Правда о сионистском терроре
Им нужны антисоветчики
Диверсанты у них в цене
Охота на молодые души
За долларовую похлебку
Духовное растление юных
Их пароль — антикоммунизм
«Но вот спадает темная завеса...»
У позорного столба
«Сионистам нас не обмануть»
Содержание
Text
                    Цезарь
Солодарь
МОСКВА
«Молодая гвардия»
1987
ТЁМНАЯ
ЗАВЕСА
Издание третье, дополненное


Художник В. ТОГОБИЦКИЙ Издательство «Молодая гвардия», Издательство «молодая гвардия», с дополнениями.
ПРАВДА О СИОНИСТСКОМ ТЕРРОРЕ • Обыкновенный фашизм Июль сорок первого. Опаленная огнем войны Смо- ленщина. Близ узкой проселочной дороги белеют большие прямоугольные палатки. На парусине отчетливо видны огромные красные кресты — здесь медсанбат. Непода- леку наши пехотинцы при поддержке гаубичной артил- лерии ведут тяжкий оборонительный бой с фашистски- ми захватчиками. В медсанбат непрерывно доставляют раненых. Обессилевшим санитаркам помогают школьники из ближних деревень. Ребятишки сумели расправить над верхушками четырех высокоствольных берез бе- лое полотнище с красным крестом. Они дежурят с но- силками у тропинки, ведущей прямо в перевязоч- ную. Подносят к запекшимся губам раненых фляги с водой. Вдруг слышится надсадный рев фашистского «хейн- келя». Он пикирует прямо на палатки медсанбата. Взрывы. Треск пулеметных очередей. И прежде чем 3
наш «ястребок» заставляет «хейнкеля» набрать высо- ту, фашистский летчик простреливает руку одному из деревенских ребятишек. Я видел загорелый локоток, По-взрослому насупленную бровь. На белый бинт, на синий лепесток Стекала струйкою ребячья кровь. Над нами истребитель взмыл винтом, Донесся дальний гаубичный гул. Я этим окровавленным бинтом Моей Отчизне снова присягнул. Стихотворение, опубликованное фронтовой газетой, я озаглавил «Присяга». И так назвал мою первую кни- гу военной поры. После этого не раз я видел — на белорусской земле и в Польше,— как фашистские летчики и минометчики преднамеренно обрушивали огонь на госпитали, мед- санбаты, перевязочные пункты. Октябрь восемьдесят второго. Объятый пожарищами необъявленной, но несказанно жестокой войны Ливан. Израильская военщина прицельно бомбардирует и обстреливает здания гражданских госпиталей «Акка», «Газа», «Барбир», несмотря на то, что на них вывеше- ны флаги и эмблемы Международного Красного Креста. Прицельная стрельба ведется и по психиатрической больнице — гибнут 27 больных. Это происходит в часы, когда часть помещения больницы приспособлена вра- чами Красного Креста под хирургическое отделение, где оперируют тяжело раненных детей. Ребятишки от четырех до десяти лет, они подобрали на улицах игруш- ки с вмонтированными в них минами-ловушками. В ру- чонках других оказались сброшенные с израильских са- молетов куклы с бомбами-ловушками. Хирургам при- ходится прибегать к ампутации — если детишки и выживут, они на всю жизнь останутся калеками без рук. А некоторые и без ног. Иностранные врачи, посланные в Ливан Красным 4
Крестом и Красным Полумесяцем, подняв белые фла- ги, направляются к творящим геноцид израильским офицерам, в том числе к командиру большой войсковой части полковнику Мозеру. Ответ один: местоположение госпиталей и больниц оккупантам известно по картам, но... гарантировать безопасность лечебных учреждений, где оказывают медицинскую помощь «террористам», не- возможно. А «террористы» — дряхлые старики, беременные женщины, маленькие дети — гибнут в Западном Бейру- те при попытке добраться до госпиталя. Многие из тех, кому удалось добежать до врачей, ранены фосфорными бомбами и снарядами, применение которых рьяно отрицают израильские вояки и их американские покрови- тели. Пятнадцатилетняя девочка Амаль Шаабан вместе с другими учениками находилась в школьном бомбоубе- жище, когда туда проникло смертоносное белое облако фосфорной бомбы. «Все дети были сожжены,— расска- зала Амаль.— Я почувствовала огонь у себя на спине. Сорвала с себя платье и выбежала из убежища». В госпиталь «Лахут» доставляют мужчину лет соро- ка, тоже раненного фосфорной бомбой. Даже при- выкшие к виду самых тяжелых ран врачи не могут смотреть на него без содрогания. Тело человека покры- то мелкими ожогами от фосфора. Ожоги проходят че- рез его кожу и подкожные ткани вплоть до обугливших- ся мышц на руках и груди. Левая нога беспомощно свисает с операционного стола. Ступня выжжена. Когда раненому зажимают нос, изо рта бегут клубы дыма. Человек продолжает гореть изнутри в течение шести часов. Преднамеренно разрушили израильские каратели и госпиталь в районе Айн-аль-Хильва, что по-арабски (какая трагическая ирония!) означает «Источник кра- соты». Но в те часы он превратился в источник не- исчислимых бед ни в чем не повинного гражданского 5
населения. Раненых приходилось оперировать в бомбо- убежище. Водопровод разрушен, и для утоления жаж- ды оперирующие хирурги вынуждены были вскрывать ампулы болеутоляющей жидкости. Короче, в Ливане, повторяя опубликованное в израильской газете «Гаа- рец» письмо израильского солдата, военщина этой стра- ны претворила в жизнь слова, сказанные в Библии: «И горы превратились в ущелья». Ущелья развалин, пепелищ, выкорчеванных садов, ущелья, обагренные кровью людей, исстари живших и трудившихся на этой цветущей земле. Но ливанские и палестинские патриоты несломимы. Они могут сказать своим преследователям и карателям пламенными словами выдающегося палестинского поэ- та Моина Бсису: Пускай наши руки железо грызет, пусть плети гуляют по телу... Мы преданы жизни, победа — грядет, а смерти мы скажем, коль раньше придет, что служим бессмертному делу! Эти строки вошли в стихотворение, стихийно став- шее гимном палестинцев и ливанцев, томящихся в израильских концлагерях и тюрьмах. «Нам следовало давать названия вещам»,— утверж- дает выдающийся кубинский писатель Алехо Кар- пентьер. Дадим, следовательно, исчерпывающее название и всему, что учинили израильские интервенты и их американские союзники в Ливане, причем не только в ме- сяцы захватнического продвижения по ливанской земле, но и во время так называемого «поэтапного отхода». Название может быть только одно: обыкновенный фа- шизм. Да, к фашизму — вот к какому страшному для че- ловечества явлению — все приметней скатывается израильская военщина, снаряженная и посланная сио- 6
нистскими правителями Израиля на захват арабских земель, на кровавые расправы с арабскими наро- дами. «Затяжная оккупация и война в Ливане привели к сдвигу во внутренней политике Израиля дальше впра- во,— отмечает Генеральный секретарь ЦК Компартии Израиля товарищ Меир Вильнер. — Подняли голову экстремистски настроенные фашистские и расистские силы». Фашистские и расистские силы! На них опирается правящая сионистская верхушка Израиля, последова- тельно расширяя круг гитлеровских методов подавле- ния и истребления палестинского и ливанского арабских народов. Особенно явственно проявилась эта зловещая после- довательность в последние годы. То были годы двух, по существу, непрерывных тотальных нападений на истерзанный Ливан разбойничьих полчищ израильской сионистской военщины. Именно сионистской, ибо в са- мом Израиле, как читатель сможет убедиться, есть лю- ди, глубоко возмущенные агрессивными, оккупацион- ными, жестокими деяниями вооруженных сил на за- хваченной ливанской земле. Вот почему обязан я в самом начале нового издания книги показать, как фашизируются вооруженные силы Израиля, как по-нацистски изощренно расправляются они с людьми «неполноценной» арабской расы на аннексированных палестинских и ливанских землях, как монополии и реакционные круги США всячески поддерживают расистские акции сионистских карате- лей. «Яд расизма,— точно отметил Генеральный секретарь Компартии США Гэс Холл,— изуродовал политическую, экономическую и социальную структуру Соединенных Штатов». Это полностью относится и к их стратеги- ческому союзнику, их ближневосточному жандар- му — Израилю, чьи каратели по-гитлеровски расправ- 7
ляются с арабским населением на захваченных землях Палестины и Ливана. По-гитлеровски? Да, по-гитлеровски! Такое определение закономерно вытекает из доку- ментов Международной комиссии по расследованию израильских преступлений против ливанского и пале- стинского народов, в которую входят общественные деятели, юристы и медики самых различных полити- ческих убеждений из Бельгии, Болгарии, Великобрита- нии, Венгрии, ГДР, Голландии, Греции, Израиля, Индии, Канады, Кубы, Ливана, Норвегии, Организации Освобож- дения Палестины, Португалии, Сенегала, СССР, США, Финляндии, Франции, ФРГ, Швеции, Шри Ланки. Свое последнее воззвание Международная комис- сия приняла в Бонне 31 марта 1985 года — накануне сорокалетия окончания второй мировой войны, в кото- рой погибли миллионы людей, в том числе евреев, и которая закончилась Нюрнбергским процессом. Напо- минание о Нюрнбергском процессе сделано неспроста, адрес такого напоминания предельно точный: «40 лет спустя мы являемся свидетелями того, что некоторые бывшие узники лагерей смерти превратились в военных преступников, попирающих права человека и резолю- ции международных организаций». Эти «некоторые» живут в Израиле, их поддерживает международный сионизм. Они совершают военные преступления, попирают человеческие права арабов и систематически игнорируют резолюции ООН. Короче, орудуют по-гитлеровски. В «Выводах третьего (боннского.— Ц. С.) заседания Международной комиссии по расследованию израиль- ских преступлений против ливанского и палестинского народов» (в документах она сокращенно именуется Международной следственной комиссией.— Ц. С.) го- ворится: «Израиль осуществляет на деле политику военной оккупации, запугиваний и репрессий... Международная 8
следственная комиссия особенно обеспокоена следую- щей преступной практикой, которая аналогична дей- ствиям фашистской армии: — оцепление деревень; — продовольственная блокада этих деревень; — облавы, прочесывание целых районов и обыски в домах, в ходе которых оккупанты не щадят ни школ, ни святынь, ни больниц; — массовые аресты, затрагивающие также детей, стариков и беременных женщин; — взрывы и разрушения бульдозерами домов ни в чем не повинного мирного населения; — обстрел оккупантами гражданских лиц, а также иностранных граждан, журналистов и военнослужащих из контингента ООН; — пытки и расстрел гражданских лиц по пригово- рам военно-полевых судов; — расстрел раненых бойцов Сопротивления по при- говорам военно-полевых судов». • «Нисхождение в ад» Так назвал известный французский писатель-публи- цист Владимир Познер, участник отряда антифашист- ского Сопротивления, свою документальную книгу о зверском истреблении «неарийцев» в концлагере Ауш- виц (Освенцим). Основу книги составили записанные автором рас- сказы спасенных советскими воинами в январе сорок пятого узников лагеря, а также свидетельства бесчело- вечно орудовавших в лагере эсэсовцев, в том числе врачей. Высоко оценивая правдивую книгу, советский писатель Даниил Гранин, вспоминая творение велико- го итальянского поэта Данте Алигьери «Ад» — первую часть бессмертной «Божественной комедии», отмечает: «Единственный, кто сопровождает Познера в этих страшных воспоминаниях,— Данте идущий сквозь ад. 9
Они как бы вместе нисходят круг за кругом в глубины ада, и фантазия великого Данте отступает перед кол- лективным творением фашизма». Привожу выдержки из опубликованного Познером дневника одного из освенцимских врачей-эсэсовцев Кремера: «Сегодня в полдень присутствовал на «специальной акции» в женском лагере — газировали так называемых «мусульманок» *. Сплошной кошмар! Гауптшарфюрер Тило (военный врач) был совершенно прав, когда ска- зал мне сегодня, что это «светопреставление». Около восьми часов вечера снова участвовал в «специальной акции» на заключенных из Голландии. Так как в этих случаях дают (конечно, палачам.— Ц. С.) дополнитель- ный паек — двести граммов спирта, по 100 граммов колбасы, хлеба и 5 сигарет,— то здесь постоянная тол- котня и давка: много желающих участвовать в этих операциях. Я дежурю и сегодня, и завтра, в воскре- сенье... Участвовал в шестой и седьмой акциях... Ночью присутствовал на «специальной акции»: 1600 человек из Голландии. Ужасные сцены у входа в специальный бункер. Это уже десятая акция... Сегодня, в воскресенье утром, в холод и дождь, присутствовал на одиннадцатой «специальной акции». Жуткие сцены...» «Специальные акции», за участие в которых врач- эсэсовец получал добавочный спирт, колбасу и сигаре- ты, происходили в крематориях Освенцима. Четырех крематориев оказалось недостаточно: в Освенцим при- ходили все новые и новые эшелоны обреченных на ис- требление «неарийцев». О том, как вышли из положения гитлеровские палачи, рассказывает в книге Позне- ра бывший заключенный № А8450 Миклош Нисли, включавшийся иногда комендатурой лагеря в ко- * Циничный лагерный термин, обозначавший критическое со- стояние человеческого организма: от заключенного оставался в буквальном смысле слова только обтянутый кожей скелет. 10
манду по уборке жалкого имущества сожженных в пе- чах узников: «Третий рейх» захватил деревню Биркенау рядом с Аушвицем, чтобы создать здесь концентрационный ла- герь. Все дома, кроме этого, были разрушены, а жите- лей выселили. Сейчас тут раздевалка для тех, кто осужден на сожжение на костре; здесь они оставляют свое жалкое тряпье, очки, обувь. Сюда направляют тех, для кого не хватило места в четырех крематориях. Здесь их ждет самая страшная смерть. Здесь нет кра- нов с водой, чтобы утолить жажду после длительного путешествия. Нет лживых объявлений, дабы рассеять дурные предчувствия, нет газовых камер, которые узни- ки считают дезинфекционными. Один лишь деревенский дом... За домом — огромные столбы дыма, вздымающие- ся высоко в небо и распространяющие чад горелого мяса и жженных волос. Во дворе — пятитысячная тол- па перепуганных, охваченных ужасом людей. Их окру- жает густая цепь эсэсовцев-охранников с собаками на поводках. Вводят в раздевалку по 300 — 400 человек сразу. Здесь, подгоняемые ударами дубинок, они сни- мают одежду и выходят через дверь на противополож- ной стороне дома, освобождая место следующим. Пере- ступив порог, они не успевают даже оглянуться и осо- знать ужас своего положения, как тотчас же люди (люди ли?! — Ц. С.) из зондеркоманды хватают их и та- щат вперед, меж двух рядов эсэсовцев, вдоль извили- стой тропинки длиной метров в полтораста, окаймлен- ной лесной порослью, к самому костру, скрытому до тех пор за деревьями. Костер — это ров длиной в 50 метров, шириной 6 и глубиной 3 метра, заполненный сот- нями горящих трупов. У кромки рва и по сторонам его, выходящим на дорогу, через каждые пять метров вы- строены солдаты, которые поджидают своих жертв. В руках у каждого мелкокалиберный пистолет (6 мм). В лагере его употребляют для выстрела в затылок осужденного. В конце аллеи — двое из зондеркоманды. 11
Они хватают обреченных за руки и 5 — 20 метров та- щат к стрелкам. Крики ужаса заглушают звуки выстре- лов. Тотчас же несчастных бросают в пламя костра. В полусотне метров отсюда — такой же костер... У ко- стров командует обершарфюрер Молль...» А вот еще показания врачей: «Я чувствую себя как персонаж из Данте. Я видел ад и вернулся. Другим так не повезло,— утверждает Кристофер Жанну.— Я был свидетелем страданий и смерти в таких крупных масштабах, что в моей памяти возникают сюрреалистические * образы... Я был очевид- цем того, как погибло 300 человек... Я видел 40 — 50 трупов, включая женщину. Она оставила сиротой ново- рожденного ребенка... Во время допросов я слышал удары, которые доносились из соседней комнаты, и ви- дел состояние, в котором находился узник: его лицо распухло, под глазами были синяки и изо рта текла кровь. На дворе солдаты жестоко избивали арестован- ных...» «Заключенных истязали,— по свидетельству врачей Стейнера Берге и Ойвинда Меллера,— палками и нож- ками от стола. Использовались также гибкие прутья. Эти прутья были длиной около метра и приблизительно два сантиметра толщиной. Для избиения использова- лись также длинные пластиковые трубки и толстые ве- ревки с большими узлами на конце. К концу веревки был привязан кусок металла. В дубинке — ножке от стола — торчал гвоздь. Солдаты использовали пластмас- совые веревки, связанные вместе как кнут. Узники под- вергались постоянному избиению кулаками и приклада- ми, их пинали сапогами. Часто раздавались выстрелы в воздух прямо над головами заключенных. Избиение не прекращалось в течение всего дня. Заключенных за- частую били в живот, в грудь, по плечам и в пах, в * Имеются в виду чудовищные, противоестественные галлю- цинации. 12
зависимости от того, в каком положении они сидели. Пластиковые веревки, которые использовались для связывания рук заключенных, были плоскими и с остры- ми краями, вызывавшими боль...» «В тюрьме находились сотни заключенных, сидевших на дворе под солнцем,— показывает женщина-врач Пирко Парвиайнен.— Их руки были связаны за спиной, на глаза были надеты повязки. В течение первых двух- трех дней арестованные не получали ни воды, ни хле- ба, испытывая страдания. Если они просили воды или пищи, их зверски избивали. Ночь они проводили в пере- полненном дворе, связанные по рукам и ногам. Двор был окружен танками, фары которых освещали всю площадку. Солдаты подвергали заключенных психоло- гическим пыткам, угрожая направить на них танки. Каждый заключенный имел или большой крест, или номер, нанесенный на его рубашке... Это было ужасное зрелище. Все дома разрушены, улицы были полны во- ронок от бомб, чувствовался запах сгоревших тру- пов. Здесь были убиты сотни, возможно, тысячи лю- дей...» Три последние выдержки из свидетельских показа- ний врачей рассказывают о зверствах не в Освенциме, а в других лагерях. Не в нацистских, а в неонацистских. Не в гитлеров- ских, а в бегиновских. Не в годы второй мировой вой- ны, а сорок лет спустя. Я дословно цитирую материалы медицинского под- комитета Международной следственной комиссии, за- седавшей в Афинах в ноябре 1982 года. Эти цитаты, как видит читатель, относятся, следовательно, к само- му началу оккупации израильскими головорезами ли- ванской земли. Приведи я цитаты из материалов бон- нского заседания Международной следственной комис- сии в марте 1985 года, читатель с еще большим правом мог бы счесть их выдержками из книг Познера об Освенциме. Как и эту книгу, многие документы Между- 13
народной следственной комиссии тоже можно с полным правом назвать «Нисхождением в ад». Ансар. Это название самого страшного из израиль- ских концлагерей известно всему миру. В Ансар окку- панты привозили главным образом молодых узников — палестинцев и ливанцев. Там с дьявольской изощрен- ностью был разработан механизм превращения юношей в апатичных рабов, подавления в них воли к сопротивле- нию. Им внушали, что из ансарского ада они могут выйти только изуродованными калеками, неспособны- ми к труду и борьбе. Об Ансаре столько писала мировая пресса, о нем гневно говорилось на стольких митингах и демонстра- циях протеста (и в Израиле тоже), что сионисты, при- выкшие цинично игнорировать требования прогрессив- ной общественности, вынуждены были объявить: лагерь в Ансаре ликвидирован, узники выпущены на свободу. Сионистская пропаганда несколько дней кряду труби- ла и вопила о гуманности израильских карателей. А затем выяснилось: более тысячи двухсот ансарских узников (преимущественно молодежь, представляющаяся сио- низму в «перспективе» наиболее опасной) вывезены из Ансара в застенки на территории Израиля. Из одного круга ада молодые арабы попали в другой — еще бо- лее кошмарный. Среди них остались и несовершенно- летние — ведь в Ансар с завязанными глазами достав- ляли и десятилетних «террористов». Сионистская пропаганда продолжает, однако, умал- чивать о судьбе узниц Ансарии. Это не опечатка — не- подалеку от Ансара интервенты оборудовали по всем нацистским канонам его женский филиал. Об этом проболтался израильский военный журнал «Бамахане». В Ансарию «для фильтрации» безжалостно бросали арабских девушек, подозреваемых в «терроризме». По садистским пыткам и мучениям, по зверскому режиму, по произвольным приговорам без следствия и суда Ансария ничуть не отличалась от Ансара. Узниц там 14
тоже допрашивали преимущественно по ночам. Избие- ния и угрозы чередовались с уговорами пойти на пре- дательство. Взамен гарантировалась «красивая жизнь» в одной из южноамериканских стран. Честные люди планеты никогда не простят сионизму ада Ансара и Ансарии, как не простят Сабры и Шати- лы, руин Бейрута и Сайды, выжженных садов и план- таций Южного Ливана, не простят замученных стари- ков и женщин, покалеченных детей. Не забудем, не простим! И запомним: сионизм стимулировал зверства своей военщины еще и для того, чтобы «закалить» израиль- скую молодежь, внушить ей, что «при защите националь- ных интересов нельзя расслабляться и опускать ру- ки», что в операциях «железного кулака» не может быть запрещенных средств. Это вдалбливалось даже в сознание школьников. Причем до того демагогически ловко, что целые классы школьников узнавали о поте- рях израильских войск в Ливане, только увидя прибыв- шие оттуда гробы. Что ж, и неонацисты в ФРГ и других западных странах тоже стараются внушить — и порой не без успеха — молодежи и детворе, что гитлеровцы никаких зверств не творили, что все это выдумки комму- нистов. Налицо полная идентичность неонацистской и сио- нистской пропаганды. • Запоздалое прозрение израильского полковника Сообщения о карательных акциях израильской воен- щины в Южном Ливане и на захваченных палестинских землях очень часто озаглавлены так: «Нападение на университет», «Разгром студенческой демонстрации», «Облава на юных патриотов», «За лагерную ограду брошены молодые», «Сфабриковано ложное обвинение против молодежной организации». 15
Юношей и девушек пытаются сломить морально, искоренить в них малейшие признаки национальной культуры и быта, подавить чувство свободолюбия, ли- шить человеческого достоинства. Знакомый гитлеров- ский прием. Вот как точно и беспощадно пишет о нем известный советский писатель Даниил Гранин: «Прежде чем втолкнуть людей в газовую камеру или выстрелить им в затылок, убивали в них дух к сопротивлению, превращали их в униженных, покорных тварей. Механизм этот был разработан, а может, посте- пенно развивался во всех деталях, начиная с того, как не давали мыться, как люди погружались в грязь, в безразличие, как они подбирали с земли картофельную шелуху, объедки... Вся, вся лагерная жизнь состояла из этих подробностей унижения, несправедливостей, в которых и нужды-то особой не было, логики не было, потому что заключенных можно было уничтожить и без того. Но фашизм — это человеконенавистническая идеология, им надо было ежедневно утверждать пре- зрение и ненависть к людям». Почему все это усердно копируют сионистские при- теснители арабов, зачем им требуется непрестанно вы- травливать чувство человеческого достоинства из моло- дого ливанца, молодой палестинки? Расчет настолько же прост, насколько циничен. Юноша, которого заставляли, стоя под солнцем на ко- ленях, славить Менахема Бегина, девушка, которую заставляли давать показания военному следователю нагишом, выйдут из лагеря духовно сломленными, нравственно опустившимися, неспособными к борьбе с тиранией — вот на что рассчитывают составители «пра- вил» содержания заключенных в лагерях для палестин- ских и ливанских «террористов». Начальники израиль- ских карателей так рассуждают, памятуя, во-первых, нацистский опыт и, во-вторых, то, что терроризм стал признаком государственной жизни заокеанских хозяев израильского сионизма. 16
Какими документами можно лишний раз подтвер- дить драконовскую жестокость, характеризующую упомянутые «правила»? Хотел было процитировать свидетельства известного израильского адвоката Фелиции Лангер, вот уже мно- го лет защищающую подсудимых арабов в израильских судах (если, конечно, дело доходит до суда, а не ре- шается пистолетным выстрелом или ударом дубинки лагерного охранника). Но сионистская пропаганда, как обычно, начнет вопить: «Выдумки! Подтасовка фактов! Разве можно верить противнику сионизма!» И решил я воспользоваться дневником ветерана войн с арабами, полковника резерва израильской армии, активного участника первого нападения израильских войск на Ливан в 1978 году. На сей раз Дов Иермня добровольно пришел на ливанскую землю в составе специального отряда «по работе с гражданским населе- нием ливанского юга». Какое благолепное название! Профессиональный военный, многолетний израиль- тянин, Дов Иермия с самого начала уверен, что израиль- ская армия вошла в Ливан, чтобы «бороться с терро- ристами». Какими? Ясное дело — палестинскими. Тер- рористами он называет всех палестинских арабов, чем удостоверяет свое явно предвзятое отношение к пробле- ме проблем Ближнего Востока. Однако от этого его свидетельство (опубликованный во Франции днев- ник.— Ц. С.) не стало менее убедительным и достовер- ным». Итак, короткие отрывки из дневника полковника изра- ильской армии Дова Иермии, рассказывающие в основ- ном о первых днях войны против Ливана, следовательно, до кошмара Сабры и Шатилы, до пика варварской практики «выжженных земель» в дни «поэтапного от- хода» израильских интервентов из Ливана. Говорится лишь о том, что полковник лично наблюдал в Айн-аль- Хильве, Сайде, Тире: «В восемь часов бомбардировка Айн-аль-Хильве 17
прекратилась. Самоходки прочесывают улицы, а мощ- ные громкоговорители приказывают населению собрать- ся на въезде в город у монастыря... Запасы воды и продовольствия недостаточны для удовлетворения потребностей арестованных, часть которых лишилась всего... Самое страшное — это несчастное положение гражданского населения. Слышатся рыдания, вызван- ные гибелью близких... На заседании штаба я потребо- вал, чтобы населению раздавали воду и продукты. Командир резко ответил: «У арабов есть обычай за- пасать продукты, и нечего о них так уж беспокоиться». Я сказал, что их дома разрушены. Если там и были запасы, то отыскать их невозможно, тем более, что мы второй день подряд фактически держим население в заключении. На это мне заметили: «Ты весь день про- водишь на улицах, хотя мы тебе это запретили. Ты подвергаешь себя опасности. Лучше пусть умрет тыся- ча арабов, чем мы потеряем одного из нас». На следующий день полковник Иермия записывает: «Трупный запах пронизывает весь город. По словам мэра города, только в убежище одной из школ в центре — не меньше двухсот трупов. Сотни трупов раз- бросаны по городу». Полковник начинает понимать: «У меня ощущение, что на этот раз многие солдаты поймут, сколь велики преступления и ошибки, совер- шенные Израилем, когда он начал эту войну. Мне ка- жется, многие страдают при виде того, что мы превра- тились в дикую орду, для которой огонь, разрушение и смерть стали как бы второй натурой... Воздух пропи- тан трупным смрадом. Армия продолжает сеять смерть и разрушения. Мне стыдно, что я принадлежу к этому отныне наглому, спесивому и жестокому народу, спо- собному возносить песнопения на развалинах». Миновал еще один день беспощадной расправы с мирным населением: «Этим утром бомбардировка Айн-аль-Хильве возоб- 18
новилась. Говорят, что там все еще прячутся «терро- ристы». И вот в небе вновь появляются самолеты, сбрасывают на лагерь бомбы. Бронетранспортеры вновь выведены на городские улицы. Еще десятки тысяч лю- дей согнаны на берег моря. Солдаты проявляют по отношению к ним крайнюю жестокость». После субботы начинаются новые, еще более изо- щренные издевательства над арабами: «Во дворе собраны пять-шесть сотен «приведен- ных» *. Они стоят на солнце, руки связаны за спиной, у некоторых повязки на глазах. Их охраняют десятки солдат с автоматами на изготовку. Некоторые плен- ные ранены, они тоже ждут на солнце. Я замечаю по- жилого мужчину, сидящего, прислонившись к колонне здания. На глазах повязка, руки связаны. Вооружен- ный солдат, не переставая, бьет его по лицу. У плен- ника все лицо в крови, но солдат продолжает его изби- вать. Я спросил у солдата, почему он так жестоко обращается с пленными. «Это один из самых опас- ных, — ответил солдат.— Он все время пытается осво- бодить руки. Пусть все остальные пленные видят, как я его бью, чтобы им было неповадно. Пусть извлекают уроки». Тогда я спросил: «Кто дал тебе приказ так вести себя?» — «Командование части». Чтобы полностью ввести меня в курс дела, он добавил: «Они этого за- служивают». В таком разбойничьем духе воспитан не только этот каратель: «Чуть дальше я вижу двух здоровенных солдат. У них в руках резиновые дубинки толщиной в десяток сантиметров. Они ходят между рядами и без разбора бьют направо и налево. Их удары приходятся по голо- вам, плечам, спинам, рукам. За ними идет третий сол- * «Приведенные» (как и «задержанные») — это интерни- рованные, арестованные. Сионисты и их вояки любят невинные псевдонимы. 19
дат. Он поправляет нарушенный строй. Хватая людей за волосы и водворяя на место, он выстраивает всех снова в ряд. Пленные получают приказ сидеть, согнув- шись вперед, голова — между коленей. Воздух пропи- тан запахом нечистот. Кое-кто, похоже, потерял созна- ние. Другие стонут, потихоньку плачут от боли или страха. Некоторые просят дать им немного воды. Ране- ные умоляют оказать им помощь. Некоторые молят- ся. Наконец, есть такие, что сидят молча, смело гля- дят вам прямо в лицо, и в глазах их сверкает нена- висть». Когда знакомишься с записями Дова Иермии, соз- дается впечатление, что речь идет о спасенных совет- скими воинами узниках еврейских гетто и лагерей смерти в Освенциме, Майданеке, Штутгофе, Равенсбрю- ке, в городах Украины и Белоруссии. «За что?» — спрашивали, моля о помощи, скорбные глаза детей в оккупированных палестинских и ливан- ских городах и поселениях, где израильские каратели истязали и мучили их матерей и отцов, бабушек и де- душек. За что? На этот вопрос мог и должен был бы ответить израильский министр Яаков Меридор. В одном из израильских правительств он был министром культуры и просвещения, а с начала оккупации Ливана кабинет министров назначил его «ответственным за гражданское население». Он навестил в Сайде отряд «по работе с гражданским населением». Вот как описывает полков- ник Иермия беседу с Меридором: «Его вопросы и ответы на вопросы участников со- брания — подлинное издевательство, смесь невежества, цинизма и злобы. Когда его спросили, какой политики следует придерживаться по отношению к палестинским беженцам, он сказал, сделав красноречивый жест дву- мя руками: «Их нужно вытеснить на Восток, в направле- нии Сирии. Дайте им уйти туда, но не пускайте назад». 20
Удивленный стойкостью измученных палестинцев, полковник Дов Иермия записывает в дневнике: «Из всех войн Израиля впервые «террористы» де- монстрируют такое мужество. Возможно, их инфра- структура будет разрушена, руководство уничтожено, но в этой войне родилось новое поколение, начался но- вый период, который останется в палестинских анна- лах как героический момент, на примере которого бу- дут воспитываться грядущие поколения. И коли наши руководители и наши военные стратеги ничего не поня- ли и ничему не научились, следующая кампания будет в десять раз труднее». Дов Иермия, заметим, оказался прозорливей сиони- стских лидеров и генштабистов Израиля: интервенцио- нистская кампания дальнейшего захвата ливанских земель принесла израильской военщине небывало боль- шие потери и открыла глаза многим и многим израиль- тянам на пронацистские деяния их войск. А пока Дов Иермия фиксирует в своем дневнике изощренные издевательства оккупантов над населением Тира: «Этим утром был оцеплен квартал Хилялие. Населе- ние подверглось новому унижению. Солдаты приказа- ли жителям разделиться на три группы: христиан, мусульман и палестинцев. Вчера был блокирован дру- гой квартал. Там метод был усовершенствован. Хри- стиан выстраивали в тени, а мусульман и палестинцев на солнце». Еще более кошмарные факты приведены в дневни- ке полковника Иермии на страницах, рассказываю- щих о «правилах» обращения с заключенными в лагере Ансар. Не буду пересказывать эти страни- цы — не хочу еще раз подвергать читателей нисхожде- нию в ад. Таких пыток, таких издевательств не могла себе представить даже фантазия Данте. 21
• Сила справедливой ненависти Чего только не придумывают сионистские пропаган- дисты, чтобы обосновать захват ливанских земель и чуть ли не священную обязанность Израиля после «поэтапного отхода» создать на границе с Ливаном мощные «оборонительные» укрепления и войска быстро- го развертывания по американскому подобию. Особен- но назойливо муссируется такая лицемерная версия: Изриаль, дескать, обязан охранять мир на Ближнем Востоке (началось все, помните, с пресловутого «мира Галилее»!) и защищать... Ливан. От кого? От собствен- ного народа? От дружественной Сирии? Прием, заимствованный из арсенала насквозь лжи- вой пропаганды американского империализма: Грена- ду растерзали ради, мол, защиты этой маленькой стра- ны от собственного народа. С такой же, «высокогуманной целью» долгое время ведется против Никарагуа не- объявленная война и объявленная экономическая бло- када этой молодой республики. Израильские сионисты показали себя достойными учениками американской реакции и вовсю горланят о своем долге защищать ливанский народ. И «защищают» на «крестоносный» манер, топя народ в реках крови, засыпая его землю грудами развалин, застилая его не- бо пороховым дымом. Они копируют (конечно, с уче- том роста военной смертоносной техники!) преступле- ния гитлеровцев в захваченных странах Европы, они копируют преступления американского милитаризма во Вьетнаме. Недовольство и возмущение войной в Ливане охва- тило все слои израильского общества. Даже не очень- то прогрессивный писатель Моше Дор решился в марте 1985 года опубликовать открытое обращение к пра- вительству «национального согласия» Переса — Шами- ра под красноречивым заголовком: «Уходите!» 22
В одной из тель-авивских газет обращение Мо- ше Дора соседствует со статьей под патетическим за- головком «Когда уже это кончится?». Вольно или невольно автор статьи, укрывшийся под инициалами Р. Э., повторяет «доводы» гитлеровской пропаганды, утверждавшей, что партизанское сопротивление интер- вентам выходит за рамки «правил» захватнической войны. Цахал может воевать с вооруженными до зубов частями вражеской армии,— гордо констатирует госпо- дин Р. Э.,— он в состоянии пустить в ход свою авиацию, танковые части и артиллерию (их, добавим, немедлен- но поддержит американский военно-морской флот.— Ц. С). Но Цахал не может воевать с каждым юно- шей 14 лет, который пускает в ход подрывное устрой- ство, или со стариком, который бросает гранаты. Что же делать? — спрашивают люди. Неотвратимость силы ненависти с запозданием на тысячу дней понял «израильский журналист, пожелав- ший остаться неназванным ввиду личного характера», автор письма в газету «Наша страна», озаглавленного «Мой сын — освободитель Ливана». Все-таки он «по- желал остаться неназванным» по более реальной при- чине: не хочет навлечь на себя гнев сионистских лиде- ров. Журналист, чей сын — солдат орудующих в Лива- не израильских войск, пишет: «Ливанцы воюют за свою землю... Кто не должен находиться там, кто с самого начала не должен был находиться там — это мой сын. Сын, из которого сделали «освободителя Ливана», коро- нующего фалангистов и устанавливающего «новый по- рядок»,— и теперь он там, ненавистный, навлекший на себя отвращение, одинокий и запуганный, живая зада- ча которого оберегать себя». Добавим: оберегать себя любыми средствами, самыми бесчеловечными, жесто- кими, гитлеровскими. Как и следовало ожидать, сионистская пропаганда обрушилась на автора «антипатриотичного» письма и 23
сделала строгое внушение газете, допустившей такую промашку. Некоторые общественные деятели Израиля, осуждаю- щие затеянную сионистскими правителями бойню в Ли- ване, демонстративно объявили себя призванными в действующие части резервистами. Они направились в Ливан для того, чтобы собрать на месте преступлений новые доказательства зверств израильских оккупантов. Желание пройти действительную воинскую службу в Ливане выразил и бандитствующий раввин Меир Ка- хане, от которого отмежевались даже самые отъявлен- ные сторонники расправ с палестинцами и ливанцами. Меиру Кахане поездка в Ливан требуется для иных це- лей: он хочет личным примером «вдохновить» солдат ок- купационных частей и убедить израильскую военщину любыми средствами тормозить отход из Ливана. • Девушка из деревушки Анкун Земля горит под ногами оккупантов. Народные мстители делают свое священное дело. Партизаны героически сопротивляются карателям. Как много говорят сердцу советского человека эти слова! И не только старшего поколения, заставившего своей беззаветной храбростью на фронте и самоотвер- женным трудом в тылу убраться с нашей земли немец- ко-фашистских захватчиков. Молодое поколение знает и чтит подвиги десятков и сотен тысяч партизан — кол- хозников и рабочих, мужчин и женщин стариков и де- тей подростков. Во многом повторяют их подвиг и араб- ские патриоты. Это закономерно. Освободительная борьба с интервентами всех времен и мастей неизмен- но рождает мощные партизанские отряды, могучее движение Сопротивления. Израильские каратели назы- вают борющихся с ними мужественных патриотов тер- рористами. Захватывая их в плен, не предоставляют им 24
принятого мировой общественностью и международны- ми правовыми нормами статуса военнопленных. Прав- да, и военнопленных израильские вояки тоже истязают, пытают, расстреливают. Такой, вероятно, была бы и судьба шестнадцати- летней Саны Мхайдали Раммад, останься она в живых после совершенного ею подвига. Начинив легковую малолитражку взрывчаткой, Са- на на полном ходу врезалась в головной бронетранспор- тер моторизованной колонны карателей. По признанию сионистской прессы, взрыв уничтожил вместе с юной героиней 39 израильских солдат и офицеров. Француз- ская же пресса, как и газеты других западных стран, утверждает, что 9 апреля 1985 года близ городка Джез- зин, что южнее Бейрута, девушка из деревушки Анкун заставила командование части отправить в Израиль около 50 гробов. Смерть настигла «прочесывателей» в те минуты, когда они направлялись на очередную кара- тельную операцию по «обезвреживанию» партизан. По существу, они собирались учинить очередную кровавую расправу с мирным населением. Заметив в поравняв- шемся с колонной автомобиле красивую девушку, сна- чала потешили себя похабными выкриками, а затем приказали ей указать им кратчайшую дорогу. В ответ Сана совершила свое правое дело. Почему девушка пошла на верную смерть? Об этом вскоре рассказала с телевизионных экранов сама Са- на — перед тем, как пойти на смерть, смелая патриотка во имя свободы своего народа записала на видеоплен- ку обращение к своим близким, к сверстникам, ко всем ливанцам. Отрывки из этого обращения опубликовала «Комсомольская правда»: «Я иду на смерть во имя спасения моей родины и освобождения ливанского народа от израильской окку- пации. Решаюсь на этот шаг, потому что знаю, какую трагедию переживают мои братья и сестры. Я видела унижение ливанцев, находящихся под пятой оккупан- 25
тов, знаю, что такое террор сионистов, видела, как они убивают детей, стариков, женщин». Достоянием многих миллионов людей стало и пред- смертное письмо Саны родителям: «Как я оказалась в Сопротивлении? С тех пор, как услышала о смелых операциях бойцов национально- патриотических сил, я стала думать, что надо что-то делать и мне. Не могла заснуть ночью, размышляя об этом... Здесь, на юге Ливана, нет жизни. Здесь только оккупация, тирания, пытки и смерть... Дорогие мои мамочка и папа! Простите меня за то горе, что я вам принесла. Прошу вас, не оплакивайте меня, держите свои головы высоко поднятыми. Не думайте, что я умерла. Знайте — я буду жить и дальше». Имя Саны продолжает жить в смелых подвигах мно- гих и многих молодых ливанцев, вдохновленных ее героическим примером. Становятся партизанами сотни арабских юношей и девушек. Вот почему именно на молодежь прежде все- го обрушивают израильские интервенты свои беспо- щадные расправы. Сана Мхайдали Раммад не ошиблась: «Земля бу- дет гореть под ногами захватчиков. Они не уцелеют в буре народного сопротивления...» И в Израиль интервенты отправляют все больше и больше гробов. Проклиная сионистских правителей, безутешно плачут матери, вдовы, сироты. Многие похо- ронные процессии стихийно превращаются в демонстра- ции протеста против рабинов, шамиров и других сио- нистских наемников американского империализма. И по- пытки израильских властей пресечь эти демонстрации тщетны. Есть ли среди не вернувшихся из Ливана израиль- ских солдат и солдаток бывшие граждане социалисти- ческих стран? Видимо, есть, если израильская цензура строжайше запретила газетам указывать в траурных 26
объявлениях, как это принято в Израиле, место рожде- ния покойника. И все же иногда даже на газетные страницы про- сачиваются упоминания о не вернувшихся с войны в Ливане выходцев из Советского Союза. Впрочем, Александра Шнайдермана вряд ли назовешь выехавшим из СССР — родители увезли его в Израиль школьником. Законченного среднего образования Александр так и не получил, но «милуим» (солдатом действующей воинской части) стал. Родителям объясни- ли, что их сын погиб в тот самый день, когда уже был отдан приказ отпустить его домой. Судьба Александра Шнайдермана — далеко не еди- ничный факт. Ефим Сойфер, за четыре года так и не получивший постоянной работы в Израиле, пишет своим родным: «Зловещий признак — американскими доллара- ми Израиль уже начал оплачивать кровь парней, не- давно прибывших в страну». Упоминание о долларах не случайно: сионистские правители Израиля «велико- душно» выплачивают разовое пособие семьям погиб- ших в Ливане солдат в долларах. 27 февраля 1985 года на тысячный, как известили израильские газеты, день ливанской войны они стали подсчитывать печальные для сионистских правителей итоги: количество убитых и раненых израильтян в Ли- ване. В нескольких влиятельных газетах депутат кнес- сета Йоси Сарид решился «в первый раз» объявить, что погибло 622 военнослужащих и тяжело ранено 5369. Депутат скрупулезно подсчитал, сколько раненых по- лучили стопроцентную инвалидность, сколько — восьми- десятипроцентную, сколько — пятидесятипроцентную. Многие израильские газеты (а главное — жители страны) подвергли большому сомнению эти «уточнен- ные» цифры. Оказывается, Сарид «забыл» учесть погибших и раненых карателей, числившихся не в армейских частях, а в разведке, в управлении конц- лагерей, в составе военноуполномоченных по «внут- 27
ренним» делам оккупированных территорий, в воен- ной полиции. Есть свой справедливый счет у ливанских партизан и к американским пособникам оккупантов. Вспомним печальный день в марте 1985 года, когда при непосред- ственном участии агентов ЦРУ в Бейруте был осуще- ствлен взрыв бомбы большой силы. Кровь восьмидеся- ти погибших и почти двухсот раненых мирных жите- лей— таков варварский итог этой бандитской акции, осуществленной Вашингтоном в рамках его преступной политики государственного терроризма. Разбойничий взрыв получил широкую огласку — и под давлением прогрессивной американской обществен- ности комитет по иностранным делам совместно с юри- дическим комитетом сената США вынуждены были про- вести слушания по этому вопросу. Что же показали эти слушания? Заместитель министра обороны США Икле вынужден был признать, что в Бейруте дело не обо- шлось без действующей в Пентагоне «рабочей группы по проблемам терроризма». А какой последовал вывод? К берегам Ливана срочно двинули авианосец «Нимиц» для... защиты американских интервентов. • «Уходя — остаться»? Не выйдет! С огромным опозданием сионистские заправилы Израиля осознали, что затеянная ими в Ливане крова- вая авантюра приведет их страну к трагическому ру- бежу. Об этом им непрестанно напоминали не только массовые протесты прогрессивной общественности всех континентов, не только мировое содружество госу- дарств — ООН, но и все более прозревающие круги собственного населения, в том числе и некоторые про- фессиональные военные. В стране стали чаще вспоминать о том, как погряз в трясине американской агрессии во Вьетнаме страте- 28
гический союзник Израиля. Сказал свое веское слово и катастрофический упадок израильской экономики, спа- сать которую все трудней становится Соединенным Штатам и международному сионизму. И пришлось тель-авивским ястребам провозгласить «поэтапный отход» израильской военщины с оккупируе- мой ею территории Южного Ливана. «Гуманизм! Акт доброй воли! Стремление к миру!»— возопила сионистская пропаганда. Лицемеров не сму- щало хроническое и необоснованное продление сроков и изменение этапов ухода интервентских полчищ с чу- жой территории. «Однако уход агрессора с захваченных им земель — это в любом случае не добродетель, а его безусловная обязанность. К тому же на поверку оказывается, что, будучи вынужденным отвести свои войска из некото- рых районов Ливана, Тель-Авив и не помышляет осво- бождать всю оккупированную израильскими войсками ливанскую территорию». Эти слова из Заявления ТАСС, словно обвинитель- ный акт раскрывающие еще одну злоумышленную затею военных преступников из Тель-Авива и их покро- вителей из Вашингтона, были опубликованы 8 июня 1985 года. Есть нечто символичное в том, что именно в этот день человечеству было прямо и открыто сказано о новом наглом маневре сионистских главарей, столь же античеловечном, как и сама агрессия в Ливане, ведь накануне, 6 июня, минуло три года с того дня, когда в 1982 году началось вторжение израильских войск в четвертую арабскую страну (за 15 лет до того Израиль совершил нападение на Сирию, Египет, Иорданию). Заявление ТАСС вскрывает всю фальшь громоглас- ных криков тель-авивских «гуманистов»: «Израиль ведет дело к фактическому сохранению своего контроля над значительной частью территории Ливана под предлогом создания на ливанском юге «зо- ны безопасности», где будут находиться на его содер- 29
жании вооруженные формирования ливанских предате- лей, а также постоянные израильские «посты наблюде- ния». Более того, Тель-Авив нагло заявил, что он остав- ляет за собой «право» совершать вооруженные каратель- ные рейды в глубь Ливана». В израильской сионистской прессе опубликованы немногословные, но достаточно выразительные призна- ния израильского генерала Ори Ора, командующего войсками Северного округа, участвующими в оккупа- ции ливанской земли. Имея в виду активизацию патрио- тических ливанских сил, корреспондент спросил его: «Как генерал, как генштабист, вы не обеспокоены тем, что многие солдаты действительной службы видели Цахал только оборонительной армией, а не наступа- тельной?» — «Обеспокоен, — признается генерал. — Но это положение можно изменить». И следует ряд, мягко говоря, пожеланий. Тут и помощь оружием ливанским предательским группам, и «более атакующая тактика Цахала», и качественное обновление систем раннего предупреждения и обеспе- чения текущей безопасности. «Прибегая к обманной тактике «уходя — остаться», говорится в Заявлении ТАСС,— Израиль вновь пред- стает перед всем миром как агрессор, грубо попира- ющий нормы международного права и игнорирующий решения ООН, которые обязывают его уважать сувере- нитет и территориальную целостность Ливана, убрать свои войска из этой страны — полностью и без всяких условий». Из публикации израильских военных обозревателей нетрудно убедиться и в следующем: даже в тех пунктах, где Израиль выводит свои войска за линию границы, он предусмотрительно планирует с «постов наблюде- ния» новые нападения на ливанскую землю. «Что бу- дет на границе на следующий день после вывода Ца- хала из Ливана?» — спрашивает военный обозреватель Эйтан Хабер и успокоительно отвечает: «Тактика Цаха- 30
ла будет гораздо более атакующей и воинственной, когда его силы расположатся по эту сторону границы». Коротко и нагло. Позиция нашей страны в этом вопросе, как и всег- да, справедлива, принципиальна, бескомпромиссна. Об этом говорят заключительные строки Заявления ТАСС: «Решительно осуждая действия Израиля, Советский Союз твердо поддерживает требования ливанского на- рода, его правительства о незамедлительном, полном и безусловном выводе войск Израиля со всей ливанской территории. Агрессии Израиля против Ливана, его вмеша- тельства в ливанские внутренние дела должен быть по- ложен конец». Прогрессивное человечество никогда не примирится с осуществлением обманной тактики Израиля «уходя — остаться». И с этим придется считаться правительству «национального единства» Переса, не очень-то стремя- щемуся вывести из Ливана интервенционистские войска, посланные туда кликой Бегина — Шарона. Посетив в чине министра обороны ливанскую землю, Ариэль Шарон спросил мальчика: «Сколько тебе лет?»— «Через месяц будет шесть».— «Это ты думаешь, что те- бе будет шесть». Не стал бы воспроизводить этот циничный черный юмор в людоедском стиле (хотя ему систематически отводит место израильская печать), если бы не такое обстоятельство: часть израильтян, зараженная ядови- той расистской отравой, восторженно воспринимает по- добные гнусные остроты. Подтекст восприятия такой: «Ай да Арик, вот так ястребок! Он еще покажет про- клятым арабам!» Люди, отравленные пропагандой сионистов, враждеб- но встретили решение ООН объявить 4 июня — день варварской бомбардировки Бейрута в 1982 году, при- несшей смерть многим детям,— Международным днем детей, жертв агрессии. Те же самые шовинисты убежденно называют «кро- 31
вавой ценой отступления из Ливана» не кровь убитых и раненых десятков тысяч мирных ливанцев и палестин- цев от младенческого до старческого возраста (раси- стов это мало трогает!), а только лишь потери израиль- ских захватчиков в живой силе. Их привело в гнев решение нью-йоркского суда от- вергнуть иск Шарона к журналу «Тайм» за клевету. Ее Шарон усмотрел в том, что «Тайм» назвал его не кос- венным, а прямым виновником кошмарной резни в Сабре и Шатиле. Эту «клевету» Шарон оценил почти в два миллиона долларов. Но суду пришлось не только отказать «истцу» с обагренными кровью руками, но и возложить на него уплату судебных издержек. Правда, нью-йоркские сионистские богатеи быстро внесли за Шарона более двадцати тысяч долларов судебных издержек. Этим поступком они красноречиво продемон- стрировали свою солидарность с кровавыми расистски- ми деяниями сионистов Израиля, с оккупацией истерзан- ной ливанской земли, с надругательством над ливан- скими детьми. Чтобы хоть как-нибудь оправдать изуверское глум- ление израильской солдатни над ливанскими детьми (возможно ли, впрочем, тут какое-либо оправдание!), сионистская пропаганда усиленно муссирует такую бредовую версию: ливанские дети — маленькие дикари. В корреспонденциях израильских журналистов из Ли- вана я встречал такие, с позволения сказать, наблюде- ния: «Любимая игра ливанских детей — сжигать зеленые деревья». «Смотрите на ливанского мальчишку и видите в его глазах дикарскую тупость». «Что можно сказать о диких детях, для которых глав- ная цель — перебить всех птиц на деревьях? Какое че- ловеческое сердце может это выдержать!» И вот «защитник птиц» с «любвеобильным» сердцем хватает тринадцатилетнего мальчика из деревушки в 32
долине Бекаа и бросает его в застенок. Мальчику «по- везло»: его там держали всего десять дней. Но вышел он оттуда с проседью на смолянистых волосах. В сожженных деревнях и разрушенных городских кварталах журналистам и представителям Красного Креста и Красного Полумесяца обычно показывают фотографии убитых. И сразу бросается в глаза моло- дость, даже отрочество жертв оккупантов. Сомнений быть не может: творя геноцид, истребляя арабов по вашингтонским лицензиям (эта горькая «шутка» с боль- шой долей правды, увы, бытует на Ближнем Востоке), оккупанты прежде всего целятся в молодых, в юных. Не это ли имел в виду министр обороны Ицхак Рабин, любимец Вашингтона, так похваливший карателей после одной — особенно зверской по отношению к молоде- жи— операции: «Вы славно поработали, ребята!» Преступления сионистов на арабских землях не мо- гут остаться безнаказанными — эту мысль не раз вы- сказывали на Московском фестивале молодежи и сту- дентов делегаты самых разных стран со всех континен- тов. — Моему народу выражали в Москве сочувствие девушки и юноши из Венгрии, Венесуэлы, Болгарии, ФРГ, Мексики — всех не перечислишь.— Услышал я это от палестинской девушки, которую, чтобы оградить от мести израильских карателей, назову Рамалой.— И мне вспомнился,— говорила девушка,— рассказ на- шей студентки Фатимы Бернави, как на одиннадцатом фестивале в Гаване она выступала свидетельницей на заседании Международного трибунала «Молодежь обвиняет империализм». Фатима была одной из первых арабских девушек, арестованных израильскими окку- пантами на наших родных землях. Десять лет, вы слы- шите — целых десять лет ее держали в израильской тюрьме. Многие, кто присутствовал на заседании трибу- нала, рыдали, когда Фатима рассказывала, каким му- чительным пыткам подвергали каратели молодых пале- 33
стинок. Когда Фатима назвала израильские застенки фашистскими, ее поддержали все все до одного. Честно говоря, стойкость Фатимы заставила меня тоже стать в ряды патриотического Сопротивления и не склонять головы перед оккупантами. Здесь, на Московском фестивале,— продолжала Рамала,— о зверствах сионистских оккупантов говори- ли не только на Антиимпериалистическом трибунале, но и на встречах в центре антиимпериалистической со- лидарности в Университете дружбы народов имени Патриса Лумумбы, и в антифашистском центре фести- валя. Нам, палестинцам, больно было слышать, как жестоко расправляется с чилийской прогрессивной моло- дежью диктаторский режим Пиночета, как страдают в ЮАР девушки и парни с черным цветом кожи. Зато нас обрадовали -выступления делегатов из Сальвадора, Никарагуа, Анголы, Кампучии. Тысячи их сверстников мужественно борются с диверсантами и провокаторами, мешающими их мирной жизни. Хотя террористов в этих странах поддерживает Америка, мы знаем: побе- да будет за честными людьми, за патриотами. — Победа будет и за вами, палестинскими патрио- тами,— добавила девушка из Ирака, присутствовавшая при моей беседе с Рамалой.— И вашим угнетателям, вот увидишь, придется понести наказание! — Придется,— подхватила Рамала.— Конечно, в том случае, если их будут судить не сами израильтяне. По- рой сионисты решаются объявить, что привлекли к су- ду кой кого из самых жестоких своих террористов, но суд все равно превращается в комедию. Вот вам до- казательство. Вы, конечно, знаете, как летом 1983 года большая группа сионистских фанатиков-террористов открыто напала на исламский колледж в Эль-Халиле. Я живу неподалеку, и видела кошмарные последствия этого нападения. У террористов была одна только цель: умертвить как можно больше арабских студентов. Было убито и ранено пятьдесят семь девушек и юношей. По- 34
думайте, пятьдесят семь! Это преступление сионисты, главным образом молодые, совершили настолько без- застенчиво, что израильские власти после долгих раз- думий и препирательств решились наконец, предать суду пятнадцать из тридцати террористов. Но арестован- ные больше находились на свободе, чем в тюрьме. Их выпускали на праздники, для сдачи экзаменов, на дни рождения родственников. А в редкие дни, когда они сидели в камерах, им создавали неслыханный комфорт... — Они жили в тюрьме в лучших условиях, чем до- ма,— пояснила иракская девушка. — Следствие и жалкое подобие суда тянулись не- сколько месяцев,— сказала Рамала.— Суду все же при- шлось признать всех обвиняемых виновными, а троих из них — непосредственными убийцами арабских сту- дентов. Но израильские делегаты нашего фестиваля рассказали в Москве, что фактически никакого наказа- ния убийцы не понесут. Уже подыскиваются самые не- ожиданные предлоги для освобождения «осужденных» от тюремного заключения. Такая безнаказанность тол- кает их на новые, еще более зверские расправы с на- ми, с нашими сестрами и братьями, с нашими матеря- ми и отцами! Снова в разговор вступает девушка из Ирака: — Знаете, сионисты очень часто издевательски го- ворят палестинцам и ливанцам, что обходятся с ними по их же, арабской пословице: «Бей невинного, чтобы признался виновный». Но разве можно считать винов- ным человека, который хочет свободы и мира своей родине? — Если уж говорить пословицами,— завершила на- шу беседу Рамала,— то мы скажем сионистским окку- пантам: «Горе учит плачу, а радость — крикам лико- вания». Знайте, террористы и каратели, мы выстоим в горе, мы еще будем ликовать! Беседа с молодой палестинкой и ее иракской подру- гой, многочисленные выступления участников Москов- 35
ского всемирного молодежного форума еще раз напо- минают: чем больше правды о сионистском терроре будет знать молодежь мира, тем активнее и сплоченнее будет она выступать против кровавых деяний сионист- ских оккупантов на арабских землях. Вернувшись из Москвы в родные страны, арабские делегаты фестиваля с горечью могли убедиться, что сионистский террор — и прежде всего израильский государственный террор — не только не затихает, но, наоборот, разрастается с новой силой. Конец 1985 года сионистские правители Израиля «ознаменовали» разнузданным террористическим раз- гулом. Особенное возмущение в мире вызвал бандитский на- лет военной авиации Израиля на столицу суверенной арабской страны Туниса. Хотя сионисты гордятся «точ- ной прицельностью» своей пиратской бомбардировки, направленной, по их утверждению, на лагерь бойцов ООП, жертвами стали свыше семидесяти мирных жи- телей. О варварских разрушениях говорить не прихо- дится. Вначале американская администрация чуть ли не протест выразила против злодеяния израильской авиации. Но вскоре даже израильская печать призна- ла, что Пентагон «догадывался» о предстоящем воздуш- ном разбое и его работники пособили своим стратеги- ческим союзникам в разработке плана операции. Таким образом Пентагон можно назвать прямым соучастни- ком акта воздушного террора израильской авиации в Тунисе. Еще одна многое говорящая деталь: разбой военно-воздушных сил Израиля по времени почти сов- пал с засекреченными совместными военно-морскими маневрами США и Израиля в районе Восточного Среди- земноморья. В маневрах участвовали крупные флоти- лии десантных кораблей. Усилила израильская военщина и «ползучую агрес- сию» на захваченных палестинских землях и в Ливане. Это выражается в жестоких репрессиях против пале- 36
стинских и формально «освобожденных» ливанских се- лений. Актом тотального терроризма стала варварская бомбардировка ливанского поселка Бар-Элиас, при- несшая многочисленные человеческие жертвы. Эти и многие другие военно-террористические акции Израиля вкупе с его яростными угрозами в адрес Си- рии еще и еще раз дают человечеству возможность уяснить, почему на советско-ливийских переговорах в октябре 1985 года Михаил Сергеевич Горбачев назвал положение на Ближнем Востоке одной из самых крово- точащих ран в мировой обстановке. Не заживить, а растравить эту кровоточащую рану стремится администрация США. Под занавес восемь- десят пятого Пентагон и ЦРУ особенно рьяно стали провоцировать нападение Египта на Ливию. Зачем? Соединенным Штатам ненавистен режим лидера ли- вийской революции Каддафи, осуждающий гегемонист- скую политику Вашингтона на Ближнем Востоке и в Африке. И затем сказывается неизменное стремление США разжигать смуту и враждебность между арабски- ми странами. Эти планы Вашингтона холопски поддерживает Тель-Авив. Новый, 1986-й год израильский премьер Пе- рес встретил демагогическим призывом «наказать» Ли- вию. И намекнул на возможность применения военной силы в отношении суверенного государства, которое расположено на расстоянии в несколько раз больше протяженности всего Израиля — не учитывая, есте- ственно, захваченных им арабских земель. Поистине — как у американских империалистов аукнется, так у израильских сионистов откликнется.
