Text
                    ВОСПИТАНІЕ И ССУЧЕНІЕ
птлоты.
ОТЪ ПОСТУПЛЕНІЯ НА СЛУЖБУ НОВОБРАНЦЕВЪ ДО СОВМѢСТНЫХЪ
ЗАНЯТІЙ ВОЙСКЪ ВЪ СОСТАВЪ ТРЕХЪ РОДОВЪ ОРУЖІЯ.
СОСТАВИЛЪ
Генеральнаго Штаба Полковникъ МАУ.
ВАРШАВА.
Типографія Штаба Варшавскаго военнаго опцум.
1882.

Дозволено цензурою. Варшава, 24 Іюля 1881
Предисловіе. ГЛАВА I. Взглядъ на состояніе вопроса о занятіяхъ съ мо- лодыми солдатами за послѣднее десятилѣтіе (1870—1880 г.). Причины неблагопріятно вліявшія на одиночное обученіе нижнихъ чиновъ: широкое расквартированіе; отсутствіе руко- водящихъ основаній; дядьки-учителя и воспитатели моло- дыхъ солдатъ. Стремленіе къ регулированію и систематизаціи одиночныхъ занятій па новыхъ основаніяхъ: значеніе програнъ; необходимость привлеченія ротныхъ командировъ къ занятіямъ съ молодыми солдатами; необходимость нормальныхъ росппсаній, выражающихъ относительную важность разныхъ отдѣловъ сол- датскаго образованія. Взгляды па этотъ предметъ нѣкоторыхъ авторовъ. Мнѣніе генерала Драгомирова. Общее заключеніе . ГЛАВА II. Состояніе вопроса о занятіяхъ съ молодыми солдатами въ иностранныхъ арміяхъ. Неудовлетворительная постановка одиночныхъ занятій въ иностранныхъ арміяхъ. Отзывъ Каульбарса о германской арміи. Отзывы Вехмара, Богуславскаго и Кампе. Состояніе того же вопроса во французской арміи. Совѣтъ Бюжо. При- казъ маршала Септъ-Арно. Взглядъ генерала Трошю на рефор- мы во французской арміи. Отзывъ полковника Кореи объ итальянской арміи. Общій выводъ . ....................... ГЛАВА III. Правила для занятій съ молодыми солдатами въ войскахъ Виленскаго военнаго округа. Отмѣна широкаго расквартированія съ приваркомъ отъ жителей. Работы коммисіи по разработкѣ правилъ о заняті- яхъ съ молодыми солдатами. Первоначальныя пренія. Объемъ и характеръ занятій въ періоды: образовательный и служеб- ный. Положеніе о занятіяхъ съ молодыми солдатами. Прин- ципіальные вопросы этого положенія: 1) объ учителяхъ и разграниченіи ихъ дѣятельности; 2) установленіе подробныхъ програмъ; 3) нормальное- распредѣленіе занятій—какъ мѣра къ установленію должнаго единомыслія на относительную важность разныхъ предметовъ обученія..................... ГЛАВА IV. Мѣропріятія, по обученію молодыхъ солдатъ, обще-обязательныя для всѣхъ войскъ. Мотивы и соображенія, вызвавшіе разработку положенія 1876г. Заключеніе комитета по устройству и образованію войскъ на про- Стр. 1—38. 39—58. 59-102.
II оптъ занятій съ молодыми солдатами, выработанный въ Вилен- скомъ военномъ округѣ. Основанія, принятыя комитетомъ при разработкѣ Положенія 1876 г. Отмѣна его. Положеніе о по- рядкѣ обученія молодыхъ солдатъ, объявленное при приказѣ по военному вѣдомству 1880 г. за № 335. Приложенія къ нему: перечень свѣдѣній, знаніе коихъ обязательно для рядовыхъ при 4-хъ м 2-хъ мѣсячномъ срокѣ обученія; таблицы начальныхъ сроковъ обученія молодыхъ солдатъ въ пѣхотѣ, по разнымъ отдѣламъ, при 4-хъ и 2-хъ мѣсячномъ срокѣ обученія. Заклю- ченіе ............................................... 103—124. ГЛАВА V. О полевыхъ занятіяхъ вообще. Значеніе торжественной молитвы передъ постановкой моло- дыхъ солдатъ въ общій строй ротъ, для совмѣстныхъ заня- тій со старослужащими. Продолжительность полевыхъ заня- тій; подраздѣленіе ихъ па сборы частные и общіе. Распре- дѣленіе періода частнаго сбора для занятій—отдѣльно ротами, батальонами и полками. Значеніе инструкціи для полевыхъ запятій. Путаница во взглядахъ п разнообразіе въ требова- ніяхъ, по вопросамъ иногда первостепенной важности, какъ напримѣръ: о перебѣжкахъ при отступленіи; о перемѣшиваніи людей въ цѣпи; объ усиленіи и удлиненіи цѣпи; о наступле- ніи и атакѣ; о примѣненіи цѣни къ мѣстности; о сквозныхъ атакахъ; о номенклатурѣ практикуемыхъ ученій и ма- невровъ ............................................. 125—163. ГЛАВА VI. Полевыя занятія въ періодъ частныхъ сборовъ. 1) Строевыя ученія: въ періодъ занятій ротныхъ, баталь- онныхъ и полковыхъ. Примѣрная програма ротнаго ученія. 164—186. 2) Маневрированіе............................... 186—190. 3) Упражненія въ пользованіи картою............. 190—192. 4) Сторожевая служба: указанія преподанныя войскамъ Виленскаго военнаго округа; общія указанія для занятій сторо- жевою службою: посты, заставы, главный караулъ; пароль, отзывъ и пропускъ; порядокъ разстановки цѣпи .... 192—199. 5,) Саперныя работы: обученіе войскъ нолевымъ сапер- нымъ работамъ. Объ инженерахъ при корпусахъ и дивизіяхъ состоящихъ. О распредѣленіи инженерныхъ войскъ но кор- пусамъ. По вопросу о шанцевомъ инструментѣ. Наставленіе по самоокапыванію пѣхоты малою лопатою изд. 1881 года. Производство саперныхъ работъ команднымъ порядкомъ. Дан- ныя, полученныя мри работахъ малою лопатою .... 199—232. 6) Полевая гимнастика: общія указанія; порядокъ ис- полненія упражненій.................................. 232—240. 7} Практическая стрѣльба: виды практической стрѣль- бы. Порядокъ производства стрѣльбы: одиночной въ неопредѣ- ленное время, скорой стрѣльбы съ 200 шаговъ, залпами въ
III неопредѣленное время. Производство боевой стрѣльбы: 1) одн- . ночной н 2) частями. Порядокъ производства показной стрѣль- бы: а) наглядное изображеніе полета пули; б) наглядное изо- браженіе среднихъ точокъ попаданія; в) перекидная стрѣльба. Курсъ стрѣльбы частей, вооруженныхъ малокалиберными вин- товками. Число патроновъ на малокалиберную винтовку. Раз- дѣленіе стрѣлковъ на классы. Обученіе стрѣльбѣ изъ револь- веровъ. Нѣсколько словъ о смотрахъ стрѣльбы .... 240—266. 8) Глазомѣрное опредѣленіе разстояній: общія указа- нія; приготовительныя упражненія; практическія упражненіи. 266—274. Нормальное распредѣленіе запятій въ періодъ частныхъ сборовъ.................................................... 274—275. ГЛАВА ѴІі. О занятіяхъ въ составѣ 3-хъ родовъ оружія въ періодъ общихъ лагерныхъ сборовъ. Цѣль и продолжительность общихъ лагерныхъ сборовъ. Послѣдовательность запятій въ общихъ лагерныхъ сборахъ: А) Упражненія пѣхоты съ артиллеріею: 1) показъ взаим- ныхъ обязанностей, 2) ученія пѣхоты съ артиллеріею. Б) Упражненія кавалеріи съ артиллеріею: 1) показъ взаим- ныхъ обязанностей, 2) ученія кавалеріи съ артиллеріею. В) Упражненія въ составѣ 3 родовъ оружія: 1) показъ взаим- ныхъ обязанностей, 2) ученія отрядами въ составѣ 3 родовъ оружія. Г) Показъ походнаго движенія. Д) Маневры: 1) ма- невры малыми частями, 2) большой или отрядный маневръ. О посредникахъ и ихъ обязанностяхъ........................ 276—308. ГЛАВА VIII. Новый уставъ и инструкція для дѣйствія роты и батальона въ бою. Уставъ изданія 1881 года. Главнѣйшія нововведенія въ новомъ уставѣ. Перемѣны въ каждой части особо. Замѣна ,,временныхъ правилъ для обученія роты и батальона раз- сыпному строю* * вновь изданной , инструкціей для дѣйствія роты и батальона въ бою“. Вступленіе, § 1. Боевой поря- докъ роты и батальона, §§ 2—4. Расположеніе цѣни и примѣненіе ея къ мѣстности, §§ 5 и 6. Расположеніе ре- зервовъ, §§ 7—10. Общія обязанности начальниковъ въ бою, §§ 11—15. Огонь въ бою, 16—19. Расходованіе въ бою патроновъ, §§ 20—23. Перестроеніе въ боевой поря- докъ, §§ 24—26. Движеніе боеваго порядка, §§ 27—30. Движеніе цѣпи и резервовъ, §§31—35. Расходованіе резервовъ, §36. Ударъ въ штыки, §§ 37—42. Охваты, §§43—49. Очеркъ оборонительныхъ дѣйствій, §50. Выборъ позиціи, §§51—63. Отступленіе въ бою, §§ 64—66. Отраженіе атаки кавалеріи, §§67—75. Атака непріятельской батареи,§76. Дѣйствія съ артиллеріею, §§ 77—85. Нѣсколько замѣчаній по поводу но- вой инструкціи для лѣтнихъ занятій войскъ, изд. 1881 года. .309—359.
IV ГЛАВА IX. О ротныхъ школахъ и полковыхъ учебныхъ командахъ. Цѣль учрежденія ротныхъ школъ. Прохожденіе занятій въ ротныхъ школахъ. Назначеніе полковыхъ учебныхъ командъ; устройство командъ. Испытаніе поступающихъ въ полковыя учебныя команды. Обученіе въ командахъ. Выпускъ. Про- грама полковыхъ учебныхъ командъ: 1) законъ Божій; И) чте- ніе и письмо; III) ариѳметика; IV) воинскіе уставы: а) служба въ гарнизонѣ, б) служба строевая, в) служба въ учебныхъ лагеряхъ и походахъ въ мирное время, г) полевая служба въ военное время; V) устройство войскъ, служба и доволь- ствіе солдата: а) устройство войскъ, б) внутренняя служба, в) прохожденіе службы нижнихъ чиповъ, г) солдатское до- вольствіе; VI) свѣдѣнія изъ военно-уголовныхъ законовъ: 1) дисциплинарный уставъ, 2) понятіе о наказаніяхъ уголов- . ныхъ и исправительныхъ п 3) понятіе объ устройствѣ военно-судной части; VII) ручное огнестрѣльное оружіе; VIII) о сбереженіи здоровья............................. 360—378. ГЛАВА X. Занятія тактическія съ офицерами. Нѣсколько словъ по поводу приказа 1875 г. № 28. Поста- новка тактическихъ занятій въ войскахъ Виленскаго военнаго округа. Предварительныя занятія со штабъ-офицерами. Выра- ботка правилъ для практическихъ занятій офицеровъ въ зим- ній періодъ времени. Общій порядокъ веденія зимнихъ заня- тій. Преимущества изустнаго способа рѣшенія задачъ передъ письменнымъ. Групповыя задачи. Практическія упражненія, предшествующія тактическимъ задачамъ: а) упражненія въ пониманіи условныхъ топографическихъ знаковъ; б) упраж- ненія въ тактической оцѣнкѣ мѣстности; в) упражненія въ составленіи проектовъ по искусственному усиленію позицій. Упражненія въ рѣшеніи тактическихъ задачъ: I квартирное и бивачное расположеніе съ мѣрами охраненія; II походныя дви- женія и мѣры предосторожности на походѣ; III оборона; IV на- ступленіе и атака; V фуражировки; VI сопровожденіе транспор- товъ. О приказаніяхъ и донесеніяхъ. Нѣсколько словъ по по- воду „инструкціи для занятій съ офицерами**, изд. 1881 г. 379—430. Приложенія. I. Планъ распредѣленія годовыхъ занятій въ войскахъ. II. Распредѣленіе зимнихъ занятій въ пѣхотѣ. III. Распредѣленіе лѣтнихъ занятій въ пѣхотѣ. IV. Примѣрное распредѣленіе лѣтнихъ занятій для пѣхотнаго полка V. Примѣрное распредѣленіе лѣтнихъ занятій для стрѣлковаго батальона. VI. Примѣрный перечень занятій въ общемъ сборѣ.
ПРЕДИСЛОВІЕ. Въ началѣ прошлаго 1880 года, когда были закон- чены труды по воспитанію и обученію войскъ въ Ви- ленскомъ военномъ округѣ, я задался цѣлью сгруппи- ровать въ одно цѣлое всѣ разновременно вышедшія ука- занія посему предмету относительно пѣхоты, дополнивъ ихъ тѣми ОФФііціальными руководствами п инструк- ціями, для всѣхъ войскъ обязательными, которыя, ко времени окончанія сего труда, служили руководя- щими основаніями въ войсковыхъ занятіяхъ. Само собою, при этомъ имѣлось въ виду высказать моти- вы и соображенія, которыя, служа принципіальнымъ основаніемъ раціонально поставленной системы, долж- ны, раньше или позже, сдѣлаться убѣжденіемъ массы и въ силу этого убѣжденія примѣняться, по мѣрѣ возможности, въ образовательномъ дѣлѣ войскъ. Одна- кожъ, начатый мною трудъ, частями печатанный на страницахъ «Военнаго Сборника», я долженъ былъ временно пріостановить, въ виду слуховъ, нынѣ осу- ществившихся, о новомъ изданіи «положенія для обу- ченія молодыхъ солдатъ», а равно «инструкціи для полевыхъ запятій войскъ». Какъ извѣстно, первосизъ этихъ положеній объявлено къ руководству войскамъ въ Декабрѣ прошлаго 1880 года, а инструкція для поле- выхъ занятій, хотя и не утверждена еще въ оконча- тельной Формѣ, но разослана нынѣ въ войска для ис- пытанія и на заключеніе начальствующимъ лицамъ.
VI Такимъ образомъ, имѣя подъ рукою обширный ма- теріалъ, частію разработанный и испытанный въ войскахъ Виленскаго военнаго округа, за періодъ вре- мени съ 1875 по 1880 годъ, частію—изданный рас- поряженіемъ Военнаго Министерства, я призналъ возможнымъ закончить настоящій мой трудъ, въ ко- торомъ собраны возможно подробныя указанія отно- сительно «воспитанія и обученія пѣхоты, отъ по- ступленія на службу новобранцевъ до совмѣстныхъ занятій войскъ въ составѣ трехъ родовъ оружія». Предназначая ату книгу, главнымъ образомъ, въ пособіе офицерамъ, какъ ближайшимъ сотрудникамъ въ образовательномъ дѣлѣ войскъ, я счелъ небез- полезнымъ, для полноты ея, включить данныя о ротныхъ и полковыхъ учебныхъ командахъ, а равно и о тактическихъ занятіяхъ офицеровъ, чему посвя- щены двѣ послѣднія главы. р. /и у.
Глава I. Взглядъ на состояніе вопроса о занятіяхъ съ молодыми солдатами за послѣднее де- сятилѣтіе (1870—1880 г.). Причины неблагопріятно вліявшія па одиночное обученіе нижнихъ чиновъ: широкое расквартированіе; отсутствіе руководящихъ основаній; дядьки- учнтеля и воспитатели молодыхъ солдатъ. Стремленіе къ регулированію и систематизаціи одиночныхъ занятій па новыхъ основаніяхъ: значеніе програмъ; необходимость привлеченія ротныхъ командировъ къ занятіямъ съ молодыми солдатами; необходимость нормальныхъ роснисаній, выража- ющихъ относительную важность разныхъ отдѣловъ солдатскаго образованія. Взгляды па этотъ предметъ нѣкоторыхъ авторовъ. Мнѣніе Генерала Драгоннрова. Общее заключеніе. Вслѣдъ за окончаніемъ франко-прусской войны, въ ино- странной военной литературѣ появился цѣлый рядъ статей и отдѣльныхъ сочиненій, обсуждавшихъ всесторонне во- просъ о воспитаніи и обученіи войскъ. Авторы этихъ сочи- неній, побывавшіе, большею частью, въ дѣлахъ, а слѣдо- вательно и имѣвшіе случай личнымъ опытомъ убѣдиться въ несоотвѣтствіи стараго порядка занятій, высказываются весьма настойчиво въ пользу радикальной замѣны суще- ствующихъ пріемовъ обученія болѣе раціональными, отвѣ- чающими современнымъ требованіямъ тактики. Само собою разумѣется, взгляды ихъ подверглись критикѣ, вслѣдствіе чего на страницахъ иностранныхъ военныхъ журналовъ возникла литература съ полемическимъ характеромъ по вопросу о тактическомъ образованіи войскъ. Нѣкоторые изъ упомянутыхъ авторовъ посвятили свои изслѣдованія исключительно одиночной подготовкѣ молодыхъ солдатъ на томъ основаніи, что фундаментъ благоустройства части и боевая ея годность обусловливаются правильнымъ систе- матическимъ обученіемъ молодыхъ солдатъ. Ниже, въ сво-
— 2 — емъ мѣстѣ, мы укажемъ на тѣ статьи и сочиненія, ко- торыя, касаясь возбужденнаго нами вопроса, будутъ имѣть къ нему прямое плп косвенное соотношеніе. Наша военная періодическая печать того времени не замедлила откликнуться въ томъ же направленіи, частью подъ вліяніемъ иностранной литературы, частью въ пред- видѣніи готовившагося въ то время устава всесословной воинской повинности. Насталъ 1874 годъ, и ожидавшійся уставъ появился. Въ силу повой законодательной мѣры, всѣ сословія одинаково призваны на защиту отечества, сроки службы сокращены, число поступающихъ каждогодно солдата увеличено; въ связи съ тѣмъ требованія, и безъ того обширныя, усложнились развитіемъ техники военнаго дѣла и измѣнившимися условіями веденія боя. Въ виду этого всякій, болѣе или менѣе, сталъ сознавать, что старые взгляды и пріемы, существовавшіе въ дѣлѣ солдатскаго образованія, непригодны болѣе для обновленнаго войсковаго организма п должны, такъ или иначе, измѣниться; всякій понималъ, что наступилъ часъ, когда потребуется много труда и усилій, чтобы каждогодно обучить и воспитать сравнительно большій контингентъ молодыхъ солдатъ при относительно короткихъ срокахъ службы и крайнемъ не- достаткѣ учителей. Разсчитывать, по примѣру прежнихъ лѣтъ, что время восполнитъ пробѣлы рекрутскаго образо- ванія, а воспитаніе придетъ само собою, исподволь, подъ вліяніемъ среды, обстановки и продолжительныхъ сроковъ службы—больше нельзя. Если прежде унтеръ-офицеры п дядьки были единственными и лучшими наставниками, то теперь, вслѣдъ за изданіемъ новаго устава о воинской повинности, всѣ стали смутно сознавать, что эти наставни- ки болѣе къ дѣлу непригодны. Подъ впечатлѣніемъ эти^ъ соображеній, всѣ изъ года въ годъ ожидали чего то но- ваго, ожидали указаній, правилъ и инструкцій, какъ взять- ся за дѣло при новыхъ условіяхъ, какъ повести молодыхъ солдата, какъ и чему обучать роту, батальонъ и т. д. Откровенно говоря, въ указанномъ смыслѣ даны многія полезныя указанія, но все таки остается еще не мало труда, чтобы довести начатое зданіе до конца. Наше
— 3 — убѣжденіе, что въ столь серьезномъ дѣлѣ, какимъ нынѣ является войсковое образованіе, должна быть строго со- ображена и раціонально поставлена вся система занятій, начиная съ одиночной подготовки новобранца и кончая совокупными дѣйствіями войскъ разныхъ родовъ оружія. Не имѣя новаго, сколько пибудь отвѣчающаго требованіямъ и духу времени, не признавая стараго, рѣзко бьющаго въ глаза своею несообразностію, невольно явятся въ при- ложеніи частные взгляды и сужденія, далеко нежелатель- ныя въ дѣлѣ обученія войскъ. Такого рода разрозненныя дѣйствія, обусловливаемыя личными, нидивидуальиымпвоз- зрѣпіямп каждаго обучающаго пли руководящаго обучені- емъ, безъ связи и системы проводимыя въ войска, способны водворить ту путаницу въ занятіяхъ, разобраться среди которой и доискаться общихъ руководящихъ основаній, будетъ крайне затруднительно, если не невозможно. Безъ признанія общихъ руководящихъ основаній, точно регла- ментирующихъ систему занятій и имѣющихъ общую для всѣхъ обязательную силу, нельзя разсчитывать, чтобы вос- питаніе и обученіе войскъ было повсемѣстно направлено къ привитію имъ боевыхъ качествъ, коими нынѣ только и можетъ гордиться всякая армія; отсюда ясно, какое зна- ченіе можетъ имѣть правильно организованная система занятій, особенно, въ настоящее время, при всеобщей воин- ской повинности и сокращенныхъ срокахъ службы. Что сдѣлано у насъ въ указанномъ выше смыслѣ будетъ ука- зано своевременно въ послѣдующихъ главахъ. Теперь же намъ приходится бросить бѣглый взглядъ на состояніе вопроса о занятіяхъ съ молодыми солдатами за послѣднее десятилѣтіе и вывести тѣ общія руководящія основанія, которыя должны лечь въ систему означенныхъ занятій. Забѣгая нѣсколько впередъ, считаемъ нужнымъ предва- рить, что вопросъ о занятіяхъ съ молодыми солдатами впервые поднятъ и поставленъ на раціональныхъ нача- лахъ въ войскахъ Виленскаго военнаго округа, еще въ 1875 году. Главнѣйшія основанія этого проекта нынѣ приняты къ обязательному руководству во всей арміи и проведены частію въ новомъ положеніи о занятіяхъ съ
— 4 — молодыми солдатами, объявленномъ при приказѣ по воен- ному вѣдомству отъ 11-го Декабря 1880 года за № 335. Необходимость установленія строго опредѣленной си- стемы, въ дѣлѣ воспитанія и обученія войскъ, стала со- знаваться вслѣдъ за изданіемъ закона о всеобщей воин- ской повинности. Чтобы должнымъ образомъ оцѣнить зна- ченіе этой настоятельно необходимой мѣры, слѣдуетъ пред- варительно взглянуть на условія и характеръ занятій до изданія упомянутаго закона. Начнемъ съ осени, т. е. съ оконченія лагерныхъ сборовъ. Послѣ окончанія лѣтняго лагернаго сбора, нѣкоторая очередная часть войскъ оста- валась въ городахъ для несенія караульной службы, а другая—большая часть войскъ, за отсутствіемъ казармъ, размѣщалась по деревнямъ на весь зимній періодъ времени, съ приваркомъ отъ жителей. Но, чтобы подобное расквар- тированіе съ довольствіемъ ото жителей, не было для нихъ обременительно, люди размѣщались съ такимъ разсчетомъ, чтобы на одного человѣка приходилось отъ пяти до семи дворовъ, гдѣ онъ могъ бы поочередно пользоваться при- варкомъ. При такомъ условіи на роту обыкновеннаго со- става въ 100 человѣкъ требовалось отъ 500—700 дворовъ, или, приблизительно, отъ 15-ти до 20-ти деревень. Конечно, при условіяхъ благопріятныхъ, особенно въ мѣстностяхъ густо населенныхъ и, обратно, при неблагопріятныхъ усло- віяхъ, были уклоненія въ ту или другую сторону, т. е. рота могла быть менѣе или болѣе разбросана. Весьма естественно, что при такомъ размѣщеніи ротъ, отъ окончанія лагернаго сбора одного года до начала частныхъ сборовъ слѣдующаго года, люди были внѣ вся- каго контроля со стороны ротнаго командира, а потому и не могло быть рѣчи о систематизаціи одиночныхъ за- нятій. Конечно, при прежнихъ продолжительныхъ срокахъ службы нижнихъ чиновъ и значительно меньшихъ требо- ваніяхъ, вредная сторона широкаго расквартированія не была настолько осязательна, какъ нынѣ, когда, со введе- ніемъ всеобщей воинской повинности и сокращенныхъ сроковъ службы, требованія настолько усложнились, что и при раціональномъ пользованіи зимнимъ періодомъ вре-
— 5 — мели, много нужно труда самаго настойчиваго и усидчи- ваго, чтобы достигнуть желаемыхъ, въ этомъ отношеніи, результатовъ. Рекруты, поступая на службу именно въ періодъ широкаго расквартированія, тотчасъ по прибытіи въ роты, разбивались во взводы и отдѣленія, и, такимъ образомъ, съ перваго же шага ихъ дѣйствительной службы ускользали отъ контроля ротнаго командира и снова всту- пали въ ту же крестьянскую среду и житейскую обста- новку, изъ которой только что вышли. Хорошо еще, если представлялась возможность передавать ихъ подъ надзоръ опытныхъ унтеръ-офицеровъ, а то случалось и такъ, что они отдавались на полное попеченіе безграмотныхъ и мало- развитыхъ дядекъ, вся дѣятельность которыхъ, въ смыслѣ образовательномъ и воспитательномъ, не шла далѣе мар- шировки, выправки и заучиванія именъ начальствующихъ лицъ. Чтобы, хотя отчасти, парализовать вредную сторону широкаго расісвартированія въ дѣлѣ воспитанія и обученія людей, большинство ротныхъ командировъ, особенно тѣхъ, которые наиболѣе были проникнуты сознаніемъ своихъ обязанностей, періодически возобновляли смѣну частей на ротномъ дворѣ, вызывая для этого по очереди отдѣленія (или капральства) или десятки, наиболѣе удаленные отъ ротнаго двора, гдѣ, подъ личнымъ ихъ руководствомъ, ве- лись съ рекрутами занятія грамотностью, словесностью, ружейными пріемами и маршировкой. Такъ какъ ника- кихъ точныхъ указаній не существовало, какъ, чему и въ какомъ объемѣ обучать рекрутовъ въ продолжительный зимній періодъ времени, то вопросъ этотъ разрѣшался или по непосредственному почину самого ротнаго командира, или по указанію баталіоннаго командира. Въ томъ и въ другомъ случаѣ личныя ихъ воззрѣнія, симпатіи къ тому или другому отдѣлу солдатскаго образованія, а равно при- вычки, воспитаніе и степень развитія обусловливали си- стему, способъ и объемъ занятій съ подвѣдомственными имъ чинами. Въ болѣе благопріятныхъ условіяхъ относительно веденія одиночныхъ зимнихъ занятій находились части, назна- чаемыя для несенія караульной службы, въ мѣстахъ рас-
— 6 — положенія полковыхъ штабовъ. При расположеніи людей въ городахъ, или въ пригородныхъ селеніяхъ, сосредото- ченно, на тѣсныхъ квартирахъ, съ довольствіемъ изъ котла, командиры ротъ имѣли возможность, въ дни свободные отъ караульной службы, наблюдать за ихъ занятіями. Чтобы уяснить себѣ сущность и характеръ одиночныхъ занятій съ нижними чинами вообще и съ рекрутами въ особенности, слѣдуетъ вспомнить, что единственнымъ ру- ководствомъ по этому предмету служила 1-я часть устава о строевой пѣхотной службѣ. Опредѣляя одинъ лишь пе- речень требованій, но не указывая пи объема ихъ, ни от- носительной важности и значенія ихъ въ системѣ солдат- скаго воспитанія и образованія, означенное руководство оказалось недостаточнымъ для установленія однообразнаго и цѣлесообразнаго веденія одиночныхъ запятій съ моло- дыми солдатами, при существующихъ нынѣ короткихъ срокахъ службы. Такимъ образомъ, хотя въ уставѣ этомъ точно выражено, что конечная цѣль обученія молодаго солдата заключается въ доведеніи его до того, чтобы онъ былъ подготовленъ для боя и для выполненія разныхъ долж- ностей, въ которыя рядовой бываетъ наряжаемъ (§§ 6-й и 35-й), но въ дальнѣйшемъ своемъ развитіи, онъ не опре- дѣляетъ объема тѣхъ познаній, которыя необходимы, чтобы молодой солдатъ удовлетворялъ только что указаннымъ условіямъ. Весь уставъ, за исключеніемъ вступленія, указывающаго постепенность образованія молодыхъ солдатъ (§§ 1—44), касается исключительно строевой подготовки, неоспоримо весьма важной, но не исчерпывающей всѣхъ сторонъ оди- ночнаго образованія молодыхъ солдатъ. Нынѣ всѣ почти согласны въ томъ, что одной воинской выправки солдату недостаточно: необходимо его воспитать и преподать ему нѣкоторыя свѣдѣнія (то и другое прежде пріобрѣталось исподволь, путемъ продолжительной службы), безъ знанія которыхъ онъ непригоденъ ни для дѣятель- ности въ мирное время, ни для боеваго употребленія. Упо- мянутый выше уставъ этому отдѣлу занятій посвятилъ лишь одинъ параграфъ, а именно 10-й, въ которомъ го-
— 7 — ворится: «съ третьей недѣли начать молодымъ солдатамъ чтеніе законовъ (но два раза въ недѣлю), до рядовыхъ относящихся, употребляя на это каждый разъ не болѣе получаса (о дисциплинѣ, христіанскихъ обязанностяхъ, нравственности, наградахъ на службѣ, о порядкѣ внутрен- ней службы, обязанности часоваго изъ гарнизонной службы, что получаетъ отъ казны деньгами и вещами). Читать внятно, съ разстановками; по прочтеніи повѣрять, понято ли прочитанное, несли нѣтъ, то объяснять». Редакція этого параграфа—читать о христіанскихъ обязанностяхъ, нрав- ственности и пр., настолько неопредѣленна, что и при желаніи сдѣлать что-либо полезное въ этомъ смыслѣ терялся самый расторопный, энергическій и дѣятельный ротный командиръ. Первое затрудненіе—это естественный вопросъ, откуду заимствовать это чтеніе, такъ какъ спеціальныхъ для того сборниковъ, на сколько намъ извѣстно, не суще- ствовало и нынѣ не существуетъ? Если по Своду Воен- ныхъ Постановленій, то это не представляется возмож- нымъ, за отсутствіемъ въ ротахъ упомянутыхъ законовъ; да, наконецъ, и самое чтеніе, если бы оно оказалось удоб- нымъ, не принесло бы ни малѣйшей пользы, если принять во вниманіе, что въ Сводѣ о христіанскихъ обязанностяхъ, нравственности и пр. говорится слишкомъ не много, да и это по многое скорѣе относится къ кругу обязан- ностей начальниковъ отдѣльныхъ частей и полковыхъ священниковъ, чѣмъ къ каждому отдѣльно взятому сол- дату. Требуется читать внятно и съ разстановками; по прочтеніи повѣрять—понято ли прочитанное, и если нѣтъ, то объяснять; по кто именно долженъ взять на себя этотъ далеко не легкій трудъ—нѣтъ никакихъ указаній. Съ другой стороны, указанія, упомянутыя въ § 10-мъ, относительно развитія въ людяхъ понятій о дисциплинѣ, нравственности, христіанскихъ обязанностяхъ, о правахъ и обязанностяхъ ихъ на службѣ, ограничены столь узкими рамками (по часу въ недѣлю), что этотъ наиболѣе суще- ственный отдѣлъ воспитанія и образованія солдата не могъ имѣть ни должнаго развитія, ни соотвѣтственной поста- новки и значенія. Кто не сознается изъ насъ, что на
— 8 — указанные вопросы мы смотрѣли какъ на излишніе и не- нужные, и тратить время на это вчиталось безполезнымъ. Правда, въ принципѣ многіе сознавали необходимость чего- то большаго, чѣмъ изо-дня въ-день механическое продѣлы- ваніе ружейныхъ пріемовъ; смутно чувствовалась необхо- димость учить солдата для дѣла, развивать его умъ, вос- питывать его въ духѣ воинской дисциплины, ио отъ со- знанія до дѣла слишкомъ далеко: мы не только не знали какъ взяться за это дѣло, но и не отдавали себѣ яснаго представленія въ чемъ и какъ должна проявляться наша дѣятельность на этомъ новомъ пути. Рутина всегда брала верхъ, и мы продолжали учить солдата тому, что, подъ давленіемъ настоящей минуты, приводило къ ближайшимъ и болѣе осязательнымъ результатамъ. На этомъ основаніи, строевая подготовка поглощала все наше вниманіе. Бывали, впрочемъ, случаи увлеченія и другими отдѣлами солдат- скаго образованія. Кому не извѣстно изъ насъ, что отсут- ствіе точныхъ указаній, чему и въ какомъ объемѣ слѣ- дуетъ обучать нижнихъ чиновъ, давало болѣе или менѣе широкій просторъ иниціативѣ каждаго начальника, личнымъ взглядомъ котораго устанавливалось въ части то или другое направленіе въ занятіяхъ съ нижними чинами и опредѣ- лялась важность того или другаго отдѣла солдатскаго образованія, не по существу дѣла, а по привычкѣ къ нему и умѣнію взяться за него руководящаго занятіями? По этому поводу авторъ «Армейскихъ замѣтокъ», меледу про- чимъ, говоритъ: «придетъ, напримѣръ, человѣку въ голову, что заучиваніе номенклатуры частей ружья удивительно способствуетъ развитію ума солдата, и ее начинаютъ дол- бить съ увлеченіемъ, достойнымъ лучшаго приложенія. Покажется ему, что ружейные пріемы составляютъ крае- угольный камень подготовки солдата—и обученіе начинает- ся съ нихъ, хотя рекрутская школа предписываетъ начи- нать съ гимнастики, фехтованія и приготовительныхъ упражненій къ стрѣльбѣ; покажется, что, не замедляя шага до размѣра прежняго тихаго, нельзя научить солдата ходить въ ногу обыкновеннымъ человѣческимъ шагомъ— и его замедляютъ, хотя тихій шагъ давно уже отмѣненъ.
— 9 — Однимъ словомъ—всякъ молодецъ на свой образецъ: что кому нравится, тотъ на то и налегаетъ, запинаясь осталь- нымъ только для очистки совѣсти. Истекаетъ срокъ пред- варительнаго обученія—и новый «старый» солдатъ начи- наетъ служить съ знаніемъ, напримѣръ, ружейныхъ прі- емовъ, но безъ умѣнія взять прицѣльную линію; онъ пере- говоритъ названія самыхъ мелочныхъ частей ружья, но не съумѣетъ его порядочно разобрать, вычистить и собрать. Намъ кажется, говоритъ далѣе авторъ, «Армейскихъ за- мѣтокъ», пришло время серьезно подумать о томъ, чтобы подобные случаи не повторялись, такъ какъ, благодаря имъ, легко можетъ быть, что солдатъ и въ отпускъ уйдетъ, узнавъ только аксесуары своего дѣла, а не суть его» (*). Нельзя обойти молчаніемъ еще одного вопроса, безспорно много вліявшаго на успѣхъ одиночныхъ занятій—это вопроса объ учителяхъ. Въ § 9-мъ, ч. I устава о стро- евой пѣхотной службѣ, между прочимъ, говорится, что на дядекъ слѣдуетъ возлагать, по возможности, полное обра- зованіе молодыхъ солдатъ, т. е. нравственное, одиночное и строевое, а не передавать послѣднихъ въ руки разныхъ учителей. Отсюда ясно, что па дядьку смотрѣли, какъ на учителя, наставника и воспитателя молодаго солдата. Ме- жду тѣмъ, теперь всѣмъ стало ясно, что воспитать моло- даго солдата и развить его для потребностей мирнаго и военнаго времени—задача на столько серьезная, что она не подъ силу даже молодому, малоопытному офицеру, слѣ- довательно о дядькахъ тутъ не можетъ быть и рѣчи. Вслѣдствіе этого, нѣкоторое время даже думали: есть ли вообще какая либо надобность въ удержаніи и нынѣ дя- декъ? По нашему мнѣнію, они безусловно необходимы, и вотъ почему: молодой солдатъ, прибывшій въ мѣсто новаго ('.луженія, сразу вступаетъ въ совершенію незнакомую для него обстановку, гдѣ’, считая себя безпомощнымъ и оди- нокимъ, среди новыхъ, чужихъ ему людей, онъ, по есте- ственному чувству желанія снискать ихъ расположеніе и снисхожденіе къ его понятному незнанію и неумѣлости, (*) Си. ,.Военный Сборникъ44, 1874 г., Л* 3-й.
— 10 — легко можетъ обратиться къ такимъ нижнимъ чинамъ, которые нарочно нодъискиваютъ это знакомство и сближе- ніе, чтобы выманить отъ него какія нибудь выгоды, вовсе не думая, конечно, о его пользѣ. Ротный командиръ и даже ближайшій начальникъ—отдѣленный унтеръ-офицеръ часто, при всемъ желаніи своемъ, не могутъ предупредить новобранца отъ такого вреднаго сближенія и если замѣ- чаютъ его, то слишкомъ поздно, когда явились ужо вред- ныя послѣдствія. Отстранить это вредное вліяніе на ново- бранца нѣкоторыхъ изъ старослужащихъ солдата, наставить его въ дѣлѣ жизни съ новыми своими товарищами и по- казать практическіе пріемы, до службы и обыденной жизни относящіеся, могутъ только выборные изъ роты люди, ко- торые, какъ по своимъ нравственнымъ, такъ п служеб- нымъ качествамъ, стоятъ па хорошемъ счету у начальства и пользуются уваженіемъ и довѣріемъ товарищей. Люди эти съ давнихъ временъ извѣстны нашему солдату подъ именемъ «дядекъ». Хотя нынѣ, при краткихъ срокахъ службы, это названіе не вполнѣ подходитъ къ молодому составу людей, тѣмъ не менѣе крайне затруднительно прі- искать имъ другое, столь укоренившееся и пользующееся въ арміи уваженіемъ названіе, какъ дядька. Что касается высказываемаго иногда мнѣнія, что дядьки являются един- ственными, попятными для солдата учителями, которымъ, въ этомъ отношеніи, слѣдуетъ даже отдать предпочтеніе передъ офицерами, то эта мысль опытомъ вовсе не оправ- дывается; равнымъ образомъ нельзя не согласиться, что офицеръ или ротный командиръ, знающій свое дѣло, во всякомъ случаѣ лучше всякаго нижняго чипа и знакомый, съ уровнемъ понятій своихъ учениковъ, можетъ быть бо- лѣе понятенъ для нихъ, а слѣдовательно болѣе полезенъ, нежели мало-развитой дядька, который не только крайне мало знаетъ, но и это знаніе не всегда можетъ высказать въ удобопонятной формѣ. Въ настоящее время дядекъ нѣтъ, а есть учителя. Вотъ та обстановка, среди которой врасплохъ засталъ пасъ новый законъ о всеобщей воинской повинности: ши- рокое расквартированіе, неопредѣленность требованій, какъ,
— 11 — чему и въ какомъ объемѣ обучать людей въ продолжи- тельный зимній періодъ, наконецъ—кто долженъ обучать и чему именно. Само собою разумѣется, что такое поло- женіе не могло быть продолжительнымъ, а потому, вслѣдъ за обнародованіемъ указаннаго закона, въ нѣкоторыхъ ча- стяхъ войскъ было пристуллено къ регулированію и си- стематизаціи одиночныхъ занятій, на началахъ, отвѣча- ющихъ современнымъ требованіямъ. Такъ, въ Виленскомъ военномъ округѣ еще въ 1875 году система одиночныхъ занятій съ молодыми солдатами была обставлена строго опредѣленнымъ положеніемъ и програмами, а вслѣдъ за нею выработаны и приняты къ руководству инструкціи для половыхъ занятій роты, батальона, полка, а равно и для совокупныхъ упражненій въ составѣ трехъ родовъ оружія. Намъ кажется, что во всѣхъ трудахъ Виленскаго во- еннаго округа, разновременно изданныхъ къ руководству, за періодъ времени съ 1875—1880 годъ, строго прово- дится слѣдующій взглядъ, съ которымъ нельзя не согла- ситься, а именно: при нынѣшнихъ короткихъ срокахъ службы, недостаткѣ учителей и усложнившихся требова- ніяхъ всякая строевая часть должна быть ни больше, ни меньше какъ школой и что въ силу этого она должна быть поставлена такъ, чтобы могла работать какъ школа къ возможно полному достиженію военно-воспитательныхъ и образовательныхъ цѣлей. Разъ, какъ нѣтъ такой школы, въ коей не были бы точно разграничены запятія по вре- мени и важности каждаго предмета обученія, а равно указанъ объемъ и характеръ занятій и распредѣленіе сихъ послѣднихъ меледу наличнымъ составомъ учителей, то и войсковая школа безспорно должна придерживаться тѣхъ же общихъ основаній и неуклонно имъ слѣдовать. Если этого не будетъ, то, само собою, нѣтъ и не можетъ, быть школы въ томъ смыслѣ, какъ принято понимать ее. Съ этой точки зрѣнія признается положительно необходимымъ, чтобы войсковая школа, преслѣдующая военно-воспитатель- ныя и образовательныя цѣли, имѣла бы: 1) точно выра- женный програмами объемъ занятій, 2) разграниченіе,
— 12 — кто и чему именно долженъ учить, привлекая къ этимъ занятіямъ и ротнаго командира и 3) распредѣленіе вре- мени по предметамъ, сообразно ихъ важности и трудности изученія; однимъ словомъ, нужна систематически устроен- ная школа, строго регламентирующая весь ходъ занятій и устраняющая ту неумѣстную въ этомъ дѣлѣ иниціативу, которая, сплошь-да-рядомъ, обращается въ личный про- изволъ, часто неосмысленный, а иногда даже и беззаконный. Говорятъ, будто нежеланіе стѣснить иниціативу част- ныхъ начальниковъ есть главное основаніе непринятія регламентацій какъ въ обученіи молодыхъ солдатъ, такъ и въ подготовкѣ ротъ, батальоновъ и проч.; говорятъ, что въ этомъ отношеніи должна быть указана лишь цѣль, къ которой каждый долженъ стремиться по долгу чести и разумѣнію, что именно такой порядокъ принятъ въ Гер- маніи и онъ даетъ прекрасные результаты. Ниже мы бу- демъ имѣть случай, со словъ нѣмецкихъ писателей, ука- зать значеніе принятой въ Германіи мѣры; у насъ же не- основательность приводимаго выше довода подтверждается рядомъ работъ военнаго министерства, изданныхъ въ по- слѣднее время къ руководству въ войскахъ. Въ числѣ этихъ работъ, являющихся подтвержденіемъ приведенной выше мысли, можно указать на новое «Наставленіе для обученія стрѣльбѣ» и «Наставленіе для обученія войскъ гимнастикѣ». Весьма обширные по объему, труды эти, до послѣднихъ мелочей, регламентируютъ всякій шагъ, вся- кое движеніе, всякое дѣйствіе обучающаго; личной ини- ціативѣ обучающаго тутъ не предоставлено ничего. Слѣ- довательно молено и должно олеидать, что будутъ даны наставленія и инструкціи, одинаково для всѣхъ обязатель- ныя, чему, какъ и въ какой послѣдовательности и сколько времени обучать роту, затѣмъ батальонъ, а потомъ полкъ; чему, какъ, въ какой послѣдовательности и сколько вре- мени обучать совокупнымъ дѣйствіямъ всѣ три рода оружія. Разсмотримъ, въ какой мѣрѣ необходима подобная ре- гламентація въ системѣ обученія молодыхъ солдатъ и въ чемъ она доллена, главнымъ образомъ, проявляться. Что регламентація эта необходима, въ этомъ едва-ли кто молеетъ
— 13 — сомнѣваться: но мнѣнія расходятся въ приложеніи ея къ тѣмъ или другимъ вопросамъ, вслѣдствіе недостаточнаго уясненія себѣ главнѣйшихъ положеній, вліяющихъ на успѣшное веде- ніе занятій съ нижними чинами въ зимній періодъ времени. Одиночная подготовка молодыхъ солдатъ, въ смыслѣ ихъ воспитанія и индивидуальнаго развитія, при нынѣш- нихъ короткихъ срокахъ службы, настолько важна, что едва ли нужно объ этомъ распространяться. Всякій, мало- мальски знакомый съ требованіями и условіями службы, теперь и прежде, искренно сознается, что выправка сол- дата и его фронтовое обученіе должны идти объ руку съ развитіемъ его для самостоятельныхъ дѣйствій въ раз- ныхъ случаяхъ какъ военной, такъ и мирной жизни. От- нынѣ этотъ новый видъ дѣятельности, правда скромный и небыощій въ глаза, составляетъ фундаментъ благоустройства всякой части и обезпечиваетъ какъ дальнѣйшій успѣхъ за- нятій по мирной подготовкѣ въ составѣ массъ, такъ и подготовляетъ къ дѣятельности боевой, когда отъ школь- ной скамьи, плаца н манежа придется перенестись въ поле и поработать въ серьезную. Само собою, разумѣется, что тутъ рѣчь не въ выправкѣ строевой, маршировкѣ или ру- жейныхъ пріемахъ,—которые, при всей важности ихъ, даются весьма скоро и легко,—а въ личномъ развитіи людей и ознакомленіи ихъ съ духомъ и требованіями вой- сковой службы, въ воспитаніи ихъ. Въ этомъ смыслѣ до послѣднихъ дней (*) у насъ не было точно выраженныхъ указаній, что дѣлать, какъ и чему учить солдата. Отмѣненное нынѣ положеніе о занятіяхъ съ молодыми солдатами, приложенное къ приказу по военному вѣдом- ству 1876 года за № 424, неудовлетворяло потребностямъ войскъ и въ примѣненіи на практикѣ вызвало многія не- доразумѣнія. Рядъ статей на страницахъ «Русскаго Инва- лида» за прошлый 1880 годъ, а равно и въ «Военномъ Сборникѣ», не безъ интереса могутъ быть прочитаны вся- кимъ, интересующимся этимъ вопросомъ. Ниже мы при- (*) Въ Декабрѣ 1880 года объявлено къ руководству положеніе о за- нятіяхъ съ молодыми солдатами, въ коемъ указаны програмы, хотя, правда, очень краткія, и ротный командиръ привлекается къ занятіямъ.
— 14 — ведемъ выдержки изъ упомянутыхъ статей, которыя по характеру своему могутъ быть разграничены на статьи, ратующія за установленіе запятій съ молодыми солдатами на основаніи принциповъ школы, и статьи, отстаивавшія порядокъ занятій на основаніи упомянутаго выше, и от- мѣненнаго нынѣ, положенія. Въ одной изъ нашихъ статей, подъ заглавіемъ «Глав- нѣйшія основанія въ системѣ занятій съ молодыми солда- тами» , мы высказались въ положительной формѣ за подробно регламентированную систему занятій, въ коей было бы указано не только чему слѣдуетъ учить молодыхъ солдатъ, съ привлеченіемъ къ ятому ротныхъ командировъ, но и распредѣленіе времени для означенныхъ занятій. Мы тогда говорили, что значеніе подобной мѣры войска оцѣнили бы по достоинству, а самое обученіе велось бы болѣе одно- образно, чѣмъ теперь, когда всѣ вообще занятія, а сло- весныя въ особенности, обусловливаются личными воззрѣ- ніями обучающаго, его симпатіями и склонностію къ тому или другому предмету обученія. Положеніе 1876 года не опредѣляло: слѣдуетъ ли сообщать людямъ, при одиноч- номъ ихъ обученіи, свѣдѣнія изъ устава о внутренней службѣ, и если слѣдуетъ, то что именно? На практикѣ этотъ вопросъ разрѣшался самимъ обучающимъ. Точно также уставъ о гарнизонной службѣ долженъ быть пре- поданъ, въ существенныхъ своихъ отдѣлахъ, молодому солдату въ первые мѣсяцы его поступленія на службу; безъ этого онъ не можетъ быть наряжаемъ въ караулъ; но что сообщать, какъ и въ какой послѣдовательности, чтобы суть дѣла оттѣнить и запечатлѣть въ памяти сол- дата—это также было предоставлено обучающему. Намъ приходилось видѣть неразъ, что все вниманіе обучающаго, изъ этого важнаго отдѣла службы, обращалось на то, кому и какъ часовой долженъ отдавать честь, что на посту не слѣдуетъ спать, свистать, курить и разговаривать съ по- сторонними, безъ намековъ на болѣе серьезныя обязанности часоваго, о правѣ употребить въ дѣло оружіе и пр. Не- рѣдко сообщается даже ненужный солдату порядокъ смѣны караула, дѣленіе карауловъ на почетные и мѣстные, со-
— 15 — ставъ карауловъофицерскихъ, унтеръ-офицерскихъ и ефрей- торскихъ и проч., но не говорится ему, отъ кого онъ, стоя на часахъ, долженъ принимать приказанія и отъ кого не смѣетъ принимать таковыхъ приказаній. Въ од- номъ мѣстѣ—сборка и разборка винтовки, путемъ заучи- ванія номенклатуры всѣхъ ея составныхъ частей, доходитъ до того, что, въ видахъ сбереженія оружія, пріучаютъ лю- дей производить разборку и сборку винтовки на память, словесно, а не на дѣлѣ—путемъ показа,. Отсюда тотъ результатъ, что люди прекрасно разсказываютъ, какъ слѣ- дуетъ дѣлать то и другое, а въ дѣйствительности собрать или разобрать винтовку не могутъ безъ посторонней по- мощи. То же самое замѣчается и въ прочихъ отдѣлахъ одиночнаго обученія: одинъ объясняетъ людямъ весь поря- докъ ихъ службы, обязанности, повышенія за службу, взы- сканія за неисполненіе обязанностей; другой то же самое дѣлаетъ на половину, третій быть можетъ и ничего не сдѣлаетъ. Одинъ съ полнымъ усердіемъ напрягаетъ всѣ свои усилія, чтобы люди усвоили не только «Молитву Господню», «Вѣрую» и «Десять заповѣдей», но добивается отъ нихъ сознательнаго пониманія всего произносимаго; другой—ограничивается только одной «Молитвой Господ- ней». Кто изъ нихъ идетъ настоящимъ путемъ и кто без- полезно увлекается? На этотъ вопросъ, къ сожалѣнію, нѣтъ положительнаго отвѣта, такъ какъ нѣтъ, подробныхъ, строго обязательныхъ програмъ, чему слѣдуетъ обучать нижнихъ чиновъ и въ какой послѣдовательности. Намъ на это возражаютъ (см. № 47 «Русскаго Инва- лида»), что «уже три года тому назадъ издано «Положеніе о порядкѣ обученія молодыхъ солдатъ» (приказъ по воен- ному вѣдомству 1876 г. за № 424) и еще ранѣе того объявленъ «Перечень свѣдѣній, знаніе которыхъ обязатель- но для каждаго рядоваго» (приказъ по военному вѣдомству 1875 г. за Кз 52); оба эти руководства съ достаточной опредѣленностію указываютъ какъ систему обученія, такъ и то, чему слѣдуетъ учить молодыхъ солдатъ. Если еще могутъ встрѣчаться недоразумѣнія въ отношеніи нѣкото- рыхъ отдѣловъ словесныхъ занятій, програмы которыхъ
— 16 — указаны въ «Перечнѣ» только въ общихъ чертахъ, то ни- какого не можетъ быть сомнѣнія въ томъ, напримѣръ, ка- кимъ молитвамъ слѣдуетъ учить солдата и нужно ли зани- маться толкованіемъ этихъ молитвъ. Въ «Перечнѣ» сказано ясно, что солдатъ долженъ знать: «Молитву Господню», «Сѵмволъ Вѣры» и «Десять заповѣдей Господнихъ»; но за- тѣмъ «Перечень» не обязываетъ офицера толкованіемъ мо- литвъ, что уже составляетъ обязанность священника». Изъ этихъ немногихъ словъ видно, что авторъ приве- денныхъ выше словъ, отстаивая отмѣненное нынѣ поло- женіе, соглашается, что «могутъ встрѣчаться недоразумѣ- нія въ отношеніи нѣкоторыхъ отдѣловъ словесныхъ заня- тій», но что относительно молитвъ сомнѣній никакихъ быть не можетъ, ибо «Перечнемъ», приложеннымъ къ при- казу по военному вѣдомству 1875 года за № 52, требуется знаніе «Молитвы Господней», «Сѵмвола Вѣры» и «Десяти заповѣдей». На это скажемъ, что позднѣйшимъ распоря- женіемъ, а именно положеніемъ 1876 года требуется лишь только одна «молитва Господня». Если такого рода недо- разумѣнія могутъ возникать въ печати, при болѣе или менѣе внимательномъ обсужденіи вопроса., то, естественно, въ войскахъ, гдѣ не всегда представляется возможнымъ справляться съ положеніями и инструкціями, подобныя не- доразумѣнія могутъ встрѣчаться весьма часто (*). Не можемъ согласиться и съ тѣмъ, что толкованіе мо- литвъ молодымъ солдатамъ, въ 16-ти ротахъ полка, состав- ляетъ обязанность священника. Смѣемъ думать, что всякій, знакомый съ условіями расквартированія, бытомъ и усло- віями службы полевыхъ армейскихъ войскъ, согласится съ нами, что дѣло это священнику невыполнимо, при всемъ его желаніи. Наконецъ, мы не помнимъ никакого законо- положенія, которое бы обязывало полковаго священника разъѣзжать по ротамъ и толковать людямъ молитвы. Кто же долженъ заняться этимъ дѣломъ, если священникъ (*) Послѣднимъ положеніемъ, изданнымъ въ концѣ 1880 года (при- казъ того же года за ДО 335), требуется знаніе „Молитвы Господней'4 и „Десяти заповѣдей".
— 17 — никоимъ образомъ этого выполнить не можетъ, а офицера «Перечень» къ тому не обязываетъ? Итакъ, повторяемъ, прежде всего необходимы подробныя програмы, дабы всякій зналъ, чему и въ какой послѣдо- вательности слѣдуетъ обучать молодыхъ солдатъ. Само собою разумѣется, что, какъ скоро воспитатель- ный и образовательный элементъ пріобрѣтаютъ право граж- данства въ системѣ одиночной подготовки молодыхъ сол- датъ, нельзя признать за учителями изъ нижнихъ чиновъ достаточнаго авторитета для роли воспитателя молодаго солдата. Нынѣ повсемѣстно раздаются жалобы на отсут- ствіе унтеръ-офицеровъ, годныхъ для самостоятельнаго веденія людей въ смыслѣ ихъ строевой выправки и обу- ченія разборкѣ, сборкѣ, гимнастикѣ, фехтованію; какую же можно ожидать отъ нихъ пользу на почвѣ педагогической или воспитательной? Естественно, что въ этомъ смыслѣ они не могутъ и не должны быть учителями молодыхъ солдатъ, такъ какъ это сфера дѣятельности офицерскаго кадра. Само собою разумѣется, что дѣло это не должно быть чуждо командира роты, какъ лица наиболѣе опыт- наго и, главнымъ образомъ, заинтересованнаго надлежа- щимъ веденіемъ людей въ интересахъ службы и своихъ личныхъ: вѣдь онъ, а не кто иибудь другой, голова ча- сти, и ему придется вести роту въ бой, а не кому иибудь другому. Бѣдучи прямымъ и непосредственнымъ отвѣтчи- комъ за состояніе и обученіе роты, командиръ ея, не умаляя своего авторитета, а, напротивъ, подымая его, бе- зусловно долженъ, по нашему мнѣнію, принять на себя обученіе молодыхъ солдатъ, поручая остальнымъ офице- рамъ или старослужащихъ, или ротную учебную команду, или какой либо отдѣлъ занятій, примѣняясь къ усердію, личнымъ качествамъ и способностямъ каждаго изъ нихъ. Обучая и направляя новобранцевъ, командиръ роты дол- женъ слѣдить и отвѣтствовать за успѣхъ занятій, веден- ныхъ его помощниками. Кто отнесется къ этому искрен- но и отъ души и пожелаетъ довести свою часть до бле- стящаго состоянія не по внѣшнему только виду, но и по внутреннему содержанію, тотъ убѣдится, что нѣтъ инаго 2
— 18 — средства, какъ только самому заняться дѣломъ, войти въ самое тѣсное и близкое общеніе съ людьми, а не пору- чать столь сложной психической работы, какъ воспитаніе молодаго солдата, другимъ, а тѣмъ менѣе такъ называе- мымъ учителямъ. Но одному не совладать со всѣмъ, а потому, какъ упомянуто выше, на обязанности командира роты лежитъ распредѣленіе ролей между своими помощни- ками такъ, чтобы ни одинъ не оставался безъ занятій и отвѣтственности, а имѣлъ бы, соотвѣтственно заявленнымъ имъ способностямъ, опредѣленное порученіе. Привлеченіе ротнаго командира къ непосредственнымъ занятіямъ съ молодыми солдатами весьма валено во мно- гихъ отношеніяхъ; но главнѣе всего—это сближеніе его съ людьми. Нѣтъ лучшаго и болѣе дѣйствительнаго сред- ства къ достиженію указанной цѣли, какъ только что приведенное выше участіе командира въ запятіяхъ съ людьми. Солилсая ихъ взаимно, подобное общеніе, есте- ственнымъ и кратчайшимъ путемъ, ведетъ къ результа- тамъ, которые иначе недостижимы и въ десятки лѣтъ: люди узнаютъ своего ротнаго, а сей послѣдній — людей въ какіе пибудь два-три мѣсяца. Съ другой стороны, указанныя занятія, ведя къ сбли- женію ротнаго командира съ молодыми солдатами каждо- годнаго контингента, даютъ ему средство намѣтить за- благовременно тѣхъ изъ нихъ, которые, по своимъ нрав- ственнымъ качествамъ, развитію и способностямъ, могли бы въ будущемъ занять унтеръ-офицерскія должности и на- править ихъ для сей цѣли въ полковыя учебныя команды. При такомъ выборѣ легче избѣжать ошибокъ и тѣхъ по- слѣдствій, которыя обыкновенно сопряжены съ удаленіемъ людей, не соотвѣтственныхъ своему назначенію, но поль- зующихся уже унтеръ-офицерскимъ званіемъ. Въ чемъ же, главнымъ образомъ, должна проявляться дѣятельность частныхъ начальниковъ, привлекаемыхъ нынѣ къ воспитанію людей? Какъ довести послѣднихъ до воз- можной степени совершенства въ военномъ дѣлѣ безъ ослабленія ихъ душевныхъ и физическихъ силъ? Первое и самое существенное—это управлять ихъ волею. Чтобы
— 19 — правильно управлять волею людей, необходимо знать тѣ пружины, которыми она приводится въ дѣйствіе, нужно знать ихъ нравственныя и физическія способности, ихъ на- клонности, характеръ, нужно имѣть полную съ ихъ стороны довѣренность. Безъ этого всѣ усилія къ образованію людей не приведутъ къ желаемымъ результатамъ. Обладая здравымъ умомъ, сметливостію и понятливостію, нашъ солдатъ скоро и легко привыкаетъ къ требованіямъ службы и разъ усвоенное, особенно съ показа, не забы- ваетъ; будучи воспитанъ въ духѣ религіи, любви и пре- данности къ Государю и всѣмъ законнымъ властямъ, онъ вообще весьма набоженъ, свято исполняетъ свои обязан- ности, и съ неограниченною любовью и преданностію въ Престолу готовъ жертвовать собою для выполненія этого долга; будучи сознателенъ къ своимъ проступкамъ, онъ съ терпѣніемъ переноситъ и опредѣляемыя за то наказанія, лишь бы наказанія эти были справедливы и соразмѣрны его винѣ. Эти врожденныя качества нашего солдата, будучи укрѣплены въ немъ правильнымъ и внимательнымъ воспи- таніемъ, а природный смышленый умъ и рѣдкая воспрі- имчивость, спеціализированныя въ военномъ смыслѣ, могутъ сдѣлать нашего солдата одинаково крѣпкимъ, сознательно- настойчивымъ и опаснымъ противнику во всѣхъ случаяхъ его боевой дѣятельности, какъ на глазахъ, такъ и за гла- зами начальства. Для достиженія этого необходимо, прежде всего, чтобы частные начальники, начиная съ младшихъ офицеровъ, при обученіи нижнихъ чиновъ и обращеніи съ ними, вникали въ ихъ характеръ, оцѣнивали ихъ умствен- ную развитость и, по возможности, соображались съ ихъ природными способностями, такъ какъ одинъ болѣе понят- ливъ и разсудителенъ, другой—менѣе; склонности одного добрѣе, лучше, другаго—порочнѣе; съ однимъ нужна стро- гость, съ другимъ—кротость, ласка и терпѣніе. Слѣдуетъ помнить, что если солдатъ, особенно молодой, не исполняетъ чего либо, или исполняетъ дурно, то это происходитъ, за весьма рѣдкими исключеніями, не отъ нерадѣнія, а по винѣ обучающаго, отъ недостатка вразумительно поставленныхъ требованій; помочь этому можно только терпѣливымъ и
— 20 — кроткимъ объясненіемъ того, что онъ долженъ дѣлать, а не взысканіями. Кто изъ Г.г. офицеровъ дастъ себѣ трудъ вдуматься въ это, не однимъ только холоднымъ и всегда разсчетливымъ разсудкомъ, но съ сердечностію и теплотою души, тотъ усмотритъ, что для пользы дѣла далеко не- достаточно одного формальнаго отправленія своихъ обязан- ностей, но нужно кое-что больше. Намъ кажется, что только указаннымъ выше обращеніемъ, вниманіемъ, теп- лымъ участіемъ къ положенію солдата, удовлетвореніемъ его нуждъ, поданіемъ собою примѣра въ перенесеніи тру- довъ и опасностей, заботливостію и попеченіемъ о больныхъ п слабыхъ, а также благоразумною твердостію, можно снискать довѣріе и любовь людей и пріобрѣсти неограни- ченную надъ ними власть. Вотъ цѣль, къ которой должно стремиться каждому офицеру, мало-мальски сознающему свое высокое назначеніе; средство же къ тому единствен- ное—это тѣсное сближеніе съ солдатомъ и постоянное съ нимъ общеніе. Слова нѣтъ, это тяжело, но это долгъ, это наша священная обязанность, которую мы добровольно на себя принимаемъ, а потому должны нести безропотно, съ полною охотою и сердечностію. Если сказанное справедливо относительно всѣхъ вообще офицеровъ, то оно еще болѣе касается ротнаго командира, или, какъ иной разъ называютъ солдатики, командира- отца. Само собою разумѣется, что онъ, какъ ближайшій начальникъ ввѣренныхъ его заботамъ и попеченію людей, естественно долженъ болѣе, чѣмъ кто другой, путемъ по- стояннаго общенія п тѣснаго сближенія съ людьми, стре- миться къ упроченію внутренней связи между имъ и его людьми. Достигнуть этого можно лишь тогда, если ротный командиръ явится главнымъ активнымъ дѣятелемъ въ оди- ночной подготовкѣ людей въ смыслѣ общаго и военнаго ихъ образованія, ибо только эта мѣра дастъ ему возмож- ность узнать людей, сблизиться съ ними, раскрыть имъ свою душу и установить то врутреннее единеніе, которымъ сильна часть иногда въ самыя критическія минуты. По- нимающій въ такомъ смыслѣ свои обязанности ротный командиръ есть дѣйствительно голова части, крѣпко и
— 21 — органически связанная съ туловищемъ, а не шефъ, только наблюдающій и руководящій. Само собою разумѣется, что ротный командиръ, заняв- шись воспитаніемъ и развитіемъ молодыхъ солдатъ, будетъ имѣть возможность узнать каждаго изъ нихъ коротко и судить, кто на что годенъ; остальное, относящееся къ одиночному образованію не только молодыхъ солдатъ, но и старослужащихъ, а именно: строевая выправка, физиче- ское развитіе людей и ознакомленіе ихъ съ требованіями и условіями повседневной, обыденной жизни,—все это, какъ менѣе важное, безъ ущерба для пользы дѣла, можетъ быть предоставлено младшимъ офицерамъ, унтеръ-офице- рамъ и дядькамъ. Иногда высказываются мнѣнія, что привлеченіе ротнаго командира къ дѣятельности, нами выше указанной, являет- ся мѣрой неосуществимой, вслѣдствіе будто бы обширныхъ его хозяйственныхъ заботъ. Доводъ этотъ, по нашему мнѣ- нію, можетъ имѣть цѣну лишь въ глазахъ лицъ, не зна- комыхъ съ войсковымъ бытомъ: будь за нимъ хотя сколько нибудь серьезнаго основанія, то естественно въ лѣтній пе- ріодъ занятій, когда хозяйственныхъ заботъ отнюдь не меньше, чѣмъ зимой, ротный командиръ тоже долженъ быть освобожденъ отъ занятій съ ротой въ полѣ, а между тѣмъ на дѣлѣ это не такъ: онъ отлично справляется съ хозяйствомъ и чуть не по цѣлымъ днямъ работаетъ въ полѣ. Ясно, что и зимой, безъ ущерба для хозяйства, онъ можетъ и долженъ удѣлить какихъ нибудь два—три часа на мо- лодыхъ солдатъ. Опять, забѣгая нѣсколько впередъ, мы должны сказать, что въ войскахъ Виленскаго военнаго округа этотъ способъ занятій, съ непосредственнымъ уча- стіемъ ротнаго командира въ дѣлѣ обученія молодыхъ солдатъ, принятъ съ 1875 года, слѣдовательно испытанъ и освященъ шестилѣтнимъ опытомъ; казалось бы,, что гадательныя опасенія за хозяйственныя операціи, въ виду такого факта, не должны бы имѣть мѣста и сколько ни- будь серьезнаго значенія. На высказанную выше мысль: что ротный командиръ, наравнѣ съ прочими офицерами, долженъ быть привлеченъ
— 22 — къ одиночнымъ занятіямъ съ нижними чинами, что наибо- лѣе подходящее къ его высокому положенію было бы обу- ченіе молодыхъ солдатъ по главнѣйшимъ отдѣламъ словес- ныхъ занятій, также появились возраженія. Въ той же статьѣ «Русскаго Инвалида» говорится, что § 11 «Поло- женія о порядкѣ обученія молодыхъ солдатъ» весьма кате- горически выражаетъ требованіе, чтобы обученіе молодыхъ солдатъ свѣдѣніямъ, знаніе которыхъ обязательно для ря- доваго, производилось самимъ ротнымъ командиромъ, шм, по усмотрѣнію его, младшимъ офицеромъ роты». Мы, глав- нымъ образомъ, именно противъ такихъ требованій, гдѣ фигурируетъ «или», зная по опыту, какъ таковыя требо- ванія примѣняются на дѣлѣ. Далѣе намъ возражаютъ: «Существующее положеніе объ обученіи молодыхъ солдатъ устанавливаетъ, между прочимъ, что непосредственное ру- ководство этимъ обученіемъ и отвѣтственность за успѣхъ его лежитъ на ротномъ командирѣ, причемъ самое обуче- ніе можетъ быть возлагаемо имъ на одного изъ младшихъ офицеровъ роты. Авторъ приведенной же выше статьи (т. е. мы) желаетъ повидимому обязать ротныхъ команди- ровъ лично вести это обученіе, что противорѣчитъ «Поло- женію», предоставляющему рѣшеніе вопроса о томъ, кому должно быть поручено обученіе молодыхъ солдатъ, усмо- трѣнію ротныхъ командировъ, которые, неся полную от- вѣтственность за обученіе людей своихъ ротъ, очевидно, не передадутъ обученіе молодыхъ солдатъ своимъ младшимъ офицерамъ, если найдутъ, что эти послѣдніе не соотвѣт- ствуютъ роли непосредственныхъ руководителей занятіями, и если обученіе подъ ихъ руководствомъ идетъ не доста- точно успѣшно. Самъ же ротный командиръ имѣетъ много различнаго рода занятій (?), и потому обязывать его не- премѣнно обучать непосредственно самому молодыхъ сол- датъ въ то время, когда быть можетъ у него есть вполнѣ опытный младшій офицеръ, казалось бы нецѣлесообразно». Во-первыхъ, мы не повидимому только желаемъ, чтобы ротные командиры были привлечены къ непосредственнымъ занятіямъ съ молодыми солдатами, но настаиваемъ на этой мѣрѣ, какъ безусловно необходимой, особенно нынѣ, когда
23 —* учителей нѣтъ, а учениковъ большой наплывъ каждогодно. Во-вторыхъ, намъ говорятъ, что мысль паша противорѣчитъ «Положенію»; само собою ясно: не будь этого противорѣчія, мы бы не имѣли основанія и возбуждать подобнаго во- проса, а если возбуждаемъ, то не безъ надежды быть по- лезнымъ хотя нѣкоторыми указаніями при передѣлкѣ упо- минаемаго «Положенія», которое, какъ проектъ, да при- томъ временный и подвергнутый испытанію въ войскахъ, безспорно, рано или поздно будетъ подлежать исправ- ленію (*). Въ другой статьѣ «По вопросу объ обученіи молодыхъ солдатъ» (**) приводятся въ возраженіе этого требованія слѣдующіе мотивы: „Нѣтъ сомнѣнія, говоритъ авторъ этой замѣтки, что опытъ имѣетъ большое значеніе въ этомъ дѣлѣ (т. е. въ обученіи молодыхъ солдатъ), какъ и во всякомъ другомъ; но нельзя не согласиться, что любовь къ дѣлу и добрая воля помогаютъ многимъ усвопвать въ короткое время то, что другимъ ис дается и продолжительнымъ опытомъ. Нельзя поэтому утверждать безусловно, что въ массѣ оберъ-офицеровъ полка лучшими учителями молодыхъ солдатъ будутъ непремѣнно 16 ротныхъ команди- ровъ. Всѣмъ извѣстно, что въ средѣ ротныхъ командировъ бываютъ болѣе пли меиѣс способные, какъ попадаются иногда не вполнѣ соотвѣт- ствующіе своему назначенію и между лицами, занимающими болѣе высо- кія должности44. „Между тѣмъ интересъ службы требуетъ, чтобы къ дѣлу обученія молодыхъ солдатъ, какъ имѣющему первостепенное значеніе, были при- влечены лучшія силы части. Какъ же быть полковому командиру—лицу, наиболѣе заинтересованному въ постановкѣ образованія молодыхъ сол- датъ своего полка па падежную почву?44 „При отсутствіи точнаго указанія па то, что ротные командиры обя- заны лично вести обученіе молодыхъ солдатъ, выходъ изъ этого затруд- ненія простъ и вполнѣ естественъ: ротный командиръ, какъ первый и ближайшій отвѣтчика, за успѣхъ обученія молодыхъ солдатъ въ ротѣ, конечно, никогда не поручитъ этого дѣла младшему офицеру, если не будетъ при этомъ увѣренъ въ успѣхѣ; въ случаѣ же малѣйшаго сомнѣ- нія—поведетъ дѣло, конечно, самъ. Съ другой стороны, полковой коман- диръ, зная, что въ нѣкоторыхъ ротахъ отъ передачи обученія молодыхъ солдатъ въ руки болѣе способныхъ младшихъ офицеровъ дѣло навѣрное выиграетъ, всегда съумѣетъ устроить такъ, что цѣль будетъ достигнута (*) Нынѣ исправленіе это сдѣлано п ротные командиры привлечены къ занятіямъ съ молодыми солдатами. (**) См. „Русскій Инвалидъ44 1880 г. ЭД 62.
— 24 — наплучшимъ образомъ, безъ малѣйшаго ущерба чьему бы то ни было самолюбію**. ,,Совершенно въ иномъ видѣ представляется дѣло въ томъ случаѣ, если обученіе молодыхъ солдата возлагается на прямую обязанность рот- ныхъ командировъ, приказами или положеніями, издаваемыми свыше. Тутъ уже полковой командиръ, какъ бы пи болѣло сердце его за двѣ или три роты, въ которыхъ, по его убѣжденію, обученіе молодыхъ сол- дата пойдетъ не такъ успѣшно, не можетъ передать этого дѣла младшимъ офицерамъ, хотя бы и болѣе, по его мнѣнію, способнымъ, безъ того, чтобы не уязвить самолюбіе ротныхъ командировъ и даже, скажемъ бо- лѣе, не подорвать нѣсколько кредита этихъ ротныхъ командировъ въ глазахъ остальныхъ чиновъ полка. Въ результатѣ получится или уступка самолюбію двухъ, трехч> человѣкъ и затѣмі» небрежная подготовка моло- дыхъ солдатъ, или же необходимость смѣстить сомнительныхъ ротныхъ командировъ, а можетъ быть даже и удалить пхъ изъ полка**. „Намъ возразятъ, быть можетъ, что мы стоимъ па фальшивой почвѣ; что гдѣ же виданы такіе ротные командиры, которые пе съумѣютъ вести основательно обученіе молодыхъ солдатъ: что неспособныхъ ротныхъ командировъ пе держатъ, а удаляютъ отъ командованія.“ По нашему мнѣнію, подобнаго рода выборъ лучшихъ силъ можетъ имѣть мѣсто при такомъ обиліи образователь- ныхъ средствъ въ ротахъ, какимъ едва-ли гдѣ нибудь располагаютъ, ибо сплошь и рядомъ приходится наталки- ваться на учителей изъ унтеръ-офицеровъ, до такой сте- пени слабыхъ, что даже въ литературѣ возбужденъ во- просъ, объ улучшеніи состава нашихъ унтеръ-офицеровъ. Этотъ фактъ, кажется, съ достаточной наглядностью по- казываетъ, что мы далеко не такъ богаты образователь- ными средствами, чтобы игнорировать такой почтенной и уважаемой личностію, каковъ ротный командиръ, и не пользоваться его услугами въ такое время, когда всѣ со- знаютъ, что дѣла много, а учителей нѣтъ. Отсюда есте- ственно, что не время слишкомъ педантически оцѣнивать способности офицеровъ и допускать между ними выборъ лучшихъ, когда и при всеобщемъ усиліи нмъ трудно со- владать съ дѣломъ, котораго накапливается слишкомъ много. Самъ авторъ приведеннаго выше разсужденія до- казываетъ несостоятельность и непрактичность своей тео- ріи о выборѣ лучшихъ силъ, приведя въ доказательство нашу гвардію, гдѣ обученіемъ молодыхъ солдатъ завѣ ду- ютъ младшіе офицеры, а ротные командиры не принима-
— 25 — ютъ активнаго участія въ этомъ дѣлѣ—и результаты полу- чаются превосходные. Да будетъ намъ позволено спросить, неужели младшіе офицеры составляютъ лучшія силы части, единственно способныя обучать молодыхъ солдатъ? Неужели мѣтъ ни одного ротнаго командира, который съумѣлъ бы вести обученіе молодыхъ солдатъ достаточно хорошо? Ясно, что дѣло, поставленное по способу, рекомендуемому авторомъ статьи, непримѣнимо да же тамъ, гдѣ, до нѣкоторой степени, за избыткомъ офицеровъ, возможенъ между ними выборъ лучшихъ; для арміи же все это еще менѣе осуществимо. Было бы излишне останавливаться на томъ, что въ ротѣ скопляются элементы чрезвычайно разнообразные по своей подготовкѣ: есть новобранцы, совершенно не обученные и не знающіе требованій и условій военной службы, надъ которыми нужна работа трудная, послѣдовательная и ко- потливая, особенно въ смыслѣ воспитанія ихъ и развитія для сознательнаго дѣйствія во всѣхъ случаяхъ мирной и боевой практики; есть люди обученные въ первые четыре мѣсяца ихъ службы, но требующіе дальнѣйшаго утвержде- нія и укорененія въ нихъ пріобрѣтенныхъ ими наскоро познаній; есть старослужащіе, хотя и вполнѣ обученные, по которые все-таки пе могутъ быть совершенно освобож- дены отъ занятій; есть, наконецъ, и ротная учебная ко- манда, гдѣ наиболѣе развитые лю,ди и достойные по сво- имъ нравственнымъ качествамъ подготовляются въ канди- даты на унтеръ-офицеровъ, для поступленія въ полковыя учебныя команды. Не знаемъ, гдѣ найдется, считая даже и ротнаго командира, такой комплектъ офицеровъ въ ротѣ, чтобы можно было поручить каждому изъ нихъ особый разрядъ людей, разно подготовленный и требующій раз- ныхъ пріемовъ для ихъ обученія? Вотъ почему мы пола- гаемъ, что если ротный командиръ, какъ старшій и опыт- нѣйшій изъ всѣхъ офицеровъ, приметъ на себя труднѣй- шую задачу, а именно нравственное и умственное разви- тіе молодыхъ солдатъ, а меледу остальными помощниками своими распредѣлитъ занятія сообразно со способностями каждаго, то онъ поступитъ и вполнѣ по товарищески, и соотвѣтственно высокому своему назначенію.
