Обложка
Предисловие. Источники и историография
Введение. Цивилизационный кризис, к истории вопроса
2. К истории вопроса
Глава 1. Истоки и смысл национал-социалистского отторжения христианства
Глава 2. Католическая церковь в 1933 г. Иллюзии и реальность
2. Кардинал М. фон Фаульхабер. Рождественские проповеди
1. Религиозное движение «Немецкие христиане». Теологические истоки
2. Конституционные проблемы. Движение молодых реформаторов
3. Арийский вопрос и создание Чрезвычайного пасторского союза
1. Усиление конфронтации. Барменский синод и образование Исповедующей церкви
2. От Бармена до Далема. Радикализация Исповедующей церкви. Поиск истины
3. Компромисс и конфронтация. Меморандум и Кафедральное послание 1936 г
Глава 5. Немецкая Евангелическая церковь в предвоенные годы
2. 1937-1939 годы — годы кризиса и основополагающих решений
Глава 6. Католическая церковь в 1934-39 гг.
2. Мировоззренческое сопротивление. Энциклика «Mit brennender Sorge». Теология Гуардини
Глава 7. Немецкая Евангелическая церковь в годы войны
2. Дитрих Бонхёффер: судьба и вера
Глава 8. Церковь и церковная жизнь во время войны. Противостояние
2. Внутрицерковная деятельность. Борьба за ритуалы и святыни
3. Проблемы христианской нравственности
4. Разобщенность христианского сообщества. Война и проблема патриотизма
Глава 9. Католическая церковь и государство
2. Иезуиты и национал-социализм.Комитет по делам Ордена
4. Антикоммунизм и еврейский вопрос
Глава 10. Католики в подполье. «Персональный социализм» А. Дельпа
2. Альфред Дельп. «Новый порядок»
3. Христианское образование и воспитание
4. Проблема прав и свобод. Основной закон
5. Социальные проблемы
6. Тюремные записки А.Дельпа. Завещание потомкам
Глава 11. Христиане в Национальном комитете «Свободная Германия»
2. Комиссия по делам церкви. Проблема христианской вины и ответственности
Заключение. После войны
Библиография
Именной указатель
Text
                    РОССИЙСКАЯ  АКАДЕМИЯ  НАУК
ИНСТИТУТ  ВСЕОБЩЕЙ  ИСТОРИИ
 Л.  Н.  Бровко
 ЦЕРКОВЬ
И  ТРЕТИЙ
РЕЙХ
 Ответственный  редактор
д.и.н.  Е.  С.  Токарева
 Санкт-Петербург
 АЛЕТЕЙЯ
 2013


УДК 261.7 ББК 86.239(4Гем) Б88 Ответственный редактор д. и. н. Е. С. Токарева Рецензенты: д. и. н., профессор В. П. Иерусалимский д. и. н. О. В. Чернышева Бровко Л. Н. Б88 Церковь и Третий рейх / Л. Н. Бровко. — СПб.: Алетейя, 2013. 472 с., [32] с. ил. 15ЕМ 978-5-91419-247-8 В монографии известного историка-германиста Людмилы Николаев¬ ны Бровко представлена широкая картина деятельности христианских церквей в Германии в годы фашистской диктатуры (1933-1945). В центре исследования — деятельность церквей католического и протестантско¬ го вероисповеданий во всей её многогранности и противоречивости, во всей сложности взаимоотношений с нацистским режимом. Линия взаимоотношений с гитлеровской диктатурой — одна из центральных в монографии. Подробно исследовано также внутрицерковное положение, конфессиональные истоки (исторические и мировоззренческие), основные теологические концепции, даны портреты известных церковных деятелей и теологов. В книге отображено идеологическое и практическое противоборство христианских и антихристианских (пронацистских) сил в обществе и церкви, поставлена проблема христианского сопротивления. Дана общая картина состояния христианских церквей и христианского сообщества в годы Второй мировой войны как в Германии (от общей поддержки развязанной Гитлером войны до работы христиан в подполье — кружок Крайзау), так и вне её (деятельность антифашистского Национального комитета «Свободная Германия»). УДК 261.7 ББК 86.239(4Гем) ISBN 978-5-91419-247-8 9 785914 192478 © Л. Н. Бровко, 2009 © Издательство «Алетейя» (СПб.), 2009 © «Алетейя. Историческая книга», 2009
Предисловие Источники и историография Человечество, пережившее к началу третьего тысячелетия существо¬ вания христианства колоссальные социально-политические катаклизмы, в духовном плане изменилось слабо. Даже потрясения XX века, его тех¬ нологический прогресс, другие цивилизационные прорывы не повлияли на состояние мира в направлении его глобального улучшения. Мы явля¬ емся свидетелями весьма противоречивых процессов, постоянных трений между цивилизацией и культурой, прежде всего ее этической составляю¬ щей (включая базовые принципы христианства)1. Историки, теологи и церковные деятели констатируют кризисные явле¬ ния на европейском континенте, затронувшие и светскую, и религиозную сферы2. Несмотря на достижения (научно-технические, правовые, соци¬ альные), несмотря на то, что XX век дал некоторые образцы новой мора¬ ли, большинство человечества по-прежнему живет в трудных социальных условиях, раздираемое политическими, этническими и религиозными стра¬ стями. По-прежнему идут войны, то там, то здесь возникают разного рода трагические конфликты, в том числе религиозные. Наблюдается отход от нравственных постулатов, сформулированных основными мировыми рели¬ гиями, в том числе — ив первую очередь — христианством3. Разумеется, процессы эти весьма противоречивы, как противоречива и сама человеческая природа. Людям, как правило, — из-за невежества или лени, амбиций или политической ангажированности — не помогает опыт мировой истории, который многое может прояснить в современ¬ ных событиях и явлениях. В этом смысле предлагаемая тема чрезвычай¬ но актуальна. Давно стоит проблема секуляризации (то усиливающейся, то затуха¬ ющей) современного европейского мира, проблема взаимодействия этого мира с религиозным мировоззрением и религиозными институтами. Но ведь и секулярный мир имеет под собой христианскую культуру с ее вы¬ сокими базовыми ценностями, по крайней мере, должен ее иметь. Иоанн Павел II подчеркивал в своей речи в Страсбурге в октябре 1988 г., что принцип подлинного гуманизма впервые был провозглашен Христом, и принцип этот Европа черпает «из плодородной почвы христианства»4. Христианские идеалы сформировали облик Европы и составляют суще¬ ственную часть ее идентичности. Но как часто мы встречаем здесь рас¬ хождения между словом и делом, как часто совершаются неправедные
6 Предисловие действия и поступки, а ведь христианская культура зиждется на чистоте помыслов и правде. Секулярные общества в этом смысле могут быть вполне безнрав¬ ственными (пример тому — период нацистского господства в Германии), впрочем, как безнравственной бывала и деятельность религиозных прави¬ тельств и религиозных институтов, в том числе и христианских (и это дока¬ зала мировая история — достаточно вспомнить крестовые походы или инк¬ визицию). Весь вопрос в нравственном, этическом наполнении и светских, и религиозных институтов, в наполнении христианским мировоззрением как секулярных, так и религиозных сообществ. И только в этом смысле мы можем говорить о действительно прогрессивном, поступательном развитии мира, не мифологизируя возврат к религиозному средневековью (в смысле следования обрядовой стороне религиозности) и не абсолютизируя чисто технические достижения секулярного общества. В этом и только в этом смысле, в силу своих базовых принципов, хри¬ стианство как существенная составная часть мировой культуры призва¬ но быть ответственным за все области человеческой деятельности, за всё происходящее на земле, призвано активно участвовать во всех сферах бытия. Некоторые исследователи считают, более того, что христианство «не может быть отнесено исключительно к частной сфере»5. Если бы хри¬ стианство в качестве этической основы и силы социального воздействия было бы отброшено на обочину, маргинализировано, то «пришлось бы от¬ вергнуть не только все наследие европейского прошлого, но и поставить под сомнение достойное будущее европейца — каждого европейца, ве¬ рующего или неверующего»6. Проблема ответственности христианских церквей за состояние обще¬ ства, ответственности самого христианского сообщества за происходя¬ щее в мире стоит в центре предлагаемого исследования. Рассматривается эта проблема через призму взаимоотношений церкви и государства в пе¬ риод национал-социалистской диктатуры в Германии (1933-1945). Противоречивый опыт деятельности христианских (католической и протестантской) церквей в Германии в период фашизма, составляющий предмет нашего исследования, весьма поучителен. Тогда имел место еще более острый, чем в современности, кризис христианской цивилизации и христианской культуры, и церкви вынуждены были искать способы вы¬ хода из этого кризиса, противостоять натиску бесчеловечной, безнрав¬ ственной идеологии и практики национал-социалистского режима. Но тогда же имели место и попытки слияния с режимом, приспособления к нему. Проблемы конформизма и конфронтации вечные, — они актуальны и по сей день.
Источники и историография 7 В советской историографии долгое время не было специальных работ по предложенной теме — она освещалась косвенно на фоне различных исторических сюжетов, прежде всего, сюжетов, связанных с фашизмом, с антифашистским сопротивлением, с деятельностью партий, или же в рамках историографических исследований. Есть работы по общим во¬ просам католицизма, истории Ватикана. Как правило, с остро критиче¬ ских, классовых позиций относились к деятельности христианских церк¬ вей, особенно к церковной иерархии. Здесь следует отметить работы, И. Р. Григулевича, Л. Н. Великович, Н. А. Ковальского, М. П. Мчедлова, Н. Н. Поташинской, М. М. Шейнмана и др. по истории папства7. Марксистские исследователи несколько преувеличивали профашист¬ ские тенденции верхнего эшелона церкви, — здесь их познания ограни¬ чивались соответственно трактуемым конкордатом, заключенным между Ватиканом и нацистским режимом в 1933 г., да смутными представления¬ ми о профашистской позиции протестантской церкви вообще. Не было представлено объемной картины деятельности церквей во всей ее слож¬ ности и неоднозначности, картины непростых их взаимоотношений с фа¬ шистским государством с присущими им как взаимоисключающими, так и взаимопроникающими тенденциями. В этих исследованиях, как правило, уделялось большое внимание рядовым прихожанам и представителям низшего и среднего клира, что, разумеется, было важно, особенно, если учитывать тот бесспорный факт, что в их рядах действительно имело место антифашистское противостоя¬ ние, а среди высшего клира были сильны настроения конформизма и вос¬ хищения режимом. Конечно, настроения конформизма наблюдались по¬ всеместно и в кругах мирян, — иначе бы не было массовой поддержки нацистского режима, наличие которой оспаривать трудно. Отечественные историки весьма критически оценивали деятельность христианских церквей, в особенности их руководства, в период нацист¬ ской диктатуры. Г. Л. Розанов писал о фактическом сговоре глав церквей, «князей церкви», как он их называл, «с фашистами за спиной верующих трудящихся»8. Л. И. Гинцберг и Я. С. Драбкин отделяли церковные вер¬ хи, которые, по их мнению, были солидарны с Гитлером «в главном — в стремлении укрепить власть буржуазии, в борьбе против революци¬ онных идей», от христианских масс и отмечали негативное воздействие политики клерикальных верхов на антифашистскую борьбу, на возмож¬ ности сотрудничества с коммунистами9. Не исключая связей церковной иерархии с правящими кругами, следует отметить, однако, самостоятель¬ ность церковной политики, обусловленную собственно религиозными и мировоззренческими причинами.
8 Предисловие Гинцберг особо отмечал антифашистскую позицию низшего духовен¬ ства, приводил примеры его несогласия с режимом, подчеркивал, что «сре¬ ди непролетарских слоев населения они (священники на местах. — Л. Б) оказались едва ли не наиболее стойкими в отстаивании своих взглядов, несовместимых с гитлеровским господством, нацистской идеологией»10. Д. Е. Мельников и Л. Б. Черная подчеркивали готовность иерархии мириться с режимом, одновременно отмечая сопротивление рядовых священнослужителей, выступавших против нацистских злодеяний11. М. Б. Корчагина также отделяет позицию «церковных авторитетов» от оп¬ позиционных режиму представителей духовенства и мирян, подчеркивая, что неприятие последними режима «зачастую имело индивидуальный ха¬ рактер и ограничивалось морально-нравственной сферой»12. Отрицает наличие в церкви какого-либо сопротивления в своей рабо¬ те, посвященной историографическим проблемам, Л. А. Мерцалова13. Она критически оценивает позицию «клерикалов» как позицию самосохране¬ ния, признавая антифашистское поведение лишь отдельных представи¬ телей церкви. Д. М. Проэктор утверждал, в частности, что Католическая церковь безусловно поддерживала нацистов. Исследователь ссылался при этом на антикоммунистическую позицию Папы Пия XI, на его сло¬ ва, что он-де «счастлив видеть в Гитлере личность во главе германского правительства, которая на своем знамени начертала бескомпромиссную борьбу с коммунизмом и нигилизмом»14. Есть специальная работа, посвященная взаимоотношениям рабочего класса и политического католицизма в период со второй половины XIX в. до окончания Веймарской республики — работа Л. Д. Ходорковского15. Автор достаточно дифференцированно подошел к проблеме политическо¬ го католицизма, подробно останавливаясь на деятельности Католической партии Центра, отмечая различные течения и тенденции в политическом католицизме. С одной стороны, это те, кто отвергал национализм и реак¬ цию, с другой — деятели, стремившиеся к сотрудничеству с нацистами, дезорганизовывавшие тем самым широкие круги рабочего класса, состав¬ лявшего массовую базу католицизма. Некоторые из представленных концепций имеют место и в западной историографии, — и это независимо от классовых и прочих позиций. Речь идет лишь об особых пристрастиях и особой точке зрения тех или иных историков. Еще раз подчеркнем, что исследования историков-германистов касались преимущественно нецерковных сюжетов. Однако уже в конце 80-х - 90-е годы (на волне проснувшегося интере¬ са к церковным проблемам) в советской, а затем уже российской, истори¬ ографии появились труды, специально посвященные церковной темати¬
Источники и историография 9 ке, взаимоотношениям церкви и государства, освещающие деятельность церквей в разных странах и разных регионах — труды О. В. Черныше¬ вой, А. А. Кисловой, В. А. Коленеко, А. А. Красикова, Г. С. Остапенко, Е. Ю. Поляковой и др.16. Особо хочется отметить чрезвычайно важные для нашей тематики исследования деятельности церквей в XX веке в фа¬ шистских государствах (в Италии и Испании), монографии Е. С. Тока¬ ревой и Л. В. Пономаревой17. Ряд работ современных авторов посвящен общим проблемам истории католицизма, где по-новому представлены взаимоотношения церкви и государства, в частности, Католической церк¬ ви и государства, во всей их неоднозначности, исторической сложности и противоречивости18. Что касается собственно германской истории, то здесь следует отме¬ тить учебное пособие М. Е. Ерина19, использующее серьезный источнико¬ ведческий материал и исследующее деятельность Католической церкви в период с 1930 г. по лето 1933 г. Автор критически относится к деятель¬ ности Католической церкви в период фашизма. Он считает, что Гитле¬ ру удалось сломить Католическую церковь и заполучить ее в союзницы, что на Католическую церковь «падает доля вины за нацистское господ¬ ство»20, — католический епископат поддерживал правительство Гитлера «в решающих вопросах внутренней и внешней политики»21. Несмотря на имевшие место противоречия между церковью и режимом и выступления против него отдельных священников, «существенные разногласия... не носили принципиального характера... Ни на какой стадии фашистской диктатуры католическое духовенство в принципе не отмежевывалось от нацистов»22. Диссертация А. В. Гаврилова23 посвящена деятельности Католической церкви в период фашизма. Автор подчеркивает сложность взаимоотноше¬ ний католической церкви и государства (от сотрудничества до борьбы), уделяет особое внимание описанию нацистской системы наблюдения за церковью. Диссертация В. А. Гарнова24 затрагивает некоторые аспекты предложенной проблемы, в частности, проблему христианского сопротив¬ ления. Работы М. В. Шкаровского и А. К. Никитина25 уделяют внимание церковной политике нацистов по отношению к православным общинам, а также к православным церквам на оккупированной территории. Впервые в российской историографии обозначенные нами проблемы, касающиеся деятельности обеих основных конфессий (протестантской и католической) на протяжении всего периода фашистской диктатуры (1933-1945), всего христианского сообщества в Германии, во всей их сложности и противоречивости, во всей их многозначности, были постав¬ лены и обобщены в статьях автора данного труда, Л. Н. Бровко26.
10 Предисловие Изучением деятельности церквей в период фашистской диктатуры; давно и серьезно занимаются исследователи разных стран, в первую оче-; редь Германии. Еще в период существования двух германских государств! историки ГДР весьма критически, следуя марксистской традиции, от¬ носились к позиции епископата обеих церквей, подчеркивая их тесную связь с правящими кругами, готовность к компромиссам, поддержку раз¬ вязанной Гитлером войны и т. д. Это касается К. Дробиша, Г. Фишера, Й. Штрайзанда, это относится и к историкам Лейпцигской школы К. Но¬ ваку и К. Майеру27. Однако весьма доброжелательно исследователи ГДР относились к низшим и средним слоям клира, к пастве. Их антифашист-! ский потенциал подчеркивают практически все исследователи. Это по¬ нятно и потому, что антифашисткое сопротивление составляло основу для сотрудничества марксистов и христиан в ГДР, кстати, вполне плодот¬ ворного сотрудничества. В отличие от многих историков, Новак под церковным сопротивле¬ нием, более того, под политическим сопротивлением, понимает как раз деятельность церквей по спасению церковных организаций от тоталь¬ ной унификации. Однако исследователь весьма критически настроен к возникшей в рамках Немецкой Евангелической церкви Исповедующей церкви («Bekennende Kirche»), оппозиционной режиму, считая ее весьма компромиссной. Деятельность Исповедующей церкви, по его мнению, не совсем подходит под определение сопротивления, что является весьма спорным утверждением, впрочем, как и спорным представляется заявле¬ ние об антифашистской позиции всего церковного народа, так называемо¬ го (по Новаку) «церковного центра». Теологическую составляющую антифашистской позиции протестант¬ ских церквей подчеркивает Майер. В частности, он уделяет особое вни¬ мание исследованию разногласий в протестантской церкви, различным ее течениям, в том числе деятельности Исповедующей церкви, которую оценивает достаточно высоко, ее теоретическим разработкам28. Штрай- занд отмечает гуманистическую составляющую христианского мировоз¬ зрения, на которую опиралась антифашистская оппозиция внутри церкви и за ее пределами, — оппозиция к тому же видела в церкви легальную организацию, которая стремилась к определенной независимости от фа¬ шистского государства29. Исследователь отмечает тот факт, что впервые в истории часть протестантской церкви в Германии осмеливалась возра¬ жать своим властям. В ФРГ вышло огромное количество работ, посвященных названной проблематике30. Обобщающих работ мало, — прежде всего, это капиталь¬ ный двухтомник К. Шольдера, теолога и историка церкви, к сожалению,
Источники и историография 11 однако, ограниченный периодом с 1933 по 1934 гг.31 Это труд ученика Шольдера Г. Безира, продолжившего работу своего учителя, — третий том истории церквей, охватывающий период с 1934 по 1937 гг.32 Многие из исследований посвящены изучению определенных конкрет¬ ных проблем или отдельных конкретных земельных церквей, местных (городских и сельских) церковных общин33. Есть работы, посвященные деятельности церковной прессы, церковных организаций (в том числе общественных), церковной молодежи34. Отдельные монографии посвяще¬ ны специфическим темам35, церковным деятелям36 и т. д. и т. п. Как пра¬ вило, многие из историков придерживаются объективистских позиций, то есть фактологического подхода, бесстрастного изложения фактов. Тем не менее, можно выделить основные проблемы, которые затрагиваются историографией ФРГ. С конца 40-х годов и по наши дни в центре всех исследований нахо¬ дятся взаимоотношения церкви и государства, их идеологическое и нрав¬ ственное противостояние. В рамках взаимоотношений христианских церквей и фашистского государства всегда возникала и возникает пробле¬ ма церковного сопротивления. Особое внимание уделяется исследованию весьма раздробленной в этот период протестантской церкви, церковной и идеологической борьбы между профашистскими и христианскими сила¬ ми внутри нее. Волнуют темы стратегии и тактики самого нацистского государства в отношении христианских церквей. Все эти проблемы стоят в центре внимания историков и католическо¬ го, и протестантского направлений, независимых историков. Существу¬ ют специальные центры по изучению церковной истории в годы фашизма. Это Комиссия по изучению современной истории при Католической ака¬ демии в Баварии, Комиссия Евангелической церкви Германии по истории церковной борьбы, Евангелическое рабочее содружество по современной истории церкви. Работают в названном направлении различные универ¬ ситеты и исследовательские центры. Что касается церковного сопротивления, то здесь мнения расходят¬ ся — от полного отрицания какого бы то ни было сопротивления до аб¬ солютного его признания. Известные ученые Г. Риттер и К.-Д. Брахер сходятся в том, что только церковная оппозиция представляла собой дей¬ ствительное сопротивление, «действительно народное движение против фашизма»37. С точки зрения большинства исследователей, церкви балансирова¬ ли на грани компромисса и конфронтации, некоторые сходятся на том, что сопротивление режиму было необходимо. X. Моммзен подчеркива¬ ет, что сопротивление являлось единственной альтернативой режиму,
12 Предисловие хотя, в отличие от сегодняшнего дня, сопротивление тогда не считали нормой гражданского поведения38. Более того, «тот, кто оказывал сопро¬ тивление режиму, должен был считаться с тем, что масса ослепленных соотечественников рассматривала его как предателя нации»39. Моммзен считает, что, тем не менее, — для представителей христианской церкви «безоговорочное отрицание гитлеровского режима с самого начала было вне всякого сомнения»40. Негативную точку зрения представляют, в частности, Р. Хоххут, Г. Ден- цер и Ф. Фабрициус, подчеркивающие сотрудничество христианских епи¬ скопов, в том числе и католических, с Третьим рейхом41, что сближает их с марксистской историографией. Денцер, правда, отмечает, что епископы молчали часто из желания сохранить церковные институты, что, однако,| ни в коем случае не оправдывает их политику42. М. Манн подчеркивает,! что в «широкой и туманной зоне национал-государственничества некото^ рые из нацистских революционных идей многими разделялись. Они нахо¬ дили отклик в немецком лютеранстве больше, чем у католиков»43. Отрицает наличие церковного сопротивления Г. фон Рон44. Епископы, подчеркивает он, всегда выступали против сопротивления — сопротив¬ ление чуждо тем, у кого «идея о государстве как власти, данной Богом, стала иметь абсолютный характер»45. Историк дает резкую критику по¬ зиции Католической церкви. Он, правда, отмечает «скрытую оппозицию католиков», оппозицию Исповедующей церкви, но, в основном, призна¬ ет антифашистскую деятельность лишь отдельных личностей и групп (да и то пассивную), — точка зрения, как мы уже отметили, весьма рас¬ пространенная в историографии. Рон утверждал, руководствуясь соб¬ ственной шкалой сопротивления, что католики, в частности, никогда не переступали первую его фазу — защиту своих прав. До политического сопротивления (имеются в виду выступления непосредственно против режима) они не доходили. И. К. Фест полагает, что христианские церкви не обнаруживали при¬ знаков действительного сопротивления. Он выдвигает весьма спорное утверждение, что «только протестантская церковь смогла, хотя и ценой раскола, дать отпор открытому захвату власти, в то время как воля к от¬ пору у Католической церкви... потеряла почву под ногами в результате... переговоров о конкордате со всеми... обещаниями и мнимыми уступка¬ ми»46. Сопротивление со стороны Католической церкви было слишком запоздалым — оно тормозилось многими тактическими ограничениями. При этом сыграло свою роль, подчеркивает исследователь, и «псевдохн ристианское святошество режима», что сказалось на позиции обеих конфессий.
Источники и историография 13 Трудность в оценке происходивших событий, в оценке деятельности церквей в период фашизма, заключается в том, что в историографии нет четкого определения понятия «сопротивление», в частности, «политиче¬ ского сопротивления». Под антифашистским сопротивлением и марксист- кие, и немарксистские историки часто понимают действия, нацеленные на свержение режима и установление нового порядка, на формирование нового правительства, а также действия, осуществляемые в глубоком подполье — диверсии, листовки и т. д.47 В частности, известный исследо¬ ватель антифашистского сопротивления П. Штайнбах под политическим сопротивлением понимает акты, нацеленные на свержение режима48. Поэтому он весьма осторожен в оценке христианского сопротивления, предпочитая говорить о неконформистском, оппозиционном поведении, в частности, Исповедующей церкви. Независимые историки, занимающие¬ ся непосредственно исследованием антифашистского сопротивления, по¬ добно Штайнбаху, много пишут об антинацистской деятельности христи¬ анских церквей — Исповедующей и, особенно, Католической церкви49. Историк Г. ван Норден, напротив, считает, что поскольку государство и партия оценивали любое противодействие церквей как политическое, то можно говорить «о политическом сопротивлении церквей против их воли»50. Протест церкви имел политическое звучание и может рассматри¬ ваться как сопротивление. Любое сопротивление, по Нордену, есть по¬ литическое сопротивление, и с этим можно согласиться. Другое дело, что формы этого сопротивления, степень его активности могут быть разными. Норден советует обратить внимание на разную мотивировку сопротивле¬ ния — от политической до теологической (стремление христиан к сохра¬ нению христианской веры, христианских ценностей и т. д.). Вообще, в оценке тех событий (на фоне огромного количества литера¬ туры по этой тематике) существует бесконечное разнообразие оттенков, перечислить которые практически невозможно. Вот только некоторые из них. Хоккертс, например, оправдывает компромиссную тактику церкви, которая, по его мнению, позволила ей пережить режим и сохранить свою функциональную способность. «Никто не может сказать, достигла бы цер¬ ковь большего, если бы говорила громко», пишет историк51. Р. Левенталь, напротив, считает, что церковь стала «фактором отчуждения от нацистско¬ го духа»52. В. Дирке подчеркивает, что даже частичное церковное сопро¬ тивление в своей тенденции, «в своем напряженном отношении к систе¬ ме», было антинацистским, дистанцировалось от системы53. Большинство наванных историков — это историки католического направления. Католические исследователи наиболее полно и с большой симпатией освещают деятельность Католической церкви54. Они, со времен мюнхен¬
14 Предисловие ского епископа Й. Нойхойзлера, выпустившего в 1946 г. свою книгу55 рассматривают деятельность католиков в период фашизма в основном под знаком антигитлеровского сопротивления, вплоть до утверждения о( антифашизме всех католических епископов, например, у Г. Адрианьи, что естественно, является преувеличением56. Историк подчеркивает, что есл* под сопротивлением понимать политические действия или выступленш с оружием в руках, то не может быть и речи о католическом сопротивле нии, — Католическая церковь не готовилась свергать диктатуру57. Но есл* под сопротивлением понимать противодействие, отпор систематическим и планомерным попыткам властей исключить церковь из общественной жизни, изолировать ее, вообще способствовать ее исчезновению, — тогдг совершенно определенно можно говорить о церковном сопротивлении. Та кую точку зрения поддерживает Б. Шелленбергер, считая, что даже только борьбы Католической церкви за свои права было достаточно, чтобы впи саться в сопротивление, поскольку очевидно, что это ослабляло режим58. Исследовательница особо отмечает роль католической молодежи в проти¬ водействии режиму, ее давление на церковную иерархию. Многое в разработках названных историков, учитывая достаточно силь¬ ное мировоззренческое противодействие режиму со стороны Католической церкви, соответствует реальности. Нередко исследователи подчеркивают и определенные заблуждения представителей церкви в оценке событий и на¬ личие некоторых профашистских тенденций, но, тем не менее, в общем они утверждают, что сопротивление или же глухой протест в Католической церкви имели место (чаще на уровне общин и общинных священников, капелланов и викариев)59. Ряд исследователей, признавая, подобно Адриа¬ ньи, сопротивление католических епископов нацистскому режиму, тем не менее подчеркивают ограниченность такого рода попыток противостояния режиму («насколько это было возможно») или даже отмечают постепен¬ ный «внутренний поворот» католических епископов к режиму60. Вообще трудно определить, считает, например, У. фон Хель, что тог¬ да являлось задачей церкви, — может быть, ее первейшей обязанностью являлось сохранение пастырского служения и богослужений61. Само по¬ нятие «сопротивление» недостаточно для объяснений позиций церкви, считает Хель. Церковь — это особый институт, это «содружество в духе», Церковь несет Слово Божье, правду62. Подобно Нордену, Хель считает, что все-таки любой общественный протест (проповеди, пасторские по¬ слания, энциклики), пусть недостаточный и не сильный (с позиций сегод¬ няшнего дня), уже является политикой. Хель особо подчеркивает роль католического сообщества (общин, па¬ сторов, мирян) в противодействии нацизму. На этом же факторе особо
Источники и историография 15 останавливает свое внимание X. Боберах, выдвинув тезис о «религиозно оснащенной народной оппозиции»63, положение, которое сближает его с марксистской историографией. Он, как и историк Р. Блайштайн, останав¬ ливает свое внимание на деятельности католического подполья, в част¬ ности, деятельности Общества Иисуса (иезуитов)64. Эти исследователи, также как и Б. Стасиевский65, много сделали для публикации документов, подтверждавших их концепции. Все историки католического направления подчеркивают изначаль¬ ное мировоззренческое противоборство церкви и национал-социализма. В основе конфронтации лежала несовместимость мировоззрений. Так считает, например, X. Хюртен, который отмечает, что церковь противо¬ стояла режиму принципиально, прежде всего мировоззренчески — «сила этих действий состояла в верности своим убеждениям»66. Хюртен под¬ черкивает, что церковь вообще особый институт, ее сущность — «в вере проявленная реальность»67. Кроме того, подчеркивает автор, нельзя не¬ дооценивать борьбу церкви с идеологией, т. к. национал-социалистская идеология является основанием всей жуткой практики нацистской систе¬ мы, всех злодеяний фашизма68. Хюртен различает политическое и неполитическое сопротивление и подчеркивает, что не было политического сопротивления христианских церквей, — церковь просто защищала свои права (хотя, думается, что защита прав и свобод всегда считалась политическим противодействием властям). Кроме того, имело место желание сохранить церковную орга¬ низацию, — воля к самоутверждению общественных институтов стано¬ вились формой сопротивления69. Точка зрения Хюртена, как и многие из названных концепций, также не лишена противоречий, что объясняется крайней сложностью и проти¬ воречивостью объектов исследования. Он подчеркивает, например, что церковная борьба подчас выходила за обозначенные рамки и становилась формой политической борьбы, существенным фактором силы, что трудно было разграничить политическую и церковную сферы деятельности в ре¬ альной жизни, и причиной тому являлось притязание системы на тоталь¬ ную идею — «то, что до сих пор принадлежало церкви»70. Более критический взгляд на церковное сопротивление высказы¬ вают историки протестантского направления — К. Шольдер, Э. Бетге, В. Нимёллер, Г. Безир. Если исходить из понимания сопротивления как открытой формы протеста, подчеркивает Безир, то под это определение подпадает очень маленький круг христиан71. Э. Бетге называет совершен¬ но определенный ряд фамилий, который можно назвать борцами сопро¬ тивления72. Под сопротивлением он понимает исключительно активное,
16 Предисловие направленное на свержение режима сопротивление (его он называет по¬ литическим). Евангелическая церковь, по его мнению, была ослаблена иллюзиями и надеждами на порядок, на избавление от наследия Веймар¬ ской республики. Кроме того, национал-социалистская идеология зара¬ зила не только мирян, но и значительную часть паствы, что существенно ослабило позиции церквей, в том числе и Евангелической церкви73. Даже подавляющее большинство Исповедующей церкви, подчеркивают Безир, Бетге и Шольдер, никогда не хотело оказывать политическое сопро¬ тивление режиму, хотя в церкви были и разногласия, были разные группы и течения. Цель была одна — воспрепятствовать дальнейшим несправедливо¬ стям, творимым режимом. Речь шла исключительно о нравственных катего¬ риях — о правде и человечности, верности церкви, защите вероисповедания, борьбе против нацификации церкви, против идеологического диктата, а не о борьбе против государства, против общественных и политических струк¬ тур74. Поэтому, заключают они, назвать это политическим сопротивлением нельзя — это был только важный шаг к такому сопротивлению. Церковь, по мнению Бетге, должна быть ответственной за общество и людей, чтобы соответствовать своей роли — роли последовательницы Иисуса Христа, — иначе она теряет статус конфессии. Церковь не просто должна оставаться церковью, на чем настаивали защитники ее пассив¬ ной позиции, — «нужен другой, этический, политически гуманный облик церкви». Бетге весьма резок в оценке позиции христианских церквей, в первую очередь Немецкой Евангелической церкви. Она, считал Бетге, в годы фашизма упустила шанс, который привел бы к политическому со¬ противлению, оставшись на уровне абстрактного морализирования, став безответственным институтом. В таком случае, считал исследователь, чтобы ей остаться христианской церковью в глазах потомков, лучше бы ей «пасть под колесами террора». В. Нимёллер (брат одного из лидеров Исповедующей церкви М. Ни- мёллера и, как и Бетге, один из ее членов) придерживался точки зрения Бетге, когда утверждал, что Исповедующая церковь никогда не понима¬ ла себя ни как «движение сопротивления», ни как «оппозицию», ни как] «фронт борьбы», — она хотела лишь нести Слово Божье75. К. Мотшман посвятил свое исследование проблемам протестантско-! го сопротивления и протестантской теологии в период фашизма76. Он повторяет известную концепцию, предполагающую, что протестантская! церковь не до конца осознала сущность национал-социалистского режима и глубину кризисного состояния Германии для того, чтобы подняться еди¬ ным фронтом против режима. По существу, были лишь отдельные анти¬ фашистские выступления отдельных личностей.
Источники и историография 17 Точка зрения Безира сближает его с позицией католических исследо¬ вателей. Историк подчеркивает, что отдельные личности, участвовавшие в сопротивлении, не обладали мандатом от какой-либо группы или на¬ правления. Тем не менее, моральный долг и ментальные традиции вынуж¬ дали, в частности, Исповедующую церковь к конфронтации с режимом настолько, что можно говорить о «признаках политического сопротив¬ ления»77. К тому же, фашистское государство не намерено было терпеть какие-либо препятствия на пути к абсолютному господству, поэтому лю¬ бые поползновения церкви в этом направлении воспринимались как по¬ литические, и противостояние, если оно бывало, приобретало выражен¬ ный политический характер. Упомянутый двухтомник известного историка церкви К. Шольдера вы¬ держан в основном в объективистском ключе78, но и из него, и из ряда статей отчетливо выявляется позиция автора, которая сводится к следующему. Шольдер, в отличие от большинства исследователей (исключением, верятно, является упомянутая нами, серьезная, работа К. Майера (ГДР) по истории Евангелической церкви), больше останавливается на теоло¬ гической мотивировке церковных действий. Он также критически от¬ носится к позиции католических и протестантских церковных властей, к их, по его мнению, молчанию, которое разрушало моральный авторитет церквей. Шольдер отмечает, что если перед 1933 г. католицизм представ¬ лял собой закрытый фронт против Гитлера, то весной 1933 г. католики капитулировали79. Он считал, что в Католической церкви не было каких-либо откры¬ тых выступлений против режима, которые бы имели действительно по¬ литическое значение. Не было и речи о политическом сопротивлении со стороны епископата. Католический епископат фактически отказался от критики нацистского режима, капитулировал80. «В Германии не было ни¬ какого католического сопротивления, были только католики в сопротив¬ лении»81, — утверждал Шольдер. Это весьма распространенная точка зре¬ ния, характерная, как мы заметили, и для отечественных историков, и для ряда известных историков Германии, в частности, К. О. фон Аретина82. Аретин не особенно ценил и оппозицию в Евангелической церкви, считая, что от нее исходили лишь «важные импульсы к сопротивлению»83. Шольдер отмечал наличие потенциала сопротивления в обеих церк¬ вах, который, к сожалению, не был использован по теологическим, на¬ циональным и конфессиональным причинам. Историк считал, что пробле¬ мой большинства руководителей церквей, прежде всего Евангелической, было то, что в них всегда было больше национального, чем христианско¬ го84. Отмечая, что в Католической церкви меньше национальных иллю¬
18 Предисловие зий, а больше политического расчета, он, тем не менее, констатировал такой же результат — отсутствие сопротивления. Не жаловал историк и Исповедующую церковь, упрекая ее в непоследо¬ вательности и в готовности идти на компромиссы. Решающую причину по¬ добной церковной линии Шольдер видел «в желании сохранить церковь й обеспечить возможность ее функционирования в тотальном государстве»85! Историк отмечал сложность проблемы поведения церквей в таком государе стве. С одной стороны совершенно понятно желание обеспечить BOЗMOЖJ ность проповедовать «в мире и спокойствии», с другой стороны, очевидно, что такой позиции нет оправдания, нужно было активное сопротивление, даже под угрозой насильственных мер со стороны режима86. Здесь следует особо отметить влияние на историков протестантского направления пози¬ ции видного теолога и антифашиста Д. Бонхёффера, которому будет уделе¬ но существенное внимание в данной монографии. Ту же дилемму решает протестантский священник и теолог Н. Котов- ский. В своем докладе на богословской конференции в Москве в 2004 году он отмечал неадекватность восприятия тех событий нашими современ¬ никами, особенно нынешним молодым поколением, ставящим в вину христианским церквам отсутствие воли к радикально-антифашистскому решению стоявших тогда перед страной проблем87. Даже на уровне тог« дашней борьбы против нацистской идеологии, за права и свободы церковь фактически становилась участницей антифашистского сопротивления, подчеркивал теолог. Еще одной проблеме уделяют внимание немецкие историки — проблеме отношения самого гитлеровского режима к христианским церквам. Здесь, в основном, представлены две точки зрения. Обе они исходят из понимания глубокой изначальной враждебности нацистского режима к институту хри¬ стианских церквей, а их различия сводятся к разной оценке тактической линии нацистского руководства. Большинство историков исходят из того, что Гитлер с самого начала намеревался полностью выкорчевать христиан¬ ство в Германии. Так утверждают историки Брахер, Стасиевский, Боберах и др.88 То обстоятельство, что Гитлер так и не смог выполнить свою задачу, они объясняют определенными политическими и тактическими причина¬ ми. Такой же позиции придерживается Л. Зигеле-Веншкевитц, ученица Шольдера в теологическом семинаре в Тюбингене89. Иную точку зрения в этом вопросе представлял сам Шольдер90. Он по¬ лагал, что, по крайней мере в начале правления, у Гитлера не было нега¬ тивного отношения, в частности, к немецкому протестантизму, — об уни¬ чтожении церкви не было и речи. Правда, реальные факты того времени, действия правительства по насильственной унификации Евангелической
Источники и историография 19 церкви, не вписываются в концепцию Шольдера, что и признает он сам, считая их необъяснимыми91. X. Буххайм в этой связи отмечал, что цель у Гитлера была одна — воспрепятствовать, с помощью жестких мер и на¬ саждения своих ставленников, самостоятельности Евангелической церк¬ ви92. Шольдер поставил проблему влияния различных групп и течений в партии и государстве на позицию фюрера. Как уже упоминалось, много работ посвящено истории местных церквей, деятельности отдельных групп и течений, в частности, в Еван¬ гелической церкви, например, пронацистскому «Религиозному движе¬ нию «Немецкие христиане» (работа Буххайма, ограниченная рамками 1933 года)93, «Немецкому религиозному движению»94, движению «Моло¬ дые реформаторы»95. П. Нойман посвятил свое исследование «Молодым реформаторам», течению внутри Евангелической церкви, которое явилось предшественни¬ ком оппозиционной Исповедующей церкви96. Проанализированы основные идеологические постулаты движения и его связь с традиционной проте¬ стантской идеологией, показана вся сложность и противоречивость раз¬ личных концепций, даны подробные портреты участников движения. Есть специфические работы, подобные книге Р. Баумгартнера, кото¬ рая исследует идеологическую конфронтацию церквей с нацистским ре¬ жимом97. Слабо изучена церковная жизнь в годы фашизма, положение в мест¬ ных церковных общинах, участие представителей орденов, в частности, иезуитов, в антифашистской подпольной группе Крайзау98, деятельность христиан в Национальном комитете «Свободная Германия»99. Практиче¬ ски не изучено появление при нацистском режиме новой, антифашист¬ ской теологии и ее воздействие на общую атмосферу в христианских церквах и в рейхе, хотя есть специальные труды и монографии, посвя¬ щенные, например, Д. Бонхёфферу100, К. Барту101, лидеру Исповедующей церкви М. Нимёллеру102. Все эти проблемы впервые освещаются в пред¬ ложенной монографии. До 80-х годов (когда эти проблемы стали обсуждаться европейскими политиками) в историографии ФРГ слабо изучалась позиция церквей по еврейскому вопросу и проблемам эвтаназии. В последнее время в изуче¬ нии этих проблем наметилась сильная критическая струя103. Меньше внимания, за редким исключением, историки ФРГ уделяют такой важной проблеме, как отношение церквей к развязанной Гитлером мировой войне. Всё ограничивается уровнем констатации поддержки войны христианскими церквами. Поэтому часто возникает впечатление, что факт поддержки церквами войны, прежде всего войны против Совет¬
20 Предисловие ского Союза, считается у большинства историков ФРГ как бы сам собой разумеющимся. Негласно соглашаются и с антикоммунизмом церквей. Немногие, как Мотшман, отмечают общие для многих немцев, в том чис¬ ле и представителей церкви, гибельные иллюзии относительно «спаситель¬ ной» (в смысле антикоммунизма) роли Гитлера, что, по мнению историка, не позволило вовремя организовать церковное сопротивление104. Немногие, как JI. Лемхёфер, осмеливаются осуждать поддержку христианскими церквами развязанной Гитлером войны, обращать внимание на бесчисленные зверства фашистов на территории Советского Союза105. Автор подчеркивает, что не¬ смотря на критику нацистской идеологии, антикоммунизм церквей сближал их с фашистским правительством, — они «относились с симпатией к анти¬ коммунизму нацистов», считая, что фюрер борется с большевистской угро¬ зой, якобы грозящей христианской вере106. Позиция церквей представляла собой, по мнению историка, «типичную мешанину из патриотизма и проте¬ ста»107. Поддерживая войну, церкви фактически укрепляли антихристиан¬ ский, безнравственный режим, — такова точка зрения Лемхёфера. Для освещения проблемы имеются необходимые и до сих пор не ис¬ пользованные в полной мере отечественной историографией докумен¬ ты и материалы. Прежде всего, это документы бывшего «Особого архи¬ ва», ныне включенного в Российский государственный военный архив (РГВА) — фонды Главного управления имперской безопасности (СД), управления имперской безопасности г. Штеттина, фонды Министерства по делам церкви, Министерства просвещения и пропаганды108. Использованы также опубликованные документы и материалы. В част¬ ности, изданные Стасиевским «Акты немецких епископов о положении церкви в 1933-1945 гг.» («Akten deutscher Bischöfe über die Lage der Kirche 1933-1945»)109. В них представлена деятельность Католической церкви, главным образом ее епископата, в годы фашистской диктатуры. Документы, посвященные деятельности кардинала Фаульхабера, издал Л. Фольк110. Переписка католических пастырей, проекты меморандумов гитлеровскому правительству, пастырские послания содержатся в сбор¬ нике документов, посвященном представителю Общества Иисуса, участ¬ нику христианского сопротивления пастору А. Рёшу111. Деятельность протестантской церкви раскрывает том документов вюртембергского епископа Т. Вурма, где, помимо его высказываний, речей и писем, содер¬ жатся официальные документы Евангелической церкви, а также пере¬ писка руководства церкви с государственными и партийными деятелями рейха112. Весьма ценны документы, относящиеся к 1945 году, ко време¬ ни появления так называемого «Штутгартского покаяния» («Stuttgarter Schulderklärung») Евангелической церкви113.
Источники и историография 21 Позиция обеих церквей — протестантской и католической — отраже¬ на в «Документах церковной политики Третьего рейха» («Dokumente zur Kirchenpolitik des Dritten Reiches»), где представлены меморандумы, цир¬ куляры церковного руководства, переписка нацистского правительства с церковными деятелями114. Подробный отчет государственных служб (разумеется, с позиции гитлеровского режима) о деятельности всего цер¬ ковного сообщества, о деятельности церквей, о церковной жизни, о низ¬ шем и среднем церковном звене, пасторах и иерархии, об их пастырских посланиях, о католических орденах, дает весьма важный и насыщенный источник, изданный Боберахом, практически не использованный в исто¬ риографии: «Сообщения СД и гестапо о церквах и верующих в Германии с 1934 по 1944 гг.» («Berichte des SD und der Gestapo über Kirchen und Kir¬ chenvolk in Deutschland 1934-1944»)115. Такого же рода документы содержатся в «Сообщениях из рейха» («Meldungen aus dem Reich»), изданными тем же Боберахом116. Ценные материалы находятся в томе документов из партийной канцелярии Гитле¬ ра117. Сотрудник Министерства по делам церкви В. Хаугг в 1940 г. издал подробный отчет о деятельности своего министерства118. Об антифашистких программах преобразования Германии, подго¬ товленных христианами, документах, переосмысливающих нацистскую действительность и роль церквей, свидетельствуют сборники докумен¬ тов, посвященные деятельности христианского антифашистского круж¬ ка в Крайзау119, работе христиан в Национальном комитете «Свободная Германия», — документы, также практически не введенные в оборот120. Отдельные факты и документы имеются в материалах о сопротивлении немецкого рабочего движения121. Особое место в настоящем исследовании занимают проповеди кардина¬ ла М. фон Фаульхабера 1933 г.122, конфронтирующие с нацистским миро¬ воззрением, материалы по деятельности Исповедующей церкви, изданные М. Грешатом123, текст Барменской теологической декларации124, документы, касающиеся деятельности Чрезвычайного пасторского союза125, теологиче¬ ские разработки К. Барта126, Р. Бультмана127, Бонхёффера128, Тиллиха129, Гуардини,130 выступления, письма и проповеди М. Нимёллера131, О. Дибе- лиуса132. В работе используются произведения М. Лютера133, Ж. Кальви¬ на134, произведения современных иерархов, в том числе Иоанна Павла II135 и Бенедикта XVI (Й. Ратцингера)136. Привлечены также материалы, пред¬ ставляющие противоположную сторону, позволяющие прояснить пози¬ цию антихристианских сил — «Моя борьба» («Mein Kampf») Гитлера137, «Миф XX века» («Der Mythus des 20. Jahrhunderts») Розенберга138, опу¬ бликованные места из дневников Геббельса139, речи фюрера140, записки
22 Предисловие бывших секретарей и соратников Гитлера — Раушнинга и Ликера141, тру¬ ды главы «Немецкого религиозного движения» («Deutsche Glaubensbewe¬ gung») Хауера142 и предшественника нацистов Ф. Ницше143. Дополнением к изучаемому материалу являются работы мемуарного ха¬ рактера: историко-мемуарные труды В. Нимёллера144, епископа Т. Вурма145, мемуары канцлера Г. Брюнинга146. Много интересного содержат очерки и мемуары непосредственных свидетелей и участников событий того време¬ ни — христиан и христианских пастырей147, антифашистов148, представите¬ лей других стран, в частности, американцев — посла Додда149 и известного журналиста У. Ширера150, а также воспоминания немецких солдат и воен¬ нопленных — Г. Сайера151, В. Хенса152, В. Биркемайера153 немецкого уче¬ ного В. Клемперера154, представителей фашистского государства155. Особо нужно выделить статьи известного немецкого писателя Г. Манна, свидете¬ ля и участника тех событий, поскольку он возглавлял в Париже Комитет по подготовке немецкого, антифашистского Народного фронта156. Все это позволяет воссоздать достаточно полную картину деятельно¬ сти христианских церквей в Германии в рассматриваемый период. Проблема, заявленная в данной книге (первой такого рода моногра¬ фии в отечественной литературе), достаточно сложная. Автор поставил перед собой задачу дать многослойное и объемное изображение проис¬ ходивших в период фашистской диктатуры в Германии процессов вну¬ три христианских церквей (католической и протестантской). Здесь и деятельность самой иерархии, церковных органов, их взаимоотношения с государством, позиция самого национал-социалистского государства — впервые в историографии дана общая картина деятельности всего хри¬ стианского сообщества в Германии за весь период правления нацистов. Рассмотрены и мировоззренческие позиции обеих сторон (государства и церкви), их сближение и противостояние, определявшие в существенной мере направленность разных групп и течений в церковных кругах либо на конформизм, либо на конфронтацию с режимом. Большое внимание в работе уделяется анализу этих разных, но порой переплетавшихся на¬ правлений внутри церквей, в особенности протестантской, — их деятель¬ ности и разногласиям, как правило, имевшим под собой богословскую, мировоззренческую основу. Существенное место отводится изучению позиций церквей и христи¬ анского сообщества в годы Второй мировой войны — дается общая карти¬ на церковной жизни, деятельности церковных общин (местных священни¬ ков и паствы), католических орденов (прежде всего, Общества Иисуса), христианского антифашистского подполья и ярких его представителей, священников-военнопленных на территории Советского Союза.
