Text
                    Анатолий Олегов
РУССКИЙ МЕД
МОСКВА
ТЕРРА-КНИЖНЫЙ КЛУБ
1999


УДК 638 ББК 46.91 0-58 Текст печатается в авторской редакции Онегов А. 0-58 Русский мед. — М.: ТЕРРА—Книжный клуб, 1999. — 368 с. — (Русский дом). ISBN 5-300-02567-4 Известный пчеловод-рационализатор дает советы не только начинающим пчеловодам, но и всем ценителям меда. Прочитав книгу, вы сможете без труда отличить натуральный мед от подделки, узнаете о целебной силе сезонного меда, о свойствах его цветочных видов, о методах получения и хранения меда. Вы сможете самостоятельно организовать пчелиное «жилище», узнаете, как строить прогнозы погоды по поведению пчел. Рецепты народной медицины научат использовать мед для лечения различных недугов. УДК 638 ББК 46.91 ISBN 5-300-02567-4 €> А. Онегов, 1999 © ТЕРРА-Книжный клуб, 1999
ПРЕДИСЛОВИЕ Пожалуй, не надо никого особенно убеждать, что мед — ценнейший продукт, который дарит нам Ее Величество Природа. Этот бесценный подарок достается нам от цветущих растений... Мать-и-мачеха, одуванчик, малина, липа, кипрей (иван-чай), пустырник... — да ведь это самые что ни на есть знаменитые лекарственные растения! Ну а прибавьте сюда медуницу лекарственную, валериану лекарственную, мелиссу лекарственную, шалфей лекарственный. Вспомните еще калину и рябину, боярышник и смородину, донник и дя- гель, душицу и лопух и, конечно, сделайте вывод, что мед несет в себе целительную силу, собранную пчелами с луговых, полевых и лесных растений, эта целительная сила приходит в пчелиный улей в самом концентрированном виде — в виде нектара. Но не только сам нектар, а вместе с ним непременно в каких-то количествах пыльца различных растений и клей- бальзам — прополис (и пыльца, и прополис тоже присутствуют в откаченном меде) придают меду его целительные свойства... Нектар с цветов в улей пчела несет в своем зобике. Пчела-сборщица доставляет нектар в улей и тут же передает его другой пчеле-труженице, а та помещает эту крошечную капельку бесценного вещества в ячейку пчелиного сота. Нектар еще жидок — это еще не мед. В нектаре пока много воды. Эта вода должна испариться. А испаряется вода из нектара не сама по себе. Нектар, доставленный в улей, — будущий мед — пчелы то и дело перемещают с места на место, разливают по новым, еще пустым сотовым ячейкам, по полочкам рамок. И только тогда, когда нектар совсем загустеет, пчелы несут его в те соты, з
где он вскоре будет запечатан восковой крышечкой-забру- сом, и только тогда станет называться медом. Но до этого каждая капелька цветочного нектара, доставленная в улей, по нескольку раз (примерно 8 раз, как утверждают ученые) побывает в зобиках у разных пчел. Вот тут-то с будущим медом и начинают происходить очень сложные превращения. Вы, пожалуй, слышали или читали, что сахар, тот самый сахар, с которым мы обычно пьем чай, нередко называют продуктом тяжелым, а то и опасным для нашего организма. Мне в свое время приходилось встречать и такое определение сахара — белая смерть... В чем же дело? Дело в том, что вещество, придающее обычному сахару сладкий вкус, — сахароза. А сахароза нашим организмом непосредственно не усваивается. Сахароза — так называемый сложный (тростниковый) сахар. А нашим организмом непосредственно усваиваются только простые сахара: плодный сахар — фруктоза и виноградный сахар — глюкоза. А для того, чтобы сахароза превратилась во фруктозу и глюкозу, нашему организму необходимо совершить значительные усилия — для этого процесса потребуется не только определенная энергия, но прежде всего ферменты, особые биологические вещества. Вот и получается: чем больше мы потребляем сахара (сахарозы), тем разорительнее для организма эта наша страсть к сладкому. Это-то обстоятельство и дало основание серьезным ученым назвать сахар, идущий обычно в нашу пищу, именно белой смертью, ибо потребление такого сахара подрывает жизненные силы организма и сокращает его ресурс. А вот мед, подаренный нам пчелой, почти не содержит сахарозы... Сахароза наполняет собой нектар, принесенный пчелой в улей. Но в процессе превращения нектара в мед сахароза нектара под воздействием ферментов пчелы превращается в простые сахара: фруктозу и глюкозу. Вот тут-то мы с вами и должны еще раз поклониться пчеле-труженице: она не только доставила нам драгоценный нектар — целебную силу растения, но и переработала его, затратив свою энергию, отдав свои жизненные силы, свои ферменты, чтобы в конце концов мы с вами смогли вместе с целительной силой растений получить и простые сахара, которые усваиваются нашим организмом без особых усилий. Вот это и есть мед: целительные силы растений плюс простые сахара — щедрый подарок пчелиной семьи... Все когда-то и было именно так, именно такой мед и по- 4
лучали люди до тех пор, пока от деятельности человека не пострадала заметно природа. Пока на наши луга, поля и леса не опустилась различная «экологическая грязь» от заводских труб и автомобилей. Вот тут-то нектар, собранный пчелами с цветущих растений, нет-нет да и стал оборачиваться из эликсира жизни в беду, опасность — ведь пчела вместе с нектаром и пыльцой приносит в улей всю ту «грязь», которая либо оседает на растениях, либо собирается растениями из воздуха, воды, почвы. Ну, а вместе с этой бедой (а возможно, и еще раньше) явилась и другая — нет-нет да и объявляются среди пчеловодов и торговцев медом люди не очень честные, а то и просто нечестные, которые вместо меда натурального, собранного с цветущих растений, могут предложить вам либо что-то похожее на мед, но не имеющее ни к меду, ни к пчелам никакого отношения, либо так называемый мед-сахар, когда вместо цветочного нектара пчелам по воле хозяина приходится перерабатывать в так называемый мед сахарный сироп. Вот эти и другие похожие обстоятельства нынешней жизни и побудили меня, как говорится, взяться за перо и постараться показать вам всю ту истинную правду о сегодняшнем меде, которая известна мне. А попутно и подсказать, как же все-таки не обмануться, как же все-таки заполучить настоящий мед, мед натуральный и обязательно экологически чистый. А чтобы вы поверили моим словам, сообщу, что в своей работе на пасеке я всегда стараюсь придерживаться такого правила: только честный и грамотный пчеловод имеет право предложить кому-то мед от своих пчел. С уважением крестьянин-пчеловод и писатель-натуралист Анатолий Онегов
МВД: НАТУРАЛЬНЫЙ? ОТБОРНЫЙ? ЭКОЛОГИЧЕСКИ ЧИСТЫЙ? Кто интересуется медом, что продается в продовольственных магазинах, кто заглядывает в торговые ряды колхозных рынков, где выставлен в разнокалиберных баночках мед, собранный, как утверждается продавцами, с самых разных растений, кто посещает хотя бы изредка павильоны бывшей ВДНХ в Москве, где, кажется, собран мед со всех концов России, тот обязательно отмечает для себя, да и надолго запоминает, как рекламирует мед наша торговля. У всех, без исключения, продавцов мед обязательно НАТУРАЛЬНЫЙ. Но порой кому-то утверждения, что данный мед обязательно натуральный, бывает мало, и тогда появляется новый элемент рекламы — МЕД ОТБОРНЫЙ. Причем тут же указывается, что этот мед привезен сюда для продажи с пасеки такого-то конкретного пчеловода. Например: мед отборный, с пасеки председателя областного общества пчеловодов... (и далее следуют фамилия и инициалы пчеловода-старателя). МЕД НАТУРАЛЬНЫЙ, МЕД ОТБОРНЫЙ - это давнишняя торговая оценка качества меда. А вот не так давно рядом с медом натуральным и отборным появилось и еще одно утверждение -МЕД ЭКОЛОГИЧЕСКИ ЧИСТЫЙ или МЕД СОБРАН В ЭКОЛОГИЧЕСКИ ЧИСТЫХ МЕСТАХ. Вот для того, чтобы вы могли ориентироваться в мире самого разного меда, предлагаемого покупателям, давайте разберемся, что же такое мед натуральный, мед отборный и мед экологически чистый. 6
МВД НАТУРАЛЬНЫЙ? Мед натуральный — это мед, собранный с цветущих растений и никоим образом не испорченный пчеловодом, а также не фальсифицированный, т. е. не подмененный чем- то иным. А такую подмену весьма легко можно произвести... Мед фальсифицированный Нередко пчеловоду приходится выручать своих пчел из беды — приходится подкармливать их, когда по каким-то причинам в улье нет в достатке меда, а погода не позволяет пчелам отправиться за нектаром или не способствует тому, чтобы цветы растений выделяли нектар (холод, дожди). Лучший корм для пчел, конечно, мед. И пчеловод, думающий о своих питомцах, какое-то количество меда всегда сохраняет на крайний случай и этим медом и выручает пчел, попавших в беду. Но не всегда даже у хорошего пчеловода может оказаться нужное количество меда, например, в начале лета, когда прошлогодний мед подошел к концу, а новый еще не собран, не откачен. Но как раз тут-то и начинают обычно выходить из ульев рои — пчелы начинают по-своему размножаться, увеличивая число семей. Во время роения часть пчел покидает улей и отправляется на новое местожительство, оставляя старый дом оставшимся на месте собратьям. Пчелы, собравшиеся покинуть свое прежнее жилище и отправиться обустраивать новое, перед вылетом из улья, перед дорогой, запасаются медом — наполняют свои зобики кормом, которого, как утверждает наука, хватает им дня на три. А дальше?.. А дальше — собирайте нектар с цветов. Но вот незадача: рой вышел из улья, отправился в дорогу в ясный, теплый день, успел обосноваться в новом для себя жилище, а уже назавтра нагрянула непогода: дождь и холод. И так весь второй день после выхода роя, затем третий, а там и четвертый. Пчелам надо срочно обставлять новый дом — строить соты. Пчелы усиленно работают, значит, им требуется много меда-корма, но запасы меда, взятые с собой и рассчитанные всего на три дня, подходят к концу, а погода не улучшается... Вот тут-то и выручает пчел пчеловод. Конечно, и без помощи человека пчелы, только что поселившиеся в новом жилище, в конце концов могут выжить — они самоотверженно будут хранить свою царицу — 7
пчелину матку, будут прорываться через непогоду на поиски пищи, будут гибнуть в дороге-поиске и хоть с большими потерями, но дотянут до погожих дней. Но, увы, уже не тот прежний, большой сильный рой, который несколько дней тому назад отправился в дорогу, останется теперь в новом доме после подобного испытания. Так что помощь пчелам со стороны человека в таких крайних случаях очень необходима. Ну а если ко всему прочему у пчеловода не остается в запасе нужного количества меда? Вот тут-то он и готовит для своих подопечных корм — разводит в горячей воде сахар, а затем разливает теплый сахарный сироп по кормушкам. Сахарный сироп для пчел готовится достаточно густым, часто похожим на жидкий, только что откаченный из сотов свежий мед. И на вкус он так же сладок. Ну а если к этому сахарному сиропу добавить хотя бы немного меда (обычно пчеловод так и поступает, когда меда у него совсем мало), то полученный таким образом корм для пчел будет совсем напоминать жидкий мед: и сладкий он, и с определенным медовым запахом... Попробуйте сами приготовить совсем немного такого сахарного сиропа и вы убедитесь в верности только что сказанного. Ну а если этот сироп чем-то еще немного и загустить и выдать доверчивым людям за мед, то, уверяю вас, не все сразу разберутся, что перед ними фальсификация, обман. Я не знаю точно, когда именно таким вот грязным промыслом начали заниматься у нас, на Руси, и занимались ли вообще очень широко в прежние времена, а вот свидетельства о процветании такого бизнеса в Америке еще в середине прошлого века у меня есть: «Поддельный и фальсифицированный мед весьма обычен на наших рынках. Обычно применяемым веществом является обыкновенный сахар, разведенный водой в виде сиропа и сдобренный различными ароматическими веществами. Этот препарат обычно смешивается с настоящим медом, и на практике этот способ настолько распространен, что весьма мало можно найти «чистого меда», который был бы действительно чист». Это утверждение сделано в 1861 году в Америке и приведено в «Энциклопедии Пчеловодства» А. И. и Э. Р. Рута, изданной на русском языке в Ленинграде в 1927 году. В этой же «Энциклопедии Пчеловодства» рассказывается и о 8
том, как фальсифицированный мед позже вынужден был отступить: «Возможно, что это описание оставалось верным до издания закона о чистоте пищевых продуктов, который вступил в силу с 1 января 1907 года. Но как раз перед этим временем спускной мед стал меньше подвергаться фальсификации, чем это было прежде, отчасти ввиду законов, изданных многими штатами относительно продуктов питания, а главным образом ввиду усовершенствования химических способов исследования, легко обнаруживающих фальсификацию глюкозой, сахарным сиропом и т. п. Начиная с 1910 года всякая фальсификация меда практически прекратилась и теперь можно быть уверенным, что всякий покупаемый мед — есть чистый мед». Увы, все это говорится о Соединенных Штатах Америки, где обман покупателей, желающих приобрести натуральный целебный продукт, прекратился еще в самом начале века... А существуют ли какие-нибудь законы по части подобного бизнеса в нашей стране?.. Честное слово, не знаю. Но, наверное, все-таки пока не существуют, ибо до сих пор такой фальсифицированный мед довольно-таки просто приобрести у случайных продавцов, предлагающих свой продукт у станций метро, а то и разносящих его прямо по квартирам: мол, купите хороший мед — очень недорого. Совсем недавно пришлось услышать мне уже не о случайной встрече с подобным обманом, а о целом производстве обманного «меда»... В Ярославской области, в районе, где издавна держат (и в большом количестве) пчел, где много меда и где он не так дорог, как на столичных рынках, была задержана некая дама, которая поставила производство фальсифицированного меда на широкую ногу и успешно конкурировала тут с доморощенными пчеловодами, предлагая свой товар-обман по более низкой цене. Уж что за продукт готовила эта ловкая дама, я не знаю, но судя по тому, как активно местные власти извещали всех, купивших этот продукт, поостеречься употреблять его в пищу, можно предположить, что на изготовление меда- обмана пошел в данном случае не только сахарный песок... В самом начале так называемой горбачевской перестройки, когда стала провозглашаться свобода слова, дотошные московские журналисты как-то совершили рейд по восьми московским рынкам, приобрели там продававшийся мед, провели точный анализ своих покупок, а следом сделали и 9
принародный вывод: мол, ни один мед, купленный на восьми рынках славной столицы, нельзя называть медом. К сожалению, отважные рыцари пера ограничились в своих выводах только общими выражениями: мол, все это не мед, — оставив читателям газеты самим искать ответ на вопрос: «А если это не мед, то что же?» Я тоже задумывался тогда над этим вопросом и могу достаточно авторитетно утверждать, что мед, купленный журналистами на столичных рынках, видимо, никак не был медом фальсифицированным, медом-обманом, т. е. приготовленным из сахарного сиропа или, еще хуже, из крахмальной патоки. Наверное, все-таки люди, торгующие на столичных рынках медом, торгующие обычно изо дня в день, вряд ли отважились бы выставлять на всеобщее обозрение такой продукт, о котором мы с вами только что говорили. Тут разоблачение последовало бы очень быстро. Ведь не только чересчур доверчивые люди, не имеющие к тому же никакого опыта общения с настоящим медом, заглядывают в торговые ряды. Скорей всего тот продукт, который приобрели журналисты и который, по ихним словам, оказался вовсе не медом, все-таки был медом, но только медом-сахаром или недозрелым медом. Но о таких медах мы поговорим чуть попозже. А пока запомните главное: хоть и слышали вы только что от авторов американской «Энциклопедии Пчеловодства», что уже с начала века существовали химические способы исследования, которые легко обнаруживают фальсифицированный мед, но знайте, что провести такой анализ тут же, как говорится, не отходя от кассы, практически невозможно, а потому победа в таком «соревновании» достанется не вам, а тому ловкому продавцу, который всучил вам вместо меда какой-то иной продукт. И только дома и то другой раз далеко не сразу смогут зародиться у вас сомнения: мед ли перед вами вот в этой банке?.. А потому запомните как следует: НИКОГДА НЕ ПОКУПАЙТЕ НИКАКОЙ МВД У СЛУЧАЙНЫХ ЛЮДЕЙ. А если такая покупка все-таки совершится, то дома, при наличии у вас марганцовки, можно попытаться определить: пошел ли на изготовление вашего «меда» крахмал или нет? Как помните из уроков химии, капля йода, попавшая на крахмал, окрашивает его в синий цвет. Если ваш мед так же реагирует на каплю йода, можете сразу подтвердить худшее: перед вами вовсе не натуральный мед. Ну а чтобы разоблачить сахарный сироп, выданный вам за натуральный мед, придется где-то сделать более точный ю
анализ вашего продукта — в этом случае вам придется определять наличие в приобретенном продукте глюкозы и фруктозы (в меде и глюкозы, и фрукгозы должно быть более 30%, а сахарозы, сложного сахара, обычно никак не больше 7%). Но и такой анализ еще не даст ответ на вопрос: натуральный ли мед перед вами. Вам придется делать и другие точные химические анализы, разыскивая в вашем продукте те составляющие вещества, которые должны содержаться в натуральном меде... Все это, разумеется, не очень просто и не очень доступно каждому человеку. Иногда предупреждают, что, покупая жидкий мед (а фальсифицированный мед всегда жидкий, ибо он не обладает способностью кристаллизоваться, как мед не фальсифицированный), обратите внимание: нет ли на дне банки какого- либо осадка. Если осадок отмечен, откажитесь от покупки. Обратите внимание: не расслаивается ли облюбованный вами жидкий мед. Если в банке заметны слои, отойдите в сторону. Я только что подчеркивал, что фальсифицированный мед всегда жидкий (не закристаллизовавшийся), а потому и выдается он за свежий, недавно откаченный мед. И конечно, такой «свежий, только что откаченный мед» обычно и продают в конце лета или в начале осени. Если вам предложат такой жидкий мед позже, в конце осени, а то и по зиме, можете почти со стопроцентной уверенностью сказать, что перед вами фальсификация: обычно к зиме почти все сорта натурального меда кристаллизуются (как говорят пчеловоды, садятся) в той или иной степени. В это время жидкого натурального меда вы, как правило, не встретите. Подтвердить догадку, что «мед», приобретенный вами, вовсе не натуральный, а фальсифицированный, вы сможете и в том случае, если свой «мед» сразу не употребите по назначению, а оставите какое-то время постоять. Как уже говорилось, натуральный мед к зиме обычно садится (кристаллизуется). Если же ваш «мед» и к этому времени остается все еще жидким, то ответ ясен: вас скорей всего жестоко обманули. Вот, пожалуй, и все основные сведения, которые необходимы вам, чтобы не заполучить мед фальсифицированный: сахарный сироп, крахмальную патоку или еще какой-нибудь подобный эрзац-продукт. Ну а теперь продолжим путешествие и разберемся прежде всего для своей же пользы, что такое мед-сахар. и
Мед-сахар Мед-сахар, как и сахарный сироп, который пытаются выдать за мед, готовится из того же самого сахара, который у нас с вами каждый день на столе. Но если сахарный сироп может приготовить каждый из вас, то мед-сахар готовят только пчелы. Мед-сахар, например, готовят для себя те пчелы, которые во время роения покинули прежнее жилище, поселились в новом и оказались «арестованными» по причине негодной погоды. Таких пчел, попавших в беду, мы с вами, как помните, и подкармливали сахарным сиропом. Сахарный сироп пчелы обычно согласно принимают и тут же начинают готовить из него мед точно так же, как и натуральный мед из нектара, собранного с цветущих растений. Они точно так же размещают капельки сиропа по ячейкам, точно так же переносят с места на место, разливают по полочкам рамок, чтобы испарилась лишняя влага и чтобы сироп загустел, а загустевший сироп запечатывают крышечками-забрусом. И попробуй догадайся тут, что под этими восковыми крышечками-печатками: натуральный мед или мед-сахар. В той же самой американской «Энциклопедии Пчеловодства», которую я уже цитировал, был дан и совет, как избежать обмана при покупке меда, как оградить себя от фальсифицированного меда: «Кто ищет чистый мед, должен покупать его в сотах». Как готовят пчелы мед в улье, мы с вами уже знаем. Приготовленный мед пчелы запечатывают крышечками-забрусом — в таком виде мед в улье и хранится... Мед, запечатанный в восковых ячейках, называется сотовым. Пчеловод же обычно, вынимая из улья мед в сотах, откачивает его на медогонке (спускает), предварительно срезав специальным ножом крышечки-печатки. Мед, откачанный из сот на медогонке, называется центробежным, или спускным. Спускной (центробежный) мед какое-то время после откачки остается жидким (далее он кристаллизуется — садится). Вот как раз за такой жидкий (свежий) спускной мед и выдают порой различные фальсифицированные меда. Может, и хотели бы нечестные люди разлить свой мед-обман по сотовым ячейкам, а там и запечатать его восковыми крышечками, чтобы избежать как-то обвинений в мошенничестве, но сделать этого не могут, ибо приготовить сотовый мед под силу только пчеле. 12
Под силу пчеле, как мы только что видели, приготовить сотовый мед и из сахарного сиропа. И таким, как я его называю, медом-сахаром пчелы порой и выручают, поддерживают себя и не только тогда, когда негодная погода вдруг запирает в домике только что вылетевший пчелиный рой. Еще в самом начале своего занятия пчеловодством пришлось мне выручать из более серьезной беды молодые пчелиные семьи. А случилось вот что... Две пчелиные семьи привезли мне в самом конце июня. Жил я тогда на берегу северного озера, посреди леса-тайги, развел возле своего домика небольшой сад, ну а к саду, конечно, надо бы и пчел... И пчелы прибыли ко мне, совершив долгое и трудное путешествие. Одна семья успешно перенесла все дорожные испытания, а другая прибыла ко мне с потерями. Но я не расстраивался. Северное лето только- только начиналось, кругом все цвело, благоухало, и очень скоро мои пчелы обжились на новом месте, залечили свои раны, а там и вспомнили о том, что вообще-то пчелам по летнему времени полагается размножаться-роиться. Конечно, я никак не ожидал, что в самом конце июля у меня на пасеке начнется праздник-роение — теплое время года подходило к концу, и хоть цвел еще вовсю кипрей (иван-чай), наш главный медонос, но и этому щедрому на нектар кипрею было отпущено впереди совсем немного времени. Вылети сейчас из улья рой, отделись от прежней семьи пчелы, пожелавшие строить собственное хозяйство, и вряд ли такой запоздавший рой успел бы до холодов запастись кормом, которого хватило бы на всю долгую северную зиму. Словом, даже строгая логика жизни пчелиной семьи никак не подсказывала мне, что накануне близкой осени мои пчелы начнут роиться. Но что-то вмешалось в эту строгую логику, помогавшую пчелам выживать даже здесь, на севере, — видимо, сказался переезд с места на место, потери в дороге — но только мои пчелы стали роиться в самом конце июля... Первый, самый ценный рой я упустил — я не ждал его, не находился возле ульев все время, как положено в роевой период, и пчелы, покинувшие свое прежнее жилище, не дожидаясь меня, улетели в лес... Конечно, можно было бы остановить на этом роение — сделать это достаточно просто, но что-то дурное вселилось в меня, и я, следуя капризу моих подопечных, которые решили почему-то поступить вопреки всякой логике, не стал вмешиваться в жизнь пчел и в конце концов дождался еще двух роев. Рои я благополучно собрал и поместил в заранее приго- 13
товленные для них домики. И пчелы приняли новые жилища, и тут же, как и полагается молодым семьям, азартно принялись за работу... Они носили в улей клей-прополис, чтобы заделать все щелочки в своем доме и прикрепить этим клеем к стенкам улья рамки с вощиной, которые я им поставил, носили нектар и пыльцу. И если пчелы в старых моих семьях, уже запасшиеся на зиму медом, летали теперь за взятком не так усердно, как совсем недавно, то пчелы, обустраивающие свои новые жилища, трудились с утра до ночи. И все было бы хорошо, если бы теплая погода постояла у нас хотя бы до конца августа. Но, увы, север есть север, холода тут являются разом, без особых предупреждений. И уже в первой половине августа погода «арестовала» моих пчел — ночной морозец погубил все цветы и остался у нас дальше неуютным холодом до густых, кислых дождей сентября. Словом, над молодыми пчелиными семьями нависла угроза — корм на зиму они не успели запасти. Пчел надо было выручать, и я принялся каждый день готовить сахарный сироп, о котором уже рассказывал, и угощать этим сиропом своих пчел-бедолаг. И работа в ульях закипела. Каждый вечер я наполнял кормушки теплым сиропом, а к утру обнаруживал, что весь сироп из них пчелами взят. Вот так изо дня в день я и скармливал пчелам сахар, скармливал до тех пор, пока не израсходовал все свои запасы — на каждую молодую семью пришлось в тот раз килограммов по пятнадцати сахарного песка. Выживут ли мои пчелы на меде-сахаре? Такой вопрос я себе тогда, по-моему, и не задавал, так как слышал до этого, что на сахаре пчелы иной раз зимуют куда лучше, чем на другом натуральном меде. А бывает это в тех случаях, когда на зиму пчелам достается, например, мед, собранный с сурепки. Мед, собранный с сурепки, как и с других растений семейства крестоцветных, очень быстро садится (кристаллизуется). И быстро садится он не только тогда, когда откачен из сотов, но и в сотах (в запечатанных ячейках), хотя в запечатанном виде, в сотах, мед, собранный с большинства цветущих растений, долго не кристаллизуется. И только на таком жидком, не закристаллизовавшемся меде пчрлы и могут успешно перезимовать, дождаться весны. Пчелы с наступлением холодов собираются в плотный клуб, который располагается на сотах, где запечатан мед... Нет, пчелы зимой вовсе не спят, не постятся, как, например, медведь или барсук — они ведут достаточно активный 14
образ жизни: они согревают сами себя, свой клуб и матку — царицу пчелиной семьи, находящуюся внутри клуба, Ну а для того, чтобы согревать себя да еще посреди суровой зимы, пчелам требуется энергия, а стало быть, и пища-корм. И пчелы всю зиму питаются — едят мед, который сами для себя запасли. Они распечатывают соты — сгрызают восковые крышечки-забрус и добираются до меда. Вскрывают восковые кладовые и пользуются ихним содержимым те пчелы, которые находятся непосредственно на сотах, внутри клуба. А пчелы, которые находятся в это время снаружи, плотно прижавшись друг к другу, собой, своими крошечными тельцами хранят жизнь-тепло, которая активно проявляет себя в середине клуба. Такая работа — охрана жизни, сохранение тепла внутри живого клуба, конечно, трудна и выдержать ее длительное время пчелы не могут, а потому в зимнем пчелином клубе и происходят постоянные перемещения: пчелы, подкрепившиеся медом, согревшиеся на сотах, перебираются наружу и занимают место своих товарищей, которые почти окоченели, а теперь вот, после смены, отправляются внутрь клуба, в тепло, к корму, чтобы прийти в себя, подкрепиться, а там снова вернуться к своей очень тяжелой работе. Теперь представьте себе, что произойдет, если в сотах, на которых зимует пчелиный клуб, не окажется жидкого, готового к употреблению меда, а вместо него под восковой кры- шечкой-забрусом будет севший, закристаллизовавшийся мед, который просто так, не разведя водой, не доведя его до жидкого состояния, пчела не может употребить в пищу... По теплому времени такой мед, закристаллизовавшийся прямо в сотах (а подобное происходит со временем в тех же дуплах, в лесу, где пчелы живут сами по себе, — после щедрого лета в дупле остается мед, не использованный пчелами по зиме, а затем и закристаллизовавшийся), никакой опасности для пчел не представляет. Пчелы также вскрывают крышечки, закрывающие сотовые ячейки, и начинают разводить кристаллы меда водой, которую приносят к себе в улей, а там с удовольствием и пользой для себя этот корм и потребляют. Но такое возможно только весной, летом. А зимой в улье нет воды, нечем развести севший мед, нечем растворить твердые кристаллики. Вот почему пчелы, которым достался на зиму закристаллизовавшийся, севший мед, и остаются без пищи, а значит, гибнут. И чтобы не допустить такой беды, пчеловоду и приходится заменять в ульях мед, способный быстро сесть даже 15
в сотах, чем-то иным. Хорошо когда у вас есть в запасе соты с добротным медом — тогда рамки с таким медом ставягг на место изъятых. А если подобного резерва нет, то на помощь и приходит сахарный сироп. Не годится на зиму для пчел и мед, собранный с подсолнечника — он тоже быстро кристаллизуется даже в сотах, и его надо удалять из улья и заменять чем-то иным. Не оставляют пчелам на зиму и мед, собранный с вереска. Хотя этот мед и не кристаллизуется в сотах, но считается очень тяжелым кормом для пчел — пчелы на нем зимуют плохо, выходят из зимовки слабыми, больными. Не годится для зимнего питания пчелам и падевый мед — пчелы на нем зимуют тоже очень тяжело. И падевый мед надо удалять из улья. (О падевом меде мы еще поговорим поподробней.) Вот видите, как часто приходится пчеловоду вспоминать о сахарном сиропе для пчел, а там и оставлять их зимовать не на натуральном меде, а на меде-сахаре. Так что же все-таки это такое мед-сахар и чем отличается он от меда натурального? Вы, конечно, помните, как мы с вами дважды кланялись нашей пчеле-труженице, благодаря ее первый раз за то, что она доставила нектар — всю целительную силу растений, а второй поклон пчеле был в знак благодарности за фруктозу и глюкозу, т. е. те простые сахара, которые усваиваются нашим организмом без особого труда и особых потерь. Мы благодарили пчелу за то, что она приготовила нам из сахарозы нектара (такая же сахароза и в пищевом сахаре) эти простые сахара. Так вот, потребляя мед-сахар, т. е. продукт, приготовленный пчелой из сахарного сиропа, а не из нектара, собранного с цветов, мы с вами поклонимся пчеле только один раз — мы скажем ей спасибо за то, что вместо сахарозы она преподнесла нам фруктозу и глюкозу. А вот целительной силы цветущих растений в меде-сахаре, увы, нет. И здесь никак нельзя обманывать себя, что такой вот мед-сахар, приготовленный пчелой из сахарного сиропа, избавит нас от простуды, как избавляет, например, мед, собранный с цветущей липы; или повысит гемоглобин, как повышает гемоглобин, например, гречишный мед. Увы, и пчелы, которым достался на зиму только мед-сахар, видимо, не получают вместе с фруктозой и глюкозой (углеводами) необходимые и им для жизни вещества, содержащиеся в нектаре растений. А потому я все же не склонен теперь считать, что зимовка на таком меде-сахаре никакими 16
потерями для пчел не оборачивается, хотя те молодые семьи пчел, с которых я начал этот рассказ, на меде-сахаре выжили, дождались весны и хорошо принялись за работу. Правда, в каждом пчелином улье, кроме меда, на зиму остается и перга — пыльца, собранная с цветов, это белковая пища для пчел. А вместе с пергой пчелам скорей всего достается и что-то от тех целительных сил, которыми обладают растения и которых не оказалось в меде-сахаре. Но все равно я остаюсь при своем мнении, а там и материализую свой взгляд на практике, оставляя на зиму своим пчелам только натуральный мед, что мед-сахар, в конце концов, не самый лучший корм для живых существ, жизнь которых изначально строилась только на меде натуральном, на меде- нектаре, собранном с цветущих растений. Мед был одной из главных основ эволюции медоносной пчелы; такое же место мед занимает и сегодня, а потому выпадение этой основы жизни или ее резкое изменение обязательно скажется на самой жизни, на жизни пчелы. Вот почему я и не очень приветствую, например, и такой опыт, о котором узнал не так давно из литературы. Страницы доставшейся мне книги убеждали меня, что совсем неплохо вообще исключить из зимнего корма пчел мед натуральный, заменив его медом-сахаром, в который добавить какие-то вещества, которые, по данным науки, необходимы пчелам в дополнение к простым сахарам. Мол, тут человек еще и поможет пчелам избежать болезней и т. д. Такой метод содержания пчел, говорилось в книге, якобы очень широко распространен в Финляндии. Я немного знаю условия пчеловодства в Финляндии, знаю, что в стране Суоми много вереска и что этот вереск цветет самым последним из цветущих растений, цветет долго, до самых холодов, и что именно с вереска пчелы, живущие в Финляндии, очень часто приносят в ульи много меда. А как вы уже знаете, вересковый мед — это не самый лучший мед для зимнего питания пчел. Может быть, именно поэтому финские пчеловоды, желая выручить своих подопечных из беды, и замещают такой натуральный мед медом- сахаром, а там и добавляют в него еще и еще какие-то полезные, нужные пчелам вещества. И я не могу утверждать, что те же финские пчеловоды, окажись они рядом со мной, среди наших лесов и лугов, рядом с нашим разнотравьем и цветущими липами, станут лишать своих питомцев счастья запасти на зиму чудесный мед с наших богатых пастбищ, 17
где нет, разумеется, того самого вереска, который и доставляет моим финским коллегам столько забот. Итак, оставим для себя и дальше главным правилом жизни: не надо считать себя во всем умней природы, не надо считать себя во всем умней пчел, хотя, как вы видели, нам и приходится другой раз выручать из беды своих подд^ печных. Но и здесь, честно говоря, мы не очень аккуратно вмешиваемся в жизнь природы... Кого-то спасая, выручая из беды, мы руководствуемся своими правилами, своей логикой, а то и просто своими эмоциями, а не разумом, забывая, что тот же рой пчел, попавший в беду из-за дождей и холода, совершил ошибку, что-то не смог рассчитать, предвидеть, а потому и был бы жестоко наказан, если бы мы не пришли на помощь. Но мы выручили пчел, однажды ошиб- шихся. А не получится ли так, что и дальше эти пчелы будут ошибаться и ошибаться и в конце концов не смогут самостоятельно выжить? А наказав таких оплошавших пчел, природа вычеркнула бы их из своего списка, оставив там только того, кто более точен, более способен противостоять всем обстоятельствам жизни. Об этом тоже нельзя забывать. Я думаю, что вы простите меня за подобные лирические отступления от главной темы нашего разговора, они, видимо, тоже нужны, чтобы понять, что такое мед и как много всего стоит за этим простым словом, сложенным всего из трех букв. Итак, мед-сахар для пчелы мы с вами, хотя и с большими натяжками, но все-таки оправдали, оставили его пока в пчелином улье только на случай какой-нибудь уж слишком лихой беды. Но для себя сахар-мед мы никак не примем, ибо это все равно обман — это предательство нашей веры в исцеляющую силу меда. Увы, наша с вами вера в целебные силы меда для кое- кого из пчеловодов (речь идет уже о пчеловодах, а не торгашах-фальсификаторах) не представляет никакой ценности. Таких людей больше увлекают несложные арифметические прикидки, которые и указывают прямой путь к весьма значительной прибыли. Посчитайте сами... Пусть цена за 1 кг меда будет 20 рублей. А в это же время цена 1 кг сахара всего 3 рубля (кстати, цена здесь может быть и еще ниже, если вместо сахара, какой поступает в торговлю, внести в наши расчеты, например, какие-нибудь отходы от сахарного производства — такие отходы хотя и не имеют должного товарного вида, но сахарозы в них почти столько же, сколько и в сахаре, попадающем на наш стол. 18
Ну, а теперь давайте примем за факт, что из 1 кг сахара, превращенного в сахарный сироп и скормленного пчелам, пчелы приготовят 1 кг меда-сахара, который по внешнему виду, а часто и по вкусу может заметно не отличаться от меда натурального. Итак, затратив 3 рубля на сахар, вы довольно скоро получите 20 рублей за мед, произведенный пчелами из этого сахара. Прибыль заметна? Безусловно! Вот так и выстраивается вся несложная экономика меда-сахара, который порой гонит и гонит со своей пасеки пчеловод-проходимец. Такой мед, произведенный из сахарного сиропа, можно продавать и в сотах, в запечатанном виде, как самый дорогой сотовый мед (цена на сотовый мед раза в два выше, чем на мед, откаченный из сотов). Можно продавать и в жидком виде, а дальше, со временем этот мед-сахар еще и закристаллизуется, сядет. И у вас вообще не будет никаких подозрений. Учтите к тому же, что в улье, где готовится мед-сахар, может собираться в каком-то количестве и мед натуральный, с ароматом. И тогда при откачивании мед-сахар и мед натуральный смешиваются, и произведенный продукт приобретет в какой-то степени аромат меда натурального. Словом, работает фабрика. И порой такая фабрика, производящая мед-сахар, начинает работать вовсе не потому, что хозяин пасеки не совсем честный человек. Это хорошо мне, пчеловоду, который держит своих пчел в Ярославской области, где богатое разнотравье по лугам и лесным полянам, где вокруг деревни ряды лип, оставшихся еще от прежнего барского поместья. Примешься перечислять растения, с которых твои пчелы собирают нектар и пыльцу, и собьешься со счета. Да к тому же этот «цветочный конвейер» действует у нас без перерыва с весны до осени... Зацветает ива, а тут и мать-и-мачеха подоспела, а следом ягодные кусты зацветут, а там — сады и одуванчики, а дальше уже целые цветущие потоки, сменяя друг друга: белый клевер, малина, луговые травы, липа, луговой василек, пустырник, кипрей, лопух, бодяк... И если не подводит уж слишком погода, то наши пчелы работают без устали с весны до конца лета. Ну, скажите, зачем даже при самых нечестных мыслях заниматься в наших местах при доброй погоде производством какого- то меда-сахара, когда вот он, щедрый, прекрасный натуральный мед с цветущего разнотравья — самый лучший мед, который издавна назывался Русским Северным Медом. Но это счастье у нас на севере. А на юге?.. А вот на юге- то и приходится другой раз пчелам знать долгие дни без ка- 19
кого-либо взятка. На юге все цветение трав частенько приходится только на весну. А дальше — жара, сушь, когда растения, способные вроде бы порадовать пчел нектаром, а пчеловода медком, прекращают выделять нектар, И приходится пчелам ждать, ждать и ждать лучших дней. Вот тут-то и может возникнуть мысль, родившаяся сначала вроде бы из жалости к своим пчелам: а что они без корма и без дела сидят — а не лучше ли занять их сахарком? Сказано — сделано, и пчелы, истосковавшиеся по работе, а то и сидевшие на голодном пайке, дружно принимаются за работу — печатают и печатают мед-сахар. Вроде бы и все в порядке: и пчелы не бездельничают, и медок какой-никакой, а все-таки есть. Да и много может быть медка — сколько сахара, столько и меда. Ну а какого он качества? Да вроде бы и ничего. Конечно, не такой запашистый, как с лугов и полей, но все равно мед... А дальше человек, недостаточно образованный, никаких других вопросов себе и не задает, не мучается мыслями, что, мол, мед-сахар не содержит в себе всего того, что содержит мед, приготовленный пчелами из нектара цветов и т. д. Мед — он и мед, сделан пчелой, а не из патоки, и не сахарный сироп. Не позволяют пчеловоду-сахарозаводчику особо мучать- ся подобными вопросами и рассказы друзей-пчеловодов, а то и публикации в прессе о так называемом экспрессном методе получения меда (экспресс-мед), когда при помощи пчел пчеловод по своему усмотрению может приготовить все из того же сахара самые разные меды, якобы обладающие к тому же некими исключительными качествами. Добавьте, например, к сахарному сиропу морковного сока и вы получите «чудесный морковный мед!», богатый разными витаминами. А если приготовите сахарный сироп не на воде, а на молоке, то станете обладателем «чудесного молочного меда!», который принесет «огромную пользу, особенно растущему организму»... Честное слово, встречая такие откровения, да еще в серьезных книгах, посвященных отечественному пчеловодству, волей-неволей задаешься вопросом: что это? Недостаточная, мягко говоря, компетентность авторов изобретения или же какой-то сатанинский расчет на то, что все кругом люди очень недалекие, а потому и поверят всему сказанному, и примутся смешивать тот же морковный сок с сахарным сиропом. 20
Да, морковный сок прекрасен, и всегда с благодарностью мы принимаем его и в чистом виде. Да, сахарный сироп, переработанный пчелами в мед-сахар, куда лучше обычного сахара, употребляемого нами в пищу, да к тому же этот мед позаимствовал, поди, кое-что и от пчелы-труженицы. Но зачем устраивать такую карусель, если можно сок морковный пить отдельно, а пчел попросить вместо сахарного сиропа переработать на мед нектар с цветущих растений — все-таки мед натуральный куда ценней, чем мед- сахар? А может быть, в результате этого хитроумного производственного процесса происходит что-то необыкновенное и полученный таким образом продукт приобретает некие особые, удвоенные, утроенные свойства, а то и новые качества? И снова читаешь и перечитываешь строчки, только что поразившие тебя, и снова находишь здесь одно и тоже: «На протяжении многих веков народная медицина успешно применяла морковный сок как укрепляющее средство. Особое значение стали приписывать моркови после того, как из нее был выделен каротин — провитамин А. Установлено, что морковь — это своеобразный витаминный концентрат... Красная морковь содержит каротины, а так же витамины В, С, D, К. В ней содержится почти в 8 раз больше провитамина А, чем в крови, а витамина D2 — в 2 раза больше, чем в печени свиньи. Помимо витаминов красная морковь содержит много сахара и минеральных солей... По заказу пчелы соединили два высокоценных продукта — морковный сок и мед, добавив различные ферменты, кислоты, ингибиторы и т. д.». Как видите, ничего сверх обычного при таком производстве морковного меда и не произошло — просто «пчелы соединили два высокоценных продукта — морковный сок и мед». Так что я, выходит, был прав, посоветовав добрым людям продолжать пить свой морковный сок, а от пчел попросить не мед-сахар, а натуральный мед, собранный с цветов (правда, пчелы все-таки немного изменят качество морковного сока, переработав содержащиеся в моркови сахара (сахарозу) в простые, но все равно это вовсе не те сверхурожайные грядки, вокруг которых следует городить такой огород). Так называемый метод получения меда был изобретен не сегодня, а еще перед Великой Отечественной войной. Автор, пропагандист этого метода, известен, известны и его публикации, явившиеся широким массам трудящихся еще в 21
те времена, когда имя и дела умного, мудрого человека-старателя И. В. Мичурина были использованы для того, чтобы начать широким фронтом упражнения-насилия над природой. Да, к сожалению, все это так. Но все это, казалось, давно кануло в Лету... Ан нет — передо мной книга, изданная в Казани совсем недавно, в 1995 году, где снова (и без каких- либо элементов критики) преподносится злополучный экспрессный метод получения меда-сахара, сдобренного действительно полезными веществами, позаимствованными у моркови, у молока, а там и у куриного яйца. И вправду, дух захватывает, когда видишь, какое количество самых разных «полезнейших» медов можно произвести на основе сахарного сиропа: «бактериофаг — многовитаминный мед, пенициллин — многовитаминный мед, морковно-капустный мед, желточно-кальциевый мед, шоколадно-витаминный мед, шиповнико-капустный мед» и т. д. и т. п. А мы с вами, глупые люди, все печемся о том, чтобы пчелки носили в улей только нектар цветов... Все пытаемая установить, что именно перед нами — натуральный мед или мед-сахар. Милые люди, вы помните мой рассказ о московских журналистах, которые обошли в свое время 8 столичных рынков, накупили там разного меда, а затем попросили в соответствующих лабораториях провести точные анализы всем этим медам. Помните заключение этих журналистов: «ни один мед, купленный на рынках Москвы нельзя назвать медом»? Помните, я тогда как бы спрашивал этих отважных работников газеты: «А если это не мед, то что же?» И пробовал дать свой ответ: скорей всего этот продукт, купленный журналистами, был медом-сахаром или смесью меда- сахара с каким-то количеством натурального меда. А обнаружить, что перед вами не натуральный мед, а приготовленный пчелами из сахарного сиропа, действительно можно только с помощью специальной лаборатории. Такой анализ вам самим не провести, а тем более тут же, на месте, в торговых рядах колхозного рынка. Потому я еще раз хочу повторить: МЕД МОЖНО ПОКУПАТЬ ТОЛЬКО У ЛЮДЕЙ ЧЕСТНЫХ И ГРАМОТНЫХ, ЛИЧНО ЗНАКОМЫХ ВАМ, А ЕЩЕ ЛУЧШЕ, ЕСЛИ ВЫ БУДЕТЕ ЗНАТЬ И ТЕ МЕСТА, ГДЕ РАСПОЛОЖЕНА ЭТА ПАСЕКА. В этом случае будет гарантирована и экологическая чистота приобретенного вами меда. Другого совета в настоящее время я, к сожалению, дать не могу. 22
И заканчивая разговор о различных «упражнениях» с медом, морковным соком, а то и с лекарственными средствами, выпускаемыми медицинской промышленностью (помните: пенициллин-многовитаминный мед и т. п.?), мне хочется для вашего дальнейшего образования, для расширения вашего кругозора привести очень интересный отрывочек все из той же книги, посвященной сегодняшнему пче- ловождению, изданной в Казани в 1995 году, откуда я и позаимствовал суть теперь уже известного и вам экспрессного метода. На этот раз речь пойдет о женьшеневом меде: «...Женьшеневый мед — еще большая редкость, чем сам чудо-корень. Для пасеки, хотя бы для отдельного улья, нужна большая плантация цветущего женьшеня, но где на одном лоскутке земли взять столько растений, как их развести, вырастить? Может быть, в Корее и в Китае, где есть плантации женьшеня, такое еще возможно, а в Европе это исключено. Во всяком случае в обозримом будущем. Но в жизни безвыходных положений не бывает. Если женьшеневый мед нельзя добыть, как обычно, из цветов, надо попытаться получить его другим способом, пожалуй, еще более доступным^ чем естественным, — из сладкого же- ньшеневого сиропа!.. Взять 400 граммов сырых корней. Корни измельчить, залить 2 литрами воды, в течение 10 минут кипятить и 2 суток дать настояться. В настой добавить один литр холодной кипяченой воды, положить 4 килограмма меда, сироп поставить на огонь, однако не кипятить, а при такой горячей температуре подержать, пока растворится весь мед. Остывший сироп разлить в кормушки и поставить в ульи, конечно, соблюдая правила пчеловождения. Остальное доделают пчелы. Хозяин женьшеневого меда может считать себя обладателем несметного богатства, которого не найти ни в одной аптеке мира. Во всяком случае, сообщений о приготовлении, продаже женьшеневого меда не встречается. Пользоваться женыпеневым медом можно в тех формах, которые врачи приписывают в обычных случаях медовой и женыыеневой терапии. Будьте здоровы!» Так и хочется произнести вслух: эврика! Да и как же не изобретение, не открытие, когда автор сам говорит, что о подобном меде еще нигде никогда не говорилось до этого произведения. Конечно, изобретение! Но ведь изобретения бывают и бесполезными. Увы! Мед и женьшень — это сочетание известно давным-дав- 23
но. Порошок, приготовленный из корней женьшеня, смешивают с медом, с ореховым маслом, с мукой из лотоса. И мед, и ореховое масло, и мука из лотоса — в данном случае наполнители, которые используются при изготовлении пилюль. Такими пилюлями успешно пользуются в Китае и пока не собираются, видимо, готовить некий продукт — жень- шеневый мед. А уж китайцы-то, наверное, догадались бы, да и пораньше нас, как такой продукт произвести, если бы он был им очень нужен. Так что и тут, как в случае с морковным медом, у меня возникает сомнение: надо ли городить огород там, где он уже есть или совсем не нужен — надо ли готовить женьше- невый сироп, надо ли уже готовый мед (мед, видимо, натуральный) снова отправлять в улей на переработку — ведь уже созданному натуральному меду пчела вряд ли сообщит что-то новое, вряд ли заметно улучшит его качества? Не проще ли тут воспользоваться хорошо известными рецептами применения женьшеня и, если будет необходимо, сопроводить приготовленное по проверенным рецептам снадобье хорошим натуральным медом? Может быть, потому нигде, кроме как у этого автора-первооткрывателя, и не встречается до сих пор рецепта женыпеневого меда, что нет в нем никакой необходимости, как необходимости в меде морковном и меде молочном, о которых шла речь выше. Нет, все-таки лавры автора и неутомимого пропагандиста экспрессного метода приготовления меда Наума Иойри- ша до сих пор не дают покоя метущимся душам... Но все-таки автор женыпеневого меда, безусловно, человек честный — он не стал готовить женьшеневый сироп из сахара, как делал это Наум Иойриш при изготовлении своих морковных и молочных медов, он не позволил себе назвать медом продукт, произведенный пчелами из сахарного сиропа. Почему я так долго рассказывал вам о меде-сахаре и сопутствующих этому продукту явлениях? Да прежде всего потому, чтобы вы оставили себе точной памятью, как много всего собралось вокруг меда, который давным-давно, еще задолго до появления на земле человекообразных существ, научились готовить из цветочного нектара наши пчелы. И эти всевозможные обстоятельства, окружившие чудодейственный продукт, очень часто заслоняют собой суть явления, мельтешат, мешаются, запутывают честных людей, а там и стараются подсунуть нам что-то совсем не похожее на мед. 24
Мед падевый Вот мы более или менее и разобрались, что же такое мед натуральный и что такое мед ненатуральный. Ненатуральный мед — это мед фальсифицированный и мед-сахар. А натуральный мед мы уже определяли как мед, произведенный пчелами из нектара цветущих растений. Да, мед, произведенный пчелами из нектара растений, — это мед натуральный. Но натуральным медом является еще и мед падевый. Вот почему нередко рядом с указанием, что этот мед натуральный, находите вы и еще одно определение — цветочный, т. е. мед натуральный цветочный. И в то же время вы почти никогда не встретите рядом с продажным медом другого указания: мед натуральный падевый или просто — падевый мед. Создается впечатление, что падевый мед как будто скрывают или не выставляют на продажу, хотя падевый мед есть почти в каждом улье, если этот улей стоит, например, неподалеку от каких-либо деревьев. «Падевый мед представляет собой продукт, приготовленный пчелами не из цветочного нектара, а из пади животного происхождения и медвяной росы. Падь животного происхождения представляет собой сладкие выделения кишечника очень мелких насекомых (тлей, червецов, листобрю- шек и др.), попадающие на поверхность листьев растений и затем собираемых пчелами. Падь выделяется чаще всего на листьях дуба, липы, осины, ивы, пихты, орешника. Особенно много бывает ее осенью, когда жаркие дни чередуются с холодными ночами. Медвяная роса, встречающаяся на растениях в ввде выпота, по составу своему отличается от нектара большим содержанием декстрина, белковых, минеральных веществ, кислот». (Медвяная роса — это сладкая жидкость, выделяемая клетками растений. — А. Онегов.) Это описание я позаимствовал из «Учебника пчеловода», где далее о падевом меде говорится следующее: «По цвету падевый мед бывает очень разнообразным... Так как в таком меде содержится больше белковых и декстриновых веществ, то он отличается более высокой вязкостью и тягучестью. Падевый мед отличается повышенным содержанием минеральных веществ, особенно солей щелочных металлов (калия и натрия). Чаще всего падь и медвяная роса встречаются в ввде небольшой примеси к натуральному меду и тогда его трудно отличить от чисто цветочного меда. Для питания людей мед с примесью пади так же пригоден, как и чисто цветочный мед». 25
А теперь я хочу пригласить вас к себе в гости, в сад, куда совсем недавно вынесены из зимнего хранилища ульи с пчелами и где под деревьями широкими пятнами и полосами еще лежит последний снег... Весна уже пришла, заявила о себе, пчелы уже пробудились, облетались, совершили свой первый после долгой зимы полет. Они вроде бы и готовы собирать нектар с цветов, но вот беда, весна пока не подарила нам ни первых желтеньких огоньков мать-и-мачехи, ни распушившихся навстречу солнцу барашков ивы. И пчелы ждут-ждут и, как только пригреет солнце, отправляются на разведку. Вот тут-то и приходится наблюдать другой раз не совсем понятные для непосвященного человека события. Вот и сегодня принес я из леса несколько ольховых и осиновых жердей, чтобы подправить забор, и принялся снимать с них кору, чтобы жерди скорей высохли и не прели под корой. И только-только начал я работу, как возле окоренной жерди и возле кучки снятой коры появилась пчела, за ней другая, а там и третья. Пчелы торопливо бегают по свежей древесине, осматривают снятую кору и что-то вроде бы находят тут для себя. Потом они улетают, возвращаются снова — и так до тех пор, пока я снимаю кору с жердей и пока солнце дарит нам свое тепло. Но вот чуть похолодало, потянул резкий ветерок, и пчелы исчезли... Да, пчелы обнаружили мои окоренные жерди и отыскали здесь для себя выступивший на поверхность сок дерева. Назавтра я снова снимаю кору с жердей, и снова пчелы крутятся вокруг меня. Но вот вдоль дорожки через поле загорелись первые золотые огоньки мать-и-мачехи, и пчел возле моих жердей уже не сыскать — они все возле весенних цветов. Много ли собрали пчелы древесного сока с моих жердей? Да нет, совсем чуть-чуть. Совсем чуть-чуть падевого меда оказалось в этот раз в пчелином улье. Когда есть нектар в цветах, никакая пчела не будет собирать ни сок растений (медвяную росу), ни падь, выделяемую разными несе-- комыми, сосущими тот же сок растений. Так что падевый мед попадает в ульи только тогда, когда нет взятка с цветов. Бывает по лету такая погода: стоят холода, цветы вроде бы и цветут, а вот нектара они не выделяют. Тяжелое это для пчел время — нет нектара, нет взятка, нет работы. Тут бы и приняться за сбор пади и медвяной росы, но в холодные дни и пади в улей не принесешь — не плачут в это 26
время растения своей медвяной росой, не активны в это время и насекомые, поставляющие пчелам свои выделения — падь. Но случается и такое: приходит сухая жаркая погода. И тут цветы, хотя и раскрывают свои лепестки, но нектара тоже не выделяют (ни в холод, ни в жару большинство растений не вырабатывает нектара). И только луговой василек, лопух да пустырник выручают теперь пчел — эти растения одаривают пчел нектаром и в знойную летнюю жару. Но, увы, не везде луговой василек, лопух и пустырник встречаются в таком количестве, чтобы одарить своим нектаром всех пчел вашей пасеки. И приходится тогда пчелам искать и падь, и медвяную росу, которые как раз в самую жару и готовы щедро снабжать вашу пасеку всем необходимым для приготовления меда. Вот тогда и случается такое, правда, очень редкое событие, когда в ульях оказывается много падевого меда. Опытный пчеловод сразу отметит это явление и обязательно задумается, чем заменить этот мед в улье, ибо на падевом меде пчелы зимуют тяжело. Надо ли человеку бояться падевого меда? Совсем нет. Но приобретая мед густой, вязкий да еще с зеленоватым оттенком, обязательно попробуйте его: не горчит ли он, нет ли у него своеобразного, неприятного, явно не медового запаха. Такой запах и такой привкус могут иногда появиться у падевого меда. Достаются они меду чаще всего от медвяной росы. И если у вас возникнут тут какие-то сомнения, то лучше откажитесь от такого продукта. Но мне кажется, что подобная встреча у вас вряд ли когда произойдет, по крайней мере, моя память не сохранила ни одного подобного случая. Да и не помню я, чтобы у меня на пасеке хоть как-то особо обнаруживал себя падевый мед. Конечно, следы такого меда я нахожу у себя каждый год, но это только следы. Да если бы и появился у меня падевый мед в большом количестве, я бы совсем не расстроился. Конечно, этот мед из улья надо будет убрать и заменить цветочным. Но это сущие пустяки. А сам падевый мед, еще не так давно считавшийся медом второго сорта (официальная градация), нынче пользуется на том же злополучном Западе особым уважением и даже ценится вроде бы выше обычного цветочного. И причина того — высокое (по сравнению с цветочным медом) содержание в падевом меде различных минеральных веществ. В Европе нынче падевый мед получил статус особо целебного. 27
МЕД ОТБОРНЫЙ? Работу на пасеке я заканчиваю обычно в ноябре, а затем убираю пчел на зиму и отправляюсь, как говорилось раньше, в Москву «за песнями». И главные песни для меня, пчеловода, были в магазине «Пчеловодство», что на Ленинском проспекте, и в павильоне «Пчеловодство», что на ВДНХ (ныне это ВВЦ — Всероссийский выставочный центр). В магазине «Пчеловодство» я подкупал необходимый мне для работы инвентарь, ну а на ВДНХ направлялся главным образом для того, чтобы поинтересоваться, что нового изобрели за этот год мои коллеги-пчеловоды, какие новые ветры повеяли над отечественными пасеками. И действительно, павильон «Пчеловодство» на ВДНХ до самого последнего времени оставался выставкой достижений пчеловодов-старателей. Увы, времена изменились, и теперь павильон «Пчеловодство» на бывшей ВДНХ больше походит на торговые ряды колхозного рынка — теперь вам здесь предлагают наперебой самый разный мед, доставленный в столицу с Дальнего Востока и Алтая, из заповедных урочищ Воронежа и с берегов Кубани. Словом, шумит теперь на месте вчерашней выставки ярмарка. Вначале эта ярмарка, и вправду, предлагая вам мед, точно указывала, где именно этот мед собран пчелами. И говоря о меде, доставленном из заповедных урочищ Воронежской области, я никак не шутил — был тут и такой мед, да еще эти урочища-пастбища для пчел указывались так точно, что их можно было отыскать на карте. Словом, такой мед не был никак анонимным — ответственность за него несло определенное географическое пространство. Помню я тут и продавца башкирского меда. Это был коренной житель Башкирии — по крайней мере, о славном башкирском меде с ним можно было серьезно поговорить. И этот башкирский мед, который продавали в павильоне «Пчеловодство», вызывал у меня уважение. Но времена менялись дальше и менялись к худшему. И совсем скоро я уже не встретил в павильоне «Пчеловодство» ни башкирского меда с его грамотным продавцом, ни меда, собранного с конкретных урочищ Воронежа. Ярмарка шумела, но мед терял свое лицо, становился анонимным и теперь конкурировал друг с другом, видимо, только списками трав, с которых тот или иной мед был якобы собран: у меня, мол, мед с донника, а у меня с гречихи, возьмите мой — у меня с лугового разнотравья, да еще с клевера... 28
