Text
                    ГАЛИНА СМАГИНА
ПОДВИЖНИЦА
ЛИКОЙ
ТЕРИНЫ

Портрет Е. Р. Дашковой (Копия Е. А. Беловой-Романовой с картины неизвестного художника. Московский гуманитарный институт им. Е. Р. Дашковой)
РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ИСТОРИИ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ТЕХНИКИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ФИЛИАЛ московский гуманитарный институт им. Е. Р. ДАШКОВОЙ Г. И. Смагина СПОДВИЖНИЦА ВЕЛИКОЙ ЕКАТЕРИНЫ Очерки о жизни и деятельности директора Петербургской Академии наук княгини ЕКАТЕРИНЫ РОМАНОВНЫ ДАШКОВОЙ МЦБС lilllllini 01189148 177238 рсток Санкт-Петербург 2006
УДК 94(47) ББК 63.3(2)46 С50 МНБС Центоального района Санкт-Петербурга г-о Смагина Г. И. Сподвижница Великой Екатерины : (очерки о >КИз, ни и деятельности директора Петербургской Академии наук княги- ни Екатерины Романовны Дашковой). - СПб.: Росток, 2006. _ 360 с.: ил. Почти 12 лет (1783—1794) княгиня Е. Р. Дашкова возглавляла главное на- учное учреждение России - Петербургскую Академию наук. Книга посвящена этому наиболее активному и творческому периоду государственной и обще- ственной деятельности княгини Е. Р. Дашковой. Основу монографии составили документальные материалы из архивов Санкт-Петербурга и Москвы, а также Ирландии, Швеции, Германии и США, многие из которых вводятся в науч- ный оборот впервые. Книга предназначена для историков и филологов, а так- же для всех интересующихся историей отечественной науки и культуры. ISBN 5-94668-042-0 Smagina G. Great Catherine’s Associate: Essays on the life and acti- vities of Princesse Catherine Dashkova, director of St. Petersburg Academy of Sciences. — St. Petersbug: “Rostok” Publishing House. — 360 p. For almost 12 years (1783—1794) Princess Catherine Dashkova officially leaded the main scientific institution in Russia — St. Petersburg Academy of Scien- ces. The book concerns the very active and fruitful period of her political and public career. The base for the research includes documents from the archives of St. Peteisburg and Moscow, and also unpublished materials from the archives of Ireland, Sweden, Germany and the USA. For professional historians and philo- ogists, an or all inteiested in the history of Russian science and culture. Рецензенты: T. M. Моисеева, С. M. Некрасов, В. А. Сомов В оформлении обложки использован фраг^ит памятна Вкатерипе Ц (Стк1„. Петербург) ISBN 5-94668-042-0 © Г- И. Смагина, 2006 Московский гуманитарный институт © Рг’ Лашков°й, 2006 «Издательство «Росток», 2006
СОДЕРЖАНИЕ Предисловие .............................................. 5 «Первейшей своей обязанностью ставлю заботу о славе и процветании Академии»: эпоха академической деятельности ............................................ 12 Вступление в должность ............................... 18 Административная деятельность ........................ 25 Дашкова и Домашнев ................................... 42 Леонард Эйлер и Дашкова .............................. 55 Госпожа директор и ученые............................. 65 Учебно-просветительская деятельность ................. 89 Дашкова и российские любители наук .................. 109 Издательская деятельность............................ 123 Увольнение от должности ............................. 137 Примечания........................................ 146 Дашкова и Ломоносов .................................... 165 Визит к Ломоносову .................................. 168 Дашкова и первое академическое собрание сочинений Ломоно- сова ............................................. 177 Дашкова и портрет Ломоносова для Конференц-зала Академии наук ............................................. 192 Примечания........................................ 203 Дашкова — почетный член иностранных академий и научных обществ ...................................... 210 Дашкова и Шведская королевская академия наук ....... 211 Дашкова и Берлинское общество любителей естествознания 222
СОДЕРЖАНИЕ „ гое Лилоеофекое общество в Филадельфии Ллшкоаз и Хезных знаний .................. ***::' .... швейг-Люнебургского в городе Целле Примечания...................... Дашкова на страницах немецких журналов................... Примечания.............................. 233 248 251 256 264 280 На пьедестале .. Примечания ПРИЛОЖЕНИЯ 1. Список действительных членов Петербургской Академии наук в период директорства княгини Е. Р. Дашковой .............. 2. Записки Я. Я. Штелина о первых месяцах директорства княгини Е Р. Дашковой (1783)........................................ 3. 4. 5. 6. 7. Материалы об организации и проведении в Академии наук публичных лекций (1784—1796) ............................... О Российской Академии. Из журнала «The Edinburgh Magazine» Посвящение Е. Р. Дашковой из учебника П. И. Соколова «Начальные основания российской грамматики» (1788) Посвящение Е. Р. Дашковой из книги «Начальные основы химии» переведенной с немецкого Н. П. Соколовым (1788) «Записка о поступках Ее Сиятельства княгини Катерины........ —Ь1 Дашковой, Академии наук директора, против представленная» (1790) У 1сстаУ Список сокращений Именной указатель 283 302 307 311 315 323 329 330 332 350 351
ПРЕДИСЛОВИЕ Екатерина Романовна Дашкова принадлежит к числу выдаю- щихся общественных деятелей XVIII века. А. И. Герцен, посвятив- ший ей одну из своих великолепных статей, писал: «В Дашковой чувствуется та самая сила, не совсем устроенная, которая рвалась к просторной жизни из-под плесени московского застоя, что-то сильное, многостороннее, деятельное, петровское, ломоносовское, но смягченное аристократическим воспитанием и женственнос- тью» .Сподвижница Екатерины II,директор Петербургской Ака- демии наук, президент Российской Академии, она много сделала для развития науки и образования в России. Недаром на памятнике великой императрице в Санкт-Петербурге Е. Р. Дашкова изобра- жена среди главных деятелей той славной эпохи — Г. А. Потемки- на, А. А. Безбородко, П. А Румянцева, А. Г. Орлов;!, А. В. Суворова, В. Я. Чичагов;!, И. И. Бецкого и Г. Р. Державина Княгиня Дашкова — человек в высшей степени неординарный, натура сложная и во многом противоречивая. Находясь в центре важнейших событий своего времени, она вызывала у современ- ников самые разноречивые суждения. По количеству отзывов о россиянках XVIII — начала XIX века Е. Р. Дашкова уступает только Екатерине II. Княгиня прожила беспокойную, как она сама считала, «...бур- ную и тревожную, или, вернее сказать, горестную, жизнь». Она пи- <лла: «Мне пришлось таить от мира страдания сердца; остроту 6°ли не может притупить гордость и побороть сила духа. Обо ИНе можно сказать, что я была мученицей — и я не побоюсь этого сХ"? Иб° СКРывать спои чУвства или представляться в ложном '*!С ВсеГАа претило моему характеру»2. Да, эта женщина имела
ПРЕДИСЛОВИЕ характер и позволяла себе иметь свое мнение и жить по собствен- ным принципам. Выше всего в своей жизни она ставила бескорыст- ное служение Отечеству. «Любовь к Отечеству, — неоднократно повторяла княгиня, — первая и нужнейшая в гражданине добро- детель»3. Деятельность Е. Р. Дашковой на благо Отечества столь значительна и ощутима, что абсолютно перевешивает «на весах истории» некоторые ее недостатки характера и неудачные по- ступки. Жизнь и деятельность княгини Е. Р. Дашковой постоянно при- влекает внимание исследователей, и существует довольно обшир- ная литература о ней4. В последнее время интерес к личности и деятельности Е. Р. Даш- ковой возрос. В марте 1993 года в Санкт-Петербурге состоялись юбилейные торжества, посвященные 250-летию со дня рождения Е. Р. Дашковой, в программу которых входили: международная научная конференция5, торжественный вечер в Эрмитажном те- атре, где была представлена после 200-летнего перерыва комедия Е. Р. Дашковой «Тоисиоков, или Человек бесхарактерный», книж- ная экспозиция в Библиотеке Академии наук, выставка «Дашкова и ее время» в Эрмитаже, торжественное открытие скульптурн°г0 изображения Е. Р. Дашковой в здании Санкт-Петербургского на- учного центра РАН. Заметный вклад в изучение жизни и деятельности княгини вносят Московский гуманитарный институт (МГИ) им. Е. Р Даш- ковой и созданное при нем Дашковское общество6. Одним из важнейших начинаний МГИ им. Е. Р. Дашковой является переиз- дание уникального памятника отечественной лексикографии •Словаря Академии Российской» —основного труда Е. Р. Дашко- 'й и ее соратников. У же вышли пять томов, и готовится к изданию !"к ледний, шестой том. Благодаря поддержке МГИ им. Е. Р- ДаШ* ":.ой были изданы многие монографии, освещающие различные деятельности княгини и ее воззрений. Ежегодно в марте проводятся Дчшковские чтения, приуроченные ко дню рождения I птерины Романовны В 2005 году прошли XI чтения. Доклады. щ« .читанные на Лашковских чтениях, печатаются в трудах инсти- . ...||» /I и к года и Государственном историческом музее в успешно прошла выставка «Сей путь тебе принадлежит».
ПРЕДИСЛОВИЕ 7 посвященная Е. Р. Дашковой8, и совсем не случайно именно этой выставкой открывалась серия выставок под общим названием «Женщины в русской истории и культуре». Все это способствует взвешенному и более полному осознанию места этой выдающейся женщины в русской культуре XVIII века Наиболее активный и творческий период государственной и общественной деятельности княгини Дашковой связан с Петер- бургской Академией наук. Почти 12 лет Е. Р. Дашкова возглавляла главное научное учреждение России и влияла на формирование политики в области науки и образования. «...Во время сего дирек- торства, столь же многотрудного, как и любезного сердцу», — так она сама емко и просто охарактеризовала эти годы. Княгиня гор- дилась тем, что стояла во главе Академии наук, и призналась в этом, когда в последний раз 14 августа 1794 года присутствовала на заседании академической Конференции’. Она стала первой женщиной (за исключением царствующих особ), находившейся на государственной службе, и до сих пор остается единственной женщиной — руководителем Академии за всю историю этого на- учного учреждения. Поэтому не случайно, что именно этот период ее жизни наиболее изучен,0. В эти годы наряду с постом директора Петербургской Акаде- мии наук Е. Р. Дашкова занимала пост президента учрежденной по ее замыслу Российской Академии, где под ее руководством был подготовлен первый нормативный словарь русского языка — «Сло- варь Академии Российской». В последние годы история Россий- ской Академии стала предметом внимательного изучения, и по- явился ряд интересных публикаций ". Что послужило толчком к созданию этой книги? Прежде все- го — новые документальные материалы, которые хотелось ввести в научный оборот, и желание по-иному взглянуть на ряд устояв- шихся стереотипов, сделать необходимые разъяснения в свете но- вых документов, пристальнее всмотреться в уже хорошо извест- ные события, более подробно рассмотреть некоторые ситуации. Книга складывалась на протяжении последних нескольких лет, особенно во время работы над составлением первого тома «Лето- писи Российской Академии наук. 1724—1802» (СПб., 2000), кото- рая велась в Санкт-Петербургском филиале Института истории естествознания и техники РА14. Просматривая протоколы заседа-
8 ПРЕДИСЛОВИЕ ний Конференции, разнообразные архивные материалы, прежде всего в ПФА РАН, «Санкт-Петербургские ведомости» и другие ис- точники, я обратила внимание на то, что многие факты из истории Петербургской Академии наук последней трети XVIII века, кото- рые непосредственно связаны с деятельностью княгини Дашко- вой на посту директора Академии, не попали в поле зрения иссле- дователей. Вторым «толчком» стала подготовка и выход в 2001 году книги «О смысле слова „воспитание"», куда были включены сочинения, письма, документы Е. Р. Дашковой о воспитании и образовании российского юношества И хотя в книге присутствовал раздел «Е. Р. Дашкова как организатор науки и просвещения» (автор этих строк выступила в качестве составителя, автора вступительной ста- тьи и примечаний), все замыслы реализовать не удалось, да и зада- чи были другие Так постепенно собирался материал для этой книги. Хотелось, прежде всего, рассказать о новых документах и осветить сюжеты, которые не были ранее предметом специального исследования. Это определило характер книги. Она состоит из очерков, разных по объему и значению, но все они объединены одной темой и по- священы самому плодотворному периоду деятельности княгини Дашковой — периоду директорства в Петербургской Академии наук. Самый большой по объему очерк под названием «„Первейшей своей обязанностью ставлю заботу о славе и процветании Акаде- мии . эпоха академической деятельности» охватывает годы пре- бывания Е I’. Дашковой на посту директора Академии наук —с 24 января 1783 по 12 августа 1794 года12. Здесь рассматриваются основные направления научно-организационной, учебно-просве- тительской, административной и издательской деятельности Ака- демии паук под управлением Е. Р. Дашковой. Основное внимание сосредоточено на рассмотрении взаимоотношений «госпожи ди- ректора» с учеными, провинциальными любителями наук, а также с государственными деятелями того времени по академическим проблемам. Второй очерк «Дашкова и Ломоносов» органично связан с пер- вым В нем рассматриваются инициативы княгини Дашковой по сохранению памяти М. В. Ломоносова, среди них подготовка и
ПРЕДИСЛОВИЕ 9 издание академического собрания сочинений Ломоносова в шес- ти томах и создание портрета ученого для Конференц-зала Акаде- мии. Материал очерка «Дашкова — почетный член иностранных ака- демий и научных обществ» представляет особый интерес Княгиня Дашкова состояла почетным членом Шведской и Ирландской ко- ролевских академий, Американского философского общества, Берлинского общества любителей естествознания и Земледельче- ского общества курфюршества Брауншвейг-Люнебургского. Очерк написан с использованием новых материалов из архивов Ирлан- дии, Германии и Швеции, за предоставление которых выражаю сердечную благодарность Анне Викторссон (Шведская академия наук), Петре Шнабель (Ирландская академия), Ханнелоре Ландс- берг (Берлинское общество любителей естествознания), Хельге Люманн-Фрестер (Общество им. И. Бекмана, Германия). В очерке «Дашкова на страницах немецких журналов» впервые удалось проследить интерес немецких издателей и читателей к ин- теллектуальной жизни в России, а также стремление Е. Р. Дашко- вой информировать европейское общество. Завершает книгу очерк об истории создания памятника Екате- рине II в Санкт-Петербурге, на котором княгиня Дашкова зани- мает достойное место. В Приложении собраны различные по характеру материалы, представляющие несомненный интерес. Впервые печатаются за- писки академика Я. Я. Штелина о первых месяцах пребывания княгини в Академии наук, записка предшественника княгини на посту директора С Г. Домашнева, заметка о Российской Академии 113 эдинбургского журнала за 1785 год, материалы по организации крупнейшего просветительского начинания Е. Р. Дашковой об- щедоступных публичных лекций. Список действительных членов и1ербургской Академии наук в период директорства Е. Р. Даш- ч°вой поможет наглядно представить состав Академии наук пос- ледней трети XVIII века Па, ДОСНОПУ книги положены материалы из российских архивов. А Рдн, РГАДА, РГИ А, РО РНБ, а также из архивов и библиотек ^рландии, Германии, Швеции и США, предоставленные этими фениями или собранные автором во время заграничных по
предисловие ПР -Я впервые, как правило, прИВо. Документы, которые печат^ и в переводе. Переводы с а», полностью на языке °РИГИ д д. Паламарчук, с немецко. Некого и ФР’«И V°f4 “„"“ношу им сердечную благодарность. И. Федоровой, за что пр• укописи к печати вьтол- Техническая работа по под ис]<ренне 6лагОдарю. Глубокая пена А.А.Паламарчу;<ыч’»ниной1 д в Семеновой, Л. Б. Беловой, благодарность Л- • „шим исключительное внимание к мо- э. И. Колчинскому. кроя - Бодотиной. с. Р. Долговой, Г. А. Ип- ему труду и поддержку, / Кочетковой, Т. М. Моисеевой, пелитовой, Н. в. "^А'д. Сомову, И. Ю. Сумериной, Н.П. Морозовой, С. . Р '1СВОИМИ ценными замечаниями, помогавшим автору в ходер- ^^^^!, ии1,т рд1, пфд Особая признательность сотруд РАН РГАДА и БАН, а также Л. И. Чикаровои, директору издатель- ства’«Росток», за неизменную благожелательность, поддержку и помощь в осуществлении издания. 8 Примечания 1 Герцен А. И. Княгиня Екатерина Романовна Дашкова // Дашкова Е. Р. За- писки. Л., 1985. С. 210. 2 Записки... С. 35. 3 Дашкова Е. Р. О смысле слова «воспитание». Сочинения, письма, доку- менты. СПб., 2001. С. 172. См. литературу о Е. Р. Дашковой: Дашкова Екатерина Романовна С и - варь русских писателей XVIII в. Л., 1988. Вып. 1 (A-И). С. 247; Ека .ч; ин а 5 Романовна Дашкова. Каталог книжной выставки. СПб., 1993. Доклады участников международной научной конференции были и .дз- ны: Екатерина Романовна Дашкова: Исследования и материалы. СПб ‘ Е “ М<хкм “ ** «—> А—«* м 2001 А шкооа С. I. о смысле слова «воспитании» Г.-,,, менты.СПб.,2001,-ДолговаС. Р КцягинТе Р SZZT* W скшх. М„ 2002; Пряшникова М П Е Р \ ' Хк,л1ШОВ' нина А. В. Великая Россиянка. Жизнь “ ** 2 01; Тм*“' Романовны Дашковой М 7ПМ а Ь " ИОСТЬ княгини Екатерины России превзойти...» Ш. 41 с.иву Франции • 7 туры и гуманитарных наук, м'; СПб 2»П 1 I) и рвЗМ Е- Р- Дашкова и ее время. М, 1999- Е Р л рии России. М, 2000; Е. Р. Д;1111ко’ и ” А С Пушкин в ИСТО- I Ачинское общество XVIII столе
11 , м„ 2001; E. P. Дашкова и ее современники. М, 2002; Е. Р. Дашкова: хнчиость И эпоха. М., 2003; Е. Р. Дашкова; Портрет в контексте истории. >ро4; Е. Р. Дашкова и эпоха Просвещения. М., 2005. „Сей путь тебе принадлежит». Княгине Екатерине Романовне Дашковой посвящается. Каталог выставки. М., 2003. ,мкова Е. Р. О смысле слова «воспитание»... С. 329. См. работы последних лет: Зайцева А. А. Е. Р. Дашкова и книжная торгов- ле Академии наук // Екатерина Романовна Дашкова. Исследования и материалы. СПб., 1996. С. 110—127; Ожигова Е. П. Е. Р. Дашкова — дирек- тор Петербургской Академии наук // Там же. С. 94—102; Смагина Г. И. Е. Р. Дашкова и просветительская деятельность Академии наук//Там хе. С. 103—109; Краснобаев Б. И. Глава двух академий // Вопросы исто- рии. 1971. № 12. С. 84—98; Аозинская А. Я. Во главе двух академий. М., 1978,1983; Летопись... С. 698—819; Павлова. Г. Е. Академия наук и власть: Первое столетие. Становление научного центра // Российская Академия наук: 275 лет служения России. М., 1999. С. 92—96; Семенова А. В. «Она была рождена для больших дел»//«Сей путь тебе принадлежит»... С 26—37; Смагина Г. И. Е. Р. Дашкова — директор Петербургской Ака- демии наук // Е. Р. Дашкова и ее время. С. 35—43; Тишкин Г. А. Е. Р. Даш- кова и учебная деятельность в Петербургской Академии наук // Очерки по истории Санкт-Петербургского университета. Вып. 6. СПб., 1998. С 190—207; Толстой М. П. Е. Р. Дашкова — организатор российской на- уки//Вестник РАН. 1993. №3. С. 245—248; Тычинина Л. В. Великая Россиянка... С. 129—205. Баскаков В. Н. Российская Академия и ее роль в развитии филологиче- ской науки: К 200-летию со дня основания Российской Академии // Рус- ская литература. 1984. № 1. С. 133—142; Богатова Г. А. Е. Р. Дашкова — лексикограф//Е. Р. Дашкова и российское общество XVШ.столетия. 9.22—39; Державина Е. И. Е. Р. Дашкова // Отечественные лексикогра- фы XVIII—XX вв. М., 2000. С. 21—40; Коламинов В. В., файнштейн М. Ш. Храм муз словесных: Из истории Российской Академии. Л., 1986; Некра- сову С. М. Российская Академия. М., 1984; Сухомлинов М. И. История Рос- сийской Академии. СПб., 1874—1887. Вып. 1—8; файнштейн М. Ш. «И славу Франции в России превзойти....... М.; СПб., 2002; Челышев Е. П. 1 _^1<а'гери.ны Романовны и Константина Романова до наших дней. ^5|>-Летию со дня рождения Е. Р. Дашковой // Вестник РАН. 1993. №6. <-536-554. - ноября 1 /96 года, через несколько дней после кончины Екатерины II, I 'Иератор Павел официально отстранил княгиню Дашкову от управле- V| р°^еими академиями. Но фактически уже с 12 августа 1794 года, ког- Ai 41ТеРина разрешила ей отпуск, формально оставаясь руководителем Аемии наук, княгиня не участвовала в управлении ею.
«ПЕРВЕЙШЕЙ ОБЯЗАННОСТЬЮ СТАВЛЮ ЗАБО1У и '-ЛАВЕ J4 ПРОЦВЕТАНИИ АКАДЕМИИ»: эпоха академической деятельности ~ л января 1783 годапоуказу Екатерины II княгиня Екате- 3 /1 „ина Романовна Дашкова была назначена директором ДТС Петербургской Академии наук1. В своих знаменитых «Записках» Дашкова так вспоминала разговор с Екате- риной II об этом назначении: «Я как будто с неба сва- лилась, когда Ее Величество сказала, что хотела бы предложить мне место директора Академии наук. Удивление лишило меня дара речи, и императрица ус- пела наговорить мне много лестного, а также выразила надежду, что сумеет склонить меня к согласию»2. Кня- гиня, видимо, немного лукавила, так как еще 19 августа 1782 года, т. е. за пять месяцев до назначения, в письме к ней Екатерины II говорилось о намерении предло- жить ей эту должность3. Намерения намерениями, но когда императрица заговорила с княгиней о директор- ской должности, Дашкова не смогла скрыть удивления, однако, пришлось повиноваться. Впервые не только в с^юзглИав^женч„В“аШее ^^^7°^^ (УР°~ Во- йна была крестницей императриц 7 ПеТеРб^ге' ровны И великого князя Елизаветы Пет' Петра Федоровича. Положен и Оператора рода Воронцовых пои Рлт^ древнего дворянского этому способствовали добпк ЫЛ° блистательным: терины Романовны Матери Ека- Сурминой; 1718-1745) I ' ИваНовнь* (урожденной Деятельное yraOTle дяди МиД^0» ^завесой и а Илларионовича Во- Р' Т] 6] К;
П£РВЕЙШЕ^ СВОЕЙ ОБЯЗАННОСТЬЮ СТАВЛЮ...» Портрет императрицы Екатерины (художник Ф. С. Рокотов) Р°НЦова (1714—1767), женатого на двоюродной сестре Елизаве- Ь1> в возведении на трон дочери Петра I. Двухлетнем возрасте Екатерина Романовна потеряла мать 1ла взята на воспитание в семью дяди М. И. Воронцова, в ту пору ан^ра Российской империи. Она получила превосходное для
пГлшрй СВОЕЙ ОБЯЗАННОСТЬЮ СТАВЛЮ п^плно владела четырьмя языками того времени образование, с итальянским, хорошо щ. французским, немецким, англииски Еще в деТСтве Е. Р. Воронцова рала иа фортепиано, пела и рисовала. Егце^° отличалась большой начи французские философы, теиатуры. Ее любимыми автора р„.,то-г» и г, публХ™, поэты - П. Бейль. Ш. Монтескье, Вольтер. Н. Буало, к’ А. Гельвеций5. Когда ей исполнилось 16 лет, ее собственная биб- лиотека насчитывала 900 томов, так как почти все карманные деньги она употребляла на приобретение книг.~ ок\ пка « нцик- лопедии» Дидро и д’Аламбера доставила ей больше удовольст- вия, — вспоминала княгиня позже, — чем драгоценное ожерелье. О независимости ее характера свидетельствовала и цель, которую она поставила перед собой: «Добиться всего собственными сила- ми, обойдясь без посторонней помощи»6. Зимой 1758—1759 года в доме дяди Екатерина Романовна бы- ла представлена великой княгине Екатерине Алексеевне, будущей императрице Екатерине II. Эта встреча положила начало их друж- бе, правда, впоследствии далеко не прочной и изобиловавшей мно- гочисленными недоразумениями. цера кшРзяМ^МаН°?Г Ра"° замуж За гваРАейского офи- Lp Т Михаила Ивановича Дашкова (1736—1764) Семей ные заботы, рождение дочери Анастасии с Сем великой княгиней. Дашкова бы \Я Z ~ ослабили ее дружбы с дворцового переворота 176? ' Анои из активных участниц был отстранен от X™ 1 ЮТОР°МУ П-р Рина II. Как и другие участники ВЗОШла Императриц Дашкова получила от новой °Г° двоРЦов°го переворота, Денис - 24 000 руб., орден вои ^ператрицы щедрое вошшгтж ~ТЫ. о7 оХнСДЕ“ХНЫ И ^ПРИА^ «« в своем яХ'7ТИИ °™ошений прекрасно ПеРеаоР<я* того-то, междРп п ЭмоУИональном очепгГ L "аПИсал А- И. Гер- нУю Екатерину ЧТ° ОНа верила и » ° ₽* «От- ~ минисХеМгОГЛа^Ри< атЬся Вмилг» верить в идеалы «на. сверт Хй А Она “““давшие ей Х^'^'^т.,. X Г«УА»рственным Z Ре30К’ и нИеС,АеЛаТЬ '«Pbepv 77 ....... ’ с хотела и 'ЛгеРИны; сверх ИНем°'-«..принижа„
![ГГ1!.-Пи1ЕЙ СВОЕЙ ОБЯЗАННОСТЬЮ СТАВЛЮ...» 15 ; k’i'i чинности", как выражаются московские староверы». Екате- «отдалилась от нее, — продолжает Герцен, — с быстротой ;^тинно царской неблагодарности»7. В мае 1 Ш года у Екатерины Романовны родился сын Павел, а в 1вгусте 1764 года ее постигло большое горе — неожиданно скон- чался князь М. И. Дашков. Она осталась одна с двумя детьми. В те- чение пяти лет она сама вела хозяйственные дела по имению, что- бы рассчитаться с долгами, сделанными ее покойным мужем. «Благодаря бережливости, продаже драгоценностей и столового серебра все долги мужа, к моему великому удовольствию, — чита- ем в „Записках", — оказались уплаченными в течение пяти лет. Если бы до моего замужества мне сказали, что, воспитанная в рос- коши и расточительстве, в свои 20 лет я буду отказывать себе во всем, кроме самой простой одежды, я бы не поверила. Но подобно тому как мне приходилось быть гувернанткой и сиделкой моих де- тей, я хотела стать хорошей управительницей их имений, а потому никакие лишения не были в тягость»8. В декабре 1769 года Дашкова, получив разрешение императри- цы, отправилась за границу. Это была ее первая поездка в Запад- ную Европу. Позже состоялась вторая поездка, в общей сложности ее путешествие длилось около 8 лет — с 1769 по 1772 год и с 1776 по 1882 год. Во время второй поездки с 1776 по 1779 год она жила в Эдинбурге, где ее сын заканчивал образование в Эдинбургском университете. Она побывала в Англии, Германии, Голландии, Швейцарии, Австрии, Франции, где проявляла большой интерес к пауке, искусству, литературе, знакомилась с видными государ- ственными деятелями, учеными, писателями, деятелями искусст- ва. Образованная, энергичная, она снискала уважение многих зна- менитых современников. В начале июня 1782 года княгиня Дашкова возвращается в Пе- 1србург. С необыкновенным вниманием она была принята Екате- риной в Царском Селе, ее сын Павел Михайлович Дашков назначен чш1ОТантом ™язя Г. А. Потемкина и произведен в капитан-пору- Императрица подарила ей поместье в Могилевской губер- Кой' °Платила расходы за покупку дома в Петербурге на Английс- 0 1 ‘'бережной. Оценив ум, образованность, неуемную энергию, ни и 3атоРские способности, международный авторитет княги- ’ конечно, ее преданность, Екатерина 24 февраля 1783 года на-
MwaA<r dA/&r^vff_ t C^durifuAAirtc&Ur гА А&хиАтА&пр» /А^сАя^*, . nAntA < 4»44o4» 4> aAA (A AfAn-ttrtl'&lafUf^ iA At, ^сАА(Ао^^п1^ dr < A/ii/r.Au^ it"A in 4A И^^Е-Р- Дашковой '.../M ' C МацРа c оригинала Г. Левицкого, 1780-е гг.)
^рРНЕ11111Е11 своей обязанностью ставлю...» 17 )1Ki41!a;i ее директором Петербургской Академии наук. Осуществ- ит это назначение, императрица, безусловно, руководствовалась соображениями пользы дела °. На следующий день, когда Е. Р. Дашкова ждала приема у импе- ратрицы, к ней подошел освобожденный от должности директора Академии С. Г. Домашпев и попытался дать ей наставления о ее обязанностях, но княгиня остановила его и твердо заявила: «...пер- вейшей своей обязанностью ставлю заботу о славе и процветании Академии и буду беспристрастна к ее членам, таланты которых бу- д\т служить единственным мерилом для моего уважения»10. Это было первое программное заявление нового директора, которому она старалась всегда следовать. В исторической литературе принято считать, что первое появ- ление Дашковой в Академии произошло 30 января 1783 года, но архивные материалы этого периода сохранили свидетельство о другом, более раннем визите. Это произошло 26 января. Княгиня, видимо, не предупредив никого, прибыла в учреждение, во главе которого ей предстояло стоять на протяжении нескольких лет. За- пись об этом посещении сохранилась в «дневных записках» акаде- мической Канцелярии11. Княгиня застала только двух академи- ков — С. Я. Румовского и Я. Я. Штелина, и приказала им доставить к ней домой все деловые бумаги Академии за последние годы. 28 января в Академии наук узнали о назначении нового дирек- тора. В протоколе заседания Конференции Академии в этот день записано: «Академики и адъюнкты приняли этот новый знак благо- склонности их милостивой покровительницы с почтительнейшей признательностью и, выйдя из Академии, пошли к княгине засви- детельствовать свою радость и вверить себя ее благосклонности»12. Неофициальная встреча с академиками запомнилась Е. Р. Даш- ковой, и позже она вспоминала ее так: «На следующий день, в вос- кресенье, ко мне явились с самого утра все профессора и служа- щие Академии. Я объявила им, что если кому-нибудь понадобится видеть меня по делу, я прошу приходить в какой им удобнее час и входить в мою комнату без доклада»13. Академик Штелин тоже сохранил воспоминания об этом дне - 29 января. Видимо, то, о чем написал Штелин, произошло перед посещением академиками княгини Дашковой в ее ло «В воскресенье, 29-го января, утром все члены Академии нанесли 2 Зак 3078
_______.ПЕРВЕЙШЕЙ СВОЕЙ ОБЯЗАННОСТЬЮ^СТд^^ визит Его Светлости генерал-прокурору [Сената] князю Вязем .му. чтобы поблагодарить его за предпринятые труды и За То Ко' Академия, наконец, избавилась от злого узурпатора Дома ' Ч?° ВСТУПЛЕНИЕ В ДОЛЖНОСТЬ 1781 тля состоялось первое заседание Конферен- наук ПОД председательством Е. Р. Дашковой. Кня- „^Хосила знаменитого математика и старейшего аидеми- ка Леонарда Эйлера ввести ее в зал заседании где уже собрались академики К. Ф. Вольф, С. К. Котельников, В. Л. Крафт, Л. И. Лек- сель. И. И. Лепехин, П. С. Паллас, А. П. Протасов, С. Я. Румовскии, Я. Я. Штелин, И. А. Эйлер, адъюнкты И. Ф. Гакман, И. Г. Георги, М. Е. Головин, В. Ф. Зуев, Н. И. Фусс и почетный член Петербургской Академии наук барон Г. Ф. фон Аш. Свою вступительную речь, которая была произнесена стоя, она начала словами: Смею заверить вас, господа, что выбор, каковой Ее Императорское Величество сделали в моем лице, возложив на меня председательство в здешнем собрании, для меня бесконечная честь, и я прошу верить, что сие отнюдь не пустые слова, но чувство, коим я глубоко тронута Г< гова согласиться с тем, что уступаю просвещенностью и способнос- моим предшественникам на этом посту, но не уступлю никому а,..'1''' В Т°М ПРЯМ°АУШИИ собственного достоинства, которое всегда УШаТЬ о6язан"°сть запять должное вашим, господа, та- Она обещала ознакомить импеиатпит, . академика в отдельности и с пользой 9У 3аСЛугами кажАоГ° приносит империи- выпазила « ’ КакУю Академия в целом ненным-усилиям «науки не будуТо™’ Т блаГ°АаРЯ их объеАИ' здешней почве; но, прижинтшЛ Ше ®есплодно пребывать на ЬУАУт процветать, находясь под п ' °НЬ1е ПУСТят глубокие корни и хини, почитающей науки» 15. п ОКРОВТ4Тельством великой монар- ^темССКреТарЬ академгп< Иоганн4ТТ ПрисУТствУюЩих конфе- математика, приветствовал нового ЭйлеР> великого ^содиректора и, преисполненный
19 в должность Вид с Невы на здания Академии наук и Кунсткамеры (гравюра по рис. М. И. Махаева, 1753) восхищения, отметил, что «чувства сии служат предвещением сча- стливого для сей Академии будущего» 16. Академик Штелин, участник этого заседания, сохранил такие воспоминания: Назначенная Ее Императорским Величеством 24 января 1783 года директором, она (княгиня Дашкова. — С.) впервые явилась в акаде- мическом собрании 30 января, произнесла на французском языке хо- рошо составленную речь, обращенную к собранию, на которую отве- тил секретарь, господин Эйлер. Все члены Академии отобедали у Ее Светлости,7. Российские ученые с воодушевлением встретили известие о на- "‘'чении Е. Р. Дашковой директором Петербургской Академии Наук. Академик П. Б. Иноходцев (1742—1806), находившийся в ктрономической экспедиции на юге страны, в письме 3 марта года выразил радость по поводу этого события: «...только че- 1 несколько дней после моего прибытия сюда (в Харьков. — Г. С.)
Академик Я. Я. Штелин (гравюра И. Штенглина, 1760-е гг.) _ J «и и < ч всего сердца надеюсь на мии вновь воцарится \ '.мл моему великому удовольствию, что Ее Император Гем-.чсство соблаговолила назначить на место г-на Дома сглейшую княгиню Дашкову. Я поздравляю вас с этой пере 'ъ на то, что в давно униженной мир и спокойствие»18. «Глубочайшее по
21 Встуг1пение в должность » Княгине высказал академик Г. Ф. Миллер (1705—1783), он пишет ей из Москвы 6 марта 1783 года: «почитаю себя счастли- вым окончить жизнь под милостивою вашею дирекциею» . Европейские ученые также приветствовали выбор Екатери- ны И- Сообщения о назначении Е. Р. Дашковой директором Ака- демии наук были напечатаны во многих европейских газетах и журналах20. Немецкий ученый-ботаник, почетный член Петербургской Академии И. Г. Кельрейтер (1733—1806), воздавая похвалы кня- гине, 20 апреля 1783 года писал: «С новым директором Академии светлейшей княгиней Дашковой я поздравляю Академию и вас (И. А. Эйлера как конференц-секретаря. — Г. С.), тем более что ее высокий дух и глубина ее взглядов и здесь при дворе вызывают все- общее удивление, с тех пор как она проездом через Карлсруэ по- чтила нас своим посещением 21. И если она потом, что не вызывает сомнения, будет с такой же мудростью управлять Академией, с ка- кой великая императрица умеет управлять почти половиной мира, то Вы можете под ее руководством уверенно рассчитывать на самые лучшие времена»22. Французский астроном, член Па- рижской академии наук, почетный член Петербургской Академии Ж Ж. Лаланд (1732—1807) был весьма удовлетворен назначением Е. Р. Дашковой, в письмах петербургским ученым он называет ее «наша достойная покровительница» и всегда просит передать кня- гине «тысячу почтительных поклонов» 23. Член Лондонского королевского общества, физик и путеше- ственник, почетный член Петербургской Академии Дж. Г. Магел- лан (1722—1790) также счел необходимым 4 апреля 1783 года поздравить ученых Петербурга24. К письму он приложил руко- писную выдержку из газетной статьи с сообщением о назначении • Р- Лашковой директором и о первом заседании Академии наук, на котором она присутствовала. Вот это сообщение: Среди многих достойных примечания событий, кои вызывают вос- хищение в наше время, мы не сумеем припомнить ни одного более Удивительного, нежели то, что мы имеем возможность представить нашим читателям благодаря любезности некоего ученого мужа, кото- рому мы весьма признательны, а ревностное стремление коего к рас- Р°стРанению всякого рода полезного знания известно и уважаемо и «сей Европе.
Здание Академии наук (бывший дворец царицы Прасковьи Федоровны) (гравюра по рис. М. И. Махаева, 1753) На втором этаже здания располагался Конференц-зал Последние несогласия и разлад, кои едва не привели Петербургскую Академию на грань полного расстройства, причиною которого лись зловредные поступки и произвольное ведение дел г-ном Домаш- невым, директором Академии, склонили Ее Величество Императриц к тому, чтобы попытаться исправить сие зло, грозившее стать непре долимым препятствием на пути развития наук в столице, а следова- рСЛрН° И В° BCe^ империи. Чтобы добиться столь спасительной цели, е Величество доверили директорствование над Академией Особ зывают почТУПе ° Глубокими познаниями в различных науках ВЫ" признаны,чемТоХшаетонанХаВ знаменитой княгине Дашковой ‘ П°Лу' РеЧЬ ° вившись в Эдинбург, поселилась ра*’ нескольк° лет назад в зовании своего сына и нын/ ТЯМ’ Aa^bI ,1меть попечение об оор-1' ^вершила путешествие по лтиР<1ТИЛаСЬ На Р°АИНУ послс того. КВ* Италии, и не ради пустяков ии ПровинЦиям Англии. Фрак. изХо°ЗНаК°МИТЬСЯ с наиболее УРЯА^ЫХ РазВлече™ 1Й, но для того- ч ОИ словесности, И3уч„ть А°СТПИНЫМИ людьми во всех рол.)Х что агаабао доставить полезные
1сЯуплени^2^^ сведения, и обогатить ум прочным и на- дежным ’знанием. С этой целью в разъез- дах своих она направлялась не в те страны, кои пребывали в варварстве, сохраняя гру- бые нравы, поелику стремилась един- ственно к тому, чтоб обретаться средь лю- дей просвещенных. Недавно, на торжественном собрании им- ператорской Академии знаменитая сия осо- ба вступила в новую для себя должность. Она произнесла по этому случаю основательно продуманную и весьма приличествующую случаю речь, каковая была принята всеми присутствовавшими с удовлетворением и даже удостоилась общего рукоплескания. В продолжении торжественного сего акта имело место происшествие, не весьма зна- чительное само по себе, но которое тотчас Академик С. Я. Румовский же обнаружило пред всеми обходитель- (силуэт работы И. Ф. Антиша, ность и присутствие духа нового директо- 1784) ра Академии. Когда престарелый и досто- почтенный, первый среди математиков, знаменитый Леонард Эйлер в поисках своего места старейшины собрания пребывал в некотором затруднении по причине слабости зрения, княгиня, заметив это, обра- тилась к нему с тем, свойственным ей, тактом, каковой является укра- шением прекрасного пола, сказав: «Милостивый государь, благоволите сесть там, где пожелаете, — место, которое вы займете, всегда будет первым». Полагаю, в Европе это первый случай, когда председательствование в ученом обществе было доверено женщине. Но надобно быть весьма недалеким человеком, чтобы в нынешние времена продолжать упор- ствовать в своем убеждении относительно нашего превосходства над прекрасным полом в том, что касается талантов и качеств, потребных Мя занятий науками, в убеждении, которое представляется мнимым 14 совершенно не основательным после толиких примеров прослав- ленных женщин, коими исполнена древняя и новая история; но особ- ливо же после того, как во времена нынешние все мы являемся свиде- телями славного царствования Екатерины Великой, сей несравненной и^К°Н°АательниЦЬ1 Севера, которая распространяет в обширных сво- владениях наиблагодетельные лучи премудрости и выказывает во
23 l и на- разъез- траны, яя гру- един- ^дъ лю- [ИИ им- :ия осо- :ть. Она ательно ующую а всеми нием и скания. ?го акта >ма зна- етотчас >дитель- иректо- и досто- Академик С. Я. Румовский (силуэт работы И. Ф. Антинга, 1784) гиков, знаменитый Леонард Эйлер [ы собрания пребывал в некотором зрения, княгиня, заметив это, обра- l ей, тактом, каковой является укра- «Милостивый государь, благоволите з, которое вы займете, всегда будет
«ПЕРВЕЙШЕЙ СВОЕЙ ОБЯЗАННОСТЬЮ СТАВЛЮ. всех своих предприятиях толико силы ума, просвещенных принци- пов правления и столь поразительное стремление к добру, силу духа и прочие высокие добродетели, что превосходит самые выдающиеся примеры, кои приведены в анналах истории рода человеческого25. В этой заметке из французской газеты рассказывается о «не- значительном» происшествии, «...которое тотчас же обнаружило пред всехми обходительность и присутствие духа нового директора Академии». А вот как сама Екатерина Романовна вспоминает об этом происшествии: ...я заметила, что господин Штелин, профессор аллегории, который имел чин действительного статского советника, соответствующий чину генерал-майора26, занял кресло возле кресла директора и, види- мо, собирался, по своему рангу, изображать первое лицо после меня. Тогда, обратившись к господину Эйлеру, я предложила ему сесть, где он пожелает, так как любое место, которое он займет, всегда будет первым. Не только сын и внук были растроганы и обрадованы моими словами, у всех профессоров, питавших глубокое уважение к почтен- ному старцу, на глазах блеснули слезы27. Любопытно заметить, что в протоколе Конференции об этом происшествии ничего не сказано. О нем рассказывает Дашкова в своих мемуарах, которые появились в печати только в 1840 году. А это значит, что «некий ученый муж», который прислал сообщение в Париж, должен был присутствовать на академическом заседании 30 января 1783 года и, к тому же, знать некоторые подробности биографии Дашковой. Возьмем на себя смелость предположить, что это был конференц-секретарь Академии И. А. Эйлер. И еще несколько слов о поступке Штелина. Он получил чин статского советника в 1762 году, при Петре III, но следующий — действительного статского советника — в 1775 году, уже при Ека- терине II. Из присутствовавших на академическом заседании Штелин имел самый высокий чин (IV класс по «Табели о рангах») и имел все основания занять место рядом с госпожой директором- Знаменитый Леонард Эйлер не имел никакого ранга, хотя и про- сил об этом, вернувшись в Россию в 1766 году. Таким образом, княгиня Дашкова, нарушив все принятые в то время правила, про- демонстрировала истинное уважение к великому ученому и оста- лась верна принципу, провозглашенному ей же самой в начале
25 цельности в Академии: «...беспристрастие к ее (Акаде- сВоей членаМ) таланты которых будут служить единствен- 'рилом АЛЯ моего уважения» » административная ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Екатерина Романовна Дашкова пришла в Академию в крити- ческое время: у Академии было множество долгов — она задолжа- м книготорговцам, издательствам, не платила жалованье академи- кам и другим сотрудникам, не могла в должной мере проводить научные исследования и пр. Книги и карты, изданные в Академии, продавались по слишком высокой цене и поэтому оставались ле- жать в магазинах. Не было каталога этих книг и карт, так что чита- тели не знали, что имеется в книжной лавке. Требовалось привести в порядок многочисленные коллекции, хранившиеся в Академии, Библиотеку, Архив, Типографию, позаботиться об академической Гимназии, о подборе новых академиков и т. д. По словам княгини, она «очутилась запряженной в воз, совершенно развалившийся» 29. Уже в первые годы своего директорства Е. Р. Дашковой удалось так организовать работу и принять такие меры, которые позволи- ли не только расплатиться с долгами, но и сэкономить большую сумму денег. Был напечатан каталог имевшихся академических из- дании, снижены цены на печатавшиеся Академией книги и карты, 11 они разошлись в большом количестве. Р- Дашкова изыскивала и другие источники увеличения дохо- Аов Академии, например, сдавала в аренду свободные подвалы и асТь акаДемического сада. Эти средства, и суммы, дарованные кии а также различные пожертвования, подаренные Биб ’ К0ЛЛеКЦИИ — все это спос°бствовало улучшению работы Демии°ТеКИ’ °Плате тРУАа академиков и других сотрудников Ака- |-j ’ ПоДДержанию в хорошем состоянии коллекций. АкадеГеРбУР)Гская Академия наук жила в это время по «Регламенту ^лр1заветИ~НаУК И хУА°жеств», утвержденному 24 июня 1747 года с°браНи ПеТР°вно- Р^е реже одного раза в неделю проходили акаДемиков и адъюнктов, так называемые Конферен-
цт, на которых докладывались и обсуждались научные и научно- организационные вопросы. Ведение протоколов (они велись в то время на французском языке) возлагалось на конференц-секретаря, который должен был также ведать ученой корреспонденцией. Конференц-сек- ретарем в период директорства Е. Р. Дашковой был сын знаменито- го математика Леонарда Эйлера академик Иоганн Альбрехт Эйлер (1734 1800), который занимал эту должность с 1769 по 1800 год. Кня- гиня участвовала в работе академи- ческого собрания, в 1783 году из 6 научных заседаний она присут- оюм «алаекздати В последу- ОБЯЗАННОСТЬЮ СТАВЛЮ^ Академик И. А. Эйлер (силуэт работы И. Ф. Антии;. 1784) ющие годы она заметно реже посе- щала заседания Конференции. Но из протоколов явствует, что 1 обсуждаемые вопросы оговаривались ею заранее с конферсь секретарем, и он доносил до присутствующих то или иное мнсн.'л директора. Нередко свою точку зрения по тому или иному ? ’ Т су княгиня высказывала письменно. Эти записки (написан;:. французском языке) сохранились в протокольных бумаг. • : -' торые из них опубликованы в «Протоколах» заседаний Кен?: д: v: ции31. Другим важным подразделением Академии паук я-м:'К ' целярия, в обязанности которой входил крут ВОПРОСОВ, СВЯМ.. ««£ латами (ра“«е'масте^жие)' ХУ*ожестве Петербургские ве\омп- Типографии и о сбыте'ее'пп')''' ?' ' ' торговлей иностраН„ыми кш) Щихся академической Гимн п * • ^°А^рЖШ«Ие»| неимущи' У кащих и многими другим11
деятельность 27 С момента вступления в долж- ность директора основное орга- низационно-хозяйственное и фи- нансовое руководство Академией Е. р. Дашкова осуществляла че- рез Канцелярию. Она, как видно из документов, приезжала в Канцелярию в 9 часов утра, чи- тала рапорты, прошения, теку- щие бумаги, давала распоряже- ния, которые записывались в журнал Канцелярии. Например, с февраля по октябрь 1783 года она 24 раза приезжала в Акаде- мию, было отдано 1414 распоря- жений32. В 1784 году отмечено И посещений, отдано 926 рас- поряжений, из них 747 подписа- но Е. Р. Дашковой. Исключение Портрет князя А. А. Вяземского (неизвестный художник) составили распоряжения с 24 мая по 13 сентября 1784 года, когда директор отсутствовала в Санкт- Петербурге, и делами занимались ее помощники3 ’. 24 января 1783 года Екатерина II подписала три указа, к шазши- еся Академии наук. Первым указом княгиня Е. Р. Дашкова назна- чалась директором Академии наук. Второй указ «Об определен:::: в С.-Петербургскую Академию наук двух советников и казначея» гласил: нич Vn В Акадеш ^Ушаков (ум. 1 3»ачей Михаил Для управления же дел экономических по Академии наук и прочих, касающихся до наблюдения порядка, повелеваем определить в по- мощь директору Академии двух советников шестого класса, да .со- хранения казны и держания из оной расходов — казначея оеьмого класса с присяжными с жалованьем по здешним окладам из суммы. Спускаемой на содержание Академии '. 1И появились два советника — Василии Андрее- 788), Осип Петрович Козодавлев (1 54 — 181 ‘И и Рябов. Третий указ «О представлении ведомое-
ПЕРВЕЙШЕЙ СВОЕЙ^БЯЗАН^ОС^ЬЮ^ЛАВд^ С Петербургской Академии наук о денежной Каз. теи и счетов из С.-П р УР по должности Государственного не на ревизию в Учре>1^с ресован генерал-прокурору СеНаТа Казначея Экспедиции» был ^писывал освидетельс^ князю А. А. Вяземск , у экономической сумме По вания счетов академических по в 6ыт типографии и по а: сии определяемые (члены Ре. ректором помянутого Домашнее. г визион-конторы. — Г-С.) долженствуют воити в разбор, какие именно и на что были издержки сверх штата и сверх положения, составляли ли они по показанию означенного директора честь „ славу Академии, или же были вовсе не нужные» ”. Сенатская реви- зия, проверявшая финансовую деятельность С. Г. Домашнева, об- наружила ряд нарушений. И, видимо, с надеждой, чтобы подобное не повторилось, Сенат своим указом 31 марта 1783 года обязывал Академию наук представлять отчеты о всех видах доходов и расхо- дов в Счетную экспедицию36. Последний указ вызвал большое недовольство у Е. P. Дашковой, и она предпринимает попытку изменить его, вступив в переписку сначала с секретарем императрицы князем А. А. Безбородко, а по- том обращается к Екатерине II37. Суть дела заключалась в следующем. Бюджет Академии наук состоял из двух частей, или сумм: штатной и экономической, татную сумму Академия получала из государственной казны и отчитывалась за нее как „ □ как ооычное государственное учреждение. Здесь вопросов не было Anvroe лг=л^ г У К рая создавалась или зарабатывала ~ ЭК°Н°лМИЧеС1<Ш1 СУММа> К°Т°' издательской деятельностью СЯМ°* АкаДемиеи’ например, сумма находилась всегда в ве * Пр°Аажеи книг. Экономическая л его распоряжению, например™ АиректоРа и расходовалась по мии наук. Таким образом vcSu & П°°Щрение сотрудников Акаде- ем экономической суммы С авливая контроль за расходовани- Директора, но и Академии’ СИаТ °Граничивал свободу не только В письме к А А Г г писала; ' ' “ °Р°АКо в апреле 1783 £ р Даш,.оЮ К°гда бы Вы себе содрошетесТвТЬ’бП°НЯТИе Мое МОЮ К Ее ВелИЧеСТ”У ообразя себе, какое <НОсти звания, то Вы, надеК**’ страдание должна чувствовать'
деятельность^ 29 Портрет князя А. А. Безбородко (художник И. Б. Асшпи-старший) без всякого лично на то резону. Персонально я много снести могу, ме- ста же публичного ни какого унизить и помарать собою согласиться не могу38, Особенно неприятно для Е. Р. Дашковой было то, что ее пред щественники свободно распоряжались экономической суммой, не представляя никуда никаких отчетов. В другом письме А А. К °Р°дко княгиня отмечала: Мне будет прискорбно, я буду чувствовать сеоя нес ыстл'1 дпоцту навлеку на себя гнев обожаемой мною государыни,
смерть бесчестию моего места и уничтожению заведения столь 6д родного, столь полезного, каково Академия, которая, несмотп препятствия и невзгоды, поддерживается уже более 50 лет. Если Г на это согласилась, то сама государыня не стала бы меня ува> Подумайте, что ни от одного директора не требовалось отчета п Ь’" счетах...” а,<1« Любопытно, что по указу 31 марта 1783 года «льгота бесконт- «мьности счетов» оставалась за Московским университетом, Вос- питательным домом, Приказом общественного призрения и дру- гими учреждениями. Все попытки Е. Р. Дашковой доказать, что «Академия наук есть знатнейшее и старейшее училище», не имели успеха. Обстановка настолько накалилась, что Е. Р. Дашкова соби- ралась подать прошение об отставке. Выход из создавшейся не- простой ситуации нашла Екатерина II, издав 7 мая 1783 года указ «О представлении ежемесячных кратких ведомостей Ея Величе- ству о экономической сумме оной Академии». Вот этот указ: Княгиня Екатерина Романовна! До издания нового Регламента Акаде- мии наук о экономической сумме по той Академии, вместо отсылки ведомостей и счетов в Экспедиции, по должности Государственного Казначея учрежденные, повелеваем вам подавать нам всякой месяц крагкие сведения. Пребываем в прочем вам благосклонны40. Январь 1784 года принес новые переживания. Произошел оче- редкой конфликт княгини с генерал-прокурором Сената князем «икт нач^ся? “ ЭТОТ ₽“ ° Р“МеРе жалованья. Конф- По X Д ле7М°' ° Н°Ябре 1783 ГОАа и “™аА в следующем. 2000 руб. в год. УкХ’^этерХнм'г0 °ПреАелено жалованье шественнику Екатерины Род Р L16 ЯНВаРя 1777 года пред- годовое жалованье 3000 ановнь1 С. Г. Домашневу назначалось 3000 руб. в год, то и княгиня ’ ПосколькУ Домашнев получал чье. Князь Вяземский не пач ?ешила’ ЧТо имеет такое же жалова- обвинил княгиню В недостоЩ РаВШИсь в ситуации, бесцеремонно ™ЕИЛ меня в глазах вс7о "°СТуПке' <<К“зь Вяземский по- собств Тем’ ~ писала ДащковаГ°рЛеПа₽таМента в неловкое поло- енн°«У произволу н' °е ЕкатеРИне П,-ЧТО я, будто, по " '"'л'.[идо„ 4!-Е. р.дац1“Аа еебя более высшим окладе* а обРатилась к А. А. Безбород^0’
бтщзлсослгб !^ijC£pстроке a O4Lai>€jju'LL каукб Эсь C£№-<fa ^ИЛСАЛ^- H8J О 3 lLOKO^LUt£L)L0U- сшт1)ря, l~ tlLCAO, науцлр tibuCO-- — 26,дИ. TLpnpaJi^C.n.T.1- 5утъха-на — 2,МБ. шкоы вЬирисхд^п» илЪ ocmtL- ТКАСК-Ьс-ШС — . — 22. Б^росхоррь: На Жалшлаяъс и. на- Hotpot енли. служа- Лрш СЛ1Ц&£ЛШЬ cBfpxi Слюлпхг. лю- \SLMjb — • — • - 2Э88. 6о^ Нас^Сржсий'с ^.юлска2> llcttcoSl — — nt. ч На Па кутина срлл IjLLcCcroTTuctLLc- fCna.z6 — . гп. На КаилсКУЮ -nLlLTLOipCLcpTta U. НлУТдругУя^ у£тс<хр7гса^цЖкт:6<. Н-О^тацсутсну раОкЬ^ Ж-Ч-ЛССрГа-со 6}. _ . — • — • — - — • — Л99- 81. На pa^nbLC ЛсCllh.hu. втътпасосттпсй. — . — 82. 6с. ижа^д €lLрасхить- — 2S. оспсалк/сгъ онтхУрч /гСислам Zoool л • • - - 2о£22 ' Вс Мость Петербургской Академии наук об экономической сумме за сентябрь 1785 года с .автографом Е Р. Дашковой (РГАДА)
нибудь решить мои с его сиятельство^ чтобы он помог <<че"'Д ’и не допустить, чтобы он мне делал (А. А. Вяземским. - • -ТА <<я когда буду сим успокоена и таковые досады», и до а с‘ пеХОМ исправлять возложенное На ОТ него освобождена, могу жертвовать и здоровье^ жизнью^S ™ ™ A»** Дашкова написала полное отчаяния и обиды письмо Екатерине II: На коленях прошу Ваше Величество извинить мое письмо, но я так взволнована, так оскорблена одним намеком о возможности присво- ить себе незаслуженное жалованье, что буду считать себя несчастною до того времени, пока Ваше Величество снимете с меня нарекание43. 8 января 1784 года императрица подписала указ, в котором го- ворилось: «Ее Сиятельству княгине Е. Р. Дашковой по должности директора Академии наук производить жалованье, какое предше- ственник ее господин Домашнев получал, со дня назначения ее в эту должность», — то есть 3000 руб. На указе помета: «в Акаде- мию наук указ послан генваря 26 дня 1784 г.» 44 Сложные отношения княгини с генерал-прокурором Сената А. А. Вяземским сохранялись в течение всех лет пребывания Е. Р. Дашковой на посту директора Академии наук и зачастую очень мешали работе. В 1776 году к 50-летнему юбилею Академии наук была выпу- (Ьически^^и^ 1<аРТа Р°ссии- Эта работа была выполнена Геогра- в связи с и^еПа^таментом Академии наук. Однако после 1775 года торому вместо20 гобе аАМ.И”истРативного деления России, по ко- объединялись в наместничества ДРеЯ<Аено 40’а Аве-три губернии подготовку Новой кап-гкт г ’ ЛкаАемия должна была начать Сенатский указ «О сочиненьТЛаѰ марта 1783 года последовал ные губернии»45, Но сбои И ГенеРальнь1х атласов наобмежеван- В своих «Записках» Е Р ла,СВеАеНИ^ ^я новых карт шел тяжело. Князь Вяземский п ВСПомг4нала: приГ Аелам' Среди них были °ЛЬКО М°Г чинить препятствия моим послеХС°5аВЛен- >4 Х?е5ЬМа Резные обществу, как на- чать мне'"Т НОВОГО ^бернского*14’ ГраниЦЬ1 которых изменили^ сылавщИхся Т14Х Изменениях, он Аеления- Вместо того, чтобы сооб- ° моей просьбе губерн^ЖИВал АоставкУ сведений, прь
33 деятельность —— р 1786 году Академией была выпущена «Новая карта россий- .,.М! империи, разделенная на наместничества». По ней акаде- Б Л- Крафт в 1 / 87 году произвел первое вычисление площади Хсии. По его подсчетам, Россия занимала 18 199 900 кб. км 330 506 кв. миль). В последующие годы было выпущено около 20 карт отдельных губерний. Е. Р- Дашкова как опытный администратор прекрасно понима- u что «никакая общественная служба не может обойтись без со- ревнования и отличия». Княгиня старалась внимательно относить- ся к своим подчиненным и, «усердствуя воздать справедливость отличным способностям и рачению к службе», неоднократно обра- щалась к Екатерине II с просьбой о повышении в чинах сотрудни- ков Академии. В январе 1784 года она представляет на повышение в чинах советников Академии В. А. Ушакова и О. П. Козодавлева. «Оба они, — отмечает княгиня в докладе, — отлича себя под моим руководством в разных, к пользе и чести Академии служащих рас- поряжениях и усердствуя более и более восстановлять во всем же- лаемый мною порядок, сугубо сию награду, как по прежней, так и по нынешней службе, заслуживают, тем паче, что я с великим удо- вольствием признаюсь, что они мне радением своим весьма много способствовали в тех малых успехах, кои теперь в течении дел ака- демических ощутимы» 47. Ранее, в декабре 1783 года Е. Р. Дашкова обращалась в Сенат к князю А. А. Вяземскому о повышении в чинах 15 сотрудников Академии — секретарей, переводчиков, бухгалтера и архивариу- са 18, но ответа не последовало. Возможно, именно об этом обраще- 111114 она вспоминает в своих «Записках»: Из-за действий генерал-прокурора Сената князя Вяземского я вскоре начала испытывать отвращение к моей директорской должности. °н оставлял без внимания представления о повышении людей, нах Давшихся в моем подчинении и заслуживших это, то не присыл ДШе необходимых сведений о границах губерний, по которым Ралась издать уточненные карты49. ти Получив ответа из Сената, в январе 1784 года Дашков Р' ^2 прямо к императрице. Княгиня всегда была настоитива в гс«ЛИззт,,. г г если она Виде Ч что г СВ°ИХ Решений. И в последующие А , ПОБЬ1Ше- Нця>> ОТРУДНИКИ «и службою и достоинство ’Сбивалась этого. 3 г. 4’О78
Здание Академии наук (гравюра Т. Мальтогиг-старшего, 1789) 1 В июне 1786 года Е.Р. Дашкова по настоятельной просьбе Г. Р. Державина и своего брата А. Р. Воронцова приняла ;м < . в Канцелярию Академии Д М. Свистунова. В письме к Державину 14 октября 1786 года он описал свою службу в Академии и v.,o- жившиеся отношения с Дашковой: «...До сих пор еще я выдержи- ваю новую мою должность так, что кроме ласки от княгини ниче- го не вижу; правление Канцелярии ее в рассуждении порядна службы несколько переменил с ее апробации, и она один ра-5 изъясняла мне свою благодарность, сказала, что и графу Александ- ру омановичу (Воронцову. — Г. С.) говорила обо мне, что я в ко- Гскооом Т ТаК АОВОЛЬНО вошел в новую мою должность, ЧТО 80 мне хороше~ вания, какое получали его m **** СвисгУновУ тзк' его, и он неоднократно об РеАШесТвенники- Это очень ого; они попросили Дашкову Н^?ЛСЯ К СВ0ИМ Покровителям, жжение Свистунова так и не " ** ™У к окладу, НО по- н не изменилось.
деятельность 35 С первых дней своего пребывания на посту директора Акаде- П1Н наук Е. Р- Дашкова ввела «наистрожайшую экономию во всех частях Академии». «Отныне наша общая обязанность, — сказала Екатерина Рома- новна, приветствуя сотрудников академической Канцелярии, — навести порядок, а самый действенный способ для достижения результата — ничего не присваивать и не расточать из того, что принадлежит Академии: я твердо решила не пользоваться ничем для себя и, конечно, не позволю этого своим подчиненным. Таким образом, самое лучшее для каждого из нас — воздержаться от ка- кой-либо предприимчивости в свою пользу»51. Княгиня была требовательна к себе и своим сотрудникам, на- казывала тех, кто недобросовестно выполнял ее распоряжения или тратил лишние деньги. Правда, иногда желание сэкономить доходило до смешного. 6 октября 1788 года Дашкова распоряди- лась выдать Канцелярии для оплаты почтовых расходов 50 руб. на полгода (Академия наук с первых лет своего существования опла- чивала почтовые расходы своих корреспондентов). Узнав о распо- ряжении княгини, академики были очень недовольны, так как 50 руб. недостаточно для оплаты почты на шесть месяцев. Как по- казывает опыт, — объясняли академики директору, — только за время проведения конкурсов за один месяц расходуется более средств. Е. Р. Дашковой пришлось согласиться с мнением академи- ков, но она потребовала введения четкого учета израсходованных сумм52. Однако при этом она старалась находить возможность «вознаградить усердие» и повысить жалование тем, кто этого за- служивал. Е. Р. Дашкова использовала любые возможности для увеличе- ния академических средств: сдавала помещение в наем, проводила продуманную книготорговую политику, выполняла в академиче- ской Типографии печатные заказы различных государственных ведомств и частных лиц и многое другое53. Она аккуратно пред- ставляла на рассмотрение Екатерины II ежемесячные отчеты о расходовании денег и «имела удовольствие видеть удивление им- ператрицы по поводу успешного роста доходов»54. Впервые в ис- тории Академии наук по инициативе Е. Р. Дашковой на средства, которые ей удалось сохранить, заработать и сэкономить, были ос- нованы три благотворительные фонда. В апреле 1784 года княгиня
36 , н. „ 30 тыс рублей. Эта сумма была положена в банк,а учредила фонд в ть ь ОПлаты русских академиков, проценты с нее пред леКЦИИ55. В марте 1790 года удалОсь читавших летом пу л проценты с которых пошли на раз- положить в банк ™^РУ , Р Но пожалуй, самым удивитель- витж: академическойпенсионного фонда. Е.Р.ДаШ. нымбьалосозданиевмартеПЛ ™ сдужащим,и ^беннок кова старалась внимательно от . и гтпрлложила из прибыли от экономиче- низкооплачиваемым, и предложила г ской суммы Академии создать пенсионный фонд «в пользу добро- порядочных служащих при Академии и упражняющихся в разных художествах и других должностях, приносящих трудолюбием сво- им казне Вашего Императорского Величества прибыли, когда та- ковые за старостью или по болезням продолжи i ь служс шк нс воз- могут»57. Императрица поддержала начинание Е. Р. Дашковой, утвердила все предложения и дала высокую оценку ее деятельнос- ти. 21 марта 1791 года Екатерина II подписала именной указ ди- ректору Академии наук. Княгиня Екатерина Романовна! Из представленного от Вас доклада об экономической сумме по императорской Академии наук видим мы с удовольствием, что старанием и попечением вашим умножена оная до такого количества, что достаточна не только на обыкновенные рас- ходы, но и к составлению капитала, от коего прибыль может назначен.; быть на пенсии людям, которые, продолжая при Академии долговре- менную беспорочную службу, по старости и болезням принужден;: удут оставить оную. Вследствие чего, отдавая справедливость ревнос- велева^ра^' 11 А°^РОМУ по части вам вверенной хозяйству, п вслевасм вам.’ 1. Из наличиктг капитал а «„„бард 30 000 Рублеве °T"Tb " ВеЧН“'' процентов 2 Ct.v ЛеИ С полУчением установленных пяти как единственно на УПОТреблЯТЬ НИ ™ 11НОе' 1500 рублей, разделить на 22 „. Пи1июнную Ч двум по 120 рублей, двум по 90 «Si* ИМеНн<х ' л мпо 5 I рем по 50 рублей, четырем по 40 dvG *'' " ' “*** получению пенсиона из сей И ‘* Четь,Рем ПО 5 . 4. К свыше 400 рублей жалования мм». ~ М°*УГ ГОРЫС должны выслужить при Академии!30Lev* ' * В августе 1794 гола *' ° чюе®««'АьиХм4™”^1” импсРчтр»Це ,|„маисовый И- “оьщаю. что 100 тыс. рублей
СЛОВАРЬ АКАДЕМ1И РОСС1ЙСКОЙ Часть I, ошЪ А. ДО Г» В Ъ Н И Т П Е Т Е Р Б и Р г i, при Императорской Академги И а у к ь 1789 года. Словарь Академии Российской. СПб., 1789. Ч. 1 Титульный лист
ПЕРВЕЙШЕЙСВОЕЙ£БЯЗАННО^ капитала в банке. В общей сложность ле:китвкачеа^постоянноюк. 188 руб почти за 12 лет «прираЩ Романовна отмечала, что к Мо. В своих <• Ьписках» - ю академическая касса была пуста* менту прихода ее к<А & околах Конференции сохрани- Но это было нс сове . > _ L декабря 1782 года была вскрыта ~сРь 7600 руб. из экономе. . к ЭТОЙ сумме следует еще добавить >2 91 <1>уб 90 коп, которые Академии были должны Сенат, Кол- леп.я иностранных дел, почтамт и другие госу^рственные уч^к- дения к частные лица, и которые в течение 1783-1784 годов бла- годаря настойчивым усилиям Е.Р. Дашковой были возвращены Академии62. Так что можно считать, что начальный капитал все же присутствовал. Но то, что удалось осуществить княгине за вре- мя пребывания ее на посту директора, заслуживает искреннего восхищения. Это позволило академику Георги в своей книге о Санкт-Петербурге заметить, что «академический капитал... увели- чился. и можно вообще сказать, что Академия наук более доходу имеет, нежели иная какая академия в Европе»63. Что представляла собой Петербургская Академия наук во вре- мена Лашковой^ Сохранилась «Ведомость имп. Академии наук о числе находя психея под ведением ее разных чинов и званий людей, о их /Кенах и дегях, крепостных и наемных служителях, також о 'ителытве»,составленная в декабре 1789 года64. Согласно ЭТОЙ » Академии наук значится 353 человека, из них 'н U’X’Z"аАЪЮКК™’130 (37%) - студенты, ь Оставшиеся 206 чело»ек(58“/'>2ИеСЯ раз''ичным художествам. | служивающим персонале. • ° Ге’ К°Г° обычно называют «об- ты, переводчики, солдаты, сторожа^^™’ архиваРиУсы> копиис- рабагники Типографии Л>пГ ' И Аругие- ^з них 86 человек — '' казенном академическом 2^™° °™етить’ ЧТо из 353 человек - владеют собственными лом ° Ж^ут снимают квартиры уников женаты иГГ Из 353 академи- ‘ 2 ребенка. ’ ° Чеи сложности сотрудники Л-дЛ™аКу°,“ С/ЮТИеМ отн°^ась К ™ го публичного V , Аекабря 1785 года п ^Р^ициям и истории с1Седания Академии gb°CAy4ai° 60-летия65 перво- 1ЛО СОзвано торжественное
^.ш^страг^^ деятельность 39 - е Дашкова распорядилась пригласить всех почетных чле- С Академии, кого удастся найти. В заседании приняли участие 12 академиков: Вольф, Георги, Иноходцев, Котельников, Крафт, Лепехин, Паллас, Протасов, Румовский, Фербер, Фусс, И. А. Эйлер, адъюнкт Зуев и два почетных члена Академии — медики Г. Ф. Аш (1728—1807) и К. Ф. Крузе (1727—1799)66. «Заседание на исходе 12 часа перед полуднем, — как сообщали „Санкт-Петербургские ведомости**, — открыто было директором Академии, Ее Сия- тельством, Ее Императорского Величества штате-дамой и ордена Св. Екатерины кавалером княгиней Екатериной Романовной Даш- ковой, краткою предмету празднества соответствующею речью»й7. Затем академик И. А. Эйлер объявил результаты очередного ака- демического конкурса68. Позже Екатерина Романовна вспоминала, что публики собра- лось много, приехали иностранные посланники и даже дамы. Она не любила выступать на публичных заседаниях и о своем состоя- нии в тот день писала с некоторой стеснительностью: Я выступила с речью, насколько возможно лаконичной — она длилась всего пять или шесть минут. Тем не менее мне едва не стало дурно от ужасного смущения, которое всегда овладевало мной в подобных слу- чаях. Я вся покрылась каплями пота и была вынуждена сделать не- сколько глотков из приготовленного стакана с холодной водой. Са- мым приятным моментом явилось окончание этого заседания, и больше я уже никогда не председательствовала на публичных конфе- ренциях69. Крупным предприятием, главным действующим лицом в ко- тором была Е. Р. Дашкова, явилось строительство нового здания Академии наук. О необходимости его постройки говорилось в Академии уже давно, но лишь с приходом Е. Р. Дашковой смог- ли приступить к строительству'°. Оно началось на свободном участ- !)е’ ме>кду монументальными постройками первой половины в. — Кунсткамерой и зданием Двенадцати коллегий. Архи- тектор Джакомо Кваренги (1744—1817) спроектировал здание j, <аАемии свободно стоящим, обращенным главным фасадом к В Пел104 ^еве’ ио открытым для обзора и с остальных сторон А РАН хранится множество документов, рассказывающих о Р ительстве здания и свидетельствующих о постоянном контро-
Академцк И. И л > иУ^работы и'фАерИ 1784) 'Акти^а, нОСТЬ тектором Кваренги. 21 марта i/w* местью и нез.1висимсктьк> он писал кь доложить Вам, что в утвержденном прое. нецианского типа, и что таковые там не лЛ казн в интерьеров здания. Поэтому, если! закончена согласно утвержденному прое вор; если же проект должен быть измене го в таком случае я не буду далее руково/ вившись на том, что мною уже сделано удалось преодолеть разногласия, и Кваре вить строительство. Но здание, несмотря i и до сих пор украшает Стрелку Васильеве ге. Сейчас здесь тербургский нау Дашкова жив нием Минералог рый ей обязан м приобретений и завершена рабо’ торпского глобус ванне для Физич ватории, Типогт Сотанический са ЛИсь фонды Биб; ЗА АкаДеми1 Дсентабря 17 АуРр3осХНТаУЧре; -у Оссииской А «..‘/"'’А Ись- глаВНЬ[м
tn£PBE2^1L свп^ОБЯЗАННОСТЬЮ СТАВЛЮ^, . княгини за работой и расходованием средств. Ц э ра6оте'но акти”ное “мецмтельста° •' ' ч кть проекта, желание придать большую нар, S к^ани» побили конфликт Е. Р. Дашковой с Км^кги. 21 марта 1786 гола с обычной для него рещи. местью и независимостью он писал княгине: «... я имею честь доложить Вам, что в утвержденном проекте нет никаких окон ве- нецианского типа, и что таковые там не могут быть сделаны, не ис- казив интерьеров здания. Поэтому, если постройка должна быть закончена согласно утвержденному проекту, то это — один разго- вор; если же проект должен быть изменен согласно Вашим идеям то в таком случае я не буду далее руководить постройкой, остано- вившись на том, что мною уже сделано»71. К сожалению, им не удалось преодолеть разногласия, и Кваренги был вынужден оста- вить строительство. Но здание, несмотря ни на что, было построено и до сих пор украшает Стрелку Васильевского острова в Петербур- ге. Сейчас здесь размещается Санкт-Пе- Академик И. И. Лепехин — непременный секретарь Российской Академии (силуэт работы. И. Ф. Антинга, 1784) тербургский научный центр РАН. Дашкова живо интересовалась состоя- нием Минералогического кабинета, кото- рый ей обязан множеством драгоценных приобретений и подарков. При ней была завершена работа по реставрации Гот- торпского глобуса, приобретено оборудо- вание для Физического кабинета, Обсер- ватории, Типографии, реконструирован ботанический сад, значительно расшири- лись фонды Библиотеки и Кунсткамеры, создан переводческий департамент и дру- гое 72 Наряду с постом директора Петербур- гской Академии наук Е. Р. Дашкова с 30 сентября 1783 года занимала пост президента учрежденной по ее же замыс- лу Российской Академии. Подобные ака демии существовали и в других странах, например во Франции и Швеции, и зани- мались, главным образом, составлением
41 Портрет митрополита Петербургского Гавриила (П. П. Петрова) — члена Российской Академии (художник Н. И. Уткин) ОТечествеиного языка. Дашкова смогла 1<Ов оссийской Академии практически всех роса(йсю МИкТ ВРемеии- Непременным секретарем был избран акаде- НаУк е^ехин’ академики по естественным и математическим в°влеч ОТельииков, Озере цковский, Протасов, Рум ены в работу по созданию словаря. Екатерина Романовна.