Источники и историография 23 Большое внимание уделяется теоретическим и богословским разра¬ боткам тех лет, затрагивающим различную тематику, в том числе про¬ блему патриотизма, вины и ответственности церкви и немецкого народа, проблему формирования будущего немецкого государства. Особое место в книге отводится мировоззренческому противостоянию христианства в лице его лучших представителей и национал-социализма, что, думается, и является стержнем предложенной работы. В Германии того времени как бы происходил процесс самопознания церковных инсти¬ тутов, всего христианского сообщества, постижение сущности христиан¬ ских истин, самого христианства. В монографии поставлена проблема соотношения патриотизма и ан¬ тифашизма, проблема поиска собственной идентичности, соответствия деятельности христиан и христианских церквей (особенно в вопросе под¬ держки режима) основным христианским принципам, самому христиан¬ ству, не разработанная ни в русской, ни в немецкой историографии. Эту противоречивость современной эпохи отмечают исследователи. С одной стороны, происходят уникальные процессы, связанные с покаянием за исто¬ рическое прошлое. Вили Брандт (канцлер Германии с 1969 по 1974 гг.) от имени немцев кается за уничтожение евреев, Римско-католическая церковь просит прощения за крестовые походы и инквизицию, Англиканская церковь во главе с арихиепископом Кентерберийским весной 2007 г. кается за рабо¬ торговлю во времена Британской империи и т. д. Одновременно происходит процесс размывания старых ценностей и добродетелей, возникают новые по¬ роки — «надежды и оптимизм сменяются страхом и разочарованием, опасе¬ нием за свое будущее, нестабильностью и ощущением беззащитности перед террором и насилием». См.: Чубарьян А. О. Прощание с XX веком / / Новая и новейшая история (ННИ). 2002. № 1. С. 4-5. См. Велькер М. Христианство и плюрализм. Пер. с нем. М., 2001; Иеруса¬ лимский В. П. Церкви Германии перед вызовом секуляризации / / Совре¬ менная Европа. 2006. №. 4. Жизнь европейцев отмечена «материализмом, гедонизмом и нигилизмом», невежеством и безнравственностью, считает ис¬ следователь из Ватикана Ф. Роде. См. : Роде Ф. Основы единой Европы / / Метаморфозы Европы. М., 1993. Отв. ред. А. О. Чубарьян. О преобладающем в современную эпоху (в современном мире, вполне обе¬ спеченном с материальной точки зрения, но весьма хрупком с точки зрения духовности и культуры), этическом релятивизме, чреватом многочисленными опасностями, и необходимости следования «требовательному содержанию» христианской веры как единственному гаранту подлинного освобождения лич¬ ности и трансформации современных общественных систем в общества, осно¬ ванные на действительно христианской любви, говорит в своей книге, переве¬ денной на русский язык, Папа Бенедикт XVI (Й. Ратцингер). См.: Ратцингер Й.
24 Предисловие Введение в христианство. Лекции об апостольском символе веры. М., 2007. О том же пишет в своем вступительном слове к этой книге Митрополит Смо¬ ленский и Калининградский Кирилл, ныне избранный Патриархом Москов¬ ским и всея Руси, подчеркивая актуальность осмысления роли христианской веры, христианских корней и традиций в современный период, когда (на фоне технического прогресса и повышения материального комфорта) усиливаются тенденции отхода от духовных принципов христианства, вплоть до того, что Европа уже стыдится признавать свои христианские корни. О проблемах нрав¬ ственного состояния мира, «деградации морального состояния человечества», отступлении от христианских норм, христианской нравственности, заложен¬ ных в основу европейской культуры, о губительном для европейской цивилиза¬ ции разрыве «взаимосвязи прав человека и нравственности» говорил в октябре 2007 г. на Парламентской ассамблее Совета Европы Патриарх Алексий II. 4 См.: Роде Ф. Указ. соч. С. 48. 5 Там же. С. 49. 6 Там же. 7 Григулевич И. Р. Папство, век XX. М., 1981; Великович Л. Н. Религия — идеологическое оружие империалистов. М., 1961; Он же. Церковь и «народ¬ ный капитализм». М., 1962; Он же. Кризис современного католицизма. М., 1967; Казанова А. Второй Ватиканский собор: критика идеологии и прак¬ тики современного католицизма. М., 1973; Ковальский Н. А. Католицизм и мировое социальное развитие. М., 1974; Он же. Дела Ватиканские. М., 1962; Мчедлов М. П. Эволюция современного католицизма. М., 1967; Он же. Като¬ лицизм. М., 1974; Поташинская Н. Н. Система организаций Католического действия. М., 1971; Шейнман М. М. Папство. М., 1959; Он же. Современный Ватикан. М., 1955. 8 Розанов Г. Л. Германия под властью фашизма (1933-1939). М., 1964. С. 104. 9 Гинцберг Л. И., Драбкин Я. С. Немецкие антифашисты в борьбе против гит¬ леровской диктатуры (1933-1945). М., 1961. С. 41-43. 10 ГинцбергЛ. И. Борьба немецких патриотов против фашизма 1939-1945. М., 1987. С. 254. 11 Мельников Д., Черная Л. Империя смерти. Аппарат насилия в нацистской Германии 1933-1945. М., 1987. С. 129. Сн. 1. 12 Корчагина М. Б. Германия / / Движение Сопротивления в Западной Европе 1939-1945. Национальные особенности. М., 1991. С. 61. 13 Мерцалова Л. А. Германский фашизм в новейшей историографии ФРГ. Во¬ ронеж, 1990, С. 93-94. 14 Цит по: Проэктор Д. М. Фашизм: путь агрессии и гибели. Изд. 2-е. М., 1989. С. 77. 15 Ходорковский Л. Д. Католицизм и рабочий класс Германии. М., 1978. 16 Чернышева О. В. Церковь и демократия. Опыт Швеции. М., 1994; Черныше¬ ва О. В., Комаров Ю. Д. Церковь в скандинавских странах. М., 1988; Кисло- ва А. А. Религия и церковь в общественно-политической жизни США первой половины XIX в. М., 1989 (А. А. Кислова в 60-70-е годы уже опубликовала ряд
Источники и историография 25 работ по церковной тематике. См. : раздел «Библиография»); Коленеко В. А. Католический синдикализм в Канаде: теория и практика (1920-1960). М., 2000; Красиков А. А. Ватиканский репортаж. М., 1991; Он же. Ватикан: исто¬ рия и современность. М., 1991; Он же. Религиозный фактор в европейской и российской политике (исторический аспект). М., 2000; Остапенко Г. С. Цер¬ ковь и монархия в Великобритании / / Религии мира. История и современ¬ ность. 1999. М., 1999; Она же. Встреча двух миров: Британское миссионерство в конце XIX - первой половине XX вв. / / Религия и церковь в западном обще¬ стве XX века. М., 1992; Полякова Е. Ю. Церковь и школа в Северной Ирлан¬ дии / / Там же; Она же. Северная Ирландия: конфессиональный конфликт и политика / / Очерки истории западного протестантизма. М., 1995; Она же. Государственная церковь Англии / / Там же. Разумеется, нас интересуют работы, посвященные деятельности католиче¬ ской и протестантской церквей — именно эти конфессии находятся в центре предложенного исследования. История иных конфессий составляет предмет особых интересов. 17 Токарева Е. С. Фашизм, церковь и католическое движение в Италии. М., 1999; Пономарева Л. В. Испанский католицизм XX века. М., 1989. 18 Величко О. И. Роль немецкой мысли в эволюции католицизма в XX веке / / Религии мира. История и современность. 1999. М., 1999; Забалуев В. Г. Гер¬ манский политический католицизм как предшественник христианской де¬ мократии / / ННИ. 1994. № 3; Ковальский Н. А. Справился ли католицизм с вызовами XX века / / ННИ. 1999. №6; Поташинская Н. Н. Католическая концепция социальной справедливости / / Религии мира. История и совре¬ менность. 1999. М., 1999; Токарева Е. С., Яковенко С. Г. Роль католицизма в XX веке / / Мир в XX веке. Отв. ред. А. О. Чубарьян. М., 2002; Филип¬ пов Б. А. Папы и проблема прав человека / / Актуальные проблемы Европы. Православие и католичество. Социальные аспекты. Проблемно-тематический сборник. 1998-3. М., 1998. См. также работу историка Ватикана Брандмюл- лера В. Развитие католической церкви с конца Первой мировой войны / / Религии мира. История и современность. 1999. М., 1999. 19 Ерин М. Е. Католическая церковь Германии и фашизм. Учебное пособие. Ярославль. 1990. 20 Там же. С. 74. 21 Там же. 22 Там же. 23 Гаврилов А. В. Католицизм и национал-социализм в Германии (1933-1945). Канд. дисс. Автореферат. Ярославль. 2001. 24 Тарное В. А. Церковь в Третьем рейхе: роль в обществе и взаимоотношения с фашистским государством (1933-1945). Канд. дисс. Автореферат. М. 1998; 25 Шкаровский М. В. Нацисткая Германия и Православная Церковь. М., 2002; Он же. Крест и свастика. Нацистская Германия и Православная церковь. М., 2007; Никитин А. К. Нацистский режим и русская православная община в Германии (1933-1945) М., 1998.
26 Предисловие 26 Бровко Jl. Н. Церковь и «третий рейх» / / ННИ. 1991. №4; Она же. Конфор¬ мизм и конфронтация. Христианские церкви и нацистское государство / / Свободная мысль. 1993. №12; Бровко Л. H., Токарева Е. С. Христианские церкви и тоталитаризм. / / Тоталитаризм в Европе XX века. Отв. ред. Ко- молова Н. П., Драбкин Я. С. М. 1996; Комолова Н. П., Бровко Л. H., Сави¬ на И. С. Идеи и программы сопротивления / / Движение сопротивления в Западной Европе. 1939-1945. Общие проблемы. Отв. ред. Н. П. Комолова. М., 1990; Бровко Л. Н. Дитрих Бонхёффер: протестантская теология и фа¬ шизм / / Религии мира. История и современность. 1999. М., 1999; Она же. Дитрих Бонхёффер / / Вопросы истории (ВИ). 2003, № 4; Она же. Христи¬ анство и национал-социализм. Мировоззренческий излом / / Переходные эпохи в социальном измерении. История и современность. Отв. ред. Мальков В. J1. . М., 2002; Она же. Августин Рёш. Иезуиты и национал-социализм / / Религии мира. История и современность. 2003. М., 2003; Она же. Христиан¬ ский социализм Крайзау. Идеи переустройства Германии / / Общественная мысль в контексте истории культуры. Сборник в честь А. Э. Штекли. Отв. ред. Кудрявцев О. Ф. М., 2004 и др. 27 Drobisch K., Fischer G. (Hrsg.). Ihr Gewissen gebot es. Christen im Widerstand gegen den Hitlerfaschismus. Berlin, 1980; Drobisch K. Einleitung / / Christen im Nationalkomitee «Freies Deutschland». Hrsg. v. K. Drobisch. Berlin, 1973; Strei- sand J. Die deutschen evangelischen Kirchen und die faschistische Diktatur / / Zeitschrift für Geschichtswissenschaft (ZfG). 1966. H. 4; Nowak K. Kirche und Widerstand gegen den Nationalsozialismus 1933-1945 in Deutschland / / Nico- laisen C. (Hrsg.). Nordische und deutsche Kirchen im 20. Jahrhundert. Göttingen, 1982; Nowak K. Evangelische Kirche und Weimarer Republik. Zum politischen Weg des deutschen Protestantismus zwischen 1918 und 1932. Weimar, 1982; Meier K. Der evangelische Kirchenkampf. Bde. 1-3. Halle, 1976-1979. 28 Meier K. Op. cit. Bd. 1. 29 Streisand J. Op. cit. S. 569. 30 Albrecht D. (Hrsg.). Katholische Kirche im Dritten Reich. Mainz, 1976; Den- zerG., Fabrizius V. Christen und Nationalsozialisten. Frankfurt a. M., 1993; Fa- bricius V. Kirche im Nationalsozialismus. Zwischen Widerstand und Loyalität. Frankfurt a. M., 1982; GottoK. Die Katholiken und das Dritte Reich. Mainz, 1990; Härten H. Deutsche Katholiken 1918-1945. Paderborn, 1992; Läpple A. Kirche und Nationalsozialismus in Deutschland und Österreich. Aschaffenburg, 1986; Lewy G. Die katholische Kirche und das Dritte Reich. München, 1965; Müller H. Katholische Kirche und Nationalsozialismus. München, 1963; Norden G. v. Der deutsche Protestantismus im Jahr der nationalsozialistischen Machtergreifung. Güthersloh, 1979; Repgen K. Katholizismus und Nationalsozialismus. Zeitge¬ schichtlichen Interpretation und Problem. Köln, 1983; Volk L. Katholische Kirche und Nationalsozialismus. Mainz, 1987; Wolf E. Die evangelischen Kirchen und der Staat im Dritten Reich. Zürich, 1963; Zipfel F. Kirchenkampf in Deutsch¬ land. 1933-45. Religionsverfolgung und Selbstbehauptung der Kirchen in der na¬ tionalsozialistischen Zeit. Berlin, 1965 etc. См. раздел «Библиография».
Источники и историография 27 31 Scholder K. Die Kirchen und das Dritte Reich. Bde. 1-2. Frankfurt а. M; Ber¬ lin; Wien. 1977/ 1985. Из-за смерти автора II том закончен его учениками Г. Безиром, Д. Кляйнманом и Ю. Тирфельдером. 32 Bester G. Die Kirchen und das Dritte Reich. Bd. 3. Spaltungen und Abwehrkämp¬ fe 1934-1937. Berlin; München, 2001. 33 Beier H., Henri E. Chronologie des bayerischen Kirchenkampfes 1933-1945. Nürnberg, 1969; Hehl U. v. Katholische Kirche und Nationalsozialismus im Erz¬ bistum Köln 1933-1945. Mainz, 1977; Klügel E. Die Lutherische Landeskirche Hannover und ihr Bischof 1933-1945. Bd. 1-2. Berlin; Hamburg, 1964/1965; Niesei W. Kirche unter dem Wort. Der Kampf der Bekennenden Kirche der Altpreußischen Union 1933-1945. Göttingen, 1978 ; Volk L. Der bayerische Episkopat und der Nationalsozialismus 1930 bis 1934. Mainz, 1966; etc. 34 Ackermann K. Der Widerstand der Monatsschrift «Hochland» gegen den Natio¬ nalsozialismus, München, 1965; Altmeyer K. Katholische Presse unter NS-Dik- tatur. Berlin, 1962; Pripke M. Die evangelische Jugend im Dritten Reich 1933— 36. Hannover; Frankfurt a. M., 1960; Schellenberger В. Katholische Jugend und Drittes Reich. Mainz, 1975 etc. 35 Gamm H. G. Der braune Kult. Das Dritte Reich und seine Ersatzreligion. Ham¬ burg, 1962; Wehling Ch. «Christlich-deutsche Bewegung». Eine Studie zum konservativen Protestantismus in der Weimarer Republik. Göttingen, 1998 etc. 36 Bleistein R. Rupert Maier. Der verstummte Prophet. Frankfurt a. M., 1993; Blei¬ stein R. Alfred Delp. Geschichte eines Zeugen. Frankfurt a. M., 1989; Brandt W. Friedrich v. Bodelschwingh 1877-1946. Nachfolger und Gestalter. Bethel, 1967; Hartmut F. Otto Dibelius. Ein Kirchenmann in der Zeit zwischen Monarchie und Diktatur. Göttingen, 1998; Haub R., Schreiber F. Alfred Delp. Held gegen Hitler. Würzburg, 2005; Müller Ch. -R. Dietrich Bonhoeffers Kampf gegen die nationalso¬ zialistische Verfolgung und Vernichtung der Juden. München, 1990; Portmann H. Kardinal von Galen. Münster, 1974; Tierfelder J. Das kirchliche Einigungswerk des Würtembergischen Landesbischofs Theophil Wurm. Göttingen, 1975 etc. 37 Ritter G. Carl Goerdeler und die deutsche Widerstandsbewegung. München, 1964. S. 112; Bracher K.-D., Sauer W., Schulz G. Die nationalsozialistische Machtergreifung. Studien zur Errichtung des totalitären Herrschaftssystems in Deutschland 1933/ 1934. Köln; Opladen, 1962. 38 Mommsen H. Die deutsche Gesellschaft und der Widerstand gegen Hitler. Zu einer Bilanz nach vierzig Jahren / / Schmädeke J., Steinbach P. (Hrsg.). Der Widerstand gegen den Nationalsozialismus. Die deutsche Gesellschaft und der Widerstand gegen Hitler (далее — Der Widerstand gegen den Nationalsozialis¬ mus). München; Zürich, 1986. S. XXIX. 39 Моммзен X. Немецкое сопротивление против Гитлера в 1933-1945 годах / / Не¬ мецкое Сопротивление в 1933-1945 годах. Информационно-документационная выставка Федеративной республики Германии. X. Моммзен, У. Картариус, К. О. Ф. ф. Аретин, Р. Ледербоген (публ.). Пер. с нем. Карлсруэ; Штутгарт, 1990. С. 12. 40 Моммзен X. Указ. соч. С. 8.
28 Предисловие 41 Hochhut R. Der Stellvertreter. Ein christliches Trauerspiel. Reinbeck, 1963; Denzer G. Widerstand oder Anpassung. Katholische Kirche und Drittes Reich. München, 1984; Denzer G., Fabricius V. Die Kirchen im Dritten Reich. Christen und Nazis Hand in Hand? Darstellung. Bde. 1-2. Frankfurt a. M., 1984. 42 Denzer G. Op. cit. S. 9, 143. 43 Манн M. Противоречия непрерывной революции / / Политическая наука современной России: тенденции развития: Пробл.-темат. сб. / РАН ИНИОН. М., 2000. С. 100. 44 Roon G. v. Widerstand im Dritten Reich. München, 1979; Roon G. v. Neuord¬ nung im Widerstand. Der Kreisauer Kreis innerhalb der deutschen Widerstands¬ bewegung. München, 1967. 45 Roon G. v. Widerstand im Dritten Reich. Op. cit. S. 14. 46 Фест И. K. Гитлер. Биография. Пер. с нем. под ред. С. 3. Случа и П. Ю. Рахш- мира. Т. 1-3. Т. 2. Пермь, 1993. С. 331. 47 А. В. Гаврилов, в частности, пишет, что деятельность церквей в этот период «нельзя назвать сопротивлением в привычном для нас смысле. Никаких во¬ оруженных и подрывных действий» церковь не вела и не могла вести в силу своего места в обществе, своей функции и организации. См. Гаврилов А. В. Католическая церковь и начало Второй мировой войны / / Путь в науку. Сборник научных работ аспирантов и студентов исторического факультета. Вып. 2. Ярославль, 1995. С. 160. 48 См. : Der Widerstand gegen den Nationalsozialismus; Steinbach P. Gruppen, Zentren und Ziele des deutschen Widerstands / / 20 Juli: Portraits des Wider¬ standes. Düsseldorf; Wien, 1984 (далее — 20 Juli: Portraits des Widerstandes). 49 Strohm Ch. Der Widerstandskreis um Dietrich Bonhoeffer und Hans von Dohna- nyi. Seine Voraussetzungen zur Zeit der Machtergreifung / / Der Widerstand gegen den Nationalsozialismus. 50 Norden G. v. Zwischen Kooperation und Teilwiderstand: Die Rolle der Kirche und Konfessionen. Ein Überblick über Forschungspositionen / / Der Widerstand gegen den Nationalsozialismus. S. 233; См. также: Norden G. v. Widerstand in den Kirchen / / Löwenthal R., Mühlen P. v. z. (Hrsg.). Widerstand und Verwei¬ gerung in Deutschland 1933 bis 1945 (далее — Widerstand und Verweigerung). Berlin; Bonn, 1982. S. 111-128; Norden G. v. Der deutsche Protestantismus im Jahr der nationalsozialistischen Machtergreifung. 51 Hockerts H. G. Die Sittlichkeitsprozesse gegen katholische Ordensangehörige und Priester 1936-1937. Mainz, 1971. 52 Löwenthal R. Widerstand im totalen Staat / / Bracher K. D., Funke M., Ja- cobsen H. -A. (Hrsg.). Nationalsozialistische Diktatur 1933-1945. Eine Bilanz. Bonn, 1983. S. 621. 53 Dirks W. Katholiken zwischen Anpassung und Widerstand / / Widerstand und Verweigerung. S. 143. 54 Boberach H. Einleitung / / Boberach H. (Hrsg.). Berichte des SD und der Ge¬ stapo über Kirchen und Kirchenvolk in Deutschland 1934-1944. Mainz, 1971; Hehl U. v. Das Kirchenvolk im Dritten Reich. Dokumentation / / Politische Stu¬
Источники и историография 29 dien. 1983. . № 267; Norden G. v. Widerstand in den Kirchen. Op. cit.; Volk L. Das Reichskonkordat vom 20. Juli 1933. Von den Ansätzen in der Weimarer Re¬ publik bis zur Ratifizierung am 10. September 1933. Mainz, 1972; Volk L. Der Bayerische Episkopat und der Nationalsozialismus 1930 bis 1934. Op. cit. 55 Neuhäusler J. Kreuz und Hakenkreuz. Der Kampf des Nationalsozialismus gegen die katholische Kirche und der kirchliche Widerstand. München, 1946. 56 Adrianyi G. Widerstand der katholischen Kirche / / Politische Studien. 1983. № 267. 57 Ibid. S. 57. 58 Schellenberger B. Katholische Jugend und Drittes Reich. Mainz, 1975; Schellen¬ berger B. Katholischer Jugendwiderstand / / Der Widerstand gegen den Natio¬ nalsozialismus. 59 Ackermann K. Op. cit; Adolph W. Die Katholische Kirche im Deutschland Adolf Hitlers. Berlin, 1974; Altmeyer K. Katholische Presse unter NS-Diktatur. Berlin, 1962; Binder G. Irrtum und Widerstand. Die deutschen Katholiken in der Ausein¬ andersetzung mit dem Nationalsozialismus. München, 1968; Hehl U. v. Op. cit.; Lewy G. Op. cit.; Müller H. Op. cit. etc. 60 Gotto K., Repgen K. (Hrsg.). Kirche, Katholiken und Nationalsozialismus. Mainz, 1980; LäppleA. Op. cit.; Volk L. Op. cit. 61 Hehl U. v. Das Kirchenvolk im Dritten Reich. Op. cit. S. 100 62 Hehl U. v. Katholische Kirche und Nationalsozialismus im Erzbistum Köln 1933— 1945. Op. cit. S. 94. 63 Boberach H. Op. cit. Einleitung. 64 Bleistein R. (Hrsg.). Augustin Rösch. Kampf gegen den Nationalsozialismus. Dokumente (далее — Augustin Rösch. Kampf gegen den Nationalsozialismus). Frankfurt a. M., 1985; Об истории ордена см.: Бёмер Г. История Ордена иезу¬ итов. Пер. с нем. Смоленск, 2002. 65 Stasiewsky В. (Hrsg.). Akten deutscher Bischöfe über die Lage der Kirche 1933- 1945 (далее — Akten deutscher Bischöfe). Bd. 1-6. Mainz, 1968-1985. 66 Hürten H. Verfolgung, Widerstand und Zeugniss. Kirche im Nationalsozialis¬ mus. Fragen eines Historikers. Mainz, 1987; Hürten H. Selbstbehauptung und Widerstand der katholischen Kirche / / Der Widerstand gegen den Nationalso¬ zialismus. S. 240-253. 67 Hürten H. Verfolgung, Widerstand und Zeugniss. Op. cit. S. 18. 68 Ibid. S. 35. 69 Ibid. S. 71. 70 Ibid. S. 32. 71 Besier G. Ansätze zum politischen Widerstand in der Bekennenden Kirche / / Der Widerstand gegen den Nationalsozialismus. S. 265. 72 Bethge E. Dietrich Bonhoeffer. München, 1970. S. 890. 73 Ibid. S. 319. 74 Bethge E. Op. cit. S. 890; Bethge E. Zwischen Bekenntnis und Widerstand: Er¬ fahrungen in der Altpreußischen Union / / Der Widerstand gegen den National¬ sozialismus.
30 Предисловие 75 Niemöller W. Die Evangelische Kirche im Dritten Reich. Handbuch des Kirchen¬ kampfes. Bielefeld, 1956. S. 396. 76 Motschmatin K. Widerstand der christlichen Kirchen im Dritten Reich — aus protestantischer Sicht / / Politische Studien. 1983. № 267. 77 Bester G. Op. cit. S. 269. 78 Scholder K. Die Kirchen und das Dritte Reich. Bd. 1-2. Op. cit. 79 Ibid. Bd. l.S. 167, 170. 80 Ibid. S. 317-321. 81 Scholder K. Politischer Widerstand oder Selbstbehauptung als Problem der Kir¬ chenleitungen (далее — Scholder K. Politischer Widerstand) / / Der Wider¬ stand gegen den Nationalsozialismus. S. 255. 82 Aretin K. O. F. v. Der deutsche Widerstand gegen Hitler / / Cartarius U. (Hrsg.). Opposition gegen Hitler (Deutscher Widerstand 1933-1945). Berlin, 1984. S. 9. 83 Ibid. S. 10. 84 Scholder K. Die Kirchen und das Dritte Reich. Bd. 1. Op. cit. S. 333. 85 Scholder K. Politischer Widerstand. Op. cit. S. 262. 86 Ibidem. 87 См. : Котовский H. Лютеранская церковь и немецкое общество в XX веке: опыт движения сопротивления / / Вера, диалог, общение. Проблемы диало¬ га церкви и общества. Материалы международной научно-богословской кон¬ ференции. М. 29 сент. - 1 окт. 2004. М., 2005. С. 118-136. Шольдер также предостерегал современников от строгого осуждения прошлого. Тогда, под¬ черкивал историк, правда не казалась столь очевидной, как это видится сей¬ час, и не была доступна каждому христианину. См.: Scholder K. Die Kirchen und das Dritte Reich. Bd. 1. Op. cit. S. 345. 88 Bracher K.-D., Sauer W., Schulz G. Op. cit. S. 340; Stasiewski B. Die Kirchen¬ politik der Nationalsozialisten im Warthegau 1939-1945 / / Vierteljahreshefte für Zeitgeschichte (VfZ). 1959. N. 7 etc. 89 Siegele- Wenschkewitz L. Nationalsozialismus und Kirchen. Religionspolitik von Partei und Staat bis 1935. Düsseldorf, 1974. 90 Scholder K. Op. cit.; Scholder K. Die evangelische Kirche in der Sicht der natio¬ nalsozialistischen Führung bis zum Kriegsausbruch / / VfZ. 1968. Jg. 16. H. 1, S. 15-35. 91 Ibid. S. 19. 92 Buchheim H. Glaubenskrise im Dritten Reich. Drei Kapitel nationalsozialistischer Religionspolitik. Stuttgart, 1953. S. 73. 93 Ibid. 94 Ulbricht J. H. Deutschchristliche und deutschgläubige Gruppierungen / / Krebs D., Reuleke J. (Hrsg.). Handbuch der deutschen Reformbewegungen: 1880-1933. Wuppertal, 1998. 95 Neumann P. Die Jungreformatorische Bewegung. Göttingen, 1971. 96 Ibid. 97 Baumgärtner R. Weltanschauungskampf im Dritten Reich. Die Auseinanderset¬ zung der Kirchen mit A. Rosenberg. Mainz, 1977.
Источники и историография 31 98 См.: Ueberschär G. R. (Hrsg.). Der 20 Juli 1944. Bewertung und Rezeption des deutschen Widerstandes gegen das N. S. Regime. Köln, 1994. 99 См. Ильме-Тухель Б. Комиссия по делам церкви при НКСГ / / Национальный комитет «Свободная Германия» и Союз немецких офицеров. Пер. издания Г. Р. Юбершера (далее — Национальный комитет «Свободная Германия»). Красногорск., 1996. 100 Bethge E. Dietrich Bonhoeffer. Op. cit. 101 Ebeling G. Über die Reformation hinaus? Zur Luther-Kritik Karl Barths / / Zeit¬ schrift für Theologie und Kirche. Beiheft 6. Zur Thelogie Karl Barths. Beiträge aus Anlaß seines 100. Geburtstages. Tübingen, 1986; Motschmann K. Op. cit. 102 Schreiber M. Martin Niemöller. Reinbeck bei Hamburg, 1997. 103 Котовский H. Указ. соч. 104 Motschmann K. Op. cit. S. 78. 105 Lemhöfer L. Gegen den gottslosen Bolschewismus. Zur Stellung der Kirchen zum Krieg gegen die Sowjetunion / / Ueberschär G. R., Wette W. (Hrsg.). Der deutsche Überfall auf die Sowjetunion. «Unternehmen Barbarossa» 1941. Frank¬ furt a. M., 1991. В этом направлении работает коллектив историков ФРГ, объ¬ единившихся вокруг В. Ветте и Г. Р. Юбершера. См.: Ibid. См. также Ветте В. Война на уничтожение: вермахт и холокост / / ННИ, 1999. № 3; Айххольц Д. Цели Германии в войне против СССР. Об ответственности германской элиты за агрессивную политику и преступления нацизма. Пер. с нем. О. В. Вишле- ва // ННИ. 2002. № 6 и др. 106 Lemhöfer L. Op. cit. S. 69. 107 Ibid. S. 70. 108 Материалы «Особого» (трофейного) архива некоторое время находились в Центре хранения историко-документальных коллекций (ЦХИДК), в настоя¬ щее время вошедшего в Российский государственный военный архив (РГВА) бывший Центральный государственный архив Советской Армии. Имеют гриф «К». Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 500. Оп. 1. Ед. хр. 64, 76, 522, 563, 726, 729, 745, 755, 803 б, 804; Оп. 2. Ед. хр. 60, 68-69, 73-74; Оп. 3. Уд. хр. 431, 441; Ф. 1240. Оп. 1. Ед. хр. 4-9, 22-27, 32-38, 40- 49, 50-59, 68, 72-78; Ф. 1363. Оп. 1. Ед. хр. 16; Оп. 2. Ед. хр. 1-23; Ф. 1470. Оп. 1. Ед. хр. 9-12; Оп. 2. Ед. хр. 1-23; Ф. 692. Оп. 1. Ед. хр. 7; Ф. 1255. Оп. 2. Ед. хр. 54. и т. д. См. раздел «Библиография». 109 Stasiewski В. (Hrsg.). Akten deutscher Bischöfe. 1,0 Volk L. (Hrsg.). Akten Kardinals Michael von Faulhaber 1917-1945. Mainz. Bd. 1-2. 1975/ 1978. 111 Augustin Rösch. Dokumente. 112 Schäfer G. (Hrsg.) Landesbischof Th. Wurm und der nationalsozialistische Staat 1940-1945. Eine Dokumentation. Stuttgart, 1968 (далее — Landesbischof Th. Wurm und der nationalsozialistische Staat 1940-1945. Eine Dokumentation). 1,3 Die Schuld der Kirche. Dokumente und Reflexionen zur Stuttgarter Schulderklä¬ rung von 18/19. 1945. München, 1982; Die Niederlage, die eine Befreiung war. Das Lesebuch zum 8. Mai 1945. Köln, 1985.
32 Предисловие 114 Kretschmar G., Nicolaisen C. (Hrsg.). Dokumente zur Kirchenpolitik des Drit¬ ten Reiches. Bd. 1-2. München, 1971-72 (далее — Dokumente). 115 Boberach H. (Hrsg.). Berichte des SD und der Gestapo über Kirchen und Kir¬ chenvolk in Deutschland 1934-44 (далее — Berichte). Mainz, 1971. 1.6 Boberach H. (Hrsg.) «Meldungen aus dem Reich». Auswahl aus den geheimen Lageberichten des Sicherheitsdienstes des SS. 1939-1944. Luchterhand, 1965 (далее — Meldungen). 1.7 Akten der Partei-Kanzlei der NSDAP. Rekonstruktion eines verlorengegangenes Bestandes. Bd. 1 Bearb. v. Heiber H. München, 1983 (далее — Akten). 118 Haugg W. (Hrsg.). Das Reichsministerium für kirchliche Angelegenheiten (да¬ лее — das Reichsministerium). Berlin, 1940. 119 Bleistein R. (Hrsg.). Dossier : Kreisauer Kreis. Dokumente aus dem Widerstand gegen den Nationalsozialismus. Aus dem Nachlaß von L. König (далее — Dos¬ sier). Frankfurt a. M., 1987. 120 Drobisch K. (Hrsg.). Christen im Nationalkomitee «Freies Deutschland». Doku¬ mente (далее — Christen im Nationalkomitee). Berlin, 1973; За Германию — против Гитлера. Документы и материалы о создании и деятельности Нацио¬ нального комитета «Свободная Германия» и «Союза немецких офицеров» (далее: За Германию — против Гитлера). Пер. с нем. H. Н. Берникова. Ред. колл.: H. Н. Берников, В. А. Всеволодов, А. А. Крупенников. М., 1993. 121 Widerstand und Exil der deutschen Arbeiterbewegung. Dokumente. Bonn; Bad- Godesberg, 1982. 122 Kardinal Faulhaber. Judentum, Christentum, Germanentum. Adventspredig¬ ten, Gehalten in St. Michael zu München 1933 (далее — Kardinal Faulhaber. Adventspredigten). München, 1933. 123 Greschat M. (Hrsg.). Zwischen Widerspruch und Widerstand. Texte zur Denk¬ schrift der Bekennenden Kirche (1936) (далее — Zwischen Widerspruch und Widerstand). München, 1987. 124 Полный текст опубликован в работе Майера : Meier K. Op. cit. S. 189-191. 125 Niemöller W. (Hrsg.). Texte zur Geschichte des Pfarrernotbundes. Berlin, 1958. 126 Барт K. Барменская декларация / / Социально-политическое измерение христианства. Избранные теологические тексты XX века (далее — Социально- политическое измерение христианства). М., 1994; Он же. Христианин в об¬ ществе / / Социально-политическое измерение христианства. 127 Булътман Р. Новый завет и мифология. Проблема демифологизации новоза¬ ветного провозвестия / / Вопросы философии (далее — ВФ). 1992. №11. 128 Bonhoeffer D. Widerstand und Ergebung. Briefe und Aufzeichnungen aus der Haft. Hrsg. v. E. Bethge (далее — Bonhoeffer D. Widerstand und Ergebung). München; Hamburg, 1965; Русск. изд. : Бонхёффер Д. Сопротивление и по¬ корность. Пер. с нем. и предисл. Барабанова Е. В. М., 1994; Aus der «Ethik» Dietrich Bonhoeffers (далее — Aus der «Ethik») / / Christlicher Widerstand ge¬ gen den Faschismus. Hrsg. K. Fischer (далее — Christlicher Widerstand gegen den Faschismus). Berlin, 1955; Bonhoeffer D. Gesammelte Schriften. Bde. 1-6.
Источники и историография 33 Bde. 1-2. München, 1958-59; см. также: Мольтман Ю. Христианские муче¬ ники современности / / Социально-политическое измерение христианства. 129 Тиллих П. Систематическая теология. Т. 1-3. Пер. с нем. М.; СПб., 2000; Он же. Избранное. Теология культуры. Пер. с нем. М., 1995. 130 Гуардини Р. Господь. Брюссель, 1994. 131 Niemöller М. Über die deutsche Schuld, Not und Hoffnung. Ansprache an die Vertreter der Bekennender Kirche in Frankfurt а. M. 6 Januar 1946 (далее — Niemöller M. Über die deutsche Schuld) Zürich, 1946; Niemöller M. Briefe aus der Gefangenschaft Moabit. Hrsg. v. W. Niemöller (далее — Niemöller M. Brie¬ fe). Frankfurt a. M., 1975. 132 Hier spricht Dibelius. Eine Dokumentation. Berlin, 1961; см. также О. Dibelius. Ein Christ ist immer im Dienst. Stuttgart, 1961. 133 Лютер M. Избранные произведения. СПб., 1994; Он же. 95 тезисов. Пер. с нем. СПб., 2002. 134 Кальвин Ж. Наставление в христианской вере. Т. 1-3. Пер. с франц. М., 1997-1999. 135 Иоанн Павел II (Кароль Войтыла). Сочинения. Т. 1-2. М., 2003. 136 Ратцингер Й. (Папа Бенедикт XVI). Введение в христианство. Лекции об апостольском символе веры. Пер. с нем. М., 2006. 137 Гитлер А. Моя борьба. Пер. с нем. Ашхабад. 1992. 138 Rosenberg A. Der Mythus des 20. Jahrhunderts. Eine Wertung der seelisch-gei- stigen Gestaltenkämpfe unserer Zeit (далее — Rosenberg A. Der Mythus des 20. Jahrhunderts). München, 1935. 139 Дневник Йозефа Геббельса, 1940-41 / Предисл. Л. И. Гинцберга (далее — Дневник Йозефа Геббельса) / / ННИ. 1994, № 6. 140 Domarus М. (Hrsg.). Hitler. Reden und Proklamationen. 1932-45. Bd. 1-2. München, 1965. 141 Раушнинг Г. Говорит Гитлер: Зверь из бездны (далее — РаушнингГ. Говорит Гитлер). Пер. с нем. М., 1993; Пикер Г. Застольные разговоры Гитлера. Смо¬ ленск, 1993. 142 Hauer J. W. Deutsche Gottschau. Stuttgart, 1934. 143 Ницше Ф. Антихрист / / Ницше Ф. По ту сторону добра и зла; Казус Вагнер; Антихрист... (далее — Ницше Ф. Антихрист). Минск, 1997. 144 Niemöller W. Die Evangelische Kirche im Dritten Reich.; Niemöller W. Der Pfar- rernotbund. Geschichte einer kämpferischen Bruderschaft. Hamburg, 1973. 145 Wurm Th. Erinnerungen aus meinem Leben. Stuttgart, 1953. 146 Brüning H. Memoiren. Stuttgart, 1970. 147 Christlicher Widerstand gegen den Faschismus. 148 Гизевиус Г. Б. До горького конца. Записки заговорщика. Смоленск, 2002. 149 Дневник посла Додда 1933-1938. Пер. с англ. М., 1961. 150 Ширер У. Берлинский дневник. Европа накануне Второй мировой войны гла¬ зами американского корреспондента. Пер. с англ. М., 2002. 151 Сайер Г. Последний солдат Третьего рейха. Пер. с англ. М., 2002. 152 Хенс В., Пересеет А. По другую сторону войны. Пер. с нем. М., 2005.
34 Предисловие 153 Биркемайер В. Оазис человечности № 7280/ 1. Воспоминания немецкого военнопленного. Пер. с нем. М., 2005. 154 Клемперер В. Свидетельствовать до конца. Из дневников 1933-1945. Пер. с нем. М., 1998. 155 Откровения и признания нацистской верхушки о войне «третьего рейха» против СССР. Секретные речи. Дневники. Воспоминания. Смоленск, 2000; Шпеер А. Воспоминания. Пер. с нем. М., 1997; Он же. Воспоминания рейхс¬ министра военной промышленности. 1930-1945. Пер. с нем. М., 2005. 156 Г. Манн. В защиту культуры. Сборник статей. Пер. с нем. М., 1986.
Введение Цивилизационный кризис, к истории вопроса § 1. Цивилизационный кризис С момента появления после Первой мировой войны фашизма1 как идео¬ логии и как движения, отношения между ним и церковью, между его гер¬ манской разновидностью (национал-социализмом) и христианством, скла¬ дывались достаточно сложно. Их мировоззренческое противостояние было очевидно с самого начала. Однако ситуация существенно осложнилась в 30-40-е годы, после прихода Гитлера к власти, когда национал-социализм стал господствующим политическим и идеологическим течением. Тогда Германия переживала трудные, кризисные времена, времена социально¬ го, нравственного, мировоззренческого слома, который охватил все слои общества. Ужас положения состоял в том, что страна, называвшая себя христианской и жившая, казалось, сообразно христианским ценностям, стала проповедовать совершенно противоположные нормы, фактически от¬ бросив христианство и, как мыслили противостоявшие нацистам теологи, совершив предательство по отношению к Христу. Официальная идеология в открытой или завуалированной форме про¬ возглашала отказ от христианства или давала его ложное толкование. На волне национал-социалистского переворота происходила переоценка всех привычных ценностей и представлений. И это касалось не только на¬ цистских идеологов и членов национал-социалистской партии. На сторону нацистов перешла значительная часть общества, включая отдельных, в осо¬ бенности протестантских, теологов. Новая расистско-языческая идеология вместе с христианством вычеркивала его нравственное содержание. Германия всегда считалась религиозной страной с устоявшимся уров¬ нем культуры, системой и образом жизни, основанными на христианских принципах, культе семьи и церкви. Традиционная, несмотря на связи высшего клира с правящими политическими и хозяйственными кругами, теологическая и церковная автономия, усиленная конституционно за¬ крепленным в годы Веймарской республики отделением церкви от госу¬ дарства, культивировавшийся в семье религиозный уклад, традиции хри¬ стианства — все это с давних времен составляло основу общественной жизни страны. Не случайно Гитлеру и его клике на протяжении всего их правления приходилось считаться с церковью, лавировать, приспосабли¬
36 Введение ваться. Не случайно в качестве необходимого аргумента для создания своей псевдорелигии по нацистскому образцу фашисты называли немец¬ кую традиционную набожность. Не все немецкое общество, находившееся, несмотря на кажущееся единство, в расколотом состоянии, поддерживало новые мировоззрен¬ ческие принципы. И это было совершенно естественно, т. к. нацисты с помощью «революционных» религиозных лозунгов, ставя под сомнение христианские нормы и принципы, пытались смыть ту основу, на которой почти два тысячелетия существовала значительная часть человечества, в том числе и их родина — Германия. Наряду с имевшими место попытками приспособления к новой вла¬ сти, конформистскими и откровенно пронацистскими настроениями, была и другая тенденция — тенденция к конфронтации с фашистским ре¬ жимом, обусловленная, прежде всего, мировоззренческим антагонизмом: шла борьба между принципиально антинацистскими силами и конформи¬ стами, готовыми ради сохранения церковных институтов идти на уступ¬ ки нацистскому режиму. Были христиане, неизменно подчеркивавшие свою верность христианству. Именно они спасли честь христианства, выдержав жестокое противостояние с национал-социализмом, с фашист¬ ским режимом. И именно в их среде возникли принципиально новые, актуальные и по сей день теологические разработки, которые отмечали неукоренившийся характер христианской цивилизации, плохое усвоение христианства немецким народом, да и не только им, что привело, в ко¬ нечном счете, к фашизму. При этом особо подчеркивался нравственный стержень христианства не только как его базовая, сущностная основа, но и как основа дальнейшего существования человечества. Таким образом, происходил процесс мировоззренческого поиска, по¬ иска собственной идентичности внутри самой христианской церкви, переживавшей не лучшие времена, в сущности, находившейся в глубо¬ ком кризисе. И кризис этот имел не только институционный (организа¬ ционный и конфессиональный) характер — это был мировоззренческий кризис, кризис самой христианской культуры, поскольку именно на фоне христианской цивилизации возникло такое чудовище, как фашизм. Необходимо отметить, конечно, что этот кризис формировался на про¬ тяжении по крайней мере нескольких десятков лет, предшествовавших национал-социализму. Известный немецкий философ Альфред Вебер счи¬ тал, что Европа, как и Германия, оказалась в состоянии затяжного кри¬ зиса уже с конца XIX века, когда народы Европы утратили внутренний стержень — духовность, и когда стали преобладать чисто внешние факто¬ ры — рационализм и погоня за материальным2. Результатом прагматиче¬
Цивилизационный кризис, к истории вопроса 37 ского противоборства и соперничества, желания передела мира в пользу своей страны, своей нации, стали две мировые войны, стал фашизм. Фашизм и Вторая мировая война, в сущности, явились следующей (пос¬ ле Первой мировой войны), ступенью этого затяжного (и цивилизационно¬ го, и системного) кризиса, охватившего не только Германию, но и Европу, и мир, кризиса, циклически воспроизводимого человеческой историей и на¬ шедшего «причудливые выходы в современность»3. Даже при оптимистиче¬ ском взгляде на некоторые интеграционные процессы мы и сегодня наблю¬ даем все то же насилие, все тот же террор, идеологическую конфронтацию, порой принимающую странные формы, все ту же конфессиональную борь¬ бу. И сегодня «не счесть призывов к возведению в ранг единственных, ис¬ ключительных «своей» этничности, «своего» национализма, «своей веры»4. При этом так же, как и во времена Гитлера, уверяют, что верят в Бога (каж¬ дый народ, разумеется, в своего). И все те же неуверенность и пессимизм, все тот же болезненный, психологический и нравственный надлом. В рамках системного кризиса последней трети XIX столетия ситуа¬ ция в Германии складывалась наиболее жестко, что и сделало ее оли¬ цетворением попытки цивилизационного переворота. С того времени там происходил бурный процесс создания единого государства на фоне столь же бурного возникновения капиталистических монополий. Это способствовало радикализации германского общества, его делению на остро конфронтирующие классово-партийные группировки. Страна еще не успела насладиться плодами буржуазного прогресса, национально¬ государственным величием, а уже наступало новое социальное время, заявило о себе рабочее движение, на широкую арену политической дея¬ тельности, как грозная сила, выходил марксизм. Новое национальное самосознание немцев формировалось на фоне общих болезненных процессов в Европе, на фоне прагматического насаж¬ дения собственных государственных и общественных моделей, на фоне все усиливавшейся конфронтации, приведшей к Первой мировой войне (к тому же изменившей массовое сознание людей в сторону культа на¬ силия, жестокости и радикализма), поражению в ней и острому чувству отчаяния и жажды справедливости. Результатом явился фашизм, модер¬ низированная попытка создать государство особого типа, примирить все оттенки общества жестким прессом демагогии и террора, подчинить их государству ради интересов империалистической выгоды, национального величия и завоевания, в конечном счете, мирового господства. Национальное самосознание немцев на протяжении всей истории формировались чрезвычайно болезненно и сложно. И не последнюю роль в этом процессе играли христианские церкви Германии.
