются на миниатюрах «Еванге- лист Матфей» Мстиславова и Спасского евангелий. На обеих тумбах установлены пюпитры59 . Тумба перед Матфеем Спасского евангелия в отличие от других изображений этого типа очень высока: ее верхняя крышка находится на уровне груди, а не колен пишущего. Раскрытые дверцы тумбы демонстрируют наличие в ней четырех полок для раз- личного инструментария и у твари60 . Очень похоже, что ту мба Матфея Мстиславова евангелия имеет не распахивающуюся двустворчату ю дверцу, а дверцу, задвигающуюся влево. Неясно, ту мба или стол на- 56 РНБ. F. п.1.5. Л. 1 об. 57 ЯМЗ. No 15690. Л. 102 об. 58 РНБ. F. п.1.5. Л. 87 об.; ГИМ. Син. No 1203. Л. 123 об.; РГБ. Рум. No 103. Л. 106; НБ МГУ. Аg.80. Л. 1 об.; ГТГ. К-5348. Л. 1 об., 40 об., 91, 120 об. 59 ГИМ. Син. No 1203. Л. 27 об.; ЯМЗ. No 15690. Л. 37 об. 60 ЯМЗ. No 15690. Л. 37 об. Stolyarova verstka.indd 74 1/14/10 5:47:16 PM
Глава 3 | Рукописи на пергамене (XI—XIV вв.) 75 ходится перед пишущим царем Давидом миниатюры Хлудовской псалтири. Пюпитра для чтения здесь нет61 . Ни стола, ни тумбы, ни пюпитра не видим и на мини- атюре Милятина евангелия62 . Древнерусские миниатюры демонстрируют два типа чер- нильниц: для непосредственно- го письма и для хранения чер- нил. Чернильницы второго типа чаще изображаются стоящими на внутренних полках тумбы, реже — на поверхности столов и тумб. Наиболее распространенная форма таких чернильниц — в виде воронкообразных кувшинчиков с узким горлом и круглой крыш- кой. На миниатюре «Евангелист Матфей» Мстиславова евангелия изображены две чернильницы в виде кувшинчиков. Обе заполнены чернилами примерно наполовину. «Прозрачность» этих чернильниц позволяет предположить, что они могли быть изготовлены из стекла63 . Формы чернильниц, используемых непосредственно для письма, различны: имелись прямоугольные с двумя отверстиями (для обычных чернил и киновари), в виде металлической чаши, овальные (с одним и двумя отверстиями для чернил и киновари). Чернильницы для письма изображены стоящими на поверхности стола или тумбы. На столе евангелиста Луки Остромирова евангелия изображены два свитка, пенал (?), губка (?) и пемза (?), циркуль, линейка (?) и стеклян- ная чернильница без крышки, заполненная наполовину. На столешни- це тумбы евангелста Матфея Мстиславова евангелия помещаются две трости (два пера?), ножницы, циркуль (?), лист пергамена или короткий 61 См.: Popova O. Les miniatures russes. P. 57. No 29. 62 РНБ. F. п.1.5. Л. 1 об. 63 ГИМ. Син. No 1203. Л. 27 об. Рис. 24. Евангелист Матфей. Миниатюра Спасского евангелия XIII в. Stolyarova verstka.indd 75 1/14/10 5:47:16 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 76 свиток, а также специальный нож для нанесения ограничительных точек при разлиновке. Подробно инструментарий писца изображен на миниатюре «Евангелист Мат- фей» Спасского евангелия. На вер- хней полке тумбы находятся цир- кули (?), на второй — раскрытый пенал, на третьей — прямоуголь- ная чернильница для письма, на нижней — кувшинчик с круглой ручкой для хранения чернил, нож или шило, а также циркуль. На тумбе евангелистов Марка и Луки Спасского евангелия име- ются две овальные чернильницы с тремя отверстиями — для ки- новари, обычных чернил и перьев (в центре), нож, циркуль, а также некий инструмент, по форме на- поминающий колесико для нанесения точек перед разлиновкой. Вну т- ри тумбы, на которой установлен пюпитр Луки, видны стеклянный (?) ку вшинчик для хранения чернил и уже переплетенный кодекс. Орудия для письма в большинстве случаев изображены на древне- русских миниатюрах XI—XIII вв. весьма условно, в виде прямых пало- чек. Неясно, какой инструмент держит в правой руке пишущий: пти- чье перо (penne avis) или калам (трость, calamus, arundo). Как известно, калам для письма текстов в Древней Руси не употреблялся64 . Однако как дань иконографической традиции65 он изображен в руке Прохо- 64 См., например: Карский Е. Ф. Славянскя кирилловская палеография. С.129. Впро- чем, И. А. Шляпкин высказывал предположение, что древнерусские уставные тексты могли быть написаны тростниковым пером с тупым расщепом (см.: Шляпкин И. А. Рус- ская палеография. По лекциям, изданным в Санкт-Петербургском археологическом ин- ститу те. СПб., 1913. С. 95—96). 65 По мнению О. А. Добиаш-Рождественской, птичье перо появилось в иконографии ирландских Евангелий VIII—IX вв. в изображениях евангелиста Иоанна. Остальные евангелисты вплоть до XI в. изображались пишущими каламом (см.: Добиаш-Рождест- венская О. А. История письма в средние века: Руководство к изуч. латинской палеогра- Рис. 25. Евангелист Иоанн. Миниатюра Федоровского евангелия Stolyarova verstka.indd 76 1/14/10 5:47:17 PM
Глава 3 | Рукописи на пергамене (XI—XIV вв.) 77 ра и евангелиста Марка на миниатюрах Остромирова евангелия. Две трости (?) лежат на столешнице тумбы перед евангелистом Матфеем Мстиславова евангелия. Тростью пишет евангелист Лука Добрилова евангелия. Весьма условно изображены орудия для письма евангелиста Иоанна Университетского евангелия ок. 1220 г.: одним из них он пишет в свитке, два других воткнуты в округлые и схематично переданные чернильницы. Тем не менее, наиболее вероятно, что на этой миниатю- ре также представлены изображения трости. Выраженное изображение пера находим на миниатюрах Спасского евангелия начала XIII в., Хлу- довской псалтири и на миниатюре «Евангелист Лука» Евангелия Тре- тьяковской галереи. Во всех перечисленных слу чаях орудия для пись- ма имеют слабо выраженну ю серповидну ю форму, отличающую их от прямых палочек-каламов. Представляет интерес, что Лука изображен очиняющим перо специальным перочинным ножом. Тип евангелиста, очиняющего перо, полу чил распространение в иконографии примерно с870г. 66 Перо или калам держат в руках остальные евангелисты мини- атюр Евангелия Третьяковской галереи: эти орудия для письма изобра- жены весьма условно. Сомнения вызывает идентификация орудия для письма в правой руке евангелиста Иоанна Милятина евангелия. Слег- ка округлый и раздвоенный его конец, обращенный ту пой стороной к евангелисту, позволяет склониться к мнению, что здесь изображен ско- рее калам, нежели птичье перо. Все изображения пера в древнерусских миниатюрах демонстрируют его полностью лишенным опахала. Источ- ники второй четверти XVII в. сообщают о срезании опахала вместе с верхней частью ствола и о заполнении образовавшейся полости черни- лами: «... И верх у него (у пера. — Л. С.) творить пол. И чиненыи конец наложит перстом вторым правые руки, и пишет страницу всю. И как последнее слово, на последнеи строце напишет, и в пере чернило изо- фии. М., 1987. С. 50). Б. Бишов показал, что наиболее ранние упоминания птичьего пера как орудия для письма относятся к VII—VIII вв. (Bischoff B. Paläographie des romischen Altertums und des abendländischen Mittelalters. Berlin, 1979. S. 32). По данным В. И. Ма- жуги, уже в IX в. калам практически не употреблялся западноевропейскими писцами, работавшими на территории «к северу от Альп» (см.: Мажуга В. И. О технике средне- векового латинского письма. II // ВИД. Л., 1982. Вып. 13. С. 275). В Европе для письма использовали перо ястреба, пеликана, лебедя, вороны, у тки, но чаще в ход шли наиболее прочные и эластичные гусиные перья. 66 Мажуга В. И. Изображение писцов в искусстве раннего средневековья. С. 271—272. Stolyarova verstka.indd 77 1/14/10 5:47:18 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 78 идет все, и не останется ничто ж» 67 . Неясно, существовала ли подоб- ная практика ликвидации волосистой части пера в Древней Руси XI— XIV вв., так как письменных свидетельство об этом нет. Пишущие евангелисты в подавляющем большинстве древнерусских миниатюр изображены сидящими на высоких резных скамьях без спинок, на которые положены специальные подушки в форме валика. Исключение составляют миниатюры Евангелия Третьяковской гале- реи: евангелисты изображены здесь сидящими на высоких орнаменти- рованных седалищах с подлокотниками, форма которых напоминает массивные кресла. Как уже говорилось, пишущий Прохор миниатюры «Евангелист Иоанн и Прохор» Остромирова евангелия сидит, поджав под себя ноги, на подушке, лежащей на полу. Представляет интерес, что византийска я книжна я миниатюра с XI в. демонстрирует евангелистов сидящими не только на скамьях, но и на высоких стульях с высокой спинкой и прямыми или перекрещенными ножками68 . На наиболее ранних древнерусских миниатюрах XI—XII вв. изобра- жены евангелисты, ноги которых поставлены на коврик, а не на спе- циальну ю скамеечку, как это было принято в иконографии евангелис- тов раннесредневековых латинских и греческих кодексов. Скамеечки встречаются на миниатюре «Евангелист Матфей» Спасского евангелия, на миниатюрах Евангелия Третьяковской галереи и Хлудовской псал- тири69 . Не исключено, что отсутствие скамейки под ногами пишущего свидетельствует о том, что в реальной практике Древней Руси такие приспособления не употреблялись. Коврики вместо скамеек появились под ногами евангелистов древнерусских миниатюр в качестве дани иконографической традиции, демонстрируя интерпретацию неясных и не у потреблявшихся при письме приспособлений. Таким образом, изображения формы писчего материала, вида опо- ры, на которой он расположен, у твари и инструментария писцов, а также их позы при письме на древнерусских миниатюра х XI—XIII вв., скорее всего, не соответствовали реальной практике книгописания. 67 Свод письменных источников по технике древнерусской живописи Т. 1, кн. 1. С. 97. 68 См., например: Лихачева В. Д. Византийская миниатюра. Табл. С. 27 (разворот), 29, 44идр. 69 РНБ. F. п.1.5. Л. 87 об.; ГИМ. Син. No 1203. Л. 27 об.; РНБ. F. п.1.7. Л. 1 об.; РГБ. Рум. No 103. Л. 106; НБ МГУ. Аg. 80. Л.1 об. Stolyarova verstka.indd 78 1/14/10 5:47:18 PM
Глава 3 | Рукописи на пергамене (XI—XIV вв.) 79 Тем не менее, заслу живают вни- мания изображения писцов, пи- шущих в полусогнутых тетрадях, лежащих на коленях. Реальное положение писчего материала, когда тетрадь или свиток нахо- дятся прямо перед пишущим, не оставляет сомнений в том, что в процессе работы древнерусские мастера располагали их имен- но так. При этом маловероятно, чтобы они писали, используя специальные наколенные доски («просперы») или скамеечки для ног. Видимо, в период становле- ния отечественного книгописа- ния (XI—XIII вв.) древнерусские писцы не следовали практике письма на невысокой горизон- тальной или наклонной поверх- ности, свойственной западноевропейским и византийским скрипто- риям этого же и предшеству ющего времени. Сказанное свидетельствует о крайне низком уровне организации книгописания в Древней Руси XI—XIII вв.. Плохое освещение, холод и зной, работа во время болезни, состояние эмоциональной подавленнос- ти, пьянство, сонливость, использование для письма негодных орудий, средств и материалов, отвлекающие беседы (см. ниже) не могли не ска- заться на качестве письма. В связи с этим особую палеографическую проблему составляет изучение внешних признаков основного текста и дневниковых записей, сделанных одним и тем же писцом. Литерат урные источники XIV в. по-прежнему содержат немного сведений об инструментарии, у твари, материале для письма, у пот- реблявшихся в это время. Данные об этом содержатся по преиму- ществу в дневниковых записях писцов. Пожалуй, наиболее часто в записях писцов у поминаются орудия и средства для письма: «перо» и «чернила». Эти упоминания в основном сделаны в виде пробы пера: «Покушати чернила», «Покоушати писати новымъ черниломъ», «Покушаю пера и чернила», «Покоу шати пера, и чернила, и роуцѣ», Рис. 26. Евангелист Иоанн с Прохором. Миниатюра Федоровского евангелия Stolyarova verstka.indd 79 1/14/10 5:47:18 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 80 «[Поку]шау ю чернила», «Покушаю пера и цернилъ, добро ли будетъ перо сь», «...А писалъ, чернила пытая», «Покушати чернила, добро ли» 70 . В историографии принято мнение, что в XI—XIV вв. для пись- ма в Древней Руси у потреблялись птичьи (преимущественно гуси- ные) перья и железистые чернила разных оттенков (от светло-ржа- вого до почти черного)71 . В записи псковского писца Домида 1307 г. отмечен слу чай употребления павлиньего пера: «Псал есмь павьимь перомъ» 72 . Неясно, насколько приведенное замечание отражает ре- альную практику. По мнению В. В. Калугина, псковские писцы вряд ли представляли, как в действительности это «павье перо» могло вы- глядеть, а упоминание экзотического инструмента должно было по- ражать воображение читателя 73 . Согласно записям, писцы писали на «коже» 74 в «тетрадях» 75 . Изобра- зительные источники XIV в., действительно, довольно часто представ- ляли фигуру евангелиста, пишущего в тетрадях, положенных стопкой одна на другую, а также в полураскрытых (на 450) или закрытых тет- радях. Впрочем, не исключено, что в ряде миниатюр так схематически изображен несогнутый пергаменный лист. Например, перед евангелис- тами Иоанном и Лукой Евангелия 1357 г. изображены или стопка непе- реплетенных тетрадей, или один пергаменный лист, сложенный попо- лам76 . В полураскрытой тетради, установленной на красной проспере (?), пишет евангелист Матфей Переславского евангелия ок. 1389—14 25 г г. 77 70 РГАДА.Ф.381.No67.Л.70об.;No174.Л.89;No51.Л.101,120;No90.Л.105;No48. Л.61;No51.Л.15,101;No55.Л.122об.;No77.Л.84,90об.;No75.Л.108;ГИМ.Воскр. No17.Л.1. 71 См., например: Карский Е. Ф. Славянская кирилловская палеография. С. 129—130; Черепнин Л. В. Русская палеография. М., 1956. С.234—235. Рецепты приготовления чернил и перьев встречаются в рукописных сборниках с конца XV и особенно в XVI—XVII вв. (см.: Симони П. К. К истории обихода книгописца. No 161; Свод письменных источников по технике древнерусской живописи. Т. 1, кн. 1. С. 97). 72 ГИМ. Син. No 722. Л. 37 об. 73 См.: Калугин В. В. Отношение к книге в Древней Руси (по материалам псковских записей XIV в.) // Зап. Отдела рукописей. М., 1995. Вып. 50. С. 115. 74 РНБ. F. п.IV.2. Л. 92 об. 75 См.:ГИМ.Син.No932.Л.11об.;РГБ.Ф.304.No22.Л.48идр. 76 ГИМ. Син. No 68. Л. 27 об. 77 РНБ. F. п.1.21. Л. 6 об. Stolyarova verstka.indd 80 1/14/10 5:47:20 PM
Глава 3 | Рукописи на пергамене (XI—XIV вв.) 81 На миниатюре «Евангелист Иоанн и Прохор на о. Патмос» той же рукописи на коленях пишущего Прохора — нераскрытая тетрадь или отдельно взятый пергамен- ный лист (?)78 . В закрытой тетради (?) или на лицевой стороне первого листа кодекса (?) пишут евангелис- ты Матфей и Иоанн Рогожского евангелия79 . Полураскрытую тет- радь видим на коленях евангелис- та Луки на окладе Евангелия Си- меона Гордого середины XIV в. 80 Схожее изображение полураскры- той тетради (или кодекса?), лежа- щей на коленях пишущего еван- гелиста Марка, имеется на окладе 1392 г. Евангелия Кошки81 . В полу- раскрытый кодекс или тетрадь пи- шет евангелист Матфей «Лихачевских» царских врат середины XIV в. 82 На всех у казанных изображениях (кроме евангелиста Матфея Пере- славского евангелия) пишущий держит писчий материал на коленях. Представляет интерес миниатюра Федоровского евангелия «Иоанн и Прохор», где Прохор пишет в полураскрытом кодексе, лежащем на столе (!)83 . Иных изображений, представляющих письмо на столе, а не на коленях, среди древнерусских миниатюр мы не знаем. Другая ми- 78 Там же. Л. 152 об. 79 РГБ. Ф. 247. No 136. Л. 1 об., 148. 80 РГБ. Ф. 304.III. No 1/М. 8653 (см.: Вздорнов Г. И. Искусство книги. No [30]). 81 РГБ. Ф. 304.III. No 1/М. 8654; в надписи над головой евангелиста ошибочно обозна- чено: Л[у]ка (см.: Вздорнов Г. И. Искусство книги. No [57]). 82 ГРМ. ДРМ. Инв. No 3383 Лих. «Разные предметы»-23. Библиографию и воспроизве- дения см.: Из коллекции академика Н. П. Лихачева: Каталог выставки. СПб., 1993. No 434. С. 193—194. 83 ЯМЗ. Инв. No 15718. Л. 2 об.; ср. наблюдения В. И. Мажуги над изображением стола в раннесредневековых латинских памятниках (Мажуга В. И. О технике средневекового латинского письма. 1. С. 304). Рис. 27. Оклад Евангелия Симеона Гордого Stolyarova verstka.indd 81 1/14/10 5:47:21 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 82 ниатюра Федоровского евангелия — «Евангелист Иоанн» — изображает человека, пишущего в античного типа свитке. Последний разверну т на 3/4 и как бы демонстрирует написанное на нем зрителю. Однако ни- какого текста здесь нет. Верхняя часть свитка придерживается левой рукой и предплечьем, а нижняя зажата между колен пишущего и, та- ким образом, представляет технически невозможное письмо на весу. На пюпитре для чтения перед евангелистом закреплен кодекс, раскры- тый как бы для демонстрации его текста зрителю. Но текста здесь так же, как и на свитке, нет. Это наводит на мысль о копировании данной миниатюры с византийского образца. Свиток у пишущего евангелиста встречаем на миниатюра х Хлудов- ского евангелия середины XIV в., а также на изображениях евангелис- тов «Лихачевских» царских врат. Однако, как показала О. С. Попова, эти и некоторые другие изображения были, вероятно, скопированы с «каких-то современных... византийских произведений, скорее всего миниатюр» 84 . Примечательной деталью этих изображений, дополни- тельно свидетельству ющей, что они были скорее данью иконографи- ческой традиции, чем отражением реальной практики книгописания, являются чернильницы евангелистов в виде рога с воткну тыми в него перьями. Сходная чернильница изображена привешенной на гвоздь перед Евангелистом Матфеем новгородского Евангелия конца XIV в. 85 , од- нако перьев в ней нет. Чернильница в форме рога, вставленного в от- верстие на краю просперы справа от писца, нередко изображалась на миниатюра х латинских кодексов с конца VIII в. Со второй половины Х в. чернильница-рог, укрепленная в правом верхнем у глу пюпитра для письма, становится «обычной деталью иконографии» писцов сред- невековых латинских рукописей86 . На миниатюрах византийских ко- дексов по крайней мере с XI в. чернильница в виде рога представлена прикрепленной к ножке пюпитра для чтения. Чернильницы-рога, при- крепленные к правой нижней части столешницы пюпитров для чтения, изображены у евангелистов Иоанна и Луки Хлудовского евангелия и «Лихачевских» царских врат. Чернильницы-рога евангелистов Матфея 84 Попова О. С. Новгородские миниатюры второй четверти XIV века // Древнерусское искусство: Рукописная книга. М., 1974. Сб. 2. С. 96. 85 Popova O. Les miniatures russes. P. 79. 86 Мажуга В. И. О технике средневекового латинского письма. 1. С. 305, 311. Stolyarova verstka.indd 82 1/14/10 5:47:23 PM
Глава 3 | Рукописи на пергамене (XI—XIV вв.) 83 и Марка Хлудовского евангелия привешены на гвоздях к колонне перед пюпитром87 . Схожее изоб- ражение чернильницы имеется на миниатюре «Евангелист Матфей» конца XIV в. из Румянцевского собрания РГБ (Рум. No 13). Формы пюпитров XIV в. по сравнению с изображениями XI— XIII вв. не претерпели изменений. Они по-прежнему представляют собой чуть наклоненные вправо прямоу гольные столешницы, ус- тановленные на одной ножке и расположенные таким образом, чтобы демонстрировать текст за- крепленных на них свитков и ко- дексов зрителю. Однако иконог- рафический мотив демонстрации евангельского текста, столь ти- пичный для раннесредневековых латинских и византийских мини- атюр88 , в Древней Руси совершенно утратил свое значение: никакого текста на кодексах и свитках в подавляющем большинстве изображений XIV в. нет. Видимо, древнерусские миниатюристы лишь слепо копирова- ли доступные им византийские образцы, не задумываясь об их смысле. Интерес представляет изображение пюпитра для чтения с закреп- ленным на нем свитком, помещенное на миниатюре «Евангелист Мат- фей» Переславского евангелия. Столешница этого пюпитра имеет дву- скатну ю трапецеивидну ю форму. Она установлена на тонкой резной ножке, оканчивающейся небольшой треу гольной подставкой. Пюпитр стоит на низкой четырехугольной тумбе с двумя дверцами. Сквозь от- крытую боковую дверцу виден кувшин с узким горлом для хранения 87 См.: Попова О. С. Новгородские миниатюры второй четверти XIV в. С. 71, 73, 75, 77 (ил.). 88 См.: Мажуга В. И. О технике средневекового латинского письма. 1. С. 304, 308, 312. Рис. 29. Евангелист Матфей. Миниатюра новгородского евангелия конца XIV в. Евангелист пишет в «коротком» свитке каламом. Справа от Матфея на гвозде — чернильница-рог. Миниатюра представ- ляет мотив «демонстрации текста» Stolyarova verstka.indd 83 1/14/10 5:47:25 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 84 чернил. На столешнице тумбы помещены тройная чернильница (два ее отверстия предназначены для обычных чернил, одно — для киновари), два перочинных ножа, а также перо или нож для разрезания листов (этот предмет изображен неясно, идентифицировать его не представ- ляется возможным). Такой пюпитр в иконографии писцов больше ниг- де не встречается. Не исключено, что подобные пюпитры миниатюрист мог наблюдать в реальной жизни. Впрочем, определить, действительно ли они использовались в практике древнерусской книгописной мастер- ской, невозможно, поскольку миниатюра в целом вполне соответству- ет иконографической традиции, а пюпитр с лежащим на нем свитком разверну т таким образом, чтобы демонстрировать его отсу тству ющий «текст» зрителю. В отличие от миниатюр XI—XIII вв. с неясным изображением пред- мета, на ходящегося под ногами пишущих евангелистов (скамья? ко- вер?), на миниатюрах XIV в. ноги писца установлены на специальной невысокой подставке. Не исключено, что небольшая скамеечка под но- гами пишущего к XIV в. стала реальной принадлежностью древнерус- ских скрипториев, а не только данью раннесредневековой иконографи- ческой традиции. Пишущие в большинстве слу чаев изображены сидящими на низких массивных скамьях. Прохор Федоровского евангелия (л. 2 об.), а также евангелист Иоанн (л. 37 об.) сидят на стульях с высокой спинкой. Очень реалистично изображены деревянная резная скамья под евангелистом Матфеем Переславского евангелия, а также деревянный стул еванге- листа Иоанна Федоровского евангелия89 . Обращает на себя внимание отсутствие на ряде миниатюр XIV в. подушки-валика для сидения. Практически все пишущие авторы на миниатюрах XIV в. в качест- ве орудия для письма использу ют перо. Более или менее похожих на трость принадлежностей для письма на них как будто нет. Имеются отдельные слу чаи схематичного изображения пера (?) или трости (?) в виде прямой палочки. Такой инструмент держит в руке евангелист Лука Евангелия 1357 г., Прохор Переславского евангелия, еванге- листы Иоанн Федоровского евангелия, Матфей и Марк Хлудовского 89 Cр. изображения стульев и скамей миниатюр XIV в. с фрагментами орнаментиро- ванных спинок кресел и декоративных досок, обнаруженных в культурном слое Новго- рода XIII—XIV вв. (см.: Колчин Б. А. Новгородские древности: Резное дерево. М., 1971. С. 24—33. Рис. 8, 9, 10; Табл. 13—18, 20). Stolyarova verstka.indd 84 1/14/10 5:47:27 PM
Глава 3 | Рукописи на пергамене (XI—XIV вв.) 85 евангелия. Перо в руках еванге- листов миниатюр XIV в. так же, как и на изображениях XI—XIII вв., не имеет опа хала90 . Принадлежности для письма и разлиновки (чернильницы дву х типов — для письма и хранения чернил, а также ножи и циркули) в древнерусских изобразитель- ных источниках XIV в. измене- ний не претерпели. Исключение составляют чернильницы-рога Хлудовского евангелия, новго- родского Евангелия конца XIV в., а также «Лихачевских» царских врат (см. выше), которые прежде в древнерусских миниатюрах не встречались. Никаких изображений харак- сала (караксы, карамсы, charaxare, caraxare) — специального приспо- собления типа трафарета для раз- линовки целой тетради — в древ- нерусских источниках нет. Этот инструмент упоминатеся только в записях на югославянском «Требнике Верковича» XIV в.: «Богъ да прости... ковача Ранка, кои ми скова шильце и хараксало» 91 . В подав- ляющем большинстве древнерусских кодексов XI—XIV в. «кадр» 92 (т. е. внутреннее пространство писчего поля, ограниченное с четырех сто- 90 Практика ликвидации опахала птичьих перьев описана в трактатах по каллигра- фии эпохи Возрождения (см.: Мажуга В. И. О технике средневекового латинского пись- ма. II. С.274.). Миниатюры древнерусских кодексов изображали перо лишенным опаха- ла вплоть до конца XVI—XVII в. С конца XVI в. перо в руках пишущего имеет пышное несрезанное опахало (см., например: ГИМ. Увар. No 77. Л. I; Евангелие тетр, XVI в.; ГИМ. Увар. No 22—80. Л. 26 об.; Псалтирь, конец XVI в.; ГИМ. Муз. No 3441. Л. 237 об.; Евангелие тетр, 1603 г.). 91 Цит. по: Карский Е. Ф. Славянская кирилловская палеография. С. 127. 92 Термин предложен С. М. Каштановым. Рис. 31. Евангелист Матфей. Миниатюра Переяславского евангелия конца XIV— начала XV в. Матфей сидит на резной скамье с достоверно изображенным орнаментом Stolyarova verstka.indd 85 1/14/10 5:47:28 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 86 рон линиями разлиновки) имеет разные размеры на разных лис- та х кодекса. Следовательно, при разлиновке писцы пользовались приспособлением типа карамсы лишь в исключительных случа- ях. Вероятно, карамса исполь- зовалась линовальщиками Ост- ромирова евангелия, Изборника Святослава 1073 г. и некоторых других роскошных кодексов, раз- мер «кадра» которых стабилен от листа к листу. Разлиновка без карамсы пред- полагает использование линейки, пу нктория (punctorium) и како- го-то заостренного предмета для нанесения линий на пергамен. Изображений линейки в источни- ках XIV в. нет. В качестве пунктория (инструмента для нанесения раз- меточных точек) могли у потребляться обычные циркули, во множест- ве изображенные на древнерусских книжных миниатюрах XI—XIV вв. Акт разлиновки представлен на окладе 1392 г. Евангелия Кошки изображением евангелиста Матфея, разлиновывающего лицевую сто- рону первого листа сложенной тетради. Эта композиция весьма услов- на: разлиновка осуществляется правой рукой евангелиста без помощи левой т. е. пергамен никак не придерживается. Орудием разлиновки Матфею слу жит небольшой кривой нож. Схожий кривой нож видим в руках Луки, изображенного на пластине в левом нижнем углу оклада того же Евангелия. Лука очиняет ножом перо. Самостоятельный интерес представляют изображения пальцев пра- вой руки евангелистов и других персонажей в момент письма. Древне- русские миниатюры XI—XIV вв. демонстрируют шесть способов «перс- тосложения» пишущих: 1) перо удерживается четырьмя пальцами: большим снизу, полусо- гнутым указательным сверху, средним и безымянным сбоку; мизинец опирается на писчий материал (Прохор и евангелист Марк миниатюр Остромирова евангелия). Подобный способ удерживания пера на- Рис. 32. Оклад Евангелия Кошки Stolyarova verstka.indd 86 1/14/10 5:47:29 PM
Глава 3 | Рукописи на пергамене (XI—XIV вв.) 87 иболее удобен для письма прямых, перпендикулярных строке линий (т. е. мачт букв); 2) перо удерживается щепотью: согну тый большой палец находит- ся снизу, полусогнутый указательный — сверху, полусогну тые средний, безымянный и выпрямленный мизинец — сбоку (евангелисты Лука Добрилова и Спасского евангелий, Матфей новгородского Евангелия XIV в., царь Давид Хлудовской псалтири). Письмо щепотью наиболее удобно для фиксации коротких тонких горизонтальных линий; 3) перо удерживается четырьмя пальцами: напряженным большим снизу, средним сверху, безымянным и мизинцем сбоку. Указательный палец в письме не у частвует и поднят вверх. Письмо в таком положе- нии пальцев технически возможно, однако оно отражает су губо ин- дивидуальные особенности пишущего, его специфическую привычку определенным образом складывать пальцы, держа инструмент. Впро- чем, не исключено, что такое изображение сложенных пальцев весьма условно (евангелист Иоанн Университетского евангелия); 4) перо удерживается тремя пальцами: согну тым большим, полу- согнутым указательным и почти прямым средним. Безымянный па- лец и мизинец согну ты и прижаты к ладони. Этот способ удержания пера при письме является наиболее привычным сегодня. Он позволя- ет наносить как прямые, так и изогну тые линии, легко манипулиро- вать орудием для письма при изображении округлых и у толщенных линий (Прохор Мстиславова евангелия, евангелисты Матфей и Марк дву х новгородских Евангелий, датируемых одно — серединой XIV в., другое XIV в.); 5) перо удерживается двумя пальцами: почти прямым большим и указательным. Пальцы средний, безымянный и мизинец прижаты к ладони. Такой способ письма мало удобен. Не исключено, что он мог применяться для письма тонких наклонных линий. Наиболее веро- ятно, что такое положение пальцев при письме не отражает реальной практики и скорее является условным изображением пишущей руки (Прохор Федоровского евангелия); 6) перо удерживается двумя пальцами, будучи зажато между ука- зательным и средним пальцем. Безымянный палец и мизинец свобод- ны от пера и слегка согнуты. Большой палец в письме не у частвует. Такое положение пальцев правой руки при письме технически невоз- можно и, скорее всего, являчется условным (евангелист Иоанн Миля- тина евангелия). Stolyarova verstka.indd 87 1/14/10 5:47:33 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 88 Итак, древнерусские источ- ники XIV в. все еще не содержат достоверных изображений рядо- вых писцов, оставаясь в целом в русле иконографии евангелистов, сложившейся еще в каролингскую эпоху. Неверное истолкование миниатюристами ряда изобрази- тельных мотивов протографов свидетельствует о том, что древ- нерусские писцы XI—XIV вв. не использовали в своей реальной практике специальных приспо- соблений для письма (просперы, скамеечки для ног, иных пюпит- ров, кроме аналоя и др.). Одна- ко некоторые выводы о технике письма в Древней Руси по изоб- разительным источникам XIV в. все-таки можно сделать. Очень вероятно, что письмо в это время осуществлялось с опорой на колени писца. Дополнительные приспо- собления — пюпитры и просперы — для переписки книг, скорее всего, не использовались. Формой материального построения писчего мате- риала оставалась разрезанная разлинованная тетрадь, которую писцы в процессе письма держали полураскрытой. Никаких признаков пред- варительного скрепления листов тетради между собой изобразитель- ные источники XIV в. не содержат. Очень достоверными (за редкими исключениями, о которых говорилось выше) являются изображения утвари и инструментария писцов. Некоторые приемы работы древнерусских писцов остаются неяс- ными ни по письменным, ни по изобразительным источникам. От- сутствие прямых литературных свидетельств не позволяет установить, применялось ли в реальной практике книгописания письмо с голо- са (dictat). Однако конкретные наблюдения над памятниками пись- менности, в частности записями писцов, дают некоторые основания предположить, что письмо под диктовку в ряде слу чаев могло иметь Рис. 33. Царь Давид пишет Псалтирь. Миниатюра Хлудовской псалтири конца XIII в. Stolyarova verstka.indd 88 1/14/10 5:47:34 PM
Глава 3 | Рукописи на пергамене (XI—XIV вв.) 89 место93 . Очень сложным и почти неразрешимым из-за полного отсутс- твия прямых сведений является вопрос о профессиональном составе древнерусских скрипториев. Только конкретные палеографические и кодикологические наблюдения над сохранившимися кодексами могут дать некоторую информацию об участии в их производстве предста- вителей разных ремесленных специальностей. Известно, что деятельность монастырских скрипториев Европы и Ви- зантии регламентировалась специальными установлениями, в которых четко определялся профессиональный состав работавших в них лиц. Так, в уставах монастырей Франции, имевших скрипторий, фигурируют должности армария (armarius) и либрария (librarius). Армарий руководил книгописанием, заказвал копии с книг, снабжал писцов необходимым инструментарием и материалом для письма. В обязанности либрария входило хранение книг монастырской библиотеки94 . Каллиграфы визан- тийских скрипториев подчинялись протокаллиграфу, распределявшему пергамен и орудия для письма между писцами. Выдачей книг для изго- товления копий и хранением их занимался библиотекарь95 . Существовала ли какая-либо профессиональная иерархия внутри древнерусских книгописных мастерских, доподлинно неизвестно. Впро- чем, в историографии принято мнение о делении писцов на старших (руководивших работой) и младших, на ходившихся в их подчинении96 . Единственным в своем роде источником, отчасти проливающим свет на организацию древнерусского книгописания, является «приказ» некоего Федосея писцу Гришке второй половины XIV в. писать текст в два столб- ца: «Приказ от Федосея к Гришке. Прописываи, смерде, гораздо Охтаець. Ты, видеши ли, одноряден97 , и ты слова как ставишь, дешь болваны98 . 93 См.: Каштанов С. М., Столярова Л. В. Еще раз о дате. С. 25, 29. 94 Романова В. Л. Рукописная книга и готическое письмо во Франции в XIII—XIV вв.: По материалам собр. рукоп. книг. Гос. публ. б-ки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина. М., 1975. С. 47. 95 Лихачева В. Д. Искусство книги: Константинополь. XI век. М., 1976. С. 69—70. 96 См., например: Жуковская Л. П. Загадки записи Изборника Святослава 1073 года // Древнерусский литерат урный язык в его отношении к старославянскому. М., 1987. С. 61. 97 Одноряден — т. е. «пишешь в одну строку». 98 «Болваны» — т. е. столбцы» (см.: Калугин В. В. Отношение к книге в Древней Руси. С. 15). Stolyarova verstka.indd 89 1/14/10 5:47:35 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) Быти ти от мене кажнену, аминь» 99 . Может быть, Федосей, отдавая подоб- ные распоряжения, был кем-то вроде протокаллиграфа в той книгопис- ной мастерской, где работал «смерд» Гришка? Представляет интерес, что «приказ» Федосея помещен непосредственно в переписываемый Григори- ем Октоих. Федосей не предварил «приказом» работу, не ограничился ус- тными распоряжениями, а вписал их, осуществляя контроль за работой другого человека. Григорий не последовал «приказу», продолжив писать текст в один столбец. Впрочем, не исключено, что не Гришка был писцом Октоиха по списку РГАДА. Ф. 381. No 75, а некий безымянный переписчик, кодекс ко- торого служил образцом для Григория. В этом слу чае «приказ» Федосея должен был означать запрет следовать графическим нормам переписы- ваемого оригинала. То, что текст Октоиха и «приказ» Федосея по палео- графическим признакам относятся к одному и тому же времени — вто- рой половине X IV в., — не противоречит нашему предположению. Итак, поскольку письменные свидетельства о приемах работы, инс- трументах для письма и утвари древнерусских книгописцев XI—XIV вв. скудны и отрывочны, особое значение приобретает анализ памятни- ков изобразительного искусства этого времени, воплотивших образ пишущего человека. Полу ченные данные несколько разочаровывают: изображения писцов в целом остаются в русле раннесредневековой латинской и византийской иконографии евангелистов, почти не от- ражая реальной практики древнерусского книгописания. Однако не- которые представления о технике письма в Древней Руси XI—XIV вв. по изобразительным памятникам все-таки можно составить (прежде всего это касается формы организации писчего материала, инструмен- тария и у твари, опоры, используемой книжниками при письме, а так- же положения пальцев правой руки пишущего). Важнейшие сведения о конкретных обстоятельствах книгописания, использовании писчего материала, орудий и средств письма, физическом и эмоциональном состоянии писцов содержатся в ряде дневниковых записей на книгах XIV в., систематическое исследование которых является важной и не- отложной перспективой отечественной кодикологии. 99 РГАДА. Ф. 381. No 75. Л. 43. Stolyarova verstka.indd 90 1/14/10 5:47:36 PM
