К читателю
В глубокой древности
МОСКВА от основания до начала 60-Х ГОДОВ XIX в.
В годину монголо-татарского нашествия
Москва—столица великого княжества
Москва в борьбе с «глухим царством» Золотой Орды
Куликовская битва
Андрей Рублев — провозвестник возрождения великорусской культуры
Москва во главе национального возрождения
Борьба за свободный путь на Балтику
Москва—Московия—Россия
Москва, славянство и Османская империя
Решающий шаг к единству. Воссоединение Новгорода
Распад Золотой Орды. Свержение ига
Москва становится столицей России
Идти вперед, одолевая врагов...
Москва во время Крестьянской войны. Лжедмитрий I
Подвиг народа
Русская культура XVI — начала XVII в.
Город возрождается
Восстания «бунташного века»
Международные связи Москвы
Вопреки церковным запретам
Москва в XVIII в.
Мужицкий «царь» против дворянской императрицы
Шаги национальной культуры
«Век девятнадцатый, железный...»
Гроза двенадцатого года
Декабристы и Пушкин, Белинский и Герцен
Москва 40—50-х годов
Москва накануне отмены крепостного права в России
МОСКВА с 60-х годов XIX в. до 1917 г.
Наука и просвещение
Культура. Искусство
Общественно-политическая жизнь
МОСКВА с середины 90-х годов XIX в. до 1917 г.
Рабочее и демократическое движение. Конец 90-х годов XIX в.—1904 г.
Москва в революции 1905—1907 гг.
Влияние общественно-политических событий на развитие культуры и науки
Отдых, развлечения, спорт
На пути к победе буржуазно-демократической революции
Text
                    .



у WL. 1 riK 2_ *Щ- v' 'Ж ■ * г Л. Л A /■ И I. L J i
МОСКВА ИЛЛЮСТРИРОВАННАЯ ИСТОРИЯ в двух томах
МОСКВА ИЛЛЮСТРИРОВАННАЯ ИСТОРИЯ Том 1 С древнейших времен до 1917 г. Москва «Мысль» 1985
ББК 63.3(2) М82 Редакции исторической литературы Редакционная коллегия издания МОЛДАВАН В. С. НЕЧКИНА М. В. ПАШУТО В. Т. ПОЛЯКОВ Ю. А. САХАРОВ А. Н. ЯНИН В. Л. Ответственный редактор тома член-корреспондент АН СССР ПАШУТО В. Т. Авторы тома ПАШУТО В. Т. КОРЕЦКИЙ В. И. ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ А. А. ДМИТРИЕВ С. С. КИРЬЯНОВ ю. и. Художники ПРИМАКОВ В. И. ШКАНОВ Л. Ф. 0501000000-153 004(01)-85 Подписное О Издательство «Мысль». 1984
К ЧИТАТЕЛЮ Это издание знакомит читателя с наиболее яркими страницами славной истории Москвы — СТОЛИЦЫ Союза Советских Социалистических Республик, государства, раскинувшегося на шестой части нашей планеты, Москва—столица свыше ста больших и малых народов Европы и Азии, сплоченных в новую историческую общность — советский народ. Этот город, корнями своей истории уходящий в глубину веков, имеет незабываемое прошлое, прекрасное настоящее и величественное будущее. пР ошлое Москвы незабываемо. Она объединила разрозненные княжества в централизованное государство; она—светоч прогресса науки, техники и культуры, глашатай борьбы народа за социальное освобождение, главный центр многовековой защиты национальной независимости. Настоящее Москвы прекрасно. Это столица великой державы, чья Конституция провозглашает и гарантирует равенство рас и Народов, мужчин и женщин, запрещает пропаганду войны и включает в свой текст основные положения Хельсинкского акта О сотрудничестве. Это столица социального равноправия, без трущоб и гангстеров, без людей, лишенных работы и крова... Ее будущее величественно, ибо народ этой страны провозгласил своей целью строительство коммунизма и братски протягивает руку дружбы всем людям доброй воли планеты во имя мира, национальной и социальной справедливости. Мы надеемся, что разнообразные иллюстрации и пояснительный текст позволят читателю воссоздать зримый образ великого города.
В ГЛУБОКОЙ ДРЕВНОСТИ 14 В глубокой древности Археологи установили, что на территории современной Москвы и ее окрестностей люди появились десятки тысяч лет тому назад. Первые страницы их истории запечатлены в палеолитической стоянке около 21 тыс. лет до н. э. на подмосковной реке Клязьме, притоке Оки, затем—в череде предметов, погребений и поселений периода неолита, бронзы и, наконец, переходящей в нашу эру эпохи железа. Все, что пока обнаружено, отражено на этой карте. Племена охотников и рыболовов эпохи неолита селились в шалашах вдоль рек и озер и готовили пищу в глиняных сосудах. Об их пребывании свидетельствуют каменные и костяные топоры, I. КАМЕННЫЙ ВЕК (А| КРЫШКА ЧЕРЕПА L-1 ПАЛЕОЛИТИЧЕСКОГО ЧЕЛОВЕКА 1. Устье р . Сходни &] НЕОЛИТИЧЕСКИЕ L-J СТОЯНКИ 2. Алешкинская 3. Дьяковская 4. Крутицкая 5. Серебряноборская 6. Троицелыковская 7. Щукинская (у] МЕСТОНАХОЖДЕ- (3J НИЕ ОТДЕЛЬНЫХ ПРЕДМЕТОВ НЕОЛИТА 6. Зарядье 9. ЦПКкО нм. Горького 10. Покровские ворота 11. БРОНЗОВЫЙ ВЕК (Фатьяновская археологическая культура) МОГИЛЬНИКИ 11. Давыдковский 12. Тушинский МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ ОТДЕЛЬНЫХ ПРЕДМЕТОВ ЭПОХИ БРОНЗЫ 1 3. Алешкино 14. Кремль 15. Зюзино 16. Бутырский хутор 17. Дорогомилово 18. Зельев пер. 19. Крылатское 20. Ленинские горы 21. Мориса Тореза наб. 22. Нагатино 23. Перово 24. Покровские ворота 25. Прямикова пл. 26. Русаковская ул. 27. Сивцев Вражек пер. 28. Химки-Ховрино 29. Чертаново III. РАННИЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК (Дьяковская археологическая культура) Д ГОРОДИЩА 30. Дьяковское 31. Капотинское 32. Ниж. Котловское 33. Кунцевское 34. Мамонтов о (Андреевское) 35. Сетунское 36. Спас-Тушинское 37. Тушинское ^ СЕЛИЩА 38. Алешкинское 39. Андреевское 40. Дьяковское 41. Кремлевское 42,43. Ленинские горы 44. Никольское 45. Татаровское 46. Филевское 47. Химкинское • НАХОДКИ ДРЕВНИХ МОНЕТ 48. Измайлово. Пар¬ фянская монета 2 в. до н. э. 49. Измайлово. Римская монета 3 в. н. э. 50. Кропоткинская Куфические дирхемы 9 в. и. э. 5 1. Ленинская сло- бода (у бывшего Симонова монастыря) Куфические дир- хемы 9 в. и. э.
В ГЛУБОКОЙ ДРЕВНОСТИ 15 ножи, наконечники стрел, рыболовные крючки. Им на смену пришли племена, знавшие бронзу. В их могильниках находят бронзовые украшения, а также ожерелья из костей и зубов медведя. Впрочем, и от каменных орудий они еще не отказались, оставив нам отлично отполированные топоры. В Московском краю люди занимались скотоводством, о чем свидетельствуют находки костей лошадей, коров, свиней. Это был лесистый край. Даже в более поздние времена громадные сосновые и смешанные леса начинались от самой Москвы и простирались далеко к северу И востоку. Охота шла на оленя, медведя, 1. На археологических раскопках в Подмосковье 2. Древнейшее поселение на территории Кремлевского холма 3. Памятники древних культур на территории Москвы. Карта-схема 4. Челюсть мамонта. Археологическая находка в Рублеве 5. Мамонты в Лужниках (раннеголоценовый пейзаж). Художник К. Флеров 6,7. Археологические раскопки Луковнинского городища IV—VII вв. в бассейне р. Москвы 5
В ГЛУБОКОЙ ДРЕВНОСТИ 16 1. Фрагменты керамики дьякова типа. 2-я половина I тыс. до н. э. 2. Каменные орудия (тесла, сверленые топоры, наконечники стрел, копья). II тыс. до н. э. Археологические находки на территории Москвы 3. Глиняный сосуд фатьяновской археологической культуры эпохи бронзы. II тыс. до н. э. Из раскопок в ближнем Подмосковье 4. Костяные наконечники стрел. IV—III вв. до н. э. Из раскопок на Кунцевском городище в Москве 5. Человек бронзового века. Реконструкция М. М. Герасимова 6. Бронзовые украшения. III—V вв. Из раскопок на Мамоновом городище в Москве 7. Костяная рукоять. I—III вв. Из раскопок на Кунцевском городище в Москве. 8. Рисунок на костяной рукояти. I—III вв. Из раскопок на Мамоновом городище в Москве 9. Медные украшения. IV—VIII вв. Из раскопок на Кунцевском городище в Москве
В ГЛУБОКОЙ ДРЕВНОСТИ 17 кабана, косулю. Промышляли бобра, куницу, лису, выдру. Лишь спустя несколько столетий местные жители стали переходить к земледелию, после того как открыли железо и изобрели мотыгу. Железо, добываемое из болотной руды, позволило им изготовлять серпы, ножи, наконечники стрел. Их жизнь была уже гораздо лучше оснащена орудиями труда. Жили они, сообща владея имуществом, в городищах— небольших поселениях, укрепленных рвами и валами. Их лепные глиняные изделия стали более совершенными и использовались не только для приготовления пищи, но и для плавки металла, а женщины носили украшения из бронзы и серебра. Так жили эти племена, когда к концу первого тысячелетия земли Волго- Окского междуречья заселили славяне—кривичи, словене с севера и вятичи с юга. Археологи различают вятичей и кривичей по типичным женским украшениям — по причудливым формам височных колец-подвесок и ожерелий из хрустальных и сердоликовых бус. Этим взаимопроникновением больших славянских племен языковеды объясняют особенности известного позднее московского говора. Язык Москвы представляется им наиболее типичным из смешанных северо- и восточнорусских говоров, ибо присущие им черты распределены в нем относительно равномерно. И в далекую от нас пору этот край не был оторван от мира: московские земли сохранили парфянские и римские монеты, латинские фибулы, иноземные стеклянные бусы. Его знали античные ученые — он отмечен на карте Птолемея (И в. н. э.). 6 х .
МОСКВА от основания до начала 60-х годов XIX в. В истории Москвы отразилось все важное из пережитого страной. Москва прошла путь от скромного городка небольшого княжения до столичного города Российского государства. Москва изначально складывалась и как этнический центр Русской земли, и как столица труда и борьбы русского народа, и как столица многонационального государства. Она поднималась как важнейший центр ремесла и промышленности и стягивала в прочный узел торговые пути во все концы света. Ее лучшие зодчие, художники, мастера оставили бессмертные памятники человеческого гения и труда. В Москве сложились власть и управление царей, бояр, дворян, князей церкви. Они возглавили централизацию огромной страны — от Балтики до Тихого океана; феодалы — собственники земли — создали законы, закрепляющие бесправие людей труда. Но в Москве же зародилось и полтора века действовало сословное представительство земских соборов, подчас решавших судьбу как самого города, так и всей страны. И здесь же не раз гневные толпы восставших против произвола властей вызывали «страх в душе и трепет в костях» самых грозных правителей. Вокруг Москвы полыхало пламя крестьянской войны, руководимой Иваном Болотниковым, на ее Красной и Болотной площадях скатились с плах головы Степана Разина и Емельяна Пугачева. Здесь же вспыхнула первая стачка рабочих Суконного двора. С дорогой на Москву связал свой труд великий русский революционер А. Н. Радищев. В Москве видели вожделенную цель все недруги России: монголо-татарские ханы, литовские князья и польские магнаты, Карл XII и Наполеон. Москва выступала как глашатай освободительной борьбы народа, огнем и мечом опрокидывавшего врагов. Ликующие толпы москвичей встречали КОЛОКОЛЬНЫМ ЗВОНОМ победителей — полки Дмитрия Донского и Дмитрия Пожарского, первыми салютами славили Полтавскую победу войск Петра I, благодарно обнимали кутузовских героев Бородина. Москва—светоч культуры русского и других народов: отсюда трудами Ивана Федорова пошло печатное слово по стране, отсюда распространялись нормы языка и литературы, достижения науки. Здесь возникла первая светская школа, газета, гениальный М. В. Ломоносов основал университет, из стен которого вышли многие выдающиеся ученые. Наконец, именно в Москве декабристы создали «Союз благоденствия», здесь начинал свою деятельность революционный критик В. Г. Белинский, здесь, на Воробьевых горах, А. И. Герцен и Н. П. Огарев дали клятву служить свободе народа. Таких людей было немало, и они несли по стране свет знаний, звали народы к дружбе и совместному противодействию гнету царизма, готовили революционный подъем, сокрушивший крепостничество.
Первые века истории Москвы ПЕРВЫЕ ВЕКА ИСТОРИИ МОСКВЫ 21 3 Москва возникла на стыке поселений племен вятичей и кривичей, которые издревле пахали, охотились и бортничали на своей земле. Они были двумя из четырнадцати восточнославянских племен, образовавших Древнюю Русь. Страна, охватившая огромные пространства от Дуная до Волги и от Балтики до Причерноморья, сложилась и расцвела как великая держава средневекового мира в IX—XIII вв. «Под рукой» великих князей и бояр древней столицы — Киева славяне отбивали набеги скандинавских морских пиратов с севера и кочевников-печенегов с юга. Киевские великие князья и их вассалы, правившие в таких крупных городах, как Новгород, Смоленск, Полоцк, Туров, Ростов и др., ежегодно объезжали с дружинниками свои вятичские и кривичские владения, собирая с подвластного сельского населения (людей) полюдье, т. е. дань драгоценными мехами — собольими, бобровыми, куньими, вершили суд. Древнерусское государство стало ко¬ лыбелью трех братских народов — 4 1. Украшения женщины-вятички: сердоликово- хрустальные бусы, височные кольца, шейная гривна, перстни. Конец XI—XII в. 2. Вятичские перстни, бусы, височные кольца. XII—XIII вв. 3. Москва в XI—XIII вв. 4. Скульптурный портрет женщины-вятички. Реконструкциям. М. Герасимова 5. Московский смерд. XII—XIII вв. Реконструкция М. М. Герасимова 6. «Делатель трудися». Древнейшее изображение смерда. Рисунок на полях рукописи XII в. 6
ПЕРВЫЕ ВЕКА ИСТОРИИ МОСКВЫ 22 н mAtitttukaLAliaitftitt^tiilAt/htiAMO tuaty . i(rtgbnyHUtiH{iAMHgt ы^ин UbatAиинип о 'i^(/gAtititi%'r9Tnrf?rtAHfiHlA . TliHiOMl (аонмгьи?лг*л\гф ffttfOigt/nQ ntAOMi _ / Г / *-* (ДАНИИ Г русского, украинского, белорусского; оно оставило глубокие следы в истории подвластных Киеву оседлых и кочевых народов нашей страны — Прибалтики, Севера, Поволжья, Северного Кавказа, Причерноморья. Русские дружины своими походами на могущественную Византию, чья власть простиралась на Северное Причерноморье, заставили говорить о Руси весь тогдашний мир. Христианство пришло на земли Подмосковья после того, как оно было принято Русью около 988 г., когда великий князь киевский Владимир Святославич понудил Византийскую империю заключить политический союз. Христианство проповедовало божественное происхождение власти князя, призывая народ к смирению и послушанию. Оно поэтому быстрее распространялось в среде феодальной знати. Народу же новую веру навязывали силой. Вместе с тем принятие христианства, бывшее прежде всего актом политического характера, способствовало укреплению международного положения Руси, ее связей с христианскими странами. Древняя Русь играла выдающуюся роль в истории международных отношений стран Европы и Азии. Она заключала торговые и политические договоры с соседями — Польшей, Венгрией, Чехией, Швецией; государи более отдаленных стран—Византии, Германии, Франции и даже римский папа искали дипломатических связей с русскими князьями. Караваны русских купцов везли дорогие меха, соль и воск, изделия из кости и серебра в Регенсбург и Любек, Фессало- ники и Сипу ну, их можно было видеть в Средней Азии и даже в Северной Африке (Александрии). Русь столетиями отражала натиск кочевников— печенегов, торков, половцев, перед которыми трепетала Византия. Русские дружины оставили заметный след в истории Калабрии и Апулии, участвуя в византийско-немецкой борьбе за Италию; Русь содействовала высвобождению балканских земель из-под власти Византии и борьбе кавказских народов против арабского владычества; Русь, как и другие народы Восточной Европы, особенно славянские и прибалтийские, упорно сопротивлялась наступлению Германии на восток. Наши летописи и иностранные хроники упоминают около 300 древнерусских городов и крепостей. Среди них Ипатьевской летописью под 1147 г. впервые названа и Москва. Москва возникла в пору расцвета Древней Руси, когда Владимир Мономах (начало XII в.) направил своего сына Юрия наместником северо-восточного края, связанного торговыми путями со Смоленском, Новгородом, Полоцком и с соседней мусульманской Волжской Булгарией. Москва как город складывалась в кругу ранее известных местных 1
ПЕРВЫЕ ВЕКА ИСТОРИИ МОСКВЫ 23 центров, таких, как Ростов, Суздаль, Ярославль, Владимир и др. Первоначально это была усадьба боярина Кучки в земле славян-вятичей. Согласно преданию, князь Юрий убил его, а Москву велел укрепить деревянной крепостью—Кремлем (1156 г.): «... заложили Москву на устии же Нег- линны, выше реки Яузы». Она стала одним из важных княжеских центров Вла- димиро-Суздальской Руси. Во время смут князей новая крепость была и сбор ным пунктом их войск, и объектом их взаимных споров. В первом упоминании Москва уже представляется городом с социально дифференцированным населением и княжеским двором. Юрий Владимирович, приглашая сюда своего союзника князя Святослава Ольговича («прииде ко мне, брате, в Москов»), гостеприимно принял его, разумеется с двором, и устроил «обед силен». Все это предполагает наличие хорошо налаженного княжеского хозяйства с зависимыми крестьянами окрестных сел. К концу столетия, по расчетам археологов, поселение должно было составить около 6 тыс. человек. 1. Первое упоминание о Москве в летописи. Встреча суздальского князя Юрия Владимировича Долгорукого с князем Святославом Ольговичем 4 апреля 1147 г. в Москве. Миниатюра летописного свода XVI в. 2. Горшок славянский. XI—XII вв. Из раскопок на территории Московского Кремля 3. Обувь XII—XIII вв. Из раскопок на территории Московского Кремля 4. Сруб XIII в. Археологические раскопки на территории Московского Кремля 5. Арабские дирхемы из московских кладов. IX—X вв. 6. Потир Юрия Долгорукого. XII в. 4*4
ПЕРВЫЕ ВЕКА ИСТОРИИ МОСКВЫ 24 Князь Юрий, первый правитель богатого края и основатель Москвы, явно обнаружил стремление к единодержавию на Руси, пытаясь распространить свою власть на главные города севера и юга страны—Новгород и Киев. За это он и получил прозвище Долгорукий. Москва была еще невелика, но, находясь в зоне развитого пашенного земледелия, разнообразного ремесла и оживленной торговли с народами Европы, Кавказа и арабского мира, превратилась в опорный пункт борьбы преемников Юрия Долгорукого за объединение страны. К тому времени, когда князь Юрий утвердился в Москве, общественный строй Руси стал феодальным, основанным на угнетении простого народа теми, кто, выдвигаясь к кормилу власти, присваивал себе уже не только дани, но и собственность на землю. Это был строй, при котором «богат возглаголеть — вси молчат и вознесут его слова до облак, а убогий возглаголеть—вси на нь кликнуть», как писал Даниил Заточник. Русский пахарь-смерд своим трудом всех кормил и одевал. Рожь, овес, ячмень и пшеница, репа и капуста, вишня и яблоня—все главные виды полевых, огородных и садовых культур были ему известны. В Московской земле, как и повсюду, бесправие, бедность, курная изба, убогие орудия труда, постоянный страх перед неурожаем, разорением от войн были уделом крестьян и простых людей. Князья, бояре, придворные дворяне, а позднее — епископы и монастыри завладели их землей и отбирали в виде даней и натуральных оброков большую часть плодов труда. Обширные земельные угодья, стада скота, дворы с челядью и холопами, каменные хоромы, состязания витязей И торжественные богослужения, военные ПОХОДЫ И пиры с музыкантами и плясу- нами, суд и расправа над непокорными— так жили те, кто правил Москвой, те, чье благополучие строилось на угнетении крестьянина. В селах и городах клокотала борьба обездоленных и неимущих против богатых, она подчас прорывалась открытыми восстаниями крестьян и городской бедноты: народ разорял дома воевод, посадников, судей... Тогда феодалы оставляли свои междоусобные споры, распри и войны. Мечом княжеской дружины, статьей государственного закона — Русской Правды, крестом православной церкви стращали, карали они простой народ, принуждая его к покорности. Москва выросла на корню блистательной владимиро-суздальской культуры и сама обогащала ее. Созданная народом
ПЕРВЫЕ ВЕК.А ИСТОРИИ МОСКВЫ 25 древнерусская культура пользуется всемирной славой. Городские ремесленники, оружейники, златокузнецы снабжали страну орудиями Труда, оружием, создавали тончайшие изделия из бронзы, серебра, золота, искусно украшенные чернью, эмалями, драгоценными КаМбНЬЯМИ. Время скупо сохранило плоды их трудов, но тем они нам дороже. У наших предков было высоко развито чувство Прекрасного, поэтому никого не оставят равнодушным ни величественные и строгие древние храмы, ни литые фигурные врата, ни искусная каменная резьба, ни выразительные иконы, ни звонкие колокола, ни редкие книги—все эти зримые памятники древнерусским городовикам, делателям, умельцам. Среди многочисленных археологических находок в Москве часто встречаются остатки ремесленных мастер- 1. Москва—городок и окрестности в середине хп в. художник а. Васнецов. 1929 г. 2. Рисунок на бересте. Из раскопок на территории церкви всех святых на Кулишках 3. Самшитовый гребень с Кавказа. XII в. Из раскопок на территории Московского Кремля 4. Строительство Московского Кремля. XII в. Реконструкциям. Г. Рабиновича и Д. Н. Куль- чинского 5. Меч ИЗ дамасской стали работы немецкого мастера Цицелина. XII в. Из раскопок на территории московского Кремля 6. Западноевропейский денарий. X—XI вв. 7. Вислая свинцовая печать Киевской митропо- лии. 1091 — 1096 гг. Из раскопок на территории Московского Кремля 5
ПЕРВЫЕ ВЕКА ИСТОРИИ МОСКВЫ 26 1. Бронзовый замочек из Херсонеса в виде фантастического животного. XI—XII вв. Из раскопок на территории Московского Кремля 2. Образцы привозного стекла. Конец X—начало XIII в. Из раскопок на территории Московского Кремля 3. Свинцовая товарная пломба. Южная Германия. XII—XIII вв. Археологическая находка в Зарядье. Лиц. и об. ст. 4. Византийский змеевик (медальон-амулет). XII в. 5. Андрей Боголюбский. Реконструкция М. М. Герасимова 6. Дмитриевский собор во Владимире. 1194 — 1197 гг. Фрагмент внешнего оформления ских—ювелирных, кожевенных и др. Московская знать ценила дорогие византийские шелка и сосуды, поделки из восточного самшита, немецкие сукна; наряду с русскими изделиями попадаются западноевропейские и арабские монеты, немецкие товарные пломбы и печати. В Киеве и других крупных городах велись свои летописи. И ныне, читая историю Родины, запечатленную местными книжниками Владимира и Переяславля, мы поражаемся духовной зрелости их авторов и составителей. Люди ценили «учение книжное», ибо «ум без книг, аки птица опешена. Яко же она взлетети не может, такоже и ум недо- мыслится совершена разума без книг». Книга всегда была в почете на Руси: только в крупнейших хранилищах СССР число рукописных книг XI—XVIII вв. достигает 100 тыс. Былины, летописи, красноречивые проповеди, наставительное «Поучение» Владимира Мономаха, горькое «Моление» Даниила Заточника, наконец, «Слово о полку Игореве» — таковы лишь некоторые образцы этого бесценного культурного наследия. Народу были чужды распри князей. Он хранил память о былом единстве Руси, когда вместе сражались против ее врагов муромец Илья, ростовец Алеша, рязанец Добрыня... Их имена сохранялись в памяти москвичей как символ доблести и славы.
1 ijfcl р? u iM
В ГОДИНУ МОНГОЛО-ТАТАРСКОГО НАШЕСТВИЯ В годину монголо-татарского нашествия На долю Москвы, как и всей нашей страны, выпало тяжелое испытание. В глубине Центральной Азии возникло Монгольское государство (1206 г.), и его правители двинули на завоевание мира полчища кочевников. За короткий срок покорив Сибирь, Северо-Западный Китай, Среднюю Азию и разорив земли Кавказа, монголо-татарские орды внезапно обрушились на Русь. Москва разделила судьбы тех многочисленных, прежде цветущих городов— Владимира, Киева, Галича и др.,— которые мужественно противостояли натиску кочевников. Во главе с воеводой Филиппом Нанком москвичи пытались отстоять Коломну, но силы были несоизмеримы. Монголо-татарские рати разрушили Коломну и обрушились на Москву, чьи защитники честно сложили головы на руинах родного города. При раскопках перед археологами предстала потрясающая картина кровопролитных сражений, гибели Москвы и других цветущих городов; развалины церквей, палат, хором с останками жителей и героических защитников, павших в бою. Благодаря мужеству и стойкости русского народа уцелели от набегов новго- родско-псковские и полоцко-минские земли. Русь, своим щитом прикрывшая цивилизацию соседних европейских государств, сама была истощена и разорена в четырехлетней войне (1237—1241 гг.). Монгольские орды еще опустошали нашу страну, когда в ее пределы с севера и запада вторглись шведские и немецко- датские рыцари, поддержанные вдохновителем крестового похода — папой римским. Рыцари уже успели завоевать Эстонию и Латвию, где возникло их феодально-колониальное государство— Ливонский орден (1237—1561 гг.), шведские феодалы занимали Финляндию. Собранные под стягом католического престола, рыцари зарились на уцелевшие от монгольского погрома русские земли. Теперь будущее всей страны и дальнейшая судьба Москвы зависели от 1. Богоматерь Владимирская. Икона. 1-Я половина XII в. Это выдающееся творение византийских мастеров тесно связано С рядом крупных исторических событий средневековой Руси. Икона была привезена из Константинополя и поставлена в Вышгороде под Киевом. В 1155 Г. кн. Андрей Боголюбский перевез ее во Владимир. Во время нашествия Тимура в 1395 г. «Богоматерь» была перенесена в Успенский собор Московского Кремля, затем возвращена во Владимир. С 1480 г. икона ПОСТОЯННО находится в Москве 2. Затмение солнца «по всей земле». 1236 г. Миниатюра летописного свода XVI в. Фрагмент 3. Сражение с ордынцами у стен Козельска. 1237 г. Миниатюра летописного свода XVI в.
В ГОДИНУ МОНГОЛО-ТАТАРСКОГО НАШЕСТВИЯ 30 jlAHfiHatAbHQVHlUA , НДО MAAJLtttfMh. скапь&г1 ” /1 г rf'/" ^шом. ijMHwfмкт<\ -»г < WH А°' ai4> исхода борьбы на северо-западных рубежах. Выдающийся полководец новгородский князь Александр Ярославин с небольшой дружиной разгромил шведских рыцарей на Неве (1240 г.), а в 1242 г. новгородско-суздальская рать князя Александра встретила рыцарское войско на льду Чудского озера и нанесла ему сокрушительное поражение. Русь сохранила новгородско-псковские земли и выход к Балтийскому морю. Но страна, опустошенная и ослабленная монголо-татарским нашествием, попала на двести лет под «злогорькое» ордынское иго, которое принесло неисчислимые бедствия нашему народу. Уничтожение и расхищение его богатств задержали развитие культуры на целых полтора столетия. Захирели многие города. Страну разорвали на части и поделили между собой правители орд и улусов. На Нижней Волге возникло их новое государство — Золотая Орда со столицей в Сарае (1243 г.). Территория, ей подвластная, простиралась от Иртыша до Дуная и от Приуралья до Северного Кавказа. В Сарай должны были отныне вместе с другими являться и московские князья для получения ханских ярлыков (грамот), утверждавших их власть; здесь теперь решались их династические споры, нередко стоившие головы.Отсюда направлялись численники, даныцики, отряды военных наместников—баскаков, чтобы переписывать население, собирать с него дань и жестоко расправляться с непокорными. Сюда свозили они серебро и меха, оружие и ткани, сгоняли захваченных при набегах пленных. Из этого «глухого царства» шли распоряжения об участии русских полков в чуждых им ханских войнах. Потерпев неудачу в крестовом походе на Русь, папство и его союзники попытались с помощью дипломатии вовлечь ее в орбиту своего влияния, чтобы подбить на опрометчивое столкновение с Ордой, а самим захватить уцелевшие земли. Решительный отпор этим поползновениям дал Александр Невский. Он проложил путь терпеливому сожительству Руси с Ордой, чтобы, накапливая силы и отражая угрозу с севера и запада, подготовить победоносный освободительный удар. Его преемники на московском княжении неукоснительно следовали этой политике. Однако международное положение Руси резко ухудшилось. Она потеряла свои владения в Причерноморье, Прибалтике, Поволжье. Надолго прервались ее связи с Кавказом и Средней Азией; Юго-Западной Русью (Украиной) в середине XIV в. завладели Польша, Литва и Венгрия, под чью власть попала и Карпатская Русь. Литва также захватила земли Белоруссии и Смоленска. Русь с трудом удерживала устье Невы и
В ГОДИНУ МОНГОЛО-ТАТАРСКОГО НАШЕСТВИЯ 31 защищала Карелию, западную часть которой отторгла Швеция. Ценой больших жертв русские люди сохранили Псков, отражая вторжения рыцарей Ли- вонского ордена и наступление Литвы. Но время шло, страна постепенно оправлялась от разорения. Усилиями народа поднимались из руин и пепла города, ставшие первыми очагами освободительной борьбы. Пережитое не сломило воли русского народа, его стремления к независимости. Объединение русских земель началось вокруг Москвы. 1. Взятие и разорение ордынцами Москвы. 1237—1238 гг. Миниатюра летописного свода XVI в. 2. Нательные кресты. Лазурит, мрамор, золото. Чернь, гравировка. XIII в. Из раскопок на территории Московского Кремля. Драгоценности, по- видимому, были укрыты во время монголотатарского нашествия в тайнике недалеко от церкви—предшественницы Успенского собора 3. Георгий на коне. Икона нагрудная. Камень. Конец XIII—начал о XIV в. 4. Александр Невский. Художник П. Корин. 1942 г.
МОСКВА —СТОЛИЦА ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА 32 Москва—столица великого княжества Усилиями трудового народа — живших в бедности крестьян и ремесленников — Москва возрождалась как крупный город развитой земледельческой округи, центр особого княжества. По археологическим находкам, сохранившимся документам и сокровищам княжеской и церковной казны ученые раскрывают перед нами тогдашний облик города с его трудом и бытом: водопроводы и мостовые, домницы и горны, сошники и мечи, шахматы, лыжи и коньки, азбуковники и игрушки. Благодаря им мы видим княжеские терема и храмы, убранные дорогими изделиями, украшенные золотом, серебром, драгоценными камнями, редкими книгами. Это быт знати — с рыцарскими турнирами, пирами, охотой. Быт всех тех, кто строил свое благосостояние на народном труде. Страна, пусть медленно, оживала, и главная заслуга в этом принадлежала крестьянину: «куда топор, коса и соха ходили», там и утверждалась жизнь русского народа. Из торгово-ремесленных сел постепенно вырастали новые города—Боровск, Родонеж, Руза, Верея, Серпухов, Кашира... Строились крепости, вошедшие в каменный пояс обороны на северо-западе: Ко- порье—Ямгородок — Орешек — Корела —Ладога—Изборск—Псков — Порхов. /V, у* , ■ ч ''V-' , t
МОСКВА—СТОЛИЦА ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА 33 1. Иван Калита и митрополит Петр. Клеймо иконы «Митрополит Петр в житии». Начало XVI в. Московская школа Житийная икона, посвященная митрополиту Петру, одному из крупнейших политических деятелей Москов ского государства, принадлежит к числу икон с исторической тематикой. В клеймах иконы, обрамляющих ее центральную часть с торжественной фигурой митрополита в богатом одеянии, изображены реальные эпизоды из жизни и деятельности Петра, такие, как строительство Успенского собора в Кремле, путешествие митрополита в Константинополь ид р., а также некоторые легендарные события, связанные с его именем. Среди последних — сцена, в которой иконописец иллюстрирует легенду о сновидении Ивана Калиты. Она повествует о том, что князь увидел себя во сне едущим вместе с митрополитом Петром перед высокой горой с тающим снегом, что, по разъяснению Петра, означало грядущее возрастание могущества князя и одновременно возвышение Великого княжества Московского 2 3 42. Городское строительство в Москве в конце XIV в. Миниатюра летописного свода XVI в. 3. Кузница. 1395 г. Миниатюра летописного свода XVI в. Фрагмент 4. Резной камень. Фрагмент раннемосковской скульптуры. Конец XIII в. 2
МОСКВА —СТОЛИЦА ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА 34 1
МОСКВА-СТОЛИЦА ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА 35 Москва лежала в районе развитого земледелия и уже давно была крупным ремесленно-торговым городом. Она располагалась на пересечении купеческих путей, в удалении от окраин, подверженных частым набегам ордынских и литовских войск. Она была естественным центром коренных русских земель, где складывалась великорусская народность. Москвичи поддерживали борьбу великого князя Ивана Калиты (1325— 1340 гг.) и его преемников за политическое верховенство своего города, за единство русских земель, против своеволия бояр и набегов врагов. Московские князья еще не были особенно сильны (например, Ивану Калите принадлежало всего около полусотни сел), но они умело продолжали политику, завещанную Александром Невским. Князь Иван был расчетливым и ловким деятелем, не зря он получил прозвище Калита (ко- шель). Используя результаты народных освободительных восстаний, московская великокняжеская власть старалась сосредоточить сбор ордынской дани в своих руках. В то время как ордынские набеги обрушивались на Тверь и другие города, где враги «грады и волости пусты сотвориша, а люди изеекоша, а иных во плен поведоша», эта участь обходила «князя великого Ивана Даниловича и его град Москву и всю его отчину». При Калите началось единоборство Великого княжества Московского с набиравшим силу Великим княжеством Литовским. В результате успешной защиты московскими силами северо-западных рубежей от посягательств Немецкого ордена и Швеции окрепло влияние Москвы в Новгородской и Псковской боярских республиках. Постепенно укреплялись в Москве и государственные органы власти и управления: с боярской думой князь держал совет, его наместники и волостели получали в «кормление» (с правом на «корм» — на часть поборов с населения) города и волости. Собственным хозяйством княжеских дворов ведали стольники, чашники, конюшие, сокольничьи и прочий придворный люд. Единовластия на Руси еще не было. К середине XIV в. Великороссия состояла из конфедерации 11 княжеств с их почти 20 уделами. Отношения между русскими княжествами и внутри их среди князей регулировались договорами — докончальными грамотами, на которых 1. Отослание на проповедь. Миниатюра Сийско- го евангелия, сделанного по заказу Ивана Калиты. 1340 г. Самая ранняя сохранившаяся рукописная книга московского происхождения 2. Расчистка леса под пашню (крестьянская колонизация). Миниатюра из «Житйя Сергия Радонежского». Конец XVI в. Фрагмент 3. Пахота. Миниатюра из «Жития Сергия Радонежского». Конец XVI в. Фрагмент 3
МОСКВА—СТОЛИЦА ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА 36 * pXrayii ufi<nboyii(/\ni(6rot<tt&а а ^<4 Л КШС^А^ЛГ^ЛЛМН^АНАА . «Н&&ЬЯ(ЛН1т ешептшапоать поппслшАлърХаш -г ^ . *V / , л*и MKwrtHWH - ^нн»йгт<т^тг1ши мы мм4ч^/ми#11<н .Itrtftrfrt . 1<уеи. пиквлле нпуоч tmadfAfin . муИ'&мгдгопнсжд Д -,Д_ / - tit шут шиш А&ц{И*п*ти*сьн (сУЛ1 2 3 4 t mo HQ Ilf am Cl *MKi QCTflc rHi 2 tedMo^r/ifiH iTipnjntTifi 1ПМ1(1ШГ1, unuifivu у\Шл<(тНш^1 ' кшииь'шцьь князья целовали крест—присягали. Но ни договоры, ни клятвы не могли помешать княжеским распрям из-за земель и доходов, тем более что ханы разжигали их, чтобы ослабить Русь. Да и сама Москва еще находилась в долевом управлении трех сыновей Калиты, каждый из них получал свою часть штрафов от суда и пошлин с торговли. Тем не менее закономерный рост земельной собственности и проникновение московского боярства и служилых людей на территорию Владимирского великого княжества и в другие земли готовили их объединение под властью Москвы. Московское княжество крепло. Оно присоединило Коломну, Переяславль, Можайск, Серпухов, наступало на Тверь и Новгород. Церковь, заинтересованная в воссоединении страны, тоже поддержала Москву; при Калите митрополит Петр перенес сюда свою кафедру из Владимира. Была построена первая каменная церковь—Успенский собор (1326 г.), затем служивший усыпальницей московских князей Архангельский 1. Русские художники XIV в. Миниатюра летописного свода XVI в. 2. Писец. Инициал из новгородской рукописной книги XIV в. 3. Гусляр. Инициал из московской рукописной книги 1358 г. 4. Русское шитье жемчугом. Оплечье саккоса митрополита Алексея. 1364 г. Фрагмент
МОСКВА—СТОЛИЦА ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА 39 собор (1333 г.), а также придворная церковь Спаса на Бору. Москва заметно разрослась, об этом можно судить хотя бы по тому, что во время пожара 1343 г., согласно летописным источникам, в городе пострадали 28 церквей. При Калите был сооружен дубовый Кремль и наметился городской ансамбль будущей столицы. Ее влияние на соседние княжества и земли становилось все заметнее, закладывались основы могущества Москвы. В представлении последующих московских летописцев княжение Калиты — время «тишины великой», когда русские люди передохнули— «опочили» от «великиа истомы и многыа тягости» ордынской. , f-V Ч* . О | И tMtA/к. |) Л. АЛ 4 т у ш г. ы у м. b’ Па-Т VA tfc О £,/уд 'Т4 - " » A "Lrs-X И J-, . ’ • ■ ' | и мм с Ч V» ЛА <- Т ц t ДЛИ и-р-П»- о у < Г о ЯГ 14 У •V *'4 +,\л. I И f'P*LU wuJ И ft A HL-K'TTl \t Ii/ьи а <, n'-t t It 4 ИЛИ 3S-.ll у ЛЛ4ЛИ2-'. Пишу <1 А Ш j) AS- Л*'А 1 С Й Н-И, Г tA N't _ К Г.Л"£ Л ' А Л \у VV а»*9ч^,Чц й Л Г kvA ь из ^ п ч Г р И ® W ' * Чй *А J\l . М 1 *- ГЧуУ- А И -К ' 0...L «г. Q, t'Q I с И г* Ч м. и* >-■ I I - 0 & Г d t А/ к ’ *•*■ л н £;fc ИН44АНа( t£dCi - ■ -* ~ • ■ .... . »i I <. * Ni V/ А 4*4. Ь. Ы1, 4 С ^ f С П Ч' •, ^ >. ЛЛ^АЛХА. КА ГНК ИЛ1 О Д АЛ а нкмЖ гч <. А i <-Л /а. И 0 ^ ПЧ Й . ЛА <3 г с- о рч« ь. м .£л за v к. й tt'tV'Tn /Ллк Г. а г "а млаТАТ/о . Л ч Аа, Д МАЛЛО Г к e-tLA-t^ . A 1>ЛА ы л./\л а t It>e£^ Й Р й rt'fl £ К О ЛА3L4 V't А- МЛ fc. >ч а г\у Г\л & M-t (lV 6 (т р в А- К I 1C й 4и , С (г , а О К Ы и rtikO^ fc. tjV ltd rto f f К И КО fe, , (V, К Л К. Л A.'^AA'L Ь MCA <15 kdi 1(-0 А IсЛЛ-^J. ли£ ^ й- Л £ т* 6 г» L.L К 6 lo , A- f- И Гу NHNA . ..-fc по г4 о t *r>-h , a z ni'i i ы t ла is •4 У пл/клл 0 га омлмб fcUK4fe.MA Kt-’ft/ИА vt. Ге О jj^r А К q Е/МГ-О! cofcu i а« сти, Л- t.t ал t- n. a (нилоди Л/Д р д о • о с * Q fe. I АЛ у Гм у о e.L| rtuyvH Й АН А, t е N А К4 t Тр fl Л t «СчА Г«- I ^ aVva*T pa BL-tvrf 0fe.f МГКу пиву К & A NA ИХл с е п ч'а ^ ЗЛА А. »£у ЛЛ у t f AAt NA 0y'N«M (ИИД(КЧ ' i-uLA^.4 А ПИШИ ПЛИ^Оу VA tTlMUjV^W иь. аЛ<1 И.Ч* Л К 0A<- t-И П p 0^0 Ad Тв УИА^1/^ЛМ^/»Г»ЛЪ.О^Ь.ЛЛ<1« ДиА*-ии1ЯЛ1П0И (Mtjyi.A^B.4TtVTf,A/'M/VM4V/ri у5* ‘ в Jtt A A t,i АЛ L t И* 0 fc и К1Ч/^гим1,йИ< К>0 “-5 -Л- MV“ Л'И,511Мг1А1. a«-AtAl-(LfAyiAf,A-rrHC150fe/VAl^^'r^ Н; „ и, л». и А*. лд«tn и+г«- ^v:r гл :»-г„ I к , к ^ *'А «.А-» ТИП! ,_1М„иП£'* ’ |1л>»а<у .1р'*а СЛЙ* * “■ fN **■* ~ СГе.п- л I»Tt/j.yAHAf<L Ц,у ЛЛ«и Я • луж «д*т Д ;и'«ллл..Ук**, ил ил» Lt(-/ .МиГи на /сЛ/Ф^з. > 1УЛИГ йгаМ ИЛИ frfl д rr 0 лл a ^ * • ?г"w д с к . , Г0 «.-ил. «ГрЛ-МиМ.А/ d ftllHf-tid IV ИМ с/Ч уJi а у ААб (с к гч ^ г И З'» VI ^ 4 -rr.'L 1Д. r-i^. Г И 14-к АЛ0 4,И при 1л «лозИ.Г»У, А>Т' w’>'Ax'^"r^tKKАЛдГ'д икуп'К,>лЛмА-т,^>'1л-1вГ'т^,‘1**„1^и1ТАО«<-''П-у'л “'-'т •ЛИ Л ''‘ТТ^лп.mi лла^Т Глл-ь ^ еул-ГТЬ-» I ГГ.л с7л t ААЙ «- И к ? V'* Тилл'й А И1 J Ь. t IS И ДР eAfiM *а.К0 I ?ГЛ w ntiM-v* о. к4,«.ыла1о О X иЛА^риЧ'вллгЙ ЧЬ A/-*-, A dLtblMjl 1 A ’Pfr'fc N A K)^CV1 NA‘W,? А лл,( mtr л ч-t' а г ГР I /1L '<• , ^ , ул ty и V гл СЛА^Л I*1»' Axtr.?;tw r| ЧГ 1. Оклад евангелия московского князя Семена Ивановича. XIV в. 2. «Цветок лотоса» (золотое украшение одежды). Средняя Азия. XIII — XIV вв. Из раскопок в Тучковом городке в Западном Подмосковье 3. Крест-мощевик работы мастера Семена Золо- тилова. XIV в. 4. Духовная грамота московского князя Семена Ивановича. 1353 г. Фрагмент
МОСКВА В БОРЬБЕ С ГЛУХИМ ЦАРСТВОМ» ЗОЛОТОЙ ОРДЫ 40 Москва в борьбе с «глухим царством» Золотой Орды Возрастание роли Москвы как столицы великого княжества неразрывно связано с военно-дипломатической борьбой русского народа против Золотой Орды. К моменту монголо-татарского нашествия Северо-Восточная Русь насчитывала свыше десяти княжеств и земель с владимирским великим князем во главе. Это были экономически развитые земли с городами Владимиром, Переяславлем Залесским, Юрьевом, Костромой и др. Управление ими приносило немалый доход. Орда стремилась править Русью, сохраняя первенствующее значение Владимирского великого княжества. Но с возрождением страны росла роль других центров, и в разное время московские, тверские, рязанские, суздальские, нижегородские князья занимали владимирский стол. Их власть, и без того ослабленную нашествием, подрывали тяжелые дани, а Орда еще использовала борьбу за великокняжеский титул, стол и связанные с ним земли, доходы и права для разжигания взаимных распрей князей, которые не раз при ханском дворе в Сарае сводили свои кровавые счеты. Неоднократно пускала Орда в дело и свою военную мощь. Мамай, Тохтамыш, Тимур, Едигей—зловещие в нашей истории имена ханов—разорителей московских, русских земель. В нечеловечески трудных условиях приходилось пароду возрождать страну: набегами, пожарищами, ПОбОраМИ, П0Л0- нами кочевые властители отбрасывали ее вспять, стремясь удержать свое господство. Этому московское правительство противопоставляло умелую дипломатию, ИСПОЛЬЗуя ПЛОДЫ экономического воз- рождения своей страны. Московское боярство по мере экономического оживления края постепенно внедрялось в земли великого княжества, к Москве все сильнее тяготела и местная феодальная знать. Это предопределило последующее слияние Московского и Владимирского великих княжеств. Оно означало, что московский князь помимо Политической власти (финансовой, военной, внешнеполитической) в Великом княжестве Московском располагал экономическим и военным потенциалом крупных старинных центров Северо- Восточной Руси и имел освященное временем преимущественное право на управление Великим Новгородом (с доходами с таких торговых городов, как Волок, Торжок, Вологда). Существенно И то, что в этом качестве он ведал сбором и доставкой в Сарай общерусской ордынской дани. Находясь в зависимости от ордынских правителей, московские князья все же старались вести относительно самостоятельную политику в соседних странах. Взаимоотношения с самими ханами тесно переплетались с внутриполитиче- 1
МОСКВА В БОРЬБЕ С -ГЛУХИМ ЦАРСТВОМ» ЗОЛОТОЙ ОРДЫ 41
КУЛИКОВСКАЯ БИТВА 46 крепка» и «паде множество трупу обоих». Подступившая татарская рать сокрушила русский передовой полк, который почти полностью погиб, но встретила отпор суздальских и владимирских дружин большого полка. Не сумев продвинуться и на правом фланге, Мамай, собрав все силы, обратил их на левое крыло, смял его и вынудил отступать к Непрядве. В этот переломный момент битвы выступил засадный полк; «с яростью и ревностью» обрушившись на врага, его воины решили исход сражения. Ордынцы были полностью разгромлены: в страхе «поганый покрыша руками главы своя». Так рассказывает посвященная сражению воинская повесть «За- донщина» Софония Рязанца. Сам Мамай бежал и вскоре погиб. Сорокатысячное население Москвы колокольным звоном встречало победителей. Великий князь Дмитрий Иванович получил в народе прозвание Донского. Куликовская победа закрепила за Москвой значение организационного и идейного центра воссоединения земель Древней Руси, положила начало освобождению от ордынского ига народов нашей страны. Вслед за Нижегородским княжеством (1392 г.) стала московским владением Пермская земля народа коми. Исход Куликовской битвы предопределил и судьбы всего восточного славянства. После победы снизился и размер ежегодной денежной дани в Орду примерно до 10 тыс. руб. И все же это была огромная сумма, если учесть, что на 1 руб. можно было купить более полутора тонн ржи и что по хлебным ценам 1 руб. 1500 г. стоил не менее 100 руб. 80-х годов XIX в. Надежда на окончательное избавление от ига нашла отражение и в завещании князя Дмитрия Донского, где даны указания на случай, «аще переменит бог Орду...». Куликовской битве посвящены русские сказания («Сказание о Мамаевом побоище») и песни. Отразилась она и в южнославянском эпосе. 1. Борис и Глеб на конях. Икона. 1340-е гг. Московская школа 2. Кольчуга, найденная на Куликовом поле 3. Фрагмент духовной грамоты (завещания) Дмитрия Донского со словами: «Аиде переменит бог Орду...» 1389 г. 4. Оборона Москвы от войск Тохтамыша с применением пушек. Миниатюра летописного свода XVI В. 5. Георгий. Деталь иконы «Никола и Георгий». Начало XV в. Московская школа
КУЛИКОВСКАЯ БИТВА 47 Р * £<> £. и г- 9 * ' !Г Т г. БЪ о_£Д/ Л* ^ » ? 7 лчгч «V ^ Н л С *> * У- 0/-fl ШЯИ££
- 1
АНДРЕЙ РУБЛЕВ—ПРОВОЗВЕСТНИК ВОЗРОЖДЕНИЯ ВЕЛИКОРУССКОЙ КУЛЬТУРЫ 49 Андрей Рублев— провозвестник возрождения великорусской культуры На протяжении столетий формировалась великорусская народность с ее богатой и разнообразной материальной культурой, которую питало народное творчество. Московские ремесленники были умельцами в своем деле: из дерева и камня, из глины и железа, из серебра и золота создавали они все нужное растущему городу, а при необходимости ехали и в другие города помогать-собратьям по профессии. Так было в 1420 г., когда псковичи искали мастеров, что могли бы обновить их собор — «побивати церковь святая Троица свинцом», и нашли их не у немцев, а в Москве: «...и приеха мастер съ Москвы от Фотея митрополита и научи Федора мастера святыя Троицы, а сам отъеха в Москву». К сожалению, имена лишь немногих московских мастеров сохранила история, среди них «многогрешных» московских дьяков Мелентия и Проко- ши, которые в 1340 г. переписали Сий- ское евангелие, и некоего Ивана, украсившего его миниатюрами и инициалами. С русскими мастерами сотрудничали приезжие—византийские, южнославянские. При взгляде на оклад евангелия (1344 г.) московского великого князя Симеона Гордого невольно вспоминается летописная запись о работе артели иконописцев в церкви Спаса (1345— 1346 гг.): «...а мастера и старейшины и начальницы быша русстии родом, а гречестии—ученицы: Гойтан и Семен, и Иван, и прочие их ученицы и дружина». Рукоделие, даже такое, как шитье, нередко смыкалось с искусством. Пелена из мастерской молдавской княжны Елены, жены одного из сыновей Ивана III, изображала великого князя с семьей и была подлинной «живописью иглою». Материалы московской торевтики (художественной ручной обработки изделий из металла) свидетельствуют, что при разнообразных заимствованиях в московском и вообще русском прикладном искусстве сохраняются чистота и своеобразие собственного стиля. Его легко узнать и по распределению лицевых изображений, орнамента и надписей на окладах евангелий и икон; по русским историческим лицам, вводимым в иконографическую систему изображений патрональных святых—на крестах, мо- щевиках, панагиях, нагрудных иконах; по русским формам литургической утвари— потиров, кадил и бытовой посуды— ковшей-ладей, братин, чар. Самые совершенные изделия шли великому князю, входили в его убор— пояс, шапка, бармы и нагрудная икона- крест на дорогой цепи. Великий князь московский Иван Иванович писал в завещании Дмитрию Донскому (1358 г.): «А се даю сыну своему князю Дмитрию икону святыи Олександръ, чепь золоту врану с крестом золотым, чепь золоту колчату, икона золотом кована Парам- шина дела, шапка золота, бармы, пояс велик зол от с каменьем с женчуги, что мя благословилъ отецъ мой». Парам- ша—видимо, известный мастер. Продолжатели политики Александра Невского, его прямые потомки, чтили память своего великого родоначальника. Сохранился крест-мощевик с изображением распятия на лицевой стороне и ев. Александра на обороте. Культурный подъем Москвы отразился в появлении таких технических новшеств, как поршневой насос, порох (1382 г.), кремлевские часы (1404 г.), литье пушек; он запечатлен в развитии летописания и публицистики. На смену дорогостоящему пергамену в растущее делопроизводство постепенно внедрялась бумага, что способствовало и росту грамотности. О часах в летописи читаем; великий князь «замысли часник и постави е на своем дворе за церковью за св. Благовещеньем. Сий же часник наречется часо- мерье; на всякий же час ударяет молотом в колокол, размеряя и разсчитая часы нощные и дневные. Не бо человек ударяше, но челоковидно, самозвонно и 1. Троица. Икона. Художник Андрей Рублев. 1410—1420-е гг. Андрей Рублев — художник русского Предвозрожде- ния—стоит в одном ряду с Беато Анжелико, Джорджоне, Рафаэлем... Глубокий гуманизм, высокий идеал человечности—эти черты его творчества символизируют современников. Черты героической действительности воплощены им в русском национальном типе звенигородского Спаса и в возвышенной символике «Троицы», в которой чисто религиозный сюжет, доступный лишь эрудированному богослову, отступает на второй план перед человеческой правдой—светлой грустью ангелов, их безмолвной беседой, проникнутой сочувствием страдающему человеку. Создавая «Троицу», Рублев несомненно старался воплотить идею преодоления розни, что являлось одной из главнейших задач всей московской политики. Полотна Рублева — вершина отечественной живописи Предвозрож- дения, которая пользовалась широкой известностью в соседних странах. Русские иконописцы работали в Польше: в королевском замке Вавель в Кракове, в Святокрестецком монастыре на Лысой горе, в Люблине и Гнезно остались свидетельства их труда. Новгородские мастера расписывали ганзейские церкви и в самом Новгороде и на Готланде, в Висбю. 2. Сергий Радонежский. Фрагмент покрова. Шитье. 1420-е гг. 3. Евангелист Матфей. Миниатюра рукописи XV в., приписываемая Андрею Рублеву 4. Василий Великий. Фрагмент иконы Благовещенского собора Московского Кремля. Художник Феофан Грек (?). Конец XIV в.