ИМ НУЖНЫ АНТИСОВЕТЧИКИ • Путь в жизнь начинается с фальшивки На посадочной площадке франкфуртского-на-Май- не аэропорта приземлился самолет израильской авиа- компании «Эл Ал». Среди спускавшихся по трапу пассажиров выделял- ся явной торопливостью парень лет двадцати. У него были основания спешить. Обгоняя пассажиров, парень хотел побыстрей пройти пограничный контроль и тамо- женный досмотр, чтобы поспеть на другой самолет. Документы у парня были в порядке. Недавний из- раильтянин, сын бывшей одесситки, он уверенно предъ- явил пограничникам временный паспорт жителя Запад- ного Берлина. Но в пункте таможенного досмотра его задержали. Среди журналов, туалетных принадлежностей и подар- ков, купленных матери, обнаружили героин. Контрабандиста заключили в тюрьму. При аресте ему удалось скрыть часть героина —па- рень не только спекулировал наркотиками, но и сам был наркоманом. 38
Хотел ли он покончить с собой или, подавленный тюремной обстановкой, пытался оглушить себя непо- мерной дозой наркотика, установить не удалось: он скончался до того, как завершилось следствие. А через несколько дней у здания местной еврейской общины можно было слышать: — Знаете Майю из Одессы? Ожидала сына, а встре- тила гроб. Об этом трагическом эпизоде я узнал в Западном Берлине в начале восьмидесятых. В ту пору средства информации *и разговоры местных жителей изобилова- ли такими сообщениями: «Беглецы из Израиля оседают с детьми в Западном Берлине по фальшивым документам». «Группа проникших в город молодых людей находит- ся под опекой еврейской общины». «Эмигранты скрывают свое пребывание в Израиле и израильскую натурализацию». «Особая группа западноберлинской полиции прове- ряет 1300 еврейских иммигрантов». «Молодые беглецы из Израиля уверены: здесь их устроят по фальшивкам». «Молодых израильтян и уклонившихся от использо- вания израильской визы провозят в багажниках». «С фальшивыми документами из земли обетованной». «Четверо нелегальных иммигрантов подозреваются в изготовлении и продаже поддельных документов». «У 138 еврейских эмигрантов, кроме фальшивых пас- портов, все остальные документы (пенсионные, дипло- мы, о составе семьи и другие) тоже поддельные». «30 — 40 эмигрантов в тюрьме. Следствие возбужде- но против 250. Число таких лиц растет ежедневно». «Два убийства еврейских иммигрантов связаны с преступлениями шайки, подделывающей документы». Более двух тысяч несостоявшихся израильтян осе- ли в Западном Берлине по подложным документам. Иные еще и башмаков не износили с той поры, когда 39
обивали пороги израильского министерства абсорбции, яростно доказывая свое стопроцентное еврейское про- исхождение. Ведь это могло проложить им путь в среду олим (новоприбывших), уравнять их с ашкенази (вы- ходцами из западноевропейских стран). А сейчас сра- ботанные в Риме и Вене фальшивки удостоверяли исконную принадлежность этих родившихся, учившихся и работавших, к примеру, в Бобруйске или Яссах лю- дей к... немецкому населению, «фольксдойче», или — поскольку этот термин имеет гитлеровское происхожде- ние — «дойчер фолькцугехеригкейн», что вообще-то обозначает изгнанных из Германии при гитлеровцах лиц немецкой принадлежности. По наиболее высокой цене продавались фальшивки, придающие покупателю мученический ореол «полити- ческого эмигранта» из Советского Союза. Обладатели такого документика действительно отказались от совет- ского гражданства для «воссоединения» с липовыми из- раильскими родственниками. Они безуспешно пытались осесть в Австрии, вынуждены были все-таки прокатить- ся в Израиль, вскоре бежали оттуда в Италию, мыка- лись некоторое время в Остии, вновь вынырнули в Вене, а уже оттуда незаконно пробрались в Западный Бер- лин. А по «документу» получалось, что они приехали туда прямехонько из Львова, Черновиц, Вильнюса. Не- кий ловкач из Латвии, вспомнивший об израильских «родственниках», ожидая вызова к следователю для не- приятного разговора о темных махинациях в сфере промтоварного «дефицита», предстал перед западнобер- линскими властями в терновом венце изгнанного из СССР «борца за идею». Сразу же переименованный из Юрия в Арье и вызубрив несколько ходовых слов на иврите, он выступает в роли яростного патриота «стра- ны отцов». Но уезжать в Израиль что-то никак не со- берется! Преступные шайки, чьи фальшивки мгновенно пре- вращают в подобных «изгнанников» бывших одесситов, 40
лодзинцев, бухарестцев, неистово конкурируют одна с другой. Конкуренция уже отмечена кровавыми следа- ми. Взаимодоносительство привело к убийству несколь- ких человек — изготовителей фальшивок и их клиентов. Драли они с попавшей в их сети клиентуры неми- лосердно. За «дооформление» подложной бумажки, уже оплаченной в Риме или Вене немалыми деньгами, здесь приходилось еще вносить значительную сумму, — Так бессовестно грабить своих! Пользоваться тем, что в Австрии и Италии сионисты подзуживают полицию и она угрожает беженцам депортировать их в Израиль! Такие возгласы нередко приходилось мне слышать в западноевропейских городах, где нашли полулегаль- ное убежище йордим и йошрим. Первые, йордим, среди которых немало израильтян-старожилов и даже коренных, тайком бежали с «исторической родины». Вторые, йошрим, имея на руках официальный вызов в Израиль для воссоединения с семьей, никогда и не помышляли о переезде туда, даже в тех случаях, когда семья оказывалась не мифической. А бывший харьковчанин, бывший инженер, быв- ший аспирант (даже бывший Аркадий, ибо в Израиле он, как это делают многие, сразу же взял себе другое имя, переименовался в Арье), промышлявший на римской барахолке Порто-Портезе перепродажей по- держанных советских грампластинок, высказался об из- готовителях фальшивок так: — Получается, в нашей среде есть современные шейлоки! Разве можно этому поверить! Можно. Изготовители подложных документов и пе- ревозчики «живой контрабанды» с изощренностью за- клейменного Шекспиром кровавого ростовщика зака- баляют, обирая до нитки своих клиентов,— это стало очевидным на судебных процессах в западноберлин- ских судах. Жаль, что кое-кому не верится в другое: многие из- раильские граждане (а таковыми там числят и тех, кто 41
не реализовал визы на переезд в Израиль) предпочи- тают незаконное проживание в Западном Берлине, уго- ловное разбирательство и даже угрозу тюремного за- ключения израильской свободе. Подобным «скептикам» стоило бы послушать сумев- шего окопаться в Западном Берлине пятидесятишести- летнего бывшего одессита: — Ну отсидел четыре недели, ну продал все, что бы- ло и не было на мне, чтобы уплатить штраф. Ну полу- чил шесть месяцев тюрьмы, конечно, условно. Зато мои сыновья могут сделать ручкой израильской армии. В Израиле каждый день могут сказать солдату: ну-ка, марш воевать! Немного поразмыслив, мой собеседник, покинувший Одессу в мечтах о сногсшибательном бизнесе, решается пооткровенничать: — Мои сыновья могли и в Израиле сделать карье- ру. Но знаете, какую? Уголовником. Да, да, там хватает вербовщиков такого сорта. К моему старшему они то- же подкатывались. Заманивали и сулили «гастроли» за границей. В городке, где мы жили, один черновицкий парень польстился на такой кусок хлеба. И теперь он уже в Америке, в Калифорнии, «аганцер махер».— Эту идиому можно перевести с идиш приблизительно так: большой делец. В данном случае речь шла, как оказа- лось, о «преуспевшем» молодом участнике израильской мафии в Лос-Анджелесе, сумевшей перещеголять там си- цилийскую *. Словом, речь шла о законченном террористе. Удивительно словоохотлив мой собеседник, не прав- да ли? Такая странная разговорчивость объясняется, одна- ко, не только обуревавшими его чувствами «победите- ля», выигравшего при помощи влиятельных покровите- лей, о которых сказано будет ниже, схватку с городски- * Да, впоследствии, в пору разнузданной «подготовки» к Олимпиаде в Лос-Анджелесе, израильская мафия проявила себя вполне «соответствующим образом». 42
ми властями и сумевшего, по его выражению, приту- литься в Западном Берлине. Откровения бывшего одес- сита — не стремление приоткрыть душу встреченному на чужбине советскому гражданину. Дело в том, что этот отец двух сыновей так разговорился только после того, как взял с меня слово не называть его имени, фа- милии, места работы и, главное, город, где он прожи- вал в Израиле. Обязан сразу же сказать читателям, что подобные обещания в разных странах мне приходилось давать многим беженцам из государства, где правит сионизм, а также «не доехавшим» до Израиля. Свои обещания я неукоснительно соблюдал и, как убедятся читатели, соблюдаю и в этой книге. О, я достаточно хорошо осведомлен о расправе агентуры сионизма со всеми, кто хоть немного приоткрывает завесу над его не- приглядными провокационными делами. С такими «ан- типатриотами» сионисты никогда не церемонились. Бо- лее подробно об этих традициях я расскажу в гла- ве «Исповедующие терроризм», а сейчас возвращаюсь к беседе с полузаконным жителем Западного Бер- лина. — Вас не пугает,— спросил я его,— что ваши сы- новья, вступая в жизнь под прикрытием фальшивых до- кументов, начинают свой путь с обмана? Ведь вы сами говорили, что им пришлось вызубрить как таблицу умножения ложь о выдуманной причастности к немец- кому населению, немецкой культуре. Ведь это вселяет в юношей цинизм, растлевает их души! • Неоткровенные откровения одного из «бывших» — Если вы думаете, что я начну с вами спорить, то вы заблуждаетесь,— услышал я в ответ.— Но можете мне поверить, что жизнь по фальшивым документам — это совсем малюсенькая добавка к грязи, которой за- 43
марала моих детей израильская жизнь. В Одессе они окунались в море только в теплые дни, а в Израиле ку- пались каждый день, и не в море — в грязи. Мой млад- ший — ему тогда и тринадцати не было — как-то спросил меня: папа, а почему меня заставляют считать еврей- ского мальчика из Йемена или Марокко по сравнению со мной третьим сортом? Что я мог ему ответить! И сам спрашивал сына: а почему мы с тобой по сравнению с американскими евреями второй сорт? Правда, уте- шал я сына, по табели о рангах, которые здесь назы- вают этническими, ты на две головы выше твоего дру- га Семы — ведь его семья приехала с Кавказа... Вы можете мне не поверить, но я своими глазами читал в израильских газетах и слышал по тель-авивскому ра- дио: какие-то социологи по заданию министерства аб- сорбции провели научное обследование и доказали, что горским евреям еще рано стоять на одной доске с на- стоящими израильтянами. Поэтому они должны жить поближе к пустыне и подальше от других. И мои дети должны были верить, что это справедливо. Почему?.. Сколько таких «почему» я слышал от своих детей! А если не слышал, то только потому, что они жалели старого отца. Я несколько сокращаю рассказ об обстановке, в ко- торую они попали в чужой стране. Подчеркиваю: с пер- вых же дней невмоготу стало сыновьям. Глава семьи был настолько преисполнен радужных надежд на «вы- годное устройство», что всячески уговаривал детей «не принимать близко к сердцу разные мелочи». Теперь же он пытается убедить меня в другом: — После того что моим хлопцам пришлось скушать в Израиле, маленькая махинация с документами — это уже, знаете, семечки. Циничная реплика отца меня, естественно, покоро- била. Но это подтверждали и факты. И до эпизода с фальшивками дети бывшего одессита в полной мере были уже отравлены лицемерием сионистской агентуры, 44
беззастенчивой лживостью израильских властей, нара- стающим военным психозом, разнузданностью состоя- тельных «сливок» общества, мирным сосуществованием уголовников с клерикалами и всем, чем Израиль встре- чает и повергает в уныние новоприбывших. Семье, о которой идет речь, по сравнению с други- ми без больших мучений удалось вырваться из Израи- ля. Она очутилась в Остии, предместье Рима, где про- зябают сотни беженцев. — Там,— услышал я от главы семьи,— у нас то- же была несладкая, поверьте мне, жизнь. До того не- сладкая, что некоторых она доводит до самоубийства. Вы про Валерия Пака слышали? Тоже из Одессы, в сы- новья мне годился. В последний раз видел его, когда он шел на очень серьезный разговор в сионистский «Джойнт» и американское консульство. С ним так мило поговорили, что после этого он покончил с собой. Да, долго мучиться в Остии ни у кого не хватает сил. И все же, когда мне шепнули, что моей семье помогут как сле- дует зацепиться за Западный Берлин, но для этого на- до пойти на махинации с документами, я сначала со- противлялся. И тогда один наш адвокат — в Италии он занимался, конечно, не юриспруденцией, а вывозкой мусора — сказал мне: «Вам намекают на Западный Берлин, а вы такой чистюля, что боитесь фальшивых документов. Тогда мучайтесь в Остии и ждите, пока итальянская полиция депортирует вас с вашими чисты- ми документами в Израиль. Лично я, пусть даже мне в отличие от вас никто не поможет, сам проберусь ту- да по «нечистым» документам. Если потребуют, сумею доказать свою причастность не то что к немецкой, а к готтентотской культуре». И у меня таки хватило ума поступить так, как рассудила хитрая адвокатская голо- ва. Нас переправили сюда. И вместе с нами семью од- ного человека из Литвы. Он оказался умнее меня. Хотя у него в Израиле имеются не придуманные, а настоя- щие родичи, он и не думал тащиться туда с женой, доч- 45
кой и сыном, а сразу остался в Вене. Каким образом мы сюда попали — пусть на всякий случай останется при мне. Главное, что здешняя еврейская община не- медленно нам помогла... Помогла? Немедленно? Кому? Презренному йордим, изменившему «родине отцов», бежавшему из государ- ства, где правят сионисты? Это никак не увязывалось в моем представлении с практикой всех без исключения еврейских общин за- падноевропейских городов. Безоговорочно подчиняясь идеологии и практике международного сионизма, они видят в каждом беглеце из Израиля чужака. Его, по их убеждению, надо преследовать. Ему надо ставить палки в колеса. Им в лучшем случае следует издева- тельски пренебречь. С не меньшей неприязнью относится повсюду сионизм и к йошрим вроде «человека из Лит- вы», предпочтившего не реализовывать визу на прожи- вание в Израиле, полученную для «воссоединения семьи». Таких, как он, сионистская пресса негодующе именует «прямиками» за их стремление, минуя Изра- иль, прямо пробраться в другую страну. Почему же в Западном Берлине сионисты неожидан- но отважились помочь и бежавшему из Израиля «измен- нику», и «прямику»? Откуда такой резкий поворот? Ведь его возглавляет популярный в кругах международ- ного сионизма Хейнц Галински, член руководства цент- рального совета евреев в ФРГ, баловень военной адми- нистрации США, Англии и Франции в Западном Берлине. Он вхож даже в «святая святых» — подведомствен- ный ЦРУ западноберлинский «центр документации США», где с 1945 года нагло укрывают от обществен- ности около 30 миллионов документов из главных архи- вов нацизма, преимущественно биографии и послужные списки видных гитлеровцев. Укрыватели позволили и позволяют многим военным преступникам из эсэсовцев уйти от справедливого возмездия. Видимо, у господина Галински это возражений не вызывает!.. 46
Кто же объяснит мне истинную причину такого не- ожиданного (но явно продуманного!) кульбита, как открытая поддержка «изменника родине отцов»? Уж, конечно, никто из руководителей общины. Нетрудно было догадаться, что они и словечком не обмолвятся на сей счет. Действительно, когда я встретился с Галински, он с мастерством лоцмана, обходящего опасный для суд- на риф, всячески уклонялся от этой щекотливой те- мы. А я, правду сказать, не настаивал на возвращении к ней, дабы не сорвать чрезвычайно интересную для меня беседу с одним из заправил международного сионизма. Что же предпринять? Бывший одессит не скажет правды. И без того его откровенность оказалась весьма неоткровенной. Он скрыл от меня самые существенные детали, связанные с проникновением его семьи в Западный Берлин. Напри- мер, почему ему, человеку самой заурядной профессии, еще в Остии «дали понять», что он может устроиться в Западном Берлине, а, скажем, пронырливого бывшего адвоката, бойко афишировавшего свой антисоветизм, удостоили «невниманием». Не сказал, кто же фактиче- ски отбирает из сотен, а иногда и тысяч беженцев еди- ничных достойных кандидатов на нелегальный переезд в Западный Берлин. Трудно поверить, что право отбо- ра предоставлено «шейлокам», для которых превыше всего выгодный заработок. Чья же властная рука их направляет? Каковы основные критерии отбора? Поче- му одних западноберлинские сионисты заставляют уби- раться восвояси, а другим протягивают руку помощи, хотя и те и другие отвергли «родину отцов»? Кого же в конце концов отбирают для переезда в Западный Берлин? Даже не переезда, а переброски! Разумеется, я не мог уехать из Западного Берлина, не получив ответа на эти вопросы. Разъяснение я, представьте, получил. Подробное, 47
аргументированное. От человека, прекрасно осведомлен- ного о деятельности правления общины и местных сионист- ских организаций. Короче, от... сионистского функцио- нера. • Людской «ресурс» и людская «пыль» Странно, правда? «Но жизнь — я убеждался в этом неоднократно — очень грубый драматург, чрезвычайно приверженный к приемам совпадений и всем тем натяжкам, нарочи- тостям, которых, по мнению театральных критиков, «не бывает в жизни». Это меткое наблюдение Юрия Наги- бина (из его очерков о путешествии по Америке «Лета- ющие тарелочки») я неизменно вспоминаю, когда удач- ное совпадение помогает мне, как принято говорить, не- ожиданно войти в контакт с кем-либо из сионистских функционеров, обычно не рвущихся беседовать с совет- ским литератором. В тот день у подъезда шикарного особняка западно- берлинской еврейской общины в доме № 79 — 80 на Фа- занерштрассе, как раз и получилась такая благоприят- ная «натяжка». Экспансивный и вместе с тем вполне солидный, при- земистый человек с длиннющим зонтиком и узкополой шляпой не вполне современной конфигурации, часом ранее видевший, как в кабинет господина Галински по- несли для двух гостей чай, да еще с печеньем, выхо- дя из правления общины, в вестибюле приметил, как меня и переводчика Хейнц Галински любезно провожал к выходу. Мы вышли на улицу. Переводчик уехал. Я же задер- жался на ступеньках портала. Хотел справиться у дежу- рившего полицейского, как пройти к городскому инфор- мационному центру. И человек со старомодным зон- тиком и узкополой черной шляпой счел своим долгом прийти мне на помощь. 48
Мы пошли вместе. Только спустились на тротуар, с моим спутником подобострастно поздоровались два пожилых человека. Холодно ответив на их приветствия, он сообщнически подмигнул мне: — Из новых, из «фальшаков»! Вас, возможно, удив- ляет, почему мы не поворачиваемся спиной к этим шно- рерам.— Таким словцом выражаются на идиш о про- ходимцах, мелких людишках, ловкачах.— И я могу- таки понять вас. Но и вы можете мне поверить, что еще несколько месяцев назад я бы лишний раз не плюнул в их сторону. Вот из этих двоих проходимцев один от- носится к йордим, другой — к йошрим. Тот, что в тем- ном макинтоше, тайком убежал из Хайфы, а второй паршивец расплевался с Эрец-Исроэл, не соизволив пробыть там ни одного дня. И вот с такими «патриота- ми» приходится цацкаться. Мой разгорячившийся собеседник шумно вздохнул и сделал паузу, как бы ожидая от меня слов сочувствия. Таковых не последовало, и он продолжал: — Что поделаешь! Мы идем на это ради молодежи. Может быть, вы это уже сами заметили. А если помо- гаем превратиться в «фольксдойче» старому мошенни- ку, то лишь такому, кто, на свое счастье, притащился сюда с сыновьями или хотя бы с дочками. Ради них мы и со стариками возимся. Пренебрегать сегодня моло- дежью, даже если она палец о палец не хочет ударить ра- ди нас, мы не имеем права, не так ее много у нас. Из Эрец-Исроэл она бежит, как от чумы... Вы, наверно, за- метили, как сегодня расстроен господин Галински? А по- чему? Он утром информировал своих сотрудников о пар- шивых делах в Эрец-Исроэл, недавно вернулся оттуда. Можете себе представить, как его огорчило, что за пол- года туда не вернулись из командировок, с учебы, из путешествий больше тридцати тысяч мерзавцев! Самое печальное — большинство молодых. Настало время принести читателям искренние изви- нения за то, что я вынужден иногда дословно приводить 49
базарные речения и пошлые словеса моего развязного собеседника. Но я, поймите, действительно вынужден пойти на это, дабы читатели могли воочию убедиться, насколько сионистский «покровитель молодежи» в душе презирает, третирует тех, чьи фальшивые документы он в интересах сионистских служб преподносит местным властям как подлинные, чьи судьбы «великодушно» устраивает в Западном Берлине. Впрочем, извиниться мне следует за неприятный речевой колорит, присущий высказываниям и некоторых других, о ком говорится в моих записях. — Но потеряны ли они для нас насовсем, навсег- да? — возвращается сионистский филантроп к судьбе «облагодетельствованных» им молодых людей.— На- деемся, нет. Знаете, почему прежде всего? Благодаря пожилым родственникам. Те будут долбить молодому, что если хочешь кушать, то не противься общине, не восстанавливай ее против себя. И парень начинает по- немногу понимать, что не за красивые глаза его призна- ли и городские власти, и военная администрация англичан, французов и, самое главное, как вы пони- маете, американцев. А уж если мы очень постараемся, то на молодых «фальшаков» посмотрят сквозь пальцы и в Шенебергской ратуше. Человек со старомодным зонтиком испытующе по- глядел на меня сбоку, словно хотел убедиться, какое впечатление на меня произвело небрежное упомина- ние резиденции сената Западного Берлина, и про- должал: — А если парень все-таки отобьется от стада и по- ведет себя не как настоящий еврей,— в медоточивом голосе впервые зазвенел металл,— так это не понра- вится не только нам, но и, наверно, американской адми- нистрации — ведь подыскать ему гешефт мы смо- жем скорее всего в американском секторе. И уж как- нибудь с помощью американцев мы устроим, чтобы строптивого бугая вышвырнули не в Ган-Эйдем! — 50
Мой собеседник имел в виду библейский рай — Эдем- ский сад. — И уж, конечно, заставим убраться отсюда их па- почек и мамочек. Мы же потратили на них средства. Вы можете сказать, что за какую-нибудь мамуню со встав- ными зубами и лысого папуню с сотней болячек и пря- мой дорогой на биржу труда нет смысла выкладывать и пять марок. Но если такая парочка привозит вам перво- классный, как бы вам сказать... — мне показалось, что я услышу «товар»,— ...первоклассный людской ресурс, то не переживайте, будьте любезны, из-за лишней ты- сячи марок! Пусть уже ими подавятся дряхлые бежен- цы из Эрец-Исроэл! Не могу забыть, с какой гримасой отвращения и ка- ким презрительным тоном произносились эти сентенции. Что ж, такова сионистская традиция. Еще в годы кро- вавого разгула гитлеровского антисемитизма, когда сионизм договаривался с нацистскими главарями о вы- возе в Палестину нужного ему для выселения арабов «людского ресурса», прозвучало бесчеловечное заявле- ние тогдашнего руководителя всемирной сионистской организации Хаима Вейцмана: «Из бездны трагедии я хочу спасти два миллиона молодежи. Старики должны исчезнуть. Они — пыль, экономическая и моральная пыль». И почти полвека спустя рядовой сионистский функционер из Западного Берлина говорит почти теми же словами, демонстрируя во всей ее неприглядности сионистскую мораль. Рассуждения не расходятся с делами. В этом я убе- дился через несколько дней, узнав о трагической судьбе оказавшихся в Западном Берлине двух старух. Им было за семьдесят — Циле Яковлевне Кигель и Марии Яков- левне Моисеевой. Больным, бездомным, полунищим, им указали на дверь и в правлении еврейской общины, и в сионистском комитете вспомоществования. Да еще фа- рисейски аргументировали: — Не проявили еврейского национального патрио- 51
тизма. Не сумели осознать идеалы сионизма, хотя про- были в Израиле несколько месяцев. Зато за несколько недель пребывания в Западном Берлине несчастные старухи с лихвой сумели осознать печальную истину: окажись они там в сопровожде- нии нужного сионизму «людского ресурса», та же община и тот же комитет встретили бы их совсем по-иному. Уместно вспомнить в связи с этим хитроумного ад- воката, работавшего в Остии мусорщиком. Помните, он продекларировал полную готовность ради переезда в Западный Берлин доказать свою принадлежность да- же к готтентотской культуре. Не пришлось. Никто из из- готовителей фальшивых документов и перевозчиков живой контрабанды так и не шепнул ему в Остии об- надеживающее словечко о возможности «зацепиться» за еврейскую общину Западного Берлина. Не возымели должного действия и многочисленные петиции нераз- борчивого адвоката к западноберлинским сионистам. В азарте он на собственный страх и риск пробрался в Западный Берлин на товарном поезде. Увы, пришлось повернуть обратно: руководители общины и пальцем не шевельнули, чтобы заступиться за него перед поли- цией. А ведь не так уж он стар, да и супруга еще не перешла грань бальзаковского возраста. Но почтенные супруги сионистам не нужны: бездетны! Короче — пыль... Кстати, одной только весной 1982 года девять ранее просочившихся в Западный Берлин «пылинок» (сред- ний возраст — 69 лет) оттуда вышвырнули. • Родина... про запас А ниспосланный мне случаем хитроумный борец за «людской ресурс» все говорил, говорил, говорил. — Пройдет время — и парень из «фальшаков» кем- нибудь да станет. Кем? Деловым человеком или афери- стом, а может быть, будет околачиваться на вокзале Цоо? — Упоминание о районе, где гнездятся многочис- 52
ленные притоны преступников, напомнило мне, что эти притоны поглотили несколько молодых подопечных еврейской общины.— Но кем бы он ни стал, одно он здесь обязательно испытает на собственной шкуре: ан- ти-се-ми-тизм! Обязательно. Вы можете сказать, что в Западном Берлине антисемиты не так разгулялись, как в ФРГ. А я вам скажу, и можете мне поверить, что ско- ро все сравняется, и у нас станут малевать свастики на еврейских окнах не реже и такой же густой коричне- вой краской, как допустим, в Кельне. Уже сейчас го- род забрасывают антисемитской литературой. Послед- ние недели — форменный потоп! В этом сравнении не было преувеличений. Хейнц Га- лински тоже говорил мне о растущем (стараниями нео- нацистов и сионистов) потоке антисемитских книжо- нок и брошюрок из Канады, Швеции, США. И бороться с таким потоком, по словам председателя правления общины, невмоготу: официально вроде бы такую «лите- ратуру» не продают, ее рассылают и всучивают «в част- ном порядке», притом бесплатно. Следовательно, нет на- рушений буквы закона. Галински, правда, все же обра- тился в сенат по поводу антисемитских акций. Но сионистская печать и радио Израиля предпочитают гово- рить не об этом, а об антисионистских выступлениях об- щественности... ГДР, которые, дескать, доказывают «не- преодоление нацистских настроений» в этом государ- стве. Каково? А человек с немодным зонтиком продолжал: — Сегодня мы слышим: неонацизм, неонацисты. А ведь идет к тому, что это самое «нео» понемногу от- бросят. И каждый еврей и здесь, и в Мюнхене, и в Лон- доне, и в Марселе, если он не из Ротшильдов, скажет себе: наступает такое время, когда надо иметь про за- пас... Что? — Он остановился и вопрошающе, даже ско- рее торжествующе заглянул мне в глаза: — Думаете, бомбоубежище? Собственную базуку? Нет, родину. Ка- кую? Конечно, Эрец-Исроэл! 53
Родина про запас?! Не ослышался ли я? Разве мо- жет нормальный человек произнести такое? Месяц-другой спустя у меня появилась возможность убедиться, что мой собеседник ничего не придумал: «ро- дина про запас», «родина на крайний случай» — эти кощунственные слова замелькали в устной и печатной пропаганде сионистов. Из их прессы я узнал, что десят- кам тысяч израильтян, бежавшим в США и не соглаша- ющимся вернуться в Израиль, преподносится в разных вариациях такой довод: «Помни, в Штатах антисеми- тизм становится обычным явлением. Простых евреев там будут преследовать не меньше, чем негров. Никто сейчас не скажет, когда именно, но в конце концов, ес- ли ты не пробьешься в удачливые бизнесмены, тебе при- дется бежать оттуда. Будь поэтому другом Израиля в Штатах, поддерживай его морально и материально се- годня, тогда завтра ты можешь рассчитывать на «за- пасную родину». Подобный тезис в разных вариациях развивают и сионистские пропагандисты в Италии. Как можно ви- деть из их прессы, они неизменно напоминают о «роди- не на всякий пожарный случай» беженцам, отказав- шимся от переезда в Израиль и добивающимся виз в Канаду, Австралию, Новую Зеландию. Не приходится, следовательно, удивляться, что зло- вещие нашептывания о «родине про запас» вошли и в арсенал пропагандистского оружия охотящихся на молодые души западноберлинских сионистов. Тем более что эти нашептывания порождены традиционным кле- ветническим тезисом сионистов об «исторической неиз- бежности» антисемитизма, об извечной ненависти «всех остальных народов» к евреям. Налицо энная модифика- ция привычного для сионистов использования в соб- ственных классовых и политических интересах ими же раздуваемого антисемитизма. Подробнее о двуединстве сионизма и антисемитизма будет рассказано в после- дующих главах. А сейчас вернемся с вами, читатель, 64
к пылкому монологу сионистского охотника на моло- дежь. Неторопливо шагая рядом со мной в тот осен- ний погожий полдень по улицам Западного Берлина, он все втолковывал мне, как сейчас особенно дорог «об- щееврейскому делу» каждый молодой человек. Втолко- вывал упоенно и энергично. Не знаю, льстило ли ему терпение и внимание, с каким я его слушал, или он ле- леял в душе надежду на то, что при новом посещении председателя общины я не премину отметить его про- пагандистский дар. Но я так и не знал, с кем имею честь говорить. Спросить об этом моего спутника было неловко — ведь в таком случае и мне пришлось бы ему представиться. А это неминуемо сорвало бы столь важную для меня беседу. По ряду деталей и мельком оброненных моим собеседником слов мне показалось, что он имеет непо- средственное отношение к деятельности сионистского комитета вспомоществований. Не потому ли, рассуждая о денежных затратах на молодых «фальшаков», он то и дело повторял: «мы внесли», «мы заплатим», «наши деньги». Постукивая в такт словам зонтиком по тро- туару, он стремился внушить мне, что деньги тратятся не напрасно, что они себя окупят: молодые в конце кон- цов примкнут к сионизму. Моего любезного собеседника распирало от желания блеснуть своим пропагандистским даром и наглядней- шим образом продемонстрировать огромное значение охоты на молодые души для успеха «общееврейского дела». Подобно своим шефам сионистские агенты так привыкли к притворству перед другими, что иногда притворяются и перед собой. Просвещая меня, за- падноберлинский сионист явно стремился доказать и самому себе, что амнистирование «расплевавшихся» с сионизмом молодых йордим и йошрим не идет вразрез с сионистской идеологией. И все же нетрудно было ощутить, что мой добро- вольный «просветитель» скрывает от меня главное. 55
Да, при всей своей велеречивости он ничего нового мне, собственно, не открыл. Я и раньше имел возмож- ность убедиться, как беззастенчиво и яростно охотится сионизм на молодые души. А безостановочная и всевоз- растающая в последние годы утечка молодых людей из Израиля вызвала особенное усиление этой ожесточен- ной охоты. За каждую «единицу» сионисты борются все изощренней и коварней. Новостью для меня оказалось только то, что запад- ноберлинская еврейская община в погоне за молодежью начала амнистировать даже «изменников». Ради моло- дежи западноберлинские сионисты привечают и просо- чившуюся с ними «пыль». Этому сначала трудно было поверить. Ведь в повсе- дневной практике сионистские службы обычно в грош не ставят семейные связи, безжалостно разлучают бли- жайших родственников. Многочисленны случаи, когда в Израиле молодых новоприбывших сразу же отделяют от родителей, загоняя «бесперспективных стариков» в наиболее отдаленные и климатически тяжелые пунк- ты страны. А в Западном Берлине, удивился я, сиони- сты установили свои, казалось бы, противоречащие ди- рективам международного сионизма порядки. И хотя знают, что затраченными средствами частично оплачи- вают и «пыль», не останавливаются перед любой ценой. Кстати, о розничных ценах на молодые души и о том, кто оплачивает доставку «людского ресурса». Бывший одессит явно пытался втереть мне очки, когда охал, что продал «все, что на нем было и чего не было» для покрытия денежного штрафа за незаконное проникновение с двумя сыновьями в Западный Берлин. Нет, штраф за всю семью полностью уплатили местные сионисты. И вдобавок почти целиком вернули отцу день- ги, выкачанные из него «шейлоками» дважды — в пункте отправления и в пункте назначения. Причем сио- нисты не поскупились, как цинично признал все тот же активный ловец молодых душ, на накладные расходы — 56
заплатили и за отца. Заплатили чистоганом за достав- ленный им «людской ресурс» и не преминули намекнуть, что, возможно, и ему, песчинке «пыли», тоже разрешат воспользоваться «родиной про запас». • Им нужны антисоветчики Затянувшийся монолог изыскателя «людского ресур- са» казался мне нескончаемым. Но я прервал его простым и недвусмысленным вопро- сом, естественно вытекавшим из всего услышанного мной: — Отныне, значит, еврейские общины других запад- ных городов тоже изменят отношение к молодым бе- женцам и простят им нежелание жить в Израиле? Самодовольный собеседник изменился в лице. Сразу утратил пыл красноречия, стал заикаться, тщательно подбирать выражения. Чуть ли не по десятку его бес- связных фраз мне удалось наконец уловить: о нет, не во всех странах и городах, да и не любого антипатриота можно амнистировать — все зависит от «конкретных об- стоятельств». Каковы же они, эти «конкретные обстоятельства»? По каким таким причинам они проявились именно в Западном Берлине? Отчего как раз в этом городе ста- ли доброжелательно встречать тех самых молодых йор- дим и йошрим, к которым враждебно относились и от- носятся еврейские общины и сионистские организации по всей Западной Европе? Правда, баловнями сионистов становятся считанные единицы. По всей видимости, они обладают какими-то особыми приметами. Какими? Всего этого мой собеседник не открыл мне. Точнее, не пожелал открыть. Совсем точно: намеренно скрыл сугубо тайные корни практикуемого в Западном Бер- лине новшества, весьма странного и необычного для сионистов. Но ответы на эти вопросы не могли долго оставать- ся секретом для местных жителей еврейского происхож- 57
дения, в том числе и тех, кто не связан и не хочет свя- зываться с сионизмом. Многое из тайн сионизма стало явным и для журналистов. Оказывается, местные сионисты и еврейская община раскрывают свои объятия только тем молодым людям, в которых видят антисоветчиков. И только из тех се- мей, где отец или мать, очутившись за пределами Со- ветского Союза, поспешили прокричать во все горло клеветническое антисоветское заявление. Оных в Израиле величают «гарантиками»: мол, пуб- личное антисоветское высказывание гарантирует, что бывший советский гражданин, как бы худо ему ни бы- ло, не посмеет просить советские государственные орга- ны о возвращении в преданную им Советскую страну. Западноберлинские сионисты рассудили так: пусть да- же на «исторической родине» и во время скитаний по белу свету парень из «гарантиков» ругательски ругал сионистские идеалы, — с такими потерями можно при- мириться. Пойти на подобные уступки могли разрешить только крупнейшие международные сионистские центры, только самые именитые руководители израильского сионизма. Откуда такая необычная мягкость? Такое странное всепрощение? Такая неимоверная нежность к парню, категорически отказывающемуся жить в Израиле и во- обще якшаться с сионистами? Ларчик открывается просто: этот парень из семьи «гарантиков» и сам не скупился на антисоветские вы- сказывания. Потеряв в нем «патриота», можно сохра- нить его как антисоветчика. Больше того, западнобер- линские сионисты надеются воспитать из него антисовет- ского служаку, функционера, эмиссара. Зато уж любому «ненадежному», то есть активно не проявившему своих антисоветских позиций молодому йордим или йошрим, наглухо закрыли дорогу в Запад- ный Берлин. Таких молодых людей сионистская пропа- ганда именует «отравленными социализмом». Никому 58
из «отравленных» ни в Риме, ни в Вене, нигде не «дали понять», что они «желанны» западноберлинской общине. Уж очень неблаговидные сведения значились, напри- мер, в досье Лии Неймарк. Оно составлено на основе донесений сионистских осведомителей, действующих в любом пункте скопления беженцев. Подумать только, она, очутившись в Австрии после бегства из Израи- ля, читала своим товарищам по несчастью, да еще «с волнением в голосе», стихи Николая Тихонова, Влади- мира Луговского и Николая Асеева из хранящегося у нее стихотворного сборника «Кубок». А когда неболь- шой томик был по нескольку раз перечитан, крамольни- ца стала по памяти читать обездоленным ровесникам стихи других советских поэтов. Кое-кому все это, естественно, не понравилось. И за- чинщицу «просоветского сборища» Лию Неймарк при- знали недостойной поддержки западноберлинских сио- нистов. Хирон Зумалишвили оказался более настойчивым. Минуя «контрабандистов», он все-таки пробрался в За- падный Берлин. Но сионистским деятелям стало извест- но, что Хирон отправлял в Грузию «антипатриотиче- ские» письма. Наказание последовало незамедлительно: по их наущению полиция немедленно выдворила Хиро- на Зумалишвили из города. Приблизительно такие же «тяжкие» грехи числились и за Аркадием Сандлером, Элей Сульвицем и другими «отравленными». Им тоже не протянули руку помощи. Зато, повторяю, охотно привечают всех, кто хоть чем-нибудь может доказать свои антисоветские настрое- ния. Мне рассказали о самых причудливых формах и способах таких доказательств. Пришел к руководителям сионистского комитета вспомоществования некий глава семейства. Пришел уве- ренно — ведь он привез с собой «людской ресурс» — двадцатилетнюю дочь. Встретили его, однако, с про- хладцей: видимо, не знали о его дочери ничего, с их 59
точки зрения, положительного. Разгневанный таким при- емом, папаша воскликнул: — Да будет вам известно, что моя дочка еще в Лат- вии послушалась меня и не подала заявления в комсо- мол. И отговорила своего друга. Я знаю его израиль- ский адрес, можете его запросить, он вам подтвердит... Ой, не надо, не надо запрашивать,— тут же спохватил- ся отец «положительной» дочки: — Он выгодно женился и стал «кэсэф-сионистом» в Эйлате. Разве простит он моей дочке, что она отказалась жить в Израиле! Нелестное словечко «кэсэф-сионист» неприятно реза- нуло слух деятелей комитета вспомоществований — ведь на иврите кэсэф означает деньги. И «кэсэф-сио- нистами» в Израиле величают людей, шумящих о сво- ей приверженности сионистским воззрениям с един- ственной, зачастую и нескрываемой целью — выколо- тить побольше денежек. Тем не менее дочку бывшего рижанина признали вполне заслуживающей внимания сионистов на предмет воспитания из девицы активной антисоветчицы. • Мрачный дом на Иоахимсталерштрассе Когда знакомишься с тем, как западноберлинские си- онисты не только амнистировали большую группу «анти- патриотов», но даже старательно помогли им осесть вдалеке от «родины отцов», одно обстоятельство представ- ляется, прямо говоря, исключительно маловероятным. Просто неимоверно: осесть в Западном Берлине «фальшакам» всячески помогал даже местный филиал Сохнута. Да, да, того самого Сохнута (еврейского агент- ства для Израиля), чьи эмиссары во всех странах За- падной Европы особенно злобно преследуют каждого йордим и каждого йошрим. Ведь основное назначение сохнутовцев — не стесняясь в выборе средств, добивать- ся вывоза определенной части еврейского населения в 60
Израиль. А в Западном Берлине на сей раз сохнутов- ские эмиссары действовали совсем в противоположном направлении: изобретательно содействовали отрекшимся от подведомственного сионизму «рая» евреям скрыть их пребывание в Израиле, дабы изобразить несостоявших- ся израильтян политическими изгнанниками, якобы по- павшими в Западный Берлин прямо из... Советского Союза. С этой целью они «улучшали» фальшивки, сра- ботанные уж чересчур топорно в Вене или Риме, дела- ли в них подчистки, дописки, оговорки. Поистине, странный для сохнутовцев кульбит! Мне, предвижу, могут возразить: позвольте, ведь Сохнутом в Западном Берлине и не пахнет. Попробуй- те спросите о филиале Сохнута дежурного в вестибюле правления еврейской общины на Фазанерштрассе. Он вскинет на вас удивленные глаза и темпераментно раз- ведет руками: ни о каком Сохнуте ведать не ведаю! Попробуйте полистайте восьмистраничный перечень местных еврейских организаций, который вам любезно предложат в муниципальном информационном центре Западного Берлина. Вы не встретите там даже упоми- нания о филиале Сохнута. Но есть он в Западном Берлине, есть. Как имеются и неупоминаемые в перечне информационного центра филиалы таких махровых сионистских служб: объеди- ненной израильской акции «Керен Гаемсод» (она еще во время гитлеровского рейха под вывеской треста «катализировала» выезд немецких евреев на «землю предков», в Палестину), еврейского национального фон- да «ККЛ» (одного из ответвлений всесильного и самого богатого в сионистских сферах объединенного еврейско- го фонда США «Магбит»), «Алии для детей и молоде- жи» (лишнее доказательство того, что сионистов прежде всего интересует вывоз в Израиль молодого поколения) и «Комитета сионистского свободного объединения ВИЗ0» (единственный случай, когда термин «сионист- ский» не заменен псевдонимом). 61
Местом своего пребывания в Западном Берлине филиалы этих служб вместе с Сохнутом избрали последний этаж зажатого магазинами и ресторана- ми неприметного дома № 13 на Иоахимсталерштрас- се. На скромной вывеске указано, что в этом доме размещается Главное управление еврейской общины. Об этом управлении не любят особенно распростра- няться те, кого можно встретить в комфортабельных комнатах пышного особняка на Фазанерштрассе. Там, в изысканной резиденции общины, проводятся парадные приемы, там читают лекции и рефераты тель-авивские пропагандисты. Там хранится огромная библиотека, и туда допускаются несионисты. Там проводит пресс-кон- ференции Галински, а чаще — его уполномоченный по связи с прессой Штейгер. Там снуют улыбающиеся посетителям люди из аппарата правления, а за ними недреманным оком наблюдает престарелая фрау Фукс, одной из первых сумевшая в свое время доказать свое право именоваться «фольксдойче». Там, наконец, нахо- дится и самый изысканный из всех кошерных ресто- ранов. Правда, в особняке на Фазанерштрассе один раз в неделю принимает и представитель «Бнай-Брит». Поче- му же вдруг в резиденции общины, организации офици- ально внепартийной, решились открыто приютить пред- ставителя одной из самых реакционных и влиятельных служб сионизма? Очень просто: «Бнай-Брит» скрывает свою причастность к сионизму за вывеской масонской ложи. Я предпринял несколько попыток попасть в мрачный дом на Иоахимсталерштрассе. В первый раз пришел в пятницу с намерением наве- стить отделение редакции «Альгемайне юдише вохенцай- тунг». Суровое сердце подозрительного чиновника, дежу- рившего в вестибюле, смягчилось после моего обраще- 62
ния к нему на идиш. Выходец из Польши, он совершенно не знает иврита и далеко не блестяще владеет немец- ким. Он мне сказал, что госпожа, представляющая сво- ей персоной отделение редакции, принимает только по понедельникам. Тогда я назвал дежурному другие учреждения, которые хочу навестить. Он вновь посуро- вел. Сначала сказал, что сотрудники на всех этажах уже закончили работу. Это показалось мне странным: только что был обеденный перерыв, по лестнице вверх и вниз сновали люди. Среди них, кстати, я приметил моего «гида» из общины. Без шляпы и внушительного зонтика, с бумагами в руках, он небезосновательно по- казался мне не посетителем, а работающим здесь сотрудником главного управления. Тем временем де- журный посоветовал мне заблаговременно согласо- вать по телефону свое посещение нужной мне органи- зации. По всей вероятности, он принял меня за запоздалого «фальшака», намеревающегося искать заступничества перед местными властями. Но в конце концов угостил меня такими наставлениями: «Приходите завтра в синагогу. Там вы встретите всех, кто может вам пригодиться,— запомните, в сина- гогу по субботам приходят даже те, кто не умеет про- читать в молитвеннике ни единого слова. Вам скажут, на что можете рассчитывать. Райских кущей не ждите. Заранее скажите себе: ничего особенно хорошего не будет. Когда скитаешься из страны в страну, можно ждать лишь худого. Самая большая удача — миновать лагерь, где несколько месяцев проходят проверку. Но ес- ли у вас найдутся поручители, вы не попадете в лагерь. Только боже вас упаси просить поручительство у тех, кто прислан на работу в наше управление из Израиля! Наживете себе врагов! Правда, и при поручителях про- верять вас все равно будут. Но, по-моему, проверяют-то они не так, как нужно. И отсеивают не тех, кого нужно. Моя бы воля, я выгнал бы на другой же день многих 63
юнцов. Жулики! Хулиганы! Ни бога, ни черта для них не существует. Потеряли ум и совесть. Продажные жен- щины, героин, хорошая выпивка — вот что их интересу- ет. Этого здесь хватает. А местным жителям эти юнцы попадаются на глаза чаще, чем мы с вами. И по ним судят о нас... Но,— хитро прищурившись, заключил де- журный,— если при вас имеется внук с красными щеками или внучка, хорошо стреляющая глазками, вам легче будет состряпать свои дела. Выражая дежурному благодарность за добрые со- веты, я, видимо, не сумел до конца скрыть иронию. Он мгновенно насупился и с оттенком угрозы бро- сил мне вслед: «Я вам ничего не говорил, вы ничего не слышали!» # Со скрежетом зубовным Придя сюда в понедельник, я сразу же понял: дежур- ный резко изменил ко мне отношение. Выразительно взглянув на находившихся с ним в застекленной кабине двух полицейских, он холодно ответил на мое привет- ствие и нарочито громко сказал: — Вы хотели видеть представителя редакции «Аль- гемайне юдише вохенцайтунг», я помню. Фрау прини- мает на втором этаже, дверь как раз напротив лест- ницы. Анжела Ксиньска встретила советского писателя, надо признать, вежливо, даже улыбчиво. Но ни на один вопрос прямого ответа я не получил. На вопросы, поче- му газета, как и вся печатная продукция издательства еврейской прессы, издается в Дюссельдорфе, не потому ли, что там находятся все сионистские организации ФРГ, фрау Ксиньска посоветовала мне обратиться к гос- подину Рольфу Штейгеру, представителю председателя общины по связям с прессой. Точно так же мне ответила фрау Ксиньска на вопрос, почему газета обходит молчанием размещение нового 64
американского ядерного оружия на территории ФРГ. Разве еврейское население ФРГ это не волнует? На прощанье фрау Ксиньска по собственной инициа- тиве вручила мне свежий номер информационного бюл- летеня Центрального совета евреев ФРГ «Еврейская пресс-служба», издающегося опять-таки в Дюссельдор- фе. Бюллетень заполнен не только просионистскими ма- териалами, но и перепечатками, которые издателям бюл- летеня хотелось бы видеть и на страницах других изданий. Выйдя из комнаты отделения газеты «Альгеманне юдише вохенцайтунг», я решил подняться не лифтом, а прямо по лестнице на последний этаж, где находятся западноберлинские филиалы четырех сионистских орга- низаций во главе с Сохнутом. Однако ни на одной две- ри не заметил таблички с наименованием «Сохнут», «ККЛ», «Алия для детей и молодежи», «Комитет сио- нистского свободного объединения ВИЗО». Наименова- ния значились совершенно иные: «Раввинат», «Правовые вопросы», «Страхование», «Контакты с лагерем Мариенфельд». Кстати, под какой-то непартийной вы- веской разместился здесь и сионистский комитет вспо- моществований. Хотел было постучать в первую попав- шуюся дверь, но передо мной как из земли вырос поли- цейский и с вежливой улыбкой заявил: «Работа здесь уже закончилась». Другой полицейский, оказывается, успел тем време- нем записать номер машины, на которой я подъехал к таинственному дому № 13 на Иоахимсталерштрассе. Эпитет «таинственный» совсем, поверьте, не преуве- личение. Западноберлинские сионисты из кожи вон ле- зут, только бы не привлекать внимание к местопребыва- нию и засекреченной деятельности своих организаций, да и таких отделов главного управления общины, как, например, юридический или управление кадров. Только проникнув в этот дом, я понял, отчего че- ловек с немодным зонтиком столь неожиданно и нервоз- 65
но прервал нашу прогулку. Мы тогда дошли с ним до большого углового здания универмага «СА». И вдруг он сказал: «Здесь я вас оставлю. Мне нужно перебежать на другую сторону улицы не по «зебре». А вы, я вижу, устали. Да ничего интересного вы там не увидите». И, заторопившись, ушел. Да, сионистские организации вкупе с еврейской об- щиной Западного Берлина содержат два больших дома. По самым приблизительным подсчетам, в них работает более ста сотрудников. А если приплюсовать к ним многочисленных служащих двух общежитий, богадельни для престарелых (они приходят на выручку, когда сио- нистам необходимо собрать подавляющее большинство!), культовых учреждений и других «точек», цифра будет более значительной. Откуда же берутся средства на содержание несколь- ких домов и немалого штата? Решающую роль играет финансовая поддержка круп- нейших международных сионистских служб, в чью кассу безудержно текут американские доллары, английские фунты, французские франки, западногерманские марки, итальянские лиры, голландские гульдены, австрийские шиллинги и прочая валюта. — У Ротшильдов в Париже, у Фишеров в Лондоне, у Лазаров в Нью-Йорке лежит в банке на пару монеток больше, чем у меня вместе с вами в сберегательной кассе,— сказал мне западноберлинский шекелеплатель- щик из не шибко состоятельных.— Хороший вид имела бы наша община, если бы надеялась на тощих коров вроде меня. Но за океаном хватает тучных коров среди еврейских богачей. Не только еврейских, вынужден добавить я. В Бель- гии, Франции, ФРГ мне называли имена капиталистов нееврейского происхождения, вносящих в сионистскую кассу солидные субсидии. В Лондоне мне это торжеству- юще твердила активистка антисоветской организации 66
сионисток «комитета 35» Памела Менсон. В данном случае я вполне ей верю. Так и не удалось мне проникнуть в тщательно обере- гаемые от глаз посторонних комнаты западноберлин- ского Сохнута. Меня это не удивило. Я бывал в редакциях сионистских газет, присутство- вал на лекциях сионистских агитаторов, беседовал с сионистскими функционерами. Редактор одного сионист- ского издания в Лондоне Якоб Зоннтаг даже почтил ме- ня своим визитом в отеле. Но ни разу нигде не открыва- ли мне доступ в сохнутовские резиденции. Дело в том, что любой филиал Сохнута в любом западноевропейском городе выполняет всю самую черную работу по вербовке антикоммунистической агентуры, по обузданию строп- тивых и непокорных беглецов и «прямиков» и, главным образом, по экспорту еврейского населения из разных стран в Израиль. Здесь же, в Западном Берлине, сохнутовцам со скре- жетом зубовным пришлось, выполняя волю международ- ного сионизма, перестроиться и заняться непривычным делом: вместе с еврейской общиной пристраивать в горо- де нужных сионизму «фальшаков» — тех самых, ка- ких те же сохнутовцы в других городах нещадно пре- следуют. Правда, в те же дни на плечи западноберлинских сохнутовцев легла также более привычная и приличе- ствующая их традициям миссия — организовать выдво- рение из города нежелательных сионизму элементов. • 24 часа в сутки Отчего же верхушка международного сионизма воз- намерилась сосредоточить такие, с позволения сказать, отборные кадры именно здесь, на западных берегах Шпрее, в непосредственном соседстве с Германской Демократической Республикой? Выбор не случаен. Особенности Западного Берлина 67
имели для сионистов первостепенное значение, когда они выбирали еще один пункт сосредоточения их анти- советской агентуры. Еще в пятидесятые и шестидесятые годы сионистская печать с упоением варьировала на все лады откровенно милитаристские «изречения» особенно злобных западно- берлинских политиканов о том, что их город — копье в теле ГДР, что это копье можно, дескать, превратить в самую дешевую атомную бомбу. Когда же послы СССР, США, Англии и Франции подписали четырехстороннее соглашение об особом политическом статусе Западного Берлина, заправилы международного сионизма и не пы- тались скрыть свое огорчение. Ведь им, усердным функ- ционерам империализма, так хотелось, чтобы этот город стал составной частью ФРГ. До сих пор их пресса вы- дает желаемое за действительное и преподносит своим читателям действующий статус Западного Берлина в искаженном виде. Сионистов, естественно, приводит в ярость одна мысль о том, что из очага трений и конфлик- тов Западный Берлин превратится в фактор мира, раз- рядки и сотрудничества на Европейском континенте. Как и вся капиталистическая пропаганда, сионист- ские газеты продолжают называть Западный Берлин то фасадом, то витриной западного мира. Ох, основательно поблек фасад, потускнела витрина! Экономические трудности подорвали прежде всего ма- териальное положение трудящихся и вызвали рост без- работицы. Город приобрел печальную известность не- прерывно растущим числом жителей без работы, без специальности, без крыши над головой. Последнее осо- бенно больно ударило по западноберлинской молодежи. Не уменьшается число бездомных молодых людей, как и число... пустующих домов. Правда, часть таких домов хозяева предусмотрительно объявляют предназначенны- ми на снос. Домовладельцам выгодно провести пустяко- вый, самый поверхностный, не требующий значительных затрат ремонт, чтобы получить законное право на рез- 68
кое повышение квартирной платы. Доведенные до отчая- ния бездомные молодые семьи вынуждены самовольно вселяться в пустующие квартиры. Полиция безжалост- но вышвыривает невыгодных домовладельцам малоиму- щих жильцов из «незаконно занятых» квартир. Я видел, как полицейские с дубинками, оградив себя от разгневанной толпы щитами древнерыцарского об- разца, осаждали четырехэтажный дом с традиционной черепичной крышей в переулке близ Сименсштрассе. Пробравшись на самый верх дома, полицейские не спе- ша и методично сбрасывали вниз по лестницам жалкую мебель студенческой четы, недавно вселившейся с ребен- ком в получердак-полумансарду. А мелкий скарб вы- брасывался в окно. Вскоре на улицу вышла лишенная крова молодая мать с ребенком на руках. Ее скорбные глаза были красноречивей иссякших слез. За руку она держала девочку лет восьми, дочку выселенного сосе- да — безработного упаковщика, уже три года тщетно дежурящего у окошек биржи труда. Нетрудно представить себе душевное состояние этих отверженных, когда они узнают, что неподалеку предо- ставлены квартиры проникшим в город по фальшивым документам сионистским протеже. Ободренные заботой оборотистых покровителей, те, конечно, не задумывают- ся над тем, что попали в город, подверженный расту- щему экономическому кризису. Ведь, по прогнозу эко- номистов, к 1990 году число рабочих мест на одних толь- ко промышленных предприятиях сократится здесь еще на 16 тысяч. В обстановке деградирующей экономики в Западном Берлине и поныне сохранилось немало такого, что бла- гоприятствует неблаговидной деятельности сионизма. Этот город устраивает сионистов и по таким мотивам: там, по неполным данным прогрессивной печати, к кон- цу 1984 года активно действовали 77 реваншистских и неофашистских организаций, а также 82 шпионских и террористических. 69