91 |Глава4| Распространение бумаги на Руси в XIV—XVI вв. Досередины XIV в. единственным материалом для написа- ния книг и официальных актов на Руси был пергамен. Пись- ма и черновики актов писались также на бересте. Важное значение для развития канцелярской деятельности приобрел новый писчий матери- ал — бумага. Первые попытки наладить собственное производство бу- маги в России относятся к середине XVI в. 1 , однако эти намерения все- рьез реализовались только во второй половине XVII — начале XVIII в. В XIV — первой половине XVII в. Россия пользовалась исключительно привозной бумагой. До недавнего времени было принято считать, что наиболее ранние бумажные рукописи появились на Руси в середине ХIV в. 2 В 1987 г. О. А. Князевская и Л. В. Мошкова опубликовали заметку, где сообща- лось, что рукопись так называемой Архивской Лествицы3 , которую ав- торы датируют XIII в., написана «в прокладку» на пергамене и бумаге. В восьмилистных тетрадях, составляющих книгу, листы No 1 и 8, 4 и 5 — пергаменные, а No 2 и 7, 3 и 6 — бумажные. «Бумага плотная, хорошо лощеная, без водяных знаков. По качеству выделки она близка к бумаге 1 См., например: Keenan E. L. Paper for the Tsar: A Letter of Ivan IV of 1570 // Oxford Slavonic Papers. N.S., 1971. No 4. P. 21—29; Клепиков С. А. О допетровской бумаге и «бу- маге для царя (письме Ивана IV)» Э. Кинана // Книга: Сб. статей М., 1977. [Вып.] 28. С. 157— 161; Дашкевич Я. Бумага для царя или государева бумага? О начале производс- тва бумаги в Московском государстве XVI в. // Russia Mediaevalis. München, 1987. Т. VI, 1. Р. 221—247. 2 Черепнин Л. В. Русская палеография. М., 1956. С. 217—218. 3 РГАДА. Ф. 181 (РО МГАМИД). No 452. Stolyarova verstka.indd 91 1/14/10 5:47:37 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 92 византийских рукописей XII — XIII вв. ... В данном слу чае зафиксиро- вано самое раннее употребление бумаги в качестве писчего материала для древнерусских письменных источников» 4 . Принадлежность рукописи к XIII в. вызывает, однако, сомнения. Н. П. Лихачев указал три славянские рукописи XIV в., писанные впере- межку на пергамене и бумаге, и сделал следующий вывод: «Общее па- леографическое наблюдение, которое можно высказать по поводу сла- вянских манускриптов, писанных на пергамене и бумаге в прокладку, то — что подобные рукописи должны быть относимы исключительно к XIV столетию» 5 . Среди исследователей, занимавшихся рукописью Лест- вицы, нет полного единодушия в датировке этого памятника. А. И. Со- болевский (1884 г.), П. В. Владимиров (1890 г.), Н. Б. Шеломанова (1966 г.) предлагали широкую датировку — XIII — XIV вв., Н. В. Волков (1897 г.), Н. Н. Дурново (1927 г., переизд. 1969 г.) более узкую — XIII в. Авторы дву х новейших каталогов славяно-русских рукописных книг (О. А. Кня- зевская и др.) отнесли возникновение рукописи ко второй половине XIII в. 6 На л. 86 рукописи имеется киноварная запись на нижнем поле: «В лѣт(о) 6727, м(е)с(я)ца семтября въ 14, соуботѣ...». В переводе на эру от Рождества Христова это дает 1219 г.: 14 сентября приходится на суб- боту при мартовском начале года, поэтому из 6727 надо вычесть 5508, а не 5509. А. И. Соболевский считал, что запись, датированная 6727 г., «едва ли указывает на 1219 год как на год написания рукописи; эта послед- няя, сколько мы можем судить по почерку, относится к несколько бо- лее позднему времени» 7 . Составители «Каталога... рукописных книг 4 Князевская О. А., Мошкова Л. В. Древние славяно-русские рукописи в Центральном государственном архиве древних актов СССР (Москва) // Russian linguistics. 1987. Vol. 11, No2/3. Р.206. См. также: Каталог славяно-русских рукописных книг XI—XIV вв., хра- нящихся в ЦГАДА СССР. М., 1988 / Сост. О. А. Князевская, Н. С. Коваль, О. Е. Кошелева, Л. В. Мошкова. Ч. 1. С. 98—99. No 35 (Далее: Каталог); Гальченко М. Г. О древнейшей вос- точнославянской рукописи, написанной на бумаге и пергамене («в прокладку ») // Книга в меняющемся мире: Седьмая научная конференция по проблемам книговедения. Сек- ция рукописной книги: Тез. докл. М., 1992. С. 12—13. 5 Лихачев Н. П. Палеографическое значение бумажных водяных знаков. СПб., 1899. Ч. 1. С. XXI. (Далее: Лихачев Н. П. Палеогр. знач.). 6 Каталог. Ч. 1. No 35. С. 98—99. 7 Соболевский А.[И.] Два древних памятника галицко-волынского наречия // Русский филологический вестник. Варшава, 1884. Т. 12. No 3/4. С. 99. Stolyarova verstka.indd 92 1/14/10 5:47:38 PM
93 Глава 4 | Распространение бумаги на Руси в XIV—XVI вв.) XI—XIV вв. ...» относят рассматриваему ю запись по почерку к XV в. 8 По аналогии с наблюдениями Л. В. Столяровой относительно надписей на книгах Новгородского Лазарева монастыря можно предположить, что данная запись воспроизводила более раннюю надпись на про- тографе, с которого писалась Лествица. Ни Соболевский, ни современ- ные исследователи не рассматривают дату «6727» (1219) как указание на время написания рукописи. Не только соображения Н. П. Лихачева о хронологии рукописей, написанных «в прокладку» на пергамене и бумаге, заставляют усом- 8 Каталог. Ч. 1. С. 98. Рис. 1. Рукописные книги на бумаге (XVI в.) Stolyarova verstka.indd 93 1/14/10 5:47:39 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 94 ниться в датировке рукописи XIII в., но и наблюдения над самим ко- дексом. Во-первых, на некоторых бумажных листах Лествицы с трудом просматривается водяной знак. Увидел этот знак и сделал набросок его контуров нау чный сотрудник РГАДА Ю. М. Эскин, которого автор настоящей статьи привлек к просмотру рукописи. По рису нку Эскина филигрань показалась мне очень похожей на знак типа «сосуд с ост- роконечным дном» (amphore), приведенный Н. П. Лихачевым. Знак со- держится в акте 1387 г., хранящемся в составе Литовской метрики9 . Во- вторых, разлиновка пергамена и палеографические особенности текста указывают, по мнению Л. В. Столяровой, на 80-е годы XIV в. От XIV в. дошло крайне мало русских рукописей, написанных на бумаге. Из состава документов, традиционно относимых к числу бу- мажных10 , надо исключить жалованную грамоту ярославского князя Василия Давидовича Спасскому Ярославскому монастырю, которая датируется примерно 20-ми годами XIV в. 11 (в старой литературе она обычно фигурирует с датой «до 1345 г.»). Подлинник грамоты не со- хранился. В списке начала XIX в. сообщается, что грамота «писана на хартии». В русском языке слово «хартия», или «харатия», служило обозначением пергамена (от греческого τα χαρτία)12 , хотя в новогречес- ком и сербско-хорватском слово «χαρτί», «хартиjа» значит «бумага» 13 . Именно в этом последнем смысле понял слово «хартия» первый изда- тель ярославской грамоты Амвросий (1815 г.), от которого, видимо, и пошла традиция считать грамоту Василия Давидовича бумажной14 . 9 Лихачев Н. П. Палеогр. знач. Ч. III. No 520; ср. Ч. II. С. 365. 10 Лихачев Н. П. Бумага и древнейшие бумажные мельницы в Московском государстве. СПб., 1891. С. 3 (Далее: Лихачев Н. П. Бумага); Черепнин Л. В. Русская палеография. С. 218. 11 Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV — на- чала XVI в. М., 1964. Т. 3. No 190. С. 204—205. (Далее: АСЭИ) 12 Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам. СПб., 1912. Т. 3. Стб. 1361. 13 Иоаннидис А. А. Новогреческо-русский словарь. М., 1961. С. 711; Толстой И. И. Сербско-хорватско-русский словарь. М., 1957. С. 1037. В древнегреческом языке сло- вом χάρτης обозначался писчий лист, сделанный из папируса (Дворецкий И. Х. Древне- греческо-русский словарь. М., 1958. Т. 2. С. 1767). В современном греческом языке для обозначения пергамена употребляются слова περγαμηνή и μεμβράνη (Иоаннидис А. А. Русско-новогреческий словарь: Изд. 2-е. М., 1983. С. 453). 14 Амвросий. История российской иерархии. М., 1815. Ч. 6. С. 222; ср.: Черкасо- ва М. С. Древнейшая ярославская жалованная грамота XIV в. // ВИД. Л., 1987. [Вып.] 19. Stolyarova verstka.indd 94 1/14/10 5:47:41 PM
95 Глава 4 | Распространение бумаги на Руси в XIV—XVI вв.) Самыми ранними русскими актами на бумаге следует признать договор смоленского великого князя Ивана Александровича с Ри- гой (первая половина ХIV в.) 15 и договор московского великого князя Семена Ивановича с его братьями Иваном и Андреем (около 1350— 1351 гг., по Л. В. Черепнину; конец 40-х годов — 1350/51 г., по А. А. Зи- мину; весна — лето 1348 г., по В. А. Кучкину)16 . Сильно обветшавша я грамота Семена еще до 1614 г. была наклеена на пергамен17 ,авXIXв. на плотную бумагу18 . В ней просматриваются на свет только малень- кие ошметки отклеившейся или неприклеившейся бумаги. Нам по- казалось, что на одном из таких клочков различается водяной знак в виде миниатюрной четырехлепестковой розетки19 , однако это впе- чатление может быть ложным, и надо ждать, когда настанет срок реставрации грамоты. В бумаге грамоты Ивана Александровича просвечивает водяной знак в виде арбалета, известный в качестве итальянской марки с 20-х годов С. 41, примеч. 14. Н. М. Карамзин не учел публикацию Амвросия и считал, что «сия гра- мота не была нигде напечатана: для того включаю оную здесь». См.: Карамзин Н. М. Исто- рия государства Российского: Изд. 5-е. СПб., 1842 (репринт, М., 1988). Кн. 1: Примеч. к IV тому, примеч. 328. Стб. 126—127. «История» Н. М. Карамзина появилась в начале 1818 г., а приступили к ее печатанью еще в 1816 г. Вероятно, к тому времени автор не успел узнать о публикации Амвросия и изменить свое примечание, написанное скорее всего до 1815 г. Карамзин называет грамоту «харатейной» (Там же. Т. IV. Стб. 152), но не бумажной. 15 Смоленские грамоты XIII—XIV веков / Подгот. к печ. Т. А. Сумникова, В. В. Лопа- тин. М., 1963. С. 69—71. Иван Александрович был смоленским князем в 1313—1359 гг. (подробнее см. ниже). 16 Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV—XVI вв. / Подгот. к печати Л. В. Черепнин. М.; Л., 1950. No 2. С. 11—13 (Далее: ДДГ); Зимин А. А. О хроно- логии духовных и договорных грамот великих и удельных князей XIV—XV вв. // Про- блемы источниковедения. М., 1958. [Вып. 6]. С. 279—280, 322 (Далее: Зимин А. А. ХДДГ); Кучкин В. А. Договор Калитовичей (К датировке древнейших документов Московского великокняжеского архива) // Проблемы источниковедения истории СССР и специаль- ных исторических дисциплин. М., 1984. С. 16—24. 17 Описи Царского архива XVI века и архива Посольского приказа 1614 года / Под ред. С. О. Шмидта. М., 1960. С. 57 (Л. 35 об.—36) (Далее: ОЦА); ср. ДДГ. С. 459 (Л. 2 об.); Опись архива Посольского приказа 1626 года / Подгот. к печ. В. И. Гальцов. М., 1977. Ч. 1. С. 33 (Л. 2 об.) (Далее: Опись 1626 г.). 18 Государственное древлехранилище хартий и рукописей. Опись документальных материалов фонда No 135 / Сост. В. Н. Шумилов; под ред. Л. В. Черепнина. М., 1971. No15. С. 18. (Далее: ГДХР). 19 РГАДА. Ф. 135 (Древлехранилище хартий и рукописей). Отд. 1, рубр. II. No 1. Stolyarova verstka.indd 95 1/14/10 5:47:43 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 96 XIV в. 20 Это, пожалуй, единствен- ная русская грамота XIV в., в ко- торой удается найти филигрань. Издатели «Смоленских грамот», правильно определив тип знака в бумаге грамоты Ивана Александ- ровича (арбалет), сослались в об- щей форме на табл. 22—23 альбома В. Мошина и С. Тралича, где поме- щен целый ряд знаков этого типа21 . Однако ими не был выбран какой- либо один знак, который мог бы считаться наиболее близким к фи- лиграни грамоты Ивана Александ- ровича. Таковым является, на наш взгляд, знак No 197 (табл. 22). Он встречается на бумаге, употреб- лявшейся в Тревизо в 1325 и 1328 гг.ивПизев1326г. 22 Филигрань грамоты Ивана Александровича была зарисова- на и измерена по моей просьбе А. В. Юрасовым, которому я при- ношу искреннюю благодарность23 . Данная филигрань и знак No 197 весьма близки по очертанию и размерам всех элементов24 . У них длин- ная тетива (4,5 см в грамоте, 4,6 в No 197), округлый верх ложи над 20 Смоленские грамоты. С. 70 и примеч. 3; ср.: Лихачев Н. П. Бумага. С. 37 (в Фабриа- но этот знак появляется в 1324 г. и употребляется до 1582 г.). 21 Смоленские грамоты. С. 70, примеч. 3. 22 Mošin V.A., Traljić S. Vodeni znakovi XIII i XIV vijeka. Zagreb, 1957. [T.] 1. S.57; Tabl. 22. No 197. 23 Современный шифр грамоты: Латвийский гос. ист. архив. Ф. 8 (Вну тренний архив Рижского магистрата). Оп. 3. (Casp. В). No 25а. 24 Описание устройства арбалета и итальянские названия отдельных его частей см.: Balestra // Enciclopedia italiana di scienze, lettere ed arti. Istituto Giovanni Treccani. [Roma], 1930-VIII. Т. V. Р. 960: аrсо (дуга); fusto, tiniere (ложа); calcio (подножие ложи); chiave, maneta (клапан, ручка). Рис. 2 . Водяные знаки (филиграни) итальянской бумаги XIV—XV вв. Stolyarova verstka.indd 96 1/14/10 5:47:44 PM
97 Глава 4 | Распространение бумаги на Руси в XIV—XVI вв.) дугой, высота которого в грамоте — 1 см, в No 197—0,6 см, ширина со- ответственно — 1,1 и 0,8. Общая протяженность ложи (ствола) сверху вниз равна в грамоте 6, в знаке No 197—5,8 см. Близки показатели дли- ны клапана (ручки), составляющей 2,2 см в грамоте, 2 см — в No 197. Отстояние нижнего конца клапана от ложи в обеих фигурах одинако- вое — 0,9 см. Расстояние между правым (или левым) краем тетивы и нижним концом клапана в грамоте — 3,2 см, в знаке No 197—3 см. Часть ствола между дугой и тетивой составляет в грамоте 1,3 см, в No 197—1 см. Более существенна разница расстояний между нижним концом клапана и подножием ложи. В грамоте это расстояние равняется 0,5 см, в знаке No 197—1,05 см. Таким образом, сравниваемые филиграни не тождественны абсо- лютно, чего обычно никогда и не бывает на практике, но весьма близ- ки между собой по рисунку и размерам. Особенно показательно, что их ширина (длина тетивы) и высота (общая длина ложи) практически совпадают. Эти знаки вполне могли составлять пару при производстве бумаги двумя формами. Вероятно, грамота Ивана Александровича, являющаяся договором с ливонским магистром и рижским епископом, была написана на бумаге, привезенной из Западной Европы в Ригу. Отсюда она и попала в Смо- ленск. Ее могли доставить немецкие послы вместе с проектом договора. В СГГД грамота датируется двояко: 1330 г. и 1330—1359 гг. 25 Ф. Г. Бунге относил грамоту к периоду около 1340 г. 26 Эта дата преобладает в исто- риографии. В последнее время ее поддержал А. А. Горский27 . Вместе с тем издатели «Смоленских грамот» считали, что особенности почерка доку мента («ч» с глубокой чашей, старые типы «н» и «и») позволяют «отодвинуть время возможного написания грамоты к началу княже- ния Ивана Александровича» 28 . Однако, что считать «началом» его княжения? Датированные извес- тия об этом князе немногочисленны. Под 6821 (1312/13) г. Никоновская летопись сообщает о смерти смоленского князя Александра Глебовича, 25 СГГД. М., 1819. Ч. II. No 8. С. [1] (оглавление), 10—11. 26 Bunge F. G. Liv-, Esth- und Curländisches Urkundenbuch nebst Regesten. Reval, 1855. Bd.II (1301—1367). S.104—105. 27 Горский А. А. Брянское княжество в политической жизни Восточной Европы (ко- нец XIII — начало XV в.) // Средневековая Русь. М., 1996. [Вып.] 1. С. 81, 102, примеч. 42. 28 Смоленские грамоты. С. 71. Stolyarova verstka.indd 97 1/14/10 5:47:45 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 98 оставившего двух сыновей: Василия и Ивана 29 . Принадлежность Васи- лия к числу сыновей Александра Глебовича была поставлена под сом- нение Н. А. Бау мгартеном, считавшим его сыном Романа Глебовича30 . А. А. Горский опроверг концепцию Баумгартена ссылками на Тверску ю летопись и Рогожский летописец, где под 6822 (1313/1314) г. говорится о смерти брянского князя Василия Александровича31 . Можно полагать, что брат Василия, Иван Александрович, у наследовал смоленский пре- стол сразу или вскоре после смерти отца, т. е. около 1313 г. В 6842 (1333/34) г. на Смоленск приходил ратью брянский князь Дмитрий32 , который в Указателе к Никоновской летописи определяется как Дмитрий Романович33 (двоюродный брат Ивана Александровича). На дочери Дмитрия Брянского (Феодосии) женился в 6849 (1340/41) г. московский князь Иван Иванович34 . Большой поход против князя Ива- на Александровича был предпринят по приказу хана Узбека ордынс- ким «послом» Товлубием, вместе с которым под Смоленск пришли ря- занский князь Иван Коротопол и пестрая по составу московская рать, посланная Иваном Калитой «по цареву повелению». В Рогожском лето- писце и Симеоновской летописи поход датируется 6847 г. 35 , в ряде дру- гих летописей — 6848 г. 36 Н. Г. Бережков считал появление даты «6848» в Московском своде и иных результатом ошибочного разделения статьи 6847 г. на две: 6847 и 29 ПСРЛ. СПб., 1885. Т. 10. С. 178. 30 Baumgarten N., de. Généalogies des branches régnantes des Rurikides du XIIIe au XVIe siècle // Orientalia Christiana. Roma. Iunio 1934. Vol. XXX-1. No 94. Tabl. XVII, No 14. P. 94— 95, 100—101. 31 ПСРЛ. СПб., 1863. Т. 15. Стб. 408; Пг., 1922. Т. 15. Изд. 2-е. Вып. 1. Стб. 36; Горс- кий А. А. Брянское княжество. С. 80, 101, примеч. 32. 32 ПСРЛ. Т. 10. С. 206. 33 ПСРЛ. Пг., 1918. Т. 14, вторая половина. С. 49. В ряде летописей под 6819 (1310/1311) г. рассказывается о походе новгородцев на емь с князем Дмитрием Романовичем (Новг. I, Новг. IV, Воскресенская и др.). Этот Дмитрий Романович в литерат уре отождествля- ется с брянским князем, сыном Романа Глебовича. См., например: Baumgarten N., de. Généalogies. Tabl. XVII, No16. P. 95, 101; Горский А. А. Брянское княжество. С. 81. 34 ПСРЛ. СПб., 1856. Т. 7. С. 207; Т. 10. С. 213; СПб., 1910. Т. 23. С. 106; Пг., 1921. Т. 24. С. 118 и др.; см. также: Baumgarten N., de. Généalogies. Tabl. II, No 12; Tabl. XVII, No 24. Р. 13, 15, 95, 103. 35 ПСРЛ. СПб., 1913. Т. 18. С. 92—93; Пг., 1922. Т. 15. Изд. 2-е. Вып. 1. Стб. 51—52. 36 ПСРЛ. М.; Л., 1949. Т. 25. С. 172 и др. Stolyarova verstka.indd 98 1/14/10 5:47:45 PM
99 Глава 4 | Распространение бумаги на Руси в XIV—XVI вв.) 6848 гг. В последнюю часть и попало известие о походе Товлубия37 . Со- гласно летописям, Товлубий вышел из Орды «зимой», т. е. в декабре — феврале. Счита я у казанный в летописях 6847 год мартовским, поход можно датировать декабрем 1339 — февралем 1340 г. Поскольку мос- ковскую рать послал Иван Калита, начало похода едва ли могло иметь место позже февраля 1340 г. (Калита умер 31 марта 1340 г.). А. А. Горс- кий относит поход к зиме 1339—1340 г г. 38 Осада Смоленска Товлубием и рязанско-московскими войсками оказалась короткой и безрезультат- ной: «и стояша у града немного, дни 8, и поидоша прочь, граду не ус- певше ничто же» 39 . Умер Иван Александрович лет через 19 после этого события — в 6867 (1358/59) г. 40 Договор Ивана Александровича с немецким магистром датиру- ют временем около 1340 г., с мотивировкой, что в грамоте у помяну т Гедимин в качестве «брата старейшего» смоленского великого князя. Признание сюзеренитета Гедимина Иваном Александровичем и вы- звало, по мнению А. Н. Насонова, поход Товлубия41 . В соответствии с такой логикой составление договора надо отнести к периоду до зимы 1339/40 г. Однако нам представляется, что договор был заключен не перед походом 1339/40 г. или после него, а скорее после нападения на Смоленск брянского князя Дмитрия Романовича в 1333/34 г. В отличие от похода 1339/40 г., в 1333/34 г. вра ждующие стороны «бившеся мно- го», после чего «взяша мир». Именно тогда надо было подтвердить ве- ликокняжеский титул Ивана Александровича, подкрепив его не только сюзеренитетом Гедимина, но и союзом с немецким орденом. Если в Италии бумага с филигранью, наиболее близкой к водяно- му знаку грамоты Ивана Александровича, бытовала в 1325—1328 гг., она вполне могла попасть в Ригу и Смоленск до 1333/34 г. Между тем датировка грамоты 1340 г. делает промежуток между употреблени- ем бумаги в стране-производителе и стране-потребителе слишком большим (12—15 лет). В любом случае договор Ивана Александрови- 37 Бережков Н. Г. Хронология русского летописания. М., 1963. С. 296, 345, при- меч. 17. 38 Горский А. А. Брянское княжество. С. 81. 39 ПСРЛ. Т. 25. С. 172. 40 ПСРЛ. Т. 10. С. 231. 41 Насонов А. Н. Монголы и Русь. М.; Л., 1940. С. 112; Горский А. А. Брянское княхес- тво. С. 81. Stolyarova verstka.indd 99 1/14/10 5:47:45 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 100 ча является наиболее ранней русской грамотой, написанной на бу- маге (договор же Семена с братьями датируется временем не раньше 1348—1351 гг.). О происхождении бумаги еще одного акта можно судить по ха- рактеру вержер. Имеется в виду жалованная грамота московского ве- ликого князя Дмитрия Ивановича новоторжцу Евсевке (около 1363— 1374 гг.) 42 . По словам современного издателя, она «писана на тонкой хлопчатой бумаге (сморщившейся от сырости и по местам стяну в- шейся)» 43 . Н. П. Лихачев обнаружил в бумаге этой грамоты широкие вержеры, характерные для итальянской бумаги XIV в. 44 Он отмечал наличие широких вержер также в ку пчей грамоте Спасо-Прилуцкого монастыря начала XV в. 45 Утраченный к настоящему времени подлинник духовной митропо- лита Алексея (около 1377 г.) был написан, по мнению И. М. Снегирева (40-е годы XIX в.), на лощеной бомбицине46 . Сведения о бумаге других русских актов XIV — начала XV в. весьма неопределенны. Во всяком слу чае, в новейших изданиях этих документов нет никаких указаний на их водяные знаки47 . Некоторые бумажные акты XIV в. в целях их сохранения еще до 1614 г. наклеивались на пергамен48 , 42 АСЭИ. Т. 3. No 238. С. 259—260. 43 Там же. С. 260; ср. ГДХР. No 19. С. 22. 44 Лихачев Н. П. Палеогр. знач. Ч. 1. С. XXII. 45 Там же. С. XXIII—XXIV. Автор датировал купчую 1400—1410 гг. на основании упо- минания в ней игумена Михаила, третьего по счету в Спасо-Прилуцком монастыре. Грамота входила в собрание Н. П. Лихачева. Судя по отсутствию ее среди опубликован- ных актов Спасо-Прилуцкого монастыря XV — начала XVI в. (АСЭИ. Т. 3. No 273—277. С. 288—293), документ надо считать у траченным. 46 АСЭИ. Т. 3. No 28. С. 50—52, особ. С. 51. 47 См. ДДГ. С. 562 (Табл.: «Описание водяных знаков бумаги духовных и договорных грамот»); АСЭИ. М., 1952. Т. 1. No 29. С. 40—41; Т. 3. No 30, 191. С. 53, 205. 48 См. известия описей 1614 и 1626 гг. о договорной грамоте Дмитрия Донского с удельным князем Владимиром Андреевичем Серпуховским: ОЦА. С. 57 (Л. 35 об.); ДДГ. С. 461 (Л. 6 об.); Опись 1626 г. Ч. 1. С. 35 (Л. 6 об.). В описи 1626 г. говорится, что гра- мота писана при митрополите Пимене, ср. текст грамоты 1389 г. (ДДГ. No 11. С. 30—33). Имелись и более ранние грамоты тех же контрагентов, составленные при митрополите Алексее около 1367 и 1374—1375 гг. (Там же. No 5, 7. С. 19—21, 23—24). В. Н. Шумилов указывает, что договорные грамоты Дмитрия Донского с Владимиром Андреевичем (ок. 1367, 1374—1375 и 1389 гг.) были подклеены в XVIII в. плотной бумагой (ГДХР. No 21, 25, 30. С. 23, 26, 28—29). Stolyarova verstka.indd 100 1/14/10 5:47:46 PM
101 Глава 4 | Распространение бумаги на Руси в XIV—XVI вв.) позднее — на тонкую материю49 или бумагу XVII—XIX вв. 50 , что крайне затрудняет изу чение их первичного материала. В сфере изготовления актов пергамен на Руси XIV в. еще далеко не был вытеснен бумагой. Договоры князей с Новгородом и наказы новгородским послам традиционно писались на пергамене51 . Княжес- кие52 и не только княжеские53 завещания составлялись, как правило, на пергамене. Он же послужил материалом для ряда жалованных грамот54 и купчих55 . Что касается древнерусских рукописных книг XIV в., то здесь пер- гамен преобладал абсолютно. По каталогу славяно-русских кодексов XI—XIV вв., хранящихся в РГАДА, прослеживается интересная зако- номерность: среди немногочисленных бумажных рукописей XIV в. нет ни одной древнерусской, но есть одна среднеболгарская56 и одна серб- ская57 . В древнерусских кодексах XIV в. бумага встречается только в виде вставок или замен, произведенных в XV—XVI вв. 58 В составе различных фондов и коллекций российских архивохра- нилищ известно восемь датированных «славянских» кодексов XIV в., которые написаны на бумаге. Самый ранний из них — Евангелие 1348 г., являющееся переводом с греческого на болгарский и напи- санное в Болгарии59 . Рукопись 1371 г. — 16 Слов Григория Богослова — 49 АСЭИ. Т. 1. No3. С. 27. 50 Там же. No 4. С. 27—28; АСЭИ. М., 1958. Т. 2. No 8. С. 18; Т. 3. No 86, 192. С. 117—118, 205—206; ГДХР. No 35. С. 30 (см. также No 21, 25, 30. С. 23, 26, 28—29), ср. выше, примеч. 25. 51 Грамоты Великого Новгорода и Пскова / Под ред. С. Н. Валка. М.; Л., 1949. No 4— 15, 17, 18. С. 13—30, 32—34 (Далее: ГВНП); ГДХР. No 5—12, 23, 24, 26. С. 12—16, 24—27. 52 ДДГ. No 1, 4, 12. С. 7—11, 15—19, 33—37, 459—461 (Л. 2 об.—Зоб., 7—7 об.); ОЦА. С. 56 (Л. 30 об., 31, 32, 33 об.); Опись 1626 г. Ч. 1. С. 33, 35—36 (Л. 3—3 об., 7—7 об.); ГДХР. No 14, 17, 18, 32. С. 17—18, 21—22, 29. 53 АСЭИ. Т. 1. No 11. С. 31—32; ср. Т. 3. No 292. С. 316—319. 54 Там же. Т. 3. No 116, 178, 190, 322. С. 152—153, 193, 204—205, 350—352; ГДХР. No 20. С. 23. 55 АСЭИ.Т.2.No1.С.15. 56 Каталог. Ч. 2. No 78. С. 175—176. 57 Там же. No76. С. 171—173. 58 Там же. Ч. 1. No 42. С. 107—108; Ч. 2. No 132, 156. С. 255—259, 307—308. 59 Лихачев Н. П. Палеогр. знач. Ч. I. С. 78—80; Ч. II: Хронологический указатель. С. 15. Stolyarova verstka.indd 101 1/14/10 5:47:47 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 102 была создана на Афоне в сербском Хиландарском монастыре60 . Устав церковный Лавры св. Саввы Иерусалимского 1372 г. 61 происходит с Ближнего Востока. Сборник Поу чений Исаака Сирина 1381 г. 62 иног- да фигурирует в историографии в числе «наиболее ранних из датиро- ванных рукописных книг, написанных на бумаге» (подразумевается — русских, по прина длежности рукописи библиотеке Троице-Сергиевого монастыря)63 . Однако, согласно Арсению, эта рукопись имеет «пра- вописание сербское», по версии Н. Б. Тихомирова — «среднеболгарс- кое» 64 . Южнославянского происхождения также перевод Хронографа Георгия Амартола, сделанный в 1386 г. 65 . Лествица Иоанна Синайского 1387 г. 66 — сербского извода67 . Эта рукопись была написана митрополи- том Киприаном во время его пребывания в Студийском монастыре в Константинополе68 . В «Диоптре» Филиппа-пустынника 1388 г. бумага чередуется с пергаменом69 . На л. 90 об. — 91 рукой писца указано мес- 60 Лихачев Н. П. Палеогр. знач. Ч. I. С. 80—83. Лихачев датирует рукопись 1370 г., что неточно. Она была завершена 18 октября 6879, индикта 10: 10-й индикт для 6879 свиде- тельствует о мартовском или январском, а не сентябрьском начале года. Поэтому из 6879 для месяца октября надо вычесть 5508, а не 5509 (= 1371 г.). 61 Там же. Ч. II: Хронологический указатель. С. 29. 62 Там же. С. 36; Предметный указатель. С. 268. 63 См.: Черепнин Л. В. Русская палеография. С. 218. 64 Арсений. Описание славянских рукописей библиотеки Свято-Троицкой Сергие- вой лавры. М., 1878. Ч. 1. No 172 (1862). С. 150. Экземпляр отдела рукописей РГБ, где сделана поправка рукой Н. Б. Тихомирова: «сербское» исправлено карандашом на «среднеболг.». 65 Лихачев Н. П. Палеогр. знач. Ч. II: Хронологический указатель. С. 38—39; Предмет- ный указатель. С. 401. 66 Лихачев Н. П. Палеогр. знач. Ч. II: Хронологический указатель. С. 39—40; Предмет- ный указатель. С. 269; Ч. 1. С. 84. 67 Леонид [Кавелин]. Сведения о славянских рукописях, поступивших из книгохра- нилища Св. Троицкой Сергиевой лавры в библиотеку Троицкой духовной семинарии в 1747 году (ныне находящиеся в библиотеке Московской Духовной Академии). М., 1887. Вып. 2. No 29(152). С. 127 (Далее: Леонид. Сведения); ср. Леонид. Рукописи сербского письма XIII—XVIII века, находящиеся в библиотеках Московской губернии // ЧОИДР. М., 1891.Кн.2.С.4.No30. 68 Словарь книжников и книжности Древней Руси. Л., 1988. Вып. 2 (вторая половина ХIV—ХVI в.), ч. 1. С. 467. 69 Лихачев Н. П. Палеогр. знач. Ч. 1. С. XXI; С. 85; Ч. II: Хронологический указатель. С. 41. Stolyarova verstka.indd 102 1/14/10 5:47:47 PM
103 Глава 4 | Распространение бумаги на Руси в XIV—XVI вв.) то возникновения рукописи — монастырь Перивлепт в Константино- поле70 . К 1388 г. относится еще одна бумажная рукопись — сл у жебна я минея на октябрь71 . Она содержит запись о создании ее в Богородиц- ком Грачанском монастыре (ныне известен как Грачаница, на ходит- ся на левом берегу р. Грачаницы в южной Сербии, в районе Косова). «Правописание» рукописи «сербское» 72 . Таким образом, вероятно, все рассмотренные рукописные книги были созданы вне России и не могут характеризовать употребление в ней иностранной бумаги XIV в. Зато они показывают довольно широ- кое распространение итальянской бумаги у южных славян, в Византии и на Ближнем Востоке во второй половине XIV в. Что касается недатированных бумажных кодексов русских храни- лищ, отнесенных Н. П. Лихачевым к 40—90 -м годам XIV в. 73 , то бóльшая часть их также была создана сербскими и болгарскими писцами, в том числе жившими на Афоне в болгарском Зографском монастыре, в серб- ской Лавре Хиландарской и др. Происхождение отдельных сборников неясно, некоторые из них характеризуются в литературе как русские изводы74 , однако в этих рукописях нет указаний о написании их в том или ином русском центре. Определенные данные об этом появляются только с XV в. Так, под- робная выходная запись была сделана в Евангелии, написанном на бу- маге в Твери в Спасском кафедральном соборе в 1417 г. 75 . Бумага этой рукописи, по-видимому, в основном итальянская (может быть, с ка- ким-то добавлением французской). Среди водяных знаков различают- ся рожок с перевязью (cornet), оленья голова в профиль, лук со стрелой, звезда с крестом, цветок о пяти лепестка х и полумесяц с крестом76 . 70 Описание рукописей Чудовского собрания / Сост. Т. Н. Протасьева. Новосибирск. 1980. No 15(15). С. 11. 71 Лихачев Н. П. Палеогр. знач. Ч. 1. С. 86; Ч. II: Хронологический указатель. С. 41. 72 Попов А. Описание рукописей и каталог книг церковной печати библиотеки А. И. Хлудова. М., 1872. No 146. С. 301—303. 73 Лихачев Н. П. Палеогр. знач. Ч. 1. С. 210—245. 74 См., в частности: Предварительный список славяно-русских рукописей XI—XIV вв., хранящихся в СССР (для «Сводного каталога рукописей, хранящихся в СССР, до конца XIV в. включительно») // АЕ за 1965 год. М., 1966. No 769, 776, 819. С. 232, 235. 75 Лихачев Н. П. Палеогр. знач. Ч. 1. С. 89. 76 Там же. Ч. II: Хронологический указатель. С. 57. No 865—877. Stolyarova verstka.indd 103 1/14/10 5:47:47 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 104 В бумаге наиболее раннего, Ипатьевского списка Ипатьевс- кой летописи Н. П. Лихачев обна- ружил знаки «дельфин», «сидя- щая пантера» (un léopard acculé), «дракон» (un dragon), «гусь» (une oie), «лилия», «звезда над по- лулунием». Наличие этих зна- ков позволило автору высказать убеждение, что Ипатьевский список «написан на французской бумаге около 1425 года» 77 . Обращаясь к актовому мате- риалу Северо-Восточной Руси XV — начала XVI в. 78 , мы нахо- дим, что здесь раньше других стала употребляться бумага со знаком «якорь». Первый слу чай относится к 1417—14 23 г г. 79 , ос- тальные — к 50—70-м годам XV в. 80 . Знак «дельфин» встретил- ся в одном акте 1428 г. 81 , в более поздних он не попадается. Знак «корона» обнаружен в одном подлинном доку менте 1433 г. 82 и в спис- ке, который датирован по филиграни 1421 г. 83 В дальнейшем «корона» встречается в документах начиная с конца 40-х годов XV в. 84 77 Лихачев Н. П. Бумага. С. 53. 78 Учет водяных знаков велся по следующим изданиям: ДДГ; АСЭИ. Т. 1—3; Акты феодального землевладения и хозяйства. М., 1956. Ч. 2. (Далее: АФЗХ). 79 ДДГ. No 21. С. 563. 80 Там же. No 63, 65. С. 564; АСЭИ. Т. 1. No 266, 271, 278, 304, 334, 340; Т. 2. No 165, 170, 373, 388, 472; Т. 3. No 207. 81 ДДГ. No 24. С. 563; Лихачев Н. П. Палеогр. знач. Ч. 1. С. 335. 82 ДДГ. No 30. С. 563. 83 Там же. No 12. С. 563. 84 АСЭИ.Т.1.No349;Т.2.No101,113,172,406;АФЗХ.Ч.2.No11. Рис. 3. Водяные знаки (филиграни) французской бумаги XV вв. Stolyarova verstka.indd 104 1/14/10 5:47:48 PM
105 Глава 4 | Распространение бумаги на Руси в XIV—XVI вв.) Знак «ножницы» замечен толь- ко в одном акте 1434 г. 85 В более поздних документах его нет. На- чиная с 30-х годов XV в. получает особое распространение бумага с водяным знаком «голова быка» разных вариантов. Насчитывает- ся до 70 подлинных документов 1433—1505 гг., написанных на бу- маге с этой филигранью86 . Дру- гой столь же часто фиксируемой в актах филиграни за рассматри- ваемый период найти не удается. В двух актах, датируемых при- мерно 1441—1461 гг., обнаружена филигрань «бык» 87 . В 1447 г. в качестве единично- го знака, а с 70-х годов довольно широко встречается филигрань «готическая буква Р» 88 . В 1448— 1488 гг. имела некоторое хожде- ние также бумага с филигранью «гроздь винограда» или «виног- радная лоза» 89 . В 40—50-х и в 80—90 -х годах XV в. иногда употребля- лась бумага с филигранью в виде гербового щита90 . 85 ДДГ. No 34. С. 564. 86 Там же. No 28, 35, 38, 45, 46, 51, 61, 64, 69—73, 75, 81, 82, 86, 90, 91, 99. С. 563—566; АСЭИ. Т. 1. No 342, 351, 355, 401, 403, 416, 419, 444, 446, 451, 455, 457, 500, 533, 557, 607а, 619, 622, 652; Т. 2. No 180, 188, 194, 232, 233, 238, 283, 287, 290, 323, 368, 416, 422, 423а, 470, 471, 474; Т. 3. No 44, 48, 54а, 100, 208—210, 214, 218, 249, 305, 500; АФЗХ. Ч. 2. No 16, 34. 87 ДДГ.No38.С.564:АСЭИ.Т.3.No37. 88 ДДГ. No 48, 75. С. 564, 565; АСЭИ. Т. 1. No 378, 430, 467, 512, 516, 531, 568, 609, 658; Т. 2. No 253, 336, 397, 428, 463; Т. 3. No 46, 68, 223, 346; АФЗХ. Ч. 2. No 15. 89 ДДГ. No 51. С. 564; АСЭИ. Т. 1. No 508; Т. 2. No 106, 107, 121, 193, 195, 235, 354, 361, 387; Т.3.No55. 90 ДДГ. No 38, 58. С. 564; АСЭИ. Т. 2. No 273, 407. Рис. 4 . Водяные знаки (филиграни) итальянской бумаги XIV—XV вв. Stolyarova verstka.indd 105 1/14/10 5:47:49 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 106 В середине XV в. единичные документы были написаны на бумаге с водяными знаками «крестик» (1445—1453 г г.) 91 , «птица» (1445—1471 г г.) 92 , «женская фигура» (1447 г.) 93 , «олень» (1450—1478 г г.) 94 , «топор» (1453, 1470 г.) 95 , «медальон» (1455—14 69 г г.) 96 , «крепостные ворота» (1456 г.) 97 , «буква В» (1459г.) 98 , «два шнура с кольцами» (1459/60 г.) 99 . С 60—70-х годов XV в. попадаются акты на бумаге со знаками «ко- лонна» (1463—1478 г г.) 100 , «голова мавра» (1465—1470 г г.) 101 , «король102 на троне» (1471 г.) 103 , «колесо» (1473 г.) 104 . С 70—80 -х годов встречаются в ак- тах филиграни «герб Франции» (ок. 70—80 -х годов XV в.) 105 , «три горы» (1470—1482 гг.) 106 , «голова совы» (1477—1494 г г.) 107 , «готическая буква Y» (1478—1485 гг.) 108 , «ангел» (1482/83 г.) 109 . С середины 80-х годов XV в. начинает употребляться бумага с фи- лигранью «собака» (1484—149 0 г г.) 110 . В 80-х годах изредка встречается бумага с филигранью «розетка» (1484—14 8 8 г г.) 111 , «сидящий человек» 91 АСЭИ. Т. 2. No 348. 92 Тамже.Т.1.No400;Т.2.No108,345. 93 ДДГ. No 45. С. 564. 94 Тамже.No56.С.564;АСЭИ.Т.1.No385. 95 АСЭИ. Т. 1. No 243, 393. 96 Тамже.Т.2.No326;Т.3.No56. 97 Тамже.Т.2.No169. 98 Тамже.Т.1.No280;ср.Т.2.No333(1493г.). 99 Там же. Т. 2. No171. 100 Тамже.Т.3.No200. 101 Тамже.Т.2.No383. 102 Не папа ли римский? 103 АСЭИ. Т. 1. No 399. 104 Тамже.Т.3.No67а. 105 Тамже.Т.1.No481. 106 Там же. Т. 2. No 327, 476. 107 АФЗХ.Ч.2.No2. 108 ДДГ. No 79. С. 565; АСЭИ. Т. 3. No 231, 477. 109 АСЭИ. Т. 2. No 261. 110 Там же. No 266, 481. 111 Тамже.Т.1.No509. Stolyarova verstka.indd 106 1/14/10 5:47:50 PM
107 Глава 4 | Распространение бумаги на Руси в XIV—XVI вв.) (1485 г.) 112 , «единорог» (ок. 1486 г.) 113 . Не ранее 90-х годов XV в. находит применение бумага, имеющая знаки «ку вшинчик» (с 1490 г.) 114 , «тиара» (с 1492 г.) 115 , «рука» (с 1492 г.) 116 , «звезда» (1495—149 9 г г.) 117 . В бумаге отде- льных актов 90-х годов содержатся филиграни «чаша» (1490—1496 г г.) 118 и «черепаха» (1492 г.) 119 . Этот обзор не является, конечно, исчерпывающим. Надо иметь в виду, что в изданиях актов сами знаки не воспроизводятся, многие из них определены по фрагментам, не вполне у веренно. В целом ряде слу чаев публикация документа сопровождается замечанием о невоз- можности увидеть или разобрать водяной знак (подобных у казаний мы насчитывали 54 для подлинников120 и 8 для списков121). Некото- рые подлинники (особенно первой четверти XV в.) изданы вообще без каких-либо сведений о филигранях, что, вероятно, надо считать при- знаком их отсутствия. Кроме того, учет знаков по актам следовало бы дополнить у четом их по рукописным книгам XV в. Однако от этой за- дачи мы пока отказались122 . 112 Тамже.Т.2.No396. 113 ДДГ. No 80. С. 565. 114 АСЭИ. Т. 2. No 402; Т. 3. No 215; ср. Т. 1. No 660; ДДГ. No 17—18, 95. С. 563, 566; АФЗХ. Ч.2.No29. 115 АСЭИ. Т. 1. No 577, 651; Т. 2. No 285, 289, 309, 338, 415, 417, 430; Т. 3. No 185, 213, 224, 471; АФЗХ. Ч. 2. No 22, 38. 116 ДДГ. No 93. С. 566; АСЭИ. Т. 1. No 653; Т. 2. No 286, 303, 304, 306, 307, 336, 414, 429. 117 АСЭИ.Т.1.No583,586;Т.2.No487. 118 АСЭИ. Т. 2. No 484. 119 Тамже.Т.1.No567. 120 Там же. No 192, 224, 237, 240, 251, 257, 339, 346, 352, 373, 375, 446, 491, 519, 522, 601, 608, 641; Т. 2. No 68, 110, 112, 185, 196—198, 203, 249, 268, 278, 284, 294, 298, 322, 364, 366, 382, 399, 450, 467а, 496; Т. 3. No 32, 47, 49, 87, 89, 230, 237, 260, 273, 275, 323а, 465, 487; АФЗХ. Ч.2.No1. 121 АСЭИ.Т.1.No287,335,473,490;Т.2.No330,332;Т.3.No13,21. 122 В дальнейшем для такой работы открываются широкие возможности в связи с приведением в известность общего состава кодексов XV в. См.: Предварительный спи- сок славяно-русских рукописных книг XV в., хранящихся в СССР (для «Сводного ката- лога рукописных книг, хранящихся в СССР») / Сост. А. А. Турилов. М., 1986. Большую ценность представляет исследование Е. М. Шварц, посвященное кодикологическому и филиграноведческому анализу рукописей XV в. Софийско-новгородского собрания РНБ. Очень важен приложенный к исследованию альбом филиграней; см.: Новгородс- Stolyarova verstka.indd 107 1/14/10 5:47:50 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 108 В Западной Руси XIV — начала XVI в. акты писались на привозной бумаге в основном тех же типов, что и в Северо-Восточной Руси. Об этом можно судить, в частности, по водяным знакам, которые выяви- ла А. Л. Хорошкевич в подлинниках полоцких грамот, хранящихся в Латвийском гос. историческом архиве (в прошлом — ЦГИА Латв. ССР). Достоинством работы А. Л. Хорошкевич является то, что филиграни в ней не только у помяну ты и идентифицированы, но и воспроизведены. В конце XIV — начале XV в. в Полоцке использовалась бумага с во- дяным знаком «ключи» (два перекрещенных ключа, разрешающий и вяжущий, эмблема папской власти) (1397 г.) 123 , «геральдическая лилия», увенчанная андреевским крестом на вертикальном стержне (1405 г.) 124 , «единорог» (1408 г.) 125 , «три горы» (1409 г.) 126 . В грамоте 1420 г. обнаруже- на филигрань, которую А. Л. Хорошкевич определяет как «три лу ча» 127 . Возможно, это фрагмент знака типа «звезда». К тому же году относится, кажется, документ с водяным знаком «голова оленя» 128 . Далее, после пе- рерыва в четверть века, наблюдаем наплыв бумаги с водяными знаками во второй половине 40-х годов XV столетия. В это время наиболее рас- пространенной была филигрань «голова быка» (одна грамота до 1446 г. 129 , две — 1448 г. 130 ). Из других водяных знаков встречаются «бык» (1446 г.) 131 , «виноградная гроздь» (документ до 1446 г.) 132 , «лук со стрелой» (1449 г.) 133 . кие рукописи XV века: Кодикологическое исследование рукописей Софийско-новгород- ского собрания Государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина / Сост. альбома филиграней и автор исслед. Е. М. Шварц. М.; Л., 1989. 123 Полоцкие грамоты XIII — начала XVI в. М., 1989. [Вып. VI]. Указатели. С. 198, 205. No 43. 124 Там же. С. 198, 206. No 48. 125 Там же. С. 198, 205. No 42. 126 Там же. С. 198, 206. No 54 (по А. Л. Хорошкевич, «трехгорье»). 127 Там же. С. 198, 205. No 41. 128 Там же. No 40. 129 Там же. С. 196, 200. No 14. А. Л. Хорошкевич говорит о голове «с развесистыми ушами», принимая за уши широко расставленные рога. 130 Там же. С. 197, 201, 202. No 23, 26. 131 Там же. С. 196, 199. No 1. 132 Тамже.No2. 133 Там же. С. 198, 206. No 49. Stolyarova verstka.indd 108 1/14/10 5:47:50 PM