^ервейше^^ — 6Ыла частником всех работ собртла боле «Щ» и трудилась над Академии Российской» в 6 томах «Р— Словарь был создан за сравнительно короткий срок - 11 лег, в то время как над «Словарем флорентиискои академии» работали 39 лет, а Французская академия издала свои словарь через 59 лег после начала работы над ним. Впоследствии академический словарь назовут «исполином». О нем с восторгом писали Н. М. Карамзин и А. С. Пушкин. Обра- щаясь к истории Российской Академии, В. Г. Белинский назвал ее первый труд «истинным подвигом». Н. Г. Чернышевский оценил словарь как «необыкновенное явление» ,3. ДАШКОВА И ДОМАШНЕЕ Предшественником княгини Е. Р. Дашковой на посту директо- ра Петербургской Академии наук был С. Г. Домашнев. Он стал вторым чиновником, назначенным на пост директора после введе- ния этой должности. 6 октября 1766 года Екатерина II подписала указ об учреждении в Академии наук новой должности, которая ыла предусмотрена Уставом Академии — должности дирек- На ЭТ°Т ПОСТ Владимира Григорьевича Орлова ) младшего брата своего фаворита74. тически не бым-Г™6 ^Ь'Л° вьшУ>КАенн°й мерой: у Академии прак- демиГ" Ф°~° президентом Ака- (1728—1803) назнач^ ^ирилл Григорьевич Разумовский 1746 года75. Поначалу еи^е Елизаветой Петровной 21 мая полнилось восемнадцать пРезиДент (в год назначения ему пе- нившихся проблем и посет ПЫТался разобраться в массе нако- Ренции. Главное, что удя^ 3^седания академической Конфе- «биться другие президент,.)" Р“Ум°”«<ому и чего не могли «ко™РеТ₽ИИ Акаде„ии'уст"° 24 ИЮЛЯ 1747 года У'гвеРАИТЬ Санкт-П а^ент нмоератопсипг л ^ициальн°е название Устава етербургеу, я Академии наук и художеств в сь олыш4М успехом в деле орга-
43 Портрет графа К. Г. Разумовского — президента Академии наук с 1746 по 1798 год (гравюра Г. Ф. Шмидта по оригиналу Л. Токе, 1758) низации академической науки. По этому документу Академия жила до 1803 года. Кроме того, в два раза было увеличено государ- ственное финансирование Академии. Светский образ жизни, частые и длительные отлучки из столи- цы, особенно после назначения в 1750 году гетманом Малороссии, сзусловно, мешали Разумовскому руководить Академией наук. РавДа, он и сам это понимал и обращался с просьбой назначить другого президента сначала к Елизавете, потом к Екатерине II, но Распоря>Кений не последовало. Екатерина помнила, что Разумов- был среди участников дворцового переворота, возведшего ее
Портрет В. Г. Орлова — директора Академии наук с 1766 по 1774 год (художник Н. X. Фогель фон Фогелъштейн) в июле 1762 года на трон. Манифест о восшествии на престол И текст присяги новой императрицы печатались в академической Типографии по распоряжению Разумовского. Кроме того, в пись- ме Леонарду Эйлеру она объясняла свой отказ Разумовскому тем, что трудно найти кандидата на такое место. В апреле 1765 года он уехал за границу и более никакого участия в делах Академии не принимал, хотя до 19 апреля 1798 года, т. е. более пятидесяти лет, числился президентом Академии наук В указе о назначении первым директором Орлова говорилось о бедственном положении Акалемтит1и г г с А мии наук: «Ее Императорское бе
45 ----------- о видя с крайним сожалением Академию наук в великом Доении и почти в совершенном упадке, восхотели для скорей- поправления ее и приведения в прежнее цветущее состояние взять оную в собственное свое ведомство» " . С целью улучшить по- ложение дел в Академии, указом императрицы от 30 октября 1766 года была упразднена существовавшая более четырех десяти- летий академическая Канцелярия, а вместо нее учреждалась специ- альная Комиссия для управления научными и организационными делами. В ее состав вошли академики И. Г. Леман, С. К. Котельни- ков, С. Я. Румовский, Я. Я. Штелин, отец и сын Эйлеры \ Но это отнюдь не было самоуправление, которое некогда предлагал Петр 1. По указу, Комиссией управлял директор, который должен был со всеми назначенными лицами не только «рассматривать все дела, но и управлять оными»79. (В 1783 году Комиссия перестала суще- ствовать.) Первый директор Петербургской Академии наук получил но тем временам блестящее образование'40. Свое домашнее обучение он завершил в Лейпцигском университете, где в течение трех лез слушал лекции ведущих профессоров, увлекаясь естественными науками и, особенно, астрономией. Он вернулся в Россию боль- шим почитателем немецкого философа Г. В. Лейбница — знаме- нитого уроженца этого города. Влияние идей Лейбница заметно в записках и проектах, составленных Орловым. Он весьма активно участвовал в научно-организационной рабо- те Академии, несмотря на то, что ллного времени проводил вне Пе- тербурга: ездил с двором в Москву, катался по Волге с императри- цей, подолгу жил за границей и в своих имениях. Правда, во время своего отсутствия он получал довольно детальные рапорты об ака- демических делах и сам отправлял многочисленные письма в Ака- демию, неизменно начинавшиеся обращением «любезные товари- щи»81. Правление Орлова, вначале тактичное и импонировавшее ака- демикам, постепенно приобрегало черты деспотизма. Особенно остро конфликт и непонимание проявились при обсуждении про- топомТ°ГО акаАемического Устава, составленного самим дирек- ром без привлечения членов Академии. В итоге А. Эйлер и его Орловыми не постаХТпГ С°ГлаС11А11С Ь С Пактом не поставили под ним свои подписи 82. Но Уста в не по-
.,11 ивначале1771 года Орлов на,, .„„одобрения у Е^еРИ" занимался академическими ’ X уехал за границу и больШ от должности 5 декабря 1774 года о отстраНение Орлова от дод^ тора Академии наук. время изменилось положен^ сти было связано с тем, Г горьевича Орлова. У императр11_ при дюре его брата. 1риг РЩ Григорий Александрович Потеч. ць, появ“сяп™“6”тье°в Орловых один за другим удалились w г,""»" х" • г '~™‘ •°"" начальник наш не всегда вел себя таким образом, и почему в то время, когда он еще имел власть над нами, приходилось нам выно- сить на себе только всю тяжесть его железного скипетра 6> Е. Р. Дашкова познакомилась с Владимиром Орловым во время своего первого заграничного путешествия, в Германии, во Франк- фурте. Известно, что княгиня недолюбливала братьев Орловых, и в своих знаменитых «Записках» дала младшему из братьев недобро- желательно резкую характеристику: Я познакомилась также с младшим Орловым — графом Владимиром. Человек он был недалекий и, обучаясь в Германии, усвоил только са- моуверенный тон и совершенно ни на чем не основанную убежден- ность в своей учености. Он вступал со мною в споры, вынуждая к ним лпп ВСеХ’с кем Разговаривал. Софизмы Ж.-Ж. Руссо он считал сла- бого но оп'я е3УСЛОВНО принимая всю декламацию этого красноречи- вого, но опасного писателя Тогда « граф Владимир будет возглавляв Г А “ °Т пРеДви«ния' ,Т° после „его это место займет креатура оТ‘Ю ” Г,еТеРДрГе ™ нев, человек совсем неполхол / °рловых ~ господин ДомаШ- сама*“. подходящий, и что эту должность наследую я Вместо Орлова 11 июня 177S п назначен Сергей Герасимович Л АИРектором Академии был -нь близкий семе1т7оХ1ТШНеВ 0 74^95) - человек высш ТеЛЬСТВ0М И’ конечно, им же’ 11ОЛЬЗовавшийся их особым ПО- АомХеев7ыГРе>,<АеНад Р«сии«аННЫЙ ЧеСТЬЮ 6ЬПЪ 80 ™“* и Елизаве™ Пег- НОИ конт°ры Г. Я. Домашней
47 ПортретС. Г. Домашнева — директора Академии наук с 1775 по 1783 год (художник Ф. С. Рокотов (?)) службой получившего дворянство. Он учился в гимназии при Мос- ковском университете, где товарищем его стал автор бессмер i ного «Недоросля» Денис Фонвизин, с которым и позже он оставался в приятельских отношениях. Затем он служил в армии, в 1767 году 6ь1л депутатом в Комиссии по составлению нового Уложения. Во вРемя русско-турецкой войны в чине генерал-майора служил при Щтабе А. р Орлова, руководил составлением и изданием агитаци °"н°й литературы для восставших греков и албанцев, командовал g ГГ10н°м из албанских добровольцев. По возвращении в етер АеЙст °>КаЛ°ВаН бЬ1Л ПРИАВОРНЫМ званием камер-юнкера, затем и тельного статского советника.
48 рни ломашнев был образованным Челов ДЛЯ своего переводы, печатался в попул^ писал стихи, прозу, вы сочинил оду в честь восшествия Н1 журналах. В июне 1 / МА две оды> обращенные к имдер,,. престол Екатерины 11.< (1%9 год) и победе при риЦе и посвященнв , <<Опыте исторического сл0Ва. „е (1 7 70 год). Н. ' (СП6., 1772) называет его оды «весьМа ря о российских п"ю^ими похвалы». Этими сочинениям, 1омашн« обратил на себя внимание Екатерины, а возвеличив Х« русских над турками - стал близким человеком влиять ного в ту пору семейства Орловых. И декабря 1775 года Домашнев впервые появился на заседа- нии академической Конференции и выступил с приветственной речью на французском языке86. В первые годы своего правления он пытался оживит ь издатель- скую деятельность Академии наук: изменил к лучшему структуру и порядок публикации главного научного издания — «Acta Acade- miae», предложил дать полную свободу авторам в выборе языка научных статей, предназначавшихся для публикации, и не считать обязательным и единственным латинский язык. Он стремился к расширению тематики «Санкт-Петербургских ведомостей», пред- принял некоторые меры для распространения академических из- даний в провинции, организовал новый научно-популярный жур- нал « кадемические известия», выходивший в 1779—1782 годах, разныхдчены^V составлении раздела «Показания трудов <> разных ученых обществ и академий». своего существовадияТ°лРСТВа Академия наУк отметила 50-летие ботой по организации юбжеТ^ РуКОВ°АИл напряженной ра- прочего, предложил составит, НЬК МеРопРиятий и, кроме всего затель всех работ, напечатана ан^отиР°ванный предметный ука- X’НаТО~™Тмза“ЫХ Акаледией 13 ее основ». До1а,Г°Аа И весь „Хп2И'кОТОрОе мялось 29 декабря Торые и7 произнес речь на русо Ургского высшего общества. ХнХ ^еНЫе °6ЧеХ Х ЯЗЫКе «°6 обязанностях, ко- тиражом800Ра”СТ1>еННЬ1е'’'>> Речь g СОеАинять к физическим на- 800 экземпляров еЧЬ б-1™ издана в следующем голу
49 pllllil .., „ сильных морозов на заседании не присутствовала Екате- н По ее распоряжению в Германии за большую сумму (.эту 1 не смог заплатать ни один университет, ни одно научное о - •-ество Европы) были куплены и подарены Академии 18 томов ру- Описей немецкого астронома и математика Иоганна Кеплера (1571—1630). Второе большое публичное выступление Домашнева состоя- ть 23 июня 1777 года, когда Академия принимала в своих сте- нах шведского короля Густава III. На этом заседании были зачита- ны две речи — академиком П. С. Палласом о происхождении гор и директором Домашневым с рассуждениями «почему веку наше- му приложено название философского». 16 января 1777 года указом Екатерины II Домашневу повысили годовое жалование: вместо положенных при назначении 2000 руб. определялось 3000 руб., таким образом, размер жалования ди- ректора Академии приравнивался к жалованию президента. В сентябре 1777 года Домашнев представил план строительства но- вого трехэтажного здания Академии наук на берегу Невы. 6 июля 1778 года он сообщил академикам, что императрица любезно раз- решила Академии построить новое здание, и потому каждый ака- демик должен подумать о необходимых ему помещениях и обору- довании. Но строительство нового академического дома при нем не было начато. В 1778 году Домашневу пожаловали чин камергера. 13 февраля 1777 года Домашнев был избран почетным членом Берлинской академии наук, а в ноябре того же года Фридрих II принимал его в своей резиденции в Потсдаме. 2 мая 1778 года До- машнев стал почетным членом Шведской академии наук. Эти из- брания свидетельствуют не о признании каких-либо научных зас- луг директора, а о высоком авторитете Петербургской Академии В начале 1780-х годов по заказу директора Домашнева академи ческим гравером А. Я. Колпашниковым был выполнен его портрет К сожалению, военная служба наложила отпечаток на ' тер Домашнева и на его деятельность на посту директора Акаде" мии наук. Он требовал от академиков и сотрудников L беспрекословного подчинения, распустил учрежденную в 7ЛМИИ ду Комиссию по управлению Академией, самолично несчЗ Г°’ академическими традициями, увольнял Ято>л. Стаясь с жалование, решал дела о присвоении На Д у пых звании, вмешивался <« 3078
ПЕРВЕЙШЕЙ СВОЕЙ ОБЯЗАННОСТЬЮ СТА#д^ С. Г. Домашнев (гравюра А. Я. Колпашникова, конец 1770-х — начало 1780-х г? ) в научную работу академиков и требовал от них ежегодных отче тов. «Не имея ясного понятия о том, — писал в 1896 году неПре' менный секретарь Академии К. С. Веселовский, — как возникакэт и зреют труды, направленные к расширению человеческих знаний,
Дс^^иДомашнев пПНев принимал на себя непосильное для него дело — руко- учеными в их кабинетных занятиях, указывать им новые VU4H для их исследований, контролировать их научную деятель- ность, одним словом — быть начальником в той сфере умет венной работы, в которой свобода необходима, как первое существенное условие успеха»88. В последние годы своего директорства Домашнев перестал по- сещлтъ Академию; когда ему на подпись приносили протоколы за- седаний академической Конференции, то он обязательно вносил много замечаний и исправлений, причем писал их прямо на доку- ментах, и поэтому академики решили предоставлять ему вместе с протоколами чистый лист для замечаний. Забрал зачем-то к себе присланную из Швеции большую коллекцию минералов, правда, потом вернул, но со скандалом, и т. д. Распоряжения Домашнева внесли беспорядок во все сферы деятельности Академии. Атмосфера, царившая в Академии в то время, безусловно, не могла устраивать академиков. Ученые стали обращаться с жалоба- ми в Сенат и встретили понимание и защиту у генерал-прокурора Сената князя Александра Алексеевича Вяземского (1727—1793). Свою роль сыграли печатные и рукописные сатиры на директора Домашнева89 и, особенно, скандальная публикация истории «лося домашнева» в «Санкт-Петербургских ведомостях»90. / ноября 1782 года по велению императрицы была создана Се- натская комиссия по расследованию дел в Академии наук. В ее со- став вошли генерал-прокурор Сената Вяземский, сенаторы А. Р. Во- ронцов (брат Е. Р. Дашковой), П. В. Завадовский, П. И. Пастухов и академик Ф. у. Т. Эпинус91. В конце декабря 1782 года последова- ло увольнение Домашнева от должности директора, и 24 января 1 83 года назначение на эту должность получила княгиня Дашкова. В своих «Записках» Е. Р. Дашкова рассказывает, видимо, о пос- ледней встрече с Домашневым. Эти строки характеризуют отно- шение княгини к своему предшественнику и отношение к нему скатерины II. у соТб^па*^еАУЮ1ЦеГ° АНЯ Я ОТПравилась в туалетную императрицы, где НИЯ для Г ее секретари и ли9а> возглавляющие различные учрежде- "ам и ХХнТл КаК Же Я бЫЛЗ УА-лена,Гс^тив ность объяснить ^°МА^Нева- Он подошел ко мне и выразил готов- 'ьяснть мои обязанности. Изумленная его бесстыдством, я
ИВО ЧТО первейшей своей обязанностью сказала насколы<о могла вея^ анииДкадемИИ и буду беспристрасТ. ставлю заботу о славе и проц мерилОМ моего уважения, а в на к ее членам, таланты кочу * просвещенному мнению Ее Ве- затруднительных й руководить. личества, которая обещал имПератрица приоткрыла В тот момент, когда он ч закрыла и позвонила в колокольчик. двеРь, но. увидев №. к ней. Вернувшись, он соо6. Дежурный камердин р JP пройти в ее комнату. щил, что государыня ПР™^3__ сказала императрица. — Пожалуйста, — Очень рада вас виду , вамиэто животное — Домашнев?92 поведайте, о чем могло толковать с вами Этим словом, которое, разумеется, остается на совести автора «Записок», сказано все. В Академии наук Домашнев оставил о себе печальную память. Но не стоит, на наш взгляд, обвинять в неудачном управлении Ака- демией исключительно Домашнева: он был человеком, совер- шенно не подготовленным к этому, и едва ли руководствовался не- добрыми намерениями; скорее всего, его действия и поступки в Академии следует объяснять неумением и некой беспорядочно- стью характера. Сенатская комиссия по расследованию деятельности Домаш- нева работала уже при новом директоре. Генерал-прокурор Сена- та Вяземский неоднократно обращался к Дашковой с просьбой прислать в Сенат необходимые для следствия документы, но кня- гиня не хотела отдавать подлинники документов и просила, со сво- ей стороны, направить в Академию сенатских служащих для изго- товления ^копий. Но Вяземский в резкой форме отказал, и лааХ.Т™ПРИШЛ<С ПОА™НИТЬСЯ”- Сенатская комиссия работа- 6отеДомашвдвТвчастнос™Рв;оеНЬ1 Нек°торые недостатки в ра- старающегося о перевод? ’ расх°Аовании средств «Собрания, Но это были не столь зняч остРанных книг на российский язык», нее, и в 1785 году “~о6вИН7н:т^еАомние’не выдвн' предшественнику на поХТип“™yi° HenP™3Hb к своему пало постоянному появлениюХТ°Ра АкаАемии- Это способство- ма1инео'кот°рЬ1йнмеДят‘Х“Х76винений ° -р- А°- Р Дать Дашковой Академию «надле-
53 ltwM порядком по ведомостям и спискам», в течение многих "Tt мог даже встретиться с княгиней. Она не принимала его ни 'ед,' ,емии, ни дома, но позволяла себе распространять в обще- Де нечестные отзывы о нем, особенно о финансовой стороне его Деятельности. Обвиняя Домашнева в расхищении академического существа и присвоении денег, Екатерина Романовна^даже ини- циировали обыск в его доме в Москве в июле 1783 года95. Домашнева обвиняли, например, даже в том, что он будто бы специально выписал для академической библиотеки книги «не- пристойного и развратного содержания». 6 марта 1783 года ящи- ки с книгами были представлены на заседании Конференции. По распоряжению Дашковой библиотекарь X. Л. К. Бакмейстер вы- брал из них те, которые отсутствовали в библиотеке. На оставшие- ся книги составили каталог, и княгиня предложила передать его Домашневу, чтобы он из своих средств оплатил покупку96. На следующем заседании Конференции — 10 марта — «госпо- жа директор» заметила, что по приказанию императрицы бросила в огонь все те книги, которые отложили для Домашнева, добавив, что Екатерина II с возмущением увидела, что эти книги содержат большей частью непристойности и запрещены во всех цивилизо- ванных странах, и не годятся никому, а тем более Академии на- ук9 • При этом Дашкова приказала дать ей каталог «осужденных книг», который разорвала, сказав, «что не подобает хранить и па- мяти о них»98. Любопытные подробности этих событий приводит в своих за- писках академик Штелин и называет книги, вызвавшие столько возмущения. [6] марта [1783 года] Ее Светлость поручила академической Конфе- ренции провести расследование относительно скабрезных книг кото рые в Прошам году заказал из Амстердама экс-директор Домашнев ше 1 00(Г £ОМИССИИ И запла™л За них из академической кассы свы- ше 1000 рублей, и решить, могли ли они быть предназначены ~ г~ Ра-едованиеКсао- произведения, которые ужей КНИГ бЫЛИ обнаРУженьг разные ходят библиотеке но в больпХ™ 6 * В НЯЛИЧИИ: ЛИШЬ Многие под- Париже, не переменные Д ™ в КНИГИ карманного формата. ’ реВОСХ°АНЬ1ми гравюрами на меди
ПО маота] Через несколько дней после ПоЛу. ценного отчета о расследовании этих кНиг Хагиня рассказала нам, что она по при,<йу Ее Величества сожгла все эти прекрасна книги и тем самым чуть было не подожгла ха- мин в своем кабинете . Из записей Штелина становится изве- стно, что среди книг были “™нения Вольтера, Лафонтена, Боккаччо . Недо- вольство Дашковой вызвало не содержа- ние этих книг, а весьма фривольные гра- вюры, помещенные в них. Однако, по утверждению Домашнева, книги в свое время «были пропущены через цензора Академик Я. Я. Штелин тамоЖни, который не нашел их запре- силуэт работы И. Ф. Антинга, ]01 ' И 1784) щенными» . В течение нескольких лет после уволь- нения от должности директора Домашнев постоянно обращался то к Дашковой, то в Сенат, доказывая свою невиновность. Он просил только одного: чтобы о его проступках сообщили ему лично и пре- доставили возможность дать объяснения. Но бывшего директора никто не слушал, никто не принимал. В полном отчаянии, «чув- ствуя себя почти погибшим от клеветы и обругания», в сентябре 1790 года он обратился с прошением к Екатерине II, приложив к нему «Записку о поступках Ее Сиятельства княгини Катерины Ро- мановны Дашковой Академии наук директора против предмест- Аом^пт13 ^<адемии наУк Действительного камергера к «растерзанию 52 СТраницах Домашнев пытался защитить 1 нения со стороГр^Г И СВ?е^ р°АНИ и ответить на обви- содержащий массу подр^бнХтейДаде! ЛЮб°П-1ТНЫЙ А°КУМеНТ’ мени, характеризующий п мемическои жизни того вре- и Дашкову, сохранился в РГАДА°Г°М Т°ЛЬКО Домашнева, но ящем издании (см. Приложение 7??,ервЬ1е публикуется в насто- ни^ Д°Машнева осталось без вних асколько известно, проше- ]79е°СКВе’ очевидно, нигде не аНИЯ‘ Остаток жизни он провел П95гоДа. Ае не служил и скончался 29 августа
54 _________«ПЕРВЕЙШЕЙ CL Академик Я. Я. Штелин (силуэт работы И. Ф. Антинга, 1784) [10 марта ценного с КНЯГИНЯ р ре Величе книги и те. мин в свое! Из зап стно, что Вольтера, вольство Д ние этих к вюры, пол утвержден время «бы таможни, 1 щеннылии» В течент нения от должности директора Дома к Дашковой, то в Сенат, доказывая с только одного: чтобы о его проступка доставили возможность дать объясн никто не слушал, никто не приним. ствуя себя почти погибшим от клеве 1790 года он обратился с прошениел нему «Записку о поступках Ее мановны Дашкопгх- * Уп •
леонард Эйлер и Дашкова Прежде чем отправиться в Академию, ,— вспоминает г р* Лашкова, — я поехала с визитом к великому Эйлеру. Называю 'го великим, потому что он, бесспорно, был самым крупным гео- ^егром и математиком наших дней. Кроме того, он хорошо знал и другие науки, был трудолюбив и, даже когда потерял зрение, про- должал заниматься исследованиями и делать открытия. Свои со- чинения он диктовал мужу внучки, господину Фуссу103, и оставил после себя материалы, на несколько лет обогатившие Коллмента- рии1М, которые издавала Академия. Недовольный, как и все остальные, он уже давно не ездил в Ака- демию и ни во что не вмешивался, за исключением тех случаев, когда Домашнев изобретал какие-нибудь разрушительные меро- приятия. Тогда он вместе с другими подписывал протест, а иногда даже сам писал императрице»105. Питая глубокое уважение к по- чтенному старцу, Дашкова попросила его сопровождать ее пер- вый раз в Академию. Эйлеру польстило особое внимание, прояв- ленное новым директором, и он согласился поддержать ее. «Войдя в зал заседаний, — пишет княгиня о событиях 30 января 1783 го- да, — я сказала собравшимся там профессорам и адъюнктам, что, не имея отношения к учености, не могла найти более торжествен- ного способа выразить свое отношение к наукам и просвещению, чем быть введенной в Академию господином Эйлером»106. Аеонард Эйлер (1707—1783) прибыл в Петербургскую Акаде- мию наук в 1727 году почти безвестным двадцатилетним юношей и здесь за немногие годы стал великим Эйлером, чье имя приобре- ло широкую известность во всем ученом мире107. Эйлер внес фундаментальный вклад в разработку математиче- ж литической механики и 7 И“ b’“ заложе™ «новы ана- определили развитийРа6°™ °° ловине XVIII века и прДолзкзД 77™ЧеСКИХ НауК во второй по- на их развитие в продолзкениГвсеТоС™еС™енное влияние ие всего XIX века. Эйлер оставил огром-
Академик Леонард Эйлер . . ) (гравюра С. Г. Кютнера с портрета Ж. Ф. А. Дарбесн, ное научное наследие. Невероятная работоспособность V4®**® была и остается предметом изумления и восхищения. Он аВ около 900 научных работ. Эйлер прожил в Петербурге 14 (1727—1741) и 17 (I 1783) лет, а между двумя этими периодами — 25 лет в Гсрл\-пШ‘“ но и в эти годы оставался одним из ведущих деятелей нашей Ак^ демии. К нему обращались за консультациями по фи.п-/.<о-л\атема' тическим вопросам, он участвовал в подборе и приглашении ^е'
57 л Эйчер и Дашкова____^===============^^ ДГ<)Я^^СД======^------ Россию, V него в Берлине жили и НЬ1Хн-ь русские студенты, но глав- уЧИЛ_он присылал для публикации работы. Неудивительно поэтому, цто место Эйлера все эти 25 лет оста- лось вакантным, и Академия не стремилась его кем-то заполнить. Так что можно говорить о фактически 56 годах службы Эйлера в Петербургской Академии наук. В июне 1766 года по приглашению Екатерины II Эйлер с семьей уже на- всегда возвращается из Берлина в рос- сийскую столицу. «Я уверена, — писа- ла Екатерина в январе 1766 года графу М. И. Воронцову — дяде Е. Р. Дашко- вой, — что Академия возродится из пепла от такого важного приобрете- ЗДЕСЬ ЖИЛ с 1766 по 1783 Г. ЛЕОНАРД ЭЙЛЕР член петербургской академии наук крупнейший математик механик и физик ния, и заранее поздравляю себя с тем, что возвратила России великого чело- века» 108. Почти сразу же по приезде он был приня: императрицей, которая оказывала Эйлеру неизменно щедрую финансовую поддержку. Для его семг Мемориальная доска Л. Эйлеру. Установлена в 1957 году ( Санкт- Петербург, наб. Лейтенанта Шмидта, д. 15) насчитывавшей ^чело- век, был выстроен большой дом на набережной Невы недалеко от Академии наук. Когда этот дом весной 1771 года сгорел, дом воз- вели заново, и он в несколько перестроенном виде сохранился до наших дней (ныне — набережная Лейтенанта Шмидта, дом 1 5; на этом доме установлена мемориальная доска). Старший из сыно- вей Эйлера Иоганн Альбрехт стал академиком по физике, а по- зднее — конференц-секретарем; Карл занял высокую должность в медицинском ведомстве; младший сын Христофор был назначен директором Сестрорецкого оружейного завода. (Ьо??'г^НИЯ AeoH)W Эйлера с директорами Академии гра- I • Г. Орловым и С. Г. Домашневым не сложились, он бооолся нопр—'«—™ °то ~ женин и творчХй пХ“ВеРШГНО Ж “ его поло- рческои работоспособности. Рукописи его представ-
Ле СВОЕЙ ОБЯЗАННОСТЬЮ Академик Н. И. Фусс (силуэт работы И. Ф. Антинга, ись в Академию непрерывным nW(j Хм иногда по пять-шесть в оАНОМ лании, а °Ана»ь;, **>Ke /18 мая 1772 года)10’. Ставшая дире1<То. „ом в 1783 году Е.Р. Дашкова пр0ЯЕИла глубокое почтение к старейшему акаде. )KV но это было уже в последние меся- цы его жизни. 10 февраля 1783 года, через несколько дней после заседания Конференции, на котором Дашкова «входила в должность» и присутствовал Эйлер, распределялись памятные медали, изготовленные по слу- чаю открытия памятника Петру I (знаме- нитого «Медного всадника»). По ходатай- ству княгини Академия получила для распределения между академиками 9 ме- далей: 1 — первой (большой) величины, I7S4) 1 —средней и 7 — малой. Единственная большая медаль была единогласно при- суждена Леонарду Эйлеру. Медалью средней величины был отме- чен его старший сын, конференц-секретарь И. А. Эйлер 1 7 сентября 1783 года Леонарда Эйлера не стало. Через несколько дней, 11 сентября, потрясенные этим известием члены Академ!:’.: со рались на первое после его смерти академическое собрание л засеАание И. Фусс, который исполнял в этот день обязанно- отваИНАе^е-НЦ'Се1в?еТаРЯ вместо отсутствующего из-за смерти скончался от an₽a УСС СКазал’что прославленный Леонард Эйлер 7сентя6ря “11 “ ЧИЙ путь „ «сделал свое имя 6^"'°'' П'Х,и1ел А»™* и б"*™' академик Я. Я. Штелин • ертным во всей Европе». ступил с речью на неме1тгпмОГО ЛеТ ЛИЧНо знавший Эйлера вЫ- которых очень опечалила одет* * выРазил чувств. -иков. лет бывшего славой и VKoaiT^ ЭТОГ° ВеЛИКОГО эолее ^заседания отмечено, чтоаТ АкаАе*ии. Далее в протоко- Академ^Ь Великой Утратой, ошиГ^4 '1ЛЪн'нкты. живо грону- И ^ебует, чтобы она что-ХСМОИ ПССМ!>. сочли, что честь сделала для увековечения ПЯ' н' в г
ЯеоНардЭйлер^=Дашкова^ 59 ! столь дорогого науке Эйлера, и единодушно решили воздвиг- Л0ПИна свои средства монумент их прославленному покойному НУбрату и льстят себя надеждой, что княгиня Дашкова не откажет С°своем одобрении этому знаку их любви и печали. Собравшиеся поручили Фуссу записать это решение в протоколе, чтобы засвиде- тельствовать их намерение и подтвердить, насколько дорога им память бессмертного Эйлера, равно достойного восхищения и своими трудами, и своими добродетелями111. Княгиня Дашкова утвердила это решение. После смерти Л. Эйлера осталось около 300 ненапечатанных его сочинений. Академия издавала их еще почти 80 лет, до 1862 года. По контракту, заключенному с Л. Эйлером при возвращении его в Россию, его вдове полагалась пенсия 1200 руб. в год. Дирек- тор 6 октября 1783 года распорядилась разделить эту сумму и выплачивать вдове Эйлера пенсию в размере 1000 руб., а 200 руб. назначила его старшему сыну Иоганну Альбрехту112. 13 января 1785 года Дашкова увеличила жалование И. А. Эйлера, конфе- ренц-секретаря Академии, еще на 200 руб. в год. О своем решении она сообщила ему очень любезным письмом: Бескорыстие, с каким знаменитый Эйлер-отец оставил свои сочине- ния Академии, и достойная уважения манера, с какой его сын, секре- тарь, выполнял свои обязанности, ставит Академию перед необходи- мостью показать ему свое отношение: поэтому начиная с 1 февраля ему будут выдаваться 200 руб. из экономических сумм113. Но не всегда Екатерина Романовна благосклонно относилась к просьбам И. А. Эйлера. 10 июля 1793 года он представил в Канце- лярию рапорт с просьбой оплатить все издержки по случаю пере- езда его из одного дома в другой. В рапорте были перечислены рас- ходы по перевозке дров, кареты, саней, мебели и библиотеки. Сумма составляла 272 руб. 15 коп. Княгина отреагировала быстро и достаточно резко, наложив собственноручно 13 июля следую- щую резолюцию: Счет сей неудобоприемлем, и Академия в такое вреде, когда строит XЭХ X ° нового здания « Академии делать не м?жХсХиТэйлер7И1НОе' ““"’^ждений „„каких Л дет так, как и других академикам, по
„ Эйлер должен быть доволен Мере, Коо. АРУгие АОВ0Онн. ежели Академия найдет себя в от "крайней мере, возможно,онаудовлетв(к то,„ии дать некоТОРрым вознаграждением . рит господ акад. ' ник Л. Эйлера академик-мате^ Ближайший ученик <<ПоХвалЬНую речь» своему учителю шк Н. И.Фусе ПОДГ^ Н755-1826), приглашенный в 1773 году Николай Иванович Фу^Л - - женат на его внуЧ1<е из Базеля в помощь 1 р w дет жил в его доме и И.А.ЭЙлера)АаХьберг1 , 300 статей_ 13 октября ему подготовить у закончил составление «Похвальной 17S3 года °н ’£ и просил директора Академии опреде- лень заседания. Дашкова назначила заседание на 23 октября, "жТасе^ХХ^ященном памяти Леонарда Эйлера, предсе- дательствовала сама княгиня. Присутствовало 14 академиков, 2 адъ- юнкта, почетные члены Академии: граф А. С. Строганов, барон Г. Ф. Аш и лейб-медик И. Д. С. Роджерсон, а также архиепископ Могилевский Георгий (Конисский), друзья покойного и члены его семьи. После краткого вступительного слова, в котором княгиня выразила сожаление по поводу кончины великого Эйлера, Фусс прочитал на принятом в то время в Академии французском языке «'Похвальную речь». В ней он впервые предпринял попытку пока- зать вклад Эйлера в мировую науку: «Таковы суть труды, Эйлером подъяше, таковы подвиги, незабвенной памяти достойные. По- йиипо рВ°купя 1 имя его с именами великих мужей Галилея, Лей- ловеч^коТуХяЭ^прХетЗУ"0М “°ИМ CA“aAM ЧеСТЬ Р°АУ погребены бил n I в памяти, когда имена толь многих обязаны суетностиТ Ш°СТИ забвения, кои мимо текущею славою одобрена соб^Х"’’6- Реч‘ ФУ- была единодушно ной брошюрой. Через н Г°АУ ОНа ^*Ь1ла напечатана отдель- объявил, что «в знак призиТ^0 ЛеТ акаАемик С. Я. Румовский мому учителю» он сам берет своему прежнему почитае- Ван в?801 На Русский язык и? гь Я ТРУо пеРевести эту «Похвалы Работ Г°АУ В <<АкаДемическт РеВ°А РУм°вского был опублИК0' ашетгу, близко зн ,'онаРАа Эйлера была поручен’ “Ще«У Ученого. Жан Доминик
61 ^^^_^шкова । “44—1809), француз по происхождению, родился в Ко- Л '- <геЧе где учился в Королевской академии художеств. Затем • спешно работал во Франции и Германии. В 1779 году был при- - ишен в Петербург модельером на императорский Фарфоровый завод- От Академии художеств в Петербурге в 1785 году получил звание академика, в 1800 году — профессора скульптуры^ 1784 го- ду Рашетт выполнил мраморный бюст Эйлера, который, по отзы- вам современников, имел большое сходство с великим ученым. 12 марта 1784 года княгиня Дашкова подарила для зала акаде- мического собрания колонну итальянского мрамора, «чтобы на оной покойного и славного академика Эйлера бюст поставить» 11 Было решено колонну до изготовления бюста (а значит, в марте бюст еще не был готов) поставить в нижних сенях академического дома Членам Конференции об этом поступке княгини сообщили 15 марта. «Они приняли этот дар, — как записано в протоколе за- седания, — с большой признательностью, так как рассматривают его как свидетельство высокого уважения к великому человеку»120. Установка бюста в Конференц-зале Академии происходила в торжественной обстановке. Для этой церемонии Дашкова назначи- ла особое чрезвычайное собрание, которое состоялось 14 января 1785 года. Произнеся краткую речь, Екатерина Романовна поста- вила на колонну, стоящую напротив кресла президента, поданный ей бюст Эйлера. Вот что записано об этом заседании: Ее Сиятельство госпожа княгиня директор явилась в 11 часов утра в залу Конференции. После краткого изложения причины, побудившей ее созвать это экстраординарное собрание, чтобы выразить торже- ственное признание, какое она питает к заслугам покойного акаде- мика Леонарда Эйлера, Ее Сиятельство приблизилась к мраморной колонне, каковую она приказала поставить посредине залы, против кресла президента, и здесь она сама водрузила бюст великого геомет- ра, выполненный из каррарского мрамора г. Рашеттом, модельером императорской фарфорофой фабрики в Петербурге и почетным про- фессором Королевской академии живописи и скульптуры в Берлине. После этого акта княгиня Дашкова сказала: «Академия может гор- диться тем, что имела в своем составе столь великого ученого, и для ЧеСТЬЮ И Удовлетворением установить в вашем присут- 30 раЖеНИе славного своими заслугами ученого к вящему украшению этого зала» 121. Щ<-му
^П£РВЕЙШЕЙС^ОЕЙ^ОБЯЗАН^ОСТЬЮ^СТае^^ Далее в протоколе, которы« вел. И. «Этот бюст, красота и “ХГб Д исполнен на средня честь резцу и гению Ч“° Сиятельство — их славный Щ академиков и адъюнк , великолепной колонны сверх того, способствовала созданию i, Ко. торая ему служит пьедесталом» - _ памяти д э Начинания Академии наук по увековсч <?илера были известны в Европе и приветствовались учеными. Любопытно привести высказывание о печальных торжествах в Петербурге ма- тематика, политического деятеля Франции, иностранного почет- ного члена Петербургской Академии маркиза Мари Жана Антуа- на Никола Кондорсе (1743-1794): «Итак, народ, который мы в начале этого века принимали за варваров, в настоящем случае по- дает пример цивилизованной Европе как чествован ь великих людей при жизни и уважать их память по смерти; и другим наци- ям приходится в данном случае краснеть, что они не только в этом отношении не могли предупредить Россию, но даже не в силах ей подражать»123. Шотландский журнал «The Edinburgh Magazine» поместил следующее сообщение: Заседание Императорской Академии наук в Петербурге, состоявшее- ся 14 января минувшего года, ставило целью воздать заслуженную честь памяти покойного Леонарда Эйлера, последнего из великих ма- тематиков, чья жизнь была украшением нашего столетия. Работа над великолепным бюстом этого великого человека началась вскоре после его кончины, по желанию и на средства членов Академии и ее прези- дента (Ее Сиятельства княгини Дашковой): статую намеревались по- местить в Конференц-зале в увековечение памяти столь блестящего украшения сего ученого собрания. Бюст из прекрасного каррарского мрамора изваял господин Рашетт, знаменитый скульптор: он руково- дит созданием моделей для императорского фарфорового завода в Петербурге, а также является почетным профессором Королевской академии живописи и скульптуры в Берлине. Творение Рашетга дела- TiTMMf141^10 ЧеСТЬ егХталантУ> должным образом передавая равно вне- КонфеоенТза ГеНИИ пРОТОТИГ[а благодаря мастерству исполнения. Г’ ^Х"Р°ТИВ ПРе3^ента<^ кресла воздвигли прекр*' скульптуры на пьеГеста^Г° Мрамора: Ее Сиятельство, по установлении лтоцие суть зас.уженногоХХХнног'1'’0"'”'’1''' “““ пространного панегирика:
63 ^нар^Эйлер и Дашкова \м\смия составила себе славу, приняв в свои ряды человека столь недикого равно дарованием и добродетелями, как наш покойный со- брат; господа, я счастлива, помещая здесь в вашем присутствии образ сего досточтимого мужа; да будет он вечным украшением в сем святи- лище муз». Таков был долг уважения, отданный президентом и членами Акаде- мии наук их покойному знаменитому собрату — и это не считая их личных чувств, а также вмешательства Ее Императорского Величе- ства, чье великое старание в делах покровительства и поощрения наук и полезных искусств, без сомнения, прославит паллять великого чело- века не только через публикацию неизданных работ, завещанных им своей семье, а также тех, что были нижайше и великодушно препод- несены Ее Величеству, но и посредством существенных проявлений щедрости к семейству, понесшему подобную утрату: ведь каждый в семье воистину был достоин такого уважаемого и славного отца 124. и. АУэГлеГпс'тСлейиА'и-Лексель’н-и Фу« Р, С Палляс, И. И. Лепехин, И Г. Георги, В. Л КраЛт В медальоне — силуэт Л ' чРафТ. В медальоне - силуэт Л. Эйлера (силуэты работы И. ф. Антинга, 1784)
A0 C? 4 ф‘ П Bi h; h< н n y t: n и Торжественное водружение бюста Л. Эйлера на пьедестал. Слева направо: А. И. Лексель, И. А. Эйлер (водружает бюст), 11. И. (Рус< (держит амфору в руках), И. И. Лепехин, П. С. Паллас, В. Л. Крафт (силуэты работы. И. Ф. Антинга, 1784) Сохранилось уникальное художественное изображение событий — это силуэтные портреты петербургских академ; жоз. выполненные Иоганном Фридрихом Антингом (1753—13' 5 " немецким путешественником и рисовальщиком, который более 20 лет жили работал в России. Четыре листа групповых портретов работы Антинга, относящихся к 1784 году, хранятся в ПФ А РАН Тематика двух листов силуэтных портретов имеет прямое отно- шение к событиям, происшедшим после смерти Эйлера. I ного*ХТРУППОВОМ Портрете изобР^ен сад. J1 около сломзн- ' льоне\^ме“^ЯьЖНН^На««* * портрета - надписы «LeonhTX ы'И Л'ЭйлсГ’ 1 венника стоят академики: слева _ д м°л П° Obe СТОРОНЫ ЖерГ' ва - И. А. Эйлер, за ним бесел™, ~ И Н. И. Фусе: сира- веткой В руках) и И. И. АепЛУ Аруг с Другом П. С. Паллас(с ин, далее под большим деревом си-
rocno^ajup^^ на стуле И. Г. Георги, он держит в руках большой развернутый лист позади него стоит В. Л. Крафт. На другом групповом портрете изображено торжественное вОдружение бюста Л. Эйлера на пьедестал. Бюст ставит на пьеде- стал сын Эйлера И. А. Эйлер, позади него стоит А. И? Лексель, с другой стороны постамента помещен в торжественной позе с ам- форой в руках Н. И. Фусс, за ним за столом сидят И. И. Лепехин и П. С. Паллас. Позади них, облокотившись на стул, стоит В. Л. Крафт. Внимание всех изображенных на портрете академиков обращено на бюст Эйлера. Наверху картины раскинута драпировка и под нею в трех медальонах помешены силуэты: в середине — Екатери- ны II, и по бокам — великого князя Павла Петровича и его супру- ги Марии Федоровны. Для силуэтного изображения Эйлера на этих групповых портретах Антинг использовал бюст Эйлера рабо- ты Рашетта. Из протоколов Конференции известно, что бюст Эйлера на пьедестал устанавливала княгиня Дашкова, а не И. А. Эйлер, как изображено у Антинга. Поскольку есть свидетельства, что Антинг создавал свои портреты в 1784 году126, то есть ранее официального момента установки бюста, то можно предположить, что худож- ник предвосхитил эти события и изобразил свое видение их. 11 октября 1783 года скончался академик Г. Ф. Миллер, прослу- живший в Академии 58 лет, 25 июня 1785 года не стало академи- ка Я. Я. Штелина, состоявшего на службе в Академии около 50 лет но никому из старейших академиков не было уделено столько внимания после смерти, не оказано столько почестей, как велико- му Леонарду Эйлеру. ГОСПОЖА ДИРЕКТОР И УЧЕНЫЕ хг д:дь7:гой ° Ак~ с. К. Котельников М Е Го лп и ^ат5мати1<и Аеонард Эйлер Ф- У. Т. эпи„ус, а - -~Н. И. Фусс физики в,'л КраД химик и пу1ешественник О Ру-
Академик П. Б. Иноходцев . (рисунок А. Калашникова, литография М. Мошарского, 1830-с ?г-) тествоиспытатели К. ф. Вольф, В. Ф. Зуев, И. И. Лепехин, Н. Я. Озе- ^аллас’ П- Протасов, историк Г. Ф. Миллер и шим мипопы ТеЛИН' АкаАемия наук в то время стала круШ1111 ИМ мировым научным центром, и здесь работали выдаюЩ^»
67 ^^а^ректор и угеные _ р XVIII века К их числу принадлежат Л. Эйлер, С. Я. Румов- К Ф Вольф, П. С. Паллас, Г. Ф. Миллер и другие. В первые го- директорства Дашковой из жизни ушли известные академики. Д 1783 году — Л. Эйлер и Миллер, в 1784 — Лексель, в 1785 Штелин. Благодаря стараниям княгини Академия пополнилась новыми действительными членами, среди них такие в будущем знаменитые ученые, как минералог В. М. Севергин, химики Я. Д. За- харов и Н. П. Соколов, математик и картограф Ф. Т. Шуберт и дру- гие. В 80-х годах XVIII века русские ученые заняли в Академии прочное место и по численности составили половину от общего числа петербургских академиков и адъюнктов. Причем это были ученые, находившиеся на уровне европейской науки, так как про- шли курс обучения в европейских университетах. В Лейденском и Страсбургском университетах учились Зуев, Лепехин, Озерецков- ский, Протасов и Соколов. У Леонарда Эйлера в Берлине обуча- лись Котельников и Румовский. В Геттингенском университете слушали лекции Захаров, Иноходцев, Кононов и Севергин. Трудо- любие и полученные знания позволили им занять ключевые посты в Академии и выполнять ответственные поручения, которые воз- лагало на них правительство. Румовский заведовал Обсерваторией и в течение 20 лет — Географическим департаментом, был инс- пектором греческой Гимназии. Котельников заведовал Кунсткаме- рой. Лепехин руководил Ботаническим садом и в течение 15 лет — академической Гимназией, был непременным секретарем Россий- ской Академии. Протасову поручили руководство работой Типо- графии, Инструментальных мастерских и Переводческого депар- тамента. Озерецковский и Протасов редактировали «Новые ежемесячные сочинения». Выполнение организационно-руково- дящих обязанностей они совмещали с научной работой. Кроме того, практически все российские академики и адъюнкты выпол- няли переводы на русский язык научных, научно-популярных и учебных книг, читали публичные лекции. Р ВВемяе™ И“ОСГраННЫХ уЧеНЫХ' трудившихся в Академии в это То своей втоХИо!ин7й ’Т “7““° °6РУ“Л’ ЧТ° С™тал Рос- академией. 58 ТТХХ вТ₽ А'<аАеМИЮ ~ Р°ДН°Й
^^^^^^р^щеЙ^ВОЕЙ^ОМЗАННОСТЪЮ ,п лет _ Вольф и Георги, 35 лет (из них 30 лет лился Паллас, по» ле) __ И. А. Эйлер, В должности конферег ^аШ1<ова старалась создать благоПри. Придя ь Академию, _ньи и позже вспоминала: ятные условия для раоозь у мог заниматься своей наукой совершенно свободно, Каждый из них м никаких препятствии; со своими делами не встречая с мо Р получали быстрое их разрешение, не Большое значение для научной деятельности Академии имело постоянное внимание Е. Р. Дашковой к результатам научных ис- следований и, как следствие, повышение ученых в научных звани- ях. Уже в первые дни исполнения обязанностей директора Акаде- мии, когда Екатерина Романовна знакомилась с протоколами заседаний Конференции, она обратила внимание на похвальные отзывы академиков о работе адъюнктов Георги и Фусса и повыси- ла их в научном звании, назначив академиками. О своем решении она сообщила 11 февраля 1783 года коротким письмом: Я с удовольствием увидела, что вы воздаете должное в протоколе Кон- ференции за 23 января [1783] достоинствам адъюнктов Георги и Фус- са, предложив их единодушно в ранг академиков. Не сомневаюсь, что вы вынесли это решение единственно из-за вашего старания о чести нашей Академии, я приветствую ваше решение и объявляю господ оганна Готлиба Георги и Николая Фусса ординарными академика- ми по тем частям наук, которыми они занимаются |28. ходпевяЛ?7а 1783 г°да Е. Р. Дашкова назначила академиком Ино- Гермам, 13СМ™1793 года УД? 3yT 11 ФеВРЯЛЯ 1790.ГОАа" Плацман, Черный, Захапоп ./ Ца' Адъюнктами при ней стали молодых ученых были Р ’ °Н°НОВ и СевеРгин- Трое последних Именно Дашкова n п пРеАМетом особого внимания княгини, генский университет г - от°брала их для отправки в Геттин- возвращении в Россию вс0*™ ^СПешно пР°шли курс обучения. П° были назначены адъюгпЛ Т^ое ^лестяЩе выдержали экзамены и ^нктом по физике 25 ИЮНя ^89 года Кононов стал ми°< Хар°В ~~ По х^мии. Чеп'ГИН П° минеРал°гии, 3 мая 1790 го- мая 1793 года на заселяй НесКолько лет они стали академика- ии академической Конференции бы-
69 ^cnojKodupeKmop^uj^L зачитано распоряжение Дашковой о ‘'вОде Севергина из адъюнктов в акаде- мики, причем главным поводом к повы- шению послужил успех прочитанных им публичных лекции. В прошлом 1792 году адъюнкт Василий Се- вергин читал публичные лекции в минера- логии и доказал знания свои в сей науке, так что вся публика, которая пользовалась его наставлениями, отдает справедливость в его знаниях, к чести Академии служащие. Лично же с удовольствием сим свидетель- ствую, что я поведением, прилежностью и знанием его довольна. Почему для одобре- ния сего адъюнкта, по известным его досто- инствам, признаю я его профессором ми- нералогии, о чем и даю знать ученому собранию129. Академик К. Ф. Вольф Е.Р. Дашкова стремилась улучшить и (.силузт работы И Ф. Аютиш. материальное положение ученых. Они ( ' стали получать прибавки к жалованию. В 1784 году она увеличила годовое жалование: 21 марта — Румовскому и Лекселю за приве- дение в порядок Географического департамента, 12 апреля — Иноходцеву, находившемуся в астрономической экспедиции, 19 апреля — Крафту, «чтобы уравнять его с другими собратьями, так и в знак признания его прилежания в чтении лекций для ака- демических воспитанников». В 1785 году она назначила прибав- ку к жалованию 13 февраля — И. А. Эйлеру, 4 апреля — Фусу, в 1786 году 25 мая — Георги, за подготовку к изданию трудов Фалька, 1 сентября — Иноходцеву и Озерецковскому. В 1788 году княгиня поощрила, увеличив жалование, 20 января — Бернулли, 1 апре- ля - Зуева и Соколова. Стритгер (Штриггер) за успешную работу с русскими летописями был отмечен 1 марта 1790 года и т. д ьгчно прибавка к годовому жалованию составляла 200 иуб и выплачивалась из экономической суммы Академии130 ' K^ZXTZcV XVI" Ве“ “ело “Циальное положение, лью о рангах» в “ чин™ ° ^ветствии с петровской «Табе- • словаре В. И. Даля слово «чин» определяется
,.я1. «степень жалованного служебного значения, достоин «ассТ- Один из европейских путешественников, посетив X конце XVIII века, заметил: «Здесь все зависит от чина... Нс спрашивают, что знает такой-то, что он сделал или может сделап, а какой у него чин»135. Академики и служащие при Академии Ве были включены в «Табель о рангах», так как Академия наук бы« создана после появления этого документа и поэтому «получение чина названными людьми, - как писал П. 11.11екарскии, - счи- талось особой милостью, исключением из правила» - . Способы получения чинов в России были различные. Напри- мер, Штелин и Паллас получили чины при дворе за преподавание наук великим князьям и исполнение различных поручений. Ште- лин получил в 1745 году чин надворного советника (7 класс по «Та- бели о рангах»), в 1762 — статского советника (5 класс), в 1775 — действительного статского советника (4 класс). Паллас был удосто- ен в 1782 году чина коллежского советника (6 класс), в 1793 — статского советника (5 класс)135. Известно, что Ломоносов для по- лучения чина прибегал к посредничеству своих высокопоставлен- ных покровителей, в 1751 году он был удостоен чина коллежского советника (6 класс по « Табели о рангах»), в 1763 году — статского советника (5 класс). Миллер и Эпинус приобрели свои чины по хо- датайству других государственных учреждений, в которых служи- ли, что называется, по совместительству. Миллер рассчитывал по- лучить чин еще в 1753 году и просил об этом, но получил лишь в 76 году коллежского советника (6 класс) как главный надзи- ратель Московского воспитательного дома, затем в 1775 году был произведен в статские советники (5 класс) и за два месяца до кон- чины, 6 августа 1783 года, будучи управляющим Московским ар- советнш^Тд14 ИНО^а™Ь1х Аел, стал действительным статским советником (4 класс)Эпинус был произведен в 1761 году в кол- лежские советники (6 класс! в 1 7АО ™ (5 класс), в 1773 голи — n J769 W — в статские советники (4 класс! как comv* 7 тг АеИствительные статские советники ' РУДНИК Ко/хлегии иностпямичх- 1з~ та тельников (1780), Лепехин Н 7ЯСЛ п АеЛ ’ И ЛИШЬ К (1778) получили свой чин Р°ТаѰ (1779> И РУ«°ККИИ ные труды >38. цИНЬ1 п м Р ого советника (7 класс) за науч- ного чина не имел вел™,т - л ° не все члены Академии. Ни- в 1766 году. ИМеЛ ВеЛИКИИ Леонард Эйлер, хотя просил об этом
71 [ОСПО^^_==:£==========------ Итак к моменту прихода Е. Р. Дашко- - Академию наук самый высоким В°И __ действительного статского совет- (4 класс) - имели Штелин, Эпинус “ Миллер, чин коллежского советника (6класс)-Паллас и И. А. Эйлер, над- ворного советника (7 класс) — Котель- ников, Лепехин, Протасов, Румовский. По представлению Е. Р. Дашковой 8 ученых были удостоены своих первых чинов. В январе 1784 года Головин, Зуев, Соколов и Стриттер (Штриттер) были произведены в коллежские асессоры (8 класс)139, 6 сентября того же года Иноходцев и Озерецковский — в на- дворные советники (7 класс) 14°. 7 января 1789 года Крафт стал коллежским совет- ником (6 класс)141, 18 июня в том же году Шуберт — титулярным советником Академик В. Л. Крафт (силуэт работы И. Ф. Антинга, 1784) (9 класс)142. Княгиня старалась продвигать по служебной лестнице акаде- миков, уже имевших чины. 21 мая 1788 года Румовский из 7 клас- са по «Табели о рангах» был переведен в 6 класс, т. е. удостоился чина коллежского советника143. Все назначения по гражданской службе проходили через Се- нат. Генерал-прокурор Сената князь А. А. Вяземский, с которым Е. Р. Дашкова имела несколько конфликтов по вопросам управле- ния Академией, иногда отказывал в положительном решении. Так, 16 декабря 1790 года Вяземский (между прочим, с 1776 года по- четный член Петербургской Академии) отказал княгине, предста- вившей к награждению чином коллежского советника (6 класс) Лепехина и Котельникова144. Этот чин они получили лишь 5 апре- ля 1797 года. Таким образом, деятели науки стали обретать свое место в чи- новничьей иерархии российской империи. А это укрепляло их со- циальный статус и материальное положение. стали ^еМеНа Директорства княгини Дашковой ученые впервые -али получать государственные награды. Первым из академиков
„ ,« 6 августа 1783 года ему был поЯ(ад был награжден Эпинус* . получил, видимо за госУд орден Св. Анны . Награду у возглавлял шифроваль J ственную службу, так как ' хоТЯ бь1Л всеМирно прИзНа службу Коллегии ино^нь А об электричестве. ным при жизни классико у <далИ орденом Св. князя ВЛа. Но ученых, как правил ,^ен Екатериной Ц 22 сентября димира. Этот орден ь^Уо?юбилея восшествия ее на престол. В 1782 года - день 20 что пожаЛование орденом Св. Вла- статуте ордена подчер ^ высочайшего «благоволения За димира жбУ’ прилежание, труды и беспоро,. ностъТотправлении должности»Девиз ордена «Польза, честь и слава» как нельзя более точно соответствовал жизни и деяниям ученых. Награждение орденом происходило один раз в год в день его учреждения. Орден имел четыре степени, первая и вторая на- зывались «большого креста», третья и четвертая — «малого крес- та». Ученые награждались орденом Св. Владимира четвертой (наи- меньшей) степени, который представлял собой золотой крест, с обеих сторон покрытый красной финифтью. Носился он на груди на орденской ленте — шелковой муаровой с тремя полосами: по- средине — красная, по краям черные. Орденом Св. Владимира четвертой степени были отмечены в 1785 году Паллас, в 1786 — в 1790 — Лепехин, в 1792 — Озерецковский, в ,л J КРаФт’ в 1794 Иноходцев148. На портретах академики ™морденом.еПеХИН' °ЗСрецковский и Паллас изображены с А1<адеСи№ХейаЕково“внЫЧНО составлялось Директором юЧий Сенат «достойного ПРав,1ТелЬОТУ' Лашковой о трудах и заели? Ть Награды». Вот представление 1792-года: ^УА ИЗаСЛуГах0зеРеф<овского, написанное 29 июля В Правительствующий Сенз- от директора Императорской Академии нз\к княгини Дашковой . г Представление. Долгом себе поставляю п личные заслуги и труды Г1Равительствую1цему Сенату о*' "РУДЫ надворного советника и академика Николая
7. мЖа “ угеНЫе ---- [ОСПО^^===^========^^--- вского, который, служа при Академии наук двадцать пять ОзсреЦ1 £ и комиссии употребляем был с желаемым для Акаде- Л£Т' '“спехом и во всех случаях оказывал к службе Ее Императорского к" «чества и к пользе Академии отменную ревность, рачительность и усердие- которые вкратце изображу здесь в следующих пунктах. 1-ое. Он для исследования натуральных вещей целые восемь лет путе- шествовал по России как сухим путем, так и морями, собирая все ес- тественные произведения для Академии. И в последнем своем путе- шествии по озерам Ладожскому и Онежскому, которым описание издал он в свет, открыл гору, гранатами изобилующую, близь Ладожс- кого озера, железную руду на острове Валаам и множество мрамора на реке Пяльме, впадающей в Онежское озеро. Сверх того собрал знатное количество различных минералов и других натуральных тел, которыми приумножил собрание редкостей в императорской Кунст- камере 149. 2-ое. Он как профессор естественной истории, преподавая для публи- ки пять лет сряду наставления в своей науке, собрал для показу слуша- телям до восьми сот российских и иностранных минералов, кои ныне принес в дар Академии, предпочтя ея пользу собственному своему прибытку. 3-е. Он по способности своей во все времена правления моего Акаде- миею беспрерывно занят был изданием сочинений как его собствен- ных, так и других, им пересматриваемых, которыми Академия и ныне приумножает экономическую свою сумму, и всегда пользовать- ся ими будет, когда бы уже издателя оных и на свете не было. 4-ое. Он как доктор медицины, не малую услугу оказал своим соотчи- чам исправным своим на российский язык переводом полезной кни- ги — Тиссотова наставления народу в рассуждении здоровья, кото- рую не только перевел, но объяснил своими примечаниями, и сколько можно приноровил к употреблению российских жителей 15°. Но не описывая подробно всех его заслуг, в заключение присовокуп- ™ °ДН° только сие, что он трудами своими между учеными людьми ропе не только сделался известен, но и много отличился так что ЧТО В -но уже X 1го торской Российский Za™bZhH И ЗАеСЬ ТаКЖе ЧЛеН Импера- И профессор В российс. п В°ЛЬНОГО экономического общества, шляхетском кадетском корп^е.^ П?И ИмпеРатоРском Сухопутном заслуги о^ли^чное^ гю^л^гчил^в'о^зме^'^^^ °3еРе^<овский’ такие его У4 озмездие: потому, представляя его к орде-
НОЮ князя Владимира, покорнейше про ну Свято1'0 Р^УХоТДнию сею ордена четвертой степени. ДОСТОЙНОГО уд°с Июля 29 дня 1792 года княгиня Дашкова 151_ удовлетворена, и, как уже отмечалось Просьба Хером ордена Св. Владимира четверо Озерецковскии ста степени 22 сентября награждении Миллера, который в в служил в Тве Коллегаи марте 1/0J1 д В живал тесные связи с Академией, вы- поХеТпорртения и получал академическое жалование. 22 сен- тября 1783 года, т. е. через год после утверждения ордена и менее чем за месяц до смерти, Миллер был удостоен ордена Св. Владими- ра третьей степени152. Это было первое награждение новым орде- ном деятеля науки, притом более высоким, чем те, коими награж- дались ученые впоследствии. Представление на Миллера исходило из Коллегии иностранных дел153. Сам Миллер с гордостью оцени- вал свою деятельность и, отвечая на вопрос, достоин ли он ордена Св. Владимира, написал: «По пятидесяти семилетней службе ка- жется заслужил»154. 17 августа 1783 года, накануне принятия ре- шения о его награждении, он писал статс-секретарю Екатерины II А. В. Олсуфьеву. «Осмелюсь ли я покорнейше просить вас напом- нить обо мне, когда речь зайдет о принятии новых членов в орден пыстЛ^АИМИ^а ЧРез это мое честолюбие удовлетворилось бы в ство всемило6™’ °Собенно когДа бы Ее Императорское Величе- класса»155.Же^аниеЛ!^^^^ПОЖаловать мне °РАен третьего Е- Р. Дашкова как п^идТ?3^0’ также поощрять и деятелю? Т Россиискои Академии старалась особенно важно, так как °СТЬ ЧЛенов нов°й Академии. Это был° российского языка ocvittp Гр°МНая Работа по составлению словаря °плачивалась. Для nooZe На Довольных началах и не нисКой дКадемии бь1ла я лУчших вскоре после открытия Р°с' филыю ВЛЖа С°бой АИск> на д^АеНа?ОЛЬШая золотая медаль. Она Ператриць3°бражение Екатерин^3?? СТОроНе которого было Пр0' НесШеМу1 И НаАПИсь «Российски ’ На обоРотной — вензель ИМ' Му слову отличную пользу пр11
75 ную работу Первой Большой золотой медалью 1784 году был награжден за актив- непременный секретарь Академии Лепехин. «За ^астие в работе над Словарем Рос- сийской Академии» медаль также была дарована Румовскому (1790), Иноходцеву (1794) и Озсрецковскому (1801)’56. Таким образом, именно Е. Р. Дашковой было положено начало поощрению деятелей науки, свиде- тельствующее о признании государ- ством их особых заслуг перед Отече- ством. Екатерина Романовна старалась использовать любую возможность привлечь внимание императрицы к делам Академии и ученых. Удобным случаем она считала выход в свет той или иной книги, преподносила акаде- мическое издание в подарок, пыталась Академик В. М Севергин (гравированный портр- первая половина XIX в ) «испросить» автору награду. Об этом, например, сохранилось .. детельство в протокольных бумагах за ноябрь 1791 года: «Ее C::z- тельство Академии наук директор и кавалер, по поднесении Ее Императорскому Величеству книги под заглавием: Начальные основания естественной истории в 2-х частях, переведенные адъ- юнктом Василием Севергиным156, изволила испросить ему от Ее Величества высочайшее награждение золотую табакерке и Е ' ' чер- вонцев к поощрению прочих российских Академии воспитанни- ков, дабы каждый из них старался достигать дальнейших наук, мог показать труды свои в честь Академии и себе в похвалу Помяну- тое же высочайшее награждение г-ну адъюнкту Северпшу Сиятельства выдано» 15я. В первые месяцы пребывания в Академии наук княгине при- шлось столкнуться с проблемами ученых, пострадавших от дес- потизма ее предшественника на посту директора нева, дним ИЗ них оказался тал.ш ГЛИВЫЙ молодой ученый Никита S^^KOAOB<174S-17,,5)- Вы»ук-К.,.,к Jb.w.K1: н шесть лег провел в Сибири в экспедиции, руководи-
;;p>Bcg^g£JIB0Ef? _g££^HH0crbf0_Spjg\a который похвально отзывался о нем был отп^ мой Парком, когорт стипендиат „ ЛеИден и Страсбург, где с„. лен как акздеми Ь1Х того времени по химии, минералов шал лекции видных уч и фИЗиологии. По собственной естественной истор' медицинский факультет Страсбурге^ инициативе он диплом доктора медИцИны. Осенью ПвоТдТсоколов вернулся в Россию, но, несмотря на успешно сданный в Академии экзамен, не был принят в штат Академии адъюнктом, как это обычно имело место со всеми, вернувшимися из европейских университетов. Тогда Соколов обратился в Меди- цинскую коллегию с просьбой о дозволении сдать экзамен и зани- маться частной медицинской практикой. Но вмешался Домаш- нев, который запретил Медицинской коллегии экзаменовать Соколова и незаконно посадил его под арест на 6 дней. Доведен- ный до отчаяния Соколов 17 сентября подал жалобу Екатерине 11 на притеснения со стороны директора. Он просил императрицу определить его при Академии «к соответствующей его познаниям должности»159. Рассмотрением жалобы занимались в Сенате, и ге- нерал-прокурор Сената князь Вяземский отдал распоряжение принять Соколова в штат Академии. Несмотря на распоряжение Сената, Домашнев все-таки не принял его в число адъюнктов. Дело тянулось полтора года. И лишь 10 марта 1783 года, разобравшись ситуации, княгиня Дашкова назначила Соколова адъюнктом по пполки^ УЖе г сентября 1787 года — академиком. Столь быстрое науке СокоТ ?КОЛ°ва по слУ>кбе говорит о его больших успехах в священии ей отк^ваХТрен КНЯГИНе’ и эт0 ощущается в его по- хебена (см. Приложено "Ценную им книгу И. X. П. Эркс- соединениями ухудшила раоота с вредными химическими сентябре 1792 года ппо ЗА°Р°ВВе Ученого, и он был вынужден в просьба была удовлетвопеняТЬтл 7 Ув°льнении из Академии. Его СТат’ п°Аписанный княгиней °1<тябРя ученому был выдан атге- А°и человек вскоре скончался161 СОЖалению, талантливый моло- ^дним 14з пеппк просиеМИЮ’бЬ1ЛМИнеРСогИог1не1?;4На Романовна пригласила в 1500 руИ6°ХЯкн°б Ф'Рб=Р < 1743Р-1790). он ° звании акалр 4 ЭДреля 1783 годао» ° КНЯГИНя определила ему мика по минералог-, Числится в штате Академии И> ХОТЯ Прибыл в российскую зНа К<С С1<с фе] Ше соЕ те] вы от 19 ш< ле П CI Г П О' б Е 1
Госпожа директор_ и угеиые столицу 7 июля. За трехлетнее пребыва- ние в Академии он привел в порядок значительную часть минералогических коллекций Кунсткамеры и прочел не- сколько докладов в академической Кон- ференции. 20 февраля 1785 года с разре- шения княгини Фербер отправился в двухмесячную поездку в Швецию по собственным делам. Но вернулся в Пе- тербург только в декабре и потребовал выдать ему жалование за все время отсутствия. Дашкова, конечно, отказала. 19 февраля 1786 года Фербер подал про- шение об отставке, которое было удов- летворено163. После возвращения в Шве- цию Фербер не прерывал контактов с Петербургской Академией и присылал для печати в академических изданиях Академик И. Я. Фербер (силуэт работы И. Ф. Антиша, 1784) свои статьи по минералогии. 2 июля 1787 года Дашкова согласилась принять его в число иностранных почетных членов и назначить ему годовую пенсию в 200 руб., но отметила, что выдавать эту пенсию должно до тех пор, пока Фер- бер будет присылать свои научные труды. Весьма недолгой была работа в Академии Якоба Бернулли (1759—1789), племянника знаменитого математика Даниила Бернулли. Якоб Бернулли был приглашен Дашковой 20 апреля 1786 года на должность адъюнкта по математике с жалованием 600 руб. в год164. 27 сентября 1787 года он был избран академи- ком. В начале 1789 года Якоб Бернулли женился на внучке Леонар- да Эйлера Анне Шарлотте Вильгельмине (1773—1831) и в июле того же года утонул, купаясь в Неве. За три года пребывания в Ака- демии он подготовил и опубликовал в «Nova Acta» 1 1 статей по различным аспектам механики. Пожалуй, самым значительным приобретением Петербург- ской Академии последней трети XVIII века стал Фридрих . (Федор Иванович) Шуберт (1758-1825) Он приехал в Россию ZU декабря 1785 года по приглашению Е. Р. Дашковой мал< звестным на шнающим математиком и астрономом и здесь стал
Академик Ф. И. Шуберт пупнейшим ученым. Одними из Пес ег0 дел стали завершение рестаШ1 Готгорпского глобуса, поврежден^ жаром 1747 года, и окончание pa6w Генеральной картой Российской иЧП(' рии, изданной в 1786 году. Кромер родных способностей, Шуберта отлича,( огромное трудолюбие, благодаря чему оа быстро достиг успехов на научном попри- ще: 18 сентября 1786 года произведен в адъюнкты по математике, а уже три года спустя — 18 июня 1789 года получил зва- ние академика. Он заведует академичес- кой Библиотекой, Минц-кабинетом, Об- серваторией, которая располагалась тогда на башне Кунсткамеры. Шуберт издает несколько научных сочинений, особую известность принесла ему трехтомная «Теоретическая астрономия» (СПб, 1798). По воспоминаниям его сына, Ф. Ф. Шуберта (1789 18 )> крупнейшего картографа и геодезиста, отца связывали с княгине: Дашковой теплые дружеские отношения. «Я полагаю, — пише- сын, — что мой отец был среди всех академиков тем, который бы ближе всех к ней; по крайней мере он часто посещал ее и регуляр но обменивался с ней письмами. У меня есть большое количеств0 ее писем к отцу, большинство которых написано по-английски» За свои научные заслуги ф. И. Шуберт был пожалован импера- тором Александром I перстнем с алмазами в 1802 году и награж- ден орденами Св. Анны второго класса в 1802 году, Св. Владимир3 четвертой степени в 1810 году и третьей - в 1819 году, дослУ>^' ся до чина действительного статского советника (4 класс по «Та^' ЛИ TXT' “ “ 18 л мАУ ПОЛУЧИЛ потомственное дворянство1' • Узнав о смерти ф. И. Шуберта, В. Я. Струве будущий осно*; тогда В Дерпте,Апи“™го ’Иб7я^" Р тическои астрономии, и вероятно, что сие
еще на долгое время останется единственным в своем ЧИНеИИегдавным источником изучения астрономии. В покойном ^теле Вашем уважаю я также и моего истинного наставника в Р°трономии. Санктпетербургской Академии будет трудно заме- нить сего мужа, бывшего ее главным украшением; подобных уче- ных немного в целой Европе»168. Истинным стремлением к развитию науки и образования, со- хранению академических традиций пронизана вся деятельность директора Академии наук княгини Е. Р. Дашковой. Она была в курсе всего, что происходило в Академии, без ее ведома и согласия не принималось ни одно решение. Она не проводила какие-то ра- дикальные преобразования, а старалась использовать то положи- тельное, что уже было накоплено традициями академической жизни. Княгиня нередко выступала с инициативами в управлении академической деятельностью, стараясь не оставлять без внима- ния ни одного прошения, хотя и не всегда принятые ею решения находили понимание. Каких только вопросов ей не приходилось решать, на какие мелочи обращать внимание! И все для того, что- бы достичь главного — создать в Академии благоприятные усло- вия для творческой работы. Но при самом внимательном отноше- нии к членам Академии княгиня практически всегда предъявляла к ним достаточно высокие требования, строго следила за соблюде- нием установленных ею порядка и правил. Особенно непримири- мо она реагировала на действия ученых и сотрудников Академии, когда они игнорировали по той или иной причине ее распоряже- ния или принимали решения без ее участия. В частности, она рез- ко отчитала механика И. П. Кулибина (1735—1818) за то, что он, минуя Дашкову, в декабре 1791 года обратился к Екатерине II с просьбой о повышении жалования и предоставлении казенной квартиры,69. А так как прошение Кулибина передал императрице его покровитель Г. Р. Державин, Дашкова поссорилась и с ним. В своих « аписках» Державин отвел несколько строк описанию его А,ХС КНЯГИНей: <,По пР°“6е на высочайшее имя бывшего при тТдХХ77Аното «на Докладывал ковой. - г С) поелХ Г°СуАярыне’ не спросись с нею (Е. Р. Даш. того Кулибина за какую-тонеиХ™" АкЯАеМИИ А,’Ректором, и и даже гнала, и выппоеи “ исполненнУю ей услугу не жаловала выпросил ему к получаемому им жалованию