АНДРЕЙ РУБЛЕВ — ПРОВОЗВЕСТНИК ВОЗРОЖДЕНИЯ ВЕЛИКОРУССКОЙ КУЛЬТУРЫ 51 самодвижно, страннолепно некако створено есть человеческою хитростью, пре- измечтано и преухищрено». Вершиной русской культуры той поры было творчество Андрея Рублева. Художник, современник Куликовской битвы, стоял у истоков русского гуманизма. Обращаясь к мыслящему и чувствующему человеку, он неуклонно преодолевал нормы церковной догматики, которая сковывала творческую мысль. Творец «Троицы», «Спаса», росписей в Московском Кремле, подмосковном Троице- Сергиевом монастыре, во Владимире и др., автор шедевров мировой живописи, он создал школу, пережившую века. А. Рублев-иконописец высоко ценился властью и церковью как поборник художественной проповеди социальной гармонии, мира и братства в настоящем. Он был дорог народу как творец художественно выраженного идеала истинного братства в будущем. Простые люди видели в глубоко национальных творениях А. Рублева отражение своей веры в торжество справедливости.,. И теперь, сотни лет спустя, созданные Рублевым великие произведения продолжают жить и радовать человечество. «Шедевры Рублева... выражение всего самого чистого и самого гармоничного в живописи»,— писал Ромен Роллан, увидев «Троицу». Культурное возрождение Москвы связано с использованием лучших традиций южнославянской письменности, визан- ТИЙСКОГО искусства (Феофан Грек), итальянского церковного и светского зодчества. Но именно наследие школы А. Рублева и его преемника Дионисия предопределило то совершенство русской станковой живописи, которое ставит ее в один ряд с шедеврами итальянского Возрождения, а также то, что с икон на библейские сюжеты на нас смотрят «русифицированные, индивидуально трактованные лица». Окружая кротких небожителей, введенных в нашу живопись А. Рублевым, они своей эмоциональной сущностью удивительно точно вписываются в события, переживаемые Москвой и всей Россией с ее горестями ига и радостями национального освобождения и возрождения. Для русских той эпохи икона была историческим произведением. Общественно-политическая мысль Москвы выдвинула идеи, ставшие ведущими в политике власти. Прежде всего это мысль о Москве как наследнице политического и культурного достояния Древней Руси. Позднее она была углублена мыслью о всемирном значении России как преемницы могущества и Византии, и Рима. 1. Спасский собор Андроникова монастыря. 1-я треть XV в. 2. Училище XIV в. Миниатюра из «Жития Сергия Радонежского». Конец XVI в. Фрагмент 3. Церковь Рождества Богородицы в Кремле. Интерьер храма 1393—1394 гг. 1 3
тМ
Москва во главе национального возрождения МОСКВА ВО ГЛАВЕ НАЦИОНАЛЬНОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ 53 Около середины XIV в. развернулась упорная и долгая борьба Московского великого княжества и Великого княжества Литовского за великорусские земли. К этому времени территория собственно Литвы (Аукштайтия и Жемай- тия) составляла менее одной трети Великого княжества Литовского; с продолжением наступления и подчинением Киева, Чернигова, Брянска, Смоленска и других земель доля Литвы упала до V12 этого государства. Этногеографический фактор наряду с конфессиональным в немалой степени предопределил ход и исход начавшегося противоборства. Отражение Москвой походов литовских войск Альгирдаса (1368,1370, 1372 гг.), Куликовская победа над Мамаем укрепляли этническое единство Великороссии; уния Литвы с Польшей (1385 г.), поражение, нанесенное ордынцами войскам Витаутаса на Ворскле (1399 г.), усиливали национальные и религиозные противоречия в Великом княжестве Литовском. Его правители препятствовали победе сил централизации на Руси и делали все, чтобы московская политика не увлекла за собой подвластные им земли. Но тщетно — и Полоцк, и Смоленск, и Брянск все отчетливее тяготели к Москве. Решающим, переломным этапом в укреплении московской политики стала феодальная война (1425—1453 гг.) в России. Она сопровождалась захватом сепаратистами Москвы, сожжением ее ордынцами, ослеплением московского великого князя Василия (прозванного поэтому Темным), разорением всего края. И все же благодаря поддержке москвичей и жителей связанных с ними городов война закончилась победой князей московских над сепаратизмом Твери, Новгорода, Рязани и их литовскими и ордынскими союзниками и привела Великороссию к централизации, к политическому, церковному и этническому сплочению. Если московское правительство твердой рукой поддержало борьбу русских земель с Орденом, завоевывая политические позиции в Пскове и Новгороде, то литовское правительство не раз исполь¬ зовало соглашения с немецкими рыцарями в напрасной попытке превратить боярские республики в свои «русские воеводства». Московское правительство выиграло первый этап напряженной борьбы с Великим княжеством Литовским за земли Великороссии. 1. Врата церкви села Монастырщина близ Куликова поля. Резьба по дереву, позолота. XV в. Фрагмент 2. Шествие праведных. Фреска Успенского собора во Владимире. Художник Андрей Рублев. 1408 г. Фрагмент 3. Печать Дмитрия Донского со словами: «Все ся минет». Свинец 4. Икона-складень. Мастер Амвросий. 1456 г. Фрагмент 1 4
МОСКВА ВО ГЛАВЕ НАЦИОНАЛЬНОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ 55 1. Вел. кн. московский Василий Дмитриевич в гостях у вел. кн. литовского Витовта (здесь же изображены митрополит Фотий, польский король Ягайло, вел. кн. тверской Борис Александрович, кн. мазовшанский, король чешский, римский кардинал и др.). 1430 г. Миниатюра летописного свода XVI в. 2. Приспособления для рыболовства: поплавок, грузила, блесна. XIV—XV вв. Археологические находки на территории Московского Кремля и в Зарядье 3. Железный плужный лемех. XV—XVI вв. Археологическая находка в Зюзине 4. Ослепление вел. кн. московского Василия II Васильевича. Миниатюра летописного свода XVI в. 5. Вел. кн. Василий Дмитриевич и вел. кн. Софья Витовтовна. Фрагмент большого саккоса митрополита Фотия. XV в. 6. Монета вел. кн. московского Василия Дмитриевича (1389 —1425). Серебро 7. Монеты русских удельных княжеств. Конец XIV—начало XV в. 8. Землетрясение в Москве. 1445 г. Миниатюра летописного свода XVI в. Фрагмент 9. Рогатина вел. кн. тверского Бориса Александровича. Конец 20-х годов XV в. 10. Золотой потир работы мастера Ивана Фомина. 1449 г. Выполнен по заказу Василия II для Троице-Сергиева монастыря Московские монеты — очевидное свидетельство экономического возрождения страны и ее будущей столицы. Денежная эмиссия датируется временем правления Дмитрия Донского, с именем которого связана и централизация суда в Москве, и поддержка сословных прав ремесленно-торгового населения городов, и упрочение военной роли городовых полков и городов-крепостей—Дмитрова, Переяславля, Серпухова... Монеты чеканились из серебра. Первоначальный московский серебряный рубль весом в 196,2 грамма состоял из 200 денег, восходя к древнерусской «гривне серебра». Почти одновременно с Москвой начали чеканить свою монету Рязань и Нижний Новгород, а с XV в.— Новгород, Тверь, Псков. По мере объединения русских земель на них распространялась московская денежная система, а местная чеканка отмирала
БОРЬБА ЗА СВОБОДНЫЙ ПУТЬ НА БАЛТИКУ 56 Борьба за свободный путь на Балтику Московское правительство деятельно поддерживало усилия Новгорода и Пскова, направленные на защиту права русской торговли на Балтике. После упорной борьбы это право было по Ореховецкому договору, подписанному с Новгородом (а фактически с московским князем) шведским королем Магнусом, признано Швецией (1323 г.), а затем и Норвегией. Кстати говоря, Оре- ховецкий договор оставался основой соглашений Москвы и Стокгольма и в пору Русского централизованного государства, а граница, установленная русско-норвежским договором, сохраняется доныне. Оптs Thom Ratfoaus biScHcs S Jacob; Dima fl MerUies Но осуществление равноправия Руси на море наталкивалось на ожесточенное сопротивление Ливонского ордена и Ган- зы. 150 крепостей Ливонии поддерживали господство Ордена, а союз 72 городов—монополию Ганзы. Ганза лишала Русь «чистого пути на море» и извлекала огромную прибыль из разницы единиц веса в местах купли и продажи товара; она же не допускала на русский рынок купцов других стран. И все же экономика оказалась сильнее запретов. История свидетельствует, что при возрастающей помощи московского правительства русские купцы проникали на ливонские, прусские, датские, норвежские и тыпамншгОгмбА налил алснлчъ: птл . ^лложпшл грАнлп(л\е^спелля ff yrfftm протнппрфугодпш ащъ' ашл гч» гонада на умф т.нороптк. ^ НЛДИПН'Н irostirnAелХ#е_'1*тппЪ£0 syro лемп . ннллеге илик Wllf nllAtii го jar Z 4 шведские рынки, а потом до Руси стали добираться и фламандцы, и ломбардцы. Расширялось число охраняемых торговых путей на суше и на воде, а тщетные попытки Ордена захватить русские земли обнаружили его растущую слабость. С укреплением Московского великого княжества при Калите и особенно после разгрома тевтонских рыцарей литовско- русско-польскими войсками при Грюн- вальде (1410 г.) шансов захватить земли Руси у агрессивного Ливонского ордена не осталось. Русская граница стала для Ордена неприступной. Опираясь на систему сильных укреплений, Русь уверенно противостояла попыткам Ордена, Дании и Швеции нарушить ее рубежи. Москва все более становилась опорой русских земель в вооруженной и дипломатической борьбе против агрессии этих стран и их союзников. Преодолевая огромные трудности, московское правительство умело использовало для подрыва торговой блока- 2
БОРЬБА ЗА СВОБОДНЫЙ ПУТЬ НА БАЛТИКУ 57 ды на море вековые связи Северо- Восточной Руси—Московии, как называли ее теперь соседи в Европе. Постепенно московское правительство пробивало русским товарам и самим купцам пути на Вильнюс, Львов, Познань, Краков, Кошице, Лейпциг и другие торговые центры Европы. Одновременно московские дипломаты и купцы деятельно восстанавливали былые торговые сношения с городами на побережье Черного моря, где после монголо-татарского нашествия обосновались итальянские (генуэзские) колонии. В итальянские колонии вывозились меха, воск, мед, моржовые клыки, ловчие птицы; через их накладное посредничество получались нужные товары (ткани, вина, оружие) из Византии; русский экспорт (зерно, вяленая рыба) интересовал всю Италию. Русское купечество старалось достичь на юге той свободы торгового оборота, которой препятствовала Ганза на севере. Постепенно оживали маршруты русского купечества в Поволжье, в Причерноморье (Олешье, Аккерман и др.), на Северный Кавказ и даже в Среднюю Азию, чему свидетельство—прием в Москве посольства от Гусейна, владетеля Герата (1490 г.). Возродилась и русская колония в Константинополе, куда добиралось купечество не только из Москвы, но и из Твери, Новгорода, Нижнего Новгорода. В Москве большая роль в налаживании этих связей принадлежала греческой колонии с центром в монастыре Николы Старого. Московское правительство широко использовало и в торговле и в политической практике услуги «фрягов»—генуэзцев и венецианцев. По мере соединения прибалтийских, литовско-польских, южных и восточных купеческих дорог Москва постепенно связывала внутренние и внешние торговые пути, возвышаясь как главный экономический центр страны. 1. Ореховецкий договор со Швецией. 1323 г. Копия. Фрагмент 2. Вид г. Риги. Гравюра из «Космографии» С. Мюнстера. XVI в. Фрагмент 3. Основание г. Орешка (Ореховец) вел. кн. московским Юрием Даниловичем и новгородцами. 1323 г. Миниатюра летописного свода XVI в. 4. Основание Ивангорода. 1492 г. Миниатюра летописного свода XVI в. 5. Иван Ш посылает военную помощь (рати из 22 русских городов) псковичам в борьбе против «немцев». 1473 г. Миниатюра летописного свода XVI в. (&Агк'тО ^Qt/rie . ]\ нштиопбунАпомог/, . AAfrM HTTlft in ИГЛ^<М/И Ь еклго. леннмнб ПАПЩ(Ш СП0А // 5
МОСКВА — МОСКОВИЯ — РОССИЯ 58 Москва— Московия— Россия После Куликовской победы государство Россия (этот термин применительно к Московской Руси появился в XV в.) складывалось как многонациональное, включало кроме русских карел, мордвинов, коми и другие народы. Москва распространилась далеко за пределы Кремля, обросла обширным торгово-ремесленным посадом (будущий Китай-город), вышла за реки Неглинную, Яузу, Москву. В окружении княжеских и боярских сел, на пересечении дорог Москва стала важнейшим политическим центром, где сосредоточивались дворы князей, бояр, княжат, располагались учреждения их власти и управления—великокняжеский дворец, казна, боярская дума. Великокняжеские дьяки-легисты, слуги княжеского двора, чинили суд и расправу над холопами, беглыми, искавшими в большом городе укрытия от своих господ. Московские горожане (около 40 тыс. к концу XIV в.) были заметной экономической и политической силой. Богатейшие купцы — «гости» вели оптовую торговлю с западом (по традиции их именовали «суконники») и с югом (их называли «сурожане», от города Сурож—Судак в Крыму). Как и повсюду в Европе, эти купцы были связаны с княжеским двором, проникали в среду знати, возводили богатые хоромы (например, купец Торо- кан), влияли на выбор князем тысяцкого, ведавшего торговым судом в Москве до 1374 г., когда его сменил великокняжеский «большой» наместник. Вместе с феодальной знатью они противостояли городской бедноте, которая подчас играла решающую роль в судьбах города, как было в 1382 г., когда горожане, собрав вече, сами ведали обороной столицы от войск Тохтамыша. Лично свободные горожане-ремесленники, «черные люди», объединялись в «сотни», а зависимые от бояр и других феодалов — в «белые слободы», свободные от государственных податей. Те и другие страдали от тяжелых поборов в пользу либо казны, либо господ. Главные улицы столицы (Тверская, Юрьевская, Волоцкая, Арбат, Ордынка и др.) перерастали в дороги, ведущие в крупнейшие города страны. Русские, особенно московские, купцы, дипломаты, пилигримы, отражая растущий интерес страны к окружающему миру и крепнущие политические и культурные связи с ним, все чаще совершали поездки не только в соседние страны, но и в 2 3
МОСКВА —МОСКОВИЯ —РОССИЯ 59 те***®' Ховрино• (на Лихоборке) Вельяминове Марфино (на Троицкой дороге) 1 Ростокино Головино Федоровское ^ ® (Свиблово) Коробовское (Тушино) а Святые Отцы ®Алексеевское Щукино (Всехсвятское) • Напрудское , « (Напрудное) серкизовское (Сущевское) Красное) (Черкизово) 1 * «Елохово (Елох) Луцинское (Лучинское) «цовское (на Яузе) Михайловское узская сл. Голенищево Давыдково* e I Волынское Воробьеве* Семеновское • Калитниково Крутицы Даниловское гмонова сл. Кутузове (Печатники) Но'гатинское Семьчинскоё « Хвостовское (Заречье) ньково "г-"*. Т| • Кадашево во • Голутвина сл. • _ *Новая сл. Италию, Переднюю Азию, Индию, Египет. Пытливая мысль влекла русских путешественников за далекие моря. Тверской купец Афанасий Никитин побывал в дотоле неведомой «стране чудес» Индии, откуда на Русь везли жемчуг. За четверть века до Васко да Гамы он написал свое «Хождение за три моря» (1466—1472 гг.), поражающее обилием наблюдений. Патриот Руси («на этом свете нет страны, подобной ей, хотя вельможи Русской земли недобры»), Никитин чужд религиозной нетерпимости («а правую веру бог ведает»). Освоив не один восточный язык (повествование пересыпано персидскими, арабскими, 1. Москва в XV в. 2. Закладка сада за Москвой-рекой. 1495 г. Миниатюра летописного свода XVI в. 3. Иван Ш. Гравюра из «Космографии» А. Теве. 1584 г. 4. Московский Кремль при Иване III. Художник А. Васнецов. 1921 г. 5. Подмосковные села в XV В. Карта-схема 6. 7. Золотые наградные монеты: венгерский золотой дукат и английский корабельник 5
кл. МОСКВА —МОСКОВИЯ —РОССИЯ 60 города, на другой — остальная часть города. На реке много мостов, по которым переходят с одного берега на другой... Вокруг города большие леса... Край чрезвычайно богат всякими хлебными злаками... В конце октября река, протекающая через город, вся замерзает; на ней строят лавки для разных товаров... Ежедневно на льду реки находится огромное количество зерна, говядины, свинины, дров, сена и всяких других необходимых товаров. В течение всей зимы эти товары не иссякают... На льду замерзшей реки устраивают конские бега и другие увеселения; случается, что при этом люди ломают себе шею. Русские очень красивы, как мужчины, так и женщины... В город в течение всей зимы собирается множество купцов как из Германии, так и из Польши». Московская публицистика в век европейской Реформации выдвигает и развивает тезисы о преемственности власти и исторических прав московских князей от древнерусских, возводя их в наследники византийских базилевсов и (в противовес литовским княжеским генеалогиям) римских императоров (такие идеи высказаны в созданном вскоре после воссоединения Новгорода «Сказании о князьях Владимирских»). Московские авторы все более решительно отстаивали равноправие Российской державы среди королевств и империй современной Европы. Эти идеи лежат и в основе замечательных памятников русской культуры— московских летописных сводов. Они возникли еще в XIV в., а позднее вылились в обширные хронографические труды, отражавшие этапы складывания 1. Успенский собор Московского Кремля. 1475—1479 гг. 2. Южный порхал Успенского собора Московского Кремля. Фрагмент 3. Строительная деятельность в Москве итальянского мастера Аристотеля Фиораванти. 1475 г. Миниатюра летописного свода XVI в. Фрагмент 4. Успенский собор Московского Кремля. Интерьер с позднейшей росписью тюркскими словами), он четыре года провел в Индии, где «познался со многы- ми индеяны», которые доверяли ему и «не учали ся от меня крыти ни о чем». Проницательный наблюдатель, он описал жизнь и нравы огромной страны, где «земля людна велми, а сельския люди голы велми, а бояре сильны добре и пышны велми». Можно понять, почему дьяк Василий Мамырев включил это произведение в московскую летопись. С другой стороны, в Москву устремлялись иностранные негоцианты, послы, а также зодчие, мастера. В 70-х годах XV в. в Москве побывал венецианец Амброджио Контарини. Вот его впечатления; через город «протекает река, называемая Моско. На одной стороне ее находится замок и часть 2 3 4
ШШВт
МОСКВА —МОСКОВИЯ —РОССИЯ 62 единого государства. В их создании сотрудничали книжники митрополитов (Киприана, Фотия) и придворные княжеские хронисты. К летописной работе были причастны и некоторые из наиболее образованных представителей купечества, например «торговый человек» Василий Ермолин, который, кроме того, являлся выдающимся зодчим. Россия, как и другие страны Европы, использовала достояние раннеренессансной культуры Италии. Иван III привлек наряду с русскими зодчими и градостроителями итальянских архитекторов, инженеров, мастеров для реконструкции Кремля — главной крепости страны. Известный миланский архитектор Пьетро Антонио Солари создал укрепления в стиле самого передового ломбардского крепостного строительства, он соорудил Никольскую и Фроловскую (Спасскую) башни, Антонио Фрязин — Тайницкую, Марко Фрязин—Беклемишевскую башню и (вместе с Солари) Грановитую палату. Болонец Аристотель Фиораванти, изучив по распоряжению Ивана III древнюю архитектуру Владимирской земли, возвел в русских традициях Успенский собор, украсив его пятью куполами, пилястрами, аркатурным поясом... Кремль превратился в первоклассную крепость и выразительный центр столицы возродившейся России. Здесь в великокняжеском дворце заседала боярская дума и принимались государственные нормативные акты, здесь государь торжественно встречал иноземных послов. В дворцовой казне (канцелярии) работали ведавшие государственным управлением дьяки, люди по тому времени высокообразованные. Именно в этой среде зародились ре- формационно-гуманистические идеи. Дьяк Федор Курицын и люди его круга распространяли и сами создавали светские повести и сборники, они проповедовали идеи самоценности личности человека, отвергали официальную церковь и осуждали ее земельные богатства. Сперва они нашли поддержку у самого Ивана III, но, когда их идеи проникли в более широкий круг горожан, великий князь выступил в защиту церкви и ее воинствующих идеологов-иосифлян (сторонников игумена Иосифа Волоцко- го). Смелые реформаторы были прокляты и осуждены как еретики на церковном соборе в Москве (1503 г.) и сожжены (1504 г.). На том же соборе официальная церковь отразила и нападки более умеренных сторонников секуляризации— «нестяжателей», группировавших- 1. Первое в русской литературе описание Рима. 1438—1439 гг. Лист из рукописной книги XVI в. 2. Вид г. Нюрнберга. Гравюра из «Хроники» Г. Шеделя. 1494 г. Фрагмент 3. Прием в Риме московского посла Ивана Фрязина. 1472 г. Миниатюра летописного свода XVI в. 4. Итальянский бархат. XV в. 5. Стеклянный кувшин. Венеция. XV в. ГToy га а fт* г^а^а*н*мнаь М*Ъ&Ь4май Г(ГД * сТТХ4"ГПй НА4гЬ'Цг{>€4А *ЦН . г ' I * * *Art ел • ''Ааакаь * 0 Я• А О/аало галфА 'Сгпаито&Ше fkurojlAMM- JuLf^KJBF И с ТЯРЪХГТАА (Г€ * с ПГ V‘ 'ATUMT<fjt£(£,5'TT0 СгтГМИЯАПАСКЛ HPfC • ЯЛМвИМ&ЯПб ‘КШАМОС «а Я4 Стггл- нткач /(аесягил ЧС*~ «л^-^гсгггНгыа флусОгкФШ гме* ■ ет*М&АгМоупАВ1*1?шprfoy стфкжнтглSr^ и €Ал<и-^ваЛ.Анггмстгжмлк'ЯВ(м^й .л А 7 t4r4j" С 4t iJLSJ 6ТПЖА£НА *AMiV(mrF%t<*M€ti*)(9<Ws 1 2
МОСКВА — МОСКОВИЯ — РОССИЯ 63 шшв 1 лщ ~Шар\ И?«Т п Жг- В ■! Б ^ |п| в 5
МОСКВА — МОСКОВИЯ — РОССИЯ 64 1 n^omomjui нпубт^кшш ннНЦ6* MHnofjtt млФуг'н ал ДЬI ИЛ0Т1Лы'х0М1Л рШОПДОПО ПАП рмкшшу'тн&шитщтпллпо шу П аыланаА . сЖи1ША)П№«ткшАь§1>к ♦ / I f S- ' дурпемфсу • пёк-тЪкшандПгтмтплАЛОпн YITKWf ППГ^ЛфЛ *1Н€ЫЛ At£ietrwrur*iuJA . ч^огл/кёлЛтл, 1 1 J. '* л| / yf /ШГЗГ»ГПАС0, П| . ,«ЛК muAnnl&f^S" Lfsko си fZ nXaiuif "Г 2 4
МОСКВА —МОСКОВИЯ- РОССИЯ 65 ся вокруг Нила Сорского и Вассиана Косого. Это был тяжелый удар по реформационным тенденциям в общественной мысли. Имея с востока сперва языческую, а затем мусульманскую Золотую Орду, а с запада сперва языческое, а потом католическое Великое княжество Литовское, московские князья олень внимательно относились к конфессиональным вопросам. Папство со своей стороны на словах ратовало за борьбу католических держав с монгольской и османской угрозой Европе, само же вместе со своими западноевропейскими союзниками прилагало немалые усилия к тому, чтобы использовать Орду для расширения своего влияния в Восточной Европе. Проникновение генуэзцев в Крым, где они получили от Сарая привилегии на торговлю в Кафе (Феодосии), а затем—в Судаке, облегчило эту политику курии, чьи щупальца достигли и Орды. Новым фактором в церковно-политической жизни стало Великое княжество Литовское. Под его давлением в середине XIV в. византийский патриарх сделал первый шаг к разделу русской митрополии на самостоятельные русскую и литовскую части. Но после Куликовской победы литовский ставленник болгарин Киприан в качестве митрополита перебрался в Москву и осторожно, примирительно сотрудничал с русским правительством в его объединительной политике. х тс . ¥уоголг1ггпл aaa^uo ^Amrnfm лптоапшл А^итешпогИ. jrfbgmt. (oafriuittAtteo' лшЫыПбАЛТПФЩА линХацмал nAOtfiA Феодальные войны на Руси и в Великом княжестве Литовском вызвали новое обострение церковной борьбы, которая осложнилась сближением самого Константинополя с Римом. Игумен византийского монастыря грек Исидор в 1437 г. был назначен митрополитом русской церкви, чтобы активно доби- ваться унии католической и православной церквей и способствовать борьбе Византии и Рима против османской агрессии. Во время Флорентийского собора 1439 г. он настойчиво защищал унию, отвергнутую русскими князьями. По возвращении в Москву Исидор был заточен в темницу, но вскоре бежал. Русское правительство подтвердило свой независимый от Византии политический курс, сорвав попытку Литвы и Польши превратить унию в орудие практической политики. Начиная с 1448 г. чужестранцы уже не допускались на митрополию России. Эта огромная митрополия была важным фактором московской политики в борьбе за влияние в Сербии, Болгарии, Венгрии — образующихся дунайских княжествах. Иван III (1462—1505 гг.) был дальновидный и тонкий политик. Когда османы захватили Константинополь и пала Византийская империя (1453 г.), он вступил в брак с последней наследницей престола Зоей (Софьей) Палеолог (1472 г.); скрытая в этом акте идея «богоизбранности» России была сфор- мулирована псковским церковником Фи- лофеем так: «Два Рима пали, третий длал(нлш нплпоа&кштщтннА 4at@n6tuAAApfnnskafyHmhtHHMH , tittrAAud нжмлплдлсшито^л. ft Atten ttyfibijjcfUimficfMfгй/ышf . tiwnn ttAtqinfAyffittfisrfiHifh нм fkfrbtuyn 0питмгапн£лпбт*нпТ riAfturktu t^klAAAf ■ rtfyOfCfrk' САЛЬfl€H стоит, а четвертому не быть». Идея служила утверждению иосифлянских взглядов на могущество церкви в стране, а также упрочению автократии церкви перед лицом активной восточной политики папства в западнорусских землях и упадка византийской патриархии. До поры подобные мысли соответствовали и целям правительства, которое добивалось международного признания суверенности и божественного происхождения великокняжеской власти. «Мы бо- жиею милостию государи на своей земле изначала, от первых своих прародителей, а поставление имеем от бога, как наши прародители, так и мы...» — гордо ответил Иван III на предложение германского императора принять королевскую корону. 1. Грановитая палата Московского Кремля. 1487—1491 гг. Фрагмент фасада 2. Приход в Москву гостей-сурожак. 1356 г. Миниатюра летописного свода XVI в. 3. Путешествие митрополита Пимена в Царь- град. 1389 г. Миниатюра летописного свода XVI в. 4. Пушка, отлитая в Москве Павлином Фрязи- ном. 1488 г. Миниатюра летописного свода XVI в. 5. Завершение строительства Грановитой палаты. 1491 г. Миниатюра летописного свода XVI в. 6. Возвращение в Москву экспедиции, обнаружившей серебряную и медную руды на р. Усть- Цыльме. 1491 г. Миниатюра летописного свода XVI в. 7. Сооружение рва от Боровицкой стрельницы до Москвы-реки. 1493 г. Миниатюра летописного свода XVI в. 5 6 7
МОСКВА, СЛАВЯНСТВО И ОСМАНСКАЯ ИМПЕРИЯ 66 Москва, славянство и Османская империя Противодействуя турецкому наступлению на Константинополь, стремясь использовать митрополию в политической борьбе, дорожа византийским рынком, московское правительство имело немало людей, разносторонне знакомых с грече¬ ской культурой, экономикой, политической жизнью. Естественно, что оно поощряло просветительскую деятельность митрополитов, связанных с такими московскими монастырями, как Богоявленский, Симонов, Троице-Сергиев; понятно и наличие образованных церковно-политических деятелей вроде Стефана Пермского, Епифания Премудрого... Связи России с центрами южнославянской культуры непрерывно возрастали, что отражалось во взаимовлиянии их быта, литературы, в церковных контактах Москвы с Тырновом, Афоном... Примеров этих связей множество, и относятся они и к материальной и к духовной культуре: так, серб Лазарь с Афона соорудил часы в Кремле (1404 г.), а серб Пахомий Логофет (умер ок. 1480 г.) прославился в Москве как автор житий русских святых—популярного в ту пору жанра; русскими митрополитами были болгаре Киприан, Григо¬ рий Цамблак и др. Московское правительство постоянно поддерживало православное монашество Афона, русские писцы трудились в Сербии; о значении тончайшего и прекраснейшего русского языка писал славянский ученый Константин Костенчский (XV в.), автор «Сказания о письменах». Завоевание османами Болгарии (1393—1396 гг.), Сербии (1389—1459 гг.) и других балканских земель привело к резкому упадку южнославянской культуры, сопоставимому лишь с последствиями монголо-татарского нашествия для России. Русские летописи отразили решающие перемены в политических судьбах южнославянских стран. С прискорбием отметили они захват болгарской земли войсками султана Баязида I, когда его «тмочисленыя полки» взяли «столны славны Тырнов», захватив в плен царя, митрополитов, епископов, подожгли патриарший собор, соорудив на его месте мечеть, когда султан «вся
МОСКВА, СЛАВЯНСТВО И ОСМАНСКАЯ ИМПЕРИЯ 67 люди их покори под ся и землю ту перея за ся». Отмечена летописями и роковая для истории Сербии битва с османскими войсками на Косовом поле. В сохраненном летописями памятнике «А се имена всем градом рускым, далним и ближ ним» подчеркнуто языковое единство Болгарии и Руси. Многочисленные сербские и болгарские источники особенно часто привлекались при составлении первых русских памятников всемирной истории — хронографов. Примечательно, что и в эту пору, сначала особенно тяжелую для России, потом — для южных славян, эти страны и народы стараются возродить давнее общее свое достояние, взаимно обогащая его: находят опору в культуре друг друга и в итоге при активном воздействии Москвы создают такую культурную традицию, значение которой в их последующей многовековой борьбе за национальное возрождение неоценимо. 3 с к ОЧ ИЛ4И НА III гпилЫсрш/ъоштпкнм ГЬ нФлк. HCK<4'4*f АЬС'Гв/Ь|Л1Ь Ий« л 3 вЧчцдш ыыАмжпва т* йлис^вуом.имвп&А1м^ь tmt л"А'кг*Л\кНМкфл\к1П*Ь'1^МЛ1Ь Tv-,# M~v 4 г К **/79 L7 Jk ° ft vt ШШ "VH ИШЯНР1 ° A v-v в ! ^**п*сХ{г7л-гЛ»н<\ -лллмнк (^игггц ^alertra^ (ys-xtrrt^rte^rn^Zi^ f. ф4 (|Млл#>гггД „ '*лки * ' . й - ЛХ77, rfS ^ t*""*T4 — ^ -3 f rpAwmw Гйи^и (и , 5 1. Вид г. Праги. Гравюра из «Хроники» Г. Ше- деля. 1494 г. Фрагмент 2. Лазарь Сербин поставил часы в Кремле. 1404 г. Миниатюра летописного свода XVI в. 3. «Апостол». Заставка «балканского» стиля из рукописной книги. Конец XV в. 4. Лампада. Сербия. Конец XV в. 5. Запись в посольской книге о дипломатических и торговых контактах с Турцией. 1496 г. 2
РЕШАЮЩИЙ ШАГ К ЕДИНСТВУ. ВОССОЕДИНЕНИЕ НОВГОРОДА 68 Решающий шаг к единству. Воссоединение Новгорода При Иване III Москва стала столицей единого централизованного государства. Становилось ясно, что лишь при единодержавии и сильном войске можно сбросить иго Орды, оттеснить Литву и Польшу с древнерусских земель, защитить торговлю на Волге, вернуть выходы к Балтийскому и Черному морям. Воссоединение Новгорода с Москвой было важным этапом на этом пути. Новгород —крупнейший ремесленный и торговый центр Северной Европы. В нем, как и в Пскове, издавна существовал своеобразный боярско-республи¬ канский политический строй. На огромной Новгородской земле насчитывалось до двух десятков городов, боярские ватаги распоряжались пушниной Карелии, Подвинья и Обонежья. Купцы Прибалтийских стран покупали в Новгороде десятки тысяч шкурок, десятки тонн воска и прочих товаров. Боярские советы управляли, используя поддержку веча—собрания горожан, созываемого по звону колокола. Экономически и Новгород, и Псков тяготели к Московскому княжеству, получая от него поволжский хлеб и сбывая ему свои и привозные изделия ремесла. Неоднократные народные движения потрясали Новгород, в огне «великих мятежей» сгорела не одна сотня боярских хором, а их обитатели нашли конец в Волхове, куда их сбрасывали с Великого моста восставшие «вечники». Бояре искали поддержки у сильного московского князя, но притом старались уберечь свои земли и доходы от его жадных рук. Не порывая с Москвой, они сносились и с Вильнюсом и при посаднице Марфе Борецкой заключили военный союз с Литвой. Однако напрасно Литва и Польша, Ливонский орден и Ганза пытались воспрепятствовать распространению власти московского князя на Северо-Западную Русь. Подчинив Новгород вооруженной рукой, Иван III ввел здесь общерусские порядки, вечевой колокол велел снять и увезти в Москву (1478 г.), где его повесили на городской «колокольнице» в Кремле. Владения богатейших бояр отошли к князю и переселенным в воссоединенный край московским служилым помещикам. Вскоре судьбу Новгорода разделило Тверское княжество (1485 г.). Образование централизованного государства побуждало московское правительство прежде всего к решению балтийского вопроса. Значение международной торговли в комплексе внешнеполитических задач быстро возрастало. Москва не признавала Ливонского государства и сносилась с ним через новгородского наместника, а договоры с Ливонией, Ганзой и Дерптом заключала через Новгород и Псков. Уже первые шаги московского правительства ясно показали, что оно будет бороться за полное возвращение древнерусского наследства, что дни господства Ордена и Ганзы в Прибалтике сочтены. В 1492 г. Иван III приказал построить на Нарве крепость Ивангород, а в 1494 г. распорядился закрыть в Новгороде немецкую ганзейскую контору. Успешными военными действиями (1480—1481, 1501 —1503 гг.) Московия
РЕШАЮЩИЙ ШАГ К ЕДИНСТВУ. ВОССОЕДИНЕНИЕ НОВГОРОДА 69 принудила и Орден и Ганзу устранить то вопиющее умаление прав в торговле, против которого дотоле безуспешно боролись Новгород и Псков. С течением времени балтийский вопрос из ливонского все более превращался в общеевропейский, с его решением неразрывно связывались и судьбы Белоруссии и Украины. Б продолжительных войнах с Литовским великим княжеством русская граница была к 1503 г. продвинута на линию Чернигов—Г омель—Стародуб — Брянск. Решающие столкновения были впереди. Московское правительство, объединяя страну, ломало и видоизменяло прежнее разнохарактерное управление: союз земель под главенством великого князя заменялся единым государством, на смену пестрым договорам с князьями- вассалами шла единообразная административная система. Бывшие удельные князья неуклонно теряли свои земли и низводились до положения служилых вотчинников. И в самой столице «трет- 1. Вывоз новгородского вечевого колокола в Москву. 1478 г. Миниатюра летописного свода XVI в. 2. Иван Ш раздает поместья. Миниатюра летописного свода XVI в. 3. 4. Монеты времен Ивана III и Василия Ш. «Московка» и «новгородка». Серебро. Лиц. ст. 5. Псковская деньга периода самостоятельности. Серебро. Лиц. ст. 6. Население Пермской земли. Миниатюра летописного свода XVI в. Учяу m' ^й/jr WRjy f k, : У yffrJftvL Ra н У* V/t V vii* irolniXf*11 Wfc ps? гЯи " V 1 T II v> } / '//Ы Ж пц nl\ iff u 6
РЕШАЮЩИЙ ШАГ К ЕДИНСТВУ. ВОССОЕДИНЕНИЕ НОВГОРОДА 70 ное» управление сменяется великокняжеским единовластием. Усложняется политическая структура; кроме боярской думы власть осуществляют дьяки, по тому времени высокообразованные администраторы, которым князь «приказывает» ведать определенными отраслями управления: посольскими делами, раздачей земель служилым людям, военной службой (будущие разрядные), связью (ямским делом). Зарождается приказная система. Упорядочиваются и централизуются права, суд, финансы, вооруженные силы, в которых бояре и «слуги вольные» переходят в ряды служилого дворянства— опоры центральной власти. Русская церковь тоже сделала шаг к самостоятельности: с 1448 г. митрополит, которого прежде назначала Византия, стал избираться собором епископов. Возрождение России не принесло облегчения крестьянской доле. В составе государства московским правительством постепенно объединялись обширные земли, различные как по естественногеографическим условиям, так и по уровню экономики и общественных отношений. Это предопределило сложность эволюции феодализма в стране, но вовсе не поставило ее вне основных закономерностей истории Европы. Напротив, Россия, ломая торговые барьеры, втягивалась в более широкие экономические взаимоотношения с другими странами, что деформировало крепостничество и позднее ускорило генезис капитализма в ней. При отсутствии всероссийского рынка, господстве феодализма, заторможенности первоначального накопления экономическая консолидация отставала от внешнеполитических— военных, финансовых — потребностей. Большую роль в процессе централизации играл фактор политический. Государственная власть использовала и тот ореол славы, который окружал династию московских князей, официально олицетворявшую быстрое и многократное увеличение территории России. Правительство активно укрепляло крепостническую базу централизованного государства. Решение назревших задач национального подъема в тех конкретно-исторических УСЛОВИЯХ быЛО ВОЗМОЖНО с применением единственно доступных в истощенной Золотой Ордой стране средств—поместной системы, барщины, крепостничества. Вот почему московские князья старались повсюду скрутить крестьян узами государственного закона, привязать их к дворянам. Судебником 1497 г. Иван III ввел закон, запрещавший крестьянам своевольно покидать владения господ: отныне крестьянин мог менять владельца в течение двух недель до и после осеннего Юрьева дня—26 ноября, и то погасив задолженность. Попытки крестьян протестовать, бежать, восставать подавлялись. Это был шаг к их закрепощению. Это был суровый закон. Вот как по статье 62 охранял он границы господских владений; того, кто перепахал межу, «бита кнутием да истцу взята на нем рубль»; статьей 9 закон повелевал «ведомому лихому человеку живота не дати, казнити его смертною казнью». 1. Дозор. Художник Н. Рерих. 1905 г. 2. Крепость Копорье. Гравюра из «Путешествия» А. Олеария. XVII в. 3. Крепость Ладога. Гравюра из «Путешествия» А. Олеария. XVII в. 4. Людогощинский крест. Резьба по дереву. Мастер Яков Федосов. 1359 г. Фрагмент 3
РАСПАД ЗОЛОТОЙ ОРДЫ. СВЕРЖЕНИЕ ИГА 72 Распад Золотой Орды. Свержение ига Вместе с Москвой и вся Россия переживала национальный подъем. Сознание современников не хотело больше мириться с господством Золотой Орды. Сама Орда после поражения на Куликовом поле неотвратимо шла к упадку. Сколоченная путем завоеваний, лишенная единой экономической основы, паразитирующая на эксплуатации земледель¬ ческих народов, она была исторически обречена. Экономическое возрождение Великороссии, ее постепенная политическая централизация в условиях напряженной национально-освободительной борьбы подготовили победу. Золотая Орда распалась на Большую Орду (1433 г.), Казанское (1438 г.), Крымское (1443 г.), Астраханское (1465 г.) ханства. Ханы враждовали между собой и разоряли народы. Это открывало перед Россией новые возможности в военнодипломатической подготовке свержения ига. Осложняющим моментом явился выход Османской империи на восточноевропейскую политическую арену. Но московские дипломаты, набираясь опыта, постепенно научились разгадывать козни Орды, использовать распри в ней, искусно налаживая связи с новыми ханствами, нейтрализуя и даже привлекая на свою сторону Крым. Подготовившись в военном и дипломатическом отношениях, московское правительство сделало решающий шаг: в 1476 г. Иван III прекратил выплату дани хану в Орду, а когда хан Ахмед (Ахмат) 1
РАСПАД ЗОЛОТОЙ ОРДЫ. СВЕРЖЕНИЕ ИГА 73 3 tiA-MUlAtnfOTTUt U#f1 ипшптмА Г прислал за ней послов с грамотами, гневно прогнал их. Орда пыталась воевать, но вторжение войск Ахмед-хана было отражено русскими на реке Угре 8—12 октября 1480 г. Посадское население Москвы вопреки колебаниям «богатых и брюхатых» бояр поддержало решение правительства. Ни сопротивление крамольной русской знати, ни враждебность Ливонского ордена, ни упорное противодействие Польши и Литвы не смогли помешать исходу двухвековой борьбы. Национальная независимость России была восстановлена. «Великий князь всея Руси» — так именует себя Иван III с 1485 г. «Господарь всея России» — значится на московских монетах. На государственном гербе страны был изображен византийский двуглавый орел— символ могущества и власти. Русское централизованное государство выступало как оплот национального освобождения и возрождения славянских народов. Образование и развитие централизованного государства означали восста- 1. Иван Ш разрывает ханскую грамоту с требованием дани. Художник Н. Шустов. Литография XIX в. 2. Совместная борьба русских и мордвы против татар («лыжники»). 1443 г. Миниатюра летописного свода XVI в. 3. Оборона Москвы от ордынцев. Отступление врага от стен Москвы. 1451 г. Миниатюра летописного свода XVI в. 4. Стояние на Угре. 1480 г. Миниатюра летописного свода XVI в. О победе над ханом Ахматом свидетельствует московский летописец: «О храбрии и мужественыи сынове Рустии! потщистеся сохраните свое отчество, Рускую землю, от поганых, не пощадите своих глав! Да не узрят очи ваши разпленениа домов ваших и убиения чад ваших и поругания над женами и над дщерми вашими, якоже пострадаша и инии велицы и славнии земли от Турков, еже глаголю Бол гари, и Серби, и Греци, и Трапезой, и Аморея, и Арбонасы, и Хорваты, и Босна, и Манкуп, и Кафа, и инии мнози земли» 5. Судебник 1497 г. Лист из рукописной книги конца XV—начала XVI в. ’Т У Т' -ГГ ОА 'К ^ . oyAoKniwgtqi лип 04 ,04 (Иfan a IfIrtAXOt . (AftwXl Н ЩРН 7 - * <7 1(7 1 '•*' ' у®— V ". ’ ' XT' — < Ca^«inrtпи>калцичн - А**А& ^■йГоуго wpix- Howuч и л^ААт.*' wofyA* ишпсчампашА n f пмАтн Зен в г& келуч«у f7 пе rt t виофяо - ntnrt, НИ и нк калу - гХклкашМ*oi£ ни sf® icsroiAjm wfaanbJ&tiiMtiSA ЛОННИ fft>SnS SW < riJ[W«*^rtOl«. ^ НА да нас >ЬлАь?кАЛС&н И мч» Ot/пал а лап. шеши’Н0твуымьтс0пг0ж1* /\ котооогеЯ-Аложп и вупрАпити f ИШО С Mi АН! И 1ЛИ ХОМГ fOlgte - И * иi£mo/vyf г*>I(осл4тпн.t<ofb_ лв£1/коГе>фHiLAitymifi, с\иллАМи и иХдА* А • 7 <5уХЕЛ t иДГ0А“^ * АН Ап и ммМто „ гсТЬ ЕЦ$Ч НИ ПОПА* ИХ^1{Лиди25и^ТПЧИ 1C*» иееМ^ииУнАпи моцАш07,4дА4дп1ын4 г IT V; 4 5
РАСПАД ЗОЛОТОЙ ОРДЫ. СВЕРЖЕНИЕ ИГА 75 новление на новой основе единства внешней политики. В состав централизованной России вошли обширные великорусские земли — Новгород (1478 г.), Тверь (1485 г.), Брянск (1500 г.), а также Северская Украина (1503 г.). Россия становилась все более важным фактором европейской политики, и иностранные державы спешили установить или возобновить с ней дипломатические отношения. Москва сносится с Молдавией (1482 г.), Венгрией (1482 г.), Габсбургской империей (1491 г.), затем с Тевтон- ским орденом (1510 г.), Францией (1519 г.), Испанией (1523 г.) и другими государствами. Опыт московской антиордынской ПОЛИТИКИ тоже не пропал даром и после ликвидации Большой Орды (1502 г.) нашел применение в отношениях с Казанью, Бахчисараем и их покровительницей—Портой. Османская империя, хотя и укрепила свое влияние в Крыму, избегала создания опасной для нее самой коалиции татарских государств и выразила желание установить отношения с Россией. Московские послы появились в столице Османской империи — Константинополе (1497 г.). Возрожденной России было суждено славное будущее. На территории Европы было немного феодальных полиэтнических государств, еще меньше было среди них централизованных, и ни одно по своей прочности не могло сравниться с Российским. В самом деле, история стала свидетельницей упадка всех этнически неоднородных феодальных государств: Хазарин, Византии, Булгарии, Золотой Орды, Ливонского ордена, Великого княжества Литовского, Речи Посполитой, Османской империи, империи Габсбургов и др. Лишь Россия сохраняла и увеличивала свое могущество с той поры, как ее централизованное государство, сбросив иго Орды, возродило и укрепило древнерусское ядро. Чем глубже и разнообразнее делались международные связи России, чем чаще посещали Москву иностранные купцы и дипломаты, чем больше находилось при московском дворе чужеземных художников и зодчих, врачей и богословов, военных наемников и просто авантюристов, тем обильнее становилась дипломатическая, эпистолярная и мемуарная литература о «Московии», с возрастающим интересом встречаемая по всей Европе. Централизация страны породила своего рода информационный взрыв, который затмил предшествующие сведения о России у ее соседей и создал ложное впечатление об «открытии» России Европой, подобном открытию ею Америки. 1. Изображение Ивана III с семьей на шитой пелене Елены Волошанки. Конец XV в. Фрагмент 2. Образцы восточной посуды, найденной в подклети Благовещенского собора Московского Кремля. XIV—XVI вв. 3. Кубок-петух Ивана III. Серебро. Зап. Европа. Конец XV в. 1
МОСКВА СТАНОВИТСЯ СТОЛИЦЕЙ РОССИИ 76 Москва становится столицей России Перед Русским государством встали сложные внутренние и внешние политические задачи. Страна, схваченная обручем политической централизации, фактически еще распадалась на отдельные земли, были сильны местные традиции, уходящие в далекую старину. Государственное единство нарушалось уделами, на которых продолжали сидеть великокняжеские родственники и княжата— потомки бывших удельных князей и знатных зарубежных выходцев. Стесненные в верховных политических правах государством, неуклонно низводимые им до положения служилых вотчинников, они, однако, сохраняли огромные земельные владения, иногда города с
МОСКВА СТАНОВИТСЯ СТОЛИЦЕЙ РОССИИ 77 ден, обосновавшийся в Прибалтике, преграждал путь к Балтийскому морю, мешая Русскому государству вступить в непосредственные торговые и культурные отношения с передовыми странами Европы, упрочить положение России среди европейских государств. В освоении новых торговых путей были заинтересованы московские купцы, издавна торговавшие со странами Востока и Запада. Сбросив ордынское иго, высасывавшее из Руси жизненные соки, страна переживала большой хозяйственный, политический и культурный подъем. «Наша великая Русская земля,— свидетельствовал летописец-современник,— освободилась от ига... и начала обновляться, как будто перешла от зимы к тихой весне. Она снова достигла своего древнего величия, благочестия и спокойствия, как при первом великом укреплениями, пушками и гарнизонами. Они раздавали поместья своим слугам и отправлялись на войну во главе особых отрядов, пользовались большими финансовыми и юридическими привилегиями. Ненамного отставали от них и с таромосковские боярские фамилии. Крупной феодальной корпорацией была церковь, которая тоже имела обширные земли, свою систему управления. Настоящим бедствием для населения была заимствованная из удельных времен система кормлений. Наместники и кормленщики из числа крупных феодалов по-прежнему собирали львиную долю доходов в свою пользу, сообразуясь не столько с недавно принятым великокняжеским Судебником, сколько со своими интересами и аппетитами. Сложным было и международное положение Русского государства. На юге и востоке сохранились обломки некогда могучей и грозной Золотой Орды— Крымское, Казанское и Астраханское ханства. Крымский хан, за спиной которого стояла османская Турция, намеревался объединить татар под своей властью. В Казани с переменным успехом прокрымская группировка боролась с промосковской. А пока что татары, и крымские, и казанские, совершали опустошительные, грабительские набеги на Русь. В казанском плену томились десятки тысяч русских людей. Казань мешала Русскому государству использовать волжский путь для торговли с восточными странами. Казанское ханство было преградой для дальнейшего проникновения в Приуралье и Сибирь. На западе объединительным попыткам московских государей противостояла Литва, удерживая Смоленск, украинские и белорусские земли, захваченные в тяжкую пору татаро-монгольского нашествия. Враждебный Ливонский ор- князе Владимире». Вместе со страной жила, обновлялась и строилась Москва. Василий III (1505—1533 гг.) продолжал политику своего отца, во многом переняв его приемы и методы. Надежды врагов Российского государства на возобновление династической борьбы после смерти Ивана III не оправдались. Твердой рукой Василий III руководил своими братьями. Особенно пристально следил он за действиями Юрия Ивановича Дмитровского, который долгое время (до рождения в 1530 г. Ивана IV) оставался претендентом на великокняжеский престол. В глазах московского летописца Василий III был «последним собирателем» Русской земли. И в этом Василий подражал Ивану III. Так, присоединив в 1510 г. Псков, он ликвидировал псковское вече и передал власть в Псковской земле великокняжеским наместникам, как ранее поступил в Великом Новгороде его отец. Псковский вечевой колокол спустили на землю и увезли в Москву под плач псковичей. На жительство в московские города были вывезены 300 знатных псковских семей, а на их место присланы москвичи. То же произошло и в Рязани, из которой были отправлены в ссылку многие видные рязанцы. В 1513 г. было покончено с 1. Москва в XVI в. 2. «Шапка Мономахэ». К онец XIII — начало XIV в. 3. Василии III и герб Москвы. Гравюра из «Записок» С. Герберштейна. XVI в. 4. Всадник, поражающий копьем дракона,— символическое изображение, послужившее основой московского герба 5. Псовая охота Василия Ш. Миниатюра летописного свода XVI в. 6. Приезд в Москву Максима Грека. 1518 г. Миниатюра летописного свода XVI в. L: 3 5 6
МОСКВА СТАНОВИТСЯ СТОЛИЦЕЙ РОССИИ 78 «выморочным» Волоцким уделом. Еще раньше Василий III завладел Стародуб- ским княжеством. Поначалу Василий III старался ладить со своим боярским окружением в Москве, а во внешних делах избегал открытого противоборства с Турцией, на которое его толкали Габсбурги. Однако набег крымского хана Мухаммед-Гирея, вассала турецкого султана, на Москву в 1521 г., когда застигнутому врасплох великому князю с семьей пришлось покинуть столицу, а рязанский князь, воспользовавшись суматохой, бежал из- под караула в Литву, резко обострил все внутренние и внешние проблемы. Едва татарская конница, уводя бесчисленный русский полон, покинула страну, Василий III окончательно присоединил Рязань. В 1523 г. был «пойман» и заключен в темницу северский князь Ше- мячич. Одновременно с наступлением на удельных князей Василий III усилил борьбу против феодальной оппозиции своей крепнущей самодержавной власти в Москве. В тюрьме оказались видные бояре—князья В. В. Шуйский, И. М. Воротынский и многие их сторонники, а митрополит Варлаам был вынужден удалиться в один из вологодских монастырей. Беспрецедентный в истории Великого Московского княжества развод (1525 г.) Василия III с Соломонией Сабуровой и его второй брак с Еленой Глинской (1526 г.) вызвали настоящую бурю. Если новый митрополит Даниил одобрил развод, то ему активно противодействовали «нестяжатели» (противники монастырского землевладения) во главе с Вас- сианом Патрикеевым, выходцем из княжеского рода. Другой ревнитель московских традиций, И. Н. Берсень- Беклемишев, открыто осуждал не только семейные дела великого князя, но и его расправу над Шемячичем. С позиций боярского сепаратизма Берсень критиковал положение дел в России, сетовал, что князь великий перестал советоваться с боярами, а решает дела «сам третий у постели» с немногими приближенными 1
МОСКВА СТАНОВИТСЯ СТОЛИЦЕЙ РОССИИ 79 в своих покоях. Поначалу Василий III укрощал Берсеня гневными словами. Когда тот заспорил с ним по вопросу о Смоленске, то он его выгнал, заявив сердито: «Поди, смерд, вон, ты мне не надобен». Но затем, когда распри с Берсенем разрослись до политического конфликта, распорядился отдать его под суд. За политическим процессом и казнью Берсеня последовал в том же 1525 г. суд над его единомышленником Максимом Греком (в миру Михаилом Триволисом), сторонником Савонаролы, бежавшим после расправы над своим учителем из Флоренции на Афон, откуда он в 1518 г. с одним из посольств приехал в Россию для «исправления» и перевода церковных книг. Будучи противником развода Василия III, Максим Грек имел неосторожность вмешаться и во внешнеполитические вопросы. К тому же он примкнул к «нестяжателям» и критиковал вместе с ними монастырское землевладение. Максима Грека заточили в Иосифо-Волоколамский монастырь. В 1531 г. его вновь вызвали в Москву и судили вторично. Тогда же был осужден и Вассиан Патрикеев. Продолжателем дела Ивана III выступал Василий III и в международных вопросах. На первом плане, как и прежде, была борьба за воссоединение западных русских земель, захваченных Литвой. Б 1514 г., во время русско-литовской войны, к России был присоединен Смоленск—важная крепость на границе с Литвой. Посредническую роль между польским королем Сигизмундом I и русским правительством пытались играть Габсбурги. В Россию в 1517 г. в качестве посланца от императорского двора был направлен один из наиболее талантливых дипломатов — барон Сигиз- мунд фон Герберштейн. Он должен был склонить Василия III к миру с Польшей, убедить его вернуть ей Смоленск и даже заключить с ней союз для борьбы с Турцией. Второй раз Герберштейн посетил Россию в 1526 г. Обе его миссии не увенчались успехом. Однако он оставил потомкам «Записки о московитских делах», содержащие ценный, хотя и крайне тенденциозный материал по русской истории с древнейших времен (он был знаком с русскими летописями) и по политическому строю, географии, экономике, быту и религии России XVI в., сведения о которых он почерпнул из собственных наблюдений и разговоров с боярами-оппо зиционерами. После того как переговоры с Габсбур- гами не дали результатов, Василий III возобновил союз с Данией против Ганзы и Швеции, достигнутый при Иване III. Датские купцы получили ряд торговых привилегий в России, в том числе право иметь в Нарве и Ивангороде собственные торговые дворы. К развитию русско-датских отношений оказались причастны Фуггеры — богатые немецкие банкиры, инициаторы экономических 2 связей с Российским государством. Василий III заботился о привлечении из-за рубежа врачей, мастеров, военных специалистов, в которых испытывался недостаток. Из Шотландии, дружественной Дании, прибыли пушечные мастера, умевшие отливать полевые орудия. В России изготовлялась тяжелая крепостная артиллерия, а производство полевой не было налажено. В борьбе же с татарскими ордами она была крайне необходима. Нападение на Москву в 1521 г. крымских татар, которых поддерживала Турция, привело к новому возобновлению переговоров с германским императором Карлом V (одновременно испанским jV **■-с“v^rc;" ftfurtr^bJ : .'(.Tjfttyj'rtx (■ Ad|fv jifHorЛ'П.пл.мТ UV,rtxe\ tS ^ iТ--^Гм. и«яи>»-1Л^м» . i- <“* w-m з1 •**?fl'&**? pZ.- rp, королем). В 20-х годах XVI в. русские послы четыре раза отправлялись в далекую Испанию, посетив по пути Англию и Нидерланды. В 1523 г. гонец Василия III — Дмитрий Герасимов прибыл к Клименту VII, устроившему ему пышный прием. В Ватикане Герасимов подолгу беседовал (он хорошо знал латинский язык) с итальянским епископом Павлом Иовием Новокомским об истории и географии России, не забыв описать и русскую столицу. В не совсем точном пересказе Павла Иовия Москва первой четверти XVI в. выглядит так: «Это самый славный из всех городов Московии как по своему положению, которое считается серединным в стране, 1. Архангельский собор Московского Кремля. 1505—1508 гг. 2. Мятеж Андрея Старицкого. 1537 г. Миниатюра летописного свода XVI в. Фрагмент 3. Казнь участников мятежа Андрея Старицкого. 1537 г. Миниатюра летописного свода XVI в. Фрагмент 4. Жалованная грамота Василия III саами (лопарям) Волжской пятины. 1530 г. 4
МОСКВА СТАНОВИТСЯ СТОЛИЦЕЙ РОССИИ 80 так и вследствие замечательно удобного расположения рек, обилия жилищ и громкой известности своей весьма укрепленной крепости. Именно городские здания тянутся длинной полосой по берегу реки Москвы на пространстве пяти миль. Дома в общем деревянные делятся на три помещения: столовую, кухню и спальню; по вместимости они просторны, но не огромны по своей постройке и не чересчур низки. Почти все дома имеют при себе отдельные сады как для пользования овощами, так и для удовольствия хозяев, отчего редкий город представляется столь огромным по своей окружности. В каждом квартале есть отдельная церковь, а на видном месте находится храм Богородицы Девы, славный своим строением и величиною... У самой главной части города впадает в Москву речка Неглинка, которая приводит в движение зерновые мельницы... Почти три части города омываются тремя реками, остальная же часть окружена очень широким рвом, обильно наполненным водою, проведенною из тех же рек... Город Москва признается вполне достойным названия царственного уже по тем преимуществам, которые мы указали ранее... так что, по-видимому, при сравнении с другими городами он, по всеобщему признанию, присвоил себе заслуженную честь превосходства и не могущий никогда иссякнуть почет». При Василии III усилились связи с балканскими славянами, находившимися под властью Турции. В южных славянах русские видели своих естественных союзников по борьбе с османской опасностью. Монастыри на Афоне, хранители славянской культуры, продолжали посылать своих представителей в Россию за милостыней. Они рассказывали о тяжелом положении христиан под османским игом, обучали греческому языку русских людей, способствуя развитию просвещения в России. Интерес к братским балканским народам проявился и во включении сербских житий в Хронограф 1512 г., в котором русская история рассматривалась в связи со всемирной. Позднее И. С. Пересветов выразил чаяния южных славянских народов, когда писал, что они «надеются... свободитись русским царем от насиль- ства турскаго царя иноплеменника». В последние годы правления Василия III возобновились сношения с Молдавией, искавшей союза с Россией в борьбе против агрессии со стороны Турции и Польши. Переговоры с западными державами, поддержка освободительных стремлений южных славян при Василии III свидетельствовали о том, что Российское государство играло значительную роль в напряженной внешнеполитической обстановке первой половины XVI в., когда османские полчища рвались в Центральную Европу. 2
МОСКВА СТАНОВИТСЯ СТОЛИЦЕЙ РОССИИ 81 1. План Москвы. Гравюра из «Записок» С. Гер- берштейна. XVI в. 2. Стена Китай-города в Москве. 1535—1538 гг. 3. Горн и кузница. Миниатюра летописного свода XVI в. 4. Средневековый город. Миниатюра летописного свода XVI в. 5. Строительные работы в Москве под руководством Алевиза Фрязина. Миниатюра летописного свода XVI в. Фрагмент 6. Усадьба крупного московского феодала в Зарядье. XVI в. Реконструкция. Фрагмент
МОСКВА СТАНОВИТСЯ СТОЛИЦЕЙ РОССИИ 82 1 IVSMODI VESTE ЕТ VAR.IIS NOBILIBYS PfcLLIBV J REMVNERATVS, ЕТ ЕА INDVTVS УТ CONSVE- TVM ESTPR1NCIPI GRACIAS tGI DIMISSVS SVM. 1. Имперский посол С. Герберштейн в богатых русских одеждах, пожалованных Василием III. Гравюра XVI в. 2. Вооружение русских воинов. Гравюра из «Записок» С. Герберштейна. XVI в. 3. 4. Монеты, выпущенные по денежной реформе 1535 г. Копейка, полушка. Серебро 5. Костяная пластина с изображением фламандца. XVI в. Фрагмент. Из раскопок на территории Москвы 6. Император Максимилиан I принимает послов, в их числе русского. Гравюра XVI в. 7. Жалованная грамота датским купцам на свободу торговли в Нарве и Ивангороде. 1517 г. Копия. Фрагмент 8. Церковь Вознесения в селе Коломенском. 1532 г. 2 б
I, ; ■' ■■ •- ' ••• • ч„ Hr.-wvvV1 ■ <.f*V •-■••