109 Глава 4 | Распространение бумаги на Руси в XIV—XVI вв.) Затем следуют акты 1459 г. В них видим «виноградную гроздь» 134 , довольно близку ю по форме и размерам к знаку гра- моты, датируемой временем око- ло 1446 г., и более редкий знак — «трезубец» 135 . Для грамот 60-х годов XV в. самой характерной маркой была «голова быка». Фик- сируется семь случаев ее упо- требления136 . Дважды встречает- ся «якорь» с прямым крестиком внизу137 . Известна также бумага со знаками «перекрещенные пуш- ки» с крестом над ними (1464 г.) 138 , «греческий крест» прихотливой формы (1469, 1470 гг.) 139 , «корона» (без точной даты)140 , «перстень» (1470 г.) 141 . В 70-х годах XV в. в полоцких грамотах по-прежнему преобла- дает филигрань «голова быка». Более половины маркирован- ных документов этого периода, 8 из 15, содержат филигрань данно- го типа142 . Мы не решаемся прибавить к ним еще два знака, которые 134 Там же. С. 196, 199. No 3. 135 Там же. С. 198, 206. No 53. 136 Там же. С. 196—198, 201, 202, 204, 205. No 16 (1464 г.), 17 (1465 г.), 18 (1464—1465 гг.), 19 (1464 г.), 21 (1464—1465 гг.), 27 (1463 г.), 37 (1470 г.). 137 Там же. С. 98, 207. No 56 (1464 г.), 57 (1470 г.). 138 Там же. С. 198, 206. No 51. 139 Там же. С. 198, 205. No 45. 140 Там же. No 44. 141 Там же. С. 198, 206. No 50. 142 Там же. С. 197, 198, 201—204. No 20 (1473 г.), 22 (1472, 1475 гг.), 25 (1480 г.), 33 (1480 г.), 34 (1476—1477 гг.), 35 (1476—1481 гг.), 36 (1476 г.). Рис. 5. Водяные знаки (филиграни) немецкой бумаги XV—XVI вв. Stolyarova verstka.indd 109 1/14/10 5:47:51 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 110 А. Л. Хорошкевич определяет как «голову быка», но которые по виду совсем на нее не похожи (в одном слу чае фрагмент знака напоми- нает улитку или загну тое птичье перо143 , в другом — часть гербово- го щита14 4). Знаками 70-х годов являются кроме того «виноградная лоза» (с гроздью внутри)145 , «скребница» 146 , «готическая буква Y» 147 . «Готическая буква Р» наблюдается в бумаге дву х документов: 1477— 1484 гг. 148 и 1480 г. 149 . Широкая дата первого из них не позволяет уве- ренно причислить его к грамотам 70-х годов. В 80-е годы XV в. распространенным знаком остается «голова быка» (обычно со змеей, обвивающейся вокруг креста, который венчает го- лову)150 . Встречаются и другие марки: «готическая буква Р» без укра- шений151 , «готическая буква Y» с голым стержнем наверху152 , «гора» 153 , состоящая из трех рядов горок, расположенных снизу вверх в порядке убывающей арифметической прогрессии: 3.2 .1; над верхней горкой — узкий и длинный обелиск, увенчанный короной154 . 90-е годы XV в. представлены в публикации А. Л. Хорошкевич всего двумя знаками, из которых один — «готическая буква Р» с четырехле- пестковой розеткой155 , другой — [голова быка] со змеей, обвивающей 143 Там же. С.198, 204. No 38 (1476—1477 гг.). 144 Там же. No 39 (1460—1470-е годы). 145 Там же. С. 196, 199. No 4 (1471 г.). 146 Там же. С. 198, 206. No 52 (1478 г.). 147 Там же. С. 196, 200. No 12 (1479—1480 гг.). 148 Тамже.No8. 149 Там же. С. 196, 199. No 7. 150 Этот знак имеется в трех документах 1481 г. (Там же. С. 197, 202, 203. No 28, 29, 32) и в одном 1481—1488 гг. (Там же. С. 197, 203. No 31). Во втором выпуске «Полоцких грамот» последний из указанных документов датирован не 1481—1488, а 1482—1488 гг. (Полоц- кие грамоты XIII — начала XVI вв. М., 1978. [Вып.] II. С. 103. No 188). 151 Там же. [Вып. VI]. С. 196, 199. No 5 (1481 г.), 6 (1483 г.). 152 Там же. С. 196, 200. No 13 (1482 г.). 153 По определению А. Л. Хорошкевич, «трехгорье». 154 Там же. С. 198, 207. No 55 (1487 г.). 155 Там же. С. 196, 200. No 9. В дате знака здесь опечатка: «1469—1502»; во втором вы- пуске «Полоцких грамот» в заголовке документа указана другая, более правильная дата: 1496—1502 гг. (Полоцкие грамоты. [Вып.] II. С. 140. No 217). Stolyarova verstka.indd 110 1/14/10 5:47:52 PM
111 Глава 4 | Распространение бумаги на Руси в XIV—XVI вв.) крест156 . Не намного богаче и состав филиграней начала XVI в., найден- ных в бумаге полоцких грамот. Здесь мы видим дважды «готическую букву Р» (с трехлепестковым цветком157 и четырех лепестковой розет- кой158 ) и дважды же — «кувшинчик» 159 . Если в западнорусских акта х бумага с филигранями систематичес- ки присутствует уже с конца XIV в., то ситуация с бумагой в Севе- ро-Восточной Руси до 20-х годов XV в. остается неясной. От второй половины XIV — начала XV в. практически не дошло актов, отно- сительно филиграней которых можно было бы сказать что-то опре- деленное. Русские рукописные книги первой трети XV в. свидетель- ствуют об употреблении в них итальянской и французской бумаги. С 20—30 -х годов XV в. знаки бумаги французского и итальянского происхождения начинают встречаться и в актах. По-видимому, на итальянской бумаге написаны акты со знаками «якорь», «ножни- цы», «бык», «топор» и некоторые другие. Но одновременно употреб- лялась и бумага французского производства, имеющая филигрань «дельфин». Что касается бумаги с литерой «Р», то вероятнее всего ее французское происхождение. С. Содби считал «Р» знаком Бургундии, началом имени Philippe, которое носили некоторые бургундские гер- цоги: Philippe de Rouvre (1349—1361 гг.), Philippe Audax (1363—1404 гг.), Philippe le Bon (1419—14 67 г г.) 160 . Распространение во второй половине XV в. бумаги с такими фи- лигранями, как «герб Франции» и другие французские гербовые зна- ки, свидетельствует об увеличении ввоза французской бумаги. О том же говорит появление бумаги с филигранями «единорог» и «буква Y». В букве «Y» С. Содби видел начало имени и символ Изабеллы, треть- ей жены (с 1429 г.) бургундского герцога Филиппа Доброго161 . Единорог был также бургундским символом162 . Особенно усиливается приток 156 Там же. [Вып. VI]. С. 197, 203. No 30 (1499 г.). Знак сохранился или воспроизведен фрагментарно: изображение самой головы отсутствует. 157 Там же. С. 196, 200. No 10 (1508 г.). 158 Там же. No 11 (1509 г.). 159 Там же. С. 198, 205. No 46, 47 («начало XVI в.», по определению А. Л. Хорошкевич). 160 Sotheby S. Principia Typoraphica. London, 1858. Vol. 3. Р. 75—76. 161 Ibid. Р. 79. 162 Ibid. Р. 61 Stolyarova verstka.indd 111 1/14/10 5:47:52 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 112 французской бумаги в конце XV — начале XVI в. (бумага со знаками «собака», «ку вшинчик», «рука» и т. д.). Бумагу со знаком «голова быка», которая столь распространилась на Руси с 30-х годов XV в., принято считать немецкой163 . Однако вопрос о ее происхождении едва ли может быть решен столь однозначно. Еще в конце XIV в. была известна итальянская бумага с этой филигранью16 4 . На бумаге 40-х — первой половины 70-х годов XV в., использовавшейся в Полоцке, «голова быка» обычно дополнена сверху стержнем с неболь- шим андреевским крестом165 , реже — прямым крестом, над которым — цветок166 . Картина резко меняется с 1476—1477 гг., когда над головой быка появляется королевская корона, увенчанная цветком167 . Разуме- ется, это наблюдение нуждается в проверке на более широком круге источников. Тем не менее мы решаемся высказать некоторые предва- рительные соображения по поводу указанных перемен. Андреевский крест был, как известно, эмблемой Бургундии (заимс- твован из Шотландии). Замена его около 1476–1477 гг. королевской ко- роной, вероятно, связана с гибелью последнего бургундского герцога Карла Смелого в битве при Нанси в 1477 г. и последующим присоеди- нением основной части Бургу ндского государства к Франции (бель- гийские и голландские владения бургундских герцогов достались Габ- сбургам и были отвоеваны у них только при Людовике XIV). Вероятно, французские претензии на все бургу ндское наследство и выразились немедленно после сражения 1477 г. в появлении королевской короны над бургу ндской «головой быка». Эти претензии стали несколько менее заметными в маркировке бумаги в 80-е годы XV в., когда над головой 163 Черепнин Л. В. Русская палеография. С. 224. 164 Лихачев Н. П. Бумага. С. 30. Голова быка (testa di bue) — типичный знак бу- маги, производившейся в XIV в., например, на мельницах Колле в Тоскане; см. об этом: Bastianoni C. Le cartiere di Colle di val d’Elsa e i loro segni nella prima metà del secolo XIV // Produzione e commercio della carta e del libro secc. XIII—XVIII: Atti della «Ventitreesima Settimana di Studi» 15—20 aprile 1991 / A cura di Simonetta Cavaciocchi (Istituto internazionale di storia economica «F. Datini» Prato. Serie II — Atti delle «Settimane di Studi» e altri Convegni, 23). Le Monnier. Prato; Firenze, 1992 (Далее: Produzione e commercio della carta...). Р. 228. 165 Полоцкие грамоты. [Вып. VI]. С. 196, 197, 201. No 16—22 (1448, 1464—1465, 1472, 1473, 1475 гг.). 166 Там же. С. 197, 202. No 26 (1448 г.). 167 Там же. С. 197, 204. No 34 (1476—1477 г.), 35 (1476—1481 гг.). Stolyarova verstka.indd 112 1/14/10 5:47:53 PM
113 Глава 4 | Распространение бумаги на Руси в XIV—XVI вв.) быка возвысился прямой крест, обвитый змеей. Может быть, это уже был результат немецкого влияния. Однако сама замена андреевского креста прямым говорит о прекращении использования характерного для «головы быка» бургундского символа, что объясняется исчезнове- нием бургундской государственности. Требует внимания также вопрос о происхождении бумаги с филиг- ранью «тиара». Н. П. Лихачев называл тиару «высокой короной с крес- том». Он отмечал отсу тствие этого знака во французских и голландских альбомах и предлагал считать его «германским» 168 . Наличие бумаги с «тиарой» свидетельствует об усилении проникновения немецкой бума- ги на Русь в 90-е годы XV в. Вероятно, не вполне прекратился привоз сюда и итальянской бумаги. Например, встречающаяся в 60-х — начале 80-х годов бумага с филигранями «три горы», «колонна», «голова мав- ра» могла быть итальянской. Все эти предположения нуждаются, одна- ко, в проверке. Происхождение бумаги каждой конкретной рукописи должно стать предметом особого исследования. Только после проведе- ния серии таких исследований мы сможем дать достоверную картину распространения иностранной бумаги в России XV в. В первой половине XVI в. наиболее у потребительной на Руси была французская бумага. В рукописях этого времени часто встречаются филиграни «буква Р», «рука», «ку вшинчик», «герб Франции», «едино- рог», «собака», «круг», «змея», «геральдическа я лилия» и т. п. Во вто- рой половине XVI в. широко распространилась французская бумага со знаками «рука», «ку вшинчик», «герб г. Парижа», «сфера» и др. Книга «Апостол» была напечатана в 1564 г. в Москве на французской бумаге с водяными знаками «кораблик» (герб г. Парижа) и «маленька я сфера» 169 . Продолжала поступать в Россию и немецкая бумага. Кроме бума- ги со знаками «голова быка» и «тиара», проникала бумага с «вепрем», «орлом» и различными немецкими гербами. Одна из вставок 40-х го- дов XVI в. в старейшу ю копийну ю книгу Троице-Сергиева монастыря 168 Лихачев Н. П. Бумага. С. 68. 169 Лихачев Н. П. Палеогр. знач. Ч. 1. С. CLXXXVII. Об использовании французской бумаги с водяными знаками разных типов в 70-е годы XVI в., в частности при составле- нии Лицевого свода, см.: Амосов А. А. Лицевой летописный свод Ивана Грозного: Опыт комплексного источниковедческого исследования: Дисс... доктора историч. наук. Л., 1991. С. 215—334 (Далее: Амосов А. А. Лицевой свод); Он же. Лицевой летописный свод Ивана Грозного: Комплексное кодикологическое исследование. М., 1998. С. 145—222 (Далее: Амосов А. А. Лицевой летописный свод). Stolyarova verstka.indd 113 1/14/10 5:47:53 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 114 была сделана на бумаге с орлом170 . Употребление бумаги с немецкими гербами характерно для второй половины XVI в. Так, копийная книга Троице-Сергиева монасты- ря 80-х годов XVI в. 171 объединяет в себе французскую бумагу с фи- лигранью «кувшинчик» и немец- кую бумагу с филигранью «герб г. Шробенхаузена» в Баварии172 . Польская бумага доставлялась в Россию (вероятно, в небольшом количестве) уже в первой поло- вине XVI в. В одном докумен- те Троице-Сергиева монастыря 1526/1527 г. на ходим водяной знак в виде польского герба «Гоздава» (тип двойной линии)173 . С сере- дины и особенно в последней четверти XVI в. у потребление польской бумаги у чащается. В бумаге нескольких русских рукописей 70—90 -х годов XVI в. Н. П. Лихачев установил наличие таких типично польских знаков, как «одногла- вый польский орел», «герб Абданк», «герб Гоздава», «герб Старжа или Топор», «герб Слеповрон», «герб Тенпаподкова» 174 . А. А. Амосов связал с деятельностью каунасской мельницы проникновение в Мос- 170 РГБ. Ф. 303. No 518. Л. 335—335 об.; Каштанов С. М. Копийные книги Троице- Сергиева монастыря XVI в. // Зап. Отдела рукописей. М., 1956. Вып. 18. С. 29, при- меч. 100 ср.: То же // Перечень актов Архива Троице-Сергиева монастыря. 1505—1537. М., 2007. С. 37. 171 РГБ. Ф. 303. No 519; Каштанов С. М. Копийные книги. С. 32—41; Он же. Очерки русской дипломатики. М., 1970. С. 268—305. 172 Briquet C. M. Les filigranes. Dictionnaire historique des marques du papier dès leur apparition vers 1282 jusqu’en 1600: A facsimile of the 1907 edition with supplementary material contributed by a number of scholars / Ed. Allan Stevenson. Amsterdam, 1968. No 2238; ср. Ли- хачев Н. П. Бумага. С. 67. Табл. 49. No 428, 429; Он же. Палеогр. знач. Ч. 1. С. 359; Ч. III. No 3075, 4029. 173 Акты Русского государства 1505—1526 гг. М., 1975. No 296. (Далее: АРГ). 174 Лихачев Н. П. Бумага. С. 72—73. Рис. 6. Переплет копийной книги Троице-Сергиева монастыря XVI в. Stolyarova verstka.indd 114 1/14/10 5:47:53 PM
115 Глава 4 | Распространение бумаги на Руси в XIV—XVI вв.) кву в первой половине 70-х годов XVI в. бумаги, содержащей особую разновидность филиграни «двойная лилия» 175 . Размышляя о путях проникновения бумаги в Россию в XIV — пер- вой половине XVI в., Н. П. Лихачев выдвинул первоначально (1891 г.) следующую гипотезу: «Нетрудно наметить несколько пунктов, через которые древняя Русь могла полу чать бумагу. Такими пунктами явля- ются: 1) Астрахань для восточной хорассанской и персидской бумаги, 2) Кафа — для бумаги итальянской, 3) Рига и Новгород — для бумаги французской и голландской. Кроме того, из Польши могла привозить- ся бумага германская и польская» 176 . Впоследствии (1899 г.) Лихачев от- казался от мысли, что Россия приобретала и использовала восточную бумагу. Он писал: «...нет ни одного известия о привозе восточной пис- чей бумаги» 177 ; «...мне неизвестно ни одной старой русской рукописи, ни одного документа, написанного на восточной бумаге» 178 . Л. В. Черепнин (1956 г.) повторил, однако, раннюю гипотезу Н. П. Ли- хачева относительно привоза восточной бумаги: «Через Астра хань могла поступать в Россию бумага с Востока (из Средней Азии и Ира- на)» 179 . Вместе с тем он исключил Астрахань из общего перечня пун- ктов, через которые, по мысли Лихачева, шла в Россию «иностранна я бумага», но добавил сюда Смоленск: «Иностранная бумага ввозилась в Русское государство: 1) с юга, через Кафу; 2) через Ригу и Новгород (при посредстве ганзейских купцов); 3) через Смоленск» 180 . Неизвест- но, какую бумагу (уж не восточную ли?) имеют в виду О. А . Князевс- кая и Л. В. Мошкова, говоря, что бумага Архивской Лествицы РГАДА (Ф. 181. No 452) «близка к бумаге византийских рукописей XII—XIII вв.» (об этом см. выше). В дореволюционных изданиях и описаниях рукописей бумага XIV — начала XV в. нередко характеризуется как «бомбицина». Под carta 175 Амосов А. А. Указ. диссертация. С. 299—309; Он же. Лицевой летописный свод. С. 199—205. 176 Лихачев Н. П. Бумага. С. 9; ср. С. 28; Бахтиаров А. История бумажного листа: Ис- торико-технический очерк. [1905]. С. 15; Маньков А. Г. Цены и их движение в Русском государстве XVI века. М.; Л., 1951. С. 241 177 Лихачев Н. П. Палеогр. знач. Ч. 1. С. LXIV. 178 Там же. С. LXV. 179 Черепнин Л. В. Русская палеография. С. 219. 180 Там же. Stolyarova verstka.indd 115 1/14/10 5:47:54 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 116 bombycina в средние века подразумевалась бумага, сделанная из шел- ка (но не из хлопка, как долго считалось в литературе). Однако позд- нее было найдено дешевое сырье для производства бумаги — бумазея: ткань из смеси льняных нитей и хлопчатых волокон. Характер бумаги зависел от соотношения этих элементов181 . Вероятно, в ранней бумаге из бумазейного тряпья (Brachentlumpen) процент хлопчатых волокон был достаточно велик, что придавало ей такой вид, который побуждал издателей и авторов каталогов называть ее «бомбициной» (неверно по- нимаемой в качестве бумаги из хлопка). Бумага из бумазейного тряпья изготовлялась в XIV в. в Италии, откуда она попала в Россию. Считать эту бумагу восточной оснований нет. Возникновению и живу чести легенды о «восточной» бумаге на Руси способствовали два термина: 1) «александрийская бумага» и 2) «десть» (ме ра бума г и — 24 листа; название формата книжного листа — in-folio, а вернее — i n-2 °) 182 . Термин «александрийская бумага», не прилагавшийся ни на Западе183 , ни на Востоке184 ни к одному сорту или формату бумаги, появляется в русских источниках не раньше середины XVI в. (1539/40, 1556 гг.) 185 . В XVI—XVII вв. «александрийской бумагой» назывались на Руси лу чшие сорта европейской бумаги, имевшей, разумеется, водяные знаки. Н. П. Лихачев писал, что «большою», или «Александрийскою» называли «бумагу двойного формата» 186 . 181 Thiel V. Papiererzeugung und Papierhandel vornehmlich in den deutschen Landen von den ältesten Zeiten bis zum Beginn des 19. Jahrhunderts // Archivalische Zeitschrift (Hrsg. durch Das Bayerische Hauptstaatsarchiv in München). München, 1932. Dritte Folge. Bd. 8 (Der ganzen Reiche Bd. 14). S. 108. 182 Лихачев Н. П. Бумага. С. 7, 28—33; Он же. Палеогр. знач. Ч. 1. С. XXIX—XXXI. О соответствии «дести» формату in-2° см.: Каштанов С. М. По следам троицких копийных книг XVI в. (Погодинский сборник 1846 и архив Троице-Сергиева монастыря). [Ч. 3] // Зап. Отдела рукописей. М., 1981. Вып. 42. С. 29—30; ср.: Жуковская Л. П. О значении ис- следования понтюзо и некоторых других вопросах филиграноведения // АЕ за 1981 год. М., 1982. С. 75. 183 О форматах и названиях бумаги на Западе см.: Briquet C. M. Les filigranes. Т. 1. Р. 6; Резцов Н. Я. О нормальных форматах бумаг за границей и о установлении их в России. СПб., 1909. С. 7—9. 184 Египетская бумага называлась «мансури». Известна бумага «багдадская», «камель», «т умар». Последняя отличалась наибольшим форматом. Подробнее см.: Лихачев Н. П. Бумага. С. 31; Резцов Н. Я. О нормальных форматах. С. 3. 185 Лихачев Н. П. Бумага. С. 30; Он же. Палеогр. знач. Ч. 1. С. XXIX. 186 Лихачев Н. П. Палеогр. знач. Ч. 1. С. XXIX. Stolyarova verstka.indd 116 1/14/10 5:47:54 PM
117 Глава 4 | Распространение бумаги на Руси в XIV—XVI вв.) В середине XVII в. Григорий Котошихин рассказывал о том, что грамоты иностранным государям писались в зависимости от их ранга и титула на большой, средней или меньшей александрийской бумаге187 . Вероятно, принадлежность бумаги к разряду «александрийской» опре- делялась не столько особенностью филиграней, сколько ее качеством (плотность, гладкость, размер). Позднее появление термина «александрийская бумага» и обозначе- ние им не восточной, а западноевропейской бумаги позволяет усом- ниться в том, что этот термин возник на почве у потребления восточ- ной бумаги в России XIV—XV вв. Загадка его до сих пор не разрешена. Может быть, он вошел в обиход в первой половине XVI в. в связи с по- лу чением в Москве грамот от александрийского патриарха, вероятно, написанных на роскошной бумаге, ставшей образцом, на который ори- ентировались при ее выборе для ответных грамот иностранным иерар- хам, а затем и монархам. До нас дошла (правда, в копии XVI в.) грамота александрийского патриарха Иоакима Василию III, которую А. Н. Му- равьев датировал 1533 г. 188 , а Г. В. Семенченко и А. И. Плигузов — 1505— 1530 гг. 189 . Известна также грамота александрийского патриарха Иоаки- ма Ивану IV от 20 октября 1556 г. 190 и другие более поздние грамоты, относящиеся к тому времени, когда термин «александрийская бумага» уже существовал. Следовательно, для подкрепления нашего предполо- жения имеет значение лишь грамота патриарха Иоакима Василию III. 187 Подробнее см.: Лихачев Н. П. Бумага. С. 31; Участкина З. В. Русская техника произ- водства бумаги. М.; Л., 1954. С. 104. В XVII в. термин «александрийская бумага» был на- столько принят, что его употребляют и иностранцы, говоря о привозе бумаги в Россию на немецких и голландских кораблях, см.: Kilburger J.Ph. Kurzer Unterricht von dem Rußischen Handel, wie selbiger mit aus- und eingehenden Waaren 1674 durch ganz Rußland getrieben worden // Magazin für die neue Historie und Geographie / Angelegt von Dr. Anton Friedrich Büsching. [Hamburg, 1769]. III. S. 294 («25 Rieß Alexandrinisches Papier»), 301 («5 Rieß Alexandrinisch Papier»); ср.: Кильбургер И. Ф. Краткое известие о русской торговле, каким образом оная про- изводилась чрез всю Руссию в 1674 году. СПб., 1820. С. 106, 114; Курц Б. Г. Сочинение Киль- бургера о русской торговле в царствование Алексея Михайловича. Киев, 1915. С. 135, 140. 188 [Муравьев А. Н.] Сношения России с Востоком по делам церковным. СПб., 1858. [Ч. 1]. С. 39—42. 189 Русский феодальный архив XIV — первой трети XVI века. М., 1987. [Ч.] 3. No 154. С. 544—545. Ср.: Россия и греческий мир в XVI веке. / Подгот. к публ. С. М. Каштанов и Л. В. Столярова, при участии Б. Л. Фонкича. М., 2004. Т.1. С. 341—342. No 4. 190 РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. Кн. 1. Л. 126—134; Россия и греческий мир. Т. 1. С. 235—239. No 106. Stolyarova verstka.indd 117 1/14/10 5:47:54 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 118 Особое внимание к грамотам александрийского патриарха могло вызываться как форматом и качеством бумаги этих посланий, так и исключительным ранговым положением их автора. Он носил титул не только патриарха, но и «папы». В статейном списке посольства Бориса Петровича Благово 1585 г. сообщается о приеме у константи- нопольского патриарха Феолипта II, где прису тствовали также алек- сандрийский патриарх Сильвестр и антиохийский патриарх Иоаким. После приема «была обедня, а служили все три патриарха, а на одном на александрейском патреархе была шапка патреаршеская, а нарица- ют его в папино место и ставят болши всех патреархов» 191 . Учитывая столь высокое ранговое положение александрийского патриарха, ста- вившее его как бы вровень с римским папой, можно думать, что тер- мин «александрийская бумага» имел значение «папская». Это близко к западноевропейским терминам, обозначавшим «императорску ю», «королевскую» бумаг у192 . При обращении к конкретному материалу наиболее соответству- ющей критериям «александрийской бумаги» показалась мне, напри- мер, бумага жалованной грамоты царя Алексея Михайловича от 19 мая 1669 г. афонскому Иверскому монастырю. Это грамота с печатью красного воска, диаметр которой — 5,55 см, толщина — 0,7—1 см193 . 191 РГАДАФ.52.Оп.1.Кн.2.Л.96об. 192 Интересно отметить, что в русско-французском словаре Н. П. Макарова термин «александрийская бумага» переводится как papier royal, т. е. «королевская бумага» (Пол- ный русско-французский словарь / Сост. Н. П. Макаровым: Изд. 10-е. СПб., 1904. С. 4; то же в др. изд. этого словаря). Термины royal, imperial как обозначения форматов и типов бумаги используются в указе Государственного Совета Франции от 18 сентября 1741 г., устанавливающем тариф форматов и веса бумаги разных типов (Briquet C.M. Les filigranes. 1. Р. 6). Была и бумага под названием Рара1е. В великом герцогстве Тосканском в первой половине XVIII в. самый большой формат имели следующие три типа бумаги: Imperiale (78 × 50), Рара1е (66 × 46) и Real Grossa (60 × 45), см. об этом: Piccardi M. Mercato, consumi e prezzi della carta nel regime monopolistico del Granducato [di Toscana] (1643— 1749) // Produzione e commercio della carta... Р. 292. К сожалению, у нас нет работ, где бы изучался формат разных видов «александрийской» бумаги. Поэтому сопоставлять их с теми или иными западными форматами довольно рискованно. К тому же известные нам сведения о западных форматах типа Imperiale и Рара1е относятся к XVIII, а не к XVI в. 193 Печать хорошо сохранилась. Она содержится в металлической коробке диамет- ром в 6,35 и толщиной в 1,55—1,65 см. Дно и верхняя крышка коробки проклеены с вну т- ренней стороны бумагой с русской скорописью XVII в. Наличие этих приклеек свиде- тельствует о том, что печать была таким способом «упакована» не в какие-нибудь более поздние времена, а при самом изготовлении и отправке грамоты в Иверский монастырь Stolyarova verstka.indd 118 1/14/10 5:47:55 PM
119 Глава 4 | Распространение бумаги на Руси в XIV—XVI вв.) Грамота написана на плотной бумаге, напоминающей пергамен. Она большого формата и с плохо различимыми понтюзо. Из-за ограни- ченного времени работы с этим ценным источником194 мне, к сожале- нию, не удалось установить наличие водяного знака в главном листе грамоты, на котором написан ее текст (обнаружение водяных знаков на дву х других листах, присоединенных к основному, не представило трудности). Длина (ширина) грамоты по верхнему краю равна 44,55 см, по нижнему — 44,15, высота по левому краю (с лицевой стороны доку- мента) — 57,35 см, по правому — 56,4 (в эти пределы входит и та часть листа, которая скрыта материей, пришитой к грамоте в 11,8—11,9 с м выше ее нижнего края). Примерно такого размера (60 × 45) была «большая королевска я» бумага (Real Grossa) в герцогстве Тоскан- ском в первой половине XVIII в. Там имелись и бóльшие форматы (Imperiale, Papale)195 . К формату Рара1е (66 × 46) приближается размер листа в русской старопечатной книге 1689 г. (Евангелие), хранящей- ся в том же Иверском монастыре: 65,2 × 44,2. Количество понтюзо в листе достигает 21. Термин «десть» в пределах Русского государства прослеживается на- чиная с XVI в. Его употребляет тверской епископ Нил в грамоте (около 1515 г.) константинопольскому патриарху Пахомию. Затем этот термин встречается в источниках 30—50-х годов XVI в. и далее196 . В Великом кня- жестве Литовском термин «десть» бытовал уже в конце XV в. Н. П. Ли- хачев обнаружил его в описи Троицкого Слуцкого монастыря 1494 г. 197 в 1669 г. В коробке были сделаны специальные отверстия для шнура, на котором печать привешена к грамоте. Шнур сплетен из золотых или золоченых нитей. Бóльшая его часть и «хвост» находятся, разумеется, вне коробки. Весь документ хранится в продолговатом деревянном ящике. 194 Пользуюсь случаем выразить искреннюю признательность библиотекарю Ивер- ского монастыря о. Теологосу и архимандриту монастыря о. Василию за предоставлен- ную возможность скопировать и подробно описать грамоту. 195 См. выше, примеч. 192. 196 Лихачев Н. П. Палеогр. знач. Ч. 1. С. XXIX—XXXI; Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка. СПб., 1893. Т. 1. Стб. 656; СПб., 1912. Т. 3: Дополнения. Стб. 87. Словарь русского языка XI—XVII вв. М., 1977. Вып. 4 (Г—Д). С. 232; ср.: Мань- ков А. Г. Цены и их движение. С. 243—245. 197 Акты, относящиеся к истории Западной России. СПб., 1846. Т. 1. No 115; Лиха- чев Н. П. Палеогр. знач. Ч. 1. С. XXIX. Stolyarova verstka.indd 119 1/14/10 5:47:55 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 120 Мы склонны думать, что в Русское государство он перекочевал из Польско-Литовского. Польша и Литва, по-видимому, уже в XIV в. были посредниками в снабжении русских княжеств западноевропей- ской бумагой. Наиболее ранние случаи употребления бумаги на Руси относятся к Галицко-Волынскому княжеству (Архивская Лествица, написанная на пергамене и бумаге) и Смоленску (грамота князя Ива- на Александровича, написанная на итальянской бумаге со знаком «арбалет»). Вероятно, через Польшу и Литву западноевропейская бумага пос- ту пала и в Золотую Орду. Послание Тохтамыша польскому королю Ягайлу 1393 г. и его русский противень написаны на итальянской (по предположению Н. П. Лихачева) бумаге с филигранью «голова быка» 198 . Возможно, на почве продажи западной бумаги восточным контраген- там купцы Польско-Литовского государства усвоили термин «десть», обозначавший и формат бумаги (от dest — рука), и меру бумажной пач- ки (от deste — связка, пучок, стопка)199 . В XVI в. Россия также становит- ся реэкспортером западной бумаги на Восток — в Ногаи (с 30-х годов) и в Персию (с 90-х годов)200 , что способствовало у коренению восточной терминологии в этой сфере торговли. Если бумага из России в Персию в конце XVI в. действительно шла через Астра хань, то никаких свидетельств о привозе ее из Астра хани в Москву в XIV — первой половине XVI в. у нас нет. Итальянские пу тешес- твенники XV в. Барбаро и Контарини, имевшие хорошее представление о торговых связях Астрахани и Кафы с Русским государством, не упо- минают бумагу в числе товаров, поступавших в Москву с юга. Вообще предположение Н. П. Лихачева и всех повторявших его точку зрения от- носительно привоза восточной или итальянской бумаги в Россию через Астра хань или Кафу является чисто умозрительным. Так «могло быть», но было ли на самом деле? Путь Контарини на восток пролегал через Гер- манию и Польшу, из Москвы он возвращался в Венецию опять-таки че- 198 Ярлык хана Золотой Орды Тохтамыша к польскому королю Ягайлу, 1392—1393 года. Казань, 1850. С. 12, 14; Лихачев Н. П. Бумага. С. 30; Усманов М. А. Жалованные акты Джучиева улуса XIV—XVI вв. Казань, 1979. С. 87 (на С. 261 уточнена дата документа). 199 О термине «десть» см. также: Каштанов С. М. По следам. [Ч. 3]. С. 28—29. 200 Лихачев Н. П. Палеогр. знач. Ч.1. С. LXV; Участкина З. В. Развитие бумажного производства в России. М., 1972. С. 9; Фехнер М. В. Торговля Русского государства со странами Востока в XVI веке. М., 1956. (Тр. Гос. исторического музея. Вып. 31). С. 65. Stolyarova verstka.indd 120 1/14/10 5:47:55 PM
121 Глава 4 | Распространение бумаги на Руси в XIV—XVI вв.) рез Польшу и Германию201 . Его маршруты, по-видимому, в значительной мере соответствовали традиционным купеческим путям. Этими путями скорее всего и поступала западная бумага в Русское государство в XV в. Не вполне убедительно мнение Н. П. Лихачева о доставке бумаги в Новгород ганзейскими купцами в XIV—XV вв. В подтверждение свое- го предположения автор ссылается на два указания новгородских летописей XVI в. (1545 и 1555 гг.) о дороговизне книжной и писчей бумаги202 . Однако эта информация относится к совершенно другой эпохе, когда бумага была достаточно распространена во всем Русском государстве. В XIV—XV вв. Новгород был областью наиболее устой- чивого сохранения пергамена в качестве писчего материала, хотя бу- мага сюда и проникала. Две жалованные грамоты Новгорода Троице- Сергиеву монастырю середины — второй половины XV в. написаны на пергамене203 , между тем как княжеские жалованные грамоты мо- настырям, выдававшиеся в это время, сплошь бумажные. Н. П. Лиха- чев сам отметил, что во всех редакциях Новгородской скры204 ,втом числе и последней — 1370 г., бумага не у поминается, а есть лишь ука- зания на пергамен205 . А. Л. Хорошкевич, специально изу чавшая тор- говлю Новгорода с Ганзой в XIV—XV вв., не включает бумагу в состав новгородского импорта 206 . До 40-х годов XV в. бумажных кодексов в Новгороде было довольно мало. Резкое у величение их числа прихо- дится на 60—70-е годы207 . 201 См.: Барбаро и Контарини о России: К истории итало-русских связей в XV в. / Вступ. статья, подгот. текста, пер. и коммент. Е. Ч. Скржинской. Л., 1971. С. 94—96 (опи- сание пу тешествия Контарини по Ирану здесь опущено). Ср.: Viaggi fatti da Vinetia, alla Tana, in Persia, in India, et in Constantinopoli con la descrittioni particolare di città, luoghi, siti, costumi & della Porta del gran Turco & di tutti intrate, spese & modo di governo suo, & della ultima impresa contra Portoghesi. In Vinegia, 1545. 202 Лихачев Н. П. Бумага. С. 73; Участкина З. В. Русская техника в производстве бу- маги. С. 101—102. 203 ГВНП. No 95, 101. С. 150—151, 155—156; ср.: АСЭИ. Т. 1. No 220, 453. С. 155—156, 339—340. 204 Скра — устав Немецкого двора в Новгороде. 205 Лихачев Н. П. Бумага. С. 73. 206 Хорошкевич А. Л. Торговля Великого Новгорода с Прибалтикой и Западной Евро- пой в XIV—XV веках. М., 1963. С. 160—336. 207 Хронологическое распределение бумажных кодексов Софийско-новгородского соб- рания в пределах XV в. (до 1478 г.); см.: Шварц Е. М. Новгородские рукописи XV века. С. 92. Stolyarova verstka.indd 121 1/14/10 5:47:56 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 122 Вообще прямые данные о вво- зе иностранной бумаги в Россию появляются только в последней четверти XVI в. Основная масса ее поступала в это время через Архангельск при посредстве ан- гличан (в XVII в. и голландцев). Кроме того с бумагой приезжа- ли купцы из Великого княжест- ва Литовского — жители Вильны, Могилева и др. Англичане везли не свою бумагу, а французскую. О путях проникновения немец- кой бумаги определенных сведе- ний нет. По аналогии с данными XVII в. можно полагать, что ее тоже ввозили через Архангельск, но частично она могла идти че- рез Прибалтику и Польшу. До открытия Архангельского порта ведущую роль в импорте запад- ноевропейской бумаги в Россию играла, по-видимому, Рига. Так, торговый дом Штромеров, основате- лей первой в Германии бумажной мельницы (в Пегнице, близ Нюрн- берга, 1390 г.), поставлял бумагу в Ригу уже начиная с 1401 г. 208 В 1585 г. среди товаров, привезенных в Архангельск, находилось 400 стоп французской бумаги, в 1600 г. — 1000, в 1621 г. — 1990, в 1635 г. — 9150 стоп209 . В меньшем объеме привозили бумагу купцы из Великого княжества Литовского. В 1595 г. у одного из них было досмотрено 67 стоп писчей бумаги210 . 208 Stromer W., von. Die erste Papiermühle in Mitteleuropa: Ulman Stromeirs «Hadermühle» Nürnberg 1390—1453, an der Wiege der Massenmedien // Produzione e commercio della carta... Р. 304 (карта: Der Vertrieb des Hadermühl-Papiers durch das Handelshaus). 209 Лихачев Н. П. Бумага С. 7; Он же. Палеогр. знач. Ч.1. С. LXVII; Участкина З. В. Раз- витие бумажного производства в России. С. 9—10; Шаркова И. С. Россия и Италия: Тор- говые отношения XV — первой четверти XVIII в. Л., 1981. С. 52, примеч. 20. 210 Лихачев Н. П. Бумага. С. 72, примеч. 1. Р и с . 7. Водяные знаки (филиграни) французской бумаги XVI—XVII вв. Stolyarova verstka.indd 122 1/14/10 5:47:56 PM
123 Глава 4 | Распространение бумаги на Руси в XIV—XVI вв.) Стопа в этот период содержала 480 листов бумаги, т. е. 20 дестей (в дести — 24 листа)211 . Таким образом, 1000 стоп бумаги составляли 480 тыс. листов. По сравнению с этим 1000 или 500 листов, которые просили прислать ногайцы, кажутся небольшим числом, хотя в сере- 211 Участкина З. В. Развитие бумажного производства в России. С. 9; Маньков А. Г. Цены и их движение. С. 242. Рис. 8 . Азбука-прорись, XVII в. Stolyarova verstka.indd 123 1/14/10 5:47:57 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 124 дине XVI в. и сам привоз бумаги в Россию был меньше, чем в 80— 90-х годах. В отдельных монастырях со- держались разные запасы бумаги, например, в Никольском Корель- ском в 1551 г. — «полчетверты де- сти», т. е. 3 1 /2 дести, или 84 листа. В Краснохолмском монастыре в 1575 г. было 2 стопы, т. е. 960 лис- тов бумаги, в Вассиановой Стро- киной пустыни в 1581 г. — 34 де- сти, или 816 листов212 . В Торговой книге конца XVI в. стоимость одной стопы бумаги определяется в 4 гривны213 , т.е. 80 денег. Такая же цена стопы бу- маги указана в документе 1600 г., перечисляющем привезенные из Амстерда ма товары214 . Отсюда стоимость дести — четыре де- ньги. На вну треннем рынке цена дести бумаги колебалась от 3 д. в первой половине XVI в. до 4—7 д. (а иногда и выше) во второй половине215 . В Новгороде в 1545 и 1555 гг. отмечалась особа я дороговизна бумаги: в 1545 г. десть книжной бу- маги стоила 2 алтына, т. е. 12 денег; в 1555 г. лист писчей бумаги сто- ил полденьги216 . Фактически это одна и та же цена: 1/2 деньги за лист, 12 денег за десть, что составляет 240 д. за стопу, втрое больше нормы, указанной в Торговой книге (80 д.). 212 Лихачев Н. П. Палеогр. знач. Ч.1. С. LXXVI; ср.: Маньков А. Г. Цены и их движение. С. 243—245. 213 Костомаров Н. И. Очерк торговли Московского государства. СПб., 1862. С. 227. 214 Шаркова И. С. Россия и Италия. С. 52, примеч. 20. 215 Маньков А. Г. Цены и их движение. С. 243—245. 216 Лихачев Н. П. Бумага. С. 73; Участкина З. В. Русская техника в производстве бума- ги. С. 101—102; Маньков А. Г. Указ. соч. С. 242. Рис. 9. Водяные знаки (филиграни) голландской бумаги XVI—XVII вв. Stolyarova verstka.indd 124 1/14/10 5:47:57 PM