^^^^^ШЕЙСВО^ЯЗАННОСТЬЮ^^^ ную квартиру,а™ие то 0Жественные безделки подарков и * испросил им за так рассердилась, что приехавшему^' ГрТо»вину. - Г С.) в праздничный день с визитом вместе, женою наговорила, по вспыльчивому ее или. лучше, сумасшеДЩе. му нраву, премножество грубостей, даже насчет императриц _ что она подписывает такие указы, которых сама не знает, и тому подобное, - так что он не вытерпел, уехал и с тех пор был с не» незнаком»170. Неприятный случай противостояния директора и академиков произошел в феврале-марте 1784 года. Поводом к нему послужи- ло поведение адъюнкта В. Ф. Зуева, который не представил к на- значенному сроку материалы своего путешествия на ю< России. Задержка произошла из-за того, что молодой ученый, без ведома княгини, был привлечен к преподавательской деятельности в Ко- миссии об учреждении народных училищ1 '. Когда сведения об этом дошли до Е. Р. Дашковой, она представила это дело как зло- стное нарушение Зуевым служебного долга и 17 февраля 1 784 го- да исключила его из академической службы, приписав собствен- норучно в распоряжении: «хотя с сожалением, но для примеру другим»1 2. Этим же распоряжением по Академии вводилось но- вое правило, которое распространялось на адъюнктов, переводчи- ков и всех служащих при Академии, «чтобы они ни с каким дру- м местом не входили в какие бы то ни были обстоятельства, не взяв прежде на то позволения от директора». чснииЗ^м'бшзачитан’на^’’^’ ДаШКОВО,‘'' 06 * Чип. Распоряжение Хе,ХаСеп„аНИИ аКаАеМИ™ суровым, И они поручили - Р Казалось академикам слишко.- Зуев совершил серьезный КреТарЮ сообщить княгине, что, хотя своих занятиях в Комиссии^ Не Уведомив Директора о они просят ее смягчип г-п “° ^реждении народных училищ, но Однако Дашкова не а»2^°Р' На следующем заседании 74 ж СЬ °™енить свое распоряжение Щил от ее имени, что книги» РЯЛЯ 1784 ГОАЯ И- А- Э1!ЛСГ сос6' «которое она приняла только п °СТаегся при прежнем реше НеТ АРУГОГО средства утвердить1ОГо’ 1<;1к вполне убедилась, что п кадемии должный порядок
Академик П. С. Паллас (гравюра В. Арндта с рисунка Г. Гейслера, 1802) повиновение»173. Тогда за Зуева вступился его научный руководи- тель академик Паллас. «Поскольку господин Зуев,_сказал Пал лас, — является моим адъюнктом по классу физики и часто сове- туется со мною по поводу своих работ, я свидетельствую что он никогда не был недобросовестен ни в рачении в науке ни в у хах, в течение всего времени его службы в Академии’в качество адъюнкта»174. ячестве После своего выступления Паллас предложил академикам от ветить путем голосования на вопрос: выполнял ли Зуев все nA ности адъюнкта. Но ученые не пожелали обсуждать ’ кой постановке, и никакого решения не было в°прос в та- 6 Зак. 3078
82 „то СП- Академии ждать нечего, о6ратЦд Пх^с. убедись, пс' дипломатично решила мо к Екатерине 1 Им" имекнои указ кн то„рх-. подписав 4 марта * вия „ мтрудненИЯ профессор^ коД «О нечииении пр бдены будут от КоМИс. академикам и адъюнкта- , ых» 'Ч В указе не было наз1м. СИИ об училищах, для Де д а бь1Л совершенно ясен: изгнан- но ни одного имени, нос восстаНОВлен в Академии. ный адъюнкт Зуев долж Конференции 15 марта Паллас сооб- Иа очередном засе^^ императрицы и высказал надежду, ЧТо XZSXX Д— соблаговолит теперь вернуть 3уеСле^е «едание Конференции, 18 марта было необы- чайно бурным и занимает особое место в истории Академии наук. Е. Р. Дашкова поручила конференц-секретарю 14. А. Эйлеру, как это случалось неоднократно, сделать от ее имени заявление, что она была очень удивлена поведением Палласа и тем, что он взду- мал толковать указ, данный ей императрицей, и придал этому ука- зу смысл, которого там нет. Далее Эйлер по поручению княгини заявил, что, по ее сведениям, Паллас распространяет по городу слухи, будто бы академики недовольны своим директором. «В со- ответствии с этим, — сказал секретарь, — княгиня желает, чтобы господа академики в сегодняшнем заседании точно объявили, дей- твительно ли они недовольны ее особой и ее правлением»1' . иными словами, княгиня ппр» . вепим лтзтотдто предложила провести голосование о до- Академии наук^е бшГни ЭПИЗ°А’ поА°бного которому в вой. А ’ни после директорства Е. Р. Дашко- 12 академиков иДд^кФи™”"Рисутстг-.овало 13 человек - Вольф, Котельников, КраЛт л 3 них И человек — академики Румовский, Фербер, фЛ ЭйДТ™*’ °зеРе|!ковСКий, Протасов, ““ еГ А°“ерИе госпо»<е директорЪЮТ С°КОЛОВ - проголосо- правлек™,Д “'ражать чедовоХД^' ЧТ° ? НвГ прогресса и-, Р И СГОль Же благотпг, ° Княгинеи Дашковой, «ионием больши„ХТ Ав3 АКаЛеДкД'грИХ СаМИХ' “ “ и Аексель. Паллас оГ Прогол°совал1л разили несогласие с объявил, что „ед08^ против. Это были Паллас СТоРИей с Зуевым, а Лек- сел ран Ш- И Г ре]: чтс АК не) не’ м° по пр св< ре за) эн рс КН че кг эт тс
83 т что ему не прибавили жалова- 'СЛЬ Х'ьггно отметить, что не участво- а .»заседании академики Георги и присоединились к большинству подписали протокол Конференции. За- Мершая это заседание, секретарь объявил, «ТО княгиня решила восстановить Зуева в Академии, идя навстречу ходатайству за него конференц-секретаря Эйлера. Ко- нечно, после указа Екатерины II она не могла поступить по-другому, но все же попыталась сделать вид, что указ здесь ни при чем, что она прощает виновного по своему желанию и по просьбе конфе- ренц-секретаря. Трудно сказать, как бы закончилась история с Зуевым, если бы не Академик А. И. Лексель энергичное вмешательство Палласа, кото- (силуэт работы И. Ф. Антинга, рое вызвало нескрываемое раздражение у 1784) княгини. История с Зуевым обсуждалась на шести заседаниях академи- ческой Конференции и порядком всем надоела. 22 марта академи- ки единодушно постановили, как записано в протоколе, больше к этой истории не возвращаться 178. На этом же заседании Эйлер зачитал письмо Дашковой, в ко- тором она благодарила академиков за доверие. Вот это письмо: Господа, Хочу сообщить господам Вашим коллегам, сколь я польщена тем, что после 14 месяцев, в течение коих я имею честь руководить Академи- ей, случившееся в понедельник показывает, что, за исключением г-на Палласа, все академики засвидетельствовали свое удовлетворение тем как я отправляю свои обязанности. Я говорю «за исключением г-на 1Балласа», поскольку недовольство г-на Лекселя, о чем он ллне сооб щил, происходило единственно из того, что он етттр бавки к жалованию: об этом он никогда прежде не говоршХ^ ПРИ" нако (особенно принимая во внимание то уважение JL ’°А‘ которое я ему всегда выражаю) множество случаев о “ СерАеЧНОСТЬ> Более он недовольства не высказывает ибо лелп Упомянуть, мне необычайно приятно видеть, что Ваше почтенное собрани^^”0
томное почтение, справедливо отнеслось ко мне, и ему я имею огромно никогда не забуду лестнь1е свою очередь, хочу < господами академиками на мой счет. Си хвальные слова, отнесе более лестно, е свидетельство их яя возлОженные на меня обязанности Д этому Я стРе““'интересована в поддержании чести Вашего со6ра, всегда была жив Р (]/) А Эйлер. _ Г. С.), то Ваши заслуг Гвашачестность вызывают расположение и совершеннейшее П0Ч1е. ние etc. Княгиня Дашкова Несколько слов о Зуеве, чья история наделала столько шума'» Василий Федорович Зуев (1754-1794), выпускник академической Гимназии, в 16 лет, несмотря на юный возраст, был взя i Палласом в Сибирскую экспедицию. Он зарекомендовал себя гам как энер- гичный и выносливый помощник, способный на организацию и проведение самостоятельных исследований. Паллас был доволен своим учеником и считал, что «среди своих сотоварищей он был наиболее рачителен и наиболее прилежен». Добрые научные и че- ловеческие отношения они сохраняли всегда. Паллас активно за- щищал Зуева в уже известной нам ситуации, Зуев перевел на рус- ский язык несколько сочинений Палласа, изданных впоследствии Академией наук. После возвращения из экспедиции Зуев был отправлен для продолжения обучения в Лейденский и Страсбургский универси- теты. Вернувшись из Европы, 12 октября 1779 года он был утвер- и^ен адъюнктом по естественной истории, Т1 сентября 1787 года изоран академиком. В мае 1781 голо н 1 „ Рпг- С1|.. Рллтг /01 года буев был послан на юг 1 ос сельского хоийсти iTHwce"' условия и возможности ведения звериные промыслы елейных землях, изучить рыбные и «овременное Тредс^^^ °— <> ^здке (не; вышеописанной истории! Кк 3°РОГО и послужило причиной нием «Путешественные 6 ,лопУ6лик°ван в 1787 году под назва- 1781М782тоХ мпи“и С-Петербурга до Херсона в Значительны заслуги Ч ставил^51 ПодготоВ1<ой перв1тхРаЗПИ П1Р1 обРаз°вания в России: он ЧертанияРВЫЙ ШКОЛЬНЫЙ учебны ШТеЛе^ По естествознанию и со- U -тественной ис^ебник по естественной истории «На; ля народных училищ Российской
85 »(СПб., 1786, в 2-х частях), который выдержал пять изда- 11М^Па v\ac назвал его лучшим учебником для обучения юноше- НИИ еди не только русских, но и иностранных пособий. СТВ>]<изнь Зуева оказалась недолгой, он скончался в возрасте соро- дет. «Смерть унесла Зуева, — пишет в некрологе академик в'м Севергин, — в цветущем возрасте, и он мог бы еще долгое время быть полезным науке и Академии» 18°. Вернемся к деятельности княгини Дашковой на посту дирек- тора Академии наук. 30 сентября 1784 года на заседании академи- ческой Конференции было решено, что никакой адъюнкт не пред- ставляет самостоятельно в Академию свои научные сочинения без рецензирования их академиками соответствующей специальнос- ти и что академик, одобривший работу адъюнкта, должен за нее отвечать так же, как за свою собственную. Это решение было вы- звано не совсем корректным поведением адъюнкта по математике Мартина Плацмана (1760—1786) и непониманием академиком Лекселем задач, стоящих перед ним как научным руководителем 1М. Дашкова не одобрила предложений академиков и достаточно резко, с пониманием существа вопроса выступила в защиту начи- нающих ученых, считая подобную меру нарушением прав ученого. «...Слава, — писала Екатерина Романовна 4 октября 1784 года, — часто бывает единственной наградою для труженика науки: зачем же посягать на его достояние? Пусть все знают о его открытии и оценят оное по справедливости; если же какое либо научное от- крытие сообщено в мемуаре адъюнкта, прошедшем через руки профессора, то весьма возможно предположение о постороннем участии, умаляющем заслугу автора, в особенности, если молодой ученый успел нажить себе завистливых недоброжелателей»182. Пониманием места науки в обществе, стремлением направить достижения российской науки на нужды страны пронизана и дру- гая инициатива княгини. 16 февраля 1786 года она передала Кон- ференции, что не возражает против сообщения петербургскими учеными иностранным коллегам о своих занятиях, открытиях и на людениях. Однако она считает, что вначале Академия сама дол- «ой7рИоЛритет7зИ ОПуЙЛИ1<о“ать э™ материалы, чтобы утвердить тру?о7Х“и± °™е™7 3а6ОТУ Е Р' ЛаШКОВОЙ 06 издании шихся ученых. Конечно, основная тяжесть по под-
ПГРВЯЙШЕЙ СВОЕЙ ОБЯЗАННОСТЬЮ СТлдд^ готовке таких сочинений ложится на плечи тех, кто непоср “о работает с дневниками, коллекциями, записками. Но ные всегда заняты своими исследованиями, и если бы не посте,», ное. внимание и настойчивость, проявленные Дашковой к Таким работам, если бы не ее многочисленные напоминания и просьбы, в какой-то мере даже угрозы, возможно, не были бы изданы три тома сочинений шведского естествоиспытателя руководителя академической экспедиции в Оренбургский край Иоганна Петера Фалька (1727—1774), подготовленные академиком Георги, и два тома трудов академика, естествоиспытателя, путешественника Иоганна Антона Гильденштедта (1745 1781), подготовленные академиком Палласом184. Нередко Е. Р. Дашкова выступала инициатором подготовки но- вых изданий. Авторы этих книги посвящали их княгине. К работе по составлению учебника российской грамматики был привлечен переводчик и преподаватель академической Гимназии Петр Ива- нович Соколов (1764—1835). Он успешно справился с возложен- ной на него задачей. В 1788 году были изданы «Начальные основа- ния российской грамматики» с посвящением Е. Р. Дашковой (см. Приложение 5). «Труд сей... был бы всегда свыше сил моих, если бы я по вашему же благоволению не имел случая быть при собрани- ях императорской Российской Академии и заимствовать многое от бываемых во оной рассуждений, к правилам, чистоте, усовер- шению и возвеличению российского языка споспешествую- щ х , написано в посвящении. «Грамматика» выдержала пять здании (последнее было предпринято в 1808 году) Дашкоип^™ ™МИИ (впослеАСТВИИ академику) Н. П. Соколову хХГиXXVT ГревОА '<ниги немецкот0 адъюнктом ф.П Моисеенко 0754217=7; "и*™* ПОКОЙНЫМ химии» вышли в 1788 го 17 °1/- «Начальные основы Приложение 6). Академик цП°св’чением княгине Дашковой (см. НИЮ Дашковой в журнале <.м;. “РГИН’ПУ6лИКУН по предложе- J9!/04 “ою лекЦию «о пол Д°Ь7..еЖеМеСЯЧНЬ,е сочинения» за °^РСТВенными словами в завершил ее бла- оЛет^ «5СПОСОбЫ К РаСПР<кжД(Х"7Р°МаНО’!"Ы' <<ИЗЬ,СКИ’ и возвышению наук в
87 .жа Угеные [осп^=:========::===^--- •ова ревностно оберегает достоинство Академии наук. В го- ^^^Хкторетва (пожалуй, за исключением одного случая, речь АЫеео ом пойдет ниже) не замечено грубого вмешательства в ° -К°емические дела, как это случалось до и после нее. Особенно болезненным было для академического сообщества назначение жчдемиков без учета мнения ученых. Так, по личному распоря- жению Екатерины II в 1782 году был пожалован в академики Н Я. Озерецковский. В 1798 году по приказу императора Павла были назначены академиками С. Е. Гурьев и Я. Д. Захаров; в число академиков был принят Ж. Ф. Вовилье, бежавший из Франции от преследования революционного правительства. При княгине та- кого не происходило. Возглавляемая Е. Р. Дашковой Академия наук расширяет свои связи как внутри России, так и за пределами ее, принимая круп- нейших европейских ученых в число иностранных почетных членов. Со многими из них Екатерина Романовна была хорошо знакома. За годы ее директорства иностранными членами Петербургской Академии были избраны 47 ученых186. По «Регламенту» Академии наук 1747 года право предлагать кандидатуру члена Академии и утверждать после обсуждения на академической Конференции было предоставлено президенту. С введением должности директо- ра Академии это право перешло к нему. В 1783 году на первом за- седании академической Конференции, на котором присутствова- ла княгиня, иностранными членами академии были избраны историк и ректор Эдинбургского университета В. Робертсон и профессор химии того же университета Д. Блэк, в 1784 — биолог чз Дании И. Г. Кениг, в 1785 — математик из Германии А. Г. Кест- нер, в 1789 — физик из США Б. Франклин, в 1794 — философ из Германии И. Кант и другие. Авторитет Петербургской Академии был настолько высок, что нередко европейские ученые сами изъявляли желание быть избран- ными в почетные члены Академии на Неве. Например, 8 июля ' года такое желание выразил французский ученый, профессор математики артиллерийской школы в Страсбурге Л. ф. А. Арбо- пк г (1759—1803). Он несколько лет состоял в научной переписке вол^^ ,УрГС1<им11У<1ень1ми, к тому же его работа о природе произ- конкДФе5,790Иг7’“ УАО<:ТОена пеР“°й пРемии на гемическом онкурсе 1790 года и напечатана на средства Академии. Посему
С,,ПЕЙ СВЯЗАННОСТЬЮ стлвл^ Ректор Эдинбургского университета Вильям Робертсон иностранный член Петербургской Академии наук члены Конференции не возражали против его избрания и ли секретарю испросить разрешение на это у Дашковой. 20 окТ^ ря 1791 года согласие Дашковой было получено, и Арбогаст единогласно избран в число иностранных почетных членов • Академики старались принимать в свои ряды только учены*- получивших известность благодаря изобретениям или исследовд ниям. Судя по протоколам Конференции, они могли забаллотир0 вать выставляемую на выборы кандидатуру, если «заслуги» соиск3 шля были им не знакомы или признаны недостаточными. Т"31 произошло, например, 4 апреля 1793 года, когда на заседании
деятельность различных лена (1735 [ли было зачитано письмо российского посла в Лондоне Воронцова (1744—1831), брата Екатерины Романов- Л' Он рекомендовал принять в состав иностранных почетных ' Петербургской Академии трех англичан, членов Лондон- го королевского общества: астронома, механика по часовому дел\ графа И. М. Брюля (1736—1809), математика и изобретателя астрономических и физических инструментов Д. Рамз- —1800) и астронома А. Обера (1730—1805). Брюль был . оран единогласно, Рамзден — девятью голосами против трех, ,-ретья кандидатура вызвала осложнение. И хотя Воронцов писал, .то Обер оказывал большие услуги по доставке в Россию навигаци- нных и астрономических инструментов, исполнял поручения Ад- миралтейства и мог бы быть полезен в будущем, академики вооб- ще отказались голосовать, сославшись на то, что ничего не знают об этом человеке. При этом было отмечено, как записано в про- токоле, что княгиня Дашкова могла бы, чтобы сделать приятное своему брату, просто назначить Обера почетным членом, что не противоречит «Регламенту» Академии. Княгиня так и поступила, сообщив о своем решении на следующем заседании. Первый в истории Петербургской Академии наук случай ис- ключения из числа иностранных почетных членов189 произошел 6 сентября 1792 года, когда по распоряжению Екатерины II фило- соф и математик, непременный секретарь Парижской академии наук Ж. А. Кондорсе (1743—1794) был исключен как один из вид- ных деятелей французской революции, участник суда над королем Людовиком XVI. УЧЕБНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Важной стороной деятельности Академии наук было обучение одрастающего поколения. К моменту прихода Е. Р. Дашковой в к^емии не существовало Университета и едва теплилась жизнь уХХГсХт^"^- ЛЯШКОВа °браТИЛа °С0б0е ~ие "овке преподавания™ Она котилась как о поста- - гак и о здоровье, питании и одежде учени-
угебно-просветительская деятельность 93 Студент (гравюра XVIII в.: Зрелище природы и художеств. СПб., 1787. Ч. 7. № 34) лей из экономической суммы Академии, доходы от которых будут предназначены для поддержки академической Гимназии, подчер- кивая, что Гимназия есть «на полезнейшее для Отечества установ- ление, из которого вышло уже великое число достойных людей, кои в разных государственных департаментах с отличием служат». 2 марта разрешение от Екатерины II было получено203. Самых способных воспитанников гимназии Е. Р. Дашкова по- слала для продолжения образования в Геттингенский университет, который был излюбленным местом пребывания русских студен- тов. Престиж Геттингенского университета в ту пору был весьма высок. В конце 80-х годов XVIII века в нем читал свои лекции по математике и физике А. Г. Кестнер, химию и минералогию препо- давали И. Ф. Гмелин и Г. К. Лихтенберг. В XVIII веке за границей за счет Петербургской Академии наук обучалось 23 студента, из них
,пд0Дых лЮАей и воз6УЖАения “Редко. ков.» Для поощрен"» „„овила два экзамена в ГйДс а, ия между ними Е.„„игами. Княгиня регулярно п₽й. награждением лучших ня экзаменах в академической сила академиков пр математического класса остались не- Гимназии а когда по математике, то Е. Р. Дащ. довольны внаниями восп для учителей план обу- кова поручила П. Ь. инох ли чени» 7 1Ч декабря 1783 года к генерал-прокурору Сена- В обращении 13 Р 3 ° выделении дополнительных средств та князю А. А. Вяземс ~ У четко определяла предназначе- для Академии наук Е. 1 • А ние Гимназии: Академической Гимназии главный предмет и польза состоит в том, чтобы воспитывать и обучать юношей так, чтобы некоторые из них, к вышним наукам способные, могли сделаться в Академии наук про- фессорами, а другие по знаниям и дарованиям своим могли бы быть выпускаемы к определению в гражданскую службу, за что я ожида- ла, что правительство некоторым образом обязанными Академии со- чтутся 194. Академической Гимназией с 1777 по 1794 год, т. е. в течение 15 лет, руководил выпускник академических учебных заведений и Страсбургского университета, академик по классу ботаники, один из виднейших ученых XVIII века Иван Иванович Лепехин (1740- ашкова была довольна его деятельностью, неоднократно повышала ему исалотАлт-гкр о тт^ Гимнявмм е’ П° его пРеАставлению — и учителям вастьянова и в’м Сегертн!™1'™ ГИМНазистов тех лет А. Ф. Се- О добром влиянии на них' акаАеА“ Н. Я. Озереуковского, Лепехин «пекся о ' П СЛ°ЕаМ аКаАеМИ''3 ДЫХ растениях в академическом воспитанниках, как о мла- предоставлен его попечению С СаА^’ Который в то же время был ности сад украсился редкими ° ВСТуплением его в сии две додж- учениках разверзлись; он возбулпР°ИЗРаСТаНИЯми’ способности в Детей, а они его, как "7? ° Н>« «Хету к чтению, любил ИХ. Должность инспектор г, ' мени от Лепехмип Р 1Имназии Управление Г ” ’ На Которого кп^ Вала много сил и вре- р ВЛение Паническим садом 2Р ме ТОГО’ были возложены Демии, огромная научная и
Академик И. И. Лепехин (рисунок М. Кашенцова, литография М. Могиарского, 1830-е гг.) переводческая работа. К тому же с самого основания оссиис кс Академии он исполнял обязанности непременного секретаря, уча- ствовал в подготовке всех шести томов «Словаря Академии I ос сийской». Когда Лепехин узнал, что Дашкова собирается оставит ь Академию, он 26 июля 1794 года обратился к ней с прошением об
ТВОЕЙ ОБЯЗАННОСТЬЮ СТАВЛЮ пеРвЕЙШ^£?2^============^: В нем Лепехин писал, что давно хотел отставке из Гимназии. Ь нк о6мснял задержку: «По сие врем, отвить это намерение T|jeHH0 как старание делать Вам удерживали меня °т * ,|0 важение, с каковым Вашесиятель- Изволили все мои представления, до сего училища касающиеся» ” ' но приняла отставку Лепе- Е. Р. Дашкова, хотя и с шеХй на посту директора ,, 'Д™ 1-тало одним из последних ес рсш : г г Х\ ОМ ИИ 28 т 1794 года, высоко оценив его учебно-органи- _ >0 деятельность, она приказала записать распоряжение в ™ Канцелярии: «...к сожалению своему, усмотреть изволила, что господин Лепехин от должности инспектора Гимназии просит увольнения... и определила за таковое его, господина Лепехина, усердие, послужившее в честь и славу не только Академии, но и в пользу Отечества <..> засвидетельствовать сим ему, господину Ле- пехину, признательную от Академии благодарность и, согласно с его просьбою в рассуждении прописанных им невозможностей, от управления должностью инспектора Гимназии уволить...»198 Когда Е. Р. Дашкова пришла в Академию, то в Гимназии она за- стала 27 гимназистов, «из них трое не подавали никаких надежд» и были определены в академическую Типографию. Шестерых она отправила назад к родителям «ввиду полной неспособности к на- укам*. Курс обучения в 1783 году продолжили только 18 мальчи- j 1786 году учеников было уже 89, «которые, смею утверж- -ф ь, писала княгиня, гораздо лучше накормлены, одеты и обучены, чем прежде»199 R 17R0 V 7ч ” A ' ГОАУ в списке гимназистов значи- и еще былтГя'м' НИХ нахоДИлись на казенном содержании, ям200. В последнем 1ИКа’° уЧавшиеся художественным професси- Академии наук, 5 авжтаШ^ КНЯГИНей рапорте о состоянии демическом училище состоит И°? °На указывала-что ныне в ака- достойное человеколюбивом^, чел°век. «При чем осмеливаюсь все П.летнее упрадление JeM°«aW в замечание донести, что за 1'Шников один201 только умер» 202<аАеМИеЮ из показанных воспи- Птерина РомановназаХ ’ обеспечитТи ЯКаАемических у^бных^0^0 реШением насуЩ' княгиня п Х Суи^еств°вание в Kv аведений, но и пыталась ЯП°ПрОСИ«Р«реЦ1еНия п6оУмАУ11!еМ' 16 Февраля 1790 годя поместить в ломбард 40 тыс, руб-
”АНН°СТ^^°. 9 человек — в Геттингене. Перв академические студенты По;Л лись в Геггингене в 1766 году п 1785 году, после почти 2О-леТНего перерыва, Академия вновь комац. дировала в Геттинген четырех сту- дентов, на этот раз В. М. Севергина Я. Д. Захарова, А. К. Кононова и Г. Павлова. Выбор Е. Р. Дашковой студентов и университета более чем оправдал все ожидания — трОе из них впоследствии стали акаде- миками 204. «Госпожа директор» регулярно знакомилась с отчетами, отправля- емыми студентами в Петербург. В их письмах постоянно поднима- лись вопросы, связанные с их труд- ным материальным положением. Видимо, приводимые ими доводы были настолько убедительны, что Е. Р. Дашкова изменила сроки вы- платы им содержания, а Я. Д Заха- покрытие дополнительных расходов. Профессор химии Эдинбургского университета Джозеф Блэк — почетный член Петербургской Академии наук рову прибавила 20 руб. на занных с его тяжелой болезнью. Русские студенты прилежно гетт^генскеКЦИИ’лВЛеЧеННО занимались каждый своей наукой. научных и учебных пентпов R 11МЬИ1 город Эдинбург — один н-' должны были слушать леки., йелик°6ритании тех дней. Там он» Ш века профессора Д>козе1 °^НОГО Из самых крупных химиков ан хорошо знакома с прХ^ (1728~ 1799). Дашкова бы- границах «Записок». 30 янваиГп’й?0 Не раз встречается на □оТп~ -ягиниX ГОАа < одним из первых- -леном ПеТер6ургской избран иностранным почетным сожалению, поездка русски-4
яр01-егт^'^Я- в в Нинбург, хотя был даже послан вексель, не состоя- о»'- , крупнейших просветительских начинаний, осуществ- К Ч"е'р Дашковой в Академии наук, следует отнести организа- Л1,!Ш^шедоступных публичных лекций. Эти лекции, проводимые Ш А\’.1 учеными того времени, несли свет знаний в русское об- '’с-по были направлены на воспитание интереса к познанию^ на '-рпобщение российского общества к достижениям мировой и Шественной науки, на разъяснение ее целей и задач. Они спо- ' ,хЧ .зевали распространению научных знаний и удовлетворению потребности в получении их теми, в первую очередь, кто по возра- ст; или по другим причинам не имел возможности посещать учеб- ные заведения или хотел завершить свое образование, и потому сыграли важную роль в развитии культуры и распространении просвещения. Российские ученые всегда считали пропаганду научных знаний . просвещение народа своей прямой обязанностью, долгом200. Поэтому предложение Е. Р. Дашковой, последовавшее 3 июля 1 S3 года — использовать часть времени, которое у них остается от научной деятельности, на чтение публичных курсов лекций, — было встречено в Академии с большим пониманием207. 8 апреля 1784 года княгиня представила Екатерине II доклад, в котором говорилось: «...чтение лекций на российском языке не только для студентов и гимназических учеников, но и для всех по- сторонних слушателей, кои допускаемы будут, кажется мне тем ’ыче полезным, что науки перенесутся на наш язык, и просвеще- чис распространится»2tw. Указом от 20 апреля 1784 года императ- рица одобрила представление Е. Р. Дашковой209, и из экономиче- ски.х сумм Академии в банк был передан капитал в 30 тыс. рублей с гем, чтобы из процентной прибыли, а это составляло 1500 руб., 4х’Изводить ежегодную выплату четырем русским профессорам • чтение лекций, т. е. по 375 руб. каждому «сверх настоящего их Жалования»210. лилиП^1ЧП7Ь1е насАТавления>> были открыты в 1785 году и прохо- ском Я ' r°AJL АкаАемические лекции читались только на рус- ском ЯЗЫКе, В летнее z- Исе время — с мая по сентябрь — по два часа два нятия леТц7ямиХпоТЬ1ВаЛИ ШИр°КИЙ КРУГ предметов. Начались за- ЯМИ по математике и химии, в 1786 году добавилась
Академик Н. Я. Озерецковскии & М. К^кснцови.лшпогрифия М. Мошарского, (рисунок . 1794 году вме<7° естественная история, в 1793 году — физика; в иХ чит&' химии преподавали минералогию, а в последующие а1<адеМИ' ли параллельно. Лекторами выступали почти все руссК ‘ ^0, ки и адъюнкты: С. Е. Гурьев, Я. Д. Захаров, А. К- Кононов, qq1<oXoB- тельников, Н. Я. Озерецковскии, В. М. Севергин, Н- • вед0Хюс' О лекциях заранее сообщалось в «Санкт-Петербургских в . тях» с указанием, когда и где будут проводиться чтения, one но отпечатанные объявления рассылались во все учебные : 1ия Петербурга и расклеивались на улицах города. ^гкИМ /Кители столицы с интересом относились к академ^ . циям и охотно их посещали, особенно в начале сезона.
Воспитание (гравюра XVIII в.: Зрелище природы, и художеств. СПб., 1786. Ч. 6. № 32) читаем в рапорте академика по математике ^оте“ к I 1793 год; .Сперт было довольно -ки, но обычай есть, потом приходило и меньше и г j-jo^og_ времени убывали, осталось к концу весьма малое чис^ Коно- ные замечания встречаются и в отчете академика по чте_ нова: «Слушателей ко мне собиралось с самого начаЛ (бывало ния даже до начала сентября много, и весьма многие р и* столько, что в просторной аудитории, что в ’ же меся_ Ции мои преподавал, едва умещаться могли, с ей наро_ УУ когда наступила настоящая осенняя погода, с. ЧитоУменьшилось»212. - лЮбите- ^екции академика по химии Захарова соэир . «аук, .так что целая половина стояла»213. А академик по ?3ак 3078
Библиотека Кунсткамеры (гравюра X. А. Бортмана по рисунку Д. Бона из ал ьбома «Палаты. Академии наук», изданного Академией наук в 1741 г.) ственной истории Озерецковский писал Е. Р. Дашковой, что у него ыло ни одной лекции, на которую 6 не собиралось довольного втеТ™УпШаТеЛеЙ’ИН0ГАа годилось их более 50 человек, особенно Прекпасны^Ь1е Показаны были самые натуральные вещи»214- химиСТо^ бЫЛ аКаАе^< Соколов, он преподавал славою». Его лекции" КНЯГИНя ЛаШ1<ова, «с особливою похвалою и колов неоднократно °ЛЬЗОВались большой популярностью, И Со- бой об увеличении числТ^^ В Кан4елярию Академии с прось- уопех имели лекции акалГ7^613 слУШателей215. Заслуженный пуб!и™еЧаЛа’ЧТо он <<ДоказяКа П° МИНеРал°гии Севергина. ДаШ' ЛИВОСТЬI которая поль^ в св°ей науке - так что вся И„^г“ на»иях к чест“ давлениями, отдает спра»* ”ИАИ заквд’>«« о ' АеВДи “Учащих» ККИки' Провинций.33"?'™® “ Академии наук ныи помещик И. А. Второв, по
пительская деятельность Внутренний вид зала Кунсткамеры с курьезными вещами (деталь гравюры из альбома «Палаты Академии наук», изданного Академией наук в 1741 г.) 17QA toav резко отозвался о «наставлениях» сещавшии лекции в 1796 году, резт Озеиецковский, потому Озерецковского: «Мне не понравился . Р излишне что слишком много вмешивает латыни в ^гтопонними су- повторяет и отвлекается от настоящей мая ерии п с ждениями...»217 А воспоминания известного журнал лрРпНОст- ча(1787—1867) отличает более доброжелательный то носледил я за лекциями Озерецковского, который го тон- не разбирая выражений, но умно, ясно и увлекательно п„ос\у_ надцатилетнем возрасте Греч, кроме лекций по иолог ’ Щалеще курсы по математике, химии и минералогии и Сал с чувством искренней благодарности об этих заняти ’ ^способствовали «развитию <••> понятии и приобрегению ведений о некоторых предметах». то_ р Личные лекции Академии наук собирали ольшу есЯ лекции посещали, кроме столичных обывателей, У^ ака_ Деми 'ИХ 1<лассов кадетских корпусов, Медико-хирурги че ого и> воспитанники Школы корабельной архитектурь ,
100 „„нечно, академической Гимназии. Лс,,„, народного училича и «°« наук было много будущих 1786 года в аудитора Д й учительском семинарии, Кото_ гелей - студентов П р иЯ приходили слушать лекции По рые для завершения К сожалению, неизвестно, какИе математике, химии ио 1<а3енных «сапогов износили они приобрели знания,^ слушая лекции, на > Р риложила много сил для организации rE'P-^X4eLx лекций, наблюдая осуществление "To"Z^ часто присутствовала на этих лекциях и иХывала довольствие, видя, что они полезны детям 6едньк русских дворян и молодым унтер-офицерам гвардии» . Увлечен- ная своим начинанием, княгиня 22 апреля 1788 года передала академику В. М. Севергину для показа слушателям лекций боль- 221 шую коллекцию минералов Публичные лекции читались и в европейских академиях наук. Особое значение подобные лекции имели в Баварской академии наук и в Лондонском королевском обществе222, но нигде они не приобрели такого масштаба и не были так регулярны, как в Пе- тербургской Академии наук, благодаря усилиям и пониманию их значения Е. Р. Дашковой. У г г т / с т I г I I I I I I I ] Идеями Просвещения пронизана публицистическая и журна- гини бь^Т" Е Аашков°й- Основные сочинения кня- 80-е годы ХУ11ТвекаЭтоНбы1РаНИЧаХ аКаДемических журналов в усиленно заниматься пол ° Вр!МЯ’ Когда Екатерина 11 начинает создает в 1782 году <<КАГОТОВ1<ОИ школьной реформы в России и лищ». В известной мере дИССИю Учреждении народных учи* вила идеологическую основТ^0^ СВОИми с°чинениями подгото- ° разования, способствовал^0 ХОдИмос'ги проведения реформы ни?кКИХ И педагогических ^СПр?СТРанению нравственно-фи- срелствЩеС™ННОГО “жания «Г ’ с°Аействовала формирова- Тр Д°«еЦ>еНия. ИЯ' °на понимала значение печати 7' к Дашкова были скои наукр XVIII п ЗНаКома со лли^ ск°го философа и“’_°“6енно еимпаДД™ ИДеЯМИ педагогиче- на вопросы воспмн, Ааг°Га Джона Ло иРовала взглядам англии ““ичания вписыва ДЛ°ККа (1632-1704). Ее взгляд^ в Духовную атмосферу эпох'п
деятельность 101 ния Свою педагогическую программу она наиболее ':ЧХ!Лц пожила в статьях «О смысле слова „воспитание11», «О ис- :1еЛН° благополучии», опубликованных в журнале «Собеседник 7,1 бителей российского слова»223; «О добродетели», «Да будут рус- ^це русскими» — в журнале «Новые ежемесячные сочинения»224 Воспитание Е. Р. Дашкова рассматривала как главнейший фак- тор формирования человеческой личности. Правильно поставлен- ное, оно создает человека с высокими общественными интересами и нравственными стремлениями. Основной тезис ее концепции воспитания состоит в том, что единственным источником благо- получия человека и общества является добродетель, т. е. «то душев- ное расположение, которое постоянно устремляет нас к деяниям, полезным нам самим, ближним нашим и обществу» 225. Подобным же образом определяется слово «добродетель» и в академическом словаре: «Добродетель — способность или пре- клонность души поступать согласно с законом естественным и правилами веры, которые обязуют человека исполнять должности как в отношении к Богу, так к самому себе и ближнему: доброде- тель противуполагается пороку» 226. По убеждению княгини добродетелью, которая «совершенна и изящна», «непременна и неподвижна» во все времена, является справедливость (курсив Е. Р. Дашковой. — Г. С.). «Когда бы чело- век мог, — писала она в статье „О добродетели", — о любящих и ненавидящих его, равно как о себе самом, всегда без пристрастия судить, если бы свои дела судил справедливо, тогда бы все другие Добродетели для него не тягостны были; не считал бы тогда жерт- вою то, что понимал бы должностию себе, и практические добро- детели обыкновенными и естественными ему бы казались» 227. Екатерина Романовна предложила учредить ежегодную премию за лучшее сочинение в стихах или прозе, посвященное добродете- ли 228_ Интересны рассуждения княгини о нравственных качествах человека. Она была убеждена, что воспитанный человек должен ыть справедлив, честен, человеколюбив, благоразумен, великоду- шен, смирен, благороден, умерен, кроток, терпелив и снисходите- лсн. «Сии особенные добродетели рождают благонравие (курсив Дашковой.— Г. С.), которое стесняет и утверждает общест- венный союз, и без которого народы благодетельствовать не мо-
102 nEPBEmiiE^cB0E^0EH3AHH0CTb^cTA^ n " гтятье Е Р. Дашкова продолжает эту тему и пере, пт» Б другой честаа отдельных граждан. Вонну преД числяет неустрашимость в опасностях, неутомимость „ «его необходимь _ 1 кех случяях»; судье - «просве^. трудах, мужес ДороЖность, бескорыстность и твердость,, X - — пДдивость и осторожность». Лучшим укра' шением женщины, по мнению Е. Р. Дашковой, является «скром. ность. стыдливость, прилепленность к нравственности, блюдец хозяйства, нежность сердца и домоседство» . В статьях «Искреннее сожаление...», «Записки разносчика», «Вечеринка», «Картины моей родни...», «Истины, которые знать и помнить надобно, дабы, следуя оным, избежать несчастий»23’ Е. Р. Дашкова показала пороки тогдашней русской жизни, празд- ность, пьянство, ложь, скудость духовных запросов, явное пренеб- режение к просвещению, презрительное отношение к отечествен- ной культуре. Большая часть заметок и рассуждений Е. Р. Дашковой была на- правлена на осуждение чрезмерного увлечения российского обще- ства французским «модным ветреным воспитанием». Дашкова считает не только не полезным, но и вредным желание родителей «воспитать детей своих как-нибудь, только чтоб не по-русски, чтоб чрез воспитание наше мы не походили на россиян». Подобно М. В. Ломоносову и Н. И. Новикову она стремилась к распростра- нению просвещения на национальной основе, осуждая дворян за упыи о ычай приглашать в свои семьи воспитателей и учителей ми w СТРаНЦеВ’ котоРЬ1е неРеДко сами были круглыми невежда- Хл7иМсе2ОЧеНЬ Л°ВКО В°ОАИТЬ ° заблуждение русских. Она по- учения за граТиш^^ ПраКТИКу Пось1Л1<и дворянских сынков для учились уме^юпХХьжиТнГд^1 ному влиянию Е.Р. Дашкова НЬ'пР°™воДеиствия иностран- прививание, то есть °ветует употреблять нравственное французского учителя и ^^Цам и матерям, заняв место ными русскими, учить их аАаМ’ В°СПИТЫвая Детей верноподдаН- приверженности неогпяити °>КИя’ верности к государю И нравственное, которое час отНН°И К Отечеству: вот прививание няющегося мартышества П° МеРе разврата и распростра- И зам«ает; «Если Фе’ нцузского нужно нам», и ирониче- Т° Важног°. почтительного или по воде
/а ...^нтеяьская деятельность ^(6t^^=s=========~ , [КОГО И благоприятного русского поклона введен чуже- ^’Хбычай приседать по-французски; я спрошу, просвети- ^ьлимычРезТО>>232- л Г вь К Отечеству и уважение к историческому прошлому < Е Р Дашкова пронесла через всю жизнь. Она стремилась ^Ху'щть в русском обществе самосознание, уважение к своей Хне, к своему народу, к умственному и нравственному достоин- X человека. Патриотическими устремлениями пронизаны мно- гие ее сочинения. «Любовь к Отечеству есть первая и нужнейшая в гражданине добродетель», — неоднократно повторяла княгиня 233. Эта тема была продолжена в письме в редакцию «Новых ежеме- сячных сочинений» в 1792 году: «...Да будут русские русскими, а не подражателями дурного подлинника; да будем всегда патриотами; да храним нрав праотцов наших, которые были всегда неколеби- мы в вере христианской и верности к своему государю; и да возлю- бим Россию и русских, паче чужестранцев!» 234 Главная цель воспитания, по мнению Е. Р. Дашковой, заключа- ется в том, чтобы вкоренить в «нежные сердца» воспитанников любовь к правде и к Отечеству, «почтение к законам церковным и гражданским», уважение к родителям, «омерзение к эгоизму» и убеждение в той истине, «что благополучным быть невозможно, когда не выполнишь долгу звания своего» 235. Е. Р. Дашкова понимала, что процесс воспитания начинается в семье, подчеркивала, что успех семейного воспитания во многом зависит от образа жизни самих родителей, которые являются бли- жайшим примером для детей. Если этот пример положителен, то он будет способствовать «доброму» воспитанию, и наоборот. Она настойчиво призывала родителей создать такой «образ жизни», который служил бы прекрасным образцом для детей. В статье «О смысле слова „воспитание"» автор предлагает неко- горые аксиомы, которые, по ее мнению, необходимо знать роди- телям и воспитателям (курсив Е. Р. Дашковой. — Г. С.): «Воспитание более примерами, нежели предписаниями, пре- подается. Воспитание ранее начинается и позднее оканчивается, нежели вообще думают. Воспитание не в одних внешних талантах се^?ИТ украшенная наружность... без приобретения красот ума и теиии1-^71' Т°ЛЬКО кУкольство. Воспитание состоит не в приобре- тении только чужих языков» риооре
1 пй,ВЕ0ШИ? СВОЕЙ ОМЗАННОСТЬЮ^тл^ «Истинное, или совершенное» Во такие, по мнению Е. Р. Дашковой, СоСТо. ИТ из трех главных частей: воспитание фи зическое, «касающееся до одного Тела>) нравственное, «имеющее предметом разование сердца», и наконец, школьное, классическое, «занимающееся Пр0’ свещением или образованием разума» Между этими частями существует взаим- ная связь и зависимост ь. физическое воспитание ребенка Е. Р. Дашкова рассматривала как важней- шее условие формирования его личности, «ибо трудно себя ласкать надеждою от истощенного и слабого тела увидеть дей- ствия великого духа, кои всегда с трудами, а нередко и с опасностью соединены бы- вают»238. Удовлетворение потребностей ребенка в уходе, пище, одежде, сне, а так- же развитие физических сил организм.: Академик С. К. Котельников (силуэт работы И. Ф. Антинга, 1784) ребенка — вот что, по ее мнению, должно составлять физическое воспитание. Нравственное воспитание занимало особое место в педагоги- ческой программе Е. Р. Дашковой. Оно выполняется, «когда лете:: к терпению, к благосклонности и к благоразумном’.' по;-.?.;? нию» приучают и формируют убеждение, что «правила чести ест ? закон, коему подчиняются все степени и состояния»- Нрав- ственное воспитание, по мнению княгини, основывае тся “На ' вилах закона, на любви к Отечеству и на собственном к себе тании» 24°. Нравственное воспитание детей она стремилась сочетат лигией, так как видела основание добродетели в Многие ее советы и указания по нравственному воспитанию ли исходным началом христианское учен:. ИНЯ соС’ТаВД» «Сокращение катехизиса честного человека». .\а . название книги, содержащей основы учения христианской - ры241; в статье «Истины, которые знать и помнить надобно, А?® следуя оным, избежать несчастий», она писала: «Должно десять 3»
105 ...^мьская деятельность у^6Н0^^^=============- v-тк знать помнить оные как правила святые, по ко- п0Вм поступать должно»22. иг ение занимало в педагогической теории Е. Р. Дашковой, 1 Хству, последнее место. «Я более озабочена нравственным П°-'оянием и душевным складом своего сына, чем могла бы когда- быть озабочена уровнем его познаний» — писала Екатерина Романовна 9 октября 1776 года Вильяму Робертсону243. Это было в духе идей века Просвещения. Такого же расположения воспита- тельных начал вслед за Д. Локком придерживались И. И. Бецкой и Н. И. Новиков. В статье «О смысле слова „воспитание"» княгиня раскрывает содержание школьного воспитания 244. Оно должно начинаться, по мысли Е. Р. Дашковой, с обязательного изучения «природного язы- ка». Латинский и греческий следует учить «для почерпания в зре- лых летах красот и высоких мыслей», немецкий, английский и французский языки — для общения с иностранцами. «Необхо- димо нужна каждому человеку», считает Е. Р. Дашкова, и арифме- тика. Используя свое знакомство с учебным планом Эдинбургского университета, Е. Р. Дашкова предлагает максимально насыщен- ную программу обучения юношества, включающую логику, рито- рику, историю, географию, высшую математику, нравственную философию, юриспруденцию, естественную философию, экспери- ментальную физику и химию 245. И как бы подводя черту под своими рассуждениями о сред- ствах и методах воспитания, Е. Р. Дашкова замечает: «...Испытание нас сильнее убеждает, нежели какие предписания или книги нас уверить удобны»246. Е. Р. Дашкова считала, что «для совершенного воспитания чело- веку, готовящемуся быть полезным обществу», непременно следу- ет ^совершить путешествие. Действительно, ничто так сильно не Действует на воображение и ничто так глубоко и прочно не запада- ет в душу, как непосредственное созерцание разнообразия приро- ды и жизни народов. Главная цель такого познавательного путеше- ствия, по мнению Е. Р. Дашковой, «не упускать ни одного удобного Х1аЯ АЛЯ ПриобРетени* знания» 247. Княгиня написала специаль- ноХпХш1ствияВ>КОТ°РОМ ОТМечала’ что главным средством «ум- ИЯ» является постоянное внимание, и попыталась
Школьный учитель (гравюра XVIII 6 Зрелище природы и художеств. СПб., 1788. Ч. 8. № 20) определить предметы познания во время поездки, к которым ею о:несены «свойство и форма правления, законы, нравы, влияние, народонаселение, торговля; географические и климатические уело вия, инос транная и внутренняя политика, произведения, религия, ооычаи, источники богатства, действительные и мнимые среДс'гвЛ ob:jje< 1 венного кредита, подати, пошлины и различные условия различных сословий» 248. Для путешествия она отводила два годя явным июгом такого странствия княгиня считала полезные зня 1 нас гавляла сына. «Сравнивая иностранную жизнь с >кизнЫ° учпежлаГ^™ *’ СТаРаясь исправить, что найдешь в нем дурн°г0’ Другом и 6лагоС°ЧТеШЬ ПОлезнь1м его благосостоянию, ты буДе1иЬ другом и благодетелем своей страны» 249.
107 ^^етителъская деятельность______________________________ р Дашкова, как человек, много путешествовавший, разрабо- оеобразный кодекс путешественника и опубликовала его на ^ницах журнала «Собеседник любителей российского слова» 250, ^состоит из 5 правил. Первое, что рекомендовала княгиня, это ость свою с чинами оставить дома», второе — не полагаться на внешний вид, который «часто молодых людей обольщает». Тре- тье правило гласит: «Благоразумный путешествующий стараться должен отличать себя поступками, поведением и душевными да- рованиями, а не нарядами, экипажами или богатством». Из этого логично вытекает четвертое правило — экономия средств. Пятое правило касалось отношений с распутными женщинами, которых следовало опасаться. Высказывая свои соображения о содержании воспитания, Е. Р. Дашкова часто пытается их сформулировать в виде нравоучи- тельного или назидательного афоризма. И такие краткие выра- зительные изречения встречаются во многих ее сочинениях. Вот некоторые из этих высказываний: «Отечество мое да будет мне всегда драгоценно»251, «Не унывайте в бедствиях, а в счастье над- менностью не заражайтесь»252, «Умеренность в желаниях более всего удобна доставить независимость» 253 и др. Е. Р. Дашкова одобрительно относилась к Смольному институ- ту благородных девиц — любимому детищу Екатерины II. В сочи- нении «Моя записная книжка» княгиня приводит восторженный отзыв своего персонажа об одной из воспитанниц этого учебного заведения: «...разговаривая с нею, нашел я в ней столько благоразу- мия, скромности, знания и хорошего во всем вкуса, что не мог мысленно не похвалить того места, в котором почерпнула она с отличным сим воспитанием столь изящные нравы, и не восчув- ствовать в душе моей благодарности к соорудителю сего места пе- рерождения; ибо, по моему мнению, доброе воспитание перерож- дает человека, изводя его из обыкновенного состояния людей, и подает ему истинные способы быть полезным самому себе и об- ществу» 254. Е. Р. Дашкова сознавала необходимость создания в России госу- дарственной системы образования. Ее суждения о содержании и формах воспитания и образования были созвучны основным идеям и направлениям деятельности созданной Екатериной II в 1782 году «Комиссии об учреждении народных училищ», которая при под-
„мной ПОМОЩИ Академии наук и ее директора _ держке И энерг в 1780-1790-х годах широкую шкодь- Е. Р. Дашковой — провела 255 "УЙЕская Академия наук принимала участие в написании оригинальных учебных пособий на русском языке и переводах иностранных сочинений. 4 октября 1782 года Комиссия об учреж- дении народных училищ обратилась в Академию наук j: просьбой перевести некоторые австрийские учебники на русский язык в на- дежде, что «книги сии могут переведены быть исправнее от людей, науки сии разумеющих»256. И лишь только после назначения ди- ректором Е. Р. Дашковой, по ее инициативе, в марте 1783 года, приступили к переводам257. В годы директорства Е. Р. Дашковой академиком Ф. У Т. Эпи- нусом был составлен «План об организации в России низшего и среднего образования», который лег в основу всех школьных пре- образований. Из 80 книг, созданных для вновь открывшихся школ, около 30 учебников были подготовлены в Академии наук. Многие = П°СОбИ? Напечатаны в академической Типографии. Успех Хи “cnX5рамюний Е- Р-Лашкова и члены Академии наук Петербурге бь^откр™ Учите И КОГАа в 1783 ГОАУ В совкие должности в ней заняли СеминаРия- П™ профес- В результате плодотворной с аАЪЮНКУы Академии наук. наук и Комиссии об учпежлеи°ВМеСТНО^ деятельности Академии П86 года состоялось ХХ ‘нИ ИаРОАНЫХ 22 сентября уродах. В кокце xvn| в“’Р»АН«х училищ в 25 7ехХаТЧа“ 22 7аЧих“ ч°тРГаНИЗ°Ва»° 288 уТинЩ, Т₽еТЬЮ ЧаСТЬ ™-али сообщения об откр^ХТ™' BeA°«°™7 ’^*Аоже™ю родах империи258 Спо НаР°Дных wm иено в предисловии к <<\ Нар°Аных училище5 В различных «»РшиМиЧедрота„и>>2Р My4ecT“AMH,o6eene^2iA^ Пов™4У всем мо- регулярно пе- ---л го-
Воспитание {гравюра XVIII в.: Зрелище природы и художеств. СПб., 1790. Ч. 10. №30) Создание государственной системы школьного образования явилось весьма значительным событием в истории русской куль- туры. Этому немало способствовала энергичная деятельность ди- ректора Академии наук княгини Дашковой. ДАШКОВА И РОССИЙСКИЕ ЛЮБИТЕЛИ НАУК 21 января 1759 года члены академической Канцелярии М. В. Ло- моносов, И. К. Тауберт и Я. Я. Штелин направили президенту Ака- демии наук графу К. Г. Разумовскому ходатайство об учреждении нового академического звания — корреспондент Академии наук _6°. По их мнению, корреспондентом мог стать российский ученый-
лрР^ЙШЕЙ СВОЕЙ ОБЯЗАННОСТЬЮ СТав^ 110 П. И. Рычков — первый корреспондент Академии наук (гравюра А. Осипова, конец XVIII — начало XIX в.) любитель, который поддерживал науч- ные контакты с Академией наук приобрел известность своими учеными трудами. Ходатайство было удовлетво- рено, ис 1759 года при Академии на- чал существовать класс корреспонден- тов, первым из которых 29 января того же года стал историк, экономист, географ из Оренбурга Петр Иванович Рычков (1712-1777)261. Е. Р. Дашкова как директор Акаде- мии понимала, что избрание новых корреспондентов способствует рас ширению связей Академии наук со страной, укрепляет ее авторитет, со- действует подтюму научной мысли и Первым, кого Екатерт — денты Академии, был поэт, практической научной дея i с...•>• < России. За время директорства . - ковой (с 1783 по 1796 год), как прд. • ло по ее рекомендации, было .. 13 новых корреспондентов. мна Романовна предложила в коррес . ___ поэт, драматург, переводчик, один вестных деятелей Московского университета Михаил Иван Веревкин (1732—1795). Предложение Дашковой, выс: < 17 марта 1783 года на заседании Конференции, было еди н • • одобрено. Внимание княгини на Веревкина обр.: 1ЛЗ Ро.ма- нович Державин, знавший его еще со времен учебы в Казанск ' гимназии, где Веревкин в то время был директором. Дашкова при* влекла Веревкина к написанию биографии Ломоносова для гото- вившегося по ее инициативе академического издания Полно: брания сочинении ученого, но в спок Килм» к п поступила. Познакомившись с биого-кЬик^">ИЯ ВЯ*8814” ком Штелиным, Дашкова распоряди^'с,1- Шой акадс мс.Полно™ собрания со,имений иХр ее"? собранные Веревкиным, содержали м„™ Ф»*». материал:, бенно о юношеских годах АмшХТУ777""“ * штелинскую биографию, поэтому было ne.L Г ‘ '° лополнялИ о опубликовать их в деИТС дрха> 1730 ткни Ам* един ря 1 рюк лемк ТУ* слаб расп "OJ* ‘Тус* сие ^Ыс COq Хоц Ир ч Ли (ч
Юшкова и российские любители наук 111 це примечаний262. Веревкин был ...р^ членом Российской Акдде- мни и принимал деятельное учас- е в подготовительных работах по созданию словаря русского язы- ка263- 2 октября 1786 года по пред- ставлению Дашковой корреспон- дентом Академии был избран архангельский купец Василий Ва- сильевич Крестинин (1729 или 1730—1795)264. Сочинения Крес- тннина были хорошо известны в Академии, поэтому он был избран единогласно. В письме от 30 октяб- КРАТКАЯ И С Т О РI я о ГОРОДЪ АРХАНГЕЛЬСКОМ!), сочинена Архангелогоролсеимъ гражданиноиь Васи^им! Критининылб. ря 1786 года конференц-секрета- рю И. А. Эйлеру он благодарил Ака- демию за высокую оценку своих вв с л якгя ст ср s у f ri. лря Императоре кой Лкадсм!м Ва/кЪ года. В. Крестинин. Краткая история о городе Архангельском. СПб., 1792 (титульный лист) трудов: «Признаюсь искренне, что слабосильные мои дарования и... в распространении человеческого познания заслуги, никогда не [по- пускали воображать себе толи кую честь. Я тем более обязан принять сие звание с вящею благодарнос- тью по крайнему моему разумению сил и возможности умножить соответствующие званию труды служителя Академии» Крестинин был разносторонним ученым-любителем, истори- ком и географом, педагогом и этнографом, занимался экономи- ческими проблемами и организацией народного образования, но прежде всего и главным образом он был историком северного края и России, первым историографом города Архангельска. В 1759 го- ду он основал в Архангельске вместе с А. И. Фоминым «Общество Для исторических исследований», которое собрало много истори- ческих документов. Перу Крестинина принадлежат четыре книги, изданные в Петербурге Академией наук: «Исторические начатки о двинском народе древних, средних, новых и новейших времен» 1’ ’ ’’ 1784); «Исторический опыт о сельском старинном до-
112 «ПЕРВЕЙШЕЙ СВОЕЙ ОБЯЗАННОСТЬЮ^^ ггпр двинского народа на Севере» (СПб, 1785} «и мостроительстве АВ (СПб„ 1790), «рати 'и^ чертни::^^ <спб-1792)-и после изб₽^ ?ИЯ0 „м «оотеспондентом Крестинин регулярно присылал, обнаруженные им исторические документы и сЛ. ' «Хые статьи, а также семена и засушенные растения, проИзра. ставшие в северных областях России. Хдемик н. я. Озерецковский, представляя 20 августа 1787 к. ла сочинение Крестинина «Историческое известие о нравствен- ном воспитании детей у двинских жителей», присланное для пуб- ликации в «Новых ежемесячных сочинениях», заметил, что Крестинин — один из самых прилежных и самых энергичных со- трудников этого журнала, но ему приходится тратить деньги на копирование документов, на переписку своих статей, так как сла- бость зрения не позволяет ему это делать самому. Поэтому Акаде- мии следовало бы назначить ему какое-нибудь вознаграждение200. «Мадам директор» с пониманием отнеслась к словам Озерецков- ского и пообещала дать Крестинину вознаграждение, когда по- явится вакансия академического пенсионера. Но Озерецковский « метил, что Крестинин будет признателен за эту надежду, но ему иаст мГ не^ольшое пособие сейчас, так как его преклонный воз- 12, ноябрТтТ BO3MO>KHOC™ Дождаться обещанного - вая рукопись 1гд° Же г°Аа’ когДа от Крестинина была получена но- о Новой Земле», которая, нениях», Озерецковски ”аПечатана в «Новых ежемесячных сочи- вновь обратился к Дапттгст ’ П°Кровительствовавший Крестинину, 1К)Г“б Sro КОРРеепоид7н71Х7™17ОЗНаф^адеН ц " ' ИНя разрешила послать ему вначале 1790 гола х n™xr:r'"°«^™Анеига Крес™ниня яНачер- пРиятны,ЧТо 2 ^безн°е письмо G ЕкатеРина Рома" 4eHMn«BHarpa>KA ВсегАаввиЛуилл ( \Ваши ТРУДЫ столь мне Тление» автору ,^««0»), где сообщает о казна- РУ Ьот это письмо: ’“'."««Ha,,/044’'’-"0''! 'ОШВ““ «Начергадие р пись земельных РИи гоР°Аа Холмо- ВлаДений. — Г. С.), из
и ггнйсшлюбители наук 113 1^^- вышло. В воздаяние коих трудов ваших назначила я без печати Уж^ого_лИб0 просьб в награждение вам от Академии сто руб- БСЯК'.1Х °при сем, так же как и письмо братцу графу Александру Рома- Ле"'ч°^(’9 препровождаю, уверяя притом, что ваши труды столь мне Н?яШ1 ,'что я их сама всегда в виду имею, и как скоро из положен- '^по стату десяти почетных Академии членов очистится вакансия, то поместить вас на оную не премину; с коим названием, как вы знае- те, присоединяется и пенсия двухсот рублей. В прочем пребываю вам покорная услужница княгиня Дашкова февраля 27 1790 года270. В академических делах сохранилось ответное благодарственное письмо Крестинина к княгине2 /1. В октябре 1790 года вакансия появилась, благодаря назначе- нию Т. Е. Ловица адъюнктом, и Дашкова спешит сообщить Крес- тинину о назначении ему с 1 января 1791 года академической пен- сии в 200 руб.272 Академическое пособие Крестинин получал недолго, 5 мая 1795 года он скончался. 25 мая Озерецковский известил об этом Конференцию и попросил директора Академии (в то время Даш- кову замещал П. П. Бакунин) послать вдове Крестинина причита- ющееся жалование, не дожидаясь 1 июля — срока официальной выплаты273. Крестинин в свое время, приступив к собиранию и изучению Документов по истории Севера, привлек к этому большому и важ- ному делу известных в Архангельске просвещенных сограждан, реди них был и купец, инспектор народных училищ Архангель- СКа’ большой любитель и собиратель древних актов и рукописей, Исследователь Белого моря и промыслов в крае, член Вольного эко- номического общества, неоднократно присылавший результаты ^воих исследований в журнал «Новые ежемесячные сочинения» Александр Иванович Фомин (1733—1804). Е. Р. Дашкова весьма Похвально отзывалась о трудах Фомина, которые заслуживают как 17оо'ания публики, «так и всей Академии уважение». 13 июня года Е. Р. Дашкова сообщает ему в письме, что распорядилась А?авить в Архангельск все номера «Новых ежемесячных сочине- месячВЬ1ЦкеАШИХ К ЭТОМУ времени, и впредь посылать журнал еже- 1НО' “от это письмо:
Естественная история (гравюра XVIII в.; Зрелище природы, и художеств. СПб., 1786. Ч. 6. № 47) Государь мой Александр Иванович! Соучастие, которое принимаете вы в издаваемых при Академии наук «Ежемесячных сочинениях», со- общая в оные достойные трудов ваших произведения, сколько вам Де' лает чести в публике, столько заслуживает как мое особенно, так " всей Академии уважение. В доказательство чего определила я послать вам все вышедшие за два года «Ежемесячные сочинения» и приказала посылать вам оные помесячно. Справедливость требует, чтобы вы с' i м изданием пользовались, поелику труды ваши как в начинании, так и г> продолжении оного немалым были вспоможением, и я, уверена будУ' чи о вашем трудолюбии, ласкаю себя надеждою, что и впредь в нача- том издании спомоществоватъ не перестанете. Таковым вашим услу- гам во всякое время соответствовать буду и пребываю с отличным моим к вам уважением, вас, государя моего, корная услужница, княгиня Дашкова274.
u российские любители наук 115 11 ИЮНЯ 1795 года Фомин был избран корреспондентом Ака- и наук- Он поспешил поблагодарить за честь, оказанную ему, ^послал для рассмотрения и публикации свой труд о Белом мо- И г’5 Книга была напечатана в Академии наук в 1797 году под на- званием «Описание Белого моря с его берегами и островами» и содержала подробные сведения о природе края. Понимая большое значение метеорологических наблюдений и прогнозов погоды для народного хозяйства, в Академии наук при- ветствовали и поддерживали провинциальных любителей наук, за- нимавшихся этими наблюдениями. Метеорологические сводки, которые они составляли с большой тщательностью, посвящая наблюдениям все свободное от исполнения служебных обязаннос- тей время, присылались ими в Академию. Некоторые из них со- хранились в ПФА РАН, другие были даже напечатаны в академи- ческих журналах. Для изучения климата России того периода эти сводки являются ценнейшими и почти единственными источни- ками. Из Перми помощник генерал-губернатора Тобольского и Пермского наместничеств Вильгельм Лагус (ум. 1785) присылал метеорологические таблицы, сообщал о необычайно высоком подъеме воды в Иртыше в 1784 году, о грозовых явлениях и выпа- дении необычайно крупного града, повлекшем за собой ряд смер- тельных случаев. Лагус по предложению академика П. С. Палласа несогласия Е. Р. Дашковой 20 ноября 1783 года был избран (голо- совали: за — Ю, против — 5) корреспондентом Академии2 6. Более 15 лет врач-хирург из Великого Устюга Яков (Якоб) Яков- левич Фриз (ум. 1801) представлял разные интересные наблю- дения за состоянием и изменением атмосферы в Ярославской и логодской губерниях. И когда испортился его термометр, по Указанию Дашковой ему было отправлено два новых термометра Ртучу ый и спиртовой), изготовленные в академических мастере- их. риз прислал каталог 19 городов Вологодской губернии с ука- Ием их расстояния от Петербурга, Москвы, Вологды и каталог Ха ГО^°',Х'ОВ’ Расп°ложенных на большой дороге от Москвы до Ар- гра1>еЛЬСКа свеАения были очень полезны для составления гео- 16 ИЧе^ких карт. Академики с воодушевлением приняли его Б Мае^то51 1788 г°да в число академических корреспондентов2 . ckomv Г Г°Аа ФРИЗ прислал Академии и Вольному экономиче- ° Ществу трактат, в котором были описаны историко-при-
пГ^йШЕй своей обязанностью ueci-ие и статистические особенности райоНа 6е ^^Конференция рекомендовала подготовить тра,<Тат *ОГОУХвном научно*4 журнале Академии «Nova Acta»», к печати в главно* р Дашковой 4 ноября 1793 года Коррес, По рекомендац из Саратова фр Август Точность его метеорологических наблюдений 6ь14а Ла особо, и было решено просить его продолжить наблюде- Как врач, Мейер был обеспокоен плачевным состоянием Хицннского обслуживания местного населения и считал очень полезным распространение элементарных медицинских и ветери- нарных знаний через посредство календарей, или месяцесловов (исторического, дорожного, экономического и др-)> которые со- ставлялись и печатались в Академии практически с момента ее основания. В апреле 1794 года Мейер сообщает свои соображения об их издании и продаже, а также о важности напечатания в ка- лендарях инструкций для метеорологических наблюдений 28°. Некоторое время наблюдениями за погодой и ботаническими исследованиями занимался аптекарь из Иркутска, участник экс- по Западной и Северной Сибири и на Тибет Иоганн Си- •)Д Ыл из1Й?ан корреспондентом 5 марта 1795 года, но cZa^X™6b7CHOo66°: 7Научные мэтеРиалы ето- "Режде В числе академи X ^°ТаНЫ " опУ6-™«»аны Палласом ли в области горных iiavK м ^LLnoHAeHT°B были ученые-любите- Аашкова предложила пр'инятк^>аЛ°ГИИ И ХИмии- 7 июля 1794 года S^HaI('l°7<naHHbIX Аел Иоганна<ХпРеСПОНАеНТЬ1 чиновника кол- S~1804)'^покойно^™?*13 (Ивана Ивановича) ленного в Акал авт°Ра трактата о ЭАеМИКа"ХИмика И. Г. Ле- В М 4ГпТ" *™Pe. представ- "•сь поровну. право о.°ЛО1'овании голоса «зя ЫИ ОТЗЬ1В академика иТР1Т Р»Х“н7и ГеЛЬНОГ° решения « Р«Дели- ман представил 6им°йимМш А <аде^ии28з п 10 июля она свое 1иновник Говног УД -КовоДстко 1/97г°ДаЛе- ГО₽Н^ -У аХТТГГ- в Ек_ ° "° фил°софии АР Васи«ьевИч р'ри»6урге „„ **АеРИщИн z еЧиалист по U746_1812)
Кристалл (гравюра XVIII в.: Зрелище природы, и художеств. СПб., 1786. 4.5. № 19) л°в, соб МИнЦ-ка6инета Академии наук коллекцию минера- * Канн ННЬ1Х В ^еРЧИ11ске> состоящую из 90 образцов. В журна- иШаь^Н ^Ка^емии от января 1788 года сохранилась об '14Acp'»iui|UI> * еРЧИНскаго стата господин бергмейстер Александр ’Ус^твуя Академии наук, поднес при письме Ее Сия- ч’1НсраловХ IIOzI<e Директору и кавалеру, трудов своих собрание Когт°рЫе с ' Аевяноста кусков состоящее ископаемой системы, “‘х -ю НынеГИКаИИеМ ОНЬ1Х> також и со списками о полезных де- 1 Ых’ пРепров1М ^ОСПОАИН1ОМ Раздеришиным, Отечеству доказан- °ТдаТьв Акал°АИТЬ В КонФеРенЦИю и из оной помянутные штуфы ел4ИчесКой Минералогической кабинет для хранения в пРиход; за усердие же г-на бергмейстера Раз- ^Р’ТНо в ь К НемУ должную благодарность; естли же он и ирь поедет и будет продолжать стараться умно-
первейшей своей обязанностью ставлю... академический кабинет, тогда принять жать своими присылками^ еговкорреспонденть приложена к письму директора Копия этого доку i7gg года, в котором Е. Р. Дашкова рХеришина за собранную коллекцию и просит про- благодарит азд р Сибири. Вот это письмо: должить поиски минералов в Сиоири Государь мой! Минеральное собрание трудов ваших ископаемой системы и списки, доказывающие к Отечеству ваши услуги, я, с немалым удовольствием получа, препроводила Академии наук в Минц-кабинет, а с журнала к сведению вашему прилагаю при сем копию, содержание которого подобно и в протоколах конференции записано. За усердное же ваше расположение свидетельствуя вам мою благодарность, прошу пр» >д<>л- жить ваше похвальное старание, которое без достодолжного уваже- ния оставлено не будет. В протчем с доброжелательством моим оста- юсь, вам, государю моему, готовая услужница княгиня Дашкова Января 9 дня 1788 года285, Воодушевленный такмлл Uo5 Г°Аа ПРИСЛал Новую КОллеМаНИеМ’ РаЗАеРИШИН В ОКТЯбре образцов. В обращении в Ака<ЧИЮ МИНеРалов> На этот раз из ное приношение», автоп В АкаЛемию, которое он назвал «V -еп • - Х^95т1^по,^^^Х?еЩ-НИИ Е' Р'Аашко и после почХгоЫАрПрИНЯТ “ВД-ью~ АкаАе«ИИШ 2 но- минералы, окаменело РаНИЯ РазДеришин Против °ДНОП например,гоЛОВЬ1буй^^Диковинки, найден В АкаАемию в 80^90^3 гоаИб°ЛДе • ярких корне, и ° Си6иРи’ HWlnLX Х'?' -Ка А Каде .
11 „пггийские любители наук ^^£^====:=^:== ................ я в Барнаульский госпиталь. Страстное желание учиться в 1766 году в Москву, где он, как записано в форму- П111ПеЛ°спчске, «обучался сначала в семинарии латинскому языку, Императорском Московском университете латинскому, Бецкому языкам, химии, физике, математике, натуральной ис- -Хии. как-то минералогии, ботанике и зоологии, равномерно ж и медицине по всем частям»289. В 1770 году Шангин возвращается в Барнаул, и до конца 1785 года его служба связана с медициной: он был лекарем, аптекарем и несколько лет возглавлял крупнейший госпиталь на Змеиногорском руднике. В январе 1786 года Шан- гин, который к этому времени уже тяготился своей медицинской службой, переходит в Горное ведомство и вплоть до своей смерти в 1816 году служит горнозаводскому делу и минералогии: он совер- шает экспедиции по Горному Алтаю, открывает новые месторож- дения поделочных камней, собирает богатейшую коллекцию ми- нералов, часть которой была даже представлена Екатерине II. Но чем бы ни занимался Шангин, он всегда оставался любите- лем ботаники. Во врелля своих экспедиций он собирает богатей- шие ботанические, зоологические и минералогические коллекции, подбирает растения для Барнаульского ботанического сада, где вы- ращивались дикорастущие виды Сибири и редкие экзоты. Около лет его связывают научные контакты с академиком П. С. Пал- ласом. Это знакомство лишь укрепляло его увлечение ботаникой. ангин присылает в Академию наук и Палласу свои наблюдения м Растительным и животным миром Алтая, семена и живые рас- гения, уточняет те или иные особенности их роста и т. д. Паллас высоко ценил ботанические находки Шангина и в честь его назвал несколько видов растений. Именем Шангина называли растения и Другие ботаники290. Таким образом, Шангин был первым нату- сгом, изучавшим географию, растительный и животный ^р, минералы, горные породы и полезные ископаемые Горного ge>> Г°АУ Паллас в своем альманахе «Neue Nordische Beytra- КомИЗАаВаеМОМ В Петербурге и Лейпциге, опубликовал на немец- ком пеЫКе <<’А’невные записки» Шангина291. В 1796 году в обрат- 3аписки^В°Ае На РУсский язык, выполненном А. М. Теряевым, эти "Новые р . включены в четыре номера академического журнала ежемесячные сочинения» 292.