Не отличалась ничем от описанной ярмарки и торговля медом, открытая еще в одном павильоне ВВЦ. Здесь тоже выбор меда покупателями шел только по спискам трав, якобы принимавших участие в создании выставленных теперь на продажу медов. Одни покупатели пробовали мед липовый, другие — мед с чабреца, а чуть живая старушка обращалась и к продавцу, и к коллегам-покупателям с вопросом: «Я вот хочу весеннего меда с акации. Я брала уже такой мед, но он у меня скоро закис. А ваш тоже закиснет?» Продавец молчал, не подсказывали ничего нужного и коллеги-покупатели, и тогда я попытался успокоить растревоженную бабушку: мол, так и так, милый вы человек, ваш мед закис не потому, что он весенний, с акации, закиснуть может любой мед, если он содержит в себе больше положенного воды... А случиться такая беда может по двум причинам. Тогда, когда ваш мед долго находится в сыром помещении, мед — продукт гигроскопичный, он легко принимает влагу со стороны... «Нет-нет, — возразила моя старушка, — он у меня стоял в шкафчике, а там очень сухо, и дома у нас сухо — нарезанный хлеб тут же сохнет». «Тогда причина вашей беды в другом — в купленном вами меде уже было много влаги. Так что, скорей всего вам продали незрелый, не доведенный самими пчелами до кондиции, продукт. А такой незрелый мед очень просто произвести на любой пасеке. Некогда тебе ждать, когда пчелы выпарят из нектара лишнюю влагу и запечатают готовый мед восковыми крышечками, вынимаешь ты из улья мед незапечатанный — вынимаешь медовые соты без восковых крышечек. Вот и получается продукт, который очень скоро может закиснуть, так как содержит излишки влаги». Закончил я первую часть беседы-объяснения, а там и задал старушке конкретный вопрос: — А у вас закисший мед еще остался? — Остался-остался, — снова забеспокоилась моя собеседница. — Тогда поступите так: нагрейте свой закисший мед градусов до 60 и подержите при такой температуре с полчаса. И если ваш мед до конца не испорчен, брожение прекратится. Только нагревайте, конечно, не прямо на огне, а устройте водяную баню. — А как же не ошибиться теперь при покупке? Как узнать заранее, что мед не закиснет? Что я мог ответить своей собеседнице здесь, на рынке, где каждый продавец только расхваливал свой продукт? Кто признается вам, что мед у него незрелый? Да и знает ли сам 29
продавец-посредник (а не пчеловод — хозяин меда), что именно он продает? Но выручать старую и, видимо, не очень богатую женщину, которая, судя по всему, покупала мед именно для лечения и верила в мед как в сильное спасительное средство, надо было в любом случае, и тут на помощь мне пришла небольшая афишка-рекламка над одним торговым местом: «Мед отборный. С пасеки председателя областного общества пчеловодов...». А далее следовали фамилия и инициалы пчеловода, поставившего на продажу свой мед. Что такое мед отборный? И как это понимать? Этого я не стал объяснять своей собеседнице, озабоченной сейчас только тем, чтобы снова не ошибиться и не купить мед, который вскоре закиснет. Я только предложил ей поинтересоваться медом именно здесь, где продают мед не анонимный, где указано имя пчеловода, который, судя по всему, своим именем гарантирует качество продукта и готов нести за него ответственность. К счастью, мы отыскали здесь, среди отборных медов, произведенных на пасеке конкретного пчеловода, такой, какой понравился моей новой знакомой. И хоть стоил этот мед чуть-чуть дороже остального ширпотреба, но все мы: и продавец, и покупатель, и я — невольный консультант на общественных началах, — остались довольными после этой встречи. Как хорошо, думалось мне тогда, что среди шумной рыночной и чаще всего беспардонной суеты встречаются вдруг и ответственность за качество продукта, и сам высококачественный продукт. Если бы так да во всей торговле медом такие вот торговые марки с авторитетом и ответственностью... Тогда бы уже сама торговля не допустила к покупателю не только мед-сахар, но и мед недозревший, который обычно и производят пчеловоды-торопыги. Конечно, не у каждого пчеловода хватит сил вывезти свой мед на столичный рынок — это хорошо, когда у тебя десятки ульев, когда медом с твоей пасеки можно залить десятки бидонов. А если держать всего восемь—десять, много — пятнадцать ульев? Да, такая небольшая пасека уже не выдержит даже транспортных расходов. А тогда, может быть, поступить иначе? Пусть торговой маркой будет не имя пчеловода, а имя самой фирмы, которая закупает мед по малым пасекам и доставляет его покупателям. И всего-то ничего надо для такой авторитетной торговли: принимаешь мед у пчеловода, проведи анализ, определи: 30
мед это или мед-сахар, установи, много ли в меде пади, какое количество влаги в продукте. Ну а там и еще что-то можно проверить. И все это очень несложно, все это делается прямо на месте при помощи небольшой походной лаборатории. И, конечно, после анализов посмотри пасеку: как содержит пчеловод своих пчел, чисты ли ульи, не запачканы ли выделением пчел медовые рамки. И если и тут все в порядке — то вези мед на рынок и гарантируй его высокое качество. Ан нет — нынче у нас пока все иначе. Скупают мед у пчеловодов подчас люди совершенно необразованные по части пчеловождения, берут все, лишь бы заплатить поменьше. И, конечно, никаких анализов на месте не проводят. Говорят, что какие-то анализы продавцу меда в конце концов надо провести и только тогда, мол, выдадут тебе бумагу на право торговли... Люди милые, верите ли вы сегодня каким-то бумагам? А если еще верите, то прислушайтесь к моим словам... Я никогда не торговал на рынке медом, а потому сам никогда не получал никаких подобных бумаг- разрешений, но я видел, знаю всю механику нашей нынешней торговли, а потому и советую вам не всегда верить разрешениям на торговлю и сертификатам качества продуктов. Эти разрешения-сертификаты выдаются за деньги. И нередко бывает так: предложи больше денег за такое разрешение и забудутся тут же всякие химические анализы. Ну а поскольку продать сегодня можно все, что угодно, постольку никто из нынешних спекулянтов-перекупщиков и не думает ни о какой торговой марке — все они, за редким исключением, лишь временщики-налетчики, а потому и кое-кто из пчеловодов не утруждает себя по нынешним временам особым старанием на своей пасеке. Я уже рассказывал вам, как из капельки нектара пчелами готовится в улье мед. Эту капельку пчелы перемещают с места на место до тех пор, пока лишняя влага не испарится и цветочный нектар не превратится в мед. А для этого пчелы еще все время усиленно вентилируют улей. Затем готовый мед помещают в сотовую ячейку, и ячейка, наполненная медом, запечатывается восковой крышечкой-забрусом, печаткой. Все — процесс приготовления меда завершен. Теперь мед будет дожидаться зимы, а там и обеспечит жизнь зимнего пчелиного клуба. О запечатанном, приготовленном про запас меде пчелы вспоминают обычно только к зиме, а до этого мед остается в улье и не просто занимает какое-то пространство, но еще и зреет, дозревает, ибо все процессы переработки нектара в 31
мед не заканчиваются в тот момент, когда мед запечатан восковой крышечкой. Под воздействием ферментов, доставшихся меду от пчелы-труженицы, продолжается превращение остатков сахарозы (сложного сахара) во фруктозу и глюкозу (простые сахара), под воздействием ферментов идет расщепление крахмала, который в небольшом количестве содержится в нектаре — крахмал расщепляется на сахара... Словом, недавно запечатанный мед все еще продолжает жить и зреть. Вот почему самым качественным медом будет такой мед, который не сразу откачивают из сотов после его запечатывания. Хорошо, когда соты с запечатанным медом побудут и еще какое-то время в улье. — Как же так? — спросит меня тут какой-нибудь пчеловод-торопыга. — А куда же пчелам дальше складывать мед? Убирать надо запечатанный мед и на его место тут же ставить пустые соты. Увы, очень часто встречаются мне пчеловоды даже в наших старинных пчеловодческих местах, откуда когда-то и шел самый лучший русский северный мед, — мед с разнотравья лугов и лесных полян, — которые держат своих пчел, как кошек при доме. Ну а как держат кошек при деревенском хозяйстве, вы, пожалуй, догадываетесь... Кошка живет возле хозяев сама по себе: где-то ходит-бродит, кого-то ловит, уничтожает, а попутно и попугивает мышей, которые досаждают хозяевах дома, за что свою кошку хозяева и кормят, оставляя ей в баночке молоко или еще что- нибудь, что кошка не оставляет без внимания. Вот и все... Да, еще хозяева, когда кошка приносит где-нибудь тайно от людей котят, принимаются искать гнездо с котятами, а там, обнаружив желанное место, отбирают у кошки котят и закапывают их живьем в братскую могилу. И это делают вроде бы обоснованно, с пользой для хозяйства, ибо не досмотри, не отыщи гнездо с котятами, подрастут котята и станут бедокурить-пакостить... Да и вообще, к чему разводить лишние рты — хватит и той кошки, что вертится под ногами. Конечно, пчела не кошка, но внимания к своим пчелам другие наши пчеловоды проявляют порой ненамного больше, чем к домашнему животному с хвостом и усами. По крайней мере, не встречаю я тут очень часто каких-то особых забот к пчелам со стороны человека. Случится что с пчелиной семьей — отметят факт и ждут, чем все это закончится. Закончится плохо, тоже отметят почти равнодушно: одна семья погибла. Придет весна, наступит пора выставлять пчел из помещения в сад, спросишь соседа: «Как пере- 32
зимовали пчелы?» И удивишься, услышав в ответ ту же равнодушную констатацию факта: «Восемь семей убирал на зиму, шесть выставил сейчас». Поинтересуешься дальше: «А отчего погибли две семьи?» Ответят: «Корма не хватило». Слышишь такой ответ и знаешь, что виноват в происшедшем только сам пчеловод — обобрал он по осени пчел, вынул из улья почти весь мед, оставил пчелам всего ничего, вот и погибли они от голода. Объяснить бы все это человеку, да поймет ли — что-то новое для него, пришедшее со стороны, — это только беспокойство... Ну а заглянешь в улей к такому пчеловоду, и совсем станет не по себе — все рамки в улье испачканы выделениями пчел. Пчела, нормально зимующая в улье, обеспеченная качественным кормом, зимующая в тишине, обычно не выделяет кала, хотя и продолжает всю зиму питаться. В это время кал собирается у пчелы в задней кишке и, если зимовка пройдет благополучно, будет выброшен пчелой во время первого весеннего выхода из улья, во время первого облёта. Так и поддерживается пчелами чистота в жилище. Но если пчелам достается на зиму некачественный корм, если улей находится в слишком сыром помещении, если в помещении, где зимуют пчелы, слишком высока температура, если пчел тревожить, беспокоить по зиме, то может случиться беда — у пчел начнется понос, и тогда пчелы-чистюли уже не по своей воле испачкают своими выделениями и стенки улья, и рамки, и сами соты (и пустые, и еще хранящие мед). Такое событие, конечно, беда. И тут по весне приходится пчел пересаживать из грязного улья в чистый, приходится убирать из улья рамки, испачканные пчелами, и заменять их новыми. Но все это делает пчеловод, обеспокоенный судьбой своих питомцев. А будет ли так стараться человек, у которого пчелы живут при доме почти так же, как деревенская кошка... И остаются в таком улье, попавшем в беду, и грязь на стенках жилища, и грязь на рамках, и грязь на сотах, куда очень скоро пчелы начнут носить нектар с цветов. А потом такие вот рамки с медом, испачканные выделением пчел, попадут в медогонку, а там какая-то часть этой грязи окажется и в откачанном меде. Может быть, все это и не очень страшно, как скажут, не смертельно, но я не могу видеть грязные пчелиные жилища, зная, как ревностно сами пчелы наводят порядок в своем доме. Я не могу принять подобную грязь, запомнив с детства, что пчеловод — это человек в белом халате, а пчеловод- 2--301 33
ство при пчеловодах в белых халатах — это такое же старание и такая же стерильная чистота, как медицина... Но грязный улей, грязные рамки в медогонке — это еще не все «приключения» у подобных пчеловодов... Вспомните мой разговор с пчеловодом, который очень удивился, что я не вынимаю тут же запечатанный мед... «Как же так? А куда пчеле дальше складывать мед?» Обычно мои пчеловоды-соседи придерживаются такого правила пчеловождения. В нижней части улья, в самом улье, в гнезде, установлены большие гнездовые рамки. Таких рамок в наших ульях — 12. В каждой рамке может быть запечатано до 4 кг меда. Но эти рамки, находящиеся в гнездовой части улья, в гнезде, в основном используются пчелами для выведения новых пчел — здесь матка откладывает яйца, здесь из яиц выходят личинки, здесь подросших личинок пчелы запечатывают восковыми крышечками, под которыми со временем из личинок и появляются молодые пчелы. Словом, гнездовая часть улья — это пчелиный родильный дом или ферма, как хотите, при которой, конечно, находятся и необходимые запасы пищи: мед и пыльца растений (перга). Ну а мед, который собирается про запас, складывается пчелами в медовые рамки, которые устанавливаются на гнездо сверху. Эти медовые рамки примерно в два раза меньше гнездовых, значит, в такую рамку можно запечатать до двух килограммов меда. Медовые рамки вместе с корпусом, изготовленным специально для них, именуются магазином. Вот такой магазин и водружается на гнездо в то время, когда начинается взяток. А затем, когда магазинные рамки будут наполнены медом, магазин (и рамки, и корпус) снимают, мед из рамок откачивают, а пустые магазинные рамки вместе с тем же корпусом возвращают на место — мол, трудись пчела дальше. Помните, я рассказывал вам, что капля нектара, прежде чем стать медом, прежде чем оказаться запечатанной в медовой ячейке, до восьми раз переносится с места на место, помещается на какое-то время в пустые ячейки, на полочки рамок и т. п. Отсюда, разумеется, следует вывод, что пчелам, для того чтобы наполнить медом все медовые рамкй магазина (а их обычно 12, как и гнездовых рамок в гнезде), требуются дополнительные, вспомогательные «помещения», где они могли бы заниматься переработкой цветочного нектара в мед. И таких дополнительных «помещений» требуется много, примерно в два раза больше, чем «помещений», куда складывается готовый мед. Так собирают пчелы мед в 12 рамок магазина, значит, для успешной работы им требу- 34
ется еще 24 таких же магазинных рамок или 12 больших, гнездовых, где бы они и занимались своим производством. Вот почему пчеловод, желающий получить побольше качественного меда, устанавливает на гнездо улья не один, а два, а то и три магазина. Тут для пчел не будет препятствия в работе. При таком запасе рамок с сотами, приготовленными под мед, можно подержать в улье какое-то время и рамки с уже запечатанным медом, можно подождать, чтобы мед дозрел... Конечно, можно и убрать из улья запечатанный мед, но создать в той же кладовке такие же условия для этого меда, как в улье, вряд ли удастся — в улье достаточно высокая температура, необходимая, чтобы процессы дозревания меда шли быстрей и успешней. Лишние соты в улье — это, разумеется, и дополнительный мед. Не поставь заранее второй, третий магазины, и пчелы начнут заполнять нектаром соты в гнездовой части улья. При этом сократится пространство для работы матки, и матка тут же сократит кладку яиц. В такой семье, оказавшейся в стесненном положении по причине хорошего медосбора, совсем скоро не будет замены рабочим пчелам — молодые пчелы будут появляться все в меньшем числе. А рабочие пчелы живут по летнему времени чуть-чуть больше месяца. Вот тут и может случиться такое: цветут цветы, есть нектар, а собирать его некому и некуда — улей с одним- единственным магазином заполнен медом, старые рабочие пчелы понесли большие потери, а смена им, увы, не подоспела... Схватится непутевый пчеловод, поставит новые медовые рамки, а носить мед уже и некому — его пчелы почти перестали размножаться (у пчел желание запасти побольше меда превалирует над всеми остальными желаниями). Конечно, о такой беде почти все наши пчеловоды знают, но поступают далеко не так, как полагалось бы поступить — чаще всего они не запасаются вторыми, третьими магазинами для своих ульев (это ведь все лишняя работа — делать дополнительные магазины, рамки и т. д.), а снимают с улья магазин с медовыми рамками еще тогда, когда они только- только наполнены медом, но еще не запечатаны. Конечно, такой незапечатанный мед далеко не зрелый, конечно, в нем еще много лишней влаги, и пчеловоды, о которых идет речь, неплохо знают, как от этой лишней влаги избавиться. Спросишь такого пчеловода: мол, что же ты незапечатанный мед откачиваешь, и услышишь в ответ весьма уве- 2* 35
ренное заявление: «А что такого, постоит две недели в ведре и загустеет, уйдет вода». Действительно, таким способом можно удалить из незапечатанного, незрелого меда лишнюю влагу — действительно, такой еще совсем незрелый мед в какой-то степени может и дозреть. И такие технологии известны промышленному пчеловодству и применяются там, когда закупают заготовительные организации незрелый мед, содержащий еще много воды, много сахарозы и т. п. Действительно, процесс дозревания может пойти и здесь — ведь какое-то количество ферментов от пчелы этому, еще не запечатанному, но уже побывавшему несколько раз в зобике у пчелы меду досталось... Но досталось, увы, еще не в том количестве, которое могло бы достаться меду, запечатанному в конце концов пчелой. А ведь к меду от пчелы переходят не только ферменты, способствующие переработке сахарозы и крахмала. Значит, в любом случае такой дозревающий в ведре мед не будет обладать теми качествами, которыми мог бы обладать мед, запечатанный пчелой. Начнешь объяснять кому-то из пчеловодов-торопыг, что такое качественный мед, как легко испортить его вот такими операциями, когда откачивается мед, еще не запечатанный пчелами, и чувствуешь, что не доходит до твоего собеседника ничего из сказанного, а если и доходит, то встречает упорное сопротивление. Ведь знает твой собеседник, знает упрямо, на всю жизнь, что незапечатанный мед откачивается легко и быстро, а вот ты, который ждешь, к&гда медовые ячейки будут закрыты восковыми крышечками, теряешь много времени на то, чтобы эти ячейки вскрыть, чтобы срезать специальным ножом эти восковые крышечки-забрус... Да, действительно, срезать крышечки-забрус с ячеек с медом порой много дольше и трудней, чем откачивать мед из вскрытых ячеек. Да, густой, запечатанный мед откачивается гораздо дольше и не так чисто, чем мед незапечатанный; мед жидкий — этот мед просто вылетает из ячеек, как только начнешь крутить медогонку. И вылетает так чисто, что посЛе этого нет почти никакой необходимости нести освободившиеся соты обратно в улей, чтобы пчелы очистили их Ът остатков меда (такая операция называется так: осушить медовые соты; соты, из которых откачан созревший мед, всегда ставят пчелам на обсушку, прежде чем убрать на зиму). Да, прав по-своему, для себя мой собеседник. Пдав и не собирается жить иначе. А потому и попадается нам частенько такой мед, который может закиснуть и в котором, увы, 36
нет в нужном количестве всего того, что должно быть в высококачественном меде. Ну на путь такому меду, испорченному людьми, на рынок будет до тех пор, пока мед, предлагаемый нам, остается обезличенным, анонимным, пока у продаваемого меда не появится авторитетной марки: либо пчеловода, либо ответственного торговца. Ну, а как же нам все-таки и тут оградить себя от несовершенства, от потери качества?.. Помните, в самом начале нашего разговора, когда речь шла о фальсифицированном меде, я приводил вам слова из американской «Энциклопедии пчеловодства»: «Кто ищет чистый мед, должен покупать его в сотах...». Помните, мы с вами убедились на примерах, что действительно, никакой мед-обман не может быть представлен покупателю в сотах, в запечатанном виде. А потом, когда зашла речь о меде-сахаре, который производили сами пчелы, мы также убедились, что сотовый мед — мед, предлагаемый вам в запечатанных сотах, — вовсе не обязательно будет натуральным, высококачественным, ибо в сотах вам могут предложить и мед-сахар... Ну а если у вас есть уверенность, что предлагаемый вам мед все-таки натуральный, что никакой черт не подсунул пчелам вместо нектара сахарный сироп, то мед самого высокого качества и будет перед вами именно в сотах, запечатанных восковыми крышечками-забрусом. Увы, сотовый мед обычно раза в два дороже меда центробежного, спускного, откачанного из сотов — ведь вместе с медом вам передаются и соты, построенные пчелами, а лишние соты — большая ценность для любой пасеки. Об этом я уже говорил. Ибо лишних сотов у пчеловода-старателя никогда не бывает... И последнее, что надо бы объяснить мне: что же такое мед отборный? Честно говоря, там, в павильоне ВВЦ, где продавали мед и где встретил я старушку, которой достался закисший позже мед, само слово «отборный» меня особенно не убедило в том, что передо мной товар, отобранный из числа других как лучший по качеству — мало ли что может понаписать торговля. Доверие же к предлагаемому продукту явилось у меня только после того, как я увидел, что за мед ручается конкретный и, видимо, достаточно грамотный и честный человек. Ну а смысл слова «отборный» я уже расшифровал, заглянув только что в Толковый словарь русского языка. Заглянул 37
я и в словарь В. Даля и там обнаружил почти то же самое разъяснение: отборный товар — лучший, первый разбор. Какой именно смысл вкладывал председатель областного общества пчеловодов в это определение «отборный», относя его к своему меду, я не знаю. Может быть, он считал свой мед лучшим среди другого аналогичного меда, который перекупщики, как я вам уже рассказывал, скупают у пчеловодов, интересуясь при этом прежде всего ценой. А может быть, он выделил из своих медов самые лучшие, выделил, конечно, не по результатам каких-то химических анализов (грамотный пчеловод без всяких анализов знает, какой у него мед), а по каким-то своим правилам, учитывая прежде всего свои личные пристрастия и вкусы. Кто знает... Мед до сих пор собирает вокруг себя столько самых разных тайн, что сразу во всех и не разберешься. Помню, как однажды мой друг, лесничий из вятских краев, пригласил меня поехать вместе с ним к знакомому пчеловоду за медом. Я согласился, хотя мне самому мед был не нужен. Вот и знаменитые вятские урочища, где пчелы собирают самый разный мед. Вот и пасека, и сам пчеловод — близкий родственник моего знакомого. А вот и деловые разговоры, ради которых мы и прибыли в этот дальний лесной угол. Мол, так и так, милый человек, одари ты меня самым лучшим медом. — А какой тебе мед поднести? Такой? Такой? Или такой? Тут в разговоре появились названия трав и деревьев. Я ожидал, что мой товарищ примется выбирать желанный продукт именно по названиям медоносных растений, но ошибся... — Мне бы, мил человек, такого, какой ты для себя оставил на этот раз. — Дам я тебе такого, но только у меня его немного совсем — много себе не оставляю... В конце концов нам подали мед, достаточно много меда, прямо в небольшой липовой колоде (такие колоды устраиваются из целого куска ствола — лишнее вынимается и получается такой высокий боченочек). Мед я попробовал тут же. Он был мягок на вкус, уже закристаллизовавшийся, севший мелкими-мелкими кристаллами. Сколько я мог судить, этот мед имел определенное отношение к липе, но не только... Пробовал я за чаем у пчеловода и другой мед, поставленный на стол, — и тот мед был хорош. Так что же подвинуло этого человека, имевшего богатый выбор, остановиться на каком-то одном меде? Не знаю. 38
Я сам для себя оставляю тот мед, который в этот раз мне почему-либо больше всего пришелся по душе. А люблю я мед, который не очень быстро садится, который и по зиме еще не совсем засахарившийся, а если и засахаривается, кристаллизуется к этому времени, то мелкими кристалликами-крошками. Такой мед обычно называют мягким — и он действительно мягок, как домашнее масло. И по вкусу мед больше нравится мне не резкий, не навязчиво сладкий. Вот такой мед нравится лично мне. Такой я оставляю себе на зиму, если конечно, подобный мед мои пчелы приготовят летом. Но это совсем не значит, что другие какие-то меды с моей пасеки хуже или лучше. Я уже говорил вам, что я всегда стараюсь, чтобы мои пчелы имели возможность производить высококачественный целебный продукт. Ну а сам я, наверное, такой продукт уж не стану специально портить. МЕД ЭКОЛОГИЧЕСКИ ЧИСТЫЙ? Птицефабрика и курочка Ряба Наверное, кто-то еще не забыл, как в помощь маломощной курочке Рябе, приписанной к крестьянскому двору, стали у нас ударными темпами возводить птицефабрики, чтобы обеспечить страну курами и куриными яйцами. И действительно, очень скоро и куры и куриные яйца появились повсюду. Тогда казалось, что дни курочки Рябы уже сочтены — ну, куда ей, рудименту допотопной России, против современных производственных мощностей... Кое-кто, погоревав, уже и оплакал эту потерю. Но сама курочка-старательница, вечно торчащая под окнами деревенского дома, сдаваться не собиралась, и очень скоро услышали мы, правда, сначала со страниц переводной литературы, что куриное яйцо, произведенное на птицефабрике, разумеется, без какого-либо петуха, вовсе и не яйцо, а нечто напоминающее его формой и еще чем-то. А так это вовсе не натуральный продукт, известный человеку с древних времен и сыгравший немалую роль в нашей эволюции, а некий эрзац-заменитель. И вообще это фабричное яйцо, не содержащее куриного зародыша, вовсе и не живое и т. д. И помнится, эти утверждения в пользу курочки Рябы исходили не от падкой на сенсации бульварной прессы, а от людей умных, ученых и весьма авторитетных. Помнится и то, что эти предупреждения особого влияния на наше общество, обрадованное вначале изобилием кур и 39
яиц, не имели, но все равно мало-помалу счастливые и сытые граждане стали отмечать, что в фабричном яйце, мол, чего-то не хватает: и цвет не тот у желтка, и запах и вкус совсем не те, что у яичка, снесенного деревенской курицей. ( Словом, наша курочка Ряба конкуренцию с птицефабрикой выдержала, выстояла и продолжала нести свои живые яйца, яйца, и вправду, вкусные, запашистые, и эти яйца стали цениться заметно выше, чем подобный им эрзац-продукт. Пожалуй, все так и продолжалось бы дальше, если бы в нашей жизни не появилось некое слово — экология. Экология да экология! Экология — это наука о доме, о местопребывании живого существа: как живется этому живому существу на его земле, что мешает ему успешно выживать, развиваться и размножаться... А отсюда и поиски путей, как улучшить условия жизни, среду обитания и т. п. Словом, с появлением в нашем словарном обиходе «экологии» мы вскоре и задумались: как мы живем, что едим, что пьем, чем дышим и не попадает ли нам вместе с пищей и водой каких-нибудь ядов, которые вдруг да и помешают нашему успешному выживанию, развитию и размножению. Вот так вот и стали мы более осмотрительными и разборчивыми во всем, что так или иначе касается нас с вами. Тут-то и пришлось нашей знаменитой курочке Рябе подвергнуться новому испытанию. Как-то летом, проводя отпуск в деревне и наслаждаясь прелестями сельских видов, глянули мы в окно на улицу и остолбенели... Хозяйка вашего дома, только что завершившая стирку белья, и разумеется, с помощью бытовой химии, стирального порошка, слила ополоски из стирального корыта в ведро и вылила это ведро разведенного стирального порошка прямо на дорогу перед домом. И тут же к этим помоям-ополоскам кинулась курочка Ряба, да не одна, а вместе с товарками и петухом... Ну как же пропустить курице вынесенные из дома помои! И нет, не убежали никуда ни рябые, ни белые, ни красные куры от вылитой на дорогу прохимизированной rpd- зи — наоборот, принялись они что-то разыскивать здесь, склевывать, поглощать. Оказалось, что воду из стирального корыта хозяйка вылила в ведро, где уже были какие-то хозяйственные отходы. Вот тебе и экология! Вот тебе и экологическая чистота яйца, снесенного курочкой Рябой! Выходит, на птицефабрике-то яйцо чище — там ведь кур стиральным порошком не угощают... Дальше — больше, и отметили вскоре вы нежную любовь 40
местного населения к тому же дихлофосу. Заедают по летнему времени комары, донимают мухи. Комары не дают спать всю ночь, а с рассветом настоящее нашествие мух! А тут в сельский магазин как раз баллончики с дихлофосом привезли. Поливай себе комаров и мух. А расправишься с вредителями в доме, иди выручай корову в стойле — пора доить ее, а те же самые вредители, что только что допекали тебя в комнате, допекают теперь и корову. Нервничает корова, стоит плохо, того и гляди свернет ногой подойник с молоком. Нет, •гак не пойдет. Где он, дихлофос-спаситель? Ну-ка его сюда! И смерть всем коровьим врагам! Спокойно стоит корова после химической обработки, нежно, легко поговаривают в подойнике струйки парного молока. И кто знает, сколько этого самого дихлофоса попадает сейчас и в подойник с молоком? Ну а теперь на огород и в сад. Уж тут нынешней химии есть где развернуться. Одну только капусту, пока не вырастет, надо раз пять самой крепкой химией обрабатывать, не верите? Тогда считайте сами... По весне крестоцветная блошка нападает на нежную рассаду, готова всю ее извести, если не прийти на помощь будущему овощу. Давай сюда дуст! Потом весенняя капустная муха, за ней летняя — вот уже вторая и третья обработки. Ну а потом бабочки всякие полетят, оставят после себя на капустных листьях отряды гусениц. И снова: дуст к бою! Так еще раза два побывает этот порошок-спаситель на приусадебном огороде. Спросите: откуда дуст? Его вроде бы давным-давно запретили, не производят... Это у вас там по газетам его не производят, а у нас надолго вперед запасы еще с тех времен, когда этим дустом все поля со льном засыпали. Ну а не будет дуста, кончится он, еще какой-нибудь отравы для извергов найдется. Подобное лихое обращение со всевозможной химией хозяйки курочки Рябы может быть еще и еще продолжено. Но надо ли — и так, видимо, ясно каждому, что та самая деревенская улица, и те самые деревенские сады-огороды, где куры хозяйничают по весне и по осени после уборки урожая, давно уже не экологический рай, давно уже только пространство, зараженное, и порой очень значительно, различной химией. Ну а дороги, по которым несутся автомобили... Не знаю, как у вас, а у меня сжимается сердце, когда еду я по тому же шоссе на Ярославль, когда въезжаю в очередную деревню, село, поселок, стоящие вдоль дороги, и вижу на самой обочине шоссе, в придорожных канавах, куда и собирается вся 41
грязь от несущегося транспорта, тех самых курочек, рябых, белых, красных, какие здесь до сих пор несут свои деревенские яйца, цвет, вкус и запах которых вроде бы и сейчас превосходят аналогичные качества куриного яйца, произведенного птицефабрикой. А не стала ли сегодня наша курочка Ряба своеобразным троянским конем цивилизации, перегруженным всевозможной экологической грязью? Давайте вспомним, что такое современная шоссейная дорога? Это прежде всего грязь от несущегося транспорта, чем оживленней шоссе, тем опасней оно для всего окружающего. Для шоссе средней нагруженности давно приняты такие нормы: и справа, и слева от такого шоссе грибы, ягода, лекарственные растения можно собирать только за границей безопасности, которая находится на расстоянии 500 метров с обеих сторон полотна от дороги. Нельзя в пределах опасной зоны устраивать огороды и сады, нельзя выпасать скот и заготавливать сено. Словом, пространство это, эта полоса шириной около одного километра (по 500 метров с каждой стороны дороги), опасно для любой жизни, в том числе и для жизни человека. Нет, это не фантазия — это наука и практика нынешней цивилизации. Это норма для многих стран, обеспокоенных здоровьем своих граждан, строгие, запретительные требования. Ну а как же наша курочка Ряба, копающаяся до сих пор в придорожной канаве около шоссе Москва—Ярославль? А ничего... жива пока и, возможно, пока не погибнет от того же рака, да и успеет ли погибнуть — жизнь курицы коротка: год-два и в суп. Да, попадает в ее организм тут и свинец, и кадмий, «подаренные» окружающей природе «Жигулями», «Москвичами» и прочими отечественными автомобилями, а к тому же и различными иномарками. Но этого свинца и кадмия достается ей за день пока не так много, чтобы вызвать такое отравление, что наша курочка Ряба к вечеру протянет свои ноги. Тоесть, не получает пока бедолага предельные, смертельные дозы в течение рабочего дня, а то, что получает, тот же свинец, кадмий, накапливается в самой курице и накапливается прежде всего в том яйце, которое курица в ближайшее время снесет. Так уж устроена жизнь, что любые наши цивилизованные выкрутасы наказывают нас весьма своеобразно — чаще всего они наказывают не нас самих, а заставляют наших детей расплачиваться за грехи родителей — вся экологическая 42
1рязь, доставшаяся живому организму, обычно обрушивается на наследственный аппарат, на органы размножения. Так же и у курицы. В яйце курицы с момента его образования до того момента, когда яйцо будет снесено, тех же тяжелых элементов успевает накопиться очень много — чуть ли не в 30 раз больше, чем во всех остальных частях организма. И вот это яйцо, снесенное курочкой Рябой, промышляющей возле шоссейной дороги, напичканное всевозможной отравой, и попадает к вам на стол... Ну а как чувствует себя птицефабрика в наше экологически напряженное время, какого качества куриное яйцо предлагает нынче нам она? Во-первых, куры, несущие на птицефабрике свои яйца, в любом случае избавлены от шоссейной грязи. Во-вторых, на птицефабрике доподлинно известно, чем питается фабричная курица-несушка. И если не везде пока еще проводится экологический контроль поступающего на птицефабрику корма для кур, то в условиях птицефабрики такой контроль может быть успешно осуществлен, и мы с вами — потребители того же фабричного куриного яйца — тогда будем достаточно надежно ограждены от всякой экологической «грязи». Конечно, и тут, на птицефабрике, возможны какие-то потери, если не проводить строгий экологический контроль поступающего корма для кур. Хорошо, если на корм для фабричной курицы идет сейчас зерно, выращенное, к примеру, на полях, что неподалеку от моей деревни — у нас с начала перестройки напрочь забыли не только всякие ядохимикаты, но и минеральные удобрения, так что зерно с наших нынешних полей самое что ни на есть экологически чистое. Ну а если для наших кур поступает зерно от тех же американских фермеров, которые, как говорят, на своих фермерских просторах используют для выращивания зерна две различные технологии. Одна — для производства экологически чистого продукта, она дороже, и зерно отсюда только для «белых людей», для Америки. А вторая технология дешевая, нагруженная всякой химией-отравой, — это для бывших советских, ныне рэфэрешных граждан. Вот тут, если не проверять поступающий корм для птицы, то наши птицефабрики, поди, и сравняются по качеству продукции с несчастной курочкой Рябой, вынужденной искать себе пропитание по малым и большим дорогам. Ну, ладно — вызволить курочку Рябу из описанной беды в конце концов можно. По крайней мере, тех самых кур, что промышляют у нас в деревне на захимизированных по- 43
мойках, можно поместить в просторный загон-вольеру или выгул (как хотите) и таким путем изолировать от помоек и обработанных ядохимикатами огородов. Именно так давным-давно и содержат ту же домашнюю птицу в умных странах, избавляя себя от всевозможной «грязи», а домашних животных от врагов и болезней. Видимо, и нам тут пора поторопиться, чтобы не навлечь на себя куда более страшные беды... Мы же все еще живем кое-где памятью о тех кострах первобытного человека, возле которых наши дальние предки спали, ели и держали привязанными за ноги диких поросят, которых по мере возмужания отправляли на первобытный вертел. Вот, пожалуй, и весь наш короткий экскурс в область экологических забот, где нам очень помогла знаменитая героиня русской народной сказки. И тут мы с вами, в конце концов, выручили из беды милую домашнюю птицу. Ну а как же с пчелами? Ведь они вряд ли угадывают, что вместе с нектаром и пыльцой несут в свой улей всю ту «грязь», какая осела на цветущие растения и какая, попав в землю, добралась до растения и поднялась вместе с его соками к цветку. Да, медоносную пчелу, нашу труженицу-спасительницу, не оградить вольерой, не поместить в загон или на пчелоферму. Да если бы такое и было в принципе возможно, то что стало бы в этом случае с цветущими растениями, которым никак не обойтись без услуг пчелы — ведь пчела подчас не только главный, но и единственный опылитель большинства наших цветов. А не будет пчелы, не будет и цветущего многоцветья... Как же быть? Куда летала пчела? Обычно в начале ноября, когда только-только наступят настоящие холода и уже не останется никакой надежды на теплые, погожие дни, я убираю пчел на зиму — уношу уль^ из сада в сарай. Соседи мои убирают своих пчел на зиму под дом, в подпол, где они и зимуют рядом с картофелем и другими овощами, собранными на огороде. В подполе всю зиму держится ровная температура. И это неплохо. Когда пчелы зимуют на улице, как говорится, на воле, прямо в саду или у меня в холодном сарае, где нет никакой печки, то во время сильных морозов пчелам холодновато, а в оттепели не по сезону тепло. Говорят, что перепады температуры влияют на пчел 44
не очень хорошо, но я все равно не убираю ульи в подпол и делаю это вот почему... Пчелам мороз не страшен — был бы корм, и они отлично перезимуют на воле и весну встретят сильными и здоровыми. А в подполе, хоть и меньше съедят за зиму меда — чем теплей зимой, тем пчелы меньше едят, — но зато свою силу и здоровье часто не сохраняют до весны. В подполе пчелам по зиме душно, в подполе воздух не такой чистый, как на воле — тут рядом с пчелами и овощи, и картофель. А еще, думаю я, что изнеживается пчела, когда зиму проводит в теплом месте, теряет свои природные качества. Ведь не зря же еще в старые- старые времена наши предки-пчеловоды точно знали, что самые сильные, здоровые пчелиные семьи живут не у них на пасеках в ульях-колодах, а в лесу, в дуплах, которые сами выбирают для себя. Вот почему и берегли таких лесных пчел и всячески старались подновить ими свои пасеки. Вот и получается, что домашние животные, как бы мы ни старались, все-таки теряют многие свои полезные для жизни качества и прежде всего — жизненные силы и здоровье. Вот почему и держу я своих пчел на воле даже в самые лютые морозы, хотя и приходится оставлять им на зиму побольше меда. Может быть, я бы оставлял пчел на зиму прямо в саду, утеплив как следует ульи, но сделать этого, увы, не могу. Частенько по зиме приходится мне расставаться на время со своим хозяйством и навещать столицу. Вот тут и остались бы мои пчелы в саду без какой-либо защиты. И кто знает, может, и на моих пчел нашелся бы тогда какой лихой человек, что явится разбойником и ради поживы, ради меда разорит, погубит моих друзей. Увы, такие разбойные люди имеются и здесь, на Ярославской земле, и управы на них пока никакой нет, нет и строгого закона, который защищал бы пчел. Вот и убираю я пчел на зиму в сарай под замок. Да в сарае пчелам, пожалуй, еще и лучше, чем в саду: здесь нет ветра-сквозняка, который пчелы очень не любят, нет и больших синичек, которые приспособились ловко охотиться за пчелами по зиме... Подлетит синичка к улью, стоящему среди сугробов, разглядит вход в улей, леток, который пчеловод очистил от снега, чтобы свежий воздух поступал в улей, и раз-раз, тук-тук клювом по улью возле летка. Подождет, послушает, отозвались ли на ее сигнал пчелы, и снова тук-тук по домику. Не выдерживают пчелы такого беспокойства и самые отважные из них направляются к летку проверить, кто их беспокоит. А синичка тут как тут —- хвать пчелу и на ветку завтракать. 45
Иногда возле ульев охотится целыми днями таким образом не одна, а сразу несколько синичек. И дело даже не к том, что поймают они сколько-то пчел — стучат синички по улью, беспокоят пчел, и все жители улья слышат этот стук и нервничают. А по зиме нервничать пчелам особенно не следует — такое беспокойство может привести к гибели многих пчел. Так что у меня в сарае пчелам защита и от вездесущих синичек. А чтобы в улье пчелам было не так холодно, для каждого улья сделаны у меня кожуха-футляры. Между стенками улья и кожуха набиваю я паклю. В такой защите и стоит всю зиму пчелиный домик. И пока все получается удачно. Ну а станет на улице теплей, заглянет к нам весна, выглянет первое весеннее солнышко, улыбнется лесу, нашим домам, разбудит морозные снега, опустит немного к земле зимние сугробы, украсит нашу деревушку первыми хрустальными сосульками, отправляюсь я в сад, разгребаю снег в тех местах, где стоят у меня ульи, и как только термометр покажет днем тепло градусов в пять—шесть, выношу своих пчел на волю. А там жду тепла побольше, жду, когда днем в тени термометр покажет градусов девять—десять. И вот тут-то мои пчелки и являются солнышку. По одной, осторожно станут они выходить из домика на прилетную досточку, что устроена у летка. Выйдут, проверят, не обман ли это, снова вернутся в улей доложить обстановку, а там, глядишь, еще и еще зимовщицы выглянут на солнышко. А там еще и еще... И уже кто-то из них с прилетной досточки потихоньку стал подниматься вверх по стенке улья, нагретой солнцем, а там пчелка-смельчак расправила крылышки и оторвалась от своего домика, зажужжала, полетела. А за ней еще и еще пчелы оказались в воздухе — и уже целое живое облачко кружится возле летка. Sfro пчелы начали свой первый облет после долгой зимней жизни. Гуще, гуще облачко пчел возле летка, шире и шире расходится оно, поднимается уже и над ульем... Первый облет очень важен для пчел — в это время пчела приводит себя в порядок, совершает туалет, готовится к активной жизни. Постоит погода еще день, другой, облетится вся семья, а там после первого облета заметишь ты, что твои друзья не только занимаются физическими упражнениями возле улья, а уже куда-то успели слетать. Это пчелы-разведчицы. Они уже заглянули в соседний лес, проверили — нет ли там самых первых цветов, нет ли уже пыльцы на цветах, которая так 46
необходима сейчас пчелам. Будет пыльца — будет корм для личинок, и пчелы сразу примутся выхаживать потомство. Как только замечу я, что пчелы-разведчицы уже проложили свои пути-дороги к лесу, к полю, так и присматриваюсь внимательно к каждой пчеле, вернувшейся из разведки домой: не принесла ли она на этот раз обножку и какая это обножка, какого цвета и какой формы. Обножка — это пыльца, собранная пчелой с цветов. Когда пчела опускается на цветок, пыльца пристает к пчелиной грудке, к брюшку. Полетит пчела домой и в полете, не тратя времени даром, собирает с себя приставшие зернышки пыльцы и ловко складывает в специальные корзиночки, какие есть у нее на задних ножках. Подлетает добытчица к дому, а на обеих задних ножках у нее уже по комочку пыльцы. Так и есть, как и в прошлом году, первая обножка, принесенная моими пчелами этой весной, тоже светло-желтого цвета. А такую обножку пчелы приносят с цветов мать-и- мачехи. Заметишь, куда летят пчелы за пыльцой, и не ошибешься — точно разыщешь какой-нибудь бугорочек-проталинку, на которой первыми золотыми звездочками потянулись к солнцу цветы мать-и-мачехи. Все теплей и теплей ото дня ко дню, все шире и шире расходятся по полям проталины, и все маршруты моих пчел только туда, к первым весенним цветам, за пыльцой и нектаром мать-и-мачехи. Поля, по которым цветет сейчас мать-и-мачеха, я неплохо знаю, часто навещаю их, и на моей памяти на этих полях ни разу не применяли никаких ядохимикатов, не вели никакой химической войны ни с сорняками, ни с вредителями. А значит, и наша мать-и-мачеха не собрала в себе никакой ядовитой грязи, значит, и пыльца, и нектар, которые носят с этих цветов мои пчелы, как говорят теперь, экологически чистые, а отсюда и главный вывод: в мои ульи сейчас не попадает никакой «грязи». А «грязи», которая может попасть сейчас в ульи вместе с пыльцой и нектаром, увы, приходится бояться. Увы, прошло то время, когда с любым медом из любого улья можно было смело пить чай, а там и лечить разные болезни. Натуральный цветочный мед при желании и умении можно отличить от меда-сахара. Но вот как узнать о том, что в настоящий цветочный мед попали по чьей-то вине опасные для здоровья человека те же тяжелые элементы (свинец и т. п.), которыми, например, щедро одаривает Шоссе окружающие его луга и леса, или те же ядохимикаты, 47
которыми опрыскивали от вредителей сады или огороды? Здесь все гораздо трудней — такие анализы можно провести только в специальных лабораториях, которых не так и много, да и в специальных лабораториях не все опасные для нашего здоровья вещества можно определить. Иногда мне приходится выбираться по разным делам в районный центр. И частенько домой я возвращаюсь пешком сначала по достаточно бойкому шоссе, затем сворачиваю с шоссе к колхозному поселку, а там еще километров пять по худой проселочной дороге к себе домой. Почти сразу за районным центром, возле шоссе, устроена большая свалка — всю городскую грязь свозят сюда. Этот мусор часто поджигают, и тогда свалка подолгу чадит едким густым дымом. И в этом дыму, среди смрада свезенного сюда мусо- ра-отходов все равно остаются жить разные травы. И тут во второй половине лета как ни в чем не бывало поднимает свои фиолетовые головки-султаны наш самый лучший медонос — кипрей, или иван-чай. И сюда, к этому кипрею, собравшему, наверное, всю грязь отходов, летят пчелы... Я часто вижу здесь этих пчел, так и не сумевших «догадаться», какую «грязь» собирают они тут вместе с пыльцой и нектаром. Смотрю на этих пчел с горечью и болью. Я знаю, откуда они прилетели сюда. Они вон из той деревушки, что расположилась возле самого шоссе. Когда-то шоссе здесь не было, не было поблизости и городской свалки, и местные пчеловоды, предлагая кому-то свой мед, никогда не обманывали, когда говорили, что мед у них натуральный, цветочный, т. е. никаким сахаром своих пчел они не кормят, возле своих пчел никогда не жульничают. Да, это честные люди, я знаю кое-кого из них — они не пойдут на обман. Но, увы, не знают они, что их пчелы вместе с пыльцой и нектаром несут в свои ульи и «грязь» с городской свалки, и «грязь» с обочин шоссе, где тоже по летнему времени цветут и кипрей, и другой наш чудесный медонос — донник. Не знают они, что шоссе опасно для всего живого. А если бы и узнали, то вряд ли сразу отказались бы водить пчел — ведь это ихняя жизнь, ихняя привычная работа-забота, без которой они уже и не могут жить. А ведь кроме шоссе и свалки достался этой деревушке еще и асфальтовый завод с вечно коптящей трубой. И когда ветер от завода в сторону деревушки, то черный хвост сажи- гари ложится как раз на деревенские пасеки. А ведь при сжигании нефти, мазута выделяется очень много опасных для всего живого веществ. И эта «грязь» тоже попадает в 48
пчелиные домики, в мед, который до сих пор сами пчелово ды искренне считают очень хорошим — натуральным цветочным. Можно ли лечиться таким медом? Не попадут ли тут вместе с медом-лекарством на ваши раны опасные вещества? Не будет ли хуже вам от такого лечения? Я бы от такого меда обязательно отказался. Наверное, не все из вас сразу поверят мне: мол, что-то обязательно прибавлено в этом рассказе, мол, мед, собранный возле шоссе и городской свалки, под дымом асфальтового завода, пожалуй, и не так уж страшен. Ведь пчелы-то сами не гибнут, а живут, работают, и ничего вроде... Милые люди! У многих опасных для жизни веществ есть одно страшное свойство — способность накапливаться в больших количествах, как на складе, в определенных местах, тканях живых организмов и продуктов. Собирает пчела нектар, в нектаре и не так уж много яда, доставшегося растению после химической обработки, — сама по себе от этого количества яда пчела вроде бы особенно и не страдает, а вот в меде этого яда уже в несколько раз больше. Это почти точно так же, как в примере с курочкой Рябой, которую мы с вами только что вспоминали. Клюет курица зерна, в которых вроде бы и не так много опасных для ее жизни веществ. Клюет и вроде бы и ничего — не болеет, не умирает, а вот снесет яйцо — в этом яйце ядовитых веществ оказывается чуть ли не в 30 раз больше. Понемногу, небольшими порциями поступает яд в организм курицы, а собирается, концентрируется почти весь в яйце. Так же и с медом. У меня нет точных сегодняшних данных, во сколько раз концентрация опасного для жизни вещества-«грязи» в меде больше, чем в растениях, с которых собирается нектар, но я хорошо помню цифру, которую встретил когда-то в учебнике для студентов института. Там говорилось о том, что концентрация различной «грязи» в меде в восемь раз выше, чем в самих растениях, с которых этот мед собран. Так что нельзя быть спокойным, если сама пчела, собирающая нектар и пыльцу, в которых «грязи» вроде бы и не так уж много, не погибает, а даже чувствует себя ничего и возле шоссе, и под дымами промышленных предприятий. Скажу больше: известны такие случаи, когда пчелы могут привыкать к тем или иным ядовитым веществам, как привыкли в свое время даже к такому сильному яду, как ДЦТ, мухи и платяные вши, против которых в первую очередь ДЦТ и был предназначен. Такие пчелы, привыкшие к 49
яду, сами не погибают от него, а мед, собранный ими, очень опасен. В 1977 году у нас была издана книга «Троянский конь цивилизации», написанная чехословацкими учеными. В этой книге и приведен как раз подобный пример, когда пчелы привыкли к такому сильному яду, как мышьяк, продолжали жить возле промышленного предприятия, загрязняющего мышьяком окружающие места, и собирали мед, ядовитый для людей. Но когда ядовитый мед у пчел забрали и «предложили» им натуральный цветочный, без всяких ядовитых добавок, то они погибли — они уже не смогли жить без яда-мышьяка. Вот почему еще с первого весеннего полета своих пчел я и слежу внимательно, куда именно летают они... В эту весну, как и в прошлую, первую обножка, первая пыльца, прибыла в мои ульи с цветов мать-и-мачехи. Такая светло-желтая крупная обножка будет у пчел довольно долго, пока весеннее солнце не распустит вчерашние золотые цветы-звездочки пуховыми головками-шариками. И тут обножка, приносимая пчелами, изменится. Хоть и останется она по-прежнему желтой, но будет уже не такой светлой, а потемней, ярко-желтого цвета, и по форме станет иной — не такой крупной, а немного угловатой. Заметишь, что изменилась у пчел обножка, иди вслед за ними и обязательно встретишься с ивой-брединой, разукрасившейся золотистыми пуховичками-сережками. Так и есть — зацвела ива. Это ее пыльца поступает теперь в улей. С цветущей ивы другой раз достается пчелам и хороший взяток — и первый свежий мед с ивы в улье. Еще не отцветет до конца ива-бредина, а луга уже подернутся золотистой дымкой — начнут раскрываться цветы одуванчиков. И порой одуванчик цветет в наших местах так богато, так буйно, что все вокруг будто вызолотится солнечными цветами — разольется цветущий одуванчик словно море без берегов. И тут по обножке, приносимой в улей, убедишься ты, что пчелы теперь почти все до одной на одуванчике — обножка с одуванчика очень приметная, ярко- оранжевая, почти красная, крупная, угловатая... Когда цветут ива и одуванчик, за своих пчел я тоже спокоен: ни к нашему лесу, ни к нашим лугам никакая химия на моей памяти пока не подступала, а дороги шоссейные от нас далеко, и свалок никаких нет, и дымящихся труб нигде не видно. Следом за одуванчиком зацветают вишня и слива, а там 50
и яблоня встанет вся в цвету. И тут не грозит моим пчелам никакая беда — и в садах у нас никто не воюет с природой с помощью ядохимикатов. Чуть тревожней становится мне, когда отцветут сады и погасят свои огоньки последние одуванчики, а обножка, приносимая пчелами, приобретет грязновато-желтый цвет и угловатую форму. Такую обножку пчелы обычно приносят с полей, где над будущими хлебами поднимается в начале лета полосами-лентами, а там и настоящим разливом-половодьем цветущая сурепка. Нет, и эти поля давно уже не посещала никакая сельхозхимия. Так что и тут знаю я точно, что и с сурепки мед будет экологически чистый, без всякой «грязи». Но мед с сурепки быстро садится, кристаллизуется даже запечатанный в сотах, и оставь пчелам такой мед, не смогут они питаться им по зиме и погибнут. А потому и ждешь с нетерпением, когда зацветет по лесным вырубкам малина, а там и кипрей (иван-чай). А тут и очередь липы разодеться душистым цветом. И с малины, и с кипрея, и с липы мед у нас тоже чистый — и здесь пока никакая нетерпеливая цивилизация не похозяйничала у нас, не оставила нигде своих опасных следов. Вот так и жду я конца лета, жду на своей небольшой пасеке мед, натуральный цветочный и, как говорится теперь, еще и экологически чистый. Жду мед для самих пчел на зиму, на весНу а если останется, то мед и для себя, для своей семьи, для своих друзей и знакомых, которым такой мед рекомендую не только для поддержания здоровья, но и для лечения. Дорогие мои друзья! Вот и приходится сейчас, в новой для нас жизни, которую мы, люди, в погоне за призрачным материальным счастьем сами для себя устроили, думать о каждом своем шаге, чтобы не накликать беды, и даже не на самого себя, нет, а на других людей, верящих тебе, ждущих от тебя той или иной помощи. Вот так вот самый замечательный природный, извечно чудодейственный продукт, натуральный цветочный мед, и может стать чрезвычайно опасным и для нас, для людей, если не знать, куда летают твои пчелы. Не раз приходилось слышать мне такое утверждение, что в наше экологически напряженное время необразование людей можно считать геноцидом против народа. И действительно, только грамотность, знания и беспокойство за судьбу жизни на нашей земле помогут нам всем пройти через те испытания, которым, увы, мы вынуждены подвергаться в расплату за прежнюю бездумную жизнь. 51
А что касается меда, то после этой небольшой экскурсии в область экологии я могу еще решительней заявить: НЕ ПОКУПАЙТЕ МЕД У НЕЗНАКОМЫХ ЛЮДЕЙ, не покупайте анонимный мед на рынке даже в том случае, если над баночками с медом висит написанное большими буквами утверждение, что этот мед экологически чистый. ПРИОБРЕТАТЬ сейчас мед, а особенно для лечения, можно ТОЛЬКО У ЗНАКОМЫХ И ОБЯЗАТЕЛЬНО ГРАМОТНЫХ ПЧЕЛОВОДОВ, которые могут точно ответить на вопрос, куда в этом году летали ихние пчелы. А еще лучше, если вы познакомитесь не только с пчеловодом, но и с его пасекой и прикинете для себя все возможные опасности, которые могут угрожать пчелам й тому меду, который вы собираетесь здесь приобрести. Посмотрите, далеко ли от пасеки находится автомобильная дорога, как она загружена? Есть ли здесь какое-нибудь промышленное производство и каков его характер (вспомните о пчелах, которые производили ядовитый мед с мышьяком), далеко ли от пасеки трубы промышленных предприятий. Прикиньте для себя план местности вокруг пасеки, а потом проведите на этой карте окружность радиусом в 6 километров. Шесть километров — это предельное расстояние, на которое пчелы могут удаляться от своего улья. И если в радиусе 6 километров от пасеки не окажется ничего опасного, только тогда примите приглянувшийся вам мед без особого опасения. Трудно ли подыскать сейчас такие чистые для пчел места? Да нет, их еще, к счастью, не так уж и мало на нашей земле. Конечно, сейчас, как во времена моего детства, не разведешь пчел на балконе московского дома, даже если возле вашего дома сохранился лес и цветут какие-то цветы, — мед, доставленный пчелами на ваш балкон, конечно, будет слишком опасен. Не станете вы с чистой совестью предлагать людям и мед, собранный в пригородах той же Москвы, а то и в ближнем Подмосковье. Ну а если заглянуть подальше от столицы, да еще лучше, если на север, то чистые места еще найдете. Не составило большого труда и мне подыскать хорошее, очень чистое место под свою пасеку. Поищите и вы такую же тихую деревушку, что в стороне от больших дорог, где до сих пор еще живучи честные и чистые в своем труде люди, сдружившиеся с пчелами. И еще одно предупреждение: побаивайтесь слишком активных пчеловодов, эдаких людей-первопроходцев, рвущих- 52