— 26 — Слѣдуетъ помнить, что отъ первоначальнаго воспитанія молодаго солдата зависитъ нравственный закалъ и боевой духъ роты, ея готовность на всѣ жертвы, однимъ словомъ, все то, что составляетъ залогъ успѣха на войнѣ. Кому же, какъ не ротному командиру, ближе всего это дѣло? Кто можетъ соперничать съ нимъ и оспаривать его священное право, вложить свою душу въ тѣхъ, во главѣ которыхъ ему придется идти въ бой? «Знать солдата, говорится въ приказѣ по войскамъ Виленскаго военнаго округа 1876 года за Л* 61, умѣть говорить съ нимъ, понимать его нужды и удовлетворять ихъ съ отеческой заботливостію, вложить въ него свою душу, развить въ немъ понятіе о долгѣ службы и воинской чести и сдѣлать его разумнымъ и полезнымъ орудіемъ въ смыслѣ боевой единицы — вотъ та програма, исполненіе которой, по долгу службы и по праву, нынѣ всецѣло ложится на ближайшаго командира. Только при такомъ отношеніи къ дѣлу возможна та ис- кренняя любовь и преданность подчиненныхъ къ своему начальнику, передъ которыми, въ минуту тяжкихъ боевыхъ испытаній, нѣтъ ничего невозможнаго; часть, воспитанная въ такомъ духѣ, достойна уваженія, какъ и тотъ коман- диръ, который съумѣлъ довести ее до такого состоянія». Есть еще одно обстоятельство, весьма важное во вся- комъ образовательномъ дѣлѣ, а слѣдовательно и въ воен- номъ,—это регулярность и постепенность занятій. Ничто не нарушаетъ такъ системы и порядка занятій, какъ от- сутствіе этихъ двухъ данныхъ, или, что то же, предостав- леніе этого вопроса усмотрѣнію обучающаго. Какъ бы ни были подробно выработаны програмы, обучающій прежде всего отнесется съ большимъ вниманіемъ къ тѣмъ отдѣ- ламъ обученія, которые или легче, или отвѣчаютъ его сим- патіямъ. Никто не станетъ отрицать, что это такъ было, такъ есть, такъ и будетъ, пока не явится, къ общему обязательному руководству, оцѣнка относительной важно- сти каждаго изъ предметовъ обученія. Первый опытъ та- кой оцѣнки примѣненъ къ полковымъ учебнымъ коман- дамъ въ положеніи о приготовленіи рядовыхъ къ унтеръ- офицерскому званію (приказъ по Военному вѣдомству 1875
— 27 — года № 52). Въ § 20 этого положенія указывается число уроковъ г>ъ недѣлю на каждый предаетъ обученія, а именно: Законъ Божій—1, чтеніе и письмо—4, ариѳметика—2, воинскіе уставы—3, устройство войскъ—2, свѣдѣнія изъ законовъ—1, о ручномъ огнестрѣльномъ оружіи—1, о сбе- реженіи здоровья—1 и чистописаніе—1. Къ сожалѣнію столь полезная мѣра, какъ означенное распредѣленіе уро- ковъ, не пошла далѣе полковыхъ учебныхъ командъ, При- нимая же во вниманіе, что если подобную мѣру признано полезнымъ примѣнить къ этимъ командамъ, гдѣ сосредо- точиваются наиболѣе способные и развитые люди, гдѣ обученіе ведется вполнѣ свѣдущими и опытными офице- рами, гдѣ, наконецъ, ежеминутно возможенъ контроль на- чальника части, то, казалось бы, мѣра эта пріобрѣтаетъ еще большее значеніе въ такомъ дѣлѣ, какъ одиночная подготовка нижнихъ чиновъ вообще, а молодыхъ солдатъ въ особенности; не слѣдуетъ упускать изъ вида, что, по затруднительности контроля 16 ротъ въ полку и по дру- гимъ причинамъ, весьма возможны увлеченія тѣмъ или другимъ предметомъ обученія, не столько по важности или трудности его изученія, сколько по привычкѣ и склон- ности къ нему обучающаго; естественно, при такомъ от- ношеніи къ дѣлу, новобранцы будутъ крѣпки въ излюблен- номъ предметѣ и малосвѣдущи или вовсе не подготовлены въ другихъ предметахъ. Для устраненія этого, повторяемъ, необходимо нормальное распредѣленіе занятій, т. е. такое рос- писаніе, которое бы указывало, числомъ уроковъ, относи- тельную важность каждаго изъ предметовъ обученія. При- мѣняясь къ этому нормальному распредѣленію занятій, на- чальникъ части опредѣляетъ, что въ какой день должно быть исполнено въ ротахъ: далѣе этого идти не слѣдуетъ, чтобы не связывать по рукамъ ротнаго командира. По- яснимъ нашу мысль •примѣромъ. Положимъ, начальникъ части, руководствуясь означеннымъ нормальнымъ распре- дѣленіемъ занятій, будетъ указывать таковыя для ротъ по часамъ. Не говоря про то, что подобная мелочность не отвѣчаетъ высокому положенію начальника части, она, сверхъ того, можетъ стѣснить до нѣкоторой степени и
— 28 — командира роты, обязаннаго точнымъ выполненіемъ дан- наго ему росписанія. Можетъ случиться такъ, чтобъ часы, назначенные командиромъ полка для занятій гарнизонной службой, командиръ роты будетъ отвлеченъ по дѣламъ службы или, вообще, по какой либо причинѣ, не въ со- стояніи будетъ отлучиться изъ квартиры, тогда и занятіе или не осуществится, или пройдетъ кое-какъ, безъ его непосредственнаго участія. Можетъ быть и такъ, что въ одни и тѣ же часы молодымъ солдатамъ будетъ назна- чена гарнизонная служба, а старослужащимъ, положимъ,— теорія стрѣльбы; то и другое настолько важно, что было бы въ высшей мѣрѣ желательно личное участіе ротнаго командира въ означенныхъ занятіяхъ, но по необходи- мости, вслѣдствіе совпаденія ихъ, онъ по обязанности ис- полнитъ свой долгъ въ отношеніи молодыхъ солдатъ и упуститъ теорію стрѣльбы. Намъ кажется, что избѣжать этого молено только тогда, если начальникъ части, руко- водясь упомянутымъ выше нормальнымъ распредѣленіемъ уроковъ, будетъ опредѣлять лишь, чѣмъ именно слѣдуетъ заняться въ ротахъ въ тотъ или другой день. Для примѣра молено сказать такъ: начальникъ части, примѣнительно къ нормальному распредѣленію уроковъ, указываетъ, положимъ, слѣдующія занятія: съ молодыми солдатами—гимнастику, внутреннюю службу, строевыя занятія и теорію стрѣльбы; для старослужащихъ—гарни- зонную службу, теорію стрѣльбы, фехтованіе и строевое ученіе. Распредѣленіе по часамъ дѣлаетъ ротный коман- диръ. Мы увѣрены, что не только ни одинъ изъ ротныхъ командировъ неупотребитъ во зло оказываемое ему довѣ- ріе, но, напротивъ, распорядится временемъ возможно луч- шимъ образомъ въ интересахъ какъ своихъ личныхъ, такъ и своей части. Положимъ, погода съ утра неблагопріятству- етъ строевымъ занятіямъ,—онъ назначитъ словесныя за- нятія и притомъ такъ, чтобы, по возможности, не совпа- дали одновременно какъ у молодыхъ солдатъ, такъ и у старослужащихъ занятія болѣе или менѣе серьезныя; такъ, если молодымъ солдатамъ назначается внутренняя служба, то старослужащимъ можетъ быть назначено фехтованіе,
— 29 — гдѣ присутствіе его не необходимо; и обратно, назначивъ старослужащимъ теорію стрѣльбы, молодые—въ это время могутъ быть на гимнастикѣ, подъ руководствомъ кого либо изъ опытныхъ его помощниковъ, а самъ займется толкованіемъ теоріи стрѣльбы старослужащимъ. Если, на- конецъ, признаетъ удобнымъ можетъ собрать на теорію стрѣльбы вмѣстѣ съ молодыми солдатами и старослужащихъ, разъ какъ этотъ предметъ назначается по росписанію для тѣхъ и другихъ. Повторимъ вкратцѣ наше общее положеніе: нормальное распредѣленіе уроковъ, показывающее относительную важ- ность каждаго предмета обученія, столь же необходимо въ системѣ занятій, какъ, напр. и програмы. Оно должно быть преподано къ обязательному руководству начальни- камъ отдѣльныхъ частей, кои и назначаютъ, на основаніи этого росписаігія, чѣмъ слѣдуетъ заниматься каждодневно въ ротахъ. Ротные командиры, неуклонно исполняя во ввѣренныхъ имъ частяхъ всѣ указанныя занятія, распре- дѣляютъ таковыя по часамъ, въ зависимости отъ мѣст- ныхъ и другихъ условій. Указавъ выше главнѣйшія основанія, долженствующія войти въ систему обученія молодыхъ солдатъ, мы привели и тѣ немногія возраженія противъ нихъ, которыя получили мѣсто въ печати. Неограничиваясь этимъ, для полноты очерка, считаемъ не безъинтереснымъ указать на мнѣнія писателей другой категоріи, высказавшихся въ пользу необходимости установленія занятій на основаніяхъ только что разсмотрѣнныхъ выше. Еще въ 1874 году на страницахъ «Военнаго Сборника» мы встрѣчаемъ цѣлый рядъ статей, всесторонне обсуждав- шихъ вопросъ о томъ, какъ установить занятія въ вой- скахъ на началахъ болѣе раціональныхъ, въ должной по- слѣдовательности и си.стемѣ, чѣмъ это было прежде. Такъ, въ статьѣ «Зимнія занятія въ пѣхотѣ» (*) весьма рельефно рисуется какъ отсутствіе образовательныхъ средствъ въ ротахъ, такъ и порядокъ занятій, крайне нежелательный (*) Си. „Военный Сборникъ14 1874 г. № 3-й.
— 30 — нынѣ, при краткости сроковъ службы. Недостатокъ офи- церовъ, какъ говорится въ этой статьѣ, слишкомъ чувстви- тельно отражается на успѣшность учебныхъ занятій, и онъ, тѣмъ не менѣе, такъ великъ, что автору извѣстны нѣко- торыя части, въ которыхъ на баталіонъ приходится по одному младшему офицеру. Понятно, что при такихъ ус- ловіяхъ немыслимы правильныя занятія. Далѣе авторъ говоритъ: „Въ нашей служебной практикѣ панъ неоднократно доводилось слы- шать, что при занятіяхъ съ нижними чинами не слѣдуетъ стѣснять от- дѣльныхъ начальниковъ никакими частными указаніями и програмами, довольствуясь только общимъ направленіемъ этихъ занятій. Такой взглядъ едва-ли можетъ быть правильнымъ: опытъ многихъ лѣтъ указываетъ, что отсутствіе болѣе подробныхъ руководствъ при запятіяхъ съ нижними чинами нерѣдко заводитъ отдѣльныхъ начальниковъ въ такія требованія, исполненіе которыхъ, по меньшей мѣрѣ, излишне при пашихъ средствахъ къ обученію солдата. Не сообразивъ пи времени, ни средствъ, пи ум- ственныхъ силъ обучающихся, не опредѣливъ съ полною ясностію того, что именно необходимо солдату и безъ чего онъ, при нуждѣ и по обстоя- тельствамъ, можетъ обойтись, нѣкоторые изъ неопытныхъ командировъ вводятъ въ обученіе нижнихъ чиновъ такіе предметы, которые только по силамъ лицамъ, болѣе развитымъ и образованнымъ, или же ставятъ такія требованія, которыя положительно немыслимы для основательнаго исполненія. „Въ виду возможности различнаго рода увлеченій и безплоднаго наси- лованія и форсированія умственныхъ силъ нижнихъ чиновъ, мы пола- гаемъ, что столь серьезное и насущное дѣло, какъ воспитаніе и образо- ваніе солдата, должно быть регулировано подробными и всесторонними указаніями. Вопросъ объ общемъ образованіи нижнихъ чиновъ, разрѣ- шающій то, что нужно знать солдату и безъ чего опъ свободно можетъ обойтись, все еще остается у пасъ открытымъ. Находясь въ зависимости отъ взглядовъ частныхъ начальниковъ, отъ степени правильности пони- манія или условій и требованій военной службы, этотъ вопросъ, при разрѣшеніи на практикѣ, не только примѣняется разнообразно, но и не имѣетъ должной устойчивости и постоянства, нерѣдко мѣняясь въ своемъ примѣненіи съ перемѣною отдѣльнаго начальника. И тутъ, за отсутствіемъ общихъ и для всѣхъ частей обязательныхъ руководствъ, являются разно- образные результаты: одна часть оказывается крѣпче въ стрѣльбѣ, дру- гая—въ маневрированіи, третья—въ знаніи строевыхъ уставовъ и т. п., и такое явленіе, повторимъ опять, находится въ тѣсной связи съ от- сутствіемъ подробныхъ указаній, направляющихъ равномѣрно всѣ обя- зательныя занятія въ отдѣльныхъ частяхъ**. Не станемъ приводить дальнѣйшихъ доводовъ автора упомянутой выше статьи, весьма рельефно характеризу-
— 31 — тощей отсутствіе системы въ занятіяхъ съ нижними чинами. Разсматривая э^отъ вопросъ всесторонне и весьма подробно, онъ даже предлагаетъ свои програмы для указанныхъ за- нятій. Къ сказанному выше мы можемъ добавить, что хотя въ 1875 году сдѣлано распоряженіе о принятіи мѣръ къ удержанію офицеровъ при своихъ ротахъ, но, по разнымъ, независящимъ отъ полковаго начальства, обстоятельствамъ все-таки наличное число офицеровъ настолько незначитель- но, что если имѣется одинъ на роту, то это считается весьма благопріятнымъ; а при такихъ условіяхъ можно-ли смотрѣть на командира роты, какъ на нѣчто безполезное для этого дѣла, и не привлекать его безусловно къ за- нятіямъ? Еще рѣзче и осязательнѣе изслѣдуется этотъ вопросъ въ цѣломъ рядѣ статей, хорошо извѣстныхъ нашимъ чита- телямъ, подъ названіемъ «Армейскихъ замѣтокъ», помѣщен- ныхъ на страницахъ «Военнаго Сборника» за 1874 и 1875 годы. Взгляды автора на цѣль и способы обученія войскъ, глубоко прочувствованныя и испытанныя имъ же на опы- тѣ, не могли не встрѣтить самаго искренняго сочувствія, правда, на первыхъ порахъ, платоническаго, въ средѣ на- шей арміи. «Армейскія замѣтки» не только читались и нынѣ перечитываются, но многое, сказанное въ нихъ, стало теперь проникать въ армію и пользоваться до нѣкоторой степени правомъ гражданства. Не станемъ останавливаться на этихъ статьяхъ, хорошо извѣстныхъ читателямъ «Воен- наго Сборника», а перейдемъ къ послѣдней замѣткѣ автора, помѣщенной въ «Русскомъ Инвалидѣ» за1880 г. въ №56, прямо относящейся къ вопросу, насъ интересующему. «Мно- гіе не раздѣляютъ того мнѣнія, говоритъ генералъ Драго- мировъ, что посвящать новобранца въ знаніе важнѣйшихъ обязанностей внутренней службы долженъ самъ ротный (эскадронный) командиръ. Сознаемся, что и мы сами не- давно полагали, будто это только безполезное стѣсненіе, будто дѣло не въ томъ, кто преподаетъ, лишь бы толково преподавалъ. Но, увидавъ на дѣлѣ, въ Виленскомъ округѣ, какіе результаты даетъ подготовка по этимъ отдѣламъ новобранцевъ ротными командирами, выслушавъ доводы,
— 32 — въ силу которыхъ это принято основнымъ принципомъ при занятіяхъ съ новобранцами, я призналъ свою ошибку и перешелъ вполнѣ па сторону этого взгляда. Да и какъ было не перейти? Отвѣта на нѣсколько поставленныхъ мною вопросовъ было болѣе чѣмъ достаточно для убѣжде- нія въ глубокой вѣрности и даже неизбѣжности такой по- становки дѣла». Какіе же доводы приводитъ г. Драгоми- ровъ въ подтвердженіе той мысли, что ротный командиръ, а не кто-либо другой, долженъ принять на себя воспита- ніе молодаго солдата? „Неразъ появлялись въ нашей военной литературѣ, говоритъ онъ, предостереженія противъ увлеченій различными отдѣлами воинскаго обра- зованія; перазъ указывалось па настоятельную необходимость іерархизацін этихъ отдѣловъ, т. е. постановки ихъ и по послѣдовательности препо- даванія, и по объему времени, па нихъ жертвуемому, въ порядкѣ, от- вѣчающемъ мхъ важности. Какъ это въ теоріи ни просто, но въ жизнь проникаетъ съ большимъ трудомъ: едва успѣли, и то не вполнѣ, осво- бодиться отъ увлеченій стройностью, какъ грозитъ уже водвориться увлеченіе стрѣльбой; а посвященіе солдата въ знаніе важнѣйшихъ его обязанностей, укорененіе которыхъ въ его сознаніи даетъ тонъ всей его службѣ, остается въ большинствѣ частей въ тѣни теперь, какъ остава- лось и прежде". „Весь объемъ солдатской подготовки распадается, какъ извѣстно, на воспитаніе и образованіе. Извѣстно также, что воспитаніе должно стоять выше образованія: солдатъ плохо стрѣляющій и колющій, не умѣющій ходить въ ногу, все же солдатъ сносный, если онъ честенъ и проникнутъ сознаніемъ долга такъ, что одинаково исполнителенъ и на глазахъ у начальника, и за глазами; наоборотъ, отличный стрѣлокъ, фехтовальщикъ, строевикъ, никуда негоденъ какъ солдатъ, если онъ ненадеженъ. Скажу больше: не только негоденъ, по опасенъ". „Это относительное значеніе воспитанія и образованія должно отра- жаться не только на соотвѣтственномъ распредѣленіи времени, но, что важнѣе, и па соотвѣтственномъ распредѣленіи работы кадра роты.... Остановимся на томъ, кто и что долженъ преподавать". „Этотъ вопросъ разрѣшается въ зависимости отъ относительной важ- ности воспитанія и образованія будущаго солдата, т. е. новобранца. Если воспитательный отдѣлъ важнѣе образовательнаго, то естественно, что въ ротѣ или въ эскадронѣ онъ долженъ лежать на прямой отвѣт- ственности ихъ командировъ; между тѣмъ какъ отдѣлъ образовательный уже поэтому самому можетъ быть возлагаемъ на субалтернъ-офицеровъ и дядекъ, разумѣется подъ наблюденіемъ тѣхъ же командировъ. Чтобы въ этомъ убѣдиться, начнемъ съ класификацін предметовъ преподаванія по тому, какіе изъ нихъ относятся къ воспитанію, какіе къ образованію. Воспитываетъ солдатъ: 1) служба внутренняя; 2) служба гарнизонная.
— 33 — Даетъ солдату образованіе, соотвѣтствующее его назначенію, упражненіе: въ 1) гимнастикѣ, 2) фехтованіи (рубкѣ), 3) стрѣльбѣ, 4) строѣ (пѣшемъ иди коппомъ), 5) примѣненіи къ мѣстности". „Что утвержденіе солдата въ обязанностяхъ службы внутренней со- ставляетъ фундаментъ всего ого служебнаго поведенія въ будущемъ, без- полезно н доказывать въ наше время: въ ней присяга, молитвы, значеніе знамени, закопы дисциплины; изъ нихъ солдатъ узнаетъ, что онъ дол- женъ дѣлать н чего съ нимъ не должны дѣлать. Это, однимъ словомъ, органическій статутъ воинской корпораціи. Понимается само собою, что вѣрное понятіе о такомъ законѣ новобранцу можетъ дать только человѣкъ прослужившій и знающій изъ опыта, что такое значитъ управленіе себѣ подобными; знающій, до какой степени въ массѣ важенъ внутренній порядокъ, и притонъ постоянно одинъ и тотъ же порядокъ; наконецъ, человѣкъ отвѣтственный за этотъ самый порядокъ. Освѣтить всякое положеніе подобнаго устава соотвѣтствующими примѣрами, подчеркнуть, что болѣе важно и что менѣе важно, можетъ только человѣкъ опытный, и притомъ лично заинтересованный въ томъ, чтобы этотъ уставъ не только знали, по и исполняли: однимъ словомъ— ротный командиръ1 *. , .Можетъ лн подобный предметъ быть порученъ молодому офицеру? Нѣтъ, какъ бы онъ ни хорошо былъ подготовленъ теоретически: дабы проник- нуться чувствомъ настоятельной необходимости въ воинскомъ организмѣ, привычекъ исполнительности, порядка подчиненія, мало понимать эту необходимость умомъ, а нужно принять ее въ плоть и кровь; нужно, наконецъ, умѣть говорить съ солдатомъ и выработать пріемы передачи ему свѣдѣній". Затѣмъ авторъ продолжаетъ такъ: „Какое основное условіе успѣха всякаго преподаванія? Постоянство преподавателя и непрерывность преподаванія. Субалтсрпъ-офпцеры ос- таются ли безотлучно при рогѣ? Нѣтъ; опи, напротивъ, постоянно отвле- каются другими служебными запятіями: караулы, дежурства, команди- ровки. Притомъ ихъ и мало; въ большей части ротъ только по одному субалтсриъ-офпцеру, а есть и такія, въ которыхъ пи одного пѣтъ. Слѣ- довательно, допуская даяіе что субалтсрпъ-офицеръ вполнѣ подготовленъ къ роли посвященія новобранца въ обязанности солдата, можетъ ли онъ удовлетворительно, по своему положенію, выполнить эту роль? Пришлось отвѣтить, что не можетъ. Какое основное условіе великаго принципа единенія роты, т. е. такого воспитанія оной, чтобы она составляла одно тѣло, имѣла одну душу? Условіе одно: нужно, чтобы рота знала ротнаго командора и ротный командиръ зналъ каждаго въ ней человѣка. Въ полной мѣрѣ это возможно только тогда, если ротный командиръ пропуститъ по- слѣдовательно черезъ свои руки всѣ поступающіе къ нему контингенты на такихъ занятіяхъ, которыя знакомятъ съ умственнымъ и нравственнымъ обличіемъ каждаго человѣка, такъ какъ единеніе требуется не внѣшнее, а духовное. Что важнѣе знать ротному командиру: то-ли, какъ человѣкъ хо- дить, дѣлаетъ ружейные пріемы, прицѣливается, стрѣляетъ,—пли то, на а
— 34 — что от> способенъ, какъ думаетъ, въ какой мѣрѣ надеженъ! Второе, конеч- но, важнѣе, и узнается только при непосредственномъ соприкосновеніи съ людьми, т. е. при томъ, которое не. имѣетъ мѣста, если ротный коман- диръ не учить самъ, а только наблюдаетъ за обученіемъ* *. „Послѣ сказаннаго, мы полагаемъ, даже страннымъ покажется вопросъ: могутъ лп преподавать внутреннюю службу новобранцамъ современные унтеръ-офицеры? Конечно нѣтъ; сами оіш должны ей учиться—гдѣ же имъ учить другихъ? Достаточно н того, если каждый изъ нихъ услѣдитъ, чтобы эта служба исполнялась людьми, ему ввѣренными. Въ особенности это такъ при общеобязательной повинности, которая вводить въ ряды арміи людей различныхъ (кладовъ понятіи, различныхъ степеней и сортовъ раз- витія. Между новобранцами можетъ попасться такой, съ которымъ исподъ силу будетъ справиться нетолько унтеръ-офицеру, а и субалтерпъ-офнце- ру, и можетъ справиться только человѣкъ послужившій, привыкшій ору- довать властію и отвѣтственный*4. ..Дисциплинарный уставъ опять представляетъ отдѣлъ, требующій тол- кованій, которыя по плечу только опытному іі послужившему человѣку; требуетъ при этомъ тщательной выборки того, что до солдата относится, и такой передачи новобранцу, чтобы онъ былъ въ состояніи уразумѣть. Къ дисциплинарному уставу нѣкоторые считаютъ за нужное прибавлять еще свѣдѣнія и изъ воепио-уголовпаго. Мы глубоко не сочувствуемъ этой прибавкѣ, совершенно несообразной съ современнымъ составомъ арміи. Вѣдь берется цвѣтъ населенія не только физически, но п нравственно; опо- роченныхъ не принимаютъ; за что же подобный составъ знакомитъ съ воз- можностію такихъ преступленій, о которыхъ большинству его и до гробовой доски въ голову пе придетъ? Вводилось это прежде съ цѣлью остановить отъ преступленій страхомъ опредѣляемыхъ за нихъ наказаній: по, изъ за слишкомъ усерднаго желанія устрашить, упускали изъ вида, что, знакомя, съ наказаніями з:і преступленія, знакомили по дорогѣ и съ самыми преступ- леніями....** Вота что говоритъ и какіе доводы приводитъ авторъ «Армейскихъ замѣтокъ», .всегда ратовавшій за единеніе не внѣшнее, а духовное, за дѣло, за суть. Въ указанной статьѣ, нѣкоторые усматриваютъ умаленіе воинскаго обра- зованія, сведеніе его до ничтожнаго значенія и якобы нѣкоторую долю увлеченія воспитаніемъ солдата. Откро- венно сознаемся, что пн мы, и ни кто, съ кѣмъ прихо- дилось говорить про эту статью, не вычитали ничего по- добнаго; наконецъ, по мнѣнію нашему, и не грѣшно было бы хотя десятую долю увлеченія строевымъ образованіемъ передать на воспитаніе солдата н его развитіе. Теперь обратимся къ другой статьѣ. Въ «Русскомъ Инвалидѣ» 1880 г. № 52, г. Э. О., высказывая свой взглядъ
— 35 — на главнѣйшія основанія въ системѣ занятій съ молодыми солдатами, говоритъ, что, за восемь лѣтъ командованія ротой, онъ пережилъ всѣ колебанія въ этомъ дѣлѣ и не- посредственнымъ опытомъ могъ повѣрить тѣ общія заклю- ченія, которыя выведены изъ 12-лѣтней его служебной практики. По мнѣнію его, вопросъ о системѣ обученія молодыхъ солдатъ нельзя считать вполнѣ законченнымъ; онъ полагаетъ, что многое еще нужно сдѣлать для осно- вательной постановки этого вопроса, исключающей недо- разумѣнія и двойственность рѣшенія. Оігь говоритъ, что общій перечень знаній, обязательныхъ для каждаго рядо- ваго, хотя и положилъ нѣкоторый предѣлъ произвольной постановкѣ требованій, но, не давая подробныхъ програмъ, оставилъ большой просторъ гибкости понятій объ объемѣ преподаваемыхъ свѣдѣній. Поэтому всякая попытка регу- лировать и привести къ одному знаменателю всю систему занятій съ нижними чинами не можетъ не отразиться благодѣтельно на достигаемыхъ результатахъ. Недостаточ- ная опредѣленность, по мнѣнію г. Э. С., относительно объема преподаваемыхъ нижнимъ чинамъ свѣдѣній, несо- мнѣнно приноситъ вредъ, потому что необходимость огра- ничиться нынѣшнимъ размѣромъ требованій хотя и сознана вполнѣ, но понятія объ этомъ размѣрѣ различны. Отсюда ясно, продолжаетъ онъ, «что точныя и подробнѣйшія про- грамы, исключающія возможность колебаній въ ту или другую сторону, являются дѣломъ первой необходимости». Затѣмъ авторъ статьи доказываетъ необходимость при- влеченія ротныхъ командировъ къ дѣлу обученія молодыхъ солдатъ. „Чтобы научить солдата дѣлать дѣло, а не говорить о немъ, чтобы вну- шить ему безграничное сознаніе долга и вполнѣ уяснить требованія воин- ской дисциплины, необходимо выработать себѣ практическіе пріемы препо- даванія и сознательное отношеніе къ предстоящей задачѣ. Молодому солдату нужно все отъ него требуемое показать или непосредственнымъ дѣйствіемъ на глазъ, или подборомъ разсказовъ частныхъ примѣровъ осуществленія какого нибудь понятія. Это не такъ то легко, какъ можетъ казаться, и для того, чтобы выработать себѣ необходимые пріемы, нужно много подумать, много поработать п не считаться со сдѣланными промахами. Но на моло- домъ солдатѣ опытовъ дѣлать нельзя; мы имѣли случай убѣдиться на прак- тикѣ, что если первоначальное образованіе солдата поведено дурно, то въ
_ 36 — послѣдующіе годы чрезвычайно трудно, если по сказать невозможно, испра- вить ошибки. Мы знаемъ факты, что всѣ нижніе чины извѣстнаго срока оказывались плохи по службѣ и не могли выставить ни одного унтеръ* офицера только потому, что въ первый годъ дурно были ведепы. Отсюда попятно, что ротный командиръ, искренно заинтересованный успѣхомъ подготовки своей части, никогда не поручитъ дѣла обученія новобранцевъ младшему офицеру11. Объясняя далѣе это положеніе, авторъ находитъ, что большинство молодыхъ офицеровъ, начиная свою служеб- ную карьеру, не имѣютъ понятія о томъ, какъ взяться за новобранца. Поэтому полагаетъ, что лучшая для нихъ прак- тическая школа—это запятія со старослужащими. Само собою разумѣется, что повторять уже пройденное, особенно съ людьми, прошедшими черезъ опытныя руки ротнаго командира, каковыми являются старослужащіе,—относи- тельно легче; а потому молодые офицеры, этимъ путемъ, вырабатываютъ себѣ извѣстную сноровку и прочные взгляды па желаемые результаты. До этого же, какъ основательно замѣчаетъ авторъ статьи, молодые офицеры, «даже при полномъ ихъ усердіи, достигаютъ, въ большинствѣ слу- чаевъ, внѣшнихъ результатовъ—хорошаго отвѣта на во- просы». Придя къ такому выводу, г. Э. С. справедливо замѣчаетъ, «что нельзя предоставлять случайности дѣло обученія молодыхъ солдатъ, а слѣдовало бы рѣзко под- черкнуть требованіе о личномъ участіи ротнаго командира въ этомъ дѣлѣ и опредѣлить точно тѣ предметы, которые онъ долженъ преподавать лично, и тѣ, которые онъ мо- жетъ предоставить учителямъ изъ нижнихъ чиновъ. Это послѣднее необходимо въ видахъ практическаго примѣне- нія перваго требованія, такъ какъ есть много свѣдѣній, которыя требуютъ только памяти, какъ, напримѣръ, имена начальниковъ, довольствіе и пр.». Такъ какъ, по мнѣнію г, Э. С., современная рота, при краткихъ срокахъ службы, по необходимости должна быть школой съ самымъ правильнымъ регулированіемъ занятій, то онъ признаетъ необходимымъ, кромѣ програмъ, уста- новленіе нормальныхъ распредѣленій занятій по предме- тамъ. Необходимость подобной мѣры онъ объясняетъ тѣмъ, что въ нашей арміи весьма склонны къ увлеченію внѣш-
— 37 — иостію, между тѣмъ какъ всякій лишній часъ, употреблен- ный, напримѣръ, на тонкости выправки, ружейныхъ пріе- мовъ и проч. отнимается отъ другихъ предметовъ, а въ дѣлѣ образованія солдата каждая минута насчету. И такъ г. Э. С., на основаніи продолжительнаго служебнаго опыта и восьмилѣтняго командованія ротой, приходить къ слѣ- дующимъ выводамъ: 1) что точныя и подробнѣйшія про- грамы, исключающія возможность колебаній ві> ту или другую сторону, являются дѣломъ первой необходимости: 2) что ротный командиръ, искренно заинтересованный успѣ- хомъ подготовки своей части, никогда не поручитъ дѣла обученія новобранцевъ младшему офицеру и 3) что, кромѣ програмъ, необходимы нормальныя распредѣленія занятій. Мы бы могли привести, въ такомъ же родѣ, еще нѣ- сколько выдержекъ, но, полагаемъ, что и сказаннаго до- статочно. Дѣлая общій выводъ изъ вышеизложеннаго, нельзя не прійти къ тому заключенію, что главнѣйшія основанія въ си- стемѣ занятій съ молодыми солдатами заключаются въ трехъ слѣдующихъ положеніяхъ: 1) Нужны подробныя програмы, дабы никто не коле- бался въ выборѣ тѣхъ или другихъ свѣдѣній, подлежа- щихъ сообщенію людямъ, и дабы устранить, съ одной сто- роны, вредное вліяніе увлеченій, съ другой—подталкивать нерѣшительныхъ, умѣренныхъ или лѣнивыхъ, и пріудер- живать не въ мѣру ретивыхъ н усердныхъ. 2) Необходимо привлечь къ занятіямъ съ молодыми сол- датами командира роты, усмотрѣнію котораго предоста- вить распредѣленіе прочихъ занятій въ ротѣ между млад- шими офицерами (если таковые состоятъ на лицо) и болѣе надежными унтеръ-офицерами. Командиръ роты долженъ безусловно принять на себя отдѣлъ словесныхъ занятій н положить первые зачатки нравственнаго воспитанія людей, каждогодно поступающихъ въ роту на ея пополненіе. На младшихъ офицеровъ возлагать занятія со старослужащими, съ чинами ротной учебной команды, или съ новобранцами по тѣмъ отдѣламъ, которые не входятъ въ кругъ дѣятель- ности ротнаго командира, т. е. строевое образованіе и фи-
— 38 — зическое ихъ развитіе; въ помощь офицерамъ могутъ быть назначаемы унтеръ-офицеры. 3) Установить общую и для всѣхъ обязательную оцѣн- ку важности каждаго предмета обученія, дабы устранитъ существующую до нынѣ въ этомъ дѣлѣ иниціативу, не- рѣдко переходящую въ произволъ, вредно вліяющій на успѣхъ обученія. Будетъ ли эта оцѣнка выражена числомъ уроковъ, какъ это уже принято для полковыхъ учебныхъ командъ, или другимъ, столь же нагляднымъ способомъ,— для дѣла все равно, лишь бы она существовала и имѣла для всѣхъ обязательную силу.
Глава II Состояніе вопроса о занятіяхъ съ молоды- ми солдатами въ иностранныхъ арміяхъ. Неудовлетворительная постановка одиночныхъ занятій въ иностранныхъ арміяхъ. Отзывъ Каульбарса о Германской арміи. Отзывы Вехыара, Богу- славскаго иКампе. Состояніе того же вопроса во Французской арміи. Совѣтъ Бюжо. Приказъ маршала Сентъ-Арно. Взглядъ генерала Троило на реформы во Французской арміи. Отзывъ полковника Кореи—объ Итальянской арміи. Общій выводъ. Приведя рядъ мнѣній за и противъ системы одиночныхъ занятій, на основаніяхъ указанныхъ въ I главѣ, мы не можемъ не прійти къ тому заключенію, что возраженія противъ основныхъ положеній этого вопроса недостаточно вѣски, чтобы на нихъ останавливаться и придавать имъ серьезное значеніе. Относительно необходимости установ- ленія подробныхъ програмъ мнѣнія, видимо, сходятся, если принять во вниманіе, что даже защитники старыхъ поряд- ковъ сознаются въ неудобопримѣнимости перечня, прило- женнаго къ приказу по Военному вѣдомству 1875 года №52. Между тѣмъ, сдѣлано въ этомъ отношеніи немного, ибо только развитъ тотъ же перечень, а подробныхъ про- грамъ до нынѣ неимѣется. Противу же привлеченія ротныхъ командировъ къ за- нятіямъ съ молодыми солдатами высказываются лишь не- многіе, мотивируя свои взгляды, главнымъ образомъ, тѣмъ, что обширныя заботы по хозяйственному управленію роты и другія занятія не позволяютъ имъ отнестись къ этому дѣлу съ достаточнымъ вниманіемъ и серьезностію. Въ своемъ мѣстѣ указана неосновательность этихъ опасеній и приведены основанія, что занятія съ молодыми солда- тами не могутъ служить ротному командиру помѣхой къ исполненію имъ своихъ обязанностей. Общихъ положеній,
— 40 — въ родѣ того, что ротный командиръ наблюдаетъ и руко- водитъ, что онъ отвѣтствуетъ за занятія, что онъ можетъ поручать веденіе этихъ занятій тому или другому изъ своихъ помощниковъ и, наконецъ, если пожелаетъ, можетъ вести таковыя лично—недостаточно: все это, какъ извѣст- но, существовало давнымъ-давно, и ничего новаго, въ за- висимости отъ новыхъ взглядовъ н требованій, не вводить. Не имѣя въ виду ни оспаривать полезности упомянутыхъ выше положеній, ни умалять ихъ значенія, мы можемъ, однакожъ, упомянуть, что положенія эти, входя въ кругъ обязанностей каждаго начальника, имѣли мѣсто даже тогда, когда солдатъ служилъ 25 лѣта», когда стрѣляли нзт» крем- невыхъ и гладкоствольныхъ ружей, когда «пуля была дура, а штыкъ молодецъ», когда, наконецъ, все образованіе сол- дата сводилось къ изученію воинскихъ артикуловъ и автоматическому выполненію командъ и сигналовъ. Теперь время измѣнилось: и сроки службы не тѣ, и требованія стали сложнѣе, п солдата нужно научить многому тему, о чемъ прежде не могло быть и рѣчи; само сабою, въ виду всего этого, необходимо разширить п кругъ обязан- ностей ротнаго командира, возложивъ на него воспитаніе и образованіе молодыхъ солдатъ, а неограпичивать сго общими обязанностями всякому начальнику и во всѣ вре- мена присвоенными. Что касается послѣдняго положенія, относительно уста- новленія нормальнаго распредѣленія занятій, то противъ этого мы никакихъ возраженій не встрѣчаемъ. Казалось, послѣ этого можно было бы думать, что къ этой мысли всѣ болѣе или менѣе отнеслись, если и не сочувственно, то, по крайней мѣрѣ, и не враждебно, а потому было основаніе предполагать, что указанная мѣра, успѣшно при- мѣненная съ 1875 года къ полковымъ учебнымъ коман- дамъ, будетъ принята и для систематическихъ занятій въ ротахъ. Но надежда эта оказалась преждевременной и до нынѣ практическому осуществленію не поддается. Послѣ всего сказаннаго невольно возникаетъ вопросъ: гдѣ и въ чемъ искать причину такого упорнаго отстаиванія порядка занятій, который неотвѣчаетъ ни современнымъ требова-
— 41 — ніямъ, ни условіямъ службы войскъ, обновленнымъ рефор- мами послѣдняго времени? Гдѣ тотъ внутренній, сокровен- ный мотивъ, въ силу котораго мы такъ неохотно под- даемся новымъ взглядамъ, новымъ требованіямъ? Когда мы ставили эти вопросы въ частной бесѣдѣ, то часто слы- шали отвѣты въ родѣ слѣдующаго: «всѣ нововведенія ваши нигдѣ непрививаются и нигдѣ не привьются; даже въ мо- гущественной арміи германской ничего подобнаго нѣтъ, а армія эта, какъ извѣстно, служитъ образцомъ для всѣхъ прочихъ европейскихъ армій».—И такъ все сводится къ позаимствованіямъ того, что дѣлается въ германской арміи. Если, какъ говорятъ сторонники высказаннаго выше взгляда, намъ суждено идти на буксирѣ нашихъ западныхъ сосѣ- дей, то да позволено намъ будетъ разсмотрѣть, въ какой мѣрѣ основательны доводы этихъ лицъ, ищущихъ якорь спасенія не въ самодѣятельности и стремленіи къ лучшему на основаніи личнаго опыта и здраваго смысла, а въ по- заимствованіи чужаго, не всегда примѣнимаго намъ, яри всей, быть можетъ, полезности ихъ тамъ, на иной почвѣ, и при иныхъ условіяхъ жизни п культуры. Начнемъ съ германской арміи. Неможетъ быть сомнѣ- нія, что армія эта могущественна и вполнѣ заслуженно пользуется славой; рядъ тяжелыхъ боевыхъ испытаній, успѣшно доведенныхъ до конца, даетъ ей право гордиться ея учрежденіями, организаціей, снаряженіемъ и высокимъ нравственнымъ духомъ войскъ,—все это достойно уваже- нія и подражанія; но есть много такого въ той же арміи, что, по сознанію самихъ нѣмцевъ, не отвѣчаетъ ни совре- меннымъ потребностямъ, ни духу времени; противъ этого мы, главнымъ образомъ, желаемъ предостеречь ярыхъ пок- лонниковъ чужеземныхъ порядковъ. Полковникъ баронъ Каульбарсъ въ своихъ замѣткахъ о германской арміи съ подробностію говоритъ о тѣхъ поряд- кахъ, которые установились тамъ въ дѣлѣ обученія войскъ. Тамъ нѣтъ ни инструкцій, ни правилъ, опредѣляющихъ порядокъ обученія рекрутъ. Все, что указывается въ пись- менныхъ наставленіяхъ и приказахъ,—это только конеч- ная цѣль обученія. Затѣмъ, каждый ротный комамдйж
— 42 - вырабатываетъ себѣ програму, выполненіе которой предо- ставляетъ личной иниціативѣ назначеннаго для обученія офицера: офицеръ этотъ передаетъ свой взглядъ унтеръ- офицерамъ, которымъ въ дѣлѣ обученія рекрута также предоставлена въ извѣстныхъ предѣлахъ свобода дѣйствій. Въ помощь каждому унтеръ-офицеру назначается отъ двухъ до четырехъ ефрейторовъ, которые не только знакомятъ рекрутъ съ правилами внутренней службы и казармен- ными порядками, но должны подавать личный примѣръ всего хорошаго, разъяснять имъ всѣ ихъ обязанности и развивать въ нихъ понятія о долгѣ службы и чести своего мундира при всѣхъ обстоятельствахъ какъ службы боевой, такъ и частной ихъ дѣятельности, однимъ словомъ, они должны «служить главнымъ разсадникомъ воинскаго духа и понятія о чести и дисциплинѣ». Чтобы подготовить такой кадръ будущихъ учителей, ротный командиръ ежедневно около двухъ часовъ времени лично занимается словеснымъ обученіемъ этихъ людей, причемъ разспрашиваетъ ихъ и разъясняетъ имъ правила внутренней службы, уставы и ихъ значеніе, теорію и пріемы стрѣльбы и все, что относится до сбереженія какъ оружія, такъ и другихъ вещей. Кромѣ того, опъ старается развить ихъ и въ общеобразовательномъ отношеніи, проходя съ ними исторію полка и главнѣйшіе военные законы и постанов- ленія. Затѣмъ, съ прибытіемъ новобранцевъ въ роту, они распредѣляются между этими учителями и поручаются вѣдѣнію одного офицера. Много труда ротному командиру наблюсти за унтеръ-офицерами, чтобы они при обученіи и обращеніи съ новобранцами не допускали ни бранныхъ словъ, въ этомъ дѣлѣ неумѣстныхъ, пи ударовъ, ни издѣ- ваній надъ прежнимъ бытомъ рекрута, въ родѣ «глупый мужикъ» и т. п. «Еще болѣе, чѣмъ за унтеръ-офицерами, говоритъ полковникъ баронъ Каульбарсъ, ротный коман- диръ обязанъ слѣдить за ефрейторами. Эти послѣдніе ме- нѣе опытны, нежели первые; по имѣя навыка разъяснять новобранцу свою мысль, и видя часто, что ихъ не пони- маютъ, они легко теряютъ терпѣніе и склонны къ брани и къ ударамъ». Разъ установившійся порядокъ занятій пе-
— 43 — реходитъ отъ поколѣнія къ поколѣнію и не мѣняется, такъ какъ онъ единственный, который, при данныхъ условіяхъ государственнаго и народнаго быта Германіи, возможенъ и даетъ удовлетворительные результаты. Если вся система занятій съ рекрутами построена на дѣятельности, главнымъ образомъ, унтеръ-офицеровъ и ефрей- торовъ, то это до нѣкоторой степени можетъ имѣть мѣсто въ такой странѣ, какъ Германія, гдѣ прежде всего все населеніе настолько грамотно и развито, «что въ первые же дни службы всякій рекрутъ обязанъ составить и соб- ственноручно написать краткій очеркъ всей своей пред- шествующей жизни на столько, сколько онъ ее помнитъ, и съ полной откровенностью», гдѣ «дѣлу образованія и развитія солдата въ нравственномъ отношеніи, кромѣ того, много помогаетъ значительный процентъ образованныхъ людей изъ высшихъ сословій, которые находятся въ ря- дахъ»; гдѣ среди обширной литературы по воспитанію и обученію солдата, особенное распространеніе въ войскахъ получили сочиненія Притвица и графа Вальдерзес, гдѣ отъ сельскаго учителя требуютъ, «чтобы онъ обучалъ деревен- скихъ мальчиковъ не только гимнастическимъ упражне- ніямъ, но и развивалъ ихъ ловкость въ другомъ направ- леніи, обучая ихъ ходить въ ногу, равняться въ шерен- гахъ съ палкою въ рукахъ вмѣсто оружія, производить са- мые обыкновенные пріемы, въ родѣ засоловъ, рубку и т. п.». Казалось бы, при такихъ условіяхъ все должно идти какъ по маслу и приводить къ наилучшимъ результатамъ. Но такъ ли это? Удовлетворяетъ ли ихъ на самомъ дѣлѣ тотъ порядокъ занятій? Довольствуются ли германцы уста- новившимися взглядами на систему войсковыхъ занятій и не ищутъ ли способовъ установить таковыя занятія на началахъ болѣе раціональныхъ, чѣмъ это существуетъ ны- нѣ? Отвѣчать на эти. вопросы будемъ словами наиболѣе выдающихся и извѣстныхъ нѣмецкихъ писателей. * Прусской службы генералъ-маіоръ и бригадный коман- диръ баронъ Ф. Вехмаръ, сочиненіе свое «Современный бой и подготовка къ нему войскъ» начинаетъ слѣдующими сло- вами: «старая истина, что послѣ счастливой войны въ по-
— 44 — бѣдоносной арміи коренныя преобразованія усваиваются съ трудомъ, и, напротивъ, побѣжденный, если онъ вообще способенъ къ возрожденію, обыкновенно гораздо болѣе скло- ненъ извлечь пользу изъ опыта войны. Мы вели три счаст- ливыя войны, поэтому быть можетъ и съ нами такъ слу- чилось». Это начало не оставляетъ сомнѣнія, что авторъ сочиненія далеко не поклонникъ существующаго въ гер- манскихъ войскахъ порядка занятій и въ трудѣ своемъ задался цѣлью указать тѣ пробѣлы въ воспитаніи и обра- зованіи войскъ, которые онъ, какъ человѣкъ непосредствен- но у дѣла стоящій, усматриваетъ въ системѣ, принятой въ прусской арміи. Ясно и точно выраженные взгляды автора безспорно мало нашли сочувствія въ средѣ арміи, воспитанной на старыхъ рутинныхъ началахъ. Предста- вители этихъ началъ, считая свою службу десятками лѣта и убѣжденные въ достоинствѣ старой системы цѣлымъ рядомъ счастливыхъ войнъ, естественно не поддаются но- вымъ воззрѣніямъ, а потому при всякомъ удобномъ и не- удобномъ случаѣ отстаиваютъ старинные пріемы и преж- ній порядокъ занятій, доставившій германской арміи пер- вое мѣсто въ ряду всѣхъ европейскихъ армій. Не безъ умысла приводитъ почтенный авторъ, поборникъ новыхъ идей, извѣстное изрѣченіе Фридриха Великаго, обращенное къ людямъ, считавшимъ себя весьма опытными въ воен- номъ дѣлѣ только на томъ основаніи, что участвовали въ нѣсколькихъ походахъ. Онъ привелъ въ примѣръ лоша- ка, сдѣлавшаго съ принцемъ Евгеніемъ Савойскимъ 15 кампаній и не пріобрѣвшаго, однакожъ, обширныхъ позна- ній въ военномъ дѣлѣ. По мнѣнію г. Вехмара, пруссаки въ послѣднюю кам- панію были сильны главнокомандующимъ, организаціею, снаряженіемъ, нравственнымъ духомъ и многочислен- ностью арміи, но тактическое образованіе и вооруженіе прусской пѣхоты не вполнѣ соотвѣтствовало современнымъ требованіямъ. Изложенныя въ прусскомъ пѣхотномъ уста- вѣ указанія для веденія боя, по мнѣнію автора книги, вѣрныя и ясныя сами по себѣ, имѣютъ два недостатка: логическая связь ихъ съ остальными отдѣлами устава
— 45 очень слаба, и кромѣ того, будучи изложены въ слиш- комъ отвлеченномъ духѣ, они могутъ быть различно ис- толковываемы, а вслѣдствіе того и вліяніе ихъ на такти- ческую подготовку войскъ, въ смыслѣ единообразія, не достигаетъ цѣли. Автору иногда случалось видѣть, что преданные своему дѣлу ротные командиры старательно обучали свои части примѣненію къ мѣстности, когда могли удѣлить на это время; рѣже это продѣлывалось баталіонами. Вообще учебный плацъ и доведеніе уставныхъ формъ до совершенства оставалось цѣлью обученія и един- ственнымъ масштабомъ для оцѣнки части и ея началь- ника. Хотя указанія, говоритъ далѣе генералъ Вехмаръ, изложенныя въ повелѣніи императора отъ 19-го марта 1873 года, дополнили еще нѣкоторые пробѣлы устава, тѣмъ не менѣе мы видимъ, что все это, не будучи, обле- чено въ подробную п точную уставную форму, пли при- мѣняется мало, иди, по крайней мѣрѣ, не всегда логично. Подготовка и особенно повѣрка подготовки войскъ, т. е. смотры, по заявленію автора сочиненія, до настоящаго времени еще вполнѣ подчинены старымъ формамъ и взгля- дамъ. Наибольшее вниманіе обращается попрежнему на чисто механическое—на исполненіе буквы устава. Въ тѣхъ же случаяхъ, когда уставъ даетъ лишь общія указанія, а не точно опредѣленныя правила, предоставляя каждому разрѣшать ихъ по своему благоусмотрѣнію, въ этихъ слу- чаяхъ обыкновенно избѣгаютъ повѣрки исполненія подоб- ныхъ общихъ указаній, быть можетъ, потому, что самимъ еще неясно, какъ понять эти указанія, а главное—какъ примѣнить ихъ на практикѣ. Поэтому какъ при обученіи прусскихъ войскъ, такъ и на смотрахъ, обращается болѣе вниманія на то, что валено только въ мирное время, а пе на то, что важно въ военное время. Главная причина этому та, что многія весьма важныя опредѣленія, именно касающіяся боя, изложены въ уставѣ лишь въ общихъ чертахъ, причемъ не дозволяется даже установлять по- дробныхъ, въ смыслѣ ихъ примѣненія, правилъ. Хотя съ одной стороны, говоритъ генералъ Вехмаръ, это вполнѣ основательно, такъ какъ въ противномъ случаѣ могло бы
— 46 — выйти, что каждая дивизія, каждый полкъ руководство- вались бы по своему уставомъ, черезъ что офицеръ, по переводѣ его въ другую часть, долженъ былъ бы упо- требить нѣсколько недѣль на ознакомленіе съ принятыми, въ новомъ мѣстѣ служенія, уставными правилами и прі- емами, но однако, съ другой стороны, необходимы же. для руководства точныя правила, чтобы общія опредѣленія устава не служили поводомъ къ разномыслію во взгля- дахъ и различному примѣненію устава на практикѣ. Не- увѣренность, противорѣчія и недоразумѣнія могутъ возро- сти до того, что приведутъ къ замѣшательствамъ и безпо- рядкамъ, вслѣдствіе чего, стараясь избѣгать подобныхъ неловкихъ положеній, не станутъ вовсе упражняться въ томъ, на что не имѣется въ уставѣ положительныхъ правилъ. Пока мы останемся при нашихъ малыхъ, тщательно выравненныхъ учебныхъ плацахъ, намъ будетъ трудно подняться на высоту современныхъ требованій, говоритъ генералъ Вехмаръ. Мертвый формализмъ останется господ- ствующимъ. Казалось бы, что теперь, пока еще имѣются въ нашихъ рукахъ большія денежныя средства, удобнѣе всего пріобрѣсти мѣстности, необходимыя для занятій войскъ; «мы желаемъ, говоритъ онъ, чтобы на деньги, добытыя нашею кровью, были пріобрѣтены рабочія поля, на которыхъ войска охотно и отъ души готовы трудиться въ потѣ лица, дабы разумно подготовиться на случай новыхъ войнъ для защиты отечества». Въ такомъ же родѣ сужденія мы встрѣчаемъ по поводу измѣненій въ прусскомъ уставѣ, введенныхъ 8-го іюля 1875 года (*). Общій отзывъ объ этихъ измѣненіяхъ сво- дится къ тому, что они хотя и представляютъ серьезный прогресъ въ тактикѣ прусской пѣхоты, тѣмъ не менѣе вновь принятыя мѣры не даютъ полнаго удовлетворенія ни выработавшимся и утвердившимся въ средѣ арміи убѣжденіямъ, ни очевидной необходимости обновленія (•) Размышленія пѣхотинца о строевомъ прусскомъ уставѣ. („Военный Сборникъ'4, 1876 г. № 4-й).
— 47 — формъ прусскаго пѣхотнаго строя. Стоитъ только взгля- нуть, говоритъ авторъ размышленій, на наши учебные плацы, или побывать на нашихъ маневрахъ, чтобы изу- миться, какое широкое поле оставляютъ новые уставы личнымъ взглядамъ командировъ. Въ § 112 новаго устава принято производить ученія двухъ категорій: на плацу и на учебномъ полѣ. Въ пер- вомъ случаѣ проходятся всѣ боевыя постренія въ томъ видѣ, какъ они употребляются при различныхъ положе- ніяхъ относительно непріятеля и при разнообразныхъ усло- віяхъ поля битвы, не обращая вниманія на дѣйствитель- ный видъ того мѣста, на которомъ производится ученіе. При ученіяхъ второй категоріи, т. е. на учебномъ полѣ, требуется всякій разъ показать на дѣлѣ, какимъ образомъ самыя свойства этой мѣстности вызываютъ употребленіе того или другаго уставнаго построенія; при этомъ слѣду- етъ предполагать непріятеля, а если поле недостаточно пересѣчено, то непремѣнно воображать самый характеръ мѣстности. Вообразить на гладкомъ, ровномъ полѣ оврагъ, канаву, рѣчкуг и пр., когда ихъ нѣтъ,—нужно имѣть слишкомъ пылкое воображеніе, а главное, смѣемъ думать, что такія ученія не могутъ служить подспорьемъ такти- ческому образованію войскъ. Уставъ указываетъ лишь цѣли, къ которымъ нужно стрѣмиться при обученіи; что же касается до средствъ къ ихъ достиженію, то каждый долженъ самъ отыскивать ихъ посредствомъ собственнаго опыта и размышленія. Кто неумѣетъ или не захочетъ усвоить себѣ духъ устава, тотъ никогда не найдетъ средствъ и недостигнетъ цѣли, потому что всю сущность дѣла будетъ полагать во внѣшности формъ. Г. Богуславскій въ своемъ сочиненіи «Обученіе и инспек- ція рекрутъ и ротъ» высказываетъ ту мысль, что правиль- ное, цѣлесообразное обученіе часто обусловливается раціо- нальнымъ инспектированіемъ ея. Такъ какъ, по млѣнію его, воспитаніе и образованіе войскъ идетъ по давно уста- новившимся рутиннымъ лекаламъ, не отвѣчающимъ совре- меннымъ требованіямъ, то онъ полагаетъ, что измѣненіемъ
— 48 — порядка инспекціи можно достигнуть измѣненія и въ обу- ченіи войскъ, что само сабою облегчить разрѣшеніе задачи, «чтобы воспитаніе войска соотвѣтствовало условіямъ совре- меннаго боя». Солдатъ готовится для боя, а потому и кон- троль долженъ вполнѣ соотвѣтствовать условіямъ дѣятель- ности части въ современномъ бою. Какъ ни ясна ута за- дача, тѣмъ не менѣе г. Богуславскій находитъ, что въ Германіи увлекаются болѣе показной стороной, чѣмъ дѣ- ломъ. До сихъ поръ тамъ тихій и учебный шаги и марши- ровка доводятся до идеальнаго совершенства. Въ нѣкото- рыхъ частяхъ арміи рекрутъ обучаютъ заряжанію на 12 темповъ, тогда какъ по уставу ихъ всего четыре. Рекруту даютъ ружье, по не объясняютъ тотчасъ же самаго меха- низма заряжанія, а равно взвода и спуска курка, т. е. не даютъ сразу понятія о вещи, а если и даютъ, то обрат- ное, ибо солдатъ изъ хода занятій усваиваетъ ту мысль, что ружье дается для дѣланія пріемовъ. Въ одной ротѣ— ружья выдаются рекрутамъ на третьей недѣлѣ ихъ посту- пленія, въ другой—на третій день. Все это, по мнѣнію г. Богуславскаго, ничто иное, какъ продуктъ того времени, когда образованіе солдатъ исключительно было направлено къ пріученію его владѣть оружіемъ въ сомкнутомъ строю. Усматривая увлеченіе сомкнутымъ строемъ, неизбѣжная принадлежность котораго одеревенѣлость, онъ ратуетъ за развитіе стрѣлковаго боя. который, однакожъ, по мѣстнымъ условіямъ не можетъ получить должнаго практическаго примѣненія, особенно, когда приходится воображать не только противника, но и характеръ мѣстности. Далѣе, авторъ признаетъ необходимымъ обратить вниманіе на оди- ночное развитіе солдата и особенно теоретическое образо- ваніе, которое, по мнѣнію г. Богуславскаго, внѣ всякой системы, сообщается много ненужнаго, а полезныя свѣдѣ- нія упускаются. Преподаваніе ведется унтеръ-офицерами, большинство которыхъ не въ состояніи выражаться, а тѣмъ болѣе слѣдовать какой-либо системѣ при обученіи; очень часто ими самими не усвоено то, что оии преподаютъ. Въ виду всего этого, говоритъ г. Богуславскій, въ ротахъ, при всемъ желаніи, невозможно слѣдовать какой нибудь
— 49 — системѣ, развивающей мыслительную способность рекрутъ, а потому, въ большинствѣ случаевъ, ограничиваются про- стымъ зазубриваніемъ вопросовъ и отвѣтовъ. Вообще, какъ свидѣтельствуетъ авторъ статьи, унтеръ-офицеры герман- ской арміи, по своей неразвитости, довольно плохіе учи- теля и начальники; чтеніемъ лекцій по тактикѣ, полагаетъ онъ, можно исправить эти недостатки. Далѣе г. Богуслав- скій усматриваетъ отсутствіе системы въ обученіи роты въ полѣ, такъ какъ всякій дѣлаетъ, что ему взбредетъ въ голову, а вслѣдствіе этого упускается необходимое, т. е. полезное и нужное для боя, а преслѣдуются лишь цѣли мирно-показныя. Для устраненія подобныхъ вредныхъ увле- ченій онъ полагаетъ подчинить дѣйствія каждаго ротнаго командира извѣстному контролю, недостатокъ котораго, по мнѣнію автора, одна изъ главныхъ причинъ отсутствія системы при обученіи. Онъ говоритъ: обученіе бою должно быть ведеяо систематически, а этого можно достигнуть, когда оно будетъ подлежать инспекціи: вт> настоящее же время инспектирующій дѣлаетъ только ученіе на плацу; все, что касается до упражненія въ полѣ, ротный коман- диръ производитъ по своему усмотрѣнію и не подвергается никакому контролю со стороны начальника. Прусской службы маіоръ Кампе, въ сочиненіи своемъ «обученіе роты для боя» говоритъ, что въ основаніи обу- ченія должна лежать выдержка одиночныхъ людей, де- сятковъ п ротъ. Заучиваніемъ однѣхъ формъ еще не до- стигается подготовленіе части къ бою; главное, ничѣмъ незамѣнимое свойство настоящей боевой части—есть духъ; а потому первая обязанность ротнаго командира пользо- ваться всякимъ удобнымъ случаемъ, чтобы развивать въ рекрутахъ солдатскія доблести, любовь къ отечеству, без- предѣльную преданность къ царствующему дому,—и раз- сказами о подвигахъ, возбуждать въ нихъ желаніе подра- жать героямъ; при занятіяхъ развивать въ людяхъ сметку, предпріимчивость, чувство воинской чести, военный тактъ, пріучить ихъ къ сносливости и послушанію, возбуждая толковую рѣшительность. Гимнастикой, фехтованіемъ и плаваніемъ слѣдуетъ развить въ нихъ личную смѣлость. 4
50 — Кампе того мнѣнія, что съ солдатомъ, умѣющимъ владѣть своимъ оружіемъ, впечатлительнымъ, нравственно разви- тымъ, съ ловкими и умными начальниками, умѣющими электризовать свою часть, ротный командиръ безукориз- ненно удовлетворитъ всѣмъ требованіямъ, возникающимъ въ виду непріятеля. Если ротный командиръ дѣльно за- нимается своею частно, то при мобилизаціи, при пополне- ніи подготовленнаго состава новыми резервами, послѣдніе весьма скоро усвоятъ себѣ духъ поглощающей ихъ среды. Быстрое нравственное объединеніе части, какъ говоритъ маіоръ Кампе, получаетъ въ наше время серьезное значе- ніе, такъ какъ, при усовершенствованныхъ способахъ со- общенія, люди изъ мирно-гарнизонной службы въ нѣсколько дней переносятся на поле сраженія. Прежде различные элементы сливались естественно; молодой солдатъ во время продолжительныхъ походовъ до театра военныхъ дѣйствій незамѣтно пріобрѣталъ необходимыя боевыя свойства; те- перь этотъ результатъ можетъ быть достигнутъ только усовершенствованнымъ образованіемъ солдата. Не останавливаясь болѣе на этомъ предметѣ, полагаемъ, что приведеннаго вполнѣ достаточно, чтобы убѣдить пок- лонниковъ чужихъ порядковъ въ той мысли, что и по- заимствованія нужно дѣлать съ нѣкоторой разборчивостью и обдуманностью. Не въ одной только Германіи заговорили объ установ- леніи системы занятій на началахъ болѣе раціональныхъ, чѣмъ это практикуется нынѣ: пишутъ и говорятъ на эту тему повсемѣстно, гдѣ желаютъ, чтобы армія шла въ уро- вень съ требованіемъ времени и физическую силу свою, представительницей которой она всегда была, подкрѣпляла бы знаніемъ и высокимъ нравственнымъ развитіемъ. По- смотримъ, какъ и что высказывалось въ этомъ отношеніи во Франціи. Въ началѣ текущаго столѣтія, когда фран- цузская армія достигла апогея своей славы, на нравствен- ное воспитаніе солдата было обращено должное вниманіе. Вотъ извѣстное въ этомъ смыслѣ обращеніе Бюжо, чело- вѣка многоопытнаго, съ глубокимъ знаніемъ быта и духа солдата: «старайтесь, говоритъ онъ, въ мирное время вну-
— 51 шить солдату хорошее мнѣніе о вашихъ боевыхъ способ- ностяхъ. Вы не достигнете этого, если будете ограничи- ваться смотрами и формальными ученіями,—вещи, безъ сомнѣнія, хорошія, но неспособныя выработать нравствен- ный духъ солдата. Необходимо для этого разсказывать имъ эпизоды прежнихъ кампаній, подвиги нашихъ храбрецовъ, возбудить въ нихъ желаніе подражать имъ; словомъ, всѣми силами вашего ума стараться разжигать въ нихъ любовь къ славѣ. Солдатъ шутя перенесетъ труды и опасности боя съ тѣмъ начальникомъ, который въ мирное время на- иболѣе сжился съ солдатомъ, старался привязать его къ себѣ, пріобрѣсти его довѣріе, ѣлъ съ нимъ изъ одной чаш- ки; который, идя на домашнія занятія, развлекалъ его разсказами, а возвращаясь съ нихъ, благодарилъ его за удачное ученіе; который посѣщалъ его семейства, если онъ женатъ, принималъ участіе въ нуждахъ его жены и дѣ- тей, помогалъ имъ при случаѣ деньгами, наконецъ, кото- рый всегда и во всемъ высказывалъ полное безпристрастіе и справедливость. Въ вашихъ рѣчахъ, въ вашихъ совѣ- тахъ, вашимъ примѣромъ старайтесь поднять нравствен- ный духъ вашихъ солдатъ до высоты ихъ званія, Будьте съ ними въ постоянномъ общеніи, заслужите у нихъ вы- сокое понятіе о васъ самихъ—и это будетъ вѣрнѣйшимъ залогомъ той увѣренности къ вамъ, отъ которыхъ, боль- шею частію, зависитъ успѣхъ на войнѣ». Всякому извѣстно, какова была французская армія, когда говорилось, выслушивалось и исполнялось то, что приве- дено выше. Но лишь только лучшіе представители арміи стали одинъ за другимъ уходить со сцены, какъ все это мало по малу пришло въ забвеніе, и закаленная нѣкогда въ бояхъ французская армія, по примѣру прочихъ евро- пейскихъ армій того времени, обрекла себя на мирно- показныя занятія. Только въ тяжелыя, критическія мину- ты, чтобы воскресить погасающій нравственный -духъ арміи, вспоминается великая наука Бюжо. Такъ, маршалъ Сентъ-Арно, наканунѣ альминскаго сраженія, отдавая при- казъ по французской арміи, между прочимъ говоритъ, что офицеры не должны упускать случая къ поднятію нрав-
— 52 — ственнаго духа своихъ подчиненныхъ, вступая въ прямыя и частыя съ ними сношенія, напоминая имъ все величіе ихъ званія, всю справедливость того дѣла, которое прихо- дится имъ защищать, возбуждая въ нихъ самолюбіе, ука- зывая на присутствіе союзныхъ войскъ, взоры которыхъ устремлены на нихъ, наконецъ, вызывая у нихъ воспо- минаніе о чести и славѣ, принадлежащихъ французскимъ знаменамъ. Нѣсколько поздно говорить объ этомъ наканунѣ сраже- нія; поздно вступать въ прямыя и частыя сношенія съ людьми подъ градомъ нуль, если подобныхъ отношеній не существовало раньше при мирной обстановкѣ; поздно, на- конецъ, за нѣсколько часовъ до боя, говорить о чести и славѣ, о величіи званія воина, если объ этомъ не говори- лось раньше. Но счастіе повезло имъ... Послѣ 1856 года, они, со свойственной всякой побѣдоносной арміи увѣрен- ностью въ свою силу и могущество, забыли веліпсихъ вос- питателей своихъ и всецѣло отдались парадамъ и другимъ мирпо-показпымъ запятіямъ.... 1870-й годъ разразился надъ ними страшной катастрофой. Данный имъ германцами урокъ обошелся слишкомъ дорого, чтобы не подумать о томъ, о чемъ нынѣ думаютъ повсемѣстно: вотъ почему и они дѣятельно принялись за обновленіе всего боеваго организма. По поводу вводимыхъ нынѣ реформъ во французской арміи генералъ Трошю говоритъ, что реформы, вводимыя съ цѣлью исправить существующій недостатокъ въ общей организаціи арміи только тогда приведутъ къ удовлетвори- тельному результату, если будутъ опираться на двѣ вспо- могательныя силы, создающія военныя учрежденія, а имен- но: на военное воспитаніе націи и на усовершенствованное воспитаніе арміи. Во Франціи военное воспитаніе народа должно быть направлено къ тому, чтобы замѣнить духъ воинствующій духомъ военнымъ, такъ какъ только этотъ духъ въ состояніи поддержать націю въ годину бѣдствій, остановить отступленіе разбитыхъ армій и создать сред- ства для отмщенія. Методъ спеціальнаго воспитанія арміи, сохранившійся во Франціи съ конца прошлаго столѣтія и
— 53 — до послѣдняго времени, признается генераломъ Трошю не- удовлетворительнымъ, такъ какъ онъ сводится па чисто механическое обученіе, не оставляющее мѣста собственно воспитанію. Меледу тѣмъ необходимо, чтобы солдаты одной роты считали себя одною семьею, чтобы меледу ними бы- ла тѣсная связь, и чтобы рота явилаа, продолженіемъ школы, и ротный командиръ былъ учителемъ. Первою за- ботою ротнаго командира, говоритъ Трошю, должно быть развитіе у молодыхъ солдатъ чувства уваженія къ началь- никамъ, являющагося единственно прочнымъ залогомъ дисциплины, столь мало распространенной среди француз- ской арміи (* (**)). Въ заключеніе взглянемъ на характеръ занятій, уста- новившейся въ итальянской арміи. Въ этой арміи занятія ничѣмъ почти не отличаются отъ занятій принятыхъ въ прочихъ европейскихъ арміяхъ. Молодые солдаты обучаются отдѣльно отъ старослужащихъ, въ теченіи ‘2-хъ мѣсяцевъ: строю, стрѣльбѣ, теоретическимъ знаніямъ разныхъ уставовъ и грамотности. Офицеры обя- заны присутствовать на строевыхъ занятіяхъ и руководитъ обученіемъ своихъ частей; на теоретическихъ же занятіяхъ обязательно присутствуетъ по наряду одинъ офицеръ на батальонъ для надзора собственно за порядкомъ, а другіе могута и не являться. Все обученіе на рукахъ дядекъ и серлсантовъ. Нельзя сказать, чтобы означенный порядокъ занятій не вызывалъ рѣзкихъ протестовъ со стороны лицъ, близко заинтересованныхъ этимъ дѣломъ и видящихъ, что этимъ путемъ, армія, въ образовательномъ дѣлѣ, далеко неуйдетъ. Наиболѣе выдающимся поборникомъ новыхъ идей являет- ся полковникъ итальянскаго генеральнаго штаба Кореи, который, въ сочиненіи своемъ «нравственное воспитаніе солдата» (♦*), обстоятельно разбираетъ приведенную выше систему одиночныхъ занятій съ молодыми солдатами и признаетъ ее во многомъ неудовлетворительной. Онъ на- (*) Си. ,,Военный Сборникъ11, 1879 г. А* 9. (**) См. „Военный Сборникъ11, 1880 г. № 1.
— 54 — ходитъ, что многимъ подробностямъ и деталямъ, необходи- мымъ въ столь сложномъ дѣлѣ, какъ одиночное образова- ніе солдата, придается мало значенія въ разныхъ инструк- ціяхъ, существующихъ на этотъ предметъ. Дядька, въ первый, пожалуй во второй, день находится ври ново- бранцѣ; онъ складываетъ его постель, одежду и пр. съ акуратностію по истинѣ удивительной. На третій день онъ начинаетъ терять терпѣніе; онъ третируетъ своего воспитанника какъ мальчишку, какъ сквернаго рекрута. Съ этого времени дядька начинаетъ уже посѣщать своего питомца только за четверть часа передъ осмотромъ, а о томъ, что онъ дѣлаетъ, о нравственномъ воспитаніи его онъ мало заботится. Такъ проходитъ первый мѣсяцъ; отъ дядьки—ни одного новаго слова. Но развѣ можно сомнѣ- ваться въ томъ, что дядька не исполняетъ свои обязан- ности: его воспитанникъ блеститъ какъ зеркало. Въ те- ченіи этого мѣсяца, капралъ умываетъ руки, полагая, что каждый новобранецъ имѣетъ своего наставника и что все идетъ какъ слѣдуетъ. Что касается старшаго начальника, то онъ взыскиваетъ съ дядьки только въ томъ случаѣ, если его воспитанникъ грязенъ и не знаетъ отданнаго прика- занія. Такимъ то образомъ небрежность искажаетъ одно изъ лучшихъ средствъ воспитанія, которое предлагаетъ дисциплина, говоритъ полковникъ Кореи, видимо убѣжден- ный, что дядька дѣйствительно годенъ быть наставникомъ и учителемъ молодаго солдата. Что' онъ смотритъ на нихъ именно такъ, а не иначе, видно изъ рѣчи, которую полковникъ Кореи влагаетъ въ уста одного изъ ротныхъ командировъ, обращающагося къ дядькамъ, коимъ онъ поручаетъ молодыхъ солдатъ: «вы не только должны обучить ихъ порядку н чистотѣ, необ- ходимымъ для каждаго солдата, но и научить ихъ обя- занностямъ, дать имъ выправку, исправитъ ихъ недостат- ки, удалять дурное общество и природныя наклонности, которыя отклоняли бы его отъ нравственныхъ и военныхъ его обязанностей; однимъ словомъ, руководить первыми его шагами и сдѣлать изъ него такого же хорошаго сол- дата, какъ и вы сами. Помните, что на васъ лежитъ
— 55 важная обязанность, такъ какъ отъ васъ въ значительной степени зависитъ, чтобы человѣкъ вамъ довѣренный, по- лучилъ хорошее направленіе....» Все это, по нашему мнѣ- нію, ни больше, ни меньше какъ безполезно потерянныя слова, ибо онѣ не только не будутъ примѣнены дядьками къ дѣлу, но едва лп этн воспитатели поймутъ чего отъ нихъ хотятъ, какія надежды на нихъ возлагаютъ. Откро- венно сознаемся, мы недопускаемъ, чтобы авторъ разсмат- риваемаго сочиненія, видимо, прекрасно знакомый съ вой- сковымъ бытомъ, могъ искренно раздѣлять высказываемый имъ взглядъ на воспитательную роль дядекъ; намъ ка- жется, что это невольная съ его стороны уступка старому времени, пока не будетъ подготовлена почва къ восприня- тію иныхъ болѣе цѣлесообразныхъ взглядовъ и воззрѣній. Что это предположеніе до нѣкоторой степени правдопо- добно, можно судить изъ того, что, разбирая далѣе раз- ные пріемы замятій, полковникъ Кореи высказывается одобрительно въ пользу привлеченія офицеровъ и ротнаго командира къ общенію съ людьми, при сообщеніи имъ теоретическихъ свѣдѣній изъ уставовъ. Нынѣ, говоритъ онъ, это дѣлается такъ: рота собирается во дворѣ казармы, въ присутствіи назначеннаго офицера. Дежурный унтеръ- офицеръ помѣщается передъ фронтомъ, раскрываетъ уставъ, отыскиваетъ требуемое мѣсто и читаетъ, а черезъ 15 ми- нутъ офицеръ уходитъ—и дѣло кончено. Такимъ образомъ, солдатъ выслушиваетъ повтореніе въ сотый разъ, въ од- нихъ и тѣхъ же выраженіяхъ, и въ сотый разъ онъ зна- етъ столько же ровно, сколько и въ первый. Слушаетъ ли онъ? Вовсе нѣтъ! Онъ скучаетъ; мысли его витаютъ далеко. Если солдату въ первый разъ приходится слушать о сво- ихъ обязанностяхъ, то послѣдній капралъ скажетъ, что тутъ недостаточно простаго чтенія и что необходимо со- провождать его объясненіями. Легко понять, что сдѣлан- ныя раза два объясненія сами придутъ въ голову солдата. Однако нужно нѣчю большее, нежели коротенькое чтеніе или безплодное повтореніе заученныхъ комментарій. Ни- чего неможетъ быть лучше какъ обратиться отъ сухихъ правилъ къ практическимъ примѣненіямъ. Говорите о под-
— 56 — ходящихъ случаяхъ, о порокахъ и недостаткахъ, наиболѣе частыхъ среди солдата, спрашивайте то того, то другого и ласково отвѣчайте на дѣлаемые вамъ вопросы. Сдѣлайте ученіе пріятнымъ --и полчаса пройдетъ незамѣтно. Но всѣ унтеръ-офицеры не могута бытъ способны вести эти заня- тія. Ничто не мѣшаетъ ротному командиру употреблять одного изъ нихъ болѣе нежели другого. Наконецъ, продолжаетъ полковникъ Кореи, если въ ротѣ есть два-три суббалтернъ-офицера, то они могутъ между сабою чередоваться въ этихъ занятіяхъ, какъ и въ нѣко- торыхъ другихъ родахъ службы. При этомъ офицеры дол- жны тщательно сохранять достоинство своего званія въ присутствіи своихъ подчиненныхъ, ибо оно составляетъ основу нравственнаго авторитета. Сближаясь съ нижними чинами, приходя съ ними въ соприкосновеніе, офицеръ не долженъ, такъ сказать, опускаться до ихъ уровня. При занятіяхъ, о которыхъ говориться, онъ долженъ придер- живаться середины между сдержанностію и фамильярно- стію, говорить языкомъ простымъ и яснымъ, не впадая въ тривіальность, избѣгать казарменнаго жаргона и не до- пускать его въ отвѣтахъ. А ротный командиръ? Не мо- жетъ ли онъ самъ дѣлать своей ротѣ разъясненій устава? Ничто ему не мѣшаетъ. Есть капитаны, которые это дѣ- лаютъ, и берутъ сюжетомъ факты ежедневной жизни (не- брежность, разныя неправильности, приказанія старшихъ начальниковъ и т. д.) и говорятъ своимъ людямъ обстоя- тельныя и хорошія рѣчи. - Такимъ образомъ, мы приходимъ къ заключенію, говоритъ полковникъ Кореи, что эта весьма важная отрасль начальнаго воспитанія солдата должна быть ввѣрена офицерамъ и что сами ротные командиры не долж- ны думать, будто бы тщательное содѣйствіе этому обу- ченію ниже достоинства ихъ званія. Изъ этихъ заключительныхъ словъ видно, что въ средѣ офицеровъ итальянской арміи существуютъ ошибочныя по- нятія о достоинствѣ ихъ званія; повторяемъ: не дѣло, не участіе къ солдату, проникнутое сердечностію и теплотою чувства умаляютъ достоинство офицерскаго званія, а апа- тичность, холодность, небрежность и казенно-формальныя
— 57 — отношенія къ исполненію своихъ обязанностей вообще, а къ солдату—въ особенности. Вотъ гдѣ зло великое, ис- подволь разъѣдающее воинскій организмъ и деморализую- щее часть; зло, противъ котораго слѣдуетъ бороться всѣми зависящими отъ насъ средствами, а не покровительство- вать ему, прикрывать его. Какой же общій выводъ можно сдѣлать изъ всего выше изложеннаго? Почему это повсемѣстно высказываемое жела- ніе о систематизаціи одиночныхъ занятій на болѣе прочныхъ основаніяхъ нейдетъ далѣе литературныхъ преній и тео- ретическихъ разсужденій? Почему на дѣлѣ, какъ было 2 О лѣтъ тому назадъ, такъ и нынѣ, ближайшими наставни- ками молодыхъ солдатъ являются унтеръ-офицеры, дядьки, капралы и сержанты? Не слѣдуетъ-ли искать разъясненія этого явленія въ самомъ складѣ понятій объ іерархизаціи власти, въ силу которой каждый начальникъ, пользуясь извѣстной долей авторитета и отвѣтственности, смотритъ на себя, какъ на руководителя, а не какъ на рабочую силу въ дѣлѣ одиночной подготовки каждаго солдата? Для наглядности пояснимъ эту мысль примѣромъ. Начнемъ съ ротнаго командира. Имѣя въ своемъ распоряженіи взвод- ныхъ командировъ и другихъ помощниковъ подъ разными наименованіями, изъ коихъ каждый пользуется извѣстной сферой дѣятельности, опредѣленной дисциплинарнымъ уста- вомъ, т. е. имѣетъ свою долю авторитета и пропорціональ- ной отвѣтственности, ротный командиръ поступитъ вполнѣ законно, если, не желая вторгаться въ сферу дѣятельно- сти своихъ подчиненныхъ, ограничится лишь только на- блюденіемъ, чтобы каждый изъ нихъ исполнялъ свое дѣло. Но если правъ ротный командиръ, такъ относящійся къ своимъ обязанностямъ, то пе менѣе его правъ и взводный командиръ, отвѣтственный за взводъ и пользующійся из- вѣстной долей авторитета, если онъ будетъ разсуждать такъ: «у меня подъ начальствомъ два отдѣленныхъ началь- ника и столько-то дядекъ (или капраловъ, сержантовъ и пр.), которые имѣютъ опредѣленный кругъ занятій и несутъ отвѣтственность передо мною за благосостояніе и обученіе ихъ частей; брать на себя ихъ долю — значитъ умалять
— 58 — ихъ авторитетъ, а главное—мнѣ не йодъ силу одному вся та работа, которая по закону всецѣло ложится на моихъ помощниковъ, а потому достаточно будетъ, если я добьюсь, чтобы каждый изъ нихъ исполнялъ свое дѣло. Наблюсти же за ними у меня хватитъ силъ, терпѣнія и времени». Но можетъ ли разсуждать такимъ образомъ отдѣленный начальникъ? Конечно можетъ. Имѣя въ своемъ вѣдѣніи учителей, дядекъ, капраловъ п сержантовъ и признавая себя отвѣтственнымъ за обученіе нижнихъ чиновъ, ему подвѣдомственныхъ, онъ долженъ принять мѣры и наблю- сти, чтобы каждый изъ его помощниковъ исполнялъ воз- ложенное на него дѣло. Только эти разные дядьки, учи- теля, капралы, сержанты, не имѣя никакихъ помощниковъ, являются непосредственными исполнителями воли постав- ленныхъ надъ ними начальниковъ, рабочей силой въ пол- номъ смыслѣ этого слова, учителями, воспитателями и наставниками молодыхъ солдатъ. Такимъ образомъ, хотя и отвѣтствуютъ за одиночное образованіе всѣ, начиная съ отдѣленнаго и дядьки до ротнаго, полковаго и т. д. на- чальниковъ, но каждый изъ нихъ, совершенно основатель- но, считаетъ свое дѣло исполненнымъ, если дано соотвѣт- ственное направленіе занятіямъ и строго наблюдается за точнымъ и неуклоннымъ исполненіемъ всего предписаннаго. Говорятъ что это очень хорошо, ибо пріучаетъ начальни- ковъ къ авторитету и отв/ыпственности, которыя состав- ляютъ сущность военной іерархіи. Предоставляемъ поду- мать каждому, насколько это полезно въ такомъ дѣлѣ, какъ одиночная подготовка нижнихъ чиновъ вообще и молодыхъ солдатъ въ особенности.