120 пГГВРУ!П1Е1^ , 795 года академическая Конференция избирает 31 августа 17J’ in'понде1<том2И. Личность Петра ШаНГИНа Шангина своим кори ание интересов его близких: ему не могла не вдия ть ч’К * 6отанике у младших братьев Семена удалось П ,Хего сына Ивана, а младшему сыну Александру, “ Никиты и стр «Описание Колывано-Воскресен- ™Хиков» (М, 1808)“, ОН привил интерес к горным наук». Аортным собирателем предметов науральнои истории был ИоганГ(Иван Васильевич) фон Вебер (1746-1820) . Он родился В Веймаре.; приехав в Петербург, учительствовал, а с 1 /85 года яв- лялся инспектором классов и преподавателем географии и есте- ственной истории во Втором кадетском корпусе. Его внимание как коллекционера привлекали редкие виды растений сначала в окрестностях Петербурга, а затем в окрестностях Екатеринослав- ля, куда он был направлен летом 1792 года для организации народ- ных училищ. Но главным увлечением Бёбера были насекомые. На- ходясь в Крыму, он много путешествует, наблюдает, собирает растения и насекомых, описывает новые виды. Его высоко ценили шестр-т4 МИ^е' печагали в «Трудах» Вольного экономического об- европейские'’Хмо^иХали в его честь Сам же он назвал собственны 6 Аеся™ ВИА°В насекомых, шелкопряда. 22 февраля 1796 7 ИМг-сМ ОТКРЬ1ТЫЙ им новый вид респондентов Академии296 П е°еР ^Ыл пРинят в число кор- бранная с Z™.ОСТала“ значитель- 6щ"Т “УАИ«ние и заслужи„аяИШеИТи,аТельн~'пью, которая «X всякото 950 ИЗ них составлА ” ?3 ОТРяДа чешуек™ оллекЦИЯ насчиты- этом около ' [ьи творчество Т рАдМИи Наук Я Х И СТаНовил ^аш1<овой ВОТ’Е-Ловица. ^^й пРиХТ?СЬ Лействи- Р ЭТог° являют
727 „ „оссийские любители наук ^^^===^========:==~ ТО.НЙ Егорович (Тобиас Иоганн) Ловиц (1757-1804) род^ся нгеНе298. Его отец Георг Мориц Ловиц (1722—1774) был ” ^щен на службу в Петербургскую Академию наук и в 1768 го- ПТь1Л утвержден академиком по астрономии. Вместе с ним в Рос- X приехал его одиннадцатилетний сын Тобиас. В Петербурге Ловицы прожили только один год, так как Георг Ловиц принял участие в большой астрономической экспедиции для наблюдения за прохождением Венеры через диск Солнца и руководил одним из отрядов, проводившим исследования на юго-востоке Европей- ской России. В экспедицию, которая была рассчитана на несколь- ко лет, он взял с собой и сына. Наблюдения, проведенные Лови- цем-старшим в 1769—1773 годах, дали ценные результаты и были опубликованы в академическом журнале «Novi Commentarii». Как известно, в 1773 году началось знаменитое крестьянское восстание под предводительством Емельяна Пугачева. Экспедиция оказалась на территории, захваченной повстанцами. Ловиц-стар- ший был предан мучительной смерти. Сын остался в живых слу- чайно, но потрясение, пережитое шестнадцатилетним Тобиасом, было столь сильным, что у него началась эпилепсия; припадки этой болезни мучили его более десяти лет. После возвращения в Петербург 1775 году Тобиас был опреде- лен в академическую Гимназию, но в феврале 1777 года ушел из нее, стремясь к самостоятельной жизни, и поступил на службу в качестве аптекарского ученика в Главную петербургскую аптеку, ерез два года он был назначен гезелем (помощником аптекаря), сенью 1780 года он уезжает в Геттинген к дяде — единственно- Му оставшемуся родственнику. Петербургская Академия наук, стараясь как-то опекать Ловица, официально командирует его в инген «для приобретения знаний». Кроме того, И. А. Эйлер Дает ему личную рекомендацию к известному в Геттингене мате- матику и физику А. Г. Кестнеру299. По приезде в Геттинген Ловиц начал занятия медициной в университете, но вскоре из-за дорого- поняЬ1 °^^Чения ВЬ1НУ>кден был от них отказаться, кроме того, он , что равнодушен к медицине; его все более тянуло к хими- Ке^мЭКспеРиментам, начатым еще в Петербурге. При поддерж- вноГРа еМУ УАаЛОСЬ В Мае 1^84 гоАа возвратиться в Петербург и петербуотсУПИТЬ На СЛУЖ6У В ГлавнУю аптекУ- В то время Главная ргская аптека представляла собой лучшее в столице фар-
первейшей своей^обязанностью ставлю мацевтическое заведение, распола- гала библиотекой и хорошо обору- дованной химической лаборатори- ей. Именно здесь Ловиц проводил свои химические исследования. «Я посвятил себя полностью хи- мии, — писал он впоследствии, — и использовал для ее изучения все время, которое удавалось сберечь от своих служебных дел» 30°. В 1785 году Ловиц сделал свое первое крупное открытие. Пытаясь приготовить кристаллическую вин- ную кислоту в чистом виде, он при- менил для ее очистки уголь. Откры- раствЯопеНИА аАС°РбЦИИ УГЛем из Р 6ыд° одним ИЗ ВЬ1даю. щихся достижений химии того вре- Академик Т. И. Ловиц мени. Ловиц применил открытый (силуэт работы И. Ф- Актины им метод для очистки ряда других 1799) веществ: меда, уксусной кислоты, хлебной водки и т. д. С практической стороны большой интерес представляли исследования Ловица по очистке с помощью угля испорченной питьевой воды301. 5 апреля 1787 года на заседании академической Конференции. ленн^йТо^51 П\ГЬ1Й Мем^аР Сочинение. — Г. С. ), представ- ать аптекарХв^цаВОСХИЩеНЫ и Решили рекомендо- как бывшего воспитанника ?“положению>> княгини Дашковой ОТ которого можно ожилатк ₽ Аемии и 'Трудолюбивого химика. 4 октября тог„ >м года 7о 'ое1МНОГО ИНТеРе™«х открытий 1 - ^~хтлям;о! пенки, -Т«ХТоГИ’ НаУЧН°Й *«ХЬ«™“НерхеИа Постепенно Ловиц стан™ сверхштатная его работы 180 работ), -по^^ихиэда- У Тся В Практи-
деятельность 123 (см 17 мая 1790 года «госпожа директор», чтобы вознаградить 1<е добие Ловица и поощрить его к дальнейшим исследованиям ^химии, увеличила его годовой пенсион, определив ему академи- ческую пенсию в 200 руб.305 7 октября того же года княгиня сочла ижным назначить Ловица адъюнктом по химии. Члены академи- ческой Конференции встретили известие об этом назначении ап- лодисментами306. 13 мая 1793 года Дашкова назначила Ловица ор- динарным академиком по химииЗО7. Это был уникальный случаи в истории Академии наук, когда звания академика был удостоен ученый, не работавший в стенах Академии. И лишь в 1 794 году, когда было начато строительство новой химической лаборатории, Академия решила пригласить на заведование пока еще не суще- ствовавшей лабораторией Ловица с условием полного перехода на службу в Академию. Ловиц согласился, но переход состоялся лишь 14 апреля 1797 года. В эти годы Ловиц провел цикл работ по ис- кусственно охлаждающим смесям, получил ледяную уксусную кислоту, разработал метод определения концентрации кислот и способы получения чистого эфира, исследовал русские хромовые руды (открыл в их составе хром), принял участие в подготовке программы полета на воздушном шаре и совершил многое, мно- гое другое, что заслуженно ставит его имя в ряд классиков отече- ственной химии. Таким образом, поддержка и внимание, оказанные Академией наук и ее директором княгиней Е. Р. Дашковой любителям наук в самых различных городах России способствовали реализации их научных интересов, существенно обогатили науку ценными мате- риалами и открытиями, воспитывали интерес к получению новых знаний, расширяли контакты Академии наук внутри страны. ИЗДАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Административные способности Е. Р. Дашковой помогли ей активизировать издательскую деятельность Академии наук. Про- должалось печатание научных трудов, выходили в свет научно-по- пулярные журналы, издавались монографии и учебники. приходом Е. Р. Дашковой в Академию наук связано много ововведений. 2 мая 1783 года княгиня распорядилась, чтобы на
124 ПРРЯГЙШЕЙ СВОЕЙ ОБЯЗАННОСТЬЮ СТАВУПр шгге книг, печатавшихся в Типографии за счет Акаде. Т"ТУ'отмечаюсь- «Иждивением императорской Академии наук»; ГтиХном листе книг, печатавшихся за счет частных лиц, у,<а. ыв ось просто: «При Императорской Академии наук». «А ежели же кто из частных лиц отдаст напечатать какую книгу, недостой- ную внимания, то на ней ничего, кроме Санкт-Петербурга и года, не печатать»ЗО8. Несколько ранее, 23 февраля 1783 года, Екатерина II подписала указ, которым предписывалось, чтобы «из всех казенных и воль- ных типографий всякой в печать издаваеллой книги по одному эк- земпляру доставляемо было в Библиотеку императорской Санкт- Петербургской Академии наук»309. Произошло это, видимо, не без участия Екатерины Романовны. И с тех пор уже более двухсот лет Библиотека Академии наук получает бесплатно «обязательный эк- земпляр» всех выходящих в России изданий. Когда в январе 1783 года Дашкова приняла управление Акаде- мией, то оказалось, что напечатан лишь первый том научных работ Академии, созданных в 1779 году. Следует заметить, что научные труды Академии печатались всегда с большим опозданием, иногда задержка доходила до шести лет. назнгвиёС ?ечатнЬ|й °Рган Петербургской Академии наук, пред- н“ал выхо2С ПубАИКачии Результатов научных исследований, А—И “ ~ся Основное научное издание Акздёмии mperial,s P^opolitanae». языке и в течение XVIII ueif-з А W печатал°сь на латинском С 1726 по 1745 год оно выходиТо<ОЛЬК° РЯЗ меняло свое название, опубликовано 14 томов); с 1747У?<^аннь1м названием (было Commentarii Academiae ScientiaruJu 7 ЛГ°А называлось «Novi шло 20 томов); С 1777 по 1782 ^ " PetroPolitanae» (вы- TOMena iS PetroPolitanae» (вышло 6 том Academiae Scientiarum zz При напечатаны они были втечГние^З^1'08 За 1 17 авп/стя 11783—1786 '82 годы и „ографии
NOVA ACTA ЛСЛОЕМ1ЛЕ SC1ENTIARVM IMPERIALS FETROPOLIT AN AE TO MPS VJH- FRAECED1T HISTORIA EIVSDEM ACADEMIAE AD ANNVM MPCCXC. РК7ЯOFOLf ТТИ1 KiMXIilt »Ct£KTlA*VM ШХСХСТК. «Nova Acta» — восьмой том четвертой серии трудов Академии наук
126 .ПЕРВЕЙШЕЙ СВОЕЙ ОБЯЗАННОСТЬЮ СТАВЛЮ..» вые шрифты, и вновь напечатанные книги могли отличаться от предыдущих. Очередной том научных трудов, находившийся в процессе подготовки, должен был содержать статьи академиков за 1783 год. А этот’ год, как писал в своей записке Фусс, стал опреде- ленным рубежом, «которым началась счастливая эпоха, когда Ака- демия была доверена управлению Вашему сиятельству». Е. Р. Дашкова согласилась с аргументами Фусса. Так родилась новая, четвертая серия академических трудов «Nova Acta Аса- demiae Imperialis Petropolitanae». При этом было решено печатать только один том в год, объемом примерно 58—64 печатных листа, но с более сжатой печатью и немного большего формата, чем пре- дыдущие тома В этой серии всего вышло 15 томов, из них при Дашковой были сформированы и напечатаны первые восемь то- мов. Материал «N ova Acta», как и материал предыдущей серии, де- лился на четыре класса: математический, физико-математический, физический и астрономический. В начале каждого тома вводился раздел о деятельности Академии наук под названием «Histoire de 1’Academie des Sciences», материалы которого печатались на фран- цузском языке. В этом разделе помещался обзор академических событий за год, объявлялись задачи на соискание премий, давались сведения о 'грудах, представленных к печати, об изобретениях, а также печатались извлечения из наиболее интересных трудов ака- демиков. Когда готовились к печати тома предыдущей серии «Acta», со- став гома и статьи, которые в него войдут’, обсуждались, как было заведено с первых лет Академии, на заседании Конференции. Эти обсуждения проходили спокойно и, судя по протоколам заседа- ний, княгиня не вмешивалась в эти дискуссии. Но при подготовке первого тома новой серии «Nova Acta», который должен был рас- сказывать о деятельности Академии наук уже при директорстве княгини Дашковой, ситуация изменилась. Дашкова активно уча- ствует в обсуждении, о содержании тома спорят на нескольких за- седаниях Конференции, желанием выпустить «необыкновенный» том движима была не только «госпожа директор», но и академи- ки, которые выступают с рядом инициатив. Академик В. Л. Крафт предложил помещать после научных статей резюме, в котором да- валось бы краткое содержание работ, опубликованных в томе Он
скаЯДеятельность^ 113^^ необходимо тем, кто не знает латинского языка, но считал-чТ°^а1<омИТЬСЯ с работами ученых3”. В результате был вве- m£moires content! dans ce volume», в кото- АеН Рвалось краткое содержание статей. Эти «выдержки» печата- ?ьнафранЧУзско“ЯЗЫКе- Академик Н. И. Фусс предложил указывать в каждой статье илимемуаре, напечатанном в «Nova Acta», дату, когда работа была представлена Академии, как то практиковалось в других академи- ческих изданиях312. Конференция одобрила новое предложение и решила соблюдать его и впредь. 4 июня 1787 года академик-секретарь И. А. Эйлер представил написанную им «Историю Академии наук за 1783 год». Предва- рительно текст просмотрела Дашкова, осталась им довольна и приказала передать его на согласование членов Академии. Акаде- мическая Конференция одобрила текст и направила в типографию для включения в первый том «Nova Acta»313. 11 июня во время прочтения корректуры «Истории Академии наук за 1783 год» академики решили не упоминать в тексте имени Домашнева и постановили переделать первую страницу314, что и было сделано, в первом томе «Nova Acta» не упоминается имя предшественника княгини на посту директора Академии. 24 сентября, когда печата- ние тома было закончено, на заседании академической Конферен- ции обсуждался список лиц и научных обществ, которым следова- ло выслать издание. В утвержденный Дашковой список вошли адресатов, среди них академики и научные общества Европы, почетные члены, петербургские академики, короли Пруссии, Швеции, Польши315 D следующем году при подготовке второго тома «Nova Acta» никли некоторые недоразумения между княгиней и акаде- «чи<ЭМИ Екатерина Романовна была удивлена, что Конференция т препятствия» и не включает в очередной том статьи фар- Нео6ВТа Главн°й петербургской аптеки Т. И. Ловица, который ТахАН°К^аТНО АоклаАЬ1вал на заседаниях Конференции о результа- ритеВ°ИХ *имических опытов, и его выводы были приняты одоб- Не являет СВ°Ю очеРеДь ученые напомнили Дашковой, что Ловиц нения “Я ЧЛеном Академии, а в трудах печатаются только сочи- 1784 годабь!лоГеЛЬНЬ1Х 47X6,4013 Академии. К тому же 26 августа решено, что интересные статьи иностранных уче-
Книгопечатание (гравюра XVIII в.: Зрелище природы и художеств. СПб., 1784. Ч. 1. № 3) ных, которые изъявляли желание опубликовать свои работы в из даниях Петербургской Академии, будут собираться в специальные Е сборники и печататься под названием «Мемуары, представленные \ в имп. Академию наук иностранными учеными»316. Хотя Дашкова , заметила, что постановление 1784 года не распространялось на российских ученых, ей все же не удалось изменить мнение акаде- ActaT'И СТЭТЬЯ ОВИ11а не была напечатана во втором томе «N ova 14 января 1788 года при обсуждении «Истории Академии на- ук за 1784 год» члены Конференции в основном одобрили пред- ставленный текст, высказав лишь два замечания. Первое касалось той части «Истории», в которой говорилось о строительстве ново- го академического здания. Ученые сочли ее слишком длинной и порекомендовали сократить. Княгине это понравиться не могло, так как начало строительства она считала своей особой заслугой, и
129 академиков она оставила без цН<*ие '%торое замечание вызвало ее 'i;1> А ''иемики предложили исключить Истории» распоряжение Дашковой И3 5 февраля 1784 года317, касавшееся - )ядка избрания иностранных почет- ных членов, потому что оно не соблюда- ли «...честь Академии требует, чтобы 0 нем не упоминалось»318. Дашкова была возмущена тем, что академики позволи- ли себе обсуждать ее приказание, да еще хотят исключить его из «Истории Акаде- мии наук за 1784 год». Она полагала, что напечатать ее распоряжение крайне не- обходимо для того, чтобы удержать «многих ученых и полуученых, осаждаю- щих Академию своими утомительными просьбами о членстве». В «Nova Acta» было напечатано так, как пожелала кня- гиня. Академик И. Г. Георги (силуэт работы. И. Ф. Антинга, 1784) При подготовке последующих томов «Nova Acta» княгиня Дашкова также внимательно просматривала все материалы, чтобы «не проскользнули статьи, которые могут со- ставить стыд Академии»319. 17 января 1793 года академик Крафт выступил с предложением: представляеллые в Академию наук на- учные труды оставлять на столе в течение трех последующих засе- даний, чтобы каждый академик и адъюнкт мог прочесть и отме- тить все, что он находит в них интересного, не унося их при этом с собой. Академики единодушно одобрили это предложение. Кня- гиня Дашкова сделала следующую запись на протоколе заседания Конференции, на котором высказывался Крафт: «Это совершенно Моя мысль и мое намерение, так как критика, которой я желала бы, чтобы подвергались труды, предназначенные к печати в акаде- мических трудах, должна равным образом относиться к сочинени- ям как иностранных членов, так и отечественных академиков» По инициативе Е. Р. Дашковой Академия предпринимает пер- вое издание сочинений М. В. Ломоносова с биографической ста- тьей «Полное собрание сочинений Михаила Васильевича Ло-
.ПЕРВЕЙШЕЙ СВОЕЙ ОБЯЗАНЙОСТЬ^о СГ^^ 130 Моносова с приобщением жизни со- чинителя и с прибавлением многцх $ е г f и ф фс1*фгНбипд Hr :v < <t xcnrrlutcn SXcfiNnjfJa&f st. 'I'cfcBH r<j ?" iKtrfrjrtijjftftai hr ©QKnt1. его нигде еще не напечатанных творений» (Ч. 1 —6. СПб., 1784-— 1787)321. Также были осуществлены пятое и шестое издания «Российской грамматики» М. В. Ломоносова (СПб. 1788, 1799) и три издания его же «Краткого руководства к красноре- чию» (СПб., 1788, 1791, 1799). Вто- 3»|4nn ©ottliefe ©<crgi. “• з«яг. >« S«H4 • urt i .- e . r.s.»-~ te e.lKxNti». »<' Vv' -j So »««»!. to ОЛИ*» »• • v * (4 >•» to er|t;a«fl ХВошюо Is*. Ra rtea unj tintr ЯогГг- Cl 9 c t < 116 a t g, l>» <E«rl V)ill|t(n Cillfrr, (•один Мк. ШамхВ4а<М1п, рым изданием на латинском языке выходит в свет фундаментальное со- чинение великого Леонарда Эйлера «Интегральное исчисление» (Т. 1—3. СПб., 1-е изд.— 1768—1769; 2-е изд — 1794). При переиздании этого труда был собран дополнительный четвер- тый том (СПб., 1794), в котором со- держались неопубликованные работы и статьи, не вошедшие в три первых тома. И Г. Георги. «Описание российско- императорского столичного города Санкт-Петербурга». Титульный лист издания на немецком языке (1790) Печатается второе издание <<Опи сания земли Камчатки» ( •> российского естествоиспытателя путешественника С. П. Крашенин никова. Продолжают издаваться «Дневные записки путешествия... по разным провинциям Российского го- сударства» академика И. И. Лепехина (Ч. 1—4. СПб., 1771—180 5)- 11ачинают печатать многотомный перевод труда французского ес- гесгвоиспызагеля Ж. Л. Бюффона «Всеобщая и частная естествен- на:! история» (Ч. 1—10. СПб., 1789—1808). В это время издается знаменитейшая книга академика И Г Ге- орги «Описание российско-императорского столичного города Санкт-Петербурга» в двух томах, сначала на Р А (St. Petersburg, 1790), потом на русском (СШ 1794) Подобные перечисления можно продолжить тЛ ская деятельность Академии наук в послед» J издатель- ук в последней трети XVIII века
131 ичсая деятельность (|>«^2==== дельно возросла522. Позволим ШШЬ коротко еще остановиться Научно-популярных и периодичес- ких изданиях. Крупной по масштабу того време- ни явилась работа по переводу и изда- нию большого 10-томного труда с 480 гравюрами под названием «Зре- лище природы и художеств» (1784 — 1790). Перевод был выполнен с вен- ского издания «Schauplatz der Natur und der Kiinste in vier Sprachen — deutsch, lateinisch, franzdsisch und ita- lienisch» (Bd. 1—10. Wien, 1774— 1779») лучшими переводчиками Ака- демии наук — Т. Кирьяком, А. Василь- евым, С. Петровым, М. Ковалевым, И. Волковым и С. Лиховым323. Акаде- мик А. П. Протасов перевел два по- следних тома (9 и 10-й), осуществил общее редактирование книги, напи- сал предисловие и составил многочис- ленные примечания. Нужно заметить, что в XVIII веке в ОПИСАН1Е РОСС1ЙСКО - ИМПЕРАТОРСКАГО СТОЛИЧНАГО ГОРОДА С А Н К Т- ПЕТЕ РБуРГА И ДОСТОПАМЯТНОСТЕЙ ВЬ ОКРЕСТНОСТЯХЪ ОНАГО. Сочинение Z. Г. Георги, Врачебныя науки Доктора, Россшско-Император- ской и Королевской Прусской Академш наукЪ, Римско-Императорской Академш Испытателей естества, Курфирстскаго Майнцскаго, Санкгапе- тсрбургскаго вольнаго Экономическаго и Вердин- скаго Общества испытателей естества, Члена» СЪ ПЛАНОМЬ ВЪ СА ЯКТИЕТЕРБУРГЪ, При ИМПЕРАТОРСКОМЪ ШляхешиомЪ Сухо пушномЪ Кадетскох/Ь Корпус^ 1794. год*. И. Г. Георги. «Описание российско- императорского столичного города Санкт-Петербурга». Титульный лист издания на русском языке (1794) европейских странах, например в Гер- мании и Франции, были в большом Ходу подобные общеобразовательные популярные издания с иллюстрация- ми, где излагались сведения о науках, искусствах, ремеслах и о раз- личных явлениях природы. «Зрелище природы и художеств» явля- ется первой популярной энциклопедией по естествознанию и технике, изданной в России для юношества. Пятая часть всех статей в ней посвящена естественным наукам, главным образом анатомии и зоологии. Параллельно с латински- ми названиями даются русские, из которых многие впервые при- думаны редактором книги А. П. Протасовым. В 1-м и 2-м томах издания статьи посвящены главным образом описанию различных технических устройств. В начале 3-го тома основное место занима-
<8 e r f u Ф dan 25е(фгпИП0 frrr .(1ЙЙ j?arffr(i<bcn «xtfibcnjftabf ;'t $ (t (Г И U Г g 01* bcr SHerftvurbishitcn bcr ©c^cnJ'. ©« Зфни ©otttieb ©eorflf. fyt "IrintwUbrtlKit ba 5ulJt । 1;S« tic* erb 56i)iflt<b‘SttWi[<t>fn ftataaita hr iMtnicreitw. <- »*«!*' Seei«l<*<» W<mi< bn W«tur!wf4tr, hr *r«« 0<f»«ei» (fttn (itfcUithft tn fH frtrt*t<w| u.'.b hr Ь«ф<г1(ш(ф<п 'ReiurferiitKr.tcn frtaeh, ®H;Ub. SRit cintm $iait unt> eintr £artf.. ®t. $>«rtt$buta, btv Corl CBillfcelm QRuHrr, jttrodt h» b« 'Metallic ba SBiitefфсПсп, 179 творе! 1787) пятое грамм 1788, « Крат i чию» ( рым и вы ход I чинеш «Интег СПб. 1 - 1794). был со( тый то/ держал! и и статы тома. Печ^ И. Г. Георги. «Описание российско- императорского столичного города Санкт-Петербурга». Титульный лист издания на немецком языке (1790) сания з< российс путешес никова. «Дневнъ разным сударства» академика И. И. Лепехи11. Начинают печатать многотомг пай ие тествоиспытателя Ж. Л. л ная истолтх//т’
131 мим 1ТЬСЯ ОПИСАН1Е ичес- РОССШСКО - ИМПКРАТОРСКАГО СТОЛИЧНАГО ГОРОДА реме- изда- С А Н К Т- ПЕТЕРБуРГА уда с «Зре- 784 - и ДОСТОПАМЯТНОСТЕЙ ВЪ ОКРЕСТНОСТЯХЪ ОНАГО. с вен- Natur •hen — md ita- 1774— ли Ака- Василь- Сочинение I. Г. Георги, Врачебных науки Доктор», РоссГйско-Имперапюр- ской и Королевской Прусской Академж наукЪ, Римско-Императорской Академш Испытателей естества, Курфирстскаго Майнцскаго, Санкшпе- шербургскаго Вольнаго Экономическаго к Берлин- скаго Общества испытателей естества, Члена. СЪ ПЛАНО ИЪ. ВЪ САНКТНЕТЕРБУРГЪ, алевым, . Акаде- два по- ществил и, напи- .ногочис- При ИМПЕРАТОРСКОМЪ ШляхешпомЪ Сухо пушномЪ КадешскоМЪ Корпус*, 179+ ГОА*- III веке в лер в Гер- большом вательные острация- И. Г. Георги. «Описание российско- императорского столичного города Санкт-Петербурга». Титульный лист издания на русском языке (1794) о науках, искусствах, ремеслах и о раз- «Зрелище природы и художеств» явля- энциклопедией по естествознанию и i для юношества. в ней посвящена естественным наукам, ТА TA ГТ-
132 ПГурейшейсвоей обязанностью ставл^ НАЧАЛЬНЫЙ ОСНОВАНЫ РОССИЙСКОЙ ГРАММАТИКИ, ВЪ Пользу учащагося въ ГимназГи при Императорской Академии Наукъ юношества Составленных. ВЪ СЛНКТПЕТЕРБЦРГИ, при ИнперипорскоЙ Акадеши НаукЪ ет зоологическая тематика, в кон. це даны описания строительных материалов и различных ремесел В 4-м томе большая часть статей написана на астрономические те- мы. В 5-м томе много описаний греческих и римских древностей. В 6-м томе преобладают географи- ческие и этнографические сюже- ты. В 7-м томе — анатомические и зоологические темы. В 8-м и 9-м то- мах даются преимущественно опи- сания ремесел. Последний, 10-й том содержит ряд статей по самым разнообразным вопросам с преоб- ладанием этнографических (опи- сание разных народностей). Успех книги был значительным. Она разошлась довольно быстро, и уже через несколько лет возникла потребность во втором издании, которое было осуществлено в 1809-1813 годах. В годы директорства Е. Р. Даш- котп^ ^ЗАается книга, появление просвещенияТ? ЗНаменательным со- ~ Философических матео!^ ° <<Письмах ° •' принцессе» Леон— Р — ’ «писанных к ,ступность И Начальные основания российской грамматики. СПб., 1788 (титульный лист') бытием в истории науки и -т- ----- разных физических и философических материях, г?.7...^нлшл 1Х некоторой немецкой принцессе» Леонарда Эйлера. «Письма» были написаны по-французски. Доступность и понятность в изло- жении материала обеспечили удивительный успех этой книге. В течение XV11I века «Письма» переиздавались в России четыре- жды (Т. 1—3. СПб., 1768—1774,1785, 1790—1791,1796) и были переведены на многие языки, в том числе на английский немец- кий, итальянский, испанский, голландский и шведский (к настоя- щему времени насчитывается 111 изданий этого труда)324 Выступая на торжественном открытии Российской Академии 21 октября 1783 года, Е. Р. Дашкова так определила основные на
. деятельность ___________133 ^ения <* деятельности: «Сочи- ^фамматики и Словаря да бу- L-первым нашим упражнением». По инициативе Е. Р. Дашковой ра- хГЛ по составлению учебника российской грамматики была no- vena переводчику и преподавате- ю академической гимназии Петру [зановичу Соколову (1764—1835). СОБЕСЪДНИКЪ ЛЮБИТЕ Л Е Й РОСС1ЙСКАГО СЛОВА, разным слчинеч/я лЪ счзи- хахЬ и вЪ лрозИ нЬкочпоыхЪ Pocciii- скихЪ лисапехеЛ. ЧАСТЬ I. IS Ь С АНКТПЕТЕР В FР ГЪ, иж!И1ен1емЬ Императорской Акмсмш НяухЬ 1733 гола. П. И. Соколов успешно справился с заданием. В 1788 году были из- даны «Начальные основания рос- сийской грамматики». Соколов на- чинает учебник с посвящения t.P. Дашковой, в котором ясно прочитывается не столько лесть по отношению к вышестоящему, сколь- ко искреннее уважение к человеку, понимающему потребности разви- тия российской науки (см. Прило- жение 5). Грамматика выдержала пять изданий (последнее было предпринято в 1808 году). Одним из самых больших достоинств это- ялМетпены го сочинения признавалось то, что здесь впервые ыл двтор подробные правила «российского словоупотреОлени _ учебника был избран членом Российской Академии Рос- награжден Большой золотой медалью высшей н голу не- Академии. После смерти И. И. ' ро«ийска» “Ременным секретарем был избран П. И. око ии рус. кпдемия принимает и позже активное участие ских грамматик325 _ из_ именем княгини связано основание трех пери А в «Собеседник любителей российского “ е сочи- енГ1784г°А“- 16чаСТеЙ; <Н°ВЫе Россий- "'Х~° 1786-1796 ГОДаХ' уВИАеЛа « частив. ИИ Феатр» __ в 1786-1794 годах, всего издано 43 част Собеседник любителей российского слова. СПб., 1783. Ч. 1 (титульный лист)
Целям распространения науч- я но-популярных знаний наиболее “ ° ’ Ь1 активно служил журнал «Новые ЕЖЕ.ИкСЯ ЧПЫЯ СО ЧПНЕН1Я. С а с т i XLIII. М'ЬСЯЦЪГЕНВАРЬ ежемесячные сочинения». Прооб- разом его стал весьма популярный в 50—60-х годах XVIII века акаде- мический журнал «Ежемесячные сочинения», который издавался в течение десяти лет академиком Г. Ф. Миллером. Подобно своему предшествен- нику, «Новые ежемесячные сочи- нения» были разнообразны по со- держанию. В первом номере были четко определены задачи журнала: «Во всех почти государствах, где о расположении человеческих зна- ВЪ CAUKTTlETEPbyPrt, ИхдваенкЛ Императорской АкадеЫа НаукЬ. ний прилежно пекутся, сделалось действительно непременным обык- новением, чтоб помесячно изда- вать такие сочинения, которые бы для всякого рода читателей были понятны и привлекали бы к себе их то пользой своего содержания, то остротой мысли или отменным их изображением»327. разные годы выступали академики Протасов, И. И. Лепехин и Я. Д Заха- в Новые ежемесячные сочинения. СПб., 1790. Ч. 43 (титульный лист) Редакторами журнала Н. Я. Озерецковский, А. П. ров. Литературный отдел журнала представлен именами лучШК тогдашних писателей: Карамзина, Державина, Хераскова, Княж- нина и других. Но по мнению большого знатока журналистики XVIII века П. Н. Беркова, в журнале, за небольшим исключением, публиковались довольно бледные вещи328. В научном отделе «I Но- вых ежемесячных сочинений» печатались практически все акаде- мики и адъюнкты. Е. Р. Дашкова стремилась сделать журнал дос- тупным для всех своих читателей, занимательным по содержанию и популярным по форме. Здесь помещены оригинальные работы
НО-ПОП активн< И о в ы я £jUK<«« б л с т 1 XlM MlСЯЦЪ гЕН ВАРЬ 1790 г о д а. В Ъ С А И К Т П Е Т Е Р Б у Р Г1, ИждввенкнЪ Императорской ЛкадемШ ИаукЪ. ежемес разом е в 50-6 мическт сочинен течение Г. ф. Ми. Поде нику, нения» ( держана четко оп «Во всех располо> ний при действит новениел вать такг ДЛЯ ВСЯК' Новые ежемесячные сочинения. мятны СПб., 1790. Ч. 43 то пользе (титульный лист ) остротой изображс Редакторами журнала в разные го/ Н. Я. Озерецковский, А. П. Протасов. И. ров. Литературный отдел журнала предс тогдашних писателей: Карамзина Л.. Нина ти ---- ’ т
135 деятельность " ' ===== Лепехина о рыбах и Н. Я. Озерецковского по общим вопро- , зиологии и экологии животных. В интересных заметках ар- СаМГельского купца, члена Вольного экономического общества, ХЯН еспондента Петербургской Академии наук А. И. Фомина ' писывались морские звери (нерпа, морж, тюлень), киты, рыбы, влЯЮщиеся объектами промысла в морях Ледовитого океана, и наземные обитатели этого района — олень, белый медведь, песец и птицы. В «Новых ежемесячных сочинениях» было напечатано боль- шое количество статей на медицинские темы, прежде всего, это статьи об оспе («воспе») и ее прививании, о способах ее лечения, о прививании оспы в Англии, Голландии и Китае. Известно, что в 1768 году оспа была привита Екатерине II и великому князю Павлу Петровичу. Императрица сделала это, чтобы доказать эф- фективность оспопрививания своим подданным и показать несо- стоятельность их опасений. Пример, поданный Екатериной II, произвел сильное впечатление, и с тех пор оспопрививание стало быстро распространяться в России, чему в какой-то мере способ- ствовали и публикации в журналах. Интересны статьи, содержащие описания болезней и способы их лечения: «Об охранении от простуды», «Способы, как лечить угрызения бешеной собаки», «Средство от цинги», «Опыты с за- мерзлыми людьми, чтобы их привесть в чувство», «Показания как тех, которые недавно утонули, опять оживить», «Наблюдения о действиях опиума» и др. Полезны читателям были и статьи на сельскохозяйственные темы, например, «О разведении земляных яблок», «О плодоносии и неплодоносии деревьев», «О разведении винограда», «О сохранении плодов без всякого повреждения», «О болезнях скота», «О сохранении дерев от замерзания», «О посеве и убирании хлеба» и другие. По предложению Е. Р. Дашковой в журнале печатались лучшие публичные лекции, прочитанные в то время академиками. В 9 й га сти за 1787 год была напечатана речь Н. П. Соколова «О пользе хи мии», произнесенная им при открытии публичных лекций в мае 1786 года. В 73-й части за 1792 год была опубликована лекция В- М. Севергина «О пользе минералогии», которую он закончил благодарственными словами в адрес княгини, «изыскивающей все способы к распространению и возвышению наук в Отечестве».
ДАННОСТЬЮ ставлю Книжная лавка (гравюра XVIII в.: Зрелище природы, и художеств. СПб., 1788. Ч. 8. № 42) В четырех частях «Новых ежемесячных сочинений» за 1792 ГОД (Ч. 74—76,79) был напечатан цикл из четырех лекций Севергина под общим названием «Всеобщие рассуждения о минералогии» Несомненный интерес представляла и речь С. Я. Румовского, «го- воренная при первом собрании, бывшем в гимназии чужестран- ных единоверцев», помещенная в 16-й части журнала за 1787 год- На страницах журнала увидели свет и некоторые сочинения В. Р. Дашковой: «Записки тетушки», «Отрывок из записной книж- ки», «Истины, которые знать и помнить надобно, дабы следуя оным, избежать несчастий» и другие, посвященные проблемам морали и нравственности329. г
137 Аппжности гт е ухода Е. Р. Дашковой из Академии все журнальные про- пмшли в упадок и прекратились. Журналы, выпускаемые емией наук, распространяли много полезной информации, Умились воспитать интерес к научным знаниям и приохотить российскую публику к чтению 33°. И Много внимания уделяла Е. Р. Дашкова и академической Ти- пографии. Ею был осуществлен комплекс мер по модернизации Типографии и улучшению ее организационно-хозяйственной дея- тельности. Реализуя через издательскую деятельность просвети- тельские начинания Академии, княгиня никогда не забывала, что продажа книг, карт, календарей, выполнение академической Ти- пографией частных заказов приносят Академии наук доходы Когда 5 августа 1794 года Дашкова представляла Екатерине II рапорт об экономической сумме Академии, то отметила, что за время своего директорства увеличила доходы Академии на 526 188 руб. 13 коп.332 Это произошло, не в последнюю очередь, за счет хорошо налаженной издательской и книготорговой деятель- ности. УВОЛЬНЕНИЕ ОТ ДОЛЖНОСТИ В 1790-е годы отношения Е. Р. Дашковой и Екатерины JI носи- ли сложный характер. Императрица была недовольна то причаст- ностью княгини к изданию книги А. Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву», то ее разрешением на публикацию в журнале «Российский феатр» трагедии Я. Б. Княжнина «Вадим Новгородский». По приказанию императрицы трагедия Княжни- на была сожжена333. 5 августа 1794 года Екатерина Романовна подает прошение об увольнении от должности директора Академии наук, ссылаясь на потребность в отпуске и «расстроенное свое состояние»3 '. Вот это Прошение: Всемилостивейшая государыня. Собственный Вашего Императорского Величества выбор меня в ди- ректоры императорской Академии наук сколь необыкновенен, столь лестен для меня был, почему двенадцатый уже год, как я. истощая и малые свои способности, со рвением сие служение несу. Из по-
11ЕРВЕй1ПЕй^^ пппта усмотреть изволите, что я имела счастье коривши610 ^^Хличества сделать на 526.188 р. 13 3/4 коМ прибыл" в казну Бзшег мне времени ни способности рас, как в течение сих лет и вье „оправлять, сие последнее тре- строенное свое состояв „рошу вас, всемилоставейша, буег ныне покоя, почему меня уволить, а как статс-даму „сударыня, от должное Г Ожидая высочайшей резолюции, пре- ла два года в отпуск оа у вому покровительству, которое я ^Хда-Велине^имела.Пребывая, ' Вашего Императорского Величества всемилостивейшей. государыни, верноподданная княгиня Дашкова. К прошению Е.Р. Дашкова прилагает «Рапорт об экономиче- ском положении Академии наук за 1783—1794 годы». В этом доку- менте директор Академии наук подводит некоторые итоги почт двенадцатилетнего управления главным научным учреждением страны, расписывает траты по книжному магазину, Типографии, академической Гимназии, строительным работам и называет сум- му прибыли, которую она «имела счастье сделать» — 526 118 руб. 13 коп.335 Видимо, в эго г же день, 5 августа 1794 года, Е. Р. Дашкова пи- а754П^ГТС’СеКрСТарЮ ЕкэтеР™ь1 II ДП.Трощинскому noZ~ ™ ' ПР°СИТ пРошение об увольнении и ра- рэтрице®1. в письме Т1»₽И ЮМ благосклонн°сть доложить» импе- , что хотела всемилостивейшей государыне^0 Осси^ск°й Академией: «...если ™ в Российской АкадеХХС”? А ° П₽И А™С' | гривссяь еще паче в цветущее согт Ы Окончить начатое мною сгва». Далее nun г, “ ущес состояние имеет» т иг • ' П°АЧеРкивает, что «коп, , СОЗАание ее величе- (Российской ^адТмии^ГсТ’ МН°Ю ^^ННо^П^ Не мп Яется послесловие шсго «Словаре отъезда своесД"^““-отвие. кото- А ТЬ Окончание на-
должности Видимо, только дождавшись выхода в свет шестого, последнего гома «Словаря Академии Российской» — главного дела своей жизни, княгиня подала прошение об отставке. 12 августа 1794 года Екатерина II подписывает указ следующе- го содержания: Княгиня Катерина Романовна. Отдавая справедливость похвальным трудам и рвению, сжоими Вы в течение 12 лет отправляли возложен- ное на вас звание директора Академии наук [желала бы я, чтоб Вы не оставляли вовсе того места, где служение Ваше ознаменовано успе- хом и пользою, и для того дозволяю Вам], увольняю Вас по желанию Вашему для поправления здоровия и домашних дел на два года с со- хранением жалования, соизволяя поручить в отсутствие Ваше правле- ние Академии камер-юнкеру Павлу Бакунину 337, которого не оставьте снабдить наставлениями и руководством к сохранению целости каз- ны и к содержанию должного порядка во всем относящемся до помя- нутой Академии. Впрочем пребываю Вам всегда доброжелательная Екатерина. В С-Петербурге, августа 12 дня 1794 года 338. Текст, заключенный в квадратные скобки и набранный курси- вом, был первоначально записан в черновике указа, который обна- ружила в РГАДА С. Р. Долгова. Любопытно, что императрица сна- чала высоко оценила деятельность Е. Р. Дашковой и высказала желание о возвращении ее на пост директора, потом эти строки зачеркнула. А вот как Е. Р. Дашкова вспоминает об этих событиях в своих «Записках»: Я написала Ее Величеству письмо с просьбой окончательно освобо- дить меня от управления двумя Академиями и как статс-даме дать двухгодичный отпуск для улучшения расшатанного здоровья и приве- дения дел в порядок. Императрица не захотела, чтобы я совсем оста- вила Академию, и согласилась лишь на мое отсутствие в течение двух лет. Напрасны были мои доводы, что Академия наук несомненно по- несет ущерб, не имея присутствующего директора; она хотела, чтобы я оставила вместо себя кого-нибудь из подчиненных, но при этом го г ничего не предпринимал бы, не списавшись предварительно со мной и не получив моих распоряжений. Она желала также, чтобы я продол- жала получать жалованье директора Академии наук . Формально императрица отпускала Е. Р. Дашкову в двухгодич- ный отпуск с сохранением за ней должности директора и жалова-
Портрет Е. Р. Дашковой в ссылке (неизвестный художник)
л, оп дсяжности Ш фактически это была отставка. Российская Академия остава- ' ^ведении Екатерины Романовны, но лишь на два с половиной ^августа 1794 года, в понедельник, Екатерина Романовна в ^едний раз приехала в Академию наук. Она вошла в конфе- гнц-зал, где уже началось заседание, и заняла свое место во главе -v л В зале присутствовало 13 академиков и адъюнктов. Больше мовины из них были свидетелями «вступления» ее в должность января 1783 года: академики Георги, Крафт, Лепехин, Прота- Ч. Румовский, фусс, И. А. Эйлер. Остальные — академики Ино- . .• :;ев, Ловиц, Севергин, Шуберт, адъюнкт Захаров — трудились ее руководством или благодаря ей вошли в состав Академии >аук. Свое последнее выступление в Академии наук она начала с тризнания, что «гордится тем, что стояла во главе Академии наук в течение двенадцати лет..., что она испытывала в том истинное удо- • 'льствие, изрядно вознаграждавшееся привязанностью, которую .’хпода академики и адъюнкты свидетельствовали ей при всяком -лучае и каковой она всякий раз бывала чувствительно тронута» 34°. Далее она объяснила, что «во время сего директорства, столь же многотрудного, как и любезного сердцу» не имела возможности сниматься своим здоровьем и домашними делами, поэтому вы- нуждена была, «хотя и к великому своему сожалению», просить императрицу освободить ее от обязанностей директора Академии паук. Затем княгиня передала копии с прошения, поданного ею императрице, и указа о двухлетнем отпуске. Академик Румовский прочел вслух эти документы. «После этого, — записано в протоколе заседания, — Ее Свет- жк'ть госпожа княгиня поднялась и, трогательным образом покло- нившись всей Академии, обняла, прежде чем покинуть зал конфе- ренций, каждого академика и адъюнкта в отдельности, которые в полном составе проводили ее до дверей ее кареты, что сопровож- далось единодушными их пожеланиями доброго здравия и благо- получного возвращения» И1. Ыо возвращения не состоялось. В августе 1796 года истек срок Двухгодичного отпуска. 27 августа, находясь в Троицком, княгиня '-оставляет прошение Екатерине II, в котором просит продлить ее отпуск еще на год342. Вот это прошение:
42 пгп»КЙШЕЙ СВОЕЙ ОБЯЗАННОСТЬЮ СТЛбДр Всемилостивейшая государыня. В ,шего Императорского Величества всепома„„,Пе Осмеливаюсь у п- на год отпуск мой; болезненные припзд, дапросить оку предпринять ныне служение, на которое лишают меня удо спосо6ности истощевать. ОЖИда, в°ьи ‘ беспредельною преданностью и с благоговением честь имею назваться Вашего Императорского Величества, всемилостивейшая государыня, верноподданная княгиня Дашкова. Село Троицкое, 27 августа 1796 «Доброжелательная» Екатерина 11 августа 1796 года «дозволя- ет пробыть в отпуску еще год с сохранениелл жалованья» 343. Но уже 12 ноября, через несколько дней после кончины Екатерины II, император Павел отстранил княгиню от «управления порученных ей мест»344. В начале декабря 1796 года к княгине явился ллосковский гене- рал-губернатор М. М. Измайлов и сообщил, что Павел приказыва- СТ еИ жигь в своих деревнях, «чтобы она напамятовала бы проис- вс'гоеь|рЯ<<нЛ^1ИВШИССЯ В 1762 году» 345. Любопытно, что об этой «Говорили В - гР”Ле анекА°т>>. записанный А. Т. Болотовым: ctZZ™ “ И РазУмом и паче- Академии и находившейся в самТ СТ°ЛЬК° Лет звание Директора сам главный начальник московок ВреМЯ В Москве’ приехал объявил, что воля государя есть п П° Повелению государя, выехала, что, и сим ни мало не смХ И3 Москвь1 чрез 24 часа 1ЭСа’ а чРез Двадцать четыре мит^’ °На СКазала: „Я выеду не в 7XZ7X гече й-«хтение гос^“ое Москвы вт7ж“ХТЬ ЛОШа«й и дХвХИКНУВ “Ужите“ ждаться выезда»346 убеДИда просьбою ельно выехала из Конечно, это анекдот но ПР^ав^го к ней до- ения Измайлова otTLkT* ЭТ° По^<е на у <ова обещала4 AeJa6Pa W года изве ГИНю! доне- ... П°АмосКовногоиме_
Император Павел 1 ния выехать в деревню Коротово Череповецкого Уе^А да бдлее ской губернии. 26 декабря княгиня туда в года в довольно бедной и суровой обстановке. а р р. Дашкова После возвращения из ссылки в апреле часто посещает большую часть времени проводит в Троицком, оазводит сады; Москву. Она занимается хозяйством, строит д у литературное ее внимание по-прежнему привлекают ПОЛИТ^1^оТНОШения с до- творчество348. Но семейные неурядицы, тяже р Воронцова, черью, неожиданная кончина любимого рата <<^а>кется>— преждевременная смерть сына омрачают ее госТНЬ1е испы- пишет княгиня, — судьбе угодно послать мне вс олову» М9 тания, какие только можно нагромоздить на одну гол
144 ^первейшей своей обяэаиностьк^^^ „ «записках» княгиня лишь вскользь упоминает о после 2 ЮбоЙАУ молчанием несколько последующих лег, Пото ™и не представляют для читателя никакого интереса. ГоресТ11У терзавшие мое сердце, делали жизнь тягостной. Они были та< Р“ ™ что я сама хотела бы скрыть это в своей душе и не став, рассказывать о них тем, кто будет читать мои записки» РяД0Мс Р „ей в эти годы находились сестры-ирландки Марта и Кэтри„ Вильмот и племянница А. П. Исленьева, которые всячески стара- лись помочь пережить ей мучительно тяжелые дни. Уступая настоятельной просьбе Марты, 10 февраля 1804 года Екатерина Романовна «начала записывать историю своей жиз- ни»351. Заканчивая воспоминания и осмысливая свой жизненный путь, Е. Р. Дашкова записала: «Свой долг я исполнила так, как его понимала, в соответствии с тем, что подсказывал разум. С чистым сердцем и честными намерениями я перенесла все мучения, от ко- торых изнемогла бы, если бы совесть моя не была спокойна; а теперь — приближающийся конец свой жизни я встречаю без страха и тревоги» 352. «Записки» Екатерина Романовна посвятила Марте Вильмот, передав ей и право публикации с условием, что они будут напечатаны только после ее смерти. (Первое издание емУаров Е. Р. Дашковой появилось через 30 лет после ее кончи- ны, в 1840 году.) г седьмом тлиКаТеРИНл Романовна Дашкова умерла на шестьдесят меСв.ТроицыТпо14’ ЯНВаря 1810 гоДа. Прах ее покоится в хра- 06 историческ^Тшт Н°М Е р-Дашкова, писать труАноХ’кОСОбеННО Такого масштаба, как во мног°м противоречивая Л ЯГИНЯ ' натУРа яркая, сложная и °на отдавала все свои знаки я еятельн°сти во главе двух академий том еР ~~ Прямой> Резкий бескоЭНеРГИЮ’ °АНако ее сложный ха- ниеХ::^- конфликтов С стал причиной не "о, ЕкатеМня р Хотя нам известна 4 ’и привел в конце »Ыз“=аЛу6Ок°7"°“На Ке-™<и остаез йен» .. „ льно подроб кренней симпатЗей Ие> К Ней «евозмо^ нас загадкой. Она нидХ0^0?^ «ПодводяеА За аКаАем*ком Я° ке гпроникнуться ОВ°И, потомство ИТОГ Аеятельности и ГрОТОм вполне А лжно отдать ей сг. ЗНачения княги- И «^ведливость в том.
копия) (скульптор И. А. Сурский, 1993, гипсов
146. ...... „смотря на некоторую шероховатость своего хара, .? ,„;ишнее честолюбие и тщеславие, прошла свои блестя^' п ь честно, выполнила свою необычайную для женщины заАа,у добросовестно и успешно и приобрела неоспоримое право на 0Ид. ное место в ряду деятелей, оказавших истинные услуги русскому образованию» 3 5 3 В 1993 году, когда отмечалось 250-летие со дня рождения кня- гини Е. Р. Дашковой, в здании, к которому Е. Р. Дашкова имела непосредственное отношение — в здании Санкт-Петербургского научного центра РАН, — был установлен скульптурный портрет Екатерины Романовны, созданный скульптором И. А. Сурским. Так признательные потомки увековечили память этой выдающей- ся женщины, одного из самых деятельных организаторов россий- ской науки. Примечания ' РГИДф. 1329.0п. 1.Д153.Д 128. Письмо Екатерины И к Дашковой от 19 августа 1782 года °^нарУ^1/г/_ Л. В.Тычинина в архиве Королевской Ирландской академии сем- икни Л. В. Великая Россиянка. М., 2002. С. 130—131). ' О жизни и деятельности Е. Р. Дашковой существует обширная литерату ра. Приведем лини, некоторые издания: Иловайский Д. И. Екатерина мановна Дашкова // Соч. М., 1884. С. 223—443; Аозинская Л. Я. Во главе двух академий. М., 1978; Мордовцев Д. Л. Русские женщины нового време' ни. СПб., 1874. Т. 2. С. 119—159; Огарков В. В. Е. Р. Дашкова: ее жизнь и общественная деятельность. СПб., 1888; Суворин А. А. Княгиня Катерина I омановна Дашкова. СПб., 1888; Веселая Г., Фирсова Е. Москва в судьбе княгини Дашковой. М„ 2002; Тычинина А. В. Великая Россиянка; Жизнь и деятельность княгини Екатерины Романовны Дашковой. М„ 2002; и мно- I ие другие. в переводе Е. Р. Дашко- Записки... С. 38—39. ' Z,Z/- ^искиТ?™^ // Екатерина Даш- Записки... С. 90—91 ' ’’ ,7Я1" пХS“KOii "J'* Аашк°в°й » 082- оха 11росвещения. М., 2005. С. 10_19
141 с 153. ^АН.Ф.З.Оп.1.Д.554.Л.59-60. „ лда1Ясь.._С.699. и Записки... ы 34. НРОРНБ.Ф.871.Д.З.Л.1. ТЗС647 ,5 Протоколы заседании Конференции... Т. 3. С. 647. и Там же. и РОРНБ.Ф. 871. Д. З.Л.1. is ПФА РАН. Ф. 1. Оп. 3. Д. 67. Л. 66—66 об. 19 Тамже.Ф. З.Оп. 1.Д. 331. Л. 140-141; Ф. 21. Оп. З.Д. 306. Л. 1. м The Russian Academy // The Edinburgh Magazine. 1785. T. 1. P. 304—307; ПФАРАН. Ф. l.On. 3. Д. 67. A. 71 —72,112—112 об. 21 E. P. Дашкова посетила Карлсруэ во время первого путешествия по Евро- пе. См.: Записки... 1987. С. 106—107. 2 ПФА РАН. Ф. 1. Оп. 3. А 67. Л. 87—89. 2 Ученая корреспонденция Академии наук XVIII века. Научное описание. 1783—1800. Л, 1987. С. 181—183. 24 ПФА РАН. Ф. 1. Оп. 3. Л. 70-70 об. 25 Там же. Л. 71—72. 26 «Он получил этот титул при Петре III, и можно действительно сказать, что его наука и он сам были только аллегорией — так же, как и его зва- ние» (Примечание Е. Р. Дашковой). 27 Записки... С. 155. 28 Там же. С. 153. 29 Дашкова Е. Р. Записки 1743—1810 / Подготовка текста Г. Н. Моисеевой. Л., 1985. С. 144. В «Записках» (М., 1987. С. 152) сделан такой перевод этой фразы: «Меня заставили тащить совершенно неисправный плуг». В книге: Дашкова Е. Р. О смысле слова «воспитание» (СПб., 2001. С. 336) — следу- ющий перевод: «Я оказалась впряженной в совсем уже расстроенную ко- лымагу». Протоколы заседаний Конференции... Т. 3. С. 648—718. Там же. Т. 3. С. 648—857; Т. 4. С. 1—392. 33 ПФА РАН. Ф. 3. On. 1. Д. 554, 555. Там же Д. 556. Л. 289—393. 35 ПСЗ.Т. 21. №15646.0 800-801. зб Там же. № 15647. С. 801. з7 Там же. № 15701. С. 890—891. Директор Академии наук кн. Е. Р. Дашкова // Чтения в обществе исто- рии и древностей российских при Московском университете. 1867. Т. 1. 38 Отд. V. С 26-28, 36-37,40. 1 ам же. С. 28. 39 Там же. С. 36—37. 4(1 ПСЗ.Т. 21. № 15729. С 914.
„гпргйшей своей обязанностью стлвл^ 1<н Е. Р. Дашкова // Чтения... С. 39. « Д„Ре.<горА^“ИИНауК «Т«ж-О39-40- 43 Там же. С. 32 ~ . 128. « РГИА.ФИ329.ОпЛ-Д- ’ « ПСЗ.Т.21.№ 15688.С. 883. « Записки С159-16Л <<юспитание». СПб., 2001. С. 300. <’ Дшю&Е.Р.Осмьклеслова 127_129. « И WA- $ MS. Оп. 80. Д. 6514. Л. 12/ » 3™—Дерка.ина с объяснимыми примечаниями Я. Грота. СПб, 1876. Т. 5. С. 602—603. 51 Записки... С. 155. таг 148 « Протоколы заседаний Конференции... 1.4. U. 1<*о. 53 Тычинина А. В. Великая Россиянка. С. 166—1 /Э. 54 Записки... С. 159. 55 Смагина Г. И. Публичные лекции Петербургской Академии наук во вто- рой половине XVIII в. // Вопросы истории естествознания и техники. 1996. №2. С. 16-26. 56 ПСЗ.Т.23. № 16841.С. 116. 57 РГАДА.Ф. 17. Д. 35. А. 142—143. 58 ПСЗ.Т. 23.№ 16951.С. 219. 59 ПФАРАН. Ф. 1.Оп. 2-1794. № 118. А. 6—7. 60 Записки... С. 156. Протоколы заседаний Конференции... Т. 3. С. 641. 62 ПФАРАН.Ф.З.Оп. 12.Д.98.А. 1. Георги И. Г. Описание российско-императорского столичного города Санкт-Петербурга. СПб., 1794. С 334 “ ПФАРАН.ф. З.Оп. З.Д. 21.А. 3—4. 27 декабря Ш5 голами116 ПетеРбУРтской Академии наук состоялось ре» о ЭДЧМ ЛкХГ„Х«хаХкиР J помощью магнитных наблюдений д У В опРеАелении долгот с выступил с ответной речью в2 АкаДемик Я- Герман (1678-1733) магнитных наблюдений для опоелеТ СОМНение в практической пользе присутствовали великая княжна доГп* ^°Т На МОРе’ На заседании м ^Ч°Г ОЛЬШТИНС,<ИЙ’И Петербург";.П ра 1 Анна Петровна ее супруг *’ й 1 с- ы Имп. Академы наук и xvAO* Фа^штейн М Щ V ’ Локиск“с с- ЧАОЖКТ“-1751 -1796. СПб ?тГль К°НКУР“” Доклад Екатерине II гх ’ ^03. Дкадемии наук // цТе”хоАИмости стрОцТе Чтения в обществе ИсХрии 3 Horoeo °РИ* и древностей корпуса для РОССИ Йс К гл -V
.... == Московском университете. 1867. Т. 1. Отд. V. С. 22—23. Некоторые И’" 1 иЯ 0 строительстве здания см.: Ожигова Е. П. Е. Р. Дашкова —ди- 1 от Петербургской Академии наук // Екатерина Романовна Дашко- вТисследования и материалы. СПб., 1996. С. 94—102. ' Богословский В. А. Кваренги — мастер архитектуры русского классициз- ^д., 1995. С. 44. т2 Гравировальная палата Академии наук XVIII века. Л., 1985. С. 3, 29, 35, 162—169; История Академии наук СССР. М.; Л., 1958. Т. 1. С. 321—324, 349, 366, 386; Карпеев Э. П. Большой Готгорпский глобус. СПб., 2000. С.67—68; Летопись Библиотеки РАН. Т. 1. 1714—1900. СПб., 2004. С164—182; Летопись... С. 699—819; Минералогический музей // Запис- ки Академии наук. СПб., 1864. Т. 6. С. 42—44; Невская И. И. Петербург- ская астрономическая школа XVIII в. Л., 1984. С. 150—154; Раскин Н. М. Химическая лаборатория М. В. Ломоносова. Химия в Петербургской Ака- демии наук во второй половине XVIII в. М.; Л., 1962; Станюкович Т. В. Кунсткамера Петербургской Академии наук. М.; Л., 1953. С. 120—131. Богатова Г. А. Е. Р. Дашкова — лексикограф // Е. Р. Дашкова и российское общество XVIII столетия. М., 2001. С. 22—39; Державина Е. И. Е. Р. Даш- кова// Отечественные лексикографы XVIII—XX вв. М., 2000. С. 21—40; Коламинов В. В., Файнштейн М. Ш. Храм муз словесных: Из истории Рос- сийской Академии. Л., 1986; Некрасов С. М. Российская Академия. М., 1984; Файнштейн М. Ш. «И славу Франции в России превзойти...» Рос- сийская Академия (1783—1841) и развития культуры и гуманитарных наук. М.; СПб., 2002. Московский гуманитарный институт им. Е. Р. Даш- ковой предпринял современное переиздание «Словаря Академии Рос- сийской». Благодаря специально разработанным шрифтам и методике верстки, его страницы с факсимильной точностью копируют старое из- дание, тома дополнены статьями о жизни и различных сторонах деятель- ности Е. Р. Дашковой и научным комментарием. В настоящее время из- 74 Дано пять томов словаря. 75 ПСЗ.Т. 17.№ 12750.С. 1015—1016. асильчиков А. А. Семейство Разумовских. СПб., 1880; Анфертьева А. Н. ирилл Григорьевич Разумовский //Во главе первенствующего ученого 76 ?°словия России. СПб., 2000. С. 57—84. 77 пД*ВЬ1 АкаАемии наук СССР. М, 1974. С. 40—61. 78 тЮЗ Т-17-№ 12750. С. 1015—1016. 79 же. №12780. С. 1037. онелевич Ю. X. Санкт-Петербургская Академия наук и власть в XVI11 ве- 80 О ловд а И Кризисы' СПб- 2003.с- I52- q ~’й’а^ъ‘дов В. Биографический очерк графа Владимира Григорьевича с,,, Э' ’ 1^78; Русский биографический словарь. «Обезьянинов — ПФлТаГ™’1903 С-546-347^ Т АН.ф. 21. On. 1. Д. 36. Л. 132—135 об.
150 первейшей своей обязанностью ставлю. „ СССР Т 1 М.; Л., 1958. С. 318—319; Копе- " ‘STjX" — наук и влясяь в XVI!. в. С152-153. S3 (. м Записки... С. 107 85 j____.... обществе истории и тете. Орлов-Мбыдов В. Биографический очерк... С. 318. Директор Академии наук С. Г. Домашнев//Чтения в L древностей российских при Московском универси- 1866. Т. 4. С. 134-184; Веселовский К. С. Борьба ректором С. Г. Домашневым // Русская старина. 1896. N- 9. С 45 , Русский биографический словарь. «Дабелов - Дядьковскии». СПб 1905. С 582- Степанов В. П. Домашнев // Словарь русских писателей л ве- ка. Вып. 1. Л., 1988. С 283-287. Павлова Г. Е. Академия наук и власть: Первое столетие. Становление научного центра // Российская академия наук: 275 лет служения России. М., 1999. С. 88—92. м О деятельности С. Г. Домашнева на посту директора Академии прежде всего см.: Протоколы заседаний Конференции... Т. 3. С. 217—641; Лето- пись... С. 629—698. 87 К юбилею библиотекарем Академии наук И. Г. Бакмейстером была под- готовлена история Библиотеки и Кунсткамеры. Работа в 1776—1777 го- дах была издана на французском и немецком языках. На русском языке сочинение «Опыт о библиотеке и Кабинете редкостей и истории нату- ральной...» было напечатано в 1779 году; 2-е издание — в 1780 году {Мои- сеева Г. Н. Бакмейстер // Словарь русских писателей XVIII века. Вып. 1. Л., 1988. С. 53—54). Веселовский К. С. Борьба академиков с директором С. Г. Домашневым... С. 461. Сатира на бывшего в Академии наук директора г. Домашнева // Рус- ский архив. 1872. № 10. С. 2032. Вот текст этой публикации: «Пишут из Стокгольма, что жена одного та- мошнего живописца приучила к рукам молодого лося, которого напосле- док в тамошнюю Академию наук представила. При том пишут забавным образом, что сеи лось, приобученный к свободному с людьми обхожде- нию, увидев тогда в академическом заседании одно порожнее место тот час сам поместился на вакансию, со всяким приличным лосю благочини- ем. В нем примечена была в ученом собрании даже некоторая наклон- ность к произнесению речи, но как лоси в языке своем ограничены то сеи новый собеседник удовольствовался показать академикам свое усер- дие разеванием рта и некоторым рыком, хотя в протием никому невразу- мительным. Стокгольмская академия, приемля всякую редкость с призна- тельностью, не оставила помянутую живописную жену без награждения за что она имела славу показать и на самом диком звере пример доброго’ воспитания». (Санкт-Петербургские ведомости. 1781. 20 июля. № 58) 88 89 90
151 ^;^I/L^=========^ --------===== Й и. Директор Академии наук С. Г. Домашнев... С. 181—182. в оригинале: «elites moi, je vous prie, qu’est-ce que cet 3en”Tde Domachneff pouvait bien vous dire» (Архив князя Воронцова. ‘|П11" | М, 1881. С. 204.) В «Записках» (подготовка текста Г. Н.Моисее- “ д 1985. С. 145) слово «animal» (фр.: животное, скотина) переведено «дурак». С. Н. Искюль (Дашкова Е. Р. О смысле слова «воспитание». гпа 2001 С. 337) перевел его как «скотина». ДфЛРАН. Ф. З.Оп. 13. Д. 11.Л. 1—-8. Ч Дела следственной комиссии сохранились в ПФА РАН (Ф. 3. Оп. 13. д. 1-30; Р. IV. On. 1. Д. 142); в РГАДА (Ф. 17. Д. 33, 35 и др.). « ПФА РАН. Ф. 3. On. 13. Л 7,11,12,27; Русский архив. 1872. № 2. С. 252—253. Протоколы заседаний Конференции.... Т. 3. С. 656. Там же. С. 657. °8 Там же. С. 658. ” РОРНБ.Ф. 871. Д. З.Л. 2. Видимо, речь идет о следующих книгах: 1) Voltaire. La Pucelie d’ Orleans, роете heroi-comique en dix-huit chants... Londres, 1780; 2) La Fontaine Jean de. Contes at nouvelles en vers, par M. de La Fontaine. Londres, 1780; 3) Recueil amusant de voyages, en vers et en prose: faits par differents auteurs... Paris, 1783—1787; 4) Boccace J. Contes de Bocace. Londres, 1779; 5) La decouverte australe par un homme-volant, ou le Dedale franqais. Lei- psick, 1781; 6) Millot M. L’ecole des filles ou a philosophic des dames. Paris, Is- а.]. Книги, которые приводит Штелин, — сочинения Вольтера, Лафон- тена, Боккаччо. С. Г. Домашнев, перечисляя книги, вызвавшие недоволь- ство Дашковой, среди авторов называет Монтеня, Дидро и Лабрюйера (см. риложение 7). Недовольство Дашковой вызвано не содержанием этих книг, а эротическими гравюрами, помещенными в них. Выражаю сердеч- ки пг? благоАарность В. А. Сомову за идентификацию изданий. РГАДА.Ф.17.ЛЗЗ.Л.Ш-Шо6. 1м 1ам же. Л. 108-134. 1<И Г^С ^колай Иванович (1755—1825), математик, академик. авный научный журнал Академии наук в XVIII веке. Выходил на латин- м языке под разными названиями: «Commentarii...», «Novi Commen- 105 n « Acta...», « Nova Acta...». 106^писки...С.154. 107 Aeo>Ke C’155’ 1958^ ЭЙлер' Сб- статей. M.; Л., 1935; Леонард Эйлер. Сб. статей. М.; Л, тори’ Опеле®ич Ю. X. Материалы к биографии Леонарда Эйлера // Ис- ИдейТМаТеМаТИЧеСКИе исслеА°вания. 1957. Вып. 10. С. 9—55; Развитие 1118 Пекарсе°НаРАа Эйлера и современная наука. Сб. статей. М., 1988. Т.6.РкатеРина И и Эйлер //Записки Академии наук. 1864.
°^?АНН0СТЬЮ СТА^КУ^ илрн Петербургской Академии наук, действ^ да Копелев Ю- X- Эйлер итие р1дей Деонарда Эйлера... С. 5& тельный и почетный // ‘ старШинству» академики С. К. Котельнц. ПО 7 малых медалей получ ' , и ц Лепехин, В. А. Крафт, А. И. Лек- ков, С. Я. Румовскии, К отоколь; засеДаний Конференции... Т. 3. С. 652). сель,П.Б Иноходцев (Р ПОлучили академики П. С. Паллас, Ранее 16 января 1783 - библиотекарь X. А. К. Бакмейстер (Там А. П. Протасов, адъюнкт о. ч< у же С. 643). т з Г 696 697. 111 Протоколы заседаний Конференции. 112 Там же. С. 704. 113 Тамже. С. 791. 114 ПФА РАН. Ф. 3. On. 1. Д. 408. Л. 38. 115 Протоколы заседаний Конференции... Г. 3. С. 708. 116 Фусс Н. Похвальная речь покойному Леонгарду Эйлеру // Академиче- ские сочинения. 1801. Ч. 1.С. 166. 117 Протоколы заседаний Конференции... Т. 4. С. 755. 113 Фусс Н. Похвальная речь... Перепечатана вновь в 1988 году: Развитие идей Леонарда Эйлера и современная наука... С. 353—382. 1,9 ПФАРАН.Ф.З.Оп. 1.Д.556.Л. 196. 120 Протоколы заседаний Конференции... Т. 3. С. 728. 121 Тамже. С. 792. 122 Тамже. 125 Цит. по: Чернов С. Н. Леонард Эйлер и Академия наук // Леонард J Ч М.; Л., 1935. С. 238. 124 The Edinburgh Magazine. 1785. April. P. 306 (пер. с англ. А. А. Паламар чук). 125 Князев Г. А. Силуэтные портреты Л. Эйлера работы Ф. Антинга // Ле0' нард Эйлер. М.; Л., 1958. С. 590—595; Шафран И. А. Из академического собрания портретов ученых // Вестник АН СССР. 1974. № 2. С. 152—156. Протоколы заседаний Конференции... Т. 3. С. 762. Дашкова Е. Р. О смысле слова «ппгпмта,...-. ~ х / о j. д,. д. д. р. Тамже. Д. 5. Л. 1. 130 131 132 126 и? ь. г. vj смысле слова «воспитание». С. 311. ш ПФА РАН. Ф. 1. Оп. 2-1783. Д. 2. Л. 5. 1» Там Л 5. Л. 1. Протоколы заседаний Конференции... Т. 3. С. 735, 739; Т. 4. С. 25, 38, 117 и др. фундаминский М. И. Социальное положение ученых в России XVIII сто- летия // Наука и культура России XVIII века. Л., 1984. С 52_71 Даль В. И.Толковый словарь живого великорусского языка М 1955 Т 4 История государственного управления в России М 2002 С 88 Псарский ПП. История ими. Академии наук в Петербурге СПб 1870 Т.1. С. 372; О социальном положении ученых в России XVи " 18 Вейкартп М. А. Из записок доктора Вейкарта // pvcr,,, - Века СМ" г / / усскии архив. 18ЯА 133 134
153 260—262; Георги И. Г. Описание столичного города Санкт-Пе- СПб 1794. С. 336; Райков Б. Е. Академик Василий Зуев, его ХГгруаь.'.М.;Л.,1955. С. 121-126. ПФА РАН. Ф- 4. Оп. 5. Л 2. А. 78. РГАДА.Ф-199. Оп. 2. Л-773. Л. 1 об. ’ фундаминский М. И. Социальное положение... С. 60; ПФА РАН. Р. V. Оп. 1-Э. Д. 7. А. 4. ПФА РАН. Р. V. On. 1-К. Д. 51. Л. 12; Оп. 1-Л. Д. 20. Л. 1; Оп. 1-П. Д. 32. Л.ЗЗ;Оп.1-Р.Д24. А. 46. РГАДА.Ф-248.Оп. 80. Д. 6514. Л. 127-129. ПФА РАН. Ф. 4. Оп. 5. Д. 7. А. 50-55; Р. V. Оп. 1-И. Д. 5. Л. 10. '! Там же. Ф. 4. Оп. 5. Д. 2. Л. 34. Там же. Д. 55. Л. 6—8 об. 145 Там же. Р. V. On. 1-Р. Д. 24. Л. 46. " Там же Оп. 1-Л. Д. 20. Л. 2. Новик В. К 1) Академик Франц Эпинус (1724—1802): краткая биографи- ческая хроника // Вопросы истории естествознания и техники. 1999. № 4. С. 4—35; 2) Новые материалы об академике Ф. У- Т. Эпинусе // Немцы в России: три века научного сотрудничества. СПб., 2003. С. 80—90. Орден Святой Анны утвержден в 1735 году герцогом Гольштейн-Готторп- ским Карлом Фридрихом, отцом будущего императора Петра III, в память своей жены Анны Петровны (дочери Петра I). Девиз ордена: «Любящим правду, благочестие, верность». Подробнее см.: Бантыш-Каменский Д. Н. Историческое собрание списков кавалерам четырех российских импера- I торских орденов. М., 1814. Исторический очерк российских орденов и сборник основных орден- ских статутов. СПб., 1892. Приложение. С. 26. ПФА РАН. Ф. 3. On. 1. Д. 328. Л. 84; Ф. 4. Оп. 5. Д. 2. Л. 34, 78; Д. 7. Л. 50—55; ; ( Р- V. On. 1 -И. Д. 5. Л. 10; On. 1 -Л. Д. 20. Л. 1. Озерецковский Н. Я. Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому. is<) СПб-, 1792; 2-е изд. — 1812. Наставление народу в рассуждении его здоровья. Сочинение Тиссота, пе- и ревел Н. Озерецковский. СПб., 1781. ПФА РАН. ф. 3. On. 1. Д. 403. Л. 111—112. РГАДА.Ф. 199.Оп. 2. № 389. Ч. 1.Д.2. Л. 203—204. Академик Г. Ф. Миллер — первый исследователь Москвы и Москов- ской провинции / Подготовка текста, статья С. С. Илизарова. М., 1996. ( С. 42—43. Илизаров С. С. Академик С.-Петербургской Академии наук Г. Ф. Миллер, первый исследователь Москвы // Немцы Москвы: исторический вклад в культуру столицы. М., 1997. С. 170. 156 П- П. История ими. Академии наук в Петербурге. Т. 1. С. 402. Коламинов В. В., Файнштейн М. Ш. Храм муз словесных... С. 140.
154 прГвеШЕйсвоей 0БЯЗАНН0СТЬЮ Нячальные основания естественной истории: В 2 ч. / .г Речь идет о книге _ Пер.В.Севергина.СПб 1 > л iss ПФАРАН.Ф-1.0п.2 1 ' Там Же фПзОп 403 Л. 279-280 об. X И И. История Российской Академии. СПб, 1876. Вь,„.3 С123-168. zz7 w Протоколы заседаний Конференции... 1.3. С. 00Z. 163 Там же. Т. 4. С. 5—6. 1ы ПФА РАН ф. З.Оп. 1. Д. 352. Л. 295—296. >» История Академии наук СССР. М.; Л, 1958. Т. 1. С. 341, 346, 350-352, 360,373; Козырева М. Г. Отец и сын Шуберты в Петербурге // Немцы в России: люди и судьбы. СПб., 1998. С. 224—236. 166 Козырева М. Г. Из воспоминаний Ф. Ф. Шуберта о Петербурге // Немцы в России: петербургские немцы. СПб., 1999. С. 414. 167 ПФА РАН. Ф. 4. Оп. 5. Д. 55. Л. 6-8 об. Навроцкий Н. О жизни и сочинениях г. академика, д. с. с. и кавалера Ф. И. Шуберта. СПб., 1827. С. 15. Пипуныров В. Н., Раскин Н. М. Иван Петрович Кулибин. Л., 1986. С. 85. ' Державин Г. Р. Записки. М., 2000. С. 155. омиссия об учреждении народных училищ была создана Екатериной II См.: Сма^ии т г иТ П°АГОТОВКИ и проведения школьной реформы. XVIII в. СПб., 1996 С^7—И российская школа. Вторая половина ‘ ‘ ПФАРАН.ф.З.Оп. 1.Д.556.Д lea г п - лий Зуев. М.; А., 1955. С 187—202 °°’ Еаико^ Б Б Академик Васи- ”* "STe АкХж В°"фер-'?ЧИ"" Т 3С 7М псз.т.и.№ S с /,',лии3’етС 194- Прото,толы,аседакнЙ кТа, 1 Там же. С. 729-730. нН»»чии...Т. 3. с. 729 7 Там же. С. 734. тория Академии наук СССР т - КонФеХТ51 Российской Ака & d« Ku»' sburg, 1787—1791" durch
155 <«0 пользе минералогии», говоренная Василием Севергиным... // Норме ежемесячные сочинения. 1792. Ч. 73. С. 8—24. ^ 'пскевич Ю. X., Смагина Г. И. Становление международных связей Ака- демии наук // Академическая наука в Санкт-Петербурге в XVIII—XX ве- ках СПб., 2003. С. 149—167; Осипов В. И. Петербургская Академия наук и русско-немецкие научные связи в последней трети XVIII века. СПб., 1995; Радовский М. И. Из истории англо-русских научных связей. М.; Л., 1961; Российская Академия наук: Персональный состав. 1724—1917. М., 1999. Кн. 1. С. 293—337; Русско-французские научные связи. М.; Л., 1968; Смагина Г. И. Российско-немецкие научные связи в XVIII—XIX веках // Немцы в России: русско-немецкие научные и культурные связи. СПб., 2000. С. 208—224; Ученая корреспонденция Академии наук XVIII века: Научное описание. 1766—1782 // Труды Архива АН СССР. М.; Л., 1937. Вып. 2; Ученая корреспонденция Академии наук XVIII века: Научное описание. 1783—1800 // Труды Архива АН СССР. М.; Л., 1987. Вып. 29. Протоколы заседаний Конференции... Т. 4. С. 277—278. Там же. С. 336—337. Летопись... Т. 1. С. 798. Ж. А. Кондорсе был избран почетным членом Пе- тербургской Академии наук 23 декабря 1786 года. Толстой Д А. 1) Академическая гимназия в XVIII столетии. СПб., 1885; 2) Академический университет в XVIII столетии. СПб., 1885; Кулябко Е. С. Замечательные питомцы...; Лисицкая С. Н. Академическая гимназия в XVIII в. // Очерки по истории Санкт-Петербургского университета. Вып. 8. СПб., 2000. С. 60—79; Марголис Ю. Д, Тишкин Г. А. «Единым вдох- новением». Очерки истории университетского образования в Петербурге в конце XVIII — первой половине XIX в. СПб., 2000. С. 53—81; Материа- лы по истории Санкт-Петербургского университета в XVIII в. Обзор до- кументов архива РАН / Сост. Е. М. Балашов, О. В. Иодко, Н. С. Прохорен- ко. СПб., 2001; Павлова Г. Е. Истоки организации Петербургского университета (от Академического до Санкт-Петербургского университета 1724—1819) // Очерки по истории Санкт-Петербургского университета. Вып. 6. СПб., 1989. С. 175—189; Тишкин Г. А.: 1) Е. Р. Дашкова и учебная Деятельность в Петербургской Академии наук // Там же. С. 190 207, 2) «Ее светлость мадам директор» (Екатерина Романовна Дашкова и Петербургский университет в 1783—1796 гг.) // Е. Р. Дашкова, ^следо- вания и материалы. СПб., 1996. С. 80—93; Тишкин Г. А., Тихонов И. Л., Соболев Г. Л. Санкт-Петербургский государственный университет. Лето пись. 1724—1999. СПб., 1999. С. 47—60; Тычинина Л. В. Великая Россиян- ка. М., 2002. ад Летопись... Т. 1. С. 748,789, 800, 814. № Гам же. С. 801. Поводом к написанию письма послужило следующее обстоятельство 6 августа 1783 года канцелярия Тобольского наместничества обратилась
„РРВЕЙШИ? СВОЕЙ ОБЯЗАННОСТЬЮ _ 156 , Академию наук с просьбой наити среди учеников Гимназии тех, «к пне бмог ли быть свободными и способными к определению в состоя^ Гадешнем наместничестве присутственные места» (ПФА РАН, ф,3 О 9 д.445. Л. 1—3). Дело в том, что в штате канцелярии не хватало 8 секретарей 5 архивариусов, 5 канцелярских служащих и 1 протоко- листа Аналогичные письма были отправлены тобольскому епископу Вар. лааму, в Московский университет и опекунский совет Московского воспитательного дома. 10 ноября 1783 года, как видно из документов Канцелярии Академии наук, три студента, состоящие при Гимназии, высказали желание отправиться в Сибирь. Это были Иван Флоринов, Алексей Шестаков и Сергей Лавров. Академия одобрила их решение. Указом Екатерины 11 5 декабря 1783 года им предписывалось явиться в Герольдмейстерскую контору для последующей отправки в Тобольск. Но Герольдмейстерская контора вернула юношей обратно в Академию на- ук, куда они и прибыли 9 декабря, чтобы Академия сама нашла денеж- ные средства, необходимые для этой поездки. Однако Академия не распо- лагала необходимыми средствами, да и никогда не занималась подобными отправлениями. Письмо Е. Р. Дашковой 13 декабря 1783 года пронизано обидои за непонимание предназначения Академии наук для воспитания и образования российского юношества (РГАДА. ф. 248. Оп. 80. Д. 6514. Л. 125—126). ** 248'0п-80-Д 6514.Л. 125—126. 1768-1773 гг М<а195аКсИ1п1’ЛеПеХИН “ еГ° пУтешествие по России в Цит. по: там же. С. 102 197 т т Там же. С 1571158.ИВаН Иванович Лепехин. М.; Л., 1965. С. 157. 200 ПФА РАН. ф ? кЛдС*°вв «воспитание»... С. 312. 201 Летом 1787 ' А’ 21' Л' 3~ ж д' 557'А 245> ГИМНазист ФедоР Дейнека (ПФА РАН. Ф 3 On 1. Лашкова Е. Р О сиил : ПСЗ.Т.23.№ 1бШс.С1ЛГ6Ва<<В0СПИТание»...С. 328. Раскин Н. М я д “ П»ХТ»"бзМ' 198‘т Л" ,97’: УШ‘,а’ва Н " Н. А 206 Смагина Г И СМ’: Раскин Н М Я Л 8 ,С,Д6Г-“ Пу6дичные „^^«2 23. Протоколы - Лкадемии наук 2,1 Там же. Ф- ^Оп^д1-А8 55Д Л. 215 об. А- 488. Л. 12 об.