38 Введение § 2. К истории вопроса Взаимоотношения между церковью и обществом, церковью и госу¬ дарством, между конфессиями и внутри конфессий на протяжении всей истории страны были достаточно сложными. Известно, что церковь в Гер¬ мании была представлена двумя основными христианскими конфессия¬ ми5 — католической6, подчиненной Ватикану, и протестантской7. Имели место и другие религии и секты, однако они не являются предметом на¬ шего исследования. Немецкий протестантизм возник с начала XVI века, со времен люте¬ ровской реформации, как сумма самостоятельных, независимых, отдель¬ ных церквей, различных по величине, происхождению и управлению. Реформация определила и два основных церковно-теологических на¬ правления — лютеран (Средняя Германия, Север, Восток) и реформатов (кальвинистов) — Запад, Северо-Запад. В количественном отношении преобладали лютеране, как и в общем протестантизм преобладал над ка¬ толицизмом8. В отличие от католиков, общеевангелического церковного права не существовало — государи (а Германия была раздроблена на большое количество маленьких княжеств), согласно Аугсбургскому ре¬ лигиозному миру 1555 г., определяли порядок отношений в церквах и зе¬ мель с церковью. В этом смысле немецкая протестантская церковь надол¬ го оставалась церковью государственной. Надо сказать, что со времени Аугсбургского мира в Германии сложились, несмотря на определенные трения, достаточно терпимые отношения между различными конфессия¬ ми, что наблюдается и по сей день. Особое место в истории германских церквей всегда занимала фигура Лютера, национального лидера, многое сделавшего со времен своих Вит- тенбергских тезисов 1517 г., объявивших протест диктату Рима и пере¬ смотревших устоявшиеся богословские принципы (Лютер, к тому же, перевел Библию на немецкий язык), для формирования национального самосознания немцев. Не случайно, что в момент взрыва патриотических чувств после освобождения от наполеоновского нашествия на празднова¬ ниях 1817 г. в ознаменование 300-летия реформации (праздник совпал с четырехлетней годовщиной Битвы народов под Лейпцигом в 1813 г. про¬ тив Наполеона) протестантские церкви славили Лютера как националь¬ ного героя. В том же году на родине Реформации — в Виттенберге — был сооружен памятник Лютеру. Надо сказать, что в тот период симпатии к Лютеру выказывала и Католическая церковь в Германии, особо постра¬ давшая от наполеоновских войн, в результате которых (в ходе секуляри¬
Цивилизационный кризис, к истории вопроса 39 зации и территориального передела) она лишилась многих своих владе¬ ний и земель. Границы христианских церквей изначально совпадали с границами не¬ мецких земель. Ситуация изменилась с XIX века, со времени завоеваний Наполеона и последовавшего за этими событиями Венского конгресса (1814-1815), который перетасовал колоду немецких государств, оставив определенное их количество (39) в Германском Союзе под гегемонией австрийских Габсбургов (ликвидирован после разгрома Австрии в войне 1866 г. с Пруссией, к 1866 г. в него входило 32 государства). Тогда было нарушено территориальное и конфессиональное деление страны. Еще раз территориальные изменения, затронувшие и конфессиональный порядок, произошли в 60-70-е гг. XIX столетия, когда происходило формирование Второй Германской империи под гегемонией Пруссии9. По мере усиления тенденций к объединению, возрастали стремления к единству и в церковных кругах; впрочем, имело место и сопротивление этим тенденциям. Попытки интеграции, стремление к ликвидации дог¬ матических различий между протестантами, усилившиеся во времена Просвещения в XVIII в., а также по мере пробуждения национальных, патриотических чувств в период отражения наполеоновского вторжения, привели к созданию в 1817 г. единой Прусской протестантской церкви на основе объединения церквей Пруссии, Нассау, Бадена, Пфальца, Анхаль- та и Гессена — церкви, в которой объединились представители лютеран и реформатов. С этого времени такие объединенные церкви стали назы¬ ваться «союзными» («итег1е» или «итопк1гсЬе»). Однако во всей Герма¬ нии этого сделать не удалось. Но, как бы то ни было, в первой половине XIX века сформировалась достаточно сильная Прусская земельная церковь, с общим руководством, Высшим церковным советом («ОЬегк1гсЬепга1»), со своим синодом, одна¬ ко различным для западных и восточных провинций Пруссии церковным порядком. Прусское правительство после включения в состав Пруссии в 1866 г. новых земель, реагируя на протесты церквей Ганновера, Кургессе- на, Нассау, Франкфурта на Майне, Шлезвиг-Гольштейна, предоставило им определенную самостоятельность. Эти церкви не обязаны были под¬ чиняться Высшему церковному совету, а должны были действовать как самостоятельные провинциальные церкви с собственным управлением, консисториями («Ьапёезкоп8151опит», «ОЬегкоп51з1опит» и т. д.) и под¬ чиняться непосредственно Министерству культов. Старые прусские церковные территории, территории «союзной» церк¬ ви (самой большой «союзной» церкви на территории Германии) объеди¬ нились в Евангелическую церковь Старопрусского союза. Всего в Прус¬
40 Введение сии наличествовало 7 церквей, и это была самая большая территория, населенная протестантами. Лютеране были представлены церквами Ган¬ новера, Шлезвиг-Гольштейна, Саксонии, Баварии, Гамбурга, Вюртембер¬ га и др. Самая большая реформатская церковь находилась в провинции Ганновер. К реформатской вере относились отдельные общины, прежде всего, на Западе Германии. С середины XIX века стали формироваться евангелические союзы (в 1851 г. был создан первый, «Евангелический союз (Evangelischer Bund)». В 1848 г. на съезде немецких евангелических церквей, по предложению Й. X. Вихерна была создана социальная «Внутренняя миссия», широкое миссионерское просветительское и благотворительное движение, состо¬ явшее из проповедников-мирян, своего рода бродячих миссионеров, ста¬ вившая своей задачей смягчение социальных противоречий путем про¬ паганды христианства, принципов взаимопомощи и любви к ближнему. Большую роль в благотворительном евангелическом движении сыграл Фр. фон Бодельшвинг (1831-1910), основатель знаменитых благотвори¬ тельных заведений в Бетхеле. Формировалась и относительная конфессиональная терпимость, и от¬ носительная самостоятельность церквей по отношению к государству. Хотя, разумеется, в различных землях имели место разные тенденции. Протестантская церковь оставалась в общем церковью государственной, приверженной принципу «трон и алтарь». Революция 1848-49 гг. впервые (впрочем, из-за ее поражения, безре¬ зультатно) выдвинула требование отделения церкви от государства. Соб¬ ственно, Лютер, сделавший христианскую церковь в Германии церковью Реформации и впервые поставивший под сомнение устоявшиеся каноны, оставил мощный демократический заряд, который время от времени да¬ вал о себе знать в протестантских кругах, иногда, как показало правление фашистского режима, в весьма причудливой, псевдодемократической, «национальной» форме. Впрочем, в своем большинстве протестантская церковь действовала как государственная, национальная церковь, что проявилось особенно наглядно в период Первой мировой войны, в период ее абсолютной, почти истерической, поддержки агрессивной политики своего государства. В годы Ноябрьской революции (1918) в среде протестантов (М. Раде10) раздавались призывы к введению непосредственной демократии в церквах, т.е. выборности всех церковных органов снизу доверху, создания на основе этих выборов единого рейхссинода (позднее с этой идеей носились прона- цистские группировки), а также собственной политической партии. Вновь, как в 1848 г., выдвигались требования об отделении церкви от государства.
Цивилизационный кризис, к истории вопроса 41 Веймарская конституция 1919 г. заложила основы новых отношений между церковью и государством, заявив о независимости церкви и об от¬ делении церкви от государства, провозгласив религию частным делом, са¬ мостоятельность церквей в религиозных делах, религиозную свободу, сво¬ боду совести. Принципиально оговаривалось, что «не существует никакой государственной церкви»11. Каждая религиозная община управляет своими делами самостоятельно, в рамках действующего законодательства12. Однако, несмотря на отделение от государства, предполагалось ува¬ жительное, особое его отношение к церкви, иное, чем к другим союзам. Шольдер считал, что церкви в период Веймарской республики потеряли государственный статус, который «больше был на бумаге», но получили главное — свободу от государства и «особый статус» корпорации с соб¬ ственными законами и правом13. Несмотря на неприятие Ноябрьской ре¬ волюции 1918 г. и некоторые трения с правительством социалистов, поло¬ жение скоро стабилизировалось. Тем более, что протестантские церкви всегда оставались приверженцами принципа поддержки государства как власти, данной Богом, а лютеране, согласно своим догматам, вообще ратовали за невмешательство в земные дела, то есть дела государства. К тому же преподавание религии в республике (в разных формах и с раз¬ ным количеством часов) было сохранено. Церкви стали ощущать благо своей самостоятельности, своей автономии. Тем не менее, в определенных кругах протестантской церкви, ее выс¬ шего эшелона, по-прежнему были сильны настроения национализма и консерватизма. Протестантская церковь традиционно поддерживала Немецкую национальную народную партию14, провозглашавшую соот¬ ветствующую политическую позициию, имела место освященная веками тесная связь с правящими политическими и хозяйственными кругами, что порождало конформистскую линию, особенно проявившуюся в пер¬ вые месяцы и годы правления фашистского режима. Ноябрьская революция вновь поставила проблему единства проте¬ стантских церквей. Надо сказать, что тяга к единой Евангелической церк¬ ви всегда присутствовала в кругах протестантов. Революция 1848 г. дала сильный импульс к объединению протестантских церквей. Первая попыт¬ ка создания церковного союза земельных церквей состоялась в 1848 г. в Виттенберге, на церковном конгрессе. Попытка оказалась неудачной — разбилась о взаимное недоверие, но привела к созданию в 1852 г. Айзе- нахской конференции. До начала XX века происходили регулярные ко¬ ординационные встречи представителей высших церковных органов земельных церквей на конференциях в Айзенахе. Мечтали о единой церк¬ ви и постоянных институтах управления. Но прочным институтом конфе¬
42 Введение ренция не стала: она обсуждала вторичные вопросы, к тому же земельные церкви сохраняли свою правовую и организационную самостоятельность, хотя с 1903 г. стал работать единый представительный орган — Церков¬ ный комитет. Это положение сохранялось до конца 1918 г. — конца Вто¬ рого рейха. На фоне стабилизировавшейся ситуации в Веймарской республике в 1922 г. на втором евангелическом церковном съезде в Виттенберге было принято решение о создании единого Немецкого евангелического церков¬ ного союза (Союза немецких евангелических церквей), провозгласивше¬ го своей целью объединение разрозненных сил, сохранение и представи¬ тельство общих церковных интересов, общего мировоззрения (на основе общих корней и идей Реформации). Подчеркивался федеративный прин¬ цип Союза, необходимость сохранения самостоятельности союзных церк¬ вей в вере, конституции и управлении. Независимость земельных церк¬ вей гарантировалась правом свободного выхода из союза. Были созданы руководящие органы: Церковный съезд («Kirchentag») из 210 членов, своего рода парламент, Церковный союзный совет («Kir¬ chenbundesrat») — земельная палата, представляющая все земельные церкви, и Церковный комитет («Kirchenausschuss») из 36 человек, по¬ ловина которого избиралась съездом, а вторая половина делегировалась Церковным союзным советом. Церковный комитет являлся исполнитель¬ ным органом. Фактическое руководство в нем по традиции находилось в руках президента Высшего церковного совета Старопрусского союза. Церковному комитету подчинялось Церковное союзное управление или консистория («Kirchenbundesamt»). Церковный комитет и его президент, которым с 1925 г. стал Герман Каплер, являлись высшим представитель¬ ством протестантской церкви. Но фактически Немецкий евангелический церковный союз не был обязательным объединением — со временем его главной задачей стал сбор и распространение информации, некоторая координация церковной деятельности, правовые проблемы. У каждой земельной церкви была своя конституция. В основном они были похожи. Представляли членов церкви Синоды (назывались по- разному — «Landeskirchentag», «Landeskirchenversammlung» и т. д.), имелся орган управления, Высший церковный совет — «Oberkirchenrat», а также коллегиальный орган Сенат (из членов Синода и Высшего цер¬ ковного совета). Руководящие коллегиальные органы носили также на¬ звания: Церковное правительство («Kirchenregierung»), Земельный цер¬ ковный комитет («Landeskirchenausschuß»), расширенный Земельный церковный совет («Landeskirchenrat»).
Цивилизационный кризис, к истории вопроса 43 Имелись другие варианты управления. Во главе отдельных земельных церквей стояли епископы («Ьапс^ЫзсЬоЬ) — Саксония, Нассау, Ганно¬ вер, оба Мекленбурга, Брауншвейг; президенты — Вюртемберг, Баден, Пфальц, Гессен и др.; главные пасторы («ОЬегрГаггег») и т. д. Имелись промежуточные инстанции между церковным руководством и община¬ ми. В Пруссии это суперинтенданты и генерал-суперинтенданты, в Вюр¬ темберге — прелаты и деканы, Баварии — деканы и окружные деканы («Кгаэёекапе»). Таким образом, в системе церковного управления наблюдалась чрез¬ вычайная пестрота, имевшая следствием запутанность дел и бюрократи¬ зацию. Имела место тяжеловесная система синодов, перенасыщение их состава, ограниченность их компетенции, их все возрастающая парла- ментаризация, что справедливо вызывало нарекания в церковных кругах, среди мирян и являлось существенным фактором, питавшим протестные настроения в Германии 30-40-х годов. Конституция Союза немецких евангелических церквей от 1922 г. закрепляла федеративный принцип его устройства. Итак, Немецкий евангелический церковный союз (протестантская церковь в Германии называлась так до принятия новой конституции ле¬ том 1933 г., после чего она получила название «Немецкая Евангелическая церковь») состоял (на момент его создания) из 28 церквей лютеранской15, реформатской (кальвинистской)16 и смешанной, «союзной» («ите^е»), состоявшей из лютеран и кальвинистов, конфессий. Сторонники Еван¬ гелической церкви (на момент прихода фашистов к власти) преобладали в Германии — более половины ее населения; основной частью страны, исповедовавшей протестантизм, по-прежнему оставалась Пруссия. Однако довольно сильным влиянием среди немецкого населения тра¬ диционно пользовалась и Католическая церковь17. Католицизм преобла¬ дал в юго-западных и западных областях Германии. В период правления баварского короля Людвига I (1825-48) Бавария стала центром католиче¬ ской жизни Германии. Отсюда пошло и возрождение монастырей — сна¬ чала бенедиктианцев, потом францисканцев, доминиканцев и Общества Иисуса (иезуитов). В это же время стала формироваться католическая пресса, теологические факультеты, различные католические кружки. Католическая церковь в Германии входила в строгую иерархию Римско- католической церкви во главе с Римским папой. Хотя на собственно гер¬ манской территории имелся свой главный орган управления — Фуль¬ дская епископская конференция (Немецкая епископская конференция), к моменту прихода Гитлера к власти возглавляемая кардиналом А. Бер¬ трамом. Немецкая епископская конференция, собиравшаяся с октября
44 Введение 1867 г., с момента второго своего созыва (первый состоялся в 1848 г. в Вюрцбурге), в г. Фульде, и по сей день является руководящим органом Католической церкви в Германии. Тогда же, в Фульде, произошло ее ор¬ ганизационное оформление. Конференция должна была стать свободным объединением немецких епископов. Ее решения не были обязательными. Только Второй Ватиканский собор (в 1962-65 гг.) юридически закрепил за ней статус высшего католического церковного органа в Германии. Во Франкфуртском парламенте 1848 г. была организована фракция верующих под названием «Центр», которая позднее, при Бисмарке, офор¬ милась в видную политическую партию Католического Центра. С этого времени стала формироваться система католических союзов разного толка — просветительских, благотворительных, чисто религиозных, со¬ циальных. В 1848 г. возник союз «Piusverein», направленный на зашиту немецких католиков. В 1849 г. А. Коплинг (1813-1865) основал первые союзы подмастерьев в Линце и Штайре. Коплинг впервые поставил про¬ блему взаимосвязи семейного положения с профессией и заработком рабочего. Идеи Коплинга продолжил далее благотворительный союз «Ко- plingswerk» («Дело Коплинга»). Особое влияние на развитие социальной проблематики оказал майнц¬ ский епископ Б.Э.Кеттелер (1811-1877), прозванный в народе за его дея¬ тельность «епископом-рабочим». С его помощью в 60-е годы XIX столетия стали возникать христианско-социальные рабочие союзы. В 1899 г. возник¬ ло Всеобщее объединение христианских профсоюзов в Германии. На соци¬ альную политику Католической церкви в Германии оказали существенное воздействие папские энциклики «Rerum novarum» (1891) и «Quadragesimo anno» (1931), как впрочем, и начавшееся с середины XIX века соперниче¬ ство с марксизмом, общее полевение ситуации в стране и мире. Надо сказать, что Католическая церковь в Германии всегда отлича¬ лась особым взглядом на события и внутри церкви, и вне нее. Не случай¬ но, что именно в ее рядах не раз возникала оппозиция папскому центру. Так, тот же Кеттелер выступил против решений Первого Ватиканского собора (1869-1870), принявшего новый догмат о непогрешимости Папы Римского, и даже вместе с соратниками в знак протеста покинул Вати¬ канский собор. Это привело к расколу и образованию в Германии новой церкви — Старокатолической, идеологическим лидером которой стал из¬ вестный теолог Й. фон Дёллингер. Хотя, разумеется, большинство немец¬ ких католиков поддержало решения Ватиканского собора. Католическая церковь в Германии, в силу болезненности национального развития страны и своей собственной истории, чутко реагировала на наци¬ ональную проблему, заявив о своем патриотизме и в годы наполеоновских
Цивилизационный кризис, к истории вопроса 45 войн, и в годы войны с Францией за объединение Германии в 1870-71 г., и в годы Первой мировой войны. К этому вынуждала и постоянная конкурен¬ ция с протестантской, по сути государственной церковью Германии. Эта конкуренция привела в эпоху объединения Германии, в 70-е годы XIX столетия, к трагическим страницам в истории Католической церкви. На фоне системного кризиса и гипертрофированного молодого национа¬ лизма объединитель Германии Отто фон Бисмарк предпринял свою по¬ пытку реформировать христианскую церковь, пытаясь включить в единую церковную систему, создаваемую на основе протестантизма, достаточно автономную Католическую церковь, унифицировать, подчинить ее едино¬ му центру. С этой целью был объявлен знаменитый «Культуркампф» про¬ тив католицизма18. Осуществлялись гонения на Католическую церковь, отказывали в за¬ ключении конкордата со Святым престолом. Под контроль была поставле¬ на религиозная деятельность католиков — школы, образование священ¬ ников, запрещались все ордена и конгрегации, за исключением тех, кто обслуживал больных. Запрещались все служебные действия епископата и назначение священников без разрешения государственных властей. За неподчинение полагался штраф, некоторые епископы лишились службы и вынуждены были эмигрировать. Было отозвано представительство Пруссии при Святом престоле, ко¬ торое возобновило свою работу с 1882 г. Тогда посланник Пруссии стал фактически представителем объединенной Германии. С апреля 1919 г. прусским послом при Ватикане был назначен Диего фон Берген, ставший при Гитлере послом рейха. Действия Бисмарка натолкнулись на солидарное сопротивление епи¬ скопата, клира и верующих. Бисмарк вынужден был отступить, прибег¬ нув к посредничеству Папы Льва XIII. Однако мрачные обстоятельства «Культуркампфа» ускорили в будущем стремление католицизма к инте¬ грации в кайзеровский рейх. Немецким католикам необходимо было до¬ казать свою немецкость и свой патриотизм, что и нашло отражение в под¬ держке своего правительства в годы Первой мировой войны. И тем не менее, тенденция к самостоятельности и независимости, со¬ противление государственному диктату, всегда были присущи католикам. Поэтому политика договоров (конкордатов) с национальными государства¬ ми, призванная обеспечить независимость субъектов и их невмешатель¬ ство в дела друг друга, находилась в центре внимания Римско-католической церкви. Согласно католическому каноническому праву, необходимо избе¬ гать конфликтов с национальными государствами, пытаться обеспечить (посредством государства) действие церковного права и полную незави¬
46 Введение симость Католической церкви. Еще в 20-50 годы XIX века Рим оформлял свои отношения с Баварией, Баденом, Пруссией и Ганновером в виде или конкордатов, или специальных папских булл. До самого прихода Гитлера к власти Святой престол настойчиво про¬ водил эту политику в отношении Германии. Надо сказать, что у будущего Папы Пия XII (с 1939 г.) сложились особые отношения с Германией, т.к. именно он, Эудженио Пачелли, стал (с 1917 по 1929 гг.) первым нунци¬ ем (дипломатическим представителем Папы) в Баварии, то есть на тот момент фактически во всей Германии. Именно с Баварией был заключен конкордат 1924 г. Конкордаты были заключены с Пруссией в 1929 г. и Баденом в 1932 г. Веймарская конституция (с устранением верховенства государства над церковью и предоставлением ей прав и свобод) давала благоприятные возможности для заключения конкордатов — это быстро поняли пред¬ ставители Католической церкви. И в течение всего периода Веймарской республики шла работа в этом направлении. Правда, из-за порой чрезвы¬ чайно резких требований со стороны Ватикана (например, чтобы прави¬ тельство Пруссии порвало с коалицией в Пруссии, с сотрудничеством с социал-демократами), из-за крайне неустойчивого положения в стране, отягощенного мировым экономическим кризисом, из-за частой смены правительств заключить конкордат с общегерманским правительством не удалось. Надо сказать, что в целом Католическая церковь, имея особую структуру и организацию, не столь болезненно относилась к Веймар¬ ской республике, как протестанты. Более того, через свою партию, партию Католического Центра19, ставшую одной из влиятельнейших буржуазно-демократических партий, часто действуя совместно с социал- демократами, она как бы создала тот необходимый остов, на котором до определенного времени держалась страна. Представители Центра стано¬ вились ведущими государственными деятелями, как, например, канцлеры Г. Брюнинг, Ф. фон Папен и др. Католическое движение вписало себя в систему Веймарской респу¬ блики. Особенно интенсивно развивалось католическое общественно¬ религиозное движение. Действовали многочисленные союзы — мужские, женские, юношеские, союзы учителей, служащих, благотворитель¬ ные, культурные и т. п. Широкую известность получило социально¬ просветительское движение «Католическое действие». Одновременно ка¬ толические деятели и священники категорически отвергали расистское мировоззрение вышедших на арену 20-30-х годов антисемитского, на¬ ционалистического («völkische») и национал-социалистского движений.
Цивилизационный кризис, к истории вопроса 47 Таким образом, христианскими церквами Германии был пройден до¬ статочно сложный исторический путь — были стремления и к объедине¬ нию, и к самостоятельности, были различного рода реформы. Был пройден трудный путь реформации, когда Лютер своим тезисом об оправдании верой, о прямом контакте человека с Богом фактически поставил под вопрос необходимость института церкви как такового и, несмотря на желание сохранить христианскую церковь единой, вызвал конфессиональный раскол20. Однако в последующей истории неоднократ¬ но проявлялись тенденции к объединению церковных институтов, вплоть до устремлений Бисмарка к созданию единой Рейхскирхе и подчинению церкви государству. Основные положения богословия Лютера, в том числе тезис о двух царствах (небесном и земном), нацисты использовали для оправдания ис¬ ключительной роли своего, террористического, государства и своей борь¬ бы с христианством. Они откровенно провозгласили себя преемниками Лютера, несмотря на нежелание церковных кругов отдавать Лютера на откуп нацистам. Национал-социалисты в своих «реформах» пошли еще дальше Бис¬ марка, когда гласно или негласно пытались не только подчинить церковь государству, создать единую немецкую государственную церковь, но и вместо христианства насадить новую псевдорелигию. 1 О фашизме см.: A.A. Галкин. Германский фашизм. 2-е изд. М., 1989 ; Он же. Размышления о фашизме / / «Нужен ли Гитлер России?». М., 1996; Гинц- бергЛ.И. На пути в имперскую канцелярию. М., 1972; Он же. Раняя история нацизма. Борьба за власть. М., 2004; История фашизма в Западной Европе. М., 1978. О тоталитаризме см. также. Орлов Б.С. На перекрёстках судьбы. Избранное. Т. 1-2. М., 2000. 2 Вебер А. Избранное: Кризис европейской культуры. СПб. 1998. С. 98-100, 103-105, 108-121. 3 См.: Мальков В.Л. Введение. / / Первая мировая война. Пролог XX века. Отв. ред. Мальков В.Л. М., 1998. С. 10. 4 Там же. 5 Напомним, что Католическая и протестантская, или Евангелическая, церкви исповедуют одну веру, одно религиозное мировоззрение — христианское, разделяют общехристианский догмат о божественной Троице, веруют в ис¬ тинность Библии, Священного Писания, и изложенную в ней систему мифов о сотворении мира и человека, систему христианских нравственных ценно¬ стей. Однако дальше следуют организационные, культовые и догматические различия. См.: Христианство. Энциклопедический словарь. Т. 1-3. М., 1993/ 1995; Иллюстрированная история религии в двух томах. Изд. 2-е. М., 1992.
48 Введение Католическая, или Римско-католическая, церковь — церковь строго ортодок¬ сальная. Догматические особенности католицизма: признание нисхождения Святого Духа не только от Бога-Отца, как, в частности, трактует и право¬ славие, но и от Бога-Сына, догматы о чистилище, помимо рая и ада, о непо¬ грешимости в вопросах веры и морали и верховенстве Римского папы как на¬ местника Христа на земле, Церкви как посредника между Богом и паствой. Источником вероучения католики считают не только Священное Писание, но и Священное Предание, включая решения Вселенских соборов, суждения пап и т. д. Правом толкования Библии пользуется только Церковь. Приви¬ легированное положение клира среди верующих католиков основывается на так называемом учении о запасе добрых дел, «Божественной благодати», которую, по их мнению, распространяют священники. Католицизм отличает пышный театрализованный культ, в особенности культ Богородицы, почита¬ ние всевозможных реликвий и т. д. Католическая церковь — строго организо¬ ванная иерархическая организация, отсюда — относительная самостоятель¬ ность Католической церкви от национальных государственных структур. См.: Там же; Биффи. Дж. Я верую. Краткое изложение католического вероучения. Пер. с итал. Милан, 1992; Де Любак А. Католичество. Социальные аспекты догмата. Пер. с франц. Милан, 1992. Протестантская церковь единого центра не имеет, поэтому объективно бо¬ лее связана со светскими властями, что двояко сказывается на ее деятельно¬ сти. Протестантская христианская церковь возникла в начале XVI столетия. Основатель ее — видный деятель Реформации Мартин Лютер, им же зало¬ жены основные догматические принципы этой церкви. Протестантизм пред¬ ставляет собой совокупность самостоятельных и разнообразных церквей, отличающихся друг от друга догматическими и каноническими особенностя¬ ми. Главные разновидности протестантизма — лютеранство и кальвинизм (реформатство). Все другие протестантские образования лишь варьируют основные принципы этих течений. Главное отличие протестантизма от като¬ лицизма и православия состоит в учении о непосредственной связи Бога и че¬ ловека. Протестантизм отрицает роль церкви и духовенства как посредников между человеком и Богом. Лютеранское учение «Об оправдании верой» — один из центральных догматов Евангелической церкви. «Спасение» челове¬ ка, утверждал Лютер, зависит не от выполнения «добрых дел», таинств и обрядов, а от искренности веры человека и воли Бога, а благодать нисходит на человека непосредственно от Бога, минуя церковь. Лютер провозгласил тезис о всеобщем священстве, равенстве всех верующих перед Богом. Един¬ ственным авторитетом в вопросах веры и истины считалось Священное Писа¬ ние, а не Священное предание, как у католиков. Каждый верующий, соглас¬ но лютеранскому учению, волен истолковывать Библию по собственному разумению. Тем самым религиозному культу отводилось второстепенное место. Поклонение иконам и мощам у протестантов отсутствует, они не при¬ знают католического чистилища, отвергают католических и православных святых, ангелов, Богородицу. Число таинств сведено до двух — крещение и
Цивилизационный кризис, к истории вопроса 49 причастие. Богослужение, как правило, состоит из проповедей, совместных молитв и пения псалмов. См.: Лютер М. 95 тезисов. Пер. с нем. СПб, 2002; Гобри И. Лютер. Пер. с франц. М., 2000; Ян Гус. Мартин Лютер. Жан Каль¬ вин. Торквемада. Лойола: Биографические очерки. М., 1995. 8 Протестанты составляли больше половины населения Германии. Есть более точные цифры, утверждающие, что к моменту прихода Гитлера к власти като¬ лики составляли треть населения или около 20 млн. Из 12 млн. избирателей 5,5 млн традиционно голосовали за Католический Центр и Баварскую народ¬ ную партию. См.: Dokumente. Bd. 1. Dok. 8/33. S. 18. 9 О деятельности церквей в XIX и XX веках см.: Huber E.R., Huber W. Staat und Kirche im 19. und 20. Jahrhundert. Berlin, 1973; Kupisch K. Die deutschen Landeskirchen im 19. und 20. Jahrhundert. Die Kirche in ihrer Geschichte. Ein Handbuch, hrsg. v. Schmidt K.D., Wolf E. Göttingen, 1966; Kupisch K. Zwischen Idealismus und Massendemokratie. Eine Geschichte der evangelischen Kirche in Deutschland von 1815 bis 1945. Berlin, 1966. 10 Перед Первой мировой войной видный представитель протестантского либе¬ рализма и пацифизма. См. Сдвижков Д.А. Против «железа и крови»: паци¬ физм в германской империи. М., 1999. С. 158-159. 11 Scholder K. Die Kirchen und das Dritte Reich. Bd. 1. Op. cit. S. 32. 12 Все эти принципы (в разных формулировках) были перенесены после Второй мировой войны в конституции обоих германских государств — ФРГ и ГДР. 13 Scholder K. Op. cit. S. 33. 14 Немецкая национальная народная партия — НННП (Die Deutschnationale Volkspartei — DNVP) объединяла прежде всего сторонников консерватив¬ ных партий кайзеровской империи. Естественно, ее позиция по отношению к демократической системе Веймарской республики была преимущественно конфронтационной. Позднее, кооперируясь с национал-социалистами («Гарц- бургский фронт»), НННП фактически расчистила им путь к власти. См.: Пав¬ лов Н.В. Германия на пути в третье тысячелетие. Пособие по страноведению. Курс лекций. М., 2001. С. 180. 15 Лютеранство как разновидность протестантизма, собственно составляющее его основу, включает в себя все вышеизложенные принципы, однако и имеет свои особенности. Это религия жизнеутверждающая, побуждающая челове¬ ка к активной деятельности. В ее основе — учение Лютера о двух царствах. Лютер четко разграничил две сферы — религиозную и общественную жизнь. Содержание первой составляет вера, христианская проповедь, деятельность церкви; второй — мирская деятельность, гражданская мораль, государство и разум. Лютер рассматривал мирскую деятельность человека как служение Богу. Не в бегстве от мира, а в земной жизни человек должен был искать спа¬ сение — отсюда осуждение монашества, безбрачия католических священни¬ ков и т. д. 16 Кальвинизм — протестантское течение, основанное одним из деятелей Ре¬ формации во Франции Жаном Кальвином, — отличается от лютеранства сво¬ им пуританизмом. Основа кальвинизма — учение о Божественном предопре¬
50 Введение делении судьбы человека: одних к спасению, других к осуждению. Кальвин, однако, оставлял человеку шанс — посредством праведной жизни доказать, что он является Божьим избранником. Рекомендовалось вести добродетель¬ ный образ жизни — быть умеренным и бережливым, проповедовался режим мирского аскетизма, что, впрочем, подчас выливалось в ханжество, мелоч¬ ную регламентацию жизни, нетерпимость к инакомыслию. Основное место в богослужении занимало чтение и комментирование Библии, пение псалмов. Церковная иерархия была ликвидирована. Руководящую роль в общинах играли старейшины — пресвитеры и проповедники. См.: Кальвин Ж. Настав¬ ление в христианской вере. Пер. с франц. Т. 1-3. М., 1997-1999. 17 В Германии имелись и другие конфессии — православие, буддизм, иудаизм, протестантские объединения иного толка и пр., но они не являются предме¬ том нашего исследования. 18 См.: Ерусалимский A.C. Бисмарк. Дипломатия и милитаризм. М., 1968; Оболенская С.В. Политика Бисмарка и борьба партий в Германии в конце 70-х годов XIX в. М., 1992; Чубинский В.В. Бисмарк: Биография. СПб., 1997 и др. А.Вебер относит исчезновение духовности в Германии именно к правле¬ нию Бисмарка, к его авторитарно-военизированным методам создания госу¬ дарства, в результате чего демократическое развитие в Германии потерпело поражение. См.: Вебер А. Указ. соч. С. 149. 19 Партия Центра (Das Zentrum), от которой в 1920 г. откололась консерватив¬ ная и партикуляристски ориентированная Баварская народная партия — БНП (Die Bayerische Volkspartei — BVP), участвовала в формировании практически всех правительств Веймарской республики. Это объясняется тем, что она больше чем какая-либо другая организация была в состоянии сбалансированно учитывать интересы различных групп населения. Как и во времена монархии, партия Центра смогла привлечь на свою сторону значи¬ тельную часть католиков Германии. См.: Павлов Н.В. Указ.соч. С. 181. 20 Лютер М. Избранные произведения. СПб., 1994; О Лютере см.: Брендлер Г. Мартин Лютер. Теология и революция. Пер.с нем. Отв. ред. Мильская Л.Т. М.; СПб., 2000; Мартин Лютер — реформатор, проповедник, педагог. М., 1996; Порозовская Б.Л. Мартин Лютер, его жизнь и реформаторская дея¬ тельность. СПб., 1997 и др.
Часть I Христианские церкви и национал-социализм (1933—1939). Конформизм и конфронтация Глава 1. Истоки и смысл национал- социалистского отторжения христианства § 1. Предшественники национал-социализма. Мировоззренческий излом В извращенной форме нацисты отразили и новые, секулярные тенден¬ ции, наблюдавшиеся во всем мире начиная с рубежа XIX и XX веков. Под влиянием судьбоносных открытий в науке (атом, теория относительности и т. д.) повсеместно усилились антирелигиозные настроения: общество все более отвергало мистику и клерикализм. В Германии в этот период наметился существенный отток населения из христианских обшин. Связано это было с изменением структуры обще¬ ства, с наступлением индустриально-машинной эры, появлением рабочего класса, массовым обнищанием населения в результате этих процессов, его маргинализацией. Способствовали этим процессам и антицерковные указы правительства Бисмарка. Так, в частности, в Пруссии в 1874 г. вышел за¬ кон, который отменял принудительные церковные крещения, венчания и захоронения, вызвавший неоднозначную реакцию в обществе. К концу того же года около 80% населения Германии отказалось от церковных венча¬ ний, 40% от крещения младенцев. Эта тенденция продолжалась и далее, до Первой мировой войны. Продолжался выход из церквей. Философские и теологические концепции этого времени (Ницше, Макс и Альфред Веберы и т. д.) по-своему отражали всю сложность обще¬ ственной мысли и умонастроений в Германии1. Тот же А.Вебер, хотя и подчеркивал, что цивилизация требует «просветления сознания» и осво¬ бождения от всяческих суеверий, что люди хотят вырваться из догмати¬ ческих рамок, жить «новой, открытой широкому миру жизнью...», тем не менее, советовал обратиться к первоначальным корням христианства, то есть к очищению христианства от последующих наслоений2.
52 Часть /. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) Но были и такие философы и теологи, которые пытались выработать новую религиозную философию, противоположную христианству, пыта¬ лись «за пределами вероисповедания взрастить новое единение, новую телесную субстанцию духа»3. Героем этого поколения, этого обществен¬ ного слоя стал Фридрих Ницше, которому, по словам того же Вебера, было присуще «чувство телесности, основанное на одухотворенной ма¬ териальности самосознания»4. На философии Ницше стоит остановиться подробнее, так как она явилась, по-своему аккумулируя сложное и проти¬ воречивое время, источником последующих, часто взаимоисключающих философских и теологических концепций, первоначальным источником нацистского отторжения христианства. Философия Ницше, с одной стороны, отражала потребности нового времени, стремившегося покончить со средневековой мистикой, с дру¬ гой, — сама являлась свидетельством наступления новых кризисных явлений, нового мракобесия, еще более страшного, чем в средневековье. Ошибка или недомыслие Ницше состояла в том, что он отбрасывал хри¬ стианство вместе с его стержневой, нравственной, основой. И это как раз то, за что ухватились нацисты, сделав Ницше своим героем. Отдельные же христианские философы и теологи увидели в философии Ницше жаж¬ ду раскрепощения человека, его высвобождения, его свободы, его воли, воли к жизни. Таким образом, Ницше стал наставником разных философ¬ ских и теологических направлений, оказал особое, двойственное, влия¬ ние на немцев, на их восприятие окружающего мира, на их организаци¬ онное и мировоззренческое противостояние, которое так остро проявило себя в период фашизма5. Ницше по-своему почувствовал новую безрелигиозную эпоху, по- своему пытался дать рациональное, научное объяснение мира. В его фило¬ софии отразилось ощущение силы и бесконечного полета объединенной страны, объединенной Германии, ее мощных нереализованных возмож¬ ностей, возможностей каждого немца. Одновременно в ней чувствовал¬ ся страх перед новой эпохой, перед новыми социальными процессами, поднимающими на сцену низшие слои, и желание остаться во времени, когда еще сильна была общественная иерархия и аристократизм. Ницше пытался искать истоки новых социальных процессов, помимо прочего, и в христианстве. В его бурном, истерическом отрицании христианства чувствовался психологический надрыв эпохи. Желание противостоять прагматическому, материалистическому содержанию эпохи, в конеч¬ ном счете, привело его к оправданию и возвеличиванию реакционно¬ романтических устоев прошлого, к конструированию новых, столь же ре¬ акционных идей.
Глава 1. Истоки и смысл национал-социалистического отторжения. 53 В своем знаменитом труде «Антихрист»6, написанном в 1888 году, фи¬ лософ давал уничтожающую критику христианства, что явилось основой последующих нацистских мировоззренческих ухищрений. Христианство он называл религией тьмы, слабости и отказа от жизни, а христианскую церковь — церковью лживой и фарисейской7. «Христианство, писал Ниц¬ ше, самая острая форма вражды к реальности, какая только до сих пор существовала»8. С аристократических позиций, с позиций некоей касты избранных, свободных духом, сильных и независимых, он критиковал слабое и де¬ мократическое христианство, христианство низших духом, завистливых и мстительных, руководствующихся ложными принципами равенства, «равных прав» низших слоев — так называемой «чандалы»9. Ницше счи¬ тал, что мир должен быть устроен на иерархических началах с кастой избранных (сильных и свободных) во главе и кастой слабых и посред¬ ственных у основания (некий вариант государства Платона). К тому же «демократизм» христианства с его равными правами в потустороннем мире и защитой слабых и униженных приводит к анархии и революциям. Избранными станут только те народы и племена, считал Ницше, которые смогут оторваться от христианства и создадут новых языческих богов, бо¬ гов, ориентированных на радость жизни, на раскрытие жизненной энер¬ гии и силы, сделают человека раскрепощенным и свободным, откажутся от христианской ориентации на загробный, потусторонний мир (что яв¬ ляется абсолютной фикцией и ложью). Все эти идеи, в частности, идея о новом язычестве, идея отказа от нравственных принципов христианства, были восприняты нацистами. В этом смысле их мировоззрение не изна¬ чально — оно родом из прошлой эпохи. Такие понятия, как «грех», «вина», «искупление» и т. д. Ницше счи¬ тал ложными, надуманными жрецами от христианства, исключительно с целью утверждения своей власти, своего могущества. Выдумкой «иудея Савла» (апостола Павла) Ницше считал и легенду о воскрешении Христа, и легенду о том, что Христос взял всю вину человечества на себя (Ниц¬ ше утверждал, что Христос взял на себя только собственную вину за по¬ литический бунт). Павел виновен, по мнению Ницше, и в том, что скон¬ струировал принцип равных возможностей спасения в потустороннем мире, что обезоруживает человека в реальной жизни: он перестает жить, а лишь готовится к потусторонней жизни, по существу, к фикции. Таким образом, христианство в данной интерпретации — религия не реальной жизни, а религия потустороннего мира. Помимо того, что эта религия лжива и больна, считал Ницше, эта религия является и религией гетто, т.к. человек находится в постоянном страхе перед страшным су¬
54 Часть I. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) дом — бесчисленные тексты с угрозами грешному человеку лишают его нормальных радостей в жизни. К тому же все это противоречит основным евангельским заповедям любви и всепрощения. Ницше считал, что Христос своим появлением на земле, своей жиз¬ нью, своей практикой уже искупил грехи человечества, закрыл эту брешь между Богом и человеком. Вопрос о греховности человека отпал, таким образом, сам собой, и в этом смысл Евангелия — не зря же в нем уже нет понятия греха и вины. Несмотря на столь резкую критику христианства, Ницше по-особому относился к личности самого Христа, и в этом чувствовалась явная но¬ стальгия по раннему христианству, по романтическим иллюзиям, неза¬ пятнанности и чистоте. Эти мотивы на протяжении всей истории хри¬ стианства неоднократно встречались и встречаются у теологов разных направлений. Были представлены они, как мы увидим ниже, и в теологии рассматриваемого периода, прежде всего, в идее отказа от потусторон¬ него мира, потустороннего Бога, явно инициированной временем и его новыми потребностями. Ницше считал, что если и был когда-либо настоящий христианин, то это был сам Христос (единственный в своем роде). В сущности, был только один христианин, и тот умер на кресте. Христос утверждал хри¬ стианство своей жизнью и смертью, утверждал практикой христианской жизни. Слабый и болезненный, он через свою смерть стал свободным и сильным, дал доказательство своей силы. Христос руководствовался лю¬ бовью, добротой и всепрощением: это также удел сильных. Свободный человек у Ницше еще не был заражен расизмом и анти¬ семитизмом, несмотря на отдельные антииудейские выпады автора, ча¬ сто возникающие в пылу идейной полемики. Ему было чуждо и понятие крови. Это новое понятие внесли новые «реформаторы» — национал- социалисты, прежде всего Гитлер и Розенберг. Тем не менее, нацистская идеология многое переняла у Ницше: прежде всего, идею воли к жизни как воли к власти, аристократическое членение общества и тенденцию к новому язычеству — бесконечное ощущение силы духа и мощи человека, освобожденного от оков христианской мо¬ рали. С радостью было воспринято отрицание христианства (в тонкости философии Ницше нацисты, разумеется, не вникали). Мировоззренче¬ ское заимствование постепенно подготавливало выработку политической линии по отношению к немецкому обществу, в том числе и к церкви. В своем отрицании христианства нацисты многое позаимствовали у француза Ж. А. де Гобино и англичанина X. С. Чемберлена. Эти двое в ка¬ честве движущей силы мира рассматривали расовую идею, идею высшей
Глава 1. Истоки и смысл национал-социалистического отторжения. 55 расы. Сказалось влияние столь популярного в социальной философии XIX века дарвинизма, где по-своему отразилась потребность времени, не¬ обходимость приспособления к столь стремительно наступающему ново¬ му, безрелигиозному, рациональному миру, миру науки. В особой форме наступление этого нового мира отразилось в расистских концепциях. Чемберлен, в частности, полагал, что самосознание нации формирует¬ ся и сохраняется благодаря ощущению чистоты крови. В своей знамени¬ той книге «Основы XIX века», вышедшей в 1899 г. в Мюнхене, Чемберлен писал, что «раса поднимает человека над собой, наделяет его необычай¬ ной, почти сверхъестественной энергией, выделяет его как индивидуума из хаотического смешения народов, собранных со всех концов света. Гус¬ тая кровь, незримо текущая в жилах, принесет бурный расцвет жизни, принесет будущее»10. Согласно натуралистическим понятиям Чемберлена, арии уже спасли человечество во времена «еврейского разложения» эпохи падения Рима, и вообще, все, что было создано в истории, вся культура — это дело рук арийцев, которые являются единственной опорой мирового развития. Здоровые и мужественные дети природы (арийцы) привнесли в западную цивилизацию неведомое ей представление о свободе, раса с их подачи стала священным понятием, стала гарантией от безродного и вненацио¬ нального хаоса. Евреи же — негативная расовая сила, «контрраса». Чемберлен, как и Ницше, признавал Христа, утверждал, что самой важ¬ ной датой в истории человечества было рождение Христа. Однако Христа он сделал арийцем, утверждая, что в нем не было ни капли еврейской крови, и поставил его во главе борьбы с евреями. Но считал, что бороться нужно не с помощью ненависти и подозрительности, а достижением недосягаемой высоты арийского превосходства. Как известно, нацисты в своей практи¬ ке далеко перешагнули все возможные границы умственных рассуждений своих учителей. Но подходили они к этому постепенно. § 2. Нацистская и народническая (фёлькише), протестантская идеология о христианстве и церкви В 20-е годы, в своей основной книге «Mein Kampf» («Моя борьба»), неоднократно, без изменений, переиздававшейся массовыми тиражами, А. Гитлер еще не осмеливался открыто выступать против немецких церк¬ вей, хотя и интонация, и направленность его высказываний в отношении христианства были абсолютно очевидны. В «Майн Кампф» Гитлер пока не отрицал правомерности существования христианских церквей, особо под¬
56 Часть /. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) черкивая, как положительный фактор, национальную позицию обеих кон¬ фессий в Первую мировую войну, поддержку ими родины и государства11. Как положительный фактор он отмечал то обстоятельство, что есть церков¬ ники и верующие, которые служат нацистскому движению. К тому же Гит¬ лер считал, что из тактических соображений (и такая позиция во многом определяла его отношение к церкви в дальнейшем), не следует портить от¬ ношения с церквами и вносить раскол в их ряды. Он не скрывал, что намеревается реформировать церковь по нацио¬ нальному образцу, однако полагал, что это дело рук не политиков, а вели¬ ких реформаторов, время для которых еще не наступило. Однако основные нравственные идеалы христианства в книге уже были размыты, несмотря на тактические заверения в совершенном к нему почте¬ нии. Вся книга Гитлера — гимн немецкой нации, немецкой крови и расе, что абсолютно противоречило интернационалистским мировоззренческим основам христианства. Чистота арийской крови лежала в основе идеологи¬ ческих опусов нацистов, что в корне противоречило христианству. Грехи против крови и расы, являются самыми страшными грехами на этом свете, писал Гитлер, «нация, которая продается этим грехам, обречена»12. Противоречила христианству и постановка еврейского вопроса, объ¬ явление борьбы еврейской нации, международному еврейству. Гитлер выказывал откровенное недовольство христианскими церквами — «в ев¬ рейском вопросе обе конфессии занимают позиции, которые не соответ¬ ствуют ни чаяниям народа, ни действительным потребностям религии»13. По мысли Гитлера, это совершенно недопустимо, так как именно евреи на протяжении веков всегда хотели раздробить христианскую церковь, поссорить конфессии, да и сейчас хотят «ввергнуть наше движение в ре¬ лигиозные споры»14. Другое, отличное от изложенного фюрером, понимание пользы на¬ ции и государства не допускалось. Священники обеих конфессий, вы¬ сказывавшиеся по-другому, априори заносились в разряд тех, кто хочет нанести вред своему народу из-за их «гнилого объективизма» и интерна¬ ционализма. Особо в книге, разумеется, наряду с марксистами, евреями и демократами, досталось немецким католикам. Любой иезуит, писал Гит¬ лер, прежде всего, будет рассуждать об «объективной справедливости» и будет считать ниже своего достоинства «простое чувство национального самосохранения»15. Да и немецкие протестанты, считал Гитлер, которые всегда, в силу са¬ мой своей сущности, своего происхождения и исторической традиции, от¬ стаивали приоритет немецкой нации, языка, культуры, защищали немец¬ кий народ, — в силу своего догматизма и тех же устоявшихся традиций не
Глава 1. Истоки и смысл национал-социалистического отторжения. 57 воспринимали антисемитизм и самым враждебным образом относились к малейшей попытке «освободить нацию от... враждебного окружения»16. «А ведь тут дело идет о вопросе, — подчеркивал Гитлер, — вне разреше¬ ния которого все другие попытки возрождения немецкого народа совер¬ шенно бесцельны или даже нелепы»17. Таким образом, мировоззренческое расхождение с христианством было очевидно с самого начала. Речь могла идти в дальнейшем лишь об отношениях Гитлера с церковными организациями, с церковными инсти¬ тутами, которым Гитлер уделял исключительное внимание, выделяя цер¬ ковный вопрос в качестве кардинального вопроса, определяющего судьбу страны и нации. Принципы реформирования христианской церкви на основах крови и расы окончательно сформулированы в знаменитой книге ведущего идео¬ лога партии Альфреда Розенберга, книге, появившейся в свет в 1930 г. и имевшей название «Миф XX века». Розенберг вообще был склонен к тому, чтобы принципиально отказаться от христианства, заменив его на так называемое «новое язычество»— идея, позаимствованная у Ниц¬ ше. В этом он находил абсолютную поддержку у Адольфа Гитлера. Как утверждал Геббельс, Гитлер, несмотря на свою религиозность, был аб¬ солютный антихристианин18. И это была правда, несмотря на то, что пу¬ блично он утверждал, как правило, обратное. «Миф XX века», в основном, повторял мысли, уже высказанные его расистскими предшественниками, самим Гитлером в его «бестселлере». В основе книги Розенберга лежит понятие так называемой «органической правды», позаимствованное им у Х.С. Чемберлена. Если народ живет по за¬ конам этой правды (это, разумеется, арийцы и высшая их форма — герман¬ цы), и это проявляется в его жизненных формах или формах самовыраже¬ ния, таких как культура, искусство, прочих формах жизнедеятельности, то именно этот народ является мощным двигателем прогресса и преобразова¬ телем мира. Быть на службе у «органической правды» — значит, служить «расово-объединенной народной общности»19. Единое расовое сообщество, целеустремленное и сильное, всегда здорово и полезно для народа. Остальные народы живут по законам «неорганической правды» или «контрправды». Прежде всего, это касается азиатской расы и ярчайшего ее представителя — еврейского народа. Розенберг, следуя за Гитлером и его предшественниками, подчерки¬ вал, что евреи сначала внесли хаос и сатанинский дух в эллинистическую и римскую эпохи, а затем (через свою «религию сострадания» и ее разла¬ гающие понятия «вины», «греха» и т. д.) распространили свое влияние на Европу, на ее мировоззрение, христианское мировоззрение.