125 Глава 4 | Распространение бумаги на Руси в XIV—XVI вв.) Белозерская таможенная грамота 1551 г. устанавливает пошлину со стопы бумаги в размере 1/2 деньги217 . В 1563 и 1568 гг. десть бумаги на белозерском рынке стоила 6 д. 218 , значит стопа — 120 д. В 1551 г. бумага здесь могла быть и дешевле, равняясь, скажем, 5 д. за десть или 100 д. за стопу. Таможенная пошлина составляла бы в этом слу чае 0,5% стои- мости бумаги. Потребители приобретали бумагу не непосредственно у иностранных ку пцов, а через скупщиков из числа русских людей219 . Относительную устойчивость цен на бумагу в России XVI в. срав- нительно с товарами местного производства А. Г. Маньков объяс- няет монопольным положением иностранцев (во второй половине XVIв. — англичан) на русском рынке. Документы показывают, что английские купцы стремились купить во Франции бумагу по более 217 Архив П. М. Строева. Пг., 1915. Т. 1 (Русская историческая библиотека, издаваемая имп. Археографическою комиссиею. Т. 32). No 185. Стб. 327. 218 Маньков А. Г. Цены и их движение. С. 243. 219 Там же. С. 241. Рис. 10. Грамота царя Федора Иоанновича Stolyarova verstka.indd 125 1/14/10 5:47:58 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) дешевой цене, чем ее продавали в России. В 80-е годы английский купец мог купить бумагу во Франции по полкроны за стопу, а про- дать ее в России по полтине (100 д.) за стопу. Одна крона соответс- твовала 16 ал. и 3 д., т. е. 99 д., или полтине без деньги. Значит, пол- кроны равнялись 49,5 д., или полуполтине без 0,5 д. Отсюда следует, что десть бумаги (1/20 стопы) стоила 2,47—2,48 (≈ 2,5) д. во Франции и 5 д. в России220 . Разница ровно в два раза. Каким образом снабжались бумагой в XV—XVI вв. государева каз- на, дворцы и приказы, не вполне ясно. Возможно, они закупали бумагу непосредственно у иностранных купцов, и по цене несколько ниже ры- ночной. 220 Сборник имп. Русского исторического общества. СПб., 1883. Т.38. No217, 219, 221; Маньков А. Г. Цены и их движение. С. 242. В середине 80-х годов XVI в. один английский купец хотел купить во Франции 6000 стоп бумаги за 3000 крон, что соответствовало 1522 руб. 16 ал. и 3 д. (≈1522,5 руб.), и намеревался продать эту бумагу в России за 3000 руб. Доход от продажи составил бы в этом случае 1477,5 руб., но чистый доход был бы, разумеется, меньше, учитывая транспортные и другие побочные расходы. Stolyarova verstka.indd 126 1/14/10 5:47:59 PM
127 |Глава5| «Написах рукою моею грешною»: Писцы книг ...Радуется и книжный списатель, дошед конца книгам, тако ж и аз... Выходная запись Лаврентьевской летописи, 1377 г. Первые исследования социального статуса древнерусских кни- гописцев были проведены в истоической науке лишь в конце XIX — первой трети Х Х в. В исследованиях А. И. Соболевского, И. С. Не- красова, а также безымянного автора очерка о «списывании» книг в Рос- сии собраны и проанализированы некоторые литературные источники, преимущественно статьи летописных сводов и надписи на книгах, сви- детельствующие о центрах книгописания, социальном составе писцов и особенностях их работы. В них был сделан вывод о безусловном преоб- ладании среди писцов XI—XIV вв. лиц духовного звания и о работе кни- гописных мастерских преимущественно в монастырях1 . Систематическое исследование о писцах славянских кирилловских (в том числе древнерусских) рукописей принадлежит выдающемуся филологу и палеографу Е. Ф. Карскому. В нем затрагивается практичес- ки весь основной круг вопросов, связанных с источниками по истории древнейшего славянского книгописания, социального состава писцов и их профессиональной иерархии, инструментария и утвари, которыми пользовались книгописцы в своей повседневной практике. Среди «лиц, писавших книги», Карский различал писцов «по обету или по прика- 1 Списывание книг в древние времена России // Православный собеседник, издава- емый при Казанской Духовной академии. Казань, 1862. Январь. С. 131—171; Некрасов И.[С.] Древнерусский литератор // Беседы в Обществе любителей российской словес- ности при Императорском московском университете. М., 1867. Вып. 1. С. 38—50; Собо- левский А. И. Славяно-русская палеография. СПб., 1908. Stolyarova verstka.indd 127 1/14/10 5:47:59 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 128 занию игумена», профессиональных писцов, а также авторов-писцов2 . Он полагал, что «писцов по профессии» можно проследить «с древней- ших пор», однако конкретные замечания о деятельности книгописцев- ремесленников были сделаны им лишь применительно к XVI—XVII вв. Карский первым выдвинул предположение, что древнерусские писцы, не указавшие в своих записях прямо на принадлежность к духовному сословию, а ограничившиеся именем или формулой «раб божии», «аз, грешныи» перед именем, были «писцами по профессии» 3 . Впервые в отечественной историографии Карским был составлен алфавитный перечень писцов славянских кириллических книг XI—XV вв., который включает 390 имен. В перечень вошли не только писцы древнерусских, но и югославянских кодексов, а также авторы оригинальных произ- ведений, а в ряде слу чаев и заказчики книг, от чьего имени писцами были сделаны некоторые выходные записи4 . В 1927 г. появилась статья А. Д. Седельникова, посвященная изу- чению литературного творчества псковских писцов XIV в. В нау чный оборот Седельниковым вводились записи на книгах фольклорного ха- рактера. Некоторые из них (преимущественно записи псковского писца Козьмы Поповича) изу чались им и как важные источники по истории русского письма и языка, и как свидетельства о быте и повседневной жизни древнерусских книгописцев5 . В современной отечественной историографии вопрос о деятель- ности древнерусских писцов в основном ограничился установлением их социального статуса. Отчасти это связано с введением в нау чный оборот в конце 1940—1950-х годов новых источников (особенно граф- фити и берестяных грамот), изменивших господствовавшее в дорево- люционной историографии представление о низком уровне культуры Древней Руси, преобладавшем господстве церкви в области письмен- ной культуры, литературы и искусства, а также о наличии грамотных людей среди лиц духовного сословия. Преодоление дореволюционных концепций в советской исторической науке отчасти вылилось в по- 2 См.: Карский Е. Ф. Славянская кирилловская палеография. Л., 1928 (репринт. изд.: М., 1979). С. 259—287, 263. 3 Там же. С. 262. 4 Там же. С. 288—308. 5 См.: Седельников А.[Д.] Литерат урно-фольклорные этюды // Slavia. Časopis pro slovanskoy filologii. Praha, 1927. Ročnik VI. Seš. 1. S. 64—98. Stolyarova verstka.indd 128 1/14/10 5:48:00 PM
Глава 5 | «Написах рукою моею грешною»: писцы книг 129 пытки подтвердить преимущественно светский характер древнерус- ской письменной (и в частности, книжной) культуры. В монографии о ремесле в Древней Руси Б. А. Рыбакову удалось выявить и проанализировать 25 надписей на пергаменных кодексах XI—XII вв. Семеро писцов указали в них на свою социальну ю прина- длежность, сказавшись духовными лицами. Остальные восемнадцать писцов, не сообщивших о своей принадлежности к церкви, были от- несены Рыбаковым к категории светских ремесленников. По мнению ученого, в XI в. книги в Новгороде писались главным образом церков- никами. В конце XI—XII в. с возникновением ремесла «книжных спи- сателей» изготовление книг стало прерогативой светских мастеров. Та же методика исследования социального статуса древнерусских писцов была применена в отношении записей писцов XIV—XV вв. По подсче- там Рыбакова, их сохранилось 110. В этих записях 47 писцов сообщи- ли о своей принадлежности к церкви, 63 будто бы умолчали о ней, являясь светскими лицами. Рыбаков считал, что 57 % писцов этого времени были ремесленниками светского типа, не принадлежавшими к церковным организациям6 . Тот же исследовательский прием, когда писцы, умолчавшие в записях о своей принадлежности к церкви и ограничившиеся у потреблением формулы «аз, грешныи» или «раб божии» перед именем, относились к 6 Рыбаков Б. А. Ремесло Древней Руси. М., 1948. С. 406—407, 686. Рис. 1. Писцы за работой. Слоновая кость. Германия, IX—X вв. Stolyarova verstka.indd 129 1/14/10 5:48:01 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 130 числу мирян-ремесленников, был применен в исследованиях по ис- тории русской рукописной книги Н. Н. Розовым и Б. В. Сапуновым. Основываясь на публикациях за- писей древнерусских книжников в исследовании И. И. Срезневско- го по истории русского письма и языка7 , Б. В. Сапунов насчитывал среди писцов XI—XIII вв. 17 ду- ховных лиц и 23 светских ремес- ленника8 . По данным Н. Н. Розо- ва, среди писцов XI—XIII вв. были 17 представителей белого духо- венства и 31 мирянин, а среди писцов XIV в. — 6 представителей черного духовенства, 23 — белого и 40 мирян9 . По мнению Розова, «среди мастеров книги» мирские люди преобладали «уже в пер- вые три столетия истории рус- ской книги», а среди книжников духовного звания большинство было дьяконами — лицами низ- шего духовного сана10 . Интересные наблюдения сде- ланы у ченым над именами древнерусских писцов. Розов полагал, что, поскольку многие книгописцы духовного звания указывали в записях свои не христианские, а языческие имена или прозвища, это можно считать отражением двоеверия, пережитки которого в XI— XIII вв. все еще были характерны для быта народа11 . 7 Срезневский И. И. Древние памятники русского письма и языка... СПб., 1882. 8 Сапунов Б. В. Книга в России в XI—XIII вв. Л., 1978. С. 113. Табл. 4. 9 Розов Н. Н. Книга Древней Руси XI—XIV вв. М., 1977. С. 96, 98—101, 154—157. 10 Там же. С. 99. 11 Там же. С. 100. Рис. 2 . Английский писец Эдвин Кентерберийский. Миниатюра ок. 1150 г. Эдвин пишет правой рукой, придерживая страницу левой. По периметру изображе- ния надпись: «Я король писцов; мое имя и слава обо мне не умрут» Stolyarova verstka.indd 130 1/14/10 5:48:02 PM
Глава 5 | «Написах рукою моею грешною»: писцы книг 131 Вопросы, связанные с изу чением обстоятельств работы древнерус- ских переписчиков, техники письма, утвари и инструментария, кото- рыми пользовались писцы, в основном оставались за рамками иссле- дований по истории книги XI—XIV вв. Исключением является статья В. В. Калугина, посвященная реконструкции отношения к книге псковс- ких писцов по их записям XIV в. В исследовании затрагиваются и неко- торые вопросы собственно древнерусского книгопроизводства (орудия и материал для письма, отношение к труду, время работы и пр.) 12 Полагая, что реконструкция процесса письма книг невозможна без систематического анализа упоминаний писцов в записях на книгах, мы обратимся к изу чению этих упоминаний и сосредоточим внимание на вопросе о социальном статусе древнерусских книгописцев XI—XIV вв. и их самоопределениях. По уточненным данным, от XI—XIII вв. сохранилось 262 пергамен- ных кодекса13 . Из них только 63 имеют синхронные записи писцов. К этому числу следует добавить две записи писцов XI в. 14 , две записи XII в. 15 и три записи писцов XIII в. 16 , сохранившиеся в списках конца 12 Калугин В. В. Отношение к книге в Древней Руси (По материалам псковских запи- сей XIV в.) // Зап. Отдела рукописей. М., 1995. Вып. 50. С. 104—122. 13 Столярова Л. В. О записях писцов на древнерусских пергаменных кодексах XI— XIV вв. // Russia Mediaevalis. München, 1992. T. VII. 1. P. 19—22. 14 Имеются в виду выходные записи попов Упыря Лихого 1047 г. и Домки ок. 1092— 1115 г. Запись Упыря Лихого сохранилась, по подсчетам А. В. Поппэ, в восьми списках XV—XVI вв. (см.: Поппэ А.[В.] «Ис курилоцѣ» и «ис куриловицѣ» // IJSLP. 1985. Vol. XXXI— XXXII. Р. 319. Note 1). Запись Домки известна в единственном списке рубежа XII—XIII вв. в составе Милятина евангелия (см.: Столярова Л. В. О времени создания, писце и заказ- чике Милятина евангелия // Книжные собрания российской провинции: Проблемы ре- конструкции: Сб. науч. тр. Екатеринбург, 1994. С.3—31; Она же. Древнерусские надписи XI—XIV вв. на пергаменных кодексах. М., 1998. С. 203—221; Она же. Свод записей пис- цов, художников и переплетчиков древнерусских пергаменных кодексов XI —XIV веков. М., 2000. No 19. С. 38—42; см. также С. 191—207 этой книги). 15 Именная запись игумена Сильвестра 1116 г. — см.: Поппэ А. В. О записи игумена Сильвестра // Культура средневековой Руси. Л., 1974. С.51—52; Выходная запись писца инока Антония 1129 г. по списку РНБ. Погод. No 71б. Л. 154 об., пергам., конца XIV в.; см.: Рукописные книги собрания М. П. Погодина: Каталог. Вып.1. Л., 1988. No 71б. С. 62; см. также: Гранстрем Е. Э. Описание русских и славянских пергаменных рукописей [РНБ]: Рукописи русские, болгарские, молдовлахийские, сербские. Л., 1953. С. 53. 16 Выходная запись писца ок. 1269—1289 гг. известна по единственному списку РНБ. Погод. No 71а. Л. 329—329об., пергам., конца XV в. (см.: Срезневский И. И. Древние па- мятники русского письма и языка. Стб. 149; Гранстрем Е. Э. Описание. С. 67—68; Ру- Stolyarova verstka.indd 131 1/14/10 5:48:02 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 132 XII—XVII вв., а также три записи XIII в., известные лишь в подробном пересказе17 или по публикациям в описаниях рукописей18 . Вероятно, на плохой сохранности записей писцов XI—XIII вв. сказалось то, что 97 древнерусских кодексов этого времени имеют вид отрывков объ- емом от 1 до 80 листов (т. е. состоят не более чем из 10 тетрадей)19 . От XI — начала XII в. сохранилось 14 кодексов с синхронными за- писями, каждая из которызх содержит имя писца20 . Из 16 рукописей кописные книги собрания М. П. Погодина: Каталог. Вып. 1. No 71а. С. 60—61; см. также: Карский Е. Ф. Славянская кирилловская палеография. С. 47). Выходная запись 1287 г. сохранилась в списке РГБ. Рум. No 235. Л. 269 об.; бумажн., начала XVII в. (см.: Срез- невский И. И. Древние памятники русского письма и языка... СПб., 1882. Стб. 147; Ща- пов Я. Н. Византийское и южнославянское правовое наследие на Руси в XI —XIII вв. М., 1978. С. 209—213; 270—272; Столярова Л. В. Малоизвестная запись о поездке кн. Влади- мира Васильковича в Орду (1286 г.) // Российское государство XVII — начала ХХ в.: Эко- номика, политика, культура: Тез. докл. конференции, посв. 380-летию восстановления российской государственности (1613—1993). 25—28 марта 1993 г. Екатеринбург, 1993. С.159—163; Она же. Свод записей писцов, художников и переплетчиков древнерусских пергаменных кодексов XI—XIV вв. М., 2000. No 121. С. 144—149; Она же. Заказчики древ- нерусских кодексов XI—XIV вв. Ч. 3: Заказчики XIII в., упомяну тые в записях на книгах // Древнейшие государства Восточной Европы. 2003 год: Мнимые реальности в античных и средневековых текстах. М., 2005. С. 360—371; см. также: Вздорнов Г. И. Искусство книги в Древней Руси: Рукописная книга Северо-Восточной Руси XII — начала XV веков. М., 1980. С. 547; Древнерусские письменные источники. X—XIII вв. М., 1991. С. 50. No 28). Выходная запись писца Иосии Иванова 1299 г. известна по списку РГАДА. Ф. 381. No 15. Л. 15 об., XVII в. (список XVII в. записи 1299 г. помещен в подлинном кодексе, перепи- санном Иосием Ивановым; см.: Срезневский И. И. Древние памятники русского письма и языка. СПб., 1882. Стб. 287; Каталог пергаменных рукописей ЦГАДА. М., 1988. Ч. 1. No 42. С. 108). 17 Запись писца Шенкурского пролога дьяка Давида 1229 г. — см.: Срезневский И. И. Древние памятники русского письма и языка. СПб., 1882. Стб. 99. — см. также: Вздор- нов Г. И. Искусство книги. С.72, 547. 18 Выходная-молитвенная запись писца ок. 1249 г. — см.: Срезневский И. И. Древние памятники русского письма и языка. Стб. 117; запись писца 1279 г. см.: Там же. Стб. 142; Карский Е. Ф. Славянская кирилловская палеография. С. 47. 19 См.: Столярова Л. В. О записях писцов. С. 19—22. 20 РНБ. F. п.1.5. Л. 294—295 об. (1056—1057 гг.); ГИМ. Син. No 31д. Л. 263—263 об. (1073 г.); РНБ. Эрмит. No 20. Л. 276 об.—277 (1076 г.); РГАДА. Ф. 381. No 110. Л. 73 об., 104 (ок. 1090—1110 гг.); No 121. Л. 52 об. (ок. 1090—1110 гг.); РГБ. Ф. 178. No 1666. Л. 174 об.— 175, 177 (1092 г.); ГИМ. Син. No 1203. Л. 212 об.—213 (ок. 1095—1117 гг.); РГАДА. Ф. 381. No 84. Л. 56 об., 57, 84 об., 176 об. (ок. 1095—1096 гг.); Ф.381. No 89. Л. 52 об., 127 об. (1096 г.); No 91. Л. 135 (1097 г.); РНБ. Соф. No 202. Л. 135. Там же. Q. п.I.16. Л. 84, 101 об.; ГТГ. К-5349. Л. 44, 124; РГАДА. Ф. 381. No 125. Л. 20, 64, 95. Stolyarova verstka.indd 132 1/14/10 5:48:03 PM
Глава 5 | «Написах рукою моею грешною»: писцы книг 133 с записями писцов XII в. 21 только 10 сообщают их имена22 . Из трех ру- кописей конца XII — начала XIII в. с записями писца23 имя содержит только одна24 . Среди 25 рукописей с синхронными записями писцов XIII в. 25 только 13 указывают их имена26 . От конца XIII — начала XIV в. сохранилось 5 кодексов с синхронными записями, однако ни в од- ной из них нет указания на имя книгописца. Таким образом, подав- ляющее большинство кодексов XI—XIII вв. с автографами писцов (47 из 63) содержит у поминания их имен, а общее число записей, вклю- 21 ГИМ. Син. No 1003. Л. 231об. (ок. 1119—1128 г.); РНБ. Соф. No 384. Л. 99 (ок. 1156—1163 гг.); РГБ. Рум. No 103. Л. 270 об. (1164 г.); РГАДА. Ф. 381. No 131. Л. 136 об. (ок. 1175 г.); РНБ. Соф. No 1. Л. 224 (ок. 1184 г.); РГАДА. Ф. 381. No 138. Л.173 об. (первая четверть XII в.); ГИМ. Син. No 163. Л. 15 (первая половина XII в.); РГАДА. Ф.381. No 122. Л. 57 (первая половина XII в.); Ф. 381. No 149. Л. 34 (первая половина XII в.); ГИМ. Син. No 262. Л. 169, 182 (вторая половина XII в.); РНБ. Соф. No 206. Л. 6 об. (вторая половина XII в.); РГАДА. Ф. 381. No 145. Л. 1 (вторая половина XII в.); ГИМ. Син. No 478. Л. 270 об. (конец XII в.); No 227. Л. 101, 145, 246, 251 (XII в.); No 319. Л. 18, 26 (XII в.); РГАДА. Ф. 381. No 149. Л. 26, 34 (XII в.). 22 ГИМ. Син. No 1003. Л. 231 об.; РГБ. Рум. No 103. Л. 270 об.; РГАДА. Ф. 381. No 131. Л. 136 об.; РНБ. Соф. No 1. Л. 224; ГИМ. Син. No 163. Л. 15; No 262. Л. 169, 182; РНБ. Соф. No 206. Л. 6 об.; РГАДА. Ф. 381. No 145. Л. 1; ГИМ. Син. No 478. Л. 270 об.; No 227. Л. 101, 145, 246. 23 РГАДА. Ф. 381. No 137. Л. 166 об., 256; No 148. Л. 116 об. 24 РГАДА. Ф. 381. No 137. Л. 256. Выходная-вкладная запись писца Моисея Киянина помещена на листе, вероятно, вшитом в кодекс из другой рукописи. Во всяком случае, Моисей, скорее всего, не был писцом Триоди, в которой имеется запись от его имени. Иную точку зрения см.: Гальченко М.Г. Книжная культура. Книгописание. Надписи на иконах Древней Руси: Избранные работы. М.; СПб., 2001. С. 28—45. 25 ГИМ. Усп. No 9. Л. 204 (1206/07 гг.); РГБ. Ф. 304. I. No 35. Л. 175а, 175б (1219 г.); ГИМ. Син. No 7. Л. 241 об. (1220 г.); РНБ. Соф. No 85. Л. 191 (ок. 1226 г.); ГИМ. Хлуд. No 187. Л. 148 об. (1262 или 1282 г.); РНБ. F. п.I.64. Л. 175 об. (ок. 1269—1301 гг.); РГБ. Рум. No 105. Л. 167 об. (1270 г.); РНБ. Q. п.I.13. Л. 73 об. (1271 г.); РГБ. Ф.178. No 3168, Л. 62 об. (1282); РНБ. F. п.II..1. Л. 402 об. (1284 г.); ГИМ. Син. No 132. Л. 1 (1285—1291 гг.) No 235. Л. 337—338 (1296 г.); РГАДА. Ф. 381. No 15. Л. 155 об. (1299 г.); РНБ. Соф. No 96. Л. 128 об. (первая по- ловина XIII в.); No 519. Л. 40 (первая половина XIII в.); Там же. Q. п.1.53. Л. 8 об. (первая половина XIII в.); РГАДА. Ф.381. No 106. Л.1 (вторая половина XIII в.); РГБ. ОИДР. No 171. Л. 20 об. (вторая половина XIII в.); РНБ. ОЛДП.Q.106. Л. 71 об., 134, 134 об. (вторая поло- вина XIII в.); РГАДА. Ф. 196. No 1698. Л. 48, 93 (конец XIII в.); БАН 4.9.38 (Финл. No 39). Л. 2 (XIII в.); ГИМ. Син. No 786. Л. 113 (XIII в.); РГАДА. Ф. 381. No 27. Л. 154 (XIII в.); РГАДА. Ф. 381. No 156. Л. 93 (XIII в.). 26 РГБ. Ф. 304.1. No 35. Л. 175а., 175б; РНБ. Соф. No 85. Л. 191; ГИМ. Хлуд. No 187. Л.148 об.; РНБ. F. п.1.64. Л. 175 об.; РГБ. Рум. No 105. Л. 167 об.; РНБ. Q. п.1.13. Л.73 об., 91 об.; РГБ. Ф. 178. No 3168. Л. 62 об.; ГИМ. Син. No 235. Л. 337—338; РГАДА. Ф. 381. No 155 об.; РНБ. Соф. No 96. Л. 128 об.; No 519. Л. 40; Там же. ОЛДП. Q.106. Л. 71 об., 134, 134 об; ГИМ. Син. No 786. Л. 113. Stolyarova verstka.indd 133 1/14/10 5:48:03 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 134 чая сохранившиеся только в позднейших списках и описаниях руко- писей, равно 82. В некоторых кодексах встречаются имена не одного, а нескольких (чаще — дву х) писцов. Наиболее часто имена древнерус- ских книгописцев фигурируют в выходных, именных, молитвенных, дневниковых и фольклорных записях. Выходных записей XI—XIII вв. с именами писцов известно 15, именных — 53, молитвенных — 10, фольклорных — 4 . В них упомянуты имена 47 писцов. 24 писца XI—XIII вв. не только указали свое имя в записях, но и опре- делили свою социальную принадлежность: 1) Упырь Лихой, «поп» (1147 г.); 2) Григорий, «дьякон» (1056—1057 гг.); 3) Иоанн, «дьяк» (1073 г.); 4) Петр Томии (Пет Томин?, Потомныи?), «прозвютер» (1092 г.); 5) Домка-Яков, Домка, «поп» (ок. 1095—1115 гг.); 6) Алекса, «сын пресвитера» (ок. 1103— 1117 гг.); 7) Антоний, «инок» (1129 г.); 8) Максим [...]тошинич, «попин» (о к . 1148 —1155 гг.); 9) [?], «грешныи и мьнии попин святого Возне[се]ния Господня» (ок. 1148—1155 гг.); 10) Константин-Добрило, «дьяк» (1164 г.); 11) Илия, «бывыи попин» (ок. 1175 г.); 12) Михаил (Мхаль), «попович» (втора я половина XII в.); 13) Кюрил, «дьякон» (вторая половина XII в.); 14) Твори- мир-Яков, «поп» (втора я половина XII в.); 15) Савва Грецин, «прозвутер» (12 69 —1289 гг.); 18) Гюрги (Георгий), «сын поповъ, глаголемаго Лотыша с Городища»; 19) За хария, «поп святого Дмитрья» (1271 г.); 20) Олуферее (Евлеверий), «сын За хариенъ» [попович — см. No 19] (1271 г.); 21) Евсевий, «попович» (1282 г.); 22) За хария, «писец» (1296 г.); 23) Коха н, «поп, полоно- марь» (вторая половина XIII в.); 24) Тимофей, «пономарь» (XIII в.). 15 писцов XI—XIII вв. наряду с указанием имени употребили формулу «аз, грешныи», «аз, грешныи раб», «раб божии» или «ру- кою грешнаго (имр.)», однако умолчали о своем социальном статусе: I) Иоанн (1076 г.), II) Матфей (ок. 1090—1110 гг..); III) Лаврентий (ок. 1090 —1110 гг.); IV) Мичька (1092 г.); V) Михаил-Белына, Михаил (ру- беж XI—XII вв.); VI) Федор Угринец (ок. 1119—1128 гг.); VII) Наслав (1125 —1132 гг.); VIII) Федор (конец XI в.); IX) Константин (конец XII в.); X) Офрем (XII в.); XI) Моисей Киянин (конец XII — начало XIII в.); XII) Феофан (1219 г.); XIII) Олексей (1219 г.); XIV) Иев (ок. 1269—1289 г г.); XV) Иоанн (первая половина XIII в.). 8 писцов XI—XIII вв. в своих записях ограничились у казанием имени: а) Жаден (ок. 1095—1117 гг.); б) Путята (вторая половина XI в.); в) Чегол (Чъглъ) (вторая половина XI в.); г) Микула (рубеж XI—XII вв.); д) Офрем (первая половина XII в.); е) Ворон (вторая половина XIII в.); Stolyarova verstka.indd 134 1/14/10 5:48:04 PM
Глава 5 | «Написах рукою моею грешною»: писцы книг 135 ж) Иосий Иванов, Иосиф (конец XIII в.); з) Оксентий27 (конец XIII в.). В дву х записях писцы не сообщили ни своего имени, ни своего соци- ального статуса, однако определили себя в выражениях «раб божии» 28 и «мы же, грешнии и худоумнии» 29 . 12 книгописцев XI—XIII вв., сообщивших в записях не только имя, но и свою социальную принадлежность, употребили перед именем или пос- ле него выражение «раб божии» и эквивалентные формулы. Так, писец Петр Томии (Пет Томин?, Потомный?) указал, что он «прозвутер греш- ныи» (1092 г.). Переписчик Мстиславова евангелия Алекса Лазаревич (ок. 1103 —1117 гг.) употребил перед именем формулу «аз грешныи». Домка- Яков, один из писцов сентябрьской (1095—1096 гг.) и октябрьской (1096 г.) служебных Миней, а также несохранившихся Евангелия и Апостола (ок . 1092—1115 гг.), в именных записях на Минеях фигурирует как «греш- ныи, убогии, унылыи, недостоиныи раб...», «убогии недостоиныи раб...» 30 , просит о божьей помощи «рабу своему...» 31 . В выходной записи Еванге- лия, сохранившейся в списке рубежа XII—XIII вв., он определил себя как «Домка, поп у святого Лазоря...», отказавшись от формулы «раб божии» или эквивалентных формул32 . Инок Антоний (1129 г.) перед указанием своего социального статуса поместил определение «многогрешныи и смиренныи» 33 . Автор выходной записи («грамотицы») Пантелеймонова евангелия (ок. 1148—1155 гг.) безымянный священник новгородской Воз- несенской церкви определил себя как «грешныи и мьнии попин» 34 . Пи- 27 Оксентий фигурирует в собственноручной именной записи, палеографически да- тируемой концом XIII в., как переплетик: «Се аз... преплолъ». Запись сделана в служеб- ной Минее на апрель рубежа XI—XII вв., вероятно, при смене обветшавшего переплета (РГАДА. Ф. 381. No 110. Л. 16). 28 РГАДА. Ф. 381. No 149. Л. 26, 34 (XII в.). 29 РНБ. F. п.II.1. Л. 402 об. (1284 г., так называемая Рязанская кормчая). Писцы ука- зали, что их работа была поделена на пять частей; подробнее о процессе работы над Рязанской кормчей см. ниже, С. 282—309. 30 РГАДА. Ф. 381. No 84. Л. 56 об., 57, 84 об., 176 об. 31 РГАДА. Ф. 381. No 89. Л. 127 об. 32 РНБ. F. п.1.7. Л. 160б. 33 РНБ. Погод. 71б. Л. 154 об. 34 РНБ. Соф. No 1. Л. 224. — см.: Столярова Л. В. К вопросу о происхождении «Пан- телеймонова евангелия» конца XII — начала XIII в. // Проблемы истории и культ уры. Ростов, 1993. С. 18—23, 26. Stolyarova verstka.indd 135 1/14/10 5:48:04 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 136 сец Константин-Добрило (1164 г.) назвался «грешным рабом и дьяком» 35 . Священник Савва Грецин (ок. 1226 г.) употребил перед именем формулу «аз, попин грешныи» 36 , а пономарь Тимофей (1262 или 1282 г.) — «напи- са х... рукою моею грешною, аз грешныи...» 37 . Выражение «рукою грешна- го раба божья» поместил перед указанием имени священник («прозву- тор») Георгий, писец Галицкого евангелия (ок. 1269—1301 г г.) 38 . Попович Евсевий, писец Евсвиева евангелия (1282 г.) после имени употребил фор- мулу «аз, грешныи» 39 . В целом формулы «аз, грешныи», «раб божии», «аз, грешныи раб» или «рукою грешнаго (имр.)» встречаются в записях 27 писцов. Не исключено, что, используя названные самоопределения пе- ред или после своего имени, писцы опускали указание социального ста- туса «раба божьего». Поэтому маловероятно, что за этими формулами обязательно скрывались писцы-миряне (см., например: «попин грешныи Сава», «рукою грешнаго раба божья Георьгъя прозвоутора», «грешьныи раб и дьяк Костянтин Добрило» и др.). В записях 23 писцов XI—XIII вв. указанные формулы отсутствуют. Однако 15 книгописцев из этого числа сообщили о своей социальной принадлежности и только 8 ограничились именем. Представляет интерес, что в 13-ти из 15-ти выходных записей XI— XIII вв. (т. е. в подавляющем большинстве) социальный статус пис- цов указан наряду с их именами. В 25 именных записях формулы «аз, грешныи», «раб божии» и др. употреблены 7 раз; при этом указание социального статуса писца наряду с формулой «аз... грешныи» встре- чается лишь одна жды — в записи попа Саввы Грецина (1226 г.): «... Аз, попин грешныи Сава, а мирское Грьцин...». В 18-ти именных записях XI—XIII вв. формула «аз, грешныи» или эквивалентные формулы от- су тству ют. Однако в семи из них самоопределение писца содержит указание на его принадлежность к церкви: «Кюрил пс[а]л..., дьякон...», «Яков, а мирьски Творимир, пономарь...», «Илия псал, бывыи попин», «Мхал псал, поповиц», «псал поп полономарь...», «Петр... прозву тер». В одной именной записи писец определил себя по отцу-священнику: 35 РГБ. Рум. No 103. Л. 270 об. 36 РНБ. Соф. No 85. Л. 191. 37 ГИМ. Хлуд. No 187. Л. 148 об. 38 РНБ. F.п.I.64. Л. 175 об. 39 РГБ. Ф. 178. No 3168. Л. 62 об. Stolyarova verstka.indd 136 1/14/10 5:48:04 PM
Глава 5 | «Написах рукою моею грешною»: писцы книг 137 «Олуферее, сын За хариен» (1271 г.) 40 . Остальные 10 именных записей состоят из одного-двух, реже трех слов: как правило, это имя писца и глагол «псал». Во всех 10-ти молитвенных записях писцов XI—XIII вв., начинаю- щихся формулой «Господи, спаси, помози раба...», указание социаль- ного статуса писца отсутствует. Напомним, что автор четырех мо- литвенных записей на Минеях 1095—1096 гг. Домка в своей выходной записи на Евангелии ок. 1092—1115 гг., сохранившейся в списке рубежа XII—XIII вв., определил себя как «поп». Ни в одной из молитвенных записей о своем священническом сане он не сообщает, употребляя пе- ред именем оборот «раба своего» и разного рода уничижительные са- мохарактеристики. В молитвенной записи Феофана и Олексея ростовского списка Жития Нифонта 1219 г., кроме оборота «рабом своим», предшеству ю- щего у казанию имени, употреблена формула «а писцевъ не кльнете» 41 . Но маловероятно, чтобы слово «писцевъ» служило здесь обозначени- ем социального статуса, а не определением вообще пишущих. В четы- рех фольклорных записях XI—XIII вв. встречаются имена только дву х писцов — Чегла (XI в.) и Офрема (XII в.). Указания социального ста- туса или формулы «аз, грешныи» («раб божии») они не содержат. Таким образом, очевидно, что наличие или отсутствие указаний на социальный статус книгописца зависит от жанровой разновидности составленной им записи. В выходных и именных записях, составлен- ных по определенному шаблону, с достаточно строгой и малоподвиж- ной структурой, содержащих сведения, непосредственно касающиеся книгописания (дата, указание заказчика, указание писца, сообщение о месте и обстоятельствах работы и т. п.), самоопределение писца включает наряду с именем у казание его социального статуса. В мо- литвенных, дневниковых и фольклорных записях, свободных от из- ложения конкретных обстоятельств книгопроизводства, такие сведе- ния отсутствуют. В целом в составе писцов XI—XIII вв. насчитывается священников («попов», «пресвитеров», «просву теров», «попинов») 10, дьяков — 4, по- номарей — 2, иноков — 1, распопов — 1, поповичей — 5. Захария, пе- реписчик Псалтири княгини Марины 1296 г., определил себя словом 40 РНБ. Q. п.1.13. Л. 73 об., 91 об. 41 РГБ. Ф. 304.1. No 35. Л. 175а. Stolyarova verstka.indd 137 1/14/10 5:48:05 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 138 «писец», никак иначе не обозначив свою социальную принадлежность42 . Представляет интерес, что к концу XIII в. слово «писец» появляется од- новременно в древнерусских источника х разных видов. Так, в рядной грамоте Тешаты и Якима ок. 1261—1299 гг. фигурирует некий Довмон- тов писец: «...А псалъ Довмонтов писец» 43 . В завещании («рукописа- нии») владимиро-волынского кн. Владимира Васильковича ок. 1287 г., сохранившемся в составе текста Ипатьевской летописи, упоминается «писец Федорец» 44 . Не означает ли употребление слова «писец» в источ- ника х конца XIII в., что в это время происходит оформление книгопи- сания и письма грамот в самостоятельну ю ремесленну ю специальность светского типа? Во всяком случае, в XIV в. слово «писец» употребля- 42 ГИМ. Син. No 235. Л. 337—338. 43 ГВНП. М.; Л., 1949. С. 317. No 331. 44 ПСРЛ. М., 1962. Т. 2. Стб. 932; см.: Каштанов С. М. Из истории русского средневе- кового источника: Акты X—XVI вв. М., 1996. С.78. Рис. 3. Псковский апостол 1307 г. с записью писца Stolyarova verstka.indd 138 1/14/10 5:48:05 PM
Глава 5 | «Написах рукою моею грешною»: писцы книг 139 ется в записях на книгах и актах уже более или менее регулярно и без дополнительных сословных определений. Итак, 24 книгописца XI—XIII вв., известные по имени, указали в своих записях на принадлежность к духовному сословию, 15 огра- ничились формулой «раб божии» или «аз, грешныи», 1 назвался сло- вом «писец», 9 никак не определили себя. Из записей писцов древне- русских кодексов следует, что письмом книг в основном занимались представители белого духовенства и их дети. Вероятно, это связано с сосредоточением книгопроизводства в этот период в церквах, кти- торских монастырях и соборах. Практика разделения труда в древнерусских книгописных мас- терских, видимо, не получила широкого распространения. Палеогра- фические наблюдения над сохранившимися роскошными кодексами XI—XIII вв. не оставляют сомнений в том, что они писались и иллю- минировались разными людьми45 . Для письма заголовков Мстисла- вова евангелия использовался труд златописца Жадена46 . Обыденные, заурядные в художественном отношении кодексы зачасту ю декорирова- лись самими писцами. Писец Евангелия и Апостола рубежа XI—XII вв. Домка в своей выходной записи подчеркивал, что он даже сам «крил (т. е. переплетал. — Л. С .) обое книгы». Первый автограф переплетчика сохранился лишь от конца XIII в. 47 По предварительным подсчетам, от XIV в. дошло около 600 перга- менных кодексов48 . Из них только 108 имеют синхронные записи пис- 45 Cм., например: СК. No 3. С. 33 (отмечаются почерки четырех писцов и двух мини- атюристов). 46 ГИМ. Син. No 1203. Л. 213. 47 Имеется в виду именная запись почерком конца XIII в. на правом поле апрельской служебной Минеи рубежа XI—XII вв.: «Ñå àçú‚ ðàá[ú] á(î)æèè Wk[e]íòh[è]‚ ïðåïëîëú êíèãû ñå"» (см.: РГАДА. Ф. 381. No 110. Л. 16), см. выше, примеч. 27. 48 Подсчеты Н. Б. Шеламановой показали, что от XIV в. сохранилось 645 рукописных книг русского извода (в том числе 141 рубежа XIV—XV вв.), из них 52 кодекса — бу- мажные, остальные 593 — пергаменные (см.: Предварительный список славяно-русских рукописей XI—XIV вв., хранящихся в СССР для «Сводного каталога рукописей, храня- щихся в СССР, до конца XIV в. включительно» / Сост. Н. Б. Шеламанова // АЕ за 1965 год. М., 1966. С. 182). Л. М. Костюхина приводит иные данные о числе кодексов рубежа XIV—XV вв. По ее подсчетам, таковых известно около 211. Общее число книг XIV в. ею приводится то же, что и у Шеламановой — 645 (Костюхина Л. М. Русские рукописные книги и книжное письмо рубежа XIV—XV вв. (по материалам ГИМ) // Куликовская бит- Stolyarova verstka.indd 139 1/14/10 5:48:06 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 140 цов49 . Всего таких записей известно 357. К этому числу следует добавить одну запись 1397 г., не сохранившуюся в подлиннике, но известную по списку рубежа XIV—XV вв. 50 , а также две записи 1301 и 1370 гг., ориги- налы которых у трачены, а текст известен по у поминаниям в описани- ях рукописей второй половины XIX в. 51 . Из 108 рукописей, помеченных синхронными записями, только 61 содержит записи с указанием име- ни писца52 . Всего сохранилось 77 записей писцов, содержащих их име- ва в истории и культуре нашей Родины: Материалы юбилейной науч. конф. М., 1983. С. 195). Однако в «Предварительном списке» (на котором основывалась и Костюхина) учтены не рукописные книги, а единицы хранения. Последних при наличии неиденти- фицированных отрывков всегда больше, чем реальных кодексов. Кроме того, в процессе составления Сводного каталога рукописных книг XIV и XV вв. наверняка еще возможны передатировки выявленных кодексов, что также приведет в будущем к корректировке данных о численности пергаменных и бумажных рукописей этого времени. Наиболее же полное представление о сохранившихся книгах XIV в. будет только после учета всех русских рукописей (сохранившихся как в виде цельных кодексов, так и в виде отрывков) зарубежных хранилищ. 49 Записи писцов бумажных кодексов XIV в. нами в настоящей работе не рассматри- ваются. 50 Имеется в виду выходная запись от имени митроп. Киприана о написании им Слу- жебника «рукою своею». Сохранилась в списке писца инока Иллария рубежа XIV—XV вв. (ГИМ. Син. No 601. Л. 72; пергам.). — см.: Щепкина М. В. и др. Описание пергаментных рукописей Государственного Исторического музея. Ч. 1: Рукописи русские // АЕ за 1964 год. М., 1965. С. 198; Вздорнов Г. И. Роль славянских монастырских мастерских письма Константинополя и Афона в развитии книгописания и художественного оформления русских рукописей на рубеже XIV—XV вв. // ТОДРЛ. Л., 1968. Т. 23. С. 173—174, примеч. 7—11; Он же. Искусство книги. С. 64. 51 Выходная (?) запись писца 6809 (1301 г.). См.: Карский Е. Ф. Славянская кирил- ловская палеография. С. 47; Выходная запись писца 6878 (1370) г. См.: Срезневский И. И. Древние памятники русского письма и языка. Стб. 223; Карский Е. Ф. Славянская кирил- ловская палеография. С. 49. No 69. 52 ГИМ. Син. No 722. Л. 180 (1307 г.); No 740. Л. 123 об. (1307 г.); No 15. Л. 29б., 128— 128 об. (1309—1310 гг.); РГАДА. Ф. 381. No 61. Л. 1 об.—2, 138; Запись из той же рукописи: ГИМ. Син. No 172. Л. 202 об. (1312 г.); No 239. Л. 17 (1313 г.); БАН. 34.5.22. Л. 128 (1317 г.); ГИМ. Хлуд. No 29. Л. 219г (1324 г.); РГАДА. Ф. 381. No 8. Л. 165б. (1325—1329 гг.); БАН. Арх. ком. No 189. Л. 216—216 об. (1339 г.); РГАДА. Ф. 381. No 177. Л. 81б. (ок. 1329/30 г.); No 2. Л. 151 (ок. 1341 г.); ГИМ. Син. No 923. Л. 11 об., 82 об. (1343/44 г.); No 895. Л. 232 об. (1351/52 г.); No 67. Л. 181, 189 (1354 г.); No 70. Л. 97 об., 176 об. (1355 г.); РГАДА. Ф. 381. No 163. Л. 82 об. (1356 г.); ГИМ. Син. No 68. Л. 178 об. (1357 г.); No 69. Л. 221 (1357/58 г.); РНБ. Соф. No 3. Л. 253 об. (1362—1363 гг.); ГИМ. Воскр. No 17. Л. 1, 142 (1365 г.); Там же. Син. No 837. Л. 109, 136 об.—137 (1369 г.); РНБ. Соф. No 189. Л. 134 (1370 г.); РГАДА. Ф. 381. No 67. Л. 95 (1372—1373 гг.); ГИМ. Син. No 601. Л. 72, 132 об. (1376—1496 гг.); РНБ. F. п .IV.2. Stolyarova verstka.indd 140 1/14/10 5:48:07 PM