Агенты сионистского центра вовсю используют и широкую возможность спекулировать на чувствах мно- гих местных граждан, испытывающих неистребимый стыд за то, что именно здесь при Гитлере достигли апогея безжалостные расправы над еврейским населе- нием, за то, что отсюда распространилась раковая опухоль антисемитских расовых «теорий» нацизма. И сионисты по любому поводу кричат, что материаль- ным компенсациям, то есть деньгам, чистоганом вы- плачиваемым Израилю по самым скрупулезным бухгал- терским расчетам за умерщвленных гитлеровцами евреев, должны сопутствовать и «моральные компенса- ции». К ним сионизм, безусловно, относит и содействие липовым «фольксдойче». Написав эти строки, вынужден сделать небольшое отступление — уверен, читатели поймут мою священ- ную обязанность повторить здесь все ранее мной напи- санное об оскорбительных для памяти погибших и для сознания их потомков «материальных компенса- циях». В сентябрьские дни 1941 года гитлеровцы в винниц- ком гетто зверски умертвили мою мать. И когда до меня после освобождения Украины дошла эта страшная весть, мог ли я предположить, что за истребленных гитлеров- цами евреев, за мою погибшую мать сионистские прави- тели Израиля будут получать под видом репараций регулярные субсидии! С кем же заключили сионисты договор? С явным покровителем неонацистов Аденауэром, тем самым, кто умолял гитлеровского министра внутренних дел Фрика признать его, Конрада Аденауэра, заслуги перед нациз- мом еще до захвата Гитлером власти в Германии. Этим актом сионисты переступили последнюю грань кощунства! Что же касается Аденауэра, то он с легкой душой согласился на выплату Израилю репараций, ибо прекрасно отдавал себе отчет в том, на какие дела бу- дут истрачены эти деньги. 70
Больно и тяжко подумать мне, что на деньги, запла- ченные сионистским фарисеям за убийство моей матери, был, возможно, снаряжен летчик, сбросивший первую бомбу на мирные ливанские поселки и убивший крохот- ных детей. Окровавленные сребреники, выкачанные израильскими друзьями освенцимских и майданеков- ских палачей, накоплены, может быть, от продажи зо- лотых зубов, вырванных гитлеровцами у жертв винниц- кого гетто. Многие мои сверстники и друзья отрочества, не поверившие сионистским увещеваниям, тоже были среди замученных в винницком гетто жертв. На их убий- стве фашисты тоже создавали свои накопления, о ко- торых напоминают получаемые Израилем репарации. Поистине все возвращается на круги своя! Возмущение грязными сделками между сионизмом и неонацизмом мне довелось слышать не только в на- шей стране. Немало гневных слов о «черном договоре» слышал я от граждан Болгарии, Венгрии, Польши, Ру- мынии, Чехословакии, Австрии, Голландии,. Дании, Бельгии. Близкие и родные этих людей были умерщвле- ны гитлеровцами за колючими оградами гетто и в газо- вых камерах концлагерей... Уже после опубликования этих строк я не раз слы- шал из уст английских, французских, итальянских граждан еврейского происхождения слова резкого осуж- дения «материальной компенсации» в кощунственном сионистском понимании. Слышал я такое и в Западном Берлине, где зубной врач, чьи родители погибли в печах Бухенвальда, заметил: — Сионисты упорно твердят, что деньги, которые идут в их кассу, не пахнут, даже если эти деньги запят- наны кровью их близких. Что же касается «моральной компенсации», могу до- бавить: превращение бывшего винничанина под при- крытием фальшивых бумажонок в западноберлинца преподносится как некое частичное искупление убийства 71
моей матери в оккупированной фашистскими захватчи- ками Виннице!.. У сионистов в Западном Берлине имеются весьма именитые и влиятельные покровители. Назову наслед- ников владельца антикоммунистических и бульварных органов печати, финансового магната, «короля желтой прессы» Акселя Шпрингера. Продолжая фарисейские традиции некоторых сионистских лидеров тридцатых годов, сегодняшние руководители Израиля дружат со шпрингеровцами — ведь те охотно одаривают про- пагандистские гнезда сионизма щедрыми пожертвова- ниями и в ответ благосклонно принимают знаки отличия и почетные звания. Неспроста шпрингеровские и сио- нистские издания изобилуют взаимными перепечатками. Что ж, налицо единство политических взглядов! И наконец, наиболее привлекательная для сионистов особенность Западного Берлина. Они считают самым выгодным для себя расширение сети центров идеологи- ческих диверсий поближе к территории социалистиче- ских стран, особенно к Советскому Союзу. С этой точки зрения насыщение западноберлинских организаций активными антисоветчиками представляет для между- народного сионизма большую важность. Вот почему в первых же инструктивных беседах с новыми кадрами из числа «фальшаков» сионистские функционеры требуют от бывших советских граждан проникновения в местные торговые и промышленные фирмы, в культурные и научные организации, на роли «специалистов» по Советскому Союзу. И конечно, обе- щают всячески содействовать осуществлению этих про- вокационных замыслов. «Специалистов» обязывают со- ответствующим образом «консультировать» своих рабо- тодателей, когда речь зайдет о контактах с советскими учреждениями. Подобные инструкции подкрепляются такими напо- минаниями: — Не забывайте, что вы из «фальшаков», от вас 72
можно больше требовать, чем от законных жителей. Многим из вас грозит разоблачение. Что ж, многие из липовых «фольксдойче» с места в карьер доказали свою преданность. Когда я находился в Западном Берлине, к пожилому владельцу книжного магазина на Инсбруксштрассе, торгующему старыми и антикварными изданиями на русском языке, пожаловали три новоиспеченных западноберлинца. И весьма настой- чиво посоветовали книготорговцу пригласить их в компаньоны. Посулили сказочный рост оборота и доходов: — Наш магазин станет монополистом по продаже в городе антисоветских книг. Гарантируем срочное полу- чение через Тель-Авив всех новинок. Гарантия обоснованная. Когда речь идет об антисо- ветских изданиях, Тель-Авив действительно надежный оптовый поставщик нужного пропагандистского товара. То же самое могли бы с полным правом сказать и коммунисты из многих других капиталистических стран, ибо антисоветизм стал паролем всех без исключения служб международного империализма, в том числе и служб сионистских. • 365 дней в году Немалую роль в разжигании антисоветизма сыграл вернувшийся из Нью-Йорка в Тель-Авив Хаим Герцог, бывший представитель Израиля в ООН. На этом посту он завоевал симпатии Белого дома и Пентагона своими оголтелыми антикоммунистическими речами. Подогре- тый американскими наставниками, Герцог незадолго до того, как стал президентом страны, опубликовал в наиболее влиятельных сионистских газетах статью под «загадочным» заголовком: «Все понимают важность про- паганды, но...» Но в самой статье никаких загадок не было. Ан- тикоммунистическую пропаганду, на которую монопо- 73
листический капитал подбрасывает сионистским службам десятки миллионов долларов, они ведут, раздражен- но доказывал Герцог, «дилетантски, в то время как про- паганда должна занимать 365 дней в году». Словом, кле- ветать, провоцировать, лгать не только круглосуточно, но и без выходных! И особенно выученик американских реакционных кругов рекомендовал налечь на очернение мира социализма и вовлечение в сионистские организации молодежи. Западноберлинские сионисты, неукоснительно выпол- няя директиву своих международных служб и вняв ре- комендациям любимца пентагоновских руководителей Герцога, расширили антисоветский, антикоммунистиче- ский форпост за счет пригретых ими «фальшаков». Вла- сти им не мешали. Даже осужденных за незаконное про- никновение лиц оставляли в городе. В общем, власти пошли навстречу службам между- народного сионизма (как обычно, официальная инфор- мация упоминала не их, а еврейскую общину). Беглецы из Израиля упорно именовались... гражданами восточно- европейских стран. Мало того, все это прикрыва- лось фразами о необходимости укреплять дружеские от- ношения с Израилем. А ведь вначале массовым просачиванием в Западный Берлин нелегальных иммигрантов заинтересовалась прокуратура. Газеты недвусмысленно писали об «афери- стах, задержанных за подделку документов, обман и по- лучение нечестным путем статуса изгнанников». А ведь вначале, да и затем тоже, от некоторых депутатов посту- пали в сенат запросы по поводу растущей противозакон- ной иммиграции — передо мной «Бюллетень отдела прессы и информации сената Западного Берлина» от 14 августа 1980 года с очередным запросом социал-де- мократического депутата Петера Рцепки. И только спустя некоторое время сенат и аппарат правящего бургомистра спохватились. Нет, не удесятеренный антисоветизм новых сионист- 74
ских кадров встревожил эти почтенные учреждения! Не попытки сорвать вечера и концерты прогрессивных артистов и музыкантов, объединившихся в союз «Деяте- ли искусства — за мир!». Не участие в клеветнической кампании против традиционного обмена профсоюзными делегациями между Волгоградом и Западным Берли- ном. Не провокации с целью очернить в глазах населе- ния качество советских товаров и добиться сокращения торговых связей между западноберлинскими и советски- ми фирмами. Все это совершенно не беспокоило и не беспокоит власти. Особенно после того, как на выборах в палату депутатов победили христианские демократы, в состав сената вошли экспортированные из Бонна реакционные политиканы. И все же сенат вынужден был приостановить даль- нейшее проникновение в город нужных сионистам «фальшаков». Многочисленные жалобы жителей (в том числе евреев!) и сигналы прессы (в том числе благо- склонной к антисоветизму!) заставили наконец запад- ноберлинские власти увидеть, насколько губительно сказывается просачивание фальшивых «фольксдойче» на экономике, культуре, правопорядке в городе. Сошлюсь на почтенную даму еврейского происхожде- ния, некогда поселившуюся и преуспевшую в Западном Берлине исключительно благодаря необычайно выгодно- му замужеству. Выступая сейчас в роли патронессы но- воявленных западноберлинцев, она не без труда выда- вила из себя такое горькое признание: — Я еще сама не настолько стара, чтобы с пред- убеждением относится к молодым и хаять их ни за что пи про что. Но из новых членов общины именно моло- дые сразу же стали вести себя так компрометантно, что замарали всю общину и восстановили против себя всех: и порядочных людей, и шлеперов.— Под поря- дочными имеются в виду состоятельные люди, под шле- перами — малообеспеченные. 75
Как читатели могли убедиться, омоложение общины в Западном Берлине достигнуто временной чрезвычай- ной мерой, примененной международным сионизмом только здесь: амнистирование антисоветски настроен- ных беженцев из Израиля и «прямиков». Преимуще- ственно из их сыновей и дочерей были отобраны, надо признать, действительно самые «надежные» и «перспек- тивные». Ни одному человеку не дали возможности обо- сноваться в Западном Берлине, так сказать, неоргани- зованно. Фальшивыми документами снабдили только очень нужных. В багажниках автомобилей и товарных вагонах привозили тоже только таких. Заступались пе- ред местными властями и выплачивали штрафы только за них. Значительную денежную помощь оказывали только им. Итак, решение, воспрещающее доступ в город «фаль- шакам», западноберлинский сенат принял 21 сентября 1980 года. Правление еврейской общины (а публично высказы- вается, конечно, оно, а не сионистские организации!) по- спешило заявить, что эту меру встречает с удовлетво- рением. В самом деле, нужные сионизму кадры из «фальшаков» были уже к тому моменту подобраны. Излишек не требовался. Наконец, запрет сената преду- смотрел ряд исключений, а уж сохнутовские функцио- неры — мастера инсценировать «исключительный слу- чай». Уже после 21 сентября 1980 года, используя лазей- ки «исключений», община сумела поселить в городе более девяноста «фальшаков». К первой годовщине со дня опубликования сенатско- го решения большинство «зацепившихся» за Западный Берлин «фальшаков» проживало в городе не менее, в среднем, полутора лет. Время немалое. Что же оно принесло столь тщательно отобранному пополнению общины? Как сложилась судьба «новоселов»? Кем они стали? 76
® Ответ я все-таки получил И вот я снова в Западном Берлине. К кому же мне первым делом обратиться? Конечно, к Хейнцу Галински, председателю правления еврейской общины. Ведь ровно год тому назад он авторитетно за- верил меня, что по отношению к «фальшакам» (госпо- дин председатель именовал их, правда, жертвами мафии изготовителей фальшивых документов), хотя они и не проявили себя израильскими патриотами, община ста- вит гуманизм выше интересов Израиля и помогает им стать на ноги в Западном Берлине. К организации предстоящей встречи я предусмотри- тельно привлек немецкого переводчика — ведь по при- меру председателя все сотрудники общины беседуют с посторонними не на идиш, а по-немецки. И вот переводчик звонит секретарше господина Галински. Излагаю их диалог с документальной точ- ностью. Переводчик: Ровно год назад ваш председатель бе- седовал у себя в кабинете с московским писателем Со- лодарем. За минувший год в мире, в том числе и в За- падном Берлине, произошло многое, что непосредственно касается общины и всего еврейского населения горо- да. Писатель сейчас в вашем городе, где пробудет не- сколько дней. Не нашлось бы у господина председателя получаса для беседы? Секретарша: Сейчас спрошу. (По прошествии не- скольких минут.) Господин Галински хочет точно знать, какие вопросы ему будут заданы. Если вы сможете в течение пятнадцати минут сформулировать эти вопросы, позвоните — я доложу. Решаю сократить число вопросов до минимума. И че- рез минуты три переводчик снова звонит секретарше. Диалог продолжается. Переводчик: Будут заданы всего два вопроса. Пер- вый. Какова судьба обосновавшихся здесь бывших 77
граждан социалистических стран, которые бежали из Израиля либо совсем не воспользовались предостав- ленным им израильским гражданством? Главным обра- зом интересна судьба молодежи, ведь ее особенно ак- тивно поддержала община. Второй. Какие формы при- нял и принимает протест общины против возрастающей военной опасности? Как, в частности, высказывается ев- рейская община Западного Берлина о размещении но- вого американского ядерного оружия на территории ФРГ — ведь в прошлогодней беседе господин председа- тель подчеркнул миролюбивый, антивоенный характер деятельности этой организации, входящей в состав Центрального совета евреев ФРГ? Секретарша (записав вопросы): Сейчас доложу гос- подину председателю. (По прошествии нескольких ми- нут.) На эти вопросы господин Галински отвечать не хочет. (Сигнал отбоя.) Впрочем, на второй мне ответил в значительной ме- ре сам господин Галински. Не как председатель правле- ния общины, а как один из двух издателей «Альгемайне юдише вохцайтунг» — в части тиража со специальной вкладкой для читателей Западного Берлина заголовок начинается со слова «Берлинер». Передо мной два августовских за 1981 год номера «Альгемайне юдише вохенцайтунг». Не верю глазам сво- им: критические высказывания в адрес США! Да, газета отважно критикует американские власти за... нежела- ние окончательно запретить въезд в страну евреям, пре- зревшим право жить в Израиле. А вот сообщение, каса- ющееся Голландии. Вероятно, подумал я, рассказывает- ся о решительном протесте голландской общественности и правительственных кругов против попыток НАТО на- вязать стране новые боевые ядерные установки? Как бы не так! Речь идет о появившейся возможности создать на территории Голландии перевалочный пункт для за- вербованных в Израиль жителей европейских стран. И опять-таки ни строчки о военной опасности. 78
Словом, если бы господин Галински и согласился встретиться со мной, то на вопрос, какие формы принял протест руководимой им общины против нагнетания ва- шингтонской администрацией и ее западноевропейски- ми приспешниками ядерной опасности, он мог бы в от- вет только развести руками. Дополнительный — и также весьма красноречи- вый — ответ на этот вопрос я получил по возвращении в Москву. Печать сообщила, что большая группа вид- ных общественных и политических деятелей Западного Берлина опубликовала в газете «Нью-Йорк таймс» от- крытое письмо к американскому народу. Подписавшие его представители различных партий, ученые, писатели, артисты, преподаватели выражают серьезную озабочен- ность по поводу милитаристской политики администра- ции Рейгана. Народ Советского Союза, отмечается в письме, никогда не забудет, сколько горя принесла ему последняя война, в которой погибло более 20 миллионов советских граждан. Никто в СССР не хочет ядерной войны. Зачем же размещать на территории Западной Европы ядерные ракеты средней дальности, угрожаю- щие Советскому Союзу? Кто всерьез поверит в то, что их развертывание послужит делу мира? Осуждается в письме и решение Рейгана приступить к полномасштаб- ному производству нейтронной бомбы. Прочитав изложение письма, тут же звоню в Запад- ный Берлин. Оказывается, никто из деятелей еврейской общины и сионистских организаций не подписал это полное тревоги и возмущения письмо. А как же с судьбой отобранных для поселения в За- падном Берлине йордим и йошрим, особенно молодых? Получил я ответ и на этот вопрос. Мне ответили, во- первых, некоторые поддержанные общиной и Сохнутом «фальшаки». Удалось мне, во-вторых, поговорить кое с кем из старожилов общины. И в-третьих, со мной поде- лились своими наблюдениями журналисты. Короче, ответ получился, можно сказать, коллективный. 79
Начинают новоиспеченные западноберлинцы — час- тенько еще полулегальные — обычно с многочисленных вариантов знакомой фразы: — Как меня зовут и откуда я — не спрашивайте. Вы спокойно уедете, а для меня, если вы в статейке на- зовете мое имя, здесь начнутся неприятности. Болезненного вида отец двадцатилетней дочери до- бавляет: — У меня в Советском Союзе остались родные и друзья... — Неужели вы полагаете,— прерываю его я,— что на них хоть в какой-нибудь мере отразится ваш от- каз от советского гражданства! — Что вы, что вы, я знаю, на отношение к самым ближайшим родственникам, даже если жили с нами в одной квартире, не влияет наше... мое поведение. Но не думаю, чтобы моему брату и племянникам было очень приятно прочитать про мое... мои заграничные путе- шествия. Оговорками такого рода обосновали нежелание на- звать мне свое имя и другие собеседники из «фаль- шаков». Некоторые юноши и девушки на людях пользуются кличками на американский лад. Мне попадались Джо, Дрю, Бор, Гаррисон. Один парень откли- кается на совсем уж необычное прозвище — Киссин- джер. Не произвел ли на него впечатление частенько публикуемый в изданиях общины фотоснимок, запе- чатлевший горячее рукопожатие Киссинджера и Га- лински! Следует рассказать и о зарегистрированных в поли- ции уголовных преступлениях молодых «новоселов». Некоторые из них пытались подзаработать, скажем, на мошеннических проделках в магазинах. Купив какую- нибудь вещь в универмаге, парни, возвращаются туда без нее, снова берут такую же вещь и уносят ее, при- 80
крыв свою жульническую проделку использованным че- ком. В случае удачи парни выпрашивают чеки у вы- шедших из универмага покупателей и снова принима- ются за мошенничество. Первым в такой уголовщине были уличены бывшие жители Одессы. И слово «одессит» — да не обидятся на меня жители прекрасного черноморского города! — ста- ло в Западном Берлине весьма нелестным. Узнал я об этом в универмаге «Вертхайм», когда мы с другом про- хаживались вдоль прилавков отдела мужских сорочек. Пожилая продавщица услышала, как я отозвался о привлекательной безрукавке, курортного вида: «Мне не подойдет, меня врачи уже давно не пускают к морю — не то что в Сочи, даже в милую Одессу». Тотчас же мет- нувшись ко мне, продавщица вежливо, но с довольно хмурым видом на польско-украинском диалекте спро- сила: — Господин из Одессы? — Почти,— шутливо ответил я, вспомнив, как в дет- стве вместе со сверстниками чрезвычайно гордился тер- риториальной близостью моей родной Винницы к знаме- нитой Одессе, — Здесь, извините, не стоит так шутить, — заметила продавщица. И объяснила нам, почему в универмагах так опасаются бывших одесситов... Для молодых людей, жульничающих в универмагах и промышляющих другими операциями такого рода, это зачастую единственный способ заработать на жизнь — на одни подачки общины и Сохнута не проживешь! Не- смотря на обнадеживающие обещания тех, кто усиленно помогал им осесть в Западном Берлине, они за полтора года не сумели найти работу. Неудивительно: в городе 47 000 безработных, причем не менее четверти состав- ляет молодежь. Если кому порой и попадается работа, то случайная, непостоянная и не совпадающая с жизнен- ными планами молодых. 8i
• Горькая пища духовная Встретил я бывшего студента. Знаю с его слов, где и на каком курсе он учился, но умолчу, назову его Нолей. Он был со мной сравнительно откровенен. После неоплаченного испытательного срока ему удалось устроиться упаковщиком мебели. Вскоре фирме под- вернулся, однако, более опытный упаковщик, и парня перевели в подносчики. — Материально помогать отцу и матери я не в со- стоянии,— рассказывает он.— Не могу себя, конечно, сравнить с нищим мандолинистом. Может быть, вы его видели на Курфюрстендам, у него на рукаве желтая по- вязка, какую при Гитлере должны были носить евреи. Но зарабатываю я пока не намного больше, чем он. За- то пищей духовной идейные покровители питают меня до отвала.— Парень протянул мне брошюрку с изобра- жением семисвечника на голубой обложке.— Вот по- смотрите, учебный план на третий триместр. — Вы учитесь? — удивился я.— Где? — Я нигде не учусь, меня учат. В школе при общи- не. Занятия, конечно, вечерние. Учеба вроде доброволь- ная, могут учиться даже пенсионеры. Но,— усмехнулся мой собеседник, — слушатели моего поколения боль- ше интересуют школьное начальство. Нас ведь надо ин- тенсивно закалять в идейном плане. Зато плату за на- ше обучение вносит община. Учебный план заполнен, как я мог убедиться, пре- имущественно лекциями на политические и исторические темы. Естественно, в сионистском и националистиче- ском духе. Одна из первых в триместре двадцати четырех лекций посвящена, например, деятельности берлин- ской организации сионистской молодежи накануне вто- рой мировой войны, другая — «жгучей» для современ- ного Израиля проблеме чернокожих евреев. В работе школы, очевидно, заинтересованы между- народные сионистские организации. Об этом свидетель- 82
ствует прежде всего поставленный на широкую ногу под- бор преподавателей из зарубежных стран. В числе лекторов-гастролеров можно найти имена Граба из Тель- Авива, Шверценца из Хайфы, Лоуренса из Лондона, Лансбурга из шведского города Упсалы. Не менее обильно представлены лекторы из ФРГ. Но многие ответственные темы доверены, надо при- знать, местным силам. Скажем, Хейнц Эйсберг по- свящает свою лекцию анализу взглядов и деятель- ности гитлеровского дружка и подручного Альберта Шпеера. Один из руководителей кровавой расправы фаши- стов с евреями, избежавший виселицы, влиятельный ми- нистр «третьего рейха» Шпеер, после отбытия назначен- ного ему Нюрнбергским международным трибуналом двадцатилетнего тюремного заключения настолько «пе- рестроился», что привлек особенное внимание израиль- ских сионистов. Не случайно группа студентов-истори- ков из Тель-Авива во главе с профессором Циммерма- ном даже навестила престарелого нациста на его вилле в Гейдельберге. Беседа, судя по изложению израиль- ских газет, прошла вполне мирно, даже трогательно. «Мы спросили Шпеера,— рассказывает инициатор встречи молодых израильтян с нацистским бонзой Цим- мерман,— как он пришел к тому, что стал соучастни- ком преступлений. Так оно получилось, ответил Шпеер. Я не был слепым и фанатичным последователем Гитле- ра, я просто делал служебную карьеру. А когда слу- жишь верой и правдой, то не думаешь о людях, дума- ешь только о задании, которое надо выполнить любой ценой». Развивая демагогическую, мягко говоря, мысль гитлеровца, внимавшие ему молодые израильтяне вполне могли вдохновенно развить ее применительно к практике сионистских карателей: если, мол, «думаешь только о задании, которое надо выполнить любой це- ной», наверняка сглаживается разница между спасаю- 83
щим детей врачом-педиатром и, скажем, оккупантом, который, ревностно выполняя задание, истязает детей на захваченной арабской земле. «Шпеер был исключительно талантливым организа- тором,— восторгается убийцей сотен тысяч людей про- фессор Циммерман.— Можно смело утверждать, что благодаря его способностям война затянулась на целый год (какая высокая заслуга рейхсминистра вооружения и боеприпасов перед человечеством! — Ц. С.). Его нельзя обвинить в убийстве в прямом смысле слова: он организовал производство оружия для убийц и, нужно отдать ему справедливость, блестяще справился со сво- ей задачей». Не менее блестяще справляется со своей задачей профессор Тель-Авивского университета Циммерман. Ему, безусловно, удается вдохновить своих учеников за- слугами Альберта Шпеера в образцовой организации массового истребления их дедов и бабок, отцов и ма- терей. «Шпеер утверждает,— продолжает вещать Циммер- ман,— что абсолютно ничего не знал об уничтожении евреев. На вопрос, как это могло случиться, что он, в ве- дении которого находился весь транспорт, не знал, куда направляются эшелоны с евреями, Шпеер ответил: «Я не был связан с движением поездов. Этим вопросом ведал министр транспорта». Среди питомцев профессора Циммермана нашлась студентка-третьекурсница Наама Хениг, все-таки засо- мневавшаяся в том, что Шпеер, несмотря на свою бли- зость к Гитлеру, ничего не знал об уничтожении евреев. И престарелый нацистский руководитель снисходитель- но объяснил девушке: «Я знал, что Гитлер хочет убить евреев, но как он планировал и осуществлял это, я по- нятия не имел. Поймите, я занимал чересчур высокий пост, чтобы непосредственно войти в соприкосновение со всеми этими делами. Этим занимались более низкие инстанции». 84
Пытливую студентку целиком и полностью убедила эта ссылка рейхсминистра. «Он показался мне весьма достойным человеком,— к такому выводу пришла мо- лодая израильтянка.— Порою я даже жалела его — ведь у меня создалось впечатление, что он честный че- ловек». Словом, полное отпущение грехов «честному» фа- шистскому палачу! Сокурсница Наамы Хениг пошла, по сообщению из- раильской прессы, еще дальше: «То, что произошло при Гитлере со Шпеером, может случиться с любым человеком, когда личная верность выдвигается как непреложное условие служебного или даже профессионального роста». Что ж, любой сионистский террорист спокойно мо- жет оправдать свои злодеяния личной преданностью Бе- гину и неуемным желанием расти по служебной и про- фессиональной линии! Обнаружив в молодых израильских историках столь глубокое понимание его идеалов, нацистский военный преступник растроганно воскликнул: «Я поражен и восхищен творческой силой и боевым духом израильтян! — И не забыл подчеркнуть свое ис- ключительное преклонение перед испепеляющей араб- ские земли армией Израиля: — Особенно восхищен Ца- халом!» Несомненно, ныне гитлеровский пособник нашел бы более выспренние слова, чтобы выразить свое восхище- ние Цахалом,— ведь «армия обороны» Израиля совер- шила наиболее кровавое из своих военных преступле- ний последних лет: обрушила смертоносный огонь на суверенный Ливан и, творя геноцид в террористических традициях нацистских единомышленников Шпеера, истребила с заранее обдуманным намерением десятки тысяч ни в чем не повинных женщин и мужчин, стари- ков и детей, ливанцев и палестинцев. 85
Воздержусь от комментирования шпееровских от- кровений и их оценок выкормышами сионистского исто- рика Циммермана. Пусть это прокомментирует господин Хейнц Галински. Ведь 11 августа 1980 года в его каби- нете я задал ему вопрос: — Как вы оцениваете высказанные на встрече Шпе- ера с израильскими историками взаимные симпатии и восхищения? — Не знаю о такой встрече, не слышал о ней, не чи- тал,— уверенно ответил мне глава западноберлинской еврейской общины. — По возрасту я намного старше вас,— вынужден был я напомнить ему,— и даю вам честное слово, что читал подробные отчеты о кощунственной гейдельберг- ской встрече в израильской прессе. После короткой паузы Хейнц Галински разводит ру- ками и тихо говорит: — Не могу вам не верить. И все-таки такая беседа представляется мне невероятной. Поистине невероятно. Но факт. • Урок истории, который забывать нельзя Важное место в учебной программе отведено так на- зываемым «семинарам по Израилю». Их тематику, ха- рактер и направление можно определить по такому крас- норечивому признаку: единственный семинар о действу- ющих в Израиле партиях (вернее было бы сказать — о разновидностях израильского сионизма) посвящен «Гуш-Эмуним», наиболее экстремистскому, реакционно- клерикальному сионистскому ответвлению, воинственно ратующему за безоговорочное присоединение всех оккупи- рованных арабских земель к Израилю и полное изгнание из страны непокорных палестинцев. Руководит этим семи- наром специально прилетающий на занятия из Израиля доктор Нахум Орланд. Впрочем, руководство всеми 86
остальными западноберлинскими семинарами по Из- раилю тоже доверено исключительно пропагандистам из этой страны. Не последнее место в учебном плане отведено изуче- нию иудаизма. Прежде всего слушателям преподносит- ся «фундаментальный курс иудаистики». Ему сопутству- ют специальные занятия по содержанию священной «Га- лахи». Проводятся они в форме «вопросов и ответов», которым руководитель курса раввин Эрнст Штейн по- свящает один день в неделю. Но этим не ограничивается перечень иудаистских дисциплин. Они входят и в цикл так называемых пись- менных занятий, проводящихся иод руководством равви- на Манфреда Люблинера. В программы включен также специальный «Библейский семинар». За посещением занятий по религиозным дисципли- нам ведется особенно строгое наблюдение. Если мой со- беседник, бывший студент, вынужден будет посетить все посвященные иудаизму занятия, ему придется в одном только третьем триместре потратить на это тринадцать вечеров! Не льстят ли себя надеждой преподавате- ли, что наиболее преуспевших своих питомцев они смогут впоследствии командировать в Израиль на тра- диционный конкурс молодых знатоков библейских книг. Составители учебного плана стремятся максимально приблизить занятия к израильским интересам, к полити- ческим задачам, осуществляемым сионистскими руково- дителями государства. Потому, видно, в учебном плане подробнейшим образом описан маршрут двухнедельного «студенческого путешествия» в Израиль. Полет туда и обратно плюс объезд двадцати шести городов влетает, конечно, в копеечку, но в группу путешественников включаются только наиболее старательные учащиеся, за которых охотно платят учреждения, находящиеся в доме № 13 на Иоахимсталерштрассе. Действительно, на какие затраты не пойдешь, чтобы будущие сионист- 87
ские функционеры (а именно таковых воспитывает западноберлинская еврейская народная высшая шко- ла из самых усердных учащихся!) своими глазами уви- дели, как палестинские города и деревни превращены сионистскими правителями Израиля в военные посе- ления. Замыкает учебную программу курс изучения язы- ков: иврита, немецкого, идиш. Львиную долю занимает иврит — государственный язык Израиля. Предусмотрен даже особый интенсивный курс иврита, хотя в Запад- ном Берлине, где проживают учащиеся, он, как извест- но, ровно никакого практического применения найти не может. Гораздо меньше внимания уделено самому рас- пространенному среди пожилых евреев во всем мире, но малознакомому молодежи языку идиш. Хоть бы эти скудные занятия по изучению идиш удосужились посе- тить сотрудники аппарата общины — они получили бы наконец возможность разговаривать с евреями из дру- гих стран на понятном тем языке. Не хотят они, одна- ко, приобрести такую возможность. Итак, многие подопечные общине молодые «новосе- лы» посещают вечернюю высшую школу независимо от того, работают ли они днем, занимаются ли махинация- ми ночью или постепенно становятся круглосуточными «цоовцами» — то есть медленно, но верно втягиваются в шайки наркоманов и сутенеров. Надо учиться в сионист- ском духе — такова воля пригревших их в Западном Берлине попечителей. Не за красивые же глаза помогли они отобранным молодым «фальшакам» обосноваться в городе! Теперь остается превратить их в надежных служителей антисоветского форпоста сионизма. И пресловутая школа призвана реально этому содей- ствовать. Учеба в ней, как могли убедиться читатели, от нача- ла до конца сдобрена густым националистическим соу- сом. Интересы сионизма — таков единственный крите- рий. И в политике, и в экономике, и в истории. 88
В истории? Позвольте, как же я могу не порекомендовать соста- вителям учебной программы преинтереснейшую истори- ческую тему. Хотите — для лекции, хотите — для семи- нара. Тема эта неразрывно связана и с сионизмом, и с сегодняшним Западным Берлином, точнее — с его аме- риканской зоной. Кровавая карьера Курта Бехера. О нем я подробно писал в книге «Дикая полынь». В годы войны нацист Бехер был видным офицером эсэсовской части, орудо- вавшей в Венгрии. Избрав своим помощником сионист- ского активиста Рудольфа — Режё Кастнера, он во- шел в контакт с венгерским и международным сиониз- мом... Продолжить рассказ хочу словами западногерман- ского писателя Рейнхарда Юнге из интервью газете «Тат» во Франкфурте-на-Майне. Репортер беседовал с Рихардом Юнге о его публицистической книге «Крова- вые следы», разоблачающей, как и предыдущая — «Нео- нацисты», избежавших справедливого возмездия нацист- ских военных преступников и поддерживающей благо- родную борьбу против возрождения в ФРГ неонацизма. Отметив, что книги, обличающие идеологию «коричне- вых» и ее сегодняшних последышей, встречают наиболее теплый прием у молодежи, писатель говорит: — Эту книгу я написал совместно со своими колле- гами — Поморином, Биманном и Бордиеном. Так же, как и я, они глубоко встревожены активностью неофа- шистов в ФРГ. Работая над книгой, мы обнаружили следы многих приспешников Гитлера, которые сегодня занимают ответственные посты в нашей стране и нико- гда не привлекались к судебной ответственности за со- вершенные ими страшные злодеяния. — Кого вы имеете в виду? — спрашивает репортер. — В Бремене, например, в наши дни пользуется огромным влиянием мультимиллионер Курт Бехер. Во времена Гитлера этот человек был доверенным ли- 89
дом и сотрудником оберштурмбаннфюрера СС Адольфа Эйхмана. Но если Эйхман отправлял евреев на смерть в газовые камеры, то Бехер занимался тем, что за огром- ный выкуп переправлял граждан еврейской националь- ности, имевших богатых родственников за границей, в США, Англию или нейтральные страны. По поручению Гиммлера фашисты занимались настоящей торговлей людьми, наживая на этом колоссальные состояния. К исключительно правдивым словам писателя Юнге хочу добавить выдержку из документа ЦК Коммунисти- ческой партии Израиля о предателе Кастнере, присвоив- шем себе по указанию Курта Бехера титул руководите- ля венгерского «Комитета по спасению евреев». Кастнер гарантировал Эйхману и Бехеру «организованный и спо- койный» вывоз венгерских евреев в лагеря смерти «без эксцессов», столь нежелательных тогда для Гиммлера, который в предвидении краха гитлеризма пытался изо- бразить себя в глазах человечества чуть ли не против- ником фашистских акций по истреблению евреев. «Кастнер и его коллеги прекрасно знали,— говорит- ся в документе,— что нацисты собираются отправить венгерских евреев в лагеря смерти, в газовые камеры, но предпочли скрыть это в обмен на обещание нацист- ского палача Эйхмана дать возможность нескольким сотням евреев, главным образом сионистам и просио- нистским богачам, эмигрировать в Палестину». Вот на этом-то обмене и разбогател эйхмановский подручный, о котором Рейнхард Юнге далее расска- зывает: «После войны карьера Курта Бехера ознаменовалась новым взлетом. Неслыханно разбогатев, как и многие другие гитлеровцы, на рабском труде узников концлаге- рей и нещадном грабеже оккупированных стран, этот предприимчивый делец основал в Бремене настоящую промышленную империю, имевшую уже в 1960 году обо- рот в несколько сотен миллионов марок. Места руково- дителей отделов и директоров фирм заняли бывшие 90
офицеры СС. Одним словом, Бехер обеспечил, прямо скажем, безбедное существование многим нацистам в нашей стране. И этого человека до сих пор никто и не думал привлечь к ответственности за его преступную деятельность во времена Гитлера». Не думают сделать это и сионисты! Я знакомился с книгой «Кровавые следы». Беспо- щадно обличает она гнусные планы неонацистов, срыва- ет маски с укрывшихся от заслуженного наказания фа- шистских каннибалов! Одно меня удивило: обнажая на- цистское прошлое эсэсовца Бехера, западногерманский писатель мало добавил к тому, что писал об этом я. Но я-то пользовался главным образом документами из венгер- ских архивов, а Рейнхард Юнге имел, казалось, возмож- ность ознакомится с архивными материалами о преступ- ной биографии члена нацистской партии Курта Бехера. Увы, только казалось. Западногерманскому писателю помешали американские офицеры. Вот что рассказывает Рейнхард Юнге: — Американцы распоряжаются «Центральной кар- тотекой членов национал-социалистской партии Гер- мании», которая находится в Западном Берлине * Во время работы над книгой «Кровавые следы» нам было необходимо ознакомиться с документами, которые хранятся в этой картотеке, по делу Курта Бехера. Ока- залось, что доступ к ним мы могли бы получить лишь в том случае, если бы сам Бехер милостиво дал на это со- гласие. Западногерманские власти упорно отказываются от передачи им этого архива, потому что демократиче- ские силы ФРГ могут потребовать свободного доступа к документам. Журналистам и историкам стало бы на- много легче выяснить, кто из бывших нацистских пре- ступников занимает сегодня ответственные посты. А это надо сделать во что бы то ни стало, чтобы помешать гит- леровцам замести следы своего кровавого прошлого. * Речь идет об упоминавшемся мною «центре документации США», где консервируются нацистские архивы.—Ц. С. 91
Следы своего кровавого прошлого силятся замести не только гитлеровцы, но и те, кто с ними сотрудничал. Кастнер, вручавший Бехеру баснословные выкупы за переправленных из будапештского гетто за границу сио- нистских избранников, был совсем не одинок. Не все полностью еще известно о контактах с нацистами Раихерта и Хагена в Германии, Кашпара и Гере в Че- хословакии, Вайнреба и Вайнштейна в Голландии, Штерна и Леви в Венгрии. А сколько имен сотрудничав- ших с фашизмом сионистов вообще еще не раскрыто! Не в интересах сионистских служб добиваться их рас- крытия. С интервью Рейнхарда Юнге франкфуртской газете «Тат» я собирался познакомить председателя общины, дай он согласие встретиться со мной. И не только для того, чтобы господин Галински узнал о типичном для истории сионизма факте. Кому-кому, а председателю правления западноберлинской еврейской общины, поль- зующейся благосклонностью «чарли» (так по-дружески именуют здешние сионисты офицеров военной админи- страции американской зоны Западного Берлина), воз- можно, удалось бы все-таки получить у них документы из картотеки о палаческом прошлом процветающего в ФРГ Курта Бехера. Правда, если бы Хейнц Галински выразил такое же- лание! «Внешкольные» занятия по антикоммунизму Проводятся в вечерней высшей школе также и не зафиксированные программой внешкольные занятия. Впрочем, скорее это не занятия, а короткие беседы, ин- структажи. Их тематику можно без обиняков назвать антикоммунистической. Безусловно, подтверждает это такой эпизод. В один из последних августовских дней впервые по- 92
сле летних вакаций собралась в доме № 79/80 на Фаза- нерштрассе группа учащихся. — Пришли мы ознакомиться с расписанием на новый триместр,— рассказывает бывший студент Ноля,— просто потолковать. Многим бросились в глаза, как к нам приглядывается веселый на вид человек. И мы уже не удивились, когда через несколько минут он дружелюбно попросил наиболее молодых, человек так семь-восемь, выйти на улицу прогуляться, погово- рить с ним. Вышли... Да, все — бывшие советские граж- дане. Повел он нас не к центру мимо известного ресто- рана «Кемпински», а в другую сторону, по малолюдной улице. Завел разговор о западноберлинских футболи- стах: вот здорово, если бы они утерли нос фээргэвским футболистам и вышли на первое место. А потом вдруг спросил, знаем ли мы, что в Западный Берлин скоро на- несет визит американский государственный секретарь Хейг. Осталось всего две недели. Мы ответили: знаем. «А знаете ли вы, что в городе есть организации, притом молодежные, которые протестуют против приезда такого видного деятеля американской администрации. Они со- бираются митинговать, бунтовать, выйти на демонстра- цию. Во-первых, им не нравится нейтронная бомба, во-вторых, им не нравится сам Хейг, который сказал, что есть вещи поважнее мира, в-третьих, им не нравит- ся, что он приезжает в город, который имеет свой ста- тус и не входит в Федеративную республику, значит, Хейгу нечего у нас делать!» Тут выскочила одна из образцово-показательных девушек школы: «Мы не под- держим антиамериканских подпевал!» Господин бурк- нул: «Не хватает, чтобы поддержали! А вы сами не со- образили, что этим любителям мира надо помешать? Сомнительные элементы не смеют омрачить такое важ- ное политическое событие, как приезд Хейга! Вы долж- ны помочь полиции укоротить язык молодым социали- стам. Понимаете?» Все молчали, даже образцово-пока- зательная... 93
Замолчал и беседовавший со мной парень. Оборвал свой рассказ, стал испуганно озираться по сторонам. Я и не просил его закончить рассказ о прогулке группы молодых «бывших» с веселым господинчиком из мрачного Сохнута. Не пытался уточнить, как предложил он молодежи поступить, чтобы не дать возможности ор- ганизации «Молодые социалисты», объединению «Моло- дежь против гонки вооружений», «Социалистическому союзу молодежи имени Карла Либкнехта» и другим «омрачить» визит Хейга. Тем более что в тот момент к нам присоединилась девушка. Нетрудно было догадаться, что она далеко не безразлична моему собеседнику. Узнав, кто я, Роза вначале испуганно молчала. Но постепенно разговорилась. С грустью поведала, как западноберлинским сионистам уже удалось до предела катализировать антисоветские настроения некоторых ее сверстников-«фальшаков». Они, к примеру, открыто и вызывающе шумят о «во- пиющей советской жестокости». Что же имеется в ви- ду? Не более не менее чем решительный отказ совет- ских представителей обсуждать какие-либо проекты четырехстороннего решения о досрочном освобождении из тюрьмы... нацистского военного преступника Гесса. Да, Рудольфа Гесса, заместителя фюрера по нацист- ской партии, осужденного на Нюрнбергском процессе к пожизненному тюремному заключению. Нашлись «сердобольные» политиканы, требующие «по соображениям гуманности» выпустить на волю по- старевшего фашистского зверя из находящейся на тер- ритории Западного Берлина тюрьмы Шпандау. Один из юных «фальшаков» в порядке протеста против «совет- ской негуманности» демонстрирует всем медаль в честь Гесса, незаконно отчеканенную в ФРГ по заказу зако- ренелых неонацистов. И еще «гуманист» торжествующе сообщает, что в Сан-Франциско имеется книжный мага- зин под названием «Рудольф Гесс». 94
Девушка с явным осуждением рассказала о знако- мых ей молодых спекулянтах. Замыслили они среди прочего бизнеса и такой. По- пытались наладить проезд в столицу Германской Демо- кратической Республики, чтобы закупать там по более дешевым, нежели в Западном Берлине, ценам ходовые продукты и, возвратившись, продавать их со спекуля- тивной надбавкой. Сорвалось. Кого-то из новоиспечен- ных дельцов осенила другая идея: в столице ГДР международные телефонные разговоры обходятся зна- чительно дешевле, чем в Западном Берлине. Придумали такое: за соответствующую мзду звонить по поручению бывших советских граждан из столицы ГДР их род- ственникам в нашей стране. Нетрудно заметить, что здесь уже виднеется удобная лазейка для подрывных акций. Ею сразу заинтересовались сионистские функционеры. Но тоже сорвалось! Некоторые молодые люди промышляют клеветниче- скими антисоветскими выдумками. Ловкач, который в Советском Союзе ни разу, как выразилась Роза, мимо киностудии не проходил, бойко распространяет не- былицы о посетившем Западный Берлин известном московском кинорежиссере. Дескать, в Москве с ходу запрещают каждый его новый фильм. Не имеет значе- ния, что в одном только Западном Берлине демон- стрировались два его новых фильма, что кинолюбителям разных стран широко известны его семь-восемь кар- тин. Клеветник уверенно называет астрономическое чис- ло запрещенных фильмов «гонимого» режиссера — по такой арифметике получается, что он стал кинопо- становщиком чуть ли не с десятилетнего возраста. Представьте, на гнусную выдумку кое-кто клюнул — для карьеры клеветника это главное. Другой клеветник из молодых, по имени Моня, по- лучил задание муссировать такую небылицу: он вынуж- ден был покинуть СССР потому, дескать, что в совет- ские вузы евреев... не принимают. 95
Кстати, обиженный абитуриент не удосужился стать студентом в Израиле, где пробыл более трех лет. По- чему? Ответим на этот вопрос строками из письма Ефима Сойфера своим родным: «Студенчество в Израиле про- центов на девяносто состоит из сыновей состоятельных и богатых отцов». С той поры, как Моня удрал из Израиля, там плату за обучение в вузах повышали шесть раз. А в феврале 1985 года правительство изобрело совсем уж хитроум- ный способ нового — и весьма чувствительного для студентов — изъятия денег из их карманов: введен специ- альный налог за обучение в высших учебных заведе- ниях. Таким образом, по признанию израильской прес- сы, годичная плата за учебу составляет уже тысячу долларов. Но, как говорится, еще не вечер! Я привел только две заказанные сионистами небы- лицы о «притеснениях» евреев в Советской стране. Что, казалось бы, можно извлечь из подобного бре- да? Извлекают. Не случайно западногерманская реак- ционная пресса и радиостанции все чаще ссылаются на достоверные сообщения «очевидцев» — «изгнанников» из Советского Союза, якобы обретших счастливый при- ют в Западном Берлине. Вывод из услышанного мною очевиден: отобранные сионистами для проживания в Западном Берлине моло- дые люди проходят основательную антисоветскую вы- учку — школьную и, главным образом, «внешкольную». • Чужбина есть чужбина С некоторыми мне удалось поговорить. Они были не столь подавлены и не так откровенны, как бывший сту- дент и его подруга. Наоборот, куражились, напускали на себя самодовольство и браваду. Иные отвечали мне запальчиво, в подчеркнуто насмешливом тоне. Вот выдержки из нескольких ответов: 96
— Почему вас так волнует, получу я образование или нет! А вы не можете себе представить, что я без образования освою такую профессию, о какой в Совет- ском Союзе понятия не имел. Стану лоббистом. Интел- лектуалы с высшим образованием будут у меня на побе- гушках. Или вам внушили, что лоббисты нужны только в Америке? Ошибаетесь. — Только не надо охать: «Спекулянты, спекуляция!» Может быть, вы уже слышали: один из самых богатых здешних евреев после войны купил дом за пару ящиков сигарет. А сегодня может отхватить за этот дом целых полмиллиона. Недаром мой отец вспоминает Любимую поговорку своего деда: «Если бог захочет, выстрелит и веник». Бога, между нами говоря, нет, но вдруг и мой веник выстрелит, ну, не сигаретами, так карманными счетными машинками или еще чем. — Вы же сами хорошо знаете, что у меня еще нет ра- боты. Хотите, чтобы я подтвердил? Пожалуйста. Но и в Израиле насчет работы мне тоже не очень светило. Здесь хоть во мне появляется... как бы сказать... про- буждается национальное самосознание, я больше чув- ствую себя евреем среди евреев (вот они, реальные плоды учебы в вечерней школе на Фазанерштрассе.— Ц. С.) Я стал понимать, что еврею плохо и в Австрии, и в Италии. Надо заиметь собственное дело. Труд- но? Да. Но кому-нибудь же в жизни, черт побери, везет. Вдруг — мне. Во всяком случае, на вокзал Цоо я не попаду. Если не втянулся в такие дела в Тель-Авиве, в Вене, в Риме, то и здесь уберегусь... А без специальности можно как-нибудь обойтись. Глав- ное, удача. — Записалась в «Маккаби». Прекрасно знаю, что это не только спортивный клуб, но и немножко сиониз- ма. Ну и что! Запишусь и туда, где только сионизм. Раз прежняя жизнь отрезана, надо жить тем, что вокруг меня. Если бы всех сионистов заставляли переехать в Израиль — другое дело. А быть сионисткой в Герма- 97
нии — сколько угодно! Легче жить. Хотя поговаривают, что придется сдружиться с оружием... — Как я здесь устроился? Пока тренируюсь. Не удивляйтесь, я не бегун и не футболист. Просто го- товлюсь к испытаниям. Они, наверно, будут тяжелыми, но, как поется в песнях, всего можно достичь. Один местный — он здесь уже не второй год, как мы,— ска- зал мне: главное, не пугайся, что ты здесь чужой, не тушуйся. Запомни, сколько в ФРГ ни возмущаются соб- ственными неонацистами, а турецкие «серые волки» и американские куклуксклановцы сумели так себя поста- вить, что им никто слова поперек не скажет... Он таки прав. В конце концов и мы заставим самого важного местного считаться с нами, пришлыми евреями. Дума- ете, нет? — В Израиле я не решался примкнуть к молодежи, которая разговаривает кулаком и пистолетом. Потом в Италии увидел, что такие ребята и там не мучаются. А здесь я подумал: разве я хуже других? Нет, не такой я слабак. Рано или поздно куда-нибудь приткнусь. Раз попал сюда, приноравливайся... Вижу, как вы смотрите на меня, вам уже успели наговорить, что нами воз- мущаются. Таких слов, где дешевая бравада соседствует с деланным оптимизмом, где вперемежку с безыдей- ностью проскальзывают «идейные» мыслишки сионист- ских наставников, я услышал в Западном Берлине немало. Но и многие молодые циники вместе с родителями с интересом, если не сказать с удовольствием, смотрели фильм «Москва слезам не верит». От матери парня, уличенного полицией в перепрода- же наркотиков, я услышал: — Посмотрели мы с мужем картину, потом вышли на улицу — чужие люди, чужой язык. Сразу подумалось, что сын завтра должен явиться к инспектору полиции, который будет его допрашивать через переводчика, что 98
инспектор заранее считает его неисправимым подон- ком — сын заметил это еще на первом коротком допро- се. Муж без слов понял мое состояние и сказал мне: не кори себя, чужбина есть чужбина. Бывший студент и его подруга смотрели фильм «Москва слезам не верит» трижды. — Плачем мы и на других советских фильмах,— призналась девушка.— Но этот особенно дошел до серд- ца. Не происходит в нем ничего исключительного. Обыч- ная жизнь обычных москвичей. Мы теперь к этой жиз- ни непричастны. Мы сами отказались от нее. Мы... Теперь уж парня встревожила откровенность девуш- ки. Он прервал ее. Но она продолжала: — Какие бывают совпадения! Пришла из кино до- мой. Мама слушает передачу какой-то западногерман- ской радиостанции — надеется, это поможет ей скорее освоить язык. Слышу, обозреватель полемизирует с «Литгазетой». Там напечатана, я поняла, беседа с му- жем и женой. Они медики, под видом переезда в Изра- иль попали с сынишкой в Америку. Там здорово наму- чились. Им разрешили вернуться на Родину. Они на- зывают свой переезд в Америку предательством. А западногерманский обозреватель ехидничает: приду- мано, не верю! Он допускает, что они могут сожалеть, раскаиваться, могут разочароваться в «американском об- разе жизни», но говорить о себе как о предателях не могут. Тем более, подчеркивает обозреватель, интеллек- туалы, научные работники... А я верю, что они именно так про себя сказали. Я... Друг снова пытается остановить девушку. И снова безрезультатно. Она доводит мысль до конца: — Моему папе один местный житель, знаете, как сказал? «Вот вы, беженцы из Израиля, обижаетесь на нас за то, что мы косимся на вас. А разве у нас нет оснований? Вы бросили Советский Союз ради Израи- ля, потом бросили Израиль ради Соединенных Шта- тов, потом — когда со Штатами не вышло — попросили 99
гражданство у нас. Скажите сами, разве нет оснований опасаться, что вы и отсюда сбежите?» Папа говорит: он сказал «сбежите», а думал... С третьей попытки бывшему студенту удается оста- новить свою подругу. Она замолкает. Вопрошающе смот- рит на меня. Я говорю: — Осенью семьдесят третьего мне довелось в Вене беседовать со многими беженцами из Израиля бывши- ми советскими гражданами. С детьми на руках, выдви- нув вперед стариков, они осаждали советское консуль- ство. Хотя поодаль стояли сохнутовцы и угрожающе поглядывали на беженцев, они во всеуслышание умоля- ли: верните нас на Родину! Многие соглашались посе- литься хоть на Крайнем Севере, на дальневосточных островах, только бы на советской земле. Их признания дали мне право написать: «Страшная сионистская действительность у них позади. А что впе- реди? Примет ли их Родина, которую они, по их словам, так необдуманно покинули? Нет, не покинули. Предали». — А потом вы с ними встречались? — спрашивает парень. — Не пришлось. Беседа с девушкой напомнила мне, как повсюду, где я встречал «бывших», можно явственно различить в их сетованиях чувство особенной вины перед увезенными с родной земли детьми. Седые растерянные люди беспо- мощно лепетали о своих несбывшихся мечтах, твердили, сами себе теперь не веря, что хотели сделать для детей, мол, как лучше, а на деле не только обманули их, но и сами обмануты. Внимай их бессвязным словам, не мог я не подумать, что эти люди виноваты не только перед детьми и собой, они виноваты перед страной, по-мате- рински пестовавшей их детей, перед теми, кто их учил и стремился проложить им широкую дорогу в настоя- щую жизнь. Встревоженным родителям, твердившим мне, что у них жизнь уже позади, что их сердце точит только без- 100
радостное будущее детей, мне хотелось сказать словами нашего поэта Вадима Кузнецова: Да, жизнь прожить — не поле перейти, не затоптав посеянное семя! И все же страшно под конец пути остаться виноватым перед всеми. Люди, осаждающие советские консульства с прось- бой разрешить их детям вернуться на советскую землю, виноваты не только перед своими детьми, но и перед миллионами своих бывших соотечественников! • Чему учат Анечку и Верочку Я стремился побеседовать с кем-нибудь из пре- успевших. Представьте, натолкнулся на таковую. Не на впол- не преуспевшую «фальшачку», но, во всяком случае, благополучную, как принято выражаться в среде полу- легальных западноберлинцев. И опять-таки по воле той самой не устраивающей некоторых театральных крити- ков нарочитости, сорокалетняя Марина Ефимовна Горо- децкая оказалась винничанкой. А ее муж Зиновий Льво- вич — уроженцем города моей юности — Киева. Словом, оба супруга — бывшие мои земляки. Марина Ефимовна уехала в Израиль из Ленинграда, где работала в сфере культуры. Ее западноберлинские знакомые упорно считают, что она закончила институт культуры. Типичное для «фальшаков», да и для олим в Израиле преувеличение. Там это в порядке вещей: каждый ставит себя на ступеньку выше. Фельдшерицу считают врачом, техника — инженером, управдома — директором. Зиновий Львович работал водителем Лен- торгбыттранса, но по «документам» числится шофером на международных линиях. Супруги привезли с собой дочку Аню. 101