58 Часть I. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) Истоки «декадентской», как он ее называл, культуры христианства Розенберг откопал у этрусков, загадочного племени, населявшего в древности Апеннинский полуостров, история которых, прежде всего письменность, таит в себе и по сей день много загадок20. Эти истоки пытался, попутно с попыткой расшифровки письменности, отыскать у этрусков видный немецкий ученый, занимавшийся древним миром, А.Грюнведель, однако вскоре оставил эту идею ввиду явной ее несо¬ стоятельности и псевдонаучности21. Теперь же ее вновь попытался вос¬ произвести Розенберг. Вообще вся книга Розенберга носила компилятивный характер, в ней было мало новых идей. Его оппонент, протестантский теолог В. Кюннет, всегда резко высказывавшийся по поводу творений Розенберга, называл книгу «гимническим озвучением силы»22. Он писал, что метод Розенбер¬ га абсурден сам по себе, он надуман, избирателен, избегает примеров из реальной действительности, уводит читателя в мир германских саг и ска¬ заний (причем специально подобранных), а постулат об этнических цен¬ ностях нордической расы является явной ложью. Но именно на этом постулате построена вся теория Розенберга. Она основана на примате крови и расы, нордической, немецкой крови. Розен¬ берг утверждал, что раньше, благодаря христианству, «история человече¬ ства была историей, освобожденной от жизни», а настоящая история нач¬ нется лишь тогда, когда у всех хватит смелости «признать противоречия между кровью и кровью»23. «Сегодня, — писал он в своей книге, — рож¬ дается новая вера: миф крови..., понимание того, что с помощью крови можно защитить божественную сущность человека..., вера, что нордиче¬ ская кровь представляет ту мистерию, которая заменит старые ценности, заменит и преодолеет их»24. Таким образом, в основу «нового учения» легли откровенный разрыв с нравственными принципами и традицией христианства (в частности, от¬ рицался Ветхий Завет) и провозглашение новой религии, базирующейся на учении о «крови» и «расе». Идея Бога рассматривалась как функция расы, понятие расы ставилось выше духовности. Розенберг не принимал универсализм христианства, согласно которому все народы и расы равны, а любовь и сострадание человека к ближнему не зависят от его проис¬ хождения, национальности, социального положения. Розенберг выводил любое мировоззрение из «души и характера» человека, связанных с опре¬ деленной «кровью» (что первично); все же остальное, заимствованное у других народов и рас, учений и традиций, — вторично. Таким образом, мир духа объяснялся примитивно-антропологическими факторами. От «исторической антропологии» требовались подтверждения врожденных
Глава 1. Истоки и смысл национал-социалистического отторжения. 59 героических черт германской расы, ее избранности; с той же целью мифо¬ логизировалась германская история. Идею об арийском происхождении Христа, выдвинутую еще Чемберле¬ ном, взяло на вооружение так называемое «Религиозное движение “Немец¬ кие христиане”» («Glaubensbewegung “Deutsche Christen”»), далее — «Немец¬ кие христиане» («Deutsche Christen»), пронацистское движение, возникшее в 1932 году в лютеранских кругах. Отвергая мессианскую роль евреев в исто¬ рии христианства, они на место евреев водрузили германцев. Теперь немцы стали народом-мессией, народом, избранным Богом, и призванным преобра¬ зовать мир, а фюрер становился посланником Бога на Земле. В отличие от «Немецких христиан», Розенберг был более радикаль¬ ным: он отвергал и христианство, и христианскую церковь вообще. Розен¬ берг подчеркивал, что отрицает христианство не только из-за его догма¬ тов, а еще и потому, что христианская церковь отказывается принимать идею этнической избранности германской расы. Он выступал категори¬ чески против опасных, по его мнению, идей универсализма и равенства, проповедуемых христианством, против поддержки церковью демократи¬ ческих форм правления. Он был убежден в превосходстве германской расы и в том, что нача¬ лось ее возрождение, которое перевернет всю мировую историю. Поэто¬ му самой большой задачей XX столетия он считал нахождение органи¬ зационного обрамления нордической расовой идее. Народному мифу XX столетия, народной религии, «мифу крови», должна соответствовать определенная, новая, форма немецкой церкви. До тех пор, пока такая форма не будет найдена немецким народным гени¬ ем, Розенберг советовал немцам готовиться к этому великому событию. Пре¬ жде всего, им нужно отказаться от всяческого нигилизма и пессимистиче¬ ских настроений, от всяческих сомнений относительно величия собственной крови и нации, нужно возродить чувство принадлежности к единой общно¬ сти, возродить старые и вечно молодые волевые ценности, ценности древних германцев. Как и в «Майн Кампф», Розенберг, через утверждение величия немецкой расы, предоставлял ей исключительное право на бесконечное рас¬ ширение территорий, «жизненного пространства». Исследователи спорят, насколько искренними были все эти поверх¬ ностные, расистские, оторванные от реальной действительности, наду¬ манные теории. Кто-то считает их «революционной» демагогией, обык¬ новенным цинизмом (о том, что это так, можно найти многочисленные свидетельства и в дневниках Геббельса, и в книгах Гитлера и Розенбер¬ га), а кто-то думает, что все это было совершенно серьезно, и их созда¬ тели были обыкновенными верующими расистами. Довод немецкого ис¬
60 Часть I. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) следователя Больмуса в поддержку последнего тезиса состоит, например, в том, что настоящие биологи и антропологи исходят из изменчивости генетических признаков человека во времени. Розенберг же, в частно¬ сти, как и все расисты, подчеркивал «статические генетические расовые признаки», настаивал на неизменности, божественной данности опреде¬ ленных национальных качеств, прежде всего, разумеется, выдающихся качеств немецкого народа, освященного провидением25. Очевидно, Розенберг и не думал отягощать себя поисками научных доводов. Это было политиканство чистой воды. Цель была весьма конъ¬ юнктурна: доказать, в унисон с фюрером, тенью которого он всегда являл¬ ся, величие немецкой нации, ее суперправду, позволявшую в дальнейшем сломать всю стратегическую картину мира. Хотя при оценке «творчества» первого нацистского идеолога нельзя отрицать и налет некоего реакционного романтизма. Розенберг всегда подчеркивал, насколько его, немецкого эмигранта из Прибалтики, по¬ ражали величие и красота немецкой культуры, в особенности, немецких древних саг, величие истории вновь приобретенной родины. И он со всей страстью человека, вновь окрещенного в немцы, с искренним рвением до¬ казывал и всячески подтверждал свою немецкость. Похоже, что анало¬ гичным комплексом страдал и Чемберлен, женившийся на дочери Вагне¬ ра, англичанин, истинной родиной которого стала Германия. Любопытно, что в каждом предисловии к очередному новому изданию Розенберг непременно оговаривал, что в книге представлена, личная точка зрения автора. То же самое по поводу книги Розенберга в официальных раз¬ говорах, особенно с представителями церкви, высказывал и Гитлер. Хотя на протяжении всего периода фашистской диктатуры книга являлась, наряду с «Майн Кампф», главным идеологическим учебником — ее рекомендовали для прочтения во всех партийных организациях и ячейках Гитлерюгенда, молодежной нацистской организации. Глава Гитлерюгенда Б. фон Ширах за¬ являл в ноябре 1934 года, что путь Розенберга — это путь всей немецкой молодежи26. Правда, на Нюрнбергском процессе выяснилось, что и сам Ши¬ рах, и многие другие вожди книгу не читали или осилили не до конца. Тем не менее, книга являлась наградным подарком на всех нацистских праздниках, а сам автор в 1937 году был удостоен за свой труд Национальной премии. Думается, что объяснения Больмуса, что Гитлер мало понимал в эр- зацрелигии Розенберга, а потому медлил с официальным принятием «мифа крови», мало убедительны27. По сути ведь идеи Розенберга были его собственными идеями. Другое дело, что, будучи фюрером традицион¬ но христианской страны, Гитлер вынужден был тактически приспосабли¬ ваться, лавировать. Отсюда его громогласные заявления при восхождении
Глава 1. Истоки и смысл национал-социалистического отторжения. 61 во власть о приверженности его правительства основным христианским ценностям и опоре на обе христианские конфессии. Однако со временем направленность его политики в отношении церкви стала очевидной. Это проявилось тотчас же после прихода Гитлера к власти в 1933 году. Бывший соратник Гитлера по партии, позднее разочаровавшийся в национал-социализме, Г.Раушнингзаписал откровенно антихристианские высказывания главы Третьего рейха в ходе так называемых застольных бесед28. Здесь перед нами предстает другой Гитлер, Гитлер-«философ», Гитлер-«художник», Гитлер-«преобразователь», рисующий свою гранди¬ озную фантасмагорическую картину мира. Фюрер вещал о смене цивилизаций, смене христианской цивилизации на цивилизацию Третьего рейха. Он считал, что, как и в геологии, так и в обществе раз в 600-700 лет происходят глобальные знаковые переме¬ ны29. В XX веке такой глобальной переменой должно стать наступление эры ариев, богочеловеков, людей сильных, свободных, красивых и жесто¬ ких (вспомним идею Ницше о сверхчеловеке, хотя, в отличие от нацист¬ ских идей, она еще имела этическое наполнение: он имел в виду сильных, смелых и свободных людей — аристократов духа). «Нам не нужны люди, которые таращатся в небеса, — вещал фюрер, причудливо смешивая идеи Ницше и Лютера. — Нам нужны свободные люди, которые осознают и ощущают Бога в себе»30. Гитлер подчеркивал необходимость выведения особой «породы» людей, именно «породы», которая, помимо чистоты арийской крови, должна обла¬ дать и особыми качествами. Он даже говорил об отмене таких понятий, как «нация» и «народ», поскольку в процессе исторического развития (здесь он всегда подчеркивал благотворное влияние войн) по его мнению, и нация, и народ распадаются на «мякоть» (нежизнеспособных) и собственно «по¬ роду». «Порода», откровенничал Гитлер, будет формироваться не только из немецкого народа, а и из лучших представителей всей арийской расы. В этом он видел суть «революционных» перемен на земном шаре, осуще¬ ствить которые предназначено провидением лично ему, фюреру. Свои «этические» требования Гитлер сформулировал следующим об¬ разом: «Слабых следует вышвыривать прочь. В моих орденсбургах вырас¬ тет молодежь, от которой содрогнется мир. Я хочу, чтобы молодежь была жестокой и неустрашимой, склонной повелевать и применять силу.., му¬ жественно переносить любую боль. У нас не должно быть никаких сла¬ бостей, никаких нежностей. Ее глаза должны вновь загореться блеском великолепной, вольной хищности»31. Тем самым, подчеркивал фюрер, бу¬ дет окончательно изменена природа людей, одомашненных за прошедшие тысячелетия прежде всего усилиями христианства.
62 Часть /. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) Национал-социалистское движение даст толчок этим переменам. Оно явится двигателем, мотором. Все должно быть подчинено этим переме¬ нам, и отброшено все, что мешает. Отброшены будут все противники — марксисты, евреи, масоны, церковь. Отброшена будет, прежде всего, церковь. «Либо мы — либо... церковь. Никакого сосуществования быть не может. Одно исключает другое...», за¬ являл Гитлер, «что одна вера, что другая — все равно. У них нет будуще¬ го. По крайней мере, в Германии»32. В своих «застольных» беседах он под¬ черкивал, что, несмотря на необходимость тактического мира с церковью, это не удержит его «от того, чтобы искоренить христианство в Германии, истребить его полностью, вплоть до мельчайших корешков»33. Гитлер не был согласен с «Немецкими христианами», мечтавшими о едином вероисповедании и единой германской церкви, созданной на базе протестантской церкви. Он считал, что это пройденный этап — не¬ мецкому народу нужна собственная, новая религия. Нужно новое миро¬ воззрение, принципиально меняющее цивилизационные основы. Подобно Ницше, Гитлер отрицал христианство как религию, уводя¬ щую от реальной жизни и реальных радостей в потусторонний мир, рас¬ слабляющую человека, делающую его пассивным, лишающую его воли к жизни. Он считал, что следует отбросить это, основанное на разлагающем семитизме мировоззрение и вернуться к здоровому язычеству древних германцев, прославлявшему радость жизни. «...Для нашего народа имеет решающее значение, будет ли он следовать жидовскому христианству с его мягкотелой сострадательной моралью — или героической вере в бога природы, бога собственного народа, бога собственной судьбы, собствен¬ ной крови»34. В перспективе, по мнению Гитлера, возможно пришествие богочело¬ века. При этом, как отмечал Раушнинг, он, конечно, имел в виду самого себя, своего рода нового мессию, призванного встать во главе глобальных преобразований на земле. Раушнинг хорошо показал, как Гитлер ощущал себя посланником «провидения» (именно это понятие, а не слово «Бог», чаще использовал фюрер). «Предопределение начертало мне стать вели¬ чайшим освободителем человечества. Я освобожу человека от духовности, ставшей самоцелью, от грязных и унизительных самоистязаний — химеры, называемой совестью и моралью, и от претензий на свободу и личную не¬ зависимость, до которых всегда дорастают лишь немногие. Христианскому учению о бесконечно большой значимости каждой человеческой души и личной ответственности я с холодной ясностью противопоставляю освобо¬ дительное учение о ничтожестве и незаметности каждого человека и его за¬ гробной жизни по сравнению со зримым бессмертием нации. Вместо догмы
Глава 1. Истоки и смысл национал-социалистического отторжения. 63 об искупительных муках и смерти божественного мессии — искупитель¬ ная жизнь и деятельность нового фюрера-законодателя, освобождающая массы верующих от бремени свободы выбора»35. Раушнинг считал, что Гитлер верил в то, что утверждал. Воспаленное во¬ ображение несостоявшегося художника, возомнившего себя обиженным ге¬ нием, рассматривало мир в качестве большой сцены, где он сам выступал как величайший актер и преобразователь. Громадную роль здесь сыграл Вагнер и древнегерманские саги — то же, что питало и философию Розенберга. Без всякого налета романтики и особых философских размышлений смотрело на ход вещей ближайшее окружение Гитлера — Геббельс, Бор¬ ман и другие. Борьбу с церковью они понимали как чисто политическую необходимость, обусловленную соперничеством за мировое господство. Министр пропаганды Геббельс, в частности, утверждал: «Благодаря на¬ шей организованности и строгому отбору мировое господство автомати¬ чески достанется нам. На нашем пути стоит одна только церковь. Она не хочет отдавать свое мировое господство, она маскирует его религией... Отсюда сегодняшняя борьба, которую мы должны выиграть и выиграем. Фюрер набросал эти перспективы с большим размахом...»36. Сам Геббельс был убежден в том, что нужно было объявить национал- социализм новой религией, а партию новой церковью, сожалел, что Гит¬ лер отказался публично объявить о новом, «позитивном» христианстве во главе с фюрером как посланником Бога на земле. Однако легко приспо¬ сабливающийся, он чутко реагировал на малейшие мировоззренческие и политические колебания фюрера и поступал так, как нужно было фю¬ реру. В качестве министра пропаганды Геббельс развернул кампанию по дискредитации христианства и христианской церкви. Вслед за Гитлером он называл христианство мрачным еврейским по¬ рождением, дурно влияющим на немцев, подчеркивал важность насаж¬ дения здорового, светлого и бодрого язычества. Зная особое пристрастие Гитлера к античности, отмечал разительное отличие здорового, улыбчи¬ вого Зевса от болезненного, распятого Христа. Священников Геббельс цинично называл уничижительными прозвищами, их протесты и христи¬ анские сочинения — «трактатиками», а христианство — разлагающим, мягкотелым мировоззрением, дурно действующим на германский дух, особенно на германскую армию. Рейхсфюрер СС Г. Гиммлер даже заявлял, будучи сам католиком, когда-то клявшимся в верности церкви, что «жаждет повесить Папу в тиаре и в полном облачении на площади Святого Петра»37. Он носился с идеей ликвидации христианства и водружения вместо него древнегерман¬ ских культов Вотана и Тора.
64 Часть /. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) Шла полемика между сторонниками истинного и ложного христи¬ анства и в теологических кругах Евангелической церкви — Немецкого евангелического церковного союза. Некоторые, националистически на- строеннные протестантские теологи поддались ложно романтическим идеям, захлестнувшим страну, и, совершенно в духе реакционной немец¬ кой романтики и нацистских идей, заговорили о том, что грядет нацио¬ нальная революция, революция духа и крови. Эти идеи обосновывались в трудах ряда известных протестантских теологов еще в веймарский пе¬ риод, представителей так называемой «политической теологии» (ее еще называли «исторической»), прежде всего, в трудах Ф. Гогартена, В. Шта¬ пеля и Э. Хирша. Теолог Ф. Гогартен считал, что в Германии должен быть возрожден истинный германский дух, якобы освященный сверху, истинный Боже¬ ственный порядок, якобы прерванный безбожным засильем интеллекта и разума, идеями свободы, равенства и братства, вызванными француз¬ ской революцией конца XVIII века и воплощенными в Ноябрьской рево¬ люции 1918 г. в Германии38. Вслед за известным философом Э. Юнгом, Гогартен настаивал на необходимости создания в Германии сильного абсолютистского, авторитарного государства, которое сменило бы «анар¬ хический разгул Веймарской республики»39. Чувствовалась ностальгия протестантских теологов, впрочем, как и церковных деятелей, так и не сумевших примириться с Веймарской демократией, по лозунгу «трон и алтарь», веками освящавшему тесный союз между протестантской церко¬ вью и монархией, то есть сильной абсолютистской властью. Другой теолог, В.Штапель, развивая мысли Гогартена, подчеркивал, что идея рейха означает новый порядок не только в Германии, но и (под германским руководством) во всей Европе. И этот новый порядок сменит старый национально-государственный порядок XIX столетия, в основе которого лежал якобы дискредитировавший себя и уходящий в прошлое либерализм40. Идею рейха Штапель объявлял Божественной. Штапель утверждал, что немецкий народ является идеей Бога, поэтому он обладает своим собственным, от Бога данным законом жизни — Номосом, который вклю¬ чает в себя весь жизненный спектр41. Нет никакой общей обязательной этики — каждый народ имеет собственный, Богом данный, закон, свой «Фольксномос». Для еврейского народа это Ветхий Завет, а немецкий на¬ род имеет свой Фольксномос, который находит свое наполнение в идее рейха. Согласно этому закону, немцы, выполняя миссию, возложенную на них Богом, имеют право и должны осуществлять свое господство над народами Европы42.
Глава 1. Истоки и смысл национал-социалистического отторжения. 65 Штапель фактически озвучил нацистские идеи, идеи «Немецких хри¬ стиан» о божественном, мессианском характере рейха, согласно которому создатель явил себя в рейхе и фюрере. Фактически ломая лютеранскую концепцию о двух царствах — Небесном и Земном, Штапель утверждал приоритет государственного над духовным, фактически одобряя тотали¬ тарное государство. Государство, по мнению Штапеля, может и должно делать с церковью, что оно хочет — назначать епископов, контролиро¬ вать общины, распускать земельные церкви и организации. Единственно, что неприкасаемо — это Евангелие и святыни. Идеи Штапеля развивал Хирш, занявший видное положение в движе¬ нии «Немецких христиан» и ставший советником у будущего рейхсепи¬ скопа Л. Мюллера, также вышедшего из немецкохристианских кругов. В концепции Хирша уже имела место расистская струя. Помимо понятия Номос, он вводил понятие Хорос, что означало Божественную естествен¬ ную субстанцию крови и расы, безусловное почитание которой, якобы, может обеспечить народу будущее43. Хирш считал, что познание воли Бога происходит не только через сло¬ во Божье, но и через историю. В данный исторический момент воля Бога осуществляется через немецкий народ и немецкое государство. Свиде¬ тельством чему является мощный народный подъем. Во всем этом чувствовалась сильная националистическая струя, ко¬ торая имела свои древние исторические истоки и корни. Национальная проблема весьма болезненна для всех времен и народов. Для немцев же, как показывает история, она всегда имела особый характер. С самого начала своей истории, по крайней мере, с периода средневе¬ ковья, поиски самоутверждения и самоидентификации приводили немцев к агрессивным всплескам, к постоянной устремленности к расширению границ, к формированию идеи национального величия, ставшей почти самодовлеющей. Сказывался исторически замедленный процесс форми¬ рования единой немецкой нации, оформившийся только к концу XIX сто¬ летия. Взявшая на себя роль национального объединителя Реформация начала XVI века не выполнила свою задачу. Надежды Лютера на единую национальную церковь не оправдались. Реформация лишь усугубила раскол Германии, теперь уже по конфессиональному признаку. Вторая крупная попытка создания единой национальной церкви, предпринятая Бисмарком, как уже было замечено, также не удалась. Но проблема осталась. Возможно, она была бы решена в результа¬ те иного окончания Первой мировой войны, сомкнувшей ряды церкви в едином патриотическом порыве. Но Второй рейх пал, наступило время Веймарской республики, провозгласившей свободу совести и отделение
66 Часть I. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) церкви от государства, — сложное время, время выполнения унизитель¬ ного диктата Версальского мира и угнетенного национального сознания. Невыносимое чувство униженной нации рождало идеи об ее величии и избранности, формировало многочисленные народнические, национа¬ листические, антисемитские организации, вывело на арену Национал- социалистскую немецкую рабочую партию (НСДАП), партию Гитлера, с расистскими и агрессивными милитаристскими устремлениями. Формированию сильных националистических настроений способ¬ ствовал и процесс отторжения широкими кругами населения социально- политической системы Веймарской республики, породившей неви¬ данную жажду обогащения, крайний индивидуализм, выхолощенный, оторванный от реальной действительности и реальных запросов населе¬ ния парламентаризм. Все чаще возникали мысли об особом пути Герма¬ нии, о необходимости создания системы, основанной на единой народной общности, народной общине, без примесей инородных элементов, без внесения чужеродных идей, типа идей Французской революции, общ¬ ность, которая смогла бы не только возродить величие немецкой нации, но и осуществить необходимые социальные преобразования. Росло влия¬ ние национал-социализма с его арийскими, расистскими теориями, идей супервеличия немецкого народа. Формировались новые теологические, окращенные национализмом, концепции. С этим теологическим багажом протестантская церковь вступила в новую фазу своей истории, хотя, как показали последующие события, все не было так просто. Имела место и другая тенденция, — были тео¬ логи, которые отстаивали чистоту и неприкосновенность христианского учения. Традиционно отстаивали христианство в мировоззренческих спо¬ рах с нацистскими идеологами и католики. 1 Шпенглер О. Закат Европы. Ростов-на Дону, 1998; Ницше Ф. Так говорил За¬ ратустра. М., 1990. См. также: Патрушев А.И. Миры и мифы О. Шпенглера (1880-1093) / / ННИ. 1996. №3; Он же. Проблемы и значение творческого наследия Макса Вебера / / ННИ. 2000. № 6 и др. 2 Вебер А. Указ. соч. С. 135, 156, 158. 3 Там же. С. 158. 4 Там же. С. 161. 5 О Ф. Ницше см.: Ясперс К. Ницше и христианство. М., 1994; Кучевский В.Б. Философия нигилизма Фридриха Ницше. М., 1996; Фридрих Ницше и фило¬ софия в России: Сборник статей. СПб., 1999. 6 Название «Antichrist» в переводе на русский язык толкуется и как «Анти¬ христ», и как «Антихристианин». В сборнике «Сумерки богов» (М., 1990) работа «Antichrist» переведена как «Антихристианин».
8 9 10 И 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 Глава /. Истоки и смысл национал-социалистического отторжения... 67 Ницше Ф. Антихрист. Указ. соч. С. 304, 302. Там же. С. 323. Там же. С. 364. «Чандала» — термин, употребляемый в Индии, и обозначаю¬ щий низшую касту. Энциклопедия Третьего рейха. М. 1996., С. 512-513. Гитлер А. Моя борьба. Указ. соч. С. 96. Там же. С. 208. Там же. С. 94. Там же. С. 474. Там же. С. 94. Там же. С. 94-95. Там же. С. 95. Ржевская Е. Геббельс. Портрет на фоне дневника. М., 1994. С. 219. Rosenberg A. Der Mythus des 20. Jahrhunderts. S. 668. См. ВогэнА.K. Этруски. Пер. с англ. М., 1998. Bollmus R. Das Amt Rosenbergs und seine Gegner. Studien zum Machtkampf im nationalsozialistischen Herschaftssystem. Stuttgart, 1970. S. 23. Ibidem. Rosenberg A. Op. cit. S. 42-43. Ibid. S. 329. Bollmus Op. cit. S. 54. Ibid. S. 26. Ibidem. Раушнинг Г. Говорит Гитлер. Указ. соч. См.: Бержье Ж., Повель Л. Утро магов. Пер. с франц. М., 1991. Раушнинг Г. Указ. соч. С. 52. Там же. Там же. С.185, С. 51. Там же. Там же. С. 55. Там же. С. 174. Ржевская Е. Указ. соч. С. 220-221. Цит по: Мельников Д., Черная JI. Указ. соч. С. 56-57. Strohm Ch. Der Widerstandskreis um Dietrich Bonhoeffer und Hans von Dohnanyi. Op. cit. S. 299-301. Sontheimer K. Antidemokratische Denken in der Weimarer Republik. Die politischen Ideen des deutschen Nationalismus zwischen 1918 und 1933. München, 1978. Strohm Ch. Op. cit. S. 301. См.: Бровко Л.Н. Дитрих Бонхёффер. Указ. соч. С.62-63; Sontheimer К. Op. cit. Ibid. S. 299. Scholder K. Die Kirchen und das Dritte Reich. Op. cit. Bd.l. S. 531-533.
Глава 2. Католическая церковь в 1933 г. Иллюзии и реальность § 1. Путь к конкордату Известно, что Католическая церковь в Германии до прихода фаши¬ стов к власти находилась в конфронтации, прежде всего идеологической, с национал-социализмом. Эта конфронтация усилилась с момента триум¬ фальных для НСДАП выборов в парламент в сентябре 1930 г. (107 мест вместо 12 на выборах в мае 1928 г.). Обеспокоенный этим фактом, карди¬ нал А. Бертрам, председатель Фульдской епископской конференции, в де¬ кабре 1930 г. разработал проект заявления «Отношение членов Фульдской епископской конференции к Национал-социалистской рабочей партии»1. Бертрам высказывал тревогу по поводу столь «масштабных заблужде¬ ний и смятения душ», по поводу того, что значительная часть католиков из-за недовольства политическим и экономическим положением в стра¬ не также голосовала за нацистскую партию. Кардинал призвал пастырей возвысить свой голос, подчеркивая, что поддержка партии, чья деятель¬ ность в корне противоречит христианству, недопустима, как и недопусти¬ мо участие католических христиан в такой партии. Он подчеркивал, что НСДАП — не только политическая партия, но и определенное мировоз¬ зрение, которое несовместимо с католическим, христианским мировоз¬ зрением. Кроме того, отмечал Бертрам, нацисты стремятся к созданию новой церкви, новой немецкой народной церкви, подчеркивал, что ст. 24 программы гитлеровской НСДАП 1920 г., утверждавшая некое «позитив¬ ное христианство», противоречит католической религии и универсально¬ му характеру Католической церкви. На основе названного проекта 31 де¬ кабря 1930 г. появилось обращение Бертрама к католикам — «Открытое слово в серьезный час»2. Подобные же мысли содержались в заявлениях баварского еписко¬ пата, епископов Кёльнской провинции, Падерборна, Бреслау, опубли¬ кованных в феврале-марте 1931 г.3 Мюнхенский кардинал Фаульхабер (председатель Фрайзингской епископской конференции, главного органа южнонемецких епископов) в декабре 1930 г. обращал внимание на то, что учение национал-социализма является ложным, выступал против ра¬ сизма, против отклонения нацистами Ветхого Завета, против так назы¬ ваемого «права сильного», проповедуемого нацистами, — против всего, что казалось ему несовместимым с католическим учением4. Позднее эти
Глава 2. Католическая церковь в 1933 г. Иллюзии и реальность 69 мысли кардинал развил в своих Рождественских проповедях 1933 года. В августе 1931 г. Фульдская епископская конференция заявила о необхо¬ димости борьбы с экстремизмом — как с национал-социализмом, так и с коммунизмом. А в августе 1932 г. все та же конференция приняла поста¬ новление, согласно которому католики не могут быть членами НСДАП5. Поэтому перед приходом фашистов к власти отношения между ними и Католической церковью были достаточно напряженными. Нацисты шель¬ мовали католические союзы и общественные организации6, прежде всего широко известное и пользующееся популярностью «Католическое дей¬ ствие», политический католицизм в лице партии Центра (в парламенте эту партию представляли, в том числе, и церковные круги), сформиро¬ вавшей с марта 1930 г. правительство во главе с канцлером Г. Брюнингом (работало до лета 1932 г.). Они критиковали Центр за коалицию с правя¬ щими в Пруссии социал-демократами, за якобы предательство христиан¬ ства «через союз с чертом, с марксизмом», выступали против конкордата с Пруссией, заключенного Ватиканом в 1929 г.7 Нацисты демагогически заявляли, что только бескомпромиссные борцы с марксизмом и больше¬ визмом, коими они представляли исключительно себя, могут быть истин¬ ными христианами, создавать христианские партии, более того, именно они могут спасти Германию от окончательной катастрофы. Положение осложнялось тем, что в стране (в результате мирово¬ го экономического кризиса 1929-32 гг.) сложилась крайне негативная социально-экономическая ситуация. На этом фоне нацисты вели про¬ паганду, имевшую цель, через манипуляцию общественным сознанием, уничтожить демократию демократическими методами. Нацисты утверж¬ дали, что их партия действует исключительно законно и легально, что она, в том числе, отнюдь не враждебна религии и церкви, что она соблю¬ дает нейтралитет по отношению к обеим конфессиям и т. д. и т. п. Значи¬ тельную лепту здесь внесли и немецкие интеллектуалы, немецкая интел¬ лигенция, в частности, известный физик-нацист, лауреат Нобелевской премии Й. Штарк своей книгой «Национал-социализм и Католическая церковь»8. Осуществлялись контакты с пронацистски настроенными хри¬ стианскими священниками, которые затем в личном порядке агитировали за НСДАП. Это привело к тому, что тенденции приспособления к фашистскому режиму стали преобладать в католических кругах в первые месяцы прав¬ ления нацистов, пришедших к власти 30 января 1933 г. Под давлением крупных финансовых и промышленных кругов, а также остэльбского дво¬ рянства, где большим влиянием пользовался его сын, Оскар, президент П.фон Гинденбург назначил Гитлера канцлером, распустил парламент и
70 Часть /. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) распорядился о новых выборах 5 марта 1933 г., с условием получения на¬ цистами большинства голосов (более 50%). Предвыборную кампанию оплачивали промышленные и финансовые магнаты, многие из которых финансировали НСДАП начиная с 1923 г. Игра стоила свеч — со времен «Майн Кампф» Гитлер обещал жизненные пространства на Востоке, сулившие бесконечные прибыли и дешевую ра¬ бочую силу. Крупп фон Болен от имени рурских магнатов внес в казну НСДАП в ходе избирательной кампании 1933 г. 1 млн. марок. Концерн «И. Г. Фарбениндустри» — 400 тыс. Общее количество вложений превы¬ сило 3 млн. марок, — тогда это была огромная сумма9. В предвыборной кампании широко использовалась ложь и демагогия. Нацисты выдавали себя за истинных христиан, спасителей нации от марк¬ систов, евреев и демократов. В воззвании правительства к немецкому на¬ роду от 1 февраля 1933 г. подчеркивалось, что оно будет рассматривать «христианство как базис нашей (немецкого народа. — Л. Б.) общей мора¬ ли...»10. Прусский министр культов, нацист Б.Руст в своей программной речи от 7 февраля 1933 г. говорил о приверженности нового правительства и движения к христианству11. Весь пафос его выступления был направлен на призыв к сплочению всего народа, всех религиозных конфессий вокруг национал-социалистского движения для «жесточайшей борьбы за суще¬ ствование» против большевизма. Гитлер в речи 16 февраля в Штутгарте, отметая упреки оппонентов из партии Центра в антихристианской и антикатолической направленности, заявил, что «сегодня во главе Германии стоят христиане, а не междуна¬ родные атеисты»12. Гитлер клялся в том, что никогда не был связан с партиями, которые разрушают христианство, обвинял Центр в его яко¬ бы «теоретическом христианстве», т.к. эта партия была «связана и сиде¬ ла в правительстве вместе с ниспровергателями христианства». Фюрер заверял немецкий народ в том, что именно нацисты «хотят наполнить немецкую культуру христианским духом», хотят вытравить «весь яд», якобы накопившийся за период демократического, веймарского правле¬ ния. Он упрекал веймарских политиков в нерешенности социальных про¬ блем, безработице, предательстве национальных интересов, в «ложном парламентаризме», требовал освобождения от иллюзий парламентской демократии13. Об этом же фюрер говорил 4 марта в Кёнигсберге, особо напирая на то, что «милостью Божьей мы стали настоящими немцами», что Бог помо¬ гает только сильным, тем, «кто заслуживает помощи», кто помогает себе сам14. Надо сказать, что этого «христианского» натиска нацистов началь¬ ного периода их правления хватило для некоторых священников и мирян
Глава 2. Католическая церковь в 1933 г. Иллюзии и реальность 71 надолго (подчас до конца нацистского режима), оправдывало их иллюзии, их компромиссную или даже пронацистскую позицию. В преддверии выборов, 25 февраля 1933, руководством НСДАП было распространено письмо к гауляйтерам (руководителям «гау», админист¬ ративно-территориальных единиц в нацистской Германии), в котором со¬ держался призыв ко всем «добрым христианам (евангелистам и католи¬ кам)» голосовать исключительно за национал-социалистов15. В ночь с 27 на 28 февраля 1933 г. нацистами (под руководством Г. Геринга, министра без портфеля, рейхсмаршала и министра-президента Пруссии) была со¬ вершена грандиозная провокация с поджогом рейхстага16. В поджоге были обвинены коммунисты. Мандаты, полученные ими в ходе парламентских выборов, были присвоены нацистами, в результате чего НСДАП смогла остаться у власти, получив желаемое большинство голосов, хотя на вы¬ борах набрала лишь 43,9 %17. 28 февраля Гинденбургом был подписан знаменитый указ «О защите народа и государства», фактически вводивший чрезвычайное положение. Казалось, что по смыслу и тексту, пишет участник антифашистского со¬ противления Г.Гизевиус, указы были несомненно направлены против коммунистов. «Но уже скоро — чертовски скоро! — эти драконовские меры обернутся полным беспределом» и коснутся многих немцев, многих партий и организаций18. Народ, через попрание конституции, будет ввергнут в пучину терро¬ ра. По всей стране пройдут массовые аресты, и не только коммунистов и социал-демократов, но и представителей других общественных течений и организаций, аресты христиан. Будут запрещаться митинги, собрания, демонстрации, будут конфисковываться неугодные издания, вплоть до окончательного запрета прессы. Именно в это время будут созданы ла¬ геря массового уничтожения политических противников — концлагеря. И первыми жертвами этих лагерей станут сами немцы. Тем не менее, нацистская демагогия оказала свое пагубное воздей¬ ствие, — она сыграла свою роль в том, что немцы верили нацистам и свое¬ му фюреру, что церковь в лице высшего руководства обеих ее конфессий в начальный период правления фашистского правительства высказала свое лояльное к нему отношение. 21 марта, который был провозглашен Днем национального подъема, в Гарнизонной церкви Потсдама, месте захоронения Фридриха Великого (что должно было подчеркнуть преемственность национальных традиций), в присутствии президента и правительства, состоялось торжественное открытие рейхстага. Президент Гинденбург в своем заявлении призвал к поддержке правительства, которое «стоит перед трудными задачами»,
72 Часть /. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) к дисциплине и патриотизму. Гитлер говорил о тяжелом наследстве, до¬ ставшемся его правительству «от навязанной кайзеру и немецкому рей¬ ху войны (имеется в виду, Первой мировой войны. —Л.Б.)»У о необхо¬ димости преодоления безработицы и экономической депрессии. Гитлер и Гинденбург, взявшись за руки, спустились к гробнице Фридриха II и под артиллерийские салюты возложили венки. В церквах прошли тор¬ жественные богослужения в честь этого события, которые должны были продемонстрировать единство новой власти и народа19. Надо сказать, что Гитлер, будучи католиком, демонстративно предпочел католическому бо¬ гослужению возложение венков к могилам своих соратников-национал- социалистов, — он всегда испытывал неприязнь именно к Католической церкви с ее строгой иерархией и выверенной дипломатией, считая её од¬ ним из основных соперников нацистского движения. Церемония в Потсдаме, которая транслировалась по радио, произвела нужное впечатление. Как отмечал Проэктор, «те, кто колебались, боялись перемен и террора, увидели, что Гитлер вовсе не стремится к диктатуре. Он целиком подчинен обожаемому всеми Гинденбургу, символу традиций и порядка, верен старым идеалам»20. Однако дальнейшие события стали опровергать все надежды и иллюзии. 23 марта 1933 г. в здании берлинской оперы «Кроль» состоялось первое заседание рейхстага, на котором практически единогласно был принят чрез¬ вычайный закон, предоставлявший Гитлеру всю полноту власти. Заседание проходило в обстановке неприкрытого террора, — все входы и выходы кон¬ тролировались эсэсовцами, они же присутствовали в зале заседания. На фоне происходящего явным фарисейством прозвучали слова из «тронного» обращения Гитлера к немецкому народу о том, что нацистское государство стремится к сотрудничеству с христианской церковью, с обоими ее на¬ правлениями «на благо страны и родины», что оно выступает за свободное развитие обеих конфессий, свободное отправление религиозных служб, за приоритет церкви в церковных делах и т. д.21 Гитлер заявил, что видит в обеих христианских конфессиях самые важные факторы сохранения не¬ мецкого народа, что национальное правительство обеспечит приоритетное влияние христианских конфессий в воспитании и школьном образовании, высказывался за тесное сотрудничество между церковью и государством. Фюрер провозгласил, что правительство видит в христианстве «незыбле¬ мый фундамент духовной и моральной жизни нашего народа». «Христианство — основа нашей морали» — эту фразу Гитлер любил повторять неоднократно и в дальнейшем. Она присутствовала в письмах к религиозным деятелям, в ответах на церковные меморандумы, протесты церкви. А протесты были, ибо, несмотря на лавирование и заигрывание
Глава 2. Католическая церковь в 1933 г. Иллюзии и реальность 73 с церковью, некоторые временные уступки, практическая политика на¬ цистского правительства и нацистской партии, обусловленная, как мы видели, жесткой идеологической, антихристианской установкой, имела тенденцию к постоянной конфронтации, более того, к унификации, вклю¬ чению церкви в систему нацистского государства с последующим ее уни¬ чтожением. Характерно в этой связи утверждение Гитлера из упомянутой речи на заседании рейхстага о том, что главной заботой нового государства явля¬ ется стремление «привести обе большие христианские конфессии в со¬ ответствие с национал-социалистским мировоззрением». Это свидетель¬ ствовало об изначальной цели государства по ликвидации христианства и созданию церкви по нацистскому образцу. Священник Бруно Тек в вос¬ поминаниях назвал это гитлеровское изречение чистой бессмыслицей, поскольку «каждому христианину было очевидно, что сущности христи¬ анства и национал-социализма настолько противоречат друг другу, что не могут существовать не только вместе, но и рядом»22. К сожалению, это обстоятельство далеко не для всех казалось оче¬ видным. Как положительный фактор часто вспоминали пресловутый па¬ раграф 24 программы НСДАП, в котором утверждалось, что «партия... представляет точку зрения позитивного христианства, не связывая себя... с определенной конфессией», что она требует свободы для всех религиозных конфессий в государстве23. Однако в том же параграфе гово¬ рилось, что такая поддержка возможна только в случае, если конфессии не нарушают основы государства и «не выступают против духовного и мо¬ рального чувства германской расы», говорилось и о борьбе партии против «еврейско-материалистического духа» и т. д. Последнее утверждение, к сожалению, странным образом опускалось церковными кругами. Как бы временно отошла на второй план острота вза¬ имоотношений между Католической церковью и национал-социализмом. Наряду с тенденцией к конфронтации с режимом, обусловленной, пре¬ жде всего, мировоззренческим антагонизмом, в Германии фашистского периода постоянно имели место попытки приспособления к новой власти, обусловленные стремлением сохранить церковь как общественный ин¬ ститут. Думается, именно последнее обстоятельсто обуславливало прак¬ тическую компромиссную линию Католической церкви в Германии. 28 марта 1933 г. Фульдская конференция епископов призвала верующих к добросовестному исполнению своего гражданского долга по поддержа¬ нию национального правительства и осудила «противоправные действия, направленные на подрыв немецкого государства»24. Более того, конферен¬ ция подчеркнула, что, «не отказываясь от ...прежних мер по осуждению
74 Часть /. Христианские церкви и национал социализм, (1933-1939) определенных религиозных заблуждений», она полагает, что «отмечен¬ ные всеобщие запреты и предостережения» (имеются в виду отношения с НСДАП, в частности, запреты на вступление в эту партию. — Л.Б.) больше не должны рассматриваться как необходимые25. Итак, запрет на участие в нацистской партии был взят назад, хотя еще накануне, 19 марта, Бертрам в разговоре с вице-канцлером фон Папеном заявлял, что не собирается ме¬ нять свою точку зрения — «пусть это делают нацисты»26. Поведение католиков во многом определялось позицией Ватикана, который соблюдал нейтралитет по отношению к фашистским правитель¬ ствам, был склонен поддерживать мирные отношения с фашистскими режимами на основе компромиссов и заключения двусторонних догово¬ ров, ярким примером чему было заключение знаменитых Латеранских соглашений 1929 г. с фашистским правительством Италии27. Безусловно сближал позиции Ватикана и церковных кругов Германии с фашистским режимом изначально провозглашенный нацистами антикоммунизм. Впрочем, Ватикан никогда не скрывал своей озабоченности по поводу идеологических разногласий с фашистскими режимами. В католических кругах (прежде всего в кругах теологов, интеллигенции) еще задолго до прихода Гитлера к власти, как уже подчеркивалось, распознали терро¬ ристическую сущность фашизма. Мировоззренческая конфронтация по- прежнему имела место в самой Германии. Больше всего здесь выделял¬ ся церковный журнал «Hochland» («Хохланд»), разоблачавший фашизм как псевдорелигию, его антигуманные и антидемократические черты28. Некоторое время после прихода фашистов к власти журнал продолжал печатать антифашистские статьи. Так, в марте 1933 г. один из ведущих его авторов Е. Хурвич предрекал гибель фашистской диктатуре, которая непременно приведет Германию в «хаотическое состояние»29. Надо сказать, что Ватикан испытывал и обратное влияние со стороны верующих католиков из разных стран мира, в том числе и из Германии, что сказывалось на постоянной корректировке его позиций. Некоторые заяв¬ ления и действия Ватикана и высшей католической иерархии в Германии, в частности, заявление Фульдской епископской конференции в конце мар¬ та 1933 г., вызвали недоумение и критику со стороны низшего и среднего клира, негласное сопротивление паствы, — ведь до сих пор была известна мировоззренческая конфронтация Католической церкви с нацистами, за¬ крепленная рядом церковных документов, принятых на высшем уровне30. Недоумение вызывала позиция католического руководства по отно¬ шению к организованному 1 апреля 1933 г. нацистскими властями бой¬ коту еврейских учреждений, когда Бертрам предложил воздержаться от каких-либо акций в защиту евреев. На просьбу председателя берлинского
Глава 2. Католическая церковь в 1933 е. Иллюзии и реальность 75 Немецкого банка О. Вассермана вступиться за евреев, Бертрам заявил, что не обладает полномочиями всех епископов, к тому же не знает, «ка¬ кие у государства были основания для бойкота»31. Некоторые церковные деятели, такие, как архиепископ К. Кляйн или генерал-суперинтендант протестантской церкви О. Дибелиус слали письма и телеграммы, вещали по радио на заграницу, выражая свой протест по поводу осуждения дей¬ ствий немецкого правительства32. Однако на местах возникали протесты по поводу позиции церковных властей в еврейском вопросе. Так, некий священник Эккерт заявлял в проповеди: «Ни один человек не может преследоваться из-за того, что он принадлежит к другой расе. Это находится в противоречиии с хри¬ стианской этикой, и все немцы должны стыдиться, что это происходит от имени Германии»33. Итальянский историк В.Ферроне замечает по этому поводу, что поведение церковной иерархии резко отличалось от того, что происходило в церковных низах34. Все обращения прихожан о спасении евреев, которые шли в Рим, оставались без внимания. По мнению исследователя, в кругах католической иерархии преобладал «узаконенный» (политический и религиозный) антисемитизм, что пред¬ ставляется весьма спорным. В основном преобладали иллюзии (и не только в церковных кругах), что фашисты, в отличие от парламентских демократий, смогут устано¬ вить социальный мир и порядок. Известны слова крупного немецкого промышленника Круппа о том, что предприниматели хотели спокойно работать (в качестве помехи рассматривались массовые социальные вы¬ ступления рабочих в последние годы Веймарской республики), и Гитлер дал им такую возможность35. Другие слои населения (рабочие, крестьяне, средние слои) поверили обещаниям о существенном повышении уровня жизни, увеличении зарплаты, улучшении условий труда, предоставлении работы и т. д. Безработица, к тому же, как известно, была существенно сокращена, однако, за счет усиленной подготовки к войне. Социального же выравнивания не получилось, да этого и не желали. Однако обо всем этом стали догадываться значительно позже. В начальный же период правления нацистов им верили многие. Все, к тому же, хотели порядка и защищенности. Хотели этого и определенные церквные круги. В кругах Католической церкви имели место и откровенно прона- цистские настроения. Вокруг бывшего канцлера, а в рассматриваемый период — вице-канцлера в правительстве Гитлера, Папена сформирова¬ лась группа из представителей дворянства, академически образованного бюргерства, высшего католического клира, политически примыкавшая к партии Католического Центра, группа, которая настаивала на суверени¬
76 Часть /. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) тете церкви, но которой, тем не менее, были близки националистические замыслы и идеи фюрера, близка, по выражению Хеля, «романтика рейха», призванная возродить, как им казалось, в немецкой нации дух величия и могущества36. На основе этой группы 3 апреля 1933 года был создан Союз католиче¬ ских немцев «Крест и орел» (в числе участников — фон Папен, Г. фон Дет- тен, X. Даузер, П. Ц. Бонзен), преобразованный в октябре этого же года в «Рабочее содружество католических немцев», ставившее своей задачей навести мосты между католическим населением и нацистским движени¬ ем, преодолеть «трудности», которые, по мнению создателей организа¬ ции, были естественны «в ходе национальной революции»37. «Содруже¬ ство» высказывалось за сосуществование нацистского и христианского мировоззрений, за национальное обновление в смысле «данного Богом немецкому народу исторического послания». Пропагандировалась идея рейха, идея государства, основанного на авторитете. Участником содру¬ жества мог быть любой католик, кто не был марксистом или либералом, кто хотел сотрудничать в деле воздвижения новой национальной и со¬ циальной империи. Союз выступал за усиление национального чувства у католических немцев, за тесное сотрудничество с НСДАП, за духовное возрождение будущего рейха, за народное единство. Возникло также пронацистское «Католическое объединение за на¬ циональную политику», своего рода эквивалент «Немецким христианам». 19 февраля 1933 г. группа отправила фюреру меморандум, в котором вы¬ ражалась готовность вместе с теперешними национальными христиана¬ ми и правительством бороться с большевизмом, против любых «ложных» учений. Группа требовала от местных епископов немедленной отмены всех церковных запретов, касающихся НСДАП, требовала запретить даже все католические газеты, упоминавшие об этих запретах38. По этому поводу отправлялись письма в Министерство внутренних дел, папскому нунцию в Германии Чезаре Орсениго, сменившему на этом посту Пачел- ли, в другие инстанции. Предложения группы остались без ответа, — Гитлер, надеясь ликви¬ дировать политический католицизм и тем самым подчинить и ослабить Католическую церковь, католическое движение, разрабатывал планы заключения с Ватиканом конкордата по типу Латеранских соглашений. «Католическое объединение...» не имело особого успеха, в октябре 1933 г. оно была распущена, папеновская же группа («Рабочее содружество ка¬ толических немцев») продолжала существовать. Папен, в частности, в письмах к Бертраму и архиепископу Фрайбурга К. Грёберу, некоторое время все еще расчитывал на поддержку католического епископата39.