Глава 5 | «Написах рукою моею грешною»: писцы книг 141 на. В некоторых рукописях встречаются имена не одного, а нескольких писцов. В ряде слу чаев имя одного и того же писца встречается сразу в нескольких записях. Всего по имени известен 71 писец пергаменных рукописей XIV в. Имена писцов у поминаются в выходных, именных, молитвенных, эмоциональных, дневниковых, летописных и вкладных записях. Они фигурируют также в «приказе» писца Федосея писцу Гришке о переписке Октоиха (конец XIV — начало XV в.) 53 и эписто- лярной записи писца Фрола игумену Миките об отправке книги на Двину «к святому Михаилу» (XIV в.) 54 . 40 писцов XIV в. не только указали свое имя в записи, но и опреде- лили свой социальный статус: 1) Поликарп, «поп» (1307 г.); 2) Максим- Станимир, «сын Павла, попа святого Вознесения» (1309 или 1310 г.); 3) Кузьма, «дьяк», «попович» (1312, 1313 гг.); 4) Еска, «попович» (1317 г.); 5, 6) Мелентий и Прокоша, «дьяки» (1329 г.); 7) Андрей, «поп Микулин- скии» (ок. 1329/30 г.); 8) Яков, сын Домашин Сумовича, церковный ста- роста, сын владычного наместника (?) (ок. 1341 г.) 55 , 9) Филип Михалев сын Морозовича, Филипп, «писец» (1343/44 г.); 10) Иоанн Телеш, «чер- Л. 172 об. 173 (1377 г.); БАН. 31.7.2. Л. 259 (1377 г.); ГИМ. Воскр. No 7. Л. 79—79 об. (1379/80 г.); РГБ. Ф. 304. No 22. Л. 1 об. (1380 г.); РНБ. Соф. No 124. Л. 219 об. (1380—1389 гг.); ГИМ. Син. No 193. Л. 1 (1381 г.); РГАДА. Ф. 381. No 172. Л.98 об. (1382 г.); ГИМ. Син. No 838. Л. 182 об. (1386 г.); Там же. Чуд. No 10. Л. 216 об. (1388 г.); No 15. Л. 90 об.-91 (1388 г.); Там же. Хлуд. No 37. Л. 1, 27, 143, 182 (1389—1406 гг.); РНБ. F. п.1.21. Л. 166 (1389—1425 гг.); Там же. Погод. No 26. Л. 247, 247 об. (1391 г.); Там же. F. п.1.18. Л. 207 (1393г.); ГИМ. Муз. No 4040. Л. 156 об. (1395/96 г.); РНБ ОЛДП. F.6. Л. 227 (1397 г.); ГИМ. Син. No 333. Л. 151 об. (1397/98 гг.); БАН. 34.7.5. Л. 115 (1398 г.); ГИМ. Син. No 600. Л. 71 об.—72 (1399/1400 г.); РГАДА. Ф. 381. No 19. Л. 137 об. (первая половина XIV в.); БАН. 34.5.20. Л. 2 об. (вторая половина XIV в.); ГИМ. Муз. No 3715. Л. 137 (вторая половина XIV в.); Там же. Син. No 401. Л. 132 об. (вторая по- ловина XIV в.); РГАДА. Ф. 381. No 21. Л. 36 об. (вторая половина XIV в.); No 77. Л. 1, 137, 160 об. (вторая половина XIV в.); No 111. Л. 1 (вторая половина XIV в.); No 136. Л. 112 об. (вторая половина XIV в.); ГИМ. Муз. No 3473. Л. 93 об. (вторая половина XIV в.); Там же. Син. No 248. Л. 106 об., 248 (конец XIV в.); No 601. Л. 132 об. (конец XIV в.); Там же. Чуд. No 4. Л. 268 об.; РНБ. Соф. No 8. Л. 155 об. (конец XIV в., писец?); РГБ. Ф. 304. No 25. Л. 1 об. (конец XIV в., писец?); РНБ. СПб. ДА. А.1.264. Т. 1. Л. 303 об. (XIV — начало XV в.); Т. 2. Л. 255 об. (конец XIV — начало XV в.); НБ. МГУ. Bd.42. (конец XIV — начало XV в.); РГАДА. Ф.381. No 75. Л. 43 (XIV в.). 53 РГАДА. Ф. 381. No 75. Л. 43. 54 РНБ. Соф. No 8. Л. 155 об. 55 «Раб божии Яков», от чьего имени писцом Явилой составлена выходная запись, дал следующее самоопределение: «... Сынъ Домашинъ Соумовича, наместьникъ владычень, староста святого Ивана». Stolyarova verstka.indd 141 1/14/10 5:48:07 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 142 нец» (1354 г.); 11, 12) Леонид Офонасович, Леонид Языкович, Леонид и Иосиф, «владычни робята» (1355, 1356 гг.); 13) Микула, «владычнь паробок» (ок. 1362—1363 гг.); 14) Филица, «владычень писец» (1365 г.); 15) Офонасий, «черноризец» (1369 г.); 16) Семен, «владычен паробок» (1369, 1370 гг.); 17) Савва, «поп» (1372—1373 гг.); 18) Лаврентий, «мних» (1377 г.); 19) Алексейко Владычка, дьяк («дьячок) (1377 г.); 20) [?], черно- ризец («чернец») (1380 г.); 21) Стефан, «дьяк» (1380—1389 гг.); 22) Вунько, «дьякон» (1381 г.); 23) Георгий (Гюрги), «поп» св. Воздвижения (1382 г.); 24) Стефан Заскович, «дьяк» св. Софии (1386 г.); 25) Антоний, «чернец» (1388 г.); 26) кир Зиновий, священник (?) («священный слуга») (1388 г.); 27) Куземка, «дьяк Воздвиженский» (ок. 1389—1406 гг.); 28) Зиновьиш- ко, «дьяконишко» (ок. 1389—1425 гг.); 29) Матфей, «дьяк» (1391 г.); 30) Спиридон, «дьякон» (1393 г.); 31) Лука Смолянин, «инок» (1395/96 г.); 32) Спиридоний, «протодиакон» (1397 г.); 33) Илларий, «инок» (1397 г.); 34) Иоанн, «черноризец» (1397/98 г.); 35) Федор, «прозву тер» св. Спаса на Хутине (1399/1400 г.); 36) Овсей, «роспоп» (первая половина XIV в.); 37) Рис. 4 . Киевская псалтирь 1397 г. Stolyarova verstka.indd 142 1/14/10 5:48:07 PM
Глава 5 | «Написах рукою моею грешною»: писцы книг 143 Яков, «дьяк» (вторая половина XIV в.); 38) Михей, «дьяк» (вторая по- ловина XIV в.); 39) Яков, дьякон (вторая половина XIV в.), 40) Илларий, «инок» (втора я половина XIV в.). Непонятно, одно ли это и то же лицо: дьяк Стефан (No 21) и дьяк св. Софии Стефан Заскович (No 24), дьякон Спиридон (No 30) и протоди- акон Спридоний (No 33)56 , инок Илларий записи 1397 г. (No 34) и инок Илларий записи второй половины XIV в. (No 41), а также дьяк Яков (No 38) и дьякон Яков (No 40) второй половины XIV в. В настоящей работе они условно считаются разными людьми, хотя их почерки нуждаются в палеографической идентификации. 34 писца XIV в., указавшие свой социальный статус, употребили так- же при имени формулу «раб божии», «грешныи раб», «раба своего (имр.)», «многогрешныи раб» и др. (No 1—15, 17, 18, 21, 23, 26—30, 32, 34—41). 8 п ис- цов XIV в., указавших свой социальный статус, формулы «раб божии» не у потребили (No 16, 19, 20, 22, 24, 25, 31, 33). Сословная принадлеж- ность 31 писца XIV в. неясна: в своих записях они ограничились у каза- нием имени: I) Домид (Давид) (1307 г.); II) Иродион (1324 г.); III) Андреян (132 5 —1329 гг. и ли 1352—1359 гг.); IV) Иоанн (1329 г.); V) Явило (ок. 1341 г.); VI) Василий Осипов сын (1351/52 гг.); VII) Олекса (1354 г.); VIII, IX) Ле- онид Языкович и Григорий (1355 г.); X) Фофан (1357 г.); XI, XII) Лукь- ян и Федор (1357/58 г.); XIII) Моисей (1365 г.); XIV) Марко Вчеро- вич Демидов сын (1369 г.); XV) Порфирий (1379 г.); XVI) Епифан (1380 г.); XVII) Василий, «малеишии в единообразных»; XVIII) Марк (1391 г.); XIX) Александр (ок. 1394 г.); XX) Григорий Славец (1398 г.); 56 Тождество двух Спиридонов вызывало сомнения в историографии. Об этом см.: Вздорнов Г. И. Исследование о Киевской псалтири. М., 1978. С. 22. По мнению самого Вздорнова, «наиболее убедительно сходство почерка писца Евангелия (Спиридона запи- си 1393 г. — Л. С.) и писца Псалтири (Спиридония записи 1397 г. — Л. С.) в послесловиях к этим двум рукописям». Однако в последнее время ученые все же склоняются к мыс- ли о тождестве их почерков. Так, В. М. Загребин прямо писал о том, что протодьякон Спиридон участвовал в написании Евангелия 1393 г., Евангелия Успенского собора Мос- ковского Кремля, «и, возможно, Евангелия Кошки и Евангелия Хитрово», вышедших из скриптория, действовавшего при московской митрополичьей кафедре. Из этого же скриптория происходит и фрагмент «из 6 листов рукописи, содержащей отрывок Диоп- тры Филиппа Пустынника (РНБ. F. п.I. 50)». Всем этим рукописям свойствена необыч- ная орфографическая особенность: сокращение, представляющее лишь первую букву слова (подробнее см.: Загребин В. М. Об одной особенности протодьякона Спиридона (конец XIV в.) // Искусство рукописной книги: Византия. Древняя Русь. Тез. докл. Меж- дународн. конф. Москва, 17—19 ноября 1998. СПб., 1998. C. 6—7). Stolyarova verstka.indd 143 1/14/10 5:48:08 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 144 XXI) Микула (вторая половина XIV в.); XXII) Матфей (вторая половина XIV в.); XXIII) Иоанн (вторая половина XIV в.); XXIV) Матфей (вторая половина XIV в.); XXV) Лука (вторая половина XIV в.); XXVI) Варсоно- фий (конец XIV в.); XXVII) Фрол (XIV в.); XXVIII) Федот (конец XIV — начало XV в.); XXIX) Олексейко (конец XIV — начало XV в.); XXX, XXXI) Федосей и Гришка (конец XIV — начало XV в.). 21 писец XIV в., у молчавший в записях о своем социальном ста- тусе, ограничился самоопределением «аз, грешныи», «раб божии», «грешныи раб» (No II—IV, VII—XVIII, XX—XXIV, XXVII). Только 10 писцов XIV в. при указании имени не сообщили о своей сословной принадлежности и не у потребили формулы «раб божии» или эквива- лентных формул (No I, V—VII, XX, XXVI, XXVII, XXIX—XXXI). 54 пис- ца XIV в. у потребили при имени формулу «раб божии», «аз грешныи» и др., а 18 писцов опустили ее. 62 писца либо у казали свой социаль- ный статус, либо сопроводили свое имя формулой «раб божии» и ее эквивалентами. Рис. 5. Минея 1369 г. Stolyarova verstka.indd 144 1/14/10 5:48:08 PM
Глава 5 | «Написах рукою моею грешною»: писцы книг 145 Едва ли оправданным является слепое отнесение писцов, ограничив- шихся употреблением формулы «раб божии», «грешныи раб», к светс- ким лицам. Эта формула в XIV в. могла заменять указание социально- го статуса, а в большинстве случаев соседствовала с ним и уж никак не являлась признаком «светскости» писца. Подавляющее большинство писцов указало свой социальный статус в выходных записях, фикси- руя акт завершения работ над кодексом. В молитвенных, дневниковых, фольклорных записях, в которых писцы были более всего свободны от какого бы то ни было шаблона, они чаще всего ограничивались ука- занием имени или сопровождали имя формулой «раб божии» или «аз, грешныи», не называя своего социального статуса. Представлет инте- рес, что один и тот же писец в разных кодексах и типологически раз- ных записях мог назваться и «рабом божиим», и указать одновременно на свою социальну ю принадлежность. Так, в целой серии молитвенных записей псковский писец Козьма просит о божьей помощи «рабу свое- му», умалчивая, что это раб божий был «дьяк» и «попович» 57 . Только в выходной записи Паремейника 1313 г. он сообщил, что его «...псалъ Козма дьякъ, поповиц» 58 . Что он был поповичем, Козьма указал так- же в именной записи Пролога 1313 г., однако умолчал о своем дьячес- ком сане: «а псал Козма поповиц» 59 . В молитвенных записях Евангелия 1355 г. писец Леонид Офонасович (Леонид Языкович) назвался «рабом многогрешным», «рабом [божиим]» 60 , и только из выходной записи 57 РГАДА. Ф. 381. No 76. Л. 116 (Шестоднев служ., ок. 1312 г.); No 61. Л. 1 об.—2, 138 (Паре- мейник 1312—1313 гг.); ГИМ. Син. No 239. Л. 17, 140 об. (Пролог сентябрь—февраль 1313 г.). 58 ГИМ. Син. No 172. Л. 202 об. 59 Там же. No 239. Л. 210 об. 60 Тамже.No70.Л.97об., 176об. Рис. 6. Молитвенная запись писца Филиппа 1344 г. («О, господина Козма и Дамияна и архангелъ господень Вревеилъ, поспешите грешьному Филипу писцю»; прорись) Stolyarova verstka.indd 145 1/14/10 5:48:09 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 146 Пролога на сентябрь—февраль 1356 г. становится ясно, что этот Леонид и некий Григорий были «владычными ребятами» 61 . Определение «владычни робята», «владычни паробок», «владычень писец» встречается в записях писцов Леонида и Иосифа (1346 г.), Ми- кулы (ок. 1362—1363 гг.), Филицы (1365 г.) и Симеона (1369, 1370 гг.). Ста- тус «владычных писцов» принадлежал переписчикам второй половины XIV в., работавшим в архиепископском скриптории Новгорода. Скрип- торий действовал при кафедрах владык Моисея (1352—1359 гг.) и Алек- си я (1359—1390 гг.). За период с 1355 по 1370 г. в кафедральном скрипто- рии было переписано 8 сохранившихся рукописей62 . Б. Д. Греков считал «владычных» «паробков», «робят» и «писцов» принадлежащими к разря- ду слуг Софийского дома «не духовного сана, а светских» 63 . Кроме книгописцев Дома святой Софии словом «владычыи» опре- делили себя еще два писца, принадлежность которых к новгородскому архиерейскому скрипторию маловероятна. Так, дьяк Алексейка, пере- писавший в 1377 г. книгу Поу чений Ефрема Сирина для переславского Свято-Николаевского на Болоте монастыря, сообщил, что его называ- ют «Владычка» 64 , не забыв указать на свой дьяческий сан. Скорее всего, самоопределения «владычный», «владычный писец», «владычный паробок», «владычные робята» и «писец» в XIV в. содер- жали у казание на статус профессионального переписчика. Однако это не исключает вероятности того, что писцы-профессионалы занима- ли определенные сту пени церковной иерархии (в основном низшие и средние) или были детьми священников. Напомним, что писец Алек- сейка Владычка записи 1377 г. был дьяком. Как было показано выше, в XI—XIII вв. процент книгописцев-попо- вичей был достаточно велик: даже больше, чем книгописцев-дьяков. Так, писцов-поповичей XI—XIII вв. известно по имени 5, что составляет 20,8% от общего числа известных по имени книгописцев (24). Дьяков-писцов 61 РГАДА. Ф. 381. No 163. Л. 82 об. 62 См.: Карский Е. Ф. Славянская кирилловская палеография. С. 262—263; Рыба- ков Б. А. Ремесло Древней Руси. С. 588; Шварц Е. М. Новгородские рукописи XV века. М., 1989. С. 18; Смирнова Э. С. Лицевые рукописи Великого Новгорода. XV век. М., 1994. С. 153—154. 63 См.: Греков Б. Д. Новгородский Дом св. Софии: Опыт изучения организации и вну тренних отношений крупной церковной вотчины. СПб., 1914. Ч. 1. С. 444—446. 64 БАН. 31.7.2. Л. 259. Stolyarova verstka.indd 146 1/14/10 5:48:09 PM
Глава 5 | «Написах рукою моею грешною»: писцы книг 147 XI—XIII вв. известно по имени 4, что составляет 16,7% от общего числа известных по имени книгописцев. В записях XIV в. упоминаются толь- ко три писца-поповича, причем их деятельность приходится на первую половину столетия. Это Максим-Станимир, сын псковского попа Пав- ла (1309 или 1310 г.), Козьма Попович (1312 и 1313 гг.) и Еска Попович (1317 г.). Как уже говорилось, в одной из своих записей Козьма Попович указал, что он был дьяком. Может быть, среди «владычных робят» и «па- робков» второй половины XIV в. были поповичи или дьяки? Статус писца полу чил в Древней Руси самостоятельное значение к концу XIII в. Примерно с середины XIV в. в записях на книгах появля- ются самоопределения «писец» 65 и «списатель», «книжный списатель» 66 . 65 ГИМ. Син. No 932. Л. 1, 5 (1343/44 г.); No 17. Л. 142 (1365 г.); РНБ. Погод. No 59. Л. 325 (середина XIV в.); No 175. Л. 304 (конец XIV — начало XV в.). 66 БАН. 31.7.2. Л. 259; РНБ. F. п.IV.2. Л. 172 об.—173. Рис. 7. Евангелие Кошки ок. 1392 г. Stolyarova verstka.indd 147 1/14/10 5:48:10 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 148 Так, словом «писец» определил себя переписчик Филипп Михалев сын Морозовича (1343/44 г.), в записях которого перед именем встречаются выражения «раб божии» и «грешныи» 67 . В целом среди писцов XIV в., указавших свой социальный статус, насчитывается 7 священников, 14 дьяков, 1 протодьякон, 9 монахов, 1 распоп, 2 поповича68 , 1 церковный староста, 7 «писцов», из которых шестеро определли себя словом «владычныи». 85,9% от общего числа известных по имени писцов XIV в. либо указали свою сословную принадлежность, либо употребили перед именем форму- лу «раб божии». 14,1% писцов ограничились в записях указанием своего имени. Самостоятельное значение приобретает в XIV в. статус «писца» и «владычного писца» (17,5%). Перепиской книг в XIV в. в основном за- нимались представители среднего звена белого духовенства, предста- вители церковного причта, лица, лишенные священнического звания («роспопы»), а также дети священников («поповичи») — 57,5% от общего числа писцов, указавших в записях на свою сословную принадлежность. С середины XIV в. в связи с формированием в это время скрипториев в крупных монастырях-землевладельцах среди писцов отмечается доволь- но высокий процент монашеству ющего духовенства (52%). Большой штат ремесленников разных специальностей, занимавшихся изготовлением книг по предварительному заказу, существовал в новго- родском Лазаревом монастыре (рубеж XI—XII вв.), при ростовской епис- копской кафедре (начало XIII в.), Софийском соборе в Новгороде (XIV— XV вв.) 69 . В большинстве духовных корпораций XI—XIV вв. скриптории не организовывались, однако перепиской книг в них занималось несколь- ко писцов. Такими центрами книгописания были, по-видимому, монас- тыри Спасо-Евфимьев в Суздале (1369 г.) 70 , Святотроицкий на Видогощи в Новгороде (ок. 1380—1389 гг., 1386 г.) 71 , с ерпу ховской пресв. Богороди- цы Зачатия Высоцкий (1381—1382 г г.) 72 , церковь Воздвижения Честного 67 ГИМ. Син. No 932. Л. 1, 5. 68 Козьма Попович, определивший себя в записях как дьяк, отнесен нами к числу дьяков, а не священнических детей. 69 ГИМ. Син. No 70. Л. 176 об.; РГАДА. Ф. 381. No 163. Л. 82г.; РНБ. Соф. No 3. Л. 253г; ГИМ. Воскр. No 17. Л. 142; РНБ. Соф. No 198. Л. 133 об.; No 189. Л. 134. 70 РГБ. Ф. 256. No 302. Л. 113. 71 РНБ. Соф. No 124. Л. 210 об. 72 ГИМ. Син. No 193. Л. 211 об. Stolyarova verstka.indd 148 1/14/10 5:48:10 PM
Глава 5 | «Написах рукою моею грешною»: писцы книг 149 креста на Княжем дворе в Пскове (1382 г.) 73 . Развитым центром кни- гописания к XV в. стал Спасо-Ан- дроников монастырь в Москве74 . В подавляющем большинстве за- писей на книгах XIV в., так же как и в записях XI—XIII вв., сведения о месте создания кодекса отсу тству- ют. Как были организованы книго- писные мастерские, каков был их профессиональный и социальный состав, какие помещения они за- нимали — источники умалчивают. Весьма своеобразным единичным упоминанием о таком помещении («издба») явлется эмоциональна я запись дьяка Козьмы Поповича в Паремейнике 1312—1313 гг.: «У, по- бьзди боля Лука, навониле мъ из- дбу». В XV в. в качестве помещения для переписывания книг упомянуты келья и темница: «написах... седящу в железа х» 75 . Сохранилось 76 записей писцов XIV в., в которых в той или иной степени отражены условия и обстоятельства их труда. По этим за- писям можно частично представить себе в каком эмоциональном и физическом состоянии писцы присту пали к работе, в какое время суток занимались перепиской книг, что ели и пили, что мешало их работе, какими орудиями, материалом и средствами для письма они пользовались. В целом ряде записей писцы сообщают о переписывании книг позд- ним вечером или даже ночью76 . В связи с этим часты жалобы на плохое освещение. «Веч(ер) уже», «Тьмно», — со общает автор выходной записи 73 РГАДА. Ф. 381. No 172. Л.98 об. 74 Центральный музей древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева. КП. 952. Л. 271 об. 75 См.: Розов Н. Н. Книга в России в XV веке. Л., 1981. С. 35. 76 О практике писания книг в Древней Руси по ночам уже писал В. В. Калугин (см.: Калугин В. В. Отношение к книге в Древней Руси. С. 113). Рис. 8 . Книгописная мастерская Троице-Сергиева монастыря. Миниатюра Жития Сергия Радонежского, XVI в. Stolyarova verstka.indd 149 1/14/10 5:48:11 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 150 Псковского апостола 1307 г. Домид77 . Писать в позднее время, преодоле- вая сонливость, приходилось дьяку Козьме Поповичу: «О святыи Панте- леимоне, поспеши, уже глази спат(ь) хотят»; «Нощь успе, а день прибли- жися» 78 ; «Уже нощь, вельми тьмно»; «Охъ, охъ, голова мя болить, не мочи псати, а уже нощь, лязмы спати» 79 . Писец Паремейника 1348 г. сокрушает- ся по поводу незавершенной работы: «Вечер, нощь хощет быти, да благо, да пол листа како не намазано» 80 . Анонимный писец Пролога на сентябрь- февраль первой половины XIV в. также жалуется на ночную работу: «О, горе у чеником у диякона, хочеться спати, ин, ин, ох, тощно...»; «Уже поздьно...»; «Уже день успе, а нощь пришла есть» 81 . От непреодолимой дре- моты страдал писец Ирмология 1343/44 гг. Филипп Михалев сын Морозо- вича: «О господи, помози, о господи, посмеши: дремота неприменьна я и в сем рядке помешахся» 82 . Монах Епифан, переписчик Стихираря 1380 г., сообщил о начале работы над новой тетрадью ночью: «...по вечере початы быс(ть) пис(а)ти татр[адь], 1 час нощи» 83 . Также ночью работал безымян- ныый переписчик Пролога на октябрь-ноябрь первой половины XIV в.: «...нощьное дело, писано по тме» 84 . Наиболее древней записью, в которой писец говорит, что не может преодолеть дремоту, следует признать запись анонимного писца Служебника первой половины XIII в.: «Охо, охо, охо, 77 ГИМ. Син. No 722. Л. 5 об., 89 об. 78 РГАДА. Ф. 381. No 61. Л. 57, 76, 99 об. 79 ГИМ. Син. No 239. Л. 21, 39. 80 РГАДА. Ф. 381. No 52. Л. 51. 81 Тамже.No157.Л.1,24,49. 82 ГИМ. Син. No 932. Л. 5. 83 РГБ. Ф. 304. No 22. Л. 48. 84 РГАДА. Ф. 381. No 164. Л. 5. Рис. 9. Молитвенная запись писца Ирмология 1344 г. («О господи, помози, о господи, посмеши, дремота неприменьная и в семь рядке помешахся»; прорись) Stolyarova verstka.indd 150 1/14/10 5:48:12 PM
Глава 5 | «Написах рукою моею грешною»: писцы книг 151 дремлет ми ся» 85 . Писец Евангелия второй половины XIV в. пожало- вался, что заснул во время работы: «въздрьмалъ есмь» 86 . Переписчик Устава Студийского 1397/98 г. чер- норизец Иоанн также сокрушался: «Спати ми ся хощете» 87 . «Дремание» (сонливость) оказывалось причи- ной, на которую писцы ссылались, извиняясь за допущенные ошибки: «...аще будем грубо написали, или кде переступиле... в дремании...» 88 Учитывая, что за один присест писцы переписвали довольно не- значительные по объему части текста (от 0,5 л. в одиночку89 до 4,5 л. совместными усилиями90) «ночное бдение» древнерусских книжников следует объяснить прежде всего их работой в сво- бодное от иных обязанностей время. Как было показано выше, в XI—XIII вв. перепиской книг в ос- новном занимались священники и их дети, а в XIV в. — представи- тели низшего и среднего звена белого и черного духовенства, среди которых преобладали иноки. Вероятно, в XI—XIV вв. книгописание было своеобразным духовным обетом, дополнительной обязаннос- тью специально обученных священников, дьяков, а позднее монахов. В западноевропейских скрипториях режим труда писцов был орга- низован иначе и, надо признать, лу чше. Так, писцам, работавшим в 85 РНБ. Соф. No 519. Л. 40. 86 Тамже.No22.Л.72. 87 ГИМ. Син. No 333. Л. 145. 88 Тамже.No70.Л.176об. 89 Столярова Л. В. К истории переписки псковского Изборного октоиха конца XIV в. // Россия в X—XVIII вв. Проблемы истории и источниковедения: Тез. докл. и сообщ. Вторых чтений, посв. памяти А. А. Зимина. Москва, 26—28 января 1995 г. М, 1995. С. 572. 90 См.: Карский Е. Ф. Славянская кирилловская палеография. С. 271. Рис. 10. Евангелист Матфей. Евангелие начала XV в., Москва Stolyarova verstka.indd 151 1/14/10 5:48:13 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 152 скриптории, организованном в Клюни (Бургу ндия) еще в 910 г., мо- настырским уставом предписывалось заниматься переписыванием книг только при хорошем освещении, а темное время су ток использо- вать для сверки текстов91 . Исполнению «духовного обета» древнерусским писцам нередко мешало пьянство. Состояние «попирия» (похмелья) с головной бо- лью и дрожащей «попирной» рукой нередко описывается книжни- ками в их дневниковых записях. «Ох мне лихаго сего попирия: го- лова мя болит, и рука ся тепет», — сокрушается Козьма Попович92 . Писец Паремейника 1348 г. сам себе повторяет: «Мед пеи, а пива не пеи, а пива не пеи, тако глаголят с(вя)тии о(т)ци» 93 . О своих недвус- мысленных намерениях сообщает поп Савва, один из переписчиков Изборного октоиха 1372—1373 гг., отправляясь в с. Зряковичи под Псковом: «Поехати питъ в Зряковици». Тот же писец обижается на проявленное негостеприимство: «Чрес тын пьют, а нас не зову т, а слови мои не летети, а отместьки ту будут» 94 . «Похмелен», «Похме- лен есмь», — многократно повторяет анонимный священник95 , писец Пролога на март—август первой половины XIV в. 96 Писец июньской служебной Минеи того же времени, напротив, радуется: «Г(о)с(под)и, помилуи игумена, напоил брат(ь)ю медом на сии д(е)нь» 97 . Инок Епи- 91 Киселева Л. И. Искусство западноевропейской рукописной книги V—XVI вв. // Ис- кусство западноевропейской рукописной книги V—XVI вв. СПб., 2005. С. 39 92 РГАДА. Ф. 381. No 61. Л. 22. 93 Тамже.No52.Л.33. 94 Тамже.No67.Л.79,87. 95 То, что этот писец был попом, явствует из ряда его дневниковых записей с самооб- ращением «попе» в форме звательного падежа («Поиди, попе, за реку»), а также упоми- нанием «попадьи», скорее всего, его жены («Плечи болят, а попадья пошла в гости»); см.: РГАДА. Ф. 381. No 174. Л. 31, 83 об. 96 Там же. Л. 31, 34, 92. 97 РГАДА. Ф. 381. No 116. Л. 132. Р и с . 11 . Дневниковая запись писца Саввы, Изборный октоих 1372 г. («Поехати питъ въ Зряковици»)* прорись Stolyarova verstka.indd 152 1/14/10 5:48:14 PM
Глава 5 | «Написах рукою моею грешною»: писцы книг 153 фан отмечает начало работы над новой тетрадью следующей запи- сью: «Почат(а), коли Епифана вином Лев поил» 98 . Во время книгописных работ писцы нередко отвлекались для при- ема пищи. «Сести позау трыкати, хотя пос(т) » , — сообщает оскоромив- шийся дьяк Козьма Попович99 . В другой своей записи он пишет о своей готовности основательно подкрепиться: «Како ли не объестися: исто поставят кисель с молоком» 100 . Филипп Михалев сын Морозовича, пе- реписчик Ирмология 1343/44 г., собрался «сести у жинать клюкования с салом с рыбьим» 101 . О намерении «шести оу жинатъ» пишет в своей записи поп Савва102 . Среди напитков, бывших на их столе во время ра- боты, писцы XIV в. называли мед103 , пиво10 4 , кисель105 , молоко106 , вино (виноградный напиток?)107 . В составе своего меню книгописцы у поми- нали «клюкование» (клюкву)108 , «сало рыбье» 109 , пирог110 . Кроме голода, жажды, похмельного синдрома, сонливости, писцы жаловались на различные недуги, преодолевая которые, им приходи- 98 РГБ. Ф. 304. No 22. Л. 96. 99 РГАДА. Ф. 381. No 61. Л. 115. 100 ГИМ. Син. No 239. Л. 77 об. 101 Тамже.No932.Л.5,54. 102 РГАДА. Ф. 381. No 67. Л. 96. 103 Тамже.No61.Л.158;No116.Л.232;No52.Л.33;ГИМ.Син.No239.Л.76об. 104 РГАДА.Ф.381.No61.Л.17;No52.Л.33. 105 ГИМ. Син. No 239. Л. 77 об. Кисель — «кушанье, приготовленное из муки на воде или ягодном соке» (см.: СРЯ. XI —XVII. М., 1980. Т. 7. С. 137); ср.: Лукина Г. Н. Предметно- бытовая лексика древнерусского языка. М., 1990. С. 109. 106 ГИМ. Син. No 239. Л. 77 об. 107 РГБ. Ф. 304. No 22. Л. 96; см.: Лукина Г. Н. Предметно-бытовая лексика. С. 112. 108 ГИМ. Син. No 932. Л. 54. Клюкование — «вид кушанья, то же, что клюква (?)» (см.: СДРЯ. XI—XIV. М., 1991. Т. 4. С. 223). 109 ГИМ. Син. No 932. Л. 54 об. Не вполне ясно, что означает выражение «сало рыбье». По мнению Г. Н. Лукиной, данный оборот имеет значение «животный жир» (см.: Луки- на Г. Н. Предметно-бытовая лексика. С. 121). Однако в записи говорится не о животном, а о рыбьем «сале». Возможно, писец сообщил о весьма сомнительном по своим вкусовым свойствам блюде — клюкве, поданной с рыбьим жиром. В. В. Калугин считал, что «клюко- вание с салом с рыбьим» могло быть «особым способом приготовленным рыбным блю- дом» (см.: Калугин В. В. Отношение к книге в Древней Руси. С. 116). Может быть, писец ел рыбное филе («сало рыбье») под клюквой (клюквенным соком — своеобразным соусом)? 110 РГАДА. Ф. 381. No 174. Л. 85. Stolyarova verstka.indd 153 1/14/10 5:48:16 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 154 лось работать. Так, поп Савва сообщал о му чившей его болезни кожи («коросте»): «О горе, свербит», «Полести мытъся. О с(вя)тыи Никола, пожалу и, избави коросты сея», «Ох, сверби[т] и нуди[т]», «Ох, свер- бит» 111 . Безымянный священник, писец Пролога на март—а вг уст пер- вой половины XIV в., страдал болями в спине: «Плечи болят, не могу псати» 112 . Головная боль му чила Козьму Поповича: «Голова мя болит» 113 , «Голова мя болит, не мочи псати» 114 . Писец, жаловавшийся на боль в плечах, в одной из записей с горечью заметил: «О горе, мрут попи» 115 ,а в дву х других резюмировал: «Лихо писати» 116 , «Не могу» 117 . 111 Тамже.No67.Л.84,84об., 89,90. 112 Там же. No 174. Л. 83 об., 112, 127. 113 Тамже.No61.Л.22. 114 ГИМ. Син. No 239. Л. 39. 115 РГАДА. Ф. 381. No 174. Л. 93 об. 116 Там же. Л. 111 об. 117 Там же. Л. 112 об. Рис. 13. Четыре евангелиста. Миниатюра Евангелия конца XIV в., Москва Рис. 12. Четыре евангелиста. Миниатюра Ахенского евангелия, начало IX в. (Соборный капитул, Ахен) Stolyarova verstka.indd 154 1/14/10 5:48:17 PM
Глава 5 | «Написах рукою моею грешною»: писцы книг 155 В записях XIV в. писцы сетовали на отсутствие света («тьмно» 118 , «вельми тьмно» 119 ), невыносимую жару и задымленность помещения («охъ, зноино», «охъ, дымно» 120 ). В качестве образцов для переписки им в ряде случаев попадались изветшавшие, плохо читаемые кодек- сы («книгы ветшаны» 121 ). Недовольство писца вызывал и плохо вы- деланный пергамен, приготовленный из огрубевшей кожи старого животного, изобилующий требующими штопки дырами: «Сеи кожи с 30 лет» 122 . Для письма нередко использовались плохо очиненные перья. Так, Филипп Михалев жаловался на негодное перо: «Погыбель перья сего» 123 . Один из новгородских владычных писцов сообщил: «Лихои перо, не- волно им писати рабу многогрешному Леониду Офонасовичу» 124 . Пи- сец Лаврентьевской летописи сомневался: «Добро ли перо» 125 . В отличие от западноевропейских книгописных мастерских, где соблюдалось молчание во время работы126 , древнерусские писцы не были ограничены в потребности общаться между собой. Дружеские беседы нередко являлись причиной ошибок в переписываемом текс- те. В выходных записях XIV в. просьбы простить и исправлять писца содержат извинения за ошибки, допущенные «в беседе... с другом» 127 . 118 ГИМ. Син. No 722. Л. 89 об. 119 Там же. No 239. Л. 21. Как освещались древнерусские книгописные мастерские — неясно. Нам известна только одна миниатюра конца XIII в., где перед пишущим царем Давидом изображены четыре горящие свечи, установленные в двух подсвечниках (Хлу- довская псалтирь). См.: Popova O. Les miniatures russes du XIe au XVe siècle. Leningrad, 1975. P. 57. Создатель первого в Европе скриптория Кассиодор в своем «Наставлении» указы- вал, что, работая ночью, писцам следует пользоваться лампадой — «оберегательницей священного пламени». 120 РГАДА. Ф. 381. No 67. Л. 110. 121 РНБ. F. п.IV.2. Л. 173а. 122 ГИМ. Син. No 722. Л. 97. 123 Тамже.No932.Л.39об. 124 Тамже.No70.Л.97об. 125 РНБ. F. п.IV.2. Л. 92 об. 126 См.: Романова В. Л. Рукописная книга и готическое письмо во Франции в XIII— XIV вв.: По материалам собр. рукоп. книг. Гос. публ. б-ки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина. М., 1975. С. 47. 127 ГИМ. Син. No 740. Л. 123 об. Stolyarova verstka.indd 155 1/14/10 5:48:21 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) Писец мог ошибиться «...съ другом беседуя» 128 , «с другом глаголя» 129 , «в глаголании с другом или в дремании» 130 , «з другом говоря» 131 . Подобные записи, сообщающие об обстоятельствах труда древнерус- ских книгописцев, известны в основном по рукописям XIV в. Возмож- но, это отчасти связано с преобладанием среди сохранившихся руко- писных книг того времени заурядных по своему письму и оформлению кодексов, чего не скажешь о роскошных манускриптах XI—XIII вв., в которых почти нет дневниковых записей писцов. Видимо, в XIV в. книгописание стало более массовым и обыденным. Иными словами, записи отразили обстоятельства работы над весьма заурядными кодек- сами, вероятнее всего, созданными вне крупных скрипториев. Поэтому судить о том, в каких условиях создавались роскошные кодексы, мы в большинстве случаев не можем. Реконструкции процесса книгописных работ свидетельству ют о том, что в XI—XIV вв. книгописание на Руси только начинало принимать какие-то организационные формы и на- ходилось в стадии своего становления. Большинство древнерусских рукописей, сохранившихся от XI—XIV вв., — богослужебного или бо- гословского характера (96% от общего числа книг). По своему содержа- нию и в количественном отношении древнерусская рукописная книга XI—XIV вв. соответствует кодексам Франкского государства в период «высокого средневековья» VII—VIII вв. Становление древнерусской книжной культуры XI—XIV вв. хронологически отстоит примерно на 400—500 лет от начала аналогичного процесса в средневековой Фран- ции (VII—VIII вв.). Это в целом соответствует наблюдениям, касаю- щимся разницы в датах возникновения практики составления грамот на землю и иммунитет во Франкском государстве и на Руси132 . 128 Тамже.No15.Л.128об. 129 ГИМ. Воскр. No 7. Л. 79—79 об.; РНБ. СПб. ДА. А.1.264. Т. 1. Л. 303в; Там же. Т. 2. Л. 255. 130 ГИМ. Син. No 70. Л. 176 об. 131 Там же. Увар. No 267. Л. 244. 132 Каштанов С. М. О типе Русского государства в XIV—XVI вв. // Чтения памяти В. Б. Кобрина: Проблемы отечетвенной истории и культуры периода феодализма. Тез. докл. и сообщ. М., 1992. С. 85—86; Столярова Л.В. Рукописная книга во Франции и Рос- сии в XI—XIV веках: Сравнительный аспект // От Древней Руси к России нового време- ни. Сб. статей. К 70-летию Анны Леонидовны Хорошкевич. М., 2003. С. 366—378. Stolyarova verstka.indd 156 1/14/10 5:48:21 PM
157 |Глава6| «В память собе в манастырь в свой...»: Заказчики книг ...Много муж тои учини... Выходная запись Пантелеймонова евангелия ок. 1148—1155 гг . ВДревней Руси XI—XIV вв. книги изготовлялись по заказу («повелением», «стяжанием», «благословением») светского или духовного лица, как правило, жаловавшего средства на богоугодное дело переписки богослужебного кодекса, предназначенного для после- дующего церковного пожертвования—«вклада». Источники XI—XIV вв. сохранили не много сведений об организации книгописных работ на средства «стяжателей» и о самих заказчиках книг. В записях писцов этого времени отмечено 94 слу чая изготовления пергаменных рукопи- сей на заказ. Это ничтожно малое число по сравнению с общим коли- чеством сохранившихся кодексов XI—XIV вв. (более 8001). Однако вне зависимости от сохранности книжного фонда Руси каждая рукопись (равно как и запись о ее изготовлении) была продуктом вполне опреде- ленных обстоятельств, нуждающихся в исследовании. Реконструкция мотивов изготовления кодексов основана на сообщениях о книжных заказах, которые имеются во всех без исключения выходных и вклад- ных записях писцов, т. е. в тех записях удостоверительного вида, кото- рые содержали сведения либо о факте организации книгописных ра- бот, либо о пожертвовании церкви только что переписанного кодекса. Причины отсу тствия в кодексах выходных записей должны выяснять- ся в каждом случае особо. 1 От XI—XIII вв. сохранилось 262 пергаменных кодекса, от XIV в. (по предваритель- ным подсчетам) — ок. 600 (Столярова Л. В. Из истории книжной культуры русского средневекового города. XI—XVII вв. М., 1999. С. 13, 37, 156, примеч. 106). Stolyarova verstka.indd 157 1/14/10 5:48:21 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 158 Сохранились сведения о 78 заказчика х XI—XIV вв. Некоторые из них выступали инициаторами изготовления двух, трех и даже четы- рех пергаменных рукописей. Многократными заказчиками были нов- городские архиепископы Климент, Моисей, Алексий и Иоанн. Памят- ники летописания и некоторые записи отмечают случаи изготовления нескольких книг по княжескому заказу (киевского в. кн. Ярослава Муд- рого, владимиро-волынского кн. Владимира Васильковича, кнг. Мари- ны и др.), однако эти рукописи у трачены, а сведения об их заказчиках и о самом факте организации книгописания скупы и отрывочны и не позволяют сделать сколько-нибудь определенных заключений. Более или менее систематические сведения о лицах, инициировавших кни- гописание, появились в выходных, вкладных, реже — именных записях писцов XIV в. К этому времени книгописание оформилось в самостоя- тельную ремесленную специальность, а формуляр записей удостовери- тельного вида вполне сложился. От XI в. сохранилось семь записей писцов, в которых названы шесть заказчиков пергаменных кодексов: новгородский кн. Владимир Ярославич (1047 г., Толкование книг св. пророков); новгородский по- садник Остромир-Иосиф (1057 г., Евангелие апракос краткий), киевс- кий в. кн. Святослав Ярославич (1073 г., Изборник), безымянная игу- мения монастыря Покрова Богородицы в Зверинце (рубеж XI—XII вв., Минея служ. на июль), некто Милята Лукинич (рубеж XI—XII вв., так называемое Милятино евангелие)2 , прихожане и клир монасты- ря Покрова Богородицы в Зверинце (1095—1096 гг., Минея служ. на сентябрь3). За исключением Изборника Святослава 1073 г., происхож- дение которого связано с великокняжеским киевским домом, все ос- тальные рукописи XI в., имена заказчиков которых известны, были изготовлены в Новгороде. 2 Выходная запись писца Упыря Лихого 1047 г. с упоминанием кн. Владимира Ярос- лавича в оригинале не сохранилась, но дошла в восьми списках XV—XVI вв.; см.: Поп- пэ А. В. «Ис курилоцѣ» и «ис куриловицѣ» // IJSLP. 1985. Vol. XXXI—XXXII. Р. 319—350. Вероятно, не сохранилась в подлиннике и запись с упоминанием Миляты Лукинича (см.: Столярова Л. В. Древнерусские надписи XI—XIV вв. на пергаменных кодексах. М., 1998. С. 203—221). Остальные записи с именами заказчиков дошли в оригинале: РНБ. F. п.I.15. Л. 294б—г; ГИМ. Син. 31-д. Л. 2 об. — 2, 263 об. — 264; РГАДА. Ф. 381. No 121. Л. 52 об. 3 Столярова Л. В. Заказчики древнерусских кодексов XI—XIV вв. Ч. 1: Заказчики XI в., упомяну тые в записях на книгах // Древнейшие государства Восточной Европы. 2001 год: Историческая память и формы ее воплощения. М., 2003. С. 286—293. Stolyarova verstka.indd 158 1/14/10 5:48:23 PM