Глава III Правила для запятій съ молодыми сол- датами въ войскахъ Виленскаго военнаго округа. Отмѣна широкаго расквартированія съ приваркомъ отъ жителей. Работы коминсіи по разработкѣ правилъ о занятіяхъ съ молодыми солдатами. Первоначальныя пренія. Объемъ и характеръ занятій въ періоды: обра- зовательный и служебный. Положеніе о запятіяхъ съ молодыми сол- датами. Принципіальные вопросы этого положенія: 1) объ учителяхъ и разграниченіи пхъ дѣятельности; 2) установленіе подробныхъ програмъ; 3) нормальное распредѣленіе запятій—какъ мѣра къ установленію долж- наго единомыслія па относительную важность разныхъ предметовъ обученія. Выше говорилось, что починъ установленія одиночныхъ занятій, па началахъ отвѣчающихъ современнымъ требо- ваніямъ и условіямъ службы, принадлежитъ Виленскому военному округу. Тутъ, за періодъ времени съ 1875—1880 годъ, установилась та система занятій, которая все болѣе и болѣе распространяется и пріобрѣтаетъ извѣстность даже внѣ предѣловъ упомянутаго Округа. Освященная шести- лѣтнимъ опытомъ и испытанная въ трехъ корпусахъ (2, 3 и 4), система эта признана настолько цѣлесообраз- ной, что главнѣйшія основанія ея, раньше или позже, должны быть приняты повсемѣстно. Въ настоящее время нѣчто въ указанномъ смыслѣ уже сдѣлано: такъ, въ но- вомъ положеніи (1880 года) о занятіяхъ съ молодыми сол- датами введенъ болѣе подробный «Перечень» и ротные командиры привлечены къ занятіямъ съ молодыми солда- тами. Нужно полагать, что въ будущемъ этотъ «Перечень» получитъ большее развитіе и обратится въ настоятельно необходимую програму и, сверхъ того, установится нор- мальное распредѣленіе занятій, важное въ смыслѣ оцѣнки
— 60 — предметовъ обученія, которая нынѣ зависитъ отъ личнаго взгляда каждаго обучающаго. Чтобы ознакомить читателей съ системой занятій, уста- новленной въ войскахъ Виленскаго военнаго округа, счи- таемъ необходимымъ начать съ порядка ея разработки. Осенью 1874 и весной 1875 года, вновь назначенный главный начальникъ округа, генералъ-адъютантъ Альбе- динскій, установилъ въ этомъ отношеніи цѣлый рядъ мѣръ, клонившихся къ развитію и упроченію однообразной и строго послѣдовательной системы, въ силу которой нынѣ всякій знаетъ, что отъ него требуется и на основаніи этого знанія ведетъ обученіе своихъ подчиненныхъ. Первой, въ этомъ отношеніи, заботой Командующаго войсками было —измѣненіе порядка расквартированія войскъ. Для этого, прежде всего необходимо было отказаться отъ разбрасыванія людей по широкимъ квартирамъ и собрать ихъ въ группы, отнюдь не менѣе роты. Мѣра эта, объ- явленная къ исполненію въ началѣ 1875 года (*), обязы- вала собрать роты на тѣсныя квартиры, съ довольствіемъ отъ котла, что избавило ихъ отъ постояннаго перекочевы- ванія съ мѣста на мѣсто, столь необходимаго прежде, для уравненія постойной повинности, тяжело ложившейся на бѣдное мѣстное населеніе. Сверхъ того, въ силу указан- наго распоряженія, представилась возможность пе только сгруппировать къ одному пункту, разбросанную въ 10, 20, 30 деревняхъ, роту, что вредно отзывалось особенно на обученіи молодыхъ солдатъ, остававшихся въ теченіи зимы безъ всякаго надзора и какъ бы въ первобытномъ состояніи, но, главное, выигривалось на обученіе войскъ почти полъ года времени, пропадавшаго до сихъ поръ даромъ. Вслѣдъ за этимъ было приступлено къ систематизаціи одиночныхъ занятій. Необходимость подобной системати- заціи, какъ объяснено выше, ощущалась повсемѣстно, въ виду, главнымъ образомъ, отсутствія точныхъ указаній— чему, въ какомъ объемѣ и послѣдовательности слѣдуетъ (*) Приказаніе по округу 1875 года за № 33.
— 61 — учить нижнихъ чиновъ вообще и молодыхъ солдатъ въ особенности. Эта неопредѣленность требованій давала болѣе или менѣе широкій просторъ иниціативѣ каждаго частнаго начальника до ротнаго командира включительно, отъ лич- наго взгляда котораго устанавливалось въ части то или другое направленіе въ занятіяхъ съ нижними чинами, и нерѣдко важность того пли другаго отдѣла солдатскаго образованія опредѣлялась не по существу дѣла, а по при- вычкѣ или наклонности руководящаго занятіями. Отсюда, весьма естественно, проявленіе особой односторонности въ обученіи нижнихъ чиновъ, которая, какъ результата увле- ченій тою или другою отраслію образованія, не могла не оказывать вліянія на общій результата, одиночныхъ заня- тій. Если эта односторонность и увлеченія при обученіи нижнихъ чиновъ могли быть терпимы при прежнихъ про- должительныхъ срокахъ службы, когда пробѣлы рекрут- скаго образованія восполнялись временемъ и путемъ опыта, то въ настоящее время, со введеніемъ устава о всеобщей воинской повинности и сокращеннаго срока службы, по- добный порядокъ занятій неминуемо повелъ бы къ затратѣ силъ и времени на одинъ какой либо предметъ въ ущербъ прочимъ. Само собою разумѣется, что оставаться въ такомъ положеніи, при измѣнившихся условіяхъ службы, не пред- ставлялось болѣе возможнымъ; необходимость наталкивала на установленіе одной общей системы, которая, опредѣляя подробно объемъ свѣдѣній, необходимыхъ для передачи солдату, выражала бы относительную важность того или другого отдѣла обученія по существу и устраняла бы лич- ный взглядъ на это дѣло начальника части или обуча- ющаго. Попутно съ этимъ предстояло разрѣшить вопросъ объ учителяхъ, въ такомъ смыслѣ, чтобы всѣ интелигент- ныя образовательныя средства роты были привлечены къ активному участію въ дѣлѣ обученія нижнихъ чиновъ. Дабы прійти къ практическому разрѣшенію сихъ допро- совъ, была собрана особая коммисія изъ лицъ отъ всѣхъ частей войскъ округа, преимущественно изъ командировъ полковъ, подъ предсѣдательствомъ начальника окружнаго штаба.
— 62 — Всѣхъ членовъ было 12. Работы коммисіи продолжались съ 25 Февраля по 15 Марта 1875 года. Особенно ожив- ленныя были первыя засѣданія коммисіи, когда предсѣда- телемъ было предложено, чтобы каждый изъ членовъ очер- тилъ порядокъ занятій и размѣръ требованій, принятыхъ въ частяхъ войскъ, отъ которой назначенъ и поименовалъ принятыя руководства. Тутъ съ наглядностію обозначилось, до какой степени начальники частей своеобразно смотрятъ и направляютъ занятіями въ подвѣдомственныхъ имъ ча- стяхъ: не только по дивизіямъ и родамъ оружія, но и въ полкахъ одной и той же дивизіи занятія велись неодина- ково, безъ всякой системы; не было даже намековъ на ка- кія либо общія руководящія основанія, а все дѣлалось по личному воззрѣнію и склонности каждаго начальника. Послѣ подробнаго и всесторонняго разбора существующихъ пробѣ- ловъ и недомолвокъ въ одиночной подготовкѣ нижнихъ чи- новъ, предсѣдатель предложилъ на обсужденіе коммисіи слѣдующіе вопросы: I) Въ виду высказанныхъ противорѣчій, существующихъ въ одиночной подготовкѣ нижнихъ чиновъ, не признается ли полезнымъ установить общій, для всѣхъ одинаково обязательный порядокъ занятій съ молодыми солдатами и со старослужащими и нужны ли для означенной цѣли подробныя и точно выраженныя програмы? II) Признается ли полезнымъ, для успѣха обученія и для нравственнаго воспитанія солдата, соблюдать стро- гую послѣдовательность въ занятіяхъ и вести ихъ регу- лярно? III) Нужно ли опредѣлить время ежедневныхъ занятій и распредѣлить это время по предметамъ, соотвѣтственно важности каждаго и по степени трудности изученія? Эти вопросы, весьма ясно и точно поставленные, въ виду крайне противорѣчивыхъ мнѣній, вызвали самыя оживленныя пренія: были приводимы доводы въ пользу, даже настоятельной необходимости осуществленія упомя- нутыхъ предложеній, равно и на оборотъ — безполезности такого принятія, не возможности ихъ осуществленія и даже вредныхъ отъ того послѣдствій. Въ мнѣніяхъ второй ка-
— 63 — тегоріи, главнымъ образомъ, приводились такія основанія: по различнымъ условіямъ квартированія войскъ не воз- можно исполненіе общаго для всѣхъ порядка занятій; подоб- ное требованіе лишило бы самостоятельности частныхъ начальниковъ въ столь важномъ дѣлѣ какъ одиночное об- разованіе и охладило бы энергію; никакія регламентаціи запятій не увеличатъ ревности въ обучающихъ и не уси- лятъ стараній обучающихся. Послѣ цѣлаго ряда продол- жительныхъ дебатовъ, подробнаго разбора и всесторон- ней оцѣнки каждаго изъ высказанныхъ мнѣній, члены коммисіи единогласно пришли къ соглашенію въ дѣйстви- тельной необходимости вышеозначенныхъ предложеній въ полномъ ихъ объемѣ. Вслѣдствіе такого рѣшенія было по- становлено приступить къ детальной разработкѣ правилъ и програмъ, на основаніи которыхъ велись бы не нару- шимо занятія во всѣхъ частяхъ округа. Исходя изъ того общаго правила, что твердое усвоеніе всякаго знанія, особенно практическаго, требуетъ прежде всего обстоятельнаго его изученія и затѣмъ упражненія въ пріобрѣтенномъ знаніи, коммисія пришла къ убѣжденію, что въ образованіи нижнихъ чиновъ, въ приготовленіи на службѣ хорошаго солдата въ запасъ, необходимо, чтобы прежде онъ сознательно усвоилъ себѣ требуемыя знанія, а затѣмъ достаточно продолжительною практикою и частымъ повтореніемъ укрѣпилъ бы въ себѣ эти знанія. Слѣдова- тельно, въ раціональномъ образованіи солдатъ рѣзко обо- значаются два періода: образовательный, въ который все вниманіе должно быть обращено на внушеніе солдату свя- тости его долга, на умственное развитіе для сознатель- наго пониманія его обязанностей и на основательное озна- комленіе со всѣмъ тѣмъ, что солдату знать надлежитъ, а также на предоставленіе ему средствъ къ дальнѣйшему самообразованію, т. е. на обученіе, по возможности, гра- мотѣ; служебный періодъ, въ которомъ солдата слѣдуетъ укрѣплять въ пріобрѣтенныхъ знаніяхъ, путемъ повтореній и упражненій, но только пройденнаго, рѣшительно отка- завшись отъ желанія, какъ было прежде, все болѣе и болѣе сообщать ему новыя познанія; стремленіе къ этому невоз-
— 64 — можно безъ ущерба твердому знанію нижними чинами пройденнаго, ибо по недостатку образовательныхъ силъ въ ротѣ, такое стремленіе вредно отразится на успѣхахъ сол- датъ образовательнаго періода. 1-Іа этомъ основаніи ком- мисія опредѣлила, что систематическое и регулярное обра- зованіе каждаго отдѣльнаго солдата може’іъ быть ведено отъ поступленія его на службу до второго лагернаго сбора, т. е. двѣ зимы подъ рядъ. Продолжить это образованіе до третьяго лагернаго сбора оказывается положительно невоз- можнымъ, во первыхъ, вслѣдствіе недостатка образователь- ныхъ средствъ роты для трехъ призывовъ, которые соста- вятъ около з наличнаго числа нижнихъ чиновъ въ ротѣ, и, во вторыхъ,—самое обученіе такой массы людей, отвле- каемыхъ для исполненія служебныхъ нарядовъ, не можетъ быть послѣдовательно, а потому и въ конечномъ резуль- татѣ занятія съ людьми будутъ вестись кое-какъ, урыв- ками, безъ всякой системы, что безспорно будетъ вредить общему успѣху дѣла. Прежде такъ и было; старый сол- датъ, прослужившій 6, 7 лѣтъ, съ началомъ зимы, изъ года въ годъ, на ряду съ рекрутомъ обучался поворотамъ, ружейнымъ пріемамъ, маршировкѣ съ тою же педантиче- скою послѣдовательностію, съ какою обыкновенно у насъ выравниваютъ рекрута. Намъ кажется, что подобный по- рядокъ занятій не только не вызывался необходимостію для солдатъ старослужащихъ, но и вредно отзывался на са- момъ складѣ войсковой службы, ибо въ глазахъ солдата формировалось понятіе, что онъ во все время службы, до увольненія въ отставку, временной отпускъ или запасъ ничто пное какъ новичекъ, рекрутъ; онъ не видѣлъ конца своему обученію, откуда само собою являлась апатія и отвращеніе къ службѣ, лишавшей его возможности отдох- нуть, или поработать на себя, или заняться тѣмъ, что ему больше по душѣ. Какъ во всякомъ ремеслѣ, путемъ тео- ріи и практики, человѣкъ изъ ученика становится масте- ромъ своего дѣла и отнюдь не возвращается къ повторе- нію мелочей его спеціальности, такъ, казалось бы, и въ военномъ дѣлѣ-старослужащій и вполнѣ обученный сол- датъ долженъ быть мастеромъ своего дѣла на столько,
— 65 — чтобы не занимать его мелочами рекрутской школы; само собою, путемъ опыта и исполненіемъ разнообразныхъ слу- жебныхъ требованій, налагаемыхъ на старослужащихъ, онъ укрѣпится не только въ этихъ мелочахъ, но и будетъ совершенствоваться въ дѣлѣ, къ которому призванъ и ко- торому служитъ. Такъ, по крайней мѣрѣ, взглянула на это дѣло коммисія и опредѣлила, что одиночное обученіе солдата, систематически и въ строгой послѣдовательности, должно быть заканчиваемо не позже второй зимы; затѣмъ онъ является мастеромъ своего дѣла, или какъ принято называть у насъ—старослужащимъ и вполнѣ обученнымъ солдатомъ. Въ этотъ часто служебный періодъ онъ совер- шенствуется въ дѣлѣ своей спеціальности: весной и лѣ- томъ—на строевыхъ ученіяхъ, маневрахъ и другихъ поле- выхъ занятіяхъ, осенью и зимой—при нарядахъ на внут- реннюю и гарнизонную службу. Если бы, однакожъ, при исполненіи старослужащими различнаго рода служебныхъ обязанностей, оставалось бы достаточно свободнаго време- ни въ ихъ распоряженіи, то оно должно бытъ употребляемо, прежде всего, на повтореніе и усовершенствованіе теоре- тическихъ познаній и всего того, что до нижнихъ чиновъ относится; останавливаться же на рекрутской школѣ и занимать старослужащихъ выправкой, маршировкой, ру- жейными пріемами и пр., отнюдь не слѣдовало бы, что нынѣ предпочтительно дѣлается, вопреки требованіямъ устава, изъ опасенія, чтобы онъ непозабылъ, какъ слѣ- дуетъ ходить или стоять. Въ I части устава о строевой пѣхотной службѣ ясно выражено, что солдатъ, пройдя первоначальную школу и поступивши во фронтъ, на столь- ко бываетъ твердъ во всемъ, составляющемъ подготовку къ сомкнутому строю, что часто возвращаться съ нимъ къ выправкѣ и пріемамъ не слѣдуетъ (§ 42). Далѣе, въ томъ же параграфѣ, указывается на что въ теченіи зимы слѣдуетъ обращать преимущественное вниманіе, а именно: 1) на чтеніе изъ Свода Военныхъ постановленій того, что до нижнихъ чиновъ относится, въ особенности изъ «На- каза войскамъ» и изъ «уставовъ о гарнизонной и стороже- вой (аванпостной) службахъ»; 2) на подготовку къ стрѣльбѣ; а
— 66 — 3) фехтованіе; 4) гимнастику; 5) обученіе грамотѣ и 6) повѣрку знанія сигналовъ. Изъ сказаннаго само собою явствуетъ, что если заня- тія со старослузкащимп, въ виду исполненія ими различ- наго рода служебныхъ обязанностей, не всегда могутъ быть ведены даже урывками, а о строгой послѣдователь- ности и систематичности, конечно, не можетъ быть и рѣчи, то всѣ заботы начальствующихъ лицъ, всѣ образователь- ныя средства ротъ и все вниманіе учителей—должны быть направлены на основательное обученіе и подготовку моло- дяхъ солдатъ; не слѣдуетъ забывать, что въ одиночномъ образованіи и воспитаніи каждаго отдѣльнаго солдата за- ключается основаніе годности цѣлой части, ибо только при этомъ условіи можно ожидать успѣшнаго, совокупнаго дѣй- ствія всѣхъ составныхъ элементовъ. Въ виду изложеннаго, коммисія Виленскаго военнаго округа, не задаваясь слиш- комъ широкими, неосуществимыми цѣлями, опредѣлила вы- работать «положеніе о порядкѣ занятій съ молодыми сол- датами, въ ротахъ, эскадронахъ и батареяхъ» (*). Вотъ подлинный текстъ этого положенія. § 1. Въ продолженіи времени отъ поступленія на службу до втораго лагернаго сбора нижніе чины должны быть окончательно обучены и дове- дены до сознательнаго пониманія всего, что солдату знать надлежитъ. § 2. Нравственное п умственное развитіе и все вообще обученіе моло- дыхъ солдатъ отъ поступленія до перваго лѣтняго сбора лежитъ на пря- мой обязанности ротнаго и эскадроннаго командировъ; въ артиллеріи же, эта обязанность возлагается на одного изъ ііолубатарейныхъ команди- ровъ. § 3. Занятія, отъ окончанія перваго до начала втораго лѣтняго сбора, поручаются: въ пѣхотѣ и кавалеріи—младшимъ офицерамъ, а въ артил- леріи—одному изъ полу батарейныхъ или взводныхъ командировъ. § 4. Обученіе молодыхъ солдатъ грамотѣ обязательно наравнѣ со строе- выми занятіями, отъ окончанія перваго лѣтняго сбора до втораго; даль- нѣйшія съ ними занятія по этому предмету считать необязательными, предоставляя, впрочемъ, всѣ средства къ продолженію этихъ занятій тѣмъ нижнимъ чинамъ, которые пожелаютъ учиться, безъ освобожденія ихъ, однакоже, отъ службы. (*) Послѣ продолжительнаго испытанія и исправленія согласно замѣ- чаній начальствующихъ лицъ, „положеніе" это, въ новой редакціи, объ- явлено въ приказѣ по округу 1878 г. за ЛИ 344.
— 67 — § 5. Отъ перваго до втораго лѣтняго сбора, для успѣха обученія и веденія его въ строгой послѣдовательности, нижнихъ чиновъ освобождать, по возможности, отъ командировокъ и служебныхъ нарядовъ, соединен- ныхъ съ потерею времени для учебныхъ занятій, исключая домашнихъ нарядовъ по казармамъ п наряда въ караулъ; послѣднее не чаще одного раза въ недѣлю, для практическаго изученія этой отрасли образованія н притомъ всѣхъ обучающихся, по возможности, одновременно. § 6. По окончаніи каждаго лагернаго сбора, до поступленія новобран- цевъ, лица, указанныя въ § 2, занимаются преимущественно, со старо- служащими, обращая особенное вниманіе на повѣрку образованія унтеръ- офицеровъ и па подготовку дядекъ для новобранцевъ предстоящаго призыва. § 7. Обязанности дядекъ, по отношенію къ молодымъ солдатамъ, огра- ничиваются передачей имъ практическихъ пріемовъ и свѣдѣній до службы и обыденной жизни относящихся; все же остальное обученіе должно не- посредственно лежать на лицахъ, поименованныхъ въ §§ 2 п 3. § 8. Обученіе молодыхъ создать производится по всѣмъ предметамъ, неотступно, ио воинскимъ уставамъ и подробнымъ програмамъ или руко- водствамъ, утвержденнымъ высшимъ начальствомъ. § 9. Выработанныя па основаніи существующихъ законоположеній и воин- скихъ уставовъ подробныя програмы, для обученія молодыхъ солдатъ въ ро- тахъ, эскадронахъ и батареяхъ, при семъ прилагаются для руководства. § 10. Заучиваніе отвѣтовъ на память по руководствамъ, пли со словъ обу- чающаго, строго воспрещается; слѣдуетъ вестп обученіе молодыхъ солдатъ исключительно практически п бесѣдованіемъ съ ними, дабы каждый изъ нихъ толково уразумѣлъ и усвоилъ все требуемое програмами, для чего въ одинъ урокъ или ученіе не объяснять много вопросовъ. § 11. За гладкими отвѣтами пе гоняться; солдатъ человѣкъ дѣла, а пе чело- вѣкъ слова, слѣдовательно прежде всего должно заботиться о томъ, чтобы онъ зналъ и понималъ свои обязанности, а пе красно ихъ разсказывалъ. Можно, папр., отлично разсказывать о томъ, какъ слѣдуетъ взять прицѣльную линію и въ тоже время пи одной пули не попадать въ мишень, а если попадаетъ—цѣль достигнута, хотя бы онъ и не особенно складно разсказывалъ о прицѣливаніи. § 12. Объемъ запятій каждаго мѣсяца въпрограмахъ неопредѣляется въ томъ соображеніи, что въ зависимости отъ способностей молодыхъ солдатъ, обученіе ихъ можетъ замедляться или ускоряться; но послѣдовательность обу- ченія остается въ томъ самомъ порядкѣ, какъ это опредѣляется уставомъ оди- ночнаго обученія; папр. съ выдачей ружья на руки (съ третьей недѣли перваго мѣсяца), молодой солдатъ знакомится съ назначеніемъ главныхъ его частей, съ разборкой, чисткой и сборкой ружья и съ правилами сбереженія въ разныхъ случаяхъ; послѣ этого начинается обученіе прицѣливанію, а за- тѣмъ стрѣльба холостыми патронами. Но годовой объемъ програмы объявляется къ строгому руководству, т. е. что нельзя пройти ни меньше, ни больше того, что требуется програмой каждаго года: пер- вое есть упущеніе по службѣ, второе же есть усердіе не. поігазуму.
— 68 — § 13. Ведепіе запятій терпѣливо, кротко, безъ торопливости, съ должнымъ впимапіемъи послѣдовательностію, первое условіе дляуспѣха дѣла. Оно необ- ходимо для того, чтобы запятія эти не только но запугивали н по утомляли молодыхъ солдатъ, но чтобы и самая передача илъ новыхъ свѣдѣній, для бо- лѣе прочнаго усвоенія н ясности, вытекала бы изъ занятій предшествовав- шихъ, могущихъ облегчить самый трудъ обученія, напр. свѣдѣнія о сто- рожевой службѣ должны быть сообщены ему практическимъ способомъ, съ необходимыми разъясненіями, въ концѣ четвертаго мѣсяца, когда онъ до- статочно окрѣпнетъ въ гарнизонной службѣ и въ строевыхт. запятіяхъ и т. д. § 14. Выборь метода обученія грамотѣ и ариѳметикѣ предоставляется са- мимъ обучающимъ, съ утвержденія начальника отдѣльной части. § 15. Ежедневныя занятія съ нижними чинами производить по расписа- ніямъ, составляемымъ въ каждой отдѣльной части, согласно прилагаемыхъ при семъ нормальныхъ распредѣленій уроковъ но недѣлямъ, особо для ротъ, эскадроновъ п батарей. § 16. Для первоначальнаго обученія молодыхъ солдатъ назначать четыре часа въ день или четыре часовыхъ урока; для дальнѣйшаго же обученія, отъ перваго до втораго лагернаго сборовъ, число уроковъ въ сутки назначается пять; при этомъ, въ частяхъ при составленіи росписаній наблюдать, чтобы особенно утомительныя занятія не слѣдовали одно за другимъ п чтобы вообще между уроками были надлежащіе перерывы. § 17. Занятія гимнастикой, въ видахъ гигіеническихъ, производить съ первыхъ же дней поступленія молодыхъ солдатъ каждодневно, хотя бы по недѣльному распредѣленію уроковъ таковая не назначалась, употребляя па это не болѣе */8 часа въ день, считая съ отдыхами. § 18. Первоначальное образованіе молодыхъ солдатъ въ пѣхотѣ, ка- валеріи и артиллеріи производится въ продолженіи первыхъ четырехъ мѣсяцевъ со дня поступленія ихъ на службу; только 1-го Мая молодые солдаты становятся въ строй для совмѣстныхъ запятій со старослужащими. Примѣчаніе. Въ кавалеріи время травянаго довольствія недолито пропадать даромъ для молодыхъ солдатъ, а употреб- ляется на утвержденіе ихъ по тѣмъ отдѣламъ, какіе указаны на сей мѣсяцъ въ нормальномъ распредѣленіи уроковъ. § 19. Для дѣйствительной повѣрки успѣшности обученія, начальники должны наблюдать за ходомъ его, являясь въ части неожиданно и въ не- опредѣленные сроки. Смотровъ же, заблаговременно назначаемыхъ, отнюдь пе производить до окончанія срока, даннаго на первоначальное образова- ніе молодаго солдата (§ 18). § 20. Усовершенствованіе и повторительныя занятія со старослужа- щими, со втораго лагернаго сбора, продолжаются во всю ихъ службу; за- нятія эти, подъ наблюденіемъ ротныхъ, эскадронныхъ и батарейныхъ командировъ, поручаются младшимъ офицерамъ, или, за ихъ отсутствіемъ, унтеръ-офицерамъ.
— 69 — Существеннѣйшіе вопросы только что приведеннаго «положенія», т. е. такіе, съ отнятіемъ которыхъ не- мыслимо систематически-регулярное веденіе одиночныхъ занятій, заключаются въ слѣдующемъ: 1) въ точномъ разграниченіи дѣятельности учителей, 2) въ указаніи програмъ, по коимъ должно быть всдепо обученіе и 3) въ оцѣнкѣ каждаго предмета обученія, числомъ уроковъ въ недѣлю, въ зависимости отъ его важности и трудности изученія. Въ этомъ вся система, вся суть дѣла, а потому нѣсколько остановимся на этихъ вопросахъ. Объ учителяхъ и разграниченіи ихъ дѣятельности. Въ прежнее время, когда служба нижнихъ чиновъ считалась десятками лѣтъ, когда вся солдатская наука заключалась лишь въ воинской выправкѣ, учителями были дядьки и унтеръ-офицеры; офицеры въ дѣлѣ обученія никакого участія не принимали, а ротный командиръ только на- блюдалъ гі руководилъ. Справедливость требуетъ замѣтить, что несмотря, однакожъ, на полную безъучастность офи- церскаго кадра въ дѣлѣ одиночныхъ занятій съ нижними чинами, результаты получались на столько удовлетвори- тельные и люди, исподволь, знакомились съ требованіями войсковой службы на столько основательно, что не было никакой надобности видоизмѣнять установившійся въ арміи взглядъ на воспитательную и учительскую роль нашего дядьки. Служа десятки лѣтъ, онъ, путемъ опыта, прі- обрѣталъ извѣстныя практическія познанія, необходимую въ боевомъ дѣлѣ сметку и сообразительность, навыкъ и снаровку быть точнымъ исполнителемъ требованій службы. При такихъ условіяхъ, дядька и вообще всякій старый солдатъ былъ дѣйствительнымъ хранителемъ традицій части и единственнымъ учителемъ для рекрутъ, когда таковые прибывали на укомплектованіе ротъ. Нынѣ об- становка измѣнилась: установлена всеобщая воинская по- винность, сроки службы сокращены до крайнихъ предѣ- ловъ, требованія усложнились вслѣдствіе развитія техники военнаго дѣла, каждогодно поступаетъ масса необучен- ныхъ солдатъ, а о прежнихъ старослужащихъ, служеб- нымъ опытомъ богатыхъ людяхъ, нѣтъ и неможетъ быть
— 70 — рѣчи. Само собою разумѣется, что теперь въ средѣ ниж- нихъ чиновъ не только нѣтъ учителей, по сколько ни- будь годныхъ инструкторовъ; если иногда и приходится прибѣгать къ ихъ содѣйствію, то исключительно за не- достаткомъ иителнгентныхъ образовательныхъ средствъ. Дядька, изъ бывшаго учителя въ самомъ широкомъ смыс- лѣ этого слова, сталъ только дядькой въ самомъ лѣсномъ смыслѣ этого слова: наблюсти за чистотой и опрятностію новобранца, наставить ого въ дѣлѣ жизни съ новыми своими товарищами и показать практическіе пріемы до службы относящіеся—вотъ всо что можетъ входить въ кругъ обязанностей дядьки но отношенію къ людямъ, ему довѣреннымъ. Кто же при настоящихъ условіяхъ, крайне усложнив- шихся требованіяхъ и большомъ наплывѣ каждогодно свѣжихъ не подготовленныхъ силъ можетъ и долженъ быть учителемъ молодаго солдата? На этотъ вопросъ есть только одинъ отвѣтъ: оберъ-офицерскій кадръ въ полномъ его составѣ, безъ всякихъ исключеній, начиная отъ млад- шаго офицера роты и кончая ротнымъ командиромъ; по нашему искреннему убѣжденію—это пхъ право, ихъ долгъ, ихъ священная обязанность. Скажемъ болѣе, всякія уверт- ки, подъ различными законными и незаконными предло- гами, отъ исполненія приведенной великой обязанности, изобличаютъ въ человѣкѣ недостатокъ уваженія къ себѣ и своему званію. Человѣкъ искренно преданный дѣлу, любящій его, необѣгающій сближенія съ солдатомъ, за- интересованный тѣмъ, чтобы каждый ввѣренный его оте- ческимъ заботамъ зналъ, понималъ и исполнялъ требованія службы по долгу чести и присягѣ—но станетъ прибѣгать къ средствамъ только что приведеннымъ, а поведетъ дѣло прямо, честно, по мѣрѣ силъ и разумѣнію. Мы увѣрены, такому человѣку и въ голову не прійдетъ сказать: «я несу караульную службу черезъ два дня въ третій—мнѣ нѣкогда заниматься съ людьми», или «я ротный коман- диръ, обязанность моя руководить занятіями, а не входить въ мелочи самаго обученія, а тѣмъ болѣе вести таковыя лично». Если бы высказанный нами взглядъ на привле-
— 71 — ченіе къ дѣлу обученія молодыхъ солдатъ младшихъ офи- церовъ и ротнаго командира казался бы читателю оши- бочнымъ, то намъ остается въ утѣшеніе, что, по крайней мѣрѣ, коммисія Виленскаго военнаго округа, состоящая преимущественно изъ полковыхъ командировъ, при обсу- жденіи вопроса объ учителяхъ, не пришла къ иному за- ключенію какъ только къ тому, что ротный командиръ и младшіе офицеры должны безусловно принять на себя обученіе молодыхъ солдатъ. При этомъ всѣ члены ком- мисіи, какъ люди близко стоящіе къ дѣлу, единогласно постановили, что ротный командиръ отнюдь не долженъ ограничиваться ролью наблюдателя и руководителя, но, сохраняя за собой въ полной силѣ это право, долженъ принять на себя воспитаніе и развитіе солдата въ первые четыре мѣсяца его службы, поручая остальнымъ офице- рамъ роты или прошедшихъ уже черезъ его руки людей, или занятія съ новобранцами по другимъ менѣе важнымъ отдѣламъ. Ниже мы укажемъ, какіе именно отдѣлы за- нятій могутъ быть поручаемы младшимъ офицерамъ и что долженъ брать на себя ротный командиръ. Тутъ же, для большей наглядности приведемъ примѣрное распредѣ- леніе занятій, которое дѣлаетъ ротный командиръ съ окон- чаніемъ лѣтнихъ сборовъ и съ расположеніемъ войскъ на зимнихъ квартирахъ (конечно на тѣсныхъ, а не на ши- рокихъ). Одному наиболѣе опытнѣйшему офицеру поруча- ются люди, поступившіе въ началѣ текущаго года и про- шедшіе уже черезъ руки ротнаго комадира; они всю зиму и весну повторяютъ пройденное и вновь проходятъ то, что требуется програмой; при этомъ всѣ словесныя объ- ясненія дѣлаетъ офицеръ лично, а занятія, въ родѣ гимнастики, строя, сборки и разборки могутъ быть по- ручаемы унтеръ-офицерамъ. На другого офицера возлага- ются занятія съ чинами ротной учебной команды, а въ случаѣ отсутствія таковыхъ, что встрѣчается сплошь да рядомъ, на вольноопредѣляющихся иди портупей-юнкеровъ. Люди пробывшіе два лѣтнихъ сбора, считаются вполнѣ обученными и предназначаются исключительно для испол- ненія разнаго рода служебныхъ нарядовъ. Самъ ротный
— 72 — командиръ тоже не остается безъ дѣла: въ ожиданіи новобранцевъ предстоящаго призыва, онъ обращаетъ осо- бенное вниманіе па повѣрку образованія унтеръ-офицеровъ и дядекъ; съ прибытіемъ же въ роту новобранцевъ ве- детъ запятія съ ними до перваго лѣтняго сбора, по глав- нѣйшимъ словеснымъ отдѣламъ, лично, а по вопросамъ второстепеннымъ, какъ напр. обученіе выправкѣ, марши- ровкѣ, гимнастикѣ и пр., можетъ поручить или младшимъ офицерамъ, или унтеръ-офицерамъ. Такъ повторяется изъ года въ годъ; такъ работаютъ всѣ, работаютъ искренно и отъ души на пользу и преуспѣяніе дорогаго намъ дѣла, увлекаемые примѣромъ своего командира. (См. §§ 2, 3 и 7 приведеннаго выше положенія). Выработка програмъ. Слѣдующій, не менѣе важный вопросъ, разсмотрѣнный коммисіей, заключался въ точ- номъ опредѣленіи—чему обучать молодыхъ солдатъ и въ какомъ объемѣ слѣдуетъ вести самое обученіе. Коммисія опредѣлила требованія эти выразить въ подробныхъ про- грамахъ, одинаково обязательныхъ для всѣхъ войскъ округа. Всѣ отдѣлы одиночнаго обученія солдата группи- руются такъ: 1) молитвы, присяга и знамя; 2) обязан- ности солдата и дисциплина; 3) гарнизонная и стороже- вая служба; 4) о прохожденіи службы вообще и порядокъ внутренней службы; 5) о довольствіи н снаряженіи сол- дата; 6) гимнастика; 7) подготовка къ стрѣльбѣ; 8) строе- вое образованіе и 9) фехтованіе. 1) Молитвы, присяга и знамя. а) Отъ поступленія молодыхъ солдатъ до 1-го Мая. Обученіе молитвѣ Господней ,,Отче нашъ“ и заповѣдямъ Спасителя (обязательно только для христіанъ) (*). (*) Въ програмахъ изданія 1875 г. требовалось, кромѣ „Отченашъ", еще ,,Вѣрую“ и ,,10 заповѣдей*'; но въ виду того, что въ графѣ слу- жебныхъ познаній положенія, приложеннаго къ приказу по воен- ному вѣдомству 1876 г. № 424 требуется „Отче нашъ“, то при позд- нѣйшемъ исправленіи програмъ, принятыхъ въ округѣ, оставлена лишь молитва Господня и прибавлены заповѣди Спасителя.
— 73 — Назначеніе солдата. Присяга и обязанности ею возлагаемыя. Чѣмъ воз- награждается исполненіе присяги? Значеніе знамени (въ кавалеріи штан- дарта). Какія отличія имѣетъ полкъ п батальонъ, гдѣ служитъ новобра- нецъ? Время сформированія части и отличія ея за военные подвига. Примѣры защиты и сбереженія знамени: подвигъ Щсгловитова и Бог- говута, подвигъ унтеръ-офицера Старпчкова, подвига рядоваго Петрова, подвигъ унтеръ-офицера Любапскаго. Примѣры храбрости, самоотверже- нія и самопожертвованія: унтеръ-офицеръ Шуваловъ, карабинеръ Бур- мистровъ. Подвига рядоваго Архипа Осипова. Бомбардиръ Рудаченко. б) Отъ перваго до втораго лагернаго сбора. Повтореніе предъидущаго. Указанныя выше требованія, въ первые четыре мѣсяца, должны быть сообщаемы молодому солдату лично ротнымъ командиромъ (§ 2 положенія); отъ перваго до втораго лагернаго сбора—однимъ изъ офицеровъ, на котораго бу- детъ возложено обученіе людей. Приведенные примѣры разъясняются людямъ, но от- нюдь не слѣдуетъ требовать заучиванія ихъ на память. Намъ не разъ приходилось присутствовать на занятіяхъ ротныхъ командировъ іг именно тогда, когда темой сво- ихъ бесѣдъ они избирали наиболѣе трудные и отвлечен- ные вопросы, какъ напр. о назначеніи солдата, о прися- гѣ, о знамени. Откровенно сознаемся, насъ всякій разъ поражала та простота пріема, та своеобразная и мастер- ская манера изложенія, та образность, къ коимъ прибѣгали ротные командиры, чтобы внѣдрить въ памяти и запе- чатлѣть въ сердцѣ солдата столь трудныя и отвлеченныя для него понятія, какъ только что приведенныя. Все это ими объяснялось не по существующимъ шаблонамъ изъ оффиціальныхъ руководствъ, мало или вовсе не понят- нымъ нашему солдату, а въ видѣ живыхъ, наглядныхъ образовъ, рѣчью простой, но глубоко прочувствованной, принаровленной къ складу понятій нашего новобранца и проникнутой искренностію и теплотою чувства. Говоря, напр., о знамени, они не прибѣгали къ избитымъ и мало- понятнымъ простолюдину фразамъ, въ родѣ того, что «знамя есть священная хоругвь и пр.», а объясняли значе- ніе знамени приравнивая его къ болѣе близкимъ и доро-
— 74 — гимъ воспоминаніямъ, свято чтимымъ и хранимымъ каж- дымъ, мало-мальски непорочнымъ человѣкомъ. Въ насто- ящую минуту намъ приходитъ на память одна изъ такихъ бесѣдъ, въ которой ротный командиръ далъ весьма ясное, полное и отчетливое понятіе о знамени, приравнявъ его къ священному для каждаго понятію—къ материнскому благословенію. Общая идея бесѣды та, что на сколько каждому изъ насъ дорогъ образокъ матери, напутству- ющей на честное и счастливое служеніе родинѣ, на столько мы должны свято хранить и почитать знамя— царское благословеніе воинамъ, призваннымъ служить за Вѣру, Царя и Отечество. Развивая эту мысль и объясняя людямъ по рисунку значеніе существующихъ на знамени изображеній, ротный командиръ сразу достигъ того, что слушатели его поняли, что такое знамя, безъ задалбли- ванія, безъ всякого насилованія памяти, безъ тычковъ и назойливыхъ понуканій дядекъ и отдѣленныхъ. Указы- ваемъ на этотъ сравнительный, наглядный, образный прі- емъ занятій съ молодыми солдатами не какъ на образчикъ, котораго нужно безусловно держаться, но какъ на одинъ изъ весьма характерныхъ примѣровъ, случайно пришедшихъ намъ иапамять. Само собою разумѣется, что ротный коман- диръ, съ сердечностію и любовью относящійся къ исполненію своихъ обязанностей, пріищетъ иные, можетъ быть, и болѣе наглядные пріемы для передачи солдату тѣхъ понятій, кото- рые по отвлеченности своей не поддаются легкому и ясно- му представленію въ его мало развитомъ воображеніи. Съ тѣмъ же вниманіемъ, съ тою же простотою и на- глядностію толкуется людямъ значеніе присяги; необхо- димо добиться, чтобы они осмыслили каждое ея слово, каждое выраженіе, а особенно трудно поддающіяся реаль- ному, осязательному представленію, такъ, напр. что зна- читъ служить вѣрою, правдою, нелицемѣрно; что значитъ храбро и сильно чинитъ сопротивленіе; что значитъ спо- спѣшествовать службѣ и пользѣ государственной; что зна- читъ—отвращать и недопускамъ вреда, убытка и ущерба интересовъ службы, а равно когда и какъ солдатъ можетъ и долженъ это исполнить и пр.
— 75 — Тутъ у мѣста замѣтить, что всѣ вообще толкованія ротнаго командира отнюдъ не должны носить отпечатка лекцій, всегда безполезныхъ и утомительныхъ для мало развитыхъ слушателей, какими обыкновенно бываютъ новобранцы, но должны обращаться въ бесѣды въ полномъ смыслѣ этого слова: нужно говорить по немногу, раскра- шивать людей, убѣждаться понято ли сказанное, наводить ихъ на отвѣты, отнюдь не добиваясь отчетливости, тон- кости и изысканности въ выраженіяхъ, а довольствуясь простой, солдатской, иногда весьма выразительной, рѣчью. Пусть солдатъ говоритъ какъ хочетъ, лишь бы онъ со- знавалъ и понималъ, что говоритъ: цѣль наша не учить его правильному выраженію мыслей, на основаніи грамма- тическихъ и синтаксическихъ правилъ, а учить его дѣлу и развивать въ немъ осмысленное къ нему отношеніе. 2) Обязанности солдата и дисциплина. а) Отъ поступленія молодыхъ солдатъ до 1-го Мая. Показать молодому солдату: какъ слѣдуетъ одѣться и надѣть шапку по формѣ; какъ слѣдуетъ чистить одежду; что слѣдуетъ соблюдать для содержанія себя въ чистотѣ и опрятности. Имепа особъ Императорской фамиліи: Государя Императора, Госуда- рыни Императрицы, Государя Наслѣдника Цесаревича, сыновей и брать- евъ Государя Императора и шефа части. Объяснить молодому солдату, въ какомъ отдѣленіи, взводѣ, ротѣ, ба- тальонѣ, полку, бригадѣ, дивизіи, корпусѣ и округѣ опъ служитъ; объ- яснить сколько ротъ въ батальонѣ и полку, а также сколько батальоновъ въ полку. Какъ называются полки своей дивизіи и какая артиллерій- ская бригада при дивизіи состоитъ. Имена и фамиліи отдѣленнаго и фельдфебеля; чины и фамиліи: взводнаго, ротнаго, батальоннаго, полко- ваго и бригаднаго командировъ, начальника дивизіи, корпуснаго коман- дира, главнаго начальника округа и военнаго министра. Титулованіе особъ Императорской фамиліи, шефа части, генераловъ, штабъ и оберъ-офицеровъ: Какъ слѣдуетъ отвѣчать, если начальникъ здоровается, прощается, благодаритъ и награждаете? Дисциплина и какія обязанности она налагаетъ? Кто называется началь- никомъ; необходимость полнаго и безропотнаго повиновенія начальству. Дисциплинарные проступки и взысканія, налагаемые па рядовыхъ. О разрядѣ штрафованныхъ. Жалобы и претензіи; порядокъ заявленія ихъ.
— 76 — б) Отъ перваго до втораго лагернаго сбора. Повтореніе и утвержденіе пройденнаго. Сверхъ того, обязательно растолковать: степень власти въ наложеніи дисциплинарныхъ взысканій до ротнаго командира включительно; разные виды арестовъ; замѣна арестовъ на походѣ и другихъ случаяхъ. Этотъ отдѣлъ, какъ видно изъ содержанія програмъ, касается вопросовъ, частію—практическихъ, относящихся до обыденной, повседневной службы нижнихъ чиновъ, частію—требующихъ заучиванія, т. е. памяти и нако- нецъ—яснаго толкованія и отчетливаго усвоенія людьми, каковы свѣдѣнія изъ дисциплинарнаго устава. Само со- бою ясно, что для ротнаго командира обязательно разъ- ясненіе людямъ вопросовъ послѣдней категоріи. Остальное, но ближайшему ого усмотрѣнію, поручается или дядькамъ, какъ напр., все относящееся до содержанія себя въ чи- стотѣ и опрятности пли кому либо изъ унтеръ-офицеровъ или офицеровъ все относящееся до изученія именъ на- чальствующихъ лицъ, титулованія и пр. 3) Гарнизонная и сторожевая служба. а) Отъ поступленія молодыхъ солдатъ до 1-го Мая. Для чего учреждается караулъ? Кто называется часовымъ? Кто назы- вается разводящимъ на часы? Общія обязанности часоваго: въ случаяхъ открытаго на пего нападенія, пли открытаго сопротивленія, нарушенія общественнаго порядка, пожара, наводненія, заболѣванія на часахъ, не- обходимой надобности быть смѣненнымъ съ часовъ. Объясненіе случаевъ, гдѣ закономъ предоставляется употребить часо- вому въ дѣло оружіе. Обязанности часоваго у фронта. Поведеніе часо- ваго на посту. Отъ кого часовой получаетъ приказанія? Можетъ ли и кому именно часовой передать ружье? Можетъ ли оставить постъ и на- рушить въ чемъ либо полученную сдачу? Случаи вызова часовымъ караула. Обязанности нижнихъ чиповъ при конвоированіи арестантовъ. Обязанности конвойныхъ нижнихъ чиновъ въ судебныхъ камерахъ гражданскаго и военнаго вѣдомства, при арестан- тахъ. Случаи, когда часовые должны быть всегда наготовѣ употребить оружіе, а потому ие дѣлаютъ чести. Отданіе чести: начальству, духовнымъ процессіямъ, погребальному ше- ствію, подходящей смѣнѣ, патрулямъ, имѣющимъ знакъ Военнаго Ордена; отданіе чести въ сумерки и отъ вечерней до утренней зарн, во внут-
— 77 — реннигь покояхъ, во время церковной службы; отдапіе чести парными часовыми; отданіе чести часовыми съ надѣтыми тулупами или постовыми шинелями. Гдѣ становится часовой для отданія чести? Примѣры отличнаго исполненія обязанностей часовыми: рядовой Пи- чугинъ, рядовой Лазаревъ, рядовой Куллбинъ. Свѣдѣнія о сторожевой службѣ. Назначеніе сторожевой цѣпи. Посты, часовой и подчасокъ. Гдѣ становится часовой и прочіе люди поста? Что такое пропускъ? Служба на мостахъ: бдительность часовыхъ, передача на постъ обо всемъ замѣченномъ часовымъ, встрѣча начальни- ковъ и патрулей, правила относительно проходящихъ съ своей и не- пріятельской стороны, днемъ и ночью; правила для часовыхъ при при- ближеніи къ цѣпи: переговорщиковъ, перебѣжчиковъ, непріятельской команды, при нечаянномъ нападеніи непріятеля и относительно всего за- мѣченнаго со стороны непріятеля. Общее понятіе о назначеніи пропуск- ныхъ постовъ, заставъ и главнаго караула. б) Отъ перваго до втораго лагернаго сбора. Повтореніе предъидущаго. Сверхъ того объяснить: особыя обязанности часоваго у арестантовъ, денежныхъ сундуковъ и кладовыхъ, при мертвомъ тѣлѣ, у пороховаго погреба и пр. Обязанности часоваго въ полевомъ, лагерномъ и заднемъ караулахъ. Обязанности разводящихъ на часы. Такъ какъ нижніе чины могутъ быть назначаемы начальниками ефрей- торскихъ карауловъ, то объяснить права и обязанности сихъ начальни- ковъ, на сколько они могутъ относиться до ефрейторскихъ карауловъ. Ефрейторскіе патрули и ихъ обязанности. Обязанности солдата въ военное время на бивакѣ, въ походѣ и въ бою (ст. 593—654, ч. III, кп. I С. В. П.). Всѣ разъясненія по службѣ гарнизонной и сторожевой, на основаніи приведенной програмы, должны лежать на прямой обязанное™ лицъ, поименованныхъ въ п.п. 2 и 3 положенія, т. е. въ первые четыре мѣсяца—на ротномъ командирѣ, а во вторую зиму—на офицерѣ, которому за- нятія эти будутъ поручены. Само собою разумѣется, все, что можетъ быть пройдено изъ этой програмы практи- чески, должно быть. непремѣнно пройдено этимъ спосо- бомъ и сопровождаться словесными объясненіями.' При- мѣры толкуются, но на память не заучиваются. Коснув- шись этого вопроса, мы считаемъ въ высшей степени полезнымъ и вполнѣ умѣстнымъ привести взглядъ гене-
— 78 — рала Драгомирова относительно преподаванія людямъ гар- низонной службы. «О важности караульной службы, о томъ, что это единственная дѣйствительная служба въ мирное время, а все прочее составляетъ только подготов- ку къ оной, говорилось довольно; и распространяться объ этомъ теперь считаемъ излишнимъ, а ограничимся только указаніями, какъ слѣдуетъ ее преподавать. Для выясненія этого, начнемъ съ разбора нѣсколькихъ случаевъ препо- даванія дѣйствительнаго. Такъ, въ одной части намъ случилось слышать, что преподаваніе было начато съ того, что караулы бываютъ почетные и для охраненія порядка; постоянные и временные, офицерскіе, унтеръ-офицерскіе и ефрейторскіе; однимъ словомъ, все начало устава, имѣю- щее значеніе для офицера и для фельдфебеля, дѣлающаго нарядъ, но неимѣющее ни малѣйшаго отношенія къ рядо- вымъ, преподавалось этимъ послѣднимъ, какъ знаніе, для нихъ нужное. Понятное дѣло, что при такомъ способѣ преподаванія легко можетъ случиться, что перечисленныя свѣдѣнія закроютъ собою если не всѣ, то хоть нѣкото- рыя обязанности часоваго, т. е. именно то, что всякій солдатъ долженъ знать какъ «отчс нашъ». И выходитъ, что учитъ слѣдуетъ не многому, по много, т. е. основа- тельно, и притомъ учить только тому, что для солдата имѣетъ непосредственную примѣнимость. Это немногое исчерпывается для молодаго солдата обязанностями часо- ваго. Но какъ это, повидимому, ни мало, и тутъ надо учить умѣючи, т. е. умѣючи не столько излагать, сколько внѣдрять, укоренять, давая всякую мысль со.всѣми ея развѣтвленіями, пріучая солдата не пересказывать обязан- ности часоваго, а исполнять ихъ. Возмемъ примѣръ дѣй- ствительно бывшій: бойкій солдатъ, толковый и даже гра- мотный. «Кого слушаешься, стоя на часахъ?»—Разводя- щаго в. п-во!—«Такъ; ну, а если твой командиръ пол- ка тебѣ что прикажетъ, когда ты стоишь на часахъ, ис- полнишь?»—Ничего.—«Ну, примѣрно, онъ замѣтитъ, что у тебя пуговица разстегнута и прикажетъ ее застегнуть?»— Не застегну в. п-во. Пришлось разъяснить, что приказанія его прямаго начальства, касающіяся общаго порядка служ-
— 79 — бы, для него обязательны всегда; и только касающіяся его сдачи, какъ часоваго, немогутъ быть исполняемы. Еще примѣръ: «Стоишь у арестантовъ на наружномъ посту; проходитъ генералъ: что сдѣлаешь?»—Возьму на-кра-улъ в. п-во.—А въ это самое время бѣжитъ арестантъ, что сдѣлаешь?»—Буду стрѣлять в. п-во.—Да вѣдь ты долженъ держать па-кра-улъ, пока генералъ непройдетъ; такъ какъ- же?» Солдатъ затрудняется отвѣтить. Опять разъясненіе на ту тему, что честь отдается тогда только, когда нѣтъ прямаго дѣла, для котораго часовой поставленъ; если же такое дѣло есть, то сначала нужно исполнить его. Нуж- но ли напоминать, что отданіе чести не входитъ въ сдачу; и что солдата должно направить такъ, чтобы, при столк- новеніи нѣсколькихъ обязанностей, онъ зналъ, исполненію которой изъ нихъ онъ долженъ отдать преимущество? Эти два случая показываютъ достаточно, что въ преподаваніе приходится вводить много такого, чего въ уставѣ нѣтъ и быть нсможетъ. Уставъ—теорія, могущая оживотворяться только тогда, когда человѣкъ, богатый служебнымъ опы- томъ, освѣтитъ различныя положенія оной конкретными случаями, и притомъ именно случаями, а не разсужденіями. Великая трудность преподанія гарнизонной службы, какъ и всякаго впрочемъ живаго дѣла, и заключается въ томъ, что въ ней нѣтъ ни одного правила, которое не допускало бы исключеній, т. е. примѣненія правила, прямо противо- положнаго. Очень и очень нужно втянуться въ служебный духъ и обиходъ, чтобы въ такомъ трудномъ дѣлѣ дать простому, малоразвитому человѣку руководящую нить для поведенія. А употребленіе оружія? Во время не употре- битъ, идетъ подъ судъ; не во время употребитъ—тоже идетъ подъ судъ.... Но иллюстрація положеній гарнизонной службы путемъ разсказываемыхъ случаевъ недостаточна для утвержденія молодыхъ солдатъ въ знаніи обязанностей часоваго; необходимо, сверхъ того, прибѣгать и къ показу дѣйствительному. Заключается онъ въ примѣрной выставкѣ часовыхъ и въ испытаніи ихъ по каждой обязанности пу- темъ искушенія. Если вы хотите, чтобы онъ никому не отдавалъ ружья, попробуйте взять его подъ какимъ либо
— 80 — предлогомъ; если нехотите, чтобы, стоя на часахъ, ничего и ни отъ кого не бралъ, попробуйте дать ему награду за хорошее, напримѣръ, знаніе обязанностей; если хотите чтобы ничего небралъ подъ сдачу безъ разводящаго, попробуйте дать ему подъ сдачу что нибудь; если хотите утвердить въ томъ, чтобы онъ слушалъ не разводящаго вообще, а именно своего разводящаго, попробуйте приказать смѣнить его другому разводящему, а не тому, который поставилъ его на часы, и т. п. Такимъ путемъ дѣйствительно до- стигается то, что человѣкъ, взятый отъ сохи, въ два, много въ три, мѣсяца становится способнымъ быть дѣй- ствительнымъ часовымъ, т. е. такимъ, котораго не пой- маешь ни накакую штуку. Иного пути для достиженія этой цѣли въ срокъ, возможно кратчайшій, нѣтъ и быть не можетъ; и вести по этому пути можетъ только человѣкъ, искушенный служебнымъ опытомъ» (*). Къ сказанному мы можемъ добавить еще нѣсколько иллюстрацій. Подходитъ генералъ, съ болѣе или менѣе обширной свитой, къ часовому, стоящему у денежнаго ящика. «Здорово братъ», говоритъ онъ часовому. Часовой молчитъ. «Здравствуй братецъ», повторяетъ ему вторично генералъ. На привѣтствіе отвѣта нѣтъ. «Оглохъ ты, чтоли? Какъ тебя зовутъ?» часовой молчитъ. «Съ какого года на службѣ» допытывается генералъ, но отвѣта никакого нѣтъ. Послѣ смѣны оказалось, что часовой не отвѣчалъ потому, что яко бы съ посторонними разговаривать нельзя. Послѣ- дуетъ упускать изъ вида, что разговаривать съ посторон- ними и отвѣчать на вопросы предлагаемые начальникомъ далеко не все равно. Разницу между тѣмъ и другимъ не- премѣнно слѣдуетъ людямъ растолковать. Другой примѣръ. Генералъ, съ однимъ изъ офицеровъ, подходятъ съ закуренными сигарами къ часовому, сто- ящему у пороховаго погреба. Часовой, завидя генерала, сталъ на мѣсто, выпрямился и взялъ на-кра-улъ. Гене- ралъ, съ сигарой въ зубахъ, приблизился къ часовому (*) „Армейскія замѣтки“. М. Драгомировъ. „Русскій Инвалидъ “ 1880 г. № 77.
— 81 — и сталъ у дверей пороховаго погреба. Часовой все время провожалъ его глазами. «Для чего ты тутъ стоишь?»—На часы поставленъ, в. п-во.—«А какая твоя обязанность?»— Ходить, ііабдюдать и г.г. офицерамъ честь отдавать, бойко отвѣчалъ солдатикъ. «Ты меня непонялъ, любезный, какая у тебя сдача?» Ходить, наблюдать и г.г. офицерамъ честь отдавать, отвѣтилъ солдатъ на вторичный вопросъ гене- рала. «А огонь раскладывать тутъ можно, къ примѣру костеръ, или самоваръ поставить?»—Никакъ нѣтъ в. п-во. Нельзя раскладывать огня, курить и стрѣлять возлѣ погреба. «А мы что дѣлаемъ, спросилъ генералъ, показывая на ды- мящіяся сигары?» Само собою понятно, продолжать далѣе разговоръ надобности не представлялось. Еще примѣръ. Проѣзжаетъ генералъ мимо какой то заставы, гдѣ у перекрестка дорогъ стоитъ часовой. Ча- совой отдалъ честь. «Здравствуй братъ!»—Здравія же- лаю в. п-во. «Какая твоя сдача?» —Не пронущать ни- кого изъ лагеря въ мѣстечко. — «Молодецъ братецъ».— Радъ стараться, в. п-во! — «А вотъ ружье не правильно держишь», говоритъ генералъ, выходя изъ экипажа, «опусти прикладъ, лѣвую руку выше, штыкъ на себя, да не такъ; вотъ какъ нужно» проговорилъ генералъ и протянулъ руку, чтобы взять ружье у часоваго. Ружье часоваго оказалось въ рукахъ у генерала. «А развѣ можно часовому отдавать, ружье?» Тогда онъ спохватился н сталъ тянуть ружье къ себѣ, слѣдовательно теоретически онъ зналъ, что отдавать его не имѣлъ права. «А можешь ли ты кому нибудь отдать ружье?» спросилъ его генералъ.— Только Государю Императору могу отдать, а больше никому, но нужно сначала снять штыкъ.—«А скажи, любезный, кто тебѣ толковалъ про службу гарнизонную?»—Отдѣлен- ный унтеръ в. и-во. Всѣ указанные примѣры, неизмышленные, а взятые изъ дѣйствительности,-служатъ нагляднымъ доказатель- ствомъ, что гарнизонная служба проходится въ войскахъ не всегда съ тѣмъ вниманіемъ, котораго она, по суще- ству своему, заслуживаетъ. Намъ приходитъ на память одинъ урокъ по гарнизонной службѣ, въ коемъ обучающій 0
— 82 — съ строгой послѣдовательностію и пунктуальностію гово- рилъ людямъ кому именно вызываются караулы, и какъ отдается честь. Тутъ и салютовка знаменемъ, и барабан- ный бой, и всевозможные иностранные принцы и князья,— тутъ и разные адмиралы и командиры портовъ, однимъ словомъ—цѣлая вереница такихъ лицъ, которыхъ во всю жизнь не видать нашему армейскому солдату. Къ чему, спрашивается, набивать его голову подобными вещами, а вѣдь это идетъ въ ущербъ знанія прямыхъ его обязан- ностей, какъ часоваго? Безъ перваго можно смѣло обой- тись нашему провинціальному солдатику, а безъ знанія обязанностей часоваго—никогда. Вообще, не слѣдуетъ за- бывать, что внѣшняя сторона гарнизонной службы, или обрядность ея, какъ то: смѣна, отданіе почестей и пр. усвоиваются людьми весьма скоро и легко путемъ практи- ки, слѣдовательно особенно налегать на это надобности не представляется; далеко нельзя сказать того же про сущность этой службы, т. е. про усвоеніе правъ и обязанностей часовыхъ, патрульныхъ, конвойныхъ, караульныхъ на- чальниковъ; всѣ эти вопросы на столько важны и суще- ственны, что оттѣнить ихъ, и, такъ сказать, внѣдрить ихъ въ памяти людей, путемъ живаго слова и соотвѣт- ственнаго показа, есть настоятельная и безотлагательная потребность. Все сказанное выше относительно службы гарнизонной относится и къ службѣ сторожевой. Занятія ею должны быть ведены преимущественно практически съ необходи- мыми словесными разъясненіями, и, само собою понятно, никѣмъ инымъ, какъ ротнымъ командиромъ. Служебная практика насъ неоднократно наталкивала на такого рода занятія сторожевой службой, въ коихъ обучающій въ значительной мѣрѣ злоупотреблялъ словомъ. Увлеченіе доходило до того, что обучающій какъ бы забывалъ, что передъ нимъ молодые солдаты и выкладывалъ передъ ними всѣ свои познанія, совершенно безполезныя и из- лишнія для солдата: говоритъ какъ разставляется цѣпь, въ какомъ разстояніи становятся заставы и главный ка- раулъ, какъ обезпечиваются отдѣльные мѣстные предме-
— 83 — ты, какъ дѣйствуютъ заставы и главный караулъ въ случаѣ наступленія непріятеля и пр. Все это необходимо знать и знать крѣпко г.г. офицерамъ, но отнюдь не ниж- нимъ чинамъ, которымъ никогда не прійдется ни раз- ставлялъ цѣпи, ни выбирать мѣста для заставъ и главнаго караула и пр.; знать же ему необходимо лишь то, что относится къ дѣятельности, службѣ, правамъ и обязан- ностямъ часоваго, стоящаго въ цѣпи, подчаска и другихъ чиновъ поста; идти далѣе этого отнюдь не слѣдуетъ, чтобы сообщеніемъ безполезныхъ для солдата свѣдѣній не обременять его память и не отвлекать вниманія отъ дѣла, которое входитъ въ кругъ его прямыхъ обязанностей. 4) 0 прохожденіи службы вообще и порядокъ внутренней службы. а) Отъ поступленія молодыхъ солдатъ до 1-го Мая. Сроки обязательной службы въ дѣйствующихъ войскахъ, въ запасѣ и въ ополченіи. Какія солдатъ можетъ получать награды? За что награждается солдатъ шеврономъ, знаковъ отличія Военнаго Ордена и медалями за спасеніе по- гибавшихъ (сообщается это въ общихъ чертахъ, а съ большей подроб- ностію—отъ перваго до втораго лагернаго сбора). Обязанности должностныхъ лицъ: отдѣленнаго, дневальнаго по ротѣ, наружнаго дневальнаго, дневальнаго въ конюшнѣ и дневальнаго въ лагерѣ. Обязанности ординарцевъ и вѣстовыхъ. Обязанности артельщика. Препровожденіе свободнаго времени и увольненіе со двора. Форма одежды увольняемыхъ со двора. Отданіе чести нижними чипами. Какъ отдается честь, если нижніе чины сидятъ или лежатъ? Какъ отдается честь командой? б) Отъ перваго до втораго лагернаго сбора. Повтореніе и утвержденіе пройденнаго; сверхъ того развить: о награ- дахъ на службѣ: производство, шевроны, знакъ отличія Военнаго Ордена, знакъ отличія св. Анны, серебрянная медаль съ надписью ,,за усердіе11; золотая и серебрянная медали ,,за усердіе1* для ношенія на шеѣ; медали въ намять войнъ и человѣколюбивыхъ подвиговъ; награды за стрѣльбу. Ознакомленіе людей со свѣдѣніями по приведенной програмѣ должно лежать на лицахъ, упомянутыхъ въ п.п. 2 и 3 положенія, т. е. въ первые четыре мѣсяца ротнымъ командиромъ, а послѣ—однимъ изъ офицеровъ
— 84 — по его назначенію. Тутъ особенное вниманіе обучающаго должно быть обращено на развитіе въ людяхъ: 1) стро- гой исполнительности разъ отданнаго приказанія, не только па глазахъ у начальника, но всегда и во всѣхъ случаяхъ, смотритъ ли. начальникъ или не смотритъ; 2) уваженія къ своему мундиру и званію, т. е. не подавать повода къ нарѣканіямъ не только лично на себя, но и на часть, къ которой нижній чинъ принадлежитъ и мундиръ ко- торой носитъ; 3) щегольства, опрятности гі молодцевато- сти не только въ районѣ расположенія части, но осо- бенно при отлучкѣ со двора; при этомъ, не отступленіе отъ формы и установленныхъ образцовъ является щеголь- ствомъ, а именно самое строгое соблюденіе того и дру- гого; 4) чинопочитанія къ старгиимъ гі уваженія « дели- катнаго обращенія съ посторонними. Само собою разумѣет- ся, слѣдуетъ внушить людямъ, что если съ ними слу- чится что либо особенное, то непремѣнно о томъ должно тотчасъ же докладывать по командѣ. 5) Довольствіе и снаряженіе солдата. а) Отъ поступленія молодыхъ солдатъ до 1-го Мая. Денежное довольствіе. Жалованье, амыунмчпыя деньги, зарабочія деньги; собственныя солдатскія деньги п ихъ храненіе; письма съ день- гами; приварочныя и кормовыя деньги. Провіантское довольствіе. Суточная дача: муки, крупы, хлѣба и сухарей. Экономія. Вещевое довольствіе. Годовыя, мундирныя п аммуничныя вещи; сроки нхъ; окончательное поступленіе вещей, по выслугѣ сроковъ, въ собственность нижнихъ чиновъ. Полное боевое снаряженіе солдата. Номеръ ружья. Укладка вещей въ ранцахъ и выкладка ихъ для инспекторскихъ смотровъ. б) Отъ перваго до втораго лагернаго сбора. Повтореніе и утвержденіе пройденнаго. Этотъ отдѣлъ занятій, безъ ущерба для пользы дѣла, можетъ быть порученъ или одному изъ офицеровъ, или
— 85 — даже унтеръ-офицеру. При этомъ слѣдуетъ наблюсти, чтобы укладка и выкладка вещей для инспекторскихъ смотровъ повѣрялась на дѣлѣ, но отнюдь не требовались бы изустные отвѣты. 6) Гимнастика. До изданія новаго „Наставленія для обученія войскъ гимнастикѣ", въ войскахъ Виленскаго военнаго округа была принята гимнастика Шмид- та. Разсматривая этотъ вопросъ, коммисія, составлявшая положеніе о занятіяхъ съ молодыми солдатами, пришла къ тому заключенію, что, въ зимній періодъ времени, при расквартированіи войскъ въ деревняхъ, не большими частями и преимущественно по ротно, не представляется возможнымъ практиковаться па машинахъ, а потому ограничилась при- нятіемъ чстырехт. уроковъ, изложенныхъ въ ручной таблицѣ Шмидта, пзд. 1874 г. Каждый урокъ состоитъ изъ одиночныхъ и групповыхъ упражненій, направленныхъ къ развитію различныхъ частей организма; заканчивается же бѣгомъ. Урокъ I. Бѣгомъ налѣво разомкнись. Вторая шеренга по интерва- ламъ налѣво маршъ. 1) Поворачиваніе головы направо и налѣво. 2) На- гибаніе головы: впередъ, назадъ и въ стороны. 3) Подниманіе на носки. 4) Подниманіе на пятки. Б) Выбрасываніе рукъ впередъ. 6) Согнуть лѣвую (правую) ногу, вытянуть руки впередъ. Вертѣть ступнею согну- той ноги въ лѣвую (правую) сторону. 7) Кругообразное маханіе лѣвой (правой) рукой. 8) Вытягиваніе лѣвой (правой) поги впередъ, назадъ и въ стороны. 9) Поворачиваніе тѣла налѣво и направо. 10) Поперемѣнное откидываніе пятокъ. 11) Крестообразное маханіе руками. 12) Бѣгъ на мѣстѣ, съ выбрасываніемъ ногъ впередъ. 13) Бѣгъ на мѣстѣ, съ вы- брасываніемъ ногъ назадъ. Упражненія по парно и группами. 1) Сгибаніе плечъ впередъ п назадъ. 2) Воронка. Бѣгъ. Бѣгъ, съ выбрасываніемъ ногъ впередъ. Урокъ II. Бѣгомъ налѣво разомкнись. Вторая шеренга налѣво по интерваламъ маршъ. 1) Подскакиваніе на носкахъ на мѣстѣ. 2) Под- брасываніе лѣваго (праваго) колѣна. 3) Нагибаніе тѣла въ сторону. 4) Присѣданіе. 5) Кругообразное маханіе лѣвой (правой) рукой. 6) На- гибаніе тѣла назадъ. 7) Раскидываніе ногъ въ стороны. 8) Выбрасываніе рукъ впередъ. 9) Бѣгъ на мѣстѣ, съ выбрасываніемъ ногъ въ стороны. 10) Прыжекъ назадъ. 11) Выбрасываніе лѣвой (правой) ноги впередъ. Упражненія по парно и группами. 1) Сгибаніе рукъ назадъ. 2) Прыжекъ черезъ руки. 3) Перетягиваніе правой (лѣвой) рукой вдвоемъ. Бѣгъ. Бѣгъ съ откидываніемъ пятокъ.
— 86 — Урокѣ III. Бѣгомъ налѣво разомкнись. Вторая шеренга но интерва- ламъ налѣво маршъ. 1) Поворачиваніе головы направо и налѣво. 2) Ско- рое присѣданіе съ вытягиваніемъ рукъ вверхъ. 3) Нагибаніе тѣла впе- редъ. 4) Выбрасываніе рукъ впередъ. 5) Прыжки съ оборотомъ. 6) На- гибаніе тѣла назадъ. 7) Откидывать обѣ пятки. 8) Кругообразное маханіе правой (лѣвой) рукой, съ подскакиваніемъ па мѣстѣ. 9) Прыжокъ впе- редъ па мѣстѣ. 10) Опусканіе и подниманіе па правой (лѣвой) ногѣ. Упражненія по парно и группами. 1) Прыжокъ па плечи. 2) Воронка па выворотъ. 3) Качаніе на рукахъ. 4) Прыжокъ черезъ цѣпь. Бѣгъ. Мѣрный бѣгъ. Урокъ IV. 1) Прыжокъ съ оборотомъ. 2) Скорое присѣданіе съ вы- тягиваніемъ рукъ вверхъ. 3) Выбрасываніе правой (лѣвой) ноги въ сторону. 4) Нагибаніе тѣла въ стороны. 5) Прыжекъ въ стороны съ мѣста. 6) Крушеніе тѣла. 7) Выбрасываніе рукъ впередъ. 8) Вытягиваніе кор- пуса. 9) Крестообразное маханіе руками. 10) Присѣданіе и поперемѣн- ное вытягиваніе ногъ въ стороны. Упражненія по парно и группами. 1) Ворота. 2) Тройка. 3) Тол- каніе цѣпью. 4) Прыжекъ черезъ цѣпь. Ускоренный бѣгъ. Бѣгъ. Обѣганіе во кругъ шеренги. Въ 1879 году издано новое, обязательные для всѣхъ, «наставленіе для обученія войскъ гимнастикѣ». Наставле- ніемъ этимъ всѣ упражненія подраздѣляются на три от- дѣла: отдѣлъ I—приготовительныя упражненія, отдѣлъ II— бѣгъ, отдѣлъ III—практическія упражненія. Приготовггтелъныя упражненія составляютъ: А) Движенія головы. Поворачиваніе головы па-лѣво и на-право, § 25. Нагибаніе головы: впередъ и назадъ; на- лѣво и на-право, § 26. Б) Движеніе рукъ. Разведеніе и сведеніе рукъ, § 27. Качаніе руками: впередъ и назадъ; вправо и влѣво, § 28. Выбрасываніе рукъ: впередъ, въ сто- роны, вверхъ и внизъ, § 29. Выбрасываніе рукъ: впередъ, вверхъ и въ стороны, § 30. Кругообразное маханіе руками: сзади на передъ, или спереди назадъ, одною или обѣими руками, § 31. В) Движенія ногъ. Подниманіе тѣла на но- ски и присѣданіе, § 32. Вытягиваніе правой или лѣвой ноги впередъ, назадъ и въ стороны, § 33. Качаніе ногою (правою или лѣвою), § 34. Бѣгъ на мѣстѣ, § 35. Выпадъ (лѣвою или правою ногою, или поперемѣнно лѣвою и пра- вою ногою) съ выбрасываніемъ руки, соотвѣтствующей вы-
— 87 — падающей ногѣ, § 36. Съ шагомъ или со столькими-то шагами впередъ, приготовительный прыжекъ, § 37. При- готовительный прыжекъ съ мѣста (впередъ, назадъ, вправо, влѣво), § 38. Г) Движенія тѣла. Поворачиваніе тѣла на- лѣво и направо, § 39. Нагибаніе тѣла: впередъ и назадъ; налѣво и направо, § 40. Круженіе тѣла слѣва направо или справа налѣво, § 41. Переноска и подсаживаніе. Переноска одного человѣка другимъ, § 43. Переноска одного чело- вѣка двумя, § 44. Подсаживаніе одного человѣка другимъ, § 45. Подсаживаніе одного человѣка двумя, § 46. Бѣгъ. Бѣгъ подраздѣляется на два рода: бѣгъ мѣрный, употребляемый для прибѣганія цѣлыми частями въ сомкну- томъ строѣ значительныхъ разстояній, такъ иапр.: когда явится необходимость скорѣе прибыть'на извѣстный пунктъ, важный по своему положенію, или угрожаемый непріяте- лемъ, когда нужно быстрѣе миновать дефиле и т. п. и бѣгъ ускоренный, употребляемый для пробѣганія незначи- тельныхъ разстояній, преимущественно въ разсыпную, но за то съ быстротою, доведенною до высшей степени, какъ иапр.: для пробѣганія обстрѣливаемаго пространства, для штурма непріятельскихъ позицій и т. д. Оба рода бѣга производятся на основаніи общихъ правилъ; существенное же различіе между ними заключается въ самомъ ихъ ха- рактерѣ. Въ первомъ случаѣ продолжительность бѣга не- допускаетъ слишкомъ большой скорости, оттого при мѣр- номъ бѣгѣ какъ скорость, такъ и размѣръ шага должны быть строго опредѣлены и самый бѣгъ долженъ произво- диться съ соблюденіемъ извѣстнаго порядка, стройности и, до нѣкоторой степени, равненія. Ровный шагъ, движе- ніе въ ногу, стройность и равненіе, при мѣрномъ бѣгѣ, неутомляя людей, содѣйствуютъ облегченію бѣга цѣлой части. Ускоренный бѣгъ, какъ требующій высшей степени быстроты, очевидно не можетъ производиться въ сомкну- томъ строѣ и шагомъ опредѣленнаго размѣра, а требуетъ полной свободы движеній каждаго отдѣльнаго человѣка и можетъ быть произведенъ только въ разсыпную. Во время мѣрнаго бѣга, размѣръ шага опредѣляется въ 1| аршина, а скорость отъ 160—170 шаговъ въ минуту.
— 88 — При продолжительномъ бѣгѣ слѣдуетъ шагъ дѣлать нѣ- сколько меньше и рѣже. Практическія упражненія. Отличительный характеръ практическихъ упражненій состоитъ въ томъ, что они исполняются при помощи различныхъ гимнастическихъ сна- рядовъ, а такъ какъ въ большинствѣ случаевъ самое устрой- ство и размѣры этихъ снарядовъ не позволяютъ произво- дить на нихъ упражненій одновременно значительному числу обучающихся, то обученіе, очевидно, должно быть по одиночкѣ, съ соблюденіемъ очереди между обучающи- мися. Къ практическимъ упражненіямъ относятся: А) Взбѣганье на крутизну и прыганье. Взбѣганье па крутизну и сбѣганіе съ оной, § 79. Прыганье въ глубину, § 8 0. Прыганье въ глубину изъ висячаго положенія, § 8 3. Прыганье въ ширину, §84. Прыганье въ вышину, § 8 5. В) Упражненія на горизонтальномъ бревнѣ. Стать на бревно ногами и ходить по немъ впередъ, § 89. Двумъ человѣкамъ, встрѣчающимся на бревнѣ, разойтись между собою, §91. Перепрыгнуть сбоку черезъ бревно, § 92. В) Упражненія на горизонтальной пере- кладинѣ. Притягиваніе и опусканіе на рукахъ, § 93. Г) Ла- занье. Лазанье по лѣстницѣ спереди посредствомъ рукъ и ногъ, § 97. Лазанье по лѣстницѣ сзади посредствомъ рукъ и ногъ, § 98. Перелѣзаніе съ одной стороны лѣстницы на другую, § 99. Лазанье по лѣстницѣ сзади на однѣхъ ру- кахъ^ 100. Лазанье по шесту посредствомъ рукъ и ногъ, § 101. Лазанье по гладкому канату посредствомъ рукъ и ногъ, § 104. Д) Упражненія на параллельныхъ брусьяхъ. Стоя на рукахъ, опускаться и подниматься между брусья- ми, оставляя ноги висящими, § 107. Стоя на рукахъ, опу- скаться и подниматься меледу брусьями съ ногами заки- нутыми на брусья, § 108. Стоя на рукахъ, перебрасывать ноги черезъ брусья и выпрыгнуть изъ брусьевъ впередъ, § 109. Качаться между брусьями и выпрыгнуть изъ нихъ назадъ, § 110. Обученіе гимнастикѣ должно вестись въ систематиче- ской послѣдовательности, переходя постепенно отъ легчай- шихъ упражненій къ болѣе труднымъ. По этому, незави- симо отъ общаго раздѣленіе всѣхъ упражненій на отдѣлы,
— 89 — что сдѣлано для удобства редакціи, признано полезнымъ подраздѣлить ихъ, по степени трудности, на три урока, согласно прилагаемыхъ таблицъ. Таблица приготовительныхъ гимнастическихъ упражненій, съ подраз* дѣленіемъ ихъ на уроки. 1-Й УРОКЪ. 2-й урокъ. 3-й урокъ. 1) Поворачиваніе го- ловы налѣво и направо. 2) Качаніе руками впередъ и назадъ. 3) Разведеніе и све- деніе рукъ. 4) Подниманіе тѣла на носки и присѣданіе. 5) Вытягиваніе пра- вой или лѣвой ноги впе- редъ и назадъ. 6) Приготовительный прыжекъ съ мѣста впе- редъ и назадъ. 7) Поворачиваніе тѣ- ла налѣво и направо. 8) Нагибаніе тѣла впередъ и назадъ. 9) Переноска одного человѣка другинь. 10) Подсаживанье од- ного человѣка двумя. 1) Нагибаніе головы впередъ и назадъ. 2) Качаніе руками влѣво и вправо. 3) Кругообразное ма- ханіе правою пли лѣ- вою рукою. 4} Вытягиваніе лѣ- вой плп правой ноги въ сторону. 5) Выпадъ лѣвою или правою ногою, съ вы- брасываніемъ соотвѣт- ствующей руки. 6) Приготовительный прыжекъ съ мѣста впра- во и влѣво. 7) Съ шагомъ впе- редъ приготовительный прыжекъ. 8) Нагибаніе тѣла налѣво п направо. 9) Переноска одного человѣка двумя. 10) Подсаживаніе од- ного человѣка двумя. 1) Нагибаніе головы налѣво и направо. 2) Выбрасываніе рукъ впередъ, въ сторо- ны, вверхъ и внизъ. 3) Кругообразное ма- ханіе обѣими руками. 4) Качаніе ногою пра- вою пли лѣвою. 5) Бѣгъ па мѣстѣ. 6) Выпадъ попере- мѣнно лѣвою и правою ногою, съ выбрасыва- ніемъ соотвѣтствующей руки. 7) Съ нѣсколькими шагами впередъ приго- товительный прыжекъ. 8) Круженіе тѣла слѣва направо и справа налѣво. 9) Переноска одного человѣка двумя. 10) Подсаживанье од- ного человѣка другимъ. Примѣчаніе. Бѣгу люди обучаются во время одиночныхъ строевыхъ занятій, а для продолжительнаго бѣга и для бѣга съ преиятстеіями назначаются особыя занятія.