157 :i! Там >ке-Л-Зоб. и>Там’ке- гн Там же. Л. 1 °б- гиТамжеОп. 1.Д-347. Л. 77-78. iv, Сухомлинов М. И. История Российской академии. Вып. 4. СПб., 1878. С. 45. >г ъ.Пгле М. Ф. Отец и сын // Русский вестник. 1875. № 5. С. 164. ш Греч Н. И. Записки о моей жизни. М.; Л., 1930. С. 178. г» РГИА. Ф. 730. Оп. 2. Д. 5. Л. 77. 20 Записки... 1987. С. 157. 21 Летопись... Т. 1. С. 750. 22 Копелевич Ю. X., Ожигова Е. П. Научные академии стран Западной Евро- пы и Северной Америки. Л., 1989. С. 99,224. 23 Собеседник... 1783. Ч. 2. С. 12—18; Ч. З.С. 24—34. Новые ежемесячные сочинения. 1786. Ч. 5. Ноябрь. С. 67—71; 1792. Ч. 78. Декабрь. С. 3—5. Дашкова Е. Р. О истинном благополучии // Собеседник... 1783. Ч. 3. С. 29. ,,, Словарь Российской Академии. СПб., 1809. Ч. 2. С. 100. Дашкова Е. Р. О добродетели // Новые ежемесячные сочинения. 1786. Ч. 5. Ноябрь. С. 69. Тамже.С. 71. азо Аашк°ва Т- Р- О истинном благополучии... С. 30. ашкова Е. Р. Отрывок записной книжки // Новые ежемесячные сочи- а, нения-1790.4.47. Май. С. 13—14. Дашкова Е. Р.: 1) Искреннее сожаление...//Собеседник... 1783. Ч. 3. 154; 2) Записки разносчика // Там же. Ч. 9. С. 7—16; 3) Вечерин- // ам же. С. 24—26; 4) Картины моей родни, или Прошедшие свят- 4 // Там же. 1784. Ч. 12. С. 17—22; 5) Истины, которые знать и помнить надобно, дабы, следуя оным, избежать несчастий // Новые ежемесячные гз2 с°ЧИНения. 1795. Ч. 114. Ноябрь. С. 2—7. шко а Е. Р. Письмо к издателю «Русского вестника» // Русский вест- ник. 1808. 4.1. №2. С. 228. Дашкова Е. Р.: 1) Сокращение катехизиса честного человека // Собесед- 1к... /, 3. Ч. ] q 35; 2) Записки тетушки // Новые ежемесячные сочи- 234 дХГ 1786'ЧЛ 'Июль. с. 78. шко а Е. Р. Да будут русские русскими // Новые ежемесячные сочи- 235 ^ия 1792-4-78. Декабрь, с. 5. 236 Там ж^С 21° СМЬ‘Слеслова «воспитание» // Собеседник... 1783. Ч. 2. С. 25. 237 -г Же' 22> 1амже.С. 23. Х?мже-С- 2з~~24- 1 ам же. С. 24_25
z<o Дашкова Е. Р. Нечто из записной моей книжки //Друг просвещу 1806.4.4. №12. С. 195-196. 4 Ни* 241 Дашкова Е. Р. Сокращение катехизиса честного человека. С. 34—35. 242 Дашкова Е. Р. Истины, которые знать и помнить надобно... С. 2—7. 243 Дашкова Е. Р. Письмо В. Робертсону 9 октября 1776 г. // Дашкова Е. р. О смысле слова «воспитание». Сочинения, письма, документы. СПб, 2001. С. 326. 244 Дашкова Е. Р. О смысле слова «воспитание» // Собеседник... С. 25-28. 245 Там же. С. 28. 246 Там же. 247 Дашкова Е. Р. Письмо сыну с рекомендациями во время путешествий// Материалы для биографии княгини Е. Р. Дашковой. Лейпциг, 1867. С. 102—108. 248 Там же. С. 103. 249 Там же. С. 107. 250 Дашкова Е. Р. Путешествие // Собеседник... 1784. Ч. 11. С. 120 132. 251 Дашкова Е. Р. Сокращение катехизиса честного человека. С. 34. 252 Дашкова Е. Р. Записки тетушки. С. 79. 253 Дашкова Е. Р. Отрывок записной книжки. С. 12. 254 Дашкова. Е. Р. Моя записная книжка // Собеседник... 1784. Ч. 13. С. 25—26. 255 Смагина Г. И. Академия наук и российская школа... С. 87—155. 256 РГИА. Ф. 730. Оп. 1.Д.11.Л.1. 257 Там же. Л. 3. 258 Санкт-Петербургские ведомости. 1786. № 77—78; 1789. № 7—19, 36- 43 и др. 259 Словарь Академии Российской. СПб., 1789. Ч. 1. С. 1. Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений. Т. 10. М., Л. 1957. С. 7в-—~: гьг ^т1^иевский П. Е., Ефремов А. В. Петр Иванович Рычков. М., 1991. одробнее об этом см.: Майстров А. Е. Академическая биография М. В. Ло- моносова// Историко-астрономические исследования. Вып. 13. М., 19" 2И Стенник Ю. В. Веревкин // Словарь русских писателей XVIII века Вып. 1- А., 1988. С. 148—150. 264 Черняховский Ф. И. В. В. Крестинин. Архангельск, 1955; Цветкова А. И, сяннико О. В. В. В. Крестинин. Страницы жизни // Патриот Севера: Ист.-краев. сб. Архангельск, 1985 С 59—76 :5бПФАРАН.ф.1.Оп.2-1786.Д.10.Л.-3-Зоб. 267 Там К°НФеРенЧии- Т- 4. С. 91. 268 Там же. С. 106. и дипломат /еКсаЯнович (1741—1805), государственный деятель знакомился’с В В ? 1768 Г°АУ посетил Архангельск, где по- рестининым. Их переписка длилась с 1787 по 1794 год
159 т т 274 275 276 277 278 279 280 281 282 283 284 285 286 । В В Крестинина сохранились в фонде А. Р. Воронцова в Архиве СПбИРИ РАН. ^ПФАРАН.Ф. З.ОП.1.Д. 376. А. 183. ... „превосходительный директор Санкт-петербургской Академии наук, си- стемнейшая княгиня Екатерина Романовна, милостивая государыня! Письмо Вашего Сиятельства от 25 февраля (В. В. Крестинин ошибоч- но называет дату письма. Речь идет о письме от 27 февраля 1790 г. — Г. С.) и пожалованное от императорской Академии наук награждение сто руб- лев, препровожденные ко мне особливым письмом Его Сиятельства гра- фа Александра Романовича Воронцова, получил я исправно 13 числа сего месяца марта. Сказуемое сими милостивыми знаками благоволение Ва- шего Сиятельства к служению моему управляемой вами Академии почи- таю я за отличное в моей жизни преимущество, благодарю Провидение, даровавшее мне в особе вашей великого благодетеля. Я буду и обязан не упускать ни единого случая к доказательству моей благодарности и рев- ности в служении моем императорской Академии наук. Милостивая государыня! Вашего Сиятельства преданнейший слуга Василий Крестинин. Марта 22, 1790 г. в г. Архангельске» (ПФА РАН. Ф. 3. On. 1. Д. 376. Л-184—185). Протоколы заседаний Конференции... Т. 4. С. 240. Мм же. С. 431. ПФА РАН. ф. 3. On. 1. Д. 367. Л. 303. 1ам же. ф. 1. Оп. 3. Д. 72. Л. 35—36 об. Протоколы заседаний Конференции... Т. 3. С. 713. 1ам же. Т. 4. С. 153 Там же. С. 300. Там же. С. 356. ПФА РАН. ф. 1. Оп. 3. Д. 71. Л. 317—319. ротоколы заседаний Конференции... Т. 4. С. 416. 1ам же. С. 427,429,438 1амже.С.336,338. РА РАН. ф. 1. Оп. 3. Д. 72. Л. 67. 1ам>ке.Л. 69. ВеТ1 еРаторской Санкт-Петербургской Академии наук надворного со- СлТ И КавалеРа Александра Раздеришина усердное приношение. Изве ЛаВЯЦ^аяся Российская Академия наук древностями и редкими про- Екате ИЯми ПРИР°ДЫ достигает совершенства во всех частях. Великая концХ^3' ПСКТи^аяся всевозможно о благе своих подданных, от всех Удивлен еМЛИ соеАИняет воедино все то, что служит к просвещению и к ных !о чел°вечества: от сего источника открылося множество искус- еи> чтущих Академию и в доказательство любви и ревности к
ЛРРИГЙШЕЙСВОЕЙ ОБЯЗАННОСТЬЮ СТАВЛЮ. 60 Отечеству неусыпно трудящихся и чрез то заслуживающих внимание в П™ ж к оказательству услуг Академии есть всем отверст. Опыт та- ко Jwe имел я счастие, препроводив Минеральное собрание в деМН0. “ исках состоящее со списками услуг моих, оказанных по 1788 год Отечеству сему знаменитому и ученейшему месту чрез директора и ка- валера княгиню Екатерину Романовну Дашкову. Усердие таковое, удос- тоенное от Ее Сиятельства благодарного отзыва с приобщением к тому копии с журнала определения в Канцелярии сей императорской Акаде- мии наук, которое изъяснено сими словами: За усердие же господина бергмейстера Раздеришина отписать к нему должную благодарность, если же он возвратно в Сибирь поедет и будет продолжать стараться ум- ножать своими присылками академической Кабинет, тогда принять его в корреспонденты оной: во уверение чего долгом почел у сего приложить как с письма Ее Сиятельства так и журнала с засвидетельствованием моим копий. Ободрен будучи благоволением Академии, твердо уповаю, что прило- енное у сего собрание, в 169 кусках состоящее, которое большею час- милоста^ ВН°ВЬ ОТКРЬ1ТО и приобретено, принято будет с таковым же буду принятиемТкоИеМ * УАОВОЛЬСТВИем- Ежели при том и удостоен способы употреблю°вРРеСПОНАеНТЬ1 помянУт°й Академии, то все силы и доверенность от Академи3^^™0 МОИХ У^У1 °ной тем более, что сия собрания придаст мне вяш еСК°Г° высокопочтеннейшего и ученейшего служить ей со всемуТе:^1 " °АобРе™е преодолевая все препят- се я навсегда препоручаю. АИем и т°й приверженностию, с которой Надворной С2 М9 сте^й- м„ 2003. с. 38~89~ ИССЛеАователи Ю«Ной .- 290 Гам>ке. С. 39. Н И Си6ири и Казахских Сытину К.П.С.П “ я" гп ^8-1793. Bd. 6 S 2я^еП Geb^e /^ralogisch bota ' U ШангинП и л 'УZ8~~ 112 ° Меце Kinr.botamschen i±Wb" Kl’= ^8- S' P-; КУмина, Буктап? °ПИсанИи рек |ЛГИТТенферВалк.г сТ8ЧНЬ84 ц°ЧИНения Вррх ВпаАаюц^ерЬ1Ща> Кокс^аП^Ра Шангина> М3 U1'C- пДг6' Ч’ *8 / ЛГ' ок°аы заседаю^ 16; Ч. 119 С Н°ВЫе е>ке' КонФеренции. Т 4 С 24~^0; Ч. 120. ’ ‘ ч С.444
161 -гл Шангины — исследователи Южной Сибири и Казахских ги Бурштейн с. т. ш пХн А. К. Иоганн фон Бебер — натуралист и коллекционер // Немцы в России: три века научного сотрудничества. СПб, 2003. С. 91—108. » Протоколы заседаний Конференции... Т. 4. С. 480. w Сытин А. К. Иоганн фон Бебер... С. 100. я фигуровский Н. А., Ушакова Н. Н. Товий Егорович Ловиц. М, 1988. м Кестнер Абрахам Готхельф (1719—1800), профессор Геттингенского университета. По предложению Е. Р. Дашковой 23 октября 1786 года из- бран иностранным почетным членом Петербургской Академии наук. и Фигуровский Н. А, Ушакова Н. Н. Товий Егорович Ловиц. С. 54. 301 Там же. С. 59—76. ® Протоколы заседаний Конференции... Т. 4. С. 77. 303 Там же. С. 100. Ловиц Т. Е. Избранные труды по химии и химической технологии / Ре- дакция, статья и примечания Н. А. Фигуровского. М, 1955. “ Протоколы заседаний Конференции... Т. 4. С. 228. Там Же. С. 239. Там же. С. 341. ПФА РАН. ф. 3. On. 1. Д. 554. Л. 248 об. ПСЗ.Т. 21. № 15671. С. 872; Летопись Библиотеки Российской Академии зю наук.Т. 1:1714—1900. СПб, 2004. С. 164—165. 3|1 Протоколы заседаний Конференции... Т. 4. С. 35. Там же. С. 56. Там же. С. 62. Там же. С. 85. 14 Там же. С. 86. Там же. С. 97. 3[_ Ни один подобный сборник так и не вышел в свет. 5 февраля 1784 года по повелению княгини Дашковой в протоколе Кон- ференции была сделана следующая запись: «Для уменьшения числа ино- странных членов, которое, несмотря на значительные потери в течение прошлого года, составляет еще 54 человека, и чтобы повысить цену тако- го выбора, княгиня Дашкова сочла нужным сделать следующие распоря- жения: 1. С начала этого года Академия будет каждый раз ожидать шести вакансий, прежде чем перейти к выборам нового иностранного члена. 2. Математический и астрономический классы (в это время в Акаде мии было 4 класса. - ГС.) будут поочередно предлагать княгине Дашко- вой кандидатуры, достойные был, принятыми. Выбор из этих кандидат^, голосования, бол™ 11 Зак. 3078
.ПГРВРЙШЕЙ СВОЕЙ ОБЯЗАННОСТЬЮ СТАВЛЮ 162 а Княгиня соглашается с тем, что возможны исключения в пользу Ге. ниальньк ученых или особенно знаменитых. Т^оГпорядок будет существовать до тех пор, пока госпожа дирек. .. Академии не сотатг, что число иностранных членов достаточно ™ еныХось для топа, чтобы иметь возможность замещать каждую ю. кансию» (Протоколы заседания Конференции... Т. 3. С. 723). 318 Там же. С. 117. 319 Там же. С. 323. 320 Там же. С. 325. 321 Подробнее об этом см. в очерке «Дашкова и Ломоносов» в настоящем издании. 322 Васильев В. И.: 1) Издательская деятельность Академии наук в ее истори- ческом развитии (от зарождения до наших дней): В 2 кн. М., 1999; 2) Из- дательство «Наука»: История и современность. М., 2002; 3) Летопись отечественного академического книгоиздания//Научная книга. 1998. №1-2. С. 68-92. 323 Красоткина Т. А. Из истории научно-просветительских начинаний Пе- тербургской Академии наук в XVIII веке //Труды Ин-та истории есте- ствознания и техники. М.; Л., 1960. Т. 31. С. 364_389. В 2002 году в СПбф ИИЕТ РАН был подготовлен и издан новый пере- вод этой книги. См.. Эйлер Л. Письма к немецкой принцессе о разных фи- Н И Невс^< Ф?мСлФкТ МатеРиях/Подгот. к публ. Ю. X. Копелевич, “ Кал»» „' ПТ фБо6о”ич-СП6-2001 (Серия «Классики науки.), ^079-87 В. В., Фл„«„ М.Ш. Храм муз словесных.. Л, 1986. ^СИО-МВ Исмр11я РУЦКОЙ журналистики XVIII века. М.; Л, 1952. “• "-Z Гнии™П'ОЧ"В“ИЯ' ,78& Ч. 1 - С. !. Новые ежемесячные сочи^011 >КурналистИКИ... С. 344 » с 12_19. наук в Рос- учебная деятельность Ar С 187~2°6; 2) Havuu ' И' Естественная и, з?ад7ПетеР6урГе в XVIПСМхх Наук В XV”1 в‘ // д;ПаРОсветительская и а2“«А27р о ШКО,!1 ИС“'4о«"-« и“ма^Х" спУ7 Ека' Спадов В СМЬ1СЛе Слова «воспит Р СП6’ 1996‘ Хоти ° Л Княжнин я„ Т Питание>>...с зз4 ]-]ф в СПб., 1999 т 2 (К m ^°РИсович//с ^28. ПФАР‘Н.ф.1.оП^«-П).с79_80//СлоЮрЬр 14 августа. А 2 э с- ПИсателеи -°—Z об.
163 \ С 7 «биографии княгини Е. Р. Дашковой // Исторический вестник. 1882. $ 9. С. 672—673 Бакунин Павел Петрович (1762—1805), камер-юнкер, исполняющий обязанности директора Академии наук с 12 августа 1794 года. Указом Павла 1 от 12 ноября 1796 года ему «препоручалось» управление Акаде- мией наук и Российской Академией. В 1798 году под давлением ученых он был уволен за самоуправство, а должность директора была ликвидиро- вана. В том же году пост президента Петербургской Академии наук занял барон Г. Л. Николаи (1737—1820). На предложение занять одновремен- но пост президента Российской Академии он ответил отказом, сослав- шись на плохое знание русского языка. С 1798 года Российская Академия оказалась без руководителя. И только при Александре I, в мае 1801 года, был назначен новый президент Российской Академии — А. А. Нартов (1737—1813), сын русского механика, изобретателя А. К. Нартова. 538 ПФА РАН. Ф. 1.0п. 2-1794.14 августа. Л. 1. 339 Записки... С. 180. Протоколы заседаний Конференции... Т. 4. С. 388—389. Любопытно за- метить, что помимо жалования Е. Р. Дашковой отпускалось из экономи- ческой суммы на покупку бумаги, перьев и сургуча 36 руб. в год (ПФА п. Р. V. Оп. 1-Д, Д. 4. д. 16—17) Академия выделила княгине и одного канцеляриста — это был Николай Дементьев, который, как записано в Распоряжении по Канцелярии от 14 августа 1794 года, «будет находить- У исправления случающихся от Академии наук письменных дел». Для оощрения его к службе было решено «выдать в награждение недорогое тъе» и 30 руб. Живя в доме княгини в Троицком, Дементьев 11 янва- Р 75 года обратился к Дашковой с просьбой отпустить его от службы: вуя теперь великую слабость здоровья своего, и находясь не в со- 6vr> ИИ' П° пРичине моих недостатков, ехать к команде моей в Петер- дк ’ пРинимаю смелость просить Ваше Сиятельство уволить меня от Не Аемии с получением милостивого аттестата за службу». Но Дашкова да .еГ°’ И тогАа Дементьев 23 января самовольно ночью сбежал, 41 Пр^е И С баРЬ1Шней (Там же. Л. 7—17). 34 РГИл п0^1 засеАаний Конференции... Т. 4. С. 389. 343 ПФа п;Л38-Оп1-А-386.Л. 5. "4РГИА^Н12Р-у.Оп.Д.Д.4.Л.31. 343 Ист^ич 1329J Оп- L Л-184-л- 36. 346 Л1обопьпнКИИ ВеСТНИК-1882- № 9-С- 673. Павла П НЫе И Аостопамятные деяния и анекдоты государя императора Н? 2. С у|Пэови'1а (из записок А. Т. Болотова)//Русский архив. 1864. орический вестник. 1882. № 9. С. 673.
164 «первейшей своей обязанностью ставлю^ 348 Веселая Г. А. Е. Р. Дашкова в селе Троицком // Труды Государственного исторического музея. Вып. 58. М., 1984. С. /7 91, Долготе? С. Р. «Здесь каждый куст посажен мною...» // Наука и жизнь. 1986. № 3. С. 33—35; Фирсова Е. Н. После ссылки: Е. Р. Дашкова в Москве и в Троицком в 1797—1801 гг.//Е.Р. Дашкова и А. С. Пушкин в истории России. М 2000. С. 62-75. 349 Записки кн. Дашковой / Под ред. и с предисловием Н. Д. Чечулина СПб 1907. С. 283. 350 Записки... С. 207. 351 Там же. С. 246. 352 Там же. С. 208. “>тлРЛН.Ф.137.Оп.1.Д,13.л.10.
ДАШКОВА И ЛОМОНОСОВ ля княгини Екатерины Романовны Дашковой, как и для многих ее современников, Михаил Васильевич Ло- моносов был личностью яркой, выдающейся. Пожалуй, немаловажным обстоятельством, определяющим та- кое отношение к нему, было то, что Ломоносов был «природным» русским ученым. Он привлекал к себе не только успехами в естественных науках, но и блестя- щим поэтическим талантом. Все семейство Воронцовых, к которому Е. Р. Даш- кова принадлежала по рождению, оказывало покрови- тельство Ломоносову, а в особенности канцлер Михаил Илларионович Воронцов (1714—1767), дядя Екатери- ны Романовны Известно, что с четырех лет Екатерина Романовна жила и воспитывалась в доме своего дяди. Видимо, здесь она впервые встретилась с Ломоносо- вым и затем встречалась неоднократно. Канцлер Во- ронцов принял живейшее участие в Ломоносове в пе- риод организации им мозаичных работ в России: он поддержал просьбу об учреждении мозаичной фабри- ки, представлял императрице образцы цветных смальт, помогал получить денежные суммы, необходимые для работы над «Полтавской баталией», и многое другое. Ломоносов посвятил графу Воронцову перевод «Воль- фианской физики» — первого в России учебника по экспериментальной физике на русском языке (СПб., 1746), отправлял ему свои сочинения, писал о своих наблюдениях прохождения Венеры по диску Солнца, сочинял стихи и проекты праздничных иллюминаций. Он постоянно обращался к Воронцову с просьбами о помощи в различных делах, связанных с нуждами Ака-
ДАШКОВА И ЛОМОНоСОё демии наук» доверительно писал о своей болезни, угнетенном Мораду ном состоянии и встречал понцМа. ние и поддержку. Они находились в постоянном контакте: известно 16 писем Ломоносова к Воронцову и 6 ответных. Испытывая уважение и добрые чувства к ученому, Ворон- цов заказал его портрет художнику Г. Г. Преннеру — это был первый живописный портрет Ломоносова. В апреле 1764 года по ходатайству Воронцова Ломоносов был избран почетным членом Болонской ака- демии наук. По инициативе и на средства графа Воронцова было воздвигнуто надгробие на могиле Ломоносова в Александро-Невской лавре. Автором проекта памятника и надписи на нем был академик Я. Я. Штелин. Памятник был выпол- нен в Италии из каррарского бело- го мрамора и не позднее 1767 года f Канцлер М. И. Воронцов (.мозиика ломоносовской мастерской, 1765—1766) установлен на могиле Ломоносова. Вскоре после смерти Аомоно^ сова по указанию его вдовы в мозаичной мастерской был изготов лен портрет Воронцова. (Портрет до 1917 года хранился в семье Воронцовых-Дашковых, сейчас находится в Эрмитаже.) Как писа- ла сама Е. Л. Ломоносова — «в благодарность и в память того, что он заведению мозаичной работы в России первый подал повод»2- Поддержку и помощь Ломоносову оказывал и отец Дашковой Роман Илларионович Воронцов (1707-1783). По его просьбе Ломоносов написал отзыв и способствовал изданию книги «Исто- Гв.ш=::ыимт рТ^~ой с — мокосова его вдова, о6еспокоенТа7^тилась после смерти Ло- ной фабрики3. А ьнеишеи судьбой мозаич- 11ет сомнения, что Екатерина Ромзи™ Ломоносову Михаила И°6от«~ИК омана Илларионовича
167 с детства испытывала добрые чувства к русскому уче- йоронц яВН0 СредИ поклонников его поэзии. Позже, когда h°mV я сама занялась сочинительством, она нередко цитировала Синения Ломоносова и восторженно отзывалась о его творче- lTDg 1774 Году в одном из ранних своих сочинений «Письмо к другу», где Дашкова попыталась сформулировать свое понимание труда писателя, задача которого, по ее мнению, состоит в распрос- транении полезных знаний среди сограждан, образцом такого пи- сателя для нее становится Ломоносов. «Великий Ломоносов писал сильно, прекрасно и сладко, в стихах и прозе, в важных и легких сочинениях; но Великий Ломоносов мало себе подобных имел, ла, к несчастью, не все его и понимают»4. В знаменитом дашковском «Послании к слову „так"» (где она выступила против невежд, льстецов, подхалимов и «такалыциков», готовых соглашаться с любым вздором, если этот вздор высказыва- ют высокопоставленные господа) есть такие строки; Лишь скажет кто из бар: учение есть вредно, Невежество одно полезно и безбедно; Тут все поклонятся, и умный и дурак, И скажут не стыдясь: конечно, сударь, так. А если молвит он, что глуп и Ломоносов, Хоть славный он пиит и честь и слава россов, Тут улыбнется всяк И повторит пред ним: конечно, сударь, так5. а страницах журнала «Собеседник любителей российского л°ва», Где много внимания уделялось Ломоносову и его творче- оп п И КОТОТЬ1^ издавала Дашкова вместе с Екатериной II, княгиня Ве ликовала рассказ «Вечеринка». Здесь она поведала об одном седа о еГ° ГОСТЯХ и их занятиях в тот вечер. Одно из занятий — бе- телей ЛИТеРатУРе> из которой становится ясно, что русских писа- Цает М[?Л° Читают и знают. И Дашкова не без огорчения воскли- читаютсяАНЬ1е Р°сси^ские писатели! Вот как сочинения ваши ство г Я е Х^А° бы рассмотреть, отчего российское стихотвор- Го под е>еТСЯ ПогРе®ено с телом бессмертного Ломоносова и отче- Неизвестн СМу ПИсатели, ежели ныне таковые есть, остаются в сти, хотя науки и писатели ныне покровительствуемы
. 1Ю Минервою более, нежели то во времена прощ рассказе Екатерина Романовна прИВОдит ' еХчинения Ломоносова «Предисловие о пользе w церковных в ртес^К°р Я““ова возглавила Российскую Акаде. мию учрежденную по ее предложению для создания знаменитого X'русского языка, то, по наблюдению М. И. Сухомлинова, сочинения Ломоносова заняли первое место в ряду русских книг, послуживших источниками для словаря8. Составители словаря по- стоянно обращались к Ломоносову. Влияние его обнаруживается повсюду, в выборе слов и примеров, в способе их объяснения, в указании особенностей слога и во взгляде на литературный язык вообще. При объяснении слов, помещенных в словаре, и приме- ров, поясняющих эти слова, из сочинений Ломоносова приведено 883 примера; для сравнения скажем, что из произведений А. П. Су- марокова взято 30 примеров, В. П. Петрова — 13, М. М. Хераско- ва И, из других — еще меньше. И хотя в своих знаменитых «Записках» Е. Р. Дашкова ни разу не “ельното Т ИМеНИ Ломоносова, он незримо присутствует в ее дея- ВИЗИТ К ЛОМОНОСОВУ 7 июня 1764 года императрица Екатерина II посетила мика Ломоносова в его собственном доме на реке Мойке. V нился рассказ княгини Дашковой об этом событии, записаны ь ее слов Сергеем Николаевичем Глинкой (1776—1847), издателем журнала «Русский вестник». Вот этот рассказ: Незадолго до кончины его (Ломоносова. — Г. С.) приезжаю во дворец и государыня с прискорбием сказала мне: «Наш Михайло Васильевич что-то слишком закручинился, поедем к нему. Он нас любит, а из люб- ви чего не делают». Немедленно отправились мы к поэту и застали его в глубокой задумчивости у большого стола, на котором были разложе- ны химические аппараты. В камельке огонь, как будто прощаясь с хо- зяином, то вспыхивал, то угасал. Мы вошли к Ломоносову тихомол- ком, без доклада; но услыша привет императрицы: ^аГсто^-
I I Васильевич!» — он вскочил, как будто спросонок. Екатерина ^Здравствуйте, Михайло Васильевич. Я приехала с княги- повтоРиЛ^ть ваС) услышав о вашем нездоровии, или лучше сказать, о ке(° - усти». Несколько минут уста Ломоносова окованы были мол- В*^1ем Наконец он воскликнул: «Нет, государыня! не я нездоров, не я Ч\стен, больна и грустна душа моя!» — «Полечите ее, — отвечала Екатерина, — полечите ее живым пером своим. Приветствуя меня с Новым годом, вы сказали, что так же усердствуете ко мне, как и к до- чери Петра Великого. Что же, неужели вы намерены мне изме- нить?» — «Изменить вам, матушка государыня? Нет, не перо, а серд- це мое писало: Твой труд для нас обогащенье, Мы чтим стеною подвиг Твой, Твой разум — наше просвещенье И неусыпность — наш покой!» Слезы блеснули в глазах Екатерины и она возразила: «Верю, верю, Ми- хайло Васильевич! А чтобы еще более удостоверить меня, то завтра приезжайте ко мне откушать хлеба-соли. Щи у меня будут такие же горячие, какими потчевала вас ваша хозяйка»9. Академик П. С. Билярский в книге «Материалы для биографии ^Моносова» (СПб., 1865), подготовленной к столетнему юбилею нания СМеР™ Учен°го, опубликовал вышеприведенные воспоми- ально КНЯГИНИ’ ^метив, что они значительно дополняют офици- е известие о посещении Ломоносова Екатериной JI 1 нилсяРУГ0Й биогРаФ Ломоносова, академик П. П. Пекарский усом- Аацп невинности этого рассказа Дашковой. О воспоминаниях тории °И °Н УПоминает во втором томе своей знаменитой «Ис- фраза ^МПеРатоРской Академии наук»'1. Его смутила последняя У меня 6 ТеРИНЫ: «Приезжайте ко мне откушать хлеба-соли. Щи Ка». р[е такие же горячие, какими потчевала вас ваша хозяй- времен а^СКи^ замечает: «Тому, кто занимался екатерининским мИльяр1 ' Не Мо>Кет но показаться странною эта необычайная фа- сТве веер ТЬ ГОсУ'л,аРЬ1ни, которая при выходах и вообще в обще- лИчия»п ^Вела себя чрезвычайно сдержанно и с сохранением ве- >кУрНалы з V? ЭТ°М Пекарский ссылается на камер-фурьерские PaTpnye^ д ГОД, в которых есть известие о посещении импе- Обе^вод;гоносова и где не говорится, что он был приглашен к Рец. Пекарский также отмечает, что в это время Ека-
ДАШКОВА И ЛОМОНГ - " ========^:^Ofi I еь к Лашковой уже настолько недружелюбно, Чт терина относилас м При поездке к Ломоносову еА“±авит=ьм°го ТОМа ПОЛНОГ° С°браНИ^СО™НеНИЙ Составит в 1950_х годах, вслед за Пекарским при, Гн“™к“з Дашковой «едва ли достоверным» Повторяя Ке AoZ^Пекарского, они выдвигав новый аргумент против под- линности воспоминаний княгини: «Крайне неправдоподобно, кроме всего прочего, упоминание Дашковой о том, будто в каби. неге у Ломоносова в летнее время топился камин» . Обратимся теперь к сведениям, которые считаются достовер- ными. Прежде всего это записи в камер-фурьерском журнале от 7 июня 1764 года: 7-го числа, в понедельник, обеденное кушанье Ее Императоре кос 1<- личество изволило кушать вместе с кавалерами и фрейлинами, в сто- ловой комнате, в 14 персонах. По окончании стола, в 4-м пополудни часу, изволила иметь выход и удостоить посещением статского с«»вн ника и профессора господина Ломоносова в его доме, где и зволила смотреть производимые им работы мозаического художества «для м< нумента вечно славныя памяти государя императора Петра Вели: с Та1О1<2 11 новоиз°бретенные им физические инструменты и некото- оказав Всемилостивейшее свое удовольствие, изволила ротиться . «СаЧнТпётГкЬ А“Й ПОСЛе “изита Екатерины к Санкт-Петербургски' ведомости» о„ - благоволен вам». Вот это сообщение: о посещении Екатериной 11 м. в. Ломоносом 7 июня 1764 года Монаршее благов ...— вотные и произ^’КОТ°РУЮ благоРаствоРенный 'ЛИ'К vTIU ««МЮвЯО Инейным и вР^ЩИе °т неАР земных твот^Т В*ИВ;1ет в *и- сль>ханным приме^Х ИЗдавна блатустановле.шых н ЪКОВЫМ НС' ГосУАарьПЕТРВелт РеАШеСТВОВ;1л в России 6 Р°Аах редко » Науках и рые физические и химические опыты. При окончании шестого :. во дворец во- Ломоносову опубликовали известие об ~дие к наукам и художест-
Княгиня Е. Р. Дашкова (гравюра Г. Скородумова, 1777)
ДАШКОВА И ЛОМОНос^ М2 ппехвальным подражанием ему последует ДОс. чительных. Таковым ПР емИлостивейшая Самодержица На тайная де» его ЕКАТЕРИНА АЛЕКСЕЕВНА. Ц,- Великая Государыня г почитающему свету всемилостивей- вестны Отечеству и всему Величества Академиям Наук шие посещения от токмо оным учреждениям высочайшую и Художеств, котщ’ оказывать, но и действительно прости- X—-ное внимание в самые тонкости и в подробное рассмотрение приращения и успехов. Сего июня 7 дня пополудни „ четвертом часу благоизволила Ее Императорское Величество с неко- торыми знатнейшими двора своего особами удостоить Своим ВЫСО- комонаршеским посещением Статского Советника и Профессора господина Ломоносова в его доме, где изволили смотреть ПрОИ мне им работы Мозаичного Художества для монумента вечнославной памяти Государя Императора ПЕТРА Великого, также и новой юбр-- тенные им физические инструменты и некоторые физичес кие и Хи- мические опыты, чем подать благоволила новое высочайшее уверение о истинном люблении и попечении Своем о Науках и Художествах в Отечестве. При окончании шестого часа, оказав всемилостивей шее Свое удовольствие, изволила во дворец возвратиться. Помянуть::: г<> топскпмТапСКИЙ <“оветник Ломоносов, при отъезде подал Ее Импера- ИМ сочиненияИЧеСТВУ ВСеП0ДАанеишие следующие стихи тогдашней' в благоволении в восток Р°«н„ьм от н ’РИТ А0М- Блаженства новаго РАСГВУЯ плодом. Великому ПЕТРУ во АНеи заать|х причина, Be«»4eciM Своим „“'А ЕКАТЕРИНА. И«а.ипРав^УХТА°НауК- Коль счастлив, что монГ ЗВук- * - ,ачатУ'о набором
1)3,1П^2^У 173 ртину «Осада Азова», а также «новоизобретенные им физичес- кие инструменты и некоторые физические и химические опыты». Ни в камер-фурьерских журналах, ни в «Санкт-Петербургских ведомостях» не названы имена придворных особ, сопровождав- ших императрицу. Рассказ Дашковой, таким образом, является единственным свидетельством присутствия ее в свите Екатерины при посещении Ломоносова. Следует заметить, что княгиня дели- лась своими воспоминаниями с Глинкой, когда со времени этого эпизода прошло более сорока лет, а Глинка записал ее рассказ только через тридцать лет после того, как его услышал. Надеяться при таких обстоятельствах на точность изложения не приходится. И это, видимо, объясняет возможную вольность пересказа, но никак не ставит под сомнение сам факт присутствия княгини 7 июня 1764 года в ломоносовском доме. В рассказе Дашковой Ломоносов читает императрице стихи, но это не те стихи, которые приводятся в «Санкт-Петербургских ведомостях», а строфа из ломоносовской «Оды Екатерине II... в но- вый 1764 год»1'. Ода была включена в первый том собрания сочи- нений Ломоносова, изданного Академией наук по инициативе Екатерины Романовны в 1784—1787 годах1S. Известно, что в биб- лиотеке княгини имелось это издание19. Любопытен также фраг- мент воспоминаний самого С. Н. Глинки, предшествующий при- веденному им рассказу Дашковой: «Я застал ее (Е. Р. Дашкову. Г С.) за чтением од Ломоносова, изданных в четвертую долю листа. Не закрывая книги, она сказала: Я было собиралась вам писать о Ломоносове, но вы здесь сами. Слушайте, я расскажу вам о Екате- рине и о нашем холмогорском поэте» — и кажется естественным, что она прочла стихи Ломоносова из раскрытой в тот момент кни- ги20. Теперь о зажженном камине в доме Ломоносова Жителям Пе- тербурга хорошо известно, что летом, а тем более в начале июня, погода здесь часто бывает прохладной и дождливой, а если еще принять во внимание, что Ломоносов уже был болен и через не- сколько месяцев скончался, то зажженный в кабинете камин представляется вполне естественным. Упоминается среди аргументов «против» и недружелюбное от- ношение императрицы к княгине Дашковой после восшествия на престол. Это общеизвестно. Но подходить прямолинейно и одно-
ДАШКОВА И ЛОМОНог^ Екатерина II с княгиней Дашковой и другими вельможами в кабинете Ломоносова. 1764 год (художник А. Д. Кившенко, 1880) значно к их взаимоотношениям нельзя: они были сложными и из- менчивыми — периоды холодности и надменности со стороны императрицы сменялись «оттепелью»21. К тому же существовал придворный этикет, и княгиня как статс-дама должна была бы- вать при дворе. 1764 год Дашкова провела в Петербурге (она прибыла в столи- цу 25 ноября 1763 года и уехала из нее 1 марта 1765 года)22. В это время ее супруг князь Михаил Иванович Дашков (1736—1764) пользовался доверием у императрицы и с особым поручением был послан в Варшаву, чтобы способствовать избранию на польский престол Станислава Понятовского». Известно, что сама княгиня, например, в конце апреля 1764 года присутствовала при дворе на венчании Софии Дарагановои с полковником князем Хованским м.
Ломоносову 175 основание отнестись к ее воспоминаниям, приве- Тинкой, С большой долей уверенности в их достовернос- АеННЬ15'в деталях, так, и это основное, к самому факту ее участия в 1Я’КЯК г Ломоносову. Поэтому мы полагаем, что, будучи знакомой ’Ломоносовым задолго до того, княгиня Дашкова принимала уча- в посещении его императрицей Екатериной II. Этот сюжет привлек внимание художников. В 1881 году вышла снига-альбом С. Е. Рождественского «Отечественная история в картинках». Книга состояла из 30 картин, сопровождавшихся по- яснительным текстом — описанием. Одна из них, выполненная художником А. Д. Кившенко (1851 —1895), носит название «Ека- терина II с княгиней Дашковой и другими вельможами в кабине- те Ломоносова 1764 год». Вот текст описания к ней. Императрица сидит в кресле; в правой руке у ней табакерка, а в левой веер, так как это происходит летом. Екатерина любила собачек, пото- му и здесь на платье ее лезет болонка. По левую сторону императри- цы стоит княгиня Дашкова, на ней екатерининская лента, позади Дашковой стоит Потемкин. За ними следуют Н. И. Панин и граф Ру- мянцев, опершийся рукою на стол, оба они в андреевских лентах. Ря- дом с Румянцевым помещен Бецкий, который рассматривает какой- то камень, взятый со стола. У книжного шкафа позади Бецкого стоит И. И. Шувалов, покровитель Ломоносова, и, наконец, у часов помес- тился граф Г. Г. Орлов. Ломоносов объясняет одну из своих мозаичных работ. Все по обычаю того времени в париках. Несмотря на летнее время, по словам Дашковой, оставившей описание этого посещения, в кабинете Ломоносова топился камин. Мы не располагаем никакими свидетельствами, дающими воз- можность предполагать присутствие в свите Екатерины в тот день р' г • Потемкина, Н. И. Панина, П. А. Руллянцева, И. И. Бецкого, Орлова и И. И. Шувалова. Более того: Шувалов не мог находить- ся в свите Екатерины, так как «отошел от дел» и в апреле 1763 года Уехал за границу25. Видимо, художник Кившенко и автор текста ждественский руководствовались не исторической достоверно- ^пс>Ю’ а Желанием ПО1<азать виднейших государственных деятелей «р Г°АУ М- К. Федоровым (1853—?) была написана картина . атеРи21а И У Аомоносова» (масло, холст, 120 х 85 см)26. На кар- изо ражен кабинет Ломоносова. В центре у стола, на перед-
Екатерина II у Ломоносова (художник И. К. Федоров, 1889) нем плане, сидит Екатерина с веером в руке. Слева, в профиль, пе- ред электростатической машиной, стоит Ломоносов. Он в парике и в красном с золотым шитьем кафтане. На заднем плане две фигу- ры мужчина и женщина. В РГИА сохранилось «прошение» ху- дожника Федорова от 10 августа 1883 года в правление Академии художеств о предоставлении ему для работы над картиной теат- и И цХ1^СТЮмов ^ бюстов Екатерины II, Ломоносова, Дашковой вероятно, что на картине Чала -иконографии Ломоносова, М. Е. Глинка отме- не знание автором стиля того времени: вся обстановка
ддшком_и^2!!2£2в Екатерина II у Ломоносова (художник И. К. Федоров, 1889) ‘,м плане, сидит Екатерина с веером, в руке. Слева, в профиль, П ‘А электростатической машиной, стоит Ломоносов. Он в пари в красном с золотым шитьем кафтане. На заднем плане две ф1 п я — мужчина и женщина. В РГИЛ сохпям™ эжника ---1''
апе академигеское собрание согинений Ломоносова ,пЯа « z;gc -—•—--------- _____ подвесная керосиновая лампа, мебель, ковер на полу и I к°мНа! длатьев — относится к концу XIX века. Научные приборы I П01<1? пюке совершенно неверно28. К этому можно добавить, что I Д-Ни1худ°>1<ник из°бразил на картине Шувалова, то это, как пояс- нено выше, увеличивает число неточностей. В том же 1889 году с картины Федорова по его же рисунку была сделана флюгелем гравюра на дереве, помещенная тогда же в журнале «Нива»29. /77 ДАШКОВА И ПЕРВОЕ АКАДЕМИЧЕСКОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ ЛОМОНОСОВА Издание собрания сочинений ученого или писателя, тем более такого, как М. В. Ломоносов, всегда является событием в культур- ной жизни страны. Подобные издания ждут, к ним готовятся — это своеобразное отражение отношения общества к писателю или ученому. Произведения Ломоносова в XVIII веке пользовались большой популярностью и неоднократно переиздавались. Но особой гордо- стью каждого писателя и ученого является издание собрания со- чинений. Первые два издания собрания сочинений Ломоносова были осуществлены еще при его жизни: первое — однотомное, в 1751 году; второе — в двух томах, в 1757—1759 годах. Третье изда- ние, посмертное, вышло в 1768 году; оно полностью копировало первое издание. Под редакцией Дамаскина (Д. Е. Семенов-Руднев) в 1778 году вышло четвертое издание собрания сочинений в трех томах. Первые четыре издания не исчерпали всего научного твор- чества Ломоносова, основное внимание в них было уделено лите- ратурным произведениям. Впервые эти издания перечислены в статье «От редакции» в первом томе Полного собрания сочинений в 1950 году 7 Несколь- ко подробнее издания сочинений Ломоносова рассмотрела ломо- носовед Г. А. Андреева, уделив внимание всем десяти к настояще- му времени существующим изданиям собраний сочинений, но наиболее подробно остановившись на последнем, десятом, Пол-
Полное Собрате С0ЧИНЕН1Й Михаила Васильевича ЛОМОНОСОВА, С1 лр1общен!елЪ жизни сочинителя и сЪ прибылен! е-*Ъ лжогихЪ его ммгдв еще не налечатанныхЪ пиоренЫ. Часть лерьвая» ВЪ САНКТПЕТЕРБ^РГВ, _. ДЛША'°ВЛ. И Л°Л40//0г ~==========:^2^ ном собрании сочинений ДОм сова, подготовленном АкадеМ1Д наук СССР и изданном в десяти то мах в 50-х годах XX века31. Изучение опубликованных и вновь обнаруженных архивных ма- териалов позволяет расширить наши сведения и более четко пред- ставить этапы подготовки и осо- бенности первого академического издания собрания сочинений Ло- моносова, которое было осуществ- лено в 1784—1787 годах. Это было пятое по счету, но первое научное, подготовленное Академией наук собрание сочинений великого уче- ного. Более столетия первое акаде- мическое издание оставалось са- мым полным, несмотря на то, что за это время было осуществлено еще три издания собраний сочине- ний Ломоносова. Решение об издании полного собрания сочинений Ломоносова Е. Р. Дашкова приняла в первые ме- должность директора Петербургской всего периода подготовки и издания Полное собрание сочинений Михаила Васильевича Ломоносова СПб., 1784.4.1 (титульный лист) сяцы после вступления J Л...1 В /V Академии наук. И в течение '' собрания сочинений, судя по сохранившимся документам, Екат рина Романовна проявляла неизменный интерес, неоднократно выступала с инициативами и осуществляла строгий контроль за работой. 17 марта 1783 года «Санкт-Петербургские ведомости» объяви- ли о намерении Академии наук «воздать по мере сил своих досто- должную честь бывшим своим сочленам, трудившимся в науках К пользе и славе России»32, издать самое полное собрание сочине- нии Ломоносова «на хорошей бумаге и наилучшими литерами». Читающей публике обещали включить в издание «такие сочине- ния, которые прежде сего и вовсе напечатаны не были». При этом
академигеское собрание согинений Ломоносова цд .,д и пер^============^- - гщались ко всем любителям российского слова, род- 1|5дзтелИ ° друзьям Ломоносова с просьбой предоставить в их ственНИКаМ,«достоверные известия о жизни сего славного со- гпоря>кение А г РД1П И письма и другие могущие у них находиться сочинения». '1,1Н'матер14аль1 слеА°вало пось1лать на ИМ51 Директора Академии ^княгини Дашковой или в академическую Канцелярию. Так- нд- Общалось, что первый том будет украшен портретом ученого Изображением его надгробного монумента. Вот это объявление в «Санкт-Петербургских ведомостях»: Здешняя Императорская Академия наук, почитая себя обязанною воздавать по мере сил своих достодолжную честь бывшим своим со- членам, трудившимся в науках к пользе и славе России, предприемлет издать на хорошей бумаге и наилучшими литерами самое полное со- брание сочинений покойного господина Ломоносова. Первая часть сего собрания будет украшена его портретом, вырезанным со всевоз- можною точностью, и эстампом, изображающим надгробный мону- мент, воздвигнутый сему славному мужу в Александровском монасты- ре покойным его покровителем Его Сиятельством графом Михайлом Ларионовичем Воронцовым; прочее же напечатается с приличными эстампами и виньетами. Таковое предприятие Бесконечно будет всем любителям Российского слова служить к удовольствию, тем паче, что сочинения сего славного стихотворца никогда еще не были напечата- ны все вместе, хотя многие собрания таковых и обещали публике за- главиями своими, что оные все его сочинения в себе заключать будут. Господин Ломоносов, яко член здешней Академии, отдавал сочине- ния свои печатать в Академическую типографию, как то: Оды, Траге- дии, Историю, Граллматику, и проч.; а после оныя и в других типогра- фиях перепечатаны были. Посему Академия, имея старшее право к напечатанию трудов сего своего бывшего сочлена, ныне к оному и приступает, обещая публике доставить и такие сочинения, которые прежде сего и вовсе напечатаны не были; причем однакож Академия просит всех любителей Российского слова, приятелей и свойственни- ков сего славного мужа присылать на имя Академии наук г. Директора и Кавалера Ее Сиятельства княгини Екатерины Романовны Дашко- вой, или в Академическую канцелярию, в которой она присутствует, достоверные известия о жизни сего славного сочинителя, письма и другие могущие у них находиться сочинения. Сим они не только сдела- ют великое удовольствие Академии и публике, но и воздадут со своей стороны достодолжную честь сему бессмертному мужу. — Как Ака- демия Наук предпримет сие издание напечатать в будущем 1 /84 го-
ДАШКОВА И Л0Л40Нп 180 ду то она и не оставит заблаговременно публику о расположении оного уведомить. Организация издания первого академического собрания со- чинений Ломоносова была поручена советнику Академии наук О. П. Козодавлеву. 25 августа 1783 года в Канцелярии Академии наук было решено". «Полного собрания сочинений г. Ломоносова в четырех частях напечатать в книжной типографии на красносель- ской, именуемой любской, бумаге 600 экземпляров с апробации корректур первых листов г. советника Козодавлева, да на александ- рийской бумаге 100 экземпляров»33. Следует заметить, что выбор Екатерины Романовны оказался очень удачным. Осип Петрович Козодавлев (1754—1819) — поэт, переводчик, товарищ А. Н. Ра- дищева по Лейпцигскому университету — был назначен советни- ком Академии наук 27 января 1783 года34. Княгиня Дашкова была довольна службой Козодавлева в Академии наук и уже через год, в январе 1784 года представила Екатерине II доклад о повышении его в чинах35. Он принимал деятельное участие в издании «Собе- седника любителей российского слова», издаваемом Екатериной II и Дашковой в Академии наук, выступая редактором и автором ряда статен. На страницах этого журнала сравнительно много внима- ния уделялось Ломоносову и его творчеству. Эти сюжеты подробно рассматриваются Н. Д. Кочетковой в статье «Отзывы о Ломоносо- В ” ° есеАнике любителей российского слова*1»36. Отсылаем интересующихся к этой великолепной статье. Мы же обозна- в оамкяТ НеКОТОРые м°менты, представляющие особый интерес ды Козода^лТвТ ТеМЫ И хаРактеРизУюЩие в какой-то мере взгля- зодавлева «Пист^ <<<^°®есеАНИКа>> было напечатано сочинение Ко- автор дает высокую оцГнкТГ^ В СТИХах3?’ В котоРоМ муж, и честь и слава Р Деятельности Ломоносова: «великии Ломоносов»; «к Паин°СС°В' ессмеРтных °Д творец, бессмертный Росским музам дал ты оХГ^, О™РЬ1Л нам творческой рукою и торженно высказался К ” собою», и так далее. Еще более вос- Нах возвышения и упа В СТатье «Рассуждения о причи- ледией, XVI книжке ж\п-п ". v °^есеАника», появившейся в пос- тому назад Российский П К°3°Аавлев пишет: «Лег с тридцать арнас был во владении двух славившихся
и первое академигеское собрание сочинений Ломоносова jg) — ' "--------------------- стихотворцев». Под этими стихотворцами он подразумевает Ломоносова и А. П. Сумарокова (1717/1718—1777), но даль- ‘ ' оТдает явное предпочтение Ломоносову, который «одарен бу- д\гчи обширным умом, пылким воображением и глубокими зна- ниями в науках, получил при размежевании Российского Парнаса самую большую часть оного в вечное себе владение»38. Понимание Козодавлевым места Ломоносова в русской культуре того времени явно способствовало ему в работе над собранием сочинений. Деятельность Козодавлева в «Собеседнике», проходившая в 1783—1784 годах, хронологически совпадает с организацией им работ по изданию собрания сочинений Ломоносова. В связи с этим интересно обратить внимание на то, что одно ранее не напе- чатанное стихотворение поэта — «Стихи, сочиненные на дороге в Петергоф, когда я в 1761 году ехал просить о подписании приви- легии для Академии, быв много раз прежде за тем же» — было опубликовано одновременно и в «Собеседнике» и в первом томе собрания сочинений39. Вернемся к подготовке собрания сочинений Ломоносова. В ос- нову академического издания было положено четвертое издание, вышедшее в 1778 году в трех томах под редакцией одного из обра- зованнейших людей того времени, профессора философии и сло- весных наук архимандрита Дамаскина. Видимо, уже к середине 1780-х годов издание Ломоносова под редакцией Дамаскина ста- ло редкостью, и Козодавлеву пришлось отдать в работу свои лич- ные экземпляры книг. Позже он обращается к Дашковой: «Прошу выдать билет для получения второй и следующих частей Ломоно- совских творений нового издания, ибо я целый экземпляр тех со- чинений старого издания, принадлежащих мне, отдал в академию, с которого сие новое издание и печатается»40. По распоряжению Е Р. Дашковой Козодавлеву должны были «впредь» выдавать по одному экземпляру томов «за то, что он в академическую Типогра- фию отдал свой экземпляр полного собрания тех сочинений безде- нежно, с которого и печатается сие издание»41. 24 апреля 1784 года была напечатана первая часть Полного со- брания сочинений Ломоносова42. Козодавлев начал работу над составлением второй части, но 23 августа 1784 года Екатерина II перевела его из Академии наук в Комиссию по учреждению на- родных училищ 43.
ДАШКОВА И Ломонос 182 а Екатерина Романовна отсутствовала в Петербург В это время вк И шеНие от императрицы «для и в Академии, она получил Р> Р у ение Академией маШнИХАелотлрттс^иа^ному сенатору В ее отсутствие Р. «Правящий должность ди- & —*— д Sвала изданию собрания сочинений Ломоносова, уже на третий денГ 26 августа, назначает новых исполнителен: «препоручить ? академикам Румовскому, Лепехину, Озерецковскому выбрать и привесть в порядок сочинения покойного статского советника Ло- моносова, которые должны составить вторую и следующие части нового издания полного собрания сочинений сего славного учено- го мужа. На г. же адъюнкта Головина наложена типографическая часть и корректура»45. В этот же день он лично явился на заседа- ние академической Конференции и огласил свое решение 46. Рукописи статей Ломоносова, записки и все другие материалы, которые удалось собрать «для учинения из оных выбора», были пе- реданы Михаилу Евсеевичу Головину (1756—1790). И с этого вре- мени, как свидетельствуют архивные материалы (письма, рапор- ты, распоряжения о поощрениях и наказаниях Головина, отмеченные в протоколах Канцелярии Академии наук), все труд- ности по осуществлению издания сочинений Ломоносова ложатся ловно был™ ° ЭТ° 6ЫЛИ почетнь1е трудности, так как ему, безус- ний неZT’TH° участвоють “ подготовке к изданию сочине- Аяди. Головин приехалиSySZ"Хь Г°РЯЧ° ЛЮбИМ°Г° мощником великого математикаРДИТеТа °Н бЫЛ Учеником и по' был избран адъюнктом по математикТТт^?^^ В 1776 го*v фессором Учительской семинарии Г В Шб Г°АУ Назначен про- Х1ГСТ°РИИрОССИЙСКогоо6РаРзованиТоИН °СТавил заметный Пожалуй, самым трудНЫм м еРеизДавались47.
«твое академическое собрание сочинений Ломоносова 183 п \охо что никогда нельзя было узнать, какая книга печатает- 1111X3 • каких пор, и работа, которую можно было исполнить в не- ^олько Ане^’ Растягивалась на несколько месяцев»48. Она стара- ' • наладить работу Типографии: были изготовлены два новых ^бора шрифтов, заказано новое типографское оборудование, ста- \й закупать типографскую краску, не уступавшую по качеству луч- шим заграничным. Княгиня решила, что на каждом издаваемом сочинении должно стоять имя наборщика, чтобы можно было спросить за сделанную ошибку или за недосмотр. Она «выписала» хорошего гравера, так как многие сочинения печатались с гравю- рами, и, увеличив жалованье ученикам, «возбудила в них охоту ра- ботать». Требовала каждую неделю представлять ей отчет о печа- тающихся книгах; если работа приостанавливалась, то строго спрашивала объяснения причин задержки. Сама составляла спис- ки книг, которые следует печатать «с крайним поспешением». Одно из первых мест в этих списках в 1780-е годы занимали тома издания Ломоносова. Головин старался добросовестно выполнять порученные обя- занности, что повлекло за собой приятные последствия — прибав- ку к жалованью «за добропорядочное поведение и рачительное ис- правление возложенных должностей» сначала 80 руб., а затем еще ЮОруб.49 19 ноября 1784 года было закончено издание второй части со- чинений Ломоносова; 14 июля 1785 года — третьей50. 18 июля «Санкт-Петербургские ведомости» известили об этом читателей: «Вышла третья часть полного собрания сочинений Михаила Ва- сильевича Ломоносова, содержащая в себе: 1) слова: о пользе Химии; о явлениях воздушных, от Електрической силы происходящих; о происхождении света, новую теорию о цветах представляющее; о рождении металлов от трясения земли; 2) рассуждение о большей точности морского пути; 3) явление Венеры на Солнце. Господа, подписавшиеся на сие издание, благоволили бы присылать свои билеты к получению экземпляров»51. При издании третьей части Головин допустил ряд досадных промахов — типография не напечатала несколько гравюр, кото- рые должны были входить в этот том, а виньеты расположила и напечатала на листах неровно. Е. Р. Дашкова была в страшном гне- ве, в журнале Канцелярии Академии наук 15 июля 1785 года чита-
ДАШКОВА И ЛОМон^ 184 ем- «г адъюнкту Головину сделать за то выговор и строжайще дупредить, чтобы он как издатель и как родственник покоЙНОм сочинителю с вящим рачением старался издать остальные Час^ его сочинения»52. Дело, видимо, в том, что Головин в эз о время бьц очень загружен преподавательской работой и не смог уделить дОс. таточно внимания работе над корректурой и контролю за типо- графией. Дашкова 8 августа на страницах «Санкт-Петербургских ведомостей» пообещала «без замедления» напечатать гравюры к третьей части: Академия наук, удовлетворяя нетерпению, которое Публика оказы- вала о выходе покойного господина Ломоносова сочинений, ныне третью часть оных выдала в свет; по чему имеющие на оные сочине- ния билеты благоволили б принимать оную; фигуры же следующие к оной части-без замедления издадутся53. Здесь следует сказать еще об одной особенности издания. Оно было подписным54. В Петербурге на первую часть собрания сочи- нений Ломоносова подписалось 147 человек55, в Москве — 50 че- ловек (в Москве подписка проходила в академической лавке Бори- Показатель сего инЪетЪ получить одинъ зксемплярЪ полнаго собрат 1сочивен1й МихаЙла Васильевича Ло- моносова вЪ 4 частяхЪ; деньги аа рублей отчего получены. No Подписной билет сова, причем заранее оговаривалось, чтобы ему «из оных денег себе про центов не брать»)56. С подписчика взималась цена одного тома, т. е. 12 руб. Впоследствии тома стали стоить дороже, по 14 и 16 руб., но прежним подписчикам Академия сохранила первоначальную цену3 • В ПФА РАН хранится печатный подписной билет под № 2 (7?) на право получения одного экземпля- ра первого тома издания. Приво- дим текст билета полностью: Показатель сего имеет получить один экземпляр полного собрания сочинений Михаила Васильевича Ло- моносова в 4 частях; деньги 12 руб- лей от него получены58.
первое академическое собрание сочинений Ломоносова 185 j-j i биле?6 имеется расписка получателя: «По сему билету озна- ченные книги получил коллежский асессор Петр Турков [нрзб]». Видимо, речь идет о коллежском асессоре Петре Емельяновиче рурковском, который служил «при Кабинете при собственных де- лах и у принятия подаваемых Ее Императорскому Величеству че- лобитен»59. Стремясь подготовить наиболее полное собрание сочинений, ЕР. Дашкова приняла решение увеличить объем издания на 2 кни- ги и довести его таким образом до 6 томов. 18 июля 1785 года «Санкт-Петербургские ведомости» сообщили своим читателям: Императорская Академия наук, желая издаваемое от оной Полное собрание сочинений покойного профессора и статского советника Михаила Васильевича Ломоносова сделать сколько можно совершен- ным, определила к ... российским сего господина Ломоносова некото- рым сочинениям присовокупить и латинские, кои в ученом све i е с неменьшею похвалою приняты, так что все издание будет вообще со стоять из шести частей; прежнее же расположение сделано было ток мо на четыре части; то почтенная публика чрез сие предуведомляется, что желающие иметь сие издание могут вновь подписываться на оное с 1-го будущего августа; цена будет отныне впредь на александрии ской бумаге 16 руб., а на обыкновенной белой 14 руб., по прежней /ке цене, то есть по 12 руб., окроме преждеподписавшихся, кои благо склонно первых частей ожидали, и деньги давно внесли, по причине лишних на печатание прибавившихся частей издержек, Академия себя не считает обязанною отпускать60. 15 января 1786 года закончилось печатание четвертом части со чинений Ломоносова61. 25 января Головин подает рапорт об от ставке из Академии, с которой был связан в течение двадцати лет. Дело заключалось в том, что с 1782 года Головин занимался состав лением ежегодно издаваемых Академией наук на русском и не- мецком языках календарей. Они издавались большими тиражами и, конечно, Екатерине Романовне хотелось, чтобы они не содержа- ли каких-либо ошибок и опечаток. Но не всегда все получалось гладко. 7 ноября 1785 года княгиня доложила академической Конференции, что подготовленный Головиным к печати календарь содержит «непростительные неправильности». Обиженный рез- кими словами Дашковой по поводу незначительных ошибок в ка- лендаре, Головин подал прошение об отставке. Дашкова отставку
ДАШКОВА И ЛОМОНуг in янвапя 1786 года отдала распоряжение: «Адъюц^ приняла и W "„еншо его о увольнении вовсе от Академ М'ГоЛ°“® оной удовольствовав заслуженным им жалованьем ОТТ”исло сего генваря и об отпуске его в ученое собрание Аа1ь "° тьД Но, видимо, Дашкова понимала какое большое значение иХ работа Головина над изданием собрания сочинении Ломо- Носова через несколько дней после отставки у него спросили, не желает ли он сохранить за собой «корректуру трудов Ломоносо- ва» И 6 февраля в письме на имя конференц-секретаря академика И. А. Эйлера он ответил: «Я охотно буду держать корректуру про- изведений г. Ломоносова, также постараюсь и в будущем быть полезным Академии»63. Пятая часть сочинений Ломоносова, вы- шедшая 21 декабря 1786 года, и шестая часть, выпущенная 16 де- кабря 1787 года, были напечатаны под «смотрением» Головина1'. Академическое издание печаталось на хорошей плотной бума- ге; переплет выполнен из красивой кожи коричневого цвета. В. С. Сопиков, основоположник русской библиографии, отмечал, что это издание отличалось «добротою бумаги и чистотою оттис- ка»65. Впервые была сделана попытка распределить произведения ученого и писателя по томам исключительно по тематическому принципу, внутри тома старались придерживаться хронологии, первый том были включены похвальные и духовные оды и стихо- творения. торой том содержал литературные произведения: геро- сТ,иТт°ЭМУ“<<Пе7 Великий>>' трагедии «Демофонт», «Та мира и работам- «с" ЫЛ °твеАен химическим и астрономическим вания металлургии» вошли в четвертый то^п™6' "Р™" °“°' ралогическим сочинениям Пятый , о ПОСВЯЧенныи мине- работы: «Краткий российский легопигеиТо^л^ ИСТОРическ“е скую историю», В Шестой том й 11 «Древнюю россий- ка» и «Краткое руководство к ki-mZ'1™'1 <<Российская граммати- В первом томе помещенаcneZ Pe™*°>>' Дания биография Ломоносова, К этомеТ Написанная Аля этого из- ученого ИОТрафИИ- была наПУи РенМеНИ Существовали Гизл7аЛИЧН°ЗНаВШИМетогРчфомА П шГ КК°ре посл= смерти издана отдельной брошюрой на фран^0™" <17«-1789) Н цузском языке в 1765 го-
кова^ервое_^адемигеское собрание coiuhjhuuJJq^hcc^j .z: М. В. Ломоносов (гравюра Э. Фессара и X. А. Бортмана из 1-го тома академического собрания сочинений, 1784) ду66. Вторую (но первую на русском языке) на^’1с^л ^„^еского и опубликовал в 1772 году в своей книге «ОпЬ1Т а^1778 го_ словаря о российских писателях». Она была перепечатана ду Дамаскиным при издании четвертого собрания со lv^eH моносова. Обе биографии очень краткие: написан пая У в-
ДАШКОВА И Л0М0ц0 =• -==========СОВ 188 лпМ а Новиковым — три, и они не могли оСйе занимает А»е „ творчество Ломоносова. тить в полной мере Я полнои 6иографии Ломонос, Идея СЮАа,“рковой. К ее написанию она привлекла хоро. принадлежит Ь.1 А жадемика Якова Яковлевича ШтелиВа шо знавшего Ломо известных деятелей Московского уиц. (1709-1785) и °А«"Ханс№Й гимназии, члена Рос^, верситета, первого Дир Р по ряжению КНЯГИНи ской Академии, с- Пмарта^ Михаила избранного КОРР 5с Новая биография Ломоносова, поме- чинений и названная позже академической биографией, была довольно обширна и содержала многие подробности жизни уче- ного, в ней впервые обращалось особое внимание на детские и юношеские годы Ломоносова. Биография была напечатана без указания автора, и в литературе по этому вопросу сущее i вуют раз- ные мнения. Историк М. П. Погодин приписывал эту биографию издателю четвертого собрания сочинений Ломоносова Дамаскину6 , а исто- рик Академии наук П. П. Пекарский считал, что она была написа- на академиком Штелиным на основе материалов, доставленных ему по распоряжению директора Академии наук княгини Е. Р. Даш- ковой, и переведена с немецкого Веревкиным68. Большинство ис- . ^ователеи придерживались мнения Пекарского. В 1946 году его современник1™6 <<БиогРаФии М. В. Ломоносова, составленные и прнходит к ется Веревкин69. И это мнен биографии Ломоносова явля- ствующим, включая издания АОЛГИе ГОДЫ становится господ- D 1 о77 издания последних лет70 В 1977 году историк науки Л Гм* ‘ Вопросу авторства академической Би аИс^Ров ВНовь обращается К Щая историю создания биографии0^^* Л°МОНОСОВа71 . Осве- РУ улезно сопоставляя тексты^ ’ НализиРУя ее источники биографий Майетта Ь1 штелц некой 77 , источники, моносои, »ключе?наяГ!!₽^ТОАИТ К за'«ючению а‘<аАемической ниях»_ИЗАании
, академигеское собрание согинений Ломоносова 189 ^S^=======^ видимо, не очень популярно среди гуманитариев, — и 'гЛ{ЧЧ«, незамеченной. Мы разделяем точку зрения Майстрова, представляется убедительной, и вслед за ним повторяем, 'тором академической биографии является Штелин. Б академическое издание, наряду с известными работами Ло- ^•осова, были включены произведения, которые публиковались --еэвые: это шуточное послание «И. И. Шувалову», стихи об инау- лрации академического Университета, «К Пахомию», «Кузнечик дорогой, коль много ты блажен...» и другие. Публикация неокон- ченного Ломоносовым «Преложения псалма 103» сопровожда- лась примечанием: «Разыскано в сохранившихся рукописях Ломо- Носова». В первый том издания были включены письма Ломоносова к фавориту императрицы Елизаветы Петровны, куратору Московс- кого университета, покровителю ученого Ивану Ивановичу Шува- лову (1727—1797)73; печатание осуществлялось с подлинников, предоставленных последним. Это была первая попытка публика- ции эпистолярного наследия Ломоносова. В предисловии к этой части издания отмечалось: «Хотя сии письма и не заключают в себе много, касающагося до наук, и не обращают содержанием своим любопытство каждого читателя; но поелику все, что про- изошло из пера г. Ломоносова, не может быть недрагоценно, то сей причины ради они в собрании сем и напечатаны, тем наипаче, что оне открывают публике некоторые обстоятельства жизни сего великого писателя»74. Было напечатано 17 писем Ломоносова к Шувалову. Этим был внесен огромный вклад в отечественную культуру, так как в настоящее время местонахождение подлин- ников не известно, видимо, они исчезли безвозвратно. Из опубли- кованных в 1957 году в десятом томе десятого Полного собрания сочинений Ломоносова 30 писем Ломоносова к Шувалову эти 1' писем печатаются по тексту первой публикации в 1 / 84 году. Впервые составителями были сделаны попытки включить в из- дание пояснительные сноски. Например, в первом томе на с. 316 в стихах Ломоносовым пропущено имя. В примечаниях указывает- ся. «Здесь упомянул сочинитель имя славного ябедника, который жил в его время». Или «Письмо о правилах российского стихо- 1 ворсI ва» было обнаружено без даты, но составители высказывают предположение: «Из некоторых мест письма сего видно, что автор
ДАШКОВА И ДрAf0 его в скорости по сочинении оды на победу над пи „ то есть 1739 год». татарами, то ес были включены гравировальный П(№, е его надгробия в^Александров рет Ломоносов Портрет Ломоносова был напечатан На скои лавре В и формата, как сочинение его по,,. ХЬ6удег»’‘ в количестве 250 экземпляров (напомним, что Z со инений 700 экз.) - видимо, заранее было предусмотрен», Сон будет помещен только в части тиража. Рисунок надгроб,и был впервые вырезан на меди гравером Алексеем Яковлевичем Колпашниковым (1744-1814) специально для этого издания. Появление собрания сочинений Ломоносова не могло пройти без внимания современников. Тома именно этого издания неред- ко встречались в частных книжных собраниях. В это время имя Ломоносова появляется на страницах журналов, нередко упоми- нается в переписке и в разговорах. Любопытно отметить, что Ни- колай Александрович Львов (1751—1803), поэт, архитектор и многолетний друг Гаврилы Романовича Державина (1743—1816), одно из писем к последнему написал на обороте переплета четвер- той части академического издания собрания сочинений Ломоно- сова. Письмо Львов писал прямо в переплетной мастерской, где книга готовилась к отправке в Тамбов — там Державин служил гу- ернатором . Возможно, вручая Екатерине II очередной том со- чинении Ломоносова, княгиня Дашкова в октябре 1786 года в СТле™"еРаТРИЧеЙ Сра“НИЛа с Ломоносовым”. ™ р“гооорс'он ответш выразил благодарность княгине за С)™" ПИСЬМОМ’ ° КОТОРОМ нему и заметил, что «никогда столк Илостивое>> расположение К лял, чтоб не токмо мог превзойти Самолюбиво ° себе не помыШ- Михаилом Васильевичем». Далее Н° И сРавняться с покойным еще более определенно: «. Л нелипЭТ°М >Ке ПИсьме °н высказался «ла Васильевича.. „ нимало не налС"0 П°Читаю память Миха- слабыми способностями...»» А ЮСЬ уподобиться ему моими Академическое собоаные —ь незна- в 50°»земпляров. ЭтХма1"ЛО Пе₽еиз«н° ^ь-точнаяперенечаткГв^^Т
академигеское собрание согинений Ломоносова Памятник на могиле М. В. Ломоносова в Александр<- , . 1, , (гравюра А. Я. Колпашникова из 1-го тома ака t ми собрания сочинений, 1784) ток в нумерации страниц. Портрет М. В. Ломоносова и все J жи, помещенные в третьей и четвертой частях, пе итались же медных досок. В 1803—1804 годах было осуществлено треп «тиснение» этого издания тиражом 600 экземпляров.
ое академигеское собрание согинений Ломоносова 71 Ср °_____ • — Памятник на могиле М. В. Ломоносова в Александро-Невской лавре (гравюра. А. Я. Колпашникова из 1-го тома академического собрания сочинений, 1784) ток в нумерации страниц. Портрет М. В. Ломоносова и все черте- жи, помещенные в третьей и четвертой частях, печатались с тех же медных досок. В 1803—1804 годах было осуществлено третье «тисн-' “» этого издания тиражом 600 экземпляров.
-ч------ академитеское собрание согинений Л о
V ДАШКОВА И ЛОМон 2===========~ЗфВ По инициативе Е. Р. Лашковой Академия печатает пр0Изв ния Ломоносова и отдельными изданиями, как записано в расГ1^ ряжениях по Канцелярии — «оные весьма для общества нужны и расход на них по книжной лавке всегда бывает велик» Во вреде, на ее директорства были выпущены в свет пятое и шестое издания «Российской грамматики» Ломоносова (СПб., 1788, 1799) и три издания «Краткого руководства к красноречию» (СПб., 1788, 1791,1797). ДАШКОВА И ПОРТРЕТ ЛОМОНОСОВА ДЛЯ КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛА АКАДЕМИИ НАУК В январе 1787 года княгиня Дашкова высказала желание укра- сить Конференц-зал Петербургской Академии наук портретом Ломоносова. Она распорядилась изготовить живописную копию с портрета ученого, хранящегося в семье потомков Ломоносова. К работе был привлечен известный в те годы петербургским ху- дожник, ученик Д. Г. Левицкого, Леонтий Семенович Мирополь ский (17 54—1819). Менее чем через три недели, а именно 25 фев' раля 1787 года, портрет был уже готов. Получив этот портрет Канцелярия Академии наук тотчас же распорядилась «поставить» его в Конференц-зале. Истории этого портрета Ломоносова посвя- щена статья М. Е. Глинки82. Новые материалы, найденные в архи- вах, дополняют знания, почерпнутые из указанной статьи, и уточ- няю I некоторые уже известные детали. Итак, 22 января 1787 года академик И. И. Лепехин доложил на заседании академической Конференции о желании Е. Р. Даш- ковой повесить в зале заседаний портрет Ломоносова. Сначала хотели выкупить у зятя Ломоносова А. А. Константинова находив- шийся у него портрет ученого. В протоколе этого заседания Кон- ференции записано: Конференция должна доказать господину надворному советнику Константинову, что для Академии было бы чрезвычайно хорошо при- обрести и поместить в зале заседаний портрет, достойно написаний
193 „птппет Ломоносова для Конференц-зала... Т ШО отражающий облик покойного статского советника Ломо- " X°P°i тестя последнего, старейшего и знаменитейшего академика этой страны, и что Академии известно, что он (Константинов. — Г. С.) riKiiM портретом владеет и Академия льстит себя надеждой, что было бы хорошо уступить сей портрет для столь почетного употребленияS1. Но Константинов не согласился продать портрет, поэтому было решено просить его позволить сделать живописную копию. Поскольку никто из присутствующих академиков не был знаком с Константановым, было предложено поручить переговоры пле- мяннику Ломоносова адъюнкту М. Е. Головину. Следует несколько подробнее остановиться на том, что извест- но о портрете, принадлежавшем потомкам Ломоносова. М. Е. Глинка, автор единственной в своем роде монографии «М. В. Ломоносов. Опыт иконографии», вышедшей в 1961 году, считает, что при жизни Ломоносова было создано два его живо- писных портрета84. Первый портрет появился, видимо, в 1755 году и был выполнен по заказу покровителя Ломоносова графа М. И. Воронцова авст- рийским живописцем Георгом Гаспаром Преннером (1722—1766), работавшим в то время в Петербурге. Художник находился в сто- лице около пяти лет и написал много портретов придворных особ, В том числе парадный портрет М. И. Воронцова и членов его семьи. (Портреты семьи Воронцовых находятся в экспозиции Павловс- кого дворца-музея под Петербургом.) Портрет Ломоносова, веро- ятнее всего, принадлежал Воронцову и хранился в его галерее, о чем упоминается в литературе XVIII—XIX веков85. В настоящее время местонахождение портрета неизвестно. Второй прижизненный живописный портрет, как полагает М. Е. Глинка, был выполнен по заказу самого Ломоносова для его семьи как копия с портрета работы Преннера. Возможно, он был выполнен самим автором оригинала86. Это большой (130 х 105 см) поколенный портрет, где Ломоносов изображен сидящим в кресле перед столом с пером в руке. Он одет в парад- ные кафтан и камзол с богатым шитьем. Голова в парике поверну- та к правому плечу. Открытый гладкий лоб, тонкие линии бровей, устремленный в пространство взгляд — все придает лицу выраже- ние покоя. Обращают на себя внимание атрибуты, окружающие Ломоносова на картине. На белой столешнице лежат транспортир 13 Зак 3078
Портрет М. В. Ломоносова, приписываемый Г. Г. Преннеру (1750-е гг.) циркуль, треугольник и листы бумаги, стоят чернильница и микро- скоп, в глубине виден глобус. На переднем плане, у стола на низком табурете помещена «касса» - ящик с набором цветных смальт Прямо, на заднем плане, за драпировкой, — полки с книгами.