Глава 6 | «В память собе в манастырь свой...»: заказчики книг 159 Известны 9 заказчиков пер- гаменных кодексов XII в. 4 : нов- городский кн. Федор-Мстислав Владимирович (ок. 1103—1117 г г. ; Мстиславово евангелие апра- кос), игумен новгородкого Юрь- ева монастыря Евфимий (1129 г.; Сборник житий5); Пантелеймон и Екатерина, которых мы отож- дествляем с киевским в. кн. Изяс- лавом-Пантелеймоном Мстисла- вичем и его женой6 (1148 —1155 г г. ; Пантелеймоново евангелие); свя- щенник церкви Иоанна Предтечи Семен (1164 г.; Добрилово еванге- лие); Георгий (XII в.; Месяцеслов); неизвестный по имени новгород- ский архиепископ (XII в.; Минея служ., январь); Стефан Лежень и Мария (конец XII — начало XIII в.; Триодь(?)). В целом сохранились сведения о производстве на заказ шести пергаменных кодексов этого времени7 . Происхождение четырех из них связано с Новгородом8 . 4 Подробнее см.: Столярова Л. В. Заказчики...Ч. 2: Заказчики XII в., упомянутые в записях на книгах // Древнейшие государства восточной Европы. 2002 год: Генеалогия как форма исторической памяти. М., 2004. С. 236—258. 5 Происхождение выходной записи 1129 г., составленной от имени писца инока Антония о написании им книги Житий по «благословению» игумена Юрьева монас- тыря Евфимия и сохранившейся в рукописи второй половины XIV в. (РНБ. Погод. No 71б. Л. 154 об.), неясно. Исследователи считают ее либо неточной копией с утра- ченного оригинала, подлинность которого в целом не вызывает сомнения, либо поз- днейшей подделкой. 6 См.: Столярова Л. В. Древнерусские надписи. С. 148—163; Она же. Кто был заказчи- ком «Пантелеймонова» евангелия? // Восточная Европа в исторической ретроспективе: К 80-летию В. Т. Пашу то. М., 1999. С. 245—251; Она же. К истории создания «Пантелей- монова евангелия» XII в. // Исторические записки. М., 2002. С. 108—128; Она же. Свод записей писцов, художников и переплетчиков древнерусских пергаменных кодексов XI—XIV веков. М., 2000. С. 79—87. No 72. 7 Столярова Л. В. Свод записей писцов. No 65—66, 70, 72, 75, 90, 91, 96. 8 Там же. No 65—66, 70, 72, 91. Рис. 1. Миниатюра Изборника 1073 г. «Князь Святослав Ярославич с семьей» Stolyarova verstka.indd 159 1/14/10 5:48:24 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 160 По именам известны 16 заказчиков кодексов XIII в. 9 : ростовский епископ Кирилл I (1219 г., Житие Нифонта; 1220 г., Толковый апостол); Остафий Васильевич (1229 г., Шенкурский пролог10 ); новгородский архи- епископ Спиридон (1229—1249 гг., Ирмологий); тиун Петр (1269—1289 г г. , Паренесис Ефрема Сирина11); чернец Симон (1270 г., Симоновское еван- гелие); прихожане Борисоглебской церкви с. Матигоры в Заволочье на Двине (1271 г., «Захариинский» паремейник); некто За хария Олекшинич (1282 г., Пролог на сентябрь-январь); рязанский епископ Иосиф и княги- ня Анастасия с сыновьями Ярославом и Федором Романовичами (1284 г., Корм ча я12); новгородский кн. Дмитрий Александрович и архиепископ К л и м е н т (12 85 —1291 гг., Синодальная кормчая); владимиро-волынский кн. Владимир Василькович и его жена Ольга Романовна (1287 г.; Номо- канон13 ); княгиня Марина (1296 г., Псалтирь); новгородский архиепископ Феоктист (1299—1300 гг., Сборник житий (Пролог?)14); некто Григорий (первая половина XIII в.; Минея служебная, февраль). Этими лицами было инициировано изготовление 14 кодексов. Один кодекс из этого чис- ла был изготовлен по коллективному заказу (1271 г.) 15 . Происхождение по крайней мере семи заказных кодексов XIII в. связано с Новгородом. Два кодекса изготовлены в Ростове, два — во Владимире Волынском. В целом среди заказчиков рукописей XI—XIII вв. насчитывается 7 князей, 4 княгини, 6 епископов (три из них — новгородские арх иепис- копы), 1 посадник, 1 тиун, 2 игумена, 1 священник, 1 чернец. Социаль- ный статус шести заказчиков XI—XIII вв. в записях писцов никак не 9 Подробнее см.: Столярова Л. В. Заказчики... Ч. 3: Заказчики XIII в., упомяну тые в записях на книгах // Древнейшие государства Восточной Европы. 2003 год: Мнимые реальности в античных и средневековых текстах. М., 2005. С. 353—423. 10 Рукопись у трачена; запись известна в пересказе (Столярова Л. В. Свод записей писцов. С. 116—117. No 102). 11 Подлинник рукописи у трачен; запись писца сохранилась в списке конца XV в. (РНБ. Погод. No 71а . Л. 329—329 об.); см.: Столярова Л. В. Свод записей писцов. No 105. С. 119—122. 12 РНБ. F. п.II.1. Л. 402в—г. 13 Запись сохранилась в списках XV — начала XVII в.: Харьковский исторический музей, инв. No 21129. Л. 290 об.; РГБ. Рум. (Ф. 256). No 235. Л. 269 об. 14 Рукопись у трачена; подробнее см.: Столярова Л. В. Свод записей писцов. No 129. С. 161—162. 15 Имеется в виду Захариинский паремейник 1271 г. (РНБ.Q. п.I.13). Stolyarova verstka.indd 160 1/14/10 5:48:24 PM
Глава 6 | «В память собе в манастырь свой...»: заказчики книг 161 определен. Как уже говорилось, коллективный вклад был сделан при- хожанами Борисоглебской церкви в Заволочье, социальное положение которых могло быть неоднозначным. Таким образом оказывается, что светских лиц среди заказчиков книг в это время было чу ть больше (13), нежели духовных (12)16 . Среди последних преобладали церковные ие- рархи. За минимальным исключением (1 священник, 1 чернец) изго- товление вкладных книг в XI—XIII вв. инициировали представители верху шки феодального общества. Всего по записям писцов известно о заказах 26 вкладных книг XI—XIII вв. В истории древнерусской культуры XIII в. стал временем, в которое наметились определенные изменения в организации книжного дела. Од- ной из особенностей этого периода является то, что записи на книгах от- разили мéньший (нежели в XI—XII вв.) процент заказов на книги, иници- ированных князьями. Только четыре рукописи из 15-ти, изготовленных в XIII в., имеют записи писцов, сообщающие, что книги были переписаны при участии князей. Характер участия князей в организации книгопи- сания не был одинаковым в разных регионах Руси. Рязанская княгиня Анастасия, вдова кн. Романа Ольговича, с сыновьями Ярославом и Федо- ром Романовичами упомянута как заказчица наряду с епископом Иоси- фом (1284 г., Кормчая). Владимиро-волынский кн. Владимир Василькович фигурирует как инициатор книгописных работ вместе с женой княгиней Ольгой Романовной (1287 г., Номоканон). Неизвестная по другим (кроме выходной записи) источникам княгиня Марина (1296 г.) указана в записи писца Захарии как единоличная заказчица Псалтири17 . Новгородский кн. Дмитрий Александрович упоминается как лицо, «повелевшее» перепи- сать Кормчу ю на средства («стяжанием») архиепископа Климента (так на- зываемая Синодальна я или Климентьевска я кормча я, ок. 1285—1291 гг.) 18 . Обращает на себя внимание, что в трех из четырех зафиксирован- ных слу чаев у частия князей, переписывались именно Кормчие книги. Все они были изготовлены в 80-е годы XIII в., причем почти одновре- 16 См.: Столярова Л. В. Свод записей писцов. С. 449—450. 17 ГИМ. Син. No 235. Л. 337а — 338б; см.: Столярова Л. В. Свод записей писцов. С. 149— 157. No 122. 18 ГИМ. Син. No 132. Л. 1. Нами принимается датировка Кормчей, предложенная и обоснованная В. Л. Яниным (см.: Янин В. Л. О дате новгородской синодальной Корм- чей // Древняя Русь и славяне. М., 1978. С. 287—292; Он же Средневековый Новгород: Очерки археологии и истории. М., 2004. С. 232—236). Stolyarova verstka.indd 161 1/14/10 5:48:25 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 162 менно в разных регионах Руси — в Рязани, Новгороде и Владими- ре Волынском. Отмеченный вы- ходными записями Владими- ро-Волынской и новгородской Климентьевской кормчей интерес к переписыванию сборников цер- ковно-юридического характера был обусловлен созданием еще в 60—70-е годы XIII в. Русской ре- дакции Кормчей19 . Появление ря- занского списка Кормчей Серб- ской редакции (1284 г.) связано с новым этапом в составлении корпуса церковного права на сла- вянском языке в условиях восста- новлени я церковной организации во второй половине XIII в. после монгольского разорения 1237—124 0 г г. Сербская Кормчая была выписана из Болгарии митрополиом Ки- риллом II, несмотря на то, что на Руси давно и хорошо была известна Древнесла вянска я Кормча я20 . Важной причиной внимания, проявлен- ного Кириллом II к Сербской Кормчей было то, что прежде известные Кормчие на Руси содержали ранние (до X в.) памятники права, пе- реводы которых были весьма несовершенны и полны противоречий. Новая Кормчая включала в себя новейшие установления (XI—X II в в .) и имела удобный сокращенный текст в ясных переводах, сопровож- денный комментариями XII в. Русская редакция Кормчей построена на основе материалов Сербской Кормчей, однако в ней использова- ны известные на Руси с XI в. переводы Древнеболгарской Кормчей, а также переводные и оригинальные памятники права. В конце XIII в. (т. е. едва ли не одновременно с созданием Русской редакции Корм- чей) материалы Сербской Кормчей вошли в состав Мерила Праведно- го — пособия для княжеского суда21 . 19 Щапов Я. Н. Византийское и южнославянское правовое наследие на Руси в XI— XIII вв. М., 1978. С. 163—254. 20 Там же. С. 152. 21 Тихомиров М. Н. Исследование о Русской Правде. М.; Л., 1941. С. 97. Рис. 2 . Синодальная (Климентьевская) кормчая Stolyarova verstka.indd 162 1/14/10 5:48:25 PM
Глава 6 | «В память собе в манастырь свой...»: заказчики книг 163 Появление в последней четверти XIII в. списков Русской редакции Кормчей М. Н. Тихомиров рассматривал как показатель развития рус- ской письменной и правовой культуры в условиях монголо-татарско- го ига. Ученый показал, что в это время переводные памятники права адаптировались на Руси к местным условиям. Одновременно создава- лись новые рукописные сборники, соединившие оригинальные русские правовые произведения с традиционными22 . Я. Н. Щапов установил, что во второй половине XIII в. происходили значительные и много- кратные переработки текста Кормчей на местах — в Киеве, на Волы- ни, в Северо-Восточной Руси, в Новгороде, Пскове и др. 23 В процессе создания Русской редакции Кормчей был расширен состав оригиналь- ных памятников права за счет включения сочинений Кирилла Туров- ского, древнерусских правил о браке, поу чений к попам и епископам и пр. При этом в местных списка х Кормчей появились произведения не только церковного, но и светского происхождения. В состав Климентьевской (Синодальной) кормчей впервые был включен текст Русской Правды в ее Пространной редакции. Наряду с нею новгородский Синодальный список пополнился списками Устава Владимира, Закона судного людем, Сказаниями Кирилла Туровского, русской обработкой Летописца вскоре патриарха Никифора, Правил митрополита Кирилла, Устава Святослава и др. Уникальность Кли- ментьевской кормчей подчеркивается тем, что новгородская обработка Кормчей Русской редакции происходила тогда, когда в Новгороде уже сложилась боярская феодальная республика с отличной от других рус- ских земель системой государственных у чреждений. Специфика по- литического строя Новгорода последней четверти XIII в. потребовала соединения кодекса княжеского права с церковно-юридическим сбор- ником, регулирующим вну треннюю жизнь церкви и многие догмати- ческие и обрядовые вопросы. Сфера юрисдикции новгородского архи- епископа в это время значительно расширилась и вышла за пределы традиционно принадлежащих церкви административных и судебных функций, распространившись на дела, прежде находившиеся в сфе- ре княжеского суда. Расширение владычной юрисдикции на светский 22 Тихомиров М. Н. Исследование. С. 81—88; Он же. Русская культ ура X—XVIII вв. М., 1968. С. 173—184; Закон Судный людем Краткой редакции / Подгот. к печати М. Н. Тихо- миров и Л. В. Милов. М., 1961. С. 7—26. 23 Щапов Я. Н. Византийское и южнославянское правовое наследие. С. 234. Stolyarova verstka.indd 163 1/14/10 5:48:26 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 164 суд (внешнеполитические дела, сношения с русскими землями, суд по гражданским делам) отчетливо просматриваются не только в памят- никах письменности, но и в сфрагистике24 . Интерес князей, проявленный к составлению местных списков Корм- чей, свидетельствует об их безусловном внимании к разделению сфер юрисдикции между светской и церковной властью в последней четвер- ти XIII в. Щапов показал, что в княжеском суде в XII—XIV вв. значение Кормчей (до включения в нее светских произведений права, прежде все- го, Русской Правды) было минимальным и ограничивалось разделением сфер церковной и княжеской юрисдикции. По его мнению, в указании записей на у частие князей в изготовлении Кормчих нельзя видеть за- интересованности светской власти в практическом использовании этих сборников церковного права. Ученый справедливо поставил роль князей в изготовлении местных списков Кормчей в один ряд с такими традици- онными действиями светской власти, как церковное строительство и по- жалования церкви книг, движимого и недвижимого имущества25 . Совершенно у никально значение владимиро-волынского кн. Влади- мира Васильковича и его жены Ольги Романовны в создании списка Кормчей на Волыни. Княжеская чета повелела переписать Кормчу ю и финансировала книгописание без у частия главы местной епархии26 . Причины такой заинтересованности в изготовлении Кормчей следует искать в особенностях взаимоотношений светской и церковной власти во Владимиро-Волынском княжестве в последней четверти XIII в. Деятельность владимиро-волынского кн. Владимира Васильковича в качестве заказчика книг не имеет аналогов в истории Древней Руси. В летописном некрологе ему содержится у никальный перечень книг, которые он жертвовал в духовные корпорации своего княжества. Ка- 24 Янин В. Л. Из истории высших государственных должностей в Новгороде // Про- блемы общественно-политической истории России и славянских стран. М., 1963. С. 118— 127; Он же. Актовые печати Древней Руси X—XV вв. М., 1970. Т. 2. С. 58, 87; Шорин П. А. Анонимные печати новгородских архиепископов // Сов. археология. 1964. No 3. С. 256— 267; Щапов Я. Н. К истории соотношения светской и церковной юрисдикции на Руси в XII—XIV вв. // Польша и Русь: Черты общности и своеобразия в историческом развитии Руси и Польши XII—XIV вв. М., 1974. С. 183—184; Он же. Византийское и южнославянс- кое правовое наследие. С. 221—223. 25 Щапов Я. Н. К истории. С. 172—189; Он же. Византийское и южнославянское пра- вовое наследие. С. 249—250. 26 Щапов Я. Н. Византийское и южнославянское правовое наследие. С. 249. Stolyarova verstka.indd 164 1/14/10 5:48:26 PM
Глава 6 | «В память собе в манастырь свой...»: заказчики книг 165 менецкой церкви Благовещения Богородицы наряду с иконами и дра- гоценными сосудами он пожаловал четыре рукописи: «Еуангелие опра- кос, оковано сребром, Апостол опракос, и Парямейник, и Съборник». Подобный же вклад («иконами и книгами») Владимир Василькович сделал в Белзе. Евангелие, окованное серебром, и Апостол апракос этот князь пожаловал Богородичному Успенскому собору во Владимире. «В память събе в манастырь въ свои» он передал вкладом Евангелие апра- кос, Апостол, «Съборник великыи» и Молитвенник. Епископскому со- бору Иоанна Предтечи в Перемышле Владимир Василькович отправил в дар «Еуангелие опракос, окованно сребром съ женчюгом»; в кафед- ральный собор Спаса Преображения в Чернигове — «Еуангелие опра- кос золотом писано, а оковано сребром съ женчюгом...». В основанну ю им Георгиевску ю церковь в Любомле он вложил два Евангелия апракос в драгоценных окладах, Апостол апракос, Пролог на обе половины года («Прологы списа 12 месяца»), годовой комплект служебных Миней («и Менеи 12 списа»), Триоди — постну ю и цветну ю, Октоих и Ирмологий («Ермолои»), Служебник, Молитвенник («...молитвы вечерни и оу трь- нии»). Кроме того, сюда же он передал еще один Молитвенник, куплен- ный им у некоего протопопа за восемь гривен ку н. Наконец, в церковь св. Петра в Берестье Владимир Василькович вложил Евангелие апракос «оковано сребром» 27 . Масштаб его книжных пожертвований поражает воображение. По его инициативе только согласно некроложному пе- речню было переписано или специально ку плено, а затем вложено не менее 38 книг28 . При этом состав белзского вклада Владимира Василь- ковича скрыт в формуле «тако ж и у Бельскоу пооустрои церковь ико- нами и книгами» 29 . Все книги Владимира Васильковича, упомяну тые в некроложном пе- речне, — из традиционного богослужебного набора и в основном пред- назначены для храмового богослужения. Сам факт наличия в некрологе 27 ПСРЛ. М., 1998. Т. 2. Стб. 925—927. 28 По подсчету Б. В. Сапунова — 50 книг; по-видимому, это расхождение связано с тем, что он предположил создание по инициативе Владимира Васильковича 12-томного Пролога (см.: Сапунов Б. В. Книга в России в XI—XIII вв. Л., 1978. С. 72—73). Однако это предложение маловероятно. Древнерусские Прологи обычно существовали в виде двух томов на обе половины года (на март—август и сентябрь—февраль) или же в виде одного годового тома. Наряду с Кормчими это самые объемистые из известных древнерусских пергаменных кодексов. 29 ПСРЛ. Т. 2. Стб. 925. Stolyarova verstka.indd 165 1/14/10 5:48:27 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 166 перечня книг, пожалованных Владимиром Васильковичем церкви, позво- ляет предположить, что современники воспринимали его деятельность заказчика и вкладчика не только как грандиозную, но и как совершенно необычную. Нет оснований усомниться в достоверности этого перечня: в нем нет ни явно преувеличенных цифр, ни глу хих обобщений типа «книг многих». Главное же свидетельство высокой степени достоверности этого перечня — его абсолютно богослужебный состав: любая церковь в пер- вую очередь нуждалась в «рабочих» храмовых экземплярах книг30 . С деятельностью Владимира Васильковича, по-видимому, следует свя- зать распространение правовой и письменной культуры во Владимиро- Волынском княжестве во второй половине XIII в. Именно с его именем связано появление самых ранних княжеских завещаний: дву х «рукопи- саний» ок. 1287 г., не сохранившихся в подлинниках, но известных в со- ставе текста Ипатьевской летописи31 . Имеются основания считать, что соединение галицко-волынского летописания с Киевским сводом 1198 г. также произошло в период княжения Владимира Васильковича 32 . Обращает на себя внимание и факт упоминания Владимира Василь- ковича другим заказчиком и вкладчиком — княжеским тиуном Петром. Князь фигурирует в выходной записи писца Иева, переписавшего для Петра несохранившуюся рукопись (возможно, Паренесис Ефрема Сири- на), в формуле: «написашася книгы сия при цесарстве благовернаго це- саря Володимера, сына Василкова, оунука Романова», а также в заключи- тельной благопожелательной формуле: «...многа лета князю Володимеру, княгини Волзе, и строителю книгам сим...» 33 . Первая из них содержит скрытое указание времени изготовления кодекса, вторая — как бы ста- вит тиуна Петра в один ряд с прославленными вкладчиками книг — кн. Владимиром Васильковичем и его женой Ольгой Романовной. Судя по выходным записям писцов, значительное число кодексов XIII в. переписывалось по инициативе представителей церкви34 . Опре- 30 Пользуемся терминологией М. И. Слуховского. 31 Каштанов С. М. Из истории русского средневекового источника: Акты X—XVI вв. М., 1996. С. 78. 32 Клосс Б. М. Предисловие к изданию 1998 г. // ПСРЛ. Т. 2. С. E. 33 Запись сохранилась в списке конца XV в. (РНБ. Погод. No 71а . Л. 329—329 об.); под- робнее см.: Столярова Л. В. Свод записей писцов. No 105. С. 119—122. 34 Ср. иную точку зрения: Сапунов Б. В. Книга в России. С. 72—74, 84—85, 118, 133— 134, 144—145, 151—152 и др. Stolyarova verstka.indd 166 1/14/10 5:48:28 PM
Глава 6 | «В память собе в манастырь свой...»: заказчики книг 167 деленные изменения в социальном составе заказчиков XIII в. (по срав- нению с предшеству ющими двумя столетиями в истории русской кни- ги) следует связать с усилением роли церковной организации на Руси. Определенные коррективы в наши представления о ранних заказчика х книг вносит и то, что подавляющее большинство сохранившихся ко- дексов XI—XIV вв. по своему происхождению новгородско-псковские. Это не только следствие более развитой здесь городской и книжной культуры, но и проявление относительно лучшей сохранности книж- ного фонда, почти не ощутившего на себе катастрофических последс- твий нашествия монголо-татар. На изменении социального статуса заказчиков новгородских кодек- сов в перву ю очередь отразились и радикальные перемены в полити- ческом устройстве Новгорода во второй четверти XII в. Уже с конца XI в. с созданием особого органа власти — посадничества — новгородское боярство препятствовало проникновению князя в вотчинную систему землевладения. В 1126 г. возник смесной суд, в котором принятие ре- шений целиком зависело от воли посадника. В 1136 г. в ходе восста- ния новгородцы изгнали с княжеского стола Всеволода Мстислави- ча, пригласив на его место черниговского кн. Святослава Ольговича. Этим актом новгородцы подтвердили действенность своего принципа «вольности в князьях». Внешний пояс новгородских волостей, распо- ложенных на границах соседних княжеств, а потому особенно подвер- женных вмешательству княжеской власти, особо оговаривался в нов- городско-княжеских докончаниях как территория, находящаяся под исключительным су веренитетом бояр35 . Такая ситуация почти свела на нет инициативу новгородских князей в изготовлении вкладных руко- писей, поскольку с утратой ими политической и экономической влас- ти богатые книжные пожертвования церкви уже не способствовали росту княжеского авторитета. Усиление боярства и беспрецедентный рост монастырей (к концу 90-х годов XII в. их насчитывалось у же 1536) также не могли не отразиться на особенностях новгородского книго- производства. Особое место архиепископской кафедры как центра нов- 35 Янин В. Л. Как устроен «вечевой строй»: Становление новгородской государствен- ности // Родина: Российский исторический иллюстрированный журнал: Древняя Русь. IX—XIII вв. 11 ноября 2002 г. С. 70—79. 36 Бобров А. Г. Монастырские книжные центры Новгородской республики // Книж- ные центры Древней Руси: Севернорусские монастыри. СПб., 2001. С. 9—10. Stolyarova verstka.indd 167 1/14/10 5:48:29 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) городского летописания также способствовало изменениям в статусе заказчиков книг в Новгороде. Худшая сохранность книжного фонда Северо-Восточной и Южной Руси, лапидарность и отрывочность источников затрудняют воссозда- ние объективной картины участия князей в организации книгописания на этих территориях. Мы можем говорить лишь об отдельных князьях, проявлявших, в силу тех или иных своих личных качеств и политических интересов, внимание к книжному делу. На этом фоне совершенно уни- кальной выглядит деятельность владимиро-волынского кн. Владимира Васильковича. В XIV в. социальный состав заказчиков пергаменных кодексов37 еще более изменился: 1 митрополит, 15 епископов, 9 игуменов (два из ко- торых — юрьевские архимандриты), 7 чернецов, 4 священника, 7 цер- ковных старост (один из которых определил себя как сын владычного наместника), 1 боярин, 1 князь. Один заказ был коллективным. Со- циальный статус пяти заказчиков писцы XIV в. никак не определили, назвав их только по имени38 . Таким образом, в XIV в. книги перепи- сывались в основном по заказу представителей черного и белого ду- ховенства (80,6 % от общего числа заказчиков). Ни один единоличный княжеский заказ, начиная с середины XII в. не связан с Новгородом. В то же время, подавляющее большинство кодексов, сопровожденных записями писцов со сведениями о заказчике, также как и в XI—XIII вв., происходят из Северо-Запада Руси. Кажущееся уменьшение роли кня- зей в организации книгописания в XIV в. (7,1% от общего числа заказ- чиков книг этого времени) по сравнению с предшествующим периодом (37,9 % от общего числа заказчиков XI—XIII вв.) связано с изменени- ем статуса и роли князя в Новгородской земле. В большинстве слу чаев заказ на производство рукописи делался в связи с предстоящим вкла- дом или для удовлетворения вну тренних ну жд духовной корпорации, представителем которой был заказчик (как правило, игумен, священ- ник или церковный староста). 37 Данные о заказчиках бумажных кодексов XIV в. здесь не учитываются. 38 Подробнее см.: Столярова Л. В. Из истории книжной культуры. С. 37—42. Stolyarova verstka.indd 168 1/14/10 5:48:30 PM
169 |Глава7| Центры изготовления книг в Древней Руси Собра письце многы... Повесть временных лет Скудость и отрывочность источников по истории древнерус- ского книгописания XI—XIII вв. обусловили недостаточную изученность древнейших центров книгописания на территории Руси. Редкими и часто малодостоверными летописными свидетельствами ог- раничиваются наши знания о местонахождении книгописной мастер- ской, ее социальном и профессиональном составе, механизме изготов- ления рукописи на заказ, особенностях внешней и вну тренней формы ее продукции и т. д. Кодикологические исследования, направленные на установление обстоятельств происхождения отдельных рукописей и их групп, позволяют реконструировать деятельность древнерусских кни- гописных мастерских, даже не упомяну тых летописью. Ниже мы рас- скажем о деятельности нескольких таких мастерских, существовавших в XI—XIV вв. в Новгороде, Ростове и Пскове. 1. Скрипторий рубежа XI—XII вв. — новгородский монастырь св. Лазаря Настоящий раздел посвящен изучению крупного комплекса литурги- ческих книг XI—XII вв., созданного в древнейшем скриптории Севе- ро-Западной Руси — новгородском монастыре св. Лазаря, а также про- исхождению так называемого Милятина евангелия и деятельности в лазаревском скриптории писца попа Домки. Stolyarova verstka.indd 169 1/14/10 5:48:30 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 170 Новгородские месячные служебные Минеи, составившие основу «книг Лазоревых» рубежа XI—XII вв., и Милятино евангелие были введены в нау чный оборот во второй четверти XIX в. Первое описание Милятина евангелия было составлено А. Х. Востоковым (1823 г.), а первое описание Миней на октябрь и ноябрь, помеченных точной датой, и публикация за- писей писцов на них — подготовлены архимандритом Са ввой в 1858 г. 1 Ряд записей на Минеях и выходная запись Милятина евангелия были впервые оп убликованы И. И. Срезневским (1863, 1882 гг.) 2 . В 1886 г. И. В. Ягич издал фундаментальное лексико-орфографическое и палеографическое исследование Миней на сентябрь, октябрь и ноябрь 1095—1097 гг., имеющих точную дату, однако общие вопросы проис- хождения этих рукописей ученый почти не затрагивал3 . Установив- ший безусловно новгородское происхождение Миней А. А . Покров- ский (1916 г.) не сомневался, что писец сентябрьской и октябрьской Миней работал в Лазаревском монастыре, и предполагал, что они были переписаны, «вероятно, в Софийский собор» 4 . В отношении Ми- ней на апрель, июль и август Покровский писал, что «...они писаны для монастыря св. Лазаря. По крайней мере, в записи к No 121 (Минея на июль. — Л. С.) писец прямо обращается с молитвою к сему святому; а No 110 (Минея на апрель — Л. С.) — принадлежала в XVII в. Лазареву монастырю, вероятно, и была написана именно для этого монастыря. Можно думать, что и Минея No 125 (Минея на август — Л. С.), писан- ная одновременно с первыми двумя и притом тем же лицом, которое принимало участие в написании рукописи No 121, — также писана для того же Лазарева монастыря... Эти три рукописи XI—XII вв. — родные 1 Востоков А. Х. Переписка А. Х. Востокова в повременном порядке, с объяснитель- ными примечаниями И. Срезневского. СПб., 1873. С. 54—56, 89, 96, 413 (далее: Востоков. Переписка); Савва, архим. Письмо к редактору // ИОРЯС. 1858. Т. 7. Стб. 371—372. 2 Срезневский И. И. Древние памятники русского письма и языка (X—XIV вв). СПб., 1863. С. 20, 44—45; Он же. Древние памятники русского письма и языка (X—XIV вв). СПб. 1882. Стб. 35—36, 91—92. 3 Ягич И. В. Служебные минеи за сентябрь, октябрь, ноябрь в церковно-славянском переводе по русским рукописям 1095—1097 гг. СПб., 1886. С. V—XII; XVIII—XXXIX (да- лее: Ягич. И. В. Служ. минеи). 4 Покровский А. А. Древнее псковско-новгородское письменное наследие: Обозрение пергаменных рукописей Типографской и Патриаршей библиотек в связи с вопросом о времени образования этих книгохранилищ. М., 1916. С. 68 (далее: Покровский. А. А. Древнее псковско-новгородское письменное наследие). Stolyarova verstka.indd 170 1/14/10 5:48:31 PM
Глава 7 | Центры изготовления книг в Древней Руси 171 братья по своему происхожде- нию» 5 . Таким образом, Покровс- кий вплотную подошел к вопросу об общности внешних и внутрен- них признаков происхождения по крайней мере пяти Миней (Тип. 84, 89, 110, 121, 125), однако прямо мысли о существовании в Лаза- ревом монастыре скриптория на рубеже XI—XII вв. он не высказал. Вопрос о переписке Милятина евангелия в монастыре св. Лаза- ря, а также о тождестве Домки — писца двух Миней и Домки, писца Милятина евангелия — Покровс- ким не обсуждался. Упомянутое Евангелие неоднократно стано- вилось объектом искусствовед- ческого, палеографического и лексико-орфографического анализа6 . Комплекс пергаменных кодексов, относимых по ряду общих для них признаков происхождения к продукции скриптория новгородского Ла- зарева монастыря, впервые был выявлен В. Л. Яниным (1982 г.) 7 . Этот комплекс составили семь рукописных книг рубежа XI—XII вв. (Минеи служебные на сентябрь, октябрь, январь, февраль, апрель; Триодь цвет- ная и Стихирарь), присланные в 1679 г. из Новгорода на Печатный двор в Москву и имеющие каждая книгохранительную помету XVII в. «Кни- 5 Там же. С.73—74. 6 См., например: Карский Е. Ф. Славянская кирилловская палеография. Л., 1928 (репринт. изд.: М., 1979). С. 6, 46,114, 294; Некрасов А. И. Древнерусское изобразитель- ное искусство. М., 1937. С. 139—140; Лазарев В. Н. Искусство Новгорода. М.; Л., 1947. С. 47—48; Жуковская Л. П. Типология рукописей древнерусского полного апракоса XI—XIV вв. в связи с лингвистическим изучением их // Памятники древнерусской письменнос- ти: Язык и текстология. М., 1968. С. 253—257, 323; Вздорнов Г. И. Миниатюра из Еванге- лия попа Домки и черты восточно-христианского искусства в новгородской живописи XI—XII вв. // Древнерусское искусство: Художественная культ ура Новгорода. М., 1968. С.201—222 и др. 7 Янин В. Л. Новгородский скрипторий рубежа XI—XII вв. Лазарев монастырь // АЕ за 1981 год. М., 1982. С.52—63. Рис. 1. Церковь св. Лазаря (по рисунку Н. А . Мартынова) Stolyarova verstka.indd 171 1/14/10 5:48:32 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 172 га Лазорева», а также три кодекса, сохранившиеся с синхронными ос- новному тексту записями, содержащими упоминание «святого Лазоря» (Минеи служебные на июль и август и так называемое Милятино еван- гелие)8 . Так, в записи на июльской Минее писцов Лаврентия и Матфея сказано, что она создавалась «...Èãóìåíè# ïîâåëhíiåìú‚ à ñ(âÿ)òûìú Ë à ç à ð ü[ì] ì(î)ë(è) ò[â]à[ì è]...» Этот же Матфей был писцом августов- ской Минеи. В выходной записи Милятина евангелия указано, что его «...íàïèñàõ ú... Äúìúêà ïîï‚ q ñ(âÿ)ò(î)ãî Ëàçîð# ïî#...». Почерк за- писи соответствует почерку I писца Евангелия, которому обычно и при- сваивается имя Домки. Янин высказал предположение о тождестве Дом- ки — писца сентябрьской и октябрьской служебных Миней 1095—1096 г г. и Домки — I писца Милятина евангелия9 . Наблюдения Янина не были подкреплены палеографическим и кодикологическим исследованием ру- кописей выделенного комплекса, что у ченый считал важной исследова- тельской задачей будущего10 . Итак, что же известно о книжной продукции скриптория Лазаревс- кого монастыря рубежа XI—XII вв. и можно ли на основе кодикологи- ческого изу чения сохранившихся книг лазаревского комплекса реконс- труировать его историю? Древнерусские источники о монастыре св. Лазаря и существовании при нем книгописной мастерской Первое у поминание о духовной корпорации, посвященной воскреше- нию св. Лазаря, помещено в Синодальном списке НПЛ в статье 6808 (1300) г.: «Того же лѣта срубиша 4 церкви: святыя Богородица в ма- настыри въ Звѣринци, и святого Лазоря, и святого Дмитрия на Бояни улкѣ, и святого Бориса и Глеба на Подолѣ...». Появление этих духовных корпораций в Новгороде, скорее всего, было связано с поставлением в 1300 г. митрополитом Максимом нового «архиепископа Новгороду» Феоктиста11 . Отсу тствие летописных свидетельств о Лазаревом монас- 8 Там же. С. 52, 55—56, 62. 9 Там же. С. 57, 59, 67. 10 Там же. С. 62. 11 НПЛ. С. 91. Stolyarova verstka.indd 172 1/14/10 5:48:32 PM
Глава 7 | Центры изготовления книг в Древней Руси 173 тыре ранее 1300 г. позволило Макарию считать эту дату временем его основания, тем более, что в Новгороде не было иных духовных корпо- раций, посвященных воскрешению св. Лазаря12 . Под 6847 (1339) г. в Комиссионном списке НПЛ младшего извода со- общается о чуде, якобы бывшем «от иконы святия Богородицы» в цер- кви св. Лазаря: «...того же лѣта бысть знамение, мѣсяца августа въ 13, у святого Лазаря от иконы святыя Богородица на вечернеи изъ обѣю очью яко слезы тека ху, и причетникы в ризахъ съ кресты ходиша видѣти» 13 . Под 6875 (1367) г. в Эрмитажном списке Московского летописного свода конца XV в. помещено известие о попадании молнии в собор св. Лазаря, повлекшем за собой гибель «черньцевъ и черниць» во время богослуже- ния: «...того же лѣта июля въ 23 бысть громъ страшенъ и избии новго- родцевъ в церкви в святомъ Лазори, черньцевъ и черницъ, на вечерни, а иных по селом избии» 14 . Собор св. Лазаря неоднократно горел и затем восстанавливался. Под 6892 (1384) г. в НПЛ сообщается о первом из целой серии таких пожа- ров15 . Вероятно, вскоре после пожара 1384 г. собор был восстановлен, т. к. под 6894 (1386) г. Лазарев монастырь упомяну т среди обителей, сож- женных новгородцами при приближении войска Дмитрия Донского16 . Три крупных пожара произошли в Лазоревом монастыре в XVI в.: один — 27 сентября 1545 г., когда «...у Лазаря святого притвор разме- тали да и крест с церкви сняли, да колоколницу подсекли», и два — в 1547 г. 17 Лазаревский монастырь с каменным собором св. Лазаря и де- ревянной церковью св. Иоакима (Якима) и Анны упомянут в писцовой книге Леонтия Аксакова 1582—1584 гг., а также в росписи новгородских монастырей и церквей 1615 г., где назван «девичьим». В той же росписи указано, что этот монастырь «разорен и пожжен» 18 . В Описи Новгоро- 12 Макарий, архим. Археологическое описание церковных древностей в Новгороде и его окрестностях. М., 1860. Ч. 1. С. 150. 13 НПЛ. С. 349; то же известие помещено в Никоновской летописи; см.: ПСРЛ. Т. 10. С. 208. 14 ПСРЛ. М.; Л., 1949. Т. 25. С. 349. 15 НПЛ. С. 379. 16 ПСРЛ. Л., 1925. Т. 4, ч. 1. Вып. 2. С. 346. 17 НЛ. СПб., 1879. С. 74. 18 Майков В. В. Книга писцовая по Новгороду Великому конца XVI в. СПб., 1911. С. 62; Опись Новгорода 1617 года. М., 1984. Ч. 2. С. 322. Stolyarova verstka.indd 173 1/14/10 5:48:33 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 174 да 1617 г. Лазаревский монастырь фигурирует как пришедший в совер- шенное запустение: «...а живу т в том монастыре 2 старицы, 3 белицы, да дьячок, да пономарь, да бобыль. А у них 4 кельи. Да у них же два садка невилики. Да у пасевщиков около монастыря на монастырской земле сеяно жита четь с четвериком, четверик пшеницы, конопле по- лосмины. А про вотчину сказали пуста, а от них удалела» 19 . Одной из причин запустения и оскудения Лазаревского монастыря было то, что перед началом шведской осады Новгорода в 1611 г. местность вокруг этой обители была выжжена самими новгородцами, а монастырское имущество укрыто в других хранилищах, в частности — в Софийском соборе20 . Согласно писцовой книге Александра Чоглокова и Добрыни Семенова 1623—1624 гг., монастырь в это время все еще не был восста- новлен и стоял «бес пения от немецкого разорения» 21 . В1764г.приуло- жении штатов Лазарев монастырь был у празднен, его соборная церковь обращена в приходскую, а затем приписана к Зверинскому Богородич- ному монастырю. До 1859 г. сохранялась каменная соборная церковь св. Лазаря XIV или XV в., на месте которой была сооружена новая, разо- бранная во время немецкой оккупации Новгорода в 1941—1942 гг. 22 В выходной записи июльской Минеи употреблено выражение «... Íaïècaxú ... èãóìeíè# ïîâåëhíiåìú‚ à ñ(âÿ)òûìú Ëàçàðü[ì] ì(î)ë(è)ò[â]à[ìè][.] à á[...]ü‚ [ñ(âÿ)ò]îþ Á(îãîðîäè)öåþ ñúò#æàíî» (Тип. 121. Л. 52 об.). Здесь можно видеть противопоставление «стяжате- ля» (монастыря пресвятой Богородицы в Зверинце), лицу, «повелевше- му» начать переписку кодекса («игумения») и месту исполнения заказа (духовной корпорации, посвященной воскрешению св. Лазаря Четырех- дневного). Это позволяет думать, что Лазаревский монастырь существо- вал в Новгороде уже в XI—XII вв., т.е. задолго до первого упоминания его в летописи под 6808 (1300) г. Именно к такой интерпретации формул с указанием заказчика и стяжателя в записи июльской Минеи склонялись В. Л. Янин (1981 г.) и Л. В. Столярова (1991, 1998, 2000 гг.). Указание в од- ной из записей на сентябрьской Минее, сделанной лазаревским попом писцом Домкой, что он «... íaïè[c]axú êúíèãû ñè" ñâÿòhè ã(îñïî)æå 19 Опись Новгорода 1617 года. М., 1984. Ч. 1. С. 123. 20 Янин В. Л. Новгородский скрипторий. С. 62. 21 Цит. по: Янин В. Л. Новгородский скрипторий. С. 62. 22 Макарий. Археологическое описание. С. 152; Янин В. Л. Новгородский скрипто- рий. С. 62. Stolyarova verstka.indd 174 1/14/10 5:48:33 PM