Глава 2. Католическая церковь в 1933 г. Иллюзии и реальность 77 Бертрам высказался против «Рабочего содружества». Грёбер же первоначально приветствовал его, как организацию, которая под¬ держивает новый рейх и выступает за народное христианское строи¬ тельство, что, по его мнению, не противоречило католической вере40. Позднее (а позиция Грёбера, как мы увидим дальше, кардинально из¬ менилась), в письме к архиепископу Кляйну, Грёбер сожалел о своей позиции, однако, тем не менее, высказывался за создание подобного рода объединений, с помощью которых можно было внедряться в ряды национал-социалистов и способствовать там распространению христи¬ анских идей (своего рода католическое подполье)41. По распоряжению партийных инстанций (и, прежде всего, заместителя фюрера по партии Р. Гесса) в сентябре 1934 г. деятельность папеновского «Содружества» была прекращена42. Папен, вместе с председателем партии Центра прелатом Л. Каасом (весьма лояльно относившимся к новой власти), вели от имени фашист¬ ского правительства интенсивные переговоры с Ватиканом43 и сделали многое для того, чтобы между Святым престолом и нацистской Германи¬ ей был заключен конкордат, что и произошло 20 июля 1933 г. Здесь свою лепту внес и посланник нацистского государства при Свя¬ том престоле Диего фон Берген. В своем меморандуме Ватикану от 16 мар¬ та 1933 г. Берген, отражая позицию немецкого правительства, подчеркивал «позитивно» христианский характер и конфессиональную терпимость на¬ цистского правительства и лично фюрера44. Посланник успокаивал Святой престол, заявляя, что целью национал-социалистского движения не яв¬ ляется религиозная реформация или какой-то «Культуркампф», что на¬ цисты не потерпят в своей партии пропаганды против христианства, что немецкая история уходит корнями в христианство и т. д и т. п. Берген, от имени немецкого правительства, призывал церковные вла¬ сти и обе христианские конфессии внести свой вклад в борьбу против коммунизма и атеизма, за духовное и нравственное обновление народа, совместно работать над этими проблемами, — «правительство нуждается в полной поддержке со стороны обеих христианских конфессий и всех их организаций»45. Обозначая границы намечаемого документа, Берген давал понять, что если отвлечься от поставленного под вопрос сотрудничества с партией Центра, то единство с епископатом и католическими союзами яв¬ ляется необходимой предпосылкой для достижения поставленных целей. При этом Берген подчеркивал факторы, сближавшие обе стороны (Като¬ лическую церковь и нацистское государство), — дисциплину, иерархию и «чувство авторитета». Все предубеждения католических епископов и разница в мировоззрениях должны отступить, подчеркивал Берген, когда
78 Часть /. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) «все здоровые силы в католицизме поймут, что защита религии являет¬ ся... задачей христианского государства»46. На всех переговорах по поводу конкордата особо подчеркивалось (по¬ мимо согласия расстаться с политическим католицизмом, то есть с пар¬ тией Центра) единство в борьбе с общим противником — коммунизмом и атеизмом. Немецкое посольство в Ватикане отмечало особую ценность национал-социализма в этой борьбе — все противоречия должны быть забыты перед лицом общего противника, большевизма. Ватикан положи¬ тельно реагировал на такого рода заявления, естественно, имея в виду при этом прежде всего атеистическую, антирелигиозную политику совет¬ ского государства. Немецкий епископат на переговорах о конкордате представлял Грё- бер. Первоначальная кандидатура епископа из Айхштатта (с 1935 г. — епископ Берлина) К. фон Прайсинга, предложенная Фаульхабером, была отклонена самим Прайсингом из-за его категорического неприятия национал-социализма и несогласия с намерением епископата подписы¬ вать конкордат. Кёльнский кардинал К.Й.Шульте также был против лю¬ бой формы переговоров о конкордате с «этим революционным правитель¬ ством, которое не придерживается ни закона, ни права»47. Так что полного единодушия не было — скорее была тревога, которая сохранялась до времени окончательного подписания конкордата. Фауль- хабер и Прайсинг специально ездили в Рим, чтобы еще раз предупредить Ватикан о возможных негативных последствиях, связанных с подписани¬ ем документа. Ватикан явно недооценивал нацистский режим. Папа Пий XI успокаи¬ вал немецких епископов заверениями в том, что Гитлер, якобы, дал чест¬ ное слово «признать христианство базисом Германии»48. Убеждала Папу (как мы уже отмечали) и всегдашняя антибольшевистская позиция на¬ цистов, впрочем, как и то обстоятельство, что национал-социализм стал верховной государственной властью, которую, как отмечает Г. Леви, по всем церковным канонам надо было признавать49. В ходе переговоров состоялся ряд встреч немецких епископов, прежде всего кардиналов Бертрама и Фаульхабера, с правительством Германии, в том числе (25-26 апреля 1933 г.) с Гитлером50. В конечном счете боль¬ шинство немецких епископов согласились с линией сторонников конкор¬ дата. Исходили из того, что церковь и церковные объединения получат широкие права в обмен на обещание Ватикана дать согласие на запрет политической деятельности католиков. Уже 5 июля 1933 г. католиче¬ ская партия Центра заявила о своем самороспуске (впрочем, как и днем ранее Баварская народная партия, Немецкая народная партия и др.).
Глава 2. Католическая церковь в 1933 г. Иллюзии и реальность 79 В Заявлении руководства Центра говорилось об отсутствии почвы для партийно-политической деятельности — членам партии предлагалось далее использовать «их силы и опыт для позитивного сотрудничества» с нацистским режимом51. А 14 июля вышел закон, принятый на заседании правительства во главе с Гитлером, запрещавший существование каких- либо партий, кроме НСДАП. Надо сказать, что Гитлер формально не запрещал деятельность церк¬ вей, церковные мероприятия, в первое время — церковную прессу, хотя и чинил всевозможные препятствия. Он предпринял наступление в обход, принявшись за церковные общественные организации, прежде всего сою¬ зы, школы, увольняя активных христиан, а также сторонников демокра¬ тических партий — Центра, Социал-демократической партии Германии (СДПГ) — с государственной службы. Государственный аппарат подвер¬ гался кардинальной чистке — сотни служащих заменялись нацистами. Все это делалось на основании так называемого «Закона о восстановле¬ нии профессионального статуса чиновничества» от 7 апреля 1933 г.52 По правительственному указу от 13 июня 1933 г. был закрыт католи¬ ческий «Христианский крестьянский союз», разогнаны традиционно функ¬ ционировавшие под опекой обеих церквей конфессиональные рабочие союзы. В Германии были ликвидированы все профсоюзы. Вместо них соз¬ давался так называемый «Немецкий трудовой фронт», который должен был свидетельствовать о единстве труда и капитала, трудящихся и госу¬ дарства. Помимо партий, подлежали роспуску все юношеские и детские организации, а также различные союзы, примыкавшие к буржуазным партиям. Буржуазные органы печати ликвидировались или включались в систему фашистской пропаганды. С демократической системой в Герма¬ нии было покончено. На этом фоне вступил в силу конкордат между Святым престолом и Германией. Конкордат, подписанный 20 июля 1933 г. Папеном и уполномоченным Пия XI, госсекретарем Ватикана, кардиналом Пачелли, будущим Папой Пием XII, всегда вызывал и вызывает много споров у исследователей53. По¬ зиция Католической церкви подчас объявлялась и объявляется историка¬ ми профашистской54, однако думается, что в этом следует усомниться. Действительно, Католическая церковь провозгласила клятву верности «немецкому рейху и стране»55, выразила уважение к «конституционно» образованному правительству, клир обещал соблюдать интересы госу¬ дарства. В свою очередь фашисткое государство обязывалось защищать интересы церкви и ее организаций, ее союзов, но только в том случае, если они будут исходить из интересов родины и государства и не будут
80 Часть 7. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) «заниматься политической деятельностью»56, если будут исходить только из «духа христианской веры», будут заниматься воспитанием прихожан в духе верности государству и народу. Однако церковь обещала свою поддержку государству лишь в случае соблюдения им определенных конституционных норм, прежде всего ка¬ сающихся взаимоотношений с церковью. Настойчиво, из статьи в статью, церковь оговаривала свое право на сохранение того конституционного статуса, который сложился во времена Веймарской республики, когда действовал принцип отделения церкви от государства, и который имел место ко времени прихода Гитлера к власти: свободу вероисповедания, свободное отправление религиозных служб, деятельность религиозных институтов, католических союзов и организаций, включая самостоя¬ тельное решение внутрицерковных проблем, лидирующее место церкви в системе образования и воспитания молодого поколения, в том числе содержание собственных конфессиональных школ, дошкольных учреж¬ дений, высших учебных заведений. Думается, что Католическая церковь, да и часть Евангелической церкви, к этому времени вполне осознавали преимущества церковного статуса, полученного в годы Веймарской ре¬ спублики. Особое место в тексте конкордата занимала статья 32 о запрете партийно-политической деятельности для священнослужителей57, что и до сих пор дает повод утверждать, что тем самым был ликвидирован поли¬ тический католицизм58. К этой статье примыкала статья 31, разрешавшая деятельность только тех союзов, которые занимались исключительно ре¬ лигиозными и культурными проблемами59. Разумеется, не обошлось без коллаборационистских настроений (пример тому — сам Папен и прелат Каас) и услужливой готовности сдать больше позиций, чем этого требова¬ ли обстоятельства. Но, в основном, думается, церковь исходила из того, чтобы с помощью компромиссов сохранить церковную организацию60. Государство, по конкордату, обязывалось защищать церковь от посяга¬ тельств на право личности и церковное имущество, церковную собствен¬ ность и помещения61. А церковь оговаривала себе право быть свободной от исполнения таких обязанностей и норм общественной жизни, которые, согласно «каноническому праву, несовместимы с духовным статусом» и с христианской моралью62. В этом смысле Католическая церковь остава¬ лась верной своим мировоззренческим позициям. И, безусловно, правы были австрийские католические епископы, когда в своем Рождествен¬ ском послании 1933 г. заявили: «Конкордат между Германией и Святым Престолом не был ни в коем случае ни признанием, ни одобрением рели¬ гиозных и церковных заблуждений национал-социализма. Уже задолго до
Глава 2. Католическая церковь в 1933 г. Иллюзии и реальность 81 этого немецкие епископы отклоняли и осуждали национал-социализм из религиозных и церковных соображений»63. Разумеется, у нацистов были другие мотивы к заключению конкор¬ дата и другие объяснения. На упомянутом нами заседании кабинета ми¬ нистров 14 июля 1933 г. (в преддверии заключения конкордата) Гитлер рассматривал новую конституцию Евангелической церкви и конкордат как инструменты унификации церквей и ликвидации двух потенциаль¬ ных идеологических противников. Он говорил о том, что Ватикан при¬ знал национал-социализм как партнера по договору и установил «новые добрые отношения с национал-социалистским государством», высказал уверенность в том, что теперь и немецкие епископы «будут обязаны при¬ знать это государство»64. Нацистские власти, о чем свидетельствовала бурная кампания в пар¬ тийной и государственной прессе, оценили конкордат как большой успех партии и государства, перед которым все критические размышления должны отступить. Такая интерпретация договора стойко держалась до момента крушения нацистского режима. Но тогда же, в 1933 г. сложилась и другая оценка конкордата, оценка противоположной стороны. В июле - августе 1933 г. в главном органе Ватикана «Osservatore Romano» появилась серия статей Пачелли, с из¬ ложением позиции папского престола, зафиксированной позднее в зна¬ менитой энциклике 1937 г. «Mit brennender Sorge» («С глубокой озабо¬ ченностью»)65. Представленная католическая концепция легла в основу последующих трудов на эту тему, прежде всего историков католического направления66. Эта точка зрения преобладает в католической историогра¬ фии и сейчас67. Позиция курии сводилась к тому, что не в ее силах было тогда пре¬ дотвратить негативное развитие в Германии, что не было никакой другой альтернативы, другого выбора, кроме как заключить конкордат. Ватикан в создавшихся условиях делал единственно мыслимое и возможное — от¬ стаивал правовые позиции католицизма, чтобы дать Католической церкви в Германии какие-то гарантии. К тому же договор давал курии основу, на которую могли опираться все ее протесты68. Ватикан отмечал также, что не несет ответственности за ликвидацию Католической партии Центра. Разумеется, при принятии решения сказывалась и историческая па¬ мять — боялись нового натиска со стороны государства и склонны были при любых обстоятельствах идти на компромисс. В политике Католиче¬ ской церкви, в ее колебаниях и уступчивости историк Хель видит, в част¬ ности, страх повторения известного «Культуркампфа» Бисмарка против католиков, желание показать свою встроенность в немецкую историю,
82 Часть /. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) впрочем, как и преобладание «иллюзорного оптимизма, а не реальной оценки фактов»69. Священники молчали часто из желания не навредить, в частности, не навредить тем, кто уже подвергался преследованиям. К тому же, осуждая духовные «заблуждения» национал-социализма, тем не менее считали, как справедливо отмечает Зигеле-Веншкевитц, что «могут оставаться ин¬ дифферентными по отношению к национал-социализму как политической силе»70, что, безусловно, было тяжким историческим заблуждением. По¬ добного рода иллюзии способствовали прямой поддержке режима, когда, например, католический Центр во главе с Каасом проголосовал 23 марта 1933 г. за Чрезвычайный закон, обеспечивший абсолютную власть режи¬ му, или когда 28 марта немецкие епископы огласили свою верноподдани¬ ческую декларацию. Кстати, не все деятели партии Центра голосовали за Чрезвычайный закон. Отклонил его бывший канцлер Брюнинг, т.к. понял, что национал- социализм не стоит на почве права — «исчезло доверие к властям»71. Брю¬ нинг, как и многие другие католики, оказался в эмиграции. Католическая эмиграция обосновалась в Скандинавии, в Швейцарии, других странах. В Швейцарии, например, В. Гуриан издавал с 1934 г. журналы «Deutsche Briefe» («Немецкие письма») и «Blatt der katholischen Emigration» («Вест¬ ник католической эмиграции»). Надежды на клерикализацию фашистского режима, питавшие первое время приспособленческую позицию части определенных кругов, оказа¬ лись тщетными. Последние, по существу, экстраполировали собствен¬ ные замыслы по созданию христианского национального государства на совершенно противоположные цели и замыслы нацистских политиков. Однако у части церковников иллюзии в этом отношении, то затухая, то пробуждаясь с новой силой, держались достаточно долго. Подобного рода иллюзии имели место не только у представителей церкви. Для других партий, в том числе и социалистических, была ха¬ рактерна как недооценка поступательной силы и возможностей режи¬ ма, так и переоценка возможностей действия конституционных, право¬ вых норм в совершенно новых условиях нацистского строя. На этом споткнулись и лидеры социал-демократии. Председатель СДПГ О.Вельс в своей известной речи на заседании рейхстага 23 марта 1933 г., высту¬ пая против введения упомянутого антиконституционного закона, предо¬ ставлявшего Гитлеру всю полноту власти, тем не менее, высказал готов¬ ность к пониманию внешнеполитических планов Гитлера в том случае, конечно, если будет дана гарантия соблюдения правовых норм внутри страны72.
Глава 2. Католическая церковь в 1933 г. Иллюзии и реальность 83 Гитлер действовал, шельмуя и обманывая, в рамках формально функ¬ ционирующей демократии, сугубо «конституционно», используя в своих преступных целях формы и структуры демократического буржуазного го¬ сударства. Так были проведены референдумы по поводу предоставления Гитлеру после смерти Гинденбурга в августе 1934 г. полномочий прези¬ дента, по поводу присоединения Саара к рейху в январе 1935 г.73, вынесен на обсуждение рейхстага уже упомянутый чрезвычайный закон, вопрос о выходе Германии из Лиги наций и т. д. При всем при этом, прикрываясь необходимостью защиты от евреев и коммунистов, наведения порядка и дисциплины в государстве, обеспечения национального единства немец¬ кого народа, его суверенитета, широко применяли террор, запрещали права и свободы, использовали посулы, демагогию, доносы — словом, все, что присуще диктаторскому государству. Столь же демагогическими и провокационными были и требования на¬ цистов о недопустимости политической деятельности церкви (как будто поддержку самого нацистского движения, на которой они настаивали, нельзя было трактовать как политическую деятельность), хотя было ясно, что отделить чисто церковные вопросы, прежде всего связанные с борь¬ бой за сохранение христианского мировоззрения и церковной автономии, от таких политических требований, как гарантия демократических прав и свобод, свободы совести, невозможно. Этим пользовались нацисты, шельмуя церковь, упрекая ее в антинациональной, антинародной, анти¬ государственной деятельности. На протяжении всего правления нацистов фактически шла негласная борьба за массы между Католической церковью и режимом. Гитлер по¬ нимал, что выиграть ее можно лишь в том случае, если режим даст немец¬ кому народу нечто такое, на что была неспособна церковь, — предложив свою, сугубо прагматическую философию жизни и общественного устрой¬ ства. Под лозунгом «Германия превыше всего» фюрер сделал ставку на утверждение величия нации, примата всего «немецкого» (духа, культуры, философии), героизации германской истории по образцу языческого ми¬ фотворчества. Но проводилось все это в жизнь методами, которые в корне противоречили цивилизационному содержанию не только немецкой, но и мировой культуры — происходил слом традиционно-гуманистических народных традиций, были нарушены основные принципы универсализма, уважения к человеческой личности и братской любви, на которой зиж¬ дется церковь. Насаждая вульгарный материализм с его идеей национальной исклю¬ чительности, нацисты уверяли, что в отличие от «догматизма» церкви их собственное мировоззрение опирается на подлинно научную диалек¬
84 Часть I. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) тику — живой опыт живых людей, науку и разум. «Живой опыт» обо¬ сновывал и нацистскую «этику» с ее культом физического здоровья и грубой силой, агрессивной нетерпимостью и крайне резким националь¬ ным эгоизмом; основной ее принцип — нравственно все, что служит ин¬ тересам нации. В конечном итоге, суть «позитивного христианства», провозглашен¬ ного нацистами, состояла в том, чтобы под знаменем новой религии — на¬ цистского мировоззрения — направить созидательную энергию в русло осуществления практических, конкретных задач, намеченных нацистами для достижения своих шовинистических, антигуманных, антидемократи¬ ческих целей. При этом нацисты ловко использовали в своих целях не¬ достатки буржуазной демократии. Часто не без основания раздавалась критика в адрес, прежде всего, высшего духовенства, обличались его свя¬ зи с правящими кругами, стяжательство, коррупция и бюрократизм, ото¬ рванность схоластически настроенных церковников от реальной жизни конкретных людей. Играя на таких чертах человеческой психологии, как оптимизм и жажда деятельности, нацисты насаждали философию грубого индиви¬ дуализма. Среди части населения находили отклик следующие выска¬ зывания нацистских лидеров: «судьба человека зависит от него само¬ го»74, а не является милостивейшим подарком какой-то внешней силы, «не мир поможет — народ должен помочь сам себе»75, «собственная сила — источник жизни», Бог помогает только тем, кто «сам работа¬ ет, сам стремится, сам себе хочет помочь»76. Эти лозунги должны были служить демагогическим прикрытием только одному — направить твор¬ ческую энергию человека на осуществление аморальной, человеконена¬ вистнической, антигуманной практики. Нацисты хотели приспособить для своих целей христианство, прежде всего лютеранство с его тезисом об относительной самостоятельности человеческой деятельности, ее со¬ зидательной роли на земле, в соответствующей, ложной, трактовке его основных положений. И все-таки нацистская демагогия, исключительная и странная вера в фюрера (как сейчас бы сказали, чрезвычайно харизматического лидера) порождали на протяжении всего правления нацистов в кругах обеих кон¬ фессий иллюзии относительно возможной клерикализации режима и его приверженности цивилизационным нормам. До конца фашистского прав¬ ления, в надежде на взаимопонимание, высшие иерархи обеих конфессий слали письма, записки, меморандумы в рейхсканцелярию, лично фюреру. Протесты, как правило, оставались без ответа или власти ограничивались ничего не значащими обещаниями.
Глава 2. Католическая церковь в 1933 г. Иллюзии и реальность 85 Так, на протест кардинала Бертрама против увольнения со службы многочисленных гражданских и церковных чиновников (прежде все¬ го — сторонников партии Центра) уже в первые месяцы правления фа¬ шистов Гитлер ответил кардиналу письмом77. Фюрер уверял здесь, что партией движет не «ненависть к ... бывшим врагам» а «любовь к ближне¬ му», «единичные» же акции насилия нацистов вызваны необходимостью справедливого возмездия за их лишения и страдания в годы Веймарской республики; «эксцессы национальной революции порождены грозящей коммунистической опасностью», но он, Гитлер, сделает все возможное, чтобы пресечь их. Затем в этом письме были сформулированы не раз по¬ вторяющиеся нацистами призывы к сотрудничеству с церковью в борьбе с большевизмом и атеизмом, с безнравственностью в литературе и искус¬ стве и т. п. — с целью скорейшего достижения спокойствия и порядка, на основе «любви к немецкому народу» и «восстановления его истинного авторитета». Многие в Германии, поддавшись антикоммунизму, надеялись, что все неприятности временные, что с окончательной ликвидацией коммунизма, как обещал фюрер, будет установлен мир и порядок. По крайней мере, всего остального населения, исключая коммунистов, никакие тюрьмы и концлагеря не коснутся. Как показал ход событий, это было глубокое заблуждение. Очень скоро в тюрьмы и концлагеря стали попадать пред¬ ставители и других политических направлений — социал-демократы, ли¬ бералы, христиане и пр. Обнаружилось, что дипломатия Ватикана также не достигла желае¬ мого, и обусловливалось это, прежде всего, сущностью фашистского режима. Практически сразу же после заключения конкордата начались его нарушения со стороны немецких властей. Велись нескончаемые пере¬ говоры между немецкими властями и Ватиканом, теперь уже по поводу нарушения договора. Антицерковная направленность политики нацист¬ ского правительства стала очевидной уже осенью 1933 г. настолько, что продолжавших питать здесь иллюзии можно заподозрить в, мягко говоря, лояльной позиции по отношению к фашистскому режиму. В декабре 1933 г. в состав Гитлерюгенда были включены протестант¬ ские молодежные союзы78. Неоднократно предпринимались попытки рас¬ пустить молодежные католические союзы. Бертрам 22 ноября 1933 г. на¬ правил Послание немецкому епископату, где с тревогой сообщал о том, что Папен с Деттеном (ответственным в НСДАП за церковную политику) агитируют за включение католических молодежных союзов в Гитлерю- генд, якобы для того, чтобы таким образом обеспечить свободу пропове¬ ди в гитлеровских союзах79. Кардинал подчеркнул, что считает это пре¬
86 Часть I. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) дательством католической молодежи, которая так долго и мужественно держалась, и отказом от конкордата. С католическими союзами удалось справиться позднее, — часть из них была закрыта в течение 1933-35 гг., остальные были распущены лишь в 1938-39 гг. Здесь нацистов настигла крупная неприятность — они постоянно наталкивались «на бурное противодействие», как свиде¬ тельствует гестапо, «Католической церкви»80. Проблема была слишком серьезной — шла борьба, как признавали сами нацисты, между нацизмом и католицизмом за молодежь81, и эта борьба была одним из решающих факторов для дальнейшей судьбы страны. В документах гестапо, в частности, сообщалось, что в католических школах велась деятельность, враждебная национал-социалистскому го¬ сударству (при этом особо отмечалась активность католических орденов, прежде всего Общества Иисуса)82. Школьные учителя и священники стремились удержать молодежь от национал-социализма, от вступления в фашистские организации, воспитывая ее вопреки гитлеровским кано¬ нам, в частности, выступали против героизации германской истории83. Гитлер в одной из речей по радио заявил об особой непокорности Ка¬ толической церкви: «В Римско-католической церкви многочисленные священники... в самой острой борьбе, даже часто совершенно фанати¬ чески...заняли позицию против национального подъема»84. Берген жало¬ вался Ватикану на то, что немецкий католический епископат игнорирует даже директивы Святого Престола, осуждает нацистское движение и за¬ являет, что «будет это делать до тех пор, пока оно проповедует культурно¬ политические воззрения, не согласующиеся с католическим учением85. Епископы по-прежнему запрещали католикам вступать в ряды НСДАП, шли письма протеста католических священников, епископов к нацистско¬ му правительству, состоялся ряд аудиенций католического епископата у Гитлера, других должностных лиц нацисткого правительства, где выра¬ жался протест против нападок на церковь, закрытия католических школ, гонений на католические союзы и организации. Неоднократно заявлял протесты кардинал Бертрам86. В одном из писем президенту Гинденбургу он подчеркнул, что вообще выступает против подобного «хода националь¬ ной революции»87, предполагавшей свертывание демократических прав и попрание принципов социальной справедливости. В ответ на все протесты представители нацистского правительства не¬ изменно заявляли о желании достичь взаимопонимания с церковью, под¬ черкивая всякий раз, что борьба идет только против марксизма, и в этом смысле они ожидают от церкви поддержки нацистского движения и при¬ знания нового государства88. Как оказалось, однако, церкви было чрез¬
Глава 2. Католическая церковь в 1933 г. Иллюзии и реальность 87 вычайно трудно принимать эти условия. И декларации высшего клира о поддержке режима часто повисали в воздухе. В основе несовместимости Католической церкви и режима лежали, прежде всего, непреодолимые мировоззренческие разногласия. § 2. Кардинал М. фон Фаульхабер. Рождественские проповеди Шло постоянное мировоззренческое противоборство между наци¬ стами и Католической церковью. Как отмечалось в докладах гестапо, католическая оппозиция отдавала предпочтение вере перед признака¬ ми нации, расы и крови89. Своего рода сигнал к наступлению на «новое язычество» был дан мюнхенским кардиналом М. фон Фаульхабером90 в Рождественских проповедях 3, 10, 17 и 24 декабря 1933 г., и процесс, по выражению Хеля, «перекинулся через границы Баварии»91. Проповеди Фаульхабера — это целая глава в истории Католической церкви, требу¬ ющая особого рассмотрения. Они, по сути, стали основой дальнейшего мировоззренческого противостояния Католической церкви и национал- социализма, определили все последующее мировоззренческое сопротив¬ ление нацистскому режиму, явились теологической основой других важ¬ ных документов Католической церкви, прежде всего, энциклики 1937 г. «Mit brennender Sorge», по сути подготовленной самим Фаульхабером, важных пасторских посланий в период Второй мировой войны. Специальную проповедь Фаульхабер посвятил религиозным ценно¬ стям Ветхого Завета, нападки на который, как на создание еврейского на¬ рода, якобы несовместимое с немецкой сущностью, начавшиеся еще со времен Ницше и Чемберлена, в современной Германии, как подчеркнул кардинал, «перешли в хор: долой Ветхий Завет»92. Более того, современ¬ ные «революционные» настроения (а Фаульхабер назвал всё происходя¬ щее попыткой религиозной революции с целью потрясения либо ликвида¬ ции основ христианства) отвергают и самого Христа, либо же пытаются сделать из него ария. Фаульхабер подчеркивал, что Христос родился в Вифлееме, а не в Га¬ лилее, где, по утверждениям оппонентов, жили только арийцы, и родом он из колена Давидова. Фаульхабер поднимал тему ответственности и со¬ виновности еврейского народа в распятии Христа, тему, которую позднее развивали другие католические и протестантские теологи, в частности Р. Гуардини и Д. Бонхёффер (см. ниже). Эта тема звучала весьма актуаль¬
88 Часть I. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) но в годы нацистского правления. Фаульхабер подчеркивал, что нужно различать дохристианское и послехристианское еврейство, еврейство до и после смерти Христа. До смерти Христа этот народ был народом Откро¬ вения, через него выражал себя дух Господен, после же того, как евреи отказались от Христа и распяли его на кресте, это право, право называть¬ ся народом Откровения, у еврейского народа было изъято (хотя с годами, как говорится в Библии, и для него придет час милости)93. Фаульхабер вступался за Ветхий Завет как неотъемлемую часть Би¬ блии, принадлежащей всему человечеству. В Ветхом Завете есть прехо¬ дящие ценности, а есть ценности вечные, подчеркивал Фаульхабер94. «Ни у одного другого народа нет такого количества трудов, в которых так ясно и определенно была бы представлена основная правда религиозной жиз¬ ни, как в мозаическом Шестикнижии с его детски прекрасными библей¬ скими историями»95. Христианство не стало через принятие этих книг еврейской религией, отмечал кардинал. «Эти книги не созданы евреями, они созданы Духом Божьим, и поэтому являются Словом Божьим...»96. Ветхий Завет — это не выражение духа еврейского народа, как утверждают некоторые критики (почему же тогда другие семитские народы, спрашивает Фаульхабер, не создали ничего подобного — вавилоняне, ассирийцы, египтяне), а выра¬ жение Духа Господня. Другое дело, что остается тайной милостивейшего выбора самого Господа, почему «Господь выбрал как раз народ Израиля.... как носителя своего Откровения»97. По-своему, как мы увидим, попытал¬ ся дать ответ на этот вопрос Гуардини. Фаульхабер протестовал против стремления властей изъять Ветхий Завет из школы. Кардинал подчеркивал, что Ветхий Завет обладает «бес¬ ценным учебным наследием» и имеет высокую воспитательную ценность98, не говоря уже о красоте библейского языка. Если это выбросить — много¬ го лишится и немецкая культура и немецкий язык99. Мировая культура и христианская религия должны быть особо благодарны Ветхому Завету за сохранение «чистых мыслей Бога», за «единого Бога», который не терпит рядом с собой никаких чужих богов, за «личного Бога», Который непо¬ средственно обращается к человеку, за мысль о спасении100. Фаульхабер подчеркивал неразрывную связь и единство Ветхого и Нового Заветов. В Новом Завете (Евангелии) мысль Господа нашла свое осуществление. Для этого Христос пришел в мир, чтобы мы через Него узнали Отца, как единственного и истинного Бога101. Бог в Новом Заве¬ те — тот же Бог, что и в Ветхом. В Евангелии мысль о едином Боге при¬ вела к учению о Святой Троице. В Евангелии указан путь к Богу — «ни¬ кто не придет к Отцу, кроме как через Сына»102. Констатация этого была
Глава 2. Католическая церковь в 1933 е. Иллюзии и реальность 89 чрезвычайно важна в период, когда Божественной волей и помыслами наделялись чуждые христианскому Богу силы и личности. Позднее эту идею развивали оппозиционные режиму теологи разных христианских конфессий. Христос, подчеркивал Фаульхабер, отклоняет отношения крови, — отношения крови недостаточны в Царстве Божьем, он требует отношений веры, требует слушать и слышать Слово Божье. «Моя мать и мои братья это те, кто слышат Слово Божье и следуют ему»103, «тот, кто связан через крещение и живую веру с Христом, будет мне и матерью, и братом»104. Вопрос, таким образом, резюмировал Фаульхабер, не стоит так: был ли Христос евреем или родился арийцем, — а звучит следующим образом — воссоединились ли мы через веру и крещение во Христе?105. Более тяжки¬ ми грехами являются грехи против веры, а не против крови106. Вторая проповедь Фаульхабера была посвящена духовным ценностям Ветхого Завета. Многое в Ветхом Завете, говорил Фаульхабер, имеет вре¬ менный характер, как, например, длинные военные истории, родословные с многочисленными именами и даже отдельные проповеди пророков107. Многое же — непреходящего значения. Дух Божий (правда и чистота, свет ветхозаветного нравственного учения) исходит от десяти запове¬ дей108. В них, в их коротких и глубоких формулах, — воля Бога, Откро¬ вение Господне109. Чтить одного Бога, не поминать Его имени всуе, чтить отца и мать, не убивать, не воровать, не лгать, не лжесвидетельствовать, не нарушать супружеской верности... Это — вечные ценности духовного мирового порядка, подчеркивал Фаульхабер, вечные основы для любого народного сообщества, вечные ориентиры для всех государственных за¬ конов и правовых отношений, вечные пробные камни для каждого чело¬ века, каждой духовной семейной жизни110. И такая проповедь кардинала звучала как обличение существующего нацистского порядка, насаждав¬ шего безнравственность и грубую силу. Фаульхабер защищал библейский «закон правды». Он подчеркивал, и это звучало весьма актуально в конкретный исторический период, что жизненная действительность далеко отстала от нравственных запове¬ дей — «глубокие тени лежат вокруг правды», повсюду много лжи. Рядом с верой много неверия, рядом с высокими нравственными ценностями много низкого111. Нужно самому быть правдивым, чтобы защищать прав¬ ду. Нельзя колебаться между правдой и неправдой112. Это были весьма смелые рассуждения, особенно на фоне компромисс¬ ных попыток договориться с нацистскими властями, рассуждения, кото¬ рые ставили проблему соответствия церковной политики основным миро¬ воззренческим постулатам христианства. Проблема эта вечная и сложная
90 Часть /. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) для христианских церквей как общественных институтов, и вряд ли она разрешена и по сей день. Фаульхабер напоминал в своих проповедях о необходимости почитать родителей, женщину, мать. Сегодня заповедь о том, чтобы чтили отца и мать своих, отклоняется, подчеркивал священник. Более того, против все¬ го нравственного учения Ветхого Завета выдвигается обвинение якобы в «торгашеской морали»113. Такие слова часто звучали в тот период, осо¬ бенно из уст пронацистски настроенных представителей обеих конфес¬ сий, которые ратовали за освобождение от всего «ненемецкого», в особен¬ ности, от Ветхого Завета «с его еврейской торгашеской моралью»114. Да, подчеркивал Фаульхабер, люди заботились об урожае, о пище, о вине, но неправда, когда говорят, что они предъявляли Богу торгашеский, купече¬ ский счет. Напротив, наблюдался высокий уровень нравственности, ког¬ да из чистой любви к Богу и добру, без надежд на оплату или перемену к лучшему, люди шли дорогой добродетели и равняли свой жизненный путь на нравственные идеалы. На такую высоту поднимались только святые люди, любящие Бога из-за его сущности, а не из-за того, что Он облагоде¬ тельствует их чем-то материальным115. Фаульхабер соглашался с тем, что тень лежит на отдельных рассказах и сюжетах Библии. Однако он отмечал, что недуховное там не называет¬ ся духовным116. Напротив, за недуховные деяния непременно следовало наказание Господне — Священное Писание создано для духовно зрелых людей. Возражая язычникам, кардинал подчеркивал, что Христос про¬ тивопоставил песням мести Ветхого завета новую заповедь — «возлюби врага своего». Это не отменяет энергию, активность и самоутверждение, что так близко германскому духу, но в Царстве Христа, помимо этого, есть еще и сила сострадания, помимо «действенной» добродетели — так называемые «пассивные» добродетели терпения и всепрощающей любви, «которые больше имеют в себе духовной силы и величия, чем добродете¬ ли деятельной активности»117. Люди должны освободиться от теней Ветхого Завета, а не от него са¬ мого, замечал Фаульхабер. Выступая против агрессивного национализма всех мастей, кардинал подчеркивал: «Долой Хама, долой фарисейство, которое так мало говорит о светлых сторонах Ветхого Завета и так много о его... тенях, фарисейство, которое в собственном народе находит толь¬ ко свет, а в других расах ничего, кроме тени. Долой проклятия и месть Ветхого Завета! Ненависть — не христианская добродетель, и неважно, против кого она направлена... Долой ложь!»118. Злободневно звучали слова Фаульхабера о правах человека, данных Бо¬ гом, о чести, свободе и ответственности, личной ответственности человека,
Глава 2. Католическая церковь в 1933 г. Иллюзии и реальность 91 об опасности «диктатуры улицы и массы»119. В связи с этим священник на¬ поминал слова Библии о том, что не следует бежать за толпой и следовать мнению большинства120, — тема, которую позднее развил в своих трудах Бонхёффер. Фаульхабер советовал различать право на личную свободу от злоупотребления свободой, когда та становится «покрывалом для зла». Выступая против государственного диктата, Фаульхабер подчерки¬ вал, что отдельная личность не может быть лишена всякой ценности, лишена прав и собственности. Человек, разумеется, должен подчиняться государственному порядку, но при этом «не должен опускаться до ничего не значащего нуля и до бесправного раба»121. С явным намеком на проис¬ ходящее в Германии, Фаульхабер напоминал, что в истории, как свиде¬ тельствует Библия, были абсолютистские государства (например, Египет или Ассирия), где отдельный человек исчезал без следа122. Отметая претензии государственных деятелей рейха, и, прежде всего, Гитлера, на роль вершителей судеб, «богочеловеков», Фаульхабер под¬ черкивал, что только Христос, в котором сплетено Божественное с чело¬ веческим, является «единственным сверхчеловеком всемирной истории» и спасителем для всего мира123. Кроме того, Христос, подчеркивал свя¬ щенник, является связующим звеном между Ветхим и Новым Заветом, мостом между иудаизмом и христианством. Он — единственный путь, который ведет к Богу-отцу. Он — правда, единственная правда, которая защищает от заблуждений. Он — жизнь...124 В своих проповедях Фаульхабер особо останавливался на социальных ценностях Ветхого Завета. Фаульхабер подчеркивал тесную связь между заповедью «возлюби ближнего своего» и правами бедных, одиноких, на¬ емных работников и т. д.: тема, которую с конца XIX столетия успешно разрабатывала в своих социальных энцикликах Католическая церковь и которую продолжали развивать немецкие католики в период фашизма и в эмиграции, и в подполье. При этом кардинал особо подчеркивал библей¬ ское право на частную собственность, которая, по его мнению, является опорой социального порядка, выступал против современных коммуни¬ стов, которые объявляли частную собственность воровством и ограбле¬ нием народа. «Сегодня эти голоса, по счастью, замолчали», — с удовлет¬ ворением подчеркивал Фаульхабер125. Следуя социальным энцикликам («Rerum novarum» и «Quadragesimo anno») и учитывая печальные последствия социально-экономического кризиса веймарского времени, приведшего к установлению фашизма, Фаульхабер говорил о социальной значимости и духовном достоинстве труда, о справедливой оплате, вообще справедливости как основе соци¬ ального порядка. «Справедливость в общественной, правовой области —
92 Часть I. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) сильнейшая защита социального порядка»126, «работодатели и наемные рабочие должны быть равны», а богатые должны заниматься не самообо¬ гащением, а находиться на службе у народа127. Слова, актуальные во все времена. Основы социальной справедливости, по мнению Фаульхабера, были за¬ ложены в Библии. Он напоминал, что пророки, кои являлись строителя¬ ми социального порядка, в свои проповедях (а произносили они их прямо в лицо царям и священникам) говорили о неисполнении законов Божьих, выступали против духовного упадка, особенно в больших городах, против сладострастия, жажды наслаждений, против жадности, страсти к наживе, против ростовщичества, против эксплуатации «экономически слабых». Особенно пророки возмущались, напоминал кардинал, когда люди отказы¬ вались от справедливости, когда бедного обвиняли виновным из-за его бед¬ ности, а могущественных и богатых преступников, которые откупались от судей подарками, оправдывали, когда проливалась кровь невинных128. И в социальном, и в национальном плане это звучало весьма злобод¬ невно, опровергая, к тому же, мнимую «социальную» сущность нацист¬ ского режима. Известно, что нацистский режим, пришедший к власти на волне демагогических социальных лозунгов, очень скоро обнаружил себя покровителем крупных промышленников и земельных олигархов, удачно использующих государственный «порядок» для личного сверх¬ обогащения, что особенно проявилось во время захватнической войны, развязанной режимом. В этом смысле проповеди Фаульхабера даже не¬ сколько опережали события во времени. Многое из того, что тогда гово¬ рил Фаульхабер, остается актуальным для нашего времени и для разных стран, в том числе и нашей страны. Речь шла о соответствии сущности и поступков людей, содержания их жизни и деятельности основным нрав¬ ственным принципам христианства. Если этого соответствия не было и нет, тогда не может быть и речи о вере в истинное христианство — тогда все остается на уровне суеверий и идолопоклонства. Фаульхабер подчеркивал, обращаясь к прихожанам: «Ваши жертвы ничего не значат для Господа», если «вы не ищете справедливости, от¬ казываете тому, кого притесняют»129. Имея в виду характерные процес¬ сы в Веймарской республике, происходившие на фоне бурного развития капитализма (резкое обогащение одних и обнищание других), кардинал отмечал, что пророки выступали против крупных землевладельцев, раз¬ рушающе воздействовавших на экономику, использовавших бедственное положение мелких собственников, скупавших их хозяйства и т. д.130 Это со временем привело к ужасному расслоению общества, где на одной сто¬ роне — «невыносимый капитализм», а на другой — «невыносимое массо¬
Глава 2. Католическая церковь в 1933 г. Иллюзии и реальность 93 вое обнищание»131. Фаульхабер выступал, далее, против долгового раб¬ ства и ростовщичества. Приводил пример, когда после Первой мировой войны продавались наследственные земли и дома стариков, чьи сыновья погибли на фронте, пожертвовав жизнью за родину, продавались за неу¬ плату долгов именно тем, кто нажился на войне. Последняя рождественская проповедь Фаульхабера, прочитанная 24 декабря 1933 г., называлась «Христианство и германство». Фаульхабер обращал внимание на попытки националистических кругов, помимо обеих христианских конфессий, воздвигнуть новую, нордическо-германскую религию. «Враждебные христианству силы пы¬ тались в новом году вызвать в свет староязыческое германство»132. Су¬ ществует даже предложение переименовать календарные дни в честь старогерманских богов, ввести календарь «немецкого труда», христиан¬ ские имена заменить на старогерманские и т. д. Фаульхабер призывал не допустить «падения в германское язычество», сохранить христианскую веру и христианскую нравственность, веру своих отцов133. Далее кардинал провел небольшой экскурс в историю, говорил об осо¬ бенностях германского язычества, становления и укрепления на немец¬ кой земле христианства, особо останавливаясь на раннегерманских ко¬ ролях, на Карле Великом, «подвергающимся в настоящее время нападкам за ликвидацию немецкого язычества». Фаульхабер отметил, напротив, объединительную миссию Карла Великого, который только с помощью христианства смог сплотить разные народности в единый германский на¬ род. Возврат немецкого народа в германское язычество означал бы его распад, со всей убежденностью подчеркивал Фаульхабер134. Немецкий народ или будет христианским, или его не будет вовсе135. Кардинал подчеркивал, что у древних германцев были как положитель¬ ные качества (культ предков, верность, в частности, верность в браке, по¬ читание женщин, гостеприимство), так и отрицательные (кровная месть, суеверия и человеческие жертвы, домашнее рабство, лень, пьянство). Неправильно, отмечал кардинал, только хвалить германцев, а к христи¬ анству предъявлять сплошные претензии. Именно через христианство, подчеркивал Фаульхабер, германцы стали культурным народом в полном смысле этого слова136. Пробудились твор¬ ческие силы немцев — монахи учили земледелию и ремеслу, искусству литургической службы, произошел расцвет немецкой литературы, извест¬ ны прекрасные немецкие песни и духовные стихи раннего средневековья. Фаульхабер подчеркивал необходимость усвоения, особенно для молоде¬ жи, не только истории древних германцев, что, разумеется, важно, но и истории раннего христианства, истории расцвета духовной жизни137.