и портрет Ломоносова для Конференц-зала 195 Именно об этом портрете Ломоносова, после его смерти пере- ' к дочери Елене Михайловне и ее мужу Алексею Алексее- ‘.Л Константинову87 — библиотекарю Екатерины II, вспомнила р'Дашкова, когда предложила украсить портретом ученого Конференц-зал Академии наук. В феврале 1787 года Екатерина Романовна с дозволения импе- ратрицы отправилась в Москву, куда прибыла 17 февраля88. В по- лешие дни перед отъездом, отдавая распоряжения по самым неотложным делам Академии наук, княгиня собственноручно на- писала следующий «ордер» в Канцелярию: «Отдать живописцу Миропольскому взятый у Константинова портрет покойного Ломо- носова и, когда он с оного копию снимет, то ему 35 руб. заплатить, и поставить оный в Конференц-зале, а оригинал Константинову возвратить. К. Дашкова»89. На документе имеются две пометы: на верхней части листа — «Получен февраля 8 дня 1787 года», на нижней — «Выполнено 25 февраля 1787 года». 25 февраля портрет Ломоносова был готов, и художнику Ми- ропольскому по распоряжению «госпожи Директора» выплатили 35 руб. Любопытно заметить, что, приводя в своей статье два докумен- та, подтверждающие выплату Миропольскому именно 35 руб. за работу, сама М. Е. Глинка пишет, что живописец получил 25 фев- раля только 20 руб.90 Путаницу внес новый документ, датируемый 16 февраля 1788 года и подписанный Дашковой. Это запись в журнале Канцелярии Академии наук о том, что в этот день Миро- польский «за писанный портрет Ломоносова» получил 15 руб.41 Нинка связала эти выплаты воедино. Но они разные — эту ситуа- цию проясняют обстоятельства, имевшие место в период с 25 фев- раля 1787 года по 16 февраля 1788 года. Итак, Миропольский представил в академическую Канцеля- рию выполненную им копию с принадлежавшего Константинову портрета Ломоносова и получил причитающиеся 35 руб. На засе- дании Конференции 1 марта 1787 года академики рассматривали готовый портрет. И здесь в протоколе появляются интересные подробности. Оказывается, Дашкова планировала в Конференц- !але повесить сразу два портрета: М. В. Ломоносова и математика Даниила Бернулли, одного из первых академиков Петербургской Академии наук. И когда члены Конференции поставили оба порт-
ДАШКОВА И Ломоносу пета рядом, то увидели, как записано в протоколе, что они здер. шенно не смотрятся вместе: «портрет Ломоносова слишком мал и овальной формы»’2. Было решено «велеть художнику в буАучую пятницу прийти в Конференцию, дабы господа академики могли объяснить ему намерение и волю Ее Сиятельства госпожи Диред. тора». Миропольский выполнил новый заказ, но так как Дашковой в это время не было в Петербурге, окончательное решение было от- ложено. Княгиня вернулась в столицу лишь 2 сентября 1787 года. Видимо, ее задержали другие дела, в то время более занимавшие ее. К тому же в январе 1788 года пришло известие о женитьбе ее сына, князя Павла Михайловича Дашкова (1763—1807) на неро- довитой и нетитулованной дочери купца Анне Семеновне Алферо- вой (1768—1809). Княгиня очень тяжело восприняла это известие. «Нервная лихорадка, печаль и скорбь, овладевшие моей душой, на несколько дней оставили мне лишь одну способность — пла- кать», — признавалась княгиня позже в своих «Записках»93. И только 16 февраля 1788 года Дашкова приняла у художника новый портрет Ломоносова и распорядилась выдать Мирополь- скому 15 руб., которые он получил книгами, издаваемыми в те годы Академией. 18 февраля княгиня Дашкова прислала, как запи- сано в протоколе Конференции, «копию портрета славного Ломо- носова той же величины и в том же стиле, как и портрет славного Даниила Бернулли, который надлежит повесить в зале собрания, по и будет исполнено»94. Видимо, Миропольский выполнил два портрета омоносова. Местонахождение первого — овального — неизвестно, а второй (размером 86 х 66,5 см) украшал Конфе- б^ге.3аЛ’ а ТеПеРЬ НаХ°АИТСЯ в МУзее Ломоносова в Санкт-Петер- Приведенные строки протокола Конференции о том что при- сланный Дашковой портрет Ломонп-™ Р ~ ° том- 1ТО том же стиле», что и порвет Д ВернХ ВеЛИЧИНЫ " * ное желание увидеть портрет БерСХ ‘ У еСТеСТВСН' музеях, ни в художественных музеях Петербург ° ^аАеМИЧеСКИ? портрет не значится. При том опте, (Г рбурГа И Москвы такои уже искали: в ПФЛ РАН сохгтпЛ ’ ЧТ° поРтРет Бернулли Академии наук (22 декабря 1935 года^ ”3 Секретариата союзного общества культурных связей Л года) и Все- УЕ связей С заграницей (5 января
н портрет Ломоносова для Конференц-зала... 197 о г, года), куда обращались потомки Бернулли и швейцарские , ь1е с просьбами прислать фотографию портрета и рассказать ;еГ0 судьбе95. Все запросы направлялись в Архив Академии в Ле- нинграде. Ответы директора Архива Г. А. Князева на запросы были одинаковы: портрета Д. Бернулли в Академии нет, ни в каких спис- ках он не значится. К одному из писем потомков Бернулли была приложена крошечная репродукция этого портрета. Оказалось, что это хорошо известная историкам Академии наук XVIII века гравюра с портрета Бернулли. Впервые эта гравюра была опубли- кована во втором томе «Математической и физической перепис- ки нескольких прославленных математиков XVIII века»96. В изда- ние вошла переписка Леонарда Эйлера, Христиана Гольдбаха и Даниила Бернулли, подготовленная к печати на языке оригинала правнуком Л. Эйлера академиком П. Н. Фуссом (1798—1855). Оба тома были напечатаны в Петербурге в Академии наук в 1843 году. В предисловии к переписке Фусс отметил, что оригинал портрета Бернулли, украшающего второй том издания, выполнен маслом и хранится в Библиотеке Академии. Он был передан туда в 1787 году директором Академии княгиней Дашковой9'. Из этого становится совершенно ясно, что речь идет именно об интересую- щем нас портрете Бернулли. Второй раз эта гравюра была опубликована в 1885 году в пер- вом томе «Материалов для истории имп. Академии наук», правда, в обоих случаях — без каких-либо указаний на автора. Любопытно было проследить историю создания портрета Л- Бернулли, и мы обратились к письмам ученого в Петербургскую Лкадемию наук. Даниил Бернулли (1700—1782), швейцарский математик и ес- тествоиспытатель, принадлежал к той группе европейских ученых, которые были приглашены в Петербургскую Академию наук при ее основании98. В октябре 1725 года он прибыл в российскую сто- лицу и возглавил академическую кафедру физиологии. 4 декабря 1725 года впервые выступил с докладом перед петербургскими Учеными. Позже в своей автобиографии он признался, что считает приглашение его в Петербург «божественным провидением»". Ь 1727 году он стал профессором математики, а в 1729 году начал рабогу над самым обширным и самым знаменитым своим сочи- нением по гидродинамике. Труд был издан в 1738 году в Страсбур-
Портрет академика Д. Бернулли (гравюра с портрета Абелиуса) ге, уже после отъезда Бернулли из Петербурга, состоявшемся июне 1733 года. Но на титульном листе книги он счел необходИ мым написать: «Академический труд, составленный автором в пе- риод пребывания его в Петербурге». Даниил Бернулли поддержи- вал тесную связь с Петербургской Академией до конца жизни, являясь почетным иностранным членом Академии и получая, правда, нерегулярно пенсию 200 руб. в год. Из 7 5 изданных науч-
Портрет академика Д. Бернулли (гравюра с портрета Абелиуса) уже после отъезда Бе-п^’-
портрет Ломоносова для Конференц-зала... 199 . Бернулли 50 были напечатаны в изданиях Петербург- !и1чП иИ 'наук. В ПФА РАН только за 1767—1782 годы со- 34 письма ученого™. ' Петербургской Академии наук с большим уважением от- к научным достижениям Бернулли. И, когда в 1775— -"о годах началась подготовка к 50-летнему юбилею Академии . к тогдашний директор Академии С. Г. Домашнев обратился к Геному с просьбой прислать его портрет. 16 марта 1776 года Бер- пи из Базеля сообщил, что весьма тронут просьбой иметь в Пе- пбургской Академии его портрет, но выразил сожаление, что в данное время в Базеле нет ни одного сколько-нибудь приличного художника101. К этому времени у Бернулли имелось несколько портретов, но самый последний был выполнен 16 лет назад, а уче- ный хотел бы предстать на полотне в современном виде — «во всем блеске старейшего академика, который приглашен еще Пет- ром» ,02. 6 июля Бернулли уведомил Академию, что в Базель прибыл ху- дожник Абелиус, которого все хвалят за точность в исполнении, сходство и изящество. Художник принял заказ и уже проведено, по словам Бернулли, «12 мучительных» сеансов по три часа каж- дый. Абелиус был счастлив выполнить заказ для Академии наук в Петербурге, но, пишет Бернулли, на вопросы о цене картины отве- чает упорным молчанием и не разрешает взглянуть на картину. При этом Бернулли известил, что портрет будет окончен и готов к отправке через две недели103. Это письмо было зачитано на заседа- нии академической Конференции 12 августа104. В очередном письме, отправленном из Базеля 24 августа, Бер- нулли проинформировал петербургских академиков о том, что его портрет окончательно готов, и очень хвалил художника Абелиуса, который посчитал за честь работать для Академии наук в Петер- бурге и отказался от вознаграждения за свой труд. Также Бернулли сообщил, что отправил портрет в Берлин к своему племяннику Иоганну Бернулли105. 29 августа И. Бернулли дал знать в Петер- бург, что направил ящик с портретом почтовой каретой в Любек на имя купца Матиаса Сиверса, а тот уже с первым кораблем пе- решлет его в Петербург106. 12 декабря 1776 года портрет Даниила >< рнулли был выставлен на заседании академической Конферен- ции, а затем помещен в Библиотеку107.
ДАШКОВА И ^=======::^A>h На написанном Абелиусом портрете Бернулли заПечаТд к-те 76 лет. Он сидит у стола, левая рука, согнутая в локте, 0 ' паето. на стол и поддерживает красивую голову ученого, „ ' воц__раскрытая книга. На столе лежат две книги, на заднем пда. не виднеются книжные полки. Великолепно выписаны и мдГКо лежат складки бархата на одежде, тончайшее кружево на рубащКе и манжетах. Вся поза Бернулли, мягкий внимательный взгляд и едва заметная улыбка излучают покой. О портрете швейцарского ученого вспомнила в 1787 году Е. Р. Дашкова. Бернулли к этому времени уже не было в живых, он умер в 1782 году. Портрет извлекли из Библиотеки, и он стал в ка- кой-то мере образцом для создания художником Миропольским портрета Ломоносова. Нам неизвестны размеры портрета Бернул- ли, но так как портрет Ломоносова имеет размеры 86 х 66,5 см, а портреты ученых должны были быть одинаковой величины, види- мо, портрет швейцарца имел такие же или приблизительно такие параметры. - jz Интересно, что в 1787 году на заседании академической Кон- ференции при сравнении портретов Д. Бернулли и М. В. Ломоно сова присутствовал племянник Д. Бернулли — Яков Бернулли (1759—1789), академик по математике, находившийся на служ е в Петербургской Академии, — и попросил, как записано в прото- коле 12 марта 1787 года, «позволить ему на некоторое время заб- рать к себе портрет своего дяди, славного Даниила Бернулли, с ко- торого ему нужно заказать копию, после чего он обязуется вернуть его в том же хорошем состоянии, в каком получил, уверив, наконец, что ее сиятельство госпожа княгиня Дашкова согласи- лась на это пред своим отъездом»108.9 июля 1787 года Я. Бернулли с благодарностью возвратил портрет с извинениями за задержку, так как «долгое время оставался в постели из-за жестокой лихо- радки» “» Совершенно очевидно, что была выполнена копия порт- рета А. Бернулли. Однако местонахождение копии, как и оригина- ла, в настоящее время неизвестно. г Трудно сравнивать три произведения, два из которых известны лишь по репродукциям, однако мы все же попытяемМ некоторые наблюдения. МСЯ высказать Портрет Ломоносова, написанный Миропольски ал основную композицию портрета, npHHa^^^XZ
портрет Ломоносова для Конференц-зала.. Портрет М. В. Ломоносова (художник. Л. С. Мирополъский, 1787) нову и приписываемого Преннеру. Но фигура ^°^°”О^°СТОдУ1 как поколение, а лишь ниже пояса и придвинут^ Ломоносова фигура на портрете Бернулли. Кисть пРа^я^У'^ Бернулли. На Держащая перо, выдвинута вперед, как и пра имевшие- картине Миропольского отсутствуют многие: атр У ’ енты, ся на портрете Преннера: чернильница, чер с книгами и микроскоп, ящик с набором цветных смальт,
ДАШКОВА И ЛОМОНое 202 - „Я заднем плане. Ничего подобного не было на портр „еизаж на зм польский все это счел необходимым у6. БерНС^Я разница в изображении некоторых деталей КОДк, рать. Имеется Р qm Бернулли, Так, на портрете Мирополы. ХТмоносо^шире распахнут кафтан и из под него в„4ен расстегнутый камзол - этого нет на портрете Преннера, но имен- НО а,< Изображен Бернулли. Изысканное кружево рубашки Еер- " ли. видимо, способствовало тому, что Мир-кии так же тонко и изящно выписал кружево на рубашке Ломоносова. Преи- нер, если так можно сказать, написал совсем простое кружево. Вся поза и взгляд Ломоносова на портрете ШроПОЛЬСКСЯ < > спокойнее чем на картине Преннера, где схвачена та СГремИТелЫЮСТЬ, с кото- рой Ломоносов подсел к столу. Возможно, и это спокойсIВИС п.ня- яно образом Бернулли. Итак, Миропольский по поручению Е. Р. Дашковой исполнил портрет Ломоносова, в главном копируя работу Преннера, нахо- дившуюся в семье Константинова, но придерживаясь некоторь:?; особенностей портрета Бернулли и помня о том, что эти портрет! будут висеть рядом в Конференц-зале. Однако видно, что Миро- польский внеси свои индивидуальные живописные приемы порт- рет Ломоносова удачен по колориту. Академический журнал «Nova Acta», сообщая о важнейших событиях, имевших место в Академии следующую заметку: Н0"°е гашение. Госпожа княгиня ТОГО Даниила Бернулли котоХй'Г1оаПО1!С''ИТЬ П<ТтРет знамен"' дабы отдать ему положенную ли * П°Р Хранился в библиотеке: и. Рядиласьдосгавить и повесить втом^ВаЖеНИЯ’ ^ИятеАЬСТВО Р го советника Ломоносова; оригинал 3аЛ<? КОПИЮ портрета статско- чаишего гения нашего народХ? ХраНИТСЯ У родных сего вели- «стонах Академии; первь5й6ылХ “** «»» ним из величайших математиков с™ " таРсйших членов. ; “?4° "’”,естъ «“ "=Р«ь.й выдакзши ™ “РСМСНИ: оих признается повсюду ио уЧеныи муж в нашем наро- Княгиня Е. Р Лот му к"кевд“бы ЛОМ7ОСО“У ГЧри^м вел, С °Г₽ОМИЫм У«женИ- 43 6ь,ли Ао6Р°желательны. П^емИ1’ наук к учено- смерти руковод- наук в 1787 году, поместил
чания 2С Академии старалось замалчивать его заслуги. Академику сТВ° ну не было разрешено выступить после кончины Ломоно- похвальным словом на заседании академической Конферен- 0В; Поэтому нужны были определенные смелость и убежден- ность чтобы «отдать ему положенную дань уважения», издавать его труды, печатать сочинения о его деятельности на страницах нсадемических журналов и повесить портрет Ломоносова в Кон- ференц-зале Академии. В период пребывания Дашковой на посту директора Академии наук по ее инициативе было подготовлено и издано, собственно, первое научное собрание сочинений Ломоносова. Оно содержало, кроме уже печатавшихся, несколько произведений, не входивших в ранее изданные собрания. Стремясь подготовить наиболее пол- ное собрание сочинений Ломоносова, Дашкова решилась увели- чить объем издания на два тома, и оно было опубликовано в шести томах. По ее предложению была проведена подписка на издание. Тогда же была предпринята первая попытка научного изучения жизни Ломоносова — была создана достаточно полная для того времени биография Ломоносова, содержащая ряд новых, не извест- ных ранее сведений. Началось изучение эпистолярного наследия Ломоносова: впервые были опубликованы 17 писем Ломоносова к Шувалову — и тем самым сохранены для потомков, так как мес- тонахождение этих писем в настоящее время неизвестно. Благодаря заинтересованности Екатерины Романовны художник Мирополь- ский создал один из лучших живописных портретов Ломоносова. Таким образом, заслуга Дашковой, на наш взгляд, состоит в том, что она смогла понять место и значение Ломоносова в истории Русской культуры и инициировать проведение в Академии наук ряда начинаний по сохранению памяти о Ломоносове и распрос т - ранению знаний о нем. Примечания Стецкевич Е. С. М. И. Воронцов и М. В. Ломоносов // Воронцовы — два века в истории России. Материалы научной конференции. Владимир. 1992. С. 130-138. Цит. по. Макаров В. К. Художественное наследие М. В. Ломоносова. Мс И1<и.М.;Л.,1950.С. 171—172.
ДАШКОВА И ==========4^°В л „И On З.Д- 1235. Л. 1-1 об. Письмо датировано 8 сещ,с РГАДА Ф1261^’„усеки писарскои рукой и подписано по-в ’ 1765 г, написано по ру Ч- ки _ Elisavet Lomo"°S°V4 // Опыт трудов Вольного Российского м Е. Р. П”ХоВском Университете.1774-Ч' L С 78~» бранив при ими. Московс .. Со6еседн„к... 1783. Ч. 1. С 15_й 1 Ддада&> Е. Р41°с^еы о ЛУомоносове в «Собеседнике любителей p»t > Кочеткова Н. Д ое творчество М. В. Ломоносова. Исс*е4„. сийского слова» //Л Р У г 770—281. вания и материалы. М.; А., • 1703 Ч 9 С 24____26. 7 Дашкова Е. Р- Вечеринка //Собеседник...^ • rrj6 1887 R > Сухомлинов М. И. История Российской Академии. СПб, 1887. Вып. 8. ’ Глкиш С. Н. Катерина Романовна Дашкова // Русское слово. 1861. №4. Отд. VI. С. 4. „П- . 10 Билярский П.С. Материалы для биографии Ломоносова. СПб., 1865. с ж789- п . Т9 гпг 11 Пекарский П. П. История имп. Академии наук в Петербурге. 1. L. (J 1b., 1873. С. 864. Примеч. 1. 12 Тамже. 13 Долгоносой М В. Полное собрание сочинений. Т. 8. М.; Л., 1959. С. 1186. 14 Там же. С. 1187. 15 Журналы камер-фурьерские за 1764 год. [Б. г.] С. 110. 16 Санкт-Петербургские ведомости. 1764. 15 июня (№ 48). Остается неяс- ным, когда Ломоносов написал эти стихи: сочинил ли он их заранее или же сочинил их экспромтом во время пребывания Екатерины у него в доме. Местонахождение подлинника рукописи неизвестно. В Полном со- брании сочинений Ломоносова (Т. 8. М; Л, 1959. С. 800) оно опубликова- текстУ первой публикации в «Санкт-Петербургских ведомостях* _ (1764.15 июня (№48)). is ^ол,ОНОс;^ Е- Полное собрание сочинений. Т. 8. С. 779—795 щеХ «зниТ “,ИКе"ий Михаим Васильевича Ломоносова с приоб- „ - -где еще н₽е на- 1 “»» 1811 // г Ч. 9. С. 85-89. ’ ХРаня1Чихся в музее П. И. Щукина. М„ 1901. 21 тХХадНЛКвТевРеИНа Р°МрНОВНа Юшкова... С. 3. ЖИЗНЬ “ Аетге“НООТ ИМГИНИ а С Я, ,5.10i UPC0Sa Е Н- Москва в судьбе княгини д, сква в судьбе княгини Дашковой. С. 95.
-Петербургские ведомости. 1763.18 апр. ( № 31). .< F М В. Ломоносов. Опыт иконографии. М.; Л., 1961. С. 25. да'Ф. 789. Оп. 9. Д-164(1874).Л. 42. < / М F. М. В. Ломоносов. Опыт иконографии. С. 25—26. : Нива. 1889. №49.01240,1255. • М В. Полное собрание сочинений. Т. 1. М.; Л., 1950. С 600—602. <,„фгс&7 Г. А. Издание собраний сочинений М. В. Ломоносова в XVIII— XX вв Книга. Исследования и материалы. Сб. 3. М., 1960. С. 203—230. Санкт-Петербургские ведомости. 1783.17 марта (№ 22). ПФА РАН.Ф. З.Оп. 1.Д. 331.Л. 372; Д. 555. Л. 170. ’ С, хочлинов М. И. История Российской Академии. СПб., 1882. Вып. 6; Полиевктов М. Козодавлев О. П. // Русский биографический словарь. «Кнаппе—Кюхельбекер». СПб., 1903. С. 55—60; Кулябко Е. С. Козодав- лев О. П.//Словарь русских писателей XVIII века. СПб., 1999. Вып. 2. С. 100-102. Дашкова Е. Р. О смысле слова «воспитание». Сочинения, письма, докумен- ты / Сост. Г. И. Смагина. СПб., 2001. С. 300. Кочеткова Н. Д Отзывы о Ломоносове в «Собеседнике любителей рос- сийского слова»... С. 270—281. [Козодавлев О. И] Письмо к Ломоносову 1784 года // Собеседник... 1784. Ч. И. С. 167—171. Козодавлев О. П.] Рассуждения о причинах возвышения и упадка... Собе- седника Ц Собеседник... 1784. Ч. 16. С. 3,4. Собеседник... 1784. Ч. И. С. 149, 150; Полное собрание сочинений Ми- хаила Васильевича Ломоносова с приобщением жизни сочинителя... С. 311-315. ПФА рдн.ф. З.Оп. 1.Д. 342. Л. 141. ' Там же. Д. 331. Л. 374. 1амже. Л. 373. РГИА. ф. 730. Оп. 2. Д. 3. Л. 143. В Комиссии по учреждению народных училищ Козодавлев исполнял обязанности директора училищ Санкт-Пе- юрбургской губернии. В 1787 году он представил Екатерине II проект устава российских университетов, по которому предполагалось открыть Зри университета — в Пскове, Чернигове и Пензе. Устав Козодавлева имел много общего с проектом университетского регламента Ломоносо- ва. В 1793 году он был назначен обер-прокурором Сената, в 1799 году — сенатором, в 1810 году стал министром внутренних дел Российской им- (Тв()9 ^сновал и редактировал официальную газету «Северная почта» ?, ПФАРАН.ф.З.Оп.КЛ. 556. Л. 289. • ям же. Л. 401. I зтоколы заседаний Конференции... Т. 3. С. 759, 760.
ДАШКОВА И AOMQhq =======3'0в . Гиатна Г. И.: 1) М. Е. Головин — ученик и пт, 47 О м. Е. Головине см^ 4 с. 125—128; 2) Влияние М. В.*?' ник л. Эйлера // Р Р’ иЯ в России в 80-х гг. XVIII в. // д0 °' моносова на развитие просвещен // АоМо. Сб статей и материалов. « “«Л Е Р. Рапорт Екатерине 11 о состоянии Академии наук Ц ко,а Е. Р. О смысле слом «^питание» <С. 316. « ПФА РАН. Ф. 3. On. 1. Д. 554. Л. 284;Л 556. Л. 78. 50 Там же. Д. 331. Л. 376; Д. 557. Л. 299. 51 Санкт-Петербургские ведомости. 1785. 18 июля (Г£5 ). 52 ПФА РАН. Ф. 3. On. 1. Д. 557. Л. 330. 53 Санкт-Петербургские ведомости. 1785. 8 авг. (N? 63). 54 форма распространения изданий по предварительной подписке появи- лась в России в первой половине XVIII века. Первым изданием, которое распространялось по предварительной подписке, были «( анкт-Пстер- бургские ведомости». Первой книгой, на которую была объявлена пред- варительная подписка, был перевод трактата Я. А. Коменского «Orbis pk- tus» («Мир в картинках»; М., 1768). См.: Самарии А. Ю. «Сие выдумано в пользу общества и автора». Подписные издания в России второй полови- ны XVIII века // Новое литературное обозрение. 2002. № 54. С. 146—163 По наблюдениям А. Ю. Самарина, первым изданием, в котором были по- мещены печатные списки подписавшихся, в России стали «Первые осно- вания универсальной истории с сокращенною хронологиею, в пользу обу (ающегося российского дворянства», написанные профессором права Московского университета Ф.Г.Дильтеем (Ч. 1—3. М., 1762—1768). На ГсГ’г Тю п 83 ПОАПИСЧИКа> на второй — 40, на третий — 101 2000.С. 1F19) Ю'ЧиТаТеЛЬ В России во ВТОР°Й половине XVIII века- М, 5;бПФАРАН.ф.УОп.1.Д.556.Л,248. „ Д. 554. Л. 275 об., 276. HweXZ^ на первое полное собра- принятое Н. И. Новиковым в 1781 гп», и в десяти томах, пред- ? 127 П°А»«ЧИКОВ, на десятую Д» ^"'ккена Первую«СПтнач.тт- » п"”т“ь -с-48). 99 (Подробнее ем, Самшт Л Ю ПФАРАН.Ф.20.ОП.5.Д48Л1 “ 1784 С , > Г— СонюсоО. С, ОпьпДДЛ 4’.9 °8;Л 331. л. 3. СТОИб»6-Тяфйи.СП6,1%4_1906Сз58
207 \\р^^=^========= ' = . q Биографии M. В. Ломоносова, составленные его современни- / Ломоносов. Сб. статей и материалов. Вып. 2. М.; Л., 1946. С. 7—12. КЛМ" ее см.: Черты и анекдоты для биографии Ломоносова, взятые с ^Тбственных слов Штелиным // Московитянин. 1850. Ч. 1. Отд. 3. С. 1. - П. П. История Имп. Академии наук в Петербурге. Т. 2. С. 259. 5дакинД С- Биографии М. В. Ломоносова... С. 5—48. дресва Г. А. Издание собраний сочинений М. В. Ломоносова в XVIII— XX вв. С. 212; Веревкин//Ломоносов. Краткий энциклопедический словарь / Ред-сост. Э. П. Карпеев. СПб., 1999. С. 31; Стенник Ю. В. Верев- кин//Словарь русских писателей XVIII века. Вып. 1 (А—И). Л., 1988. С150. ’ Майстров Л. Е. Академическая биография М. В. Ломоносова // Истори- ко-астрономические исследования. Вып. 13. М., 1977. С. 167—180. 72 Академик Я. Я. Штелин вскоре после смерти М. В. Ломоносова в 1765 го- ду составил конспект похвальной речи Ломоносову, которую он собирался произнести на заседании Академии наук (Штелин Я. Я. Конспект по- хвального слова Ломоносову, написанный Штелиным в 1765 году// Сборник материалов для истории имп. Академии наук в XVIII веке. СПб., 1865. Ч. 2. С. 386—387). Однако выступление Штелина не состоялось. Во время подготовки академического собрания сочинений Ломоносова Штелин дополнил свою речь и назвал ее «Черты и анекдоты для биогра- фии Ломоносова». Рукопись Штелина на немецком языке хранится в ПФА РАН (Ф. 1. Оп. 6. Д. 33). В 1850 году она была переведена с немецко- го на русский ф. Б. Миллером и опубликована в журнале «Москвитянин» (1850. Ч. 1. С. 1 —14), позже этот же перевод был включен в «Сборник ма- териалов для истории имп. Академии наук в XVIII веке» (СПб., 1865. Ч. 2. С. 390—401). Этот текст называется биографией Ломоносова, написан- ной Штелиным. Подробнее о многолетних отношениях Ломоносова и Шувалова см.: Ани- симов Е. В. М. В. Ломоносов и И. И. Шувалов // Вопросы истории есте- ствознания и техники. 1987. № 1. С. 73—83. Полное собрание сочинений Михаила Васильевича Ломоносова с приоб- щением жизни сочинителя...?. 1. С. 318—345. Портрет Ломоносова был заказан И. И. Шуваловым в 1757 году француз- скому граверу Этьену Фессару (1714—1777) для второго издания сочине- нии ученого. Портрет не очень понравился Ломоносову, и он обратился к академическому граверу Христиану Альберту Бортману (1680—-1760) с просьбой внести изменения. Бортман заменил морской пейзаж на зад- нем плане видом части Усть-Рудницкой фабрики и внес еще ряд измене- и. ортрет с изменениями был напечатан в 1757—1759 годах, а затем хи ^7°" ИЗА:1НИИ сочинений в 1784 году. (Подробнее см.: Глинка М. Е. ПФА Р°дМн°ТаВ' °ПЫТ икон°графии. С. 8-11). ПФАРАН.ф.З.Оп.1.Д.з31.Л 371. 73 74 75
ДАШКОВА И ЛОМОЦОГ ==========^ 77 Том же Л. 554. Л. 2-53. 7, Хкеиия Державина с объяснительными примечаниями Я. ГрОТа. СГ|6 1876.Т. 5.С. 621. 79 Там же. С. 605. во Там же. С. 638—639. 81 ПФА РАН. Ф. З.Оп. 1.Д. 556. Л. 316. 82 Глинкй М. Е. Портрет Ломоносова работы Л. С. Миропольского // Ломо- носов. С6. статей и материалов. М.; Л., 1960. Вып. 4. С. 358—364. 83 Протоколы заседаний Конференции... Т. 4. С. 65. 84 Глинка М. Е. М. В. Ломоносов. Опыт иконографии. С. 6—12. 85 Тамже.С.7. 86 Тамже. 87 Далее портрет перешел к внучке Ломоносова Софье Алексеевне, по мужу Раевской, потом к ее сыну Александру Николаевичу Раевскому, а после его смерти — к его дочери Александре Александровне и ее мужу графу Ивану Григорьевичу Ностицу. У их сына Григория Ивановича Ностица он находился до 1917 года. Местонахождение портрета в настоящее вре- мя неизвестно (См.: Глинка М. Е. М. В. Ломоносов. Опыт иконографии. С-1 §)• Известна черно-белая репродукция этого портрета, она поме- щена с примечаниями М. И. Сухолллинова в первом томе «Сочинений М. В. Ломоносова» (СПб., 1891). 8’ плл г>л u'th Москва в судьбе княгини Дашковой. С. 200. бот лом °П' -L-A'357- А- 219;ГлинкаМ. Е. Портрет Ломоносова ра- боты А. С. Миропольского. С. 361. Там же. С. 363. Там же. С. 362. ^'и°“ТтАаИ”Й Конф W»H...T. 4. С. 72,73. &°Ан‘ТГоТ&ЛЧХ-Т-4 С 122’ О-.Т1937.Д.240.Л.91. Л ” Л 56; Оп-1-1936. Д.200. Л. 345; 9о!. 1,2. Petersburg, 1843. 9UG Physique de quelques celebres geometres. 98 n>Ke-v°E 1-P.XXV Райнов T. И Даниил к ’’ А~ * // Весг- »~ Ла Берну лли, получен ж--- кРаскамИ 90 91 92 93 94 95 96 ЬГЙ Им от вдовы
Примегания 209 бывшего непременного секретаря П. Н. Фусса, в семействе которого этот портрет сохранялся с давнего времени» (Записки имп. Академии наук. СПб., 1875. Т. 25. Кн. 2. С. 128). 102 ПФА РАН. Ф. 1. Оп. 3. Д. 62. Л. 239—240 об. Там же. Л. 311—312. 4 Протоколы заседаний Конференции... Т. 3. С. 250. 105 ПФА РАН. Ф. 1. Оп. 3. Д. 62. Л. 327—328. 106 Там же. А. 325—326 об. Протоколы заседаний Конференции... 4.3. С. 2 / 0. Протоколы заседаний Конференции... 1.4. С. 75. Гам же. С. 88. Nova Acta Academiae... Petropoli, 1789. 1.5. P. 8, 9.
ШИКОВА - ПОЧЕТНЫЙ ЧАЩ ИНОСТРАННЫХ АКАДЕМИИ И НАУЧНЫХ ОБЩЕСТВ етербургская Академия наук возникла на том этапе развития науки, когда коллективный характер научно- го труда становился непременным условием ее про- гресса, когда результаты научных исследований стави- лись на службу не только своему государству, но и всему международному сообществу. Вот почему науч- ная информация и международные научные связи ста- ли играть первостепенную роль, а каждая более или менее значимая академия наук или научное общество считали своим долгом заботиться о расширении своего книгоиздательства и поощрении научной переписки своих членов, а также об избрании в свой состав ино- странных почетных членов. Важные перемены в жизни Петербургской Акаде- мии вообще, и в ее международных связях в частности, роизошли с назначением на пост директора Акаде- ™ КНЯГИНИ Р- Лашковой. С ее приходом заметно напп И7ХИСЬ международные контакты, руководимые и Р“ХеМЫе Лтно стал значительно разнообрзз- пПо°ЧеТНЫХ по гео^афии свя- ученых. По ХаРактеРУ Деятельности представленных видно, что иниадатопп аХаАемической Конференции была Е. Р. Дашкова 3 М Ьольшинства этих избраний правления главмк^ Я вРемя ее Двенадцатилетнего иностранными почетнТ^^^ уГфеЖАением страны Академии были избраны 47 Членами Петербургской от Хизбранных ° ^ень,х’что составило 25% вниманием и miTene 'y4"Oe соо6гЧество с большим интересом относилось к Аеятч-льиоети
Дашкова и Шведская королевская академия наук Петербургской Академии наук и охотно принимало в свой состав авторитетных петербургских «собратьев». В XVIII веке членами Берлинской академии наук были избраны Л. Эйлер и его сын И. А. Эйлер, императрица Екатерина II, Ф. у. Т. Эпинус, И. Г. Георги, Н. И. Фусс и другие. Членами и корреспондентами Академии наук франции избирались работавшие в разное время в Петербургской Академии наук А. Н. Гришов, Л. Эйлер, Г. Ф. Миллер, А. И. Лексель, И. А. Эйлер и П. С. Паллас. С восторженным почитанием к трудам петербургских ученых относились в Шведской королевской акаде- мии наук. Среди иностранных членов этой академии были россий- ские академики Ж. Н. Делиль, Л. Эйлер, Г. Ф. Миллер, П. С. Паллас, Е. Р. Дашкова, Н. Я. Озерецковский, В. М. Севергин и другие. М. В. Ломоносов состоял членом Болонской и Шведской академий. Княгиня Е. Р. Дашкова была избрана почетным членом Швед- ской королевской академии наук (9 июля 1783 года), Берлинского общества любителей естествознания (12 апреля 1785 года), Аме- риканского философского общества для развития полезных зна- ний в Филадельфии (17 апреля 1789 года), Ирландской королев- ской академии в Дублине (23 апреля 1791 года), Земледельческого общества курфюршества Брауншвейг-Люнебургского в Целле (9 апреля 1794 года). Избрание Е. Р. Дашковой иностранным чле- ном двух академий и трех научных обществ свидетельствует о ши- роком признании ее деятельности как ученого и организатора науки на посту директора Петербургской Академии наук и прези- дента Российской Академии. ДАШКОВА И ШВЕДСКАЯ КОРОЛЕВСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК 9 июля 1783 года княгиня Е.Р. Дашкова, лишь пять месяцев находившаяся на посту директора Петербургской Академии наук, была избрана почетным членом Шведской королевской акадсmi Наук. Шведская академия наук была основана в 1739 году По словам организаторов, первоначальной целью Академии была помои.i развитию экономики страны на основе использования матх ма । и
ДАщКОВА - ПОЧЕТНЫЙ ЧЛЕН ИНОСТРАННЫХ АКАДЕМ^^ ческих и естественнонаучных исследо- ваний. Первое заседание академии со- стоялось 2 (13) июня 1739 года, присут- ствовало пять человек. Протокол вел крупнейший естествоиспытатель XVIII ве- ка Карл Линней (1707—1778), который по жребию был избран первым прези- дентом академии. Непременным секре- тарем выбрали политического деятеля Швеции, барона Андреса Хепкена (1712—1789), который сумел доказать правительству необходимость учрежде- ния академии для быстрейшего прогрес- Эмблема Шведской королевской академии наук са шведского хозяйства. Научные контакты России и Швеции начались еще до основания Шведской академии наук. В 1736 году К. Линней, уже опубликовавший свои первые сочинения и снискавший признание европейских ученых, завязал переписку с российскими учеными, которая продолжа- лась почти сорок лет. Эта переписка хранится в Петербургском них якТ а^ХИ1‘а рАН и Российском государственном архиве древ- " “ “л™ ИЗАаНа В пеРевоАе на русский язык Опублико- “°2mv ““ пРезИАентУ Академии наук К Г. Разу- С П Ктатеи А МИКаМ И АмманУ. Г. Ф. Миллеру, А. И. Лекселю, ронними, и время от воемен J Z K°HTaKTbI не были односто- лу также прибывали семена Z ПеТЗрбурга в Стокгольм и Упса- ле отношения со шведскими шТеНИИ И Печатнь1е издания. Дело- как по времени совпали с п УЧеНЬ1МИ были особенно важны, так исследований в России ериодом становления ботанических В своих письмах Линней бобиков. «В Российск^ Х^°КУЮ°ЦеНКУ^УАамРУССКИХ года из Упсалы Крашешшн _Г1Исал °н 24 октября ^мых трав через десять ^ежелмТ’' НаЙАен° c‘ v nvivbMe Миллеру от 14 ноя6ияП1<7я\еМ иВете п Половину ве- с Пястью заменил- ,, п 1755 года из Vn<->.. л ...
214 дд Ш КОВА - ПОЧЕТНЫЙ ЧЛЕН ИНОСТРАННЫХ АКАДЕМ И й наук графу К. Г. Разумовскому и дружеское Миллеру. «Я был со- вершенно поражен, — писал Линней Миллеру 14 ноября 1755 го- да из Упсалы, — когда посол Ее Императорского Величества г-н Па- нин, будучи в сентябре месяце в этом городе, вручил мне диплом о принятии в Вашу Академию; тем самым Ваш прославленный пре- зидент <..> поместил меня, звездочку сотой величины, в сияющее созвездие звезд первой величины»8. Таким образом была заложена благоприятная основа для дальнейшего развития российско-швед- ских научных контактов. Далее приведены списки российских ученых — членов Швед- ской академии наук и шведских ученых — членов Петербургской Академии наук по годам их избрания (дата избрания, если она из- вестна, дана в скобках)’. РОССИЙСКИЕ УЧЕНЫЕ, ИЗБРАННЫЕ ПОЧЕТНЫМИ ЧЛЕНАМИ ШВЕДСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК 1747 Ж. Н. Делиль, академик, астроном И. Г. Гмелин, академик, естествоиспытатель 1755 Л. Эйлер, академик, математик10 1760 1761 1771 1776 1778 1783 1788 1795 ФУ тоэ™°”“'акаАемик' “мик <30 у. Т. Эпииус, академик, физик (30 июля) г. Ф. Миллер, академик, историк л ’Эйлер,академик,математик (1 Л.ИЛекед„.академик.» -») С -Умп.».,и, академик, П. С. Паллас, академии- — А- Б- Куракин, князь, С Г. Домашнев. директор ° ’ 1 /75—1783 годах (2 мая) ’УР^кои Академии наук и Е Р Дашков;! (9 июля) г К Рааумомкий. граф, ихуд.,^,, . ) Нартмв. президент Верг-кн , 17 л Мусин-Пушкин, граф „чу ’ T""12' зпреля)
ап и Шведская королевская академия наук ___________ 213 - ние естественных предметов, в котором столько птиц, четверо- НОГИХ, насекомых, раковин, никем не описанных и не зарисован- ных» •• Оживленную переписку на протяжении многих лет вел Лин- ней с И. Г. Емелиным (1709—1755). Корреспонденты обменива- лись целыми трактатами. Некоторые письма ботанического со- держания составляют по объему свыше печатного листа. Линней обещал Емелину всемерно помогать в его работе над «Сибирской флорой», к которой Емелин приступил, вернувшись после десяти- летнего путешествия по Сибири. Линней сдержал данное слово. Сохранившиеся 16 писем Линнея к Гмелину и одно письмо Еме- лина к Линнею посвящены, главным образом, определению расте- ний, присылавшихся из Петербурга5. Шведский ученый высоко ценил труды петербургского коллеги и утверждал, что Емелин один открыл столько растений, сколько все другие ботаники вмес- те6. В честь Емелина он назвал один род растений — Gmeliana. По рекомендации Линнея в 1749 году Гмелин был избран почетным членом Шведской академии наук. Справедливости ради следует отметить, что в 1747 году Гмелин покинул Россию и вернулся на родину, в Тюбинген. Но все же его и астронома Ж.-Н. Делиля, из- бранного вместе с Гмелиным в Шведскую академию наук и также оставившего Россию в 1747 году, думаю, можно считать первыми петербургскими учеными, ставшими почетными членами Швед- ской академии наук. И Гмелин, и Делиль более 20 лет находились в России и именно в Петербургской Академии наук выполнили те исследования, которые принесли им европейскую известность и послужили поводом к избранию. 18 августа 1754 года Карл Линней по предложению академика Миллера был избран почетным членом Петербургской Академии наук7. Линней стал первым шведским ученым, удостоенным этой чести. Следует заметить, что С. П. Крашенинников еще ранее, в 1750 году, предлагал избрать Линнея почетным членом Академии, однако это представление тогда осталось без внимания. Диплом о присуждении звания почетного члена Петербург- ской Академии наук Линней получил более чем через год после избрания, так как русский посол в Швеции граф Н. И. Панин пе- редал его с большим опозданием. Линней написал торжественно- благодарственное письмо президенту Петербургской Академии
214 дАHIKOBA ПОЧЕТНЫЙ ЧЛЕН ИНОСТРАННЫХ А КАДЕ наук графу К- Г- Разумовскому и дружеское — Миллеру. «Я был со- вершенно поражен’. — писал Линней Миллеру 14 ноября 1755 го- ;лш> _ когда школ Ее Императорского Величества г-н Па- ями, будучи в сентябре месяце в этом городе, вручил мне диплом о принятии в Вашу Академию; тем самым Ваш прославленный пре- зидент <..> поместил меня, звездочку сотой величины, в сияющее созвездие звезд первой величины» \ Таким образом была заложена благоприятная основа для дальнейшего развития российско-швед- ских научных контактов. Далее приведены списки российских ученых — членов Швед- ской академии наук и шведских ученых — членов Петербургской Академии наук по годам их избрания (дата избрания, если она из- вестна, дана в скобках)9. РОССИЙСКИЕ УЧЕНЫЕ, ИЗБРАННЫЕ ПОЧЕТНЫМИ ЧЛЕНАМИ ШВЕДСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК 1747 Ж. Н. Делиль, академик, астроном И. Г. Гмелин, академик, естествоиспытатель 1755 Л. Эйлер, академик, математик10 1760 1761 1771 1776 1778 1783 1788 1795 М. В. Ломоносов, академик, химик (30 апреля) Р- У- Г. Эпинус, академик, физик (30 июля) Г. Ф. Миллер, академик, историк И. А. Эйлер, академик, математик (1 мая) петерб«™°« лмдемиА;:;яв Е- Р. Лашкова (9 июля) г К. Разумовский, зраф. госуларс^^,, Деятедь А. А. Нартов, президент Бепг ко августа) А. А. Мусин-Пушкин, граф ШИ (23 апРеля) Н. И. Фусс, академик, матека^Газ!^^^'1’6^ <23 апреля)
2/; Шведская королевская академия наук ^и^^=======—-------- 1754 1760 1776 1777 1787 1795 1797 .коем rfsckhe ученые, избранные почетными членами Ш А ПЕТЕРБУРГСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК к Линней, естествоиспытатель, ботаник (18 августа) П. В. Варгентин, астроном (17 января) П. Й. Бергиус, медик, естествоиспытатель (23 декабря) И. Г. Валлериус, химик, металлург (23 декабря) Д, Меландер, астроном (23 декабря) Густав III, король Швеции (17 октября) И. Я. Фербер, минералог (1 июня) Л. ,А. Льюнберг, военный инженер (23 апреля) Г. Пайку ль, естествоиспытатель (27 ноября) С 1747 по 1783 год непременным секретарем Шведской ака- демии наук был Петер Вильгельм Варгентин (171 )• мнению историков академии, эти годы стали блестящим пер дом ее деятельности. Численность академии увели шлась чем в три раза, с 64 до 224 человек. В 1753 году было закон строительство обсерватории, и Варгентин стал ее первым дирек - ром. Его перу принадлежат работы по физике, статистик рии. Особой популярностью пользовались его статьи и та астрономии. дт._, яст- Во второй половине XVIII века весьма активно Pa3BI* ель_ рономические науки, рядом с индивидуальными ра о ракИе ных ученых появляются крупные международные про^ Меркурия астрономические явления, как прохождение Р многих через диск Солнца, привлекают к себе ВНИМ^б^^ний, а затем стран. Научная переписка по организации многие ГОды обмен полученными результатами становятся^ главе Швед- главной темой научной корреспонденции, о, определен- ной академии стоял астроном Варгентин, нал нтакты ц3 две- ный отпечаток на российско-шведские научные деятелей, надцати петербургских ученых и' ^.^академии при Вар- принятых в число почетных членов Шведе ч ономами. Варген- гентине, более половины были физиками и российских кол- тин с глубоким уважением относился к успех ° количеством, лег и в 1774 году писал И. А. Эйлеру, что «не
216 ГЩЛКОВА - ПОЧЕТНЫЙ ЧЛЕН ИНОСТРАНЩ^^^ но и качеством своих работ Петербургская Академия наук превОс. ходит другие академии»11- В России более сдержанно оценивали деятельность шведских ученых. До 1783 года только пятеро из них были избраны почетными членами Петербургской Академии. 17 января 1760 года непременный секретарь Шведской акаде- мии, астроном Варгентин стал иностранным почетным членом академии на Неве. Варгентин был вторым шведским ученым после Линнея, удостоенным этой великой чести. 30 апреля того же года почетным членом Шведской академии единогласно был избран М. В. Ломоносов. 7 мая 1760 года был подписан диплом о присвое- нии Ломоносову этого звания. Сохранилась копия диплома на шведском языке вместе с переводом на русский, выполненная са- мим Ломоносовым. Эти документы находятся среди бумаг, от- правленных им 19 января 1764 года графу М. И. Воронцову, по- кровителю ученого и дяде Е. Р. Дашковой, в доме которого она, как известно, воспитывалась с четырех лет. Поскольку не сохранилось более ни одного диплома на звание почетного члена Шведской академии из полученных российскими учеными в XVIII веке, по- зволим себе привести этот документ полностью: Санктпетербургской императорской Академии наук г. советник и хи- мии профессор Михайло Ломоносов давно уже преименитыми в уче- ном свете по знаниям заслугами славное приобрел илля, и ныне науки, паче же всех физические, с таким рачением и успехами поправляет и изъясняет, что Королевская Шведская академия наук к чести и к пользе своей рассудила с сим отменитым мужем вступить в тесней- шее сообщество. И того ради Шведская Королевская академия наук за лаго изобрела славного сего г. Ломоносова присоединить в свое со- щество и сим писанием дружелюбно его приветствовать, дабы яко член соединенный королевской Шведской академии, уже как своей. пг,ЛРП^НОе-ПОАаВал вспоможение. Во уверение сего по повелению ко- Р скои академии печать оныя приложил. Майя 7 дня 1760 года М.П. Петр Варгентин Шведской академии наук секретарь,2. 6ьЛИс“к77йербй7°ЛВ,7Т ГУст“",<1746-1792)п1ж- тешествовал пол J У Визит был неофициальным, король пу- це.он пробыл мег еи1м графа Готландского. В российской столи- сяц, был принят Екатериной II, ознакомился со
Граф Готландский — шведский король Густав III (гравюра И. Е. Бугреева, А. Я. Колпашникова, Н. Я. Саблина, напечатана в Академии наук в 1777 г.) всеми достопримечательностями города, посетил многие учебные заведения и государственные учреждения. Визит короля подробно освещался в «Санкт-Петербургских ведомостях» . , _ 23 июня Густав III посетил Петербургскую Академию наук По этому случаю состоялось публичное торжественное со рание, на которое были приглашены все академики и адъюнкты, почс т ные члены Академии, иностранные послы и представители вькшс го петербургского света. Король прибыл в 11 часов, встречал егс директор Академии С. Г. Домашнев. В актовом зале король ш . а хотел воспользоваться приготовленным ему почетным месюм и
ч Ч 1е- к U н а Граф Готландский — шведский король Густав III (гравюра И. Е. Бугреева, А. Я. Колпашникова, Н. Я. Саблина, напечатана в Академии наук в 1777 г.) всеми достопримечательностями города, посетил многие учебные заведения и государственные учреждения. Визит короля подробно освещался в «Санкт-Петербургских ведомостях» 14. 23 июня Густав III посетил Петербургскую Академию наук15. По этому случаю состоялось публичное торжественное собрание, на которое были приглашены все академики и адъюнкты, почет- ные члены Академии, иностранные послы и представители высше- го петербургского света. Король прибыл в 11 часов, встречал его Директор Академии С. Г. Домашнев. В актовом зале король не за- хотел воспользоваться приготовленным ему почетным местом и
218 ДАШКОВА - ПОЧЕТНЫЙ ЧЛЕН ИНОСТРАННЫХ АКаде^ занял один из стульев, поставленных для его свиты. Сначала, По традиции, был оглашен протокол предыдущего академического собрания, затем с докладами выступили П. С. Паллас («Общие зд. мечания о структуре гор и об изменениях земного шара..,») и С. Г. Домашнев («О справедливости наименования XVIII века фи- лософским») 16. После докладов Густаву III были представлены все присутство- вавшие академики: К. Ф. Вольф, И. А. Гильденштедт, С. К. Котель- ников, В. Л. Крафт, К. Г. Ааксман, А. И. Лексель, И. И. Лепехин, П. С. Паллас, А. П. Протасов, С. Я. Румовский, Я. Я. Штелин, И. А. Эйлер и адъюнкты И. Г. Георги, М. Е. Головин, П. Б. Иноход- цев и Н. И. Фусс. Пятеро из них были почетными членами Швед- ской академии наук: А. И. Лексель, П. С. Паллас, С. Я. Румовский, И. А. Эйлер, а также Э. Г. Ааксман, который прибыл в Россию в 1770 году, уже будучи членом Шведской академии. Потом король ознакомился с кунсткамерой, где с особым вниманием рассматри вал «восковую персону» Петра Великого, посетил монетный и ми нералогический кабинеты, библиотеку, и осмотрел знаменитый Готторпский глобус. В академической Типографии, куда король отправился затем, он взял листок печатавшегося эстампа и с удив- лением увидел свой портрет. Этот портрет в течение двух дней вы- полнили академические граверы И. Е. Бугреев, А. Я. Колпашников и Н. Я. Саблин17. В знак признательности за радушный прием Гус- тав III вручил шведские золотые медали трем академикам — А. Эй- леру, П. С. Палласу и А. И. Аекселю. 27 июня был памятный день знаменитой Полтавской битвы- Этот день обычно торжественно отмечался в Петербурге. В связи с пребыванием в столице Густава 111 Екатерина II сочла необходи- мым на этот раз отменить празднество. Утром Густав III принял трех академиков, которые приехали к нему для выражения благо- дарности за полученные медали. 30 июня 1777 года «Сан кт-Петер- Ьургские ведомости» (№ 55)так сообщали об этом визите: В минувший вторник, то есть 27 числа тор здешней Ак-Демии, господин ДомаХГ^ц Г°СП°АИН ДИ1Х‘К' господину графу Готландскому, по^Х’ХТ п^ставить ков: Эйлера-отца, Палласа и AevrJJ * У А господ академи- Дину графу, благодарность за полученные н^кан‘"РИНеСТ” ЛХ’П°' личного к ним благоволения, а именно, .юлотые мешТ/'
219 Шведская королевская академия наук ^^^========- Швеции, на случай установления там верховного трибунала Вазы, р подин граф почтил их оными вследствие оказанного им удоволь- -твия в бытность свою в здешней Академии, воздающей, соответ- ственно его чувствованию, всем славным людям должную почесть и отличность, каковая предоставляется даже в украшениях академиче- ской лестницы, ведущей в сей храм учености, где память их много- различными образами навеки сохраняется: по обеим сторонам сей лестницы поставлены многих славных особ бюсты, между прочими славной Христины, королевы Шведской18, и украшающих ныне Шве- цию знаменитых мужей: Линнея в натуральной истории, Валерия 19 в химии, также известного французского философа Картезия20, в Шве- ции умершего, которому в бессмертную почесть ныне славно владею- щий король Густав III воздвиг в Стокгольме, в церкви святого Олафа, великолепную мавзолею. Впоследствии связь Густава III с Петербургской Академией еще более укрепилась. 28 августа 1777 года он дал согласие на свое избрание в почетные члены Петербургской Академии, в сентябре прислал коллекцию шведских минералов, 17 октября был из- бран21. Видимо, не без участия Густава III директор Петербургской Академии С. Г. Домашнев 2 мая 1778 года был удостоен звания почетного члена Шведской академии наук. В июне 1783 года на берегу Финского залива в городе Фрид- рихсгаме (ныне город Хамина, Финляндия), который был тогда ближайшим к границе шведских владений русским городом, со- стоялась вторая встреча Екатерины II и Густава III22. В свите рос- сийской императрицы находилась княгиня Е. Р. Дашкова, лишь несколько месяцев назад назначенная на пост директора Петер- бургской Академии наук. В день, назначенный для отъезда, как вспоминает позже княги- ня в своих «Записках», ее посетил поверенный в делах шведского короля: «Он сказал, что король намеревается пожаловать меня большим крестом ордена Merite23 и очень доволен моим приез- дом вместе с императрицей, так как уже давно горячо желает по- знакомиться со мной»24. Смущенная Е. Р. Дашкова отказалась от Награды. Во Фридрихсгаме княгиня была представлена Густаву III. «На- ши разговоры, — пишет княгиня, — были весьма интересными. Мой собеседник был очень умен, образован и красноречив. Но в то же время он обладал заблуждениями, вообще свойственными ко-
ДАШКОВА -ПОЧЕТНЫЙ ЧЛЕН ИНОСТРАННЫХ ЛК4ДеМвд | 220 "========^== । полям и, ЧТО хуже, королям-путешественникам, т. е. имел ощ„6оч. ные понятия о виденном за границей...» - Во время беседы речь Шла о путешествиях и о том, как лучше их совершать. При прощании король сделал подарки лицам, сопровождавшим Екатерину Ц. «Мне, - замечает Е. Р. Дашкова, — он собственноручно преподнес, единственно в знак дружбы, кольцо со своим портретом в окруже- нии больших бриллиантов, делавших это кольцо уродливым»26. Через несколько дней после встречи во Фридрихсгаме, 9 июля 1783 года, Е. Р. Дашкова стала почетным членом Шведской ака- демии наук. Из протокола заседаний Академии в Стокгольме из- вестно, что предложение об избрании исходило от члена Швед- ской академии, государственного советника при дворе Густава III барона Фредерика Шпарре (1731—1803). Общее мнение присут- ствовавших было столь единодушным, что голосование не сочли нужным проводить. О решении Шведской академии Е. Р. Дашковой сообщил не- пременный секретарь Академии Варгентин. К сожалению, его письмо не сохранилось. В архиве Шведской академии находится ответное благодарственное письмо княгини. Вот оно: A Monsieur de Wargentin Chevalier de 1’ordre Royal Suedois de 1’Etoile г ire ecretaire perpetuel de 1 Academie Royale des Sciences a Stock- Monsieur, que Vous m’aveT a votre Celebre Academic des Sciences destination comme le resulStdTla^T^ тГ^’ Et m’envizaSe cette Auguste Roi veut bien m’accorrC fnvei^ance c]ue Sa Majeste Votre »ois meritier 1’aprobation du СогрГк" С«ГьГ' У”"'50 si > renter et si je peuvoir etre utile a votrf л 5 6 auq?el J apartient appa- sion, Monsieur, et recivez les assure Academic, donnez men Госса- Votre Personne. ‘ nces ce ^a haute estime que j’ai pour Etant, Monsieur Votre humble servante Princesse de Daschkau. Перевод: n7«opAS3^X7,’ «ородемкого шве "»У« Стокгольм; РС“МНО“’ “«Р^РЮ Королоае^гХаТмш!
^^Щведская королевская академи^цду^ I Новость О моем принятии в Вашу славную Академию наук , Вы сообщили, меня бесконечно обрадовало. Эго нязт^°Т°РУЮ «к» .«не результатом того благоволения, которое Его 1U йш августейший монарх соизволили мне оказать; я почла 6ыТсчГ7 пе,если 6 смогла заслужить одобрение уважаемого собрании » роеяоказалась включенной, и если я могу быть полезной Вашей Z' демии, дайте мне такую возможность сулдпк и „ А их глубоком уважении, которое я испытываю к УВереНМ ’ 2 Остаюсь, сударь, Вашей покорной слугой. Княгиня Дашкова27. Во время директорства Е. Р. Дашковой Петербургская Акаде- мия поддерживала контакты со Шведской академией: происходил обмен научными трудами, ученой корреспонденцией, астрономи- ческими наблюдениями; в Стокгольме заказывали для Петербурга глобусы и инструменты, в Петербурге в академических журналах переводили и печатали статьи шведских ученых. Однако взаимное избрание иностранных почетных членов заметно приостанови- лось по сравнению с первой половиной века. Можно считать, что в этот период ни один шведский ученый не стал почетным членом Петербургской Академии. Исключение составил лишь минералог И- Я. Фербер (1743—1790), да и то в силу многолетней традиции, согласно которой академики-иностранцы, успешно трудившиеся в России, а затем уезжавшие, становились иностранными почег- 1Ыми членами Петербургской Академии наук. Фербер был при- глашен в Петербург Е. Р. Дашковой и после трехлетнего пребыва- ния в Академии покинул Россию. Так что это был «свои» почетный плен. 17 августа 1788 года в число почетных членов Шведской ака- демии были избраны граф Г. К. Разумовский и князь Д. А. Голи Цын. Они не были профессиональными учеными, не были членами етербургской Академии, а являлись государственными деятеля ми, которые живо интересовались наукой и занятия ею сс 1етали С государственными делами. Сдержанность в отношениях, Ьезус- 'Ловно, была связана с началом русско-шведской воины в пт 1/88 года.
222 ДАШКОВА - ПОЧЕТНЫЙ ЧЛЕН ИНОСТРАННЫХ АКАДЕ^и^ ДАШКОВА И БЕРЛИНСКОЕ ОБЩЕСТВО ЛЮБИТЕЛЕЙ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ Берлинское общество любителей естествознания было основа- но 9 июля 1773 года28. Инициатива создания общества принадле- жала медику и натуралисту Фридриху Генриху Вильгельму Марти- ни (1729—1778) и его друзьям, тоже практикующим медикам и большим любителям натуральной истории: Маркусу Элизеру Бло- ху (1723—1799) и Иоганну Готлибу Гледичу (1714—1786). Среди учредителей был также астроном Иоганн Элерт Боде (1747—1826). Общество объединило ученых, врачей, любителей наук и всех ин- тересующихся естествознанием и в первый год своего существова- ния насчитывало 37 членов. К концу XVIII века в списке членов об- щества значился уже 421 человек. Главной задачей Общества было провозглашено: «насколько это возможно, распознавать проявления и странности природы, прилежно изучать вообще естественную историю нашей страны с помощью хорошего учения о природе, и делать ее преимуще- ственным предметом обсуждения во время своих встреч»29. Такие встречи или заседания Общества проходили регулярно по вторни- кам на квартире одного из членов. Особой заботой Общества с самого начала его деятельности стало формирование библиотеки и собственной коллекции «нату- ралей», инструментов и предметов древности. Нередко именно огромное желание пополнить свои собрания новыми экспоната- ми определяло выбор как адресатов для научных контактов, так и кандидатов на избрание в новые члены Общества. К 1788 году, бла- ZTT"M’ °бМеНУ И ПОКуПКаМ’ Жировалась значитель- ная естественнонаучная коллекция, которая была выставлена для обозрения в собственном доме Общества, приобретение которого поддержал король Пруссии Фридрих Бил Л „ КОТОР° ший на это 10 000 талеров. к Z ЛЬМ по^ртвовав- туралей в XVIII веке была свойственна ^еКЦИОНИР°ва™ю на- государственным деятелям. В ПФА РАН ИМ ИсслеАОВателям и Ф-Г, В. Мартини, основателя Берлинской, Х™ “А°т“ 1778 года, адресованное академику П С Пэ* ’ °Т авгУ*-та асу, с просьбой по-
общество любителей естествознания 223 продать собранный ее покойным ^гем естественноисторический каби- Практически с момента своего осно- вания Берлинское общество любителей естествознания стремилось поддержи- вать и развивать связи с европейским научным сообществом. Творческие кон- такты связывали его в Петербурге с Ака- демией наук и Вольным экономическим обществом. Эти контакты осуществля- лись в форме переписки ученых двух стран, обмена научными изданиями и ре- зультатами исследований, участия в кон- курсах, проводимых в Петербурге, и вза- имного избрания ученых почетными Эмблема Берлинского общества любителей естествознания членами. РОССИЙСКИЕ УЧЕНЫЕ - ЧЛЕНЫ БЕРЛИНСКОГО ОБЩЕСТВА ЛЮБИТЕЛЕЙ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ П74 П. С. Паллас, академик, естествоиспытатель (27 сентября) И. А. Гильденштедт, академик, естествоиспытатель (2 октября) И. Г. Георги, адъюнкт, химик, этнограф (6 декабря) 1776 Э. Г. Лаксман, академик, естествоиспытатель-химик (6 января) И. И. Лепехин, академик, естествоиспытатель-ботаник (15 но- ября) 1'78 А. А. Нартов, секретарь Русского отделения Вольного экономи- ческого общества (17 мая) 1781 ф. у. Т. Эпинус, академик, физик (23 января) 1782 И. А. Эйлер, академик, математик (22 октября) 1785 Е. Р. Дашкова (12 апреля) НЕМЕЦКИЕ УЧЕНЫЕ - ЧЛЕНЫ ПЕТЕРБУРГСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК 176 И. Г. Гледич, учредитель Берлинского общества (29 декабря) • 784 И Э Боде, учредитель Берлинского общества (28 ноября)
224 ~~ ИНОСТРАННЫХ АКАДЕм^ 1776 1782 1784 НЕМЕЦКИЕ УЧЕНЫЕ - ЧЛЕНЫ ВОЛЬНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА ф. Г. В. Мартини, инициатор создания Берлинского общества (13 октября) М. Э. Блох, учредитель Берлинского общества (9 марта) И. Г. Гледич, учредитель Берлинского общества (25 апреля) В 1774 году иностранными членами Берлинского общества любителей естествознания были избраны петербургские ученые- естественники: академики П. С. Паллас и И. А. Гильденштедт и адъюнкт (в будущем академик) И. Г. Георги. В течение следующих десяти лет почетными членами Общества стали академики Э. Г. Лаксман, И. И. Лепехин, И. А. Эйлер и секретарь Русского от- деления Вольного экономического общества А. А. Нартов. Науч- ные контакты Берлинского общества с Россией не ограничивались только этими важнейшими научными центрами Петербурга, а были значительно шире: помимо названных академических уче- ных, в состав Общества к концу XVIII века были приняты еще исследователей из России. Среди них — преподаватель Горного у шлища в Петербурге минералог И. М. Ренованц, практикующий в Сибири врач Р. Беренс и другие. ппт/игт Н°е экономическое общество в Петербурге так же охотно вым в нет В177Г состав берлинских естествоиспытателей. Пер- титомного ° о мо±Л ПРИНЯТ Врач> зоолог- автор одиннадца- того общества любит - * раковинах> руководитель Берлин- друг и один и, v 6ителеи естествознания Ф. Г. В. Мартини. Его автор дгюнадцач’ит'АИТеЛеЙр^ерЛИНСКОГО общества, врач, зоолог и стал иностранным°леном<ВоеМИРН°Й ИСТОрИИ рыб>> М’ Э‘ Бл°Х 1782 году. Высоком от \ °АЬНого экономического общества в Деятельность медика ибо ? В етербурге были удостоены труды и го сада в Берлине Хо^^’ Первого Директора ботаническо- НЫХ и. Г. Гледича. 29 декаХяТ77?РРеСПОНАеНТа Российских уче- нии в честь 50-летм «т Г1 г r°Aa Ка торжественном заседа- избран ее иностранным еТер',ургск°й Академии наук он был мендации П. СПалласа ИьТг ЫМ ЧЛеНОМ’ а в 1784 году по реко ринят В Члены Вольного эко ИЛЬАенштеДта и А. М. Карамышева
Ф. Г. В. Мартини — основатель Берлинского общества любителей естествознания Итак, к началу 1785 года между Берлинским обществом люби- 1елей естествознания с одной стороны и Петербургской Академи- ей наук и Вольным экономическим обществом — с другой сторо- ны установились плодотворные научные контакты. 21 марта 1785 года петербургский академик И. Г. Георги в письме М. Э. Блоху предложил принять в состав Берлинского обще- ства директора Петербургской Академии наук княгиню Е. Р. Даш- кову. Не сомневаясь в избрании Екатерины Романовны, Георги 15 Зак 3078
?2Q ДАШКОВА - ПОЧЕТНЫЙ ЧЛЕН ИН0С]^^Ь1Х^ просил прислать диплом для княгини сначала ему: «Так как нет со. мнения, что она будет принята, то позаботьтесь о дипломе и [вы. шлите] его мне как можно скорее ... для меня в высшей степени вероятно, что ей этот сюрприз будет приятен (она, наверное, дога- дается, чьих это рук дело и отблагодарит нас сторицей за нашу бла- гонамеренность)» 30. Далее, чтобы не возникло каких-либо ошибок и неточностей, Георги приводит полный титул директора Акаде- мии: «Ее весь титул: Княгиня Екатерина Романовна Дашкова, Ее Имп. Величества статс-дама, кавалер ордена Екатерины, директор Российской Имп. Академии наук, президент Российского Имп. общества, член Шведской королевской академии наук и Русского Имп. Вольного экономического общества в С.-Петербурге». К рекомендации Георги в Берлине отнеслись с пониманием и «с величайшим удовольствием» 12 апреля 1785 года приняли Е. Р. Дашкову в состав Общества любителей естествознания. В этот же день Блох отправляет письмо в Петербург. Вот это письмо: An Herrn Professor Georgi in Petersburg Verehrungswiirdiger etc. Mit dem grossten Vergnugen haben wir Ihren an uns geausserten Wunsch, dass unsere Gesellschaft die Durchl. Ftirstin Daschkaw zum Mitglied aufnehmen musste, in die Erftillung gebracht. Beigehendes Schreiben an Erwahlte enthalt das Diplom, von dessen Auf- nahme wir uns von Ihnen, und zwar an uns selbst, eine gefallige Nach- ncht ausbitten. b b Wir empfehlen uns etc. Berlin den 12. April 1785 Перевод: Господину профессору Георги в Петербурге. Достопочтенный etc. желТ^^Х1УХшГХХ^вМЬ' ИСП°ЛНИЛИ высказанное нам Ваше княгиню Дашгову1 П °6щеСТВ° ПРИНЯЛО в свои члены Светлейшую ж- «„л ДоулД7„и~х:,сь“° ккизбршнич<! -Д аость и известить именно нас самих. <аС °Ка3аТЬ Нам ми' Кланяемся Вам и т. д. Берлин 12 апреля 1785 года
^минское общество любителей естествознания 227 к письму Блоха, адресование- Георги, был приложен диплом минского общества любителей Хтоознания для вручения его £ р. Дашковой. An Ihro Durchlaucht Der Fiirstin Katharina Romanovna Daschkow, Ihro Russ. Kaiserl. Mt. Staatsdame Rtr des Katharinen-Ordens, Direktor des Russisch. Kaiserl. Akademie der Wis- senschaften, President der Russ. Kai- serl. Gesellschaft, Mitglied der Konigl. Schwed. Akademie der Wissenschaf- ten und der Russ. Kaiserl. freien Oeko- nomisch. Sozietat in St. Petersburg. Durchlauchtige Fiirstin, Gnadigste Frau! Uberzeugt von den Vortheilen und der Ehre, die unserer Naturfor- Академик И. Г. Георги (гравюра Г. Пеннинга) schenden Gesellschaft durch eine Verbindung mit Ew. Durchlauchten erwachsen wurde, haben wir Hochdurchlauchtigen zu unserem Mit- glied in der Wahl... gewahlt. Wir geben uns die Ehre, Ew. Durchlauchten das gesellschaftliche Diplom hiebey zu tiberreichen und wir wiirden uns einer gnadigen Aufriahme desselben von Hochdero Liebe schmeicheln. So hoffen wir auch, dass wir in Ew. Durchlauchten hohen Person die Be- forderin wie der Wissenschaften tiberhaupt als auch besonders univers. Geschichte verehren durfen. Samtliche Glieder der Gesellschaft versi- chern Ew. Durchl. ihrer grossen Verehrung und Ergebenheit. Berlin den 12. April 1785 Перевод: Ее светлости Княгине Екатерине Романовне Дашковой, статс-даме Российского Ее Имп. Величества, кавалеру ордена Екатерины, дирек- тору Российской имп. Академии наук, президенту Росс. имп. обще- ства, члену Королев. Шведской академии наук и Русс. имп. Вольного экономического общества в С.-Петербурге. Светлейшая княгиня, милостивая государыня! Убежденные в преимуществах и чести, каковая произрастает для на- шего Естествоиспытательного общества благодаря связи с Вашей
teo любителей естествознания 227 ;анно- 4ПЛОМ 1телей я его Fiirstm >chkow, ime Rtr ctor des ,er Wis- iss. Kai- • Konigl. snschaf- :n Oeko- burg. adigste Академик И. Г. Георги ilen und (гравюра Г. Пеннинга) 4 aturfor- i eine Verbindung mit Ew. Durchlauchten ir Hochdurchlauchtigen zu unserem Mit- Wir gebcn uns die Ehre, Ew. Durchlauchten hiebey zu iiberreichen und wir wiirden uns icsselben von Hochdero Liebe schmeicheln. in Ew. Durchlauchten hohen Person die Be- iften iiberhaupt als auch besonders univers.