- 90 — Таблица практическихъ гимнастическихъ упражненій, съ подраздѣле- ніемъ ихъ на уроки. 1-Й УРОКЪ. 2-й урокъ. 3-й урокъ. 1) Взбѣганье на кру- тизну и сбѣганіе съ оной. 2) Прыганье въ глу- бину. 3) Стать на бревно ногами и ходить по оному впередъ. 4) Притягиваніе и опусканіе на рукахъ на горизонтальной перекла- динѣ. 5) Лазанье по на- клонной лѣстницѣ спе- реди посредствомъ рукъ и ногъ. 6) Стоя на рукахъ, перебрасывать ноги че- резъ брусья и выпры- гивать изъ нихъ впе- редъ. 1) Прыганье въ глу- бину изъ висячаго по- ложенія. 2) Прыганье въ ши- рину. 3) Лазанье по шесту посредствомъ рукъ и ногъ. 4) Лазанье но наклон- ной лѣстницѣ сзади по- средствомъ рукъ п ногъ и перелѣзаніе сзади на передъ и спереди назадъ. 5) Качаться на ру- кахъ между брусьями и выпрыгнуть изъ инхъ назадъ. . 6) Стоя па рукахъ, опускаться между брусьями, оставляя ноги висящими. 1) Прыгати въ вы- шину (черезъ веревоч- ку)- 2)Перепрыгиуть черезъ горизонтальное бревно сбоку. 3) Двумъ человѣ- камъ, встрѣчающимся на бревнѣ, разойтись между собою. 4) Лазанье по глад- кому канату посред- ствомъ рукъ и ногъ. 5) Лазанье по на- клонной лѣстницѣ сзади па однѣхъ рукахъ. 6) Стоя на рукахъ, опускаться между брусьями съпогами, за- кинутыми па брусья. Приведенное выше раздѣленіе на уроки опредѣляетъ только послѣдовательность, въ которой трудность упражне- ній должна возрастать сообразно постепенно развивающимся силамъ людей, но не должно служить указаніемъ для распредѣленія занятій на ученьяхъ. На ученьяхъ же упражненія всѣхъ пройденныхъ уроковъ должны быть постоянно повторяемы въ перемежку, такимъ образомъ, чтобы на каждомъ ученье было продѣлываемо по нѣсколь- ко упражненій изъ каждаго урока и отдѣла, и, по воз- можности, на каждый разъ другіе. Всѣ упомянутыя выше упражненія составляютъ обяза- тельный для всѣхъ людей курсъ гимнастическихъ занятій и проходятся со всѣми нижними чинами безъ исключенія.
— 91 — Отъ этихъ занятій не должны быть освобождаемы и стро- евые нижніе чины, находящіеся при разныхъ мастер- скихъ. Но такъ какъ природныя способности людей къ изученію гимнастики весьма различны и находятся въ зависимости отъ физическаго сложенія, то обученіе всѣхъ не можетъ быть одинаково успѣшно. По этому, обучающій не долженъ требовать отъ всѣхъ обучающихся одинаковой ловкости и силы при исполненіи всѣхъ упражненій, а обязанъ сообразовать свои требованія съ индивидуальными способностями каждаго человѣка. Гимнастическія занятія должны вестись, по возможно- сти, непрерывно, для чего на ротныхъ дворахъ и въ жи- лыхъ помѣщеніяхъ обязательно слѣдуетъ имѣть ниже- упомянутыя гимнастическія принадлежности: веревочку со стойками и трамплиномъ, горизонтальную перекладину, а если помѣщеніе позволяетъ, то наклонную лѣстницу и параллельныя брусья. Всѣ гимнастическіе снаряды и принадлежности заводятся и ремонтируются на хозяйствен- ныя суммы каждой отдѣльной части. Для того, чтобы гимнастическія занятія принесли ожи- даемую отъ нихъ пользу, а въ людяхъ вселилось надле- жащее къ нимъ довѣріе, необходима особая заботливость начальства объ обезпеченіи и охраненіи здоровья людей. Условіе это налагаетъ на обучающихъ обязанность имѣть бдительный надзоръ за тѣмъ, чтобы люди не ушибались и не подвергались изнуренію отъ слишкомъ усиленныхъ, а тѣмъ болѣе дурно направленныхъ пли несвоевремен- ныхъ занятій. Предупрежденіе несчастныхъ случаевъ лежитъ на строгой отвѣтственности частныхъ начальни- ковъ. Это достигается при соблюденіи слѣдующихъ правилъ: а) Требовать отъ людей при гимнастическихъ занятіяхъ только относительнаго совершенства въ исполненіи раз- личныхъ упражненій, такъ какъ оно зависитъ отъ физи- ческаго сложенія и природныхъ способностей человѣка; ни подъ какимъ предлогомъ не принуждать къ исполненію упражненій, не вошедшихъ въ новое «наставленіе» и не требовать усилій и движеній, превышающихъ силы людей, такъ напримѣръ: для прыганья въ вышину не можетъ
— 92 — быть установлена для всѣхъ людей одна и таже высота; для людей болѣе развитыхъ физически эта высота можетъ быть больше, а для менѣе способныхъ слѣдуетъ ограни- читься меньшею высотою, требуя только какъ отъ тѣхъ, такъ и отъ другихъ, полной правильности исполненія прыжка и т. д. б) При временномъ нездоровьи освобождать людей отъ занятій; слабыхъ, послѣ болѣзни, не заставлять прямо приступать къ обыкновеннымъ занятіямъ, а выдерживать нѣкоторое время на приготовительныхъ упражненіяхъ, до совершеннаго укрѣпленія въ силахъ, увеличивая исподволь продолжительность урока. При постоянной слабости здо- ровья, засвидѣтельствованной медикомъ, совершенно осво- бождать отъ занятій гимнастикой. в) Вообще стараться производить занятія умѣренно, носъ возможнымъ постоянствомъ, такъ какъ только при этомъ условіи они достигаютъ своей цѣли и полезны для здоровья. г) При исполненіи упражненій на ученьяхъ, распредѣ- лять ихъ въ такомъ порядкѣ, чтобы не приходилось дѣлать сряду нѣсколькихъ движеній одною и тою же частію тѣла, а чтобы всѣ члены ©чередовались меледу собою въ исполненіи разныхъ упражненій и тѣмъ достигалось бы равномѣрное развитіе всѣхъ частей тѣла. Такъ, послѣ упражненій шейныхъ мускуловъ (головы) слѣдуетъ пере- ходить къ упражненіямъ рукъ, потомъ ногъ, наконецъ къ упражненію туловища. При этомъ, начинать и окан- чивать калсдое ученье легкими упражненіями, относя самыя трудныя и утомительныя къ серединѣ ученья. д) Въ сильные холода и жары, а гдѣ занятія произво- дятся на открытомъ воздухѣ,—и въ ненастное время, не назначать гимнастическихъ упражненій. Послѣ занятій, производящихся въ казармахъ или манелсѣ, не выводить людей на холодный воздухъ, пока они не простынутъ со- вершенно. Производить гимнастическія занятія преимуще- ственно до обѣда, въ случаяхъ лсе, гдѣ необходимость за- ставила бы произвести послѣ обѣда занятія,—не назначать ихъ тотчасъ послѣ ѣды, а не ранѣе какъ по истеченіи двухъ часовъ по выходѣ изъ за стола. Не производить
— 93 — гимнастическихъ занятій передъ стрѣльбою, или пригото- вительными къ ней упражненіями и не дѣлать сильныхъ гимнастическихъ упражненій передъ строевыми занятіями. При обученіи гимнастикѣ въ казармахъ, и вообще въ за- крытыхъ зданіяхъ, освѣжать въ нихъ воздухъ какъ можно чаще. е) По возможности часто и тщательно осматривать гим- настическія машины и все, требующее отъ нихъ исправ- ленія, замѣнять или починять немедленно. Первоначальное обученіе гимнастикѣ производится въ самой свободной одеждѣ, сообразно температурѣ воздуха, такъ напр. въ теплое время въ гимнастическихъ рубахахъ, а если ихъ нѣтъ, въ совершенно растегнутыхъ мундирахъ и безъ галстуховъ. Если же занятія производятся въ за- крытомъ помѣщеніи, то людямъ можетъ быть дозволено совсѣмъ снятъ верхнюю одежду и оставаться въ однѣхъ рубахахъ и панталонахъ, если ото по усмотрѣнію обуча- ющаго, будетъ признано полезнымъ или необходимымъ. Обученіе людей біьгу слѣдуетъ начинать съ началомъ весны и продолжать въ теченіи всего лѣта, до окончанія полевыхъ занятій. Мы позволяемъ себѣ останавливаться съ такою подроб- ностію на гимнастикѣ собственно потому, что вновь из- данное «наставленіе», имѣя обязательную для всѣхъ войскъ силу, отмѣняетъ принятую въ Виленскомъ округѣ гимна- стику Шмидта. Упражненія по методѣ Шмидта, указан- ныя въ приведенныхъ выше четырехъ урокахъ, были не только вполнѣ достаточны для физическаго развитія людей, но, сверхъ того, нетребуя никакихъ гимнастическихъ ма- шинъ и снарядовъ, могли исполняться въ войскахъ при различныхъ условіяхъ расквартированія и во всякую погоду: или на открытомъ воздухѣ, когда это возможно, или въ жилыхъ помѣщеніяхъ. Нынѣ, съ усложненіемъ требованій, т. е. съ прибавленіемъ практическихъ упражненій на раз- личнаго рода гимнастическихъ снарядахъ, при раскварти- рованіи войскъ по деревнямъ, частями не болѣе роты, молено предвидѣть затрудненія нетолько въ устройствѣ и ремонтированіи необходимыхъ гимнастическихъ машинъ и
— 94 — снарядовъ, но и въ отчужденіи необходимыхъ для того участковъ мѣстности. Правда, невеликъ долженъ быть участокъ, для подобныхъ занятій роты и казалось бы не слѣдовало бы на этомъ останавливаться, но при осуще- ствленіи этого требованія на дѣлѣ, не всегда можетъ най- тись подходящее для того мѣсто: на улицѣ, само собою,— неудобно, на поляхъ и огородахъ, если они свободны отъ посѣвовъ, необходимо согласіе собственника, а пожалуй и вознагражденіе его, если на безвозмездную уступку не- обходимой земли охотниковъ не найдется. Съ другой сто- роны, упражненія на машинахъ могутъ имѣть мѣсто лишь подъ открытымъ небомъ, что, въ зависимости отъ клима- тическихъ условій, можетъ сократить число подобныхъ упражненій до того, что сдѣланныя затраты на устройство гимнастическихъ снарядовъ не рѣдко окажутся излишними. Такъ, по климатическимъ условіямъ Виленскаго военнаго округа, можно сказать положительно, что съ половины Октября до половины Марта, гимнастическія упражненія на машинахъ, требующія растегиванія и сниманія мунди- ровъ, не возможны безъ ущерба для здоровья людей. Въ Апрѣлѣ же, когда собственно является возможность начать гимнастическія занятія на воздухѣ, поля, огороды и бли- жайшіе къ деревнямъ участки земли, не могутъ быть от- чуждаемы для потребностей войскъ, безъ ущерба для хо- зяйства собственниковъ. Гимнастическія упражненія, при всей ихъ важности, не могутъ лежать на непосредственной обязанности рот- наго командира, какъ напр. гарнизонная служба и пр., а ведутся непосредственно лицами по его назначенію, конеч- но, подъ наблюденіемъ и руководствомъ ротнаго командира или офицера, которому это дѣло будетъ поручено. 7) Подготовка къ стрѣльбѣ. а) Отъ поступленія молодыхъ солдатъ до 1-го Мая. Назначеніе главныхъ составныхъ частей винтовки и принадлежности ея. Необходимость умѣнья правильно разобрать и собрать винтовку. Практическое усвоеніе разборки винтовки, дозволяемой солдату и дѣла-
— 95 — емой подъ наблюденіемъ унтеръ-офицера безъ названія частей и сборка и осмотръ собранной винтовки. Чистка винтовки: необходимость ея; принадлежности для чистки. Уни- чтоженіе ржавчины. Чистка ствола, затвора, бойки, ударника, замка и остальныхъ частей винтовки. Сбереженіе винтовки: въ казармахъ, при расположеніи по деревнямъ, въ лагерѣ, при исполненіи служебныхъ обязанностей, въ походахъ и па маневрахъ, при стрѣльбѣ. Сбереженіе принадлежностей. Заряжаніе и разряжаніе винтовки. Прицѣливаніе: прицѣлъ и мушка; объяснить молодому солдату способъ прицѣливанія со станка, съ указаніемъ тутъ-же на прицѣльную линію. Повѣрка каждаго молодаго солдата въ умѣніи правильно взять прицѣль- ную линію. Прикладка: стоя, лежа, съ колѣна, съ подставокъ изъ за-закрытій и ио подвижнымъ цѣлямъ. Спускъ ударника. Соединеніе прикладки, прицѣ- ливанія и спуска ударпика. Стрѣльба дробинками. Стрѣльба холостыми патронами. Причины невѣрности выстрѣловъ и способы ихъ устраненія. Ошибки въ опредѣленіи разстояній до цѣли. По вѣрная установка прицѣла. Не- умѣніе брать въ серединѣ прорѣзи всякій разъ одинаковую мушку. Сва- ливаніе ружья въ сторону. Неумѣніе удержать ружье устойчиво при выстрѣлѣ. Неправильное расположеніе прицѣла и мушки. Поврежденія въ стволѣ. Неправильное закрѣпленіе колецъ. Тугой спускъ. Невѣрныя дѣленія па прицѣлѣ. Неисправность патроновъ. Солнечное освѣщеніе. Мѣстность. Состояніе погоды. Вѣтеръ. Вращательное движеніе пули при полетѣ. Вліяніе примкнутаго штыка. Какъ бьетъ винтовка по пристрѣлкѣ. б) Отъ перваго до втораго лагернаго сбора. Повтореніе п утвержденіе пройденнаго. Въ этомъ отдѣлѣ считаемъ нужнымъ отмѣтить одинъ весьма отрадный фактъ, а именно, что разборка и сборка винтовки усваивается людьми практически, безъ названія частей, отчего выигривается время и облегчается трудъ людей и учителей. Казалось бы, слѣдовало давно отка- заться отъ системы заучиванія названій всѣхъ составныхъ частей оружія, заучиванія тѣмъ болѣе безполезнаго, что оно не помогаетъ дѣлу, а скорѣе тормозитъ его. Вся суть тутъ въ томъ, чтобы солдатъ умѣлъ правильно разобрать и собрать свое оружіе, осмотрѣть и почистить его. Что онъ съумѣетъ это сдѣлать безъ знанія какъ называется та или другая пружина, тотъ или другой винтъ, та или
— 96 — другая дира, выступъ, гайка и пр. само собою ясно и безъ комментарій. А сколько труда самаго усидчиваго и усилій самыхъ настойчивыхъ непроизводительно затрачивалось на изученіе номенклатуры составныхъ частей винтовки? По- добное стремленіе, встрѣчаемое еще и нынѣ, ведетъ къ прискорбнымъ результатамъ, ибо начинаютъ заботиться не о дѣлѣ, т. е., чтобы солдатъ умѣлъ разобрать и собрать винтовку, а о пустякахъ, т. е. добиваются, чтобы онъ умѣлъ говоритъ какъ дѣлается то и другое. Въ предосте- реженіе подобныхъ увлеченій, въ § 11 положенія, прямо говорится: «солдатъ человѣкъ дѣла, а не человѣкъ слова, слѣдовательно прежде всего должно заботиться о томъ, чтобы онъ зналъ и понималъ свои обязанности, а не красно ихъ разсказывалъ. Можно, напр. отлично разсказывать о томъ, какъ слѣдуетъ взять прицѣльную линію и въ тоже время ни одной пули не попадать въ мишень, а если по- падаетъ—цѣль достигнута, хотя бы онъ и не особенно складно разсказывалъ о прицѣливаніи». Само собою понят- но, что въ такомъ дѣлѣ, какъ разборка и сборка оружія— всякаго рода разговоры, ни больше ни меньше какъ без- полезная болтовня, чего слѣдуетъ избѣгать во всякомъ практическомъ дѣлѣ. По нашему мнѣнію, процесъ разборки и сборки долженъ производиться въ нѣмую. Понятно так- же, что подобныя занятія ротный командиръ можетъ по- ручать кому либо изъ своихъ помощниковъ. Совершенно иное—теорія стрѣльбы; тутъ необходимы словесныя объясненія и чѣмъ онѣ проще, короче и удобо- понятнѣе для массы людей — тѣмъ лучше. Всякія хит- рыя слова о траекторіи, прицѣливаніи, дериваціи и пр. тре- буютъ такого навыка и умѣнья передать ихъ людямъ въ доступной ихъ пониманію формѣ,—что работа эта развѣ только подъ силу ротному командиру, и то достаточно подумавшему объ этомъ предметѣ. По этому всѣ теоре- тическія разъясненія, необходимыя въ приведенномъ от- дѣлѣ, лежатъ непосредственно на лицахъ, упомянутыхъ въ §§ 2 и 3 положенія. Въ виду важности этого отдѣла занятій, въ особомъ примѣчаніи къ програмамъ, между прочимъ, говорится, что
— 97 — теорія и пріуготовительныя упражненія должны идти одно- временно, причемъ слѣдуетъ имѣть въ виду, что и при теоретическихъ объясненіяхъ необходимо соблюдать по- степенность и въ одинъ урокъ, или ученье, необъяснять много предметовъ, а стараться, чтобы обучающіеся усвои- вали и ясно понимали то, что имъ объясняется. Объясне- нія должны быть ясны, кратки и въ самыхъ простыхъ выраженіяхъ. 8) Фехтованіе. а) Отъ поступленія молодыхъ солдатъ до 1-го Мая. Для чего нужно учиться Фехтованію? Объясненіе боевой стойки н выпадовъ съ цѣлью представить возможно меньшую цѣль противнику. Пріемы: къ бою готовсь, коли, закройсь; переводы, двойной переводъ; отбивы. Движеніе. Обученію нанесенію сильныхъ и мѣткихъ ударовъ, въ намѣченную учите- лемъ точку на чучелѣ, съ мѣста м съ разбѣга. б) Отъ перваго до втораго лагернаго сбора. Практика въ нанесеніи мѣткихъ и сильныхъ ударовъ въ чучела (неподвиж- ныя и подвижныя) съ разбѣга и въ ловкомъ выдергиваніи штыка послѣ удара. Примѣчаніе. Чтобы дать солдату сразу наглядное понятіе о назначеніи фехтованія, слѣдуетъ начинать съ практики въ на- несеніи сильныхъ ударовъ въ намѣченную точку и въ быстромъ, вслѣдъ затѣмъ, выдергиваніи штыка. Занятія фехтованіемъ ведутся, подъ наблюденіемъ рот- наго командира, или однимъ изъ офицеровъ, или унтеръ- офицерами по назначенію ротнаго командира. 9) Строевое образованіе. а) Отъ поступленія-молодыхъ солдатъ до 1-го Мая., Показать и объяснить практически молодому солдату, что такое шеренга, правый и лѣвый фланги, взводъ, рядъ полный и не полный, строй сомкнутый и разсыпной. 7
— 98 — Обученіе заряжанію, прицѣливанію и стрѣльбѣ изъ сомкнутаго или разом- кнутаго строя. Обученіе безъ ружья: стойка, повороты, движеніе шагомъ и бѣгомъ, при- мыканіе и осаживаніе. Обученіе съ ружьемъ: стойка и ружейные пріемы. Ефрейторскіе пріемы. Шереножное и взводное ученіе. Подготовка молодыхъ солдатъ къ разсыпному строю. Примѣчаніе. Па основательную подготовку молодыхъ сол- датъ къ разсыпному строю должно быть обращено особенное вни- маніе и преимущественно на примѣненіе разсыпнаго строя къ мѣстности. Обученіе молодыхъ солдатъ сигналамъ и боямъ. Вести это обученіе въ сво- бодное отъ занятій время, по усмотрѣнію ротнаго командира. Хорошо, напр. приказывать трубить сигналы во время обѣда и спрашивать значеніе ихъ у солдатъ. б) Отъ перваго до втораго лагернаго сбора. Повтореніе и утвержденіе пройденнаго. Этотъ отдѣлъ занятій, ротный командиръ необязанъ вести лично, а поручаетъ это дѣло наиболѣе подходящимъ унтеръ-офицерамъ. Однакожъ, ознакомленіе людей съ раз- сыпнымъ строемъ, безъ непосредственнаго личнаго участія ротнаго командира, едва ли можете быть успѣшно и по- лучить желаемое направленіе. Въ видахъ этого признава- лось бы полезнымъ, если бы первоначальное обученіе людей разсыпному строю было бы ведено лично ротнымъ команди- ромъ. 10) Грамота. Грамотой положено заниматься въ періодъ времени отъ перваго до втораго лагернаго сбора,—по слѣдующей програмѣ: Первоначальное обученіе чтенію и письму. При чтеніи должно быть обра- щено вниманіе не столько на скорость его, сколько на правильность произно- шенія каждаго слова. Списываніе съ прописей и съ печатнаго (диктовка необязательна).
— 99 — 11) Ариѳметика. Ариѳметика, точно также какъ и грамота, проходится отъ перваго до вто- раго яагерпаго сбора. При этомъ требуется, чтобы люди звали: цифры, счи- сленіе, сложеніе и вычитаніе надъ простыми числами; таблицу умноженія. Употребленіе счетовъ. Рѣшеніе задачъ изустно и письменно по сложенію и вычитанію. Какъ методъ обученія грамотѣ и ариѳметикѣ, такъ и самое распредѣленіе занятій предоставляется усмотрѣнію ротнаго командира; ему же вмѣняется въ обязанность пре- доставлять всѣ средства къ продолженію этихъ занятій тѣмъ нижнимъ чинамъ, которые пожелаютъ совершенство- ваться въ этомъ дѣлѣ послѣ втораго лагернаго сбора, безъ освобожденія ихъ, однакожъ, отъ исполненія служебныхъ обязанностей. Нормальное распредѣленіе занятій было послѣдней за- ключительной работой коммисіи, выработывавшей общую систему занятій для войскъ Виленскаго военнаго округа. Обсуждая этотъ вопросъ, коммисія пришла къ тому выводу, что установленіе програмъ, даже самыхъ подробныхъ, не выражаетъ еще вполнѣ законченной системы: опредѣляя объемъ свѣдѣній, которыя должны быть преподаны ниж- нимъ чинамъ, програмы не выражаютъ собою оцѣнки, или относительной важности каждаго предмета обученія, что имѣетъ весьма важное значеніе въ столь серьезномъ дѣлѣ, какъ одиночная подготовка нижнихъ чиновъ. Само собою разумѣется, что поименованные выше отдѣлы солдатскаго образованія не могутъ имѣть одинаковаго значенія: есть между ними болѣе существенные и есть второстепенные; понятно, что на первые слѣдуетъ удѣлить болѣе времени, а на послѣдніе—менѣе. Если эту оцѣнку важности одного предмета передъ другимъ предоставить непосредственно руководителямъ занятій, то на практикѣ, какъ были, такъ и будутъ всегда уклоненія въ пользу того или другого отдѣла, преимущественно въ пользу легчайшаго. Въ устра- неніе изложеннаго, коммисія выработала нормальныя рас- предѣленія занятій, выразивъ, въ видѣ таблицъ, числомъ
— 100 — уроковъ, относительную важность каждаго предмета обу- ченія, примѣняясь къ важности каждаго изъ нихъ и труд- ности изученія. Нормальное распредѣленіе уроковъ по недѣлямъ. а) Отъ поступленія молодыхъ солдатъ до 1-го Мая. Названіе предметовъ. Число уроковъ въ недѣлю. Итого уроковъ. 1 мѣсяцъ 2м-цъЗм-цъ 4и-дъ І и 2 не- дѣли. 3 и 4 не- дѣли. 1,2,3и4 недѣли. 1,2,3и4 недѣли. 1,2,3и4 недѣли. А) Отдѣлъ словесныхъ занятіи. 1) Молитвы, присяга и знамя . . 5 2 2 2 1 34 2) Обязанности солдата идисциплина. 6 2 2 2 1 36 3) Гарнизонная и сторожевая служба. — 3 3 3 3 42 4) 0 прохожденіи службы вообще и порядокъ внутренней службы. . — 2 2 2 3 32 5) Довольствіе и снаряженіе солдата. — 2 2 1 3 28 Б) Отдѣлъ практическихъ занятій. 1) Подготовка къ стрѣльбѣ . . . — 1 2 3 2 30 2) Гимнастика 6 6 4 2 2 56 3) Фехтованіе 1 2 2 2 26 4) Строевое образованіе .... — *— 3 5 5 52 Итого. . 17 19 22 22 22 Примѣчаніе. Въ суботу, послѣ обѣда, занятій не про- изводить.
— 101 — б) Отъ перваго до втораго лагернаго сбора. Названіи предметовъ. Число уроковъ въ недѣлю. 1) Молитвы, присяга и знамя .... 1 2) Грамота 6 3) Ариѳметика 3 4) Обязанности солдата и дисциплина. . 1 5) Гарнизонная и сторожевая служба . . 4 6) 0 прохожденіи службы вообще и поря- докъ внутренней службы 1 7) Довольствіе и снаряженіе солдата . . 1 8) Подготовка къ стрѣльбѣ 3 9) Гимнастика. . . .• ежедневно по % часу. 10) Фехтованіе 2 11) Строевое образованіе 6 Итого . . 28 Примѣчанія. 1) Каждодневно должно быть назначаемо пять уроковъ. 2) Въ еуботу, послѣ обѣда, занятій пе производить. 3) Во всѣхъ случаяхъ, когда люди выводятся на за- нятія съ ружьями, обязательно упражнять ихъ въ прикладкѣ и прицѣливаніи. На основаніи указанныхъ нормальныхъ распредѣленій уроковъ по недѣлямъ, въ каждой отдѣльной части состав- ляются росписанія для ежедневныхъ занятій съ нижними чинами. Само собою понятно, что начальники частей, ру- ководясь приведенными таблицами, указываютъ лишь на каждый день, чѣмъ слѣдуетъ заниматься въ ротахъ; распре- дѣленіе же занятій по часамъ должно быть предоставлено ротнымъ командирамъ. Оканчивая этимъ настоящую главу, мы смѣемъ думать, что читатель можетъ составить по ней ясное и отчетли-
— 102 — вое представленіе о системѣ занятій съ молодыми солда- тами въ войскахъ Виленскаго военнаго округа. Принятыя въ этомъ округѣ положеніе, програмы и нормальное распре- дѣленіе занятій даютъ строго опредѣленное и однообраз- ное направленіе одиночному образованію молодыхъ солдатъ, и установляютъ ту систему, въ силу которой всякій знаетъ, что отъ него требуется, чему, какъ и въ какомъ объемѣ слѣдуетъ обучать людей. Понятно, что при такихъ усло- віяхъ не могутъ бытъ ни сокращенія въ требованіяхъ, ни прибавки, ибо всякій памятуетъ «что первое есть упуще- ніе по службѣ, второе—усердіе не поразуму».
Глава 1Г Мѣропріятія, по обученію молодыхъ солдатъ, обще-обязательныя для всѣхъ войскъ. Мотивы и соображенія, вызвавшіе разработку положенія 1876 года. Заклю- ченіе комитета но устройству и образованію войскъ на проектъ занятій съ молодыми солдатами, выработанный въ Виленскомъ военномъ округѣ. Основа- нія, принятыя комитетомъ при разработкѣ положенія 1876 года. Отмѣна его. Положеніе о порядкѣ обученія молодыхъ солдатъ, объявленное при приказѣ по военному вѣдомству 1880 года за № 336. Приложенія къ нему: Перечень свѣдѣній, знаніе коихъ обязательно для рядовыхъ при 4-хъ и 2-хъ мѣсяч- номъ срокѣ обученія; таблицы начальныхъ сроковъ обученія молодыхъ сол- датъ въ пѣхотѣ по разнымъ отдѣламъ при 4-хъ и 2-хъ мѣсячномъ срокѣ обученія. Заключеніе. Въ настоящей главѣ мы имѣемъ цѣлью указать на тѣ мѣропріятія, относительно занятій съ молодыми солдатами, кои были разработаны главнымъ комитетомъ по устройству и образованію войскъ и преподаны къ обще-обязательному, во всѣхъ войскахъ, руководству. Прежде всего считаемъ необ- ходимымъ остановиться на «положеніи» 1876 года, ибо это была первая попытка къ урегулированію и систематизаціи одиночныхъ занятій въ войскахъ, въ зимній періодъ времени. Въ отчетѣ главнаго комитета по устройству и образо- ванію войскъ за 1874—1878 года, помѣщенномъ въ Сен- тябрской книжкѣ «Военнаго сборника» за 1879 годъ, мы находимъ соображенія и мотивы, послужившіе основаніемъ при разработкѣ упомянутаго выше положенія. Наставленія о способѣ обученія молодыхъ солдатъ' и о порядкѣ занятій съ ними, говорится въ отчетѣ, помѣщены, главнымъ образомъ, во къ уставу одиноч- наго, шереножнаго и взводнаго ученья, изданному въ 1869
— 104 — году. Съ того времени, условія службы и комплектованія войскъ на столько измѣнились, что требованія, изложен- ныя въ вышеупомянутомъ уставѣ, оказываются во мно- гомъ непримѣнимыми. Главнѣйшія противорѣчія между существующими въ уставѣ правилами и современными тре- бованіями практики заключаются въ слѣдующемъ: 1) Для образованія молодаго солдата назначается въ мир- ное время гиестимѣсячный срокъ, въ военное время срокъ для сею образованія можетъ бытъ сокращенъ до трехъ мѣ- сяцевъ, что и опредѣляется каждый разъ особымъ приказомъ. Между тѣмъ, первоначальное образованіе молодыхъ солдатъ несомнѣнно должно быть закончено къ началу лѣтнихъ сборовъ, а такъ какъ главная масса новобранцевъ при- бываетъ въ войска только къ 15 Января, то занятія съ молодыми солдатами могутъ продолжаться въ мирное вре- мя лишь около 4-хъ мѣсяцевъ. 2) По существующему уставу, молодой солдатъ пору- чается дядькѣ, который долженъ пріучить ею къ опрят- ности въ одеждѣ и показать, какъ при встрѣчи, съ началь- никомъ отдается честь, а также обучитъ: 10 заповѣдямъ, ,,Отче нашъ“ и Вѣрую (если христіанинъ), именамъ особъ Императорской фамиліи, именамъ ближайшихъ начальни- ковъ, какія полкъ имѣетъ отличія за военные подвиги и объяснима, значеніе знамени. Вообще рекомендуется возла- гать на дядекъ, по возможности полное образованіе сол- датъ (т. е. нравственное, одиночное и строевое), а не пе- редавать послѣднихъ на руки разныхъ учителей. Между тѣмъ, при нынѣшнихъ короткихъ срокахъ службы, когда въ каждую роту поступаетъ до 30 и болѣе молодыхъ сол- датъ вмѣсто прежнихъ 15, войска немогутъ выдѣлить изъ среды своей такой массы опытныхъ и вполнѣ надежныхъ дядекъ, какъ то было возможно въ прежнее время, при восьми-лѣтнемъ срокѣ службы нижнихъ чиновъ; о дѣятель- ности же офицеровъ въ этомъ дѣлѣ, правильная постановка котораго имѣетъ рѣшительное вліяніе на всю будущую службу молодаго солдата, въ уставѣ неупомянуто ни слова. Такое положеніе дѣла обученія молодыхъ солдатъ, какъ говорится въ отчетѣ комитета по устройству и образова-
— 105 — нію войскъ, не могло не обратить на себя вниманіе глав- ныхъ начальниковъ военныхъ округовъ и имѣло своимъ послѣдствіемъ появленіе разнаго рода оффиціальныхъ ин- струкцій и частныхъ руководящихъ изданій, относительно примѣненія требованій устава къ измѣнившимся обстоятель- ствамъ; такъ въ 1875 году, командующій войсками Ви- ленскаго военнаго округа представилъ военному министру «положеніе о порядкѣ занятій съ молодыми солдатами въ ротахъ, эскадронахъ и батареяхъ, съ програмами и нор- мальнымъ распредѣленіемъ уроковъ по недѣлямъ», разра- ботанное въ особой коммисіи при штабѣ Виленскаго воен- наго округа. Сущность правилъ, рекомендуемыхъ этимъ проектомъ, въ отчетѣ указывается такъ: а) одиночное образованіе и строевое развитіе солдата предлагалось оканчивать въ періодъ службы до втораго лагернаго сбора, причемъ первоначальное обученіе, до пер- ваго лагернаго сбора, полагалось возлагать на непосред- ственную обязанность ротнаго командира, а занятія въ періодъ между первымъ и вторымъ лагернымъ сборомъ поручать младшему офицеру. б) Для успѣха обученія молодыхъ солдатъ, имѣлось въ виду освобождать ихъ, по возможности, отъ службы внѣ казармъ, въ періодъ времени между 1-мъ и 2-мъ лагер- ными сборами, а въ караулъ назначать не чаще одного раза въ недѣлю. в) Обученіе и ежедневныя занятія вести по всѣмъ пред- метамъ не отступно, по составленнымъ заранѣе подроб- нымъ програмамъ и росписаніямъ (*), утвержденнымъ выс- шимъ начальствомъ, отнюдь не допуская заучиванія ниж- ними чинами отвѣтовъ наизусть. г) Число уроковъ назначать: четыре часовыхъ для пер- воначальнаго обученія и пять въ періодъ времени между 1-мъ и 2-мъ лагерными Сборами. (’) Росписанія эти имѣютъ цѣлью указать относительную оцѣнку важ- ности каждаго предмета обученія, о чемъ уже не разъ было говорено выше.
— 106 — д) Первоначальное образованіе оканчивать съ такимъ разсчетомъ, чтобы молодые солдаты могли стать въ строй: въ пѣхотѣ 1-го Іюня, а въ кавалеріи и артиллеріи 1-го Мая (*). е) Въ періодъ времени отъ окончанія лагернаго сбора до поступленія новобранцевъ, ротные командиры должны приготовлять дядекъ и учителей, обращая особое вниманіе на провѣрку въ тоже время унтеръ-офицеровъ. ж) Начальникамъ частей дѣлать провѣрку успѣха обу- ченія неожиданно, въ неопредѣленное время. Проектъ этотъ, по испытаніи его въ войскахъ Вилен- скаго военнаго округа, былъ разсмотрѣнъ, вмѣстѣ съ мнѣ- ніями о немъ главныхъ начальниковъ военныхъ округовъ, въ главномъ комитетѣ по устройству и образованію войскъ, который пришелъ къ слѣдующимъ заключеніямъ: а) Обученіе молодыхъ солдатъ должно быть распредѣ- лено между ротнымъ командиромъ и младшими офицерами, сообразно кругу обязанностей каждаго. Ротный командиръ долженъ непосредственно руководгітъ первоначальнымъ обу- ченіемъ и производить выборъ учителей, отвѣчая за ихъ успѣшное подготовленіе; причемъ какъ то, такъ и другое, можетъ бытъ имъ поручаемо и младшимъ офицерамъ. б) Въ виду пріученія молодыхъ солдатъ къ исполненію служебныхъ обязанностей, они могутъ бытъ иногда назна- чаемы дневальными, но однако не ранѣе 3-го мѣсяца, а въ караулъ не ранѣе 4-го и, въ послѣднемъ случаѣ, не- премѣнно съ своими учителями. в) Подробное росписаніе и нормальное распредѣленіе еже- дневныхъ занятій по урокамъ и по недѣлямъ признано неудобнымъ, какъ могущее парализовать необходимую для успѣха дѣла самостоятельность ротнаго командира. По мнѣнію комитета, въ распредѣленіи занятій должно быть указано только начало въ каждомъ изъ отдѣловъ первона- чальнаго обученія, предоставивъ ближайшее распредѣленіе по недѣлямъ и днямъ усмотрѣнію ротныхъ командировъ. (*) Въ позднѣйшей поправленной редакціи обученіе молодыхъ солдатъ требовалось заканчивать, во всѣхъ трехъ родахъ оружія, къ 1-му Мая.
— 107 — г) Четыре часовыхъ урока въ день для занятій съ мо- лодыми солдатами главный комитетъ нашелъ недостаточ- нымъ. Онъ полагалъ необходимымъ установить въ этомъ отношеніи болѣе точныя правила. д) Первоначальное обученіе главный комитетъ полагалъ оканчивать къ 15 Мая, т. е. въ теченіи 4-хъ мѣсяцевъ; въ военное же время срокъ обученія назначить ускорен- ный двухмѣсячный. е) Принимая во вниманіе неопредѣленность обязанностей дядекъ и трудность ихъ выбора, при настоящихъ корот- кихъ срокахъ службы, главный комитетъ полагалъ необ- ходимымъ званіе дядекъ вовсе уничтожить, замѣнивъ ихъ хорошо подготовленными учителями. ж) Главный комитетъ полагалъ необходимымъ произ- водство смотровъ для полковаго командира сдѣлать обяза- тельнымъ. з) Признавая неполноту нѣкоторыхъ статей ч. I воин- скаго устава, излагающихъ одинъ лишь перечень требо- ваній, главный комитетъ полагалъ полезнымъ, выдѣливъ изъ устава все, что касается собственно способовъ и по- рядка обученія молодыхъ солдатъ, составить изъ этого особое приложеніе. На основаніи этихъ выводовъ, главный комитетъ вы- работалъ особый проектъ положенія о порядкѣ обученія молодыхъ солдатъ, который, въ видѣ временнаго руковод- ства, былъ объявленъ при приказѣ по военному вѣдомству 1876 года за № 424 для испытанія. Не входя въ ближайшую оцѣнку какъ самаго положе- нія, такъ и приложеній къ нему, въ виду отмѣны ихъ въ концѣ 1880 года, мы не можемъ неупомянуть, одна- кожъ, о томъ, что положеніе это, оставивъ главнѣйшіе вопросы открытыми, неудовлетворяло потребностямъ войскъ, а въ приложеніи на практикѣ вызвало много иедоразумѣ- ній, едва ли желательныхъ въ столь серьезномъ дѣлѣ, какъ обученіе молодыхъ солдатъ. Такъ, между прочимъ, въ § 4 отмѣненнаго положенія говорится, что «непосредственное руководство первоначаль- нымъ обученіемъ молодыхъ солдатъ и отвпвпственностъ за
— 108 — успѣхъ этого обученія лежитъ на ротномъ командирѣ, при- чемъ самое обученіе можетъ быть возлагаемо имъ на од- ного изъ младшихъ офицеровъ роты». Кажется, мы съ до- статочной ясностію высказали въ первыхъ главахъ нашъ взглядъ, что этого не достаточно. Руководство обученіемъ и отвѣтственность за успѣхъ этого обученія всегда и во всѣ времена составляли неотъемлемое право и обязанность всякаго начальника, неисключая и ротнаго командира, какъ равно и то, что онъ всегда могъ возлагать обученіе на одного изъ младшихъ офицеровъ роты; по крайней мѣрѣ законность этого права никто не оспаривалъ, и рот- ные командиры знали, что они должны руководить обу- ченіемъ и нести отвѣтственность за успѣхъ этого обученія. Существенный же вопросъ, вызываемый потребностію вре- мени, о привлеченіи ротнаго командира къ занятіямъ съ молодыми солдатами, остался не затронутымъ. Освобождая его отъ таковыхъ занятій, въ виду крайняго недостатка офицеровъ въ ротахъ, приходилось обращаться къ содѣй- ствію унтеръ-офицеровъ, что § 5 упомянутаго положенія предусмотрѣно указаніемъ выбора изъ унтеръ-офицеровъ будущихъ учителей молодыхъ солдатъ. Намъ кажется, что ротный командиръ, по существу своему, есть ближай- шая и непосредственная рабочая сила во ввѣренной ему части; въ цѣлой вереницѣ начальствующихъ лицъ, наблю- дающихъ и руководящихъ обученіемъ нижнихъ чиновъ, ка- залось бы, что на ротномъ командирѣ должно лежать лич- ное, активное участіе въ означенномъ обученіи. Это нынѣ настоятельно необходимая потребность, въ виду отсутствія рабочихъ рукъ и разумныхъ дѣятелей, столь нужныхъ нынѣ при большомъ ежегодномъ наплывѣ учениковъ, со- кращенныхъ срокахъ службы и значительно усложнив- шихся требованіяхъ. Намъ кажется, что самый фактъ формированія учителей изъ среды нижнихъ чиновъ, пред- полагаетъ полную невозможность возлагать все обученіе людей на одного офицера; съ этимъ, конечно, нельзя не согласиться, равно какъ и съ ближайшимъ послѣдствіемъ сего, т. е., что и этотъ единственный интеллигентный учитель пристроится тоже къ вереницѣ наблюдателей и
— 109 — руководителей, а унтеръ-офицеры будутъ учить и воспи- тывать солдата. Другой неменѣе важный вопросъ, неусматриваемый въ положеніи 1876 года,—это отсутствіе подробныхъ про- грамъ, точно опредѣляющихъ объемъ свѣдѣній, должен- ствующихъ быть преподаваемымъ нижнимъ чинамъ. Крат- кій перечень свѣдѣній, помѣщенный въ примѣчаніи, подъ заглавіемъ «служебныя познанія», оставляетъ желать боль- шаго развитія и болѣе точныхъ и опредѣленныхъ указаній, чѣмъ сжатый очеркъ «служебныхъ познаній». Редакція ихъ на столько кратка—съ одной стороны, и растяжима по произволу и желанію обучающаго—съ другой стороны, что едва ли два рядомъ стоящіе командира согласятся въ воз- зрѣніяхъ на одинъ и тотъ же предметъ и поведутъ обу- ченіе въ предѣлахъ желаемаго однообразія. Не осталось незамѣченнымъ и то, что всѣ отдѣлы словесныхъ поученій, какъ то: 1) молитвы, присяга и знамя, 2) обязанности солдата и дисциплина, 3) гарнизонная и сторожевая служ- ба, 4) о прохожденіи службы вообще и порядокъ внутрен- ней службы, 5) о довольствіи и снаряженіи солдата— слиты въ одно и озаглавлены «служебными познаніями», причемъ на все это въ совокупности положено по одному часу въ сутки, исключая перваго мѣсяца, когда изъ 5 ча- совыхъ занятій въ день, на физическія упражненія упо- требляется 3| часа, а 1| часа на занятія словесныя (§ 22 положенія). Опытъ указываетъ, что такое разграниченіе времени нельзя считать нормальнымъ. Въ ущербъ умствен- наго развитія людей и сообщенія имъ нужныхъ свѣдѣній— все время поглощается исключительно на строевое обуче- ніе, которое, неизвѣстно по какимъ соображеніямъ, разбито на слѣдующіе отдѣлы: 1) стойка, 2) маршировка, 3) бѣгъ, 4) ружейные пріемы, 5) шереножное и взводное ученіе и 6) разсыпной строй. Прикидывая, приблизительно, время, которое, при руководствѣ таблицей № 1, прійдется употре- бить въ 4-хъ мѣсячный періодъ обученія молодыхъ солдатъ, на каждый изъ этихъ отдѣловъ, получимъ: на стойку— около 60 часовъ, на маршировку—около 50 часовъ, на бѣгъ — около 35 часовъ, на ружейные пріемы около 45 ча-
— но — совъ, на стрѣльбу—около 50 часовъ и на фехтованіе— около 35 часовъ. Изъ этихъ цифръ видно, что на стрѣль- бу удѣлено времени почти въ 4 раза менѣе, чѣмъ на стойку, маршировку, ружейные пріемы и бѣгъ, а на фех- тованіе—почти въ два раза менѣе, чѣмъ на стойку. На сколько эта оцѣнка соображена съ важностію предметовъ и трудностію ихъ изученія—предоставляемъ судить каждому. Если, въ силу § 22 отмѣненнаго положенія, время для начала утреннихъ и послѣобѣденныхъ ежедневныхъ заня- тій съ молодыми солдатами должно опредѣляться прика- зомъ по полку, то возникаетъ вопросъ, кто опредѣляетъ родъ занятій и чѣмъ въ этомъ случаѣ должно руковод- ствоваться? Безспорно, отсутствіе въ этомъ смыслѣ какихъ либо указаній, дало широкій просторъ развитію личныхъ взглядовъ, что отнюдь нельзя признать желательнымъ и полезнымъ для успѣха запятій съ молодыми солдатами. Такъ, въ одной части намъ довелось видѣть составленное на цѣлую недѣлю росписаніе занятій, въ коемъ указано производить: ежедневно—гимнастику, стойку, ружейные пріемы, маршировку; два раза въ недѣлю—теоретическія занятія стрѣльбой и одинъ разъ—назначено объясненіе гарнизонной службы. Другое росписаніе было составлено въ иномъ духѣ: ежедневно назначалась—прикладка, при- цѣлка, теорія стрѣльбы, разсыпной строй, а равно и гимнастика; два раза въ недѣлю—строевое обученіе и фех- тованіе, а служебныя познанія—преподавались три раза въ недѣлю. Замѣтимъ, что оба эти росписанія были даны къ руководству на 10 недѣлѣ обученія, т. е. въ третьемъ мѣсяцѣ. Отчего же такая разница въ ходѣ занятій въ од- ной и другой части? Гдѣ данное направленіе нужно при- знать правильнымъ и цѣлесообразнымъ—въ первомъ случаѣ или во второмъ? Мы затрудняемся отвѣчать на это, ибо положеніе 1876 года недаетъ данныхъ для оцѣнки и пра- вильнаго разрѣшенія этого вопроса. Послѣ всего сказаннаго, мы имѣемъ основаніе прійти къ тому выводу, что отмѣненное положеніе 1876 года, недало желаемаго направленія занятіямъ съ молодыми сол- датами, неустановило должнаго однообразія въ обученіи и
— 111 — не устранило произвола обучающаго въ этомъ дѣлѣ, вред- наго особенно нынѣ, когда, при краткости сроковъ службы и обширности требованій, неличными симпатіями обучаю- щаго должна опредѣляться важность предметовъ обуче- нія, а трудностію усвоенія и значеніемъ ихъ въ общеобра- зовательномъ и воспитательномъ смыслѣ. Новое положеніе о порядкѣ обученія молодыхъ солдатъ объявлено при приказѣ по военному вѣдомству 1880 г. за № 335. Вотъ подлинный текста его: § 1. Настоящимъ положеніемъ опредѣляется порядокъ, отдѣльнаго отъ прочихъ нижнихъ чиповъ, обученія молодыхъ солдатъ, до постановки ихъ въ общій строй роты. Примѣчаніе. Всѣ молодые людп, призванные на службу, до зачисленія ихъ въ части войскъ, именуются новобран- цами; въ періодъ времени отъ зачисленія ихъ въ часть до постановки въ общій строй роты они носятъ названіе моло- дыхъ солдатъ; по постановкѣ же въ общій строй, они име- нуются уже по срокамъ службы. § 2. Для обученія молодаго солдата въ мирное время пазпачается чс- тырехъ-мѣсячпый срокъ, причемъ обученіе это должно быть оканчиваемо пе позже 1 Мая. На случай военнаго времени устанавливается ускоренный, двухъ-мѣ- сячный срокъ обученія. § 3. Въ означенный срокъ молодые солдаты должны быть обучены: 1) свѣдѣніямъ, знаніе коихъ обязательно для каждаго рядоваго; 2) при- готовительнымъ къ стрѣльбѣ упражненіямъ; 3) строю; 4) гимнастикѣ и 5) фехтованію. Объемъ обученія опредѣляется, прилагаемымъ при семъ, ,,Перечнемъ знаній,обязательныхъ для каждаго рядоваго, въ пѣхотѣ". (Приложеніе 1). При ускоренномъ срокѣ обученія, въ этотъ же періодъ слѣдуетъ прой- ти сокращенный курсъ стрѣльбы, согласію § 212 Наставленія для обу- ченія стрѣльбѣ, а изъ остальныхъ предметовъ—только необходимые къ боевой подготовкѣ, по особому ,,Перечню". (Приложеніе И). Примѣчаніе. Пе помѣщенныя въ этомъ послѣднемъ „Пе- речнѣ" свѣдѣнія, знаніе которыхъ обязательно для каждаго рядоваго, должны быть пройдены съ нижними чинами, обу- ченными въ ускоренный двухъ-мѣсячный срокъ, впослѣдствіи. § 4. За правильнымъ ходомъ занятій по подготовкѣ учителей и обу- ченію молодыхъ солдатъ обязаны наблюдать полковые и баталіонные командиры.
— 112 — § 5. Руководство обученіемъ молодыхъ солдатъ и отвѣтственность за успѣхъ этого обученія лежатъ на ротномъ командирѣ; самое же обученіе ведется частію ротнымъ командиромъ, частію назначаемымъ для сего однимъ изъ младшихъ офицеровъ роты, причемъ предметы, имѣющіе воспитательное значеніе, какъ-то: уясненіе значенія присяги и долга службы, воинская дисциплина, порядокъ внутренней службы, гарнизонная и сторожевая служба—преподаются лично самимъ ротнымъ командиромъ. Если въ ротѣ младшихъ офицеровъ нѣтъ, то все обученіе молодыхъ солдатъ ведется непосредственно самимъ ротнымъ командиромъ; на учи- телей же изъ нижнихъ чиповъ можетъ быть возлагаема передача только тѣхъ свѣдѣній, которыя указаны ниже въ § 8. § 6. Въ зависимости отъ числа ожидаемыхъ къ прибытію новобран- цевъ, въ каждой ротѣ, при началѣ осеннихъ занятій, выбираются рот- нымъ командиромъ способнѣйшіе изъ нижнихъ чиновъ старшихъ сроковъ службы, для назначенія учителями молодыхъ солдатъ; каждому учи- телю поручается отъ шести до десяти молодыхъ солдатъ. Кромѣ того, на случай убыли, въ каждой рогѣ назначается одинъ запасный учитель. § 7. Подготовка нижнихъ чиновъ въ учителя для молодыхъ солдатъ производится самимъ ротнымъ командиромъ, съ привлеченіемъ къ этому дѣлу и младшаго офицера, коему предположено поручить обученіе моло- дыхъ солдатъ. § 8. Нижніе чины, назначенные учителями, должны умѣть правильно показать и объяснить молодымъ солдатамъ все отъ нихъ требуемое и тол- ково исправить ошибку. На обязанности ихъ лежитъ: 1) передача моло- дымъ солдатамъ практическихъ пріемов-ь и свѣдѣній, касающихся обы- денной солдатской жизни; и 2) повтореніе съ молодыми солдатами тѣхъ свѣдѣній, которыя требуютъ главнымъ образомъ заучиванія на память,— таковыя суть: молитвы, имена особъ Императорской фамиліи, названіе частей войскъ, въ которыхъ люди состоятъ, чипы и фамиліи прямыхъ начальниковъ, степень дисциплинарной власти начальниковъ, кому изъ начальниковъ, при отданіи чести, нужно становиться во фронтъ, кому часовой вызываетъ караулъ въ ружье, кому вызываются дежурные на линію и проч., а также необходимыя свѣдѣнія о довольствіи солдата. При этомъ учителя должны строго держаться той постепенности и по- рядка, въ которомъ занятія ведутся обучающимъ офицеромъ. § 9. По мѣрѣ прибытія въ войска, новобранцы распредѣляются по ротамъ командиромъ полка, по взводамъ же и отдѣленіямъ—ротнымъ командиромъ. § 10. Ближайшіе начальники обязаны ознакомить молодыхъ солдатъ съ правилами содержанія себя и вещей въ чистотѣ и исправности, а также пріучить ихъ къ чисткѣ и бережному обращенію съ оружіемъ, мундир- ными и амуничными вещами. § 11. Успѣхъ обученія молодыхъ солдатъ зависитъ болѣе всего отъ надлежащаго выбора учителей и отъ умѣнья послѣднихъ толково и тер-
— 113 — пѣливо объяснять то, что требуется исполнить. Нескорое и неточное усвоеніе молодыми солдатами преподаваемыхъ правилъ и пріемовъ про- исходить, въ больпшиетвѣ случаевъ отъ непониманія, а не отъ недо- статка доброй воли, поэтому слѣдуетъ въ такнхъ случаяхъ кротко и съ терпѣніемъ исправить ошибку; къ взысканіямъ же прибѣгать только при неисполнительности, происходящей отъ явнаго нерадѣнія. Ошибки слѣдуетъ исправлять словеспымъ разъясненіемъ и показомъ па себѣ, но отнюдь не касаясь обучаемаго руками. § 12. При обученіи молодыхъ солдатъ всѣмъ, перечисленнымъ въ § 3, предметамъ, слѣдуетъ неуклонно руководствоваться прилагаемымъ при семъ „Перечнемъ свѣдѣній, знаніе коихъ обязательно для каждаго рядоваго'4. Для руководства, при этомъ прилагается также примѣрная таблица начала запятій по каждому отдѣлу образованія, какъ для полнаго 4-хъ мѣсячнаго (Приложеніе ІИ), такъ и для ускореннаго, двухъ-мѣсячнаго, срока обученія (Прилож. IV). Ротные командиры могутъ замедлять пли ускорять обученіе въ зависи- мости оть способности молодыхъ солдатъ и отъ другихъ мѣстныхъ и временныхъ обстоятельствъ. Послѣдовательность же обученія по каждому отдѣлу предписывается къ неуклонному исполненію, т. е. оно должно быть ведено въ томъ самомъ порядкѣ, который указанъ въ „Перечнѣ44, таблицахъ и въ соотвѣтствующихъ каждому отдѣлу обученія уставахъ и наставленіяхъ. § 13. Употребленіе тѣхъ или другихъ пріемовъ преподаванія предо- ставляется обучающему, но общій методъ обученія долженъ быть вездѣ одинъ, именно: обученіе молодыхъ солдатъ должно вести преимуществен- но практически, т. е. разсказомъ и показомъ, дабы каждый изъ нихъ толково уразумѣлъ и усвоилъ все требуемое; для этого необходимо: 1) въ одинъ урокъ не объяснять слишкомъ много, и 2) не гнаться за очень гладкими отвѣтами, а довольствоваться такими, изъ которыхъ видно, что отвѣчающій понимаетъ спрошенное сознательно; тамъ же, гдѣ можно удостовѣриться въ знаніи, безъ словеснаго отвѣта, пе требовать его во- все, а повѣрять знаніе на дѣлѣ. § 14. При началѣ обученія молодыхъ солдатъ строю, обращать вни- маніе на точность исполненія командныхъ словъ, а не на короткость и единовременность. Послѣднія придутъ сами собою, когда молодые солдаты привыкнутъ къ обращенію съ ружьемъ. Требованіе короткости исполненія въ началѣ пріучаетъ молодыхъ солдатъ къ суетливости и неестественной натяжкѣ корпуса. § 15. При выдачѣ ружья, начинать съ ознакомленія молодыхъ солдатъ съ устройствомъ и свойствами его, затѣмъ показать имъ правила раз- борки, сборки, чистки, заряжанія и сбереженія ружья въ разныхъ'слу- чаяхъ. При обученіи разборкѣ и сборкѣ ружья не требовать заучиванія названія частей, а только правильнаго исполненія указанныхъ для сего пріемовъ. Въ началѣ обученія заряжанію не требовать быстраго испол- ненія; ускореніе заряженія пріобрѣтется впослѣдствіи навыкоиъ. 8
— 114 При отводѣ куда-либо молодыхъ солдатъ съ ружьями, должно показать имъ, какъ носить ружье вольно и на плечѣ, пе требуя сначала ни ко- роткости, пи единовременности исполненія пріемовъ. Подобными же слу- чаями должно пользоваться для пріученія молодыхъ солдатъ ходить въ ногу. § 16. Приготовительныя къ стрѣльбѣ упражненія слѣдуетъ вести, руководствуясь „Наставленіемъ для обученія стрѣльбѣ1*, и начинать это обученіе съ прицѣливанія со станка съ опущеннымъ прицѣломъ, сопровождая его необходимыми объясненіями прицѣльной линіи, дѣйствія пороховыхъ газовъ на пулю, полета ея и проч. Послѣ того переходить къ обученію прикладкѣ, а затѣмъ соединять прикладку въ различныхъ положеніяхъ съ прицѣливаніемъ и, наконецъ, со спускомъ ударника. Одновременно съ приготовительными къ стрѣльбѣ упражненіями объяснять молодому солдату и тѣ причины, которыя имѣютъ вліяніе на вѣрность выстрѣла, указать прицѣливаніе съ поднятымъ щитикомъ прицѣла и объяснить важность умѣнія опредѣлять на глазъ разстояніе до цѣли. Приготовительными къ стрѣльбѣ упражненіями заниматься ежедневно. Коідажс молодые солдаты достаточно укрѣпятся въ правилахъ прикладки и прицѣливанія, то запятія эти производить въ иолпом'ь походном’ь снаряженіи. § 17. При обученіи гимнастикѣ руководствоваться „Наставленіемъ для обученія войскъ гимнастикѣ**. § 18. При обученіи фехтованію руководствоваться „Правилами для обученія употребленію въ, бою штыка**, обративъ вниманіе на на- несеніе мѣткихъ и сильныхъ ударовъ въ цѣль, намѣченную иа мѣшкѣ или въ чучелѣ, и иа быстрое вслѣдъ затѣмъ выхватываніе штыка изъ поражаемой цѣли. § 19. Практической стрѣльбѣ и упражненіямъ въ глазомѣрѣ обучать молодыхъ солдатъ одновременно съ прочими людьми роты, руководствуясь „Наставленіемъ для обученія стрѣльбѣ**. § 20. Обученіе молодыхъ солдатъ сторожевой службѣ ограничивать лишь теоретическимъ объясненіемъ назначенія сторожевой цѣпи и обя- занностей въ ней часоваго; дальнѣйшее же практическое обученіе вести впослѣдствіи совмѣстно съ прочими людьми роты. § 21. При опредѣленіи времени для утреннихъ и послѣ-обѣденныхъ запятій, руководствоваться нижеслѣдующимъ: въ первый мѣсяцъ занятія съ молодыми солдатами не должны продолжаться болѣе пяти часовъ въ день, съ короткими промежутками между различными занятіями; въ томъ числѣ на физическія упражненія употреблять пе болѣе 3-хъ часовъ; во второй мѣсяцъ—не болѣе 5'/а часовъ, изъ коихъ на физическія упраж- неніи ие болѣе 4-хъ часовъ ежедневно; въ третій и четвертый мѣсяцы— пе болѣе 6-ти часовъ, изъ коихъ па физическія упражненія не болѣе 5-ти часовъ ежедневно. Послѣ-обѣденныя занятія должны начинаться не ранѣе, какъ черезъ 1’/2 часа послѣ окончанія обѣда, и назначаются изъ числа болѣе легкихъ въ'отношеніи физическаго труда. Но суботамъ послѣ-обѣденныхъ занятій не производить.
— 115 — § 22. Молодые солдаты, впредь до окончанія срока первоначальнаго обученія, т. с. до постановки ихъ въ общій строй роты, освобождаются отъ нарядовъ на службу. Въ видахъ-же пріученія ихъ къ исполненію служебныхъ обязанностей, молодые солдаты могутъ быть, но усмотрі.пію ротнаго командира, назначаемы дневальными и въ полковой караулъ; по дневальными—не ранѣе третьяго мѣсяца, въ полковой же караулъ—не ранѣе четвертаго мѣсяца обученія, смотря по степени пхъ подготовки. Въ полковой караулъ молодые солдаты должны быть назначаемы, но воз- можности, вмѣстѣ со свонми учителями. Учителя молодыхъ солдатъ, до окончанія срока первоначальнаго пхъ обученія, освобождаются отъ всѣхъ тѣхъ нарядовъ на службу, которые могутъ препятствовать правильному ходу сказанныхъ занятій. § 23. На уборку ротныхъ помѣщеній и на другія домашнія очередныя работы молодые солдаты могутъ быть назначаемы по общей очереди съ прочими людьми роты, если это не будетъ препятствовать запятіямъ но пхъ обученію. § 24. Смотръ молодымъ солдатамъ производится командиромъ полка по истеченіи полнаго срока, назначеннаго для пхъ обученія; до окончанія же этого срока командиръ полка только наблюдаетъ за правильнымъ ве- деніемъ обученія. Иа обязанности командира полка лежитъ также ежегодная повѣрка, передъ прибытіемъ новобранцевъ, учителей для молодыхъ солдатъ, по всѣмъ отдѣламъ первоначальнаго обученія. § 25. По окончаніи лагернаго сбора и вообще въ періодъ осеннихъ занятій въ ротахъ должно быть обращено вниманіе па утвержденіе ниж- нихъ чиповъ послѣдняго призыва во всѣхъ отдѣлахъ одиночнаго обу- ченія. § 26. Обученіе молодыхъ солдатъ грамотѣ не обязательно; послѣ же перваго лагернаго сбора нижніе чипы послѣдняго призыва обучаются гра- мотѣ, согласно приказа по военному вѣдомству 1875 года за № 52. § 27. Молодые солдаты, знающіе какое-либо мастерство, назначеніе которыхъ въ нестроевыя должности вызывается потребностью замѣщенія открывающихся въ нестроевой ротѣ вакансій, должны быть, прежде пере- численія изъ строя, ознакомлены со всѣмъ тѣмъ, что требуется отъ строеваго солдата, и для этого, по мѣрѣ прибытія въ полкъ, зачисляются въ строевыя роты и проходятъ тамъ полный курсъ обученія молодыхъ солдатъ; затѣмъ они могутъ быть перечисляемы въ нестроевыя должно- сти не ранѣе, какъ по окончаніи перваго лагернаго сбора; если же часть въ лагерныхъ сборахъ не участвовала, то по окончаніи полныхъ 6-тн мѣсяцевъ со дня поступленія* ихъ на службу. § 28. Молодые солдаты, которымъ при самомъ пріемѣ опредѣлено ле- сти службу исключительно въ нестроевыхъ званіяхъ, должны быть обу- чены: яо части строя—стойкѣ, поворотамъ, маршировкѣ, правильному отданію воинской чести. По служебнымъ предметамъ: всему помѣщен- ному въ ,,Перечнѣ свѣдѣній, знаніе которыхъ обязательно для каждаго
— 116 — рядоваго11, за исключеніемъ отдѣловъ о гарнизонной и сторожевой службѣ, а также всего того, что касается ружья. Для обученія молодыхъ солдатъ этой послѣдней категоріи, они собира- ются въ особую команду при нестроевой ротѣ полка, подъ ближайшимъ завѣдываніемъ командира нестроевой роты или офицера, особо назначен- наго для этого командиромъ полка. Обученіе это должно быть окончено въ теченіе одного мѣсяца со времени зачисленія молодыхъ солдатъ въ полкъ. По окончаніи мѣсяца, полковой командиръ производитъ повѣрку обуче- нія этихъ, людей, н затѣмъ они зачисляются въ соотвѣтственныя нестрое- выя званія и поступаютъ въ вѣдѣніе своихъ прямыхъ начальниковъ. § 29. Для облегченія комплектованія музыкантскихъ хоровъ, изъ обща- го числа поступающихъ въ полкъ новобранцевъ разрѣшается выбирать не болѣе 12-ти человѣкъ способнѣйшихъ къ игрѣ и назначать ихъ прямо въ музыкантскіе ученики съ тѣмъ однако, чтобы они предварительно про- шли мѣсячный курсъ обученія согласно § 28 сего Положенія. Приложеніе I. Перечень свѣдѣній, знаніе коихъ обязательно для каждаго рядоваго въ пѣхотѣ. I. Молитва Господня. Десять заповѣдей Господнихъ (*). Примѣчаніе: въ первоначальный, 4-хъ мѣсячный, періодъ обученія молодые солдаты должны выучить только молитву Господню. И. Назначеніе солдата и присяга. Значеніе знамени. Въ какомъ отдѣленіи, взводѣ, ротѣ, баталіонѣ, полку, бригадѣ, дивизіи, корпусѣ и округѣ солдатъ служить; какъ раздѣляется полкъ, баталіонъ, рота. Отличія, полученныя частію за военные подвиги. Имена и титулованіе особъ Императорской фамиліи: Государя Императора, Государыни Императрицы, Государя Наслѣдника Цесаревича, сыновей и братьевъ Государя Императора. Шефа части. Кто называется начальни- комъ и кто старшимъ. Титулованіе генераловъ, штабъ и оберъ-офицеровъ и умѣнье различать чины по наружнымъ отличіямъ. Чипы и фамиліи прямыхъ начальниковъ, начиная съ ближайшаго и до командующаго вой- сками включительно, а также и военнаго министра. Примѣчаніе: Въ первые четыре мѣсяца, отъ молодыхъ солдатъ слѣдуетъ требовать знанія чиповъ м фамилій пря- мыхъ начальниковъ, только до полковаго (въ отдѣльномъ баталіонѣ—-баталіоннаго) командира включительно. (*) Обязательны только для нижнихъ чиновъ христіанскаго вѣроисповѣ- данія.
— 117 — III. Воинская дисциплина. Въ чемъ состоитъ воинская дисциплина и какія обязанности опа налагаетъ. Подчиненность. Чинопочитаніе. От- ношеніе нижняго чина къ начальнику въ разныхъ случаяхъ. Правила вѣжливости въ отношеніи къ старшимъ. Правила отданія воинской чести. Порядокъ подачи просьбъ и предъявленія жалобъ и претензій. Роды дисциплинарныхъ взысканій, налагаемыхъ на рядоваго, и степень власти начальниковъ въ наложеніи взысканій, до ротнаго командира включительно. Замѣна ареста во время похода и въ другихъ случаяхъ. О разрядѣ штрафованныхъ. IV*. Порядокъ внутренней службы. Общія обязанности военно-слу- жащихъ. Общія правила, какъ вести себя па службѣ. Правила для всякаго нижняго чина по содержанію себя и вещей вч> чистотѣ и исправности. Увольненіе со двора. Обязанности дневальнаго въ ротѣ, у воротъ, въ лагерѣ и на походѣ. Обязанности вѣстовыхъ. Какъ поступать въ случаѣ заболѣ- ваній. Обязанности артельщика. Обязанности рядоваго, назначеннаго стар- шимъ въ командѣ. Примѣчаніе. Въ первые четыре мѣсяца отъ молодыхъ сол- датъ не требовать знанія обязанностей артельщика и старшаго въ командѣ. V. Гарнизонная служба. Назначеніе карауловъ. Кто назначается на- чальникомъ караула. Кто называется разводящимъ на часы. Обязанности разводящаго. Кто называется часовымъ. Общія обязанности часоваго. Чьи приказанія долженъ исполнять часовой. Поведеніе часоваго на посту. Осо- быя обязанности часовыхъ у фронта, у арестантовъ, у денежнаго сундука, кладовой и денежнаго ящика, у пороховаго погреба, на пожарѣ. Объясненіе случаевъ, когда законъ обязываетъ часоваго употребить въ дѣло оружіе. Кому вызывается караулъ для отданія чести. Кто имѣетъ право при- казать вызвать караулъ, для повѣрки его. Отданіе чести часовыми. Обязанности патрульныхъ. Обязанности конвоя, сопровождающаго арес- тантовъ. Примѣчаніе. Въ первые четыре мѣсяца отъ молодыхъ солдатъ не требовать знанія обязанностей разводящаго на часы. VI. Сторожевая служба. Назначеніе сторожевой цѣпи. Пароль, от- зывъ и пропускъ. Составъ постовъ и назначеніе пропускныхъ постовъ. Какъ располагаются посты. Обязанности часоваго въ сторожевой цѣпи. Обязанности старшаго на посту. Примѣчаніе. Въ первые четыре мѣсяца молодымъ сол- датамъ объясняютъ только назначеніе сторожевой цѣпи и обя- занности въ ней часоваго. VII. Награды, какія можетъ получать рядовой, по службѣ и за ус- пѣхи въ стрѣльбѣ. VIII. Довольствіе войскъ. Что получаетъ солдатъ отъ казны день- гами, вещами и провіантомъ. Какія казенныя вещи на немъ состоятъ. О записной книжкѣ. Нумеръ ружья.
— 118 — IX. Подготовка къ стрѣльбѣ. Приготовительныя къ стрѣльбѣ упраж- ненія и объясненіе назначенія главныхъ частей винтовки. Обученіе на практикѣ: разборкѣ, сборкѣ, чисткѣ и сбереженію винтовки; заряжанію и разряжаю» винтовки; стрѣльбѣ дробинками и холостыми патронами. Примѣчаніе. Отдѣлъ подготовки къ стрѣльбѣ проходится согласно „Наставленію для обученія стрѣльбѣ", причемъ не- обходимыя теоретическія поясненія должны, па сколько воз- можно, слѣдовать попутно съ практическими занятіями. X. Практическая стрѣльба и глазомѣрное опредѣленіе разстоя- ній, согласно того же „Наставленія". XI. Строевое образованіе: па основаніи уставовъ о строевой пѣхот- ной службѣ. XII. Фехтованіе—па основаніи „Правилъ для обученія употребленія въ бою штыка". ХШ. Гимнастика—на основаніи „Наставленія для обученія войскъ гимнастикѣ". Приложеніе II. Перечень свѣдѣній, кои обязательно пройти въ пѣхотѣ при сокращен- номъ, двухъ-мѣсячномъ, срокѣ обученія молодыхъ солдатъ. I. Молитва Господня (*). И. Назначеніе солдата п присяги. Значеніе знамени. Въ какомъ отдѣленіи, взводѣ, ротѣ, баталіонѣ, полку, бригадѣ и дивизіп солдатъ служитъ. Какъ раздѣляется иолкъ, баталіонъ, рота. Имена и титулованіе особъ Императорской фамиліи: Государя Импе- ратора, Государыни Императрицы, Государя Наслѣдника Цесаревича, сы- новей и братьевъ Государя Императора. Шефа части. Кто называется на- чальникомъ и кто старшимъ. Титулованіе генераловъ, штабъ и оберъ- офицеровъ. Чипы и фамиліи прямыхъ начальниковъ, начиная съ ближай- шихъ и до командира полка включительно. III. Воинская дисциплина. Въ чемъ состоитъ воинская дисциплина и какія обязанности опа налагаетъ. Подчиненность. Чинопочитаніе. Отно- шеніе нижняго чина къ начальнику въ разныхъ случаяхъ. Правила вѣж- ливости въ отношеніи къ старшинъ. Правила отданія воинской чести. Порядокъ подачи просьбъ и предъявленія жалобъ и претензій. IV. Порядокъ внутренней службы. Общія обязанности военно-служа- щихъ. Общія правила, какъ вести себя на службѣ. Правила для всякаго нижняго чина по содержанію себя и вещей въ чистотѣ и исправности. (”) Обязательна только для нижнихъ чиновъ христіанскаго вѣроиспо- вѣданія.
— 119 — Увольненіе со двора. Обязанности дневальнаго въ ротѣ, у воротъ, въ лагерѣ и на походѣ. Обязанности вѣстовыхъ. Какъ поступать въ случаѣ заболѣванія. V. Гарнизонная служба. Назначеніе карауловъ. Кто назначается на- чальниковъ караула. Кто называется разводящимъ па часы. Кто назы- вается часовымъ. Общія обязанности часоваго. Чьи приказанія долженъ исполнять часовой. Поведеніе часоваго на посту. Особыя обязанности часовыхъ у фронта, у арестантовъ, у денежнаго сундука, кладовой и денежнаго ящика; у пороховаго погреба; па пожарѣ. Объясненіе случаевъ, когда законъ обязываетъ часоваго употребить въ дѣло оружіе. Кому вызывается караулъ для отданія чести. Кто имѣетъ право при- казать вызвать караулъ для повѣрки его. Отданіе чести часовыми. Обязан- ности патрульныхъ. Обязанности конвоя, сопровождающаго арестантовъ. VI. Сторожевая служба; назначеніе сторожевой цѣпи п обязанности въ ней часоваго. VII. Награды, какія можетъ получить рядовой въ военное время. ѴШ. Довольствіе войскъ. Какія казенныя вещи состоятъ на солдатѣ. О записной книжкѣ. Нумеръ ружья. IX. Подготовка къ стрѣльбѣ: приготовительныя къ стрѣльбѣ упражне- нія и объясненіе назначенія главныхъ частей винтовки. Обученіе па прак- тикѣ: разборкѣ, сборкѣ, чисткѣ и сбереженію винтовки; заряжанію и раз- ряжанію винтовки; стрѣльбѣ дробинками и холостыми патронами. Примѣчаніе. Отдѣлъ подготовки къ стрѣльбѣ проходится согласно ,,Наставленію для обученія стрѣльбѣ11, причемъ не- обходимыя теоретическія поясненія должны, па сколько воз- можно, слѣдовать попутно съ практическими занятіями. X. Практическая стрѣльба: сокращенный курсъ па основаніи § 212 , .Наставленія для обученія стрѣльбѣ11, изд. 1879 года. XI. Строевое образованіе. Что такое шеренга, правый и лѣвый фланги; строй сомкнутый и раз- сыпной. Стрѣльба изъ сомкнутаго и разсыпнаго строя. Стойка, повороты, движеніе шагомъ и бѣгомъ, безъ ружья и съ ружьемъ. Ружейные пріемы. Умѣніе дѣйствовать въ разсыпномъ строю. Шереножное, взводное и ротное ученія. XII. Фехтованіе. Нанесеніе сильныхъ и мѣткихъ ударовъ въ намѣченную точку па чучелѣ съ мѣста и разбѣга. XIII. Гимнастика. Изъ приготовительныхъ упражненій простыя тѣлодвиженія, т. е. движе- ніе головы, рукъ, ногъ и тѣла (II Глава I Отдѣла „Наставленія для Обуче- нія войскъ гимнастикѣ11); а изъ практическихъ: взбѣганіе на крутизну и прыганье (ст. А. Главы II Отдѣла III); упражненія на горизонтальной пере- кладинѣ (ст. В. той же главы и отдѣла) и лазаніе по наклонной лѣстницѣ, по шестамъ и по канатамъ (ст. Г. той же главы и отдѣла).
— 120 — Т -А. В начальныхъ сроковъ обученія молодыхъ солдатъ въ пѣхотѣ II Е 1 VI дгдѵп о» I. ; и. 111. IV. V. VI. I. Молитвы, присяга, зна- мя, ииепа особъ Импе- раторской фамиліи, на- чальниковъ, названіе частей и проч. . . Начало II. Воинская дисциплина . Начало III. Порядокъ внутренней службы Начало IV. Гарнизонная и стороже- вая служба. . . . Начало - V. Награды по службѣ и довольствіе.... Начало VI. Подготовка къстрѣльбѣ. . • Выдача Начало Практмческоеобу- ченіеотданіючести. Начало ружья; заряжа- ніе. занятій оріпо- тоии- тельзн- ми уо- раж но— НІДО1І. Стойка, поворо- ты, осаживаніе и примыканіе . . Начало VII. Строе- вое об- разова- Маршировка. . Начало Бѣгъ.... - ніе. Ружейные пріемы. Шереножное и взводное ученія . Разсыпной строй. • • • • ♦ • • о VIII. Фехтованіе .... • • Начало • • IX. Гимнастика.... Начало • •
121 — Л. И И, -А- Приложеніе III. ло разнымъ отдѣламъ при 4*хъ мѣсячномъ срокѣ обученія. д ѣ л И. VII. VIII. IX. X. XI. XII. XIII. XIV. хг. XVI. • • • Стрѣль- ба дро- бянками . • Въ пол- номъ сна- ряженіи. • • • • * • • • Съ ружь- емъ. ♦ • Въ мол- комъ сиа- ряжевіи. ♦ • • » Начало Съ ружь- емъ. • Въ пол- номъ сна- ряженіи. • в • • Начало • Въ пол- номъ сна- ряженія. • • • Начало Нанесеніе сальныхъ мѣткихъ ударовъ. •
— 122 — начальныхъ сроковъ обученія молодыхъ солдатъ въ пѣхотѣ по раз На ЗВАНІЕ ОТДѢЛОВЪ. | II Е 1 I. II. I. II. Молитвы, присяга, знамя, имена особъ Императорской фамиліи, имена началь- никовъ, названіе частей и проч. . Воинская дисциплина Начало. Начало. ♦ III. Порядокъ внутренней службы . . . Начало. • IV. Гарнизонная и сторожевая службы. . Начало. V. Наградъ і по службѣ и довольствіе. . • • VI. Подготовка къ стрѣльбѣ Выдача ружья; Начало за- VII. Строе- Практическое обученіе отда- нію чести Стойка, повороты, осажива- ніе н примыканіе .... Маршировка апряжавіе. Начало. пятій ярпіото- аптелыітш ун- ражиснідыи. Начало. Начало. VIII. вое об- разова- ніе. Фехтова Бѣгъ Ружейные пріемы. . . . Шереножное и взводное уче- нія Разсыпной строй .... віе • • • IX. Гимнастика Начало. • •
123 ЛИЦА Приложеніе IV. нымъ отдѣламъ при ускоренномъ 2-хъ мѣсячномъ срокѣ обученія. д ѣ л И. 1 III. іѵ._ у. _ѴІ. VII. VIII. • • • • • • • • Начало. • • • • Стрѣльба дроОпмкаин. Стрѣльба бое- выя ппатронами • « Съ руяисмъ. • • • Въ полномъ снаряженіи. Почало. • Съ ружьемъ. • Въ полномъ снаряженіи. • • Почало. Почало. Въ полномъ снаряженіи. • • • • Начало. • ♦ • • Начало. • Нанесеніе сильныхъ в мѣткахъ ударовъ. •
— 124 — Нѣтъ сомнѣнія, что положеніе выше приведенное зна- чительно полнѣе положенія 1876 года. Въ немъ сдѣ- ланъ весьма серьезный шагъ въ смыслѣ привлеченія рот- ныхъ командировъ къ занятіямъ съ молодыми солдатами. Такъ, по мимо общаго руководства занятіями въ ротахъ и отвѣтственности за успѣхъ этихъ занятій, ротные ко- мандиры отнынѣ обязуются лично вести обученіе мо- лодыхъ солдатъ по всѣмъ предметамъ, имѣющимъ воспи- тательное значеніе; къ предметамъ этимъ отнесены: уяс- неніе значенія присяги и долга службы, воинская ди- сциплина, порядокъ внутренней службы, гарнизонная и сторожевая служба. Вмѣстѣ съ тѣмъ развить нѣсколько подробнѣе, чѣмъ прежде, «перечень», хотя желательно, чтобы таковой былъ замѣненъ болѣе подробной «програ- мой». Что касается таблицъ, относящихся до начальныхъ сроковъ обученія разнымъ предметамъ, то таковыя со- ставлены на тѣхъ же основаніяхъ, какъ и въ положеніи 1876 года. Относительная оцѣнка важности предметовъ обученія, по ихъ значенію и трудности изученія, тоже не введена въ новое положеніе. Нужно полагать, что это весьма важное указаніе, устанавливающее одинаковость воззрѣній на относительное значеніе разныхъ отдѣловъ солдатскаго образованія, будетъ преподано войскамъ стар- шими начальниками.