ИДТИ ВПЕРЕД, ОДОЛЕВАЯ ВРАГОВ... 84 Идти вперед, одолевая врагов... УКРЕПЛЕНИЕ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА К середине XVI в. в огромном государстве, протянувшемся от берегов Северного Ледовитого океана до южных и приволжских районов, помимо русских жили карелы, коми, мордва, удмурты и др. Все более распахивались южные окраины. Большая часть населенных земель принадлежала помещикам и вотчинникам, около трети—церкви. Только на севере сохранялись еще значительные массивы черных земель, верховным собственником которых было феодальное государство. Феодалы развернули наступление на крестьян, стремясь увеличить барщину и оброчные повинности. XVI век в России, как повсюду в странах к востоку от Эльбы, стал веком резкого усиления крепостничества. Число русских городов перевалило за полтораста. Москва насчитывала до 100 тыс. жителей и являлась одним из крупнейших городов Европы. Московские купцы торговали со многими восточными и европейскими странами вплоть до Индии и Италии. После того как в 1553 г. случай занес корабль английского капитана Ричарда Ченслера в устье Северной Двины, были установлены более или менее регулярные торговые отношения и с Англией. Торговля велась через учрежденную в Лондоне специальную «Московскую компанию», получившую в России большие привилегии. Из Англии в Россию поступали сукно, оружие, свинец и другие товары. Англичане вывозили из России меха, пеньку, полотно, корабельный лес, сало. На Кольском полуострове обосновались голландские купцы. Однако горожане в России были оттеснены от политического руководства дворянством, ставшим социальной и военной опорой складывавшегося самодержавия, ярким представителем которого был Иван Грозный (1533—1584 гг.). Укрепление Русского государства протекало, как уже отмечалось, в условиях напряженной борьбы с сильными и живучими следами прежней автономии. Еще сохранились уделы князей московского дома. Юрий Дмитровский и Андрей Старицкий пытались поднять мятежи против центральной власти. Особенно опасным было выступление Андрея Старицкого в 1537 г., склонившего на свою сторону часть новгородских помещиков. Возникла угроза восстания в районе Новгорода. Однако посланные правительственные войска блокировали мятежного князя. Его заманили в Москву и замучили. На виселицах вдоль дороги из Москвы в Новгород кончили жизнь его сторонники. В малолетство Ивана IV боярское своеволие захлестнуло страну. Заговоры, убийства, жестокие расправы сменяли друг друга. На следующий год после подавления мятежа Андрея Старицкого внезапно умерла Елена Глинская. По
ИДТИ ВПЕРЕД, ОДОЛЕВАЯ ВРАГОВ... 85 свидетельству иностранцев, она была отравлена своими противниками. Соперничающие придворные группировки Бельских и Шуйских сильно расшатали государственный порядок. В княжеско- боярской среде вновь оживились надежды на возврат былых удельных времен. Беспокойный князь С. Ф. Бельский в своих мечтах видел себя сидящим как на Бельском княжестве, так и на Рязанском. И не только мечтал об этом, но и, бежав за рубеж, хлопотал в Литве, Константинополе и Крыму о возврате своих «отчин», стремясь побудить поляков, турок и крымцев к совместному походу на Москву. Внутри страны княжата и бояре расхищали великокняжескую казну, захватывали земли, совершали многие насилия и беззакония. Назначенные на должности наместники из их среды, как выразился летописец, были «свирепы, как львы, а люди их, как звери дикие до христиан». На них не было никакой управы. Не удивительно, что в стране усилились «разбои», под которыми подразумевали тогда и выступления крестьян против своих господ, кормленщиков и их людей. Все это заставило правящие верхи приступить в 1539 г. к так называемой губной реформе. Суть ее состояла в привлечении для борьбы с народным движением дворян в лице избранных из числа местных служилых людей губных старост. «Разбойные» дела изымались из рук кормленщиков, но другие продолжали оставаться в их ведении. Даже в половинчатом виде, какой придали ей боярские правители, реформа эта осталась на бумаге, не была завершена, приведя к опасному двоевластию на местах. Прекратились и казанские походы, начатые еще при Иване III и продолженные при его сыне. Напротив, угроза со стороны Крыма и Казани возросла. Б 1540—1541 гг. она приняла такие размеры, что на время вынудила бояр оставить распри. Но лишь опасность миновала, как они вспыхнули с новой силой. Князь И. В. Шуйский использовал войска, сконцентрированные во Владимире против казанских татар, для совершения государственного переворота. Во главе их он в ночь на 3 января 1542 г. ворвался в Москву, свергнув князя И. Ф. Бельского. Именно тогда двенадцатилетний Иван IV пережил сильный испуг. Митрополит Иоасаф, близкий к Бельским, в страхе за свою жизнь пытался спрятаться в великокняжеских покоях. На глазах насмерть перепуганного мальчика, не вняв его отчаянным мольбам, Шуйские схватили престарелого митрополита, били, бесчестили его, а затем отправили в ссылку в Кириллов монастырь. Дикие сцены боярских своеволий, обиды со стороны «временщиков», оскорбления дорогой для него памяти родителей наложили неизгладимый отпечаток на нервного и крайне впечатлительного ребенка, породили в душе его жгучую ненависть к боярам. Уже на следующий год эта ненависть вырвалась наружу. Тогда тринадцатилетний Иван IV самолично вмешался в борьбу придворных группировок, показал свой крутой нрав, приказав псарям убить князя Андрея Шуйского. «С тех пор,—записал летописец,—начали бояре от государя страх иметь». Он забыл только добавить, что, напугав бояр, государь сам не перестал их бояться. Первой акцией Ивана IV после этой расправы явилось возобновление казан- Церковь воинствующая. Икона. Середина XVI в. Московская школа. Символизирует освящение церковью самодержавной власти московских государей ш
ИДТИ ВПЕРЕД, ОДОЛЕВАЯ ВРАГОВ... 86 ских походов. Предпринятый весной 1545 г. поход не принес ощутимых результатов. Два русских отряда, произведя незначительные военные действия под Казанью, вернулись благополучно, третий был окружен и разбит. В Казани восторжествовала прокрымская партия. Эти неудачи, а также выступление в Коломне новгородских пищальников, поставившее под угрозу жизнь Ивана IV, по произведенному розыску якобы инспирированное Воронцовыми и Кубен- скими, привели к гибели временщиков. Летописец рассказывает, как великий князь в 1546 г. развлекался в Коломне: «Пашню пахал вешнюю и з бояры и сеял гречиху и иные потехи: на ходулях ходил и в саван наряжался». Мрачный этот маскарад, полный шутовского глумления над смертью, предварял еще более мрачные события: «И тут же, грехом христианским, туто же учинилась казнь, а казнил двух Воронцовых, Федора да Василия, да князя Ивана Кубенского по наносу злых людей». Власть оказалась в руках Глинских, родственников Ивана IV по материнской линии. 16 января 1547 г. Иван IV короновался в Успенском соборе царским венцом, а в следующем месяце женился на Анастасии Романовне, дочери старомосковского боярина Р. Ю. Захарьина. Венчание на царство должно было не только укрепить власть Ивана IV внутри страны, но и способствовать возрастанию международного авторитета России. Впоследствии шла долгая и упорная дипломатическая борьба за признание нового титула за русским государем со стороны других держав. Особенно долго не хотели признавать царский титул Ивана IV Литва и Польша. 1547 год ознаменовался пожаром, опустошившим столицу, и грозным московским восстанием. В огне огромного пожара, вспыхнувшего 21 июня, сгорело 25 тыс. домов, 250 церквей и погибло 2700 человек. Пожар ускорил выступление московских посадских людей, недовольных правлением князей Глинских. нр ло<ш£Долосг(С6 у\(чМД(ч . ^ Л. гГ‘— \ „ . ^ \\аь ь<с-Лсс£г<н^сс1 а<к. *4 ■ ^ \ _ г* wъ чгггнл . V ^ i jft ЛнИ !7дЛ fTM YTTijabftS . Дау* Дл<-<у 1 г ■ Г7^ ГГ 'fXc^aoisuv N fbP 'XjjF'KQCtZ ' Д<*И^о/Г<АГТТи.ггГ^к7454 V I ^ £\ г-гм^^, ~т ift1 i\Ггii jbuvt оKufTtw t&T c xCTtV, XGttJaMdft K^Arr^Ctropo > - . ^ Г п 1 3
ИДТИ ВПЕРЕД, ОДОЛЕВАЯ ВРАГОВ... 87 На выступление подтолкнули их и московские бояре, сеявшие повсюду слухи о виновности в поджоге столицы Глинских, которых покрывал сам царь. Грозный в своем первом послании к Курбскому писал, что «изменники- бояре» убедили москвичей в том, что «будто наша бабка, княгиня Анна Глинская, со своими детьми и слугами вынимала человеческие сердца и колдовала и таким образом спалила Москву и что будто мы знали об этом их замысле». Восстание произошло 26 июня 1547 г. Восставшие москвичи убили князя Юрия Глинского, укрывшегося в кремлевском Успенском соборе, и расправились с людьми и слугами Глинских. Через три дня, 29 июня, «черные» люди по призыву палача-бирюча, действовавшего, по-видимому, от лица земских органов Москвы, отправились в полном походном вооружении, со щитами и копьями, в подмосковное село Воробь- ево, где в это время находился Иван IV. Царь был застигнут врасплох и должен был пойти на какие-то переговоры с московскими посадскими людьми, обещав им произвести сыск и управу. Перед лицом вооруженных москвичей, которых ему пришлось убеждать, царь пережил сильный испуг. «Вниде страх в. душу мою н трепет в кости моя, и смирился дух мой»,—вспоминает позднее Иван IV. Воспользовавшись народным движением в Москве, Захарьины вкупе с другими боярами положили конец правлению Глинских. В середине XVI в. своего апогея в Москве достигли ереси. Впервые требования социальных низов прозвучали в устах их собственного идеолога Феодосия Косого, холопа одного из московских господ, бежавшего от своего господина и постригшегося на Белоозере. Для созданного им «Нового учения» характерны ярко выраженный антитри- нитаризм и радикализм социальных выводов: отрицалась не только феодальная церковь с ее иерархией, догматами и обрядами, институтом монашества, но и вся система феодального господства и подчинения. Из его учения следовало, что на земле нет места войнам, угнетению и несправедливости. Провозглашалось равенство всех людей, вне зависимости от их национальной принадлежности и веры. «Все людие едино суть у бога—и татарове, и немцы, и прочие языцы («народы»)»,—писал он. Защиту интересов бюргерства из-за слабости московского купечества взял на себя один из наиболее дальновидных представителей дворянства XVI в.— Матвей Башкин. В середине века воинствующие церковники при поддержке государственной власти сумели разгромить ере- тиков-вольнодумцев. Одни из них погибли, заживо погребенные в монастырских темницах или на кострах во время опричнины, другие вынуждены были бежать в Литву и Швецию. Обострение классовой борьбы и не- удачи в войне против Казани заставили господствующий класс страны сплотиться и приступить к реформам. Было создано правительство компромисса во главе с фаворитом царя А. Ф. Адашевым и священником Сильвестром, названное позднее князем А. М. Курбским «Избранной радой». Царь и «Избранная рада» предприняли ряд мер, направленных на укрепление государства: были созваны в Москве первые земские соборы (сословно- представительные органы, русский вариант средневекового парламента), принят Судебник 1550 г., под Москвой испоме- щена «избранная тысяча» дворян, созда- 1. Трон Ивана Грозного. XVI в. 2. Судебник 1550 г. Статьи об условиях выхода крестьян в Юрьев день 3. Венчание Ивана IV на царство. 1547 г. Миниатюра летописного свода XVI в. Фрагмент 4. Земельная реформа. 1551 г. Миниатюра летописного свода XVI в. 4
ИДТИ ВПЕРЕД, ОДОЛЕВАЯ ВРАГОВ... 88 но стрелецкое войско, введены ведомственные приказы—Разрядный (войсковой), Поместный, Посольский и др., власть кормленщиков заменена земским управлением. Программа действий правительства была обнародована на собранном в феврале 1549 г. в Кремле первом Земском соборе—так называемом Соборе примирения. На соборе были представлены бояре, высшие церковные иерархи, столичные служилые люди. Выступивший перед ними с речью Иван IV не жалел красок, воскрешая в памяти слушателей боярские насилия и своевольства времени своего малолетства. Но это было дело прошлого. В будущем царь призывал всех присутствующих объединить усилия и укрепить государство. В этих целях дела дворян были изъяты из сферы суда бояр- наместников и переданы в руки царя (центральных учреждений). Предполагалось создать новый Судебник и осуществить ряд реформ. В декабре 1549 г., в начале очередного казанского похода, было принято решение об ограничении местничества. Важным звеном в укреплении Русского государства явился Судебник 1550 г. Он усилил значение в системе управления центральных органов власти, призванных судить дворян, повысил их авторитет в глазах всего населения. Суровые меры наказаний вводились за преступления против государства, за убийство господ, за покушение на феодальную собственность и т. п. Целым рядом постановлений он стремился укрепить права феодалов на землю, крестьян и холопов. Однако в то время правительство еще не решилось на отмену установленного Судебником 1497 г. права кре¬ стьян уходить от господ в Юрьев день. Были лишь несколько увеличены нормы «пожилого» — платы, взимаемой с крестьян при уходе. «Уложение о службе» 1556 г. точно соразмерило службу феодалов с их земельными владениями. Была установлена единая норма. С каждых 150 десятин «доброй» вотчинной или поместной земли в трех полях выставлялся один конный воин в полном вооружении. Кроме поместного оклада служилый человек теперь получал из сумм «кормленного окупа» небольшое денежное жалованье. Особое денежное вознаграждение давалось за избыточных людей, поставляемых сверх нормы. «Уложение о службе» должно было способствовать росту поместного войска и укреплению в нем дисциплины. Дворянский публицист И. С. Пересве- тов настаивал на большем, призывал к полной отмене местничества, проводил идею о том, что реформы, осуществляемые правительством в интересах дворян, немыслимы без сильной царской власти, обуздывающей своеволие крупных феодалов, бояр, которых он презрительно называл «ленивыми богатинами». «Как конь под царем без узды,—писал И. С. Пересветов,— так царство без грозы». Если сокрушить боярскую оппозицию реформы не могли (она подняла голову в 1553 г., во время болезни Ивана, высказавшись за передачу трона князю Владимиру Старицкому), то они безусловно способствовали крупным внешнеполитическим успехам—падению Казанского (1552 г.) и Астраханского (1556 г.) ханств. Весной 1551 г. был сделан важный шаг к овладению Казанью—в устье Свияги в краткий срок был возведен Свияжск. Господствуя над местностью, он стал средоточием последующих военных операций против Казани. К России начали склоняться мордвины и чуваши, испытывавшие тяжкий гнет татарских феода- 2
ИДТИ ВПЕРЕД, ОДОЛЕВАЯ ВРАГОВ... 89 лов. В то же время в Казани усилились внутренние неурядицы. В 1552 г. под стены Казани двинулась во главе с царем огромная, 150-тысячная, русская армия, имевшая до 150 пушек. В боевых действиях приняли участие недавно созданные стрелецкие полки. 2 октября Казань была взята штурмом. Взятие Казани, событие большого международного и общерусского значения, ознаменовалось постройкой в Москве дивного Покровского собора и навсегда запечатлелось в народной памяти. В песне о взятии Казани Грозному приданы черты былинного богатыря с тем, однако, отличием, что остались необойденными и присущие ему жестокость, подозрительность. Например, задержка со взрывом подкопа вызывает соответствующую реакцию: На то грозный царь осердился: Подавай мне пушкарев казнить-вешать. Покорение Казанского ханства, исконного врага России, привело к подъему авторитета молодого царя. Осуществленное при личном участии Ивана IV, оно способствовало также его самоутверждению как государственного и военного деятеля. Вслед за Казанью пала Астрахань. Присоединение Казани и Астрахани отвечало экономическим интересам России. Дворянство завладело плодородными землями. Были освобождены русские полоняники, находившиеся в Казани. Мордва, удмурты, чуваши, марийцы и татары вошли в состав России. Болта от истоков до устья стала русской рекой, получив название «матушка», как в народе величают родимую кормилицу, вечную труженицу. Открылся путь на персидский и другие восточные рынки. Вниз по Волге пошли караваны судов с хлебом, мехами, медом, воском, изделиями русских ремесленников и оружейников, вверх —с рыбой, шелковыми и хлопчатобумажными тканями, восточными пряностями, ювелирными и други- 1. Иван IV посылает суда с осадными орудиями на Казань. 1552 г. Миниатюра летописного свода XVI в. 2. Осада Казани. Миниатюра летописного свода XVI в. 3. Отмена «кормлений». 1555—1556 гг. Миниатюра летописного свода XVI в. Фрагмент 4. Иван IV. Копия с портрета, хранящегося в Копенгагене 5. Прием Иваном IV сибирских послов с дарами. Миниатюра летописного свода XVI в. Фрагмент Часть миниатюры, которая помещена здесь, изображает послов сибирского князя, передающих пушнину, привезенную в подарок Ивану Грозному, в царскую кладовую. Казначей (он держит на коленях свиток) все тщательно подсчитывает и записывает 6. Монета времен Ивана IV. Золото 3 5
ИДТИ ВПЕРЕД, ОДОЛЕВАЯ ВРАГОВ... 90 Покорение Сибири Ермаком. Художник В. Суриков. 1895 г. «Новый летописец» р покорении Сибири Ермаком: «Царь же Иван, видя их (казаков.— Авт.) воровство и злое непокорство, посла на них воевод своих и повеле их там (на Волге.— Авт.) имати и вешати; многих же имающе и казняху, а иные же, аки волки, розбежашася. По Волге же вверх от них побегоша шестьсот человек по присылке Максима Строганова, в них же старейшина, атаман рекомый Ермак, и иные многие атаманья. И дошедша до реки Камы и Камою вверх дошли до Чюсовой до вотчины Строгановых. Тут же распрошаху тутошних живущих людей: «X которому государству та земля подошла?» Они же поведоша им: «Есть де отсюда не в дальном разстоянии рекомое царство Сибирское, в нем же живет царь Кучюм». Тот же Ермак изготовя себе запасу и взяв с собою тутошних людей 50 человек и поиде рекою Серебряною вверх и переволокли суды в реку в Тагил, и доиде до реки Туры, а рекою Турою доиде до реки Тоболю, а Тоболою доиде до реки Иртиши, а рекою Иртишею доиде до городка, где кочевал царь Кучюм, и прииде под то царство Сибирское. И быша с ними бои по многи дни, и божиим изволением взяша царство Сибирское...» ми товарами. На Северном Кавказе к России присоединилась Кабарда, в Южном Приуралье — Башкирия. Для всех этих народов Поволжья, Приуралья и Северного Кавказа, страдавших под властью ханов и мурз, живших под постоянным страхом порабощения со стороны султанской Турции, вхождение в состав более развитой России имело прогрессивное значение, несмотря на гнет царизма и его администрации, помещиков и церкви. Оживилась экономика, были построены города Чебоксары, Уфа и др. Создались благоприятные условия для дальнейшего продвижения в Зауралье и Сибирь. Сюда с Волги по Каме и Чусовой в 1581 г. направился с казачьим отрядом Ермак, получивший поддержку у богатых сольвычегодских промышленников Строгановых, торговавших и на далеком Севере, и в знойной Бухаре. Ермак нанес поражение сибирскому хану Кучуму, властвовавшему над ненцами, ханты, манси, алтайцами и татарами. С богатыми дарами «ермаковы казаки» прибыли в Москву сообщить об этой победе. Но успехи Ермака не были прочными. С отрядом казаков он попал в засаду и погиб (август 1585 г.). Только после прибытия в Сибирь русских войск и строительства городов- крепостей Тюмени (1586 г.), Тобольска (1587 г.) и др. власть России в Сибири утвердилась окончательно.
ИДТИ ВПЕРЕД, ОДОЛЕВАЯ ВРАГОВ... 91 МОСКВА В ОПРИЧНОЕ ЛИХОЛЕТЬЕ В целях дальнейшего укрепления государства и возвышения дворянства, усиления самодержавной власти и обеспечения собственной безопасности Иван IV учредил опричнину. Она была введена тогда, когда первоначальные успехи в Ливонской войне сменились неудачами, начались боярские измены, из Юрьева (Дерпта) бежал к польскому королю главнокомандующий русскими войсками в Ливонии князь А. М. Курбский. Позднее беглый князь во главе польско-литовских войск вторгся в Россию и написал послание царю, обвиняя его в несправедливых преследованиях знати. По одному летописному известию, Ивану IV вручил княжескую «епистолию» на Красном крыльце в Кремле слуга князя Василий Шибанов, которому царь пронзил ногу своим посохом. Скорее всего гонец Курбского был захвачен на границе, а в Москве имела место красочная инсценировка, столь любезная сердцу Грозного. Царь ответил на послание Курбского. Из многословных рассуждений, сдобренных едкой иронией и сарказмом, из многочисленных библейских цитат, втянутых в водоворот неуемной мысли царя Ивана, рождается вывод, страшный своими близкими практическими результатами: «Жаловати есмя своих холопей вольны, а и казнити вольны же». Отчет же в своих действиях царь хотел давать одному богу. 3 декабря 1564 г. изумленные москвичи стали свидетелями необычайного отъезда из столицы царя с семьей, приказными и служилыми людьми. Царь захватил с собой казну, огромный обоз. Это была не поездка на богомолье, а настоящее переселение. В оставшейся без управления Москве было неспокойно. Богатые горожане опасались возобновления боярских своеволий, имевших место в малолетство Ивана IV, и волнений городских низов. Со своей стороны высшее духовенство и бояре боялись стихийного выступления посадского на-
; v. *Т*ч\Л\м Y))~^ ЁРШ х^Фх:
ИДТИ ВПЕРЕД, ОДОЛЕВАЯ ВРАГОВ... 93 селения. Поэтому, когда в Москву из Александровой слободы поступили послания Г розного с обвинениями бояр и с заявлением, что царь на московский посад не гневается, сразу же туда была направлена делегация от москвичей, выразивших готовность расправиться с «изменниками». Царь согласился вернуться в Москву при условии учреждения опричнины—специально подобранного штата управления и создания беспрекословно послушного войска, на обеспечение которого выделялась осо- -ч ^ОСПЪ<Л \AbCOL ***• Я/ ня<лй vv»v v-г» ”(-5-7- ^ v - Ф ч i Kmutip o(ia}atn<{ ut$\o( (лK/wltnpb /-£« \i k<tc^iU w ac< S cv&itd l« HntjS \ ^кгпл%. it<kJ$A!ust\jaC l^Sdi ^A. /ух J, > л л - « Ц)S.uTc*.£*K Л 4vC/^ 0em4#'Uou^cb &b евмЗ* Gw ЧХ/Ь ?o JT.-4-4' c/C<t/6 (jua* &к£^1хо\ь лъ'кхмл lp.«4to 1. Благовещенский собор Московского Кремля. Западный портал. Вторая половина XVI в. 2. Большая государственная печать Ивана IV с изображением государственного герба, окруженного территориальными эмблемами, и с царским титулом 3. Соборный приговор 1580 г. об ограничении монастырского землевладения. Копия. Фрагмент 4. Благовещенский собор Московского Кремля. 1484—1489 гг. Восстановлен и перестроен (после пожара 1547 г.) в 60—70-х годах XVI в. 1 4
ИДТИ ВПЕРЕД, ОДОЛЕВАЯ ВРАГОВ... 94 бая, опричная;территория, тогда как другая часть страны получила наименование земщины. Опричнина должна была сокрушить княжеско-боярскую оппозицию самодержавной власти Грозного и способствовать усилению дворянства, на которое опирался царь. Однако проведение в жизнь опричной политики сопровождалось такими насилиями и массовыми избиениями, разгромом целых городов и областей, что оно повлекло за собой и отрицательные последствия. По словам дьяка Ивана Тимофеева, царь Иван Грозный, «мирогубитель и рабоуби- тель», опричниной, как секирой, рассек пополам русскую землю, противопоставив одну часть другой, и тем самым способствовал наступлению «смуты». Была разделена на две части — опричную и земскую — и Москва. На опричной территории Москвы, к западу от Кремля, где располагались дворцовые слободы (городские поселения, освобожденные от платежа государственных налогов), обслуживавшие царский дво¬ рец, и селились наиболее близкие к Ивану IV люди, царь основал свою новую резиденцию — «опричный двор». Он возник на месте двора, отобранного у царского шурина князя М. Т. Черкасского, одного из инициаторов введения опричнины. Опричный двор, с постройками для опричных стрельцов, несших его охрану, занимал значительную территорию (между современными улицами Герцена и Фрунзе, где сейчас находятся Государственная библиотека им. В. И. Ленина и здание Московского университета). Деревянный опричный дворец окружала высокая каменная стена, которая должна была оградить царя от внешнего мира. Главные ворота были украшены вырезанными из дерева фигурами львов с парящим над ними черным орлом, символизирующим царское могущество. За стеной помещались постройки для жилья и здания опричных приказов, кровли которых также были украшены черными орлами. Площадь перед дворцом была засыпана толстым слоем песка. Однако Иван IV не прижился в московском опричном дворце. Грозный Москву не любил, а рядовых москвичей, заставивших его трепетать в свой достопамятный приход в Воробьево в 1547 г., боялся. Вторично москвичи поднялись на восстание летом 1568 г., когда Москву захлестнули опричные репрессии. Царь был вынужден бежать из столицы в Александрову слободу, которая на долгие годы стала его резиденцией. Здесь царь принимал даже иностранных послов. Жил Иван IV и в Старице, и в северной Вологде, которую он одно время даже хотел сделать столицей государства. В Москве он появлялся наездами, сопровождавшимися рядом кровавых казней, совершавшихся на московских площадях при огромном стечении народа. Страшась заговоров бояр и взрыва народного гнева за опричные беззакония и расправы, он вел переговоры с английской королевой Елизаветой о военно- политическом союзе, одним из главных условий которого должно было стать обоюдное право убежища — Ивана IV с семьей в Англии, а Елизаветы в России. Королева не пошла на это. Когда из-за отклонения предложений царя возникли помехи в русско-английской торговле, Грозный направил ей послание, содержащее суровую отповедь: «И мы чаяли того, что ты на своем государстве государыня и сама владеешь и своей государской чести смотришь и своему государству прибытка. И мы потому такие дела и хотели с тобой делать. Ажно у тебя мимо тебя люди владеют, и не токмо люди, но мужики торговые... А ты пребываешь в своем девическом чину, как есть пошлая (обыкновенная) девица... а Московское государство покамест без аглинских товаров не скудно было»,— в сердцах заключал царь. Московский опричный двор погиб в огне пожара в 1571 г., когда крымский хан Девлет-Гирей сжег Москву дотла. После этого набега крымских татар, который опричное войско не сумело предотвратить, опричнина была преобразована в «государев двор». Незадолго до этого объединенное земское и опричное войско отразило попытку татар повторить набег на Москву. Они были наголову разбиты при Молодях (1572 г.). Эта победа русских над крымскими татарами, вассалами турецкого султана, вызвала восторженные отклики в Европе. Однако, хотя употреблять термин «опричнина» *и было запрещено под страхом наказания кнутом, на практике дело ограничивалось переменой вывески, а разделение страны на «двор» и «земщину» продолжало существовать вплоть до 1584 г. Москвичи, как и все русские люди, сохранили об опричнине с ее беззакониями и кровавыми оргиями черную память. Накануне отмены опричнины в Москве прозвучала песня, сложенная в посадской среде «О гневе Грозного на сына», в которой сурово осуждался главный опричный палач Малюта Скуратов. Героем этой песни стал царский шурин по первой жене, земский боярин Никита Романович Юрьев, тесно связанный с московским посадом и земскими стрельцами. Опричнина в старых формах 1565— 1572 гг. была частично возрождена осенью 1575 г., когда вновь остро встал вопрос о продолжении Ливонской войны. В Москве был созван Земский собор, на котором теряющие реальную основу планы царя встретили противодействие со стороны части его участников, хорошо осведомленных о надвинувшемся на страну страшном хозяйственном разорении. Появилась даже мысль заменить Грозного его старшим сыном. Царь незамедлительно принял контрмеры. Он решил прибегнуть к необычайному «политическому маскараду» — поставить во главе государства недавно крещенного татарского царевича Симеона Бекбулатовича, а самому уйти «на удел». Представители самых разных слоев господствующего класса, в том числе бывшие видные опричные деятели, пользовавшиеся молчаливой поддержкой высших правительственных лиц и Юрьевых (Романовых),усмотрели в этом предложении царя ущемление не только своих материальных интересов, но и национального достоинства и старинных традиций. Они выступили с коллектив-
идти вп. чр АГОВ... 97 ным челобитьем, в котором недвусмысленно заявили царю, что если уже он хочет опять разделить государство и уйти «на удел», то великое княжение должен передать не иноплеменнику, а своим «чадам», подразумевая, конечно, Ивана Ивановича. Грозный жестоко подавил это выступление, расценив его как «заговор», «мятеж», покушение на свою жизнь. Высшие деятели в государстве были запуганы. На их дворы «метали» головы казненных. То была последняя, «шестая эпоха» казней, как ее расценил Н. М. Карамзин. В дальнейшем к массовым казням Грозный не прибегал. Феодальная оппозиция уже не решалась выступать по корённым вопросам внутренней и внешней политики. Она была обезглавлена. Царь не тронул пока Ивана Ивановича, скорее всего и не принявшего участия во вспыхнувшей борьбе. Но подозрение к нему не покидало Ивана IV. Поэтому роковой удар Грозного, поразивший старшего сына в 1581 г., когда обстановка по сравнению с 1575 г. осложнилась еще более, когда вновь могли оживиться надежды на царевича, возможно, не был таким уж случайным, как представлялся до сих пор историкам. Курбский, предрекая в своей «Истории о великом князе московском» близкий конец «кровопийственного рода», мог иметь в виду не только отсутствие у Ивана IV внуков, но и распри его со старшим сыном, о которых стало известно за рубежом еще в 1568 г. Массовые переселения служилых людей из «удела» в «земщину» и наоборот просуществовали менее года. В ослабленном виде разделение государства на «двор» и «земщину» продолжалось вплоть до смерти Грозного. Ливонская война и бедствия опричнины привели страну к тяжелому хозяйственному разорению. Целые районы пришли в запустение. Резко усилилось крестьянское закрепощение. В конце Ливонской войны начали составляться новые писцовые книги и был принят указ о «заповедных летах» — страшное «за- клятье царя Ивана Васи%^ государственных законов к^/-0й ли лишены в конце XVI — нача^ ^ права ухода от господ в общегосуд. ственном масштабе. Был организован государственный сыск беглых крестьян. Резко ухудшилось и положение холопов. Они, как и крестьяне, потеряли возможность покидать своих господ. Горькие сожаления об утраченных правах крестьян запечатлела известная поговорка: «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!» Тяжкую холопскую долю отражала другая: «Неволя, неволя — боярский двор: ходя наешься, стоя выспишься». Развитие и укрепление Российского государства шло за счет усиления крепостного гнета, что неизбежно вело к новому обострению классовой борьбы. Близилась крестьянская война. 1. Александрова слобода в XVI в. Гравюра из книги Я. Ульфельда. 1608 г. 2. Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года. Художник И. Репин. 1885 г. 2
ИДТИ ВПЕРЕД, ОДОЛЕВАЯ ВРАГОВ. . 96 ДЕЛА МЕЖДУНАРОДНЫЕ Крупнейшим внешнеполитическим событием царствования Грозного явилась Ливонская война, длившаяся 25 лет (1558—1583 гг.) и принесшая народу неисчислимые бедствия. Война за выход к Балтийскому морю, за возвращение исконных русских владений в Прибалтике началась успешно. Эстонское и латышское население поднялось против немецких поработителей. Ливонский орден, долгое время преграждавший путь России к морю, препятствовавший приезду специалистов, поступлению вооружения и необходимых для развития страны товаров, распался в 1561 г. под ударами русских войск. После взятия русскими войсками Юрьева (Дерпта) и Нарвы началась знаменитая «нарвская навигация», длившаяся до конца войны, когда корабли стран, торговавших с Россией, бороздили Балтику на всем ее протяжении — от проливов до Финского залива. Стремясь обезопасить торговые линии на Балтийском море от вражеских пиратов, нанятых Польшей и Швецией, Иван IV завел свой каперский флот, во главе которого стоял К. Роде, получивший на то специальную царскую грамоту (патент). Созванный в 1566 г. Земский собор, на котором впервые присутствовали представители московского посада, высказался за ведение войны до полной победы. Но на орденское наследство начали претендовать Швеция, Дания и Литва, которая на основе Люблинской унии 1569 г. объединилась с Польшей в одно государство—Речь Посполитую. Война с коалицией государств приняла затяжной, изнурительный для России характер. В 1572—1576 гг. русские войска добились крупных успехов в Ливонии. Этим успехам способствовала благоприятно сложившаяся для России внешнеполитическая обстановка, а также политическая изобретательность царя Ивана, создавшего в Ливонии вассальное «королевство» Магнуса, имевшее на первых порах большую притягательную силу в глазах ливонского населения. В Польше в 1572 г. умер бездетный Сигизмунд II Август. Наступило длительное «беско- ролевье», продолжавшееся с небольшим перерывом, когда на польском троне оказался французский принц Генрих Валуа, вплоть до 1576 г. Польша на это время фактически вышла из борьбы за Прибалтику. В Турции в 1574 г. умер Селим И, ярый противник России, организатор астраханского похода 1569 г., закончившегося поражением османских войск в безводных ногайских степях. Новый турецкий султан Мурад III начал затяжную войну с Персией, вторгся в пределы Закавказья и, чтобы развязать себе руки, пошел на временное улучшение русско-турецких отношений, что не замедлило сказаться и на взаимоотношениях России с Крымом. Крымский хан, потерпев поражение в битве при Молодях в 1572 г., не рисковал пока совершать крупные набеги на Россию. Пользуясь по-своему «предвыборной» горячкой, охватившей польских магнатов и шляхту, он принялся теперь разорять Польшу. Кандидатура Ивана Грозного дважды выдвигалась в Польше во время элекци- онных (избирательных) сеймов 1573 и 1575 гг., но оба раза стараниями поль- 3
ИДТИ ВПЕРЕД, ОДОЛЕВАЯ ВРАГОВ... 97 ских и литовских магнатов не прошла. По-видимому, и сам царь не помышлял серьезно о том, чтобы занять престол в Польше или Литве. Он побаивался, что включение в состав Русского государства «шляхетских республик» может подорвать основы его самодержавной власти, послужить соблазнительным примером для русской аристократии и дворянства. Иван Васильевич Грозный, ведя в Москве беседы с польскими послами, высказывался примерно в таком духе: «В нашей земле многие говорят, что я зол: правда, я зол и гневен, не хвалюся, однако пусть спросят меня, на кого я зол? Я отвечу, что, кто против меня зол, на того и я зол, а кто добр, тому не пожалею отдать и эту цепь с себя, и это платье». Подолгу разговаривая с польскими послами о возможности его избрания на польский трон, Грозный между тем не терял времени в Ливонии. В январе 1573 г. русские войска штурмом взяли Вейсенштейн (Пайде), второй по величине опорный пункт шведов в Прибалтике. В 1575 г. войскам Магнуса сдалась крепость Салис, а русским—Пернов (Пярну), расположенные на берегу Рижского залива. Ливония оказалась разрезанной на две части. После кампании 1576 г. в руки царя попало все побережье от Пернова до Ревеля (Таллина). Г розный также вел переговоры с императором Максимилианом II, стремясь обеспечить поддержку своим планам расторжения Люблинской унии. Иван IV поддерживал кандидатуру в польские короли эрцгерцога Эрнеста с условием, чтобы сам он был провозглашен «государем» в Литве. Если же и в Польше, и в Литве будет избран Эрнест, то и тогда последнему обеспечена помощь со стороны России, лишь бы только он отдал царю Ливонию. Не забывал Иван IV о Дании и Англии, принимая в 1575 г. Якова Ульфельда и Даниила Сильвестра. Но эта дипломатическая и военная активность Грозного не имела прочной основы, внутренние ресурсы страны уже иссякли. Росло недовольство в верхах и низах русского общества. Вскоре после трагических событий осени 1575 г. в Москву прибыло австрийское посольство Д. Принца и Г. Кобен- целя. Однако переговоры глубоко разочаровали Ивана IV. 1. Прием литовских послов Иваном IV. Миниатюра летописного свода XVI в. 2. Английское подворье в Москве. XVI— XVII вв. 3. Ревель. Гравюра из «Путешествия» А. Оле- ария. XVII в. 4. Прием послов в Александровой слободе. Гра- вюра из книги Я. Ульфельда. 1608 г. 5. Пушки, захваченные у немцев в Ливонии. Миниатюра летописного свода XVI в. 6. Посольство боярина Колычева в Гродно. 1564 г. Гравюра XVI в. Фрагмент 6
ИДТИ ВПЕРЕД, ОДОЛЕВАЯ ВРАГОВ... 98 Император требовал поддержки кандидатуры австрийского принца на польский трон и в то же время просил царя оставить в покое «убогую Ливонию». Ответом Г розного стал грандиозный поход. Если не удалось получить Ливонию дипломатическим путем, то судьба ее должна быть решена на полях сражений. В январе 1577 г. была предпринята осада Ревеля, а летом русская армия, возглавляемая царем, вторглась в Ливонию и овладела Вейденом (Цесисом), бывшей резиденцией магистра Ливонского ордена, и рядом других крепостей в Восточной Латвии. Теперь Россия обладала всей Ливонией, за исключением Риги и Ревеля. Но это были последние успехи русского оружия в Ливонской войне. К этому времени внешнеполитическая обстановка стала складываться далеко не в пользу России. Наряду с победами появились тревожные симптомы. Магнус, почувствовавший непрочность положения Грозного в Прибалтике, где раздача поместий русским дворянам и грабежи опричников оттолкнули от царя местное население, деятельно готовил измену. Против России складывалась коалиция западных держав, ударной силой которой должны были стать Стефан Баторий, избранный в 1576 г. на польский трон, и шведы. В 1579 г. Баторий перешел в решительное наступление и взял Полоцк, а в 1580 г.—Великие Луки, стремясь отрезать русскую армию, действующую в Ливонии, от ее баз в России. В 1581 г. он во главе разношерстной армии наемников, собранных со всей Европы, осадил Псков, надеясь в случае успеха идти на Москву. В том же году шведы заняли Нарву и Корелу. Победы Батория резко изменили военную ситуацию. Но главное заключалось в другом — страна была разорена. Оскудевшие, смертельно уставшие служилые люди не хотели идти на войну. В декабре 1580 г. в Москве заседал Земский собор, обсудивший вопрос о мире с Речью Посполитой. Захваченные в плен поляками русские дети боярские рассказали, что Иван IV собрал «сейм», на котором «всей землей просили великого князя о мире, заявляя, что больше того с их сел не возьмешь, против сильного господаря (Стефана Батория.— Авт.) трудно воевать, когда из-за опустошения их вотчин не имеешь на чем и с чем». На печальном исходе военных действий сказывалось, наконец, и удрученное состояние Грозного. Царь болезненно переживал военные поражения. Бешеные вспышки гнева (во время одной из них он смертельно ранил старшего сына Ивана) сменялись полным упадком сил, унынием, апатией. Убийство наследника престола, которого Иван IV, возможно, и подозревал в стремлении занять трон до своей кончины, но на которого только и мог возлагать надежды, сокрушило грозную душу царя. Он впал в покаяния и молитвы. К этому времени относится знаменитая сцена, описанная во вкладной книге Троице - Сергиева монастыря, предназначенной для внутреннего пользования. В ней рассказывается, что,будучи у Троицы, Грозный «плакал, и рыдал, и молил» в присутствии своего духовника и двух наиболее досточтимых троицких монахов — келаря Евстафия Головкина и старца Варсонуфия Якимова: «...только трое их... втайне, а архимандрита Ионы (из рода князей Оболенских.— Авт.) туто не призвал», устроить по погибшему царевичу особенно торжественное поминовение. Вскоре царь приказал, посмертно реабилитируя всех опальных, составлять по монастырям синодики—поименные списки знатных казненных, задуши которых должны были возноситься молитвы монахов. О простолюдинах, погибших в кровавой опричной сумятице, говорилось просто: «Ты, господи, сам веси (знаешь.— Авт.) имена их». Неудачи в Ливонской войне и успехи нового польского короля Стефана Батория, выступившего со свежими военными силами, заставили Ивана IV прибегнуть к посредничеству Ватикана. В Москву мирить царя с королем прибыл папский посол иезуит Антонио Поссеви- но. Но заключенное перемирие не устраивало Грозного. Приободренный героической обороной Пскова против Батория, он лихорадочно готовился к возобновлению борьбы за Прибалтику. В этой тяжелой обстановке Грозный снова вернулся к мысли о военно-политическом союзе с Англией, затеяв сватовство к сероглазой красавице Мэри Гастингс, племяннице королевы Елизаветы. Неизвестно, что бы вышло из этого сватовства, взбудоражившего русские придворные круги, если бы царя не постигла внезапная смерть. Иван Васильевич Грозный скончался 18 марта 1584 г., 53 лет от роду, скоропостижно, за игрой в шахматы. Смерть царя породила разноречивые толки, некоторые осведомленные летописцы говорят даже о его отравлении приближенными. В бурное царствование Ивана IV были завоеваны Казань и Астрахань, присоединены огромные пространства При- уралья и Западной Сибири, организована сторожевая служба на южных границах и начато сооружение «засечной черты», наконец, предпринята смелая попытка
ИДТИ ВПЕРЕД, ОДОЛЕВАЯ ВРАГОВ... 99 прорваться к берегам Балтики, чтобы добыть для России столь необходимый ей выход к морю. Все это дорого стоило народу, оказавшемуся в крепостнических узах. Стремясь подавить княжеско- боярскую оппозицию и протест закрепощаемых масс, Грозный, человек могучих страстей, сын своего жестокого века, действовал на уровне злодейств шекспировских героев. 1. Русское посольство 3. И. Су горского к императору Максимилиану И. Раскрашенная гравюра. XVI В. 2. Иван IV показывает сокровища английскому послу Джерому Горсею. Художник А. Литовчен- ко. 1875 г. В своих «Записках» Горсей дал описание одного из своих последних посещений Ивана IV накануне его смерти, когда тот показывал ему свои сокровища, проводил опыты с магнитом и объяснял ему магические свойства драгоценных камней: «Вот прекрасный коралл и прекрасная бирюза, которые вы видите, возьмите их в руку, их природный цвет ярок; а теперь положите их на мою ладонь. Я отравлен болезнью, вы видите, они показывают свое свойство изменением цвета из чистого в тусклый, они предсказывают мою смерть» 2
МОСКВА ВО ВРЕМЯ КРЕСТЬЯНСКОЙ ВОЙНЫ. ЛЖЕДМИТРИЙ I 100 Москва во время Крестьянской войны. Лжедмитрий I Тяжелое наследство оставил Иван IV своим преемникам: разоренную, закрепощенную деревню и обезлюдевший город; пустую казну и вконец оскудевшее воинство; беззаконие и произвол в судах и приказах; многочисленных врагов за рубежом и недовольство внутри страны, грозившее, как заметил один современник, разразиться всеобщим восстанием. После смерти царя в правящих верхах вспыхнула борьба за власть. Богдан Бельский, последний опричный временщик, ратовал за возрождение оп- ричнины. Среди бояр произошел раскол. Решающее слово, положившее конец боярским раздорам, сказали московские посадские люди, к которым присоединились находившиеся в столице дворяне южных районов. Узнав о действиях Бельского, захватившего Кремль, посадские люди бросились туда, вооружившись чем попало. В Кремле едва успели запереть ворота. Тогда весь 1 народ, по свидетельству летописца, «всколебался», разгромил оружейные склады на Красной площади, поворотил стоявшую на ней пушку к Кремлю и хотел выбить ворота вон. Среди восставших были и дети боярские, так что для засевших в Кремле дело приобретало серьезный оборот. Угроза народного восстания заставила бояр помириться. Бельский был отправлен в почетную ссылку. Эти события показали, что попытка продолжать опричную политику обречена на провал. 31 мая 1584 г. был торжественно коронован в Успенском соборе старший сын Ивана IV Федор, тогда как младший сын его царевич Дмитрий незадолго до этого был выслан в Углич, где позднее погиб, возможно, от рук убийц, подосланных Борисом Годуновым (1591 г.). Новый царь, слабоумный и безвольный, был далек от государственных дел. Все время посвящал он молитвам, постам, поездкам по монастырям. Государственными делами поначалу занимался боярин Н. Р. Юрьев, а затем, после его смерти в 1586 г., Борис Годунов, продолжавший политику усиления дворянства и закрепощения крестьян, но отказавшийся от свирепых методов ее проведения в жизнь. Однако закрепости- тельная политика правителя, а затем царя Б. Годунова в сложной обстановке кануна Крестьянской войны и начавшейся польской интервенции потерпела крах, принеся гибель Годунову и его семье. В первые годы XVII столетия на Руси разразился страшный голод, унесший до трети населения страны. С особой силой он сказался в Москве, куда стекались в надежде на царскую милостыню голодающие со всей страны. Страдания посадских людей, крепостных крестьян и холопов достигли невиданных размеров. Голод 1601 —1603 гг., предельно осложнив ситуацию внутри Москвы, стал могучим ускорителем классовой борьбы во всей стране. Осенью 1603 г. пламя крестьянских и холопских восстаний вплотную приблизилось к воротам Москвы. Вспыхнуло восстание Хлопка— первый акт Крестьянской войны, когда восставшие двинулись походом на столицу и в ожесточенном сражении в подмосковных лесах убили царского воеводу, окольничего И. Ф. Басманова, но были разгромлены. В 1605 г. новая волна Крестьянской войны вознесла на московский престол Лжедмитрия I, вторгшегося в Россию с помощью короля Сигизмунда III, ПОЛЬСКИХ магнатов и Ватикана. Польша и Ватикан боялись укрепления России, роста ее международного влияния. Они хотели всячески ее ослабить и подчинить себе. Фигура Лжедмитрия I казалась им подходящей для осуществления экспансионистских планов. Лжедмитрий появился в Польше в 1601 г., где начал выдавать себя за царевича Дмитрия Ивановича, сына Ивана Грозного, якобы спасшегося от убийц, подосланных Борисом Годуно- 1. Царь Федор Иванович. Парсуна. Конец XVI —начал о XVII в. 2. Карета английская. Конец XVI—начало XVII в. Подарок Борису Годунову (предположительно) 3. Борис Годунов. Миниатюра из «Титулярни- ка» 1672 г. 4. Сведения об указе царя Федора Ивановича 1592—1593 гг., запрещавшем свободный выход крестьянам и бобылям 5. Грамота об учреждении Московской патриархии. 1589 г. Фрагмент 6. Трон царя Бориса Годунова. Посольский дар шаха Аббаса I. Иран. Конец XVI в. 2
МОСКВА ВО ВРЕМЯ КРЕСТЬЯНСКОЙ ВОЙНЫ. ЛЖЕДМИТРИЙ 1 101 АиЛЛШ 0 Ш} %i^uu^G %2(neVt (bwfawj****f* 1 (5"*^ -yf ^ v nfff ' i дкхчфе*т\1\гт\oXL *Л£ Ur* bourneчч<.тлД^с<*£.*^*у ъ£чз » * — и м Г* I K^(trccv<o cxmV^Se o^tv\/c*e*» v n^rtu^ii^ ^ник^ро^ ■ Л ^J. 1 wove-. C^ c- e.J Й ^нйяа^йр^^ |)J 4^Шти«И^й TA,ata4 W«xw! ot^Bi p5**ru,ni ^ Y £ L %^LkcJims^0XKc^^)X^^ 4 ^^йи.л4мтЙи<«в\Ато'длтпчло^<й^|П . ’ *_ Сч_ gx Z ' ^ П^в^ллдяп»,»»^ mtt^te ^ |тч 2?Т*У ‘' ’■*% c\s£~ ,a>* . cs AY"---1 ЦЧ<А*ГТ ,л ___ ’ *** ^пъме 1)ЛГШТа^»гтTtt^te рч «TV dot CV Z^Y'Si С' - T ^ jfcYttmfb.ft<. BwOHrK e U-6«-eXo,A0m.>.<i r3N, L_^r^7 r, <! <r £*z'* 7He{H«^.*'Cef>e^V'H.6trv* • /v л / n'Jii ", го vor jvpif YY t«{^aoi( «лД yA^<imt»^wH^t 2 ^гЦ!Г a ^Qo^o^ncn ^ йпт^ода /^ у^ч&п j| j J - ' > j-p >._ J *o4^(o^oJaJK'it л rn<Sftc/№4^r<m|>A <■ °}--*~j‘~ *-V I*'J fo<f*&<6ft <•* (^яммнтр* *Sk v C£=> P* /Т> &Э ’ 7 #^4>*r<.<JT*-dayo^74<w^eHKK 4<мр1-блнгт-Nr> j. J/rpq,’' <-fF" A-^-*", P'4? • ^nviCvt b£tttj>fT*i# Дкл.<Л 0 #< *** Z-? * ' : . p—> л рЧ * < АЛь$/p3*0tn. ext<*A*tfJ*.«0 0^«*aa£VUTU? (.it*L..LLi. ^../~.3./7^-Л.^ГМЛ!Г^.Л.2*.т Л. гЛ< Yf /С tt* o jOjp^j/v4C"wv>* YY vx j ' г1*—* * , ' 4*v - < |гя«Ачпа:\(<л*Л1**<KmJo^iyWMKoд. i I ' -IpJrffiStfSffi ^wbn uZm,. ,;,^YY 1 - - ^1 / * / ’■Р;Р - ^ гг ^»л м^'", ^4(jL ««да. / :_, ^л-«^«J,v.,~4->-Зг S^Y*. Д ;,;/лг:^ г^з£' tUkn^&L а*ь*ш 'мм* kitei u^t^mfifvr wYtip <ri ^ 9v f,... *,»^x.-i«.»rfA.:-Vr./.«^-Ж ,,, t , , 4Y‘^^'tfrr2^f^w*'r ^фм.Я2^5ч-Г-- 4.^».^<t eT$^,w Л'" f , Г CGC TffZT^W^^osnU^ чД' «« . Л ^имйг#^'' i.Arr K£ 4o ptU^&v OLt Q™lf*V(P r 5 4 6
МОСКВА ВО ВРЕМЯ КРЕСТЬЯНСКОЙ ВОЙНЫ. ЛЖЕДМИТРИЙ I 102 вым. В действительности под личиной царевича скрывался беглый дьякон московского Чудова монастыря Григорий Отрепьев, сын галичского служилого человека Богдана Отрепьева. В поисках союзников Лжедмитрий тайно перешел в католичество, обещая папе Клименту VIII ввести католичество в России, а польскому королю — сделать большие территориальные уступки вплоть до передачи Смоленска; Ю. Мнишеку, отцу Марины Мнишек, на которой Лжедмитрий I собирался жениться,— уплатить миллион злотых и передать Смоленскую и часть Северской земли, а самой Марине дать в удел Псков и Новгород. Собрав силы, Лжедмитрий I вторгся в Россию и двинулся на Москву. Несмотря на поражения, число приверженцев самозванца постоянно росло за счет поддержки со стороны служилых и посадских людей южных уездов. С ним стали устанавливать связи и оппозиционные правительству Бориса Годунова аристократические роды Голицыных, Шуйских и др. Самозванец обещал крестьянам предоставить волю, посадским людям—освобождение от налогов. Решающую роль в торжестве самозванца сыграли переход на его сторону царского войска под Кромами 7 мая 1605 г., вскоре после смерти Бориса Годунова, и восстание в Москве в начале июня, когда в столицу с «милостивой» грамотой от Лжедмитрия I прибыли его гонцы — Гаврило Пушкин и Наум Плещеев. 20 июня самозванец торжественно вступил в Москву. Заняв царский престол, Лжедмитрий I, однако, не спешил исполнять данных им обещаний. Налоговое бремя не только не ослабло, а, напротив, возросло в связи с безудержными тратами самозванца на личные прихоти и на подготовку похода против Турции. Это вызвало недовольство в народной среде, чем воспользовались бояре для организации заговора. Лжедмитрий I спешно вызвал в Москву с Волги казаков и включил в подготовлявшийся Сводный Судебник статью о крестьянском выходе в Юрьев день. Однако приезд в Москву на свадьбу Лжедмитрия с Мариной Мнишек польских шляхтичей в мае 1606 г., ведших себя вызывающе, накалил обстановку. Во время вспыхнувшего 17 мая восстания московского посадского люда Лжедмитрий I был убит боярскими заговорщиками, которых возглавил Василий Шуйский. Шуйский был провозглашен царем кучкой своих приверженцев, дав при коронации московскому боярству «крестоцеловальную запись», по которой обязался никого не казнить без суда и следствия и все дела решать с согласия боярской думы. Парод же от нового царя облегчения не получил. Летом 1606 г. разразилось восстание Болотникова, которое стало кульмина-
МОСКВА ВО ВРЕМЯ КРЕСТЬЯНСКОЙ ВОЙНЫ ЛЖЕДМИТРИЙ I 103 ЦИОННЫМ пунктом Крестьянской войны. Болотников возглавил поход крестьян на Москву. К ним примкнула пасть южных дворян. Осада столицы в октябре— декабре 1606 г. явилась апогеем восстания. Общая численность войска восставших составляла несколько десятков тысяч человек. Царь В. Шуйский оказался запертым в столице. Болотников вступил в переговоры с московскими посадскими людьми, стремясь овладеть столицей без боя и не замыкая блокады. Положение в осажденной Москве было очень тяжелым, цены на хлеб возросли в несколько раз. Однако верхи московского посада сорвали переговоры. Предстояло брать сильно укрепленную столицу штурмом. Определились два главных района военных действий; под Даниловым монастырем и в районе Симонова монастыря. Болотников оттянул свой лагерь из Котлов в Коломенское и обратился к московским холопам и низам посада с призывом бить господ и купцов и захватывать их имущество. «Листы» Болотникова испугали дворян. Их измене способствовало также царское золото и обещание больших наград. 19 ноября бои велись уже в районе Коломенского. Главное сражение, в котором принял участие сам царь, произошло 27 ноября на правом берегу 1—4. Прикладное искусство XVI в. Решетка у раки (гробницы) царевича Дмитрия в Архангельском соборе Московского Кремля. Панагия патриарха Иова. Вклады Ивана IV в Троице- Сергиев монастырь 5. Кубок из посольских даров А. Дженкинсона (предположительно). 1557—1558 гг. 6. Коронационная золотая медаль с изображением Лжедмитрия I, выбитая в Москве в 1605 г. Новодел XVIII в. Лиц. и об. ст. 7. Дмитрий Самозванец. Гравюра Ф. Снядецко- го. XVII в. 8. Марина Мнишек. Гравюра Ф. Снядецкого. XVII в. 9. Царь-пушка. Мастер Андрей Чохов. 1586 г. 9
йШ», •W НКГ- ! |ЦН 1 Ч Ж »w VK ]ж. зщ ЖДЯ
МОСКВА ВО ВРЕМЯ КРЕСТЬЯНСКОЙ ВОЙНЫ. ЛЖЕДМИТРИЙ I 105 Москвы-реки, в Замоскворечье, и закончилось победой царских войск. Это сражение стало переломным. Позиции Шуйского еще более укрепились с ПОДХОДОМ в конце ноября полков смоленского и ржевского дворянских ополчений. Это обеспечило ему перевес сил в ходе сражения 2 декабря. Положение восставших стало критическим. Однако Болотников еще три дня сражался в Коломенском, отсиживаясь в остроге, после чего, прорвав кольцо, отступил к Калуге, где успешно оборонялся, но затем вынужден был оставить город и укрыться в Туле. Царь Василий Шуйский сумел собрать стотысячное войско и осадить восставших в Туле. На реке Упе была построена плотина, и Тула, затопленная водой, сдалась. Подавив восстание, Шуйский вернулся в Москву как триумфатор, везя с собой плененных в Туле вождей восставших — Болотникова и его сподвижников. 1. Западная башня Симонова монастыря. XVI—XVII вв. 2. Бой повстанцев Ивана Болотникова с войсками Василия Шуйского 2 декабря 1605 г. Фрагмент карты-гравюры XVII в. 3. Восстание И. Болотникова. Художник 3. Лисснер. 1939 г. 4. Русские крестьяне. Гравюра из лейденского издания «Путешествия» А. Оле ария. 1719 г. 3
ПОДВИГ НАРОДА 106 После провала авантюры Лжедмитрия I польские феодалы на исходе восстания Болотникова выдвинули нового самозванца—Лжедмитрия II. Царь Василий Шуйский сурово расправился с болотниковцами, но в 1608 г. снова вынужден был сидеть в осаде уже от войск Лжедмитрия II, обосновавшегося в Тушинском лагере, устроенном им ПОД Москвой, на Волоколамской дороге, между Москвой-рекой и речкой Сходней, на высоком холме за селом Тушином. Лжедмитрий II рассматривал Тушинский лагерь как свою столицу. В нем он создал свои приказы, завел СВОЮ боярскую думу и даже патриарха, которым стал старший из Романовых — РОСТОВСКИЙ митрополит Филарет. Сюда свозилось награбленное ео всей страны. В Тушинский лагерь была привезена Марина Мнишек, захваченная отрядом самозванца на пути в Польшу, и здесь она была с ним тайно обвенчана. Однако решающий голос в Тушине принадлежал польско-литовским магнатам (Сапеге, Ружинскому и др.). Между Москвой и Тушином установились своеобразные отношения. Царь В. Шуйский, не желая держать недовольных в Москве из опасения восстания, не препятствовал их уходу к самозванцу в Тушино. Последний в свою очередь не чинил препятствий тем, кто хотел уехать в Москву. В поисках чинов и богатств некоторые феодалы не раз перебегали ИЗ МОСКВЫ в Тушино и обратно. Таких людей в народе метко окрестили «тушинскими перелетами». С началом открытой польской интервенции Тушинский лагерь начал распадаться (позднее, п декабря 1610 г., в Калуге Лжедмитрий II был убит одним из своих приверженцев). Открытая польская интервенция началась в 1609 г. В конце сентября войска Сигизмунда III осадили Смоленск. Еще в канун 1609 г. папа Павел V благословил меч и шлем новоявленного крестоносца. Однако героическая оборона Смоленска сорвала планы молниеносного захвата Москвы. Победное шествие из Новгорода на выручку Москвы князя М. В. Скопина-Шуйского, опиравшегося на народное движение против «ТУШИН- цев», также сильно понизило шансы интервентов на успех. Однако страшное поражение 24 июня 1610 г. под с. Клу- ШИНОМ (В 20 верстах от Гжатска) рус ских войск под командованием князя Д. И. Шуйского, брата царя, резко изменило соотношение сил в пользу интервентов. С запада наступал гетман Жол- кевский, занявший без боя важный пункт на подступах к столице — Царево Займище. О юга Москве вновь угрожал Лжедмитрий II, подошедший из Калуги И расположившийся у с. Коломенского. В той тревожной обстановке В. Шуйский был свергнут и отвезен вместе с женой на его прежний столичный двор, где его насильственно постригли И отправили в монастырь. После свержения Шуйского власть перешла в руки бояр- СКОЙ думы, В просторечии — семи- бОЯрЩИНЫ. Бояре во главе с князем Ф. И. Мстиславским из-за боязни восстания городских низов и захвата столи- восстание против интервентов, поддержанное патриархом Гермогеном. На улицах столицы появилось «подметное» (подброшенное) письмо. Прокламация содержала страстный призыв к вооруженному восстанию против иноземных захватчиков И ИХ пособников-бояр: «Му- жайтеся и вооружайтеся и совет между собой чините, как бы нам от тех врагов своих избыти! Время, время пришло, во время дело подвиг показати... аще не ныне умрем, всяко умрем... Что стали? Что оплошали? Чего ожидаете и врагов на себя попущаете, и злому корению и зелию даете в землю вкоренитися...» Стихийный взрыв народного недовольства произошел 19 марта 1611 г., когда распространились слухи о движении к столице ополчения, руководимого П. Ляпуновым и князем Д. М. Пожарским. Наемники Сигизмунда избивали восставших. Интервенты разгромили и разграбили Китай-город, но встретили упорное сопротивление в Белом горо- Подвиг народа цы Лжедмитрием II пошли на национальное предательство, заключив с поляками договор от 17 августа 1610 г. о призвании на русский трон польского королевича Владислава и впустив в ночь на 21 сентября в Москву польские войска, которые разместились в Кремле, Китай- городе и Белом городе. Гетману Гонсев- скому прислуживали боярин М. Салтыков, московский торговый человек Ф. Андронов, ведавший казной, и другие изменники, засевшие в важнейших приказах. Боярское правительство фактически было лишено власти. Оккупанты грубо попирали национальное достоинство русских людей и их святыни. В Москве с конца 1610 г. зрело народное
ПОДВИГ НАРОДА 107 де. На Сретенке князь Пожарский с проживавшими здесь пушкарями отбил наступление оккупантов. У Яузских ворот напор поляков отражал воевода И. Бутурлин, в Замоскворечье — И. Колтовский. Поляки подожгли город. В горящей Москве русские не могли долго обороняться и отошли навстречу подходившим к столице основным отрядам ополчения. Огромный, богатый и многолюдный город в три дня был обращен интервентами в пепелище. Гетман Жолкевский засвидетельствовал, что «столица Московская сгорела с великим кровопролитием и убытком, который и оценить нельзя. Изобилен и богат был этот город, занимавший обширное пространство; бывшие в чужих краях говорили, что ни Рим, ни Париж, ни Лиссабон величиною окружности своей не могут равняться сему городу. Кремль остался совершенно цел, но Китай-город во время такого смятения негодяями... разграблен был и расхищен; не пощадили даже и храмов: церковь св. Троицы, бывшая у москвитян в величайшем почитании (имеется в виду собор Василия Блаженного.— Авт.)... также была ободрана и ограблена негодяями». 24 марта к Москве подошли передовые отряды ополченцев. Интервенты оказались запертыми в Кремле, Китай- городе и Белом городе. Но блокада Москвы все же не была полной, поскольку на западной стороне столицы опол- ченцев не было. Б начале апреля ополченцы штурмом взяли большую часть Белого города и в июле овладели им полностью. Однако классовая неоднородность первого ополчения привела 1— 6 1. М. В. Скопин-Шуйский. Парсуна. Начало XVII в. 2. План Москвы 1610 г. («Сигизмундов» план). Составлен И.-Г. Абелином. Гравюра Л. Килиана 3. Пушка с клиновым затвором. XVII в. 4. Переписка патриотических грамот в Троице- Сергиевом монастыре с призывом выступить против интервентов. Художник В. Васнецов. 1911г. 5. Гонцы. Ранним утром в Кремле. Из серии «Смутное время». Художник А. Васнецов. 1923 г. 6. Перстневая печать Кузьмы Минина 7. Нижний Новгород. Гравюра из «Путешествия» А. Олеария. XVII в.