ся проверять на себе и на своих подопечных любые новые сведения, полученные чаще всего из не очень авторитетных источников. Такие люди вовсю будут экспериментировать и со своими пчелами. Когда-то подобные типы до самозабвения увлекались производством так называемого экспресс- меда, о котором я уже рассказывал вам, и теперь не прочь применить в своем пчеловождении что-то «новенькое». Обычно такие люди особо не задумываются и тогда, когда пчелам приходится оказывать помощь, выручать пчел из беды-болезни. И тут эти «энтузиасты» напрочь забывают все прежние, а главное, не опасные ни для кого рецепты, и вместо того же чеснока, например, начинают пичкать своих подопечных тем же тетрациклином. Сильное это средство, но оно попадает и в мед. И я не думаю, что сегодня, когда мы и так перекормлены антибиотиками, мед с тетрациклином пойдет нам на пользу. Перечень подобных экспериментов, так или иначе влияющих на качество меда, я мог бы продолжить и дальше. Но лучше всего не расспрашивать пчеловода, какие именно «новшества» применил он уже в своем деле, а просто оцените самого человека сразу и сделайте вывод, кто перед вами: не очень далекий торопыга-энтузиаст или мирный, умный человек, каким и должен быть каждый настоящий пчеловод. МЕД НАТУРАЛЬНЫЙ ЦВЕТОЧНЫЙ Вот, наконец, перед нами и основная цель нашего путешествия-поиска — мед натуральный цветочный. Только посмотрите, какой богатый тут выбор: липовый мед, кипрейный мед, гречишный мед, подсолнечниковый мед, вересковый мед, мед с белой акации, васильковый мед, донниковый мед, белоклеверный мед, рапсовый мед, эспар- цетовый мед, малиновый мед, ивовый мед, лопуховый мед, мелиссовый мед, одуванчиковый мед и т. д. Каждый из этих медов, собранных с одного какого-то растения, — это мед монофлерный (мономед). Но есть мед и полифлерный (полимед), который собран сразу с нескольких растений. Полифлерные меды встречаете вы в торговых рядах по соседству с монофлерными медами — здесь, на рынке, где продают липовый, гречишный мед, предстанет перед вами и мед с разнотравья. Причем состав этого разнотравья Может и поразить воображение человека, не очень сведуще - 53
го в пчеловодстве. Ну, например: мед с белого клевера, василька лугового, лопуха, пустырника... А если бы мне самому пришлось рассказывать кому-то, с каких именно растений поступал нектар в мои ульи в этом году, то вышеприведенный перечень обязательно расширился бы еще за счет ивы, одуванчика, смородины, крыжовника, вишни, сливы, яблока, мышиного горошка, малины, сурепки и, конечно, липы, побаловавшей в этом году моих пчел... Ну а теперь давайте попробуем оценить хотя бы некоторые из названных цветочных медов. А для этого обратимся прежде всего к «Полной Энциклопедии Русского Сельского Хозяйства» (т. V, 1901, с. 606): «Самый чистый, прозрачный и вкусный мед получается с эспарцета и других мотыльковых растений, особенно с белого клевера; белый мед, довольно душистый, но несколько резкий на вкус, получается также с липы; мед с цветов плодовых деревьев имеет приятный запах и вкус, оливково- желтоватый цвет и малую наклонность к кристаллизации; мед с крестоцветных растений, а также с подсолнечника, кристаллизуется очень быстро, имеет хороший вкус и приятный запах, а цвет его прозрачно-желтый; с акации мед получается тоже превосходного вкуса, ароматичный и почти белый. Более темный мед, цвета почти вишневого и притом неособенно приятный, хотя и вполне здоровый для пчел, получается с гречихи; еще худший мед, притом же и самый густой, с трудом выделяющийся на центробежке, собирается осенью с цветов вереска, он тягуч, густ, несомненно приятного запаха, не кристаллизуется...» Прочтите еще раз это описание некоторых простых (мо- нофлерных) медов, вдумайтесь — и очень может быть, тот или иной мед уже сейчас, в самом начале нашего разговора о цветочных медах, запомнится вам очень хорошо, западет в душу, а там и позовет к себе... А теперь, после знакомства с «Полной Энциклопедией Русского Сельского Хозяйства», созданной еще до революции, давайте заглянем в «Справочник по пчеловодству», изданный уже в наши дни, и познакомимся с более подробным описанием наиболее распространенных монофлерных медов (напоминаю: монофлерный мед — это мед, собранный с одного какого-то растения, которое и сообщило этому меду свое имя). Итак: «Среди цветочных монофлерных медов наибольшее распространение имеют: 54
ЛИПОВЫЙ МЕД. Характеризуется приятным ароматом, резким специфическим вкусом и светло-желтым или светло-янтарным цветом. В жидком виде он прозрачно-водянистый, кристаллы мелкозернистые, салообразные или крупнозернистые. КИПРЕЙНЫЙ МЕД. Характеризуется нежным вкусом и ароматом. В жидком виде он прозрачно-водянистый, в закристаллизовавшемся состоянии белый. Кристаллизуется очень быстро, часто даже в сотах. Кристаллы салообразной или мелкозернистой формы. ГРЕЧИШНЫЙ МЕД. Характеризуется приятным специфическим вкусом и ароматом. В жидком виде мед темно- красный или коричневый, а в закристаллизовавшемся состоянии коричневый или темно-желтый. Кристаллы от мелкозернистой до крупнозернистой формы. В состав минеральных веществ входит железо. ПОДСОЛНЕЧНИКОВЫЙ МЕД. Характеризуется специфическим приятным вкусом и слабым ароматом. В жидком виде он светло-золотистый или светло-янтарный. Кристаллы крупнозернистые. Кристаллизуется очень быстро, часто даже в ячейках сотов во время зимовки пчел. ВЕРЕСКОВЫЙ МЕД. Характеризуется сильным ароматом и приятным вкусом. В жидком виде мед темно-янтарный, иногда с красноватым оттенком. Откачивается из сотов с большим трудом или вообще не откачивается. Для зимовки пчел малопригоден. МЕД С БЕЛОЙ АКАЦИИ. Характеризуется светлым прозрачным цветом, тонким ароматом и приятным вкусом». Следом за медом с белой акации в «Справочнике по пчеловодству» говорится еще о двух монофлерных медах: о каш- тановом меде и о хлопчатниковом меде. Но я не стану занимать вас подробным описанием этих медов. Хлопчатниковый мед в России не собирают — хлопок в России пока не растет. А каштановый мед (вместе с ним упоминается и табачный), «ели и будет собран где-то на юге нашей страны, то вряд ли его выставят на рынок, ибо этот мед достаточно сильно горчит и будет по этой причине отвергнут покупателями. Мы можем сейчас заглянуть и в «Учебник пчеловода» и там встретим только эти, наиболее распространенные в России монофлерные меды: липовый, кипрейный, гречишный, Иодсолнечниковый, вересковый мед и мед с белой акации. Давайте еще раз вернемся к нашей дореволюционной «Сельскохозяйственной энциклопедии» и подсчитаем, какое число монофлерных медов там упоминается... Здесь 55
речь идет о семи монофлерных медах; эспарцетовый мед, мед с белого клевера, липовый мед, мед с подсолнечника, с белой акации, с гречихи и вереска. Сравните этот перечень с перечнем монофлерных медов из «Справочника по пчеловодству» и вы отметите, что и тут, и там речь идет в основном об одних и тех же медах. Правда, в «Справочнике по пчеловодству» присутствует кипрейный мед, какого нет в «Энциклопедии», а «Энциклопедия» отличается от справочника еще и эспарцетовым медом и медом с белого клевера. (Для того, кто не знает, что за растение эспарцет, сообщу: эспарцет посевной — многолетнее кормовое растение семейства бобовых, родственник люцерны и клевера. Здесь, на полях, где выращивают эспарцет на корм скоту, и собирают пчелы эспарцетовый мед. Главным поставщиком эспарцетового меда в Советском Союзе была в свое время Киргизия.) Итак, мы с вами можем сделать первый важный вывод: несмотря на возможное многообразие монофлерных медов, нам с вами придется встречать на рынках и в магазинах чаще всего мед липовый и мед гречишный. Правда, встретится вам подчас и мед с белой акации (помните старушку, которая купила мед с белой акации, а потом жаловалась, что он у нее вскоре закис?). Но вряд ли отыщите вы мед кипрейный — этот мед обычно добывают. У нас среди северных лесов, где кипрей цветет очень буйно, долго и широко. Но и на севере добывают его немного по причине слабо развитого северного пчеловодства, а потому вряд ли часто повезут его из северных лесов в столицу на продажу — он и на севере быстро разойдется. Вересковый мед — тоже мед в основном северный, и его тоже производят у нас совсем немного. Вот, пожалуй, и весь список «наиболее распространенных цветочных монофлерных медов», которые могут появляться на рынке... Да, еще на московских рынках нет-нет да и появляется мед с донника, донниковый мед. Этот мед хорошо известен в Заволжье. Донник — луговая трава, отличный медонос. Мед с донника почти бесцветный, иногда, правда, приобретает светло-янтарный или зеленоватый оттенок. Аромат его несколько напоминает ваниль. Густота меда средняя. Ну а как же другие монофлерные меды, которые я перечислил в самом начале: васильковый, белоклеверный, рапсовый, малиновый, ивовый, лопуховый, мелиссовый, оду- ванчиковый и т. д.? Это не моя фантазия — названия этих медов я позаимствовал из разных книг, посвященных пчеловодству, правда, книги эти уже не столь строги, как упо- 56
мянутые уже мной «Справочник по пчеловодству» и «Учебник пчеловода». Вы, наверное, еще не забыли мой рассказ о так называемом женьшеневом меде, который представил нам автор- изобретатель этого «бесценного» продукта. Помните, вместо того, чтобы направить пчел на плантацию цветущего женьшеня, нам предлагалось раздобыть сначала чудодейственный и, конечно, очень дорогой корень, потом превратить этот драгоценный корень в порошок, а далее сварить в меде и предложить пчелам заняться переработкой этого женьше- невого сиропа. Помните, автор этого изобретения вначале очень горевал, что нет у нас пока плантации цветущего женьшеня, а потому, мол, и приходится пускаться на разные хитрости, чтобы получить желанный продукт. Так вот, для того, чтобы получить тот или тот монофлер- ный мед (и разумеется, чистый, без заметных примесей других медов), необходимо прежде всего предоставить пчелам плантацию — пространство и очень значительное (измеряемое в гектарах) того цветущего растения, с которого мы и собираемся получить мед. Но порой и такой щедрой на нектар плантации бывает еще недостаточно, чтобы запастись намеченным медом. Нередко для пчел надо создать здесь такие условия, чтобы вблизи от этой плантации не было ничего другого, отвлекающего их. Пчела — существо мудрое, и не всегда она полетит именно туда, куда желаете направить ее вы. Она отправится за нектаром прежде всего к тем цветам, которые щедрей в данный момент на нектар и которые легче этот нектар отдают — где нектар более доступен для медоносной пчелы. Трудно пчеле добывать нектар из цветков красного клевера, не может пчелиный хоботок добраться до донышка цветочной трубочки, где и собирается нектар. Правда, знают наши пчелы другой, нестандартный, как говорится, путь к нектару этого растения — подбираются они к цветку сбоку, прогрызают цветочные трубочки и забирают преспокойно нектар. Да, не легка такая работа... Но что делать, когда сложилось так, что кроме красного клевера нет поблизости никаких других щедрых на нектар цветов. Ну а если рядом с полями красного клевера окажутся и пусть совсем небольшие полоски луга, украшенные головками белого клевера- кашки, то устремятся ваши пчелы только сюда. И никакими ухищрениями не заставите вы их бросить свой любимый белый клевер-кашку, что так согласно делится с пчелой дра- 57
гоценным нектаром, и отправиться с узеньких луговинок на обширные плантации красного клевера. Плантации красного клевера и рядом с ними узкие полоски белого клевера-кашки, которые прежде всего и посещает пчела, — это условия наших северных пастбищ, это пример той же ярославской земли, где устроил и я свою пасеку. И мед отсюда, как правило, мед с разнотравья, всегда считался северным русским медом в отличие от меда, добываемого в южных районах страны, откуда и поступают в основном монофлерные меды, ибо условия на юге иные хотя бы потому, что нет там наших цветущих лугов, а вместо них пчелы вынуждены посещать поля, засеянные теми или иными сельскохозяйственными культурами. Вот здесь-то у пчел и не появляется особого отвлекающего фактора, как в примере с красным и белым клевером, и они, не имея выбора, дружно направляются к тем же цветущим подсолнухам. В результате — монофлерный подсолнечниковый мед. Так же обычно добывают и мед с гречихи. Немного попроще достается мед с белой акации. Это ранний весенний мед, в это время не так уж много различных медоносов, и стоит белой акации зацвести, как пчелы все направляются сюда. Белая акация — южное растение, ее у нас нет, но почти то же самое наблюдаю я по весне и в наших краях, когда зацветают сады, и прежде всего вишня и слива. Стоит одеться вишне и сливе в свои белые праздничные одежды, как все пчелы тут как тут. Другой раз в вишнях и сливах такой гуд стоит, что кажется, это не пчелы, а провода какие-то гудят. Но, увы, вьщелить, собрать отдельно мед с вишни и сливы обычно у нас не удается. Во-первых, цветут эти деревца не очень долго, а потом мешает еще нашим садам буйный одуванчик. Зацветет вишня, слива, а тут под весенним солнцем заиграют оранжевыми солнечными зайчиками и цветы одуванчика. Изо дня в день одуванчика все больше и больше — все больше и больше пчел на этих цветах. Изменяют тут пчелы и вишням, и сливам, а там и яблоням, зацветающим следом, и вспоминают о цветущем саде только к вечеру, когда цветы одуванчика закрываются на ночь. Вот тут в лучах еще теплого вечернего солнца и оживают снова веселым рабочим гудом наши сады... Не удается обычно выделить, собрать отдельно одуван- чиковый мед — подмешивается в этот мед нектар, добытый пчелами в саду. Да и ива еще цветет в это время, зовет к себе пчел. 58
Правда, иногда по весне мои пчелы особо отличаются и дарят мне, хотя и не очень много, но настоящего ивового меда, меда монофлерного почти без примесей. Случается такое по теплым веснам, когда ни холода, ни дожди не мешают иве одаривать своим нектаром моих тружениц... Ива начинает цвести еще тогда, когда нет цветов ни в саду, ни на лугу, когда еще не начали свой праздник ни вишня, ни слива, ни яблоня, ни одуванчик. Вот тут-то, если удается погода и если пчелы хорошо перезимовали, сохранили свою силу, и появляется в ульях самый ранний, самый дорогой поэтому, с нежным мягким ароматом и золотисто-желтым цветом мед с ивы. Порой не так легко заполучить и чистый липовый мед — часто даже в такое лето, когда липа щедро цветет и выделяет много нектара, к липовому меду, собранному в вашем улье, все равно примешан в каких-то количествах другой цветочный мед. Это только в Башкирии да на Дальнем Востоке, где липа растет сплошными массивами, можно гарантировать, что кроме нектара с липы ваши пчелы ничего больше в это время в улей не принесут. Да и то сначала надо бы познакомиться с этими замечательными местами и внимательно посмотреть, какие еще растения цветут в одно время со знаменитой липой. Дело в том, что цветы липы выделяют свой нектар обычно только в утренние и вечерние часы, а тем более по жаркому, сухому летнему времени. Вот тут-то и стоит в кронах цветущих деревьев такой пчелиный шум-гуд, что останавливаются удивленные прохожие и успокаиваются только тогда, когда догадываются, что именно происходит тут, возле лип... Липа щедра на нектар, пчеле легко его получать, а потому от цветущей, выделяющей нектар липы, пчелу не отманить никакими другими цветами. Но вот сходит с листьев ночная роса, все выше и выше жаркое июльское солнце, и гуд в кронах деревьев стихает, утренний праздник закончился, нектара в цветах липы больше нет. Объявлен перерыв до самого вечера, когда успокоится, уляжется жара и придет вечерний покой, тогда снова к цветам липы. А пока? А пока пчелы-труженицы, не умеющие сидеть без дела, отправляются после липы на поиски других цветущих растений, которым по июлю как раз время праздновать свой главный праздник. Ну а какой праздник-цветение обходится без пчел. Июльская жара мешает не только липам. Так же, как липы, и многие другие растения в сухой жаркий день не выделяют почти нектара. Но не все. Как раз в такую сухую жару 59
и выручают пчел, зовут к себе и пустырник, и лопух, и луговой василек — и в такое время цветы этих растений выделяют нектар. А тут еще и герань, нарядно одевшая своими цветами лесные полянки и перелески, тоже не прочь принять пчелу — в тени деревьев и по полудню еще хранится прохлада, влага, а значит, в цветах герани есть и нектар... Вот и работает у нас пчела во время цветения липы: утром и вечером несет нектар для липового меда, а днем доставляет в улей подарки от пустырника, лопуха, лугового василька, а то и от герани и от других цветов, не напугавшихся пока июльского зноя. И конечно, никто в пчелином улье не следит за тем, чтобы липовый мед складывали отдельно, а мед из нектара пустырника, лопуха, лугового василька куда- то в другое место. Конечно, нектар, доставленный со всех этих растений, смешивается и в конце концов получается, строго говоря, вовсе не монофлерный, а именно полифлер- ный мед, в котором, правда, бесспорное преимущество принадлежит, конечно, липе — от липы в таком меде и основной цвет, и аромат, и вкус, и лечебные свойства. Вот и заглянули мы с вами в тайны липового меда. О вереске и кипрее я вам уже немного говорил. Вересковый мед (мед монофлерный) собрать нетрудно — цветет вереск в конце лета и в начале осени, когда другие медоносные растения уже отцвели, вот и носит пчела в улей нектар только с этого растения. Но вересковый мед редок, и на рынках столицы вы его не встретите. Этот мед обычно остается там, где его производят, а производят его чаще всего в наших северных краях. Такой вересковый мед готовили и мои пчелы, когда жил я на берегу северного озера посреди лесов — тайги. Но было его всегда не очень много. Зато кипрейный мед, мед с цветущего иван-чая, мне посчастливилось видеть, знать и, конечно, пробовать каждый год там же, возле моей, самой первой, северной пасеки. Кипрей цветет и здесь, возле моей теперешней пасеки, устроенной на ярославской земле. Его много по вырубкам в лесу, фиолетовые полянки цветущего кипрея вижу я прямо из окна своего дома на краю хлебного поля, рядом с березовыми островками-рощицами. Я часто навещаю заросли нашего иван-чая и почти все время вижу на его цветах пчел. Пчелы работают на кипрее и днем, в жару. Вернувшись из такого похода-инспекции, я присаживаюсь возле какого- нибудь улья и внимательно присматриваюсь к пчелам: какую обножку, пыльцу с какого растения, носят они сейчас в свой дом? 60
Так и есть — вот она пчела с зеленоватым комочком пыльцы на лапке, а вот и вторая, и третья. Значит, кипрейный мед будет в этом улье. Стой! А откуда прибыла домой вот эта путешественница с обножкой грязно-желтого цвета? Все точно — на поле еще цветет сурепка. Значит, и оттуда доставлено сегодня какое- то количество нектара. А вот эта пчела с коричневой обножкой. Откуда она? С белого клевера или с лугового василька?.. А вот и еще одна точно такая же путешественница... Выходит, что к кипрейному меду добавился еще и мед с отцветающего белого клевера и с только что вошедшего в самый цвет василька лугового. Можно и дальше оставаться возле улья, наблюдая за пчелами, возвращающимися домой со взятком, и еще и еще раз убеждаться, что чистого кипрейного меда мне здесь снова не получить... Вот видите, как не всегда просто получить в чистом виде даже те монофлерные меды, которые считаются наиболее распространенными. Что же тогда говорить о монофлерных медах, которые встречаются куда реже, а то и существуют другой раз только в воображении некоторых чересчур горячих пропагандистов-изобретателей от пчеловодства. Наш разговор о монофлерных медах можно было бы и ограничить даже этими примерами. Но все-таки хочется довести нашу беседу до конца и попросить вас самих ответить на вопрос, какова все-таки вероятность вашей встречи с такими монофлерными медами, как мед васильковый, мед с белого клевера, малиновый мед, лопуховый мед, мелиссо- вый мед, одуванчиковый мед, мед с пустырника... Помните эти названия, которые я привел в начале нашего рассказа о цветочном меде? Об одуванчике я вам уже говорил. Одуванчика вокруг моей пасеки бывает очень много, но цветет он в то время, когда еще дарит свой нектар пчелам ива, когда еще в силе вишня и слива и вовсю расходится нарядным цветом яблоневый сад. Так что нектар с одуванчика поступает в ульи в это время вместе с нектаром из леса (ива) и с нектаром из цветущих садов (вишня, слива, яблоня). Правда, наши сады отцветают раньше одуванчика, и если очень постараться, если внимательно последить за пчелами, которые носят теперь только ярко-оранжевую обножку с одуванчика, если не испортится вдруг погода и не оборвет взяток с этого цветка, то можно будет отобрать совсем немного густого, вязкого меда ярко-желтого, а то и совсем янтарного цве- 61
та. Но скажу вам честно, я такими изысканиями пока не занимался, и прежде всего потому, что не желал попусту беспокоить пчел (ведь всякое разорение ихнего жилища — это для пчел беда, это потерянное время, которое можно было бы использовать для работы). Да и стоит ли отбирать специально одуванчиковый мед, когда он рядом с медом, полученным с ивы, с садов, с мать-и-мачехи, и составит чудный букет того самого северного весеннего меда, который, пожалуй, куда ценней, чем тот же весенний мед с белой акации? Так же непросто отобрать в чистом виде мед с белого клевера. Белого клевера обычно не очень много — он вокруг пасеки, но не сплошными, богатыми плантациями, как тот же красный клевер, не укрывает своим цветом все наши луга, как цветущий одуванчик, а потому и меда с белого клевера никак не соберешь столько, чтобы говорить о его специальном отборе. Да и цветет белый клевер вовсе не в гордом одиночестве. Зацветает он обычно вместе с горцем змеиным (фиолетовые султанчики-головки горца змеиного или раковых шеек вы должны были видеть на сыроватых лугах) и мышиным горошком, а там наступает пора бушевать по полям сурепки, а следом, глядишь, понесли пчелы вместе с пыльцой, собранной с белого клевера, и грязновато-белую обножку с цветков малины. А здесь еще и луговая герань уже приглашает к себе пчел... Уж какой тут моно- флерный мед с белого клевера? Правда, хотя и очень редко, относительно чистый мед с белого клевера мне приходилось видеть у себя на столе. И снова этого чистого, светлого, почти бесцветного, сладкого, ароматного меда собиралось у меня так немного, что ради этого вовсе не стоило бы беспокоить пчел, отрывать их от работы. Да и не стоило бы отбирать белый клевер из того чудесного букета, который собирает в себя наш летний мед. Так же очень непросто собрать и чистый мед с малины, если, конечно, не забраться с ульем в самый малинник — только тут будет гарантия хоть какой-то чистоты меда, полученного с цветущей малины. Ведь в то время, когда цветет малина, начинают зажигаться фиолетовыми огнями головки-кисти кипрея, а кипрей и малина — извечные соседи, и сами пчелы обычно не выделяют какое-то одно из этих растений. Значит, и в этом случае не видать вам чистого малинового меда. Не приходилось мне никогда видеть плантации мелиссы. И только в том случае, если бы такие плантации были возле моей пасеки, получил бы я мелиссовый монофлерный мед, 62
который, как утверждают знатоки, пробовавшие такой продукт, отличается приятным ароматом и тонким вкусом (правда, оценка «приятный аромат и тонкий вкус» — слишком общая, позволяющая нам с вами вовсю пофантазировать — ведь ддя каждого из нас и приятный аромат, и тонкий вкус могут яметь свое конкретное выражение). И плантации мелиссы рядом с моей пасекой нет — у меня в саду растет совсем немного кустиков этого растения, любимого пчелами. И мелисса нужна мне возле моих пчел не столько для медосбора, сколько для работы с пчелами. Листочками мелиссы я натираю руки, когда собираюсь заглянуть в улей. Запах мелиссы пчелы, видимо, обожают, а потому встречают мои руки, натертые листьями мелиссы, чуть ли не как божью благодать. Ну а при такой обстановке можно совсем спокойно работать. Не приходилось мне встречать где-то и плантации лопуха, поэтому, как и в случае с мелиссой, я никак не надеюсь на то, что у меня в ульях вдруг окажутся рамки с медом, собранным с цветков лопуха, хотя на лопухе я все время вижу своих пчел, собирающих здесь нектар. Лопух выручает моих подопечных в самые знойные июльские дни. И я ему за это очень благодарен. Хоть и встречаются порой настоящие заросли пустырника, хоть и жужжат, работают на цветах пустырника пчелы, но и в этом случае нектара, собранного с цветов пустырника, будет не очень много в общем букете всех остальных растений, цветущих в одно время с пустырником, а потому я до сих пор и не знаю, как собрать, как выделить, отобрать только пустырниковый мед. А мед, собранный с пустырника, в серьезной литературе, посвященной пчеловодству, характеризуется так: «Очень тяжелый, светлый, цвета соломы, со специфическим, но нерезким вкусом» — и обязательно подчеркивается, что сам пустырник — ценнейшее лекарственное растение. Вот почему по всему своему саду, возле дома, вокруг огорода я и развожу это, горячо любимое мной растение. А люблю я пустырник по той причине, что, как и лопух, и луговой василек, выручает он моих пчел в самое трудное, жаркое время, в июльскую сушь, когда другие растения отказывают пчеле в нектаре. Люблю я пустырник и за то, что верю этой чудесной траве — верю в ее способность очень успешно врачевать многие болезни человека. Верю и надеюсь, что какое-то количество меда с пустырника собирается в моих ульях каждое лето. Остался нам с вами еще васильковый мед... 63
Автор книги, где упоминается васильковый и другие очень редкие и очень трудно добываемые монофлерные ме- ды, поясняет, что васильковый мед, который он имеет в виду, пчелы собирают с синих васильков, с тех самых васильков, которые часто растут посреди хлебов и именуются васильками посевными. Сообщается там же, что васильковый мед зеленовато-желтого цвета, с горьковатым привкусом и приятным ароматом миндаля... Честное слово, мне никогда в моих путешествиях по стране не приходилось видеть рядом с посеянными хлебами такую массу синих васильков, которые могли бы обеспечить пчел нектаром в количестве, достаточном для приготовления, видимо, замечательного, как и все остальные цветочные меда, василькового меда... А вот заросли, в буквальном смысле этого слова, другого нашего василька, василька лугового, уже не с синими, а с фиолетовыми цветами, я, бывало, и встречал и видел, как работают в этих зарослях медоносные пчелы. Работают, трудятся вовсю уже тогда, когда другие медоносные растения отцвели... Видел я и мед, собранный с лугового василька. Этот мед, в отличие от меда с синего василька, не зеленовато-желтого, а светло-желтого цвета. Последняя такая встреча с медом, собранным с лугового василька, произошла у меня года два тому назад... То лето было очень тяжелым для пчел — холода чередовались с сухой жарой. При такой погоде совсем не выделяла нектара липа, и я уже подумывал, что в этот раз не видать мне на столе своего меда... И вот как раз тут, когда надежды, казалось, уже не осталось, заметил я, что мои пчелы, как только расходился день, выбирались из ульев и довольно дружно, как при хорошем взятке, куда-то летели... Я, разумеется, тут же выяснил направление полета своих подопечных, а там и разыскал то место, которое и позвало к себе пчел, истосковавшихся по взятку... Сразу за нашей деревней, за оврагом лежат два открытых пространства, окруженных лесом и отделенных друг от друга неширокой полосой берез и дубов. Когда-то это были поля, которые пахались, и где, соблюдая принятую в наших местах технологию полеводства, по очереди сеяли те или иные культуры. Последний раз здесь посеяли клевер, посеяли по ранней весне, разбросав, как полагалось в этих местах, семена прямо по снегу, под которым дожидался весны высеянный еще осенью хлеб. Пришла весна, хлеба поднялись, и под защитой хлебов окрепли молодые кустики клевера. Хлеба скоси- 64
ли, обмолотили, зерно увезли, а молоденький клевер оставили жить дальше. Клевер успешно перезимовал, а там и зацвел, разросся и, как положено было еще совсем недавно, пошел под косу на корм колхозному стаду. Клевер скосили первый раз, косили еще и на другой год, а потом начались на нашей земле реформы, и добрые колхозные клевера на двух большущих полянах в какой-то форме передали частным лицам, не имевшим к тому же никакого отношения к колхозу... Первый год новые владельцы клеверов, посеянных и выхоженных вовсе не ими, косили эти клевера, сушили и возили в районный центр на продажу. Говорили, что за это клеверное сено новоиспеченные фермеры-хитрецы выручили вроде бы очень неплохие деньги... Что уж подвинуло наших энергичных, оборотистых фермеров на новые подвиги, не знаю, но только на следующий год решили они на месте одного клеверного поля посадить картофель, а там и собрать неплохой урожай этой ценной до сих пор культуры... Расчет фермеров был прост: в колхозе, которому и принадлежали еще не так давно эти неплохие клеверные поля, был семенной картофель, приготовленный для посадки на колхозных полях. Вот и решили наши фермеры этот семенной картофель как-то раздобыть и в конце концов вроде бы и отыскали соответствующие пути, которые позволили бы им засадить бесплатным картофелем большущее поле... Задумано-сделано, и поле под завтрашний картофель наши фермеры перепахали, перепахали еще по осени — запахали недавние клевера и принялись ждать весны. Но весной случилось непредвиденное — колхоз раздумал заниматься дальше картофелем и, не дожидаясь, когда фермеры-мудрецы умыкнут часть картофельных семян для своих личных нужд, продал кому-то эти самые семена. Вот так и остались наши молодцы-умельцы у разбитого корыта — половину земли перепахали и картофель не посадили. Видимо, эта неудача как-то сказалась на настроение новых владельцев недавних колхозных полей, и в этот год они уже не с прежней охотой заготавливали клеверное сено. А потом вообще бросили половину клеверного поля неско- шенным и убрались куда-то... Вот это-то вспаханное было под картофель поле, а следом за ним и оставшаяся нескошеннои часть клеверного Пространства и стали вдруг буйно зарастать луговым васильком. Прошел всего один год, и все прежнее фермерское хо- 3—301 65
зяйство превратилось в заросли буйного лугового василька... Этот-то самый василек, вовсю разошедшийся своим фиолетовым цветом, и позвал к себе моих пчел и выручил и пчел, и меня из беды. Погода весь август стояла ровная, без особых дождей и с мягким солнцем. Каждый день было достаточно тепло, и пчелы без устали носили и носили в свои улья нектар. К концу августа, когда обычно ни о каком взятке у нас не могло быть и речи, в каждом улье магазины оказались заполненными добротным, на этот раз определенно моно- флерным медом с лугового василька. Но такое событие случилось у нас пока только однажды. Дальше о луговом пространстве, занятом травой-васильком, все-таки вспомнили, и в самом начале сенокоса наш чудесный василек скосили. Правда, к началу августа у скошенного василька все же успели отрасти новые листья, но снова поднять над своими листьями цветочную стрелку с бутонами и раскрыться новыми фиолетовыми цветами он не смог... Вот, пожалуй, и весь разговор-беседа о монофлерных медах. Ну а теперь давайте поговорим о медах, собранных, как говорилось уже, с разнотравья. В «Справочнике по пчеловодству» дана такая характеристика этому меду: «Полифлерный, или смешанный (сборный), цветочный мед пчелы собирают с различных растений. Обычно такой мед называют по месту его сбора: горный, луговой, лесной, степной. Иногда в таком меде преобладает мед с одного или нескольких растений, но чаще в определенных соотношениях в нем содержится мед, собранный пчелами с цветков многих растений. Характеристика смешанного меда непостоянна. Цвет его может быть от светло-желтого до темного; аромат и вкус — от нежного и слабого до резкого; кристаллизация — от салообразной до крупнозернистой. Смешанный мед иногда содержит примесь пади». Мне приходилось близко знать пасеки на Алтае, которые поставляли весенний монофлерный мед — мед с белой акации, а затем — полифлерный, сборный мед, собранный за лето со всех цветущих трав, освоивших склоны алтайских гор. Это был полифлерный, смешанный горный мед. Со степным медом судьба меня почти не сводила, а вот лесной и луговой знаю вроде бы не очень плохо... Лесной сборный мед дарили мне мои пчелы, когда я жил на берегу озера посреди северных лесов — главными поставщиками 66
нектара туг были ива, лесная смородина, малина, травы лесных полян, иван-чай (кипрей) и вереск. Ну а луговой сборный мед достался мне уже здесь, на Ярославщине — да и не только луговой, но и тут же лесной, с таких же лесных цветущих растений, разве что в этот раз без вереска и дикой смородины, да с меньшей долей кипрея. Вот и получается, что тот мед, который собирают пчелы вокруг моей нынешней пасеки, тоже, конечно, сборный, но сборный уже и с лугов, и с леса. Так что ценность этого русского северного меда, которым одаривает меня милый моему сердцу уголок ярославской земли, видимо, хоть и ненамного, но все-таки выше ценности лугового и лесного сборных медов в отдельности. Ну а чтобы не казаться вам пустословом, постараюсь еще раз вспомнить по памяти, какие именно растения одаривают моих пчел нектаром (разумеется, я буду перечислять только те растения, которые заметно участвуют в производстве нашего северного сборного меда — подарка наших лугов и лесов): мать-и-мачеха, ива, клен, медуница, жимолость, смородина красная, крыжовник, смородина черная, вишня, слива, яблоня, одуванчик, черемуха, сурепка, рябина, земляника, герань луговая, клевер белый, вероника, малина, горлец (раковые шейки), мышиный горошек, шиповник, кипрей, (иван-чай), василек луговой, таволга, липа, осот полевой, лопух, пустырник. Я не упомянул здесь такие медоносные растения, как фиалку полевую, крушину ломкую, калину, короставник, шалфей, кукушкины слезки, золотую розгу, дягиль, мяту перечную... Это тоже наши друзья-товарищи, и пчелы посещают цветы этих растений, но взяток отсюда не столь заметен, как с других, перечисленных мной ранее. И даже без этих наших друзей-товарищей (не назвал я еще и различные огородные растения, которые тоже охотно посещаются пчелами), без их участия в нашем ответственном деле, видимо, будет достаточно и первого перечня, чтобы представить, как много всего доставляют пчелы в свои ульи. Правда, не каждый мед, полученный на моей пасеке, обязан своим происхождением сразу всем нашим медоносам. Во-первых, бывают такие года, когда погода мешает тому или иному медоносу в полную силу проявить себя, и тогда кто-то из списка наших основных друзей-помощников выпадает. Во-вторых, нередко приходится мне проводить ревизию своей пасеки сразу после весны и отбирать из Ульев так называемый весенний мед, и тогда в такой весен-
ний мед уже не попадает мед с тех медоносов, которые цветут только летом. Обычно в составлении весеннего меда у нас участвуют мать-и-мачеха, ива, клен, медуница, жимолость, смородина красная и черная, крыжовник, вишня, слива, яблоня, черемуха, одуванчик. Вот как раз сразу после цветения одуванчика, в самом начале цветения сурепки, белого клевера, герани и земляники и заканчивается недолгая история моего весеннего меда. Так что все остальные медоносы, которые следуют в моем перечне после одуванчика, в весенний мед не попадают. Они достаются другому, летнему меду, который извлекается из ульев уже в августе месяце. Вот так и определяются два сорта меда с моей пасеки: весенний и летний. Но чаще случается так, что я не достаю из ульев весенний мед, оставляю его до начала августа и только тут собираю весь урожай сразу: и за весну, и за лето. Тут-то и появляется мед, на мой взгляд, самый богатый, самый дорогой для меня — мед с весны до осени, как я его называю. Может появиться у меня и еще один сорт меда — это мед летний, но уже без рябины, земляники, без малины и горлеца, а то и без белого клевера и шиповника. Такой мед уже составлен иван-чаем, луговым васильком, пустырником, лопухом, осотом, таволгой и, конечно, липой, если липа в тот раз расщедрилась и преподнесла нам свой нектар. Какого-то простого названия этому меду я не подыскал, а для себя называю его медом с вершины лета. А достается мне такой мед в том случае, когда я помещаю в новый улей пчелиный рой, вышедший у меня на пасеке, и предоставляю ему возможность устроить свою собственную жизнь рядом с ульем-родителем (стариком, как говорят пчеловоды). Если пчелиный рой вышел рано, то он еще успеет и на белый клевер, и на шиповник, и на малину — тогда этот мед будет чисто летним. А если почему-либо рой запаздывает с выходом, то мед его и станет называться для меня медом с вершины лета. Вот'такие четыре сорта (если так можно сказать) сборного русского северного меда (лесного и лугового) и может подарить мне моя пасека. Ну а теперь давайте внимательно разберемся, какую же конкретную целебную силу несет в себе каждый из четырех моих медов. Начнем с меда весеннего и еще раз повторим, какие именно растения участвуют в создании этого продукта: мать-и-мачеха, ива, клен, медуница, жимолость, смородина 68
красная, смородина черная, крыжовник, вишня, слива, яблоня, черемуха, одуванчик. Я думаю, что мать-и-мачеха хорошо известна тем, кто интересуется траволечением (фитотерапией), как великолепное лекарственное растение. Вспомните туг, что и без одуванчика не обходится ни один трактат, посвященный целебным травам. Кто-то укажет и на наш первоцвет — медуницу как на чудесное средство от многих болезней. Ну а смородина красная и черная да к ним еще жимолость — это вообще кладезь витаминов... А теперь для тех из вас, кто пока не знаком близко с лекарственными растениями, я хочу предложить небольшую экскурсию в мир целебных трав, чтобы показать вам, из каких замечательных компонентов складывается целительная сила вот этого весеннего меда, который преподносят мне мои пчелы. Итак, внимание! «Собирают цветы этого растения ранней весной, а молодые листья — через 2—3 недели после того, как обсеменятся корзиночки. В народной медицине применяются листья мать-и-мачехи вместе с цветами в виде напара при разных видах грудных и легочных болезней как отхаркивающее средство, легкое потогонное. Кроме того, напар из смеси листьев и цветов мать-и-мачехи в дозе 20,0—30,0 г на 1 л кипятка принимают и в других случаях воспаления слизистой оболочки, как и при катарах желудка и кишок, при почечных заболеваниях, при катаре мочевого пузыря. При насморке втягивают в ноздри сок, выжатый из свежих листьев. Сок, выжатый из свежего листа мать-и-мачехи, на тряпочке или прямо лист ее прикладывают к гноящимся ранам, язвам, нарывам. Считается в народе средством, заживляющим раны». Книга, из которой я позаимствовал это описание мать-и- мачехи (М. А. Носаль, И. М. Носаль. «Лекарственные растения и способы их применения в народе»), одна из самых замечательных наших книг, посвященных лекарственным растениям, которые давно знает наш народ. Книга эта переиздавалась совсем недавно, ее можно, видимо, найти, а там и проверить выше сказанное. Но если авторитета автора этой книги, авторитета врача и знатока народной медицины, вам покажется недостаточно, то прочтите, что пишется о мать-и-мачехе, как о лекарственном растении, еще в од- 69
ной серьезной работе (Н. Н. Брезгин. «Лекарственные растения Верхневолжья»): «Листья и цветки мать-и-мачехи наиболее широко известны с древних времен как средство от кашля. Листья растения принимаются внутрь при заболевании дыхательных путей, вызывают разжижение густого секрета и действуют обволакивающе при кашле, хриплом голосе, катаре бронхов, воспалении зева, бронхиальной астме, воспалении легких, применяются также при воспалении слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта, при отсутствии аппетита. Отвар из листьев или размятые листья действуют облегчающе при воспалении вен ног и при воспалении кожи... В народной медицине применяют листья вместе с цветами, причем наряду с вышеуказанными заболеваниями применяются также при воспалительных заболеваниях мочевы- водящих путей и желудочно-кишечного тракта для возбуждения аппетита и улучшения пищеварения». Раз уж стали мы с вами доискиваться, какова же сила нашего, пожалуй, самого первого весеннего цветка, то никак не обойтись тут, думаю я, и без чудесной работы ученого и потомственного травника В. С. Городинской — книгу В. С. Городинской «Таинство сил исцеляющих» я рекомендую прочесть всем, прочесть, как говорится, от корки до корки, чтобы принять в себя многое из того, что именуется философией траволечения: «Словно бы нарочно растение создано природой от простудных кашлей. Применявшееся еще в Древней Греции, в особенности настои и отвары из его молодых листьев, оно обладает противовоспалительным и потогонным свойством, усиливает секрецию бронхиальных желез, является отхаркивающим и смягчающим средством. В Польше, Болгарии и Германии отваром из листьев мать-и-мачехи лечат бронхиты, плевриты, бронхиальную астму, катар верхних дыхательных путей, воспаление легких, ангину, кашель, охриплость, применяют для лечения воспалительных процессов желудочно-кишечного тракта. В нашей стране настой и отвар из листьев используется при золотухе, водянке, кашле, удушье, а сок из свежих листьев и корней — при туберкулезе легких и малярии, применяли в качестве желчегонного и потогонного средства. Научные исследования показали, что водный отвар листьев обладает спазмолитическим действием. В отечественной фитотерапии листья мать-и-мачехи рекомендуются как противовоспалительное, мягчительное, обволакивающее 70
при заболевании дыхательных органов и как антисклеротическое средство при гипертонии, атеросклерозе и других сердечно-сосудистых болезнях». Работы, которые я только что цитировал, написаны в основном с позиции народной медицины (различия в подходах народной и официальной медицины к лекарственным растениям я покажу чуть позже), а потому, чтобы совсем закрепить свою веру в целительные силы нашего самого раннего весеннего цветка, обратимся к рекомендациям науки: «Применяется в основном при воспалительных заболеваниях дыхательных путей, легких как отхаркивающее, мягчительное, потогонное, в том числе и для ингаляций. Обладает ранозаживляющими, регенераторными свойствами, часто используется для лечения нарывов, ушибов, повреждений кожи. Полезна для лечения артритов, как дополнительное средство в терапии злокачественных опухолей, для укрепления и роста волос, при лечении атеросклероза и как желчегонное средство. Цветки мать-и-мачехи могут быть составным компонентом витаминного чая...» (Пашинский В. Г. «Лечение травами»). После всего, только что прочитанного вами, наверное, уже не надо никого убеждать, что мать-и-мачеха не бросовая травка, не только сорняк, который нередко допекает и огородника, и полевода и с которым не так-то просто бороться. — Ну, хорошо, — скажете вы, — мы согласны, что мать- и-мачеха растение чудесное, способное многих выручить из разных бед. Но как быть с медом, собранным с этого цветка, — передаются ли меду в этом случае все силы той же мать-и-мачехи? Вот здесь-то, чтобы ответить на ваш вопрос, и придется нам прежде всего познакомиться с основными принципами официальной и народной медицины. Как складывается представление о том или ином лекарственном растении у народного целителя? Да, очень, на первый взгляд, просто — знает такой человек от матери, от отца, »а там и от деда с бабкой, что та или иная травка способна была всегда вступать в переговоры с тем или иным недугом человека и очень часто это противостояние выигрывала, а болезнь провожала за дверь. А что именно, какие именно вещества, содержащиеся в листьях, цветах, корнях этого растения, помогали при этом больному, народного целителя обычно не интересовало. Да и не мог он точно установить так называемые действующие вещества, которые разыскивает в лекарственных растениях официальная меди- 71
цина, прежде чем дать разрешение на пользование той или иной травкой — в отличие от официальной медицины у народного целителя не было и до сих пор нет никакой химической лаборатории. Да и нужна ли она ему, нужна ли такая инструментальная наука человеку, который обладает народными знаниями и интуицией, который посвящен в логику, в философию земли, природы и для которого мир растений, мир трав — мир обязательно живой, умеющий разговаривать с человеком, а оттого и способный рассказать знающим, внимательным людям многое о себе... Нет, все это не мистика, это основа жизни людей на земле. И с этой основой, с этой философией земли, природы вынуждена все чаще и чаще считаться теперь любая официальная и обязательно точная, инструментальная наука, вооруженная различными лабораториями, где прежде всего, и чаще без общей оценки явления, начинает она исследовать это явление по клеточкам, по деталям. Не составляет тут исключения и наша официальная медицина, которая признает за тем или иным лекарственным растением его право помогать людям только после того, как в результате точных химических анализов будет найдено, выделено из данного растения то так называемое действующее вещество, которое в поставленном следом эксперименте и проявит себя в качестве лекарства. А пока такого вещества из растения, давно знакомого народной медицине, не выделено, пока не доказано, что именно это вещество и есть лекарство, данное растение прочь из списка лекарственных средств. И происходили туг вещи удивительные, которые противоречили, на мой взгляд, любой логике, но все равно происходили: брали мы под арест даже такие чудесные травы, как, например, зверобой, и держали их, как теперь говорится, в информационной блокаде, запрещали упоминать имя такой травки рядом с какими-либо болезнями, запрещали вообще книги, посвященные народной медицине, в которых упоминались растения, не прошедшие пока контроль- проверку официальной медицины. Поищите уже сейчас, когда книг о народной медицине издано предостаточно, когда официальное табу на народную медицину вроде бы и отменено, поищите в работах, принадлежащих перу официальной медицины, например, замечательную травку — золотую розгу (золотарник), и, уверяю вас, вы ее не найдете. А вот в народной медицине эта золотая розга живет и выручает многих, страдающих болезнями почек. И что удивительно: пройдет время и отыщет 72
официальная инструментальная наука, обязательно отыщет в той же золотой розге ее действующие вещества, а там и включит, возможно, эту травку в свой список лекарственных трав, разрешенных для лечения больных. Но может быть и другой исход... Очень может быть, что не найдут точные лаборатории такого явного действующего вещества в той или иной травке-сироте, не признаваемой пока официальной медициной. Что-то, конечно, отыщут, но этого «чего-то» окажется вдруг мало, с точки зрения науки, чтобы принести больному ощутимую пользу. И зачем, мол, тогда рекомендовать такую слабосильную травку, где нужных веществ всего ничего, если есть другие какие-то лекарственные травы, куда богаче теми же самыми веществами. Сделает наука такой вывод, снова отставит в сторону какую-нибудь золотую розгу, порекомендовав вместо нее что- то иное, но не послушается народный целитель-травник и продолжит собирать золотые стрелочки-стебельки нашего милого веселого золотарника вместе с цветами и листьями. А может, официальная наука все-таки права — маловато в этой травке-сироте какого-то вещества, которому, по мнению науки, и полагалось бы побеждать болезни?.. А кто сказал, что только то вещество, которое открыла в травке- сироте наука, и приходит к человеку на помощь? А может, что-то другое, пока не открытое, и составляет силу этого растения-целителя? Может, и не просто какое-то вещество отдельно (ведь конкретное вещество науке выделить просто и проще проверить его в медицинском деле) придает силу этой травке-скромнице, а все вещества, составляющие собой растение, вместе, помогая по-своему друг другу, и выручают в конце концов нас из тяжелой болезни? А? А ведь и такие примеры знает наша официальная медицина. Услышит она о каком-то чудодейственном растении, заполучит его, сделает из его корней, например, спиртовую вытяжку, проверит ее на практике и подтвердит тут, что эта спиртовая вытяжка действительно лечит, например, людей, страдающих тяжелыми заболеваниями центральной нервной системы, выручает из глубокой депрессии. И конечно — дорогу такому лекарственному средству! И не проверит другой раз наша наука все замечательное растение целиком, не прислушается к народной молве, не выпишет для себя весь список болезней, которые, по утверждению народных академиков, побеждает знаменитый корень. Вот так и получается другой раз: даст добро наша официальная медицина тому или другому лекарственному рас- 73
тению, но по указанным выше причинам ограничит его применение только несколькими конкретными рекомендациями. Например, годится это средство для лечения депрессивных больных, при борьбе с импотенцией, да еще как растительный стимулятор оно вполне подходит. И все... А ведь народные знания того же самого чудодейственного корня куда шире — здесь, например, и простуды, и боли в суставах, и малокровие, и ночное недержание мочи, и сахарный диабет и т. д. и т. п. Но, увы, не проверила тут все наша официальная медицина: то ли поторопилась, то ли проверяла только действие спиртовой вытяжки из этого растения, а не настояла его, например, на водке, как рекомендуется народными целителями (ведь в водке растворители и вода, и спирт, и не все, что растворяется в воде, обязательно растворяется в спирте), не исследовала внимательно водный раствор этого лекарственного средства, не заинтересовалась обычным чаем из этого растения... Почему потребовалась мне эта достаточно продолжительная экскурсия в область народной и официальной медицины? Дело в том, что стоит перед нами вопрос: «А передается ли целебная сила той же самой мать-и-мачехи меду, приготовленному пчелами из нектара этого цветка?» Если бы у меня был сейчас под рукой точный химический анализ нектара, собранного пчелами с цветков мать-и- мачехи, если бы к тому же обладал я возможностью провести не менее точный анализ меда, собранного с цветков этого растения, то дальше нам с вами было бы очень просто. Подчеркнули бы мы действующие вещества (способные бороться с теми или иными болезнями), обнаруженные в нектаре растения, а там поискали бы аналогичные вещества и в нашем меде. И если бы нашли, то тут же и ответили бы на свой вопрос: да, свои силы мать-и-мачеха передает меду, а потому этот мед никак не менее целителен, чем наше замечательное растение. Но, увы, химического анализа нектара не только мать-и- мачехи, но и других цветов-медоносов я до сих пор нигде не встречал. Не встречал я пока и точного химического анализа различных медов, собранных с конкретных растений. А потому позвольте мне рассуждать здесь так, как рассуждает обычно мудрый старик-пчеловод, проживший возле пчел всю свою умную и старательную жизнь. А рассуждает такой наблюдательный человек-философ очень просто, и уверен я, что и очень точно: «С какого растения мед — такая у него и сила. Чем наши горы славны, тем и мед наш алтайский 74
знаменит. Считай сам... Душица сильная трава? Сильная! Зацветет душица, вся пчела возле нее, всю силу душицы в улей несет. Ну а кислица цвести начнет... Снизу в горах кислица сначала зацветает, а затем все выше и выше до самых лугов поднимается. Вся пчела за кислицей так по горам и путешествует. А кислица (дикая красная смородина. — А. Онегов) разве силы не имеет? Имеет. Да еще какая сила у этой ягоды — ото всех болезней хороша. Вот и мед с кислицы такой же герой». Эта беседа досталась мне на Алтае от старого умного пчеловода, бывшего тамбовского крестьянина по отцу, который и переехал сюда, к горам Алтая, из коренной России еще в столыпинские времена — переехал и привез сюда вместе с собой не только какой хозяйственный скарб, не только свое умение водить пчел, но и основы знаний русским человеком-крестьянином земли, природы. Я встречал разных пчеловодов, встречался с ними еще тогда, когда вокруг меда не начиналась чрезмерная торговая суета, когда цена на мед была совсем невелика и он был доступен почти всем. И всякий раз, беседуя с такими людьми, полпредами медоносной пчелы в нашем обществе, обществе людей, слышал я всегда одно и то же: «С какого растения мед — такая у него и сила». А потом подтверждение этих слов, этой веры народных философов-академиков, отыскал я и в замечательной работе, адресованной прежде всего врачам и фармакологам, выпущенной издательством «Наука» под редакцией академика медицинских наук СССР. Книгу эту я уже вспоминал, когда рассказывал вам о целебных свойствах мать-и-мачехи. Ее автор В. Г. Пашин- ский. Здесь и отыскал я такие строчки: «МЕД. Хотя и не является растительным продуктом, но растительное происхождение позволяет включить его в этот перечень. В зависимости от источника сбора дифференцируют мед липовый, гречишный, малиновый, кипрейный, смешанный и т. д. Они имеют некоторые специфические особенности, однако общих черт в их биологической активности больше, чем различий. Чаще все-таки мед имеет смешанный характер. В принципе он является практически универсальным средством и может быть использован (чаще в комбинациях) чуть ли не при всех болезнях». Согласитесь со мной, что вот это «чуть ли не при всех болезнях» и есть достаточное подтверждение того, что наши смешанные, полифлерные меды, собранные с разных це- 75
лебных трав, и принимают от них в той или иной степени ихние целительные силы. Так что давайте примем для себя (а официальная медицина волей-неволей пойдет следом за нами и подтвердит, и возможно очень скоро, нашу веру) главную заповедь русских мудрецов-пчеловодов: «С какого растения мед — такая у него и сила». Ну а теперь продолжим наше путешествие в мир лекарственных трав, которые и составляют силу моего весеннего меда... Помните, следом за мать-и-мачехой отметили мы прежде всего одуванчик как знаменитую лекарственную траву и, конечно, не ошиблись. «У нас к одуванчику относятся с некоторым пренебрежением, разве что весной заставит он поневоле залюбоваться сиянием ярких своих солнышек в зазеленевшей траве лугов и пустырей. А между тем в других странах Европы и Азии его ценят и за великолепные целебные свойства, и за высокие питательные качества. Во Франции он выращивается как огородная культура, и утонченные гастрономы-французы с удовольствием едят салаты из молодых и нежных листьев одуванчика. Думаю, что нам бы не худо перенять этот обычай. Тем более, что разводить его специально не надо — на любом загородном лугу и поле можно всегда набрать столько, сколько на рынке салата и на пятерку не купишь. Тем, кому не по нраву горчинка листьев одуванчика, советую вымочить их полчаса в подсоленной холодной воде. Весной такой салат просто необходим хотя бы из-за массы его полезных и целебных свойств. Он улучшает пищеварение и деятельность жедудка, кишечника, печени, желчного пузыря, оказывает тонизирующее влияние на организм и т. д. Соком одуванчика Авиценна лечил водянку, болезни печени, сводил бельма с глаз. Во Франции листья и корни одуванчика применяют для лечения печени и уменьшения холестерина в крови. В Болгарии свежие листья и сок из них используют для лечения атеросклероза и малокровия, С-авитаминоза, желтухи, геморроя, катаров желудка и кишечника. В Германии, кроме того, корень одуванчика считается хорошим средством при почечно-каменной болезни, других заболеваниях почек и мочевого пузыря, ревматизме, подагре, при вялотекущих болезненных процессах в селезенке, как общеукрепляющее и тонизирующее после тяжелых инфекционных заболеваний. В нашей стране он используется при тех же заболеваниях и, кроме того, считается 76
неплохим средством от бессонницы» (Городинская В. С. «Таинство сил исцеляющих»). «В научной медицине используются только корни одуванчика и то лишь для возбуждения аппетита, при запорах и как желчегонное средство. В народной медицине используются корни и листья одуванчика. Весной при недостатке витаминов употребляют в виде салатов свежие молодые листья одуванчика, но чаще всего употребляют препараты из его корней для возбуждения аппетита, при катарах желудка и кишок. Кроме того, это хорошее средство (из народного опыта) при хроническом запоре (употребляют отвар корня внутрь). При легочных болезнях препараты из одуванчика употребляют как хорошее отхаркивающее средство; они имеют также мочегонное свойство. Как желчегонное препараты из одуванчика употребляют при болезнях печени» (Попов А. П. «Лекарственные растения в народной медицине»). «Используется как горечь для усиления аппетита, отсюда для регуляции деятельности желудочно-кишечного тракта, как желчегонное и слабительное. Может применяться для лечения сахарного диабета, атеросклероза, как мочегонное средство, при почечно-каменной и желчно-каменной болезни, при анемии, малокровии, как ранозаживляющее, в терапии парезов, параличей, как антигельминтное. Одуванчик обладает антитоксическими свойствами, стимулирует сердечно-сосудистую систему, используется как противолучевое средство, полезен в терапии артритов и для удаления бородавок. Применяют его также при воспалении кожных покровов, укусах ядовитых насекомых, при недостатке молока у кормящей матери... Такое разнообразие свойств одуванчика делает его ценным растением для стимуляции работоспособности, устранения утомления, усталости» (Па- шинский В. Г. «Лечение травами»). Я думаю, что сказанного выше вполне достаточно, чтобы высоко оценить целительные свойства одуванчика даже тем, кто еще совсем недавно считал его просто веселым весенним цветком. Следом за мать-и-мачехой и одуванчиком обратимся с вопросами к медунице, которая в науке так и именуется — медуница лекарственная. «Медуница лекарственная... В составе имеются дубильные и слизистые вещества, аскорбиновая кислота, рутин, каротин, богата такими ценными элементами, как калий, 77