Глава 7 | Центры изготовления книг в Древней Руси 175 Á(îãîðîäè)öh...» (Тип. 84. Л. 176 об.), не оставляет сомнения в у частии этой духовной корпорации в производстве не только сентябрьской и июльской Миней, но и других книг лазаревского комплекса. Оно пере- кликается с молитвенным компонентом записи того же писца на октябрь- ской Минее: «Ñ(âÿ)òà" Á(îãîðîäè)öh, ïîìîãàè...» (Тип. 89. Л. 127 об.). По мнению В. Л. Янина, позднее подтвержденному в исследова- ниях автора этих строк, изготовление сентябрьской, октябрьской и июльской Миней осуществлялось на средства новгородского монас- тыря Покрова Богородицы в Зверинце, по отношению к которому Лазарев монастырь был дочерним23 . Местом их изготовления (наряду с другими рукописями указанного комплекса) был новгородский мо- настырь св. Лазаря, с «благословления» (т. е. с поощрения и по распо- ряжению) игу мении которого были осуществлены масштабные кни- гописные работы. Эта точка зрения недавно была оспорена А. Г. Бобровым (2001 г.), полагавшим, что комплекс лазаревских рукописей был изготовлен не в монастырском, а церковном скриптории по княжескому заказу для церкви Благовещения Богородицы на Городище. С этой церко- вью Бобров связал помещение в записи на июльской Минее форму- лы «[с(вя)т]ою Б(огороди)цею сътяжано», поскольку сохранившиеся источники позволяют говорить об основании Зверинского монасты- ря «не позднее 1148 г.», тогда как церковь Благовещения Богородицы на Городище уже существовала в начале XII в. 24 Инициатором книго- писных работ, упомяну тым в записи на июльской Минее в формуле «игу мения повелѣниемъ», по мнению Боброва, выступил «не игу мен св. Лазаря, а настоятель Юрьева монастыря». Ссылаясь на свидетельс- тво статьи 6642 (1134) г. НПЛ25 , в которой «игуменом без какого-либо уточнения назван настоятель Юрьева монастыря», исследователь вы- сказывает предположение, что до 1131 г. титул игумена мог принад- 23 См.: Янин В. Л. Новгородский скрипторий. С. 56; Столярова Л. В. Древнерусские надписи. С. 197. 24 Бобров А. Г. Монастырские книжные центры Новгородской республики // Книж- ные центры Древней Руси: Севернорусские монастыри. СПб., 2001. С. 23—28. Как извес- тно, церковь Благовещения Богородицы на Городище была заложена в 6611 (1103) г. кн. Мстиславом Владимировичем (см.: НПЛ. С. 19). 25 НПЛ. С. 23 («И иде Исаия игуменъ съломь Кыеву »). Stolyarova verstka.indd 175 1/14/10 5:48:34 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 176 лежать «исключительно настоятелю юрьевскому, подобно тому, как в последующие годы только настоятель юрьевский мог именоваться архимандритом». Предложенная А. Г. Бобровым интерпретация сведений записей сентябрьской и июльской Миней о заказчике, стяжателе и месте изго- товления рукописей лазаревского комплекса представляется нам не- убедительной. Первое у поминание монастыря или церкви в летопи- сях отнюдь не всегда совпадает со временем их основания. Нередко именно записи на книгах оказываются наиболее ранним свидетельс- твом о существовании той или иной духовной корпорации. Этот об- щеизвестный факт не у читывается А. Г. Бобровым в отношении мо- настырей св. Лазаря и Богородицы в Зверинцах, видимо, потому, что он якобы противоречит представлениям о начальном периоде в ис- тории древнерусского книгопроизводства (XI—XIV вв.) как целиком «церковном». Нами уже неоднократно приводились данные, свидетельству ющие о том, что в XI—XIV вв. производство книг на Руси осуществлялось преимущественно в церквах и (наряду с ними) — в монастырях кти- торского типа. Только со второй половины XIV в. наряду с предста- вителями среднего звена белого духовенства среди писцов отмеча- ется высокий процент монашествующего духовенства. Это связано с колоссальными изменениями в складывании системы феодального землевладения в России: все большую роль в ней играли монастыри общежительного типа, постепенно превращавшиеся в крупных земле- владельцев. До конца XIV в. монастыри в России были почти исклю- чительно духовными центрами и княжескими ктитореями. Наиболее ранние случаи пожалования иммунитетных привилегий монастырям относятся к XII в. От этого времени сохранились четыре княжеские грамоты, фиксирующие передачу земель двум новгородским монасты- рям — Юрьеву и Пантелеймонову26 . Вплоть до середины XII в. заказ на книгописание осуществлялся в основном князем — едва ли не единственным обладателем средств на дорогостоящее производство рукописей. Особый статус посадника Остромира, которому он был обязан свойству с кн. Изяславом Ярос- лавичем, и который делал его фактическим правителем в Новгоро- 26 Каштанов С. М. Жалованные акты на Руси XII—XIV вв. // Средневековая Русь. М., 1999. Вып. 2. С. 21—45. Stolyarova verstka.indd 176 1/14/10 5:48:34 PM
Глава 7 | Центры изготовления книг в Древней Руси 177 де по крайней мере в период с 21 октября 1056 г. по 12 мая 1057 г., — только подтверждает этот факт. Формулярный анализ древнейших выходных записей (XI—XIII вв.) позволяет говорить о том, что кодексы переписывались не для част- ных библиотек, а составляли основу монастырских и церковных кни- гохранилищ, куда попадали пу тем вклада. И только нероскошные, относительно дешевые, изготовленные на пергамене низкого качества книги (к их числу несомненно относятся рукописи Лазаревского ком- плекса) создавались для внутреннего пользования и на собственные средства (см. ниже). Развиваясь на основе все более мощного вотчин- ного хозяйства, монастыри второй половины XIV—XV и особенно XVI в. становились обладателями реальных средств, позволявших им переписывать рукописи не только для восполнения лакун своих кни- гохранилищ, но и изготовлять их по заказу или на продажу. Исключи- тельно редкие до XIV в. случаи монастырского книгописания не толь- ко не опровергают концепцию «церковного» периода в истории книги Древней Руси, а только подтверждают ее. Механизм реализации заказа на книгописание в Древней Руси был довольно простым и зафиксирован в конкретных формулах выход- ных записей: «написати (написах) книги си Х1 » (1047, 1057 гг.,), «на- писах Х0 Изборник сь Х1 » (1073 г.), «написа Х0 повелением Х1 » (рубеж XI—XII вв., [в записи «Домкина» евангелия, о котором см. ниже]). Представляет интерес, что единоличный (княжеский или частно- го лица) заказ на книгу не предполагает расширительной формулы «повелением Х1 , молитвами Х2 , а стяжено Х3 », которую видим в за- писи июльской Минеи. Названна я формула полу чила широкое рас- пространение в выходных записях конца XIII—XIV в. В это время инициаторами книгописания и лицами, финансирующими его, все чаще высту пают церковные иерархи (преимущественно епископы и новгородский архиепископ), а также игумены, чернецы, священни- ки, представители церковного клира. Их участие в книгопроизводс- тве в записях конца XIII—XIV в. выражено исключительно в формуле «а стяжением X». В формуле «а повелением Х1 » в это время обычно указывались представители светской власти (князь, посадник, тысяц- кий) или частные лица. При бесспорно исключительной роли князей в организации книгописания в XI—XIII вв. следует признать, что уже в XI в. духовные корпорации оказывались втяну тыми в решение ма- териальной стороны книгопроизводства. Употребление расширитель- Stolyarova verstka.indd 177 1/14/10 5:48:35 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 178 ной формулы имени заказчика в записи июльской Минеи отражает более сложный механизм изготовления кодекса: Э1 Азъ Э2 грѣшьныи Матѳѣи Э3 начахъ Э4 писати Э5 кънигы си# Э6 а Лавреньти[и] Э7 до коньца <...> Э8 игумения повелѣнiемъ Э9 а с(вя)тымь Лазарьм м(о)л(и)т[в]а[ми] <...> Э10 с(вя)тою Б(огороди)цею сът#жано. В него совершенно не укладывается схема, предложенна я А. Г. Бобро- вым и предполагающая участие сразу трех не связанных друг с другом ду- ховных корпораций: Юрьева монастыря, церкви св. Лазаря и церкви Бо- городицы Благовещения на Городище. Согласно Боброву, при церкви св. Лазаря была специально собрана временная «артель» книгописцев «для вы- полнения княжеского заказа на создание комплекта богослужебных книг в создающуюся церковь Благовещения Богородицы на Городище». Одна- ко «князю» почему-то понадобился посредник в лице Юрьевского игуме- на, который распоряжался лазаревской «артелью». При этом «стяжателем» (т.е. юридическим или физическим лицом, финансировавшим книгописа- ние) выступил не сам «князь», а «создающаяся» Благовещенска я церковь! Обеспокоенность Юрьевского игумена состоянием книжного дела в новгородских церква х А. Г. Бобров пытается обосновать его якобы особым статусом. Исследователь полагает, что до поставления архи- епископом Нифонтом Антония Римлянина игуменом в основанный им Антониев монастырь (6639 (1131) г.) 27 , «игуменом» в Новгороде мог именоваться только Юрьевский настоятель. К этому выводу исследо- ватель приходит на том основании, что Антоний фигурирует в НПЛ как «игумен» уже в 1117—1127 гг. (т.е. задолго до официального пос- тавления в 1131 г.). По мнению Боброва, это свидетельствует «либо о включении... известий 1117—1127 гг. в текст летописи задним числом..., либо о расхождении между именованием летописцем Антония «игуме- ном» и официальным статусом основателя монастыря» 28 . 27 НПЛ. С. 22. 28 Бобров А. Г. Монастырские книжные центры. С. 11 Stolyarova verstka.indd 178 1/14/10 5:48:35 PM
Глава 7 | Центры изготовления книг в Древней Руси 179 Достаточных оснований усомниться в синхронности статей 1117—1127 гг. НПЛ описываемым в них событиям нет. Что же каса- ется поставления Антония, то оно действительно состоялось много позднее начала его настоятельской деятельности. Игуменом он был поставлен тогда, когда монастырский собор Антониева монастыря не только был сооружен в камне (6625 (1117) — 6627 (1119) гг.), но и расписан (6633 (1125) г.), и уже была отстроена каменная трапезная (6635 (1127) г.) 29 . Однако уже первое летописное упоминание Антония «игуменом» в 6625 (1117) г. отражает факт его реального настоятель- ства, а не официальную должность в монастыре после его поставле- ния архиепископом. Поэтому об особом статусе Юрьевского игумена до 1131 г. (подобном особому статусу Юрьевского архимандрита пос- ле 1299 г.) 30 , позволяющему ему единственному именоваться «игуме- ном», говорить не приходится. Предположить, что только настоятель Юрьевский на рубеже XI— XII вв. именовался «игуменом», можно было бы только в том случае, если бы других монастырей в Новгороде этого времени не было. Дей- твительно, первые новгородские монастыри упоминаются источни- ками в конце 10-х, а особенно в 30-е — 70-е годы XII в. (Антониев, Юрьев, Воскресенский на Мячине, Варварин, Пантелеймонов, Зверин и др.) 31 . Но эти упоминания, как правило, не содержат указаний на реальное время основания названных духовных корпораций32 . Тем любопытнее свидетельство записи на июльской Минее. Отрицая воз- можность существования на рубеже XI—XII вв. Лазарева монастыря (первое, не считая записи, упоминание — под 6808 (1300) г.), А. Г. Боб- ров не у читывает тот факт, что эта духовная корпорация возникла вне города, за земляным валом, на левом берегу Волхова, возле Нерев- ского конца, в местности, лишенной культурного слоя XI—XII вв. Там, 29 НПЛ. С. 20—21 30 О статусе Юрьевского архимандрита см.: Янин В. Л. Очерки комплексного источ- никоведения: Средневековый Новгород. М., 1977. С. 136—148. 31 Подробнее см.: Бобров А.Г. Монастырские книжные центры. С. 9. 32 Ср., например, наблюдения С. М. Каштанова об основании Пантелеймонова мо- настыря задолго до выдачи ему жалованной грамоты в.кн. Изяславом-Пантелеймоном Мстиславичем и посажении «в нем игумена Аркадия». Грамоту Изяслава Мстиславича Пантелеймонову монастырю Каштанов датирует не 1134, а 1148 г. (Каштанов С.М. Жа- лованные акты на Руси XII—XIV вв. С. 29—31, особенно С. 30). Stolyarova verstka.indd 179 1/14/10 5:48:35 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 180 где не было населения, а, следовательно, не могло быть и приходской церкви, строились только монастыри. Уже одно это делает дискуссию о возможности существования на рубеже XI—XII вв. в Новгороде Ла- зарева монастыря и скриптория в нем бессмысленной. Таким образом, оборот «...Íàïèñàõú ... èãóìåíè# ïîâåëhíiåìú, à ñ(âÿ)òûìú Ëàçàðüì ì(î)ë(è)ò[â]à[ìè]» июльской Минеи содер- жит у казание на не известну ю по имени игумению Лазарева монасты- ря и монастырский клир. Слово «повелением» означает, что лазарев- ская игумения выступила инициатором книгописной деятельности в своем монастыре. Оборот «ñ(âÿ)òûìú Ëàçàðüì ì(î)ë(è)ò[â]à[ìè]», видимо, содержит намек не только на место исполнения заказа, но и указывает будущего владельца переписываемого комплекса книг, а именно фиксирует, что книги изготовлялись в монастыре для внут- реннего пользования. Это наше предположение косвенно подтвержда- ется наличием на большинстве сохранившихся кодексов лазаревского комплекса книгохранительной пометы XVII в. «Кн(и)га Лазорева» 33 . Согласившись с гипотезой о существовании скриптория в Ла- заревском монастыре на рубеже XI—XII вв., А. А. Гиппиус (2007 г.) предложил оригинальную трактовку записи на июльской Минее (Тип. 121), читая полусмытую реактивом часть ее текста так: «à Á(î ã î)ì ú è ñ(âÿ)òîþ Á(îãîðîäè)öåþ ñúò#æàíî». Полагая, что «устойчивость этой парной формулы исключает возможность непрямого толкова- ния», он предположил, что в записи идет речь не о богородичном храме или монастыре, «но, так сказать, о Боге и Богородице непос- редственно». Сама же формула может означать, что писцы трудились «...не за деньги, а бесплатно, «Христа ради», вознаграждение за труд ожидает их не на земле, а на небесах, им «Бог заплатит» (в нашем слу чае — Бог и святая Богородица)» 34 . Основанием для остроумной конъектуры, предложенной Гиппиусом, служат палеографические наблюдения над почти полностью утраченными фрагментами ис- 33 Тип. 89. Л. 2 (Минея служебная, октябрь); Тип. 84. Л. 2 (Минея служебная, сентябрь); Тип. 99. Л. 2 (Минея служебная, январь); Тип. 103. Л. 1 (Минея служебная, февраль); Тип. 110. Л. 2 (Минея служебная, апрель); Тип. 138. Л. 2 (Триодь цветная); Тип. 147. Л. 1 (Сти- хирарь). На ноябрьской Минее имеется помета XVII в. «Сковородицкого м[онастыря]» (Тип. 91. Л. 1). На июльской и августовской Минеях книгохранительные записи XVII в. с указанием на библиотечную принадлежность отсутствует (Тип. 121, 125). 34 Гиппиус А.А. К вопросу о новгородском Лазаревском скриптории рубежа XI— XII в. // Древняя Русь: Вопросы медиевистики. 2007. No 1 (27). С. 38-39. Stolyarova verstka.indd 180 1/14/10 5:48:36 PM
Глава 7 | Центры изготовления книг в Древней Руси 181 порченной реактивом части текста записи. Однако эта конъектура не подтверждается ни общим смыслом упоминаний Богородицы в записях на «книгах Лазоревых» (см. выше), ни типическим форму- ляром древнерусских выходных записей XI—XIV вв. Упоминание имени Богородицы в них всегда соответствует смыслу богословской преамбулы жалованных грамот и содержит указание патрона монас- тыря или церкви, которым предназначалась грамота или стяжанная книга, а упоминание Бога (чаще — Бога-Троицы или Иисуса Христа) всегда содержится лишь в словесной инвокации. Поэтому весьма ма- ловероятно, что интересная исследовательская догадка А. А . Гиппи- уса правомочна, а почти полностью смытая часть текста выходной записи июльской Минеи поддается восстановлению по нетвердо чи- таемым следам букв. Вернемся к вопросу о «стяжателе». По нашему мнению, исследуе- ма я формула выходной записи июльской Минеи позволяет увидеть любопытну ю картину организации книгопроизводства в Лазаревс- ком монастыре на рубеже XI—XII вв. Настоятельница монастыря от- дает распоряжение («повеление») осуществить книгописные работы писцам (скорее всего, му жской части клира Лазаревского монастыря). Однако полу чает средства на это от «святой Богородицы». При этом вновь переписанные рукописи вплоть до XVII в. остаются книгами «Лазоревыми», а не отходят на рубеже XI—XII вв. в собственность ду- ховной корпорации, патроном которой является «святая госпожа Бо- городица» и которая обеспечивает материальную сторону книгопро- изводства в Лазаревском монастыре. «Святой Богородицей» записей июльской, сентябрьской и октябрь- ской Миней не могла быть церковь Богородицы на Городище. Зна- чительная удаленность последней от монастыря св. Лазаря (церковь находилась на правом берегу Волхова) и отсу тствие между ними ка- ких-либо зафиксированных источниками связей делает стяжательство Благовещенской церкви в пользу Лазаревского скриптория мало веро- ятным. Монастырь же Покрова Богородицы в Зверинце, по отношению к которому Лазарев монастырь был дочерним и который также нахо- дился на левом берегу Волхова, вблизи городской границы Неревского конца, вполне мог содействовать материальной стороне книгопроиз- водства в Лазаревском скриптории. Как бы ни решать вопрос о том, был «святой Лазорь» на рубеже XI—XII вв. монастырем или церковью, сомневаться, что в нем дейс- Stolyarova verstka.indd 181 1/14/10 5:48:37 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 182 твовал древнейший на территории Руси скрипторий, не приходит- ся. Уникальным следует признать и тот факт, что продукция этого скриптория сохранилась в виде цельного комплекса богослу жебных книг. Этот комплекс обладает характерными кодикологическими при- знаками, общими для всех составляющих его рукописей, в частности, отличается заурядностью письма и оформления, схожим форматом всех кодексов, специфическими чертами разлиновки и разметки пер- гаменного листа под текст и пр. Кроме того, лазаревские книжники использовали заведомо дефектный пергамен, низкое качество кото- рого свидетельствует о том, что он был, скорее всего, местной выдел- ки, а не привозной. Как будет показано ниже, скрипторий располагал довольно значительным штатом. Социальный и персональный состав писцов скриптория новгородского Лазарева монастыря На рубеже XI—XII вв. в Лазаревском скриптории был переписан один из крупнейших комплексов литургических книг Древней Руси. Десять кодексов этого комплекса сохранились до сегодняшнего дня (Тип. 84, Тип. 89, Тип. 91, Тип. 99, Тип. 103, Тип. 110, Тип. 121, Тип. 125, Тип. 147, Тип. 138). Однако есть основания считать, что лазаревских рукописей было создано не менее 16-ти. Основу этого комплекса составили ме- сячные служебные минеи. Если предположить, что минейный комп- лекс был полным, рассчитанным на 12 месяцев годового круга, то он должен был состоять из 12-ти кодексов. Однако сохранились только Минеи на сентябрь (Тип. 84), октябрь (Тип. 89), ноябрь (Тип. 91), фев- раль (Тип. 103), апрель (Тип. 110), июль (Тип. 121) и август (Тип. 125). Минеи на декабрь, март, май и июнь утрачены. Кроме комплекса слу- жебных миней в скриптории были созданы сохранившиеся до нашего времени Стихирарь (Тип. 147) и Триодь (Тип. 138), а также Евангелие и Апостол, ныне у траченные, но у поминющиеся в записи лазаревско- го попа Домки. Ниже приводится перечень сохранившихся и утраченных (в квад- ратных скобка х) кодексов скриптория новгородского монастыря св. Ла- заря, изготовленных в XI—XII вв. Stolyarova verstka.indd 182 1/14/10 5:48:37 PM
Глава 7 | Центры изготовления книг в Древней Руси 183 Репертуар скриптория новгородского Лазарева монастыря рубежа XI—XII вв. 1. Минея служебная, сентябрь (Тип. 84), 1095—1096 г г. 2. Минея служебная, октябрь (Тип. 89), 1096 г. 3. Минея служебная, ноябрь (Тип. 91), 1097 г. 4. [Минея слу жебная, декабрь], [рубеж XI—X I I вв .] 6. Минея служебная, февраль (Тип. 103), [рубеж XI—XII вв.] 7. [Минея служебная, март], [рубеж XI—XII вв.] 8. Минея служебная, апрель (Тип. 110), [рубеж XI—XII вв.] 9. [Минея служебная, май], [рубеж XI—XII вв.] 10. [Минея служебная, июнь], [рубеж XI—X II вв.] 11. Минея слу жебная, июль (Тип. 121), [рубеж XI—XII вв.] 12. Минея служебная, август (Тип. 125), [рубеж XI—XII вв.] 13. Триодь цветная (Тип. 138), [рубеж XI—XII вв.] 14. Стихирарь постный и цветной35 (Тип. 147), [XII в.]; в СК с датой: конец XII — начало XIII в. 15. [«Домкино евангелие»], [рубеж XI—X II в в.] 16. [«Домкин апостол], [рубеж XI—X II вв .] Писцы «книг Лазоревых» сделали в них значительное число записей, которые, впрочем, не отличаются большим разнообразием. Так, преоб- ладают здесь молитвенные и именные записи, которых соответственно 18 и 4. Семь записей представляют собой не поддающиеся определению отрывочные фрагменты, поновленные тексты и следы стертых записей, а также записи, не дописанные изначально. Только сентябрьская (Тип. 84) и июльская (Тип. 121) Минеи завер- шены выходными записями. На л. 17 об. ноябрьской Минеи (Тип. 91) находим незаконченную запись писца, открывающуюся датой: «Въ лѣт(о) 6605». С даты же начинается запись писца Домки, переписав- шего октябрьску ю Минею (Тип. 89). Ее считают обозначением даты начала работы над кодексом: «Въ лѣт(о) 6604 м(е)с(я)ца марта въ 26». Всего сохранилась 31 запись лазаревских писцов рубежа XI—XII вв. (см. табл. 1). 35 А. А. Покровский отождествлял попа Оксентия Тип. 147, автора записи на л. 27, с переплетчиком Оксентием Тип. 110; см.: Покровский А. А. Древнее псковско-новгородс- кое письменное наследие. С. 78—79. Stolyarova verstka.indd 183 1/14/10 5:48:37 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 184 36 37 По именам известны четыре писца «книг Лазоревых» рубежа XI— XII вв.: Домка-Яков, Городен, Матфей и Лаврентий (Лавр, Лавра). Дом- ка-Яков был основным писцом Минеи служебной на сентябрь (Тип. 84) 36 Имеются только краткие записи типа проб пера. 37 Запись помещалась в у траченной ныне тетради, на л. 155 об. (по нумерации до ут- раты). И. И. Срезневский считал ее синхронной основному тексту и датировал временем «ок. 1110 г.», а А. А. Покровский относил ее к XIV в.; см.: Срезневский И. И. Древние па- мятники русского письма и языка... СПб., 1882. Стб. 42; Покровский А. А. Древнее псков- ско-новгородское письменное наследие. С. 76. No 80; о содержании записи см. ниже. Таблица 1 Количество записей писцов «книг Лазоревых» рубежа XI—XII вв. No ркп. п/п Наименование рукописи и шифр Дата К-во записей 1 Минея служебна я, сентябрь (Тип.84) 1095-1096 гг. 9 2 Минея служебна я, октябрь (Тип. 89) 1096 г. 3 3 Минея служебна я, ноябрь (Тип. 91) 1097 г. 7 4 Минея служебна я, январь (Тип. 99) Рубеж XI—XII вв. 2 5 Минея служебна я, февраль (Тип. 103) Рубеж XI—XII вв. [—] 6 Минея служебна я, а прель (Тип. 110) Рубеж XI—XII вв. 2 7 Минея служебна я, июль (Тип. 121) Рубеж XI—XII вв. 1 8 Минея служебная, август (Тип. 125) Рубеж XI—XII вв. 4 9 Триодь цветна я (Тип. 138) XII в. 1 10 Стихирарь постный и цветной (Тип. 147) XII в. 3 Все указанные рукописи 31 Stolyarova verstka.indd 184 1/14/10 5:48:38 PM
Глава 7 | Центры изготовления книг в Древней Руси 185 и октябрь (Тип. 89). Им же были переписаны несохранившийся Апос- тол и оригинал теперешнего «Милятина» евангелия — «Евангелие попа Домки» (см. ниже). Напарником Домки-Якова в работе над сентябрь- ской Минеей был писец, неизвестный по имени, а октябрьску ю Ми- нею он переписал совместно с Городеном. Матфей был писцом Минеи служебной на январь (Тип. 99), которую он переписал вместе с безы- мянным книгописцем, а также Миней служебных на февраль, апрель и июль (Тип. 103, 110, 121), переписанных в паре с Лаврентием. Этот же Матфей в одиночку переписал августовску ю Минею (Тип. 125). Представляет интерес, что лазаревский писец Лаврентий был авто- ром одной из шести глаголических надписей, сохранившихся в древне- русских пергаменных кодексах. Имеется в виду именная запись на л. 104 апрельской Минеи (Тип. 110): («Лав- рентии пасалъ много») 38 . Запись написана столбцом буква под буквой 38 Публ. и иссл. записи см.: Срезневский И. И. Древние памятники русского письма и языка... СПб., 1882. Стб. 39; Сперанский М. Н. Тайнопись в юго-славянских и русских па- Рис. 2 . Образец почерка Домки — писца октябрьской и сентябрьской служебных Миней Stolyarova verstka.indd 185 1/14/10 5:48:38 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 186 у края внешнего поля. Надпись примечательна как наиболее древняя гла- голическая запись в древнерусских кодексах и как факт знакомства одно- го из писцов скриптория Лазарева монастыря с этой не полу чившей ши- рокого распространения на Руси азбукой. В своей записи Лаврентий использовал 12 глаголических букв. Ни сам Лаврентий, ни другие писцы Лазаревского скриптория больше глаголицей не писали. Минея служеб- ная на ноябрь (Тип. 91) переписана тремя писцами. Неясно, звали ли од- ного из них Михаилом-Белыной39 и был ли он автором молитвенной за- писи на л. 89 об., помеченной этим именем. И. В. Ягич и Е. Ф. Карский считали почерк упомянутой записи синхронным основному тексту Минеи. Составители СК и Каталога рукописей ЦГАДА датировали запись XII в. и не отождествляли ее по- черк с почерком писца основного текста. На наш взгляд, не исключено, что второй писец Тип. 91 носил имя Михаила-Белыны, т. к . его почерк представляется нам идентичным почерку одного из писцов Тип. 91. Име- на первого и третьего писцов Тип. 91 неизвестны. Стихирарь (Тип. 147) и Триодь цветная (Тип. 138) были переписаны еще двумя анонимными книгописцами. Впрочем, на л. 173 об. Триоди имеется запись, помеченная именем Бестроя и датированная первым ее публикатором И. И. Срезнев- ским XIV в. 40 . Текст этой записи, проявленный химическим реактивом и полусмытый, читается сегодня так: «Áåñòðîè jëú ãðhøüíûè‚ õîóäîè [è] [õ]ûòðîè‚ îõî ìîíh‚ ãðhøüíèêq‚ ïåñàõú ñå #çú‚ êîëè ïîöàíà# ñ#». А. А . Покровский, обративший внимание на дефектность этой записи, не исключал, что она синхронна основному тексту, т. е. была составлена на рубеже XI—XII вв. 41 . Учитывая плохую сохранность записи и вследствие этого сложность ее палеографической датировки и идентификации, нельзя с уверенностью у тверждать, что Бестрой был писцом Триоди, хотя форму- ляр его записи очень характерен для именных записей писцов XI—XIII вв. мятниках письменности. Л., 1929. С. 61; Карский Е. Ф. Славянская кирилловская палео- графия. С. 250; СК. No 41. С. 82; Каталог славяно-русских рукописных книг XI—XIV вв., хранящихся в ЦГАДА СССР. М., 1988. Ч. 1. No 7. С. 7; Столярова Л. В. Древнерусские надписи XI—XIV вв. на пергаменных кодексах. М., 1998. С. 58—60. 39 Е. Ф. Карский читал это имя как Михаил-Беден; см.: Карский Е. Ф. Славянская ки- рилловская палеография. С. 301. 40 Срезневский И. И. Древние памятники русского письма и языка... СПб., 1882. Стб. 42. 41 Покровский А. А. Древнее псковско-новгородское письменное наследие. С. 76; см. об этом также: Янин В. Л. Новгородский скрипторий. С. 61. Stolyarova verstka.indd 186 1/14/10 5:48:52 PM
Глава 7 | Центры изготовления книг в Древней Руси 187 На утраченном ныне л. 155 об. Тип. 138 (по нумерации до утраты) помещалась молитвенная запись, о которой И. И. Срезневский писал, что она сделана «тем же писцом, как и вся рукопись, и занимает четыре строки; но, к сожалению, вся почти выцвела или, вернее, вычищена. Впрочем, на первой строке можно прочесть: «Ãè ïîìîçè ðàáq ñâîåìó...», далее, вероятно, следовало имя писца» 42 . А. А. Покровскому удалось прочесть имя автора записи — «Господи, помози рабоу своему Онътану». Ее текст он датировал XIV в., а Онтана считал «исправите- лем» кодекса43 . Почерки безымянных писцов Тип. 84, Тип. 89, Тип. 99, Тип. 147 и Тип. 38 не отождествляются с почерками писцов, назвавшихся в своих записях по имени. Таким образом, к четырем писцам, чьи имена извес- тны, следует добавить дву х переписчиков, чьи точные имена под вопро- сом (Михаил-Белына и Бестрой) и еще шесть анонимных книгописцев. Общее число писцов, работавших в скриптории новгородского Лазарева монастыря на рубеже XI—XII вв., составляет, таким образом, 12 человек. Двенадцатью писцами «книг Лазоревых», вероятно, не ограничи- вался штат лазаревского скриптория. Как уже говорилось, на рубеже XI—XII вв. кроме восьми сохранившихся месячных Миней (на сен- тябрь, октябрь, ноябрь, январь, февраль, апрель, июль и август) в Ла- заревском монастыре должны были быть переписаны еще четыре: на декабрь, март, май и июнь, в совоку пности составлявшие годовой ком- плект служебных Миней. Число писцов, работавших над созданием четырех несохранившихся миней, неизвестно. Неизвестно также и то, можно ли было бы идентифи- цировать их почерк с почерками писцов сохранившихся «книг Лазоре- вых». Нет никаких данных и том, только ли годовой комплект месячных миней, Стихирарь, Триодь, а также утраченные Апостол и «Домкино» евангелие были переписаны в этом скриптории на рубеже XI—XII вв. и не оказались ли утраченными еще какие-то кодексы. Поэтому не исклю- чено, что штат Лазаревского скриптория на рубеже XI—XII вв. превышал 12 человек. Тем не менее, очевидно, что участие 12-ти писцов в создании 10-ти сохранившихся кодексов рубежа XI—XII вв. является беспрецеден- тным фактом существования в рамках одного скриптория столь значи- тельного числа специально обученных книгописцев. 42 Срезневский И. И. Древние памятники русского письма и языка... СПб., 1882. Стб. 42. 43 Покровский А. А. Древнее псковско-новгородское письменное наследие. С. 76. Stolyarova verstka.indd 187 1/14/10 5:48:53 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 188 О социальном статусе лазаревских писцов данных почти нет. В запи- си «Евангелия Домки», сохранившейся в списке XIII в., в так называе- мом Милятином евангелии (см. ниже), прямо говорится, что Домка был «попом у святого Лазоря» 44 . При этом в своих записях на сентябрьской Минее (Тип. 84) этот писец сообщил свое христианское имя — Яков45 , но умолчал о своем социальном статусе. В. Л. Янин высказал предполо- жение, что Минеи были переписаны Домкой в тот период, когда он еще «не был попом» 46 и занимался перепиской Евангелия и Апостола. По нашему предположению, оригинал теперешнего Милятина еван- гелия — несохранившееся «Евангелие Домки», а также Апостол могли быть переписаны в период между 1090—1115 гг. Сентябрьская Минея датируется рубежом XI—XII вв. 47 , а октябрьская имеет точную дату — 1096 г. 48 Однако велика вероятность того, что сентябрьска я Минея пи- салась раньше октябрьской, т. е. в 1095—1096 гг. Поэтому не исключено, что переписка Евангелия и Апостола — богосл ужебных книг первооче- редной важности — предшествовала созданию цикла месячных слу- жебных Миней. Можно объяснить отсу тствие у казаний Домки на свой священнический сан в записях на Минеях у потреблением формул «раб твои» 49 , «грешныи, убогии, у нылыи, недостоиныи раб» 50 , «убогии и не- достоиный раб» 51 , «грешныи» 52 , «грешныи раб божии недостоиныи» 53 . Использование формул, эквивалентных формуле «раб божии» и поме- щаемых перед именем, обычно заменяло в записях писцов указания 44 РНБ. F.п.I.7. Л. 160 об. 45 Составители Каталога рукописей ЦГАДА высказали предположение, что Яков было монашеским именем Домки (см.: Каталог славяно-русских рукописных книг ЦГАДА. Ч. 1. No 4. С. 37—38). Однако «Яков» могло быть его крестильным именем, так как из записи прямо не следует, что Домка-Яков был монахом: «...ðàáà ñâîåãî ¤êîâà‚ à ìèðüñêû Äúìúêà...» (Тип. 84. Л. 56 об.). 46 Янин В. Л. Новгородский скрипторий. С. 59; Тип. 89. Л. 127 об.; Тип. 84. Л. 57. 47 СК.No37.С.79. 48 Там же. No 7. С. 46; Каталог славяно-русских рукописных книг ЦГАДА. Ч. 1. No 2. С. 32. 49 Тип. 89. Л. 127 об.; Тип. 84. Л. 57. 50 Тип. 84. Л. 56 об. 51 Там же. Л. 84 об. 52 Там же. Л. 172. 53 Там же. Л.176 об. Stolyarova verstka.indd 188 1/14/10 5:48:54 PM
Глава 7 | Центры изготовления книг в Древней Руси 189 их социального статуса. Так, в рукописных книгах XI—XIII вв. 24 писца, назвавшиеся по имени, указали на свою социальную принадлежность, 15 ограничились формулой «раб божии» или «аз грешныи», 8 писцов никак не определили себя, ограничившись указанием своего имени. 12 писцов наряду с именем указали свою социальную принадлежность и употребили перед именем или после него формулу: «грешныи раб», «раб божии» 54 . То, что Домка не был мирянином, косвенно подтвержда- ет оборот «äà w(ò)÷å [è] áðàòè~ Á(îã)à ñ# áî"÷å...» в записи на л. 176 об. сентябрьской Минеи (Тип. 84). Обращение Домки к «отцам» и «бра- тии» содержит недвусмысленный намек на принадлежность этого пис- ца к лицам духовного звания. Переписчики июльской Минеи (Тип. 121) Матфей и Лаврентий также не сообщили прямо о своей сословной при- надлежности. Однако выражение выходной записи Матфея «не азъ бо своею худостью написа хъ и брат» позволяет предположить, что слово «брат» употреблено здесь не для обозначения родственных связей меж- ду писцами, а в монашеском смысле55 . В. Л. Янин полагает, что Матфей мог назвать словом «брат» своего напарника Лаврентия, если они были, «например, попом и дьяконом соборной монастырской церкви» 56 . Янин уже отмечал тот факт, что минимальный мужской штат кли- риков имелся в любом женском монастыре. Вплоть до начала XVI в. в ряде монастырей Новгорода не существовало запрета на пребывание чернецов в девичьих и черниц в мужских монастырях57 . В записи нача- ла XIV в. 58 на Лазаревском Стихираре (Тип. 147) прямо указано, что ее автором был поп церкви св. Лазаря Оксентий: «Àæå ñòàíåòú ïî ìíh êòî ïîïú q ñ(âÿ)ò(î)ãî Ëàçîð#‚ ïîìèíàèòå ì#‚ Á(îã)à ähë# q ñëóæáh è âú ì(î)ë(è)òâàõú ïîïà Wêñhíòh" ìíîãîãðhøíàãî‚ à âàñú 54 Столярова Л. В. О социальном составе древнерусских писцов XI—XIII вв. // Вос- точная Европа в древности и средневековье: Спорные проблемы истории: Чтения па- мяти члена-корреспондента АН СССР В. Т. Пашу то. М., 1993. С. 75; Она же. Из истории книжной культуры русского средневекового города XI—XVII вв. М., 1999. С. 13—18. 55 СДРЯ. XI—XIV вв. М., 1988. Т. 1. С. 312, 313; Впрочем, Покровский писал: «...но должно ли здесь разуметься родство по духу или кровное, мы этого не знаем»; см.: Пок- ровский А. А. Древнее псковско-новгородское письменное наследие. С. 73. 56 Янин В. Л. Новгородский скрипторий. С. 56. 57 Там же. 58 В Каталоге рукописей ЦГАДА эта запись датируется XIII—XIV вв.; см.: Каталог сла- вяно-русских рукописных книг ЦГАДА. Ч. 1. No 23. С. 78. Stolyarova verstka.indd 189 1/14/10 5:48:54 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 190 Á(îã)ú‚ áðàò(è)å ìî#, ïîì#íåòú âî ñâî~ìú ñè ö(à)ðñòâè‚ àìèíü» (л. 27). Не исключено, что этот же Оксентий, на сей раз ограничивший- ся самоопределением «рабъ божии», был автором записи на апрельской Минее (Тип. 110)59 : «Ñå àçú‚ ðàá[ú] á(î)æèè Wk[å]íò h[è] ïðåïëîëú êíûãû ñå"» (л. 16). Однако палеографических оснований для такой иден- тификации дву х Оксентиев как будто нет60 . Все вышесказанное позволяет заключить, что писцами скриптория в XI—XII вв., функционирова вшего при монастыре св. Лазаря, были представители штата мужчин-клириков. Никакими сведениями об организации труда писцов в Лазаревском скриптории, а также о распределении обязанностей между ними мы не располагаем. Тем не менее, у поминание писцом Домкой «Миляти- на» евангелия, что он «крилъ обое книги», а именно переписанные им Апостол и Евангелие, позволяет предположить, что разделение труда между писцами и переплетчиками вряд ли имело место. Впрочем, у по- мяну тая запись Оксентия конца XIII в. на Тип. 110, свидетельству ю- щая о том, что он «переплол книгы сея», является древнейшей русской записью переплетчика. Однако эта запись сделана позднее основного текста апрельской Минеи рубежа XI—XII вв. Видимо, она появилась при смене первоначального изветшавшего переплета кодекса. Кем был изготовлен древнейший переплет Тип. 110 на рубеже XI—XII вв. и ка- ково было у частие писцов в переплетных работах — неизвестно. Чрезвычайно скромное художественное оформление сохранивших- ся «книг Лазоревых», украшенных примитивными и грубыми заставка- ми и инициалами, сделанными в основном чернилами, иногда с добав- лением киновари, дает основание для предположения, что писцы сами в меру своих способностей декорировали текст. Вероятно, основные за- траты, потребовавшие стороннего стяжательства, касались обеспечения лазаревских книжников дорогостоящим пергаменом. Пергамен всех со- хранившихся кодексов лазаревского комплекса рубежа XI—XII вв. до- вольно низкого качества, с ярко видными отличиями мясной стороны от волосяной (более темной и грубой, с большим количеством черных то- чек – следов волосяных луковиц животного). Недостаток в писчем мате- риале и его дороговизна побудили лазаревских книжников использовать дефектный пергамен, который при производстве роскошных кодексов 59 Покровский А. А. Древнее псковско-новгородское письменное наследие. С. 73, 78. 60 См.: Каталог славяно-русских рукописных книг ЦГАДА. Ч. 1. No 23. С. 79. Stolyarova verstka.indd 190 1/14/10 5:48:55 PM