Мне Марина Ефимовна встретилась в роли совладе- лицы крохотного магазинчика на известной крупными магазинами Вирмерсдорфштрассе. Профиль этого куце- го торгового предприятия определить трудно: там всего понемногу — от деталей женского гардероба до джин- сов. Но и в такую убогую коммерцию можно было вой- ти, разумеется, только лишь располагая какими-то сред- ствами. Деятельница культуры, быстро, по ее словам, вошла в роль торговки. Не менее успешно сумела, по моему впечатлению, приноровиться к законам нового образа жизни, взяв на вооружение сомнительную сентенцию: с волками жить — по-волчьи выть. И начались беско- нечные сделки с совестью. Вот, например, рассуждения Марины Ефимовны о воспитании девочки: — Вы сами, конечно, понимаете, что ни в какого бога я не верю. Но заставила девочку прилежно учить в школе иудейский закон божий. Это может ей приго- диться даже здесь. Ну а в Израиле это особенно це- нится... — Но вы не захотели поехать в Израиль. — Мало ли что в жизни бывает! Вдруг здесь станет хуже, а там лучше. И дочке придется переехать. — Вероятно, придется,— удивил я Марину Ефимов- ну своим замечанием.— Девочка подрастет и, возмож- но, не захочет мириться с фактами дискриминации, с ко- торыми здесь примирились ее родители. Пока Марина Ефимовна, деланно улыбаясь, обдумы- вала ответ, вошел покупатель. Вошел, к удовольствию совладелицы магазинчика, вовремя — иначе ей при- шлось бы признать, что для евреев-иммигрантов в За- падном Берлине существует, как выразился весьма по- жилой «фальшак», кусочек гетто. Мне, впрочем, совсем не требовалось, чтобы Городецкая подтвердила этот страшный, отдающий зло- вещим духом гитлеризма факт. Я уже располагал более авторитетным подтверждением. Господин Галински на 102
одном из собраний перед выборами в западноберлин- ский сенат, точнее 8 марта 1981 года, сетовал на ограничения прав евреев в городе. Имеется в виду за- прет на проживание в определенных районах, сокращен- ные размеры социальных пособий, затрудненный поря- док оформления паспортов, полное отсутствие возмож- ности получить работу по специальности. Тут, конечно, следует отметить, что перечисленные Галински факты являются прежде всего подтверждени- ем того, что привлеченные сионистами в Западный Бер- лин евреи, особенно молодые, сталкиваются с теми кри- зисными явлениями, от которых безусловно страдают и коренные жители. В Западном Берлине, как и в ФРГ, разгулявшиеся нацисты требуют расширить перечень ограничений со- циальных и юридических прав евреев. Элементарных человеческих прав! А что предпринимают руководители еврейской общи- ны и сионистских организаций? Время от времени си- гнализируют властям. А своих членов успокаивают, что нацизм возродиться не может. И выступают на собра- ниях с успокоительными заявлениями на сей счет. Между тем информационный бюллетень Централь- ного совета евреев ФРГ «Еврейская служба» вынужден утверждать противоположное. Передо мной объемистый номер бюллетеня за август 1981 года. Открывается он статьей Вернера Нахмана под таким красноречивым за- головком. «Новое развитие правого экстремизма требует повышенного внимания». В таком же тоне звучит заго- ловок второй статьи — «Рост неонацистской активности является поводом для беспокойства». Подобных мате- риалов в бюллетене много. Среди них выступления ми- нистра юстиции Шмуде и других правительственных деятелей ФРГ, вынужденных признать безудержный раз- гул террористов, способствующий росту антисемитских настроений и акций. Правда, редактор бюллетеня Алек- сандр Гинзбург только в самом крайнем случае прибе- 103
гает к слову «антисемитизм». Вероятно, в значительной степени из-за того, что сионисты привыкли называть ан- тисемитами не тех, кто действительно этого заслужи- вает, а любого, кто не согласен с глубоко реакционной сущностью сионизма. Но сколько ни манипулировали бы сионисты терми- нологией, факт остается фактом: в 1982—1984 годах в Западном Берлине было зарегистрировано 83 анти- семитских выступления, «носящих уголовный характер». А сколько «мелких» не зарегистрированы! Но община утешает евреев: не переживайте, мол, по сравнению с ФРГ десятки антисемитских вылазок — это семечки. Итак, «фальшаки», кое-как узаконившие свое пребы- вание в Западном Берлине и частично в западногерман- ском городе Оффенбахе, вынуждены мириться с ущем- лением их человеческих прав, с нарастающим мутным потоком антисемитизма. А сионизм призывает их к борьбе за права евреев в... Советской стране. На нескольких лекциях в пресло- вутой народной высшей школе молодым слушателям уже напомнили их непреложную обязанность готовиться к очередному антисоветскому сборищу. О школьном образовании я знал, что в Западном Берлине весьма в моде учебные программы и рекомен- дации, утверждаемые постоянной конференцией минист- ров культов земель ФРГ. А в рекомендуемых учебниках география и новейшая история преподносятся в иска- женном, зачастую откровенно пронацистском духе. При- веду два примера. Еще в 1962 году конференция предложила препода- вателям проводить знак равенства между гитлеровским рейхом и Советским Союзом как между «родственными системами». Эта кощунственная директива, оскорбитель- ная для одолевших «коричневую чуму» советских людей, действует и поныне. А в феврале 1981 года конференция предписала обозначать на географических картах «гра- ницу германского рейха по состоянию на 31 декабря 104
1937 года», перечеркнув тем самым священную память миллионов честных людей, павших в борьбе с фашист- скими оккупантами. Рассказал об этом моей собеседни- це, молодой женщине из Литвы. — А,— пожала она плечами,— политика! Как учат всех здешних детей, так пусть учат мою Верочку. Уже вернувшись в Москву, я ознакомился с еще бо- лее кощунственными искажениями исторической правды, которые можно встретить на страницах некоторых за- падногерманских учебных пособий. Насквозь пропитан- ные неонацистским духом, эти искажения настойчиво преподносятся школьникам многими деятелями на ниве просвещения в Западном Берлине. Теперь я мог бы ска- зать матери Верочки: — Помните, вы говорили мне, что по гроб жизни не простите гитлеровцам истребления всего старшего поко- ления вашей семьи. Что чудом спаслись от смерти, хотя этим чудом, как можно было понять из ваших слов, бы- ла самоотверженная помощь незнакомого литовского рабочего. Что в проклятую ночь, когда на ваш мирный город внезапно обрушились первые фашистские бомбы, вы перестали быть ребенком и ваше сердце стало ста- рым-старым. Конечно, обо всем этом вы не раз и более подробно рассказывали своей единственной дочери. А что вы скажете ей, если она, возвратясь из школы, поделится с вами знаниями, приобретенными на уроке истории: «Мама, знаешь, почему ночью 22 июня 1941 го- да дом, где ты жила, разрушила бомба? Почему убили бабушку, дедушку и твоих сестер? По вине большеви- ков. Они задумали ударить в сердце Европы — и фюрер вынужден был приказать вермахту пойти в наступление на Советский Союз. Знай, мама, что гитлеровские вой- ска, выполняя этот приказ всемирно-исторического зна- чения, спасали европейскую культуру и цивилизацию». Как бы встретила мать Верочки мои слова? Думает- ся, снова пожала бы плечами и беспечно ответила: «А, политика!» 105
• У разбитого корыта Возможно, службы международного сионизма, вына- шивающие широкие планы новых антисоветских акций, не раскаиваются в проделанной операции по переселе- нию в Западный Берлин около трех тысяч бывших граж- дан социалистических стран. Но многие из переселен- ных ощущают неудовлетворенность. И столь плачевные первые итоги очень обеспокоили разномастный синклит реакционных союзников и покро- вителей сионистов. У него-то были свои расчеты. Он упо- вал на то, что для проверенных и перепроверенных «фальшаков» Западный Берлин станет этаким остров- ком благоденствия. В самом деле — с «земли отцов» они бегут, их злоключения в США, Австрии и Италии при- знает даже местная печать, в другие западноевропей- ские страны их не пускают, из Канады, Австрии, Новой Зеландии от них приходят безрадостные вести. Что же получается? В «свободном мире» для них нет места под солнцем. И не без рьяного пособничества шпрингеровской прессы возникает легенда: Западный Берлин — вот оно, надежное пристанище, вот где для них впервые после отъезда с родины начнется настоящая жизнь. Нет, не стал островком благоденствия и Западный Берлин! Большинство «счастливчиков», пригретых в Западном Берлине общиной и сионистскими службами, с горечью сознают, что очутились у разбитого корыта. Об этом можно судить по коллективному ответу на вопрос (на который не пожелал мне ответить господин Галин- ски!) о том, как сложилась судьба молодых «новосе- лов». Мы-то с вами убедились — судьба незавидная! Причем ни один из беседовавших со мной на эту те- му не был откровенным до конца. Местные жители, в частности журналисты, не решаются высказать во весь голос возмущение аферами, спекуляцией и другими не- благовидными проделками значительной части еврей- 106
ской молодежи. Они прекрасно знают, что немедленно будут причислены еврейскими националистами к антисе- митам. Сами же «фальшаки» — и молодые и пожи- лые — не договаривают все до конца по двум причинам: меньшинство из стыда и ложного самолюбия не хочет говорить о своем недовольстве, большинство боится сио- нистской расплаты. В печальных полуоткровениях нередко проскаль- зывали слова: «мы надеялись», «нам пришлось», «наше положение». Могло создаться впечатление, будто осев- шие в Западном Берлине «фальшаки» дружны, едины, печалятся друг о друге. Нет, совсем не так! В их устах «мы» — всего лишь множественное число. «Новоселы» разобщены, относятся один к другому подозрительно, даже враждебно. — Конкуренция! Кусков так мало, что их не хватает для всех. Эти слова больного, быстро дряхлеющего на чуж- бине бывшего львовянина точно определяют моральную атмосферу еврейской общины. Не случайно мой собесед- ник, язвительно улыбаясь, признался: — Конечно, если мне плохо, меня мало утешает, что соседу еще хуже. И все-таки мне мало радости, если ему будет хорошо. Но откуда такое злорадное отношение к чужим бедам? Почему, например, девятнадцатилетняя девушка так язвительно и насмешливо рассказывает о горестях выпускницы Ленинградской консерватории Раисы Ша- пиро, вокалистки, которую в Израиле довели до творче- ского краха: — Уж ей, дурехе, чего не хватало в Ленинграде! Захотелось потрясти израильскую публику. И не только израильскую. Призналась мне, что надеялась на гастро- ли по всему миру. Подумаешь, королева вокала! А в Израиле, конечно, эта королева с трудом пробилась в оперу пополам с опереттой. А там чужачке ходу не дадут. И через каких-нибудь полгода Райке пришлось 107
тикать, как мышке от кошек. А теперь ноет, ноет! «Ах, будь проклят тот день, когда я надумала ехать сюда!» И пришлось Райке стать преподавательницей вокала. Громко звучит — «преподавательница вокала». А еле сводит концы с концами. Так ей и надо! И такой злорадный монолог с упоением выпалила девушка, сама теребившая родителей: «Поскорей, по- скорей в Израиль!» Оттуда поспешила в Рим, где, по ее выражению, один еврей ни на грош не верит другому. В Западном Берлине она уже наверняка надеется «до- биться своего». Чего — и сама толком не знает. Пока ничего не добилась. Боюсь, как бы привлекательная внешность не привела ее к самому грязному для жен- щины способу материально обеспечить себя. А ведь этой девушке, как и другим осевшим в Запад- ном Берлине «избранникам» Сохнута, завидуют десятки ее сверстниц и сверстников, которые либо бежали из Из- раиля, либо предпочли не воспользоваться израильской визой. В Риме, Вене, Антверпене, Роттердаме, Торонто, Никозии — повсюду сохнутовцы и эмиссары других сио- нистских служб продолжают безжалостно терроризиро- вать их. С обычной настойчивостью и безжалостностью. В Вене, скажем, бывшую москвичку из семьи «пря- миков» Елену В. изощренной и методичной травлей до- вели до самоубийства. Ее маленькая дочка Катя оста- лась на руках морально и физически истощенного отца. Лишенный работы по своей специальности, биолог В. не мог прокормить потерявшего мать ребенка. Не назы- ваю фамилию отца — ведь ее носит и маленькая Катя, вновь обретшая потерянную по вине родителей Родину. Исстрадавшаяся на чужбине девочка живет и учит- ся на полном государственном обеспечении в детском доме художественно-музыкального воспитания. Не знаю, станет ли она музыкантом, но свободным, полноправ- ным человеком, безусловно, станет! А сколько сверстниц и сверстников Кати мыкаются как изгнанники по разным западным городам! 108
Их родители живут в Западном Берлине не намного лучше, чем бывшие советские граждане в Вене, Риме, Нью-Йорке — всюду им приходится влачить жалкое существование. Особенно тяжко приходится детям и подросткам. Но у сионистских деятелей это вызывает только злорадное удовлетворение. Они надеются, что по прошествии нескольких лет такую забитую и опустив- шуюся Молодежь легче будет завлечь в сионистские тенета. «Вроде термоядерной войны...» Знаете ли вы, как все круче и мощней вскипает вол- на возмущения народов Западной Европы и США на- растающей подготовкой вашингтонской администрации к ядерной войне? Не удивляйтесь, читатели, не столь уж я наивен, чтобы такой вопрос задавать вам, кого наша печать, радио, телевидение правдиво и безотлагательно инфор- мируют о многолюдных демонстрациях протеста, про- ходящих на Западе под лозунгом «Нет — ядерной вой- не!», о том, как, не страшась полицейских расправ и политических санкций, миллионы людей в западных странах осуждают сторонников нагнетания ядерного психоза. Но если спросить об этом молодого израильтянина, черпающего информацию о событиях в мире из сообще- ний израильского радио и сионистской молодежной прессы, он в лучшем случае недоуменно разведет рука- ми. А наиболее «наслышанный и начитанный» с видом знатока изречет, что агенты Кремля и мирового комму- низма безуспешно пытаются обмануть людей западно- го мира и поднять их на борьбу с несуществующей, дескать, ядерной угрозой со стороны США и НАТО. К такому выводу может прийти, скажем, усердный чи- татель издающегося в Иерусалиме русскоязычного жур- 109
нала «Сабра» — специального молодежного приложения к сионистскому информационному двухнедельнику «Из- раиль сегодня», предназначенного, между прочим, и к засылке с помощью соответствующих «туристов» в на- шу страну. Даже о многолетнем самоотверженном пи- кетировании английскими женщинами американской ядерной базы в Гринэм-Коммон «Сабра», как и вся сионистская пресса, упоминала мимоходом, да еще в ироническом тоне. Итак, сионизм злостно скрывает от молодежи по- пытки миллионов честных людей Запада противостоять размещению «першингов» и крылатых ракет в странах НАТО, подготовке «звездных» войн. Наоборот, сионист- ские пропагандисты на все лады рабски повторяют ли- цемерные заклинания рейгановской команды об ее «миротворческих» планах. Мало того, отравляя созна- ние молодежи, сионисты пытаются внушить ей: радуй- тесь, мол, молодые израильтяне и «двойные» израиль- ские граждане вне «родины отцов», радуйтесь тому, что непрерывно вооружающийся Израиль совместно с ЮАР, своим верным расистским другом, при поддержке имперского стратегического союзника быстрым шагом идет к созданию собственного ядерного оружия самых новейших образцов! С того момента, как США приступили к размещению ядерного оружия первого удара в странах НАТО, сиони- стская пропаганда в Израиле и повсюду, где службы международного сионизма провокационно готовят кад- ры «двойных», начала (естественно, по команде своей верхушки!) особенно разнузданно и оголтело сеять сре- ди молодежи ядовитую мысль о неизбежности и на- сущной необходимости первого ядерного удара по стра- нам социалистического содружества. Но значительно раньше (менее, правда, открыто и яростно) такая человеконенавистническая доктрина на- зойливо вколачивалась в мозги молодым «избранни- кам» — тем, на кого международный сионизм особенно ПО
уповает, как на специально подготовленных, высоко- квалифицированных, так сказать, антисоветчиков. К ним принадлежат и слушатели западноберлинской «народной вечерней школы для молодежи». Совершенно неожиданно узнал я об этом от Розы год спустя после того, как меня с ней познакомил быв- ший студент Ноля. На этот раз девушка была одна — друг, которо- го Роза поджидала на скамейке близ ратуши, запаз- дывал. — Вот, придется дома проштудировать,— показала мне девушка увесистую книгу в кричащей обложке. По тому, как подчеркнуто мрачно были обозначены буквы USSR, нетрудно было догадаться: продукция анти- советская. — Разве вы владеете английским? — спросил я Ро- зу, увидев, что книга «Диссидентство в СССР: полити- ка, идеология и народ» издана в Нью-Йорке на англий- ском. — А нам задали только отдельные страницы,— сло- вами недавней школьницы ответила девушка.— И кни- гу мне выдали на шесть учениц. Одна из нас, Тамара, закончила на Украине английскую спецшколу. Вот она и будет руководить нашим, как можно часто услышать от немцев, прилежным штудированием американской книги. Лично мне, честно говоря, поможет и Ноля,— девушка имела в виду своего друга.— Он еще в Бело- руссии, в институте, изучал английский, а затем в ски- таниях после бегства... простите, отъезда из Израиля... кое-как сумел «усовершенствовать» свои знания... Ничего, справимся,— беспечно тряхнула челкой девушка.— Не так уж много страниц задали нам на дом. Видите, они отчеркнуты зеленым фломастером. Говорят, довольно легко читаются... Подошел запыхавшийся от быстрой ходьбы Ноля. Девушка красноречивой улыбкой простила ему опозда- ние, и я тут же попросил его бегло ознакомить меня со 111
страницами, заданными прилетевшим из Филадельфии лектором. Книга издана «институтом исследования коммунизма» при Колумбийском университете. Чтобы читатель мог уяснить, на что именно налегал сионистский гастролер из Филадельфии, задавая уча- щимся «выбранные места» из антисоветского «научно- го труда», приведу только одно рассуждение его редак- тора, профессора Токеса. Токес скорбит по поводу того, что, круша антисовет- ски настроенных отщепенцев, не имеет возможности «бросить вызов властям с какими-то надеждами на успех». Но вот безнадежный тон профессорских рассужде- ний пронизывают оптимистические нотки. Есть все-таки, по мнению колумбийского «теоретика», один путь. Ка- ков же он, этот путь? «За исключением катастроф вроде термоядерной войны» Токес никакого иного пути не видит. Только ми- ровая трагедия «вроде термоядерной войны» может устроить антисоветски настроенных отщепенцев и их американских радетелей. Только термоядерная война в силах помочь врагам социализма осуществить то, что не под силу диссидентам, неспособным изнутри добить- ся «изменения» нашего социалистического строя в угод- ном новоявленным «крестоносцам» духе! Только пер- вый ядерный удар в состоянии «практически» дать угодные вашингтонским ястребам политические резуль- таты! Вот какие варварские рассуждения злобных анти- советчиков обязаны прилежно штудировать молодые кадры западноберлинского (и не только этого) антиком- мунистического центра — столь любовно пестуемого де- тища международного сионизма. Цель подобных рас- суждений не вызывает никаких сомнений: сионистские единомышленники бжезинских и токесов стремятся при- вить вербуемой ими в свои ряды молодежи циничную уверенность в том, что ядерное нападение на Советское 112
государство имеет оправдание: оно, мол, поможет уни- чтожить социалистический строй в Советском Союзе. Уместно напомнить, что такие человеконенавистни- ческие убеждения преподаватели западноберлинского сионистского «лицея» вдалбливали молодежи с по- мощью семинаров и «домашних заданий» сравнитель- но задолго до того, как американская военщина при- ступила к размещению в ФРГ и других странах НАТО «першингов» и крылатых ракет. Вероятно, ныне учащим- ся школы «задают на дом» уже не отдельные страницы, а пространные главы «научных трудов» американских антисоветчиков, проповедующих насущную необходи- мость и практическую возможность «односторонней» ядерной войны. Вероятно, фальшивым «фольксдойче» сионистской выучки сейчас предоставлена возможность штудировать наиновейшие и более откровенные «учеб- ные пособия», доказывающие неизбежность ядерной катастрофы и использование ее в антисоветских целях. Ведь международный сионизм с холопской верностью выполняет отведенную ему администрацией Рейгана не последнюю роль в развитии «крестового похода» про- тив коммунизма. И подобно своим вашингтонским вдохновителям, сионисты уповают на полезные им ка- тастрофические результаты первого ядерного удара. Они все меньше скрывают эти каннибальские упования и все больше прививают их молодежи. Пропагандой подобных взглядов сионисты, как ви- дите, оставили уже далеко позади собственное тради- ционное требование к молодежи сохранять полнейшее равнодушие к самому трагическому событию в мире, «если Израилю от него ни тепло ни холодно». Напомню поучительный пример. Шестнадцать эмигрировавших из Латинской Америки еврейских семей посмели опублико- вать протест против зверств карателей Пиночета. Фран- цузские сионисты немедля подняли визг о политической тупости глав этих семей, о том, что такие евреи вряд ли 113
способны воспитывать подрастающее поколение в духе «национального патриотизма». А из Израиля на стра- ницах сионистских газет пришло такое наставление: «Проникнуться болью надо только за свой народ! Лучше бы вы пришли в израильское посольство в Париже и предложили кровь для наших воинов (имеются в виду интервенты в Ливане.— Ц. С), чем плакать о чилийцах!» Налицо законченная профашистская концепция о сознательном, неизменно пренебрежительном отношении к «чужому горю». Неужели же сионистские фанатики «земли обетован- ной» зашли так далеко, что даже ядерную катастрофу представляют себе «чужим», не касающимся Израиля горем. Нет, скорее всего ими-таки движет ненасытная жажда привить молодежи апатичное, пассивное вос- приятие опасности ядерной войны для всего человече- ства, жажда парализовать, умертвить политическую активность молодых, чтобы она в конце концов не обрати- лась против пронацистских злодеяний сионизма. Впро- чем, в сионистской пропаганде временами проскальзы- вают и такие нотки: Израиль не входит в НАТО, так что всевышний, возможно, убережет «богоизбранную страну» от тяжелых последствий ядерной войны. «Торговать ракетами выгоднее...» Столь же настойчиво, как и «целесообразность» пер- вого ядерного удара, пропагандируют сионисты среди вербуемой молодежи и стремительный рост роли Из- раиля в международной торговле оружием. Израиль- ское правительство неуклонно придерживается цинично- го бегиновского «афоризма»: «Торговать ракетами вы- годнее, чем апельсинами». Стоит только «родине отцов» выйти по торговле каким-либо смертоносным товаром с третьего на второе или чаще всего со второго на пер- вое место, как сионистская пресса торжествующе бьет 114
в литавры. Что ж, израильская военная цензура не усматривает в этом никакого разглашения военных тайн: ведь даже в красочных рекламных проспектах израиль- ских фирм по производству оружия (а такая реклама запросто попадает в руки туристов и пассажиров из- раильских самолетов) «дружественным зарубежным пра- вительствам» без обиняков предлагается на выгодных условиях поставка новейшей «военной техники и техни- ки для сил безопасности». Причем даются клятвенные гарантии высокого качества, проверенного, как гово- рится, на деле. Действительно, варварски проверенного не только в кровавых расправах с палестинцами и ливанцами, но и в Чили, Сальвадоре, Гватемале, Гондурасе, Гаити, проверенного в бандитских налетах на прогрессивные страны Африки и в нападениях сомосовских наемников на свободную землю Никарагуа. Кстати, свергнутый никарагуанцами проамериканский диктатор мог бы за- свидетельствовать, что свыше 90 процентов оружия, по- требного ему для расправы с восставшим во имя свобо- ды народом, было поставлено Израилем. Такое торгово-милитаристское рвение израильского правительства, независимо от того, какая партия стоит у власти, превращает Израиль в мирового поставщика смерти. И это весьма и весьма на руку Вашингтону. Сио- нисты дают возможность пентагоновским заправилам и невинность соблюсти, и капитал приобрести. Ведь американский милитаризм из кожи вон лезет, только бы поменьше афишировать свою причастность к воен- ной помощи Пиночету, контрреволюционерам Сальвадо- ра, сомосовцам. Вот Пентагону и хочется, чтобы дикта- торские режимы больше пользовались для своих чер- ных дел оружием с клеймом «Сделано в Израиле», а не, мол, в США. А уж самому Израилю рейгановская команда отвалит столько своего (разумеется, самого новейшего) оружия, сколько требуется сионистской 115
военщине для ее преступных деяний на Ближнем Востоке. С какой же еще целью международный сионизм столь рьяно распространяет среди еврейской молодежи громогласную информацию о все возрастающем прио- ритете Израиля на мировом рынке оружия? Только ли для того, чтобы показать военную силу Израиля? Нет, и для того еще, чтобы в рекрутируемой сиони- стами молодежи пробудить, как выразился французский сионистский деятель Меркаль, «деловую жилку» (по- стеснялся написать «бизнесменскую».— Ц. С), чтобы убедить «будущих израильтян», какие широчайшие «международные экономические горизонты» открывает беспардонно торгующий смертоносным оружием Из- раиль перед «деятельными» людьми. Кстати, одним из таких «деятельных» коммивояжеров Израиля, неодно- кратно заключавшим сделки на продажу оружия дикта- торским режимам Латинской Америки, был и Клаус Барбье. Зарабатывал он на этом неплохо. Разве это не стимулирует истинно сионистские кадры заняться столь доходным (и с точки зрения израильских лидеров — патриотичным) бизнесом? И, надо признать, на патети- ческие разглагольствования о «деятельных людях» и «экономических горизонтах» некоторые сионистские ре- круты открыто клюют. В иных молодых людях, снабжен- ных липовыми документами о принадлежности к «фолькс- дойче», пробуждается азартное стремление войти в доходный клан торговцев смертью. К ним принадле- жит один из тех, кто в Западном Берлине с необычайной запальчивостью так говорил мне о своих жизненных планах: «Сейчас у меня один идеал: побольше зарабо- тать. Понимаете, по-боль-ше! Я ступил на такой путь, что только сионисты могут меня материально обеспе- чить. И мне сейчас не до того, чтобы думать об угне- таемых арабах. Назвался груздем — полезай в кузов. Связался с сионистами — живи так, чтоб они были до- вольны.— И, нагло прищурившись, усмехнулся: — Вы 116
случайно не слышали, что личная рейгановская охрана вооружена израильскими автоматами. На бизнесе с та- кими автоматами можно, мне кажется, тоже неплохо заработать!» Я привел высказывание молодого человека, безотчет- но готового служить сионизму, его человеконенавистни- ческой идеологии. Он будет безмерно рад, если очутит- ся поближе к ядерным авантюрам, к торговле смертью. Именно такими рекрутами дорожит сионизм, хотя многие из них откровенно признают, что интересы Из- раиля (откуда они бежали либо куда они не «доехали») им, по их выражению, до лампочки. И в том, что сио- нистские службы раскрывают свои объятия подобным прислужникам-антипатриотам, ничего удивительного нет: нынешняя политика правителей Израиля настолько ре- акционна, настолько антинародна, что является, по точ- ному определению израильских коммунистов, анти- израильской. Ничего удивительного нет и в том, что международ- ный сионизм мирится с поддержкой, какую молодые сионисты оказывают многим акциям неонацистской мо- лодежи. Когда в западногерманском городе Эмдене мо- лодые неонацисты проводили «тренировочные репети- ции» антисемитских расправ, сионисты робко протесто- вали. Но стоило тем же неонацистам попытаться сорвать антиядерную демонстрацию, как молодые сионисты очу- тились в рядах их сообщников. «Основой основ израильской внешней политики,— сказал Генеральный секретарь ЦК Компартии Израиля товарищ Меир Вильнер,— является ненависть к комму- низму, к Советскому Союзу, ко всем прогрессивным и антиимпериалистическим движениям в самых разных ре- гионах мира. Поскольку стратегический альянс между США и Израилем официально направлен против СССР, то антисоветское подстрекательство в нашей стране се- годня не имеет границ». Не имеет границ и провокационный арсенал дивер- 117
сионных методов охоты сионизма на молодежь. Об этих методах гневно говорила на пресс-конференции Анти- сионистского комитета советской общественности сту- дентка механико-математического факультета МГУ Наталья Гринберг. — Как представитель молодого поколения,— сказа- ла Наташа,— хочу решительно осудить происки сиони- стов, их попытки вмешиваться в дела нашей страны, воздействовать на умы наших молодых людей... Сиони- сты хотят нам внушить какой-то комплекс обид и подо- зрительности, сделать нас неконтактными с представи- телями других национальностей, словом, обособить нас сначала морально, а потом провоцировать желание по- кинуть свою Родину. Мы с детства воспитаны так, что нам не приходит в голову высчитывать процентное со- отношение различных национальностей, в том числе среди студентов вузов. Я как математик убеждена, что математика не годится для определения степени справед- ливости или свободы. Разве математическими подсче- тами определяется любовь к Родине? Нет, чтобы любить Родину, аргументы не требуются. Любовь к земле, где родился и вырос,— это естественное чувство каждого советского человека, к какой бы национальности он ни принадлежал. Мы воспитывались в духе интернациона- лизма всем образом нашей жизни. Мы ценим то, что дала нам Советская власть. И другой Родины нам не дано!».
ДИВЕРСАНТЫ У НИХ В ЦЕНЕ • Подмастерья учатся у мастеров «Мастера шпионажа Израиля». Книгу американско- го писателя и журналиста Стивена Стюарта под таким выразительным названием я впервые увидел в офисе парижской лиги евреев-студентов на столике для ожи- дающих приема посетителей. Удивительно, не правда ли? Книгу, документально разоблачающую массовый кровавый террор как одну из характернейших примет агрессивного внешнеполити- ческого курса Израиля, может на глазах сионистов спо- койно полистать любой посетитель. Вторично я увидел книгу Стивена Стюарта в руках слушательницы вечерней школы западноберлинской ев- рейской общины. Еще больше поразился. Неужели де- вушке, чья учеба в школе проходит по строго проверен- ной сионистской программе, не возбраняется читать ан- тисионистскую книгу? Мало сказать — антисионистскую: Стивен Стюарт прослеживает наиболее значительные страницы сионистского терроризма с первых дней осно- вания государства Израиль. Точные даты злодейских 119
акций, точные адреса, точные имена исполнителей и их пособников, точное описание подготовки злодеяния, точный подсчет кровавых итогов террористических ак- тов — вот с чем может познакомиться читатель книги «Мастера шпионажа Израиля». Мое удивление в обоих случаях оказалось напрас- ным. Сионистские эмиссары, воспитывающие молодых подмастерьев терроризма, используют любой способ ознакомления своих воспитанников с опытом мастеров. А книга «Мастера шпионажа Израиля» методично и последовательно описывает наиболее громкие «подвиги» сионистских террористов с первых дней основания госу- дарства Израиль. Тут и операция «Сюзанна», стоившая жизни многим помощникам провозвестника свободного Египта прези- дента Насера и приведшая к взрывам крупных обще- ственных зданий в Каире и Александрии. И операция «Дамоклов меч», предпринятая для того, чтобы запу- гать и физически уничтожить работавших в Египте ино- странных специалистов. И операция «Ноев ковчег» по угону из французского порта Шербур ракетных катеров, ставших основой современного военно-морского флота Израиля. И осуществленный в семидесятых годах огром- ный «цикл» зверских убийств деятелей Палестинского движения сопротивления в Западной Европе и на Ближ- нем Востоке. Убили всех, кто внесен был израильской разведкой «Моссад» в обширный «список смертников», о чем шеф «Моссада» 22 января 1979 года торжествен- но отрапортовал Бегину. А он-то с первых дней своей политической карьеры открыто исповедует терроризм. И неудивительно, что сразу же после его прихода к власти терроризм был воз- веден в ранг государственной политики страны. Офици- альный Вашингтон и заправилы международного сио- низма поддержали и поддерживают санкционированные Бегином кровавые злодеяния и на оккупированных арабских землях, и в разных странах мира. 120
Такая беззастенчивая политика массового террора нацелила сионистскую агентуру на поиск новых, моло- дых кадров террористов. Вот почему охота сионизма на молодежь стала более, можно сказать, прицельной: на мушку берутся прежде всего те, из кого, на взгляд сионистских вербовщиков, можно воспитать сионистов, не брезгующих террором. Таких, кто подложит взрыв- чатку в автомашину представителя Организации осво- бождения Палестины за рубежом, учинит взрыв в по- мещении агентства Аэрофлота, нападет на мирных жителей ливанского селения. Все это целиком в стиле американских милитари- стов, являющихся по совместительству «обличителями» мифического международного терроризма в социалисти- ческих странах. И эмиссары сионистских служб в США настойчиво прививают подобный стиль более мелким со- ратникам из других стран. Вот как это, к примеру, делается. • Истерика нью-йоркского босса — Хватит! Замолчите! Чинную, убаюкивающую атмосферу солидного сове- щания взорвал зычный окрик невзрачного и подчеркну- то немодно одетого человека. Его кресло стояло так, что трудно было определить, входит ли он в президиум или только примостился поближе к руководящим дис- куссией боссам. Впрочем, после подавившего всех грубого окрика сра- зу стало ясно, что никакой дискуссии здесь произойти не может. Личность в немодном костюме оборвала медоточивую речь респектабельного оратора так хам- ски, как может позволить себе только распоясавшийся хозяйчик, упивающийся тем, что все присутствующие вынуждены беспрекословно подчиняться исключитель- но ему. 121
Так оно и было. Участники совещания с первых ми- нут усвоили: кто платит, тот заказывает музыку. А что касается платы, то даже они, сотрудники столь влия- тельного в сионистской среде Сохнута, с потрохами за- висят от «Магбита» — объединенного американо-изра- ильского еврейского фонда — и от ЮДЭ (Юнайтед Джуиш эмпиал) — главного в Америке еврейского цент- ра по сбору средств для международного сионизма. Да, даже раскинувший по всему миру свои жадные щупальца Сохнут, небезосновательно слывущий тене- вым правительством Израиля, вынужден, когда дело касается денежек, почтительно прислушиваться к «Маг- биту» и ЮДЭ, сумевшим, кстати, уберечь свои нема- лые доходы от государственных налогов. Вот эти высокоавторитетные в сферах международ- ного сионизма учреждения и представлял на нью-йорк- ском совещании уполномоченных Сохнута по латино- американским странам нетерпеливый господин в немод- ном костюме. Его грубость исходила из сознания могущества и лоббистских связей объединенного еврей- ского фонда США, разветвленного главного еврейского центра по сбору огромных капиталов — «Объединенно- го еврейского призыва». «Еврейский фонд», «еврейский центр», «еврейский призыв»... Позвольте, а при чем же тут сионизм? — мо- гут спросить некоторые читатели. Ведь неверно ото- ждествлять всех евреев с сионизмом. Ведь среди еврей- ского населения всех стран, в том числе США и Изра- иля — этих бастионов международного сионизма,— немало несионистов и антисионистов. Мало того, в доку- ментах XVI съезда Коммунистической партии Израиля убедительно сказано, что сионизм вообще не является национальным, что его классовые позиции резко про- тивостоят коренным интересам еврейских масс, где бы они ни жили — в Израиле или в любой другой стране. Тут необходимо на время оставить нью-йоркское со- вещание и уточнить чрезвычайно важное обстоятель- 122
ство. Это уточнение поможет читателям вернее оценить многие факты и явления, о которых пойдет речь в этой книге. Итак, пусть не вводят читателей в заблуждение на- звания упомянутых организаций. Хотя «Магбит» и ЮДЭ выдают себя, подобно Сохнуту, за филантропические, чуждые политике национальные организации, хотя в их полных названиях и не пахнет понятием «сионизм», они, по существу, являются форпостами американского и международного сионизма. Налицо заведомо провокаци- онная маскировка. К таким маскировочным уловкам сионисты прибе- гают не только в Америке, но и в любой западной стра- не. Это бросилось мне в глаза в Австрии, Англии, Бель- гии, Голландии, Италии, Мексике, Франции, ФРГ. Ска- жем, одна из крупнейших сионистских организаций Англии выступает под филантропической вывеской — «Общество друзей евреев-иммигрантов». Ведущая сио- нистская организация в Бельгии туманно именуется «Еврейским национальным фондом». Наиболее актив- ная в Нидерландах сионистская организация молоде- жи названа «Союзом еврейских студентов». Во Фран- ции у ультрасионистской лиги молодежи такая же вы- веска. С какой же целью международный сионизм, давая названия свои различным учреждениям, прибегает к подобным «псевдонимам»? Прежде всего для того, чтобы отождествить всех евреев с сионизмом. Делая хорошую мину при плохой игре, сионисты тщатся пока- зать, что их сионистские организации с ярко выражен- ной реакционно-шовинистической программой, создан- ные в классовых интересах еврейских капиталистов, яв- ляются чуть ли не движением всех людей еврейского происхождения самой различной классовой принадлеж- ности, проживающих в самых различных странах. Да, одной из тщетных попыток доказать существование «ми- ровой еврейской нации», попыток, давным-давно развен- 123
чанных марксистско-ленинской наукой и вдребезги раз- бившихся о действительность, является упорное прикле- ивание шовинистическим институциям сионизма вроде бы «общенациональных» названий разнообразных от- тенков, преимущественно международных. С помощью таких названий сионисты хотят запутать в сложном и разветвленном лабиринте организационной структуры сионизма любого пытающегося в нем разобраться. Не удивляйтесь, следовательно, читатель, упоминаниям о махровых сионистских организациях, названных столь не- винно и даже умилительно, словно речь идет о дамской благотворительности или художественной самодеятель- ности... Теперь, после этого существенного уточнения, мы мо- жем вернуться на сохнутовское совещание в Нью-Йор- ке, на котором наглый господинчик представлял влия- тельнейшие сионистские организации, предусмотри- тельно названные общееврейскими. Причем суть не только в официозном статусе любителя немодной одеж- ды. Сей деятель еще известен — а это более существен- но! — как приближенный бруклинского миллионера Барни Дойча, одного из самых щедрых, но зато и самых требовательных жертвователей в кассу международ- ного сионизма. — Меня уже тошнит от вашей информации! — орал посланец американского магната.— Перестаньте бес- конечно перечислять симпозиумы старых дев и гово- рильни беспомощных старичков,— сердито отчитывал он застывшего на полуслове докладчика из Аргенти- ны.— Вы бы лучше ответили, сколько крепких парней и цветущих девушек («крепкие и цветущие» — таких искали и западноберлинские сионисты.— Ц. С.) посла- ли учиться в Тель-Авив и Иерусалим? Сколько демон- страций перед советским посольством в Буэнос-Айресе организовали ваши молодежные секции — повод для протеста всегда можно придумать! Сколько скаутских встреч провели вы вместе с Израилем?.. Думаете, мы не 124
знаем, что у вас, в Аргентине, некоторые еврейские юноши и девушки входят в так называемые прогрессив- ные организации и выступают против законного или, как они упорно твердят, правого правительства! Хоро- шо, чтo это, к выгоде для нас, вызывает рост антисе- митских настроений в политических и экономических верхах страны. Так почему же вы не догадались исполь- зовать такие благоприятные для вас настроения, чтобы уговорить хоть несколько десятков молодых евреев эмигрировать в Израиль! Ваш филиал всемирной феде- рации говорящей на иврите молодежи существует толь- ко на бумаге, никто не знает и дюжины ивритских слов! Члены вашей молодежной секции Всемирного союза израэлитов молчат, как мертвецы. Зато многие из них верят аргентинским коммунистам, что нужно бороться с теми, кого те называют реакционерами и профаши- стами... Докладчик из Аргентины робко пытался вставить сло- во, но это только пуще разгневало нью-йоркского босса: — Молчите! А то доведете меня до того, что я вам прочитаю поименный списочек еврейских парней и де- вушек, вступивших в аргентинский комсомол. Не пы- тайтесь втереть нам очки! Я знаю, что вы совершенно не умеете, а может быть, и не хотите пользоваться ору- жием, которое вам всовывают прямо в руки антисеми- ты. Аргентинское издательство «Эдиториаль мисилити» выпустило брошюру «Кто жертвы и кто палачи — евреи или нацисты?». Почему вы не использовали ее для кам- пании по вывозу еврейской молодежи в Израиль? Я знаю, вы недопустимо бездействуете и скрываете от нас статистику смешанных браков среди вашей ев- рейской молодежи. Почему не сумели вдолбить в голо- ву хоть нескольким десяткам ваших молодых лоботря- сов, что им надо стать израильскими кибуцниками? Они, видимо, верят не вам, а еврею-коммунисту Руби- ну Синаю. А он на съезде Аргентинской компартии ска- зал, что в кибуцах немилосердно эксплуатируют людей. 125
Почему до сих пор не издаете хоть раз в месяц специ- альную газету для еврейской молодежи Аргентины? Скажете, нет денег? Ложь! Нам прекрасно известно, что не один только текстильный король Мирельман, а нема- ло аргентинских богачей дают вам солидные субсидии специально на работу среди молодежи. Понимаете, спе- циально! А вы тратите эти денежки черт знает на что. Вас что, не беспокоит будущее сионизма? Зарубите се- бе на носу: будущее не вы, не я. И не седые и плеши- вые, лениво внимающие,— полномочный представитель «Магбита» и ЮДЭ обвел недовольным взором притих- ших участников совещания,— как вы втираете им очки. Они, вероятно, тоже забыли, что будущее сионизма — это не они, а их дети и внуки. Придется им об этом хо- рошенько напомнить. Понятно?.. А вас,— бросил он оратору из Аргентины,— слушать больше не будем. Тот сошел с трибуны как оплеванный. Именно так передал мне его состояние один из иностранных участ- ников совещания в Нью-Йорке. Движимый похвальным стремлением усвоить назубок наставления сионистско- го начальства, он записал на пленку выступление и все реплики представителя Сохнута. А все остальное время совещание, судя по призна- ниям вернувшихся после «накачки» в свои страны сох- нутовских уполномоченных, посвятило только одному вопросу: какие экстренные меры следует предпринять, чтобы в активные действия сионистов стран Латинской Америки вовлечь как можно больше молодежи? Сразу же после возвращения туда с особыми полномочиями вылетело несколько сотрудников молодежного департа- мента Сохнута. Они прекрасно понимали, какой смысл вкладывал суровый оратор в понятие активных дей- ствий. Они захватили с собой немало литературы, преиму- щественно... антисемитской — как видите, советы нью- йоркского босса пошли впрок. Что ж, видно, сохнутов- ским пропагандистам легче пробудить в своих слуша- 126
телях чувство страха, нежели достучаться до их сердец. И, «наводя порядок» в молодежных сионистских орга- низациях, они особенно напирали на то, что в любой стране не может быть ни одного молодого еврея без об- лигаций «займа государства Израиль». Расчет простой: зацепить молодых аргентинцев еврейского происхожде- ния на крючок сионистского законодательства о «двой- ном» гражданстве евреев, не проживающих в Израиле, но обязанных, мол, выполнять свой долг перед «родиной отцов». Речь идет о печально известной поправке к «Закону о возвращении», принятой израильским парламентом — кнессетом в марте 1972 года. Под такой ширмой сионизм пытается распространить подведомственность Израилю на всех евреев, проживающих вне этой страны. Это во- пиюще противоречит элементарным нормам права и морали, это по своей сути антисуверенно, это представ- ляет грубейшую попытку бесцеремонного вмешательства во внутренние дела других стран. Беззаконная поправка к сомнительному закону пря- мо требует от еврея, родившегося и живущего далеко от Израиля, не помышляющего покинуть свою истинную родину ради «исторической»: стань двоедушным, будь политическим двурушником, веди двойную жизнь — и ты достигнешь «двоякого блага». Последний термин не случайно фигурировал в обращении конгресса Все- мирной сионистской организации еще в январе 1961 года. Антикоммунистической сущности провокационного трюка с «двойными» не раз придется касаться на стра- ницах этой книги. Ведь сионизм во имя классовых инте- ресов своих хозяев очень часто поднимает шум о двой- ном гражданстве и двойной лояльности «всемирной еврейской нации». Пока же, возвращаясь к борьбе сио- нистов за еврейскую молодежь в Аргентине, приведу та- кой факт: завезенная туда сохнутовскими эмиссарами 127
пропагандистская литература именует аргентинских ев- реев... израильтянами. Это изобретено не аргентински- ми сионистами. Подобную заведомо лживую термино- логию я все чаще и чаще встречаю на страницах сио- нистской печати США и Англии. Весьма симптоматично! Призывы нью-йоркского босса к «активным действи- ям» в Аргентине не замедлили сказаться. Осознав Свою непреложную обязанность готовить кадры молодых террористов, сионисты поспешили орга- низовать так называемые спортивно-молодежные лагеря. В этом наименовании опять-таки сказывается страсть сионистов к мимикрии: в своей среде они именуют лаге- ря закрытыми и военно-учебными. Руководят «учебой» инструкторы кахановского толка из США. А наиболее успевающих лагерных воспитанников посылают в Амери- ку и Израиль для усовершенствования в таких же лаге- рях. Но имеются еще и самые успевающие из наиболее успевающих. Им доверили уже совсем ответственное де- ло— организацию лагерей молодых сионистов в Мек- сике. • Рвет и мечет «сам» Зусскинд В редакции антверпенского журнала «Де Сентраль» приподнятое настроение. Комната, где обычно, как я ви- дел, за письменными столами восседают три человека, набита десятками людей. Не только оттого, что в гости к сотрудникам этого органа центральной администрации «еврейских благо- творительных и общественных организаций» (опять на- лицо мимикрия!) приехал из Брюсселя Зусскинд. В кон- це концов, хотя он и облечен высоким титулом прези- дента всебельгийского координационного комитета сионистских обществ, антверпенские единомышленники продолжают держаться с ним запанибрата — ведь Да- 128
вид их земляк, они знают его еще с той поры, как он на- чал свою карьеру в принадлежащей Зусскиндам фирме по торговле алмазами. Но сегодня господин президент привез журналистам приятное известие. Ему удалось уговорить богатых во- ротил из сионистской среды не урезать субсидии жур- налу. У меценатов есть, конечно, основания быть недоволь- ными тем, что тираж «Де Сентраль» никак не удается поднять выше 2350 экземпляров. Зато целых восемь процентов этого тиража, напомнил им Зусскинд, из- дается на языке идиш! Это не шутка — ведь все осталь- ные свои издания сионисты Бельгии вынуждены печа- тать только на французском и фламандском языках. За это приходится краснеть перед ортодоксальными гостя- ми из Израиля, где широко рекламируется необычай- ный расцвет сионистской прессы в странах Бенилюк- са. И редкие экземпляры антверпенского журнальчи- ка на идиш — единственный якорь спасения. Такой довод, видимо, показался финансовым тузам убедительным. Гроза миновала «Де Сентраль». Обрадованные журналисты готовы были почтитель- но выслушать очередную порцию директив господина президента, надоевшего им неизменными требованиями более решительного поворота к молодежным пробле- мам. Но тут совершенно некстати раздался звонок из Брюсселя. Зусскинду доложили: — Союз евреев — участников сопротивления — только что присоединился к митингу протеста против чилийской хунты Пиночета! Оказывается, многие изра- ильские газеты дали митингующим прекрасный повод протестовать: не нашли ничего умней, как сообщить, что президент Альенде покончил жизнь самоубийством, а контрреволюционный мятеж хунты в Чили был совер- шенно бескровным. Первый же оратор сдуру процити- 129
ровал это утверждение — и на митинге началось нечто невообразимое. Раздаются выкрики против сио... — Чьи выкрики? — Зусскинд прервал взволнован- ного информатора из Брюсселя.— Кто кричит? Если какой-нибудь лысый идеалист, по ком скучает кладби- ще, мне наплевать! Может быть, вообще митингуют одни старики и старухи, тогда мне вдвойне наплевать. Пошлите на митинг парочку наших, кто порасторопней. Пусть быстро сориентируются, сколько там молодежи. Если даже всего десяток-другой, они меня больше тре- вожат, чем несколько сот таких, над кем скоро будут читать кадиш.— Зусскинд раздраженно произнес это слово, означающее молитву по умершему.— Пусть на- ши точно узнают, кто именно пришел с плакатами и выкрикивает антисионистские лозунги. Мне нужны име- на, профессии и, главное, возраст. Возраст! Про студен- тов узнайте, где они учатся. Позвоните мне безо всяких задержек. В ожидании звонка Зусскинд, обычно умеющий владеть собой, метался по комнате, как истеричная барышня. К огорчению Зусскинда, более трети еврейских участ- ников митинга протеста против чилийской хунты, столь взволновавшего главаря бельгийских сионистов, дей- ствительно составляла молодежь. Было немедленно созвано чрезвычайное заседание координационного комитета. Зусскинд потребовал от руководителей всех сионистских организаций страны: — Задумайтесь над этим тревожным симптомом! Подумайте, как вы сможете противодействовать чуждым влияниям на нашу молодежь. Координационный коми- тет ждет от вас деловых планов. Произошел случай более опасный, чем может показаться на первый взгляд. У израильского правительства очень хорошие отноше- ния с правительством Пиночета. И если наш парень сегодня выступает против чилийской хунты, завтра он может выступить против действий израильских войск 130
на контролируемых арабских территориях. Вы пони- маете?! Сионистские функционеры поняли. И вскоре последо- вали конкретные акции. Ко всем бельгийским организациям молодых сиони- стов прикрепили попечителей из числа ближайших помощников Зусскинда. А некоторым организациям, прежде всего студенческим, было приказано переиз- брать руководителей, заменить их более «решитель- ными». И долго, долго еще Зусскинд настойчиво твердил на всех совещаниях и собраниях: — Молодежь, молодежь и еще раз молодежь! Учти- те, на очередном всемирном сионистском конгрессе прежде всего и больше всего будут спрашивать, как мы привлекаем на нашу сторону молодежь! Вот тут уж Зусскинд не ошибся — спрашивали! И весьма настойчиво. Как, впрочем, и на всех других сионистских сборищах. Ответ последовал. Вполне успокоительный для сио- нистской верхушки. Насыщенный конкретными, как го- ворится, фактами. Бельгийские маккабисты методично избивают бежав- ших из Израиля «антипатриотов». Молодчики из «Га- шомер гацаир» («Молодой страж»), проникнув с помощью взлома в помещение антисионистского союза моло- дых евреев-прогрессистов в Бельгии, похитили экзем- пляры книги Маркса Хиллея о милитаристских акциях израильских сионистов под красноречивым названием «Израиль перед опасностью мира». И, как поступали в подобных случаях гитлеровцы, сожгли книги. Питомцы «Егуд габоним» («Объединение сыновей») предприняли попытку расправиться с профессором Брюссельского университета Гориели, разделяющим взгляды молодых евреев-прогрессистов: в него стреляли, к счастью, про- махнулись. 131
Чрезвычайное происшествие в университете И в каком? В Хайфском. В самом «надежном». Не- спроста его президент Элиезер Рафаели возглавлял вы- сокоавторитетный комитет руководителей высших учеб- ных заведений Израиля. Представьте себе переживания почтенного президен- та, когда ему доложили, что группа студентов устроила просмотр нелегального антисионистского фильма «Быть свободным народом!». Мало того, приглашение на про- смотр отважились принять и некоторые молодые препо- даватели. Устроители тайного сеанса проявили незаурядную предусмотрительность: нарочно распустили слух, будто речь идет о давнем фильме «короля киноужасов» Аль- фреда Хичкока. И чтобы окончательно усыпить бди- тельность университетской администрации, на дверях аудитории вывесили плакат с высказыванием самого Хичкока: «Выдумывая очередное убийство, я заранее прикидываю, в каком месте зрители вскрикнут от ужаса. Мне приятно, если я угадываю, и я радуюсь как ребенок, когда мне удается выдумать совсем новый и необыкно- венный способ убийства». В самом деле, разве мог кто-либо возразить против показа такого «безобидного», «совсем невинного» филь- ма, вызывающего простодушную ребячью радость у его создателя. И вдруг «политический конфуз на весь Из- раиль»: у студентов нашел взволнованный отклик доку- ментальный фильм, показывающий в некоторых эпизо- дах бесперспективность сионистской политики руководи- телей страны. Началось доскональное расследование столь «возму- тительного» происшествия в стенах университета, слыв- щего одним из наиболее надежных в Израиле. И, к ужа- су властей, раскрылись дополнительные, отягчающие вину хайфских студентов обстоятельства. 132
Нашлись парни, считающие свою университетскую учебу в условиях сегодняшнего Израиля напрасной и бесполезной. Они стали наведываться в управление кад- ров торгового морского флота. Цель? Установить, можно ли сразу после окончания мореходных курсов попасть в зарубежные рейсы и подобрать подходящее место для эмиграции. Если можно, то надо поскорее уйти из уни- верситета и податься на мореходные курсы. Немалые огорчения властей вызвал и рассказ одной первокурсницы о жизненных планах ее поклонника Шмуэля Р., перешедшего на третий курс юридического факультета. — Оставлю университет,— поделился с девушкой своими мечтаниями Шмуэль,— и наймусь в личные те- лохранители к богатому бизнесмену. Взгляни на это трезво — и ты сможешь убедиться, что я принял здра- вое решение. Будь я сабра в третьем поколении,— не скрывая зависти к привилегированным «коренным» из- раильтянам, вздохнул парень,— то мог бы еще на- деяться на хорошую работу после университета. Но я, как ты знаешь, совсем не сабра. Мое единственное бо- гатство — это крепкие бицепсы, боксерская закалка, го- товность быстро освоить каратэ. (Какая перспективная кандидатура в террористы!—Ц. С.) За это мне непло- хо заплатит нуждающийся в охране богач. — Как тебе не стыдно! — пыталась урезонить Шмуэ- ля его подруга.— Ты должен быть интеллектуалом! — Мне непрерывно внушают, что нужно равняться на жизнь в Соединенных Штатах. Вот я и равняюсь: ведь наши газеты раструбили, что число молодых тело- хранителей в Штатах скоро увеличится с двадцати ты- сяч до семидесяти. А наши богачи тоже равняются на американских — значит, спрос на телохранителей будет расти и у нас. Важно только быть одним из первых, тогда я смогу диктовать свои условия... Дальше — больше. Окончательно ошарашили университетское началь- 133