94 Часть /. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) Фаульхабер был убежден, что отечеству вообще лучше послужит Евангелие, а не военизированные старые германцы138. Никогда нельзя за¬ бывать, что «мы спасены не немецкой кровью — мы спасены бесценной кровью нашего распятого Христа»139. Теперешняя националистическая легенда о Христе как героическом воине (распространенная у «Немецких христиан»), восходит к периоду перехода германцев от язычества к хри¬ стианству, когда монахи убеждали их в необходимости принятия новой религии. Но суть и величие христианства состоят как раз в духовном геро¬ изме — для духовного героизма нужно больше мужества, чем для кровной мести. И героизм Христа состоит в том, что он через немыслимые страда¬ ния сумел победить тьму и преодолеть смерть, и как раз через воскресение Христа завоевана величайшая победа в мировой истории, духовная побе¬ да140. Личность Христа, как мы видим, получила особое звучание в пропо¬ ведях Фаульхабера — тема, которую успешно развивали и блестящие про¬ тестантские теологи, люди высокой нравственности и чистоты, такие как Барт и Бонхёффер. Выступая против национализма и расизма, Фаульхабер подчеркивал, что Царство Божие не делит народы на избранных и неизбранных — оно для всех, кто его призывает141. И церковь не должна отказываться от свое¬ го наднационального характера, не должна отождествлять себя с каким- то единственным народом. Фаульхабер отметил, что он ничего не имеет против исследования рас, как и против стремления по-возможности сохранить отличительные особенности народа и «через доказательство кровной общности углубить смысл народного сообщества». Христианину не возброняется при опре¬ деленных обстоятельствах выступать за свою расу и ее права. Но здесь нужны совершенно конкретные условия — любовь к собственной расе никогда не должна оборачиваться ненавистью против других народов, за¬ бота о расе не должна обращаться против христианства142. Можно быть, таким образом, без внутреннего раскола, настоящим немцем и настоящим верующим христианином. Поэтому, подчеркивал Фаульхабер, «у нас нет оснований поворачиваться к христианству спиной и основывать нордиче¬ скую германскую религию»143. Христос различает между тем, кто из «плоти и крови», и тем, кто от небесного Отца, — подчеркивал кардинал144. Мы — христиане не потому, что произошли от христианских родителей. Мы — христиане, т.к. мы через крещение во Христе родились снова. И мы едины перед Богом: «нет никакой разницы между евреями и эллинами», есть один и тот же Бог для всех145. Таким образом, христианское мировоззрение, христианская догма¬ тика говорили сами за себя, являясь существенным фактором противо¬
Глава 2. Католическая церковь в 1933 г. Иллюзии и реальность 95 стояния фашизму, — в этом и заслуга столь мощно прозвучавших пропо¬ ведей Фаульхабера, основанных на серьезном и правдивом исследовании проблемы. Эти проповеди актуальны и по сей день, так как подняли се¬ рьезнейшие проблемы ответственности христианских церквей за все, происходящее в мире, подчеркнули социальную направленность Библии, являющуюся ее высшим нравственным проявлением, поставили церковь перед проблемой собственной идентичности, по сути повернув ее к ранне¬ му христианству, к серьезному исследованию ее основ и истоков — Сло¬ ва Божьего. К сожалению, в своих практических шагах Фаульхаберу еще не раз приходилось идти на компромисс, но его проповеди 1933 года до конца фашистского режима являлись мировоззренческим и нравственным ори¬ ентиром для всех честных католиков, да и всех честных христиан в Гер¬ мании. 1 Akten deutscher Bischöfe. Bd. 1. S. 787-789. 2 Ibid. S. 801-806. 3 Ibid. S. 806-824. 4 Ibid. Dok. 2 а. Cm.: Härten H. Verfolgung; Widerstand und Zeugnis. 5 Roon G.v. Widerstand im Dritten Reich. S. 104. 6 О католических союзах и организациях см.: РГВА. Ф. 500. Оп.2. Ед.хр.72; Ф. 501. Оп. 3. Ед. хр. 62. Л. 35-52; Ф. 68-682, 687, 1135, 1139; Ф. 1295. Оп. 1. Ед. хр. 2-4, 10, 24-25, 29-31, 35-36а. 7 РГВА. Ф. 1702. Оп. 1. Ед. хр. 29. Л. 1 -32. 8 Siegele — Wenschkewitz L. Op. cit, S. 20. Американский посол в Германии Додд в своих дневниках высказывает удивление по поводу того, как мало не¬ мецкие ученые, образованные немцы понимают свою историю, — одобряют деятельность Гитлера, считают его выдающимся государственным деятелем. См. Дневник посла Додда. 1933-1938. Указ. соч. С. 382-383. 9 Проэктор ДМ. Указ.соч. С. 75. 10 Dokumente. Bd. 1. Dok. 1 / 33. S. 1. 11 Ibid. Dok. 3 / 33. S. 5-6. 12 Ibid. Dok. 5/33. S. 8-10. 13 Ibid. S. 9. 14 Ibid. Dok. 7/33. S. 14. 15 Siegele — Wenschkewitz L. Op. cit. S. 147. 16 Проэктор ДМ. Указ.соч. C. 73-74. См. Димитров Г. Лейпцигский процесс. Речи, письма и документы. М., 1984; Dimitroff G. Tagebücher 1933-1943. Kommentare und Materialien zu den Tagebüchern 1933-1943. Hrsg. B.H. Bayer¬ lein, W. Hedeler. Bd. 1-2. Berlin, 2000. 17 Несмотря на террор, 4,8 млн избирателей отдали свои голоса за коммуни¬ стов, 7,1 млн проголосовали за социал-демократов, гитлеровская партия по¬
96 Часть I. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) лучила 17,2 млн голосов. См.: Грюнберг К. Биография фюрера. СС — черная гвардия Гитлера. Пер. с польск. М., 1995. С. 235. 18 Гизевиус Г.Б. Указ.соч. 2002. С. 32. 19 Meier K. Op. cit. Bd. l.S. 77. 20 Проэктор ДМ. Указ.соч. С. 75. 21 Dokumente. Bd. 1. Dok. 8/33. S.19-20. 22 Christlicher Widerstand gegen den Faschismus. S.9. 23 Siegele — Wenschkewitz L. Op. cit., S. 13. См.: Энциклопедия Третьего рейха. C. 336. 24 Hehl U. v. Das Kirchenvolk im Dritten Reich. S. 100; Akten deutscher Bischöfe. Bd. I. Dok. 14 a. S. 30-32. 25 Meier K. Op. cit. S. 548. Anm. 293. 26 Roon G.v. Op.cit S. 104. Рон считает, что во многом позицию немецкого като¬ лического епископата определило то обстоятельство, что всё большее число католиков под влиянием пропаганды захотело вступить в нацистскую партию. 27 См. подробнее Токарева Е.С. Указ. соч. 28 Ackermann K. Der Widerstand der Monatsschrift «Hochland» gegen den Nationalsozialismus. 29 Adrianyi G. Widerstand der katholischen Kirche. S. 60. 30 Ерин M.E. Указ.соч. C. 14-17. 31 Roon G.v. Op. cit. S. 106. 32 Ibidem. 33 Ibidem. 34 Ферроне В. Церковь, тоталитаризм и права человека / / Религия и политика в XX веке. Материалы второго Коллоквиума российских и итальянских исто¬ риков. Москва. 11 — 12 апреля 2005 (далее — Религия и политика в XX веке). М., 2005. С. 174. 35 Бровко Л.Н. Германская социал-демократия.в годы фашистской диктатуры: 1933-1945. М., 1988. С. 47. 36 Hehl U.v. Op. c\L S. 100. 37 Ibidem. 38 Lewy G. Op. cit. S. 380. 39 Akten deutscher Bischöfe. Bd.I. S. 403. Anm 1; Dokumente.Bd. I. S. 138. 40 Akten deutscher Bischöfe. Bd. 1. S. 461. Anm 1; Siegele — Wenschkewitz L. Op.cit. S. 153. 41 Ibid. S. 153-154. 42 Папен попал во временную опалу в связи с событиями 30 июня 1934 г., когда был подавлен так называемый «путч» главы штурмовых отрядов (СА) Рёма, и когда Гитлер расправился со своими конкурентами и противниками. 43 РГВА. Ф. 308. Оп. 19. Д. 518. Л.55. 44 Dokumente. Bd. 1. Dok. 8/ 33, S. 14-20. 45 Ibid. S. 18. 46 Ibid. S. 19. 47 Roon G. v. Op.cit. S. 106.
48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 Глава 2. Католическая церковь в 1933 г. Иллюзии и реальность 97 Ibid. S. 107. Lewy G. Op. cit. S. 124. Dokumente. Bd. 1. Dok. 8/ 33. S. 20. Völkischer Beobachter. 6.Juli 1933. Berichte. Mai/ Juni 1934. S.24. Так, Шольдер считает, что католическая иерархия отрезала себе путь приня¬ тием конкордата, основная линия которого стала официальным курсом Като¬ лической церкви — «конкордат связывал государство, но сильнее связывал церковь» (Scholder K. Politischer Widerstand. Op. cit. S. 255). Исследователь подчеркивает, что Гитлер заключил соглашение, чтобы сложилась видимость христианского государства, для Ватикана же самым важным являлась воз¬ можность «построить плотину против коммунизма» (Scholder K. Die Kirchen und das Dritte Reich. Op. cit. Bd. 1. S. 184, 207-209). По мнению Рона, цена конкордата, заключенного в 1933 г. с гитлеровским режимом, была слишком высока. Не нацисты, а церковь оказалась связанной конкордатом: высшая иерархия не только «признала немецкое правительство», — она сделалась «соответственной за то, что делает это правительство» (Roon G.v. Widerstand im Dritten Reich. S. 108). К.Грюнберг считает, что конкордат принес выгоду лишь нацистам. Голоса же протеста со стороны представителей обеих кон¬ фессий против бесправия и злоупотребления властей квалифицировались нацистами как недопустимое вмешательство в сферу политики (см.: Грюн¬ берг К. Указ.соч. С.59). Так, Ерин утверждает, что «в результате заключения конкордата Ватикан одобрил действия фашистских главарей», было объявлено об общности целей церкви и имперского правительства. Подписание конкордата явилось серьез¬ ным успехом гитлеровской дипломатии. «Антикоммунизм и антисоветизм толкнули в то время Католическую церковь и Ватикан навстречу Гитлеру, из-под власти которого церковь так и не смогла вырваться» (см.: Ерин М.Е. Указ соч. С. 72-73). Dokumente. Bd. 1. Anhang 2. № 16. S. 194. Dokumente. Bd. 1. Anhang 2. №. 21. S. 195. № 31. S. 197. Ibid. №32. S. 198. Siegele — Wenschkewitz L. Op. cit. S. 113. Dokumente. Bd. 1. Anhang 2. № 31. S. 197. Хюртен считает, что смысл конкордата состоял именно в том, чтобы вычле¬ нить церковь из тотальной унификации, что хотя тактика католиков в конеч¬ ном счете себя не оправдала, конкордат «представлял собой не только попытку обеспечить существование церкви в новом рейхе: сохранение конкордатных обязательств препятствовало рейху стать тоталитарным государством (весь¬ ма спорное мнение — Л. Б.), унификация получила свои границы» (Hurten Н. Op. cit. S.24, 27). Такой же точки зрения придерживается Фольк, подчерки¬ вая при этом сложности и колебания католической стороны при заключении конкордата (Volk L. Das Reichskonkordat vom 20. Juli 1933...), а также Репген (Repgen K. Zur vatikanischen Strategie beim Reichskonkordat / / VfZ. 1983.
98 Часть /. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) N. 31. S. 506-535) и Хель (Hehl U.v. Katholische Kirche und Nationalsozialis¬ mus im Erzbistum Köln). 61 Dokumente. Bd. 1. Anhang 2; № 5. S. 191; № 17. S.194. 62 Ibid. №6. S. 191. 63 Berichte. № 1. S. 4. 64 Siegele — Wenschkewitz L. Op. cit. S. 111. 65 Существуют разные переводы названия энциклики — «Со жгучей тревогой», «С величайшей озабоченностью» и т. д. 66 Volk L. Das Reichskonkordat vom 20. Juli 1933. Op. cit. 67 Хель, как и многие католические историки, как, например, Фольк и Хюртен, считает, что конкордат был не капитуляцией, а правовым базисом для сохра¬ нения церкви (Hehl U.v. Katholische Kirche und Nationalsozialismus im Erzbi¬ stum Köln. S. 77-81). 68 Cm.: Volk L. Op.cit. S.25; Repgen K. Zur vatikanischen Strategie beim Reichskonkordat. S. 506-535. 69 Hehl U.v. Das Kirchenvolk im Dritten Reich. S. 100. 70 Siegele-Wenschkewitz L. Op. cit. S. 120. 71 Matthias E., Morsey R. Das Ende der Parteien 1933. Düsseldorf, 1960. S. 353-367. 72 См.: Бровко JI.H. Германская социал-демократия в годы фашистской дикта¬ туры. С. 52-53. 73 Плебисцит в Сааре 13 января 1935 г., которым от имени Лиги Наций управля¬ ла Франция, значительно укрепил авторитет Гитлера: за возвращение в лоно Германии проголосовало 90,8 % населения Саарской области. См.: Патру¬ шев А. Германская история. М., 2003. С. 189. 74 Baumgärtner R. Op. cit. S.78. 75 Völkischer Beobachter, 6.III. 1933, Morgenausgabe. 76 Berichte. № 1, S.54. 77 Бровко JI.H. Конформизм и конфронтация. C. 80-81. 78 Dokumente. Bd. 1. Dok. 23/33. 79 Akten deutscher Bischöfe. Bd. 1. S. 462. 80 Berichte. Mai/ Juni 1934. S. 20. 81 Ibid. S.23. 82 Общество Иисуса (Орден иезуитов) — католический монашеский орден, созданный в Париже в 1534 г. испанцем Игнатием Лойолой. Утвержден Па¬ пой Павлом III в 1540 г. Один из самых могущественных орденов в католи¬ ческой церкви, славящийся своей иерархией и жесткой дисциплиной, бес¬ прекословным подчинением орденскому начальству и повиновением Папе. Выведен из-под епископской юрисдикции. Структура ордена иерархиче¬ ская, состоит из 4 ступеней. Во главе ордена стоит Генерал, избираемый Ге¬ неральной конгрегацией — съездом Ордена. Орден делится на ассистенции (охватывающие различные регионы мира), которые управляются Ассистен¬ тами, составляющими Генеральный совет ордена. Ассистенции делятся на провинции и вице-провинции (в миссионерских странах), которыми руко-
83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 Глава 2. Католическая церковь в 1933 г. Иллюзии и реальность 99 водят Провинциалы, назначаемые Генералом ордена. В состав провинции входят орденские дома, называемые коллегиями, или резиденциями орде¬ на, многочисленные духовные семинарии и другие учебные заведения. По сути, Орден иезуитов превратился в монополиста в области просвещения и воспитания в католических странах. Berichte. № 1. S. 6. Buchheim H. Op. cit. S. 20. Dokumente. Bd.l. Dok. 8/ 33. Ibid. Dok. 6/ 33, 2/ 33, 20/ 22; Akten deutscher Bischöfe. Bd. 1. Dok. 4, 49; Bd. 2. Dok. 198, 203. Dokumente. Bd.l. Dok. 20/ 33. S. 50. Ibid. Dok. 20/ 33. S. 48-49. Berichte. № 1. S. 3. Кардинал Фаульхабер, мюнхенский архиепископ, — блестящий дипломат, будучи монархистом, лояльно (особенно после избрания в 1925 г. на пост рейхспрезидента консерватора Гинденбурга) относился к Веймарской ре¬ спублике, несмотря на первоначальное ее неприятие. В качестве мюнхен¬ ского архиепископа являлся председателем еще одного католического органа в Германии — Фрайзингской епископской конференции, руководившей южно¬ немецкими церквами. Фрайзингская конференция, так же как и Баварское го¬ сударство, и после 1918 г. имела определенную степень самостоятельности. К лету 1933 г. немецкому католическому епископату удалось договориться о едином органе управления — Фульдской конференции епископов. См.: Бров¬ ко JJ.H. Кардинал Фаульхабер и «третий рейх» / / ННИ. 2008. № 5. Hehl U.v. Op. cit. S. 101; Akten deutscher Bischöfe. Bd. 2. Dok. 230, 231/1. Более точное название немецкого слова «Adventspredigten» — «Предрож¬ дественские проповеди». Однако, учитывая громоздкость такого звучания, автор книги предпочел более привычный перевод — «Рождественские пропо¬ веди», тем более, что сути дела это не меняет. Kardinal Faulhaber. Adventspredigten. S. 7. Ibid. S. 10. Ibid. S. 11. Ibid. S. 12. Ibid. S. 19. Ibid. S. 14. Ibid. S. 21. Ibidem. Ibid. S. 14. Ibid. S. 16. Ibid. S.17. Ibid. S. 23. Ibidem. Ibid. S. 24. Ibidem.
100 Часть I. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) 107 ІЬісі. Б. 29. 108 Ісіісі. Б. 33. 109 ІЬісі. Б. 31. 110 ІЬісі. Б. 32. 111 ІЬісі. Б. 41. 112 Ісіісі. Б. 34. 113 ІЬісі. Б. 41. 114 ІЬісІет. 115 ІЬісі. Б. 41-42. 116 ІЬісі. Б. 44. 117 ІЬісі. Б. 47. 118 ІЬісі. Э. 49. 119 ІЬісі. Б. 62. 120 ІЬісІет. 121 ІЬісі. Б. 63. 122 ІЬісі. Б. 62. 123 ІЬісі. Б. 85. 124 ІЬісі. Б. 92. 125 ІЬісі. Б. 60. 126 ІЬісі. Б. 66. 127 ІЬісі. Б. 37. 128 ІЬісі. Б. 67. 129 ІЬісІет. 130 ІЬісі. Б. 69. 131 ІЬісІет. 132 ІЬісі. Б. 121-122. 133 ІЬісі. Б. 123. 134 ІЬісІет. 135 ІЬісі. Б. 103. 136 ІЬісі. Б. 115. 137 ІЬісі. Б. 121. 138 ІЬісІет. 139 ІЬісі. Б. 118 140 ІЬісі. Б. 115. 141 ІЬісі. Б. 102. 142 ІЬісі. Б. 116. 143 ІЬісі. Б. 118. 144 ІЬісі. Б. 117 145 ІЬісі. Б. 118.
Глава 3. Немецкий протестантизм и проблема единой национальной церкви (1933 г.) § 1. Религиозное движение «Немецкие христиане». Теологические истоки Гораздо сложнее было положение в протестантской церкви. В целом (и теологически, и духовно) Немецкий евангелический церковный союз был готов влиться в новый исторический поток. Еще в конце Веймарской республики, как мы отмечали, возникла специфическая протестантская теология, славившая национал-социализм. Многие пасторы, такие, как, на¬ пример, Ф. Винеке из Зольдина (позднее один из руководителей «Немецких христиан»), ратовали за синтез национал-социализма и христианства, ука¬ зывали на их родство, представляли национал-социализм как политическую форму христианской веры. В НСДАП вступили многие евангелические пас¬ торы, в том числе будущие лидеры «Немецких христиан» — Й. Хоссенфель- дер, Ю. Лойтхойзер, 3. Лёффлер и др. Берлинский священник Хоссенфель- дер вообще стал церковным советником руководства НСДАП. Лёффлер и Лойтхойзер в феврале 1930 основали в Тюрингии местную группу НСДАП. Тюрингским земельным епископом стал пастор из «Немецких христиан» — М. Зассе. Такие процессы происходили повсеместно. Нацисты выступали против каких-либо контактов с веймарским го¬ сударством, выступали против церковного договора 1931 г., который протестантская церковь заключила с Пруссией. Председатель национал- социалистской фракции в прусском ландтаге В.Кубе особенно возражал против этого, утверждая, что нельзя верить безбожной коалиции Центра и СДПГ, формировавшей структуры управления в Пруссии. Нацисты от¬ клоняли равноправные отношения между государством и церковью, что было зафиксировано в упомянутом договоре, делали акцент исключи¬ тельно на государственные интересы и необходимость абсолютного под¬ чинения церкви государству. Договор был, однако, заключен, что явилось свидетельством весьма разноречивой картины в протестантских кругах, где, помимо тех, кто высказывался за национал-социализм, были и такие, кто колебался или выступал против него. С этим Евангелическая церковь пришла к 1933 году. В основном евангелические круги с ликованием восприняли установ¬ ление фашистской диктатуры. Все — и епископы, и миряне, и евангели¬
102 Часть I. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) ческие союзы — провозглашали готовность к сотрудничеству с Третьим рейхом. Вряд ли, подчеркивал К. Майер, была тогда какая-то земельная церковь, которая бы не выразила (в форме кафедральных посланий или в ином виде) свою благодарность за национальный подъем и обновление, за существенный поворот в жизни немецкого народа1. Об этом говорили представители церкви, в частности, Дибелиус в проповеди в церкви св. Николая в Потстдаме 21 марта, в день открытия нового рейхстага. Прав¬ да, Дибелиус говорил также о том, что государственная служба должна быть свободна от произвола и что, если восстановлен порядок, то должны торжествовать справедливость и любовь2. Верил в справедливость нового порядка Г. Каплер, стоявший во главе Немецкого евангелического цер¬ ковного союза, возглавлявший его Церковный комитет (он же одновре¬ менно являлся главой Высшего церковного совета Евангелической церк¬ ви Старопрусского союза). Сам Гинденбург призвал тогда весь немецкий народ к обретению на¬ ционального самосознания и духовному обновлению3. Читали молитвы в честь фюрера, народа и рейха, — день рождения фюрера 20 апреля стал поистине праздником ликования в евангелических церквах. Все говори¬ ли о том, что события 1933 г. — подарок и чудо Божье, что национал- социалистский подъем — это встреча с Господом, что Бог послал немцам фюрера, который спас немецкий народ от ужасов большевизма, остановил грязный поток бездуховности, безбожия, непатриотизма и т. д. и т. п. Всеобщим представлением народа в 1933 г. (при этом существенный вклад внесла нацистская пропаганда), подчеркивает Нойман, было то, что Гитлер — великий спаситель христианской культуры от безбожного боль¬ шевизма, что призошел великий поворот в истории немецкого народа4. Так говорил, в частности, церковный президент Ольденбурга Д. Тилеман, так говорил земельный епископ Саксонии Л. Имельс5. Имельс подчерки¬ вал, что немецкий народ охватили невиданные до сих пор патриотические чувства, что протестантская церковь, как истинно народная церковь, вы¬ ражает свою радость по поводу невиданного подъема, посланного Богом немецкому народу. Многие ликовали по поводу заверений властей строить государство на христианской основе и, в силу этого, обещали безусловную поддержку властям6. После мартовских выборов 1933 г. в рейхстаг произошло откры¬ тое признание нацистского государства со стороны большинства еванге¬ лических кругов. В декларациях церковного руководства того времени, в частности, в Заявлении Немецкого евангелического церковного союза 28 марта, в Обращении к Пасхе Высшего церковного совета Евангели¬ ческой церкви Старопрусского союза говорилось о великом повороте,
Глава 3. Немецкий протестантизм и проблема единой церкви 103 о великом обновлении, которое Бог даровал немецкому народу, о том, что церковь готова сотрудничать с новым правительством на национальной основе, на основе духовного обновления7. Многие евангелические союзы высказывали надежды на синтез хри¬ стианства и национал-социализма. А союзов было множество — благотво¬ рительных, по профессиям и возрастам. Среди молодежных союзов выде¬ лялись: «Reichsverband der Evangelischen Jungmännerbünde Deutschlands (Jungmännerwerk)» — Союз молодых мужчин, «Evangelische Verband für die weibliche Jugend Deutschlands (Jungmädchenwerk)» — Союз молодых де¬ вушек. Оба союза в июле 1933 г. объединились в «Союз евангелической мо¬ лодежи Германии (Evangelische Jugendwerk Deutschlands — Jugendwerk)» во главе с руководителем Союза молодых мужчин Э. Штанге8. Молодые евангелисты возлагали свои надежды на возрождение Германии, на фюре¬ ра и национал-социалистское движение. Сам Штанге был членом НСДАП. Характерно в этой связи воззвание «Евангелического союза», одного из самых больших протестантских союзов, от 22 февраля 1933 г. по по¬ воду предстоявших выборов в рейхстаг. В нем говорилось о том, что но¬ вое правительство хочет, веруя в Бога, и опираясь на национальные силы собственного народа, построить на обломках «бездуховной» Ноябрьской революции новую, свободную и единую Германию, что должно начаться обновление снизу, направленное против правивших доселе партий Цен¬ тра, социал-демократов и коммунистов (Коммунистическая партия Гер¬ мании — КПГ)9. В воззвании подчеркивалось, что речь идет даже не об от¬ дельных партиях, а о «коренном политическом и духовном повороте»10. Ведущий орган немецкого лютеранства газета «Allgemeine Evangelisch- Lutherische Kirchenzeitung» («Всеобщая евангелическо-лютеранская церковная газета») высказывалась за принятие исключительного закона 23 марта, подчеркивая опасность единства действий между коммуниста¬ ми и социал-демократами, единственной силы, которая (по признанию большинства демократических сил после войны) могла тогда остановить фашизм11. Газета высказывалась за подчинение церкви государству и пол¬ ную ее унификацию. Немецкому протестантизму всегда была свойственна правоконсерва¬ тивная, националистическая тенденция. Он, в лице своих теологов и свя¬ щеннослужителей, как правило, забыв о положительных моментах своего существования в Веймарский период, выступал против демократической республики и против всего, что было связано с Ноябрьской революцией 1918 г. Поэтому «политическое сознание немецкого протестантизма чув¬ ствовало себя комфортно в области тех целей, которые ставил перед со¬ бой национал-социализм»12.
104 Часть I. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) Хотя, незаметно для себя, именно при Веймарской республике, про¬ возгласившей отделение церкви от государства, протестантская церковь в Германии научилась жить вполне свободно и самостоятельно, — имен¬ но такой самостоятельности ей стало не хватать при нацистском режи¬ ме. В упомянутом обращении Высшего церковного совета оговаривалось, в частности, что церковь, при всей поддержке режима, нуждается в пол¬ ной свободе и гарантиях своей деятельности. Идея о полной самостоя¬ тельности церкви на всем протяжении фашистского правления причуд¬ ливо сочеталась у большинства евангелистов с идеей создания единой имперской Рейхскирхе (с единым, централизованным руководством и рейхсепископом во главе). Впрочем, всем было ясно, что режим не отка¬ жется от своих намерений унифицировать протестантскую церковь. Уже в марте 1933 г. Каплер обсуждал с руководителями евангеличе¬ ских земельных церквей проблему реформирования Немецкого еванге¬ лического церковного союза (основанного на федеративных принципах и самостоятельности местных церквей) и преобразования его в единую Имперскую церковь с рейхсепископом во главе. Однако мысль о единой Рейхскирхе (особенно на национальных основах) вызывала определен¬ ную озабоченность, несмотря на патриотические восторги. В частности, такой позиции всегда придерживался сам Каплер. 3 марта 1933 г. в Заявлении Церковного комитета, который он возглавлял, гово¬ рилось, что Евангелическая церковь «независимо от смены политическо¬ го курса, проповедует слово Божье и проповедует его не отдельным на¬ родным группам, а всему народу»13. Дибелиус, в мартовском (1933 года) послании к пасторам, выражая радость по поводу происшедшего поворота в стране, тем не менее, подчеркивал, что Евангелие противоречит любой человеческой идеологии (национал-социалистской или социалистиче¬ ской, либеральной или консервативной), и что нужно строить государ¬ ство, только следуя Евангелию, такое государство, чтобы «жить в свободе и соблюдать традиции»14. Проблема единой Имперской церкви исторически, как мы отмечали, стояла перед Германией, однако, на эту проблему смотрели по-разному. Если Каплер, Дибелиус и другие считали, что единая церковь, при всем признании нового государства, должна быть абсолютно самостоятельной и опираться на Евангелие и веру отцов, то пронацистские силы желали полностью подчинить церковь своему влиянию, унифицировать ее, преоб¬ разовать ее на началах, противоположных христианским. В попытках создать единую национальную церковь на принципах на¬ цистской идеологии Гитлер делал ставку на уже упомянутое нами «Рели¬ гиозное движение “Немецкие христиане”» — профашистское церковное
Глава 3. Немецкий протестантизм и проблема единой церкви 105 движение, основанное нацистами на базе лютеранской ветви протестант¬ ской церкви. «Немецкие христиане» претенциозно называли себя «штур¬ мовыми отрядами Христа» и работали по распространению в христиан¬ ских кругах новой нацистской теологии15. Движение поддерживало идею гитлеровского правительства о созда¬ нии единой немецкой церкви и попыталось переделать христианство по националистическому образцу, по существу — подменить его национал- социалистской идеологией. Кроме того, «Немецкие христиане» — это собирательное название различных церковных, евангелических групп 20-40-х годов XX столетия, которые имели намерение соединить христи¬ анство с националистическими и расистскими принципами. Часто «Немецких христиан» смешивают с «Дойчглойбиген» («Deutsch¬ gläubigen») — «Немецковерующими», хотя последние отрицали христи¬ анство вообще, насаждая культ особой немецкой веры, якобы имеющей корни в язычестве. Ближе к «Немецковерующим» был, разумеется, Ро¬ зенберг. «Дойчглойбиген» — также собирательное название разных ор¬ ганизаций, самой значительной из которых было «Немецкое религиозное движение». По существу же все эти группы и течения были весьма сход¬ ны, всех их роднило отрицание (скрытое или явное) христианства, что бы ни говорили по этому поводу «Немецкие христиане». Не случайно наблю¬ дались процессы их взаимного слияния или перетекания кадров из одной организации в другую. Известно, что, желая достичь абсолютного господства своей идеоло¬ гии, своего образа мыслей среди немецкого населения, нацисты создава¬ ли бесчисленные национал-социалистские союзы учителей, врачей, юри¬ стов и т. д. Подобным же образом, вероятно, было создано и «Религиозное движение «Немецкие христиане». С другой стороны, используя Немец¬ кую Евангелическую церковь, хотели добиться популярности в народе. Поэтому не случайно некоторые историки считают появление «Немецких христиан» проектом НСДАП, хотя корни националистических, расист¬ ских, антисемитских настроений в немецком протестантизме, как уже было сказано, имелись задолго до прихода фашистов к власти16. Под руководством Кубе 10-11 февраля 1932 г. на совещании нацио¬ нал-социалистских священников в Берлине первоначально объединились «Немецкие христиане»17. Предполагают, что название посоветовал сам Гитлер, зная, что так называли себя тюрингские пронацистские церков¬ ники во главе с Лойтхойзером и Лёффлером («Tühringer Kirchenbewegung «Deutsche Christen»— «Тюрингское церковное движение «Немецкие хри¬ стиане»), также, подобно другим «фёлькише», присоединившиеся к ново¬ му союзу.
106 Часть I. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) Во главе движения с мая 1932 г. встал упомянутый нами Хоссенфель- дер18. Идеи «национальной революции» проникли в церковь. Уникаль¬ ность явления «Немецких христиан» состояла не в том, что вновь был под¬ нят вопрос о создании единой немецкой рейхскирхе, а в том, что создать эту церковь хотели на основе принципов крови и расы, что, в сущности, являлось отрицанием христианства. Протестантская церковь в Германии, таким образом, оказалась в глубоком кризисе. Стремления утвердить исключительную, божественную избранность своего народа, его миссионерскую роль, освободить Священное Писание от семитских наслоений, привнесенных якобы апостолом Павлом, на¬ блюдались, как мы выяснили, и в более ранней истории Германии. Это имело место у Фихте, Вагнера, Ницше, Чемберлена19. Розенберг развивал эти идеи, в частности, и в последующих своих опусах («Мировоззрение и религия» в 1939 г. и др.), насаждая приоритет крови и расы20. Проте¬ стантские теологи из рядов «фёлькише» с их «политической» теологией откровенно провозглашали служение государству и народу на национа¬ листических и антисемитских принципах, высказывали откровенный вос¬ торг по поводу прихода Гитлера к власти. Все они видели в немецком на¬ роде творение Бога, который обнаружил себя в 1933 году, вызвав якобы духовное пробуждение в народных сердцах. Большое влияние на развитие новых теологических построений, впро¬ чем, как и на всю духовную атмосферу в Третьем рейхе, наряду с работами Розенберга (официально назначенного Гитлером в январе 1934 г. уполно¬ моченным по мировоззренческому воспитанию в НСДАП), оказывали и вышедшие в это время книги лейпцигского философа Э.Бергмана — «Не¬ мецкая национальная церковь» и «25 тезисов». Неслучайно произведения этих двух авторов были запрещены Католической церковью. Бергман выступал за национальную немецкую религию, нордическую религию, свободную от догм христианства. Христианскую теологию он обвинял в антигерманстве, в обесценении всего немецкого, нордического в пользу Библии и Бога Израиля. Вера в Откровение личного Бога, считал Бергман, является суеверием21. Немецкая религия — это религия чувств, а они — в природе и действительном мире, в крови и почве, народе и ро¬ дине, нации и отечестве. Здесь все области переживания. Здесь чувства людей становятся Божественными. Очевидно, что в то историческое время все это звучало по-новому, и «притязания гордой, неразорванной немецкой религии имели свою при¬ тягательную силу»22. Тем более что мало кто из простых немцев понимал различия между христианством и национал-социализмом, что свидетель¬ ствовало о плохом усвоении населением христианских принципов, —
Глава 3. Немецкий протестантизм и проблема единой церкви 107 чаще всё находилось, впрочем, как это наблюдается и в настоящее время практически у всех народов, на уровне почитания внешней, обрядовой стороны церковности. Эта, по существу языческая, идеология стала основой деятельности «Немецких христиан» в период фашистской диктатуры. Кроме того, «Не¬ мецкие христиане» считали себя продолжателями дела Лютера по созда¬ нию единой национальной церкви, дела Реформации. Они считали себя движением обновления немецкого народа, единственными, кто был в со¬ стоянии решить религиозный вопрос в Германии и представлять идею, которая, по их мнению, только одна имеет будущее. В своей пропаганде и теоретических изысканиях «Немецкие христиа¬ не» часто ссылались на Мартина Лютера, в угоду политической коньюн- ктуре абсолютизируя как раз те стороны его учения, которые (как отме¬ чал один из ярых протестантских критиков национал-социализма, теолог и профессор Боннского университета, Карл Барт) принадлежали ушедшей исторической эпохе23. Реформация с ее идеями независимой от диктата Рима национальной церкви, освобожденного от схоластики человеческого духа и самостоятельного, личностно-ответственного пути человека на зем¬ ле, была явлением безусловно прогрессивным. Из учения Лютера о двух царствах — Божьем и Земном (где при приоритете Божественного под¬ черкивается и относительная самостоятельность Земного, при приоритете Евангелия — самостоятельность Закона) вытекает и утверждение о само¬ стоятельной роли государства как продукта созидательной деятельности человека. Отсюда и апелляция не только к слову Божьему, но и к живому человеческому духу, к такому жизненному опыту личности, который, по словам Лютера, «возвращает неверующих к вере», — иначе говоря, к тем же высоким принципам христианской морали. Нацисты же, извратив суть лютеровских тезисов, попытались при¬ способить их к собственной «этике» и оправданию своей преступной политики. Прежде всего из лютеровской концепции было исключено трансцендентное Божественное начало, которому Лютер всегда отда¬ вал предпочтение, подчеркивая, что христианская вера с ее этическими принципами — решающий критерий для правильной оценки человече¬ ской деятельности, что вера сама по себе есть уже и действие, поступок. Лютеровская формула «Бог — человек» была заменена на формулу «че¬ ловек — Бог», «вождь — Бог». Лютер, в отличие от идеологов религиозных нацистских течений, рас¬ ширивших земной порядок до таких пределов, что он поглотил все Бо¬ жественное, всегда подчеркивал приоритет Бога, Христа перед Земным царством.
108 Часть I. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) В своей книге «О светской власти, в какой мере мы обязаны ей повино¬ ваться» Лютер, пытаясь разрешить «дилемму между Нагорной пропове¬ дью и жесткой жизненной реальностью, в которой христианин должен... существовать», вводил понятие двух Божественных порядков» — двух сфер, двух царств. Оба они установлены Богом: «Один порядок делает человека благочестивым. Другой создает внешний мир и препятствует злым делам...» Однако Лютер подчеркивал, что «ни того, ни другого в от¬ дельности недостаточно, ибо без духовного порядка Христова никто не может посредством действия мирского управления стать благочестивым перед Богом...»24. Светские власти не могут, по Лютеру, распространять свою власть на свободу совести. Рассматривая мирскую власть как необходимую опору, в частности, и в распространении Евангелия, Лютер тем не менее предо¬ стерегал ее от всяческой тирании: «Люди больше не будут, не могут, не хотят терпеть вашу тиранию и произвол... Мир уже не тот, каким он был некогда... Поэтому откажитесь от ваших злодеяний и вашего насилия и подумайте о том, чтобы действовать справедливо, не препятствовать сло¬ ву Божию идти своим путем... Если же вы будете слишком часто обна¬ жать меч, то берегитесь, чтобы не пришел тот, кто заставит вложить его в ножны не во имя Божие»25. Весьма актуальное, несмотря на временную дистанцию, предупреждение фашистам. Известно, что в конце жизни Лютер, измученный поисками истины, стал консервативнее — «евангельскую теологию теснила теология вла¬ сти». Но хотя у него и возникли трудности в понимании соотношения веры и власти, приоритет оставался за центральными принципами — «только Христос, только милость, только вера»26. Перед своей кончиной Лютер изменился в своем отношении к евреям, осуждал их за то, что «они закостенелы и преисполнены злой воли по отно¬ шению к христианской вере, следовательно, принадлежат к царству сатаны». Однако, как справедливо подчеркивает Г.Брендлер, «антииудаизм сочинений Лютера основан (в отличие от его более ограниченного светского двойни¬ ка — антисемитизма) не на узком национализме, а на изощренной менталь¬ ности священника...Антииудаизм Лютера был лишь частным случаем более широкого явления. Корни его — в общей истории средневековья»27. Лютер не считал, что какой-то народ может быть объявлен мессиан¬ ским, тем более на основании «мифа крови», как полагали «немецкие «по¬ зитивные» христиане». Антииудаизм Лютера можно объяснить тем, что его раздражала мессианская предопределенность еврейского народа, ко¬ торой он хотел противопоставить индивидуальную свободу воли, свободу выбора.