Глава 7 | Центры изготовления книг в Древней Руси 191 обычно выбраковывался. Так, наряду с полноценными, употреблялись дефектные лоску ты кожи, оставшиеся после раскройки цельного лоску- та шкуры, а также листы с дырами (как штопаными, так и зияющими). Экономия лазаревских книжников сделала невозможным сколько-нибудь точные подсчеты числа шкур, у потребленных на изготовление пергамена сохранившихся кодексов лазаревского комплекса. Кроме того, подсчеты эти невозможны и из-за значительных утрат их книжного блока. Однако небольшой формат практически всех рукописей, заказанных «игумения повѣлением» (40), и экономичность в расходе пергамена позволяют пред- положить, что на производство 12-томного комплекта месячных Миней могло уйти ок. 330 -ти шкур. Низкое качество пергамена «книг Лазоревых» почти не оставляет сомнения в том, что он был местной выделки. Скорее всего, средства, определенные Зверинским монастырем лазаревской игу- менье для покрытия расходов на переписку книг, были весьма скромными. О так называемом Милятином евангелии Наличие в Милятином евангелии и сентябрьской и октябрьской Ми- неях записей, помеченных именем Домка (Дъмъка), дало основание В. Л. Янину предположить, что эти рукописи были переписаны при- мерно в одно и то же время одним и тем же писцом в скриптории нов- городского Лазарева монастыря61 . Рассмотрим вопрос о происхожде- нии так называемого Милятина евангелия более подробно. Имя Дъмъка содержится в молитвенной записи писца октябрьской Минеи: «Ñ(âÿ)òà" Á(îãîðîäè)öå‚ ïîìîãàè ðàáq ñâîåìó Äúìúêh íà ìúíàãà ëhòà. Àìèíú. Ïðîñòèòå ì#‚ ãðhøüíàãî» (л. 127 об.) 62 , а также в трех молитвенных и одной именной записи на сентябрьской Минее: «Ã(îñïîä)è‚ ïðîñòèòå ì#‚ ãðhøüíàãî‚ qáîãàãî‚ qíûëàãî‚ íåäîñòîèíàãî ðàáà ñâîåãî ¤êîâà‚ à ìèðüñêû Äúìúêà‚ ïðîñòèòå æå ì#‚ àìèíú» (л. 56 об.) «Ã(îñïîä)è‚ ïîìîçè ðàáq ñâîåìq Äúìúêh» (л. 57); «Ã(îñïîä)è‚ ïðîñòèòå ì#‚ qáîãàãî è íåäîñòî[è]íàãî ðàáà ñâîåãî Äú ìúêq » (л. 84 об.); «À[çú]‚ ãðhøüíûè ðàáú Á(î)æèè, íåäîñòîèíûè 61 Янин В. Л. Новгородский скрипторий. С. 60—61. 62 РГАДА. Ф. 381. No 89; см. также: Каталог славяно-русских рукописных книг ЦГАДА. Ч.1.No2.С.33. Stolyarova verstka.indd 191 1/14/10 5:48:56 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 192 Äúìúêà‚ íàïè[ñ]àõú êúíèãû ñè" ñ(âÿ)òhè ã(îñïî)æh Á(îãîðîäè)öh‚ äà w(ò)÷å‚ áðàòè~, Á(î)ãà ñ# áî"÷å‚ àçú áî åñìü ãðhøüíú íåâhæà‚ äà íàïü[ñ]àõú áåñ ïîêàçàíè" âú ñâîèõ[ú] [ã]ðhñhõú ïîãðqæåíú‚ äàæü âú í# ïî# îáð#ùå êðèâî‚ à âüñå...» (л. 176 об. 63 ; запись не закончена). Если о принадлежности Лазаревскому скрипторию Миней на сентябрь и октябрь свидетельствует прежде всего имеющаяся в них книгохрани- тельная помета «Книга Лазорева», то предположение о том, что «Миля- тино» евангелие также имеет отношение к «книгам Лазоревым», осно- вано у Янина на совпадении имен писца Миней и Евангелия, а также на существующем в литературе разнобое в датировке Милятина евангелия: рукопись датируют и 1118-м, и 1188-м, и 1215-м, и 1230-м годами, и кон- цом XII столетия. Основанием для датировки этого кодекса служит, как справедливо отмечал В. Л. Янин, произвольное предпочтение одного го- лодного летописного года другим, т. к . в записи на Милятином еванге- лии указано, что оно было создано «в голодное лето» 64 . Как показала Л. П. Жуковская, Милятино евангелие принадлежит к типу мстиславовских полноапракосных евангелий и возглавляет внут- ри этого типа особый милятинский класс65 . Исследовательница считает, что «происхождение архетипа милятинского класса полного апракоса связано именно с Новгородом» 66 , при этом архетип самого Милятина евангелия «должен был появиться на Руси не позже середины XII в.» 67 Жуковская датирует Милятино евангелие 1188 годом68 . Архаичная орфография Милятина евангелия служила веским осно- ванием для датировки кодекса временем не позднее конца XII — начала XIII в. 69 В СК Милятино евангелие значится в числе рукописей конца XII в. 70 Янин предложил датировать Милятино евангелие рубежом XI— 63 РГАДА. Ф. 381. No 84; см. также: Каталог славяно-русских рукописных книг ЦГАДА. Ч.1.No4.С.38. 64 Янин В. Л. Новгородский скрипторий. С. 57—58. 65 Жуковская Л. П. Рукописи полного апракоса Милятинского класса // Памятники русского языка. М., 1974. С. 58. 66 Там же. 67 Там же. С. 45. 68 Там же. С. 36. 69 Турилов А. А. Деятельность Археографической комиссии за 1980 год // АЕ за 1980 год. М., 1981. С. 345. 70 СК. No 117. С. 143. Stolyarova verstka.indd 192 1/14/10 5:48:57 PM
Глава 7 | Центры изготовления книг в Древней Руси 193 XII вв., предположив, что оно переписано тем же писцом Домкой, что и сентябрьская и октябрьская служебные Минеи 1095—1096 гг. Специ- альный палеографический анализ Евангелия и Миней произведен им не был, хотя Янин и указал на необходимость последовательного срав- нения почерков Миней с почерками Милятина евангелия71 . Сентябрьская и октябрьская служебная Минеи являются чрезвычай- но скромными по своему письму и оформлению рукописями. Те их части, которые переписаны Домкой (в Минее на сентябрь — это л. 9 —76, в Минее на октябрь — л. 1—127, кроме последних девяти строк на л. 9), украшены мелкими контурными (иногда с наполнением киноварью) инициалами и заголовками с элементами старовизантийского орнамента. На л. 47 об., 63, 77 об., 78, 96 об., 98, 112 об., 113, 122 , 136 об., 158 об., 170 сентябрьской Минеи и на л. 43, 54, 68, 69 об., 163 об. октябрьской Минеи на полях по- мещены держатели в виде чаш. Письмо основного текста (в той его части, котора я переписана Домкой) характеризуется следующими признаками: буква «а» пишется в двух вариантах — с округлой и острой петлей — с утолщением в нижней ее части; буква «в» — с малой верхней частью и ок- руглой укрупненной нижней; «з» написана с маленьким округлым хвос- том правильной геометрической формы; у буквы «д» ножки перпендику- лярны строке; спинка «р» пишется в виде сильно закругленной линии; хвост «щ» выведен в межстрочное пространство, укрупнен и обращен влево. В целом почерк Домки — писца сентябрьской и октябрьской Ми- ней — довольно мелкий, хотя достаточно выработанный и четкий. Милятино евангелие весьма скромно по своему письму и художес- твенному оформлению, его украшают несложные средние и крупные инициалы чернильного контура с киноварным наполнением. Однако эта рукопись уже давно является объектом пристального искусствовед- ческого изучения. Внимание исследователей привлекает миниатюра, по- мещенная на л. I об. (вне счета), вшитом в рукопись из другого кодек- са. Первоначально этот лист своей лицевой стороной был прикреплен к верхней крышке переплетной доски, о чем свидетельствуют сохранив- шиеся на нем следы клея. На полустертой миниатюре изображен сидя- щий евангелист с кодексом на коленях, который он придерживает левой рукой. В правой руке — отточенная трость, которой он пишет. Позади него изображен бородатый святой, опирающийся правой рукой на пра- вое плечо евангелиста и склонившийся к самому его у ху. Евангелиста 71 Янин В. Л. Новгородский скрипторий. С. 69—62. Stolyarova verstka.indd 193 1/14/10 5:48:57 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 194 обычно отождествляют с Иоанном, на что как будто указывают и едва различимые буквы надписи под верхним обрезом миниатюры, которую Г. И. Вздорнов читает как ИО[АНН] Θ[ЕОЛОГ]72 . Существующие же в ли- тературе идентификации стоящего за его спиной святого вызывают спо- ры. А. И. Некрасов (1929 и 1937 г.) полагал, что на миниатюре изображен евангелист Иоанн и бескрылый ангел, диктующий ему текст Евангелия73 . Впоследствии эту точку зрения поддержала Е. Э. Гранстрем (1953 г.) 74 . Однако такая идентификация не выдерживает критики, поскольку свя- той, изображенный бородатым, никак не может быть ангелом75 . В.Н.Ла- зарев (1947 г.) и А. Н. Свирин (1958 г.) высказали предположение о том, что за спиной у евангелиста стоит София Премудрость Божия76 , однако наличие у персоны женского пола бороды исключает возможность такой атрибуции77 . Г. И. Вздорнов, посвятив специальное исследование мини- атюре Милятина евангелия (1968 г.), пришел к выводу, что на ней изоб- ражены евангелист Иоанн и апостол Павел78 . Эту точку зрения впоследс- твии поддержала и О. С. Попова (1975 г.) 79 . Ю. Н. Дмитриев впервые заметил, что миниатюра значительно древ- нее кодекса, в который она вшита, и датировал ее концом XI — нача- лом XII в. 80 Такая датировка принимается сегодня большинством ис- следователей (В. Н. Лазарев, А. Н. Свирин, Г. И. Вздорнов, В. Л. Янин)81 , О. С. Попова датирует миниатюру XI веком82 . 72 Вздорнов Г. И. Миниатюра. С. 205. 73 Некрасов А. И. Возникновение московского искусства. М., 1929. С. 170, примеч. 1, 215; Он же. Древнерусское изобразительное искусство. С. 139. 74 Гранстрем Е. Э. Описание русских и славянских пергаменных рукописей: Рукопи- си русские, болгарские, молдовлахийские, сербские. Л., 1953 С. 22. 75 Вздорнов Г. И. Миниатюра. С. 204, 205. 76 Лазарев В. Н. Искусство Новгорода. С. 47—48; Свирин А. Н. Древнерусская мини- атюра. М., 1950. С. 32, 38. 77 Вздорнов Г. И. Миниатюра. С. 204, 205. 78 Там же. С. 209—210. 79 Popova O. Les miniatures russes du XIe au XVe siècle. Leningrad, 1975. P. 24—25. 80 Дмитриев Ю. Н. Рецензия на книгу А. Н. Свирина «Древнерусская миниатюра» // Советская книга. 1951. No 9. С. 110—111. 81 Свирин А. Н. Искусство книги Древней Руси XI—XVII вв. М., 1964. С. 63; Вздор- нов Г. И. Миниатюра. С. 205; Янин В. Л. Новгородский скрипторий. С. 63. 82 Popova O. Les miniatures russes. P. 24. No 7. Stolyarova verstka.indd 194 1/14/10 5:48:57 PM
Глава 7 | Центры изготовления книг в Древней Руси 195 То обстоятельство, что лист с миниатюрой ранее принадлежал дру- гой рукописи, подтверждается тем, что он сохранил следы разлиновки, отличной от разлиновки Милятина евангелия и характерной для ко- дексов XI—XII вв. Различия в разлиновке Милятина евангелия и листа с миниатюрой видны из соотношений средней высоты и ширины стол- бцов, разницы в расстоянии между столбцами и количеством строк (см. табл. 3). Текст Евангелия переписан двумя писцами со схожими типами по- черков. Домкой переписаны л. 1а—44г, 64а—71г, 77в—168б. Вторым, бе- зымянным писцом переписаны л. 45а—63г, 72а—77б. Оба писца писа- ли крупным уставом с довольно сильным наклоном вправо темными коричневыми чернилами. Написанная Домкой часть кодекса характе- ризуется следующими признаками: у буквы «а» узкая заостренная пет- ля и спинка со значительным у толщением в районе верхней границы строки; петли «в» остры и примерно одного размера, хотя нижняя не- сколько вытянута острием вправо; буква «з» встречается в дву х вариан- тах — с округлым и острым хвостиком, достаточно низко опущенным в межстрочье; спинка «р» слегка вогнута и при этом несколько отведе- на влево; буква «д» пишется с треугольными ножками; хвост «щ» мал и едва заметен. В целом письмо Евангелия характерно для рукописей конца XII — начала XIII в., что не оставляет сомнений в том, что Еван- гелие и Минеи не были созданы одновременно. То, что почерк Домки — писца Миней не тождествен почерку Домки — писца Евангелия, под- тверждается определением модуля их письма, т. е. отношением высоты буквы к ее ширине (см. табл. 4). Обычно модуль письма одного и того же писца остается неизменным в разных рукописях. Модуль же письма Домк и — переписчика сентябрьской и октябрьской Миней — отличен от модуля письма Домки Милятина евангелия. Не свидетельству ют в пользу тождества обоих Домок и показатели средней высоты и шири- ны букв, а также расстояния между строк в обеих Минеях и Миляти- ном евангелии (см. табл. 3). Таким образом, нет никаких оснований для подтверждения предпо- ложения Янина о тождестве почерков дву х писцов, назвавшихся в своих записях одним именем — Дъмъка. Предложенная нами датировка Миля- тина евангелия концом XII — началом XIII в. также противоречит предпо- ложению Янина о том, что Минеи и Евангелие писаны одним человеком. Однако остается открытым другой вопрос, поставленный Яниным, — о принадлежности Домки — писца Милятина евангелия — к скрипторию Stolyarova verstka.indd 195 1/14/10 5:48:58 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 196 новгородского Лазарева монастыря. Вероятность этого подтверждается сведениями самого Домки о том, что он «поп у святого Лазоря». Для письма лазаревских рукописей использовался сероватый пер- гамен низкого качества, грубой выделки, видимо, очень недорогой. Волосяная сторона (ВС) пергаменного листа была более темной и шершавой, испещренной по всей поверхности крошечными черными точка ми — следами соединения волос с кожей животного, употреблен- ной на изготовление пергамена. Мясная сторона (МС) листа была бо- лее светлой и гладкой. Скорее всего, «книги Лазоревы» были довольно дешевы: писцы использовали не только хорошо форматированный и правильно обрезанный пергамен, но и дефектные листы — не выбра- кованные лоскуты кожи, оставшиеся после раскройки цельного куска шкуры (пергамена)83 . Пергамен Милятина евангелия отличается более высоким качеством выделки, чем пергамен сохранившихся «книг Лазо- ревых». Он более тонкий, светлый и менее шершавый. Принцип формирования листов в тетради практически во всех со- хранившихся «книгах Лазоревых» был стабильным и почти всегда осу- ществлялся по формуле: «мясная сторона пергаменного листа — к мяс- ной, волосяна я сторона — к волосяной». Принцип МС-МС, ВС-ВС как будто нарушался в ноябрьской Минее (Тип. 91, тетрадь No I) и в июль- 83 См., например: Тип. 103. Л.2, 3, 6—8, 12, 14, 16, 19—21, 28, 30—41, 43, 44, 46, 48, 50— 54; Тип. 121. Л. 1—8, 10—52 и др. Таблица 2 Средняя высота и ширина столбцов, расстояние между столбцами на листе с миниатюрой и в Милятином евангелии No п/п Название рукописи Средняя высота столбцов (мм) Средняя ширина столбцов (мм) Среднее расстояние между стол- бцами (мм) Среднее количест- во строк Расстоя- ние между строками (мм) 1 Листсми- ниатюрой 208 70 20 22 11 2 Милятино евангелие 223 65 22 23 9 Stolyarova verstka.indd 196 1/14/10 5:48:58 PM
Глава 7 | Центры изготовления книг в Древней Руси 197 Таблица 3 Средняя высота и ширина букв и расстояние между строками в письме Миней и Милятина евангелия No ркп. п/п Название рукописи Средняя высота букв(мм) Средняя ширина букв (мм) Расстояние между строками (мм) 1 Минея служ. на сентябрь 3 4 10 —11 2 Минея служ. на октябрь 3 4 10 3 Милятино евангелие 559 Таблица 4 Модуль письма в Минеях на сентябрь и октябрь и в Милятином евангелии No ркп. п/п Название рукописи Буква М Буква К Буква И Буква Ж 1 Минея служ. на сентябрь 0,3:0,4=0,75 0,3:0,4=0,75 0,3:0,4=0,75 0,3:0,4=0,75 2 Минея служ. на октябрь 0,3:0,4=0,75 0,3:0,4=0,75 0,3:0,4=0,75 0,3:0,4=0,75 3 Милятино евангелие 0,5:0,8=0,63 0,5:0,4=1,3 0,5:0,4=1,3 0,5:0,77=0,71 Stolyarova verstka.indd 197 1/14/10 5:48:58 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 198 ской Минее (Тип. 121, тетради No IV, V, VI). Однако при внимательном изу чении листов, составляющих эти тетради, становится ясно, что или их теперешний вид отличается от первоначального, или тетрадь фор- мировалась не из цельного куска пергамена, сложенного в дважды по высоте и дважды по ширине и затем разрезанного, а из отдельных кус- ков пергамена, выкроенных не из единого лоскута шкуры. Так, тетрадь No I ноябрьской Минеи была сформирована из четырех предварительно разрезанных листов пергамена in-2 0 , а не формировалась путем нало- жения один на другой дву х листов in-duo, сложенных дважды по высо- те и дважды по ширине, а затем разрезанных. Вероятно, тетрадь No I Тип. 91 была из соображений экономии соб- рана из оставшихся невостребованными лоскутов раскроенного пер- гамена, годных по формату для образования самостоятельной тетра- ди. В тетради No IV июльской Минеи (Тип. 121) л. 27 был по какой-то причине забракован писцом и вырезан, а на его место вклеен другой, с исправленным текстом. В тетради No V Тип. 121 был вырезан старый Рис. 4. Лист с записью Домки «Милятина» евангелия Stolyarova verstka.indd 198 1/14/10 5:48:59 PM
Глава 7 | Центры изготовления книг в Древней Руси 199 забракованный л. 38, а на его место вклеен новый, с исправленным тек- стом, нарушивший характерну ю для кодексов Лазаревского скрипто- рия формулу складывания листов в тетради. В тетради No VI Тип. 121 оказались забракованными и вырезанными два листа (л. 42 и 48), вмес- то которых были вклеены новые, и т. д. Некоторые кодикологические особенности сентябрьской и октябрь- ской Миней и Евангелия (принцип организации текста на листе, ху- дожественное оформление, разлиновка и др.) связаны с разницей во времени производства Миней и Евангелия. Вместе с тем можно думать, что они выполнены в традициях разных писцовых школ. Об этом сви- детельствует разница в принципах формирования листов пергамена в тетради у Милятина евангелия и в обеих Минеях. Если, например, формирование тетрадей сентябрьской Минеи последовательно ос у- ществлялось по принципу «волосяная сторона пергаменного листа — к волосяной, мясна я — к мясной», то листы Милятина евангелия скла- дывались в тетради по смешанному типу: «волосяная сторона листа к мясной, мясная к мясной, волосяная к волосяной». О различных кни- гописных традициях свидетельствует техника разлиновки Миней и Евангелия. Так, например, наколы, обозначавшие место ограничитель- ных вертикальных линий и разметка строк (горизонтальных линий), на листах Милятина евангелия делались, вероятно, колесиком, оставляя характерный треугольный след. Круглые и глубокие наколы на листах Миней позволяют думать, что они производились шилом, и т. д. Все это заставляет усомниться в том, что Милятино евангелие конца XII — начала XIII в. было переписано в скриптории Лазарева монастыря. Обратимся к анализу записи на Милятином евангелии и при- ведем полный ее текст: «Ïîìîùèþ Õ(ðèñòî)âîþ íà|ïèñàøàñ# ñ(âÿ)òèè | áî(ãî)âèäüöè àï(î)ñ(òî)ëè 4 | åóàíã(å)ëèñòè Iîàíú‚ | è Ìàòfåè‚ Ëqêà‚ è | Ìàðêú. Aìèíú. Âú | ãîëîäüíî~ ëhòî íà|ïèñàõú Åóàíã(å)ëèå è | Àï(î)ñ(òî)ëú îáîå îäèíîìü ëhò(îì) Äúìúêà ïîï‚ q ñ(âÿ)ò(î)ãî | Ëàçîð# ïî#‚ à ïîâå|ëhíèåìü Ìèë#òèíî|ìü Ëqêííèöüìü‚ è êðèëú îáîh êíèãû íà | ñï(à)ñåíèå ñîáh 3 íà | ñúäðàâè~. Aìèíú» (л. 160 об.). Запись попа Домки включает в себя следующие десять компонентов: 1) богословие; 2) слово «написашася»; 3) название книги; 4) слово «аминь»; 5) летописное известие о написании Евангелия и Апостола «в голодное лето»; 6) самоопределение писца; 7) указание заказчика; 8) сведение о пе- реплетении рукописи самим писцом; 9) цель переписки; 10) слово «аминь». Stolyarova verstka.indd 199 1/14/10 5:49:00 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 200 Слово «аминь» употреблено в записи дважды: после названия ко- декса и в конце записи, в качестве заключительного ее компонента. Это довольно редкая структура выходных текстов, которая среди записей XI—XII вв. встретилась нам только однажды — в записи на так называ- емом Пантелеймонове евангелии ок. 1148—1155 г г. 84 . Вызывает немалый интерес, что запись Милятина евангелия начинается с необычной для выходных записей инвокации: «помощию Христовою написашася». Это единственная рукопись XII в. (кроме Мстиславова евангелия, точная дата переписки которого неизвестна), где имеется выходная запись, открыва- ющаяся инвокацией. Вообще богословие как начальный компонент фор- муляра выходных записей почти не встречается уже начиная с XII в. и появляется вновь в записях середины XIV—XV в. Последним (не считая Мстиславова и Милятина евангелия) слу чаем употребления богословия в записях была символическая инвокация, открывающая запись писцов Матфея и Лаврентия, переписавших на рубеже XI—XII вв. слу жебну ю Минею на июль, по всей видимости, также в скриптории Лазарева мо- настыря. Любопытно, что богословская формула записи на «Миляти- ном» евангелии существенно отличается от инвокации записей Упыря Лихого (1047 г.) и дьякона Григория (1056—1057 гг.), где она звучит так: «Слава тебе, господи, царю небесныи, яко сподоби мя написати». Иначе выглядит инвокационная формула и записи на Мстиславовом еванге- лии: «Господи боже отец наших Авраамов, Исаковль, Ияковль и семене их правьдьнааго съподобивыи мя... нап[и]сати...» Выходная-вкладна я за- пись Пантелеймонова евангелия ок. 1148—1155 гг. завершается символи- ческой инвокацией в виде четырехконечного креста. Других записей кроме выходной писец Милятина евангелия не ос- тавил. Выходная же запись помещается в кодексе непосредственно под текстом, от которого ее отделяет крупный орнаментированный иници- ал. Завершает запись строчный знак в виде крестообразно расположен- ных точек и размашистой запятой. Таким образом, некоторыми своими признаками выходная запись «Милятина» евангелия оказывается близкой к вторичным текстам той же разновидности XI в. (имеется в виду употребление богословия в качест- ве начального компонента формуляра и неустойчивая структура записи). Среди всего массива записей XI—XII вв., содержащих в качестве ком- понента формуляра указание писца, только на трех рукописях, связан- 84 РНБ. Соф. No 1. Л. 224. Stolyarova verstka.indd 200 1/14/10 5:49:00 PM
Глава 7 | Центры изготовления книг в Древней Руси 201 ных своим происхождением с новгородским Лазаревым монастырем, встречается упоминание писца Домки [Диомида (?), Дементия (?), Демья- на (?), Дометия (?), Дометиана (?), Домнина (?), Домна (?)]. Во всех трех кодексах это имя дано в уменьшительной форме. Однако «Дъмъка», по- видимому, мирское имя писца Миней и писца Евангелия. Во всяком слу чае, переписчик сентябрьской Минеи сообщил, что христианским его именем было Яков85 . Имя «Дъмъка» известно по двум граффити второй половины X II — середины XIII в. из храма св. Софии в Константинополе, сделанных неким Домкой Безоевичем86 . Одна из семи вероятных полных форм имени «Дъмъка» — Диомид (Домид) — только однажды встреча- ется как имя писца в записи Псковского апостола 1307 г. Христианские имена «Домнин» и «Домн» узнаются в берестяной гармоте No 134, дати- рованной XIV в.: «Приказо ωт Григориѣ ко Домонѣ...». Неясно, «Домо- на» упомяну той грамоты — это огласовка женского имени «Домна» или своеобразная падежная форма мужского имени «Домн» 87 . Берестяная грамота No 391 (XIV в.) знает имя «Доманець» 88 , а грамота No 568 (XV в.) им я «Дома нъ» — возможную форму древнерусского имени «Домаш» 89 . Имя Демьян известно по новгородским берестяным грамотам начиная с XI—XII вв., где зафиксировано в форме «Дьмиань», «Демьянъ», «Демьян- ко» 90 . Однако корень Дем-, Дьм- в имени «Демьянъ» трудно согласовать с корнем Дъм- — имени писца Миней и Милятина евангелия. В берестя- ной грамоте No 161 (XIV — перва я половина XV в.) фигурирует некто «До- мант» 91 , краткая форма имени которого также могла быть «Дъмъка». Это имя известно также по рядной грамоте Тешаты и Якима XIII в. По мне- нию А. В. Арциховского и В. И. Борковского, в XV в. литовское имя «До- 85 РГАДА. Ф. 381. No 84. Л. 56 об. 86 Артамонов Ю. А., Зайцев И. В. Три древнерусские надписи из храма св. Софии в Константинополе-Стамбуле // Восточная Европа в древности и средневековье: Автор и его источник: восприятие, отношение, интерпретация. XXI Чтения памяти члена-кор- респондента АН СССР В. Т. Пашуто. М., 2009. С. 22—24. 87 Новгородские грамоты на бересте. 1953—1954 гг. М., 1958. No 134. С. 73. 88 Там же. 1958—1961 гг. М., 1963. No 391. С. 94 (в грамоте: «От Олфоромея к До- манцю...»). 89 Там же. 1977—1983 гг. М., 1986. No 568. С. 35—38. 90 Там же. 1952 г. М., 1954. No 72. С. 74; 1953—1954 гг. М., 1958. No 87. С. 12; 1955 г. М., 1958.No16.С.48,50идр. 91 Там же. 1955 г. No 161. С. 46. Stolyarova verstka.indd 201 1/14/10 5:49:00 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 202 мант, Довмонт» уже могло быть связано с культом псковского князя Дов- монта-Тимофея, причисленного в Пскове в конце XIV в. к лику святых92 , однако бытование этого имени в XI—XII вв. даже в качестве мирского очень сомнительно. Маловероятно, чтобы под именем Дъмъка скрывался Дмитръ (раннее Дьм-, Дъм-). Имя Дмитръ, Демитре, Домитре93 известно по берестяным грамотам начина я с XI—XII вв., однако в нем следует ви- деть скорее христианское, нежели мирское имя. Наиболее вероятно, что именем Дъмъка назвался человек, чьим мир- ским именем было языческое «Домаслав» или «Домаш». Имя «Домаслав» фигурирует в новгородских берестяных грамотах No 155 (XII в.), 194 (XI— XII в.) и 556 (XII—XIII вв.) 94 . Представляет интерес, что грамота No 155 была обнаружена в срубе мостовой на Великой улице Неревского конца. Лазарев монастырь как раз располагался в ближайших окрестностях Неревско- го конца Софийской стороны. «Дъмъка» могло быть также сокращенной формой языческого имени «Домажир», «Доможил» 95 , распространенного в XI—XIII вв. в Новгороде. Таким образом, наиболее вероятно, что мирс- ким именем писца Миней и Милятина евангелия было «Домаслов», «До- маш» или «Доможил». Нет ничего странного в том, что лазаревский поп фигурирует не под своим христианским, а под мирским именем. Древне- русские писцы нередко называли себя в записях языческими именами: «Чегол», «Ворон», «Белына», «Бестрой». Новгородский поп, переписавший в 1047 г. несохранившийся список толкований библейских книг и указав- ший в записи на свой священнический чин, также назвался мирским име- нем — «Упырь Лихой», не сообщив при этом своего крестильного имени. Возможным, но почти невероятным кажется то, что рукописи, писав- шиеся с интервалом почти в столетие (1095—1096 гг. и конец XII — начало XIII в.) и одинаково связанные своим происхождением с Лазаревым монас- тырем (напомним, что писец Милятина евангелия назвал себя попом «свя- 92 Там же. 93 Там же. 1977—1983 гг. Словоуказатель к берестяным грамотам [из раскопок 1951— 1983 гг.]. С. 274. 94 Там же. 1955. No 155. С. 34; No 194. С. 75, 77; 1977—1983 гг. No 556. С. 29. 95 Там же. 1955 г. No 49. С. 28; Там же. 1962—1976. М., 1978. No 510. С. 105, 107, 108. По мнению А. А. Гиппиуса, Дъмъка — или достаточно редкое языческое имя с корнем Дъм-, чередующимся с дым- (ср. Дъмило), или же гипокористика от Дмитрии (ранн. Дъм-, Дьм-); в последнем случае Дмитрии — крестильное имя писца, а Яков — монашеское. — см.: Гиппи- ус А. А. К вопросу о новгородском Лазаревском скриптории. С. 40, примеч. 22. Stolyarova verstka.indd 202 1/14/10 5:49:01 PM
Глава 7 | Центры изготовления книг в Древней Руси 203 того Лазоря»), были переписаны разными писцами с общим для них мир- ским именем, зафиксированным в уничижительной форме — « Дъм ък а ». Все эти противоречия исчезают, если допустить, что писца Евангелия конца XII — начала XIII в. звали как-то иначе и что он только переписал из протографа вместе с основным текстом выходную запись, содержа- щую имя Домки — писца рукописи и ее заказчика Миляты Лукинича. Тогда будет казаться возможным, что писец сентябрьской и октябрь- ской Миней «грешныи раб» Домка и поп «святого Лазоря» Домка — одно лицо. Отсутствие определения «поп» в записи писца Миней может быть объяснено употреблением им в записях формулы «грешныи раб». Таким образом, Милятино евангелие могло сохранить на себе ко- пию записи рубежа XI—XII вв. с именем Дъмъка. В таком случае впол- не вероятно, что оба писца Милятина евангелия, один из которых ско- пировал запись с у поминанием имени Домки, использовали в конце XII — начале XIII в. в качестве протографа несохранившееся Евангелие, переписанное в скриптории новгородского Лазарева монастыря на ру- беже XI—XII вв. тем же самым писцом, который переписал основну ю часть текста сентябрьской и октябрьской служебных Миней. Примеры воспроизведения выходной записи протографа в после- дующих списка х рукописи хорошо известны. Так, 5 записей писцов XI—XIII вв., исключая запись Домки в Милятином евангелии, сохра- нилось в списках XIV — конца XVII в. В частности, по ряду списков XV—XVI вв. известна запись попа Упыря Лихого 1047 г., по списку на- чала XVII в. — запись от имени владимиро-волынского кн. Владимира Васильковича и его жены Ольги Романовны 1287 г. 96 и др. Сведения о переписке Евангелия в «голодное лето», также, вероятно, нужно отнес- ти к несохранившемуся протографу исследуемой рукописи. Кодексы, относящиеся к комплексу «книг Лазоревых» (служебные Минеи на октябрь, сентябрь, ноябрь, январь, февраль, апрель, июль, ав- густ, Триодь цветная и Стихирарь постный и цветной на крюка х)97 распределены во времени очень компактно: все они были написаны в конце XI или на рубеже XI—XII вв. Сама я ранняя рукопись этого ком- плекта — сентябрьская Минея — имеет двойную дату — 1095—1096 гг. 98 , 96 Срезневский И. И. Древние памятники русского письма и языка. СПб., 1882. Стб. 17. 97 Янин В. Л. Новгородский скрипторий. С. 59, 62. 98 СК. No 7 С.46—47. Stolyarova verstka.indd 203 1/14/10 5:49:02 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 204 октябрьская Минея, как уже говорилось, датируется 1096 г. 99 , ноябрьска я Минея — 1097 г. 100 Все остальные «книги Лазоревы» сохранились без да- тирующих записей, однако по своим палеографическим особенностям могут быть условно отнесены к концу XI — началу XII в.). В исследованиях, посвященных истории погоды и экстремальных природных условий Восточной Европы и Древней Руси, 90-е годы XI в. отмечены как крайне неурожайные и очень голодные. То же можно сказать и о первой четверти XII в. В. Т. Пашуто (1964 г.), а поз- днее Е. П. Борисенков и В. М. Пасецкий (1983 г.) называют голодными 1092—1096 гг. 101 С. И. Бараш (1987 г.) в сводной таблице чрезвычайно неурожайных и очень голодных лет в Восточной и Западной Европе за 2600 лет указывает в качестве таковых 1090, 1092, 1094, 1095, 1096, 1109, 1111 и 1115 годы102 . При этом он отмечает, что «повсеместных неурожаев, сопровождавшихся сильным голодом, в XI в. было толь- ко три: в 1024, 1070 и 1092 годах» 103 . 1090 год был голодным лишь на юго-западе Руси10 4 . 1091 год отмечен как очень неурожайный105 . Год 1110/11 был чрезвычайно неурожайным и привел к сильному голоду в Новгороде106 . Если наше предположение о том, что сведения о «голодном лете» относятся не к Евангелию конца XII — начала XIII в., а к его несохра- нившемуся протографу, то можно думать, что Домка занимался пере- пиской последнего в 1092—1115 годах. При этом необходимо учитывать, что особенно голодными для Новгорода были 1092 и 1110 гг. Недавно А. А. Гиппиус привел новые убедительные аргументы в пользу того, что «голодным летом» записи Милятина евангелия был 1092 г. 107 99 Там же. No 8. С. 47—48. 100 Тамже.No9.С.41. 101 Пашуто В. Т. Голодные годы в Древней Руси // Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы. 1962 г. Минск, 1964. С. 61—84; Борисенков Е. П., Пасецкий В. М. Экс- тремальные природные явления в русских летописях XI—XVII вв. М., 1983. С. 81. 102 Бараш С. И. История неурожаев и погоды в Европе. Л., 1989. С. 228. 103 Там же. С. 53. 104 Там же. 105 Там же. 106 Там же. С. 55. 107 Гиппиус А. А. К вопросу о новгородском Лазаревском скриптории. С. 41—44. С. 181 Stolyarova verstka.indd 204 1/14/10 5:49:02 PM
Глава 7 | Центры изготовления книг в Древней Руси 205 К сожалению, проверить наше предположение сведениями о Миляте Лукиниче нельзя, т. к. источники XI—XIII вв. о нем никакой информа- ции не содержат. Правда, И. И. Срезневский считал, что известия НПЛ о строительстве в 6693—6700 (т. е. в 1185—1192 гг.) Петропавловской церкви на Синилище «Лукиничами» может относиться к Миляте Лукиничу, за- казчику Евангелия, и его братьям108 . В. Л. Янин отверг это предположение, считая, что «Лукиничи» в данном слу чае не отчество, а «обозначение жи- телей Лукиной улицы Людина конца, ближайшей к Синилищу (тепереш- ней Синичьей горе), где и ныне существует Петропавловска я церковь» 109 . Под 6670 (1162) г. в Ипатьевской летописи фигурируют некие Степен и Якун Милятичи, что также уже отмечалось Яниным110 . Если Миля- та Лукинич действительно был заказчиком рукписи, переписанной ок. 1092—1115 гг., то Милятичи Ипатьевской летописи вполне могли быть его детьми. В Cинодальном списке НПЛ в статье 6724 (1216) г. фигурирует боярин Гаврил Милятинич (Гаврилець Милятичь) — перебежчик к вла- димирскому в. кн. Ярославу-Федору Всеволодовичу, нарушивший вместе с тремя другими новгородцами крестоцеловальную клятву кн. Мстисла- ву Мстиславичу Удалому111 . Нет никаких данных о родственных связях этого «преступника кресту» и Миляты Лукинича записи. Очевидно, что Гаврил Милятич не мог быть сыном заказчика «Евангелия Домки» рубе- жа XI—XII вв. Однако он вполне мог быть потомком заказчика рукописи конца XII — начала XIII в. — так называемого Милятина евангелия. В та- ком случае пришлось бы признать, что наша концепция о перенесении сведений рубежа XI—XII вв. о заказчике Евангелия из несохранившегося кодекса в позднейший его список неверна. Впрочем, совпадение имен не может безусловно ни подтвердить, ни опровергнуть наши предположе- ния о происхождении Милятина евангелия и его вероятного протогра- фа — «Евангелия Домки», как и не может быть безусловным доказатель- ством родства Миляты Лукинича и Гаврилы Милятинича. Итак, мы попытались показать, что рукопись, полу чивша я в археогра- фической практике название «Милятино евангелие», могла быть перепи- сана в конце XII — начале XIII в. с несохранившегося протографа вместе 108 Срезневский И. И. Древние памятники русского письма и языка. СПб., 1882. Стб. 91. 109 Янин В. Л. Новгородский скрипторий. С.59. 110 ПСРЛ. М., 1962. Т.2. Стб. 517—518; Янин В. Л. Новгородский скрипторий. С.59. 111 НПЛ. С. 55, 255. Stolyarova verstka.indd 205 1/14/10 5:49:02 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 206 с его выходной записью. Известие попа Домки о том что Евангелие изго- товлено им «в голодное лето» следует отнести к 1092—1115 г од а м , ког д а создавался протограф теперешнего «Милятина» евангелия. Вполне ве- роятно, что миниатюра, вшита я в так называемое Милятино евангелие конца XII — начала XIII в., прежде принадлежала его несохранившему- ся протографу — Евангелию попа «святого Лазоря» Домки. Архаичную орфографию Милятина евангелия, вероятно, можно также объяснить воздействием оригинала рубежа XI—XII вв. Помимо несохранившегося Евангелия 1092—1115 годов, послужившего оригиналом рукописи конца Таблица 5 Формат лазаревских кодексов XI—XII вв. Наименование кодекса и шифр Основание книжного блока (мм) Высота книжного блока (мм) 1. Минея служебна я, сентябрь (Тип. 84) 169 213 2. Минея служебна я, октябрь (Тип. 89) 169 200 3. Минея служебна я, ноябрь (Тип. 91) 170 210 4. Минея служебна я, январь (Тип. 99) 166 206 5. Минея служебна я, февраль (Тип. 103) 165 208 6. Минея служебна я, а прель (Тип. 110) 167 207 7. Минея служебная, июль (Тип. 121) 156 221 8. Минея служебна я, а вгуст (Тип. 125) 172 192 9. Триодь цветна я (Тип. 138) 173 248 10. Сти хирарь (Тип. 147) 201 260 11. [«Домкино ева нгелие»] [более 235] [более 300] Stolyarova verstka.indd 206 1/14/10 5:49:02 PM
Глава 7 | Центры изготовления книг в Древней Руси 207 XII — начала XIII в., попом Домкой были переписаны еще по крайней мере три рукописи — Минеи служебные на сентябрь (1095—1096 гг.) и октябрь (1096 г.), а также несохранившийся Апостол. Местом переписки этих че- тырех рукописей был, вероятно, новгородский монастырь св. Лазаря. Как известно, важным кодикологическим признаком происхождения рукописей из одной книгописной мастерской является их формат. Ком- плекс «книг Лазоревых» составили кодексы, формат которых мало отли- чается друг от друга. Особенно схожи по размеру месячные Минеи (вы- сота: 192—221 мм, основание: 156—172 мм), несколько большим является формат Триоди (248 × 173 мм) и Стихираря (260 × 201 мм). Наиболее крупным по формату было, вероятно, «Домкино евангелие». Тепереш- ний размер листа с миниатюрой, выделенного, как мы предположили, из этого кодекса и вклеенного в так называемое Милятино евангелие, со- ставляет 300 × 235 мм. Поскольку этот лист был явно сильно обрезан и подогнан под формат несущего его кодекса (см. выше), следует думать, что первоначальный формат утраченного Евангелия был значительно бóльшим. Таким образом, различия в форматах кодексов лазаревского комплекса связаны с особенностями их содержания (месячные Минеи самые мелкие, Евангелие — самое крупное, в традиционном для руко- писй этой разновидности формате — 1 0 ). Формат Апостола, переписан- ного Домкой, неизвестен (см. табл. 5). Думается, что дальнейшее иссле- дование кодикологических признаков комплекса «книг Лазоревых», основанное на систематическом изу чении элементов внешней и внут- ренней формы каждой из сохранившихся лазаревских рукописей, может быть весьма плодотворным. Этот уникальный комплекс книг, происхо- дящих из одного скриптория, может дать исследователю ценнейший ма- териал по истории книгопроизводства в Новгороде на рубеже XI—XII вв. 2. Скрипторий ростовского епископа Кирилла I История отечественной книжности в домонгольский период остает- ся одной из наиболее актуальных проблем палеографии и кодикологии. Изу чение деятельности отдельных книгописных центров этого периода Stolyarova verstka.indd 207 1/14/10 5:49:03 PM
Л.В. Столярова, С.М. Каштанов | Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) 208 затруднено скудостью, а подчас и полным отсу тствием традиционных письменных источников (летописи, акты и др.). Особую роль здесь играют методы кодикологического анализа, примененные к сохранившимся руко- писям XI—XIII вв., а также самое широкое обращение к надписям на них. Лаврентьевска я летопись под 6737 (1229) г. сообщает о состоявшем- ся 7 сентября в Суздале суде над ростовским епископом Кириллом I (1216 —1229 гг.), вследствие которого этот святитель оставил кафедру, при- нял схиму под именем Кирияк и удалился в Дмитриевский Суздальский монастырь «в свою келью, хотя лечити свою немочь» 112 . В этой обители он вскоре (17 апреля 1230 г.) скончался и был похоронен113 . Решением суда ростовский владыка лишился всего имущества, в том числе и книг114 . Из 133 кодексов XIII в. (без учета рукописей, датированных в Свод- ном каталоге рубежом XIII—XIV вв.) 115 сохранились только два, безу- словно происходящие из Ростова времени епископства Кирилла I. Это список Жития Нифонта (РГБ. Ф. 304. No 35) и Толковый Апостол 1220 г. (ГИМ. Син. No 7)116 , имеющие записи писцов с указанием имени ростовс- кого кн. Василька Константиновича (1209—1238 гг.) и еп. Кирилла. Обратив внимание на необычно большой формат обеих рукописей и специфические признаки их языка, А. И. Соболевский в 1898 г. у ка- зал еще три кодекса XIII в. схожего формата, которые и «по лингвисти- ч