ство критические высказывания некоторых студентов по поводу притеснений нееврейского населения на «контро- лируемых территориях» — так деликатно называют в Израиле оккупированные арабские земли. В студенче- ской среде, оказывается, иронически был встречен па- тетический призыв к молодежи бывшего руководителя военной разведки генерала Аарона Ярива. Он убеждал молодых израильтян искоренить в своем сознании «го- лубиный подход к арабам», не желающим смириться с оккупацией их земель. «Пусть старый ястреб не надеет- ся, что мы возьмемся за оружие и по его совету станем усмирителями» — вот какие «кощунственные» высказы- вания вызвали раздражение сионистов. Решение о мерах наказания наиболее строптивых при- нимали уже не президент университета и деканы, а мэр города и начальник полиции. Впрочем, эти меры испыта- ли на себе не только проштрафившиеся студенты, но и поддержавшие их преподаватели. Кое-кого из универ- ситетского начальства «уговорили» подать в отставку. Административным воздействием дело, естественно, не ограничилось. «Антипатриотические» настроения в студенческой среде заставили хайфских сионистов всех мастей и направлений забыть о межпартийных распрях и сообща наметить перечень экстренных акций идеоло- гического порядка. Чтобы помочь хайфским властям выработать надеж- ные «защитные меры», из США прилетели даже пред- ставители слепо подчиняющегося Сохнуту «Всемирного союза еврейских студентов». Вот незначительная часть конкретных мер, предло- женных гостями из Америки и рекомендованных не только Хайфскому университету, но всем без исключе- ния высшим учебным заведениям страны: — Всеми силами изолировать студенчество от рабо- чей молодежи, которая все чаще и более открыто под- дается антисионистским настроениям и пренебрегает глобальным будущим государства. 134
— Проверить в университетских библиотеках социо- логическую литературу, исходя из того, что почти каж- дая такая книга объективно выступает против национа- листических идей. — Разъяснить каждому студенту, что, какую бы из- раильскую партию он ни поддерживал, от него требует- ся быть сионистом без цинизма, то есть мириться с неиз- бежным бременем экономической инфляции и военного положения, не задумываться над временными неблаго- получиями в стране... Но, видимо, экстренные меры не очень-то себя оправ- дали. Еще не улеглись страсти по поводу чрезвычайного происшествия в Хайфском университете, как израиль- ским властям пришлось огорчиться из-за инцидентов в академии художеств «Бецалель». На здании академии появились изображения фа- шистской свастики и сионистского щита Давида со зна- ком равенства между ними. Вслед за этим среди сту- дентов были распространены листовки, призывающие к ликвидации одной из наиболее реакционных организа- ций израильского сионизма — «Гуш Эмуним», ратующей за расширение военных поселений на оккупированных арабских территориях. Но кульминацией стал взрыв негодования группы студентов академии против систематических налетов израильской авиации на населенные пункты Ливана. Произошло это на семинаре по изучению политических дисциплин. В ответ на увещевания преподавателя и по- доспевших к нему на выручку коллег в аудитории по- слышались возгласы: «Нацисты!» Некоторые из высту- павших на семинаре студентов сравнивали воздушные нападения на мирных ливанцев с военными преступле- ниями гитлеровцев. «Надо сверяться с совестью, а не только с военными планами»,— заявила совсем еще юная студентка. Волнения в других высших учебных заведениях стра- 135
ны были подавлены гораздо быстрей. Это легко объяс- нимо: против студентов, возмущенных разбойничьими нападениями на Ливан, выступили не преподаватели в роли увещевателей, а молодые террористы в роли усмирителей. Усмирили. Особенно безжалостно обошлись с немногочислен- ными студентами-арабами, которым удалось поступить в Бар-Иланский, Беэр-Шевский, Тель-Авивский универ- ситеты и в Хайфский технологический институт. Пред- полагалось, что за предоставленную им редкую возмож- ность получить высшее образование студенты-арабы ста- нут коллаборационистами, а они на выборах студен- ческих органов отдали свои голоса коммунистам! Наиболее строптивых отправили в полицию как раз в те самые дни, когда министр строительства Давид Леви в припадке откровенности признал, что полицейские мето- ды дознания в Израиле настолько отдают фашизмом, что поневоле вспоминается гестапо. После этого признания бегинского министра нетруд- но догадаться, каких именно убеждений обязано при- держиваться молодое пополнение израильской полиции. «Ты, мое фото и будущая война» Накануне двадцатипятилетия государства Израиль мне довелось быть в Вене. И я видел, в какую растерянность повергло австрий- ских сионистов сообщение о закончившемся в Израиле суде над группой еврейской молодежи в городе Наблу- се, на оккупированной иорданской территории. Четверо студентов и молодой кибуцник были брошены в тюрьму за «подстрекательство в отношении государства». А «подстрекательство» выразилось всего-навсего в том, что вместе с семью десятками других израильских юно- шей и девушек подсудимые пытались провести мирную демонстрацию солидарности с палестинскими крестьяна- 136
ми из деревни Акрабы. С этим названием связаны ты- сячи дунамов выжженных огнеметами посевов, десятки дотла разрушенных домов, разогнанные начальные шко- лы для арабских детей. И некоторые молодые евреи, как говорилось в ли- стовке движения «Новые левые Израиля», отказались признать, что «интересы государства предполагают кон- фискацию земель, принадлежащих арабам, и снос их жилищ под еврейские поселения». А тут еще десятки молодых израильских парней по- следовали примеру Гиоры Ньюмена, наотрез отказав- шегося принять армейскую присягу. — Я не отрицаю израильскую армию,— заявил юноша.— Армия нужна каждому государству для обо- роны. Но нашей армии приказывают зверствовать. А меня заставляют присягнуть в том, что я буду выгонять безоружных людей с их земель и сжигать их жилье... Ньюмена и его последователей поддержал, правда, робко и осторожно подбирая выражения, Иорам Садех: «Нельзя предположить, что когда-либо мы достигнем договоренности с жителями оккупированных селений, если не повернем штурвал, причем неоднократно, в об- ратном направлении». Повернуть штурвал, покорный компасу расизма и ми- литаризма?! Будь Иорам Садех рядовым израильским парнем, с ним бы как следует «поговорили» и, не отрекись он от крамольных высказываний, посадили бы за решетку. Но закавыка в том, что Иорам не обыкновенный из- раильский парень, а родной сын Ицхака Садеха, одного из старейших и наиболее воинственных деятелей изра- ильского колониализма, сторонника разговора с пале- стинцами языком огнеметов. Еще до сей поры имя Иц- хака Садеха встречается в перечне отцов современного сионизма. И вдруг вольнодумец сын выступает против фанатика отца! И ставит под сомнение непрелож- ные и чуть ли не священные обязанности коренного 137
гражданина израильского государства. Да еще в тот са- мый момент, когда международный сионизм вовсю тру- бит об обязанностях «двойных» граждан Израиля! Как всполошились венские сионисты! Их тревога уси- лилась еще вот почему. Еврейские юноши и девушки в Вене стали открыто и вызывающе распевать антими- литаристскую молодежную песенку из запрещенной в Израиле «крамольной» пьесы неугодного сионистам драматурга Ханока Левина «Королева ванной». Вот она, эта песня, внешне озорная, но по существу глубоко трагическая, в том виде, в каком ее завезли в Австрию молодые беженцы из Израиля: Когда мы гуляем, нас трое— Ты, и я, и будущая война. Когда мы спим, нас трое— Ты, и я, и будущая война, Ты, и я, и неизбежная война. И — только б ее не сглазить — Она, она, неотвратимая война, Принесет наконец нам покой. Когда мы смеемся в минуту любви, Смеется с нами будущая война. Когда мы ребенка с тобою ждем, Ждет вместе с нами будущая война. Ты, и я, и будущая война. И — только ее не спугнуть бы — Она, она, неотвратимая война, Желанный покой принесет. Когда стучатся в дверь, нас трое — Ты, и я, и будущая война, И когда все свершится, нас будет трое — Ты, мое фото и будущая война, Ты, мое фото и будущая война. И— только б ее не отсрочить — Она, она, грядущая война, Тебе и ребенку даст покой. Усердные венские сионисты всполошились! Чего они только не делают для израильских запра- вил: и денежки отваливают, и всячески опекают пере- 138
сильный пункт для иммигрантов, и, не щадя живота, насильно заставляют бежавших с «родины отцов» воз- вращаться обратно в Эрец-Исроэл, землю Израиля, или Медипат-Исроэл, государство Израиль, а оно, это самое государство, не может у себя, на своей территории, по- ложить конец девальвации сионистской идеологии в со- знании молодых израильтян, не может приструнить прыт- ких юнцов, не желающих выполнять волю сионистских правителей! Особенно разозлил виднейших венских сионистов жалобный тон тогдашнего министра иностранных дел Абы Эбана в интервью американскому агентству ЮПИ: «Основы и прошлое сионизма не всегда говорят что-ли- бо уму и сердцу молодых. Существует также их опре- деленная нетерпимость к абстрактным идеям и общим лозунгам». «Действовать надо, а не болтать»,— можно было в те дни не раз услышать на экстренных совещаниях венских сионистских боссов. На собрании сионистских активистов 3-го района Ве- ны много и резко осуждали израильских руководителей за потворство своим «йотлам», что на идиш означает что-то вроде «сосунков». — Если они у себя, в Тель-Авиве и Иерусалиме, не могут справиться с собственными йотлами,— заявил один из ораторов,— то надо как следует проверить, не впустую ли мы даем им деньги. Может быть, следует сократить нашу финансовую помощь Израилю, пока там не возьмутся за ум. Они, видно, не представляют, как отобьется от рук еврейская молодежь западноевропей- ских стран, если узнает, что даже молодые израильтяне теряют доверие к сионизму, к его государственности. Представляете, я говорю моей дочери, что всегда надо помнить об Эрец-Исроэл, а она мне в ответ тычет га- зету с погаными высказываниями сына Ицхака Садеха! Надо вдолбить в головы израильских чиновников, на- сколько это страшно. Действовать, надо действовать! 139
В слово «действовать» венские сионисты вклады- вают, естественно, тот же зловещий смысл, что и нью- йоркский босс, призывавший сохнутовцев из Аргентины к «активным действиям». • «Если у родителей денежки и связи...» И венские сионисты начали действовать. Были про- ведены внеочередные собеседования с молодежью во всех еврейских общинах Вены с участием самых видных сионистских деятелей австрийской столицы. Но, подобно взорвавшейся бомбе, потрясли всех вен- ских сионистов, от мала до велика, слова молодого па- рикмахера Гирша на собеседозании в еврейской общине 3-го района. Юноша позволил себе спросить докладчи- ка, старательно доказывавшего, что ослабление сио- нистского духа среди израильской молодежи мешает ей трезво оценить «неистребимый во веки веков антисе- митизм» и увидеть в нем объективного помощника ев- рейского национализма: — Скажите, это правда, что первый документ, где было сказано, что антисемитизм поставлен вне закона, подписал в июне 1918 года Ленин, глава правительства Советской России? Подвергнутый немедленному допросу с пристрасти- ем, перепуганный парикмахер сознался, что услышал эту «крамолу» от молодого израильтянина, причем не беженца, а туриста. Этот случай переполнил чашу терпения венских сио- нистов. В те дни на сионистских собраниях и со страниц их газет прозвучали категорические, безоговорочные требования: «Решительно пресечь дальнейшую эрозию приверженности израильской молодежи сионизму, так как она может превратиться в эрозию лояльности, эро- зию, способную заразить молодежь стран диаспоры». — А тут, как назло, из Израиля пришли еще более 140
печальные для нас вести,— неожиданно разоткровенни- чался передо мной в порыве отчаяния венский сионист, владелец магазина электротоваров Гинцель.— Мы здесь наивно думаем, что из Израиля бегут только недавно прибывшие туда евреи. А оказывается, крики и вопли о военном напряжении заставляют бежать и коренную израильскую молодежь. К большому несчастью,— вздохнул Гинцель,— многие юноши, даже из обеспе- ченных и, что тут скрывать, привилегированных семей старожилов тоже уезжают за границу, чтобы, как гово- рят в Израиле, «пересидеть мобилизацию». — Неужели они нашли в себе смелость осудить не- справедливые военные нападения на арабов? — Не прикидывайтесь наивным,— услышал я раз- драженный ответ.— Они прекрасно понимают, что араб- скому населению нельзя давать покой. Они ведь не вра- ги своему государству. Но сами лезть под пули не хотят. — И открыто дезертируют? — Ну, если у родителей денежки и связи... словом, если они полезны государству, то уехавшего сына не считают дезертиром,— сгладил мою формулировку владелец магазина.— Можно сказать мягче: находя- щийся во временной отлучке...— Но тут же, словно при- дя в себя и опомнившись, Гинцель воскликнул: — Все равно таких сыновей родители должны проклясть! И простить только тогда, когда они вернутся в Изра- иль! Замечу, что по возвращении из Вены в Москву я узнал весьма колоритные подробности о взглядах и надеждах молодых израильтян, «находящихся во вре- менной отлучке» в США. Жительница Ворошиловграда С. Чернило, навестившая проживающую в США более полувека сестру, рассказала на страницах одной из наших газет: «Я видела в Америке очень много израильских юно- шей. Они удрали из своей страны. А мне объясняли так: «У нас есть деньги, так мы можем войну переждать 141
в Америке, а ваши дураки едут в Израиль, вот пусть они и воюют. А в песках под палящим солнцем они строят поселения, так они же там сами и будут жить, они строят их для себя». Читателю, конечно, понятно, что речь идет о поселе- ниях, незаконно воздвигаемых израильскими аннексио- нистами на оккупированных арабских землях. Бесхитростный рассказ жительницы Ворошиловгра- да перекликается с фактами, раскрытыми органами международной полиции — Интерпола. Многие моло- дые израильтяне, бежавшие в США от воинского при- зыва, добывают там за приличную мзду фиктивные справки о зачислении в частные университеты. Такие справки дают сынкам израильских капиталистов право на длительное пребывание в Америке, точнее говоря, на многолетнее избавление от воинского призыва. Чтобы отблагодарить благодетелей — покладистых руководи- телей этих учебных заведений,— отпрыски израильских богатеев добиваются от американских лоббистов, еди- номышленников своих родителей, дополнительных суб- сидий для «своих» университетов. Рука руку моет! Возвращаюсь, однако, к беседе с Гинцелем, глубоко, видите ли, потрясенным уклонением молодых израиль- тян от воинской службы и особенно тем, что такими по- ступками они показывают недостойный пример «духов- ного оскудения» приезжающей в Израиль из других стран молодежи. — Голова идет кругом,— развел руками Гин- цель.— Никто уже точно не знает, кто кому показывает пример антипатриотизма! И вспомнил не очень-то радостный для сионистов эпизод, о котором в те дни, к их огорчению, рассказала австрийская пресса. Под трубный глас и барабанный грохот сионистов в Израиль приехали около девятисот молодых американ- ских евреев. Особенно умилили сионистских заправил их бело-голубые куртки с надписью «Коах» («Сила») 142
на спине. Молодые люди широко декларировали свою давнюю мечту поселиться на «родине предков». Их раз- местили на квартирах особо проверенных и материаль- но обеспеченных израильтян, чтобы будущие иммигранты могли в радужном свете «познать страну изнутри». Но уже через полтора месяца более семисот канди- датов в израильтяне решили повременить с окончатель- ным переселением на «историческую родину». А через два месяца укатили восвояси и остальные. — Разжиревшие молодые бараны! — гневно ото- звался о них мой венский собеседник.— Они посмели забыть священный завет Торы: «Шиват Цион» — «Жить в Сионе». Забыли, выродки, что сегодня сионизм — не учение, не идеология, а только действие! Только действие — этому правилу венские сионисты следуют, надо признать, в точности. И хотя они сами тоже не спешат отправлять собственных сыновей в Из- раиль, в те дни их центры привели в безостановочное действие все финансовые и организационные каналы, чтобы субсидировать пропагандистскую кампанию про- тив «молодых антипатриотов». — И за воспитание из молодых сионистов «твердых людей дела»,— уточнил сотрудник левой венской га- зеты. — Способных на все, что от них потребуется? — спросил я. Журналист ответил мне выразительным вздохом. • Рьяные прислужники антикоммунизма — Вчера моя Тильда опять ходила к ним,— гру- стно поделилась со мной невеселыми мыслями мадам Фанни, жена рядового служащего одной из банковских контор Роттердама. Меня не удивили тоска и безутешность, звучавшие в словах «к ним». С первых же минут нашей беседы я 143
убедился, с каким ужасом мадам Фанни воспринимает настойчивый интерес, проявляемый к ее девятнадцати- летней дочери роттердамскими молодыми бнайбритов- цами. — Я понимаю, еврейской девушке из небогатой се- мьи сейчас трудно у нас, в Нидерландах, отвертеться от сионистов, тут уж мы с мужем ничего не можем по- делать. Но почему моей дочерью заинтересовался имен- но «Бнай-Брит»? Зачем ей иметь дело не с обычными сионистами, а с какими-то масонами, которые вроде бы и сионистами себя не называют? Все их приказы молодежь должна беспрекословно выполнять. У них тайна на тайне и строгость на строгости. Я вчера умо- ляла Тильду: «Доченька, не ходи на их собрание!» Но она горько вздохнула: «Ах, мама, кто у них был хоть один раз, уже обязан ходить все время!» Знающие люди меня уже «обрадовали», что Тильде придется еще ка- кую-то клятву им давать. Вот напасть!.. Мадам Фанни, сама того не подозревая, охаракте- ризовала «Бнай-Брит», в общем-то, верно. Проклами- рующим свою «национальную религиозную внепар- тийность» бнайбритовцам не очень-то по нутру, когда о них судят не по словам, а по делам и вполне зако- номерно называют сионистами. Мало того, своими ульт- раэкспансионистскими взглядами на права палестин- ского народа и ярой ненавистью к социалистическим странам они, пожалуй, превосходят сионистов иных ма- стей и оттенков. И затем, действительно считая себя еврейской масонской организацией, «Бнай-Брит» про- низал свою деятельность и систему взаимоотношений между своими членами набором мистических масонских ритуалов. В Бельгии и Голландии мне бросились в глаза бояз- ливость и трепет, с какими относятся не жалующие си- онистов евреи к малейшему упоминанию о «Бнай-Бри- те». В Брюсселе от дамского портного, отца двух доче- рей и сына, я услышал: 144
— Я строго наказал детям: обходите «Бнай-Брит» за километр. Не удивляйтесь, господин писатель. Если бнайбритовец говорит тебе «доброе утро», то в часы, когда полагается услышать «добрый вечер», жди от не- го чего-нибудь очень недоброго. Ох и мастера они под- страивать ловушки! А если попадешься в их сети, уже не выберешься—они пользуются и сионистскими и ма- сонскими уловками. Вернемся, однако, в Роттердам, к тревогам мадам Фанни. — Боже праведный,— воскликнула она,— неужели же моя дочь не сможет как-нибудь распутаться с эти- ми неведомо чьими «сыновьями»! Она шутит, храбрит- ся, но в душе, я вижу, тревожится и переживает. Како- во ей разносить по квартирам листовки с протестом про- тив международного совещания, которое называется не то конференцией, не то конгрессом сторонников мира... — А зачем вчера ходила ваша дочь к бнайбритов- цам? — прервал я возникшую паузу. — На очередное собеседование. Причем вчера она пришла оттуда прибитая какая-то, раздавленная... — Почему? — Мужу с трудом удалось вытянуть из Тильды: на собеседовании бнайбритовцев шел разговор о Болга- рии, о том, что болгары как всегда были антисемита- ми, так и остались ими... Не верите, что сионисты реши- лись такое сказать? Мой муж тоже сначала не хотел ве- рить: он ведь сразу после войны слышал и несколько раз читал, как Болгария спасла евреев, которых гитле- ровцы собирались вывезти в лагеря смерти и бросить в газовые печи. У мужа даже сохранилась старая фран- цузская газета, где пишут, как в болгарской столице Софии сумели спасти двадцать три тысячи евреев от де- портации в лагеря... — Это сделали прогрессивные силы Болгарии под руководством действовавшей в подполье коммунистиче- 145
ской партии. Скажите вашей дочери, что отец ей гово- рит правду. — Не совсем, оказывается, правду. Тильде вчера на собеседовании показали книгу, где черным по белому напечатано, что евреев в Болгарии спас не народ, а царь Борис и его правительство. Сам Гитлер его очень, знаете, уважал и не мог ему отказать. А болгарский на- род и тогда преследовал евреев, а теперь еще хуже к ним относится. На следующем собеседовании — Тиль- де уже объявили — пойдет разговор об угнетении евре- ев в сегодняшней Болгарии. Каково было слышать все это мне, незадолго до то- го посетившему братскую Болгарию для детального изучения славной истории героического подвига болгар- ских коммунистов, сумевших в тяжелых условиях подполья поднять трудовой люд и интеллигенцию страны на борьбу за то, чтобы воспрепятствовать ис- треблению евреев на занятой гитлеровцами болгар- ской земле, а затем предотвратить их вывоз в лагеря смерти. Я познакомился с постоянно действующей в Софии выставкой «Спасение болгарских евреев. 1941—1944». Беседовал со многими общественными деятелями, писа- телями, рабочими, учеными еврейского происхождения. Узнал, что в мрачные годы союза монархической Болга- рии с гитлеризмом многим евреям спасли жизнь болгар- ские трудящиеся, откликнувшиеся на призыв коммуни- стов. Записал немало рассказов бывших партизан и ком- мунистов-подпольщиков про то, как коммунистическая партия сумела в ту тяжкую пору сплотить болгарский народ против продавшихся немецкому фашизму монар- хистов. Воочию видел, как ныне в Народной Республи- ке Болгарии граждане еврейского происхождения рука об руку со всем народом строят социализм в свободной стране, где нет и не может быть столь желанного сио- нистам «еврейского вопроса». Так, может быть, перепуганная мадам Фанни из 146
Роттердама что-то напутала, может быть, ее дочь чего- то не поняла? Нет, растерянная женщина верно изложила суть со- беседования, на которое молодые роттердамские сиони- сты затащили ее Тильду. Это действительно было пер- вое занятие организованного «молодежной организаци- ей «Бнай-Брит» семинара «О перманентном антисеми- тизме в странах восточноевропейского блока». Первые два собеседования по плану посвящались Болгарии, по- следующие три — Чехословакии. Стало быть, в течение трех вечеров Тильде и еще де- сяткам молодых людей вдалбливали в голову клеветни- ческие измышления и о «перманентном антисемитизме чехословаков». Спешу извлечь из своего архива письмо бывшего из- раильского подданного Якова Цанцера. Подробно опи- сывая свою жизнь начиная с тринадцатилетнего возра- ста, когда его заточили вместе с родителями в Фашист- ское гетто, Цанцер писал мне в феврале 1976 года: «После того как меня вывезли из гетто на подводе под грязными мешками, я мог еще не раз попасться в руки фашистов. Но спас меня в деревне Любавино Иозеф Кунашек, по национальности словак. Он и его жена знали, что за укрытие еврея их могут расстрелять оккупанты. Они рисковали жизнью двух своих малень- ких детей. Но укрыли меня. И вылечили, поставили на ноги... А потом, когда я старался уйти подальше от ла- герей, меня в чешской колонии укрыл чех Зайчек. У не- го в конюшне среди соломы я встретил двух своих братьев — Ефима и Тулю, которых уже считал погиб- шими. Семья Зайчек спасла нас. Но начались усилен- ные облавы, и мы вынуждены были уйти от добрых лю- дей. Уже после войны я узнал, что фашисты все-таки нашли место, где семья Зайчек укрывала евреев. Зай- чека и его жену расстреляли. Чешские крестьяне погибли за то, что спасли жизнь мне, еврейскому мальчику, Я об этом буду помнить всю жизнь. Но в Израиле, когда я 147
об этом рассказывал, на меня косились: как я смею прославлять «антисемитов»...». Как бы мне хотелось, чтобы правдивые строки Якова Цанцера прочитала Тильда! Возможно, это заставит девушку переоценить гнусные выдумки, какими ее пич- кали на семинарах бнайбритовцев. Ни для кого не секрет, что клевета на социалистиче- ский строй занимает заметное место в пропагандистской трескотне сионистов, что они злопыхательски шумят о «еврейском вопросе» в странах социализма. Но о спе- циальном молодежном семинаре на эту тему я услышал в Роттердаме, признаться, впервые. Почему же вдруг организовали там такой семинар, да еще в порядке особой срочности? Что там произо- шло? Почему виднейшие сионистские функционеры Ни- дерландов приняли личное участие в организации и про- ведении этого, с позволения сказать, семинара? Их, оказывается, встревожило стремление некото- рых молодых роттердамцев еврейского происхождения узнать правду о жизни евреев в социалистических странах. Особенное беспокойство вызвал такой случай. Из ту- ристской поездки в Советский Союз возвратились мо- лодожены — студент и студентка. Они встречались с со- ветскими студентами, в том числе и евреями, и без при- крас рассказывали об этих встречах своим сокурсникам. Возникла мысль собраться вечерком в студенческом кафе и послушать более подробный рассказ друзей, по- бывавших в Советском Союзе. К ужасу сионистских ру- ководителей, среди нескольких десятков пришедших в кафе молодых людей оказалось семеро членов «Еврей- ского молодежного движения Бней Акиба». Эту подо- зрительную семерку немедленно обвинили в идеоло- гическом отступлении перед антисемитами, в распро- странении ложной информации о жизни советских евреев. А тут еще приехал на гастроли Варшавский еврей- 148
ский театр. Его спектакли вызвали интерес у молодежи. В то же самое время злонамеренный беженец из Израи- ля показал молодым официантам еврейского ресторана несколько номеров московского журнала на идиш «Со- ветиш Геймланд». И наконец, кто-то кому-то сказал, что какая-то девушка получила от кого-то «нехорошее» письмо из Венгрии. Все это вкупе заставило роттердамских сионистов всполошиться. Тут же последовали репрессивные меры. Беженца немедленно выдворили из Голландии. Молодые люди, особенно горячо восторгавшиеся спектаклями Варшавского театра, были взяты под строгое наблюде- ние. С теми, кто перелистывал журнал «Советиш Гейм- ланд» (прочитать-то не могли — не знают языка!), провели внушительную беседу. А всеобщей превен- тивной мерой, способной «искоренить заразу», стал се- минар. Проведение семинара — далеко не единственный пример того, какое огромное место занимает клевета на социалистические страны в многообразном мрачном арсенале сионистских средств борьбы за еврейскую мо- лодежь западных стран. Вспоминается разговор с Тинкой, дочерью амстер- дамского бухгалтера. Незадолго до того девушка реши- тельно порвала с молодежным сионистским объедине- нием «Бней Акиба» и уже не скрывала своих симпатий к Советской стране. Этим и объясняется, почему она шепотом, так, чтобы не слышали окружающие, смущен- но спросила меня: — Наверное, скоро у вас, в Советской стране, пенсии по старости будут получать не только отставные офи- церы, сотрудники государственной безопасности и пар- тийные работники? Оказалось, Тинка слышала всяческие небылицы о советском пенсионном законодательстве в «Бней Аки- ба» на лекции «специалиста-советолога». Она, правда, тогда уже догадывалась, что брехливые советологи не 149
брезгуют самыми беспардонными выдумками. Но лек- тор, рассказывавший об «ужасающих несправедливо- стях» в советской пенсионной системе, ссылался на ка- кие-то декреты правительства и, роясь в бумажках, при- водил номера и даты этих мифических декретов! А в Мехико в дни Олимпиады одного из советских корреспондентов, помню, спросил молодой парень, ока- завшийся баскетболистом местного сионистского спорт- клуба «Маккаби»: — Вашим знаменитым гимнасткам всего по шестна- дцать-семнадцать лет. Когда же они вступили в Ком- мунистическую партию? У маккабиста были основания задать такой, мяг- ко говоря, несуразный вопрос: ему внушили, что в со- став советских олимпийских команд включаются только члены Коммунистической партии. Как видите, сионистские советологи рьяно служат антикоммунизму и, обрабатывая молодежь, напропа- лую стараются перещеголять друг друга в безудержной клевете на социалистические страны. Вернемся, читатель, в Роттердам. Если Тильда и по- ныне посещает там бнай-бритовские семинары, то ей вдалбливают уже не только клеветнические измышле- ния о жизни социалистических стран. Сейчас на этих семинарах муссируются рассуждения о необходимости запасать оружие для еврейской «самообороны». От кого собираются обороняться голландские бнайбритовцы? На такой вопрос никто не может вразумительно отве- тить. Зато не приходится сомневаться, что слово «са- мооборона» представляет собой очередной камуф- ляж, на который, подчеркиваю снова, столь падки сио- нисты. С приходом в США к власти Рейгана сионисты стран Бенилюкса удесятерили клеветнические нападки на социалистические страны, а когда бегинская клика начала бойню в Ливане, утроили свои денежные взносы на... оборону Израиля. 150
• По указке ЦРУ Пять разных эпизодов из повседневной практики обыкновенного сионизма привел я в этом разделе. На пяти разных точках планеты — в Нью-Йорке, Брюсселе, Хайфе, Вене, Роттердаме — произошли они. Читатель, возможно, уже догадался, почему, ведя его из страны в страну, как и в предыдущем разделе, привожу главным образом непосредственно связанные с молодежью эпизоды. И все же небесполезно, видимо, будет очертить здесь пределы тематической нацелен- ности моей скромной книги. Я стремлюсь прежде всего рассказать о борьбе сионизма за молодые души, о вре- доносной деятельности его молодежных организаций, о грязных методах и средствах духовного растления и приобщения к терроризму, беззастенчиво используемых сионистскими пропагандистами и эмиссарами в беспре- рывных попытках опутать своими тенетами молодых лю- дей. Естественно, составившие книгу очерки не могут исчерпать во всей полноте столь жгучую тему и рас- крыть все ее многообразные аспекты. Мои очерки написаны на основе зарубежных наблю- дений, встреч и впечатлений. Как убедится читатель, за рубежом я беседовал не только с несионистами и анти- сионистами, не только с людьми, бежавшими из «стра- ны обетованной». Искал я встреч и с сионистами. И, помимо рядовых, моими собеседниками становились иног- да и сионисты повыше рангом — из таких, кто выпол- няет пропагандистские функции, выступает в печати, высказывается на пресс-конференциях. Некоторые из них — в запальчивости ли, из желания ли подавить идейного противника — нередко приоткрывали мне то, что обычно пытаются скрыть от посторонних. И каса- лось это преимущественно молодежи, ибо я стремился направлять наш разговор именно по этому руслу. Вот почему неполно и отрывочно приходится касать- ся на этих страницах многих других важных сторон 151
идеологии и практики международного сионизма — од- ного из самых ударных и оголтелых отрядов империа- лизма, ненавидящего прогресс и мир, выступающего против социализма и демократии. Молодому читателю, стремящемуся полнее узнать, кому, чему и как служит международный сионизм, за- клейменный резолюцией ООН как форма расизма и ра- совой дискриминации, хорошо бы обратиться к издан- ным у нас документам Коммунистической партии Из- раиля, которые всесторонне и ярко показывают волчий облик этого реакционнейшего из реакционных дви- жений. А мы сейчас вернемся к приведенным эпизодам — далеко не самым разительным, но весьма типичным для повседневной борьбы сионизма за молодежь. Как и сот- ни им подобных эпизодов, они вызвали весьма тревож- ные высказывания сионистских деятелей разного ка- либра. Подоплека подобной тревоги в различных ситуациях одна и та же: несомненные признаки утраты сионист- ского влияния на молодежь; многочисленные неудачи и провалы в неистовой борьбе сионистов за сколачивание надежной смены; медленно, но верно растущее разоча- рование приобщенной к сионизму молодежи в его идеа- лах: усиливающийся интерес еврейской молодежи Из- раиля и других буржуазных стран к социальным и поли- тическим проблемам, не замыкающимся на сионизме. Вот почему приведенные эпизоды — самые обычные для сионистской повседневности — еще и еще раз на- поминают, как велика ставка сионистов на молодежь, как рьяно готовы они бороться за каждого молодого че- ловека, как неразборчивы в средствах борьбы. По поводу подобной циничной неразборчивости мне в пору работы над этой книгой довелось беседовать в Риме с итальянским сионистом Луиджи Майерманом. Мы встретились на Корсо Витторио Эммануэль, близ филиала Сохнута. Узнав, что римские сохнутовцы, по- 152
добно большинству их коллег в других странах, катего- рически отказались ответить мне на любой вопрос о положении израильской молодежи, синьор Майерман воскликнул: — А я, хотя это у нас не принято, откровенно рас- сказываю о сионизме нашим идейным противникам! И об Израиле тоже совсем откровенно! И я услышал следующее «откровение». — Не можем мы в такое горячее время анализиро- вать, какие средства идейной обработки молодежи (так дословно и было сказано — «идейной обработки»! — Ц. С.) пристойны и какие циничны. Ведь пренебреже- ние сионистской теорией в рядах нашей молодежи до- шло до того, что кое-кто уже вдумывается в высказы- вания Ленина. Даже записывает их! Только настоящий сионист может осознать, какая в этом таится опасность. Оказывается, из Афулы, небольшого израильского города, пришло необычайно тревожное для синьора Майермана сообщение. Гром среди ясного неба грянул там на собрании молодежной секции местной организа- ции «Ахдут Гаавода», самой старой политической груп- пировки сионизма. Возмутительницей спокойствия ока- залась одна из немногих входящих в секцию девушек. — Мы все время твердим, что пролетарский интер- национализм приносит огромный вред трудящимся. Че- стно говоря, я не могла понять, почему это так,— за- явила она.— И теперь еще больше засомневалась в этом. Вот послушайте слова Ленина...— Девушка рас- крыла блокнот и внятно прочитала: «Буржуазный национализм и пролетарский интернационализм — вот два непримиримо-враждебные лозунга, соответствую- щие двум великим классовым лагерям всего капитали- стического мира и выражающие две политики (более того: два миросозерцания) в национальном вопросе». Что же получается? — спросила девушка.— Партия «Ахдут Гаавода» всегда считалась рабочей. А поддер- живает она капиталистическую политику, разделяет ка- 153
питалистическое миросозерцание. Неужели мы с вами должны поддерживать капиталистический лагерь, да еще в национальном вопросе? Не получается ли, что вредим трудящимся именно мы?.. — Вы, конечно, понимаете, как нам здесь, в Италии, было «приятно» узнать,— заключил свое откровение синьор Майерман,— что эта молодая отступница из Афулы читала книгу Ленина на итальянском языке! Прислал ей книгу земляк, который сейчас учится в Бо- лонье на медицинском факультете. На этом факультете большая израильская колония. Мы решили прощупать настроения будущих израильских врачей. И пришли в ужас: какие они, к дьяволу, израильтяне? Почти каж- дый строит планы хоть как-нибудь зацепиться за Евро- пу и не возвращаться в Израиль — там, видите ли, им надоело военное напряжение и провинциализм культур- ной жизни. Молодые наглецы предпочитают числиться сионистами в Европе и Америке, а не быть сионистски- ми бойцами!.. Несколько месяцев спустя я услышал вариации по- добных сетований и в Париже от французских сиони- стов. На авеню Клементин, 68, во французской лиге сту- дентов-евреев, подчиненной непосредственно руководите- лям Союза сионистов Франции и требовательно опекае- мой Сионистским движением Франции, авантажная да- ма сказала мне: — Конечно, вы наивно думаете, что каждый молодой израильтянин даже во сне видит себя активным сиони- стом! А мы здесь еще немало лет назад убедились, ка- кая слабая у многих теоретическая закалка, как скверно они подготовлены с точки зрения идеологии. Чтобы под- нять уровень работы молодежных сионистских органи- заций Израиля и укрепить их авторитет, мы помогли им создать в Париже свои представительства — почти два десятка. Кроме нас, в этом участвовал и Фронт ев- реев-студентов Франции. (В офисе этой организации, на 154
бульваре Страсбург, 54, беседовать со мной отказа- лись.— Ц. С.) Но пока мы организовали эти представительства, жизнь поставила нас перед печальным фактом,— вздохнула моя собеседница, мадам Аннет, оказавшаяся, несмотря на свой явно превышающий среднестуденче- ский возраст, членом бюро лиги студентов-евреев.— Францию, особенно Париж, из месяца в месяц навод- няют молодые израильтяне. У себя дома они говорят, что едут во Францию туристами, хотят посмотреть мир. Их не пугает ни повышение цен на авиабилеты, ни аст- рономический налог при выезде — они преимущественно из состоятельных семей. В Париже они сначала острят, что им надоело коптеть в Израиле — стране, поездка внутри которой на каких-нибудь сорок километров, не- важно в каком направлении, может привести вас либо на пляж, либо в тюрьму соседней арабской страны. По- том серьезно заявляют, что учиться в израильских уни- верситетах дорого и неинтересно. Проходят месяцы, го- ды, а они по-прежнему заверяют парижских евреев, что не собираются стать йордим, то есть покинуть Израиль. А на деле с помощью студенческого билета приобретают за 150—200 франков право на жительство в Париже и занимаются чем угодно. Назовите их беглецами или хо- тя бы эмигрантами, они на вас обидятся и скажут: «Антисемит!» Но возвращаться в Израиль и не помыш- ляют, их вполне устраивает полузаконный статус «хуц ли арец» — это значит «вне страны». Мы знаем, что в Соединенных Штатах еще больше молодых израильтян, уклоняющихся от обязанности строить сионистское го- сударство, но французским друзьям Израиля от этого не легче... Моя собеседница несколько позднее меня заметила, что ее беседа с советским писателем не очень-то по нут- ру активистам лиги, то и дело входившим в офис. И хо- тя никаких сионистских секретов я от нее не узнал, ма- дам Аннет поспешила закруглить наш разговор. 155
На прощанье она снабдила меня экземпляром про- сионистской газеты «Л'арш»: — Прочтите статью «Израильтяне в Париже». И вы поймете, как осуждают непатриотичную израильскую молодежь парижане. — Парижане? Уловив, очевидно, в моем голосе сомнение, «студент- ка» ответила мне подчеркнуто патетически и на весьма повышенной ноте: — А вы знаете, что в Париже живут люди, близ- ко принимающие к сердцу судьбу Израиля? Гораздо ближе, чем вы думаете! Думаете, если мы не говорим по-еврейски, то забыли о своей исторической родине?.. Нет, врагам сионизма молодежь мы не отдадим, нет!.. Автор статьи в газете «Л'арш» Ан-Элизабет Мутэ еще более гневно обрушивается на бежавших во Фран- цию молодых людей из семей израильских аборигенов: «Тут вам нечего делать, быть сионистом во Франции — это болтовня... Если ты сионист и ты молод, твое место на Голанах! Остающиеся за границей — обманщики!» Да, много огорчений доставляет сионистским боссам их молодежь. И все же неверно было бы говорить о крахе или кризисе организаций сионистской молодежи. Сами сио- нисты, чтобы замаскировать расширение своих реак- ционных планов, своей направленной против дела мира деятельности, время от времени публично прибегают к лицемерным вздохам и охам о кризисных явлениях в собственных рядах. Таким камуфляжем они рассчиты- вают отвлечь губительное для них настороженное вни- мание мировой общественности к их опасным действи- ям и агрессивным устремлениям, рассчитывают воплями о преследующем их «глобальном антисемитизме» заме- сти неблаговидные, а подчас кровавые, следы своей де- ятельности, рассчитывают выжать новые субсидии от своих финансовых покровителей. Ни в коем случае не забывая о подобных коварных 156
уловках сионистов, нельзя, однако, закрывать глаза и на то, что отмеченный XVI съездом Коммунистической партии Израиля кризис сионизма, как результат возра- стающего в мире влияния социализма, более всего ощу- щается в рядах молодежи. Приметы этого непрерывно углубляющегося кризиса заметны и в самом Израиле, и во всех западных странах, где раскинул свои ядовитые щупальца международный сионизм — опорный отряд империалистических сил. • Исповедующие терроризм Я часто не называю на этих страницах подлинных имен беседовавших со мной беженцев из «страны от- цов» и проживающих на Западе антисионистов, хотя предвижу новый поток злобных намеков моих сионист- ских оппонентов на сей счет. Ведь уже не раз «Джеру- залем пост», «Джуиш кроникл», «Наша страна», да и другие сионистские газеты вкупе с израильским радио выражали с иезуитской наивностью «удивление», поче- му это вдруг в «Темной завесе» и других книгах я так осторожен. Подозрительная, мол, осторожность совет- ского автора, пытаются зубоскалить сионистские редак- торы типа тель-авивского Гимельфарба или лондонского Зоннтага, неужели мы не люди? Да, господа сионисты, вы теряете человеческий об- лик, когда обуяны неуемной жаждой мстить тем, кто по- могает обнародовать правду о ваших провокациях и ма- хинациях! Что уж говорить о бежавших из Израиля в Рим или Вену затравленных сионистскими властями бывших со- ветских гражданах, если вашей расправы боятся высо- копоставленные американцы. Стоит вспомнить амери- канского генерала, еще в 1974 году рассказавшего жур- налистам, как израильские представители, требуя от Пентагона новых поставок оружия, нагло заявляли: «О конгрессе можете не беспокоиться, с конгрессом мы 157
сами справимся». Ах, какая прямота! Но прежде чем дать интервью, предусмотрительный генерал потребовал от журналистов не называть его имени на страницах прессы, присовокупив несколько слов о том, что в сио- нистских «спортивных лагерях неплохо постигают уме- ние стрелять из винтовки с оптическим прицелом». Правда, в 1980 году сенатор Эдлай Стивенсон из штата Иллинойс отважился открыто заявить в сенате, что Соединенные Штаты, по существу, субсидируют строительство израильских поселений на оккупирован- ных арабских территориях и тем самым оплачивают деньгами американских налогоплательщиков осуще- ствление израильскими «ястребами» экспансионистских акций на захваченных землях. «Смелость» иллинойского сенатора оказалась до того необычной и поразительной, что американские газеты сочли своим долгом спешно объяснить читателям ее истинные причины. Оказывает- ся, Стивенсон не собирался баллотироваться в сенат на следующий срок и потому мог позволить себе ска- зать хоть частицу правды о непрерывно растущей фи- нансовой поддержке Вашингтоном экспансии Тель- Авива. Расплата с «изменниками», безграничная в своей жестокости,— давняя традиция сионизма. На убеди- тельных фактах показано это в полученном мною пись- ме читателя этой книги в первом издании — москвича Александра Кирилловича Орешкина, воспитанника ком- сомола двадцатых годов. Его жизненный путь дает ему полное право написать о себе: «Интернационализм впи- тался мне в кровь и плоть. Людей всех национальностей я делил и делю только на две категории — трудящихся и богатеев». И вот вскоре после войны Александру Кирилловичу довелось в Западной Германии выполнять обязанности начальника одной из групп наших офицеров по репат- риации на родину советских граждан из лагерей в аме- риканской оккупационной зоне. 158
Покорные воле сионистов, американцы приняли ре- шение вывезти из лагерей всех лиц еврейского проис- хождения в Палестину. Причем администрация лагерей не собиралась учесть, где кто из этих людей проживал перед войной. Многие из насильственно депортируемых в Палестину были настолько измучены пребыванием в фашистских застенках и подавлены шнырявшими по ла- герям сионистскими эмиссарами, что не решались про- тестовать. Было, однако, немало и таких, кто ни за что не хотел уезжать в Палестину, а мечтал попасть в Со- ветский Союз. Сионистская агентура по обыкновению грозила им расправой. Советским офицерам сразу же бросилось в глаза, с какой опаской, дрожа и оглядываясь по сторонам, при- ходят к ним лагерники еврейского происхождения, как горячо умоляют они не называть их имен американцам. Поначалу Александр Кириллович и его товарищи недо- умевали. Но потом заметили, что некоторые из евреев, не сумевших скрыть от американской лагерной админи- страции своих встреч с советскими представителями, таинственно исчезли, как в воду канули. Пришли как-то в Штутгарте к Александру Кирилло- вичу два молодых человека — Марк и Гоша. По их словам, среди томящейся вместе с ними в американ- ском лагере молодежи еврейского происхождения мно- гие стремились поехать в Советский Союз. Но неусып- ное наблюдение сионистских эмиссаров, задумавших на- сильно депортировать этих людей в Палестину, мешало им узнать, имеют ли они право на репатриацию в Со- ветскую страну. Особенно переживал и волновался Марк. Александр Кириллович успокоил Марка и заверил его, что по согласованию с американскими оккупацион- ными властями приедет в лагерь и подробно проинфор- мирует всех интересующихся, каков порядок репатриа- ции и кто имеет на нее право. Такая официальная встреча советских офицеров с на- 159
холившимися в лагере евреями действительно состоя- лась. Американская администрация, в том числе пере- водчик Лифшиц, внешне очень радушно приняли совет- ских офицеров и даже виду не подали, что встревожены стремлением многих обитателей лагеря поехать в Со- ветский Союз. Вскоре к Александру Кирилловичу снова пришел Гоша. — А где же Марк? Успокоился? — Успокоился навсегда,— последовал горький от- вет.— Проговорился, что поедет не в Палестину, а только в Советский Союз. И через несколько дней на него «случайно» наехала машина. Похоронили с поче- стями, отпевал раввин, говорили длинные речи — в американском лагере сионисты лицемерят даже перед своими... «Они всегда были лицемерами» — такими словами начал свое документальное повествование Александр Кириллович Орешкин. Я же обязан закончить пересказ его взволнованного письма словами: они всегда жестоко мстили тем, кто не хотел плясать под их дудку, кто находил в себе реши- мость выйти из-под их влияния. И продолжают мстить. Это испытали на себе израильские беженцы, первы- ми проникшие в западногерманский город Оффекбах близ Франкфурта-на-Майне. Глава филиала Сохнута в ФРГ Шмуэль Разом возглавил образцово организован- ный «отлов» беглецов с «земли отцов». Двадцатилет- нюю девушку, эмигрировавшую из Беэр-Шевы, перед принудительной посадкой в израильский самолет воору- женные сохнутовцы избили. Это испытал на себе Яков Цанцер, дважды бежав- ший из Израиля. С ним сионистские функционеры рас- правлялись сначала в Англии, затем в Бельгии, где я его встретил. С разрешения Цанцера я в одной из своих книг рассказал, как жестоко обошлись с ним сионисты. 160
За то главным образом, что он с благодарностью вспо- минал словацкого крестьянина, спасшего его в детские годы от фашистской кровавой расправы. Откровенную беседу с советским писателем бельгийские сионисты то- же не могли оставить без последствий — снова избили Цанцера. Это испытали на себе в Израиле граждане ФРГ Бри- гитта Шолле и Томас Ройтер. Заподозрив молодых ту- ристов в «симпатиях к арабам», их сверстники из моло- дежной сионистской организации избили «антипатрио- тов» и доставили в полицейский участок. Излишне рассказывать о широко известных злодея- ниях сионистских террористов на захваченных арабских территориях. Упомяну только о фактах слияния терро- ризма с садизмом. Как подтвердили голландские воен- нослужащие из контингента миротворческих сил ООН в южном Ливане, каратели позволяют себе надругатель- ство над трупами убитых палестинцев. Близ селения Маджа Зул трупы были взорваны. Раскрытые голландцами чудовищные зверства сио- нистов в военных мундирах — не случайные эпизоды в террористической практике израильских войск. Вспо- мним, как расправлялись с мирным населением и воен- нопленными израильские офицеры в позорные для меж- дународного сионизма дни «операции Литани», когда в марте 1978 года тридцатитысячная израильская армия вторглась в пределы суверенного государства. Да, три- дцать лет спустя на многих участках разбойничьего вторжения на чужую территорию сионисты в точности возродили террористические приемы бегинских молод- чиков, истребивших деревню Дейр-Ясин. Офицеры на глазах своих солдат убивали попавших в их руки пленных. Имена двух из нескольких десятков палачей просочились на страницы мировой прессы: подполковник Ариель Саде и лейтенант Даниэль Пинто. Такая огласка вынудила командование после долгих проволочек предать убийц военному суду. При закрытых 161
дверях они, спасая свою шкуру, сослались на директи- ву начальника оперативного управления генерального штаба Эйтана такого рода: «Не нужно быть вегетариан- цами. Нам не нужны пленные. Только убивать». Дис- циплинированные офицеры-террористы отделались мяг- ким наказанием. Однако и оно скоро было снижено до символического минимума. Дело в том, что генерал Рафаэль Эйтан по- лучил большое повышение: сменил генерала Мордехая Гура на посту начальника генерального штаба. И тут же по совету своих высоких покровителей осужденные назвали автором террористической директивы о нетер- пимости «вегетарианства» в отношении военнопленных уже не одного Эйтана, а и Гура. Эйтан достойно оценил этот вольт. Разжалованному в рядовые подпол- ковнику Саде немедленно было присвоено звание майора. Протест депутата кнессета от Демократического фронта Ури Авнери против преступных действий гене- ралов-террористов оказался гласом вопиющего в пусты- не. Мало того, посыпались еще предложения предать Авнери суду за разглашение секретных данных об армейских... внутренних делах. Оказывается, убийство пленных на командном пункте — это по сионистским понятиям всего лишь «внутреннее дело» израильской армии. Главный юридический советник правительства Ицхак Замир признал «антипатриотического» депутата заслуживающим наказания и посетовал на то, что Ури Авнери обладает депутатской неприкосновен- ностью. Дело убийц замяли. Но арабский мир, да и все про- грессивное человечество не забудет каннибальского мас- сового терроризма, осуществленного под руководством израильских генералов Гура и Эйтана в пору «операции Литани», которую даже бывший израильский премьер, крупный деятель сионизма Ицхак Рабин назвал «актом массового убийства». Не менее, однако, массовым убий- 162
ством стал фальсифицированный «отвод» израильских войск из Ливана, когда министром обороны был... Иц- хак Рабин. Именно под его руководством осуществля- лась тактика «выжженной земли» и «превентивные» расправы с «подозрительным» мирным населением. Единомышленники Авнери пытались вновь загово- рить о террористических директивах двух начальников генерального штаба, но их крепко «предупредили» наи- более беспощадные из тех, кто с готовностью выполняет такие директивы. Что ж, когда сионистским заправилам требуется скрыть вопиющие факты глобального терро- ризма, то уж перед терроризмом, так сказать, индиви- дуальным, перед кровавой местью нескольким лицам они не остановятся. И люди, располагавшие докумен- тальными данными о незаконных кровавых делах «ан- тивегетарианцев» генералов Эйтана и Гура, умолкли. Перед угрозой расправы умолкают многие. И те, в частности, кто вначале осмеливался называть создание израильских поселений на оккупированных землях акта- ми аннексионизма и терроризма. Не случайно эти новые поселения правители Израиля стремятся заселить про- веренными молодыми сионистами. А те с благословения верхушки армейского командования и высокопоставлен- ных чиновников создают «на всякий случай» тайные за- пасы оружия и взрывчатки — пригодятся, мол, для не- минуемых террористических расправ с остатками араб- ского населения. Выразительно сказал по этому поводу Генеральный секретарь ЦК Компартии Израиля това- рищ Меир Вильнер: «Что ж, есть разные способы пре- вращения Израиля в фашистское государство». Действительно, исповедующие терроризм высокопо- ставленные сионистские фанатики весьма изобретатель- ны на придумывание и применение самых разнообраз- ных способов последовательной фашизации еврейского государства. Говоря о высокопоставленных сионистских фанати- ках, я имею в виду прежде всего ближайших соратников 163
экс-премьера Бегина. Террорист до мозга костей, он по- добрал их самым тщательным образом, можно сказать, по своему образу и подобию. Вспоминаю рассказ вер- нувшегося из длительной поездки в Израиль западно- берлинского журналиста: — Подчеркивая, что терроризм — это государствен- ная политика современного Израиля, мы частенько при- водим в пример одни только высказывания и действия Бегина. Это не совсем верно. Из убежденных и закоре- нелых террористов состоит вся окружающая его верхушка. Причем у всех изрядный стаж и опыт. Возь- мите хотя бы министра иностранных дел Ицхака Шами- ра. Своими давними кровавыми акциями он памятен арабам под именем Ицхака Изертинского. В ту самую пору, когда Бегин командовал разбойничьими бандами «Иргуна», Изертинский был главарем такой же терро- ристической организации, только под более поэтичным названием — «Звезда» («Штерн»). Кровавый путь «Штерн» и израильской разведки «Моссад», где Изер- тинский, как впоследствии открылось, был заместите- лем главного директора, привел давнего бегинского единомышленника в самую шовинистическую партию сионистов «Херут». От многих я в Израиле слышал, что в своих безапелляционных требованиях увековечить любой ценой господство Израиля над Западным берегом реки Иордан и Голанскими высотами Шамир превос- ходит самого Бегина! Поразмыслив несколько секунд над тем, кого из бегинских подпевал назвать вторым, мой собеседник продолжал: — А разве терроризм не кредо министра обороны Ариэля Шарона! Еще на посту министра сельского хо- зяйства Шарон сумел прослыть одним из первых «сверхъястребов», настолько жестоко изгонял он арабов с мест, предназначенных под новые поселения на окку- пированных землях. Шарон патологически ненавидит арабов и совершенно неразборчив в средствах изгнания 164
их с родной земли. Многие политические деятели Из- раиля считают, что в бегинском окружении он превос- ходит всех своей фанатической верой в насилие и тер- роризм. Некоторые завербованные молодые террористы поспешили летом 1982 года «показать во всей красе» свой фашистский облик в составе комендантско-контро- льных (читай — оккупационно-карательных!) взводов. Они стали жестокими надсмотрщиками в концлагерях, созданных в ливанских городах Тире, Сайде, Сидоне. Словом, сионистская учеба пошла им впрок. Западноберлинский журналист нисколько не преуве- личивает. Мне довелось читать о выступлении Бегина, когда он скромно уступал Шарону пальму первенства в изыскании новых методов «расширения территории и укрепления международного влияния великого Израи- ля». Если отбросить пышную фразеологию, речь идет попросту о дальнейшей фашизации государства сред- ствами террора. Бегин даже как-то пошутил, что, сочти Шарон нужным, он, не раздумывая, прикажет окружить танками резиденцию самого премьер-министра. Таково неприглядное обличье бегинской верхушки правящего Израилем экстремистского блока «Ликуд». Всех входящих в эту верхушку отличает стремление завоевать личную популярность среди молодежи. Ша- мир, к примеру, прямо заявил: «Я сделаю все, чтобы мо- лодые меня поняли, а значит, поняли, кто нам нужен». Бегинской верхушке нужны молодые служители тер- рора, недаром они, как читатель убедился, в такой большой цене в Израиле и у всех служб международ- ного сионизма. Вот почему сионизм непрестанно усиливает охоту на молодые души.