Глава V. О полевыхъ занятіяхъ вообще. Значеніе торжественной молитвы передъ постановкой молодыхъ солдатъ въ общій строй ротъ, для совмѣстныхъ занятій со старослужащими. Про- должительность полевыхъ занятій; подраздѣленіе пхъ на сборы частные и общіе. Распредѣленіе періода частнаго сбора для занятій—отдѣльно ротами, батальонами и полками. Значеніе инструкціи для полевыхъ занятій. Пута- ница во взглядахъ и разнообразіе въ требованіяхъ, по вопросамъ иногда первостепенной важности, какъ напримѣръ: о перебѣжкахъ при отступле- ніи; о перемѣшиваніи людей въ цѣпи; объ усиленіи и удлиненія цѣпи; о наступленіи п атакѣ; о примѣненіи цѣпи къ мѣстности; о сквозныхъ ата- кахъ; о номенклатурѣ практикуемыхъ ученій п маневровъ. Съ окончаніемъ одиночныхъ занятій, молодые солдаты становятся въ общій ранжиръ со старослужащими, для совмѣстныхъ съ ними полевыхъ занятій. Эта постановка, въ большинствѣ случаевъ, дѣлается какъ нѣчто самое обыкновенное, гдѣ нибудь па заднемъ дворѣ казармы, не всегда даже въ присутствіи ротнаго командира. Правда, самый процесъ ранжировки ничего особеннаго не пред- ставляетъ и далеко не такое сложное дѣло, которое нельзя было бы возложить на фельдфебеля. Но не въ такомъ видѣ представляется вопросъ о постановкѣ молодыхъ сол- датъ въ общій разсчетъ со старослужащими, если взгля- нуть на него нѣсколько глубже, чѣмъ на простую ран- жировку. Это, по нашему мнѣнію, многознаменательный актъ въ жизни молодаго солдата, ибо съ этого дня онъ становится старослужащимъ и на ряду съ нимъ будетъ исполнять всѣ требованія службы и нести обязанности, которыя выпадаютъ только на долю старослужащихъ. Съ душевнымъ трепетомъ и волненіемъ молодой солдатъ ожи- даетъ этого великаго для него дня, когда онъ удостоится
— 126 — чести стать въ общіе ряды со старослужащими и пере- станетъ именоваться «новичкомъ». Въ послѣдніе дни «одиночки» онъ начинаетъ сознавать свое исключитель- ное положеніе и всѣми помыслами своими живетъ, тру- дится и наслаждается на равнѣ со старослужащими, въ ожиданіи той минуты, когда все это осуществится иа дѣлѣ. Въ эти дни онъ чувствуетъ въ себѣ такую силу воли, такую энергію и крѣпость силъ, передъ которыми никакіе труды впереди не только не страшатъ его, но радуютъ, ибо въ нихъ онъ видитъ истинное свое при- званіе. Загляните въ его душу и вы увидите, что это такъ, а не иначе; вотъ почему, намъ кажется, слѣдо- вало бы и самый актъ постановки молодыхъ солдатъ въ общій строй со старослужащими обставить подобающей этому случаю торжественностію, дабы онъ былъ истин- нымъ праздникомъ, наслажденіемъ и пріятнымъ воспо- минаніемъ не только въ дальнѣйшей службѣ, но на всю его жизнь. Пусть на всегда запечатлѣется въ душѣ его этотъ памятный въ жизни его день; пусть онъ на дѣлѣ узритъ, какъ велика честь нести службу на ряду со старослужащими, службу за Вѣру, Царя и Оте- чество; но для этого необходимо, какъ сказано выше, такой день обставить тою торжественностію, которая говорила бы его уму и сердцу, что не только ему, молодому сол- дату, дорогъ и многознаменателенъ этотъ день, но дорогъ онъ и его будущимъ товарищамъ, и его начальству. Еще зимой ему говорили про знамя, говорили о тѣхъ по- честяхъ, которыя отдаются этой великой святынѣ всѣхъ воиновъ; теперь, вспоминая обовсемъ этомъ, онъ счелъ бы за величайшую честь, если бы когда либо на его долю выпало быть въ командѣ, сопровождающей знамя. Онъ его еще не видалъ, но уже благоговѣетъ передъ нимъ при мысли, что оно также свято ему, какъ свято напут- ственное благословеніе матери, съ христіанскимъ сми- реніемъ отпустившей его на вѣрное и честное служеніе за Вѣру, Царя и Отечество. Съ весьма понятнымъ внут- реннимъ волненіемъ и радостію, онъ ждетъ не дождется той минуты, когда знамя, это великое царское благосло-
— 127 — веніе, эта святыня, этотъ живой свидѣтель многихъ слав- ныхъ подвиговъ, какъ ему говорили, станетъ въ ряды, гдѣ онъ стоитъ, со всѣми подобающими ему почестями п впервые разовьется надъ нимъ, какъ надъ солдатомъ, умѣющимъ защитить его до послѣдней капли крови. Под- держать это святое чувство, укрѣпить въ людяхъ созна- ніе, что имъ ввѣряется охрана этой святыни, показать пмъ ее при торжественной обстановкѣ и на всегда запе- чатлѣть въ сердцахъ ихъ ту минуту, когда они изъ молодыхъ солдатъ дѣлаются старослужащими, можно толь- ко тогда, если этотъ день будетъ выдѣленъ изъ ряда обыкновенныхъ дней, если съ молитвой и добрымъ на- путственнымъ словомъ они будутъ призваны къ тому служенію, которое ихъ ожидаетъ въ будущемъ. День этотъ 1-го Мая. Намъ однажды только за всю службу нашу пришлось видѣть, что этотъ день прошелъ замѣченнымъ въ жизни полка и безспорно на всегда останется въ памяти и сердцѣ людей, по той торжественности, съ какою онъ былъ об- ставленъ для постановки людей въ общій разсчетъ со старослужащими, для совокупныхъ съ ними полевыхъ занятій. Дѣло было такъ: Еще наканунѣ былъ отданъ приказъ по полку такого содержанія, что завтра, 1-го Мая, по случаю окончанія одиночныхъ занятій съ молодыми солдатами и постановки ихъ въ общій строй ротъ, для полевыхъ занятій совмѣстно со старослужащими, назначается молебствіе и парадъ. Для чего полку, въ полной парадной формѣ, было предписано построиться на городской площади, имѣя молодыхъ сол- датъ особо впереди баталіоновъ. Для приноса знаменъ былъ назначенъ 1-й взводъ 1-й роты. Къ назначенному часу полкъ былъ на мѣстѣ. Тутъ же все было подготовлено для молебствія; полковой священ- никъ стоялъ нѣсколько въ сторонѣ, въ ожиданіи приноса знаменъ, когда долженъ былъ начаться молебенъ. Нако- нецъ, въ отдаленіи показались знамена. Раздалась команда полковаго командира «смирно», и войска отдали установлен- ную честь. Музыка заиграла полковой маршъ, а барабан-
— 128 — щики и горнисты—«походъ». Присутствовавшая публика обнажила головы. Распущенныя знамена, плавно развѣ- ваясь по вѣтру, стройно подавались впередъ и остано- вились по срединѣ площади у аналоя; взводъ сталъ на свое мѣсто, по знаку полковаго командира музыка смолкла, барабанный бой прекратился; войска взяли на плечо. Затѣмъ приказано было зайти по батальонно и стать покоемъ, а молодымъ солдатамъ подойти къ знаменамъ. Всѣ взяли ружья къ ногѣ. Обращаясь къ молодымъ солдатамъ, командиръ полка сказалъ рѣчь приблизительно такого содержанія: «сего- дня для васъ великій день, день, когда вы изъ молодыхъ солдатъ дѣлаетесь старослужащими, чтобы вмѣстѣ съ ними приступить къ занятіямъ въ полѣ. Да поможетъ вамъ Богъ въ этомъ новомъ дѣлѣ и да укрѣпитъ Онъ васъ въ честномъ служеніи за Вѣру, Царя и Отечество. Помните, что отъ нынѣ вамъ ввѣряется охрана этой святыни, этого знамени, которое какъ видите дается Государемъ каж- дому батальону. Хотя вы уже знаете, что такое знамя, но я напомню вамъ еще разъ объ этомъ, такъ какъ боль- ше про то говорить вамъ не будутъ. Какъ крестъ, или икона, изображая ликъ Спасителя, напоминаютъ Господа, Его жизнь, страданія и поученія Его къ народу и этимъ напоминаніемъ заставляетъ насъ вознестись умомъ и серд- цемъ къ Богу, заставляетъ насъ подумать о грѣхахъ и обязанностяхъ нашихъ къ Богу, давая намъ силу на добрую жизнь, такъ точно и знамя, изображая на себѣ кре- стомъ—Вѣру, гербомъ—Отечество, вензелемъ—Царя, сое- диняетъ все это на себѣ для напоминанія намъ нашего долга, нашей страшной клятвы—умереть за Вѣру, Царя и Отечество; Вѣра, Царь и Отечество этимъ знаменемъ какъ бы отдаютъ себя въ руки солдата, чтобы онъ за- щищалъ ихъ отъ врага. Это высокое довѣріе должно быть дороже жизни своей для солдата; солдатъ долженъ оправ- дать это довѣріе передъ знаменемъ, этимъ святымъ сви- дѣтелемъ Вѣры, Царя и Отечества и тѣхъ ближнихъ на- шихъ товарищей, которые положили подъ этимъ знаменемъ жизнь свою, защищая нашу дорогую родину. Знамя жи-
— 129 — вегъ 100 лѣтъ; оно побывало не въ одномъ бою, видало не одну смерть; подъ нимъ дружно собирались въ бой наши дѣды и отцы по службѣ и нещадили жизни своей, защи- щая его. Мы всѣ умремъ, а знамя долго будетъ жить и водитъ въ бой дѣтей и внуковъ нашихъ. Что же оно про насъ скажетъ! Предки наши по полку передали его намъ съ чистою совѣстію, съ чистымъ сердцемъ, мы также должны передать его потомкамъ». «Теперь понятно вамъ, почему знамя для насъ есть свя- тыня,—почему оставить знамя врагамъ—выше всякой вины передъ Государемъ и Отечествомъ. Каждый солдатъ, по примѣру дѣдовъ и отцовъ, долженъ или умереть при зна- мени, или защищать его, помня, что этимъ онъ защищаетъ Вѣру, самаго Царя, и само Отечество. Солдатъ нашъ всегда отчаянно защищалъ свои знамена, и случаевъ по- тери знамени почти небыло. Позоръ той части войска, ко- торая потеряетъ знамя. Солдаты той части распредѣляются по другимъ частямъ, и даже названіе этой части уничто- жается». «У всѣхъ народовъ есть свои знамена и всѣ такъ же думаютъ про нихъ, какъ и мы; врагъ также не отдастъ свое знамя, онъ также отчаянно бьется за него, почему пріобрѣтеніе непріятельскаго знамени составляетъ для сол- дата или войска величайшую честь и славу» (*). «Говорю вамъ объ этомъ для того, чтобы вы всегда памятовали, къ чему васъ обязываетъ служеніе подъ зна- менемъ. Теперь вознесемъ молитву нашу къ Богу, дабы даровалъ Онъ намъ силу, волю и разумъ къ познанію и усвоенію дѣла, къ которому приступимъ съ завтрашняго дня и безъ котораго невозможно славное служеніе Оте- честву на страхъ и погибель врагу». Послѣ этого раздалась команда: «на молитву, шапки долой». Началось молебствіе. Затѣмъ войска прошли цере- моніальнымъ маршемъ, причемъ молодые солдаты шли 0) Эта рѣчь о знамени, съ нѣкоторыми измѣненіями заимствуется изъ книги маіора Андреянова ,,Опытъ руководства для систематическаго обученія молодыхъ солдатъ въ пѣхотѣ“.
— 130 — особо впереди своихъ батальоновъ. По окончаніи парада были вызваны на средину полка ротные командиры, и имъ было объявлено, чтобы въ этотъ день занятій не произ- водить, а только заняться ранжировкой ротъ, включивъ въ общій составъ молодыхъ солдатъ. Ротныя же ученія начать съ завтрашняго дня. Для относа знаменъ были назначены всѣ молодые сол- даты, кои заблаговременно были разсчитаны на взводы, полувзводы и отдѣленія. Командованіе было поручено млад- шему штабъ-офицеру. Когда горнисты, барабанщики и му- зыканты заняли свое мѣсто, раздалась команда полковаго командира: «подъ знамена, слушай накраулъ». Музыка заиграла полковой маршъ, а барабанщики начали бить подъ знамена. Когда всѣ знамена, выйдя изъ фронта, за- няли опредѣленное имъ мѣсто, музыка моментально за- молкла по знаку полковаго командира, а войска взяли на плечо. Снова раздалась команда, но уже для однихъ моло- дыхъ солдатъ и они стройно, подъ звуки музыки, прошли черезъ площадь въ городъ, съ гордостію сопровождая свою святыню къ мѣсту стоянки знаменъ. Остальныя войска были отпущены прямо въ казармы, кратчайшимъ путемъ. Вотъ какъ былъ ознаменованъ день окончанія одиночныхъ занятій молодыхъ солдатъ и постановка ихъ въ строй для совмѣстныхъ въ полѣ занятій со старослужащими. Мы искренно вѣримъ, что подобное торжество, въ коемъ впер- вые участвуетъ молодой солдатъ, навсегда запечатлѣется въ его умѣ и сердцѣ. Но этого мало: онъ впервые узритъ ту святыню, во имя которой, жребіемъ Божіимъ, онъ при- званъ сужитъ вѣрою и правдою; онъ увѣруетъ всѣмъ сво- имъ сознаніемъ, что это именно святыня на дѣлѣ, а не съ однѣхъ лишт> словъ ротнаго командира, которыя какъ бы глубоко ни западали въ душу солдата, реальнаго, ося- зательнаго представленія ему объ этой святынѣ не даютъ; а тутъ онъ не можетъ не убѣдиться въ справедливости этихъ словъ, видя воздаваемыя знаменамъ почести; молитва, напутствующая его на дальнѣйшее честное и разумное служеніе въ рядахъ со старослужащими, укрѣпитъ его въ сознаніи лежащаго на немъ долга, дастъ ему силу, любовь
— 131 — и охоту къ дальнѣйшему усвоенію и упроченію того дѣла, которое его ожидаетъ, съ началомъ лѣтнихъ занятій. Нужно ли говоритъ, что въ такомъ случаѣ молитва освятитъ пред- стоящій трудъ и дастъ молящимся надежду, что и они сослужатъ службу свою вѣрою и правдою, и безропотно осилятъ все, чтобы отъ нихъ не потребовалось. Нужно ли говорить, что человѣкъ вполнѣ религіозный, какимъ всегда былъ, есть и будетъ нашъ простолюдинъ, безъ молитвы не приступаетъ ни къ одному сколько нибудь важному для него дѣлу, вѣруя, что тогда и работа пойдетъ лучше и труды не пропадутъ даромъ. Если все это такъ, въ чемъ конечно иеможеть быть сомнѣнія, то вся торжественная обстановка 1-го Мая, только что описанная выше, безспорно должна была оставить въ людяхъ неизгладимое впечатлѣ- ніе на всю ихъ дальнѣйшую службу и глубоко повліять на ихъ религіозное чувство и въ высшей мѣрѣ воспріим- чивую натуру. И такъ постановка молодыхъ солдатъ въ строй для сов- мѣстныхъ занятій со старослужащими, по существующимъ у насъ правиламъ, должна производиться 1-го Мая. Съ этого дня начинаются въ войскахъ полевыя занятія, ко- торыя ведутся, въ зависимости отъ климатическихъ усло- вій войсковыхъ лѣтнихъ стоянокъ, до 1-го или 15-го Сен- тября. Такимъ образомъ, Май, Іюнь, Іюль и Августъ по- чти повсемѣстно посвящены полевымъ занятіямъ войскъ, но распредѣленіе этого времени меледу различными войсковыми единицами и самая послѣдовательность занятій не под- чиняются никакимъ обязательнымъ правиламъ. Между тѣмъ, установленіе въ этомъ отношеніи должнаго однообразія было бы весьма полезно, ибо навсегда бы упрочило въ войскахъ увѣренность, что разъ установленныя правила не нарушались бы никакими побочными мотивами или соображеніями, что безспорно всегда оказываетъ вредное влія- ніе на успѣхъ полевыхъ занятій. Такъ случается, что въ предвидѣніи какого нибудь смотра, ротныя, батальонныя и полковыя ученія почти забрасываются, и вниманіе пе- реносится на репетиціи смотра и церемоніальный маршъ. Сплошь и рядомъ приходится наталкиваться и на то, что
— 132 — въ одномъ мѣстѣ, напр., на ротныя занятія предостав- ляется двѣ недѣли, въ другомъ—четыре, въ третьемъ— шесть недѣль; тоже самое разнообразіе въ распредѣленіи времени замѣчается и относительно занятій батальонныхъ и полковыхъ. Въ устраненіе всего этого, было бы жела- тельно установленіе нормальнаго распредѣленія времени, которое, будучи предоставлено въ распоряженіе соотвѣт- ственныхъ начальниковъ, дѣлало бы ихъ нетолько пол- ными хозяевами въ указанный имъ періодъ занятій, но и лицами вполнѣ отвѣтственными за успѣшное обученіе под- вѣдомственныхъ имъ частей всѣмъ отдѣламъ полевыхъ занятій. Выскажемъ нашъ взглядъ на этотъ предметъ въ болѣе точной и опредѣленной формѣ. Извѣстно, что въ 4-хъ мѣ- сячный лѣтній періодъ времени, т. е. отъ 1 Мая до 1 Сентября, полевыя занятія, по цѣли своей, подраздѣляются на два періода: въ первомъ—каждый родъ оружія особо преслѣдуетъ свои спеціальныя цѣли, стремясь на первыхъ порахъ къ сплоченію частей, быстрому и отчетливому ис- полненію всѣхъ уставныхъ построеній и къ привитію вой- скамъ тактическихъ снаровокъ для успѣшнаго дѣйствія противъ непріятеля,—это періодъ частныхъ или точнѣе спеціальныхъ сборовъ; во второмъ—всѣ три рода оружія обучаются совмѣстнымъ дѣйствіямъ,—это періодъ общихъ сборовъ. Продолжительность каждаго изъ этихъ сборовъ, нынѣ, почти повсемѣстно, безъ значительныхъ отступле- ній, опредѣляется съ достаточной точностію: частные сборы обыкновенно продолжаются до 1 Августа, т. е. въ тече- ніи 3 мѣсяцевъ, а общіе — отъ і Августа до 1 или 15 Сентября, въ зависимости отъ климатическихъ условій, о чемъ своевременно сообщается главнымъ штабомъ войскамъ, особыми росписаніями. Но по нашему убѣжденію такого общаго указанія далеко недостаточно: выше намѣчено къ какимъ послѣдствіямъ иногда приводитъ эта неопредѣлен- ность, и высказаны желанія для устраненія подобныхъ неудобствъ. Чтобы установить, на болѣе или менѣе раціональныхъ основаніяхъ, нормальное распредѣленіе 3-хъ мѣсячнаго
- 133 — періода частныхъ сборовъ пѣхоты для каждой изъ основ- ныхъ единицъ, т. е. особо для занятій ротныхъ, баталь- онныхъ и полковыхъ, необходимо взглянуть, въ какой мѣрѣ занятія единицъ низшаго порядка содѣйствуютъ даль- нѣйшимъ занятіямъ въ составѣ болѣе крупныхъ частей. Не подлежитъ сомнѣнію тотъ фактъ, что всѣ виды упомя- нутыхъ занятій должны быть безусловно пройдены: никто не станетъ сводить батальона ранѣе ротныхъ занятій, равно какъ производить полковыя ученія, помимо ротныхъ или батальонныхъ: тутъ одно изъ другаго вытекаетъ, одно другое дополняетъ, и вліяетъ на успѣшность дальнѣйшихъ занятій. Если и бываютъ иногда уклоненія отъ этого нор- мальнаго порядка вещей, то лишь временно, ибо тотчасъ же убѣждаются, что избранный путь ложенъ и успѣхъ въ за- нятіяхъ немыслимъ. Тутъ является вопросъ другой важ- ности: какое дать распредѣленіе занятіямъ, чтобы, напр., перейдя къ упражненіямъ батальонами, не приходилось бы останавливаться на мелочахъ, или такого рода предметахъ, кои должны быть пройдены раньше, въ періодъ ротныхъ занятій. Этотъ вопросъ если и пе спорный, то, по различ- нымъ обстоятельствамъ, въ большинствѣ случаевъ, не всегда раціонально разрѣшаемый на практикѣ. Само собою понят- но, что каждый изъ упомянутыхъ періодовъ занятій дол- женъ быть тѣмъ продолжительнѣе, чѣмъ серьезнѣе значеніе его въ общей системѣ занятій, чѣмъ вліяніе его осязатель- нѣе при дальнѣйшемъ обученіи единицъ высшаго порядка, чѣмъ самыя занятія разнообразнѣе, и требуютъ копотли- ваго, мелочнаго вниманія обучающаго, чуть ли не въ от- ношеніи каждаго отдѣльно взятаго индивидуума. На этомъ основаніи, вслѣдъ за одиночными занятіями, къ которымъ относятся шереножныя и взводныя ученія, наиболѣе важ- нымъ является сплоченіе роты и ея спеціально-полевое обученіе. При основательной и неторопливой подготовкѣ ротя, какъ основныхъ единицъ входящихъ въ составъ вся- каго болѣе крупнаго воинскаго организма, само собою, дальнѣйшія занятія, въ составѣ батальоновъ и полковъ, не представятъ никакихъ серьезныхъ затрудненій и будутъ съ успѣхомъ пройдены въ относительно короткій срокъ.
— 134 — И въ самомъ дѣлѣ: если рота хороша, если всѣ, начиная отъ рядовыхъ и кончая офицерами, знаютъ свое дѣло, если никакая случайность не поставитъ ихъ въ тупикъ и каж- дый въ предѣлахъ предоставленной ему иниціативы дѣй- ствуетъ основательно и разумно, то нѣтъ основанія пред- полагать, чтобы роты этп, при сводкѣ ихъ въ батальоны пришлось бы переучивать. Нѣтъ также надобности повто- рять то, что уже усвоено каждой ротой въ отдѣльности, а лишь только остается свести ихъ и указать взаимно- дѣйствіе къ достиженію цѣли, поставленной батальоннымъ командиромъ. Само собою, на это потребуется не много труда и значительно менѣе времени, чѣмъ па сводку и обученіе ротъ. Тоже самое можно сказать и относительно совокупныхъ запятій нѣсколькихъ батальоновъ: имѣя впол- нѣ подготовленныя роты какъ въ одиночку, такъ и прі- ученныя къ маневрированію и поддержанію другъ друга при совокупномъ дѣйствіи нѣсколькихъ рота, полевыя упражненія полка, или нѣсколькихъ батальоновъ, упроща- ются па столько, что потребуется лишь незначительное число ученій для показанія батальоннымъ командиромъ средствъ къ достиженію общей цѣли, поставленной коман- диромъ полка. Изъ сказаннаго можно прійти къ тому заключенію, что наибольшее время слѣдуетъ удѣлять па ротныя занятія и отнюдь не переходить къ занятіямъ батальоннымъ, пока не будетъ полной увѣренности, что азбука, дѣла усвоена ротой вполнѣ основательно. Въ этомъ отношеніи рота явля- етъ изъ себя основаніе, фундаментъ, на которомъ зиждется все зданіе воинскаго организма: плохъ фундаментъ—зда- ніе непрочно и ненадежно, хотя по внѣшнему виду оно будетъ казаться хорошимъ, а по отдѣлкѣ бросающихся въ глаза деталей—и образцовымъ; фундаментъ крѣпокъ—все зданіе будетъ прочно, надежно и непоколебимо, хотя по- казная сторона его можетъ казаться не всегда безукориз- ненно привлекательной. Значительно меньшій періодъ вре- мени можетъ быть посвященъ занятіямъ батальона, но и въ этомъ случаѣ излишняя поспѣшность и форсировка не должны быть допускаемы, чтобы пробѣлы въ тактическомъ
— 135 — образованіи не оказали вреднаго вліянія на успѣшный ходъ занятій въ составѣ полка. При такомъ условіи становится понятнымъ, что полевыя упражненія полками должны тре- бовать времени относительно меньше, чѣмъ таковаго мо- жетъ требоваться на сводку и обученіе батальоновъ. Принимая во вниманіе совокупность всего вышеизло- женнаго, нельзя не признать, что нормальное распредѣ- леніе 3-хъ мѣсячнаго періода частныхъ сборовъ, должно выразиться приблизительно такъ: На ротныя занятія . . 6 недѣль. На батальонныя занятія 4 недѣли. На полковыя занятія . 2 недѣли. Итого . .12 недѣль, или 3 мѣсяца. Такого рода подраздѣленіе было принято въ войскахъ Виленскаго военнаго округа, причемъ, какъ намъ извѣст- но, оказалось раціональнымъ и на дѣлѣ практичнымъ. Мы неусматриваемъ никакихъ достаточныхъ основаній, почему эта норма не можетъ быть принята, если не въ отношеніи всѣхъ войскъ, то по крайней мѣрѣ относительно тѣхъ частей, кои по климатическимъ условіямъ могутъ пользоваться 3-хъ мѣсячнымъ періодомъ частныхъ сборовъ. Покончивъ съ этимъ вопросомъ, на очередь является вопросъ о тѣхъ руководящихъ основаніяхъ, коими опре- дѣляется характеръ, объемъ и послѣдовательность поле- выхъ занятій въ періодъ частныхъ сборовъ. Единствен- ными руководящими указаніями въ этомъ смыслѣ до на- стоящаго времени были воинскіе уставы, если не счи- тать изданныхъ въ 1879 году (пр. по в. в. № 154) вре- менныхъ правилъ для обученія роты и батальона разсып- ному строю. Такъ, II часть устава, изд. 1874 года, обни- маетъ собою—ротное ученіе; III часть, изд. 1875 го да— батальонное ученіе и IV часть, изд. 1872 года, ученіе нѣ- сколькихъ батальоновъ,-безъ артиллеріи. Не станемъ оста- навливаться на томъ, въ какой мѣрѣ эти уставы удов- летворяютъ современнымъ требованіямъ военнаго дѣла: много объ этомъ было говорено и писано своевременно въ нашей періодической военной печати, много было и поле-
— 136 — мическихъ пререканій, по поводу этого вопроса. При всей важности раціональной постановки уставныхъ требованій, уставъ не исчерпываетъ собой того, что можетъ и должно быть преподано войскамъ для тактическаго ихъ образова- нія. Въ этомъ отношеніи, по нашему мнѣнію, должна быть выработана особая инструкція, въ силу которой тактиче- ское образованіе должно вестись неуклонно во всѣхъ вой- скахъ, чтобы поставить армію на высоту современныхъ требованій военнаго искусства. Отсутствіе до послѣднихъ дней подобнаго рода инструкціи—съ одной стороны, и не- соотвѣтствіе устава указаніямъ опыта послѣднихъ войнъ— съ другой стороны, лишили полевыя занятія не только должной устойчивости и однообразія, но вызвали въ прак- тической жизни приложеніе такого рода теорій, кои, при многихъ неоспоримыхъ достоинствахъ и популярности ихъ авторовъ, подчинили тактическое образованіе войскъ лич- нымъ взглядамъ и воззрѣніямъ частныхъ начальниковъ. Въ то время, о которомъ идетъ рѣчь, при неустановив- шихся въ военной литературѣ взглядахъ на военное ис- кусство, младшіе начальники, какъ то: ротные и батальон- ные командиры, воодушевляемые желаніемъ работать на пользу подвѣдомственныхъ имъ частей, по личному своему усмотрѣнію, примѣняли на практикѣ теоретическіе выводы наиболѣе выдающихся военныхъ писателей: Шерфа, Бо- гуславскаго, Рюстова, Драгомирова и пр. Намъ не разъ до- водилось выслушивать сѣтованія начальниковъ отдѣльныхъ частей на это невыносимое для нихъ положеніе. И въ са- момъ дѣлѣ, какъ поступить, когда напр. одинъ ротный командиръ придерживается одного, другой—другого, тре- тій—третьяго и т. д. Конечно, можно воспретить такое самопроизвольное примѣненіе на дѣлѣ теорій разныхъ пи- сателей, но тогда возникаетъ вопросъ, что же взамѣнъ этого имъ предложить? Если онъ сторонникъ, положимъ Драгомирова, то конечно могъ бы предложить держаться тѣхъ пріемовъ, кои проведены въ литературѣ этимъ писа- телемъ. Но почему, въ самомъ дѣлѣ, я предложу имъ Дра- гомирова, а не кого нибудь другого, спрашиваетъ онъ са- мого себя? Имѣю ли я право навязывать имъ то или дру-
— 137 — гое лицо и не будетъ ли это навязываніе съ моей стороны произволомъ? Могу ли я быть увѣренъ, что меня не спро- сятъ, почему я предлагаю именно этого автора, а не дру- гого, и могу ли я отвѣчать за правильность моего распо- ряженія? Вотъ мысли, которыя волновали одного извѣст- наго мнѣ, искренно преданнаго дѣлу обученія войскъ, служаку, который въ концѣ концовъ рѣшилъ «махнуть на все рукой и предоставить все своему теченію». Поло- женіе, дѣйствительно, если не безвыходное, то весьма тя- желое. Такъ дѣло велось до настоящихъ дней; измѣнится ли этотъ взглядъ въ будущемъ, въ виду изданныхъ нынѣ новыхъ уставовъ и инструкціи для лѣтнихъ занятій войскъ, покажетъ время. Указанный выше ненормальный порядокъ занятій вы- звалъ на свѣтъ Божій такую массу пререканій относи- тельно того, что дѣлать и что не дѣлать, а равно такъ перепуталъ понятія о предметахъ нѣкогда считавшихся установившимися, что нынѣ не только не знаешь, что признается полезнымъ и что безполезнымъ, но даже не- доумѣваешь въ опредѣленіи хотя бы такого простаго во- проса какъ напр., что такое атака и что такое наступле- ніе. Въ подтвержденіе этихъ словъ приведемъ нѣкоторыя указанія по вопросамъ наиболѣе спорнымъ. О перебѣжкахъ при отступленіи. Согласно ч. I устава о строевой пѣхотной службѣ, изд. 1870 года, при отсту- пленіи съ пальбой, порядокъ отбѣганія назадъ п примѣ- ненія къ мѣстности былъ тотъ же, что и при наступле- ніи, т. е. отдѣльные стрѣлки перебѣгали отъ закрытія къ закрытію и останавливались за ними для открытія огня. Перебѣжки допускались отъ 25 до 50 шаговъ «жи- вымъ, смѣлымъ бѣгомъ, отнюдь пе нагибаясь». Но лишь только перебѣжки отдѣльныхъ стрѣлковъ были замѣнены перебѣжками цѣлыхъ частей цѣпи, какъ всплылъ вопросъ о нецѣлесообразности перебѣжекъ при отступленіи. Мнѣ- нія, какъ нужно было ожидать, раздѣлились: одни при- знавали эти перебѣжки полезными, другіе не только без- полезными, но и вредными; въ зависимости отъ взгляда— въ одной части онѣ примѣнялись, въ другой—строжайше
— 138 — преслѣдовались. На долго у меня останется въ памяти предложенный однажды вопросъ по этому поводу, когда, будучи въ распоряженіи у одного высоко поставленнаго начальника, мы присутствовали на ученіи пѣхоты. «Ска- жите, пожалуйста, генералъ какъ требуетъ, чтобы цѣпь при отступленіи перебѣгала, или отходила шагомъ?» Къ счастію мнѣ было извѣстно требованіе генерала, которое я не считалъ нужнымъ скрывать; пѣхота ловко и ис- кусно примѣнилась къ этому требованію, исполнивъ стройное отступленіе перебѣжками, хотя раньше всегда отходила шагомъ. Тутъ кстати замѣтить, что въ то время вопросъ о перебѣжкахъ при отступленіи былъ уже раз- рѣшенъ именно въ утвердительномъ смыслѣ, изданными въ 1879 году временными правилами для обученія роты и батальона разсыпному строю. Приведемъ мнѣнія нѣкоторыхъ выдающихся писателей по этому предмету. Бюжо говоритъ, что иногда обстоятельства принуждаютъ отступать бѣгомъ, чтобы скорѣе уйти изъ подъ ударовъ своихъ противниковъ; въ извѣстныхъ случаяхъ это со- ставляетъ единственное средство для избѣжанія совершен- наго истребленія. Сколько бывало случаевъ, что войска погибали именно ради медленнаго, хладнокровнаго, ложно называемаго методическимъ, отступленія. Метода заклю- чается въ томъ, чтобы исчерпать всѣ средства для до- стиженія извѣстной цѣли. Вся цѣль здѣсь заключается въ томъ, чтобы при отступленіи скорѣе уйти отъ не- пріятеля, такъ какъ обстоятельства не позволяютъ болѣе вести съ нимъ бой, а не въ томъ, чтобы изъ ложно по- нимаемаго чувства чести вдаваться въ бой, могущій повести къ совершенной гибели и изъ котораго затѣмъ нельзя будетъ выйти. По этому, говоритъ Бюжо, мы бу- демъ учиться методическому, хотя можетъ быть и безпо- рядочному бпяству, съ тѣмъ, чтобы собираться и устраи- ваться вновь со всевозможною поспѣшностію. Далѣе, Бюжо приводитъ примѣръ подобнаго отступленія, взятый изъ жизни одного изъ лучшихъ генераловъ того времени. При отступленіи маршала Массены изъ Португа-
— 139 — ліи, маршалу Нею поручено было остановить англичанъ, чтобы дать время обозамъ пройти черезъ тѣснину; онъ выполнилъ это назначеніе съ обычной ему отвагой; но англичане все болѣе и болѣе усиливались, и далѣе удер- живать позицію стало не возможнымъ. При отступленіи предстояло спуститься въ узкую долину и подняться на близь лежащій хребетъ; во время этого перехода пришлось бы подвергаться огню непріятеля, который не преминулъ бы запять оставленную позицію. Маршалъ разсудилъ, что при медленномъ отступленіи придется понести большія потери; онъ приказалъ знаменамъ и жалонерамъ, по указанію офи- церовъ генеральнаго штаба, быстро занять новую линію на противоположномъ хребтѣ, и вслѣдъ за тѣмъ пустилъ батальоны бѣгомъ занять новую позицію, что было испол- нено какъ бы по волшебству; безъ этой предосторожности много бы потеряли людей и, пожалуй, кончили бы бѣг- ствомъ; понятно, что подобный маневръ невозможенъ въ виду непріятельской кавалеріи; въ этомъ случаѣ необходимо ускорять шагъ, сохраняя внушительный порядокъ. Де-Линь говоритъ: единственное средство, которое на- хожу практичнымъ при условіи превосходства надъ не- пріятелемъ въ подвижности, послѣ того, какъ нещадя себя, войска были введены всѣ до послѣдняго человѣка, заключается въ отсылкѣ всѣхъ пе потерянныхъ знаменъ для занятія позиціи въ разстояніи четверти лье позади, и затѣмъ въ приказаніи остаткамъ арміи бѣжать къ нимъ со всѣхъ ногъ, собраться тамъ, двинуться въ атаку на побѣдителя, наступающаго въ безпорядкѣ, и если неудасться вырвать изъ рукъ его побѣду, то по крайней мѣрѣ вы отнимете у него охоту васъ преслѣдовать, озадачивъ его неожиданностію подобнаго образа дѣйствій. Теперь взглянемъ, какъ отзываются объ этомъ предме- тѣ наши современники и признаютъ ли они перебѣжки назадъ полезными при настоящихъ условіяхъ веденія боя, радикально измѣнившагося противу прежняго вслѣдствіе усовершенствованія техники огнестрѣльнаго оружія. Генералъ Вехмаръ признаетъ означенныя перебѣжки необходимыми. Для того, чтобы отступательный бой не
— 140 — превратился въ постыдное бѣгство, говоритъ онъ, по на- стоящее время было принято за правило—отступать ша- гомъ. Правило это нынѣ уже непримѣнимо, если только противникъ не находится на дальнемъ разстояніи, а по- тому имъ рекомендуются перебѣжки назадъ. Онъ гово- ритъ, что если войска обучены систематично подобному отступленію, то оно гораздо слабѣе повліяетъ на мораль- ное состояніе войскъ, чѣмъ отступленіе шагомъ, при чемъ люди, вслѣдствіе громадныхъ потерь, начинаютъ всегда сами, безъ приказанія, ускорять шагъ, переходящій по- степенно въ безпорядочное бѣгство. Среди нашихъ писателей больше всѣхъ говорилъ и писалъ объ этомъ предметѣ генералъ Драго мировъ. Теперь, говоритъ онъ (*), порядокъ наступленія и отступленія цѣпи участками, а не одиночными людьми, утвердился почти вездѣ; но относительно того, какъ отступать—ша- гомъ или бѣгомъ—господствуетъ порядочная разноголосица. Есть, напр., мнѣнія будто перебѣжекъ допускать при от- ступленіи нельзя; будто это можетъ имѣть вредное вліяніе на цѣпь, которая, пожалуй, вся побѣжитъ, когда при- казано отбѣгать только одной ея части; будто даже сом- кнутыя части, увидѣвъ, какъ отбѣгаютъ участки цѣпи, сами побѣгутъ. Разсуждающіе подобнымъ образомъ просто не отдаютъ себѣ отчета въ томъ, когда именно возможно правильное отступленіе цѣпью: подъ натискомъ ли про- тивника, или не подъ натискомъ? Ясно, что отступать правильными перебѣжками возможно только въ послѣд- немъ случаѣ; ибо первый-, т. е. натискъ, предполагаетъ уже атаку противника, нашу контръ-атаку, т. е. под- деряску цѣпи ротами боевой линіи, и затѣмъ успѣхъ или неудачу, для каковой минуты правилъ, какъ двигаться, дать нельзя. Однимъ словомъ, правильное отступленіе цѣпи возможно только тогда, когда отступаетъ и весь отрядъ, т. е. когда мы на нѣкоторое время рѣшили не увязы- ваться въ бой, и держимъ противника на почтительномъ отъ себя разстояніи. Изъ этого ясно, что если мы будемъ (”) Военный Сборникъ 1876 г. ДО 9.
— 141 — отступать шагомъ, между тѣмъ, какъ противникъ насту- паетъ бѣгомъ, то онъ насъ нагонитъ, и что, задавшись въ умѣ цѣлью уклониться отъ боя, мы па дѣлѣ будемъ поступать такъ, какъ будто желаемъ обратнаго, т. е. увязаться въ бой. Для примѣра возьмемъ такой случай: мы отступаемъ передъ непріятелемъ, цѣпь котораго на- ходится огь нашей въ 1000 шагахъ. Такъ какъ онъ на- ступаетъ бѣгомъ, т. е. со скоростію 115 шаговъ, то выйдетъ, что непріятель насъ нагонитъ, сдѣлавъ 2920 шаговъ, или черезъ 17 безъ малаго минутъ ходу. Оста- новокъ на позиціи считать нечего, такъ какъ онѣ оди- наково замедлятъ столько же его, сколько и наше дви- женіе. Слѣдовательно, перебѣжки при отступленіи допу- скать необходимо. Но какъ же быть съ нравственнымъ вредомъ ихъ? Дѣло въ томъ, его нѣтъ, и предположеніе его возможности есть одинъ изъ тѣхъ миражей, которые человѣкъ такъ легко себѣ творитъ, если подчиняется пер- вому впечатлѣнію, а не вдумывается въ дѣло. Во первыхъ, если въ разъ отступаетъ не болѣе какъ четверть цѣпи, подъ прикрытіемъ остальныхъ трехъ четвертей, остаю- щихся на старой позиціи и стрѣляющихъ, странно опа- саться, чтобы эта четверть обратилась въ бѣгство; стран- но думать также, чтобы цѣпь, находящаяся не подъ натискомъ и пріученная отступать по частямъ и пере- бѣжками въ мирное время, тоже побѣжала бы за этою четвертью. Дѣлать подобныя предположенія и останавли- ваться на нихъ, какъ на чемъ то серьезномъ и весьма вѣроятномъ,—значитъ прямо забывать, что цѣпью же управляютъ; и что прежде чѣмъ отступать, отдается по цѣпи приказаніе на счетъ порядка отступленія. Во вто- рыхъ, бояться, чтобы и роты боевой линіи не приняли этихъ перебѣжекъ за сигналъ къ общему бѣгству, зна- читъ имѣть уже слишкомъ живое воображеніе; вѣдь цѣпь находится отъ ротъ обыкновенно не ближе 300 шаговъ и перебѣжки дѣлаются не разомъ, а участками, и не далѣе какъ шаговъ 75—100 въ разъ. Да, наконецъ, для ротъ это отбѣганіе уже будетъ не новость, если въ мир- ное время иначе отступленія цѣпью дѣлать не будутъ.
— 142 — Теперь вѣдь принятъ пріемъ, въ этомъ смыслѣ гораздо болѣе опасный, именно очищеніе фронта по сигналу «сом- кнутый строй стрѣлять», причемъ стрѣлки не отбѣгаютъ вдали по частямъ, но стремглавъ, и всѣ разомъ броса- ются на строй съ разстоянія не болѣе 100 шаговъ; и никому не приходитъ въ голову, что это можетъ подать поводъ къ общему бѣгству; а случай весьма возможный. И такъ, заканчиваетъ генералъ Драгомировъ, перебѣжки при отступленіи не то, что молено, а необходимо допу- стить, и нравственнаго вреда отъ этого никакого про- изойти не можетъ. Выше упомянуто, что временными правилами для обу- ченія роты и батальона разсыпному строю, перебѣжки при отступленіи были допущены. Нынѣ же, на основаніи § 261 новаго устава отступленіе предписывается произво- дить шагомъ. О перемѣшиваніи людей въ цѣпи. § 234, ч. I устава о строевой пѣхотной службѣ гласитъ: «часть, вызванная для усиленія цѣпи, слѣдуетъ фронтомъ по кратчайшему направленію къ цѣпи, или той ея части, которую будетъ приказано усилить. Подходя къ цѣпи, шагахъ во 100 отъ ея линіи, часть эта разсыпается и вступаетъ въ ли- нію прежней цѣпи, въ интервалы между звеньями старой цѣпи, или, если по мѣстнымъ условіямъ удобнѣе, то рас- полагается вмѣстѣ съ ними». Ясно, что тутъ нѣтъ и намека о не допускѣ перемѣшиванія людей въ цѣпи, что въ дѣйствительности въ бою и неизбѣжно. Между тѣмъ, неизвѣстно откуда, и въ силу какихъ распоряженій, усмотрѣвъ будто бы вредъ отъ таковаго перемѣшиванія, въ войскахъ стали примѣняться такого рода пріемы, которые, лишая стрѣлковъ свободнаго выбора мѣста въ цѣпи, не предоставляютъ ему ни удобствъ для стрѣльбы, ни укры- тій отъ огня противника, и все это для того, чтобы из- бѣжать перемѣшиванія. Говорятъ, что перемѣшиваніе вво- дитъ безъ нужды безпорядокъ въ цѣпи, что вслѣдствіе этого разсыпной строй, его движенія и всѣ дѣйствія, потеряютъ чистоту въ отдѣлкѣ и пріятную для глаза кар- тинность. Пожалуй, что это и вѣрно; но принимая во
— 143 — вниманіе, что въ бою невозможно этого избѣжать, каза- лось бы, слѣдовало въ мирное время налечь на этотъ вопросъ, а отнюдь не изобрѣтать пріемовъ, устраняющихъ перемѣшиваніе и годныхъ лишь на плацахъ, но не въ дѣйствительномъ дѣлѣ. По нашему мнѣнію, во сто кратъ лучше допустить организованный, оправдываемый боевой необходимостію безпорядокъ въ цѣпи, чѣмъ хотя бы « иде- альный порядокъ, но не пригодный для дгьла. Вѣдь было время, когда и на разсыпной строй смотрѣли, какъ на нѣчто безобразное, противное понятію о дисциплинѣ, какъ на страшнѣйшій безпорядокъ, какой только можно было допустить; но, будучи организованъ, этотъ безпорядокъ обратился въ порядокъ и теперь никому не колетъ глазъ и никто не станетъ доказывать вредъ отъ принятія раз- сыпнаго строя. На этомъ основаніи, мы думаемъ, было бы основательнѣе требовать самаго широкаго примѣненія перемѣшиванія людей въ цѣпи, дабы мирнымъ путемъ внѣдрить въ войскахъ то убѣжденіе, что избѣжать въ бою перемѣшиванія не возможно, и что, въ виду этого, каждый, къ какой бы онъ части ни принадлежалъ, дол- женъ повиноваться тому начальнику, на участокъ кото- раго онъ попалъ. Отсюда, естественно, необходимо устано- вить правиломъ, что всякій начальникъ въ цѣпи есть не только командиръ извѣстныхъ людей, но еще прежде— извѣстнаго участка позиціи. У насъ случайно подъ рукой одинъ изъ №№ «Русскаго Инвалида», который знакомитъ своихъ читателей съ со- держаніемъ весьма интересной статьи, по разсматриваемому нами вопросу. Авторъ этой статьи, австрійскій офицеръ, указываетъ на средства къ устраненію смѣшенія частей, и вотъ какъ высказываетъ свой взглядъ на этотъ весьма важный предметъ. Цѣль статьи, говоритъ авторъ, заклю- чается въ томъ, чтобы, во первыхъ, указать главныя при- чины смѣшенія частей, и во вторыхъ—принявъ, что смѣ- шеніе неизбѣжно происходитъ при продолжительной борьбѣ, выяснитъ наилучшій способъ дѣйствій смѣшанныхъ частей. При разборѣ перваго вопроса, онъ ставитъ непремѣн- нымъ условіемъ, чтобы сохраненіе тактической связи
— 144 — частей не было въ ущербъ боевымъ требованіямъ. Въ ряду обстоятельствъ, вліяющихъ иа смѣшеніе частей, ука- зываются слѣдующія: 1) Соотвѣтствующее распредѣленіе силъ во время по- ходнаго движенія, предшествующаго бою: авангарду при встрѣчѣ съ противникомъ, въ большинствѣ случаевъ, при- дется занимать довольно растянутую позицію, чтобы при- крыть собою развертываніе главныхъ силъ; понятно, что по этому авангардъ весьма скоро прійдется подкрѣпить головными частями колонны главныхъ силъ, почему въ головѣ этой колонны должны слѣдовать батальоны (роты), принадлежащіе къ тому же полку (батальону), какъ и авангардъ. Только при этомъ условіи, по мнѣнію автора статьи, можно избѣгнуть смѣшенія, въ самомъ началѣ боя, частей различныхъ полковъ (батальоновъ). По той же причинѣ онъ порицаетъ дробленіе одной какой нибудь части для образованія изъ нея, напр. авангарда и боковыхъ от- рядовъ; въ случаѣ столкновенія съ противникомъ, этой части уже не прійдется дѣйствовать въ совокупности и она съ самаго начала боя будетъ подкрѣпляема, а слѣ- довательно и смѣшана съ другими частями. Изъ сказаннаго авторъ выводитъ заключеніе, что если изъ отряда, состоящаго, напр., изъ пѣхотнаго полка и отдѣльнаго батальона, рѣшено будетъ выслать въ аван- гардъ одинъ батальонъ, то его слѣдуетъ взять изъ со- става полка, такъ какъ онъ можетъ быть подкрѣпляемъ частями того же полка и слѣдовательно, хотя въ началѣ боя, не будутъ смѣшиваемы отдѣльныя части. Точно также, если бы отъ отряда пришлось выслать нѣсколько охраняющихъ отрядовъ (головной, боковые), то авторъ предлагаетъ назначать ихъ изъ состава разныхъ батальо- новъ, съ тѣмъ, чтобы остальныя роты этихъ батальоновъ слѣдовали въ колоннѣ главныхъ силъ, откуда они могли бы быть направляемы на подкрѣпленіе отряда своего ба- тальона. При подобномъ рѣшеніи вопроса, въ главныхъ силахъ получится, правда, смѣшеніе остатковъ отъ частей, выдѣлившихъ охраняющіе отряды, но авторъ все таки отдаетъ ему безусловное предпочтеніе.
— 145 — 2) Второю причиною смѣшенія частей, по мнѣнію ав- тора, является слишкомъ большое увлеченіе авангарда: при этомъ частямъ главныхъ силъ прійдется вступать въ дѣло для его выручки немедленно по прибытіи на мѣсто боя и понятно, что здѣсь не можетъ быть и рѣчи о системати- ческомъ употребленіи имѣющихся силъ. По той же при- чинѣ и излишнее увлеченіе какой иибудь одной части бое- ваго порядка можетъ заставить начальника отряда отка- заться отъ принятаго плана и исключительно заботиться о ея спасеніи. 3) Излишняя длина фронта въ началѣ боя, какъ гово- рится въ статьѣ, также бываетъ причиною смѣшенія ча- стей, такъ какъ при этомъ частныхъ резервовъ будетъ мало и потому весьма скоро потребуется введеніе под- деряски въ боевую линію. 4) Затѣмъ авторъ упоминаетъ, что смѣшеніе частей легче произойдетъ, если разныя части стоятъ другъ за дру- гомъ въ нѣсколькихъ линіяхъ, нежели въ томъ случаѣ, когда каждой изъ нихъ будетъ по фронту отведенъ свой участокъ, въ которомъ она сама располоясится въ нѣсколько линій. Наконецъ, предлагается, по возможности, употреб- лять подкрѣпленія для удлиненія боевой линіи, а не для посредственнаго ея усиленія. Авторъ надѣется, что при помощи вышеприведенныхъ и т. п. мѣръ удалось бы довольно долго вести бой безъ смѣшенія частей. Но подобное смѣшеніе неизбѣжно должно произойти во время продолжительнаго боя, при многократ- номъ подкрѣпленіи боевой линіи, а потому полезно, чтобы войска въ мирное время обучалггсь дѣйствію смѣшанными частями. Переходя къ изслѣдованію втораго вопроса, а именно, о наилучшемъ способѣ дѣйствія смѣшанныхъ частей, авторъ прежде всего останавливается на вопросѣ, до какой степени можетъ быть доводимо смѣшеніе, т. е. слѣдуетъ ли, напри- мѣръ, требовать, чтобы люди каждаго отдѣленія остава- лись въ сборѣ, не перемѣшиваясь со входящими въ цѣпь подкрѣпленіями? По его мнѣнію подобное правило не прак- тично, такъ какъ при этомъ люди будутъ скучены и ме- 10
— 146 — иѣе могутъ пользоваться мѣстными закрытіями, почему и потери будутъ болѣе значительны; а между тѣмъ, по- теря въ людяхъ, болѣе чѣмъ что либо другое, подры- ваетъ порядокъ въ части и даже можетъ привести ее въ совершенное разстройство. Понятно, что при подоб- ныхъ условіяхъ, на дѣлѣ никогда не удастся сохранить отдѣленія въ сборѣ и что по атому всѣ жертвы, прино- симыя для достиженія этой цѣли, окажутся напрасными. Раздѣляя вполнѣ этотъ взглядъ, мы не можемъ не согла- ситься и съ тѣмъ мнѣніемъ автора, что въ мирное время необходимо упражнять части въ дѣйствіяхъ въ совершен- но перемѣшанномъ порядкѣ; для управленія подобными частями онъ рекомендуетъ дѣлить ихъ на новыя, сбор- ныя единицы. Такъ, напримѣръ, если смѣшались два взвода, то онъ предлагаетъ получившійся смѣшанный двойной взводъ раздѣлить на два сборныхъ взвода, а каждый изъ нихъ еще на сборныя отдѣленія, по числу отдѣленныхъ начальниковъ. Въ томъ же смыслѣ, какъ и упомянутый авторъ, высказываются и другіе писатели. Такъ Богуславскій и Гофманъ (капитанъ Баварской служ- бы) полагаютъ нужнымъ въ мирной подготовкѣ предпри- нимать частыя упражненія со смѣшанными цѣпями, изъ различныхъ батальоновъ, дабы пріучить людей къ такому порядку строя, въ которомъ желательно, чтобы они въ бою не выходили изъ рукъ начальниковъ. Они говорятъ, что солдатъ, пріученный къ уставнымъ цѣпямъ, въ рѣ- шительныхъ моментахъ боя теряется, увидя себя въ цѣпи, составленной изъ различныхъ частей войскъ; по ихъ мнѣнію даже и офицеровъ слѣдуетъ пріучать подчиняться чужому ротному командиру, совершенно какъ своему. Но довольно. Намъ кажется, что всякій сознающій зна- ченіе великой аксіомы — въ мирное время учить только тому, въ чемъ встрѣчается надобность на войнѣ, раздѣлитъ высказанный нами выше взглядъ, что лучше допустить организованный, оправдываемый боевой необходимостію безпорядокъ (каковымъ являются смѣшанныя цѣпи), чѣмъ хотя бы и идеальный порядокъ, но мало годный для дѣла.
— 147 — Нашъ новый уставъ «о строевой пѣхотной службѣ» изд. 1881 года, предвидя возможность перемѣшиванія людей въ цѣпи, даетъ въ § 234 слѣдующія правила от- носительно управленія разсыпнымъ строемъ, въ указан- номъ выше случаѣ: при разсыпаніи свѣжихъ частей изъ резерва, въ промежутки между разсыпанными частями, взводные командиры, при первой возможности, распредѣ- ляютъ между собою перемѣшанныя отдѣленія, причемъ каждый беретъ подъ свою команду столько отдѣленій, сколькими командовалъ прежде и становится отвѣтствен- нымъ начальникомъ этихъ отдѣленій. Далѣе, въ томъ же §, говорится: въ случаѣ если въ цѣпи перемѣшаются люди разныхъ отдѣленій, то отдѣленные начальники распре- дѣляютъ подъ свою команду ближайшихъ къ себѣ людей. Объ усиленіи и удлиненіи цѣпи. Разъ, какъ извѣстное дѣло теряетъ подъ собой почву и переходитъ въ область фантазіи, гдѣ всякій воленъ путаться какъ ему угодно, невольно является путаница и въ понятіяхъ по вопросамъ иногда такимъ простымъ и обыденнымъ, смыслъ которыхъ, казалось никогда не могъ подать повода къ недоразумѣ- ніямъ или ложнымъ толкованіямъ. Отсюда, люди нетолько перестаютъ понимать другъ друга въ вопросахъ дорогихъ и близкихъ ихъ сердцу и интересамъ, но спутываютъ по- нятія и другихъ по тѣмъ же самымъ вопросамъ. Нѣчто подобное этому произошло съ общеизвѣстными понятіями «усиленіе цѣпи» и «удлиненіе цѣпи». Прежде всякій отда- валъ себѣ ясное и отчетливое представленіе о значеніи приведенныхъ выше выраженій, причемъ въ сужденіяхъ не усматривалось никакой разноголосицы. Прежде всякій понималъ, что усиленіе цѣпи есть ничто иное, какъ уве- личенія ея густоты, для чего обыкновенно въ цѣпь вво- дились свѣжія части. Люди, предназначенные для усиленія цѣпи, входили въ нее и располагались такъ, какъ имъ было удобнѣе для стрѣльбы. При этомъ цѣпь усиливалась, смотря по надобности, или на всемъ своемъ протяженіи, или какая либо часть ея. Однимъ словомъ, всякому было ясно, что цѣпь усиливалась или въ виду потерь, ею по- несенныхъ отъ огня противника, или для преодолѣнія его
— 148 — огня, если бы дѣйствія цѣпи оказались не достаточно успѣшными. Принимая въ себя, на усиленіе, новыхъ лю- дей, линія огня цѣпи не увеличивалась, а, оставаясь въ первоначальномъ видѣ, сгущалась или равномѣрно на всемъ протяженіи, или какая нибудь одна часть ея. Въ зависи- мости отъ величины вводимаго въ цѣпь подкрѣпленія, без- спорно огонь цѣни становился сильнѣе, что само собой выражалось и въ большемъ обстрѣливаніи непріятельской позиціи. Къ примѣру скажемъ такъ: правый флангъ цѣпи обстрѣливаетъ опушку лѣса, центръ—ограду деревни, лѣ- вый флангъ—кладбище. Огонь противъ деревни признается мало дѣйствительнымъ; чтобы усилить его, въ цѣпь про- тивъ деревни, вводятся свѣжія части, которыя, разсыпаясь и располагаясь гдѣ по мѣстнымъ условіямъ это окажется удобнымъ, открываютъ огонь противъ ограды деревни. Такъ понимался смыслъ выраженія усилитъ цѣпъ, что вполнѣ согласовалось съ § § 117 и 118, ч. II устава о строевой пѣхотной службѣ, изд. 1874 года. Подъ выраженіемъ удлинить фронтъ цѣпи никто не понималъ усиленіе ея въ указанномъ выше смыслѣ, а лишь только увеличеніе линіи огня въ ту сторону, гдѣ въ томъ представлялась надобность. Напр., непріятель, правѣе за- нимаемой имъ позиціи, разсыпалъ вдоль не глубокой ка- навы новую цѣпь, чтобы угрожать лѣвому флангу насту- пающаго. Само собою, для противодѣйствія этому, явля- лась необходимость удлинить и нашу цѣпь въ лѣвую сто- рону, для чего согласно § 119 ч. II устава о строевой пѣхотной службѣ, ротный командиръ командовалъ: такая то часть на лѣвый флангъ въ цѣпь—маршъ. По этой командѣ, командиръ названной части ведетъ ее фронтомъ, по кратчайшему направленію, къ мѣсту, указанному для расположенія въ цѣпи, а шагахъ во 100 изъ этого мѣста командуетъ: такой то взводъ влѣво, по столько то шаговъ на звено, въ цѣпь—маршъ. Часть эта разсыпается по ука- занному направленію и подается впередъ, пока не станетъ на линіи прежней цѣпи. Въ послѣднее время эти понятія, если не перепутались еще окончательно, то въ значительной мѣрѣ стало про-
— 149 — являться нѣчто похожее на это. Удлиненіе цѣпи—начи- наютъ называть усиленіемъ, а бывшее понятіе объ усиле- ніи, для устраненія перемѣшиванія людей въ цѣпи, испод- воль теряетъ не только свой смыслъ и значеніе, но какъ бы изгоняется изъ военнаго лексикона и умышленно забы- вается. Такимъ образомъ, въ настоящее время, не только извращенъ дѣйствительный смыслъ усиленія цѣпи, но изъятъ вовсе изъ употребленія терминъ, имѣвшій прежде опредѣленное значеніе, а именно—удлиненіе цѣпи. Такъ, на основаніи «временныхъ правилъ для обученія роты и батальона разсыпному строю» требовалось, чтобы при уси- леніи цѣпи, высылаемая часть располагалась правѣе или лѣвѣе ея; если же исполнить этого нельзя, то усиливаю- щая часть должна была входить въ интервалы цѣпи, оста- ваясь при этомъ сколь возможно вмѣстѣ и не разбивая по крайней мѣрѣ людей одного отдѣленія. На основаніи же § 247 новаго «устава о строевой пѣхотной службѣ», цѣпь усиливается или сгущеніемъ или удлиненіемъ линіи. Въ первомъ случаѣ, вновь разсыпаемая часть располагается въ интервалахъ цѣпи, причемъ произойдетъ перемѣшиваніе взводовъ и отдѣленій. Во второмъ случаѣ, часть, назна- ченная на усиленіе, направляется въ указанную сторону и разсыпается на флангѣ цѣпи. О наступленіи и атакѣ. И въ этомъ вопросѣ царитъ такая же путаница въ понятіяхъ, какъ и выше: одинъ понимаетъ это дѣло такъ, другой иначе; не смотря на то, что уставъ даетъ точное опредѣленіе, что слѣдуетъ пони- мать подъ выраженіями наступленіе и атака и какъ во- обще разграничиваются между собою эти понятія. Меледу тѣмъ, точное усвоеніе смысла этихъ выраженій весьма валено, ибо несоотвѣтственное пониманіе приведенныхъ выралсеній, или своеобразное ихъ толкованіе молеетъ иногда подавать поводъ къ недоразумѣніямъ, при исполненіи от- данныхъ приказаній. Вотъ подлинный смыслъ этихъ вы- раженій по § 13 5, ч. II устава о строевой пѣхотной службѣ: «ротный командиръ, обучая атакѣ, долженъ имѣть въ виду указать ротѣ различіе между наступленіемъ и атакою, уясняя: 1) что наступленіе производится съ цѣлью при-
— 150 — ближенія къ непріятелю и притомъ въ такомъ строѣ и избирая такое направленіе, которые представляли бы воз- можность наименѣе подвергнуть себя дѣйствію его огня; 2) что атака имѣетъ назначеніемъ внезапный, быстрый и дружный ударъ въ штыки на противника; 3) что для успѣ- ха атаки и для уменьшенія потерь отъ непріятельскаго огня, слѣдуетъ, разъ двинувшись въ атаку, идти прямо и быстро къ атакуемому предмету, не останавливаясь ни для стрѣльбы, ни для перестроеній, пока рота не достигнетъ цѣли атаки. Отсюда ясно, что наступленіе есть послѣдова- тельное движеніе войскъ въ сферѣ непріятельскаго огня до по- слѣдней стрѣлковой позиціи; атака—есть безостановочное движеніе войскъ съ послѣдней стрѣлковой позиціи, въ штыки. Согласно же «временныхъ правилъ для обученія роты и батальона разсыпному строю» это опредѣленіе дѣлается нѣсколько иначе, а именно: первоначальное движеніе до разстоянія, съ котораго можно поражать непріятеля дѣй- ствительнымъ огнемъ—называется наступленіемъ (стр. 26). Дальнѣйшему движенію, въ сферѣ дѣйствительнаго ружей- наго огня непріятеля, присвоивается наименованіе—на- ступленія и атаки (стр. 28), и наконецъ, послѣдній пері- одъ движенія, т. е. съ 200 или 150 шаговъ—именуется ударомъ въ штыки (стр. 30) (*). При такой неопредѣленности далеко не малозначущихъ въ нашей терминологіи приведенныхъ и подчеркнутыхъ выше выраженій, невольно возникаетъ вопросъ, гдѣ кон- чается наступленіе и начинается атака? Иаше личное мнѣніе склоняется въ'пользу уставнаго опредѣленія, т. е. что наступленіе есть движеніе въ сферѣ непріятельскаго огня, съ принятіемъ всѣхъ мѣръ къ уменьшенію потерь, до послѣдней стрѣлковой позиціи; атака—есть безостано- вочное движеніе впередъ съ этой послѣдней позиціи, т. е. съ разстоянія отъ 200—150 шаговъ отъ непріятельскаго расположенія. Новымъ «уставомъ о строевой пѣхотной службѣ» установлена слѣдующая терминологія для различ- ныхъ періодовъ движенія при наступательномъ боѣ: (*) Глава У—наступленіе и атака.
— 151 — а) Движеніе отъ построенія боеваго порядка, т. е. версты за двѣ, до сближенія съ противникомъ шаговъ около 800, называется наступленіемъ. б) Движеніе съ разстоянія около 800 шаговъ, когда всѣ части получили окончательное направленіе и выбранъ пунктъ атаки, называется атакой. в) Послѣдній періодъ атаки, т. е. движеніе съ 300— 150 шаговъ, называется ударомъ въ штыки. О примѣненіи цѣпи къ мѣстности. Въ ч. I устава о строевой пѣхотной службѣ, вопросъ о примѣненіи цѣпи къ мѣстности исчерпанъ въ той подробности, на сколько это теоретически возможно. Извѣстно, что въ этомъ смыслѣ уставъ давалъ весьма полезныя указанія. Такъ, напр. дѣй- ствуя въ цѣпи, оть стрѣлковъ требовалось, чтобы они при- нимали за различными мѣстными предметами положеніе, наиболѣе удобное для мѣткой стрѣльбы; указывалось имъ, что эти предметы будутъ закрывать болѣе или менѣе стрѣлка отъ непріятельскихъ выстрѣловъ и обезпечивать ихъ отъ атакъ кавалеріи. Для достиженія этой цѣли, лю- ди, составляющіе цѣпь, располагались за закрытіями, на- ходящимися на мѣстѣ ея расположенія, какъ кому удоб- нѣе, садясь, становясь на колѣно, прилегая или становясь за ними, собираясь по нѣсколько человѣкъ за такими за- крытіями, свойства которыхъ дозволяютъ это безъ ущерба огнестрѣльному дѣйствію, оставляя промежутки, не пред- ставляющіе закрытій, совершенно не занятыми. Отсюда ясно, что иногда, въ зависимости отъ мѣстности, 5, 10, 15 человѣкъ могли собраться за какимъ нибудь однимъ закрытіемъ, или могли люди располагаться въ одиночку, или по-парно, если представлялись къ тому удобныя за- крытія. Само собою, при такомъ взглядѣ и отношеніи къ дѣлу, отъ цѣпи не требовалось непрерывнаго и правиль- наго вида, ибо не только допускалось, но и требовалось, чтобы стрѣлки пользовались тѣми закрытіями, которые находились впереди общаго направленія цѣпи шаговъ на 50 и даже болѣе. Въ тѣхъ случаяхъ, если закрытій или пересѣченій удоб- ныхъ для стрѣлковъ не имѣлось, цѣпь размѣщалась рѣже,
— 162 — т. е. люди держались по возможности далѣе другъ отъ друга, причемъ садились или ложились, кому какъ было удобнѣе. Нынѣ взглядъ на этотъ предметъ значительно измѣнился; примѣненіе къ мѣстности отдѣльныхъ стрѣл- ковъ не всегда допускается, такъ какъ въ началѣ «вре- менныхъ правилъ для обученія роты и батальона разсып- ному строю» опредѣлено, что «за закрытіями, смотря по величинѣ ихъ, могута группироваться по два, по три от- дѣленія, цѣлые взводы и даже болѣе крупныя части»; о примѣненіи къ мѣстности частей менѣе отдѣленія нѣтъ и помину. На этомъ основаніи намъ не разъ приходилось видѣть, что закрытія удобныя для отдѣльныхъ людей или незначительныхъ группъ, стрѣлками не занимались, а всѣ люди отдѣленія стягивались почти въ кучу, и ложились съ нѣкоторыми между ними промежутками, пренебрегая приведенными выше закрытіями. Какъ извѣстно, мѣстность всегда представляетъ болѣе укрытій для одиночныхъ лю- дей или незначительныхъ группъ, чѣмъ для такихъ ча- стей, какъ напр. отдѣленія, взводы и пр.; такъ, пни, от- дѣльно стоящія деревья, кусты, ямы, бугорки-все это такого рода закрытія, которыми отдѣльные стрѣлки на- ступающаго должны пользоваться, какъ пользовались ими раньше, до изданія «временныхъ правилъ для обученія роты и батальона разсыпному строю». По крайней мѣрѣ, такое примѣненіе къ мѣстности спасета войска отъ многихъ на- прасныхъ потерь, въ виду современнаго состоянія огня обороняющагося. Жертвовать людьми ради того только, чтобы держать ихъ на глазахъ передъ собою, по нашему мнѣнію, не вполнѣ раціонально и мы не ошибемся, если скажемъ, что въ настоящее время начинаетъ забываться основное правило разсыпнаго строя, главная цѣль котораго заключается въ томъ, чтобы доставить людямъ удобства для огнестрѣльнаго дѣйствія. О сквозныхъ атакахъ. Вопросъ о сквозныхъ атакахъ, не смотря на всю видимую полезность сихъ упражненій, если не забыта окончательно, то весьма близокъ къ такому исходу. Замѣчательна, въ самомъ дѣлѣ, судьба этого зло- получнаго вопроса: нѣсколько лѣтъ тому назадъ много
— 163 — писали и говорили о немъ, еще больше спорили о пользѣ или безполезности сихъ упражненій, не забывая въ тоже время, хотя изрѣдка прибѣгать къ сквознымъ атакамъ. Нынѣ, даже и люди, признающіе несомнѣнную пользу сихъ упражненій, все болѣе и болѣе забываютъ о нихъ, какъ бы изъ опасенія не навлечь на себя упрека лицъ противнаго лагеря, изъ всѣхъ силъ старающихся доказать не только безполезность сквозныхъ атакъ, но и полнѣйшій вредъ, отъ примѣненія ихъ на практикѣ. Сквозныя атаки, какъ извѣстно, далеко не изобрѣтеніе нашего времени, или лицъ нашей эпохи, а придуманы безсмертнымъ Суворовымъ, въ концѣ прошлаго столѣтія. Съ тѣхъ поръ и почти до нашихъ дней онѣ были совер- шенно забыты, и если вновь вызваны въ жизнь, то это единственно однимъ человѣкомъ, хорошо извѣстнымъ всѣмъ, и безъ указанія имени (*). Во всѣхъ своихъ литератур- ныхъ трудахъ, гдѣ только было удобно, онъ высказы- вался за сквозныя атаки, объяснялъ намъ ихъ значеніе и смыслъ и настойчиво добивался примѣненія ихъ въ прак- тической жизни. Передъ нами его «Опытъ руководства для подготовки частей къ бою», гдѣ указаны пріемы для этого рода упражненій; передъ нами его «армейскія за- мѣтки», «курсъ тактики для офицеровъ учебнаго пѣхот- наго баталіона», изд. 1867 года, «учебникъ тактики» изд. 1879 года: во всѣхъ этихъ трудахъ онъ остается вѣренъ самому себѣ и вездѣ съ одинакой настойчивостію взываетъ слѣдовать завѣту Суворова, глубоко понимав- шаго человѣческое сердце и на этомъ строившаго всю си- стему воспитанія войскъ. Сквозныя атаки, пріучая войска къ виду массъ, рѣ- шительно на насъ наступающихъ, даютъ возможность: 1) Практиковать глазъ въ опредѣленіи разстояній, съ которыхъ должно вести атаку, брать на руку и бросаться на ура, чему атака въ пустое пространство научить не можетъ. Кому не извѣстно, къ какимъ иногда грубымъ ошибкамъ приводитъ атака, при игнорированіи этимъ (*) Генералъ Драгомировъ.
— 154 — основнымъ правиломъ? Не своевременно начавъ атаку, люди изнуряются, разстраиваются и въ моментъ штыко- вой свалки не имѣютъ желаемаго натиска, силы и спло- ченности, что можетъ вести къ крайне прискорбнымъ ре- зультатамъ, если противникъ мало-мальски сохранитъ при- сутствіе духа. 2) Избѣгать отступленій и другихъ не естественныхъ положеній, въ коемъ всегда бываютъ маневрирующія сто- роны. Тутъ можетъ быть или слишкомъ ранняя остановка одной изъ сторонъ, что не естественно, а главное—не достигаетъ цѣли, ибо войска не пріучаются къ печатлѣ- нію, производимому на нихъ живой силой обороны, или остановка въ виду противника, что въ смыслѣ нравствен- номъ еще хуже перваго. Гдѣ же останавливать? Суво- ровъ разрѣшилъ эту геніальную задачу: останавливать атаку, пройдя на сквозь враждебную массу. Противъ этого обыкновенно возражаютъ, что подобное положеніе столь же не естественно, какъ не естественна остановка, напр. въ 50 шагахъ въ виду непріятеля: въ бою никогда на сквозь другъ друга не проходятъ, да еще съ поднятыми къ верху штыками. Учить совершенно естественному въ мирное время и атаковать съ опущенными и отточенными шты- ками на учебномъ плацу, какъ всякому извѣстно, не воз- можно; но что проходить на сквозь съ поднятыми къ верху штыками не вредно въ нравственномъ смыслѣ, въ этомъ, полагаемъ, согласится всякій, ибо, когда потребуется ихъ не опускать—никто умышленно къ верху ихъ поднимать не станетъ. Если не естественны сквозныя атаки, только потому, что одна масса протискивается на сквозь черезъ другую съ поднятыми штыками, то, да будетъ позволено намъ спросить, неужели естественно обучать войска це- ремоніалу, ломкѣ фронта, ружейнымъ пріемамъ и пр. чего никогда въ бою войска не продѣлываютъ? Тутъ видимо есть нѣкоторая разница въ требованіяхъ и пріемахъ мир- наго обученія войскъ и боеваго ихъ употребленія. Необ- ходимо сознать эту разницу, чтобы безъ предубѣжденія смотрѣть на сквозныя атаки, и удѣлить имъ въ ряду мирныхъ занятій то мѣсто, которое они должны занимать.
— 155 — 3) Подготовлять войска къ дѣйствію безъ различія, какъ на заднюю, такъ и на переднюю шеренгу. «Въ этомъ и весь секретъ, говоритъ Суворовъ въ инструкціи своей австрійцамъ, данной въ 1799 году въ Италіи: пѣхота проходитъ сквозь пѣхоту и кавалерію, кавалерія сквозь пѣхоту и кавалерію; а какъ только прошли всѣ на сквозь,— строятся линіи опять на прежнемъ разстояніи, гдѣ и командовать стой! Задняя линія проходить сквозь перед- нюю и налѣво кругомъ!,—кавалерія по четыре налѣво кру- гомъ! Тутъ уже станутъ на заднюю шеренгу. Тотъ же самый маневръ продолжается снова. Армія, которая была атакующею, теперь уже стоитъ на мѣстѣ; а стоявшая прежде теперь атакуетъ и тоже самое наблюдаетъ». Кому не извѣстно, какъ слабо у насъ сознаніе необходимости дѣйствовать на заднюю шеренгу такъ же, какъ и на пе- реднюю: сквозныя атаки могли бы этому дѣлу оказать великую услугу. 4) Избѣгать побѣдителей и побѣжденныхъ, а слѣдова- тельно устранять излишнюю самонадѣянность и хвасто- ство съ одной стороны и безпричинное задѣваніе самолю- бія—съ другой стороны. 5) Подготовлять войска къ быстрому возстановленію по- рядка и сомкнутости послѣ прохожденія на сквозь атако- ванную массу. При атакахъ въ пустую, войска никогда этой снаровки не пріобрѣтутъ, ибо порядокъ и сомкну- тость строя не могутъ быть нарушены. Протискиваясь же на сквозь, части невольно прійдутъ въ безпорядокъ, воз- становить который слѣдуетъ немедленно; практика въ чемъ далеко не представляется излишней, въ виду важ- ности этого дѣла въ бою. Приведенныхъ выше указаній въ пользу сквозныхъ атакъ, болѣе чѣмъ достаточно, чтобы этому виду упражненій от- вести подобающее значеніе въ общей системѣ войсковыхъ занятій: но еще осязательнѣе польза и значеніе сквозныхъ атакъ пѣхоты на кавалерію и обратно. «Теперь, говоритъ генералъ Драгомировъ, (*) кавалерія и пѣхота ведутся обык- (’) Курсъ тактики для офицеровъ учебнаго пѣхотнаго батальона.