марганец, железо. Используется, как раннее весеннее поливитаминное растение, мочегонное средство, особенно ценна при анемии, малокровии, как ранозаживляющее, стимулятор регенерации, средство дополнительной и поддерживающей терапии при лечении злокачественных новообразований, способна усиливать свертываемость крови, активизировать половую функцию, полезна при лучевых поражениях, различных заболеваниях кожи и слизистых оболочек, для укрепления и роста волос» (Пашинский В. Г. «Лечение травами»). Хоть и считают многие, что хорошо знают и красную, и черную смородину, но все равно мне хочется еще раз подчеркнуть их замечательные свойства. «Смородина черная. Весьма богата витаминами, макро- и микроэлементами, органическими кислотами, сахарами, клетчаткой и другими веществами. Используется как поливитаминное растение, причем все собираемые части растения практически равноценны в этом отношении. Может быть использована при лечении атеросклероза, гипертонической болезни, как мочегонное средство, для лечения по- чечно-каменной болезни, как противовоспалительное, отхаркивающее, мягчительное при заболеваниях дыхательных путей и легких, при анемии, малокровии, как антиаллергическое средство, в дополнительной терапии злокачественных новообразований, для лечения артритов, повышенной кровоточивости, как легкое слабительное и при воспалительных процессах полости рта» (Пашинский В. Г. «Лечение травами»). «Смородина красная и белая используется как потогонное, противолихорадочное, мочегонное, кровоостанавливающее средство, а также для улучшения обмена веществ при подагре и сахарном диабете» (Николайчук Л. В., Жи- гар М. П. «Целебные растения»). Давайте так же коротенько оценим с помощью авторитетных источников целебные силы и других растений, нектар которых и пошел на приготовление нашего весеннего меда... «Жимолость. Плоды, собираемые в фазе полной спелости, богаты сахарами, витаминами, микроэлементами. Обладает общеукрепляющими, вяжущими, мочегонными, противовоспалительными свойствами. Может использоваться в лечении атеросклероза, гипертонической болезни, малокровия, как компонент диетического режима» (Пашинский В. Г. «Лечение травами»). 78
«Крыжовник. Используются ягоды, собираемые в фазу неполной и полной зрелости. Содержит сахара, органические кислоты, витамины, макро- и микроэлементы. В медицине может использоваться как регулятор деятельности желудочно-кишечного тракта, как компонент диеты при малокровии, заболеваниях печени, почек. Рекомендуется для активации физической и умственной работоспособности, при усталости, переутомлении, истощении, при спортивной и физкультурной деятельности (как детонатор энергетических групп — органических кислот)» (Пашинский В. Г. «Лечение травами»). «Вишня. Плоды широко применяют в народной медицине различных стран. Плоды улучшают аппетит и пищеварение, служат диетическим средством, утоляют жажду, обладают легким слабительным, отхаркивающим действием и антисептическим свойством. Народная медицина считает, что вишни действуют на центральную нервную систему; в прошлом столетии некоторые врачи применяли их отвар при психических заболеваниях и эпилепсии (падучей болезни). Вишни как утоляющее жажду средство употребляют при лихорадочных заболеваниях, а как легкое послабляющее используют при упорных, продолжительных запорах. Вишневый сок используют как диетическое средство, улучшающее аппетит и пищеварение, и как отхаркивающее при катарах дыхательных путей. Плоды вишни с молоком применяют при артритах. Семена из косточек вишни ядовиты, но, употребляемые в небольшом количестве, помогают при подагре и почечнокаменной болезни. Эмульсия из семян увеличивает количество выделяемой мочи. Отвар плодоножек является сильным мочегонным и употребляется как хорошее кровоостанавливающее средство при сильных менструальных кровотечениях. Отвар веток с успехом применяют при поносах, а отвар свежих листьев в молоке — при желтухе. Свежие измельченные листья — хорошее кровоостанавливающее средство. Вложенные в виде тампона в нос, они останавливают носовое кровотечение» (Махлаюк В. П. «Лекарственные растения в народной медицине»). «Слива. Используются зрелые плоды. Содержит большое количество Сахаров, крахмала, клетчатки, органических кислот, витаминов, макро- и микроэлементов. Считается хорошим дополнительным средством при лечении хронических запоров, атеросклероза, артритов различного проис- 79
хождения. Отмечается также мочегонное действие, полезна при малокровии, сердечно-сосудистой патологии, заболеваниях почек» (Пашинский В. Г. «Лечение травами»). «Яблоня. Яблоки полезны в терапии атеросклероза, гипертонической болезни, анемии, малокровия, артритов, обладают некоторыми антимикробными свойствами. Могут использоваться также для предупреждения запоров, лечения колитов, почечно-каменной болезни, подагры, способны усиливать умственную работоспособность. Яблоки весьма перспективны в эргономике, для снятия утомления» (Пашинский В. Г. «Лечение травами»). «Клен. Листья обладают мочегонным, желчегонным, антисептическим, противовоспалительным, ранозаживляю- щим и обезболивающим действием. Водный настой или отвар молодых листьев применяют при желтухе, почечно-каменной болезни, цинге, как мочегонное и противорвотное средство и как тонизирующее средство, «улучшающее настроение». Сладкий кленовый сок (кленовку) пьют при цинге и болях в пояснице (простреле). Свежие измельченные листья прикладывают к гнойным ранам и язвам для их очищения и заживления. Листья и молодые побеги, отваренные с уксусом, употребляют для при парок при болезненных ощущениях в печени и селезенке Слабым раствором золы коры моют голову при струпьях и язвах» (Махлаюк В. П. «Лекарственные растения в народной медицине»). «Ива. Действие противомалярийное, жаропонижающее, потогонное, вяжущее, желудочно-кишечное, кровоостанавливающее, антисептическое, ранозаживляющее, противовоспалительное, обезболивающее, успокаивающее, противоглистное. Применяется при желудочно-кишечных заболеваниях, кровотечениях, ревматизме, подагре, малярии, нервных болях, наружно — при ранах, кровотечениях, кожных заболеваниях, заболеваниях полости рта и горла, потении ног, перхоти, выпадении волос» (Махлаюк В. П. «Лекарственные растения в народной медицине»). А теперь, познакомившись с теми растениями, которые приняли самое активное участие в моем весеннем меде, и составьте себе представление о его целебной силе. Если же будете тут затрудняться, то вспомните еще раз слова В. Г. Па- шинского, автора очень авторитетной книги, которую я часто цитировал: «В принципе он (мед. — А. Онегов) является практически универсальным средством и может быть использован (чаще в комбинациях) чуть ли не при всех болезнях». 80
Здесь все-таки стоит сделать такое замечание. Мед вбирает в себя силу многих лекарственных трав. Это как бы богатейший лекарственный сбор, в котором каждая травка принимает свое посильное участие. И такой широкий лекарственный сбор обычно не рассчитан на оказание скорой помощи, не рассчитан на мгновенный эффект. Поэтому и не ждите обычно от одной-единственной ложки даже очень ценного меда экстренной помощи — мед надо принимать и принимать, чтобы он как следует помог вам. Мед способен победить болезнь окончательно, устранить ее основу, и он меньше всего рассчитан на какой-либо скорый эффект. Это я говорю потому, что иногда приходится отвечать на такие вопросы: «Вот я выпил стакан настоя из пустырника и боли в сердце прошли. Поможет ли мне так же ложка меда, собранного с пустырника?» Я не думаю, что ложка меда, собранного даже с одного пустырника, тут же снимет боль в области сердца, хотя стакан настоя или отвара пустырника на такое очень даже способен. Дело в том, что стакан настоя этой травы, если так можно сказать, гораздо крепче ложки меда. Но одна, вторая, третья, четвертая ложка меда с пустырника в конце концов достигнут цели, подлечат вас так, что вероятность новой боли в области сердца значительно снизится. То же самое сделает и пустырник, если пить его не как таблетки скорой помощи, а небольшими порциями — он значительно подлечит вас. Если же ограничиться только тем самым стаканом, который сразу вам помог, то болезнь вы не победите, и она очень скоро снова проявит себя. Запомните хорошо: мед, как и все траволечение, требует времени, терпения, и только тогда он проявит себя в полную силу. Что же дальше? А дальше давайте продолжим путешествие и хотя бы для расширения нашего кругозора познакомимся с теми растениями, которые помогают моим пчелам приготовить летний мед (помните, мы с вами разделили весь мед, доставшийся моим пчелам, на весенний и летний...). Итак, летний мед мои пчелы собирают обычно с таких растений: сурепка, рябина, земляника, герань луговая, клевер белый, вероника, малина, горлец (раковые шейки), мышиный горошек, шиповник, кипрей (иван-чай), василек луговой, таволга вязолистная, липа, осот, лопух, пустырник... «Сурепка обыкновенная. Обладает мочегонным, раноза- живляющим, возбуждающим действием, усиливает половую деятельность, применяется при водянке, параличе, «мозго- 81
вом ударе», эпилепсии, цинге» (Махлаюк В. П. «Лекарственные растения в народной медицине»). «Рябина. Оказывает витаминное, слабительное, мочегонное, противовоспалительное, кровоостанавливающее действие, применяется при авитаминозах, поносах, запорах, по- чечно-каменной болезни, ревматизме, геморрое» (Махлаюк В. П. «Лекарственные растения в народной медицине»). «Земляника. Весьма богата разнообразными витаминами, микроэлементами, пектиновыми и дубильными веществами, сахарами и органическими кислотами, поэтому имеет широкий спектр терапевтической активности (обычно умеренно выраженной). Используется как поливитаминное растение, для лечения сахарного диабета, атеросклероза, ишемической болезни сердца, воспалительных процессов в почках, как мочегонное средство, при почечно-каменной и желчно-каменной болезнях, анемии, малокровии, недостаточности сердечной деятельности, для усиления свертываемости крови при кровотечениях, как успокаивающее средство, наружно — в терапии воспалительных процессов полости рта и других слизистых оболочек и кожи» (Пашин- ский В. Г. «Лечение травами»). «Герань луговая. Вяжущее, обезболивающее, противовоспалительное, антисептическое, кровоостанавливающее, маточное, применяется при поносах, желудочно-кишечных заболеваниях, почечно-каменной болезни, ревматизме, подагре, внутренних кровотечениях, кровохарканье, грудных болях, наружно — при порезах, язвах, кожных заболеваниях, переломах костей, ангинах, выпадении волос, мозолях» (Махлаюк В. П. «Лекарственные растения в народной медицине»). «Клевер белый. Тонизирующее, общеукрепляющее, обезболивающее, ранозаживляющее, антисептическое, применяется при общем ослаблении организма, туберкулезе легких, удушье, простудных заболеваниях, подагре, женских болезнях, грыже, отравлениях» (Махлаюк В. П. «Лекарственные растения в народной медицине»). «Вероника. Аппетитное, стимулирующее деятельность желез, противовоспалительное, обезболивающее, противо- судорожное, антисептическое, антитоксическое, «кровоочистительное», кровоостанавливающее, ранозаживляющее, применяется при кашле, простудных заболеваниях, туберкулезе легких, желудочно-кишечных заболеваниях, болезнях почек и мочевого пузыря, различных кровотечениях, ломоте костей, головной боли, при укусах ядовитых змей и беше- 82
ных животных, наружно — при ранах, ожогах, кожных заболеваниях, потливости ног» (Махлаюк В. П. «Лекарственные растения в народной медицине»). «Малина обыкновенная. Заготавливают для лечебных целей зрелые плоды и молодые листья, преимущественно дикорастущей малины, поскольку садовая гораздо менее эффективна. Богата сахарами, органическими кислотами, витамином С. Широко используется при простудных заболеваниях дыхательных путей как потогонное средство. Может применяться как регулятор деятельности желудочно-кишечного тракта, антитоксическое, закрепляющее средство, при воспалительных процессах полости рта» (Пашинский В. Г. «Лечение травами»). «Горлец (раковые шейки). Вяжущее, кровоостанавливающее, противовоспалительное, ранозаживляющее, применяется при поносах, язвах желудка и двенадцатиперстной кишки, желудочно-кишечных заболеваниях, наружно — при заболеваниях полости рта» (Махлаюк В. П. «Лекарственные растения в народной медицине»). «Горошек мышиный. Применяется наружно при нарывах и доброкачественных опухолях» (Махлаюк В. П. «Лекарственные растения в народной медицине»). «Шиповник. Одно из лучших витаминоносных растений. Богатый набор витаминов в нем сочетается с разнообразием макро- и микроэлементов, Сахаров, органических кислот, эфирного масла и многих других веществ. В связи с этим шиповник имеет весьма широкий спектр воздействия на организм: при лечении сахарного диабета, атеросклероза, гипертонической болезни, воспалительных процессах в почках и почечно-каменной болезни, что сочетается с мочегонным эффектом; при различных заболеваниях печени, желудочно-кишечного тракта, бронхолегочной системы; при анемии, малокровии, злокачественных новообразованиях, ослаблении зрения. Настой из цветков шиповника используется местно при глазных воспалительных процессах. Обладает умеренными антимикробными свойствами. Оказывает защитное действие на хромосомный (наследственный) аппарат клеток при их повреждении цитостатиками. Весьма полезен в эргономике для активации физической и умственной работоспособности, снятия усталости, переутомления» (Пашинский В. Г. «Лечение травами»). «Кипрей узколистный, иван-чай Содержит дубильные вещества, витамины, флавоноиды, богат микроэлементами. Практически нетоксичное растение. Используется как регу- 83
лятор деятельности желудочно-кишечного тракта, при анемии, малокровии, как средство дополнительной терапии злокачественных новообразований, как вяжущее и противовоспалительное — при глазных заболеваниях, с выраженными антимикробными свойствами, как успокаивающее средство с противосудорожным компонентом, наружно — при различных заболеваниях и поражениях кожи и слизистых оболочек, в том числе и полости рта» (Пашинский В. Г. «Лечение травами»). «Василек луговой. Мочегонное, желчегонное, противовоспалительное, обезболивающее, применяется при водянке, желтухе, задержке менструаций, поносах, наружно — при рахите, ломоте, отеках» (Махлаюк В. П. «Лекарственные растения в народной медицине»). «Таволга вязолистная. Мочегонное, потогонное, противовоспалительное, обезболивающее, антисептическое, кровоостанавливающее, противоглистное, применяется при заболеваниях почек, мочевого пузыря, водянке, подагре, ревматизме, болезнях сердца, удушье, поносах, болях в желудке, головной боли, истерических судорогах, простудных заболеваниях, укусах ядовитых змей, наружно — при ранах, язвах, кожных заболеваниях, для усиления роста волос, как косметическое» (Махлаюк В. П. «Лекарственные растения в народной медицине»). «Липа. Цветки липы содержат эфирное масло, флавоно- вые гликозиды, аскорбиновую кислоту, слизистые и дубильные вещества и др. Препараты из липы принимают в качестве потогонного средства при простудных заболеваниях. Оказывают они и мочегонное действие, полезны при почеч- но-каменной болезни. Используются также для полосканий при воспалительных процессах в полости рта, как компонент для ингаляции при болезнях верхних дыхательных путей, при кашле. Липовый чай — ароматный оздоравливаю- щий напиток. Липа — чудесный медонос, а липовый мед — отличное пищевое и лечебное средство» (Пашинский В. Г. «Лечение травами»). Вот вам и еще одно подтверждение на примере липы того, что целебная сила растений переходит к меду, который собран с этих растений... «Осот. Мочегонное, слабительное, желчегонное, противовоспалительное, молокогонное, применяется при воспалительных процессах внутренних органов, желтухе, геморрое, боли в груди, для увеличения выработки молока у кормящей женщины, наружно — при воспалительных уплотне- 84
ниях» (Махлаюк В. П. «Лекарственные растения в народной медицине»). «Лопух. Содержит инулин, эфирное и жирное масло, смолистые, слизистые вещества и ряд других. Препараты лопуха полезны в терапии сахарного диабета, как мочегонное средство, при лечении мочекаменной болезни, как регулятор деятельности желудочно-кишечного тракта, раноза- живляющее, стимулятор регенерации, антитоксическое средство, наружно — для терапии артритов, воспалительных заболеваний полости рта, для удаления бородавок» (Пашин- ский В. Г. «Лечение травами»). «Пустырник. Содержит алкалоиды, сапонины, дубильные и горькие вещества, эфирное масло. Основное действие пустырника — успокаивающее. По этому эффекту он превосходит валериану в 4—5 раз. Понижает артериальное давление с замедлением ритма сердечных сокращений, в связи с чем успешно применяется при гипертонической болезни, полезен при стенокардии. С этим же связана возможность его назначения при недостаточности сердечно-сосудистой системы, при парезах, параличах. Может оказывать антитоксическое действие, усиливать свертываемость крови, стимулировать матку при атонии» (Пашинский В. Г. «Лечение травами»). Вот и убедились мы с вами, что все растения, которые одаривают нектаром моих пчел и по летнему времени, также являются целебными и, судя по всему, свои целебные силы передают и моему летнему меду... А если я не отбираю весенний мед из улья, оставляю его до начала августа, а там собираю вместе с летним медом, то можете себе представить, какие целебные силы достаются такому меду — меду с весны до осени. Этот мед я считаю наиболее ценным, хотя и не забываю, что весенний мед, как говорится, чуть полегче меда летнего и хорош чаще всего для врачевания людей, страдающих простудами и упадком сил. Ну а о силе меда с вершины лета, меда, собранного молодыми семьями-роями, вы можете судить, вспомнив, что такому летнему меду не всегда достаются ранние летние цветы. Точно также и уже самостоятельно вы можете оценить целебную силу и других сложных, смешанных, полифлер- ных медов, если будете знать, с каких именно растений доставили пчелы для этого меда нектар и какой врачующей силой обладают эти растения. У каждого человека, конечно, свои пристрастия, свои вкусы. Видимо, и я не отличаюсь тут особенно от остальных 85
людей, но даю вам честное слово, что всю жизнь учился быть более-менее объективным в оценке известных мне событий, явлений. К тому же видел я самые разные пасеки, самых разных пчеловодов, знал и алтайский мед, и мед северный — готовил такой мед и сам, знаю я мед, собранный на Кубани, и возле Брянских лесов, пробовал меды вятские и башкирские. Но все равно не могу отказаться от своего убеждения, что самые лучшие меды из тех, какие когда-либо встречались мне, это алтайский мед с предгорных и горных угодий и наш северный русский мед, собранный с лесов и разнотравья по ярославским и костромским местам. И если бы мне когда-нибудь пришлось предлагать людям самые лучшие меды, устраивать такую высокую торговлю, то над дверями своего магазина я бы вывел большими буквами: РУССКИЙ СЕВЕРНЫЙ МЕД - и пригласил бы сюда прежде всего меды ярославские, костромские, а там, пожалуй, и вологодские... МВД ЖИДКИЙ. МВД СЕВШИЙ. МВД РАСПУЩЕННЫЙ Наверное, вы уже запомнили, что мед, откачанный из сотов на медогонке, предстает перед нами в жидком виде. Такой жидкий мед неопытный человек, да еще не обладающий достаточным обонянием, может принять и за сахарный сироп, а то и за крахмальную патоку. Вот почему некоторые, зная о возможности подлога, и сторонятся другой раз жидкого меда, предпочитая мед закристаллизовавшийся, севший или, как они говорят, засахарившийся. Действительно, обманный, фальсифицированный мед не засахаривается, не садится, сколько бы вы его ни держали дома — в лучшем случае из такого меда выпадет какой-нибудь осадок, если к сахарному сиропу для густоты мудрецы- обманщики примешали какую-нибудь дрянь. А потому севший, засахарившийся мед и есть гарантия того, что вас грубо не обманули. Но засахарившийся мед еще не гарантирует вам, как я уже говорил, наивысшее качество продукта — засахарится обязательно и мед-сахар, который произведен самими пчелами из сахарного сиропа, сваренного пчеловодом. Гарантией качества меда, повторяю еще раз, может быть только ваше доверие тому человеку, который передает вам продукт со своей пасеки. И тогда не надо уже бояться меда жидкого и подо- 86
зрительно посматривать на банку с медом, приобретенного вами, который почему-то все никак не закристаллизуется. Не надо переживать, не надо снова и снова спрашивать себя: не обманули ли вас, — если вы доверяете пчеловоду. Подождите еще немного, и ваш мед обязательно, хотя другой раз и медленно, будет все-таки садиться — по крайней Мере, даже в таком меде, который почему-либо кристаллизуется очень медленно, вскоре после откачивания появятся заметные глазу и отмеченные, конечно, при употреблении крошечные кристаллики. Причем чем медленнее кристаллизуется мед, тем кристаллики его крупней. А быстрее идет кристаллизация — кристаллики мельче. Обычно считают, что мед, севший мелкими кристалликами, вроде бы вкусней, хотя вкус меда в процессе кристаллизации не меняется, как не меняется его аромат и все остальные качества, присущие жидкому меду. Вот для того, чтобы получить мед с очень мелкими кристалликами, и добавляют в жидкий мед немного уже засахарившегося меда — создают таким образом центры кристаллизации. И мед, разумеется, в этом случае садится скорей. Обычно такой прием применяют те, кто торгует медом на рынке. Зная, что не все люди с доверием относятся к жидкому меду, продавцы и ускоряют его кристаллизацию — добавляют в жидкий мед уже севший. Я же сам больше люблю мед жидкий и никогда не делаю ничего, чтобы мед скорее сел. И бывает, что такой жидкий мед, правда, уже с кристалликами, явно ощущаемыми на языке, сохраняется у меня другой раз чуть ли не до весны. Ну а чтобы мой мед быстро не закристаллизовался, стараюсь я отобрать для себя такой продукт, в создании которого не участвовали растения, мед с которых быстро садится. Помните, мы говорили о том, что быстро кристаллизуется мед с подсолнечника, с сурепки, с одуванчика. А вот с вереска мед почти не кристаллизуется. Быстро или нет засахарится полифлерный, смешанный мед, зависит оттого, какова доля в этом продукте быстро и медленно садящихся составляющих. Быстро или нет сядет тот или иной мед? На этот вопрос можно легко ответить, если сделать точный анализ и определить процентное содержание в меде фруктозы (плодового сахара) и глюкозы (виноградного сахара). Если глюкозы больше, то мед сядет скорей, а если больше фруктозы, мед будет дольше оставаться жидким, да и садиться будет не так чисто, сразу, как мед, где преобладает глюкоза. При большом содержании фруктозы мед может садиться 87
очень своеобразно, при этом он как бы расслаивается: внизу, на дне банки, уже севший мед, севший мед и по стенкам банки, а в середине мед жидкий — эдакая медовая кашица, наполненная кристалликами. Немного подождать, и такой мед сядет весь. Но вид подобного меда у кое-кого вызовет сомнения и вопросы: а не обман, не подделка ли это? Да нет, не подделка — это особенность меда, в котором простого плодового сахара, фруктозы, по какой-то причине оказалось немного больше, чем виноградного сахара, глюкозы. Бывает и так: стоит ваш мед в тепле и долго не садится — ведь от тепла разжижается порой и уже севший мед. Вот почему пасечник, желающий вас угостить медком, приносит его на стол из кладовки, считайте, почти с улицы, с холода. Конечно, севший, закристаллизовавшийся мед можно и распустить, снова сделать жидким. Для этого мед достаточно нагреть (лучше всего не на огне, а на водяной бане). Так поступают чаще всего и в торговле, когда заполученный у пчеловодов мед собираются разлить по какой-нибудь стандартной торговой таре. Но как разлить мед севший? Лучше его распустить. Вот и снова вместо закристаллизовавшегося меда — мед жидкий. И часто после такого распускания мед, ко- торый до этого уже садился, долго остается в жидком виде. Но вовсе не обязательно винить всякий раз торговлю, умеющую распускать севшие меды, когда видите вы жидкий мед в стеклянных плотно закрытых банках. Здесь может быть жидкий мед и изначально. В таком закрытом виде он может долго сохраняться именно жидким. Жидкий мед сохраняется, как правило, в сотах, если, конечно, этот мед, например, не с подсолнечника или сурепки. Такие меды пчеловоды очень боятся — они сядут, закристаллизуются и в запечатанном виде, прямо в сотовых ячейках, и могут подвести, а то и погубить пчелиную семью, оставшуюся зимовать на таком меде. Как-то пробовал я устроить некое подобие пчелиной ячейки. Выбрал для этого сначала стеклянную банку, которую залил медом до самого верха и плотно закрыл крышкой, а там пошел и дальше и использовал под мед пластиковую бутылку из-под минеральной воды. И тут налил меда под самое горлышко и завернул крышку. И в стеклянной банке, и в пластиковой бутылке мой мед долго оставался жидким, гораздо позже начал садиться, чем точно такой же мед, оставленный в эмалированном ведре. Я упомянул распущенный мед, т. е. уже успевший закристаллизоваться, но нагретый затем на водяной бане и при- 88
лявший снова жидкий вид. При приготовлении такого меда обычно теряются некоторые его качества — теряются при нагреве. У пчеловодов есть правило: не хранить мед на свету и при температуре выше 20 градусов. И я встречал очень много грамотных пчеловодов, которые утверждали, что в противном случае мед будет хуже. Встречал я и в литературе указания, что мед теряет свои качества при нагреве, но в литературе, посвященной пчеловодству, подчас случался определенный разнобой: одни утверждали, что мед нельзя нагревать выше 40 градусов, а другие допускали нагрев аж до 60 градусов. Как быть туг, какими рекомендациями воспользоваться? Я советовал бы вам придерживаться правила, которое выработано многими умными пчеловодами: оберегайте мед от света, а тем более от солнечных лучей и держите его там, где температура не будет подниматься выше 20 градусов. Ну а как быть, если мед придется почему-либо нагревать — ведь почти вся медовая кулинария, вся кухня с использованием меда предполагает не только нагрев, а другой раз и кипячение продукта, в который добавлен мед? А тут поступите так, как вам захочется, как будет необходимо. Но помните и помните верно, что говорят пчеловоды, которые привыкли ценить все, что идет на пользу ихней пасеке, ихним пчелам, ихнему меду, и некоторые никак не советуют подвергать мед какой-либо тепловой обработке без опасения потерять лучшие качества ценнейшего продукта. Вот почему к кулинарии с использованием медов отношусь я чаще всего с некоторой осторожностью. А хранить мед в наших условиях лучше всего в стеклянной, плотно закрытой банке, хранить в сухом, прохладном месте — можно и в холодильнике, но только не на свету. Теперь, после всего сказанного, мне остается только пожелать вам, полюбившим мед, поверившим меду, доброго- доброго здоровья. МВД - ВАШЕ ЗДОРОВЬЕ Когда хотят подчеркнуть силу и славу того или иного лекарственного, особенно природного, не всегда достаточно высоко ценимого официальной медициной средства, обычно обращаются к опыту древних. Тут вспоминается и Древняя Греция, и Ближний Восток, и Китай, и Тибет. Возможно, такой прием с привлечением иноземного опыта и необ- 89
ходим, когда речь заходит, например, о мумие, родина которого явно не Древняя Русь. Но что касается нашего с вами меда, то тут уж, простите, просто неприлично искать какие-то авторитеты на стороне, ибо наша с вами Родина, наша Русь—Россия еще с древнейших времен была известна многим народам и государствам как страна, «текущая медом». Ну а попозже, когда внешняя торговля Руси стала для стран Европы и Азии замечательным фактом, нашу с вами Родину стали именовать страной «воска, меда, мехов и соколов». Сокола — это охотничьи птицы. Охота с соколами на Руси, обычно княжья, царская, высокая охота, была очень широко известна, и хорошие соколы стоили очень-очень дорого. В память о такой забаве-искусстве московских князей и царей до сих пор целый район столицы, а вместо с ним и станция метро в этом районе носят имя — Сокольники. Но если соколья охота была делом дорогим, высоким, не доступным обычным людям, то добыча шкур и шкурок пушных зверей велась уже рядовыми охотниками, хотя сами добытчики ценных шкурок не всегда использовали их уж очень широко в своем быту — шкурки, как и соколы, шли наверх и были другой раз ценней любых денег. Вспомните, что именно меха (куньи шкурки) были, пожалуй, первыми деньгами на Руси. Куна — это старинное название куницы и денежной единицы одновременно (одна куна — одна шкурка куницы). Позже, когда под руку Руси попали и уральские, и сибирские земли, к куньим мехам, прославившим Русь, добавились и шкурки соболей. Русь—Россия вывозила за свои пределы для торговли и обмена очень много прекрасной пушнины. Но все равно ни пушнина, а тем более не русские сокола давали Руси—России главный доход от внешней торговли — главным торговым продуктом, за который наши с вами предки получали и золото, и серебро, был воск и мед. За русский воск расплачивались золотом, а за русский белоснежный мед-липец (липовый мед) иностранцы выкладывали серебро. Тут надо, наверное, указать, что своего собственного серебра, добытого из русской земли, на Руси не было чуть ли не до царя Алексея Михайловича, и только потом стали открывать отечественные серебряные рудники. А ведь самого серебра-денег у наших предков было, видимо, достаточно, ибо даже в самые лихие для нашей родины времена, во время татаро-монгольского ига, когда русской земле приходилось платить большую дань ханам Золотой Орды, 90
эТа наша земля, полуразоренная нашествиями той же Орды, все-таки находила нужное количество серебра для уплаты дани. Ну, как не вспомнить здесь Александра Сергеевича Пушкина и его «Евгения Онегина»... Помните, как характеризовался великим поэтом-провидцем этот якобы светский повеса: Высокой страсти не имея Для звуков жизни не щадить, Не мог он ямба от хорея, Как мы ни бились, отличить. Бранил Гомера, Феокрита; Зато читал Адама Смита, И был глубокий эконом, То есть умел судить о том, Как государство богатеет, И чем живет, и почему Не нужно золота ему, Когда простой продукт имеет. Отец понять его не мог, И земли отдавал в залог. Что тут в этих чудесных строчках? Нет, не только изумительная музыка русского слова, но еще и вся экономика нашей страны, начиная от тех древних времен, когда Русь, стараясь и работая, производя и производя тот же мед высочайшего качества, получала за него весь необходимый ей драгоценный металл, и кончая сегодняшними днями, когда нынешние экономы, не читавшие как следует, видимо, даже «Евгения Онегина», принялись за биржевую игру различными, сомнительной ценности бумагами, закладывая попутно для поддержания собственного живота русские земли и напрочь забыв, что только работа, старание на земле, только простой, по Пушкину (или Адаму Смиту) продукт и сохраняет любому умному государству его прежние силы и славу. Простите меня за этот экономический экскурс, но без него, а также без краткого знакомства с историей пчеловож- дения на Руси мне не удастся убедить вас в том, что же на самом деле такое — мед для русского человека. Судя по всему, наши предки попробовали мед, отыскав дупло с пчелиной семьей во время своих лесных охот. И говорят, что когда-то таких диких медоносных пчел в наших 91
древних лесах водилось во множестве, и тогда русскому человеку не было вроде бы особой необходимости вмешиваться в дела мудрой природы. Но со временем мед, а там и воск потребовались в качестве того самого простого продукта, без которого наша земля не смогла бы стать сильной и богатой. Вот тут-то и родился на Руси замечательный промысел — бортничество. Смысл бортничества таков. В лесу подбирается подходящее и обязательно живое, а не засохшее дерево (в сухом мертвом дереве пчеле холодней зимой и жарче летом), и в этом дереве на достаточном расстоянии от земли устраивается дупло, большое, вместительное пространство с оконцем, выходом-входом, для пчел (летком) и с должеей — продолговатым отверстием сзади устроенного дупла-борти. Через это отверстие и выбиралась лишняя древесина при изготовлении борти, через должею проводилась и ревизия жилища пчел, которые обычно быстро находили это удобное для них помещение и селились в искусственном дупле- борти. По весне хозяин борти — бортник помогал пчелам навести порядок в их доме после долгой зимы — убирал сор, погибших пчел, в конце лета бортник собирал с пчелиных семей дань, а к зиме утеплял свои борти. Это был очень трудный промысел — бортничество требовало и ловкости (надо было лазать по деревьям, подниматься вверх по стволу, где обычно не оставлялось или вообще не было никаких суков) и старания (выделка борти — большое искусство). Каких масштабов достигал этот промысел — бортничество, можно судить хотя бы по таким цифрам. Обычно у рядового, как говорится теперь, бортника было во владении 50—80 бортей. Редкие бортники имели большее число таких искусно выделанных дупел: по 200, а то и больше. А позже, когда этот промысел был поставлен на так называемую промышленную основу, когда стал использоваться наемный труд, «бортники-промышленники» заводили уже целые «бортные заводы», где было чуть ли не по 1000 бортей. А если учесть, что все подходящие для пчел лесные угодья были поделены между бортниками на так называемые бортные ухожья, да еще прибавить к этому, что бортничество в свое время было распространено почти по всей русской земле, по всему лесному пространству от Ладоги до Урала, от Подолии до Поволжья, то можно догадаться, почему русскую землю считали страной воска и меда. 92
Пользу, которое приносило государству даже самое примитивное в общем-то пчеловождение, прекрасно понимали российские государи. Я приведу вам только две статьи из «Соборного уложения 1649 года» A649 год — это пятый год царствования Алексея Михайловича Романова, отца Петра Первого), чтобы подтвердить правоту вышесказанного: «218. А будет кто в чюжом же угодье испортит бортное дерево, корень подсечет или подожжет или каким-нибудь обычаем какую поруху учинит нарочно, и в этом на него будут челобитчики, и сыщется про то допряма, что он такое дело учинил, и за насильство на нем по суду и по сыску до- править за бортное дерево со пчелами три рубли, а безо пчел, в котором дереве напереть того пчелы были, польтора рубли, а в котором дереве борть была зделана, а пчел не бывало, то за то дватцеть пять алтын, за кряжь невыделаной по двенадцати алтын по три денги, сколько их ни испортит. 219. А будет кто у кого пчелы выдерет, а бортей не испортит, и на нем за всякие пчелы доправити по полугора рубли. А будет кто у кого в дому, или во пчельнике, или в лесу покрадет ульи со пчелами, и сыщется про то допряма, и на нем доправити за всякой улей по три рубли, да ему же за то учинити жестокое наказание, бити кнутом. А будет кто в чьем лесу умыслом подсечет дуплястое дерево со пчелами и мед ис того дерева выдерет, и на нем за то доправити шесть рублев и отдати исцу». Кстати, в то время государство брало под защиту не только своих пчеловодов, но и садоводов и овощеводов. Поинтересуйтесь хотя бы статьей 222 той же X главы настоящего «Соборного уложения», чтобы понять до конца переживания автора «Евгения Онегина» по поводу экономики родной страны, где уже пировали люди, которые не слишком сильно беспокоились о производстве простого продукта, а решали личные экономические проблемы путем сдачи кому-то для бог знает каких нужд неплохие сельскохозяйственные угодья «отец понять его не мог и землю отдавал в залог»): «222. А будет кто у кого в огороде какой овощ насильст- вом пограбит или покрадет, а сыщется про то допряма, и на нем за такой овощ велеть исцу доправити денги, сметя по овощи, да ему же за насильство или за кражу учинити наказание смотря по делу». Все было еще впереди: и слезы некрасовской Саши, которая плакала, когда «лес вырубали» на продажу, на про- 93
мышленные нужды, когда этот лес сбывали вчерашние владельцы крепостных, оставшиеся без своих рабов после реформы 1861 года, сбывали, чтобы поддержать прежний уровень роскоши. Впереди был и вишневый сад героини чеховской пьесы, Раневской, по которому в конце концов и застучали топоры бывшего господского приказчика, чтобы на месте вишневого сада настроить дач, а затем сдавать их внаем и получать за это приличные деньги. Еще не скоро промышленный молох поглотит остатки прежней патриархальной жизни, но бортничество уже испытывало трудности — кроме бортников у леса стали появляться другие хозяева, которых лес интересовал только как промышленная древесина или высококачественный березовый уголь для металлургической промышленности. Увы, бортные угодья стали сокращаться. Но и здесь русский пчеловод нашел выход и свой старинный промысел сохранил — вместо борти, вместо искусно выделанного дупла в живом дереве в глухом лесу пчел стали водить в изготовленных мастерами колодах, в тех же дуплах, но теперь все чаще и чаще такие колоды с пчелами размещали неподалеку от жилища пчеловода. Так и было положено начало современным пасекам. Колодное пчеловодство было полегче, попроще бортничества, хотя бы потому, что теперь все пчелиные семьи, принадлежащие тебе, были у тебя под надзором, на виду. Теперь не надо было путешествовать по лесам, лазать по деревьям, и все чаще и чаще стала отпадать необходимость самому хозяину отбирать из своих колод мед и воск. Появились колоды с медом и воском, появились и торговцы-скупщики, которые чаще всего за небольшие деньги и покупали у пчеловода всю колоду вместе с пчелами, медом и воском. Затем пчел убивали — закуривали их сернистым дымом, а потом вырезали из колоды все содержимое и выжимали из сотов мед. Часто приходилось слышать мне, что мед, добытый таким способом, мол, не чета меду сегодняшнему, центробежному, откачанному на медогонке, мол, в тот прежний мед попадал не только переработанный пчелами нектар, но и значительное количество перги — пыльцы, а вместе с ней ставшее гораздо позже знаменитым и маточное молочко — словом, это был не мед, а более славный продукт. Безусловно, такое утверждение достаточно точно. Но мед со всеми теми компонентами, о которых шла речь выше, можно получить совсем просто и сегодня, не прибегая к 94
«погибельному не только для пчел, но и для самого пчеловодства так называемому роебойному способу добычи меда лз колод скупшицами-пронырами, когда каждая семья, у которой собирались отнять мед и воск, предварительно уничтожалась дымом, в котором была сера... Вот тут-то и происходило, как мы любим говорить, падение нравов. Бортники берегли каждую свою семью, никогда не отбирали из борти мед, если его было не очень много. Больше того: у бортников было правилом — поддерживать своих пчел, подкладывать в семьи, где было запасено почему-либо немного меда, соты с медом, сохраненные с прошлого года. А при роебойной системе даже пчеловоды далеко не все добывали мед из колод, сохраняя самих пчел. А такой способ, щадящий пчел, был разработан и здесь еще во времена колодного пчеловодства. Именовался он «перегоном пчел», когда всю семью спасали, сохраняли для будущей жизни. Но, увы, практика скупки колод с пчелами оптом оказалась более легкой, более спокойной для пчеловода не слишком умного. И она вершила свое дело. И прежде всего уничтожала в людях особое старание возле пчелы. Возможно, еще оттуда, со времен роебойной системы, и пошли по нашей земле люди, которые вроде бы и знают, что такое пчела, улей, но в то же время не вызывают у нас доверия — эти люди чаще всего не очень честны, а главное, не стремятся стать пограмотней... Да, все это социальные экскурсии, но, как мы уже убедились, сегодня без подобных социальных знаний невозможно выжить никакому народу (помните: «Необразование народа — геноцид по отношению к самому народу», — так, кажется). И из этих социальных отступлений я все-таки делаю главный вывод: пчеловодство в нашей стране изначально было всенародным промыслом. А отсюда еще один вывод, что тот же мед в не слишком лихие для Руси и России времена чаще всего был весьма обычным продуктом в крестьянском быту, т. е. в быту народа, т. е. в быту той части общества, которая хранит собой источник национальной наследственности... Увы, городское население — это чаще всего не только не народ, не только некий этно-социальный конгломерат, но и еще часть населения, лишенная, как правило, корней в народной, природной почве, а потому и не способная, не умеющая отвечать за качественное размножение того народа, который дал нам жизнь, в том числе и на- 95
шему городскому населению... Увы, город — это губка, всасывающая в себя силы народа, все еще живущего на земле, в привычной для данного народа природной среде, в изначальной экологической нише, и таким образом решающая возможные демографические проблемы. Ведь не секрет, что для того, чтобы предотвратить демографический взрыв любой популяции (общества, народа) людей, надо усиленно внедрять в сознание этого народа городскую жизнь — попав в город, человек начинает терять свой жизненный потенциал, а вместе с тем перестает размножаться в нужном для сохранения жизни количестве, а самое страшное, не передавая при этом даже своему немногочисленному потомству необходимые для здоровой жизни качества. Ну а поскольку мед издавна был обычным продуктом питания во многих крестьянских семьях, значит, он в любых случаях оставил свой след в нашей с вами эволюции (вот тут-то и открывается очень интересный путь, если и не к совершенству, то хотя бы к спасению нашей с вами, по большей части, ущербной теперь жизни). Запомните только что сказанное, запомните и то, что я сказал чуть выше: «Мед был весьма обычным продуктом в народном быту». Ну а теперь давайте обратимся все-таки к истории и позаимствуем для нашей беседы достаточно большую цитату из «Энциклопедии Русского Сельского Хозяйства», к авторитету которой я уже прибегал: «Употребление меда самое разнообразное. Он содержит в себе до 88% легкоусвояемого сахаристого вещества, нужного для нашего организма: ароматические вещества и кислоты, содержащиеся в нем, придают ему приятный вкус и аромат, возбуждающие деятельность нервной системы и действующие на организм антисептически. Поэтому мед, как пища, оказывает очень хорошее влияние на здоровье человека. Древние считали мед не только в высшей степени питательным и целебным продуктом, но и приписывали ему свойство удлинять жизнь человеческую. Хотя ныне и очень распространено мнение, что мед — только предмет роскоши, не обладающий никакими питательными свойствами, но это ошибочно: мед скорее является сконцентрированной пищею; конечно, он не содействует росту мускулов, как бифштекс, но зато обладает другими свойствами, не менее нужными для здоровья, для умственной и физической силы. По Лангстроту, мед увеличивает теплоту организма, возбуждает нервную энергию и дает направление всем живот- 96
йЫМ отправлениям. Работнику он сообщает энергию, а у че- довека делового возбуждает умственные силы; действие его яс имеет ничего общего с действием спиртных напитков и других возбуждающих средств; напротив, мед оказывает благодетельное влияние, выражающееся приятными и надолго сохраняющимися результатами; им обуславливается хорошее расположение духа и ясность мысли... Замечено, что те, кто ест мед за обедом, благодаря этой привычке пользуются отличным здоровьем и долго живут. Благотворное действие меда, как в сыром виде, так и в переработанном, доктор Дубини объясняет, во-первых, тем, что ароматические вещества и кислоты, содержащиеся в меде и придающие ему приятный вкус и аромат, возбуждают деятельность слюнных желез; вызывая же большее выделение слюны, мед способствует перевариванию некоторых составных частей пищи и усвоению их организмом; далее, когда мед проникает в наш желудок, присущая ему кислота соединяется с желудочными кислотами и, обладая драгоценным свойством предупреждать разложение, препятствует также и желудочному брожению. Главное же физиологическое значение меда для нашего организма заключается в том, что печень поглощает все его сахаристое вещество, которое, поступая в кровь, окисляется и производит теплоту. Мед, сам по себе усваивающийся почти целиком, обладает, кроме того, несомненными целебными свойствами. В народной медицине он употребляется для лечения малокровия и девичьей немочи; он представляет хорошее слабительное средство, излечивающее даже острые случаи геморроя; мед производит и мочегонное действие; его употребляют как мягчительное и даже как дезинфекционное средство, почему его и примешивают к полосканию при простой жабе. Грудным детям, страдающим молочницей, полезно обмазывать белый налет во рту медом с примесью небольшого количества буры. Мед и сладкие медовые напитки излечивают боль горла, кашель и могут даже остановить развитие дифтерита, особенно если их употреблять натощак и перед сном. По мнению доктора Любарского, мед особенно полезен при грудных болезнях, сопровождаемых кашлем, тяжелым дыханием и скудным отделением мокроты, при катаре желудка и кишок, геморрое, золотушных опухолях и сыпях, при английской болезни у детей, при хронических накожных болезнях, ипохондрическом настроении духа и бессонницах. Любарский горячо рекомендует кормить медом детей. Относительно меда в простом народе распространено 4—301 97
предубеждение, будто он производит у детей золотуху; предубеждение это возникло из того, что к меду многие лица имеют так называемую идиосинкразию — не переносят его, подобно тому, как некоторые обнаруживают идиосинкразию к землянике, ракам и т. п. Вследствие этой исключительной особенности некоторых организмов при употреблении меда появляется сыпь, скоро проходящая и не имеющая ничего общего с золотухой. В нормальном состоянии здоровья полезно употреблять мед раза три в день, приблизительно по столовой ложке; утром — с булкой, с хлебом или прокипяченным молоком, а после обеда и ужина — чаем или водой». Безусловно, в этой цитате много интересных советов и рекомендаций, но я прежде всего для продолжения нашего разговора прошу вас вспомнить всего несколько слов, из только что прочитанного: «Замечено, что те, кто ест мед за обедом, благодаря этой привычке, пользуются отличным здоровьем и долго живут». Сохраните это утверждение в своей памяти, не забудьте и мое прежнее утверждение, что мед был когда-то весьма обычным продуктом в народном быту. Ну а теперь пойдем дальше и для нашей с вами пользы заглянем ненадолго в мир лекарственных растений, в мир фитотерапии... Вспомните, пожалуйста, лекарственные травы, которыми вы когда-либо пользовались, которые вам рекомендовали или о которых вы узнали сами. Уверяю вас, что при этом вы обязательно получили совет: пить такую-то траву (или сложный сбор из многих трав) надо, мол, дней 20, потом полагается перерыв, а там курс лечения следует продолжить. Чаще всего для серьезного лечения и хороших результатов вам предложат и еще более сложную схему лечения: 20 дней пить траву, 10 дней перерыв, 20 дней снова пить траву, снова 10 дней перерыв и еще 20 дней пить траву. Затем следует сделать перерыв уже в несколько месяцев, а там весь курс лечения повторить... Порой для поддержания вашего здоровья в достаточном качестве подобные курсы лечения следует повторять каждый год, т. е. на всю жизнь познакомиться, стать близкими друзьями с той или иной полезной для вас травкой, которая, как говорят в таких случаях травники, легла вам на душу. Что делать — мы уже серьезно поизрасходовали себя и теперь нам в том или ином случае требуется серьезная по- 98
мошь природы, той самой природы, которая и создала человека. Нет, лекарственные травы, даже очень сильные — никак не медикаментозные средства, которые рекламируют и рекламируют без устали по каналам того же ТВ, обещая, что какая-то особо сильная «упса» или еще что-то подобное тут же выручат вас из беды. Вообще-то, от того же буйного помешательства может выручить вдруг человека и дубина, опущенная на голову больного, — после этого безумный может туг же успокоиться. Но что еще сотворит эта дубина, что останется после нее у человека вообще? Увы, очень часто самые-самые медикаментозные средства и выступают в роли подобной дубины — они, действительно, могут тут же избавить от насморка или кашля, вернуть нам вроде бы и силы, но потом попросят у нас порой очень высокую плату за помощь — и расплачиваться придется нам тем же самым здоровьем. Конечно, без медикаментозных средств порой не обойтись, но это крайний случай, когда уже нет времени поклониться той или иной живой силе, которая когда-то хранила нас и заботу которой о себе мы однажды отвергли. Но если еще не случилось самого худшего, если еще есть время, а главное, вера в природные силы, то с какой-нибудь «супер- упсой» можно и повременить — уж тут поклонитесь поглубже природным средствам, тем же травкам или тому же меду. Да, и среди лекарственных трав есть очень сильные растения... Так, например, полрюмки настойки на водке золотого корня (родиола розовая) могут лишить вас на долгое время сна. Мне приходилось пить чай из золотого корня. Для этого в большой, так называемый семейный котелок опускали корешок родиолы розовой, кипятили воду, давали чаю остыть, настояться, а затем каждый из нас принимал по полкружке такого чая, принимал его не торопясь, небольшими глотками. И происходило чудо — к нам возвращались силы, мы чувствовали себя бодро, как будто только что встали с постели после спокойного сна, хотя за нами было длительное путешествие в горы, переход через горную реку, крутой подъем, а там и почти полдня, ушедшие на сбор кедровых шишек. Тогда я вместе с пригласившими меня отправился в алтайские горные кедровники за орехами. Полдня у нас ушло на дорогу и трудный подъем, затем собраны кедровые шишки и, наконец, костерок и алтайский чай из золотого корня. 4* 99
Нам необходимо было восстановить силы, чтобы до утра за- кончить последнюю работу в нашем промысле — высвободить из кедровых шишек сами орехи. Тут-то и помогла нам родиола розовая... Мы выполнили всю работу, собрали каждый по мешку кедровых орехов, а утром отправились с гор домой, почти не поспав этой ночью. Правда, за такое бодрствование пришлось и заплатить — после алтайского чая я довольно-таки долго чувствовал легкую боль-ломоту в левой стороне груди, где находится сердце. Я поинтересовался у своих попутчиков и услышал и от них, что такое чувство после принятия достаточно крепкого алтайского чая известно и им. В тот раз золотой корень выступил в роли мощного разового стимулятора. Мы употребили его в большом количестве. А вот для лечения, для восстановления организма, возвращения к здоровой жизни необходимо принимать настойку золотого корня на водке в течение 80 дней по уже указанной мною схеме: 20—10—20—10—20. И только тогда все, что может сообщить вам это удивительное растение, будет вам сообщено. Причем принимать эту чудесную настойку надо опять же при соблюдении определенных условий: сначала принимают настойку корня по нескольку капель за прием, на следующий день одноразовая доза увеличивается на 1 каплю, дальше — еще на одну и т. д., пока не доберетесь медленно, терпеливо до 10 капель на прием. Так что и тут действует правило: вводить даже самую добрую помощь в организм надо сначала осторожно, постепенно, чтобы вы привыкли к снадобью, расположились к нему — тут уж не «суперупса», не «дубина по голове буйному человеку» — туг забота о вашей жизни, о том, чтобы никакого вреда вам не нанести. Ну а дальше ваш организм примет согласно, мягко тот или иной природный продукт — вы как бы возвращаетесь в свою прежнюю природную колыбель-нишу и начинаете жить снова, исправляя неверный путь и придерживаясь правильной дороги. А если уж вести анализ всех лекарственных растений, то, поверьте мне, среди них сильнодействующих средств вообще очень немного — я имею в виду способность тех или иных растений оказать помощь тут же, немедленно. В 1992 году журнал «Россия молодая» напечатал на своих страницах мою небольшую книжечку «Лечитесь травами». Там я рассказывал о тех лекарственных растениях, к которым у меня прежде всего лежит душа, которые считал в то 100
время своей главной гвардией. Это пустырник, валериана, золотой корень, чага, зверобой, ромашка, тысячелистник, подорожник, крапива, одуванчик, мать-и-мачеха, кипрей, душица, золотая розга. Из этих четырнадцати трав действие только четырех (пустырник, валериана, золотой корень и зверобой) вы можете почувствовать в отдельных случаях вскоре после приема одной лечебной дозы. О золотом корне я уже рассказывал. Так же быстро, но уже в другом направлении обнаружите вы действие пустырника и валерианы: разболится у вас сердце, появится излишняя нервозность, примите чай из пустырника или капли валерианы и, как правило, придет к вам облегчение. Поможет и зверобой очень скоро вашему желудку, а чашка чая со зверобоем, принятая вашим ребенком на ночь, не позволит ему помочиться ночью в постель. Ну а все остальные, выдающиеся, на мой взгляд, травы уже потребуют от вас терпения, внимания и строгого соблюдения правил лечения. То- есть это будет никак не дубина по голове, не какая-нибудь «суперупса», а почти что продукт питания, который станете вы потреблять постоянно, постепенно возвращая себя туда, откуда и начали свой последний нездоровый путь. Никакая дубина, никакая «суперупса» не смогут вернуть вам настоящего здоровья. Таким же великолепным средством (а в чем-то значительно более сильным и надежным), как и многие мои лекарственные травы-гвардейцы, может стать для вас натуральный цветочный, как говорили мы, смешанный мед, если вы введете его навсегда в свой рацион, если он будет у вас все время на столе — всегда вместе с вами... Помните, я просил вас оставить в памяти такое положение, позаимствованное из «Энциклопедии Русского Сельского Хозяйства», «что те, кто ест мед за обедом, благодаря этой привычке, пользуются отличным здоровьем и долго живут»? Ну, как — вы принимаете для себя это правило? Да, я согласен с вами, что сегодня мед не очень доступен большинству нашего народа. Но вместе с тем я обязан показать вам, что за последние дикие рыночные годы мед вовсе не подорожал так, как другие обычные наши продукты... Считайте сами. В последние годы Советской власти 1 литр молока стоил 30 копеек, а сейчас (начало 1997 года) — 4200 рублей (цены московские, молоко стерилизованное, пакетированное; разливного молока в Москве совсем немного, а цена его не ниже 3000 рублей за литр). Итак, цена 101
на молоко подскочила за это время в 14 000 раз (при разливном молоке, примерно, в 10 000 раз). Хлеб, отличный белый батон, продавался раньше по цене 25 копеек. Сейчас некое подобие такого батона продается по цене 25000 рублей. Цена увеличилась в 10 000 раз. Примерно так же поднялись цены на растительное масло, на сливочное масло, на колбасные изделия... Ну а мед? В последние годы Советской власти у нас, в Борисоглебском районе Ярославской области очень неплохой мед продавали по 8, а то и по 6 рублей за килограмм (8 рублей — цена рыночная, а 6 рублей — цена на дому). Сегодня же мед похожего качества можно поискать на тех же московских рынках или в павильоне бывшей ВДНХ по цене 20 000 рублей за один килограмм. Такая же цена на мед и в нашем Борисоглебском районе Ярославской области в настоящее время. Делим 20 000 на 8 и получаем увеличение цены на мед всего в 2 500 раза за то время, когда цены на все остальные основные продукты выросли примерно в 10 000 раз. Так что получается, что мед вовсе не подорожал, а даже подешевел по сравнению с другими продуктами. Ну а покупательная способность нынешнего гражданина России, как соотносится она с ценой на мед? Давайте вспомним, что в последние годы Советской власти большинство городских пенсионеров получало пенсию не меньше 100 рублей в месяц (максимальная простая пенсия была в то время 120 рублей). Так что при цене на мед в 8 рублей за 1 кг такой пенсионер мог купить на свою месячную пенсию чуть больше 12 кг меда. Сейчас цена меда — 20 000 рублей за 1 кг, а минимальная пенсия в Москве — 300 000 рублей. Сейчас на такую пенсию можно купить 15 кг меда. Так что и здесь нет основания считать, что мед стал нынче менее доступен людям... Другое дело, что на ту же пенсию в 300 000 рублей намешаны сейчас порой такие непомерные расходы (квартплата, коммунальные услуги, необходимость платить абсолютно за все на каждом шагу, расходы на первоочередные продукты, которые выросли очень сильно), что ни на какой мед денег вроде бы и не остается... И все же я думаю, что вернуть мед людям, даже самым бедным, все-таки можно... Плохо живут наши старушки, считают каждую копейку, особенно если нет у них никакого летнего огородика, нет своих овощей, заготовок, но все равно тянет их, бедолаг, другой раз в очереди за дешевыми мясными продуктами и выкладывают они здесь свои нищенские тысячи за живот- 102
нЫй белок. А нужен ли очень уж этот животный белок по- ;|СИлым людям? Объяснишь кому-то, что с возрастом потребность в животном белке должна сокращаться, и выслушают тебя, согласятся с тобой, но тут же отгородятся от тебя простым словом: «Хочется». Конечно, привычка, конечно, хочется. И в основе такого «хочется» хорошо известная медицине так называемая «пищевая наркомания», когда сытый человек все ест и ест или когда хочется вот чего-то такого вкусненького. А надо ли? Я вовсе не собираюсь здесь пропагандировать вегетарианство. Хоть и живу я большую часть года в саду и при огородных грядках, хоть и запасаю в достатке на зиму и картофель, и любой овощ, и подарки из сада, хоть и перешел я, и достаточно давно, на природную растительную пищу и мед, но все равно иногда и мне по памяти прошлого чего-то хочется. Но чаще всего это «хочется» и остается только мимолетным желанием, и я по-прежнему поддерживаю себя (и видимо, пока достаточно удачно) теми продуктами, о которых только что говорил. Так же и с нашими старушками, которые ради «хочется», в силу привычки, стоят в очереди за относительно дешевыми мясными продуктами, чаще всего не зная, что ложка меда, самая маленькая чайная ложка меда, который употребите вы с горячей водой или с чаем, не только придаст вам силы, утолит явившуюся потребность что-нибудь пожевать, но еще и поможет вам поддержать свое здоровье. А чайная ложка меда — это гмаксимум (если зачерпнуть ложкой мед как следует) 12 граммов полезнейшего продукта. Ну а если не стараться чересчур, а наполнить ложечку только до краев, то достанется вам уже не 12, а всего 10 граммов —- а это всего 200 рублей из вашей пенсии1. А если еще и на ночь, чтобы лучше поспать, чтобы лучше работал желудок, принять такую же чайную ложечку меда с горячей водой или с чаем, то вот вам и весь расход на ваше питание и лечение медом за день — 400 рублей. Месячный расход в данном случае — 12 000 рублей за 600 граммов меда — это 350-граммовая стеклянная баночка, до краев наполненная медом, так как мед раза в полтора тяжелее воды. Сравните это со своими расходами на те же субпродукты, которые пожилому человеку совсем не обязательны. В то время как мед может стать спасителем: избавит от болезней, продлит годы здоровой старости... Ведь обычно задача 1 Все цены в книге в неденоминированных рублях. 103