228 дашет^ва^-почетный^член иностранных академ^ Светлостью, мы избрали Вашу Светлость членом нашего Общества. Мы имеем честь при этом вручить Вашей Светлости диплом общества и мы были бы польщены милостивым принятием диплома как знака любви Вашей Светлости. Мы надеемся также, что в лице Вашей Свет- лости мы смеем почитать ревнительницу как наук в целом, так и прежде всего всеобщей истории. Все члены Общества уверяют Вашу Светлость в своем великом почтении и преданности. Берлин 12 апреля 1785 года Получив известие о своем избрании, Екатерина Романовна 22 августа пишет следующее благодарственное письмо, оригинал которого хранится в фонде Берлинского общества любителей есте- ствознания в Музее природоведения Университета им. Гумбольдта в Берлине (письмо написано по-немецки, видимо, рукой конфе- ренц-секретаря, академика И. А. Эйлера и подписано Е. Р Дашко- вой): Hochgeehrteste Herren, Die Ehre, die Sie mir erwiesen haben, mich unter die Anzahl Hirer Mitglieder aufzunehmen, war mir so angenehm als unerwartet. Ich sage ihnen daftir den verbindlichsten Danck und freue mich einer Gesell- SC a zuzugehoren, die aus eigenem freyem Triebe die nutzlichsten Kenntmsse der N aturkunde zu vermehren und zu verbreiten bemiihet ist. lebbift611 гм’ me’,ne1 Herren, Hass ich Ihnen zu Bezeugung meiner chaften11 Вкяек’Ле Acten der hiesiSen Akademie der Wissen- Inbt'e „ ДС TOn,deirlb‘=n Stouten Preissschrift des D. Hedwigs schaftlichen BibV' flt-'b djesen БеУ*га6 zur Vermehrung Hirer Gesell- menstenHochackunlmzunXlT"^ МегкпиЫ meiner Fiirstin von Daschkaw St.-Petersburg den 22.t August 1785 Перевод: Честь, в Вь,СОК°чтимые государи, была длХ',°яК““о М™Я ” — Вашего
i БерЛ1{НСКОе общество любителей естествознания 229 ^и^^==========-~ к такому обществу, каковое по собственному побуждению и воде стремится умножать и распространять наиполезнейшие Знания по природоведению. р0,вольте мне, мои государи, как свидетельство моей признательнос- ти предложить Вам Акты здешней Академии наук, а также сочине- ние г. доктора Гедвига, награжденное премией Академии, и просить Вк принять этот вклад в пополнение библиотеки Вашего общества как ничтожный знак моего совершеннейшего высокого уважения. Честь имею оставаться с самым искренним расположением Вашей обязанной подругой. Княгиня Дашкова. С.-Петербург, 22 августа 1785 года На письме сохранилась помета: «Поступило 25 сентября 1785 го- да, прочитано и будет дан ответ, как только поступят упомянутые работы». Судя по тексту, в Берлин были отправлены очередной том трудов Академии наук и сочинение профессора ботаники Лейпцигского университета Иоганна Гедвига31, премированное на конкурсе, проведенном в 1782 году, и изданное в Петербурге за счет Академии наук. Видимо, книги, посланные Е. Р. Дашковой из Петербурга, были получены в Берлине в начале 1786 года, и Берлинское общество любителей естествознания письмом от 24 января 1786 года побла- годарило Екатерину Романовну за ее письмо от 22 августа 1785 го- да (см. выше) и присланные научные труды. Вот этот ответ: An die Fiirstin von Daschkaw Durchleuchtigste Fiirstin Gnadigste Frau Ew. Durchlauchten gnadigstes Schreiben von 22 Aug. d. |. war unserer Gesellschaft so schmeichelhaft als erlreulich. Wir gratulieren uns in Hochdero Person eine hohe Belorderm12 aller nutzlichen Kentnisse und bcsonders nunmehr diejenige, so unsere gemeinniitzliche Vorbildung bewilligt, verehren zu diirfen. Ew. Durchl. haben auch bereits dunh Ubersendung der 5 ersten Bande von der uns ... geneigst versprochenen russischen Sammlung der gelehrten Acten der Russ. Kaiserl. Akademie rv' ।W'ssenschalten zu Petersburg nebst der Preissschiih des lijuij Hoktor] Hedwig einen uberzeugenden Beweis von hochdero Ivsondenn
ПАШКОВА -ПОЧЕТНЫЙ ЧЛЕН ИНОСТРАННЫХ АКАДЕМИЙ^ 230____ • Aufmerksamkeit auf die Erweiterung unserer Bibliothek gegeben, we|. cheTwir auf das lebhafteste doch zu erben uns sehr verpflichten sullen. Wir empfehlen uns Ew. Durchl. zu Eurem gunstigen Wohlwollen auf das angelegenste und versichern unsere unumgeschrankte Verehrung und Hohe achtungsvolle Ergebenheit Den 24. Ja. 1786 Перевод: Княгине Дашковой. Светлейшая княгиня, милостивейшая государыня, Милостивейшее письмо Вашей Светлости от 22 августа сего года на- шему обществу было равно лестно и приятно. В Вашем высоком лице мы счастливы почитать высокую ревнительницу всех полезных зна- ний и прежде всего тех, каковые покровительствуют общеполезному первоначальному образованию. Уже благодаря посылке пяти первых томов из любезно обещанного нам русского собрания ученых актов Российской имп. Академии наук в Петербурге, а также премирован- ного сочинения г. докт. Гедвига, Ваша Светлость дали убедительное доказательство своего высокого особого внимания к расширению на- шей библиотеки, каковое наследство мы должны были получить и обязаны передавать его дальше. Мы благодарим Вашу Светлость за Ваше милостивое благожелатель- ство и уверяем в нашем безграничном почтении, глубочайшем уваже- нии и преданности. J J 24 января 1786 года ____________^липское оощество также получало труды Пе- тербургской Академии. Тронутые таким особым вниманием, бер- линские любители естествознания 24 июля 1787 года отправляют Е. Р. Дашковой в Петербург следующее письмо: An die Fiirstm von Daschkaw Durchlauchtlichte Fiirstin! Gnadigste Frau! Uberaus schmeichelhaft war for uns der Beweis, den Ew. Durchlaucht uns von hochdero gnadigen Andenken in und besonderer Aufmerksam- keit auf unsere Gesellschaft durch den von J. G. Georgi uns zugeschick- ten I. Th. der gelehrten .... Acten der Russ.-Kaiserl. Akad. der Wissen- schaften vom J. 1782 gegeben haben. Wir fuhlen uns dadurch zu dem
и Берлинское общество любителей естествознания 231 , । ftesten und aufrichtigsten Dank verpflichtet und in der angeneh- e Hoffung erhalten, Ew. Durchl. noch forderhin als eine Hohe Beforderin unserer gemeinniitzigen Vorbildung zu verehren. Der Beifall hoher und erleuchter Personen, die selbst Wissenschaften kennen und lieben, ist fur uns heile Ermunterung, auch in unserer Lieblingswissen- schaft, der Naturgeschichte, immer grossere Fortschritte zu machen. Zugleich Bestatigung unserer Forschung, dass unsere gemeinschaftliche Bemiihungen in diesem Fache nicht vergebens seyn werden. In dieser Riicksicht empfehlen wir uns denn Ew. Durchl. zu eweren gna- digen Wohlwollen und Hochgeneigten Andenken, und erfahren unsere uneingeschrankte Verehrung und Hochachtungsvolle Ergebenheit cLG.N. F. d. 24. Jul. 1787” Перевод: Княгине Дашковой Светлейшая княгиня! Милостивейшая государыня! Исключительно лестным явилось для нас доказательство Вашей мило- стивой памяти и особого внимания к нашему обществу, каковое Ваша Светлость предъявили нам, прислав через г. докт. Георги первую часть ученых ... актов Российской Имп. Академии наук за 1782 год. Тем самым мы обязаны к самой глубокой и искренней благодарности и лелеем сладостную надежду почитать и далее Вашу Светлость как высокую ревнительницу нашего общеполезного начального образова- ния. Одобрение высоких и просвещенных особ, которые сами знают и любят науки, для нас есть доброе поощрение достигать и в нашей любимой науке, естественной истории, все больших успехов, а одно- временно и подтверждение нашего исследования, того, что наши об- щие усилия в этом предмете будут не напрасны. За сим кланяемся в надежде на милостивую благосклонность и добро- желательную память Вашей Светлости и уверяем в нашем безгранич- ном почтении, глубоком уважении и преданности. Общество любителей естествознания 24 июля 1787 года Но вернемся немного назад. Итак, 12 апреля 1785 года Е. Р. Дашкова стала иностранным почетным членом Берлинского общества любителей естествознания. Екатерина Романовна с бла- годарностью относилась к таким актам признания ее научных за-
232 г и всегда старалась ответить встречной признательностью. Так было и в данном случае. 28 ноября 1785 года по ее рекоМендациа берлинский астроном Иоганн Элерт Боде (1747 1826) был при- нят иностранным членом-корреспондентом Академии наук* Боде хорошо знали в Петербурге, с 1775 года он состоял в пере- писке с российскими учеными, и в ПФА РАН хранится более 50 его писем. Будучи директором Берлинской обсерватории, он регулярно присылал свои астрономические наблюдения, изданные труды и занимался подбором ученых для Петербургской Акаде- мии. Он был учредителем и активнейшим членом Берлинского об- щества любителей естествознания. Возможно, последнее сыграло главную роль. Еще 12 июля 1784 года Боде просил И. А. Эйлера содейство- вать его избранию иностранным почетным членом Петербург- ской Академии, так как это придало бы его имени вес в общении с астрономами других стран33. Но в это время свободных вакансий почетных членов не было, и Боде был принят членом-корреспон- дентом. Здесь следует заметить, что по Уставу 1747 года Петербург- ская академия могла иметь не более 10 почетных членов, причем им назначалось пенсия в размере 200 руб. в год. Помимо почетных нов, получающих пенсию, была категория почетных членов, ее пиинимятТЩИХ Х Называли генами-корреспондентами. Право принимать в члены-корреспонденты Амло т-г ру Академии. Как видим Е Р «1 "Расставлено дирекго- лась. Но звание члена-корреспАдента неТ ПРаВ°М В°СПОЛЬЗ°Ю' альных преимуществ оно бшй Давало никаких матери- ВЬ,ражая писал Эйлеру, что надеется в будущем „ Члены-корреспонденты, ного члена и получить пенсию Й Г ch ' АОеТс”'ГГЬся звания почет- менного секретаря Берлинской академии^ (1711-1797). непре- избрание произошло раньше ожи.Л ?°СЛе его смерти36. Но терина Романовна, как бы «раздавая до^’ 28 ИЮЛЯ 1794 года Ека' в почетные члены 13 европейских учещ" 1рВыбРала для принятия Это был «прощальный жест». Видимо , НИХ бь1л 11 уже обдумала вопрос о своем уходе так к ?У Време»'« княгиня некие об увольнении or
а и Американское ФилосоФское общество... ЛАШКОВА И АМЕРИКАНСКОЕ ФИЛОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО в ФИЛАДЕЛЬФИИ ДЛЯ СОДЕЙСТВИЯ РАЗВИТИЮ ПОЛЕЗНЫХ ЗНАНИЙ 233 Стремление к широкому объединению естествоиспытателей в североамериканских колониях подтолкнуло американского госу- дарственного деятеля и просветителя Бенджамина Франклина (1706—1790) к созданию в 1743 году Американского философ- ского общества38. Оно родилось из образованного за шестнадцать лет до того в Филадельфии кружка молодых интеллектуалов, инте- ресовавшихся натурфилософией и споривших больше всего о воп- росах морали и политики. Во главе кружка стоял Б. Франклин, ко- торому тогда исполнился только 21 год. В 1769 году Американское философское общество сделало сле- дующий шаг к консолидации научных сил и объединилось с дру- гой научной организацией — с Американским обществом, осно- ванным также Франклином. Новая организация получила название «Американское философское общество в Филадельфии для содей- ствия развитию полезных знаний». Франклин был первым и бес- сменным президентом Общества до своей кончины в 1790 году. В момент образования Общество насчи- тывало 250 членов, из них 124 жили в Фи- ладельфии. Среди первых членов находи- лись многие известные юристы, медики, священники, предприниматели и литера- торы. В их числе были будущий первый президент США Джордж Вашингтон (1732—1799), будущий третий президент США Томас Джефферсон (1743—1826) и другие. Общество уделяло много внимания вопросам сельского хозяйства и поиску эффективных путей развития промыш- ленности и транспорта. С 1771 года Фи- лософское общество начинает издавать » философского общества Эмблема Американского
юдых интеллектуалов, инте- ривших больше всего о воп- ужка стоял Б. Франклин, ко- >Д- >фское общество сделало сле- IX сил и объединилось с дру- жканским обществом, осно- >ганизация получила название гво в Филадельфии для содей- Франклин был первым и бес- о своей кончины в 1790 году. тасчи- . в Фи- аходи- едики, мтера- тервый мнгтон езидент -1826) [имания поиску [ромыш- года Фи- издавать Эмблема Американского философского общества
ДАШКОВА - ПОЧЕТНЫЙ ЧЛЕН ИНОСТРАННЫХ АКАДемщ свои труды. Первый выпуск трудов был прислан в Петербурге^ Академию наук, о чем в протоколе академическом Конференции 22 августа 1774 года сохранилась следующая запись: «Представлен от имени философского общества, учрежденного в Филадельфии в Америке, и через посредство знаменитого господина Франклина, первый том Записок под заглавием „Transactions of the American Philosophical Society..." Труд передан в Библиотеку, и секретарю поручено поблагодарить Философское общество за этот дар» , Приведенная запись является первым известным нам докумен- тальным свидетельством научного общения между США и Рос- сией4". Деятельность Философского общества была известна в России. В 1775 году в популярном издании Петербургской Академии — «Месяцеслове» была напечатана статья «О Академиях», в которой приводились сведения о высших научных учреждениях разных стран. В частности, о корпорации, созданной Франклином, гово- рится следующее: «В Филадельфии в нынешние времена прослави- лось общество, которое учреждено на том же почти основании как Аглинское общество наук в Аондоне, и которое во всем малым чем уступает главнейшим Европейским Академиям»41. Подроб- ная информация о деятельности Философского общества и пере- вод нескольких статей из его трудов были напечатаны в 1779 году в журнале «Академические известия»42. Важная роль в создании и становлении старейшего научного общества США и в установлении русско-американских научных контактов принадлежит Бенджамину Франклину43. Как ученый, ранклин известен грудами по электричеству. Он выдвинул уни- честпГ Те°РИЮ ЭЛектРичества- исследовал атмосферное электри- камин»ИС1звоИИУЛ ИАСЮ молние°твода, изобрел «пенсильванский фХн^ик У НаС Как ‘бурака») и многое другое. Но ности, он стал oahum14^™1^ ШТуАИИ РаАи политической деятель- ставителей Декларации Х^ХТст^США ции 1787 года. “мости США (1776) и Конститу- В России Франклина знали пепепп... труды, его идеи не только изучались м ” ИЗДавали его научные вались, главным образом, в трудах академ, ШИр°КО п°пуляризиро- нуса (1724-1802), Впервые „С ФраюХТ^™''’ У' Т иранклина встречается на стра-
„пгпгЬгхс)? общество... Бенджамин Франклин ~ 17 июня 1759 года, где ницах «Санкт-Петербургских ведомостей» области атмосфер- бьтло опубликовано сообщение о его ра отах ^оЖНОСТИ устране- Ного электричества, указывавших реальные воз пор erQ имЯ в ния опасных последствии грозовых разрядов, и с ^ольного эКОно- научно-популярных изданиях Академии наук речь идет об мического общества приводится каждый раз, руССКая печать опытах с электричеством или о грозовых Раз^^ЛобщесТвенно-по- всегда сочувственно сообщала подробности осТЯХ» в 1783 году литической деятельности. В «Московских ведол
1КОва и Американское философское общество... Бенджамин Франклин -Шцах «Санкт-Петербургских ведомостей» 12 июня 1759 гол эыло опубликовано сообщение о его работах в области атмоХп ного электричества, указывавших реальные возможности , Ф Р иия опасных последствий грозовых разрядов и с тех УстРане
ДАШКОВ А-ПОЧЕТНЫЙ ЧЛЕН ИНОСТРАННЫХ АКАДЕМИЙ была напечатана серия очерков «Примечания о некоторых слав- ных ЛЮДЯХ нынешнего столетия...», где о Франклине сказано: «Электричество преображает всю физику; селения аглинские пре- ображают всю политику. Франклин был главою при обеих сих важных переменах и тем самым заслужил себе у потомства два лучшие места»44. Несколько изданий в России выдержало самое распространенное при жизни Франклина его автобиографическое сочинение «Альманах бедного Ричарда». Популярность Франклина достигает апогея в разгар Американ- ской революции, когда он представлял молодую американскую республику при французском дворе, а по существу — во всей Евро- пе. Джон Адамс, один из дипломатических представителей амерт4- канской революции в Европе, будучи в Париже одновременно с Франклином, записал: «Слава Франклина была более всеобщей, чем Лейбница или Ньютона, Фридриха Великого или Вольтера, и никто из них не возбуждал такой любви и уважения своей личнос- 1ью... Он был популярен у правительства и у народа <..> до такой степени, что едва ли был горожанин или крестьянин, камердинер, ку iep или лакей, горничная или судомойка, которая не знала бы о нем и не считала бы его другом человечества»45 жением ГГа Роман°“на относилась к Франклину с ува- его имя. Но находясь P^ g™aTb’'<or« °™ “первые услышала Эдинбурге, где учился ее сын кн|вдя пГ°Аа "° ИЮНЬ 1779 ГОДа “ глийскими друзьями ФранХа ™ реХом'С верситета Вильямом Робертсоном й ? Эдинбургского уни- том. К тому же Робертсон как р проФессором Адамом Сми- труд «История Америки», изданный t дТ° Время заканчивал свой мнения, что от них Е. Р. Дашкова слк НГлии в 1777 году. Нет со- В Париже в 1781 году ОНа такжГ^ ° Фра111<лине. ранклину. «Я часто завтракала с аббТ^т^ В КрУгах> близких нала княгиня в своих « Записках» ф^°М Реиналем», _ вспоми- Ф ином Тома Рейналь (1713-Щ7ожУЗСКИИ Историк и фило- книги «Философская и политическая и % ~~ аВТ°Р нашумевшей
нтре внимания и культ Франклина как «благодетеля чело- лИСЬ ° го рода» исповедывался в полном блеске. Be4g р Дашковой нравилось быть знакомой со знаменитыми дьми своего времени. 24 января 1781 года она собственноручно э английски написала Франклину короткое письмо, которое со- хранилось в бумагах Франклина в Американском философском обществе47. The princess of Daschkaw presents her best compliments hopes he is well, and sends him a letter which her daughter has received from one of her female friends of the Doctor. The seal is a little damaged, but that is the case with all the letters which came to them from England this post. The Princess cannot let slip this opportunity without testifying how happy she would be if she were acquainted with the Doctor, whom the Princess esteems and respects beforehand. Перевод: Княгиня Дашкова передает [д-ру Франклину] свои наилучшие поже- лания, надеясь, что он находится в добром здравии, и направляет ад- ресованное доктору письмо, которое ее дочь получила от одной из своих знакомых. Печать немного повреждена, впрочем, так же как и на всех письмах, пришедших из Англии с этой почтой. Княгиня не может пренебречь возможностью засвидетельствовать, сколь счастли- ва она была бы лично познакомиться с доктором, которого княгиня необычайно высоко ценит и почитает. Получив письмо княгини Е. Р. Дашковой, Франклин незамед- лительно уехал из Пасси, где он тогда жил, в Париж, чтобы нанес- ти ей визит. 26 января 1781 года в его дневнике появляется такая запись: «Ездил в Париж повидать княгиню Дашкову; нс шстал Дома»48_ Очевидно, он оставил Е. Р. Дашковой записку, поскольку ян варя она вновь пишет Франклину: Hie princess of Dashkaw presents her best thanks to Di Franklin tor hi kind note and will be happy to see him next Saturday, the third >! February, evening if convenient to him4'. Перевод; Княгиня Лашкова сердечно благодарит д-ра Франклина «а его теплые слова и будет счастлива увидеть его в следующую субботу. < февраля вечером, если так ему будет удобно.
ПАШКОВА ПОЧЕТНЫЙ ЧЛЕН ИНОСТРАННЫХ АКАДЕМИЙ д А ш л D n 23^ Вероятно, именно 3 февраля 1781 года Дашкова встречалась с Франклином в отеле «De la Chine», где она остановилась в Пари- же Можно только сожалеть, что Екатерина Романовна не остави- ла воспоминаний об этой встрече. Но в целом их знакомство носи- ло дружеский и сердечный характер. Княгиня высоко ценила научные заслуги великого американца и гуманное направление всей его жизни и деятельности. «Я считала его выдающимся чело- веком, — вспоминала она позже, — который соединял глубокие знания с простотой во внешности и манерах, и, наряду с неприт- ворной скромностью, проявлял большую снисходительность по отношению к другим»50. Когда осенью 1789 года Е. Р. Дашкова, будучи директором Пе- тербургской Академии наук, разбирала деловые бумаги и обнару- жила, что Франклин не числится среди иностранных почетных членов Академии, она очень удивилась. При такой популярности ученого это могло произойти только случайно. Она поспешила исправить недоразумение и 2 ноября 1789 года на заседании ака- демической Конференции сама предложила кандидатуру Франк- лина, «после чего, как записано в протоколе, — этот замечатель- ный ученый получил все утвердительные голоса и был избран диногласно иностранным почетным членом Петербургской Ака- демии наук»51. г j г следующеТпиТьмо4 Н°ЯбрЯ’ Е’ ЛаШКОВа правила Франклину Dear Sir, having always supposed, and even гКапЛ u i member of the Imperial Academe of s ’'d ,dea’ that Уои were ’ under my direction I »as „eadZlri TV Ь “ St P«tersburS' members some days ^J^XVtUfindv^’^еП’ reviewing the list of its toned therefore to acquire tbs honot for к T Ле numfe- 1 has' received among its members with an unan AcademY- and you were you, Sir, to accept of this title, and to beГ n aPPlause and joy. I beg honor acquired by our Academy ЬеЬете that ' look upon J as an 1 shall order the patent to be dispatcher! t ~een rured’tw *is tS х:тп 35 possibi- in e piesent occasion to jrive von Meatest pleasure th-n- I Се C ’d,ant”^^
Дашкова и Американское философское общество... 239 __ • With a sincere consideration I am, dear Sir, your most obedient servant Princess of Dashkoff52 Перевод: Милостивый государь! Всегда полагая и даже будучи уверенной в том, что Вы принадлежите к числу членов находящейся в С-Петербурге императорской Акаде- мии наук, которой я управляю, я была чрезвычайно удивлена, когда, просматривая несколько дней тому назад список ее членов, я не на- шла среди них Вашего имени. Я поспешила стяжать эту честь нашей Академии, и Вы были приняты в число ее членов под единодушные и радостные аплодисменты. Прошу Вас, милостивый государь, принять это звание и быть уверенным, что я почитаю это за честь для нашей Академии. Я распоряжусь, чтобы диплом был переслан Вам как можно скорее. А тем временем заверяю Вас, что возможность прислать вам этот знак моего уважения к Вашей выдающейся личности доставила мне величайшее удовлетворение, и я всегда буду с гордостью вспоминать о том, что обратила на себя Ваше внимание. С сердечным уважением остаюсь, милостивый государь, Ваша покор- ная слуга, Княгиня Дашкова Видимо, в эти же дни Франклину было отправлено официаль- ное уведомление об избрании его почетным членом Академии в Петербурге, написанное конференц-секретарем И. А. Эйлером. Вот это письмо: С.-Петербург, ноябрь 1789 года. Милостивый государь. Имп. Академия наук просит Вас принять диплом ее иностранного члена; хотя она одной из последних преподносит Вам этот публичный знак своего уважения, тем не менее, она вот уже четверть века не ус- тупает всем другим академиям в преклонении перед Вашими выдаю- щимися заслугами. В силу случайных обстоятельств г-жа княгиня Дашкова, наш пре<и- дент, до сих пор полагала, что уже задолго до ее избрания ее прсдше ственники приобщили Вас к нашей корпорации; иначе она сделала бы это в первый же день своего вступления в Академию в уверенное-
}40 ДАШКОВА-ПОЧЕТНЫЙ член ИНОСТРАННЫХ ти, что не могла бы лучше ознаменовать начало своего управления Во всяком случае она почитает себя счастливой, что на ее долю выпало совершить этот акт публичного почитания, хотя она и выполняет его с опозданием. Счастливыми почитают себя и все наши академики, что могут числить Вас среди своих собратьев, и горячо желают иметь это удовольствие еще много лет. Примите, м-вый г-дрь, мои искреннейшие пожелания Вашего долго- летия и не откажите мне в своем расположении. Имею честь оста- ваться с глубоким почтением, м-вый г-дарь и знаменитый собрат, Ваш смиреннейший и покорнейший слуга Иоганн Альберт Эйлер, непременный секретарь академических кон- ференций53. Почему же Франклин, чьи заслуги были признаны во всем мире и который являлся членом большинства научных обществ и акаде мий, не был членом Петербургской Академии, хотя в числе ее по четных членов значились буквально все деятели европейского про- свещения? Возможно, что дело было в случайном обстоятельстве, о котором и говорит Е. Р. Дашкова. Но вероятнее всего здесь свою роль сыграло то, что Екатерина II без должных симпатий относи- лась к Франклину. И хотя Екатерина решительно отказала англий- скому королю Георгу III послать русских солдат для подавления восстания в американских колониях, и 28 февраля 1780 года была провозглашена декларация о вооруженном нейтралитете, уста- навливающая твердые международные правила, обеспечивающие безопасное гь морской торговли нейтральных держав во время воины, и руководители молодой американской республики при- ветствовали этот политический шаг, Россия не спешила призна- вать независимость Соединенных Штатов. 17ДСВОем Аневнике статс-секретарь А. В. Храповицкий в июне 82 года записал, что Екатерина, указывая на портрет Франкли- впи^;г™еГ° 7,лю16лю>>Я- Ече несколькими годами раньше, в письме к Гримму (2-4 марта 1778 года) императрица полушут- ливо, однако решительно просит Гпим*ло F И <7 У У ехать в Рс>с™«-> r\, Р ит 1 римма отсоветовать Франклину рРхгххпхить ему ° ”тях пагубны для человека в его возрасте ^T PbIe МОГуТ ОКазаТЬСЯ щими словами: «Скажите ему' что к ™^вает письмо ли»55. У ° Катон приятен только изда-
а и Американское философское общество... 241 А когда Екатерина, читая «Путешествие из Петербурга в Моск- 3?>А.Н. Радищева, произнесла свою известную фразу: «Он бунтов- щик хуже Пугачева», то, по свидетельству А. В. Храповицкого, по- казала на то место в тексте, где автор хвалит Франклина56. Императрица не была расположена идеализировать американ- цев и предпочитала считать «простака Ричарда» опасным и лов- ким республиканцем. Взгляды Екатерины не могли не оказывать влияния на ее подданных57, и о них не могли не знать в Академии наук. Е. Р. Дашковой потребовалось немало мужества, дабы осуще- ствить свое намерение. В то время, когда Е. Р. Дашкова хлопотала об избрании Франк- лина, она еще не знала, что сама уже была почетным членом Аме- риканского философского общества в Филадельфии. Это избрание состоялось 17 апреля 1789 года58. По словам княгини, оно про- изошло по инициативе Франклина. «Франклин, — вспоминала В Р. Дашкова, — относился ко мне с таким уважением и дружес- ким расположением, что рекомендовал меня в члены почетного и уже знаменитого Философского общества в Филадельфии; я была принята туда единогласно и получила соответствующий диплом; с тех пор общество не пропускало случая послать мне издаваемые Им труды» 59. Известие о своем избрании Е. Р. Дашкова получила почти через Два года после голосования. Дело в том, что корабль, на котором Находилась корреспонденция из Филадельфии, был захвачен шве- дами. Командовал шведским флотом брат Густава III, герцог Зю- Дерманландский (1748—1818), добрый знакомый княгини. Он на- тпел на корабле адресованный ей пакет и переслал его в Петербург. Так, с большим опозданием, видимо, в конце июля 1791 года, Ека- терина Романовна узнала о своем избрании и смогла получить по- четный диплом, подписанный еще Франклином, которого к этому времени уже не было в живых (он скончался 17 апреля 1 / 90 года). Копия диплома, видимо, выполненная по просьбе Е. Р. Дашко- вой, сохранилась в Петербургском филиале архива РАН", boi текст диплома: can PlnVS°n^ tO ,wh°m these Presents shall come greeting. The Ameri- knowled S°^ UC 1 SOCietY at Philadelphia for promoting useful tine tc> thenT’OUS °f advan^ng the interest of the jkiety by associa ves men of distinguished Eminence, and of conferring
„,,пУОВА ПОЧЕТНЫЙ ЧЛЕН ИНОСТРАННЫХ ЛКАДНаду 242 , c л Fcteem upon Persons of literary Merit, have elected marks of thei nashkaw President of the Imperial Academy of "’^""'iXsbur 3 meXr Of the said Philosophical Sodt, Spring unto her all the Rights of Fellowship, with all the liberties and privileges thereunto belonging. In testimony whereof the said Society have «used.th.e seal rft » Cowrarion to be annexed to this certificate, and the same to be attested bv the names of rhe proper officers tins fifteenth day of may ,n the Year of our Lord one thousand seven hundred et eighty nine. Attested В. Franklin, president James Hutchinson R Patterson, Samuel Magan, Jn. Vaughan — secretaries Wm. White, John Ewing — vice presidents Dav. Rittenhoun Elected 17 April 1789 Перевод: Всем лицам, к кому настоящее послание придет — приветствие. Аме- риканское философское общество в Филадельфии для содействия раз- витию полезных знаний, желая способствовать интересам Общества привлечением к нему выдающихся ученых и удостаивая знаком своего почтения лиц, известных научными заслугами, избрало г-жу княгиню Лашкову, президента Императорской Академии наук в Петербурге, членом названного Философского общества, тем самым предоставив ей все права членства со всеми преимуществами и привилегиями, с этим связанными. В доказательство чего названное Общество прило- жило к настоящему свидетельству печать этой корпорации и сказан- ное подтверждается, кроме того, именами должностных лиц, пятнад- цатого мая, в год от рождества Господа нашего тысяча семьсот восемьдесят девятый. Заверили: Б. Франклин, президент; Джеймс Хатчисон, Р. Паттерсон, Сэмюэл Мэго, Дж. Воган, секретари; У. Уайт, Джон Эвинг, вице-пре- зиденты; Д Риттенхаун. у Избрана 17 апреля 1789. августа 1791 года Е. Р. Дашкова написала письмо, адресован- секретарям Философского общества Р. Паттерсону и С. Мэго,
ДАШКОВА - ПОЧЕТНЫЙ ЧЛЕН ИНОСТРАННЫХ АКАДЕМИИ^ marks of their Esteem upon Persons of literary Merit, have elected madanie la Princesse de Dashkaw, President of the Impend Academy of sciences at Petersburg, a member of the said Philosophy Society, hereby ’granting unto her all the Rights of Fellowship, with all the liberties and privileges thereunto belonging. In testimony whereof the said Society have caused the seal of their Corporation to be annexed to this certificate, and the same to be attested by the names of the proper officers this fifteenth day of may in the Year of our Lord one thousand seven hundred et eighty nine. Attested B. Franklin, president James Hutchinson R. Patterson, Samuel Magan, J n. Vaughan — secretaries Wm. White, John Ewing — vice presidents Dav. Rittenhoun Elected 17 April 1789 Перевод: Всем лицам, к кому настоящее послание придет — приветствие. Аме- риканское философское общество в Филадельфии для содействия раз- витию полезных знаний, желая способствовать интересам Общества привлечением к нему выдающихся ученых и удостаивая знаком своего почтения лиц, известных научными заслугами, избрало г-жу княгиню ову, президента Императорской Академии наук в Петербурге, ей Bce'nnl3BaHHOrO <р14лосоФского общества, тем самым предоставив этим cBfl3aHHi?2^CRBa С° ВСеми преимуществами и привилегиями, с жило к настоят АОКазательство чего названное Общество прило- ное подтверждает^ СВИАетельствУ печать этой корпорации, и сказан- Цатого мая в голЯ" Кр°Ме ТОГО’ Имснами должностных лиц. пятнад- восемьдесят девятый Р°>КАеСТВа Господа нашего тысяча семьсот Сэмюэл Прс‘ ‘',АеНТ; Л>ке,ьмс Хатчисон. Р. Паттерсон, зиденты; Д. Ритгенхаун ’ <’СКреТари: У УаГ,т- Джон Эвинг, вице-пре- Избрана 17 апреля 1789. 2 августа 1791 года F Р А
244 ДАШКОВА - ПОЧЕТНЫЙ ЧЛЕН ИНОСТРАННЫХ АКАДЕМИЙ... навстречу их благородным намерениям и всегда буду готова предос- тавить им любые сведения, особенно по естественной истории нашей обширной и процветающей империи, о производимых в ней товарах и т. д., в той мере, в которой они могут им по случаю потребоваться, а мое положение позволяет это сделать. Господа, с наилучшими пожеланиями, преданная вам [Княгиня Дашкова] Р. S. Пользуюсь случаем подарить библиотеке Общества две книги, ко- торые находят любопытными: Георгики и Энеида Вергилия на грече- ском языке. 18 августа 1791 года академик В. Л. Крафт (1743—1814) сооб- щил академической Конференции, что получена копия прислан- ного Е. Р. Дашковой диплома, подписанного еще «собственноруч- но знаменитым доктором Франклином». В протоколе записано, что «эта копия передана в Архив, как лестный документ, свиде- тельствующий о высокой оценке научных заслуг княгини со сто- роны самых далеких ученых обществ»62. Письмо Е. Р. Дашковой с благодарностью за принятие ее в чле- ны Американского философского общества было получено в Фила- дельфии 6 апреля 1792 года и в этот же день зачитано на заседа- нии общества. В протоколе также отмечено поступление двух книг, о которых упоминается в письме княгини. Это были книги римского поэта Вергилия «Георгики» и «Энеида». По традиции, сложившейся в Американском философском обществе, была сде- лана копия с протокола и вместе с письмом к Екатерине Романов- не 18 августа 1792 года отправлена в Петербург. Вот это письмо, копия которого сохранилась в Филадельфии63. Madam, in obedience to the orders of the American Philosophical Society, we have the honor to transmit an Extract from their Minutes and in their name to thank you for the elegant present you have been pleased to make them. Such a mark of attention from a Character so truly respectable, cannot fail to excite in them the liveliest Sentiments of Gratitude and Regard, and we esteem ourselves peculiarly happy in being rhe medium of a communication which gives us so great pleasure. We have the honor
,о61 и Американское философское общество... 243 благодарив их за избрание. Оно хранится в библиотеке Амери- канского философского общества61. Вот это письмо: Gentlemen, Your favour of the 15 of May 1789 did not reach my hand till last week. 1 take the earliest opportunity of thanking you for the obliging manner in which you communicate to me the resolution of the American Philo- sophical Society by which I am admitted a member of that learned Body, [t is certainly to the kind suggestion of my worthy friend the late Dr. Franklin that I am indebted for this distinguished honour. Be pleased, Gentlemen, to present my respects to the president and fel- lows of the American Philosophical Society for promoting usefid know- ledge, and assure them that I feel myself highly flattered by their atten- tion; that I shall chearfully embrace every opportunity of coinciding with their generous views, and be at all times ready to give them every infor- mation concerning the natural history, productions etc. Of this extensive and flourishing empire in particular, as they may occasionally require, and my Situation enables me to procure. I am, Gentlemen, With great regard, Your most obedient P- S. I take this opportunity to present for the library of the Society two books that are esteemed curious: Georgicks and Aenaeid of Virgil translated into Greek С.-Петербург, 2 августа 1791 года. Перевод: Господа, Лишь на прошлой неделе я получила от Вас документ, датированный 15 мая 1789 года. Пользуюсь первой представившейся возможнос- тью поблагодарить Вас за ту любезность, с которой вы сообщаете мне решение Американского философского общества о принятии меня в члены этого ученого собрания. Столь исключительной честью я, не- сомненно, обязана доброму участию моего достойного друга, покой- ного д-ра Франклина. Будьте столь добры, господа, засвидетельствовать мое уважение пре- зиденту и членам Американского философского общества для содей- ствия развитию полезных знаний и заверить их в том, что мне очень лестно их внимание и что я при каждом удобном случае буду ид ти
и Американское философское общество... 245 да1Чк0ва to be with greatest Respect, Madam, your most obedient and most hum- ble servants. James Hutchinson, Jon Williams, corresponding secretaries. Philadelphia, August 18,1792 Перевод: Сударыня, Б соответствии с установлениями Американского философского об- щества, имеем честь передать Вам выдержку из его протоколов, и от имени сего Общества поблагодарить Вас за тот изысканный подарок, что Вы соизволили сделать оному. Подобный знак внимания от столь искренне уважаемой персоны не может не возбуждать среди членов Общества самые искренние чувства благодарности и признательнос- ти, и мы мним себя поистине счастливыми, имея возможность под- держивать общение, доставляющее нам великую радость. Имеем честь быть с глубочайшим уважением, сударыня, Вашими покорными и смиренными слугами. Джеймс Хатчинсон, Джон Уильямс, секретари. Филадельфия, августа 18, 1792. Е. Р. Дашкова стала первой женщиной и вторым российским членом в Американском философском обществе. Первым из Рос- сии почетным членом 15 января 1773 года был избран Тимофей Иванович Клингштедт — российский государственный деятель, В1Ще-президент Юстиц-коллегии Лифляндских, Эстляндских и Финляндских дел, соучредитель Вольного экономического обще- ства, в 1770-х годах несколько раз избираемый его президентом, инициатор издания трудов общества, переводчик «Наказа» Екате- рины II Уложенной комиссии на немецкий язык и автор ряда за- писок по вопросам промышленности, торговли и крестьянских повинностей. В последующие годы Е. Р. Дашкова также поддерживала кон- такты с американскими исследователями. Торговец и изобретатель, секретарь Филадельфийского общества и внучатый племянник Франклина Джонатан Уильямс (1750—1815) 12 ноября 1 ~92 года отравил Е. Р. Дашковой письмо и свое сочинение, в котором опи- сывается метод обнаружения мореплавателями отмелей и скры 1 ых под водой скал по разности температуры морской воды ' Ека нрииа Романовна передала письмо сотрудникам Академии
246 ПАШКОВА - ПОЧЕТНЫЙ ЧЛЕН ИНОСТРАННЫХ АКАДЕМ^ 18 февраля 1793 года академик Ф. Шуберт предложил проверить идею Уильямса и послал русский перевод его сочинения в Адми- ралтейств-коллегию. Перевод было получено подготовить адъюнк- ту А. К. Кононову (1766—1795)65. 21 февраля 1793 года Е. Р. Дашкова написала письмо Уильямсу. Это письмо сохранилось в архиве Университета штата Индиана66. Вот оно: Dear Sir, 1 wish to convince you of the great pleasure You gave me by the account of Your ingenious discovery about the use of the Thermometie in Navigation in Your kind letter dated Nov. 12th last year. 1 am perfect \ sensible of the great importance of this discovery which You have the merit to have established on so many troublesome observations, a ment that gives You a claim to the gratitude of Mankind, and especially of every trading nation. I should be very happy if I could contribute some things towards the divulgation of so usefid a knowledge, and thank You for the opportunity You have given me to do it. Accordingly, 1 have not only delivered unto our Marine Department a copy of Your memoir, but have also ordered to be drawn up an explication of the Method, and of its great usefulness in Navigation, in the Russian language. It has been ispatched with a due applause, in the name of the Academy under my direction, to whom I have given another copy of Your memoir. I shall be glad to get any further communication from You, but You will onXunX к"? Y°UrS IetterS ЬУ Post, but by any other opportunity, that are never wanting during the season of Navigation. Your humbleOServant Princess оТьГ^ 5‘ПСеГе esteem and regard, Sir, burg. nCeSS Dashkaw the 21 February 1793 St. Peters- P- S. 1 shall send you by the First of our respectable Philadelphian^ c^ety'1^ S°me b°oks f°r the Library Перевод: Милостивый государь, Хочу уверить Вас, что с огромным удовольствием прочитала сообще- ние о Вашем остроумном открытии, связанном с употреблением тер- мометра в мореходстве, о чем говорится в Вашем любезном письме от 12 ноября прошлого года. Я прекрасно понимаю, какое огромное значение имеет это открытие, которое Вы сделали в результате столь
247 , ерихонское философское общество... 1X наблюдений, и эта заслуга позволяет Вам рассчитывать на дальность всего человечества, а в особенности торговых дер- гР" Я была бы счастлива, если бы могла хоть в какой-то мере способ- твов<1ть распространению столь полезной информации, и благодарна Вам за предоставленную мне возможность. Я не только направила в наше Адмиралтейство копию Вашей записки, но и распорядилась со- ставить на русском языке письменное разъяснение Вашего метода и его большой пользы для мореходства. Эти материалы были отправлены с должного одобрения от имени возглавляемой мною Академии, которой я передала вторую копию Вашей записки. Буду рада и в дальнейшем получать от Вас известия, однако Вы обяжете меня, если будете присылать письма не по почте, а с любой другой оказией, которых бывает предостаточно в период навигации. Примите уверения, что я с искренним уважением и почтением оста- юсь, сэр, Вашей покорной слугой, Княгиней Дашковой. 21 февраля 1793 года Санкт-Петербург. P.S. При первом же удобном случае я отправлю Вам Н для библиотеки нашего уважаемого филадельфииско В тот же день директор Академии с Адмиралтеиств-коллегию генералу И. Л-1 ССии67 просьбой произвести подобные морские опытыв дОЛЖНОС_ Даже находясь в отпуске, а фактически в < относи- Ти директора Академии наук, Е. Р. Дашкова с вНИМЛ письмо лась к корреспонденции из США. Когда К^™ДЯ_^°8О5)1 написан- американского физика Джона Черчмена (, Прте„бу^г в Акаде- ное 21 октября 1794 года, она отправила его в п,.ялемИЧеской мию наук68. Письмо было зачитано на заседании < 4 шо. <<Ее Конференции 8 января 1795 года. Далее в пРОТ°К<^е1ла Академии Светлость госпожа княгиня Дашкова Рекоме1!А°^1ВШего ей ряд принять этого американского физика, уже наП^6ЛВ|_^ ные ИЗЫс- своих трудов, в число своих иностранных членов»: ’ он ранее юания Черчмена были известны петербургским у & показаНиях присылал свои наблюдения относительно аномал составленный компаса и положении магнитных полюсов ? емлн_миКИ> присгу- им Магнитный атлас Северного полушария А тив четырех пив к голосованию, большинством в семь голосе i
лзтГОВА - ПОЧЕТНЫЙ ЧЛЕН ИНОСТРАННЫХ АКАДЕМИЙ... 2^ ДАШКиол —122====^ == приняли Черчмена в число иностранных почетных членов Петер. бУРГз^Хе хотелось бы отметить, что начальный период на- шииества России и Америки, у истоков которого сто- ™°БендХин Франклин и княгиня Е. Р. Дашкова, оказался ис- ключительно успешным. Как американские, так и русские ученые придавали большое значение развитию взаимных контактов и ус- матривали в этом важнейший шаг к сближению между народами. ДАШКОВА И ИРЛАНДСКАЯ КОРОЛЕВСКАЯ АКАДЕМИЯ История Ирландской академии началась в мае 1785 года, когда английский король Георг III (1738—1820) объявил себя покровите- лем научного общества, возникшего тремя годами ранее в универ- ситете Дублина — столицы Ирландии, остававшейся в XVIII веке английской колонией. Во время своего многолетнего правления король Георг III про- ловано НТС^С К НаУкам и стаРдлся поддерживать научные иссле- щенные' коХЛеНлЫе “ Царства На средства, отпу- n61“lZ Z'x „НА°НСКОе К°Р°лекк°е общество смогло в наблюдения np^X^XT”^' *= король финансировал геодезические работы^^^ В 1784 Г°АУ ности долгот между Лондоном и Парижем^ уСТаНОВЛения Раз' участвовал в научных спорах Люб™ ИногАа КОРОЛЬ Даже при обсуждении проекта установки м ЫТНаЯ ИСТоРИя произошла комендации правительству по установ°\ЛНИеОТВ°АОВ В ЛонДоне. Ре- составлены под руководством американсТсГ М°Л}1ИеотвоАов были на, известного своими трудами СКого Ученого Б. Франкли- этого молниеотвода, Франклин пре Э^ектРИчеству, изобретателя • TVeHHM °К~е ческого противни™,СХ'ДФЯ₽™^Н "^АСТа^Хб. Б. Вильсо- ских колоний от Ве.;иКо6р„'т’нии ега°И™МО"ь «вероХег7'™‘ сторону Вильсона К л ритании, Георг Ц в эт<_ Р^американ- • КоР°*ь пытался убедить пХэи«°ре Пр„нял пРезиденТа Лондон-
„ ипчандская королевская академия 249 королевского общества Дж Прингла склонить ученых в ^зу тупых молниеотводов, но тот, как гласит предание, ответил: я не могу перевернуть законы и действия природы». [еорг Ш оказывал поддержку научным начинаниям не только в Лондоне, но и в далеких провинциях империи. Он стал инициато- ром создания Земледельческого общества в Целле, приветствовал •чреждение Эдинбургского королевского общества, положил на- чало Ирландской королевской академии71. Президентом Академии король назначил своего кузена графа Джеймса Чарлемонта (1728—1799) и указал поименно 38 членов. Среди них были архиепископы и епископы, профессора физики и богословия, магистры искусств. Академия учреждалась для изуче- ния наук, словесности и древностей и стала центром научных ис- следований Ирландии. Георг III назначил Академии ежегодную субсидию в 100 фунтов и 28 января 1786 года утвердил устав. В ус- таве говорилось, что руководство Академией осуществляют прези- дент, четыре вице-президента и совет из 21 члена. Совет состоял из двух комитетов: комитета наук, куда входили естественные и физи- ко-математические науки, и комитета словесности и древностей. В почетные члены Ирландской королевской академии канди- датура Е. Р. Дашковой — президента Российской Академии — бы- ла предложена комитетом словесности и древностей. К этому вре- мени уже был широко известен и получил высокую оценку европейского научного сообщества главный проект Российской Академии — «Словарь Академии Российской», первые тома кото- рого были изданы в Петербурге. 23 апреля 1791 года Екатерина Романовна единогласно, как следует из протокола заседания Ирландской академии, была из- брана почетным членом72. Княгине был выслан диплом, подписан- ный президентом Дж. Чарлемонтом. В этом же году, 14 ноября, на заседании академической Конференции Петербургской Акаде- мии Е. Р. Дашкова передала в архив копию диплома73, которая со- хранилась в Петербургском филиале архива РАН 74. Вот текст дип- лома: The Royal Irish Academy Desirous to advance the Purposes of its Institution by Associating Per- sons of Eminent Literary Abilities, from a full conviction of the distingui-
250 niKOBA - ПОЧЕТНЫЙ ЧЛЕН ИНОСТРАННЫХ АКАДЕХ^^ с мЛ™ the Princess Dashkaw Lady of Honor to her shed Ment of Mad. ks of Rusia and president of the Imperial Impenal Majesty P electej her One of Its Honorary Mem- Academy of Russia , • Academy Hath ordered its Seat to be S” uXith the Attestation of the proper Officers. Dublin the 23rJ day of April 1791. Charlemont, President Stack,Secretary Перевод: Королевская Ирландская Академия, стремясь преследовать поставленные перед нею цели и с тем вклю- чать в свой состав персон, обладающих выдающимися литературны- ми способностями, исходя из всеобщего признания замечательных достоинств госпожи княгини Дашковой, фрейлины Ее Император- ского Величества императрицы Российской, президента Российской Императорской Академии и прочая, и прочая, избрала ее одним из своих почетных членов. В доказательство чему названная Академия приказала приложить к сему документу свою Печать с удостоверени- ем соответствующих должностных лиц. Дублин, 23 апреля 1791 Ч арлемонт, президент Стэк, секретарь академии и остявя7^ ПеРВЬ1м Российским членом Ирландской 1801 году в Академию б^ТпХяты ЛИШЬ * академик-минералог ф. И. Б. Герман (1755-1 ПеТеРбУРга: мик Т. И. Ловиц (1757_18043 4 ~ J-olb), академик-хи- Академии, минералог и химик А^Мусин^П П/еТеРбУРгской В состав почетных членов ПетеХЗТ;ПуШКИН (1760-1805). ские ученые вошли только в 1837 т.п АгкаДемии наук ирланд- астрономаУ. Р. Гамильтона (1805—1865)'3 РЯНИем математика и
?ел1дедельгеское общество... в городе Целле 251 ИШКОВА И ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКОЕ общество курфюршества [РАУНШВЕЙГ-ЛЮНЕБУРГСКОГО в ГОРОДЕ ЦЕЛЛЕ 9 апреля 1794 года княгиня Е. Р. Дашкова была избрана почет- ным членом Зеллледельческого общества курфюршества Браун- швейг-Люнебургского в городе Целле. Это общество было основа- но в 1764 году по инициативе английского короля Георга III и министра Бурхарда Христиана фон Бера (1714—1771)75. Город Целле входил в состав курфюршества Брауншвейг-Люнебургского, которое чаще всего называли по именованию главного города — курфюршество Ганновер. В результате династических браков кур- фюршество Ганновер с 1714 по 1837 год находилось во владении Великобритании. Но это было лишь формальное подчинение: кур- фюршество управлялось местным министерством с большими полномочиями. Георг III, правивший в Великобритании рекордно долго, около 60 лет (1760—1820) (ни один европейский правитель XVIII века не оставался на троне так долго), ни разу за годы своего правления не посещал Ганновер, но проявлял заботу о развитии своих немецких провинций. Идея создания Земледельческого общества появилась у Геор- га. 111 в октябре 1760 года во время Семилетней войны, которая за- метно опустошила ганноверские земли. Для восстановления эко- номики курфюршества и, прежде всего, сельского хозяйства было Предложено организовать общество, которое бы объединило уче- ных и землевладельцев и направило их усилия на распространение Научных знаний по ведению хозяйства, на повышение продуктив- ности и внедрение принципов интенсивного земледелия. В Европе XVIII века наряду с академиями наук активно созда- ются подобные научные общества, которые на добровольных нача- лах объединяли широкий круг исследователей-любителей, ученых, врачей, путешественников. В основном они имели естественнона- учный профиль. По данным немецкого ученого Ганса Мюллера, в XVIII веке в Европе действовало более 200 общественных научных объединений76. Особенно много их появилось во второй половине XVIII века в Германии. К такого рода сообществам относилось и
252 ДАШКОВА - ПОЧЕТНЫЙ ЧЛЕН ИНОСТРАННЫХ ----------------------------=====Л^МГМИ|^ созданное в Санкт-Петербурге в 1765 году Вольное экпи„ ское общество. 4 июня (день рождения Георга 111) 1764 года состоялось w дительное собрание Земледельческого общества в Целле. На нем присутствовали ученые и крупные землевладельцы курфюршесгм Ганновер. Король передал на нужды общества тысячу талеров I Первым директором общества был избран ученый, автор многих I научных работ по сельскому хозяйству, советник по земледельче- ским вопросам Иоганн Фридрих Якоби (1712—1791). После его кончины руководство обществом 6 мая 1791 года принял Фридрих Эрнст фон Бюлов (1736—1802). Бюлов не был ученым, а сделал во- енную карьеру. Он принимал участие в Семилетней войне, в 1769 году вышел в отставку в чине генерал-майора и, получив в на- следство от отца огромное имение, целиком посвятил себя сельско- му хозяйству. Одним из первых Бюлов стал применять рациональ- ные методы использования земель, разбил большой английский сад с маленькими фермами, занимался лесопосадками и скотоводст- вом. В годы директорства Якоби и Бюлова общество оформилось окончательно: был разработан устав, началось издание научных тру- дов, устанавливались контакты с другими европейскими обществами Вольное экономическое общество в Петербурге также стреми- лось наладить контакты с родственными зарубежными организа циями По предложению президента графа Фридриха (Федор3 Евстафьевича) фон Ангальта 15 июня 1790 года информация о трудах и деятельности Вольного экономического общества была разослана в зарубежные ученые объединения, «дабы оные получи ли некоторые сведения о трудах и упражнении российского Воль ного экономического общества и таким средством получили Ы желание с собранием нашим иметь сношение, к пользе хозяи ственной служащее»”. Среди 16 организаций, к которым адресо- валось послание из Петербурга, было и Земледельческое общество в Целле. В ответ 4 июня 1793 года из Целле прислали письмо с вы ражением готовности к сотрудничеству и опубликованные науч ные труды общества79.17 сентября того же года директор обще ства в Целле ф. Э Бюлов и секретарь Иоганн Конрад Бенке были приняты в почетные члены Вольного экономического общества в егербурге °. 28 января 1794 года от них было получено благодар- ственное письмо81.
^„едельгеское общество... в юроде Целле И ,епления международных контактов Земледельческое Мя целЛе также использовало избрание в свой состав за- ^щлтоо _пеуиалистов По его уставу выборы почетных членов ^'^или один раз в год, а начиная с 1781 года избирали только I человека. В течение нескольких лет, с 1786 по 1792 год, вы- не проводились. Возможно, огромное желание наладить на- чипе контакты с Россией подтолкнуло вновь вернуться к практи- кеизбрания почетных членов. 7 мая 1793 года президент Вольного экономического общества граф Фридрих фон Ангальт был избран почетным членом Земледельческого общества в Целле. В следую- щем, 1794 году, 9 апреля, с одобрения Георга III, почетным членом стала директор Петербургской Академии наук княгиня Е. Р. Даш- кова’2 В истории избрания Е. Р. Дашковой в почетные члены Зем- ледельческого общества в Целле было еще одно действующее лицо. Освоем избрании Дашкова узнала из письма Г. Ф. Верса. Эго пись- мо пока обнаружить не удалось, но, исходя из последующих собы- тий, можно предположить, что оно прибыло в Петербург в конце апреля или в начале мая 1794 года. Георг Фридрих Вере (1750— 1818), советник по экономическим проблемам курфюршества Ганновер, и ранее состоял в переписке с Петербургской Академией наук. В Петербургском филиале архива РАН сохранилось четыре его письма83. Вере пытался оказать различные услуги Академии наук и предлагал ей купить то новые навигационные инструмен- ты. изобретенные немецким пастором Э. К. Бринкеном, то минера- '°гический кабинет придворного аптекаря в Ганновере И. Г. Р. Ан- ареа. Предложения Верса обсуждались на заседаниях Конференции кадемии наук 6 июня и 22 августа 1793 года, но приняты не оьгли Д что<“тРемле1|ие Верса привлечь к себе внимание объяснялось тем, ему очень хотелось получить орден Св. Владимира, о чем он этом ° СОО®и1Ил Р- Дашковой 29 октября 1792 года. Видимо, об vi г' ИрИАеТ Речь в ответном письме, датированном маем 1794 го- H i ГАе Р Дашкова писала, что не может помочь ему в получении ватъ ^р*' ПОСКОЛЬКУ подобное и для кого не возможно потребо- Таково ° ^еличество государыня-императрица право оказывать Целиком и полностью оставляет за собой». д ° в внак благодарности за труды по организации приема ковой в почетные члены Земледельческого общества в Целле,
254 ДМ11КО^-ПОЧЕТНЫЙ ЧЛЕН ИНОСТРАННЫХ АКаде^ Вере 15 мая 1794 года был принят в число почетных членов Пе- тербургской Академии наук. 31 мая Е. Р. Дашкова подписала по- четный диплом, отправленный ему в Ганновер . Видимо, в тот же день было подготовлено сохранившееся в черновике письмо Е. Р. Дашковой Версу86. Письмо написано по-немецки, рукой кон- ференц-секретаря, академика И. А. Эйлера, и содержит любопыт- ные подробностию. Вот это письмо: Herren Georg Friedrich Wehrs, Agent verschiedener deutscher Hole, wirklicher auch Mecklenburg-, Schwerin- und Strelitzischer- im glei- chen Chur-Hannoverischer Rath und Director des Intelligenz-Wesens zu Hannover Ehren-Mitglied der Russisch-Kayserlichen Akademie der Wissenschaften, der freyen okonomischen Gesellschaft zu St. Petersburg und mehrerer gelehrter Gesellschaften in Hannover Wohlgebohrner Herr Rath Hochzuehrender Herr Ich danke Ew. Wohlgebohrner verbindlichst fur die mir zugewandte Ehre von der Konigl. Grossbritanischen Landwirtschafts-Gesellschaft in e e, zum E uen-Mitglied aufgenommen worden zu seyn und ich er- Prp,?TL \e 8ehabte Bemiihung als ein schatzbares Zeichen Ihrer jin C a ^Sen mich- Besonders schmeichelhaft war es mir aller- Dero VorscHar тбП’ aSS Ma->estat der Konig von England Selbsten in Sedachte gelehrte Gesellschaft miithig ihre Stim'men c 1 еГГ?Р Mitglieder derselben mir darauf ein- «ob«e„ Ve^XXVue„rb,C1Mrn Sfe ЛгеГ gen Sie iHnen, dass wenn lemej unbegranzten Erkenntlichkeit und sa- von einigem Nutzen zu sevn гГ"5. hiesiSen Orts ihrer Gesellschaft yer^ugenzuthu„„ichtu„terdyn,'ft'r^k°nl,nen s°Ilte' ich « mit Fur Sie. mein Hochzuehrender He . £ti?jeVei n’i“!‘ln£ das Diplom einehr Sie unterdessen fur Ihre ner Zr Frri ,C,len Aka^mieder Wissen'61!1 der hiesigen Rus- »u fe7£eAnheit welch“ № “?enr’’S ein M«ckmal mei- GcSeit zJ't “”d SA«»r ir»E Abdc>uc' 1’»^ wiT T rSendende"A“ftraPh t " hnen mit *' “c-hF'c" Was aber die >>ewi«A ir , , ° nat- aufbehkn bt У еПП> Slch dies^ auszuSnVnd ,ur Sich canz allein
(j и Земледельгеское общество... в городе Целле 255 verbleibe ich mit vorziiglicher Hochachtung Ew. Wohlgebohrner wohlgebohme Catharina Fiirstin von Daschkow Sc. Petersburg den May 1794. Перевод: Господину Георгу Фридриху Берсу, агенту различных немецких дво- ров, действительному советнику Мекленбурга, Шверина и Стрелица, а также курфюршества Ганновер и директору Справочной службы в Ганновере, почетному члену Российской императорской Академии наук, Вольного экономического общества в Санкт-Петербурге и не- скольких ученых обществ в Ганновере. Ваше благородие, высокопочтенный милостивейший государь, Я весьма благодарна, Ваше благородие, за оказанную мне честь быть принятой Великобританским Королевским зеллледельческим обще- ством в Целле в почетные его члены, и воспринимаю предпринятые Вами при этом усилия как бесценный знак Ваших дружеских чувств ко мне. Конечно, мне было особенно лестно узнать, что Его Величество король Англии самолично одобрил Ваше предложение о приеме меня в упомянутое ученое общество, и господа члены оного единодушно проголосовали за него. Во время ближайшего собрания заверьте этих господ в моей безграничной признательности и скажите им, что еже- ли здесь, в наших краях, мне выпадет возможность принести им хоть Какую-нибудь пользу, я не премину это с удовольствием сделать. Вы же, мой милостивейший государь, за Ваше доброе посредничество и в знак моего удовлетворения примите диплом почетного члена здешней Российской Императорской Академии наук, каковой я, бу- дучи директором оной Академии, повелела изготовить, а ее секрета- рю поручено при ближайшей оказии переслать Вам. Что же касается до некоего выражения императорской милости, ка- ковую Вы упоминаете в Вашем письме — и уже неоднократно упо- минали, то здесь я никоим образом не могу Вам помочь, поскольку подобное ни для кого не возможно потребовать, и Ее Величество, моя милостивейшая государыня-императрица, право оказывать таковое целиком и полностью оставляет за собой. За сим остаюсь с глубочайшим почтением к Вашему благородию Екатерина княгиня Дашкова С.-Петербург... мая 1794
256 ЧЛЕН ИНОСТРАННЫХ АКАДЕМ^ Примечания 1 Кппгкевич Ю X Ожигова Е. П. Научные академии стран Западной Евр0Пь, "ой Америки. Л., 1989. С. 318-330; ВеМ К. J. The Royal Swe. dish Academy of Sciences 1739-1989. Stockholm, 1989; Eraengsmyr T. Scien- ce in Sweden: the Royal Swedish Academy of Sciences 1739-1989. Canton, 1989; Lindrotb S. Kungliga Svenska Vetenskapsakademien. Uppsala, 1967. 2 Переписка Карла Линнея с деятелями Петербургской Академии наук / Публикация Б. Е. Райкова и М. А. Красоткиной // Карл Линней. М., 1958. С. 169—229; Рязанская К. В. Переписка Карла Линнея с С. П. Крашенин- никовым //Там же. С. 230—251. 3 Рязанская К. В. Переписка Карла Линнея с С. П. Крашенинниковым. С. 273. 4 Переписка Карла Линнея с деятелями Петербургской Академии наук. С. 183. 5 По поручению и на средства Петербургской Академии наук переписка Гмелина с Линнеем была подготовлена и опубликована на латинском языке в 1861 году под редакцией штутгартского профессора Плининге- pa.Johannis Georgii Gmelini reliquias quae supersunt cum commercii Caro- lo Linnaeo. Stutgartiae, 1861. 6 История Академии наук СССР. 1724—1803. Т 1 М • Л 1958 С 111 ' Летопись... С. 420. С 18зИСКа ^аРла Линнея с деятелями Петербургской Академии наук. ШведскоТакадТмиГн^Гсм АреИ™Тельных членов Петербургской и нов Академии. 1724-1917^ "1 М^1^<ая АкаДемия наук. Список чле- 10 Jademien Personforteckningar. 1739-191 5 i ,Sve™4 VetenskaPs' В списке почетных членов Шве - 5. Stockgolm, 1915. стоит как-то особняком. Хотя имя'^ аКад,емии Имя Леонарда Эйлера но ему в этом перечне не присвоен п ИЛ£ра И ВКлючено в общий список, лее мелким шрифтом. Варгентин сообпТ оТ" Н°Мер’ И НабРано оно бо- РУ об избрании его в Шведскую^мию ™Я 1771 ГОДа А- Эйле- Ра, ввиду его чрезвычайно высо^х НЭДисаЛ что Леонарда Эйле- 1749 гс>Да, знать это точно рь? Се1СрегаР1° Шведской °Му Wo КомУ> как тически всех современных е КЭК великий Эй леп Г Аемии наУ* с „ и к Шведской. Р МеННЫХ ^мий, его авт^? ПР- 12 Ученая корреспонденция Ai-> л. ' пРичис.хяЮТ
257 чания Я К Екатерина II и Густав III//Записка Имп. Академии наук. |! ?зо Приложение № 6. СПб., 1877. С. 1—78; История Швеции. М., 1974; \еннру»! Э- Великая роль. Король Густав III, играющий самого себя. СПб., 1999' Рогинский В. В. Густав III // Исторический лексикон. XVIII в. М., I996.C. 226—231; Бессарабова Н. В. Е. Р. Дашкова в путешествиях Екате- рины Н по России // Е. Р. Дашкова и российское общество XVIII столе- тия. М., 2001. С. 119—126; Гореликова-Голенко Е. Н.: 1) Екатерина II и Гу- став III //Там же. С. 185—198; 2) Еще раз к вопросу об отношениях Екатерины II и Густава III по их личной переписке // Е. Р. Дашкова: порт- рет в контексте истории. М., 2004. С. 192—224. 14 Санкт-Петербургские ведомости. 1777. № 45—55. 15 Вот как «Санкт-Петербургские ведомости» от 27 июня 1777 года (№ 51) описывают посещение королем Петербургской Академии наук: «В пят- ницу, 23 числа, поутру в одиннадцатом часу, господин граф Готландский посетил здешнюю Императорскую Академию наук, которая в тот день была в полном собрании, при чем присутствовали господа почетные чле- ны оной, чужестранные министры, знатные особы российские и швед- ские, и многие другие наук любители. Господин директор Академии, Сергей Герасимович Домашнев, открыл заседание, приказав читать сек- ретарю дневную записку прошедшего собрания, в котором возвещено было сочинение господина академика Палласа, под титулом „Общие примечания о составе гор, и о переменах, произошедших на земном гло- бусе, прикосновенно к Российской Империи”. Сие сочинение, по пред- ложению господина директора, было читано к чести ученого сочинителя и к удовольствию собрания. Потом господин директор говорил речь, коей содержание есть „Доказательство философического титула, каковым век наш славится”. Напоследок господин академик Штелин читал получен- ное им от отца Сибота, миссионера в Китае, письмо, при котором он прислал в Академию сочинение свое о разведении некоторого рода гри- бов, доселе еще не описанных ботаниками. Чтение сего сочинения гос- подин директор отложил до будущего собрания, и, спросив членов, не Имеет ли кто чего предложить, по отрицательном их ответе кончил засе- дание. После оного имел честь представить господину графу Готландско- му всех своих членов, из коих некоторые были члены также и Стокгольм- ской Академии. Затем предложил господину графу, не изволит ли он видеть Кунсткамеру, куда он, в преследовании его господина директора и в препровождении всех академиков, потом шествовал. Он оказал отмен- ное любопытство, вошед в комнату, где хранится восковое изображение государя Пегра Великого, и с особливым примечанием рассматривал сунпорт, где являлось начертание, приличное к помянутому изображе- нию высокознаменитого основателя Академии. Картина сия названа „Всеобщее желание, или дополнение к истории Петра Великого". На ней представлен сей герои в апофеозе, зрящии с облаков на любезный град 17 Зак. 3078
иностранных акаДемия й. изображено время, одной рукой держащее свойственный себе »ак XX песочные часы, на коих написано число 50, в изъявление „0. лувекового истечения времени, и показывающее^ Петру Великому его Хю статую, великолепный храм, воздвигнутый святому дня, в кото- рый он родился, адмиралтейский шпиц, обвешанный турецкими флага- ми и наверху оного возвевающийся победоносный флаг Российский; по ниже представлен триумф, с которым несены были в крепость турецкие знамена и прочие знаки победы, с написанием главных одержанных над турками баталий, завоеванных областей и городов. Несущие оные, прохо- дя мимо статуи, салютуют изображению героя. Около сего виден списан- ный с натуры устланный гранитом берег, и знатная корабельная верфь. Другою же рукою время указывает удивленному сим зрелищем Санкт- Петербургскому основателю Славу, вверху парящую, и несущую в храм бессмертия медальон Екатерины II. Рукоятка трубы у сей богини оберну- та картой, которая, развиваясь от быстрого ее парения, открывает Чер- ное море, Крым, Архипелаг и все те области, где были в последнюю войну российские знамена. После сей комнаты господин граф Готландский смотрел разные китайские и мунгальские редкости, физические инстру- менты, также обсерваторию, и всходил по самой трудной лестнице-стре- мянке на самую кровлю оной, куда следовали за ним только господин ди- ректор и один из его кавалеров. Сошед вниз, смотрел он медалический инет, где увидел древние шведские монеты, к коим присоединены и но С И3° Ражением Густава III, короля ныне славно и благополуч- тую медаль ТжеУ ГОсп°АИН АиРектоР поднес ему Академическую золо- торжествованно^СоХХ'егТ “ ПР°ШЛ°М ряные медали и жетоны От™ п°лнесены были большие сереб- кабинет, где с особливым^^ец^нием см^Х" °г В МИНеРалЬНЬ1Й родного железа, найденную в 1772 голи в Г с W большУю глыбу само- шествователями. При сем господин дипекто академическими путе- оного металла, весом более четырех 6vhtKT°P Просил его принять кусок “ G»*™™ «Ребряный и .окрХХ™”' ,<ОТ°РЫЙ Положен был гот.анд«им гер6ом „ с гирАя^а “О“ЧП»НЫИ ,<ОТЧет о вычеканенным Граф остаио“и«ея « нижней бТ"’ ” чоетн°га золота. ““кого ГНИМ ” Хра"’Чегоея а АкХ" Г« "Ро-ел не- торского Величества, содержащего Мп, РУКописания Ее Им™, нои для сочинения нового V Ьказ, данный комп • мпера полнее ему такоХ.ХХХ'™’'' > ““ елучае X ’ европейских язьпг-iv аТ£»нный на четыпех- ПоДин директор тайные а “ХХ?ХтГНИ7 -ХГзТ*»*" « же он рассматривал мунгалХе pt'“r\" Сан«’-П^“'ГИ’"еЧЯ- рисунками оных. Наконец п л Р А ТИ’ П'т Поднесен 1 * КогАа ——» раХ'Ххх: XXX:
Примечания 251 он восхотел видеть славный Готторпский глобус, и, обошед вокруг, имел желание увидеть внутренности оного. Вдруг показалось, как будто бы земля отверзла свои недра: глобус растворился и представил во внутрен- ности сему вожделенному гостю питательные земные произведения. Вокруг земной оси явился уготовленный завтрак, состоящий из плодов и прочего. Великое изобилие цветов, коими вся внутренность глобуса была украшена, герб графа Готландского, из роз сплетенный, везде являющий- ся, созвездие овна, которое есть главное знамение сего герба, особливо приукрашенное, представляло зрелище сколь приятное, столь и новое. Когда господин граф, все шведские господа, с ним бывшие, некоторые здешние и господин директор вошли в глобус, то сей последний просил гостей взять тут отдохновение и вкусить от даров, кои земля им прино- сит. Знаменитый путешествователь остановился тут с полчаса, и при вы- ходе изъявил в наиласкательнйших словах свое благоволение господину директору, который тут имел честь поднести ему большую генеральную карту Российской империи, портфель с готландским гербом, содержа- щий собрание всех частных карт российских, и другой, с планами всех частей, составляющих огромный сей глобус. Оттуда господин граф зашел в Типографию, где, взяв один листок печатающегося тогда эстампа, уви- дел, что то был его портрет, и удовольственно принял сию представлен- ную ему нечаянность. Тут поднесен был ему портфель с видами Санкт- Петербурга и окрестных мест оного; в другой же комнате еще портфель с собранием эстампов, изображающих портреты российской император- ской фамилии, начиная от царя Ивана Васильевича. Все портфели были с готландским гербом. Перешед потом в другие комнаты, он хотел видеть опыт печатания на разных языках. Каждый из оных содержал стихи, со- чиненные в почесть сему знаменитому посетителю. Он, повторив еще в весьма ласкательных выражениях свою признательность ко всем оказан- ных ему от господина директора вниманиям, сделал ему честь пригла- сить его к себе обедать, но сведав в ту же минуту, что он звал к себе в сей день на обед всех господ академиков и некоторых из его свиты, сам на- стоял, чтоб господин директор остался у себя с гостями своими». 16 Летопись... С. 644. 17 ПФА РАН. Ф. 3. Оп. 3. Л- И- Л- 6; Д 140. Л. 1. Через несколько дней порт- рет графа Готландского появился для продажи в академической книж- ной лавке и стоил 30 коп. См.: Санкт-Петербургские ведомости. 1777. 25 июля (№ 59). 18 Христина (Кристина) Шведская (1626—1689), шведская королева в 1632—1654 годах, дочь Густава II Адольфа. 19 Валерий — Валлериус Иоганн Готшальк (1709—1785), шведский химик, почетный член Петербургской Академии наук. 20 Картезий (латинизированный перевод) — речь идет о Рене Декарте (1596—1650), французском философе, физике, математике и физиологе.
дАщк0в^гюЧЕТНЬ1Й ЧЛЕН ИНОСТРАННЫХ АКАДЕМИЙ^ 260 ли членами Петербургской Академии наук стали король ” XХ"икий и король Польши Станислав Понятовский. Пруссии ФриАР политических сюжетов в истории русско-швед- “ й, Х7одит в нашу задачу, а отсылаем читателя к уже названной литературе. 23 Merite (фр.) — заслуги. 24 Записки... С. 165. 25 Там же. С. 167. 27 Во французском тексте сохранена орфография и знаки огласовки Е. Р. Дашковой. 28 Кеме К. Берлин—Штеттин—Санкт-Петербург. Берлинское общество лю- бителей естествознания и его связи с учеными из Санкт-Петербурга в конце XVIII в.// Русско-немецкие связи в биологии и медицине: опыт 300-летнего взаимодействия. СПб., 2000. С. 22—32; Keeker К. Abriss einer Geschichte der Gesellschaft Naturforschender Freunde zu Berlin//Sit- zungsberichte der Gesellschaft Naturforschender Freunde zu Berlin. H. 13. 1973. S. 1—59; Herter K., Bickerich R. Die Mitglieder der Gesellschaft Natur- forschender Freunde zu Berlin in den ersten Jahren des Bestehens der Ge- sellschaft 1773—1972 // Ibid. S. 59—158; Pfetsch F. Zur Entwicklung der Wissenschaftspolitik in Deutschland 1750—1914. Berlin, 1974; Bohme K. Die Emanzipation der Botanik: Eine Wissenschaft im Spiegel der Gesell- schaft Naturforschender Freunde zu Berlin. Berlin, 1998. so ^T'n0' БеМе K БеРлин~Штеттин—Санкт-Петербург... С. 22. исьмо, как и вся приведенная в данном разделе переписка с Берлин- ””4ИТСЯ 'Р'4" “4“™ Берлинского обще™ лю- бителем естествознания в Музее природоведения университета им Гум- больдта в Берлине (Museum for Naturkunde der H,. k• У Berlin, Historische Bild- und Schriffom-. 1 Humboldt-Universitat zu tur: S. Dashkowa К R SchnfWsammlungen, Bestand: GNF. Signa- “ рЬпГагин,... Petropoli. ,784. ” Примечание „а „оляхЛ.^^ГГ1"4 <"»Р°»ительница)Р Kabinet mit Russischen Mineralien zu erSebenste Bitte unser ii gefalhg vorzulegen» («Осмеливаемся cmuh^ Ш getTeuster Erwartung нижайшую просьбу о пополнении нашего кТНН° ВЬ1СКазать Вам нашу лХис'ь С П2° ”ОКОрН'йтаи «кидании." ета Р,ССКИМИ минерала- Ученая корреспонденция Академии наук XVIII Тамже.№203. наУ>< XVIII века. 1783-1800 № 173 Летопись... С. 818. ’ 1/а' Копелевич Ю. X., Ожигова Е. П Научные □ пы и Северной Америки. С. 353-355. <ЯАеМИИ СТраа Западной Евро- 32 34 36 38
261 ^^======^ I п ^калы заседаний Конференции... Т. 3. С. 144. , Людный интерес к исследованиям в области физики и географических срытий присутствовал и раньше. Известно, что американский ученый . \...;;енник. библиотекарь Редвудской библиотеки в Ньюпорте, прези- ielfr Йельского колледжа Э. Стайлс (1727—1795) направил 20 февраля 'о5 года письмо М. В. Ломоносову, в котором интересовался русскими научными экспедициями, исследованиями по магнетизму и просил сооб- щить данные о температуре в различных регионах России. В частности, ?н просил, чтобы наблюдения были проведены в Петербурге, Москве, Ка- зани и Тобольске, а также в Архангельске, Коле, на Камчатке и в Селен- гияске. Эго была первая попытка установить прямые научные связи ме;:лу Россией и Америкой. Стайлс обратился с просьбой к Б. Франкли- ну переслать это письмо в Петербург. Но поскольку оригинал письма на латинском языке сохранился в бумагах Франклина в Американском фи- лософском обществе, видимо, Франклин по каким-то причинам не смог выполнить просьбу Стайлса (подробнее см.: Болховитинов Н. Н. Из ис- тории русско-американских научных связей в XVIII—XIX веках// США — экономика, политика, идеология. 1974. № 5. С. 17—25). "Собрание сочинений, выбранных из месяцесловов. 4.8. СПб., 1792. С. 68-69. Академические известия. Ч. 2. СПб., 1779. Июнь. С. 193—205. Франклин Г>. Избранные произведения. М., 1956; Радовский М. И.: 1) Ве- ниамин Франклин и его связи с Россией. М.; Л., 1958; 2) Вениамин Франк- лин. М.; Л, 1965; Иванов Н. С. Франклин//Исторический лексикон. XVIII век. М., 1996. С. 710—713. Московские ведомости. 1783. 2 сент. (№ 70). 1 Старцев А. И. Франклин и русское общество XVIII в.//Интернацио- нальная литература. 1940. № 3—4. С. 209. 46 Записки... С. 122. ' Опубл.: Dvoichenko-Markoff Е. Benjamin Franklin, the American Philoso- phical Society and the Russian Academy of Science // Proceedings of the American Philosophical Society. 1974. Vol. 91. N 3. P. 254. 48 Ibid Z Ibid- Записки... C. 169. Протоколы заседаний Конференции... T. 4. С. 204. 52 Опубл.: The Complete works of Benjamin Franklin / Com. and edited by J- Bigelow. Vol. 10. New York, 1888. P. 162. 33 ПФА РАН. Ф. 1. On. 3. Д. 83. A. 93—93 об. Фр. яз. Отпуск. Письмо обнару- жил и опубликовал М. И. Радовский. См.: Письмо И. Эйлера Б. Франкли- ну // Вопросы истории естествознания и техники. 1956. Вып. 1. С. 254— 246; Россия и США: становление отношений. 1756—1815. М., 1980. С. 178—179.
ДАШКОВА ПОЧЕТНЫЙ ЧЛЕН ИНОСТРАННЫХ ЛКЛДЫцд ч дневник А. В. Храповицкого. 1782-1793. СПб, 18,4. С. 1 » ^’рник некого исторического,060,00- Письмо императрицы Ей1е. рины П к Гримму (1774-1 /Уб). LHU, 56 Дневник А. В. Храповицкого. г Дюбопьггный скучай произошел в Париже в 1782 году, во время пребы- вания там цесаревича Павла, который совершал поездку по Европе под именем графа Северного. Когда русское посольство от имени графа Се- верного и русского посланника в Париже князя И. С. Барятинского рас- сылало посланникам иностранных держав «визитные билеты., такой би- лет принесли и Франклину. Отвечая на любезность, Франклин оставил свое имя в книге для посетителей. Наутро выяснилось, что произошел дипломатический казус, воспоминания о котором Франклин оставил в своем дневнике. Сначала к нему явился человек из русского посольства, который накануне разносил билеты, и горько жаловался, что он «себя по губил». Затем пришел друг Франклина академик Лерой и передал от име- ни князя Барятинского, что, как записал Франклин, «как он сам, так и граф Северный питают глубокое личное уважение ко мне, но, поскольку Россия не признала независимости американских колоний, он не может позволить себе наносить мне визит как посланнику независимой держа- вы». Франклин предложил Барятинскому для спасения положения вы- скоблить его имя из книги, в которой он расписался; со своей стороны, он был готов сжечь полученный билет. Через несколько дней Франклин вновь отметил в дневнике, что видел Павла и Барятинского на обеде, и что русский посол принес ему извинения и поблагодарил за любезную помощь в разрешении непростой ситуации (Подробнее смс Старцев А- И- РуССКОе °^Чество XVIII в. // Интернациональная литерату- ра. 1940. № 3—4. С. 216). 58 Россия и США; становление отношений... С. 187 Записки... С. 169. б" пФА РАИ Ф’10п'2’1791-А- 6. Л. 1. Early Russian” Ат^° ^бгГр°^ £' American Philosophical Society and и phi^X^ American p£loso- 63 3а,СеА?НИЙ конференции... T. 4. С. 270. Thermome, °"n2N™’a^ 2 p.7-1 ® J- Memoir on the Use of „ Мшяоьой не обнаружено Phlbd'lPh“. Письмо Уильямса к 66 Опубл.К°^щ7еАкНИ? КонФеРенйии. Т. 4. С. 327—329. Early Russian Е- The American Philosophical S 1 У Russian-American Relations... P. 558. P Society and
263 _===== 67 ПФА РАН. Ф-1. Оп. 3. Д. 83. Л. 110. Любопытно отметить, что 9 января 1794 года из Адмиралтейств-коллегии было получено заключение мор- ских офицеров, повторивших опыты Уильямса. Определяя температуру воды с помощью термометра по курсу корабля вблизи скал и песчаных отмелей, они не заметили никаких изменений. Итак, выводы Уильямса не подтвердились, возможно потому, что в Балтийском море, как и в за- ливах, разница температур незначительна и менее подвержена измене- ниям, чем в открытом море (см.: Летопись... С. 803). 68 ПФА РАН. Ф. 1. Оп. 3. Д. 72. Л. 3—4 об. 69 Протоколы заседаний Конференции... Т. 4. С. 409. 70 Ученая корреспонденция Академии наук XVIII в. 1783—1800. №499, 708,865,908. 1 Копелевич Ю. X., Ожигова Е. П. Научные академии стран Западной Евро- пы и Северной Америки. С. 138—142; The Royal Irish Academy: a bicen- tennial history 1785—1985. Dublin, 1985. 2 Архив Ирландской королевской академии: Minutes of the Royal Irish Academy. Vol. 1. April 1785 —November 1826. P. 70. 73 Летопись... C. 790. 74 ПФА РАН. Ф. 1. On. 2-1791 6. Д. 6. A. 6. Deike L. Die Celler Sozietat und Landwirtschaftsgesellschaft von 1764// Deutsche patriotische und gemeinnutzige Gesellschaften. Hrzg. R. Vierhaus (Wolfenbiitteler Forschungen; 8). Miinchen, 1980. S. 161—194; Oberschelp R. Niedersachsen 1760—1820. Wirtschaft, Gesellschaft, Kultur im Land Han- nover und Nachbargebieten (Quellen und Intersuchungen zur allgemei- nen Geschichte Niedersachsens in der Neuzeit; 4. T. 1). Hildesheim, 1982. S. 57-60. 76 Muller H.-H. Academic und Wirtschaft im 18. Jahrhundert: agraroekono- mische Preisaufgaben und Preisschriften der Preussischen Akademie der Wissenschaften. Berlin, 1975. S. 276—285. Петрова В. А. Иностранная корреспонденция Вольного экономического общества во второй половине XVIII в. // Из истории феодальной России. А., 1978. С. 162—170. 78 РГИА. Ф. 91. On. 1. Д. 35. Л. 106—197. 9 Там же. Д. 44. Л. 155. 80 Там же. Д. 503. Л. 41 об. 81 Там же. Д. 47. Л. 36 об. . и , 82 Festschrift zur Sacularfeier der Koniglichen Landwirthschafts-Gesellschaft zu Celle am 4.Juni 1864. Hannover, 1864. 87 Ученая корреспонденция Академии наук XVIII века. 1783—1800. № 835, 860,868,977. 88 Протоколы заседаний Конференции... Т. 4. С. 343—344, 347—348 89 Летопись... С. 815—816. 50 ПФА РАН. Ф. 1.Оп. 3. Д. 83. Л. 114—114 об.