ПОДВИГ НАРОДА 108 его к развалу. Казаки, недовольные крепостническим приговором, принятым 30 июня 1611 г. по инициативе П. Ляпунова, и диктаторскими замашками этого воеводы, расправились с ним 22 июля. После гибели Ляпунова ополчение распалось. С уходом большинства дворян и земских ополченцев руководящая роль под Москвой в борьбе с интервентами перешла к казачьим «таборам». К осени 1611 г. страна оказалась на краю гибели. Польские войска взяли Смоленск и засели в Москве. Шведы захватили Великий Новгород. Московские бояре окончательно запятнали себя сотрудничеством с интервентами. В этот критический момент усилилось народное сопротивление захватчикам. На политическую арену выходит Нижний Новгород. Осенью 1611 г. в нижегородском городском совете возобладали «молодчие торговые люди»— наиболее демократическая и патриотически настроенная часть посадского населения,— которые и провели в земские старосты Кузьму Минина, «торгового человека от простых людей». Он обратился с призывом собрать деньги, ис- пользуя и добровольные пожертвования, и особые принудительные сборы, для организации народного ополчения, призванного освободить страну. На пост его военного руководителя был приглашен опытный военачальник князь Д. М. Пожарский, совершивший героические подвиги в дни Московского восстания весной 1611 г. Военным ядром ополчения стали мелкие и средние служилые люди, преимущественно западных уездов, оккупированных поляками. Представить, как сформировалось ополчение в Нижнем Новгороде, помогает свидетельство Бельской летописи: «Того же году (1611 —1612 гг.— Авт.) учал збиратца в Нижнем Новгороде князь Дмитрей Михайлович Пожарской да от молодчих от торговых людей с ним посацкой человек нижегородец Кузьма Минин с понизовскою силою и с разоренными городы, которые там от голоду и от разоренья зашли, бегаючи от гонения от литовских людейс смоля-
ПОДВИГ НАРОДА 109 ны и з беляны и з дорогобужаны и вязьмичи и брянчаны и с рославцы и с ыными со многими с порубежными с разоренными городы. И учали им давать князь Дмитрей Михайлович Пожарской да Кузьма Минин многие столовые запасы и денежное великое жалованье по тритцати по пяти рублев, смотря по человеку и по службе своим призреньем, и учинили ратных людей сытых и конных и вооруженных и покойных и запасных». В дальнейшем в Нижний Новгород стекались дворяне из Коломны и Рязани, а также служилые люди, казаки и стрельцы из «украинных городов», сидевшие в Москве в осаде при цареВ. Шуйском. Организация второго ополчения, как и первого, была поддержана патриархом Гермогеном, находившимся в заключении в московском Пудовом монастыре, где он и был замучен интервентами. В начале марта 1612 г. ополчение двинулось из Нижнего Новгорода. В начале апреля оно вступило в Ярославль, где действовал чрезвычайный Земский собор («Совет всей земли»), главенствующую роль в котором играли представители «всей рати» и посадских людей. В июле ополчение из Ярославля выступило на освобождение Москвы. Весть о движении к Москве гетмана Ходкевича заставила Пожарского выслать спешно вперед князя В. И. Туренина, который стал у Чертольских ворот. Сам Пожарский с основными силами занял 20 августа позицию у Арбатских ворот, перекрыв тем самым главный путь к Кремлю. Перейдя утром 22 августа Москву-реку у Новодевичьего монастыря, гетман Я. Ходкевич с 12-тысячным войском нанес удар по левому флангу ополчения у Чертольских ворот. Натиск поляков был отбит с участием казаков. Ходкевич решил от Новодевичьего монастыря перебраться к Донскому, намереваясь про- ложить себе дорогу к Кремлю через Замоскворечье. Сюда начал стягивать силы и Пожарский, перенеся свой стан от Арбатских ворот к церкви Ильи Обыденского (на Остоженке). Трубецкой расположился по берегу Москвы- реки (у Лужников). Его казаки на стыке Пятницкой улицы и Ордынки преграждали путь к Кремлю. Ожесточенный бой 24 августа определил исход сражения. Основной удар Ходкевич направил против отрядов Пожарского, которые хотя и подались назад, но сумели устоять. Полки Трубецкого отступили, оставив пространство между Донским монастырем и Земляным валом. Но когда поляки вступили в Деревянный город, ополченцы встретили их пушечным огнем и остановили продвижение. Польская конница взяла казачий острожек у церкви св. Климента, но казаки героической контратакой вновь его отбили. Решительные действия Минина, переправившегося с конницей через Москву-реку и нанесшего внезапный удар по польским войскам у Крымского двора, склонили чашу весов в пользу русских. Они перешли в контрнаступление. Деревянный город был отбит, стан гетмана захвачен, Понеся большие потери, Ходкевич отступил на Воробьевы горы, затем к Можайску и дальше к литовской границе. После его поражения участь интервентов, засевших в Кремле и Китай-городе, была решена, хотя они еще два месяца продолжали бессмысленное сопротивление. Стремясь перерезать все пути в Кремль, русские вырыли вокруг него глубокий ров, укрепили его, поставили у Пушечного двора батарею и повели обстрел кремлевского гарнизона. У осажденных начался голод.22 октября 1612 г. бойцы ополчения приступом взяли Китай-город, оттеснив поляков в Кремль. 26 октября был подписан договор о капитуляции кремлевского гарнизона. 27 октября 1612 г. ополчение вступило в безмолвный Кремль с его опустошенными и оскверненными святынями. Москва была освобождена. Россия выстояла, отстояла свою национальную независимость, но дорогой ценой. Москва лежала в развалинах. Ряд северных городов по Столбовскому миру 1617 г. оказался в руках шведов, полностью отрезавших Россию от Балтийского моря. Речь Посполитая по Деулин- скому перемирию 1618 г. удержала за собой Смоленск, Чернигов и Новгород- Северский.
РУССКАЯ КУЛЬТУРА XVI —НАЧАЛА XVII 111 Русская культура XVI—начала XVII в. С образованием единого Российского государства, международный авторитет которого постоянно возрастал, сложились благоприятные условия для развития русской культуры. Архитектурный ансамбль Кремля, воздвигнутый при участии итальянских архитекторов и инженеров, воплотил в себе величие и силу единого Российского государства. Десять лет, с 1485 по 1495 г., возводились вокруг Кремля стены из красного кирпича. Их сооружением в разное время руководили Марко Фрязин, Антонио Фрязин, Пьетро Антонио Солари и Алоизио да Каркано. Кремль стал первоклассной европейской крепостью. За его мощными стенами правящие верхи укрывались не только от внешнего врага, но и, как показали события XVI в., от восставших горожан. Выстроенный в 1530-х гг. Китай- город (при его строительстве применялись связки тонкого леса, называвшиеся «кита», отсюда и название) надежно защищал московский посад. Постройкой Китайгородской стены руководил итальянец Петрок Малый Фрязин, а средства собрали с москвичей (такой налог «на нужды градостроения» существовал и в Германии). Соборную площадь Кремля украсил сооруженный Алевизом Новым в 1505—1508 гг. Архангельский собор, усыпальница московских государей. В те же годы итальянец Бон Фрязин воздвиг звонницу, которая впоследствии была надстроена несколькими ярусами и превратилась в колокольню Ивана Великого, храм-башню, высоко вознесшуюся над Кремлем и объединившую его соборы. В середине XVI в. был возведен Покровский собор, более известный под названием «Василий Блаженный», по имени погребенного под его сводами московского юродивого Василия. Первоначально собор выглядел строже, чем теперь. Нарядный вид он приобрел лишь в XVII в., когда был раскрашен в ярком декоративном русском стиле. С окончанием строительства Покровского собора в 1561 г. центральная московская пло¬ щадь у Кремля получила наименование Красной, т. е. красивой. Позднее, при сыне Грозного Федоре Ивановиче, строитель Федор Конь опоясал столицу стенами Белого города, а в 1600 г., при Борисе Годунове, надстроили колокольню Ивана Великого, сообщив об этом потомкам в специальной надписи вязью по барабану ее позолоченного купола. В пору успехов страны при Грозном был задуман грандиозный Лицевой (иллюстрированный) летописный свод. На нескольких тысячах листов роскошной бумаги, украшенных свыше 16 тыс. цветных миниатюр, должна была быть изложена вся мировая история, увенчан- вестра. Он весь пропитан духом смирения, религиозности, почитания царя, а в домашнем быту—главы семейства, мужа, отца и господина. В этом кодексе моральных и житейских правил тесно переплетались черты нового мироощущения со старыми представлениями. Само понятие «домострой» впоследствии стало нарицательным, символизирующим косность в домашнем и семейном кругу. Первые книги начали печататься в России с 1553 г., но первая типография в Москве на средства царской казны и под покровительством Ивана IV была организована спустя десять лет, в 1563 г. В марте 1564 г. дьякон придворной ная царствованием Грозного. Царь лично просматривал подготовительные материалы, по его прямым указаниям, с выгодной для него точки зрения, правились уже готовые тома свода. Лицевой свод стал вершиной официального летописания. Однако он остался незавершенным. В условиях опричных потрясений и неудач в Ливонской войне официальное летописание замерло. Памятником городской культуры и быта XVI в. явился «Домострой» Силь- 1. Покровский собор (храм Василия Блаженного). 1555—1561 гг. Фрагмент 2. Строительство Покровского собора. Миниатюра летописного свода XVI в. Фрагмент
РУССКАЯ КУЛЬТУРА XVI —НАЧАЛА XVII В. 112 кремлевской церкви Николы Гостун- ского Иван Федоров со своим помощником Петром Мстиславцем выпустил «Апостол», в послесловии к которому кратко изложил историю возникновения в России книгопечатания. Впоследствии (около 1566 г.), спасаясь от преследований со стороны каких-то невежественных, но влиятельных государственных и церковных лиц, обвинивших первопечатника в ереси, Ивану Федорову и Петру Мстиславцу пришлось переселиться во Львов. Но книгопечатание в Русском государстве не прекратилось, а перешло в руки ученика первопечатника, Андроника Невежи, работавшего в Александровой слободе. В условиях патриотического движения, охватившего русское общество в начале XVII в., обозначился подъем общественной мысли, русской публицистики «смутного времени». Авторы-патриоты, оплакивая былое величие России, стремились пробудить у русских людей чувство национальной гордости, призвать их с оружием в руках выступить против врагов. К. Москве они ОТНОСИЛИСЬ С особой любовью, видя в ней не только центр Российского государства, олицетворение его единства и могущества, но и подлинное сердце страны, чутко реагировавшее на все, что в ней происходило. Троицкий келарь Авраамий Палицын в «Сказании», повествуя о героической обороне Троице-Сергиева монастыря от интервентов, сыгравшей большую роль и в обороне Москвы, нарисовал впечатляющую картину развития «смуты». Говоря о национально-освободительной борьбе русского народа, Авраамий Палицын высоко оценивает международную роль России и ее столицы Москвы. Этот город, «поклоняем... прославляем и удивляем во многих ближних государствах», заслужил добрую славу во всем мире. Он безгранично дорог каждому русскому человеку. Когда речь шла о защите Москвы от интервентов, «вся же 1. Памятник первопечатнику Ивану Федорову. Скульпторе. Волнухин. 1909г. 2. Станок Московского печатного двора XVI в. Модель 1624 г. 3. Книжный знак Ивана Федорова 4. «АПОСТОЛ», напечатанный Иваном Федоровым в 1564 г. Лист с заставкой Кстр. 114—115 Московский Кремль. Главы Верхоспасского собора. Конец XVII в.
/ •• z*7 л/r J* - + * * АМЛЪ 9 ШИЛё/ЪП %9 НТНЛОДСН + t ** t*Ji f U^ICfiH CMdflbC'T'tff. OI?3*rw^nrffA ЩШ1 Hr’ilt'tjft , БЛПМТк SUVZ ff/VlffJl’£ , ШШ W(jA ИГА It A Хл • КЛГ*АЩНГГН ДМЖН H ((Л\М ЯГА -^ИССГДАОйАСЪ ИДТИ # tAKPTKf ^ Л/ * -ГГ tf / «Т0НН*«1ТЬ , шатшзштм в^л влшл " / / 1 <* /' ^ » /# НМПОЯШПГ<А АШТОНАf ДШЛГО1С0ГОЖД0 ЙС'СГ'Ь • Mfrt <Лм4м1 плмъ ^ВДДЛ'ГЖА ОЬДС'А КЪЦрсКА КЖ/АГ-* . ОТ* fn’tlilH ЬМШЛ\Г1 , Hbiff , гшсш Н^1 НАШИТЬ HU(OfBifil, НДЖ* П««,ЛЫС Т* , ГШГЛЗДГШ nfAK(AHtMi^ttf£tf КГКШ . KtfJKf <П«ДОСН ТЖЛ 6ДМЪ ^Т61ИСЖ1Н . (ГОЖ( (1ЛДН НСТ|1ДЖ('Г( . lip* < » прв*дж «гд з* г» А
«и н / 'ч * ■f ■ f; ji; • - L r 1 . 4 , TJ
РУССКАЯ КУЛЬТУРА XVI —НАЧАЛА XVII В. Ц7 2 1. Резьба по кости. Икона «О тебе радуется». XVI в. Фрагмент. Увеличено 2. Церковь Зачатия Анны. XVI в. 3. Шитье. Оплечье фелони (одежда высшего духовенства). Середина XVI в. Фрагмент. Вклад кн. П. Щенятева в Троице-Сергиев монастырь 4. Дмитрий Солунский. Икона. Конец XVI в. 5. Евангелие. 1571 г. Вклад Ивана IV в Благовещенский собор Московского Кремля 4
РУССКАЯ КУЛЬТУРА XVI —НАЧАЛА XVII В. Ц8 1 /”\5‘ с cmjf i е**1п<клЛп btiy+t Aciy-С7ал«су/^с^и<1^4 • -^|tiйЛск« -vwidi^J, *Ъ*вл*Арфд . милдир^У. г» ' -7 НАЛОГ* «let, ^jKlff«Hrllc,w^|ne ^Г'арьх {Гоаостоцго^ рм tm fi/onre cfitiVY, V^ f>"Ofr4[ \чрУ>*£гаЬуь * Г^Ачда°Ч У^л/Т^али . ’ Россия царьствующему граду способствующе 7 понеже обща беда всем прииде». С оригинальным истолкованием событий начала XVII в. выступил дьяк Иван Тимофеев, крупный мыслитель, исто- рик-моралист. Главный патриотический подвиг Ивана Тимофеева — создание «Временника», начатого в захваченном шведами Новгороде. Мысль о создании «Временника» властно овладела им. Впервые в русской исторической литературе сложный психологический процесс зарождения и воплощения замысла, неотвратимые побудительные причины творчества были описаны глубоко и проникновенно. Согласно И. Тимофееву, беззакония и произвол верховной власти привели к тому, что «в повинующихся рабах исчез естественный страх к покорности владыкам». Иван Грозный и Борис Годунов пренебрегли «советом бояр», истребляли этих «великих столпов». «Самовластие» царей вылилось в «непослушное самовластие рабов» — началась Крестьянская война. Если народ обвиняется в «безумном шуме», т. е. в попытках изменить свое положение путем вооруженной борьбы, то бояре и церковники повинны в «бессловесном молчании», в «окаменении сердечном», т. е. в непротивлении беззаконию и произволу царей-тиранов. Разладом в русском обществе воспользовались внешние враги, посягнувшие на целостность и независимость России. Испытывая глубокую боль за страдания, обрушившиеся на родную землю, Иван Тимофеев говорит во «Временнике» от лица любимой Москвы, Новгорода, всей России, безжалостно обличая представителей господствующего класса, своими преступлениями и беззакони- ^ g / гг* г ' —у п ШДбб^ПЭйитЛЙНтиШ - 1кдА1А«ШОЛк - *•, - -7*./ V V.. гг & ' гг. s 'ЪС 4 f / . г^г г" ,лл i^a>tr. kUmtKt^Aii^trwik^K (1СА^лгп«щ$£пл^с1«&по??№МШ(шга/Ь ■ netA€Wi(€^fwiwAflfi\ - Hu2A(rA(t4(bAHHallil(М - ^.гт.ги...** :Л zJa, мпшгАллпмккА^Кпв1Ш. дкис(гиг^1С(лалшс^йы • : 2
РУССКАЯ КУЛЬТУРА XVI-НАЧАЛА XVII В. 119 3 щобцы^ч, , Глава , 1лгословлам мыагбгр^шнт ^ 1м1<1 , ИП бХЧДН»l«4K4gbH) | П> 1 * /ИЛАМ > (АННаЧАААСО СЫНА Ш ГО. 1/UKZ . H^dfMHX / » £^/лгги г / f I Л ' Xpm(/f\HU<Q %at<OH, ями поставивших страну на грань катастрофы. «Временник» Ивана Тимофеева, большого мастера исторического портрета, имеет черты сходства с «Опытами» Мишеля де Монтеня, тяжело переживавшего религиозные «смуты», потрясавшие Францию во второй половине XVI в. В нем те же думы о столице, о бедствиях страны, раздираемой гражданскими войнами, о властолюбии, жестокости и ничтожестве государей, о муках простых людей, о необходимости извлечь уроки из пережитого. Друг Монтеня, ученый Жак Огюст де Ту, в многотомной «Истории моего времени» уделил большое внимание истории России. В год смерти де Ту (1617 г.) в России был создан Хронограф, где на основании польских хроник Мацея Стрыйковского и Мартина Бельского помещен значительный материал по истории Европы, а специальный рассказ посвящен открытию Христофором Колумбом Нового Света, его изучению и описанию Америго Веспуччи. Так расширялось общение России с другими европейскими странами, росло их вза- имопознание. 1. Максим Грек. Рисунок из рукописного собрания его сочинений. Конец XVI в. 2. Книжная миниатюра. «Иоанн диктует Прохору». Евангелие 1507 г., оформленное Феодосием, сыном художника Дионисия 3. «Домострой». Лист с заставкой. Фрагмент 4. Музыканты. Миниатюра летописного свода XVI в. Фрагмент 5. Миниатюра из рукописной книги. 1531 г. 4
ГОРОД ВОЗРОЖДАЕТСЯ 120 Город возрождается ОБЛИК ГОРОДА. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ Тяжелые последствия бурных событий начала XVII в. долго давали о себе знать. В разных частях государства лежали «в пусте» сотни тысяч гектаров пашни. Десятки городов, сотни селений были разорены, сожжены или разграблены. Пострадавшие жители разбрелись в поисках крова и пропитания. Потребовались неимоверные усилия людей тру- 1
ГОРОД ВОЗРОЖДАЕТСЯ 121 да, чтобы жизнь постепенно вошла в обычное русло. Москва после освобождения являла собой страшное зрелище: во многих местах города—пепелища, пустыри, заросшие бурьяном, следы разрушений. Кое-кто из иностранцев, посещавших тогда Москву, полагал, что город погиб и ему не суждено возродиться. Но народ поднял Москву из руин. Постепенно оживилась хозяйственная жизнь столицы, вновь зашумел в центре города знаменитый в России и за ее пределами московский торг. За это столетие Москва не раз была свидетелем народных восстаний, доставивших много хлопот правящим верхам. Возвысилась роль Москвы как важнейшего политического центра многонационального Российского государства. Это отразилось и на составе ее населения. К исходу XVII в. Москва становится столицей огромного государства, владения которого простирались до берегов Тихого океана. Город заметно разросся, похорошел. Уплотнилась застройка его центральных районов. Это сопровождалось постепенным вытеснением оттуда простолюдинов. В пределах Белого города возникают кварталы аристократии. Гораздо чаще, чем ранее, можно было встретить каменные церкви и жилые дома знати и богатых купцов. Но в подавляющем большинстве, как и преж- 1. У Мясницких ворот Белого города. Художник А. Васнецов. 1926 г. 2. У стен деревянного города. Художник А. Васнецов. 1907 г. 3. План Москвы 1611 г. («Несвижский» план). Гравюра Т. Маковского по рисунку Ш. Смутань- ского 3
1, щ 1 Is1в ЩН :Щ1шШш fiiSK '■ —« л -лЛ2Щ|Ш.; г xl |lL* 1 "Jm~P ■ B«ot |Г ' v Я ~OTirtl ^В Вш ^BLsv^>., '■&/&?£& -■'-' . ^в •ЗЯ ”пЭ£НтЕг ' EJk 1. к Щ ,М||^ЖмД1 щщ ж Я| : Я'
ГОРОД ВОЗРОЖДАЕТСЯ 123 де, московские дома были деревянными. Правительство особенно заботилось о благоустройстве Кремля и ведущих к нему улиц. Здесь было чище, чем в других частях города, где деревянные мостовые мало спасали от грязи и пыли в летнюю жару, а в ненастье доставляли много неприятностей не только пешеходам, но и лошадям. На месте пояса сгоревших деревянных стен насыпали земляной вал, имевший проезжие ворота и башни. За земляным валом раскинулись пригородные селения. В черте этого «Земляного города» и за ней располагались многочисленные слободы. Одни из них были населены служилыми людьми—стрельцами, пушкарями ит. д. В других жили ремесленники и торговцы. Множество дворов принадлежало боярам, дворянам, царской свите, дворцовому ведомству, монастырям и церковным иерархам. Улицы города перемежались лугами, перелесками. Каждый двор имел, как правило, огород, в котором разводили овощи и фруктовые деревья. В царских садах выращивали декоративные и лекарственные растения. В Измайлове даже предпринимались попытки возделывания виноградников и бахчей. Сочетание городских и сельских пейзажей создавало особый колорит. Обилие церковных глав, возвышавшихся во многих частях Москвы, стены и башни городских укреплений, монастырей придавали столице величественный и вместе с тем живописный вид, восхищавший современников-иностранцев. Обстоятельные описания Москвы XVII столетия оставили А. Олеарий (немецкий ученый и путешественник), А. Мейерберг (австрийский дипломат) и др. Сохранились записки о России и ее столице английских, итальянских, голландских, шведских и датских авторов. Сочинения Олеария и Мейерберга сопровождались гравюрами видов Москвы, а также планами города. Эти книги пользовались большим спросом у иностранных читателей. За короткое время труд А. Олеария переиздавался 17 раз. На одном из рисунков в книге Мейерберга изображен вид «первенствующего и обширнейшего по всей России города Москвы с находящимся посреди него великокняжеским столичным замком, именуемым Кремлем». По мнению этого автора, Москва по обилию и дешевизне всевозможных продуктов и изделий «равняется со всеми краями земли, славящимися благорастворенным климатом, богатством произведений, трудолюбием и промышленностью своих жителей». Иностранный наблюдатель отметил удобное географическое положение Москвы, позволявшее поддерживать торговлю со всеми областями государства «посредством больших рек», хотя город и был отдален от морей. В середине XVII в. Москва имела около 30 тыс. дворов с населением до 200 тыс. человек. Число постоянных жителей росло сравнительно медленно. Причина тому—частые стихийные бедствия: пожары, эпидемии (особенно страшными были общегородские пожары 1626 и 1648 гг., а также чума 1654 г.), высокая смертность. Но в то же время увеличивалось количество временных жителей столицы — приходящих на заработки крестьян и посадских. Население Москвы стало еще более многонациональным. В мещанских слободах и на Маросейке поселилось немало украинцев и белорусов. В Замоскво- 1. Теремной дворец Московского Кремля. 1635—1636 гг. 2. Поднятие Большого колокола в Московском Кремле. Рисунок из альбома Э. Пальмквиста. 1674 г. 2
ГОРОД ВОЗРОЖДАЕТСЯ 124 речье обитали татары. Были кварталы, населенные армянами, грузинами, греками. Многолюдной стала Немецкая слобода, где жили выходцы из стран Западной и Северной Европы — немцы, голландцы, англичане, датчане, шведы и др. Москва упрочила свое положение главнейшего экономического центра России. Здесь были представлены едва ли не все известные тогда ремесла, начиная от изготовления незатейливых предметов хозяйственного назначения и кончая изделиями высокохудожественной, тонкой работы, требующей филиг¬ ранного мастерства. Широкой славой пользовались, к примеру, московские мастера литейного дела. Они изготовляли колокола-гиганты, не имевшие себе равных. Ремесленный люд продолжал жить в слободах и «сотнях» по профессиональному признаку: бронники, кузнецы, гончары, ткачи, кожевники, хлебники, оружейники и т. д. Современная топография Москвы сохранила немало подобных старинных названий. Но со временем нарушалось такое расселение ремесленников, свойственное средневе¬ ковой эпохе. Однако это не влияло на дальнейшее выделение все новых ремесленных специальностей. Росли потребности общества, усиливалась связь ремесла с рынком. Во второй половине XVII в. в московском ремесле насчитывалось более 250 самостоятельных профессий. Это влияло и на характер сбыта. На рынок поступали не только полностью готовые изделия, но и «полуфабрикаты», детали. Можно было купить сапоги или башмаки, а отдельно — голенища, подошвы, шнурки и гвозди. Желающие построить жилище имели возможность на лубяном торгу приобрести не только готовый сруб, но и все прочее из сборных деталей, ладно пригнанных друг к другу. Продавали даже небольшие домашние церкви — «обыденки». Торговцы умело орудовали в этой обстановке, ремесленники очень часто оказывались в финансовой зависимости от них, чему способствовали оптовые регулярные закупки продукции, выдача денег в заем и т. д. Городская беднота все более оттеснялась от участия в делах посадской общины. В ней верховодили богатеи-купцы и зажиточные ремесленники, норовя возложить на низшие слои сограждан основную тяжесть многочис- 1. Купец, считающий деньги. Гравюра из синодика XVII в. 2. Гири XVII в. 3. Серебряные копейки конца XVII в. 4. Торговый гость Гаврила Фетиев. Неизвестный художник. Конец XVII — начало XVIII в. Копия 5. Лубяной торг на Трубе. Художник А. Васнецов 6. Лавка сапожника и московские деньги. Гравюра из «Путешествия» А. Олеария. XVII в.
ГОРОД ВОЗРОЖДАЕТСЯ 125 5
ГОРОД ВОЗРОЖДАЕТСЯ 126 ленных повинностей и платежей. Обострилась борьба между посадской верхушкой и малоимущими слоями города, что проявлялось в ходе народных восстаний. Размах московского торга поражал современников. Здесь можно было встретить жителей едва ли не всех местностей страны. Сюда сухопутьем и по воде возили меха из Сибири, соль с Урала, рыбу из Поволжья, хлеб из Орла. Прибывали суда и обозы, гнали табуны коней. Купцы из других европейских и восточных стран подолгу жили в Москве. Тут находились торговые ряды, где продавали всевозможные товары — отечественные и зарубежные. Торговые ряды (их насчитывалось до 120) были строго специализированы по видам товаров. Здесь в любое время года было многолюдно и шумно. Постоянным спросом пользовались книги, печатные и рукописные. Новой чертой экономического облика столицы стали первые крупные промышленные предприятия—мануфактуры. На них вырабатывались ткани, изделия из кожи и стекла, писчая бумага, строительные материалы. Наряду с мужчинами на некоторых мануфактурах трудились женщины. Но эти предприятия, как правило, обслуживали нужды казны, царского двора. На рынке их продукция появлялась еще редко. 1. Царь Алексей Михайлович. Неизвестный художник. Конец 70-х — начало 80-х годов XVII в. 2. Теремной дворец Московского Кремля. Фрагмент интерьера 3. Печать царя Алексея Михайловича из «Титу- лярника»1672 г. 4. Знамена стрелецких полков. Рисунок из альбома Э. Пальмквиста. 1674 г. Фрагмент ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР СТРАНЫ После изгнания польско-литовских интервентов из России Москва вновь стала политическим центром страны. Земский собор 1613 г. возвел на царский престол представителя боярской аристократии из рода Романовых — Михаила Федоровича, 17-летнего юношу, недалекого и слабовольного. Тем не менее этот акт имел политические последствия огромной важности, так как он означал, что иностранным претендентам на русский трон путь закрыт. Российская государственность сохранилась. По мере укрепления царской власти все реже созывались в Москве земские
ГОРОД ВОЗРОЖДАЕТСЯ 127
ГОРОД ВОЗРОЖДАЕТСЯ 128 соборы, которые в первые годы правления новой династии были почти постоянным органом. Соборы рассматривали вопросы войны и мира, сбора новых налогов. В 1649 г. Земский собор утвердил общероссийское законодательство («Соборное уложение»), где нашло подтверждение господствующее положение феодалов и крепостное состояние крестьян. Для горожан «Соборное уложение» означало прикрепление к государеву тяглу в местной посадской общине. Одновременно были несколько потеснены позиции светских и духовных феодалов в городах. В Москве до 1500 дворов, принадлежавших боярам, дворянам и церковникам, были отобраны в тягло. В 1653 г. Земский собор принял важное 1. Земский приказ. Художник А. Васнецов 2. Думный дьяк И. Т. Грамотны. Неизвестный художник. XVII в. 3. Стольник И. А. Щепотев. Неизвестный художник. Конец XVII — начало XVIII в. 4. Боярин Б. И. Прозоровский. Художник Э. Грубе. 1694 г. 5. На крестце в Китай-городе. Художник А. Васнецов. 1902 г. 6. Сторожевая башня Новодевичьего монастыря. Конец XVII в. 1
ГОРОД ВОЗРОЖДАЕТСЯ 129 5
ГОРОД ВОЗРОЖДАЕТСЯ 130 1 На Лестный Кгеннотж Гсркокныи Rtiscn у ГОЛИЦИН О И S Камо ntonim Iil’iiki ujupAHUKa Ht ты но oejiaj» Riisa uptcMutAro Многлды cuai чети s-кнчлтш, Воыакн отрлнл,плмьртлплио, рДоЕ- сн це*ы, it боннской ерлнн, ®шгк к&епг сллеою сГатн . / Tii сиеыдотшдспрЭлнн Чга. Голццикя I MJAtltjUX-lAlATlI решение о воссоединении Украины с Россией. Два братских народа соединились в рамках Российского государства. Это вызвало длительную войну с Речью Посполитой, не желавшей терять украинские земли. Во второй половине XVII в. практика созыва земских соборов пресекается. Олигархический совет при царе — боярская дума со временем также теряет свое значение. Царская власть, возвышаясь, все более опирается на поддержку широких кругов дворянства и чиновников государственного аппарата. С необыкновенной торжественностью и великолепием совершаются царские выходы, призванные возвеличить власть и могущество монарха, вселить благоговейный трепет в души подданных. В Москве разрастается сеть центральных правительственных учреждений— приказов. Согласно порядкам того времени, приказы нередко управляли от-
ГОРОД ВОЗРОЖДАЕТСЯ 131 дельными территориями страны. В разные концы государства из московских приказов назначались воеводы — начальники уездов со всей полнотой военно-административной и судебной власти. Воеводы получали подробные письменные инструкции, им вменялось в обязанность регулярно отчитываться перед правительством о положении дел на местах. Все нити управления сходились в Москве, хотя воеводы зачастую правили как маленькие царьки. В Москве всегда было много ходоков — челобитчиков из разных местностей государства. Но приказы чаще всего оставались глухи к этим просьбам, особенно тогда, когда челобитчики не давали взяток. Лихоимство было возведено едва ли не в норму деятельности центральных и местных учреждений, хотя официально взятки осуждались. На этой почве возникали всевозможные злоупотребления, проволочки в решении дел, что было метко названо в народе «московской волокитой». Управлением столицы ведал специальный Земский приказ, здание которого выходило на Красную площадь. Как наследие прошлого сохранялась пестрая картина подсудности жителей Москвы. Население «черных» слобод и сотен в этом отношении было отделено от монастырских, патриарших, дворцовых, а те в свою очередь подчинялись особым ведомствам. Это создавало большие неудобства. Москва продолжала быть религиозным центром православной церкви в России. Но политические позиции церковников сильно пошатнулись. Попытка главы церкви патриарха Никона поставить свою власть выше царской потерпела решительное поражение. Никон был низложен и до конца своих дней находился в опале. На грани XVII— XVIII вв. при Петре I должность патриарха была фактически упразднена. Единодержавие царя приобретало черты абсолютной, неограниченной монархической власти. На этом пути складывались драматические ситуации в правящих верхах. В малолетство Петра I серьезные династические претензии вплоть до царской короны заявила его старшая сестра Софья. А когда Петр возмужал, Софья решила убрать его с дороги и в 1689 г. попыталась совершить государственный переворот. Петра вовремя предупредили, и он спасся. Честолюбивой царевне пришлось сдаться на милость брата и смириться с пожизненным заточением в Новодевичьем монастыре. 1. Князь В. В. Голицын. Гравюра Л. Тарасовича 2. Владелец тульских оружейных заводов А. Д. Виниус. Гравюра К. Фишера. XVII в. 3. Пушечный двор. Художник А. Васнецов. 1918 г. 4. Пищали XVII в.
ВОССТАНИЯ БУНТАШНОГО ВЕКА - 132 Восстания «бунташного века» Столицу России не раз потрясали народные восстания. Направленные против феодалов и богатого купечества, они имели широкий отклик в стране, служили показателем острых социальных противоречий эпохи. Эти восстания привлекли внимание в ряде стран Европы, где появлялись не только газетные сообщения, но и записки очевидцев, а также ученые труды о восстаниях. В 1648, 16627 1682 гг. московские по- садские люди поднимались на открытую борьбу со своими угнетателями. Это были лихие времена для бояр и дворян, приказных чиновников и толстосумов- купцов. Царское правительство неоднократно теряло контроль над положением дел в Москве, шло на частичные уступки, но никогда не упускало возможности жестоко расправиться с участниками восстаний. Однако ни казни, ни пытки, ни массовые репрессии не смогли сломить воли народа к борьбе за лучшую долю. В царствование Алексея Михайловича страна испытывала острые финансовые затруднения. Меры, принимаемые правительством (во главе него стоял фаворит царя боярин Б. И. Морозов), в их числе резкое повышение цен на соль, взимание.недоимок за прошлые годы, казну не пополнили, а тяжелое положение трудящегося населения усугубили. Подспудно зревшее недовольство летом 1648 г. вылилось в грозное восстание городских масс. 1 июня 1648 г. царь и царица возвращались с богомолья из Троице-Сергиева монастыря. От толпы, встретившей кортеж, отделилась группа людей, пытавшихся передать народное челобитье в руки Алексею Михайловичу. Ни царь, ни царица не приняли челобитья. Охрана разогнала толпу челобитчиков. В ответ посыпались камни и палки, пущенные в придворную свиту. Наиболее настойчивые последовали за царем, но их схватили и заключили в одну из кремлевских башен. На следующий день царь Алексей, еще не придавший большого значения происходящему, участвовал в крестном ходе из Кремля в Сретенский монастырь. Во время церемонии к нему вновь двинулась группа посадских и служилых людей, чтобы снова подать челобитье. В толпе раздались возгласы о выдаче ненавистного главы Земского приказа Л. С. Плещеева и освобождении арестованных накануне. Противодействие окружавших царя бояр и приказных людей озлобило восставших. Следуя за царской свитой, многотысячная толпа ворвалась в Кремль. Поставленные по приказанию Б. И. Морозова в ружье, стрелецкие полки отказались повиноваться, заявив, что они присягали царю, а «сражаться за бояр против простого народа они не хотят». Более того, стрельцы заявили, что они «протянут руку помощи» восставшим. Дело принимало нешуточный оборот, и порядком испуганный царь был вынужден сам появиться перед народом и выслушать его требования. Держа в руках икону, Алексей Михайлович стал уговаривать восставших, «чтоб им от шуму перестать». Однако «шум» приобретал все более угрожающий характер. Толпы повстанцев ринулись, чтобы схватить наиболее ненавистных царских вельмож, приказных дельцов и богатейших купцов, «и... многие боярские домы, и стольников, и гостиные разграбили». Однако было бы неверно утверждать, что этот погром носил разбойный характер. Имеются красноречивые свидетельства поведения восставших, которые позволяют понять социальную сущность событий. Так, разгром двора Б. И. Морозова сопровождался не расхищением награбленных им у народа богатств, а их уничтожением. Восставшие не разрешали ничего уносить с собой, крича: «То 1
ВОССТАНИЯ «БУНТАШНОГО ВЕКА» 133 наша кровь!» И тут же уничтожали имущество. Социальная буря в те дни совпала со страшным стихийным бедствием, столь знакомым деревянной Москве. Впрочем, многие современники пожар 3 июня, вспыхнувший между Петровкой и Дмитровкой, считали делом рук приспешников Морозова, старавшихся отвлечь внимание восставших. Огонь с молниеносной быстротой охватил Белый город и истребил тысячи домов. Не лишенная основания версия о причастности Морозова к пожару еще больше воспламенила гнев народа. Многотысячная толпа вновь двинулась к царскому дворцу. На сей раз требование о выдаче «изменников»—Л. С. Плещеева, П. Т. Трахани- отова (главы Пушкарского приказа) и Б. И. Морозова—было выражено, как отмечает летопись, с «великим невежеством», так что царь Алексей Михайлович вынужден был уступить. Плещеев и Траханиотов были выданы народу, который с ними расправился. Едва избег этой участи боярин Морозов: царь обещал отстранить его от управления и сослать. Волнения в Москве продолжались вплоть до середины июня. Отправка Б. И. Морозова в ссылку, замена его сторонников в приказах другими людьми, принятие мер к перечислению в 1. Соляной бунт. 1648 г. Художник Э. Лисснер. 1938 г. 2. Медный бунт. 1662 г. Художник Э. Лисснер. 1938 г. 3. Главный фасад дворца в Коломенском. Гравюра Ф. Гильфердинга. XVIII в.
ВОССТАНИЯ .БУНТАШНОГО ВЕКА- 134 »»»v,vw*-7 f vw t3 TV",f w T^11 —t? *"»*"*;v-y*' * * - ^ *wjrv--«v tvw f fiwnm [о Ьши}<р1ы& ,fnw. г Цтго wuuftcfcrtjjRi - • :"в£**/ /Г\ ^ 2 - - - . „ Sirs'*- s- *s , r^* * . , , o, if: V $xu*-*r K't'te'twwb* /?& *****u A»vo/*£: /*л ^. ^ ^«v- ' *. ' j у , , у ^ у jp 4- iZ, ' • ^ У -* /?■;v. У' ✓ - у/'" V/<- *'v4- ■ ^ ~ Z^*' -*' ~ r- "p'' > ,JT,< 't-C*/f ^C*J- £//*<*--> *.,*;■ ’*Cfd„s <^f*r ,*r*^*~ jUtjf .„<*i' 7 **<& ttrifc <• t/fcf» &*)'/&** . *x I*K^€ r+U! £*' ' ГггщГг4*^<^yWlr^> V' 1
ВОССТАНИЯ БУНТАШНОГО ВЕКА 135 1. С.Т. Разин. Гравюра из приложения к «Гамбургской газете». 1671 г. 2. Сообщение о восстании Степана Разина. Титульный лист английского издания 1672 г. анонимного сочинения о восстании 3. Степана и Фрола Разиных везут на казнь. Гравюра из английского издания 1672 г. RELATION Oonccrnirg'tbe Particulars ot c!ic REBELLION Lately raifcd ia MUSCOVY Б Y Stenko Razin; Its Rife, Progrefs, and Stop • together v>. ith the manner of taking that REBEL, the Sentence of Death pa fled upon him, and the Execution of the lame. In the s AY Q Tf Printed by По. У^теотк i6yi. посад частновладельческих дворов и слобод внесли некоторое успокоение. Правящие верхи также пошли на созыв Земского собора для выработки законодательства. Это было тем более необходимо, что июньское восстание в столице вызвало цепную реакцию городских восстаний в других местностях государства (Воронеже, Курске, Соли Вычегодской, Устюге Великом, Верхо-- турье, Томске и др.). В 1662 г., когда положение трудящихся масс было предельно отягощено . новыми непосильными налогами и беспримерной дороговизной (следствие неудачной замены серебряной монеты медной), взрыв народного возмущения вновь охватил столицу. Рано утром 25 июля москвичи обнаружили на самых видных местах в центре города— на Лубянке и на других улицах — прилепленные воском и прибитые гвоздями к столбам и стенам «воровские листы» (прокламации). В них бояре И. Д*.иИ. А. Милославские (родственники царя по жене), окольничий Ф. М. Ртищев, гость В. Г. Шорин и другие объявлялись изменниками, которые будто бы сносятся с польским королем. Названные лица считались также инициаторами выпуска медных денег, а Василий Шорин был еще и уполномоченным правительства по сбору налогов. «Ли- .сты» по нескольку раз читались вслух. Возбуждение быстро нарастало, стихийно возникло намерение идти с этими «листами» к царю и требовать выдачи «изменников». Многие тысячи москвичей двинулись в Коломенское, в загородный дворец царя. В момент приближения восставших царь находился в церкви и слушал обедню. По-видимому, царь был уже оповещен о начавшемся «гиле». Боярам, имена которых вызвали бурю возмущения у народа, Алексей Михайлович помог спрятаться. «А царица в то время, и царевичи, и царевны, запершися сидели в хоромах в великом страху и боязни»,— писал современник. Восставшие подступили ко дворцу. Царь вынужден был оставить церковь и выйти к восставшим. Те стали требовать выдачи бояр-изменников «на убиение». Посадский человек Лука Жидкой и нижегородец Мартемьян Жедринской подали царю «листы». Алексей Михайлович повстанцев «уговаривал тихим обычаем, чтоб они возвратилися и шли назад», обещая разобрать жалобы и принять по ним решение. Слова царя не произвели должного действия. Наиболее смелые из числа восставших даже ухватились за пуговицы на царской одежде и спрашивали: «Чему де верить?» Алексей Михайлович поклялся богом и «дал им на своем слове руку». Один из восставших «бил с царем по рукам». Этот эпизод сыграл свою умиротворяющую роль. Царю поверили и стали расходиться. Москва тем временем продолжала бурлить. Шли погромы дворов купцов Б. Шорина и С. Задорина. Врываясь в лавки, восставшие требовали от лавочников Прекращения торговли И Присоединения к ним. Бегство В. Шорина и 3
ВОССТАНИЯ ■ БУНТАШНОГО ВЕКА-: 136 1
ВОССТАНИЯ «БУНТАШНОГО ВЕКА» 137 поимка его сына, переодетого в крестьянское платье и пытавшегося скрыться, усилили подозрения в «измене». Пошла молва, что В. Шорин бежал в Польшу. Растерявшийся и перепуганный сын его ответил на вопрос об этом утвердительно, что вызвало неистовую ярость народа. Юношу посадили в телегу и повезли в Коломенское, его сопровождала огромная толпа. Хлынувшая из Коломенского первая волна восставших, несколько успокоенных царским обещанием, была встречена новой волной, которая двигалась из Москвы. Тогда многие из возвращавшихся повернули обратно. Перед царским дворцом в Коломенском опять разбушевалась народная стихия, еще более грозная, чем раньше. Однако правительство не дремало. На выручку царю спешили стрелецкие полки. В Немецкой слободе, где проживало много иностранных офицеров, служивших в русской армии, объявили тревогу. В Москве началась облава на «грабельщиков». Городские ворота были закрыты, на заставах выставлены усиленные караулы. Тем временем в Коломенском повстанцы потребовали, чтобы царь выслушал рассказ сына Шорина. Тот повторил, что его отец бежал в Польшу с какими-то «боярскими листами». По приказу царя его арестовали. Но восставшие упорно добивались выдачи «изменников». В ответ на обещание Алексея Михайловича, что он поедет в Москву, чтобы произвести расследование, восставшие «у чал и царю говорить сердито и невежливо, з грозами», предупреждая, что, если их требование не будет исполнено, они бояр-изменников «у него учнут имать сами, по своему обычаю». В эту критическую минуту Алексею Михайловичу дали знать о прибытии войск. Царь сразу переменил тон: он закричал на восставших и приказал стрельцам и своей свите «тех людей бити и рубити до смерти и живых ловити». Началась резня безоружных людей. Немногим из восставших удалось выбраться из этой кровавой бойни. Современники утверждали, что не менее 7 тыс. повстанцев было убито или схвачено. Многих загнали в Москву-реку, где они и утонули. Одержав эту победу, «тишайший» царь приказал послать всюду по стране грамоты, в которых картина событий изображалась превратно. Жестокая расправа над «ворами, разных чинов худыми людишками» была будто бы проведена по единодушному челобитью всего населения, начиная с бояр и кончая посадскими людьми московских «черных» слобод и сотен. Грубой ложью являлось утверждение царских грамот, что в восстании не участвовали «всяких чинов ратные и торговые и земские люди». В действительности московское восстание 1662 г. было массовым народным движением. Правительство вынуждено было отка¬ заться от медных денег и постепенно изъять их из обращения, вернувшись к серебряной монете. С подъемом антифеодальной борьбы совпало обострение движения раскольников, которое распространялось вширь, привлекая все новые слои населения. Гонения на «староверов-расколь- ников» подогревали недовольство не только церковными, но и светскими властями. Церковный раскол повлек за собой распространение рукописной литературы, остро критиковавшей официальную церковь, ее представителей и светских властителей. Церковный собор 1681 г. отметил в своем постановлении: «На Москве всяких чинов люди пишут в тетрадех, и на листах, и в столбцах, выписки», причем «в тех письмах... является многая ложь, а простолюдины... приемлют себе за истину». Демократическая, обличительная струя старообрядческой публицистики была созвучна мыслям и чаяниям народных масс. Талантливый проповедник и писатель протопоп Аввакум в своих произведениях, включая и адресованные царю письма, провозглашал равенство людей независимо от социального и имущественного положения, требовал одинакового отношения к боярину и простолюдину, приравнивал царя к его подданным. Говоря о злодеяниях «царя Максимилиана», Аввакум подразумевал царя Алексея. Правительство жестоко расправилось с идеологами и сторонниками «старой веры». Религиозный конфликт обретал социальную окраску. Раскольники принимали активное участие во всех народных движениях. Были они и среди участников Крестьянской войны 1670— 1671 гг. Эта война, возглавленная донским казаком С. Т. Разиным, показала силу народной ненависти к угнетателям, соединила в антиправительственном боевом стане трудовых людей разных национальностей. Конечной целью похода повстанческого войска Разина была Москва. Трудовое население Москвы сочувственно воспринимало вести о Крестьянской войне. Согласно одному иностранному свидетельству того времени, «в самой Москве некоторые ораторы начали хвалить его (С. Т. Разина.— Авт.) как человека, заботящегося об общем благе и свободе народа». В народе говорили, что когда Разин подойдет к Москве, его встретят хлебом и солью. Правительство жестоко карало за подобные речи. Некоторые москвичи поплатились за это жизнью. Скорбным молчанием встретил простой люд Москвы закованного в цепи предводителя Крестьянской войны Степана Разина. Его четвертовали на Красной площади 6 июня 1671 г. Улица, по которой везли Разина на казнь (бывшая Варварка), ныне носит его имя. В восстании 1682 г. решающая роль принадлежала стрельцам. Они захватили Кремль, расправились с некоторыми боярами и своими начальниками. Собравшись с силами, правительство подавило восстание. На исходе XVII столетия, в 1698 г., вновь произошло восстание стрелецких полков. После взятия Азова стрельцы ожидали возвращения в Москву, но вместо этого были направлены на северо-западные границы. Испытав большие тяготы и лишения, они сместили своих начальников и направились к Москве. Правительство двинуло против восставших регулярные части. В сражении под Воскресенским монастырем, нар. Истре, стрельцы были разбиты. Узнав о восстании, Петр I поспешил вернуться из заграничной посольской поездки. Он сам участвовал в допросах и присутствовал на массовых казнях мятежных стрельцов. Стрелецкое войско было распущено. Дух непокорности из «бунташ- ного» XVII в. перешел в XVIII столетие, постепенно приобретая новые формы и черты. 1. Царевна Софья Алексеевна в Новодевичьем монастыре в 1698 году. Художник И. Репин. 1879 г. 2. Бунт стрельцов. 1682 г. Миниатюра из «Истории Петра Великого» П. Крекшина. Список первой половины XVIII в.