Глава 3. Немецкий протестантизм и проблема единой церкви 109 Искаженное и дерационализированное лютеровское понимание Бо¬ жественной природы человека, его созидательной роли на земле было ис¬ пользовано «Немецкими христианами» для формирования культа вождя, мифологизации как его судьбы, так и всей германской истории. Чтобы выбросить из «нового христианства» новозаветную этику, нацисты вос¬ пользовались тезисом Лютера о необходимости разделения Евангелия и Закона. Конечно, при этом начисто игнорировалось пояснение Лютера относительно того, что такое разделение необходимо именно для чистоты самого Евангелия. Согласно же нацистской официозной «исторической теологии», Бог являет себя не только в Христе и через Священное Пи¬ сание, но и через собственно историю народа. Таким образом, утверж¬ далось божественное предназначение немецкого народа на земле, его избранность. Многочисленные «теологические» добавления подобного рода были призваны санкционировать расизм и национализм. Столь же спекулятивно использовался подход Лютера к пониманию Слова Божьего, Библии как внутреннего дела совести и мироощущения каждого конкретного человека — для деабсолютизации, игнорирования общечеловеческих нравственных норм, содержащихся в библейских за¬ поведях. «Немецкие христиане» настаивали на отказе от Ветхого Завета с его «ложной моралью сострадания», с «семитскими атрибутами» и на подновлении Нового Завета в духе германского язычества. Особенно импонировал нацистским и немецкохристианским идео¬ логам поздний Лютер с его трактовкой государства как кары Господней за человеческие грехи: под влиянием Крестьянской войны в Германии (1525), желая оправдать противодействие анархической силе народного бунта, Лютер сформулировал свой тезис о том, что в царстве Земном госу¬ дарство, устанавливая чрезвычайный порядок, правит не по Евангелию, а по собственным законам, по «закону меча». Нацисты использовали этот тезис для оправдания своих антиконституционных акций. Барт безуслов¬ но был прав, критикуя эти взгляды Лютера как отступничество от обще¬ человеческой морали и Божественного приоритета в пользу сословно¬ групповых интересов. Основные мысли «Немецких христиан» были сформулированы в ряде документов, в том числе программе («Директивах»), разработанной Хос- сенфельдером и Ф. Винеке в мае 1932 г., и прочитанной 6 июня на расши¬ ренном заседании представителей движения в Берлине. На этой основе в начале мая 1933г. появилось еще одно программное заявление, так на¬ зываемые «10 основных принципов». Главная идея документов состояла в унификации церкви и государ¬ ства, создании единой Немецко-христианской национальной церкви,
110 Часть I. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) осуществлении синтеза христианства и национал-социализма. Повторяя мысли теологов из «фёлькише», «Немецкие христиане» заявляли, что но¬ вая христианская община должна быть основана на вере Адольфа Гитлера, который призван Богом для спасения немецкого народа, является послан¬ ником Бога на земле. Подчеркивали, вторя национал-социалистской про¬ грамме 1920 г., что новое христианство должно быть «позитивным христи¬ анством», христианством действия, «живой народной церковью», которая, прежде всего, будет показывать «дела» Бога в национал-социалистской революции28. Реформация будет завершена только тогда, подчеркивалось в Директи¬ вах, когда окончательно будет изъято все неарийское из вероисповедания, богослужения и церковной практики. Евангелие должно быть освобождено от еврейства, а Иисус должен стать героической фигурой из германской ми¬ фологии, арийцем и фюрером. «Немецкие христиане» призывали к борьбе с безбожным марксизмом, к осуществлению нацистского принципа расовой гигиены в церкви, подчеркивая, что этот принцип является Божественным законом, неизменной частью человеческой натуры, что христианская вера не разрушает расу, а, напротив, содержит в себе расовые принципы. В свя¬ зи с этим выступали против расового нивелирования, против браков с евре¬ ями и т. д., призывали дистанцироваться от христианских заповедей мира и любви, подчеркивая, что всякое сострадание приводит к мягкотелости, к тому, что народ становится слабым. И в программе, и в последующих документах «Немецкие христиане» высказывались за единую, национальную, имперскую церковь, церковь немецких христиан, то есть христиан арийской расы. Церковь должна признавать все ценности национал-социалистского государства, быть основана на принципах фюрерства, возглавляться рейхсепископом из «Немецких христиан» (в выборах участвуют только христиане арийской расы, из церкви должны быть исключены все неарийцы). Церковь должна быть основана на лютеранстве с включением реформатских элементов. Жизненным кредо многих представителей «Немецких христиан», в том числе и таких лидеров, как Хоссенфельдер, была борьба. Неслучай¬ но единственный труд Хоссенфельдера, вышедший в Берлине в 1933 году в серии «Schriftenreihe der «Deutschen Christen», так и назывался (почти по Гитлеру) — «Unser Kampf» («Наша борьба»). Хоссенфельдер утверж¬ дал, что борьба является законом Бога, «которым Он отметил наше время. Символ общей борьбы за общее дело — свастика. На фоне этой борьбы теологические различия неважны. Они не играют никакой роли и принад¬ лежат старому, буржуазному, академическому миру, который борцы за Третий рейх оставили давно позади себя»29. Главный орган «Немецких
Глава 3. Немецкий протестантизм и проблема единой церкви 111 Христиан» «Evangelium im Dritten Reich» («Евангелие в Третьем рейхе») также по существу являлся боевым листком. Фактически «Немецкие христиане» были партийными функционера¬ ми: представляли позиции НСДАП в церкви. Да и все их мероприятия напоминали нацистские сборища — форма СА (штурмовых отрядов), партийные значки, нацистское приветствие, нацистские марши и песни. Так проходили церковные собрания, местные синоды, так проходил Ге¬ неральный синод Евангелической церкви Старопрусского союза в начале сентября 1933 г., в народе прозванный коричневым, так проходил Нацио¬ нальный синод в Виттенберге в том же сентябре 1933 г. В церковь вносилась несвойственная ей атмосфера ненависти, нетер¬ пимости и вражды. На церковных митингах часто выступали курирующие Евангелическую церковь нацисты. Особенно деятелен был Кубе, который стремился к максимальному подчинению церкви нацистам, проталкивая на руководящие места представителей «Немецких христиан», осущест¬ вляя в многочисленных выступлениях и статьях массированные нападки на оппозиционные церковные круги. В таком же духе было выдержано его выступление на первой конфе¬ ренции «Немецких христиан», проходившей 3-6 апреля 1933 г. в Берлине (все заседания транслировались по радио). Кубе подчеркивал необходи¬ мость продолжения революции Лютера, как он её понимал, т.е. унифика¬ ции церкви и государства, создания единой имперской церкви и преобра¬ зования церкви в национал-социалистском духе30. Это коренным образом противоречило публичным высказываниям Гитлера, в частности, его офи¬ циальному заявлению от 23 марта в рейхстаге о правах и свободах церк¬ ви, о том, что правительство будет опираться в своей деятельности на обе христианские конфессии. Кубе нападал на тех священников, в частности, Дибелиуса, которые, несмотря на склонность к компромиссам и сотрудничеству с режимом, все же выступали за независимость церкви, подчеркивали несовместимость Евангелия с теологией, подобной национал-социалистской31. Кубе назвал мартовское послание Дибелиуса к священникам «неслыханным нападе¬ нием... на наше движение»32. Наконец, он от имени партии заверял, что «Немецкие христиане» могут рассчитывать на его фракцию как на защит¬ ников и борцов за немецкую революцию, что фракция всеми силами будет стремиться к такой же перестройке в церкви, как и в государстве. Вся конференция, на которой присутствовали ведущие нацисты (ми¬ нистр внутренних дел В.Фрик и Геринг), прошла под лозунгами устране¬ ния традиционных форм религиозной идеологии и насаждения расизма, исключения из церкви всех расово чуждых элементов. Были высказаны
112 Часть /. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) претензии на продолжение Реформации, начатой Лютером, на «право ве¬ рующих на революцию». Понималось это продолжение однозначно — как объединение протестантской церкви под флагом «Имперской церкви» и принципов фюрерства (принципы, которые, как уже отмечалось, в целом не отвергались всей Евангелической церковью), нацистской идеологии и псевдохристианства. Говорили о встрече Христа и народа, церкви и наро¬ да. Берлинский адвокат Ф. Вернер (позднее — глава консистории Немец¬ кой Евангелической церкви) говорил о том, что национал-социалистское движение пришло надолго, если сумеет прорасти корнями в немецком христианстве, как завещал Лютер33. На конференции раздавались призывы занять все церковные посты «Немецкими христианами». Лозунг Хоссенфельдера «Да будет народ!» (кощунственно вторящий словам Творца в книге Бытия) дал сигнал к на¬ ступлению «Немецких христиан» на церковь, ее основные институты и каноны. § 2. Конституционные проблемы. Движение молодых реформаторов Конференция «Немецких христиан» дала новый толчок идее единой церкви. Реформирования хотели все, но по-разному. Президент Генераль¬ ного синода Старопрусского союза церквей и председатель сената этой церкви Ф. Винклер 21 апреля 1933 г., подчеркивая свой патриотизм и отвергая упреки нацистов в его недостатке, в то же время отмечал, что желает реформирования церквей и их объединения при сохранении исто¬ рически существующих конфессий34. В целом такова была общепринятая в традиционных церковных кругах точка зрения. Высказывалось мнение, как это сделал лютеранин и суперинтендант В. Цёльнер, что необходимо создать две имперских церкви — лютеранскую и реформатскую35. Однако нацистские власти, сам фюрер, «Немецкие христиане» хотели включения протестантской церкви в государственную систему. Опираясь на высказанную высшими евангелическими кругами поддержку нацист¬ ского государства, обусловленную традиционным отношением церкви к государству как власти, данной Богом, нацистское правительство пере¬ шло к действиям по унификации церкви. 22 апреля 1933 года произошла первая проба сил. Первый крупный скандал разгорелся, когда в земле Мекленбург-Шверин министром- президентом В.Гранцовым «с целью унификации церковного правления
Глава 3. Немецкий протестантизм и проблема единой церкви 113 с режимом в государстве и рейхе» был учрежден пост государственного комиссара по делам Евангелической церкви, на который был назначен на¬ цист В. Бом из Гамбурга, ротмистр балтийского ландвера36. Посыпались протесты со стороны епископата обеих конфессий — ка¬ толической и протестантской — к Гинденбургу и в рейхсканцелярию. Гитлер был вынужден лично принять двух католических кардиналов — Бертрама и Фаульхабера, а также главу Немецкого евангелического церковного союза Каплера37. Церковные иерархи поняли, что речь шла, как выразился Берген, о «тщательно оберегаемой конституционной само¬ стоятельности»38 и независимости церкви. Поэтому натиск церквей был неожидан и силен. Нацисты вынуждены были отступить, и уже 27 апреля Бом был смещен с поста государственного комиссара. Однако их отступ¬ ление было временным. Власти традиционно лавировали. Не отказываясь от силовых акций, они одновременно пытались договориться и организовать процесс унифи¬ кации с помощью компромиссов. С этой целью они содействовали созда¬ нию 25 апреля 1933 г. в Евангелической церкви конституционного коми¬ тета, или «Коллегии трех», под руководством Каплера. С середины мая 1933 г. комитет работал в Локкуме (близ Ганновера) и поэтому получил название Локкумского комитета. В его состав, помимо Каплера, вошел ганноверский епископ А. Мараренс от лютеран, а также реформатский пастор из Эльберфельда Г. Гессе. Комитет высказался за необходимость принятия новой церковной конституции с целью воздвижения единой не¬ мецкой Евангелической церкви. В своем заявлении от 25 апреля комитет высказывал также благодарность мощному национальному движению, которое «захватило и подняло наш немецкий народ»39. С начала мая с коллегией стал работать Людвиг Мюллер, глава «Не¬ мецких христиан» Восточной Пруссии, пастор Кёнигсбергского военного округа, назначенный фюрером в день учреждения конституционного ко¬ митета (25 апреля) своим доверенным лицом и уполномоченным по делам Евангелической церкви с явной целью контроля за ее деятельностью и за деятельностью конституционного комитета40. Перед Мюллером стави¬ лась «особая задача — всеми силами способствовать созданию Евангели¬ ческой немецкой Рейхскирхе в Германии»41 с рейхсепископом во главе и принятию ее новой конституции. Обе стороны стремились к компромиссу (а надо сказать, что сам Мюл¬ лер, по крайней мере, до определенного времени, представлял умеренное крыло в движении «Немецких христиан»), и скоро была достигнута перво¬ начальная договоренность, что новая церковь сможет послужить немец¬ кому народу и Германии, только если сохранит историческую общность
114 Часть I. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) и исторически сложившиеся конфессии. Эти принципы были отражены в Локкумском манифесте конституционного комитета 20 мая 1933 г. Всем хотелось единой протестантской церкви с рейхсепископом во главе, только «Коллегия трех» мыслила это на основе христианско¬ го мировоззрения и независимости от государства (не отказываясь при этом от его поддержки), а «Немецкие христиане» — на основе включе¬ ния Евангелической церкви в систему государства на основе национал- социалистских принципов. «Немецкие христиане» продолжали оказывать давление на Евангели¬ ческую церковь. 16 апреля в письме к Высшему церковному совету Старо¬ прусского союза Хоссенфельдер потребовал допуска «Немецких христи¬ ан» на все заседания консистории, сената, Высшего и провинциальных церковных советов42. В начале мая 1933 г., когда Мюллер подключился к работе каплеров- ского комитета, Хоссенфельдером были разработаны и представлены коми¬ тету уже упомянутые «10 церковных принципов», 10 программных тезисов, опирающихся на прежнюю программу 1932 г., где отчетливо проявились притязания на руководство новой единой Рейхскирхе. Было высказано намерение строить церковь, которая будет опираться исключительно на немецко-христианскую теологию. «Мы не хотим государственной церкви, не хотим и церкви, которая будет являться государством в государстве, а хотим Евангелической Имперской церкви, которая признает величие национал-социалистского государства из веры, и провозгласит Евангелие в Третьем рейхе»43. Параграф 3 программы требовал, чтобы Имперская Евангелическая церковь «была церковью немецких христиан», то есть «христиан арийской расы», — она не может быть «ни сборищем реакции, ни парламентской говорильней»44. Считая себя истинными лютеранами и продолжателями дела Лютера, «Немецкие христиане» требовали Импер¬ ской церкви лютеранского вероисповедания при включении реформат¬ ских общин, учреждения должности лютеранского имперского епископа (читай: из «Немецких христиан»). Такое заявление вызвало тревогу в евангелической общественности. Это был повод для возникновения 9 мая группы «Движение молодых ре¬ форматоров» (далее «Молодые реформаторы», «Младореформаторы»), состоявшей из сторонников различных конфессиональных направлений, в основном пасторов и теологов. В группу входили представители извест¬ ных еще с 20-х годов евангелических сообществ — так называемых Бер- нойхенского движения и Зидоверского братства священников, выступав¬ ших за чистоту христианской веры и настроенных категорически против «Немецких христиан». В движение «Молодых реформаторов» вошли уче¬
Глава 3. Немецкий протестантизм и проблема единой церкви 115 ные и теологи Кюннет, Х-Д. Вендланд, В. Штелин, X. Шрайнер, Гогартен, К.-Б. Риттер, пасторы Ханс Лилье, Г. Якоби, М. Нимёллер, А.-Ф. фон Ра- бенау, О. Риттмюллер, Г. Шульц, Э. Эльвайн и др. С середины мая 1933 г. во главе движения встали Кюннет, Лилье и М. Нимёллер. Особое место при выработке программных положений движения сы¬ грал уже известный нам теолог Кюннет, руководитель Апологетического центра в Берлине-Шпандау, занимавшегося обучением мирян религии, член правления благотворительной «Внутренней миссии», приват-доцент в университете Берлина. В своей книге «Революция в церкви?», вышед¬ шей в 1933 году, Кюннет подчеркивал необходимость сохранения незави¬ симости церкви, прежде всего в вопросах вероисповедания, в проповедях Слова Господня. Церковь должна опираться исключительно на Евангелие, открыто проповедовать народу правду Божью, должна обладать собствен¬ ным авторитетом и достоинством, должна быть совестью государства. Кюннет справедливо подчеркивал, что слово церкви должно соответство¬ вать ее практическим действиям. Никакое влияние и богатство не поможет церкви, а лишь приведет к потере авторитета среди прихожан, если она усту¬ пит политическому давлению, в данном случае, со стороны «Немецких хри¬ стиан», и фактически откажется от провозглашения Евангелия. Но вне внимания Кюннета оставалась объективная оценка нацистско¬ го государства. Как и многие в то время, он приветствовал начало «новой эпохи немецкой истории», видел в нацистском движении послание Бога к немецкому народу. Кюннет считал, что национал-социалистское движе¬ ние выросло из «немецкого горя», было выражением национального само¬ сознания, — в нем отразилась воля народа к свободе, единству и новому порядку. Демократия, подчеркивал Кюннет, представляет собой противо¬ положность новому, «органически народному порядку», стремящемуся к единству нации и духа, общности нации и духа. На место индивидуально¬ демократического приходит «органическое народное мышление», писал Кюннет весной 1933 г. в одной из статей в основанном им журнале «Wort und Tat» («Слово и дело»)45. Надо учитывать то обстоятельство, что в первоначальный период правления Гитлера некоторые черты национал-социализма, его идеоло¬ гии, его лозунгов (на фоне уставшего от разобщающей и, как казалось, разрушительной силы индивидуализма и либерализма народного созна¬ ния), виделись позитивными, дающими шанс на выход немецкого народа и государства из глубокого кризиса. Кюннет, наряду с теологом Г. Кеншерпером, стал известен благодаря своим трудам, направленным против мифа крови Розенберга. Правда, Кен- шерпер отделял национал-социализм от расизма Розенберга, утверждая,
116 Часть /. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) что труды Розенберга не могут быть основой национал-социализма46. Кюн- нет был гораздо более резок в критике национал-социализма, не отделял его от теорий Розенберга. Он писал, в частности: «И народ, и раса, и го¬ сударство, общественная жизнь, культура, природа, космос определяются воздействием Святого Духа» — любой другой авторитет, величина, власть, инстанция не могут быть причислены к святости»47. Все эти мысли как, впрочем и слабости Кюннета, вполне отразились в программных разработках младореформаторов. В их Заявлении к общественности «Aufruf zur Sammlung» («Призыв к единству») от 9 мая 1933 г. говорилось о лютеранском ренессансе, о «но¬ вой Евангелической церкви немецкой нации», о том, что обновление церк¬ ви возможно только на основе Евангелия, на основе Слова Божьего48. На основе Евангелия предполагалось объединение всех евангелических сил, выступавших против единоличных притязаний «Немецких христиан», против идеологии «Немецких христиан». Высказывались за самостоятельность церкви по отношению к государ¬ ственным институтам. Церковь должна отбросить все учения, которые противоречат Евангелию, как ложные, и вести борьбу за свое обновление на библейской основе. Подчеркивалась необходимость сохранения основ¬ ных вероисповедных принципов Евангелической церкви, исключительное значение вероисповедания, веры, то есть, отмечался ее не политический, как этого хотели «Немецкие христиане», а исключительно духовный ха¬ рактер. По сути, был поставлен вопрос об идентичности церкви, ее сущ¬ ности. Но все оказалось гораздо сложнее и противоречивее. Лютеране, которых было большинство в движении, приветствовали новое немецкое государство, говорили ему «радостное «да»», руковод¬ ствуясь лютеранской концепцией, допускали поддержку деятельности нового государства даже в арийском вопросе. Очевидно, из этого ис¬ ходили, практически не среагировав на объявленный властями 1 апреля 1933 г. бойкот еврейских учреждений, на то, что на основании «Закона о восстановлении профессионального статуса чиновничества» от 7 апре¬ ля власти стали увольнять с государственной службы лиц еврейской на¬ циональности. Но одновременно лютеране требовали недопущения такого рода по¬ литических действий в самой церкви, выступали против исключения неа- рийцев из церкви, подчеркивая, что не надо смешивать сущность церкви и государства, их виды деятельности49. Государство же, по их мнению, имело право на свои, особые решения, в том числе и в арийском вопросе. Это было довольно скользкое обоснование, т.к. Божественные заповеди касаются не только сферы деятельности церкви, а и всего общества, все¬
Глава 3. Немецкий протестантизм и проблема единой церкви 117 го государства. Уводя государство из-под Божественной опеки, церковь, таким образом, в случае нарушения государством нравственных принци¬ пов, отдавала мир на произвол враждебных, антихристианских сил. Были моменты и прямого приближения к «Немецким христианам», прежде всего это касалось «некритического отношения к национал-социа¬ листскому государству и манипуляции понятиями «народ» и «раса»50. Младореформаторы провозглашали, как и многие в то время, лозунг воз¬ вращения к Лютеру и обновления церкви. Под этим они имели в виду бо¬ лее тесный союз между церковью и нацией. Говорили о том, что Бог создал «людей как членов одного народа и одной расы», на церковные должности рекомендовали представителей только немецкой нации. При этом опирались на лютеранскую теологическую концепцию тво¬ рения и всю предшествующую и упоминаемую нами лютеранскую на¬ родническую теологию. Согласно этой концепции, в расе, народности и государстве видели проявления Божественного творения, Божественно¬ го порядка. Неслучайно в упомянутом Заявлении говорилось о том, что церковь «должна дать ответы Евангелия на вопросы о расе, народе и госу¬ дарстве»51. Говорилось, что немецкое освободительное движение (движе¬ ние Гитлера) — подарок Бога немецкому народу, поэтому церкви должны поддерживать его и созданное Гитлером государство. Однако младореформаторы настаивали на том, чтобы представители церкви действовали только исходя из «существа церкви», чтобы церковь оставалась церковью, что «она должна снова стать церковью, — в против¬ ном случае она умрет»52. Требовали признания всех людей равными перед Богом, независимо от национальности и расы. В организационных вопросах высказывались за реформы церкви, за освобождение ее от доказавшей свою неспособность бюрократии, от из¬ лишней коллегиальности и парламентаризма «как устаревших и несо¬ стоятельных при обсуждении церковных проблем». В этом смысле мла¬ дореформаторы делали упор на необходимости избрания авторитетного и духовного лидера, выступали за фюрерский принцип руководства, за принцип единоначалия, что, по их мнению, усилит инициативу и ответ¬ ственность, выступали за введение должности рейхсепископа, со всей полнотой власти и персональной ответственностью. Поэтому столь важна была фигура будущего рейхсепископа. От него, от его нравственных качеств, от его взглядов зависело, будет ли церковь самостоятельной или нет, и сможет ли она сохранить христианские осно¬ вы. «Немецкие христиане» также, как известно, выступали за введение должности рейхсепископа, правда, имея в виду его совершенно иные качества. При этом они настаивали на первичных церковных выборах
118 Часть /. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) рейхсепископа (своего рода псевдодемократия), против чего возражали «Молодые реформаторы», выступая за назначение рейхепископа посто¬ янными церковными инстанциями. Младореформаторы считали такого рода выборы пережитками «демократических заблуждений»53. Все основные идеи, изложенные в «Aufruf zur Sammlung», были повто¬ рены (в расширенном варианте) 19 мая в Директивах движения «Моло¬ дых реформаторов», дополненных некоторыми практическими уточнения¬ ми, касающимися оказания помощи всем, кто пострадал от политической борьбы, от происшедшего в стране политического переворота, всем, кого коснулись расовые законы54. На совещании руководства младореформа- торов 19 мая, где были приняты эти Директивы, говорили о назначении доверенных лиц движения, о практической организации боевых союзов, содружеств, братств и т. д. в общинах, округах и землях, с тем, чтобы церковь стала «борющейся церковью». Велась работа в универсистетах. В июне-июле 1933 г. в них возникли «Боевые братства» евангелических студентов. Самое любопытное, что в семинарах проповедников участво¬ вали и члены НСДАП55. «Молодые реформаторы» настаивали на избрании в качестве рейхсе¬ пископа человека церкви, исключительно преданного Евангелию и зако¬ ну, нравственного и порядочного человека. Такую личность они видели в Ф. фон Боделыивинге, кандидатуру которого они выдвигали с момента основания своего движения. Лютеранин Боделыивинг был широко изве¬ стен в церковных кругах по своей миссионерской деятельности, известен как руководитель благотворительных заведений для душевнобольных де¬ тей, основанных в Бетхеле еще его отцом, также Ф. фон Боделыивингом, уже упоминавшимся нами. Боделыивинг всегда выступал против полити¬ зации церкви. Свое предложение по кандидатуре рейхсепископа младореформато¬ ры представили каплеровскому комитету. 19 мая на прессконференции «Молодых реформаторов» Кюннет публично назвал имя Бодельшвинга. Интересно, что авторитет Бодельшвинга был столь высок, что его поддер¬ живали даже нацистские пасторы, в частности, в Вестфалии. Локкумский комитет, выслушав мнения всех земельных церквей и по¬ сле отказа Мараренса от предложенной ему должности рейхсепископа, также остановился на кандидатуре Бодельшвинга. Достичь взаимопонимания с «Немецкими христианами» по кандида¬ туре рейхсепископа не удалось, — они настаивали на собственной канди¬ датуре, коей являлся Л.Мюллер. Умеренное крыло «Немецких христиан» (теолог К. Фецер из Тюбингена, Л. Вайхерт) выпустило даже 16 мая, с це¬ лью достижения компромисса с каплеровским комитетом и младорефор-
Глава 3. Немецкий протестантизм и проблема единой церкви 119 маторами, новые директивы56. Достичь желаемого не удалось — выпуск директив лишь обострил ситуацию в лагере самих «Немецких христиан», вызвав неудовольствие у крайне радикального крыла во главе с Хоссен- фельдером и поддерживающих его местных гауляйтеров, считавших, что умеренное крыло слишком много делает уступок каплеровскому комитету. Хоссенфельдер настаивал на кандидатуре Мюллера. Впрочем, сам Мюл¬ лер во время встреч с представителями комитета Каплера говорил о том же, о своей собственной кандидатуре, разве что в более мягкой форме. В результате форсированных усилий Каплера 26-27 мая в Айзенахе состоялось заседание Церковного комитета Немецкого евангелического церковного союза, в состав которого входили главы разных земельных церквей. Вопрос был один — избрание рейхсепископа. В результате двух¬ дневного голосования рейхсепископом был избран Бодельшвинг. 27 мая большинство церквей проголосовало за Бодельшвинга. Три церкви (Вюр¬ темберг, Гамбург и Мекленбург) выступили против57. 29 мая 1933 г. Бодельшвинг вступил в должность рейхсепископа. В сво¬ ем весьма осторожном и дипломатичном заявлении он подчеркнул, что всегда будет верен духу диаконии, поблагодарил Бога за то, что тот дал не¬ мецкому народу правительство, которое «сильной рукой и с честью будет работать на лучшее будущее, оставаясь верным заветам наших отцов»58. Осторожность Бодельшвинга не спасла его от атак радикальных на¬ ционалистических элементов. Руководство «Немецких христиан» 27 мая заявило свой протест, резко высказавшись против Бодельшвинга, за Мюллера. Грозили непримиримой борьбой со стороны немецкого народа. Протест «Немецких христиан» был отправлен канцлеру, президенту Гин- денбургу, Каплеру. 27 же мая Мюллер в радиовыступлении подчеркнул, что церковные правительства не услышали призывов часа, голоса Бога, который «из глубин Евангелия, через движение в нашем народе, зовет к действиям по его обновлению» — поэтому «мы говорим «нет» этому ре¬ шению и этому пути»59. «Немецкие христиане» подчеркивали, что Бодельшвинг — не церковно¬ политическая, а исключительно «библейская» личность, что он не способен к управлению церковью. А «Evangelium im Dritten Reich» даже утверж¬ дал, что Бодельшвинг — антинациональная, антиправительственная лич¬ ность — за ним стоят реакционные (читай: антинацистские) элементы. Хоссенфельдер отдал распоряжение всем служащим из «Немецких хри¬ стиан» слать телеграммы протеста во все государственные, церковные и партийные инстанции60. Некоторые церковные вожди запрещали читать заявление Бодельшвинга в церквах. Гитлер встал на сторону «Немецких христиан», отказавшись принять Бодельшвинга.
120 Часть /. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) Научный советник Мюллера, известный нам Хирш, доказывал право¬ вую несостоятельность решений Локкумского комитета, ссылаясь на действующую церковную конституцию от 25 мая 1922 года. Эта консти¬ туция подчеркивала федеративный принцип устройства Немецкого еван¬ гелического церковного союза, полный суверенитет отдельных церквей, полную самостоятельность в вероисповедании и управлении, — в ней не было упоминания о единой рейхскирхе, не предусматривалась в ней и должность рейхсепископа. Естественно, что нацисты применяли двойные стандарты, — всех этих вопросов по конституции не возникло бы, если бы был избран Мюллер: ведь не ставили же «Немецкие христиане» ника¬ ких конституционных проблем, когда добивались избрания Мюллера. Церковная сторона также ссылалась на церковную конституцию, по¬ зволявшую в исключительных случаях Церковному комитету, как ис¬ полнительному органу, принимать особые решения (но только с согла¬ сия церковного съезда и церковных союзных советов). Все эти особые, исключительные обстоятельства имели место, как и согласие со стороны высших церковных органов. Кроме того, «Молодые реформаторы» в сво¬ их листовках подчеркивали, что Боделыивинг поддерживает свободную, ориентированную на Евангелие, церковь, будет способствовать сохране¬ нию сущности церкви и выводу ее из кризиса. Подчеркивали также тот факт, что Локкумское заявление от 20 мая уже отмечало необходимость введения должности рейхсепископа. Но «Немецкие христиане» и официальные власти демагогически ис¬ пользовали факт отсутствия новой церковной конституции, где была бы установлена должность рейхсепископа. В знак протеста против назначе¬ ния Бодельшвинга устраивали массовые митинги и шествия, с участи¬ ем СА и Гитлерюгенда. В вопросе о рейхсепископе проявили колебания практически все лютеранские епископы, кроме Мараренса. 17 июня 1933 г. представители семи лютеранских церквей (Шлезвиг-Гольштейн, Бавария, Вюртемберг, Тюрингия, оба Мекленбурга и Гамбург) потребо¬ вали от евангелического Церковного комитета перепроверки решений по рейхсепископу. С целью скорейшего смещения Бодельшвинга, воспользовавшись так¬ же недовольством консервативных сил и ссылаясь на неправовой характер решений Айзенахского комитета, власти в лице министра культов Б. Рус¬ та, курирующего прусскую церковь, 24 июня ввели должность государ¬ ственного комиссара для всей прусской церкви, коим стал А. Йегер, юрист по образованию и судебный советник из Висбадена, национал-социалист и «немецкий христианин», руководитель церковного отдела (вместо смещен¬ ного Рустом Ф. Тренделенбурга) в прусском министерстве культов61.
Глава 3. Немецкий протестантизм и проблема единой церкви 121 На местах функции церковных советов были переданы уполномочен¬ ным государственного комиссара. Помощником комиссара стал теолог Винеке. Были уволены неугодные члены руководящего звена прусской церкви, а на их место посажены представители «Немецких христиан». Примерно с этого времени стали говорить о делении Евангелической церкви на невредимые («intakten») земельные церкви во главе с лютеран¬ скими епископами (в основном это земельные церкви Баварии, Вюртем¬ берга и Ганновера) и церкви, расколотые («zerstörten») на христианские и антихристианские группы в лице «Немецких христиан». Государство, таким образом, вновь предприняло попытку подчинить себе Евангелическую церковь. Власти при этом ссылались (как это делал, например, Геринг в письме к Русту от 27 июня 1933 г.) даже на историче¬ ские истоки, в частности, на правовую преемственность власти прусского короля, который до Ноябрьской революции 1918 г. являлся главой прус¬ ской церкви, ее патроном62. Попирая все мыслимые законы, нацисты кощунственным образом ссы¬ лались на право, впрочем, как это делали и евангелические теологи, оправ¬ дывая действия властей. В частности, вспоминали статью седьмую прусско¬ го церковного договора 1931 г., дававшую право государству (на основании «соображений политического свойства») на вмешательство в формирова¬ ние церковных органов. По сути, на унификации церкви и государства настаивал и Руст в своей речи на массовом собрании «Немецких христиан» Большого Бер¬ лина 29 июня 1933 г., переданной по радио. Он говорил о том, что не по¬ сягает на вероисповедание церкви, но руководящие церковные органы должны быть избраны так, чтобы они не мешали государственным за¬ дачам — правильно будет, если обе церкви будут спрашивать при этом мнение государства63. Руст высказывался против церковных распрей по поводу кандидатуры рейхсепископа, но при этом категорически настаи¬ вал на избрании на эту должность представителя «Немецких христиан», подчеркивая, что епископ должен быть верным государству и народу. Он высказывался также за назначение нового конституционного комитета во главе с самим собой, за новые церковные представительства, против ста¬ рых суперинтендантов и пасторов. 28 июня 1933 г. Мюллер распорядился занять здание Церковного со¬ юзного управления в Берлине (консистории) штурмовиками, фактически взяв на себя руководство Немецким евангелическим церковным сою¬ зом, а тем самым и Церковным съездом, и Церковным комитетом. Гла¬ ва консистории Д. Хоземан был уволен, на его место назначен адмирал Э. Мойзель, соратник Мюллера. Президентом Старопрусского Высшего
122 Часть /. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) церковного совета стал берлинский адвокат Вернер, его заместителем (духовным вице-президентом) Хоссенфельдер. Йегер также назначил Мюллера руководителем старопрусской церкви в должности епископа. Заметим, что все это делалось с нарушением всех имеющихся конститу¬ ционных норм, и это, в отличие от ситуации с «чужим» Бодельшвингом, никого не смущало. Старопрусские генерал-суперинтенданты выпустили Воззвание против вмешательства государства во внутрицерковные дела, против «духовного» комиссарства Хоссенфельдера. 2 июля во всех евангелических общинах со¬ стоялись протестные богослужения, текст которых был написан Дибелиу- сом. В ответ на это, того же 2 июля, в церквах было зачитано «Обращение к общинам» Хоссенфельдера, где он подчеркивал, что властями двигало же¬ лание вызволить церковь из беспорядков, и «нужно быть благодарным, что государство, при всей своей загруженности, взяло на себя задачу создания нового порядка в церкви»64. Йегер и Вернер грозили дисциплинарными ме¬ рами тем, кто поддержал воззвание Дибелиуса. Боделыивинг занимал свою должность всего четыре недели. В тот же день, когда был назначен государственный комиссар, 24 июня 1933 г., на заседании Церковного комитета Немецкого евангелического церковного союза в Айзенахе, Боделыивинг подал в отставку. Он заявил, что с учреж¬ дением поста государственного комиссара у него «отнята возможность осуществлять возложенные» на него задачи. «Это вынуждает меня отка¬ заться от заключенного с Немецким евангелическим церковным союзом договора»65. На протесты по поводу нарушения церковной автономии, которые пошли с мест в адрес должностных лиц, не реагировали. Не помогло и личное обращение к Гитлеру Гинденбурга, высказавшего озабоченность по поводу церковной ситуации и просьбу разобраться (ради национально¬ го единства, народа и родины), во взаимоотношениях с церковью, восста¬ новить мир и единство в церкви66. При этом и Гинденбург, и Гитлер под¬ черкивали свое лояльное отношение к разным церковным направлениям, свое невмешательство в дела церкви. Гитлер, в частности, в разговоре с симпатизирующим церквам министром финансов Ш. фон Крозигом заяв¬ лял о том, что ему безразлично, кто будет рейхсепископом67. О своем лояльном отношении к Евангелической церкви, о необходи¬ мости мира и церковного единства Гитлер говорил в спонтанном разгово¬ ре 28 июня с младореформатором Э. Бакхаузом (Бакхауз сам осмелился подойти к фюреру в вестибюле одного из правительственных зданий)68. Однако (в том же демагогическом духе) Гитлер все свалил на недобро¬ желательное отношение церкви к государству, подчеркнул, что церковь
Глава 3. Немецкий протестантизм и проблема единой церкви 123 сама нанесла сильный удар по взаимоотношениям с государством своим выбором рейхсепископа, что этого делать было нельзя, пока не была при¬ нята церковная конституция. У доверчивого Бакхауза после этого разго¬ вора возникло стойкое впечатление, которое он распространял в церков¬ ных кругах, о слабой информированности фюрера, впечатление, которое подкрепляло столь же стойкую легенду о хорошем вожде и плохом окру¬ жении, которая и по сей день бытует у разных стран и народов. 1 июля подал в отставку Каплер. Прошение об отставке он огласил перед сенатом еще 8 июня, когда уже был избран Боделыивинг и состав¬ лены основы новой церковной конституции, в общем предусматриваю¬ щей самостоятельность церкви. Каплер считал, что тем самым его миссия закончена. Тем более, что она стала невозможной после назначения госу¬ дарственного комиссара. В конце июня Мюллером был сформирован новый состав конститу¬ ционного комитета, который, теперь уже под руководством Мюллера, продолжил свою работу над выработкой новой церковной конституции. В комитет вошло по четыре человека от лютеран и «Немецких христиан» и по одному представителю от Старопрусской церкви и «Молодых рефор¬ маторов». В комитет вошел и Йегер. Проект конституции дорабатывался более узким кругом лиц — Мараренсом, Гессе, Ф. Зеетценом, а также Фецером и Й. Хеккелем (представителями Мюллера). Окончательное заявление о принятии конституции подписали, помимо этих лиц, Фрик, Г. Майзер, Мюллер и Йегер. Вопросы по-прежнему оставались открытыми, и по-прежнему Еван¬ гелическая церковь была расколота на различные течения и группы с собственным пониманием происходящего. Положение осложнялось тем, что в кругах самих младореформаторов было немало сторонников нацио¬ нальной революции и национал-социалистского режима, что причудливо сочеталось подчас с намерением отстаивать христианские принципы и свободу христианских церквей. Летом 1933 г. в среде теологов, принадлежавших к течению младо¬ реформаторов, продолжалась дискуссия по актуальным вопросам совре¬ менной немецкой действительности — о сущности государства, народа, церкви, взаимоотношениях между государством и церковью и т. д. По¬ явился ряд коллективных трудов младореформаторов, в частности, «Ак¬ туальное слово» («Wort zur Stunde») и «Нация перед Богом» («Nation vor Gott»), в написании которых приняли участие Нимёллер, Лилье, Кюннет, Х.-Д. Вендланд, X. Шрайнер и др. Кюннет, следуя старой лютеранской и народнической традиции, все так же обосновывал необходимость подчинения народу и государству как
124 Часть I. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) творениям Господним, — это, как и раньше, не было альтернативой «Не¬ мецким христианам». Бог создал, утверждал Кюннет, свой Божественный порядок, который позволит воздвигнуть Царство Божье на земле69. Вендланд уточнял необходимость подчинения вождю, как власти, данной Богом, подчеркивал, что национал-социалистская революция является благом, т.к. она ликвидировала либеральную демократию и создала настоящее, желаемое Богом, государство. Выдавая желаемое за действительное, Вендланд подчеркивал, что национальная револю¬ ция — это воплощение естественного хода истории, воплощение аб¬ солютного духа, превращение всего секулярного в духовное начало и, наконец, становление народного, национального государства вместо «совершенно пустого государства плюралистической демократии»70. Вендланд сводил все «духовное начало» к сообществу «крови и вида», — именно это он считал естественной основой государства. Естественный Божественный закон, полагал Вендланд, обнаруживает себя не только в народе и государстве, но прежде всего, в «творческих силах крови, по¬ чвы, сообщества, фюрерства». Все эти высказывания, теологически обосновывающие необходимость признания нового государства, очень похожи на расовые требования «Не¬ мецких христиан». Но они имеют под собой и давнюю историческую и на¬ родническую традицию, традицию теологии творения Хирша, Штапеля, П. Альтхауза, В. Элерта, которая сводилась к тому, чтобы доказать, что государство и церковь провозглашают одно и то же и служат одному и тому же — закону Божьему. Желали, вопреки исторической судьбе и обстоятельствам, связанным прежде всего с Версальским миром, с «безбожной» Веймарской республи¬ кой, слепо выполнявшей его условия (хотя все было гораздо сложнее), утвердить божественную сущность немецкого народа, желали видеть на¬ родное сообщество компактным, единым, сильным, способным преодолеть свою не очень счастливую судьбу. Неслучаен поэтому происходивший в это время ренессанс Лютера, отстаивавшего независимость (по сути, национальную независимость) в церковных делах. Лютер, как подчерки¬ вали многие в этот период, определил облик Евангелической церкви как немецкой, народной церкви, выступал за союз народного государства и народной церкви, у которых одни задачи — «сохранение и защита нацио¬ нального жизненного целого». Один из лидеров «Молодых реформаторов» X. Лилье в докладе «Хри¬ стос в немецкой судьбе», прочитанном летом 1933 г. в разных немецких университетах, утверждал божественный промысел в событиях 1933 года, подчеркивал, что эти события представляют собой такой же исторический
Глава 3. Немецкий протестантизм и проблема единой церкви 125 поворот (по влиянию на судьбу Германии и всей Европы), как и лютеровская Реформация, в которой встретились заповеди Христа и немецкий народ71. Но, к сожалению, лютеровская теория, прежде всего теория о двух цар¬ ствах, являясь, по сути, теорией весьма противоречивой, не давала ответа на многие актуальные вопросы, а лишь запутывала ситуацию. Например, теолог К.Гёрнандт из «Молодых реформаторов», повторяя вслед за Люте¬ ром основные его утверждения, в то же время отражал и все слабости и противоречия Лютера. С одной стороны, теолог утверждал, что любовь к родине и преданность государству, предписанные Реформацией, должны быть подчинены, прежде всего, «любви к Богу и ближнему»72. С другой, он подчеркивал, что христиане не обязаны проверять правительства и из¬ даваемые ими законы на их совместимость с Евангелием, что в народе и государстве уже воплощены замыслы Бога, Его порядок. И вообще Боже¬ ственным законом жизни немецкого народа является исполнение долга перед народом и безусловное подчинение государству. Гёрнандту вторил другой теолог, сотрудник «Всеобщей евангелическо- лютеранской церковной газеты» М. Дёрне, утверждая, что Бог поместил человека для его спасения в совершенно определенный порядок — се¬ мью, народ, государство, сословие, профессию73. Сейчас пришли новые жизненные формы, заявлял теолог, — кровь и почва. Выступать в данном случае против нового национального движения или занимать позицию нейтралитета — значит выступать против Божественного творения. Из¬ вестное учение о Фольксномосе достигло в этот период пика своей попу¬ лярности. Естественно, что такая концепция лишь попустительствовала всяческому насилию и беззаконию со стороны государства. Дёрне подчеркивал также, что национальное движение видит в церк¬ ви своего естественного союзника против марксизма и либерализма. Во¬ обще у большинства теологов лютеранского направления того времени, да и не только у них, явно прослеживалось непонимание или нежелание понимать современные социально-политические проблемы, — преобла¬ дала национально-консервативная трактовка событий. Чаще это было откровенной попыткой приспособиться к очередному политическому ре¬ жиму, оправдывая его идеологически. Это происходило и происходит по сей день в мировой истории, и в этом мало христианства, правды и спра¬ ведливости. Названным теоретикам не было присуще понимание историзма, объ¬ ективного хода событий в истории. История для них, согласно, например, Гогартену, это история Бога, порядок его творения. В лучшем случае мус¬ сировалась концепция о роли авторитета в истории. А Элерт договорился до того, что назвал лютеранское учение о государстве «главным свиде¬
126 Часть I. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) телем» в пользу тотального государства и призвал лютеранскую «народ¬ ную» церковь проповедовать «кровь и почву» как народный закон, то есть закон Божий74. С точки зрения и светского, и теологического мышления такие заявления кажутся кощунственными, на что обращали внимание оппозиционные мыслители, такие, как Карл Барт или Пауль Тиллих. Та¬ ких мыслителей было крайне мало, но они были. К. Барт в своем труде «Теологическое существование сегодня» («Theo¬ logische Existenz heute»), вышедшем в конце июня 1933 г.(затем стала вы¬ ходить издаваемая Бартом теологическая серия под тем же названием), подвергнул критике позицию младореформаторов, их «невозможный ком¬ промисс», их безусловное признание национал-социалистского государ¬ ства75. Он считал такое признание отрицанием христианства. Отвергал он также исключительное рвение младореформаторов при создании службы рейхсепископа, считая весьма спорным этот «символический акт» ново¬ го церковного единства. Барт упрекал руководящие органы Немецкого евангелического церковного союза за то, что они направили все усилия на создание, в духе национальной революции и реформации, немецкой Им¬ перской церкви. При этом, разумеется, надо учитывать принадлежность Барта к кальвинистской конфессии, его приверженность к общинным и синодальным формам правления. Свою критику Барт осуществлял с теологических позиций, выступая за самостоятельность христианского вероучения и свободу церкви. Ре¬ формы нужны, подчеркивал Барт, если они опираются на слово Божье. Барт не считал «Молодых реформаторов» серьезной оппозицией, прежде всего потому, что они в теологии отчетливо не отмежевались от «Немец¬ ких христиан» и даже признали значительную часть требований «Немец¬ ких христиан» оправданной. Поэтому, по мнению Барта, борьба с «Не¬ мецкими христианами» — такая же имитация, как и защита формальной самостоятельности церкви по отношению к государственной власти. Ибо младореформаторы не говорят о главном — о сущности церкви. Барт под¬ черкивал, что нужна чистая и сильная проповедь Евангелия, то есть сло¬ ва Божья76. В 1933 г. вышла и программная книга теолога и преподавателя богос¬ ловия (в Марбурге, Дрездене и др.), представителя течения так называе¬ мых «Религиозных социалистов»77, П. Й. Тиллиха «Выбор в пользу социа¬ лизма» («Die Sozialistische Entscheidung»)78. В ней он выступил против язычества, насаждаемого национал-социализмом. Он считал явление на¬ цистского «романтизма» реакцией и возвратом к прошлому, к варварству. Подлинной движущей силой мира могут стать лишь учения, устремлен¬ ные в будущее. А истоки их Тиллих находил в Библии. Он считал, что
Глава 3. Немецкий протестантизм и проблема единой церкви 127 борьба с язычеством и национализмом началась еще в иудействе, что зафиксировано в деяниях пророков, и нашла свое продолжение в Новом Завете. Нужно высвободить в христианстве эту пророческую энергию, которая должна стать духовным рычагом истории. Опыт Первой мировой войны привел Тиллиха к выводу, что мир утра¬ тил христианские ценности. Требуется реинтерпретация Евангелия в со¬ ответствии с современным уровнем знаний, которая помогла бы людям услышать Весть о Христе. Бога Тиллих считал основой бытия человека. Однако он полагал, что нельзя в принципе отделять теологию от фило¬ софии, онтологию от Откровения, которые взаимно дополняют друг дру¬ га. Теология призвана прежде всего отвечать на вопросы, которые задает философия. Тиллих многое позаимствовал у Барта. Барт всегда подчеркивал пер¬ венство веры и Откровения над рационалистическими концепциями. Однако, не отвергая этого традиционного постулата, Барт, тем не менее, всегда стремился к переосмыслению основных положений христианства, считая, что догматика не должна иметь застывшие формы, а должна раз¬ виваться, поскольку это диктует развитие истории и мировоззрения. По¬ этому его концепция получила название «диалектическая теология», хотя самому Барту это название не казалось удачным. Но Тиллиха выделяло иное — его обращение к марксизму и социали¬ стическим идеям. Он считал, что христианская вера найдет почву в со¬ циализме, даст ему духовную основу, что возможно соединение христи¬ анства и социализма. Книга Тиллиха была немедленно запрещена нацистами. Сам он был лишен кафедры и эмигрировал в США, где был профессором богословия в нескольких университетах, в том числе и в Гарвардском. Примерно в это же время (1933 год) председатель Немецкого еванге¬ лического церковного съезда и член Церковного комитета Фр. В. фон Пех- ман заявил о своем выходе из этих органов управления из-за несогласия с происходящим в церкви, с давлением «Немецких христиан»79. Солида¬ ризируясь с Бартом, он заявил, что не видит повода для конституционных церковных изменений, если церковь хочет оставаться церковью. Особой позиции придерживался и молодой пастор, теолог и приват- доцент Берлинского университета, уже упоминаемый нами Бонхёффер, руководивший семинаром студентов-младореформаторов. Подобно Бар¬ ту, он делал упор на Евангелие и личность Христа как единственную опо¬ ру любого церковного обновления и гарантию восстановления церковного мира80. Бонхёффер резко выступал против «Немецких христиан», против антисемитизма81.
128 Часть /. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) Бонхёффер был озабочен недостаточной реакцией многих пасторов на положение в христианской церкви82. Вместе со своим другом Ф. Хильде- брандтом он требовал решительной позиции церкви, смелых высказыва¬ ний клира, в частности, за отставку государственных церковных комисса¬ ров. Но на волне национальной эйфории и иллюзий по поводу сплочения нации предложения Бонхёффера, как правило, отвергались большин¬ ством младореформаторов, — его упрекали даже в «национальной недис¬ циплинированности»83. Однако позиция Бонхёффера и Барта все-таки возымела свое дей¬ ствие. 26 июня 1933 г. младореформаторы собрали доверенных людей из всех земельных организаций и выразили совместный протест против института государственных комиссаров, хотя и здесь были разногласия, и многие призывали к сдержанности. Решили информировать паству о действительном положении вещей, повсеместно распространять про- тестное Послание генерал-суперинтендантов Старопрусского союза от 26 июня, а также аналогичное заявление Бодельшвинга, зачитывать их с церковных кафедр. 27 июня появилось открытое письмо Дибелиуса Йеге¬ ру, нашедшее широкий отклик в церковных кругах. Дибелиус заявил, что он (из внутреннего долга перед церковью) не позволит увольнять себя какому-то государственному комиссару84. 2-го июля, после того, как поступило распоряжение о вывешивании над церковными зданиями флагов со свастикой, во многих местах Герма¬ нии евангелические пасторы в разных формах (проповеди и т. д.) выска¬ зывали протест против давления государства на церковь и народ, гово¬ рили о потере всяческого доверия к государству. Так говорил, например, фон Рабенау в Шёнеберге в присутствии штурмовиков, распорядившись снять с церковного здания флаг со свастикой85. Против мероприятий «Не¬ мецких христиан» возражали Ф. Мюллер, Э. Рерихт и М. Нимёллер в церкви Иисуса Христа в Берлине-Далеме. 6 июля по инициативе Бонхёф¬ фера 106 пасторов Большого Берлина отправили властям заявление про¬ теста. Начались аресты... В период подготовки конституции осуществлялось систематическое давление на Конституционный комитет со стороны фактически захватив¬ ших церковное управление «Немецких христиан», прежде всего Йегера. Глава «Немецких христиан» Курмарка Й. Эккерт 30.6.33 г. издал распоря¬ жение всем руководителям «Немецких христиан» о том, чтобы рассма¬ тривать всех, кто не хочет поддерживать государственных комиссаров и работать в новом духе, в качестве политических противников, и приме¬ нять к ним самые жесткие меры. В церковные органы должны были из¬ бираться только «Немецкие христиане» и члены НСДАП86.
Глава 3. Немецкий протестантизм и проблема единой церкви 129 Это вынудило Нимёллера отправить 6 июля письмо к Гинденбургу, где он протестовал против мероприятий «Немецких христиан» и государ¬ ственных комиссаров, подчеркивая, что благодаря этому обострился кон¬ фликт между церковью и государством. Нимёллер же 8 июля отправил письмо министру внутренних дел Фрику, где подчеркивал, что если кон¬ фликт между государством и церковью не будет отрегулирован, и церковь по-прежнему будет отстранена от процесса урегулирования, то это при¬ ведет к новым трудностям и напряжению в отношениях. Нимёллер тре¬ бовал прояснить церковную ситуацию перед окончательным принятием конституции. Впрочем, тональность посланий Нимёллера была вполне сдержан¬ ной, — и Нимёллер, и Бодельшвинг, и другие деятели оппозиции в этот период высказывались за компромисс и за необходимость вести перегово¬ ры с церковным руководством, с «Немецкими христианами». 8 июля такие переговоры между доверенными людьми Мюллера и «Молодыми рефор¬ маторами» состоялись. Договорились о прекращении споров в Евангели¬ ческой церкви. Правда, «Молодые реформаторы» (Кюннет, Нимёллер и М. Йеп) для достижения такого положения поставили ряд условий, кото¬ рые касались отзыва государственных комиссаров, отмены всех их ука¬ зов и распоряжений, а также гарантий для свободного проведения цер¬ ковных мероприятий и теологических выступлений, в том числе на радио и в прессе. Дальнейший ход событий показал, что эти требования, хоть и на короткое время, но дали определенный эффект. Это касалось и новой церковной конституции. Конституция была принята 11 июля 1933 г. и, очевидно, не без влияния позиции младореформаторов, Гинденбурга и Фрика, который слыл умерен¬ ным в церковных делах87, имела достаточно компромиссный характер. Во-первых, было заявлено, и это самое главное, что Немецкая Еван¬ гелическая церковь (так должен был отныне называться Немецкий евангелический церковный союз) зиждется на основах традиционного вероисповедания, на основах Евангелия — то, о чем все время тверди¬ ли оппозиционные церковные круги. Статья 1 конституции гласила, что «неприкасаемой основой Немецкой Евангелической церкви является Евангелие Иисуса Христа, как это утверждается в Священном Писании и в вероисповедании Реформации»88. Возможно, что «Немецкие христиа¬ не», Мюллер с Йегером, не придали этому пункту особого значения, по¬ считав его чистой риторикой, и напрасно, так как именно к нему не раз впоследствии прибегали сторонники оппозиции, сторонники сохране¬ ния христианского мировоззрения, в частности, члены Исповедующей церкви.