человека не в том, чтобы пожить подольше — срок его жизни по большей части точно определен изначально природой, и уж туг сам через себя не перепрыгнешь. Но вот прожить положенное тебе в добром здравии, не мучать свои ни душу, ни тело, не донимать своими болезнями окружающих и, конечно, не сократить срок, отведенный тебе, — это, пожалуй, и есть главная задача любого человека. Ради всего этого мы и отправляемся на поиски здорового, действительно необходимого нашему организму питания, на поиски издавна знакомых людям природных, натуральных продуктов, в число которых, безусловно, под самым первым номером и входит мед. Тут осталось мне пояснить только следующее... В цитате, которую приводил я из «Энцкилопедии Сельского Хозяйства», было такое утверждение: «замечено, что те, кто ест мед за обедом, благодаря этой привычке, пользуются отличным здоровьем и долго живут». Кто-то из вас может и перенять непосредственно этот секрет и начнет есть мед за обедом, а то еще и вместе с прочими продуктами. Здесь я хочу повторить, что в меде собрана целительная сила наших лекарственных растений, а потому почти все правила принятия человеком лекарственных растений обычно переносятся и на мед. Помните, все отвары, напары, настойки, чаи, приготовленные из лекарственных растений, полагается принимать обычно натощак, за какое-то время до завтрака, обеда и ужина, а в случае приема на ночь после определенного срока, прошедшего с момента вечернего принятия пищи. Почему даются такие рекомендации? Да потому, чтобы сила лекарственных трав не терялась среди тех продуктов, которые пошли у вас на завтрак, обед и ужин. Обычно лекарства, приготовленные из лекарственных трав, принимают за полчаса до еды и два часа спустя после ужина. Такое же правило сохраняйте и для принятия меда. Очень хорошо утром натощак, еще до завтрака, принять чайную ложечку меда вместе с теплой водой. Мед можно отправить в рот прямо с ложечки, но не весь сразу, а небольшими порциями, чтобы к тому же еще и насладиться его ароматом и вкусом, а потом запить теплой водой. Можно поступить и иначе — распустить мед в подогретой воде и выпить глотками такой медовый напиток. То же самое надо проделать и на ночь, часа через два после ужина. А если есть возможность, то чайную ложку меда можно принять с теплой водой и за полчаса до обеда. И уж никак не следует 104
такой целебный продукт употреблять вместе с хлебом, кашами, а то, как говорится в шутку, еще и заедать крепкой горчицей. Мед надо ценить, ценить куда больше, чем ценят настоящие знатоки хорошие виноградные вина. К тому же и правила питания не позволяют употреблять мед, например, вместе с продуктами, содержащими белки, и с продуктами, содержащими крахмалы. Эти правила так и гласят: ешьте сахара и белки в разное время! Ешьте крахмалы и сахара в разное время! Здесь, наверное, надо напомнить, что белки содержатся во всех продуктах животного происхождения, а также в хлебных злаках и орехах — вот почему польза привычки есть орехи с медом может быть поставлена под сомнение... Ну а крахмалов больше всего содержатся в тех же хлебных злаках, в горохе, кабачках, тыкве и в большинстве других овощей, кроме так называемых зеленных (салаты, шпинат, щавель, сельдерей, листовая свекла, петрушка, лук-порей) и овощей, отличающихся особой сочностью (огурец, капуста, репа, баклажаны). Так что огурец с медом не только вкусен, но и вполне пригоден для правильного питания. Вот и снова приходим мы с вами к выводу: лучше всего, конечно, употреблять мед не за завтраком, ужином, а тем более за обедом вместе с мясом, рыбой, кашами, хлебом, а отдельно, как уже говорилось выше. Сколько же меда можно употреблять в день? В литературе на этот счет есть разные рекомендации, но все они не выходят за дневную норму в 150 граммов (за такую норму обычно принимают максимальную потребность здорового организма в сахарах). Чаще же речь идет о 100 граммах меда в день. Даются и такие рекомендации: от 40 до 100 граммов... Да, примерно столько и надо бы употреблять меда в день каждому человеку, корни которого в нашей русской земле, предки которого строили свою жизнь, свое здоровье, конечно, при участии русских цветочных медов. И я знаю многих людей, которые позволили себе потратить деньги на 2—3 кг меда в месяц и регулярно этот мед употребляют. И результаты здесь очень интересные... Наша сегодняшняя жизнь по большей части это жизнь- нервотрепка (мы заменяем теперь это слово другим, более умным — стресс). Вот эта нервотрепка-стресс допекает и людей, творящих свой богатый бизнес, и тех, кому от такого бизнеса не достается порой ни рожек, ни ножек. Результаты и там, и там обычно одни: хроническая усталость, бессонница, нервозность, а там и потеря потенции. 105
Правда, какое-то время несчастный человек как-то спасается — уговаривает себя, что, мол, выручит его здесь тот же баламут-алкоголь. Ну а дальше остаются только средства психиатрии. Но стоит такому замотанному жизнью и делами человеку (разумеется, что сама-то по себе жизнь этого человека не совсем безрадостна: выход либо есть, либо он просматривается — просто человек слишком напрягался, слишком расходовал себя в своей чумной дороге) поверить, что мед, приготовленный пчелой из нектара самых разных русских трав, может выручить его, и принимать мед регулярно, по той самой схеме, которую я приводил (утром, вечером, а то и перед обедом), как начинают происходить заметные изменения к лучшему. И вчерашний больной вдруг обращается к тебе с благодарностью, а там и с вопросом: нет ли у вас еще вашего меда? Как вы понимаете, до сих пор речь шла о систематическом употреблении меда, т. е. мы говорили о меде прежде всего как о полезнейшем натуральном продукте, который должен быть все время у вас на столе. Но все-таки далеко не все, даже прочитав написанное здесь, последуют этому совету и будут вспоминать о меде только тогда, когда подступят болезни. Вот о меде — лекарстве от различных недугов, о меде, который может помочь нам и в этом случае, и пойдет дальше речь... Дома у меня особенно бережно хранятся книги, посвященные народной медицине, которые первыми после долгого забвения народной мудрости в деле врачевания принесли нам так необходимые сведения о тех же лекарственных травах. Среди них и книжечка с простенькими рисунками, но написанная очень ответственно А. П. Поповым, — «Лекарственные растения в народной медицине». Отсюда, из этой работы, я и позаимствую небольшую цитату, которая и станет как бы запевкой для дальнейшего нашего разговора на тему: мед — ваше лекарство. «Мед — вещество, добываемое пчелами из растений, имеет много лечебных свойств, хотя врачи мало используют его с лечебной целью. Мед, применяемый для медицинских целей, должен быть не искусственный, а чистый (без примесей) пчелиный мед. Мед, разведенный как чай (одна чайная ложка на стакан воды), в народе часто употребляется как противовоспалительное и отхаркивающее средство: при бронхите, воспалении легких. Как общеукрепляющее средство применяют при ту- 106
беркулезе легких. Его употребляют или в соединении со свежим соком моркови, или с молоком, по 100—150 г в день, и часто достигают хороших результатов. Мед, употребляемый внутрь, регулирует функциональную деятельность желудочно-кишечного тракта, помогает при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, при воспалении печени, при болезни почек, мочевого пузыря и при золотухе. Полезно и наружно применять мед. Его употребляют в виде примочки при воспалении глаз и свежей катаракте (бельме). 20-процентный раствор меда, втягиваемый в ноздри, излечивает хронический насморк и даже озену (зловонный насморк). При кожных заболеваниях (фурункулах, карбункулах), при ожогах (даже вблизи глазного яблока) — это лучшая и простейшая мазь. При полоскании медом уменьшается боль в горле, если глотание затруднено. Как составная часть различных мазей уменьшает воспаление при ожоге, ускоряет созревание и вскрытие нарыва. Если им смазать десны у ребенка грудного и раннего возраста, он помогает прорезыванию зубов». Книжечка, написанная Алексеем Петровичем Поповым, досталась мне как раз в то время, когда врачи определили у меня язвенную болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки. Помните, в этой книжечке утверждалось, что врачи мало используют мед в лечебных целях? Не составили тут исключения и те врачи, которые вместо лечения медом предложили мне прежде всего операцию. На операцию я не согласился и воспользовался тут приглашением одного знакомого наведаться к нему в предгорья Алтая и вылечить алтайским медом и другими самыми разными алтайскими лекарственными средствами все свои болезни. Перед поездкой я еще раз внимательно перечитал доступную мне тогда литературу, где говорилось хоть что-то о лечении язвенной болезни, в том числе и медом, и оставил для себя такой курс лечения, который дальше и выдержал очень строго: утром 30—50 г меда, днем 40—80 г меда, вечером 30—60 г меда. Утром и днем за 1,5—3 часа до завтрака и обеда, а вечером через 3 часа после ужина. Мед разводил в теплой воде. Добавлю, что предложенная рецептом максимальная доза меда (утром — 50 г, днем — 80 г, вечером — 60 г, в сумме — почти 200 г на день) показалась мне великоватой и не только потому, что я побаивался разорить доброго человека, 107
пригласившего меня к себе на пасеку. Мед, считал я, лекар- ство и уж слишком увлекаться большим количеством лекар- ства вроде бы не годится. Утром и вечером я принимал по 30 г меда (примерно, по три чайных ложечки), а перед обедом разводил в теплой воде уже по 40 г (примерно 4 чайных ложечки) меда на полный стакан теплой воды. Как вы, наверное, отметили, в этом случае мед-лекарство принимается уже не за полчаса до принятия пищи как мед-продукт, а за 1,5—2 часа до еды и спустя уже 3 часа после ужина. Следует обратить внимание и на еще одно условие лечения: мед разводится теплой водой и в таком виде и принимается — только в этом случае снижается кислотность желудка. Если же вы будете принимать мед с холодной водой и принимать непосредственно перед едой, то кислотность у вас, наоборот, повысится... Эту особенность меда-лекарства надо очень хорошо помнить, чтобы не навредить самому себе. Вот так в свое время и выручил меня мед из беды... В каких еще случаях пользовался я сам медом в качестве лекарства? Да, пожалуй, еще только редька с медом, которая хорошо помнится мне с детства... Когда я начинал кашлять, мама покупала на рынке большую черную редьку и немного меда, срезала с редьки ее хвост-крышечку, вынимала из середины редьки часть мякоти, затем наполняла образовавшийся сосуд-редьку медом, закрывала отверстие крышечкой-хвостиком, и через некоторое время лекарство было готово: мед и сок редьки смешивались, и получалось довольно-таки приятное на вкус снадобье, которое и положено было мне пить натощак по ложке несколько раз в день. Со временем редька-сосуд начинала морщиться, сжиматься, соку теперь выделялось все меньше и меньше, и надо было снова покупать редьку на рынке и еще раз готовить такое же лекарство. Но второй такой редьки следом у нас обычно не появлялось — мне хватало одной, чтобы победить кашель. Иногда я готовлю дома и еще одно лекарственное средство: кашицу, приготовленную из чеснока (натираю чеснок на терке или пропускаю через специальное приспособление, созданное для изготовления такой кашицы), смешиваю с равным количеством меда. Такое снадобье идет у нас для врачевания тех членов моей семьи, которые почему-либо не приветствуют мою привычку употреблять чеснок в чистом виде. Но а с медом этот чудо-овощ применяют и выручают обычно себя из разных болезней простудного характера. 108
Не забываю я о меде, когда приходится лечить ожоги. Небольшой ожог просто смажешь медом, походишь немного без всякой повязки, и, глядишь, достаточно скоро ожог и перестает тебя беспокоить. Если ожог посерьезней, то здесь приходится подождать подольше. Ну а в остальном я просто остаюсь верным меду-продукту и благодарю его за то, что помогает он мне оставаться более-менее здоровым. Вот почему и не могу я от своего имени порекомендовать вам те или иные рецепты, как использовать мед при различных болезнях. А рецепты такие есть — они собраны в разных, интересных некоторыми своими открытиями, а главное, серьезных, книгах, посвященных народной медицине, лечению медом и другими натуральными проектами. Сейчас некоторые из этих книг передо мной: К. А. Кузьмина «Лечение медом и пчелиным ядом» (Киев, 1992), Стоймир Младенов «Мед и медолечение» (Москва, 1992), Д. С. Джарвис «Мед и другие естественные продукты» (Москва, 1990). Итак, открываем небольшую книжечку «Лечение медом и пчелиным ядом» и поинтересуемся, что рассказывает о меде-лекарстве автор К. А. Кузьмина: «Пчелиный мед — один из прекрасных продуктов природы—с незапамятных времен применяется как лечебное средство. Имеются сведения, что еще египтяне применяли мед для лечения ран еще 3500 лет назад. Выдающийся греческий врач Гиппократ около 2500 лет назад в своем сочинении «О ранах» приводил рецепты, в состав которых входил мед. В старинных русских рукописных лечебниках также имеются рецепты по использованию меда при лечении ран и целого ряда заболеваний. Недаром мед как лечебное средство воспет в былинах. Мед используется в народной медицине и в настоящее время. Он применяется с горячим чаем или молоком как потогонное при простудных заболеваниях, как легкое слабительное и т. д. Лечебные свойства меда объясняются в основном большим содержанием в нем глюкозы, которая не только высокопитательна, но и повышает защитную обезвреживающую функцию печени, тонус сердечно-сосудистой системы и сопротивляемость организма инфекциям. Лечебные свойства меда связаны также с содержанием в нем витаминов, разнообразных микроэлементов, минеральных и каких-то противобактериальных веществ. 109
Легче усваиваемый организмом, чем обычный сахар, мед является очень ценным диетическим продуктом и поэтому широко рекомендуется больным, требующим усиленного питания». <...> «Действие меда на раны. В народной медицине мед весьма широко применяется при лечение ран и язв. Но в научной медицине им в настоящее время пользуются весьма редко, так как в распоряжении врачей имеются более эффективные средства — антибиотики (пенициллин, стрептомицин), сульфаниламиды (норсульфазол, сульфадимезин) и другие вещества. Какое же действие оказывает мед на рану? При наложении меда на рану в ней усиливается кровоток и отток лимфы, которые механически промывают рану и создают лучшие условия для питания клеток в зоне раны. Кроме того, мед губительно действует на многих микробов (кишечную и дизентерийную палочки, стрептококки, стафилококки и др.). Лучшие результаты дает применение меда в сочетании с рыбьим жиром, в котором содержится много витамина А, способствующего более скорому заживлению раны. Особенно эффективен мед при лечении вяло заживающих ран и язв, так как значительно ускоряет процесс заживления. Во время Великой Отечественной войны Главным управлением эвакогоспиталей была издана специальная инструкция по использованию пчелиного меда для лечения ран и как общеукрепляющего средства. В народной медицине мед нередко добавляют к отварам лекарственных трав, используемых при лечении различных ран и язв. Вот некоторые из подобных рецептов народной медицины. 1. 1 столовую ложку сухой травы сушеницы болотной залить стаканом кипящей воды, настаивать в течение 30 минут, процедить, добавить 1 столовую ложку меда. Можно использовать наружно для промывания ран и язв, а также внутрь по 1—2 столовой ложке за 30 минут до еды при язве желудка. 2. 50 г листьев эвкалипта залить 0,5 л воды, варить в течение 3—4 минут, процедить и добавить 2 столовых ложки меда. Применять в виде примочек и ванночек для лечения ран. 3. 1 столовую ложку высушенных цветов ромашки обыкновенной заварить в 1 стакане кипящей воды, после охлаждения профильтровать и добавить 1 чайную ложку меда. Принимать как полоскание при стоматитах, ангинах, а также в клизмах при колитах». <...> 110
«Действие меда на желудочно-кишечный тракт. За счет большого количества сахара и органических кислот мед обладает некоторым раздражающим действием на слизистую желудочно-кишечного тракта и вызывает легкий слабительный эффект. Для этого рекомендуется принять внутрь 50— 100 г меда в чистом виде или в смеси с водой. Можно поставить клизму с 10—20 г меда. Ежедневное умеренное употребление в пищу меда действует регулирующим образом на кишечник. Мед входит в состав так называемого «венского питья», назначаемого и сейчас как нежное слабительное. В настоящее время уже не вызывает сомнения, что мед снижает повышенную кислотность желудочного сока и поэтому может употребляться как лечебное средство при гастрите и язвенной болезни желудка, сопровождающихся повышенной кислотностью. Об эффективности меда как лечебного средства при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки сообщают многие авторы. Рентгеновские исследования таких больных показывают, что при обычных способах лечения язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки язва зарубцовывается у каждого третьего больного, а при употреблении меда — у каждого второго. При язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки мед лучше всего принимать за полтора—два часа до завтрака и обеда и через 3 часа после ужина. Мед следует растворять в стакане теплой воды, так как в растворенном виде он способствует разжижению слизи в желудке, снимает боль, устраняет тошноту, изжогу. Отмечено также общеукрепляющее действие меда на организм больного. При употреблении меда у больных нарастает вес, увеличивается количество гемоглобина, понижается возбудимость нервной системы, улучшатюся настроение, сон и т. д.». <...> Далее приводится точно такой же рецепт, которым и воспользовался я в свое время при лечении медом язвенной болезни... «Действие меда на обмен веществ. Мед, будучи богатым источником легкоусвояемых углеводов, может широко использоваться как пищевое и лечебное средство при истощении и ослаблении организма. Питательная ценность меда ill
еще более возрастает благодаря наличию в нем витаминов и минеральных веществ. Под действием меда у истощенных и ослабленных больных улучшается общее состояние, увеличивается количество гемоглобина в крови, больные прибавляют в весе. Особенно полезно принимать мед с молоком A00—150 г в день) при туберкулезе, когда потребность организма в энергетическом материале резко увеличивается. Народная медицина рекомендует при туберкулезе применять мед не только с молоком, но с различными жирами (сливочным маслом, гусиным салом, смальцем) и другими высококалорийными веществами. Нередко при этом добавляют еще сок алоэ. Наибольшей популярностью пользуются следующие рецепты: 1. 100 г меда, 100 г сливочного масла, 100 г смальца или гусиного жира, 15 г алое (столетника) и 100 г какао разогреть вместе (но не кипятить!) и принимать по одной ложке на стакан горячего молока 2 раза в день (утром и вечером). 2. Листья алоэ промыть, измельчить и отжать сок. 150 г сока алоэ смешать с 250 г меда и 350 г вина (кагор), настаивать в темноте и при температуре 4—8 градусов в течение 4—5 дней. Принимать по одной столовой ложке 3 раза в день за 30 минут до еды. 3. Листья алоэ в возрасте 3—5 лет выдержать в темноте и при температуре 4—8 градусов в течение 12—14 дней. Затем листья промыть в воде, измельчить и залить кипяченой водой в отношении 1:3. Оставить стоять на 1—1,5 часа. Полученный сок отжать. 100 г сока алоэ смешать с 500 г измельченных грецких орехов и добавить 300 г меда. Принимать по одной столовой ложке три раза в день за 30 минут до еды». <...> «Действие меда на сердечно-сосудистую систему. Как уже было отмечено, глюкоза является необходимым энергетическим материалом, в первую очередь для мышечной ткани, в том числе и для мышцы сердца. Поэтому мед иногда рекомендуется при ослаблении сердечной мышцы как диетическое, питательное средство. Однако его не следует принимать в больших количествах с горячим чаем, так как это приведет к усиленному потоотделению при энергичной работе сердца. Такая дополнительная нагрузка на больное сердце нежелательна, поэтому при заболеваниях сердца мед можно употреблять только небольшими порциями (по 1 чайной или столовой ложке 2—3 раза в день) с молоком, творогом, фруктами и другими пищевыми продуктами. 112
В народной медицине мед с соком овощей применяется ддя лечения больных гипертонической болезнью. Например, стакан сока столовой свеклы, стакан сока моркови, стакан сока хрена (натертый хрен предварительно настаивают с водой в течение 36 часов) и сок одного лимона смешать с одним стаканом меда. Принимать по 1 столовой ложке 2—3 раза в день за час до еды или через 2—3 часа после еды. Курс лечения — два месяца. Другой рецепт включает следующие вещества: стакан сока красной моркови, стакан сока хрена (тертый хрен предварительно настаивают на воде в течение суток), стакан меда и сок одного лимона. Все тщательно перемешивают и принимают по одной столовой ложке 3 раза за час до еды или спустя 2—3 часа после еды. Хранить такие смеси нужно в хорошо закрывающейся стеклянной посуде в прохладном месте. В начальных стадиях заболевания подобные средства лечения иногда дают хорошие результаты. При ослабленной сердечной мышце весьма полезно сочетать мед с продуктами, богатыми витаминами, особенно витамином С. Для этих целей можно рекомендовать настой из плодов шиповника с добавлением меда. Например: 1 столовую ложку сухих плодов шиповника залить 2 стаканами кипятка, кипятить 10 минут. После охлаждения процедить и добавить 1 столовую ложку меда. Принимать по 1/4—1/2 стакана 2—3 раза в день. Напиток хранить в хорошо закрывающейся посуде». <...> «Применение меда при других заболеваниях. Пчелиный мед — широко употребляемое домашнее лечебное средство при простудных заболеваниях. Особенно полезен липовый мед, который вызывает наибольший потогонный эффект. При простуде рекомендуется применять с горячим чаем или молоком на ночь A столовая ложка на 1 стакан чая или горячего молока), с соком лимона A00 г меда и сок одного или половины лимона), малиной и другими лекарственными растениями. В качестве примеров можно рекомендовать следующие наиболее часто употребляемые рецепты. 1. 1 столовую ложку высушенных листьев растения мать- и-мачехи заварить как чай в 1 стакане кипятка. После того как температура отвара несколько снизится, процедить и добавить 1 столовую ложку меда. Принимать по 1 столовой ложке 2—3 раза в день как отхаркивающее. 2. 1 столовую ложку высушенных плодов бузины черной заварить в 1 стакане кипятка. Настаивать 20 минут, проце- 113
дить, добавить 1 столовую ложку меда. Принимать по 1/4 стакана как потогонное. 3. 1 столовую ложку цветов липы мелколистной заварить в стакане воды. Через 20 минут процедить и добавить 1 столовую ложку меда. Принимать как потогонное по 1/4—1/2 стакана. 4. 2 столовых ложки сухих ягод малины (или 100 г свежих) заварить в стакане воды. Через 10—15 минут добавить 1 столовую ложку меда и в теплом виде принимать как потогонное. Во всех перечисленных случаях применения меда как потогонного средства его лучше всего принимать на ночь, при этом его действие более эффективное. При гриппе народным средством является медово-чесночная кашица: очищенный чеснок натирают на терке, смешивают с медом (лучше липовым) в соотношении 1:1 и принимают по 1 столовой ложке, запивая теплой водой, перед сном. Доктор А. Г. Шантуров с успехом применяет мед при лечении больных хроническим гайморитом (воспаление внут- рикостной полости верхней челюсти). У 90% больных, лечившихся медом (введение раствора меда в полость), очень быстро наступало улучшение, а затем и выздоровление. Кандидат медицинских наук В. П. Давыдов рекомендовал назначать детям, больным дизентерией, одновременно с лекарственными веществами по 30—60 г меда на день. При этом дизентерийные палочки из кала исчаезают быстрее, чем при лечении одними лекарственными веществами. В народной медицине мед издавна применялся при заболеваниях нервной системы. В последнее время и клинические наблюдения свидетельствуют о благоприятном успокаивающем действии меда при некоторых заболеваниях нервной системы, например, неврастении. Успокаивающее действие меда используется и при лечении бессонницы. Стакан теплой воды с 1 столовой ложкой меда на ночь, действуя успокаивающе, вызывает крепкий сон. При этом следует отметить, что нет более безвредного снотворного, чем мед. В Венгрии выпускаются специальные гигиенические напитки для рабочих, занятых на вредных производствах. В состав некоторых на этих напитков входит мед. В Болгарии врач Стоймир Младенов с успехом применяет мед при лечении больных с заболеваниями органов дыхания, прописывая медовые ингаляции, аппликации и прием 114
1кеда внутрь. Хорошие результаты получены им при лечении больных с острым и хроническим ринитом, ларингитом и даже бронхиальной астмой. Из 2500 больных, которых лечили медом, у 2000 отмечалось значительное улучшение или излечение. Для ингаляции используется 30%-ный раствор меда на воде. Ингаляции лучше проводить с помощью специальных аппаратов — ингаляторов. В домашних условиях для этих целей можно использовать чайник с небольшим количеством воды в нем. Чайник поставить на включенную электрическую плитку. После закипания воды добавить 1 столовую ложку меда и плитку выключить. На носик чайника необходимо надеть резиновую трубку и через нее осторожно вдыхать пары воды вместе с медом. По мере остывания воды в чайнике периодически включать плитку. Длительность ингаляции 15—20 мин. Лучше всего ингаляции проводить на ночь. Мед путем ингаляции можно использовать при самых разнообразных заболеваниях верхних дыхательных путей (рините, ларингите, синусите, трахеите, бронхите и даже бронхиальной астме). Противомикробные и противовоспалительные свойства меда используются и при лечении гинекологических больных. В этих случаях мед назначается в виде гипертонических растворов для спринцевания (при трихомонадном кольпите и белях) или в чистом виде вводится во влагалище (при эрозиях шейки матки). Мед B части) в смеси с соком алоэ A часть) и водкой C части) может применяться в виде компресса как противовоспалительное средство при артритах, ангине и др. В литературе имеются сообщения, что ежедневный прием меда предупреждает развитие у животных некоторых опухолей». <...> «Противопоказания к применению меда. Встречаются лица, которые не могут употреблять мед из-за особой повышенной чувствительности к нему (идиосинкразии). От меда у них появляется крапивница, зуд, насморк, головные боли, желудочно-кишечные расстройства. Таким лицам мед противопоказан. Весьма осторожно и в умеренных количествах, предварительно посоветовавшись с врачом, можно употреблять мед при сахарном диабете. Существует неправильное мнение, что мед не следует принимать при золотухе. Наблюдения показывают, что, на- 115
оборот, включение меда в рацион детей, больных золотухой, способствует более быстрому их выздоровлению. Не следует только давать мед детям, имеющим повышенную чувствительность к нему. То же самое следует сказать и о детях с экссудативным диатезом. Мед не противопоказан и им, если нет идиосинкразии. Для определения повышенной чувствительности к меду ребенку нужно дать вначале небольшое количество его (половину чайной ложки). Если нет усиления диатеза, высыпания дополнительной сыпи или других проявлений идиосинкразии, то можно давать по чайной ложке меда в день. Мед будет только способствовать выздоровлению. Мед детям лучше давать вместе с другой пищей, например, кашей, фруктами или чаем. В таком виде мед лучше усваивается. Не следует давать детям слишком много меда, иначе у ребенка впоследствии может развиться отвращение к нему. Одной-двух чайных ложек меда в день вполне достаточно. Ежедневная доза меда как пищевого и диетического вещества для взрослого человека — 60—100 г, разделенные на несколько приемов. Чтобы мед лучше всасывался, его следует принимать за 1,5—2 часа до еды или через 3 часа после приема пищи. Наиболее полезно применение меда с теплой кипяченой водой, чаем или молоком». Мне хочется верить, что вы с интересом познакомились с выписками, сделанными мною из книжечки К. А. Кузьминой «Лечение пчелиным медом и ядом», и не очень обиделись на меня за то, что не пересказал полезные советы из этой работы своими словами. Поймите меня — я поступил здесь, как поступает учитель в школе, который не имеет возможности делать те или иные собственные научные исследования, и его задача преподнести достижения науки детям. Вот учитель приходит в класс к своим ученикам, но не один, а вместе с работами ученых, рассказывает о сути этих работ, а там, если научные работы написаны просто и интересно, цитирует их, как бы подтверждая глубину и широту данных научных исследований... Ну, что толку, если я расскажу вам, как победить то или иное заболевание, и не донесу до вас, что боролись с этими болезнями, и не одно десятилетие с помощью того же меда, такие-то и такие-то ученые и врачи. Их-то имена и поддержат сказанное мной, поднимут мед-лекарство на еще боль- 116
ц^ю высоту в ваших глазах и расположат вас совсем к нашему чудесному природному средству, выручающему из многих болезней. Вот почему следом за первой, только что процитированной, книжечкой я хочу познакомить вас с очень серьезной, фактически строгой научной работой Стоймира Мла- денова, который много лет занимался изучением лечебных свойств меда и разработал свои методы его применения в медицине. Итак, открываем книгу болгарского ученого Стоймира Младенова «Мед и медолечение». «Пчелиный мед — продукт с непревзойденными вкусовыми и питательными качествами. Не случайно болгарский народ назвал «медовым месяцем» один из самых счастливых моментов жизни человека. Установлено, что мед является концентрированным высококалорийным продуктом, близким по составу кровяной плазме и отличающимся существенно по химическому составу от других продуктов питания». <...> «Ферменты меда способствуют пищеварительным процессам в организме, стимулируют секреторную деятельность желудка и кишечника, облегчают усвоение питательных веществ. Так, например, если на завтрак съесть кусок намазанного медом хлеба, то кроме наших собственных ферментов действуют и ферменты пчелиного меда. Для содействия пищеварению большое значение имеет инвертаза, так как она образуется у человека в небольшом количестве, особенно у детей, пожилых и больных людей, а посредством меда она может быть доставлена организму. По мнению проф. В. Букина, организм без ферментов не может существовать. Он погибнет от изобилия питательных продуктов, так как без ферментов пища не может быть усвоена организмом. По содержанию ферментов мед занимает одно из первых мест среди продуктов питания. Мед содержит и факторы роста. Поэтому он необходим для подрастающего организма. Это подтверждается экспериментально. Подопытные животные, получавшие вместе с обычным кормом и мед, развивались лучше, чем контрольное. В Древнем Египте употребляли мед в школах. Было известно, что школьники, потреблявшие мед, были лучше развиты физически и умственно и более талантливы. Греки давали воинам паек меда, что делало их более си- 117
льными и смелыми. Это был, вероятно, первый допинг, не оказывающий вреда на организм». <...> «Д-р Цайс из Гайдельберга в одной из своих статей пишет: «Я даю моим детям с первого дня рождения пчелиный мед. Пчелиный мед даю не с молоком, а самостоятельно, отдельно. Мои дети никогда не болели. Мед им дается в костяной ложечке, которую они сосут, и затем спокойно засыпают». <...> «При регулярном получении меда дети развиваются нормально, рост их увеличивается нормально, повышается количество гемоглобина и кровяных клеток, улучшаются и защитные силы организма». <...> «На основании ряда анкетных данных, полученных от людей, употребляющих мед, ученые СССР, ГДР, Франции, США и других стран считают, что регулярное потребление меда продлевает жизнь человека и повышает устойчивость организма. В книге «Наши столетники» X. Патырчева, написанной по случаю проведения Центральным статистическим управлением анкеты среди болгарских столетников A933), отмечается, что мед не отсутствовал в ежедневной пище этих людей. Мыслители и врачи древности придавали большое значение употреблению меда для продления жизни человека. Великий философ и математик Пифагор утверждал, что достиг преклонного возраста благодаря тому, что употреблял мед. В предании говорится, что Юлий Цезарь, присутствовавший на торжестве у сенатора Полия Румелия, праздновавшего свою сотую годовщину, спросил, какое средство он употреблял для поддержания силы тела и духа. Ответ был: «Внутрь мед». Польский ученый и пчеловод Н. Витвицкий в своей книге «О благотворном влиянии меда на человеческий организм» писал, что польский поэт Трембецкий в продолжение 30 лет добавлял к пище всегда мед. Когда Витвицкий познакомился с ним, поэту было уже 80 лет, но его внешность, веселость и настроение удивили Витвицкого. Учителю Трембецкого Мольбахеру было 120 лет, но он выглядел не старше 70; и он ежедневно принимал мед. Мы провели частичные наблюдения влияния меда на пожилых больных между 75—85 годами. Ежедневно в продолжение 1—2 месяцев они принимали по 100 г меда в сочетании с их обычным пищевым режимом. Все они почувствовали себя лучше, настроение, аппетит и сон улучшились, диурез нормализовался. Количество гемоглобина, число 118
эритроцитов и фагоцитарная активность увеличились. Уровень холестерина с 245 мг % в среднем на больного снизился до 196 мг %. Литературные данные и собственные наблюдения дают основание считать мед важным продуктом питания, оказывающим влияние на продление человеческой жизни при постоянном продолжительном его употреблении». <...> «Антиаллергические свойства меда. В литературе не имеется данных об антиаллергических свойствах меда. Исследователи, а также врачи-практики считают мед аллергизирую- щим продуктом и поэтому его вносят в список противопоказанных питательных и лечебных средств для больных с аллергическими заболеваниями. Наши исследования A963—1969) действия меда на больных с аллергией дали результаты диаметрально противоположные существующим взглядам. При употреблении меда в количестве до 150 г в сутки, распределенного на несколько приемов, аллергия почти невозможна. На курорте Кюстендил мы провели медолечение более чем 10 000 больных с воспалительными и аллергическими заболеваниями ингаляционным способом, с помощью местных аппликаций, электрофореза и приема внутрь по 100 до 150 г в сутки в продолжение 20, а иногда 40 дней. Лечение у многих больных повторялось 2—3 раза. Мы не наблюдали повышенной чувствительности к меду ни у одного больного и считаем неосновательным опасение употреблять в нормальных дозах мед при аллергических заболеваниях, за исключением больных, проявляющих идиосинкразию к нему. На основании продолжительных экспериментальных и клинических наблюдений над лечебными свойствами пчелиного меда мы установили, что он обладает и антиаллергическими свойствами. Разработан был метод, успешно внедренный в нашу лечебную практику, главным образом при воспалительных процессах дыхательных органов и аллергических заболеваниях». <... > «Побочные явления при медолечении. Выражаются в кожных, дыхательных и желудочно-кишечных реакциях организма. Они зависят от наследственной или приобретенной сверхчувствительности к меду. Из 3000 больных, которым применялось медолечение, мы наблюдали только у 0,3% сверхчувствительность (идиосинкразию) к меду. В литературе описано много случаев непереносимости меда. Сверхчувствительность к меду выражалась в повышении температуры, недомогании, головокружении, крапивнице, 119
дерматите, рвоте, тяжести в желудке. При ингаляциях меда аллергическая реакция характеризовалась тяжелыми астматическими приступами и удушьем». <...> «Язвенная болезнь. Лечение язвенной болезни пчелиным медом является старым народным методом. Оно и в настоящее время применяется в некоторых районах Болгарии. Лечение состоит в приеме двух столовых ложек меда раз в сутки натощак, обычно поздно ночью. На основании исследования воздействия меда на нормальную и патологическую деятельность желудочно-кишечного тракта, как и общего его влияния на целостный организм, применение меда является научно обоснованным при лечении язвенной болезни. Пчелиный мед, благодаря богатому содержанию фарма- кодинамических элементов, содействует правильному функционированию желудка и кишечника, оказывает обезболивающее действие, уменьшает раздражимость нервных окончаний слизистой оболочки желудка, что, в свою очередь, оказывает благотворное воздействие на кору и подкорку головного мозга. Состав и действие меда способствуют снижению ферментационных процессов в желудке, а сахара, содержащиеся в нем в наиболее приемлемом виде (глюкоза и фруктоза), используются без всяких превращений непосредственно организмом. Невысокая радиоактивность меда, биостимуляторы и противомикробные свойства в нем стимулируют регенеративные способности клеток, что ведет к устранению причины возникновения язвенной болезни, заживлению язвы. Наши наблюдения в отношении лечения язвенной болезни медом весьма поощрительны. Почти у всех больных уже на 10—15 день лечения отмечались исчезновение болей в животе и ощущения тяжести, нормализация пищеварения и улучшение общего состояния. При язвенной болезни мед следует принимать за 90—120 минут до приема пищи или через 3 часа после еды. Лучше всего принимать мед за 1,5—2 часа до завтрака и обеда, а после обеда — через 3 часа. Хороший эффект получается при приеме меда, разбавленного теплой водой. Это способствует уменьшению тонуса стенок желудка и быстрому всасыванию меда кишечником. Лечение проводится от одного до двух месяцев. Рекомендуется утром и вечером принимать по 30 г меда, а днем — по 40 г. В случае неполного выздоровления во время лечебного курса можно лечение повто- 120
пить. Больные с пониженной секреторной деятельностью #елудка и низкой кислотностью должны принимать мед непосредственно (за несколько минут) перед приемом пищи. Наблюдения показывают, что пчелиный мед является надежным средством при лечении язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки». <...> «Заболевания печени. В народной медицине лечение медом широко применяется при заболеваниях печени. Современная медицина объясняет это химико-биологическими свойствами меда. Печень называют химической центральной лабораторией организма, так как она принимает активное участие в жизненно важных процессах обмена веществ. Каротин пчелиного меда в ней превращается в витамин А, а при участии витамина К синтезируется протромбин, необходимый для свертывания крови. Мед способствует активно обменным процессам печени, оказывая на них действие своими углеводами (виноградными и плодными), кислотами и витаминами, а также и минеральными солями. Глюкоза и фруктоза быстро всасываются кишечником, поступают в общий круг кровообращения и являются не только важным питательным материалом, но и повышают запасы гликогена в печени, улучшают процессы тканевого обмена, укрепляют защитные функции организма. Печень является фильтром обезвреживания всех ядов. При заболеваниях печени применяют внутривенное введение больным большого количества глюкозы. Замена ее приемом меда внутрь представляет ряд преимуществ. Вместе с глюкозой в организм поступает еще ряд сложных и важных компонентов меда — минеральные вещества, соли, ферменты, витамины, способствующие и стимулирующие функцию печени». <...> «Другие заболевания пищеварительной системы. Медолечение применяется и при других заболеваниях пищеварительной системы. Так, например, при ранениях и операциях ротовой полости, глотки, гортани прием пищи невозможен. В таких случаях мед является самой подходящей пищей и в то же самое время оказывает противомикробное и кровоостанавливающее действие. Пчелиный мед обладает и антимикологическими свойствами. При грибковом заболевании полости рта и воспалении десен он оказывает лечебное действие. Медовой водой делкют полоскание или задерживают мед во рту. Когда у детей никнут зубы, что сопровождается появлением боли, употребление меда действует благотворно. Неоправданным 121
является опасение, что частое потребление меда может быть причиной заболевания зубов. Проведенные опыты на эскимосах показывают, что когда они получают обыкновенный сахар, у них обнаруживается кариес зубов, а у другой группы — где сахар заменен медом — кариес не наблюдается. Какой мед необходимо использовать — это зависит от вида заболевания и возможности снабжения им. За рубежом, и главным образом французы, употребляют больше сотовый мед. Он отличается более полноценными качествами, на рынках продается в маленьких рамках. Жевание меда с воском делает его вкус и аромат более приятными: он задерживается долго во рту, содержит больше антибиотических веществ, богаче витаминами, пергой и легко усвояемыми белками. В детском возрасте из-за недостатка фермента инверта- зы, необходимого для расщепления Сахаров в кишечнике, появляются смущения в пищеварении, сопровождающиеся болями (колики). В таких случаях дается пчелиный мед, так как он, кроме болеутоляющего действия, которое оказывает, содержит и инвертазу. Хороший эффект наблюдается при применении меда при воспалении кишечника (энтерит и колит). Установлено, что мед обладает противомикробным действием главным образом по отношению к патогенной кишечной микрофлоре. Это является преимуществом меда перед антибиотиками, уничтожающими не только патологическую, но и нормальную флору кишечника. Мед рекомендуется и при хроническом запоре, так как он возбуждает перистальтику кишок. Употребляется по 60—100 г в сутки, разделенный на несколько доз — лучше с яблочным соком. Чехословацкие авторы рекомендуют принимать мед при рвоте в первые месяцы беременности по одной ложке за 30 минут до приема пищи, после чего необходимо оставаться в течение часа в постели». <...> «Пчелиный мед как противоядие. Еще Гален использовал мед при лечении различных отравлений. Это действие меда отмечено древними греческими, индийскими и китайскими врачами. В народной медицине мед как противоядие употребляется до сих пор. Чехословацкие авторы сообщают, что при отравлении грибами, содержащими гистамин, обладающего ядовитым действием, оказывается первая помощь медом, который дается по нескольку ложечек в прохладной воде или с теплым 122
чаем. После этого обращаются к врачу. Пчелиный мед употребляется таким же способом и при других пищевых отравлениях». <...> «Заболевание почек. В медицинской литературе все чаще встречаются сообщения о благоприятных результатах применения меда и при лечении почечных больных. Эффективность меда при этих заболеваниях объясняется отсутствием или совсем низким содержанием белков и важными для выделительной системы лечебно-действующими веществами. Витамины меда, и, главным образом, витамины С и Р, имеют большое значение при лечении острых и хронических воспалительных процессов почек. Антибактериальные вещества меда оказывают дезинфицирующее действие на патогенную флору. При заболеваниях почек нарушается нормальный диурез и, главным образом, выделение токсических элементов — продуктов нормальной жизнедеятельности. Пчелиный мед, благодаря своему сложному составу, и прежде всего глюкозой и витаминами, улучшает диурез и выделение токсинов. Глюкоза легко воспринимается и служит пищей для многих органов, регулирует осмотическое давление в крови и тканях, нарушающееся при острых нефритах. При заболеваниях почек мед рекомендуется давать как лечебное и профилактическое средство в дозе от 80 до 120 г в сутки. Некоторые врачи рекомендуют принимать его с соком лимона, шиповника и др.». «Сердечные заболевания. В народной медицине широко применяется мед при лечении сердечных заболеваний. Употребляется при «грудной жабе». Авиценна рекомендовал сердечно больным мед, смешанный с соком граната, богатого витамином С. После того, как был установлен химический состав меда, его биологические, питательные и диетические свойства, применение его получило научное обоснование. Все составные элементы меда необходимы при лечении сердечных заболеваний. Глюкоза, составляющая 35% содержания Сахаров в меде, является классическим лечебным средством при сердечных заболеваниях. После приема меда глюкоза быстро всасывается в кровь и служит энергетическим материалом для сердечной мышцы и других тканей. Улучшенная медом способность печени обезвреживать токсины имеет большое значение для сердечных больных. Известно, что при сердечной недостаточности появляются смущения в венозном и артериальном кровообращении, в результате чего наступает 123
накопление продуктов обмена, являющихся токсическими для организма. Лечение медом оказывает благотворное вли- яние на эти нарушения. Улучшение диуреза является цен- ным лечебным качеством меда. Нами изучено воздействие меда на диурез более 2000 человек с заболеваниями дыхательных путей, которым, кроме ингаляций, проводилось и лечение медом внутрь — от 100 до 120 г в сутки в течение 20 дней. Многие из них были в пожилом возрасте. Диурез у всех больных улучшился. Это действие меда облегчает у сердечно-больных сердечную деятельность, способствует выделению продуктов обмена, уменьшает отеки. Из-за нарушения окислительных процессов у сердечно больных развиваются депрессивные явления. Сложный состав пчелиного меда способствует нормализации функций нервной системы. Если уставший или истощенный человек примет чайную ложку меда, вскоре после этого у него самочувствие повышается и чувство усталости исчезает. Советский проф. М. Б. Голомб применял успешно мед больным с сердечными заболеваниями. После длительного употребления меда по 70—100 г в сутки он наблюдал улучшение общего состояния, сердечной деятельности и уменьшение отеков. Немецкий врач Теобальд пишет: «Мед при сердечных заболеваниях оказывает драгоценную помощь ослабевшей сердечной мышце. От этого средства нельзя отказываться даже при сахарном диабете, так как при введении в организм фруктозы пчелиного меда улучшается сердечная деятельность. Во всех случаях, когда выздоровление зависит от работоспособности сердца, следует наряду с препаратами наперстянки не забывать и мед, так как он не только повышает работоспособность сердца, но и является для него пищей». Имеются основания считать, что мед способствует расширению коронарных (венечных) сосудов и улучшению коронарного кровообращения. Нашими наблюдениями над сердечно больными, которым применялось медолечение, подтверждается хороший терапевтический эффект меда. Мы проследили свыше 500 больных с заболеванием сердца (миокардит, миокардио- склероз, аритмия, легочное сердце, кардиальная астма), поступивших для лечения легочных болезней (бронхит, эмфизема, бронхиальная астма). Параллельно с ингаляциями меда этим больным предписывался мед внутрь в продолжение 1—2 месяцев по 100—140 г в сутки, распределенный на не- 124
большие порции. У всех больных наблюдалось улучшение сердечной деятельности, кровяного давления и диуреза, усталость и боли в сердечной области уменьшались, сон нормализовался, настроение и жизненный тонус повышались. Проф. Т. В. Виноградов и проф. Г. П. Зайцев A964) сообщают об успешном применении меда при лечении гипертонической болезни (высокое кровяное давление). По мнению этих авторов, в меде содержится, кроме других веществ, и ацетилхолин, обладающий свойством понижать высокое кровяное давление. Хороший терапевтический эффект при лечении гипертонической болезни наблюдается и в домашних условиях, если применяется следующая комбинация: один стакан морковного сока, один стакан сока хрена, один стакан меда и сок одного лимона, Все это надо хорошо перемешать деревянной лопаточкой в эмалированном сосуде и перелить в стеклянную банку с плотной крышкой и хранить в прохладном месте. Принимать по одной чайной ложке три раза в сутки за час до приема пищи и через 2—3 часа после еды. Продолжительность лечения — около двух месяцев. В последнее время медицинские работники все больше и больше обращают внимание на действие меда на сердечную мышцу. Мед, благодаря своему сложному витаминному, минеральному, сахарному, ферментному и белковому составу, при регулярном приеме в точных дозах расширяет кровеносные сосуды сердечной мышцы, усиливает приток кислорода в ткани и улучшает обменные процессы клетки». «Заболевания нервной системы. В народной медицине почти всех стран отмечается, что мед оказывает благотворное действие на нервную систему. Древние китайцы, индийцы, греки и римляне употребляли мед как успокаивающее и снотворное лекарство. Применение меда при лечении некоторых заболеваний нервной системы, после того как исследован его сложный состав, получило научно обоснованный характер. Активно участвуя в обмене веществ организма, пчелиный мед оказывает укрепляющее действие на нервную систему. Известно влияние глюкозы и фруктозы на нервную систему. Они улучшают питание клеток, окислительные процессы и обезвреживающее яды действие, в результате чего обеспечивается спокойный сон, уменьшается раздражительность, зрение улучшается, появляется бодрость, по- 125
вышается работоспособность. Это действие Сахаров ус ил и * вается витаминами и минеральными веществами, находя- щимися в меде. Натрий и калий в меде содействуют сохранению ионного равновесия в организме и таким образом функция нервной системы улучшается. Благотворно влияет пчелиный мед и на невроз — заболевание, встречающееся у людей молодого и зрелого возраста и нередко у детей школьного и предшкольного периода. Главной причиной невроза является функциональное расстройство высших отделов центральной нервной системы, развивающееся в результате неблагоприятных причин (испуг, страх, потеря близких, потеря материальных и социальных ценностей, неприятные затруднения, переутомление и др.). Нельзя пренебрегать и другими причинами, ослабляющими организм и нервную систему (хронические болезни, инфекции, острые и хронические отравления, алкоголизм, курение табака и пр.). Значение имеют и тип нервной системы, качества и характер человеческой личности. Врачи различают три формы невроза: неврастения, истерия и навязчивый невроз. В медицине известно много фармакологических, физиотерапевтических и бальнеологических методов успешного лечения невроза. Очень ценным и испытанным средством на протяжении веков является пчелиный мед. Разнообразные микроэлементы, находящиеся в приемлемой форме в меде, являются ценными регуляторами высших центров нервной системы. Органические кислоты, белки, ферменты, алкалоиды и ароматические соединения, содержащиеся в меде, также оказывают благотворное влияние на функциональную деятельность нервной системы. Витамины, находящиеся в меде, придают ему совокупный антиневралгический эффект, влияющий на пищеварительную и нервную систему. Одновременно с применением пчелиного меда при лечении неврозов необходимо, с одной стороны, устранить все неприятности, тревожащие больного, удалить причины, ослабляющие организм, а с другой — соблюдать правильный режим (сочетание умственной и физической нагрузки, культурных развлечений, спокойного сна и отдыха). . Самый лучший лечебный эффект медолечения получается при неврастении, характеризующейся следующими более важными признаками: быстрой возбудимостью, бессонницей, головной болью, головокружением, дрожанием конечностей, усиленной потливостью. Наблюдается также вспы- 126
дьчивость, раздражительность, подавленное настроение, пониженные самочувствие и работоспособность, боязнь болезней. При неврастении рекомендуется принимать цветочный пчелиный мед по 100—120 г в сутки в течение 1—2 месяцев, утром и вечером по 30 г, а днем — 40. Вечером надо разбавлять мед в стакане прохладной или теплой водой и пить за полчаса до сна. Уже в первой половине лечения у большинства больных наблюдается крепкий сон, а в следующие дни появляются бодрость и хорошая работоспособность. Жалобы уменьшаются. В то время как большинство лекарственных средств, применявшихся для лечения неврастении, доводят до угнетенности, усталости, уменьшения аппетита, недомогания, — мед создает чувство бодрости, оптимизма; быстро возвращается вера в собственные возможности, появляется жажда жизни и труда. При «сердечном» неврозе цветочный мед оказывает исключительно благоприятное действие на сердечную деятельность; при этом боли, сердцебиение и «перебои» сердца постепенно уменьшаются и совсем исчезают. При «неврозе желудка» с пониженной желудочной секреторной деятельностью и кислотностью мед принимается непосредственно перед приемом пищи, а с повышенной секрецией и кислотностью — от 90 до 120 мин до приема пищи. Значение имеет и температура воды, в которой разбавляется мед. Медовые растворы в холодной воде повышают желудочную секреторную деятельность, а в теплой — снижают. При «нервном» колите мед рекомендуется за 2—3 часа до приема пищи или через 3—4 часа после еды в виде более густого раствора. Медолечение оказывает хороший эффект и при истерии. При регулярном приеме меда в подходящих дозах (см. неврастения) характерные признаки возбуждения (онемение и неподвижность челюстей и рук, судороги конечностей и стенания) постепенно уменьшаются и исчезают. Больной быстро освобождается от чувства страха и ощущения давления в горле. Устойчивость в смене настроения (плач, гнев и др.) повышается. Мед, принятый в упомянутых дозах (см. неврастения), хорошо влияет на больных с признаками навязчивого невроза. Явления страха, сомнения, чрезвычайно углубленных размышлений по отношению обычных событий, а также и неразумные действия постепенно уменьшаются в результате улучшения регуляции центральной нервной системы под лечебным воздействием меда на нервные клетки. 127
Относительно применения меда при заболеваниях нервной системы проф. Цандер пишет: «Нет более безвредного снотворного средства, чем стакан медовой воды, оказывающей в продолжении всей ночи успокаивающее и укрепляющее действие. Этому средству безусловно надо отдать предпочтение перед раздражающими желудок порошками». Нами изучалось действие пчелиного меда более чем на 800 больных с различными формами невроза. Больные были подвергнуты медолечению из-за заболевания дыхательных путей. Наряду с ингаляциями меда, проводимыми каждый день, больные принимали внутрь мед от 100 до 200 г в сутки небольшими порциями. Уже в первые дни лечения мы наблюдали повышение самочувствия, улучшение сна, исчезновения усталости, угнетенности и пр. Благодаря своему регулирующему действию на нервные клетки и мобилизующему защитные силы организма при регулярном и длительном приеме, пчелиный мед будет занимать важное место в профилактике и лечении нервных заболеваний». <...> «Сахарная болезнь. Систематических наблюдений относительно действия меда на больных диабетом нет. Кое-где в австрийских, советских и болгарских журналах по пчеловодству упоминается об успешном лечении пчелиным медом больных диабетом, но ко всему этому надо относиться весьма сдержанно. В 1915 г. московский врач А. Я. Давыдов получил хорошие результаты лечения больных диабетом, давая им пчелиный мед в небольших дозах. Он предполагает, что в меде находятся инсулиноподобные вещества. С целью проверки своего предположения А. Я. Давыдов провел опыты на больных диабетом. Одной группе больных он давал мед, а другой — фруктовый отвар, подслащенный сахаром, который содержится в меде. При этих опытах Давыдов установил, что больные, получавшие мед, чувствали себя хорошо, а принимавшие сироп не переносили его. Многочисленные опыты на животных подтверждают, что фруктоза переносится и усваивается хорошо диабетиками. Амос, Рут, Роберт Гетчинсон и Л. Певзнер также наблюдали хорошую переносимость фруктозы больными диабетом. В Болгарии проф. Ст. Ватев изучал лечебное действие меда на больных диабетом детей. По поводу своих наблюдений проф. Ватев сделал следующее сообщение: «Я установил также, что пчелиный мед действует благотворно при этой болезни, причем получились очень хорошие результа- 128