ВОССТАНИЯ . БУНТАШНОГО ВЕКА» 138 Утро стрелецкой казни. Художник В. Суриков. 1881 г.
ВОССТАНИЯ БУНТАШНОГО ВЕКА" 139
140 1
МЕЖДУНАРОДНЫЕ СВЯЗИ МОСКВЫ 141 Международные связи Москвы Несмотря на изгнание интервентов из Москвы, внешнеполитическое положение России оставалось напряженным. Южные окраины страны подвергались опустошительным набегам крымских татар. Сейм Речи Посполитой уполномочил короля продолжать войну против Русского государства, чтобы посадить королевича Владислава на московский трон. Б 1618 г. армия Владислава, оставив в тылу не сдавшиеся ей города, подступила к Москве. Польским войскам удалось проникнуть на территорию города с западной стороны. Но их атака на Арбатские и Тверские ворота Белого города была успешно отражена русскими воинами. Владислав повернул свои полки против Троице-Сергиева монастыря. Пушечной пальбой интервенты были отбиты и здесь. Получив отпор, поль¬ ская сторона пошла на мирные переговоры. После временного ослабления в начале века международных связей столицы Русского государства наступает период их расширения и упрочения. В годы Тридцатилетней войны (1618—1648) Россия не остается в стороне. Она предпринимает попытки вернуть часть западнорусских земель со Смоленском, но война с Речью Посполитой в 1632— 1634 гг. не приносит успеха. Воцарение Алексея Михайловича (1645—1676) сопровождается дотоле невиданной активностью в дипломатической сфере. Для установления более тесных политических и торговых контактов из Москвы отправляются посольства в страны Европы и Азии. Посольский приказ России становится одним из крупнейших государственных учреждений. В его штате состоят многочисленные переводчики и толмачи, знающие европейские и азиатские языки. Возглавляли Посольский приказ крупные политические деятели А. Л. Ордин-Нащокин и А. С. Матвеев. Русские дипломатические представители посещают Англию, Францию, Испанию, Нидерланды, Германию, Среднюю Азию, Персию (Иран), Монголию, Китай и другие страны. Разведываются пути установления прямых посольских связей с Индией. Наиболее регулярные дипломатические сношения в этот период осуществлялись с соседними государствами— Речью Посполитой, Швецией, Турцией и подвластным ей Крымским ханством. 1. Петр I. Гравюра П. Гунста с портрета работы Г. Кнеллера. 1697 г. 2. Медаль в память первой поездки Петра I за границу в 1697—1698 гг. Лиц. и об. ст. 3. Начальник Посольского приказа боярин А. Л. Ордин-Нащокин. Неизвестный художник XVII в. Копия 4. П. И. Потемкин, русский дипломат. Гравюра XVIII в. Фрагмент 3
2
МЕЖДУНАРОДНЫЕ СВЯЗИ МОСКВЫ 143 Широкий международный резонанс имело Андрусовское перемирие (1667 г.) и последовавший за ним «вечный мир» с Речью Посполитой (1686 г.). Благодаря этим дипломатическим актам было закреплено воссоединение Украины с Россией и возвращение «матери городов русских»—Киева в состав Русского государства. Свидетельством возросшего международного значения Москвы стало новое для древней столицы празднество, которым была ознаменована победа молодого Петра I в войне с Турцией и взятие сильнейшей крепости — Азова (1696 г.). При пушечной пальбе, громе военной музыки и колокольном звоне русские войска вступили в Москву. Солдаты, восторженно встречаемые горожанами, проходили через специально устроенную и украшенную триумфальную арку, волоча по земле отбитые у противника знамена. Впереди Преображенского полка в мундире капитана выступал сам Петр I. Одержанные победы создавали предпосылки для продолжения борьбы России за выход к морским побережьям. Достижению этой цели способствовало Великое посольство в страны Западной, Центральной и Восточной Европы в 1697—1698 гг., организованное по инициативе и с участием Петра I. Из-за готовившейся войны за Испанское наследство укрепить антитурецкую коалицию не удалось. Однако были выяснены 1. Император Леопольд принимает московских послов. Гравюра из немецкого «Календаря исторических дат». 1698 г. Фрагмент 2. Никита Бахтеев—гонец, участник русского посольства во Францию. Гравюра XVIII в. Фрагмент 3. Блюдо (Голландия) из подарков иностранных правительств московским царям. XVII в. 4. Русское посольство проходит через ворота Великой китайской стены. Гравюра из книги И. Идеса. Начало XVIII в. 5. Возвращение русских войск после взятия Азова. Г равюра из немецкого «Календаря исторических дат». 1698 г. 6. Боярин А. С. Матвеев. Гравюра начала XIX в. 4
МЕЖДУНАРОДНЫЕ СВЯЗИ МОСКВЫ 144 возможные союзники в борьбе за прибалтийские земли. Исход посольства предрешил начало Северной войны. В столицу Русского государства учащаются приезды иностранных посольств для обсуждения с царским правительством военно-дипломатических, торгово- экономических, а также религиознокультурных вопросов. Въезд иноземных послов в Москву являл собой колоритное зрелище. Некоторые посольства вместе со свитой насчитывали сотни людей. Специально для размещения дипломатических представителей на Ильинке был устроен Посольский двор — трехэтажное здание с удобными комнатами и роскошной мебелью. Согласно русскому дипломатическому ритуалу, члены посольств получали казенное содержание в зависимости от ранга и расположения правительства. Аудиенции у царя завершались пиршествами, богатство которых всегда поражало иностранцев. В московских музеях от тех времен сохранились разнообразные подарки зарубежных правителей русским царям. Последние не оставались в долгу и со своей стороны отправляли за рубеж щедрые дары. Нередко это были ювелирные изделия тончайшей работы, роскошные меха и редкие ловчие птицы (кречеты). Помимо посольских сношений по линии правительств существовали довольно регулярные связи с главами православной церкви за рубежом (с патриархами константинопольским, антиохийским и др.). Эти контакты имели не только религиозное, но и политическое значение, особенно в тех случаях, когда тот или иной народ, исповедовавший христианство, не имел своей государственности и находился под чужеземным господством. Царь Алексей Михайлович в борьбе с патриархом Никоном прибег к авторитету православных патриархов, которые приехали в Москву на церковный собор и санкционировали низложение строптивого пастыря русской церкви. Подолгу и с семьями жили в Москве торговые И политические представители ряда стран, обзаводясь там собственны¬ ми домами. На русскую службу в этот период поступают поляки, англичане, голландцы, немцы, датчане, французы, итальянцы, греки. Среди них военные, инженеры, врачи, аптекари, педагоги. Некоторые дослужились до высоких постов, были близки к царю и оказали важные услуги правительству (А. Вини- ус, П. Гордон, Ф. Лефорт). На улицах и площадях Москвы все чаще звучала иноземная речь. Гостеприимство и радушие, с которыми принимали в России иностранцев, не раз отмечались ими в записках, посольских отчетах, в литературных произведениях. Вопреки предрассудкам и проповедуемой церковью религиозной нетерпимости русские люди находили пути к установлению взаимопонимания со своими современника- ми-иностранцами, с теми, кто шел к ним по-деловому, без предвзятости, как друг и добрый сосед. 1, 2. Подарки иностранных правительств московским царям: кубок (Дания) и глобус (Польша). XVII в. 3. Крутицкое подворье. 1693— 1694 гг.
ВОПРЕКИ ЦЕРКОВНЫМ ЗАПРЕТАМ 146 Вопреки церковным запретам софские трактаты, переводы античных авторов). Своего рода книгой для учителей была знаменитая «Грамматика» М. Смотрицкого, автор которой стремился к научному освещению морфологических и синтаксических проблем. Расширению издательской деятельности способствовало переселение в Россию ученых-монахов из Белоруссии и Украины (С. Полоцкий, Е. Славинецкийи др.). Продолжалась традиция рукописной книги, также пользовавшейся немалым спросом. В центре Москвы, близ Кремля, бойко шла торговля книгами и рукописями. При Посольском и других приказах существовали небольшие школы, имев¬ шие утилитарное назначение — готовить канцеляристов для службы в государственных учреждениях. Была школа при Печатном дворе. При некоторых монастырях и приходских церквах также имелись училища. В обычае было наказание школяров розгами и плетьми. Стремление к просвещению породило идею об открытии в Москве «гимнаси- она» для изучения гуманитарных небогословских наук. Реакционные церковники сопротивлялись, всячески тормозили дело светского образования. В 1687 г. возникло первое высшее учебное заведение России — Славяно-греколатинская академия, размещавшаяся при Заиконоспасском монастыре в Ки- Развитие духовной культуры русского общества в XVII в. неразрывно связано с Москвой. Происходило медленное, мучительное высвобождение светского образования, литературы, зачатков научных знаний из-под векового господства религиозной идеологии, догматов официальной церкви. В этот период наряду с изданием книг религиозного содержания возрастает доля произведений, призванных служить пособиями для овладения грамотой и приобретения элементарных сведений об окружающем мире. Московский Печатный двор превратился В крупное предприятие, на котором работало более 160 человек. Для него построили новые каменные палаты на Никольской улице. Выросло более чем вдвое число печатных станков. При типографии находились мастерские: словолитная, рисовальная и граверная, переплетная, а также столярная, кузнеч- ная и др. Обязанности редакторов и корректоров возлагались на «справщиков», ими были наиболее образованные ЛЮДИ того времени, авторы литературных произведений и переводчики (А. Суханов, Е. Славинецкий, С. Медведев, Ф. Поликарпов и др.). Продукция Печатного двора за XVII в. составила почти 500 названий книг, тогда как за вторую половину XVI в. их вышло всего 18. Работа типографии находилась под бдительным надзором церковных властей, которые опасались проникновения в печать всего, ЧТО почиталось подрывающим религиозные догмы. Хотя в списке тогдашних изданий преобладали религиозные книги, однако постепенно характерным становится выпуск книг иного профиля. Значительными для того времени тиражами выходят в свет азбуки и другие учебные книги, подчас искусно иллюстрированные, математические таблицы и другие руководства. Эта продукция имела широкое хождение в России, проникала в соседние страны. За вторую половину века было напечатано до 450 тыс. экземпляров учебных изданий. Выходили в свет книги, требующие от читателя и более солидной подготовки, чем чтение и счет (медицинские и фило- 2
ВОПРЕКИ ЦЕРКОВНЫМ ЗАПРЕТАМ 147 тай-городе, на одной из самых оживленных улиц—Никольской. Однако наиболее распространенной формой учебы тогда было домашнее образование, также доступное далеко не каждому. Среди населения Москвы, хотя и медленно, росло число грамотных людей. Выделяется небольшой, но профессионально хорошо подготовленный слой писцов- нотариусов, выполнявших заказы на оформление разнообразных частных актов, составление челобитных и других документов. На Ивановской площади в Кремле обычно изготовлялись эти разнообразные бумаги. Ивановские площадные подьячие (в то время их было не менее 400 человек) бойко строчили нужные заказчикам документы. Столом писцу обычно служило собственное колено. На недостаток работы подьячие не жаловались. Такие нотариальные пункты существовали также на других площадях в центре Москвы около некоторых приказов, где оформлялась по преимуществу судебная документация. Народная речь, живая и образная, оказывала влияние даже на язык официальных правительственных бумаг. Заметно повышается интерес к познанию других стран и народов, что выра¬ жалось в распространении соответствующей литературы —отечественной и переводной (космографии, хронографы и т. д.). Москву посещали сведущие люди, много странствовавшие по свету. В столицу приезжал казак Семен Дежнев (1662, 1670 гг.), совершивший беспримерное ледовое плавание по проливу между Евразией и Америкой. Правительственные учреждения (прежде всего Посольский приказ) довольно регулярно приобретали издававшиеся в ряде стран газеты и другие печатные издания. Большие и разнообразные по содержанию библиотеки на русском и иностранных языках складываются в Посольском, Аптекарском и Пушкарском приказах и у видных государственных деятелей (А. Л. Ордина-Нащокина, В. В. Голицынаи др.). У А. С. Матвеева были книги не менее чем на 10 языках. Книги проникают в разные слои общества. Недаром было издано специальное «Наставление библиотекарю». Литературная жизнь Москвы в этот период характеризуется появлением произведений разнообразного жанра. Героико-политическая тема звучала в повести о князе М. В. Скопине-Шуйском, личности популярной в посадской среде, Недавние события иностранной интервенции и народных восстаний нашли воплощение в литературных памятниках XVII в. («Новая повесть о преславном Российском царстве и великом государстве Московском», «Сказание» Авраамия Палицына и др.). Особо примечательно распространение прозаической и стихотворной сатиры демократического направления (повести о Шемякином суде, о Ерше Ершовиче и др.). Судьба горожанина-бедняка с горьким юмором и чувством ненависти к богатеям изображалась в «Азбуке о голом и небогатом человеке»: «Живу я в Москве, поесть мне нечево и купить не на што, а даром не дают»; «Тверд был ум мой, да лих, на сердце у меня много всякой мысли» и т. п. Разнообразные по тематике произведения С. Полоцкого обозначили значительный рубеж в развитии русской поэзии. Люди XVII в. проявляли живой интерес к истории Москвы. Недаром именно 1. «Азбука». Рукописная книга. 1698 г. 2. Печатный двор на Никольской улице. Художник А. Васнецов. Автолитография 3. Книжные лавки на Спасском мосту в XVII в. Художник А. Васнецов. 1902 г.
ВОПРЕКИ ЦЕРКОВНЫМ ЗАПРЕТАМ 148 в это время появляются различные сочинения, цель которых состояла в выяснении вопроса о происхождении Москвы. В «Повести о начале Москвы» рассказывалось, как князь Юрий Долгорукий основал Москву на месте «красных сел» боярина Кучки, которого казнил за непокорный нрав. Сыновей Куч- КИ Ю. Долгорукий взял ко двору, а на дочери боярина женил своего сына Андрея. Кучковичи отомстили за отца, убив князя Андрея Боголюбского. В этой истории отголоски действительных событий причудливо переплелись с фантастическими. Впоследствии легенда была расцвечена романтическими добавлениями и превратилась в приклю- 1. Парадные ворота в Измайлове. XVII в. 2. Лист из рукописного букваря 1C. Истомина. Конец XVII в. 3. Симеон Полоцкий. Гравюра начала XIX в. Из собрания портретов, изданных Пл. Бекетовым 4. Палаты боярина Волкова в Харитоньевском пер. Конец XVII в. 2
ВОПРЕКИ ЦЕРКОВНЫМ ЗАПРЕТАМ 149 4
ВОПРЕКИ ЦЕРКОВНЫМ ЗАПРЕТАМ 151 ченческо-любовное произведение— «Сказание о начале Москвы». Запечатлелась легенда и в песенном творчестве народа. К ней восходит сюжет популярной песни о Ваньке-ключнике. Семнадцатое столетие выделяется новыми веяниями и в области искусства. Б архитектурных исканиях и решениях отчетливо проявляется стиль русского барокко, нашедший воплощение в творениях гражданского и церковного зодчества. Русские мастера перенесли в каменное зодчество основные приемы решения строительных и художественных задач, выработанные в деревянном строительстве. Об этом наглядно свидетельствуют московские здания XVII в., отличающиеся красочной внешней отделкой, разноцветным «узорочьем», богатым декоративным убранством. Даже церковное зодчество развивается под сильным воздействием нового архитектурного стиля. Особой заботой правительства оставалось сооружение дворцов и «храмов божьих», благоустройство царской резиденции—Кремля. В это время кремлевские башни получают шатровые завершения. На главной башне — Фроловской (позже ее стали именовать Спасской)—русскими мастерами по проекту англичанина X. Галовея были установлены новые часы с боем. Вдохновенно трудились искусные строители, камнерезы, живописцы и другие мастера над возведением Теремного дворца(1635—1636 гг.) — одного из шедевров Кремлевского ансамбля. В селе Коломенском выросло «восьмое чудо света»—так называли современники деревянный дворец царя Алексея Михайловича. Появились и новые здания промышленных предприятий, где работали дворцовые ткачи (Хамовный двор), а также казенные литейщики и кузнецы (Пушечный двор). В XVII в. начинается строительство каменных мостов через Москву-реку. Архитектурный облик города в целом 1. Палаты думного дьяка Аверкия Кириллова. 1656—1657 гг. 2. Русское мореходное судно «коч». Начало XVII в. Реконструкция 3. Часы карманные западноевропейской работы. XVII В. 4. Часы солнечные компасные. XVII в. 2 3 4
ВОПРЕКИ ЦЕРКОВНЫМ ЗАПРЕТАМ 152 много выиграл от сооружения мощных башен и стен Донского, Новодевичьего и Других монастырей. Церкви Троицы в Никитниках, Рождества Богородицы в Путинках, Покрова в Филях — прекрасные памятники той эпохи. Московское зодчество оказало сильное влияние и на тогдашнее градостроительство. Некоторые московские мастера (Яков Бухвостов, Важен Огурцов, Осип Старцев и др.) работали в других местностях России. На рубеже XVII—XVIII вв. в Сибирь выехала большая группа мастеров, ЧТО способствовало развитию каменного зодчества и в атом далеком крае. Борьба светского и церковного начал явственно сказывается в развитии живописи XVII в. Стремление к «живству», реалистическому отображению Человеческой личности, вступает в острый конфликт с канонами церкви. Плеяда талантливых живописцев во главе с Симоном Ушаковым трудилась в Оружейной палате и при Посольском приказе. Кроме библейских и евангельских сюжетов художники все чаще обращаются к темам историческим, житейским. Значительных успехов достигает искусство гравюры. Издаваемые массовыми тиражами учебные книги снабжаются выразительными и разнообразными иллюстрациями. Пока еще робко, вследствие церковных запретов, распространяется портретная («парсунная») живопись. В ысокохуд ожественными творениями русских мастеров прикладного искусства отмечены гражданские и церковные здания, их интерьеры. Изделия из золота и серебра, военные доспехи, огнестрельное оружие с поразительной отделкой сохранились до наших дней, восхищая потомков. Характерно, что предметы хозяйственного и бытового назначения, имевшие широкое распространение, нередко украшались затейливой росписью, отражая всепроникающее художественное творчество народа. Подчас это были надписи назидательного или шутливого содержания. 3
ВОПРЕКИ ЦЕРКОВНЫМ ЗАПРЕТАМ 153 С особой силой реакционная роль церкви сказалась на таких областях народной культуры, как музыка, народный театр, игры, развлечения. Государственная власть нередко поддерживала запреты церковников, распространявшиеся на музыкальные инструменты, представления скоморохов, игры и увеселения. Однажды по распоряжению патриарха у москвичей даже отобрали домбры, гусли, волынки, гудки и другие музыкальные инструменты. На нескольких возах их доставили на Болотную площадь и сожгли. Однако запреты и карательные меры лишь свидетельствовали о том, что в народной среде невозможно было истребить постоянное 1. Ларец. Прорезной узор. XVII в. 2. Потешный кубок «Сова». Серебро, чеканка. Германия. XVII в. 3. Булава боярина Б. Хитрово. 2-я пол овина XVII в. 4. Тарелка боярина Б. Хитрово. 2-я половина XVII в. 5. Русские женщины XVII столетия в церкви. ХудожникА. Рябушкин. 1899 г. 6. Зеркало-складень. Конец XVII — начало XVIII в. \ 'У*‘\ л . ЫКф. " Д/. 1 1 ij Г Я г * t 'ГИ { ,, it * оЛ ч 4 . ' ■ Л iffy. 5
ВОПРЕКИ ЦЕРКОВНЫМ ЗАПРЕТАМ 154
ВОПРЕКИ ЦЕРКОВНЫМ ЗАПРЕТАМ 155 3
ВОПРЕКИ ЦЕРКОВНЫМ ЗАПРЕТАМ 156 стремление к художественному восприятию окружающего мира, к отображению его средствами искусства. Борьба на этой почве приобретала тем более острый характер, что трудовой люд в песнях, скоморошьих «действах» и популярном кукольном театре Петрушки бичевал и высмеивал сильных мира сего. От скоморохов изрядно доставалось боярам, воеводам, купцам. Как и повсюду на Руси, москвичи любили помериться силой и ловкостью в разнообразных играх. При большом стечении народа устраивались соревнования по борьбе и кулачные бои, участни- 4
ВОПРЕКИ ЦЕРКОВНЫМ ЗАПРЕТАМ 157 ками которых нередко были жители целых улиц. Борьба велась по заранее определенным правилам, недозволенные приемы осуждались. С упоительным удовольствием москвичи от мала до велика катались на санях с ледяных гор, участвовали в живописных театрализованных праздниках-маскарадах. Охотно посещались представления бродячих актеров с прирученными медведями. Во всех слоях общества были популярны шахматы. В кругах знати развлекались охотой с ловчими птицами (кречетами) и борзыми собаками. Страстным охотником был царь Алексей Михайлович. Кречетов посылали как драгоценный подарок иностранным правителям. Мало-помалу в жизненный уклад москвичей (прежде всего из привилегированных кругов) начинают проникать предметы быта и моды из других стран Европы. Однако если позже многие представители господствующих классов бездумно преклонялись перед всем иностранным, то трудовой люд не поддался на это «чужебесие». Он сумел творчески воспринять и переработать все ценное из Б зарубежного опыта, обогащая тем оте- 2. чественную культуру и сохраняя ее з. самобытные черты. 4. Шахматы. XVII в. Письменный прибор. XVII в. Резной стол. XVII в. Трапезная боярского дома. XVII в. tV Щ | н
ВОПРЕКИ ЦЕРКОВНЫМ ЗАПРЕТАМ 158
ВОПРЕКИ ЦЕРКОВНЫМ ЗАПРЕТАМ 159 1. Народные развлечения XVII в.: кукольный театр, скоморохи. Гравюра из «Путешествия» А. Олеария. XVII в. 2. Свадебный поезд в Москве (XVII столетие). ХудожникА. Рябушкин. 1901 г. 3. «Жених», «жена». Рисунок из рукописного букваря К. Истомина. Конец XVII в. 4. Пляски на свадьбе. Гравюра из «Путешествия» А. Олеария. XVII в. По старинному обычаю свадебный пир начинался обедом в доме родителей невесты. После окончания обеда для жениха и невесты, их родственников и гостей подавали свадебный поезд: у крыльца их ждали колымаги и оседланные лошади. Даже самые бедные горожане к венцу пешком не ходили. Поддерживаемая под руки свахами, невеста садилась в нарядно убранную повозку, дуга которой украшалась лисьими и волчьими хвостами. Жених, его дружки и священник ехали на верховых лошадях впереди свадебного поезда, за ними — невеста со свахами и все сопровождающие. Пока проходил обряд венчания, у входа в церковь бди- тельно расхаживал ясельничий—главный распорядитель свадьбы. Он следил, чтобы никто не перешел дороги между конем жениха и возком невесты. После венчания поезд отправлялся в дом жениха, где продолжался свадебный пир
Москва в XVIII в ОБЛИК ГОРОДА МОСКВА В XVIII В. 160 1 Художники XVIII в. очень любили писать виды Москвы с Воробьевых гор. Панорама города со всеми ее характерными чертами открывалась оттуда поистине впечатляющая, особенно в часы восхода и заката солнца. Городская застройка расширилась за Земляной вал, предместья постепенно сливались с ней. Веками складывавшийся радиально- кольцевой тип планировки Москвы не только сохранялся, но и закреплялся практикой строительства. В облике города, хотя и медленно, обозначались ощутимые перемены. Со времен Петра I больше уделялось внимания регулирова- ЛЛАНЪ йжга; МОСКВЫ Нашлись *л.-а•iJUmnuf Енкюыйь'еЗ, С(Ж£х Л/.-у.-л1..*, С N 2
МОСКВА В XVIII В. 161 нию застройки Москвы, благоустройству ее улиц и водоемов, усилению противопожарных мер. В Москве более быстрыми темпами стало развиваться каменное строительство—гражданское и церковное. И все же в конце века лишь 22% домов были каменные. В XVIII в. возникли роскошные загородные архитектурные ансамбли в Кускове, Архангельском и других местах, принадлежавшие вельможам. Своеобразно выглядели окраинные монастыри, напоминавшие маленькие города. В начале века Москве угрожало нашествие армии Карла XII, шведского короля. По приказу Петра I в центре столицы построили земляные укрепления («болверки»). Полтавская битва (27 июня 1709 г.) круто повернула ход Северной войны в пользу России. Москва была спасена. Однако «болверки» сохранялись более столетия. При Екатерине II снесли стены Белого города, потерявшие свое оборонное значение. Императрица утвердила «Прожектированный план» благоустройства Москвы. Предполагалось широкое каменное строительство в пределах Белого города, создание площадей, разбивка бульваров на месте 1. Москва в XVIII в. 2. План Москвы 1739 г. 3. Московская губерния, разделенная на 9 провинций. Карта начала XVIII в. 4. Ростокинский акведук. Конец XVIII в. )V- : *v*y 4
МОСКВА В XVIII В 162 содйд, GKMWQfig'^piacTii Девичек *№тттт*»: «йяетя снесенной стены, устройство уличного освещения и т. д. Но из широковещательной программы благоустройства города в жизнь было претворено очень немногое. Разросшимся окраинам не уделялось почти никакого внимания. Зато ревностно оберегались интересы богатеев. Царское правительство неоднократно издавало распоряжения об упорядочении застройки и запрещении возводить какие-либо здания без разрешения полиции. Однако дворяне оставались глухи к этому и строили свои дома с многочисленными службами где заблагорассудится. В конце века, при Павле I, были построены столь дорогие сердцу этого императора военные казармы. Даже не¬ которые дворцы были превращены в казармы. У ворот бывшего Белого города выросли однообразные гостиницы. В середине столетия по настоянию винных откупщиков, которые опасались тайного провоза в город «корчемного вина», соорудили самый протяженный земляной вал с заставами, названный Камер-Коллежским. Он опоясал Москву кольцом. Выросшие за Земляным городом многочисленные поселения фактически оказались в пределах Москвы. У некоторых застав Камер-Коллежского вала (Даниловской, Спасской, Рогожской и др.) возникли оживленные рынки. В течение столетия несколько преобразились и московские водоемы. Оде¬ лась в гранит набережная Москвы-реки у Кремля. Река Неглинная была переведена в открытый канал. Из мытищинских источников стали тянуть в город водопровод. Недалеко от Покровских ворот Белого города издавна существовали пруды, служившие местом свалки, а потому называвшиеся Погаными. Пруды вычистили, и они получили название Чистых. Хотя внимание к благоустройству в целом повысилось, санитарное состояние города, особенно кварталов, населенных беднотой, было неудовлетворительным. Скотобойни,свалки,заброшенные дома — все это не способствовало созданию нормальных условий жизни горожан. 2 з
МОСКВА В XVIII В 163 HokWbfci*** МанДСТйРЬ Дал’локИи, Мондс'ги г** ЭКОНОМИЧЕСКАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ РОЛЬ МОСКВЫ Восемнадцатый век принес России много нового. Широкая преобразовательная деятельность Петра I была порождена самыми насущными запросами времени. Рост промышленности и транспорта, регулярная армия и флот, система новых государственных учреждений, успехи просвещения и науки — все это способствовало превращению России в великую державу. Победоносное окончание Северной войны (1721 г.) привело к возвращению России выхода в Балтийское море, присоединению Эстляндии и Лифляндии. В устье Невы вырос Петербург, новый город-порт. Итогом русско-турецких войн второй половины века явился выход России на берега Черного моря. Были воссоединены с Россией территории Белоруссии и Правобережной Украины. Русские поселения появились на Аляске. Подданство России приняли казахи. В состав России вошла Литва. С переводом столицы в Петербург в 1712 г. Москва не утратила своего исключительного значения в судьбах страны. Это проявлялось и в экономической, и в политической,и в культурной областях. Численность населения Москвы росла медленно и в этом столетии. При Петре I значительная часть московских ремесленников и купцов была переселена 1. Вид с Каменным мостом из Замоскворечья. Гравюра П. Пикарта. Ок. 1707 г. 2. Красные ворота. Гравюра по рисунку М. Ма- хаева. Конец XVIII в. 3. Вид Воскресенских триумфальных ворот между библиотекой университета (слева) и Монетным двором. Гравюра по рисунку М. Махаева (1763 г.). 1766 г. 4. Вид Сухаревой башни и Странноприимного дома Н. П. Шереметева. Гравюра начала XIX в. 5. Церемония по случаю коронации Елизаветы Петровны в Успенском соборе Кремля. Гравюра И. Соколова. 1744г. 4 5
МОСКВА В XVIII В. 164 в Петербург. Десятки тысяч жизней унесла чума 1771 г. Тем не менее на исходе века в Москве проживало уже до 300 тыс. человек. Изменился и состав населения. Пестрота разного рода слобод и «сотен» различной ведомственной принадлежности сменяется более однородной картиной. Ремесленно-торговый люд Москвы получает общегородскую организацию в виде ремесленных цехов и купеческих гильдий. Уходят в прошлое многочисленные стрелецкие слободы — стрелецкое войско было распущено. Гарнизон города теперь представлен солдатами и офицерами регулярной армии, созданной при Петре I. Возрастает приток крестьян. Одни из них приходят сюда в поисках заработка, другим удается поселиться на посаде, третьи появились здесь по воле своих помещиков, содержавших в Москве многочисленную дворню. В столь частые тогда голодные годы город заполняли тысячи нищих, с которыми власти вели нещадную борьбу. В среде ремесленно-торгового населения углубляется социальная неоднородность, расслоение посада приводит к возрастающему противостоянию богатой верхушки малосостоятельной и разорявшейся массе жителей. Городской магистрат, учрежденный в конце царствования Петра I, оказался целиком во власти богачей. Такое положение в основном продолжало сохраняться и после проведения губернской и городской реформ Екатериной II в 70—80-х годах XVIII в. Правда, ограниченное самоуправление в виде городской думы несколько укрепило позиции патрициата, однако господствующее положение оставалось за представителями царской власти, т. е. за дворянами и чиновниками. Существенно возросла экономическая роль Москвы как крупнейшего промышленного и торгового центра. В первой з 4
МОСКВА В XYJII В. 165 половине столетия правительство предпринимало меры по ограничению мелкого производства, чтобы оно не создавало конкуренции молодой мануфактурной промышленности. Впоследствии эти ограничения постепенно снимались. Хотя мелкая промышленность в форме ремесла и раздробленного индивидуального производства на рынок оставалась показательной чертой хозяйственного облика города, все заметнее росла крупная мануфактурная промышленность. Это привело к увеличению новой группы трудового населения Москвы — работников мануфактур. В конце XVII — первой четверти XVIII в. на территории Москвы и близ города уже возникают довольно крупные промышленные предприятия, которые строились государством и частными лицами. Некоторые предприятия (Суконный двор и др.) имели до тысячи и более рабочих. Но преобладали в городе небольшие мануфактуры. Значительных успехов достигла текстильная промышленность. Москва превратилась в ее главный центр. В конце века только шелкоткацких предприятий здесь насчитывалось более сотни. Помимо выработки товаров, рассчитанных на удовлетворение запросов верхушки общества, быстро налаживается производство предметов для широких кругов городского и сельского населения (ткани, металлические изделия ит. д.). В XVIII в. Москва была своего рода распределительным центром всевозможных промышленных изделий и сельскохозяйственных продуктов, откуда товары растекались во все концы страны. Главенствующую роль в торговле играло московское купечество. Оно держало в своих руках оптовую торговлю, рассчитанную на внутренний и внешний рынок. Расширение внешнеторговых связей России открыло перед купцами новые перспективы. На московском Гостином дворе совершались крупные оптовые сделки, товары на его складах оценивались в миллионы рублей. Серьезным стимулом развития торгового оборота послужила отмена в 50-х годах внутренних таможен и таможенных пошлин. Этот акт правительства был разработан во время пребывания императрицы Елизаветы Петровны в Москве. Купечество встретило новый указ с 1. Петр I. Гравюра Я. Хубракена с портрета работы К.. Моора. 1718 г. 2. А. Д. Меншиков. Неизвестный художник. 1710-е гг. 3. Б. П. Шереметев. Гравюра А. Шхонебека. Ок. 1703 г. 4. Ф. А. Головин. Гравюра П. Шенка. 1706 г. 5. Триумфальный вход русских войск в Москву 21 декабря 1709 г. после побед при Лесной и под Полтавой. Гравюра А. Зубова. 1711 г. 6. Наградная солдатская медаль за участие в Полтавском сражении. Серебро. 1709 г. О Цанекого ВКЛ1Ч ЬСТВЛ йЪМоскву. tfos.ArtdSf* «з, !10рЯАЛЛ>м1» Aofc р»ЫСЛИл<:НО,.у KU4\rr UII» вег MJ> Mf-pmr и;1* но Jiywri н каштаны н Гглслиы но ммяшшЪ 1 дяжеждужеоиюгпка t6 KopatcwcoH Г1МПЛЙ1 ми моиндмЪ мы к. же м JUfcMvroiti ip ГенерлЗ*; ЬсаЯк гку 5
МОСКВА В XVIII В. 166 I I 1 ликованием. Елизавете московские коммерсанты преподнесли в знак благодарности крупный алмаз на золотой тарелке, а также солидную сумму золотых и серебряных монет. Все активнее в торго- столичном городе Москве решительно преобладал наемный труд на промышленных предприятиях и в торговых заведениях. Восемнадцатое столетие, как уже ОТ¬ ВОДЫ на севере Тихого океана, где промышленники-землепроходцы осваивали Аляску и Алеутские острова, мореходы пробивались сквозь торосы Ледовитого океана. вые дела втягивались не только горожане и крестьяне, но и помещики. Представители «благородного» сословия не гнушались этим занятием, усматривая в нем дополнительный источник обогащения. Стремление жить на широкую ногу требовало больших расходов. Учащаются случаи заклада и продажи дворянских имений. Широко практиковался постыдный торг крепостными. Царское правительство не осталось безучастным к денежным делам дворян. В Москве стали создаваться кредитные учреждения, выдававшие ссуды помещикам на льготных условиях. Операции московских банков намного превосходили петербургские. Молодая буржуазия лишь в малой мере допускалась к этим источникам кредитования, что затрудняло рост капиталистической промышленности не только в Москве, но и по всей стране. Однако новые явления в экономике постепенно подрывали устои крепостнического общества. На рубеже XVIII—XIX вв. в мечалось, началось для России в обстановке войны против Швеции. Поражение русской армии под Нарвой не обескуражило Петра I. В подготовке к новым боям Москве принадлежала исключительная роль. Сформированные здесь Преображенский и Семеновский полки стали началом русской гвардии. Попытка Карла XII разгромить Россию, овладеть Москвой и расчленить страну провалилась. Москву можно считать и колыбелью русского морского флота. Ботик Петра I сначала плавал по Измайловским прудам, затем по реке Яузе и Плещееву озеру близ Переславля-Залесского. «Дедушку русского флота» после окончания Северной войны с почетом встретили в Петербурге под гром почти двух тысяч корабельных орудий. Русский флот в годы войны со Швецией заявил себя как мощная сила на Балтике, а в конце XVIII в. провел блестящие операции на Черном и Средиземном морях. Корабли под русским флагом бороздили суровые Перенесение столицы в Петербург не умалило политического веса Москвы в глазах народа. Заслуги города в исторических судьбах России были столь велики, что с этим нельзя было не считаться. Заключение Ништадтского мира со Швецией (1721 г.) было отмечено с исключительной пышностью в Москве, где в том же году Петр I короновался как император. И позже коронационные церемонии преемники Петра I неизменно проводили в старой столице. Правительство подолгу находилось здесь, а в 1727—1732 гг. фактически столицей была Москва. Государственные учреждения Российской империи, заменившие прежние приказы, были приспособлены к особому положению Москвы. Коллегии и Сенат имели тут свои конторы. Мнение московского дворянства и купечества немало значило даже в условиях укреплявшейся абсолютной монархии. Острая политическая обстановка сложилась после смерти Петра II (1730 г.). Члены Верховного тайного совета (вер-
МОСКВА В XVIII В. 167 ховники) вознамерились ограничить царскую власть и пригласили на императорский престол курляндскую герцогиню Анну Ивановну (1730—1740 гг.), племянницу Петра I. Верховники направили Анне свои условия («Кондиции»). Приезд Анны Ивановны в Москву был использован широкими кругами дворянства для подачи своих проектов государственного устройства России, шедших вразрез с олигархическими поползновениями верховников и отстаивавших самодержавную царскую власть. Опираясь на поддержку дворянства, императрица, будучи в Кремле, публично отказалась признать «Кондиции», надорвала их и бросила на землю. Однако засилье иностранцев, которым отличалось царствование Анны Ивановны, режим бироновщины возбудили недовольство во всех слоях общества. Центром оппозиционных настроений была Москва. И правительница покинула ее,вновь перенеся столицу в Петербург (1732 г.). Воцарение Елизаветы Петровны (1741 — 1761 гг.) также сопровождалось коронацией в Успенском соборе Кремля, сооружением Триумфальных ворот и другими торжествами. В Москве короновалась и Екатерина II (1762—1796 гг.), 1. Вид Яузского моста и дома Шапкина. Раскрашенная гравюра по рисунку Ж. Делабарта. 1790-е гг. 2. Титульный лист журнала «Экономический магазин». Москва, 1780 г. 3. Ассигнация достоинством 10 рублей 4. Рубль 1704 г. Серебро. Лиц. ст. 5. Копейка 1704 г. Медь. Лиц. ст. Увеличено 6. Откупщик Н. А. Сеземов. Художник Д. Левицкий. 1770 г. 7. Доски для набойки тканей. XVII—XVIII вв. Из археологических раскопок в бывшем Государевом хамовном дворе J i 4 в ь. .«ГГТ| ЭКОНОМИЧЕСКОЙ i МАГ АЗ ИНЪ,Г или 4 СОБРА HIE 4 ВглкнхЬ мономячес.тЪ рзпЪстй. опытом a, cm- Jw , for>.Hac»Htuxcit $ь ritme- j позпкпа , уз CajQud » отороуояЪ , уо яугоаЪ, я1- Ч ссаб , 77ру&опЬ , раяняшб про . УТ'Т'ОЛЙ , ,до де }у ревеискихЬ стропйи , дОМШПХЬ лЪтртиЬ> npnvcsHhixb mpnub я Г,о уругнгЬ ПСЯ’ГЯхЬ ку ,U я ьыеано.-rJHyaxl TOfAjCunub И j ГЛА'Мд иштсллмЪ eeufca , въ пользу 7 росайскихъ ДОМОСТРОИТЕЛЕМ и ДРУГИХЪ лютпытпыхъ jV явжй I СВРАЗСШ 'ЖУТЯЛЛЛ ИЗЛИВАЕМОЙ. Т часть I- -^Г IS Ъ МО С КБ 1S , Huej'cHmemcKoit Типографы j !. Новикова. 179=- года. I V - - 2 * ' Л ууУ у уг у
МОСКВА В XVIII В. 168 1. А. В. Суворов. Гравюра Н. Уткина с портрета работы И.-Г. Шмидта. 1818 г. 2, 3. Орден св. Георгия 1-й степени с лентой. Звезда (вверху) и знак. Этой награды был удостоен А. В. Суворов 4. Московский Кремль. Художник К. Рабус. Середина XIX в. С гравюры П. Пикарта (ок. 1707 г.) 5. Вид Красной площади в Москве. Раскрашенная гравюра по рисунку Ж. Делабарта. 1790-е гг. Фрагмент которая впоследствии неоднократно бы¬ вала в древней столице. Москва была избрана местом заседаний Уложенной комиссии 1767 г., призванной разработать новое законодательство Российской империи. В работе комиссии принимали участие представители различных сословий, за исключением самого многочисленного и угнетенного класса населения—крепостного крестьянства. Был определен круг лиц, допускавшихся к участию в выборах депутатов Уложенной комиссии. Из 12 тыс. московских домовладельцев- изОирателей в выборах участвовало менее тысячи. Население довольно равнодушно восприняло затею императрицы с комиссией, не возлагая больших надежд на результаты ее деятельности. Депутаты заседали в Грановитой палате, большинство их принадлежало к дворянству. Московские купцы в наказе своему депутату выступили против занимающихся коммерцией дворян и торгующих крестьян. Нужды городской бедноты их заботили мало. Как ни стара¬ лось правительство придать работе комиссии благонамеренно-охранительное направление, выявились острые разногласия во мнениях, звучала и критика правящих верхов. Во время заседаний комиссии распространился стихотворный памфлет антиправительственного и антикрепостнического содержания — «Плач холопов». Императрица из опасения народных выступлений перенесла заседания депутатов в Петербург. Вскоре под предлогом начавшейся войны с Турцией комиссия была распущена. В русско-турецких войнах второй ПОЛОВИНЫ ХУIII в., в военных кампаниях конца века прославился уроженец Москвы А. В. Суворов, которому было присвоено звание генералиссимуса. Хотя политическая роль церкви в XVIII в. сильно упала, Москва оставалась признанным религиозным центром России. Не только официальная церковь, но и старообрядцы-раскольники имели здесь сильные позиции. Многие московские купцы и промышленники были старообрядцами. Однако возникавшие по разным поводам конфликты между светскими и церковными властями теперь уже почти всегда завершались в пользу первых. Так, московский митрополит пожаловался на то, что близ его резиденции разместили пушки, палившие по торжественным дням, вследствие чего вылетали стекла из окон, а служки прятались от страха в погреб. Владыке разъяснили, что таков царский указ, и жалобу оставили без последствий. Не возымели действия требования церковников запретить кулачные бои и игры в часы богослужений. Синод вынужден был (не без давления светской администрации) ограничить бродяжничество монахов и монахинь, установив обязательность визирования их паспортов. Церковь все более превращалась в придаток государственного аппарата империи. В отличие от других городских центров России Москве было официально присвоено наименование «столичный город» Российской империи.
МОСКВА В XVIII В. 169 V |Г ' . 1 ||1| к£411. аШ ^— 4 ^ _ ~~ i' * и 1. 5
МУЖИЦКИЙ ЦАРЬ» ПРОТИВ ДВОРЯНСКОЙ ИМПЕРАТРИЦЫ 170 Мужицкий «царь» против дворянской императрицы В течение XVIII в. неизмеримо возросла сила государства, его военно-полицейских и карательных органов. Одновременно шло повышение налогов с населения, крепостной гнет все сильнее давил на крестьян. В стране резко обострились классовые противоречия. Сосредоточив в городах главные военно- полицейские силы, господствующие классы сумели создать особо затруднительные условия для массовых протестов горожан. Число городских восстаний сокращается. Это сказалось и на Москве. Тем не менее в 1771 г. произошло мощное выступление москвичей, связанное с эпидемией чумы, унесшей тысячи жизней. Почти прекратился под¬ воз продовольствия. Полиция без разбора хватала и бросала в карантины и больных и здоровых, не упуская случая попользоваться имуществом схваченных. Жители боялись карантинов не менее чумы. Из Москвы спешно выехали многие дворяне. По улицам скитались оставленные на произвол судьбы голодные толпы крепостных людей и рабочих. Доведенные до отчаяния, жители искали спасения в обращении к небесным силам, усердно молились у икон, особенно у Варварских ворот Китай-города. Церковники своими неумелыми действиями лишь вызвали гнев москвичей, и восстание охватило весь город. Была разгромлена резиденция архиепископа Амвросия, а его самого убили. Оставшиеся в Москве дворяне попрятались, опасаясь расправы. Восставшие двинулись к Кремлю. Однако на Красной площади они были встречены войсками. Против восставших были применены штыки и пушки, площадь была залита кровью, зачинщики арестованы и казнены. В XVIII в. активнее стала роль работников мануфактур в борьбе против владельцев предприятий и царской администрации. В 20—40-х годах не раз устраивали стачки работники Суконного двора, они требовали улучшения условий и оплаты труда, пресечения злоупотреблений начальства. Рабочие с большим упорством и единодушием отстаивали свои интересы, стойко защищали предводителей стачек. Работники мануфактур неоднократно подавали коллективные жалобы, добиваясь, чтобы их делами занималась верховная власть. раз их усмиряли воинские команды. Инициаторов выступлений бросали в царские застенки. Напряженная обстановка сложилась в Москве, когда заполыхала Крестьянская война под предводительством Емельяна Ивановича Пугачева (1773— 1775 гг.). Весна и лето 1774 г. стали для дворянства и чиновничества самыми тревожными, особенно после взятия Казани Пугачевым. В окрестностях Москвы (например, близ Люберец) появились разведывательные отряды повстанцев. В самом городе атмосфера была накалена. Крестьяне и городская беднота были настроены поддержать войско Пугачева, как только оно приблизится к Москве. По городу тайно ходили пугачевские посланцы. В церквах предавали анафеме «злодея» Пугачева, а в питейных домах Москвы дворовые и посадские люди пили за его здоровье. Настроения трудовых низов города в те дни хорошо отразил писатель помещик А. Т. Болотов: «...мы (т. е. господа.— Авт.)все удостоверены были, что вся... чернь, а особливо все холопство и наши слуги, когда не вьявь, так втайне, сердцами своими были злодею сему преданы». Правительство сделало все возможное, чтобы преградить Пугачеву путь к Москве, подавить недовольство ее насе-
МУЖИЦКИЙ ..ЦАРЬ.. ПРОТИВ ДВОРЯНСКОЙ ИМПЕРАТРИЦЫ 171 лени я. В город были подтянуты воинские части, всех подозреваемых в сочувствии Пугачеву жестоко карали. А когда восстание было подавлено, Екатерина II распорядилась именно в Москве казнить Пугачева и его сподвижников. Студеным январским днем 1775 г. предводитель народной войны был четвертован на Болотной площади. Но и эта страшная казнь не смогла заставить народ забыть о своем униженном, полу рабском положении, погасить ненависть к угнетателям. Призрак «пугачевщины» надолго остался грозным уроком самодержавию и крепостникам. 1. Портрет Е. И. Пугачева, написанный поверх портрета Екатерины И. Неизвестный художник. Конец XVIII в. 2. Печать Пугачева 3. «Указ» Пугачева. Копия. Фрагмент 4. Казнь Пугачева. Гравюра XVIII в. Фрагмент Г /ас/тг ОЪ'кфеггеН Й &/***г» ' ЧШ/М» QgcwS V&h) V Чгv' внАм, Wc-' № oaafiA1Je^r* go-»-/ to 4
Шаги национальной культуры ПРОСВЕЩЕНИЕ, НАУКА, ЛИТЕРАТУРА Век Просвещения ознаменовался в жизни России и Москвы событиями большого исторического значения. При Петре I возникла система государственных училищ различного профиля— общеобразовательных, технических, военных, медицинских и др. Стране были нужны грамотные, образованные люди для работы на мануфактурных предприятиях, корабельных верфях, в государственном аппарате. Правительство помещиков-крепостников неохотно допускало к образованию людей из народа, особенно из крепостных крестьян. Но жизнь брала свое, и определенная демократизация просвещения прокладывала себе дорогу. Первые учебные заведения открываются в Москве (школа математических и навигационных наук, артиллерийское и медицинское училища). Навигационная школа начала действовать в 1701 г. Она разместилась у Земляного города, в Сухаревой башне. Учились в ней уже не только дети дворян, но и юноши из других сословий. При школе существовала обсерватория. Позже старшие классы перевели в Петербург, на их базе возникла Морская академия. Окончившие курс нередко назначались учителями в различные учебные заведения страны. Большую роль в истории этой школы и просвещения вообще сыграл Л. Ф. Магницкий, выходец из демократических кругов. Его «Арифметика», явилась своего рода энциклопедией математических знаний и сослужила добрую службу не одному поколению. Во второй половине XVIII в. учреждаются народные училища и Главное народное училище в Москве (1786 г.), в котором готовили преподавателей для народных школ. В начальных училищах число школьников было самым скромным и не превышало тысячи человек. Как и ранее, грамоте и счету обучались в основном на дому. В богатые семейства приглашали учителей, как правило иностранцев. Действовали частные пансионы, куда обычно определяли своих детей дворяне. Для детей купцов откры- 1И(4п ыЬ'кЛ ИНМЯ*ГШЛА - СМАЗНЫХ* AIAAfKTU'B'i НАМШЖКШ^ИЗЫК'г flfffifAfHAA , Н ВОеА"НО (ОБМАНА , ННАДБ*£ книги (Л^А^лшл . У.шЛт певи&йшв иятегюАмшт ! ttMKJOW Г35* пмтт и ылмшхи и ДЫША и 1'£шА fwum Г « X* Щи «джига Гаг- яли* ijW ымаммЛ'KiJ?* П eVfOMVK в йготшшйяп ЦртШЩв BfMWMn rfiJfk *ггп&(Ц**ямг гттЪт, (*дя Мюйл д^сммемм** crimen * пылхт» тшл п&ещтл тт я* tv&n тягукупл , ЩШ * IVL © ЮГЬОрМА М(Л j£u , © шпл ш тм&т ЧКгл т * одютд ■п-». т&ю. реяхп* at mkt ■> &мпь ттщрт t «**»■» лось Коммерческое училище (1774 г.). Воспитательный дом имел школу, выпу скники которой получали навыки к труду на мануфактурах. Под руководством выдающегося зодчего Д. Б. Ухтомского занимались в Архитектурной школе будущие градостроители. с- А^ Пс ' я У А <7 Y А^-Ln/ *-4Н!'Ач.. LA-А V. «. A-C.v^_ /%£ /~<JL >? v\HAtj>amn fuifCihtUk ^4tdtu>f*rfk——- ГО M&ftmkf Af/amp « w'wjc* тмяn m п*НЛП'Ш\Ъ - Al /К a ?л * »i д Qp * s ,. cbiw ^ R В Д7 в в в 'ГГ Г Г г * , , ГД4ГОЛ& sfc гД ^ ДОВ/Й $ Е 6 ^ у »„. д/ ц;*г* Ж Ж ж ж * jr,, жнйФг/ S’ S s д , r.. t
ШАГИ НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ 173 1. «Азбука гражданская с нравоучениями». 1708 г. Правлена рукой Петра I 2. Страница из «Арифметики» Л. Ф. Магницкого. Москва, 1703 г. 3. «География генеральная» Б. Варениуса. Москва, 1718 г. Фрагмент фронтисписа с изобра¬ жением Коперника, Птолемея и Тихо Браге 4. «Учение и практика артиллерии» И. 3. Бухнера. Москва, 1711 г. Фрагмент фронтисписа работы П. Пикарта с изображением «Московской фортеции» 5. Учебная таблица «Новое небесное зерцало» со схемой движения планет согласно гелиоцентрической теории Коперника. Гравюра. Отпечатана в Московской гражданской типографии. 1717 г. 6. Изображение училища из букваря Ф. П. Поликарпова Продолжала свою деятельность Славяно-греко-латинская академия, в которой учился великий Ломоносов, выходец из крестьянской семьи. По инициативе М. В. Ломоносова в 1755 г. был открыт Московский университет — первый университет в России. Здесь проходили подготовку будущие учителя, врачи, ученые разных специальностей. Университет превратился в крупнейший учебнонаучный и культурный центр страны. Вокруг него группировались различные научные общества, издававшие свои труды. Отечественными учеными были выполнены оригинальные исследования в области права, истории, сельскохозяйственной науки, медицины (С. Е. Дес- ницкий, С. Г. Зыбелин, Д. С. Аничков). Для подготовки к поступлению в университет при нем существовало две гимназии: одна для «благородных», другая для разночинцев. Постепенно получило право гражданства чтение лекций на русском языке, за что ратовали передовые профессора и студенты. В этой связи профессор Н. Н. Поповский говорил: «Нет такой мысли, кою бы по- российски изъяснить было невозможно». Если сначала профессорами в основном были иностранцы, то со временем преподавательский состав пополнялся отечественными специалистами. В Москве с 1703 г. начала выходить первая русская газета—«Ведомости». Спустя год после открытия университета при нем стала издаваться общественная газета—«Московские ведомости». Значительно возросло издание книг светского содержания, которые печатались упрощенным гражданским шрифтом, более доступным, чем витиеватый церковно-славянский. Открылись новые шш Ж, f / SSinEsfc. 'Ш, \W ш л\Ж/ Ш \аШ щщ Ж * ? А Я • 5
t3L» " ^^
ШАГИ НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ 175 типографии. Широкую издательскую деятельность в начале столетия развернул московский посадский человек В. А. Киприянов. Его типография выпускала учебные книги, географические карты, таблицы, гравюры. Большой популярностью пользовались ежегодно издаваемые календари. В. А. Киприянов вместе с В. В. Киприяновым с разрешения Петра I организовал книготорговое предприятие—«библиотеку» в специально построенном на Красной площади здании. Москва много способствовала значительному подъему русской литературы этого столетия. В разнообразных жанрах запечатлелись события Северной войны, победы на суше и на море, подвиг народа, вынесшего неимоверные тяготы. Помимо торжественных и патетических од, услаждавших слух высших кругов, во времена Петра I создаются глубоко поэтические народные песни об этом крутом повороте в судьбах России. Еще большее распространение получает бытовая повесть, героями которой выступают дворяне, купцы (Фрол Скобеев, российский дворянин Александр, матрос Василий). Стихотворные произведения А. Кантемира, П. Трубецкой и других авторов охотно читались современниками. Во второй половине столетия выдвинулась плеяда самобытных и ярких писателей (А. П. Сумароков, Д. И. Фонвизин, М. М. Херасков, Г. Р. Державин, Н. М. Карамзин). Сочинения в духе классицизма на исходе столетия дополняются новыми литературными веяниями, указывающими на распространение жанра сентиментальных поэтических и прозаических произведений. Важное место в творчестве литераторов стала занимать драматургия. Социальной заостренностью, сатирической направленностью отличались комедии Д. И. Фонвизина «Бригадир» и «Недоросль». Действие многих литературных произведений было прямо связано с Москвой. В общественно-культурной жизни Москвы середины XVIII в. определенное место занимали нелегальные критические произведения, направленные про¬ тив МНОГИХ знатных особ. Генерал- губернатор Москвы П. С. Салтыков доносил императрице, что некоторые молодые люди «дерзнули по всему городу потаенно рассеять ругательные сочинения». Екатерина II распорядилась, чтобы эти пасквили были уничтожены, а их авторы найдены и наказаны. Тайная полиция больше месяца собирала эти документы, но обнаружить причастных к их сочинению не могла. Собранные крамольные материалы были публично сожжены под барабанный бой. Императрица не раз признавалась, что не любит Москву и ее жителей, проявлявших непокорность, антиправительственные настроения и дух своеволия. Аллегорическая критика императорского двора проникала на страницы печати. В одной из басен Д. И. Фонвизина, название которой было многозначительно — «Лисица-Казнодей», говорилось: Трон кроткого царя Был сплочен из костей Растерзанных зверей. Досталось и фаворитам, прославившимся своей жестокостью и казнокрадством: В его правление любимцы и вельможи Сдирали без чинов с зверей невинных кожи. Большую просветительную роль сыграла издательская деятельность переехавшего из Петербурга Н. И. Новикова. Обличительный характер изданий Новикова вскоре навлек на него царскую опалу. В московской литературе явственно сказывается творчество писателей- разночинцев, которые в своих сочинениях сочувственно отразили нелегкую жизнь трудового люда. Популярностью пользовались произведения М. В. Попова, М. Д. Чулкова и Матвея Комарова — 1. М. В. Ломоносов. Гравюра Э. Фессара. 1757 г. 2. Медаль на учреждение Московского университета с видом Кремля. Серебро. Работа Ж. Дассье. 1754 г. 3. Н. И. Новиков. Художник Д. Левицкий (?). 1796 или 1797 г.