— 156 — новенно такъ, что болѣе или менѣе боятся другъ друга. Кавалерійская лошадь отшатнется, если пѣхотинецъ сдѣ- лаетъ передъ нею «кладсъ» или «наруку»; пѣхота, зави- дѣвъ кавалерію, считаетъ долгомъ остановиться и по- строить каре, хотя бы та и не думала атаковать: иногда случалось даже, что неожиданное появленіе кавалеріи вблизи пѣхоты на маневрахъ наводило на послѣднюю паническій страхъ и заставляло поворачивать назадъ. Понятно, чего можно ожидать въ военное время отъ пѣхоты, усвоившей такое преувеличенное понятіе объ опасности кавалерійской атаки. Понятно также къ чему способна кавалерія, ближе 50 шаговъ никогда не видавшая пѣхоты. Сквозныя атаки пріучаютъ кавалерію къ пѣхотѣ, особенно если послѣдняя встрѣчаетъ ее залпомъ, и пѣхоту къ кавалеріи. Понятно, что при дѣйствительной атакѣ на пѣхоту не трудно пу- стить вскачъ ту лошадь, которая пѣхоты не боится, по- тому что ее знаетъ; и наоборотъ—какъ бы лошадь ни была хорошо наскакана, она не понесется съ полною рѣшитель- ностію на пѣхоту, если не привыкла ее видѣть въ мирное время. Тоже относится и до пѣхотинца. Видъ кавалерій- ской атаки не можетъ быть не страшенъ и по быстротѣ движенія, и по большой массѣ, которая грозитъ раздавить. Нужно слѣдовательно пріучить нервы солдата къ тому, чтобы онъ спокойно и не дрогнувъ могъ смотрѣть на при- ближающійся кавалерійскій ураганъ. Суворовскія сквозныя атаки пріучаютъ его къ этому самымъ лучшимъ и вполнѣ отвѣчающимъ боевымъ требованіямъ образомъ». Въ одной изъ «армейскихъ замѣтокъ» за 1874 годъ тотъ же авторъ говоритъ по поводу сквозныхъ атакъ слѣ- дующее: „Мы имѣли случай видѣть примѣненіе всѣхъ ся видовъ въ прошед- шій лагерный сборъ, и невольно преклонились передъ геніальнымъ пред- видѣніемъ человѣка, впервые примѣнившаго этотъ пріемъ. Приказано было, для постепенности, сначала подводитъ пѣхотный строй къ кава- лерійскому шага па два и дѣлать ружейные пріемы. Еще шаговъ за десять до приближенія пѣхотнаго строя къ кавалерійскому лошади на- чали пятиться и обнаруживать необычное волненіе; затѣмъ оказалось, что многіе между ними откидывались даже отъ такихъ невинныхъ пріе- мовъ, какъ на-плечо и на-краулъ! Послѣ пріемовъ люди подходили тихо и не разомъ, оглаживали лошадей; затѣмъ нѣсколько отступали и про-
— 157 — ходили кавалерійскій строй насквозь съ крикомъ. При этомъ нѣкоторыя лошади пе только осаживали, но даже поворачивали назадъ и выскаки- вали съ своихъ мѣстъ. Послѣ повторенія объясненнаго по нѣскольку разъ, лошади начинали относиться къ приближенію пѣхоты и къ про- чему несравненно спокойнѣе. Послѣ этого опыта нельзя было не убѣдиться, что Суворовъ даромъ и попусту ничего не дѣлалъ. У одного изъ присут- ствовавшихъ при упражненіи невольно вырвалось восклицаніе: „да, это пріемъ дѣйствительно учебный**. Главная цѣль воспитанія лошади ко- нечно та, чтобы она, послѣ подчиненія волѣ всадника, ничего не боялась; если эту цѣль преслѣдуютъ во всѣхч> мало-мальски порядочныхъ мане- жахъ и конюшняхъ, не имѣющихъ вч. виду приготовленія боевыхъ ло- шадей, то странно отвергать ее въ примѣненіи къ лошадямъ кавалерій- скимъ, которыя теперь боятся именно того, для опрокидыванія чего въ бою назначаются. Да не мѣшаетъ также и пѣхотѣ настолько освоиться съ конницею, чтобы ее побояться. На своихъ взаимно освоимся, а чу- жихъ пе будемъ бояться. Уча учимся. Отвергающимъ пользу сквозныхъ атакъ пѣхоты па пѣхоту отвѣтъ одинъ: никакая инструкція н изустное разъясненіе не помогаютъ въ дѣлѣ, требующемъ физическаго навыка'*. О номенклатуръ практикуемыхъ ученій и маневровъ. Всякое практическое дѣло тѣмъ легче и скорѣе усвоивает- ся, чѣмъ ближе оно идетъ къ цѣли, чѣмъ менѣе всякихъ посредствующихъ уклоненій, прямо или косвенно отдаля- ющихъ цѣль, однимъ словомъ, чѣмъ номенклатура дѣла проще, осязательнѣе и доступнѣе массѣ обучающихся. Нельзя сказать, чтобы, въ этомъ отношеніи, строевое обра- зованіе, по установившимся у насъ подраздѣленіямъ, вело бы кратчайшимъ путемъ къ достиженію поставленной цѣ- ли, а именно: къ подготовкѣ войскъ къ успѣшному дѣйствію противъ непріятеля. Въ этомъ дѣлѣ встрѣчается такое разнообразіе всевозможныхъ ученій и маневровъ, что не- вольно конечная цѣль если и не ускользаетъ вовсе изъ виду обучающихъ, то въ значительной мѣрѣ безъ надоб- ности осложняется такими посредствующими упражненіями, которыя безъ ущерба для пользы дѣла могли бы быть со- вершенно отброшены. Всякому извѣстны практикуемыя у насъ ученія уставныя, ученія съ примѣненіемъ къ мѣст- ности и безъ примѣненія къ мѣстности, ученія съ раз- сыпнымъ строемъ, ученія съ тактическимъ предположеніемъ и т. п.; тоже самое видимъ и относительно маневровъ: односторонніе, односторонніе съ обозначеннымъ противни- комъ и маневры двухсторонніе. По нашему крайнему убѣж-
— 168 — денію, вся эта обширная номенклатура, не только не уясняетъ сути дѣла, не содѣйствуетъ достиженію указан- ной выше цѣли, но, водворяя путаницу въ понятіяхъ, есте- ственно парализируетъ достиженію вполнѣ благопріятныхъ результатовъ, въ такомъ дѣлѣ, какъ строевое и тактиче- ское образованіе войскъ. Мы думаемъ, что ученіе можетъ и должно быть только одно, безъ всякихъ прилагатель- ныхъ, ученіе отъ начала и до конца преслѣдующее строго опредѣленную цѣль, ученіе осмысленное, изъ котораго сол- датъ и офицеръ выносилъ бы какое либо впечатлѣніе и познаніе; внѣ этого, они полезны лишь въ смыслѣ гигіени- ческомъ, но притомъ, однакожъ, условіи, если не будутъ доводимы до физическаго утомленія людей. «Сегодня мы брали укрѣпленіе», говоритъ солдатъ своему товарищу, или «намъ показывали какъ оборонять лѣсъ», или «какъ встрѣ- чать конницу откуда бы она ни за-скакала» и пр.,—это будутъ ученія, ученія дѣйствительныя, полезныя и необхо- димыя при нынѣшнихъ краткихъ срокахъ службы и не продолжительности лѣтняго періода, когда только и можно научить солдата дѣлу. Если же на предложенный вопросъ «чему учился», отвѣта не послѣдуетъ—значитъ было не ученіе, а движеніе или прогулка съ цѣлью гигіенической. Единственное подраздѣленіе ученій, которое, такъ сказать, имѣетъ законное право на самостоятельное существованіе, такъ это то, которое опредѣляетъ величину обучающейся части; въ этомъ смыслѣ необходимы прилагательныя: рот- ное, батальонное, полковое и т, д. ученія. Само собою, чтобы перейти къ ученіямъ въ указанномъ нами смыслѣ, необходимо, предварительно, не продолжи- тельное сплоченіе и сводка части: роты, батальона и пол- ка, т. е. нужна выработка свободнаго и вѣрнаго шага, спокойствіе, равненіе при движеніи и захожденіи, а равно и перестроенія ихъ изъ большихъ частей въ меньшія и обратно. Послѣ нѣсколькихъ подобныхъ упражненій, рота настолько будетъ сплочена и наметана въ этомъ дѣлѣ, что можно перейти къ ученіямъ, о которыхъ сказано вы- ше. Тоже самое, когда подойдетъ періодъ батальонныхъ ученій, необходимо употребить нѣсколько дней на сводку
— 159 — ротъ въ батальонномъ строю; ясно, что въ этомъ случаѣ не представляется надобности останавливаться продолжи- тельное время на подобнаго рода занятіяхъ, въ виду того, что сомкнутые батальонные строи, употребляемые только внѣ огня, въ резервномъ расположеніи и въ походномъ движеніи, крайне не разнообразны и легко исполнимы при знаніи ротными командирами устава. При совокуп- номъ расположеніи и дѣйствіи нѣсколькихъ батальоновъ еще менѣе требуется на это времени, ибо все дѣло сво- дится къ крайне не сложнымъ эволюціямъ въ резервномъ порядкѣ; послѣ чего слѣдуетъ прямо переходить къ уче- ніямъ, рѣшая въ полѣ задачи, могущія выпадать въ дѣй- ствительномъ бою на полкъ, или близкое къ нему соче- таніе нѣсколькихъ батальоновъ, а именно: движеніе въ походномъ порядкѣ и переходъ въ боевоД порядокъ; на- ступленіе или отступленіе въ боевомъ порядкѣ; занятіе соотвѣтствующихъ позицій; оборона и атака ихъ; атака и оборона переправы; сопровожденіе транспортовъ; при- крытіе фуражировокъ и т. п. Не раздѣляемъ также существующихъ подраздѣленій маневровъ на односторонніе, односторонніе съ обозначен- нымъ противникомъ и двухсторонніе. По нашему край- нему убѣжденію маневръ можетъ быть только одинъ и притомъ не иначе, какъ двухсторонній; всякое другое по- левое упражненіе на одну сторону, безъ видимаго против- ника, создающаго обстановку дѣйствій для другой сторо- ны и въ свою очередь дѣйствующаго въ зависимости отъ обстановки созданной противникомъ, есть не маневръ, а ученіе, о которомъ достаточно сказано выше. Разница между ними заключается въ томъ, что на ученіи обста- новка создается въ умѣ обучающаго и сообщается вой- скамъ къ свѣдѣнію и исполненію; на маневрахъ—обста- новка создается противникомъ, помимо воли и желанія руководителя. Съ другой стороны, самое понятіе о мане- врированіи предполагаетъ присутствіе именно противника, дѣйствительнаго, видимаго, а не воображаемаго; искусство маневрированія въ томъ и заключается, чтобы, угадавъ обстановку, на основаніи добытыхъ путемъ рекогносциро-
— 160 — вокъ данныхъ, рѣшиться на мѣропріятія, наивыгоднѣй- шія для достиженія поставленной задачи. На этомъ осно- ваніи мы полагаемъ, что къ выраженію * маневръ*, не должно быть прилагаемо никакихъ опредѣленій, не ис- ключая и двухсторонній, такъ какъ маневръ только есть одинъ, именно на двѣ стороны. Въ настоящее время все болѣе входитъ въ употребле- ніе особый видъ маневрированія съ обозначеннымъ про- тивникомъ. Глубоко не сочувствуя этому нововведенію, какъ безполезной для дѣла полумѣрѣ, считаемъ нужнымъ сказать по этому поводу нѣсколько словъ. Говорятъ въ защиту подобныхъ ученій, что они даютъ войскамъ прак- тику въ опредѣленіи дистанцій до непріятеля и постоян- ную цѣль для производства стрѣльбы, наступленія и атаки. Совершенно не раздѣляемъ подобнаго взгяда, находя, что все это недостижимо на ученіяхъ съ обозначеннымъ про- тивникомъ. Начнемъ съ того, что для обозначенія противника при- нято выставлять отдѣльныхъ людей съ флагами, которые изображаютъ взводы пѣхоты, кавалеріи и цѣлыя батареи артиллеріи. Можетъ ли подобный пріемъ содѣйствовать развитію глазомѣра, когда, напр., вмѣсто дѣйствительнаго взвода кавалеріи, въ отдаленіи, на горизонтѣ, еле-еле проек- тируется силуетъ одного всадника? Можно ли выработать глазомѣръ въ опредѣленіи числа дѣйствующихъ орудій, о разстояніи уже и не говоримъ, если вмѣсто ихъ, будетъ поставлена одна человѣческая фигура съ флагомъ на раз- стояніи 1000—500 сажень, т. е. на такое разстояніе, съ котораго чаще всего артиллерія открываетъ огонь? Мо- жетъ ли солдатъ наглядно представить себѣ расположеніе непріятельской пѣхоты, опредѣлить разстояніе до нее и что именно передъ нимъ находится, видя передъ собою кое-гдѣ разбросанныхъ одиночныхъ людей съ флагами? Отвѣчаемъ прямо и положительно—нѣтъ! Солдатъ, какъ существо вполнѣ реальное, признаетъ лишь то, что ви- дитъ, признаетъ безъ преувеличенія, а такъ какъ оно есть, какъ кажется его взгляду. Убѣдить его, что вотъ та, въ отдаленіи виднѣющаяся человѣческая фигура съ
— 161 — флагомъ представляетъ изъ себя взводъ или непріятель- скую артиллерію—не возможно и даже безполезно. Не возможно это, какъ сказано выше, вслѣдствіе реальнаго склада понятій нашего простолюдина и полнаго отсутствія необходимой для этого силы воображенія, что, какъ из- вѣстно, не имѣетъ мѣста у нашего солдата; безполезно все это потому, что оно ровно ни къ чему необязываетъ и ничему не научаетъ солдата. Что обозначенный противникъ не даетъ людямъ прак- тики въ опредѣленіи разстояній до непріятеля,—ясно и безъ объясненій. Для этого опредѣленія прежде всего не- обходимъ дѣйствительный, а невоображаемый противникъ, въ видѣ отдѣльныхъ лицъ, группъ разной величины и болѣе крупныхъ частей, такъ какъ каждая изъ нихъ производитъ въ глазу наблюдателя особое впечатлѣніе, въ зависимости отъ разстоянія. На основаніи этого впечат- лѣнія, или, говоря иначе, по силѣ и яркости видимыхъ признаковъ, исподволь вырабатывается снаровка, съ боль- шей или меньшей вѣроятностію, угадывать разстояніе до непріятеля. Само собою, при обозначенномъ противникѣ, когда нѣтъ ничего передъ глазами, что производило бы это впечатлѣніе, не можетъ быть и практики въ глазо- мѣрномъ опредѣленіи разстояній. Съ другой стороны, опре- дѣленіе разстояній до отдѣльно поставленныхъ лицъ или флаговъ, не можетъ считаться серьезнымъ дѣломъ, такъ какъ не представляется возможности повѣрить точность того или другого показанія. Наконецъ, если бы кому либо и пришла въ голову мысль заняться на подобнаго рода ученіяхъ повѣркой разстояній до видимыхъ предметовъ, то это было бы не строевое ученіе, а упражненіе въ глазо- мѣрномъ опредѣленіи разстояній. Есть еще одна не естест- венная сторона въ подобнаго рода ученіяхъ съ обозначен- нымъ противникомъ, а именно: для видимости онъ долженъ становиться открыто, а .слѣдовательно подъ огнемъ; въ дѣйствительности же ничего подобнаго не бываетъ: не- пріятель, если онъ изображаетъ обороняющагося, распола- гается укрыто, за мѣстными предметами или окопами и если обнаруживаетъ свое присутствіе, то преимущественно н
— 162 — только огнемъ. Намъ кажется, что съ этой точки зрѣнія ученія съ обозначеннымъ противникомъ скорѣе приносятъ вредъ чѣмъ пользу, ибо даютъ людямъ превратное понятіе, что такъ именно слѣдуетъ располагаться для обороны, какъ расположены флаги. Но можетъ быть ученія съ обозначеннымъ противникомъ даютъ практику офицерамъ и начальникамъ въ опредѣле- ніи числа частей, противъ нихъ дѣйствующихъ? Не только не даютъ подобной практики, но скорѣе извращаютъ дѣй- ствительный смыслъ этого первостепенной важности дѣла, ибо пріучаютъ къ легкомысленной оцѣнкѣ силъ непріятеля по одиночно выставленнымъ на показъ людямъ. Нѣтъ ни- чего легче, какъ пересчитать ихъ, умножить на величину изображаемой ими пѣхотной, кавалерійской и артиллерій- ской части и получится числительный составъ воображае- маго противника. Не такъ легко дѣлается это дѣло въ дѣйствительности: во первыхъ, атакующій безъ крайней необходимости не станетъ обнаруживать своихъ силъ, а во вторыхъ, если и обнаружить, то нуженъ большой на- выкъ и вѣрный глазъ, чтобы ошибочно не принять роту за батальонъ, взводъ за эскадронъ, батарею—за полубата- рею и обратно, особенно въ періодъ развертыванія частей, до открытія огня. Что же касается обороняющагося, то онъ, будучи расположенъ на позиціи укрыто, будетъ имѣть всегда возможность держать противника въ невѣдѣніи, от- носительно силъ своего отряда. А такъ какъ на разсмат- риваемыхъ ученіяхъ противника нѣтъ, а онъ замѣняется флагами, то само собою не можетъ быть и рѣчи о прак- тикѣ въ упомянутомъ выше смыслѣ. Намъ кажется, что только на маневрахъ, гдѣ каждая сторона дѣйствуетъ не- зависимо, для достиженія указанной ей цѣли, офицеры и начальники могутъ получить привычку опредѣлять издали величину непріятельскихъ колоннъ, а слѣдовательно и судить о его силахъ. Но въ этомъ случаѣ, для пользы дѣла необходимо предположенія о маневрахъ объявлять заблаговременно, а составъ отрядовъ не только не скры- вать, но объявлять всѣмъ участникамъ маневра, особен- но на первыхъ порахъ, дабы они могли по извѣстному
— 163 — наметать глазъ и выработать навыкъ судить о неизвѣст- номъ. По всѣмъ указаннымъ соображеніямъ, нельзя не прійти къ тому выводу, что ученія съ обозначеннымъ противни- комъ нетолько безполезны, но и во многомъ могутъ ока- зывать вредное вліяніе. Но особенно опасная сторона сихъ ученій кроется въ томъ, что, разъ, допуская воображае- маго противника въ видѣ флаговъ, нельзя будетъ не допустить, при производствѣ ученій на ровныхъ и от- крытыхъ мѣстахъ, обозначать или воображать разнаго рода препятствія или мѣстные предметы, тамъ гдѣ ихъ вовсе не имѣется. Такъ, если одна пушка или одинъ человѣкъ условно могутъ быть приняты за цѣлую батарею или за взводъ, то при отсутствіи разнообразной и волни- стой мѣстности, отчего же не принять отдѣльно стоящее дерево—за опушку лѣса, избу—за деревню, канавку— за оврагъ, лужайку—за рѣку непроходимую въ бродъ? Говоря откровенно, то и другое—зло, развитіе котораго слѣдуетъ всѣми мѣрами предупреждать; но послѣднее зло скорѣе можетъ быть допущено и извиняемо, чѣмъ первое: не сидѣть же, сложа руки, въ томъ случаѣ, если кромѣ учебнаго плаца, нѣтъ поучительной мѣстности, слѣдова- тельно это одно можетъ до нѣкоторой степени оправды- вать приведенное выше злоупотребленіе; но нѣтъ ни од- ного оправдывающаго мотива допускать обозначеніе про- тивника флагами, такъ какъ нѣтъ такой части, которую нельзя было бы раздѣлить на два отряда и дать каждому опредѣленное порученіе.
Глава УІ Полевыя занятія въ періодъ частныхъ сборовъ. 1) Строевыя ученія: въ періодъ занятій ротныхъ, батальонныхъ и полковыхъ. Примѣрная програма ротнаго ученія. 2) Маневрированіе. 3) Упражненія въ пользованіи картою. 4) Сторожевая служба: указанія, преподанныя войскамъ Виленскаго военнаго округа; общія ука- занія для занятій сторожевой службой: посты, заставы, главный караулъ; пароль, отзывъ и пропускъ; порядокъ разстановки цѣпи. 5) Саперныя работы: обученіе войскъ полевымъ сапернымъ работамъ; объ инженерахъ при корпусахъ п дивизіяхъ состоящихъ; о распредѣленіи инженерныхъ войскъ по корпусамъ; по вопросу о шанцевомъ инструментѣ; наставленіе по самоокапыванію пѣхоты малою лопатою, изд. 1881 года; производство саперныхъ работъ команднымъ порядкомъ; данныя, полученныя при ра- ботахъ малою лопатою. 6) Полевая гимнастика: общія указанія; поря- докъ исполненія упражненій. 7) Практическая стрѣльба: виды прак- тической стрѣльбы; порядокъ производства стрѣльбы: одиночной въ не- опредѣленное время, скорой стрѣльбы съ 200 шаговъ, залпами въ неопре- дѣленное время; производство боевой стрѣльбы: 1} одиночной и 2) частями; порядокъ производства показной стрѣльбы: а) наглядное изображеніе полета пули, б) наглядное, изображеніе среднихъ точекъ попаданія, в) перекидная стрѣльба; курсъ стрѣльбы частей, вооруженныхъ малокалиберными вин товкамп; число патроновъ на малокалиберную винтовку; раздѣленіе стрѣл- ковъ на классы; обученіе стрѣльбѣ изъ револьверовъ; нѣсколько словъ о смотрахъ стрѣльбы. 8) Глазолтрное опредѣленіе разстояній: общія указанія; приготовительныя упражненія; практическія упражненія. Нор- мальное распредѣленіе занятій въ періодъ частныхъ сборовъ. Главнѣйшіе виды полевыхъ занятій—строевыя гбенія и маневргірованіе, по отсутствію до настоящихъ дней точ- ныхъ указаній, наиболѣе подробно развиты въ особой инструкціи Виленскаго военнаго округа; на этомъ осно- ваніи мы признаемъ необходимымъ остановиться на этомъ трудѣ, заслуживающемъ особеннаго вниманія еще и по- тому, „что это единственный до нынѣ опытъ въ смыслѣ регулированія полевыхъ занятій и приведенія ихъ въ общую систему.
—• 165 — Изданная въ 1876 году, вслѣдъ за установленіемъ из- вѣстныхъ правилъ о порядкѣ занятій съ молодыми сол- датами, инструкція эта въ 1879 году подверглась нѣкото- рымъ измѣненіямъ на основаніи опыта и замѣчаній началь- ствующихъ лицъ. Ниже мы приведемъ изъ этой инструкціи указанія относительно веденія занятій строевыхъ, манев- ренныхъ и пр., отсутствіе коихъ прежде, при полевыхъ занятіяхъ, представляло серьезныя недоразумѣнія. Но прежде чѣмъ приступить къ этому, необходимо ска- зать нѣсколько словъ относительно общаго характера за- нятій въ періодъ частныхъ сборовъ. Частные сборы, согласно установленнаго порядка заня- тій съ молодыми солдатами, назначаются съ 1-го Мая и оканчиваются въ началѣ Августа, ко времени общихъ сборовъ. Этотъ періодъ времени, въ зависимости отъ важности обученія основныхъ боевыхъ единицъ, подраз- дѣляется такъ: На занятія ротныя . . 6 недѣль. На занятія батальонныя. 4 недѣли. На занятія полковыя. . 2 недѣли. Въ періодъ частныхъ сборовъ требуется проходить слѣ- дующіе виды полевыхъ занятій: а) строевыя ученія, б) сторожевую службу, в) практическую стрѣльбу, г) глазо- мѣрное опредѣленіе разстояній, д) маневры, е) саперныя работы, ж) полевую гимнастику и з) упражненія въ поль- зованіи картами. Всѣ эти виды полевыхъ занятій, за исключеніемъ строе- выхъ и маневренныхъ упражненій, а равно упражненій въ пользованіи картами, производятся на основаніи суще- ствующихъ оффиціальныхъ руководствъ, а потому въ инструкціи упоминается объ нихъ лишь на столько, на сколько это нужно въ общей системѣ занятій, или чтобы преподать нѣкоторыя указанія и пріемы обученія. Въ сво- емъ мѣстѣ мы коснемся этихъ вопросовъ въ той подроб- ности, на сколько это будетъ необходимо для яснаго по- ниманія требованій, выраженныхъ въ оффиціальныхъ руководствахъ.
— 166 — Инструкція для полевыхъ занятій въ періодъ частныхъ сборовъ, преподанная войскамъ Виленскаго военнаго окру- га, подраздѣляется на три отдѣла: I. Порядокъ производства полевыхъ занятій въ ротахъ. II. Порядокъ производства полевыхъ занятій въ ба- тальонахъ. III. Порядокъ производства полевыхъ занятій въ полкахъ. Это подраздѣленіе, какъ видно, принято въ тѣхъ ви- дахъ, чтобы сгруппировать въ одно цѣлое требованія, долженствующія быть пройденными въ тѣ сроки, которые выше указаны для ротъ, батальоновъ и полковъ. Для удобства обзора всѣхъ видовъ полевыхъ занятій, мы от- ступимъ отъ указаннаго выше подраздѣленія нхъ, а раз- смотримъ въ полномъ объемѣ каждый отдѣлъ занятій, въ слѣдующей постепенности. 1) Строевыя ученія. 2) Маневрированіе. 3) Упражненія въ пользованіи картами. 4) Сторожевая служба. 5) Саперныя работы. 6) Полевая гимнастика. 7) Практическая стрѣльба. 8) Глазомѣрное опредѣленіе разстояній. 1) СТРОЕВЫЯ УЧЕНІЯ. Въ періодъ ротныхъ занятій. Съ перваго Мая прекра- щается одиночное ученіе: молодые солдаты становятся въ общій разсчетъ со старослужащими, для совмѣстныхъ съ ними занятій въ полѣ. Дабы строй имѣлъ внутреннюю сплоченность, необходимо стремиться къ тому, чтобы строевой разсчетъ разнился возможно менѣе отъ домаш- няго: какъ люди живутъ, кому подчиняются дома, также должны становиться и подчиняться и въ строю. На поднятіе значенія унтеръ-офицеровъ въ строю, какъ отвѣтственныхъ и въ своей сферѣ самостоятельныхъ на-
— 167 — чальниковъ должно быть обращено особенное вниманіе. Должно помнить, что въ бою унтеръ офицеръ зачастую будетъ исполнять обязанности офицера, слѣдовательно не- обходимо его подготовить къ этому путемъ мирной прак- тики. Первый шагъ къ такой подготовкѣ заключается въ неуклонномъ требованіи, чтобы взводные унтеръ-офицеры знали постоянно число людей ими въ строй выведенныхъ, а отдѣленные—могли бы вызвать своихъ людей поименно. Примѣчаніе. Второй шагъ заключается въ дѣйствитель- номъ исполненіи фельдфебелями и унтеръ-офицерами офицер- скихъ обязанностей въ строю. Строевая повѣрка взводныхъ и отдѣленныхъ унтеръ- офицеровь въ упомянутомъ выше требованіи, исполняется такъ: передъ строй вызываются взводные и отдѣленные и становятся лицомъ въ поле. Затѣмъ взводные должны назвать число людей, ими выведенныхъ, а тѣхъ, которые въ расходѣ назвать поименно (*); отдѣленные должны вы- звать на .личныхъ своихъ людей поименно. Въ подобнаго рода отношеніи унтеръ-офицеровъ ко ввѣреннымъ имъ людямъ, мы видимъ одно изъ главнѣйшихъ условій для прочности внут- ренняго порядка. Между тѣмъ, какъ неоднократно приходилось видѣть намъ на практикѣ, нельзя сказать, чтобы сознаніе этой потребности было всюду усвоено, хотя въ принципѣ нѣтъ и не можетъ быть возраженія, чтобы унтеръ-офицеры всегда держали людей своихъ на отчетѣ такъ, чтобы во всякую данную минуту, не задумываясь, могли отвѣтить, гдѣ и кто изъ нихъ находится. Разъ это такъ, то необходимо и стремиться къ про- веденію этого принципа въ жизнь, что, въ свою очередь, можетъ быть до- стигнуто лишь тогда, если, хотя изрѣдка, унтеръ-офицеры будутъ под- вергаться указанной повѣркѣ. Для того, чтобы поддержать требованіе это во всей своей силѣ, не слѣдуетъ допускать, при выводѣ людей наученья, перестановку ихъ изъ одного отдѣленія въ другое, что нерѣдко дѣлается въ видахъ приданія красоты строю: такъ слабый по фронту или не под- ходящій по фигурѣ человѣкъ, положимъ 1-го отдѣленія, ставится изъ первой шеренги во вторую, гдѣ по ранжиру, онъ уже не устанавливается въ своемъ отдѣленіи, а переходитъ въ чужое, подъ начальство другого унтеръ-офицера. Если къ этому прибавить еще, что въ виду расхода людей, строевой разсчетъ отдѣленій невольно долженъ разниться отъ домашняго, то и выходить иногда совершенное перемѣшиваніе людей въ строю, что (*) Взводные должны имѣть всегда при себѣ списки своихъ взводовъ.
— 168 — не можетъ не вліять на внутренній порядокъ части и авторитетность власти унтеръ-офицеровъ. Извѣстно, что каждый изъ нихъ, по отношепію къ людямъ ему подвѣдомственнымъ, пользуется извѣстной долей дисци- плинарной власти. Какое приложеніе можетъ найти власть, если вовремя ученія отъ него ускользаютъ свои люди, а поручаются ему другіе мало или вовсе неизвѣстные? Обученіе людей со смѣшанными рядами весьма важно и необходимо, но только въ цѣпи, ибо избѣжать итого въ бою не- возможно; но перемѣшиваніе людей въ сомкнутомъ строю по меньшей мѣрѣ нежелательно. Требуя отъ взводныхъ и отдѣленныхъ, чтобы они были дѣйствительными начальниками должно и обращаться съ ними, какъ съ таковыми. Ошибка, даже и крупная, по- правляется всегда тѣмъ лучше, чѣмъ указаніе на оную сдѣлано спокойнѣе, а слѣдовательно и толковѣе. Строгое соблюденіе дисциплинарнаго Устава—вотъ все, что тре- буется интересами службы. Самый разсчетъ рекомендуется дѣлать такъ, чтобы лю- ди разсчитывались сами, по командамъ фельдфебеля. Это предпочтительнѣе тѣмъ, что требуетъ отъ людей больша- го вниманія, а при навыкѣ и самый разсчетъ идетъ и легче, и быстрѣе. Предполагая роту въ 80 рядовъ, будутъ команды при этомъ слѣдующія: 1) справа на лѣво по по- рядку нумеровъ разсчитаюсь; Т) 41 рядъ подними руку; 3) вторая полурота два шага влѣво маршъ; 4) 21 и 61 ряды подними руку; 5) 2 и 4 взводы гиагъ влѣво маршъ; 6) въ каждомъ взводѣ но порядку нумеровъ разсчггтайсь; 7) въ каждомъ взводѣ на огпдѣленія по пяти рядовъ разсчитаюсь; 8) въ каждомъ взводѣ на четные и нечетные разсчитаюсь. Повѣрка сдѣланнаго такимъ образомъ разсчета произво- дится порядкомъ извѣстнымъ всѣмъ фельдфебелямъ. Принять за постоянное правило: всякое ученіе начи- нать съ первымъ шагомъ съ мѣста расположенія части и кончать его съ приходомъ части къ этому мѣсту. Про- гульное, т. е. кое-какъ совершаемое движеніе отъ мѣста расположенія къ мѣсту ученія и обратно, отнюдь не должно быть допускаемо. Строевыя занятія роты должны имѣть цѣлью: а) Полную единовременность, точность и быстроту ис- полненія всякой команды.
— 169 — 6) Развитіе вниманія людей до такой степени, чтобы каждый человѣкъ въ массѣ обучался бы также, какъ если бы онъ былъ одинъ, т. е., чтобы никакая команда, обращенная къ нему лично не заставала его врасплохъ и вызывала бы съ его стороны немедленное исполненіе. в) Чтобы люди въ строю не умничали, т. е. исполня- ли бы команду своего непосредственнаго начальника, хотя бы она и не соотвѣтствовала построенію, назначенному старшимъ начальникомъ. Въ строю солдатъ долженъ знать только пять командъ, соотвѣтствующихъ поворотамъ и полуоборотамъ и въ каждомъ частномъ случаѣ испол- нять только ту изъ нихъ, которая будетъ произнесена его непосредственнымъ начальникомъ. Ротный командиръ, согласно §§ 1 и 2, части II строе- ваго устава, построивъ роту во взводную колонну, дол- женъ пріучить ее двигаться, поворачиваться на походѣ въ разныя стороны и перемѣнять направленіе. Когда люди привыкнутъ къ спокойному и правильному движе- нію и вѣрности шага, то ротный командиръ разверты- ваетъ роту и приступаетъ къ обученію движенію разверну- тымъ строемъ, имѣя въ виду тѣже требованія и соблюдая ту же послѣдовательность, какъ и при движеніи роты во взводной колоннѣ; при этомъ обращаетъ особенное вни- маніе на правильность направленія, указывая людямъ тотъ предметъ, на который они должны идти. Обучая движенію въ развернутомъ строѣ, должно пройти также и разомкнутый строй, т. е. показать размыканіе на ходу, движеніе разомкнутымъ строемъ и смыканіе его. Обратить вниманіе на выработку свободнаго и вѣрнаго шага; на первое время на это слѣдуетъ обращать болѣе вниманія, чѣмъ на равненіе. Показать каждой ротѣ перемѣну направленія не только «такимъ-то плечомъ», но и «на такой-то предметъ». Вообще стремиться къ сохраненію не только равненія, но еще больше направленія. Съ этою цѣлью обученіе ротъ производить не иначе, какъ указавъ людямъ направленіе на какой либо пред- метъ и сохранять его, по возможности, на большее раз-
— 170 — стояніе (отъ 500—800 шаговъ), дѣлая въ тоже время и ломку фронта; пройдя приблизительно означенное разстоя- ніе, направленіе можетъ быть измѣнено, при чемъ точно также слѣдуетъ указать другой видимый предметъ и вы- держать роту въ сохраненіи новаго направленія на ука- занномъ выше разстояніи. Сплоченная такимъ образомъ рота приступаетъ къ даль- нѣйшему обученію построеніямъ, при чемъ особенное вни- маніе обращается на точное исполненіе командъ. Такъ, наприм., чтобы при перестроеніяхъ по командѣ «стой» ни одинъ человѣкъ не смѣлъ бы уже исправлять своего положенія, хотя бы и не пришелся точно на своемъ мѣ- стѣ, а исправляетъ его не иначе, какъ по командѣ «вольно», «равняйсъ», или при дальнѣйшемъ движеніи. Только та- кимъ путемъ можно пріучить къ исполненію команды по точному ея смыслу. Когда весь уставъ пройденъ, ротный командиръ обя- занъ мѣнять порядокъ ученія, по возможности, чаще; такъ, отнюдь не слѣдуетъ приступать разъ въ разъ къ продѣлыванію пріемовъ и движенію впередъ и назадъ и т. п., а начинать таковыя съ ломки строя, построенія колоннъ ит. п. По утвержденіи роты въ движеніяхъ и эволюціяхъ, уставомъ предписанныхъ, на послѣдующихъ ученіяхъ къ онымъ должно присоединять упражненія, ведущія къ раз- витію вниманія людей. Они могутъ заключаться въ слѣ- дующемъ: а) При исполненіи пріемовъ. Когда будетъ сдѣлано нѣ- сколько пріемовъ можно командовать: «четные нумера (или такіе-то нумера во взводахъ, или такія-то отдѣленія, или такія-то шеренги отдѣленій, взводовъ и т. п.) на плечо», или какой другой пріемъ. Затѣмъ повѣряется ис- полнена ли команда всѣми людьми, до коихъ относилась и ими ли только одними она исполнена. Если кто иибудь оказался не внимательнымъ—пристыдить. б) При исполненіи эволюцій. Собрать взводныхъ коман- дировъ и предварить ихъ тихо, т. е. такъ, чтобы строй этого не зналъ, чтобы они до новаго приказанія ни од-
— 171 — ной команды не произносили вѣрно, т. е. соотвѣтственно построенію; затѣмъ командовать построеніе и слѣдить, чтобы люди исполняли не то, что по смыслу построенія слѣдуетъ, но ошибочную команду своихъ взводныхъ. За- тѣмъ предлагать взводнымъ исправитъ ихъ намѣренную ошибку. Кромѣ пріученія людей къ той смысли, что они должны всегда исполнять команду своего прямаго на- чальника, какова бы она ни была, это есть хорошій пріемъ и для пріученія взводныхъ командировъ къ тому, чтобы невольныя ошибки они исправляли не суетясь и строе- вымъ порядкомъ; они должны быть утверждены въ той мысли, что ошибка не важна, но весьма важно исправ- лять ее спокойно и не теряясь. в) При движеніяхъ. Командовать: «такіе-то ряды стой» или «кругомъ маршъ». При этомъ остальные продолжаютъ движеніе и смыкаются къ серединѣ, т. е. исполняютъ то, что будутъ исполнять и въ бою, при убыли рядовъ; слѣ- дить затѣмъ, чтобы останавливались, или поворачивались ряды дѣйствительно названные. При движеніи колоннъ, это вмѣстѣ съ тѣмъ лучшее средство для повѣрки равне- нія въ рядахъ. При движеніи рядами можно командовать: «такія-то шеренги кругомъ». Затѣмъ порядокъ возстанов- ляется по приказанію «въ свое мѣсто бѣгомъ маргиъ», при чемъ требовать, чтобы возстановленіе строя дѣлалось воз- можно быстро. Одновременно съ упражненіями вышеизложенными, при- ступать и къ показанію примѣненія уставныхъ строевъ къ мѣстности, роду противника и положенію его. Общая идея этихъ занятій слѣдующая: изо всякаго сомкнутаго строя перейти въ наиболѣе соотвѣтствующій для атаки на пѣхоту и артиллерію, или для обороны противъ пѣхоты, кавалеріи и артиллеріи, предполагаемыхъ въ различныхъ направленіяхъ и на различныхъ раз- стояніяхъ. При исполненіи сихъ построеній соблюдать слѣдующее: 1) непремѣнно назначать громко направленіе, откуда ожи- дается непріятель, а при возможности стараться его обо- значить; послѣднее особенно важно относительно кава-
— 172 — леріи, дабы наглядно видѣть, сколько времени можно употребить для приготовленія къ ея встрѣчѣ; 2) продѣ- лывая всякій изъ строевъ, дать себѣ отвѣтъ,—и осуще- ствить его построеніемъ,—на слѣдующіе вопросы: что сдѣлать, если непріятель явится съ фронта, съ тыла, противъ того, либо другого фланга, наконецъ, въ кото- ромъ либо изъ облическихъ направленій; 3) что дѣлать, если это будетъ пѣхота, кавалерія, артиллерія? Примѣръ: Рота идетъ въ колоннѣ справа рядами. Рот- ный командиръ предваряетъ громко, т. е. такъ, чтобы всѣ люди слышали: «конница атакуетъ съ тыла съ 1500 шаговъ», «рота кругомъ маршъ, строй взводы влѣво (вправо) бѣгомъ, пальба ротою, рота стой, головной взводъ съ колгь- на, задніе уступами». Головной взводъ (четвертый) оста- навливается и опускается на колѣно, третій къ нему под- бѣгаетъ, второй поворачиваетъ на лѣво, первый на право и бѣгомъ занимаютъ уступное положеніе. Новая команда: «подскакала на 400 (200) шаговъ, рота—пли, на руку». «Конница отбита, рота пли, взводы въ свои мѣста». За- тѣмъ возвратъ къ прежнему положенію, т. е. въ колонну справа рядами. Примѣчаніе. Во всякомъ строю подобныя заданія долж- но продѣлать въ 8 направленіяхъ, т. е. съ фронта, съ тыла, справа, слѣва, полъоборота направо съ фронта, полъ- оборота налѣво съ фронта, иолъоборота направо съ тыла, полъоборота налѣво съ тыла. Упражненія этого рода должны быть ведены такъ, чтобы не только не ослабить строевыя требованія, но, на- противъ, служить имъ поддержкою, утвержденіемъ въ нихъ ротъ. Понимать это должно въ томъ смыслѣ, что всякая форма строя, вызываемая какимъ либо предполо- женіемъ исполняется педантически строгимъ образомъ: таже энергическая команда, тоже быстрое и точное ис- полненіе, таже мертвая тишина по окончаніи построенія. Исполняя указанныя эволюціи, необходимо соблюдать слѣдующее: а) на первое время не требовать немедленнаго исполненія, а давать частнымъ начальникамъ нѣсколько одуматься; б) такъ какъ подобныя эволюціи имѣютъ цѣлью
— 173 — развитіе способности быстро примѣняться къ случайностямъ боя, то слѣдуетъ исполнять ихъ при такой обстановкѣ, чтобы всякому видно было, когда онѣ могутъ пригодится. Начальникамъ не слѣдуетъ установлять какія либо постоянныя правила для однообразнаго примѣненія устав- ныхъ типовъ къ мѣстности и обстоятельствамъ; ибо по- добныя упражненія должны имѣть цѣлью развить въ начальникахъ находчивость и пріучить ихъ спокойно встрѣчать неожиданности. Разсыпной строй долженъ быть пройденъ параллельно съ строемъ сомкнутымъ, для чего каждое построеніе, употребляемое въ бою, должно быть прикрыто цѣпью стрѣлковъ. На дѣйствительность огня стрѣлковой цѣпи молено раз- считывать только при болѣе или менѣе продолжительной стрѣльбѣ съ одного мѣста, когда стрѣлокъ успѣетъ хоро- шо примѣниться къ мѣстности, высмотрѣть цѣль и опре- дѣлить разстояніе до нея; такъ какъ во время движенія условія эти соблюдены быть не могутъ, а слѣдовательно и нельзя разсчитывать на мѣткій огонь, а между тѣмъ люди, будучи совершенно открыты, несутъ большія по- тери, «по, производитъ огонъ на ходу, въ сферѣ мѣткаго ружейнаго огня, воспрещается (исключеніе составляетъ послѣдній періодъ атаки). Но, чтобы при движеніи цѣпи, огонь ея не прекращал- ся ни на минуту, переходъ цѣпи на новую позицію про- изводитъ не сразу всей цѣпью, а частями, при чемъ остаю- щіяся на мѣстѣ поддерживаютъ огонь въ то время, какъ другія двигаются и затѣмъ, другая часть начинаетъ движеніе только тогда, когда съ новой позиціи уже от- крытъ огонь ранѣе перешедшей частію. Для избѣлсаиія значительныхъ потерь принять за по- стоянное правило: движеніе цѣпи частями впередъ и назадъ, на открытой мѣстности, производитъ перебѣжками. При первоначальной редакціи, большинство членовъ, принимавшихъ участіе въ разработкѣ инструкціи, высказалось противъ перебѣжекъ на- задъ, вслѣдствіе чего требовалось при отступленіи отходить шагомъ. Но вскорѣ на практикѣ ото оказалось неудобопримѣнимымъ, ибо наступа- ющій перебѣжками пе только скоро нагонялъ, но могъ и обгонять
— 174 — отступающаго шагомъ. Чтобы избѣгать подобныхъ не естественныхъ положеній,—одни стали допускать перебѣжки назадъ, другіе, не имѣвшіе желанія примириться съ этой необходимостію, не доводили обороняющаго до отступленія и такимъ образомъ иа всегда отказались отъ практики этого далеко не маловажнаго дѣла. Нормальный порядокъ боеваго движенія слѣдующій: въ первый періодъ боя до разстоянія, съ котораго огонь противника становится мѣткимъ, примѣрно отъ 1ООО— 800 шаговъ, цѣль идетъ прямо, быстро и безостано- вочно, при чемъ дозволяется стрѣлять только лучшимъ стрѣлкамъ. Приблизившись на означенное разстояніе, цѣпь располагается на удобной позиціи и открываетъ рѣдкій огонь. Резервъ цѣпи въ этотъ періодъ слѣдуетъ за нею шагахъ въ 500. Дальнѣйшее наступленіе, во второй періодъ боя, т. е. въ сферѣ мѣткаго ружейнаго огня (отъ 800—200 шаговъ), на мѣстности ровной и открытой, производится не иначе, какъ перебшжками, на основаніи указанныхъ ниже пра- вилъ, отъ позиціи къ позиціи, на разстоянія около 100 шаговъ. Послѣ каждой перебѣжки, па новой позиціи воз- становляется общая линія огня. Резервъ цѣпи, на мѣст- ности открытой не передвигается вмѣстѣ съ цѣпью при каждой перемѣнѣ ею позиціи, но дѣлаетъ разомъ пере- ходы въ 300—400 шаговъ. При движеніи цѣпь соблюдаетъ слѣдующее: а) при наступленіи первыми начинаютъ перебѣжку тѣ части цѣпи, передъ которыми есть выгодныя мѣста на новой позиціи; б) при отступленіи первыми начинаютъ перебѣжку тѣ, которыя занимаютъ открытыя, т. е. менѣе выгодныя мѣста старой позиціи; в) остальные затѣмъ пристраиваются къ нимъ послѣдо- вательно, или одновременно по приказанію начальника цѣпи; г) величина перебѣгающихъ частей не постоянна и со- размѣряется съ силою цѣпи: взводъ перебѣгаетъ по от- дѣленіямъ, роты—по полуротно или по взводно, не иначе однакожъ, какъ по приказанію начальника цѣпи; д) порядокъ, въ которомъ участки цѣпи перебѣгаютъ съ позиціи на позицію, на открытой мѣстности, никогда
— 175 — не долженъ быть постояннымъ, напр. перебѣжку начи- наетъ первый разъ правый флангъ, другой—лѣвый, тре- тій—центръ. Это необходимо соблюдать для того, чтобы принятіе какого либо постояннаго порядка перебѣжекъ на открытой мѣстности не развило привычки держаться то- го-же порядка и на мѣстности пересѣченной. Во второй періодъ боя, т. о. въ сферѣ мѣткаго ружей- наго огня, производится усиленіе цѣпи; часть, назначенная на усиленіе, вступаетъ въ линію цѣпи и располагается, гдѣ по мѣстнымъ условіямъ окажется удобнѣе (*). Для избѣжанія затрудненій въ управленіи огнемъ въ цѣпи послѣ повтореннаго нѣсколько разъ ея усиленія, когда люди разныхъ частей перемѣшаны между собою, унтеръ- офицеры должны брать себѣ подъ команду то число ближай- шихъ къ нимъ звеньевъ или группъ, которымъ они командовали въ началѣ, не обращая вниманія на то, ихъ ли это люди или чужіе; точно также поступать взводнымъ—относи- тельно отдѣленій іі полуротнымъ—относительно взводовъ. Бой пѣхоты завершается, въ большинствѣ случаевъ, дви- женіемъ для удара въ штыки, которому предшествуетъ сильная огневая подготовка съ такого разстоянія, которое даетъ возможность, двинувшись впередъ, достигнуть без- остановочно непріятельской позиціи. Разстояніе это должно быть не болѣе 200—150 шаговъ. Приблизившись къ про- тивнику на указанное разстояніе, цѣпь наступающаго или бросается въ штыки и сама выбиваетъ цѣпь противника съ занимаемой ею позиціи, или же останавливается и ча- стымъ огнемъ обстрѣливаетъ се, дабы подготовить атаку своему резерву. Въ первомъ случаѣ, по сигналу, подаваемому начальни- комъ цѣпи, отдѣленные начальники выскакиваютъ впередъ; къ нимъ бѣгомъ собираются въ кучки ихъ люди и, затѣмъ, съ крикомъ ура! бросаются въ штыки на непріятеля; вы- (*) Не слѣдуетъ упускать изъ виду, что инструкція эта была составлена до изданія ,,временныхъ правилъ для обученія роты и батальона раз- сыпному строю'1; вслѣдствіе чего въ пей встрѣчаются мѣстами такого рода требованія, которыя, вполнѣ отвѣчая указаніямъ устава, нынѣ не согласуются съ требованіями упомянутыхъ правилъ.
— 176 — бивъ его, занимаютъ позицію, при чемъ резервъ подвигает- ся къ цѣпи безостановочно, на встрѣчу резерву непрія- тельскому, если таковой есть; или же для преслѣдованія, вмѣстѣ съ цѣпью, сбитаго непріятеля. Во второмъ случаѣ цѣпь останавливается въ шагахъ 150 -200 отъ непріятеля и открываетъ по немъ самую учащенную стрѣльбу. Подъ прикрытіемъ огня цѣпи, рот- ный резервъ подводится быстрымъ шагомъ, въ разверну- томъ строѣ, съ разомкнутыми рядами. Когда ротный резерва» подходитъ къ цѣпи, ротный коман- диръ подаетъ «бой къ атакѣ». Барабанщики бьютъ, сигна- листы трубятъ, ротный резервъ наступаетъ, ускоряя шагъ и смыкаясь на ходу; цѣпь встаетъ и сопровождаетъ на- ступающую сомкнутую часть по флангамъ, производя уча- щенную пальбу. Подойдя къ непріятелю приблизительно на 50 шаговъ, резервъ и цѣпь съ крикомъ чура!» бросаются въ штыки. Вообще, со вступленіемъ въ сферу сильно обстрѣливае- маго пространства (отъ 800—200 шаговъ), боевая линія принимаетъ форму густой цѣпи, поддержанной ближай- шими резервами въ развернутомъ строѣ съ разомкнутыми рядами; наступленіе на мѣстности открытой, какъ выше сказано, производится перебѣжками съ необходимыми оста- новками на каждой позиціи; во время остановокъ люди ложатся. Форма построенія поддержекъ должна быть стро- го согласована съ дѣйствительностію огня и мѣстностію: чѣмъ больше открыта мѣстность, тѣмъ тоньше долженъ быть строй; вздвоиваніе рядовъ, вслѣдствіе увеличенія глу- бины строя, а слѣдовательно и излишнихъ потерь, замѣ- нять размыканіемъ рядовъ. Частные резервы слѣдуютъ ускореннымъ шагомъ, или бѣгомъ и, въ зависимости отъ мѣстности, развернутымъ строемъ съ разомкнутыми рядами, или въ колоннахъ. Удаленіе резерва отъ своего участка цѣпи, на откры- той мѣстности, опредѣляется главнымъ его назначеніемъ поддерживать цѣпь штыкомъ, въ случаѣ нападенія на нее непріятеля, слѣдовательно—разстояніемъ, на которомъ на- ходится непріятель отъ нашей цѣпи.
— 177 — При наступленіи цѣпи нужно обратить особенное вни- маніе на снаровку охватыванія непріятельской цѣпи и про- тиводѣйствія охвату со стороны противника. Снаровки охва- тыванія хороши въ большинствѣ случаетъ, но въ особен- ности полезны противъ позицій прямо-линейныхъ и сильныхъ съ фронта, какъ: канавы, насыпи дорогъ я т. п. Охватываніе фланга непріятеля цѣпью, стоящей на мѣстѣ, можетъ быть произведено наступленіемъ впередъ фланга, назначеннаго для охвата, при чемъ этотъ флангъ, насту- пая долженъ принимать въ сторону до тѣхъ поръ, пока не займетъ такое положеніе, чтобы брать непріятельскую цѣпь вкось, а если можно, то и вдоль. При наступленіи всей цѣпи, охватъ производится съ тою разницею, что флангъ цѣпи, назначенный для этой цѣли, опережаетъ другія ея части и, принимая въ сторону, по- дается впередъ до тѣхъ поръ, пока не займетъ охваты- вающаго положенія. Подобное охватываніе должно быть предпринимаемо по сближеніи съ противникомъ шаговъ на 400, чтобы послѣднему было трудпее принять мѣры для противодѣйствія охвату. Для противодѣйствія охвату слѣдуетъ или выслать но- вую цѣпь изъ резерва, которая бы брала во флангъ охва- тывающую часть непріятельской цѣпи, или же послать противъ нея ближайшую часть резерва. Боковыя передвиженія цѣпи подъ огнемъ противника дѣлать не поворотомъ ея на право или на лѣво, а про- долженіемъ цѣпи изъ резерва въ должную сторону и уби- раніемъ соотвѣтствующей части цѣпи съ противоположна- го фланга; напр. изъ роты мирнаго состава разсыпаны первые три взвода, занимающіе позицію въ 150 шаговъ, требуется передвинуть цѣпь вправо на 50 шаговъ; для сего 4-й взводъ разсыпается на правомъ флангѣ, а 3-й— убирается въ резервъ. Надзоръ и непосредственное руководство людьми, находя- щимися въ цѣпи, а равно управленіе огнемъ, движеніемъ, расположеніемъ и дѣйствіемъ возлагается на отвѣтственность отдѣленныхъ унтеръ-офицеровъ, которые, получивъ соот- вѣтствующія указанія отъ взводнаго командира, обязаны: 13
—• 178 — а) Указывать людямъ своего отдѣленія черезъ стар- шихъ въ группахъ или въ звеньяхъ цѣль куда стрѣлять и разстоянія до нея. б) Наблюдать затѣмъ, чтобы съ большихъ разстояній открывался бы рѣдкій огонь, и назначать для этой цѣли лучшихъ стрѣлковъ. в) Разрѣшать всѣмъ людямъ своего отдѣленія открыть огонь, когда цѣпь войдетъ въ сферу мѣткаго ружейнаго огня. г) Учащать огонь, опредѣляя число патроновъ, которые каждый долженъ выпустить. д) Прекращать огонь или замедлять его, если не пред- ставляется выгодной для стрѣльбы цѣли. е) Знать во всякое время приблизительно число патро- новъ, которыми опъ можетъ дѣйствовать. ж) Слѣдить затѣмъ, чтобы, при занятіи позиціи, цѣпь располагалась на мѣстахъ наиболѣе удобныхъ для стрѣль- бы и, въ тоже время, могущихъ служить прикрытіемъ отъ непріятельскихъ выстрѣловъ. з) Опредѣлять командой, когда по выгодной цѣли мож- но стрѣлять залпами на дальнія разстоянія. Пальбу залпами употреблять исключительно при оборонѣ противъ сомкнутыхъ частей противника; при наступленіи же она можетъ быть употреблена лишь въ исключитель- ныхъ случаяхъ: для отраженія атакъ непріятельской ка- валеріи, для преслѣдованія сомкнутыхъ частей противника, если обстоятельства не позволятъ гнать ихъ штыками, по группамъ рекогносцирующихъ начальниковъ, по непрія- тельскимъ батареямъ, большимъ колоннамъ и т. д. При залпахъ всегда имѣть видимую цѣль шагахъ въ 200; если ее нѣтъ, выслать людей и приказать цѣлить имъ въ ноги. Хорошій, въ боевомъ смыслѣ залпъ—ровный залпъ, ибо онъ и выдержанный. Достигается онъ не ре- петиціями, но пріученіемъ людей слушать не случайные выстрѣлы, но команду ротнаго командира; для этого, передъ ученіемъ приказываютъ двумъ, тремъ солдатамъ изъ лучшихъ стрѣлять при залпахъ, не выждавъ команды «ши», которую на первое время хорошо даже нѣсколько задерживать. При первыхъ залпахъ найдется много людей,
— 179 — особенно изъ молодыхъ, которые этими ранними выстрѣ- лами увлекутся: тогда пристыдить и объяснять, что поря- дочный солдатъ въ строю не выстрѣловъ слушаетъ, а команду начальника. Послѣ нѣсколькихъ разъ такіе ранніе выстрѣлы перестаютъ дѣйствовать. Обратить вниманіе, чтобы въ продолженіи всего ученія не вкрадывалась вялость въ командахъ или въ исполненіи. Пройдя черезъ мѣстные предметы (кусты, овраги, ру- чьи) немедленно возстановлять полный порядокъ. Вообще, при веденіи строевыхъ ученій, ротные коман- диры должны показать какъ должно атаковать и зани- мать для обороны различные мѣстные предметы: деревню, лѣсъ, ‘крутой оврагъ, высоту, укрѣпленіе, дефиле и проч. Начинать слѣдуетъ съ расположеній для обороны, тогда и показъ атаки будетъ осмысленнѣе. При обученіи атакѣ налечь на то, чтобы при атакѣ укрѣпленій и овраговъ цѣпь не бросалась бы вмѣстѣ съ сомкнутыми частями въ ровъ (оврагъ), но оставалась бы на послѣдней позиціи и покровительствовала бы своимъ огнемъ эсколадѣ бруствера (противолежащаго берега овра- га). Сомкнутыя части, спустившись въ ровъ (оврагъ) бѣ- гомъ, останавливаются, переводятъ духъ, приводятся въ порядокъ и затѣмъ разомъ бросаются въ атаку. При производствѣ атакъ наблюдать слѣдующее: а) атаку производить противъ видимыхъ цѣлей, напр. забора, на- сыпи, высоты, опушки кустовъ, своего лагеря и проч.; б) соблюдать дистанціи, съ которыхъ по уставу слѣдуетъ брать на руку и бросаться на *ура»; в) атаку останавли- вать только пройдя предметъ, обозначающій противника; г) предметъ атаки долженъ быть указанъ всѣмъ людямъ; д) пройдя предметъ атаки, сомкнутыя части немедленно приводятся въ порядокъ. Въ случаѣ замѣченной важной ошибки, ротный коман- диръ останавливаетъ ученіе и, объяснивъ кому слѣдуетъ въ чемъ состояла ошибка, приказываетъ ее исправить, а затѣмъ продолжаетъ ученіе. Каждое ротное ученіе, па основаніи приведенныхъ выше указаній, тре- бовалось производить по заблаговременно составленной ротнымъ команда-
— 180 — ромъ програмѣ, кратко и точно опредѣляющей послѣдовательность ученія; програму эту ротные командиры обязывались имѣть при себѣ. Для при- мѣра укажемъ на одну изъ подобныхъ програмъ, случайно у насъ со- хранившуюся: Испытаніе вниманія. На мѣстѣ: 1) Посредствомъ ружейныхъ пріемовъ. 2) Умышленными ошибками офицеровъ. На ходу: 1) Осаживаніе рядовъ и движеніе ихъ въ сторону, обрат- ную движенію фронта. 2) Ломка фронта. 3) Повѣрка явятся ли начальники въ предположеніи убыли старшаго. Прикладной уставъ (т.е. встрѣча непріятельскихъ атакъ, предполагаемыхъ въ различныхъ направленіяхъ и на различныхъ разстояніяхъ). 1) Конница съ фланга. 2) Конница съ тылу. 3 ) Конница въ облнческомъ направленіи. • Тоже самое. іъ развернутаго строя: Изъ полуротной колонны на полныхъ дистанціяхъ: Изъ густой полуротной ко- лонны: Атака лѣса. Высылка рѣдкой цѣпи. Огонь. Усиленіе цѣпи. Наступленіе перебѣж- ками. Противодѣйствіе предполагаемому охвату. Атака цѣпью. Показать какъ слѣдуетъ располагаться для обороны лѣса. При возвращеніи съ ученья выдержать людей въ сохраненіи направле- нія на указанный предметъ. Подходя къ лагерю атаковать его открытой силой, для чего пройти скрытно, сначала по опушкѣ №№ лѣса, спуститься въ оврагъ, пройти за песчаными холмами и броситься на лѣвый флангъ лагеря съ крикомъ , ,ура“. Само собою разумѣется, что во время такихъ ученій ротный коман- диръ не скупится на разъясненіе того, что могло казаться людямъ не- понятнымъ. Точно также, замѣчая ошибки, не разъ приходится останав- ливать ученіе, и объяснять въ чемъ ошибка, и какъ слѣдуетъ поступить. И этимъ ротный командиръ пользуется, чтобы повѣрить правильность передачи приказаній: указавъ взводнымъ командирамъ, что нужно дѣлать, онъ наблюдаетъ затѣмъ, чтобы они, въ свою очередь, передали отдѣлен- нымъ, что до нихъ относится, а послѣдніе уже сообщаютъ людямъ и исполняютъ, что указано.
— 181 — Въ сочиненіи ,,Опытъ руководства для подготовки частей къ бою“ мы встрѣчаемъ, по поводу упомянутыхъ выше толкованіи, такія глубоко правдивыя и искреннія слова, что не можемъ не привести ихъ здѣсь, въ опроверженіе высказываемыхъ иногда сужденій, что разговоръ передъ фронтомъ неумѣстенъ: „Практическое обученіе, какъ бы оно ни было все- сторонне въ мирное время, не можетъ не оставить пробѣловъ; пополнять ихъ одно средство—словесныя поученія солдатамъ о томъ, что они знать должны. Кто любитъ солдата, кто преданъ дѣлу и знаетъ его,— тотъ найдетъ, что сказать. Суворовъ считалъ подобныя толкованія до того необходимыми, что ими закапчивалъ п приказывалъ заканчивать всякое ученіе. Ученіе продолжалось часъ, много полтора; а поученіе иногда больше двухъ часовъ. Разумѣется, нужно быть Суворовымъ, чтобы слушали, стоя подъ ружьемъ, два часа сряду; но пять, десять минутъ, и особенно внѣ строя, на свободѣ, всякого будутъ слушать. А въ де- сять минутъ можно много сообщить полезнаго м доступнаго солдату, осо- бенно если опъ подготовленъ понимать военные совѣты всѣмъ ходомъ своихъ мирныхъ занятій. Отъ такихъ толкованій получится двойная вы- года: солдатъ станетъ участвовать въ своемъ дѣлѣ не однѣми руками и ногами, но также сердцемъ и головой; офицеръ усвоитъ себѣ ту крат- кую, энергическую, ясную, не вдающуюся въ мелочи рѣчь, которая ему пригодится для отдачи приказаній въ бою ина маневрахъ. Г.г. офицеры! не уклоняйтесь отъ разъясненій солдатамъ вашего общаго дѣла въ бою; великіе подвиги, какъ и выходъ изъ тяжелыхъ положеній, возможны только для того, кто знаетъ солдата, и кого солдатъ знаетъ и понимаетъ.../4 Въ періодъ батальонныхъ занятій. Батальонный коман- диръ, для сплоченія батальона обращаетъ вниманіе на согласованіе ротъ между собою и на приданіе стройности и единства. Въ порядкѣ обученія придерживается той же постепен- ности, которая опредѣлена и для ротъ, направляя перво- начально усилія на то, чтобы сдѣлать батальонъ поворот- ливымъ и послушнымъ орудіемъ въ своихъ рукахъ. Въ виду того, что прежде всего необходимо согласовать роты и уравнять ихъ шагъ и что цѣль эта гораздо удоб- нѣе достигается въ колоннѣ наиболѣе сосредоточенной, командиръ батальона выстраиваетъ взводную колонну и въ этомъ строѣ двигаетъ -батальонъ по разнымъ направ- леніямъ, наблюдая: а) чтобы шагъ былъ ровный, свобод- ный и спокойный; б) чтобы во время движенія не раз- страивался порядокъ и чтобы сохранялись положенныя дистанціи и интервалы, и в) чтобы колонна двигалась по данному направленію.
— 182 — Когда батальонъ усвоитъ должное спокойствіе и твер- дость въ движеніяхъ, батальонный командиръ пріучаетъ его заходить подъ различными углами, какъ съ мѣста, такъ и находу. Пріучивъ батальонъ къ ловкому, стройному и спокой- ному исполненію всѣхъ движеній во взводной колоннѣ, батальонный командиръ перестраиваетъ его въ двухвзвод- ную колонну и въ той же постепенности пріучаетъ его къ различнымъ движеніямъ въ этомъ строѣ, стараясь достигнуть тѣхъ же результатовъ, какъ и при движеніи колонны взводной. Сплоченный, такимъ образомъ, батальонъ обучается построеніямъ въ параллель съ разсыпнымъ строемъ, со- гласно тѣхъ общихъ указаній, которыя выше даны для обученія роты, съ нѣкоторыми лишь дополненіями, ука- занными ниже. Батальонъ въ сферѣ непріятельскаго огня, перестроив- шись по ротно въ одну или двѣ линіи, теряетъ внѣшнее единство, а потому при обученіи батальона, командиръ онаго долженъ употребить все свое усиліе на развитіе и поддержаніе единства внутренняго т. е. безусловнаго рве- нія выручать другъ друга. Это внутреннее единство батальона при расположеніи, движеніи и дѣйствіи по ротно, выражается: а) Тѣмъ, что общую цѣль для достиженія ставитъ ба- тальонный командиръ; каждый изъ ротныхъ командировъ содѣйствуетъ ея достиженію всѣми мѣрами, не развле- каясь и не задаваясь своими цѣлями, какъ бы онѣ ни казались ему заманчивыми. б) Общій боевой порядокъ батальона (т. е. число ротъ въ боевой линіи и резервѣ), опредѣляемый батальоннымъ командиромъ, обязателенъ для ротныхъ командировъ въ томъ смыслѣ, что временное отступленіе отъ онаго, вы- нуждаемое обстоятельствами, должно быть прекращаемо немедленно съ перемѣною этихъ послѣднихъ. Напр. коман- диръ роты, стоящей въ частномъ резервѣ, видитъ, что его товарищу боевой линіи грозитъ атака; онъ выручаетъ его, не ожидая приказанія, и затѣмъ занимаетъ свое
— 183 — мѣсто. Другой примѣръ: батарея заняла расположеніе на одномъ изъ фланговъ боевой линіи: ближайшая рота, не ожидая приказанія, прикрываетъ наружный флангъ ея; но какъ только видитъ, что батарея болѣе не нуждается почему либо въ прикрытіи и не возникло вновь ничего, требующаго оставленія роты въ боевой линіи, командиръ этой роты немедленно отводитъ ее на свое мѣсто. в) Протяженіе фронта боеваго порядка батальона рот- ные командиры должны соблюдать, не дозволяя себѣ ни отдѣляться отъ товарищей, ни тѣсниться къ нимъ. Само собою разумѣется, это слѣдуетъ понимать такъ, что не должно отдѣляться отъ товарищей до потери возможности поддержать ихъ, или же тѣсниться до помѣхи свободѣ ихъ дѣйствій. г) По сигналу или приказанію батальоннаго командира атаковать, все, принадлежащее батальону, должно идти въ атаку; развѣ самъ батальонный командиръ прикажетъ кому либо остановиться на выгодной позиціи для содѣй- ствія атакѣ огнемъ. Затѣмъ, ротный командиръ остается полнымъ хозяи- номъ формы боеваго порядка своей роты; не долженъ стѣсняться дистанціями, опредѣленными между боевой линіей и резервомъ, т. е. если, напр., онъ видитъ, что, оставаясь въ резервѣ на положенной дистанціи, онъ под- вергается потерямъ, между тѣмъ, приблизившись къ бое- вой линіи или даже временно вступивъ въ нее онъ бы ихъ избѣжалъ, то не только можетъ, но долженъ это сдѣлать. Но отставать, хотя бы и въ видахъ сбереженія роты, не долженъ,—иначе можетъ нарушиться связь и возможность своевременной поддержки боевой линіи. Рот- ный командиръ не долженъ увлекаться педантическимъ равненіемъ по частямъ, принадлежащимъ къ одной съ нимъ линіи, т. е. можетъ находится и нѣсколько впере- ди или позади оной, если этимъ можетъ сберечь свою роту отъ лишнихъ потерь; наконецъ, ротный командиръ свободенъ въ выборѣ средства поддержки, когда дѣло касается не всей боевой линіи батальона, а какой либо части ея, т. е. по соображенію съ положеніемъ, въ ко-
— 184 — торомъ онъ находится относительно выручаемаго товари- ща, онъ самъ рѣшаетъ: огнемъ ли ему помочь или штыкомъ. Для развитія находчивости и распорядительности рот- ныхъ командировъ въ отношеніи выручки и поддержки другъ друга, командиръ батальона на строевыхъ ученіяхъ дѣлаетъ соотвѣтственныя положенія, объявляемыя вслухъ той или другой ротѣ и повѣряетъ, что и какъ будетъ исполнено командирами сихъ ротъ. Каждое строевое ученіе должно, по возможности, обни- мать большее число построеній, представляющихъ примѣ- неніе уставныхъ тиновъ, къ мѣстности и обстоятельствамъ, которыя въ батальонѣ значительно разнообразнѣе, нежели въ ротѣ; при этомъ налегать на преобразованіе располо- женій по ротно, а не сборныхъ батальонныхъ строевъ. При атакѣ мѣстныхъ предметовъ; въ строю по ротно, наблюдать, чтобы каждая рота 1-й линіи брала на «ура» не по общей командѣ, а соображаясь съ разстояніемъ до предмета, который обозначаетъ расположеніе противника. Каждое батальонное ученіе должно производиться по заблаговременно составленному предположенію. За симъ, остальныя правила производства строевыхъ ученій въ ротахъ, должны быть строго соблюдаемы и при батальонныхъ ученіяхъ. На тѣхъ же основаніяхъ, которыя даны для производ- ства строевыхъ ученій, должны быть произведены рот- ныя ученія, по составу военнаго времени, съ тѣмъ не- премѣннымъ условіемъ, чтобы каждый ротный командиръ прокомандовалъ ротою по военному составу. Ученія эти производить подъ непосредственнымъ наблюденіемъ ба- тальонныхъ командировъ, но по програмамъ, составляе- мымъ ротными командирами. Въ періодъ полковыхъ занятій. Полевыя занятія въ пол- кахъ производятся съ соблюденіемъ правилъ, изложен- ныхъ для ротъ и батальоновъ, съ дополненіемъ лишь нижеслѣдующаго. Ученія двухъ или болѣе батальоновъ должны быть про- изводимы неиначе, какъ по заранѣе составленнымъ пред-
— 185 — положеніямъ. Особыхъ ученій въ резервномъ порядкѣ не производить, ибо упражненія эти, при томъ условіи, что батальоны хорошо обучены отдѣльно, могутъ быть продѣ- лываемы въ началѣ полковыхъ ученій. При производствѣ эволюцій нѣсколькимъ батальонамъ въ резервномъ порядкѣ, въ отношеніи однообразія и одновре- менности ограничиваться только крайне необходимымъ. Такимъ образомъ, равненіе требовать въ каждомъ баталь- онѣ, но выравниванія шеренгъ и рядовъ цѣлой линіи не добиваться, а также отнюдь не слѣдуетъ требовать дви- женія нѣсколькихъ батальоновъ въ одну ногу. При производствѣ строевыхъ ученій цѣлыми полками показать частямъ устраненіе столпленія и заполненіе раз- рывовъ. Для этого, при столпленіи нужно убрать часть, которой недостаетъ мѣста, во вторую линію; при разрывѣ нужно заполнить его частью изъ второй линіи. Для сего: 1) если не хватаетъ мѣста ротѣ, опредѣляетъ батальон- ный командиръ, которой осадить; не хватаетъ мѣста ба- тальону, опредѣляетъ полковой командиръ, которому изъ батальоновъ осадить; 2) если образуется разрывъ, ближай- шій ротный командиръ самъ заполняетъ его, не ожидая приказанія. Общій резервъ, на мѣстности открытой, въ сферѣ дѣй- ствительныхъ выстрѣловъ, изъ батальонныхъ колоннъ пе- рестраивается въ строй по ротно, на сближенныхъ интер- валахъ. Въ длинныхъ линіяхъ разсыпнаго строя очередь пере- бѣжекъ ведется въ каждомъ батальонѣ самостоятельно, не соображаясь съ цѣпями сосѣднихъ батальоновъ. При производствѣ строевыхъ ученій батальонами по воен- ному составу формированіе таковыхъ производится по ра- споряженію командира полка. Програмы же для означен- ныхъ ученій составлять батальоннымъ командирамъ. Предположенія для производства всѣхъ вообще строевыхъ ученій, въ составѣ цѣлаго полка, должны обнимать тѣ дѣй- ствія, которыя могутъ выпадать въ бою на долю не боль- шой совокупности батальоновъ, а именно: движеніе въ по- ходномъ порядкѣ и переходъ въ порядокъ боевой; насту-
— 186 — пленіе или отступленіе въ боевомъ порядкѣ; занятіе соот- вѣтствующихъ позицій; оборона и атака ихъ; атака и обо- рона переправъ; сопровожденіе транспортовъ; прикрытіе фуражировокъ и т. д. Чтобы частные начальники могли понимать цѣль про- изводимыхъ движеній и эволюцій, командиръ полка объ- являетъ всѣмъ батальоннымъ командирамъ, какъ общее предположеніе, такъ и примѣрный ходъ ученія, въ кото- ромъ опредѣляете, какія предположенія онъ дѣлаетъ о дѣйствіяхъ противника и какія, вслѣдствіе этого, будутъ исполнены эволюціи. Въ этихъ предположеніяхъ избѣгать опредѣленія, какія части (роты и батальоны), въ какомъ мѣстѣ и какія дѣй- ствія должны исполнить, вообще предположенія отнюдь не должны касаться средствъ исполненія, выборъ которыхъ дол- женъ быть вполнѣ предоставленъ частнымъ начальникамъ. Общее предположеніе для ученія и примѣрный ого ходъ или объявляется письменно, до начала ученія, или командиръ полка, передъ началомъ ученія, вызываетъ батальонныхъ командировъ и сообщаетъ имъ свои предположенія на мѣстѣ. 2) МАНЕВРИРОВАНІЕ Маневрированіе, согласно инструкціи, начинается съ пе- ріода батальонныхъ занятій, подъ руководствомъ коман- дира батальона, который распредѣляете подвѣдомственныя ему роты на два отряда. На маневрахъ этого рода должно обращать особенное вниманіе на то, чтобы офицеры пріучались къ наблюденію затѣмъ, какое впечатлѣніе на глазъ производятъ части на- ступающаго противника, дабы пріобрѣсть привычку судить издали о колоннахъ и расположеніи непріятельскихъ силъ. Для сего, предположеніе должно быть объявляемо забла- говременно, дабы на первыхъ порахъ офицеры знали впе- редъ силу отряда и могли бы по извѣстному наметать глазъ для того, чтобы судить о неизвѣстномъ. Предположеніе не должно опредѣлять ходъ и исходъ маневра, а то и другое должно истекать изъ самостоя-
— 187 — тельныхъ распоряженій начальниковъ, на основаніи задан- ной имъ общей цѣли и той обстановки, которая явится во время маневра. Составленіе предположеній для маневровъ, въ періодъ занятій съ батальономъ, возлагается на батальонныхъ ко- мандировъ, которые, руководя маневромъ, суть и посред- ники для разрѣшенія могущихъ встрѣтится столкновеній. Начальники сторонъ, по полученіи заданія, должны объ- явить всѣмъ офицерамъ цѣль и предполагаемый ходъ ма- невра, а сіи послѣдніе, черезъ унтеръ-офицеровъ, объяв- ляютъ надлежащее всѣмъ нижнимъ чинамъ. Въ случаѣ замѣченной важной ошибки, батальонный ко- мандиръ останавливаетъ роты сигналомъ «слушайте всѣ, стой», и, объяснивъ кому слѣдуетъ, въ чемъ состояла ошибка, приказываетъ ее исправить и, затѣмъ, продолжаетъ ма- невръ. При останавливаніи маневра, роты безусловно оста- ются. на тѣхъ мѣстахъ, на которыхъ засталъ ихъ сигналъ или приказаніе. При маневрированіи, руководителю наблюдать, чтобы наступающій предварительно опредѣлялъ: на какой пунктъ расположенія противника выгоднѣе вести атаку, чтобы не- премѣнно подготовлялъ свою атаку огнемъ стрѣлковъ, а при движеніи пользовался мѣстностію для избѣжанія на- прасныхъ потерь. Чтобы обороняющійся, кромѣ искуснаго выбора позиціи и искуснаго къ ней примѣненія, всегда опредѣлялъ, какая часть избранной позиціи должна быть за- нята сильнѣе и, сообразно съ этимъ, распредѣлялъ свои силы. Для устраненія несчастныхъ случаевъ, а таіике для устраненія, по возможности, неестественныхъ положеній и вреднаго ихъ вліянія на войска, поставляются слѣдующія правила въ отношеніи сближенія войскъ на маневрахъ какъ батальонныхъ, такъ и полковыхъ: 1) Цѣпи стрѣлковъ не должны подходить другъ къ другу ближе 100 шаговъ, затѣмъ должны прекратить огонь, остановиться и взять ружья къ ногѣ. 2) Сомкнутыя части обѣихъ сторонъ также должны останавливаться не доходя до цѣпи 100 шаговъ и брать ружья къ ногѣ.
— 188 — 3) Сторона, которой приказано отступить, выводитъ части свои постепенно, не торопясь, въ полномъ порядкѣ, раздѣляясь, если нужно, на линіи, какъ было до начала столкновенія. 4) До оставленія позиціи послѣдними частями отсту- пающей стороны, другая сторона не должна трогаться съ мѣста; потомъ-же, въ томъ самомъ порядкѣ, въ кото- ромъ стояла, она штурмуетъ бывшее расположеніе своего противника. 5) Опредѣленіе, которая изъ сторонъ должна отступать, слѣдуетъ сообщать войскамъ не позже какъ по сближеніи цѣпей на 150—100 шаговъ, дабы отстранить остановку наступающихъ для атаки войскъ. Но если ударили атаку остановки не допускать, а доводить маневръ до сквозной атаки. При сквозныхъ атакахъ обращать особенное вни- маніе на то, чтобы люди быстро протискивались на сквозь противнаго строя и мгновенно возстановляли порядокъ. Если предполагается продолженіе маневра, то по сигна- ламъ „слушайте всѣ", „кругомъ", „атака", части по- ворачиваютъ кругомъ, производятъ новую атаку на сквозь и занимаютъ прежнее относительное положеніе, послѣ чего маневръ продолжается. 6) Всѣ указанныя правила, относительно разрѣшенія столкновеній, примѣнять къ каждому частному столкно- венію, не ожидая сближенія всѣхъ силъ отрядовъ. По окончаніи каждаго маневра, командиръ батальона собираетъ всѣхъ ротныхъ командировъ и младшихъ офи- церовъ и сообщаетъ имъ свои замѣчанія, по окончаніи коихъ можетъ разрѣшить сторонамъ высказать объясненія на сдѣланныя имъ замѣчанія. Тѣже самыя правила должны соблюдаться и при ис- полненіи маневровъ полковыхъ, относительно коихъ, сверхъ того, преподаны слѣдующія указанія: Если предположенія для маневровъ составляются пись- менно, то они должны опредѣлять: 1) мѣсто и время сбора частей отряда и порядокъ ихъ расположенія; 2) пред- положеніе о первоначальномъ положеніи противника и 3) цѣль, которую отрядъ долженъ достигнуть.
— 189 — Слѣдуетъ составлять и такія предположенія, по кото- рымъ каждая і»зъ сторонъ должна, для исполненія ука- занной задачи, начать наступленіе въ походномъ порядкѣ, при исполненіи котораго должна произойти встрѣча обѣ- ихъ сторонъ и привести къ оборонѣ или атакѣ позицій. При исполненіи такого маневра, представится начальни- камъ отрядовъ случай упражнять и выказать свой глазо- мѣръ, находчивость п распорядительность. Полезно наканунѣ маневра, или передъ его производ- ствомъ, командиру полка объѣхать вмѣстѣ съ батальонными командирами мѣстность, на которой будетъ произведенъ маневръ и на мѣстѣ объяснить свои предположенія. Начальникамъ наблюдать, чтобы передача приказаній производилась въ порядкѣ подчиненности, т. е. перехо- дила бы послѣдовательно отъ полковаго командира къ батальонному, отъ батальоннаго къ ротному и т. д.; если же, условіями боя вызывается необходимость распо- рядится какою либо частію, обходя указанный выше по- рядокъ, то старшій начальникъ, поступившій такимъ обра- зомъ, обязуется сообщить о своемъ распоряженіи млад- шему, напр., если по ходу боя командиръ полка призна- етъ необходимымъ безотлагательно распорядится какою либо ротою, то, отдавъ соотвѣтствующее приказаніе рот- ному командиру, сообщаетъ объ этомъ батальонному командиру. Въ тоже время, ротный командиръ, получивъ приказаніе непосредственно отъ полковаго командира, обя- зуется донести своему батальонному командиру о получен- номъ приказаніи. Если, по условіямъ боя, нѣсколько батальоновъ или ротъ будутъ поставлены въ необходимость дѣйствовать пли располагаться вмѣстѣ, то старшій изъ батальонныхъ или ротныхъ командировъ немедленно принимаетъ коман- дованіе надъ означеннымъ отрядомъ, пе ожидая на это особаго приказанія со стороны старшаго начальника. Примѣчаніе. Для утвержденія въ этомъ правилѣ част- ныхъ начальниковъ, слѣдуетъ иногда, при распредѣленіи войскъ иа отряды, командировъ имъ не назначать и наблю- дать затѣмъ разберутся ли сами.