ТЫ. Пять лет тому назад я лечил 36 детей — диабетиков, применяя мед, что дало хорошие результаты. Рекомендую больным употреблять мед по чайной ложке утром, перед обедом и вечером. Разумеется, надо соблюдать соответствующую диету. Лучше всего принимать свежий мед, полученный весной, и желательно продолжительное время. Благоприятное влияние медолечения диабета объясняю богатым содержанием всех видов витаминов в меде». Мы проследили изменения уровня сахара в крови и моче 500 больных с заболеваниями дыхательных путей с нормальным содержанием сахара в крови, подвергнутых медолечению. Они принимали в течение 20 дней от 100 до 500 г меда в сутки. В этот период уровень сахара в крови у них не увеличился, а, наоборот, даже снизился после лечения — от 127,7 мг% на 122,75 мг% в среднем. В моче ни у одного больного не было установлено сахара». <...> «Анемия. В книге «Медицина для детей» француз Комби пишет, что в древности мед использовался гораздо больше, чем теперь, и что это является причиной, что в прошлом было меньше малокровных детей (одна из причин). В Швейцарии существуют детские санатории для анемичных и истощенных детей, которых лечат пчелиным медом. По мнению врачей этих санаториев, мед очень быстро повышает содержание гемоглобина в крови. В Институте гигиены в США (г. Джерси-Сити) единственным лекарством для слабых и анемичных детей является пчелиный мед, разбавленный молоком. Результаты лечебного применения меда по данным Института — отличные. В Берлинской педагогической опытной клинике д-р Паула Эмрих провела наблюдения над детьми, больными анемией, которым применила медолечение. Она оставила 72 анемичных ребенка в одних и тех же условиях. К пищевому рациону 36 из них прибавлялся мед, а детям другой группы добавляли плодовый мармелад. Дети, получавшие мед, быстро увеличили количество гемоглобина и число эритроцитов, а дети контрольной группы отстали в этом отношении. По мнению этого врача, мед является самым хорошим средством против анемии. В США д-р Поль Лутингер исследовал 419 детей, больных анемией и рахитом, которых он лечил медом. На всех детей мед оказал положительное лечебное воздействие. Нами проводились наблюдения над 22 больными с выраженной в различной степени анемией, что подтверждалось и результатами исследования крови. Было применено лече- 5—301 129
ние цветочным пчелиным медом в течение 20—30 дней по 100—150 г в сутки. После этого количество гемоглобина у них увеличилось в среднем на 10 делений по Сали, а число эритроцитов — на 580 000 в. 1 мм3 в среднем. Наряду с увеличением этих показателей исчезли головокружение и усталость, улучшились сон и внешний вид, повысилось самочувствие». <...> «Бронхиальная астма. Мы сделали ряд выводов из результатов, полученных нашими наблюдениями и исследованиями над 552 больными бронхиальной астмой, которым применялось медолечение. За их состоянием после лечения мы следили в течение нескольких лет. Преобладали главным образом больные от 31 до 40 и от 51 до 60 лет (мужчины) и от 31 до 40 и от 41 до 50 лет (женщины), т. е. в наиболее активном и творческом возрасте. Подвергнутые лечению больные не подбирались, и потому они были с различной формой и клинической стадией бронхиальной астмы. Больным в тяжелом состоянии медолечение противопоказано. Лечение проводилось цветочным пчелиным медом, сохраняемым в подходящих условиях и предварительно исследованным для установления его сорта. Ежедневно делали по две аэрозольные ингаляции с продолжительностью лечения 20 дней. При необходимости курс лечения удлинялся или повторялся. Больным, трудно переносившим ингаляции, назначали по одной в день, а находящихся в состоянии астматического приступа не подвергали медолечению. Мед подбирался для каждого больного индивидуально в зависимости от вида аллергена, от обнаруженных бактерий при посеве бронхиального секрета и в зависимости от активности меда по отношению к изолированным микроорга- низмам. Во время аэрозольного лечения больным назначался мед для употребления внутрь по известному уже способу. Из 552 больных, подвергнутых медолечению, были выписаны без приступов и с улучшениями 89% и без изменений 11%. Осложнений не наблюдалось за исключением тех больных, для которых выбор и дозировка меда были неподходящими, когда медолечение было противопоказано некоторым из них или когда больные поступали на лечение во время цветения растений, к которым у них была аллергия. Данные проведенной через 2—6 лет после лечения анкеты показали, что результаты были хорошими и стойкими. Анкетировано было 93% лечившихся. Остальные 7% боль- 130
ных не были найдены вследствие перемены местожительства или места работы и потому о них не было сведений. Стойкие результаты медолечения выражались в следующем: с очень хорошим терапевтическим эффектом и без жалоб было 85,69%, из которых приступы прекратились у 55,44%, а остальные 30,25% — с длительным улучшением; с временным улучшением было 5,80% и без улучшения — 8,51%. Хороший терапевтический эффект оказывает медолечение при бронхиальной астме у детей. Медолечение бронхиальной астмы можно проводить и в домашних условиях в зависимости от состояния больного. Оно должно быть под непосредственными указаниями и контролем лечащего врача». Конечно, я воспользовался не всеми указаниями Стой- мира Младенова, упомянул здесь не все болезни, которые, по данным ученого, можно успешно победить с помощью меда. Я не упоминал о медолечении тогда, когда оно требовало особого внимания и дополнительных медицинских средств, — все-таки мы с вами предполагаем лечение дома, почти самолечение, а потому сложные методы лечения, которые могут быть поставлены только в клинике и обязательно при участии и при наблюдении со стороны специалистов, нам с вами в домашних условиях не доступны... Хотя и утомил я вас, видимо, цитатами из книг К. А. Кузьминой и Стоймира Младенова, но все равно отложить в сторону еще одну очень интересную работу и не предложить вам несколько страниц оттуда, я не мог. Итак, давайте поинтересуемся, что рассказывает о своем опыте лечения медом американский врач Д. С. Джарвис в книге «Мед и другие естественные продукты»: «Терапевтические свойства сотового меда. Медовые соты — прекрасное средство лечения некоторых заболеваний дыхательной системы. Целебными свойствами при этом обладает воск сотов, из которых полностью откачали мед. Жевание медовых сотов оказывает благоприятное влияние на слизистую дыхательного тракта. Одновременно ежедневное потребление меда также входит в курс лечения. Лучше жевать сотовый мед, но, если по какой-либо причине его невозможно достать, положительные результаты могут быть получены при потреблении за каждой едой столовой ложки меда на десерт. 5* 131
Насколько я понимаю, народная медицина использует сотовый мед как нейтральное средство, которое, как свиде- тельствуют результаты его применения, оказывает антиаллергическое действие. Пчелы — мудрейшие фармацевты, и народная медицина безгранично доверяет им в выборе ценнейших естественных источников нектара и пыльцы. Наблюдения народной медицины при использовании сотового меда показали, что заболевания дыхательного тракта связаны с определенными нарушениями обменных процессов организма, недостаточностью некоторых питательных веществ; при этом целебные свойства меда благодаря присутствию в нем веществ, обладающих терапевтическими свойствами, благоприятно влияют на слизистую дыхательного тракта. Тем не менее я не обнаружил действующего начала в медовых сотах. Насколько мне известно, ни одна из фармацевтических компаний, изучавших медовые соты, не смогла ответить на этот вопрос. Однако я нашел ценную литературу, в которой была сделана попытка дать более полное представление о медовых сотах, а также о сотовом меде. Таким образом я узнал, что нектар, собираемый пчелами с цветов, — это основной источник углеводов, преобразующихся в лег- копереваримые сахара — декстрозу и левулезу. Переработанный пчелами нектар представляет собой мед. Помимо декстрозы и левулезы в меде обнаружено различное количество сахарозы, декстрина, мальтозы и других редких Сахаров, а также минеральные элементы, кислоты — муравьиная, уксусная, янтарная и аминокислоты. В состав меда входят пигменты — каротин и ксантофилл, альбуминоиды и энзимы: инвертаза, диастаза, каталаза и инулаза. В состав меда входят также витамины комплекса В (в микрофаммах на фамм): пантотеновая кислота — 0,55, рибофлавин — 0,26, никотиновая кислота — 1,1, тиамин — 0,044, пиридоскин — 0,10, биотин — 0,00066, фолиевая кислота — 0,03. Помимо меда пчелы питаются пыльцой, которую также можно обнаружить в медовых сотах. Химический анализ пыльцевых зерен показал, что они богаты белками, жирами, содержат различные углеводы, такие, как сахар, крахмал и целлюлоза. Несмотря на постоянное присутствие в нектаре и пыльце одних и тех же компонентов, состав их, и в частности пыльцы, варьирует в довольно широких пределах по содержанию жиров, крахмала, белка, минеральных элементов в зависимости от источников сбора. Восковые чешуйки 132
формируются из секрета восковых желез пчел и имеют однородный состав. Для выделения воска необходим только сахар. В связи с этим можно предположить, что в состав воска входят, по крайней мере, некоторые компоненты, содержащиеся в перерабатываемом пчелами нектаре. Результаты исследований показали высокую эффективность методов лечения с применением медовых сот и сотового меда. Почти в 90% случаев при комбинированном лечении с помощью этих двух средств были получены вполне удовлетворительные результаты в пределах нескольких дней, а часто гораздо раньше. Народная медицина твердо верит, что люди, потреблявшие сотовый мед до шестнадцатилетнего возраста, редко простужаются, у них редко бывает сенная лихорадка или другие заболевания полости носа. По мнению народной медицины, жевание медовых сотов вызывает иммунитет к заболеваниям дыхательного тракта, который сохраняется в течение четырех лет. При этом можно добавить, что, если вы не употребляли сотовый мед с детства и до 16 лет, вы можете в любое время в более зрелом возрасте все же начать потреблять мед для нормализации функций слизистой оболочки дыхательной системы. В период медосбора, когда на пасеках качают мед, вам нужно запастись на целый год смесью воска с медом. Для этого лучше всего подходит то, что пчеловоды называют за- брусом (восковые крышечки медовых сотов, которые срезают перед откачкой меда). Если крышечки покажутся вам очень твердыми, добавьте к ним немного меда, чтобы жевать их легче было. Мне хотелось бы упомянуть здесь о некоторых интересных случаях, с которыми я столкнулся при продолжительном наблюдении за результатами такого метода лечения. Сильный насморк. Мать привела в мой кабинет восьмилетнего мальчика, чтобы я осмотрел его и помог вылечить от насморка, который не поддавался никакому лечению. У него сильно лило из носа, и он вынужден был без конца сморкаться. У этого мальчика в трехлетнем возрасте удалили миндалины и аденоиды. По внешним признакам у него была сенная лихорадка. Слизистая носа была очень бледная и рыхлая (воспаленная). Ребенок дышал ртом, так как нос у него распух. После общего обследования, и в частности носа, я дал мальчику пожевать медовый сот (крышечки) как бы в порядке эксперимента. Примерно через 5 минут, пока я выписывал рецепт на капли, мальчик вдруг сказал: «У меня 133
нос уже не заложен, я могу им дышать!» Я снова осмотрел нос мальчика. Опухоль носа несколько спала, как обычно, когда я закапывал носовые капли. Слизистая носа слегка порозовела. Когда мальчик снова пришел ко мне через неделю, у него никаких прежних симптомов не было, он свободно дышал носом. В другой раз одной женщине я дал пожевать забрус, т. к. у нее был распухший, очень сильно заложенный нос, она не могла нормально дышать. Уже через пять минут после этого она свободно дышала носом; в течение двух недель после этого никаких рецидивов не наблюдалось. Этот прием был проверен и на других пациентах с сильным насморком, причем результаты были аналогичны описанным выше. При воспалении слизистой придаточной полости носа рекомендуется жевать медовые соты ежечасно на протяжении четырех—шести часов. Продолжительность каждого жевания — 15 минут; затем разжеванную массу выплевывают. При остром воспалении слизистой придаточной полости носа достаточно одного описанного курса лечения в течение полдня или целого дня. Нос хорошо прочищается, боль прекращается. Синусы вернутся к норме. В течение еще одной недели рекомендуется жевать медовые соты раз в день для предупреждения возможного рецидива. Я бы также порекомендовал жевать медовые соты раз в день с осени (когда дети идут в школу) и до июня (когда школьников отпускают на летние каникулы) наряду с потреблением за каждой едой двух чайных ложек меда и регулированием ежедневного потребления пищи; вероятнее всего рецидивов гайморита, гриппа или насморка не будет. В результате проведенных исследований я пришел к выводу, что в состав забруса (восковых крышечек) входит какое-то сильно действующее вещество, которое защищает дыхательный тракт от заболеваний». Это сообщение доктора Джарвиса о пользе сотового меда или крышечек-печаток, забруса, который срезается с сотов перед откачкой меда и далее перетапливается на воск, я тут же попробовал на деле. И действительно, пережевывание забруса как жвачки (с чайную ложечку забруса вместе с медом, который остался на нем, пожевал минут 15, затем положил в рот новую порцию забруса) принесло пользу — насморк у меня вскоре утих. 134
Здесь, безусловно, сказали свое слово и мед, и воск, и какое-то количество пыльцы, и, разумеется, прополис, без которого не обходится обычно создание такой замечательной конструкции, как пчелиные соты. И позже, когда кто-то из моих знакомых заболевал, когда насморк становился невыносимым, я смело предлагал им попробовать пожевать забрус, и забрус обычно помогал — по крайней мере от большинства своих «подопытных» я слышал слова благодарности в адрес медоносных пчел. Ну а те, кто не удосужился сообщить мне о результате этого эксперимента, составляли явное меньшинство среди испытуемых. Так что не пренебрегайте забрусом в тех случаях, которые описаны американским врачом Д. С. Джарвисом, тем более что забрус не принесет никому никакого вреда. Вот, пожалуй, и все о целебной силе меда, о меде-лекарстве, что собирался я вам поведать с помощью тех авторов, которых я здесь неоднократно упоминал. Конечно, о медолечении написано много книг — какие- то рецепты я еще приведу в конце нашего разговора о меде- лекарстве, но прежде хочу подчеркнуть главное: не принимайте сразу на веру любой рецепт, доставшийся вам из книги или статьи не врача, не специалиста по лечению натуральными продуктами — сейчас на таких рецептах кто-то легко зарабатывает себе авторитет. Но, увы, даже при первом беглом просмотре подобных рецептов можно сказать, что человек, рекомендующий их, сам совершенно не знает особенностей меда. Вот хотя бы такой пример: «Справочник-лечебник по народной и нетрадиционной медицине», изданный совсем недавно в Туле издательством «Ариэль». Читаем: «Лечение пчелиным медом. Грипп. 1 ст. ложку меда, 1 ст. ложку шиповника, 1 ст. ложку смородины, 1 ст. ложку малины залить кипятком. Вьщержать 15 минут. Пить три раза в день по 0,5 стакана перед едой». Действительно, и мед, и шиповник, и смородина (какая именно: красная или черная), и малина — все это большая помощь при подобных болезнях. Но тот, кто хоть немного знает природу меда, тут же задаст вопрос: «Ну, ладно, шиповник свою силу такому напару (термины фитотерапии: отвар, настой, напар...) передаст. То же самое сделают и смородина, и малина. По ведь от меда-целителя в этом снадобье ничего не останется — мед нельзя так сильно нагревать, заливать кипятком. 135
А чтобы вы сами смогли оценить подобные рецепты, хочу привести для вас всего несколько строк из все той же работы Стоймира Младенова «Мед и медолечение»: «Большое влияние на качество меда оказывают условия, в которых он хранится, — температура, свет, соседство с другими продуктами, влажность, вид посуды. Самая подходящая температура для хранения меда 5—10 градусов С в сухом проветриваемом помещении. Нагревание меда до 37 градусов С ведет к потере летучих противомикробных веществ. При 45 градусах С разрушается инвертаза, а при 50 градусах С — диастаза. Солнечные лучи также уменьшают лечебные свойства меда. Мед надо сохранять в темной стеклянной или эмалированной посуде». Итак, нагревание меда только до 37 градусов лишает его прежней антимикробной силы, а нагретый до 50 градусов ваш мед будет представлять собой только смесь простых Сахаров — это будет прекрасный диетический продукт, но уже никак не лекарство. Я подумал сначала, что авторы упомянутого мной справочника почему-либо ошиблись — и ошиблись только в одном месте: советуя нам, как избавиться от гриппа. Но, увы, эта ошибка повторилась, когда речь зашла о лечении желудочно-кишечных заболеваний — и тут мед рекомендовалось заливать кипятком. Возможно, что эти рецепты легко подправить, указав, что мед надо добавлять в настой уже после того, когда он остынет до температуры ниже 37 градусов. Но даже такое исправление мне не хочется делать тут, ибо встреча с подобной упорной ошибкой вызывает у меня недоверие ко всем рецептам целиком. А использовать мед вместе с различными лекарственными травами очень даже желательно: здесь вам достанется и сила меда, и дополнительная сила конкретной травы, готовой помочь вам при конкретном заболевании. Несколько таких рецептов я приведу ниже, позаимствовав их из книги доктора И. А. Лившица «Природы мудрые советы», изданной в Иркутске в 1993 году: «Простудные заболевания, трахеолариншт, гипертония, болезни сердца, понос. 1/2 стакана ягод калины залить 0,5 л кипятка, варить 8—10 минут, процедить, добавить 3 ст. ложки меда (разумеется, после охлаждения отвара. — А. Онегов), перемешать. Принимать по 100 мл 4 раза в день до еды. Гипертоническая болезнь. Напиток из смородины с медом. 600 г ягод черной смородины протереть через сито, до- 136
бавить 5 ст. ложек меда, тщательно перемешать. Принимать небольшими порциями, добавляя кусочек пищевого льда или немного газированной воды. Полоскание при гингивитах, стоматитах, пародонтозе. 1 ст. ложку травы душицы обыкновенной на 100 г крутого кипятка, настаивать 1 час, процедить, добавить 1 ч. ложку меда». Вот теперь, пожалуй, и совсем все о меде-лекарстве. Впереди нас с вами ждет еще один замечательный продукт, доставшийся нам от медоносных пчел, — прополис. ПРОПОЛИС Я вам уже говорил, что достаточно большого личного опыта лечения медом, а там и прополисом, я не имею, следовательно, и не могу рекламировать свои выводы, сделанные из небольшого количества наблюдений (науке требуется достаточно много наблюдений, чтобы сделать точные выводы). А потому в подобных случаях я с удовольствием обращаюсь к авторитетным ученым, врачам и прошу их как бы выступить в моих лекциях-беседах с конкретными разъяснениями. Вот и разговор о прополисе, который до недавнего времени даже мы, пчеловоды, считали полезным большей частью лишь от сухих мозолей, натертых обувью, начну я с низкого поклона Сергею Алексеевичу Поправке С. А. По- правко — ученый и пчеловод, а к тому же еще и очень хороший писатель, умеющий добрым, доходчивым русским языком общаться со своими читателями. У меня дома хранятся две книжечки этого удивительного человека: «Растения и пчелы» и «Пчела на цветке». Вот и заглянем мы с вами в последнюю работу С. А. Поправко и почитаем его рассказ о прополисе. Тем более что автор книги сам принимал участие в открытии тайн этого замечательного вещества: «Природа в пчелиных гнездах, можно сказать, особо отличилась, создав труднопревосходимые шедевры своего биохимического творчества. В совершенных ячеях здесь обрабатывается свежий нектар и хранится конечный продукт — мед. Разноцветными столбиками упакована в шестигранные восковые башенки явно недостаточно еще познанная нами, но уже знаменитая перга, бывшая ранее рассыпчатой пыльцой растений. Под колечками личинок отблескивают перламутром лужицы особой пищи — пчелиного молочка, несущего коды геронтологических и формообразу- 137
ющих эффектов, вещества, стимулирующие быстрое развитие организма. Есть и другие яства, предлагаемые биохимической скатертью-самобранкой, так изобильно развернутой в мерцающем теплом покое пчелиного улья. В средневековой фармакопее мед, по свидетельству письменных источников, был истинным фундаментом лечебного вспомоществования человеку — входил непременной частью чуть ли не в половину изготовляемых тогда лекарств. Тенденция к увеличению потребления пчелиных продуктов, возрастанию их доли в медицинских препаратах налицо и в наше время. Можем ли мы в таком случае понять на уровне конкретных механизмов и веществ, что же наколдовали пчелы в своих ульях, создав продукты столь высокого и непреходящего признания в придирчивом мире человека? Но прежде надо постичь, как и благодаря чему пчелам удается сколь угодно долго сохранять, сберегать такие ценные и привлекательные для многих богатства. Гнездо пчел оказывается, прежде всего, практически стерильным. Пчелиный улей для микроорганизмов, считай, та же всепоглощающая «черная дыра» или саморегулирующийся «черный ящик». Теперь нам нужно понять, как пчелы достигли такой сверхзащиты, такой совершенной самообороны? Француз Пьер Лави показал, что среди всех веществ улья явно первенствует по своей антибактериальной и противо- грибной силе прополис. Именно это смолообразное вещество, обнаруживаемое в различных частях пчелиного жилища в виде небольших наростов и бугорков темно-зеленого или коричневатого цвета, и вершит главное дело антимикробного заслона улья. Где же пчелы добывали такой чудодейственный материал или, быть может, они сотворили его сами? Идентифицированные вещества сразу дали ответ на главный вопрос — они не животного происхождения. Прополис, относящийся к наиболее интригующим природным продуктам, не мог быть целиком сотворен ни одним существом, даже таким совершенным и, казалось бы, всеумеющим, как медоносная пчела. Создать столь надежное, как прополис, средство биохимической обороны от круговой осады армией плесневых грибков и бактерий не по силам биохимической лаборатории животных. Они уступают в созидательной мощи растениям. 138
Вещества для изготовления защитного прикрытия пчелы добывают на воле, но только в улье, добавляя воск и другие компоненты, превращают смолистую ароматную основу в ставший ныне знаменитым пчелиный клей — прополис. Устремляясь за помощью против этих всеядных потребителей в мир «большой флоры», пчелы обнаружили там не только нектар, разноцветную радугу зерен пыльцы, но и охранные смоляные «слезы» некоторых растений, как называли в древности липкие выделения их почек. Эти слезы, действительно, можно назвать горючими — в них словно бы сгорают те, кто посягает на пчелиные запасы. Но и тут нужна мера. Густые вязкие смолы, которыми укутаны массивные почки хвойных — сосны, ели, пихты — не годятся по весьма серьезным основаниям: их активность слишком велика и опасна для личинок самих пчел. Нужны более нежные, хотя, разумеется, достаточно действенные, — с березы, тополя, осины. Вот у них-то и берут пчелы свою третью — после нектара и пыльцы — великую дань флоры, утверждая впоследствии изготовленным в улье прополисом, его охранной силой еще один принцип в отношениях между растительным миром и насекомыми-опылителями. Принцип сотрудничества и учета их интересов не только в снабжении пищей, но и в обеспечении полезного вида охранными защитными веществами. Сила прополиса поразительна. Исследователи, удивленные отсутствием в прополисе одного или нескольких особо активных веществ типа тетрациклина или пенициллина, пытаясь понять его тайну, высевали раз за разом в его присутствии колонии тех микробов, которые отличаются повышенной приспособляемостью к применяемым против них самым губительным средствам. Например, штаммы различных кокков. И что же? С тетрациклином и пенициллином у них особых проблем не возникало — устойчивые штаммы неминуемо появлялись, еще раз подтверждая всю сложность медицинских аспектов этой проблемы. А вот «пчелиное лекарство» не дало микробам ни малейшего шанса на привыкание! Более того, даже те кокки, что обрели устойчивость к антибиотикам, оказывались беззащитными перед простым по виду веществом с приятным ладанным запахом. В чем же причина столь высокой действенности прополиса? В этом «пчелином лекарстве» заложен совершенно дру- 139
гой принцип химической защиты, чем исповедуемый до последнего времени современной «химиотерапией». В системе защиты, реализованной в прополисе, нет ставки на одно вещество с особо высокой активностью. Например, как показала недолгая по времени, но полная драматизма практика широкого применения антибиотиков, микробы довольно быстро находят ключи к любому веществу, каким бы изощренным и эффективным оно нам поначалу ни представлялось. Но если отдельное вещество — ненадежный воин в борьбе со сложной биологической системой, которую представляет собой популяция вредного нам вида, то совсем иное дело кооперация веществ, их сообщество, чем и является прополис, заимствовавший принцип «круговой обороны» у спящих почек победоносной послемеловой флоры. Решить задачу одновременного приспособления к тем десяткам активных веществ, которыми ощетинилась эта приятно пахнущая смола, не по силам и самому генетически одаренному микробу или грибу. И любые из них, попадая на «прополисную мельницу», собранную из порознь ничем особенно не выдающихся химических соединений — «жерновов» (полифенолы, сесквитерпены, ароматические спирты и кислоты и т. д.), безжалостно перемалываются и исчезают бесследно в небытии, так и не успевая передать своей популяции весть о жуткой «черной дыре», которую они неожиданно встретили. Пчелиный клей, а вне улья — защитное покрытие почек, реализует в себе и другой важный принцип природы — не превышать необходимых мер обороны над силами нападения. Активность прополисной смолы взвешена. Она не чрезмерна, но и достаточна. Иначе мог быть нанесен прямой вред и самому выделяющему смолу растению, и оно оказалось бы не в состоянии выполнить важную сукцессионную нагрузку — поддержать медоносных пчел, столь важных для благоденствия всего ценоза. Тут мы становимся свидетелями удивительного факта: в «состоявшемся ценозе» виды как бы заботятся один о другом, поддерживая и защищая «своих» и противоборствуя «чужим». Пути совместной эволюции утвердившейся флоры и сотрудничающей с ней фауны — еще, по сути, непрочитанная, но так манящая к себе книга окружающего нас мира! География растений-смолоносителей, у которых пчелы берут «нектар здоровья» — вещества для стерилизации своего улья, широка. Практически она охватывает всю зону рас- 140
селения медоносных пчел в Восточном, так и в Западном полушарии. Тем самым унифицируется состав прополиса и обеспечивается надежность защитных заслонов улья, где бы он ни находился. Это иллюстрирует с несколько иной стороны и масштаб контроля территории суши теми сукцесси- ями, в которых пчела — «свой вид». Опасность здесь может исходить только от человека, если он неумеренно уничтожает лесную флору и располагает пасеки вдали от сохранившихся очагов, лишая тем самым пчелиные семьи спасительных источников охранных веществ. Такие случаи описаны, например, для южных, особенно обезлесенных районов нашей страны. Пчелы, не имея возможности собрать смолу почек, начинали болеть, продуктивность их резко падала, и даже море цветущих рядом медоносов не спасало положение. А вот посадки быстрорастущих и смолообильных тополей вблизи ослабленных пасек вскоре возрождали их силу и продуктивность». Вот и получили мы с вами, как говорится, информацию из первых рук — все здесь точно и правильно: прополис — чудеснейшее средство, способное побороться со многими болезнями. Но, увы, случается и порой довольно-таки часто так, что прополис вроде бы не всегда способен защитить пчел от каких-то болезней. Правда, чаще всего такое происходит все- таки по вине человека, который грубо вмешался в жизнь пчелиной семьи... Но все равно случается, что болезнь изводит пчел. Вот тут-то, чтобы не допустить потери, чтобы исправить свою ошибку, чтобы выручить пчел из беды, которые с помощью прополиса уже ведут и, как видно, пока не выигрывают битву за жизнь, и приходится помогать своим подопечным. Бывало, что такие беды приходили и ко мне на пасеку, и тогда я вспоминал еще об одном чудесном растительном лекарстве — о чесноке: я раскладывал разрезанные пополам дольки чеснока на полочки рамок, и тут чаще всего победа оставалась за пчелами и человеком. Кто-то, не очень веря чесноку и другим подобным средствам, старается в таких случаях выручить пчел с помощью медикаментов — часто идут здесь в дело антибиотики. Словом, даже в пчеловождении не всегда всесилен прополис, как и другие самые удивительные лекарственные средства (и природного происхождения, и добытые с помощью химии-факира). А потому я и прошу вас: помните, что 141
успех любого лечения зависит прежде всего от самого страждущего, от его веры, от его желания победить болезнь. Не знаю, но, может быть, кто-то из вас слышал об эффекте стакана простой воды, который врач, пользующийся у больного особым расположением, может предложить ему вместо лекарства (разумеется, не сказав, что это простая вода) и получить желаемый результат. Таким «стаканом простой воды» очень часто становятся и только что обнаруженные, открытые и разрекламированные соответствующим образом те же лекарственные растения или иные природные средства... В этом случае в обществе людей возникает уже не индивидуальный, а почти массовый, если так можно выразиться, психоз: даешь мумие! даешь золотой корень! даешь прополис! Вот тут-то, когда подобная неуемная вера в спасение ото всех бед-болезней достигает своего апогея, и появляются самые невероятные рецепты, как с помощью легендарного лекарства можно победить даже такие болезни, как рак и т. п. И верующие находятся, требуют себе подобного лечения, забывая, что природные лекарственные средства, как правило, рассчитаны не на мгновенный эффект, а на длительную борьбу (совместную борьбу природного средства и самого человека) с нагрянувшей бедой. И если понять это, не спешить, не доводить свою веру-убеждение в силу снадобья до психоза-нетерпения, а начать с помощью того или иного природного средства действительную борьбу-противостояние врагу-болезни, то успех во многих случаях может быть гарантирован. Я вспоминаю сейчас ту «золотую лихорадку», которая охватила моих знакомых в Москве в самом начале 70-х годов. В самый эпицентр этой «золотой лихорадки» волей-неволей попал и я. Я отправился в то время на Алтай подлечить разболевшийся желудок и туг-то и встретился с золотым корнем (родиолой розовой); встретился впервые, внимательно выслушал все, что говорилось об этом растении местными жителями, поинтересовался народными рецептами применения корня родиолы розовой, а там и собрал, а далее привез в Москву какое-то количество этого самого корня. И началось Мои знакомые о золотом корне уже были наслышаны и в основном от продувных журналистов, которым все равно было о чем восторженно писать: то ли о сверхударном труде тружеников города и деревни, то ли об очередной сверхпобеде советской дипломатии или о чудодейственном, фантастическом золотом корне, из-за которого, мол, в свое время 142
даже китайские императоры в течение многих веков стремились завоевать Горный Алтай... Словом, психоз был организован, ибо людей, познавших, что такое стресс, импотенция, депрессия, по столичным городам к тому времени уже хватало. Корня я не жалел, раздавал особо желающим, сопровождая эти подарки строгими рекомендациями и предупреждениями, доставшимися мне из материалов Томского медицинского института, где к родиоле розовой подошли умно, по научному и не позволили никакой лихорадке вмешаться в результаты проводимых опытов. И вот мои подопечные, пожелавшие восстановить силы с помощью золотого корня, принялись за дело: настаивали корень на водке, редко дожидались, когда настойка будет готова (а настаивать корень на водке надо не меньше 20 дней), и принимались ее употреблять и тоже, в желании сразу почувствовать результат, не очень соблюдая рекомендации народной и официальной медицины. Короче говоря, употребляли некоторые мои знакомые эту самую водку на золотом корне не малыми каплями, а более весомыми дозами и, действительно, после такой рюмочной порции чувствовали себя на небесах, активно бодрствовали по ночам ...И все! Лечения никакого, конечно, не получалось, ибо лечение тем же золотым корнем — процесс длительный, требующий приучить организм к сильному средству. Начинают принимать такую настойку по каплям и т. д. и т. п. И если кто-то из моих знакомых выполнил необходимые для лечения условия, то встал на ноги, восстановил силы, а там еще приобрел и дополнительные качества, которыми не обладал раньше (например, в организме человека, употребляющего золотой корень, выстраивается защитный щит против целого ряда промышленных ядов и бензина и т. д.). Ну а остальные торопыги? А они, схватив скоротечный кайф, так и остались дальше со своими бедами. Почему я устроил довольно-таки долгую экскурсию, прежде чем рассказать о тех болезнях, победить которые помогает нам прополис? Да все потому, что сейчас мы, видимо, и переживаем подобный прополисный бум, под шумок которого кто-то обещает (и порой очень убедительно) избавить больных людей чуть ли не от всех бед на свете. Поэтому я очень прошу вас: «Прежде чем поверить в какой-то рецепт с прополисом, поинтересуйтесь, кто именно рекомендует вам это лечение, кто этот уверенный вроде бы в себе врачеватель? И если около его имени не будет научного зва- 143
ния или профессионального звания — врач, поостерегитесь сразу поверить в чудодейственные рецепты. Какие болезни и как лечат прополисом? Поищем ответ на страницах уже известной нам книги Стоймира Младено- ва «Мед и медолечение»: «UxTVTNPZ (V)DNPRfJ клей) представляет собой смолистое вещество, вырабатываемое рабочими пчелами. Он имеет очень приятный аромат, горьковатый вкус и клейкий на ощупь. При нагревании быстро делается мягким, а при охлаждении превращается в хрупкую, подобную канифоли массу темного цвета с коричневым до зеленоватого оттенком. В период второй мировой войны по предложению Л. М. Хандроса A947) прополис был применен с хорошим эффектом при лечении гнойных, травматических и огнестрельных ран в двух хирургических клиниках гор. Свердловска. В народной медицине прополис издавна используется как лечебное средство при лечении ран, мозолей и др. Применение прополиса в медицине основывается прежде всего на его антибактериальном действии. Углубленные и систематические изучения влияния прополиса на некоторые инфекционные заболевания проводились в Казанском медицинском институте. Сотрудники кафедры микробиологии установили бактерицидное действие водного экстракта прополиса на 100 видов микроорганизмов, в том числе и на возбудителей туберкулеза, сифилиса, лептоспирозов, дифтерии, грибковых заболеваний и др. Ряд ученых сообщают о хороших результатах, полученных при лечении прополисом заболеваний дыхательных путей. При бронхите прополис применяется методом ингаляции: 60 г прополиса и 40 г воска кладут в алюминиевую чашечку емкостью 300—400 мл и ставят ее в еще больший металлический сосуд с горячей водой. Ингаляции проводятся в течение двух месяцев по 10 мин. —.утром и вечером. Лечебное действие по всей вероятности обуславливается находящимися в прополисе фитонцидами». Почти одновременно с книгой С. Младенова появилась и книжечка «Пчела и наше здоровье», вышедшая под редакцией доктора медицинских наук, профессора Ю. Ф. Крылова, составленная, как я понимаю, достаточно ответственно по результатам, полученным официальной медициной, и с использованием народного опыта. Работа эта очень немногословная — это скорей справочное пособие, что придает этому труду еще больший авторитет. Позже я сравнивал многие рекомендации, содержащиеся в этой работе, с ре- 144
цептами, приведенными в самых разных книгах, изданных позже, и теперь могу определенно сказать вам, что к советам, содержащимся в книжечке «Пчела и ваше здоровье» после ее выхода мало что кем-то добавлено. Вот почему именно отсюда я и предлагаю вам основные рекомендации: какие болезни и как лечить прополисом. «В настоящее время прополис успешно применяют при лечении простуды и инфекции, туберкулеза, желудочных, легочных, кожных и других заболеваний. Установлено, что он обладает хорошо выраженным эффектом обезболивания и по силе воздействия превосходит известные местнообез- боливающие средства — кокаин в 3,5 и новокаин в 5,2 раза. В медицине применяются спиртовые, водные, масляные растворы прополиса, а также различные мази, в состав которых входит «Черный воск». Аэрозольная ингаляция при ринитах, ларингитах, синуситах, фарингитах: 60 г прополиса и 40 г воска помещают в алюминиевую или эмалированную миску емкостью 300— 400 мл и ставят на водяную баню. Пар вдыхают 10—15 минут утром и вечером. Курс лечения 2 месяца. При хроническом фарингите применяется спиртовой раствор прополиса по 4—5 капель 3 раза в день при одновременном смазывании после еды носоглотки спирто-глицериновым раствором. При острых воспалениях носоглотки и миндалин, верхних дыхательных путей используют 10—20 капель 10% спиртового раствора прополиса на 3/4 стакана теплой воды, чая или отвара ромашки. Полоскание полости рта производят 3—4 раза в день после еды. При остром и хроническом отите тампоны из 30% спиртового G0 градусов С) раствора прополиса вводят в ухо на 24 часа. При понижении слуха после перенесенных заболеваний используют 30—40% спиртовую настойку прополиса в смеси с жидким растительным маслом (предпочтительно оливковым или кукурузным) в концентрации 1:4. Перед употреблением жидкость взбалтывать. При лечении детей старше 5 лет ежедневно на ночь на 10—12 часов вводят в ухо тампоны, пропитанные масляно-спиртовой эмульсией прополиса A0—14 процедур), взрослым — через день на 36—38 часов A0—12 процедур). При заболеваниях дыхательных путей применяют сироп из меда и еловых почек с добавлением прополиса. Способ приготовления: еловые или пихтовые почки собирают в ап- 145
реле-мае, когда они отросли на 3—4 см, промывают в холодной воде, мелко нарезают. На 1 кг почек добавляют 3— 4 л воды, кипятят в эмалированной посуде 10—15 минут. Затем охлаждают и несколько раз процеживают через марлю, добавляют 1 кг меда и 10 г прополиса. Перемешивают и нагревают до температуры не более 40—45 градусов С. Хранят в герметично закрытой посуде в прохладном помещении. Принимают по 1 столовой ложке до еды. При воспалении легких, туберкулезе принимают A0—15) прополисовое сливочное масло по чайной ложке 2—3 раза в день за 1—1,5 часа до еды или через 1,5 часа после еды с теплым молоком. Курс лечения при туберкулезе — несколько раз по 2 месяца с перерывом в 2—3 недели. С каждым курсом количество прополиса увеличивают на 5 г, пока вес прополиса не дойдет до 30 г. Рецепт приготовления пропо- лисного масла: 10 г измельченного прополиса, 100 г размельченного сливочного масла хорошо перемешать и поставить в водяную баню на 5—10 минут, следя, чтобы мазь не закипела. Затем мазь фильтруют через марлю в горячем состоянии и охлаждают. Хранят в холодильнике. Прополис- ное масло противопоказано при заболеваниях печени. При запущенных формах туберкулеза применяется 20% водно-спиртовой раствор прополиса и прополисное масло. Курс лечения до 6 месяцев и более, доза индивидуальная. При бронхите и туберкулезе эффективна ингаляция из 60 г прополиса и 40 г воска, растворенных в 300 мл воды. Курс лечения длительный, принимать 2—3 раза в день. Для лечения язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки 10 г измельченного прополиса заливают 100 мл 70% спирта, взбалтывают в течение 30 минут и дают настояться трое суток, затем снова взбалтывают, ставят в холодное место на 2 часа и фильтруют через бумагу. Препарат принимают по 15—20 капель с водой или кипяченым молоком 3 раза в день за 1—1,5 часа до еды. Курс лечения 18—20 дней и повторяется через 1—2 недели... Принимают также прополисное масло по 1 чайной ложке с теплым молоком за 1—1,5 часа до еды. Курс лечения 18—20 дней, повторить через 1—2 недели. При хроническом гастрите, остром и хроническом колите прополис настаивают на 95% спирту A:5) при комнатной температуре в течение двух суток. Разбавляют водой до 30%. Принимают по 40 капель на стакан теплой воды или молока 3 раза в день за 1 час до еды. При эрозии шейки матки, кольпите, эндоцервиците готовят мазь из прополиса. В эмалированной посуде расплав- 146
ляют 100 г медицинского вазелина или свиного очищенного жира, доводят до кипения, охлаждают до 50—60 градусов С и добавляют 10 г измельченного прополиса. Смесь нагревают до 70—80 градусов С, помешивая в течение 10 минут, процеживают через марлю, охлаждают, постоянно помешивая. Хранят мазь в темной стеклянной посуде с плотной крышкой в сухом, прохладном месте. Тампон с прополис- ной мазью вводят во влагалище на 10—12 часов. Курс лечения 10—15 дней. При лечении аденомы предстательной железы применяют отечественные свечи «Мипропол», в состав которых входит мед, прополис, пыльца, маточное молочко. При гриппе закапывают в нос 2—3 капли 10% прополис- ной мази на вазелиновой основе 3—4 раза в день. К приведенным рецептам я хочу добавить еще один, который обычно рекомендуют при ангине, гриппе, катаре: кусочек прополиса размером с горошину кладут в рот и держат до тех пор, пока он не рассосется. Не так давно приобрел я небольшую книжечку-брошюрку, изданную в Коломне и написанную, как следует из аннотации, кандидатом медицинских наук А. Ф. Синяковым. Название этой книжечки-брошюрки «Я лечусь прополисом». Эту книжечку я очень внимательно прочитал, не раз возвращался к ней и всякий раз делал один и тот же вывод, что автор — горячий сторонник этого, действительно, прекрасного природного средства. Судите сами хотя бы по этим строчкам: «Я могу с чистой совестью утверждать, что этот природный медикамент достоин восторженной похвалы. Он действительно обладает великой целебной силой, возможности которой значительно больше, чем известно сегодня...» Ну а дальше следует длинный перечень болезней, для лечения которых «прополис и его препараты с успехом используются». Среди этих болезней не только те, о которых мы с вами уже слышали, но и такие беды, спасения от которых и большей частью безуспешно ищут многие из нас... Это и доброкачественные и злокачественные опухоли, и рентгеновские и радиевые лучевые повреждения (эти рецепты я приведу позже). Все вроде бы хорошо, но кое-что меня здесь насторожило. И прежде всего меня насторожили уж больно громкие величания в адрес прополиса, которые я уже приводил («...Медикамент достоин восторженной похвалы, он обладает великой целебной силой»...). Такие восторженные слова 147
по поводу «великой целебной силы» того или иного лекарственного средства позволительны обычно только журналистам (о подобных журналистах, организовавших в свое время «золотую лихорадку», я уже рассказывал), но никак не допустимы для кандидата медицинских наук, врача-практика, который лечит больных. А автор книжечки А. Ф. Синяков врачебной практикой, судя по его собственным словам, занимается и больше того, готовится «возглавить научное руководство одним из открываемых вновь центров нетрадиционной медицины» (а сейчас, возможно, уже и возглавил). О своей успешной практике А. Ф. Синяков рассказывает в своей книжечке-брошюре, причем рассказывает-упоминает только удачные случаи, когда его советы больному помогали. Приводятся и выдержки из писем больных, которые благодарят А. Ф. Синякова за помощь... И снова нет, по- моему, ни одного письма в книжечке, где говорилось хотя бы о том, что, мол, совет ваш пока не помог, но я, мол, верю, знаю, что поможет, так как сдвиги к лучшему уже есть и т. д. Словом, результат врачебной практики А. Ф. Синякова, судя по его словам, стопроцентный... Вспомните строчки из работы С. Младенова — разве скрывались там неудачные опыты, там повсюду приводились цифры успехов и неуспехов. Вот почему С. Мдаденову и его коллегам веришь сразу. А в случае с А. Ф. Синяковым, хотя и кандидатом медицинских наук, я вынужден насторожиться — нельзя же, приведя один-единственный пример и только успешного исцеления с помощью вашего рецепта, воздавать этому рецепту хвалу. И настороженность становится все больше и больше, чем дальше читаешь эту книжечку-брошюрку, ибо повсюду — сначала одно-единственное благодарственное письмо с похвалой прополису и врачу, а затем — рецепт исцеления. Среди таких тотальных побед врача-практика и хронический бронхит, и бронхиальная астма, и туберкулез легких, и атеросклероз, и ишемическая болезнь сердца, и гастрит, и колит, и язва двенадцатиперстной кишки и желудка, и хронический гепатит, и туберкулез кишечника... Нет, я не спорю — прополис очень силен в борьбе со многими болезнями, но никогда в медицинской практике не бывает стопроцентного успеха да еще при тяжелых заболеваниях. Каков же процент поражения врача Синякова и его рецептуры? Ответа на этот вопрос нет. Что и настораживает. А следом, что очень жаль, приводит к выводу, что умный, нужный людям разговор и не состоялся, а вместо него 148
осталась только реклама наподобие тех самых рекламных роликов, которые крутят и крутят по телевидению, безапелляционно утверждая, что только какая-нибудь «суперупса» или нечто подобное спасет вас от всех бед. Нет, это не медицина, не наука, хотя какие-то рецепты, приведенные Синяковым достаточно известны, знакомы были мне и по другим изданиям. Безусловно, в рецептах Синякова есть и интересное (и тоже хорошо известное) положение — он предлагает наряду с тем же прополисом применять в тех или иных случаях еще и лекарственные травы. И такие рецепты можно попробовать, проверить. Поэтому я и приведу некоторые из них: «Настойка чистотела, прополиса и онкологические заболевания. Приготовить настойку чистотела. Для чего взять 12 г сухой измельченной травы чистотела, положить в темную бутылку, залить 0,5 л водки, настоять в темном месте 5 суток и профильтровать. Принимать по 1 ст. ложке настойки и по 40—60 капель 10%-ного спиртового экстракта прополиса с 50 мл кипяченой воды 3 раза в день за 30—40 минут до еды при раке различной локализации. Если есть возможность получать свежий сок чистотела, то пить его следует по 1—2 мл, разводя в 50 мл кипяченой воды и добавляя туда по 40—60 капель экстракта прополиса 3 раза в день за полчаса до еды». «Настойка лопуха, прополиса и злокачественные опухоли желудочно-кишечного тракта. Сухие измельченные корни лопуха большого (или лопуха паутинистого) залить в бутылке из темного стекла водкой в соотношении 1:10, настоять в темном месте 8—10 дней, время от времени встряхивая, затем профильтровать. Пить натощак по 1 ст. ложке настойки и по 40—60 капель 10%-ного спиртового экстракта прополиса с 50 мл воды 3—4 раза в день за полчаса до еды при раке желудочно-кишечного тракта... Корни лопуха заготавливают ранней весной или осенью от растений первого года жизни (у двухлетних же они деревянистые и для лекарственных целей не пригодны)». «Настойка горца змеиного с чагой, прополис и рак. Взять по 50 г измельченного березового гриба и корня горца змеиного, залить 500 мл спирта A:5), настоять в темном месте 8—10 дней и профильтровать. Принимать по 30—40 капель настойки и по 40—60 капель 10%-ного спиртового экстракта прополиса в небольшом количестве воды 3 раза в день за 30—40 минут до еды при раке желудка, кишечника, легких и других хорошо снабжаемых кровью органов. Курс лечения 149
длится в зависимости от состояния больного (от 3 недель до 3 месяцев, иногда и более)». «Настойка корня чернобыльника, прополис и рак. 5 ст. ложек сухих измельченных корней чернобыльника залить 0,5 л водки, настоять 10—14 дней, периодически взбалтывая, и процедить. Принимать по 1 чайной ложке настойки и по 40—60 капель 10%-ного спиртового экстракта прополиса с 50 мл воды 3—4 раза в день за 20—30 минут до еды при раке пищевода, желудка, кишечника и матки. Лечение желательно проводить в комплексе с другими лекарственными травами (чистотелом, водяным перцем и т. п.)». «Горец перечный, чернобыльник, прополис и рак. Приготовить отвар корней чернобыльника: 5 ст. ложек сухих измельченных корней залить 0,5 л кипятка, варить на слабом огне 10 минут, настоять 1—2 часа, затем процедить... К полученному отвару добавить 1 чайную ложку настойки водяного перца (горца перечного) и пить по 30 мл B ст. ложки), добавляя туда по 40—60 капель 10%-ного спиртового экстракта прополиса, 3 раза в день за полчаса до еды при раке различной локализации (в основном при раке пищевода, желудка, кишечника, прямой кишки и матки). Лечение это хорошо сочетать с приемом настойки чистотела, которую следует выпить минут за 10—15 до отвара корней чернобыльника (в стакан наливают 50 мл кипяченой воды, добавляют туда нужную дозу настойки чистотела и выпивают). Настойку чистотела принимать по следующей схеме: в первую неделю — 10 капель на 50 мл воды, во вторую — 20 капель, в третью — 30 капель, а с четвертой недели — по 50 капель до полного использования всей настойки E00 мл). Готовят ее следующим образом: взять пол-литровую банку, заполнить ее наполовину измельченной травой чистотела, собранной в мае, залить доверху водкой, закрыть крышкой и выдержать 12—14 дней в темном месте, периодически встряхивая, затем процедить. К 150 мл этой концентрированной настойки добавить 350 мл водки, и препарат готов». «Сбор трав, прополис и рак желудка. Приготовить смесь лекарственных трав по следующему рецепту. Полынь обыкновенная, корень 40,0. Картофель, цветки 35,0. Календула лекарственная, цветки 15,0. Аир обыкновенный, корневище 10,0. 2 ст. ложки сухой измельченной смеси залить в термосе 0,5 л кипятка, настоять 3—5 часов, процедить и пить по 1/2 стакана, добавляя туда по 40—60 капель 10%-ного спиртового экстракта прополиса 3 раза в день за полчаса до еды при раке желудка». 150
«Сок чистотела, прополис и рак. Отжать сок из свежего растения и смешать его пополам с водкой. Принимать по 1 чайной ложке с 46—60 каплями спиртового экстракта прополиса в небольшом количестве воды 3—4 раза в день при раковой опухоли». Способен ли сам прополис активно противостоять различным онкологическим заболеваниям? Может быть, такими данными медицина уже и располагает, но я, увы, не видел, не встречал пока таких точных данных... Что же касается трав, входящих в рецепты, приведенные Синяковым, то все они достаточно хорошо известны именно как растения для комплексного лечения злокачественных образований. Возможно, что эти травы вместе с прополисом и способны встать еще более мощным щитом на пути страшной напасти. Но ответ на этот вопрос уже придется искать нам с вами, ибо автор книжечки «Я лечусь прополисом» рассказал нам только о двух случаях продления жизни: больного лимфогранулематозом и больного раком желудка и об одном случае излечения больного раком кожи. Я достаточно давно интересуюсь возможностью вызволить несчастных из объятий рака и по имеющимся у меня материалам могу сообщить вам, что, например, та же чага (березовый гриб), которая входит в один из приведенных рецептов, без прополиса и горца змеиного способна значительно облегчить страдания больных и продлить, и порой значительно, их жизнь (смотри хотя бы «Чага и ее лечебное применение при раке IV стадии». Ленинград, 1959). Знаю я случаи вроде бы полного избавления от рака с помощью природных средств, но утверждать, исходя из своих наблюдений, категорически, что именно эта травка, именно это средство помогло человеку, не могу — чаще всего помогло устранение причин, вызвавших болезнь, помогла природа, принявшая человека после его мучительной дороги по асфальтам городской цивилизации, а там и какие- то действительно сильные целебные травы... Но это особый и очень непростой разговор. Итак, мы закончили беседу о прополисе... Может быть, и следовало бы рассказать еще подробно о воске, пыльце (перге), а там поинтересоваться маточным молочком и пчелиным ядом. Но я не буду долго останавливаться на этих продуктах пчеловодства. И вот почему... Пчелиный яд я никогда от своих пчел не добывал, а тем 151
более не использовал живых пчел для победы над какими-то болезнями — при так называемом укусе (ужаливании) пчела погибает, а я не могу губить своих друзей. А о пчелином яде написано достаточно много, есть и препараты с подробными указаниями, как ими пользоваться. Так что при необходимости всю нужную туг информацию вы всегда найдете. Маточное молочко? Это очень сильное средство широкого, как говорится, спектра действия (стимуляция центральной нервной системы, улучшение состава крови, помощь при лечении бронхиальной астмы и пр.). На основе маточного молочка выпускается отечественный препарат — «Апилак». Маточное молочко у себя на пасеке я тоже никогда не собирал и пока не вижу в этом особой необходимости. Прибегать же к помощи этого средства надо только после консультации с врачом. О пчелином воске мы с вами уже вспоминали, когда знакомились с книгой Д. С. Джарвиса — помните его рассказ о сотовом меде и о забрусе, о крышечках-печатках, которыми пчелы закрывают в сотах собранный ими мед? Добавить можно только такие сведения: «В 100 граммах воска содержится в 60 раз больше витамина А, чем в том же количестве говядины; воск обладает свойством повышать секреторную и моторную функции желудка и обмен веществ, очищает зубы от камней и укрепляет десны» Так что при случае не отказывайтесь от возможности пожевать воск, а еще лучше — забрус-крышеч- ки. И ничего не будет страшного, если, полакомившись сотовым медом, какую-то часть воска вы и проглотите. Итак, осталась у нас с вами только пыльца (перга). Давайте поинтересуемся, что рассказывается об этом продукте пчеловодства в уже известной нам книжечке «Пчела и ваше здоровье», откуда мы уже позаимствовали основные рекомендации по применению прополиса. «Пыльца и перга. Пыльца богата биологически активными веществами. В ней найден ряд природных катализаторов — ферментов, играющих важную роль в процессах обмена веществ, регулирующих (ускоряющих или замедляющих) важнейшие биохимические процессы в организме. В пыльце и перге содержатся вещества, обладающие антибиотическим действием. Свойства пыльцы во многом зависят от ее качественного состояния и вида растений. Например, нижеприведенные 152
сорта пыльцы отличаются следующими терапевтическими свойствами: Акация — успокоительное средство. Каштан — способствует нормальному венозному и артериальному кровообращению, благотворно действует на печень и простату. Одуванчик — мочегонное средство, благоприятно действующее на почки, мочевой пузырь, легкое слабительное. Яблоня — благоприятно действует на миокард, является общим укрепляющим средством. Шалфей — воздействует на желудочно-кишечные функции, вызывает потение, способствует регулированию менструации, мочегонное средство. Чебрец — активизирует кровообращение, обладает антисептическими свойствами, применяется против кашля, тонизирующее средство. Липа — успокаивающее средство. Желтая акапия - благодаря наличию рутина укрепляет кровеносные сосуды, предупреждает кровоизлияния, укрепляет сердце и регулирует его ритм, рекомендуется при сердцебиениях, сердечном эретизме и хрупкости капиллярных сосудов. Надо иметь в виду, что далеко не все виды пыльцы безвредны для человека. Пыльца амброзии, полыни, клевера, злаков и некоторых других растений может быть причиной возникновения аллергических реакций, проявляющихся в виде дерматитов, крапивницы, катаральных явлений слизистой оболочки дыхательных путей, глаз, пищеварительного тракта. Пыльцевая аллергия может проявляться даже в виде астматического синдрома. Лечебные свойства пыльцы позволяют рекомендовать ее (после опрелеления на аллергическую реакцию) при анемии, заболеваниях желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистой системы, нервной системы, для укрепления организма. Пыльца и перга широко используются в медицинской промышленности. Препарат «Поленовитал» представляет собой таблетки, в состав которых входят пыльца и маточное молочко. Употребляют его при истощении нервной системы, недостатке белков в питании, а также при хронических заболеваниях желудка, печени и сердечно-сосудистой системы. Препарат «Поленолецитин», в состав которого входит пыльца, мед, а также лецитин, получаемый из растительного сырья, рекомендуется для приема при умственном и физическом утомлении, белковой недостаточности, анемиях» 153
И еще одна рекомендация из этой же работы: «Для профилактики простатита и аденомы простаты рекомендуется мужчинам в возрасте старше 45 лет ежедневно употреблять по 15 г цветочной пыльцы. Курс лечения 1 месяц, через 1—1,5 месяца курс повторяется. При лечении аденомы предстательной железы применяются отечественные свечи «Мипропол», в состав которых входит мед, прополис, пыльца, маточное молочко». Что добавить к сказанному, чем богат тут мой личный опыт? Прежде всего надо различать пыльцу и пергу. Пыльца — это пыльца, только что добытая пчелой с цветущего растения. Эту самую пыльцу и отбирают у пчелы с помощью специального приспособления, а затем отправляют в аптеки. Я таким промыслом никогда не занимался и у своих пчел их добычу прямо у входа в родной дом не отбирал. Поэтому давать вам какие-либо советы помимо тех, что приведены выше, не стану. А вот то, что перга достаточно приятна на вкус (хотя и чуть кислит, ибо перга — это особым способом законсервированная пчелами в сотах пыльца растений) и, видимо, полезна людям, могу подтвердить. Нет-нет да и приходится мне удалять из улья рамки, в которых помимо меда находится и перга. Перга складывается пчелами в ячейки отдельно от меда. Такие рамки с медом и пергой, если они почему-либо не могут быть использованы пчелами, я оставляю себе, нарезаю небольшими кусочками соты, заключающие в себе и мед, и пергу, и употребляю такой продукт в пищу. Каких-либо отрицательных явлений при этом не наблюдал. Ну а в остальном при использовании пыльцы или перги, как и в случае с маточным молочком, надо обязательно консультироваться с врачом. ДОБРОГО ВАМ ЗДОРОВЬЯ! КУЛИНАРИЯ Сейчас все больше и больше книг, брошюр, статей в газетах и журналах отводится под кулинарные рецепты, в которых присутствует мед. Возможно, в книге, посвященной меду, следовало бы поговорить и об этом. Но я решил не делать этого и прежде всего потому, что в кулинарии мед используется только в том случае, когяьон у вас в достатке. 154