ШАГИ НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ 176 2 московски ВЕДОМОСТИ. 3 ЖИВОПИСЕЦЪ, ЕЖЕНЕДЕЛЬНОЕ сатирическое СОЧИНЕН1Е. ЧАСТЬ II, И&даше чмжерте, кнояь пересмотренное , исправленное н ;умноженное. ВЪ МОСКВА, БЪ университетской ТйП0Граф1й у Hi Новикова, 1781 года. 4 жителя Москвы, по происхождению крепостного крестьянина. Его приключенческая повесть о Ваньке Каине, московском воре, ставшем затем сыщиком, неоднократно переиздавалась и имела неизменный успех. В основе повествования— действительные факты, изложенные в автобиографии знаменитого сыщика. Сложная судьба героя, в прош¬ лом крепостного человека, была близка и понятна многим читателям из «подлых сословий». Комаров не скрывает своего сочувствия герою, попадающему в сложные жизненные ситуации. Причину «воровства» Каина он усматривает в несправедливостях социального строя России. Автор прямо говорит: «Вольность всего на свете лучше, а под игом рабства и добродетельные люди не всегда щастливы бывают». Он убежден в том, что «свет сотворен не для одних благородных, но для всех людей равно». На чердаке одной из московских харчевен, в убогой обстановке писал свой фантастический роман П. М. Захарьин. Герои его романа действуют в стране свободы, равноправия и благоденствия,
ШАГИ НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ 177 что было антитезой тогдашней крепостнической России. Вторая половина века примечательна также появлением журналов, печатавших оригинальные и переводные сочинения. В Москве некоторое время выходил первый детский журнал в России — «Детское чтение». Трудно переоценить воздействие периодических московских изданий на всю страну. Едва ли меньшее значение имело распространение лубка. Не пресеклась еще в ту пору и рукописная книга. В многочисленных списках распространялись наиболее читаемые, а порой и запрещенные цензурой произведения, в том числе «Путешествие из Петербурга в Москву» А. Н. Радищева. Передовые идеи эпохи нашли отражение также в различных изданиях переводов. Появились на русском языке опубликованные в Москве сочинения энциклопедистов — Вольтера, Руссо и других авторов. Неизменным спросом пользовались французские, английские и испанские приключенческие романы. Их читали во всех кругах общества. В Москве был впервые напечатан сборник арабских сказок «Тысяча и одна ночь». Культурное влияние Москвы давало о себе знать не только в пределах России. Здесь зародилось грузинское книгопечатание. Деятельность армянской колонии в Москве воздействовала на самосознание жителей Кавказа. 1. Д. И. Фонвизин. Гравюра с портрета работы неизвестного художника XVIII в. 2. А. Д. Кантемир. Гравюра И. Вагнера с портрета работы Я. Амикони. 1738 г. 3. Газета «Московские ведомости», выходившая с 1756 г. Фрагмент оформления 4. «Живописец». Еженедельное сатирическое обозрение. 1781 г. Титульный лист 5. В. И. Беринг. Неизвестный художник. 2-я четверть XVIII в. 6. Здание Главной аптеки на Красной площади, где первоначально находился Московский университет 7. Синодальная типография на Никольской ул. 7
г J5BP ^ %»fяШД ЩШЩЩИКт
ШАГИ НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ 179 АРХИТЕКТУРА, ЖИВОПИСЬ, БЫТ За восемнадцатое столетие Москва обогатилась новыми замечательными произведениями зодчества. Город не утратил своеобразия и в этой области. Архитектурные решения шли в русле творчески переработанного классического стиля с использованием достижений московского барокко предыдущей поры. Прекрасными образцами этой эпохи явились творения В. И. Баженова, М. Ф. Казакова и их учеников. На территории Кремля был воздвигнут монументальный Арсенал (зодчие Дмитрий Иванов и Михаил Чоглоков), позже там выросло величественное творение М. Ф. Казакова—здание Сената С его знаменитым Круглым залом. Выдающимся архитектором В. И. Баженовым был разработан проект строительства грандиозного Кремлевского дворца, оставшийся неосуществленным. Знатные дворяне и соперничавшие с ними купцы строят роскошные особняки, привлекая для этой цели известнейших архитекторов. Напротив Кремля на возвышенном месте поднялся изящный Пашков дом, возведенный В. И. Баженовым. Были построены Воспитательный дом на Солянке, Гостиный двор на Ильинке, корпуса университета на Моховой, расположенное полукругом здание Странноприимного дома по Земляному валу. Одним из самых ярких памятников архитектуры той поры является Колонный зал (архитектор М. Ф. Каза- 1. Московский Кремль. Иконостас церкви Воскресения Словущего. Резьба по дереву, позолота. Конец XVII — начало XVIII в. 2. Екатерининский дворец. Гравюра конца XVIII в. 3. Ограда дома Демидовых в Б. Толмачевском пер. Конец XVIII в. 1 3
ШАГИ НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ 180 ков) Дворянского собрания. Внушительно выглядели здания больниц и госпиталей — это было новым в архитектурном облике Москвы. Распространение классического стиля не исключало внимания к отделке интерьеров, особенно в дворцах и домах знати. О бьющей в глаза роскоши некоторых из них ходили легенды («золотые комнаты» в доме заводчика Демидова). Загородные усадьбы царских вельмож (Шереметевых, Юсуповых и др.) также стали характерным явлением времени. Построенные крепостными самородка- ми-архитекторами (П. И. Аргуновыми др.), ансамбли Кускова, Останкина, Архангельского сочетали в себе высокое совершенство художественных форм и живописность окружающей природы. В немалой мере это достигалось благо- ill' К В - 1 if 1 в я 1IIZI1 11П1 П1 3
ШАГИ НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ 181 даря пристальному вниманию к парковому и садовому хозяйству, которое велось на самых современных началах, с использованием эффекта естественных и искусственных водоемов. Москва в XVIII в. получила несколько интересных с точки зрения архитектурной композиции церковных зданий, среди них известная «Меншикова башня» (зодчий Иван Зарудный). Но церковное зодчество уже не определяет облика города. Век Просвещения плодотворно сказался на развитии изобразительного искусства в России. Оно все более становится светским по своему содержанию. При Петре I стали традицией торжественные празднества в ознаменование военных побед. Особое внимание уделялось декоративно-художественному оформлению триумфальных арок и зда¬ ний. Картины и скульптуры отображали современные события и мотивы античной мифологии. Таковы триумфальные сооружения в Москве по случаю взятия Нотебурга и Полтавской победы. В это время выдвигаются замечательные мастера живописи и гравюры. Уроженец Москвы Иван Никитин достиг совершен- 1. Дом в усадьбе Кусково. 1769—1775 гг. 2. Военный госпиталь в Лефортове. Архитектор И. Еготов. 1798—'1801 гг. 3. «Золотая комната» в доме Демидова в Гороховском пер. Архитектор М. Казаков. 1779—1791 гг. 4. Фигурные ворота в Царицыне. Конец XVIII в. 5. Меншикова башня. Архитектор И. Зарудный. 1704—1707 гг. 6. Меншикова башня. Фрагмент 5
ШАГИ НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ 182 ства как художник-портретист. Его московский дом был заполнен картинами, скульптурами, изделиями прикладного искусства. Гравер Леонтий Бунин с большим вкусом подготовил в конце XVII в. иллюстрации для популярного букваря Кариона Истомина. Выразительности и психологической глубины достигло во второй половине XVIII в. искусство портрета. Портреты писали чаще с дворян. Но отчетливее наметились и демократические тенденции. На полотнах появляются крепостные, горожане, работники мануфактур. Крепостные художники И. П. и Н. И. Аргуновы, замечательные портретисты Ф. С. Рокотов, В. Л. Боровиковский, Д. Г. Левицкий своим творчеством подняли русскую живопись на новую ступень. Известно, что Д. Дидро особенно ценил свой портрет, написанный Левицким. Высвобождение искусства из церковных пут содействует росту интереса к скульптуре, изображающей человека. Она становится неотъемлемым компонентом великолепных архитектурных ансамблей. Крепостные мастера проявили себя и здесь вдохновенными творцами прекрасного. В прикладном искусстве продолжается освоение народных мотивов, соединяющихся с новыми культурными веяниями. С тончайшим вкусом и виртуозностью создаются произведения из металла и стекла, фарфора, дерева и кости. Однако в большинстве случаев история не сохранила имен талантливых народных умельцев. Ярчайшим свидетельством достижений прикладного искусства служит дворец-усадьба Останкино. Здесь все сделано из дерева. Но благодаря поразительному мастерству исполнения даже само здание выглядит как монументальное каменное сооружение. Отделка интерьера создает впечатление то мрамора, то бронзы, то золота. Многоцветье наборных полов напоминает ковры. Люстры, фигурные подсвечники и другие осветительные приборы поражают изяществом исполнения и художественной фантазией. Московские мастера участвовали в создании отечественного фарфора и способствовали расцвету этого редкого художественного производства в России. В начале века возникает первый общедоступный театр, для которого построили здание в самом центре Москвы. Театральная жизнь прочно утверждает- 1. Театральный зал в Останкинском дворце. 1791_1798 гг. 2. Портрет А. П. Сумарокова. Художник Ф. Рокотов. Ок. 1777 г. 3. Портрет П. А. Демидова. Художник Д. Левицкий. 1773 г. •'!В L ^ 'ж' I г !Г ii Ж j tJ L1 т ш L1 1 з
. , ,,V.' ’,
ШАГИ НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ 184 t
ШАГИ НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ 185 ся в Москве. Спектакли ставили в учебных заведениях силами воспитанников под руководством учителей. В антрактах разыгрывали сатирические или шутливо-развлекательные интермедии. Как бы продолжением скоморошьих «действ» прошлого служили представлении во время праздников и гуляний. Их давали в наскоро построенных помещениях- балаганах. В Москве умножается количество частных профессиональных театров. Чтобы отвлечь москвичей от посещения социально небезопасных «русских комедий» на любительской сцене, правительство открыло бесплатные театральные представления «для народа». После восстания 1771 г. и событий Крестьянской войны этот театр не возобновлялся. Наряду с драмой все большее место в репертуаре начинают занимать оперные представления, в том числе отечественных композиторов. В конце 1780 г. завершилась постройка специального здания театра на Петровке (Петровский театр). Спектаклем русского автора А. О. Аблесимоваторжественно открылся театральный сезон. Создатель театра М. Е. Медокс до конца своих дней не смог расплатиться с кредиторами. Не все в репертуаре театра нравилось начальству. За театральными зрелищами был учинен строгий надзор, Медокс стал подвергаться всевозможным нападкам со стороны генерал- губернатора А. А. Прозоровского, который критиковал и спектакли, и актеров. Во второй половине столетия получает распространение крепостной театр, т. е. принадлежавший помещикам и обслуживаемый крепостными актерами. Ставились оперные и драматические спектакли на сюжеты из русской и западноевропейской жизни, а также на исторические и мифологические темы. В репертуаре были прославленные произведения Гольдони, Мольера, Сумарокова. Музыкальная культура Москвы оказала большое влияние на развитие ее национальных начал. Народное песенное творчество служило той основой, на которой вырастали произведения различных музыкальных жанров. Приверженностью песне отличались люди простого звания — мастеровые, дворовые, разночинцы. Издавалось немало книг о музыке, нот, сборников песен. Выходила в Москве своеобразная театральномузыкальная энциклопедия «Драматический словарь». Уже с 40-х годов XVIII в. в городе существовала «музычная фабрика», производившая разнообразные музыкальные инструменты. В Москве работал изумительный скрипичный мастер И. А. Батов — «русский Страдивари». Популярностью пользовались произведения корифеев той эпохи (Генделя, Моцарта, Гайдна и др.). Русские композиторы и исполнители успешно пробо- 1. Портрет неизвестной крестьянки в русском костюме. Художник И. Аргунов. 1784 г. 2. Портрет царевны Натальи Алексеевны. Художник И. Никитин. Не позднее 1716 г. 3. Портрет цесаревны Анны Петровны. Художник И. Никитин. Не позднее 1716 г. 4. Портрет М. Я. Строгановой. Художник И. Никитин. Между 1721 и 1724 гг. 5. Крестьянский обед. Художник М. Шибанов. 1774 г.
ШАГИ НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ 186 вали свои силы в различных жанрах. Большое значение имело становление русской комической оперы. Разрыв с гнетущей церковной традицией сказался чрезвычайно плодотворно на музыкальной культуре общества. Впрочем, и церковная служба немало в это время восприняла от светской музыки: мощное хоровое многоголосие стало ее неотъемлемой частью. Как и в драматическом искусстве, крепостной театр оказал сильное воздействие на музыкальную жизнь Москвы. О зрелости профессионального музыкального искусства свидетельствует тот факт, что композитор Д. Кашин в конце века дирижировал огромным оркестром и певцами — участников концерта было более 200 человек. Все они принадлежали к «лучшим российским музыкантам». Бытовой уклад жизни москвичей, в котором реформы Петра I оставили глубокий след, за XVIII в. существенно преобразился. Был введен новый календарь. Вместо 1 сентября новогодним праздником стало 1 января. При Петре I начал действовать московский Почтамт. Влияние эпохи сказалось в покрое одежды, распространении курения табака (что ранее воспрещалось) и т. д. И прежде представители господствующего класса стремились во всем отличаться от простолюдинов. Теперь даже с чисто внешней стороны этот разрыв еще более углубился. Трудовые люди Москвы во 4
ШАГИ НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ 187 многом сохранили обычаи прошлого. Дворяне стараются жить на широкую ногу, одеваются в платье заграничного покроя, носят парики, ездят в роскошных экипажах. Петровское время нарушило замкнутую жизнь русских женщин. Дворянки теперь участвуют в ассамблеях, проводимых у знатных особ. Несмотря на тяжкие условия жизни, рядовые москвичи отличались открытым и доброжелательным нравом, с увлечением участвовали в народных гуляньях в живописных местах города, любили веселье, песни и пляски. В харчевнях уже не только ели и пили. Там можно было узнать новости, купить газету «Московские ведомости». Качели, кулачные бои, езда на санях по городу в масленицу, хороводы и игры— все это было характерно для тогдашней Москвы. Но бедно одетых и носивших лапти не пускали, например, в Головинский или в Нескучный сад. В ЭТОТ же период ПОЯВЛЯЮТСЯ аристократические и купеческие клубы. Некоторые хлебосольные баре устраивали у себя «открытый стол», к которому могли явиться все желающие из привилегированного круга. Не менее московских обедов славились московские балы, где в модных танцах блистали дамы в роскошных туалетах. Немало вечеров дворяне проводили за карточной игрой. Правительство вынуждено было даже издать особый указ, ограничивающий неумеренные азартные игры, которые «ни к чему более не служат, как только к единственному разорению старых дворянских фамилий». Одним из самых ранних видов спорта, выделившихся из привычного круга развлечений, были состязания наездников. Успехи отечественного коннозаводства способствовали появлению знаменитых русских рысаков. Бега привлекают зрителей, победителям начинают вручать призы, в том числе и кубки. Обычно эти состязания проходили на набережной Москвы-реки, на Шаболовке и в Покровском— зимой, а в летнее время — на Донском поле и между заставами Камер- Коллежского вала (Тверской и Преснен- СКОЙ). 1. Стул. Резьба по дереву. Начало XVIII в. 2. Потир. Мастер Мюллер. 1789 г. 3. Миска. Серебро. 1783 г. 4. Самовар. Серебро. 1783 г. 5. Часы с миниатюрой. XVIII в. 6. И. А. Батов — скрипичный мастер. Литография. 1838 г. 7. Бал-маскарад. Гравюра И. Соколова. 1744 г. 8. Герольд в своем уборе. Гравюра И. Соколова. 1744 г. 5 7
ШАГИ НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ 188 2
ШАГИ НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ 189 5 1. Вид на Москворецкий мост и Кремль. Раскрашенная гравюра по рисунку Ж. Делабарта. 1790-е гг. 2. Подновинское гулянье. Раскрашенная гравюра по рисунку Ж. Делабарта. 1790-е гг. 3. Катание с ледяных гор на масленой неделе. Раскрашенная гравюра по рисунку Ж. Делабарта. 1790-е гг. 4. Катание на дрожках. Лубок. Фрагмент 5. Катание на санях. Лубок. Фрагмент
«ВЕК ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ, ЖЕЛЕЗНЫЙ...- 190 «Век девятнадцатый, железный...» 1 ГОРОД, ОКРЕСТНЫЕ УСАДЬБЫ И ДЕРЕВНИ Москва с ее экономикой, населением, культурой и бытом, с устойчивым ритмом городской жизни и постепенным, но неуклонным ростом ее границ и взаимосвязей собственно города с его окрестностями, с ближайшими градами и весями, с окружающей природной средой являла собой нечто целостное, внутренне единое в течение шести-семи десятилетий—примерно с исхода 90-х годов XVIII в. и до кануна 1861 г. Именно тогда складывались главные предпосылки к переходу России от изживавшей себя феодальной формации к капиталистической. В дореволюционной, да и в советской, историографии нередко именуют это время дореформенным. Крестьянская реформа 1861 г., отменившая крепостное право, открыла пути для нового периода русской истории. Крепостные порядки, а с ними и дореформенный город отошли в прошлое. Дореформенная Москва—это своеобычный мир. Древняя столица России событиями Отечественной войны 1812 г. вновь мощно выдвинулась на авансцену как русской, так и общеевропейской истории. Пламя ее пожара стало заревом крушения наполеоновской империи. Вскоре после 1812 г. родилось устойчивое словосочетание и понятие «допо- жарная Москва». Позднее крылатыми словами: «Москва, восставшая из пепла» — современники определяли быструю новую застройку города, время расцвета творчества замечательных московских зодчих О. И. Бове, Д. И. Жилярди, Л. Г. Григорьева. Культурно-исторические образы «Грибоед овская Москва», «Москва сороковых годов» — памятники дореформенной Москвы. Как же росла территория города в первой половине XIX в.? Какой характер имела его застройка? Насколько выросло его население; из кого оно состояло? Бросим беглый взгляд на социально- экономическую историю дореформенной Москвы. Главные черты этой истории отчетливо видны в богатейших изобразительных источниках того времени, сохранившихся до нас (рисунки, картины, гравюры, лубки, литографии, статуи; дагерротипы, к середине XIX в.— ранние фотографии), в многочисленных памятниках архитектуры, в поделках мебельщиков и резчиков по дереву, в богатых пестрых дамских шалях, в изделиях из фарфора и стекла подмосковных фарфоровых и стеклянных заводов. Юридической границей дореформенной Москвы был Камер-Коллежский вал. Площадь собственно города в пределах вала считалась 64 кв. версты 120 кв. саженей. С 1806 г. вал этот стал полицейской границей города. На валу располагались 18 застав — по числу значительных дорог, ведущих в Москву. На заставах в кордегардиях находились полицейские власти, в дневное время здесь происходили опрос, осмотр проезжих и прохожих; на ночь заставы закрывались. Черты феодального города присущи были дореформенной Москве, особенно сильно до 1812 г. Но все явственнее проступали в ней признаки города капиталистического склада. В конце XVIII—начале XIX в. лучшие живописцы страны запечатлели на своих полотнах облик крупнейших городов страны. Честь рисовать Москву выпала одному из искуснейших мастеров русской пейзажной живописи — Ф. Я. Алексееву. Его работы являются драгоценными источниками для восстановления внешнего облика допожарной Москвы. От башен и стен Кремля, изображенных Ф. Я. Алексеевым, веет стариной, кое-где они покрыты травой, которая видна в щелях между камнями по контуру башен. Кремль ветшал, некоторым его зданиям грозило разрушение. Главный начальник дворцового ведомства П. С. Валуев доносил Александру I перед коронацией, что построенный на сваях Сретенский собор в Кремле и Гербовая башня, стоявшая над Колы- мажными воротами, чрезвычайно ветхи и «угрожают скорым и неминуемым своим падением». Однако власти не тревожились. Кремль — национальный уникальнейший исторический памятник долго не реставрировался. Только силь- 2
• ВЕК девятнадцатый, железный..... 191 ные повреждения, нанесенные Кремлю неприятелем и пожаром 1812 г., заставили правительство выделить весьма скуднее средства. В 1819 г. было завершено восстановление кремлевских стен и башен. Несколько ранее башни Кремля были украшены золочеными двуглавыми орлами — гербом Российской империи. Старинное изречение «Москва — большая деревня» во многом еще прило¬ жимо к городу первой половины XIX в. Рощи, огромные сады, огороды, покосные луга, пруды, выгоны для пастьбы домашнего скота занимали более 3Д его территории; даже к 1840 г. здания (городские строения) составляли едва ЛИ Vs всей городской территории. Внешность допожарной Москвы запечатлел поэт К. Н. Батюшков в своей «Прогулке по Москве»: «Странное смешение древнего и новейшего зодчества, нище- 1. Москва к началу XIX в. 2. Панорама Москвы. Художник Д. Индейцев. 1850 Г. 3. Вид на Воскресенские и Никольские ворота. Художник <f>. Алексеев. 1811 г.
-ВЕК ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ, ЖЕЛЕЗНЫЙ...» 192 ты и богатства...» Повсюду заметна «чудесная противоположность видов городских с сельскими видами». Такими сельскими видами полны были слившиеся с городом, а в иных случаях и вошедшие в его границы ближайшие к нему села и деревни—Марьино (позднее Марьина роща), Воробьево, Троицкое, Нижние Котлы, деревня Матвеевская идр. В глубине обширных, отгороженных от улицы дворов, обычно В роскошных садах, высились городские усадьбы богатых дворян, отставных вельмож; часто при них были свои усадебные, иногда домовые церкви. Крепостные дворовые из крестьян проживали там вместе с наемными людьми. Статистика 1820-х годов констатировала: «Можно, не затрудняясь, указать в Москве много домов, в которых живут по целой сотне дворовых». Как свидетельствует современник, даже средние по достатку дворянские семьи не могли обойтись без многочисленной прислуги: «двух неизбежных поваров, камердинера С помощником, дворецкого, парикмахера, двух Портных (мужского и женского), горнич- НОЙ (иногда двух), гувернера (иногда двух—в зависимости от количества детей), нескольких Прачек, кучеров, форейторов; лакеям не было числа». «Полуголодные и полуодетые» ловчие и доезжачие, которых держали для барской охоты, дополняли картину. Многочисленные дворовые ютились в «людских» и «девичьих», спали вповалку на жестких «войлочках» где-нибудь в углу или на сундуке. Прислугу на «показных ролях» — швейцар, лакей на за- пятках кареты и т. д.— одевали богато, основная же оборванная часть «дворни» представляла с ними резкий контраст. Жестокая «патриархальная» расправа грозила слуге, не угодившему барину или барыне, розги и палки—неизменный элемент московского быта дворянских усадеб. з
ВЕК ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ, ЖЕЛЕЗНЫЙ...» 193 1. Дом Пашкова на Моховой ул. Раскрашенная гравюра по рисунку Ж. Делабарта. 1790-е гг. Публицист-экономист середины XIX в. отмечал, что в Москве, особенно в таких ее частях, как Лефортовская, Рогожская, Замоскворечье, в бывших царских селах Преображенское и Семеновское, слившихся с городом, проживало великое множество деревенского люда: «В ней городское сословие сталкивается с сельским, и между ними во множестве ютится самостоятельный класс—не городской житель и вместе с тем уже не селянин». Непосредственно прилегали к городу богатые и пышные подмосковные усадьбы больших вельмож — Орловых (Нескучное), графов Шереметевых (Останкино, Кусково), князей Голицыных (Кузьминки). Тысячи зависимых людей обслуживали немногочисленных владельцев— летних обитателей этих усадеб: крепостные артисты, библиотекари, художники, садовники, повара, горничные, лакеи; довольно многочисленные «мастеровые люди» из крепостных. Только у владельца прославленной подмосковной усадьбы в селе Архангельском князя Н. Б. Юсупова в первой трети XIX в. действовали «свои» суконная фабрика, стеклянный и хрустальный заводы, «фарфоровое заведение» и «живописное заведение». Этому богатейшему помещику, пустившемуся и в опыты промышленного предпринимательства, принадлежало в Подмосковье еще несколько предприятий мануфактурного типа. На его «прядильных фабриках» щипали козий пух, готовили пряжу из «шпанской и шленской» (испанской и силезской) шерсти. Управляющий предприятиями доносил в январе 1812 г.: «В Архангельском собранные крестьянские дети, мальчики и девочки, в пряже козьего пуху успевают...» Работало тогда там около 100 человек. Едва отгремели кругом Москвы военные громы 1812 г., как уже в другом его донесении Юсупову в марте 1813 г. сообщалось: «В Спасском ткут сукна на 4-х станах солдатские, на 5-м шленские, а на 6-м узенькие сукна для Купавинской бумажной фабрики. Сверх сего в Спасском на 20-ти колесах прядут шленские и верблюжьи шерсти. В Труневках и Толбине давно работа идет, и прядут для армейских сукон основы и утки из русских шерстей. В Архангельском 50 человек прядут козий пух». Трудились крепостные Юсуповых, мужчины, женщины, дети, по многу часов, за труд они получали «задельную плату», т. е, оплачивались сдельно: часть платы им выдавали натурой (хлеб, крупа и пр.). Все эти мануфактурные заведения лепились прямо под городом: село Спасское и село Труневка в 22 км от Москвы, в Дмитров- 2. Дом московского генерал-губернатора. Литография. 1839 г. 3. Панорама Москвы (продолжение) 4. Китайгородская стена с мостом. Акварель Ф. Алексеева. 1800 г.
•ВЕК ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ, ЖЕЛЕЗНЫЙ...» 194 с ком уезде; село Толбино Подольского уезда было еще ближе к ней; неподалеку от города находилось и село Купавна Богородского уезда. В самой Москве купцы и фабриканты заводили новые и новые заводы, фабрики, разные механические мастерские. Они устраивали их порой в центре города, в запустелых барских каменных домах, но чаще всего подальше от Кремля и Белого города, на окраинных южных и восточных частях города. Там к концу 50-х годов, накануне 1861 г., упрочилась другая, сильно отличная от картин допожарной Москвы обстановка; «... быт промышленный, фабричный, массы фабрик, огромные корпуса, высокие трубы, сады, дачи, дома фабрикантов, Яуза; с одной стороны Сокольники, с другой — застава, а там поля, село... Другого рода жизнь, другого рода деятельность — фабричный быт русского крестьянина вне дома, жизнь бессемейная, полу городская, полу сельская...» Зримо выступала здесь будущая капита- листическая Москва. 1. Усадьба Кузьминки. Ворота со светильника¬ ми, украшенными скульптурными изображениями грифонов 1. Панорама Москвы (продолжение) 3. Усадьба Архангельское. Первый салон Робера 4. Усадьба Кусково. «Грот». Архитектор Ф. Аргунов. 1755—1775 гг. Кстр. 196 — 197 Усадьба Архангельское. Вход в парк
КРЕСТЬЯНЕ И РАБОТНЫЕ ЛЮДИ В МОСКВЕ ВЕК ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ, ЖЕЛЕЗНЫЙ... - 198 Повседневная хозяйственная жизнь города, торговая, промышленная, связанная с перевозкой грузов и передвижением людей, обеспечением большого города, его населения, его предприятий водой, топливом, строительными материалами, бытовой утварью, мебелью, посудой, прежде всего, разумеется, хлебом насущным и другими продуктами питания,— вся эта многоразличная бытовая и производственная деятельность осуществлялась трудовым людом— мастеровыми, работными людьми, ремесленниками, крестьянами, уходившими из деревень на отхожие промыслы, на заработки в город, устраивавшимися на фабрики и заводы, в мальчики, в сидельцы, в хожалые торговцы (разносная мелочная торговля), в торговые заведения. В Москве щедро были представлены не только крестьяне из всех уездов Московской губернии, но и ярославцы, владимирцы, калужане, тверские мужики и т. д. На заработки тянулись прежде всего мужчины: семья оставалась в деревне. Понятно, что в населении дореформенной Москвы мужчины преобладали: в конце XVIII в. в городе насчитывалось 175 тыс. жителей, в том числе 114 тыс. мужчин и 61 тыс. женщин; в 1857 г. при городском населении 336 тыс. это соотношение составляло соответственно 212 тыс. и 124 тыс., т. е. на 1 тыс. мужчин приходилось 584 женщины. Цифры свидетельствуют, что масса приходивших в Москву на заработки мужчин не порывала связей с сельским хозяйством. В месяцы полевых работ, с весны и до завершения уборки урожая, они уходили из города домой. Москва на время заметно пустела. Крестьянское население Москвы, особенно государственные крестьяне и помещичьи дворовые, не приписанные к барским домам и занятые в промышленности, мелочной торговле, жившие извозом, составляли по отношению ко всему населению города в 1811 г. 28,5%, в 1852 г.—41,9%. Мещане и вместе с ними сравнительно малочисленные цеховые ремесленники составляли в 1852 г. 22% населения города. Как видим, трудовую массу дореформенной Москвы представляли крестьяне разных категорий, дворовые люди, мещане и цеховые ремесленники. С «фабричными» и ямщиками (занятыми в извозе) все указанные социальные группы, вместе взятые, давали примерно от 60 до 70% населения Москвы. Это они строили и украшали Москву, кормили, одевали и обували привилегированную часть жителей, а сами в массе своей трудились от зари до заката и, несмотря на это, как правило, не могли выбиться из нужды.
ВЕК ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ, ЖЕЛЕЗНЫЙ.. 199 Наемный люд получал грошовую оплату и перебивался с хлеба на квас, чтобы собрать какую-то сумму для прокормления семьи и уплатить осенью оброк барину, который иначе мог объявить крестьянина беглым и вернуть его в деревню. «Московские ведомости» той поры пестрят объявлениями подобного рода: «От надворного советника Николая Тап- тыкова объявляется, что крестьянин его Федул Трифонов находился в Москве для столярной работы и без ведома отлучился, о чем и явочное прошение подано, а потому считается беглым. Приметами он: глаза и волосы русые, 26 лет. Ежели где он явится, ничему не веря, представить его как беглого в надлежащее судебное место для пересылки Пензенской губернии Красно- слободской округи, в село его Верону (Ворону.— Aem.)». Облик групп и отдельных лиц из этой трудовой массы донесли до наших дней произведения ряда художников того времени — акварели Ф. Я. Алексеева, гравюры по рисункам Ж. Делабарта, многочисленные живописные полотна В. А. Тропинина, рисунки и литографии П. М. Шмелькова, И. С. Щедров- ского. 1. Захарка. Художник А. Венецианов. 1825 г. 2,4, б. Типы москвичей; молочница и прачка, конфетчик и парикмахерский ученик, разносчица календарей и журналов, торговка и щеголек, рыбак и разносчик дичи, повар и продавец сосисок, квасник и сбитенщик, господин и извозчик. Рисунки первой половины XIX в. 3. В столярной мастерской. Художник Л. Плахов. 1845 г. 5. Портрет каменщика Самсона Суханова, работавшего над постаментом памятника К. Минину и Д. Пожарскому. Художник В. Тропинин. 1823 г.
ВЕК ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ. ЖЕЛЕЗНЫЙ... 200 «РАДИЩЕВ — РАБСТВА ВРАГ...» «А. Н. Радищев родился в Москве в 1749 г. Отец его, коллежский асессор, Николай Афанасьевич, имел 2000 душ и семейство многочисленное — 7 сыновей и 4 дочери. А. Н. (Александр Николаевич Радищев.— Авт.) был старший и любимец своей матери, Феклы Степановны, женщины отличной кротости нрава. Отец его, напротив, был нрава крутого и очень суеверен». Таково начало первой биографии первого русского революционного писателя А. Н. Радищева (1749—1802 гг.), написанной одним из его сыновей и впервые опубликованной накануне отмены крепостного права, в 1858 г., в тогда либеральном журнале «Русский вестник», издававшемся в Москве. Весной 1790 г. в собственной типографии Радищева в Петербурге, на единственном ее станке, было напечатано главное его творение — «Путешествие из Петербурга в Москву». Избрав форму путевых очерков, Радищев главам своей книги дал названия почтовых станций по дороге из Петербурга в Москву. Но это меньше всего рассказ о дорожных впечатлениях. Каждая глава раскрывает и обличает язвы крепостного строя. «Он едет по большой дороге, он сочувствует страданиям масс, он говорит с ямщиками, дворовыми, с рекрутами, и во всяком слове его,— подчеркивал А. И. Герцен,— мы находим с ненавистью к насилью — громкий протест против крепостного состояния». Приведенные ниже извлечения из радищевского «Путешествия» вопиют и протестуют. «Я взглянул окрест меня — душа моя страданиями человечества уязвленна стала. Обратил взоры мои во внутренность мою — и узрел, что бедствия человека происходят от человека, и часто от того только, что он взирает непрямо на окружающие его предметы... Бревешка- ми вымощенная дорога замучила мои бока; я вылез из кибитки и пошел пешком... В нескольких шагах от дороги увидел я пашущего ниву крестьянина. Время было жаркое. Посмотрел я на часы.—Первого сорок минут.—Я вы¬ ехал в субботу.— Сегодня праздник.— Пашущий крестьянин принадлежит, конечно, помещику, который оброку с него не берет.— Крестьянин пашет с великим тщанием.— Нива, конечно, не господская...— Ты, конечно, раскольник, что пашешь по воскресеньям.— Нет, барин, я прямым крестом крещусь,— сказал он, показывая мне сложенные три перста.— А бог милостив, с голоду умирать не велит, когда есть силы и семья.— Разве тебе во всю неделю нет времени работать, что ты и воскресенью не спускаешь, да еще и в самый жар.— В неделе-то, барин, шесть дней, а мы шесть раз в неделю ходим на барщину; да под вечером возим остав- шее в лесу сено на господский двор, коли погода хороша; а бабы и девки для прогулки ходят по праздникам в лес по грибы да по ягоды. Дай бог,—крестя- ся,— чтоб под вечер сегодня дож- жик пошел. Барин, коли есть у тебя свои мужички, так они того же у господа молят.— У меня, мой друг, мужиков нет, и для того никто меня не клянет. Велика ли у тебя семья?—Три сына и три
ВЕК ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ, ЖЕЛЕЗНЫЙ. . 201 дочки. Первинькому-то десятый годок.— Как же ты успеваешь доставать хлеб, коли только праздник имеешь свободным4? — Не одни праздники, и ночь наша. Не ленись наш брат, то с голоду не умрет...— Так ли ты работаешь на господина своего? — Нет, барин, грешно бы было так же работать. У него на пашне сто рук для одного рта, а у меня две для семи ртов, сам ты счет знаешь. Да хотя растянись на барской работе, то спасибо не скажут. Барин подушных не заплатит; ни барана, ни холста, ни курицы, ни масла не уступит... Разговор сего земледельца возбудил во мне множество мыслей... мысль всю кровь во мне воспалила.— Страшись, помещик жестокосердый, на челе каждого из твоих крестьян вижу твое 1. Типография Н. И. Новикова на Лубянской площади. Акварель Ф. Алексеева. 1800 г. 2. Торг. Сцена из крепостного быта (Из недавнего прошлого). Художник Н. Неврев. 1866 г. 3. Празднество свадебного договора (Сговор). Художник М. Шибанов. 1777 г.
- ВЕК ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ, ЖЕЛЕЗНЫЙ., 202 осуждение... Тут видна алчность дворянства, грабеж, мучительство наше и беззащитное нищеты состояние.— Звери алчные, пиявицы ненасытные, что крестьянину мы оставляем? то, чего отнять не можем, воздух. Да, один воздух. Отъемлем нередко у него не токмо дар земли, хлеб и воду, но и самый свет.— Закон запрещает отъяти у него жизнь.— Но разве мгновенно. Сколько способов отъяти ее у него постепенно! С одной стороны, почти всесилие, с другой— немощь беззащитная. Ибо помещик в отношении крестьянина есть законодатель, судия, исполнитель своего решения и, по желанию своему, истец, против которого ответчик ничего сказать не смеет. Се жребий заклепанного во узы, се жребий заключенного в смрадной темнице, се жребий вола во ярме... Жестокосердый помещик... не ласкайся безвозмездием». Радищев показал тесную связь между крепостничеством и самодержавием, которое охраняло крепостнические порядки. Истина и справедливость не живут «в чертогах царских», одежды царя и его приближенных «замараны кровию и омочены слезами» народа, поэтому тщетны надежды просветителей на освобождение народа сверху, на «мудреца на троне». Императрица Екатерина II была крайне возмущена появлением книги Радищева. Она назвала ее автора «бунтовщиком хуже Пугачева». Продаются за иэляшество.МЬ дворовые люди: сапожник 22 Ataib женаж его прачка, цйна оному 500 руб., другой рыркь 20 лМ!) с женою, а жена его хорошая прачка, также и бЪ- лЬе шЬет хорошо, и Дона оно- му 400 руб., и все оные люди хорошего поведем и трезвого согтояшя, вид1япЬ шЗ> по- rynlb на Остоткенк-ь.под нзоэ. Продаются з девушки видные м к 15 лбиТЬ и веяному рукрд%- * л!ю знающие. коиюлЬкн с вен- ! зелями вяжупЛ н одна из нихЪ ■ на гусляУЬ irrpaeflib. Bfutffib м •’ о цъне узнать ДрОагаскеп части) кв N1417. > продаются шесть сЪрыЛ) ,чс- \ лольнЛ» лошадей псроЯК V хорошо выазжаншй) а хому- * пзахТ), которы.ЧЬ последняя Дона 1200 руб. ВидЪтЬ и<Ь неж- ' но на л a .«hi Никитской в rrpuxo- дЬ Старого Ввзшшнй)» дочь кнд- < зя бириса Михайловича черкаг- хг) Продается деревянной долхЪ Г. Микулина. близь НтштскнхЬ воротЪ, вЪ приход® ©еодора Cmjviuma, за сходную цкпу. —• г. 12) ВЪ дом® Микулина-, близь НхгктпскихЪ во- рогаЪ, вЪ при ход t Оеодора Студшпа, продаете* т года пучерЪ, хороша го поведен!я, — I. гз) За Сухаревой башней, вЪ з Мещанскойули- ё®1 ломе г. Кавелина продается кожевенной ыастерЪ, 2,6 л®шЪ, сЪ женою , да д бвпа рбочая. з. 14) Продается кузне цЪ холостой и столярЪ женатой, годные вЪ per.руты, и а крестьянина, одикЬ женатой, а другой вдовепЪ. 0 дФиВ узнать Басманной части 3 кварт. яодЪ N0 303, зЪ Плетет кот.Ъ самого Господина. —л, is) ВЪ Аиптбк § , на большой Арбатской улиц.В, продается хорошш кучерЪ, до л®тЪ, сЪ женою; которая горазда стряпать а за б’5лъейЪ ходипгЪ, 30 jEBmb, за сходную ц!шу, о коей узнать вЪ той же Аптек®. — I. 16) Продается вдова 33 л-ЬтЪ, вен» черную работу умеющая, и дбвки хб и ix л®тЪ, кЪ ученью понятны*, хороша го поведет*, вЪ приход* Николы вЪ Хамовниках!), вТ) доьгв йрасовскаго. — х. г7) Рязанской Губернии и округи продается на Лродяется м»л*чиг.Ъ 15 лФтЬ , для учтня способной , Хамовнической части 3 г.вархп. йЪ приход® Знаменгя, что вЪ Зубов®, вЪ Дои® Гжи. Иасакивой. Ц*вз 500 р. — ft. Продается домЪ дерева иной, Недавно пост ценной ^ весьма хорошо расположенной , покойной, теплой, едбллтмщ изЪ лу.чшихЪ матердаловЪ^ 1 2 Во Франции со времени взятия Бастилии (14 июля 1789 г.) ширилась революция. Идеи «Путешествия из Петербурга в Москву» были явно созвучны революционным, они будоражили общественную мысль России. Автора книги арестовали, приговорили к смерти, казнь позднее заменили ссылкой в Илимский острог в Сибири, а отпечатанные экземпляры книги сожгли. Но идеи не горят, их сжечь нельзя. Помыслы и чувства Радищева были устремлены в будущее, в грядущий век. Революционный дух его книги предварял последующие этапы освободительного движения в России. Место Радищева— у истоков отечественной революционной идеологии. Влияние его книги со временем ширилось. «Радищев — рабства враг...»— писал А. С. Пушкин и свидетельствовал о себе: «...вслед Радищеву восславил я свободу...» Прямыми продолжателями дела Радищева явились декабристы—русские дворянские революционеры... Однако почти за четверть века до их восстания (14 декабря 1825 г.) слышны были в Москве слова, по духу близкие радищевским взглядам. В сентябре 1801 г., в день коронации императора Александра I в Успенском соборе Московского Кремля, на праздничном обеде в одном из московских домов гвардеец, офицер Преображен- ского полка публично заявил: «Молодому императору на пути в собор для восприятия царского венца следовало бы обратиться к собравшимся зрителям и спросить их, желает ли русский народ иметь его своим государем». К зрителям коронации, к русскому народу с таким вопросом, понятно, царь не обратился. Позднее, вступив вслед за декабристами на революционный путь, А. И. Герцен, в Лондоне публикуя запрещенную в России свободолюбивую книгу, писал: «Радищев смотрит вперед, на него пахнуло
• ВЕК ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ. ЖЕЛЕЗНЫЙ.... 203 сильным веянием последних лет XVIII века. Никогда человеческая грудь не была полнее надеждами, как в великую весну девяностых годов,—все ждали с бьющимся сердцем чего-то необычайного; святое нетерпение тревожило умы и заставляло самых строгих мыслителей быть мечтателями... С восторженными идеалами того времени Радищеву пришлось жить в России—слезы, негодование, сострадание, ирония... все это вылилось в его превосходной книге. Радищев... ближе к нам... это наши мечты, мечты декабристов... И что бы он ни писал, так и слышишь знакомую струну, которую мы привыкли слышать и в первых стихотворениях Пушкина, и в «Думах» Рылеева, и в собственном нашем сердце». Уже в начале нашего века в знаменитой статье «О национальной гордости великороссов» В. И. Ленин писал: «Мы гордимся тем, что эти насилия (царских палачей, дворян и капиталистов.— Авт.) вызывали отпор из нашей среды, из среды великорусов, что эта среда выдвинула Радищева, декабристов, рево- люционеров-разночинцев 70-х годов...» 1,2. Объявления о продаже крепостных в газете «Московские ведомости». Начало XIX в. 3. Наказание плетьми крепостного крестьянина. Гравюра по рисунку X. Гейслера. 1805 г. 4. Крепостная крестьянка. Неизвестный художник. Начало XIX в. 5. Титульный лист книги А. Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву» 6. А. Н. Радищев. Неизвестный художник. Конец XVIII в. 7. Отзыв Екатерины II о книге А. Н. Радищева; «.. .бунтовщик хуже Пугачева...» ПУТЕШЕСТВ1Е. изЪ ПЕТЕРБУРГА ВЪ МОСКВУ. .Чудище обло, озорно, огромно, спзоз$зчо, н лаяй„ Тиленахида, ТомЪ II. Кв: XVIII. сшиs 5*4» 7 — */> * v а * ‘ • U * и. 7% Лл с а я н /Л Ш- ** в t (л **\ | С •' , , А £ til. t ГП С c/^Sf rri 0 <f мЪ- •^у- _ - , ем л 5 а А1 • А •s t~" ( (^гпо JC О л лм. т 1 а аг о а а U « /« L Н *\Л. ** H ы ^ с€<^л /п о. rrft^cm я & * £ £Vr cl п *А\ A. . 1790. -Т'/ • ВЪ САНКТПЕТЕРВуРГЪ, 5 7
ГРОЗА ДВЕНАДЦАТОГО ГОДА 204 Гроза двенадцатого года Эпоха Великой французской революции и наполеоновской империи была обильна войнами. Концом ее стал поход императора Наполеона I в Россию в 1812 г. и последовавшие за ним войны 1813— 1815 гг. Наполеон хотел подчинить интересам своей империи Россию, ее народы. Он отправился от Парижа—своей столицы. Ценой огромных потерь дошел до Москвы, месяц провел на ее пожарище, тщетно добиваясь заключения мира, условия которого еще надеялся продиктовать русскому царю Александру I. А в марте 1814 г. русские войска во главе союзных армий вступили в столицу Франции. После битвы при Ватерлоо и вторичного отречения от престола в июне 1815г. плененного Наполеона ждал остров Святой Елены. Так завершилась одна из кровопролитных эпох европейской истории. В июне 1812 г. армия французского императора переправилась через Неман и вторглась в Россию. Огромное превосходство в боевой силе (почти 500 тыс. человек против 230 тыс.) определяло настойчивое стремление Наполеона к генеральному сражению, в котором он не без оснований надеялся раздавить наличные военные силы и навязать России желательный и выгодный для него мир. Отступательная стратегия русских армий в первые месяцы войны не позволила Наполеону и его маршалам порознь разбить 1-ю и 2-ю русские армии, которыми командовали военный министр М. Б. Барклай де Толли и генерал П. И. Багратион. Продвижение неприятельских корпусов маршалов Ж. Макдональда и Ш. Удино в направлении к Пскову, Ревелю и Петербургу было остановлено в боях при Клястицах. Первая и вторая русские армии соединились под Смоленском, сорвав план Наполеона разбить русские войска по частям. В арьергардных боях за Смоленск русские войска сильно потрепали неприятеля— он потерял до 20 тыс. солдат. Однако 6 августа Смоленск был оставлен. Теперь военные действия распространились на старинные русские земли центральной части Европейской России. Неприятель, следуя за отходившими с боями русскими войсками, продвигался к Москве. В такой обстановке главнокомандующим русскими военными силами был назначен М. И. Кутузов. Стремясь сохранить русскую армию, он продолжал отводить войска на восток. Патриотический подъем населения на¬ растал. «Война теперь не обыкновенная, а национальная»,— писал П. И. Багратион. Защита Родины и чести, оборона своей земли, ее святынь и просторов, отпор вторгшимся захватчикам придали войне поистине характер Отечественной. Партизанские действия многочисленных отрядов из солдат регулярных войск и крестьян наносили врагу неожиданные удары в тылу, на страшно растянутых его коммуникациях. 26 августа неподалеку от города Можайска, у деревни Бородино, всего в 120 верстах к западу от Москвы, Кутузов дал французам генеральное сражение. В живой силе у неприятеля все еще имелось преобладание над русской армией, но русская артиллерия была силь-
ГРОЗА ДВЕНАДЦАТОГО ГОДА 205 1. Панорама Бородинского сражения. Художник Ф. Рубо. 1910—1912 гг. 2. М. Б. Барклай де Толли — военный министр, командующий 1-й Западной армией. Художник Дж. Доу. 1820-е гг. Копия 3. П. И. Багратион—командующий 2-й Западной армией. Неизвестный художник. 1-я половина XIX в. 4. Фельдмаршал М. И. Кутузов—главнокомандующий русской армией. Художник Р. Волков. 1813 г. Копия 4
ГРОЗА ДВЕНАДЦАТОГО ГОДА 206 нее вражеской. Страшная канонада сражения была слышна далеко; она породила народное присловье: «От бородинской пушки под Москвой земля дрожала». Героическое упорство русской армии, огромный военный опыт Кутузова, сумевшего разгадать замысел Наполеона и навязать неприятелю свою волю, привели к тому, что Бородинское сражение объективно явилось поворотным событием во всем ходе войны 1812 г. Исход именно этого дня в конечном счете предопределил уничтожение вражеской армии и изгнание ее жалких остатков из России в декабре того же года. Наполеон, один из величайших полководцев XIX в., позднее так говорил об итогах 1 Бородинского сражения: «Из всех моих сражений самое ужасное то, которое я дал под Москвой. Французы показали себя достойными одержать победу, а русские стяжали право быть непобедимыми». Потери обеих сторон были велики: французская армия за день потеряла убитыми и ранеными свыше 58 тыс. человек, в том числе 47 генералов, русская армия — 44 тыс., в том числе 23 генерала. Среди них был и один из главных героев этого сражения — командующий 2-й армией П. И. Багратион. Лента высшего ордена Российской империи—ордена Андрея Первозванного, бывшая на груди Багратиона в Бородинском бою, свято хранится среди национальных реликвий в Государствен- ном Историческом музее в Москве. Оценив стратегическую обстановку, Кутузов приказал войскам продолжать отход. На военном совете в воскресенье 1 сентября в деревне Фили — это были уже окрестности старой столицы России— он произнес решающее суждение: «С потерею Москвы еще не потеряна Россия, с потерею же армии Россия потеряна. Приказываю отступать». В понедельник 2 сентября французы вступили в Москву. Наполеон напрасно прождал депутацию горожан с ключами от города. Почти все гражданское население Москвы добровольно покинуло ее пределы. Улицы были безлюдны. Из 4
ГРОЗА ДВЕНАДЦАТОГО ГОДА 207 Кремля безвестные патриоты встретили торжествующих врагов оружейным огнем; против защитников Кремля французы открыли стрельбу из пушек. В тот же день в городе начались пожары; прежде всего они возникли в центре — в районе Красной площади, в Гостином дворе, в Китай-городе. Несомненны факты поджогов—мародеры из неприятельской армии поджигали дома, чтобы поживиться добром под видом спасения его от огня; французы же хватали и расстреливали оставшихся русских граждан, виня в поджогах их. Могли возникать пожары и стихийно — сильный ветер раздувал и усиливал пламл. Огонь охватил почти все части города. Уже во вторник огромное зарево над Москвой было видно в 150 верстах от города. Пожары длились шесть дней и прекратились в воскресенье 8 сентября. Войска захватчиков оказались на огромном пепелище. Современники подсчитали, что из 9158 жилых зданий от огня сохранилось только 2626. Образ объятой пламенем Москвы и Наполеона на стенах Кремля—стенах, от которых начался его конечный путь на остров Святой Елены,—а затем Москвы, возрожденной из пепла, широко закрепился в русской народной памяти, во всем европейском общественном сознании. Виктор Гюго, Альфонс Ламартин, Джордж Байрон, Генрих Гейне, великие славянские поэты Ян Коллар и Адам Мицкевич отдали дань этому образу. А. С. Пушкин в чеканных словах определил суть эпохи; «Гроза двенадцатого года...» М. Ю. Лермонтов создал свое «Бородино», ставшее популярной песней в русском быте XIX — начала XX в. П. А. Вяземский в «Песне на взятие Парижа» (1814 г.) писал: Москва! Твоих развалин вид Красноречивей пирамид!.. Красуйся славою в веках, Москва! Спасительница мира! Да будет ввек в твоих стенах Обитель счастия и мира! Народные русские присловья и поговорки гласили: «Был неопален (Наполеон), а из Москвы вышел опален»; «Отогрелся в Москве, да замерз в Березине»; «Пропал, как француз в Москве». Стихи малоизвестного поэта Н. С. Соколова, впервые напечатанные в 1850 г., преобразованные в устах народа, стали известнейшей народной песней: 1. Рядовой Иван Галченко — участник войны 1812 г. и походов 1813—1814 гг. Художник Е. Рейтеры.1832 г. 2. Н. Н. Раевский — командующий 7-м пехотным корпусом. Неизвестный художник XIX в. 3. А. П. Ермолов — генерал, герой войны 1812 г. Художник Дж. Доу. 1820-е гг. Копия 4. Военный совет в Филях в 1812 году. Художник А. Кившенко. 1882 г. 5. Наполеон из Кремля смотрит на пожар Москвы. Художник В. Верещагин. 1887—1892 гг. 6. Пожар Москвы. Иностранная гравюра 6
ГРОЗА ДВЕНАДЦАТОГО ГОДА 208 Денис Васильевич Давыдов родился в Москве в военной дворянской семье. Он был инициатором и одним из главных организаторов армейских партизанских отрядов. Обосновывая свой «План партизанских действий», с тем чтобы «истребить источники силы и жизни неприятельской армии», Давыдов писал: «...обратное появление небольших отрядов русских войск посреди рассеянных от войны поселян... ободрит их и обратит войсковую войну в народную». Герой Отечественной войны 1812 г., Давыдов вошел также в историю русской культуры как поэт, мемуарист, военный писатель Шумел, горел пожар московский, Дым расстилался по реке, А на стенах вдали кремлевских Стоял он в сером сюртуке. <...> «Зачем я шел к тебе, Россия, Европу всю держа в руках? Теперь с поникшей головою Стою на крепостных стенах. Войска все, созванные мною, Погибнут здесь среди снегов, В полях истлеют наши кости Без погребенья, без гробов». «Москва, спаленная пожаром» во время войны 1812 г., сравнительно быстро отстраивалась заново. Профессор Московского университета поэт А. Ф. Мерзляков, создатель популярнейшей народной песни «Среди долины ровный...», с восхищением писал о темпах застройки города: «С нами совершаются чудеса божественные. Топор стучит, кровли наводятся, целые опустошенные переулки становятся по- прежнему застроенными. Английский клуб против Страстного монастыря свидетельствует вам свое почтение. Благородное собрание... также надеется воскреснуть». И это чудесное здание впрямь вскоре вновь украсило город. Для современников недаром крылатой стала фраза из грибоедовского «Горя от ума»: «Пожар способствовал ей много к украшенью...» События Отечественной войны 1812 г.: вынужденное отступление русских войск на первом этапе войны, великое Бородинское сражение, неприятель в древней столице и ее пожар, наконец, изгнание врага из России, а затем наступательные действия русских армий вместе с союзными силами и освобождение Европы от подчинения наполеоновской Франции— запечатлелись в народной памяти, в общественном сознании, в памятниках русской культуры. На Воробьевых горах в Москве по проекту выдающегося русского архитектора академика А. Л. Витберга было 2
ГРОЗА ДВЕНАДЦАТОГО ГОДА 209 1. Денис Давыдов — поэт, командир партизанского отряда в 1812 г. Гравюра по рисунку А. Орловского. 1814 г. 2. Крестьянин увозит у французов пушку. Ху- дожник И. Теребенев. До 1820 г. Офорт 3. Наградная медаль ополченца 1812 г. 4. А. Н. Сеславин — герой войны 1812 г. Гравюра по рисунку А. Витберга 5. Герасим Курин — руководитель крестьянского партизанского отряда в 1812 г. Художник А. Смирнов. 1813 г. 6. Василиса Кожина — партизанка, крестьянка Сычевекого уезда Смоленской губ. Художник А. Смирнов. 1813 г. 7. Эпизод из войны 1812 года. Художник И. Прянишников. 1874 г. «Война 1812 года пробудила народ русский к жизни и составляет важный период в его политическом существовании» . Это глубоко верное суждение оставил участник войны офицер И. Д. Якушкин (позднее один из видных декабристов). Среди пробужденных этой Отечественной войной, принявших в ней добровольное участие по велению сердца и зову совести, были многие люди из народа, уходившие в партизанские отряды. Сохранились портреты некоторых, известны имена и подвиги иных; того больше погибли безвестно, остались безымянными. Прочно остались в памяти народа партизаны Василиса Кожина, действовавшая в отряде Смоленской губернии, Герасим Матвеевич Курин, крепостной крестьянин Московской губернии. Свыше 5000 пеших и до 500 конных бойцов — народных мстителей — боролись с врагом в отряде Курина. Этот отряд провел семь хорошо продуманных и удачно завершенных операций против захватчиков
ГРОЗА ДВЕНАДЦАТОГО ГОДА 210 начато строительство храма Христа Спасителя в ознаменование избавления Москвы и России от нашествия Наполеона. Местом для храма избрали правый высокий берег Москвы-реки между Смоленской и Калужской дорогами (по первой неприятель вступил в Москву, по второй вышел из нее). Торжество закладки храма состоялось ровно через пять лет после оставления наполеоновской армией Москвы, начала ее отступления и гибели. На церемонии закладки присутствовали члены царской фамилии во главе с императором Александром I. По смелости идеи, оригинальности плана и колоссальности всего замысла храм Витберга представил бы замечательный памятник в истории отечественной архитектуры. К сожалению, начатое было сооружение храма прервалось, и проект Витберга не был осуществлен. В центре города, на Красной площади, перед новым зданием Торговых (Верхних) рядов, построенным по проекту архитектора Бове, был воздвигнут великолепный памятник национальным героям освобождения России в 1612 г. К. Минину и Д. Пожарскому. Создал его в духе русского классицизма скульптор И. П. Мартос. Церемония открытия памятника, сопровождавшаяся большим смотром войск в присутствии Александра I, состоялась 20 февраля 1818 г. «Бедствие 1812 г. оживило в памяти бедствие 1612 года, и монумент сей будет служить потомству памятником обеих достославных эпох»,— справедливо на¬ писано в путеводителе по Москве 1827 г. В 1827—1834 гг. у Тверской заставы Москвы был возведен еще один памятник победам русских войск в 1812— 1815 гг.—Триумфальные ворота (арка) с двумя кордегардиями по сторонам. Художник и скульптор граф <Ь. П. Толстой создал прекрасные медальоны с аллегорическими изображениями главных событий Отечественной войны 1812 г. Испытания, подвиги, утраты, горечь и славу, патриотический подъем, чувство гордости и любви к Родине, пережитые участниками и современниками славных дел Отечественной войны и связанных с ней походов 1813—1815 гг., отразили русские писатели и поэты А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, А. С. Хомяков, П. А. Вяземский, <Ь. Н. Глинка. Офицеры русской армии, участники этих войн, впоследствии ставшие декабристами, М. Ф. Орлов, И. Д. Якушкин, С. П. Трубецкой, С. Г. Волконский оставили в своих мемуарах живые и памятные картины военных событий и народной жизни той знаменательной эпохи в истории Москвы и всей России. Великий роман Л. Н. Толстого «Война и мир», роман Г. П. Данилевского «Сожженная Москва», повесть декабриста Н. А. Бестужева «Русский в Париже 1814 года», написанная им в годы сибирской каторги, вместе с произведениями указанных авторов навсегда закрепили в русской культуре память о героической эпопее тех лет.