ДАШКОВА НА СТРАНИЦ», НЕМЕЦКИХ ЖУРНАЛ^ нягиня Екатерина Романовна Дашкова прожила не- обычную, полную самых невероятных поворотов жизнь. Поэтому не случайно современники Екатерины Ро- мановны и в России, и в Европе много писали о ней. Рассмотрение этих отзывов — любопытнейшая тема, которая постоянно привлекает внимание исследовате- лей. В литературе приводятся многочисленные отзывы современников о внешности, чертах характера и мане- ре поведения Дашковой, о ее сложных взаимоотноше- ниях с императрицей Екатериной II, о ее политиче ских взглядах и многие другие1. К сожалению, в поле зрения исследователей не попали современные Даш- ковой немецкие издания с материалами о ней. Материалы о Дашковой удалось обнаружить на страницах двух весьма популярных изданий, выходив- ших в Германии в последней трети XVIII века: «Staats- Anzeigen» и «Gottingische Anzeigen von gelehrten Sa- chen». Эти материалы носят официальный характер и отражают ее научно-организационную деятельность о главе «двух академий». Немецкие свидетельства ин- r>PURCa К АсяТсльности Дашковой, о которых пойдет ое'» н НаШем °'1еРке> немногочисленны (их всего четы- дТ Ф°РМе н- издатель- научное летит Дашковой, рецензия на главное сиГскГйЖ “Г™ ~ <<СЛ°Ва”Ь А-А=“ИИ Рос- своим появлением все четыре публикации обязаны Гу Ф°н Шлецеру Н 7°35Н17809)°ВеКУ ~ АвГусТУ ЛюДВИ- гося ABHr^cTOMK£aj^A?taatS_An“igen>>- вьшускавше- Ф Шлецером в Геттингене с 1782 по
265 .^ОВА НА СТРАНИЦАХ НЕМЕЦКИХ ЖУРНАЛОВ ,-йголВ.его увидели свет 72 номера, объединенные в 18 том™ ^ря широте взглядов и глубоким всесторонним познаниям ...™СОЗАаТЬ ^"ТОное издание, которое привлека 1 ЩАС^Г _ I ,,1ТаТедей разнообразным содержанием. Здесь печатались но- -ути государственной, экономической и культурной жизни Евро- • ы светская хроника, информация о новинках науки, литературы I :: искусства. Обычно сообщения сопровождались историческими । статьями, эссе или комментариями, в которых редактор излагал ь. свои взгляды на самые различные вопросы. Совмещение на стра- I ницах одного издания материалов общественно значимых, развле- (кательных и в то же время поучительных способствовало его попу- лярности в обществе. Журнал имел огромный читательский успех, и в 1 /80-х годах его тираж превышал 4000 экземпляров3. Как известно, Шлецер семь лет (1761—1767) провел в России, I трудился в Петербургской Академии наук и эти годы считал луч- | шими в своей жизни. Интерес к России, к ее историческому прошлому сохранялся у него до конца жизни и находил отражение не только в научь исследованиях и публикациях, но и на страницах всех журна которые он издавал или редактировал. Уже в первом ном р «Staats-Anzeigen» (1782) имеется публикация, посвященная ос- ени: сообщение о начале проведения в России школьной р р мы «Поскольку, — писал Шлецер, — предприятие, начатое р д просвещения и истинного благоденствия столь великого госуд р ства как Россия, интересует все человечество, то я полагаю, ч А стоверное сообщение о том, как там ведется это дело, заслуя внимания»5. И в последующих номерах журнала он разм семь объемных статей о школьных преобразованиях, осущ емых Екатериной II. Многие публикации в «Staats-Anzeigen» печатались в писем и сообщений от корреспондентов с датой написания и . занием места, откуда они присланы. Так же оформлено и пр Шее наше внимание сообщение о княгине Дашковой, появи ся в 27-м номере за 1785 год. Оно было отправлено в уМТ города Мейнингена 27 октября 1783 года и напечатано си, хотя Шлецер явно знает автора, так как называет еГ° ^те-. другом. Публикация в «Staats-Anzeigen» состоит из грех г вступления Шлецера, текста письма неизвестного автора
ДАШКОВА НА СТРАНИЦАХ НЕМЕЦКИХ ЖУРн^ А. Л. Шлецер — профессор Геттингенского университета печатанных материалов из журнала «Собеседник любителей рос- сийского слова». В небольшом редакторском вступлении, помещенном после места и даты отправления письма, Шлецер сообщает немецким читателям об основании директором Петербургской Академии наук княгиней Дашковой журнала «Собеседник любителей рос- сийского слова» и о начале публикации в нем сочинения некой «Высочайшей русской писательницы» о российской истории. Шлецер не называет ее имени, но, безусловно, подразумевается, что речь идет о Екатерине II (которая, как мы знаем, предоставила
СТРАНИЦАХ НЕМЕЦКИХ ЖУРНАЛОВ 267 еЧ.1ГЛ в журнале свои «Записки касательно Российской исто- е Шлецер сообщает, что в третьем номере «Собеседни- г Появилось любопытное сочинение в виде ответов на вопросы, !ЛЛежащее. «как повсеместно говорят в Петербурге, тому же перУ*- После вступления, отделенное от него чертой, следует само со- >ощение — видимо, отрывок из письма. Он невелик по объему, и в нем продолжается разговор об этой необычной публикации. Не- !;ззестный автор берет на себя смелость предложить ее напечатать на том основании, что она является «неисчерпаемым источником для размышлений». Вот перевод заметки из «Staats-Anzeigen»: Меннинген, 27 октября 1783 г. Тогдашний директор Санкт-Петербургской Академии наук княгиня Дашкова основала спустя несколько месяцев после своего назначения для просвещения нации и развития образованного русского языка своего рода ежемесячник под названием «Собеседник»; к моменту отъезда моего друга из Санкт-Петербурга вышло уже четыре номера этого издания. Каждая оригинальная русская статья принимается там беспристрастно, даже если бы она содержала в себе порицание самих участников «Собеседника». В первой же части этого периоди- ческого издания появились сочинения, авторство которых несомнен- но принадлежало Высочайшей русской писательнице; одно из них представляло собой очерк Российской истории, который будет про- должен в последующих частях. А в третьей части появились ответы на следующие вопросы, принадлежащие, как повсеместно говорят в Пе- тербурге, тому же перу. Издание под названием «Собеседник любителей российского слова», выходящее под эгидой всемилостивейшей покровительницы наук, должно стать собранием сочинений, которые одновременно служат для развлечения и истинной пользы. Мужество, с которым издатели этой книги провозглашают истину, придает мне отвагу предложить к печати некоторые вопросы, которые я беру на себя смелость вам пе- реслать и которые могут привлечь к себе особое внимание разумных людей и найти отклик в благородных и честных сердцах. Если они бу- дут опубликованы, то можно в дальнейшем пообещать продолжение; и тогда публика сможет убедиться в том, что на открытый вопрос бу- дет получен откровенный ответ. — Это сочинение будет состоять из вопросов и ответов, оно послужит неисчерпаемым источником для
ДАШКОВА НА СТРАНИЦАХ НЕМЕЦКИХ >68 размышлений, в результате которых должна появиться на светСТол1) высоко ценимая нашей всемилостивеишеи монархиней истина*. Далее располагается третья, основная часть публикации — Пе. реведенные на немецкий язык знаменитые «Вопросы» Д. И. фон. визина и «Ответы» Екатерины II7. Появление на страницах «Собеседника любителей российско- го слова» «Вопросов и Ответов» стало одним из важнейших мо- ментов в истории российской журналистики, эта тема неодно- кратно привлекала внимание исследователей, чьими трудами создана интереснейшая литература, к которой и отсылаем читате- ля8. Отметим лишь, что в литературе нам не довелось встретить упоминаний о публикации «Вопросов» и «Ответов» в «Staats-An- zeigen». Итак, первое появление имени Дашковой на страницах гет- тингенского издания связано с сообщением о создании ею нового журнала. Публикацией одного из самых заметных сочинений «Со- беседника» Шлецер демонстрирует интерес к России и умение найти занимательный материал для своего журнала. Представляет определенный интерес вопрос, каким образом известие о событиях петербургской литературной жизни попало в Геттинген. Не исключено, что Шлецер узнал о «Собеседнике» из издаваемого X. Л. К. Бакмейстером на немецком языке библиогра- фи веского журнала «Русская библиотека для познания современ- ного состояния литературы в России» («Russische Bibliothek, zur /'genwartigen Zustandes der Literatur in Rutland», заметным ДКОТ°РЬ1И ЗНакомил европейского читателя со всеми ходе в свет ново™ “тера^₽ы ’ Известие о ГК- слова», его задачах и особенностях Р°ССИЙСКОГ° вых четырех номеров были опубликованы BartерЖ™'1е еГО Пер' том томе «Русской библиотеки» за 1784 гоом'™1”" » Аевя- гие любопытные свидетельства От-А ' ° Имею’гея и дру- частей «Собеседника» повысьвПерВЫе да". «Виновником» то™,, 19авгУста 1784 к>- сииский журнал, стал барон Аш ШлеЧера попал новый рос- Ц’ АИРектор почтам та, был
Di ИА СТРАНИЦАХ НЕМЕЦКИХ ЖУРНАЛОВ 269 иГдашен в Россию еще Петром I. Мальчик сначала получил хо- ккее домашнее образование, а затем отправился за границу, где в университетах Тюбингена и Геттингена. В последнем, под руководством знаменитого в то время ботаника, анатома и хирур- га Альбрехта фон Галлера (1708—1777), он был удостоен ученой степени доктора медицины. Аш с удовольствием вспоминал годы, проведенные в Геттингене, и на всю жизнь сохранил тесные кон- такты со своей Alma Mater. Вернувшись в Россию, в 1752 году он поступил на службу в Медицинскую коллегию, участвовал в пер- вой русско-турецкой войне в качестве главного военного врача в армии генерала П. А. Румянцева. Барон Аш был известен своими заслугами на медицинском поприще не только в России, но и в Германии. Он был избран членом Геттингенской и Петербургской академий наук. Находясь в Петербурге, он нередко посещал акаде- мические собрания; принимал участие в заседании Конференции, когда Дашкова «вступала в должность» директора Академии, при- сутствовал на торжественном заседании, посвященном памяти Леонарда Эйлера, и других. В течение 30 лет Аш регулярно отправ- лял в Геттингенский университет посылки с книгами (всего более 2000 книг), журналами, картами, минералами и медалями. Все эти материалы аккуратно фиксировались, и в настоящее время в Гет- тингенском университете существует обширная и разнообразная Русская коллекция барона Аша (Russlandsammlung des Baron von Asch). 27-й номер «Staats-Anzeigen» с первым сообщением о дашков- ском «Собеседнике» вышел в свет 26 мая 1785 года, так что с опре- деленной долей уверенности можно предположить, что в период подготовки этого номера Шлецер имел на руках ту самую третью часть «Собеседника», где были опубликованы «Вопросы» и «Отве- ты». Следующее сообщение, касающееся Е. Р. Дашковой, появилось почти через год, в 33-м номере «Staats-Anzeigen» за 1786 год. В раз- деле «Разные письма и объявления» Шлецер напечатал без подписи письмо, присланное, как на нем указано, из Петербурга 11 апреля 1786 года. В нем сообщалось о начале работы Российской Ака \е-
ДАШКОВА НА СТРАНИЦАХ НЕМЕЦКИХ Журц^ мии над созданием словаря русского языка. Вот перевод этой пуб- ликации. Из Петербурга, И апреля 1786 г. Императрица чье неусыпное внимание направлено не только на бла- госостояние и славу, но также и на просвещение ее подданных, пре- доставила значительную сумму денег на покупку и строительство дома для Российской Академии* Это вновь учрежденное общество уже трудится, и работа его быстро продвигается. Началом его работы послужило собрание всех слов русского языка, расположенных в ал- фавитном порядке, теперь же оно приступает к созданию этимологи- ческого словаря, из которого уже отпечатано шесть листов. Тем са- мым Академия следует своему прежнему методу, предложенному ее основательницей и первым президентом княгиней Дашковой. Члены Академии, работающие над созданием этого труда, представляют свои статьи на рассмотрение особого комитета, который затем зака- зывает печатные экземпляры по числу академиков, с тем чтобы удоб- но было включить их замечания; последние затем подробно обсужда- ются на общем собрании и тогда уже окончательно передаются комитету академиков, которому поручено издание словаря. В этом трудоемком и единственном на нынешний день издании, посвящен- ном русскому языку, устанавливается не только правильное значение каждого корневого слова, но также и его производных, иллюстрируе- КРоме того обращено внимание и на сходство с дру- продуктьГро14' ВКЛЮЧая АРевнейшие. В этом словаре учитываются все их упоминание4' ИМеКяцие наименования в русском языке, причем их упоминание сопровождается четким пг 3 Г их признаков „ кратким сообщение^? оЬц,еп°н,1™ы“ перечнем ность и применение. 4 М ° том’ в чем состоит их полез- но создание этого этимологического сл™ в планах Академии, одновременно от, РЯ Не еАинственная задача больше определенности правилам nvr ЛЬСТИТ себя надеждой придать боты связаны друг с другом); в послелнК°Г° ЯЗЫКа (поск°лы<у обе ра- установив не только грамматический п °НЭ АОСТаточно преуспела, изучению законов ударения, которые "Г"”'™’ Но и положив начало ^ении ударений в Черковны^Х'е^^^^ ТОЛЬ№ "» Академия задумана как состоящая из ло нос-гью укомплектована' 60 Член°“ И, в основном, уже под- бором письма из ПетепАи™ л""’|хтп".........
[[JKOBA НА СТРАНИЦАХ НЕМЕЦКИХ ЖУРНАЛОВ 1(оНференц-секрегарю Академии И. А, Эйлеру 19 июля 1786 года: «Благородный господин, высокочтимый господин коллега! Благо- склонно посланное мне вашим благородием 11 апреля сочинение возвращаю вам в напечатанном виде в качестве приложения при сем письме14. Согласно распоряжениям Ее Светлости княгини Дашковой, я опубликовал его слово в слово, как то было мне пред- писано». Эта ситуация соответствует сложившемуся представлению о Дашковой. Здесь переплелись и ответственное отношение к ис- полнению должностных обязанностей, и желание самой, а значит так, как хочется ей самой, рассказать о собственной деятельности в двух академиях и, конечно, особенности характера княгини. На- пример, начиная сотрудничество в журнале «Русский вестник», она писала его издателю С. Н. Глинке: «Я вызываюсь к вам в со- трудницы только с уговором: я настойчива и даже своенравна во мнении и слоге своем, прошу не переменять у меня ни буквы, ни запятой, ни точки»15. Или другой пример — собственная биогра- фия, написанная Дашковой для «Словаря русских писателей», из- даваемого митрополитом Евгением (Е. А. Болховитиновым). Не- смотря на то, что издателю не понравилось сочинение княгини, он не решился его изменить. «Биографию княгини Катерины Рома- новны,— пишет Евгений графу Д. И. Хвостову, — сокращать, как Должно, не смею... Разве прибавлю в примечании, что сия статья сообщена мне для помещения в словарь, как есть, от неизвестно- го»16. Что и было сделано — под статьей «Словаря» о Дашковой сделано примечание: «Сия статья прислана для помещения так, как есть»17. Академик И. Г. Георги в своей знаменитой книге о Пе- тербурге указывает, что перед публикацией Екатерина Романовна очень внимательно просмотрела статьи об Академии наук и Рос- сийской Академии18. Итак, написать заметку и потребовать опубликовать ее «слово в слово» княгиня вполне могла. К этому следует добавить, что Шле- цер являлся почетным членом Петербургской Академии наук, со- стоял с ней в переписке, выполнял различные поручения и получал пенсион 200 руб. в год, так что в обращении к нему с просьбой не было ничего необычного.
* * * Третья публикация в «Staats-Anzeigen» появилась в 38-м номе- е t 1787 год. Эта статья, присланная из Петербурга 20 октября 1786 года, состоит из двух частей - вступления и текста. Проис- хождение ее, видимо, аналогично предыдущей, т. е. она написана самой Екатериной Романовной, а вступление, возможно, кем-то из ее окружения в Российской Академии. Об этом свидетельствует примечание, помещенное перед статьей: «печатается по высочай- шему требованию». Во вступлении рассказывается об успешной работе над словарем русского языка и приводятся имена ближай- ших сподвижников княгини Дашковой по Российской Ака- демии — митрополита Новгородского и Санкт-Петербургского Гавриила (П. П. Петров, 1730—1801) и секретаря Академии И. И. Лепехина (1740—1802). Далее сообщается о спорах, кото- рые возникли в Российской Академии при определении значения слова «Добродетель». Основную часть статьи составляет собствен- но сочинение Дашковой «О смысле слова „Добродетель*1». Вот пе- ревод этой публикации (слово «добродетель» выделено издателя- ми «Staats-Anzeigen»). Санкт-Петербург, 20 октября 1786 г. (Печатается по высочайшему требованию) наТсТставлеХел!°ССИИСКаЯ Академия Успешно продолжает работу языка и уже напечатаете ГИЧеСКОГ° критического словаря русского новательница и президентКОЛЬК° листов этого труда. Сиятельная ос- освященство митрополит гðð ° щес™а княгиня Дашкова, его пре- риил и посТ::х"Хрн^^^^ выказали ревностное и деятельное w ДВ°РНЬШ советник Лепехин княгини Дашковой собирается особ^йТо * ЕженеАельно V —кдогословаио^едХ^^Х^ данные ему новейш^м^ разбиРать опРеДеления слова добтэо Для этого «Энциклопе И И Аревними Философами, и даже 7 АеТеЛЬ’ на все Ааватк,Г АИ1О>>-сокровищницч кот™ привлекли поддается точно-
273 СТРАНИЦАХ НЕМЕЦКИХ ЖУРНАЛОВ Jl^:::^========== уделению по причине того, что различные нации в различные м-1 связывали с ним разные понятия». По этому поводу Ее Сия- БремеНс1 /льство княгиня Дашкова высказала свое мнение, которое так по- нравилось собранию, что оно попросило Ее Сиятельство представить в письменном виде. Эта просьба была выполнена к удовольствию Академии, которая дала позволение на опубликование этого мнения, не без основания полагая, что прочесть эту заметку Ее Сиятельства, в первую очередь благодаря высказанным в ней убеждениям, окажется столь же приятно, сколь и поучительно для многих читателей. Я полагаю, — говорит княгиня, — что слово добродетель очень оп- ределенно по своему значению и оно никогда не менялось; во все вре- мена и у всех народов была только одна добродетель, которая в своей неизменности, подобно некоей небесной сущности, поднимала чело- века на такую степень совершенства, которая не зависит ни от каких властей, случаев или мнений. Если разные народы по-разному опреде- ляли добродетель, то это происходило лишь потому, что одну ветвь добродетели они принимали за добродетель вообще. Если бы потре- бовалось точно определить это слово, я представила бы ее градации или генеалогию следующим образом: добродетель --------- истина справедливость стойкость-------- благотворение ------ человечность мужество ------ великодушие-------- любовь к ближнему Такую картину вызывает в моей душе слово добродетель; вот его значение, которым проникнуто мое сердце. Подумав немного, вы в тот же миг поймете, что неколебимая приверженность к справедли- вости делает для меня легкими все общественные добродетели; что все почтенные свойства, все прекрасные и великие поступки происте- кают из этого священного источника. Справедливый человек благо- творит, он человечен, может сострадать — и все это без усилия. Спра- ведливость— основа всех добродетелей, единая и неизменная. Все времена и все мнения включают ее. Она — единый источник всею I й "* . ТПТЦ
ДАШКОВА НА СТРАНИЦАХ НЕМЕЦКИХ что заслуживает нашего уважения. Из нее проистекает все, что поЛС:1. но для рода человеческого, потому что без справедливости ничто по- лезное не может существовать; и если бы она не была прирожденным свойством неиспорченного человеческого сердца, то мы не знали бы ни одного из ее ответвлений. Не будь справедливости, и этот напоми- натель перестал бы говорить с нашей совестью; вместе с тем отпали бы и все добродетели. Справедливый человек взвешивает свои делай дела своих друзей и врагов на единых весах истины. Ему не приходит в голову чернить заслуги, зато он видит чистейшее душеподъемней- шее наслаждение в том, чтобы вознаграждать за добрые дела и по- мышления даже своих врагов. Он по доброй воле признает превос- ходство другого человека и без зависти смотрит, как вознаграждаются заслуги. Общественные добродетели не представляют для него труд- ности, и ему не трудно приносить в жертву свое себялюбие. Только порок может поколебать его душевное спокойствие. Человеколюбие помогает ему прощать человеческие слабости, и только в пороке он видит своего врага Я знаю,-пишет наша ученая председательниц , не имели позволяли себе утверждать, будто греки героической эпо понятия о добродетели и пороке, и что в доказательств Р * QM пример их дикости и жестокости. Утверждали даже, что в 1 языке не было слов для передачи этих значений, что их слова выр' < ют нечто другое — первое означает лишь «храбрость» и «труД° бие», второе обозначает физические недостатки и неприятные оЩУ щения. Однако я убеждена, что справедливый человек в Греции, как повсюду, и в героический и в другие века, связывал со словом «добро детель» гораздо более широкий и гораздо более достойный смысл. Признательность — чувство столь сладостное для добродетельного че- ловека — была всегда священна для всех, даже самых диких, народов, ибо она есть следствие себялюбия и инстинкта самосохранения. При- знательность тоже добродетель, одно из ответвлений единого общего корня, хотя ее и нельзя назвать ни храбростью, ни тем, что мы пони- маем под физической силой. Таким образом, не соглашаясь с теми, кто отказывает грекам в обладании таким понятием, которое един- ственно способно служить к возвышению и просвещению человека, я никогда не позволю себе утверждать обратное, будто бы римляне и французы не имеют истинного понятия о добродетели, лишь на том основании, что virtus первоначально означало лишь «сила» «муже- ство», «храбрость». Ибо я твердо убеждена, что и греки, и римляне и французы, и русские, просвещенные истиной и воодушевленные чув- ством справедливости, даже не умея назвать свои ощущения тем не
275 иА СТРАНИЦАХ НЕМЕЦКИХ ЖУРНАЛОВ R0^^=======^ е в0 все времена чувствовали и будут чувствовать добродетель, и М* представления о ней не могут ослабить те абстракции, которые привносит в это понятие несовершенство языка19. Было бы интересно найти протокол того заседания Российской Академии, о котором идет речь в публикации «Staats-Anzeigen» и где обсуждалось значение слова «добродетель». Несмотря на то, что материалы Российской Академии в ПФА РАН сохранились практически полностью, нам не удалось обнаружить каких-либо упоминаний интересующего нас обсуждения. Аишь на заседании 15 июня 1790 года Е. Р. Дашкова представила определение слова «добродетельный человек»20, но это событие произошло значи- тельно позже даты написания статьи для Геттингена (20 октября 1786 года). К моменту появления публикации в «Staats-Anzeigen» у Даш- ковой были уже опубликованы две статьи, в которых она достаточ- но подробно рассматривала содержание понятия «добродетель» и писала о необходимости ее воспитания. Речь идет о статьях «О ис- тинном благополучии» (Собеседник. 1783. Ч. 3) и «Письмо к изда- телям» (Новые ежемесячные сочинения. 1786. Ч. 5). Все три пуб- ликации близки по духу, по направленности содержания, но имеют и различия. Возможно, Е. Р. Дашкова специально написала сочинение для немецкого журнала. * * * Последней из рассматриваемых публикаций является отзыв Шлецера на издание «Словаря Академии Российской» на страни- цах «Gottingische Anzeigen von gelehrten Sachen» (Геттингенские ведомости об ученых делах)21. Этот журнал издавался в Геттингене с 1739 года под названием «Gottingische Zeitungen von gelehrten Sachen». После основания Геттингенской академии наук он переходит в ведение академии и с 1753 по 1801 год выходит как «Gottingische Anzeigen von ge- lehrten Sachen», a c 1802 года известен под названием «Gottingi- sche gelehrten Anzeigen». Шлецер, являясь профессором универ- ситета и членом Геттингенской академии, активно сотрудничает с журналом в течение девяти лет — с 1801 года вплоть до своей смерти в 1809 году. За это время он опубликовал, по подсчетам не-
276 ДАШКОВА НА СТРАНИЦАХ НЕМЕЦКИХ ЖУРНАЛ^ мецкого историка Стефана Волле, 68 рецензий на 78 книг, издан- ных в России22. Шестой, последний том «Словаря Академии Российской» вы- шел в Петербурге в 1794 году. По распоряжению Е. Р. Дашковой все шесть томов «Словаря» 15 августа 1795 года были посланы в Геттингенский университет23. Свой отзыв Шлецер опубликовал в 1801 году. Знакомя читате- лей геттингенского журнала со «Словарем», изданным Российской Академией, Шлецер весьма одобрительно отзывается о нем, на- зывает издание словаря патриотическим предприятием, потребо- вавшим много усиленной и напряженной работы, но зато увен- чавшимся успехом. Хотя этот словарь является исключительно русским, так как и слова, и объяснения, и примеры, и все в нем русское, тем не менее он составляет общую славянскую сокро- вищницу, и каждый ученый славянин может пользоваться ею для своего родного языка, «если не поленится дать себе не столь уж сложный труд изучить русский язык». Шлецер признает совер- шенно справедливым мнение составителей словаря, что русский язык весьма много обязан греческому «в отношении своего богат- ства и силы, роскоши и гибкости». Шлецер вполне одобряет при- нятое в академическом словаре расположение слов по корням, по- скольку русский язык принадлежит к числу самостоятельных и древнейших языков. Помимо общих сведений о создателях словаря, в рецензии со- держится описание состава словника, раскрыта подготовительная работа, дана подробная характеристика русского словарного дела в XVIII веке. Отзыв, названный Шлецером «Словарь Академии Рос- сийской», в действительности представляет собой краткий очерк русской лексикографии той поры24. Шлецер анализирует 1" с \о варей и грамматик, изданных в России в 1705—1799 годах. Люоо- пытно отметить, что три словаря из тех, о которых идет Jx-чь в ре- цензии (Э. Вейсманна, Ф. Гельтергофа и Евгения), были пр Геттинген бароном Ашем25. Интерес Шлецера к русской лексикографии в<чходи! дам его пребывания в России. В своей реш । runueT ГЛ!ч «...некий Кирилл Кондратович представил в Академию целую кипу рукописей с настоящим русским Целларием, в которых со держались все производные и сложные слова, расположенные под
овA HA СТРАНИЦАХ НЕМЕЦКИХ ЖУРНАЛОВ 277 отвегствующим корнем, поскольку этот почтенный снабженные латинским переводом. Но труд невозможно было напечатать без он так и остался лежать нетронутым». Словарь переводчика Академии наук К. А. Кондратовича ^УОЗ—1788)26 попал в руки Шлецера, когда последний приехал в Петербург и искал пособие для изучения русского языка. Сначала Шлецер обрадовался находке, но огромный объем рукописи (781 лист), как он позже вспоминал, отравил его радость27. Но все же он в 1762—1764 годах скопировал словарь Кондратовича. В июле 1786 года, сообщая И. А. Эйлеру о публикации в «Staats- Anzeigen» заметки Е. Р. Дашковой о начале работы над словарем, Шлецер признается, что его интересует эта работа: тем более,что он сам «переписал своей рукой с железным немецким упорством подобный этимологический словарь из рукописи Кондратовича и в течение 20 лет, из года в год, пополнял его, привлекая для срав- нения другие славяно-австрийские наречия»2S. Рукопись Кондра- товича была использована при подготовке словаря Российской Академии: она была разделена на части по буквам и роздана соста- вителям29. Но вернемся к рецензии Шлецера. В ее заключитель- ном части он отмечает особую роль «Словаря Академии Россий- ской» как основы для всего славянского языкознания и выражает надежду на появление в будущем всеобщего славянского словаря. Но это было бы возможно, как пишет Шлецер, «если бы только в России появилась вторая Дашкова» (курсив мой. — Г. С.). Приводим два отрывка из рецензии Шлецера, относящиеся к «Словарю Академии Российской» (курсив Шлецера). Санкт-Петербург Словарь Академии Российской: напечатан при Академии Наук, в годы 1789—1794; 6 книг30, всего 7152 столбца, по два на каждую страницу; Мы говорим о книге, о которой не успели рассказать в прошлом году, поскольку она не может не быть уполлянута в нашем журнале; и соби- раемся делать это и впредь в отношении других русских книг, так как при несравненной Екатерине II для русской литературы сделано боль- ше, чем при всех остальных правлениях вместе взятых, а между тем за границей об этом уже много лет (Русская библиотека Бакмейстера прекратила свое существование в 1787 г.) ничего не слышали. Славянский русский язык — самый распространенный из всех язы- ков древнего и нового времени (если считать по площади, занимае-
ЫШКОВЛ НА СТРАНИЦАХ НЕМЕЦКИХ ЖУРИлЛОв Ж ---==^============:== ====== „ой ГОВОРЯЩИМИ на нем людьми) И по сравнению с другими „ыщ живущей европейскими языками (даже по сравнению с англо-са,<- онским и исландским) ДОСТИГШИЙ высокой степени развития. ечс то сет тому назад был так же мало известен иностранцам (за иск™, яением швЦов, его ближайших соседей), как санскрит. Марпергер первые опубликовал в качестве приложения к своему «Московите кому купцу'» (Любек, 1705)51 как экзотическую диковинку русским словарь и диалоги на 11 страницах В 1783 году 21-го октября была основана Российская Академия в со- ставе 64 членов, принадлежащих к различным сословиям, президен- том ее была назначена княгиня Дашкова. Эта деятельная дама почи- тала первым долгом Академии осуществить, наконец, до сих пор так и не осуществленный, несмотря на неоднократные попытки, проект создания при помощи объединенных усилий членов Академии более полного Славянско-русского словаря. Этот вышеозначенный шеститомный труд создан за пять лет рабо- ты 32. Это просто подарок для нации, так как в нем все русское, слова (за исключением одних только натуралий, см. ниже) и выражения объясняются также русскими синонимами или описательными выра- жениями. Однако каждый ученый других славянских наций может использовать этот общий словарный запас для своего наречия, если не поленится дать себе не столь уж сложный труд изучить русский язык. План работы, которому следовали при создании этого словаря, опи- сан отдельно в предисловиях к первому и второму томам. В словаре принято этимологическое расположение слов, все производные и re“oZа ПрМВеАеНЫ П°А пневым словом: несомненно, наибо- как^шриме^сГав110^^614116 ИСКОННЫХ языков, то есть таких, как, например, славянский, немецкий и Aovrwe га г - других, которые, как, например, французский по УА°бНЫИ для порчи и смешения несколысих^зыков В пом <ЛИ в Результате не может найти корневое слово для' некотоХ™™10’ КОТОрЫЙ сложных слов, в конце каждого тома дается поляк,йПР°ИЗВ°АНЬ1Х или сок. - Словарь отнюдь не ограничивается толь, алфаВИТНЫИ спи' него включили также множество чисто слеп ново-русским, в Библии, многочисленных церковных книг и даже Г И3 Перев°Аа по) из старинных летописей. Не иска™, (хотя 14 б°лее «Су- слова, вошедшие в национальныйТ* * —Ранньш встречаются такие слова, как адмирал актчаш'^ ” Самом начале часть которых, заимствованных изСемецЗоТ акциз, наваемыми даже для немца из-за непХ ЯЗЫка- сделались неуз- мер. аша _ .Сга.то,)5, в 6мьшом кодиче™°”Хе™”’ <НаПрИ- ны также раз-
гТрдИИЦЛХ НЕМЕЦКИХ ЖУРНАЛОВ 279 'СН11Я, как. например, пословицы, которыми неисчерпа- 4иЧЙ^е Прусский язык; но все это по закону известных ограничений, н(СТОЯЩИХ, однако же добровольных сотрудников, которые 6 Ч,КЛе и между собой эту работу, в предисловии ко второму тому по- П°еновшы 38 человек; среди них много архиереев и других лиц ду- звания, несколько сиятельных и превосходительных особ, а пкже профессиональных ученых, в последующие годы к ним добави- ть еще другие. Сперва было решено составить алфавитный словник всех славянско-русских слов; затем сотрудники разделили между со- бой буквы, даже президент взяла на себя три буквы ч; и эти словники были отпечатаны начерно. Затем Академия проводила регулярные за- седания для того, чтобы установить выбор, этимологический порядок и толкование этих слов (в особенности тех, которые относятся к наукам и искусствам). Последними занимались шесть академиков: г-н Руновский'5, который кроме того много сделал для словаря в це- лом, взял на себя математику и астрономию, г-н Кспехин — есте- сгвенные науки, и еще четверо других — слова технологические, меди- цинские и слова, относящиеся к искусствам, каждый соответственно своей специальности. Натуралии из всех трех царств природы (т. е. животного, растительного и минерального. — Г. С.) истолкованы не только при помощи линнеевских латинских названий, но сверх того объясняются по всем правилам искусства, в некоторых случаях до- вольно пространно и, главное, снабжены описанием того, как они употребляются. Это сделано даже в отношении существ, которые не относятся к русской природе, например, в отношении слов слон, страус и т. п. (В критических отзывах на «Католикон» Шмидлина36 подобные толкования получили отрицательную оценку и были сочте- ны за излишество.) — В похвалу этого издания следует еще отметить, что во всех словах обозначено ударение, которое представляет особую тонкость русского разговорного языка. В предисловии отмечена пра- вильная, но не всем известная, мысль о том, что славянский язык в том виде, в каком он существует у русских, в отношении своего богат- ства и силы, роскоши и гибкости очень многим обязан греческому. Как же мало наши языки в том, что касается их развития, обогати- лись благодаря латыни, на которой мы так долго вынуждены были мо- литься! После этого первого, патриотического, трудного, но тем не менее удавшегося опыта литература, возможно, уже в скором времени мо- жет ожидать появления общего славянского глоссария, какой уже есть почти у всех грамотных народов; если бы только в России появи- лась вторая Щипкова (курсив мой. — Г. С.), которой удалось бы объ-
ДАШКОВА НА СТРАНИЦАХ ИШБЦКИХ^}^^^^ единить трех ученых из различных, но необходимых для этого Дела областей знания: одного, знакомого с Византией и, в первую очереди греческой церковной историей Средневековья; второго, знаюЩего шесть остальных главных славянских диалектов, третьего, кому ведо- мы древние славянские летописцы, какие есть только в России. Итак, в публикациях двух немецких изданий явно прослежива- ется как интерес издателей, а значит, и читающей публики, к ин- теллектуальной жизни в России, так и убежденность Екатерины Романовны Дашковой в необходимости информировать европей- ское общество о культурных событиях в стране. Примечания ’ Моисеева Г. Н. Дени Дидро и Е. Р. Дашкова // XVIII век. Сб. 15. Л., 1986. С. 197—204; Кросс А. Г. Британские отзывы о личности и карьере Е. Р. Даш- ковой // Екатерина Романовна Дашкова. Исследования и материалы. СПб., 1996. С. 23—40; Нивьер А. Е. Р. Дашкова и французские философы Просвещения Вольтер и Дидро // Там же. С. 41—54; Чекунова А. Е. Е. Р. Дашкова в оценке современников и потомков // Там же. С. 55—63; Сомов В. А. «Президент трех академий» Е. Р. Дашкова во французской «Россике» конца XVIII века // Е. Р. Дашкова и А. С. Пушкин в истории России. М., 2000. С. 3 9—61. 2 Алпатов М. А. Русская историческая мысль и Западная Европа (XVIII - ХР^пяТ°ТаяХ1Х В,еКа> М" 1985' С 28-61: August Ludwig von Schld- sische W? Lomonosov, Schlozer, Pallas: deutsch-rus- ’ oCZ 'Th“n!!,in im I8 J^hu„de„. Berlin, 1962. Wiesbaden, 1958 Th. ts™05'" Geschicllte und seine t’roblerne. 4 Staats-Anzeigen. 1782. Bd. 1 S 122—173 П г Школьная реформа Екатерины II Ш' Подробнее см-: Смагина Г. И. 5 доровские чтения-2005. М 20055 С ИоЗГ <<Staats’AnzeiSen>> " фе' Цит. по: Смагина Г И Ulnwu . ; &жад 54,~542 сзУо-Т?; гр»? Тк сХ2курна4Тики XVI" "яам’л- 1952- княгини Дашковой//С6ор^иГрмп7-п-К^оерИНЫ 11 “ «Собеседнике» ролюбов Н А СоН рник РИ° СПь., 877.Т 20 С 57S л - Р84; 2) Дашкин и .2'7 ’> Фон“из"н • ПепДур^. лI Терика Романовна ДашкозТ И еЛеИ рОССИЙ«ого словам // Дашкова. Исследования и материалы ГПа
- г° q 140—146; Макагоненко Г. П. Денис Фонвизин. М.; Л., 1961; Стричек А Денис Фонвизин. М., 1994. д п,л- д. Бакмейстер и русский читатель эпохи Просвещения // XVIII век. Сб. 10. Л., 1975. С. 64—69; Моисеева Г. Н. Бакмейстер // Словарь русских писателей XVIII века. Вып. 1. Л., 1988. С. 54—55; Lauch A. Wissenschaft und kulturelle Beziehunden in der russischen Aufklarung : Zum Wirken H. L. Ch. Bacmeisters. Berlin, 1969. 10 Russische Bibliothek, zur Kenntnis des gegenwartigen Zustandes der Lite- ratur in Russland. Leipzig; Riga, 1784. Bd. 9. S. 130—138,245—252. 11 «...ganz vorziigliche und unvergessliche Verdienste» — Georg Thomas von Asch als Forderen der Llniversitat Gottingen. Ausstellungskatalog // Got- tingerBibliotheksschriften. 1988. Bd. U.S. 31. 12 Staats-Anzeigen. 1786. Bd. 9. H. 33. S. 112-113. 13 Примечание принадлежит А. Л. Шлецеру. 14 ПФА РАН. Ф. 1. On. 3. Д. 68. Л. 499. Цит. по: Ученая корреспонденция Академии наук XVIII века: 1783—1800. Л., 1987. С. 212. Шлецер высылал в Петербург 33-й номер «Staats-Anzeigen». 15 Глинка С. Н. Записки. СПб., 1895. С. 228. 10 1 рот Я. К. Переписка Евгения с графом Хвостовым // Сб. статей, читан- ных в Отделении русского языка и словесности имп. Академии наук. СПб, 1868. Т. 5. Вып. 1.С. 114. 1 Друг просвещения. 1806. Ч. 1. № 3. С. 268. Впервые «Словарь» был опуб- ликован в журнале «Друг просвещения» 1806. Ч. 1 и 2 . 13 Георги И. Г. Описание российско-императорского столичного города Санкт-Петербурга. СПб., 1794. С. V. Staats-Anzeigen. 1787. Bd. 10. Н. 38. S. 259—262. Из протокола заседания Российской Академии 15 июня 1/90 года: «Председатель Академии Ее Сиятельство княгиня Екатерина Романовна Дашкова сообщила собранию следующее на слово добродетельного че- ловека определение: „Добродетельный человек есть тот, который поко- ряя страсти свои руководим справедливостью. Сей корень добродетели побуждает его предпочитать истину всему, и исполнение должности и обязанностей своих перед личными выгодами или собственным услажде нием, в нем любовь к Отечеству возрождает не только деятельное усердие и служение, но и готовость в потребном случае величайших пожертвова- ний, добродетель ему дает крепость и мужество, коими он соделывается способным к великим и знаменитым подвигам. Он не довольствуется тем, чтобы наряду с другими должности свои выполнять, но стремится лучше и совершеннее Отечеству своему с пожертвованием всего служить Все отрасли добродетели, предписанные нам законом естественным, цер ковным и гражданским, ему свойственны и обычны. Благодарность, свя щенная дружба, долг сыновний есть вос’гувствование, согревающее и услаждающее душу его. Человеколюбие и снисхождение к слабых-гчм че
1АШК0ВЛ НА СТРАНИЦАХ НЕМЕЦКИХ ЖУИРОВ 82 виляют ему миролюбное расположение противу собра. довеческим А<х ' независимого его духа одними пороками токмо тий своих, спокойствие нет j д ( д 192_192о6) « «X von gelehrten Sachen. “ 1809 “rbXfc Ge'X 'K s^'al'stischen Lander Europas. Berlin, 1984. Bd. 28. S. 127-148. 23 ПФА РАН. Ф. 8. On. 3-1795. Д. 6. Л. 1. 24 Осипов В. И. файнштейн М. Ш. Первый зарубежный отзыв на «Словарь Академии Российской» // Вопросы языкознания. 1985. № 6. С. 104 НО. 25 Вейсманн Э. Немецко-латинский и русский лексикон... СПб., 1731; Гелъ- тергоф Ф. Российский Целлариус... М., 1771; Евгений (Романов). Краткий словарь славянский... СПб., 1784. 26 См: Николаев С. И. Кондратович // Словарь русских писателей XVIII ве- ка. СПб., 1999. Вып. 2. С. 115—118. 27 См2 Сухомлинов М. И. История Российской Академии. СПб., 1887. Вып. 8. С. 6. 28 ПФА РАН. Ф. 1. Оп. 3. Д. 68. Л. 499; цит. по: Ученая корреспонденция Ака- демии наук XVIII века: 1783—1800. Л, 1987. С. 212. Сухомлинов М. И. История Российской Академии. СПб., 1887. Вып. 8. С. 7. Примечание А. Л. Шлецера: «Каждая книга в четверть листа, 3—4 печат- ных листа каждая. Таким образом, все вместе, при очень разреженном шрифте, достигло объема около 20 печатных листов». Марпергер Пауль Якоб (1656—1730), немецкий историк. См.: Магрег- п 8Гл 'и Moscowitischer Kauffinann. Lubeck, 1705 (2-е изд. — 1723) А. Л. Шлецер не точен: работа над словарем продолжалась 11 м Gesims (нем.) - карниз, выступ. 35 Ру^пЛОВа-ЯЛ Р Лашкова со®Рала более 700 слов на буквы LI III Щ 1умовскии Степан Яковлевич С1734_1Я17Л -..•тп, У бургской Академии наук. ( 812)’ аСТрОНОМ’ акаДемик Петер- Имеется ввиду «Каталикон, или универсальный слои-, ж языка» И И Шмыллтлтг-з - реальный словарь французского и. Шмидлина, вышедший в семи томах в Гамбурге в 1772 г. 29 30 31 лет.
НА ПЬЕДЕСТАЛЕ Бессмертны вы вовек, о росски исполины, В боях воспитанны средь бранных непогод! О вас, сподвижники, друзья Екатерины, Пройдет молва из рода в род. А. С. Пушкин. Воспоминания в Царском Селе нягиня Екатерина Романовна Дашкова, директор Пе- тербургской Академии наук, президент Российской Академии — одна из замечательнейших женщин в ис- тории России. Ее вклад в развитие науки, культуры и образования был настолько значителен, что на знаме- нитом памятнике, воздвигнутом в Санкт-Петербурге в сквере перед Александринским театром, она изобра- жена в ряду тех, кто был и остается гордостью России (это — великий полководец граф А. В. Суворов, поэт Г. Р. Державин, основатель многих учебных заведений И. И. Бецкой, государственный деятель, дипломат граф А. А. Безбородко, адмирал, исследователь Северного морского пути В. Я. Чичагов, славные военачальники — граф П. А. Румянцев-Задунайский и граф А. Г. Орлов- Чесменский, виднейший государственный и военный деятель князь Г. А. Потемкин-Таврический) и вместе с самой Екатериной II, тридцатичетырехлетнее правле- ние которой стало эпохой славы и могущества России, закрепившей за собой статус великой державы. В созвездии замечательных монументов, способ- ствующих созданию восхитительного образа Петер- бурга, этот памятник Екатерине II занимает одно из первых мест. Он стал неотъемлемой частью облика Невского проспекта, органически вошел в архитектур- ный ансамбль площади, придавая ей особую красоту. Не считая скромного бронзового бюста в подмосков- ном имении Архангельское, это единственный дошед- ший до нас памятник Екатерине II, с правлением кото- рой связана одна из блестящих страниц в истории
284 России, а также единственное скульптурное изображение кНяги_ ни Екатерины Романовны Дашковой. Позволим себе остановиться на этой истории подробнее. Литература о создании памятника невелика. Среди работ, спе- циально посвященных данному вопросу, в первую очередь следует упомянуть небольшие публикации, появившиеся к моменту от- крытия памятника или вскоре после этого История создания монумента чрезвычайно кратко рассказана на страницах книг, посвященных русскому искусству и истории Санкт-Петербурга2. Некоторые общие сведения можно получить из справочной литературы о городе, в большом количестве поя- вившейся к 300-летнему юбилею Санкт-Петербурга3. Заметным событием стало появление в 1989 году солидной монографии И. М. Шмидта «Русская скульптура второй половины XIX — нача- ла XX в.». В этой серьезной научной работе автор пристально рас- сматривает процессы развития русской скульптуры и анализирует обширный круг произведений. Но, пытаясь проследить развитие скульптуры в России во второй половине XIX века, И. М. Шмидт делает акценты не на деятельности отдельных мастеров, а на рас- крытии специфики генезиса различных видов и жанров пластики. Оценки, данные им произведениям М. О. Микешина, оригиналь- ны и интересны, они используются и в нашем очерке. В 2002 году известный знаток истории города Ю. М. Пирютко выпустил небольшую прекрасно иллюстрированную книгу «Под скипетром Екатерины», в которой рассказывается об истории со- здания памятника, об изображенных на нем героях, об авторе па- бот1\ИКа художнике М. О. Микешине, о реставрационных ра- Мы же предприняли попытку изложить предысторию возник новения идеи памятника Екатерине II, показать работу над проек- том, просмотреть историю его создания, описать церемонию от- крытия. В основу очерка легли архивные материалы, хранящиеся в РГИА, ЦГИА СПб, ПФА РАН, Ц.ГАКФФД, газетные публикации того времени и имеющаяся литература. Еще при жизни императрицы идея создания памятника еИ возникала неоднократно. 17 июля 1762 года, т. е. практически сразу после восшествия Екатерины на престол, Сенат поручил руководителю «Канцелярии
НА ПЬЕДЕСТАЛЕ ________________ от строений, домов и садов» И. И. Бецкому незамедлительно за- няться созданием памятника императрице. Сенат считал необхо- димым не только увековечить сам факт воцарения Екатерины, но и прославить ее как щедрую монархиню, после занятия престола одарившую своих сторонников бесчисленными милостями5. Пожелание Сената было встречено Бецким с большим вооду- шевлением. И месяц спустя, 23 августа 1762 года он представил Сенату целую программу, в которой содержалось его отношение к монументальным памятникам и их роли в жизни государства6. Бецкой высказался за установку статуи Екатерины, «дабы самим себе тем живее вообразить и во всегдашней памяти иметь грозив- шие любезному их отечеству бедствия, от которых оне благодея- ниями сей монархини избавились»7. Он предложил поставить конную статую Екатерины на постаменте, украшенном барелье- фами и надписями. Статуя обязательно должна быть отлита из бронзы, так как мрамор в наших условиях недолговечен. Кроме монумента, Бецкой посоветовал заказать серию картин (наподо- бие посвященной Марии Медичи серии работы П. Рубенса), в которых следовало запечатлеть основные события воцарения Ека- терины. Он назвал двенадцать тем и сообщил о том, что ищет мас- теров во Франции и Англии, где, по его мнению, работали наибо- лее интересные художники. Правда, через год он известил Сенат о том, что художника, «дабы во всем том несумненную надежду по- ложить было можно, приискать не смог», а заодно и о том, что уез- жает лечиться за границу8. В связи с отъездом Бецкого Сенат указом от 31 июля 1763 года передал все это дело на рассмотрение Академии наук ’.11 августа 1763 года на заседании академической Конференции обсуждался вопрос о создании проекта памятника. Академик Я. Я. Штелин за- явил, что он уже приготовил семь проектов и остается только вы- яснить место, предназначенное для памятника, чтобы согласовать С ним проект. К сожалению, разыскать проекты Штелина пока не Удалось. На вопрос конференц-секретаря академика Г. ф. Миллера, не хочет ли кто-нибудь еще из академиков заняться разработкой проекта, один только академик Ломоносов ответил положитель- но ’°. Видимо, после этого обещания Ломоносов приступил к состав- лению проекта памятника Екатерине II. Он предлагал воздвигнуть
286 большие триумфальные ворота и на них водрузить медную статую изображающую Екатерину верхом на коне со шпагой в руке. Сна- ружи. ворота должны быть украшены восемью статуями, символи- зирующими добродетели и образующими четыре группы: Благо- честие и Правосудие, Прозорливость и Мужество, Человеколюбие и Щедрость, Мудрость и Трудолюбие. Внутри ворот в нишах Ло- моносов предлагал поставить четыре фигуры, изображающие На- родную любовь, Надежду, Желание и Радость. Над ними намеча- лось расположить четыре мозаичные картины. Предполагаемая высота монумента — 12 саженей (около 25 м), длина — 5 саже- ней (около 10 м)11. Проектирование памятника затруднялось тем, что никто точ- но не знал места, где предполагалось его установить. Служащий Коммерц-коллегии К. Л. Били штейн составил шесть записок с подробным описанием тех мест, которые он предлагал избрать для установки монумента и устройства вокруг него Екатеринин- ской площади12 Еще об одном возможном проекте нам известно из переписки Екатерины II с французским скульптором Э.-М. Фальконе во вре- мя его работы над памятником Петру I. Оказывается, ему было поручено сочинить проект монумента Екатерине II и он сделал два эскиза13. Но в XVIII столетии идея создания памятника Екатерине II не осуществилась, хотя и были попытки еще и еще раз привлечь к ней внимание. Составитель географического словаря Российского государства Л. М. Максимович в пятом томе этого издания, в ста- тье «Санкт-Петербург», описывая открытие 7 августа 1782 года памятника Петру I (знаменитого «Медного всадника»), востор- кенно восклицает. «Сыны Отечества! Восчувствуйте свое блажен- во. воздвигните совокупными силами памятник, который бы по- кгутг, М временам возвестил преимущества златого века, в ром царствует над вами Екатерина Вторая!» 14 во воемяЬПпП<1МЯ1 ИИКе ИмпеРа'гРИЦе возникает вновь в 1803 году, нили чтоим1*А11ОЫНИЯ столетия Санкт-Петербурга, когда вспом- в такое блист^тельн^^^^^1146 ЕкатеРины ГОР°Л бь,л «приведен первейших стХ в F С°СТ°Я”Ие’ что < > почитался одною из сочинение «Мысш Вропе>> • А- Пылаев, опубликовавший свое касательно монумента Екатерине Великой»,
йЛ П4ЕДГСТЛЛЕ 287 едлагал поставить статую императрицы на четырехстороннюю сеченную пирамиду из отесанного, но не полированного гранита. Екатерина, с императорской короной на голове, правой рукой ука- зывает на две лежащие у ее ног короны, Польскую и Таврическую, а в левой руке держит свернутый свиток законов. Предлагались, весьма обоснованно, два места для установки монумента, оба на Васильевском острове. Первое — на площади между Академией художеств и Первым кадетским корпусом (Меншиковский дво- рец), второе — между зданиями Академии наук и Биржи16. Но и этому проекту не суждено было осуществиться. Историю ныне существующего памятника Екатерине II нужно отсчитывать с 5 июля1859 года. В этот день художник И. А. Ладин обратился через Президента Академии художеств к императору Александру II с прошением, чтобы было разрешено соорудить памятник Екатерине II и поставить его в сквере Академии худо- жеств в год столетия Академии (1864)17. Александр II в целом под- держал идею, но не дал согласия на установку памятника на тер- ритории Академии художеств, а повелел объявить конкурс на проект памятника с установкой его в саду Царскосельского двор- ца18. Воображение скульпторов и архитекторов ничем не ограни- чивали, лишь рекомендовали стремиться приблизить облик Екате- рины к портрету, выполненному художником И.-Б. Лампи. Это было одно из последних прижизненных изображений Екатерины: большой парадный портрет, на котором императрица представле- на стоящею у трона в горностаевой мантии, со скипетром в пра- вой руке. В начале 1860 года Академия художеств объявила конкурс на составление проекта паллятника Екатерине II, который должен был украсить сад Царскосельского дворца любимой резиден- ции императрицы. Из литературных источников известно, что на конкурс были пред- ставлены работы академиков скульптуры Н. В. Штрома, Р. К. Зале- мана, В. Э. Менерта, профессоров Д. И. Йенсена, Н. И. Бока и ху- дожника М. О. Микешина1'. Обращение к архивным материалам в РГИА и ЦГИА СПб позволяет уточнить некоторые моменты этой истории. К 28 февраля 1861 года на конкурс были представлены проекты академика Р. К. Залемана и профессоров В. И. Токарева и Д. И. Иен-
НА пьедестале »„>OU-1S61 пласта ген проект М. О. Микешина». П ,,C4V не имевшему звания скульптора. Академия пер. „оХьно огказала в праве участвовать в этом конкурсе. Видимо. конкурс не вызвал большого творческого воодушевле- ния, так как на нем рассматривались только четыре проекта, в от- личие от незадолго до того проходившего конкурса на проект па- мятника «Тысячелетие России», который собрал более пятидесяти возможных вариантов. Проект памятника Екатерине II, представленный двадцатипяти- летним художником Михаилом Осиповичем Микешиным (1835- 1896)", получил одобрение и был утвержден Александром II. Описание проекта Микешина было опубликовано на стра- ницах «Санкт-Петербургских ведомостей» в 1862 году: «Он (па- мятник. — Г. С.) будет воспроизведен в стиле рококо, из бронзы и сердобольского гранита или киевского лабрадора, и изобразит императрицу Екатерину И в величественной позе и порфире (пур- пурная мантия монарха. — Г. С); в правой руке ее царский скипетр, а в левой — несколько венков. На пьедестале, у ног императрицы, большая гирлянда из дубовых и лавровых листьев и роз, которая, ниспадая по шести фасам оригинального пьедестала, венчает рас- положенные в нишах бюсты знаменитых сподвижников Екатери- ны: Г. А. Потемкина, П. А. Румянцева, А. В. Суворова, А. Г. Орлова, Г. Р. Державина»23. сли всномнигь памятник «Тысячелетие России», строитель- титк -уг,ТО.^ОГ11 ^Ь1Л В 40 вРемя занят Микешин, то можно заме- в составе neiv-1' В КОМПОЗИЦИОННОМ решении обоих паллятников, и г. a. nXZZnTXzr; ” :т6“ °окружении пальников, современников н А' А' БезбоР°Ако; в группе воена- мянцев и А. В. CvBonon- мпеРатрицы, представлены П. А. Ру- ства-Д. И. Фонвизин’г. рРДППе-АеЯТеЛеЙ литеРатУРЫ и искус- Академии художеств А Ф Iz еРжавин’ архитектор и директор композитор^ с БоХнс™ТРИНОВ’ 6аСНОПИ“Ч И. А. Крь.ло^ вететвует ТТТТ'ТТ'Т'™'’'" лишь тогда соот- воепомина„ия„ и перД« он отвечает сложившимся в народе томству. Поэтому каддый пя воспоминания отдаленному по- известную идею, а эта идея д^^б ПреАСТавл^ь собою Дея должна быть выражена в такой ясной
289 н н 'г.кялной форме, которая была бы понятна всем и говорила серд- цу и уму людей о великих деятелях, оставивших неизгладимый след своей деятельности в исторической жизни народа»24. Надо признать, что Микешину удалось реализовать свои идеи. И сегод- ня мы воспринимаем памятник Екатерине II как памятник той славной эпохе. В октябре 1861 года по распоряжению Александра II статуя Екатерины (в ‘ ,6 от настоящей величины) была отлита из бронзы на заводе Ф. Шопена и отправлена на Лондонскую всемирную вы- ставку произведений искусств и промышленности, где была удос- тоена почетной медали25. После столь высокой оценки проекта на мировом уровне о нем заговорили всерьез и была составлена смета работ на 197 245 руб. 35 коп.26 18 апреля 1863 года на заседании Городской думы было выска- зано предложение воздвигнуть будущий монумент в столице в сквере перед Александринским театром27. К этому времени в Петербурге было не так много памятников: город украшали два монумента Петру I, выполненные по проектам Э. М. Фальконе («Медный всадник») и К. Б. Растрелли (последний был установлен только в 1800 году перед зданием Инженерного замка); памятник А. В. Суворову работы скульптора М. И. Козлов- ского на Марсовом поле; памятники М. И. Кутузову и М. Б. Барк- лаю-де-Толли скульптора Б. И. Орловского перед зданием Казан- ского собора и памятник И. А. Крылову работы скульптора П. К. Клодта в Летнем саду. Поэтому понятно желание обществен- ности города, чтобы «памятник Екатерине поместился на одну из многочисленных обширных площадей Петербурга, небогатого во- обще художественно-скульптурными произведениями»28. 20 апреля 1863 года на собрании потомственных дворян — членов городской думы было поддержано предложение о поста- новке памятника в городе и решено обратиться с этой просьбой к императору- Также члены городской думы сочли возможным попросить поместить среди сподвижников Екатерины II бюст действительного тайного советника, кавалера ордена Андрея Пер- возванного И. И. Бецкого, который, как записано в обращении, «употреблял всю свою жизнь на труды для общей пользы, был глав- ным сотрудником Екатерины во всех человеколюбивых и учебных делах»29.
НА ПЬЕДЕСТАЛЕ Александринский театр (панорама Невского проспекта В. С. Садовникова, 1830-е гг.) Александр II, идя навстречу петербургскому обществу, повелел 16 июня 1863 года, чтобы памятник Екатерине II был поставлен в городе на Александрийской площади, а скульптор Микешин учел в дальнейшей работе пожелания горожан30. Благодаря великолепным акварелям В. С. Садовникова «Нев- ский проспект» можно представить, как выглядела площадь до со- оружения на ней памятника31. Справа (если смотреть от театра) — Аничков дворец с домовой церковью с крестом, сияющим на не- большом куполе. Слева — Императорская публичная библиотека, учрежденная Екатериной II. Замыкает площадь величественное здание Александрийского театра, построенное по проекту знаме- нитого К. И. Росси, — храм искусств, способствующий просвеще- нию. И, наконец, впереди первый из проспектов столицы, все- гда живой, шумный, удивительный Невский — главная артерия Петербурга. Работа над памятником продолжалась. .Микешин, понимая, что размер царскосельского монумента не соответствует столице, приступил к изготовлению новой модели. В ноябре 1863 года Ми- кешин представил очередной проект; 22 декабря он был одобрен Александром II32. По этому проекту Екатерина изображена в императорском об- лачении, то есть со скипетром, в полукороне, порфире — мантии которая, ниспадая с плеч, образует длинный шлейф. Статуя по- ставлена на шестигранный пьедестал; под ним расположены три шестисторонние ступени, из которых две верхние_чугунные г нижняя — гранитная; на самом пьедестале гирлянды венков окру.
291 Разъезд из Александрийского театра (художник Р. К. Жуковский, 1843) жают шесть медальонов: на пяти из них рельефные изображения Г. Р. Державина, А. В. Суворова, Г. А. Потемкина, П. А. Румянцева и И. И. Бецкого; шестой медальон на задней стороне памятника предназначался для надписи33. Новый проект не понравился императору и Академии худо- жеств. 19 августа 1864 года был закончен очередной вариант. Следует заметить, что как бы ни переделывался проект памятника, фигура Екатерины II, за исключением размеров, оставалась неизменной. В новом проекте Микешин отказался, по настоянию императора, от шестигранного пьедестала. Он стал круглым. Вместо пяти меда- льонов возникло семь бронзовых фигур екатерининских деятелей: помимо уже встречавшихся нам — П. А. Румянцева, Г. А. Потем- кина, А. В. Суворова, Г. Р. Державина, И. И. Бецкого появились еще канцлер А. А. Безбородко и директор Академии наук княгиня Е. Р. Дашкова34. Этот проект был принят. Таким образом, в процессе работы над памятником число и со- став сподвижников Екатерины неоднократно менялись. Лишь когда сюда была включена княгиня Дашкова, требовательность Александра 11 была удовлетворена. 24 ноября 1869 года, в день именин Екатерины, в присутствии Александра II, членов императорской семьи, многих почетных лиц, депутации от городской думы и петербургской публики со- стоялась торжественная закладка памятника. Среди высоких гос-
290 НА ПЬЕДЕСТАЛЕ Александринский театр (панорама Невского проспекта В. С. Садовникова, 1830-е гг.) Александр II, идя навстречу петербургскому обществу, повелел 16 ИЮНЯ 1863 ГОЛЯ. чтпАкт П'э клсп’тттхтл Г»- тт
НА ПЬЕДЕСТАЛЕ 291 Разъезд из Александрийского театра (художник Р. К. Жуковский, 1843) Жатп-т ттт^гтк медальонов: на пяти из них рельефные изображения ------------------------------------------- 1 Л От г» л ГТТГТГОПЛ ТЛ
НА ПЬЕДЕСТАЛ 292 - р д А П Бобринские — правнуки графа гей находились П»Ф“ ины Ц и князя Г. Г. Орлова. д Г. Бобринского, сына дня торжественным богослу- Церемония “ положил первый закладной камень. Он жением. Затем имп р и^ выдол6леннь1м в нем гнездом, в кото- „редсгавлял собой р. и монетами. Ковчег был сделан Р°М ““Tfcma ПО рисункам профессора Академии художеств Г И ~ в него бьии вложены золотые серебряные и медные монеты времён царствования Екатерины II (вступления ее на пре- X присоединения к России Крыма и Тамани и другие) и цар- ствования Александра II (на коронование императора, в память освобождения крестьян от крепостной зависимости и другие). Остальные три камня по традиции положил автор проекта и стро итель памятника Микешин35. Строительные работы по закладке памятника потребовали значительных усилий и труда из-за болотистого грунта. Было вы- рыто несколько колодцев, откуда выкачивалась вода; в грунт под фундамент вбили сваи длиной до 8 м, а пространство между ними засыпали путиловским плитняком. Пьедестал памятника состоял из трех рядов сердобольского финского гранита: темно-красного, светло-серого и темно-серого (почти черного). В состав пьедестала вошло 576 кусков гранита общим весом около 16 тысяч пудов36. 15 февраля 1871 года Александр II, в очередной раз осмотрев проект памятника, высказал много мелких замечаний и изъявил А ? пИе уви^еть на пьеАестале еще две фигуры — адмирала, графа мопскогпВа eCR1 е21С1<ОГО и аДмирала, исследователя Северного ZeZoZTo Г'™*’ °СНОВание памятника, по мнению ===“”в смзи ‘ - н= закончТСХТее ™ ™К°ГАа =Тшен„ымиИ (в цедом о₽и за-
29 себе более подробно рассказать о торжественной ПоЗВО И открытия памятника императрице39. пер^01411 ень к ю часам утра все войска, расположенные в Петер- БОкрестностях: 41 батальон, 36 эскадронов и 130 артилле- орудий, — были готовы к участию в торжествах. Центром ^'з'ника стала Александрийская площадь. Вокруг памятника 6Ь1ЛИ выстроены войска, которые входили в состав гвардии при Екатерине II: лейб-гвардии полки Преображенский, Семеновский, Измайловский, Егерский и Конный. Армейские части и гарнизо- ны стройными рядами стояли по всему Невскому проспекту. На Адмиралтейской площади была построена кавалерия, а конная ар- тиллерия развернулась на Дворцовой набережной. После обт>езда войск Главнокомандующим, в 10 часов 35 минут, из главных ворот Аничкова дворца под восторженные крики «ура!» выехал импера- тор Александр II и начал объезд и приветствие войск, завершив его на Адмиралтейской площади. В это время из Зимнего дворца вы- шла императрица Мария Александровна в сопровождении кня- жон и придворных. Они сели в приготовленные для них экипажи, и торжественный поезд, сопровождаемый Александром II, мед- ленно двинулся по Невскому проспекту. У главного подъезда Им- ператорской публичной библиотеки экипажи остановились. Им- ператрица и те, кто следовал за ней, вошли в здание библиотеки, чтобы из ее окон смотреть на происходящее торжество. Император со своей свитой направился навстречу духовной процессии, которая вышла из Казанского собора и двигалась крест- ным ходом по Невскому. На площади около памятника был со- °РУ>кен помост, на который вступили Александр II и его свита Це- ремония открытия началась с торжественной молитвы. Затем по личной команде императора войска взяли на караул, и снова раз- далось оглушительное, долгое, несмолкающее «ура». По телеграф- ному сигналу, переданному с крыши одного из павильонов Анич- кова дворца, с Суворовской площади были пущены три ракеты, и начался салют в 360 залпов, который производился с Петропавлов- ской крепости изо всех орудий. После этого духовная процессия возвратилась в Казанский собор, а войска стали строиться к тор- жественному маршу. Артиллерия, закончив стрельбу, прошла ры- ^ью с Дворцовой набережной мимо Летнего сада на Михайлов- сую площадь и остановились у выхода Михайловской улицы на
НА ПЬЕДЕСТАЛЕ пяиад которым командовал Алек- Невский проспект. И начался Р ч’асам дня. Потом император сандр И- аа'<он™Хичной библиотеки навстречу выходив- „вправился к подъезд - ПУ^ и> сопровоЖДаемые радост- щей императрице. ь в Зимний дворец. ными возгласами, напРаВ ;а погода в Петербурге стояла до- Во время открытия in несмотря на это. балконь^домов^площади /улицы близ памятника были заполне- НЬ,Н?обошлось без курьезов. Во время стрельбы от грохота вы- стрелов вылетели стекла в некоторых домах на Дворцовой набе- Z й, а решетка, окружавшая площадку перед памя тником, во многих местах оказалась сломанной из-за сильного напора иуо- ЛИКИ. ~ Вечером здания вокруг памятника, Невский проспек т и Боль- шая Морская улица были иллюминированы и залиты свсюм i .«за и бенгальских огней. 24 ноября 1873 года — день открытия памятника — стал праздником не только в Петербурге, но и в Москве и в других го- родах империи, где были отслужены торжественные молебны, организованы выставки печатных трудов Екатерины II и ее порт- ретов, прочитаны лекции о заслугах императрицы перед Россией, в учебных заведениях учреждены «екатерининские» стипендии и т. д.40 Итак, Петербург украсился новым произведением искусства. Особенно красиво памятник смотрелся со стороны Невского про- спекта. ' Величественная фигура Екатерины II венчает постамент okdv- женныи фигурами ее сподвижников. Императрица в ' ' ном богатыми складками платье, несколько отгвытп Г Р°ВаИ' виднеется цепь ордена Св. Андрея ПеХ^нно о У ГАе не груди -андреевская звезда, через пииГ СТОР°' лента того же ордена; плечи покрывает царстве,шз '° ПДРеКИНуТа большой пелериной и длинным роскошным - поРфчра с не- хпускается за фигурами Чичагова m к г. шле11фом. который ™ Украшенадиад^ой, в правой ру/е ^оль/ Екатери- П половины скрытой пелериной порЛипыЛЬКО СОГН'ГГОЙ > локте °' украшенная двуглавым над пле-
евой опущенной руке — лавровый венок (по проекту пред- ч0М'г’1ХОСЬ три венка, но впоследствии было решено оставить один). Вокруг постамента, состоящего из двух кусков темно-серого 1 шита, следующим образом расположены девять фигур главных Сподвижников Екатерины II. Князь Г. А. Потемкин и граф П. А. Ру- мянцев сидят, оба в военных мундирах, в чулках и башмаках, с лен- тами ордена Св. Андрея Первозванного через плечо, с фельдмар- шальскими жезлами в левой руке, в париках того времени. Правая рука князя Потемкина небрежно лежит на колене, ногой он по- пирает мусульманскую чалму с богатыми украшениями и полуме- сяцем; голова его несколько запрокинута назад и обращена к сто- ящему слева графу А. В. Суворову в военно-походном мундире, опоясанном шарфом с кистями, в высоких походных ботфортах. Голова генералиссимуса с характерной для него прической — спу- щенным на лоб локоном (как известно, Суворов не подчинялся со- временной ему моде и парика не носил) — обращена к князю По- темкину, на правое плечо накинута военная шинель, в левой руке — шпага. Граф Румянцев со шляпою в правой руке как бы слушает князя Потемкина. Эти три фигуры составляют отдельную группу и обращены прямо к Невскому проспекту. Над головами князя Потемкина и графа Румянцева на постаменте щит с вензе- лем Екатерины II с императорской короной наверху. Державин и княгиня Дашкова обращены к Аничкову дворцу. Поэт-министр стоит с листом бумаги в левой руки, как бы читая свои стихи; княгиня Дашкова, наклонив голову, слушает; на коле- нях у нее раскрытая книга. За графом Суворовым лицом к Публич- ной библиотеке сидят Бецкой и граф Безбородко. У Бецкого на ко- ленях план, на который устремлено его внимание; Безбородко беседует с ним, держа в левой руке лорнет, а в правой — карандаш, которым он указывает что-то на плане. Сзади, лицом к фронтону Александрийского театра, расположились граф Орлов и Чичагов Первый облокотился на подзорную трубу, ногами он попирает ту- рецкий бунчук с полумесяцем. Чичагов сидит с опущенной шпа- гой в правой руке, а левой придерживает лежащий на коленях шведский штандарт. Все эти фигуры, как и первые три, украшены орденскими лентами, звездами и крестами. Под каждой статуей надписи с сокращенными титулами.
НА ПЬЕДЕСТАЛ 296 Каменный пьедестал монумента резко делится на три части каждая из которых отличается особым цветом гранита. Четыре ступени, составляющие основание всего монумента, высечены из красного гранита; их разделяют на четыре части массивные моно- литы. Они высечены из цельных кусков, соединенных между со- бой. Непосредственно над ступенями укреплена бронзовая доска с надписью: Императрице Екатерине II в царствование Императора Александра II. 1873 года Над доскою сгруппированы атрибуты военного и морского дела, наук, художеств и земледелия: эфес сабли, всрхупп а якоря с цепью, свитки бумаги, книга с надписью «Закон», окруженная лав ровым венком, труба, палитра с красками и кистями, хлебные :.о лосья. Памятник окружен гранитными столбами, соединенными между собою бронзовой цепью в виде развернутого лавре»в< >г ка. С четырех сторон поставлены газовые канделябры Рисун<>: цепи и канделябра принадлежит академику Д. И. Гримму Следует заметить, что при соединении всех частей памяти:.: а и пьедестала не использовали гвоздей, винтов и железных по/.< к : соединяется при помощи выступов и гнезд в частях гранита; гл ная статуя памятника с ее бронзовым подножьем надета прям» г гранитный столб. Подобные соединения едва ли не впервые в та- ких больших размерах были применены в настоящем сооруже- нии; вызвано это тем, что в петербургском климате железо в камне портится. Общая высота памятника 14,2 м. Высота скульптуры императ- рицы — 4,35 м, фигур ее сподвижников, сидящих — 2,5 м. сто- ящих — 3 м. Вес памятника 328 тонн. Интересно вспомнить слова И. М. Шмидта, большого знатока искусства рассматриваемого периода, сказанные им о работах Ми- кешина: Памятники «Тысячелетию России» в Новгороде и Екатерине 11 в Пе- тербурге представляют собой весьма своеобразные произведения ис- кусства третьей четверти XIX века. В них нет уже ^кудрявых аллего-
Памятник Екатерине II в Санкт-Петербурге (скульпторы М. А. Чижов, А. М. Опекушин, художник М. О. Микешин, 1873)
НА ПЬЕДЕСТАЛ £ м-их в осуществленных, а особенно в неосуществлен- рий». столь н^А ины века Но ддя них характерны общая пышность ных проектах с ионных решений. Замыслы Микешина, а ^^ выполненные скульптором исторические персонажи, пол- Lb ЖШ ненной реальности и конкретной убедительности. Это в пер- X рель относится к горельефному фризу памятника «Тысячеле- X России» Б исполнении же фигур на пьедестале екатерининского Хмента ощущается некоторая театральность поз и жестов. Но это, как’и дробность девяти фигур сподвижников императрицы, вос- принимается лишь вблизи. Издали следует отметить чрезвычайно вы- йное расположение этого памятника. С Невского проспекта четко вырисовывается его силуэт на фоне великолепного здания Александ- рийского театра. Особенно удачна фигура самой Екатерины II, вели- чественно-строго возвышающаяся в центре монумента . Работы по созданию памятника объединили многих замечатель- ных и хорошо известных мастеров своего дела. Микешин привлек к работе специалистов, с которыми трудился над памятником «Тысячелетие России», академика скульптуры А. М. Опекушина, который изваял девять фигур пьедестала, и академика скульптуры М. А. Чижова, исполнившего статую Екатерины II42 Все строитель- ные работы были осуществлены под руководством купца первой гильдии Н. П. Осетрова43. Академик архитектуры Д. И. Гриллм раз- работал всю архитектурную часть44. Статуи паллятника и остальные детали были мастерски отлиты на заводе Р. Кохуна фирмой «Ни- кольс и Плинке». На сооружение памятника пошло более 3000 пу- дов бронзы 15. Стоимость монумента — около 500 тыс. рублей46. Все участники работ по сооружению памятника Екатерине II были отмечены наградами. Академик Микешин, автор проекта, удостоился ордена Св. Анны второй степени, Опекушин — Св. Вла- димира четвертой степени47. J и',?”ТЬ ОТКРЬ’™Я монУмента были отчеканены памятные ме- ЛЬШИе 3°ЛОТЬ,е МеАаЛИ 6ыли “РУ4™1" опе- ратору и императрице; тридцать семь серебряных - членам им ператорскои фамилии. Еще были изготовлены тысяча бХ>в™ З^ГнХе^ЯтаЫХ Ж“ РИСУНКИ ~~ монумента, но без ™б ^Д°Р°Нк “ “п ЖН° ВИАеТЬ изо6Ражение МИ буквами: «Императрице^^ ?°В' т?КруГ надпись славянски- тора Александрии K ЕкаТерИНе 11 в ^вование импера- ндра 11». На оборотной стороне - поясной портрет
ины в царской порфире с малой короной на голове. Порт- ;Г!\..>кен венком из лавровых и дубовых листьев. Вокруг венка 4 тоже славянскими буквами: «В память торжественного ^пытия памятника императрице Екатерине II». Лицевую сторо- чедали резал медальер А. Семенов, оборотную — П. П. Меще- „48 ряхов • : Интерес к эпохе Екатерины II, разбуженный работами по со- ланию памятника, породил грандиозный проект украшения сквера, окружающего памятник императрицы, бюстами, статуя- ми знаменитых деятелей ее царствования. Русским историческим обществом, которое в день открытия памятника «за немаловаж- ные заслуги русской истории» стало именоваться впредь «Импе- раторским», был составлен список лиц с указанием заслуг, дающих право на увековечение их имен. Вокруг списка разгорелись боль- шие споры: его то укорачивали, то удлиняли; кого-то вычеркивали, кого-то добавляли. 11 февраля 1880 года Александр II утвердил этот величественный проект49, в результате которого предполага- лось создать «пантеон достопамятных людей Русской земли в слав- ный век Екатерины II». Для увековечения в памяти потомков было избрано 29 лиц, среди них государственные и военные деятели, писатели и художники. По проекту в сквере предполагалось поставить статуи: графа Н. И. Панина, князей А. А. Вяземского и Н. В. Репнина, генерала А. И. Бибикова, адмирала Г. А. Спиридова и писателя Д. И. Фон- визина; бюсты: графов В. А. Зубова, П. И. Панина, Я. Е. Сиверса, И. А. Ферзена и 3. Г. Чернышева, князей М. Н. Волконского, В. М. Дол- горукова-Крымского, графа Г. Г. Орлова, генералов П. Д. Еропки- на и И. И. Михельсона, адмиралов С. К. Грейга, А. И. Круза и Ф. Ф. Ушакова, действительного статского советника Я. И. Булга- кова, академиков Г. Ф. Миллера и П. С. Палласа, историков князя М. М. Щербатова и И. Н. Болтина, писателей Н. И. Новикова и А. П. Сумарокова, художников В. Л. Боровиковского и Д. Г. Аевиц- кого, архитектора А. Ф. Кокоринова50. Известно, что М. А. Чижов по этому заказу вылепил статую А. И. Бибикова. М. П. Попов исполнил бюсты Н. И. Новикова и А. ф. Кокоринова. Кроме Чижова и Попова, над бюстами начали работать скульпторы Н. А. Ааверецкий, И. И. Подозеров и А. Р. Бок. Однако, когда в 1881 году на престол вступил Александр III, то
НА ПЬЕДЕСТАЛ -мете» работы были остановлены51. Мож. .„валу перерасходов> по с^ не осуществился. но только сожале . После постройки Александрийского Нес“Л,Ьо° ?М2°) “июле 1832 года садовым мастером Я. Федо- театра(1828-№д; перед ним 6ыл разбит низкии пар- товым по проему • „«тпеткой на чугунных столбах52. ГХтни “Екатерине II решетку убрали. Сад был совершенно открыт, и ^Х”е1ез“ ой^1 поднят над мостовой. В 1 8 /J году сквер иыд ~ г Хой «с рисунком проволочной сетки», изготовленном на заводе ф. И. Сан-Галли А После Октябрьской революции В. И. Ленин выдвинул план раз- вития монументальной пропаганды и наметил ряд мер Советско- го правительства по осуществлению этого плана. Первым шагом стало принятие 12 апреля 1918 года Советом Народных Комисса- ров «Декрета о памятниках республики». Читаем в Декрете: «В ознаменование великого переворота, преобразившего Россию, СНК постановляет — памятники, воздвигнутые в честь царей и их слуг и не представляющие интереса ни с исторической, ни с худо- жественной стороны, подлежат снятию с площадей и улиц...»54 Несмотря на то, что в Петрограде в августе 1918 года было 90 тыс. безработных, на работы по снятию старых памятников и установ- ке памятников героям революции желающих было очень мало. Погребовались специальные декреты и предписания, гарантирую- щие дополнительные льготы участникам этих мероприятий55. В. И. Ленин лично интересовался состоянием дел и 13 мая года направил письмо Луначарскому, в котором возмущался щХТмЛоТТЬЮ НаР°АНЬ1Х КОМИСсаР°в просвещения, отвечаю- 3 XZ19ГГ“,Ю ПР°ПаганАУ“ А “ постановлении СНК от «ZKZT Г°ВОРИЛОСЬ: <<СНЯТЬ 6езо6Р«ных исту- привлекая к этой работе^ДТ ** реаКЦИИ “ Двухнедельный срок, И многие п» Р безработных интеллигентов» ”. ты» мятники в революционном Петрограде были сня- В и™6!» «ремени уже переименованном Е“теР™одаре. к тому .....
Княгиня Е. Р. Дашкова (фрагмент памятника Екатерине II)
НА ПЬЕДЕСТАЛ? т,жжение в протоколе: «Принимая во внимание, что получило о-ф» Ц ставляет из себя ценное произведение Х™™оан°го из “Ь'АЖШ’ИХСЯ ^"'ЬПТОа Р0ССИИ И ,<а,< Х«°- жХ?ное произведение должен быть сохранен, комиссия поста- новила что этот памятник должен быть разобран без всяких по- вреждений, что и считает своей главной задачей, исполняя боевое приказание Ревкома...»59 Такая же участь постигла монумент