ОХОТА НА МОЛОДЫЕ ДУШИ • Бесплодные упования С годами сионисты стали охотиться на молодежь с откровенно выраженных антикоммунистических, антисо- ветских позиций. Вспомним семидесятые годы, когда Голда Меир про- возгласила «тотальный поход» международного сионизма против нашей страны. В перечне многочисленных мер «психологического воздействия» немало места занимали и специальные «параграфы о молодых». Видимо, соглас- но этим параграфам сионистская агентура на Олимпи- адах нагло пыталась «контактовать» с молодыми спортс- менами и туристами из нашей страны. Им подбрасывали бесплатные билеты в злачные заведения и ночные ресто- раны — правда, с «кошерной», то есть приготовленной с соблюдением иудаистских ритуалов пищей. Я видел по- добные билеты в Гренобле, Мехико, Мюнхене, Саппоро. Ощутимый толчок оголтелому развертыванию дивер- сионной охоты международного сионизма на молодежь дал состоявшийся в Иерусалиме XXX конгресс Всемир- ной сионистской организации. Хотя сама израильская пресса признает, что «конгресс провалился с органи- 166
зационной и идеологической точки зрения», что свары представителей разных группировок за тепленькие мес- течки в сионистской иерархии доходили до потасовок и мордобоя, все же по «кардинальным» задачам в прин- ципе было достигнуто единодушие. Обсуждая директивы по выполнению таких задач, конгресс связывал их, за- метьте, и с вовлечением молодежи в ряды сионизма. Для решения этой цели ныне во всем мире усилилась сионистская пропаганда, призванная обелить поистине черную репутацию израильской военщины, снять с ли- деров сионизма ответственность за фашистские преступ- ления в Ливане. Конгресс прямо связал решение подоб- ной задачи с усилением и нагнетанием так называемой «эмоциональной» пропаганды. Как недвусмысленно вы- разился один из ораторов, «молодежь сегодня больше верит эмоциям, чем доказательствам». А раз можно обойтись без доказательств, нужно без устали шуметь о том, что напасть на Ливан и творить там зверства в нацистском духе Бегина и его приспешников заставила... советская экспансия на Востоке. Деньги, деньги, деньги. Увеличить их приток в свою кассу — тоже одна из кардинальных задач междуна- родного сионизма. Но если сразу же после нападения на Ливан говорилось только о необходимости «вернуть Израилю расходы на войну», то на иерусалимском кон- грессе звучали уже такие речи: «На чем угодно можно экономить, только не на мерах пробуждения националь- ного сознания. Нынешнее молодое поколение евреев нами в значительной мере уже потеряно. Видимо, за его воспитание нужно браться с детских лет. Нужно удво- ить и утроить число еврейских школ в странах Америки и Западной Европы. За каждую такую школу должна отвечать конкретная сионистская организация в данной стране, а шефствовать должна одна из израильских школ. Но и этого мало. Нужно срочно приступить к ор- ганизации детских садов и яслей (если уж воспитывать расистов и шовинистов, то с ползункового возраста! — 167
Ц. С.) специально только для еврейских детей. Лишь это может в какой-то мере гарантировать в будущем, что они не заразятся духом ненавистной сионизму ассимиляции». Да, сионисты вопят об ассимиляции с неукротимым бешенством, то и дело вырабатывают экстренные «пла- ны действия по спасению евреев от ассимиляции». Мно- го говорится в этих планах о «губительной для мировой европейской нации» ассимиляции евреев в социалистиче- ских странах. Вышедшую замуж за румына еврейскую девушку или женившегося на грузинке еврейского юно- шу может «спасти», по сионистским воззрениям, только одно: переезд на жительство в Израиль, где их брак, не освященный раввинатом, охотно будет признан недей- ствительным. Делегаты иерусалимского конгресса были на ред- кость единодушны при обсуждении «сверхкардиналь- ной» задачи — рекрутирования молодежи в сионистские организации. Забыв о распрях и взаимных нападках, ораторы под одобрительные выкрики призвали всех си- онистов добиваться от сионистов любой страны «дей- ствий, воплощающих любовь к Сиону и преданность государству Израиль». Старая погудка на новый лад: имеется в виду придуманное еще гитлеровцами анти- правовое «двойное гражданство», требующее от еврея, проживающего за тридевять земель от Израиля, неукосни- тельно выполнять обязанности израильского гражданства. Кому же руководить упомянутыми «действиями»? Молодежному отделу ВСО — вернее, молодежным от- делам, ибо они имеются и в Нью-Йорке, и в Тель-Авиве? Или молодежной службе Сохнута — более старого, чем Израиль, «еврейского агентства», имеющего широко раз- ветвленные резидентуры во многих уголка мира? По этому поводу на конгрессе снова чуть не вспыхну- ла рукопашная. Сошлись, однако, на том, что рекрути- рованием молодежи должны неуклонно заниматься не только ВСО и Сохнут, а все без исключения сионист- ские организации. 168
Не случайно после конгресса резко увеличился вы- пуск обращенных к молодежи разноязычных брошюр, справочников, листовок. Они мало чем отличаются от «литературы», какую и раньше пытались ввозить в нашу страну командированные сионистскими службами «ту- ристы». Правда, сейчас сионистские авторы более шови- нистично и истерично твердят не только о «священном» долге еврейской молодежи покинуть родину ради пере- езда в Израиль, но и о жизненно насущной потребности управляемого сионистами государства в молодых пере- селенцах. Зачем же они столь насущно понадобились Израилю? Вот об этом сионистские писаки умалчивают. Не скажут же они об убитых и раненых в Ливане (да и дезертировавших оттуда) израильских военнослужа- щих, которых нужно без промедления заменить. Не ска- жут о нехватке парней и девушек для пополнения лич- ного состава карательных отрядов на захваченных араб- ских землях. Не скажут о бегстве из страны молодых израильтян. И уж, конечно, ни словечком не обмолвят- ся о том, что на учащающихся антивоенных демонстра- циях израильской молодежи можно видеть плакаты: «Не хотим стать пушечным мясом!» Усилению охоты на молодежь немало внимания уде- лил и очередной антисоветский шабаш — третья так на- зываемая «Брюссельская конференция в защиту совет- ских евреев». Провести ее в Брюсселе или, как затем предполагалось, в Париже сионисты не решились: слиш- ком свежи в их памяти многочисленные массовые демон- страции и митинги евреев Западной Европы, протесто- вавших против расправы израильской военщины с па- лестинцами и ливанцами на гитлеровский лад. Сборище на сей раз состоялось далеко от Брюсселя — в Иеру- салиме. Бросилось в глаза обилие молодых антисоветчиков в составе делегаций, скомплектованных организациями международного сионизма. Правда, тщательно отобран- ные делегаты, вопящие о необходимости переезда со- 169
ветских евреев на «родину отцов», сами, как правило, не помышляют стать израильскими гражданами и покинуть Америку, Англию, Францию, Голландию, Аргентину — ведь им большей частью предстоит унаследовать пред- приятия, магазины, доходные дома. Они-то знают, что сионистские идеологи — от Герцля и Жаботинского до Бен-Гуриона и Эшкола — считали восточноевропейские страны «резервуаром», из которого следует беспрерыв- но черпать «людские ресурсы». Вербуя молодых, современный сионизм сознательно не скрывает от них своих террористических неонацист- ских методов ведения захватнических войн. Не пытается сделать тайну из геноцида на оккупированных арабских землях. Сионисты, наоборот, рассчитывают привить ре- крутируемой молодежи бесстыдное чувство, метко на- званное известным чехословацким публицистом Томашем Ржезачем «геростратовским комплексом». Предводители израильской военщины играют на том, что начинающий, «подающий надежды» террорист жаждет шума вокруг своих «подвигов», хочет, чтобы о нем говорили, писали. Хочет добиться славы Герострата. Подобные стремления поощряются и службами международного сионизма. К примеру, так построена вся программа и система обу- чения приобщаемых к сионизму парней и девушек в из- вестной уже читателю западноберлинской «вечерней на- родной школе еврейской общины». На проведение та- кой учебы западноберлинские «просветители» получают из Дюссельдорфа специальные субсидии от правления сионистской организации ФРГ. Не оправдываются, однако, шовинистические надеж- ды на «резервуар». И не случайно на «брюссельском» сборище в Иерусалиме была организована специальная комиссия по проблемам молодежи. Чем она занималась, нетрудно догадаться — ведь конференция от начала до конца жила только одним: израильскому «раю» требу- ются новые солдаты для оккупации Ливана и военных провокаций против Сирии, новые кадры карателей для 170
расправы с арабским населением, новые колонисты для спешно создающихся на захваченных территориях вое- низированных поселений. Среди ораторов, выступавших «в защиту» совет- ских евреев, был и Бегин. Нетрудно представить себе, что и эта речь построена в манере, заимствованной в какой-то степени у хитрой аббатисы из романа англий- ского писателя XVIII века Лоренса Стерна «Жизнь и мнения Тристрама Шенди». Почтенная дама, произнося ругательства, выговаривала лишь половину слов, дабы «уменьшить грех». В пример прочим сионистским деяте- лям Бегин, затрагивая при массовой аудитории «скольз- кие» темы вроде усиления репрессий на оккупирован- ных территориях, каторжного режима в концлагерях или подготовки к очередной войне, тоже изловчился про- износить только половину, а то и четверть нужных слов. Впрочем, и другие ораторы на конференции не про- износили неприятных слов «выкачивание», «рекрутиро- вание», «вызов», хотя именно об этом и шла речь. Что- бы «уменьшить грех», применялись исключительно идил- лические слова «возвращение на родину», «воссоеди- нение», «репатриация». Зато уж ораторы не выбирали выражений, когда расписывали «тяжкую жизнь» совет- ских евреев и необходимость их защиты. Кого же собирается защищать международный сио- низм? Может быть, молодого москвича Виталия Малки- на, выпускника Уральского политехнического института, ныне научного сотрудника Московского института инженеров железнодорожного транспорта? «Считаю, что после ливанской трагедии любое проявление терпи- мости к идеям сионизма есть преступление»,— пишет Виталий. Может быть, защиты сионистов ждет Владимир Гуревич, инженер Таллинского производственного объе- динения «Промприбор»? Ознакомимся с письмом Влади- мира: «Мне 23 года. Моя жизнь только начинается. Охранять и строить будущее — нам, молодым, и мы в пер- 171
вую очередь заинтересованы в том, чтобы жить и тру- диться в условиях прочного мира и социальной справедливости. Молодым гражданам СССР — евреям, как и всем советским людям, мир близок и дорог. Высту- пая против сионизма, мы хотим, чтобы ужасы второй мировой войны не повторились». Может быть, сионистские «защитники» рассчитыва- ют на молодого ленинградца Бориса Тивина, прошед- шего путь от рабочего до начальника цеха? «СССР — моя Родина, сколько бы ни твердили сионисты, что моя родина на «земле обетованной». Жена моя еврейка. И мы твердо убеждены: фашизм, сионизм, расизм не могут победить». Вчитываясь в эти искренние строки, еще глубже осо- знаешь, почему катастрофически рушатся антикомму- нистические сионистские планы всеобщего вывоза ев- реев из социалистических стран в Израиль, почему в бес- сильной ярости сионистская агентура изобретает все более изощренные и коварные методы яростного рекру- тирования молодежи в свои организации. Тянутся щупальца международного сионизма к на- шей стране. Безмерно хочется ему, как со злобной откро- венностью признал лейб-проповедник итальянского сио- низма Тас, иметь в Советском государстве «свою опору». Бесплодные упования! • «Выкачать», «высосать», «рекрутировать» Сионистская пресса в антикоммунистическом угаре пробалтывается о новых коварных «операциях», новых лицемерных «программах», намечаемых и осуществляе- мых сионистскими организациями в ходе ужесточающей- ся охоты на молодежь. В шовинистически-милитаристском раже сионисты до- шли до того, что всерьез обсуждают бредовую, казалось 172
бы, «проблему израильской воинской повинности» для еврейской молодежи ...зарубежных стран. Сначала сионистская пресса заговорила о «месяце военной службы» только для молодых бывших совет- ских граждан еврейской национальности, «попавших» в США, Канаду и другие западные страны. Мотивировка была выдвинута откровенно коммерческая: «Мы — вам, вы — нам». Ежели молодые люди, на которых нацели- лись сионистские охотники за рекрутами, оказались на Западе, то это произошло, дескать, с помощью израиль- ских виз, вызовов из Израиля большей частью о безот- лагательной необходимости воссоединения семей на «зем- ле предков». А за услуги, понятно, надо расплачиваться. Но затем такие, с позволения сказать, аргументы бы- ли заменены не менее фарисейскими, но уже «идейными»: стоит только молодому человеку периодически ощущать себя израильским солдатом, как он в конце концов осо- знает свою принадлежность к «всемирной еврейской на- ции». Дальше — больше. Появился совершенно уж глобаль- ный проект: распространить закон о воинской повинно- сти граждан Израиля на всех евреев всех западных стран. Горячий сторонник роста военного могущества Израиля Шмуклер (сам-то он, правда, предпочел дале- кую Новую Зеландию «исторической родине») опублико- вал такие предложения: «Установить, что каждый мо- лодой (и не очень молодой) еврей свободного мира дол- жен проходить воинскую службу в Израиле». Войдя в раж, Шмуклер без обиняков продолжает: «Из евреев стран рассеяния нужно сформировать отдель- ные воинские части, к которым были бы приписаны жители данной страны — если община большая, или не- скольких стран — если община маленькая». Как видим, дальновидный Шмуклер все предусмот- рел. Понимая, что без новых войн Израиль не сможет оправдать свою незавидную роль американского найми- та и жандарма на Ближнем Востоке, сионистский стра- 173
тег из Новой Зеландии предлагает: «Разработать си- стему, при которой — в случае необходимости (то есть когда израильская военщина развяжет новую войну, — Ц. С.) —можно было бы быстро перебросить в Израиль заранее подготовленные еврейские воинские подразделе- ния из США, Канады, Англии, Франции, Австралии и других стран». А как же снаряжение, обмундирование, оружие для сформированных за тридевять земель подразделений из- раильский армии? Оно, по авторитетному мнению Шмук- лера, «может находиться на складах Израиля или в спе- циальных транзитных лагерях тех стран, правительства которых не будут против этого возражать». А как с деньгами для финансирования столь огром- ной военной программы? Ведь израильский бюджет и без того трещит по всем швам — и всевозрастающих аме- риканских подачек не хватит, чтобы залатать его. Но не знающий удержу в своих параноических упованиях на новые захватнические войны Израиля, новозеланд- ский деятель международного сионизма и тут находит выход из положения: «Все расходы по организации, со- держанию, обучению, вооружению и транспортировке должны взять на себя еврейские общины стран рассея- ния и еврейские международные организации». Конечно, под еврейскими международными органи- зациями следует разуметь — сионистские. Как и все его единомышленники, Шмуклер прибегает к подмене по- нятий. И когда в дни разбойничьего нападения Израиля на Ливан сионистские интервенты непрерывно получали «в дар» от «мирового еврейства» миллионы долларов, фунтов стерлингов, франков, марок, весь мир знал, что эту валюту бегиновско-шароновской клике фактически подбрасывают действующие в «свободном мире» сио- нистские организации. И сионистская печать лживо на- зывала такие субсидии «трудовой копейкой, которую отрывает от себя мировое еврейство ради своей истори- ческой родины». 174
Конечно, случалось, что среди субсидий встречались и «трудовые копейки», но они были изъяты сионистами принудительно, под видом ежемесячного шекельного сбора, регулярно взимаемого и с тех евреев, которые ничего общего с сионизмом не имеют. Но «шекельный сбор» им приходится вносить — ведь печальный опыт напоминает, как жестоко расправляются сионистские фанатики с «непатриотами», как угрожающе твердит сионистская пропаганда об обязанностях, накладыва- емых на евреев «двойным гражданством». Напомним, кстати, еще раз о гитлеровских корнях противозакон- ного понятия «двойное гражданство», на основании ко- торого сионисты считают, скажем, бельгийского граж- данина еврейского происхождения обязанным выпол- нять также обязанности гражданина Израиля. В Антверпене жена рентгенотехника еврейского про- исхождения со слезами отчаяния на глазах говорила мне: «Когда наконец кончится это мучение! Первые слова в младенчестве я услышала от моей матери по-фламанд- ски, первую колыбельную песню я спела своему сыну по-фламандски — по какому же праву, взимая с меня шекельный сбор, мне строго внушают: «И ты, и твой сын должны считать себя не столько бельгийцами, сколь- ко израильтянами». А сегодня сына беседовавшей со мной жительницы Антверпена, родившегося и проживающего в этом горо- де, следует, по убеждению некоторых сионистских де- ятелей, призвать в израильскую воинскую часть, в свое- го рода «иностранный легион». От подобных легионов не так уж далеко и до наемных отрядов «псов войны». Тем более, что предложения об использовании израильской военщиной наемников уже давно проскальзывают в вы- сказываниях сионистов. Изобретают израильские сионисты и внешне невин- ные, ловко замаскированные акции для вербовки моло- дых евреев из стран «рассеяния». Приведу, к примеру, операцию «Тысяча», облаченную в невинный наряд ту- 175
ристских поездок. Для начала в Канаде и США появи- лась заманчивая реклама (кстати, и на русском языке): «Изберите июль или август для жизни в Израиле! Вы- берите одну из программ!» Особенно горячо рекламиру- ется четвертая программа — «В поселениях Иудеи и Са- марии» (так сионисты именуют аннексированные и спеш- но «осваиваемые» арабские территории). И затем следует довольно откровенный комментарий: «Редкий случай увидеть изнутри жизнь холуцим — первопосе- ленцев нашего времени. Участвуя в этой программе, вы ощутите свою причастность к развитию этих жизненно важных районов Эрец-Исраэль». Хорош туризм, имею- щий преступную цель пробудить в иностранцах ощуще- ние причастности к аннексионистским, по существу, во- енным, действиям! Не оставляют сомнения и провокационные цели шес- той программы, именуемой уж совсем не по-туристски: «Склады Цахала — армии обороны Израиля». Молодых людей, являющихся гражданами других стран, без оби- няков призывают: «Помогите армии в ее гражданских де- лах!» Если учесть, что к «гражданским» делам армии израильские власти относят и «наблюдение за порядком» среди закабаленного арабского населения, нетрудно представить себе, что планируют сионисты. Какое же туристское общество отважилось выступить в роли организатора операции «Тысяча»? Туристское об- щество? Не тут то было! Рекламные призывы имеют такую подпись: «Всемирная сионистская организация, отдел алии и абсорбции». Нельзя хотя бы вкратце не коснуться и другой си- онистской программы. Сионистская пропаганда все чаще напоминает, с ка- кой «твердостью» (вернее было бы сказать—с какой колонизаторской беспощадностью к арабскому населе- нию!) «осваивали» захваченные земли первые «холу- цим» — молодые сионисты, вывезенные в Палестину на- кануне второй мировой войны после прохождения «акша- 176
ры» (специальной подготовительной муштры) в трудо- вых лагерях фашистской Германии. Сколько же новых холуцим намерен рекрутировать израильский сионизм для осуществления своих экспан- сионистских притязаний на Западном берегу Иордана? Приведу в ответ только одну цифру: по генеральному плану освоения захваченных земель, разработанному израильским министерством сельского хозяйства, число еврейских поселенцев составит более ста тысяч человек. Это означает увеличение втрое! Я упомянул об израильском министерстве сельского хозяйства. Но подоплека-то в том, что свой захватничес- кий план министерство разработало совместно с Всемир- ной сионистской организацией. Вот где собака зарыта! За- думай израильское правительство переброску на Запад- ный берег Иордана молодых израильтян, оно, конечно, обошлось бы без помощи зарубежных единомышлен- ников. Значит, сионисты намерены вывезти на арабские земли шестьдесят с лишним тысяч поселенцев из других стран. Значит, в рекрутировании поселенцев и оплате связанных с этим немалых расходов примут решающее участие сионистские организации США, ЮАР, стран Ла- тинской Америки и Западной Европы — ведь каждая из них получила директиву ВСО «реально участвовать во втором холуцианском исходе». В данном случае «реаль- ное участие» понимается так: любыми средствами вер- бовать молодых людей для вывоза в Израиль и денег для этой цели не жалеть! Сионизм столь лихорадочно захвачен этим, что не делает из своих намерений тайны: о вербовке молодежи для поселения на Западном берегу Иордана много и подробно пишут не только сионистские газеты. Пишут и об огромных средствах, потребных для реализации раз- бойничьего «генерального плана». Английская «Дейли телеграф», например, назвала такую колоссальную сум- му: 1 миллиард фунтов стерлингов! Подобных средств Израиль, естественно, выделить не в состоянии, даже 177
если еще туже затянет налогово-инфляционную петлю на шеях своих жителей. На кого рассчитывают израильские власти? Только ли на США? Нет, еще и на организации меж- дународного сионизма, готовые, как утверждает сионист- ская пресса, прийти Израилю на помощь в критический момент, не считаясь с любой ошибкой его правительства. Последней такой «ошибкой» называется «косвенное уча- стие израильских войск» в резне палестинцев, населяв- ших лагеря Сабры и Шатилы. Насколько «косвенным» было это участие, уже достаточно хорошо известно. Но международному сионизму не до тонкостей, когда речь идет о захваченных арабских землях. Вот почему так оживились сионистские организации ЮАР, чей расистский режим все теснее связывает с Израилем свои планы создания ядерного оружия. «Ев- реи Южной Африки щедро жертвуют деньги Израилю, яростно исповедуют сионизм»,— радостно вещает англо- язычная сионистская газета «Джерузалем пост». Правда, тут же грустно добавляет: «Но, увы, издалека». Небез- основательное «увы»: евреи ЮАР предпочитают пере- селяться не на «земли отцов», а в США, Канаду, Австра- лию, Англию. После конгресса сионисты ЮАР решили «искупить» свой долг перед Израилем: предпринимают невероятные усилия, чтобы заставить переселиться на оккупирован- ные Израилем арабские земли несколько групп еврей- ской молодежи. В каждой группе 80—90 полубезработ- ных — термин заимствован у юаровских сионистов — юношей и девушек. В какой-то степени это, видимо, удастся — ведь акцию по принудительному переселению согласились субсидировать Оппенгеймер, Барнато, Джо- эль и другие покровительствующие сионизму мультимил- лионеры, киты промышленности ЮАР по добыче алма- зов и золота. Сионистские охотники на рекрутов оживились даже в Перу. Надо подчеркнуть в связи с этим характерное 178
свойство сионизма: до поры до времени притаиться, вроде бы исчезнуть, чтобы по первому же сигналу всплыть на поверхность и заявить о себе беззастенчи- выми провокациями. Помимо этого, мексиканский журналист, много и со- держательно рассказывавший мне о нечистоплотных де- лах сионистских служб в Латинской Америке, уверял: «А вот в Перу сионистами вроде бы и не пахнет. Не могу назвать ни одной их значительной акции за по- следние годы. Конечно, возможно,— иронически улыб- нулся он,— что в нужный момент мы о них услышим». И вот он пришел, один из «нужных моментов». Перу- анский журналист Сесар Хильденбрандт в телепрограм- ме, с которой он длительное время выступал по частному каналу в Лиме, осмелился показать передачу об Орга- низации Освобождения Палестины. И тут сразу выяс- нилось, что в Перу имеются активные сионистские ор- ганизации. Хотя передача Хильденбрандта не отлича- лась особым сочувствием к палестинцам, сионисты мстительно обрушились на «враждебного» комментатора, и его программу пришлось закрыть. Вот почему я не удивился, узнав из сообщения изра- ильского телеграфного агентства Итим, что перуанский филиал сионистской молодежной организации «Цеире цион» горячо откликнулся на призыв иерусалимской конференции в «защиту советских евреев». • Вербовщики не унимаются Как обычно, усиление охоты на молодежь сионисты сочетают с разгулом разнузданного антисоветизма. И прежде всего в самом Израиле. Там после сборища в Иерусалиме мгновенно появи- лись новые антисоветские организации. Одна из них пышно именуется «израильским советом солидарно- сти с евреями Советского Союза». «Солидарность» преж- де всего выражается в оголтелой клевете на советское 179
общество. Как видно из интервью председателя ново- испеченного совета Яфита корреспонденту радиостанции «Голос Израиля», с особым рвением насаждается анти- советизм среди школьников старших классов, которым скоро предстоит служба в армии. Во многих школах организованы кружки солидарности с якобы «пресле- дуемой» в Советском Союзе еврейской молодежью. Можно представить себе, какими небылицами о со- ветской жизни пичкают школьников, если «по инициа- тиве» одного кружка было принято решение: каждый школьник должен принести 100 граммов сушеных фрук- тов для «голодающих советских евреев». Вот чем занимаются учащиеся, которые учатся... из- редка. Да, да, иерусалимский журнал «Сабра» в «ко- лонке редактора» жалуется: «Учебный год в израиль- ских школах состоит из больших и малых каникул и за- бастовок учителей... Дети следят за телевизионными передачами новостей: будет завтра забастовка или не будет. Диктор сообщает, что забастовка в очередной раз отложена. Значит, надо собирать ранец». И не забыть положить в ранец выпрошенные у мамы 100 граммов сушеных фруктов. Уроки-то могут отме- нить, а собрание антисоветского кружка обязательно со- стоится. Сионистская печать то и дело сообщает о выступле- ниях лидеров сионизма перед студентами, призывника- ми, старшеклассниками, перед парнями и девушками, «намеченными» службами международного сионизма к переселению в Израиль. В своих речах Перес, Рабин, Шамир и другие неизменно напоминают молодежи: био- графии «выдающихся лидеров сионизма» (к таковым они причисляют, конечно, и себя) убеждают, что фунда- мент своей политической карьеры они, начиная с Жа- ботинского, закладывали «в самых решительных и по духу национальных» организациях молодых сио- нистов. Что ж, это так. Надо только слова «в самых реши- 180
тельных и по духу национальных» заменить более точ- ными — в самых террористических и по духу расист- ских. И добавить, что любого израильского премьера си- онистской закваски, как и Бегина, с полным правом можно величать премьер-террористом, что, судя по его делам, он яростный сторонник самых провокационных, самых подлых методов сионистской охоты на молодежь, что рекрутирование нужных израильской военщине мо- лодых граждан других стран он считает не только пер- востепенной, но и справедливой задачей сионизма. Подстегиваемый израильскими властями и руковод- ством Всемирной сионистской организации, почти не вуалирует свою новую программу вербовки переселенцев известный своими изощренными провокациями и Сохнут. Подчеркивая наличие своих официальных филиалов во всех странах, у которых имеются дипломатические отно- шения с Израилем, Сохнут предпочитает умалчивать о своих «неофициальных» резидентурах и службах, под- чиняющихся, кстати, его нью-йоркской дирекции. Недавно он учредил специальный отдел «Посетить и репатриироваться». Начальник отдела Калман Грос- сман заявил израильской печати: «Мы используем две системы. Первую у нас условно называют «прочесыва- нием местности» — это, как правило, групповые поезд- ки. Вторая система — поездки индивидуальные...» О том, что в индивидуальные поездки вовлекаются преимуще- ственно молодые люди, скомпрометированные израиль- ской разведкой «Моссад» либо обработанные сионист- скими пропагандистами, Гроссман, естественно, ничего не сказал. Не сказал он, конечно, ничего и о том, что ядовитые щупальца Сохнута и эмиссаров сионистской пропаганды тянутся к социалистическим странам, прежде всего к нашей Родине. Но советским людям это хорошо извест- но и без признаний сионистов. Известно по содержимому тайников в багаже агентов, снаряжаемых сионистскими службами в Советский Союз под личиной туристов. Из- 181
вестно по безудержной клевете всяческих сионистских конференций «в защиту советских евреев». Провокационным планам сионистов, их ужесточив- шейся охоте на молодежь должно быть противопостав- лено, как подчеркивает в своем письме 24-летний хи- рург из Ленинска-Кузнецкого Евгений Карасик, «еще большее единство и сплочение всех советских людей, лю- дей доброй воли». Это письмо адресовано Антисионист- скому комитету советской общественности. Обильная почта комитета убедительно показывает, что гнусные поползновения сионизма вызывают негодование не толь- ко у молодых советских граждан еврейской националь- ности, но и в сердцах их сверстников и сограждан всех наций и народностей, объединенных нерушимым совет- ским братством. «Необходимо активизировать все средства, все фор- мы борьбы с сионизмом,— читаем мы в письме Е. Удаль- цова.— Ведь сионизм, выступая как ударный отряд меж- дународного империализма, пытается внести раскол в наше общество». Тревога 22-летнего студента из Подоль- ска отражает стремление советской молодежи про- тивопоставить черным, отдающим нацистским душком провокациям сионистов и их подголосков монолитную сплоченность, интернационализм, высокую бдительность. • Эмиссарский дуэт из Парижа Непрошеных и ненужных «защитников» мы система- тически уличаем во враждебных нашему государству злонамеренных деяниях. А они подобно тараканам ле- зут и лезут во все щели, хотя за много лет могли убе- диться, что ни попытки выдать себя за истинных тури- стов, ни закамуфлированные тайники в багаже и натель- ном белье, ни иные ухищрения не оградят их от плачевного конца. В полной мере относится это и к эмиссарам фран- 182
цузских сионистов. Мог бы назвать изобличенных в про- вокациях на нашей земле французских сионистов из «комитета поддержки евреев в СССР», из «ассоциации университетских друзей из Тель-Авива» (сия организа- ция — неприкрытый плод альянса израильских и француз- ских сионистов, а немало им подобных скрыто под не- винными псевдонимами!), из «комитета 15». Но перейду к дуэту, пожаловавшему к нам из Пари- жа в конце января 1985 года. Он, тридцатилетний Ален Фенкелькро, назвал себя во въездной анкете преподава- телем, она, двадцатисемилетняя Доминик Нора,— служа- щей. Через несколько дней, когда месье преподаватель и мадемуазель служащая приехали из Москвы в Киев, компетентные органы ознакомились с их блокнотами, густо заполненными записями далеко не туристского со- держания. Семьдесят две странички клеветнической, тен- денциозной, враждебной нашему государству «инфор- мации»! Вот как пристойно Фенкелькро в своих письменных объяснениях мотивирует цель поездки в Советскую стра- ну: «Я и моя знакомая решили посетить Советский Союз с целью посещения музеев и других достопримечатель- ностей». Никаких музеев, однако, Фенкелькро и его знакомая принципиально не посещали. А достопримечательностями для них оказались квартиры граждан, соприкасавшихся по работе с государственными секретами. Впрочем, к «до- стопримечательностям» дуэт Фенкелькро — Нора причис- лил и квартиры некоторых других советских граждан. От кого же были получены нужные лжетуристам ад- реса? «Перед приездом в СССР,— читаем в объяснениях Фенкелькро,— я посетил синагогу на улице Коперника (в Париже.— Ц. С.) где раввином является Вильямс. Нам дали адреса некоторых советских граждан, живу- щих в Москве, Киеве, Ленинграде, Одессе». 183
Среди многих десятков адресов, известных удиви- тельно осведомленному раввину, значился и адрес ки- евлянина Михлина. Для Фенкелькро и Нора он был одним из многих, с кем им приказали встретиться. Но когда па- рижане навестили его и вкратце записали «информа- цию», Михлин, не задумываясь, назвал Алена и Доминик своими... родственниками, пришедшими к нему «просто повидаться». В липовых родственниках Фенкелькро и Нора чис- лился и Кислик. Да, тот самый Владимир Кислик, у ко- торого за бульонные кубики и прочие подачки сионист- ские туристы из США приобрели графики, схемы и фотографии, связанные с проблемами ядерной физики. Видимо, сионисты решили, что физик Кислик еще не до конца выпотрошен и выдоен. «Люди, с которыми мы встречались, рассказывали нам,— признают в своих письменных объяснениях пре- подаватель и служащая из Парижа,— а мы записывали. Но ни одна из этих записей не является дословной». Вот этому, пожалуй, можно поверить. Вряд ли ка- кой-нибудь субъект из самых озлобленных ревнителей «родины отцов» мог сообщить дуэту несусветную чушь, частенько фигурирующую в собственноручных записях Фенкелькро. Ее с избытком придумывают сами сионист- ские заправилы и борзописцы из подведомственных си- онизму радиоголосов. И вряд ли стоило тратить франки из сионистской казны и мчаться из Франции к нам ради добычи «из первых рук, из проверенных источников!» информации вроде такой: «Евреев в армии избивают» (24-я стр. «дневника» Фенкелькро). «Если ребенок от смешанного брака дал обязатель- ство быть русским (не грудной ли вундеркинд подписал обязательство?— Ц. С), то он не может впоследствии изменить свою национальность». Столь же странная «недословность» присуща и за- писям мадемуазель Доминик. Подруга преподавателя не 184
поленилась записать, к примеру, «не комсомолок не при- нимают в медицинское училище», что «со второго поколе- ния (? — Ц. С.) нет советских евреев», что, наконец, «власти нарушили правила игры». Вот где собака зарыта! Оказывается, наша борьба с антисоветской клеветой и идеологическими диверсиями, с наглыми попытками заразить вредоносной национа- листической коррозией монолитный интернационализм советского общества — это для Фенкелькро и Нора все- го-навсего игра по установленным нашими идейными противниками правилам. Хороша игра, когда агенты международного сиониз- ма на основе клеветнически извращенных «фактов» твердят о якобы присущей Советскому государству преемственности политики антисемитизма царской Рос- сии. Когда преступно извращается священная для нас интернационалистская миссия советских воинов- освободителей в пору Великой Отечественной войны. Когда... Противно, глубоко противно заниматься перечислени- ем гнусных антисоветских и антисоциалистических — вполне в духе «крестового похода»! — измышлениях си- онистских «туристов», жаждавших тесного знакомства с сомнительными достопримечательностями. Ограничим- ся только краткими выводами, напрашивающимися из всего, что записано в двух объемистых блокнотах. Записи убедительно свидетельствуют о масштабно- сти заданий, полученных ими от своих хозяев. Имею в виду не один только территориальный размах задуман- ной операции — четыре крупных города, уйма адресов «достопримечательных» лиц! Налицо и политический, можно сказать, размах. Судя по «дневникам», изобли- ченные провокаторы замыслили «задокументировать» фальсифицированный материал так широко, чтобы мож- но было выйти с ним на международную арену. Поездка парижского дуэта в нашу страну готовилась особенно тщательно, продуманно, целенаправленно. Еще 185
в Париже Фенкелькро и Нора заранее фиксировали «точ- ные» ответы на свои вопросы «собеседникам» в Совет- ском Союзе. В некоторых записях можно увидеть вставки и ис- правления, сделанные рукою самих «информаторов», следовательно, сообщенные ими «факты» не записыва- лись механически, а в ходе беседы обсуждались и оцени- вались. Как и их коллеги из других западных стран, эмисса- ры французского сионизма проявили повышенный инте- рес и к некоторым лицам, усиленно подчеркивающим, что в Израиль не собираются. Не так уж удивителен этот интерес, если учесть, что сионистским службам нуж- ны в социалистических странах и подстрекатели-зазыва- лы. Сами они заявлений о выезде в Израиль не подают, но других усиленно подталкивают и подзуживают. За- зывалам, кроме материальных подачек, весьма по нут- ру их реноме «специалистов по Израилю», «знатоков иудаизма и древнееврейской культуры». Вот почему в списке тех, на встречу с кем особенно уповали Фенкелькро и Нора, на одном из первых мест значился некий Городецкий, в равной степени желанный и сионистским агентам из США, Англии, Канады. Горо- децкий не только склонял знакомых и незнакомых евре- ев к переезду в Израиль. Он убеждал их «возвращать- ся к еврейству еще до возвращения в еврейскую стра- ну», точнее говоря, предварительно пройти идейную «закалку». Фенкелькро и Нора еще в Париже были ос- ведомлены: то, что они скажут всяким городецким, те быстренько «шепнут» десяткам «обрабатываемых» ими евреев. Кстати, если кому-либо из читателей доведется ознакомиться с моей скромной драмой — былью «Пеле- на», прошу учесть, что прототипом зазывалы Браиловско- го, спровоцировавшего студентку Наташу Гурвич на роковой для нее переезд в Израиль, стал именно Горо- децкий. Следует сказать еще об одной причине глубокого ин- 186
тереса сионистов к проживающему в Ленинграде Горо- децкому и некоторым его единомышленникам. В последнее время сионистские организации — и на- званные в этом очерке, и многие другие — через различ- ные «радиоголоса» в передачах на СССР усиленно рек- ламируют попытку группы антисоветчиков совершить в Ленинграде 1,5 лет назад террористическую акцию: за- хватить и угнать советский самолет. Отпетые преступни- ки изображаются «национальными героями» Израиля, да и всего так называемого «свободного мира». Особен- но рьяно некоторые средства информации Запада про- пагандируют наглые откровения участника этого пре- ступления Бутмана, бывшего советского гражданина. В многочисленных и пространных интервью Бутман по- дробно рассказывает услужливым западным журна- листам о всяческих ухищрениях, при помощи которых готовилась террористическая акция по захвату и угону самолета. Естественно, такая разнузданная пропаганда терроризма, раздуваемая сионистами, вызывает глубокое возмущение советских людей, которым адресованы про- вокационные передачи соответствующих «радиоголосов». Но вдохновляемый сионистами Бутман не унимает- ся. Новоявленный «литератор» состряпал антисоветский опус под крикливым названием «Ленинград — Иеруса- лим с долгой пересадкой». В названии, надо признать, есть не очень-то радостный для автора и его покровите- лей смысл: подготовка преступления была своевременно раскрыта компентентными органами — и Бутману, как и всем его сообщникам, пришлось длительное время пребывать в местах, весьма отдаленных не только от Иерусалима, но и от Ленинграда. На странице 113-й своей печатной продукции Бутман от чрезмерного, видно, усердия проболтался о том, что группа террористов (для солидарности он именует ее орга- низацией) создавалась и готовилась на основе и под при- крытием так называемых «ульпанов» — невинных вроде бы кружков по изучению древнееврейского языка иврита. 187
Насаждением и организацией деятельности подобных «ульпанов» как раз и занимается Городецкий с некото- рыми своими сообщниками. Теперь-то уж вполне понят- но, чем вызван подчеркнутый интерес сионистских эмис- саров к этим лицам, чем вызвана значительная матери- альная и моральная поддержка, оказываемая им из-за рубежа. Объясняется это вполне определенными целя- ми — не только антисоветскими, но по своей сущности антигуманными. Ведь каждому здравомыслящему чело- веку ясно, что речь идет о страшном, осуждаемом всеми прогрессивными людьми, зле — терроризме. А прикрываются террористические цели велеречивы- ми разглагольствованиями сионистов о борьбе за... «раз- витие еврейской культуры в СССР»*. Советские люди, естественно, глубоко сожалеют, что подобные клеветнические кампании встречают одобри- тельный отклик и находят прямую поддержку некоторых официальных деятелей, необычайно щедрых на потоки пышных слов о необходимости борьбы с терроризмом. Вернемся, однако, к Фенкелькро и Нора. Чья же рука их направляла? Кому настоятельно тре- буется их злонамеренная информация? Кто, наконец, организовал и, очевидно, финансировал их вояж? Ларчик открывается не столь уж сложно. Оказыва- ется, как признали Фенкелькро и Нора, встретиться и побеседовать с некоторыми людьми их попросили «зна- комые» из «комитета ученых в защиту советских евреев». Об организации под таким громким названием в журна- листских кругах Парижа, я слышал, острят так: в этом комитете ученых на десять сионистских функционеров приходится точно ноль целых и пять десятых ученого. Объяснение, адресованное компетентным органам Киева, преподаватель и служащая закончили так: * Как лицемерны такие утверждения! Пишу эти строки после того, как вместе с миллионами телезрителей увидел на голубом экране спектакль «Тевье-молочник» по одному из самых известных произведений еврейского писателя-демократа Шолом-Алейхема. 188
«Если мы причинили вред СССР, мы просим извине- ния. Подписи». И затем приписка: «Отдаем два наших блокнота с нашими записями, сделанными накануне и во время нашего визита в СССР. Подписи». 7 февраля 1985 года преподаватель Ален Фенкель- кро и служащая Доминик Нора были выдворены — есте- ственно, досрочно — из нашей страны. На этом, казалось бы, можно поставить точку. Нет, придется перейти ко второй серии. Происходит она за рубежом. Появляются новые действующие лица. • Магические превращения Фенкелькро в Финкелькраута Однако и главные действующие лица, уже достаточно известные читателю, тоже загадочно трансформирова- лись. Преподаватель Фенкелькро превратился в... извест- ного французского писателя и журналиста, а его подру- га, Доминик Нора, служащая, через какую-нибудь неделю оказалась... журналисткой. Но от участия в пресс-конференции, посвященной плачевным итогам их визита в Советский Союз, она почему-то уклонилась. А возможно, устроители конференции испугались, что по молодости лет и неопытности Доминик не выдержит до конца постыдной роли клеветницы и провокатора. Зато уже месье Фенкелькро показал себя гроссмейстером злобной клеветы и бесстыдной фальсификации. Каких только ужасов не записали с его слов неко- торые западные корреспонденты, в том числе, конечно, клеветники с радиостанции «Свобода». Тут и «двухча- совой допрос», перелицованный через несколько строчек в трехчасовой. Тут и конфискация «всех бумаг, найден- ных у журналистов», а ведь господа преподаватель и служащая, по их собственноручному письменному объяс- нению, сами отдали два блокнота со своими записями враждебного нашей стране характера. Тут и чье-то фа- тальное предупреждение, что «отныне никто не может 189
гарантировать безопасности французским журналистам (а беседовали-то в Киеве не с журналистами, а с пре- подавателем и служащей.— Ц. С). Какие гнусные выдумки! Что ж, репортаж о пресс-конференции сочинен в пол- ном соответствии со стилем зоологического антисове- тизма, присущего любой передаче «Свободы». Еще менее удивительно и другое: посланец антисовет- ского сионистского комитета хотел вместе со своей по- другой выдоить из заранее отобранных лиц пригодные для самого отъявленного извращения «факты», а может, еще кое-что. «Однако их планам,— сокрушается коррес- пондент «Свободы»,— не удалось осуществиться». Да, не удалось осуществиться. Не осуществятся и подобные планы всех, кто задумает нанести нам визит в духе Фенкелькро и Нора. Но по темпам отклика на «киевские похождения» парижского дуэта «Свободу», коронную отравительни- цу эфира, все-таки обскакал ее собрат, «Голос Израиля». Его обозреватель (обычно он рекламирует «мирный от- ход» израильских оккупационных войск из окровавлен- ного Ливана, то есть наглую попытку «уходя — остать- ся»), умудрился на сей раз поднять бум о киевских при- ключениях Фенкелькро и Нора еще до пресловутой пресс-конференции. Версия «Голоса Израиля» оказалась еще более лжи- вой, нежели измышления «Свободы». Двухчасовой допрос вырос до четырехчасового. Придуман «домашний арест» Алана Финкелькраута («диковинная трансформация име- ни и фамилии! — Ц. С.) и Доминик Нора. Финкелькра- уту якобы угрожали, «что его поместят в одну камеру с уголовниками и его там изобьют». Но «известный во Франции писатель» (под какой же все-таки фамилией он известен? — Ц. С), несмотря на такие страшные угро- зы, «отказался назвать имена и адреса». А к чему, собст- венно говоря, называть, если они аккуратнейшим образом были записаны в блокноте Фенкелькро-Финкелькраута! 190
«Сколько ни повторяй слово «халва», слаще во рту не станет»,— говорит широко известная на Ближнем Во- стоке пословица. Сколько бы «Голос Израиля» ни раз- глагольствовал об «известном во Франции» писателе Финкелькрауте, популярность его махрово-шовинисти- ческих «произведений» все равно не возрастет. Взяв на себя мало подходящую ему высокую миссию глашатая людей «свободного мира», «Голос Израиля» лицемерно возопил, что «не в состоянии понять, как мож- но запрещать иностранным гражданам, легально прибыв- шим в Советский Союз, встречаться с евреями». В дей- ствительности же честные, прогрессивные люди мира не в состоянии понять, как сионистские эмиссары, прикрыв- шись туристскими визами, совершают несовместимые с туристским статусом деяния и позволяют себе вмешивать- ся во внутренние дела иностранного государства, клеве- тать на него, используя заведомо фальшивые, «факты». Ален-Алан Фенкелькро-Финкелькраут и Доминик Нора — не единственные сионистские лжетуристы, кото- рым пришлось досрочно убраться восвояси из нашей страны зимой 1984/85 года. Сдать свой антисоветский багаж нашим таможенни- кам вынуждены были и приехавшие из США посланцы «конференции Большого Нью-Йорка по делам совет- ских евреев» (по делам граждан иностранного государ- ства— ни больше, ни меньше!) Абрахам Бейер, Джак- лин Левин, Альберт Чернин, Мириам Химмельфард. Потерпели фиаско и лондонские «защитники» совет- ских евреев Патрисия Шелдон и Левис-Самуэль Коски. Уж очень надеялись они на магическое действие при- везенных ими «сувениров» ценой почти в три тысячи рублей. Не помогло! «Дневники» и признания перечисленных «туристов» неоспоримо свидетельствуют: всех их сионистские служ- бы в первую очередь нацелили на молодежь. Весьма по- казательное единство целей эмиссаров международного сионизма из Парижа, Нью-Йорка, Лондона.