ГРОЗА ДВЕНАДЦАТОГО ГОДА 211 1. Переход французов через р. Березину. Художник В. Адам 2,3. Медальоны в память Отечественной войны 1812 г.: «Народное ополчение 1812 года» и «Освобождение Москвы». Работа Ф. Толстого 4. Смотр войск при открытии памятника К. Минину и Д. Пожарскому. Гравюра. 1-я четверть XIX в. 5. Триумфальные ворота (арка) у Тверской заставы. Архитектор О. Бове. Скульпторы И. Витали, И. Тимофеев. 1827—1834 гг. Литография. 1840-е гг. 6. Скульптура воина. Фрагмент Триумфальной арки у Тверской заставы 6 5
ДЕКАБРИСТЫ И ПУШКИН, БЕЛИНСКИЙ И ГЕРЦЕН 212 Декабристы и Пушкин, Белинский и Герцен ДЕКАБРИСТЫ И МОСКВА Тайные общества революционно настроенных офицеров возникли в России вскоре после падения наполеоновской империи. Многие из их членов — участники Отечественной войны 1812 г. Один из них, М. И. Муравьев-Апостол, говорил: «Мы были дети 1812 года. Принести в жертву все, даже самую жизнь ради любви к Отечеству, было сердечным побуждением нашим». В Москве родились, воспитывались и учились выдающиеся члены первых в России тайных революционных организаций— П. И. Пестель, Н. М. Муравьев, Н. И. Тургенев, С. П. Трубецкой, f W j • ,vYjf gWBf f| ^ШВт ‘ [ 0 : - P я r \ W Is tit jj , Ш 1» -! ‘1
ДЕКАБРИСТЫ И ПУШКИН, БЕЛИНСКИЙ И ГЕРЦЕН 213 П. Г. Каховский, М. П. Бестужев- Рюмин, В. Ф. Раевский, И. Д. Якушкин и многие другие. Тесно связаны своими биографиями с Москвой декабристы М. С. Лунин, М. Ф. Орлов, м. А. Фонвизин, братья С. И. иМ. И. Муравьевы- Апостолы, Е. П. Оболенский, А. А. Тучков и др.; москвичом по рождению был П. Я. Чаадаев, друг Пушкина и участник ранних тайных обществ. Многие из декабристов — питомцы Московского университета и его пансиона. В конце 1817 г. в связи с торжествами по поводу закладки памятников в честь победы в войне 1812—1815 гг. царский двор переселился в Москву; в Хамовнических казармах разместилась гвар- $ 1. Восстание на Сенатской площади в Петербурге 14 декабря 1825 г. Акварель К. Кольмана. 1830-е гг. 14(26) декабря 1825 г. на Сенатской площади в Петербурге с развевающимся знаменем лейб-гвардии Московский полк во главе с Александром Бестужевым построился в боевом порядке около памятника Петру I. К полудню в ряды восставших влились морской экипаж и лейб-гренадеры. Всего около 3000 человек. Несколько атак, предпринятых против них по приказу Николая конной гвардией, были отбиты. Но декабристы не решились привлечь к восстанию многотысячные народные толпы, заполнившие площадь. Николай сумел собрать силы и с помощью артиллерии картечью расстрелял восставших 2. Силуэты пяти казненных декабристов. Ме- дальон с титульного листа альманаха А. И. Герцена и Н. П. Огарева «Полярная звезда» 3. М. С. Лунин. Рисунок Н. Бестужева. 1836 г. 4. Дом Луниных на Никитском бульваре. Архи- текторД. Жилярди. 1818—1823 гг. дня. Б ее составе находилось основное ядро Союза спасения—ранней декабристской организации. Молодое тайное общество упорно работало над программой, шли страстные споры о способах действия. Здесь родился план царе- убийства, предложенный И. Д. Якушки- ным. После долгих сомнений предложение Якушкина было отвергнуто, поскольку цареубийство не гарантировало главного — отмены крепостного права и установления в России конституционной монархии. Все эти суждения и споры известны в следственных делах под названием «Московский заговор 1817 года». Поиски путей действия продолжались с новой силой. На квартире М. А. Фонвизина в Староконюшенном переулке шли жаркие дебаты, собрания становились все многолюднее. Москва явилась колыбелью Союза благоденствия—обширной организации декабристов. Общество ставило своей задачей ведение пропаганды в разных слоях населения в целях подготовки сил к революционному перевороту. Согласно уставу Союза благоден¬ ствия, разработанному в Москве (и по цвету переплета названному «Зеленой книгой»), в новое тайное общество принимались представители всех сословий: «Союз не взирает на различие состояний и сословий: все те из российских граждан, дворяне, духовные, купцы, мещане и вольные люди, кои соответствуют вышеозначенному, исповедают христианскую веру и имеют не менее 18 лет от роду, приемлются в Союз благоденствия»,— утверждало одно из правил «Зеленой книги». В середине 1818 г. двор и гвардия вернулись в Петербург, в Москве осталось около 30 членов тайной организации, они образовали Московскую управу Союза благоденствия. С Московского тайного съезда членов Союза благоденствия в 1821 г. начинается новый этап в жизни тайной организации, связанный с деятельностью Северного и Южного обществ. Москвичи, руководимые М. А. Фонвизиным и И. Д. Якушкиным, тесно сотрудничают с ними. В январе 1825 г., наконец, сложилась Московская управа Северного общества. Во главе ее стоял друг Пушкина И. И. Пущин.
ДЕКАБРИСТЫ И ПУШКИН, БЕЛИНСКИЙ И ГЕРЦЕН 214 Накануне восстания Московская управа Северного общества была сосредоточена на обсуждении способов ликвидации крепостничества. И. И. Пущин создал специальный Практический союз для освобождения дворовых крестьян. Члены этого союза обязаны были «не иметь при своей услуге крепостных людей» и всячески содействовать «к освобождению какого-нибудь лица». Московские члены Северного общества декабристов были извещены о намерении поднять восстание в Петербурге. Но выступить москвичи не успели. 14 декабря восстание на Сенатской пло¬ щади в Петербурге было подавлено. Члены декабристских обществ, в том числе и москвичи, были арестованы, руководители повешены, многие пошли на каторгу в Сибирь. В статье, посвященной 100-летию со дня рождения А. И. Герцена, В. И. Ленин приводит характеристику, данную Герценом «людям 14 декабря»; это «фаланга героев, выкормленных, какРомул и Рем, молоком дикого зверя... Это какие-то богатыри, кованные из чистой стали с головы до ног, воины-сподвиж- ники, вышедшие сознательно на явную гибель,чтобы разбудить к новой жизни молодое поколение и очистить детей, рожденных в среде палачества и раболепия». К числу таких детей принадлежал и сам А. И. Герцен, которого «восстание декабристов разбудило и «очистило» ». Показывая место декабристов в русском освободительном движении, Ленин относит их к первому поколению революционеров, действовавших в России: «Сначала—дворяне и помещики, декабристы и Герцен. Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа. Но их дело не пропало. Декабристы разбудили Герцена. Герцен развернул революционную агитацию».
ДЕКАБРИСТЫ И ПУШКИН. БЕЛИНСКИЙ И ГЕРЦЕН 215 1. Н. И. Тургенев. Литография с портрета работы А. Антонина. 1810-е гг. 2. И. Д. Якушкин. Рисунок Ж. Вивьена. 1823 г. 3. М. Ф. Орлов. Литография с портрета работы Г. Ривенера. 1814 г. 4. Н.М. Муравьев. Художник О. Кипренский. 1815 г. 5. И. И. Пущин. Рисунок Н. Бестужева. 1837 г. 6. «Казнь декабристов». Рисунок А. С. Пушкина. Лист из «Пушкинской тетради» 7. Петровский завод. Вход в острог. Акварель М. Юшневской. 1837 г. 8. Вид Москвы от села Воробьева. Художник М. Бочаров. 1853 г. 5 Б 1826 г. «в Лужниках мы переехали на лодке Мос- кву-реку... взбежали на место закладки Витбер- гова храма на Воробьевых горах. Запыхавшись и раскрасневшись, стояли мы там... Садилось солнце, купола блестели, город стлался на необозри- мое пространство... постояли мы, постояли, опер- лись друг на друга и... обнявшись, присягнули, в виду всей Москвы, пожертвовать нашей жизнью на избранную нами борьбу». Эта клятва навеки скрепила дружбу А. И. Герцена и Н. ГГ. Огарева-—выдающихся представителей русского освободительного движения В. Г. БЕЛИНСКИЙ, А. И. ГЕРЦЕН, Н. П. ОГАРЕВ В конце 20-х и в первой половине 30-х годов XIX в. разночинец, сын флотского лекаря В. Г. Белинский, побочный сын богатого помещика А. И. Герцен и его друг Н. П. Огарев, происходивший из старинного дворянского рода, учились в Московском университете. В те же годы на словесном отделении университета получил высшее образование И. А. Гончаров —впоследствии автор «Обломова» и «Обрыва»,—родившийся в купеческой семье. Именно Гончаров, вспоминая позднее свои студенческие годы и указывая на разносословный состав студентов университета, именовал студенчество «маленькой ученой республикой». Свободолюбивые настроения и идеи, поиски научно-философского мировоззрения были характерны для передовых студентов того времени. Читали и комментировали немецких философов — Канта, Фихте, Шеллинга, особенно Гегеля, оживленно обсуждали идеи социали- стов-утопистов — Сен-Симона, Оуэна, Фурье, старались понять глубинные причины неудачи декабрьского восстания 1825 Г. Дружескому и идейному сближению одного из студенческих кружков много помогла, по словам Герцена, «неотлучная мысль, с которой мы вступили в университет,— мысль, что здесь совершатся наши мечты, что здесь мы бросим 8
ДЕКАБРИСТЫ И ПУШКИН, БЕЛИНСКИЙ И ГЕРЦЕН 216 семена, положим основу союзу. Мы были уверены, что из этой аудитории выйдет та фаланга, которая пойдет вслед за Пестелем и Рылеевым, и что мы будем в ней». Герцен, Огарев и их друзья справедливо считали себя духовными «детьми декабристов». Вспоминая позднее атмосферу и идейные искания юных студентов-свободолюбцев, теснившихся вокруг Герцена, Огарев писал; И тут втроем мы—дети декабристов, Ученики Фурье и Сен-Симона,— Мы поклялись, что посвятим всю жизнь Народу и его освобожденью, Основою положим соцьялизм... Герцен первым пришел к четкой мысли: «Декабристам на Сенатской площади не хватало народа». Философско-идеалистические, эстетические искания, системы молодого Шеллинга, Фихте и Гегеля преимущественно одушевляли другой кружок студентов, группировавшихся вокруг Н. В. Станкевича, молодого поэта и мыслителя, выходца из провинциального дворянства. Более всего занимали участников этого кружка поиски целостного мировоззрения, «чистой мысли», гармонического единства философии, искусства, поэзии и истории. Станкевич трудился над статьей «О возможности философии как науки», написал сочинение, названное им «Моя метафизика». Однако хотя Станкевич сам и не был, по метким словам одного из членов его кружка, «записным политиком», ни он, ни другие кружковцы не чуждались раздумий касательно «общественного, гражданского устройства народов». «В этом кружке выработалось уже общее воззрение на Россию, на жизнь, на литературу, на мир — воззрение большею частью отрицательное» (слова участника кружка поэта К. С. Аксакова). Значение такого воззрения позднее было кристаллически четко выражено в суждении Герцена: «Взгляд Станкевича на художество, на поэзию и ее отношение к жизни вырос в статьях Белинского в ту новую мощную критику, в то новое воззрение на мир, на жизнь, которое поразило все мыслящее в России...» Кружки, группировавшиеся вокруг В. Г. Белинского, Н. В. Станкевича, А. И. Герцена и Н. П. Огарева, вобрали в себя цвет передовых студентов. Власти исключили Белинского из университета; арестовали и отправили в ссылку Г ер- цена, Огарева и других участников кружков. «Неистовый Виссарион» — Белинский уже в московский период его биографии (1829—1839 гг.) был самым ярким и самым популярным русским критиком. Его знаменитое «Письмо к Гоголю» (1847 г.) стало как бы идейным завещанием молодому поколению, программой зарождавшегося революционно- демократического направления в русской общественной мысли. Боевое настроение Белинского, выраженное в этом письме, отражало, по словам 1. В. Г. Белинский. Литография Б. Тимма по рисунку К. Горбунова. 1843 г. 2. Н. В. Станкевич. Акварель Беккера. 1838 г. 3. Н. П. Огарев. Неизвестный крепостной художник. 1830-е гг. 2
ДЕКАБРИСТЫ И ПУШКИН. БЕЛИНСКИЙ И ГЕРЦЕН 217 4. А. И. Герцен. Художник А. Збруев (?). 1830-е гг. 5. Обложка подпольного издания работы А. И. Герцена «Историческое развитие революционных идей в России». Москва, 1861 г. 6. «Голоса из России». Вольная русская книгопечатня. Лондон, 1856 Г. ш Ч/с стеумш с/£0& /и/ шш ft S/bf&tu /i' М- тялЛс^ \ /Ml В. И. Ленина, настроение крепостных крестьян, чувства «возмущения народных масс...», Критика и публицистика В. Г. Белинского, его борьба за свободу, его прямые выступления Против Крепостничества сильно сказались в деле воспитания наступательного духа молодежи передовой России. Широту влияния Белинского уже в середине 50-х годов засвидетельствовал публицист И. С. Аксаков. «Много я ездил по России,— писал он,— имя Белинского известно каждому сколько-нибудь мыслящему юноше... Нет ни одного учителя гимназии в губернских городах, которые бы не знали наизусть письма Белинского к Гоголю... «Мы Белинскому обязаны своим спасением»,— говорят мне везде молодые честные люди в провинциях... И если вам нужно честного человека, способного сострадать болезням и несчастьям угнетенных, честного доктора, честного следователя, который полез бы на борьбу,— ищите таковых в провинции между последователями Белинского». Именно письмо Белинского к Гоголю, указывал В. И. Ленин, подводившее «итог литературной деятельности Белинского, было одним из лучших произведений бесцензурной демократической печати, сохранивших громадное, живое значение и по сию пору». В 40-х годах, когда Герцен вернулся из ссылки и получил возможность проживать в родной Москве, ему удалось опубликовать один из важнейших своих философских трудов — в журнале «Отечественные записки»(литературно-критический отдел которого вел Белинский) увидели свет герценовские «Письма об изучении природы» (1844—1845 гг.). Они стали крупнейшей вехой в деле распространения материалистических взглядов в общественной мысли и науке России. Впоследствии В. И. Ленин писал: «В крепостной России 40-х годов XIX века он (Герцен.— Авт.) сумел подняться на такую высоту, что встал в уровень с величайшими мыслителями своего времени». Вскоре Герцен выехал из царской России (1847 г.). Дальнейшая его жизнь прошла в вынужденной эмиграции. В середине 50-х годов выбрался за границу и Огарев. Там эти питомцы Москвы создали вольную русскую печать — «Полярную звезду», «Голоса из России», «Исторический сборник», «Колокол» и другие издания. Книги, газеты, листовки, печатавшиеся Герценом и Огаревым, тайно ввозимые в Россию, приобрели в стране огромное влияние. В то же время в самой России в эти годы печатались подпольные издания трудов Герцена. Группой П. Заичнев- ского, в частности, была тайно выпущена и распространена книга Герцена «Историческое развитие революционных идей в России». На обложке этого литографированного издания значилось: «Посвящается студентам Московского университета». 5
ДЕКАБРИСТЫ И ПУШКИН. БЕЛИНСКИЙ И ГЕРЦЕН 219 ЛИТЕРАТУРНАЯ МОСКВА м и к С Москвой — средоточием русской национальной культуры связаны имена многих мастеров великой русской литературы. Крылатыми словами, дорогими для русских людей, стали изречения о Москве родных писателей: «Люби, люби Москву: будешь веселее» Н. М. Карамзин «Что матушки-Москвы и краше и милее!» И. И. Дмитриев «А, батюшка, признайтесь, что едва Где сыщется столица, как Москва» А. С. Грибоедов «Москва... как много в этом звуке Для сердца русского слилось!» А. С. Пушкин «Москва, Москва!., люблю тебя как сын, Как русский,— сильно, пламенно и нежно!» М. Ю. Лермонтов Бессмертная комедия А. С. Грибоедова «Горе от ума» с ее образами барской, дворянской и чиновной дореформенной Москвы породила особое, устойчивое в культурно-исторической традиции понятие — «Грибоедовская Москва». Коренными москвичами, уроженцами Москвы были писатели И. А. Крылов, А. С. Пушкин, И. И. Дмитриев, А. С. Грибоедов, А. В. Сухово-Кобы- лин, А. И. Герцен, М. Ю. Лермонтов, А. Н. Островский, Ф. М. Достоевский. В московских учебных заведениях получили образование, в московских журналах и газетах впервые начали печататься прибывшие в Москву из разных краев России Н. М. Карамзин, А. Ф. Мерзляков, В. А. Жуковский, Ф. и. Тютчев, н. п. Огарев, А. и. Полежаев, Н. А. Полевой, В. Г. Белинский, Д. В. Веневитинов, Н. В. Станкевич, А. С. Хомяков, И. А. Гончаров, A. Ф. Писемский, А. А. Фет, Я. П. Полонский. К этим славным именам надо прибавить еще тех русских писателей, творческая биография которых немыслима вне Москвы, ее быта и нравов, ее университета, литературных салонов и обществ,— Н. В. Гоголя, И. С. Тургенева, Л. Н. Толстого, С. Т. Аксакова и его сыновей К. С. и И. С. Аксаковых, поэтов Н. М. Языкова, Д. В. Давыдова, П. А. Вяземского. Любителей чтения и книг, литературы и журналистики в дореформенной Москве было немало. Старейший и самый большой и чтимый русский университет, находившийся в Москве, в то время был одним из крупнейших центров литературно-общественной жизни. «Московский университет,— писал B. Г. Белинский в 1845 г.,— дает особенный колорит читающей московской публике, потому что его члены, и учащие и учащиеся, составляют истинный базис московской публики. Поэтому в Москве больше, чем где-нибудь в России, молодых людей, способных принад¬ лежать науке и литературе». С университетом были тесно связаны многочисленные литературные и научные общества и кружки. Воспитанники Благородного пансиона при Московском университете составили в начале века «Дружеское литературное общество»; в нем складывалась одна из заметных отраслей русского романтизма. Накануне Отечественной войны 1812 г. при университете возникло «Общество любителей российской словесности» — влиятельное русское литературное объединение XIX—начала XX в. (1811 — 1930 гг.). Литературно-философский кружок «Общество любомудрия», во главе которого стояли молодые писатели В. Ф. Одоевский и Д. В. Веневитинов,издавал, главным образом усилиями Одоевского ипоэта-декабристаВ. К. Кюхельбекера, замечательный литературный альманах «Мнемозина» (1824—1825 гг.). В дореформенной Москве, особенно в первые десятилетия прошлого века, издавались многие литературнохудожественные и научные, критикопублицистические журналы. Московский «Вестник Европы», основанный в 1802 г. и редактируемый первое время Н. М. Карамзиным, положил начало русским журналам нового типа, в которых литература и политика стали занимать главное место. Большой популярностью пользовался «Русский вестник» писателя С. Н. Глинки; с 1808 г. этот журнал настойчиво готовил общественное мнение к отпору надвигавшейся угрозе вторжения Наполеона в Россию. Живой интерес читателей вызывал «Московский телеграф» (1825—1834 гг.) писателя и журналиста Н. А. Полевого. В этом органе заметно выступали буржуазные тенденции, забота о развитии торговли и промышленности, защита интересов купечества и его просвещения. С журналом Полевого соперничал «Телескоп», который именовал себя «журналом современного просвещения». Во главе этого журнала стоял передовой профессор Московского университета Н. И. Надеждин. В этом издании напечатано было первое из «Философических писем» П. Я. Чаадаева. В «Теле¬ скопе» и в газете «Молва» (приложение к «Телескопу») вступил в общественнолитературную борьбу В. Г. Белинский. В «Молве» в 1834 г. русские читатели увидели первое крупное критическое выступление Белинского, его «Литературные мечтания (Элегия в прозе)». Статья эта сразу принесла Белинскому славу острого и смелого критика. Николаевская реакция в середине 30-х годов запретила дальнейший выпуск и «Московского телеграфа», и «Телескопа» с «Молвой». В московском же журнале профессора М. Г. Павлова «Атеней» были напечатаны первая статья А. И. Герцена и первое стихотворение М. Ю. Лермонтова — тогда еще студентов университета. В 40-х годах центр русской журналистики как бы переселился в Петербург. В Москве выходил только один «толстый» журнал консервативного направления — «Москвитянин». Издавал его известный историк и публицист профессор М. П. Погодин. В начале 50-х годов в этом журнале деятельно участвовали и много печатались молодой драматург А. Н. Островский, писатель А. Ф. Писемский, критик А. А. Григорьев. Заметным событием в литературной и общественной жизни Москвы 40-х годов явилась предпринятая группой писателей и ученых попытка организации празднования 700-летия Москвы (1147— 1847 гг.). Историки и литераторы И. Е. Забелин, М. П. Погодин и др. обдумывали, чем и как ознаменовать юбилей любимого города. Погодин научно обосновал день 28 марта 1147 г. как дату первого известия о Москве в древних летописях. Поэты К. К. Павлова, Н. М. Языков, Ф. Н. Глинка воспевали Москву. Языков писал: Я здесь!—Да здравствует Москва! Вот небеса мои родные! Здесь наша матушка-Россия Семисотлетняя жива! 1. А. С. Пушкин. Художник О. Кипренский. 1827 г. 2. Салон Елагиных. Здесь бывали Пушкин, Гоголь, Мицкевич и др. Рисунок Э. Дмитриева- Мамонова
ДЕКАБРИСТЫ И ПУШКИН, БЕЛИНСКИЙ И ГЕРЦЕН 220 На сцене Малого театра поставлен был водевиль К.. С. Аксакова «Почтовая карета». Великий актер М. С. Щепкин играл в этом спектакле роль московского старожила и патриота. Под гром рукоплесканий он провозгласил со сцены главный призыв из куплетов аксаковско- го водевиля: Да вечно здравствует Москва! Но хлопоты и ратование общественности за широкое национальное празднование юбилея Москвы недоброжелательно встретил император Николай I. Царские власти приказали потише и поскромнее, раньше намеченной даты отметить 700-летие Москвы — в день Нового года, 1 января 1847 г. Тесно связаны с Москвой, с ее литературной и общественной жизнью, бытом и нравами житейские и творческие биографии многих русских писателей. Б их произведениях нашли художественное воплощение и картины повседневной жизни москвичей, и памятные каждому русскому образы из истории революционного движения и роли Москвы в Отечественной войне 1812 г. «Отечество, сродство и дом мой в Москве»,— писал А. С. Грибоедов. Как часто в горестной разлуке, В моей блуждающей судьбе, Москва, я думал о тебе!— восклицал А. С. Пушкин. В родной Москве осенью 1826 г. во многих домах он читал знакомым свою только что законченную трагедию «Борис Годунов». В конце того же года великий поэт написал ставшее впоследствии знаменитым послание «Во глубине сибирских руд...» и сумел из Москвы переправить его в Сибирь только что сосланным туда декабристам. Подолгу жил и трудился в Москве Н. В. Гоголь, здесь он много раз читал избранной публике «Ревизора», главы из поэмы «Мертвые души». В родном городе создавал свои пьесы А. Н. Островский: «Не в свои сани не садись», «Гроза», «Свои люди—сочтемся». Мое-
ДЕКАБРИСТЫ И ПУШКИН. БЕЛИНСКИЙ И ГЕРЦЕН 221 ковский Малый театр вошел в русскую память как «дом Островского». Драматург А. Б. Сухово-Кобылин, родившийся в Москве, окончивший Московский университет, здесь же написал и свою неувядаемую комедию «Свадьба Кре- чинского». В конце 30-х годов из Ясной Поляны в Москву, в скромный домик на Плющихе, переехала семья графа Н. Толстого; будущему великому писателю Льву Толстому шел в то время девятый год. Москва стала его городом. Уклад и семейный быт в домике на Плющихе отражены в повестях «Детство» и «Отрочество». В московских журналах позднее были впервые опубликованы романы «Семейное счастье», «Война и мир», «Анна Каренина». Там же увидели свет романы И. С. Тургенева «Накануне» и «Отцы и дети». Но рождению москвич, Ф. М. Достоевский в московских журналах поместил прославленные свои романы «Преступление и наказание», «Идиот», «Бесы», «Братья Карамазовы». Москва глубоко чтит имена славных русских писателей. Бережно сохраняются места, связанные с их жизнью и творчеством. У памятников Пушкину, Гоголю, Лермонтову, Грибоедову, Герцену, Огареву, Островскому, Достоевскому всегда живые цветы, а мемориальные и литературные музеи, посвященные им, полны посетителей. 1. Н. В. Гоголь. Художник Ф. Моллер. 1841 г. 2. А. С. Грибоедов. Художник И. Крамской. 1873 г. 3. Н. В. Гоголь читает комедию «Ревизор» в кругу литераторов. Художники О. Дмитриева и В. Данилов. 1952 г. Офорт 4. Дом Селезневых (впоследствии Хрущевых) на Пречистенке (ныне Музей А. С. Пушкина). Архитектор А. Григорьев. 1810—1820-е гг. 5. Черновой автограф стихотворения М. Ю. Лермонтова «Смерть поэта» 6. М. Ю. Лермонтов. Художник П. Заболотский. 1837 г. 7. Ф. И. Тютчев. Гравюра. Середина XIX в. 8. К. С. Аксаков. Литография. Середина XIX в. 9. И. С. Тургенев. Акварель К. Горбунова. 1848 г.
МОСКВА 40—50-Х ГОДОВ 224 Москва 40—50-х годов МАНУФАКТУРА, ФАБРИКА, ТОРГОВЛЯ, ВЫСТАВКИ Московская промышленность в первое тридцатилетие XIX в.— это преимущественно хлопчатобумажные Предприятия мануфактурного типа. В 30—50-х годах явственно определился процесс превращения московских мануфактур В фабрики. Преобладала текстильная прО- мышленность — хлопчатобумажные ткацкие И прядильные, ситцевые мануфактуры; мануфактуры суконные, шелковые. С начала века на них стали появляться отдельные механические усовершенствования (ситцепечатные, цилиндрические машины, прядильные машины, каландровые машины, ткацкие Жаккардовы станки). В 1853 г. в черте города числилось 866 промышленных предприятий. В 40-х и особенно в 50-х годах на московских предприятиях постепенно распространялись паровые двигатели. Капиталистическая фабрика начинала теснить мануфактуру. В течение первой половины XIX в. Москва сложилась в крупнейший национальный коммерческий центр. На ее складах громоздились товары, отечественные и заграничные, которые отсюда потом расходились по всей России, отправлялись на Восток и в Западную Европу. Экономист Л. Самойлов, составивший в 1845 г. богато иллюстрированный Атлас Промышленности Московской губернии, красочно описал московский ввоз и вывоз того времени: «Москву снабжают все порты Балтийского, Черного И АЗОВ- ского морей первообразными, полуобработанными, левантскими (ближневосточными) И колониальными товарами ; Южная Россия—шерстью, конопляным маслом и другими предметами сельского хозяйства, к мануфактурной ПрОИЗВОДИ- мости относящимися; хлебородные Губернии— жизненными припасами не ТОЛЬКО ДЛЯ жителей Москвы, но и для ВСеГО Народонаселения Московского ма- нуфактурного округа... Каспийское море и юго-восточные области— богатыми Произведениями Персии И Закавказья и рыбных промыслов Волжско-
МОСКВА 40-50-Х ГОДОВ 225 го низовья и самого Каспийского моря; Сибирь и северо-восточные губернии — избытками горнозаводской промышленности и предметами торговых сношений наших с Китаем и Бухариею». В то же время, по словам того же автора, дореформенная Москва «доставляет приготовляемые на ее мануфактурах изделия, равно как и привозимые сюда колониальные, азиатские и всякие другие товары, на все рынки, ярмарки и промышленные пункты России». Большой город нуждался в хлебе, крупе, мясе, овощах, фруктах, овсе, сене, дровах. Все тот же современник привозимые в Москву товары делил на четыре группы: съестные припасы и напитки; материалы для фабрик города и Подмосковья; разные фабричные изделия; хозяйственные предметы и грубые изделия, поделки домашней (крестьянской) промышленности. Учреждение в 1818 г. московской конторы Коммерческого банка «для облегчения коммерческих платежей» содействовало расширению московской торговли. Передовые коммерсанты уже в первой четверти века толковали об устройстве в городе биржи. Она была открыта в 1839 г. на Ильинке, в самой гуще торгово-делового города. Средоточием внутригородской торговли был Гостиный двор. Старые лавки, лавочная торговля держались долго, но постепенно начали сменяться магазинами. Лавочная торговля была главным образом в руках купцов 2-й и 3-й гильдии, мещан, разночинцев. Постоянными участниками торговли в Москве были и крестьяне, особенно в мелочной торговле вразнос. Процветала рыночная торговля: главными торговыми площадями были Болотная и Дровяная. Развитие торговли и промышленности в самой Москве, рост предпринимательства в подмосковном огородничестве и садоводстве, накопление народного земледельческого опыта, приемы рационального ведения сельского хозяйства, предпринимаемые отдельными передовыми дворянами-землевладельцами и учеными (например, прославленный профессор физики и сельского хозяйства в Московском университете М. Г. Павлов),— все это способствовало возникновению в России в первой половине XIX в. выставочного дела, игравшего важную роль в пропаганде практических и научных знаний. Москва активно участвовала в этом новом деле. В 20-х годах XIX в. начали зарождаться и развиваться различные сельскохозяйственные выставки, а чуть позднее — торгово-промышленные. Помещики- коннозаводчики и торговцы лошадьми содействовали устройству публичных смотров беговых и скаковых лошадей, организации показа ломовых пород, предназначенных для перевозки грузов. В Москве важную роль в превращении этих смотров в выставки лошадей сыгра¬ ли Московское общество сельского хозяйства (осн. в 1819 г.)и Московское общество охотников конского бега (осн. в 1834 г.). Начиная с 1834 г. в Москве регулярно, два раза в год (летом и зимой), проходили выставки лошадей. Другая общественная организация, Московское главное общество улучшенного овцеводства, с 1842 г. стала открывать одну за другой овцеводческие выставки на юге России. Российское общество любителей садоводства с 1836 г. начало ежегодно устраивать в Москве по две-три выставки овощей, фруктов, цветов. На этих выставках были широко представлены лучшие образцы труда огородников, садовников, цветоводов Москвы и Подмосковья. Стали регулярно организовываться большие Всероссийские мануфактурные (промышленно-торговые, а отчасти и сельскохозяйственные) выставки в столицах. Такие общенациональные выставки состоялись в Москве в 1831,1835 гг. и в ряде последующих лет. Выставки Привлекали МНОЖеСТВО Посетителей! ПО- мещики-предприниматели, ученые- агрономы, купцы, садоводы, разбогатевшие крестьяне и мещане — самая разнообразная публика заполняла помещения выставок (в здании Манежа, в доме Дворянского собрания). Достойное место изделия московских промышленно-торговых заведений заняли на первой в истории человечества Всемирной выставке промышленных товаров, открытой в 1851 г. в Лондоне. В Русском отделе этой выставки были представлены изделия 363 фирм, более половины фирм являлись московскими. Хорошо знавший Москву В. Г. Белинский в публицистической статье 1844 г. «Петербург и Москва» образно и сочно изобразил торгово-промышленный дух города, характер и внешние черты вершителей коммерческих и мануфактурных дел: «В Москве повсюду встречаете К стр. 222-223 Красная площадь. Акварель А. Кадоля. 1820-е гг. 1. Горенская бумагопрядильная фабрика Ы. А. Волкова. Литография. 1845 г. 2. Образец ткани фабричного производства первой половины XIX в. 3. Суконная фабрика купца Новикова в Москве. Литография. 1845 г. 4. Биржа н Гостиный двор. Литография. Середина XIX в. 5. Фабрика бр. Гучковых. Литография. Середина XIX в.
МОСКВА 40 — 50-Х ГОДОВ 226 вы купцов, и все показывает вам, что Москва по преимуществу город купеческого сословия. Ими населен Китай- город; они исключительно завладели Замоскворечьем и ими же кишат даже самые аристократические улицы и места в Москве, каковы Тверская, Тверской бульвар, Пречистенка, Остоженка, Арбатская, Поварская, Мясницкая и другие улицы... Ядро коренного московского народонаселения составляет купечество. Девять десятых этого многочисленного сословия носят православную, от пред¬ ков завещанную бороду, длиннополый сюртук синего сукна и ботфорты с кисточкою, скрывающие в себе оконечности плисовых или суконных брюк; одна десятая позволяет себе брить бороду и, по одежде, по образу жизни, вообще по внешности, походит на разночинцев и даже дворян средней руки. Сколько старинных вельможеских домов перешло теперь в собственность купечества!» В книге знатока купеческого быта A. С. Ушакова «Наше купечество и торговля с серьезной и карикатурной стороны» на основе московских наблюдений автора изображается генезис отечественных промышленников: «Откуда взялся русский фабрикант, где его происхождение, кто его родоначальник? Еще на глазах у нас, что большая часть наших фабрикантов вышли из фабричных, что происхождение фабричного — так называемый наш черный народ». Из кустарных светелок промысловых крестьян возникли все парчовые фабрики Московской губернии, заметил B. И. Ленин. Он же обращал внимание на тот факт, что «целый ряд крупных и крупнейших фабрикантов сами были мелкими из мелких промышленников и прошли через все ступени от «народного производства» до «капитализма». Савва Морозов был крепостным крестьянином (откупился в 1820 г.), пастухом, извозчиком, ткачом-рабочим, ткачом-кустарем, который пешком ходил в Москву продавать свой товар скупщикам, затем владельцем мелкого заведения—раздаточной конторы — фабрики. Умер он в 1862 г., когда у него и у его многочисленных сыновей было 2 большие фабрики». Промышленные тузы города — Морозовы, Гучковы, Найденовы, Алексеевы, Прохоровы, Рябушинские и многие другие вышли из торговых и промышленных крестьян Московского региона. Образы купцов, московских коммерсантов и фабрикантов предстают на картинах и рисунках середины XIX в. художников П. А. Федотова, Н. В. Нев- рева, П. М. Шмелькова, И. М. Прянишникова и др. 4
МОСКВА 40—50 X ГОДОВ 227 1, 2. Государственные кредитные билеты достоинством в 1 руб. и 3 руб. 1 -я половина XIX в. 3. Вид Кузнецкого моста. Литография А. Кадо- ля по рисунку С. Львова. 1-я половина XIX в. 4. Обжорный ряд у Китайгородской стены. Акварель В. Астрахова. 1856 г. В центре города на Новой и Старой площадях, вытянувшихся вдоль Китайгородской стены от Лубянской площади до Москвы-реки, с 1783 г. существовал Толкучий рынок (Толкучка, Толкучая площадь, Толкун). Особенное оживление царило на рынке у Никольских, Ильинских и Варварских ворот Китайгородской стены. Торговали ежедневно. Продавцами являлись мещане, посадские жены и вдовы, торгующие крестьяне. Продажа шла большей частью с рук на развалах, в будках, подвижных лавочках. Как писал современник, для «людей небогатых средствами Тол- кучий рынок сущий клад: здесь бедняки и просто¬ людины приобретают для себя одежду и обувь за весьма умеренную или дешевую цену». За общим столом прямо на земле или на скамеечке можно было получить завтрак, обед, ужин за 3—5 копеек серебром. Толкучка здесь просуществовала до конца XIX в. 5. Приезд гувернантки в купеческий дом. Художник В. Перов. 1866 г. 6. Купец-откупщик, вышедший в дворянство. Литография. 1820-е гг. 7. В. А. Кокорев — купец. Литография В. Тим ма. 1856 г. 6 jr*% r.:f 1 <Л г '• ' V J l А ‘Шг/Л 5
МОСКВА 40 -50-Х ГОДОВ 228 СРЕДСТВА СВЯЗИ И ПЕРЕДВИЖЕНИЯ. ТРАНСПОРТ Водное и сухопутное сообщение имело важнейшее значение в жизни дореформенной МОСКВЫ. Дороги старой России были в плохом состоянии. Но ей нельзя отказать и в заботах об их улучшении. От Москвы к новой столице еще Петр I построил «перспективную дорогу»: фашинник и бревенчатый настил покрывал на ней низкие и топкие места. Такая дорога, конечно, часто портилась. Вскоре после Отечественной войны 1812 г. начали строить шоссейные дороги (полотно пути покрывали щебеночной корой, щебень из булыжника и других камней готовили ручной разбивкой). Первая такая дорога—Петербургское шоссе — была вполне окончена в 1830 г. За ней потянулись от Москвы Нижегородское, Рязанское, Тульское, Ярославское шоссе; от уездного города Московской губернии Подольска, через который пролегла дорога на Тулу, протянулось Серпуховское (Варшавское) шоссе. Москва к середине века превратилась в центр шоссейных дорог Европейской России. Шоссе между двумя столицами строилось, когда в 1820 г. князь М. С. Воронцов возглавил акционерную компанию для устройства по нему регулярного движения дилижансов. Открылись конторы дилижансов в Москве и Петербурге. Новый вид транспорта быстро прижился и вскоре вошел в моду. В 1820— 1830 гг. дилижансы перевезли более 33 тыс. пассажиров, в 1830—1840 гг.— около 50 тыс. Дилижансная компания действовала почти до конца 1851 г.,т. е. до открытия железнодорожного сообщения Москва—Петербург. По шоссе и другим сухопутным дорогам грузы и люди доставлялись в Москву гужевыми обозами, почтовыми каретами, дилижансами. Богатые лица пользовались разнообразными собственными экипажами. Лошади (в 1840 г.— до 21 тыс.) служили главной тягловой силой. Естественно, что допожарная Москва имела более 300 кузниц, позднее, после 1812 г., число их снизилось до 200. Только во второй половине XIX в. началось для Москвы железнодорожное сообщение. В 1851 г. торжественно была открыта фактически первая в России крупная железная дорога, быстро приобретшая серьезнейшее экономическое значение. Она связала Москву и Петер- 2
МОСКВА 40—50-Х годов 229 бург—две столицы. В принятом в январе 1857 г. плане создания для страны «первой сети железных дорог» Москва признавалась важнейшим центром этой сети. От Москвы предложено было вести «чугунку» (так народ тогда называл железные дороги) в направлениях к югу и западу. Вскоре началось строительство железнодорожных линий от Москвы к Ярославлю, к Нижнему Новгороду. В экономической жизни и городском быту дореформенной Москвы велика была роль водных путей, прежде всего Москвы-реки. В пределах города река вытянулась почти на 25 верст, а в пределах губернии—на 381 версту. В среднем до 216 суток в году река была свободной от льда. От города и до впадения Москвы-реки в Оку, т. е. на протяжении 171 версты, Москва-река была судоходной. В ее верхнем течении, до вступления в черту города, она служила для сплава в Москву главным образом строевого и дровяного леса из Смоленской губернии и из западных уездов Московской губернии.С больших пристаней в Мячкове и около Бронниц в Москву шли баржи с крупными партиями белого строительного камня, каменных плит,ступеней, цоколя (особенно славился и ценился камень и изделия из него известных мячковских каменоломен неподалеку от города), с грузными и громоздкими товарами — досками, се- 3
МОСКВА 40-50-Х ГОДОВ 230 2
МОСКВА 40—50-Х ГОДОВ 231 ном, дровами. Последние служили основным топливом для промышленных, торговых, общественных предприятий и для удовлетворения бытовых нужд. Одна из двух главных торговых площадей Москвы именовалась Дровяной. Только на нее в 40-х годах в среднем ежегодно поступало дров на 370 тыс. руб. серебром. Строевые бревна, тес, доски, разный поделочный лес развозились с берегов Москвы-реки для сбыта на торговые площади города. Изделия московской промышленности водным путем по Мос- кве-реке, Оке и Волге шли на Нижегородскую (Макарьевскую — до 1817 г.) ярмарку, в поволжские города, за Каспий, в Среднюю Азию и за рубеж. По воде в Москву отправлялись главным образом объемные, громоздкие, малоценные продукты и товары, не подходившие для более дорогой гужевой перевозки (овес, дрова, сено, строевой лес ит. п.). На картинах и гравюрах, изображающих московские набережные, видны суда, плоты на реке, склады бочек, дров и разных товаров, обозы с грузами ит. п. в самой Москве передвижение было делом далеко не простым. Большая часть улиц допожарной Москвы имела бревенчатые мостовые, а то и крытые фашинником. Центр гордился улицами, замощенными камнями (булыжником). К середине века, однако, каменные мостовые (местами даже торцовые) «одели» большинство крупных проезжих московских улиц. В вечернее и ночное время город плохо освещался фонарями, укрепленными на деревян¬ ных неуклюжих столбах; в среднем на улицу приходилось в 1840 г. по 9—10 таких фонарей. Еще и в середине века сами власти считали, что в летние месяцы город мог обходиться вообще без уличного освещения, московские улицы кое-как освещались лишь с 15 августа по 15 апреля. Городские средства передвижения в 1840 г. насчитывали свыше 12 тыс. разных колесных экипажей (прежде всего дрожки, затем кареты и коляски, гораздо менее фаэтоны и кабриолеты) и примерно столько же саней и прочих зимних экипажей. Тяжести, грузы, товары перевозили на роспусках(дроги)и дровнях. 4 1. Вид Николаевского вокзала и Каланчевской площади. Литография по рисунку И. Шарлеманя. 1850-е ГГ. 2. Первая железная дорога из Петербурга в Москву. Лубок. 1852 г. 3. Закладка нового металлического моста. Художник К. Гампельн. 1838 г. 4. Императорский почтамт на Мясницкой ул. Литография. 1825 г. 3
МОСКВА 40-50 X ГОДОВ 232 НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ МОСКВЫ Главными центрами науки в дореформенной Москве были прежде всего Московский университет и прочно с ним связанные немногие научные общества. Университет с 1804 г. состоял из четырех отделений (факультетов): нравственных и политических наук, физических и математических наук, врачебных, или медицинских, наук, словесных наук. Срок обучения был трехлетним; на деле значительная часть студентов полный курс проходила за четыре года пребывания в университете. Несмотря на недоверчивое отношение властей к благонадежности высшего образования, постоянное опасение с их стороны вольномыслия профессуры и студенчества, несмотря на скудные средства, которые казна отпускала, за первую половину XIX в. Московский 2
МОСКВА 40-50-Х ГОДОВ 233 университет заметно вырос и окреп. В конце XYIII в. в нем было немногим более 100 студентов, в 1825 г. их числилось 876, к 1848 г. число студентов достигло 1168. Это не нравилось Николаю I, и он предписал сократить число студентов до «установленного комплекта» в 821 человек. Медики составляли до 40% всех студентов, юристы — около 30, математики — не свыше 10%. По социально-сословному составу около половины всех студентов были разночинцами. Демократическую атмосферу в среде учащихся отмечали многие современники. Учившийсяв Московском университете с 1832 по 1835 г. К. С. Аксаков (один из участников кружка Н. В. Станкевича) писал: «... человек здесь не аристократ и не плебей, не богатый и не бедный, а просто человек. Такое чувство равенства в силу человеческого имени давалось университетом и званием студента». «Наш университет в Москве,— вспоминал писатель И. А. Гончаров, учившийся в нем в 1831 —1834 гг.,— был святилищем не для одних нас, учащихся, но и для наших семейств и для всего общества. Образование, вынесенное из университета, ценилось выше всякого другого. Москва гордилась своим университетом, любила студентов, как будущих самых полезных, может быть, громких, блестящих деятелей общества. 1. Московский университет (вид через р. Неглинную). Архитектор М. Казаков. 1786— 1793 гг. Литография с акварели конца XVIII в. После пожара 1812 г. перестроен Д. Жилярди 2. Т. Н. Грановский. Художник П. Захаров. 1845 г. Копия 3. М. Г. Павлов. Художник В. Тропинин. 1840-е гг. 4. Н. И. Пирогов. Литография. 1850-е гг. 5. С. М. Соловьев. Литография. 1850-е гг. 6. Титульный лист первого тома книги С. М. Соловьева «История России с древнейших времен». Москва, 1851 г.