— 190 — Одинъ или два полковыхъ маневра, при возможности, должны быть произведены съ выводомъ частей на ночь, при чемъ обратить особенное вниманіе на порядокъ от- правленія сторожевой службы. При производствѣ маневровъ какъ батальонныхъ, такъ и полковыхъ обращать вниманіе: 1) какъ начальники от- даютъ приказанія и какъ они передаются; 2) сообщаетъ ли частный начальникъ своимъ подчиненнымъ полученное при- казаніе; 3) что изъ него и какъ сообщаетъ; 4) при атакѣ — подводитъ ли свою часть такъ, чтобы понести возможно меньше потерь; 5) задается ли начальникъ, подступая къ позиціи, вопросомъ о томъ, на какой пунктъ выгоднѣе на- править главныя усилія и почему именно; 6) распредѣле- но ли между частями кому на какую точку устремится гі указано ли это солдатамъ ихъ непосредственными коман- дирами; 7) распорядился ли каждый частный начальникъ назначеніемъ себѣ очереди замгъстителей, въ случаѣ убыли и 8) учреждено ли наблюденіе за флангами. Другими сло- вами, подумано ли, чтобы неожиданностей не было, что- бы внутренняя связь во всемъ отрядѣ ни на минуту не разрывалась, чтобы всякій зналъ, что долженъ дѣлать и извлекалъ всю пользу изъ пріобрѣтеннаго предваритель- нымъ обученіемъ. Въ этомъ заключается вся суть той пользы, которую можно ожидать отъ маневровъ, если относится къ нимъ, какъ къ подготовкѣ къ бою, а не какъ къ воспроизведенію только боевыхъ картинъ. 3) УПРАЖНЕНІЯ ВЪ ПОЛЬЗОВАНІИ КАРТОЮ. Умѣніе пользоваться картою, т. е. переходить отъ плана на мѣстность и обратно, пріобрѣтается исключительно пу- темъ полевыхъ занятій. На этотъ отдѣлъ упражненій должно быть обращено особенное вниманіе начальствующихъ лицъ, ибо только при помощи плана представляется возможность обходится безъ проводниковъ и судить о свойствахъ мѣстности, иногда не выходя изъ своей палатки или квартиры. Офицеръ, не умѣющій пользоваться картою, въ сравненіи съ умѣющимъ,
— 191 — тоже, что неграмотный въ сравненіи съ грамотнымъ, слѣ- пой въ сравненіи съ зрячимъ. Въ виду сего, полевыя упражненія въ пользованіи кар- тами обязательно производить во весь періодъ лѣтнихъ сборовъ, т. е. съ 1-го Мая до окончанія общихъ сборовъ. Но чтобы привлеченіе офицеровъ къ означеннымъ упраж- неніямъ не разстраивало общаго порядка веденія занятій въ періодъ лѣтнихъ сборовъ, устанавливается правиломъ, полевыя упражненія въ пользованіи планами производить въ дни наряда части въ караулъ. На этомъ основаніи, всѣ свободные отъ службы офицеры, послѣдовательно груп- пами, выѣзжаютъ въ поле, гдѣ и практикуются въ быстромъ переходѣ отъ плана къ мѣстности и обратно, а равно и въ рѣшеніи другихъ задачъ, развивающихъ способность къ чтенію плановъ и быстрому оріентированію на мѣстности. Веденіе означенныхъ упражненій возлагается на непо- средственную отвѣтственность начальниковъ отдѣльныхъ частей, для содѣйствія коимъ, по усмотрѣнію начальни- ковъ дивизій, могутъ быть назначаемы состоящіе при ди- визіи офицеры генеральнаго штаба. Выѣздъ офицеровъ въ поле производить на подъемныхъ лошадяхъ, въ частяхъ состоящихъ; лица же получающія фуражное довольствіе обязуются быть верхомъ на своихъ лошадяхъ. Молено также для этой цѣли наряжать лаза- ретныя линейки. По верхомъ разумѣется лучше, ибо офи- церъ понемногу пріучается и къ тому, безъ чего порядоч- нымъ штабъ-офицеромъ быть нельзя. Примѣчаніе. Задачи въ полѣ могутъ быть слѣдующія: 1) Придя па точку мѣстпостн указать ее на планѣ. 2) По точкѣ, данной на планѣ, привести къ соотвѣтствую- щей ей точкѣ на мѣстности. 3) Съ данной (возвышенной) точки на мѣстности опредѣ- лить по плану видимые пункты (горы, колокольни, деревни, лѣсъ и т. п.) и разстояніе до нихъ и, обратно, указать гдѣ такая то деревпя, гора, лѣсъ и проч. 4) Къ указанной па планѣ точкѣ, не имѣющей видимыхъ примѣтъ, провести на пряники. 5) Сколько времени пройдетъ, чтобы доѣхать до такого то мѣста, рысью, и обратно, какимъ аллюромъ нужно ѣхать, чтобы достигнуть даннаго мѣста въ */4, У2часа, часъ и т. д.?
— 192 — 6) Оцѣнку позиціи, сдѣланную по картѣ, провѣрить иа мѣстности. При рѣшеніи всѣхъ этихъ задачъ, руководитель долженъ принимать самъ непосредственное участіе, т. е. рѣшать ихъ и самъ и въ случаѣ ошибки чистосердечно въ оной сознаваться: ничто такъ не возбуждаетъ рвенія и инте- реса, и ничто больше не утверждаетъ его авторитета, какъ подобный примѣръ со стороны руководителя. 4) СТОРОЖЕВАЯ СЛУЖБА. Указанія преподанныя войскамъ Виленскаго военнаго округа. Сторожевая служба въ періодъ ротныхъ занятій, главнымъ образомъ, имѣетъ цѣлью показать людямъ технику этой службы, т, е. разстановку постовъ и примѣненіе ихъ къ мѣстности. Съ этою цѣлью, для болѣе наглядныхъ пояс- неній и для указанія порядка распредѣленія людей въ раз- личныя части передовыхъ постовъ, взаимной связи ихъ и порядка отправленія службы, рота располагаетъ стороже- вые посты на сближенныхъ разстояніяхъ, а затѣмъ про- дѣлываетъ главнѣйшія отправленія этой службы. На эти занятія надо смотрѣть не болѣе какъ на подготовительный разсчетъ, а потому одного такого занятія вполнѣ доста- точно. Собственно же занятія сторожевою службою должны быть производимы не иначе, какъ на мѣстности разнооб- разной и дѣйствительно способствующей разстановкѣ сто- рожевыхъ постовъ: причемъ, для большей наглядности и поучительности сихъ запятій, отдѣлять особыя команды для обозначенія дѣйствій противника. При этомъ слѣдуетъ соблюдать между всѣми частями сторожевыхъ постовъ тѣ именно разстоянія, которыя полагаются въ дѣйствитель- ности, отнюдь не дѣлать ничего примѣрно, а соблюдать всѣ правила, требуемыя этою службою. Для развитія навыка развѣдыванія на ходу, можно поль- зоваться движеніемъ роты отъ мѣста ея расположенія къ мѣсту ученія. Для сего принять за постоянное правило, чтобы рота ходила со всѣми мѣрами предосторожности,
— 193 — имѣя впереди себя и по сторонамъ развѣдывательные патрули. За нѣсколько времени до начала движенія, обу- чающій посылаетъ команду, человѣкъ въ 10, при толко- вомъ унтеръ-офицерѣ, приказавъ ему скрыть этихъ лю- дей по одиночкѣ, по сторонамъ дороги, въ предметахъ, находящихся въ полосѣ движенія шаговъ 100 вправо и влѣво отъ дороги. Патрульные, открывая спрятанныхъ, присоединяютъ ихъ къ себѣ. Всѣ люди роты должны по очередно перебывать какъ въ цѣпи, назначаемой открывать, такъ и въ командѣ скрываемой. По мѣрѣ усовершенствованія людей въ этомъ дѣлѣ, молено увеличивать осматриваемое пространство до 400 шаговъ въ каждую сторону. Въ періодъ батальонныхъ занятій, представляется воз- можность показать порядокъ отправленія сторожевой служ- бы на двѣ стороны, для чего преподаны нижеслѣдующія указанія: Такъ какъ сущность сторожевой службы заключается въ томъ, чтобы умѣть незамѣтно приблизиться къ непрія- телю и недопустить его сдѣлать тоже самое относительно насъ, то для показанія сего поступаютъ такъ: выводятъ роты по парно и становятъ ихъ другъ противъ друга, ша- говъ во 100; каждая рота должна образовать сомкнутый неправильный кругъ изъ постовъ, отстоящихъ одинъ отъ другаго шаговъ на 50. Внутри круга кладутся различные легкіе предметы, какъ: сумы, штыки, ружья, ранцы. Въ теченіи ночи, когда эти занятія только и умѣстны, кромѣ уставнаго отправленія службы, люди каждаго круга дол- жны смотрѣть, чтобы кто нибудь не пролѣзъ въ ихъ кругъ и не унесъ чего нибудь изъ вещей, а нѣкоторые люди назначаются ротными командирами, чтобы пролѣзть въ чужой кругъ и что нибудь оттуда принести. Утромъ по- вѣрка, кто что унесъ и въ какомъ мѣстѣ круга успѣлъ пролѣзть. Въ каждой ротѣ около предметовъ, сложенныхъ внутри круга, находятся для выдачи пролѣзшимъ по одному унтеръ- офицеру отъ каждой роты, т. е. въ 1 ротѣ—свой унтеръ- офицеръ и унтеръ-офицеръ 2 роты; во 2 ротѣ—тоже свой 13
— 194 — унтеръ-офицеръ и одинъ 1 роты. При нихъ, кромѣ того, по офицеру для безпристрастія. При дальнѣйшихъ занятіяхъ сторожевою службою, ба- тальонный командиръ указываетъ каждой сторонѣ: а) мѣ- сто, гдѣ расположены предполагаемыя войска, для охра- ненія которыхъ выставляются сторожевые посты, и направ- леніе откуда ожидается противникъ; б) мѣсто, которое должно быть занято сторожевою цѣпью. Затѣмъ, каждый ротный командиръ, сообразно съ этими указаніями, дол- женъ выбрать мѣсто для постовъ, заставъ и главнаго ка- раула, наблюдая, чтобы его цѣпь была разставлена на мѣстахъ выгоднѣйшихъ для наблюденія, и чтобы была свя- зана съ цѣпью сосѣдней роты. Стороны слѣдуетъ ставить въ такомъ другъ отъ друга разстояніи, чтобы цѣпь одной стороны была не ближе 1’- версты отъ другой. Когда цѣпи будутъ разставлены, батальонный командиръ объѣзжаетъ ихъ и повѣряетъ правильность разстановки. Послѣ сего, приказываетъ выслать патрули для осмотра мѣстности и узнанія расположенія непріятеля. Патрули должны слѣдовать со всѣми предосторожностями, предписываемыми правилами устава. По возвращеніи же, каждый начальникъ патруля долженъ доложить о замѣ- ченномъ ротному командиру, который, записавъ это доне- сеніе, тотчасъ представляетъ его батальонному командиру. Само собою понятно, при недостаткѣ бдительности непрія- тельскихъ постовъ, пли, если по мѣстнымъ условіямъ ока- жется возможнымъ, патрули должны проходить сквозь не- пріятельскую цѣпь, н выслѣдить, гдѣ расположены его за- ставы и главный караулъ. Это, съ одной стороны,—будетъ служить доказательствомъ расторопности и ловкости патруля, съ другой — небрежнаго отправленія сторожевой службы про- тивной стороны. Продѣлавъ высылку патрулей, батальонный командиръ приказываетъ одной изъ сторонъ наступать и сбить сто- рожевые посты противной стороны, не предупреждая объ этомъ послѣдней. Атакованная сторона при этомъ должна помнить главную свою обязанность: узнать какія сили ее атакуютъ и недозволить себя отрѣзать отъ охраняемыхъ войскъ. Для этого она усиливается послѣдовательно людьми
— 195 — своего поста, заставами и главнымъ карауломъ, переходя, такимъ образомъ, изъ сторожевой въ стрѣлковую цѣпь. Вообще, руководителю занятій сторожевою службою слѣ- дуетъ имѣть въ виду двѣ стороны дѣла: одну—необходи- мость придать занятію живость и общій интересъ, дру- гую—избѣгать суеты и не мѣшать основательному отправ- ленію сторожевой службы, чтобы дать каждому началь- нику время повѣрить своихъ людей и дать имъ необхо- димыя указанія. Съ соблюденіемъ указанныхъ правилъ слѣдуетъ произ- вести также нѣсколько ученій съ вечера до утра, чтобы показать расположеніе постовъ днемъ и ночыо. Въ періодъ полковыхъ занятій, спеціальныхъ ученій для сторожевой службы не назначается, въ томъ сообра- женіи, что служба эта должна исполняться при всѣхъ вообще полковыхъ маневрахъ. Вотъ тѣ немногія указанія и практическіе пріемы, ко- торые рекомендованы инструкціей войскамъ Виленскаго военнаго округа. Общія указанія для занятій сторожевой службой. Въ этомъ отношеніи преподаны къ обязательному руковод- ству въ войскахъ особыя для пѣхоты и кавалеріи пра- вила, коимъ присвоено названіе: «порядокъ отправленія сторожевой службы, примѣнись къ способу, принятому у казаковъ». Въ послѣднее время начали особенно громко говорить и писать, что упомянутыя правила пе вполнѣ цѣлесообразны и что сторожевое охраненіе, для большей устойчивости и возможно полнаго обезпеченія войскъ, на- ходящихся на отдыхѣ, не слѣдуетъ возлагать па одинъ какой либо родъ оружія, а соединять для этой цѣли пѣ- хоту и кавалерію вмѣстѣ. Правильность этого положенія, конечно, не подлежитъ сомнѣнію, какъ и то, что не всегда могутъ быть случаи совмѣстнаго расположенія этихъ двухъ родовъ оружія. На этомъ основаніи, какъ ни желательна выработка новыхъ указаній для отправле- нія сторожевой службы пѣхотою и кавалеріею вмѣстѣ (есть мнѣнія, что слѣдуетъ къ нимъ присоединять для большей самостоятельности и артиллерію), но во вниманіе
— 196 — къ тому, что могутъ встрѣчаться весьма часто случаи отдѣльнаго расположенія пѣхоты и кавалеріи, слѣдовало бы сохранить существующій нынѣ особо для каждаго изъ упомянутыхъ родовъ оружія порядокъ отправленія сторо- жевой службы. На основаніи дѣйствующихъ нынѣ правилъ сторожевое охраненіе со- стоитъ: изъ постовъ, заставъ и главнаго караула. Посты, составляя первую линію наблюденія, бываютъ обыкновен- ные—въ 4 человѣка и пропускные, располагаемые па дорогахъ, нѣ- сколько сильнѣе, до 8 человѣкъ. На этихъ постахъ производится пріемъ дезертировъ п парламентеровъ, а равно опросъ своихъ разъѣздовъ, патру- лей и одиночныхъ людей, которыхті па обыкновенныхъ постахъ не при- знали. Число постовъ, выставляемыхъ отъ роты, ппкакныъ нормамъ не подчиняется, ибо обусловливается такими данными, которыхъ заблаговре- менно предвидѣть нельзя, такъ, панр., числптельпостію роты, величи- ной пространства, назначеннаго для охраненія, мѣстностію, состояніемъ погоды, времененъ дня, предпріимчивостію противника и требуемой стро- гостію охраненія. Па этомъ основаніи, рота можетъ выставить 10, 12, 16 и даже до 20 постовъ, соблюдая при этомъ лишь то условіе, чтобы безъ особой надобности, для составленія цѣпи постовъ и заставъ не назначать болѣе половины людей цѣпи, а другую половину оставлять для караула. Въ виду приведенныхъ выше соображеній нельзя указать и нормальнаго разстоянія между постами, которое должно быть таково, чтобы видѣть все пространство между собою и не пропустить незамѣ- чепнымъ никого, даже одиночныхъ людей, скрытно пробирающихся. По этому, ночью и въ туманъ они становиться чаще и такъ, чтобы могли слышать шорохъ, пробирающихся людей. Чѣмъ мѣстность, погода и про- чія условія болѣе благопріятны наблюденію, тѣмъ и посты становятся дальше одинъ отъ другого, и обратно. Среднимъ числомъ, однакож’ь, можно положить это разстояніе отъ 100 до 150 шаговъ, а при самыхъ благопріятныхъ условіяхъ—до 300 шаговъ. По этому разсчету рота мо- жетъ занять цѣпью отъ 1 до Р/, версты, если выставитъ 12 и болѣе постовъ. Заставы составляютъ первый рядъ подкрѣпленій цѣпи, и мѣста для сбора свѣдѣній, доставляемыхъ изъ постовъ. Сила ихъ зависитъ отъ числа людей въ ротѣ и почти всегда колеблется отъ 8 до 12 человѣкъ. Заставы располагаются за постами, приблизительно въ разстояніи 500 шаговъ, вблизи главнѣйшихъ дорогъ; при этомъ надо ихъ ставить такъ, чтобы ихъ легко можно было отыскать ѣдущимъ съ приказаніями и съ донесеніями, а съ другой стороны, чтобы они могли безпрепятственно поддержать посты. Главный караулъ образуетъ общій резервъ цѣпи и составляется изъ всѣхъ людей, оставшихся отъ постовъ н заставъ. Онъ располагается вблизи главнѣйшей дороги, ведущей отъ непріятеля черезъ цѣпь къ охра-
— 197 — няемымъ войскамъ, или иа перекресткахъ дорогъ и въ разстояніи отъ '/і до % версты за линіей заставъ. Вотъ общій типъ сторожеваго охраненія, который, однакожъ, въ зави- симости отъ мѣстныхъ условій, можетъ и видоизмѣняться; такъ въ мѣстности лѣсистой и вообще очень пересѣченной, когда главному кара- улу пе возможно подкрѣпить всѣ части сторожевой цѣпи, главнаго ка- раула можно и не назначать, а изъ всѣхъ остающихся отъ постовъ людей составлять заставы. Вообще, указанная норма дается лишь для соображеній ротному командиру, который располагаетъ свою часть, какъ будетъ удобнѣе, примѣняясь къ мѣстности и имѣя въ виду возможно лучше исполнить возложенное иа него порученіе. Если между заставами, главнымъ карауломъ и цѣпью раз- стоянія значительно болѣе указанныхъ, то для удобства пе- редачи донесеній и приказаній ставятъ небольшіе промежу- точные посты изъ 2-хъ или 3-хъ человѣкъ. Пароль, отзывъ и пропускъ. Для того, чтобы отличить своихъ отъ постороннихъ людей и непріятеля, который можетъ переодѣваться и подъ видомъ частныхъ лицъ пли даже нашихъ разъѣздовъ и патрулей, про- бираться къ охраняемымъ войскамъ и развѣдывать о нихъ, частямъ, назначеннымъ для отправленія сторожевой службы, сообщается секретно три слова: пароль, отзывъ и пропускъ, которыя назначаются началь- никомъ отряда па каждый день особо. Для пароля дастся названіе какого нибудь города или мѣстности, для отзыва—имя Святого и для пропуска—названіе предмета или понятія изъ военнаго быта. Всѣ эти названія должны начинаться на одну букву; напримѣръ, пароль—Тула, отзывъ—Св. Тимоѳей, пропускъ—темлякъ. Пароль, отзывъ и пропускъ сообщаются ротному командиру отъ на- чальника всѣхъ передовыхъ постовъ въ запечатанномъ конвертѣ; сохра- неніе ихъ въ тайнѣ подвѣдомственными сну чинами, лежитъ на его от- вѣтственности. Пароль сообщается только офицерамъ и тѣмъ унтеръ-офицерамъ, ко- торые назначаются исполнять должность офицера; отзывъ—начальникамъ патрулей и начальникамъ пропускныхъ постовъ; пропускъ—сообщается всѣмъ низшимъ чипамъ роты. Пропускъ служитъ средствомъ для узнанія своихъ. Для сего, всякого подходящаго къ посту, на которомъ можетъ производиться опросъ, а также при встрѣчѣ во время слѣдованія останавливаютъ и окликаютъ: стой, что пропускъ? Отзывъ служитъ унтеръ-офицерамъ и рядовымъ, посылаемымъ съ патру- лями, средствомъ, при встрѣчѣ съ’какнми нибудь командами, отличать свою команду отъ непріятельской въ томъ случаѣ, если опросъ былъ сдѣланъ на- чальникомъ встрѣтившейся команды ранѣе. Такъ, если бы патруль при встрѣчѣ съ какою либо командою получилъ отъ этой команды окликъ кто идетъ? что пропускъ?, то начальникъ патруля, отвѣтивъ пропускъ, въ свою очередь, чтобы знать своей ли команды онъ сказалъ пропускъ,
— 198 — спрашиваетъ у нее, что отзывъ. У всякой команды, какъ на пропуск- номъ посту, такъ и на заставахъ и караулѣ, слѣдуетъ спрашивать кромѣ пропуска еще и отзывъ, такъ какъ пропускать команды слѣдуетъ еще болѣе осмотрительно, чѣмъ одиночныхъ людей. Пароль служитъ для начальниковъ различныхъ сторожевыхъ частей повѣркою лицъ, прибывающихъ съ приказаніями, особыми порученіями отъ старшихъ начальниковъ, повѣрочными патрулями и т. п. Только вѣрно сказавшаго пароль начальникъ заставы или караула принимаетъ за уполномоченнаго старшимъ начальникомъ передать сообщаемое прика- заніе пли порученіе. Порядокъ разстановки цѣпи. Мѣсто, которое должна занять рота сторожевою цѣпью, указывается или начальникомъ всѣхъ передовыхъ постовъ, или начальникомъ охраняемаго отряда. Если же мѣсто это не назначено, то ротный командиръ долженъ самъ избрать его. При этомъ онъ долженъ имѣть въ виду, что цѣпь постовъ должна находиться прибли- зительно около 2-хъ верстъ отъ охраняемаго отряда. Получивъ назначеніе, ротный командиръ, передъ выступленіемъ, на- поминаетъ людямъ главнѣйшія ихъ обязанности, сообщаетъ особыя при- казанія, которыя даны ему начальникомъ всѣхъ передовыхъ постовъ, сообщаетъ кону слѣдуетъ пароль, отзывъ и пропускъ и затѣмъ со всею ротою выступаетъ по кратчайшей дорогѣ къ мѣсту назначенія, съ воен- ными предосторожностями. Для сего, какъ впереди по дорогѣ, такъ и по сторонамъ, около % версты, слѣдуютъ охранительные патрули. Для этихъ патрулей назначаются люди изъ тѣхъ взводовъ, которые предпо- лагается оставить въ главномъ караулѣ. Эти охранительные патрули оста- навливаются отъ % до % версты отъ той линіи, во которой начнется разстановка цѣни. Отойдя съ версту отъ охраняемыхъ войскъ, ротный командиръ остав- ляетъ одинъ взводъ для главнаго караула, а съ остальными тремя взво- дами идетъ впередъ къ флангу той линіи, которая ему назначена, или которую онъ самъ избираетъ для разстановки постовъ. Затѣмъ онъ на- чинаетъ ставить посты, назначаетъ въ каждомъ посту старшаго и указы- ваетъ ему въ которую сторону наблюдать, за чѣмъ наблюдать въ особен- ности и куда посылать донесенія. Когда отъ перваго разставляемаго взвода останется 8, 10, 12 человѣкъ, тогда онъ приказываетъ отвести ихъ на заставу; затѣмъ начинаетъ ставитъ другой взводъ. Каждый взводный командиръ, выбравъ мѣсто для заставы, посылаетъ предувѣдомить о томъ и свои посты, и главный караулъ. Если двухъ взводовъ окажется достаточнымъ для образованія постовъ и заставъ, то ротный командиръ отводитъ третій взводъ въ главный караулъ; въ противномъ случаѣ, онъ, или добавляетъ послѣдній изъ разставляемыхъ взводовъ частію людей третьяго взвода, или разставляетъ весь третій взводъ. Окончивъ разстановку, ротный командиръ посылаетъ приказаніе охранительнымъ патрулямъ возвратиться въ главный караулъ. Если для содержанія цѣпи назначено двѣ роты, то, но приказанію начальника всѣхъ передовыхъ постовъ, одна рота ставится въ цѣпь съ пра-
— 199 — ваго, а другая съ лѣваго фланга линіи, которая назначена каждой изъ нихъ для занятія сторожевой цѣпью. Примѣненіе къ мѣстности. Искусный выборъ мѣстности для рас- положенія цѣпи постовъ и искусное примѣненіе къ ней имѣютъ большое вліяніе, какъ на успѣшность отправленія сторожевой службы, такъ и на сбереженіе людей, а потому на это должно быть обращено особенное вниманіе ротнаго командира. Посты слѣдуетъ располагать: 1) На такихъ мѣстахъ, съ которыхъ удобно наблюдать возможно боль- шее пространство впереди цѣпи. Днемъ слѣдуетъ ставить посты на воз- вышенностяхъ, а въ темныя ночи—на низменностяхъ потому, что тогда лучше видѣть изъ-подъ горы вверхъ, чѣмъ съ горы внизъ. 2) На мѣстахъ, съ которыхъ можно видѣть сосѣдніе посты и всю мѣстность между ними такъ, чтобы ни одинъ человѣкъ не могъ про- браться незамѣченнымъ. 3) Чтобы посты были укрыты отъ взоровъ противника. 4) Чтобы сообщеніе между цѣпью и резервами было по возможности безпрепятственно. На мѣстахъ, съ которыхъ удобно наблюдать за противникомъ, стано- вятся только часовые отъ постовъ; прочіе же люди пост<т располагаются сзади и такъ, чтобы ихъ не было видно со стороны противника. Для этого на мѣстности закрытой они становяться въ 10—15 шагахъ, а на открытыхъ мѣстахъ могутъ располагаться въ разстояніи до 50 шаговъ отъ часоваго. Заставы и главные караулы пользуются мѣстностію такъ, чтобы они были укрыты отъ противника, не теряя при этомъ изъ виду возмож- ность легко найти ихъ, какъ указано выше. Иа практикѣ выработался весьма полезный пріемъ распо- лагать посты или подъ общей нумераціей, или подъ нуме- раціей особой для каждаго взвода. Значеніе этой мѣры въ войскахъ признается необходимымъ въ томъ соображеніи, чтобы при получкѣ какого либо донесенія, начальникъ заста- вы или главнаго караула, могъ оріентироваться откуда до- несеніе, и какія сообразно съ этимъ слѣдуетъ отдать распоря- женія. 5) САПЕРНЫЯ РАБОТЫ. Вопросъ относительно саперныхъ работъ въ войскахъ, до настоящаго времени нельзя признать еще окончательно разрѣшеннымъ. Эта важная отрасль занятій, долгіе годы находясь въ какомъ то исключительномъ положеніи, не пользовалась въ войскахъ той популярностію, какъ про- чіе виды полевыхъ занятій. Вслѣдствіе этого, наши вой-
— 200 — ска, на сколько можно судить по отзывамъ очевидцевъ и участниковъ послѣдней кампаніи, оказались въ этомъ от- ношеніи далеко не навысотѣ современныхъ требованій и не всегда пользовались примѣненіемъ фортификаціонныхъ работъ въ тѣхъ случаяхъ, когда, казалось, ничто не пре- пятствовало прибѣгать къ ихъ возведенію; впрочемъ, по нѣкоторымъ указаніямъ, главная причина такого явленія заключалась въ недостаткѣ шанцеваго инструмента, коли- чество котораго не всегда соотвѣтствовало потребности. Между тѣмъ, Турки обратили особенное вниманіе на при- мѣненіе въ возможно широкихъ размѣрахъ фортификаціон- ныхъ построекъ всякаго рода и довели свои земляныя работы до такой степени развитія, что у нихъ появились укрѣпленія не только съ 2-хъ и 3-хъ ярусной обороной, но и съ такими усовершенствованіями для прикрытія людей, которыя ранѣе нигдѣ не практиковались. Сущность вопроса, впрочемъ, не въ томъ, какъ примѣ- нялись инженерныя работы тою или другою стороной, а въ томъ, что послѣдняя кампанія, показавъ важное зна- ченіе ихъ, обязываетъ нынѣ же путемъ мирныхъ занятій, привить въ войскахъ эти работы въ современномъ ихъ значеніи и упрочить ихъ на тѣхъ же основаніяхъ, какъ и остальныя виды полевыхъ занятій. Въ какой мѣрѣ взглядъ этотъ признается справедливымъ п что предположено въ этомъ смыслѣ сдѣлать, лучше всего обрисовывается въ на- печатанномъ, въ одной изъ книжекъ Военнаго Сборника, «извлеченіи изъ отчета главнаго комитета по устройству и образованію войскъ». Посмотримъ, какъ и что имѣется въ виду осуществить въ недалекомъ будущемъ, этимъ коллегіальнымъ учрежденіемъ, призваннымъ заботиться о поддержаніи образованія войскъ на высотѣ современныхъ требованій. Обученіе полевыхъ войскъ сапернымъ работамъ. Вслѣд- ствіе многочисленныхъ указаній опыта всѣхъ новѣйшихъ войнъ, говорится въ отчетѣ, почти во всѣхъ европейскихъ арміяхъ недовольствуются уже нынѣ признаніемъ необхо- димости имѣть въ составѣ войскъ лишь особыя спеціаль- ныя части, для производства саперныхъ работъ, или осо-
— 201 — быя команды въ самихъ частяхъ войскъ, обученныя по- левому саперному дѣлу, а обратились къ обученію всей пѣхоты самоокапыванію, для чего и снабдили ее малымъ шанцевымъ инструментомъ въ широкихъ размѣрахъ Послѣдняя война съ Турціей дала въ этомъ отношеніи весьма цѣнныя практическія указанія п для нашей арміи, вслѣдствіе чего, приказомъ по Военному вѣдомству 1878 г. за № 297, введенъ въ полевыя и резервныя войска пѣ- хоты малый шанцевый инструментъ, а именно: по 80 ло- патъ и по 20 топоровъ на роту, для носки на людяхъ. Такимъ образомъ, и въ нашей арміи самоокапываніе, а также производство нѣкоторыхъ полевыхъ саперныхъ ра- ботъ, должно составить отнынѣ одну изъ отраслей обра- зованія пѣхоты и артиллеріи, причемъ первому должны быть обучены всѣ строевые нижніе чины въ полномъ со- ставѣ, а второму—только нѣкоторые. Полевыя саперныя работы, которыя приходится произ- водить пѣхотѣ и артиллеріи въ военное время, имѣютъ разнообразный характеръ и, служа разнороднымъ цѣлямъ, могутъ быть подведены подъ слѣдующія категоріи: 1) Работы, производимыя для усиленія позицій, т. е. работы, которыми пользуются и часть которыхъ даже иногда и производятъ во время самаго боя. Къ этой ка- тегоріи принадлежатъ: приспособленіе мѣстныхъ предме- товъ для обороны и возведеніе окоповъ и укрѣпленій. 2) Работы, производимыя съ цѣлью преодолѣнія мѣст- ныхъ преградъ, т. е. работы, которыми пользуются и ко- торыя обыкновенно производятъ до, а иногда во время, передвиженій. Сюда относятся: устройство и починка до- рогъ, мостовъ, гатей, бродовъ, проложенія просѣкъ и т. п., и 3) Хозяйственныя работы, т. е. работы, которыми поль- зуются и которыя обыкновенно производятся на отдыхѣ. Сюда относятся: устройство кухонь, землянокъ, шалашей, отхожихъ мѣстъ и т. п. ' Въ видахъ надлежащей разработки вопроса о веденіи саперныхъ занятій въ нашей арміи, примѣняясь къ совре- меннымъ требованіямъ военнаго дѣла и къ предполагаемому сокращенію сроковъ службы, какъ говоритъ отчетъ, при
— 202 — главномъ комитетѣ по устройству и образованію войскъ была образована коммисія изъ пѣхотныхъ, артиллерійскихъ, инженерныхъ и саперныхъ офицеровъ, которая и соста- вила проектъ «положенія для обученія пѣхоты и артилле- ріи прлевому саперному дѣлу». Восьмилѣтній опытъ обученія полевыхъ войскъ сапер- ному дѣлу, на основаніи «наставленія», приложеннаго къ приказу по Военному вѣдомству 1871 г. за № 127, пока- залъ, что изложенныя въ немъ требованія не вполнѣ удо- влетворяютъ своему назначенію. Занятія саперными рабо- тами, говоря вообще, не привились въ нашихъ полевыхъ войскахъ и, во многихъ частяхъ, считаются еще дѣломъ побочнымъ, неимѣющимъ прямой связи съ боевою подго- товкою войскъ. Между тѣмъ, опытъ послѣднихъ войнъ показалъ, какое вліяніе имѣетъ правильная подготовка войскъ въ этомъ отношеніи на успѣхъ военныхъ дѣйствій и, слѣдовательно, въ какой высокой степени полезно ука- зать этимъ занятіямъ надлежащее мѣсто въ кругѣ общаго боеваго образованія частей. При ближайшемъ разсмотрѣніи «наставленія» 1871 года, главный комитетъ высказываетъ нижеслѣдующее: 1) Прямые начальники какъ будто отстранены отъ не- посредственнаго обученія саперному дѣлу, а потому мо- гутъ не считать себя прямыми отвѣтчиками за успѣхъ этихъ занятій въ своихъ частяхъ. Возложеніе же, какъ это требовалось означеннымъ «наставленіемъ», руководства этимъ дѣломъ на начальниковъ дивизіонныхъ штабовъ и состоящихъ при войскахъ офицеровъ генеральнаго штаба нельзя признать вполнѣ достигающимъ цѣли. На прямыхъ начальникахъ не лежитъ даже обязанность повѣрки зна- ній, пріобрѣтаемыхъ подвѣдомственными имъ чинами осо- быхъ командъ, собираемыхъ для спеціальнаго обученія са- перному дѣлу, за исключеніемъ начальниковъ дивизій, да и то только въ пунктахъ, отдаленныхъ отъ мѣста расположенія инженерныхъ частей. Между тѣмъ, бли- жайшія отношенія прямыхъ начальниковъ къ занятіямъ войскъ сапернымъ дѣломъ тѣмъ болѣе необходимы, что имъ же самимъ прійдется примѣнять это боевое средство
— 203 — во время военныхъ дѣйствій. Оставаясь въ сторонѣ отъ этого дѣла въ мирное время, они будутъ чужды ему и на поляхъ сраженій. 2) Не указано средствъ ни для освѣженія разъ прі- обрѣтенныхъ саперными командами познаній, ни для при- ложенія ихъ къ дѣлу, а потому познанія эти вскорѣ, и не производительно для войскъ, утрачиваются. 3) Недостаточно ясно поставлена самая цѣль обученія полевыхъ войскъ саперному дѣлу какъ въ полномъ со- ставѣ частей, такъ и въ спеціальныхъ командахъ. 4) Рядомъ съ такою неопредѣленностію цѣлей и средствъ къ ихъ выполненію, самыя требованія, указанныя про- грамами, слишкомъ обширны и недостаточно соображе- ны съ дѣйствительными потребностями полевой службы войскъ. 5) Програмы требованій по обученію саперныхъ командъ отъ пѣхоты и пѣшей артиллеріи тождественны, тогда какъ въ общемъ объемѣ полевыхъ саперныхъ работъ есть цѣ- лые отдѣлы, необходимые для одного изъ этихъ родовъ оружія и вовсе не примѣнимые для другаго. 6) Въ тоже время отчетность по выполненію требова- ній програмы очевидно избыточна и на практикѣ замѣ- няетъ дѣйствительный контроль бумажнымъ. 7) Програма практическихъ упражненій офицеровъ пѣ- хоты и пѣшей артиллеріи сапернымъ дѣломъ слишкомъ обширна и, независимо отъ сокращенія ея, должна войти въ кругъ общихъ занятій офицеровъ въ войскахъ, на основати требованій, изложенныхъ въ приказахъ по Воен- ному вѣдомству 1875г. за № 28 и 1878г. за № 47, съ сокращеніемъ требованій до возможности ихъ исполненія. При разработкѣ новаго положенія были приняты во вниманіе комыисіей слѣдующія соображенія: 1) Для того, чтобы армія наша имѣла возможность вос- пользоваться въ полной мѣрѣ сапернымъ дѣломъ на театрѣ военныхъ дѣйствій,—необходимо: а) цѣлесообразное поль- зованіе въ широкихъ размѣрахъ содѣйствіемъ инженер- ныхъ войскъ и б) подготовка остальныхъ войскъ къ умѣ- нію производить войсковыя саперныя работы, т. е. тѣ
— 204 — простыя и немногочисленныя, хотя и значительныя по объему, полевыя саперныя работы, которыя, за невоз- можностію распредѣлить саперъ по всѣмъ безъ исключе- нія малымъ отрядамъ, должны производиться самими войсками, во время движенія, въ бою и на отдыхѣ. Для болѣе же сложныхъ военно-инженерныхъ работъ, которыя должны производиться подъ руководствомъ инженерныхъ войскъ, нижніе чины другихъ родовъ войскъ должны представлять только рабочую силу. Для войсковыхъ же саперныхъ работъ, войска эти, представляя также рабо- чую силу, должны, въ виду простоты этихъ работъ, имѣть руководителей ими въ своей же средѣ, каковыми и должны быть офицеры этихъ войскъ. Но такъ какъ всѣ офицеры пѣхоты не могутъ быть руководителями по всѣмъ войсковымъ сапернымъ работамъ, вслѣдствіе за- труднительности дать имъ всѣмъ практическую подготовку по этому дѣлу, то коммисія полагаетъ возможнымъ сдѣ- лать всѣхъ офицеровъ руководителями только нѣкоторыхъ простѣйшихъ войсковыхъ саперныхъ работъ, а именно по самоокапыванію, которое должно составлять необходи- мую отрасль образованія всей пѣхоты и артиллеріи въ полномъ составѣ. Руководство же остальными войсковыми саперными работами коммисія полагаетъ возложить толь- ко на нѣкоторыхъ офицеровъ, практически ознакомлен- ныхъ съ этимъ дѣломъ во время командировокъ въ са- перныя бригады. Въ помощь къ офицерамъ-руководителямъ по всѣмъ войсковымъ сапернымъ работамъ признается необходи- мымъ имѣть въ частяхъ небольшое число техниковъ- исполнителей изъ нижнихъ чиновъ, т. е. войсковыхъ саперъ. По самоокапыванію же помощниками всѣхъ офи- церовъ должны служить всѣ унтеръ-офицеры. Чтобы облегчить обученіе офицерами-руководителями войсковыхъ саперъ изъ нижнихъ чиновъ, коммисія при- знала необходимымъ дать имъ небольшое число хорошо подготовленныхъ помощниковъ, которые могли бы обу- чать остальныхъ войсковыхъ саперъ показомъ самой тех- ники производства войсковыхъ саперныхъ работъ, какъ
— 205 — напримѣръ: плетенію туровъ, вязкѣ фашинъ, плотовъ или козелъ и т. д. Наилучшимъ же средствомъ для подго- товки такихъ помощниковъ офицерамъ, коммисія признала командированіе, вмѣстѣ съ офицерами, въ саперныя бри- гады, по одному унтеръ-офицеру или рядовому отъ каж- даго батальона. 2) Въ настоящее время требованія отъ войскъ по всѣмъ отраслямъ образованія на столько расширились, что въ войсковомъ саперномъ дѣлѣ нужно ограничиться лишь строго необходимымъ. На этомъ основаніи, независимо сокращенія объема существующихъ требованій ио сапер- ному образованію войскъ, необходимо измѣнить и поста- новку самаго дѣла, придавъ этимъ требованіямъ практи- ческій, исполнимый характеръ. 3) Принимая во вниманіе, что, какъ бы хорошо ни были обучены своему дѣлу техники-исполнители изъ ниж- нихъ чиновъ, т. е. войсковые саперы, они тогда только основательно усвоятъ это дѣло, когда будутъ существо- вать повторительныя ежегодныя занятія съ ними, ком- мисія полагаетъ сдѣлать составъ войсковыхъ саперныхъ командъ постояннымъ, и увеличить число ихъ, на сколько это окажется возможнымъ, безъ ущерба другимъ отрас- лямъ образованія и безъ затрудненія самаго обученія ихъ въ частяхъ войскъ. Вслѣдствіе этого предлагается уста- новить, чтобы команды войсковыхъ саперъ, будучи по- стоянными, состояли: въ полку, не менѣе какъ изъ 64, а въ батальонѣ—не менѣе какъ изъ 16 нижнихъ чиновъ. 4) Для наружнаго отличія нижнихъ чиновъ пѣхоты, обучаемыхъ полевому саперному дѣлу, признается полез- нымъ присвоить войсковымъ саперамъ особый знакъ. 5) Имѣя въ виду краткій срокъ дѣйствительной службы нижнихъ чиновъ, небольшой наличный составъ ротъ, вслѣдствіе значительнаго расхода людей и незначитель- ность требованій отъ войсковыхъ саперъ по саперному дѣлу, выдѣленіе ихъ изъ своихъ ротъ признается не только излишнимъ, но и вреднымъ. 6) Такъ какъ командиръ отдѣльной части является лицомъ отвѣтственнымъ за состояніе ввѣренной ему части
— 206 — во всѣхъ отношеніяхъ, то нѣтъ никакого основанія ис- ключать изъ его вѣдѣнія и войсковое саперное дѣло; онъ долженъ отвѣчать какъ за надлежащій выборъ офицеровъ, такъ и за успѣхъ занятій въ своихъ частяхъ техниковъ- исполнителей, т. е. войсковыхъ саперъ. Отвѣтственность же за подготовку офпцеровъ-руководителей въ саперныхъ лагеряхъ признается справедливымъ возложить на началь- никовъ саперныхъ бригадъ, къ коимъ они были прико- мандированы. 7) Повѣрку занятія войсковаго сапернаго дѣла предпо- лагается установить исключительно фактическую, примѣ- нительно къ системѣ контроля въ войскахъ прочихъ от- раслей образованія. 8) Для облегченія и установленія должнаго однообразія въ веденіи занятій сапернымъ дѣломъ въ войскахъ, при- знается полезнымъ, независимо упомянутаго «положенія», составить еще пособіе для этого обученія. Къ составленію подобнаго пособія, подъ наименованіемъ «Наставленіе для обученія пѣхоты и артиллеріи полевому саперному дѣлу», какъ усматривается изъ отчета, уже приступлено. Упомянутое выше «положеніе объ обученіи пѣхоты и артиллеріи полевому саперному дѣлу», съ объяснительною къ нему запискою, были разосланы командующимъ вой- сками въ округахъ и корпуснымъ командирамъ на заклю- ченіе. Нужно полагать, что въ непродолжительномъ вре- мени означенное положеніе, въ исправленной редакціи, бу- детъ объявлено къ обязательному руководству въ войскахъ. Одновременно съ разработкой «Положенія объ обученіи пѣхоты и артиллеріи полевому саперному дѣлу», комитетъ не могъ обойти обсужденіемъ и другихъ вопросовъ, близко къ этому дѣлу стоящихъ. Какъ бы цѣлесообразно ни были составлены проекты новыхъ положеній «о самоокапыва- ніи» и «объ обученіи пѣхоты и артиллеріи полевому са- перному дѣлу», говорится въ отчетѣ, едва ли можно ожи- дать повсемѣстно полнаго успѣха въ пользованіи войсками полевымъ сапернымъ дѣломъ: а) если въ самихъ войскахъ не будетъ спеціалистовъ- офицеровъ, постоянно въ нихъ находящихся, т. е. если,
— 207 — по крайней мѣрѣ, въ каждомъ корпусѣ не будетъ своего корпуснаго инженера и при немъ помощника; б) если при каждой дивизіи, въ военное время, не будетъ, по крайней мѣрѣ, одной роты саперъ; и в) если войска не будутъ снабжены въ достаточномъ количествѣ не только малымъ, но и большимъ шанце- вымъ инструментомъ. Перейдемъ къ разсмотрѣнію означенныхъ вопросовъ. Объ инженерахъ при корпусахъ и дивизіяхъ состоящихъ. Вопросъ объ учрежденіи штатныхъ должностей корпус- ныхъ и дивизіонныхъ инженеровъ, возбужденный особой коммисіей при главномъ инженерномъ управленіи и раз- смотрѣнный въ комитетѣ по устройству и образованію войскъ, нынѣ разрѣшился въ смыслѣ учрежденія этихъ должностей, о чемъ и объявлено въ приказѣ по Военному вѣдомству 1881 года за № 3. Этимъ приказомъ положено имѣть при корпусныхъ штабахъ—корпуснаго инженера, на правахъ начальника дивизіоннаго штаба, съ однимъ или двумя помощниками, смотря по тому двѣ или три дивизіи входятъ въ составъ корпуса; при дивизіяхъ, въ составъ корпусовъ не входящихъ, положены дивизіонные инженеры. Независимо обязанностей, относящихся непо- средственно къ кругу ихъ дѣятельности т. е. по веденію сапернаго дѣла въ войскахъ, на нихъ возлагается обязан- ность дѣлать, въ теченіи зимы, во всѣхъ пѣхотныхъ пол- кахъ и артиллерійскихъ бригадахъ корпуса сообщенія офицерамъ по военно-инженерному дѣлу и притомъ не техническаго, а преимущественно военно-историческаго характера, на темы съ одобрѣнія корпуснаго командира. Распространяя такимъ образомъ въ арміи необходимѣй- шія и наиболѣе интересныя свѣдѣнія по военно-инженер- ному дѣлу, корпусные и дивизіонные инженеры являются проводниками этихъ свѣдѣній между офицерами и притомъ безъ всякаго отягощенія послѣднихъ какимъ либо особыми трудомъ. Не говоря о другихъ занятіяхъ корпусныхъ ин- женеровъ, одни вышеупомянутыя сообщенія во всѣхъ пол- кахъ и артиллерійскихъ бригадахъ корпуса займутъ такъ много времени, что едва ли, какъ говорится въ отчетѣ,
— 208 — «можно опасаться недостатка занятій для этихъ офице- ровъ», О распредѣленіи инженерныхъ войскъ по корпусамъ. Поль- за правильнаго распредѣленія инженерныхъ войскъ по корпусамъ въ военное время едва ли требуетъ доказа- тельствъ, въ особенности послѣ опыта послѣдней войны. Разъ признано составлять корпуса изъ трехъ родовъ оружія, т. е. пѣхоты, кавалеріи и артиллеріи, едва ли есть доста- точное основаніе лишать ихъ войскъ инженерныхъ, необхо- димость возможно большей связи которыхъ съ остальными войсками теперь уже, повидимому, не подлежитъ сомнѣнію. Вслѣдствіе этого казалось бы полезнымъ въ мирное еще время распредѣлитъ саперные батальоны по корпусамъ съ тѣмъ, чтобы съ выступленіемъ въ походъ эти батальоны присоединялись къ своимъ корпусамъ. Въ мирное же вре- мя, саперные батальоны могли бы оставаться, по прежнему, въ составѣ саперныхъ бригадъ; причемъ нельзя не при- знать желательнымъ, на время общихъ маневровъ, распре- дѣлять саперные батальоны и роты такъ, чтобы по воз- можности во всѣхъ лагерныхъ сборахъ, въ общихъ манев- рахъ, участвовали бы и саперы, но не какъ пѣхота, а какъ спеціальныя войска. При этомъ желѣзныя дороги могли бы оказать большія услуги при передвиженіи сапер- ныхъ батальоновъ и ротъ налегкѣ въ тѣ лагерные сборы, въ которыхъ ихъ до сихъ поръ никогда не было. Прини- мая однако во вниманіе, что иа саперахъ лежитъ еще, кромѣ полеваго сапернаго дѣла, много другихъ спеціаль- ныхъ обязанностей, какъ напримѣръ: устройство путей сообщенія, устройство большихъ переправъ, приведеніе крѣ- постей въ оборонительное положеніе, осада и оборона ихъ, постройка береговыхъ батарей, укрѣпленныхъ лагерей, со- стоящихъ изъ полевыхъ и временныхъ укрѣпленій, бара- ковъ, пристаней, устройство минныхъ загражденій и т. п., окажется, что при распредѣленіи существующихъ 15 са- перныхъ батальоновъ по корпусамъ, не только не оста- нется ни одного сапернаго батальона для вышеозначенныхъ надобностей, но недостаетъ еще четырехъ саперныхъ ба- тальоновъ, для распредѣленія по всѣмъ 19 корпусамъ.
— 209 — Въ впду такого недостатка инженерныхъ войскъ—съ одной стороны, и во вниманіе къ тому, что въ военное время саперные батальоны весьма рѣдко остаются въ ба- тальонномъ составѣ, а обыкновенно раздробляются по ротно, къ чему приспособленъ въ настоящее время и ихъ обозъ— есть предположеніе распредѣлить нынѣ же на военное время роты саперныхъ батальоновъ по всѣмъ 48 дивизіямъ. Такимъ образомъ, на каждый корпусъ, имѣющій по двѣ пѣхотныя дивизіи, прійдется по полубатальопу саперъ, а на остальные корпуса—по три роты саперъ. По вопросу о шанцевомъ инструментѣ. Хотя пѣхота снабжена нынѣ значительнымъ числомъ малыхъ лопатъ, но лопаты эти могутъ служить для постройки лишь око- повъ. Везъ сомнѣнія, окопы приносятъ весьма большую пользу, тѣмъ не менѣе одни они недостаточны для над- лежащаго усиленія боевой позиціи. Весьма часто могутъ быть случаи, когда, для подготовки поля сраженія въ обо- ронительномъ отношеніи, будетъ времени часовъ отъ 6’— 12, причемъ обыкновенно желательно и возможно усиле- ніе расположенія войскъ на избранной для боя мѣстности болѣе надежное, нежели то, которое достигается помощію однихъ окоповъ. Въ этомъ случаѣ, на болѣе важныхъ пунктахъ позицій, на командующихъ пунктахъ, отъ удержанія которыхъ зависитъ иногда успѣхъ дѣла, желательно имѣть для войскъ такіе опорные пункты, которые обстрѣливали бы мѣст- ность на большое протяженіе, болѣе бы способствовали развитію сильнаго ружейнаго огня, позволяли бы сосредо- точить закрыто, на маломъ пространствѣ, большое число войскъ, нежели то возможно въ окопѣ, и представляли бы, не только закрытія отъ непріятельскихъ выстрѣловъ, но и нѣкоторую преграду для непріятельской пѣхоты. Для этого, независимо отъ окоповъ, желательно устройство, на выгоднѣйшихъ пунктахъ позицій, простѣйшихъ полевыхъ укрѣпленій, напримѣръ: флеши, люнетовъ, иногда реду- товъ, болѣе сильной профили, дозволяющей лучше обнару- живать всѣ доступы непріятеля и обстрѣливать смежныя части боевой линіи. Для постройки этихъ укрѣпленій, а и
— 210 — также для устройства окоповъ, въ особенности для артил- леріи, въ грунтѣ глинистомъ, хрящеватомъ и вообще плот- номъ, малыя лопаты не пригодны, а необходимо, въ этомъ случаѣ, работать большими лопатами. Точно также при полевыхъ работахъ, служащихъ для активныхъ цѣлей, какъ напримѣръ: при устройствѣ новыхъ и исправленіи существующихъ дорогъ, необходимы большія лопаты, а для постройки мостовъ черезъ ручьи и овраги нужны большіе топоры. Въ настоящее время большой шанцевый инструментъ, а именно лопаты, въ которыхъ болѣе всего можетъ пред- стоять надобность, имѣются въ войскахъ въ слишкомъ маломъ количествѣ. Ихъ совершенно недостаточно для ско- рой постройки какихъ бы то ни было полевыхъ укрѣпле- ній, въ короткій срокъ 6-ти и 8-ми часовъ времени. Чтобы устроить такія укрѣпленія на батальонъ, необходимо со- бирать лопаты отъ всего полка, что весьма неудобно, да и то соберется лопата всего 160, т. е. количество, едва достаточное для скорой постройки люнета или флеши на одну слабую роту. Поспѣшное устройство большей части артиллерійскихъ окоповъ при помощи одной только артил- лерійской прислуги невозможно, но малому числу лопатъ, имѣющихся въ артиллеріи (16 лопатъ на батарею); въ этомъ случаѣ иногда приходится прибѣгать къ помощи большихъ лопатъ, имѣющихся при пѣхотѣ, но ихъ весьма недостаточно для надобностей самой же пѣхоты. Такимъ образомъ, имѣя немного времени, напримѣръ часовъ 6—8, и желая усилить позицію, напримѣръ, для одного полка пѣхоты, съ батареей артиллеріи, болѣе силь- ными фортификаціонными постройками, нежели простые окопы, невозможно вести всѣ работы одновременно, но, по недостатку большихъ лопата, прійдется окапывать сна- чала артиллерію, потомъ строить укрѣпленія для пѣхоты и передавать инструментъ изъ одной части въ другую, что крайне неудобно и затруднительно. На основаніи вышеизложеннаго, какъ усматривается изъ отчета комитета, признается необходимымъ имѣть большой шанцевый инструментъ въ войскахъ, не менѣе какъ въ слѣ-
— 211 — дующемъ количествѣ на полкъ: а) лопатъ большихъ—480, вмѣсто 160, полагаемыхъ нынѣ; б) топоровъ большихъ — 160, вмѣсто 384, полагаемыхъ нынѣ (число топоровъ сокра- щено противъ нынѣ положеннаго, въ виду возможнаго уменьшенія груза, который, по необходимости, увеличивает- ся противъ нынѣ полагаемаго вслѣдствіе прибавки лопатъ); в) кирокъ—48, мотыгъ 48 и ломовъ 16, т. е. число полагае- мое нынѣ. Точно также проектируется увеличить число большихъ лопатъ въ артиллеріи,— съ 16 до 32 на батарею. Независимо этого предполагается ввести шарнирную пилу (австрійскую), какъ инструментъ весьма полезный для многихъ случаевъ въ полѣ, полагая 4 пилы на роту или 64 на полкъ. Наставленіе по самоокапыванію пѣхоты малою лопатою изд. 1881 года. Впредь до изданія упомянутыхъ выше тру- довъ къ обязательному руководству въ войскахъ полевымъ сапернымъ дѣломъ, комитетъ призналъ необходимымъ уско- рить разработкой вопроса собственно о самоокапываніи, съ цѣлью снабдить войска указаніями относительно употребле- нія новаго шанцеваго инструмента. Въ этихъ видахъ вы- работано «Временное наставленіе по самоокапыванію пѣ- хоты малою лопатою», которое и объявлено войскамъ къ руководству, при приказѣ по военному вѣдомству 1879 года за № 153. Въ текущемъ 1881 году, оно, въ пере- работанномъ видѣ, издано подъ названіемъ «.Наставленіе по самоокапыванію пѣхоты малою лопатою». Главныя отличія новаго «Наставленія» отъ прежняго за- ключаются въ томъ, что въ послѣднемъ: Указано, въ какихъ случаяхъ полезно прибѣгать къ са- моокапыванію. Указано, кому именно изъ войсковыхъ начальниковъ предоставляется право приказать окопаться въ тѣхъ слу- чаяхъ, когда такого приказанія не послѣдовало со стороны старшаго начальника, но когда непредвидѣнныя обстоя- тельства того потребуютъ. Выясненъ характеръ окапыванія разныхъ частей бое- ваго порядка, т. е. цѣпи, а также ротныхъ, батальонныхъ и частныхъ резервовъ, т. е. второй линіи.
— 212 — Указаніемъ на имѣющее быть изданнымъ въ непродол- жительномъ времени «Наставленіе для обученія пѣхоты и артиллеріи полевому саперному дѣлу» разрѣшенъ постав- ленный многими войсковыми начальниками вопросъ о томъ, гдѣ искать указаній по усиленію позицій не только пѣ- хотными, но и артиллерійскими окопами, а также укрѣп- леніями и приспособленіемъ мѣстныхъ предметовъ къ обо- ронѣ. Малая лопата принята за мѣру при постройкѣ окоповъ, вмѣсто мало знакомыхъ нижнимъ чинамъ футовъ и дюй- мовъ. Нѣсколько видоизмѣнены профили окоповъ. Проведена болѣе рельефно, нежели въ прежнемъ «На- ставленіи», идея постепеннаго перехода отъ одной профи- ли окопа къ другой, что, въ свою очередь, даетъ возмож- ность пользованія окопомъ для обороны во всякій моментъ постройки его. Указано какіе именно окопы служатъ для помѣщенія одной и какіе, для помѣщенія двухъ шеренгъ, при чемъ точно опредѣленъ разсчетъ длины окоповъ въ разныхъ слу- чаяхъ, а также и способы размыканія рабочихъ на раз- ныя дистанціи. Сдѣланы болѣе подробныя указанія, какъ о трассировкѣ, разстановкѣ рабочихъ и самой постройкѣ окоповъ, такъ и относительно постройки траверзовъ и ходовъ сообщенія. Указано различіе меледу разбивкою, трассировкою и по- стройкою окоповъ подъ, болѣе или менѣе, сильнымъ огнемъ и внѣ выстрѣловъ. Указано на важность приспособленія окоповъ къ стрѣльбѣ при занятіи ихъ войсками и на необходимость обученія нижнихъ чиновъ прикладкѣ и прицѣливанію изъ за нихъ. Исключены заслоны для патронныхъ ящиковъ. Это сдѣ- лано потому, что постройка такихъ заслоновъ, представ- ляя большую работу, не соотвѣтствующую духу самоока- пыванія, вмѣстѣ съ тѣмъ, дѣлается необходимою только въ исключительныхъ случаяхъ, т. е. когда нельзя найти естественныхъ закрытій для патронныхъ ящиковъ. Помѣ- щеніе лсе описанія и постройки такихъ заслоновъ въ «На-
— 213 — ставленіи для обученія пѣхоты и артиллеріи полевому са- перному дѣлу» дастъ возможность войскамъ пользоваться ими, когда это окажется необходимымъ, не затрудняя всю массу пѣхоты обученіемъ постройкѣ этихъ заслоновъ. Указано на важность и способы подготовки впереди ле- жащей мѣстности для полученія хорошаго обстрѣла съ по- зиціи. (Объяснительная записка). Сущность новаго «Наставленія» заключается въ слѣ- дующемъ: Введеніе. При современномъ способѣ веденія боя, войскамъ, какъ при оборонѣ, такъ и при наступленіи, приходится нерѣдко прибѣгать къ устройству земляныхъ закрытій съ тѣмъ, чтобы, прикрываясь ими, на- носить непріятелю наибольшій вредъ своимъ огнемъ и уменьшить, но возможности, собственныя потери. Окопы, употребляемые въ полевой войнѣ, дѣлаются преимущественно незначительной профили. Быстрая постройка этого вида окоповъ тѣми же войсками, которыя назначаются для пользованія ими, составляетъ задачу самоокапыванія. Самоокапываніе должно производиться подъ руководствомъ и отвѣт- ственностью всѣхъ строевыхъ начальниковъ, начиная съ самыхъ младшихъ. Къ самоокапыванію, если время и силы людей позволяютъ, полезно прибѣгать въ слѣдующихъ случаяхъ: При оборонѣ—всегда, и при томъ на такихъ участкахъ позиціи, на которыхъ мѣстность или вовсе не представляетъ удовлетворяющихъ тре- бованіямъ обороны естественныхъ опорныхъ пунктовъ и закрытій, или же представляетъ такіе опорные пункты и закрытія, приспособленіе кото- рыхъ къ оборонѣ было бы затруднительнѣе и вообще представляло бы меньше выгодъ, нежели постройка окоповъ. При наступленіи—когда необходимо прочно утвердиться на только что занятой позиціи, обезопасить себя отъ перехода непріятеля въ на- ступленіе и создать опорные пункты, которые бы обезпечили дальнѣйшій переходъ въ наступленіе, или же отступленіе, въ случаѣ неудачи. При наступленіи всегда, а при оборонѣ, если только время позволитъ, распоряженія по усиленію позиціи должны исходить отъ старшаго на- чальника. Въ остальныхъ же случаяхъ, всѣ частные начальники, до рот- ныхъ командировъ включительно, обязаны, безотлагательно и по соб- ственной иниціативѣ, принимать всѣ необходимыя мѣры къ усиленію обороны ввѣренныхъ имъ участковъ позиціи. Въ отношеніи управленія работами по усиленію позиціи обязанности начальствующихъ лицъ заключаются въ слѣдующемъ: 1) Полковой командиръ назначаетъ общее протяженіе позиціи полка, какъ въ оборонительномъ, такъ и въ наступательномъ бою и раздѣляетъ позицію на участки, указывая общее направленіе линіи окоповъ, какъ
— 214 — для частей полка, такъ и для подчиненныхъ ему батарей. Онъ дѣлаетъ распоряженія объ усиленіи позиціи, кромѣ окоповъ, еще и укрѣпленіями, о приведеніи въ оборонительное положеніе тѣхъ мѣстныхъ предметовъ, которые требуютъ особыхъ приспособленій для обороны, а также объ устройствѣ сообщеній на позиціи и т. п. Для этого въ помощь ему слу- жатъ войсковые саперы (*). Изложенныя выше обязанности по усиленію позиціи переходятъ и на начальниковъ частей меныпихъ полка, если частямъ этимъ приходится дѣйствовать въ отдѣлѣ. 2) Батальонный командиръ провѣряетъ правильность разбивки око- повъ ротами его батальона и дѣлаетъ, если окажется нужнымъ, соотвѣт- ствующія измѣненія въ разбивкѣ ихъ. Онъ согласуетъ расположеніе око- повъ своего батальона съ расположеніемъ, какъ орудійныхъ, такъ и пѣхотныхъ окоповъ сосѣднихъ частей, и даетъ общія указанія относи- тельно размѣщенія па позиціи подчиненныхъ ему артиллерійскихъ частей. 3) Ротныіі командиръ долженъ умѣть быстро выбрать и обозначить для своей роты наквыгоднѣйшее, смотря по мѣстности и расположенію роты, направленіе и протяженіе линіи окоповъ. Онъ руководитъ возведе- ніемъ людьми его роты окоповъ, какч» для цѣпи, такъ и для резервовъ. Примѣчаніе. При окапываніи артиллеріи пѣхота является обыкновенно только рабочею силою, такъ какъ одной орудій- ной прислугѣ, по малочисленности ея, трудно прикрыть свои орудія. Выборъ мѣста для орудій и руководство постройкою артиллерійскихъ окоповъ лежитъ на обязанности артиллерій- скихъ офицеровъ. При обученіи самоокапыванію главное вниманіе должно быть обращено па практику въ разбивкѣ и трассировкѣ окоповъ на мѣстности, а затѣмъ уже на самую постройку ихъ. Съ этою цѣлью, а также для избѣжанія излишняго утомленія войскъ при укрѣпленіи позицій въ мирное время, если войска уже достаточно усвоили самую технику производства работъ, можно ограничиваться, на нѣкоторыхъ учебныхъ маневрахъ, только раз- бивкою и трассировкою окоповъ на мѣстности п приступомъ къ про- изводству выемокъ, не доводя окоповъ до полной профили. Назначеніе малаго шанцеваго инструмента. Малый шанцевый инструментъ назначается: 1) Для усиленія боеваго расположенія войскъ окопами, укрѣпленіями и приспособленіемъ мѣстныхъ предметовъ къ оборонѣ; 2) Для уничтоженія и устраненія встрѣчающихся при движеніи войскъ преградъ, и 3) Для возведенія лагерныхъ и бивачныхъ построекъ. (*) Руководствомъ для обученія войсковыхъ саперъ должно служить, выработанное въ главномъ комитетѣ по устройству и образованію войскъ, „Наставленіе для обученія пѣхоты и артиллеріи полевому са- перному дѣлу“.
— 215 — Имѣющіяся въ каждой ротѣ 80 малыхъ лопатъ и 20 малыхъ топо- ровъ распредѣляются: лопаты—по 20, а топоры—по 5 штукъ на взводъ, при чемъ тѣ и другія по ровну между отдѣленіями, исключая первыхъ отдѣленій взводовъ, въ которыя прибавляется по одному лишнему топору. За сохраненіе шанцеваго инструмента отвѣчаетъ тотъ нижній чинъ, которому онъ данъ для носки. Выборъ же нижнихъ чиновъ для носки инструмента зависитъ отъ ближайшаго начальства, которое мѣняетъ пері- одически этихъ людей. Въ мирное время половинное число малаго шанцеваго инструмента хра- нится въ видѣ неприкосновеннаго запаса, а другая половина его носится на людяхъ и употребляется для практическихъ работъ. Для сохраненія лопаты, ее слѣдуетъ, послѣ каждаго употребленія, очистить, на сухо обтерѣть желѣзо и, если возможно, смазать саломъ. Малою лопатою можно работать лежа, сидя, съ колѣна и стоя. Выборъ положенія для работы и способъ производства ея, въ большей части слу- чаевъ, полезно предоставлять самому работающему. При работѣ лопатою полезно соблюдать слѣдующее: 1) Врѣзываться въ землю не всѣмъ нижнимъ ребромъ лотка, но лишь однимъ его угломъ. 2) Запускать лопату въ грунтъ наискось, а не вдавливать ее отвѣсно. 3) Тонкіе корни растеній перерубать острымъ краемъ лотка. 4) Большіе камни не раздроблять лопатою, но, очистивъ кругомъ зем- лю, выбрасывать ихъ, съ помощью сосѣднихъ рабочихъ, руками. 5) Если при отрывкѣ встрѣтятся камни, или толстые корни деревь- евъ, которые трудно удалить, то таковые обходить. Объ окопахъ вообще. Пѣхота должна умѣть возводить окопы, какъ для частей цѣпи, такъ п для резервовъ. Какъ части цѣпи, такъ и резервы, расположенныя въ окопахъ, долж- ны удовлетворять тѣмъ-же тактическимъ требованіямъ, какъ и при от- крытомъ ихъ расположеніи, при чемъ закрытое ихъ помѣщеніе въ око- пахъ позволяетъ еще въ большей степени удовлетворить этимъ требо- ваніямъ. Расположеніе войскъ въ окопахъ даетъ возможность: 1) Располагать какъ цѣпь, такъ и резервы болѣе крупными частями, т. е. цѣлыми взводами, ротами и даже батальонами, что не исключаетъ впрочемъ тѣхъ случаевъ, когда, для лучшаго обстрѣливанія и наблюденія нѣкоторыхъ участковъ мѣстности, потребуется отдѣльное расположеніе небольшихъ группъ стрѣлковъ. 2) Приближать резервы къ цѣпи, когда то признано будетъ полезнымъ. Цѣпъ окапывается, смотря по.обстоятельствамъ, по отдѣленіямъ, или развернутыми взводами, или ротами. Ротные резервы окапываются обыкновенно въ развернутомъ строю, при чемъ, для встрѣчи непріятеля большею массою огня, иногда полезно будетъ располагать ротные резервы въ окопахъ не за цѣпью, а на линіи цѣпи.
— 216 — Батальонные резервы окапываются обыкновенно или въ развернутомъ строю, или же въ колоннахъ, съ цѣлью болѣе сосредоточеннаго ихъ рас- положенія. Въ послѣднемъ случаѣ закрытія, возводимыя для батальон- ныхъ резервовъ, состоять изъ расположенныхъ непосредственно одинъ за другимъ окоповъ. Вторая линія, т. е. частные резервы, получивъ, въ исключи- тельныхъ случаяхъ, приказаніе окопаться, строятъ преимущественно окопы для колоннъ, тоже съ цѣлью болѣе сосредоточеннаго расположенія. Длина окоповъ для цѣпи разсчитывается, полагая не менѣе 1 шага на человѣка, при чемъ люди размѣщаются въ нихъ для стрѣльбы въ одно- шереножномъ строю. Длина же окоповъ для резервовч. разсчитывается, полагая но 1 или по 2 шага на рядъ. Послѣдній размѣръ даютъ въ тѣхъ случаяхъ, когда предвидится необходимость производства огня изъ за этихъ окоповъ. Примѣчаніе: Изъ за окоповъ, длина которыхъ разсчитана по 1 гиаѵу нарядъ, въ случаѣ необходимости, можетъ стрѣ- лять, въ одпошереножномъ строю, только половинное число занимающихъ ихъ людей. Окопы для колоннъ состоятъ обыкновенно не болѣе, какъ пзъ двухъ, поставленныхъ непосредственно одинъ за другимъ окоповъ, потому что части, окопанныя въ болѣе глубокихъ колоннахъ, будутъ болѣе терпѣть отъ огня и кромѣ того, при болѣе глубокихъ колоннахъ, фронтъ ихъ будетъ короче, нежели въ менѣе глубокихъ, а потому и ружейная обо- рона впереди лежащей мѣстности будетъ слабѣе, если бы, по ходу боя, явилась необходимость стрѣлять и изъ за этихч> окоповъ. Расположеніе окоповг, на мгъстности. При расположеніи окоповъ на мѣстности необходимо имѣть въ виду, между прочимъ, слѣдующее: 1) Преимущественно занимать окопами высшіе пункты мѣстности, но, занимая ихъ, подаваться па столько впередъ, чтобы впереди лежащая мѣстность была, по возможности, лучше обстрѣливаема настильно. При этомъ, спуская нѣсколько окопъ съ самаго гребня возвышенія, достига- ются еще и слѣдующія выгоды: а) по занятіи окопа непріятелемъ, послѣд- ній долженъ ограничиться весьма малымъ обстрѣломъ и б) при располо- женіи окопа на склонѣ, обращенномъ къ непріятелю, поражаемое имъ пространство уменьшается, вслѣдствіе чего, расположенные за гребнемъ, резервы будутъ менѣе терпѣть отъ огня. 2) Если нельзя обстрѣлять впереди лежащую мѣстность изъ за одной линіи окоповъ, какъ дальнимъ, такъ и ближнимъ огнемъ, то на иныхъ участкахъ полезно обстрѣливать мѣстность по частямъ, съ помощью вто- рой линіи окоповъ. 3) На болѣе крутыхъ скатахъ возвышенностей располагаютъ иногда нѣсколько линій окоповъ, для болѣе сильнаго обстрѣливанія впереди ле- жащей мѣстности нѣсколькими ярусами огней. 4) Если невозможно обстрѣлять ближайшую, впереди лежащую, мѣст- ность по частямъ, даже изъ нѣсколькихъ линій окоповъ, какъ то бы-
— 217 — лаетъ, при очень крутыхъ скатахъ возвышенностей, то слѣдуетъ обстрѣ- лять ее сбоку, съ какой либо другой части позиціи. 5) Расположеніе окоповъ въ виду и вблизи командующихъ высотъ крайне не выгодно и его слѣдуетъ избѣгать. 6) Окопъ не долженъ быть поражаемъ огнемъ противника продольно, или съ тыла. 7) Для возможности перехода въ наступленіе, между окопами должны быть оставляемы промежутки, достаточные для движенія артиллеріи, а если нужно и кавалеріи, такъ какъ переходу въ наступленіе пѣхоты окопы не представляютъ препятствій. 8) Расположеніе окоповъ должно быть таково, чтобы, по занятіи ихъ непріятелемъ, они могли быть обстрѣливаемы нами хотя бы, напримѣръ, изъ другой линіи окоповъ, а занявшій ихъ непріятель, или совсѣмъ не могъ бы поражать насъ изъ за нихъ, иля же имѣлъ бы изъ за нихъ возможно худшій обстрѣлъ. Когда приблизительно опредѣлено мѣсто для расположенія окопа, при- ступаютъ къ опредѣленію направленія линіи огня п къ самой разбивкѣ его. Для этого, если разбивка производится не подъ огнемъ, распо- ряжающійся работою, въ большей части случаевъ начальникъ части, строю- щей окопъ, опредѣливъ приблизительно направленіе линіи огня и концы окопа, обозначаетъ ихъ людьми, пли же кольями, камнями, пучками хво- роста и т. п. Затѣмъ, идя вдоль проектируемой линіи огня и, мѣстами, наги- баясь такъ, чтобы глаза его находились на той высотѣ, на которой бу- дутъ находиться глаза стрѣлка, смотритъ, хорошо ли обстрѣливается бли- жайшая мѣстность до разстоянія, по крайней мѣрѣ, 600—800 шаговъ, т. е. нѣтъ ли необстрѣливаемыхъ ложбинокъ’, въ которыхъ непріятель- скіе стрѣлки могли бы скрытно залечь. Вели закрытія имѣются, то перво- начальную линію огня окопа подаютъ, для обстрѣливанія этихъ закрытій, нѣсколько впередъ или назадъ, лишь бы выбрать мѣсто съ хорошимъ обстрѣломъ, не мѣшая обстрѣлу сосѣднихъ окоповъ. При такомъ способѣ разбивки, изломы линіи огня опредѣлятся сами собою. По окончаніи разбивки провѣряютъ длину разбиваемаго окопа, ша- гами, исправляя разбивку, въ чемъ окажется необходимымъ. Вообще величина обстрѣла изъ за окоповъ, назначаемыхъ для цѣпи и для резервовъ, опредѣляется на основаніи тактическихъ требованій, но, при расположеніи войскъ въ окопахъ, слѣдуетъ обратить особенное вниманіе на достиженіе сразу хорошаго обстрѣла впереди лежащей мѣстности, такъ какъ, въ этомъ случаѣ, нельзя уже исправлять первоначальное направленіе фрон- та, какъ то возможно при открытомъ расположеніи войскъ. Исходящіе углы линіи огня окоповъ не должны быть слишкомъ остры (не менѣе 60°), а входящіе должны быть тупы (не менѣе 120е). При длинномъ окопѣ, большею частью не возможно такъ направить линію' огня его, чтобы изъ за всѣхъ ея точекъ возможно было вполнѣ хорошо об- стрѣлять, не только ближнимъ и дальнимъ, но даже и однимъ ближнимъ, или однимъ дальнимъ огнемъ, впереди лежащую мѣстность, а достаточно будетъ, если изъ за большей части точекъ линіи огня будетъ хорошій обстрѣлъ.