д о каком достатке может идти речь сейчас, когда для той хсе старушки, желающей поддержать себя медом, чрезвычайно накладно другой раз приобрести на месяц не только 2 кг меда, но и небольшую баночку этого продукта. Так что с кулинарией подождем до лучших дней. Моя книга прежде всего для людей попроще, поумней, а потому нынче и не очень богатых. И все-таки для тех, кто пожелает что-то приготовить с помощью меда, скажу, что при таком приготовлении никак не допускайте нагревания меда — помните, что мед начинает терять свои главные свойства целебного продукта уже при температуре 37 градусов, а при нагреве выше 50—60 градусов от меда остаются по большей части только фруктоза и глюкоза. Сохранить качества меда в кулинарии можно, как правило, только тогда, когда мед добавляют в салаты или готовят такое экзотическое блюдо, как черная или красная смородина с медом (по рецепту заготовки этих ягод в свежем виде с сахаром). Вот, пожалуй, и все... ПОПРОБУЙТЕ САМИ ЗАВЕСТИ ПЧЕЛ Ходить за пчелами может каждый спокойный, внимательный и обязательно трезвый человек. Обычно такими качествами и обладали всегда русские пасечники, пчеловоды. Спокойный, уравновешенный характер — это условие дружбы с пчелой. Пчелы — существа достаточно легко возбудимые. Ведь они все время охраняют свой улей, несут сторожевой дозор возле своего жилища. И пчелы могут очень решительно реагировать на всякую нервозность, торопливость. Внимание — это для общей пользы дела. Пчеловодческая наука до сих пор не разложила по полочкам все-все о наших пчелах. Да и вряд ли такая инструкция, похожая на инструкцию по обслуживанию техники, появится когда-нибудь на наших пасеках. На пасеке возле пчел сплошь и рядом возникают такие вопросы, ответы на которые пчеловод должен искать либо сам, либо с помощью пчеловода-старейшины, отдавшего своему делу много-много лет. Вот туг- то и потребуется ваше внимание, чтобы войти в мир пчел и почувствовать там себя не посторонним наблюдателем, сборщиком налога, а участником события. Трезвость... За пьянство пчелы наказывают жестоко. И это не фантазия, не устрашение кого-то, кто никак не мо- 155
жет расстаться с вином. В 1996 году возле своих пчел погиб мой хороший знакомый, пчеловод из соседнего села... Выпив, он решил, видимо, отдохнуть у себя в саду. Обнаружили его не сразу. А когда обнаружили, было уже поздно — районная медицина оказалась бессильной, а областная боролась за жизнь человека, принявшего значительное количество пчелиного яда, с неделю, а там и она опустила руки. Незадолго до этого похоронили еще одного «отважного» пчеловода, который, находясь в приличном подпитии, отправился зачем-то к пчелам и не прихватил с собой защитной сетки на лицо... Это еще одна смерть от пчел на моей совсем недальней памяти и только в самой близкой от меня округе. Вот почему пчеловод обязан быть не только трезвым, но и очень аккуратным человеком, приверженным чистоте. Вспомните, что улей пчел стерилен и не только благодаря особым свойствам пчелиного клея-прополиса — не в последнюю очередь это заслуга самих пчел-чистюль, которые обычно не могут терпеть в своем доме никакой грязи — все вынесут, все выкинут из улья, да еще и выкинут чаще всего не возле летка, а полетят куда-нибудь в сторону... Вот если этими основными качествами вы обладаете, тогда принимайтесь читать написанное мной дальше. А дальше вам следует ответить на один из главных вопросов сегодняшнего пчеловодства: где, в каком месте, рядом с какими дорогами, предприятиями, полями и лесами собираетесь вы устраивать свою пасеку? Ответите на эти вопросы, не найдете нигде поблизости никакой «грязи», которая может сделать мед, целебнейший продукт, причиной вашей болезни, тогда за дело — ищите, у кого бы раздобыть для себя хотя бы один пчелиный рой... Ну а пока пчел еще не завели, как следует осмотритесь вокруг — тут вам поможет мой рассказ о экологически чистом меде, который состоялся раньше. Напомню вам, что пастбище для пчел, от которых вы собираетесь получать мед, должно быть обязательно экологически чистым. А чтобы убедиться в этом, нарисуйте план местности, пометьте на плане то место, где собираетесь поставить ульи, а затем с центром на месте вашей будущей пасеки проведите окружность радиусом 6 километров... Ну, как — что попало в этот круг, во владения ваших пчел? Если вблизи от вашей пасеки промышленные предприятия, автобазы и пр., если дымит неподалеку какая-нибудь труба вроде трубы асфальтового заводика, о котором я уже 156
рассказывал, то поостерегитесь заводить туг пчел. Не заводите пчел и в больших поселках, где достаточно энергичен автомобильный транспорт, где устроены хранилища топлива и т. д. Мне всегда бывает страшно за людей, когда вижу я в нашем районном центре возле пятна пролитого или вылитого нарочно машинного масла или дизельного топлива светлые головки цветущего и здесь белого клевера и на этом клевере копошащихся пчел. Что принесут эти пчелы отсюда в свой улей? Особо поостерегитесь автомобильных дорог. Так уж получается, что именно вдоль дорог, по придорожным канавам другой раз собираются самые разные травы, которые любят пчелы. Тут и луговой василек, и лопух, и осот, и донник, и кипрей. И цветут, зовуг к себе пчел эти самые разные цветы как раз в то время, когда по всем лугам скошены травы, когда пчелы-труженицы ведут и ведут разведку-поиск: где же найти теперь нектар и пыльцу... Я прошу и самых рьяных автолюбителей, которые обычно не допускают никакой критики в свой адрес, понять или принять пока, что нынче автомобильный транспорт, наши шоссейные дороги во многих случаях становятся самыми главными загрязнителями-отравой. Кто-то возразит мне: мол, вот, например, в Германии давно наладили выпуск экологически чистого бензина... Действительно, бензин, почти не содержащий свинца, есть, производится, и теперь автомашины, работающие на таком бензине, уже не награждают, кщ прежде, окружающее пространство этим опасным для всего живого тяжелым элементом. Но разве отсутствие в бензине только одного-единст- венного ядовитого компонента, свинца, может дать основание считать такой бензин экологически чистым? Конечно, нет. Экологически чистым бензин, не содержащий свинца, могут назвать только нечестные (а к тому же еще не совсем грамотные) производители и продавцы топлива для автомашин. Ведь кроме свинца в бензине присутствует много всего того, что крайне опасно для живой жизни — просто о свинце заговорили раньше и громче. Да, не только свинец, мышьяк, эти опаснейшие тяжелые элементы, составляют главную опасность, которой подвергается все живое возле шоссе. Не только непосредственные составляющие выхлопных газов грозят изменить жизнь на нашей планете — выхлопные газы, оказавшиеся в воздухе, далеко не инертные вещества, дальнейшие химические процессы в них возможны и они активно идут под воздействи- 157
ем тех же солнечных лучей. И какой подарок, какой «букет» всевозможной «грязи» преподносится тут нам, мы до сих пор предпочитаем помалкивать. Опасны для пчел и сельскохозяйственные угодья, где по современным технологиям положено применять ядохимикаты. Особенно это относится к различным техническим культурам и промышленным садам, где те же яблоки, согласно промышленной технологии, должны с весны до осени подвергаться многократным химическим обработкам. Причем часто сила химической обработки сельхозугодий бывает такова, что пчелы, попавшие под химатаку, погибают. В тех же местах, где существует уважение к пчелам, пчеловоды заранее предупреждаются, что, мол, тогда-то и там- то будет устроена химическая война — мол, поберегитесь. И в этом случае пчеловоды поступают так же, как поступают с обычными домашними животными — запирают пчел в ульях и держат их под домашним арестом сколько-то дней. Затем выпускают, и пчелы, разумеется, могут попасть и туда, где всего несколько дней тому назад хозяйничала химия. Да, яда здесь стало поменьше, сами пчелы уже не гибнут, но яд-то не исчез полностью бесследно за два-три дня. Он здесь, на земле, на растениях, на цветах. И пчелы, не пострадавшие в этот раз непосредственно, несут в улей нектар и пыльцу, снабженные ядовитыми веществами. А как страшен такой мед, мы с вами уже говорили. Надо и нам с вами, дорогие новорожденные пчеловоды- любители, помнить, как необходимо поддерживать вблизи ульев чистоту и не только внешнюю... Заведете пчел и убедитесь сами, что ваши пчелы очень любят посещать вашу компостную кучу, а то и просто помойку, доступную для них. Если рядом с вами кто-то держит скот, то обязательно заметите вы пчел и возле ручейка, каким вытекает из хлева навозная жижа. И тут пчелы отыскивают что-то нужное для себя, а вместе с нужным, необходимым несут в улей и разную «грязь», передоверенную вами той же помойке, куда отправляете вы не только пищевые отходы, но и воду после стирки, проведенную, разумеется, при участии стирального порошка. Если возле вашей пасеки поблизости нет леса, березовой рощи или осин, если неподалеку не растут тополя (именно с этих деревьев и собирают пчелы липкую смолу для своего клея-прополиса), то ваши подопечные могут заинтересоваться другими липкими и клейкими веществами, вовсе не 158
природного происхождения. И бывали случаи, когда пчелы носили в свое жилище обнаруженную ими краску или лак. Лучше всего, конечно, завести пчел где-нибудь в тихой небольшой деревушке. Можно пристроить несколько ульев и на садовом участке, соблюдая определенные правила (о них ниже), чтобы ваши пчелы не беспокоили соседей. Но и здесь надо внимательно осмотреть все возможные пастбища, которые будут посещаться пчелами — нет ли там какой беды для пчел, для меда, для вас самих... Итак, выбранное вами место оказалось благополучным, чистым и надежда получить качественный мед у вас есть... Но это еще не все. Вооружитесь терпением и вспомните еще раз все те пастбища, которые только обследовали: будет ли там для ваших пчел в достатке корма? Если неподалеку от вашей будущей пасеки есть заросли ивы, то пчелы обязательно разыщут это место и соберут, если позволит погода, самый желанный весенний мед. Если неподалеку высятся клены, то и отсюда будет по весне нектар нашим питомцам. Какое-то количество нектара пчелы соберут в вашем и в соседних садах с цветущих кустарников и деревьев. А там ждите одуванчик — много ли его в ваших местах, обещает ли он свою щедрую помощь-поддержку пчелам по весне? Вспомните тут и другие травы, цветущие весной, о которых я вам рассказывал, встречаются ли они в ваших местах и в каком количестве... Ну а дальше экскурсия на луг: какие травы зацветут здесь в июне—июле, до начала сенокоса. Сенокос — это бедствие для пчел, если поблизости нет лесных вырубок, заросших малиной и кипреем, если нет нераспаханных полосок с луговым васильком. Есть ли неподалеку от вас липы? И не расстраивайтесь, что в ваших местах нет сплошных липовых угодий — достаточно всего несколько взрослых деревьев, чтобы мед с липы в ваших ульях появился. Те из вас, кто просматривал «Учебник пчеловода» или еще какие-то книги, посвященные пчелам, медоносным травам, тот обязательно встречал такой показатель потенциала медоносных пастбищ, как «медопродуктивность 1 гектара». Так, медопродуктивность, например, белого клевера, дающего светлый ароматный мед, может колебаться от 2—5 кг с гектара при изреженных посевах, до 50—100 кг с гектара, когда самого клевера побольше и погодные условия получше. Но благоприятные условия бывают не всегда, да и сплошных зарослей белого клевера нигде поблизости нет — 159
так, если где небольшие полоски, пятачки, а вовсе не гектары тех самых изреженных посевов, продуют кость которых оценена всего в 2—5 кг с гектара. Так о каком же меде с белого клевера можно тут говорить? А вы знаете, можно получать достаточное количество меда с белого клевера и в том случае, когда не занимает он собой гектары пространства и не растет сплошным ковром. Загадка открывается очень просто... Дело в том, что так называемая медопродуктивность того или иного медоносного растения определялась нашей наукой вовсе не по количеству нектара, доставленного в улей с того или иного пастбища, а иным, так называемым инструментальным путем... Старательный ученый отправлялся на луг, где цвел, например, тот же белый клевер, прихватив с собой тонкую стеклянную трубочку, которая и должна была изображать хоботок-трубочку пчелы, которым она и собирает с цветков нектар. Вот он и клевер! А теперь извольте опускать трубочку, сделанную из стекла, в каждый цветок, добывать из каждого цветка какое-то количество нектара, строго фиксировать эту добычу, а далее, подсчитав количество цветков на одном квадратном метре пастбища, определить, сколько же цветов будет на одном гектаре. А там простейшими арифметическими действиями и остается только оценить медопродуктивность того же белого клевера. Нет, наш экспериментатор, ловко подменивший пчелиный хоботок тонко выделанной стеклянной трубочкой, не был уж совсем недотепой. После первого сбора нектара с цветка он проводил еще и еще сборы и всякий раз убеждался, что вторая, а тем более третья или четвертая попытки извлечь дополнительный нектар из цветка, который стеклянная трубочка уже посетила, к особому успеху не приводили — цветок, поверивший было стеклянному инструменту, как пчеле, и отдавший тут свой нектар, новых богатых подношений ученому-экспериментатору в этот день обычно не давал... Да, действительно, нам с вами не пришлось бы надеяться на мед с малых клочков белого клевера, если бы поставленный научный эксперимент был точным, соответствующий подобному действию, которое происходит всякий раз между цветком и хоботком пчелы. Пчела — не мертвая и к тому же не холодная стеклянная трубочка, способная собрать уже выделившийся нектар. Пчела с помощью своего мягкого, теплого хоботка буквальным образом ведет «разговор» с каждым цветком, и на этот добрый разговор, в ответ 160
зсивому, ласковому, если хотите, хоботку, растение тут же отвечает новыми и новыми порциями своего нектара, если, разумеется, стоит такая погода, когда нектар этим растением может вырабатываться, когда нет преград на пути этому физиологическому процессу... Вот так в другой раз и с очень небольших пастбищ наши пчелы и могут собрать вполне достаточно меда. А поставили под сомнения данные ученых, вооруженных стеклянными трубочками, сами пасеки, но не те любительские, пасеки-крошки, а промышленные, число ульев которых исчислялось самое малое — сотнями. Вот туг-то и получилась неувязка: медопродуктивность, согласно «Учебнику пчеловода», подсчитана, и, согласно науке, достаточно точно оценены возможные максимальные медосборы, на которые может рассчитывать данная пасека. И эти расчеты не пообещали пчеловоду никакого счастья — больше того, из расчетов следовало: число пчелиных семей сократить, чтобы остальные пчелиные семьи не остались без корма. Но пчеловод, успешно собиравший из года в год урожай со своих ульев, со своей многочисленной пасеки, рекомендаций науки не принял и все ульи сохранил, больше того — еще и увеличил число ульев. И ничего — идет и идет мед! Откуда? Вот поиски ответа на этот вопрос и заставили людей, действительно чувствующих природу, понимающих суть отношений между живыми организмами, поставить под сомнение эксперимент со стеклянной трубочкой, которой положено было, по замыслу науки, точно копировать пчелиный хоботок. Так что не расстраивайтесь очень, если не отыщите вокруг своей будущей пасеки сверхбогатых пастбищ для пчел — пчелы не подведут вашу веру в них и сколько-то меда обязательно заготовят. И заготовят такой мед, который вы не отыщите ни на одном рынке. Ну а теперь давайте подумаем, где мы раздобудем пчел? Нередко по весне в местах, где пчел давно принято держать, вы можете встретить такое предложение: мол, купите у меня пчелиную семью. Какая необходимость пчеловоду в силе и здоровье, т. е. способному и дальше вести все необходимые работы на пасеке, расставаться с пчелиной семьей — ведь самое тяжелое время уже пережили: сейчас солнце, первые цветы, все трудности позади? Тут бы и беречь дальше своих пчел. В чем же дело? Если желание расстаться по весне с пчелами не вызвано какими-то материальными трудностями, то поостерегитесь 6—301 161
такого предложения. В этом случае пчеловод скорей всего желает избавиться (да еще получить деньги) от семьи, которая плохо провела зиму, вышла из зимовки очень слабой. Конечно, и такую семью опытный человек, знающий пчел, может поставить, выходить, но меда в это лето от нее вряд ли получит. Да еще может быть, что ослабленная зимовкой пчелиная семья к тому же еще и больна чем-нибудь. Тогда уже просто беда. Так что не поддавайтесь на уговоры малоизвестных вам людей — не приобретайте пчелиные семьи, недавно закончившие зимовку. Оценить качество такой семьи может только специалист, а мы с вами пока только учимся пчеловодству. Бывают предложения приобрести пчелиную семью по осени. И семьи такие чаще всего бывают сильными, неплохо поработавшими летом. Но загляните в улей к такой семье, поднимите рамки и даже не вынимайте их, а лишь чуть-чуть подденьте стамеской пчеловода, которая всегда должна быть при вас, и тут же отметите вы, что слишком легки рамки в улье, а значит, нет у пчел меда. Значит, сейчас, осенью, перед близкой зимой, когда нет никаких цветов, эта большая семья останется без корма и, понятное дело, должна погибнуть зимой. Что произошло с этой семьей? А обычно такое происходит с пчелами, которых держат люди просто непорядочные. Ловят они летом рои на своей пасеке, сажают пчел в ульи (обычно и ульи для таких роев «на лето» делают временными, не пригодными для зимы), а в конце лета отбирают у пчел почти весь мед и еще стараются подсунуть кому-то такую ограбленную семью. Конечно, можно и такую семью постараться выручить из беды — и опыт такой известен, — но нам с вами, только-только познающим азы пчеловодства, семью, оставленную осенью без корма, приобретать нельзя — мы потеряем и пчел, и деньги. Другое дело, если вы хорошо знаете пчеловода, если и дальше будете откровенно общаться с ним, то можно приобрести у него пчелиную семью, обеспеченную медом и почти приготовленную к зиме, и осенью — тут вас не ждет обман. Правда, такая семья, сильная, рабочая, подготовленная почти к зиме да еще обеспеченная медом (а меда пчелиной семье на зиму надо не менее 20 килограммов), будет стоить очень дорого (стоимость пчел, улья да еще стоимость 162
меда). Так что подобные приобретения многим не по карману. Да еще учтите, что такой улей с пчелами и медом надо будет переправить к себе на пасеку. А транспортировать улей с рамками, наполненными медом (вес рамки, полной меда, — 4 килограмма), не так-то просто. Во время перевозки может случиться беда — соты в рамках могут оборваться. Так что и по этой причине поостерегитесь приобретать пчел осенью. Самое лучшее время для приобретения пчел — начало лета. В этом случае вы будете покупать только пчел — не будете платить денег за мед, а чаще не станете покупать и улей, в котором пчелы жили у хозяина — в это время пчел легко переселить из одного жилища в другое, это не осень, когда пчелиная семья уже устроилась на зиму... Пчелы, приобретенные вами в начале лета, обычно успеют заготовить корм на зиму, а там что-то выделить и вам на угощение уже в первое ваше совместное с ними лето. Приобрести в начале лета можно либо отводок, либо рой. Отводок — это небольшая пчелиная семья, собранная обычно на нескольких рамках (хороший отводок — на 8 рамках, похуже — на 6 рамках; отводок с меньшим числом рамок вам лучше не брать). Собирается такая пчелиная семья, отводок, из рамок, взятых у сильной семьи. Здесь и рамки с расплодом, и с каким-то количеством меда, необходимого пчелам для выкармливания потомства, тут и собранная пчелами пыльца-перга, и, конечно, матка, пчелиная царица, готовая и дальше откладывать свои яйца в ячейки сотов. Если отводок передает вам знакомый пчеловод, человек честный, то здесь есть гарантия, что передает он вам собранную семью не самого худшего качества. Тогда отводок, помещенный обычно в небольшой улей-ящичек, часто сделанный из фанеры для удобства транспортировки, вы и доставляете к себе на пасеку. В это же время, в начале лета, можете сделать вы и еще одно подходящее приобретение — заполучить пчелиный рой, покинувший свое прежнее жилище, отделившийся от основной семьи и собравшийся было в дорогу на поиски нового для себя дома. Рои пчеловоды ловят и могут уступить желающему заняться пчелами. Заполучить хороший рой с плодной маткой (что это такое, я сейчас объясню) — большое счастье для нас с вами. Во-первых, рой стоит дешевле отводка. Ведь рой — это 6* 163
только пчелы, в стоимость роя не входят стоимость расплода, сотов с медом и пергой, как в случае с отводком. Во- вторых, рой, посаженный на рамки с вощиной, тут же приступит к строительству сотов, к сбору нектара и пыльцы. Жизненная энергия роя, как всего здорового и молодого, чрезвычайно велика — хороший рой за лето успеет не только отстроить все рамки в гнезде, но и нанести в свое жилище достаточно меда. (Скажу по своему опыту: хороший рой в моем хозяйстве всегда заготавливает меда столько, что часть его я отбираю у пчел без какого-либо ущерба для них.) А заполучив рой, познакомившись с семьей пчел в то время, когда она только-только обживает новое жилище, вы сможете за одно лето открыть для себя многие тайны из жизни этих существ. Но рой лучше всего заполучить сильный и с плодной маткой. Сильный или слабый рой вы определите на глаз: чем больше рой, чем больше в нем пчел, тем он сильней. Такой рой, посаженный в улей, где уже установлены рамки, может разместиться сразу на 10—12 рамках, т. е. занять все пространство между всеми рамками в улье. Это рой очень сильный! А вот как узнать: плодная или неплодная матка в этом рое? Плодная матка — это матка, уже оплодотворенная трутнями, а неплодная матка — пока не оплодотворенная трутнями. Только что вышедший рой может быть с плодной маткой лишь в том случае, если вместе с пчелами вышла старая матка, давно оплодотворенная трутнями. Такой рой с плодной маткой всегда бывает первым роем, вышедшим из данного улья. А второй или третий рой — это рои с молодыми, неплодными матками, которым еще предстоит отправиться в свадебное путешествие, встретиться там с трутнями и, сыграв свадьбу, вернуться домой, а там и приступить к откладке яиц в ячейки сотов. На все это уходит время. И если плодная, старая матка готова чуть ли не в день выхода роя начать кладку яиц, то неплодная матка может еще и не вернуться из своего свадебного путешествия, и тогда приобретенный вами рой, оставшийся без матки, уже ни на что не годен — его вам самим уже никак не выручить из беды. От такого роя не будет меда, такой рой, потерявший матку, не будет иметь потомства, а значит, очень скоро и закончит свою жизнь. Вот почему и рекомендую я вам приобретать рой только с плодной маткой, чтобы в самом начале вашего путешест- 164
вия вас не поджидали уж слишком большие неприятности... Ну а какой это рой первый ли, с плодной ли маткой — на этот вопрос ответит вам только пчеловод, хозяин пасеки, где этот рой вышел. И ответ будет честным, если и сам человек честен и хорошо вам знаком. Итак, вы приобрели либо отводок, либо рой с плодной маткой. В отводке пчелы уже работают на готовых сотах, а в рое идет строительство новых сотов. И если у вас появятся сомнения: сможете ли вы сами распорядиться роем, который еще только-только оттягивает вощину, строит соты, то попросите пчеловода, одарившего вас таким подарком, подержать какое-то время только что пойманный рой у себя, немного посмотреть за ним, а там уж вы доставите его к себе домой... Конечно, для пчеловода лишние заботы вроде бы и ни к чему, но добрый и знакомый вам человек выполнит вашу просьбу в таком случае просто за ваше горячее спасибо. Но вот рой обжился, и вы забираете его к себе на пасеку. Скорей всего недавно пойманный рой, как и отводок, будет находиться пока в легком улье-ящике, сделанном, очень может быть, из фанеры, чтобы пчел легко можно было донести до дома. В легких фанерных ящиках-ульях мне приходилось с помощью сыновей переносить пчел на значительные расстояния, так что никаких особых трудностей здесь нет — приготовить следует только две небольшие жерди и веревки, из которых и устраиваются своеобразные носилки. Если же вы будете доставлять пчел транспортом, то помните, что толчки, тряска в машине могут вашим пчелам и их жилищу (сотам) повредить. Поэтому пчел перевозят очень осторожно: устанавливают улей-ящик на что-нибудь мягкое, оберегающее улей от ударов, толчков и тряски, а рамки в улье-ящике прочно укрепляют (об этом много говорится в разных книгах, посвященных пчеловодству). Итак, все готово к транспортировке, намечен день переселения, все предусмотрено. И все-таки остается еще один серьезный вопрос: а не вернутся ли пчелы с вашей пасеки обратно к своему прежнему владельцу, на свою родную пасеку? И такое очень может произойти, если ваша пасека будет находиться от пасеки, откуда вы берете пчел, на расстоянии меньше 6 километров (помните: 6 километров — это обычно предельное расстояние, на которое пчела удаляется от своего улья). Так что помните и это условие, старайтесь подыскать для себя отводок или рой на пасеке, которая удалена от вас больше, чем на 6 километров. И тут уж никак 165
нельзя приобретать в начале лета пчел у соседа по деревне или в соседней деревне — в этом случае вам будет очень трудно справиться с беглецами. Правда, если вы приобретаете рой в тот же день, когда он вылетел, и тут же доставляете его к себе на пасеку, то в этом случае пчелиный рой можно взять и у соседа... Пчелы, вылетевшие вместе с роем, как бы теряют память прежнего места, теперь для них главной памятью будет то место, где будет их новый дом. А потому, взяв только что пойманный рой у того же соседа по деревне да еще посадив его из роевни в тот ящик-улей, в котором ему предстоит перебираться к вам на пасеку, вы можете смело нести пчел домой, вставить на приготовленное для них место. Как же именно подготовить место для вашей пчелиной семьи, для вашей будущей пасеки? Прежде всего подумайте о том, где именно — в саду, в палисаднике или еще где-то — разместите вы своих пчел. В деревне, где частично проходило мое детство, пчелы у всех хозяев стояли в саду под яблонями, яблоня хранила пчел тенью своей листвы. Так пчелы и защищались и от прямого солнечного света, от жары, которую вообще-то не очень жалуют. В жаркую погоду, а тем более когда ульи расположены на солнце, пчелам приходится усиленно вентилировать свое жилище, чтобы температура в нем не поднялась выше допустимой (в улье для выведения потомства требуется строго соблюдать определенный температурный режим). Когда солнце печет слишком сильно, пчелы выбираются из улья, закрывают собой его стенки, нагретые солнечными лучами, и усиленно работают крылышками-вентиляторами, охлаждая свое жилище и снаружи. Итак, лучше всего ульи ставить в тени. Так лучше для пчел. Хорошо поставить улей так, чтобы летком он глядел на восток или юго-восток. При таком расположении пчелиного домика его обитатели обычно раньше принимаются за работу. В силу крайней необходимости мне приходилось порой располагать свои ульи и так, чтобы летки их глядели на запад — такие пчелиные семьи обычно немного позже начинали работу, а там и работали немного дольше. В литературе есть указания, что пчелиные семьи, живущие в ульях, летки которых глядят в ночную сторону (на север), чувствуют себя не только неплохо, но еще вроде бы запасают больше меда. Все это лучше для пчел. А для людей?.. А вот чтобы вы со своими пчелами не беспокоили соседей, вокруг пасеки 166
должен быть возведен (и как правило, сплошной) забор высотой не менее 2 метров. При таком высоком заборе пчела сразу после выхода из улья набирает высоту и уже по дороге на пастбище никого не заденет. Такой сплошной забор необходим и для того, чтобы в гости к пчелам не наведались какие-нибудь домашние животные. Здесь может последовать незамедлительная атака, которая заканчивается обычно только в пользу хозяев улья. При таком заборе вы можете без особых препятствий держать пчел и на своем садово-огородном участке. Правда, на садово-огородном участке (обычно малом по площади) неплохо устроить пчел под крышей дома — здесь вы создадите пчелам и те природные условия, которые им, я думаю, необходимы. Ведь пчела живет в диком состоянии в дуплах, которые, как правило, расположены высоко над землей. Мы же ставим улья почти на землю, а от земли сырость — и сразу в леток, т. е. режим на нашей пасеке для пчел куда хуже, чем в лесу, где они устраивают свое жилище на значительном удалении от земли. Надо помнить и еще одно правило. Выбравшись из улья и не видя впереди себя препятствия, пчела будет набирать высоту очень медленно, по пологой прямой. Ну а если на пути такого полета пчелы ваша дорожка к тем же огородным грядкам, то пчелы нет-нет да и будут натыкаться на вас, а там и достанется вам от пчелиного жала. К тому же пчелы очень внимательно охраняют начало своего пути-полета возле улья, и если такой, охраняемый пчелами участок будет пространстьом, к которому и вы предъявляете определенный интерес, то тут при вашем появлении пчелы могут организовать и предупредительную атаку. Так что запомните правило: пути-полеты пчел и людей (и не только за пределами вашего личного участка) не должны пересекаться. А потому, выбирая место для установки улья, посмотрите, чтобы леток пчелиного жилища не просматривал вашу дорожку, ваши грядки, где вы, разумеется, должны трудиться на свое собственное благо. Неплохо расположить улей так, чтобы перед ним рос какой-нибудь садовый куст — тогда пчелы сразу после вылета из летка взмоют вверх. Только не устанавливайте ульи летками прямо в кусты — пчелам необходимо свободное пространство перед летком, например, для того же облета молодых пчел. Итак, место выбрано. Приготовлены и подставки под ульи, которые можно выполнить по-разному. Можно просто вбить в землю четыре крепких кола, на которых затем и 167
установить улей. Можно сделать подставку из небольших круглых бревнышек, сложив их друг на друга колодцем, примерно так, как складывают бревна в сруб деревенского дома. Такой «колодец» (подставка укрепляется чаще всего гвоздями) можно при необходимости легко перенести на другое место в отличие от намертво забитых в землю колов, когда подойдут холода и пчел придется убирать на зиму. Но до этого улей, установленный на подставку, должен до самой зимы стоять неподвижно — даже небольшое изменение его положения, изменение положения летка (возьмете да и станете почему-либо разворачивать улей летком в другую сторону) приведет к тому, что пчелы не найдут вход в свое жилище. По этой же причине и весной рекомендуется ставить ульи на прежние места — у пчел нередко сохраняется память конкретного места и через зиму, и туг весной, выбравшись на весеннее солнце и совершив первый свой облет, такие памятливые пчелы могут направиться после облета не туда, куда вы поставили их этой весной, а туда, где они находились в прошлом году. И опять тревога, опять беда. Итак, место выбрано, пчелы заказаны — вы ждете только известия, когда прибыть за своими будущими питомцами. Еще есть время и можно поговорить об улье, который мы с вами приобретем или смастерим сами. Скажу сразу, если у вас не будет возможности устроить такой улей, какой я вам посоветую, если вам вместе с пчелами предложат и улей, в котором обычно держат пчел в ваших местах, то внимательно выслушайте человека, передающего вам и пчел, и улей, и тогда руководствуйтесь вначале его советами. Но если у вас есть выбор, если у вас есть совсем несложный инструмент и немного досок, то попробуйте сами приготовить для своих пчел доброе жилище. Какой улей устроить, какому методу пчеловождения передоверить себя и своих пчел хотя бы на начальном этапе своего увлечения? Обычно пользуются тремя типами ульев: многокорпусным, так называемым дадановским и лежаком. И многокорпусный, и дадановский, требующий к своему основному гнезду еще один корпус, устанавливаемый сверху, не позволят вам поглубже заглянуть в жизнь пчелиной семьи уже в первое лето (а это так важно для вашего образования) — чтобы заглянуть в гнездо к пчелам, живущим в многокорпусном или дадановском улье, приходится жилище пчел основательно разрушать — снимать корпуса, магазины. Пчела такое вмешательство переносит обычно очень болез- 168
ненно, и чем больше вы беспокоите таким образом пчел, тем больше отвлекаются они на восстановительные работы, которые надо проводить после вашего вторжения, и тем меньше работают на пастбищах. А попутно пчелиная семья, которой часто достается такое беспокойство, становится сама беспокойной, нервозной и в результате агрессивной (злой) — такая семья далее не станет дожидаться со стороны человека явных агрессивных действий, она сама может организовать в сторону возможного агрессора внушительную атаку. Ну а если у вас улей-лежак, где рамки находятся не друг над другом, а следуют одна за другой, по всей длине улья, то тут познакомиться с жизнью пчелиной семьи куда проще, а главное, спокойней и для вас, и для пчел. Здесь, чтобы заглянуть в гнездо, надо только снять крышку улья и отвернуть в сторону уголок холстика, которым прикрыты рамки... И очень часто даже такого щадящего вмешательства вполне достаточно, чтобы провести в улье-лежаке довольно сложнуто ревизию. Тут вам не приходится подвергать пчел таким стрессовым нагрузкам, как в случае с ульями многокорпусных и дадановских. Как же устроить улей-лежак? Устраивать улья надо с рамки — надо прежде всего подготовить нужное количество рамок, которые затем будут оснащены вощиной и установлены в улей. Наши пчеловоды обычно используют два вида основных, гнездовых рамок (есть еще и магазинные рамки, но о них вести речь мы пока не будем): рамка высокая, длиной 435 мм и высотой 300 мм (такими рамками оснащены дадановские ульи и ульи-лежаки), и рамка низкая, длиной 435 мм и высотой 230 мм (такие рамки используются в многокорпусных ульях). Так что прежде чем станете устраивать свой улей для отводка, который обещал передать вам знакомый пчеловод, поинтересуйтесь, на каких именно рамках будет собран ваш отводок: на дадаковских — высоких или на рамках для многокорпусного улья — низких. Если отводок будет собран на дадановских рамках, то все в порядке — можете смело готовить для пчел свой улей-лежак. Если же на пасеке, откуда берете вы отводок, ульи многокорпусные, то вам придется либо принимать и для себя ту же систему пчеловождения и обзаводиться многокорпусным ульем (что для начинающего пчеловода, прежде всего, не так интересно), либо заниматься несколько сложной для начинающего работой: получить 169
отводок на рамках с меньшей высотой, а там рядом с этими рамками в своем улье-лежаке подставлять рамки даданов- ские. Какие неожиданности будут ждать вас в этом случае? В случае, если в улей-лежак поместить рамки с пчелами из многокорпусного улья, а рядом с ними обычные, дада- новские (высокие) рамки, то пчелы обычно станут строить соты-языки на нижней планке невысокой рамки, как бы продлевая эти рамки, приводя в соответствие с высотой нового помещения. Эти рамки с сотами-языками можно оставить в улье и на зиму, а весной, когда будете проводить весеннюю ревизию своего улья, эти рамки сдвинете по возможности ближе к правому краю улья (если смотреть на улей сзади), а там и уберете из улья совсем (как это делается, вам подскажет почти каждая книга, посвященная пчеловодству). Так что в крайнем случае, когда нет возможности получить пчел на высоких рамках, можно согласиться и на отводок, собранный из рамок невысоких (от многокорпусного улья). Рамка для нашего лежака уже определялась размерами 435 на 300 мм. Состоит эта рамка из четырех частей: из верхней планки, из нижней планки и из двух боковых планок. Верхняя планка изготавливается из бруска сечением 25 на 25 мм и длиной 470 мм. На нижней стороне этой планки, с обоих ее концов, отступив от торца по 27,5 мм, делают пропилы глубиной 15 мм. Затем с торцов планки, отступив от ее верхней стороны на 10 мм, делается еще по одному пропилу, поперек предыдущим. Когда продольный и поперечный пропилы сойдутся и из бруска-заготовки будет удалено с обеих сторон по кубику, перед вами и предстанет верхняя планка: брусочек с плечиками, толщина которых 10 мм. Теперь вы заготавливаете две боковые планки. Ширина боковых планок 25 мм (такая же, как и у верхней планки), длина 290 мм, а толщина 10 мм. Если ваши боковые планки потоньше, например, не 10, а 8 мм (тоньше делать не рекомендуется, чтобы планки не прогибались, когда будете натягивать на них проволоку), то при изготовлении верхней планки надо изменить расстояние между торцом планки и первым пропилом. Мы отступали от торца на 27,5 мм при толщине боковой планки 10 мм. Если толщина боковой планки 8 мм, то отступить надо будет не на 27,5 мм, а на 25,5 мм. Делается это с таким расчетом, чтобы длина вашей рамки в любом случае была не больше 435 мм. 170
Теперь боковые планки подведем под самые плечики верхней планки и маленькими гвоздиками аккуратно прикрепим к верхней планке — к месту поперечного пропила. У нас получится большая буква «П» с плечиками, выступающими за боковые планки на 17,5 мм с каждой стороны. Ну а теперь приготовим нижнюю планку, брусочек сечением 15 на 15 мм и длиной 415 мм, если толщина боковых планок 10 мм, или длиной 419 мм, если толщина боковых планок 8 мм. Нижняя планка подводится под свободные концы боковых планок и крепится к ним маленькими гвоздиками... Вот перед вами и гнездовая рамка для вашего улья. Длина ее (от внешнего края одной боковой планки до внешнего края другой планки) 435 мм. Высота (от верхнего края верхней планки до нижнего края нижней планки) 300 мм. Длина рамки с плечиками 470 мм. Все эти размеры очень важно выдержать, чтобы рамки располагались в улье как раз так, как необходимо пчелам. Так, расстояние между боковыми планками рамки и стенками улья должно быть около 8 мм, чтобы пчелы могли свободно передвигаться в этом пространстве и легко переходить со стенок улья на рамки и обратно. Будет расстояние больше — пчелам будет трудней переходить с рамок на стенки улья, будет расстояние меньше — пчела просто не пройдет через слишком узкую щель. Вот так, исходя из длины рамки и определяется ширина гнездового помещения улья — 450 (много — 453) мм. Зная ширину нашей рамки — 25 мм, нетрудно подсчитать и длину гнездового помещения улья. Но прежде чем сделать соответствующий подсчет, надо ввести в наш с вами обиход еще одно понятие — улочка. Улочка — это пространство между двумя соседними рамками. Здесь, в этих улочках, и кипит вся пчелиная работа: выпестывается новое поколение, консервируется принесенная в улей пыльца, готовится из нектара мед. Будет расстояние между рамками (размер улочки) мало для пчел, и работы замедлятся, а то и вовсе прекратятся. Будет расстояние слишком большим, и тут нарушится работа и прежде всего потому, что при слишком широких улочках пчелам будет трудней поддерживать нужный температурный режим в улье. Обычно расстояние между рамками (ширина, размер улочки) должно быть 12 мм. Вот на таком расстоянии и должны располагаться друг от друга в вашем улье рамки. 171
Опытные пчеловоды контролируют размеры улочек на глаз. Часто к рамкам прикрепляют специальные упоры- ограничители, которые и позволяют точно выставить рамки. Иногда начинающий пчеловод поступает и так: заготавливает для себя палочку-линеечку сечением 6 на 12 мм, которой и контролирует расстояние между соседними рамками. А размер 6 мм необходим для того, чтобы проконтролировать расстояние между боковой стенкой улья и крайней рамкой — эта рамка должна находиться от стенки улья как раз на расстоянии 6 мм. Ну а теперь подсчитаем длину гнездового помещения для нашего улья-лежака на 16 рамок (улья-лежаки бывают и на 20, и на 24 рамки, но мы с вами ограничимся пока ульем поменьше). Итак: у нас 16 рамок, ширина каждой рамки — 25 мм, расстояние между рамками — 12 мм, следовательно, на каждую рамку в улье необходимо 37 мм. Ну а для шестнадцати рамок требуется уже пространство в 592 мм. Добавим сюда еще 37 мм на разделительную досточку (диафрагму) и получим длину гнездового помещения — 629 мм. Вот такой улей с размерами гнездового помещения 629 на 450 мм нам и предстоит изготовить. Изготовить улей не очень сложно. Подберите доски, лучше так называемые «сороковки» (толщиной в необработанном виде 40 мм); сделайте из них каркас улья... Доски в стенках улья располагаются обычно горизонтально, из досок выбирается «четверть» с таким расчетом, чтобы выступ, образовавшийся при выборе четверти в одной доске, накрывал собой нижнюю доску. Делается это для того, чтобы улей прежде всего уберечь от дождя. По этой же причине и дно улья именно вставляется в каркас. Длина и ширина гнездового помещения нами определены и выдержаны. А какой должна быть высота гнездового помещения? Чтобы рамки, установленные в улье, не могли перемещаться произвольно от передней стенки к задней, в передней и задней стенках улья изнутри, сверху делается по пазу. Ширина такого паза чуть больше 10 мм. Вспомните длину нашей гнездовой рамки вместе с плечиками — 470 мм, вычтите отсюда ширину гнездового помещения — 450 мм, в результате вы и получите две ширины нашего паза — 20 мм. Именно в этот паз и опустятся края нашей рамки, плечики, и будут здесь зафиксированы стенками улья. А глубина паза около 15 мм, т. е. опущенные в такой паз рамки будут как бы немного приутоплены. Делается это для того, чтобы еще 172
оставить место для холстика, плотного материала, вырезанного точно по размерам 629 на 470 мм. Этим холстиком и будут аккуратно прикрыты ваши рамки. Пчелы прикрепят холстик к верхним планкам рамок клеем-прополисом — так и устроится очень неплохая, да еще к тому же и способная дышать крыша для пчелиной семьи. Итак, к высоте нашей рамки — 300 мм прибавим еще 5 мм, которые оставили мы над рамками для холстика, и получим 305 мм. Такую высоту гнездового помещения мы с вами уже заказали. Но этого, конечно, мало... Рамка не должна касаться нижней планкой дна улья, иначе пчелы тут же прикрепят ее прополисом к полу и вам придется очень туго, когда пожелаете эту рамку извлечь. Поэтому рамки над полом немного приподнимают. Но на сколько? Еще совсем недавно рекомендовалось поднимать рамки над полом на 15—20 мм (это так называемая высота подрамочного пространства). Позже появились советы увеличить подрамочное пространство до 50 мм. Такое, увеличенное подрамочное пространство помогало пчелам лучше зимовать, если они находились зимой в холодном помещении или на улице под снегом. Такое же увеличенное подрамочное пространство выдерживаю и я в своих ульях. Предлагаю и вам принять его как дружеский совет, тем более что и ваши пчелы, судя по всему, будут проводить зиму на холоде. Кто-то из пчеловодов туг обязательно скажет: хорошо, но пчелы, мол, частенько пристраивают к таким рамкам, высоко поднятым над полом, соты-языки... Да, и у меня некоторые семьи любят устраивать такие сооружения. Но никакой беды они мне не приносят. Летом в этих сотах-языках пчелы будут выводить трутней, значит, не станут занимать под трутневые ячейки ваши рамки. Ну а концу лета, когда трутни выведутся, эти языки-соты останутся пустыми. При желании их туг можно снять, но я не делаю этого, оставляю языки-соты в ульях на зиму, помня, что пчелы ничего не устраивают в ульях просто так, что каждое ихнее строительство, инициатива преследует обычно не одну какую-то цель, а является многоцелевой. Видимо, и тут не только для выведения трутней построили пчелы свои языки-соты. Судя по всему, такие языки-соты, устроенные на некоторых рамках, выполняют и другую роль — они как-то удачно участвуют в процессе вентиляции улья в зимнее время: попридерживают холодный воздух, поступающий через 173
нижний леток, не позволяют ему, видимо, сразу подниматься вверх, к пчелиному клубу. Итак, высоту гнездового помещения мы определили: 305 мм + 50 мм = 355 мм. Все. Главная, гнездовая часть улья у нас готова, осталось только устроить летки для пчел. Мы с вами сделаем два летка: нижний — на уровне пола (этот леток побольше) и верхний — на расстоянии 300 мм от пола. Ширина (высота) летковой щели — 8—10 мм и не больше. Длина нижнего летка — 150 мм, верхнего — 70 мм. Вот такими двумя летковыми щелями, входами-выходами для пчел, размерами 150 на 10 мм и 70 на 10 мм и должен быть оснащен ваш улей. Размер летковых отверстий пчеловод по необходимости регулирует, а иногда даже и закрывает совсем. Для этого у летка устраивают своеобразные дверцы-шторки, которые надвигаются на леток сбоку, лучше сразу с двух сторон. Конструкции таких шторок-дверок могут быть разнообразными. Здесь уж погадайте сами. Это могут быть и деревянные планочки, и металлические полоски. Под каждым летком устраивается небольшая (шириной всего 40—60 мм) прилетная досточка — на нее прежде всего и будут опускаться пчелы, вернувшиеся в улей. На прилетную досточку пчелы будут выбираться из улья, как на стартовую площадку, чтобы отправиться в новый полет. Сделанный вами улей надо покрасить, а то предварительно и промазать чем-то щели. Но и здесь помните, что никакой ядовитой замазки, никакой ядовитой краски допускать к ульям не следует. К тому же улей надо очень хорошо проветрить после окраски. О чем еще надо подумать нам при подготовке улья к приему новоселов?.. Да, разделительная доска. Разделительная доска когда-то, во времена старательных мастеров-столяров, какими частенько были и сами пчеловоды, выделы- валась, действительно, из доски, собиралась из нескольких частей, сажались эти части на клей, скреплялись тонкими, но прочными боковыми планками. Сейчас, когда общая культура ручного труда у нас резко упала, когда почти исчезло высокое индивидуальное мастерство, вряд ли кто возьмется изготовить для вас качественную разделительную доску, которую не покоробит, не поведет в улье от той же влаги или тепла, именно из досточек. А потому такую доску-диафрагму мастерят теперь из куска фанеры. 174
Устраивается в этом случае разделительная доска так. Прежде всего готовят для доски верхнюю планку, имеющую плечики, как и верхняя планка у наших рамок. Этими плечиками разделительная доска и будет ложиться в паз рядом с рамками улья. Далее вырезается прямоугольник фанеры размером (для нашего улья) 448 на 340 мм. Как вы, наверное, уже заметили, размер 448 мм выбран нами с таким расчетом, чтобы диафрагма входила в гнездо улья и в то же время не оставляла щелей по боковым стенкам для пчел. А вот до дна улья диафрагма не должна доходить миллиметров на десять, т. е. здесь проход пчелам будет открыт. Далее фанера прикрепляется к верхней планке, а для жесткости и прочности обшивается по краям небольшими планками. Чтобы диафрагма случаем не коснулась сотов, устраиваются на разделительной доске и несколько упоров-ограничителей — те же обрезки брусочка, которые в случае чего упрутся в верхнюю и боковые планки рамки и не допустят саму диафрагму до сотов. Для чего устраивается диафрагма, разделительная доска? Вы помните, мы принесли домой отводок, собранный на 6, много — на 8 рамках, а улей наш рассчитан на 16 рамок. Вот эти-то, только что принесенные рамки отводка нам и предстоит отгородить от остального, пустого пока помещения улья, чтобы пчелам можно было поддерживать нужный для выведения потомства температурный режим... Поставим в свой улей принесенные рамки, придвинем к ним вплотную нашу диафрагму и накроем рамки и диафрагму холстиком-потолком. Гнездо собрано. Оно живет. Пройдет какое-то время, пчел в нашем улье прибавится, потребуется им новое пространство, тогда загляните в улей, снимите холстик, отодвиньте в сторону диафрагму и рядом с рабочими рамками поставьте одну иди две новые рамки с вощиной. И снова придвиньте к ним диафрагму... И так будет продолжаться до тех пор, пока все 16 рамок не будут установлены в вашем улье. Но и после этого диафрагму из улья вы не уберете — она будет занимать заранее отведенное ей место... Помните наши расчеты, когда мы определяли длину гнездового помещения улья, тогда мы оставили определенное пространство и для диафрагмы. К чему теперь разделительная доска в улье? Она вам очень поможет, когда придется заглядывать к пчелам... Достанете вы из улья диафрагму, а затем отведете в сторону на освободившееся от диафрагмы место крайнюю рамку, возь- 175
мите ее поудобней за плечики, приподнимите и осмотрите Осмотрите, верните в улей, пододвиньте к боковой стенке туда, где была диафрагма, и снова между отодвинутой уже рамкой и следующей рамкой образуется пространство, достаточное для того, чтобы очередную рамку сдвинуть в сторону, а потом только достать из улья и осмотреть. За эту возможность сначала отодвинуть немного в сторону рамку и только потом достать ее из улья мы и должны благодарить нашу диафрагму, которая сейчас вынута из улья. Дело в том, что достать рамку из улья, а особенно рамку с медом (медовую), не отодвинув ее предварительно от других, не всегда просто. Попробуйте и убедитесь сами, скольких вы потревожите при этом пчел, а то и повредите каких-то из них, частенько повредите и запечатанные ячейки с медом — пчелы нередко устраивают медовые соты по своим архитектурным планам, какие-то чуть-чуть увеличивая, а какие-то не доводя до нормы. Вот такие бугорки и впадинки в самом улье очень точно подходят друг к другу, а попробуйте рамку потянуть сразу наверх, не отведя в сторону, и начнут бугорки одной рамки задевать за бугорки другой. Обычно такую нежелательную работу и приходится совершать всякий раз, когда вынимаешь из улья, где нет разделительной доски, самую крайнюю рамку. Следующие-то сможешь сначала сдвинуть к стенке, а потом уже осмотреть. Да к тому же крайнюю рамку, вынутую на время из гнезда, надо тут же убрать в ящик с плотной крышкой (обычно такой же ящик, который делали мы для отводка или роя), иначе сразу явятся пчелы-воровки, попробуют дармового меда из вынутой вами рамки и оставленной без присмотра и начнется самая большая беда для пчеловода — пчелиное воровство на пасеке. Ну а подойдет к концу лето, достанете вы из своего улья медовые рамки, оставите в улье только те, которые необходимы пчелам, чтобы успешно провести зиму и весной дождаться нового взятка, и снова отгородите это сокращенное гнездо от остального пустого пространства улья вашей разделительной доской. Но на этот раз пустое пространство в улье заполните еще и каким-нибудь утеплителем — либо сошьете подушки, какие набьете мхом, паклей, либо используете какие-нибудь старые вещи (не синтетику), но обязательно чистые, выстиранные. А над пустым пространством гнезда, заполненным теперь утеплителем, положите вы краями в пазы для рамок реечки и на эти реечки, как на верхние планки рамок, развернете ваш плотный холстик-пото- 176
лок. А сверху на холстик положите утеплительную подушку, наполненную мхом или паклей. Размеры такой подушки (длина и ширина) должны соответствовать вашему холстику, т. е. ваша подушка должна хорошо закрывать все гнездовое помещение улья. Ну а для того, чтобы подушка оставалась на месте и была защищена со всех сторон, на гнездовое помещение улья устанавливается так называемая проставка — каркас без дна и пола, выполненный обычно из таких же досок, как и гнездовое помещение, и точно встающий на гнездо. Высота проставки около 150 мм. А для того, чтобы в щели между гнездом и проставкой не попадала вода, нижняя часть проставки обивается рейкой-юбочкой. Ширина такой рейки обычно 40 мм, толщина около 10 мм. Часть рейки B5 мм от ширины) приходится на проставку, а юбочка шириной 15 мм спускается за проставку на гнездовую часть улья и закрывает собой все щели. Чтобы проставка держалась на гнезде совсем прочно, можно с двух боковых сторон в доски проставки и улья ввернуть по небольшому шурупу и перевязать эти шурупы чем-нибудь надежным — такие два скрепа предохранят ваш улей от всякой неожиданности. Осталось только устроить крышу. Крыша для улья начинается с обвязки, с каркаса, похожего на проставку, но чуть больше по ширине и длине — больше на столько, чтобы обвязка могла плотно надвигаться на проставку, не оставляя между собой и проставкой никаких щелей. Надвинуться на проставку обвязка крыши должна на 30 — 40 мм. Чтобы обвязка совсем не надвинулась на проставку, предусматриваются брусочки-ограничители, которые набиваются изнутри по углам обвязки. Длина этих брусочков меньше высоты обвязки как раз на столько, на сколько обвязке позволено надвинуться на проставку. На обвязку и нашиваются доски крыши. В досках крыши тоже выбирается четверть, они также старательно пригоняются, сплачиваются, как и доски гнездового помещения улья. Щели между ними промазываются. Конечно, можно было бы и завершить на этом работу, если к тому же по замазке-шпаклевке крышу улья как следует покрасить. Но для плоской крыши, какую устраиваем мы с вами, этого будет явно недостаточно. Такую крышу приходится еще и закрывать каким-нибудь материалом, не пропускающим воду и достаточно прочным, чтобы ничто не могло его случай- 177
но повредить. И конечно, такой материал не должен приходить в негодность под лучами солнца. Когда-то, когда металл был подешевле и подоступней, крыши своих ульев я обивал либо тонким листом алюминия, либо оцинкованным железом. Это, считайте, почти вечные крыши. Дальше пришлось попробовать парниковую пленку, но она частенько подводила: ее портили дожди, морозы, пробивал град и проклевывали птицы. Остается рубероид — он прочен, более-менее доступен по цене, но я до сих пор не могу принять для себя такое соседство: пчелы, чистейший мед, собранный с чистейших пастбищ, и рядом — самая яркая память об асфальтовом заводишке, который чадит неподалеку от нашего районного центра, рубероид — это далеко не безупречный с санитарной точки зрения материал для близкого соседства с пищевыми продуктами... Так что думайте сами, ищите... А то, может быть, вместо плоской крыши сделаете двухскатную, где одна доска будет перекрывать другую и где можно будет обойтись без дополнительной обшивки. И еще В обвязке крыши с обоих боков надо сделать прорези-окна для вентиляции. Размеры их должны быть достаточными для того, чтобы влага легко удалялась из-под крыши. Высота прорези — 25 — 30 мм, а длина — 200 мм. Разумеется, эти окна-прорези должны быть защищены краями крыши от дождя и обязательно затянуты мелкой металлической сеткой, которая не допустит в улей ни чужих пчел, ни более мелких насекомых, которые почему-либо попытаются забраться к вашим пчелам. Обвязка и крыша делаются из более тонких досок, чем сам улей и проставка. Пора бы и заселять улей пчелами, но мы с вами не все еще сделали — нам осталось оснастить наши рамки вощиной... Сейчас вощина свободно продается — ее может купить каждый. А еще совсем недавно вощину отпускали только после сдачи воска: сдал такое-то количество воска — получи положенное за этот воск количество вощины. Для начинающих пчеловодов такой порядок был бедой — ваша пасека только строится, расширяется, никакого воска для сдачи у вас пока нет, а вощина очень нужна. И доставали эту вощину бог знает где и бог знает как Обычно в продаже бывает вощина, предназначенная как раз для наших рамок. Но на всякий случай поинтересуйтесь: для дадановской ли рамки или для рамки многокорпусного улья приобретаемый вами материал. По длине и та, 178
и другая вощина одинаковы, а по ширине разнятся. Нам нужна вощина шириной 260 мм. Лист такой вощины и войдет как раз в нашу рамку, оставив иногда внизу, у нижней планки небольшую щель, которую пчелы либо используют в своих целях, либо просто затянут, застроят ячейками. Для того чтобы вощину закрепить в рамке, между боковыми планками рамки надо натянуть специальную проволоку. Эта проволока также свободно продается сейчас в магазинах, торгующих пчеловодческим инвентарем. Проволоку натягивают достаточно хорошо, чтобы потом она держала собой те же медовые соты, и в то же время не слишком сильно, чтобы она не резала дерево планок. Но прежде чем натянуть проволоку, в боковых планках просверливают тонким сверлом или прокалывают шилом отверстия, дырочки. Число таких дырочек в каждой планке у разных пчеловодов может бьпъ различным. Это зависит от того, каким способом при оснащении рамок пчеловод пользуется. Кто-то наващивает рамки так: сначала прикрепляет, накатывает с помощью комбинированного катка (этот инструмент свободно продается) или еще какого-нибудь приспособления верхний край вощины к низу верхней планки рамки, а затем уже впаивает в вощину проволоку. При таком способе число дырочек в боковой планке, соответственно и количество проволоки, пошедшей на рамку, будет меньше. Я пользуюсь иным способом. Натягиваю проволоку уже не тремя (как в первом способе), а пятью рядами, затем снизу, от нижней планки, змейкой пропускаю вощину через все пять проволочек, довожу вощину до верхней планки до упора, а далее впаиваю проволоку в вощину. Для такого наващивания в каждой боковой планке надо проделать по пять дырочек, первая дырочка должна бьпъ на расстоянии 30 мм от верхнего конца планки, вторая — на расстоянии 15 мм от первой дырочки, третья — на расстоянии 50 мм от второй, четвертая — на расстоянии 80 мм от третьей, пятая — тоже на расстоянии 80 мм от четвертой дырочки. Теперь проверьте: пятая дырочка должна находиться на расстоянии 20 мм от верхнего края нижней планки нашей рамки. Проволоку натянули, пропустили змейкой вощину и довели ее до нижней стороны верхней планки... Если вощина вдруг окажется длинней и в вашу рамку входить не будет, то ее нужно подрезать с боков ножницами так, чтобы она по- 179