130 Часть /. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) Евангелическая церковь сохраняла автономию по отношению к госу¬ дарству, была освобождена от прямого государственного вмешательства. Хотя этот пункт в дальнейшем неоднократно нарушался нацистским ре¬ жимом, — уже 14 июля кабинет министров нарушил автономию церкви, назначив от своего имени церковные выборы на 23 июля. Согласно новой конституции, во главе единой церкви должен был с этого времени находиться рейхсепископ лютеранского происхождения (с этим были согласны практически все церковные направления). Рейхс¬ епископ назначал Духовное министерство, куда входили по одному пред¬ ставителю (теологу) от трех конфессиональных направлений и один юрист. Немецкий национальный синод (60 человек) представлял весь церковный народ, участвовал в законотворчестве и назначении церковно¬ го руководства, в том числе и рейхсепископа. Еще до выборов, 20 июля, было назначено временное руководство Евангелической церковью, состо¬ явшее из пяти человек — Л. Мюллер, Фецер, К. Ц. Шуман, О. Коопман, С. Шёффель (из Гамбурга). Требования «Немецких христиан» о назначении церковных органов комиссарами и выборе рейхсепископа непосредственно церковным на¬ родом были отвергнуты при разработке конституции. Младореформа- торы отклоняли выборы как откат к уже преодоленным парламентско- демократическим методам (трагикомическое положение, поскольку «Немецкие христиане» выступали в качестве защитников внутрицерков- ной демократии). На заседании нацистского правительства 14 июля, по предложению Гитлера, были назначены выборы в церковные общинные органы. Церковные органы, церковные советы избирались непосредствен¬ но членами общины, т.е. всеми крещеными христианами, в том числе и членами НСДАП. На этом же заседании был принят ряд законов, в том числе расистский закон о стерилизации89, а также закон, запрещавший образование партий, в результате чего НСДАП становилась единствен¬ ным носителем государственных порядков и идей. Через принятие соот¬ ветствующего закона была одобрена конституция Немецкой Евангеличе¬ ской церкви, принято решение об окончательном подписании конкордата с Римско- католической церковью. Власти пошли на уступки, отозвав Йегера 14 июля с поста рейхско¬ миссара прусской церкви, — тот, в свою очередь, отозвал своих упол¬ номоченных. Были восстановлены суперинтенданты и члены Высшего церковного совета. Это удовлетворило младореформаторов, хотя они и дальше выступали против давления государства на церковь. Единствен¬ но, в чем они были непреклонны (убежденные, что церковь, будучи са¬ мостоятельной и свободной, должна служить народу и государству), так
Глава 3. Немецкий протестантизм и проблема единой церкви 131 это в том, что всегда поддерживали и будут поддерживать приоритет национального. Но все чаще в их рядах раздавалась критика немецкохристианской идеологии, которая фальсифицирует и затемняет веру, критика церкви, которая, отказываясь это признать, не достойна быть носительницей прав¬ ды. Воздействие Барта чувствовалось в размышлениях берлинского па¬ стора Г. Якоби, который утверждал в своем труде «Церковные различия» («Die kirchliche Unterschiede»), что голос Бога проявляет себя не в наро¬ де, а в Иисусе Христе, как сказано в Священном Писании. «Народ — не верховный авторитет. Если брать народ и кровь за основу религии, то тог¬ да мы удалимся из области Нового Завета и возникнем вблизи языческих религий, которые как раз строятся на основе народа и крови»90. В период предвыборной кампании «Молодые реформаторы», высту¬ павшие под лозунгом «Евангелие и церковь» (первоначально избиратель¬ ный список назывался «Евангелическая церковь» — название вынуждены были сменить под воздействием властей), высказывались за независимую церковь, однако одновременно клялись в верности государству, народу и родине, Гинденбургу и Гитлеру, «которые проложили нашей церкви путь к свободе»91. Таким образом, лояльность к нацистскому государству не подвергалась сомнениям. Конкуренты, в сущности, говорили о том же. Хоссенфельдер также вещал о народе, родине, семье и государстве, в духе нацистской демагогии высказывался против враждебных Богу сил — капитализма, марксизма, либерализма и мамонизма. У младореформаторов достаточно долго сохранялись иллюзии относительно свободных выборов, тем более что фюрер на заседании кабинета 14 июля в который раз заявил, что ему безразлично, кто станет рейхсепископом. Поэтому первоначально они даже отрицали слухи о том, что партия и Гитлер выступают на стороне «Немецких христиан». Но сам фюрер опроверг это, выступив 22 июля 1933 г. по радио с обра¬ щением в поддержку «Немецких христиан», друзей и соратников по борь¬ бе92. Гитлер подчеркнул, что государство и церковь нуждаются во взаимо¬ поддержке в борьбе против большевизма и в деле создания единой церкви. «Заслугой «Немецких христиан» перед историей является то, что они уви¬ дели и поняли эту большую цель, — подчеркивал Гитлер. — В интересах возрождения немецкой нации, которую я вижу неразрывно связанной с национал-социалистским движением, я естественным образом желаю, что¬ бы новые церковные выборы имели поддержку нашего народа и государ¬ ства... Государство... имеет право надеяться, что... будут слышны и те силы, которые хотят выступить за свободу нации... Эти силы я вижу в той части
132 Часть /. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) евангелического церковного народа, которая, как «Немецкие христиане», осознанно выступают на почве национал-социалистского государства»93. Весь аппарат партии и государства использовался в целях поддержки «Немецких христиан». Р. Гесс 19 июля распространил циркуляр, обязы¬ вающий всех национал-социалистов участвовать в выборах94. Партийная пресса призывала нацистов поддерживать список «Немецких христиан». На местах запрещались собрания сторонников блока «Евангелие и цер¬ ковь». 17 июля гестапо изъяло без всяких оснований тысячи листовок и других документов младореформаторов. Выборы прошли 23 июля. Это были выборы в общинные церковные со¬ веты, затем, на их основе, из вновь образованных общинных корпораций должны были формироваться синодальные органы, провинциальные сино¬ ды. Провинциальные синоды избирали генеральные синоды определенной земельной церкви, те же в свою очередь рекомендовали делегатов на Нацио¬ нальный синод всей Немецкой Евангелической церкви. «Немецкие христиа¬ не» получили на выборах в общинные советы две третих голосов, часто свыше 70 %. Центральный орган НСДАП «Völkischer Beobachter» писал 25 июля о блестящей победе «Немецких христиан», писал, что «с убедительным боль¬ шинством и здесь во главе марширует фронт национал-социализма». Есте¬ ственно, что здесь сыграло свою роль неприкрытое давление властей, под¬ держивавших «Немецких христиан». Только в Вестфалии, единственной из прусских церковных провинций, список «Евангелие и церковь» во главе с К.Кохом получил большинство. Против «Немецких христиан» проголосова¬ ли в Берлине-Далеме, где лидировали Нимёллер с соратниками. Обо всем этом говорили младореформаторы на собрании своих дове¬ ренных в Берлине 2 августа 1933 г. Нимёллер подчеркнул, что выборы были решены речью канцлера и насильственными действиями нецерков¬ ных организаций95. Тем не менее, Нимёллер в своих «16 тезисах», утверж¬ дая христианские принципы и основы вероисповедания, не отказывался от возможности дальнейшего сотрудничества с «Немецкими христиана¬ ми», говорил о том, что революционный захват власти для церкви губите¬ лен, что борьба должна быть оборонительной и необходимо защищаться от «прорыва недуховных методов и тенденций»96. 4 августа церковный сенат Старопрусского союза избрал JI.Мюллера президентом евангелического Высшего церковного совета с титулом «Зе¬ мельный епископ» (8 июля этими полномочиями его наделил, как извест¬ но, Йегер в качестве госкомиссара). 6 сентября тем же церковным сена¬ том Хоссенфельдер был избран епископом Бранденбурга. После победы пронацистских сил на церковных выборах власти, дей¬ ствуя методом кнута и пряника, вновь заговорили о своем нейтралитете,
Глава 3. Немецкий протестантизм и проблема единой церкви 133 о том, что не связывают себя конфессионально, что не смешивают поли¬ тику с религией и т. д. Об этом писал в своей статье от 16 августа 1933 г. в «Фёлькишер Беобахтер» А.Розенберг97. Гитлер сформулировал идею нейтральности на конференции НСДАП 5 августа 1933 г. в Оберзаль- цберге, провозгласив новый курс партии по отношению к Евангелической церкви, запретив любое давление на развитие отношений в Евангеличе¬ ской церкви. В циркуляре Бормана от 6 октября 1933 г. говорилось о том, что цель достигнута, и надо прекратить исключение из партии тех, кто, например, не голосовал за список «Немецкие христиане»98. 14 июля, с устранением всех политических конкурентов, всех поли¬ тических партий, нацисткое государство победило, закончилась первая фаза захвата власти99. Нацисты говорили о том, что революция законче¬ на, вся власть сосредоточена в руках ведомого канцлером правительства, о том, что партийные инстанции не должны посягать на правительствен¬ ные функции. Однако тогда же, 14 июля, Гитлер на заседании руководства НСДАП заявил о необходимости расширения и усиления национал-социалистского движения. 16 июля он обосновывал этот тезис в Лейпциге тем, что перед партией стоит гигантская задача — воспитать миллионы людей, «кото¬ рые внутренне еще не с нами, в солдат Третьего рейха, в солдат нашего мировоззрения»100. А на Нюрнбергском съезде 1 сентября 1933 г. Гитлер заявил, что единственной носительницей государственной власти долж¬ на быть признана НСДАП. Она несет всю ответственность за ход немец¬ кой судьбы, за воспитание немецкого народа. В этом суть режима, и этим фактически объясняется и вся дальнейшая его политика по отношению к христианским церквам, несмотря на появляющиеся время от времени заявления о нейтралитете и пр. и пр. § 3. Арийский вопрос и создание Чрезвычайного пасторского союза 5-6 сентября в Берлине работал Генеральный синод Евангелической церкви Старопрусского союза, из-за своего состава и принятых решений, как уже отмечалось, прозванный в народе «коричневым». Его президентом был избран Вернер, заместителями — Хоссенфельдер и Йегер. 156 чело¬ век представляли «Немецких христиан», 71 — блок «Евангелие и церковь». «Немецкие христиане» появились в партийной униформе. 5 сентября Синод принял «Закон о правовых отношениях священников и церковных служа¬
134 Часть 1. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) щих» (далее — Закон о церковных служащих), дублировавший известный, уже упомянутый нами, «Закон о восстановлении профессионального стату¬ са чиновничества». Закон предписывал удаление со службы лиц еврейской национальности. В Законе о церковных служащих также содержался пресловутый арий¬ ский параграф, согласно которому человек неарийского происхождения или женатый на лице неарийского происхождения, не может быть свя¬ щенником или служащим в церковном управлении. Все священнослужи¬ тели должны были представить доказательства своего арийского проис¬ хождения, лица же неарийской расы изгонялись из рядов Евангелической церкви101. Налицо было не только попрание основного конституционного принципа, гарантировавшего соблюдение прав и свобод человека, но и на¬ рушение христианских моральных норм гуманности и человечности. Вестфальский пастор К. Кох (от группы «Евангелие и церковь») прочи¬ тал написанное вестфальцем К. Люккингом и Нимёллером заявление, где высказывалось требование разъяснения и теологического обоснования данного закона, выражался протест по поводу арийского параграфа, по поводу незаконного перенесения государственных норм и принципов на церковные дела. Младореформаторы выступали против беспрецедентного злоупотребления властью со стороны «Немецких христиан», захвата ими Генерального синода, подчеркивали, что это несовместимо с сущностью церкви102. Заявление вызвало бурную реакцию противоположной сторо¬ ны — шум, крики «вон» и т. д. Группа «Евангелие и церковь» вынуждена была покинуть зал заседаний. Произошел раскол в прусской церкви, что явилось исходным пунктом для формирования более широкой оппозици¬ онной организации. Все остальные решения на синоде принимались исключительно «Не¬ мецкими христианами». Мюллер официально был избран прусским епи¬ скопом. Сенат подтвердил бранденбургское епископство Хоссенфель- дера. Одновременно он становился духовным заместителем Высшего церковного совета и постоянным представителем старопрусского земель¬ ного епископата при рейхсепископе. Во второй половине сентября Вернер был утвержден сенатом Президентом Высшего церковного совета Старо¬ прусского союза. До следующего заседания сенат передавал полномочия церковному комитету — Хоссенфельдеру, Вернеру, Йегеру, Мойзелю и бреславскому генерал-суперинтенданту О. Ценкеру (все члены сената). Закон о епископстве 5 сентября создал в старопрусской союзной церк¬ ви, вместо смещенных генерал-суперинтендантов, 10 евангелических епар¬ хий во главе с епископами103. Вводился арийский параграф для пасторов и служащих всего церковного управления.
Глава 3. Немецкий протестантизм и проблема единой церкви 135 Введение арийского параграфа пошатнуло основы христианской веры и подготовило почву для создания оппозиционного Чрезвычайного пастор¬ ского союза. Почва для этого союза была подготовлена деятельностью (пусть и непоследовательной) младореформаторов, часть из которых во¬ шла в его состав. Другие же, как, например, Кюннет, отказались войти в союз, став, особенно на первых порах, его последовательными критиками. Как уже подчеркивалось, арийский вопрос был вопросом сложным и специфическим для Евангелической церкви Германии, особенно для ее лютеранской ветви. Еще 1 апреля 1933 г., когда последовали первые мас¬ совые акции против евреев, во время государственного бойкота еврей¬ ских учреждений, руководство Немецкого евангелического союза, главы местных церквей достаточно отстраненно и спокойно наблюдали за ходом событий, считая все происходящее, согласно своим теологическим кон¬ цепциям, сферой действия государства. Все государственные служащие проверялись тогда на предмет принадлежности к еврейской нации. Пре¬ словутый «арийский параграф» пытались навязать и церкви. Еврейский вопрос, как справедливо отмечает П. Штайнбах, стал пробным камнем для Евангелической церкви104. Высший церковный совет Старопрусского союза также ограничился тогда лишь отсылкой телеграммы к представительству немецких евреев в Берлине, где отметил, что с настороженностью наблюдает за развитием со¬ бытий и надеется на скорое окончание бойкота. Как уже отмечалось, «Мо¬ лодые реформаторы», хотя и осуждали исключение неарийцев из церкви, все же с некоторым пиететом относились к подобным мерам со стороны государства. Колебался Нимёллер. Он говорил о необходимости некое¬ го теологического осмысления еврейства и даже о том, чтобы исключить еврейский вопрос из области «церковной компетенции»105. Большинство в Евангелической церкви считало, что не стоит выделять этот вопрос особо. Единственный, кто выступил в тот период против такого, «тихого», ра¬ сизма, был Бонхёффер, который сразу же после бойкота в апреле 1933 г. сделал свой известный доклад перед берлинскими священниками «Цер¬ ковь и еврейский вопрос» и выпустил «Тезисы по еврейскому вопросу»106. Бонхёффер подчеркивал, что именно в этом вопросе, в вопросе расово¬ го единства, являющемся христианским законом, выявляется сущность церкви, определяется, является ли церковь церковью или нет. Евреев нельзя исключать из церкви ни с богословской, ни с канонической точки зрения, подчеркивал Бонхёффер. Бонхёффер фактически был первым из немецких теологов и свя¬ щеннослужителей, кто по-новому обозначил проблемы, стоявшие перед церковью в условиях нацистской диктатуры. Более того, он высказался
136 Часть /. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) против диктата государства в этом вопросе, за оказание помощи жертвам государственного теророра, даже если они и не принадлежат к христиан¬ скому сообществу. Бонхёффер отмечал, что государство, конечно, вправе решать по- своему сложные проблемы, однако церковь обязана напомнить, что его компетенция в этом вопросе ограничена. Если такие предупреждения не помогут, подчеркивал он, тогда церковь, выполняя волю Бога, будет обя¬ зана обезопасить граждан, независимо от их вероисповедания, и если по¬ надобиться, «самим вставлять палки в колеса» государственным органам, другими словами, вести политическую борьбу107. А в августе 1933 г. Бонхёффер в листовке, распространенной в цер¬ ковных общинах, подчеркивал, что по отношению к церкви, которая при¬ нимает арийский параграф, противоречащий сущности пасторства (при¬ нятие этого закона, к тому же, скорее имеет политический характер), есть только один метод воздействия — выход из нее108. Принятие антисемитского закона в христианской церкви, по сути, означавшее разрыв с христианским мировоззрением, вызвало возмуще¬ ние в мыслящих церковных кругах. Повсеместно стали собираться свя¬ щенники, готовые отстаивать принципы христианской веры. Такого рода собрание состоялось 6-7 сентября в Берлине, на квартире у Якоби. По¬ мимо младореформаторов, присутствовали и другие оппозиционные свя¬ щенники. Тон задавали Бонхёффер с Хильдебрандтом. Они подчеркива¬ ли, что Бог собирает в церковь единый народ, независимо от сословий и рас, — в этом смысле арийский параграф разрушает субстанцию церкви, поддерживает ложные учения. Бонхёффер повторил свое требование вы¬ хода из церкви, которая принимает подобные решения109. Это радикальное предложение не было поддержано большинством присутствующих: полагали, что необходимо подождать до Национального синода, еще надеялись на сотрудничество с «Немецкими христианами», и вообще считали, что лучше осуществлять деятельность исключительно в рамках Евангелической церкви. Ряд историков считает, что это было исторически правильное решение, — иначе выделившуюся церковную группу было бы очень просто изолировать и заставить замолчать110. На собрании оппозиционеров не было единодушия, — высказывались даже мысли, в дальнейшем весьма популярные в обеих церквах (Еванге¬ лической и Католической), о возможности создания специальной, еврей¬ ской христианской церкви. Однако в результате усилий Бонхёффера и Нимёллера было принято короткое заявление, в котором подчеркивалось, что арийский параграф — это нарушение вероисповедания, и высказы¬ валось требование отмены такого закона, который фактически отделяет
Глава 3. Немецкий протестантизм и проблема единой церкви 137 Евангелическую церковь Старопрусского союза от христианской церкви. Договорились о выработке общего протестного заявления перед предсто¬ ящим Национальным синодом (текст было поручено составить Бонхёф- феру, Якоби и М.Нимёллеру). 8 сентября Бонхёффер и Хильдебрандт отослали письмо протеста Мюллеру, подписанное также берлинскими студентами из «Молодых реформаторов», Бодельшвингом и отдельными региональными пастора¬ ми. В письме подчеркивалось, что через введение арийского параграфа в церкви создано право, которое противоречит основным положениям веры. Тот, кто согласен с этим, исключает самого себя из сообщества церкви. «Мы требуем поэтому, чтобы этот закон был немедленно отменен»111. 11 сентября оппозиционные священники снова собрались в пасторском доме Якоби и подписали Заявление об образовании Чрезвычайного пастор¬ ского союза (Чрезвычайной пасторской лиги) —подписи поставили около 70 священников112. Основой своей жизнедеятельности они провозгласили Священное Писание и христианское вероисповедание, заветы Реформа¬ ции, резко выступили против арийского параграфа, расценив его как ра¬ сизм в действии, как нарушение основных принципов веры113. Высказались за ненасильственное сопротивление таким законам, за помощь пострадав¬ шим от расового преследования и их семьям, за создание Братских советов, которые, помимо руководства союзом, занялись бы и этими проблемами. Имели место некоторые разногласия в оценке методов действий. Так, Бодельшвинг выступал против, по его мнению, резкой формы высказыва¬ ний, в частности, по проблемам арийского параграфа. Он же отказался занять место главы Чрезвычайного союза, надеясь на Мараренса. По¬ сле отказа последнего от предложенной должности, место председателя Чрезвычайного пасторского союза занял М. Нимёллер. Активным членом союза был и его брат, В. Нимёллер, после войны много сделавший для изучения деятельности Исповедующей церкви. Во все концы Германии было разослано письмо М. Нимёллера к мла- дореформаторам с настоятельной рекомендацией создавать союзы, по¬ добные Чрезвычайному. Нимёллер писал о том, что, конечно, подобные союзы не смогут спасти представителей церкви и повернуть мир к луч¬ шему, но сущность сопротивления «состоит в том, чтобы делать то, что велит совесть, то, что сегодня в наших силах»114. Чрезвычайный союз стал стержнем будущей, оппозиционной, Исповедующей церкви и оставался им до конца Третьего рейха. 21 сентября 1933 г. Чрезвычайный союз насчитывал уже 1300 членов. Об этом сообщил Нимёллер в циркуляре к евангелическим священникам. Нимёллер призвал братьев со всего рейха ко вступлению в союз, крити¬
138 Часть I. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) ковал произвол и захват власти «Немецкими христианами», призывал к проповеди только Священного Писания, обещал помощь страдающим братьям115. Нимёллер говорил о виновности пастырей перед Богом из-за их ложной осторожной позиции, призывал к более активным действиям, к собиранию общин и мирян. К началу 1934 г. в состав Чрезвычайного пасторского союза входило уже 7000 священников, что составляло около 40 % (от 18 тысяч) всех евангелических священников в Германии. Союз действовал до 1945 г., оказывая пасторам, попавшим в беду, и их семьям юридическую, финансо¬ вую и религиозную помощь, оказывая сопротивление антихристианским мерам государства. Разумеется, для государства союз оставался враждеб¬ ным органом, хотя его и не запретили. Постоянно проходили обыски у его участников, которые часто заканчивались арестами. Ситуация внутри Евангелической церкви осложнялась. 27 сентября 1933 г. в Виттенберге, на родине лютеровской реформации, начал рабо¬ ту Национальный синод Немецкой Евангелической церкви, состоявший преимущественно из «Немецких христиан». Синод проходил в такой же коричневой атмосфере, что и прусский синод. В городской церкви, где ра¬ ботал синод, и вокруг нее собралось множество одетых в униформу пред¬ ставителей СА, СС, Стального шлема (военизированная правоконсерва¬ тивная организация, работавшая еще в годы Веймарской республики), Гитлерюгенда, других союзов, например, «Союза ремесленников Вит¬ тенберга». Торжественное богослужение провел епископ Вюртемберга Теофил Вурм. Профессор Фецер объявил, что представители земельных церквей в качестве рейхсепископа предложили Людвига Мюллера. Гром¬ ким «да» члены синода выразили свое согласие. В торжественной обстановке, напоминавшей скорее митинги национал- социалистской партии (повсюду флаги СА, «Немецкие христиане» в корич¬ невой униформе, епископы с наперсными крестами, студенты-теологи с рунами СС на рукавах), новый рейхсепископ представил состав Духов¬ ного министерства, предусмотренного конституцией. В него вошли Хос- сенфельдер (от «союзной» церкви, в сущности, от «Немецких христиан»), Вернер (как юрист и адвокат), директор богословского семинара О. Ве¬ бер из Эльберфельда (от реформатов) и гамбургский епископ Шёффель (от лютеран) — все члены НСДАП или, как Шёффель, убежденные ее сторонники. Мюллер огласил свое первое заявление, где обозначил исключитель¬ ное призвание церкви в Третьем рейхе, выразил доверие и полную под¬ держку новому государству, высказался за единство церкви и ответствен¬ ность перед немецким народом. Рейхсепископ подчеркнул, что немецкое
Глава 3. Немецкий протестантизм и проблема единой церкви 139 освободительное движдение — подарок Господа, призыв Господа, и это должно серьезно быть воспринято церковью. Мюллер выразился также таким образом, что церковно-политическая борьба закончена и начина¬ ется борьба за душу народа116. Короткий громкий смех Бонхёффера при этих словах (оппозиция стояла на улице, перед городской церковью, сре¬ ди слушателей) свидетельстовал об обратном, — церковно-политическая борьба не была закончена, она только начиналась. Национальный синод хотел создать видимость единой церкви, в то время как в общинах имели место глубокие противоречия. Именно этим, очевидно, объясняется тот факт, что Мюллер не поставил тогда отчет¬ ливо вопрос об арийском параграфе в общегерманском масштабе. Он вообще, как уже отмечалось, в отличие от радикалов Хоссенфельдера и Йегера, был склонен идти на компромисс с церковной оппозицией, вре¬ мя от времени выслушивать ее претензии, высказывался за соединение национал-социализма с христианством, что, разумеется, было абсолютно невозможно. Надо сказать, что Чрезвычайный пасторский союз в лице Фридриха Мюллера (однофамилец рейхсепископа) подготовил свое заявление, в ко¬ тором обвинял «Немецких христиан» в злоупотреблении властью и наруше¬ нии христианских заповедей, в том, что принятые ими церковные законы, в частности, закон о церковных служащих, противоречат Священному Пи¬ санию и христианскому вероисповеданию. Чрезвычайный союз высказался против преследования священников, не согласных с официальной точкой зрения, потребовал отмены законов, которые наносят вред христианству, и принятия решений, кторые бы гарантировали полную свободу евангели¬ ческому Благовещению и его носителям. Чрезвычайный союз называл себя братством, которое объединилось для защиты основ христианской веры и обновления церковной жизни на основе Писания. Бонхёффер и Хильдебрандт послали в ходе прохождения Синода теле¬ грамму Л. Мюллеру с требованием осветить истинное положение в Еван¬ гелической церкви, позицию Чрезвычайного пасторского союза. Реакции не последовало. Тогда Нимёллер с друзьями, уподобляясь Лютеру, стали распространять листовки с содержанем манифеста в городе, развешивая их на деревьях и домах117. «Немецкие христиане», в свою очередь, также развернули бурную де¬ ятельность. В дни прохождения синода Хоссенфельдер созвал в Виттен¬ берге большой фюрерский совет «Немецких христиан», где он, в который раз, огласил программное заявление о целях своего движения. Он высту¬ пал против обвинений его движения в искажении Евангелия, утверждал, что «Немецкие христиане» как раз проповедуют Евангелие, но «возрож¬
140 Часть I. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) денное Евангелие», которое должно внушить мирянам, рабочим и интел¬ лигенции, веру в живого Бога, должно сблизить народ и церковь. Несколько успокоившись после Национального синода, прошедшего под немецко-христианскими лозунгами, и государственные, и церковные власти вновь (в который раз, что будет наблюдаться и в будущем) загово¬ рили о нейтралитете государства по отношению к церкви, о невмешатель¬ стве в конфессиональную борьбу, о необходимости единства, сглаживании противоречий в Евангелической церкви, о свободе совести и т. д. Все это, например, 17 октября 1933 г. утверждал в своем распоряжении Гесс, под¬ черкивая, что вера — личное дело каждого, и каждый в этом вопросе отве¬ чает только перед своей совестью, и ни один национал-социалист не должен пострадать за свои конфессиональные убеждения или их отсутствие118. 13.10.33 г. вышел указ фюрера о недопустимости принуждения со¬ вести, одновременно фюрер высказался за то, чтобы ни один национал- социалист не заявлял о своей принадлежности к какой-либо конфессии119. Так фюрер говорил на встрече в Берлине 31 октября с генеральным секре¬ тарем Федерального совета христианских церквей США Р.Ч. С. Макфар- ландом, высказавшим свою озабоченность по поводу посягательств на свободу совести в Германии и попыток проведения пронацистской рефор¬ мации в церкви. Фюрер обещал личное содействие при урегулировании церковных споров120. Он настаивал на том, что речь идет исключительно о церковных разногласиях, а не о трениях между церковью и государством. Гитлер не преминул заявить, что весь немецкий, а стало быть, весь церковный народ охвачен мощным национальным подъемом, и в данном случае речь идет не о каких-либо противоречиях, а об абсолютной идентичности народа и правительства. Все, в том числе и Евангелическая церковь, подчеркивал фюрер, хотят одного — преобразований в духе всеобщей унификации. Только через такие мероприятия Евангелическая церковь «получит свою истинную свободу и самостоятельность». 30 ноября 1933 г. вышло распоряжение Фрика о невмешательстве, в том числе полицейских органов, в церковные споры, тем более, о не¬ допустимости доводить дело до тюрьмы или конфискации имущества. Необходимы, подчеркивал министр, лишь меры по поддержанию обще¬ ственного порядка. Фрик советовал также церковным инстанциям не во¬ влекать государство в церковную борьбу. Л.Мюллер даже заявил, в ответ на жалобы священников, что он больше не принадлежит к «Немецким христианам»121. Он же заявил 11 октября, что ни один священник, если он не принадлежит к «Немецким христианам», не должен подвергаться гонениям122.
Глава 3. Немецкий протестантизм и проблема единой церкви 141 Конечно, все это было лишь дымовой завесой, потому что то, что про¬ исходило с церковью в этот период, было ознаменовано прямым вмеша¬ тельством государства в ее дела. Однако оппозиция в церкви усиливалась, и власти вынуждены были время от времени идти на компромисс. Такая тактика была характерна для всего рассматриваемого нами периода. Уже осенью 1933 г. консистория в Берлине, руководимая «Немецки¬ ми христианами», призвала всех пасторов доказать свое арийское про¬ исхождение. Арийский параграф вошёл в силу в земельных церквах, руководимых пронацистски настроенными епископами, — Саксонии, Шлезвиг-Гольштейна, Брауншвейга, Любека, Мекленбурга, Нассау- Гессена, Тюрингии и Вюртемберга. Священники Чрезвычайного пастор¬ ского союза не подчинились этим указаниям. Многие из них, в том числе берлинские священники К.Шарф, Рабенау и Нимёллер были отстранены от должности. Нимёллер, несмотря на это, продолжал служить. Рейхсепископ не скрывал родственных уз между протестантизмом и национал-социализмом, утверждал, что между ними нет противоре¬ чий. В письме к фюреру в декабре 1933 г. Л. Мюллер утверждал, что национал-социализм по своей сущности имеет протестантский характер, что национал-социализм и протестантизм идеально дополняют друг дру¬ га, а верующие протестанты в своем большинстве всегда поддерживают национал-социалистов. Но именно поэтому, считал Мюллер, между на¬ цистским государством и Немецкой Евангелической церковью невоз¬ можен конкордат, подобный католическому (а именно о возможности такого рода конкордата с Евангелической церковью говорил фюрер на за¬ седании кабинета 14 июля)123, т. к. конкордат предполагает определенные противоречия между двумя сторонами, которые и подлежат устранению с помощью такого рода договоров. В случае же с Евангелической церковью таких противоречий нет, поэтому если и нужен договор, то это должно быть особого рода соглашение о взаимопонимании между рейхсканцле¬ ром и рейхсепископом, своего рода пакт фюреров. Позицию Мюллера в этом вопросе поддержал ряд земельных церквей, прежде всего Саксонская земельная церковь во главе с новым еписко¬ пом Ф. Кохом, которая 10 декабря 1933 г. опубликовала так называемые 28 тезисов Саксонской земельной церкви (эта церковь, где заправляли «Немецкие христиане», также претенциозно называла себя «Народное миссионерское движение Саксония»)124, касающиеся внутреннего строи¬ тельства Немецкой Евангелической церкви125. В документе подчеркива¬ лось, что Евангелическая церковь пребывает не рядом с государством, как этого хотят враждебные христианству течения, а в государстве. Она не может быть нейтральной по отношению к государству, не может быть
142 Часть /. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) церковью «под или над государством», как в католической традиции, она может быть только церковью в государстве. Только тогда она останется церковью, более того, народной церковью. Лютеровская церковь, отмечалось в документе, из-за ее связи с наро¬ дом не может принять мысль о конкордате. Как церковь народная, она до¬ веряет этому государству, а церковным лидером может быть только тот, кто обладает доверием государственного руководства. Отношения долж¬ ны быть построены на доверии, а не на договоре. При этом, правда, огова¬ ривалось, что для внутреннего порядка в церкви существует только один авторитет — Слово Божье. Тезисы были разработаны В. Грундманом и были взяты за основу в качестве еще одной программной разработки «Не¬ мецких христиан» от 10.1.34 г.126 Принципиально по-другому складывались отношения в Чрезвычай¬ ном пасторском союзе, который все более склонялся к оппозиции госу¬ дарству. 20 октября, в Берлине-Далеме, где священствовал М. Нимёллер, состоялось первое общее заседание доверенных Чрезвычайного союза из разных земельных церквей. Прибыло 37 участников из 18 земельных церквей; такие влиятельные лютеранские церкви, как Баварская и Вюр¬ тембергская, ввиду колеблющейся позиции их епископов (Г. Майзера и Т. Вурма) представлены не были. Был образован собственный руководя¬ щий орган — Братский совет Чрезвычайного союза, состоящий из 8 пас¬ торов (М. Нимёллера, Якоби, X. Хана (Дрезден), Э. Клюгеля (Ганновер), Люккинга (Дортмунд), Г. Шульца (Бармен), Лудольфа Мюллера из Хай- лигенштадта, позднее Л. Хайтмана из Гамбурга). Молодые реформато¬ ры были представлены Нимёллером, Якоби и Шульцем. Председателем Братского совета стал М. Нимёллер. Между членами Братского совета имели место разногласия по поводу целей, задач и тактики союза — одни понимали его как братство взаимо¬ помощи, другие как союз за веру. Нимёллер выступал за исключение из союза радикальных элементов из «Немецких христиан» и достижение на¬ ционального компромисса с руководством Евангелической церкви. При всем понимании колоссальной разницы между нацистской и хри¬ стианской идеологиями, по-прежнему имели место иллюзии относитель¬ но возможности наполнить фашистское государство христианским смыс¬ лом, равно как и надежды на личность Гитлера. Не зря же имел место из ряда вон выходящий факт — в охватившей немцев эйфории по случаю выхода Германии из Лиги наций 15 октября 1933 г. сам Нимёллер, наи¬ более решительный и смелый из церковной оппозиции (с 1937 г. по ко¬ нец войны просидевший в тюрьмах и концлагерях и ставший, наряду с Бонхёффером, символом церковного сопротивления), вместе с членами
Глава 3. Немецкий протестантизм и проблема единой церкви 143 руководства Чрезвычайного союза, послал поздравительную телеграмму рейхсканцлеру. Личность Нимёллера весьма противоречива127. Он достаточно долго от¬ носился лояльно к государству. В упомянутой телеграмме Нимёллер под¬ черкивал, в частности, что Гитлер отстоял достоинство нации128. «В этот решающий час для народа и родины мы приветствуем нашего фюрера. Мы благодарим за мужественный поступок и ясное слово, которые отстоя¬ ли честь Германии. От имени более чем 2500 евангелических священников, не принадлежащих к «Религиозному движению «Немецкие христиане», мы даем клятву быть верными этому и помнить об этом»129. Однако, несмотря на весь свой патриотизм, Нимёллер, в отличие от «Немецких христиан», утверждавших божественное происхождение национал-социализма, пола¬ гал его ложным учением и утверждал, что Царство Божье имеет совсем другое качество, чем Земное, даже чем Третий рейх130. При всех надеждах на национальный и социальный характер нового движения, Нимёллер считал, что между национал-социализмом и христи¬ анством лежат миры. В своей книге, вышедшей в 1934 г., «Vom U-Boot zur Kanzel» («От подводной лодки до кафедры» — название было навеяно первой профессией Нимёллера, т.к. в годы Первой мировой войны он был командиром подводной лодки), священник писал, что национальное воз¬ рождение без Священного Писания мертво, и церковь должна служить для того, чтобы «мощное дело народного единения и подъема получило незыблемую основу и длительную прочность»131. Нимёллер не скрывал в своей книге своих антидемократических пристрастий в годы Веймарской республики; он был «чем-то совсем другим, чем демократ», — подчерки¬ вает его биограф М. Шрайбер132. И, выступая за демократическую цер¬ ковную организацию, за Братские советы, он, разумеется, воспринимал их не в политическом смысле, а «в смысле церковных традиций совеща¬ тельного круга». Более радикальный центр церковной оппозиции сложился в Рейн¬ ской области, в Вуппертале, в районе большой реформатской общины Бармена-Гемарке. Священники-реформаты (К. Иммер, Й. Бекман и др.) поставили задачу объединить верных христианскому вероисповеданию священников, объединить их на строго библейских началах, на основе верности Священному Писанию, против арийских параграфов. Рефор¬ маты, в духе своих конфессиональных основ, выступали также против введения службы имперского епископа, как противоречащей общинному принципу реформатской веры, против пересмотра синодальных прав и по¬ рядков реформатских общин, за право на свободные выборы старейшин и священников. В работе группы принял участие К. Барт, как уже отмеча¬
144 Часть /. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) лось, идейный вдохновитель церковного оппозиционного движения, Барт, который провозглашал верховенство церкви над государством133. Теологический спектр оппозиции, имевшей свои истоки в движении «Молодых реформаторов», и базировавшийся в основном на традици¬ онном лютеранстве, постепенно расширялся в сторону межконфессио- нальную, в сторону критического лютеранства и реформатской теоло¬ гии Барта. Барт получал все большее влияние в Чрезвычайном союзе. Он под¬ нимал все новые и новые вопросы, касающиеся взаимоотношений между церковью и государством, церковью и народом. Основные тезисы своего миропонимания, свой символ веры, который и стал, в сущности, символом веры Исповедующей церкви, Барт изложил в докладе «Реформация как решение», прочитанном 30-31 октября 1933 г. в берлинской Певческой академии. Барт подчеркнул, что в настоящее время пересматриваются или вовсе отменяются решения Реформации. Неверность по отношению к ним «получила законченный облик»: каждое поколение «выбирает веру, исходя из собственных возможностей»134. Сейчас символами веры стали народность и государство, что, считал Барт, совершенно недопустимо, ибо надо всем господствует только Бог, и все решения Реформации — это решения об абсолютном господстве Бога. Теперешние же оракулы, ссылаясь на Реформацию, как раз этого в ее учении и не слышат. И та же Реформация говорит тем, кто не хочет подчиняться сегодняшним идолам: надо сопротивляться против «ложной Евангелической церкви». Это сопротивление не должно быть политиче¬ ским. Оно должно быть духовным и ненасильственным, — это должно быть сопротивление ради самостоятельности церкви и свободы Еванге¬ лия, а свобода слова, свобода Евангелия и есть свобода церкви. В этом смысле, считал Барт, только церковная оппозиция, в отличие от церков¬ ного руководства, является представительницей всей христианской церк¬ ви в Германии. Таким образом, Барт отчетливо поставил вопрос о допустимости со¬ противления государству, — может ли церковь сказать государству «нет»? «Готова ли она сказать «нет» по поводу того, что происходит в на¬ ших концлагерях, по поводу того, что делают с евреями?»135. Таким об¬ разом, в докладе, впервые в Евангелической церкви, была поставлена и проблема немецких концлагерей. Барт, в частности, указывал на то, что шотландские кальвинисты уже в середине XVI века обосновывали право на сопротивление не в последнюю очередь основываясь на любви к ближнему. Такая последовательность Барта, замечает Рон, ужасала многих даже из церковной оппозиции136.
Глава 3. Немецкий протестантизм и проблема единой церкви 145 Барт, одним из первых в Евангелической церкви, заговорил о нару¬ шении прав и свобод в фашистской Германии — об устранении партий, изъятии имущества, проблеме евреев и т. д. Одним из первых Барт по¬ ставил вопрос об ответственности церкви — «не является ли она совино¬ вной, потому что молчала?»137. Но Барт не находил особого понимания даже, казалось бы, среди соратников. К этой теме церковная оппозиция обратилась лишь в 1936 году, в своем известном Меморандуме. Однако одновременно тот же Барт (до определенного периода) пытал¬ ся аппелировать к фюреру, добиться личного с ним контакта. И эти иллю¬ зии оставались по крайней мере до момента высылки Барта в 1935 году в Швейцарию (за труды и речи, несовместимые с интересами государства, а также за отказ от принятия присяги Гитлеру), где он и провел все остав¬ шиеся годы, откуда налаживал контакты с немецкой церковной оппози¬ цией, в частности, с Бонхёффером, и где более смело ставил проблемы и поддерживал реальное сопротивление. § 4. Митинг во Дворце спорта (ноябрь 1933 г.). Кризис и формирование Исповеднического фронта Мысли Барта о ложных идолах, имевших место в Евангелической церкви Германии, о ложной трактовке лютеровской реформации бук¬ вально материализовались 13 ноября 1933 г. во Дворце спорта в Берлине, где состоялся митинг «Немецких христиан», собравший 20.000 слушате¬ лей138, со знаменитым докладом Р.Краузе, главы «Немецких христиан» Большого Берлина. Митинг дал толчок к еще большему расколу в Еван¬ гелической церкви. Речь Краузе была посвящена 450-летию Лютера и называлась «По¬ слание Лютера к народу». Вторя Кубе и другим «Немецким христианам», Краузе настаивал на завершении лютеровской Реформации, которая должна означать победу немецкого духа над восточным материализмом, на необходимости создания под лозунгом «один народ, один Бог, один вождь, одна церковь» «новой, сильной, всеохватывающей, немецкой на¬ родной церкви»139. Был, по сути, отброшен принцип верховенства Бога, имела место произвольная трактовка Священного Писания в духе расист¬ ских принципов. Иисус должен был рассматриваться через призму нор¬ дического героизма. Краузе призывал освободить церковь от всех неарийских элементов, от всего чужеродного в богослужении и вероисповедании, от Ветхого
146 Часть I. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) Завета с «его еврейской торгашеской моралью», «от всех этих скотовла¬ дельцев и сутенерских историй», а также призвал к очищению Нового За¬ вета от всего «блока греховности и уничижительности»140, «от... неполно¬ ценной теологии раввина Павла», которая якобы отделяет человека от Бога. Краузе призывал взять из Библии только то, что отвечает немецким сердцам, — тогда, по его мнению, учение об Иисусе станет чистым и сом¬ кнется с требованиями национал-социализма. Третий рейх нуждается не в угнетенных, а в гордых людях, — нордический дух родственно связан с героическим духом Христа, утверждал Краузе. Выступление Краузе вызвало шок в христианских кругах Германии и за ее пределами. Это стимулировало появление таких антинацистских до¬ кументов, как упомянутые нами Рождественские проповеди Фаульхабе- ра. Это заставило отмежеваться от Краузе даже некоторых из «Немецких христиан». Откровенное и открытое посягательство на основы христиан¬ ской веры, разнузданная критика Священного Писания ужаснули мно¬ гих, некоторые из паствы стали понимать, что вера «Немецких христиан» идентична нацистской идеологии. В Немецкой Евангелической церкви, с высокой трибуны, выдвигали расистские принципы, в корне противоре¬ чившие христианству, означавшие, по сути, попытку его ликвидации. На этом фоне интенсифицировал свою работу Чрезвычайный па¬ сторский союз. Деятельность Чрезвычайного союза привела к образо¬ ванию более широкого оппозиционного объединения — Исповедниче- ского фронта («Bekenntnisfront»), в отличие от Исповедующей церкви («Bekennende Kirche» — «Бекенненде Кирхе»). Это произошло 24 ноября 1933 г. в Штутгарте, где встретились представители разных церковных направлений в Евангелической церкви, которые не принадлежали к «Не¬ мецким христианам», представители разных земельных церквей и общин. Ядром Исповеднического фронта до конца войны оставался Чрезвычай¬ ный пасторский союз. Исповеднический фронт был достаточно рыхлым формированием. В его состав, помимо радикальных групп (Чрезвычайный союз — неза¬ висимое формирование, действовавшее без оглядки на земельные церк¬ ви, Далемская и Барменская группа священников), входили и другие церкви, в частности, Вестфальская, единственная в прусской церковной провинции церковь, где «Немецкие христиане» оказались в меньшинстве, земельные церкви Баварии, Вюртемберга и Ганновера. Возглавлявшие их епископы Майзер, Вурм, Мараренс, как известно, представляли собой умеренную, компромиссную, оппозицию, считали себя составной частью Рейхскирхе, обязанной подчиняться рейхсепископу, всячески старались сглаживать противоречия с руководством церкви.
Глава 3. Немецкий протестантизм и проблема единой церкви 14 7 Общие требования Исповеднического фронта сводились к соблюде¬ нию христианских принципов и традиционных церковных отношений в земельных церквах, к отставке различного рода радикальных элементов в церковном управлении и образованию нового, соблюдающего христиан¬ ские принципы Духовного министерства. Члены христианского сообщества требовали от Мюллера отставки Хоссенфельдера, Краузе и всех, кто был во Дворце спорта, полной свободы проповедей для церковной оппозиции, свободы в прессе и на радио, гаран¬ тий безопасности Чрезвычайного союза, отстаивавшего основы Библии и веры141. Вынужденный лавировать Мюллер уволил Краузе, заявив, что не допустит нападок на христианское вероисповедание. В конце декабря 1933 г. ушел в отставку со всех церковных постов и Хоссенфельдер142. Ли¬ дером «Немецких христиан» с начала 1934 г. стал более умеренный Кри¬ стиан Киндер, склонный, как и Мюллер, вести переговоры с оппозицией. Кризис разразился и в самом движении «Немецкие христиане». На его конференции в Веймаре, проходившей 22-24 ноября 1933 г., все противо¬ речия выявились сполна, — начался всеобщий развал. После заседания из движения вышли «Немецкие христиане» Баварии, Вюртемберга, Гессена, Пфальца, позднее Померании. Епископы этих земель примкнули к Чрез¬ вычайному пасторскому союзу, кроме епископа Померании К. Тома143. Из движения вышли профессора-теологи Гогартен, Г. Кольмайер, Г. Кит- тель, Г. Хенкен, Фецер. Надо сказать, что такого влияния, как это было в 1933 г., «Немецкие христиане» в последующем уже не имели. 1933 год был пиком их деятельности. Движение существовало до конца войны, время от времени (как в 1935-36 гг. или в начале войны) его влияние усиливалось, но, в целом, оно стало дробиться и потихоньку сходить на нет. Так, например, от него отделились и стали самостоятельными тю- рингские «Немецкие христиане» и т. д. Интересно среагировал на отставку Краузе Розенберг, — он послал Мюллеру свое заявление о выходе из церкви, возмутившись тем, что тот осмелился применить по отношению к воззрениям Круазе понятие «лож¬ ное учение»144. Однако и Розенберг, и другие национал-социалисты, при всем признании «Немецких христиан» как пронацистского движения, в то же время всегда испытывали к ним что-то вроде чувства соперниче¬ ства, держали их на коротком поводке. Думается, что Розенберг испыты¬ вал неприязнь к своим «соратникам» еще и из-за того, что они пытались использовать в своих целях пусть переиначенное, но христианство, злоу¬ потребляли христианской терминологией. Не случайно время от времени со стороны властей раздавались требования о запрете участия нацистов в любых религиозных мероприятиях. А летом 1934 г. в своем меморандуме
148 Часть /. Христианские церкви и национал социализм (1933-1939) Розенберг возражал против использования «Немецкими христианами» идейного наследия национал-социализма, против отождествления их с партией и государством145. Мюллер же с этих пор достаточно часто стал высказываться за ком¬ промисс, за соединение Евангелия и новых народнических принципов. На деле же происходило нечто противоположное. И Мюллер, и нацист¬ ские власти по-прежнему лелеяли мысли об унификации Евангелической церкви и использовали для этого разные средства и способы. Доверие к рейхсепископу скоро было окончательно поставлено под сомнение, когда 19 декабря 1933 г. он издал указ о включении евангели¬ ческой молодежи (евангелический союз «^£епс^егк») в Гитлерюгенд146. По этому поводу было подписано соглашение с Ширахом. Как уже от¬ мечалось, в июле 1933 г. все евангелические молодежные организации объединились в «Ль^епс^егк» под руководством Эриха Штанге. Отныне же, кто не входил в состав Гитлерюгенда, не мог стать и членом «Югенд- верка». С этого времени всё политическое и спортивное воспитание мо¬ лодежи должно было осуществляться исключительно Гитлерюгендом, а молодые евангелисты обязаны были носить его униформу. Л. Мюллер в своем Послании от 23 декабря к евангелическим роди¬ телям оправдывал такие меры тем, что Евангелие «не должно создавать видимость неучастия в жизни народного сообщества»147. 23-го же декабря Мюллер изъял все руководящие полномочия у «Югендверка». Штанге, со¬ противлявшийся всему происходящему, был смещен и заменен на Ф. Цаа- на, немецко-христианского пастора из Аахена, который одновременно был назначен молодежным пастором Немецкой Евангелической церкви. Эта была расплата евангелической молодежи (желавшей сохранить свою конфессиональную идентичность и самостоятельность, свои права) за абсолютную поддержку режима как режима, якобы посланного Богом, за иллюзорные надежды, что их не коснутся запреты и аресты, за безгра¬ ничное доверие Мюллеру, вплоть до передачи ему кураторских полномо¬ чий над евангелическими союзами летом 1933 г. и пр. Впрочем, эти иллюзии, характерные не только для евангелической молодежи, оставались и до конца режима. Идя на уступки, новое руко¬ водство «Югендверка» провозгласило возможность двойного членства — в Гитлерюгенд и евангелических союзах, делая упор на совместной