ЗА ДОЛЛАРОВУЮ ПОХЛЕБКУ • Те, кто заказывает музыку Итак, международный сионизм видит в охоте на мо- лодые души одну из своих важнейших задач. Неспроста в его главных организациях и службах отделы по рабо- те среди молодежи (именуются они по-разному, но цели у них одни) стоят на первом месте по коли- честву штатных работников и по бюджетным ассигно- ваниям. — Разумеется, после отдела разведки,— уточнил в беседе со мной бельгийский журналист, много энергии и времени отдающий нелегкому изучению нарочито запу- танной структуры учреждений международного сиониз- ма.— Но разведка—это отдел над отделами в любой руководящей сионистской организации, это отдел, как говорится, вне конкуренции. Так обстоит дело и во Все- мирной сионистской организации, и во Всемирном еврейском конгрессе, и в Еврейском агентстве для Израиля. Мой собеседник не случайно назвал эти три институ- ции. Да, именно они— ВСО, ВЕК и ЕАДИ (более извест- ное под израильским наименованием Сохнут) —сконцен- 192
трировали в своих руках стратегическое и оперативное руководство всей разветвленной системой междуна- родного сионизма. Именно они простерли свои щупаль- ца во все капиталистические страны мира, где имеется хоть какое бы то ни было еврейское население. Именно они непосредственно руководят и теми десятками спе- циальных сионистских служб, которые всю энергию на- правляют на подрывную работу в социалистических странах и вербовку евреев для «возвращения» в чужой и неведомый им Израиль. Именно они разрабатывают планы идеологических диверсий и террористических ак- тов, направленных на отрыв молодежи от всего, что не связано с классовыми интересами сионизма. Весьма характерная деталь. Хотя избираемый конг- рессами ВСО Всемирный сионистский совет во главе с президентом меняет каждые полгода свою резиденцию (переезжает из Нью-Йорка в Иерусалим и обратно), ап- парат отдела по воспитанию и организации молодежи — единственный из 12 отделов — имеет два стабильных состава в обоих городах. И подчиняется этот аппарат только двум высокопоставленным чиновникам — прези- денту совета и шефу разведки. Просматривая информа- ционные сообщения просионистской прессы о деятель- ности ВСО и ее совета, нетрудно убедиться, что бук- вально на каждом заседании обсуждаются вопросы об укреплении и расширении организаций молодых сио- нистов. Повышенным вниманием к борьбе за молодежь про- низана и работа ВЕК, претендующего на право высту- пать от имени евреев всего мира, независимо от их го- сударственной, классовой и партийной принадлежности. Всячески муссируя мифический постулат «всемирной ев- рейской нации», резиденты ВЕК во многих странах ста- раются создать заведомо ложное представление о том, что еврейство и сионизм — понятия якобы тождествен- ные, что каждый еврей ощущает свой долг помогать сио- низму, что общество Израиля является «единым сиони- 193
стским» и «бесклассовым». По утверждению пропаган- дистов ВЕК, в руководимом сионистами государстве нет несионистов и антисионистов, нет сил прогресса во гла- ве с Коммунистической партией Израиля. Между тем в самом Израиле руководители ВЕК не- престанно требуют от молодых сионистов «активно уча- ствовать в бескомпромиссной борьбе с противниками сионизма и антагонистами органов власти». Вот уже много лет обращения и воззвания ВЕК к молодежи пестрят многозначительными упоминаниями о «самых горячих делах», требующих, дескать, «активной причастности молодых сердец и рук». Что ж, человечество хорошо знает пресловутые «са- мые горячие дела» выкормышей международного сио- низма! Это злодейское покушение на жизнь руководителя компартии товарища Меира Вильнера. Разработали пре- ступный замысел «почтенные сионистские разведчики», но «черная работа» была возложена на молодых фана- тиков. Это участие специальных отрядов сионистской моло- дежи в бесчеловечном изгнании арабов с насиженных мест на Западном берегу реки Иордан. Подобные жесто- кие акции дали право семидесятичетырехлетнему Моше Менухину, отцу скрипача Иегуди Менухина, публично осудить концерты своего сына в пользу «чрезвычайного израильского фонда». Деньги из этого фонда идут на субсидирование операций по преследованию и истреб- лению арабов. Вот почему Моше Менухин назвал сионистов, участвующих в подобных операциях, на- цистами. Это попытка молодых террористов из «Новой лиги защиты евреев», достойных последователей главаря «старой» лиги Меира Кахане, взорвать бомбы в штаб- квартире ООН. Как поспешил сообщить нью-йоркский корреспондент тель-авивской газеты «Наша страна», 194
взрыв был приурочен ко Дню Палестины, отмечавшему- ся ООН 22 ноября 1978 года. Можно бесконечно перечислять подобные «горячие дела», сотворенные молодыми сионистами. Не проходит и недели, чтобы не приходило из какой-либо страны Америки или Западной Европы сообщение о террористи- ческой или, по крайней мере, хулиганской акции моло- дых сионистов против своих идейных противников. Рас- следование таких акций частенько обнаруживает если не обагренную кровью руку руководителей филиалов ВЕК, то как минимум их явную роль идейных вдохнови- телей. Высокие посты в ВЕК, как и в других руководящих организациях международного сионизма, достаются обычно крупным капиталистам. Обладание такими по- стами приносит им немалые барыши. ВЕК возглавляет Эдгар Бронфман, глава американо-канадской компа- нии «Сиграм» — крупнейшего производителя спиртных напитков. Первым делом владелец «империи виски» со- вместно с другим сионистским лидером, бароном Рот- шильдом, владельцем знаменитой виноторговой компа- нии «Шато Лафит», основал новую израильскую фирму по производству ликера «Сабра». Бронфман и Ротшильд рассчитывали не столько на ультрапатриотическое на- звание нового ликера («сабрами» именуют коренных привилегированных израильтян!), сколько на крупные налоговые льготы, предоставленные израильским прави- тельством именитым сионистам. Расчеты оправдались: в сейфы Бронфмана и Ротшильда потекли новые потоки денег. О третьем партнере, входящем в руководящее ядро международного сионизма,— ЕАДИ (Сохнуте) — чи- тателю известно, вероятно, больше, нежели о ВСО и ВЕК. До основания государства Израиль Сохнут выпол- нял организационные и карательные функции главного колонизатора Палестины — на совести подведомствен- ных в ту пору Сохнуту служб немало крови палестин- 195
цев. Затем Сохнут занялся организацией «возвращения» евреев из разных стран мира на чужбину, какой оказа- лась для большинства из них «историческая родина». Жертвы этой кампании, бежавшие затем от произвола сионистских властей Израиля, прежде всего проклинают сохнутовцев. Ведь аппарат Сохнута с первых же дней создает для рядовых олим (новоприбывших) из соци- алистических стран предельно мрачную и беспросвет- ную обстановку. После первых же встреч с сохнутовца- ми многие олим начинают осознавать горькую истину: пусть даже, возможно, появится сравнительно подходя- щая работа, пусть даже, возможно, в конце концов бу- дет и сносное жилье — словом, как-нибудь наладится материальная сторона жизни, но моральный климат из- раильского общества все равно нетерпим и губите- лен для людей, изведавших социалистический уклад жизни. Считая, что для выполнения планов «алии» все сред- ства хороши, работники Сохнута непрерывно расши- ряют разведывательный аппарат своих филиалов во многих странах мира и, естественно, требуют все большего и большего увеличения отпускаемых им денег. Откуда же берутся эти колоссальные денежные сред- ства? Решающую финансовую помощь в сотнях миллионов долларов сионистские центры получают от империалис- тических монополий и от правительств некоторых капи- талистических стран, особенно от США. Хозяева щедро платят своему беспрекословно верному прислужнику «за работу», за осуществление сионистами выгодной империалистическим монополиям политики и, главное, практики. И не только американские хозяева. Вспоминается разговор в Лондоне с сионистской ак- тивисткой Памелой Менсон, одной из участниц антисо- ветского женского «комитета 35», созданного английски- 196
ми сионистками «в защиту советских евреев». Именующая себя в визитных карточках актрисой, а фактически штат- ный сионистский функционер, Памела Менсон была в начале нашей встречи благодушно настроена. Вероятно, она еще лелеяла надежду излечить от антисионистских убеждений «защищаемого» ее комите- том гостя из Москвы. Во всяком случае, в изложении се переводчицы я услышал такое: — Мисс Памела прекрасно понимает, почему вас так интересует, сколько молодых людей фактически объеди- няет Английская федерация сионистской молодежи или, допустим, «Движение молодых сионистов Хабоним». И она вам честно говорит: мало, очень мало! — Дамы торжествующе обменялись хитроватыми улыбками.— И все-таки девять маленьких организаций молодых на- ционалистов, или, если вам угодно, сионистов,— это для Лондона гораздо важнее, чем одна крупная. Шире диа- пазон! Вы можете сказать, что одну крупную органи- зацию дешевле содержать, чем девять маленьких. Мисс Памела согласна. Но финансовые аргументы никогда у нас не превалируют. На благородное дело состоятель- ные люди денег никогда не пожалеют. И не думайте, пожалуйста, что одни только сионисты. Если бы мы с вами могли заглянуть в бухгалтерские книги многих крупных фирм, принадлежащих не евреям, вы бы сказа- ли: да, вы правы, деньги сионистам дают не только евреи... Я бы, правда, добавил: этим «не только евреям» вы- годна антикоммунистическая политика и практика сио- нистских наемников, она полностью отвечает их классо- вым интересам. А так как владеющие крупными фирма- ми «не только евреи» предусмотрительно заглядывают вперед, они особенно щедры, когда такие, как мисс Па- мела, просят у них деньги на борьбу за молодежь. Или когда международному сионизму нужно материально поддержать геноцид, творимый в Ливане под флагом «Мира Галилее». 197
• Несколько страниц печальной истории Охота на молодых велась с первых дней возникнове- ния сионизма. Ему всегда нужна была молодежь. На всех этапах. Ему и его сообщникам. Даже если у сообщников были совершенно противо- положные цели и интересы, но в основе идейной плат- формы стоял антикоммунизм, сионисты охотно отдава- ли им свою молодежь. Вспоминаю 1919 год на Украине, на родной Подо- лии. Владимир Жаботинский, один из реакционнейших сионистских лидеров, чьим последователем себя поныне с гордостью именует Менахем Бегин, предлагает Пет- люре, головному атаману украинских контрреволюцио- неров, свой детально разработанный план организации еврейских отрядов для совместной борьбы с большеви- ками. Долгие годы сионистская пропаганда называла пе- реговоры Жаботинского с Петлюрой бездоказательной выдумкой. Но под напором документальных свиде- тельств вынуждена была сделать поворот на сто восемь- десят градусов. Теперь сионистские историки пытаются доказать «благородство» мотивов, побудивших сионист- ского вождя пойти на поклон к кровавому палачу еврей- ского населения Украины. Об этом, например, говорит архиреакционный тель-авивский журнал «Сион» в статье А. Фельдмана «О договоре Жаботинского с Петлюрой». Красноречивый заголовок — он признает не только факт переговоров, но и наличие договора! Из сохранившихся воспоминаний о неоднократных встречах Петлюры с Жаботинским можно увидеть, как скептически и насмешливо отнесся вначале головной атаман к инициативе усердствующего сионистского во- жака: 138
— От ваших сапожников и портных никакой пользы не будет. Даже рискованно выдавать им оружие—они всю жизнь у себя в местечках орудовали только сапож- ными ножами и портновскими ножницами. — Нет, мы скомплектуем наши вооруженные отряды из молодежи, исключительно из молодежи,— возражал Жаботинский.— Не забывайте про наших скаутов — это надежный резерв. Даже самые младшие из них за- нимаются военной подготовкой по английскому образцу. Оружие мы сможем получить из других источников,— многозначительно подчеркнул он.— Если вы дадите нам опытных военных инструкторов, скауты быстро пол- учатся и не только в политическом смысле превзойдут юнкеров, на которых опирается Деникин. Козырным тузом, с помощью которого сионисты не- изменно набавляли себе цену в глазах украинских контрреволюционеров всех мастей, оставалась моло- дежь. Вот характерный факт, точно датированный сем- надцатым июля 1919 года. В Каменец-Подольск вступают петлюровские сечеви- ки во главе с головным атаманом. Местные сионисты бе- рут на себя не последнюю роль в организации торже- ственной встречи героя борьбы с «новым вавилонским столпотворением — большевизмом». Забегая вперед, скажу, что сионистская холопская встреча не спасла ка- менец-подольских евреев от жестокого погрома, учинен- ного на прощанье петлюровцами. Но встреча, повторяю, готовилась в высшей степени помпезная. Чем же рассчи- тывали каменец-подольские сионисты порадовать серд- це предводителя погромщиков? Конечно, молодежными колоннами в рядах встречающих. И сливки местного сионизма — Клейдерман, Склов- ский, Лури, Альтман, Кричер и прочие — не поленились самолично обойти ночью родителей еврейских юношей. Посулами и угрозами они добились клятвенных обеща- ний, что сыновей заставят наутро выйти встречать Пет- люру. Что ж, петлюровская газетенка имела повод уми- 199
литься: «Молодые евреи с нами. Почти у каждого, кто вышел приветствовать освободителей от большевистско- го ярма, было два флажка — желто-голубой и бело-го- лубой. В этот торжественный час в руках сионистской молодежи они символически слились воедино...» Захле- бывающийся от восторга петлюровский писака имел в виду единение петлюровщины и сионизма, единение украинского и еврейского буржуазного национализма. И не знал, вернее, скрывал от читателей, что в те дни сотни молодых еврейских рабочих и ремесленников Каме- нец-Подольска, Винницы, Проскурова и других городов Подолии добровольно ушли в красноармейские час- ти. Попытки использовать еврейскую молодежь в борь- бе с недавно созданной Советской властью предприни- мались в самых разных уголках нашей страны. Перенесемся из Украины, скажем, в бурливший тог- да Туркестан, где шла трудная борьба с басмаче- ством— контрреволюционной агентурой английского и американского империализма. Искусствовед Бахриддин Насреддинов и другие ве- тераны узбекского комсомола вспоминают, как в начале 20-х годов местные сионисты пытались продать еврей- скую молодежь в контрреволюционную кабалу узбек- ским националистам и поручали ей исполнение антисо- ветских замыслов. В Ташкенте и Самарканде были со- зданы контрреволюционные группы из молодых евреев. Их воспитывали в шовинистическом духе, им прививали ненависть к советскому строю, их бросали в анархиче- ские вылазки против нарождавшихся комсомольских организаций. Наиболее опасной молодежной организа- цией сионистского направления была группа «Торбут». Она усердно прислуживала богатым узбекским национа- листам и стремилась вовлечь в антисоветскую борьбу молодых узбеков. А вступавшие в комсомол парни из туркестанской еврейской бедноты предавались анафеме, их родителям сионисты жестоко мстили. Рассказывая об этом безвозвратно ушедшем про- 200
шлом, не могу не напомнить читателям два сегодняш- них полярных явления. У нас — активное участие молодых евреев в созида- тельной жизни Советского Узбекистана (например, бо- лее шестидесяти молодых мастеров искусств и научных работников еврейской национальности удостоены почет- ных званий и ученых степеней). У них — иммигранты из Узбекистана регистрируют- ся в Израиле как второсортные бухарские евреи. Моло- дым людям, например, приходится вместе с родителями селиться в маленьких поселениях местечкового типа. Если же они хотят переехать в крупный город для по- лучения образования, то приравниваются к «темноко- жим» сефардам, о бесправии которых в израильском государстве известно множество убийственных для сио- низма фактов. Зато если речь идет о воспитании антикоммунисти- ческой агентуры, готовой клеветать на социалистический строй и покорно отстаивать классовые интересы капи- талистов, то сионисты не видят разницы между евро- пейскими и азиатскими евреями. Из тех и других ны- нешние правители Израиля стараются воспитать безро- потных прислужников, которых в случае нужды можно продать и американским покровителям. В Америке ведь ценятся агенты и разведчики сионистской выучки. • Запроданные нацистам Всегда торговали молодежью сионисты и в западно- европейских странах, даже в гитлеровской Германии. Вспомним 1933 год. В нацистский Берлин приезжает X. Арлозоров, один из деятелей набиравшего тогда силу Еврейского агентства — пресловутого Сохнута. Он, за- ведующий политическим отделом агентства, привозит план организованного вывоза еврейского населения из Германии в Палестину. И фашистские власти с неко- торыми поправками утверждают такой план. Ведь это 201
помогло задобрить зарубежных еврейских капитали- стов, угрожавших им экономическим бойкотом. Но и впоследствии, когда немецкий фашизм запланировал массовое истребление евреев, сионистская агентура то- же не раз заключала с гитлеровцами сделки о вывозе нужных им людей из Германии и Австрии. На первый взгляд невероятно! Как могли гитлеровцы освободить предназначенных к истреблению евреев? Де- ло, однако, в том, что сионисты вывозили только юно- шей и девушек, пригодных для колонизации Палести- ны — в ту пору подмандатной территории враждебной германскому нацизму Англии. Планы сионистской колонизации Палестины уже тог- да предусматривали изгнание коренного арабского насе- ления и насильственного захвата его наиболее плодород- ных земель еврейскими колонистами. Ведь до начала колонизации еврейская община в Палестине составляла всего лишь четыре процента населения. О том, ка- кими террористическими методами (наподобие нацист- ских!) осуществляли военизированные сионистские от- ряды «Хагана», «Иргун», «Штерн» колонизацию, мож- но судить по словам французского историка Карре: «На протяжении двух месяцев до окончания британского мандата на всю Палестину сыпались листовки, под ко- торыми стояла подпись «Хагана» и в которых можно было прочесть: «Все, кто хочет избежать этой войны, кто желает сохранить себе жизнь, должен бежать со сво- ими женами и детьми. Это будет жестокая, беспощадная война». Для разжигания и усиления этой «беспощадной вой- ны», которая велась не ради трудящихся евреев, а в классовых интересах еврейских богатеев, колонизаторам и нужна была выторгованная у гитлеровцев молодежь. Конечно, вместе с молодежью фашисты отпускали за колоссальный денежный выкуп и еврейских богачей. Я сказал: «Вместе с еврейской молодежью». Обязан уточнить: имелись в виду только еврейские молодые лю- 202
ди, угодные сионистам. А юноши и девушки еврейского происхождения, по праву считавшие себя немецкими гражданами, с детских лет впитавшие в себя немецкую культуру, доброжелательно относившиеся к ассимиля- ции, беспощадно вычеркивались из списков пересе- ленцев. С помощью созданного в Берлине Палестинского бю- ро еврейских колонизаторских трестов, где активно под- визался один из будущих премьер-министров Израиля, Леви Эшкол, был организован тщательнейший отбор ев- рейских юношей и девушек, достойных организованного переселения из Германии в Палестину. Причем отобран- ная молодежь не сразу вывозилась туда. Ей предстояло пройти еще специальную выучку в «лагерях перевоспи- тания», организованных в разных местах Германии. Су- дя по фактам, приведенным Джоном и Дэвидом Кимше в книге «Тайные пути» и другими авторами, докумен- тально изучившими ту нацистско-сионистскую акцию, «лагеря перевоспитания» молодых еврейских жителей Германии были в равной степени подведомственны сио- нистам и нацистам. Так под эгидой гитлеровцев сионизм начал продолжающееся и поныне осуществление жесто- кой колонизаторской политики под «священным» деви- зом «Народу без земли — землю без народа». А по- скольку на захватываемых землях палестинский на- род хоть и в мучениях, но живет, его методично либо изгоняют, либо уничтожают. Согласитесь, от этого де- виза сильно отдает нацистским душком — неспроста ведь нацисты тоже вопили об отсутствии у них доста- точного «жизненного пространства». Сионистам нужна была вымуштрованная на нацист- ский лад молодежь, готовая не раздумывая драться за колонизацию Палестины любыми методами, вплоть до вооруженных налетов на арабские поселения. И они по- лучили ее от фашистской Германии. А нацистам нужны были шпионы на территории Палестины, где находились тогда английские войска и учреждения. Вот почему в 803
среду питомцев «лагерей перевоспитания» проникли и законспирированные гитлерюгендовцы. До последнего своего часа крупнейшие гитлеровские приближенные поддерживали контакты с видными сио- нистами. Обычно такие контакты заканчивались торго- выми сделками. Объектами купли-продажи становились избранные узники концентрационных лагерей, за пере- праву которых в Палестину сионисты готовы были щед- ро заплатить. Многие подобные операции были вскры- ты, как известно, на Нюрнбергском процессе главных немецко-фашистских военных преступников. Но английский историк Джон Тоуленд в исследова- нии о последних днях обреченного нацистского режима привел новые, доселе неизвестные факты непрерывных сделок между нацистами и сионистами. 20 апреля 1945 года. Под аккомпанемент непрерывных воздушных бомбардировок Гитлер в мрачных сте- нах подземной рейхсканцелярии отмечает свой пятьде- сят шестой — последний! — день рождения. Кстати, наи- более парадной церемонией этого дня был прием два- дцати гитлерюгендовцев, награжденных лично фюрером Железным крестом за участие в боях против советских войск. В бункере царит уныние. Гитлеровское окруже- ние сознает неизбежность позорного финала. Геббельс нервной записью в дневнике признает, что фюрер поте- рял какую бы то ни было надежду на спасение Берлина. И вот в эти минуты рейхсфюрер СС Гиммлер пред- принимает попытку обелить свою черную репутацию в глазах общественного мнения. Наскоро поздравив Гит- лера с днем рождения, он покидает Берлин, пока вокруг обреченной германской столицы еще не окончательно сомкнули стальное кольцо советские войска. Несколько часов Гиммлер под проливным дождем мчится на за- пад. Мчится на свидание. С кем? В ком видит своего защитника матерый нацист, организатор массового ист- ребления евреев? Кто готов заключить новую сделку с вождем эсэсовских банд? 204
Норберт Мазур, видный сионист из Швеции,— вот кто ждал Гиммлера в ту ночь. Представитель Всемир- ного еврейского конгресса (так замаскированно и по сей день именуется одна из ключевых организаций меж- дународного сионизма), Мазур был облечен полномо- чиями вести переговоры с одним из главных авторов утвержденного в Берлине 20 февраля 1942 года людоед- ского плана под кодовым названием «Ванзее». Этот план предусматривал уничтожение 11 миллионов евреев в странах Европы. Сионистам было известно, что именно Гиммлер в самые критические для нацистских войск дни следил за неукоснительным соблюдением утвержден- ного лично им варварского плана. Когда, например, возникла угроза, что концлагеря Берген-Бельзен и Бу- хенвальд могут быть захвачены союзническими войска- ми, Гиммлер распорядился эвакуировать оттуда не- сколько десятков тысяч евреев для последующей «пла- новой акции по их тотальной ликвидации». И тем не менее Мазур начал с нацистским палачом переговоры. Гиммлер согласился освободить из концла- геря Равенсбрук несколько тысяч молодых евреев и сио- нистских активистов, не уничтоженных вместе с сотнями тысяч «обыкновенных» евреев в газовых печах. Мало того, рейхсфюрер обещал переправить их в Палестину. Взамен сионисты обязаны были «в нужный момент» оповестить мир о гуманном отношении к евреям Гиммле- ра, вынужденного, дескать, ранее выполнять волю фю- рера. Гиммлер дал Мазуру согласие на то, чтобы списки освобожденных равенсбрукских узников составили сами сионисты. Из опыта прежних сделок Гиммлер прекрасно знал, что сионисты, как правило, включают в списки только тех, кто может укрепить их колонизаторские кад- ры в Палестине. Сделка была заключена. Правда, Гиммлеру не уда- лось воспользоваться ее плодами. Взятие советскими войсками Берлина, полный разгром вооруженных сил «третьего рейха» и животный страх перед неминуемой 205
расплатой заставили бывшего рейхсфюрера, одного из самых злобных гитлеровских сообщников, сначала при- бегнуть к дешевому фарсу с переодеванием (он сбрил усы, прикрыл левый глаз черной повязкой, положил в карман фальшивое удостоверение на вымышленное имя), а затем отравиться. О самоубийстве Гиммлера в английском лагере для военнопленных мы, советские военные корреспонденты в Берлине, узнали в тот самый весенний день 1945 года, когда в недогоревших архивах «дома Гиммлера» (так в Берлине именовали здание имперского министерства внутренних дел) были обнаружены новые, завизирован- ные лично Гиммлером документы о постыдной «транс- ферсделке» — договоре X. Арлозорова с правительствен- ными органами гитлеровской Германии. Итак, сделка высокопоставленного нациста Гиммле- ра с крупным сионистом Мазуром, заключенная «под занавес», венчает многочисленный список подобных контрактов. Со стороны нацистов их осуществляли, в частности, гиммлеровские помощники Шелленберг и Бехер. Об их сионистских контрагентах — таких, как Ру- дольф-Режё-Исроэль Кастнер в Венгрии, Альфред Нос- сиг в Польше, Робер Мандлер в Чехословакии, Вайн- реб в Голландии,— написано у нас немало. Но далеко не все и не обо всех. • Каинова печать Еще не все рассказано о том, как в годы второй ми- ровой войны сионизм был преступно глух к отчаянным голосам о помощи, доносившимся из застенков варшав- ского, пражского, будапештского гетто, хотя точно уста- новлено, что спасение евреев из гитлеровских гетто и лагерей совершенно не входило в планы международно- го сионизма на всем протяжении второй мировой войны. Заокеанские сионисты, регулярно проводившие в те 206
годы всяческие конгрессы и совещания, отдавали все силы только одному: переселению в Палестину евреев с помощью колониальных трестов «Керен Гаесод» и «Ке- рен каемет ле Исроэль», а также изгнанию любыми средствами арабов с их насиженных земель. Словом, сионисты тогда занимались подготовкой превращения Палестины в еврейское государство. А о мерах по спа- сению европейских евреев ровным счетом ничего не го- ворилось ни на чрезвычайной сионистской конференции 11 мая 1942 года в Нью-Йорке, ни полгода спустя на заседании Иерусалимского комитета генерального сове- та Всемирной сионистской организации. Более того, сионистские эмиссары зачастую созна- тельно ставили палки в колеса смельчакам, пытавшим- ся действительно спасти евреев из гитлеровских за- стенков. Не забыть мне душный августовский вечер в Буда- пеште. Стараясь не проронить ни слова, я молча слу- шаю нескольких венгерских общественных деятелей — евреев. Безуспешно силясь сдержать волнение, они рас- сказывают, как Кастнер и его помощники предательски сорвали одну из самых смелых попыток извне помочь узникам будапештского гетто. Возглавила эту дерзкую, но продуманную попытку Аника Сенеш, двадцатитрехлетняя дочь венгерского пи- сателя Бэла Сенеша. До сих пор венгерские писатели старшего поколения помнят эту молодую женщину ред- кой отваги. Когда поддержанные салашистами и хорти- стами, предателями венгерского народа, немецко-фаши- стские войска вторглись в Венгрию, Аника была в эми- грации. Выполняя поручение коммунистов, она сумела убедить находившуюся там группу еврейских молодых людей сплотиться в боевой отряд парашютистов. Осенью 1944 года смельчакам удалось вылететь из Югославии и высадиться на венгерской земле тайком от гестапов- цев и хортистов. — А надо было, оказывается, высадиться еще тай- 207
ком и от сионистов,— грустно заметил видный венгер- ский юрист Зайферт. Кастнеровский комитет «спасения» выдал гестапов- цам мужественных парашютистов. Окруженные карате- лями, они были перебиты. Анику Сенеш заточили в во- енную тюрьму в расчете на то, что под пытками она расскажет, кто помогал парашютистам в Югославии, Венгрии и нейтральных странах, где формировался отряд. — Расчеты гестаповцев не оправдались,— рассказал директор одного из будапештских архивов Каршаи.— В ночь на 8 ноября 1944 года отважную руководитель- ницу боевого отряда расстреляли. Аника Сенеш, как я мог убедиться, не забыта венгер- ской молодежью, знающей истинных виновников ее ги- бели. Встревоженная, видимо, этим, сионистская про- паганда всячески пытается создать легенду о «фанатич- ной сионистке» Хане Сенеш. В Тель-Авиве с привычным лицемерием состряпали книжонку «Хана Сенеш. Ее жизнь, миссия и героическая смерть». В книге постыдно умалчивали, что Анику (так до сих пор называют в Венгрии девушку и друзья ее отца, и люди молодого поколения) выдали фашистам сионистские сообщники Кастнера, ставленника и пособника гитлеровского эс- эсовца Курта Бехера. Не одну Анику Сенеш погубили блокировавшиеся с гитлеровцами сионистские эмиссары. Они могли пред- отвратить и потопление парохода «Патрия» у палестин- ского порта Хайфа. Вместе с выкупленными у нацистов богачами и сио- нистскими активистами на борту «Патрии» была отправ- лена в Палестину группа молодых евреев из Чехослова- кии. Когда пароход уже находился в открытом море, сионистские эмиссары пронюхали, что некоторые из пар- ней вовсе не собираются пополнять ряды так называе- мых «халуцов» — молодых колонизаторов Палестины, не хотят с оружием в руках сгонять палестинцев с их род- 208
ных мест. Они намеревались войти в ряды формировав- шегося на Ближнем Востоке отряда чехословацкой мо- лодежи, который должен был тайком вернуться в Ев- ропу и влиться в освободительную армию генерала Сво- боды. Об «изменниках» было сообщено сионистскому центру в Палестине, приказавшему изолировать их от остальных пассажиров. — Это трудно себе представить, но для сионистов участие чехословацких евреев в вооруженной борьбе с гитлеровскими оккупантами являлось недопустимым на- рушением заключенных о нацистами сделок — так с горь- кой усмешкой сказал мне директор одного из пражских музеев, Эрик Клима, который в дни трагического рейса «Патрии» находился в одной из арабских стран. Английские колониальные власти, обнаружив на па- роходе оружие с клеймом заводов «третьего рейха», за- претили пассажирам «Патрии» высадку в подмандатной Палестине и приказали капитану отвести судно к остро- ву Маврикия. Сионисты смекнули, что более детальное расследование обнаружит их связи с гитлеровцами. И предпочли этому гибель «груза» — так цинично име- новались живые люди в переговорах между эмиссарами на «Патрии» и представителями сионистского центра в Хайфе. Наиболее ценные с сионистской точки зрения пассажиры были заблаговременно вывезены с парохо- да. Имена нескольких таких избранников, обладавших крупными денежными вкладами в банках нейтральных стран, мне называли в Праге спасенные советскими вои- нами терезинские узники — писатель Норберт Фрид, док- тор Рудольф Илтис, пенсионер Эрвин Фарский. В ночь на 25 ноября 1940 года молодчики из терро- ристической службы «Игумене-Лемех» по заданию тай- ной разведки «Хагана» (так назывались вооруженные силы сионистских колонизаторов в Палестине) пустили ко дну «Патрию». Пароход унес с собой в пучину более двухсот человеческих жизней. «Еврейские патриоты предпочли смерть разлуке со 209
своей исторической родиной!» — вот для какой пропа- гандистской версии использовали сионисты свое преступ- ление. Легенда о массовом самоубийстве еврейских эмигрантов устраивала не только сионистов, но и гитле- ровцев — им желательно было скрыть свою причаст- ность к истреблению ими же освобожденных узников гетто. Эти трагические были мне хочется закончить волную- щими словами старого пражанина Эрвина Фарского. Услышанные на тихой пражской улице Майзлова в ста- ринном доме под номером 18, они запечатлелись в моей памяти: — Мне под семьдесят. Я пережил ужасы гитлеров- ской оккупации родной Чехословакии. Пережил терезин- ское заточение. Видел гибель родных и близких. Но самое страшное из увиденного — это предательское со- трудничество сионистских лидеров с нацистами. Каино- ва печать лежит на этих людях. Людях? Нет, своих де- тенышей не предают даже звери. • Шестиконечная звезда на мундирах полицаев С недели на неделю, со дня на день откладывал я работу над этой главой. Читатель, уверен, меня поймет: несказанно тягостно мне, еврею, писать о еврейских юно- шах, надевших форму немецких полицаев и по указке эсэсовцев зверски издевавшихся над евреями же, зато- ченными в гитлеровские лагеря. Неопровержимые доказательства преступной дея- тельности некоторых молодых сионистов в роли нацист- ских палачей были известны мне и ранее. Я обнаружи- вал их при изучении архивных документов о тесных связях гитлеровцев с такими крупными сионистскими эмиссарами, как Кастнер в Венгрии, казненный узника- ми варшавского гетто старейший из предателей Носсиг в Польше, организатор пражской «ярмарки еврейских 210
душ» Мандлер в Чехословакии. Их пособниками в кро- вавых сделках с нацистами зачастую становились моло- дые сионисты, вчерашние скауты. Жертвами сделок были десятки тысяч людей, и дер- жать в руках документы, подтверждавшие участие в та- ких преступлениях совсем молодых парней, иногда даже подростков, было просто невмоготу. Ужасом веяло и от рассказов спасшихся узников гетто, как жестоко усерд- ствовали, выслуживаясь перед нацистами, юные выуче- ники Кастнера, Носсига, Мандлера и иже с ними. Там, где требовались сила, быстрота, сноровка и, главное, полное забвение совести, сионистские союзники гитле- ровцев предпочитали обращаться к услугам своих идей- ных питомцев, ранее отобранных для отправки в Па- лестину. Но деяния этих молодчиков блекнут на фоне невооб- разимо страшной картины, доподлинно воспроизведен- ной Р. Бродским и Ю. Шульмейстером по обнаружен- ным в архивах Львова новым документам. Дополняют картину материалы сионистских газет, издававшихся на территории Польши и западных областей Украины в по- ру немецко-фашистской оккупации. Сионистские газеты при нацистах? Невероятно? Но гитлеровским оккупан- там настолько была на руку «умиротворяющая» сио- нистская пропаганда среди еврейского населения, что они милостиво разрешали издание подобной прессы. Во Львове, как и в других оккупированных городах со значительным количеством жителей-евреев, фашисты создали так называемый юденрат — еврейский совет старейшин. Обычно руководство юденратами доверялось не столько старейшинам, сколько богачам и самым ав- торитетным сионистским деятелям. Львовский юденрат, к примеру, некоторое время возглавлял один из руково- дителей сионистских организаций Западной Украины, Адольф Ротфельд, занимавший посты вице-президента краевого совета сионистских обществ и члена секрета- риата основанного в Лондоне фонда «Керен Гаесод», 211
занимавшегося непрерывным выколачиванием средств на мероприятия по фактической колонизации Палестины. Важнейшим ответвлением львовского юденрата ста- ла «служба порядка» — еврейская полиция «дистрикта Галиция». Форменные фуражки семисот с лишним поли- цейских были увенчаны шестиконечной звездой с буква- ми ЮОЛ, что означало «Юдише орднунг Лемберг» — «еврейский порядок Львова». Безотчетно распоряжаясь подведомственной им тюрьмой для евреев и стараясь любой ценой выслужиться перед начальниками зондер- команд, сионистские полицаи с помощью массивных ре- зиновых палок наводили угодный оккупантам «порядок» среди еврейского населения Львова. Кто же составлял ядро юденратских ревнителей на- цистского «порядка»? Кто расправлялся с еврейской беднотой и швырял в тюремные камеры людей, не ве- ривших успокоительным сионистским басням и призы- вавших к борьбе с оккупантами? Кого двинул продаж- ный юденрат на жестокое усмирение непокорных? Строго придерживаясь подлинных документов, Р. Бродский и Ю. Шульмейстер точно и определенно отвечают: «Еврейская служба порядка рекрутировалась из сио- нистских выучеников — скаутов, бывших членов органи- зации «Гашомер гацаир», той самой, которая поставля- ла кадры для террористических банд, уничтожавших арабское население Палестины». Преобладание молодежи в сионистской полиции под- тверждают и дневники узников львовских нацистских лагерей. «Еврейская полиция,— писала местная жительница Ада Кеслер,— это здоровенные парни из спортивных клубов». Эти парни, закалившиеся в «маккабистских» спор- тивных клубах «Молодые стражи Сиона» (именно так расшифровывается название «Гашомер гацаир»), помо- гали надзирателям нацистских лагерей проводить еже- 212
дневные аппели — многочасовые строевые занятия, пре- вращенные, по существу, в массовые истязания и даже убийства узников. Эти парни стремились укоренить сре- ди обреченных евреев веру в то, что узникам лагерей следует-де усердно трудиться и «совершенствоваться», после чего их отправят в некое еврейское государство. До сих пор во Львове с негодованием и отвращением называют имя виновника гибели множества местных ев- реев, навеки презренное имя Макса Голигера, питомца сионистского скаутского отряда, ученика школы древне- еврейского языка. Человеконенавистнические поступки сходили с рук Максу Голигеру еще в этой школе. И с первых же дней создания львовского гетто он поспешил войти в строй юденратских полицаев. Изощренной же- стокостью Голигер быстро перещеголял всех надевших полицейскую форму молодых сионистов. «Владелец жизни и смерти своих соплеменников» по- лучил у оккупантов повышение за свои кровавые заслу- ги. Став агентом уже не еврейской, а немецкой полиции безопасности и обосновавшись в личном кабинете, Го- лигер, по словам Ады Кеслер, «выдавал старых знако- мых, а знал тут всех, которые для спасения жизни пы- тались выдать себя за арийцев и не носили повязок... И наконец, Голигером пугали детей!» Гнусная карьера Голигера, которого незадолго до фашистской оккупации львовские сионисты с помощью зарубежных инструкторов готовили к переселению в Па- лестину, наглядно показывает: наиболее вероломный, предательский путь частенько избирают в жизни те, кого в сионистской среде принято почтительно называть «сио- нистами с колыбели». Уместно заметить, что именно этого «высокого звания» удостаивают льстивые биогра- фы таких китов современного сионизма, как предельно безнравственный в личной жизни и бесчеловечный в по- литических авантюрах Моше Даян и погромщик с рав- винским званием Меир Кахане. Завершая далеко не полный рассказ о тесном сотруд- 213
ничестве сионистского юденрата и его полицаев с гитле- ровскими оккупантами во Львове, сошлюсь на обнару- женный в архиве доклад начальника СС и полиции группенфюрера Катцмана. Он рад был доложить на- чальству, что в «дистрикте Галиция» к 23 июня 1943 го- да «все еврейские жилые районы очищены». Теперь мы знаем, что в этом злодейском «очищении» с одобрения прислуживавших нацизму видных деятелей сионизма активно участвовали и молодые сионисты Львова. И не только Львова. В луцком гетто тоже звер- ствовали полицаи из молодых сионистов — их издева- тельства над своими родителями видел малолетний Яша Цанцер, ныне уже пожилой человек, с которым я встре- тился в Бельгии. Молодые сионисты-полицаи из Львова и Луцка по- шли по пути, на который направили их сионистские вос- питатели. И поныне граждане Советской Украины, прежде всего люди еврейской национальности, прокли- нают их. Зато в памяти этих людей живут и долго будут жить образы русских, украинских, польских тружеников Львова, с риском для жизни укрывавших евреев от ге- стаповцев. О многих таких благородных интернациона- листах рассказано в ярких очерках и повестях моего друга и земляка Владимира Беляева, правдиво пока- завшего героическую борьбу советского народа с гитле- ровскими оккупантами. Приведу только один эпизод спасения тринадцати евреев в последние минуты оконча- тельного истребления жителей львовского гетто. Догорали последние кварталы страшной зоны. Обе- зумевшие, объятые пламенем дети выбегали из бунке- ров под пули фашистских автоматчиков. И в этот мо- мент трое львовских рабочих, знавших схему канализа- ционной сети, пробили ломами отверстие из бетонной трубы в подвал, где прятались от гестаповцев последние из обреченных на смерть. Рабочие перетащили трина- дцать пленников в смежный канал, провели их над под- 214
земным руслом реки Плотвы почти через весь город и укрыли под монастырем ордена бернардинцев. Спасен- ные люди находились в укрытии почти год. Рабочие на свои мизерные средства в нечеловеческих условиях ок- купации кормили своих подопечных. Тринадцать евреев вышли из укрытия 27 июля 1944 года, когда на улицы города ворвались советские танки. Вот имена отважных спасителей обреченных на гибель людей: русский Соха, украинец Коваль, поляк Врублевский. «Кроме этой истории,— с полным правом пишет Владимир Беляев,— я узнал много ей подобных>. Если обратиться к более давним годам, то в памяти народной живет и будет жить образ львовского комму- ниста Нафтали Ботвина, молодого рабочего, чьим име- нем названа улица в его родном городе. Выполняя приговор подпольной коммунистической организации, Бот- вин в 1925 году среди бела дня прямо на улице застре- лил агента белошляхетской охранки, который проник в партийные ряды и выдал своим хозяевам четырех ком- мунистов. Ботвин выдержал зверские пытки палачей, но не промолвил ни единого слова о своих единомышлен- никах по партии. Военно-полевой суд приговорил моло- дого коммуниста к расстрелу. Нафтали Ботвин пошел к месту казни с пением «Интернационала». Накануне он выгнал из тюремной камеры раввина, незвано явивше- гося к нему с елейными словами религиозного утешения. Об отважном юноше, с презрением глядевшем на своих палачей в минуту казни, можно сказать проникновен- ными словами «Комсомольской песни» Иосифа Уткина: И он упал, судьбу приемля, Как подобает молодым: Лицом вперед, Обнявши землю, Которой мы не отдадим! Возможно, молодые прислужники львовских геста- повцев и не слышали о подвиге молодого коммуни- ста Нафтали Ботвина. По крайней мере, львовские сио- 215
нисты не рассказывали о нем своей молодежи, ибо счи- тали верного делу коммунизма молодого еврея-рабочего кровным врагом и устами своего ставленника — равви- на предали его имя анафеме. А вот знают ли о Нафтали Ботвине те молодые жите- ли Львова, что сейчас, полвека спустя, предательски по- кинули родной город, вскормившую их землю, поставив- шую их на ноги родную страну и уехали в далекое госу- дарство, где безгранично властвуют единомышленники предателей из львовского юденрата и его еврейской по- лиции? Спрос на ренегатов и «двойных» Ставку на молодежь в самые критические моменты продолжают делать сионистские руководители с первых дней основания государства Израиль. Убедительным примером могут послужить многие эпизоды деятельности израильского премьера Бен-Гу- риона, обучавшегося, кстати, в одном из военных учи- лищ Турции в пору, когда там полыхала ненависть к палестинским евреям. Вспомним, скажем, 1952 год. Премьера тогда чрез- вычайно обеспокоил слабый приток иммигрантов в Из- раиль. И он стал вынашивать идею провокации «гло- бального антисемитизма» как средства заставить евреев покинуть ради переезда в Израиль страны, где они ро- дились, выросли, живут. Вот чьими силами мечтал осу- ществить свою масштабную провокацию Бен-Гурион, любивший повторять и всячески варьировать циничную сентенцию сионистского публициста Шаруна: «Я не постыжусь признаться, что если бы у меня была не только воля, но и власть, я бы подобрал груп- пу сильных молодых людей—умных, скромных, предан- ных нашим идеям и горящих желанием помочь возвра- щению евреев — и послал бы их в те страны, где евреи 216
погрязли в грешном самоудовлетворении. Задача этих молодых людей состояла бы в том, чтобы замаскиро- ваться под неевреев и, действуя методами грубого антисемитизма, преследовать этих евреев антисемитски- ми лозунгами. Я могу ручаться, что результаты с точки зрения значительного притока иммигрантов из разных стран были бы в десять раз большими, чем результа- ты, которых добились тысячи эмиссаров чтением беспо- лезных проповедей». Должен оговориться: в приведенном циничном от- кровении Бен-Гуриона слово «преследовать» подчеркну- то нью-йоркской еврейской газетой «Кемпер», где оно было опубликовано; слова «молодых людей» подчерк- нуты мной. Хотя и без этих подчеркиваний читателям предельно ясно, что осуществление самых провокацион- ных, самых черных, самых глобальных операций один из крупнейших руководителей сионизма считал нужным поручать только молодежи. По следам Бен-Гуриона пошлин его преемники на посту главы государства. И не одна только Голда Меир планировала участие молодежи в самых изощренных пропагандистских и аннексионистских акциях. Когда скомпрометировавший себя на посту премьер- министра незаконными валютными операциями Ицхак Рабин пребывал еще в должности израильского посла в США, его любимым коньком были беседы с сионист- ской молодежью о «войне без выстрелов». Старый «ястреб» изощрялся в подыскивании все но- вых и безотказных методов идеологической войны сред- ствами информации и психологических приемов. Руково- дителей американских сионистов Рабин неизменно убе- ждал, что таким методам борьбы молодежь надо об- учать с не меньшим усердием, чем снайперской стрель- бе из огнестрельного оружия. «Войну без выстрелов,— утверждал будущий премьер,— надо вести силами мо- лодежи против молодежи. И тогда побежденные вынуж- дены будут вступить в ряды победителей». 217
Вот почему широко известные в Америке «розовые листки», на которых израильское посольство размножа- ло оперативные материалы сионистской пропаганды, рассылались и наиболее видным государственным дея- телям США, и рядовым активистам студенческих и мо- лодежных организаций. Приемы Рабина вот уже многие годы остаются на вооружении израильского посольства. И ныне студент медицинского факультета или юный банковский клерк, не помышляющий о сионистских идеа- лах, может найти в своем почтовом ящике нежданный пакет, чьим отправителем значится посольство Израиля в США. Для «войны без выстрелов», для оболванивания мо- лодежи в шовинистическом духе сионистам нужны кад- ры молодых интеллектуалов, особенно гуманитариев, могущих точно по заказу подводить теоретическую и духовную базу под «войну с выстрелами». Такие кадры по примеру США деятельно покупает и английский сионизм. Чем щедрей и размашистей покупатель, тем охотней идет в его силки товар. Некоторые безработные евреи, выпускники высших школ, смекнули: стоит только взять- ся за антисоветскую тему, стоит только провозгласить свою приверженность «науке сионизма», как сейчас же получишь солидную стипендию, станешь материально обеспеченным человеком! Мне назвали немало имен та- ких сообразительных молодых дельцов от науки: Лео- польд Лабец, Морис Кронстон, Беата Сторман, Роберт Конквист. Причем уравниловки в оплате нет: чем боль- ше антикоммунистического материала в реферате, чем откровенней проповедуется мирное сосуществование сионизма с троцкизмом и маоизмом, чем безудержней клевета на социалистические страны, тем выше го- норар. Перед научной молодежью сионистского толка мая- чит живой пример преуспевающего «метра». Я имею в
виду профессора лондонской школы экономических и политических наук Леонарда Шапиро. Он потерял честь смолоду, еще в буржуазной Литве, где деятельность его отца, главного раввина, вполне устраивала литовских приказчиков американского капитала. Затем Леонард Шапиро прошел добротную выучку непосредственно в молодежных сионистских организациях США. Как за- правский «советолог», Шапиро в своей научной работе тесно связан с английской и израильской разведками: взаимное, так сказать, обогащение! Теперь Шапиро по заданию сионистских хозяев вы- нес свою антисоветскую деятельность за пределы Анг- лии и США. Он представляет английскую, а заодно и израильскую «науку» в идеологически-диверсионном учреждении, окопавшемся в Мюнхене, в тени радиостан- ций «Свобода» и «Свободная Европа» под вывеской «Международного исследовательского центра самизда- та — архив самиздата». «Исследовательская» деятельность заключается в распространении так называемой «черной пропаганды», сочинении антикоммунистической и антисоциалистиче- ской литературы, выработке более эффективных методов идеологических диверсий против социалистических стран. Узнав, что новое осиное гнездо антисоветчиков опекает и сионизм, туда немедля потянулись жажду- щие доходной работенки молодые английские сионисты псевдонаучного толка. Они небезосновательно надея- лись, что им будет оказано предпочтение: ведь новый центр возглавляет их земляк, чиновник английской раз- ведки Мартин Дьюхерст. Могли ли они предполагать, что большинству из них отвод даст... Леонард Шапиро? Об одном из них, со- циологе, поставлявшем израильской печати любые угод- ные ей исследования о деятельности западноевропейских сионистов, Шапиро, как мне рассказали в Лондоне, не- одобрительно заметил: «Не подходит. Чересчур прет из него сионист».