218 — Если разбивка окопа производится подъ слабымъ, или случай- нымъ, огнемъ, то, въ зависимости отъ силы непріятельскаго огня, а также и отъ того, производится ли разбивка днемъ, ночью, или въ сумерки, изъ вышеизложеннаго исполняется то, что признано будетъ возможнымъ, при чемъ люди, обозначающіе изломы линіи огня, могутъ становиться на колѣни, садиться, или ложиться, чтобы быть менѣе замѣтными. Особенно при раз- бивкѣ окоповъ въ сумерки, или ночью, обозначеніе ихъ людьми слѣдуетъ предпочитать обозначенію другими способами, такъ какъ люди голосомъ мо- гутъ указать свое мѣсто. Линію огня окопа, въ особенности на части, начиная съ роты и больше, часто придется дѣлать не по прямой линіи, а самаго разнообразнаго начер- танія, соотвѣтственно потребности. Иногда, въ зависимости отъ мѣстности, приходится такъ изгибать окопъ, что продолженіе нѣкоторыхъ короткихъ участковъ его будетъ направлено къ непріятелю. Если въ этпхъ мѣстахъ необходимо тоже имѣть возможность открыть огонь, то тогда на каждые 12—15 шаговъ длины окопа оставляютъ, вдоль линіи огня, невынутые участки земли, около 4 шаговъ длиною, и на этихъ, невынутыхъ участкахъ насыпаютъ траверзы, длиною отъ 5—7 шаговъ и лопаты въ двѣ высотою. Для предохраненія отыіродольнаго обстрѣливанія окопа непріятелемъ доста- точно дать траверзу 5 шаговъ длины. Для предохраненія же отъ косвенно- тыльнаго обстрѣливанія окопа, длину траверза увеличиваютъ до 7 шаговъ. Вокругъ траверзовъ дѣлаютъ обходы, чтобы сохранить сообщеніе вдоль всего окопа, а задніе ихъ концы можно закруглять, для удобства сообщенія по этимъ обходамъ. Фланги окоповъ нѣсколько загибаютъ назадъ, для предохраненія послѣд- нихъ отъ боковаго огня. Если время позволяетъ, то иногда полезно устраивать окопъ длиннѣе, чѣмъ по вышеуказанному разсчету, изогнувъ его но нѣсколькимъ направ- леніямъ такъ, чтобы имѣть возможность по каждому изъ этихъ направ- леній употребить всѣхъ, нлп большую часть обороняющихся, или при- тянуть въ окопъ ближайшіе резервы. Вышеозначенные добавочные участки окоповъ строятся или одновре- менно, пли по окончаніи постройки главныхъ участковъ, причемъ, въ первомъ случаѣ, они строятся особыми людьми, взятыми изъ резерва, или отъ сосѣднихъ частей, а, во второмъ случаѣ, тѣми же людьми, ко- торые строили главные окопы. Разстановка рабочихъ, трассировка и постройка окоповъ. Назна- ченныя для работъ части сохраняютъ полнѣйшую тишину, какъ при слѣдованіи къ мѣсту работъ, такъ и во время работы, въ особенности, если послѣднія производятся ночью, въ виду непріятеля, или подъ ог- немъ его. Если окопъ строится на нѣсколько ротъ, то все протяженіе его пред- варительно раздѣляется для работы на ротные участки. Послѣ этого, если разстановка рабочихъ и трассировка производятся не подъ огнемъ непріятеля и не въ виду его, то часть, назначенная для постройки
— 219 — окоповъ, имѣя лопаты въ 1-й шеренгѣ, подводится по ротно къ мѣсту работы въ томъ строю, въ которомъ то признано будетъ удобнымъ и каждая изъ ротъ останавливается противъ одного изъ концовъ своего участка соотвѣтственнымъ флангомъ, шагахъ въ двадцати отъ обозна- ченной линіи. Иногда, для ускоренія разстановки рабочихъ, роты могутъ быть раздѣляемы, подходя къ мѣсту работъ, по полуротно, по усмотрѣ- нію ротныхъ командировъ, при чемъ полуроты останавливаются, въ та- комъ случаѣ, противъ обоихъ концовъ ротнаго участка соотвѣтственными флангами, для разстановки рабочихъ одновременно съ обоихъ концовъ окопа. Къ этому ротный командиръ можетъ прибѣгнуть тогда, когда най- детъ возможнымъ поручить знающему лицу разстановку рабочихъ другой полуроты. Когда рота подведена къ мѣсту работъ, то вся рота, пли отдѣльно обѣ полуроты, составляютъ ружья и снимаютъ аммуницію. Послѣ этого рота (полуроты) подводится къ обозначенной линіи и развертывается вдоль нея такъ, чтобы первая шеренга, т. с. люди съ лопатами находились въ разстояніи 4 шаговъ отъ нея, а затѣмъ размыкается на 2, или на 1 шагъ на рядъ. Для размыканія на а шага нарядъ, нижестоящій рядъ отодвигается отъ вышестоящаго, при размыканіи влѣво (и вышестоящій отъ ниже- стоящаго, при размыканіи вправо) на длину вытянутой руки съ лопатою, держа послѣднюю всею кистью за верхнюю часть черенка, при чемъ ниж- ній край лотка должен ъ касаться низа потоповъ вышестоящаго (пли ниже- стоящаго) ряда. Для размыканія на 1 шагъ на рядъ, ряды отодвигаются одинъ отъ другаго настолько, чтобы концы пальцевъ вытянутыхъ рукъ людей ниже- стоящаго (или вышестоящаго) ряда касались концевъ соотвѣтственныхъ плечъ вышестоящаго (или нижестоящаго), т. е. концы пальцевъ правой руки касались бы конца праваго плеча вышестоящаго человѣка и на обо- ротъ. Вслѣдъ затѣмъ, по приказанію распоряжающагося работою, вторая шеренга, если нужно, ложится, а люди первой шеренги приступаютъ къ обозначенной линіи и, по провѣркѣ ихъ расположенія, при чемъ носки ра- бочихъ должны касаться обозначенной линіи, трассируютъ ее лопатами, принимая эту линію за подошву внутренней крутости бруствера. Трасси- ровка же состоитъ въ томъ, что каждый рабочій обозначаетъ свое мѣсто выемкою куска дерна, пли земли, между носками и соединяетъ эти по- мѣтки бороздками вырываемыми имъ до смежнаго рабочаго въ ту сторону, въ которую происходило размыканіе. Разбивка и трассировка окоповъ на полуроту, взводъ, или отдѣленіе производятся такъ же, какъ п при постройкѣ окоповъ па роту. Если разстановка рабочихъ и трассировка окоповъ производятся вблизи непріятеля, но не подъ огнемъ его, то онѣ дѣлаются также,' какъ и въ предъидущемъ случаѣ, сч> тою только разницею, что для боль- шей готовности къ отраженію непріятеля, ружья въ козлы не составляют- ся, а остаются при людяхъ до самаго приступа къ работѣ, т. е. когда ра- зомкнутая 1-я шеренга находится въ 4 шагахъ отъ обозначенной линіи,
— 220 — распоряжающійся работою поворачиваетъ ее кругомъ, приказываетъ поло- жить ружья передъ собою прикладомъ къ носкамъ и рукояткой затвора къ верху и поворачиваетъ ее опять лицомъ къ непріятелю. Такимъ же обра- зомъ кладутъ возлѣ себя ружья и люди второй шеренги, когда имъ прика- зано будетъ оправиться. По окончаніи трассировки и по повѣркѣ правильности ся, люди при- ступаютъ, по общему приказанію, къ работѣ, отрывая землю, возможно круче на своемъ участкѣ, отступя иа ширину лотка отъ трассировки и бросая землю непосредственно за нее къ сторонѣ непріятеля, причемъ ста- раются прежде всего углубиться и возвысить насыпь, а потомъ уже уши- ряютъ выемку и утолщаютъ насыпь. Оставляемый па горизонтѣ уступъ назначается, какъ для облегченія вскакиванія изъ рва на насыпь, такъ и для предупрежденія обсыпанія въ ровъ земли съ насыпи. По окончаніи постройки окопа полезно нѣсколько уменьшить срѣзыва- ніемъ ширину этого уступа, такъ какъ онъ мѣшаетъ прикладкѣ. Дернъ, снимаемый съ мѣста выемки и плотные комья земли не слѣдуетъ бросать въ глубь насыпи, а, напротивъ, укладывать пхъ въ части па- сыпи, ближайшія къ выемкѣ для того, чтобы сдѣлать внутреннюю кру- тость ея, по возможности, болѣе крутою и тѣмъ доставить лучшее при- крытіе людямъ, находящимся въ окопѣ, а также, больше удобства для стрѣльбы. Для приданія большей прочности дерновой одеждѣ внутренней крутости насыпи, полезно рѣзать дернины возможно правильной формы, а именно квадратными кусками, бока которыхъ равнялись бы длинѣ ступни. Для устройства дерновой одежды дернины укладываются подобно кирпичной кладкѣ. Для рѣзки дерна, если таковой есть, могутъ быть употреблены, кромѣ лопатъ и топоры, которыми должны работать люди другой шеренги. Каждый участокъ поручается пе одному человѣку, а цѣлому ряду, при чемъ смѣна рабочихъ производится людьми другой шеренги, приблизи- тельно черезъ каждыя 20 минутъ. Постройка окоповъ для пѣхоты т поставленной въ колоннахъ, производится точно также, но съ тѣмъ: 1) что окопъ за окопомъ располагаются на раз- стояніи не менѣе семи шаговъ, считая это разстояніе между трассировками, означающими подошвы внутреннихъ крутостей насыпей и 2) что отды- хающіе люди, кромѣ участвующихъ въ постройкѣ заднихъ окоповъ, распо- лагаются обыкновенно во время работы въ сторонѣ отъ окопа, чтобы не мѣшать работающимъ. Для удобства сообщенія какъ съ полемъ, такъ и между поставленными непосредственно одинъ за другимъ окопами, концы рвовъ ихъ дѣлаютъ от- логими спусками, а въ заднихъ окопахъ дѣлаютъ проходы въ ГД лопаты шириною по дну. Получаемый при прорытіи прохода излишект» земли употребляется от- части на утолщеніе ближайшихъ къ нему насыпей окопа, а отчасти раз- брасывается.
— 221 — Полезно дѣлать, мѣстами, непосредственно за окопами, земляныя за- крытія, одинаковой съ окопами профили, соединяя рвы ихъ со рвами главныхъ окоповъ ходами сообщенія въ 1'/2 лопаты шириною по дну. Закрытія эти назначаются, или для помѣщенія ротныхъ резервовъ въ двѣ шеренги, если пхъ почему пибудь окажется неудобнымъ помѣстить на одной линіи съ цѣпью, или въ нѣкоторомъ разстояніи отъ нея, или же, при продолжительномъ запятіи окоповъ, для подачи первоначальнаго пособія раненымъ и т. п. Получаемая изъ ходовъ сообщенія земля употребляется отчасти на на- сыпь закрытія а, главнымъ образомъ, на устройство боковыхъ насыпей въ 1% лопаты высотою. Всѣ работы, производимыя вблизи непріятеля, въ особенности въ су- мерки, или ночью, должны быть охраняемы или секретами, или цѣпью, смотря по обстоятельствамъ. При постройкѣ окоповъ полезно имѣть резервъ рабочихъ, какъ для пополненія убыли въ людяхъ, такъ и для увеличенія числа рабочихъ тамъ, гдѣ работа, по свойству грунта, особенно трудна, а также для постройки траверзовъ, для посылокъ, для охранительной цѣпи п секре- товъ и т. п. На каждый траверзъ добавляется по 12—16 рабочихъ (двѣ смѣны), при чемъ насыпь окопа передъ траверзомъ возводится изъ на- ружнаго рва тѣми же людьми, которые возводили бы ее изъ внутренняго рва, если бы траверзовъ не было. Изъ роты полезно отдѣлять въ резервъ рабочихъ и для охранительной цѣпи, приблизительно отъ одного до двухъ отдѣленій, если работа про- изводится не подъ огнемъ непріятеля. Во всякомъ случаѣ длина линіи огпя окопа должна соотвѣтствовать числу строющихъ его. Резервъ же рабочихъ, а также люди охранительной цѣпи и секретовъ располагаются, прп занятіи окопа для защиты его, вмѣстѣ со строившими окопъ людьми. Имѣющійся въ частяхъ большой шанцевый инструментъ выдается обыкновенно резерву рабочихъ и употребляется въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ малымъ шанцевымъ инструментомъ работать трудно, или невозможно, иапр., гдѣ грунтъ особенно твердъ, или же гдѣ выемка производилась, почему либо, менѣе успѣшно. Работа по постройкѣ окоповъ прекращается и люди сходятъ съ работы, даже и въ случаѣ приближенія непріятеля, пе иначе, какъ по приказа- нію, при чемъ люди должны взять ружья, вложивъ лопаты въ чахлы. Если бы непріятель атаковалъ, когда работы еще не окончены, то огонь открывается, по приказанію, изъ за имѣющейся пасыпп. Вышеупомянутые окопы строятся до открытія огня непріятелемъ, или только подъ слабымъ его огнемъ. Если же приказаніе окопаться получитъ часть, находящаяся подъ болѣе сильнымъ огнемъ, то каждый,' не прикрытый мѣстнымъ предметомъ и снабженный лопатою человѣкъ, положивъ ружье около себя такъ, чтобы опо пе мѣшало работѣ и, взявъ въ руки лопату, приступаетъ къ работѣ лежа иа лѣвомъ боку и выры- ваетъ возлѣ себя, параллельно туловищу, желобокъ, длиною отъ локтя
— 222 — лѣвой руки до колѣна, шириною, равный длинѣ черенка съ тяжомъ, и глубиною равный ширинѣ лотка лопаты. Срѣзанный дернъ, если онъ бу- детъ, и земля укладываются и насыпаются впереди головы, при чемъ надо стараться прикрыть ее какъ можно скорѣе. Когда эта работа окон- чена, рабочій переползаетъ въ вырытый имъ желобокъ и, лежа на пра- вомъ боку, вырываетъ подобный же желобокъ влѣво отъ себя, укладывая и бросая при этомъ дернъ и землю опять впереди своей головы. Работа эта пойдетъ еіце быстрѣе, такъ какъ рыть приходится не сверху, а сбоку. Окончивъ эту работу, рабочій передастъ лопату человѣку одного съ нимъ ряда, который вырываетъ такой же окопъ. Не запятые работою люди могутъ продолжать стрѣлять. Полезно, въ особенности если ожидается, что работа будетъ произво- диться подъ огнемъ, сдѣлать предварительно, въ безопасной!, мѣстѣ, при- мѣрную разстановку рабочихъ н трассировку, главнымъ образомъ въ виду того, что въ военное время личпый составь частей быстро мѣняется, а потому въ части могутъ быть люди, совсѣмъ познакомьте съ самоокапы- ваніемъ, пли отвыкшіе отъ него. Полезно также разставлять вдоль пути слѣдованія ротъ къ мѣстамъ расположенія окоповъ, людей, которые могли бы указать эти пути, въ особенности въ ночное время, или во время тумана. Примѣчаніе. Имѣя въ виду, что въ военное время, какъ разбивку окоповъ, такъ и постройку ихъ придется иногда производить въ сумерки, пли даже ночью, необходимо прак- тиковать въ этомъ войска и въ мирное время. Для предохраненія головъ людей отъ выстрѣловъ непріятеля и для достиженія возможно спокойной, а потому и болѣе мѣткой стрѣльбы изъ за окопа, слѣдуетъ, если время позволяетъ, дѣлать изъ земли, дерна и т. п. небольшія головныя прикрытія на поверхности пасыпи, у самой линіи огня, не препятствующія хорошему обстрѣлу впереди лежащей мѣстности. Для образованія головнаго прикрытія изъ земли добавляютъ ее, если нужно, на насыпь, давая этой добавочной насыпи толстоту пе менѣе длины лопаты и устраиваютъ нѣсколько расходящіяся внаружу желоб- чатыя углубленія (бойницы), глубиною, равныя ширинѣ лотка лопаты. Бойницы прикрываютъ иногда сверху землею, насыпая ее на сучья, хво- ростъ и т. и. Четыре дернины, положенныя по двѣ одна на другую па насыпь, по сторонамъ ружья и перекрытыя двумя дернинами, положен- ными одна возлѣ другой травою внизъ, доставятъ нѣкоторое прикрытіе головѣ стрѣлка, если дернъ хорошъ и если дернины эти маскированы землею, пли чѣмъ либо другимъ, для меньшаго отличія ихъ отъ насыпи окопа. Занимая окопъ, слѣдуетъ приказать людямъ приспособиться къ нему сообразно своему росту, т. е. возвысить, или понизить, каждому про- тивъ себя, внутреннюю крутость бруствера, устроить, или исправить бойницу, сдѣлать чрезъ пее примѣрную прикладку и прицѣливаніе въ
— 223 — разныя точки впереди лежащей мѣстности, устроить каждому вправо отъ ружья во внутренней крутости бруствера мѣсто для патроновъ. Примѣчаніе. Для пріученія людей къ стрѣльбѣ изъ за окоповъ съ наименьшими для нихъ потерями отъ непріятель- скаго огня, слѣдуетъ обучать ихъ прикладкѣ и прицѣлива- нію изъ за нихъ. Для возможно лучшаго скрытія окопа отъ взоровъ непріятеля, слѣдуетъ избѣгать рѣзко очерченныхъ наружныхъ краевъ насыпи и, кромѣ того, на обращенныя къ непріятелю части ея укладывать дернъ, вѣтки, солому, снѣгъ и т. п., стремясь, при этомъ, къ возможно меньшему отличію окопа отъ окружающей его мѣстности. Въ сырую погоду полезно прикрывать подошву выемокъ хворостомъ, сухими листьями, соломою и т. II. Если часть, занимающая окопъ, находится въ ожиданіи появленія не- пріятеля, вблизи расположеннаго, то ружья кладутъ обыкновенно на скатѣ бруствера, при чемъ, для сохраненія ружей, полезно подкладывать подъ нихъ солому, листья и т. и., или устраивать изъ сучивъ по двѣ под- порки для каждаго ружья. Если войска располагаются въ окопахъ па продолжительное время, то полезно дѣлать на открытой мѣстности ходы сообщенія какъ между ли- ніями окоповъ, такъ п назадъ, напр., къ мѣстамъ расположенія патрон- ныхъ ящиковъ и т. п., при чемъ ходы сообщенія прерываются тамъ, гдѣ послѣднее лояіетъ производиться по мѣстному горизонту, подъ при- крытіемъ возвышеній, или другихъ мѣстныхъ предметовъ. Сообщенія эти устраиваются обыкновенно изломами (зигзагами), при чемъ колѣна ихъ направляются такъ, чтобы непріятель пе могъ обстрѣ- ливать ихъ продольно. Длипа колѣнъ изломовъ дѣлается приблизительно въ 40—60 шаговъ. Иногда можно обойтись и безъ зигзаговъ, если, при направленіи хода сообщенія по кратчайшему направленію, т. е. по прямой линіи, или же по кривой, онъ не можетъ быть обстрѣливаемъ ни продольно, ни съ тоіі стороны, съ которой онъ не имѣетъ насыпи. Для увеличенія мѣткости огня обороняющагося, полезно отмѣривать шагами разстоянія отъ окоповъ до нѣкоторыхъ, хорошо замѣтныхъ, пред- метовъ впереди лежащей мѣстности. Если такихъ предметовъ пе имѣется, то передъ позиціей обороняющагося устраиваютъ, для той же цѣли, осо- бые знаки, сдѣланные изъ камней, кучъ земли и дерна, вѣхъ, крупныхъ воткнутыхъ въ землю вѣтокъ и т. п. Не слѣдуетъ забывать, что доставленіе хорошаго обстрѣла впереди лежащей мѣстности есть одно изъ. важнѣйшихъ средствъ для усиленія позиціи, а потому, въ большей части случаевъ, не только полезно сру- бить, сжечь и вообще уничтожить всякія закрытія, какъ то: строенія, заборы, небольшія рощи, стогн сѣна и соломы и т. п., которыя могли бы предохранить непріятеля отъ огня, но даже полезно сдѣлать безвред- ными для обороны такіе предметы, которые, не прикрывая непріятеля
— 224 — отъ огня, тѣмъ не менѣе прикрываютъ его отъ взоровъ обороняющагося, а именно: нагнуть и помять хлѣбныя и другія растенія па поляхъ, срѣ- зать кустарникъ и т. п. Желательно подготовить такимъ образомъ мѣстность па разстояніи не менѣе 600—800 шаговъ передъ позиціей. Производство работъ команднымъ порядкомъ. Извѣстно, что успѣхъ полевыхъ работъ зависитъ отъ двухъ данныхъ: 1) отъ навыка людей въ этого рода работахъ и 2) отъ способа разбивки этихъ работъ. Мы остановимся исключи- тельно на разбивкѣ, имѣя въ виду, что быстрота и поря- докъ въ этомъ дѣлѣ много содѣйствуютъ успѣху работъ. Для того, чтобы были соблюдены эти два условія при разбивкѣ, т. е. быстрота и порядокъ,—по нашему мнѣнію, необходимо въ этомъ дѣлѣ прибѣгнуть къ команднымъ словамъ, которыя, устраняя толкотню и устанавливая долж- ное однообразіе въ работахъ, должны имѣть столь же обя- зательную силу, какъ и команды узаконенныя уставомъ. Въ такомъ именно смыслѣ даны особыя указанія войскамъ Виленскаго военнаго округа, въ развитіе и дополненіе указаній, преподанныхъ означеннымъ выше «наставленіемъ по самоокапыванію пѣхоты малою лопатою». Эти дополнительныя правила по самоокапыванію команд- нымъ порядкомъ выражены въ особомъ «наставленіи для обученія войскъ саперному дѣлу» и излагаются ниже: § 1. Части пѣхоты и артиллеріи, въ полномъ ихъ составѣ, надле- житъ обучать возведенію только самыхъ простыхъ маскирующихъ по- строекъ, а имепно: 1) окопы для пѣхоты и артиллеріи п 2) заслоны для тѣхъ же частей войскъ. Окопами называются такія земляныя постройки, которыя: 1) даютъ возможность войскамъ, за ними расположеннымъ, наносить непріятелю вредъ своимъ огнемъ и 2) прикрываютъ войска отъ огня противника, слѣдовательно—возводятся для стрѣлковой цѣпи и ближайшихъ поддержекъ. Заслонами называются 'И', изъ окоповъ, которые служатъ только для прикрытія отъ огня непріятеля, а слѣдовательно возводятся лишь для резервовъ. Въ полевой войнѣ пѣхотою употребляются, при оборопѣ и наступле- ніи, преимущественно окопы и заслопы незначительной профили, артил- леріею—простѣйшія окопы для прислуги п отдѣльно стоящаго орудія, а также заслопы для передковъ и зарядныхъ ящиковъ. Быстрая разбивка и постройка этого вида окоповъ м заслоновъ н должны составлять задачу самоокапыванію.
— 225 — § 2. Какъ окопъ, такъ и заслонъ для пѣхоты состоитъ изъ рва, глу- бина котораго дѣлается въ полъ роста человѣка (3 фута); ширина же на днѣ 2 шага; вынутая изъ рва земля выбрасывается какъ можно ску- ченнѣе, впередъ, образуя брустверъ. Для предохраненія отъ боковаго огня, полезно нѣсколько загибать фланги окоповъ назадъ. Пѣхотные окопы бываютъ: • 1) окопы для одиночныхъ стрѣлковъ, 2) окопы для отдѣленія, взвода и т. д. до части пе болѣе роты, 3) окопы болѣе какъ на роту (траншеи). § 3. Такъ какъ всѣ войска пѣхоты имѣютъ малыя лопаты, па поло- винное число людей выводимыхъ въ строй, которыя посятся первою ше- ренгою, то и при производствѣ всѣхъ работъ слѣдуетъ руководствоваться тѣмъ правиломъ, что одна половина людей (первая шеренга) будетъ на- ходиться въ работѣ, другая же (вторая шеренга) составить смѣну. Если цѣпь находится подъ огнемъ и получить приказаніе окопаться, то каждый неприкрытый мѣстнымъ предметомъ стрѣлокъ, положивъ ружье около себя, окапывается лежа, вырывая для себя и для своего товарища, одного съ нимъ ряда, желобчатое углубленіе, бросая землю къ сторонѣ непріятеля, или же, вырывъ таковое для себя, передаетъ лопату для той же цѣли своему товарищу. § 4. Въ окопахъ какъ для цѣни, такъ и ближайшихъ поддержекъ, люди размѣщаются для стрѣльбы въ одну шеренгу, слѣдовательно каждый стрѣлокъ занимаетъ, считая полиціи огня, не менѣе одного шага нлндва шага на рядъ; по этому, чтобы подучить необходимую длину окопа, при разбивкѣ, каждый нижестоящій рядъ отодвигается отъ вышестоящаго на длину вытянутой руки съ лопатою, держа послѣднюю за конецъ черенка. Для разбивки и разстановки рабочихъ при возведеніи окопа, старшій начальникъ (отдѣленный, взводный, полуротный, ротный командиры) вы- страиваетъ людей развернутымъ фронтомъ, лицомъ къ непріятелю, на задней чертѣ рва, приказываетъ вынуть лопаты и командуетъ: 1) На лѣво на руку съ лопатой разомкнись. 2) По два (три, четыре, пли крайнія отдѣленія) ряда отъ каждаго фланга на лѣво и на право назадъ плечомъ маршъ. По этой командѣ, названные ряды или отдѣленія праваго фланга, сво- имъ правымъ флангомъ, а лѣваго—своимъ лѣвымъ флангомъ, осаживаютъ назадъ на */8 часть круга. 3) Положить ружья и снятъ ранцы. Люди первой шеренги оставляютъ лопаты воткнутыми въ землю около своихъ носковъ, затѣмъ обѣ шеренги поворачиваются кругомъ, изъ ко- ихъ первая кладетъ ружья передъ собою прикладомъ къ носкамъ, а ру- кояткой затвора къ верху, а вторая ложится возлѣ своихъ ружей, кла? дутъ ранцы и, если позволятъ обстоятельства, аммуницію. 4) Первая шеренга по носкамъ борозди. По этой командѣ каждый рабочій первой шеренги поворачивается ли- цомъ къ сторонѣ непріятеля и дѣлаетъ борозду до носковъ ближайшаго рабочаго въ ту сторону, въ которую происходило размыканіе. 15
— 226 — 5) Первая шеренга три шага впередъ, шагомъ, маршъ. (і) По носкамъ борозди. 7) Ііъ работіь приступи. По этой послѣдней командѣ люди приступаютъ къ работѣ, отрывая землю па своемъ участкѣ, нѣсколько отступя отъ борозды и бросаютъ ее къ сторонѣ непріятеля. При этомъ рабочіе должны прежде всего углу- биться но колѣно (1*/2 фута) и бросать землю у самой борозды ску- ченнѣе, стараясь скорѣе возвысить насыпь до 1*/2 фута, а затѣмъ уже— уширяютъ ровъ но дну до двухъ шаговъ. При недостаточномъ времени можно ограничиться вышесказанною глу- биною рва п высотою бруствера въ 1*/2 фута, причемъ стрѣльба будетъ производиться съ колѣна; для лучшаго же прикрытія стрѣлка, въ окопѣ полезно углублять ровъ до полъ роста человѣка (3 фута) и дѣлать та- кой а;е высоты насыпь, что даетъ возможность производить стрѣльбу стоя; ширина же рва по дну всегда должна быть не менѣе двухъ шаговъ. § 5. Иногда окопы для стрѣлковъ приходится строить на нѣсколько ротъ (траншеи); въ такомъ случаѣ все протяженіе окопа дѣлится на ротные участки, а потому п разстановка рабочихъ въ каждомъ ротномъ участкѣ производится согласно правила, указаннаго въ §4, для окоповъ не болѣе какъ па роту. Такъ какъ подобные окопы будутъ имѣть зна- чительную длину и могутъ быть продольно обстрѣливаемы непріятелемъ, то, для предохраненія отъ продольнаго огня, приблизительно па каждые 10—15 шаговъ длины окопа, полезно оставлять невынутымъ участокъ земли, въ 4 или 5 шаговъ, вдоль линіи огня и на этихъ невынутыхъ участкахъ дѣлать насыпи высотою до груди (4 фута), называемыя тра- верзами. Около конца траверза дѣлается обходъ въ одинъ шагъ шириною и глубиною ровною глубинѣ рва окопа, чтобы сохранить сообщеніе вдоль всего окопа. Разстановка рабочихъ па окопахъ съ траверзами произво- дится точно также, какъ и въ окопахъ безъ траверза, съ тою лишь раз- ницею, что рабочіе, стоящіе въ промежуткѣ (траверза), пе исполняютъ 5 и 6 команды, а остаются иа бороздѣ, означающей задній край рва. Затѣмъ по 7-й командѣ ,,къ работѣ приступи", крайнихъ людей каж- даго траверза поворачиваютъ перпендикулярно къ сторонѣ линіи огня, лицомъ къ траверзу, и затѣмъ всѣ вмѣстѣ приступаютъ къ выемкѣ рва для обхода около траверза, шириною па днѣ рва въ одинъ шагъ. § 6. Въ заслонахъ для резервовъ люди размѣщаются исключительно для предохраненія отъ огня, въ двѣ шеренги; слѣдовательно каждый рядъ занимаетъ, считая полиціи огня, не менѣе одного шага; поэтому, чтобы получить необходимую длину заслона, рабочіе размыкаются не на руку съ лопатою, а лишь на руку дистанціи. Резервы, по различнымъ обстоятельствамъ, могутъ быть поставлены развернутымъ строемъ и въ колоннахъ, а потому заслоны бываютъ: 1) для развернутаго строя и 2) для колоннъ. § 7. Разстановка рабочихъ и постройка заслона для развернутаго строя производится совершенно согласно съ разстановкою, показанною
— 227 — въ § 4 на окопахъ для роты, съ измѣненіемъ лить первой команды, вмѣсто которой вомапдуется: На лѣво на руку разомкнись. По этой командѣ, нижестоящій рядъ отодвигается отъ вышестоящаго на длину вытянутой руки. Послѣдующіе затѣмъ команды остаются тѣ же, какія поименованы въ § 4. § 8. Заслонъ для колонны состоитъ изъ ряда параллельныхъ рвовъ, длиною соотвѣтственно числу рядовъ въ колоннѣ, полагая на каждый рядъ 1'/а шага; разстояніе же между рвами, на которое насыпается вы- нутая земля, должно быть 4 шага. Для разбивки п разстановки рабочихъ колонна ставится въ сторонѣ отъ выбраннаго мѣста для постройки заслона и командуется: 1) Ружья составъ. По этой командѣ всѣ люди колонны составляютъ ружья, снимаютъ аммушіцію, а первыя шеренги вынимаютъ лопаты изъ чахловъ. 2) Первая гаеренга на право (на лѣво), шагомъ маршъ. Когда подойдутъ до мѣста работъ: 3) Первая шеренга стой, во фронтъ. Офицеры и унтеръ-офицеры выходятъ изъ фронта и наблюдаютъ за ра- ботами своихъ частей, причемъ шеренги слѣдуетъ подровнять и взять между пнми дистанцію па 7 шаговъ. 4) Па лѣво (на право), на руку разомкнись. 5) По носкамъ борозди. 6) Три шага впередъ, шагомъ маршъ. 1) Къ работѣ приступи. При производствѣ работъ по возведенію заслоновъ, соблюдаются всѣ правила, указанныя въ § 4; причемъ, въ заслонахъ для колоннъ, для удобства сообщенія, копцы рвовъ слѣдуетъ дѣлать отлогими спусками. § 9. Если войска располагаются въ окопахъ па продолжительное вре- мя, то устроиваютъ, па открытой мѣстности, хода сообщенія отъ пе- реднихъ окоповъ назадъ, напримѣръ: къ сзади лежащимъ окопамъ, къ мѣстамъ расположенія патронныхъ ящиковъ и т. д. Ширина рва ходовъ сообщенія дѣлается одинаковая съ окопами, глубина же на высоту груди (4 фута) и такой же высоты насыпь къ сторонѣ непріятеля. Чтобы ходы сообщенія но подвергались продольному обстрѣливанію, имъ даютъ ломаное направленіе и устроиваютъ траверзы, а потому всю длину хо- довъ сообщенія дѣлятъ на ротные участки и разстановку рабочихъ про- изводятъ, какъ въ окопахъ упомянутыхъ выше. § 10. При неимѣніи закрытыхъ помѣщеній для патронныхъ ящиковъ, устроиваютъ для нихъ заслоны. Заслонъ для патроннаго ящика состоитъ, изъ прямоугольнаго рва, обращеннаго длинною своею стороною къ не- пріятелю, и изъ насыпи, обращенной къ той же сторонѣ. При этомъ глубина рва, а равно и высота насыпи, дѣлается въ 4 фута, а ширина рва по дну—4 шага. Отлогости съ обѣихъ сторонъ рва дѣлаются, по возможности, круче. Длина рва по дну дѣлается: для патроннаго ящика
— 228 — безъ лошадей—въ пятъ шаговъ, съ парою запряженныхъ лошадей—въ де- сять шаговъ, а при запряжкѣ съ уносомъ—въ пятнадцать шаговъ. Съѣзды въ ровъ дѣлаются съ двухъ концовъ, по направленію длинныхъ сторонъ, шириною равной ширинѣ рва, а длиною каждый до 5 шаговъ; слѣдовательно, вся длина заслона, съ двумя съѣздами, будетъ 15, 19 или 25 шаговъ. Сообразно указаннымъ размѣрамъ заслона, назначается необходимое число рабочихъ, разсчитывая одинъ рядъ на 1% шага длины, т. е. всего рабочихъ потребно 10, 12 или 17 рядовъ на каждый заслонъ, изъ коихъ одна шеренга съ лопатами, а другая будетъ служить смѣною. Для разбивки и разстановки рабочихъ при возведеніи заслона для па- троннаго ящика, приказываютъ составить ружья и спять аммуницію, выстраиваютъ людей съ лопатами развернутымъ строемъ, и командуютъ: 1) На лѣво на руку разомкнись. 2) По носкамъ борозди. 3) Пять шаговъ впередъ, шагомъ маршъ. 4) По носкамъ борозди. 5) Къ работѣ приступи. По послѣдней командѣ люди приступаютъ къ работѣ; при чемъ, съ каждаго копца, во всю ширину рва, срѣзываютъ землю спускомъ внизъ, на длину трехъ фланговыхъ рабочихъ (для ввоза патроннаго ящика); всѣ же остальные люди углубляются до высоты груди (4 фута), выбрасывая землю внаружу. § 11. Для производства смѣны въ заслонахъ или окопахъ, комапдуется: 1) Вторыя шеренги (или вторая шеренга такого то взвода) для смѣны смирно. По этой командѣ названныя шеренги выстраиваются возлѣ ружей. 2) Къ работѣ, шагомъ маршъ. А когда дойдутъ до свопхъ рядовъ работающей первой шеренги и при- мутъ отъ людей лопаты. 3) Первыя шеренги (или первая шеренга такого-то взвода) къ ружь- ямъ, шагомъ маршъ. При всѣхъ вообще работахъ, смѣна можетъ быть производима или одно- временно для всѣхъ людей, или для нѣкоторой части и даже для оди- ночныхъ людей. При ускоренной и усиленной работѣ, для достиженія наибольшаго успѣха, слѣдуетъ смѣнять людей чаще, причемъ время ра- боты одной смѣны пе должно превышать % часа, дабы избѣжать боль- шаго утомленія людей. Общія примѣчанія: а) Какъ окопы, такъ и заслоны вышесказанныхъ размѣровъ иногда измѣняются по обстоятельствамъ: 1) при расположеніи окоповъ на высотахъ, насыпи слѣдуетъ располагать по гребню, обра- щенному къ непріятелю, рвы же по противоположному скату, чѣмъ умень- шается работа и увеличивается закрытіе стрѣлка; 2) если подъ верх- нимъ, весьма тонкимъ, слоемъ земли находится плитнякъ или горизонтъ грунтовыхъ водъ, то ровъ дѣлаютъ болѣе мелкій, но за то и болѣе ши- рокій, а насыпь болѣе высокою; 3) если па занимаемой позиціи встрѣ- тятся деревянные или каменные заборы, то слѣдуетъ пользоваться ими
— 229 — при размѣщеніи стрѣлковъ, приспособивъ ихъ, предварительно, если въ томъ будетъ надобность, для удобнаго производства изъ за лихъ стрѣльбы. б) Заднюю отлогость рва окоповъ, еслп дозволяетъ время, слѣдуеть срѣзывать полого, для обстрѣливанія внутренности окопа, въ случаѣ за- нятія его непріятелемъ, а дно рва, какъ въ окопахъ, такъ и въ засло- нахъ, дѣлать съ легкимъ скатомъ назадъ, для лучшаго стока воды. Для сей же цѣли полезно устроивать у задней отлогости рва канавки, по- средствомъ которыхъ отводятъ воду или въ болѣе низкія мѣста, или въ нарочно устроиваемыя для того углубленія. в) Для предохраненія головъ стрѣлковъ отъ выстрѣловъ непріятеля, слѣдуетъ дѣлать изъ мѣшковъ, дерна, земли и т. п. небольшія головныя прикрытія на поверхности насыпи, у самой линіи огня, напримѣръ: четыре дернины или мѣшка съ землею, положенные по два, одинъ на другой на насыпь, по сторонамъ ружья, доставляютъ хорошее закрытіе головѣ стрѣлка. Также можно употребитъ для сего землю, укладывая се на насыпь, близь линіи огня, по сторонамъ ружья, и сверху надъ ружь- емъ, на особо положенныя сучья, хворость и т. п. Для сохраненія же патроновъ отъ дождя полезно устроивать въ толщинѣ бруствера, вправо отъ ружья, небольшія углубленія для патроновъ. г) Такъ какъ окопы н заслопы, насыпаемые изъ свѣже-отрытой земли, отличаются цвѣтомъ отъ окружающаго пхъ поля и тѣмъ представляютъ непріятелю хорошую цѣль, то слѣдуетъ, по возможности, скрыть пхъ, избѣгая ярко-очерченныхъ краевъ насыпи н, кромѣ того, поверхность насыпи, обращенную къ сторонѣ непріятеля, покрывать вѣтвями съ листьями, дерномъ и т. п. д) Дернъ, снимаемый съ мѣста выемки, не слѣдуетъ бросать въ глубь насыпи, а, напротивъ, одѣвать пмъ внутреннюю крутость насыпи и тѣмъ доставить прикрытіе людямъ и большее удобство для стрѣльбы. Вслѣдъ за этимъ, въ „Наставленіи" указывается порядокъ производ- ства работъ для прикрытія орудій, передковъ и зарядныхъ ящиковъ, причемъ для разбивки окоповъ преподаны соотвѣтственныя команды, а для ясности и наглядности при пользованіи имъ, приложены въ копцѣ чертежи. Данныя, полученныя при работахъ малою лопатою. Г. Плюцинскій, имѣя случай ознакомиться со свѣдѣніями, полученными въ главномъ комитетѣ по устройству и обра- зованію войскъ, отъ многихъ войсковыхъ начальниковъ, по вопросу объ употребленіи въ нашихъ войскахъ малой лопаты, сдѣлалъ по этому предмету общую сводку, пред- ставляющую несомнѣнный интересъ по своимъ выводамъ., Печатая по этому предмету свою замѣтку, онъ предупреж- даетъ, что приводимыя имъ данныя, представляя какъ бы средній выводъ изъ свѣдѣній, сообщенныхъ комитету войско- выми начальниками, въ частномъ случаѣ могутъ оказаться
— 230 — и не вполнѣ согласными съ данными дѣйствительныхъ ра- ботъ, произведенныхъ малыми лопатами въ той или другой части войскъ. Выводы, къ которымъ привели г. Плкщинскаго упомянутыя выше свѣдѣнія, сводятся къ нижеслѣдующему: Наиболѣе удобнымъ положеніемъ рабочаго при работѣ малою лопатою оказывается работа съ колѣна. Работа стоя и лежа болѣе утомительна. Наибольшій успѣхъ работы малою лопатою получается при работѣ стоя; но, принимая во вниманіе утомитель- ность работы въ этомъ положеніи и то, что при маломъ относительномъ успѣхѣ работы сказанною лопатою, рабо- чихъ необходимо смѣнять и тѣмъ чаще, чѣмъ работа уто- мительнѣе и что на смѣны рабочихъ (особенно во время боя и при ночныхъ работахъ) также потребуется время, нужно признать, что при продолжительныхъ работахъ (со смѣнами) наибольшій общій успѣхъ работъ малою лопатою будетъ при работѣ на колѣняхъ. Наибольшая продолжительность работы одной смѣны, вслѣдствіе вышесказаннаго, будетъ, конечно, при работѣ съ колѣна. Измѣняясь въ зависимости отъ степени твер- дости грунта отъ 15—30 минутъ, въ среднемъ выводѣ продолжительность работы одной смѣны рабочихъ можетъ быть принята въ 20 минутъ. Изъ этого слѣдуетъ, что при необходимости работать малыми лопатами болѣе 20—30 минутъ, нужно имѣть на работѣ двѣ смѣны рабочихъ. Это послѣднее обстоятельство, по мнѣнію г. Плкщинскаго, со- ставляетъ одинъ изъ существенныхъ недостатковъ малыхъ лопатъ сравнительно съ большими, недостатокъ, который ощущается тѣмъ болѣе, чѣмъ общее число рабочихъ въ дѣлѣ болѣе и чѣмъ на меньшемъ пространствѣ они должны работать. Ночью или при обстоятельствахъ, отвлекающихъ вниманіе отдыхающихъ людей (напр. во время боя) и пр., на смѣны рабочихъ можетъ уйти немало времени. Успѣхъ работы каждой смѣны зависитъ отъ многихъ обстоятельствъ: отъ относительной свѣжести силъ людей смѣны, отъ рода грунта, общаго утомленія рабочихъ, по- годы и т. п. По этому отдѣлу, какъ говоритъ г. Плюцин- скій, доставленныя свѣдѣнія отличаются наибольшимъ раз-
— 231 — нообразіемъ. Приводимая имъ ниже таблица средняго успѣ- ха работы смѣны представляетъ но этому лишь попытку, опираясь на дѣйствительныя, хотя и разнообразныя дан- ныя, дать цифровой успѣхъ работы смѣны при различныхъ обстоятельствахъ; причемъ на эти цифры, онъ рекоменду- етъ смотрѣть не какъ на безусловно вѣрныя (такихъ для даннаго рода работъ и быть не можетъ)» а какъ па ис- ходныя, годныя для составленія предварительныхъ разсче- товъ и соображеній, напримѣръ, при рѣшеніи тактически хъ задачъ, при составленіи предположеній на дѣйствительныя работы и т. п. Цифры таблицы относятся до работы съ колѣна и считая продолжительность работы одной смѣны въ 20 минутъ. Хотя, говоритъ г. Плюципскій, большин- ство начальствующихъ лицъ, сообщившихъ комитету выше- упомянутыя свѣдѣнія, упоминая о работѣ малыми лопатами въ твердомъ грунтѣ, считаютъ ее весьма малоуспѣшною, нѣкоторые даже не возможною, въ таблицѣ тѣмъ не менѣе показанъ успѣхъ работы и для твердаго грунта, разумѣя подъ этимъ такіе виды его, которые, какъ, напримѣръ, глина, иногда могутъ быть отрываемы и малою лопатою. Во всякомъ случаѣ можно рекомендовать при работѣ въ твердомъ грунтѣ малыми лопатами употреблять вмѣстѣ ст. ними и возимый или большой войсковой окопный инстру- ментъ; этотъ послѣдній (не исключая и лопатъ) можетъ быть употребленъ для разрыхленія грунта, малыя же ло- паты—для переброски земли. Таблица успѣха работы малыми лопатами. Г р у н т ы. Условія работы: Песокъ. І’аст. земля. Глина. Кубическіе футы. 1) Большой успѣхъ, для рабочаго свѣжей силы, т. е. въ началѣ работы 12 10 6 2) Средній успѣхъ, для рабочаго уже работав- шей смѣны 10 7 3 ' 3) Малый успѣхъ, при неблагопріятныхъ усло- віяхъ работы (послѣ долгаго движенія, вовремя дождя, ночью и т. п.) или при работѣ смѣнами въ теченіи двухъ и болѣе часовъ .... 6 4 1*4
— 232 — Относительно цифръ таблицы слѣдуетъ еще замѣтить, что при работѣ лежа и стоя нужно брать лишь около | по- казаннаго успѣха, и что, напротивъ, люди привычные, ра- ботая энергично и недолго, могутъ получить успѣхъ ра- ботъ до болѣе показаннаго въ таблицѣ. 6) ПОЛЕВАЯ ГИМНАСТИКА. Гимнастическія упражненія, единственно примѣнимыя къ военнымъ цѣлямъ—суть:—прыганіе въ ширину, глубину, черезъ барьеръ, ходьба по брусу, взбѣганія на крутыя по- катости, сбѣганіе съ нихъ, быстрый подъемъ и спускъ по высокимъ и круто поставленнымъ лѣстницамъ. Для практики въ указанныхъ упражненіяхъ можетъ служить съ большимъ успѣхомъ земляное укрѣпленіе силь- ной профили, усиленное засѣками и волчьими ямами пе- редъ фронтомъ, палисадной стѣнкой на прикрытомъ пути и палисадомъ во рву. Рота, которая влѣзетъ по одиночкѣ въ такое укрѣпленіе, готова для преодолѣнія всѣхъ препят- ствій, какія ей можетъ представить самый сильный мѣст- ный предметъ. Останется только ее свести, т. е. показать ей атаку того же укрѣпленія дружной массой. При этомъ сами собою выработаются снаровки подсаживанія, пере- прыгиванія и пр., а нижніе чины наглядно ознакомят- ся съ сооруженіемъ полевой и даже временной форти- фикаціи. Первыя гимнастическія упражненія, пока люди не освоят- ся съ ними, слѣдуетъ производить безъ аммуниціи, даль- нѣйшія же—въ полномъ походномъ снаряженіи и съ ружьемъ. Вообще, и во время строевыхъ ученій, необходимо поль- зоваться всякимъ случаемъ пріучать людей къ преодолѣ- нію разныхъ мѣстныхъ предметовъ, напримѣръ, овраговъ, крутыхъ спусковъ, канавъ и пр., обращая при этомъ осо- бенное вниманіе на быстрое приведеніе части въ порядокъ— по переходѣ препятствія. Вотъ тѣ указанія, которыя преподаны въ инструкціи для полевыхъ занятій, въ періодъ частныхъ сборовъ, вой- скамъ Виленскаго военнаго округа.
— 233 — Въ настоящее время издано къ обязательному руковод- ству особое «Наставленіе для обученія войскъ полевой гим- настикѣ», объявленное при приказѣ по военному вѣдомству отъ 19 Іюня 1880 года за № 174. Въ немъ, отъ начала до конца, не только проведена мысль, впервые осуществлен- ная въ Виленскомъ военномъ округѣ, но и въ строгой послѣдовательности и съ необходимой подробностію изла- гаются всѣ упражненія примѣнимыя къ военнымъ цѣлямъ. Это «наставленіе» состоитъ изъ двухъ главъ: глава I— общія указанія и глава II—порядокъ исполненія упраж- неній. Общія указанія. Послѣ окончанія общаго курса гимнас- тики, который долженъ быть пройденъ въ теченіи зимняго періода, т. е. до 1 Мая, войска, въ періодъ лѣтнихъ за- нятій, упражняются въ полевой гимнастикѣ, т. е. въ пре- одолѣніи разнаго рода мѣстныхъ препятствій, которыя ча- ще всего могутъ встрѣчаться при дѣйствіи войскъ въ полѣ. Для упражненій этого рода, въ мѣстахъ лѣтнихъ сбо- ровъ устроиваются особые гимнастическіе плацы, на ко- торыхъ размѣщаются слѣдующія искусственныя препят- ствія: 1) ровъ отъ 3—4 аршинъ ширины и 1<- аршина глубины, съ пологимъ контръ-эскарпомъ, для прыганія въ ширину; 2) изгородь въ | аршина вышины и | аршина толщины, для прыганья въ вышину; 3) пѣхотный окопъ, съ рвомъ въ 3 аршина ширины и насыпью въ | аршина вышины, для прыганья въ ширину и вышину; 4) брустверъ въ 3 аршина вышины и 4| аршина толщины, для взбѣга- нія на оный и прыганья съ него (въ глубину); 5) барьеръ въ 1 аршинъ 12 вершковъ вышины, для перепрыгиванія при помощи рукъ; 6) досчатый заборъ въ 3 аршина вы- шины для перелѣзанія; 7) ровъ не менѣе 9 аршинъ ши- рины, съ перекинутыми бревнами, изображающими пере- водины разобраннаго моста, для прохожденія по нимъ; 8) укрѣпленіе обыкновенной полевой профили, для озна- комленія войскъ съ пріемами штурма. Препятствія располагаются на разстояніи отъ 50 до 60 шаговъ одно отъ другаго и сообразно мѣстнымъ условіямъ, какъ будетъ признано болѣе удобнымъ, но непремѣнно
— 234 — въ той послѣдовательности, которая указана выше. Раз- мѣры профилей должны быть точно также строго согла- сованы съ указанными на рисункахъ. Войска исполняютъ всѣ упражненія на гимнастическомъ плацу по правиламъ, указаннымъ въ «наставленіи для обу- ченія войскъ гимнастикѣ»; для преодолѣнія же такихъ пре- пятствій, которыя требуютъ особыхъ пріемовъ, не указан- ныхъ въ «наставленіи», въ своемъ мѣстѣ будутъ даны не- обходимыя указанія. Обученіе полевой гимнастикѣ, а въ особенности тѣмъ упражненіямъ, которыя не вошли въ «наставленіе», перво- начально производится по одиночкѣ, а когда люди вполнѣ ознакомятся съ пріемами исполненія различныхъ упражне- ній, рота строится по отдѣленіямъ и препятствія преодо- лѣваются цѣлыми отдѣленіями, причемъ сперва преодолѣ- ваетъ препятствія первая шеренга, а потомъ вторая. Обу- чающій при этомъ строго слѣдитъ, чтобы всѣ люди испол- няли упражненія по указаннымъ имъ правиламъ и безъ малѣйшаго отступленія. Когда же обучающій убѣдится, что люди пріобрѣли достаточный навыкъ и шеренгами ис- полняютъ всѣ упражненія совершенно правильно, тогда приступаетъ къ преодолѣнію препятствій цѣлою ротою, т. е. направляя отдѣленіе за отдѣленіемъ; но и въ этомъ случаѣ не все отдѣленіе сразу исполняетъ упражненіе, а по шереножно, шеренга за шеренгою. Чтобы войска имѣли возможность исполнять упражне- нія цѣлыми отдѣленіями, всѣ препятствія должны имѣть такое протяженіе по фронту, чтобы, по крайней мѣрѣ, пять человѣкъ могли исполнять упражненія одновременно, т. е, приблизительно 10 шаговъ. Земляные же насыпи и рвы, какъ не требующіе особыхъ матеріаловъ для своего устройства, лучше дѣлать нѣсколько длиннѣе по фронту, для большаго удобства при взбѣганіи на нихъ и прыганіи. Такъ какъ трудность преодолѣнія различныхъ препят- ствій, въ значительной степени зависитъ отъ одежды и вѣса снаряженія, то въ этомъ отношеніи слѣдуетъ соблю- дать строгую послѣдовательность. Первоначально упражне- нія въ полевой гимнастикѣ производятся въ легкой одеждѣ
— 235 — и безъ аммуниціи, а когда люди достаточно съ ними озна- комятся, слѣдуетъ постепенно переходить къ упражненіямъ въ аммуниціи, съ ружьемъ и, наконецъ, въ полномъ по- ходномъ снаряженіи, но съ отомкнутыми штыками. Для устраненія, по возможности, разнаго рода несчаст- ныхъ случаевъ, а въ особенности для предупрежденія силь- ныхъ сотрясеній въ тѣлѣ во время прыжковъ, необходимо въ тѣхъ мѣстахъ, на которыхъ будутъ производиться прыжки, насыпать слой песку или выкапывать небольшіе ровики и засыпать ихъ пескомъ, а гдѣ нельзя достать песку, тамъ замѣнять его разрыхленною землею, наблю- дая при этомъ, чтобы какъ земля, такъ и песокъ не сле- живались, а всегда представляли достаточно мягкую по- верхность. Занятія полевою гимнастикою заканчиваются бѣгомъ съ препятствіями, который производится по правиламъ, ука- заннымъ во И отдѣлѣ «наставленія» и съ точнымъ соблю- деніемъ того условія, что ранцы во время бѣга надѣ- ваются только изрѣдка и на короткое время (* (**)). Порядокъ исполненія упражненій. Упражненія на гимна- стическомъ плацу начинаются съ преодолѣнія легчайшихъ препятствій, а именно: съ перепрыгиванія черезъ неболь- шой ровъ. Ровъ этотъ, въ 3 аршина ширины и 1^- аршина глубины, имѣетъ пологій контръ-эскарпъ и служитъ для пріученія людей къ перепрыгиванію черезъ канавы, зна- чительныя рытвины и тому подобныя неровности, которыя очень часто встрѣчаются при дѣйствіяхъ въ полѣ. При этомъ, ружье держится и прыжки производятся на осно- ваніи общихъ правилъ «наставленія» (*♦). Перепрыгнувъ черезъ первый ровъ, люди подбѣгаютъ ко второму препятствію, которое составляетъ изгородь въ | аршина вышины и | аршина толщины; она служитъ для упражненій въ перепрыгиваніи съ разбѣга черезъ такія препятствія, какъ небольшія каменныя стѣнки, не высо* кіе плетни и пр., которыя очень часто могутъ встрѣчаться, (*) § 64 Наставленія. (**) §§ 18, 76, 77, 78 и 80.
— 236 — въ особенности при атакѣ деревень, селеній, хуторовъ, а также отдѣльныхъ садовъ, кладбищъ и т. п. Прыжки черезъ эту изгородь производятся по правиламъ, указан- нымъ въ «наставленіи» для прыганія въ вышину (*). Третье препятствіе составляетъ обыкновенный пѣхот- ный окопъ. Онъ служитъ для того, чтобы пріучить людей быстро и ловко взбѣгать на насыпь для отбитія атаки, когда непріятель врывается уже въ наши ложементы, а также для упражненія въ перепрыгиваніи черезъ окопы во время преслѣдованія отступающаго непріятеля. Взбѣга- ніе на такую незначительную насыпь не требуетъ ника- кихъ особыхъ указаній, а перепрыгиваніе съ насыпи че- резъ ровъ производится по правиламъ, указаннымъ выше; при перепрыгиваніи же черезъ ровъ съ горизонта, нужно стараться сразу прыгнуть на вершину насыпи, а не на берму, чтобы не тратить напрасно времени для подъема опять съ бермы на насыпь. Для упражненій во взбѣганіи на крутизну и прыганіи въ глубину устроивается земляная насыпь (**). Эти упраж- ненія служатъ подготовкою къ тому, что впослѣдствіи прійдется исполнять при штурмѣ нолеваго укрѣпленія. При этомъ слѣдуетъ имѣть въ виду, что во время штурма полевыхъ укрѣпленій на насыпь прійдется подниматься прямо съ бермы, т. с. не будетъ возможности сдѣлать даже небольшаго разбѣга, по этому людей слѣдуетъ пріучать къ подъему на брустверъ сначала съ незначительнымъ разбѣ- гомъ, а впослѣдствіи совершенно безъ разбѣга, т. е. под- водя шеренги къ самой подошвѣ наружной отлогости на- сыпи. Для большей прочности насыпи всѣ отлогости ея одѣваются дерномъ, фашинами или турами. Слѣдующее затѣмъ упражненіе производится на барьерѣ, высотою въ 1 аршинъ 12 вершковъ; барьеръ этотъ пред- ставляетъ собою подобіе обыкновенныхъ изгородей, плетней, средней высоты заборовъ и стѣнокъ, черезъ которыя нельзя (*) § 85 тамъ-же. (**) Правила для взбѣганія на крутизну и прыганія въ глубину указаны въ §§ 79, 80, 81 и 82 наставленія.
— 237 — перепрыгнуть безъ помощи рукъ. Упражненіе это испол- няется слѣдующимъ образомъ: люди, повѣсивъ ружья на ружейномъ ремнѣ черезъ плечо, дѣлаютъ небольшой раз- бѣгъ и, ударившись носками обѣихъ ногъ объ землю, а руками уперевшись въ тоже время въ барьеръ, съ размаха перебрасываютъ обѣ ноги вправо или влѣво черезъ барьеръ. Ноги при этомъ слѣдуетъ вытягивать, по возможности, горизонтально и держать сложенными вмѣстѣ; верхняя часть тѣла наклоняется впередъ и тяжесть онаго пере- дается на руку, противоположную той сторонѣ, въ кото- рую перебрасываются ноги. Руки упираются прямо передъ собою, имѣя всѣ пальцы вмѣстѣ. Опускаться на землю слѣдуетъ по общимъ правиламъ, т. е. на носки, имѣя колѣни согнутыми, повернувшись нѣсколько къ барьеру и придерживаясь за него одной рукой. Послѣ прыжка черезъ барьеръ, люди подбѣгаютъ къ глад- кому сплошному досчатому забору, высотою въ 3 аршина. Препятствіе это соотвѣтствуетъ обыкновеннымъ заборамъ или каменнымъ стѣнкамъ, высота которыхъ на столько уже значительна, что недопускаетъ простаго перепрыгива- нія, а требуетъ перелѣзанія. Это упражненіе имѣетъ цѣлью пріучить солдатъ къ скорѣйшему преодолѣнію подобныхъ преградъ при атакѣ деревень и строеній, не прибѣгая къ болѣе или менѣе медленному способу разрушенія заборовъ и стѣнокъ, не рѣдко окружающихъ сады и дворы. Перелѣзаніе это производится слѣдующимъ образомъ: по- вѣсивъ ружье на ремнѣ за плечи, слѣдуетъ сдѣлать не- большой разбѣгъ и, оттолкнувшись носками обѣихъ ногъ отъ земли, схватиться руками за верхній край стѣнки; затѣмъ, притянувшись какъ можно выше, положить сна- чала одинъ, а потомъ и другой локоть на верхній край стѣнки, сводя при этомъ кисти противъ середины груди. Удерживаясь въ этомъ положеніи, поднять локти, одинъ за другимъ, вверхъ, разводя при этомъ кисти рукъ опятр на прежнее разстояніе, и, наконецъ, разгибая разомъ обѣ руки и наклоняя тѣло впередъ, стать на прямыхъ рукахъ. Для окончательнаго перелѣзанія черезъ стѣнку слѣдуетъ, держась одною рукою за верхній край ея, другую руку
— 238 — опустить внизъ совнутренней стороны стѣны и, уперев- шись всею ладонью ея въ стѣнку, перегнуть верхнюю часть тѣла внизъ, затѣмъ, отталкиваясь обѣими руками отъ стѣнки, перекинуть ноги черезъ оную и спрыгнуть на другую сторону по общимъ правиламъ. Если бы слу- чилась стѣнка такой значительной высоты, что верхняго края ея нельзя достать посредствомъ подпрыгиванія, то слѣдуетъ прибѣгнуть къ подсаживанію, употребляя для этого пріемы, указанные въ «наставленіи» (*). Для упраж- ненія же въ этихъ пріемахъ, молено и перелѣзаніе черезъ стѣнки меньшей вышины дѣлать посредствомъ подсажи- ванія. Слѣдующее препятствіе составляетъ ровъ не менѣе 9 аршинъ ширины съ перекинутыми черезъ него бревнами, которыя представляютъ переводины разобраннаго моста. Упражненія на этомъ препятствіи, кромѣ примѣнимости въ военное время, приносятъ еще и ту пользу, что пріу- чаютъ людей упражняться въ сохраненіи равновѣсія. Бревна кладутся съ промежутками между ними въ три шага, а число ихъ должно соотвѣтствовать числу людей въ отдѣ- леніи (т. е. неменѣе 5), такъ чтобы вся шеренга кажда- го отдѣленія могла исполнять упражненіе одновременно. Самое упражненіе исполняется по правиламъ, указаннымъ въ «наставленіи» (**). Люди при этомъ не должны близко находить одинъ на другого, а постоянно сохранять ди- станцію не менѣе трехъ шаговъ. Ружья во время этого упражненія держатся передъ собою какъ кому удобнѣе. Если бы переводины оказались совершенно неудобными для прохожденія, а глубина рѣки или другого препятствія представляла бы значительную опасность для паденія, то слѣдуетъ передвигаться по бревну сидя. Для этого нужно положить руки на бревно въ нѣкоторомъ разстояніи передъ собою, такъ, чтобы большіе пальцы лежали сверху, а про- чіе огибали бревно по бокамъ; потомъ, уперевшись на руки и сдѣлавъ размахъ ногами, пересѣсть къ рукамъ, не ка- С) §§ 45 и 46. (**) § 87.
— 239 — саясь бревна ляшками. Далѣе продолжать движеніе та- кимъ же образомъ, поперемѣнно, то переставляя руки, то пересаживаясь къ нимъ. Если бы пришлось передвигаться назадъ, то руки слѣдуетъ класть на бревно передъ собою, возлѣ самаго тѣла и, оттолкнувшись на нихъ, отодвинуться назадъ какъ молено больше; затѣмъ опять придвинуть руки къ тѣлу и такъ продолжать движеніе до конца. Ружья въ этомъ случаѣ слѣдуетъ имѣть на ремнѣ за плечами. Послѣднее препятствіе составляетъ брустверъ обыкно- венной полевой профили со рвомъ, гласисомъ и банкетомъ. Въ немъ какъ бы соединяются всѣ предъидущія препят- ствія и оно служитъ для упражненія войскъ въ штурмѣ полевыхъ укрѣпленій значительныхъ профилей. Для пре- одолѣнія этого препятствія нельзя дать положительныхъ указаній, поэтому люди должны сами, путемъ практи- ческаго опыта, вырабатывать болѣе удобные пріемы и снаровки; для поднятія же изъ рва на берму, какъ са- маго труднаго упражненія, рекомендуется прибѣгать къ пріемамъ подсаживанія (*). Ружье во время штурма укрѣп- леній слѣдуетъ держать въ одной рукѣ, передъ собою, чтобы, въ случаѣ надобности, молено было опереться на него. Примѣчаніе. Употребленіе ружей при подсаживаніи не допускается въ видахъ предупрежденія порчи ихъ; но въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ войска безъ затрудненія могутъ завести палки, весьма полезно упражнять людей въ подсаживаніи съ помо- щію палокъ, вбивая ихъ заостреннымъ концомъ па различ- ной высотѣ въ эскарпъ или въ насыпь бруствера, а другой конецъ поддерживая руками и устраивая такимъ образомъ живыя лѣстницы. Хотя упражненія на всѣхъ вышеупомянутыхъ препят- ствіяхъ дадутъ войскамъ нѣкоторую подготовку къ пре- одолѣнію преградъ, встрѣчающихся въ дѣйствительномъ бою, но подготовка эта едва ли окаліется достаточною, если войска не будутъ пользоваться всякимъ удобнымъ случаемъ, чтобы преодолѣвать препятствія, встрѣчающіяся на мѣстности. Для этого, во время маневровъ и другихъ (*) §§ 45 и 46 Наставленія.
— 240 — занятій на пересѣченной мѣстности необходимо пользо- ваться каждымъ удобнымъ случаемъ, чтобы показать лю- дямъ, какъ преодолѣвается та или другая мѣстная пре- града и непремѣнно заставлять всѣхъ людей, съ полнымъ вооруженіемъ и снаряженіемъ, не отмыкая штыковъ, перепрыгивать черезъ канавы, перелѣзать черезъ плетни, спускаться по крутымъ спускамъ, переходить черезъ зна- чительные овраги и т. п. Если бы встрѣтился не боль- шой ручей, то, не заставляя людей переходить его въ бродъ и тѣмъ портить обувь и одежду, необходимо вос- пользоваться случаемъ, чтобы указать войскамъ какъ изъ мѣстныхъ матеріаловъ (если эти матеріалы могутъ быть пріобрѣтены безъ затрудненія) устраивается переходъ; напримѣръ, перекидывая въ разныхъ мѣстахъ жерди или бревна и заставляя людей переходить по одиночкѣ. При этомъ необходимо каждый разъ пояснять людямъ, почему переходъ сдѣланъ въ томъ, а не въ другомъ мѣстѣ, на что слѣдуетъ въ такихъ случаяхъ обращать вниманіе, какъ слѣдуетъ окапывать берега, гдѣ, въ случаѣ надоб- ности, удобнѣе было бы перевезти повозку и т. д. Во- обще, стараться заинтересовать людей этимъ и по возмож- ности поощрять ихъ находчивость и изобрѣтательность. Послѣ перехода черезъ препятствіе обращать особенное вниманіе на быстрое приведеніе частей въ порядокъ. 7) ПРАКТИЧЕСКАЯ СТРѢЛЬБА. Виды практической стрѣльбы. Молодые солдаты и всѣ строевые нижніе чины, которые по разнымъ случаямъ не проходили ни разу практической стрѣльбы, начинаютъ курсъ стрѣльбы со 100 шаговъ. Такихъ упражненій должно быть два, каждое по 4 патрона, стоя съ руки. Условія для выполненія при этой стрѣльбѣ не опредѣляются. Точ- ка прицѣливанія на 4 вершка ниже яблока мишени № 1; прицѣлъ на 200 шаговъ; для обозначенія точки прицѣ- ливанія привѣшиваютъ кружекъ. Стрѣльба эта служитъ повѣркою подготовки молодыхъ солдатъ къ успѣшному прохожденію курса. Обнаруженные повѣркою недостатки
— 241 — должны быть исправлены передъ подготовительной стрѣль- бой. Затѣмъ всѣ безъ исключенія строевые нижніе чины въ частяхъ, ежегодно проходятъ практическій курсъ стрѣльбы въ слѣдующемъ порядкѣ: подготовительную, учебную и боевую. Не зависимо того, производится еще иа особыхъ основаніяхъ стрѣльба показная, о которой по- говоримъ въ своемъ мѣстѣ. Порядокъ производства одиночной стрѣльбы въ неопредѣ- ленное время (подготовительной и учебной). Приведенные на мѣсто стрѣльбы люди разсчитываются, по числу ми- шеней, на смѣны, которыя вызываются по очередно и ставятся такъ, чтобы каждый человѣкъ былъ противъ своей мишени, въ 15 шагахъ сзади линіи огня. Первая смѣна идетъ на линію огня, затѣмъ, когда стар- шій махальный выставитъ флагъ, подается сигналъ «стрѣ- лять». По этому сигналу люди смѣны устанавливаютъ прицѣлы, заряжаютъ ружья и производятъ выстрѣлъ, каж- дый въ свою мишень, а послѣ выстрѣла, если мушка уклонилась, сказавъ обучающему, куда она уклонилась въ моментъ спуска ударника (право, влѣво, вверхъ или внизъ), берутъ ружья вольно и ожидаютъ показанія пуль. Когда послѣдній человѣкъ первой смѣны выстрѣлитъ, обучающій приказываетъ подать сигналъ: «перестать стрѣлять». По этому сигналу флагъ опускается, махальные выходятъ изъ-за закрытій, указываютъ мѣсто на мишени, куда по- пала пуля и, если возможно, ту сторону, куда пуля укло- нилась отъ мишени при промахѣ; все это заносится въ листокъ отмѣтокъ назначеннымъ для этого лицомъ. Когда махальные спрячутся и старшій махальный вы- ставитъ флагъ, обучающій приказываетъ снова подать сиг- налъ «стрѣлять», по которому люди первой смѣны, повѣ- ривъ прицѣлы, снова заряжаютъ винтовки й производятъ по второму выстрѣлу, какъ изложено выше, что и продол- жается до тѣхъ поръ, пока первая смѣна не выпуститъ всѣхъ пуль. При подготовительной стрѣльбѣ обучающій объявляетъ, кто изъ нижнихъ чиновъ выполнилъ условія и отпускаетъ ів
— 242 — какъ этихъ людей, такъ и тѣхъ, стрѣльба которыхъ иа столько слаба, что повтореніе упражненія еще 4 пулями было бы безполезно. Прочіе не выполнившіе условія повто- ряютъ упражненіе снова 4 патронами. Такимъ же поряд- комъ продолжается стрѣльба остальныхъ смѣнъ. Если стрѣльба производится не стоя, а въ другомъ изъ положеній, указанныхъ въ курсѣ (см. ниже), то передъ сигналомъ «стрѣлять» подается сигналъ «всѣ», по которому вызванные на линію огня люди принимаютъ назначенное положеніе, устанавливаютъ прицѣлы и заряжаютъ ружья; затѣмъ подается сигналъ «стрѣлялъ», по которому каждый стрѣляетъ по вышеизложенному порядку, а послѣ выстрѣ- ла, сказавъ объ уклоненіи мушки, встаетъ и беретъ ружье вольно. Подготовительная стрѣльба производится на условія, т. е. для каждаго упражненія назначена особая задача, ко- торую стрѣлокъ обязанъ выполнить четырьмя патронами. Не выполнивъ условія, обучаемый не переходитъ къ слѣ- дующему упражненію, хотя бы на выполненіе даже пер- ваго условія ему понадобились всѣ патроны, опредѣленные на человѣка для подготовительной стрѣльбы. Условія эти обозначаются въ послѣднихъ графахъ таблицъ курсовъ стрѣльбы. Болѣе 8 патроновъ въ одинъ и тотъ же урокъ выдавать не слѣдуетъ, ибо если стрѣлокъ и при этомъ не выпол- нилъ условія, то это означаетъ, что онъ не твердъ въ приготовительныхъ упражненіяхъ, или не можетъ мѣтко стрѣлять, будучи подверженъ въ этотъ день какому ни- будь волненію, или другимъ подобнымъ причинамъ. Такихъ стрѣлковъ слѣдуетъ повѣрить и исправить въ прикладкѣ, прицѣливаніи и спускѣ ударника, а затѣмъ только про- должать съ ними стрѣльбу. Передъ каждой подготовительной стрѣльбой, обучающій объясняетъ стрѣлкамъ, въ чемъ заключается условіе, ко- торое они должны выполнить; по окончаніи же стрѣльбы лично объявляетъ стрѣлку—переходитъ ли онъ на слѣдую- щее упражненіе или нѣтъ. Отставшіе, продолжая упраж- ненія въ подготовительной стрѣльбѣ, переходятъ на учеб-
— 243 — нуто по мѣрѣ выполненія условій; затѣмъ и не выполнившіе условій, независимо того, на которомъ изъ иихъ они оста- новились, переводятся на учебную стрѣльбу,— когда каж- дымъ изъ лихъ будетъ израсходовано опредѣленное для подготовительной стрѣльбы число патроновъ. При производствѣ учебной стрѣльбы, условій для пере- хода съ одного упражненія на другое не положено; но но окончаніи ея, стрѣльба каждаго стрѣлка оцѣнивается чи- сломъ попавшихъ пуль на всѣхъ разстояніяхъ. Порядокъ производства одиночной скорой стрѣльбы съ 200 шаговъ (въ 5 секундъ). По вступленіи смѣны па линію огня, когда махальные спрячутся и будетъ выставленъ флагъ, обучающій приказываетъ дать сигналъ «всѣ». По этому сигналу люди смѣны ложатся, устанавливаютъ при- цѣлы и заряжаютъ ружья. Затѣмъ, для каждаго стрѣлка отдѣльно, по очереди, дается свисткомъ два раза сигналъ, черезъ пять секундъ одинъ послѣ другого; въ промежутокъ времени меледу этими двумя свистками очередной стрѣлокъ производить выстрѣлъ и послѣ того встаетъ и беретъ ружье вольно. Когда всѣ люди смѣны сдѣлаютъ по одному вы- стрѣлу, обучающій приказываетъ дать сигналъ «перестать стрѣлять», по которому махальные выходятъ изъ-за закры- тій и указываютъ пробоины. Въ такомъ же порядкѣ про- изводится стрѣльба со всѣми остальными людьми, разсчи- танными, на смѣны по числу мишеней. Если стрѣлокъ выстрѣлитъ послѣ второго свистка, то это считается про- махомъ, хотя бы пуля и попала въ мишень. Порядокъ производства стрѣльбы залпами въ неопредѣ- ленное время. Стрѣльба залпами производится по полу- ротно съ двухъ разстояній—близкаго и средняго, съ каж- даго—стоя, съ колѣна и лежа. На каждое разстояніе выставляется по мишени, опредѣленныхъ размѣровъ, на полуроту. Если мѣсто позволяетъ, мишени одновременно могутъ быть выставлены для стрѣльбы по полуротно съ одной линіи огня. Для стрѣльбы залпами рота останавли- вается противъ мишеней, въ нѣкоторомъ разстояніи за линіей огня. По сигналу «стрѣлять», командующій на-
— 244 — злаченною въ первую очередь полуротою подаетъ соотвѣт- ствующія команды для движенія на линію огня и стрѣль- бы. Результаты могутъ быть повѣряемы послѣ каждаго залпа, произведеннаго при одномъ изъ опредѣленныхъ по- ложеній стрѣляющихъ, или послѣ трехъ послѣдователь- ныхъ залповъ—стоя, съ колѣна и лежа. Въ первомъ случаѣ, сдѣлавъ выстрѣлъ, люди винтовокъ не заряжаютъ. Послѣ сигнала «перестать стрѣлять» производится счетъ попавшихъ пуль и задѣлываются пробоины въ мишеняхъ; затѣмъ стрѣльба возобновляется по сигналу «стрѣлять». Во второмъ случаѣ исполняется тоже послѣ трехъ зал- повъ, произведенныхъ съ одного изъ избранныхъ разсто- яній. Если съ одной линіи огня стрѣляютъ нѣсколько полуротъ, то залпы производятся полуротами послѣдова- тельно, съ праваго или лѣваго фланга, въ порядкѣ опре- дѣленномъ старшимъ изъ присутствующихъ на стрѣльбѣ; по его же приказанію подаются сигналы для начала и прекращенія стрѣльбы. Производство боевой стрѣльбы. Боевая стрѣльба произво- дится—сперва одиночная, а затѣмъ частями, въ той по- слѣдовательности, какъ это указано въ курсовыхъ табли- цахъ; но если по мѣстнымъ условіямъ этого исполнить не возможно, то ее проходятъ по снятіи съ полей хлѣба. 1) Одиночная боевая стрѣльба. Стрѣльба эта имѣетъ цѣлью научитъ солдата употреблять свое оружіе сообразно мѣстности и другимъ даннымъ условіямъ: а) примѣняться къ закрытіямъ и упорамъ, встрѣчаю- щимся на мѣстности, и,' соотвѣтственно виду ихъ, прини- мать положеніе, отвѣчающее правиламъ прикладки; б) опредѣлять разстояніе до избранной или указанной цѣли, и, соображаясь съ величиной и разстояніемъ до цѣли, быстро устанавливать прицѣлъ; и в) избирать точку прицѣливанія и производить правиль- ный выстрѣлъ въ возможно непродолжительное время. При производствѣ этого рода стрѣльбы каждый рѣшаетъ въ одно упражненіе двѣ задачи, отъ 300—900 шаговъ, тремя патронами каждую: одну задачу въ предѣлахъ отъ 300—500 шаговъ, другую—отъ 500—900 шаговъ.
— 245 — Чтобы имѣть возможность повѣрить каждаго обучающаго въ правильномъ рѣшеніи даваемыхъ ему задачъ, дѣлая соотвѣтственныя указанія, назначать въ каждую очередь не болѣе 4 человѣкъ. Одиночная боевая стрѣльба производится на мѣстности, отведенной для боевой стрѣльбы, а при неимѣніи таковой— на обыкновенномъ стрѣльбищѣ, уничтоживъ знаки, обозна- чающіе разстоянія, и видоизмѣнивъ его, по возможности, устройствомъ не большихъ насыпей, канавъ, траншей и пр. Мишени устанавливаются: а) На мѣстности, отведенной для боевой стрѣльбы, по указанію обучающаго въ четырехъ группахъ: Около300шаговъ—четыре головныя. Отъ 300—500ш.— четыре группы поясныхъ по двѣ рядомъ. Отъ 500—700 ш.—четыре мишени № 1, каждая съ 3-мя фиг. Отъ 600—900ш.—четыре мишени № 2 съ 6-ю фигурами, б) На стрѣльбищѣ—мишени могутъ быть устанавливаемы такимъ образомъ, чтобы онѣ были на одной линіи у вала и въ сторонѣ около вала. Интервалы между мишенями № 1 и № 2 должны быть не менѣе 10 шаговъ, а между группами поясныхъ и го- ловными—не менѣе 6 шаговъ, считая отъ середины до середины мишеней. Разстояніе до мишеней должно быть извѣстно только одному обучающему. Обученіе производится слѣдующимъ порядкомъ: а) Взводы или команды, назначенные для одиночной боевой стрѣльбы (отъ 20—30 человѣкъ), прибывъ на мѣ- сто, останавливаются не ближе 150—200 шаговъ отъ выбранной обучающимъ линіи огня. На этомъ мѣстѣ часть перестраивается въ нѣсколько шеренгъ (очередей), по че- тыре человѣка въ каждой. б) Первая очередь идетъ или бѣжитъ до того мѣста, которое будетъ назначено, и останавливается по приказа- нію или по свистку обучающаго. в) Для наблюденія за способомъ исполненія задачи, за каждымъ изъ обучаемыхъ долженъ находиться офицеръ или унтеръ-офицеръ.
— 246 — г) Обучающій, объяснивъ каждому, въ чемъ заключается задача и указавъ мишень, которая должна быть обстрѣ- ляна, свисткомъ подаетъ сигналъ для начала исполненія первой задачи. По свистку люди примѣняются къ мѣст- ности, опредѣляютъ разстояніе, устанавливаютъ прицѣлъ, заряжаютъ винтовки и производятъ каждый въ свою ми- шень три послѣдовательныхъ выстрѣла. Все вышеизложен- ное должно быть исполнено стрѣлками до второго свистка, который подается по истеченіи не болѣе 2 минутъ отъ пер- ваго свистка. д) Для рѣшенія второй задачи, обучающій, оставляя стрѣлковъ на мѣстѣ, если мишени поставлены па разныхъ разстояніяхъ, или приказывая имъ перебѣжать на но- вую линію огня, впередъ или назадъ, если мишени по- ставлены на одной высотѣ, даетъ вторую задачу, указы- ваетъ каждому мишень и подаетъ два сигнала свисткомъ съ промежуткомъ времени между ними не болѣе 2 минутъ; очередь исполняетъ все то, что исполнялось при рѣшеніи первой задачи. Когда первая очередь рѣшитъ данныя ей двѣ задачи, подается сигналъ «перестать стрѣлять», по которому стрѣ- лявшіе встаютъ, берутъ ружья вольно, а махальные под- ходятъ къ мишенямъ, указываютъ пробоины, задѣлываютъ ихъ и уходятъ за устроенныя закрытія, или возвращаются къ обучающему. Точно такимъ же порядкомъ производятъ стрѣльбу люди послѣдующихъ очередей; причемъ отстрѣ- лявшіе отводятся, чтобы не сообщили прочимъ условій ис- полненія задачъ. Результаты этой стрѣльбы заносятся въ отчетность, установленную для стрѣльбы. 2) Боевая стрѣльба частями. Стрѣльба эта имѣетъ цѣлью: а) пріучить людей къ дисциплинѣ огня; б) упражнять небольшія части, взводъ и роту, въ рѣ- шеніи различныхъ задачъ по употребленію огня въ бою, и в) обучать младшихъ начальниковъ, до ротнаго коман- дира включительно, управленію огнемъ своей части. Чтобы упражненія эти приносили надлежащую пользу, необходимо возможно ближе согласовать ихъ съ дѣйстви- тельными боевыми положеніями и предоставлять начальни-
— 247 — камъ, управляющимъ огнемъ, примѣнять въ полномъ ихъ объемѣ или частію тѣ случаи, которые встрѣчаются въ бою. Упражненія въ боевой стрѣльбѣ частями производятся: два ротою въ составѣ мирнаго времени наличнаго состава роты и два сводными ротами, которыя составляются изъ двухъ ротъ батальона и въ которыхъ рота состава мир- наго времени принимается за полуроту военнаго состава. При этомъ, всѣ чины роты исполняютъ опредѣленныя имъ въ строю обязанности; стрѣляютъ же одни рядовые. Стрѣльба эта производится въ присутствіи полковаго или батальоннаго командировъ. Упражненія въ боевой стрѣльбѣ должны быть основаны на не сложномъ тактическомъ предположеніи и заклю- чаться въ рѣшеніи 2 или 3 задачъ; для чего, давъ общее предположеніе, напримѣръ, непріятель въ составѣ 1—2 ротъ, съ 3—4 орудіями и 1 эскадрономъ наступаетъ и ротѣ приказано обстрѣлять его,—слѣдуетъ это общее пред- положеніе раздѣлить на отдѣльныя задачи, которыя дол- жны заключать въ себѣ: а) Обстрѣливаніе, преимущественно, съ дальнихъ раз- стояній, большихъ по размѣрамъ или главнѣйшихъ въ так- тическомъ смыслѣ цѣлей, изображающихъ сомкнутый строй въ колоннахъ какъ открыто стоящихъ, такъ и находя- щихся за мѣстными или искуственными закрытіями (въ послѣднемъ случаѣ посредствомъ перекиднаго огня). б) Обстрѣливаніе развернутой части, сомкнутой или ра- зомкнутой, открытой во весь ростъ, или стоящей на колѣнѣ. в) Стрѣльбу по цѣпи, стоящей на колѣнѣ или лежащей, г) Стрѣльбу по цѣлямъ, изображающимъ эскадронъ, д) Обстрѣливаніе цѣлей, изображающихъ артиллерію. Всѣхъ упражненій этого вида стрѣльбы, какъ упомянуто выше, назначено четыре; на каждое таковое упражненіе полагается 8 патроновъ, а всего на боевую стрѣльбу час- тями—32 патрона. Стрѣльба эта производится на всѣхъ разстояніяхъ, допускаемыхъ прицѣломъ, въ различныхъ строяхъ и положеніяхъ стрѣляющихъ. Боевая стрѣльба частями производится слѣдующимъ по- рядкомъ:
— 248 — а) Мѣстность, на которой предполагается произвести боевую стрѣльбу, предварительно должна быть осмотрѣна руководящимъ упражненіемъ въ боевой стрѣльбѣ, по ука- занію котораго, сообразно мѣстности и предположенію для заданъ, устанавливаются мишени, изображающія боевой порядокъ не большихъ частей при оборонѣ или наступ- леніи. б) Мишени и рабочіе съ необходимымъ инструментомъ заблаговременно доставляются на мѣстность, гдѣ будетъ производиться стрѣльба; къ тому же времени выставляется оцѣпленіе. в) Разстояніе между линіями мишеней въ глубину и по фронту должны быть такія, чтобы пули, направленныя въ однѣ мишени, не попадали въ другія, позади или уступомъ стоящія. Разстоянія до мишеней должны быть извѣстны только одному руководящему обученіемъ. г) Мишени, изображающія различныя цѣли, устанавли- ваются слѣдующимъ образомъ: Г) Ротная колонна изображается 5-ю мишенями № 2, поставлен- ными рядомъ, вплотную; за пими, въ разстояні