легче проходила между проволочками... Ну а теперь берите в руки комбинированный каток, нагревайте его в кипящей воде и зубчатым диском (шпорой) быстренько пройдитесь по натянутой проволочке — проволочка тут же утопится в воске вощины. Поскольку ваши проволочки находятся по разные стороны вощины, вам придется сначала впаять проволочки с одной стороны рамки, а потом с другой. Чтобы такая операция удалась, надо заранее приготовить достаточно широкую и гладкую рейку, толщина которой должна быть не менее 15 мм. Эту рейку-лекало вы и будете подкладывать каждый раз под вощину напротив той проволочки, какую собираетесь впаять — если проволочка и вощина будут на весу, то соединить их вряд ли удастся... Для того чтобы такая операция проходила побыстрей, надо запастись двумя комбинированными катками: один работает, другой нагревается в кипящей воде. Рамки навощены, остальное за вас проделают пчелы Они тут же прикрепят вощину к верхней и боковым планкам, а там определятся и с нижней планкой. Вот теперь, пожалуй, мы и готовы принять у себя пчел... Правда, перед этим ответственным моментом надо запастись еще кое-чем... Вам просто необходимы: шляпа пчеловода с защитной сеткой от пчел, дымарь, чтобы успокоить своих подопечных, когда это потребуется, и пасечная стамеска (или стамеска пчеловода). Остальные приспособления и инструменты можно приобрести попозже. Подумайте и об одежде, в которой пойдете к пчелам... Обычно пчеловодов на пасеках показывают в белых халатах. Я тоже начинал с халата, но потом от него отказался — под халат пчелы нет-нет да и забираются. Я заменил халат курткой из плотного материала с поясом на резинке. Из точно такого же материала у меня и брюки, в которых я хожу к пчелам. На ногах у меня в этом случае кирзовые или яловые сапоги, разумеется, не намазанные никакой мазью. Вся эта одежда у меня только для пчел и хранится она отдельно. На рукавах куртки обязательно резиновые перетяжки- браслеты, чтобы пчелы не начали путешествовать у вас по руке под курткой. Такое путешествие обычно отвлекает от дела, да и пчелу-путешественницу ненароком можно тут повредить при резком движении. Кто-то одевает на руки перчатки, тоже выполненные из плотного материала, но хорошо облегающего пальцы, иначе трудно работать в улье. Кто- 180
то обрезает у перчаток по два пальца (большой и указательный) — так работать в улье еще лучше. Цвет одежды?.. У меня куртка и брюки зеленые. Не забудьте, что всякая одежда пчеловода должна быть из плотного материала, иначе пчелиное жало найдет к вам дорогу. Явитесь к улью в трикотажных брюках или в шерстяных тренировочных — и проверите тогда мой совет на себе. Что же касается перчаток, то подходящие перчатки есть и у меня на всякий пожарный случай. А так я работаю без перчаток. Мою очень хорошо перед работой руки, а затем натираю их листочками мелиссы. Весной, когда мелисса еще не развернула свои листочки, я готовлю крепкий настой из сухих листьев мелиссы и уже этим настоем натираю руки. Пузыречек с таким настоем, а также и свежие листья мелиссы всегда со мной возле улья. Укусит пчела, удалишь из ранки жало и тут же, чтобы другие пчелы не успели принять сигнал тревоги (запах пчелиного яда вызывает у пчел тревогу, а там и агрессию — вот почему стоит одной пчеле укусить вас и если вы не примите сразу никаких мер, пчелы тут же кинутся к тому месту, где вас только что настигло пчелиное жало), натрешь как следует это место листочком мелиссы или смочишь настоем этого растения. И снова работай. И снова пчелы расположатся к вам и будут, как ручные, ползать по вашей руке, видимо, наслаждаясь запахом очень любимого ими растения. Итак, мы готовы. Пчел доставили домой. Если у вас в ящике только что пойманный рой, расположившийся на предложенных ему рамках, то разводить дымарь не обязательно — пчелы, только что вылетевшие роем из улья, обычно спокойные и их можно без дымления пересадить в приготовленный для них улей. Делайте все спокойно. Стойте сзади и чуть сбоку улья. Перед вами открытый ящик с роем, расположившимся на рамках. Доставайте рамку и не спеша, но уверенно переносите ее в улей: крайнюю рамку к боковой стенке улья и т. д., сохраняя тот порядок, который уже состоялся в ящике с роем. Расстояния между рамками соблюдены, улочки не заужены и не расширены сверх нормы. Придвигайте к рамкам разделительную доску-диафрагму, выложите над пустым пространством рейки, а затем на рамки с пчелами, на диафрагму и на рейки расстелите холстик-потолок, расстелите аккуратно, чтобы не было между ним и стенками улья никаких щелей. Можно положить на холстик и подушку, а там 181
одевайте на проставку крышу и распорядитесь с пчелами, которые пока еще остаются в ящике-роевне, откуда только что перенесли вы в улей рамки. А распорядиться этими пчелами лучше всего так. К летку улья, к его прилетной доске прислоните так называемые сходни (ту же крышку от ящика-роевни), и на эти сходни потихоньку стряхивайте пчел из ящика. Посмотрите, как они ведут себя... Если же сразу находят дорогу в улей, то высыпайте понемногу и остальных. Если же пчелы замешкаются, подождите и только после того, как пчелы все-таки найдут правильную дорогу, продолжайте работу. Если в ящике-роевне остается еще какое-то количество пчел, то не торопитесь, оставьте этот ящик рядом с ульем, положите его боком на ваши сходни так, чтобы пчелы могли без особых трудов перейти в улей, а сами понаблюдайте, как ведут себя пчелы, пересаженные в улей... Вот одна пчела вытаскивает из улья кусочек листа, попавшего туда вместе с роем. Вот из летка показывается какая-то палочка, тоже, как и лист, попавшая в улей, а теперь изгоняемая хозяевами-чистюлями... Так и есть, пчелы начинают обживать свое жилище. А вот на прилетную доску опускается пчела с цветным комочком на лапке — эта пчела уже успела слетать за взятком и попутно прихватила с собой пыльцу с цветка. Пчелы вылетают из улья все чаще и чаще, все больше и больше пчел возвращается обратно с пастбища. Все в порядке — пчелы приняли улей. Так состоялось поселение роя. По такой же схеме (правилам) перенесете вы в свой улей из ящика и рамки отводка. Также надо строго сохранить взаимное расположение рамок в отводке — ведь здесь уже сформировавшаяся семья, верная определенному порядку. Здесь также левая крайняя рамка должна находиться с краю гнезда у левой стенки улья (вы смотрите на улей и на ящик с отводком сзади), также правая крайняя рамка отводка долхсна заключать собой гнездо, собранное в улье. Пересаживая отводок, все делают так же, как и в случае с роем. Разница тут в том, что вам не надо беспокоиться: примут или не примут пчелы отводка ваш улей, если он, конечно, для жизни пчел подходит и если вы доставили отводок издалека (в понятии пчел) и им не предоставится возможность вернуться домой... Правда, на это способны далеко не все пчелы отводка, а только летные, рабочие пчелы; молодые же пчелы, которые еще не вылетали на пастбище, 182
от вас не улетят даже в том случае, если свой отводок вы брали у соседа по деревне. Есть и еще одна значительная деталь. Доставив отводок к себе на пасеку (летки в дороге закрыты и пчелы находятся под «домашним арестом»), не торопитесь открывать летки—не позволяйте пчелам еще до пересадки в улей полетать по вашему саду и запомнить, где находится теперь дом- ящик. Если такое произойдет, то ваши пчелы, пересаженные вами в улей, будет упорно возвращаться именно в свой ящик-отводок. Снимите со своих пчел «домашний арест» только так: приготовьте все для переселения пчел в улей, поставьте рядом с ульем ящик с отводком, поддымите немного пчел (пчелы отводка могут быть куда агрессивнее пчел роя) через решеточку, закрывающую леток, подождите несколько минут и только потом принимайтесь снимать крышку с ящика-отводка. И как только появится туг щель, снова поддымите пчел, снова немного подождите, а там уже снимайте крышку совсем, снимайте холстик, если он есть, и переставляйте рамки с пчелами в улей... Вашим пчелам не пришлось пока полетать в саду — они отправятся в первый свой полет на новом месте уже из нового для них помещения, из улья, который и запомнят надолго. Так, рой или отводок на месте, пчелы приняли улей. Что же дальше? А дальше подождите дня три-четыре и загляните в улей — занимают ли пчелы в улье все улочки, не пора ли расширять им гнездо?.. Конечно, пора. Тогда отодвигайте в сторону диафрагму (уж тут не только с отводком, но и с роем надо проявлять достаточную осторожность; улей надо поддымить через леток, а при необходимости дать несколько струек дыма и под холстик и только после этого можно приняться за работу). И добавляйте новые рамки с вощиной. Можно добавлять по одной или по две рамки, но не больше — иначе гнездо сразу будет сильно расширено, а это изменение температурного режима в улье и лишнее беспокойство для пчел. Кто-то посоветует вам добавлять новые рамки с вощиной таким образом: мол, раздвиньте рамки гнезда и чуть ли не в самую его середину поставьте одну или две новые рамки с вощиной; мол, в этом случае гнездо будет разорвано, а для пчел это бедствие. А бедствие надо исправлять, и пчелы все силы кинут на то, чтобы в середине гнезда оставались 183
не рамки с вощиной, а рамки с оттянутыми сотами... При таком, мол, способе пчелы скорей построят соты. Да, это так — рамки пчелы в этом случае построят скорей, но сделают это, бросив сюда все свои силы, отказавшись от тех или иных нужных, необходимых пчелиной семье в данный момент работ. Тут их будет направлять не стремление совершать работу, не размеренный труд, а стресс, аварийная ситуация, устранить которую без каких- либо потерь просто невозможно. Иначе ведут себя пчелы, когда вы осторожно подставите им рамку с вощиной с правой стороны гнезда, подставите замыкающей, последней рамкой в гнезде. Пчелы, конечно, тут же обследуют новоприобретение и сами решат без стресса, без тревоги, что им делать: если есть у них избыток рабочей силы, значит, примутся оттягивать вощи Ну а если пока нет, то запомнят возможность дополнительно поработать до лучших времен... Советую вам: расширяйте гнездо пчел только так. Пройдет еще какое-то время, снова загляните к пчелам, прихватив с собой на всякий случай одну-две рамки с вощиной. И если поставленные ранее рамки с вощиной пчелы усердно осваивают, то расширите гнездо дальше — подставляйте новую рамку. Но вот лето к концу. Пчелы уже не так активно летают, больше расхаживают по прилетной доске, больше озабочены охраной собранного от пчел-воровок, которые могут явиться в любой момент, если неподалеку держит пчел не очень внимательный к ним, а то и жадный человек. Такой пчеловод обычно отбирает у пчел по осени меда куда больше, чем можно. Пчелы, разумеется, чувствуют потерю, и тут же кидаются на поиски цветущих трав. Но где они сейчас эти травы, когда уже август, когда почти все отцвело? Ну а раз нет нектара, тогда в поход на соседнюю пасеку — там мед, и если удастся до него добраться, то пчелы могут спасти себя. О пчелином воровстве много написано, и вы прочтете об этом в других книгах. Я же веду речь о том, что закончилась уже славная пора медосбора и пришло время подводить вам итоги и что-то просить у пчел и себе в ответ за вашу заботу и старание. Если совсем недавно, когда пчелы были заняты работой на пастбищах, вы более-менее спокойно навещали своих подопечных, то сейчас просто так к пчелам не заявишься. Да и страшно не только получить отпор от своих пчел, 184
страшно навлечь беду — спровоцировать чужих пчел на воровство. Вот почему, отправляясь к пчелам за медом, прежде всего запаситесь ящиком, куда будете ставить рамки с медом. У такого ящика должна быть хорошая закрывающаяся без щелей крышка — поставил рамку и тут же закрыл ящик крышкой, чтобы никакая воровка не попробовала чужого меда. Также внимательно и по возможности недолго надо работать и у открытого улья — иначе и туда проникнут воровки. Ну и, конечно, теперь перед работой надо как следует поддымить пчел через леток, а потом несколько клубов дыма дать и под холстик. Поддымили, подождали, а теперь за дело... Отогнули край холстика (весь холстик сразу не снимайте, иначе вскроете гнездо, слишком побеспокоите своих пчел и тут же привлечете внимание воровок), убрали диафрагму — и тоже желательно теперь в ящик для рамок, ибо на диафрагме запах меда — и отодвинули в сторону крайнюю рамку. А потом чуть приподняли ее. Так и есть — рамка полностью заполнена медом с обеих сторон. Рамка тяжелая — в такой рамке около 4 килограммов меда. Убирать или не убирать ее в ящик? Подождите, проверьте следующую рамку, и если она тоже будет полностью заполнена медом, то тогда первую рамку с медом убирайте в ящик и под крышку. И так до тех пор, пока не обнаружите вы рамку, наполненную медом не до конца. Тогда предыдущую, стоявшую рядом с ней рамку, полную меда, возвращайте на место, а все остальные полномедные рамки — в ящик и домой. Диафрагму и холстик на место, на место проставку и подушку, а там и крышу. И снова поменьше летки, поменьше вход в улей — когда мы под- дымливали пчел через леток, мы открывали леток почти полностью... К этому времени пчелам обычно оставляют только один леток, другой был открыт лишь на время медосбора, а остававшийся открытым леток, чтобы не допустить в улей пчел-воровок, сокращают, оставляя совсем небольшой, всего в 10 миллиметров проход. Больше в это время и не надо: пчела в массе своей из улья уже не выходит, да и вентилировать улей уже не надо так усиленно — мед уже собран в ячейках сотов и запечатан. Ящик с медовыми рамками — домой, и прежде всего подводить итоги... Итак, в улье, куда был посажен ваш рой (или отводок), было 14 рамок — остальные две вы не успели подставить, так как лето подошло к концу и медосбор закончился. Сегодня в улье вы обнаружили пять полномедных 185
рамок. Четыре вы вынули, а пятую оставили пчелам. Такая полновесная медовая рамка необходима пчелиной семье как стена гнезда-дома. Итак, в улье осталось 10 рамок. А что там дальше с остальными рамками? Крайняя десятая вами проверена — она полна меда. Проверили вы и девятую — там медом заполнено две трети сотов. А отодвинув девятую, вы кинули взгляд и на восьмую — там меда еще поменьше, всего половина сотов занята медом... Ну а дальше? А седьмая, шестая, пятая и, наконец, первая, крайняя слева?.. Могу вам ответить очень точно: если с правой стороны гнезда вы обнаружили полновесную медовую рамку, да еще не одну, т. е. если пчелы возвели справа от своего гнезда стену-защиту из меда, то, уверяю вас, точно такую же стену, точно такую же полновесную медовую рамку (хотя бы одну) приготовили пчелы для себя и с левой стороны. Следовательно, в первой, крайней слева рамке мед есть, и меда там много. И так же, примерно, как мы только что с вами видели, распределился мед и по второй, и по третьей и по четвертой рамкам — чем ближе к середине гнезда, тем меда в рамках меньше, тем больше под ячейками с запечатанным медом пустых ячеек. Медовые соты всегда располагаются вверху, под верхней планкой рамки, т. е. получается, что медовые соты в гнезде образовали как бы помещение со стенами и сводом посредине. Вот в таком сводчатом помещении мы с вами и оставим пчел до весны, оставим зимовать. Здесь, ближе к левой или правой стороне своего сводчатого жилища и соберутся они в конце концов своим пчелиным клубом, приутихнут и по мере убывания корма внизу станут медленно продвигаться вверх к своду. Пчелы в состоянии зимнего клуба перемещаются только по прямой вверх и какие-либо еще переходы не совершают, а потому, если над клубом не окажется в достатке меда, пчелы могут погибнуть от голода, хотя сбоку от них были рамки с медом. Вот почему пчеловоду и желательно знать, в достатке ли меда в улье, где остаются зимовать пчелы, и много ли меда у пчел «над головой». Конечно, неплохо бы перебрать нам все рамки гнезда и, обнаружив рамки, где меда не очень много, заменить их другими. Обычно такие советы встретите вы и в литературе. Но я поступаю обычно иначе, поступаю так, как подсказывают мне мои знания о жизни пчел. В улье-лежаке я отбираю медовые рамки точно так же, как это сделали вы: оставляю по бокам гнезда полномедные рамки и не трогаю, 186
не ворошу гнездо, уже устроенное пчелами, доверяю им самим ихнюю судьбу — они о чем-то, безусловно, «думали», когда работали, строили и готовились жить дальше. Ну а те, вроде бы лишние, полновесные медовые рамки, которые мы с вами забрали? Не подвели ли мы в этом случае пчел? Никак нет. К этим рамкам-запасу пчелы в этом году уже не вернутся, не вернутся и по зиме. Они могут вспомнить о них только весной, когда начнут двигаться, летать, когда не будет зимнего клуба. Вот здесь-то и может оказаться, что меда, оставшегося в улье после зимы, пчелам будет недостаточно. Тогда и вспомнят пчелы о своих запасах-кладовых. Но по весне и я уже буду знать, как живут мои подопечные, и всегда выручу их в случае необходимости. Но скажу вам, что никакой такой крайней необходимости у пчел, оставленных зимовать на десяти рамках, не будет по весне — меда им хватит в этом случае и на весну, до первого взятка. Вот в таком состоянии ваши пчелы и останутся ждать весны. Сверху на гнезде будет теплая подушка, собирающая влагу, сбоку за диафрагмой, в пространстве, свободном теперь от рамок, будут тоже какие-то утеплители. Скоро холода. Скоро пчелам собираться в зимний клуб. Как, куда устроить на зиму вам ваших подопечных? Ведь у вас нет теплого, специального помещения для пчел — омшаника, нет и подвала в жилом доме, куда, например, убирают на зиму пчел мои соседи. Как быть? Ведь у вас только летний садовый домик, да и сами вы совсем скоро оставите свой сад-огород и до весны, может быть, и не появитесь здесь? Успокойтесь ...Я не стал бы агитировать вас заниматься пчелами, если бы не было тут для таких вот городских огородников-садоводов, для крестьян-сезонников вполне подходящего выхода. Скажу сразу, что я сам ни разу не зимовал по соседству со своими пчелами — с холодами, с морозами я перебирался в город, а пчелы оставались одни и, другой раз, до самой весны без всякого контроля-помощи с моей стороны. И пока, тьфу-тьфу-тьфу, все было в порядке. Пчелам не страшен холод — беда для них голод, отсутствие корма. Да, пчелы, оставленные зимовать прямо в саду, съедят за зиму больше меда, чем пчелы, зимующие в подполе жилого дома или в теплом омшанике. Но пчелы, зимующие на воле, в холоде, становятся крепче, работоспособней — они не изнеживаются, они живут жизнью своих предков. 187
Конечно, оставить улей просто так в саду да еще без всякого утепления и присмотра нельзя. Сейчас много разного люда, который промышляет по оставленным садовым участкам, по летним огородам и садам. И не пощадит такой народишко ваших пчел, оставленных на зиму прямо под яблоней. Так что пчел надо из сада на зиму убирать. И вы уберете их, когда наступят серьезные холода. Занесете к себе в дом, если там по зиме никто не будет жить и никто не затопит печку, или в любое, защищенное от ветра, подсобное помещение. Но поставите не прямо на пол, а устроите для своего улья так называемую утепленную подставку или, проще — подложите под улей кусок достаточно толстого пенопласта или еще какого-то похожего материала, который и не допустит холод прямо ко дну улья. Ну а затем надо утеплить стенки улья... Здесь много разных вариантов. У меня для каждой семьи изготовлены из тонких досок кожуха. Кожуха эти собраны секциями, которые накладываются друг на друга. Расстояние между внутренними стенками кожуха и стенками улья до 100 мм. Все это пространство заполняется паклей. А чтобы в улей мог поступать свежий воздух и выходить из улья отработанный, насыщенный влагой, в кожухе прорезаны оконца, куда и вставляются прямоугольные коридорчики, приставленные к леткам. И верхний, и нижний леток у моих ульев зимой открыты полностью. Правда, на них предварительно установлены защитные решетки — заградители от мышей. Обычно это полоска жести или алюминия, в которых снизу вырезаны прямоугольнички шириной около 8 мм — такие воротца для мышей не годятся, а пчел в случае чего устроят. Похожие кожуха сделать несложно, здесь можно использовать и фанеру, и теплоплиту, и пенопласт. Ульи могут быть просто обернуты каким-то материалом. Но главное, оставьте пчелам возможность получить свежий воздух и расставаться с отработанным — оставьте открытыми летки и загородите их от мышей. По той же причине не закрывайте и вентиляционные окна-прорези в обвязке крыши. Приготовьте для своего улья и вторую утеплительную подушку, точно такую же, какой прикрыли сверху гнездо пчел на зиму... Дело в том, что материал, которым набита подушка, будет впитывать в себя влагу. Тепло от улья вынудит эту влагу подниматься кверху, так что нижняя часть подушки будет оставаться сухой, а верхняя может быть мокрой. Когда нет морозов, влага из подушки уходит, а когда 188
ударят морозы, эта влага смерзается, не удаляется, накапливается. Нет, она не вернется во время оттепели в улей, не повредит пчелам — сами пчелы этого не допустят, ведь они хсивые и по зиме. Но все равно было бы очень хорошо, если есть возможность, как только после крепких и долгих морозов явится глубокая оттепель, навестить своих пчел и заменить им сырую подушку на сухую. Такую же операцию следует проделать и по весне, перед тем как выставить пчел в сад. Что и как делать с пчелами дальше по весне, об этом вы узнаете из книг и журналов — у вас по зиме будет достаточно времени, чтобы приобрести новые знания. Ну а как поступить с медом, который вам подарили пчелы? Если у вас или у ваших знакомых есть медогонка, откачайте мед, освободившиеся рамки с сотами сохраните до следующего года, и тогда расширять пчелиное гнездо вы станете не только рамками с вощиной, но и рамками с сотами—в этом случае пчелы меньше отвлекутся на строительство новых сотов и больше наносят в улей меда. А если нет медогонки, то аккуратно вырежьте из рамки квадратики сотов с медом, сложите их в стеклянную банку или в эмалированную посуду и радуйтесь, что стали обладателями самого дорогого, самого лучшего — сотового меда, от которого вам и вашим близким и радость, и здоровье. Хорошо, скажете вы, зимой мы как-то обошлись, а ведь по лету-то пчеловодство все равно под силу только пенсионерам или новой для нашего времени категории — рэфэ- рошному безработному. А как быть работающему человеку? И тут есть достаточно простой путь. Вы можете держать пчел вообще без особого присмотра, если разместите улей не в саду, где без вас пчел может кто-нибудь разорить, а под крышей садового домика. В этом случае пчелам будет достаточно вашего визита в выходной день, а то и через выходной. Ну а когда наступит пора роения? Как тогда?.. Конечно, каждый вышедший и не пойманный рой — это потеря для пасеки. А ведь одна пчелиная семья может отпустить, как говорят, не один, а два или три роя... Стоит ли вообще заниматься пчеловодством, если пчелы будут роиться без вас? Отвечаю. Роение можно предупредить, и сделать это совсем несложно, если пчелами заниматься серьезно, вдумчиво. И такая работа, проведенная всего за один выходной день, поможет вам не потерять рой. 189
Ну а если у вас почему-либо вдруг не будет времени на такую работу, то и здесь не останетесь вы без ничего. Но сначала ответьте сами себе на вопрос: для чего вам пчелы? Чтобы получать товарный мед (тогда будьте добры работать на пчел каждый день) или вы готовы довольствоваться медом лишь для себя и для своих близких? Если вы не стремитесь к рекордным медосборам, то оставьте своих пчел в покое, предоставьте им возможность роиться, как поступали старинные пчеловоды-бортники, и уверяю вас — и в этом случае вы не останетесь без меда, ибо пчелы не настолько глупы, чтобы совсем увлечься роением и забыть о запасах корма на зиму. И самое последнее — об агрессии пчел. Неподалеку от моего дома живет милая, тихая и очень умная женщина. Она простая крестьянк??но ума, понятия, интеллигентности у нее, пожалуй, побольше, чем у многих моих так называемых интеллигентных знакомых. Когда-то она и ее муж держали пчел. Сейчас у старушки нет сил самой ходить за пчелами — нынче у нее всего три или четыре пчелиные семьи, и главные работы на этой пасеке вершит ее сын, который является сюда из столицы обычно раз в две недели, о Эта самая старушка, моя симпатия, и одарила меня когда-то пчелиным роем, от которого и пошли дальше все мои нынешние пчелы. Те же самые пчелы, от которых пошла и моя пасека, живут сейчас и у старушки. Но в нашей деревне считают, что у меня пчелы мирные, тихие, а у старушки (точнее, у сына старушки) пчелы злые, готовые заесть чуть ли не каждого. И это не пустые слова — от тех злых пчел достается всем, кто оказывается неподалеку от сада старушки... Хоть и высок забор вокруг сада, но все равно, появятся в той стороне люди с граблями, с вилами за сеном или за какой другой работой, как пчелы тут как тут. И бегут напуганные пчелами люди прочь. А в прошлом году одного такого бедолагу пришлось даже отправлять в районную больницу — спасли его от худшего только копна сена да быстрые ноги... Прибыл неудачник собирать в копны сено, но не успел собрать и одной копны, как накинулись на него пчелы. Человек вилы в стороНу а сам с головой в копну. Пчелы поотстали, хотя и покусали достаточно. Подождал попавший в беду, подождал, поверил, что пчелы угомонились наконец, встал, да на всякий случай не расстался с приличной охапкой сена на голове. И правильно сделал. Пчелы снова были тут как тут. Хорошо хоть бежать до своего дома пришлось недолго. 190
В чем же дело? Почему точно такие же пчелы у меня не пугают пока никого, а тех пчел, наших самых близких родственников, боятся в деревне, как огня. Как-то прислала старушка ко мне гонца, малого мальчонку: мол, так и так, бабушка просит помочь с пчелами — рой вышел. Запасся я всем необходимым для такой работы и прибыл по вызову. Рой сняли, хотел я вернуть его обратно в улей, предварительно проверив, что же делается там, в гнезде у пчел, отпустивших этот рой. Развели дымарь, под- дымили, успокоили вроде бы обитателей улья. Снял я крышу, магазин, добрался до гнезда и вот тут, хотя еще раз под- дымил пчел и работал вроде бы, как всегда, спокойно, и руки мои были натерты листочками мелиссы, и накинулись на меня пчелы. Заглядывать в это беспокойное гнездо я отказался, но все равно надо было вернуть на место и магазин, и все остальное. Я надел перчатки, но и тут пчелы не успокоились, и я с большим трудом закончил работу. Старушка посочувствовала мне и сообщила, что это и есть самый злой ихний улей, из которого, кстати, и вышел когда-то тот самый рой, который был передан мне. А еще добавила она, что надо было одеть мне перчатки ее сына, резиновые — их, мол, пчелы не прокусывают. И мои матерчатые перчатки пчелы тоже не прокусывали, но не привык я вот так общаться с пчелами — если сопротивляются чересчур, если нельзя их как-то мирно успокоить, тогда надо оставлять работу и пчел в покое, чтобы не злить их, не награждать их недоброй памятью. Это было моим правилом, и, скорей всего, именно поэтому мои пчелы и не набрасывались ни на кого. По другим правилам жил и обходился с пчелами сын старушки. Это был здоровый, сытый и самоуверенный человек. Казалось, он никогда не знал преград на своей дороге, а потому прислушаться к чей-то тревожной просьбе, повременить, не беспокоить пока живое существо он не умел или не хотел. Также и с пчелами. Закрывшись от них броней резиновых перчаток, он спокойно шел к ульям тогда, когда хотел (да, честно говоря, и время-то он не мог особенно выбирать, ибо наведывался к матери совсем коротенько). И пчелы бросались на врага, старались пробить жалом резину, но не могли. На сигнал боя тут же являлись еще и еще атакующие, а наш упорный герой упрямо стоял посреди этого пчелиного бедствия и творил свое дело. 191
Дело-то он заканчивал обычно «успешно», видимо, довольный содеянным отправлялся к столу, а там и в город к работе, а вот пчелы, растревоженные таким образом, долго не приходили в себя и все это йремя потом видели во всех двуногих существах своих врагов. Растревожить, разозлить пчел серьезно и надолго можно достаточно просто. А затем такие разозленные пчелы долго не забывают свой боевой опыт. Подобное случилось и в том селе, где жил мой знакомый пчеловод, которого заели собственные пчелы... Человека похоронили, а пчелы остались, но не успокоились, а принялись преследовать мужиков, которые собирались обычно возле магазина на предмет интереса к алкогольным напиткам. Стояли они туг, подвыпившие, похмелившиеся, обычно мирно общавшиеся друг с другом, что-то обсуждали, что-то доказывали. И такое собрание в том селе у магазина было постоянным, но только до тех пор, пока не случилась беда, — а как только лохоронили человека, так и исчезли кучки веселых мужиков возле магазина. А если и появлялись какие отважные на прежнем месте, то почти тут же скрывались за дверями магазина от свирепых пчел и долго не решались выбраться наружу. Говорили и, видимо, не без основания, что эти пчелы, действительно, не расставшиеся сразу со своей злостью после несчастного случая и, действительно, гонявшие подвыпивших мужиков, вовсе не обращали внимания на другую, женскую часть населения. И это правда, которую я могу подтвердить, ибо знаю хорошо кое-кого из участников события. Отсюда и вывод: пчеловод, не бойся пчел — бойся себя, если ты не умеешь понимать своих подопечных, не умеешь уважать другую жизнь, прислушиваться к ней, знать ее чаяния и тревоги. В таком случае лучше не заниматься пчелами. А если вы добры и внимательны ко всему живому, если не поселились в вас даже в нынешние, до крайности озлобленные на живую жизнь времена ни алчность, ни зависть, если вы по-прежнему считаете для себя правилом — не посягать на чужое, если вас радуют простенькие полевые цветы, утренняя роса по зеленому лугу, если вы умеете, хотя бы про себя улыбаться поющей птичке, то заводите, пожалуйста, пчел, и они наградят вас за ваше чудесное сердце не только здоровьем и долголетием, но и так необходимой всем нам настоящей мудростью. 192
ПЧЕЛА И ПЧЕЛОВОД Первый облет Итак, наши пчелы пережили зиму, самое трудное для них время года. Скоро весна, скоро первый облет, наведение порядка в своем доме, улье, и первый полет-разведка по окружающим местам. А там и первая обножка, комочек пыльцы, принесенный домой, и первая капелька свежего меда, собранного с мать-и-мачехи или с ивы. И пчелы, по-видимому, очень точно знают, как приближается весна, скоро ли явится первое весеннее тепло, хотя и зимуют они у меня не на воле, а в помещении. Правда, это помещение холодное, температура здесь почти такая же, как и в саду: тепло на улице, тепло и здесь, где стоят сейчас мои ульи. Эти-то изменения температуры, давления, влажности воздуха пчелы, скорей всего, и отмечают для себя. И наступят теплые дни, пчел уже не удержать взаперти. Хоть и нет им выхода из того помещения, куда убрал я их на зиму, но все равно станут они выбираться из улья на прилетную доску, и выбираться не по одной, а порой и целым отрядом, а другой раз и попробуют здесь свои крылья, но, увы, в темноте потеряют ориентацию и не вернутся в свое жилище... А потому мне надо поторопиться и, не дожидаясь, когда в сад заглянет первое тепло, выставить пчел на волю. Другое дело, когда пчелы зимуют в помещении, где температура в течение зимы более-менее постоянная и не зависит от наружной температуры — тогда-то и выдерживают те или иные правила, сохраненные многими пчеловодами с давних времен: мол, пчел надо выставлять в такие-то и такие-то, заранее оговоренные дни, после таких-то и таких-то праздников и т. д. Так поступают и мои соседи, которые держат пчел зимой в подполе — они выставляют ульи на место только в то время, когда уже достаточно тепло и пчелы сразу могут облетаться и после облета тут же приняться за работу. Я же так поступить не могу, а потому и выставляю своих пчел еще в марте, в начале 20-х чисел этого месяца. Конечно, хорошо бы выбрать день, наиболее подходящий для переселения пчел из зимнего помещения в сад — конечно, никуда не годится выставлять пчел в плохую погоду, в то время, когда идет снег, когда дует сильный ветер. Выставлять пчел следует в тихий, теплый день, чтобы пчелы, которых мы все равно потревожим при переселении и 7-301 193
которые обязательно поинтересуются, что с ними делают и где они теперь находятся (а для этого обязательно выберутся в каком-то числе из улья на прилетную доску), не обманулись, не оказались сразу из своего теплого помещения на холоде и не понесли бы по этой причине потери. Выставлять пчел к тому же следует вечером, чтобы они не обманулись не всегда верным дневным мартовским теплом, которое может растревожить их, вызвать их сразу на улицу, а там и отступить, оставив пчел один на один с весенним холодом. Лучше, когда пчелы с утра станут отмечать для себя постепенное нарастание тепла, а там и решат самостоятельно, никем не потревоженные, что им делать: совершать или не совершать первый облет именно сейчас, в этот день. Увы, когда не находишься все время возле пчел, когда ваши пчелы от вас не очень близко, приходится и нарушать некоторые из этих правил и выставлять пчел другой раз и в неподходящую для них погоду... А что делать, если день, когда ты собираешься отправиться из города к своим пчелам, заранее намечен, если ты располагаешь только двумя выходными днями в неделю, если ты отправляешься к пчелам не один, а с помощником (у которого тоже свои планы), чтобы выставить пчел — ведь вам придется переносить тяжелые ульи, и без помощника здесь чаще всего не обойтись... Вот и получается: приедешь в деревню, а погода не очень теплая. Но что делать — надо и в этом случае постараться не побеспокоить, не потревожить пчел, выставляя их на волю... А то можно и опоздать, если вдруг нагрянет большое тепло... Вот почему и выставляю я своих пчел никак не позднее 20—23 марта. Первая работа у нас в саду — проложить дорожки к тем местам, где стояли в том году и где будуг стоять в этот ульи... Я уже, по-моему, говорил вам, что из года в год желательно выставлять пчел на одно и то же место, ибо пчелы могут это место очень хорошо помнить и, если вы переставили по весне ульи, могут во время первого облета отправиться именно туда, где в прошлом году стояло ихнее жилище. Дорожки к подставкам, которые у меня зимуют в саду, приходится прокладывать в снегу очень основательно. Во- первых, надо обязательно добраться до земли, чтобы у вас под ногами, когда вы станете выносить ульи, была твердая почва, чтобы вы не смогли оступиться, провалиться в снег, чтобы вы никак не потревожили пчел во время переселения. Во-вторых, эти дорожки должны быть достаточно ши- 194
рокими, чтобы за стенки снежного коридора не задевали стенки улья во время транспортировки. И вокруг подставки снег надо достаточно хорошо убрать — побольше снега надо убрать впереди, перед летком улья, чтобы пчелы, выходя из улья, сразу не натыкались на снежный сугроб. От снега ледовитый холод — он может сразу подействовать на пчелу, и она, окоченев, упадет на снег и погибнет. Ведь в природе жилище пчел, дупло, находится достаточно высоко над землей и туда ледяное дыхание от сугроба никак не доходит. Вот почему и поражает зрелище: внизу под деревом, в котором живут пчелы, еще громоздятся не тронутые теплом сугробы, в этих сугробах еще отсиживается мороз, а возле выхода из дупла, на солнцепеке, кружатся и кружатся пчелы, отправившиеся в свой первый полет. У нас же все совсем не так — у нас снег может быть возле летка, а потому этот аккумулятор холода надо от улья убрать. Еще лучше после уборки снега на это место набросать сена или соломы, а то можно расстелить перед ульем и какое-нибудь полотнище. Цель такого устройства не только оградить пчелу от холода (кстати, если не убрать снег от улья, то холод, идущий от снега, будет проникать в леток, и пчелы, находящиеся в улье, не будут получать информацию о дневном тепле — другой раз уже и солнце разойдется вовсю, уже и столбик термометра поднимется высоко, а пчелы все не выходят из улья, который окружен сугробами). Сено, солома, плотная ткань, расстеленные перед ульем, — это еще и место для посадки облетывающихся пчел. Здесь пчела присядет передохнуть и здесь постарается освободить свой кишечник от кала, скопившегося за долгую зиму. Как вы знаете, пчела в улье всю зиму питается медом. Но, питаясь, она не оправляется в улье — закон чистоты жилища превыше всего и в это время. Кал скапливается в кишечнике у пчелы (от этого брюшко пчелы, выбравшейся после зимы первый раз из улья на волю, кажется раздутым, а сама пчела выглядит тяжелой). И теперь, во время первого облета, пчела стремится освободить свой кишечник. Вот почему, выбравшись из улья, пчелы часто присаживаются на кусты, на крышу своего улья и здесь оставляют свои темно-коричневые метки. Освобождает пчела кишечник и во время самого полета, и тогда снег вокруг улья раскрашивается темными пятнышками и полосками, которые на солнце быстро опускаются в снежную массу. 7* 195
Правда, случается по зиме и такое, что пчелы оставляют накопившийся у них кал по внутренним стенкам улья, по рамкам и по сотам. Случается такое, когда в улье какая-то беда: то ли пчелы питались плохим медом, то ли плохо зимовали и встретились с болезнью, то ли по зиме пчел кто сильно потревожил. Если же зимовка проходила нормально, то в улье у пчел идеальная чистота. Как проходила зимовка, испачкали или не испачкали пчелы свое жилище по зиме, об этом мы с вами узнаем не очень скоро — в улей мы с вами заглянем только тогда, когда станет совсем тепло (проводить детальный осмотр гнезда можно только тогда, когда температура воздуха в тени будет не ниже 16 градусов), а пока мы с вами можем судить о качестве зимовки пчел вот по какому наблюдению. Если пчелы, выходя из улья на первый облет, поднимаются сразу вверх, а не опускаются туг же на сено, солому, постеленные на снег, значит, пчелы вышли из зимовки сильными, здоровыми. Если большинство пчел, отправившихся на облет, ищет тут же место для посадки, то это признак того, что пчелы эти слабы, а то и больны. И очень часто такие пчелы, сразу опустившиеся на сено, солому, на снег, не возвращаются больше в свой улей — они слабы, больны и не годятся для дальнейшей жизни-работы в улье. Вот почему существует мнение, что не следует расстилать перед ульем сено или солому, мол, достаточно просто убрать от улья снежный сугроб, а там будь что будет: здоровая пчела не опустится на снег, а больная, слабая, мол, так и так будет непригодна для жизни. То есть здесь как бы имеет место естественный отбор. Честно говоря, я сам не расстилаю перед ульем ни сено, ни солому и пока не вижу, что бы мои пчелы в большом числе оставались во время облета на снегу — пока при весеннем облете я встречаю у себя в саду только единицы погибших пчел, если, конечно, сам не совершу какую-нибудь грубую ошибку. А ошибку можно совершить в том случае, например, если пчел в улье было много, а вентиляция не была как следует устроена... Помните, я уговаривал вас, когда вы собирались делать свой первый улей: мол, сконструируйте улей так, чтобы подрамочное пространство, т. е. пространство между нижними рейками рамок и полом, было не менее 50 миллиметров. В этом случае пчелам легче зимовать. К сожалению, у меня самого не все ульи имеют достаточно большое подрамочное пространство — я начинал устраивать свою пасеку с ульями, которые делали для себя другие лю- 196
ди, эти ульи у меня пока остались. И вот в таком улье, с небольшим подрамочным пространством, и пошла в зимовку довольно-таки сильная семья. Меда в улье было достаточно, а вот, как говорится, простора-то пчелам по весне и не хватило. Зимой в стесненных условиях пчелы чувствовали себя, видимо, неплохо (подмора в улье почти совсем не было), а вот к весне теснота сказалась, и пчелы очень нетерпеливо дожидались тепла. Когда я приехал в деревню и осмотрел улья, то сразу обеспокоился тем, что в этом улье пчелы вели себя очень живо и, судя по всему, активно просились на волю. На следующий день мы с сыном выставили пчел в сад. Но день выдался не очень удачным: хоть и пригревало солнце, но в воздухе стоял мороз и погода никак не располагала к тому, чтобы пчелам в этот день облетаться. Так рассудили и все мои пчелы, кроме пчел из того улья, который я только что описывал. Я с трудом прикрыл летки в этом улье перед тем, как вынести улей в сад — пчелы никак не желали убираться в свое жилище, и мне пришлось попросту заткнуть летки кусочками пакли. Пчел мы выставили, кусочки пакли я осторожно стал вынимать из летков, и тут нетерпеливые насекомые буквальным образом вырвались из улья. Вырвались и, встретив ледяной холод, стали падать вниз, на снег. Возможно, надо было дождаться вечера и выставить этот улей только тогда. Но у меня уже не было времени, да не было и надежды, что пчелы усидят на месте в зимовнике — они выкучивались из летка и пытались летать еще до того, как мы вынесли их в сад. Словом, сколько-то пчел я потерял, но улей сразу утихомирился, и я перестал уж слишком корить себя, рассуждая так: может быть, те пчелы, которые никак не желали сидеть в улье, были как бы лишними, или, может быть, только эта часть пчел страдала излишним желанием вырваться на волю. По крайней мере, все очень походило на такое явление, какое мы обычно называем так: спустить пар. Нет, я совсем не собираюсь снимать с себя вину за происшедшее — виноват, конечно, я, пчеловод, по вине которого, как правило, и случаются на пасеке все беды. Вот такая беда однажды случилась и у меня... А дальше эта семья очень неплохо себя чувствовала и к концу лета порадовала меня хорошим взятком. Итак, мы с вами почти приготовились к тому, чтобы переселить пчел на волю: устроили дорожки к подставкам и убрали снег от ульев, которые вот-вот принесем сюда... Но до того, как выставить пчел, нам с вами надо провести еще 197
одну работу: проверить в ульях летки и проверить утеплительные подушки, которые мы клали сверху рамок. Пчелы проводят зиму, собравшись в плотный клуб. Клуб располагается на сотах в середине гнезда. Над головой у клуба запасы меда, которым пчелы и питаются всю зиму. Сбоку от зимующих пчел тоже запасы меда в сотах (на боковых рамках в нашем улье — вспомните, как мы устраивали по осени гнездо для пчел), но этот мед не для зимы — этот мед по зиме будет беречь тепло около клуба пчел и востребуется ими только по весне, когда клуб распадется, когда станет тепло и пчелы примутся выводить потомство, тогда этот мед, находящийся на боковых рамках, и пойдет на дело. А пока, по зиме, пчелы потребляют только те запасы пищи, которые находятся у них над головой, ибо клуб зимующих пчел может двигаться только вверх — почему, об этом мы поговорим попозже, когда закончится новое лето и наступит осень. И случится беда, если не окажется над головой у клуба пчел в достатке пищи, и пчелы начнут погибать от голода и от холода. Погибнут в этом случае не все пчелы сразу — пчелы будут бороться за жизнь до последнего, они будут сохранять жизнь в сердцевине клуба, будут хранить собой матку, пчелиную царицу, и последние капли меда отдадут ей, чтобы она осталась жива, чтобы могла продолжить жизнь пчелиной семьи... И бывает такое: придет весна, поднимет пчеловод холстик, прикрывающий рамки, заглянет внутрь улья и увидит здесь лишь крошечный комочек пчел, но живой, теплый, хранящий свою матку. Остальные же пчелы, собравшиеся по осени в свой плотный клуб, погибли, упали на дно улья. Такие погибшие во время зимовки пчелы, упавшие на дно улья, именуются у пчеловодов подмором. Когда подмора много, он может и загородить собой выход остальным пчелам из улья, может забить леток. А забивают собой погибшие пчелы леток (речь идет о нижнем летке, верхний леток и при такой беде останется свободным, открытым для пчел, ибо подмор находится на дне улья — туда осыпаются пчелы перед гибелью) вот по какой причине... Пчела, почувствовавшая беду, почувствовавшая свой конец, обычно всегда стремится выбраться из улья и погибнуть вне его, будь это летом или зимой. По летнему времени такая пчела-горемыка успеет выбраться из помещения, не останется там подмором, не загрязнит собой семейный дом, а вот зимой такая пчела, собравшаяся расстаться с жизнью, чаще всего не успевает выбраться из улья — уже на 198
дне улья холод жестко встречает насекомое и останавливает его навсегда. Бывает так, что пчела погибает уже в самом летке — вот туг-то и забивают погибшие пчелы собой нижний леток. И если вы оставите на зиму открытым только нижний леток, то подмор, собравшийся возле него, может причить таким образом вред и остальным пчелам: забив леток, один-единственный, нижний леток, подмор может нарушить вентиляцию в улье, в результате этого повысится влажность в улье и т. д., а там пчелиный клуб понесет в результате изменения условий зимовки и новые потери (помните: излишняя влажность в улье по зиме — один из главных врагов зимующих пчел). Вот почему я давно принял для себя за правило: оставлять на зиму открытыми два летка—и нижний, и верхний. Но подмор в улье может появиться не только в том случае, когда вы допустили ошибку и не оставили пчелам достаточно меда над головой клуба (еще раз повторяю: пчелиный клуб может двигаться только вверх, только тем медом, который у них над головой, могут они питаться; и часто бывает такое — пчелиная семья понесла зимой большие потери, а то и погибла совсем» израсходовав запасы корма над головой, а на боковых рамках меда осталось много, ибо пчелы, собравшиеся в клуб, не могут по зиме перейти на боковые рамки, т. е. совершить перемещение в сторону). Бывает так, что пчелы почему-либо (об этих причинах мы тоже поговорим попозже) соберутся в гнезде в два клуба, самостоятельных или связанных друг с другом небольшими живыми перемычками-мостами. Оба этих клуба начнут свое зимнее движение, а там и разойдутся: один, выбравший верный путь, благополучно доживет до весны, а другой, собравшийся там, где меда было немного, погибнет и оставит после себя на дне улья подмор. Здесь надо заметить, что подобные явления имеют место только в искусственных жилищах, построенных для пчел человеком, в дуплах, в природных жилищах, где пчелы живут без забот со стороны человека, подобного обычно произойти не может. Так же, как не может и подмор, упавший на дно дупла, осыпавшийся с сот, забить собой леток и нарушить таким образом вентиляцию в дупле — леток в дупле устроен не внизу, а в верхней части естественного жилища пчел. Это и понятно — леток в дупле либо то место, откуда когда-то рос потерянный деревом позже сук, либо выдолбленное когда-то дятлом отверстие-вход в его жилище-дупло. В любых случаях рост, расширение дальнейшее дупла шло 199
больше вниз, чем вверх, вниз опускалась вода, попавшая через отверстие в дереве, внизу шел процесс разрушения древесины. Так что к тому времени, когда такое дупло облюбовали для себя пчелы, леток, вход в дупло, был куда ближе к потолку дупла, чем к его полу. Кстати, пол дупла обычно так и остается у пчел в естественном виде, рыхлую, подгнивающую древесину здесь пчелы не убирают, никак не подправляют с помощью пчелиного клея-прополиса. Прополис может пойти только на отде- лывание потолка дупла, ибо задача потолка пчелиного жилища — удерживать тепло в улье. Я встречал иногда такие утверждения: мол, пчелы покрывают прополисом не только потолок дупла, но и его стены... Не знаю, сколь верно такое утверждение, но сам я никогда не встречал естественного жилища пчел, дупла, где бы стенки были сплошь покрыты прополисом. Не случается такого и в ульях, которые мы делаем сами для пчел. Пчелы могут с помощью прополиса заделать какие-то неровности в древесине стенок улья, замазать все дырочки и щели, но ни в одном моем улье до сих пор нет никакого сплошного покрытия прополисом внутренних стенок. По-моему, живые, не покрытые ничем стенки дупла нужны пчелам для того, чтобы через них уходила из дупла излишняя влага — ведь дерево дышит. А вот дно дупла, не покрытое прополисом, сохранившее свою полусгнившую древесину, играет еще одну очень важную роль — здесь, видимо, и утилизируется подмор. Судите сами, подмор и прочий сор, который так или иначе появляется в улье (вспомните, что пчелы, прежде чем добраться до меда, запечатанного в сотах, вскрывают эти соты, разгрызают крышечки над ячейками, и, конечно, эти крошечки воска падают вниз, на дно улья, на дно дупла. Эти крошечки из улья пчелы вынесут, выкинут вон и сделают это, видимо, только потому, что мы предложили им нижний леток, из которого очень просто выкинуть всю грязь, весь мусор, собравшийся на дне жилище. А если у вашего улья нет нижнего летка, если пчелы пользуются только верхним летком, часто ли вы увидите, чтобы пчелы выносили через верхний леток, один-единственный леток в ихнем жилище, какой-то мусор. Легко ли пчеле, пожелавшей удалить из такого жилища тот же подмор, совершить такое действие? Ведь тут придется, держа лапками погибшего собрата, подниматься вверх по стенке жилища, а это не так-то просто. Вот здесь-то и выручает пчелу дно дупла. 200
Я очень внимательно читал те редкие рассказы о пчелах, которые писали опытные пчеловоды-практики. Такие пчеловоды знали и жизнь пчел в дуплах. И ни разу не приходилось мне встречать тут свидетельства, что на дне дупла, где живут пчелы, собирается какая-либо грязь. Все авторы таких рассказов в один голос утверждали, что в дуплах всегда очень чисто. Правда, авторы этих рассказов-описаний жизни пчел в дупле чаще всего заглядывали в дупла к пчелам только в конце лета, когда там был мед, по весне же, когда пчелиная семья только-только начинала жить после долгой зимы, не было нужды интересоваться естественным пчелиным жилищем. И думается мне, загляни тут, по весне, в дупло с пчелами, и какое-то количество подмора, который потом будет утилизирован прямо в дупле, ты обнаружишь. К тому же в дупле, где живут пчелы без забот со стороны человека, где они сами готовят для себя запасы меда на зиму, вряд ли и бывает много погибших пчел, много подмора. А вот в борти, в дупле, изготовленном человеком, подмор по весне встречается. Об этом рассказывают и сами бортники, которые по весне обязательно проводят ревизию своего хозяйства и чистят борти, если там собирается подмор. Бывает, что в борти семья может по какой-то причине и погибнуть, и тогда подмора будет много. Такое, видимо, может случиться и в естественном дупле. Подмор же в борти может обнаружиться и по вине человека, если он не очень внимательно отнесется к пчелам, отбирая у них мед, вырезая из гнезда соты, — в этом случае может быть допущена ошибка, похожая на ту, которую совершает пчеловод, неправильно формируя гнездо на зиму — тут уж подмора не избежишь. Простите меня за экскурс к естественному жилищу пчел, к дуплу, но мы будет и дальше не раз интересоваться жизнью пчел в дупле, чтобы узнать как можно точнее, как живут пчелы без забот человека и что теряют наши пчелы, живущие в ульях, — без этого нам не добиться ничего хорошего: наши пчелы туг будут часто болеть, а то и гибнуть, будут терять здоровье, силы, и нам редко когда удастся туг увидеть у себя в саду сильную пчелиную семью. А пока снова вернемся к вопросу: что еще может быть причиной подмора пчел в зимнее время?.. Как бы ни старались мы, как бы тщательно ни готовили пчел к зиме, но в любых случаях среди зимующих пчел будут и такие, которые уже поработали как следует, много полетали, а потому стали слабей. Таким пчелам трудней зимовать, и они по зи- 201
ме могут не выдержать и погибнуть — вот почему пчеловод старается, чтобы в зиму ушли в его ульях только такие пчелы, которые не поработали летом, которые появились на свет уже в августе-сентябре. Так что и тут на дне улья обнаружите вы какое-то количество погибших за зиму пчел. Пчела жива зимой в улье, пока она держится за свой клуб. Но стоит ей отделиться от клуба, как гибель ее уже поджидает. А отделиться от клуба пчела может в том случае, если по зиме пчел побеспокоить, например, шумом, ударами по улью. Тут же сработает у пчел механизм защиты своего жилища — и пусть на улице мороз, какое-то число пчел все равно кинется к летку, а то, выскочив из летка, кинется и на виновника тревоги. И конечно, такая пчела-героиня тут же погибнет от холода. Но даже в том случае, если пчелы не выбрались из улья, а только оставили свой клуб, им все равно, как правило, грозит гибель... Вот вам и еще одна причина того, что на дне улья может появиться подмор. Много ли, мало ли бывает в ульях подмора? Отвечу вам, ссылаясь на свой опыт: если я не допускаю по осени грубых ошибок и предоставляю пчелам самим устроить себе гнездо на зиму, то подмора может не быть совсем. Подмор на дне улья — это тревога для пчеловода, это вопрос, на который он должен обязательно найти ответ: в чем причина происшедшего, где твоя вина, человек, взявший на себя заботу об этих чудесных насекомых. Но о том, много ли подмора у нас в ульях этой зимой, узнаем мы попозже, когда станет тепло (когда температура воздуха в тени достигнет 16 градусов) и когда мы сможем заглянуть в сам улей, в гнездо пчел. А пока нам предстоит только одна-единственная операция: очистить, если в этом есть необходимость, леток от подмора, открыть дорогу пчелам на улицу и воздуху в улей через нижний леток. Для такой операции надо запастись достаточно длинной деревянной палочкой-полоской, ширина которой должна быть поменьше высоты летка (высота летка 8—10 миллиметров) или металлической полоской такого же размера. Металлическую полоску можно и загнуть на конце коротким крючочком, с помощью которого вы не только разведете подмор в стороны от летка, но и можете удалить часть подмора из улья. Палочку или металлическую полоску вы направляете через леток в улей по дну и движением по дну влево-вправо отодвигаете в сторону от летка возможный подмор. Операцию эту лучше всего сделать по утру, т. е. до того времени, когда вы станете выставлять пчел. Такая операция 202
может побеспокоить ваших подопечных и они не сразу успокоятся. Если такую операцию вы станете проводить перед самой выставкой пчел, то тут, если пчелы будут потревожены, придется ждать и порой долго, чтобы тревога прошла, чтобы пчелы убрались с прилетной доски обратно в улей и дали вам возможность закрыть летки перед выносом улья на улицу (летки и верхний и нижний перед выставлением пчел наглухо закрываются, чтобы пчелы не оказались на улице, прежде чем вы поставите улей в саду на место; и там вы не сразу откроете летки, дадите пчелам успокоиться после дороги в сад). Разумеется, что очистку летка от подмора надо проводить уверенно и быстро, чтобы излишне не потревожить пчел, но в то же время такая работа должна быть проведена тихо и мягко, без стуков и прочих посторонних звуков. Во время первого такого визита к ульям, конечно, очень хочется узнать, как там, в улье, ваши пчелы, живы ли, здоровы ли?.. Я пишу сейчас эти строчки, за окном конец января, а сам все время задаю себе этот вопрос. Вот и представьте, с каким нетерпением ждет пчеловод встречи со своими пчелами... Если в то время, когда вы очищаете леток от подмора, пчелы сами обнаружат себя, выберутся из летка да еще соберутся защищать свое жилище, будьте спокойны: ваши пчелы живы и достаточно активны. А если пчелы ничем не проявят себя во время такой вашей работы, что тогда? А тогда два ответа на вопрос: как там ваши пчелы... Либо они еще «спят» в своем клубе, либо случилась какая-то беда... На этот случай хорошо бы запастись длинной мягкой трубочкой. Один конец такой трубочки запускаете в леток, очищенный от подмора, а другой вставляете себе в ухо и прислушиваетесь... Если пчелы живы, то вы обязательно услышите их голос. Этот голос может быть различным и своими оттенками подскажет опытному пчеловоду, как чувствует себя эта семья. Но мы с вами пока не очень опытные пчеловоды, а потому не станем сейчас по голосу определять, как здоровье пчелиной семьи. Нам будет пока достаточно установить факт: пчелы живы, раз они подают голос. Если же пчел вы не услышите, то это знак беды. Пришла ли действительно беда в ваш улей, вы подтвердите это сейчас, когда после работы с летком поднимете с улья крышу и поинтересуетесь: надо или не надо менять пчелам подушку, которая прикрывала рамки гнезда сверху... Улей дышит всю зиму. Через нижний леток в улей поступает холодный свежий воздух, а через верхний леток из 203
улья выходит влажный и теплый воздух — так удаляется излишняя влага, продукт, как говорится, жизнедеятельности пчел в зимнее время. Но влага, образовавшаяся в улье, удаляется не вся через верхний леток — часть влаги впитывается материалом, который набит в утеплительную подушку, что укладывается на холстик, прикрывающий рамки. Как бы тщательно ни замазывали пчелы этот холстик прополисом, как бы старательно ни приклеивали его концы своим клеем к стенкам улья и к рамкам, все равно теплый воздух, богатый влагой, проникает через холстик к подушке и туг поглощается мхом, ватой или еще каким-то гигроскопическим материалом, находящимся в подушке. Влага остается в подушке и будет удалена из нее только в том случае, если у вас под крышей улья хорошая вентиляция и если на у