Парадокс? Нет, хорошо продуманная мимикрия. Ша- пиро сообразил, что руки у него будут развязаны, если он станет числиться лидером «непартийных» интеллек- туалов, борющихся против «притеснений» евреев социа- листических стран. И отдал предпочтение доброволь- цам из безработных выпускников университетов Фран- ции и Италии, еще не успевших завоевать репутацию прожженных сионистов. Титул «непартийного», несионистского антисоветчика поспешил присвоить себе и другой лидер борьбы «в за- щиту советских евреев», журналист Бернард Левин, си- стематически выступающий на страницах консерватив- ных английских газет с полными злопыхательства статьями на эту тему. Конек Левина—это регулярные вопли о преследо- вании в Советской стране «поголовно всех евреев-ин- теллектуалов». Я, естественно, сделал в Лондоне попыт- ку потолковать со своим рьяным «защитником». Та- кая встреча Левина, вполне естественно, не устроила. Не потому ли, что я давно уже вышел из комсомоль- ского возраста? Ведь он и его подпевалы в свое время подчеркивали, что готовы великодушно простить моло- дому диссиденту-еврею его пребывание в комсомоле. Мало того, они даже считают такой факт биографии потенциального эмигранта особенно ценным для сио- низма. В нем они усматривают умение своих единомыш- ленников приспособляться к обстановке. Дьюхерсту, Шапиро, Левину и иже с ними нужна молодежь. Нужны молодые души с двойным дном, нуж- ны ренегаты, уже отравленные позорным искусством ми- микрии. Сионизм намерен подготовить из них новых «социологов» и «теоретиков» антисоветского профиля. Готовит он и идеологических диверсантов для вер- бовки и использования «двойных» в тех странах Запада, где, по мнению израильских правителей, еврейское на- селение чересчур подвержено идее ассимиляции. Если раньше для этого использовались преимущественно из- 220
раильтяне, то в последние годы израильские сионисты стремятся готовить агентуру из граждан самих «стран рассеяния», как они упорно называют все государства мира, где имеется еврейское население. Подготовленные в Израиле агентурные кадры должны вернуться «на ра- боту» в свои же страны. Кто же должен, по замыслу израильских сионистов, готовить такую агентуру? Прежде всего высшие учеб- ные заведения Израиля. Но из студентов «стран рас- сеяния». Во многих городах Бельгии, Италии, Англии мне рас- сказывали, с какой энергией сионисты подыскивают сту- дентов-евреев, согласных даже накануне окончания вуза выступить в роли «новичков» социального факуль- тета израильского университета в Бар-Илане. А «спе- цифика» факультета в достаточной степени объясняется тем, что он представляет собой международный «обра- зовательный» центр под псевдонимом «Еврейское вос- питание». Английский студент-медик из Лидса, закончивший обучение на «специальном» факультете в Бар-Илане, делился с журналистами «не для печати»: — Учебный план одинаков и для медиков, и для юристов, и для энергетиков. Факультет должен дать своим выпускникам особые знания. Они необходимы специалистам для того, чтобы у себя на родине, рабо- тая по основной профессии, они могли стать еще и об- щественными деятелями на благо еврейской общины. Упоминание об общине следует, как обычно, рас- сматривать как псевдоним местной сионистской орга- низации. А объем заданий, даваемых «общественным деятелям», необычайно обширен, хотя сухо именуется всего лишь обязанностью «знакомить евреев своей стра- ны с традиционными еврейскими ценностями и нужда- ми еврейского государства». Ничего удивительного по- этому нет в том, что основной специальностью любого воспитанника бар-иланского международного центра 221
становится не медицина, не адвокатура, не энергетика, а вербовка «двойных» и осуществление с их помощью сионистских акций. Такое своеобразие учебного «профиля» вполне объ- ясняет щедрость международного центра в Бар-Илане к зарубежным «абитуриентам»: их бесплатно питают пищей не только духовной, но и ресторанной, им опла- чивают перелет в Израиль и обратно в свою страну. Короче, дирекция факультета по подготовке зарубежных сионистских эмиссаров с высшим образованием перед затратами не останавливается. Так формируется агентура израильских сионистов за рубежом. Агентура, использующая для идеологических диверсий тех, кто согласится считать себя человеком с двойным гражданством и, предавая интересы своей ро- дины, служить интересам международного сионизма. Агентура, призванная создавать некую экстерриториаль- ность «двойным» и формировать из них «пятые колон- ны» сионизма. • На алтарь неправедных войн Итак, сионистам везде и всегда нужна молодежь. Зачем же она нужна им сегодня? Раздумывая над тем, как бы ясней и четче ответить на этот вопрос, я вспомнил снимок французского фото- репортера, увидевший страницы многих тысяч (без пре- увеличения!) газет и журналов всех континентов пла- неты. Совсем юный израильский солдат, ухватив за воло- сы арабскую девушку, волочит ее по земле. Подняв кверху обезумевшие от ужаса глаза, девушка смотрит на занесенный над нею автомат. Немало леденящих кровь фотографий и кинокадров, заснятых на оккупированной Израилем палестинской земле, довелось мне видеть. 222
Израильские солдаты, издевательски пиная ногами поднявших руки пожилых арабов, бесцеремонно обыс- кивают их перед воротами цитрусовой плантации, где несчастным придется от зари до ночи работать за со- кращенную до минимума заработную плату. Израильские полицейские выстрелами и слезоточи- выми газами разгоняют мирную демонстрацию пале- стинцев, протестующих против неслыханных притесне- ний оккупантов. Израильские чиновники изгоняют из школы араб- ских учителей на глазах у притихших от страха дети- шек. И все же, когда я хочу выразительно и убедительно объяснить, зачем нужна сегодня сионистам молодежь, передо мной прежде всего предстает молодой израиль- ский солдат, истязающий молодую палестинку на ее родной земле. Да, израильский сионизм посылает на отнятые у па- лестинцев земли свою молодежь, предварительно как следует вымуштровав карателей, или, как уважительно выражаются в Израиле, «даянотипов». Такой термин мил сердцу даже того сиониста, кто и не прочь при слу- чае щегольнуть словами командира карательно-боевых отрядов «Хагана», подпольной сионистской армии в Па- лестине, генерала Ицхака Садеха. Руководивший Дан- ном в самом начале его военной карьеры, Садех сказал о нем: «Это самый опасный человек в Израиле. За ним надо приглядывать постоянно. У него нет ни совести, ни сдержанности, ни морали. Он способен на все». Когда дело, однако, касается воинского воспитания молодых людей, израильские сионисты любых партий- ных группировок и поныне стараются представить по- койного Моше Даяна кумиром молодежи. Что ж, не так уж это нелогично: ведь им нужны молодые люди, и пре- жде всего солдаты, так же, как и Даян, «способные на все». Превращенные в «даянотипов», молодые сионисты по 223
праву считаются вполне созревшими для несения воин- ской и административной службы на аннексированных землях Палестины. Они готовы в любой момент и в полной мере при- менить против палестинцев так называемые «правила обороны», по которым воинский начальник без всякого предупреждения волен делать с населением оккупиро- ванной территории буквально все, что ему заблагорас- судится. Страшные, драконовские правила! Когда анг- лийские власти в пору своего протектората над подман- датной Палестиной однажды попытались применить эти «правила» к евреям, Яков Схимбсон Шапиро, впослед- ствии израильский министр юстиции, писал: «Режим правил обороны» не имеет равного себе ни в одной ци- вилизованной стране. Даже в нацистской Германии не было таких законов... Такой режим возможен только в оккупированной стране». Другой сионистский деятель, Дов Иоссеф, также ставший впоследствии министром юстиции Израиля, назвал людей, против которых обра- щены «правила обороны», жертвами узаконенного тер- роризма. Но те же Шапиро и Иоссеф впоследствии восторга- лись тем, с какой настойчивостью и последователь- ностью молодые сионисты с автоматами в руках на- саждают «правила обороны» среди порабощенных ими палестинцев. Именно молодежи поручают израильские сионисты проведение на оккупированных территориях и так на- зываемого «сигнала тревоги». Что скрывается за этим названием? Ответим откры- тым письмом израильтянина Амитая Бен-Иена. Прав- да, из его повествования о сущности «сигнала тревоги» я вынужден исключить некоторые страшные подроб- ности, заставившие бы читателей содрогнуться: «Всех мужчин — начиная с 12—14-летнего возра- ста — забирают и гонят куда-нибудь в отдаленное мес- то, чаще всего в пустыню. Там группу разбивают на 224
две части, по возрасту: в одну входят молодые люди, в другую — пожилые, так что отцы и дети не могут быть вместе. Затем всех заставляют встать на колени, или присесть на корточки, или принять какую-нибудь другую унизительную позу и оставаться в ней долгое время, не двигаясь, не меняя положения. При этом ара- бов окружают солдаты, которые постоянно палят над их головами. Иногда же арабов ведут «для исправле- ния» в болотистую местность или в места, затопляе- мые приливом, и заставляют стоять по пояс в воде... А женщин в это время запирают в домах. Там нет ни воды, ни канализации. Обычно им разрешают выходить из дому на полчаса в день... Женщинам не делается никакого снисхождения, и несколько человек были уби- ты или ранены только за то, что после нескольких дней «осадного положения» пытались выйти...» Молодые сионисты, проявившие строгость и непре- клонность в подобном проведении «сигнала тревоги», морально и материально поощряются. Мне приходилось видеть на страницах сионистской прессы Израиля вос- торженные строки об «идейно закаленных» молодых воинах и чиновниках, не только образцово проявивших себя в часы действия «сигнала тревоги», но и «глубоко осознавших высокое значение этой меры в борьбе за окончательную израилизацию возвращенных государству земель». Упоминание о чиновниках не случайно: значитель- ная часть административных должностей в учрежде- ниях на оккупированных территориях принадлежит мо- лодым людям. Главный критерий при назначении моло- дого администратора — слепая верность сионистским постулатам. Образовательному и культурному уровню придается третьестепенное значение. И тель-авивских руководителей мало волнует, что в среду молодых ад- министраторов попали и те, кто, заполняя специальные тесты, уверенно утверждал: Шекспир — музыкант, Мо- дильяни— манекенщик, а Мексика и Канада — штаты 225
Америки, которой в свое время руководил президент Динозавр. Тут действительно ни убавить, ни прибавить. Впрочем, молодым военнослужащим, проходящим службу в аннексированных районах, никаких тестов не предлагают. Для них верность сионистским запове- дям — уже не главный, а единственный критерий. Из тех же, кто не вполне соответствует этому крите- рию, готовят солдат к большой войне, о которой в Из- раиле издавна принято говорить как о чем-то неми- нуемом. Не раз слышал я от пожилых людей — бежавших из Израиля олим, бывших граждан социалистических стран: — Израильским сионистам нужны не мы, а наши дети. Нужны как пушечное мясо для войн и беспрерыв- ных кровавых налетов, без которых в Израиле не про- ходит и недели. Сколько аналогичных мыслей высказано в письмах тех, кому еще не удалось бежать оттуда! И в этих словах самый, вероятно, горький, но глу- боко правдивый, продиктованный печальной действи- тельностью ответ на прямой вопрос: почему израильские сионисты, задыхающиеся в тисках жестокой экономиче- ской инфляции и не могущие обеспечить работой и жи- лищем своих собственных граждан, остервенело борют- ся за «привозную» молодежь? Как же тут не вспомнить слова Генерального секре- таря Центрального Комитета Коммунистической партии Израиля товарища Меира Вильнера на XXV съезде КПСС о том, что правящие Израилем сионистские кру- ги, продавая родину за долларовую похлебку, «приносят нашу молодежь в жертву на алтарь войны». Немало молодых людей, вывезенных родителями в Израиль из социалистических стран, сионисты бросили на алтарь тотальной войны в Ливане. 226
«Не воюешь? Плати подушный налог!» — Мы прожили в Израиле тринадцать месяцев,— рассказал мне в Роттердаме бывший польский гражда- нин Шлойма Калихмацкий,— но я не могу припомнить, чтобы меня и жену приглашали на собрание или ми- тинг. Меня вызывали только в Сохнут, полицию, воен- ный мисрад. Зато очень часто получала приглашения на всякие собрания, встречи, митинги Ирена, наша дочь. Ей было тогда меньше восемнадцати лет, но она получала столько приглашений, ее так часто уводили на какие-то собрания, что мы с женой даже посмеива- лись: неужели без нашей Ирены в Израиле не сварится ни один суп на политической кухне? Однажды Ирена слышала речь самой Голды Меир, когда та была пре- мьер-министром! Многие несостоявшиеся израильтяне рассказывали мне в Вене, Брюсселе, Антверпене, Амстердаме, Риме и в других городах Западной Европы, как с первых дней приезда в Израиль их сыновей и дочерей стали настой- чиво приглашать на всякого рода сионистские сборища. А бывшему жителю Ясс Нафтоле Бухбиндеру юный ак- тивист из «Неделимого Израиля» даже назидательно пригрозил: «У нас есть сведения, что вы не очень охот- но отпускаете вашего сына к нам на встречи с круп- ными общественными деятелями. Смотрите, как бы вам не пришлось раскаиваться в своем антипатрио- тизме!» Не знаю, на том ли самом митинге, где присутство- вала юная Ирена Калихмацкая, но именно в молодеж- ной аудитории Голда Меир произнесла слова, ставшие программным девизом израильских оккупантов и кара- телей: «Граница проходит там, где живут евреи, а не там, где проведена линия на карте». Эти слова многие годы непрестанно цитируются в статьях и выступлениях израильских сионистов, оправдывающих создание изра- 227
ильских поселений и военных очагов на арабских зем- лях. Так уж повелось в Израиле, что самые воинственные свои речи, самые аннексионистские свои программы сио- нистские руководители чаще всего адресовали и адре- суют молодежи. Не кто иной, как тот же первый израильский премь- ер Бен-Гурион, надменно именовавший себя «человеком войны», именно на студенческом собрании впервые зая- вил, что тогдашняя карта Израиля не есть подлинная карта страны. «У нас есть другая карта,— обратился он к молодым слушателям,— которую вы, студенты и молодежь еврейских школ, должны воплотить в жизнь. Израильская нация должна расширить свою территорию от Нила до Евфрата». Еще ранее Бен-Гурион неоднократно говорил о став- ке израильского правительства на молодых иммигран- тов: «Наша задача находится лишь в самом начале свое- го выполнения. Она состоит в направлении всех евреев в Израиль. Мы призываем родителей помочь нам вы- везти их детей сюда. Даже если они не захотят помо- гать, мы привезем в Израиль всю молодежь». Вывезти в Израиль еврейскую молодежь всего ми- ра — вот каковы каннибальские аппетиты главарей из- раильского сионизма! «Вывезти» — словно речь идет о бессловесных животных. Вывезти и воспитать из них покорных сионистских послушников. Вывезти и превра- тить молодых музыкантов в сборщиков цитрусовых, ква- лифицированных слесарей — в мусорщиков, литерато- ров — в жалких поставщиков клеветнических выдумок «очевидцев» и «жертв». И потом лицемерно сокрушать- ся: «К сожалению, у нас до того бюрократично и фор- мально организован прием иммигрантов, особенно тех, кто не является главой семьи, что в канцелярской суто- локе, отмахиваясь от нужд и стремлений приезжих, мы можем проглядеть будущих Ойстрахов, Ландау, Каза- кевичей». 228
Сионисты США, Западной Европы и Латинской Аме- рики не присоединяются к трубному гласу своих из- раильских единомышленников о переселении всей еврей- ской молодежи в Израиль. Они по сей день предпочи- тают цитировать давние заветы Теодора Герцля и более поздние Бен-Гуриона о том, что евреев-чернорабочих (варварский термин Герцля) и евреев-трудящихся (бо- лее деликатный термин Бен-Гуриона) сионистское го- сударство должно черпать, как цинично утверждал Герцль, «из русского и румынского резервуаров». Ныне отсюда делается вывод: «резервуаром» рабочей силы и пушечного мяса для израильских сильных мира сего должны быть еврейские семьи граждан социалистиче- ских стран. А отдать Израилю наследников своих собственных предприятий, банков, магазинов верхушка орудующего вне Израиля сионизма, конечно, не собирается. Вот со стороны всячески содействовать укреплению и развитию «сионистского государства» — это иное дело, это она считает обязательным для всей еврейской молодежи. Даже принадлежащий к еврейской буржуазной элите молодой человек, если он не нападает с оружием в ру- ках на арабов, если не вынужден задыхаться в охватив- шей сионистское государство удушливой атмосфере бес- культурья, если не ощущает непосредственно на себе удары хронической инфляции и бытового неустройства, если не пал жертвой очередной аферы кого-либо из выс- ших правительственных израильских чиновников, сло- вом, если он избавлен от переселения в Израиль, то обя- зан, по крайней мере, систематически откупаться от сионистского государства деньгами. В самом Израиле выражаются вульгарнее, но зато точнее: давать отступного. Среднегодовая сумма таких отступных составляет для молодых евреев в США при- близительно 340 долларов, в Англии — около 255, в Аргентине — не менее 210. Конечно, сумма этих «отступ- ных» составляет далеко не самую значительную часть 229
дотаций и субсидий, получаемых паразитирующим на по- мощи извне государством от зарубежных магнатов, финансовых корпораций, банков. Но поборы для подвластного сионизму государства этим не ограничиваются. В самые критические моменты еврейским семьям за- падных стран приходится откупаться от Израиля еще и «подушным налогом». Такой отдающий феодальными нравами термин придуман не антисионистами, не фелье- тонистами. Нет, он взят из выступления Иммануэля Якобовица, главного раввина Великобритании, Австра- лии и Новой Зеландии. 2 июня 1967 года, за три дня до развязанной Израилем войны на Ближнем Востоке, ныне здравствующий Якобовиц не ограничился одним только призывом: «Молодежь должна быть готова к сра- жениям». Говоря о тех, кто «по телефонному звонку из Израиля» не поспешил туда, чтобы занять места моби- лизованных в армию агрессора, Якобовиц с высоты сво- его важного поста недвусмысленно потребовал: «Все остальные обязаны платить подушный налог с каждого еврея». Обязаны платить! • Много лет спустя Мне довелось встретиться с доктором Иммануэлем Якобовицем в его лондонском офисе — Адлер-хаузе на Тависток-сквер, много лет спустя после того, как он ки- нул клич о подушном налоге. К тому времени Якобовиц вместе с административ- ным директором своей канцелярии Моше Дэвисом уже успел посетить Советский Союз, хотя еще за несколько дней до их отъезда некоторые английские газеты ядовито намекали им, что советской визы «нет и не будет». В Москве, Ленинграде и Киеве господин главный 230
раввин Великобритании, Австралии и Новой Зеландии увидел все, что хотел видеть, и беседовал со всеми, с кем хотел встретиться. Как заявил представителям английской печати Моше Дэвис, они с главным раввином «поняли, что прихожане синагог и евреи, желающие эмигрировать, составляют незначительную часть совет- ского еврейского населения». А сам раввин отметил, что он весьма удовлетворен результатами своей поездки. «Русский склад ума и формирование советского образа мыслей,— сказал он, в частности, корреспонденту газе- ты «Обсервер»,— понимаешь гораздо лучше, лишь уви- дев потрясающую картину братских могил Ленинграда, в которых похоронены 680 тысяч граждан города, умер- ших от голода во время 900-дневной германской бло- кады». Должен засвидетельствовать: доктор Иммануэль Якобовиц — единственный сионист, от кого за все время пребывания в Англии я не слышал грубо клеветниче- ских по адресу моей страны утверждений и продикто- ванных недобросовестной «информацией» вопросов о «притеснениях» советских евреев. Не в предвидении ли такого весьма нежелательного для английских сионистских лидеров поведения своего главного раввина они ретиво предпринимали всяческие меры — только бы помешать мне встретиться с Якобо- вицем. Но что касается проблем молодежи, они могут не беспокоиться. О чем бы ни заходила речь, господин главный раввин мгновенно давал мне понять, что сио- низм и Израиль прежде всего интересуются молодежью. С грустью отмечал безразличие советской еврейской мо- лодежи к религии и особенно ее воинствующий атеизм. Возмущался растущим бегством парней и девушек из Израиля, усматривая в этом их окончательный отрыв от «всемирной еврейской нации» и причастность к не- еврейским, «чужим» проблемам. И горячо сокрушался тем, что из-за легкомысленного попустительства стар- 231
шего поколения—тут последовал выразительный жест в мою сторону! — наша молодежь почти уже не знает идиш и ни за что не хочет изучать древний язык своих предков — иврит. — Вы, однако, не сокрушаетесь, пренебрежительным отношением английских евреев, и пожилых и молодых, к обоим еврейским языкам,— заметил я.— Ведь не слу- чайно все газеты и журналы, издающиеся у вас, в Анг- лии, для еврейских читателей, выходят на английском. Кстати, на каком языке издается периодический жур- нал вашего раввината? Господин Якобовиц несколько секунд молчал. Затем протянул мне экземпляр свежего номера «Публикаций офиса главного раввина»: — Возьмите посмотрите. Вот он передо мной, этот номер. Больше половины материалов написаны даенами—духовными раввина- ми, значительное место занимают богословские статьи. В центре номера—статья лорда Фишера «Ожидание», призывающая английских евреев не забывать своей на- циональности и Израиля. И все это — вплоть до раз- мышлений духовного раввина И. Лернера, разъясняю- щего некоторые догматы Талмуда, — изложено на сорока страницах английского текста плюс... одно иврит- ское слово, означающее название «Публикаций». По- казательно, что девять лондонских евреев (от таксиста до актера) так и не могли мне объяснить, что означает это название «Лэйлан». Я сказал об этом Моше Дэвису. В ответ он с зага- дочным видом намекнул на то, что английским евреям, особенно молодым, в противоположность советским ив- рит «практически не понадобится». Намек весьма про- зрачный: нашим молодым людям не придется, мол, пе- реезжать из Англии в Израиль, стало быть, нечего им корпеть над постижением этого ограниченного старо- давними пределами языка. 232
Когда же речь заходит о еврейской молодежи в со- циалистических странах, те же английские сионисты истошно вопят о насущной необходимости обучать ее «родному» языку. • «Нам нужны их дети и внуки» Возвращаюсь к беседе с главным раввином Якобо- вицем. Речь у нас зашла о созданном в Советском Союзе новом еврейском театре, о еврейских концертных ан- самблях и исполнителях, о возрастающих тиражах книг пишущих на идиш советских писателей. В связи с по- следним фактом я упомянул новое в советской много- национальной литературе имя молодого поэта Зиси Вейц- мана, живущего и работающего на строительстве БАМа в многонациональной семье созидателей магистрали века. И тут в реплике сдержанного и вежливого главного раввина послышалось раздражение: — Я вам толкую о забвении иврита, о том, что в си- нагогах не видел молодых молящихся, о том, что даже родители вашей молодежи не знают, что такое кошер- ная пища. А вы — о театрах, о книгах, о поэтах. Меня это не интересует. Меня волнует другое: ваша молодежь перестает ощущать свое еврейство, ей безразлична судь- ба Израиля. Это вам понятно? Да, мне понятно, что раввина Якобовица волнует рост интернационалистского сознания молодых совет- ских граждан еврейского происхождения. Волнует их искреннее желание вносить свою лепту в созидательный труд всего советского народа. Волнует то, что они с гор- достью ощущают себя обладателями всех несметных богатств многонациональной советской культуры. И еще мне понятно, что прогрессивные взгляды и устремления еврейской молодежи Советской страны 233
вдребезги разбивают расчеты сионизма увидеть ее в рядах своих жертв. Выйдя из Адлер-хауза, я сразу же вспомнил пре- дельно обнаженную и циничную фразу: «Нам нужны их дети и внуки». Именно так сказал в Израиле на международном сионистском конгрессе Яков Ха- зан, один из наиболее влиятельных делегатов, развивая мысль о том, что не на пожилых людей делает свою коронную ставку сионизм, а на молодежь. Кстати, в том же Лондоне на следующий день после моей беседы в Адлер-хаузе мне без обиняков сказал это Якоб Зоннтаг, редактор «Еврейского ежеквартальни- ка» — журнала, ратующего за иврит, но издающегося, конечно, на английском языке. То же самое в иных вариантах мне довелось услы- шать в Риме от Луччиано Таса, редактирующего, поми- мо сионистского еженедельника «Шалом», еще два ан- тикоммунистических издания, в том числе регулярно вы- ходящий листок «В защиту советских евреев». Материа- лы всех изданий, кроме самого названия «Шалом», пуб- ликуются по-итальянски. Кстати, и сам «триединый» синьор редактор не знает ни слова на идиш и иврите. Но это не помешало ему укорить меня: — Ваша молодежь, оторвавшись от еврейского язы- ка, перестает быть еврейской. — А молодежь еврейского происхождения в Италии? — Она растворяется в итальянском народе. — Точнее, ассимилируется. — Мы не признаем этот термин. Он враждебен нам. — Но процессы и явления, скрывающиеся за этим термином в Италии, вы не осуждаете. Вас устраивает, что молодые итальянцы еврейского происхождения не собираются проливать кровь в рядах израильской ар- мии. Почему же вы... — Нас устроил бы переезд нескольких сот тысяч молодых людей из Советского Союза в еврейское го- сударство,—нетерпеливо прервал меня синьор редак- 234
тор.— Не знают языка — неважно. Не хотят ходить в синагогу — тоже в конце концов не так уж страшно. На израильской земле сумеют пробудить в них националь- ный дух. «Сумеют пробудить в них национальный дух». Иначе говоря, Луччиано Тас уверен, что сионисты своими без- застенчивыми средствами духовного оболванивания су- меют убить в молодых людях интернационалистские устремления, сумеют заставить их забыть Родину, су- меют одолеть нравственные устои, воспитанные в них социалистическим строем. Но каждодневные факты доказывают иное: многие взращенные социализмом молодые люди быстро рас- каиваются в том, что поддались сионистским уловкам. Они бегут из Израиля, о чем подробнее пойдет речь ниже. Когда я напомнил Тасу убийственную для сио- низма динамику роста числа бегущих из Израиля быв- ших молодых граждан социалистических стран, у ре- дактора в запальчивости вырвалось: — Ну и что? Американцы тоже бегут! Тас, впрочем, тут же спохватился: — Возможно, здесь играет свою пагубную роль дур- ной пример бывших советских граждан. Вообще они разлагают иммигрантов своими рассказами о жизни в Советском Союзе, своими протестами против сложив- шихся в Израиле порядков. И то им не по душе, и другое их не устраивает. А тут еще играет на руку расхля- банность израильского аппарата. Но в Израиле, как я наблюдал, берутся за ум. Разгадали все уловки бежен- цев, особенно молодых. У тех такой расчет: сначала уде- рем мы, а наших старых родителей потом отпустят... Нет, теперь в Израиле будут строже относиться к по- пыткам молодых стать йордим.— Тас с трудом произнес ивритское слово, означающее «беглец».— Лично я ду- маю так: израильским властям нужно, не боясь всяких обвинений в жестокости, суметь задержать каждого мо- лодого иммигранта из Советского Союза минимум года 235
на два, на три. И он освободится от антиизраильского комплекса, от сентиментальных воспоминаний, убедится, что есть израильтяне, которым живется гораздо хуже, чем ему. Важно дотянуть до призыва в армию. А там мигом с него собьют гордость. И он привыкнет... Еще одно немаловажное обстоятельство, показываю- щее, какие далеко идущие виды у синьора Таса на ев- рейскую молодежь социалистических стран. Говоря о находящихся или находившихся в Израиле бывших граж- данах этих стран, он упорно именовал их репатрианта- ми. Это не случайная оговорка. Трудно представить себе, чтобы редактор трех периодических изданий не знал, что репатриант — это человек, возвратившийся на ро- дину. А лицо, поселившееся в другой стране, именуют иммигрантом. Отчего же Тас это «забывает»? Оттого только, что в своих изданиях он проповедует пресловутый закон о двойном гражданстве евреев, живущих вне Израиля. В изданиях синьора Таса проповедуется и понятие «двойной лояльности», основанное, как и в гитлеровском рейхе, на откровенно расистском девизе «Кровь сильнее паспорта». Хотя этому понятию и не придан в Израиле правовой характер, провокационная цель «двойной ло- яльности» очевидна: убедить не проживающих в Израи- ле (то есть преобладающее большинство!) евреев в их «кровном» долге поддерживать у себя на родине все, что творит сионизм, все, что выгодно экстремистским пра- вителям Израиля. Я рассказал об этом в Остии бежавшему из Израиля молдавскому парню Саше. Господину редактору стоило бы посмотреть, с каким выражением лица Саша сказал: — Пусть этот писака применит свои рассуждения о всякого рода «двойных» к себе и помчится в страну, где правят сионисты! «Нема дурных», думает он, и не едет в Израиль сам, и не посылает туда своих детей. Если снова увидите его, можете ему сказать, что я поеду в Израиль. Да, поеду, но только тогда, когда Израиль из- 236
бавится от сионистской диктатуры. А в шкуре жертвы сионизма я уже побывал — сыт по горло! Даже в изра- ильской армии отслужил. Учтите, тех, кто приехал из социалистических стран, посылают на самые горячие точки... Когда я попал сюда, мне многие советовали: «Просись в Америку». Не поеду я туда — знаю, там то- же заставляют молодежь пройти сионистскую выучку... Чему же учат американские сионисты детей и внуков бывших граждан социалистических стран? Не только методам тотального истребления палестинцев, но и зверствам по отношению к населению самой Америки, которая заслуженно делит с Израилем честь именовать- ся центром международного сионизма.
ДУХОВНОЕ РАСТЛЕНИЕ ЮНЫХ • Промывают мозги малолетним «Травмированная с ясельного возраста молодежь» — так характеризует французский публицист Морис Сиан- тор молодых людей подвергнутых в свое время маоиста- ми «промыванию мозгов». Будем справедливы к сионистам: младенцев в яслях они пока еще идейно не обрабатывают. Но малыши в детских садах уже распевают расистские песенки- считалочки про смерть арабам, уже играют в «карателей и преступников», сиречь в идеальных евреев, вынужден- ных строго наказывать «нехороших арабов». На этот счет воспитательницам дают подробные указания спе- циально отобранные «мадрихи» — инструкторы, про- шедшие курс подготовки при «рош шевет» — отделениях сионистских юношеских организаций. Что касается школ, то шовинистической и религиоз- но-догматической обработке детворы посвящена льви- ная доля учебных программ. Польский исследователь А. Жеромский подсчитал, что израильские школьники в течение восьми лет обу- чения обязаны потратить на изучение одних только 238
«священных книг» Танаха, Мишны и Гемары 1500 учеб- ных часов. Чудовищность этой цифры становилась осо- бенно очевидной в сравнении с тем, что географии зару- бежных стран, например, по той же восьмилетней про- грамме уделялось всего... 20 часов. — Наблюдения Жеромского относятся к пятидеся- тым и шестидесятым годам,— пыталась меня убедить лондонская сионистка Соня Гольдсмит.— С течением времени цифры наверняка изменились. Да, изменились. Изменились в сторону увеличения количества часов, отведенных на изучение догматиче- ских дисциплин. Если Жеромский увидел в школьных программах только наименования «священных книг», то сейчас, помимо них, появились дисциплины вроде «Истории древнего сионизма в связи с учением Торы» и «Претворения древнего сионизма в сегодняшнем Из- раиле». Такой акцент на «древности» сионизма далеко не случаен. Матерые националисты и шовинисты стре- мятся оградить евреев с детских лет от понимания су- губо классовой сущности сионизма и глубоко социаль- ных причин его возникновения в интересах еврейской буржуазии и клерикалов, стремятся внушить детворе, что к сионистским идеалам евреи стремились якобы с древних времен. Заметны и другие «изменения». Скажем, некоторые религиозные и историко-сионистские дисциплины, пре- подававшиеся ранее в старших классах, теперь изучают- ся уже в седьмом. Значительно расширен школьный курс «эзрахут» («гражданство»), представляющий, по су- ществу, свод сионистских идей и догматов, положенных в основу государственного строя и законодательства Из- раиля, его внутренней и внешней политики. Школьники обязаны изучить и курс «истории политического сио- низма». Катастрофическое перенасыщение школьных про- грамм предметами религиозного и сионистского содер- жания заставило спохватиться даже буржуазную газе- 239
ту «Гаарец». В дискуссионном порядке она упомянула о таком высказывании рядового школьника: — Про нас говорят, что по уровню своих обществен- ных знаний мы провинциальны. Но как может быть иначе, если нас учат, что 1917 год —это не год Октябрь- ской революции, а год третьей волны алии, иначе гово- ря, год «алият шлилат». Получается, 1917 год славен переездом какого-то количества еврейских семей в Па- лестину, а не революцией в России, которая потрясла мир. И еще нас учат, что вторая мировая война — это не трагедия для человечества, а долгожданная возмож- ность создания государства Израиль. Начало восьмидесятых годов ознаменовалось еще большим расширением преподавания религиозных дис- циплин в средних школах за счет резкого сокращения времени на изучение математики, биологии, иностран- ных языков. Но с этим мирятся даже те общественные деятели, кто ранее протестовал против растущего в стра- не влияния клерикализма. Аргументы такие: — Религия отвлекает от наркомании. Выборочное обследование показало, что. каждый второй школьник в какой-то степени уже приобщился к наркотикам. Так пусть уж лучше он отправляет религиозные ритуалы, чем тянется к героину. Иными словами, лучше опиум духовный, чем нарко- тический, одурманивание религией, нежели гашишем. Для старшеклассников из новоприбывших семей, не владеющих ивритом, введен еще и трехступенчатый пол- ный курс «еврейской духовной истории», сочетаемый с изучением иврита. Программу этой дисциплины в по- мощь школьным преподавателям разработала иеруса- лимская академия «Юдаика», куда, на улицу Гарав Блау, 18, часто вызывают учителей консультироваться, как им учить школьников, не склонных к овладению ивритом. Понимая, что особенно тугоплавким материа- лом при изучении догматических дисциплин являются дети, приехавшие из других стран, школьное ведомство 240
привлекло в помощь учителям «Геулим» — Комитет общественной и духовной абсорбции евреев-иммигран- тов. Перед ним поставлена задача «влиять через роди- телей на детей» и содействовать школе в духовном воспи- тании учащихся. «Геулим» занимается еще распростра- нением среди школьников религиозных и ритуальных книг на русском языке, так как комитету предписано держать в поле зрения прежде всего детишек, приехав- ших из Советского Союза. — Мой мальчик перед самым нашим бегством из Израиля принес одну из таких книг,— рассказывает Мирра Гройс.— Называется она «Кашрут»... Странная деталь: когда мальчик расписывался в получении кни- ги, ему велели указать точный адрес, по которому мы проживали на Украине, и назвать тех наших бывших соседей, которые, по мнению моего сынишки, склонны к религии. В «Кашруте» перечислены все правила приго- товления пищи с соблюдением религиозных ритуалов, словом, кошерной. «Что ж ты, мама, мне даже не ска- зала, что хорошие евреи обязаны есть особо приготов- ленную пищу?» — упрекнул меня мой мальчик. Я прямо задрожала. «Поверь мне, сынок, ни я, ни папа в жизни не ели кошерной пищи, я не знаю, как ее готовить»,— ответила я. «Значит, ты не хотела стать хорошей ев- рейкой»,— еще суровее упрекнул меня сын. Вот вам горькие плоды обучения в израильской школе! Из всех этих фактов напрашивается только один вы- вод: засилье догматических дисциплин, отравляющих детей ядом шовинизма, в израильских школах не умень- шается, а растет. Нагнетание военного психоза и убежденности в не- избежности войн (от этого, как известно, изнывают и взрослые!) проводится в израильских школах вполне сознательно и планомерно. Достаточно сказать, что военные органы периодически извещают директоров школ о предстоящих «пробных сигналах тревоги» зара- нее, чтобы именно на эти часы в школах назначали воен- 241
ные занятия с целью проверки готовности детей к оче- редной и неизбежной войне. Израильские трудящиеся выражают недоволь- ство систематическим падением уровня школьной под- готовки. —- В школе учителей не хватает,— так отвечают директора родителям. Это соответствует истине. — В стране избыток учителей,— так отвечают на биржах труда безработным учителям, прежде всего новоприбывшим. Это тоже соответствует истине. Противоречие? Нет. Оба вроде бы противоречи- вых явления порождены одним и тем же: сокращени- ем штатов учителей в школах из-за непрерывного уменьшения бюджетных расходов на народное образо- вание. Один характерный пример. Перед самым выездом из- раильской делегации в Москву на XII Всемирный фести- валь молодежи и студентов стало известно об очередном увольнении еще 1204 школьных учителей. Вот по- чему так грустна была девушка, мечтавшая после воз- вращения с фестиваля пойти на учительскую практику. Конечно, без зарплаты. — Зачем? — спрашивала она. И сама себе отвеча- ла вопросом: — Для того, чтобы из неквалифициро- ванной безработной превратиться в квалифициро- ванную? Вернувшись с фестиваля в Хайфу, мечтавшая о бла- городной профессии педагога девушка окончательно поймет, что для современного Израиля такая профессия большой ценности не представляет. Не потому ли среди бегущих из Израиля трудящих- ся, вернее — безуспешно стремящихся трудиться людей, так много учителей. Многие из них несомненно отдают себе отчет в том, что ни в США, ни в Канаде, ни в странах Латинской Америки они работать по специаль- ности не смогут. Но иного выхода у них нет — ведь даже официозная израильская пресса прогнозирует 242
нa конец восьмидесятых новые скачки безрабо- тицы. Одновременно прогнозируется и стремительный рост внешней задолженности Израиля. Уже сейчас она до- стигла колоссальных размеров. Глядя на своих учени- ков, любой израильский учитель знает, что на каждого из этих мальчиков и девочек падает семь тысяч долла- ров государственного долга. Где уж тут правительству думать о новых рабочих местах для учителей. Ему бы только найти предлог для новых сокращений. Не довелось мне, к сожалению, спросить грустную девушку из Хайфы, известно ли ей, что самые жестокие урезки бюджетных сумм на нужды образования не приво- дят к сокращению штатов преподавателей религиозных дисциплин. И заодно — общественных, по сути, про- пагандирующих сионистские идеи. Чтобы повышать ква- лификацию преподавателей этого профиля, создан инсти- тут сионистского воспитания, слушатели которого не только освобождены от платы за обучение, но поголовно все получают стипендии. Факт для израильских высших учебных заведений, где с 1974 по 1986 год повышение платы за обучение студентов проводилось десять раз, поистине беспрецедентный! Одним сокращением учительских штатов школы не могут компенсировать уменьшение бюджетных ассиг- нований. И вот с 1978 года уже на 224 процента (как говорят в Израиле, почти что в ногу с инфляцией) подорожало содержание в гимназиях учеников стар- ших классов. Школьные учебники вздорожали, школь- ная форма вздорожала, школьные завтраки вздоро- жали! То, что рядовому израильскому трудящемуся не по карману плата за обучение старшеклассников, признал даже Гистадрут. Не случайно подчеркиваю «даже». Ведь об этом объединении израильских профсоюзов профес- сор философии Ш. Фридман сказал так: «Во времена Талмуда мудрецы защищали трудящихся значительно лучше, чем нынешние израильские профсоюзы». 243
Политическая деятельность... десятилетних — К тому моменту, как мои соседи прожили в Из- раиле почти шесть лет, их сынишку сочли достойным назвать кандидатом в скауты,— услышал я от Самуила Гельбштейна, бежавшего из израильского города Холо- на.— Когда мальчик вернулся с предварительного со- беседования и рассказал родителям, о чем с ним гово- рили, можно было подумать, что несмышленыша гото- вят в политические руководители крупной сионистской организации. Впрочем, в Израиле и не скрывают политической направленности не только юношеских, но и детских ор- ганизаций, называемых «тнуа» и объединяющих детей от 10 лет. Когда приезжающим в страну иммигрантам Сох- нут вручает официальный справочник, они находят в нем перечень детских и юношеских организаций под таким заголовком: «Название движений, число членов, адреса центральных отделений и политическая принад- лежность». Например, про организацию «Эзра» сказа- но: «строго ортодоксальное движение с раздельными группами для мальчиков и девочек». А ребятишки из «Ганоар Гациони», оказывается, принадлежат к движе- нию, подчиненному Всемирной федеральной сионистской молодежи. Что же касается движения «Бетар», то о его политической принадлежности сказано исчерпывающе кратко: партия «Херут», то есть коренная опора блока Бегина. Иными словами, подготовка стопроцентных бе- гинцев в коротеньких штанишках, или, как шутят в Израиле, маленьких успокоителей — ведь имя Бегина Менахем означает «успокоитель». Однако и детишки-небегинцы обрабатываются тоже в надлежащем духе. В комментариях к перечню орга- низаций недвусмысленно говорится: «Сионистское вос- питание (подчеркнуто не мной.— Ц. С.) —верность идее 244
возвращения еврейского народа на историческую роди- ну— задача, общая для всех движений, будь то левые, правые или религиозные движения». И еще особо под- черкнуто в сохнутовских комментариях: «Тнуа» может сыграть решающую роль в интеграции детей репатри- антов (заметьте, не иммигрантов, а репатриантов! — Ц. С.) в обществе их сверстников». Об этакой многокрасочной политической палитре идет разговор в связи с задачами, поставленными перед детишками из... младших групп! Как на деле интегрируются дети иммигрантов из социалистических стран «в обществе их сверстников», стоит рассказать, пожалуй, строками письма вывезен- ной родителями в Израиль латвийской школьницы Ри- вы Штольцер. Девочка бесхитростно пишет на Родину, что оболваненные шовинистической пропагандой дети из семей сабров, то есть коренных палестинских евре- ев, издеваются над своими сверстниками из семей быв- ших советских граждан. «Новоприбывших они страшно ненавидят и всяче- ски нас травят. На нас, девочек из СССР, на одной из перемен напали две жирные коровы с дубинками и по- били. Другой раз я одна стояла около класса, ко мне незаметно подошли несколько мальчишек лет по 11 — 12, окружили меня, а затем стали избивать и кричали при этом — «Россия», «коммунист» и т. д. Я еле от них удрала. На другой день со мной в школу пошел папа, и мы пошли к директорше. Я ей рассказала, как нас, приез- жих, избивают местные. Директорша ответила: «Это ведь дети, они не могут сдержать себя. Через два года ты и твои подруги будете делать то же самое». Предсказание циничное, но, увы, небезоснователь- ное. Не знаю, как сами избитые девочки, но иные из их родителей года через два действительно перестраива- ются — сказывается сионистское «промывание мозгов». В израильской школе ребенку дают понять: чем 245
усердней будешь высказывать взгляды в духе сиониз- ма, чем неистовей будешь поносить арабов, тем больше благ тебя ждет. Родители, чьи дети испытали на себе «духовную обработку», приводят немало фактов, под- тверждающих применение подобных воспитательных средств в практике многих израильских школ. Скажем, за право заниматься на стадионах и пло- щадках спортивного общества «Гапоэль» — единствен- ного, где имеются детские секции,— самую незначитель- ную плату взимают с ребят, состоящих в наиболее «со- лидных и проверенных» детских организациях. К ним относится, например, «Бней-Акива» — религиозное дви- жение для учащейся молодежи, чьим политическим по- печителем является «Гапоэль Гамизрахи». По сравнению с прочими школьниками юные члены «Бней-Акива» поль- зуются преимуществами и во врачебном обслуживании детскими медицинскими консультациями «Типат халав». В справочнике Сохнута единственной детской органи- зацией, «не имеющей политической ориентации», значит- ся скаутское движение «Ацофим Ве-Ацефот Бе-Искраэль» с центром в Тель-Авиве на Лохамей Галиполи, 49. Вот что, однако, рассказал мне о подлинной дея- тельности «стоящих вне политики» скаутов-ацофимовцев житель Роттердама Марсель Степежски: — Каждое лето «Ацофим» проводит международ- ные «джамбори» — слеты еврейских скаутов из разных стран. В расходах «Ацофим» не стесняется. Девять рот- тердамских мальчиков прошлым летом доставлены были на самолетах в Израиль и обратно за счет устроителей. За пребывание мальчиков на «джамбори» с нас тоже не взяли ни гульдена. Но мы перестали удивляться, когда узнали, что деньги дает американский «Национальный совет еврейских скаутов», а возглавляет его — ни боль- ше ни меньше! — сам Джефри Лазар. Если я вам ска- жу, что семейство миллиардеров Лазар своими богатст- вами в Америке, Англии, Франции, у нас в Голландии, в Бельгии и еще в десятках стран может поспорить чуть 246
ли не с Ротшильдами, я, поверьте мне, не преувеличу— Ой, боже мой, заговорил о Лазарах — и у меня так за- кружилась голова, что чуть не забыл о наших ребятах, Поехавших в гости к израильским скаутам... Так вот, возвращаются наши ребята в Роттердам. И сразу же на аэродроме мы услышали от них: «В такси с шофером- арабом мы не сядем! Вы здесь, оказывается, не знаете, что каждый араб — наш лютый враг. А вы их терпите рядом с собой, даже работаете вместе. Нам было стыд- но за вас перед израильскими скаутами. Но теперь мы внаем, что нужно делать. Пойдем по еврейским семьям и будем собирать подписи под воззванием: «Арабам — бойкот! Нечего им делать в Нидерландах!» • Арсенал средств оболванивания Таковы реальные плоды идейной обработки детей в расистском духе на скаутских слетах. И не только там. Ребята из Брюсселя, соответственно подготовленные бельгийскими сионистами, за несколько дней впитали в себя насаждаемые израильским сионизмом и царящие в стране антиарабские настроения самой высокой расист- ской марки. «В Израиле никому не позволено говорить вслух о том, что наказание невинного палестинского ребенка само по себе действие недопустимое и варварское,— пи- шет профессор органической химии Иерусалимского университета, председатель израильской лиги защиты прав человека Исраэль Шахак, бывший узник нацист- ского концлагеря.— Заговорите об этом, и вас заклей- мят как «предателя»: ведь вы приравниваете палестин- цев к человеческому существу». Как в воду глядел профессор Шахак: сионистская пресса объявила автора антисемитом и предателем, на- чала против него кампанию сатанинской травли за то, что он поднял честный и мужественный голос протеста 247
против грубейшего попрания элементарных прав палес- тинцев. Дети быстро воспринимают и впитывают в себя раз- нузданную атмосферу подобного произвола и насилия. Тем более что тем из них, кто проживает в кварталах бедноты, настойчиво внушают, что их родители бедству- ют по вине... арабов. Воспитание в школьниках звериной ненависти к ара- бам и всему арабскому — исконная традиция израиль- ской школы. Это четко определил первый министр про- свещения еврейского государства профессор Банион Динур: «В нашей стране есть место лишь для евреев. Мы заявим арабам: «Подвиньтесь!», а если они не со- гласны, силой заставим их потесниться. Мы будем их бить, пинать ногами в спину, но заставим потесниться». Что ж, многие питомцы израильских школ усердно выполняли и выполняют злобные расистские заветы ос- нователя системы школьного образования в Израиле. Промывая мозги детворе в антиарабском и вообще расистском духе, сионистские руководители не стесня- ются затрагивать и темы семейные, даже сексуальные. Пример показала Голда Меир в бытность главой прави- тельства. На встрече в здании тель-авивской «Синерамы» с мальчиками и девочками из средних школ она не колеб- лясь заявила о недопустимости влечения еврейского юноши к девушке-нееврейке. Взволнованная ростом сме- шанных браков среди еврейской молодежи, в частности, в США, она возмутилась тем, что еврейского юношу мо- жет потянуть к девушке «чужой крови». Но особенно озлобленно обрушилась госпожа премьер-министр на ев- рейских девушек, навеки «опозоривших» себя браком с неевреями. Если еврейка готова родить ребенка в таком браке — она, по мнению Голды Меир, хуже падшей жен- щины. И все это внушалось детям десяти-тринадцати лет! Коли уж пожилая женщина в ранге руководителя 248
государства в таких тонах «обрабатывала» детвору, то стоит ли удивляться, как позволяют себе разговаривать с детьми рядовые пропагандисты, к примеру, один из студентов, выделенных так называемым «Центром доб- ровольцев» для работы среди детей в Беэр-Шеве. Не- сколько только что приехавших в страну матерей ужас- нулись, узнав, что «доброволец» проповедовал их доче- рям — ученицам старших классов — «раскованность» в половых отношениях, которой они были лишены-де в социалистических странах. Женщины бросились за под- держкой в местные мисрады министерств абсорбции и просвещения, в Сохнут. Но учениц так и не освобо- дили от внешкольных занятий с «добровольцем», вби- вавшим им в голову, что еврейскую девушку общество Вправе судить только за одно — за чувство к нееврей- скому юноше. С точки зрения духовных воспитателей израильской молодежи это более позорно для девушки, нежели даже продажная любовь. Проституция. Сутенерство. Сеть домов свиданий. Вот уж не думал не гадал, что придется здесь ка- саться столь неблаговидных тем. Однако вынужден. По- тому вынужден, что всему перечисленному израильский сионизм сознательно отвел далеко не последнее место в арсенале средств оболванивания молодых людей, от- влечения их от животрепещущих социальных проблем, от широкого потока жизни. • Трагические судьбы девушек Помню беседу в Вене с несколькими обитательница- ми печально известных развалин на Мальцгассе, 1, где ютятся десятки недавних израильтян. Дополняя друг дружку, женщины рассказали мне о судьбе девятнадцатилетней Рахили, приехавшей в Ашкелон из Бухары. Семья ютилась в «маобороте» — так именуют скопища наскоро сколоченных и совсем не 249
приспособленных под жилье лачуг. Отцу девушки вскоре перестали выплачивать жалкое пособие по безработице, семью обрекли на полуголодное существование. И самое страшное — никаких надежд! Бухарские евреи прирав- нены на «исторической родине» к «второсортным» се- фардам из арабских стран — значит, все в самую по- следнюю очередь: и работа, и квартира, и место в боль- нице. Никто из семьи Рахили не знал ни иврита, ни идиш — это окончательно превратило их в чужаков, па- рий. Рахиль, еще так недавно слывшая веселой, беспеч- ной певуньей, замкнулась в себе, стала угрюмой, мелан- холичной. А тут еще кто-то из молодых людей угостил ее наркотиками. И вскоре девушка убежала из семьи в публичный дом. На грани такого же печального финала находилась и Дина, привезенная родителями в Кирьят-Гат из За- карпатской области. Девушка, с детства мечтавшая о профессии врача, нашла приют у подручной крупного сутенера. Узнав адрес этой дамы, отчаявшиеся родите- ли каким-то чудом сумели вырвать дочь из притона и вернуть домой. Кстати, за три года пребывания в Из- раиле Дина так и не могла продолжить свое девяти- классное образование, с которым оставила Украину. Перечитывая в своих блокнотах документальные за- писи о трагической судьбе некоторых девушек из иммиг- рантских семей в Израиле, я долго не предавал их глас- ности. Хотя знал, что проституция в этой стране растет быстрее даже, чем цены. Возникали такого рода недо- уменные мысли. Как же так, неужели в одном из самых клерикаль- ных государств современного мира, где религиозные уч- реждения властно диктуют обществу свои догмы, где последовательно растет влияние религиозных группиро- вок сионизма на политическую и духовную жизнь стра- ны, сионисты так легко мирятся с неуклонным ростом проституции? Ведь израильским клерикалам неизменно удавалось и удается навязывать стране любые, угодные 250
им и ненавистные народу варварские законы вроде тех, что запрещают работу общественного транспорта в субботние дни и сводят на нет отдых сотен тысяч людей. Или тех, что превращают в мучеников людей, состоя- щих в гражданском браке, а вдов ставят в рабскую за- висимость от произвольных решений братьев покойного мужа. Так неужели религиозные органы не сумели бы, сочтя это нужным, результативно возглавить борьбу с, проституцией? Разве их не поддержали бы государ- ственные власти, общественность, средства массовой пропаганды? Вот почему мне иногда казалось: может быть, нель- зя обобщать факты вербовки сутенерами новоприбыв- ших девушек? Может быть, эти невероятные факты не характерны, а исключительны для современного изра- ильского общества? Сейчас, однако, я считаю себя не только вправе, но попросту обязанным упомянуть об этой уродливой при- мете израильского общества, подобно раковой опухоли, все разрастающейся и дающей многочисленные амо- ральные и уголовные метастазы. Я обязан это сделать, ибо накопились новые факты преднамеренного стимули- рования проституции на том, мол, основании, что с ней «надо считаться, как с реальным компонентом свой- ственного времени наступления секса». Некоторые сио- нистские публицисты до того зарапортовались, что все- рьез рассуждают о радикальном улучшении обстановки в домах свиданий, именуемых «форпостами борьбы за брак и семейный быт». Но самые громогласные и демагогические рассуж- дения на эту тему связаны с молодежью. Напоминая о задержании в Амстердаме, Лас-Вегасе, Гонконге моло- дых израильтян — участников международных шаек по контрабандному провозу наркотиков, сионистский дея- тель Цви Шутель патетически вопрошает: «Разве не притягательная женщина, пусть не жена и невеста, пусть случайная, должна удержать юношу от таких 251
опасных путешествий?» А «нехорошие» израильские ком- сомольцы, видите ли, не верят в благотворное влияние случайных, но «притягательных» женщин на молодежь. И выступления комсомольцев против тех, кто наживает огромные барыши на проституции, преподносятся сио- нистской прессой как несовременный аскетизм, как «свойственные только католичеству монастырские взгля- ды» и даже как попытка «загнать молодежь на боковую колею полной клокотания жизни». Путь пятнадцатилетней Рины в профессиональную проституцию начался с того, что военнослужащий, с ко- торым она вступила в любовную связь, исчез, узнав, что она забеременела. Отчаявшаяся девушка обратилась к подруге. «Та не привыкла держать язык за зубами,— осуждающе замечает журналистка,— и вскоре слух о несчастье Рины достиг ушей «охотников». Один из них «великодушно» ссудил девушке деньги и дал адрес «верной женщины». «Ссуду надо было вернуть,— бесстрастно излагает журналистка дальнейшую историю девушки, необрати- мо затянутой «охотником» в немилосердную трясину.— Денег у Рины не было, пришлось расплачиваться ина- че. Так Рина стала профессиональной проституткой». Полуголодные девушки оказываются в заколдован- ном кругу. Лишенные элементарного образования, они не в силах овладеть какой-нибудь профессией. А деву- шек без профессии и образования биржа труда на учет не принимает. Они вынуждены сами искать себе рабо- ту — хоть какую-нибудь, только бы избавить родителей от необходимости кормить дочь из своих скудных средств. Вопиющая безысходность! Некоторые проститутки, безоглядно подпавшие под влияние сутенеров, смекнули, что легче зарабатывать деньги, эксплуатируя своих более юных и более неопыт- ных товарок, или, как официально выражается поли- ция, рекрутировать девушек для занятия профессио- нальной проституцией. 252
В Беэр-Шеве, например, начала заниматься «охо- той» Рина — да, да, та самая Рина, совсем еще недав- но ставшая жертвой безжалостного «охотника». А сей- час в списке ее жертв малолетние девочки, преимуще- ственно из недавно приехавших в Израиль семей. • Корни «волчьей» философии Раздумывая о Рине, столь быстро превратившейся из порабощенной «дичи» в алчную и беспощадную «охотницу», я не вижу в этом ничего феноменального или просто сенсационного для израильского общества. Потому ли, что в Израиле человек человеку — все- гда волк? О нет! Хотя именно такое утверждение я слышал в том или ином варианте почти от всех бежавших из сио- нистского государства людей, с которыми мне приве- лось беседовать, хотя такой неумолимый приговор я встречал по тому или иному поводу в очень многих письмах новоиспеченных израильтян и в заявлениях не- давних иммигрантов, умоляющих вернуть их в покину- тые страны. И все же мы, советские люди, никак не можем пове- рить растерянным, обманутым, раздраженным бежен- цам, что в целой стране все способны относиться друг к другу только по-волчьи. А ведь поводов упомянуть, что в Израиле человек человеку — волк, было весьма и весьма достаточно. Скажем, когда многочисленные фак- ты неоспоримо подтверждали поистине «волчью» фило- софию, старательно прививаемую сионистами новопри- бывшим: сегодня тебя, робкого и приниженного олим- новичка, высокомерно ущемляют выбившиеся в люди ватики-старожилы, а завтра ты, став обеспеченным ва- тиком, будешь помыкать ноющими олим! Пытаясь осознать, как же Рина, вчера еще втоптан- ная в грязь жестокосердым сутенером, сегодня ради прибыли способна с еще большим жестокосердием втап- 253
тывать в грязь других девушек, я все же не объясню это тем, о чем мне сотни раз твердили беженцы разных возрастов, профессий и убеждений: волчьим отношением израильтян друг к другу. Было бы нечестным так аттесто- вать население страны, где, как и повсюду на плане- те, прогрессивные силы борются с отпетыми милитари- стами, где коммунисты и комсомольцы идут сквозь револьверный лай на помощь жертвам аннексии и окку- пации, где с бастующими рабочими в дни забастовок по-братски делятся своими скудными заработками та- кие же рабочие. Отчего же все-таки Рина делает свое черное дело? Оттого, видимо, что в израильском обществе, пропо- ведующем «волчью» философию жизни, каждый, кто не огражден социальной средой или нравственными принципами от такой «философии», быстро и охотно клюет на нее. Клюнула на заманчивую наживку и ду- шевно опустошенная всем укладом сионистского госу- дарства Рина. Не являются ли Рина, многочисленные сутенеры и иже с ними одиозными фигурами в современном изра- ильском обществе? Нет, обстановка до того, видно, накалилась, что за последнее время сионистская печать все чаще и чаще вынуждена с плохо скрываемой тревогой рассказывать о заметном росте проституции и в крупных центрах, и в малолюдных поселениях страны. Журналисты име- нуют эту проституцию профессиональной. Но против их воли она в их же описании выглядит скорее профессио- нально организованной. Некоторые израильские врачи в противоположность чиновникам и журналистам пытаются копнуть глубже и объективнее разобраться в причинах, порождающих проституцию. Вот почему на экстренной конференции врачей, со- стоявшейся в Тель-Авиве, шел взволнованный разговор 254
о таких далеко не медицинских категориях, как непре- рывное удорожание цен на товары первой необходи- мости, специально заниженная для работающих женщин заработная плата, ограничивающие гражданские права женщин законы. Во всем этом участники конференции справедливо видят благоприятный базис для развития проституции. • Гнилая наживка Много говорили на конференции и о захлестываю- щем страну потоке отечественной и импортной порно- графической литературы, о так называемых секс-филь- мах, которые без ограничения могут смотреть даже школьники младших классов. «Индустрия порнографии», стремясь удовлетворить запросы рынка и идти в ногу с современностью, изоб- ретает и выпускает в огромнейшем количестве новые виды своей продукции — узкопленочные фильмы для до- машних экранов, красочные стереоскопические слайды и прочие воспевающие секс товары широкого потреб- ления. Резюмировать все, что говорилось на экстренной конференции о безудержной пропаганде «общедоступно- го секса» в Израиле, вполне можно словами известного польского социолога Януша Яницкого, автора содержа- тельной книги «Тревоги молодежи Запада», доказательно отмечающего «коммерциализацию секса» в со- временном буржуазном мире: «Капиталистическое об- щество со всеми его «возможностями» и «соблазнами» живет интересами прежде всего извлечения прибыли. В погоне за ней нередко используются и поощряются самые низменные человеческие инстинкты. Средства массовой информации предлагают обществу картины на- силия, жестокости и извращенного секса. Число людей, сколачивающих на этом ремесле состояние, растет: их не волнует, какое они оказывают влияние на моральный 255
облик молодежи. В то же время неуклонно снижается количество запретов и ограничений в этой области». С этими словами Януша Яницкого как нельзя более точно перекликается полное тревоги утверждение про- фессора А. Фойермана, заведующего венерологическим отделением одной из крупнейших тель-авивских боль- ниц «Бейлинсон», о том, что израильской молодежи при- вивается откровенная безнравственность и вера в не- обходимость «полной свободы» половой жизни. А это, естественно, стимулирует деятельность сутенеров и при- тоносодержателей, старающихся рекрутировать в про- ститутки все больше и больше девушек. Пропаганда «общедоступного секса», «первоклас- сной проституции» широчайших возможностей для нар- команов включена в пропагандистский арсенал сионист- ских эмиссаров, проникающих под различными личина- ми в социалистические страны. — Как-то вышел я из нашего института и наткнул- ся на туриста, не то английского, не то израильского,— рассказал мне молодой химик в Будапеште.— Так как незнакомец оказался осведомленным о моем еврейском происхождении, я понял, что наткнулся на «фланирую- щего туриста» не случайно. С места в карьер он стал расписывать на все лады бурную ночную жизнь моло- дых израильских интеллигентов. Доказывал, что даже из самых богатых западных стран молодые люди ин- теллектуальных профессий приезжают в Израиль по- развлечься и встряхнуться. Затем поинтересовался, в каких крупных городах бывал я за границей. Когда я назвал Ленинград (а я там участвовал в групповой ис- следовательской работе под руководством советских ученых), новый знакомец сказал: «Огромный и замеча- тельный, конечно, город, но в маленьком Тель-Авиве женщины не такие сухие. Вы можете близко познако- миться с кем вам угодно. А о внешности и говорить не приходится: последние годы на международных конкур- сах звание «мисс мира» получают наши секс-бомбы. 256
И учтите, богатые израильтянки не прочь выйти замуж за молодого интеллигента из-за границы...» Итак, иностранный «турист» прельщает молодого венгерского химика легкодоступными израильскими секс-бомбами. Случайность? Нет, закономерность. Она вытекает из особо важных заданий сионистских эмиссаров, проникших в страны социализма. Как известно, задуманная еще Голдой Меир про- грамма заманивания крупных советских ученых еврей- ского происхождения в Израиль безнадежно провали- лась. И тогда «Моссад» — центр израильской развед- ки— задумал обходный маневр. Моссадовцам известно, что советские научные институты и учреждения широко раскрывают свои двери перед учеными из братских стран социализма, в том числе и перед молодыми. Мно- гие из них закончили советские вузы и готовились к на- учной работе в наших научно-исследовательских инсти- тутах. Потому-то именно на них и нацелился «Моссад». Но сионистские посулы идеологического толка и обе- щания сказочного материального благоденствия резуль- татов не дают. И «туристы», купленные страной ми- фических «неограниченных возможностей», прельщают молодежь действительной реа