МОСКВА 40 - 50 X ГОДОВ 234 Студенты гордились своим званием и дорожили занятиями, видя общую к себе симпатию и уважение. Они важно расхаживали по Москве, кокетничая своим званием и малиновыми воротниками. Даже простые люди, и те, при встречах, ласково провожали глазами юношей в малиновых воротниках». Из университетских профессоров виднейшие места в истории русской науки и культуры заслуженно заняли естествоиспытатели А. М. Филомафитский, М. Г. Павлов, К. Ф. Рулье, Г. Е. Щу- ровский, Ф. И. Иноземцев, И. Е. Дядь- ковский; историки, филологи и юристы Т. Н. Грановский, С. М. Соловьев, Н. И. Надеждин, Ф. И. Буслаев, О. М. Бодянский, Б. Н. Чичерин. С 1835 г., когда в университете учреждены были две новые кафедры (одна— русской истории, другая—истории и литературы славянских наречий), стали шириться связи московских ученых — филологов, историков — с зарубежными южными и западными славянами— болгарами, сербами, чехами, словаками и др. При организации в начале 1836 г. кафедры истории и литературы славянских наречий тогдашний попечитель Московского университета граф С. Г. Строганов приглашал занять ее великого чешского и словацкого ученого П. И. Шафарика. НоП. Шафарик остался на своей родине. Кафедру истории и литературы славянских наречий занял проф. О. М. Бодянский, один из основоположников славяноведения в России. Профессор Московского университета историк М. П. Погодин и его московские друзья в течение многих лет вели переписку со славянскими учеными. Они оказывали материальную поддержку П. Шафарику и В. Караджичу. Знаменитый труд П. Шафарика «Славянские древности» был переведен на русский язык профессором О. М. Бодянским и издан на средства М. П. Погодина. В 1846 г. Общество истории и древностей российских при Московском университете избрало своим почетным членом поэта и государственного деятеля, владыку черногорского П. Негоша. В своем письме в Общество П. Негош восторженно выразил чувства горячей симпатии южных славян к сердцу России—Москве: «Благодарю Москву за внимание, за то, что она вспомнила о своем искреннем поклоннике, обитающем на краю Славянского мира, за то, что она не забыла атома, но атома, который ей принадлежит по всему... О, сколь Москва восхищает меня! Москва—священная скиния великого народа, в которой воспитывается завет нашего величия... Я ее преданный сын, я ее поклонник, я верный поклонник блистательной славы родного племени... Я Москвы не видал... но она у меня всегда перед глазами: то вижу ее пылающею жертвой на алтаре великого народа; то 2
МОСКВА 40-50-Х ГОДОВ 235 вижу ее возрождающеюся из пепла, подобно фениксу; то вижу священный Кремль... Вот единственный круг в мире, где душа черногорца может торжествовать и открывать свое прямое чистосердечие по чувству одноплеменное™!» В Московском университете учились болгарские писатели и общественные деятели Любен Каравелов и Райко Жинзифов. В 1819 г. в Москве побывал выдающийся сербский ученый и просветитель В. С. Караджич. Знаменитый чешский поэт и публицист Карел Гавли- чек-Боровский жил здесь в 1843 — 1844 гг. В Москве начинал свою просветительскую революционно-демократическую деятельность серб Светозар Маркович. Московский университет имел свои «Ученые записки», многие профессора выступали в качестве издателей и редакторов различных научных периодических органов (И. А. Двигубский издавал «Новый магазин естественной истории, физики, химии и сведений экономических», М. Г. Павлов — журнал «Русский земледелец», А. А. Иовский — «Вестник естественных наук и медицины», М. П. Погодин — «Русский исторический сборник», Н. Г. Фролов — «Магазин землеведения и путешествий» и др.). Нередко университетские профессора являлись издателями и редакторами крупных журналов. Публичные (открытые для публики) курсы лекций, с которыми выступали многие университетские профессора, пользовались большим успехом. Особенно привлекали слушателей курсы по всеобщей истории Т. Н. Грановского, курсы физики П. И. Страхова, сельского хозяйства и агрономии—М. Г. Павлова и Я. А. Линовского. Подобные лекции в Москве уже с первых лет XIX в. стали посещать и женщины. В. Г. Белинский имел основание опубликовать в 1839 г. такое веское обобщающее суждение о научной значимости университета: «Московский университет—единственное высшее учебное заведение в России; он не знает себе соперников; у него есть история, потому что для него всегда существовало органическое развитие. В Московском университете есть дух жизни, и его движение, его ход к усовершенствованию так быстр, что каждый год он уходит вперед на видимое расстояние». От университета отпочковались и деятельно трудились научные общества: Московское общество испытателей природы (оси. в 1805 г.; существующее и ныне, это общество является старейшим из научных обществ СССР); Общество истории и древностей российских при Московском университете (оси. в 1804 г.); Общество любителей российской словесности при Московском университете (осн. в 1811 г., действовало до 1930 г.). Великой заслугой последнего общества в развитии русской культуры была поддержка трудов писателя и лексикографа В. И. Даля по составле¬ нию словаря и, наконец, издание далев- ского Толкового словаря живого великорусского языка (1863—1866 гг.). Важная роль в истории русской сельскохозяйственной науки и в проведении опытов по усовершенствованию отечественного земледелия и животноводства принадлежала Московскому обществу сельского хозяйства. Оно было учреждено в 1819 г. по инициативе помещиков — сторонников рационального улучшения земледелия и скотоводства. Их интересовала плодопеременная система, которая могла бы со временем сменить трехполье, применение удобрений, механизмов и машин в сельском хозяйстве. Общество издавало «Земледельческий журнал», «Журнал сельского хозяйства и овцеводства», устроило опытный агрономический хутор на окраине Москвы, в Бутырках, организовывало выставки овец и шерсти, лошадей и крупного рогатого скота, семян, цветов, овощей и фруктов. Профессора Московского университета М. Г. Павлов и Г. И. Фишер фон Вальдгейм руководили научио- агротехническими опытами и начинаниями этого общества. 1. Интерьер квартиры профессора А. М. Фило- мафитского. Художник Н. Под ключников. После 1835 г. 2. В Оружейной палате. Художник Н. Бурдин. 1846 г. 3. Лазаревский институт восточных языков. Архитекторы И. Подъячев, Т. Простаков. 1815— 1816 гг. 3
ТЕАТРАЛЬНАЯ И МУЗЫКАЛЬНАЯ МОСКВА МОСКВА 40—50-Х ГОДОВ 236 Долго в дореформенной Москве не существовало казенного (государственного) театра. Театральная жизнь шла на так называемых благородных домашних сценах, где любители из дворян обычно по зимам устраивали спектакли для избранной, приглашенной немногочисленной публики. Другим средоточием театрального искусства были «крепостные» театры. Славились в те годы и театральные затеи, литературные вечера, выступления приезжих иностранных и русских артистов в домах Всеволожского, Архарова, Апраксина, на Арбате, Поварской, Никитской, Остоженке. С 1806 г. в Москве появилась постоянная казенная труппа; переход ее в новое здание и открытие в нем спектаклей признается обычно за дату основания Малого театра в Москве—14 октября 1824 г. В 1840 г. Малый театр был перестроен и расширен (до 900 мест) архитектором К. А. Тоном. В репертуаре театра были такие шедевры, как комедия А. С. Грибоедова «Горе от ума», пьесы А. Н. Островского, трагедии В. Шекспира сП. С. Мочаловым и М. С. Щепкиным, П. М. Садовским, В. И. Живокини в главных ролях. Знамениты были «крепостные» театры графов Шереметевых в Кускове и Останкине, князя Юсупова в Архангельском. Из известных нам 103 «крепостных» театров, существовавших в первые десятилетия XIX в., 53 находились б Москве и в подмосковных усадьбах богатых и знатных дворян. Из крепостных людей вышли такие известные деятели русской сцены, как М. С. Щепкин, П. И. Ковалева (Шереметева в замужестве), Т. В. Шлыкова (по сцене — Гранатова), сыном крепостных артис- 2 1. Эскиз декорации П. Гонзаги, использовавшейся в крепостном театре в Архангельском для постановки итальянских опер 2. II. И. Ковалева-Жемчугова — крепостная актриса. Художник Н. Аргунов. 1802—1803 гг. 3. Т. В. Шлыкова-Гранатова — крепостная актриса. Художник Н. Аргунов. 1789 г. 4. Афиша московских театров 5. М. С. Щепкин. Акварель А. Добровольского. 1639 г. 6. Е. С. Семенова в роли Клитемнестры. Художник О. Кипренский 7. И. В. Сальников—крепостной актер. Рисунок П. Соколова г ж ЖШ г, 1 Jfflpjiii fllrfj 1 гЦ Hr ^ • 11 :j hil I 11 1 - fli H m Mf J Hi Mjt i 1 [ jey
МОСКВА 40 — 50-Х годов 237
МОСКВА 40 — 50-Х ГОДОВ 238 тов был знаменитый трагик П. С. Мочалов. Только в 1822 г. уже хорошо известный публике по игре в провинции (Курск, Харьков, Полтава, Тула) крепостной актер М. С. Щепкин и его семья получили вольную. Многие писатели, артисты, художники, зрители собрали требуемые большие деньги и выкупили артиста на волю. С этого времени и до своей смерти в 1863 г. М. С. Щепкин постоянно играл на сцене Малого театра. Велика также его роль в создании прочных основ отечественного сценического реализма. Он дал первые истолкования на русской сцене ведущих образов драматургии Грибоедова, Гоголя, Пуш¬ кина, Сухово-Кобылина, Тургенева, Островского. Он играл в драмах Шекспира и в комедиях Мольера. Очень метко выразил А, И. Герцен значение Щепкина для судеб русского театра: «Он был великий артист, артист по призванию и по труду. Он создал правду на русской сцене, он первый стал нетеатрален на театре...» Рядом со Щепкиным блистал в Малом театре П. С. Мочалов. Москвич по рождению, друг историка Т. Н. Грановского, поэта А. В. Кольцова, актера И. В. Самарина, Мочалов явился выразителем революционно-героического романтизма на русской сцене. Образы, созданные Мочаловым,— Чацкий, Гам¬ лет, Отелло — звали к протесту против зла, против равнодушия и косности, низости и предательства, к защите сил добра и возвышенных чувств. В мрачные годы николаевской реакции такие образы имели большое прогрессивное общественно-воспитательное значение. Важным общественным событием стала первая постановка на сцене Малого театра 27 ноября 1831 г. комедии «Горе от ума» Грибоедова, где в роли Чацкого выступал Мочалов, а Фамусова— Щепкин. Вдохновенным пропагандистом творчества Мочалова, защитником его от нападок реакционных писак был В. Г. Белинский. Статья великого критика ««Гамлет». Драма Шекспира. Мочалов в роли Гамлета», напечатанная в журнале «Московский наблюдатель» в 1838 г., была восторженно принята передовыми людьми всей России. В проникновенных словах выразил Герцен в 1863 г. значение двух великих артистов: «Щепкин и Мочалов, без сомнения, два лучших артиста изо всех виденных мною в продолжение тридцати пяти лет и на протяжении всей Европы. Оба принадлежат к тем намекам на сокровенные силы и возможности русской натуры, которые делают незыблемой нашу веру в будущность России». В январе 1825 г. в Москве было открыто новое здание Большого (Петровского) театра, построенное О. И. Бове по проекту А. А. Михайлова и предназначенное прежде всего для оперных и балетных спектаклей.
МОСКВА 40 —50 Х ГОДОВ 239 Могкпл. & sS/r/wyt /у//и //lv/f/на f 18*25. МОСКВА. иъ ТИПОГРАФ III Л и ГУС ТА С К МП II Л, ,1ИИ U MllJ I'A'101'ClSOll Л1 | Д.1М1-\ИП1'|п и I кои л,.,,,,*,,,. Сочи М. А. А М И Т Р / Е а А. М УЗЫКА: ГИМНА СЪ П РПЦ АД ЛЕЖА U} II М Ъ КЪ НЕМУ ХОРОМ!» А. И. BE Р СТО DC К А Г 0, перодго и иосдЬдндго хора A. A. AJ/1ЬЬЕ В А Торжество Мг^п® СП piMOCAO 11а ОТКРЫТИЮ ИШ1ЕГЛТ0КК;УГ0 МоСкош'клго Театра. ТОРЖЕСТВО МУЭЪ. п р о д о г ъ И Л ОТк 1»-Ы Т I г. ИМП ЕР АТОРСКАГО 31 О С К О В С К А Г О TEAT V А. На открытии театра исполнялся пролог «Торжество муз» М. А. Дмитриева на музыку А. Н. Верстовскогои А. А. Алябьева,— пролог, объединивший все виды театрального искусства — драматический, оперный и танцевальный. Большим успехом пользовалась романтическая опера Верстовского «Аскольдова могила». С 30—40-х годов началась балетная слава театра. Знаменитая Е. А. Санков- ская была великолепной исполнительницей заглавной роли в балете «Жизель». Современники называли Санковскую «душой московского балета». Первой из московских балерин она в 1846 г. с большим успехом гастролировала в Западной Европе. Признательная московская общественность в лице студентов Московского университета увенчала Санковскую золотым венком. В 40-х годах на сцене театра были поставлены оперы «Иван Сусанин» и «Руслан и Людмила» великого М. И. Глинки. Эти произведения положили начало новой эпохе в истории русской музыки. В дореформенное время на сцене этого театра шли также трагедии, комедии, водевили. В 1853 г. здание театра сгорело, остались лишь наружные стены; восстанавливал его архитектор А. К. Кавос. Спектакли возобновились в августе 1856 Г. Б первой половине века Москва славилась и «бытовой музыкой»—в ней звучали романсы А. А. Алябьева, з А. Е. Варламова, А. Л. Гурилева. Первоначально создававшиеся для камерного исполнения в музыкальнолитературных салонах и дружеских кружках Москвы, многие из этих романсов вскоре распространялись по всей России; они прочно вошли в русскую музыкальную культуру. Романс Алябьева «Соловей» стал классической вещью мирового вокального репертуара. Композитор Ф. Лист переложил тему этого романса для фортепьяно. В опере Д. Россини «Севильский цирюльник» романс Алябьева стал вставным номером в партии Розины. Московская камерная «бытовая музыка» вышла в большой мир. 1. М. И. Глинка. Рисунок неизвестного художника. 1843 г. 2. Большой (Петровский) театр в Москве. Литография по рисунку А. Пере. 1825 г. 3. А. Е. Варламов. Литография. 1843 г. 4. А. А. Алябьев. Художник П.Андреев. 1844 г. 5. «Торжество муз», программа представления на открытии Большого (Петровского) театра в 1825 г. 5
МОСКВА 40—50-Х ГОДОВ 240 РАЗВЛЕЧЕНИЯ, ОТДЫХ, НАРОДНЫЕ ИГРЫ Излюбленными местами отдыха и пеших прогулок в Москве были в будние дни для «чистой публики» (прежде всего для дворян) разбитый у стен Кремля Александровский сад и Петровский парк, который окружал Петровский дворец. Для простонародья, мещан, купечества местами гуляний в праздничные дни, разных публичных состязаний, игр и зрелищ служили Сокольники, Марьина роща, Девичье поле, Новинское, а также амфитеатр за Рогожской заставой. Зимой устраивали катание на санях с ледяных гор. Катальные горы были в Китай-городе, особенно же на более высоких и в то же время пологих берегах Москвы-реки и Яузы. На льду рек разыгрывались сцены старинной потехи— кулачные бои. По набережной Мос- квы-реки в теплое время года, а зимой по льду реки катались верхом на резвых конях или в маленьких санях. На масленой неделе (в преддверии весны) строили на Москве-реке балаганы для комедий, потешные горы для катания. В мае многолюдны были гулянья в Сокольниках. Играли на рожках тверские ямщики, они искусно подражали голосам разных певчих птиц; выступали потешники, кукольники, раешники. Сохранилось немало воспоминаний совре- 1. Масленичное народное гулянье на Девичьем поле. Художник А. Рябушкин. 1882 г. 2. Санные гонки в Петровском парке. Неизвестный художник. 1840-е гг. 3. Пикник под Москвой. Неизвестный художник. 1-я половина XIX в. Фрагмент 4. Здание Благородного собрания. Литография. Середина XIX в. 5. Купцы,играющие в шашки. Художник В. Астрахов. 1857 г. 2
МОСКВА 40—50-Х ГОДОВ 241 менников О ГУЛЯНЬЯХ ПОД НОВИНСКИМ В зо—40-х годах. Одно из них запечатлел ПОЭТ Е. А. Баратынский в поэме «Цы- ганка»: Там одноколки, застучав, С потешных гор летят стремглав. Своими длинными шестами Качели крашеные там Людей уносят к небесам. Волшебный праздник довершая, Меж тем, с веселым торжеством, Карет блестящих цепь тройная Катится медленно кругом. Другое воспоминание принадлежит купцу Н. П. Вишнякову: «Бывало, на масленице под Новинским валом валила толпа... В воздухе стон стоял. Во все горло выкликали свой товар разносчики... десятки хриплых шарманок раздирали слух. Вертелись карусели, лошадки. В балаганах разыгрывались пантомимы, показывались... зверинцы, работали фокусники. На балконы балаганов выходили смешить народ паяцы, арлекины и коломбины в легких костюмах, мало гармонировавших с суровой февральской и мартовской погодой. Немало, я думаю, этих бедных лицедеев унесло в вечность воспаление легких!.. Балаганы были переполнены, благодаря дешевым ценам. Сюжеты спектакля были обыкновенно патриотически-военного характера...» 5
МОСКВА 40—50-Х ГОДОВ 242 щ щ 1 эз щ J :#Vv
МОСКВА 40-50-Х ГОДОВ 243 Непременной частью народных гулянии были представления медвежьей комедии с сатирическими программами. Широко бытовал в Москве и народный кукольный театр Петрушки. «Петрушечники» со своей кукольной комедией расхаживали в праздничные дни повсюду, где было стечение народа. Диалоги между кукольными героями были заимствованы в основном от скоморохов XVII в. Хорошо знающий московский быт литератор-чиновник П. Ф. Вистенгоф в своей книге «Очерки московской жизни» (1842 г.) оставил колоритные, сочные зарисовки весенних и летних гуляний в разных местах Москвы в 40-х годах. Первое гулянье с наступлением весны, по его словам, обычно открывалось в воскресенье, за неделю до пасхи: «Оно бывает в экипажах по главным московским улицам, прилегающим к Кремлю и вокруг самого Кремля». Центром гулянья служила Красная площадь. «Тут цепи карет тянутся иногда в шесть рядов; между ними рисуются верхами московские молодые денди». Такое пышное, торжественно-медлительное катание, рассчитанное на то, чтобы «себя показать и людей посмотреть» , длилось до сумерек в хорошую погоду. Дворянская и чиновная публика любила красоваться на этом гулянье. В пасхальную неделю «простой народ веселыми толпами, в праздничных одеждах, при неумолкаемом звоне колоколов, валит под качели, устроенные на Новинском валу». В семик (народный праздник, повсеместно в старой России справляемый на седьмой неделе после пасхи) происходило «многолюдное гулянье в Марьиной роще. Им оканчиваются большие годовые гульбища, и лучшее общество начинает редеть, потому что многие уезжают в деревни и на дачи». Но зато в летние месяцы оживали разные «частные гулянья»: травля медведей за Рогожской заставой, гулянья и увеселения на городских бульварах и в пригородных садах и парках. «На этих гуляньях портнихи, швеи, цветочницы, купцы, приказные составляют большую часть публики; в нескольких местах прекрасного сада играет полковая (военная) и инструментальная музыка, поют русские песельники и цыгане, на воде катаются в лодках и пускают фейерверки». «Летом бывают также конские скачки на устроенном для сего беге, куда собирается множество жителей всякого звания». Подобные гулянья и развлечения в положенные дни теплого времени года держались в московском быту почти до начала нашего века. Живые, художественные описания их оставили А. П. Чехов и В. А. Гиляровский. Гулянье в Марьиной роще. Неизвестный художник. 1840-е гг.
МОСКВА 40 - 50-Х ГОДОВ 244 1 1. О. А. Кипренский. Автопортрет в полосатом халате. 1828 г. 2. На пашне. Весна. ХудожникА. Венецианов. 1820-е гг.
МОСКВА 40 —50-Х годов 245 ХУДОЖНИКИ И ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ В первой половине XIX в. в Москве жили и плодотворно работали многие прославленные художники. Среди них такие выдающиеся мастера, как A. Г. Венецианов, О. А. Кипренский, B. А. Тропинин. Кончив курс в петербургской Академии художеств, В. А. Тропинин с 1804 г. и до конца своей жизни творил в Москве. Крепостной художник, получивший свободу только в 47 лет, он стал родоначальником московской реалистической школы живописи. Им создано несколько сот полотен. Его знаменитая «Кружевница» — это не покорная крепостная девушка, а свободная,гордая,прекрасная горожанка. Вершиной творчества Тро- пинина были портреты, особенно портрет А. С. Пушкина, где великий поэт изображен таким, каким он был в жизни. В Москве родился и написал свои первые картины А. Г. Венецианов, в работах которого многообразно и с большой теплотой была раскрыта поэзия народной жизни. В 1850 и 1854 гг. на московских художественных выставках были представлены картины П. А. Федотова. Социально-обличительные мотивы творчества Федотова произвели огромное впечатление на молодых художников, которые зачитывались критическими статьями В. Г. Белинского. Особенно плодотворно это влияние сказалось на работах П. М. Шмелькова, а позднее В. Г. Перова. Начало художественного образования в Москве связано с основанием Строга- новской школы рисования в 1825 г. Создателем школы явился молодой графС. Г. Строганов, впоследствии известный ученый-нумизмат и попечитель (в 30—40-х годах) Московского университета. С 1843 г. эта школа стала казенной (государственной). Любители искусства и его покровители (меценаты) в 1832 г. положили начало трудам Московского художественного общества. В московском журнале «Телескоп» был в 1831 г. опубликован «Проект Эстетического музея» при Московском универ¬ ситете. Проект, составленный профессором С. П. Шевыревым, представила московским властям писательница и хозяйка одного из литературно-музыкальных салонов 20-х годов княгиня 3. А. Волконская. «Желательно бы было,— читаем в проекте,— чтоб изящные искусства не ограничивались одними мастерскими художников, но вошли бы непосредственно в круг общественного воспитания и образовали бы в народе чувство эстетическое». Смелая инициатива общественности встретила холодный прием со стороны царской администрации; к реализации проекта так и не приступили. В 30-х годах при Московском художественном обществе открыли художественный класс. Позднее, с 1843 г., он именовался Московским училищем ЖИВОПИСИ и ваяния. С этими художественно-образовательными начинаниями тесно связаны творческие биографии замечательных московских мастеров — художника В. А. Тропининаи скульптора И. П. Витали. В 40—50-х годах в училище обучались П. М. Шмель- 2
МОСКВА 40—50-Х годов 247 ков, А. К. Саврасов, И. И. Шишкин, В. Г. Перов, И. М. Прянишников, позднее В. Е. Маковский и др. Юного Прянишникова—сына калужского купца, вышедшего из крестьян, родные по традиции отдали «в люди», в службу и учение к московскому чаеторговцу Волкову. Он сумел увидеть дарование в «малом» и помог Прянишникову поступить в Московское училище живописи и ваяния, тем самым открыв для него путь в русское искусство. В атом училище в середине прошлого века обстановка была весьма демократичной. С благодарностью вспоминал В. Г. Перов в своем мемуарном повествовании «Наши учителя» о близости между ху- дожниками-педагогами и учащимися. Вот как характеризовал Перов среду своих товарищей по училищу: «... все мы сходились, съезжались... не только из разных углов и закоулков Москвы, но, можно сказать без преувеличений, со всех концов великой и разноплеменной России...» Москва с ее трудовым торгово-промышленным людом давала молодым питомцам училища богатый, колоритный материал. Имея в виду Москву, Прянишников восклицал в автобиографии: «... где вы найдете в России такие типы, тут и Островский, и Гоголь, и Тургенев, и Толстой—все собрано воедино... Смотри и наблюдай за нашей чисто русской жизнью... для нас, жанристов , Москва — клад...» В «темном царстве» купеческого люда, в массе, занятой наживой, деланием денег, заботами чистогана, выдвигались отдельные лица, проявлявшие интерес к образованию, к участию в общественной деятельности, к журналистике, живописи, коллекционированию книг, древних рукописей, картин, старинных вещей и монет. Собирали памятники старины и древнего искусства некоторые писатели, представители образованного дворянства. Среди московских коллекционеров того времени славились П. Ф. Карабанов (изделия прикладного и декоративного искусства), А. Д. Чертков (книги о России и древние монеты), С. Г. Строганов (древние монеты). Иконы собирали И. В. Стрелков, упомянутый нумизмат граф Строганов. Древние рукописи сосредоточивались в коллекциях москвичей: богатого купца И. Н. Царского, князя М. А. Оболенского; старопечатные книги — у выходца из духовного сословия В. М. У идольского. У поэта князя И. М. Долгорукова и у писателя и историка Н. Д. Иванчииа-Писарева сформировались ценные собрания эстампов, гравюр, лубочных картинок, рисунков. Давно говорили в московских кругах любителей и ценителей искусства о создании большого публичного (т. е. Сватовство майора. Художник П. Федотов. 1848 г.
МОСКВА 40 — 50-Х годов 249 общедоступного для обозрения) художественного музея. Однако в дореформенной Москве такой музей не был открыт. Между тем отдельные ценители живописи стали составлять у себя весьма значительные собрания картин русских и западноевропейских художников. Такие собрания имелись в 50-х годах XIX в. у купцов В. А. Кокорева, К. Т. Солдатенкова. В середине 50-х годов начал собирать работы художников русской школы просвещенный ценитель и знаток искусства купец-меценат П. М. Третьяков. Его коллекция картин и других произведений изобразительного искусства положила начало будущей всемирно известной Третьяковской художественной галерее. 1. В. А. Тропинин. Автопортрет на фоне окна с видом на Кремль. 1844—1846 гг. 2. Кружевница. Художник В. Тропинин. 1823 г. 3. Старик-ямщик, опирающийся на кнутовище. Художник В. Тропинин. 1820-е гг. Этюд АРХИТЕКТУРА ГОРОДА К СЕРЕДИНЕ ВЕКА В первое десятилетие XIX в. в московском зодчестве преобладали традиции русского классицизма. Продолжали творить выдающиеся представители этого стиля: М. Ф. Казаков, Е. С. Назаров, И. В. Еготов. Большой популярностью пользовался И. Жилярди, творения которого дошли до нас в перестроенном виде (главным образом его сыном Д. Жилярди). Лучшим созданием Казакова в это время явилось величественное и простое здание огромной городской больницы, завершенное в 1801 г. на средства князя Д. М. Голицына, имя которого она долго носила. Именно это сооружение оказало большое воздействие на московскую архитектуру первой половины века. Купол этой больницы послужил образцом для многих зодчих. Воздействие Казакова заметно в ясном и строгом ансамбле Странноприимного дома (филантропическое заведение, совмещавшее в себе богадельню — приют для престарелых — и больницу) на Садовой улице, построенного Е. С. Назаровым в 1807 г. на средства графа Н. П. Шереметева. Видны казаковские приемы и в здании Военного госпиталя (архитектор И. В. Еготов). Именитые московские архитекторы н многие безвестные мастера способствовали тому, что Москва оставалась одним из красивейших городов государства. Но опустошительный пожар 1812 г. и разрушения, причиненные войсками Наполеона, как уже отмечалось, привели Москву в ужасное состояние. Для обеспечения должного качества восстановительных работ была создана в 1813 г. специальная организация—Комиссия для строений в Москве. С 1814 г. главным архитектором города стал О. И. Бове, без его участия или контроля не строилось ни одно здание Москвы. Большое значение в осуществлении застройки Москвы после пожара и создании ее нового облика наряду с О. И. Бове имела деятельность Д. И. Жилярди и А. Г. Григорьева, «блестяще развивших направление, подготовленное Казаковым». Немалый след в строительстве Москвы и ее окрестностей оставили также Ф. М. Шестаков, Е. Д. Тюрин, И. Л. Мироновский, А. С. Кутепов, А. Н. Бакарев и другие архитекторы того времени. Крупные строительные работы были проведены в центре города: ликвидированы древние рвы и земляные укрепления у стен Кремля и Китай-города; воды реки Неглинной заключены в подземную трубу; каналы и бассейны, сооруженные в конце XVIII в., засыпаны, а их бывшая территория благоустроена. Была реконструирована Красная площадь; 3
МОСКВА 40—50-Л ГОДОВ 251 снесены многие старые лавки, загромождавшие пространство вокруг Василия Блаженного; старые торговые ряды получили новое архитектурное оформление. Вдоль Кремлевской стены на месте русла реки Неглинной в 1820— 1823 гг. был разбит Кремлевский сад (с 1856 г.— Александровский), ставший украшением центра Москвы. Над оформлением сада работали известные зодчие: по проекту Е. Паскаля была отлита нарядная чугунная решетка с воротами; архитектор Ф. М. Шестаков дополнил композицию, создав по своему проекту ограду и ворота со стороны Манежа; О. И. Бове построил грот у Арсеналь ной башни. В 1817 г. было в основном закончено сооружение здания Манежа (по проекту А. А. Бетанкура). Это громадное здание вместе с восстановленными Д. Жилярди в 1817—1819 гг. постройками Московского университета завершило формирование торжественного ансамбля Манежной площади. В начале 30-х годов был создан целостный комплекс Театральной площади, над ним работала группа архитекторов во главе с О. И. Бове. В центре ансамбля величественное здание Петровского (Большого) театра (зодчие—Михайлов- второй и Бове), увенчанное скульптур- 1. Оружейная палата. Архитектор К. Тон. 1844—1851 гг. Фрагмент фасада 2. Здание Опекунского совета (на Солянке). Архитекторы Д. Жилярди, А. Григорьев. 1823 — 1826 гг. Литография середины XIX в. 3. Манеж. Архитекторы А. Бетанкур, А. Кар- бонье, О. Бове. 1817—1825 гг. Фрагмент антаблемента 2
МОСКВА 40—50-Х ГОДОВ 252 ной группой — Аполлон в колеснице, запряженной четверкой коней. Слева и справа от Большого театра были возведены дома генерала Полторацкого (ныне Центральный детский театр) и купца Варгина (Малый театр). Тогда же велись работы по разбивке Тверской и Страстной площадей, завершилось оформление Калужской, Серпуховской площадей. Одним из архитектурных шедевров того времени стали названные уже Триумфальные ворота, воздвигнутые в 1827—1834 гг. Бове. Велико было и их градостроительное значение — они стояли у Тверской заставы, оформляя въезд в Москву и давая начало центральной магистрали— Тверской улице, завершавшейся на противоположном конце древними Воскресенскими воротами Китай-города. В первой половине века продолжалось возведение новых и перестройка старых подмосковных усадеб. Среди них— знаменитая усадьба Голицыных в Кузьминках, созданная ПО Проектам Д. Жилярди при участии А. Г. Григорьева, и Марфино — одно из самых романтиче¬ ских мест Подмосковья (архитектор М. Д. Быковский). Среди жилых построек того времени особо выделяются дом Селезневых на Пречистенке, построенный архитектором А. Григорьевым, чьи произведения отличались не только совершенством архитектурных форм, но и особенной лиричностью, и дом Луниных на Никитском бульваре, автором которого был Д. Жилярди, уделявший большое внимание декоративному оформлению своих творений. В 30—50-х годах XIX в. под руководством архитектора К. А. Тона было осуществлено строительство Большого Кремлевского дворца и Оружейной палаты. Дворец отличается простотой и строгостью форм, единственное его украшение— каменные наличники окон, в 1. Медаль в память строительства Большого Кремлевского дворца. Серебро 2. Большой Кремлевский дворец. Архитектор К. Тон. 1838—1849 гг. 3. Здание Сената. Архитектор М. Казаков. 1776-— 1787 гг. Фрагмент Круглого (Белого) зала 2 3
МОСКВА 40—50-Х ГОДОВ 254 оформлении которых явственно проступают мотивы древнерусской резьбы. В здании Оружейной палаты, предназначенной для хранения государственных регалий и ценностей, Тону удалось удачно сочетать пышность архитектурных форм с внутренними конструкциями, обеспечивающими необходимые размеры, высоту стен и освещенность помещений для музея. В середине века наряду с парадными зданиями, сохранявшими облик дворянской Москвы, все больше появлялось сравнительно простых построек. Часто такие постройки не отличались большим вкусом, особенно дома обывателей и купцов в Замоскворечье. К жилым деревянным зданиям там пристраивались каменные магазины и хозяйственные помещения, что не способствовало созданию красивого внешнего вида. Удобство расположения и использования — характерные черты купеческих и мещанских домов. Искусство классической архитектуры клонилось к упадку. 1. Водоразборный фонтан на Лубянской площади. Скульптор И. Витали. 1835 г. Деталь 2. Монетный двор у Воскресенских ворот. Фрагмент фасада 3. Знание Опекунского совета. Интерьер вестибюля 4. Главные ворота Александровского (Кремлевского) сада. Архитектор Е. Паскаль. 1820—- 1822 гг. 2 3
МОСКВА НАКАНУНЕ ОТМЕНЫ КРЕПОСТНОГО ПРАВА В РОССИИ 256 Москва накануне отмены крепостного права в России После окончания Крымской войны жизнь в Москве внешне пошла по прежнему руслу. Хлебом-солью встретили москвичи героев-севастопольдев. Московские помещики и купцы устраивали балы, приемы в честь, славных участников войны. По воспоминаниям современников, Москва давно не знала такого веселья. Между тем прежней привольной барской жизни приходил конец. В городе шла напряженная и тревожная жизнь — дворовые крепостные упорно говорили об освобождении крестьян, произвольно толковали царские указы. Московские помещики с нараставшим страхом сообщали друг другу о все более грозных волнениях крепостных в своих имениях. В кругах московской демократической интеллигенции, особенно среди студенчества, кипели бурные споры о путях преобразования страны. Разночинная среда жадно впитывала революционно- демократические идеи Герцена, Добролюбова, Чернышевского. Студенты университета в лавках букинистов «покупали журналы за старые годы, вырезали из них статьи Белинского, Чаадаева, Искандера (Герцена), Салтыкова, Досто- евского и других писателей... Статьи в стихах или в прозе, в которых затрагивался крестьянский вопрос, собирались всеми с особенным старанием». Московский генерал-губернатор доносил весной 1858 г., что 17 студентов, захваченные идеями социализма, взяли заграничные паспорта для того только, чтобы привезти из-за границы сочинения Герцена. Однако демократически настроенные круги в Москве не имели своего печатного органа, подобного «Современнику» в Петербурге. Б московской печати либералы задавали тон. Преисполненные доверия к новому императору, они возлагали надежды на постепенные реформы. ЖМ'Н.иЪ ЗШШШ.1Ш11 Л: I. АТЕНЕЙ, Ж Т Г М А 4 Ъ 2 кратко, СОВРЕМЕННОЙ ШПОРЮ ЛИТЕРАТУРЫ. № 18. 3 IHJ*. I
МОСКВА НАКАНУНЕ ОТМЕНЫ КРЕПОСТНОГО ПРАВА В РОССИИ 257 В дни коронационных торжеств в Москве в августе 1856 г. правительство предприняло секретную попытку поставить вопрос о ликвидации крепостных отношений, но встретило сочувствие только со стороны предводителей дворянства литовских губерний. Власти ожидали от Москвы проявления решающей инициативы, но московское дворянство всячески затягивало подачу адреса с просьбой об образовании Комитета по крестьянскому вопросу. Тогда министерство внутренних дел прямо намекнуло московскому генерал- губернатору, что пора прервать молчание. В январе 1858 г. был наконец подписан всеподданнейший адрес с выражением готовности московского дворянства «содействовать благим намерениям августейшего монарха». Московский губернский комитет по крестьянскому вопросу начал свою деятельность лишь в апреле 1858 г., когда этот вопрос уже давно обсуждался и в отдельных дворянских салонах, и в рукописных проектах, и в печати. Либеральную позицию с более или менее последовательной буржуазной программой реформы занял журнал московских западников «Атеней». Новые органы — «Сельское благоустройство» и «Журнал землевладельцев», короткое время выходившие в Москве, субъективно выражали интересы помещиков, решившихся расстаться с крепостным правом на условиях, весьма для них выгодных. В надежде ослабить помещичий фронт, заставить либералов действовать смелее Н. Г. Чернышевский в статье «Русский человек на rendez-vous», опубликованной в «Атенее», обрушился на дворянское общество, которое гордится своим просвещением и благородством, но отличается узостью кругозора и политической трусостью. Либералы ответили в том же «Атенее», что «современные задачи могут быть разрешены спокойным общим трудом». Появился вскоре долгожданный московский проект «освобождения» крестьян. Н. П. Огарев на страницах «Колокола» назвал этот проект памятником «упорного, корыстного, ограниченного и невежественного дворянства». Между тем многие владельцы имений начали обезземеливать своих крестьян, переводить их на худшие земли, сдавать в рекруты, высылать в Сибирь, другие освобождали крестьян без какого-либо надела. Крестьяне сопротивлялись, не выходили на барщину, сменяли старост и бурмистров. В августе 1858 г. Александр II принял в Москве предводителей дворянства. Царская речь, обращенная к ним, содержала высочайший выговор. Напуганный угрозой массового движения, царь выразил недовольство позицией московского дворянства, напомнил свои слова, сказанные в марте 1856 г., о том, что «рано или поздно надобно приступить к изменению крепостного права» и «надобно, чтобы оно началось лучше сверху, нежели снизу...». Москва и в 1859 и в 1860 гг. продолжала внимательно следить за ходом подго¬ товки реформы. К. началу 1861 г. «Положения о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости», разработанные редакционными комиссиями, были еще «исправлены» в Главном комитете по крестьянскому делу, а затем дополнены новыми реакционными поправками в Государственном совете. 19 февраля манифест об отмене крепостного права был подписан. Ограбленные, обезземеленные крестьяне стали лично свободными. Ожидая стихийного взрыва крестьянского возмущения, правительство обставило обнародование манифеста полицейскими мерами. Москва была наводнена караулами, патрулями и дозорами; малейшие скопления людей на улицах не допускались. В Успенском соборе в Кремле собрались высшие военные и гражданские чины столицы, митрополит Филарет отслужил литургию, а затем был прочитан высочайший манифест. Отмена крепостного права оказала большое, определяющее влияние на жизнь Москвы и всей страны в целом. «19-ое февраля 1861 года,— писал В. И. Ленин,— знаменует собой начало новой, буржуазной,России, выраставшей из крепостнической эпохи». 1. Чтение манифеста 19 февраля 1861 г. Художник Г. Мясоедов. 1873 г. 2, 3. Обложки журналов, выходивших в 50-х годах XIX в. 4. Н. Г. Чернышевский. 1859 г. 5. Н. А. Добролюбов. 1860 г.
МОСКВА с 60-х годов XIX в. до 1917 г. Эта сравнительно короткая историческая эпоха сконцентрировала важнейшие процессы и события социально-политической, экономической, научной и культурной жизни России и ее великого города, которые в конечном счете открыли путь к социалистической революции. На смену мануфактурной стадии развития капитализма дореформенного времени пришло и утвердилось крупное фабрично-заводское производство с широким использованием механических двигателей, пара, электричества, различного рода машин. Утверждение и развитие крупной промышлен¬ ности, превращение пролетариата из «класса в себе» в «класс для себя» и вместе с тем в класс для всего трудового народа, возникновение революционной социал-демократии и соединение массового рабочего движения с социализмом, перерастание экономической борьбы рабочего класса в политическую, создание В. И. Лениным большевистской партии, возглавившей революционную борьбу рабочего класса, образование массовых пролетарских организации — от профсоюзов до Советов рабочих депутатов, революция 1905—1907 гг. и победоносное свержение самодержавия в феврале 1917 г.—все это отразила история Москвы. Москва (наряду с Петербургом) была местом притяжения демократических и революционных сил. Здесь прошли первые всероссийские профсоюзные конференции рабочих ряда профессий, состоялся (в 1905 г.) Учредительный съезд Всероссийского крестьянского союза—первой политической организации крестьянства, было положено начало Союзу равноправия женщин. В пореформенный период возросла роль города как важного промышленного центра и крупного железнодорожного узла не только страны, но и Европы. Здесь размещались предприятия текстильного, металлообрабатывающего, коже- венного, полиграфического и некоторых других производств, имевшие всероссийское значение. Город значительно раздвинул свои границы. Численность его населения за какие-нибудь полвека увеличилась более, чем за все предшествовавшее 700-летнее существование. На рубеже веков он вошел в десяток крупнейших городов мира. Заметно возросло значение Москвы как культурного и научного центра. Она славилась своими театрами, музеями, художественными салонами. Рассматриваемый период отмечен созданием Художественного театра, Третьяковской галереи, Театрального, Политехнического и Исторического музеев, Музея изящных искусств. Здесь находились старейший университет страны, Высшее техническое училище, одно из крупнейших в Европе сельскохозяйственных высших учебных заведений, Институт инженеров путей сообщения, Высшие женские курсы. Город был местом многих начинаний деятелей науки и культуры.
МОСКВА 60—90-х годов XIX в. Бурное развитие капитализма, фабрично-заводского производства и железнодорожного транспорта, победа крупной капиталистической промышленности над мелкой, оформление социальной структуры крупного индустриального центра и обострение отношений основных классов капиталистического общества — пролетариата и буржуазии, возникновение марксистских, социал- демократичееких организаций, сохранение бесправия трудящихся масс и первые успехи рабочих в борьбе за улучшение своего экономического и правового положения, оживление всего общественного движения — таковы примечательные черты социально-экономической и политической жизни Москвы в рассматриваемое время. «.. .Быстрое преобразование способов производства и громадная концентрация его, отпадение всяческих форм личной зависимости и патриархальности в отношениях, подвижность населения, влияние крупных индустриальных центров и т. д.,— отмечал В. И. Ленин,— все это не может не вести к глубокому изменению самого характера производителей», к преобразованию чувств и понятий фабрично-заводского населения, повышению уровня его потребностей, изменению его «духовного облика». В. И. Ленин писал накануне революции 1905—1907 гг.; «.. .ни русские рабочие, ни весь русский народ не имеют до сих пор свободы распоряжаться своими общенародными делами... Русский народ не имеет права выбирать чиновников, не имеет права избирать выборных людей, которые бы составляли законы для всего государства. Русский народ не имеет даже права устраивать сходки для обсуждения государственных дел». Отсутствовала свобода собраний, союзов, слова, печати. Однако крупное капиталистическое производство будило и просвещало рабочих, поднимало у них интерес «ко всему на свете», создавало условия для массового движения, а борьба против капиталистической эксплуатации сплачивала и организовывала, приучала к совместному обсуждению нужд и к совместным действиям, обучала и закаляла. Концентрация рабочих на крупных предприятиях положительно влияла на осознание ими общности интересов, способствовала выработке таких качеств, как коллективизм и солидарность. Это был разночинский, буржуазно-демократический этап освободительного движения — в нем господствовали революционные демократы, народники. Борьба охватывала пока узкий круг рабочих, масса еще спала. В ходе борьбы из пролетарской массы выделялись наиболее передовые, сознательные представители. Народники знакомили их с освободительным движением на Западе, пропагандировали среди них идеи демократии и утопического социализма, вовлекали в революционную борьбу. Но народники не могли пробудить классовое сознание. Передовые рабочие пытались нащупать свои пути борьбы. На рубеже 70—80-х годов XIX в. страна пережила революционную ситуацию. Однако в условиях обострившихся тогда социально-экономических коллизий в России не оказалось ни революционного класса, способного совершить революцию (пролетариат еще не сложило я в политическую силу), ни партии, которая могла бы ее возглавить. Либералы же, проявив в начале демократического подъема определенное недовольство политическим режимом, полицейским произволом, бесправием, общественным неустройством, отказывались от участия в открытой, активной борьбе против царизма. С появлением первых марксистских организаций был сделан шаг к выделению пролетарской струи из общедемократического потока. Кончилось время безраздельного господства народничества в освободительном движении. В конце 1894 г. департамент полиции вынужден был отметить; «В Москве, Владимире, Нижнем Новгороде, Киеве, Казани, Самаре, Саратове, Харькове и Ростове- на-Дону имеются уже будто бы вполне организованные революционные рабочие кружки, преследующие чисто социал-демократические цели. Среди этих кружков возникают уже ныне толки о необходимости объединения и созыва для сего конгресса русских рабочих...» Но потребовались еще годы борьбы, пока марксизм победил, стал теоретической основой рабочего движения в России. Рабочее движение воздействовалола формирование самого пролетариата и вместе с тем начинало оказывать влияние на другие классы и слои общества, на общественную мысль, культуру, науку, а также на политику правительства. Вид Москвы с Воробьевых гор. Художник В. Аммон. 1863 г. Фрагмент
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОРОДА 262 Социально- экономическое развитие города 2 Падение крепостного права дало толчок экономическому, общественно-политическому и культурному развитию страны. Естественно, что этот подъем захватил и Москву. Четыре пореформенных десятилетия XIX в.— время бурного развития города; строительства промышленных предприятий и подъездных железнодорожных путей; использования керосина, газа, электричества; значительного увеличения населения, и прежде всего пролетариата; расширения городских границ, реорганизации городского управления. Правда, в панораме города еще долго соседствовали черты нового и старого. Многое оставалось от прошлого; низкие дома, бесчисленные закоулки, неблагоустроенные улицы. Эти контрасты подметил взгляд внимательного современника. Вот что писал в «Очерках Москвы» (1858 г.)П. А. Вяземский: В тебе и новый мир, и древний... Строенья всех цветов и зодчеств; А надписи на воротах Набор таких имен и отчеств, Что просто зарябит в глазах. Здесь чудо—барские палаты С гербом, где вписан знатный род. Вблизи на курьих ножках хаты И с огурцами огород. Поэзия с торговлей рядом, Манчестер ворвался в Царь-град, Паровики дымятся смрадом, Рай неги и рабочий ад. И все же время брало свое. Москва не вольна была не подчиниться тому новому, что было связано со сравнительно быстрым капиталистическим развитием всей страны. В 60-х годах XIX в. в городе насчитывалось уже около 750 заводов и фабрик, хотя в основном и некрупных. «Наибольшее население Москвы,—можно было прочитать в одном из путеводителей города того времени,— составляют временнообязанные крестьяне, занимающиеся работами на фабриках, заводах, а также извозом, разносом предметов пищи, плодов и пр. и в должностях кучеров, дворников и т. п.». Но развивалась промышленность, увеличивалось число городских пролетариев, а вместе с тем и общая численность населения. Если к 60-м годам за 700-летний период существования города его население достигло примерно 400 тыс. человек, то за 40 пореформенных лет оно выросло до 1 млн. жителей. Далеко за Камер-Коллежский вал отодвинулась городская черта. Если раньше окраины были слабо заселены и представляли собой в основном пустыри или огороды (до постройки железной дороги Петербург—Москва Каланчевское поле славилось тем, что сюда нередко забегали волки), то после 1861 г. они стали быстро менять свой облик: на Пресне, в Сущеве, возле Преображенской заставы возникли промышленные предприятия. Дух нового времени сказывался во всем. Большое впечатление на приезжих производила железная дорога. Благодаря конке «убыстрялся» темп городской жизни. «Фотоген», или «петролеум», т. е, керосин, а затем газ и электричество вместо конопляного масла оживили вечерние улицы. 1. Круговая панорама Москвы. 1867 г. В 1867 г. с храма Христа Спасителя фотографией «Шерер, Набгольц и К°» была сделана круговая панорама Москвы. По обоим берегам Москвы-реки раски- нулся большой город. Густо застроенный в центре, вокруг Кремля, он уходит далеко к горизонту. Хорошо различимы окраины — Воробьевы горы, покрытые лесом, загородные дачи и монастыри (Новодевичий, Зачатьевский), видны ленты дорог, ведущих в другие города (Смоленская, Серпуховская). Но Москва растет и развивается как промышленный центр. В конце 60-х годов уже дымят трубы на больших московских фабриках. Это Прохоровская мануфактура, мануфактура Гюбнера, фабрики Мамонтовых, Ганешиных, Ралле, Алексеевых 2. Большая Алексеевская улица. Вид от Таганской площади. 1888 г. 3. Вид на Никольскую улицу. Конец XIX в.
СОЦИАЛЬНО ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОРОДА 263
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОРОДА 264 ПРОМЫШЛЕННОСТЬ К 1890 г. по сравнению с 1853 г. число крупных промышленных предприятий в Москве увеличилось до 667, а количество рабочих — до 77 тыс., т. е. более чем в 1,5 раза, стоимость производимой продукции возросла с 28 до 134 млн. руб. Крупная промышленность полностью перешла от ручного труда к машинному, от мануфактуры к фабрике. Характерно, что из числа тех предприятий, которые существовали до реформы, к 1890 г. сохранилась лишь пятая часть. Остальные, не выдержав конкуренции, прекратили свое существование. К концу века московская промышленность была представлена преимущественно новыми предприятиями, причем примерно треть из них была введена в строй в 80-х годах. На многих фабриках и заводах применялись машинная техника и новейшая по тем временам технология. Особенно быстро вводились усовершенствования в хлопчатобумажном, шерстопрядильном и камвольном производстве. В промышленности города по-прежнему преобладало текстильное производство— около 300 предприятий с 43 тыс, рабочих. Среди них крупнейшими были; бумагопрядильные фабрики— Даниловская и Измайловская мануфактуры; ситценабивные и красильные фабрики — Э. Цинделя и Прохоровская Трехгорная мануфактура; шерстоткацкая фабрика И. Бутиковаи др.Навто- ром месте стояла быстро растущая металлообрабатывающая промышленность. К концу века число ее предприятий возросло с 53 до 139, количество рабочих увеличилось в 5 раз. Славилась продукция таких предприятий, как гвоздильное Товарищества Московского металлического завода и завод Товарищества «Добровы и Набгольц», выпускавший водяные турбины, паровые машины и др. Успешно развивались пищевое, химическое, кожевенное, силикатное (преимущественно кирпичное), деревообделочное производства и др.
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОРОДА 265 Владельцами крупнейших московских фабрик и заводов были предприниматели как с русскими фамилиями — Прохоровы, Морозовы, Рябушинские, Добровы, так и с иностранными — Бромлеи, Листы, Циндели, Гшбнеры, Гужоны и др. Однако преобладал в Москве национальный капитал; в начале XX в. это стало особенно заметным. В пореформенное время выросли размеры предприятий. Если в 1853 г. абсолютное большинство фабрики заводов насчитывало до 50 рабочих, то к концу XIX в. было уже немало таких, которые имели тысячу и более рабочих, с общей стоимостью производимой продукции 1 млн. руб. и более. Так, на фабрике Товарищества Даниловской мануфактуры было занято 3345 рабочих, на фабрике Товарищества «Э. Циндель» — свыше 1700. Немало предприятий с числом рабочих от 500 до 1 тыс. человек и более было в металлообрабатывающем производстве; заводы бр. Бромлей, Вейхель- та, Гужона, Товарищества «Добровы и Набгольц»и др. Наряду с крупными предприятиями в Москве сохранилось и большое число мелких, в которых нередко было занято ’по нескольку человек. Однако в общей сложности рабочих в них насчитывалось не меньше, чем на больших заводах и фабриках. Но в последней четверти 1. У Сухаревой башни. Конец XIX в. 2. Круговая панорама Москвы (продолжение) 3. Кожевники. Вид от Новоспасского монастыря. 1887 г. Один из историков Москвы, отмечая быстрый рост фабрично-заводского производства на окраинах города в пореформенный период, писал: «Прилив рабочих рук сделал свое дело: на окраинах Москвы образуются огромные промышленные районы совершенно своеобразного типа. Наиболее крупных из них два: Кожевнический и Пресненский... В узких переулках Кожевников выстроившиеся там фабричные громады заслоняют небо и превращают проезды в темные коридоры; вместо прежней идиллической тишины здесь царствует грохот и лязг машин, тянутся подводы с сырьем и с фабрика- ТаМИ» 4. Прочные краски. Товарищество Никольской мануфактуры. Торговый знак 5. Суконная фабрика Бахрушиных в Кожевниках. Реклама 4 5
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОРОДА 266 2
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОРОДА 267 столетия крупное производство по стоимости выпускаемой продукции стало заметно преобладать, причем обороты московских промышленных предприятий в 1900 г. были почти такими же, как и петербургских. Изделия промышленного и кустарного производства неоднократно экспонировались на всероссийских и международных выставках, где отмечались их высокие художественные достоинства, оригинальность, изящество и разнообразие рисунков, филигранность отделки. Всегда высоко ценилось искусство московских мастеров литья, художников по ткани и фарфору, мастеров отделки драгоценных и полудрагоценных металлов чеканкой, чернью, эмалью по скани, золочением, гравировкой,резьбой. 1. Ткань производства Прохоровской Трехгорной мануфактуры. 1880-е гг. 2. Круговая панорама Москвы (продолжение) 3. Механический завод бр. Бромлей. Общий вид. 1899 г. 4. Солодорастительный паровой завод Бубновых. Торговая реклама
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОРОДА 268
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОРОДА 269 БАНКИ, БИРЖА, ТОРГОВЛЯ Во второй половине XIX в. росли торговые обороты Москвы. За счет увеличения армии пролетариата, а также кресть- ян-отходников, приходивших в город на заработки, постоянно расширялся круг массового потребителя. Вместе с тем капиталистические отношения разрушали натуральный и полунатуральный уклад быта московских дворян, духовенства, купцов, которые ранее пользовались почти всем «своим». К началу 70-х годов XIX в. город имел 12—12,5 тыс. торговых заведений постоянного типа (около 9 тыс. магазинов и лавок, 2 тыс. харчевен и питейных заведений, 800 постоялых дворов, гостиниц и т. п.). В 1890 г. число подобного рода заведений достигло уже 15,5 тыс. Однако, как свидетельствует один из современников, старые формы уходили медленно. Еще в 70-х годах на улицах Москвы не было настоящих магазинов, «исключая булочных, овощных и табачных лавок... за каждой мелочью приходилось посылать «в город», т.е. в Гости- ный двор, где была сосредоточена как розничная, так и оптовая торговля». Помещения торговых рядов протянулись вдоль Красной площади, от Никольской улицы до Москворецкой набережной, и разделялись на Верхние, Средние и Нижние. Верхние ряды занимали пространство между Никольской и Ильинкой, Средние—между Ильинкой и Варваркой, а Нижние спускались от Варварки вниз, к Зарядью. Самым бойким местом розничной торговли была Ножевая линия Верхних торговых рядов, протянувшаяся вдоль фасада Старого Гостиного двора (от Никольской до Ильинки). Здесь были расположены модные лавки и крохотные палатки, торговля шла и в узких проходах. Вывесок почти не существовало, долго держался обычай «зазывания» покупателей. «С раннего утра и до позднего вечера,— свидетельствовал современник,—по городским рядам много публики, покупателей, поставщиков...» В 1886 г. началось строительство нового здания Верхних торговых рядов. Вместе с лабиринтами старых зданий ушла в прошлое и старая торговля Китай-города. В 1890 г. в Москве насчитывалось свыше 8 тыс. магазинов и лавок, которые торговали мануфактурой, галантереей, продуктами, строительными материалами и топливом. Кроме того, существовало еще 4,5 тыс. мелких заведений разного типа, которые продавали посуду, мебель и хозяйственные предметы, белье и платье, кожу, шерсть и хлопок, аптекарские, химические и москательные товары, канцелярские принадлежности и бумагу, обувь, книги и т. д. Новые магазины русских и иностранных владельцев появились на Кузнецком a vйтпоДОйУНЙЙШ щ. li мосту, Лубянской площади и Тверской улице. Моду определяли товары, продававшиеся в шикарных магазинах на Кузнецком, в Столешникове, на Тверской, Петровке и т. п. Крупные магазины, торговавшие съестными припасами и всевозможной живностью, располагались вдоль линии, протянувшейся от Театральной площади до Тверской улицы, образуя знаменитый Охотный ряд, 1. Средние городские торговые ряды. Вид по Варварке от Москворецкой ул. 1880-е гг. 2. Старая площадь. Толкучий рынок. Художник В. Позднеев. 1890 г. Копия с картины В. Маковского 3. Верхние торговые ряды. Внутренний вид. Конец 1890-х гг. 4. Розничный магазин Товарищества Абрикосовых на Кузнецком мосту. Интерьер. 1880-е гг.
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОРОДА 270 где, вспоминал современник, можно было купить дичь, разнообразное мясо, живую рыбу, раков, куриные яйца, зелень, фрукты и ягоды. С расширением Москвы на ее окраинах, вблизи подъездных железнодорожных путей, возникали все новые центры розничной торговли. В 1890 г. здесь сконцентрировалось уже более половины торговых заведений. Это были лавки и лавочки, в которых торговали всем сразу—от хлеба до гвоздей. Крупная торговля велась и на рыночных площадях города. Только в 1893 г. на московские базары крестьяне завезли 400 тыс. подвод овощей и зелени, фруктов и ягод, а также дров и т. д. С незапамятных времен весной на набережной Москвы-реки, начиная от Большого Каменного моста, устраивался грибной базар. На всем его протяжении выстраивались в два ряда деревенские сани. Лошади выпрягались, и на поднятые оглобли вывешивались связки сушеных грибов, гигантские редьки, лук, репа и др. Между санями расставлялись кадки с солеными и отварными грибами, а рядом в палатках можно было купить чернослив, клюкву, а также глиняные горшки, деревянные ведра и пр. Толпа покупателей, медленно двигавшаяся между палатками и санями, состояла преимущественно из бедняков и людей среднего достатка. Весной же на Красной площади устраивался вербный базар и гулянье. В палатках и ларях, располагавшихся вдоль Кремлевской стены, можно было приобрести детские игрушки, искусственные цветы, лубочные картинки, книги, а также всевозможные лакомства. Резко возросла роль Москвы во внутренней торговле страны. В конце 60-х годов около 30 московских фабрик и заводов сбывали свою продукцию «по всей России». Широкое распространение в различных городах государства получили изделия московских предприятий: текстильных—Прохоровых, Цинделя, Гюбнера; кондитерских—Абрикосова, Эйнема, Сиу; кожевенных — Бахрушина; механических — Товарищества «Добровы и Набгольц», бр. Бромлей, Листа и др. Кроме того, ткани московских фабрик вывозились в Персию, Афганистан, Китай, Швецию и другие страны.
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОРОДА 271 1. Крах банка. Художник В. Маковский. 1881 г. В картине «Крах банка» Маковский воспроизвел типичное для капиталистического общества событие. «Лопнул» банк — и все средства, доверенные ему для сохранения или увеличения их, оказались потерянными. В запечатленной сцене художнику удалось перед